Гуськова Татьяна: другие произведения.

Не так страшен дракон, как его малютки. Глава 1, 2, 3, 4, 5, 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.62*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение драконьих злоключений. Вам интересно было как жили дальше Мелфа и Дракон? Хорошо жили, пока... Обновлено 060217. Текст не вычитан, так что за очепятки не пинать. Если кого-то вдруг одолеет желание нарисовать на Злоключения Дракона, я буду просто счастлива:) Вдруг и дело быстрее пойдет;) Проект разморожен.

  КНИГА 3
  Не так страшен дракон, как его малютки
  
  Глава 1
  Восемь очаровательных крошек
  
  Когда-то я наивно думал, что люблю детей. Мало того, я так думал еще вчера вечером, когда в замке было только моих двое. Но когда маленьких кривляющихся сопливых безобразников набралось восемь, и все они от меня начали чего-то хотеть, я понял, что просто их ненавижу!
  А было все так прекрасно. Зимний вечер, уютное гнездышко из шкур у камина, Комеша и Ральф, играющие с внучкой Макошки. Отсветы огня, мерцали на янтарной Мелфиной чешуе... И тут ввалился ОН!
  - Спите?! - осуждающе-подозрительно вопросил он, уперев руки в боки.
  Я помотал головой, отгоняя наваждение.
  - Сверкалка?
  -Да. Это я!
  - Ты откуда?
  - Чего на ночь приперся? - поддержала меня Мелфочка, как всегда добрая и вежливая.
  - Как негостеприимно. Ну, да и пращуры с вами. У меня важное дело.
  - Что-то случилось? - я обеспокоено привстал в гнездышке, дети почувствовали тревогу родителей и нырнули Мелфе под крыло.
  - Да ничего не случилось. Успокойтесь. Просто мы с Лилией-Ромашкой хотели вас кое о чем попросить.
  - Фу ты. Умеешь же ты просьбу преподнести как, что выполнить ее кажется облегчением. Что хотел-то?
  - Да у нас с женой есть кое-какие дела, нам нужно отлучиться.
  - И?..
  - Детей туда брать опасно...
  - Ты хочешь, чтобы мы за ними присмотрели? Ну, хорошо.
  - Я так и знал, что ты мне не откажешь! - воссиял Сверкающий, открыл дверь, через которую сам вошел и скомандовал: - Крошки мои! Входите!
  В зал зашли три очаровательных единорожка, выстроились в рядочек и дружно поклонились. С того момента как я их последний раз видел, они заметно вытянулись. Но, судя по истинному обличию, превращаться еще не научились.
  - Ты не знал, согласимся ли мы или нет, но привел их?!
  - Ну вот так уж получилось. Ладно, я пошел! Дети, слушайтесь дядю Дракона! - и удрал.
  Мы с женой переглянулись, посмотрели на трех лишних, свалившихся на нашу голову детей и тяжело вздохнули.
  А тем временем, младшие члены драконьего семейства выползли из-под маминого крыла, принюхались к гостям и пошли знакомиться.
  - Я - Комеша, это мой брат Ральф. А вы кто?
  Один из единорожков, самый крупный, прокашлялся и сказал тонким девчачьим голосом:
  - Я - Ясная, а это мои братья - Ландыш и Ирис.
  Сыновей называл папа, это у него болезненная склонность к цветочным именам.
  - Очень приятно, - кивнула Комеша. Ну просто солнышко мое! Загордился я дочерью.
  - Доченька, - Мелфа погладила малышку по спинке. - Это наши гости, пока им все в замке внове, покажи все, займи, чтобы не скучали.
  - Да, мамуль! - и искорка наша ясная поскакала занимать гостей, ее младший братишка отправился следом.
  - Эх, а так спокойно было, - я превратился в человека, оделся и отправился предупредить управляющего и слуг, что в нашем замке гостят три малолетних единорога.
  Впрочем, выяснилось, что дети воспитанные, все в маму, не баловались, не шумели. Интересно, как скоро мои их научат плохому? Ну, подумаешь, три маленьких единорожка, переживем как-нибудь...
  В зал заглянул Ардан.
  - Господин Дракон, госпожа Мелфа, к вам гости.
  - Гости? - удивились мы с Мелфочкой одновременно. - Кто?
  Неужели Сверкалка усовестился и вернулся, чтобы забрать отпрысков?! Или забыл что-нибудь?
  - Госпожа Юнна с супругом и спутниками, - представил управляющий.
  Бестия?! Какими судьбами?! Слуги в нашем замке настолько привыкли ко всяческим странным гостям, что парочкой драконов их не удивишь, хотя все же на лице Ардана какое-то странное выражение. Что-то не нравится мне все это.
  - Зови!
  Однако дожидаться гостей в зале мы не стали, вышли встречать. И тут ушей достиг дочкин счастливый визг:
  - Нарисса!!!
  И эти детей притащили! И не только своих, кажется. На спине у черной драконши восседал человеческий мальчик, или дракон в человеческом обличье. Так сразу и не поймешь.
  - Здравствуйте, добро пожаловать! - поприветствовал я гостей.
  Тут мимо нас пролетела рыжая молния, врезалась в малиновую драконишку.
  - Нариссочка! Ураааа! Пойдем скорее! Я тебя с Ясной познакомлю и куклы новые покажу! В дочки-матери поиграем!
  Бестиина дочка тяжело вздохнула и закатила глаза - опять, мол, с этой малышней возись. По сравнению с нашей девочкой, это была почти взрослая драконша, уже, наверное, не о куклах, а о женихах думает. Но Комеше же этого не докажешь.
  - Дочь, - осадила Мелфа Комешу - Для начала поздоровайся с гостями, я же учила тебя быть вежливой.
  - Здрасть, - малышка сделала задними лапками какое-то странное движение, видимо книксен, потом, решив, что вежливости достаточно, схватила Нариссин хвост в зубы и потащила малиновую драконшу за собой, иногда пробуксовывая лапами, когда та начинала сопротивляться и цепляться когтями за пол.
  - Я велю накрыть на стол, - засуетились Мелфа, как только девчонки исчезли из виду.
  - Нет-нет, - замахала лапой Бестия. - Мы совсем ненадолго. Мы хотели кое о чем попросить тебя. Ведь Комеша так любит Нариссу, девочкам так весело вместе, да и Ральфу будет можно поиграть с Корадом. В общем, мы хотим, чтобы ты присмотрел за нашими детьми, пока мы будем в отлете. Надеюсь, тебя это не сильно затруднит.
  - Меня? - я захлопал глазами.
  - Тебя. А Мелфу мы хотим пригласить слетать с нами, на юг. Теплое море, горячий песочек...
  У Мелфочки просто глаза загорелись, она взглянула на меня так умоляюще, что я не выдержал и растаял.
  - Я же никогда там не была, - умоляюще пролепетала она.
  - Ну...
  - Ураа! - жена радостно запрыгала на месте и бросилась бы на шею, если бы не побоялась раздавить.
  - Мы еще в столицу залетали... К королю... Передать кое-то. И вот Валат попросил тебя присмотреть и за его сыном тоже, - Бестия осторожно сняла со спины рыцарского ребенка и поставила передо мной. На меня уставились чистые голубые глаза.
  - Но постой, - я опустился в кресло. - Ведь сын Валата и Элиры еще совсем маленький, ему еще пяти лет нету. А этот гораздо взрослее.
  Мальчик густо покраснел, отвел взгляд.
  - Корад, - обратилась Бестия к сыну. Черный дракончик подпрыгнул, оторвавшись от рассматривания мечей на стене, и с готовностью обернулся к матери, - возьми Эрмила, и идите к другим деткам, поиграйте.
  Человеческий мальчишка покраснел еще больше, сник, но послушно поплелся за драконенком.
  - Видишь ли, - Бестия поудобнее растянулась на полу, приготовившись рассказывать. - Эрмил - родился еще до женитьбы Валата, он его сын от другой женщины.
  Мелфочка что-то возмущенно профырчала.
  Вот вам и благородный рыцарь.
  - Та женщина умерла, и остальные родственники привели мальчика к отцу. Валат не хотел, чтобы Элира узнала. А тут мы как раз мимоходом пролетали. Он как узнал, куда летим и зачем, так сразу попросил, чтобы мы Эрмила тебе отнесли. Мальчик уже почти взрослый, четырнадцать лет. Побудет у тебя немного, за детишками будет приглядывать, а потом можно будет его какому-нибудь рыцарю в оруженосцы отдать. Так Валат сказал.
  - Он так сказал про собственного сына?! - будь я в драконьем обличье, зарычал бы, а так осталось только пошипеть сквозь зубы.
  - Ну ладно, вы пока поговорите, а я пойду соберусь, - Мелфа чмокнула меня в затылок и убежала, она, похоже, нас и не слышала, ее занимало предстоящее путешествие. Мне стало стыдно. Как мало же я даю своей жене. Она со мной ничего не видит, только дом, дети... Иногда ведь и от собственных детей нужно отдохнуть.
  - Ну что же, хорошо. Только не знаю, как я со всеми этими детьми справлюсь!
  - Пятеро детей - это не так много!
  - Восемь.
  - Что восемь?
  - Детей восемь.
  - Откуда?! - Бестия ошеломленно посмотрела на меня, а потом хитро улыбнулась. - У вас что, прибавление?! Тройня вылупилась? А что молчали?! Поздравляю!
  - Нет, тройня вылупилась у Сверкалки. Его и поздравляй. Наш Дивный тоже решил, что нет никого лучше нас для того, чтобы посидеть с его детьми.
  - Еще и три единорога! - может, передумает и заберет драконят. - Им будет так весело вместе! Чем больше детей, тем меньше проблем они доставляют. Заняты сами собой. А вот и Мелфа. Ну ладно, все, мы полетели.
  - Дракон, смотри, дети на тебе, - Мелфа на миг приостановилась и оглянулась. - Помни - Комеше нельзя купаться зимой, а Ральф еще не очень хорошо летает.
  Она скороговоркой выдала еще кучу инструкций по поводу того, что можно, а что нельзя маленьким дракончикам. К ней тут же присоединилась Бестия. И дамы начали поучать меня вдвоем. Если бы супруг Бестии не утащил их, они бы поучали меня всю ночь.
  Помахав рукой вслед улетающим драконам, я тяжело вздохнул и отправился к детям. И как раз вовремя.
  Комеша, а кто бы сомневался, что она будет заводилой, Корад и Ральф затеяли соревнование: кто спрыгнет с люстры и дальше пролетит. Единорожки хотели к ним присоединиться и прыгали внизу, но ни превращаться, ни отращивать крылья еще не умели. Нарисса со стороны снисходительно взирала на этот бедлам, но не осуждала. Один только человеческий ребенок тихонько сидел в уголке, наверное, боялся, что его затопчут, или ему просто было грустно.
  - А ну прекратить! - рявкнул я.
  - Ой! - Ральф, готовившийся слететь, не удержался на краю и свалился вниз, прямо на меня. А я еще расстраивался, что сыночек медленно растет, был бы размером хотя бы с сестричку, раздавил бы в лепешку.
  - Папа, ты там живой? - запыхтели мне в ухо сверху.
  - Да, сыночек, живой. Сам-то не ушибся?
  - Нет, папочка. Я мягко упал.
  Конечно, мягко!
  - Тогда слезь с папиной спины.
  Комеша спорхнула сверху, сняла брата, поставила меня на ноги.
  - Кто это придумал? Ты же знаешь, что Ральф плохо летает!
  - Это не я!
  Я посмотрел на люстру, там трусливо прятался третий участник игрищ.
  - Корад, слезай! А то тоже свалишься, а мне потом перед твоей мамой отвечать. Итак, дочь. Ты говоришь, что ни в чем не виновата и придумала опасную игру не ты.
  - Да! - на всякий случай драконишка поджала хвост.
  -Значит, это был или Ральф, или Корад. Хорошо, их я и накажу.
  Глазки у безобразницы забегали. Быть наказанной ей не хотелось, но и не хотелось, чтобы наказывали брата и друга, которых она втянула в озорство. Чувство справедливости все же победило. Нижняя губа драконишки выпятилась вперед и задрожала.
  -Папочка, прости, я больше не буду!
  Тут люстра все-таки не выдержала.
  Так быстро я еще никогда не превращался, даже в глазах потемнело, потом там еще больше потемнело, когда мне на голову свалилось люстровое колесо. Оно зацепилось за рог и повисло там. Дети порскнули во все стороны. В дверях появился Ардан.
  - Что здесь происходит?!
  - Ничего. Ардан, прикажи, чтобы детям подали ужин и постелили постели.
  Как Мелфе удается накормить хотя бы двоих детей? Не представляю! До сих пор это как-то меня миновало.
  Кто-то чавкал, кто-то хныкал и отказывался есть, кто-то перебрасывался едой с соседом напротив. Даже Нарисса вспомнила детство и со смехом ловила пастью кусочки еды, которые ей бросал Ральф. Один человеческий ребенок по-прежнему сидел в сторонке и тихо и аккуратно ел. Вот это воспитание! А может это потому что, несмотря на возраст он взрослее всех, кроме разве что Нариссы? Люди вообще взрослеют гораздо быстрее нас. Драконенка в двадцать лет еще одного боятся оставить без присмотра, а человек в двадцать уже совсем взрослый, может даже своих детей иметь. Или это из-за того, что ему не по себе в такой компании?
  После трапезы пришлось брать всю малолетнюю разбойничью ватагу в охапку и идти отмывать. Слуги замучились греть воду. Когда я заметил, что уже чисто вымытые дети вновь умудряются испачкаться, находя грязь непонятно где, я завершил банные процедуры на той степени отмытости, на которой был каждый из них, и погнал всех спать. Разойтись по комнатам, конечно, никто не захотел, улечься спать нужно было обязательно вместе. Пришлось разрешить перетащить тюфяки в большой зал, а то я уже просто не мог выносить этот вой!
  Детки улеглись аккуратным рядочком, принялись беседовать, рассказывать друг другу истории. Меня охватило умиление. Какие же они все хорошенькие. А как похорошели, когда совсем уснули! Вот малиновые крылья Нариссы с краю, вот троица единорогов, вот черный бок Корада, вот пегая бело-рыжая спинка маленького Ральфа, вот дергает во сне лапкой уставшая за день Комеша. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Стоп! Как семь?! Я еще раз тщательно пересчитал детей. Одного не хватает! Эрмила.
  Мне стало нехорошо. Кровь гулко застучала в ушах. Вдруг дети увлеклись... То-то они так вяло ели во время ужина. Что я скажу Валату?! Хотя нет, - я немного успокоился. Эрмил был во время ужина, сидел вместе со всеми, ел. И потом, когда все суетились, готовясь к ночлегу, и верещали, не желая расходиться по комнатам, я его тоже видел. Но где ребенок сейчас?! Убедившись, что остальные спят и никуда не денутся, я отправился искать Ардана.
  Управитель сидел на кухне и тихонько ужинал. Бедняга, из-за нас только сейчас смог сесть поужинать. Он хотел встать, но я протестующее махнул хвостом.
  - Сиди-сиди. Я на минутку. Ты не видел человеческого мальчика? Он куда-то делся. Все дети на месте, а его нет.
  Ардан прожевал.
  - Может это оттого, что ему неуютно среди ваших сородичей и дивных зверей, господин. Не все люди привычны к такому. А вы не пробовали поискать в комнате, что ему отвели? Вдруг он там.
  - Ой! Правда! Спасибо. Я пойду, посмотрю.
  А Ардан, наверняка, прав. Каково ребенку оказаться в такой кутерьме? Тут и мне-то не по себе. А он еще и поведением отца, наверняка, расстроен и разочарован. Ну, Валат, вот попадешься ты мне в лапы.
  Перед тем, как идти к Эрмилу, я принял человеческое обличье, чтобы не смущать мальчика еще больше.
  В щель под дверью свет не падал, но из комнаты доносились едва слышные всхлипы. Я тихонько постучал. Плач тут же затих.
  - Эрмил?
  В ответ - тишина.
  - Я же знаю, что ты там и что ты не спишь. Я слышал, как ты плачешь.
  Снова молчание. Тогда я решительно толкнул створки. Свет выхватил блестящие глаза мальчика, сидящего на кровати.
  Я сделал вид, что не понимаю, почему он плачет.
  - Эти обормоты тебя обидели?! Стукнули? Укусили?!
  Эрмил покачал головой, сделал жалкую попытку улыбнуться.
  - Что же тогда случилось? Может быть, ты испугался того, что живешь в замке дракона? Не бойся. Драконы больше не едят людей.
  Вдруг мальчик встал с кровати, сделал несколько шагов ко мне.
  - Съешьте меня, господин Дракон!
  - Что?! - ошеломленный, я попятился. - Ты что! С ума сошел?!
  - Ну, пожалуйста! - слезы побежали по щекам в два ручья. Мальчик вцепился в мой рукав. - Я вкусный, наверное!
  Неужели болезнь Элиры заразная?! Та тоже, сколько раз я ни бывал в гостях у Валата, предлагала себя мне на съедение, ну или просила откусить хоть какую-нибудь часть тела. Благо, дело ограничивалось традиционным щипанием. Правда, Валат как-то раз заметил, чуть на поединок меня не вызвал.
  - Успокойся, малыш. Ты решил, что тебя отдали на съедение? Но драконы теперь и в самом деле не едят людей. Твой отец просто хотел, чтобы я за тобой присмотрел.
  - Нет, я знаю, что отец не хотел ничего такого. Но я никому не нужен! Матушка умерла, а отец... Господин дракон, ну, пожалуйста! Ну что вам стоит?!
  Я будто вернулся тринадцать лет назад, только тогда передо мной стояла девица, а не мальчишка. Сердце нехорошо так защемило.
  - Садись, - я указал на кровать.
  Мальчишка захлопал глазами.
  - Сядь!
  Он мигом оказался на кровати. Я поставил подсвечник на стол и заходил по комнате.
  - Ты думаешь, что раз и все - решил все? А мне каково будет?
  - Ой! - Эрмил зажал рот ладошкой. - Я и не подумал, - прошептал он.
  - Не подумал? Тебя пыткам подвергают? Мучают? Ты смертельно болен? Нет! Говоришь, что никому не нужен. Так стань нужным!
  - Но как?! Отец...
  - Мир не заканчивается на твоем отце. Раз уж он не хочет замечать своего ребенка, то поделом ему - он лишается такого сына. А ты вот сегодня... Ведь и мои дети, и дети моих друзей, они очень общительны. Почему ты сторонился их? Тебя испугало, что они не люди?
  - Нет, - Эрмил опустил глаза, порхнули светлые, длинные ресницы, на щеках вспыхнул румянец. - Они не страшные совсем. Веселые. А единорожки очень хорошенькие.
  - Так почему же ты их сторонился?
  - Ну... я... Я просто боялся - вдруг я и им буду не нужен!
  - Глупости. Ты не узнаешь нужен ты им или нет, если не попробуешь с ними подружиться.
  - Подружиться?
  - Да, подружиться. У тебя же были друзья?
  - Нет. Кто же захочет дружить с бастардом?
  - C чего бы им не хотеть с тобой дружить. Это у вас, у людей, есть такие глупости, как незаконные дети. А у нас дети - это просто дети. И любым детям рады.
  Эрмил тяжело вздохнул.
  - А чего ты еще здесь сидишь? А ну быстро в зал к остальным.
  - Но я...
  - Быстро! И чтобы завтра веселился вместе со всеми! А заодно и присматривал за ними. Ты же старший мужчина среди них. Будешь держать ответ передо мной.
  - Хорошо, - мальчик оживился, собрал постель с кровати и потащил в зал к остальным.
  Ну, может, мне завтра хоть полегче будет, Эрмил мальчик скромный, тихий... Хотя я догадываюсь, что Комеша любого с пути истинного собьет. Но сейчас дети спят, значит, и я могу идти отдыхать. На всякий случая я снова принял драконий облик.
  В нашей с Мелфочкой спальне без моей девочки было тоскливо, но лапы буквально подкашивались, так что я поскучал совсем недолго, а потом свернулся клубочком в гнезде. Как же хорошо, тихо, от шкур пахнет Мелфой. Зарывшись носом в мех, я начал погружался в дрему.
  - Господин Дракон, вы спите?
  - Уже нет. Ардан, что случилось?
  Управляющий вошел.
  - Господин Дракон, к вам гости.
  - Кто?!
  - Госпожа Риэлла.
  Мне стало не по себе. Еще одного драконьего ребенка я просто не переживу! Тем более что дочка у Ральфа с Риэллой совсем еще крошка, вот только осенью два годика исполнилось. Я вспомнил что нам пришлось пережить, когда Комеша вылупилась. Бессонные ночи, отваливающиеся лапы, оглохшие от воплей уши, покусанный нос. Ральф был гораздо спокойнее, да и вообще у драконов мальчики спокойнее, чем девочки, или мы так со старшей натренировались, что нам потом все нипочем было. Не может быть, чтобы они решились доверить мне такого маленького ребенка! Да ведь они не знают, что Мелфочка улетела! Придумывая всяческие уговоры, я поспешил к гостье.
  К моему приходу Риэлла успела сменить блик с драконьего на человеческий и одеться. Так уж повелось, что драконы, меняющие облик и отправляющиеся туда, где им придется становиться людьми, заботились о том, во что будут одеваться, заранее.
  Хорошо, что никаких детей вместе с Риэллой не было, но, рассмотрев драконшу получше, я забыл и про детей, и про все. Риэлла выглядела очень плохо: темные волосы поседели, кожа покрылась морщинами, пожелтевшее лицо стало лицом старухи.
  - Что случилось?!
  Как выяснилось, превращаясь в людей, драконы становились в другом облике такого возраста, на сколько чувствовали себя в душе. Я вообще в первый раз превратился в сопливого юнца, сейчас выгляжу уже более-менее взросло. Но каково же на сердце у Риэллы, если она так постарела?!
  Драконша на мой вопрос не ответила, только закрыла лицо руками.
  - Что?! Что-то с Ральфом?!
  Она покачала головой.
  - С Мирелиной?!
  Опять отрицание.
  - Да что такое?! - я утешающее обнял ее крылом, подцепил со стола кувшин с водой. - Вот попей, успокойся и расскажи, что случилось. Тогда я смогу тебе помочь.
  Судорожно всхлипывая, драконша обхватила кувшин руками и быстренько его опустошила, прерываясь все на те же всхлипы. Вместе с водой закончились и слезы.
  - Я... мне... Мне нужно с тобой поговорить.
  Я прилег на ковер так, чтобы моя голова оказалась на уровне лица Риэллы.
  - Я слушаю тебя. О чем?
  - О Ральфе.
  - С ним все-таки что-то случилось? - забеспокоился я.
  - Нет, - драконша тяжело вздохнула. - Но скоро случится.
  - Что случится?! Ральфу угрожает опасность?!
  - Ральфу угрожает старость, - Риэлла преодолев себя, начала говорить. - Мы с ним всего-то десять лет, я за это время почти не изменилась, а он уже не мальчик, взрослый мужчина! А что будет еще через десять лет?!
  Нельзя сказать, что я об этом не думал. Но старался гнать эти мысли подальше, не зря же драконы жили подальше от людей - только привяжешься по-настоящему, а уже хоронить. Тут когда Макошка умерла, Мелфа с Комешей меня чуть слезами не залили, и у самого глаза на мокром месте были, а это - Ральф... Сердце защемило, веки защипало.
  - Я даже придумала, что нужно делать! А он не хочет! Помоги мне его уговорить!
  - Что же ты придумала?
  - Преворотное зелье! Ральф станет драконом и всегда будет со мной!
  - А сам он что говорит? Не хочет? Почему?
  Впрочем, я мог понять почему. Мелфа превратившись в драконшу, изменила свою жизнь к лучшему, теперь она не стеснялась себя, млела, когда видела восхищение других драконов, я даже не ревновал, зная, что такое внимание нужно ей, чтобы быть уверенней в себе. Ральф же... Ральф был воспитан рыцарем, и, несмотря на легкие юношеские сомнения в себе, он знал, что будет хорошим воином и возможно даже станет героем, ему не нужно было меняться, чтобы чувствовать себя лучше. Все-таки сложно человеку желать стать драконом и превратиться раз и навсегда, ведь преворотное зелье, изменив облик, уже не дает обрести прежний облик.
  Рыцарь, скорее всего, даже боялся такого изменения, боялся, что станет хуже, чем сейчас. Я бы не стал его переубеждать, смирился бы с тем, что он скоро умрет, отпустил его, раз Ральф сам так хочет, пережил эту боль, но из-за Риэллы, и даже не из-за нее, а из-за Мирелины, я все же попробую. Нельзя ребенку без отца. А сколько ей будет, когда он умрет? Лет тридцать-сорок? Самое сложное время, переходный возраст, когда отцовское надежное крыло рядом просто необходимо.
  - Хорошо, я поговорю с ним.
  Глаза Риэллы загорелись, кожа на лице посветлела, морщины разгладились, она разом помолодела лет на двадцать человеческих.
  - Полетели! - драконша рванула шнуровку платья, собираясь раздеваться и превращаться.
  - Нет, не сейчас. Сейчас не могу.
  - Но почему?!!
  - Мне за детьми надо присматривать.
  - Что, Мелфа сама не справится?!
  - Мелфа улетела на юг, на песочке погреться. Я один управляюсь.
  - У тебя спокойные дети! С ними слуги справятся. Мы недолго.
  - Нет, - я печально покачал головой. - Со всеми не справятся, с ними и я-то почти не справляюсь.
  -Ты так говоришь, будто у тебя не двое детей, а штук восемь.
  -Восемь, - подтвердил я.
  -Хватит шутить. Ты намекаешь, что у Мелфы вылупилось сразу шестеро, или у вас две тройни, одна за другой?
  -Те, что лишние, не наши дети. Кстати, ты не знаешь, что такого приключилось в Серебряном лесу, если Сверкалкиным детям там стало опасно? А это не в Серебряном лесу, - вечер был поздний, да еще и столько превращений сразу, язык и мысли начали заплетаться. - Куда этот однорогий отправился, что не смог взять с собой детей?
  Риэлла уже улыбалась.
  - А остальные чьи?
  - Двое Бестииных, один Валатов.
  - Да, не скучно тебе.
  - Не скучно. Риэлла, я обязательно поговорю с Ральфом. Как только Мелфа вернется, или кто-нибудь из родителей этих баламутов. А хочешь, приноси его сюда. Тут мозги вправлю.
  - Да ничего, это ведь не долго. Хоть лишний раз в гости прилетите. А то у нас, кроме единорогов и в гостях-то никого не бывает.
  - Мы с радостью.
  - А где дети? Спят уже?
  - Спят, - подтвердил я.
  - А можно мне посмотреть?
  - Можно. Пошли. Только тихо, - какая же женщина не захочет умилиться, глядя на спящих детишек, особенно на чужих.
  - Какие хорошенькие. Миленькие. Устали. Набегались, - драконша погладила кого-то по голове, кому-то поправила одеяло.
  Я отметил, что Эрмил присоединился к ребятне и теперь сопел на тюфяке рядом с Комешей. Когда Риэлла дотронулась до волос мальчика, он заулыбался, прошептал что-то.
  - Он решил, что я его мама, - глаза драконши блеснули в полумраке зала.
  - Он сирота, его мама умерла.
  - Ой, бедняжка.
  - Мама, не уходи, - чуть громче сказал Эрмил и всхлипнул, сжимая руку драконши. Риэлла потянулась к нему.
  - Не надо, - я удержал ее. - Будет хуже.
  - Но... Хоть капельку тепла!
  Тут Комеша маленьким смерчиком перевернулась на другой бок и, расправив крыло, укрыла соседа почти с головой, для надежности еще заднюю лапку по-хозяйски поверх его ног забросила и хвостом припечатала. Удивительно, но Эрмил перестал всхлипывать, потерся щекой о бархатистый край крыла, и провалился в глубокий сон.
  - Пойдем отсюда, - прошептал я. - Пока не разбудили кого. А то один проснется - все встанут.
  Мы потихоньку покрались к выходу из зала, превращенного ребятней в спальню.
  - Папа? - пропищал Ральф, приподнимая голову.
  - Ну вот! Да, маленький, это я. Ты чего не спишь?
  - А где мама?!
  - Тише, малыш. Мама спит, ты ее разбудишь.
  - Папа, я с тобой спать хочу, - прошептал драконенок.
  - Ну, смотри, все детки здесь спят, а ты со мной хочешь. Завтра Комеша над тобой смеяться будет.
  И тут я понял, что выбрал неверную тактику, - сын душераздирающе всхлипнул.
  Кто-то из единорожков беспокойно зашевелился.
  - Ладно-ладно. Пошли, - я подхватил его на руки, прижал теплое, маленькое и родное к груди.
  - Папа, а я кушать хочу, - обрадовал меня сын, когда мы вышли из зала в коридор.
  - Ну ладно, не буду тебя отвлекать. Я домой, - не переставала улыбаться моя гостья.
  - Предательница! - возмутился я.
  Риэлла, юная, черноволосая, гладкокожая, расхохоталась, тихо, почти беззвучно, и ушла.
  - Папа, а я писать хочу. И какать.
  О нет!
  В общем, мы ели, пили, писали, какали, сочиняли сказки и играли до рассвета. Только когда край солнышка начал выплывать из-за горизонта, мой неутомимый ребенок начал клевать носом, и уснул, уткнувшись носом в шкуры. Осторожно, будто на тонкий лед, я прилег рядом, расслабился, позволил дреме затуманить голову и сомкнуть глаза. Но только стоило уснуть, как на спину с разбега плюхнулась Комеша.
  - Папка! Вставай! Уже утро! Мы есть ходим! - заорала прямо в ухо бодрая и жизнерадостная драконишка.
  - Дочь. Найдите что-нибудь сами и поешьте. Попросите слуг на кухне, - я попробовал натянуть крыло на голову. Но крыло безжалостно отобрали, Комеша лапкой приподняла мне веко. - Мы хотим, чтобы ты нам дал поесть! Тогда вкуснее!
  На это не нашлось что возразить. Что же делать, пришлось вставать, плестись на кухню, позевывая будить кухарку. В зале на шкурах остался спать маленький Ральф, которого не разбудили ни вопли сестры, ни то, что она ненароком несколько раз на него наступила.
  
