Гуськова Татьяна: другие произведения.

В Дебрях Ли-Омера. Глава 1-3.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Андрей попадает в другой мир, потому что не нравится миру своему. Но и другой мир принимает с трудом, потому что слишком сильно огтличается от нашего. Но в чем-то Андрею все же везет. Он, блуждая во враждебных джунглях, встречает двоих юношей, симпатичного и веселого Заури Ако и загадочного Ли-Омера, наделенного необыкновенными способностями. Способности проявляются и у самого Андрея, к нему отчего-то необыкновенно расположены самые прекраснейшие существа того мира, бравинги. Буду выкладывать в один файл по главам по мере написания. обновлено 050208 Глава 1-3

  В Дебрях Ли-Омера
  
  Часть 1
  Красное солнце
  
  Глава 1
  Чужбина
  
  Жара давила как подушка, заставляя тело истекать потом. Андрей пошевелился, попробовал приподняться - руки увязли в чем-то горячем и сыпучем. Он открыл глаза, проморгался. Когда мелькавшие цветные пятна немного рассеялись, сумел рассмотреть, что лежит на красном, мелком, как пыль, песке. Вездесущие песчинки прилипали к мокрому телу, от этого кожа невыносимо зудела.
  Где он? Чтобы немного разогнать туман в голове, Андрей ею потряс. Все тут же закружилось, и он упал. Мелкий, похожий на пыль песок, попал в глаза, нос, заскрипел на зубах. Андрей пошевелился, попробовал подняться - пальцы уходили в податливую сыпучую красноту. Кое-как отплевавшись, вставал уже гораздо осторожнее, но все же увиденное чуть снова не повергло его на землю: вокруг от горизонта до горизонта расстилалось море того самого красного песка, кое-где оно собиралось рябью небольших холмов с гребенчатыми острыми вершинами.
  'Дюны', - подумал Андрей, вспомнив смотренную когда-то передачу о бродячих песчаных холмах. Только там были белые пески, но вот никак не красные.
  Андрей поднял голову - голубизна неба у горизонта выше переходила в насыщенную травянистую зелень, посреди которой висел будто вырезанный из алой бумаги круг солнца.
  -Где я? Этого не может быть? - Андрей обхватил голову руками, чувствуя, что вот еще немного, и она расколется от жары и от непонятного вокруг. Что это за странная пустыня? И почему солнце не слепит, хотя вроде бы висит в зените? Зато как греет! Нужно найти укрытие, пока его не хватил солнечный или тепловой удар. Может это ад? Или Лимбо? Куда там попадают самоубийцы после смерти?
  Андрей разделся до пояса Из светлой рубашки соорудил себе подобие чалмы, а куртку опять натянул. Хотя темную, плотную ткань ветер не продувал и чувствовал он себя как в бане, но показывать местному кусачему солнцу бледную зимнюю кожу Андрей все-таки не решился, представляя какие волдыри там вспухнут уже через минуту.
  Теперь и оглядеться можно. В пустыне не было ничего интересного. Разве что почти на горизонте похожий на башню пик, вокруг которого мельтешили темные точки. Ничего себе птички, если их видно с такого расстояния. Нет, туда идти не стоит. Горы гораздо ближе, а вон и какая-то растительность на них, даже довольно буйная, а значит, укрытие от солнца и вода. При мысли о воде, Андрей почувствовал как пересохло в горле.
  Но до воды еще нужно добраться. Ноги проваливались в песок почти по щиколотку, песчинки забрались в кроссовки.
  До гор Андрей дошел полуживым, чтобы еще и карабкаться по раскаленным темно-красным камням сил не было, но и медлить нельзя, иначе эта жара добьет. Он только на несколько минут присел, чтобы вытряхнуть песок из кроссовок и получше их перешнуровать. А вот встать оказалось неожиданно тяжело: в глазах почернело, по ушам будто ударили подушкой. С трудом удержавшись на ногах, Андрей все-таки полез вверх. Сначала было легко, склон у подножия отличался пологостью, разве что иногда осыпались под ногами потоки мелких камушков, смешанных с вездесущим песком, а когда он поднялся где-то метров на пятьсот, то песок исчез, и идти стало еще легче. Жаль только, что продолжалось такое блаженство недолго, склон стал круче, а потом и вовсе превратился в почти отвесную стену. Андрей присел отдохнуть в тени каких-то кустиков с невероятно колючими ветками. Снизу они выглядели такими жизнерадостными, сочными и свежими, вблизи же оказались чем-то вроде верблюжьей колючки, воды рядом с ними искать явно не стоило. Польза от всех трудностей впрочем тоже была - они не оставляли сил на мысли, иначе Андрей, наверное, сошел бы с ума.
  Посидев немного, Андрей с трудом поднялся: ноги дрожали, в глазах темнело. Ясно, что больше отдыхать не следует, пока он не доберется до воды и хоть какой-нибудь тени. Обмотав ладони лоскутами оторванными от рубашки, Андрей принялся карабкаться вверх. Трещин и щербинок было достаточно, чтобы ухватиться пальцами и поставить ногу, кажется, это означало, что горы старые. Несколько раз ему попадались все те же колючие кусты, непонятно каким чудом цеплявшиеся корнями за камни. Иногда кустики покрывали яркие розово-сиреневые цветы.
  Красный круг солнца заметно продвинулся к горизонту, когда обессиленный подъемом Андрей выбрался на ровную площадку. Он долго лежал не в силах пошевелиться, ожидая пока пройдут слабость и боль в разодранных пальцах и коленях. Камень под щекой, гладкий, будто отполированный, заинтересовал Андрея, и он, справившись с собой, огляделся. В скале была вырублена дорога, больше ничем эту ровную ленту назвать нельзя. Только кто смог построить такое? Кажется, камни от разрушения предохранял какой-то особенный слой, похожий на стекло. Значит, здесь тоже могут жить люди, или те, кто нуждается в дорогах. Подумав немного, далось это, однако, нелегко, так как голова гудела, Андрей направился по дороге вниз, рассудив, что у подножия легче встретить кого-нибудь, чем на вершине.
  Вскоре дорога нырнула в густой лес, и идти стало легче. Стройные гигантские деревья, чем-то напоминающие сосны, отбрасывали густую тень. Андрей некоторое время постоял, рассматривая стволы с голубой корой, бордовую хвою и зеленые кисточки то ли цветов, то ли семян.
  -Куда же я попал?
  В кроне какая-то птица, захлопав крыльями, передразнила его слова почти один в один. Андрей чуть не припустил бежать.
  Ниже к гигантам с голубыми стволами присоединились еще более мощные, черные, с мелкой серебристой листвой кряжистые деревья, похожие на злых великанов. Потом появились и другие растения. Были здесь и какие-то совсем странные, будто на торчащие из земли слоновьи уши и зеленые, почти, как обычные папоротники, встречались заросли все тех же колючих кустов. Здесь они были куда гуще, колючки и ветки почти скрывались под цветами, и яркими оранжево-сиреневыми плодами. В этих кустах шуршали птицы, какие-то мелкие зверьки, насекомые. Андрей как-то слышал, как можно проверять, ядовиты плоды или нет. Судя по популярности у местной живности, плоды были вполне съедобны, и он сорвал один, на пробу.
  Крупная птица с причудливо изогнутым клювом выругалась, захлопала крыльями, прогоняя чужака. Она совсем не боялась человека. Может, никогда не видела таких как он, а может люди сюда никогда не заходили, что наводило на мрачные мысли.
  Странно, он хотел найти здесь кого-то. Людей. А там, дома, старался избегать их общества. И меньше всего думал сейчас о том, как бы вернуться домой, что было бы естественным.
  Плод оказался невыносимо кислым и вязким, Андрей долго не мог сглотнуть, после пробы. Больше он экспериментов проводить не решился.
