Гутман Илья: другие произведения.

Сталь и Пламя. Том второй. Возмездие чернокнижника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ларратос получает ранг таламида - низшую ступень в ордене Стали и Пламени и становится учеником Элиддина. Республика Гиперборей находится на пороге гражданской войны. А в это время орк-чернокнижник, заключивший договор с начинающим шеддитом, задумал месть своим врагам.


   Илья Гутман
   Сталь и Пламя
   Том второй
   Возмездие чернокнижника
   Героическое фэнтези
  
   Пролог
   - Учитель, наконец-то я вас нашёл! - молодой человек в чёрных одеяниях неспешно подошёл к высокому орку.
   - Я тоже рад встрече с тобой, - Орк говорил глухим низким голосом - низким, но не хриплым, что было совершенно нехарактерно для классических представителей этой расы, - Вижу, ты сумел-таки стать шеддитом.
   И действительно, у пояса человека висел меч, а глаза полыхали багровым пламенем ада. В целом же он выглядел вполне симпатично - ярость Хаоса ещё не успела овладеть им.
   - Да, учитель, теперь я шеддит! Так что даже паладины мне уже не страшны. Боюсь только, что вы больше не сможете учить меня - теперь моим наставником станет сам Баал Хэрек, губернатор Северного Масхона.
   Орк усмехнулся.
   - Есть и другие способы обучения помимо утомительной зубрёжки и нудных тренировок. Смотри! - он извлёк из кармана своей мантии треугольную металлическую пластинку. Пластина оказалась выполнена из странного серебристого металла, а в её центре располагалась гравировка, напоминающая оскаленный череп. Мёртвые глаза зияли чернильной темнотой, создавая полную иллюзию провалов в бесконечность. Пластинка свободно помещалась на ладони орка, и над ней курился лёгкий морозный пар.
   - Что это, учитель? Очередной могущественный артефакт древности, вытащенный из чьей-нибудь могилы?
   - Разумеется, нет! Не верь глупым сказкам о могуществе древней магии. Магический прогресс не стоит на месте, так что жалкие побрякушки древности даже рядом не стояли с достижениями СОВРЕМЕННОЙ магии. Особенно некромантии, - орк усмехнулся, - Нет, этот амулет я создал сам. Ради его создания мне пришлось принести в жертву девятерых орков. Весь ритуал длился девять суток и пожрал пропасть маны. Да и альмагтин для него было достать непросто Но зато... Давай сюда свой меч - сейчас примерим обновку.
   Начинающий шеддит послушно извлёк из ножен клинок, тускло блеснувший в свете полной луны.
   - Да, Небесная Сталь, - скривился орк, осматривая шеддитский меч. Похоже, у него имелись очень неприятные воспоминания, связанные с подобными мечами - Энергии Хаоса послужат неплохой подпиткой для моего заклятья.
   Некромант аккуратно положил пластинку прямо на прохладный металл клинка, сдвинув её основание к самой рукояти. Раздалось лёгкое шипение, ледяной пар стал гуще, и вскоре амулет намертво примёрз к мечу шеддита.
   - Ну вот. Силы магии, льда и смерти слились с мощью Хаоса. Отныне этот меч стал Мечом Поглощения, - торжественно произнёс орк. - Теперь твоя учёба превратится в сплошное удовольствие. Дело в том, что заклятый клинок будет поглощать сущности твоих врагов. Достаточно тебе всего лишь убить кого-то - и все его знания, все навыки, все умения, и даже все способности целиком перейдут к тебе. С каждым убитым твоя мощь будет расти - и со временем станет просто немыслимой. А ведь поглощение - это ещё только часть возможностей этого Меча...
   Шеддит с благоговением взирал на зачарованное оружие, не замечая ехидной усмешки некроманта.
  
   Глава 1
   Неудачливый паленгенезист
   Утром, в субботу двадцатого июля 1618 года доктор магических наук Юлиус Марр шёл по улице лорда Хаддада в великолепном расположении духа. Вчера он отпраздновал свой день рождения - ему исполнилось двадцать пять лет. Жизнь, как считал Юлиус удалась.
   К тому же распогодилось - Марр любовался абсолютно чёрным небом без дождя и без сверкающих молний. Такая погода считалась нехарактерной для Масхона, но сейчас это волновало жителей края меньше всего, поскольку предстояли выборы губернатора Тайверии и всего северного Масхона. Сейчас Юлиус чувствовал себя так здорово, словно только что вышел из храма Хаоса. Гордость переполняла всё его тело. Дело в том, что буквально позавчера Марр защитил диссертацию и получил степень доктора наук по паленгенезии - науки о зарождении жизни.
   Великому Альянсу недолго осталось, - думал Юлиус. - Вскоре наш проект "Гончая ада" будет закончен, и тогда непобедимая армия диктатуры с удивительной лёгкостью подчинит себе весь мир. Человек всегда царствовал над человеком во вред ему, - размышлял Марр. - Поэтому только власть демонов способна создать действительно идеальное общество.
   Да, Юлиус с детства отличался особенной религиозностью - он соблюдал все посты и молитвы демонам, а в пятнадцать лет совершил паломничества в Баалгард, столицу Масхона, и Верпек, столицу провинции Перифия.
   Его убеждения подкреплялись тем, что территории Масхона всё время ширились: некоторые страны Вестланда утратили свою силу, а их чиновники стали алчными: вскоре власть в них ослабла. Тут-то государства Перифия и Келония и оказались объединены стальным кулаком лорда Хариба и его последователя, лорда Хаммона, которые ко всеобщему удовольствию прирезали продажных чиновников. И Юлиус смутно представлял себе, каким образом прочие народы Вестланда могут существовать без такой крепкой власти, как в Масхоне.

***

   Жизнь Юлиуса нельзя назвать лёгкой: Отец умер, когда юному Марру исполнилось шестнадцать, а мать не могла прокормить сына, ибо в молодости стала инвалидом - гигантские крысы отгрызли её правую руку. И Юлиус, простой старшеклассник магической школы, пошёл работать лаборантом - помощником алхимика Интропия. Именно Интропий рассказал своему ассистенту, что он и ещё несколько алхимиков близки к созданию новой области магии - паленгенезии, науки о зарождении жизни. Марр сильно заинтересовался этой областью знаний - ведь паленгенезия могла вернуть его матери руку или даже вернуть к жизни отца. Поэтому сразу после школы Юлиус пошёл в магическую академию, где получил специальность алхимика, а после этого поступил в докторантуру - заниматься паленгенезией под руководством Интропия, который к тому моменту стал профессором. Поскольку такой ценный специалист был необходим диктатуре, Юлиуса даже не призвали в армию. И вот, позавчера, перед самым днём рождения Юлиус получил степень доктора магических наук.
   Сейчас Юлиус шёл на работу, в НИИМТ - научно-исследовательский институт магических технологий. Разумеется, власти снабдили его личной самоходной повозкой, но в такую хорошую по масхонским меркам погоду просто грех не пройтись пешком.
   И Юлиус шёл по масхонским улицам, сплошь увешанным плакатами: "Вперёд, к созданию ада на Земле", "Уничтожим на Земле эксплуатацию", "Только Хаос и его служитель Баал Хаммон укажут нам истинный путь". На последнем плакате изображались боевые действия: за полем боя стоял на коленях испуганный солдат Диктатуры и просил демонов о помощи, а на заднем плане прибывали самоходные повозки с масхонскими солдатами.
   Размечтавшись о скорой победе Масхона над остальными странами, Юлиус совершенно забыл о времени. И когда он взглянул на часы, то понял, что безнадёжно опаздывает на работу. Юлиус бросился бежать, но было уже поздно. В НИИМТе его встретил страшно недовольный Интропий:
   - Марр! Где тебя ангелы носят?!
   - Виноват. Опоздал немного.
   - Немного! Да ты опоздал на целых десять минут! Немедленно отправляйся работать! И если ты ещё раз опоздаешь, я сообщу самому лорду Хэреку!
   При упоминании Баала Хэрека лёгкий холодок пробежал по спине молодого паленгенезиста.
   Закончив критиковать Юлиуса, Интропий обратился к работающим магам с небольшой речью:
   - Слуги демонов! Перед нами стоит великая миссия: включить весь мир в братство Хаоса и покончить с властью ложных богов!..
   Юлиус пошёл в свою лабораторию, где занялся созданием волновой структуры Гончей ада - очень свирепого демона, напоминающего крылатую собаку. Здесь, в этих лабораториях, масхонцы создавали самое мощное за всю историю человечества биологическое оружие. Не каких-то там банальных микробов, распространяющих чуму, мор или проказу (хотя и над этими созданиями трудились масхонские паленгенезисты), а боевых существ, с которыми армия Масхона оказалась бы непобедимой. Естественно, только избранные работники НИИМТ имели доступ к этому сверхсекретному проекту.
   Паленгенезия, помимо сотворения биологического оружия, преследовала и другую цель: создание совершенного человека, высокого и мускулистого, как орки, долгоживущего, как эльфы и устойчивого ко всем болезням. А главное - совершенных людей должны были рождать женщины, не имевшие никаких примесей крови других рас. Был разработан новый раздел паленгенезии - волновая генетика. Паленгенезисты уже в течение пяти лет отбирали лучших мужчин - сильных и здоровых. С них снимали матрицу и проецировали её на беременных женщин. И через два-три поколения следовало ожидать чистую расу совершенных людей, способных жить во всемирной империи Масхона.

***

   Выборы губернатора Северного Масхона состоялись двадцать третьего июля - в понедельник, поскольку именно этот день недели - единственный выходной у жителей Диктатуры. На этот раз погода не баловала - обычное чёрное небо, дожди и грозы.
   Юлиус, как и все остальные масхонцы, отправился на выборы. Его записали в списки голосовавших под каким-то номером и выдали пронумерованный избирательный бюллетень. Взяв его, Марр зашёл в кабину тайного голосования. Хотя... не такое уж оно и тайное: ведь Хаос видит всё. На бюллетене красовалась всего одна строчка: "Владыка шеддитов, Баал Хэрек". Голосовавшим "за" требовалось просто сдать чистый незаполненный бюллетень, а голосовавшим "против" нужно было зачеркнуть имя предполагаемого губернатора, который, разумеется, был единственным кандидатом. И это, как прекрасно понимал доктор Марр, объединяет людей. Ведь нет ничего хуже кучи противоборствующих партий, чьи кандидаты обещают примерно одно и то же, только путая своих избирателей. Конечно же, Юлиус ничего на бланке не написал и пошёл опускать лист в избирательную урну. На избирательном участке традиционно присутствовали наблюдатели - сержанты Патрульной Службы.

***

   Выборы прошли гладко: владыку Хэрека избрали единогласно, так что во вторник Юлиус Марр отправился на Площадь Шахриэля, дабы поглядеть на вторую инаугурацию губернатора. Благо, в связи со столь знаменательным событием жителям северного Масхона объявили ещё один выходной. Когда паленгенезист появился на площади, инаугурация только начиналась. Владыка Хэрек, закованный в блестящие чёрные зачарованные доспехи, гордо стоял в самом центре площади. На его голове красовалась маска - нечто среднее между старинным шлемом рыцарей и головой жука: забрало изрешетила сетка со множеством дырок, сквозь которые слегка просвечивал красный огонь глаз владыки. На груди у лорда шеддитов виднелся выгравированный знак скарабея, ибо "Баал Хэрек" переводится с мизрахийского языка именно как "владыка скарабей". Когда восторженный гул толпы смолк, слово взял глава избирательной комиссии:
   - Вчера, в понедельник, двадцать третьего июня, произошло чудо: энергия Хаоса снизошла на избирателей Северного Масхона, и они единогласно выбрали губернатором действующего правителя, лорда Хэрека! Поприветствуем же великого владыку!
   Площадь вновь разразилась громом оваций, которые заглушил гимн Масхона. Владыка Хэрек в сопровождении двух полковников Патрульной Службы прошёлся по Площади Шахриэля, остановившись возле храма Хаоса. В конце пути он прижал правую руку к груди, выкинул вперёд левую и торжественно произнёс:
   - Я, владыка Хэрек, клянусь: верно служить Хаосу и лорду Хаммону, взять под свою опеку наши военные проекты, ужесточить свой контроль над культурой, не превышать своих полномочий, защищать слуг демонов! Идальг вит Хаммон!

***

   На следующий день Баал Хэрек вновь выступал на площади Шахриэля, но уже по другому поводу: перед ним провели сорок восемь преступников, привезённых из различных мест северного Масхона. Несмотря на то, что лицо владыки было в чёрном шлеме, чувствовалось, что он пронизывал взглядом каждого осуждёного.
   Напротив храма Хаоса возвышался Великий Портал, изобретённый магами Масхона ещё в годы детства Марра. Эта жуткая конструкция телепортировала преступников непосредственно в ад. Более того, они попадали в самый страшный регион ада, Геенну Огненную - и, оставшись в прежнем телесном облике, обрекали себя на вечные пытки, служа источником энергии для демонов. Портал работал только в одну сторону, так что демоны не могли прийти в Масхон - по крайней мере, пока.
   Итак, сорок восемь преступников в сопровождении солдат и офицеров Патрульной Службы брели от храма к Великому Порталу. Когда их колонна поравнялась с Хэреком, Владыка громогласно объявил:
   - Ну что, проклятые диссиденты, инакомыслящие, противники власти шеддитов, кто-нибудь хочет сказать своё последнее слово?!
   Преступники молчали. В их глазах плескался дикий ужас. Они были похожи на зайцев, загнанных волком в тупик. Они УЖЕ были в аду, ибо взгляд Владыки шеддитов лишал несчастных собственной воли, оставляя лишь страх и страдание. И эти чувства им теперь придётся испытывать вечно.
   Лорд Хэрек вскинул руку, и портал открылся. За ним обнаружился некий туннель, покрытый изнутри чёрным и красным пламенем, а конец его терялся где-то в бесконечности. Солдаты Патрульной Службы, не тратя времени даром, деловито загнали диссидентов в Великий Портал...

