Гутчина Валентина Дмитриевна: другие произведения.

За пару часов до рассвета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Москва, начало 90-х, последние годы советской власти, речи Горбачева по радио, повсюду плакаты с коммунистическими лозунгами. Провинциалка Саша опаздывает на вступительные экзамены на сценарное отделение ВГИКа и становится вольнослушателем. ВГИК переживает свои лучшие времена - последние годы здесь бесплатно обучаются от коммунистических партий студенты со всего света (и большая их часть вступают в компартию далеко не из идейных побуждений). Юность - лучшая пора жизни, а тем более юность в шестнадцатиэтажном бессонном общежитии ВГИКа, где без взрослых собрались дети со всего мира, чтобы влюбляться и писать сценарий своей жизни, дружить и ссориться, создавая вечное кино чудесной юности, которая всегда завершается внезапно. С первых же дней у Саши начинается трогательная история любви к польскому художнику Збышу. Появляются и подруги на всю жизнь - болгарка Рита, белоруска Ева, кубинка Селия. С первых же дней в Школе - так студенты называют ВГИК - Саша слышит историю погибшего летом колумбийца Педро. Неясные обстоятельства его смерти (упал из окна) порождают множество слухов и версий. Что случилось июньской предрассветной ночью - самоубийство? Несчастный случай? Убийство? Переживая собственные непростые отношения со Збышем, в решение загадки непонятной смерти оказывается вовлеченной и Саша: она проводит своего рода литературное расследование, под финиш открыв для себя имя горе-убийцы. Любовь и измены, дружба и предательство, загадки, не дающие покоя - и все это на фоне фантастической жизни общежития Школы, где реальность сливается с иллюзорным миром кинолент, которые студенты снимают на занятиях по мастерству.


  
  

Валентина Гутчина

valagermes@yandex.ru

Литературный сценарий многосерийного фильма

За пару часов до рассвета

   Заставка
  
   НАТ. ПОЛЕТ НАД МОСКВОЙ, НОЧЬ
  
   Полет над Москвой за пару часов до рассвета: огни фонарей, меняющиеся цвета загипнотизированных светофоров, одинокие машины, пролетающие и исчезающие в ночи, редкие бессонные окна темных домов.
  
   Шелест темных деревьев, тусклый свет фонаря у входа в общежитие ВГИКа: шестнадцать этажей, множество светящихся окон, за которыми - бессонная юность.
  
   Приближаемся то к одному, то к другому окнам.
  
   Первое окно: полупустая слабо освещенная комната, в центре - раскрытый мольберт, перед которым с кистью в руке стоит ЕВРЕЙ; на диване полулежит с ленивой улыбкой ВЕРА, что-то говорит, смеется.
  
   Второе окно: индус МИККИ лежит на спине на диване посередине комнаты, мечтательно смотрит в полоток. Светловолосая, похожая на мальчишку АДА заливает кипятком растворимый кофе, с двумя чашками в руках, пританцовывая, приближается к дивану, усаживается и протягивает чашку Микки. Он с улыбкой протягивает руку к чашке...
  
   Следующее окно: двое замерли в бесконечном поцелуе, крепко обнявшись...
  
   Следующее окно: АРСЕН строчит что-то в тетрадь, вдруг замирает, хмурится; вырывает листки, сминает и бросает в корзину.
  
   Следующее окно: развеселая компания вокруг стола: толстячок в очках - ГЛУМ, нескладный КАЛЬЯН и голубенький АНТОША. Глум не без торжественности разливает по стаканам водку. Каждый берет свой стакан, дружно поднимают... В углу на диване спит, поджав ноги, ЖУЖУ...
  
   Следующее окно: покачивающееся кресло, в котором задумчиво пьет кофе из объемистой чашки РИТА, мечтательно смотрит в темное окно. Перед печатной машинкой в углу сидит СЕЛИЯ, отчаянно бьет по клавишам. Наконец откидывается на спинку стула, с улыбкой прикрывает глаза...
  
   Следующее окно: ХОРХЕ в позе творца, скрестив руки на груди, любуется столиком, на котором бутылка шампанского, два бокала и тарелка с яблоками. Поворачивается - в комнату входит томно улыбающаяся красотка, замирает в эффектной позе...
  
   Следующее окно: застывший перед окном ГОНЗО - скрещенные на груди руки, задумчивый взгляд - на свое собственное отражение в темном стекле, за которым - черная бездна ночи.
  
   Переполненное звездами черное небо; внизу - огни фонарей, светящиеся окна бессонной общаги. В одном из них - спина сидящего на подоконнике ПЕДРО.
  
   Педро сидит на подоконнике открытого в ночь окна и с рассеянной улыбкой смолит сигарету. Рядом с ним - недопитая чашка кофе. Рука Педро осторожно кладет рядом дымящуюся сигарету.
  
   Лицо Педро - он смеется, смеется... И вдруг в замедленном действии падает назад, спиной - в черноту ночи.
  
   Далеко внизу, на асфальте - раскинувший руки, как крылья, Педро.
   Затемнение.
  
   Титры
  

Первая серия

  
   ЭКС. ПАВЕЛЕЦКИЙ ВОКЗАЛ, ДЕНЬ
  
   Музыкальная тема фильма.
  
   Павелецкий вокзал. Прибывший поезд, перрон, заполненный людьми - люди вытаскивают из вагонов многочисленный багаж, обнимаются; взъерошенный парень нервно ходит среди людских толп с букетиком в руках.
  