  На дороге было безопаснее, чем в лесу, меньше вероятность наткнуться на хищников и заблудиться, но зато не найдешь еды и воды, так что Андрей сошел с полированного камня в заросли.
  В траве виднелись разноцветные ягоды, на деревьях красовались яркие плоды, только что из этого можно есть? Если поймать кого-то из птиц, они и сами почти в руки прыгают, то как потом приготовить? Он даже пожалел, что не курил в той, оставшейся позади жизни. От отчаяния Андрей сорвал какой-то толстый сочный стебель, рядом такими ж лакомились маленькие серые зверьки с тремя сиреневыми полосами на спинах. Нежная, сочная мякоть под грубой корочкой пахла сливками и миндалем. Зверьки попискивали от удовольствия, вгрызаясь в стебли. Андрей осторожно слизнул выступивший сок. От горечи свело скулы, желудок запротестовал и чуть не выпрыгнул наружу. А что если тут ничего не пригодно для него?
  Ручей издали оповещал о своем присутствии. Ледяная вода радостно журчала, бурля в каменном русле. Наученный горьким опытом, Андрей сначала внимательно осмотрел ручей, набрав воды в ладони, долго рассматривал не плавает ли что-нибудь в ней, принюхивался, хотя запахи здесь довольно обманчивы, и только после этого - напился. Вода оказалась самая обычная, ну может, чуть отдавала железом, но от этого не становилась менее вкусной. Андрей пил, до тех пор, пока не почувствовал, что вот еще глоток - и он лопнет.
  Чуть ниже по течению ручья, где тот расширялся и больше не бежал по камням, как безумный, на дне обитали моллюски, похожие на жемчужниц. Собрав с десяток, Андрей опять попробовал подкрепиться. Хрупкие створки раковин легко ломались. Черное мясо моллюсков аппетита не вызвало, но, справившись с собой, Андрей все же попробовал. Главное - закрыть глаза и... Моллюски по вкусу напоминали сырого лосося, разве что были более жесткими. Для начала он съел небольшой кусочек, подождал полчаса, а потом расправился с остальными. Казалось, ничего более вкусного Андрей не ел. От сытости и усталости безудержно начало клонить в сон, только вот стоило ли так беспечно засыпать на земле возле ручья? Не важно, что днем лес похож на рай, неизвестно, какие хищники здесь могут появиться ночью. А она уже не за горами. Правда, местное зверье, может и на деревьях охотиться, но все же Андрей счел ветку более безопасной для ночлега, чем землю, и взобрался на одно из черных деревьев. На высоте примерно трех человеческих ростов, в развилке сучьев нашлась удобная ложбинка, словно предназначенная для того, чтобы там кто-то ночевал. Даже привязываться не нужно. Андрей свернулся клубочком и мгновенно уснул.
  Проснулся от боли - лицо и руки горели. В темноте было трудно разобрать в чем дело, но вскоре догадался, что виной всему насекомые. Они были просто повсюду: невидимые и почти бесшумные впивались в открытые участки кожи, те, что покрупнее, атаковали и вовсе повсюду, прокусывая даже прочные джинсы. Он некоторое время терпел, кое-как пытаясь отмахиваться, а потом, будто лишившись разума от боли, закричал, замахал руками и, не удержавшись, упал с дерева.
  Благо земля под деревом была мягкая, иначе ко всем неприятностям добавились бы сломанные руки ноги. Кровососы поначалу потеряли жертву, но очень скоро нашли ее вновь. Не в силах больше терпеть, Андрей закричал, замахал руками, как сумасшедший, и бросился бежать. Неизвестно, куда бы его занесло, если бы не попавшийся на пути ручей. Вода охладила горящую кожу. Несколько мгновений Андрей наслаждался, а потом обнаружил, что вода ледяная, и в ней тоже есть желающие полакомиться им.
  Это, наверное, действительно ад.
  Когда в лесу начало светлеть, искусанный, обессилевший Андрей лежал на траве, и ему было все равно, есть где-то в округе хищники или нет. С рассветом кровопийцы куда-то убрались, воздух начали прогревать лучи восходящего солнца, и Андрея сморил сон.
  Проснулся он ближе к вечеру, опять наловил моллюсков. Только вот в этот раз они впрок не пошли. Андрея скрутило так, что он с трудом добрался до воды, чтобы попить. Когда способность соображать немного вернулась, он нашел в себе силы осмотреть оставшиеся ракушки. Они были точно такими же, как вчера. Тогда почему он отравился?!
  Держась за живот, и иногда посещая кусты, Андрей отправился искать дорогу, так неосмотрительно покинутую вчера. Людей просто необходимо найти, долго в лесу он не протянет, хорошо хоть хищников нет. Может они тут не водятся? Или он их как добыча совершенно не привлекает.
  Птицы с кустов, мимо которых проходил Андрей, вдруг порскнули в разные стороны. Лес вокруг него будто умер, осталось только тихое жужжание насекомых, да шелест листвы. Чувствуя, что волосы встают дыбом, Андрей огляделся в поисках подходящего дерева. Как назло вокруг возвышались только сосноподобные деревья, взобраться на которые не было никакой возможности. Между голубыми стволами мелькнула темная тень, и к Андрею вышел крупный серый зверь с темной гривой.
  Надо бы бежать, но Андрей будто оцепенел под взглядом продолговатых оранжевых глаз. Зрачки у зверя были горизонтальные, и эти зрачки будто затягивали в себя. Страшная тварь, гладкая, серая, с крупной клиновидной головой, клыки сантиметров десять не меньше, хвост-шнурок подрагивает, будто его хозяин вот-вот прыгнет на добычу. Зверь не прыгнул, только зарычал, сделав несколько шагов вперед. Черная грива встопорщилась, и в густых черных прядях Андрей заметил кожаный ошейник.
  -Да ты же собака, ты просто - собака. Тшшш. Хороший мальчик.
  Зверь зарычал громче, припав на передние лапы. Так он действительно походил на собаку, если взять голову бультерьера, приделать на нее маленькие округлые ушки, прилепить все это на поджарое тело, с мощными передними лапами и более длинными, чем передние задними.
  -Не бойся меня. Где твой хозяин?
  И тут зверь все-таки прыгнул. Горячее дыхание обдало лицо, клыки оказались в нескольких миллиметрах от лица - падая, Андрей успел схватиться за гриву и теперь с трудом не давал себя загрызть. Зато когтями его полосовали от души.
  -Велас! - послышалось неподалеку.
  Зверь замер, а потом отпрянул от Андрея, тот с трудом разжал сведенные пальцы, чтобы выпустить шерсть. Некоторое время полежал, приходя в себя, потом сел. Поджав хвост и состроив невинное выражение морды, зверь крутился возле стоящего неподалеку человека. Андрей с облегчением вздохнул - все-таки люди. Юноша. Может чуть помладше самого Андрея. Смуглый, с распущенными по плечам темными волосами и неожиданно светлыми, яркими серыми глазами. От взгляда этих странных глаз у Андрея все замерло внутри, он почувствовал, что его будто насквозь просвечивают.
  -Привет, - сказал он, чтобы снять это наваждение.
  -Аскэ... - юноша потряс головой, будто думал, что Андрей сейчас рассеется как наваждение.
  -Пожалуйста, мне нужна помощь, - он попытался подняться. Велас, Андрей решил, что это все-таки имя, а не команда, зарычал.
  -Ррэ! - незнакомец явно выругался, стукнул зверя пальцем по уху, а потом подошел к Андрею и помог подняться.
  -Спасибо, - он справился с головокружением и украдкой покосился на юношу, тот тоже рассматривал свою находку.
  -Касэ на ларерра?
  -Я не понимаю, - Андрей покачал головой.
  Юноша почесал в затылке, потом перешел на другой язык, более плавный и певучий.
  -Нет, - Андрей покачал головой и на всякий случай отрицательно помахал руками. Кроме языка, тут могли и жесты другие использоваться.