***

   На следующий день Юлиус опять ходил по Тайверии в приподнятом настроении: он вновь думал о недалёком тёмном будущем, когда весь мир наконец-то войдёт в диктатуру. В последние дни Старого Мира должна, как знал Юлиус, ухудшиться жизнь всех людей. Во всех странах, кроме Масхона, должны были наступить эпидемии, голод, бесконечные войны, мор. В этих условиях большинство народов добровольно придёт под власть Диктатуры. Чересчур упорных, к сожалению, придётся завоевать. Главное, думал Юлиус, что старый мир САМ захочет умереть. Жителям "демократических" стран будет казаться, что они добровольно скидывают свою власть - хотя на самом деле на них просто подействуют тёмные энергии, идущие из Масхона. Под их влияниям начнётся разруха, Хаос, эпидемии, каких никогда не было. Человеческая жизнь обесценится, государства - распадутся... Вот тут-то войска Масхона и придут на лёгкую добычу.
   К сожалению, некоторые страны могут сопротивляться влиянию Хаоса - особенно Гиперборей, давно уже бывший для Масхона как кость в горле. Но именно для таких случаев и пригодятся адские гончие - демоны, искусственно воссозданные на Земле.
   Оставив самоходную повозку дома, Юлиус пошёл с работы пешком, рассеянно скользя взглядом по уличному асфальту...
   - Ой! - Марр так размечтался, что налетел на встречного прохожего.
   - Осторожнее! Ты что же, не видишь, куда идёшь?! - услышал Юлиус. Он забормотал сбивчивые извинения, и увидел, что чуть не сшиб девушку, одетую в чёрное платье. Её рост был около ста семидесяти пяти сантиметров, а в зелёных глазах светилось лёгкое недоумение.
   Эта барышня выглядела довольно-таки симпатичной: её чуть смуглое лицо казалось каким-то задумчивым, а волосы были тёмными и немного завивались. Вообще, она показалась Юлиусу самой красивой из всех, что он видел. Да, в этих зелёных глазах ощущалось что-то привлекательное: во взгляде чувствовался какой-то животный магнетизм, словно в глазах кошки, смотревшей на мышь или птицу. А магическим зрением Юлиус ощутил присутствие волшебного начала - незнакомка явно была магичкой. Вообще, у Марра никогда не было любимой девушки - большую часть дня он всегда посвящал сначала учёбе, а потом работе. Но теперь паленгенезист вдруг понял, что не сможет просто так пройти мимо этой зеленоглазки.
   - Извини, - произнёс Юлиус, застенчиво улыбаясь. - Я просто слишком сильно задумался...
   - С кем не бывает! - ответила девушка.
   Юлиус не знал, что говорить дальше, поэтому банально спросил, как её зовут.
   - Зарина, - ответила зеленоглазка.
   - Красивое и редкое имя. Ты мизрахийка?
   - В некоторой степени. Среди моих предков были восточные наёмники, осевшие в Масхоне. А тебя как зовут?
   - Я - Юлиус, - паленгенезист, доктор магических наук.
   - Ну, а я волшебница - специализируюсь на магии иллюзий.
   Тут до Марра дошло, что Зарина может быть несвободна - в том плане, что у неё уже мог быть близкий друг.
   - Слушай, Зарина, - Юлиус медленно подбирал нужные слова, поскольку у него почти что не было опыта общения с девушками - ни с одной он не общался более трёх дней, - а у тебя есть... молодой человек?
   - Был. Его убили. - Улыбка Зарины исчезла, а лицо стало совершенно непроницаемым.
   - Он был солдатом, защищавшим границы нашей Родины, и его убили иностранные лазутчики?
   - Нет, его убили в Масхоне...
   Юлиус понял, что эта тема явно болезненна для Зарины, и промолчал.
   - Ну, а сегодня утром я познакомилась с одним молодым человеком по имени Баал Кархан.
   - Баал? Так он что, владыка шеддитов?
   - Да. Кстати, классный парень, ученик нашего губернатора, владыки Хэрека.
   - Ты видела его лицо?
   - Нет, конечно. Я же только сегодня с ним познакомилась!
   - А откуда тогда такая уверенность, что Кархан - молодой человек? Может, ему лет пятьдесят?
   - У него молодой голос, и он полон решимости, которая у пожилых обычно не встречается. Вы же оба - представители, элиты Масхона. Хочешь, я тебя с ним познакомлю? Думаю, вы легко найдёте общий язык.
   В голове у Юлиуса боролись две мысли. Одна из них говорила, что Кархан - конкурент, который вполне может стать парнем Зарины. А он, Юлиус, простой маг, специализирующийся на прикладной алхимии, никак не сможет тягаться с владыкой шеддитов, хоть и начинающим - ведь титул Баал присваивается только тем шеддитам, в которых изначально течёт очень мощный поток Хаоса. Другая мысль говорила, что знакомство с приближённым губернатора может дать Юлиусу много преимуществ - а такими связями обычно не разбрасываются.
   - Хорошо, - наконец решился Марр. - Познакомь меня с ним.

***

   Юлиус Марр, Зарина и Баал Кархан втроём прогуливались по улице Карерона. Кархан оказался довольно-таки высоким парнем в чёрной робе шеддита, на которую была нацеплена металлическая кираса. Его голову покрывал капюшон, а лицо защищала золотая зачарованная маска, сквозь которую виднелись красные глаза с небольшими голубыми крапинками - Хаос ещё не полностью скрыл их природный цвет. На робе красовался искусно вышитый скорпион. Рыцарь-скорпион - именно к этому типу шеддитов принадлежал Кархан.
   - Вечную жизнь Хаммону, - произнёс Юлиус, прижав к груди правую руку и вскинув левую, - я - Юлиус Марр, паленгенезист.
   - Жизнь вечную, Юлиус, - Кархан приложил правую руку к сердцу. Золотая маска придавала его голосу жёсткий металлический оттенок, - Я - Баал Кархан, владыка шеддитов. Извини, что не снимаю маску - по кодексу шеддитов Баал может показывать своё лицо только особо приближённым людям и врагам в бою.
   Поначалу паленгенезист испугался этого владыки, но потом заметил, что ученик Хэрека безоружен - под робой не просвечивается контур холодного оружия. И страх Юлиуса развеялся.
   - Ты действительно владыка шеддитов? А где же тогда твой меч?
   - Мой меч остался дома. Какой смысл всюду таскать его с собой - ведь здесь, в Масхоне, мне никто не угрожает. К тому же, несмотря на то, что я обучаюсь всего месяц, я даже без меча в одиночку справлюсь с несколькими противниками.
   - Вот как? А мне казалось, что шеддиты даже спят в обнимку со своими мечами!
   Кархан бросил на Юлиуса из-под маски недобрый взгляд.
   - Слушай, Кархан, - продолжал расспрашивать Юлиус. - А как ты приобрёл титул Баала? Ведь только девять масхонцев могут носить его - владыка Хаммон и ещё восемь шеддитов. Неужто ты сумел убить предыдущего ученика владыки Хэрека?
   - Нет, - еле сдерживая злобу, ответил шеддит, - это лорд Хэрек пять лет назад убил предыдущего владыку вместе с его учеником, носящим титул Баала. По кодексу шеддитов Хэрек стал новым Балом - он достоин этого титула, ибо править должен сильнейший. А место его ученика осталось вакантным - эта вакансия была свободна целых пять лет. Хэрек заявил, что его учеником станет лишь тот, кто выполнит... кхм... некое сложное задание владыки Хаммона во имя Диктатуры. Первым примазаться к званию шеддита попытался некто Тригдиш. Он выработал в себе мощный поток энергий Хаоса и отправился на север - в Гиперборей. Но чистая сила ещё ничего не значит - Тригдиш оказался полным болваном и был побеждён простым республиканским солдатом. Тогда за дело взялся я. До инициации я был весьма могущественным магом, поэтому с лёгкостью выполнил задание Хэрека - гиперборейцы даже сообразить ничего не успели. А традиционное испытание - уничтожение трёх магических существ - вообще оказалось для меня детской забавой: на каждое создание я потратил всего минуту.
   - Постой, ты сказал, что Тригдиш сумел выработать в себе мощный поток Хаоса ДО инициации в шеддиты?! - поразился Марр.
   - Да, Юлиус. Некоторые люди могут вырабатывать связь с Хаосом без всякой инициации. Кстати, именно поэтому я и познакомился с Зариной - я почувствовал в ней мощный поток Абсолюта.
   - Энергий Хаоса или Порядка?
   - В том-то и дело, что у Зарины очень странная аура - не синяя, как у паладинов, но и не красная, как у шеддитов. Она фиолетовая. Я никогда с таким не сталкивался, да и в книгах мудрости нашего ордена не описано ничего подобного. Я думаю, это значит, что Зарина - нейтрал. Похоже, в ней течёт общий поток Абсолюта - не тёмный и не светлый. Она черпает силы ОДНОВРЕМЕННО и от Абсолюта, и от Хаоса. Только представь себе, какой мощной воительницей она станет, если Зарину инициировать и вручить ей меч из Небесной Стали. Да, она может сильно пригодиться диктатуре.
   - Послушай, Кархан, - перебила его Зарина. - Я простая волшебница, и, в отличие от тебя, не чувствую никакой энергии Абсолюта.
   - Не скромничай, - махнул рукой Кархан. - Внутреннее зрение не может меня обманывать.
   - Значит, Кархан, Зарина интересует тебя лишь как кандидат в шеддиты, и совсем не интересует, как женщина? - облегчённо спросил Юлиус.
   - Ты абсолютно прав. Жалко, что по кодексу шеддитов нельзя обращать женщин. Ну ничего, я скоро выучусь, вызову на дуэль владыку Хэрека и, убив его, обрету огромную мощь плюс высокий статус в глазах лорда Хаммона. Думаю, Баал Хаммон позволит мне внести изменения в кодекс и присвоить Зарине статус Владычицы.
   Баал Кархан говорил что-то ещё, но Юлиус его уже не слушал. Сейчас все мысли молодого паленгенезиста были заняты исключительно Зариной. С его губ сорвалось:
   - Так ты, владыка Кархан, знаешь ли вообще, что такое любовь?
   И это притом, что Юлиус в свои двадцать пять лет и сам смутно знал, что это такое.
   - Когда-то я знал. Но теперь я знаю только, что такое ненависть и месть. Я ненавижу другие страны, я ненавижу паладинов, и главное, - глаза Кархана ярко вспыхнули адским огнём, - я ненавижу нелюдь!!!
   - Постой, Кархан, - перебила его Зарина, - конечно, нечеловеческие существа могут быть и не такими совершенными, как люди. Но они же не виноваты, что родились такими, ибо происхождение не выбирают.
   - Сестричка, да ты, никак, заговариваешься? Может, ты хочешь сказать, что ты против владыки Хаммона и его расовой теории? - злобно спросил Кархан.
   - Расовая теория Хаммона не выдерживает никакой критики. А сам Хаммон не столь мудр, как его предшественник - Баал Хариб, консул Арастиор Скайрис. Тот считал, что в нашей диктатуре есть место как людям, так и нелюди.
   - Править должен сильнейший, - покровительственно произнёс Баал Кархан, - И это - владыка Хаммон. Арастиор был тупицей и слабаком, за что и поплатился. И поделом ему. Надеюсь, в скором будущем так же подохнет и вся нелюдь.
   - Что ты сказал, подонок? - глаза Зарины полыхнули яростным зелёным пламенем. Похоже, эти обычные для шеддита слова почему-то сильно задели девушку.
   - Ах, подонок?! Что ж, - прошипел Кархан Зарине, - для глухих могу и повторить. Нелюдь подохнет! Но ты этого уже не увидишь, потому что загнёшься прямо сейчас.
   - Ты не посмеешь ударить женщину, - вступился Юлиус Марр.
   - Чего? Да кто ты такой, жалкий алхимик, чтобы перечить мне, Баалу Кархану? - глаза шеддита приобрели цвет лавы.
   - Будь ты хоть самим Хаосом во плоти - ты мне не страшен без своего меча! - гневно выкрикнул Юлиус.
   Владыка Кархан ничего не сказал. Он сделал небрежный жест, словно стряхивая с пальцев надоедливое насекомое - и Юлиус, перелетев через всю улицу, рухнул у стенки, сильно ударившись головой. Подняться он уже не мог.
   - Ты следующая, - сухо проронил шеддит, обращаясь к Зарине, и выбросил в её сторону кулак. Но тут произошло нечто неожиданное: вместо того, чтобы мгновенно умереть, девушка схватила вытянутую руку владыки шеддитов, и, резко крутанувшись на носках, швырнула Кархана через свою голову. Он пролетел не меньше, чем Юлиус, и рухнул рядом с ним, тоже как следует приложившись головой о стену. Но, в отличие от паленгенезиста, могучий шеддит выдержал такой удар.
   - Ловкая, тварь! - удивился он и подпрыгнул на пару метров, рассчитывая придавить девушку своим весом. Но Зарина тоже прыгнула навстречу ему, только ещё выше - метра на три, "срезав" Кархана в полёте ударом ноги. Тот тяжело рухнул на пол. На его нагруднике красовалась внушительная вмятина, и это притом, что металл демониум, из которого делались доспехи шеддитов, не прогибался даже под ударами булавы.
   Девушка меж тем грациозно, как кошка, приземлилась на ноги и закрепила свой успех, ударив шеддита кулаком по лицу. Раздался хруст, и зачарованная золотая маска треснула.
   Юлиус лежал, прислонившись к стене, в состоянии двойного шока. Но если шок от падения он ещё мог выдержать, то увидеть, как простая девушка побила шеддита, было уже выше его сил.
   - Успокойся, Юлиус, - тихим голосом произнесла Зарина, - я чувствую, что ты отделался лишь парой ушибов. Вставай, я тебя подлечу.
   Паленгенезист пошёл, опираясь на плечо девушки, а владыка Кархан в разбитой маске лежал возле дома без сознания.
  