  Глава 2
  Героизм как обязанность
  
  Пока я сонно клевал носом за столом, дети бесились. Это они только кричали, что хотят есть, как только дело дошло до завтрака - начались капризы. То морковку едят только лошади, а не благородные единороги. То каша несладкая, то уже слишком сладкая. Мясо переваренное, но жесткое. И вообще медовые пряники лучшая еда для детей. Их готовы были есть все и побольше, побольше.
  Жаль, что маленьким дракончикам нужно есть так часто. Если все это будет повторяться каждый день, да еще по нескольку раз, я с ума сойду! Еда снова летала по залу. Попытки усмирить распоясавшихся малолетних бандитов проваливались, меня просто не слышали.
  Когда все закончилось, ко мне робко подошла кухарка, ее помощницы и служанки со вздохами убирались в зале.
  - Господин Дракон, простите, что я лезу, но вы бы построже.
  Я с тоской посмотрел на женщину.
  - Ирла, у тебя ведь двое детей, четверо внуков! Ты умеешь обращаться с детьми! Помоги мне! У меня не получается построже! Пожалуйста! Тебя они послушаются!
  - Но... - женщина даже отшатнулась, - это внуками я командую. Но они мои внуки и люди. А тут - драконы и дивные звери!
  -Поверь, это самые обычные дети. Помоги, пожалуйста! А я в долгу не останусь!
  - Хорошо, господин Дракон, я попробую, - уперев пухлые руки в бока, и сделав строгое лицо, кухарка направилась в коридор, я потрусил следом за ней.
  Оказывается, слизывать еду не с тарелок, а друг с друга гораздо вкуснее! Один Эрмил в этом безобразии не участвовал, разумно прятался за углом. Сначала он нашел убежище под столом, но там его быстро нашла Комеша. Не знаю, что сделала дочурка, мне под скатертью не было видно, но вылетел человеческий ребенок оттуда как ошпаренный. Корад увлекся и вовсю жевал хвост то ли Ландыша, то ли Ириса.
  - Это что такое?! - Ирла нахмурила брови. - Вы кто, дети или кошки?! А ну прекратить!
  - А ты не наша мама! - выступила Комеша.
  - Зато ваш папа велел мне за вами присмотреть! - пришлось покивать, когда Комеша бросила на меня столь жалобный взгляд, что в душе появилось чувство, будто я предатель. - И я все вашей маменьке расскажу! - дочурка притихла, прижала ушки и округлила глазки. - А ну быстро мыться!
  Подбадривая отстающих шлепками, Ирла отогнала детей ближе к кухне, где в небольшом зале находилась помывочная. Ожидая, пока моих и чужих отпрысков приведут в порядок, я подремал в коридоре. Слух радовали замечательные крики вроде: 'Не хочу мыться!', 'Ой! Вода горячая!', 'Ой! Холодная!', 'Мыло щипучее в глаза попало!'
  Дети вышли непривычно чистые и присмиревшие, за ними шла довольная, разрумянившаяся Ирла, на руках женщина несла крошку Ральфа. Мой малыш пока по размерам был не больше ребенка пяти-шести лет, только с крыльями, потому его могла носить не только такая статная дама, как наша кухарка, но и любой человек. Дракончик разнежился после купания и дремал.
  - Вот так-то! - припечатала Ирла. - Будете плохо себя вести за столом. Мыть буду после каждой трапезы! - вручила мне Ральфа и ушла на кухню.
  Спокойствием и тихими играми мы наслаждались недолго, моей старшенькой пришла в голову идея пойти на улицу гулять.
  - Строить снежную бабу! Строить снежную бабу! - визжала Комеша, мчась к выходу. Остальные, сметая все на своем пути, понеслись за ней.
  - Стоять! - я ухватил Эрмила за полу одежды. - Ты куда в одном камзоле?! Оденься! Зима на улице!
  - Ой! Точно! - он хлопнул себя по лбу и убежал.
  Пока я провозился с человеческим ребенком, за стеной замка, в небольшой низинке за рвом, уже успели вырасти три упитанные снежные фигуры. Семь драконят с визгом носились, уминая глубокий снег, а кое-где проваливаясь в него по самые уши, таких вылавливала Нарисса.
  Стоп! Откуда семь драконят?!!
  - Всем стоять! - заревел я.
  Дракончики замерли.
  Оказалось, что юные единорожки научились менять облик. Видите ли, копытцами неудобно комки из снега катать! А мне что теперь Сверкалке говорить?! Что его дети драконами стали?!! Это же позор для нормального единорога! Хотя сами дети так не считали, им просто стало гораздо удобнее играть с друзьями.
  У Эрмила просто глаза загорелись, когда он увидел семерых драконов. Мальчик подергал меня за крыло.
  - А я? Я так смогу?
  - Нет. Прости. Люди не могут менять облик. Разве что какие-нибудь великие маги, да и то ненадолго.
  - Папочка, неправда! Моя мама ведь была раньше человеком! - влезла правдолюбивая Комеша.
  Эрмил переводил взгляд с меня на драконишку.
  - Дочь, это другое! Твоя мама стала драконом раз и навсегда.
  - Вот здорово! - восхитился мальчишка. - Я тоже хочу стать драконом навсегда!
  - Нет! Никаких превращений! Что я твоему отцу скажу?
  - А отцу все равно будет! - вспылил Эрмил и отвернулся.
  Нет, я все же надаю Валату по шее, причем надаю в драконьем обличье, чтобы знал, как стоит, а как не стоит с собственными детьми обращаться.
  - Поверь, твоему отцу не все равно, даже если он пока не знает об этом.
  - Пап, мы можем дальше играть, или нам так и стоять?
  - Играйте, конечно. А ты не хочешь с ними?
  - Хочу! Но страшно. Вдруг затопчут!
  - Ральфа не затоптали. А тебя такого здоровенного затопчут?!
  Но все же Эрмил начал в сторонке. Он тоже лепил бабу, вернее кого-то больше похожего на дракона. Остальным так понравилась эта идея, что вскоре все присоединились к мальчишке.
  Я все наблюдал за ними, мало ли что, и вскоре заметил, что наблюдаю не один: неподалеку столпились человеческие дети. Среди них были и замковые, и из близлежащей деревни. Когда еще удастся понаблюдать за столь занимательным зрелищем, как играющие драконята? Меня человечьи малыши побаивались, не решаясь приближаться, а здесь были совсем маленькие дракончики, почти такого же размера как сами ребята. Да еще такие яркие, разноцветные. И играли драконьи дети в самые обычные детские игры.
  - Давайте подойдем, - предложил кто-то.
  - Ты спятил?! Вон лежит драконья мамаша! Если подойдем, она нас всех сожрет!
  - Темный ты, Паник. Это не драконья мамаша. Это Дракон, наш господин. А вон рыжая драконка - его дочка, а маленький пятнистый дракончик - его сын. А остальные - гости.
  В осведомленном ребенке я узнал одного из внуков Ирлы.
  - Если ты такой умный, то иди и попросись поиграть с его детьми, - хмыкнул высокий белобрысый парень. Что-то я не видел его никогда раньше, может, кто приехал в гости? Или новые какие жители в деревне появились, хотя Ардан мне ничего про это не говорил.
  - А возьму и пойду!
  - А и пойди. Только кишка у тебя тонка, - хмыкнул белобрысый.
  - Да сам ты! - задохнулся от возмущения Ирлин внук, а потом, чеканя шаг, направился ко мне. Решимости впрочем, хватило ненадолго. Чем ближе подходил мальчик, тем медленнее он шел. Вот, наконец, замер примерно в десяти шагах.
  - Господин Дракон! - голос дал петуха.
  - Да, Линнир, - вспомнил я имя мальчика. Это его несколько приободрило.
  - А можно мы поиграем с вашими детьми?
  - Давай у них и спросим. Комеша, Нарисса, Корад, дети. Тут к вам присоединиться хотят, примете?
  - Да!!!
  Лучше б не разрешал! На такую большую компанию нет лучшей игры, чем снежки. А уж если под лапкой есть такой замечательный объект, как взрослый дракон, то и вовсе можно устроить взятие его как крепости. Истоптать всю спину, залепить всю морду снегом да еще за хвост укусить. Нет, человеческие дети тут ни при чем, насчет последнего родная дочь постаралась. Но зато малыши повеселились на славу, и после обеда в спальном зале тихонько посапывало восемь клубочков. На малиновой спине Нариссы спала младшая Макошка.
  Чем бы занять их после сна?
  Но дети сами придумали себе занятие, заявили, что хотят гулять.
  - Куда же? - пробовал возразить я. - Уже и сумерки на улице. Разве не нагулялись еще? Зимой рано темнеет. Не успеем вернуться, уже ночь будет! - Но куда там.
  Пришлось собираться и оправляться на прогулку. Ральфа я посадил на спину Нариссе, чтобы он в снег не проваливался, а Эрмила - себе.
  Морозный воздух пощипывал ноздри, кончики ушей и крыльев, но я не боялся, что я или дети замерзнем и впадем в спячку. Мы здоровы, сыты, сильны - достаточно для того, чтобы согревать сами себя. Так что неприятности, случившейся со мной как-то, когда я был в плену у тестя Валата, не повторится.
  На темном небе, украшенном несколькими тонкими облаками, висела полная луна, ее свет подсвечивал облака, играл на снегу. Казалось, что мы идем среди россыпи бриллиантов. Дети притихли, каждый наслаждался красотой момента. Идти было легко, от замка до ближайшей деревни дорога чистилась почти каждый день.
  - Па? - раздалось сзади.
  - Да.
  - Паа?
  - Комеша, я слушаю.
  - Ну, паааа!
  - Да что?!
  - Ничего. Мы до леса дойдем?! - дочь сзади поднырнула мне под хвост, пролезла под брюхом, посмотрела снизу вверх, продолжая топать у меня между передних лап.
  - Нет. До леса далеко. До деревни и обратно.
  - Ну папочкаааа... Там так красивооооо!
  - Завтра сходим. Днем. А сегодня - только до деревни! - как раз и к старосте зайду, у него какое-то дело ко мне было. До сих пор не понимаю, как эти люди приняли дракона в качестве своего господина. Когда я узнал, что они даже гордятся тем, что у них такой барон - не поверил. Однако, судя по тому, сколько народу бежало от соседей на мои земли, я оказался все же не самым плохим бароном.
  - Но папочка! До деревни - это совсем близко!
  - Нет!
  - Да! Близко! Ай да наперегонки!
  Я их ни остановить, ни поймать не успел. Толпа драконят понеслась к светящимся окнами домам. Кто-то временами был выпихнут с дороги на снежную целину и скакал, отставая и вздымая за собой снежные вихри, потом вновь выбирался на твердое и со всех лап догонял остальных.
  Эрмил у меня на спине тяжело вздохнул. 'Расстраиваешься, значит, что не участвуешь, что последним доберешься?' Немного разбежавшись, я расправил крылья и взлетел. Человеческий ребенок на спине охнул, а потом закричал от восторга.
  - Папа! Это нечестно! - закричала Комеша, когда мы встретили драконят у деревни.
  - Дядя Дракон! - возмущенно пискнул лиловый дракончик, кажется, это Ирис.
  - Мы пешком! - надулась Нарисса.
  - А кто вам мешал взлететь? И если уж вы взялись играть все вместе, если вы все друзья, и если вас возмущает, что я летел, а вы не могли. То почему вы не подумали о том, что Эрмил не может бежать с вами? Друзей бросать нехорошо ни в играх, ни в беде.
  У Комеши ушки поникли, хвостик поджался, она с самым несчастным видом подошла к стоящему рядом со мной мальчику.
  - Прости! Я больше... Никогда!
  - Прости нас, - потянули остальные.
  - Да ладно, - Эрмил погладил готовую расплакаться драконишку по голове, потом наклонился и чмокнул в бархатный нос. Так, по-моему, у меня уводят дочь. - Зато я на драконе полетал. Так здорово!
  - Подумаешь! Я тоже на драконе летал! - тоненько сказал Ральф с Нариссиной спины.
  Это всех рассмешило и вернуло хорошее настроение, так что в деревню мы ввалились похихикивая.
  - Здорова! Господин барон! - помахал мне с частокола стражник, во все глаза пялясь на драконий выводок.
  - Спасибо. Ты тоже не болей. А староста никуда не отлучался?
  - Нет. Дома должен быть.
  Я благодарно кивнул и повел малышей дальше.
  Люди, предупрежденные представлением, что мы устроили перед деревней, высыпали из домов. Выбежавших залаявших собак быстро поймали и привязали. Это был мой приказ, один из первых моих приказов, чтобы, когда я появляюсь в деревнях вместе с ребенком, все собаки были привязаны.
  Когда Комеша была еще совсем маленькой, ее чуть не разорвала собака, наверное, решившая, что маленький дракончик покушается на охраняемый дом. Мелфа чуть не спалила ту деревню, испуганная и за жизнь Комеши, и тем, что не смогла уследить за собственным ребенком. Я тогда еле-еле ее переубедил.
  Навстречу уже спешил староста. Улыбался. Да и все жители деревни улыбались.
  - Господин Дракон! А нам ребятишки рассказывали, что у вас в гостях маленькие драконы, а мы не поверили.
  - Да вот, друзья за детьми присмотреть попросили, - почему-то смутился я.
  - Бывает.
  - Да уж. Что у тебя случилось? Ты, кажется, хотел меня видеть?
  - Да.
  Старостой деревеньки был разбойник. Вернее бывший разбойник. Опять не так. Этот человек никогда не стал бы атаманом разбойников, если бы я не превратился, отведав преворотного зелья, в человека, и король не пожаловал бы мне замок предателя Мирада вместе с землями. Неблагонадежных людей, помогавших черному магу вместе со старым бароном, изгнали. А я их случайно встретил, вернее это они меня встретили, когда напали на отряд рыцарей, с которым был и я. Поговорив с ними, я разрешил изгнанникам вернуться и ни разу еще не пожалел об этом.
  Мой мудрый управитель предложил рассредоточить бывших разбойников по деревням, чтобы они не собирались вместе, он все еще их опасался. Бывший атаман, был оставлен на виду, в самой ближайшей деревне. Очень быстро деятельный и умный Верин выбился в старосты, оттеснив в сторону того, что был раньше, и деревня при нем расцвела. Дома подновились, частокол теперь не падал от собственного веса, на лугах бродила упитанная скотина, а поля радовали обильным урожаем. Верин оказался и мудрым советчиком. Бывший атаман, привыкший управлять людьми, много раз помогал мне разрешить те спорные ситуации с людьми, где не справлялся даже Ардан, знакомый больше с жизнью замка и благородных господ, а не с деревенскими неурядицами.
  - Что же случилось?
  - Новые люди.
  - Опять?! - ужаснулся я. Желающие поселиться на моих землях все прибывали, а земли-то не бесконечные.
  - Да. Опять. Я уж грешным делом велел распространять слухи, что вы, ваша милость, только показуху делаете, что у вас хорошо живется. А потом всеми приезжающими питаетесь.
  У меня от такого поклепа в глазах потемнело, в груди зародилось рычание.
  - Да не сердитесь. Не помогло. Не верят. Люди не слепые. Видят, как здесь живется, и как на землях их хозяев.
  Я прикрыл глаза, справляясь с собой.
  - Верин, соседи на меня войной пойдут!
  - А я что, ваша милость. Может, вам и в самом деле сожрать парочку приехавших? Для правдоподобности.
  - Нет. Никого я есть не буду!
  - Тогда остается только один выход.
  - Какой же? - я с надеждой посмотрел на старосту.
  - Надо сделать так, чтобы разница между вашим баронством и владениями ваших соседей исчезла.
  - И что ты предлагаешь? Чтобы здесь стало так же плохо, как везде? Поднять подати? Отбирать последнее?
  - А может сделать так, чтобы не здесь стало плохо, а везде хорошо? Ведь не ото всюду же бегут. Из владений ваших друзей Роульфингов - никого. Из графства Оррэй. А вот то ближайших соседей, особенно от барона Закапа, уже человек двести. Он же тоже ваш друг. Поговорите с ним. Подскажите ему что-нибудь.
  - Эх, Верин. Свою голову другому не приставишь. Но ты прав. Вот Мелфа вернется, чтобы было на кого детей оставить, и слетаю к Закапу. А то все его люди переберутся ко мне.
  Дети, которым наскучил, наш разговор нашли своих давешних приятелей по постройке снежных драконов, и устроили свой совет, а взрослые прислушивались к нашему разговору.
  - Ладно, размести как-нибудь тех, кто приехал, завтра днем я прилечу, еще подумаем над этим.
  - Может вам к королю слетать и с ним тоже поговорить.
  - Хорошая мысль. Но опять дети...
  Верин кивнул.
  - Понимаю. Таких на обычную няньку не оставишь. А что же госпожа Мелфа? Где же?
  - Госпожа Мелфа отправилась в теплые края погреться.
  - Эх, хорошо вам драконам с крыльями. Теплые страны, - мечтательно прижмурился Верин, плотнее кутаясь в тулуп. - А тут до соседней деревни пока доберешься...
  Комеша все-таки настояла на своем, и мы отправились до леса. На небо выползло еще несколько облаков. Хорошо! В морозном воздухе мы все сразу будто стали огнедышащими драконами, даже Эрмил.
  - А куда девается пар от дыхания? - спросил Корад, выдыхая целый белый столб.
  Нарисса хмыкнула, удивляясь глупости брата. Объяснять не хотелось, хотелось сказки.
  - Пар от дыхания взлетает в небо и превращается в облака, - ответил я.
  - Ой! - восхитился Ральф. - Давайте побольше надышим, чтобы появились облака.
  - Глупый! Тогда завтра снег пойдет, и нас не пустят гулять!
  - Комеша! Не обзывай брата!
  - А что он...
  Услышать 'что он', я не успел - от черной стены леса вдруг отделилась темная тень и с визгом кинулась на нас, а потом еще и еще одна.
  Чешуя, крылья, лапы, когти, хвосты. Но не драконы. Виверны! Это большинство их преступлений приписывают драконам, и страшную кровожадность, и нападения на деревни и скот. Виверны глупы. Для них ничего не существует, кроме: есть и размножаться. Если бы чудовищеборцы не уничтожали этих тварей, принимая за драконов, они расплодились бы безмерно. И ничего нет слаще для виверны, чем поймать беспомощного драконенка. Для них это особое лакомство.
  Я прыгнул вперед, накрывая детей крыльями и прижимая к себе, как курица-наседка цыплят. Эрмил оказался там же, а вот Нариссе, слишком большой, места под крыльями не хватило. Она сняла Ральфа со спины, пихнула его под мое крыло, и взвилась в воздух.
  - Куда! Девчонка!
  И тут в меня впились зубы виверны. 'Зачем драконам рога?' - много раз спрашивала меня Комеша. Крылатая ящерица метила не в горло, хотела вцепиться в шею прямо за затылком, там, где она тоньше всего, а шипы еще не начинаются. Если бы ей это удалось - шею бы мне сломала одним махом. А так зубы только по кости рогов проскрежетали. Я повернулся и плюнул в тварь огнем. Какое счастье, что виверны не умеют дышать огнем, и что чешуя у них не непробиваемая, как у драконов.
  Сверху упала еще одна, принялась рвать мне крылья, чтобы добраться до детей. Я заорал от боли, но не пошевелился - если начну драться, то кто-то из малышей может попасть в пасть виверны, или я случайно затопчу, что не лучше.
  Нарисса сцепилась неподалеку с третьей ящерицей, плевала огнем, рвала соперницу, но виверна была слишком велика для дракона-подростка.
  Перепугавшиеся дети плакали, только бы никто не ударился в панику и не побежал! Я плотнее прижал драконят крыльями, стараясь достать виверн огнем. Но твари быстро поняли с какой стороны атаковать, чтобы я до них не смог дотянуться.
  Что делать?! Оставить детей и напасть на ящериц? Или же позволить убить меня, но тогда виверны все равно доберутся до детей!!! Но если я продержусь, может, в деревне заметят нас и придут на помощь!
  Страшно закричала Нарисса. Я дернулся было к ней, но тут виверны как-то договорились между собой и кинулись на меня одновременно. Одна вцепилась когтями в крыло, другая в хвост, стараясь стащить с места, и оставить детей без защиты. Когти скользили, вспахивая снег, драконята визжали от страха. Одна Комеша пыталась выбраться и атаковать врагов. Эрмил с Корадом ее еле-еле вдвоем удерживали.
  - Нет!!! - я ткнулся головой в землю, преграждая драконишке дорогу. Она тут же сунулась наружу мимо моего уха.
  - Ой! Папка! Смотри! Рыцари!
  Комеша тут же нырнула обратно, чуть не угодив в пасть расторопной виверне. Но тут уж я не растерялся, вцепившись ящерице в морду. Хрустнули кости, виверна забилась в конвульсиях, едва меня не опрокинув, и упала на снег, слабо подергиваясь. Все-таки послабее драконов они будут, похлипче. Ни непробиваемой чешуи нет, ни жаропрочности, да и кости не такие крепкие. Но победой я наслаждался недолго, вспомнив о рыцарях, про которых говорила дочка. Тут главное, осторожность, чтобы и меня с детьми за безмозглых ящериц не приняли, и люди в ловушку не попали.
  - Берегитесь! Здесь виверны! - закричал я.
  То ли рыцари меня услышали, то ли просто увидели ящериц, но они дружно опустили забрала и пришпорили лошадей, направляясь к нам.