   САША с рюкзаком через плечо выходит из вагона поезда, идет, взволнованно прищурившись, по перрону; прямо перед ней гигантские буквы - МОСКВА.
  
   ЭКС. МОСКВА, ДЕНЬ
  
   Москва, лето - множество людей, проспекты, переходы метро, переполненный транспорт.
  
   Проспект Мира. На задней площадке переполненного сорок восьмого троллейбуса Саша любопытно смотрит в окно, на мелькающие дома и людей. Там и тут - портреты Горбачева, на первых полосах читаемых кем-то газет, на стендах.
  
   Сияющий летний день, радостный и суматошный - Саша перебегает улицу и замирает перед зданием ВГИКа: восторженный взгляд снизу вверх на его сияющие окна.
  

САША

(улыбается)

   Привет.
  
   ИНТ. БУФЕТ ШКОЛЫ, ДЕНЬ
  
   Полупустой буфет, только несколько столиков заняты: за одним сидят Кальян и Вера, за другим - ЗБЫШ и НИКОС перед тарелкой с бутербродами; в одиночестве пьет кефир ЧЕРЕП, влюблено поглядывая на НИНУ, которая одна сидит за столиком у окна; в центре зала обедают Микки, Ада и Антоша.
  
   Шум закипающего гигантского самовара у стойки буфета, гул голосов.
  
   Ада и Микки доедают салат.
  
   Антоша, осторожно поглядывая в сторону соседнего столика где весело болтают - смеются Збыш и Никос, тянет свой кефир.
  

АНТОША

(томно)

   Счастливые, летите в Индию. Волшебная страна! Обещайте, что привезите мне какой-нибудь симпатичный сувенир - чтоб пахнуло чудесами.
  
  
   Светловолосый Збыш с прической а-ля Барт Симпсон и смуглый носатый Никос с аппетитом поглощают бутерброды, запивая их чаем.
  

НИКОС

   Щас вещички в общагу забросим и сразу - в магазин, за водочкой. Возьмем штук пять бутылочек, чтоб как следует обмыть новую жизнь. Запомни, Збыш, это старинный русский обычай - все новое нужно обмывать водкой, иначе толку не будет. Пробухаем всю ночь, каких-нибудь девчонок снимем. Парня этого, соседа, позовем - как его там? - Шамиля Курватдинова...
  
   Збыш при произнесении имени Шамиля Курватдинова кладет обратно надкусанный бутерброд. Смотрит на Никоса с широкой, радостно-недоверчивой улыбкой.
  

ЗБЫШ

   Курватдинов?
  
   Никос энергично дожевывает бутерброд и тянется за следующим, ухмыляется.
  

НИКОС

   Ага. Прикольная фамилия, такая нагрузочка. Парень татарин. Кажется, мультипликатор - так та теха в деканате сказала.
  
   Збыш смотрит на приятеля с ясной улыбкой, и вдруг громко хрюкает на весь буфет, в ужасе залепляет рот обеими руками и, низко согнувшись над столом, начинает хохотать, подвизгивая и похрюкивая.
  
   Микки и Ада весело улыбаются.
  
   Антоша картинно приподнимается и грациозно хлопает в ладоши пару раз.
  

АНТОША

   Браво!
  
   Эта реплика заставляет и Никоса низко согнуться над столом и присоединиться к гоготу. Красноухий от смеха Збыш поднимает на него глаза.
  

ЗБЫШ

(в полголоса)

   Курватдинов! Кто хоть немного ориентируется по-польскему... Курва...
  
   Перед Верой и Кальяном - стаканы сока. Оба с улыбками наблюдают, как Никос и Збыш веселятся, все красные от хохота.
  

ВЕРА

   Симпатичные ребята... Но вернемся к моему сценарию. Так что ты скажешь о самой идее? Потрясающе, правда? С одной стороны - все просто: история несчастной любви. С другой стороны - это совершенно великолепная история женщины, которая...
  
   В буфет входят, оглядывают зал и тут же направляются к Кальяну, АРСЕН и ТОЛИК.
  
   Кальян улыбается, глядя на мужественно-сумрачного Арсена и сверкающего очками Толика.
  

ВЕРА

   ...которая...
  

ТОЛИК

(прерывает Веру)

   Прошу прощенья! Прекрасно выглядишь, Веруня. Кальян, жму руку!
  

ВЕРА

   О, господи, Толик, ты как всегда некстати.
  
   Арсен хмуро всем кивает и нехотя опускается на свободный стул рядом с Верой, предварительно отодвинувшись от нее подальше.
  
   Вера только хмыкает.
  
   Толик приветствует жестом Аду и Микки, усаживается рядом с Кальяном, обнимая спинку его стула.
  

ТОЛИК

   Ну что, экзамены сбросил и кайфуешь?
  
   Кальян кивает, улыбаясь.
  

КАЛЬЯН

   Точно.
  
  

ТОЛИК

   А у меня такой облом, приколись: пятьдесят процентов брака в курсовой Гонзо, и это накануне работы с Мосфильмом! Ты небось уже об этом слыхал? Черт, Гонзо ничего не хочет понимать - я же не виноват, это пленочный брак!
  
   Кальян молча улыбается, посматривает на головы Ады и Микки, заговорщически сдвинутые над столом.
  
   Ада аккуратно складывает в кошелек бумажные рубли, смотрит на Микки.
  

АДА

   Между прочим, у меня в коробке последняя спичка! Надо купить пару пачек.
  

МИККИ

   Если не забудем. Антоша, у тебя есть спички?
  