   Глава 2
   Ветер перемен
   Герцогиня Линда Меггидо сидела возле камина в центральной башне своего замка в городе Диаманте. Она входила в тройку самых богатых людей страны, и её пятибашенный замок из фиолетового камня по праву считался самым красивым зданием во всей республике Гиперборей. Солнце светило ярко, благодаря глобальному потеплению в городе стояла почти что южная погода - но это не радовало и не волновало Линду.
   В длинные чёрные волосы сорокалетней герцогини уже прокралась седина - от напряжённой жизни. Линда была высокой женщиной с голубыми глазами, на её пурпурных одеяниях красовалась эмблема льва, а на поясе висел дорогой меч, рукоятку которого украшал крупный изумруд.
   - Прекрасный день сегодня, не так ли, ваше сиятельство? - спросил у Меггидо командир её охраны, капитан Зигвельд.
   - Зигвельд, - вымученно вздохнула Меггидо. - Неужели ты не понимаешь, что пока наша страна не спасена от заразы, называемой "демократией", ни один день не может быть прекрасен?
   - Ваше сиятельство, демократический строй установился уже давно. Не думаю, что его можно как-то отменить - разве что вы собираетесь провести вооружённый переворот, - Зигвельд коротко рассмеялся.
   - Капитан Зигвельд, вы болван! - теперь в голосе Меггидо звучала сталь. - Народ, осознавший несправедливость нынешнего строя, САМ его свергнет и САМ вернёт нормальный строй, монархию. Более того: все эти простолюдины будут на коленях умолять меня стать их законной королевой. И когда это произойдёт - обещаю тебе, капитан Зигвельд, что назначу тебя генералом королевской гвардии!
   Тот лишь неопределённо хмыкнул, ибо считал себя трезвомыслящим человеком и находил "план" Меггидо неосуществимым.
   Линда была последним представителем аристократического рода Меггидо, некогда самого влиятельного рода в королевстве Гиперборей - после королевского, разумеется. Но весь королевский род уже давно уничтожила революция - как и большинство других знатных родов. Самым крупным из выживших остался род Меггидо, причём почти все представители этого рода, лишённые своего имущества, отказались от прежней фамилии - ради успешной карьеры в республике.
   Один лишь Гетфлойд не стал отрекаться от своей дворянской сущности. Он, фанатично преданный своему происхождению, в таком же духе воспитал своих детей. Через тридцать лет после революции республиканское правительство, смягчив свою позицию, вернуло имущество остаткам аристократии - и род Меггидо вновь вступил во владение диамантийским замком с его великой сокровищницей, став таким образом одной из богатейших семей Гиперборея.
   Линда, некогда получившая замок в наследство от отца, сильно модернизировала его. Она ждала перемен, но, в отличие от своих предков, была настроена крайне решительно. Едва вступив во владение наследством, молодая герцогиня основала монархическую партию и быстро выбилась в Сенат. Партия преодолела необходимый пятипроцентный барьер, но ненамного: идеи о реставрации монархии по ряду причин не пользовались в стране большим спросом, так что монархическая партия никогда не набирала больше семи процентов. Конечно, Линда Меггидо, будучи одним из богатейших людей республики, могла с лёгкостью купить голоса многих избирателей (а то и всю избирательную комиссию), набрав тем самым количество голосов, необходимое для партии власти. Но, будучи аристократкой, она просто не хотела унижаться до банальной взятки. Словом, Линда уже не надеялась прийти к власти путём голосования...
   Зато теперь герцогиня Меггидо твёрдо знала, что все неприятности в Гиперборее имели своим корнем республиканское правление - правительство, состоящее из аристократии, попросту не допустило бы столь наплевательского отношения к стране. Конечно, многие проблемы остались уже в прошлом, но до революции их не возникало. Например, именно правительство простолюдинов позволило войне с нежитью растянуться на века.
   - Упразднение сословного деления общества превратило многих крестьян в горожан, - медленно произнесла герцогиня, - и погубило хозяйство нашей страны: люди, обязанные заниматься земледелием, пошли в маги, рабочие, купцы и банкиры. Из-за этого в нашей стране и живётся так плохо. Только возвращение всего на круги своя сделает наконец жизнь в Гиперборее нормальной. Вернём сословное деление - и всё будет хорошо.
   - Но как же быть с потомственными горожанами, происходящими от селян? - поинтересовался капитан. - Они никогда не держали в руках лопат и плугов - какие же из них крестьяне?
   - Они люди земли, капитан, - отрезала герцогиня. - Способность к земледелию у них в крови.
   - Ваше сиятельство, но до революции Гиперборей, самая северная страна, был самой бедной из стран Вестланда. Революция подняла уровень жизни!
   - Эх, Зигвельд! - укоризненно покачала головой Меггидо. - Стыдно до такой степени не знать историю родной страны! Вам даже невдомёк, что плохой уровень жизни был лишь у простолюдинов. Но кого они волнуют, эти жалкие никчёмные людишки? А дворянство жило богато и счастливо. И всё пошло прахом! А всё из-за орков! Думаешь, королевство Гиперборей в 1242 году победило в битве при Вербороу?
   - Так точно.
   - Нет, капитан. Наше королевство потерпело сокрушительное поражение, хотя наша армия и выиграла бой. Да, теократическое государство северных орков Гирдашан было почти уничтожено. Но сохранился его небольшой остаток, одноимённое архипелаговое государство со столицей Дэртон. Хотя гиперборейцы издревле славились моряками, пиратами и флотом, наша армия не смогла завоевать Дэртон - друиды орков призывали себе на помощь силы воды, и гигантские волны просто смывали наш флот. А на месте разрушенного Вербороу был построен людской город, Вильин. Увы, в этой битве мы захватили в плен множество гирдашанских орков - хотя этих тварей следовало уничтожать! Уничтожать яростно и беспощадно. Но мы этого не сделали, и эти мерзавцы в конце концов разрушили наше королевство. А потом наш король совершил ещё одну ужасную ошибку - вместо того, чтобы сделать орков рабами, он попросту сделал их подданными второго сорта.
   - Ну и что же?
   - А то, - гневно выкрикнула герцогиня, - что именно орки, ставшие жителями Гиперборея, подстрекали народ против государственной власти! И первым делом после революции они позаботились о собственном... равноправии. - Последнее слово Меггидо выплюнула как грязное ругательство. - Мы же должны возродить наше королевство - королевство людей.
   - Но с чего вы решили, - пробормотал Зигвельд, - что народ сам захочет скинуть нынешнюю власть?
   - Зигвельд, революция, помимо развала страны, принесла общий упадок нравов и религиозности. Вскоре люди осознают все ужасы нынешнего строя, и их разум помутится. Желая стабильной жизни, гиперборейский народ потребует строгой и организованной власти. А ещё... Я найму добровольцев, готовых отдать жизнь за веру, королеву и отечество. Тебе, как будущему генералу, я поручаю нанять шпионов для того, чтобы найти войска, лояльные короне. К тому же, теперь у меня есть новые союзники. И они помогут нашему народу прийти к мысли, что республиканское правительство обречено. Более того - они УЖЕ помогают нам! - Герцогиня привстала и приоткрыла дверь.
   Капитан Зигвельд ахнул: За дверью стояло два человека в блестящих доспехах и красных плащах.

***

   - Итак, Герберт, у меня есть для тебя важное задание, - солидно произнёс доктор магических наук Ранис Сильмандир, глядя на своего ассистента.
   - Я готов, господин профессор!
   - Надеюсь, тебе знаком город Зеленохолмск?
   - Вы имеете в виду научный городок, построенный магами на потеплевшем Крайнем Севере, недалеко от руин Айсгарда?
   - Да. Ты знаешь, зачем его построили?
   - Нет, пока не знаю.
   - Там сейчас обитает группа магов и учёных, отгородившихся от всего остального мира. Они хотят помочь Великому Альянсу - на случай войны с Диктатурой. Поэтому они вплотную занимаются паленгенезией - наукой, направленной на производство новых жизненных форм. Вокруг Зеленохолмска на многие вёрсты тянется пустынная местность - поэтому, даже если какой-то эксперимент выйдет из-под контроля, никакого вреда от него не будет. А сам городок довольно симпатичный, да и не так уж он далеко от цивилизации, как кажется: туда сумели всего за две недели подвести пятидесятивёрстовую железную дорогу - от заброшенной военной базы. А до самой базы можно доехать непосредственно от Стейнгарда.
   - Что я должен сделать, господин профессор?
   - Возьми большой ящик - верхний слева, тот, на котором нарисована змея и написано "опасно". Ты должен в сопровождении двух городских стражей доставить его в Зеленохолмск. Наши разработки секретны. Их нужно самым тщательным образом охранять от возможных шпионов, масхонских лазутчиков или даже простых бандитов. Запомни: лучше уж уничтожить посылку, чем отдать её в чужие руки - кстати, в ящик встроено заклятие самоуничтожения. Ключ я тебе дам, и если что-то пойдёт не так - непременно воспользуйся заклятьем.
   - Я сделаю это, господин профессор!
   - И ещё: что бы ни случилось, ни в коем случае не открывай эту коробку!
   - Там змея?
   - Нет, не змея! - рявкнул Сильмандир. Видно было, что он сильно нервничает. - Я не должен говорить тебе, что там находится, поэтому сразу предупреждаю: не открывай! Это действительно ОЧЕНЬ опасно - если посылка окажется распечатана... думаю, ты уже не успеешь никому рассказать о том, что увидел!

***

   Подполковник Элиддин Кахаби наконец-то вернулся из месячного отпуска, и первым делом он заглянул в свой дом. Конечно, в его отсутствие за домом приглядывал его подчинённый и товарищ - лейтенант Ларратос Мельд. Но у Мельда отпуска не было, сплошная работа, и не было времени на уход за домом, так что порядок в жилище оказался далеко не идеальным. А тут ещё дракон Руханнур умудрился подхватить простуду, причём такую, что Элиддину пришлось здорово попотеть, леча её мощью Абсолюта. В итоге на работу - в свою казарму - подполковник пришёл с небольшим опозданием.
   В участке творилось нечто странное: Элиддин явственно ощущал лёгкую ауру беспорядка и суеты, окутывающую здание. Более того, здешняя обстановка скорее напоминала Стейнгардский вокзал, чем городское отделение стражи: вещи располагались в самых неожиданных местах, всюду стояли какие-то тюки и пакеты, а сами стражники суматошно носились по участку, шумели и, похоже, паковали чемоданы.
   - Что случилось? - поинтересовался Элиддин. - Мы что, съезжаем?
   - Неужели вы не знаете, господин подполковник? - ответил вопросом на вопрос лейтенант Кай Гордиан.
   - Откуда бы? Я был в отпуске. Просветите меня, если не трудно.
   - Господин подполковник, - невпопад выпалил Гордиан. - Видите ли, в гладиаторских гильдиях вот уже десять лет как не случалось ни одного убийства.
   - Я рад за вас и за ваши гильдии, - ответил Элиддин, - но какое это имеет отношение...
   - Самое прямое: теперь гладиаторские бои узаконены. Представляете - узаконены, причём указом самого консула! - в голосе Кая звучала искренняя радость, - Конечно, стража лишается дополнительного источника дохода, но зато те из нас, кому приходилось быть и гладиаторами и стражниками одновременно, теперь могут ЦЕЛИКОМ посвятить себя гладиаторским боям! Поэтому часть офицеров покидает стражу. Я, кстати, тоже: Тарион, предыдущий глава нашей гильдии, получил сотрясение мозга - и сейчас лежит в больнице. Он заявил, что второй травмы может уже не пережить, вследствие чего отказался от управления гильдией "Белый Медведь". В общем, вручил мне бразды правления. Так что, господин подполковник, я увольняюсь.
   - Так что же получается, - удивился Элиддин. - Место моего напарника-лейтенанта для боевых операций теперь свободно?
   - Именно. Впрочем, недостатка в кандидатах не будет.
   - Ну что ж... Похоже, мне осталось лишь пожелать тебе удачи, Кай, в управлении гильдией. А что касается твоего освободившегося места - так у меня уже есть на примете одна кандидатура.