  Сероглазый попытался еще несколько раз, и, не добившись успеха, уставился на Андрея с двойным удивлением. Осторожно потрогал разодранную испачканную Андрееву куртку, задумчиво прищурился, опять пронзив своим всевидящим взглядом. Словно сумев что-то рассмотреть, довольно улыбнулся и кивнул куда-то в сторону, поманив за собой.
  -Ларрера.
  Андрей вздохнул и послушно последовал за новым знакомым.
  Сероглазый легко шагал по лесу, длинные ноги не путались в валежнике и колючих кустах, ветки не цеплялись за длинные, будто только что расчесанные волосы. Андрей же то и дело спотыкался, ушибался, натыкался за что-то. Как только он падал, к нему тут же с рыком подскакивал Велас. Зло смотрел, дергал за одежду, подталкивал головой.
  -Ну ты как надзиратель, - не выдержал Андрей, свалившись в очередной раз. - Да, я знаю, что задерживаю твоего драгоценного хозяина. Отстань! - отмахнулся он, когда зверь приготовился вцепиться ему в ногу.
  -Велас! - окликнул сероглазый. Он остановился, обнаружив, что за ним больше никто не следует.
  Андрей утомился, чувствовал себя таким разбитым, что не выдержал:
  -Может отдохнем немного?
  Спутник нахмурился, потом на его лице появилось покаянное выражение.
  -Каскэ ларрарта, - он подошел и присел рядом с Андреем. Велас тут же утроился рядышком, прижался к хозяину и довольно замурлыкал совсем по-кошачьи. - Савэк касэ на ларерра? - задумчиво потянул сероглазый, глядя на Андрея, потом ткнул себя в грудь пальцем и медленно, отчетливо произнес: - Ли-Омер.
  Андрей догадался, что спутник представился.
  -Андрей.
  -Андрэй, - повторил сероглазый имя, немного его исковеркав.
  -Велас? - Андрей указал на зверя, решив проверить, верно ли понял, что это кличка, а не команда, тот немедленно оскалился в ответ.
  -Велас, - с улыбкой кивнул Ли-Омер. Значит, и жесты совпадают.
  - Тасе на ларерра? - спросил сероглазый через некоторое время, заметив, что собеседник, уютно прислонившийся к стволу голубого дерева, начал клевать носом.
  -Ларрера, - со вздохом сказал Андрей, надеясь, что это предложение идти, а не какое-нибудь ругательство.
  Ли-Омер удивленно улыбнулся и помог Андрею встать. Теперь он, догадываясь о состоянии спутника, больше не торопился, иногда даже поддерживал под локоть, когда какая-нибудь коряга прыгала под ноги. Так они и добрели до небольшой поляны, в центре которой горел костерок.
  Сидящий у костра мальчик поднялся, радостно что-то воскликнув, а потом замер с открытым ртом, глядя на находку Ли-Омера. Подойдя ближе, Андрей понял, что еще один встреченный человек этого мира не так молод, как он решил поначалу, и ему не десять лет, а лет пятнадцать-шестнадцать, всего на несколько лет младше самого Андрея, просто он очень маленький. Мальчик довольно сильно отличался от Ли-Омера, кожа у него была гораздо темнее, цвета горького шоколада, а глаза темно-желтыми. И в одежде тоже имелись различия. На светло-коричневые короткие штаны и серую рубашку без рукавов старшего Андрей даже не обратил внимания, а вот расшитый разноцветными нитками, камешками, бусинами и перышками наряд младшего весьма бросался в глаза. Перья были вплетены и в длинные косы. И вообще, Андрей только сейчас заметил, встреченные люди очень походили бы на индейцев, если бы не лица. Никаких высоких скул и орлиных носов. У Ли-Омера было продолговатое лицо с прямым носом, а у мальчишки круглое, как луна, и вовсе курносое.
  -Заури, кэсса, - нарушил Ли-Омер общее оцепенение.
  Мальчишка дернулся и засуетился, задавая в минуту не меньше тысячи вопросов. Его старший товарищ только пожал плечами и, что-то буркнув в ответ, подошел к костру, поднял с земли мешок и покопался в нем, потом поманил к себе Андрея.
  -Что?
  Ему протягивали чистую рубашку и что-то похожее на короткие шорты, расшитые бахромой.
  Ли-Омер дернул за лоскут, свисающий с грязной Андреевой куртки, тот оторвался.
  -Спасибо, - Андрей принял одежду.
  -Ирас, - ему указали на кусты, из которых слышалось журчание воды.
  - Спасибо, - еще раз поблагодарил он.
  У воды он испугал двух похожих на пушистых оленей существ, они отбежали немного от воды и, остановившись, уставились огромными любопытными черными глазами на пришельца. Непонятно почему Андрей их застеснялся, а потому вел себя скованно и мылся довольно долго, его даже несколько раз нетерпеливо окликнули, а один раз появился Велас с проверкой. Пушистые олени заволновались еще больше, угрожающе запыхтели, завращали глазами и, склонив головы с короткими рожками, двинулись на зверя. Тот рыкнул, но убрался.
  Кое-как ополоснувшись (целиком в воду он не решился заходить, помня о том, что там может водиться кто-то кусачий) Андрей оделся и постирал одежду. Олени за это время успели к нему привыкнуть, а тот, что покрупнее, светло-желтый в белых пятнах, даже подошел и осторожно обнюхал сиротливо лежащий в стороне кроссовок.
  У костра ему дали миску с аппетитно пахнущей похлебкой и усадили на кучу хвороста, накрытого шкурой. Есть хотелось очень, но кусок в горло не лез из-за того, что за ним пристально наблюдали. У Андрея появилось подозрение, что он чем-то довольно сильно отличается от жителей этого мира, вдруг они все темнокожие. Тогда такой, как он действительно в диковинку. Андрея это тревожило даже через пелену усталости и навалившейся сонливости. Что обычно делают с теми, кто отличается от всех? Изучают, или же уничтожают, как что-то враждебное. Неизвестно, что хуже. Но оба парня вовсе не выглядели враждебными, да и так хотелось поверить кому-нибудь. После того, как Андрей все-таки справился с едой, Ли-Омер опять попробовал с ним поговорить, перебрал несколько языков. Мальчик, которого звали Заури, что-то подсказывал, тоже пытался как-то поучаствовать в общении, использовал непонятные жесты.
  Признав бесполезность своих попыток, Ли-Омер отошел и, покопавшись в мешке, вытащил оттуда обруч белого металла, украшенный круглым серым камнем. Юноша снял повязку, удерживающую волосы и надел на голову обруч так, чтобы камень оказался в центре лба.
  -Ракасте насс, - Ли-Омер подошел к Андрею, сел напротив и жестами велел ему смотреть в глаза.
  Ощущение пронизывающего взгляда усилилось многократно, через Андрея будто тек ручей ледяной воды. Стало сильно не по себе, будто его трогал за голову кто-то невидимый, в висках закололо. Андрей хотел отвести взгляд, но не смог. Серые глаза держали крепко. Голову будто распирало изнутри, лоб пронзило резкой болью. С криком Андрей упал навзничь.
  -Прости, я не хотел причинить тебе боль, - в поле зрения появилось побледневшее, потное лицо Ли-Омера.
  -Я тебя понимаю! - Андрей по-прежнему продолжал слышать непонятные слова, но при этом он понимал их смысл, даже не смысл самих слов, а как бы намерения и чувства собеседника, из них-то и складывался смысл.
  -Да, это так. Кто ты? Как здесь оказался? - Ли-Омер протянул руку, помогая подняться.
  -А где я?
  -Ты в Ли-Омере.
  -Да твои родители были патриотами!
  -Что? - переспросил юноша, удивленно вскинув брови.
  -Да нет ничего. Я здесь оказался случайно.
  -Ты шпион? - брякнул Заури, при этом на лице мальчишки были такие любопытство и надежда, что Андрей, не удержавшись, рассмеялся.