АНТОША

(презрительно фыркает)

   Ты же знаешь, Микки, я не курю. И вам не советую...
  
   Толик дружески хлопает Кальяна по плечу.
  

ТОЛИК

   Гонзо по жизни прикольный такой, а тут ничего не хочет понимать, злится... Хотя там и переснимать-то почти нечего - двухчастевка...
  
   Арсен полулежит на стуле, выставив в проход между столиками широко расставленные колени, отрешенно смотрит перед собой. Руки по локоть в карманах, челюсть - вперед.
  

ГОЛОС АРСЕНА

   Лей-ла, Лей-ла... Лейла...
  
   Нина за столиком у окна, со стаканом сока в руках, с интересом посматривает на смуглое сумрачное лицо Арсена.
  

ГОЛОС НИНЫ

   Ничего себе парниша, очень даже ничего.
  
   Из-за колонны в другой части зала на Нину восторженно смотрит Череп. Ловит ее взгляд в сторону Арсена и хмурится.
  

ГОЛОС ЧЕРЕПА

   И чего она уставилась на этого чудика?
  
   Кальян с мирной улыбкой слушает сбивчивый монолог Толика.
  

ГОЛОС КАЛЬЯНА

   Так и придется переснимать за зайца-Толика.
  

ГОЛОС АРСЕНА

   Лей-ла, Лей-ла...
  
   Нина отводит взгляд с Арсена, допивает свой сок, с улыбкой смотрит на столики, студентов.
  

ГОЛОС НИНЫ

   Короче, дорогая Нина, поздравляю тебя: ты поступила, ты - студентка ВГИКа. Начинается новая жизнь...
  
   Подмигивает солнечному лучу за окном.
  
  
   ИНТ. ВЕСТИБЮЛЬ ВГИКА, ДЕНЬ
  
  
   Стандартный лист бумаги на стене у самых дверей - список фамилий поступивших на сценарное отделение.
  

ГОЛОС САШИ

   Опоздала!
  
   Саша (с рюкзачком на плече) потерянно стоит перед стеной с объявлениями; список поступивших теряет резкость - на глазах Саши выступают слезы.
  

ГОЛОС САШИ

   Так и знала, не нужно было ждать, ведь говорили мне - июль кончается, а тут... И что же теперь делать?
  
   Рядом, на лестнице, беспечно болтают и громко гогочут невидимые для Саши Збыш и Никос.
  

ГОЛОС САШИ

   Неужели назад, домой? Не хочу!
  
  
   ИНТ. ЛЕСНИЦА - ВЕСТИБЮЛЬ ШКОЛЫ, ДЕНЬ
  
   Никос гасит окурок в стакане из-под чая и ставит стакан на лестницу. Потягивается.
  
   Збыш с широкой улыбкой смотрит на него.
  

НИКОС

   Поехали!
  

ЗБЫШ

(с ударением на предпоследнем слоге)

   Поехали!
  
   Легко и радостно шествуют к дверям мимо застывшей у доски объявлений Саши.
  
   Збыш оборачивается и на мгновение замирает.
  
   Печальная девушка перед доской объявлений. Большая красивая слеза на ее загорелой щеке.
  
   Збыш улыбается.
  
  
   НАТ. БАЛКОН БУФЕТА ОБЩАГИ, ДЕНЬ
  
  
   Небо над московскими крышами; сияющие окна общежития ВГИКа. Откуда-то сверху, из окон, доносится песня: Махалия Джексон поет Summertime Гершвина
  

ГОЛОС МАХАЛИИ

   It's summertime and the living is easy...
  
   ЕВА сидит на полу балкона - стакан кофе на полу рядом с ней, ноги - в прутья ограждения; щурясь, поглядывает вниз, на мельтешащую улицу Галушкина.
  
   На балкон выходит Рита с руками, занятыми сигаретами, спичками, ключами, стаканом с кофе и мороженым. Усаживается рядом с Евой.
  

ЕВА

   Парилка. Вот увидишь, скоро будет дождь.
  
   Рита ложечкой вынимает мороженое из бумажного стаканчика, делит на две части, одну - в стакан Евы, другую - в свой.
  
   Отпивая кофе из-под глыбы мороженого, Ева, с равнодушным прищуром смотрит вниз, на ярко-желтое пятно майки замешкавшейся на ступеньках общежития Саши.
  

ЕВА

   Кайф. Просто идеальный момент для самоубийства. Мне кажется, я понимаю, почему Педро выпрыгнул из окна.
  
   Рита бросает на подругу быстрый взгляд и, коротко звякнув браслетами, закуривает.
  

РИТА

   Ты думаешь он выпрыгнул? Сам?..
  
   Ева кивает, отрешенно смотрит на Сашу на ступеньках внизу.
  

ЕВА

   Уверена... Он допил свой кофе, выкурил вкусную сигарету и прыгнул в предрассветную ночь - "ночь нежна"! - пока все еще хорошо, и только двадцать лет, и тебя еще не выгнали из Школы, не разлюбили девушки, пока не пришлось зарабатывать деньги, терять, стареть, хоронить родителей...
  

РИТА

   Я понимаю, что ты хочешь сказать.
  

ЕВА

   Когда он умер, у него не было для того ни одной причины и в этом-то и заключается настоящий смысл. Ни одна дура не могла сказать, что он умер из-за какой-нибудь там Оли или Наташи, вообще из-за чего-то подобного. Его смерть - как прекрасный портрет юности, которая похожа на волшебные мгновения уходящей ночи за пару часов до рассвета - до того, как придется просыпаться, вставать, вкалывать...
  