***

   Ларратос Мельд по мадаббару связался с Эраной:
   - Привет, дорогая.
   - Привет, милый.
   - Как наша семья, как сын?
   - Растёт не по дням, а по часам, Ларри. А как поживаешь ты?
   - Теперь меня узнают на улицах, называя великим героем. Хотя немало заслужили и вы с Элиддином. Мне уже начинает надоедать моя популярность. Элиддин сказал мне, что именно от неё он сбежал со своей родины, но прошлое до сих пор преследует его по пятам. А магию я, пожалуй, оставлю.
   - Почему ты больше не хочешь быть магом?
   - Бессмысленно: Элиддин инициировал меня в паладины, а любая магия меркнет перед мощью Абсолюта. Куда бы я действительно хотел пойти - так это в академию паладинов, но вот уже четыреста лет, как она превращена в академию шеддитов, а добраться до города Шалема почти невозможно.
   - А где сейчас Элиддин?
   - Он недавно вернулся из отпуска и находится в казарме. Но мы работаем в разные смены, поэтому редко пересекаемся на службе.
   - Беллердаш передаёт тебе привет. Он скоро снова приедет в столицу.
   Да, кстати, - вдруг оживился Ларратос. - Ты случайно не знаешь, где Ранис сейчас? Я его уже давненько не видел - к тому же он не пришёл на церемонию нашего награждения. Ты видела его?
   - Дня через два после церемонии вознаграждения куда-то запропал. Одно время его видели в Новгарде - именно оттуда пришло его последнее письмо отцу, который сейчас служит в министерстве Колдовства. В письме он сообщал, что отправляется путешествовать - уходит куда-то на юг нашей страны.
   - Я опасаюсь, что он в беде.
   - Да не волнуйся ты так, Ларри. Видишь ли, я хорошо разбираюсь в прорицании - и недавно сдала экзамен по этому предмету. Во время экзамена нам нужно было впасть в пророческий транс. Тогда-то мне и открылось, что Ранис ещё вернётся. Более того: я уверена, что он вернётся героем - в моём видении Ранис был окутан сверкающим огненным ореолом, который с каждым мгновением становился всё ярче.
   - Я рад, если у него всё хорошо.
   Они немного помолчали.
   Внезапно у Ларратоса загудел карманный мадаббар.
   - О, меня вызывают! Интересное изобретение, хоть и дорогое, - пояснил Ларри и поднёс мадаббар к лицу, - стоит тысячу аргусов.
   - Ларратос Мельд слушает, - сказал он прямо в шарик мадаббара.
   - Ларри, это Элиддин. Ты не мог бы подойти сейчас в казарму - у меня есть важная информация.
   - Хорошо, господин Эли.
   Ларратос попрощался с Эраной и направился к начальнику.

***

   - Итак, Ларратос, Кай Гордиан ушёл в отставку. Отныне мы с тобой можем работать в одну смену.
   - Отлично, господин Эли!
   - Вот и хорошо! И поскольку ты инициированный рыцарь Стали и Пламени, то я могу предложить кое-что интересное - путь паладина.
   - Но, господин Эли, масхонская академия занята шеддитами, а шалемская - слишком далеко. Так кто же будет учить меня?
   - Я сам, разумеется. Я обучу тебя всему, что знаю. Обычно для такого обучения требуется не меньше пяти наставников, но их сейчас взять негде. Поэтому обойдёмся одним. Единственным. Видишь ли, когда я прибыл в Гиперборей, то первым делом навестил дом моего погибшего наставника, Оникса Рейнса. Его вдова отдала мне целый набор книг, содержащих мудрость нашего ордена. Так что, прибегнув к этой библиотеке, ты познакомишься с различными аспектами мудрости ордена Стали и Пламени.
   - Я согласен! - радостно вскричал Ларри.
   - Не торопись. Перед тем, как получить ранг таламида, ученика (низший статус в нашем ордене), ты должен выбрать специализацию. Существует три различных вида паладинов: первые - это рыцари-тигры, что занимаются преимущественно рукопашными боями и физическим самосовершенствованием. Они носят оранжевые мантии. Вторые - рыцари-осьминоги, что преимущественно занимаются овладением энергиями Абсолюта и постижением его философии. Их мантии фиолетовы. А третьи - рыцари-драконы, пытающиеся активно совмещать оба пути. Я - рыцарь-дракон, и, будучи таламидом, я носил зелёные мантии. Адепты и магистры свободны в выборе цвета.
   - Так что теперь в нашей троице двое рыцарей и двое драконов, - вставил своё слово неизвестно откуда взявшийся Руханнур.
   - Господин Эли, я хочу стать рыцарем-тигром.
   - Не спеши. Желательно, чтобы твой выбор совпал с твоим устройством личности.
   - А если не совпадёт?
   - Это не трагедия, но сильно рекомендуется, чтобы ты выбрал путь, соответствующий твоему устройству. Поэтому я проведу небольшой тест.
   - Я готов, господин Элиддин.
   - Отлично. Кадур-ан-Нур! - над правым плечом паладина появился пушистый огненный шарик.
   - Вопрос первый. У влиятельного купца бандиты похитили дочь. Купец нанял тебя, чтобы ты вернул её. Придя в логово бандитов, ты обнаруживаешь единственного охранника, который держит дочь купца. Твои действия: ты пригрозишь охраннику физической расправой и при необходимости приведёшь её в исполнение? Или же ты проскочишь мимо охранника и вместе с дочерью купца побежишь со всей силы? А может быть, ты дашь охраннику взятку, чтобы вы могли спокойно уйти?
   - Я пригрожу охраннику, что если он не отпустит дочь купца, я его по... Дисбандо! - пока Ларри говорил, огненный шарик внезапно сорвался с места и ринулся прямо на него. Ларратос отпрыгнул в сторону и выкрикнул заклинание, уничтожившее опасный снаряд.
   - Господин Элиддин, что...
   - Не бойся, это тоже часть теста - шар был очень слабым и не причинил бы тебе вреда. Что ж, продолжим. Итак, представь себе ту же ситуацию с бандитами. Только вот в логове ты никого из них не находишь, зато натыкаешься на запертую дверь. Твои действия: ты выбьешь дверь, постараешься взломать замок или постучишь?
   - Я вы... бью дв... - Ларри внезапно ощутил, что задыхается. Язык заплетался, горло словно сдавила чья-то невидимая рука... А в следующую секунду удушье резко отпустило.
   - Господин Элиддин, я по-прежнему не понимаю... - Ларри старался отдышаться.
   - Что же, я так и думал. Последний вопрос. Ты правительственный агент. Тебя дали приказ убить главу одной преступной группировки. Как ты будешь убивать его: в ближнем бою? Или пристрелишь из-за угла? Или представишься другом, согласишься разделить с ним трапезу и отравишь его?
   - Я буду драться в бли... - Элиддин резко выбросил вперёд руку, и сила Абсолюта швырнула Ларри в стену.
   - Отлично! - заключил Элиддин, глядя, как его новый ученик поднимается с пола. - Твои желания совпадают с твоим личностным устройством. Лучше всего тебе подходит специальность рыцаря-тигра.
   - Господин Элиддин, я так и не понял, в чём состоит суть этого теста.
   - Всё очень просто. Тест состоит из трёх частей. Каждая из них направлена на выявление определённых способностей. Мне были важны не столько твои ответы, сколько твои действия. Вопросы я задавал скорее для отвлечения внимания.
   Первый тест проверял ловкость, быстроту реакции и способность мгновенно отражать внезапную опасность. Это - характерные черты рыцаря-тигра. С этим заданием ты справился.
   Задавая тебе второй вопрос, я одновременно сосредотачивал вокруг тебя облако энергии Абсолюта. Но ты даже не почувствовал этого до того самого момента, когда накопившаяся энергия нанесла удар. Разумеется, это никак не вяжется с сущностью рыцаря-осьминога, тонко чувствующего Абсолют и малейшие изменения собственной ауры.
   И, наконец, чтобы пройти последнюю проверку, нужно было, во-первых, вовремя почуять выброс абсолютной энергии, и, во-вторых, успеть отразить её. Из тех, кому это удаётся, получаются отличные рыцари-драконы.
   Элиддин достал из-под кровати чемодан. Когда он его открыл, Ларри увидел, что там лежат три мантии - оранжевая, зелёная и фиолетовая.
   - Прошу тебя, - сказал Элиддин и протянул Ларратосу оранжевую мантию с вышитой фигурой тигра. Ларри надел её.
   - Добро пожаловать в орден Стали и Пламени, рыцарь-тигр Ларратос, - торжественно произнёс Элиддин и пожал Ларри руку, - ты обретаешь статус таламида, первый из трёх рангов нашего ордена, и становишься моим учеником.
   - Спасибо, господин Эли! - Ларри просто не верил своему счастью
   - Теперь, когда ты мой ученик, ты должен называть меня не иначе как "наставник". Ты готов к первому уроку?
   - Так точно, наставник!
   Элиддин достал из шкафа кубик и положил его на стол:
   - Возьми кубик в руку, - сказал Элиддин. Рука Ларри немедленно потянулась к столу.
   - Нет, без рук!
   - Инмагна! - выкрикнул Ларри заклинание, и кубик полетел по направлению к его руке.
   - Нет! Без магии! - уточнил Элиддин, выставив свою руку, и отрубив энергией Абсолюта поток маны, окруживший кубик, - вытяни свою руку.
   Ларри повиновался.
   - А теперь представь, что твоя рука удлинилась, и что ты невидимым продолжением руки держишь этот кубик.
   Ларри, вытянув руку, напряг её воображаемое продолжение.
   - Не получается? - спросил Элиддин, - и ты, и кубик, и я - все мы элементы матрицы Абсолюта. Представь себе, что кубик - это на самом деле часть тебя, и не кубик поднимается, а ты сам.
   - Хорошо, наставник, - Ларратос изо всех сил напряг руку и сконцентрировал внимание на несчастном кубике. Куб так и не сдвинулся с места, зато сам Ларри почувствовал резкий рывок, как будто его дёрнули за волосы.
   - Чем это ты там занимаешься, таламид? - удивился Элиддин. - Судя по ауре, Абсолют проецируется на тебя и твою одежду. Это, конечно, тоже прогресс, но с кубиком экспериментировать безопаснее.
   Ларратос только сильнее стиснул зубы и попытался ещё раз. Куб чуть шевельнулся.
   - Отлично, Ларри, отлично! Теперь придвинь его к себе!
   Ларри силой воли сместил кубик к себе ещё на пару сантиметров. После чего тот встал намертво - дальнейшие попытки не давали ничего, кроме головной боли.
   - Проклятье! - выругался Ларратос. Он разгневался на самого себя за неспособность переместить силой воли даже такой маленький предмет. Внезапно кубик сорвался с места и, просвистев через всю комнату, ударился об стену с такой силой, что даже треснул. А сам Ларри почувствовал себя как-то странно.
   - Остановись! - выкрикнул Элиддин.
   - Что случилось, наставник?
   - Паладин должен контролировать свой гнев. Если ты чувствуешь, что гнев разрушает тебя или тебя покидает внутренняя сила, займись медитацией. Нельзя пускать в себя зло и насилие, ибо они могут уничтожить твою душу изнутри, и ты станешь шеддитом, анти-паладином, воплощением зла.
   - Наставник, я с громадным трудом двигал этот проклятый кубик, но стоило мне чуть-чуть разозлиться - его сильно швырнуло. Неужели это значит, что силы Хаоса гораздо сильнее, чем светлые энергии Абсолюта? И что паладины обречены в битве с шеддитами?
   - Нет. Конечно же, нет. Просто силы Хаоса гораздо охотнее подчиняются паладину. И в компенсацию этого подчиняют его себе. Именно поэтому шеддитами чаще всего становятся всякие недоучки, просто неспособные грамотно использовать светлые силы.
   - Значит, шеддит, который обучается два года, может быть сильнее, чем паладин, который обучается в два раза больше?
   - Может. Но главная уязвимость большинства шеддитов в слабости их знаний. Они не так хорошо владеют знаниями в области нравственности и философии, и зачастую, помимо конфликтов с паладинами, конфликтуют ещё и между собой. Как ты знаешь из курса молодого бойца, нет слабее врага, чем тот, в чьих рядах нет единства. К тому же, шеддиты опираются в битве больше на грубую силу, чем на боевые искусства. Но зато грубый шеддит уже после одного года обучения может стать сильным бойцом, представляющим угрозу даже для хорошо обученного паладина.
   Ларратос, решив очиститься от энергий Хаоса, сел в позу лотоса и закрыл глаза - так при нём раньше делал Элиддин.
   - Наставник, а что я должен сделать, чтобы заняться медитацией?
   - Очисти свой разум от забот и эмоций. Ощути матрицу Абсолюта вокруг себя. Она откроется тебе, и ты откроешься ей. Абсолют поможет тебе освободиться от гнева и восстановит твою растраченную силу.
   Ларратос попытался открыть свой разум, и Элиддин ощутил, как мощные потоки энергии Абсолюта входят в тело его таламида.
  