  Я попятился, готовясь, если что повернуться чешуйчатым боком. Виверна уж на что безмозглая, но опасность тоже разглядела и с воплями взмыла в небо. Но рыцари затормозили в нескольких шагах от нас.
  - Господин Дракон? - рыцарь в синем плаще поднял забрало и вопросительно уставился на меня.
  - Да это я. Кто вы?
  - Мы посланцы короля.
  - Замечательно! Присмотрите за детьми! - крикнул я на лету. Нужно найти Нариссу! Заодно и крылья проверю. Проколов от когтей на перепонках было множество, кровь так и хлестала, но надрывов ни одного, и то хорошо. А то, что больно - ничего, и не такое терпел. Где же ты, девочка? Куда тебя понесло! Однако драконшу я нашел довольно быстро. Сначала увидел распростертое на снегу тело виверны с обугленной головой, а уже потом то, что под ее крылом кто-то трепыхается.
  - Нарисса?! - я приземлился рядом, отпихнул тело ящерицы в сторону. - Ты ранена?! Где болит?
  - Я цела!!! - драконишка вывернулась из моих лап. - Не надо меня так щупать! Я стесняюсь! - шлепнула она меня хвостом по лапам.
  - Ой! Извини! Ну ты меня и напугала. Точно нигде не болит? Ты сильно ударилась? Для маленьких драконов это может быть опасно!
  - Дядя Дракон! Ты хуже моей мамы! Со мной, правда, все в порядке!
  - Ну ладно. А хуже твоей мамы я быть просто обязан. Мне как-никак тебя сдавать ей с лап на лапы. Да и она должны быть лучше, чтобы тебе захотелось к ней вернуться.
  Нарисса захихикала, а потом спохватилась.
  - А где остальные виверны? Где драконята?
  - Нас спас отряд рыцарей. Одну виверну убил я, другая испугалась и улетела. Дети сейчас с людьми. Полетим к ним, пока Комеша кого-нибудь насмерть не заговорила.
  Драконишка еще раз хихикнула, посмотрела на меня какими-то странными глазами и изящно взмыла в воздух.
  Драконята сбились в тесную кучку, явно опасаясь такого количества людей, закованных в железо. Только рядом с предводителем стояли Эрмил и Комеша. Я обнаружил, что уже как-то незаметно причислил Валатова ребенка к драконятам. Впрочем, дети они и есть дети. Мальчик о чем-то степенно беседовал с рыцарем, а вот мое дитятко вертело в лапках рыцарский меч.
  - Комеша!
  - Папка! - ушки и хвост стали торчком, драконишка кинулась ко мне, по пути споткнулась и чуть не напоролась на меч.
  - Кто дал ребенку оружие? - глухо заворчал я, отбирая у присмиревшей дочки клинок.
  - Ребенок, - хмыкнул предводитель рыцарей. - А на вид - большой.
  - Для тебя большой! А если со мной сравнить?!
  - Нда. Простите господин дракон. Но мальчику все же необходимо учиться обращаться с оружием...
  - Это не мальчик! - от моего рыка лошади задергались и попытались убежать.
  Рыцарь замер с открытым ртом.
  - Пап, а почему только мальчика надо учить обращаться с оружием? - подергала меня за хвост Комеша. - Я тоже хочу!
  - Девочкам не положено! - отрезал я.
  - А как же тетя Джета? Я видела, у нее есть меч! Хочу меч!
  - Девочка, - робко попытался вступить предводитель, чувствуя за собой вину, наверное, у него тоже дети есть. - Я тебе в следующий раз куклу привезу.
  - Не хочу куклу потом! Хочу меч сейчас! Куклы, они быстро ломаются! Раз куснешь - и головы нету! А меч - прочный!
  Я почувствовал, что еще миг и Комеша начнет капризничать всерьез. Такое с ней случалось, но редко. А тут усталость, нападение, такие испытания для ребенка. От такого и взрослого-то из колеи выбьет.
  Драконишка нахмурила лобик, сморщила бархатный нос, в несколько вздохов набрала побольше воздуха в грудь. Рыцари, которым в здравомыслии не откажешь, попятились...
  Зеленые глаза заволокли слезы, взгляд мог бы и камень разжалобить...
  Спас всех Эрмил.
  - Это плохой меч. Тебе такой не нужен.
  Комеша резко выдохнула. Струйка пламени чиркнула меня по лапе.
  - Как это плохой?! - возмутился было хозяин оружия, но получив по спине кончиком хвоста, благоразумно замолчал.
  - Как это плохой? - повторила драконишка.
  - Да ковка плохая. Наверняка железо сырое. Вдаришь таким раз - или погнется или сломается. И баланс... - мальчик презрительно сморщив нос и поджав губы, покачал головой.
  - Правда! - ужаснулась Комеша. - А я его в подарок попросить хотела. Держи! - драконишка вручила меч рыцарю. Тот уставился на оружие, как на змею, отыскивая описанные мальчишкой скрытые дефекты. Даже махнул клинком пару раз на пробу и поковырял лезвие ногтем, потом быстренько сунул в ножны, пока еще какой-нибудь малолетний дракон отнимать не начал.
  - Господин Дракон, вам нужно будет тело этого чудовища?
  Я покачал головой.
  - Нет. Но, возможно, оно понадобится моим людям.
  Зелиан уж точно не отказался бы от нескольких кусочков туши.
  - Ну ладно, только тушу прибрать бы надо, чтобы волки не растащили.
  - Не растащат, сейчас через деревню возвращаться будем, я скажу старосте, чтобы позаботился. А вам спасибо за спасение, - я поклонился рыцарям.
  Те степенно кивнули в ответ.
  - Но что привело вас сюда, вряд ли виверны? - поинтересовался я.
  - Отчасти и виверны. Мы посланцы короля Варина.
  - Ах да, вы говорили, - отвлекшись от рыцаря, я наградил Корада подзатыльником.
  - За что?! - захныкал драконенок.
  - За то! Не смей дергать Ясную за уши!
  Драконята успокоились тем, что показали друг другу языки.
  - Еще движение и накажу всех! Отдам Ирле, чтобы она вас помыла!
  В наступившей тишине стало слышно, как где-то далеко скрипит ворот колодца.
  - Итак, господин рыцарь, я вас слушаю.
  - У нас серьезное дело. Стоит ли обсуждать его среди поля?
  - Да, вы правы. Как я могу называть вас?
  - Мое имя - сэр Ладрин, - предводитель рыцарей учтиво поклонился.
  Я ждал, что он представит своих спутников, но те остались безымянными, наверное, просто сопровождающие.
  Рыцари вскарабкались в седла, я посадил себе на спину всех кого смог поднять из уставших детей, и мы отправились в замок.
  У частокола толпились деревенские жители, они вооружились чем попало, собираясь отражать нападение.
  - Господин Дракон! Вы целы! - выскочил вперед староста. Кажется, он собирался выводить на помощь спасательный отряд. Хорошо, что не успел. Два десятка крестьян трем вивернам - на несколько укусов.
  - Я цел. Там виверны. Мертвые. Одна возле леса, друга в лесу на поляне. Надо бы придумать, что с телами делать.
  - С телами-то, - Верин почесал в затылке. - Это сколько ж мяса! На всю зиму запас!
  - Нет, мясо виверн не едят, оно ядовитое. Зато его сушат. Горит не хуже любой свечки. И шкура у них ценная, в несколько раз сложить - стрелой не пробьешь, и кости. Так что смотрите.
  - Господин Дракон, и все это нам?!
  - Вам, кому же. Поделите между собой. Я себе тоже немного возьму. Потом, завтра приду, еще расскажу, что из туши виверны можно сделать.
  Староста закивал, обдумывая перспективы. На этом мы с деревенскими распрощались и отправились в замок.
  Разговор с рыцарями сразу начать не удалось. Пока гостей разместили, пока накормили, пока я кормил и успокаивал болезненно разговорившихся детей, наступила глубокая ночь. Я предложил Ладрину перенести разговор на завтра, но предводитель рыцарей настоял.
  - Что же случилось такого серьезного, что даже обсуждение нельзя отложить на одну ночь? - говорить ни о чем мне, конечно, не хотелось, хотелось завалиться в гнездышко из шкур и одеял и до утра потерять сознание.
  - Дело и в самом деле серьезное, - Ладрин отпил глоток подогретого вина, своих спутников он отправил спать, - серьезное и тайное. Поклянитесь, господин Дракон, что дальше этого зала мои слова не пойдут.
  - Клянусь. Но что же все-таки случилось? Что-то с Варином?
  - Нет. С его величеством, слава Господу, все в порядке. Опасность угрожает стране. С юга, из Безымянных Земель, на Салисию движется нашествие.
  - Что за нашествие? - вяло поинтересовался я.
  - Степняки-кочевники. Они дикари, но их так много, что они сметут даже объединенную армию союзных государств.
  - Варин хочет, чтобы я собрал драконов? Хорошо, я сделаю это.
  - Нет, господин Дракон. Тут немножко другое, - рыцарь вздохнул, готовясь к объяснениям. - Кочевники остановились на границе наших земель и отправили к королю посланцев с письмом. Предводитель степняков предложил его величеству доказать, что народ Салисии достоин жить на этих землях. Они хотят, чтобы к ним прислали героя, который, соревнуясь с героем кочевников, покажет какой из народов достойнее.
  - И для чего нужен я? Прикрывать герою спину?
  - Нет, - карие, теплые глаза рыцаря будто скрылись под корочкой льда. - Его величество хочет, чтобы вы стали этим героем.
  Я поперхнулся воздухом, закашлялся. Из горла пошел черный дым, закоптивший лицо рыцаря, но тот, по-прежнему, остался невозмутим. Да рыцарь ли это? Что-то я не припомню его на рыцарском турнире, уж я бы запомнил это хищное лицо с орлиным носом и высокими скулами.
  - Он с ума сошел! - вскрикнул я, отдышавшись.
  Ладрин нехорошо прищурился.
  - Отзываться так о своем сюзерене. Так можно и в немилость попасть, - вкрадчиво сказал он.
  - И я уверен в том, что вы поспособствуете тому, чтобы мои слова добрались до ушей короля, - в моем голосе было полно ехидства. - Не может быть, чтобы вы были рыцарем!
  - Тем не менее, я рыцарь. Но, так скажем, несколько необычный, рыцарь для особых поручений.
  - Понятно, - сэр Ладрин меня несколько ошеломил. - Но неужели Варин это серьезно? Ну какой из меня герой?!
  - Какой бы ни был, однако вы, сэр Дракон, сумели победить двух черных магов. Одного даже вместе с армией тьмы.
  - Но ведь я был не один! - воскликнул я.
  - Так и сейчас вас никто в одиночку не отправляет. Нужен кто-то, кто создаст образ. Образ непобедимого героя, а поддержку мы обеспечим. Вы же, победитель драконов и черных магов, как никто подходите. Степняки будут вас уважать, да и среди салисийцев многие весьма почитают рыцаря-дракона.
  - Может, я все-таки соберу драконов и...
  Сэр Ладрин покачал головой.
  - Нет. Ничего не получится. Вы сегодня встретились с вивернами, это первые ласточки нашествия. Степняки выращивают их как скот, и как-то умудрились приручить.
  - Неужели они ездят на них верхом?! - я представил себе непобедимую крылатую армию. Если кочевников так много, то и ящериц они, наверняка, вырастили немало. Да, драконов просто возьмут числом.
  - Нет, слава Господу, до этого не дошло. Степняки используют виверн как сторожевых собак и при нападениях посылают в налеты. Те зеленые, что на вас напали, еще небольшие, в становище есть и крупнее, серые.
  - Да, знаю таких, - я задумчиво почесал в затылке. - Королевские.
  Виверн и в самом деле существовало два вида. Зеленые были сравнительно небольшими, размером с дракона-подростка. Питались эти ящерицы в основном падалью и легко доступной добычей, например, яйцами и детенышами драконов, невооруженными людьми, да и вообще предпочитали нападать на больных и слабых. Будь я один, даже три зеленые виверны не рискнули бы со мной схватиться. Толпа же драконят буквально лишила их воли и придала невиданной храбрости, сделав опасными противниками.
  Серые же... Серые были куда опаснее. Водились они, в основном у морей и больших озер, промышляли рыбой, охотой на крупных зверей и были почти в три раза крупнее своих зеленых сородичей, к тому же плевались ядовитой слюной, способной прожигать драконью чешую. Если бы нам встретились такие, то рыцарям бы уже спасать было некого. Да и сами рыцари бы не спаслись. Королевская виверна имела хорошие шансы на победу сойдись даже с взрослым крупным драконом.
  И Варин хочет, чтобы я в одиночку отправился сражаться со всей этой стаей?!
  - Да, а чем докажете, что вы посыльный короля, а не лазутчик какой-нибудь? - я подозрительно посмотрел на сэра Ладрина.
  Тот явно обиделся, но ничего не сказал, подцепил висящую на шее цепочку и вытянул висевшую на королевскую печать. Как отличать подлинник это или нет Варин меня давно научил, еще когда люди начинали договариваться об отношениях, и я был чрезвычайным послом, разрешавшим различные противоречия. Сейчас таких случалось все меньше и меньше, последние года три так и вовсе ничего не происходило.
  Настоящая. Если Ладрин не убил короля и не утащил королевскую печать, то, следует признать, что он говорит правду.
  - Вы убедились, господин Дракон?
  Я только кивнул.
  - Но все равно это сумасшествие?! Ведь есть более достойные и способные.
  - Но ни у кого из рыцарей нет такого козыря, как умение обращаться в дракона. Да и такой известности.
  -Так что, Варин хочет, чтобы я отправился совершать подвиги в человеческом облике?!
  Сэр Ладрин только кивнул.
  - Не волнуйтесь, вместе с вами отправится отряд тех самых, способных и достойных, чтобы всячески помогать. Вы будете только, так сказать, лицом героя.
  - Но ведь это нечестно?!
  - При чем тут честность, когда страна в опасности?! Поверьте, мы просчитали все варианты, вы господин Дракон, лучший из них.
  - Нет! Я не могу!
  - Во благо Салисии!. Да и вашим сородичам, я думаю, несладко придется, если степняки захватят Салисию и сопредельные государства.
  Ладрин был прав. Виверны драконам житья не дадут. И наверняка у степняков найдутся свои колдуны и свои чудовищеборцы, которые будут доставлять колдунам ингредиенты для зелий. Только своих таких угомонили. А виверны! Перед глазами предстала картина, как на детей и Мелфочку охотятся ящерицы. Я вздрогнул и потряс головой, прогоняя жуткое видение. Да! Дети! Если я отправлюсь геройствовать, кто с ними сидеть будет? Они же тут!.. Замок разнесут точно. Об этом я и сказал сэру Ладрину. Тот хотел что-то возразить, видимо предложить нянек, вдохнул воздуха, открыл рот, да так и застыл - откуда-то из недр замка донесся тихий гул, постепенно набирающий обороты.
  - Заговор! - закричал, наконец-то разрешившись от словесного бремени, рыцарь.
  - Комеша! - закричал я, бросившись искать источник грохота.
  Замок тихонько постанывал всеми стенами, будто жалуясь на то, что его потревожили. Где же это произошло? Нижние этажи? Подвал? Подземелья? Подземелья! Моя старшенькая давно рвалась их исследовать. И тут я чуть не затоптал что-то ревущее и невероятно испуганное.
  - Папка! - драконишка повисла на моей лапе. Тут же откуда-то появились остальные дети и тоже прилипли ко мне. От рева звенело в ушах.
  - Ну что вы, что вы?! - я отцепил самого тихо ревущего, кажется, это был Ландыш. - Что случилось?
  - Мы спали! А тут как грохнет! Сначала ничего не поняли. А потом Комеша закричала, заплакала и побежала. Мы тоже испугались, заплакали и побежали.
  - Понятно. Тихо, тихо все! - каждого пришлось погладить по голове и сказать что-то успокоительное. Одного Ральфа не было. И Эрмила! - Где младший и человек?! - Неужели затоптали?!
  Дети, внимание которых переключилось на другую цель, перестали всхлипывать и начали озираться по сторонам.
  Тут подоспели испуганные слуги, и крошка Ральф, с ревом бросившийся ко мне.
  - Господин дракон, что случилось?
  - Пока не знаю. Ирла, присмотри за малышами, а я узнаю.
  Кухарка приняла у меня дрожащего Ральфа, погладила по голове Ясную. Дети тут же поняли, что нашли более хорошего жалельщика и облепили уже Ирлу.
  - Дядя Дракон. Я с тобой!
  Я тяжело вздохнул.
  - Нет, Нарисса. Останься с людьми. Всегда должна быть вторая линия обороны.
  Драконишка смертельно серьезно кивнула.
  Рыцарь последовал за мной, останавливать его я не стал, все-таки воин, а не ребенок. В случае чего и помочь может.
  Нижние этажи были целыми, ни следов разрушений, ни пыли, обычно сопровождавшей оные. Уж я-то насмотрелся, как Зелиан опыты проводит.
  А вот подвал пострадал преизрядно: перегородки снесло, как соломенные, остановила все только несущая стена, разрушься она, нам всем пришлось бы искать новый замок. И возле этой стены под упавшей перегородкой кто-то шевелился.
  Я сделал Ладрину знак держаться позади, набрал в легкие воздуха, готовясь дыхнуть огнем, и поднял перегородку, тут же чуть не уронив ее обратно.
  - Зелиан! Ты! Ты мне чуть замок не разрушил!
  - Извини, - алхимик с трудом поднялся, кое-как отряхнулся от пыли, поправил колпак на голове, звонко чихнул и радостно улыбнулся. - Я все-таки переместился! И даже не промахнулся!
  - Поздравляю. Но ты, пожалуйста, со своими опытами и тренировками держись подальше от моего замка. А если бы здесь дети были или слуги? Кто-нибудь ведь мог пострадать!
  - Ты не рад меня видеть?! - огорчился Зелиан. - Я думал, что ты обрадуешься.
  - Я рад, что ты здесь, меня не радует только твой способ прибытия.
  - Ладно, больше не буду.
  Тут из-за моего крыла вперед выдвинулся рыцарь.
  - Сэр Ладрин, - удивился алхимик. - Вы уже прибыли?! Как здорово!
  - Вы знакомы? - я подозрительно посмотрел на одного, потом на другого.
  Зелиан радостно закивал, рыцарь, напротив, нахмурился.
  - Конечно! Это же сэр Ладрин, начальник Тайной Стражи его величества! Его послали к тебе с важным делом. Сыр, вы разве ничего не рассказали Дракону?
  - Рассказал, хотя вы немного прервали наш разговор, - рыцарь оставался хмурым, ему явно не нравилась жизнерадостность алхимика.
  - Так все, что сказал этот человек о нашествии, правда? - посмотрел я на Зелиана.
  - Да, это так. Его величество прислал меня сюда, чтобы я сопровождал отряд.
  - Но я же еще не согласился!
  Алхимик захлопал глазами.
  - Как же так?!
  - Я сейчас стеснен семейными обстоятельствами!
  - Мелфа не пустит? Мы ее уговорим!
  - Мелфы сейчас нет дома, и я слежу за детьми!
  - Ах, поэтому. Ну, пусть за ними присмотрит кто-нибудь из челяди. Есть же у вас какие-нибудь няньки?!
  - Ты понимаешь, о чем ты говоришь? Моя челядь - люди, а дети - драконы и единороги!
  Зелиан подошел и потрогал мою голову, задумчиво приподнял веко.
  - Кажется у тебя галлюцинации. Что ел, на что жалуешься? Я с собой зелий не захватил, но могу переместиться туда-обратно.
  Я вывернулся из-под его рук.
  - Не было у меня галлюцинаций до твоего появления!
  - Не нервничай. Сейчас зельица попьем, декоктом закушаем, и все как рукой снимет!
  - Отстань! - я испуганно попятился, уронил рыцаря и наткнулся спиной на что-то острое. - А!!!
  Сзади взвизгнули, острое сильнее ткнулось в спину. Резко развернувшись, я нос к носу оказался с Нариссой, за спиной драконишки толпились остальные дети и слуги, все вооруженные, кто чем придется.
  - Папка! - Комеша протолкалась вперед и повисла у меня на лапе, за ней потянулись остальные, облепив меня, как репьи. Крошки Ральфа среди них не было.
  - Где младший?! - я поймал первого попавшегося ребенка, им оказался Корад.
  - С Ирлой остался, он маленький, его не взяли.
  Я облегченно вздохнул.
  -Сколько их! - восхитился Зелиан. - Откуда столько детей?! Это все твои?
  - Нет. Нарисса и Корад - дети Бестии, вот эта троица - Сверкалкины. Превратились нечаянно, теперь обратно не могут. Их отец меня уничтожит! А ты меня лечить собрался!
  - Извини, я же не знал. Но думаю, что и стольких детей можно оставить кому-нибудь. Тебе же оставили.
  - Кому? Предложи. Я и сам с ними еле-еле справляюсь, хотя я и дракон. Если только... - Мне вспомнился визит Риэллы - Ральфу с Риэллой!
  - Не хочу тебя расстраивать, но Ральф отправится с нами.
  - С одной стороны, меня это радует, потому что дело, в котором участвует Ральф, не может провалиться, с другой - на кого мне детей оставить?!
  - Дядя Дракон, - кто-то дергал меня за перепонку крыла.
  - Да? Да, Нарисса.
  - Не волнуйтесь. Мы побудем под присмотром Ирлы. Я уже взрослая, я ей буду помогать. Все будет хорошо, правда. Или мы можем отправиться с вами...
  - Нет! Вот этого точно не будет!
  - Ну, если все разрешилось, не пора ли собираться в дорогу? - вмешался Ладрин.
  На сердце у меня было неспокойно, но я кивнул. Больше мне возразить боло нечего, хотя очень хотелось.
  - Вот и славно.
  