   Подруги молча смотрят на гудящую улицу внизу. Внизу, на ступенях, Саша шагает под козырек входа.
  

ЕВА

(подпевает Махали)

   Аnd the living is easy...
  
   Рита затягивается сигаретой, резкой струей выпускает дым, браслеты на ее руках тревожно звенят
  

РИТА

   За пару часов до рассвета...
  
   ИНТ. ЛИФТ, ДЕНЬ
  
   Музыкальная тема фильма.
  
   Саша с рюкзачком на плече вместе с тремя студентами (девушка-африканка и два латина, оживленно болтают по-испански) входит в лифт. Смотрит на сменяющиеся цифры этажей: 2...3...4... С грустью смотрит на веселые лица студентов рядом с собой.
  
   Загорается цифра 11. Лифт останавливается, и Саша выходит.
  
  
   ИНТ. КОРИДОР 11-ГО ЭТАЖА, ДЕНЬ
  
   Длинный коридор, освещенный лампами, двери по обе стороны.
  
   Саша подходит к двери с номером 1103, видит записку: "Мы в школе, будем вечером" с эквивалентом по-английски. Грустно смотрит на нее и все-таки несколько раз нажимает на звонок. Безрезультатно.
  
   Бредет в конец коридора, толкает дверь.
  
  
   НАТ. ОТКРЫТАЯ ПЛОЩАДКА ЭТАЖА, ВЕЧЕР
  
   Саша стоит у перил, смотрит, прищурившись, на кусочек розовеющего неба.
  
  
   ИНТ. ЛИФТ, ДЕНЬ
  
   Микки нажимает кнопку "11", кнопку "ход", поворачивается к Аде (дверцы смыкаются, лифт гудит) и достает из пачки "Camel" сигарету.
  
  

МИККИ

   Огня, мой Ад, огня!
  
   Микки с сигаретой в пальцах, в эффектной позе, напротив него - Ада, которая неожиданно дерзко улыбается, сжимает коробок спичек в кулаке.
  

АДА

   Между прочим, я тебя предупреждала: осталась последняя спичка, нужно купить.
  
   Микки царственно улыбается и прищелкивает пальцами.
  

МИККИ

   Подумаешь! Мы вместе решили не заходить в магазин. Огня, мой Ад!
  
   Лифт останавливается на четвертом - входят хмурый Арсен с руками по локоть в карманах джинсов и горстка улыбающихся вьетнамцев.
  

АДА

(работая на публику)

   Фиг тебе! Обломись, спичка моя.
  
   Опытный Арсен хмурится и торопливо разваривается к паре спиной, всецело сосредоточившись на цифрах этажей.
  
   Улыбка сползает с лица Микки; глядя в голубые Адские глаза, он поднимает смуглый указательный палец в предупреждающем жесте.
  

МИККИ

   Ад, если ты немедленно...
  
   Ада немедленно отпрыгивает в угол и визжит так пронзительно, что вьетнамцы испуганно зажимают уши руками.
  
   Микки разворачивается к ним.
  

МИККИ

   Вы все видели, я пальцем не коснулся эта женщина. Я просто хотел просить Ад спичка...
  
   Ада снова радостно визжит. Лифт останавливается на девятом этаже, вьетнамцы облегченно высыпают наружу, и вместе с ними вырывается торжествующая Ада. Завершая инцидент, Арсен торопливо жмет на "ход". Лифт дергается вверх.
  

МИККИ

(кротко смотрит на Арсена)

   Она ненормальная. Эта женщина сведет меня с ума. Ты видел? Я просто попросил у нее спичку, а она... Ненормальная.
  
   Микки прикрывает глаза.
  
   Музыка из индийских фильмов. Мультипликация: Ада и Микки в индийских костюмах - Ада делает испуганный жест руками, Микки эффектно вонзает в нее кинжал (накал музыки).
  
   Костер, в который люди в масках бросают куклу-Аду.
  
   Микки за штурвалом вертолета делает круг над горами, на которых надпись на русском, английском и немецком: ГИМАЛАИ. Микки открывает банку с надписью "прах Ады" и торжественно рассеивает его.
  
   Прах сыплется на Гималаи. Эффектный пассаж музыки.
  
   Микки открывает глаза и вздыхает, в его ушах еще слышен последний аккорд музыки из индийского фильма.
  

МИККИ

(качает головой)

   Ненормальная.
  
   Распахнувшись, лифт замирает на одиннадцатом этаже. Микки бросает взгляд на вдавленную Арсеном кнопку пятнадцатого и жмет на "ход".

МИККИ

   Ты к Гонзо? Я тоже. Совсем не хочу идти домой. У меня есть травка и уж лучше я выкурю ее с тобой и Гонзо, чем с Ад. Пусть одна пьет свою водку и прикуривает от дурацкой спички.
  
  
   ИНТ. КОРИДОР ЭТАЖА, ВЕЧЕР
  
   Открываются дверцы лифта, первым выходит мрачный Арсен, за ним - Микки, оба идут к двери с изображенным испанским флагом и корявыми цифрами углем: "1503". Рядом с дверью - табличка: "Gonzo - 2, Kiko & Leila - 1".
  
   Арсен исподлобья смотрит на кокетливое Leila (сердечко вместо точки над i) и вдруг решительно жмет - один долгий звонок.
  
   Микки любопытно-удивленно смотрит на него.
  