   Глава 3
   Путь паладина
   Ларратос Мельд плыл на корабле "Могучий Альбатрос". За его спиной развевалась оранжевая мантия с вышитым тигром, а на поясе висел Зариндуил - верный клинок из Небесной Стали. Морской ветер, который показался бы сильным любому неопытному новичку, приятно ласкал лицо Ларратоса. Ларри стоял на капитанском мостике и смотрел на восток, куда и плыл "Альбатрос".
   Внезапно Ларратос увидел своим острым зрением сразу три корабля с чёрными парусами, показавшиеся на горизонте. Сердце бешено заколотилось: от этих кораблей веяло опасностью.
   - Капитан! Пираты! - крикнул Ларри мускулистый матрос лет тридцати с повязкой на правом глазу.
   - Я вижу, Лекс. - Мельд был совершенно спокоен. - Команда, готовьтесь к бою! Приближаются пираты!
   Три пиратских корабля против одного "Альбатроса". Шансов на победу, мягко говоря, маловато, так что командой овладела паника. Ларратос знал, что заорать "без паники!" в такой ситуации - лучший способ подлить масла в огонь, поэтому он решил воздействовать на свою команду другим путём. Капитан "Альбатроса" закрыл глаза и присел в позу лотоса. Погрузившись в медитацию, он видел в матрице Абсолюта ауру каждого матроса. Мысленно воззвав к светлым силам, Ларратос сосредоточил в себе Ауру Победителя, невидимые лучи которой обошли корабль и коснулись каждого матроса. Команда немедленно успокоилась, все её члены ощущали себя защищёнными и были готовы сражаться хоть против всех пиратов мира сразу.
   Экипаж "Альбатроса" деловито выдвинул баллисты и открыл огонь сразу по трём пиратским кораблям. Но и пираты не отставали: они тоже выставили свои баллисты, и десятки копий полетели в сторону "Альбатроса". Однако Ларратос уже был наготове: он выставил руку, и копья, словно столкнувшись с какой-то невидимой стеной, падали в воду, не долетая до корабля. В результате, пока пираты приближались, "Альбатрос" успешно утопил один из трёх пиратских кораблей.
   - На абордаж! - услышал Ларри с двух оставшихся кораблей. Самый крупный из них врезался в "Альбатрос" и десятки пиратов соскочили на палубу. Тогда Ларратос вновь обратился к Ауре Победителя.
   - Бей пиратов! - получив новый заряд энергий, воодушевлённые матросы "Альбатроса" все как один набросились на разбойников, которых, напротив, охватило чувство паники и обречённости.
   В итоге пираты, несмотря на подкрепление, прибывшее со второго корабля, быстро погибали. Убедившись, что победа уже близко, Ларратос вскочил и тоже ринулся в бой.
   - Кретины! Куда прёте, копчёные креветки, атакуйте их капитана!!! - заорал главарь пиратов, явно сообразивший, из-за чего его люди проигрывают.
   В Ларратоса полетело несколько сгустков магической энергии - наконец-то вступили в дело пиратские колдуны. Ларри даже слегка удивился: чего это они так долго бездействовали? Достав меч с пояса и засветив его силой своей воли, капитан наотмашь ударил им по магическим сгусткам, которые в результате попали обратно в колдунов, лишив их возможности двигаться. Так, похоже, это была какая-то парализующая магия... Развить эту свою мысль Ларратос уже не успел: на него налетели сразу трое пиратов, сверкая обнажёнными саблями. Мельд только рассмеялся: резкий взмах, звон металла - и пиратов буквально отбросило в сторону: паладин парировал своим мечом сразу три сабли. Далее пираты почему-то начали нападать поодиночке, так что Мельд устроил показательную резку оружия: пиратские сабли ломались уже после двух-трёх столкновений с Зариндуилом. Какой-то пират с крюком вместо правой руки напал на Ларри сзади, замахнувшись своим крючком, но Мельд применил силу Абсолюта, и разбойник слегка промахнулся: попал не по Ларратосу, а себе по лбу. Ларри, даже не оборачиваясь, пнул пирата ногой, и тот улетел за борт.
   - Грабьте корабль!!! - с энтузиазмом орал пиратский капитан. То ли он не понимал, что его дело - швах, то ли сила воли этого пирата сумела превозмочь Ауру Победителя. - Всех прибью!!! Сушёные креветки, плюньте на матросов - убейте паладина, а с остальной командой мы легко справимся!
   Внезапно лидер пиратов поперхнулся: какая-то неодолимая сила подняла его в воздух и выкинула за борт.
   - Отлично, капитан! - восхитился Лекс. - Пускай чуть поостынет, а то слишком уж буйный...
   Пиратов уже почти не осталось. Последние уцелевшие сдались в плен и позволили связать себя. Правда, таковых осталось совсем немного: Ларратос предпочитал не убивать своих врагов, но уж если не оставалось другого выбора...
   Когда на судне навели порядок, выяснилось, что "Альбатрос" во время боя получил серьёзные повреждения, поэтому капитан принял мудрое решение перейти на пиратский флагман, предварительно сменив на нём паруса и знамёна.
   Впереди лежали загадочные земли Востока. И Ларратос знал, что там его ждут великие тайны и открытия, способные изменить весь мир. Солнце ярко светило в глаза паладину и капитану. Даже слишком ярко...
   ...И через пару минут Ларри понял, что лежит в постели: его разбудил солнечный свет, бьющий в окно.
   - Доброе утро, Ларратос, - улыбнулся Элиддин.
   - Доброе утро, наставник. Мне снился странный сон - вроде тех, что снились пару раз год назад - что я капитан корабля, и будто бы я сражаюсь с пиратами.
   - А что же тут странного?
   - А теперь мне приснилось, что я - капитан и одновременно паладин. Рыцарь-тигр, и даже с моим мечом Зариндуилом. Причём сон был настолько реалистичным... Я не исключаю того, что он может быть вещим.
   - Вполне возможно. У многих после посвящения в паладины появляется дар предвидеть будущее - а точнее, его варианты.
   - Но я видел похожие сны и до становления паладином!
   - Некоторые люди способны к концентрации сил Абсолюта и до посвящения... Ладно, чего это мы с утра пораньше ударились в философию? Иди завтракать, а потом мы приступим к тренировкам.

***

   После завтрака Ларри пошёл в комнату Элиддина - и приступил к тренировкам. Поначалу были различные физические упражнения - они позанимались около часа.
   - Что ж, ты хорошо справляешься с физическими упражнениями, Ларратос, - в голосе Элиддина слышалось лёгкое удивление, - а теперь я должен научить тебя новому мизрахийскому боевому искусству. Это - Крибат-Нэшер, стиль орла. Данное боевое искусство используется в битве один на один. Оно, в отличие от стилей льва и медведя, обеспечивает минимум защиты, поэтому очень хорошо против противника, который дерётся в стиле медведя. Максимум нападения и минимум защиты - таков стиль орла. Поэтому никогда не рискуй использовать его против опасного противника.
   Элиддин продемонстрировал Ларратосу стойки, блоки и удары, необходимые для стиля Крибат-Нэшер. Как и предыдущие стили, Ларратос усвоил стиль орла за считанные минуты.
   - Нападай, - скомандовал Элиддин, держа наготове деревянный меч и встав в стойку медведя. Ларри взял свой деревянный меч и за полминуты победил Элиддина, используя стиль орла - он ударил деревянным мечом в грудь наставника, который раньше блокировал абсолютно все его удары. Если бы меч был металлическим, Элиддин бы погиб.
   Ларратос и Элиддин около получаса дрались на деревянных мечах. Преимущество Ларратоса было в том, что, обладая обеими ногами, он мог свободно прыгать вокруг своего наставника. Парировав один из ударов Элиддина и перепрыгнув через него, Ларратос тут же получил удар ногой в грудь, отлетев на три метра и стукнувшись в стену. Но паладин может выдержать и не такой удар, поэтому Ларратос встал, хоть и не без труда.
   - Неожиданно, не так ли, - иронично улыбаясь, сказал Элиддин, - попробуем ещё раз. Нападай!
   Ларратос встал в стойку льва, приготовившись к прямолинейной атаке с ложными выпадами. Увидев это, Элиддин принял стойку медведя. Удар Ларратоса, ещё удар - Элиддин всё блокировал. Его оборона казалась непробиваемой. Ларри взмахнул мечом, очертив в воздухе круг и нацеливаясь в грудь паладина, но Элиддин встретил деревянный меч Ларри ударом слева. И тут Мельд слегка расслабил свою правую руку, позволив деревянному клинку сдвинуться вместе с клинком Элиддина, повернул свой меч и резко перебросил его в левую ладонь. Слегка изменив стойку (Элиддин только сейчас заметил, что это была скорее не стойка льва, а замаскированная стойка орла), Ларри, взмахнув мечом, как орёл крылом, описал левой рукой на груди Элиддина знак бесконечности. Это означало одно: будь меч стальным, грудь его наставника оказалась бы вскрыта.
   - Великолепно! - восхитился Элиддин, - ложный стиль льва, а на самом деле - замаскированный стиль орла. Даже не все адепты додумываются до такого, а ты, таламид, только сегодня познакомившийся с крибат нэшер, победил новым для тебя стилем своего наставника!
   - Я и сам не ожидал!
   - Ларри, я некоторое время наблюдал за тобой. Ты явно можешь значительно больше обыкновенного таламида. И у твоих способностей может быть интересное объяснение: ты - Шаддай.
   - Кто? Шаддай? Это слово похоже на "шеддит". Я не шеддит, наставник!
   - Ларратос, я пока и не обвиняю тебя в том, что ты шеддит. Слова похожи, так как восходят к родственным корням: шеддит к слову "шедд", что означает "демон", а "Шаддай" к слову "шадд", что означает "господь" - так в землях Мизраха называют верховных богов. Слова "шадд" и "шедд" восходят к слову "Шеду" - "дух". Шаддай - Всемогущий, паладин из древнего пророчества. Попросту говоря, Избранный.
   - Наставник, а что это было за пророчество? И были ли другие кандидаты в Шаддаи?
   - Когда архангел Нуриэль вручал лучшим воинам людей мечи из Небесной Стали, он провозгласил, что один из паладинов приобретёт титул Шаддай - "всемогущий" и навсегда покончит с ужасами Хаоса. Шаддай будет жить вечно.
   Паладин по имени Давид бен Арье Хафиш победил лидера тёмных орков - самого первого шеддита по имени Тарадаш. Орки потеряли волю ко злу и демоническому служению, Великая Война была закончена, и Хафиша провозгласили Шаддаем. Но несмотря на уничтожение оркского шеддита, зло в этом мире оставалось - более того, немало людей-отступников научились у тёмных орков некромантии и магии смерти, так что Давид всю свою жизнь боролся с чернокнижием.
   А вскоре один из учеников Хафиша, Раиль Хаддад, зазнался, потребовав у наставника, чтобы тот ввёл его в совет паладинов города Шалема. Давид отказался, и разъярённый Раиль напал на своего учителя. В бою Давид отрубил ученику руку, а затем изгнал его из ордена.
   Раиль Хаддад понял, что если не удаётся приобрести власть в существующем совете паладинов - надо создать новый, который он будет возглавлять. Раиль и группа его приспешников построили город паладинов на горе недалеко от Шалема. Раиль основал орден Паука и Лисы.
   Поначалу всё было хорошо: оба ордена паладинов творили добро и защищали простых людей. Но Раиль с каждым днём всё сильнее злился на своего учителя. Он становился всё более мрачным и замкнутым. И его просто выводило из себя отсутствие правой руки. Вскоре его меч, показывающий чистоту души паладина, горел не синим небесным пламенем, а красным огнём Преисподней.
   Единственной надеждой Раиля на возвращение утраченной руки были те самые некроманты, с которыми он раньше боролся. И основатель ордена паладинов пошёл к одному из некромантов с просьбой вырастить ему новую, костяную руку. Лидер некромантов Мугдаш согласился - при условии, что Раиль обратится в демонопоклонничество и станет врагом всех паладинов. Оказалось, что Раилю собственная рука гораздо важнее, чем судьба ордена Стали и Пламени - получив её, он действительно обратился в демонопоклонничество и поклялся уничтожить всех паладинов.
   Заставив всех своих приспешников молиться демонам, Раиль стал называть их "шеддитами", то есть демоноидами. Получив прозвище "Раиль - костяная рука", он объявил войну ордену Стали и Пламени, лично возглавив армии нежити.
   Раиль, уже в ипостаси шеддита, вновь вызвал своего учителя на поединок - и убил его. Шаддай должен жить вечно, а смерть Давида Хафиша говорит об одном - он не был Шаддаем. Победив столь великого паладина, Хаддад отказался от имени, данного ему при рождении, и в память о могучем демоне Баале, побеждённом эльфами в древности, он назвал себя Баал Хаддад, - с одной стороны - владыка Хаддад, а с другой - ассоциация с демоном.
   - Наставник, а почему имена некоторых демонов совпадают с мизрахийскими словами?
   - Истинные имена демонов звучат только на демоническом языке, известном лишь единицам - одним из таких людей был Шакир. Поскольку именно мизрахийцы первыми из людей пытались наладить связь с демонами, они дали им имена на своём языке, и в таком виде эти имена вошли в вестландский. Наши древние мистики считали, что демон Баал - истинный владыка нашего мира, поэтому его так и назвали.
   - Наставник, а кто ещё был кандидатом в Шаддаи?
   - Вскоре Баал Хаддад был побеждён учеником Хафиша, Лордевитом Фламосом. И Лордевита тоже стали считать Шаддаем. Приехав на свою родину, в Масхон, Лордевит основал город Паладингард и возглавил паладинскую академию. Почти все шеддиты были побеждены на Востоке руками Фламоса. Без вести пропал только Хирам Нахшан, преемник Хаддада, которого тот назвал Баал Нахшан.
   - Наставник, а какова классификация шеддитов?
   - Шеддитом может стать как павший паладин, так и воин, обучившийся у уже существующего шеддита. Шеддитский рыцарь-волк соответствует нашему рыцарю-тигру, виверна - дракону, а скорпион - осьминогу.
   - И что же стало дальше с Лордевитом?
   - В королевстве Масхон назревали революция и гражданская война. Четырнадцатилетний мальчик Арастиор Скайрис, сын купца, ученик магической школы, умевший неплохо фехтовать, решил вступить в наш орден - ради того, чтобы помочь революции, ибо знал, что личность его, личность мелкого аристократа, не сможет полностью раскрыться при монархии. Лордевит отказал ему, ссылаясь на кодекс паладинов, говорящий, что до восемнадцати лет стать паладином нельзя, и посоветовал Скайрису прийти через четыре года. В ответ на это мальчик ответил, что через четыре года шанса на победу повстанцев может не быть. И через несколько дней Арастиора после длительных дебатов всё-таки приняли в орден. Поначалу паладины не хотели вмешиваться в революцию и гражданскую войну, но потом они решили, что республиканская форма правления больше соответствует Абсолютному Закону - и поддержали революционные силы.
   Паладины победили, но случилось непредвиденное - этот случай тогда занесли в секретные архивах нашего ордена. А именно - снова появились шеддиты, возглавляемые неким Баалом Рейканом. Он хотел, пользуясь смутой, прибрать к рукам масхонскую власть. Выяснилось, что этот шеддит был учеником сбежавшего Баала Нахшана.
   Большинство паладинов хотело узнать побольше о возрождённых шеддитах, но увы - Рейкан был убит, так и не успев ничего рассказать. Убил его мой будущий наставник, Оникс Рейнс.
   Масхон стал республикой - не без участия Арастиора. В восемнадцать лет Арастиор стал адептом, а в двадцать - магистром, самым молодым из всех магистров нашего ордена. И в возрасте двадцати двух лет он заявил, что намерен навсегда покончить с Хаосом и шеддитами. Арастиор был гораздо сильнее, чем Лордевит, и многие паладины объявили его Шаддаем. Он стал исследовать руины и подземелья в поисках информации о шеддитах и возможности их уничтожить. И, похоже, доисследовался: через несколько месяцев этот выдающийся паладин исчез.
   Вернулся он через три года - мрачным и угрюмым. Он так и не дал чёткого ответа, где был и чем занимался, но сказал, что разочаровался в идее уничтожить Хаос, считая её неосуществимой - и вышел из ордена Стали и Пламени. Народ понял - он не Избранный.
   - То есть один из предполагаемых Шаддаев просто покинул орден?
   - Слушай, что было дальше. Двадцатипятилетний Арастиор подался в политику - он стал сенатором, а затем и министром войны. Через несколько лет я и Канис Эсквилл начали учиться на паладинов. Канис легко прошёл Испытание Силы, потенциал Абсолюта в нём был велик, и у многих паладинов появилась версия, что Канис - Шаддай. Вскоре в Масхоне обнаружились шеддиты и целая армия нежити. Неизвестно, откуда они взялись, но управлял ими лорд шеддитов Баал Мавет, он же - генерал Коринфос. Канис убил генерала, однако нежить продолжала свирепствовать, причём с каждым днём всё сильнее и сильнее. И Совет понял, что есть ещё один владыка шеддитов, причём по странным приказам консула стало очевидно, что этот владыка подчинил консула своей воле.
   Совет дал Арастиору приказ - следить за консулом. Но Арастиор говорил, что не видит ни в ком из политиков признаков зла. Тогда совет послал меня выявить владыку. Это было нетрудно: аура Хаоса выдала, что Арастиор и есть владыка шеддитов, Баал Хариб. Вскоре консул был убит, предварительно написав завещание, в котором передавал Арастиору всю власть. Хуже того: Скайрис сумел завербовать Эсквилла.
   Да, Канис сам стал шеддитом, а значит, он уже не мог быть Шаддаем. Он убил одного из наиболее вероятных кандидатов - Лордевита. Арастиор дал Канису новое имя - Баал Хаммон. Так и ходил бы Хаммон в приспешниках у нового наставника, если бы тот не послал его за шлемом Тарадаша, мощным артефактом Хаоса - Арастиор наконец-то вычислил его местоположение.
   Найдя шлем Тарадаша, владыка Хаммон стал гораздо сильнее и, даже не применяя оружия, задушил Арастиора потоками Хаоса.
   - Значит, трое из кандидатов погибли. А двое стали слугами Хаоса.
   - Самое интересное в пророчестве, что Шаддай сможет использовать тёмные энергии Хаоса без страха подчиниться им - настолько велика будет сила его воли.
   - Вы хотите сказать, что и я могу, ничего не боясь, использовать энергию Хаоса?
   - Ну уж нет! Ты пока не Шаддай, хотя ты можешь им стать. Чем дольше ты идёшь по пути паладина, тем выше твоя сила воли. Но сейчас твоя воля слишком слаба, чтобы ты мог безбоязненно использовать силы Хаоса.
   - Наставник, а неужели вы не догадывались, обучаясь вместе с Канисом Эсквиллом, что он может стать новым Тёмным лордом?
   - Догадывался. Помню, напившись, он как-то сказал мне: "Запомни, друг Эли. Все неприятности из-за нелюди. Мне не нравятся орки, виновные в уничтожении многих наших городов! Мне не нравятся эльфы, деградирующая старая раса выскочек, считающих себя лучше всех. Мне не нравятся гномы, эти низкорослые тугодумы. Я не люблю их на расстоянии, но когда наёмники из всех этих тварей служат в нашей армии, мне становится тошно". Я не мог себе представить, что мой друг и возможный Шаддай может испытывать по отношению к кому-то такую сильную ненависть, и мне казалось, что это просто чудачество, изначально свойственное многим великим людям. Часть меня понимала, что Канис идёт по пути зла, но я просто не мог себе в этом признаться. И если Арастиор был просто деспотичным правителем имперского типа, с радостью бравшим в правительство Масхона эльфов или орков, то Канис стал настоящим диктатором и приказал убить всех нечеловеческих существ.