  -Нет, не шпион. А здесь есть такие как я? Они ваши враги?
  -Где здесь? Андрэй, откуда ты? - продолжал настаивать Ли-Омер. - Здесь есть похожие на тебя, но они живут далеко, за морем. И из Красной пустыни откуда ты явился, судя по въевшимся в кожу песчинкам, никто из них придти не мог. Или ты, действительно, шпион?
  -Будь я шпионом, ничуть не отличался бы от вас, - говорить про то, что он из другого мира не хотелось, неизвестно, поверят ли ему и как это воспримут.
  -Может на это все и рассчитано, - горячился Заури. - Мы находим странного человека, зиантересовываемся, он входит к нам в доверие...
  Андрей смотрел на рассуждающего мальчишку, не зная, что возразить. И тут видимо желудок распробовал чужую еду и начал активно возражать против того, что его кормят иномирной пищей. Андрея скрутило хуже, чем с моллюсками.
  Удивительно, но ребята мигом забыли про свои рассуждения о шпионах и принялись возиться с ним, будто он был им своим.
  -Заури, что ты туда намешал, - ругал Ли-Омер младшего, придерживая стонущего Андрея и пытаясь напоить его водой.
  -Да ничего я туда не мешал. Кусок копченого мяса, зелень и немного крупы!
  -Это во мне дело! Я как попал сюда, так ничего есть не могу. Думал сначала, что просто выбирал несъедобные вещи, - сказал Андрей, как только рвотные спазмы немного отпустили.
  -Да, с вами, странниками это иногда случается.
  -Что?! - он даже поперхнулся. - Что ты сказал?
  -Я сразу догадался, что ты странник по мирам. От тебя веяло чем-то чужим. И ты не понял ни слова ни на одном из языков нашего мира.
  -Тогда зачем эти разговоры про шпионов?
  -Я не был уверен и хотел услышать, что ты сам скажешь.
  -Так значит я не первый?
  -Не первый, но к нам из другого мира давно уже никто не попадал. Лет пятьсот.
  Андрея еще кое-что беспокоило.
  -Скажи, а почему я стал вас понимать? Это магия?
  Ли-Омер нахмурился.
  -Нет, это не магия. И долго ты не сможешь так понимать никого, это отнимает слишком много сил, особенно когда рядом много людей. Тебе придется учить язык.
  Кажется, Андрей серьезно напугал своих новых знакомых, они не знали, что с ним делать. Лекарства давать боялись, только поили кипяченой водой. Хорошо, хоть насекомые не досаждали, их отпугивал запах зелья, которым Заури побрызгал все вокруг.
  Он их промучил всю ночь, и утром Ли-Омер с Заури стали собираться домой, надеясь, что лекари как-то смогут помочь Андрею.
  
  
  Глава 2
  Ли-Омер
  
  
  Ребята быстренько собрали лагерь, погрузили пожитки на спины пушистых оленей.
  -Заури, ты вместе с Андрэем поедешь на Ярком, ты полегче, а я возьму твоего иласа.
  -Как скажешь.
  Андрей верхом никогда не ездил и мог только порадоваться, что придется ехать не одному.
  Верхом Андрей никогда не ездил, тем более что путешествовать предстояло не на лошади, а на илас, как называли пушистых оленей ли-омерцы. Впрочем, и на оленей эти животные при солнечном свете походили мало, напоминая скорее виденных в зоопарке и по телевизору капибар, или, как еще их называл в своей книге Аркадий Фидлер, водосвинок. Илас конечно были гораздо крупнее, размером с небольшую лошадь, более крепкими ногами, длинной шеей и пушистой, плюшевой шерстью. Хотя зачем этим зверям при местном жарком климате такая шерсть - непонятно. Заглядевшись на илас, Андрей не сразу заметил, что Заури уже в седле, а Ли-Омер дожидается только того, чтобы помочь страннику усесться позади мальчика.
  Яркий, пока Андрея водворяли ему на спину, все время оборачивался назад, шевелил длинными усами и что-то насмешливо посвистывал. Случайно поймав взгляд животного, Андрей чуть снова не свалился: он откуда-то знал, что чувствует илас. Зверь был недоволен двойным грузом, неуклюжестью нового всадника и у него болел ушибленный коленом Андрея бок.
  -Я... - Андрей растерянно посмотрел на Ли-Омера.
  Тому даже не потребовалось что-либо объяснять.
  -Это побочный эффект от понимания языка.
  -И что я могу читать мысли любых животных?! А людей!?
  Ли-Омер улыбнулся.
  -Нет. Не всех животных. Илас весьма чувствительны к проникновению, их такими создали специально. Мысли людей ты сможешь читать, только если они озвучены.
  -Ты сказал, созданы специально? - Андрей, нахмурившись, посмотрел на юношу. Перед мысленным взором предстали лаборатории, опыты, ученые...
  Видимо сам сероглазый мог читать не только озвученные мысли.
  -Сейчас у нас не могут делать такое. А когда-то в Ли-Омере жил древний могущественный народ. Они обладали великими знаниями и умениями, - он коснулся своего обруча. - А нам остались лишь жалкие крохи. Так что можешь не бояться.
  -Тебе легко говорить, не бояться, - хмыкнул Андрей. - Неизвестно что еще скажут ваши правители. Вдруг они решат, что я опасен.
  -Верь мне, Андрэй. Не бойся. Все будет хорошо.
  -Мы долго будем так стоять?! - возмутился Заури. - Может, поедем уже? В дороге поговорите!
  -Да, ты прав, - Ли-Омер взобрался в седло второго илас, и они потихоньку двинулись в путь.
  Андрей после отравления и бессонной ночи чувствовал себя неважно, голова иногда кружилась, и тогда казалось, что спина илас проваливается куда-то. Оставалось только хвататься за Заури, чтобы не упасть, только и это делать было страшно, юный ли-омерец был таким маленьким и худеньким, что Андрей, начни падать, легко утащил бы его за собой. Однажды так и случилось. Вот он еще цепляется за мальчишку, а вот они уже на земле. Сунулась в лицо, пощекотав усами, морда Яркого, потом иласа оттолкнул встревоженный Ли-Омер.
  -Нет, так дело не пойдет.
  Ребята что-то немного поколдовали с седлом, потом почти привязали Андрея
   седлу, вдобавок спутав ноги веревкой под брюхом илас. Хотя странник и понимал, что делается это ради его блага, внутри скреблась нехорошая мысль - вяжут как пленника. Чтобы немного успокоить себя, Андрей хмыкнул, а потом захохотал. Сначала в смехе четко звучали истерические нотки, а потом он по-настоящему развеселился.
  -Ты чего? - лица у Заури и Ли-Омера были растерянные, они искренне недоумевали, что могло рассмешить их нового друга.
  -Веревка щекочет? - спросил старший из юношей.
  -Нет, - Андрей махнул рукой, а, успокоившись и немного отдышавшись, объяснил: - Вот уж не думал, что при попадании в другой мир буду вести себя и чувствовать так нелепо. И вот уж не думал, что со мной будет кто-нибудь возиться как с маленьким ребенком.
  К удивлению Андрея ни Заури, ни Ли-Омер его веселья не разделили.
  -Но ты же странник, ты беспомощен в нашем мире. И наш мир не очень дружелюбен к тебе. Как же можно иначе?!
  Веселье вмиг схлынуло, Андрей серьезно посмотрел на Ли-Омера. А многие ли в его мире решились бы вот так помогать неизвестно кому. Не каждый даже соседу руку протянет, а уж если кто-то отличается от других так того и вовсе уничтожить.
  -Спасибо!
  -Да за что же?! - сероглазый широко улыбнулся, сверкнув белыми зубами, особенно яркими на фоне смуглой кожи. - Ты уж только не падай больше. А то Заури раздавишь.
  Мальчишка в ответ на такое заявление только фыркнул.