МИККИ

   Ты думаешь, Кико и Лейла все-таки вернутся?
  

АРСЕН

   Вернулись. Вчера.
  
   Микки пораженно округляет глаза, хочет что-то спросить, но тут из блока раздается отчаянный вопль, и дверь неожиданно распахивается.
  
   На пороге - бледнолицый малый в красных мятых трусах до колен и не менее мятой майке навыпуск - ГОНЗО.
  

ГОНЗО

(с сильным акцентом)

   А-а-а, мать вашу, опять гости! Арсен, я не виноват, эти проклятые наркоманы я не знаю где, но вечером точно будет праздник с много водка и анаша. Моя голова будет взрываться, как бомба, потому что в эта страна люди пьют водка вместо вода, можно идти с ума очень легко, бедный Гонзо...

(пауза - Гонзо с усмешкой смотрит на гостей)

   Чего стоите, как дурак, заходите, мать вашу.
  
   Разворачивается и шаркает назад, в комнату.
  
  
   НАТ. ПЕРЕД ОБЩЕЖИТИЕМ, ВЕЧЕР
  
   У входа в общежитие: студенты сидят на ступенях, курят, болтают, смеются.
  
   Среди прочих к входу подходит БЕРТО с двумя громадными чемоданами в руках. Смотрит снизу вверх на шестнадцать этажей, сверкающих окнами, улыбается.
  
  
   ИНТ. ОБЩЕЖИТИЕ, КОРИДОР ЭТАЖА, ВЕЧЕР
  
   Нагруженный багажом Берто с ключом в руке подходит к двери блока - она распахнута настежь, так же, как и одна из внутренних (комната налево). Первое, что он видит - небо в открытом окне, мягко шелестящее подсвеченным садящимся солнцем дождем.
  
   Берто сует ключ в джинсы, подхватывает чемоданы, сгружает весь свой багаж у запертой двери.
  
   В распахнутой комнате никого нет, только зеленый пушистый ковер на полу, широкий разложенный диван у одной стены, письменный стол - у другой. На лужайке ковра между диваном и столом, как цветочки - маленькие яркие подушки да пепельницы с окурками. На письменном столе работает телевизор с выключенным звуком - первые кадры "Репетиции оркестра" Феллини: музыканты собираются, настраивая инструменты и представляя самих себя.
  
   Берто шмыгает носом и, потоптавшись на месте, достает ключ и открывает свою - с этого дня - комнату.
  
   Первым делом он открывает большое, пыльное окно. Внизу - футбольная коробка, узкая огибающая полоска дороги, огражденная лепниной забора пышная зелень огромных деревьев с белыми корпусами больничного городка, а дальше - извилистая, как змейка, Яуза с акведуком, перекинутым через нее, с зеленым полем, с чистым цветным рисунком окраинной Москвы в перспективе: выныривающие из островков зелени белые верхушки многоэтажек, убегающее черте куда шоссе, сверкнувшее золото креста крошечной церквушки вдалеке...
  
   Берто, улыбаясь, поворачивается от окна в комнату и тут же густым баритоном потрясенно выдыхает эквивалент русскому "елки-палки". Подтягивается на руках, усаживаясь на подоконнике открытого окна.
  
   В полупустой комнате с голыми стенами, кроме единственной драной диванной крышки на полу и шаткого стула рядом - в углу сверкает и блистает настоящая ударная установка.
  
   Берто сжимает коричневые кулаки.
  

БЕРТО

   Fantastica!
  
   В этот же момент в дверях появляется и замирает с выражением ужаса на лице невысокий щуплый парень с красной банкой в руках - ХОРХЕ.
  
   Ровно три секунды Берто в окне и Хорхе на пороге молча смотрят друг на друга. Затем Хорхе выкрикивает что-то нечленораздельное и бросается вперед, словно бы собираясь толкнуть Берто в окно.
  
   Берто поспешно спрыгивает на пол.
  

ХОРХЕ

(внимательно разглядывая Берто и успокаиваясь)

   Ты кто?
  
  

БЕРТО

(протягивая руку для пожатия)

   Берто, с Кубы, меня сюда поселили, я поступил на мультипликацию.
  
   Горячее рукопожатие.
  

ХОРХЕ

   А я Хорхе, оператор, из Мексики. Вообще-то на этом этаже живут художники, но я... Парень, как ты меня напугал, когда я зашел и увидел, что комната открыта и кто-то сидит в окне!
  
   Берто, вежливо посмеиваясь, кивает курчавой головой. Окончательно успокоившись и даже повеселев, новый знакомец жестом приглашает следовать за собой.
  
   В прихожке, в уютно обустроенном под кухню закутке, Хорхе нажимает на кнопку, и неоновые лампы ровно освещают длинный, крытый клеенкой стол вдоль стены, увешанной сковородками, ковшиками и прочей кухонной утварью. Хорхе ставит на стол свою банку, включает красный огонек электроплитки в углу и, усадив Берто на скрипучий стул, принимается хлопотать: бегать в ванную за водой, ополаскивать грязные стаканы и при этом непрерывно стрекотать на родном испанском.
  

ХОРХЕ

   Здесь, в твоей комнате, жил один парень, испанец - мой друг и друг многих, Педро. Это он нарисовал на стенах падающий снег, ты видел?
  
   Осторожный взгляд Берто в сторону комнаты - все стены там украшены желто-голубыми ляпухами.
  
   Хорхе, ухнув, стаскивает с себя взмокшую футболку и вытирает ею влажный волосатый торс.
  