***

   Элиддин стоял в дверном проёме и наблюдал за своим медитирующим таламидом. Ларратос сидел в позе лотоса с закрытыми глазами, и, судя по ауре, думал о чём-то возвышенном. Не открывая глаз, Ларри протянул правую руку к столу, на котором лежал кубик - и тот поднялся, послушно влетев в руку таламида. Затем Ларри опять же силой мысли поднял кубик, который начал кружиться вокруг его головы.
   Вдруг в комнате засветился мадаббар. От неожиданности Ларратос уронил кубик, который он держал при помощи потоков Абсолюта, а только затем открыл глаза.
   Элиддин подошёл к мадаббару:
   - Подполковник Кахаби слушает.
   Внутри мадаббара показалось лицо полковника Гариона:
   - Подполковник, у меня есть важное задание для вас и вашего нового ассистента. У наших учёных имеется некий опасный груз, который надо доставить в посёлок Зеленохолмск. За грузом возможна охота, поэтому я не уверен, что простые стражники смогут доставить его до места назначения. Но вы же с ассистентом - непростые, не так ли?! Срочно прибывайте в казарму.
  
   Глава 4
   Порождения ада
   Баал Кархан очнулся и c трудом огляделся: по улице шли простые люди, но работников Патрульной Службы к великому счастью Кархана не наблюдалось. Теперь для юного владыки шеддитов главным было не ударить в грязь лицом - в фигуральном смысле, конечно, ибо лицо его действительно было запачкано грязью.
   Если патрульная служба увидит меня лежащим на Земле, - с ужасом думал шеддит, - то уже через несколько часов весь город будет знать, что великого Кархана избили. Или, не лучше, что я нажрался как последняя свинья и теперь валяюсь вдоль стены. Меня превратят в посмешище. Что... Что с лицом? - Баал Кархан ощупал свою золотую маску и убедится, что её верхний левый кусок обломан.
   - Проклятье, - выдохнул он с ужасом и удивлением. - Эта тварь чуть не прикончила меня!
   Кархан поднялся на ноги. В голове сильно шумело, его ощутимо пошатывало. И дышать почему-то трудно... Проклятье, да никак и нагрудник помят! Но ведь он же из демониума!
   - О Хаос, это не человек... - простонал шеддит.
   Из дыры в маске выбилась прядь светлых волос, и Кархан спешно зажал щель ладонью:
   - Никто, кроме врагов и близких, не должен видеть моего лица, - подумал он в панике, лихорадочно натягивая капюшон. Взгляд Кархана скользнул по циферблату уличных часов - и ученик Хэрека убедился, что провалялся без сознания всего лишь около пятнадцати минут - стойкости шеддитам было не занимать.
   Кархан судорожно сглотнул, его безумный взгляд скользнул по стене и наткнулся на плакат, изображающий огромный и непередаваемо грозный красный глаз. Внизу большими чёрными буквами было написано: "Баал Хаммон видит тебя!". И действительно, с какого места ни посмотри, отовсюду казалось, что глаз смотрит именно на тебя.
   - Нет, Хаммон, - со страхом подумал Кархан, - надеюсь, ты меня сейчас не видишь, - а то я лишусь не только статуса Баала, но и жизни. Отряхнув одежду (что лишь ещё сильнее размазало по ней грязь), шеддит поплёлся во дворец губернатора.

***

   Зарина сидела у себя дома на кресле в глубокой задумчивости. Сперва она обрадовалась лёгкой победе над Баалом Карханом, но теперь всерьёз забеспокоилась - юный владыка шеддитов наверняка расскажет о ней своему наставнику, и тогда за Зариной начнётся охота. А ведь она и без того годами пряталась от шеддитов - её пребывание в Масхоне было не совсем легальным. Впрочем, то, что никто её не засёк, ещё ничего не доказывает.
   - В конце концов, меня никто особо и не искал, - подумала девушка, - поскольку даже диктатор не знает о моём существовании.
   Зарина прекрасно понимала, что теперь её могут убить - хотя гораздо вероятнее представлялась вербовка необычной девушки правительством Масхона. Проблема состояла в том, что она не хотела этому правительству служить. Зарина вздохнула и посмотрела своими большими зелёными глазами на старый портрет. Картина изображала её саму рядом с высоким худощавым мужчиной с длинными чёрными волосами, которому на вид было около двадцати пяти лет. Этот портрет, да ещё средних размеров клинок, лежащий в ящике стола Зарины - вот и всё, что осталось ей на память о возлюбленном - выдающемся масхонском офицере. Он погиб вследствие каких-то сложных интриг, разыгрываемых в самых верхах Диктатуры - именно после этого Зарина стала ненавидеть всю масхонскую власть. Теперь она смутно надеялась, что правительство не сможет найти её дом - хотя даже её навыки в области магии иллюзий и воздействия на разум вряд ли спасут от агентов Патрульной Службы.
   Тут Зарина вспомнила, что у неё уже давно не было молодого человека - и поняла, что ей сильно нравится Юлиус Марр. Да, она привыкла хранить верность тому самому масхонскому офицеру. Но он погиб, причём уже очень давно. Зарина сама его хоронила неподалёку от Тайверии - эта могила до сих пор сохранилась. И девушка подумала, что офицер, находящийся сейчас в загробном мире, наверняка простит её - он, несмотря на всю свою решительность и хитрость, мог прощать близких людей. Да, Юлиус Марр очень нравился Зарине - несмотря на фанатичное поклонение демонам, он, как чувствовала девушка, оказался добрым и благородным человеком - просто вырос не в той стране. Впрочем, как и все масхонцы.
   - Интересно, - произнесла вслух Зарина, - если мы с Юлиусом начнём встречаться, хватит ли у меня смелости, чтобы открыться ему - и рассказать, кто я такая на самом деле? Думаю, он уже догадывается. Но сможет ли он выдержать ВСЮ правду? Особенно о моём прошлом? Надо узнать его поближе...

***

   На следующий день, после работы в НИИМТ, Юлиус бежал на свидание. Он безнадёжно опаздывал: часы показывали уже пять минут седьмого, а Зарина назначила свидание ровно в шесть... Когда запыхавшийся Марр подбежал к своему дому, то увидел Зарину, нетерпеливо смотрящую на часы. Услышав шаги паленгенезиста, девушка повернула голову в его сторону:
   - А, Юлиус! Ну наконец-то! Я-то думала, что только девушки умеют опаздывать.
   - В последнее время, Зарина, - сказал Марр извиняющимся тоном, - за мыслями о нашем будущем завоевании мира, я что-то начал выпадать из будничной действительности. Вчера, к примеру, я опоздал на работу - раньше со мной такого не случалось.
   - Как я понимаю, начальник устроил тебе выговор.
   - Да, устроил, но в итоге всё обошлось вполне мирно.
   - Пойдём сейчас ко мне, - предложила Зарина. По её глазам Юлиус понял, что она хочет поведать ему какой-то секрет; наедине от возможного присутствия агентов Патрульной Службы.
   Зарина провела паленгенезиста дворами (что за конспирация?! - удивился Марр), и через некоторое время они оказались перед самым обыкновенным многоэтажным домом. Девушка жила на пятом этаже. Обстановка внутри квартиры оказалась какой-то старомодной: на стене висело множество старинных кинжалов, а на полках шкафов лежали древние книги. На одной из стен располагался крупный портрет худощавого высокого мужчины с длинными чёрными волосами. На его лице читался благородный взгляд, устремлённый в бесконечность. Одет этот человек был в зелёный кафтан, а за спиной у него развевался оранжевый плащ. В руках мужчина сжимал длинный меч с выгравированной надписью на непонятном языке.
   - Кто это? - поинтересовался Юлиус.
   - Мой покойный возлюбленный, - Зарина поджала губы.
   - Интересный у него костюм: уже сто лет, как подобные одежды вышли из моды!
   - Ну... - замялась Зарина. - Он очень любил старомасхонский республиканский стиль.
   - А кто его убил?
   - Я не хочу об этом говорить. - Зарина вскочила и начала нервно прохаживаться по комнате. - И я... Я... Я хочу... признаться тебе. Я - не коренная масхонка... Я родилась на юге...
   - Так ты шпионка?! - удивлённо выкрикнул Юлиус.
   - Нет, Юлиус, ты неправильно понял! - умоляюще залепетала Зарина.
   - Я сообщу об этом Патрульной Службе! - выкрикнул Марр, бросаясь к двери. - Ты заодно с Великим Альянсом! - И паленгенезист выскочил прочь из комнаты.
   Но Зарина чувствовала, что никому и ничего Марр не сообщит - она ему слишком понравилась для этого. Юлиус просто напуган и смятён, но когда-нибудь он узнает правду и, возможно, сумеет принять её. А сейчас он растерян - не знает, что ему делать, и просто бежит прочь.