  Чем ниже они спускались, тем все более буйной становилась растительность. Гиганты с голубыми стволами исчезли, уступив место невысоким, но ветвистым деревьям с бирюзовыми листьями, их кроны были так густы, что всадники, казалось, въехали из дня в сумерки. Воздух, густой, пряный, влажный, застревал в горле, от резких запахов у Андрея опять начала кружиться голова. Он думал, что снова свалится, но джунгли кончились, сменившись обжитыми землями. Налетел ветерок, прогоняя лесной дурман, и илас и их всадники оживились. Мимо потянулись квадратики полей. Андрей крутил головой во все стороны и удивлялся, такими странными были эти поля. Некоторые темнели только недавно распаханной землей, на других уже явно что-то выросло, а третьи свободно зарастали травой и мелкими кустиками, будто за ними некому было следить. Впрочем, он заметил еще несколько клочков, растительность на которых была выжжена.
  Кое-где виднелись и люди. Невысокие темнокожие и круглолицые, очень похожие на Заури. Если они замечали всадников, то приветливо улыбались, кивали, с любопытством рассматривали Андрея, а потом возвращались к работе. Одежду жителей Ли-Омера украшали яркая вышивка, разноцветные перья и бусы, потому они яркими птицами выделались среди высоких серебристых колосьев и светло-зеленых листьев вездесущего колючего кустарника.
  Чем дальше они ехали, тем шире и оживленнее становилась дорога. Кто-то шел, закинув на плечо мотыгу, возвращаясь с поля, кто-то вел в поводу нагруженных корзинами невысоких крепконогих серых животных, явных родственников илас, а кто-то ехал на телеге, управляя могучими флегматичными чешуйчатыми зверями с самой вершины копны серебристой соломы. И все-все приветствовали Ли-Омера и его юного спутника. Андрей даже невольно начал улыбаться, ему уже нравилось здесь, нравился этот дружелюбный народ.
  Заури решил взять на себя роль экскурсовода и, показывая Андрею на деревеньки, мимо которых они ехали, рассказывал, чем занимаются их жители. Мелькали среди зарослей конусовидные крыши и тонкие воздушные стены, сплетенные из веток. Андрей рассматривал все очень внимательно, как и растения в лесу. Ему казалось, что все, что он видит не более чем сон, самый обычный сон, разве что очень яркий. Из-за этого хотелось все не только видеть, но и потрогать, убедиться в материальности, но он сдерживал себя.
  К вечеру, с несколькими остановками на привал, они доехали до города. Андрей к тому времени утомился до такой степени, что ему было все равно как выглядит город, он снова цеплялся за Заури и хотел только одного - растянуться на горизонтальной поверхности.
  -Это Кресс, - Ли-Омер оглянулся. - Столица Ли-Омера.
  Андрей равнодушно покивал, но все же что-то рассмотрел. Располагался город в небольшой долине, одним боком примыкавшей к скалам, отвесным в этом месте. К камню, будто высотки, похожие на норки стрижей, крепились домики-ульи. Сразу и не сосчитаешь сколько людей может жить в таком странном сооружении. Еще дома, окруженные роскошной зеленью, свободно разбежались по долине, плавно переходя в скученные у окраин хижины из хвороста. Дома были разделены каналами, тут и там вились разноцветные дорожки. А посреди города возвышалась величественная ступенчатая пирамида, на ее вершине размещались какие-то круглые, отражающие поверхности. Сейчас в них танцевал свет заходящего солнца и, казалось, что вершина пирамиды горит, как гигантский факел. Чуть в стороне от нее стояла еще одна, из светло-золотого камня, не такая величественная, пониже, но помассивнее в основании.
  Город казался необычным, воздушным, картину портило только непонятное темное здание в форме буквы 'П', очень похожее на стандартную бетонную коробку как в его мире.
  Пока они спустились с холма, с которого обозревали город, пока ехали по городу, то и дело останавливаемые какими-то людьми, Андрей совсем навалился на своего маленького спутника. В глазах суетились черные мушки, голова раскалывалась от множества голосов. И вдруг из этого многоголосия вынырнул чистый, как родниковая вода голос Ли-Омера.
  -Езжай к вам домой. Андрею сейчас нужен покой, - вполголоса сказал сероглазый Заури.
  -А как же ты? - нашел в себе силы спросить Андрей.
  -Я потом тебя навещу. Не могу сейчас отправиться с вами. Не волнуйся, тебя никто не обидит. Все будет хорошо.
  Странно, но слова мальчишки, того же возраста, что и он сам, вселили в Андрея уверенность. Ему даже стало немного полегче, когда они выбрались из толпы. В тени деревьев было прохладно, да и сумерки слегка умерили жару. Путь их лежал к одному из домов с садом. Как понял Андрей, в таких жили богатые и влиятельные люди, беднота ютилось возле черты города и в глиняных домиках у скал.
  Илас остановился, подбежали какие-то люди. Андрея отвязали, сняли с седла, занесли в дом. Юноша слышал, что Заури что-то кому-то быстро объяснял, только ничего понять больше не мог, с тех пор, как Ли-Омер ушел, чужая речь снова стала набором непонятных звуков. Потом Андрей кажется заснул, невероятно счастливый от того, что лежит на ровной, мягкой поверхности и шевелиться больше не надо.
  -Андрэй, - его легонько похлопали по щекам и поднесли к носу что-то настолько вонючее, что в голове мигом прояснилось. Рядом обнаружились двое незнакомых мужчин и Заури. Мальчишка успокаивающе похлопал Андрея по руке, что-то прочирикал, указывая на одного из мужчин. Судя по чертам лица, это был отец Заури, или какой-то другой старший родственник. Второй мужчина аккуратно убирал в кожаную сумку кучу маленьких керамических бутылочек. Врач, догадался юноша.
  Собравшись, врач протянул Андрею небольшой пузырек и жестом показал, будто растирает тело. Юноша понимающе кивнул, от укусов, царапин и аллергических раздражений на нем места живого не было.
  -Хаста ореу, - добавил врач строго. Андрей ничего не понял, но Заури с отцом согласно кивнули. И когда врач ушел, мальчишка поманил Андрея куда-то за собой.
  Андрей как раз воспользовался случаем, чтобы осмотреться, а то, когда его несли, даже глаз открыть сил не было. Дом у семейства Заури был просторный и добротный, хотя странный с точки зрения Андрея. Каменным было только основание и всего несколько стен, остальное все было или из дерева, или вовсе сплетено из веток. Хотя, при постоянной жаре это, наверное, рационально. Не нашел он в доме и никакой мебели, кроме низеньких высотой всего по колено больших и маленьких столов и чего-то похожего на шкафы. Сам он, когда очнулся тоже не на кровати лежал, а на толстом тюфяке, расстеленном прямо на полу.
  Заури привел Андрея в небольшой дворик, который сплошным забором огораживали те самые вездесущие колючие кусты с розово-сиреневыми цветами, тут и там на ветвях висели фонари. А в центре дворика стояла большая, продолговатая, хотя и не высокая кадушка.
  -Ореу, - Заури сделал вид будто ныряет в кадушку и растирает себя руками.
  -Да понял я, - хмыкнул Андрей. - Мыться. Сам хочу.
  Заури ослепительно улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами, потом куда-то умчался, позволив Андрею спокойно разоблачиться и залезть в теплую воду, но почти тут же вернулся, притащив стопку новой одежды и мягкое пушистое полотнище, наверное, полотенце.
  -Акессо, - мальчик положил все на небольшой столик у кустов. Предложил Андрею горшочки с разными средствами для мытья, стоящими все на том же столике, и ушел, оставив гостя дальше разбираться самостоятельно.
  Андрей не стал долго рассиживаться, выбрал что-то легкое и пенистое из одного из горшочков, намылился с ног до головы, наслаждаясь легким приятным запахом, сполоснулся и с трудом вытащил из воды как-то разом отяжелевшее тело. Зато голова теперь казалась пустой и легкой, как воздушный шарик.