  Глава 3
  Тень героя
  
  Как хорошо было бы отправиться в драконьем обличье. Несколько дней пути - и мы уже там, но нет, господин начальник Тайной стражи настаивал на секретности, поэтому пришлось превратиться в человека и собирать человеческие вещи, а это гораздо дольше, труднее и неприятнее, чем собирать в дорогу дракона.
  И на лошади придется трястись... Тут в дверь кто-то тихонько постучал, я даже сначала не понял, что это в дверь, решил, что просто ветер в окно. Стук повторился.
  - Кто там?! - я, отдуваясь, поставил сумку на пол, завязки никак не желали затягиваться, кажется, придется брать еще одну, четвертую сумку. - Да кто там? Входите!
  Дверь приоткрылась, и внутрь робко скользнул Эрмил.
  - А, это ты. Что-то случилось? Почему у тебя такой странный вид?
  - Господин Дракон! Возьмите меня с собой!
  Я уронил сумку, и вещи, которые упорно не впихивались внутрь, рассыпались по полу.
  - Ты с ума сошел!!! Никогда!
  - Ну, пожалуйста! Я ведь уже почти взрослый! Я могу быть вашим оруженосцем! Я могу ухаживать за лошадью, готовить еду, чистить оружие. Меня все равно скоро отдадут в оруженосцы.
  Юноша был прав, но как я буду смотреть Валату в глаза, если с его ребенком что-нибудь случится.
  - Нет.
  - Пожалуйста, - мальчишка встал на колени, глядя на меня такими глазами, что внутри все перевернулось. - Может, я смогу сделать что-то такое, из-за чего отец захочет меня признать, что-то такое, из-за чего, - он повесил голову, - я стану нужным.
  У меня в душе все переворачивалось: мало того, что приходится оставлять детей без присмотра (что-то про это скажет Мелфа); отправляться куда-то геройствовать, чего мне вовсе не хочется; так еще и решать чужую судьбу. Вряд ли Валат изменит к Эрмилу отношение, даже если мальчик в одиночку победит всех степняков. Ему не нужен этот ребенок, у него есть другие дети, законные, любимые. Но и если я сейчас не возьму мальчика с собой, неизвестно кому под начало отдаст его нерадивый отец, вряд ли он будет проверять того рыцаря как следует, Валата не волнует будущее Эрмила, а рыцари, как я убедился, бывают не только благородные. Обуза сейчас или муки совести потом?
  - Хорошо, собирайся, - тяжело вздохнул я.
  Мальчик не закричал от радости, не запрыгал, как делали Комеша или маленький Ральф, когда их желание исполнялось, он просто посмотрел, но посмотрел так, что я понял - сделаю все, что в моих силах, чтобы с Эрмилом ничего не случилось. Да и дядя его будет с нами, вспомнил я. И эта мысль мне понравилась, вот Ральф точно не оставит племянника в беде, да и брата может на путь истинный наставить, а то где это видано - детьми разбрасываться. Последние сомнения исчезли.
  - Ты так и будешь тут стоять посреди комнаты. Если не успеешь собраться, или не выспишься и будешь завтра клевать носом в седле...
  - Нет! Что вы, господин Дракон! - он вскочил на ноги. - Я! Да никогда! Не сомневайтесь! - и он, шатнувшись вперед, прижался ко мне всем телом, всхлипывая.
  - Ты что? - я отстранил его на расстояние вытянутых рук, посмотрел на мокрые щеки и зажмуренные глаза.
  - Еще никто не был так добр ко мне. Только матушка, - промямлил мальчик.
  - Перестань, - я прижал ребенка к себе, погладил по голове. - Все будет хорошо. Люди не так плохи, как кажется, ты обязательно найдешь друзей. Ты сначала думал, что и драконята не захотят с тобой играть. Однако же захотели. А теперь прекращай плакать, ты уже взрослый, мой оруженосец.
  Эрмил закивал, вытер глаза, но потом не выдержал и еще разок душераздирающе всхлипнул. Как же его успокоить?
  - Собирайся. А я тоже буду собираться. Надо обо всем позаботиться, лошадь тебе подобрать...
  - Лошадь! Настоящую?! - слезы мигом высохли. Почему-то эти четвероногие животные имели над человеческими детьми, да и над моими тоже, какую-то магическую власть.
  - Конечно настоящую, ведь ты поедешь на чем-то.
  - Вот здорово! - на этом я его выпроводил и снова принялся за сумки.
  А лошадь для мальчика действительно может стать проблемой. Нужно что-то спокойное, послушное, но выносливое. У самого-то меня теперь был такой конь. Мало того, что он воспитывался специально для меня, он еще и рожден был специально для меня. Ардан специально нашел самую послушную и добронравную кобылу, на роль отца подошел Ральфов буланый боевой жеребец. И родившегося лохматого, лопоухого рыжего жеребенка мне пришлось воспитывать с самых первый дней. Помогали мне и Ардан, и Ральф, и его величество, и герцог Роульфинг, в общем в воспитании моего боевого жеребца участвовало практически полкоролевства.
  Я и не знал, что с какой-то скотинкой бывает столько хлопот, давно все бросил бы, но Ардан заставлял. У нас еще тогда Ральф вылупился. И вот Мелфочка возилась с ребенком, а я с жеребенком. Зато результат того стоил. Янтарик не боялся драконов и драконьего запаха, признавал только меня и моих детей, отменно слушался, готов был защищать меня изо всех своих лошадиных сил, и, самое интересное, узнавал как в человеческом, так и в драконьем облике.
  А вот что делать с мальчиком? Придется, как всегда, просить помощи у Ардана. Управляющий замка не подвел, выведя утром откуда-то из глубин конюшни упитанного гнедого мерина. Эрмил был просто счастлив. Зелиану, хотя он и возражал, норовя отправиться куда-нибудь магическим путем, тоже нашли лошадку. Так что, попрощавшись с детьми, мы отправились в дорогу. Странно, я ожидал слез, но дети довольно спокойно помахали мне вслед лапками, только Ральф пару раз всхлипнул. Что я делаю? Что они тут без меня могут устроить? Настораживающее спокойствие малышей мне очень не понравилось. При первом удобном случае надо будет моим родителям весточку отправить, пусть прилетят, посидят с внуками. Они давно просились, а тут как раз и польза будет.
  
  Путь наш лежал не сразу на юг, а сначала вилял на запад - мы должны были захватить Ральфа. Встречу с другом я ожидал с нетерпением, давно не виделись, почти полтора года. Не то, чтобы не хотелось, но у нас с Мелфой семейство, у Ральфа теперь семейство. Закружишься, заморочишься с мелкими семейными делами, а год уж миновал. Может и о том, о чем просила Риэлла удастся поговорить.
  Рыцари Ладрина окружали меня, Эрмила и Зелиана плотным кольцом, то ли охраняли, то ли боялись, что я удеру. Это вместе с беспокойством за оставленных детей сильно портило настроение. Зелиан углубился в чтение какой-то книги, не обращая внимания на дорогу, если бы не рыцари, лошадка алхимика давно сошла бы на обочину и принялась бы щипать аппетитные ветки с кустов. Один Эрмил наслаждался как только мог, он то ощупывал на поясе новенький кинжал, то гладил коня по гриве, то вертел головой из стороны в сторону. На привале мальчишка замучил меня предложениями помощи, он решил отнестись к своим обязанностям оруженосца всерьез: лез за моим оружием, пытался расседлать Янтарика, чуть не был тем покусан, и, наконец, когда мальчишка, горя энтузиазмом, попытался помочь приготовить ужин, я не выдержал. Взял его за плечи и усадил на охапку хвороста.
  - Эрмил, отдохни.
  - Но... А как же помощь?!
  - Пока мы сами справимся, а ты наблюдай, учись.
  - Но я все умею! А если я не буду ничего делать, вдруг вы меня обратно отправите!
  - Успокойся, никто тебя обратно не отправит. И дела тебе найдутся, а пока осмотрись, привыкни немного.
  Так что пришлось мне заботиться и о Янтарике, и о гнедом Эрмила, и о серой лошади Зелиана: алхимик опять углубился в изучение чего-то таинственного, и животинка рисковала остаться некормленой и нечищеной.
  Эрмил все же не усидел, но теперь больше наблюдал, подавая то скребок, то другую какую мелочь.
  - Я вправду завтра все сам сделаю, - твердил он.
  Подошедший Ладрин покачал головой, глядя на нас.
  - Разбалуете вы, сэр Дракон, мальчишку. С толку собьете. Тяжело ему потом придется.
  - Почему же? - я готов был спорить.
  Но рыцарь спора не принял, только вздохнул.
  - Ужин готов.
  Слопав за несколько секунд миску каши с мясом, мой подопечный начал зевать, клевать носом, а потом и вовсе уснул, приткнувшись к груде сумок.
  - Не знаю, как насчет оруженосца, но ребенка оставляли под моим присмотром, - я укрыл мальчишку плащом.
  - Я нашел это! - вдруг вскрикнул Зелиан, перепугав лошадей. Даже некоторые закаленные в боях рыцари вздрогнули. - Я понял, почему путевое заклинание все время сбивается! Вот тут у меня хвосты торчат, а вот здесь края расходятся - вектор слетает из-за...
  - Зелиан, ты ужинать будешь?
  - Ужинать? - алхимик поднял на меня удивленные глаза.
  - А разве пора ужинать?!
  Все рассмеялись.
  Пока Зелиан ел, я подсел к нему, желая кое-что разузнать, если уж говорить с Ральфом о преворотном зелье, то неплохо было бы иметь его под рукой.
  - Что-то случилось? - алхимик оторвался от каши и проницательно посмотрел на меня.
  - Пока не случилось. Я кое-что хотел у тебя узнать.
  - Узнавай.
  - Помнишь преворотное зелье, из-за которого у меня было столько неприятностей?
  - Помню. Еще бы такое забыть.
  - Тогда зелье варила ведьма, потому что ты не владел магическими силами. Но сейчас ты тоже маг, можешь его приготовить?
  - Могу, конечно. Оно довольно простое. Когда тебе нужно?
  - Ну. Если у тебя найдутся все необходимые ингредиенты, то сегодня или завтра.
  - Хорошо.
  - Кстати, меня все мучает мысль, я хотел поговорить с тобой об этом. Если зелье такое простое, что его может приготовить любой, обладающий магическими силами, ингредиенты не редкие, то почему оно не встречается на каждом углу? Почему все не перепревращались? Почему Мориан не мог превратить в дракона или единорога, чтобы раздобыть себе ингредиенты для зелья, мышку или кого-нибудь из своих слуг.
  От взгляда алхимика захотелось поежиться.
  - Да, зелье простое. По приготовлению, но не по действию. Действует оно только на существ, обладающих разумом, так что мышки Мориану не подходили. Да и из людей не каждый сможет превратиться, для этого нужно четко знать, в кого ты хочешь превратиться, и страстно этого желать. Так что по принуждению зельем нельзя напоить, как и втайне кому-то подлить. Ведь не каждый решится раз и навсегда измениться.
  - Ясно, - честно говоря, у меня была мысль тайно подлить Ральфу зелья, жаль, что такое не пройдет. Да и вдруг рыцарю в тот момент захочется побыть лягушкой, Риэлла меня убьет.
  - Так готовить зелье или нет?
  - Готовь. Там разберемся.
  И Зелиан принялся готовить.
  Сначала рыцари недоумевали, глядя на занятие алхимика, потом, когда из котла пошла зеленая вонючая пена, Зелиана чуть не убили. Котел-то он взял общий, тот, в котором готовили еду на всех.
  Я уже хотел вмешиваться, но тот справился сам, пообещав отчистить котел до блеска. И ближе к полуночи заветный кувшинчик с зельем был у меня, дело за малым - убедить Ральфа.
  
  Дальше путь протекал без особых приключений. Со встречающимися рыцарями не сражались. Если те выказывали желание вступить в поединок, Ладрин показывал им королевскую печать, и мы спокойно продолжали путь.
   Мы просто тихо-мирно ехали по зимней дороге, иногда останавливаясь на ночлег в попадающихся на дороге деревеньках, изредка к нам присоединялся еще какой-нибудь рыцарь. Глядя на то, как эти люди сражаются в потешных поединках, я не мог понять, зачем им нужен я. Да они меня одним пальцем, что в человеческом обличье, что в драконьем.
  Эрмил глядел на тренировки отрыв рот. Не выдержав, он подошел ко мне и просил, чтобы я его тоже научил драться. Пришлось идти на поклон к Ладрину. Рыцарь зыркнул на меня, но ничего не сказал и с этого дня с мальчиком занимался кто-то из рыцарей. Эрмил был счастлив несмотря на синяки. Он даже чересчур старался, так что утром мог с трудом встать и в седле клевал носом.
  Но вот однажды днем впереди на дороге замаячила фигура всадника на могучем буланом коне. Ральф! Я пришпорил Янтарика и, растолкав охрану, погнал жеребца навстречу другу.
  - Дракон! - рыцарь раскинул руки, приветственно воздев копье в воздух.
  - Ральф! - мы ссыпались с лошадей и крепко обнялись.
  - Как я счастлив тебя видеть!
  - Я тоже!
  Мы несколько минут простояли просто разглядывая друг друга и счастливо улыбаясь.
  А ведь Риэлла права. Время не стоит на месте. Передо мной уже не безусый юноша, почти мальчик, только что ставший рыцарем, даже не молодой мужчина, начинающий жизнь, а взрослый человек. Еще немного и начнется старость. Ральф стал теперь выше меня в человеческом обличье, хотя статью до брата не дотягивал, пойдя тонкостью в матушку, но слабым его не назвал бы никто. Победитель более чем тридцати королевских турниров, лучший рыцарь Салисии. Почему же век людей так короток?! Вот и первые морщинки в уголках глаз. Вот и первые седые волосы. Сердце заболело, будто в него меч вонзился. Я буду не я, если не сделаю друга драконом.
  
  ***
  
  В замке царила непривычная тишина. Комеша и Ральф, оставшись без отца, утратили весь боевой задор и теперь походили на тени самих себя. Когда некому возмущаться шалостям, зачем шалости? Остальные, лишившись заводилы, тоже не знали, чем заняться. Нарисса отвернулась от окна, оглядела понурившихся драконят.
  - Так и будете сидеть, нос повесив?
  - А что делать? Без папы грустно, - Комеша тяжело вздохнула. - Да и Эрмил тоже уехал. Почему его взяли с собой, а нас нет?! Он ведь хрупкий человек, а мы - сильные, непобедимые драконы.
  - Это людские дела, потому и не взяли. Может, утащим мечи из оружейного зала и поиграем? - предложил Корад.
  - Можно на чердак забраться! Я видел там много интересного, - предложил Ландыш. - Можно будет поиграть в вампиров.
  - А можно забраться в погреб и съесть варенье из горшочков и вкусные копченые окорока, - внес свою лепту Ральф.
  Малиновая драконша презрительно фыркнула.
  - Я думала вы взрослее. Что ж, одной даже и лучше будет.
  - Что ты задумала?! - встрепенулась Комеша.
  - Ты знаешь, куда отправился твой отец?
  Маленькая драконишка покачала головой.
  - Он не сказал. Наверное, опять по каким-то своим посольским делам. Он часто отлучается. Только тогда с нами мама остается. А сейчас ни мамы, ни папы. Ты знаешь больше?
  - Знаю. Я случайно услышала, как Дракон говорил с тем рыцарем.
  - Так вот куда ты отлучалась из зала! Подслушивать! - возмутилась Комеша.
  - А даже если и так. Зато теперь я знаю кое-что важное.
  - Это подло!
  - Может и подло, зато неосведомленным не останешься. Так говорить? Или услышать что-то добытое таким способом выше твоего достоинства?
  - Говори! - почти прорычала рыжая драконишка.
  - Он отправился останавливать нашествие. Один против тысяч степняков.
  - Но с ним же были те рыцари... - робко вставил Корад.
  - Да что они могут! Горстка людей в железе. А там огромная армия и с ними стаи виверн. Представляете! Стаи чудовищ вроде тех, что напали на нас! А он отправился туда в человеческом облике! Вдруг он не успеет стать драконом, и его съедят! Люди такие хрупкие.
  Комеша, не отрываясь, смотрела на старшую подругу, в широко раскрытых глазах дрожали слезы. Драконишка сорвалась с места, Нарисса едва успела перехватить ее на бегу.
  - Стой! Мы еще не все обсудили!
  - Папка! Его нужно спасать!
  - Я рада, что ты все верно поняла. Но сначала нужно обдумать, что мы будем делать.
  Драконята обступили Нариссу кружком.
  - Что нам делать?!
  - Сначала давайте решим, кто пойдет.
  - Чего решать?! - возмутился Ирис. - Все пойдем!
  - Нет, все мы пойти не можем, - драконша выразительно скосила глаза на крошку Ральфа. Тот поднял глаза, увидел, что все смотрят на него, и возмущенно запищал.
  - Нет! Я пойду!
  - Ральф! Ты еще слишком маленький! - возмутился Корад.
  От этих слов у самого маленького драконенка задрожал подбородок.
  - Я - большой! Я тоже буду спасать папу! А если не возьмете, я все Ирле расскажу и она вас запрет! Тогда никто не пойдет!
  Все возмущенно заверещали.
  - Вот ябеда! - возмутился черный драконенок. - Больше не буду с тобой играть.
  Ральф всхлипнул, но решительного вида не утратил.
  Нарисса отвела взгляд от малышни, посмотрела в окно. Уж ее-то точно не смогут запереть, но много ли она сможет сделать в одиночестве? Драконша прекрасно понимала, что до обретения полной силы взрослого дракона ей еще расти и расти, но со всей компанией вместе... Тем более, трое из них - дивные звери. Вдруг кого-нибудь ранят, и потребуется срочное исцеление. Взгляд малиновой драконишки затуманился, она представила, как спасает серого дракона, как он замечает, что она уже вовсе не малышка, а симпатичная девушка. Нарисса тяжело вздохнула, отрываясь от радужных мечтаний, и обратилась к Ральфу:
  - Кто-то должен остаться в замке. Вдруг твоя мама вернется. Ты должен будешь ей обо всем рассказать. Ты маленький, тебя она ругать не будет. А любому другому из нас сильно попадет. Да и Ирле тоже нужно будет рассказать, чтобы никто не беспокоился.
  Ральф несколько раз душераздирающе всхлипнул, надеясь, что старшие товарищи пожалеют его, но, видя, что те неумолимы, согласился.
  Драконята собрались в дорогу и поздним вечером, отворив окно в спальном зале, улетели спасать серого дракона.
  Такое время Нарисса выбрала нарочно, чтобы их никто не заметил. И она, и Корад могли, став незаметными, покинуть замок в любой момент, но ни Комеша, ни единорожки, в драконьем обличье, маскироваться, сливаясь с окружающим миром, пока не умели. Хорошо хоть летали все нормально. Каждый нес с собой запас еды, несколько одеял и человеческую одежду. Никто из них еще не превращался в человека, но вдруг это понадобится, Нарисса хотела быть готовой ко всему. Сумели же единороги превратиться в драконов, может, и в людей смогут. Тогда можно было бы ходить на разведку, не рискуя кого-нибудь напугать. Было в сумках и кое-что еще - несколько горшочков с серой и зеленой краской.
  Ближе к утру, когда небо на востоке уже начало светлеть, Ясная пожаловалась на усталость.
  - Вон смотрите, какой-то город! - Комеша указала на крепостные стены и лепившиеся друг к другу дома. - Давайте там остановимся!
  - Забудь про города! - рявкнула на нее Нарисса. - Мы будем ночевать вдали от людей! Сейчас люди для нас опасны!
  - Но я уже раньше была в человеческих городах! С папой!
  - Не забывай, тогда с тобой был твой отец! А он особенный! Люди к нему по-особенному относятся! Да даже если нас и не обидят, то могут вернуть домой. И тогда нас запрут, и мы ничем не сможем помочь твоему отцу.
  Отдохнуть и перекусить они остановились на лесной полянке, в самой глубине леса, чтобы никто не заметил. Развели костер, разложили одеяла и улеглись вместе, одним клубком, чтобы не замерзнуть.
  - Комеша, - позвала Нарисса рыжую драконишку.
  - Да.
  - Что ты такая невеселая? Что-то случилось?
  - Я сомневаюсь в том, правильно ли мы поступаем.
  - Почему?
  - Если бы папа хотел, чтобы мы ему помогали, он взял бы нас с собой.
  - Он просто, как и всякий отец, беспокоится, - Нарисса хотела добавить что-нибудь еще убеждающее, но Комеша закрыла глаза и, положив голову на спину Ясной, сделала вид, что спит. - Не хочешь говорить, ну и не надо. А если кто боится, я никого не держу! - на бурчание малиновой драконишки никто не ответил, утомившись за долгий перелет, маленькие дракончики уже крепко спали.
  