***

   В четверг двадцать шестого июля Юлиус Марр ехал на работу в самоходной повозке - опять в состоянии глубокой задумчивости. Он вновь думал о столь желанном мгновении, когда проект "гончая ада" наконец-то завершится. Первичная фаза уже приближалась к концу - масхонские паленгенезисты вплотную приблизились к созданию собак, окружённых вечным пламенем, но, к сожалению, наделённых малым размером - не больше размера кошки. Настоящие же гончие ада, гигантские крылатые вечногорящие псы, будут готовы только через месяц, не раньше. Внезапно мысли Марра сменили направление - он вдруг подумал о Зарине. Он изо всех сил внушал себе, что она - шпионка, предательница Диктатуры. Но некая его часть говорила, что это неправда. А если даже и правда, то он всё равно не должен сдавать властям понравившуюся ему женщину. Но ведь... Ведь если он не сдаст её властям, то сам станет предателем! Правда, этого никто не узнает... Юлиус вздрогнул, испугавшись этой крамольной мысли. Он поймал себя на том, что уже всерьёз собирается предать лорда Хаммона. Внутри личности Марра как будто зародился новый человек - готовый ради малознакомой девушки предать самого Владыку. Волевым усилием Юлиус загнал этого диссидента глубоко внутрь себя.
   Юлиус не спеша зашёл в НИИМТ - на этот раз он всё-таки не опоздал.
   - Приветствую, доктор Марр, - встретил его профессор Интропий. Вид у него оказался до крайности интригующий. - Приступай к работе. Сегодня я покажу тебе кое-что интересное.
   Юлиус пошёл в свою лабораторию, и уже через пять часов доктор Марр и его коллеги закончили первичную волновую структуру пробной адской гончей. Облучив этой структурой фрагмент кожи обычной собаки, они поместили его в магический питательный раствор. Кусок кожи разросся. Вскоре у паленгенезистов была готова кожная ткань адской гончей, которую они поместили в десять пробирок, накрыв их притёртыми пробками. И тут доктор Марр почему-то замешкался. Внутренний голос, а может, и тот самый внутренний диссидент, сказал ему, что надо взять с собой образец кожи демонического животного. Незаметно отрезав кусок ткани из пробирки, Марр положил его в колбочку с питательным раствором, которую спрятал во внутренний карман своего жилета.
   - Вскоре мы повезём их в инкубационный центр, - как ни в чём не бывало произнёс Юлиус, - где сможем вырастить первичных боевых животных и запрограммировать их поведение.
   - Думаю, эти первые огненные собаки будут слишком слабыми, - доктор Даэдрос, коллега Юлиуса, скептически покачал головой. - Да любая дворовая псина победит пару-тройку этих экспериментальных животных!
   - Это пока. А животные, которые получатся в результате итоговой разработки, будут быстры и сильны. Их нельзя будет засечь определяющей магией, они станут неуязвимы для стрел и мечей - те будут лишь слегка царапать их. Наши собаки будут обладать фантастической регенерацией, а питаться смогут любой органикой. Их будет почти невозможно уничтожить. Помните легенды о том, как могучие демоны первого вторжения намертво завязли в Змеиных Болотах и целых два месяца не могли пересечь их - ибо там обитали гидры? Так вот, наши адские гончие будут лишь ненамного уступать этим легендарным гидрам. Они нападут сразу на все вражеские столицы, внезапно появившись из-под земли.
   - А что, если эти псы, захватив весь мир, вдруг выйдут из-под контроля и нападут уже на нас? - поинтересовался кто-то из паленгенезистов.
   - На каждое действие есть противодействие. Мы давно создали особых микробов, которые могут уничтожить всех гончих ада - и только их. Ни на одно другое существо эти микроорганизмы не действуют. Мы можем поместить этих микробов в питательную среду, которой смажем наконечники стрел... Ну ладно, это неважно. Главное, что наши собаки будут выращены уже через несколько дней.
   В лабораторию зашёл профессор Интропий:
   - Что же, господа? Вижу, дело движется? - весело спросил он. - Скоро будет выращена гончая ада? А посмотрите-ка, что я уже вырастил! - Интропий протянул паленгенезистам большую колбу, в которой проглядывалась некая двуногая фигурка.
   - Чел... человечек! - удивлённо и с ужасом воскликнул Юлиус, чуть не упав в обморок.
   - Нет, Марр, не человечек, - сказал профессор, похлопав доктора по щекам, - Гомункулус. Искусственно созданное человекообразное существо. Пока что размером с крысу и с соответствующим интеллектом. Но зато может потреблять любую пищу, а интеллект гомункулусов регулируется.
   - Зачем нам это, господин профессор?
   - А ты не догадываешься? Это заказ от Самого. Владыка Хаммон всерьёз обеспокоен созданием совершенных людей, и он предложил мне провести эксперимент по созданию такого человека полностью искусственным путём. Волновая генетика творит чудеса. Взяв в качестве образца волновую структуру совершенных людей, мы сможем создать огромную армию идеальных солдат, полностью одинаковых - сильных и ловких, но с резко подавленной индивидуальностью. Учитывая ускоренную процедуру создания гомункулусов, мы сможем всего за несколько лет создать огромнейшую в истории нашего мира армию и почти без сопротивления завоевать мир. А учитывая изобретение магического летательного ранца, превращающего пехотинцев в воздушные боевые единицы, мы можем с лёгкостью перебить ещё и вражеских драконов.
   Марр почувствовал лёгкую зависть: проект Интропия оказался и впрямь грандиозным.
   - Господин профессор, может быть, вы хотите сказать, что наш проект по созданию гончих ада может потерять актуальность? - поинтересовался Юлиус.
   - Нет, просто в отношении этих собак у меня есть другой план. Мы натравим их на столицы вражеских государств - причём скрытно, без объявления войны и без помощи нашей армии. Для вида мы пошлём несколько гончих атаковать Баалгард. После этого правители других стран, скорее всего, будут думать, что к нам эти твари не имеют никакого отношения; вероятно, их даже сочтут пришельцами непосредственно из Преисподней.
   Мы же пошлём на гончих ада наших солдат, вооружённых стрелами с опасными для псов микробами. Солдаты освободят наш мир, почти захваченный собаками, нас будут считать героями, спасителями человечества, и правители всех стран сами запросятся в состав нашего государства, ибо их экономика будет серьёзно разрушена, а наша - нет, что мы выдадим за подвиг наших рабочих.
   - Представляю себе такую картину: гончая ада рушит Ривергард, столицу Ариады, как вдруг сверху спускается солдат Масхона в блестящей чёрной броне, с волшебным летательным аппаратом на спине и говорит: Как ты смеешь рушить Ривергард, один из красивейших городов мира, жуткая тварь?! Я несу возмездие во имя человечества! - и стреляет в него особой стрелой. Собака падает замертво, а солдат говорит: - Теперь человечество может спать спокойно, поскольку у него есть верный защитник - Масхон.
   - А можешь представить себе и другую картину: тот же город Ривергард. Начинается битва между Масхоном и Великим Альянсом. Пока силы равны, но вскоре к нашей армии приходит подкрепление: сотни тысяч, а то и миллионы солдат, занимающие весь горизонт и тянущиеся бесконечными линиями. Альянс в панике. От резонирующего топота мириадов пар ног дрожит земля. Поняв тщетность любых попыток сопротивления, лидеры всех стран сдаются, и Альянс прекращает своё существование.
   - Ну ладно - помечтали и хватит, - оборвал себя Интропий. - Давайте пробирки с кожей гончих ада - я отнесу их в инкубационный центр.
   Профессор забрал все пробирки. Но одна небольшая колбочка, из содержимого которой тоже можно было создать демоническую собаку, лежала в кармане у доктора Марра.

***

   Баал Кархан, успевший надеть новую золотую маску и робу, стоял перед столом заседаний. Как раз в эти минуты его учитель - губернатор Хэрек, и трое заместителей губернатора обсуждали какие-то государственные вопросы, совсем не обращая внимания на юного владыку шеддитов. Как понял Кархан, речь шла о военной и культурной политике. Внезапно губернатор встал из-за стола и вышел из комнаты - скорее всего, получил какое-то телепатическое послание.
   Дождавшись, когда за Хэреком закроется дверь, Рейн Ильмень, заместитель губернатора по культуре, вполголоса произнёс:
   - Друзья мои, у меня есть план, как досрочно свергнуть Хэрека. Тогда один из нас сможет занять его место.
   Естественно, под этим "одним" он имел в виду себя. Другие заместители кивнули головой - мол, поняли. Баал Кархан не вмешивался, хотя его заинтересовал возможный конфликт между учителем и его заместителями. Они ведь были самыми обыкновенными людьми - не шеддитами. Поэтому юный Кархан втихомолку злорадствовал, заранее представляя, с какой жестокостью Хэрек поубивает всех этих людишек, вздумавших пойти против Владыки. Кстати, вполне вероятно, что заговор увенчается успехом, - вдруг подумал Кархан. - Многие шеддиты слишком уповали на свою силу и мощь Хаоса. Заговорщики застигали их врасплох, и убивали прежде, чем их жертва понимала, что происходит. Что ж, в этом случае можно будет просто перебить этих заместителей - и назначить губернатором СЕБЯ. Юный шеддит погладил рукоять своего меча - он учился на ошибках прошлого и теперь всегда носил клинок с собой.
   Внезапно дверь с грохотом распахнулась, и в зал ворвался губернатор. Не сказав ни слова, он вскинул руку, и заместитель, взмыв на полтора метра в воздух, судорожно задёргал ногами, схватившись за горло - словно его душила какая-то невидимая рука. Агония продолжалось примерно полминуты, после чего неведомая сила отшвырнула бездыханное тело в стену, и труп шлёпнулся на пол. Баал Хэрек улыбнулся:
   - Вот видите, насколько диктатура упрощает жизнь: раньше внутрипартийная борьба была длинным и нудным занятием. А в наше время и в нашей стране это не проблема: взмах руки - и оппонент готов. Завтра в газетах появятся сентиментальные некрологи - о том, что Рэйн безвременно скончался от внезапного приступа астмы... - Хэрек издевательски захохотал.
   Отсмеявшись, губернатор уселся за стол и продолжил обсуждение, совершенно не обращая внимания на труп.
   - Наставник, я хочу поговорить с вами наедине, - внезапно сказал Кархан, убедившись, что совещание может идти ещё очень долго.
   - Вы слышали моего ученика, а он повторять не привык, - произнёс Баал Хэрек. Заместители губернатора встали и, коротко поклонившись, удалились.
   - Наставник, я сообщаю вам, что нашёл девушку по имени Зарина, в которой сосредоточен очень мощный поток Абсолюта. Её окружает очень плотная фиолетовая аура.
   - Фиолетовая?! Значит, она балансирует между светом и тьмой. Если этот баланс сместить, можно получить из неё либо могучего паладина, либо могучего шеддита. Решено - она станет моей ученицей!
   - Наставник, но указом владыки Хаммона женщинам запрещено вступать в наш орден...
   - Это особенный случай, - отрезал Хэрек. - И я уверен, что когда Тёмный Лорд узнает о существовании этой девушки, он тут же внесёт в кодекс необходимые изменения.
   - Особенный случай? Что вы имеете в виду? Неужели Зарина - Шаддай?
   - Возможно. Я изучал тайные архивы Баалгарда, оставшиеся ещё от паладинов. И в тайной версии пророчества об Избранном было сказано, что Шаддай изначально будет балансировать между светом и тьмой, Порядком и Хаосом. И если Шаддай выберет свет, то будет покончено с демоническими созданиями, а если тьму - то с паладинами. Так что если мы приведём Шаддая на нашу сторону, паладины и Великий Альянс будут обречены.
   - Но как Шаддай может быть женщиной?! - не выдержал Кархан.
   - В пророчестве ничего и нигде не сказано про пол Избранного, - хмыкнул Хэрек. - Я почти уверен, что твоя подруга Зарина и есть Шаддай. Почему ты не задержал её и не привёл ко мне?
   - Понимаете ли, наставник... - Кархан не знал, что сказать. - Она... она сбежала от меня. Я не смог её задержать, поскольку я оставил дома свой меч.
   - Так не оставляй его! - Хэрек грохнул кулаком по столу. - Возьми меч, и чтобы без этой девушки не возвращался! - гремел губернатор, сверля своего ученика огненным взором. - Она прячется от нас? Так это не оправдание, ибо нет ни одного человека, которого не могли бы найти шеддиты! Найди Зарину и доставь её мне. По возможности живой.
   - Будет сделано, наставник! - Кархан буквально вылетел из-за стола и помчался на поиски.