  Заури будто наблюдал за Андреем: стоило юноше одеться, как мальчишка был тут как тут. Впрочем, будь Андрей на месте Заури, он бы наверняка не удержался и понаблюдал за чужаком из другого мира, вдруг у него конечности какие лишние под одеждой прячутся, или хвост с жабрами. Интересно, а отличаются ли жители Ли-Омера от него чем-нибудь, кроме цвета кожи, вдруг у них у самих жабры. Размышляя так, Андрей шел за своим малолетним проводником. Мальчик привел его в большую комнату. Здесь было очень светло из-за четырех больших сферических ламп, висевших на стенах по углам. В центре стоял большой, но такой же, как и во всем доме, невысокий стол. Вокруг, прямо на полу, покрытом циновками в несколько слоев, сидело семейство Заури. Мужчина, которого Андрей видел раньше, того же возраста и такая же невысокая, круглолицая и желтоглазая женщина, а возле нее совсем юная девушка, необыкновенно красивая, показавшаяся похожей на сказочную фею. Присутствовали и еще две пожилые женщины, полная, маленькая и улыбчивая, просто на одно лицо с девушкой-феей, другая же даже сидя казалась необыкновенно высокой, правильными чертами лица напоминая Ли-Омера.
  Юноша, не задумываясь, поклонился, ему ответили короткими кивками, значит все правильно. Заури усадил своего гостя за стол, оказалось, что под столешницей есть углубление, в которое можно опустить ноги и устроиться вполне удобно, и на правах хозяина начал всех представлять:
  -Кахессе Андрэй. Хис арнкелн, - от этих слов глаза девчонки вспыхнули, любопытство в них теперь плескалось почти через край, заинтересовались и остальные, хотя они лучше следили за выражением своих лиц, невозмутимым остался только старший мужчина. Интересно, что же все-таки Заури говорит про него. Андрей почувствовал себя очень неудобно от такого внимания, но мальчик уже переключился на другое, теперь он представлял своих близких. - Гаром Ако, - показал он на мужчину, при этом слегка склонив голову в почтительном жесте. Глава семейства и возможно отец, догадался Андрей. - Кситаль Ако, - Заури тепло улыбнулся женщине рядом с главой семейства. Мать, тут Андрей догадался без вариантов. - Некесе Ранни Кабиру, - жест в сторону полной женщины, - Ирнит Ако, - так звали высокую, - лис Тиатль Ако. Нас хамес.
  Девушка со странным именем Тиатль Ако, что-то радостно чирикнула Андрею, потом смутившись опустила глаза. Заури хихикнул, все остальные заулыбались. Андрею тоже осталось только улыбаться, в целом семейство Заури показалось ему вполне дружелюбным.
  Вот Гаром сделал кому-то знак, и появившиеся расторопные слуги заставили стол едой. Андрею не понравилось только какие взгляды при этом кидали пришедшие на него, так смотрят на экзотическую диковину, а ничего хорошего подобное отношение не сулит.
  На плоских деревянных тарелках, застеленных мясистыми зелеными листьями, лежали горки какой-то аппетитной еды. Без всяких ритуалов ли-омерцы начали трапезу, ели они обычными вилками и ложками, разве что более грубыми, так что здесь никаких сюрпризов не предвиделось, но брать что-то в рот юноша все равно боялся, вспомнив, что с ним творилось ночью. Но все ели, косо поглядывая на Андрея, что ж это гость не ест. Да и то, что лежало на столе выглядело куда лучше, чем охотничья похлебка и моллюски, вдруг ничего не будет. Собравшись с духом, Андрей взял деревянную вилку с тремя широкими зубцами, больше похожими на лопатку и запустил ее в горку овощей. Есть было страшно, но и не есть тоже нельзя, к тому же, вдруг он обидит хозяев, отказавшись то их пищи, вот уже косятся. Вдруг это обидит их настолько, что его выгонят. Оказаться на улице Андрею совсем не хотелось, тем более в незнакомом мире. Эти люди, пусть и совершенно чужие, помогали и заботились, лишаться этого не хотелось. Юноша подхватил на вилку-лопатку несколько кусочков. Блюда имели необычный вкус, но оказались вполне съедобными. Андрей даже сдерживал себя, чтобы не накинуться на еду с жадностью, неизвестно как отреагирует на изобилие чужой пищи желудок.
  После ужина все Заури проводил юношу в комнату, ту, в которой тот очнулся. Показал на кровать, сделал вид, что спит и сопит. Андрея мучил еще один заветный вопрос, но мальчишка, будто прочитав мысли, показал подопечному выход во двор, очень похожий на тот, в котором Андрей мылся, только здесь кадушки не было, а была небольшая будка, о назначении которой догадаться было вовсе не трудно. Что-то прочирикав напоследок, мальчишка широко улыбнулся и оставил Андрея одного.
  Не идти, никого не видеть, ни о чем не думать... Юноша упал лицом вниз на тюфяк и мгновенно уснул.
  Пробуждение же не было столь быстрым и приятным. Андрей долго не мог придти в себя, то и дело проваливаясь обратно в сон и возвращаясь к реальности от резкой боли. Он одновременно горел и исходил холодным потом, хотел позвать на помощь, но язык не повиновался. Кое-как свернувшись в клубочек юноша постепенно погрузился в болезненное забытье. Андрей очнулся на миг, когда на него с верещанием плюхнулась какая-то черная тварь, пробежалась по скорченному телу, принюхалась к дыханию. Укусит, подумал он и утонул в темноте.
  Потом кто-то прибежал, его пытались разогнуть, положить на спину, отнять руки от живота. Голову обхватили прохладные ладони, принеся некоторое облегчение, и Андрей наконец-то смог расслабиться.
  -Что с ним? - испуганно спрашивал Заури.
  О, он теперь снова понимает ли-омерский язык! Наверное, Ли-Омер где-то рядом. Андрей заставил себя открыть глаза.
  Нет, не Ли-Омер - более тонкие черты лица, хотя глаза такие же серые и волосы перехвачены на лбу таким же обручем. Девушка.
  -Ну что же ты, - прошептала она. - Держись!
  Андрей задрожал от пронзающего взгляда, ему захотелось спрятаться, скрыться, исчезнуть, но серые глаза держали цепко, заполняя собой все.
  -Расслабься. Спи!
  
  Глава 3
  Внедрение
  
  Утром он проснулся совершенно здоровым, не осталось ни недомогания, ни даже следов аллергии на коже. Из ночных событий слабо вспоминалась девушка с серыми глазами и еще какие-то женщины, похожие на нее. Только их взгляды и вовсе пришпиливали к земле, как что-то материальное. Что с ним делали, непонятно, но Андрей откуда-то знал, что теперь ни пища Ли-Омера, ни его воздух не являются для него ядовитыми. Сначала было радостно, Андрей наслаждался новыми вкусами, прислушиваясь к себе. Нет, больше ничего не болит, а потом вдруг как-то пришло осознание, что эти чужие вкусы, запахи и люди будут всегда, что вокруг не родной привычный мир, а чужой. Сначала как следует это мешал осознать шок, потом он и вовсе с трудом понимал кто он и где, а вот теперь... Андрею, казалось, что все, что с ним происходит - какой-то слишком яркий и затянувшийся сон, иногда окружающий мир даже становился зыбким и бесцветным. Хотя с ним-то как раз и могло произойти, он же неудачник с большой буквы. Как там Ли-Омер сказал: странник - это тот, кого отторгает мир. Мир и в самом деле не был добр к Андрею, но, не смотря на это, он сейчас очень хотел туда вернуться.