  ***
  
  -А это кто? - Эрмил, не решавшийся отлучаться от меня, чуть не стоптал нас лошадью.
  -А это твой племянник. Знакомься. Его зовут Эмил.
  Ральф повернулся ко мне, на его лице застыло недоуменное выражение:
  - Какой племянник? - рыцарь ничего не понимал.
  - Такой. Самый обыкновенный. Сын твоего старшего братца, - и я вкратцу описл ситуацию.
  Бедный ребенок сжался в седле, стараясь слиться с лошадью. Ральф посмотрел на него, потом на меня.
  - Этого не может быть!
  - Однако твой брат сам это подтвердил. И отослал мальчишку куда подальше, ко мне.
  Рыцарь потемнел лицом.
  - Что ж. Пусть будет так, - он повернулся к Эрмилу.
  - Почему ты меня так боишься мальчик?
  Не сиди Эрмил на лошади, а стой на земле, он непременно спрятался бы мне за спину.
  Пожалев ребенка, я перебил Ральфа.
  - Перестань. Дай ему немного к тебе привыкнуть. Увы, он не избалован хорошим отношением, а ты для него воплощение всего самого плохого, что он видел.
  Рыцарь прищурился, даже зубами скрипнул, чуть отступил.
  - Ладно, что ж. Будем приручать племянника, как лесного зверька, - сказал он почти беззвучно.
  Тут, к нам, видимо решив, что мы достаточно наговорились, подъехал Ладрин.
  - Сэр Ральф.
  - Сэр Ладрин. Рад видеть вас.
  - Взаимно.
  - Рад так же, что вы к нам присоединились, а то сэр Дракон сильно сомневался, стоит ли ему ехать.
  Удивленно вскинув брови, Ральф посмотрел на меня.
  - Почему? Я нисколько не сомневался в том, что ты захочешь помочь. Из тебя получится самый лучший герой. Я хотел вызваться сам, но понял, что его величество нашел гораздо лучший вариант.
  - Ральф, ты такой же сумасшедший, как и все эти люди, если думаешь, что я стал лучше сражаться с тех пор, как ты меня учил биться на мечах, или у меня прибавилось силы и ловкости.
  - Сражаться на мечах тебе не придется. Поединков не будет. Соревнования у кочевников предполагают собой задания, которые герои должны выполнить. А там уж мы поможем. Да и ты в любой момент можешь принять свой настоящий облик. Конечно, это нечестно, - рыцарь на несколько мгновений прикрыл глаза, потом посмотрел на меня. - Но с их стороны было нечестным явиться таким числом. Мы спасаем свою страну.
  - Значит, по-твоему, спасать страну можно любой ценой? Даже пойдя против чести?
  Ральф немного опустил голову и вновь прикрыл глаза, словно стыдился смотреть мне в глаза.
  - Да. Это наша родина. Мы должны защищать ее любой ценой. Кровью, жизнью, честью.
  - Что же, раз ты так говоришь...
  - В седла! - напомнил о себе Ладрин.
  Я послушно вскочил на Янтарика. Что же случилось с тобой рыцарь? Кто переубедил тебя? Прежний Ральф никогда не пошел бы против своей чести. Положил бы жизнь, отдал бы душу, но остался чист. Впрочем, ты, Дракон, тоже никогда раньше не согласился бы на столь безумное предприятие. Тем более, не оставил бы детей без присмотра. А и так ли не прав Ральф. Угрожало бы что твоему народу, разве не любой ценой ты искал бы победы. Так что зря я сужу рыцаря, не о том думать надо. Надо думать, как убедить его стать драконом, или погодить до конца похода? Нет уж, неизвестно, что может случиться, если и действовать, то прямо сейчас.
  К вечеру отряд подъехал к небольшой деревеньке. Ладрин принял решение остановиться на ночлег в ней. Староста живо распределил по домам два с половиной десятка рыцарей. Мы с Ральфом и Эмилом попали в один дом, что очень нас устроило. Ладрин глянул подозрительно, но ничего не сказал, направившись к старостину дому.
  Хозяева дома, пожилая, но крепкая еще пара, быстренько накрыли на стол и сами присоединились к нам, выпытывая новости. Хорошо им, наверное, тут живется, мне много усилий пришлось приложить, чтобы в моих землях так легко и просто принимали в доме рыцаря. Надо будет завтра у Ладрина спросить, чьи это земли.
  Плотно поужинав кашей с молоком, Эрмил начал клевать носом. Я легонько толкнул его в плечо.
  - Иди спать.
  - А?! - вскинулся мальчик, потер глаза.
  - Пойдем, - хозяйка дома поднялась из-за стола и поманила Эрмила за собой. - Я там мяконько постелила.
  Мальчик вопросительно посмотрел на меня.
  - Иди-иди, а то опять завтра будешь в седле спать.
  Кивнув, Эрмил выбрался из-за стола, и, бросив на Ральфа боязливый взгляд, отправился за хозяйкой.
  - Да что с ним? - печально вздохнул Ральф. - Почему он так меня боится? Я же ведь ничего ему не сделал! Или родной отец так себя вел с ним, что он теперь будет бояться всех членов нашего семейства?
  - Да нет, Валат не был с ним груб, - я внимательно изучил травяной отвар в своей кружке, поднял взгляд на замершего и развесившего уши хозяина дома, - он просто избавился от него, когда ребенок больше всего нуждался в тепле и заботе. Знаешь, зачем он оправился со мной? Хочет стать нужным. Нужным своему отцу. Сделать что-то такое, чтобы тот его заметил. И тебя он поэтому боится, боится, что ты так же его оттолкнешь. Или, еще хуже, сделаешь так, чтобы и я от него отвернулся.
  - Сволочь! - Ральф так заскрежетал зубами, что у хозяина дома тут же нашлись какие-то срочные дела. - Если уж ребенок есть, то ты должен заботиться о нем, законным путем он родился или нет!
  Эта фраза подала мне мысль с чего начать разговор о другом.
  - А как у тебя дела? Как Риэлла? Как Мирелинка?
  - Все хорошо. Они остались дома, - на губах рыцаря появилась мягкая, светлая улыбка.
  - Как дочка, растет?
  - Растет, - вновь еще одна улыбка. - Только медленно. Человеческие дети в ее возрасте уже бегают и лопочут, а она только ползать учится.
  - Ничего, еще десяток лет, научится превращаться, будет летать и вопить.
  Дочка Ральфа была зачата в человеческом обличье, так что Риэлле пришлось вынашивать ее тоже в человеческом виде, а потом и рожать по-человечески, терпя родовые муки. А ребенка родить, это не крошечное, по сравнению с драконшей, яйцо снести. А этот... рыцарь... не ценит такую женщину, что ради него!..
  - Да. Поскорее бы. У тебя Комеша когда заговорила?
  - Ну, эта мелочь рыжая научилась говорить где-то в месяц, а летать и того раньше. Но не забывай, что она родилась драконом. Ральф позже, где-то в год научился говорить, а летает и по сию пору плохо. Так что у всех все по-разному. Ну а ты как себя чувствуешь?
  Ральф захлопал глазами.
  - Ты про что?
  - Про то, что ты ребенка сиротой оставляешь.
  - Я? Но я не мог не отправиться в этот поход! Позволить тебе отправиться одному!
  - Причем здесь поход! Почему ты не послушал Риэллу?
  - В чем я ее не слушал?
  - Почему ты не хочешь выпить преворотное зелье и стать драконом?
  - Она все-таки летала к тебе!
  - Да. Летала! Ты видел до чего ты ее довел? Видел на что она похожа в человеческом облике?!
  Ральф озадаченно посмотрел на меня.
  - Я Риэллу уже несколько месяцев не видел в человеческом облике. Я думал это из-за того, что она хочет меня наказать, лишив своего общества.
  - Дурак, - невольно вырвалось у меня. Рыцарь сверкнул глазами. - И все-таки почему ты не хочешь послушать свою женщину?
  - Дракон, я рожден человеком. По образу и подобию Божьему, и хочу умереть человеком...
  Я не дал договорить:
  - А не мерзким чудовищем!
  - Дракон! Опять ты с этим! Я не считаю ни тебя, ни кого-то из твоего народа чудовищами! Тем более мерзкими!
  - Почему же тогда не хочешь стать драконом?
  - Дракон, как ты это себе представляешь? Я - рыцарь.
  - Зачем тогда было соблазнять Риэллу? Зачем было влюблять ее в себя, чтобы бросить несчастной вдовой, с ребенком на руках. Ты хочешь оставить Мирелину сиротой?
  - Да почему ты так говоришь? Я же не собираюсь погибать!
  - Увы. Людям не дано жить столько, сколько драконам. Ведь способностей к магии у тебя нет, и магическими силами ты не сможешь поддерживать в себе жизнь. Сколько ты еще можешь прожить? Сорок, пятьдесят лет? - на этих словах в груди у меня заболело так, хоть вой. - Твой ребенок к этому времени будет подростком, требующим очень много внимания, больше, чем обычный человеческий подросток. Ты уверен, что Риэлла справится с ней? Да еще все это будет омрачено потерей отца и мужа. Вспомни, что было, когда вы вытащили меня из ямы Макрия. Я утратил разум, стал зверем. А с подростками, это случается очень легко. Чуть отвлекся, недосмотрел... Ее придется убить. За ней будут охотиться и люди и драконы, а она будет охотиться за всеми.
  - Ты меня пугаешь!
  - Скорее не рассказываю всех ужасов, чтобы ночью спать мог. Хотя не знаю, может, зря жалею. Ведь у вас с Риэллой могут быть и еще дети. Вообще младенцы сиротами останутся? Или ты будешь воздерживаться и сделаешь женщину совсем несчастной?
  Ральф подавленно опустил голову.
  - Я подумаю. То, что ты говоришь... Это страшно. Но я не могу вот так сазу становиться драконом!
  - Не нужно сразу. Подумай. Может, ты найдешь в себе силы порвать с Риэллой сейчас, чтобы она не мучилась, а Мирелина не привыкала к тебе. Мой брат до сих пор локти себе кусает, что не разглядел такую женщину. Любой дракон будет рад принять их под свое крылышко. Риэлла потоскует-потоскует и забудет тебя, ее утешат.
  У Ральфа от гнева ноздри раздулись как у породистого жеребца.
  - Готов ты отпустить ее?
  - Нет, ты не дракон! Ты змей! Где твое зелье? Пока я в нужном настроении. Придется вам участвовать в походе без меня.
  - На том и стоим. Не переживай, управимся как-нибудь, - я улыбнулся и поднялся из-за стола. Зелье лежало у меня в сумке.
  Вдруг из той, комнаты, что отвели нам радушные хозяева, раздался сдавленный крик, перешедший в сдавленный кашель, а потом в утробный рык. Тут же послышался грохот, стены задрожали, домик пошатнулся.
  Не раздумывая, я прыгнул через скамейку, и помчался на звук. Ральф лишь немного отставал от меня.
  Перегородка комнаты ввалилась внутрь, засыпав пол сухой глиняной крошкой. За обломками перегородки и обрывками занавесей ворочалось что-то большое и неуклюжее.
  - Света! - я отнял у вышедшей на шум дрожащей от испуга хозяйки светильник и шагнул в комнату. За спиной зашуршал вынимаемый из ножен меч.
  Слабый свет выхватил большие круглые испуганные голубые глаза, клиновидную морду, начинающие пробиваться рожки.
  - Драконенок! - удивился сзади Ральф. Испуганно взвизгнула женщина, а я тратил все силы, чтобы удержаться на разом ослабевших ногах. - Откуда ты здесь взялся?! Где твои родители?
  Драконий ребенок жалобно всхлипнул, так что пробрало даже хозяйку. Она перестала причитать в страхе и теперь смотрела скорее с любопытством.
  - Вот знаешь, - обратился я к виновнику переполоха. - Вот можно было бы все исправить, выпорол бы тебя до кровавых слез.
  Дракончик не выдержал и заплакал, размазывая с трудом подчиняющейся лапкой слезы по мордочке.
  - Дракон, что случилось? Это какой-то твой знакомый? А где Эрмил? - вдруг заметил рыцарь отсутствие племянника.
  - А ты до сих пор не догадался? Я-то думал, у двери мыши шуршат. А это он. Подслушивал! - голова дракончика лишь слегка качнулась от подзатыльника, а я руку поцарапал о начинающую твердеть чешую. - Он хотел стать драконом и стал им.
  - Так это?! - Ральф прислонился к дверному косяку, в ужасе глядя на драконенка. Тот глядел на нас все испуганней, слезы текли все чаще, звонко капая на деревянный пол.
  - Да. Твой родной племянник. Теперь дракон. Вот только тебе зелья не осталось.
  Эрмил неловко дернул крыльями, будто хотел встать, но у него ничего не получилось.
  - Мама, - прошептал дракончик и разрыдался как следует с подвыванием.
  - Ах вы изверги! - я получил весьма чувствительный удар кулаком между лопаток. - Ели дитё не человеческое, то можно мучить, как хочется?! - хозяйка дома оттолкнула меня в сторону и, подойдя к Эрмилу, обняла его за шею. - Не плачь, маленький, все уладится.
  Драконенок уткнулся носом в передник и только тихо вздрагивал. Мне стало стыдно. Ну что накинулся на ребенка, исправить-то все равно ничего уже нельзя. Нет, чтобы помочь и поддержать, надо было грозить наказанием. А все потому, что я разозлился из-за того, что это зелье было предназначено для Ральфа. Ведь я уже уговорил рыцаря, он готов был выпить, а удастся ли это в следующий раз, когда зелье вновь появился.
  - Спасибо тебе, добрая женщина, что вразумила, - я поклонился хозяйке дома. - Не найдется ли у тебя...
  Через некоторое время Эрмил спал, напоенный горячим молоком, в которое добавили изрядную долю медовухи, а мы с рыцарем сидели и решали, как быть дальше.
  - Возвращаться нельзя, - покачал головой Ральф. - Но и брать с собой драконенка - безумие.
  - И не оставишь нигде. Ехали бы в другом направлении, там проще было бы. И ваши земли, и земли барона Арелия. Здесь же...
  - Завтра надо поговорить с Ладрином, может он что-нибудь сможет придумать.
  - Был бы наш маг толком обучен, можно было бы отправить его вместе с драконенком в мой замок.
  Утром предводитель рыцарей был просто в бешенстве. Он чуть не порвал несчастного Эрмила на кусочки. Не вступись я, ребенка опять бы довели до нервного срыва, а я вчера говорил, как вредны нервные нагрузки подросткам драконьего народа.
  - Хватит! Нужно придумать, как отправить его туда, где о нем позаботятся. Орать я тоже могу.
  Ладрин мигом превратился в невозмутимую, холодную статую.
  - У меня нет возможности обезопасить вашего любимчика, распылять силы и отправлять кого-то в сопровождение, я тоже не могу. Так что думайте сами. Но чтобы к вечеру этого недоразумения в отряде не было.
  - Но сэр рыцарь, - попробовал возразить Зелиан. - Я бы мог...
  - Нет!
  - Хорошо, - я разозлился. - Я сам отвезу мальчика куда нужно. А вы, не распыленным отрядом куда хотите, туда и езжайте.
  - Я был с самого начала против того, чтобы героем вбирали вас! Помимо сумасбродных эгоистов, у которых нет иных достоинств, кроме возможности обращаться в дракона, у нас есть много достойных рыцарей.
  - Жаль, что эти достойные люди остались дома, а ехать пришлось мне. О, ведь это и исправить можно в любой момент. Зато я не понимаю одного. Как начальником Тайной стражи стал такой невыдержанный, истеричный человек. Странно.
  Ладрин побелел, затем покраснел, стиснул кулаки, готовясь вывалять меня в грязи.
  - Хватит ссориться, - вмешался Ральф. От спокойного голоса рыцаря все разом остыли. - Почему бы мальчику не отправиться с нами. За время путешествия сэр Дракон научит его пользоваться новоприобретенным телом, и молодой дракончик сможет нам быть полезен.
  - Мы с таким трудом удерживали все в тайне. Из-за присутствия этого драконьего недоросля все пойдет прахом, - Ладрин недобро зыркнул на драконенка. Тот сжался и постарался спрятаться за мою спину, что, впрочем, не получилось - дракончик из мальчишки получился крупненький, немного угловатый, но вполне ладный. Светло-серый, почти белый с темной плоской вдоль хребта. Не знай я, что здесь поработало преворотное зелье, решил бы что это мой близкий родственник, или того хлеще - неизвестный отпрыск.
  Утром Эрмил потренировался немного с лапками, крыльями и хвостом и теперь мог хотя бы ходить потихоньку, не наступая на крылья и не путаясь в конечностях. Осталось еще с хвостом разобраться, а то эта часть тела жила какой-то собственной жизнью, устраивая хозяину всевозможные пакости: то ноги переплетет, то неожиданно по голове стукнет, а то и вовсе обовьется неожиданно вокруг чего-нибудь. Мелфа привыкала к драконьему обличью гораздо легче, как-то сразу осознав себя драконшей, только летать училась, а у Эрмила что-то ни с чем не ладится. Может, так происходило, потому что Мелфа была взрослой.
  - А мне так не кажется, - заупрямился Ральф. - У кочевников есть виверны, почему бы и нам не иметь ручную ящерицу? Как они смогут доказать, что с нами не безмозглая скотина?
  - Ральф! Как ты можешь такое говорить? - возмутился я, гладя драконенка по голове. - Это очень опасно! Да, возможно, кочевники не догадаются, зато виверны сразу учуют драконьего детеныша и съедят его!
  - Я могу замаскировать запах и изменить цвет.
  Больше всего мне хотелось пристукнуть Зелиана, но я сдержался.
  - Хорошо. Если ты сделаешь так, чтобы я в своем истинном обличье не узнал этого ребенка, он отправится с нами.
  Эрмил оживился. Ладрин расстроился. Но больше всех был доволен Ральф.
  - Не радуйся, на следующем привале я попрошу Зелиана сварить еще зелья.
  - Ну уж нет. Чтобы вы раздумывали брать меня с собой или нет. Все превращения исключительно после похода.
  - А у меня больше нет необходимых ингредиентов, - расстроил меня алхимик.
  - Эх. Что же ты такой незапасливый!
  - Извини,- совсем невиновато ухмыльнулся этот нахал.
  