ХОРХЕ

   Месяц назад, в июне, Педро выпрыгнул из окна. Да-да, можешь теперь представить, что я почувствовал: ушел, и комната была, как всегда, заперта, пришел - дверь настежь, и кто-то сидит в распахнутом окне! Я подумал, дух самого Педро вернулся, чтобы меня напугать. Ты знаешь, Педро любил устраивать всякие розыгрыши.
  
   Хорхе вздыхает, ставит на раскалившуюся спираль плитки кофейную джезву.
  

ХОРХЕ

   Жить не могу без кофе, без настоящего. А в этой стране люди гоняются за растворимым в ярких баночках. Чего им тут не хватает, так это ярких банок, если ты меня понимаешь, парень...
  
   Берто блажено вытягивает перед собой тонкие мускулистые ноги в джинсах, обрезанных по колено.
  

ХОРХЕ

   Когда ты пришел, я как раз ходил молоть кофе к одному парню - Гонзо из Колумбии. Он был самым лучшим другом Педро. До сих пор не может прийти в себя, много пьет и всякое такое. Гонзо считает, что Педро кто-то специально толкнул в окно, но я думаю, это самоубийство. Педро был такой сумасшедший парень, ты не представляешь.
  
   Достает из холодильника "Саратов" пакет молока и батон, протягивает Берто.
  
   Жадно кусая прохладный мягкий хлеб, запивая молоком, Берто блаженно улыбается.
  

БЕРТО

   Послушай, Хорхе, чья это там ударная установка, в комнате, э?..
  
   Хорхе засыпает в джезву кофе, трагически взмахивает рукой.
  

ХОРХЕ

   Это была штука Педро. Он здорово стучал, хотя девушкам внизу это не очень нравилось. Знаешь, он любил встречать рассвет и играть что-нибудь такое из "Пинк Флойд".
  
   Берто в волнении ставит на стол молочный пакет.
  

БЕРТО

   Я тоже немного умею - дома на Кубе я играл в одной группе, мы пели свои песни, выступали на праздниках. А чья это установка сейчас?
  
   Хорхе не отрывает взгляд от поднимающейся корки кофе в джезве.
  

ХОРХЕ

   Она твоя, парень, если ты не против. Во всяком случае, с тех пор как Педро нет, никто на нее не претендовал.
  
   Берто радостно улыбается.
  
  
   ИНТ. КОМНАТА ГОНЗО, ВЕЧЕР
  
   Арсен, не вынимая рук из карманов, плюхается тощим задом на диванную крышку у стены, так что разведенные коленки оказываются на уровне его ушей.
  
   Микки устраивается рядом с точно так же неудобно задранными коленками и с доброжелательной улыбкой наблюдает, как сердитый Гонзо роется там и тут в поисках чего-то.
  

МИККИ

   Гонзо, какие у тебя красивые эти трусы и майка. Очень красиво, правда, ты всегда так независимо одеваешься.
  
   Гонзо яростно пинает ногой растерзанный рюкзак на полу и бросается к письменному столу.
  

ГОНЗО

   Мать вашу, ночью спрятал "Беломор" целая пачка и улетел. Где прятал? Точно знал, но забыл.
  
   С грохотом вываливает на пол все выдвижные ящики стола, добавляя к общему бардаку кучу разлетевшихся рукописей на испанском и русском, потоки карандашей и ручек, водопады фотографий, скрепок, ароматизированных салфеток, пустых зажигалок и порнографических карт.
  
   Микки, поощрительно улыбаясь творимому беспределу, подхватывает двумя пальцами одну из карт с непристойной девкой, вертит перед носом и вздыхает.
  

МИККИ

   Гонзо, приколись, я поссорился с мой Ад. Этот раз - навсегда. Завтра лечу в Дели. Один, Гонзо.
  
   Гонзо, невнятно ругаясь на испанском, застывает на собственной рукописью.
  

ГОНЗО

(рассеянно)

   Ты что-то сказал?
  

МИККИ

   Ад сделала мне скандал в лифте, из-за...
  

ГОНЗО

(прерывает)

   Это уже не увлекательно, Мик. Вы второй год бьетесь, это все знают. Ты бьешь Ад, Ад бьет ты, вам хорошо. Садомазохизм, гармония - завтра полетите вместе, мать вашу
  
   Микки обиженно надувается.
  

МИККИ

   Ты не понял, Гонзо, этот раз - труба...
  
   Гонзо встает на стул перед шкафом и в пыли расщелины между коробками с пленкой обнаруживает пачку папирос. Издает радостный вопль, кидает папиросы в ловкие руки Микки.
  

ГОНЗО

   Oye, coie! Я точно знал, что должна быть целая пачка. Забей, мать вашу, вон там кайф, в кружка.
  
   Указывает на большую деревянную кружку у дивана.
  
   Арсен с отвращением смотрит, как длинные пальцы Микки быстро и красиво потрошат беломорину, мнут на влажной ладони зеленоватый порошок, как откровенно предвкушает порочное удовольствие Гонзо, вальяжно развалившийся в кресле поверх каких-то желтых тряпок.
  

Арсен

   Такая гадость вся эта ваша наркомания. Гонзо, а водка еще осталась?
  

ГОНЗО

(равнодушно)

   Осталась. Возьми вон там, в холодильник.
  
   Лицемерно-тяжело вздохнув, Арсен подходит к холодильнику, расписанному райским кущами, открывает дверцу и, обмазавшись краской, тихо ругается.
  