  Родителей он почти не помнил, видел их только на фотографиях, а из остального остались лишь какие-то смутные ощущения. Чета Котовых погибла в аварии, оставив трехлетнего сына сиротой. К счастью для себя, Андрей не попал в детский дом, его взяла к себе сестра бабушки, непонятно каким образом этого добившись. Юноша представлял потом, кого и сколько раз пришлось подмаслить, чтобы пожилой паре разрешили оставить себе ребенка, пусть они и являются его самыми близкими родственниками, готовыми к тому же заботиться о сироте. И те десять лет, что он прожил с бабой Агашей и дедом Витей, были самым счастливым временем его жизни. Свои дети у супругов выросли: сын жил с семьей в Хабаровске, а дочь вышла замуж за иностранца и уехала в Турцию, так что маленькому Андрею тепла и ласки доставалось полной мерой. К пяти годам Андрей уже бегло писал и читал, бабушка, бывший учитель рисования, занималась с ним рисунком, а потом его отдали в художественную школу. Но, случилось несчастье, дедушка, отправившись однажды на дачу, так с нее и не вернулся. Нашли его соседи, возле калитки. Сердце.
  И на этом счастливая Андрюшенькина жизнь закончилась. Бабушка от горя слегла, у нее отказали ноги. И Андрею из художественной школы пришлось перевестись в обычную, рядом с домом, чтобы тратить меньше времени на дорогу. И он из баловня учителей, любимца одноклассников, талантливого мальчика и победителя различных художественных конкурсов, превратился в обычного подростка, которому еще нужно завоевать место под солнцем, доказать своим сверстникам, что он чего-то стоит. Только как-то так получилось, Андрей уже не помнил, как это произошло, но он не пожелал ничего доказывать. Пару раз серьезно подрался, так что бабушка Агаша только хваталась за сердце, глядя на разбитые костяшки пальцев и синяки, но потом так никого и не принял, так не с кем и не подружился, очень уж отличались теперешние одноклассники от тех, к кому он привык. И старые отношения тоже не удалось поддерживать - слишком далеко друг от друга жили друзья. Постепенно даже и телефонные звонки становились все реже и реже. И у Андрея осталась только бабушка, как и он у нее, самый близкий и единственный человек, к которому можно придти с любыми бедами. Каждый раз после уроков, вместо того, чтобы поиграть с кем-то в футбол или просто погулять с ребятами во дворе, он мчался домой, как там она... одна. Вдруг не дотянется до кружки с водой, или захочет поесть, или ей понадобится еще какая-то помощь. А больше всего Андрей боялся, что придет однажды, а бабушка - умерла. Он часто просыпался ночью от страха, долго прислушивался к звукам из другой комнаты, и, услышав только тишину, на цыпочках крался к бабушкиной кровати, чтобы убедиться, что одеяло равномерно вздымается.
  Андрей знал, что бабушка Агаша писала и сыну и дочери, просила их приехать, помочь ей и позаботиться об Андрюшеньке, но они не приезжали, даже не отвечали на письма.
  Так они и жили, кое-как перебиваясь на бабушкину пенсию и пособие по инвалидности. Нет, Андрей тоже пытался внести свой вклад, пытался найти хоть какую-то работу, как его сверстники из небогатых семей. Устраивался мыть машины, собирал цветной металл. Но во всем и всегда ему не везло. На мойке у него много раз крали ведра, средства для мытья, даже старые щетки, владельцы машин уезжали не расплачиваясь, а то и по шее попадало. В приемке цветного лома обсчитывали, а однажды кто-то снял в их районе около ста метров проводов, а виноват почему-то оказался Андрей. Бабушке тогда с трудом удалось вызволить его из милиции.
  В старшем возрасте это были мастерские по ремонту машин, разнос рекламы, курьерская служба. И везде он в лучшем случае оставался при своих, в худшем попадал на деньги или был бит. Обман, жестокость, неудачи, Андрей прятался от этого в единственном надежном месте - дома. Если было бы можно, он никогда бы не выходил оттуда.
  Время шло, школа окончена, нужно было поступать куда-то учиться, но и тут оказалось все то же самое. Учился Андрей без рвения, но неплохо, так что школу умудрился окончить без троек, и сдача экзаменов не представлялась трудной, но снова заработал закон подлости. Андрей опаздывал на экзамены, терялись его документы, внезапно попадался билет, из которого он вообще ничего не знал, такого не было ни в школьной программе, ни в программе экзаменов, то за поступление хотели денег. Пробовал он поступить и без экзаменов в самые не престижные учебные заведения, на самые не престижные факультеты, куда брали всех подряд, уже лишь бы куда поступить, но и там ничего не получалось.
  Бабушка Агаша сильно переживала, пыталась наладить какие-то свои связи, ее очень пугало, что Андрюшеньке скоро восемнадцать и ему придется идти в армию, а это так страшно. Это раньше служить родине шли как на праздник и почитали за честь, а сейчас, посмотришь телевизор, так сердце и останавливается. Там над кем-то поиздевались, покалечили, тут какого-то солдатика убили. А что же с Андрюшенькой будет? Он-то и вовсе домашний, тепличный. И так она боялась этой мысли, так не хотела его отпускать никуда, что сердце не выдержало волнений, и бабушки Агаши не стало.
  Андрей плохо помнил, что тогда происходило, смутно помнились пожилые соседки, дававшие советы. Гроб. Похороны. Кладбище.
  Пришлось выгрести все деньги на похороны. После этого Андрею даже хлеба не на что было купить. А еще через месяц приехал дядя Семен, сын бабы Агаши.
  И Андрей оказался на улице, потому что для дальнего родственника места там, где он вырос, не нашлось. Завещания бабушка Агаша оставить не успела, а ближайшими наследниками были ее дети.
  Он тогда несколько дней просто бродил по улицам, с пустотой в голове, пока не добрел до какого-то моста. Это показалось хорошим выходом, и Андрей, взобравшись на перила, прыгнул вниз. Мелькнула перед глазами ленты рельсов, а очнулся он уже в красной пустыне. И это место не было адом, но это было чужое место.
  Несколько дней Андрей просидел в своей комнате, забившись в угол, не прикасаясь к еде. Заури и его семья пытались как-то расшевелить гостя, но у них ничего не получалось.
  Андрею казалось, что он все-таки сошел с ума, он даже плакал, пытаясь осознать свою жизнь, не понимая, за что так с ним.
  А потом в комнату зашел Ли-Омер. Андрей испытал странное чувство, будто его омыли изнутри родниковой водой. И свежая прохлада смыла весь сумбур из мыслей, смятение. Принесла ощущение душевного покоя.
  -Здравствуй, - улыбнулся сероглазый, присаживаясь на тюфяк.
  В комнату сунулась было треугольная голова Веласа, но, зверь, убедившись, что хозяину ничего не угрожает, выскользнул вон. - Чего ты? Что с тобой происходит? Что-то не так?
  -Все хорошо, - губы помимо желания задрожали. Андрей прикрыл рот рукой, чтобы не было видно его слабости.
  -Я не могу представить, что ты сейчас чувствуешь, но готов сделать все, чтобы тебе стало легче.
  -Я хочу домой, - он все-таки не выдержал и всхлипнул.
  На миг Ли-Омер задумался.
  -Нет. С этим помочь не смогу. Назад тебе дороги нет. Но ведь у нас тоже не плохо. И очень много всего интересного.
  -Но я не знаю ни ваших обычаев, ни даже языка!
  -Ты научишься. Это не сложно. Просто будь нашим гостем. Заури и Тиатль Ако помогут тебе с изучением языка, а потом, когда немного освоишься, я тебе покажу сколько всего интересного может быть в Ли-Омере. Если тебе не понравится у нас, есть еще Санда, там прохладнее, если тебе не понравится наша жара, или даже Ортрейя. Привыкнешь немного и станет легче.
  -Но почему вы это для меня делаете?! Что я вам?!
  -Почему?.. - на миг Ли-Омер отвернулся. - Разве обязательно должна быть причина? Разве ты сам не так же бы поступил, встреть меня в своем мире, окажись странником я?