  Глава 4
  Дорожные неприятности
  
  Чем дальше на юг мы забирались, тем почему-то холоднее становилось. Я полюбопытствовал этим фактом у Зелиана. Тот, что-то увлеченно выписывающий из толстенного фолианта, разложенного на холке кобылы, отделался невнятным бурчанием о центре материка, теплых течениях и горных хребтах. Сообразив, что трясти алхимика сейчас бесполезно, я плотнее подоткнул одеяла, укутывавшие Эрмила. Для драконенка, не успевавшего за лошадьми, пришлось купить повозку, что вызвало очередной приступ недовольства у Ладрина.
  Янтарик подо мной недовольно пофыркивал и норовил с кем-нибудь подраться, наверное, считал, что мне слишком скучно ехать спокойно. А тут еще метель как назло началась, так что к очередной деревеньке мы еле выбрались. В этот раз повезло хотя бы в том, что деревенька была довольно большой. При ней даже постоялый двор имелся. И что радовало еще больше, мы все там уместились.
  Даже присутствие Эрмила никого не удивило - его приняли за ручную виверну. Зелиан постарался на славу, даже я не смог бы отличить драконенка от ящерицы.
  Непогода за стенами разыгралась не на шутку, так что было особенно приятно обогреться у очага, слушая завывание вьюги, бессильный стук ветра в ставни. Посидеть в общем зале с редкими путешественниками.
  Хозяин постоялого двора устроился на скамейке у камина, в надежде, что разомлевшие от хорошей еды путешественники поделятся последними новостями.
  - Не подскажете ли, почтеннейший, - обратился к хозяину Ладрин. - Надолго ли сие непотребство, - рыцарь качнул головой в сторону окна.
  - Так по-разному. Как уж Бог велит. Бывает, и на неделю закрутит, из дому не выберешься, а бывает, ночь помутит и уляжется.
  - Понятно, спасибо, - предводитель отряда повернулся к Зелиану.
  - Я честный маг, а не предсказатель погоды, - пресек любую надежду алхимик.
  - Что же, проявим смирение пред волей Божьей, - Ральф поднялся со своего места. - Значит так угодно высшим силам.
  Ладрин, хотевший выругаться, поспешно закрыл рот. Как после таких слов поругаешься? Предводитель рыцарей лишь нахмурился и отправился в свою комнату, часть рыцарей тоже разошлась. Остались только мы с Ральфом, да еще тройка людей из отряда. Из остальных постояльцев тоже многие отправились спать.
  Как хорошо бывает посидеть вот так в тепле и покое, наблюдая за поднимавшимся над чашкой с травяным отваром парком. От темной жидкости тянуло ароматом земляники. Это Зелиан постарался. Сам алхимик отчего-то ничего не записывал, а задумчиво вглядывался в свою чашку.
  - Кто-то приближается, - вдруг сказал он.
  И действительно в дверь заколотили. Хозяин подхватился, шустро подбежал и впустил новых гостей. В клубах пара и хороводе снежинок внутрь ввалилось четверо. Двое крупных мужчин, из тех, о которых говорят, косая сажень в плечах. Невысокий хлипкий мужичок с длинными усами, и закутанная в несколько плащей фигура, судя по выбивающимся из-под плаща огненно-рыжим прядям, женская.
  - Хозяин, там о конях надо позаботиться, - пробасил один из здоровяков.
  - Не волнуйтесь, ваша милость. Все будет в лучшем виде.
  Мигом кто-то из слуг вылетел в метель, две служанки торопливо накрыли на стол. Усталые гости расселись за столом. Женщина откинула с головы капюшон, обвела зал яркими зелеными глазами. Хороша, сил нет. Один из ее спутников увидел, что я застыл с открытым ртом и рассмеялся, а потом что-то прошептал женщине на ухо. Красавица покраснела и бросила на меня быстрый взгляд из-под длинных ресниц.
  Ральф с улыбкой толкнул меня под столом.
  - Все Мелфе расскажу.
  - Рассказывай. Но правда эта девица похожа на мою Мелфочку, когда та была человеком.
  Рыцарь покачал головой.
  - Дракон, ты безнадежен. Даже наябедничать на тебя нельзя. Во всех женщинах ты видишь только свою жену. Да и не похожа она нисколько. Хоть и красива, а как-то неприятна.
  - Ральф, у тебя потрясающее чутье, - вмешался в наш разговор Зелиан. - Эта женщина - ведьма.
  От этих слов меня передернуло, о ведьмах у меня остались самые неприятные воспоминания.
  - И она путешествует так открыто?
  - А кто узнает? - удивился Зелиан. - Не каждый же день в трактире они натыкаются на мага.
  - Интересно, кто такие эти люди, если путешествуют с ведьмой?
  - А мне не интересно, - Ральф поднялся из-за стола. - Дракон, пошли спать. Вдруг завтра с утра буря все же закончится, хотелось бы отправиться пораньше.
  - Хорошо. Заодно проверим как там Эрмил.
  - Давайте, - кивнул алхимик. - А я еще посижу.
  - Давай.
  Драконенок уютно посапывал, растянувшись на всю комнату. Я тихонько прикрыл дверь, развернулся и почти столкнулся с ведьмой.
  - Ой! - от неожиданности женщина чуть не упала. Я придержал ее под локоть. - Господин мой, вы столь неосторожны в движениях.
  - Извините, - буркнул я, стараясь выскользнуть, но оказался прочно прижат к стене. Больше груди ведьмы уперлись в меня как подушки. Вроде и не сильно, только вот от чего-то стало тяжело дышать, голову будто пламенем охватило.
  - Во искупление вины может господин проводит меня до моей комнаты.
  - А г-г-где она, - я всеми силами старался оттолкнуть женщину, а она прижималась все сильнее и сильнее. Рука ведьмы скользнула под куртку, а вторая... О-о-о! Я чуть по стенке на пол не сполз, но все же разум до конца не растерял и начал сосредоточенно отбиваться. Но женщина была мастерицей своего дела, каждое свое и мое прикосновение она превращала в ласку.
  Я не понимал, зачем она это делает. И вдруг рядом раздался возмущенный вопль.
  - Что ты делаешь?!
  Ну все, сейчас меня спасут!
  Женщину оттащили в сторону, на меня глянул один из громил ее сопровождающих.
  - Ты что творишь с моей женой, подонок?! - кулак незнакомца попытался познакомиться с моим лицом, но я пригнулся, и пострадала стена. Мужчина взвыл, тряся кистью.
  - Спасибо тебе! Спасибо! - ведьма кинулась мужу на шею. - Ты так вовремя пришел! Этот мерзавец хотел меня обесчестить! Прямо здесь в коридоре!
  - Что?! - завопил теперь я. - Да ты сама на меня накинулась, как кошка весной! Кто еще кого хотел обесчестить!
  - Как ты смеешь оскорблять благородную даму! - возмутился мужчина. - Да я тебя уничтожу! - он полез за мечом.
  И тут на шум вышли Ральф и Ладрин.
  - Что здесь происходит? - поинтересовался предводитель отряда.
  - А вы кто? - прорычал почти рогатый муж, женщина за его спиной выглядела невинной и кроткой, как овечка.
  - Я - сэр Ладрин Аргольский. Этот человек сейчас находится под моим началом.
  - Хорошо же вы следите за своими подчиненными, сэр рыцарь.
  - До сих пор никто не жаловался. Что вы хотите за причиненный ущерб?
  - Что я могу хотеть?! Конечно поединка! Если это ничтожество рыцарь, если же он обычный простолюдин, то я просто возьму его жизнь.
  - Он благородный рыцарь.
  - Благородный! Ха! И я сражусь только с тобой, - мужчина навис надо мной, - никаких отводов! - Он забрал свою жену и увел.
  Тут Ладрин схватил меня за плечо и затащил в комнату. Я узнал ту, которую выделили нам с Ральфом.
  - Как вы могли?! У нас такая важная миссия, а вы чужих жен соблазняете! Если делаете что-то подобное, то делайте по уму, чтобы не застукали.
  - Она первая начала!
  - Как не стыдно сваливать все на даму!
  - Я не трогал ее!
  - То-то у вас обоих был такой растрепанный вид. Может вы хотели взять женщину силой?
  - Или она меня!
  - Не смейте...
  - Стойте! - Ральф стал между нами. - Дракон, успокойся! У тебя уже чешуя через кожу пробивается. Если ты в ярости превратишься и разрушишь постоялый двор, ни к чему хорошему это не приведет. А вы, сэр, все же дайте Дракону объяснить случившееся. А то вы верите первому встречному, а слова своего человека оставляете без внимания. Итак, что же там произошло? - серые глаза рыцаря обратились ко мне.
  - Я не знаю, - я опустил взгляд в пол, стараясь успокоиться и справиться со стыдом. - Я проведал Эрмила, вышел из комнаты и столкнулся с этой женщиной. Поддержал, чтобы она не упала. А она вдруг... Я никак не мог с ней справиться, - стыд опять накрыл с головой, казалось, лицо сейчас загорится. - А потом появился ее муж и сказал, что это я пристаю к его жене.
  Ладрин, нахмурившись и прищурившись, хотел что-то сказать, но Ральф его опередил:
  - Понятно.
  - Что вам понятно, сыр Ральф?
  - А вы не поняли? Это же обычна ловушка. Кто-то придумал способ остановить нашу миссию, или подловить сэра Дракона. Он в Салисии персона вполне популярная, у него много почитателей, но и много врагов.
  - Я!..
  - А вам надлежало быть прозорливее. Сэр Дракон несомненно доблестен и смел, но в людских делах несколько наивен.
  Мы с Ладрином стыдливо потупились. Я из-за собственной бестолковости и наивности, он из-за того, что плохо подумал обо мне.
  - Извините, сэр Дракон.
  - Да чего уж там. Надо придумать, что теперь делать.
  - Да ничего не нужно думать. Я завтра выступлю твоим защитником.
  - Нет, Ральф. Ничего не получится. Он же ясно сказал, что не примет отвода.
  - Можно использовать ту же историю, что и при поездке на поединок.
  - Нет, тоже не подходит. Он может затребовать освидетельствования у лекаря. И лекарь не найдет ни ран, ни их следов.
  - Но ведь никакого причинения ущерба чести дамы не было... Мы можем доказать несправедливость обвинений, - Ладрин переводил взгляд с меня на Ральфа.
  - Доказать нашу правоту очень сложно. Да и очень много времени потратим. Пока обратимся к мировому судье, а судить барона он не может, значит, разбирательство придется передавать на королевский суд. Я буду сражаться сам.
  - Дракон, не глупи. Ты видел этого человека. Судя по всему, он очень хороший боец.
  Я посмотрел Ральфу в глаза.
  - Ты мне так не доверяешь, или считаешь таким беспомощным?
  Рыцарь осекся.
  - Не волнуйся, Ральф. Все будет хорошо.
  - Ох, не нравится мне твоя улыбка. Ну да ладно. Если что, я не в стороне стоять не буду. Вмешаюсь в бой.
  - А как же честный поединок? - уже откровенно ухмыльнулся я.
  - Честный поединок - это когда равный сражается против равного. А здесь будет убийство беспомощного сильным.
  - Я с тобой согласен. Но... Завтра все сам увидишь.
  В отличие от Ральфа я не волновался. Не ворочался в кровати и не вздыхал. Я знал, что буду делать. Хватит уже подставлять человека вместо себя. Он гораздо беспомощнее и слабее меня, а главное - уязвимее.
  Утром, проснувшись раньше рыцаря и, не услышав за окном завывания вьюги, я распахнул ставни, впустив в комнату клубы морозного воздуха. Над туманным горизонтом ставало яркое, но холодное, зимнее солнце.
  - Что? - сонный Ральф натянул одеяло на голову.
  Я поспешно закрыл ставни, пошевелил угли в жаровне.
  И тут в дверь постучали.
  - Выходи, мерзавец! Я уже хочу увидеть цвет твоей крови.
  - Ну, это мы еще посмотрим, кто чью кровь по снегу расплескает.
  - Как ты кровожаден с утра, - Ральф спешно натягивал одежду, кольчугу, легкие доспехи.
  Я же железа надевать не стал, за что заслужил неодобрительный взгляд рыцаря. И вообще оделся как можно легче.
  - Дракон, - остановил меня рыцарь перед дверью. - Скажи, что ты задумал?!
  - Не волнуйся. Все будет хорошо. Возможно, даже без драки обойдется.
  - Ты с ума сошел?! Думаешь, этот медведь примет твои извинения?
  - Вряд ли. Потому что я не буду извиняться.
  Дракон, скажи, у тебя в семье все в порядке? Ты с Мелфой не ссорился? Дети целы?
  - С детьми и Мелфой все в порядке. Почему ты спрашиваешь?
  - Уффф. Я уж подумал, вдруг ты решил окончить жизнь самоубийством.
  Я наградил друга легким подзатыльником и расхохотался.
  - Считай, что я придумал гениальный ход.
  - Меч-то возьми.
  - О! Да! Спасибо, а то забыл совсем, - я взял оружие под мышку.
  - Смотри, погибнешь, на глаза мне лучше не попадайся.
  Все-таки нервничает.
  В коридоре меня поджидали наши мрачные спутники. Одного Эрмила еще не было, намаявшийся мальчишка отсыпался. За время путешествия рыцари поняли, что боец из меня неважный и теперь заранее настраивались на трагический исход. Нет, чтобы поддержать товарища. Я лучезарно улыбнулся им и сделал приглашающий жест к лестнице.
  Мой противник уже занял позицию во дворе. Размахивал мечом, подпрыгивал - разминался. Его спутники присутствовали тут же. Одного я не мог понять - истинную цель этих людей. Может 'поединок' что-то прояснит.
  - Может передумаешь? - все никак не мог уняться Ральф.
  - Нет, - я шагнул вперед.
  Начало поединка - самая опасная его часть. Подтверждая это, обманутый муж прыгнул вперед и широко замахнулся, словно собирался развалить меня с одного удара.
  Увернуться.
  Отбежать.
  Отбросить меч в сторону...
  Клинок звякнул, ударившись о непробиваемую чешую на драконьем плече.
  Ладрин в стороне застонал и закрыл лицо рукой.
  - Что это?! - оторопевший противник отступил, задирая вверх голову. - Как это?!
  - Ведь в ваших человеческих уставах не сказано, в каком виде должен сражаться противник! И с чего ты решил, смертный, что мне будет интересна твоя человеческая жена.
  Меч в руках рыцаря дрожал, по штанам расплывалось мокрое пятно, он бросил взгляд на свою предполагаемую супругу, а та уже потихоньку собиралась улизнуть. Но не тут-то было - в воротах стоял Зелиан. Рыжая выбросила вперед руку, кидая какое-то зеленое сияние в лицо алхимику. Но тот выставил перед собой ладони, засветившиеся бледно-золотым. Сияние, сталкиваясь со щитом Зелиана, вспыхивало яркими сиреневыми искрами. Наконец оно отгорело. И, пока ведьма не придумала еще чего-нибудь, алхимик схватил ее и скрутил, заломив руку за спину. Когда боль пронзает руку до самого плеча, особо не поколдуешь. Для колдовства ведь сосредоточиться требуется.
  - Итак, - в дело вступил Ладрин. - Кто вы такие?
  - Мы ни в чем не виноваты! - зачастил второй здоровяк, в ужасе косясь на меня. - Это все она! Стерва!
  - И как это двое взрослых мужчин позволили распоряжаться собой пусть стерве, но одной? - поинтересовался я. - Она же слабая женщина.
  - Не слушайте их! - закричала ведьма. - Это они меня поймали и подкупили, чтобы я соблазнила одного человека.
  - Ах ты! - фальшивый муж подскочил к женщине и замахнулся на нее мечом.
  Ведьма завизжала, Зелиан заплетая пальцы узлом, что-то хотел колдануть, я приготовился дыхнуть огнем. И тут к нам присоединилось еще одно действующее лицо.
  - Дядя Дракон! - во двор, запнувшись о порог, выскочил Эрмил.
  Воин остановил руку на замахе и завопил:
  - Их тут целая стая!
  Будь частокол вокруг двора пониже, наверное, он бы перемахнул разом, а так повис, зацепившись за колья руками. Остальные из его компании тоже притихли, испуганно глядя на драконенка. А тот и сам перепугался, ведомый непонятно откуда появившимся инстинктом, подскочил ко мне и нырнул под крыло. Чуть не сбил, потому что был уже совсем не маленьким по размерам, да весь не вместился. Голова влезла и ладно.
  - Тише-тише. Все хорошо, - я потрепал драконенка по выпирающей из-под крыла спине.
  Ладрин неодобрительно покачал головой, глядя на Эрмила. А потом обратился к своим людям:
  - Ладно, берите их и ведите в какую-нибудь из наших комнат. Хватит тут представление устраивать.
  И в самом деле, во всех окнах виднелись испуганно-любопытные физиономии.
  Рыцари ловко скрутили четверку и заволокли в дом.
  - Эрмил, - я похлопал драконенка по спине крылом. - Отпусти меня, пожалуйста, уже все прошло, а мне надо превращаться в человека.
  Из-под перепонки на меня выглянули испуганные голубые глазищи. Драконенок моргнул, огляделся, потом потупился. Чувствительная кожа вокруг глаз и носа смущенно покраснела.
  - Я... Я просто растерялся. Простите меня.
  - Да не переживай. Тебя никто и не ругает. Но все же, отпусти мою лапу.
  Эрмил смутился еще больше, но от меня отошел.
  - А может вам не превращаться в человека? - с надеждой спросил он. - Когда вы в драконьем обличье, с вами так надежно, спокойно, - дракончик тут же зажал себе рот лапой, и судорожно огляделся. Во дворе были только мы с Ральфом, но это Эрмила не успокоило.
  - Да успокойся ты, никто не будет обвинять тебя в трусости, - Ральф похлопал племянника по плечу, насколько дотянулся. - Неизвестно как бы я вел себя в первое время, оказавшись в драконьем теле.
  - Простите меня, - вдруг начал всхлипывать Эрмил, пытаясь уткнуться рыцарю в плечо.
  - Да за что?! - Ральф погладил драконенка.
  - Это ведь я украл вашу возможность стать драконом! - мальчишка почти выкрикнул это, отстраняясь от рыцаря.
  Ральф бросил на меня беспомощный взгляд.
  - Да. Ты виноват, - при этих словах Эрмил покаянно, но как-то даже удовлетворенно опустил голову. Пострадать тебе захотелось, что же. Можно. А мы-то и не замечали, что мальчишку мучает чувство вины. - Поэтому перестань распускать нюни! Ты должен себя вести как настоящий дракон! Раз ты стал драконом, значит те дела, что предстояло сделать Ральфу, придется делать тебе. Готов ли ты к этому? Готов ли ты совершать подвиги, как истинный герой?!
  Постепенно испуг и выражение жертвы уходили из глаз Эрмила, он воодушевлялся.
  - Да! Я буду стараться! Я смогу!
  - Ну смотри.
  - А для меня, не переживай, тоже найдется зелье. Просто не сейчас.
  На этом драконенок окончательно успокоился и значительно приободрился. Может, теперь не будет вызывать неудовольствие у Ладрина.
  - Ладно, пойдемте. Интересно, что удалось выяснить Ладрину у этих проходимцев.
  Подойдя как можно ближе к крыльцу, я принял человеческий облик, укутался в предложенный Ральфом плащ и нырнул в тепло, пока босые ноги не окоченели на снегу.
  
  ***
  
  Еда кончилась через три дня. Нарисса как-то на такое не рассчитывала. Она думала, что запасов хватит хотя бы дней на десять, но не учла прожорливость целый день находящихся в движении подрастающих драконьих организмов.
  С охотой как-то не задалось. То, что было легким и простым вместе с родителями, самостоятельно отчего-то не удавалось. Пойманной Корадом вороной все отчего-то побрезговали. Единорожки в драконьем образе обгладывали кору с деревьев и общипывали тонкие веточки на кустах, но сейчас им этого было мало. Вся компания встретила очередное утро громким урчанием в животах.
  Если единорожки еще как-то поддерживали себя, то голодная Комеша, самая маленькая из всех, начинала мерзнуть. Ее укутали во все одеяла, но долго так продолжаться не могло.
  - Нужно идти к людям за едой, - решила Нарисса.
  - Но ты же сама говорила, что нас поймают, - возразила ей Ясная.
  - Я и не предлагаю идти в драконьем обличии! Давайте попробуем, может у кого-то получится превратиться.
  - Нарисса, мы вчера пробовали. Ничего не получилось, - Корад печально покачал головой.
  - Но если прекратить пробовать, то никогда ничего не получится. А ну-ка сосредоточились!
  Драконята послушно зажмурились, на мордашках появилось напряженное выражение.
  'Я должна это сделать!' - твердила про себя малиновая драконишка. - 'Я взрослее всех здесь. Умнее и сильнее. Если у кого и может получиться, то только у меня. Я должна сделать это и спасти его дочь. Если она погибнет, то никогда ничего не сможет случиться, он меня не простит'.
  Тут вдруг раздался вскрик, заставивший Нариссу подпрыгнуть.
  - Я сказала - сосредоточиться! - рявкнула она, открывая глаза и чуть сама не закричала - в груде одеял сидела человеческая девочка.
  'Кто?!! Кто же это?! Кто смог?' - драконша обежала взглядом своих малолетних спутников. - 'Вот мальчишки. Оболтусы! Ни на что не способны! Вот белоснежная Ясная. Значит превратиться удалось...'
  - Комеша!
  - Я - нечаянно.
  - Ну ты молодчина! - тщательно задавить в себе зависть. - Где у нас человеческая одежда?
  Нарисса не знала, на сколько лет по человеческим меркам выглядит теперь Комеша, опасалась только, что та будет слишком мала, чтобы люди отнеслись к ней серьезно.
  Девочка одевалась, сосредоточенно путаясь в рукавах и юбках. Хорошо, что мудрая Нарисса догадалась взять и мужскую и женскую одежду.
  Недраконья кожа посинела от холода и покрылась пупырками, пока Комеша одолела нелегкий путь облачения в свой первый человеческий наряд. Одежда пришлась почти в пору, разве что кое-где была излишне натянута на пухленьком теле. Увидь Дракон свою дочурку в человеческом облике, умилился бы, до чего она похожа на Мелфу.
  - Ладно, вроде все, - Комеша покрутилась на месте, пытаясь оглядеть себя сзади. - Что мне нужно будет сделать?
  - Ты должна обменять еду на... - тут Нарисса осеклась. Обменивать-то было и нечего. Очень кстати малиновой драконишке вспомнилось, что люди очень любят клады. Именно из-за этого когда-то попал в ловушку серый дракон. Так что еще почти полдня пришлось потратить на поиск клада. Отчего-то зарытые в землю сокровища здесь были редкостью. Еще и искать могли только Нарисса и Корад. Комеша, став человеком, утратила способность обнаруживать клады, а троица единорожков никогда и не умела. Наверное, здесь жили очень бедные люди, раз им нечего было закопать.
  Клад обнаружил Корад. Это оказался небольшой ларец, его даже не пришлось откапывать, а только разгрести снег и толстый слой прошлогодней листвы. Драгоценностей в нем было от силы половина, да и не так любимое людьми золото с разноцветьем ярких драгоценных камней, а что-то непонятное, вычурное.
  - Ерунда какая-то! - Нарисса разочарованно высыпала содержимое ларца на снег. - Еще придется искать.
  - Да ладно, - Комеша запустила ладошки в драгоценности. - Может и это сойдет. Надо попробовать. Ой! А вот это?! Смотрите, какая интересная штука! Корона! Почти, как у дяди Варина, - девочка осмотрела блеснувший медью венец с тремя бледно-зелеными прозрачными округлыми камнями, потом примяла им густые рыжие волны на голове. - Мне идет? Я красивая? - настойчиво поинтересовалась она у Корада.
  - Не могу оценить, - озадачился дракончик. - Я же не человек. Но так вроде ничего, симпатично.
  - Это хорошо, - обрадовалась Комеша. - Так к людям и пойду. Жду не дождусь, пока папе смогу так показаться. Теперь он меня сможет приласкать, и пожалеть, и взять на ручки даже когда человек. И Эрмилу надо показать какая я теперь красивая.
  - Ага! - радостно завопил Корад, припав на передние лапы и вертя из стороны в сторону хвостом. - Тили-тили теста! Жених и невеста! - затараторил черный дракончик подслушанную у человеческих детей дразнилку.
  - Прекрати! - разозлилась Комеша. Замах, удар кулаком по носу, и бедняга Корад ткнулся носом в снег.
  - Хватит баловаться! - пресекла безобразие Нарисса. Не желавшему никак угомониться брату отвесила хвостом хороший подзатыльник. - Хватит! Комеше пора отправляться за едой. Бери что-нибудь из этого.
  Девочка выбрала несколько безделушек поярче, остальное запасливо собрала обратно в ларец и спрятала в сверток с одеялами.
  - Что мне нужно будет сделать?
  - Ну... У людей бывает какое-то место, где они обмениваются разными вещами, в том числе и едой.
  - Да. Называется рынок или базар.
  - Ну вот. Ты сама все прекрасно знаешь. Тебе нужно попасть туда, наменять еды всякой побольше, а потом... Как же потом принести все это к лесу?!
  - Я могу, наверное, нанять какую-нибудь телегу. Довезу все до опушки леса, а дальше вы все сможете забрать.
  - Хорошо. Так и сделаем, - согласилась Нарисса. Она уже поняла, что Комеша гораздо больше знает о жизни среди людей.
  Девочку донесли до опушки леса, а дальше она отправилась сама, загребая чересчур длинной юбкой снег на обочине, да еще край подола сзади кокетливо поднимал уменьшившийся, но все же драконий хвостик.
  Комеше приходилось раньше бывать у людей. Отец часто брал ее с собой, когда отправлялся в гости к человеческим друзьям, или навещал по делам деревни, находящиеся на его земле. Но вот так, одной, да еще и наравне с людьми, не довелось ни разу, так что девочка немного трусила. А тут еще и собаки навстречу выскочили. С собаками у Комеши не складывалось, так что, забывшись, она зашипела, оскалилась, но тут же осеклась, услышав хохот. И смеялись, наверняка, над ней. На заборе сидел вихрастый мальчишка и заливался.
  - Что ты смеешься? - возмутилась девочка.
  - Уж больно ты на обозленную кошку стала похожа, - мальчишка свистнул, отзывая беснующихся собак, потом спрыгнул и подошел к Комеше. - Да и вообще... - Он тронул за рукав надетую наизнанку тужурку. - Странная ты. Одета как-то непонятно, а на голове корона, как у принцессы. Хотя нет, таких рыжих, веснушчатых принцесс не бывает.
  - Да я тебе! - разозлилась девчонка и замахнулась, чтобы как следует всыпать нахалу. Но не тут-то было, парнишка легко увернулся, да еще и дернул за длинные распущенные волосы.
  Будь Комеша в родном обличье, уж она бы показала наглецу, а так... ни крылом ни стукнешь, ни хвостом... Ой! Упомянутый хвост вынырнул из-под юбки и, оплетя ногу противника, дернул на себя. Мальчишка кубарем улетел в снег.
  - Что это было? - удивленно спросил он.
  - Некогда мне тут с тобой разговаривать, - Комеша отряхнула снег с юбки, заботливо прикрыв верный хвост.
  - И куда же ты так спешишь? - поинтересовался мальчик, выбираясь из сугроба.
  - Мне еды нужно купить и домой отвезти до темноты.
  - А... Понятно. Так давай я тебе помогу.
  - Мне? Поможешь?
  - Ну да, тебе, - мальчишка ухмыльнулся. - А что нельзя?
  - Можно, конечно, - Комеша покраснела, новым взглядом окинув добровольного помощника. Ничего, симпатичный, с человеческой точки зрения. - Ты знаешь, где можно купить еды?
  - А что ты хочешь купить?
  - Ну... Мяса там копченого, хлеба, сыра...
  - Так все это можно у моего отца купить, - и он потащил Комешу за руку мимо ворот, мимо ухмыльнувшихся караульных.
  - А телегу у вас нанять можно? - спросила девочка.
  - Да сколько угодно. Вот. Это лавка моего отца.
  - Ага, - Комеша разоблачающее посмотрела на парня. - Я поняла, ты так на воротах караулишь возможных покупателей.
  Мальчишка в ответ хитро улыбнулся.
  - Ничего от тебя не утаишь. Но зато полезно как. Тебе не пришлось по всей деревне бегать, лавку искать. Раз-два, и я тебя привел.
  - Ну... - пришлось Комеше согласно кивнуть. - А зовут-то тебя как?
  - Отец назвал Райлом, но все зовут Плутом.
  Девчонка расхохоталась, закрывая лицо ладонями.
  - Тебе подходит. Плут.
  Она, не удержавшись, прошлась ладонью по соломенным вихрам.
  - Но-но! Без всяких там нежностей!
  Комеша опять прыснула в кулак.
  - Райл, кого ты там привел?
  - Покупателя, па.
  - Покупателя? - почтенный лавочник окинул Комешу задумчивым взглядом. Оценил дорогую ткань, венец из непонятного металла с явно драгоценными камнями, а так же распущенные взлохмаченные волосы и явную небрежность в одежде. - Что же хочет купить юная госпожа?
  Комеша перечислила.
  - Ну что же. Пойдемте в лавку.
  При виде висящих на крюках, покрытых темной корочкой, закопченных целиком туш, у драконишки заурчало в животе. Вот была бы драконом сейчас, целиком бы растерзала того аппетитного кабанчика.
  - Какой кусок отрезать госпоже? Вот аппетитная лопатка, а вот жирный окорок. Или вот мяско попостнее...
  - Нет, не надо резать. Мне целиком. Вот эти две. И кабанчика, - добавила Комеша застенчиво, представляя, как вцепится в него клыками.
  Лавочник почесал в затылке.
  - А чем госпожа будет расплачиваться? - спросил он. - У вас есть деньги?
  - Нет, денег нет, - покачала головой Комеша. - Есть вот что, - и она достала из кармана горсть драгоценностей, брякнув их на прилавок.
  Мигом оценив невероятно тонкую работу, горящие камни и красоту украшений, лавочник живо сгреб их с прилавка. Даже если это не золото или серебро, такие вещи можно перепродать очень за дорого, гораздо дороже, чем стоят несколько туш.
  - И откуда такие вещи у столь юной госпожи? Кто доверил такие вещи девочке?
  - Папа, - Комеша не стала рассказывать настоящую историю украшений.
  - Что же он сам не пришел? - лавочник вертел из стороны в сторону брошку, похожую на расправившую крылья бабочку.
  - А папа сейчас занят, он не смог, - Комеша начала нервничать. Почему этот человек так долго рассматривает украшения? Почему не хочет обменять их на еду? - Вам не понравилась моя плата? Может, здесь найдется еще кто-то, кто продает еду?
  - Нет, что вы, госпожа. Обождите немного, вот пока подкрепитесь, - он выставил на прилавок мисочку с вываренными в меду орехами. - А я сейчас вернусь.
  - Куда это он? - удивилась Комеша, загребая сразу целую горсть орехов, и тут же прикрывая глаза от наслаждения. В драконьем обличье ей такого лакомства пробовать не приходилось, да и разве распробуешь тугие сладкие ядрышки, если их и на зуб-то не поймаешь.
  - К подельнику отправился советоваться и украшения показывать. Не волнуйся, он всегда так делает, когда что-то необычное попадается. Но откуда у тебя, в самом деле, такие украшения? На благородную даму ты не похожа.
  - Почему это не похожа?! - возмутилась Комеша. Ей стало обидно почти до слез. Ведь она самая настоящая благородная дама. - Я - дама! Видишь, у меня и корона есть!
  - Корону-то вижу. Но благородные дамы, они же тонкие как тростинки, бледные как поганки, а ты вон какая!
  - Какая?! - девчонка решила, что если сейчас этот нахал скажет про нее что-то не то, то получит.
  - Румяная и красивая.
  Комеша так и застыла с открытым ртом.
  - Да? Ну ладно.
  