   Гонзо умиротворенно улыбаясь, сквозь зеленые стекла наблюдает, как бережно вынимает Арсен из холодильника тоненькую чистенькую бутылочку.
  

ГОНЗО

   Рисовали до утро я и Лейла.

(разворачивается к Микки)

   Приколись, Мик, ночь приехали из жопа география Кико и Лейла, заставили всех пить водка и курить анаша, а потом Лейла принесла краска, кисти и вот эта трусы и майка, потому что я уже испортил свой джинс и рубашка тоже. И мы стали рисовать на холодильник - ты видишь, очень красиво, только краска почему-то не хочет сохнуть.
  
   Микки, улыбаясь, ловко и нежно забивает здоровенный косяк, с любовью оглаживает его наслюнявленным пальцем и воспитанно протягивает для первой затяжки хозяину.
  

ГОНЗО

(отводя жестом косяк)

   О, нет, Мик, ты взорви этот, мать вашу, косяк.
  
   Арсен возвращается из ванной со свежеополоснутыми стаканами.
  

АРСЕН

   Кто-нибудь будет водку?
  

МИККИ

(прикуривая папиросу)

   Спасибо, я пока не хочу.
  
   Гонзо, сморщившись, обеими руками делает отрицательный жест.
  
   Арсен зубами срывает водочную крышечку и твердой рукой наливает себе классические сто граммов в граненый стакан.
  
   Густой травяной дымок уже сладко расползается по комнате, выплывая в распахнутое окно.
  

АРСЕН

(мрачно)

   Ну, что ж...
  
   И махом опрокидывает стакан.
  

МИККИ

(передавая косяк Гонзо)

   Как эти русские так сразу пьют стакан.
  
   Гонзо неторопливо затягивается, кивает и откидывается на спинку кресла, зелеными очками - в неровный потолок.
  

ГОНЗО

   Русские молодцы. Только Арсен не русский. Советский, конечно, но не русский. Кто ты, Арсен?
  

АРСЕН

   Казах. Отец казах, а мать русская.
  

МИККИ

   Вот видишь, Гонзо, мама у него русская.
  

АРСЕН

   Никто не будет? Ладно.
  
   Наливает себе новую порцию.
  

ГОНЗО

   Выпей за независимость Казахстан, мать вашу. Я уверен, Советский Союз скоро будет - пуф-ф-ф!
  
   Он всем телом изображает процесс распада.
  

АРСЕН

   Я не хочу, чтобы Союз распался. У меня все друзья в России - Глум, Моррисон, Толик...
  

ГОНЗО

(дернувшись, кричит)

   Не говори мне про Толик! Этот hijo de puta испортил мой курсовой, а теперь убегает с Мосфильм! Я должен переснять целый часть, мастер ругался очень, если фильм не готов в сентябрь, Гонзо летит к мама в Колумбия! Я мог ехать отдыхать где-то, но сижу в Москва как дурак, а Толик дает вместо себя Кальян...
  

АРСЕН

   Но разве Толик... Ведь это пленочный брак...
  

ГОНЗО

   Никакой пленочный брак! Мы вместе курили кайф, но не я оператор, чтобы делать резкость - целый часть не в фокус, мать вашу.
  

МИККИ

(умиротворяюще)

   Обломись, Гонзо. Не нужно плакать, нервничать. Кальян хороший оператор, он сделает твой фильм в фокус, все будет просто ПРЕ-КРАС-НО! Приколись, какая трава улетная.
  
   Гонзо замолкает, нервно берет влажный окурок и, подкрутив остатки анаши в аккуратную "пяточку", несколькими энергичными затяжками ее добивает.
  
   Микки удобно вытягивает ноги.
  

МИККИ

   Кайф - труба. А теперь, Гонзо, расскажи мне про Кико и Лейлу, я так давно их не видел. Как они?..
  
   Сгущающиеся розоватые сумерки за окном.
  
   ИНТ. БУФЕТ ОБЩАГИ, ВЕЧЕР
  
   За открытой дверью буфетного балкона розоватые сумерки.
  
   Широко-потрясенно улыбаясь, Ада сидит за крайним столиком и переводит ликующий взгляд с ЛЕЙЛЫ на КИКО и с Кико на Лейлу.
  
   На загорелой Лейле - яркая безрукавка и джинсовые шорты, обрезанные почти под бикини. Она мирно улыбается, то и дело поглаживая шоколадное пузо.
  

ЛЕЙЛА

   Пятый месяц! Это все Калифорния, мы совсем потеряли голову. Зато теперь у нас будет мальчик или девочка, а может, сразу и то, и другое - у моей бабушки по материнской линии была двойня, а ведь это передается через поколение.
  
   Кико спокойно курит, глубокомысленно изучая сложные зигзагообразные траектории дымка.
  

АДА

   Труба, ну вы даете. Мы тут вас и ждать перестали.
  

ЛЕЙЛА

   Где мы только не были!
  

КИКО

(меланхолично)

   Мы не были в Испании.
  

ЛЕЙЛА

(хихикает)

   Завтра летим в Мадрид. Вообще-то мы сразу хотели туда лететь, так как сомнений в беременности уже не осталось, а мама Кико - крутая католичка, можешь представить как все это для нее серьезно. Но на всякий случай мы решили все-таки залететь в Москву - уточнить, выгнали Кико или, вдруг, еще нет.
  

АДА

   Исключили. Но я думаю, все-таки нужно попытаться...
  