  Андрей не нашел чем возразить.
  -Я просто представил, каково тебе может быть. Один, в чужом мире, да еще нездоров.
  -Пожалел?
  -Да, если хочешь. По-твоему, ты не заслуживаешь жалости?
  -Унизительно, когда тебя кто-то жалеет!
  Ли-Омер только улыбнулся, так тепло и добро, что Андреев порыв сник. Ну пожалел и пожалел, разве лучше было бы, если бы первый встреченный им в чужом мире человек захотел обмануть, или еще хуже, убить. Отчего-то сероглазому хотелось доверять. Андрей пытался вызвать в себе настороженность, недоверие, но все построенные плотины смывались, стоило только встретиться с Ли-Омером глазами.
  -Поверь. Я вовсе не хотел тебя ни унизить. Ни обидеть.
  -Но если ТЫ пожалел меня, почему я не в твоем доме? - этот вопрос беспокоил Андрея так сильно, что он решился спросить напрямик.
  -К сожалению, в моем доме не так спокойно и безопасно как здесь. Не волнуйся, семейство Ако очень хорошие люди, да и Заури тебя в обиду не даст. Вот освоишься и у меня в гостях побываешь.
  Тут их беседу бесцеремонно прервали. Андрей дернулся, когда в окно влетело то самое существо, что так напугало его ночью. С верещанием оно кинулось к юноше, но было перехвачено Ли-Омером. Сероглазый рассмеялся, глядя на то, как его собеседник испуганно вжимается в угол. Черный комок перьев и шерсти все-таки вырвался и прыгнул на Андрея.
  -Не бойся! Он безобидный! Кстати, знакомься, это Проныра, твой спаситель. Это он почувствовал, что с тобой происходит что-то не то, и позвал на помощь.
  Странное существо между тем требовательно заглядывало желтыми глазами без зрачка Андрею в лицо, что-то щебетало и посвистывало. Был Проныра невелик, размером примерно с полугодовалого котенка, на кошку же и походил, телом. Мордочка у черного звереныша была скорее лошадиной, сходство с крошечной лошадкой добавляла пуховая грива вдоль шеи и острые стоячие ушки. А еще у Проныры были крылья, как у птицы, и птичий хвост.
  -Кто это?
  -Шелиг. Он ручной.
  -То, что ручной, я вижу, - Андрей пытался отвертеться от принудительного облизывания с ног до головы.
  -Ты ему понравился. Обычно он ни на кого так не реагирует.
  -Вы не видели, что здесь было ночью. - Андрей узнал и этот голос, и лицо вошедшей в комнату девушки. - Не знаю, будет ли Проныра так переживать. Если со мной что-то случиться.
  Шелиг обиженно чирикнул. Смысл высказывания был примерно такой: 'Глупая, конечно буду'. Девушка хмыкнула, кажется, она тоже понимала то, о чем думает ее любимец. Он все-таки оставил Андрея и перепорхнул к вошедшей, вцепившись когтями в подол серой туники.
  -Здравствуй, меня зовут Хатиаль Ако. Я пришла тебя навестить и узнать как твое самочувствие?
  Андрей посмотрел на Ли-Омера, посмотрел на Хатиаль.
  -Вы родственники?
  Девушка и юноша дружно рассмеялись. Даже Проныра заклекотал, удачно изображая человеческий смех.
  -Нет, что ты, - Хатиаль утерла глаза. - Мы не родственники.
  -Хотя возможно когда-то давно наши предки и были родственниками.
  -Но... Вы оба отличаетесь от всех остальных! И между собой очень похожи!
  -Просто проявляется наследие предков. Когда-то Ли-Омер населяло два разных народа. В нас с Хатиаль проявилась кровь одного из них.
  -А, понятно.
  -Я тебе потом поподробнее обо всем расскажу. И о нашем мире, и о нашей истории.
  -Хорошо, - Андрей, сам не ожидая от себя, разулыбался. Эта парочка плюс Проныра действовали на него весьма положительно.
  Потом они пообедали вместе с семейством Ако, и Андрей, наконец-то смог со всеми поговорить. Ему было странно видеть то, что эти люди счастливы от того, что ему лучше. Из застольной беседы он сумел узнать, что Хатиаль старшая дочь Гарома и ... и является кем-то вроде священослужителя, звучало ее звание примерно как жрица Серебряной луны. Прекрасная же Тиатль, показавшаяся Андрею в первую встречу похожей на фею, была невестой Ли-Омера. Так он постепенно, понемногу узнавал о чужой жизни.
  После обеда Хатиаль ушла, прихватив с собой недовольного, не желавшего расставаться с Андреем Проныру. Ли-Омер побыл немного подольше, они даже вчетвером, вместе с Тиатль и Заури погуляли по саду.
  Заури показал страннику диких сородичей Проныры. Те были немного помельче. Трусливо прятались в листве. Но Андрею так и казалось, что они следят за ним странными, светящимися глазками без зрачков. Как юноша понял, это были тоже специальные животные, выведенные предками ли-омерцев, как и илас, потому что он иногда понимал смысл разговоров летунов. Зато стоило Ли-Омеру с ними проститься и уйти, Андрей перестал понимать не только шелигов, но и людей. Это означало только одно - нужно как можно скорее начинать учить язык. И вечером Андрей начал мучить Заури.
  Язык, на котором говорили в Ли-Омере, оказался очень прост, гораздо проще русского и других земных языков, фразы строились по единому принципу: подлежащее, сказуемое. Если перефразировать как-то по-другому, начать не с подлежащего, а со сказуемого, то Заури начинал смеяться и говорил, что получается ерунда. Так что главным было набрать словарный запас, чем он и занимался целыми днями. Стараясь запомнить как можно больше слов. Иногда с ним занималась Тиатль, иногда приходили Ли-Омер или Хатиаль. Странно, но Андрей заметил, что те объяснения по языку, что давали ему сероглазые раз и навсегда поселяются в голове и уже не забываются, хотя и выдыхался во время их уроков он гораздо быстрее, даже иногда потом мучался головной болью.
  Учился Андрей и письму. Первое время он никак не мог привыкнуть к слишком мягкому угольному стерженьку и рыхлой ворсистой бумаге, но потом приноровился. Букв в ли-омерском алфавите было всего двадцать две, они были простыми, Андрей их быстро запомнил и даже похвастался Хатиаль, что алфавит его языка посложнее будет, тогда жрица показала ему храмовый алфавит. Этот насчитывал более трехсот знаков, учитывал малейшие оттенки звуков. Был и особенный храмовый язык, куда более сложный, чем общедоступный. Такой Андрей не смог бы выучить никогда, несмотря на самых лучших учителей. На храмовом языке давались имена ли-омерцам, поэтому-то юноша и не понимал их значения.
  Была не только учеба, вместе с младшим поколением семейства Ако они часто по вечерам ходили гулять по городу. На улицах уже почти никого не было, а тем прохожим, что еще не успели дойти до дома, не было дела до твоих молодых людей. Андрей понимал, что это делается специально, чтобы не привлекать внимания к страннику, и был благодарен за это, праздного любопытства со стороны ему совсем не хотелось.
  И чем дальше, тем больше Андрей привыкал, тем больше ему нравилось в Ли-Омере. Нравилось дружелюбное спокойствие приютившего его семейства. Интриговала загадочность сероглазой парочки. Да и просто нравилось, что теперь у него есть те, кого он может назвать своими друзьями. Разве что некоторые неприятности доставляли шелиги, эти маленькие проныры всюду его преследовали, если он чем-то занимался на улице, усаживались на ветки неподалеку и принимались активно его обсуждать, если же был в доме, то все время в окна заглядыва то одна, то другая 'лошадиная' мордочка, будто проверяя - не делся ли куда подопечный. Через некоторое время Андрей начал понимать их даже тогда, когда рядом не было Ли-Омера.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"