  ***
  
  Прат задумчиво повертел в руках ожерелье из алых полупрозрачных колец с круглой радужно светящейся подвеской.
  - А цацки-то, наверняка, непростые. Так откуда, ты говоришь, взялась эта девчонка?
  - Не знаю откуда пришла, а в лавку ее сын притащил. Странная она. Одежда хорошая, а одета кое-как. И волосы не прибраны, как у благородной, но не чесаны.
  - Может из благородных? Осталась одна, вот и одеться как следует не может.
  - Вряд ли. Уж больно лицо простецкое. Так что делать-то?
  - Что делать? - Прат поворошил горку драгоценностей. - Пришла одна, неизвестно откуда. Такую и искать никто не будет.
  - Может все-таки дать ей еды и отправить восвояси? Не люблю я таких, непонятных. Не знаешь, откуда потом прилетит, если обидишь.
  - Не бойся, за такую не прилетит. Замани девчонку в погреб, да запри там. А потом - самострел, камень к телу и в реку. Вода все скроет. Мне тебя учить что ли?
  
  ***
  
  Лавочник выбрался из-за занавески, зачем-то суетливо оглянулся и тут же угодливо улыбнулся юной покупательнице.
  - Итак, госпожа, мясо здесь выбирайте. Что вы еще хотели, сыра? Тогда пойдемте со мной. Сыр я, чтобы он не портился, в погребе держу.
  Комеша послушно пошла за лавочником. На лестнице тот учтиво пропустил ее вперед, светя фонарем, и вдруг толкнул в спину. Если бы не хвост, обернувшийся вокруг перил, драконишка шею бы себе свернула точно, так крут был спуск. Она посмотрела туда, где сквозь щели в неплотно притертых досках запертой двери проникали тонкие лучики света. Вскочила на ноги, поморщилась, потерла разбитые колени и, взбежав наверх, замолотила кулаками в преграду.
  - Откройте! Вы меня тут заперли! Откройте!
  Никто даже не ответил. Комеша отступила на шаг, набрала воздух в легкие, и изо всех сил дунула на дверь. Но из сложенных трубочкой губ вылетели только капельки слюны.
  - Ой! - осеклась девочка. - Я же человек сейчас. Ну, берегитесь! Сейчас я вам покажу!
  Комеша напряглась, сжала кулачки, представляя, как превращается в самою себя. Ух! Она тут все разнесет! И этого мерзкого человека, который решил ее обмануть, забрал драгоценности, а саму запел, и этого мерзкого мальчишку! В дым, в хлам, в пепел! Однако драконье обличье отчего-то возвращаться не пожелало. Девочка с ненавистью оглядела руки, покрытые нежной тонкой кожицей, тонкие пластинки ногтей. Где кожа с пробивающейся непробиваемой чешуей, крепкие острые когти?! Сообразив, что она попала в серьезные неприятности, Комеша села на крутые ступеньки и горько заплакала.
  - Папочка, где ты? Спаси меня!
  
  ***
  
  Замок Варнан сбился с ног, отыскивая хозяйских детей, которые ни с того ни с сего, вдруг как сквозь землю провалились. И никто ведь не видел, куда делись чешуйчатые, крылатые малыши. Кухарка Ирла, на которую господин оставил детей, с ума сходила. Один крошка Ральф сидел в главном зале замка, грустно смотрел в окно. На вопрос, куда делись его друзья и сестра, драконенок не отвечал. А если приставали очень сильно, он начинал плакать, раскачиваться на месте и причитать:
  - Мамочка, где ты? Мамочка, я к хочу к тебе! Мамочка-а-а-а!
  У Ирлы сердце кровью обливалось, так и хотелось при возвращении хозяйки, высказать той, все, что честная женщина думает про нерадивых матерей. Ладно, папаша, у тех-то всегда на уме только драки да спасения Мира. А она мать! Как могла бросить детей?! Да еще такого маленького крошку?!!
  Ардан снарядил гонцов до ближайших деревень, чтобы расспросить там, не видели ли драконят, но ни на что особенное он не надеялся. Все маленькие драконы умели летать, а, значит, могли быть уже очень далеко.
  И тут на пороге замка появилась странная гостья. Одета она была, несмотря на зимнее время, весьма скудно, разве что грели распущенные плащом по плечам длинные белоснежные волосы. На лбу незнакомки мягко светился округлый драгоценный камень, непонятно как там державшийся.
  Все слуги замка знали, что у хозяина, и самого по себе весьма необычного, такие же странные гости, так что к незнакомке Ардан вышел без колебаний.
  - Здрава будь, госпожа. А хозяина нет дома.
  Серебристые брови сошлись на переносице.
  - Нет дома? Тогда позовите госпожу Мелфу.
  - И госпожи не в замке.
  В золотистых глазах женщины промелькнули гнев и недоумение.
  - Может, я вам чем-то могу помочь?
  - Может. Я хочу забрать своих детей.
  У Ардана внутри все оборвалось. Вот оно. Последние дни его жизни. За кем только пришла эта женщина, за единорожками, или двумя драконятами? Да в общем-то неважно, сожгут его или нанижут на рог.
  - Госпожа, а дети пропали.
  - Что?! - женщина побледнела и покачнулась. Управитель проворно подскочил и подхватил гостью.
  - Да вы не переживайте так. Пойдемте в тепло. Мы их ищем. Пошалят и вернуться. Далеко улететь они не могли.
  Женщина отстранилась, дико глядя на Ардана.
  - Что значит улететь?! Мои дети не умеют летать! Они еще маленькие!
  Так. Значит все-таки перед ним единорог.
  - Не переживайте. Светлая госпожа, они научились.
  - Но как моих детей могли оставить без присмотра?!!
  - Так случайно получилось.
  - А где дети Дракона? Как мой остолоп мог здесь оставить детей?! Чем он думал?! - единорожка причитала совсем как обычная человеческая женщина.
  Ардан жалостливо смотрел на неё.
  - Не убивайтесь так, госпожа. Они же все вместе удрали. А кто сможет причинить вред шестерым драконам, хоть и маленьким?
  - Так, - женщина недоверчиво посмотрела на управителя. - Вы что-то путаете. Мои дети - единороги. Да и откуда взялось шесть драконов? У Дракона двое, даже если ты моих детей принял за драконов, то один лишний.
  - Два лишних, госпожа. Не один ваш муж решил, что дом господина Дракона лучшее место, где присмотрят за детьми. Его друзья тоже привели двоих своих отпрысков. Был еще один человеческий ребенок... - глаза единорожки становились все круглее и круглее. - А тут госпожа Мелфа решила отправиться в теплые страны, отдохнуть. Господин Дракон худо-бедно, но справлялся один. Детки ваши... Неудобно им было вместе с дракончиками играть, вот они облик и сменили. А тут Дракона призвали неотложные дела. Дети обещали хорошо себя вести, да и Ирла за ними присматривала, а у нее не забалуешь. Но куда-то удрали, паразиты! - удрученно закончил Ардан. - Один самый маленький остался. Днями и ночами не ест, не спит, рыдает, маму зовет.
  К концу рассказа единорожка вновь держалась за голову, в ее глазах недоверие смешивалось с ужасом.
  - Мои дети превратились в драконов! - она покачала головой. - Нужно немедленно их найти!
  - Так, а я про что, госпожа. Ищем. Может, вы каким чародейством поможете?
  - Конечно, помогу. А сейчас отведи меня к малышу.
  В зале царил полумрак. Косые лучи заходящего солнца падали из окна прямо на маленького пегого дракончика. Возле крошки лежали его любимые медовые пышки, даже нетронутые. Внук Ирлы привлекал внимание драконенка разными игрушками, но даже деревянный дракончик на колесиках оставил Ральфа равнодушным. Сама кухарка чуть ли не плясала перед хозяйским детенышем.
  Вдруг двери распахнулись, и в зал вошла невысокая беловолосая женщина, по пятам за которой следовал управитель замка.
  - Вот. Сами посмотрите.
  - Вижу.
  Единорожка сразу оценила и потускневшую, кое-где начинающую шелушиться кожу, и опухшие покрасневшие глазенки, и опавшие бочка.
  - Ну что же ты, малыш? - она подошла к Ральфу, присела рядом, погладила по голове. - Как же так? Вернется мама и что она увидит. Сын не ест, не пьет, похудел, побледнел.
  Ральф поднял глаза и проникновенно сказал.
  - Я к маме хочу, - вот и весь разговор.
  
  ***
  
  Комеша замерзла сидеть возле двери, но вниз спускаться было страшно. Вот уже и лучики, проникавшие внутрь, пропали, но никто никак не шел. У девочки были самые нехорошие предчувствия. Не просто так ее здесь заперли, наверняка, этот лавочник-мошенник задумал сделать что-нибудь нехорошее. Как она могла так легко попасться. Сейчас Комеша понимала, что было глупостью придти вот так и вывалить перед незнакомым человеком горсть драгоценностей, только вот исправить уже ничего нельзя. И никто не явится, чтобы спасти ее. Это у отца были верные соратники, готовые придти на помощь: и сэр Ральф, и его старший бат Валат, и доблестная леди Джета и многие другие. Все они были людьми, не понаслышке знали о человеческом коварстве. А у Комеши кто в запасе? Только кучка малолетних драконов. Да они даже и не догадаются, что она могла попасть в неприятности. Скорее решат, что драконишка струсила и удрала домой. Удрученная такими мыслями, Комеша уткнулась лбом в колени и тихонько, так чтобы никто не услышал, захныкала.
  - Эй! - в дверь кто-то осторожно поскребся. - Ты тут?
  Комеша вскинулась.
  - Кто там?
  - Это я, Плут.
  - Ах ты, негодяй! - девчонка изо всех сил саданула кулаком по двери. Доски скрипнули, откуда-то сверху пыль посыпалась, а гул пошел чуть ли не по всему дому.
  - Тише! - зашипел мальчишка. - Отца разбудишь. Я, правда, не знал, что он задумал.
  - А не знал, тогда выпусти меня!
  - Я за этим и пришел. А ты буянишь.
  - Открывай уже!
  - Подожди немного. Замок не поддается. Ключ-то я у отца утащить не сумел.
  Комеша присела на корточки, через щелку глядя, как Плут ковыряется в замке.
  - Ну, вот и все. Выходите, благородная дама, - мальчишка изобразил поклон.
  Девочка присела, скрестив ноги, так приседали придворные дамы во дворце.
  - Только куда же я без еды? - расстроено хмыкнула она, вставая.
  - Знаешь что, - Плут прищурился, что-то обдумывая про себя. - Куда тебе еду нужно привезти?
  - К опушке леса. Это недалеко отсюда.
  - Понятно. Давай так сделаем. Ты сейчас пойдешь к лесу, а я все тебе туда привезу.
  - Обманешь ведь, - печально сказала девушка.
  - Нет. Я тебя подвел, я как-то это и исправлять должен.
  - Ну ладно. Только не обмани меня, пожалуйста.
  - Хорошо, - кивнул мальчишка.
  Он проводил Комешу за ворота, показал, как выйти к лесу.
  - Зовут-то тебя как хоть?
  Девочка обернулась.
  - Комеша.
  - Ладно, Комеша. Жди меня.
  Конечно, Плут не собирался ничего вести этой наивной девчонке. Вызволил из подвала, чтобы совсеть не мучила и будет. Надо же быть такой наивной дурочкой. Показать незнакомым людям драгоценности. Конечно, он не ожидал, что отец будет так жесток, думал, просто обсчитает ее. Кто вступится за какую-то девчонку. Все-таки странная она. И выглядит странно и о жизни ничего не знает. Надо же - 'Не обмани меня'.
  Плут прикрыл ворота во двор, и отчего-то на душе стало так тоскливо. Перед глазами встала вся будущая жизнь. Такая же, какой жил его отец. Полуторговец-полуразбойник. И другая, такая как Комеша, странная, как привкус лета зимним днем, как случайно залетевшая в их края яркая птица, как гостья из какой-то иной жизни, как проводник в волшебную страну.
  Выпустив из рук створку ворот, тут же вновь распахнувшуюся, Плут нырнул в конюшню, вывел во двор недовольно фыркающего лохматого конька и завел его в оглобли приготовленной на завтрашнее утро загруженной телеги.
  
  ***
  
  - Комеша! - разнеслось звонкое по лесу.
  Девочка, сидевшая на поваленном древесном стволе, вздрогнула, вскочила и кинулась на голос.
  - Ты все-таки приехал?!
  - Ну а как я мог тебя обмануть?!
  - Спасибо тебе!
  - Да не за что. Тебе прямо здесь все оставить?
  - Да, - девочка кивнула.
  - А потом как ты это понесешь, куда? Может, я довезу прямо до места.
  - Нет, не нужно. Мои друзья скоро придут и все заберут.
  - А... Ну славно. Комеша, я хотел тебе сказать... - вдруг Плут замер с открытым ртом. - Дракон!
  Так изумивший Плута небольшой лиловый дракончик подошел к телеге, вытащил из ее нее половину туши, и, обойдя по дуге дрожащую и испуганно таращившую глаза лошадь, унес свою добычу в лес.
  - А, это. Это не дракон.
  - А кто же? - мальчик судорожно сглотнул, надеясь услышать, что это человек одетый в хорошо пошитый скомороший костюм.
  - Это Ирис. Он единорог. Ой! Плут, что с тобой? Тебе плохо?! - как ни крепок был крестьянский мальчишка, как ни непривычен падать в обмороки, но такие известия его подкосили.
  - Что это с ним? - через плечо Комеши заглянула Ясная, с наслаждением грызущая огромный бурак.
  - Вы его напугали! - девочка оттолкнула подругу и вновь склонилась над Плутом, потрясла его. - Ну, миленький, ну очнись, - набрала в горсть снега, протерла человеку лицо.
  - Подожди, дай я.
  - Что дай. Ты сейчас лечить не можешь, ты в драконьем обличье.
  - Да, точно, - огорчилась Ясная.
  - Что там у вас, - вмешалась Нарисса. Остальные драконята шустро перетаскивали припасы подальше в лес. - Да бросьте вы этого смертного, на что он вам?
  - Ну, уж нет! - разозлилась Комеша. - Между прочим, этот смертный мне жизнь спас. Да и папа бы никогда так не сделал. Люди наши друзья и мы должны помогать друг другу.
  - Мы вообще-то как раз твоего отца и отправляемся спасать. Не трать времени. Давай уже становись драконом и полетели.
  Девочка густо покраснела.
  - У меня не получается.
  - Что? - не поняла Нарисса.
  - У меня не получается стать драконом!!!
  - Еще не легче! - старшая драконша озадаченно села в снег? - Ты как следует пробовала?
  - Да уж какследовее и не бывает. Не выходит и все!
  - Ладно. Пока на мне поедешь. Придумаем что-нибудь. Бросай этого мальчишку и залезай.
  - Нет! - топнула ногой Комеша. - Он замерзнет в лесу! Да и такой ловкий помощник нам пригодится!
  Однако Нарисса не стала слушать младшую подругу.
  
  ***
  
  Плут застонал, приоткрыл глаза и первым, что он увидел, была стая драконов. Последний из них, самый крупный, уносил в лапах Комешу.
  
  
  Глава 5
  Великое кочевье
  
  
  Лучшей комнаты для допроса, чем наша с Ральфом, во всем постоялом дворе не нашлось, так что туда набились все наши спутники.
  Разоблаченные мошенники, когда их вычислили, сразу растеряли весь рыцарский лоск. И теперь были похожи скорее на обычных горожан, за исключением, конечно же, ведьмы, та не изменилась ничуть. Мужчины заметно трусили, кажется, они хорошо знали, что бывает тем, кто выдает себя за рыцарей. Даже самозванца, называющего себя бароном, не наказывали так. И любой, даже простолюдин, выдаст такого, а потом не поленится кинуть камень в разоблаченного. И дело не в том, что рыцари благородны и помогают слабым, а в том, что и обычный простолюдин, совершив подвиг или отличившись в битве, мог стать рыцарем. И люди никому не позволяли незаслуженно называться этим доступным для них званием.
  Так что троица весьма и весьма опасалась, что мы их выдадим, опасалась даже больше расправы с нашей стороны.
  - О, пришли, - довольно улыбнулся Ладрин.
  Я нашел свободный краешек на кровати и присел. Одеваться при таком скопище народа не хотелось, так что я так и остался в плаще.
  - Так кто вы и кто вас нанял для убийства барона Варнана?
  Испуганные мошенники все быстро рассказали. Сами они были бывшими наемниками, а ведьму уже нанимали самостоятельно, в помощь. Причиной же покушения на меня были те самые злосчастные крестьяне, не желавшие оставаться у своих хозяев и бежавшие на мои земли. Вот соседи собрались и... Среди названных имен разве что барон Закап не отметился, верно помнил еще, как мы вместе с Армией тьмы сражались.
  Ладрину от таких известий изрядно полегчало - ни при чем оказались коварные шпионы и гнусные замыслы степняков. Так что, сдав мошенников властям, мы благополучно отправились дальше.
  Наступил вечер, когда вдруг один из рыцарей указал в небо.
  - Смотрите!
  В свете заходящего солнца четко было видно, что в небе кружит некрупная ящерица. В лапах она что-то несла.
  - Виверна! - удивился Ральф. - Так далеко.
  - Завтра мы уже будем у них, - Ладрин, прищурившись, посмотрел на меня.
  - Так быстро! - ужаснулся я.
  - Да. Готовься. Герой.
  Однако, как я ни подготавливал себя, масса людей от горизонта до горизонта, лишь чуть меньше Армии тьмы, с видневшимися то тут, то там конусами шатров, потрясла меня! Цветными пятнами выделялись табуны и стада. Кружились в небесах стаями виверны, зеленые и серые.
  Нас вскоре заметили, и от общей копошащейся массы к нам помчался небольшой осколочек. Раздували ноздри невысокие мохноногие лошадки, вопили всадники, размахивая копьями.
  - Главное, не выказывайте испуга, - предупредил всех Ладрин.
  Степняки налетели, окружили, принялись носиться вокруг. Пахнуло каким-то звериным запахом и чешуей виверн. У некоторых была одежда из шкур ящериц. Сами же кочевники страшными не выглядели, скорее чудными. Ну кто в здравом уме будет так раскрашивать лицо, смазывать волосы жиром и глиной, чтобы они стояли дыбом. Прически дикарей разнились, никакой общей системы не было, каждый изгалялся над собой как мог. Меня особенно поразил один, у него довольно длинные волосы были разделены на прядки, сваляны до плотного состояния, и в результате торчали в разные стороны, как иглы у ежа. Каждая 'игла' на конце была перевязана красной ленточкой, к которой крепилось белое перышко.
  Видя, что мы не думаем пугаться, круговерть всадников вокруг нас остановилась. Из рыцарей никто не испугался, а вот Эрмил не выдержал и дунул во встречающих хорошей такой струйкой огня.
  Лошади взбесились. Кочевники заорали. Драконенок, и сам испуганный, спрятался под дерюгу.
  - Хорошо же вы гостей встречаете, - усмехнулся я. - Кто гостей боится, к тому в гости не ходят.
  Тот самый ежеголовый, усмиряя коня, дернул поводья с такой силой, что чуть не оборвал их и не разобрал коню губы.
  - Ты и есть салисийский герой?
  - Да. Угадал.
  - Дракон! Не зарывайся, - зашипел в спину Ладрин.
  - Должен же я поддерживать марку, - бросил я через плечо, равняя Янтарика с невысокой гнедой лошаденкой кочевника. Жеребец презрительно посмотрел на коротышку рядом с собой, фыркнул. И кобыла ежеголового обиделась. Эх, молодой у меня еще конь, глупый. Не знает, что женщин нельзя обижать - себе дороже. А потому летел до лагеря стрелой, на крупе так потом шрам и остался от укуса злобной степной кобылки.
  Случись такое лет двенадцать назад, когда я только-только начал ездить верхом, опозорился бы, мало не показалось, летел бы до самого лагеря вверх тормашками. А сейчас вполне по-гейроски примчался к шатру главного степняка на могущем рыжем жеребце. Янтарик так разогнался, что мне с трудом удалось его завести на круг, а потом и остановить. Высокий широкоплечий мужчина перед ярко разрисованным шатром невозмутимо смотрел на мои скачки.
  - Ты и есть великий салисийский герой? - спросил он. Прическа этого человека заслуживала отдельного описания, потому что сразу привлекла мое внимание, да так что, я глаз не мог отвести и с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться. Волосы правитель кочевников носил длинные, они гладкой черной волной падали ему на плечи и спину, но по бокам головы пряди были острижены совсем коротко, потом склеены вместе, из-за чего торчали то ли как ушки, то ли как рожки. Это придавало правителю такой комичный и даже в чем-то умилительный вид, что положение не могли спасти ни грозный взгляд, ни бугрящиеся мускулы.
  - Да, это я.
  - Рад, что среди вас, мягкотелых нашелся хоть кто-то, кто смог бросить вызов детям Степи.
  - Я тоже рад оказанной чести.
  Тут к нам присоединились мои спутники. Ладрин подозрительно зыркнул на меня, на моего собеседника, и, не заметив ничего предосудительного, облегченно вздохнул.
  - О, и посланец короля явился, - обрадовался правитель. - Мы в тот раз так тот бочонок и не допили.
  Ладрин ощутимо позеленел.
  - Ничего, в этот раз допьете, - встрял я. Раз герой, то буду себя вести нагло и самоуверенно.
  - Да, ты прав, герой. Испытания начнутся завтра, а сегодня будем праздновать. Готовьте пир, - крикнул правитель своим людям.
  Степняки засуетились. Разжигали костры, забивали скот, тащили из шатров бочонки.
  Сам же первый степняк, глядя как мы разгружаем пожитки и сносим их в отведенный нам шатер, всюду следовал за нами, любопытный, как ребенок. Он расспрашивал обо всем, в особенный же восторг его привел Эрмил. Он собственнически похлопал драконенка по плечу, схватил его за морду, открыл пасть, посмотрел зубы.
  - Хороший ящер, молодой, но рослый. И расцветка какая необычная. Светленький, может со временем потемнеет. Твой? - спросил правитель.
  - Нет, - я кивнул на Ральфа. - Его...
  Я не успел договорить, что дракончик родственник рыцаря.
  - Подари! - с разгоревшимися глазами кочевник вцепился в Ральфа.
  - Не могу, - рыцарь попытался вырваться.
  - Тебе жалко, да? Двух взрослых виверн дам. Серых.
  - Нет.
  - Трех.
  - Нет, он не продается и не дарится.
  - Четырех.
  - Нет.
  - Зачем тогда такую красоту сюда тащил? Подразнить?
  - Нет. Другого выхода не было, - вмешался я.
  Тут степняк своими ощупывании добрался туда, где приличного дракона позволяется трогать только супруге. Эрмил, итак весь покрасневший, взревел.
  - Да отстань от меня!
  Степняк, получивший пинок драконьей лапой, улетел из шатра, только пятки сверкнули.
  Тут же к нам сунулась куча его подданных с обнаженными мечами.
  - Тихо! - правитель за их спинами оттащил вооруженную толпу. - Уйдите!
  Кочевников как веником смело. Правитель же нырнул в шатер, задернул полог получше и с горящими глазами уставился на Эрмила.
  - О-о-о! Он говорит?!
  - Да! - разъяренный драконенок старался держаться к степняку мордой. - Не приближайся ко мне!
  Но правитель не послушался, сделав шаг вперед.
  Мы с Ральфом прыгнули одновременно. Он оттолкнул степняка, я отвернул морду драконенка в сторону. Наши спутники, рассевшиеся на шкурах, вскочили. Все уставились на круглую дыру с тлеющими краями в стене шатра.
  - О-о-о, - глаза и рот правителя кочевников округлились. - Воплощение священного зверя Рока!
  - Не трогайте его, - предупредил я. Загораживая степняка от дрожащего драконенка.
  - Нет-нет. Больше не буду оскорблять своими прикосновениями воплощение священного зверя. Прости меня, Великий!
  Ладрин, стоящий рядом, толкнул Эрмила локтем в бок.
  - Дда, - выдавил дракончик. - Прощаю.
  - Вот и славно! Пойду сам прослежу за подготовкой к пиру. Надо же какая честь, само воплощение священного зверя. Спасибо вам салисийцы, что принесли нашему народу такую радость.
  На этом правитель кочевников нас покинул.
  - Что за священный зверь? - спросил я у Ладрина, думая, как бы на этом сыграть.
  - Не знаю, - пожал плечами предводитель отряда. - В первый раз о таком слышу. Раньше как-то о нем речь не заходила.
  - Подождите, - от дальней стенки выбрался Зелиан. - Кажется, я что-то про это читал. - Алхимик потер лоб. - Огненнокрылый зверь Рок, воплощение мудрости и весны. Кочевники ему поклоняются.
  - Может мне превратиться в дракона. Выдать себя за этого мудрого зверя и повелеть им отправляться восвояси? - предложил я Ладрину.
  - Не получится, - покачал головой Зелиан, доставший свою заветную тетрадку и что-то в ней вычитавший. - У зверя Рок есть враг. В моем источнике он называется - Безымянное зло. Из способностей - может принимать самые разные обличия для своих гнусных целей. А знаете, какое главное отличие от священного зверя?
  Мы дружно покрутили головами в отрицательном жесте.
  - Безымянное зло рогат.
  Я бросил взгляд на Эрмила. У драконенка, несмотря на размер, рога еще только начали проклевываться, их среди шипов и налобных наростов и не видно еще. От драконши-подростка, не заглядывая под хвостик, его можно было отличить только по форме мордочки, да по несколько иному строению тела.
  - Чувствуешь всю иронию? - ехидно спросил Зелиан. - Ты рогат. И у тебя из всего драконьего племени нет имени.
  - Нда, тогда второе обличье мне лучше сохранить в тайне. Вам не показалось, что этот правитель кочевников...
  - Вождь, - поправил меня Ладрин. - Они называют своего правителя вождь.
  - Спасибо, буду знать. Так вот, вам не показалось, что он несколько странный и не соответствует образу человека, управляющего таким количеством людей.
  Ладрин предостерегающе покачал головой.
  - Это всего лишь маска. На самом деле вождь очень опасный человек. Он очень умный и хитрый. Вот сейчас. Вроде и дурачился, однако узнал, кто в отряде главный, узнал, что из себя представляет Эрмил. Так что будьте как можно осторожнее, никаких высказываний в присутствии вождя, следите за тем, что говорите. Это касается всех, - предводитель рыцарей обвел всех строгим взглядом.
  - Понятно, - кивнул я.
  - Тогда распределим роли так. Дракон - герой. Сэр Ральф - друг героя, приехал для моральной поддержки. Зелиан - мудрец, сопровождающий героя. А мы - свита героя.
  Дальше обсудить нам ничего не дали, полог откинулся, и внутрь сунулось сразу несколько физиономий во главе с вождем.
  - Гости! Все готово. Идите пировать!
  