   Кико равнодушно пожимает плечами.
  

ЛЕЙЛА

   Гонзо нам сразу сказал. Но мы совсем не обломились: коню понятно, что даже в Школе не потерпят пропуск в пять месяцев и неявку на летнюю сессию.
  

АДА

   Труба. Такие новости не оставят равнодушной маму-католичку. Ты не боишься, что она тебя выставит, особенно если ты заявишься в этих шортах?
  
   Лейла коротко хихикает, бросает косой взгляд на Кико.
  

ЛЕЙЛА

   Я согласна принять католичество.
  
   Лейла пьет свой кофе с молоком, Ада широко улыбается, а Кико смотрит на озаренные розовым закатным солнцем крыши домов.
  
   Ада вдруг замирает, округлив глаза.
  

АДА

   Кстати, Гонзо рассказал вам уже про Педро?
  
   Кико прикрывает глаза рукой и молча кивает. Лейла вздыхает, мелодично помешивая ложечкой в стакане.
  

ЛЕЙЛА

   Гонзо сказал, но ты же знаешь, как трудно что-то понять, когда он обкурен более трех дней. И потом - Педро...
  

КИКО

   Он был лучше всех нас, ублюдков.
  

АДА

   Это было в июне, сразу после последнего экзамена. Непонятно - то ли сам выпал из окна своей комнаты, то ли кто-то ему помог. Потому что Педро был не такой чтобы...
  

КИКО

(с нажимом)

   У Педро не было причин для самоубийства. Уверен, это был несчастный случай... А где Жужу и Сабах?
  
  
  

АДА

(вздыхает)

   Жужу уехала в Алма-Ату дирижировать каким-то там симфоническим оркестром. А Сабах исчез - совершенно невероятно, но с той ночи его больше никто не видел.
  

ЛЕЙЛА

   Бедный зайка, я так его любила - я Сабаха имею в виду. Всегда мечтала иметь абсолютно черного кота.
  
   Лейла наклоняется над своим стаканом, вздыхает и отпивает.
   Скучающая буфетчица погромче включает радио. На мгновенье с полу-фразы врывается размеренный голос Горбачева. Буфетчица дает обратный ход.
  

ЛЕЙЛА

   Сколько мы вчера за Педро косяков дунули - не сосчитаешь. Только Арсен и голубенький Антоша трахнули водовки. Нет, сегодня нам нужно всем собраться и помянуть его по-христиански, выпить за помин души.
  
   Кико, снова уставившись на дым, кивает.
  

АДА

   У нас сегодня вроде бы тусовка, вроде бы проводы, мы ведь завтра должны лететь в Дели. Но после ссоры с Микки - не знаю...
  

ЛЕЙЛА

   Приходи к нам. У нас тоже будет праздник - и проводы, и Педро, и все на свете. И Микки зови - вдруг вы все-таки помиритесь.
  
   Кико неторопливо поднимается и с самым равнодушным видом протягивает руку к большой кожаной сумке у Лейлиных ног. Она решительно его останавливает.
  

ЛЕЙЛА

   Обломись, эту сумку мы с Ад дотащим, когда тут натусуемся, иначе Гонзо и кто там сейчас у него пасется, сметут все еще до вечера. Праздник так праздник, черт возьми!
  
   Кико пожимает плечами и, кивнув Аде на прощанье, с достоинством выходит из буфета.
  
   Строго проследив за его уходом, Лейла нагибается к сумке и извлекает плитку пористого шоколада в шуршащей фольге.
  

ЛЕЙЛА

   Кайфно идет под кофе, хотя мне сейчас и нужно во всем этом ограничиваться. Ад, возьми еще по двойному.
  
   За балконной дверью тихо шелестит дождик. Лейла потягивается, по-кошачьи зевает, прищурилась; облокачивается обеими руками о стол, улыбаясь, наблюдая, как Ада откусывает шоколад белыми крепкими зубами.
  

ЛЕЙЛА

   Ад, зайка, рассказывай скорее, что там у вас с Микки - мне так интересно. Неужели все только из-за дурацкой зажигалки?
  
   Розоватая панорама вечернего города, открывающаяся через распахнутую дверь балкона. Проносящиеся автомобили и трамваи, торопящиеся куда-то люди...
  
  
   ИНТ. КОМНАТА ПЕДРО-БЕРТО, ВЕЧЕР
  
   Розоватые сумерки комнаты, где по стенам "идет" нарисованный снег - голые стены, только диванная крышка на полу и - ударная установка напротив окна.
  
   Берто замирает на кожаном сидении среди россыпи разнокалиберных барабанов и золота тарелок: закрытые глаза, расслабленная поза...
  
   Первое легкое движение рук, первый ритм - негромкий, четко различимый ритм бегущего под откос поезда, набегающей сильной волны. Ритм ставится четче, определенней.
  
   Та-тата, та-тата, тата...
  
   В том же ритме темнеет небо за окном, наливаясь темно-розовым, переходя в густой фиолетовый оттенок.
  
   Четкий барабанный ритм - ритм жаркого лета, влюбленной юности, надежд.
  
   Хорхе со стаканом кофе в руке плечом приваливается к дверному косяку, отпивает кофе.
  

ХОРХЕ

   Слушай, а у тебя неплохо получается. Педро сказал бы: "В кайф!"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Вайнштейн "Украденная служанка" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Незваный гость лучше любовника" (Короткий любовный роман) | | Г.Елена "Игра" (Историческое фэнтези) | | Валь_С "Дура бестолковая" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"