  ***
  
  Сидеть в снегу было холодно, да и сиди не сиди, а что-то делать надо. На миг в голове мелькнула мысль - пойти к отцу повиниться, вытерпеть наказание и жить как раньше. Но как же Комеша?! Плут слышал, что сейчас драконы и люди живут вместе, но зачем они тогда утащили девочку?! Встав, мальчишка направился к лошади. Отчего-то конек не удрал от присутствия крылатых зверей, даже испугался не очень сильно. Плут погладил его по шее, потом вскочил на телегу.
  - Ннно! Поехали спасать Комешу!
  Он точно видел, что драконы отправились на юг. Прямой дороги туда не было, придется немного объехать. Зато вдруг по дороге рыцарь какой попадется, которому можно будет рассказать о несчастье. Рыцари же они раньше сражались с драконами, вдруг и сейчас помогут!
  Мохнатый толстоногий, но выносливый конек к утру привез хозяина к небольшой крепостице на опушке леса. Плут, загородив лицо от лучей восходящего солнца, оглядел высокие прочные ворота, обитые железом и мощные, но обглоданные временем: кое-где вывалились камни, кое-где торчали уцепившиеся корнями за щели, облетевшие по зиме березки и бузина.
  - Малец, ты к нам что ли? - спросили сверху. С крепостной башни.
  Плут, развозя с отцом товар, знал каждый закуток в этих землях на три дня пути от деревни, но такой крепости что-то не припоминал.
  - А кто господин этой земли?
  Сверху захохотали.
  - Мы сами себе господа!
  Мальчик начал спешно поворачивать телегу, догадавшись, что место явно нехорошее. Но ворота открывались быстрее, чем двигался неповоротливый конек. Из крепости выбежали трое. Один схватил конька под уздцы, двое стащили Плута с телеги.
  - Попался!
  - Кусается!
  В глазах потемнело от удара. Мальчик обвис в удерживающих его руках. Его затащили во двор.
  - Куда его? - спросил один из державших.
  - В подвал бросьте, там уже есть один, - от этого голоса у Плута по спине мурашки побежали. - Нам не нужен кто-то, кто сможет навести на нас. Странно только, как он смог проникнуть через магический заслон!
  Дальше Плут не услышал, его утащили. Мальчика стащили вниз по узкой винтовой лестнице, потом провели по темному коридору, отперев дверь, быстро втолкнули в темноту. Мгновение - полоска тусклого света исчезла - дверь захлопнулась, и Пулт остался в непроницаемом мраке.
  По спине прокатилась волна дрожи, мальчик не решался пошевелиться, не зная, что или кто находится вокруг, только судорожно прислушивался. Но в темноте, казалось, не только глаза перестали видеть, но и уши оглохли. Но нет, вот неподалеку что-то шевельнулось. Вздрогнув, Плут повернулся на шум, и закричал, увидев два алых огонька.
  - Тише, ты! Чего так переполошился? - спросил человеческий голос. Алые огоньки пропали на миг, но тут же вновь появились.
  - Кто ты?! Ты меня съешь?!
  - Ну... Нет. Я маленьких детишек не ем.
  - Подождешь, пока вырасту?! Чтобы больше мяса было?
  Голос в темноте расхохотался, глаза исчезли, наверное, страшный собеседник зажмурился. От этого Плуту стало совсем жутко.
  - А на язык ты весьма остер. Нет. Ни больших, ни маленьких, никаких детей я не ем, - голос хмыкнул.
  - А почему у тебя так глаза светятся? - Плут не хотел показывать свой страх, но то и дело давал петуха.
  - Ну, должен я как-то в темноте видеть. Хоть эта способность не пропала.
  - Ты чудовище? - решил напрямую поинтересоваться мальчик, услышав про способности.
  - Нет. Скорее наоборот.
  - А кто же ты?
  - Человек. Почти обычный. Рыцарь. Попал в ловушку темной ведьмы. Это тебя успокоит.
  - Да, - при слове рыцарь, Плут немного расслабился. - Но все же глаза...
  - Меня маг зачаровывал, для сражения с черной ведьмой, - немного помявшись сказал рыцарь.
  - А... - мальчик совсем успокоился. Может и зря, конечно, но уж больно страшно иначе было. - Я тоже ехал биться с чудовищем, и тоже попал в плен.
  - Ты? С чудовищем?! - опешил рыцарь. - Ничего себе. Иди сюда, рассказывай. Хватит у дверей стоять, тут чудная лавка у стены.
  Подавив дрожь в коленях, Плут двинулся вперед. Внутренности скручивало от страха. И только когда он натолкнулся вытянутыми вперед руками на человеческие ладони, без когтей, чешуи и шерсти, от сердца отлегло. Лавка была широкая, кажется, она служила пленнику кроватью.
  - Тебя как зовут? - спросил Плут, украдкой ощупывая человеческое плечо. Никаких отличий в чудовищную сторону не нашлось.
  - Я - сэр Сверк. А ты, юный чудовищеборец?
  - Меня зовут Райл, но все обычно называют Плут.
  - Хорошее прозвище, - хмыкнул рыцарь. - Говорящее. Так ты начинал рассказывать про чудовищ...
  - Да. Мою... - Плут задумался, кто ему Комеша, и решил не мелочиться. - Невесту похитила стая драконов.
  Рыцарь поперхнулся воздухом. Алые зрачки повернулись к мальчику.
  - Кто похитил?! Где это было?!
  - Здесь, неподалеку. Они унесли ее! А я решил отправиться за ними и спасти ее!
  - Ничего себе! Это событие заслуживает того, чтобы о нем доложили королю.
  - Где король, а где мы. Комешу съедят уже!
  - Кого, - опять опешил рыцарь.
  - Комешу. Так зовут мою невесту.
  - Комеша... - пробормотал рыцарь тихонько. - Не может быть, чтобы... Да нет, имя не редкое, просто совпадение. А что это были за драконы? - спросил рыцарь у Плута.
  - Ну, там был такой лиловый, он первый еду из телеги начал таскать. Имя у него цветочное такое... Лютик... Нет что-то покрасивше. Сирень, василек... Нет! Ирис! Да, его звали Ирис! Комеша еще сказала, что это не дракон, а единорог. Но я что слепой что ли?! Дивного зверя от чудовища не отличу!
  Было бы светло, Плут бы увидел, что глаза собеседника увеличились в два раза, округлились, а челюсть отвисла в изумлении.
  - Стой-стой! Подожди! Ты точно не перепутал? Это точно был дракон? Не единорог?
  - Дракон. С крыльями и хвостом.
  - Что еще за драконы там были? Был такой серый? Или большой, рыжий?
  Плут собрался с мыслями, стараясь припомнить, кого он видел.
  - Нет, таких не было. Был большой красный, нет малиновый, который унес Комешу. Да малиновый. Черный, чуть поменьше. Белых два, тот лиловый. Больше что-то не помню... - опечалился мальчик. - А ты их знаешь? Так расспрашиваешь.
  - Да вот и хотел выяснить, знаю или нет. А твоя невеста... она живет в твоей деревне?
  - Нет. Она вчера пришла в нашу деревню, - решил признаться Плут.
  - А как она выглядела?
  - Красивая. Румяная. В короне.
  Сэр Сверк поперхнулся от такого описания.
  - А волосы? Глаза?
  - Волосы длинные, рыжие. Глаза зеленые. Еще веснушки есть.
  - Описание совпадает, - пробормотал рыцарь. - Но, невероятно!
  - Ты знаешь Комешу?
  - Не знаю, та ли это Комеша. Та, которую я знаю, - дракон. Маленький еще, но дракон. Если это она, то малиновый дракон - Нарисса, а черный - ее младший брат Корад. Парочка довольно приметная. Но лиловый дракон по имени Ирис. Нет, не приведи Господь, чтобы это были они.
  Плут замер, слушая странного рыцаря.
  - Ты в любом случае не волнуйся - сейчас драконы не похищают людей. Эта Комеша, скорее всего, их подружка.
  - Но почему они так внезапно ее унесли?! Нет, это было похищение!
  Рыцарь больше переубеждать не стал, задумавшись о своем. Плут посидел немного, потом придвинулся к стене, устраиваясь поудобнее, прислонился ноющим виском к холодному камню.
  - У тебя что-то болит? - вдруг спросил сэр Сверк.
  - Голова. Ударили, когда ловили.
  - Давай я посмотрю.
  - Там крови нет, ничего серьезного.
  - Не бойся, я только посмотрю. Такие удары могут быть неопасными только на первый взгляд, особенно для тех, кто еще не слишком взрослый.
  Смирившись, Плут позволил прохладным пальцам рыцаря ощупать голову. Поморщился, когда сэр Сверк дотронулся до больного места, но тут же боль куда-то отступила. Плут опешил, когда рыцарь уперся лбом в его лоб, будто бодаться собрался.
  - Не переживай, мы отсюда обязательно выберемся.
  От виска по голове, а потом и по телу разлилась приятная теплота, мальчика начало клонить в сон. Рыцарь отпустил его и легонько толкнул.
  - Ложись, тебе нужно отдохнуть.
  - Угу, - Плут, не заставляя себя упрашивать, свернулся на лавке клубочком. Уже проваливаясь в сон, он услышал, как сэр Сверк пробормотал:
  - Жаль, что ты не девочка, Плут. Или я не женщина.
  На этом мальчик уснул, не успев ни удивиться, ни испугаться.
  
  ***
  Лилия-Ромашка разрывалась между тем, чтобы броситься на поиски своих детей, и крошкой Ральфом. Малыша нельзя было оставлять в таком состоянии. Единорожка долго уговаривала дракончика съесть хоть что-нибудь. Такому маленькому нельзя голодать, он может от голода впасть в спячку и не выйти из нее. Ирла приносила то одно лакомство, то другое. Замковая кухня трудилась так, будто ожидалась толпа гостей. Внуки кухарки и дети других слуг объелись остывшей вкуснятиной, надеясь своим примером соблазнить крошку Ральфа подкрепиться. Но все было бесполезно.
  - Что же делать, госпожа? - спросила отчаявшаяся кухарка, заламывая руки.
  Ослабевший маленький дракончик лежал на руках у Лилии-Ромашки.
  - Ох, если бы я знала! Мать его мы не сможем быстро вернуть, отец тоже загулял.
  - Так что ж совсем дитю пропадать?
  - Нет. Я принесите-ка теплого молока и провощенной чистой ткани.
  Все запрошенное мигом принесли. Лилия-Ромашка, ловко скрутила конус из ткани, заполнила его молоком, а кончик срезала. Из маленького отверстия молоко потекло тонкой струйкой. Рот у дракончика был приоткрыт, чем единорожка и воспользовалась.
  Ральф тут же ожил, начал плеваться и вырываться.
  - Я же не совсем маленький! - дракончик вырвался и встал напротив Лилии-Ромашки, сверкая глазами.
  - Да? А мне так не показалось. Где же моя мамочка? Есть не буду! Это так взрослые дети говорят?
  Ральф стыдливо потупился.
  - Ну, ладно. Что тут есть покушать?
  - Вот и славно! Вот и дело! - обрадовалась Ирла.
  Кухарка живо принесла для малыша теплой каши с медом. Вскоре крошка Ральф был накормлен, напоен и спать уложен. Лилия-Ромашка полюбовалась на спящего ребенка и встала с кровати, на краю которой сидела, напевая колыбельную.
  - Госпожа, - в дверях стояла Ирла, умоляюще сложив руки на груди. - Госпожа, не покидайте нас. Я боюсь, мы не справимся! Детей упустили, да еще и этого крошку уморим!
  - Но что же делать? Ведь других детей тоже нужно искать. Неизвестно, что они могут натворить и в какие неприятности попасть!
  - Госпожа, так может еще кого на поиски отправить?
  - Да кого же? Кого мы найти сможем? У нас нет времени!
  - Ну так давайте отряд соберем. Вы направление покажете, они и отправятся на поиски.
  Лилия-Ромашка мучительно раздумывала. Маленького Ральфа было страшно оставлять, но там целых шестеро детей без присмотра и трое из них ее собственные. И они не в безопасном замке находятся, а бродят невесть где. А в Салисии сейчас неспокойно. И нашествие это. И... Единорожка передернулась.
  - Нет, я не могу остаться. Я должна отправиться на поиски детей. Вы уж постарайтесь присмотреть за малышом, а я кое-что предприму. Принесите мне прибор для письма.
  Через некоторое время обитатели замка могли наблюдать, как пришлая беловолосая леди приманивает разных птиц, привязывает к их лапам кусочки пергамента, залитого воском, и отпускает. Птицы, среди которых были в основном крупные хищники, покружились-покружились над замком, да и разлетелись в разные стороны. У них в мыслях стояли образы разных драконов, которых им требовалось найти. В здравом уме ни одна птица не полетела бы искать дракона, но кто откажет просьбе дивного зверя?
  Птицы давно исчезли вдали, а в небе мелькнул еще один крылатый силуэт, гораздо крупнее птичьего, но мельче драконьего. Мать отправилась искать своих и чужих блудных детей.
  
  Глава 6
  И грядут испытания
  
  По всему огромному стойбищу кочевников горели костры. Меня пригласили к самому большому. Ральф, Ладрин и Зелиан, не спрашивая разрешения, отправились со мной, а прочих наших спутников отвели к другим кострам. Главе Тайной стражи это разделение очень не понравилось, но поделать он ничего не мог. Эрмил остался в палатке, побоявшись появиться при таком скоплении народа.
  Вокруг огромного костра, так и пышущего жаром, были разложены валики из войлока, а перед ними расстелены коврики, сплетенные из какой-то травы, полностью заставленные всевозможным угощением. Быстро же они управились с подготовкой пира.
  Рядом со мной уселся сам вождь, а чуть поодаль седые важные люди и мускулистые молодые мужчины, увешанные оружием, это видимо были старейшины и лучшие воины.
  Между кочевниками и гостями сновали шустрые мальчишки и юноши постарше, разнося чаши, наполненные каким-то напитком. Я принюхался, пахло ягодами и кровью, к счастью, не человеческой, но это была и не кровь скота. Что-то такое знакомое и не совсем приятное. Я посмотрел на Зелиана, но тот, не заметив моего взгляда, осматривался по сторонам. Зато мой взгляд поймал Ладрин. Он сидел рядом, в последний момент оттеснив Ральфа, видимо, чтобы контролировать мои действия.
  - Это ритуальный напиток! Не вздумай выплюнуть или пролить! - прошептал глава Тайной службы, склонившись ко мне. - За такое полагается смерть.
  Ладрин хотел еще что-то сказать, но вождь поднялся, вознося чашу в руках. Тут же все затихли, шустрящие мальчишки уселись, где кто оказался, слышно было только потрескивание дров в кострах, да далекий крик виверны.
  Подержав немного чашу над головой, вождь опустил ее на уровень груди. Чаша у него была не чета нашим, чуть ли не с хороший таз размером, попробуй, удержи такую.
  - Братья мои! Сегодня у нас две великих радости! - говорил вождь вроде негромко, но голос его разнесся над становищем. Я уверен, что его услышали у самых отдаленных костров. - Во-первых, к нам явился долгожданный герой, посланный королем Салисии. И если мы одержим победу над ним, то сможем занять эти плодородные земли!
  Ответом вождю был рев тысяч глоток.
  Я же судорожно сглотнул. От моих действий зависит судьба целой страны.
  Вождь подождал, пока его люди не угомонятся, и продолжил:
  - Во-вторых, нам явилось воплощение самого Огнекрылого зверя Рока! Пусть же это явление будет знамением нашей будущей победы! - вождь сел и приложился к чаше.
  Нас же просто оглушило. Кочевники орали так, что их, наверное, слышали даже звезды. Но вождь, ну хитрован, наш, значит, драконенок - знамение их победы!
  Я поднялся, тоже, как и вождь, поднимая чашу над головой. Ладрин хотел меня удержать на месте, но мои действия были слишком неожиданными, он успел уцепиться только за пояс штанов, чуть было не стянул их с меня, понял, как глупо это выглядит, и отпустил.
  Вождь посмотрел на меня, поднял руку, и кочевники начали затихать.
  - Воины кочевого племени, - начал я. Такой тишины, как во время речи вождя, не было, но меня слушали. - Я явился сюда, чтобы защищать эту землю. И я не отступлю, пока в моих венах останется хоть капля крови. А воплощение великого Огнекрылого зверя Рока отправил сам священный зверь, чтобы следить за ходом испытаний! Чтобы все происходило по справедливости.
  Вот теперь и дрова в кострах будто трещать перестали, такая тишина наступила.
  Я залпом выпил содержимое чаши и чуть не обрек себя на смерть, настолько захотелось выплюнуть эту гадость. Рот и горло обожгло, из глаз хлынули слезы. Через их пелену разъяренное лицо вскочившего вождя казалось уродливой маской.
  - Ты подозреваешь нас! Народ Огнекрылого зверя Рока в подлости?!
  - Ну, я не тащил с собой воплощение священного зверя. Оно само явилось. Само сказало зачем, - в глазах начало мутиться, голова плыла, ноги подкашивались. - Ваш священный зверь, вы и разбирайтесь. - Пошатнувшись, я ткнул пальцев в грудь вождя, и с трудом подавил желание захихикать. Вождь был существенно выше меня, поэтому пришлось встать на цыпочки. - А кто не слушается священного зверя, к тому приходит Безымянное зло.
  Ноги подкосились, и я плюхнулся на свое сиденье. И вождь, и Ладрин смотрели на меня как пара волков. Однако попробуй, возрази. Воплощение пришло с нами, с нами.
  Вождь скрипнул зубами, но справился с собой.
  - Что ж, кто мы такие, чтобы спорить с волей Огнекрылого зверя Рока. Пусть воплощение священного зверя будет судьей в испытаниях!
  Степняки издали очередной приветственный рев. Хорошо бы пир поскорее закончился, а то у меня уже все в глазах расплывается.
  - Каковы же будут испытания? - заплетающимся языком спросил я, вместо вождя перед глазами маячило какое-то размытое пятно. Пятно активно шевелило волосяными ушами.
  - О, самые простые. Да ты кушай, герой, кушай.
  Я послушно ухватил что-то из ближайшей миски. В горсти оказалось что-то, похожее на белых червяков, заплетенных в рыхлую косичку. К горлу подкатила тошнота. Сейчас приветственный степной напиток окажется на земле.
  Ладрин схватил меня за воротник, подтягивая поближе.
  - Это сыр! Ешь! Он вкусный! - зашептал на ухо.
  - А почему он как черви? - это я почему-то спросил не у рыцаря, а у вождя.
  - Кто? - удивился вождь.
  - Сыр.
  - Ну да, сыр, - степняк взял из моих рук червячную косичку и откусил. Белые волокна потянулись за крепкими зубами. Я икнул, сдерживаясь просто с огромным трудом. - Не волнуйся, не отравлено. Вкусно. Видишь, я-то ем.
  - Но, черви...
  - Ах, ты червей хотел. Сейчас сделаем!
  - Нет! Не стоит беспокоиться! Сыр годится! - я потянул косичку из рук вождя.
  - Да какое беспокойство! Все для наших гостей! - вождь косичку не отпустил и начал тянуть на себя. - Если вы чего захотите, так мы мигом приготовим. Степное гостеприимство всем известно. А вот ваших обычаев мы не знаем!
  Сырная косичка не выдержала издевательств и порвалась прямо посередине. Я отлетел Ладрину на колени, а вождь укатился куда-то к старейшинам. То ли случайно, то ли нарочно, но я ударился головой о шлем, который глава Тайной службы держал на коленях. В глазах начало стремительно темнеть, и уже вовсе не от напитка.
  - Что это с ним? - надо мной, постепенно тая, появилось встревожено-удивленное лицо вождя.
  - Утомился. Ты прости нас Великий вождь. Дорога была долгая. Настойка ваша весьма крепка. Опять же, закуски из червяков не подали. Вот и утомился наш герой.
  - Что-то быстро. Ну что же, бывает.
Оценка: 8.62*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"