***

   Закончив работу, Юлиус отправился к дому Зарины. Он окончательно осознал, что девушка не подлежит наказанию только за то, что у неё неправильные убеждения. Да, это делало и его диссидентом - но диссидентом тайным, ибо правительство не узнает о предательстве Марра. Юлиус был верен Хаосу, но Хаммон, несмотря на бессмертие, всего лишь человек.
   Достаточно быть верным ему на деле и на словах, но мысленно - необязательно, - думал Марр. И ещё он хотел извиниться перед Зариной за своё вчерашнее поведение. Он шёл, с огромным трудом подбирая слова, которые скажет любимой девушке, когда наконец-то встретится с ней.
   - Зарина, прости, что был с тобой груб, - вполголоса шептал Юлиус сам себе, - прости, что считал тебя шпионкой, только из-за того, что ты - некоренная масхонка.
   - Я - некоренной масхонец, - услышал вдруг доктор Марр, - но неужели ты думаешь, что из-за этого кто-то будет считать МЕНЯ шпионом?!
   Эта фраза была произнеслась глухим металлическим голосом, полным злорадства. Юлиус обернулся.
   - Баал Кархан, - ахнул он.
   - Именно, - процедил шеддит. - У меня просто руки чешутся прикончить и тебя, и эту треклятую девку за то унижение, которое мне пришлось вынести! Но, увы - мой наставник сказал, что желательно не убивать её. А вот насчёт тебя никаких распоряжений не было, так что...
   Тут Баал Кархан выхватил из ножен свой меч, который немедленно покрылся слоем красного пламени Ада. Паленгенезист отскочил, и клинок, который должен был снести ему голову, лишь чуть оцарапал локоть руки. Однако этого тоже оказалось достаточно: Марр почувствовал себя так, как будто в него швырнули ледяным заклятием. Руку и всё плечо обожгло ужасающим холодом, в глазах потемнело, и Юлиус мешком рухнул на мостовую.
   - ТЫ ЗАПЛАТИШЬ ЗА ЭТО, КАРХАН!!! - услышал Марр, уже теряя сознание.
   Навстречу шеддиту бежала Зарина.
   - О, на ловца и зверь бежит, - Баал Кархан издевательски отсалютовал ей мечом. - Тебя-то я и ждал, мерзавка. Правда, владыка Хэрек сказал мне, что тебя желательно брать живой, но если мой меч случайно снесёт тебе голову - я не буду много плакать на твоих похоронах, - шеддит взмахнул мечом, очерчивая в воздухе круг. - Может, даже ещё и Шаддаем стану, - добавил он невпопад, проведя пальцами по странной серебряной пластинке, прикреплённой прямо к металлу клинка. На этой пластине оказался выгравирован какой-то символ или рисунок, но Зарине сейчас было не до него.
   Она выхватила из-за пазухи платья меч средних размеров, очень похожий на паладинский или шеддитский - и зажгла его силой своей мысли. Но меч загорелся не синим пламенем, как у паладинов, и не красным, как у шеддитов, а фиолетовым.
   Прыжок, встречный прыжок - и Зарина в полёте ударила Кархана ногой в грудь, так что он отлетел на пару метров. Но на сей раз такой поворот событий не оказался неожиданностью для юного шеддита: Кархан развернулся в полёте, и умудрился не только мягко приземлиться, но и швырнуть с правой ладони красную молнию. Зарина спешно подставила под неё свой горящий клинок - и фиолетовое пламя разбило сгусток адской энергии, рассыпавшийся снопом искр. Затем девушка вскинула руку, вытянув её в сторону противника, и Кархан, поднявшись в воздух, начал быстро вращаться по часовой стрелке.
   - Так ты что, уже инициирована?! - взвизгнул шеддит, рассеивая энергии Зарины и падая прямо в сточную канаву на обочине мостовой.
   Так и не ответив, Зарина яростно ударила своим клинком. Растерявшийся шеддит не успел отреагировать - и этот удар снёс ему правую руку.
   Баал Кархан заорал от ужаса и зверской боли: он понял, что с одной рукой у него нет шансов выстоять против уже инициированного адепта Абсолюта, к тому же неплохо владеющего мечом. Увернувшись от следующего удара, Кархан призвал мощь Хаоса и слегка подлечил свою рану. С помощью этих же сил он выудил из сточной канавы свой клинок и драпанул так, что только ветер засвистел в ушах. Попутно шеддит поминал различными нехорошими словами всех родственников Зарины и Юлиуса до седьмого колена включительно.
   Девушка бросилась было за ним, но потом поняла, что за время погони Юлиус может умереть.
   - Вылечи... меня, - задыхаясь, произнёс Марр. Он чувствовал себя на редкость паршиво: холод охватывал не только тело, но и рассудок. Мысли путались, воспоминания словно растворялись в ледяном потоке.
   - Постараюсь. - Зарина склонилась над Юлиусом и тепло жизни потекло в его тело. Царапина на локте немедленно затянулась, но Марру почему-то легче от этого не стало.
   - Я... Я не понимаю, что происходит... - рыдала Зарина. - Ведь пустяковая же рана, буквально царапина. Да я её и вылечила даже. И всё же... Что-то вытягивает твои жизненные силы!
   - Зарина... - из последних сил прохрипел Юлиус. - Возьми... у меня в кармане... пробирка... основа гончей ада... наш проект... - глаза паленгенезиста закрылись. Он был жив - более того, его тело полностью функционировало. Но Зарина с помощью внутреннего зрения прекрасно видела, что души в нём уже нет - только пустая оболочка, хоть и здоровая.
   Девушка тяжело дышала, замирая от ужаса: душа Марра рассыпалась на части на её глазах - более того, прямо под её ладонями. Она никогда не видела столь жуткого зрелища.
   - Меч, - подумала она. - Он ведь говорил что-то такое - и у него в руках был не просто шеддитский клинок, а нечто большее. В голове мелькнула мысль: а ведь он мог и меня вот так царапнуть. Достаточно ведь и единственной царапины...
   Зарина протянула руку во внутренний карман Марра и достала небольшую пробирку. Она почувствовала присутствие жизни в этом сосуде. Так, с колбой всё ясно. А вот что делать с самим Марром? Пожалуй, нужно отнести его в госпиталь - душу ему врачи не вернут, но за телом присмотрят, не дадут умереть. Ближайшая лечебница находилась совсем недалеко, всего в сотне метров. Положив алхимика на крыльцо, девушка постучала в дверь. Почувствовав шаги, Зарина убежала: теперь жизни её нового друга уже ничто не угрожало.
   Девушка вернулась домой. Она ничем не могла помочь алхимику - и не знала даже, что же конкретно с ним случилось. Внезапно она вспомнила о своём первом возлюбленном. Когда-то, когда возлюбленный Зарины погиб, девушка корила себя за то, что её в тот момент не было рядом - иначе она смогла бы спасти своего почти что мужа. Но она не спасла - и чувствовала себя виноватой в его смерти. Теперь, когда прошли годы, - а Зарине было побольше, чем двадцать лет, ибо энергии Абсолюта продлевали её молодость - и когда она почти начала близкие отношения с хорошим молодым человеком - его тоже убили. Может, даже хуже, чем убили - Зарина хорошо знала, какие ужасы могут сотворить с людьми тёмные артефакты.
   И почему мне так не везёт с мужчинами? - подумала она.
   Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Зарина начала рассматривать пробирку. И вскоре догадалась, что масхонские паленгенезисты занялись воспроизведением на Земле гончих ада - и что в пробирке лежит кусок ткани, из которого можно вырастить такое существо. Несомненно, эта пробирка - очень ценная вещь, хотя Зарина ещё и не знала, какую выгоду она сможет извлечь из неё. Затем девушка достала из почтового ящика новую газету и начала её изучать: ясно же, что нападение на шеддита вряд ли осталось без последствий. Дойдя до пятой страницы, Зарина ахнула: там был напечатан портрет какого-то улыбающегося офицера.
   - Это невозможно! - воскликнула девушка. - Не знаю, как это объяснить! Хотя, на всё воля высших сил - возможно и такое! Да! Тот же нос, те же глаза, та же улыбка! Боги услышали мои мольбы! Мой возлюбленный жив!!!
  
   Глава 5
   Загадочный ящик
   В понедельник, тридцатого июля, в двенадцать часов дня двое стражников, Ларратос Мельд и Элиддин Кахаби, стремительно мчались на верном драконе Руханнуре по направлению к казарме. На Ларри красовались абсолютно новые - с иголочки - лейтенантские мифриловые доспехи. Доспехи и их золочёные погоны ярко пылали в свете гиперборейского солнца. Погода благоприятствовала полёту: ни ветерка, ни облачка.
   - Волнуешься перед таким ответственным заданием, - а, Ларри? - весело спросил Элиддин.
   - Нет, наставник. После всего, что мне довелось пережить, я уже не боюсь обычных бандитов. К тому же с нашими способностями мы легко защитим любой груз. Поэтому волноваться не о чём.
   - Вдобавок с вами я, - прогудел Руханнур, - так что нашу троицу никто не победит, даже масхонцы.
   - Да, - улыбнулся Элиддин, - ведь у нас есть говорящий дракон и целых два паладина, один из которых ученик первого года обучения, а второй - одноногий калека. И если Масхон вдруг объявит нам войну, то у них в запасе всего только пара сотен морально слабых шеддитов!
   - Наставник, - сказал Ларратос, - я слышал, что вы потеряли правую ногу в битве с лордом Хаммоном. А не можете ли вы рассказать мне эту историю?
   - Как я уже говорил, Канис Эсквилл учился вместе со мной у Оникса Рейнса, рыцаря-дракона. Канис был моим лучшим другом в стране Масхон, и мы были готовы отдать жизнь друг за друга. Кстати, наше знакомство как раз и началось с того, что он спас мне жизнь. Я ехал на коне в Паладингард, и тут на меня напали разбойники - целых шестеро. Я уже прошёл инициацию в паладины и стал значительно сильнее обыкновенного человека, поэтому сумел вырубить сразу двоих. Но течение сил Абсолюта во мне было всё ещё очень слабо - гораздо слабее, чем сейчас в тебе. А Канис тоже ехал в Паладингард - на инициацию. Увидев разбойников, он достал лук и застрелил одного из них, а потом бросился на бандитов со своим боевым молотом. Вдвоём мы их легко одолели.
   - Получается, Хаммон... То есть Канис тогда был настолько добрым человеком, что бросился спасать незнакомца?!
   - Он выбрал путь паладина, согласно которому должен был бескорыстно помогать нуждающимся. Родившись в суровые годы революции, Канис был истинным патриотом своей страны. Но в то же время, как ты знаешь, он не любил нелюдь - именно это его и сгубило. Сперва он убил группу наёмников-орков, а потом и свою жену - после того, как та ушла к эльфу. Вскоре Канис перешёл на сторону шеддитов и надел чёрный мундир. Мне тогда было всего двадцать три года. Помню, что мне как раз присвоили ранг адепта - и я получил доступ в закрытый отдел библиотеки. Дорвавшись, наконец, до орденских архивов, я безвылазно сидел в башне академии Паладингарда. В один из таких дней мне послышалось нечто, похожее на звуки битвы.
   - Эй, Руханнур, что там происходит? - поинтересовался я, даже не отрываясь от очередного фолианта.
   - Там - битва! Паладин дерётся с каким-то воином в чёрном мундире.
   Я выглянул из окна - и у меня перехватило дыхание: там, внизу, Канис Эсквилл, одетый в чёрные одежды, дрался с нашим наставником, Ониксом Рейнсом. А в следующее мгновение предатель нанёс своему учителю смертельный удар.
   - НЕТ!!! - заорал я и выпрыгнул из окна, на лету выхватывая меч. - Ты был моим самым лучшим другом, Канис! Но теперь ты, похоже, не знаешь, что такое дружба и преданность!
   - Теперь меня зовут Баал Хаммон. Присоединяйся ко мне, Элиддин, - в голосе Каниса кипела ярость, - Ты приобретёшь огромную власть! Мы свергнем владыку Хариба, и вместе будем править этой страной!
   - Я умру, но не перейду на сторону Хаоса! - ответил я.
   - Ты уже сам огласил свой приговор, - ухмыльнувшись, ответил Канис. Начался бой. Наши мечи скрестились, и Канис с силой надавил на клинок, стараясь выбить мой меч. Но я, чуть ослабив нажим и позволив противнику сдвинуть оружие вправо, ударил его в живот левой ногой. Сработало: Канис отлетел метров на пять и рухнул на постамент памятника Давиду бен Арье. К сожалению, он не получил серьёзных ушибов и уже в следующее мгновение как ни в чём не бывало вскочил на ноги. За эту секунду я одним гигантским прыжком подлетел к постаменту. Малькинур пылал в моих руках, и я широко размахнулся, рассчитывая одним ударом снести Канису голову. Но тот успел-таки поднять свой меч, блокировав удар. Я давил на клинок, и отчаяние удесятеряло мои силы. Шеддит понял, что ему долго не выдержать этого напора, а я ещё к тому же попытался ударить его ногой по лицу. Увы, реакция Каниса оказалась просто феноменальной: за ту ничтожную долю секунды, пока к его лицу летела моя нога, шеддит пригнулся и опустил свой меч. Моё оружие рассекло воздух над его головой, а нога напоролась прямо на адский клинок....
   - Наставник, я не понимаю, как можно так сильно ненавидеть того, кого когда-то считал лучшим другом?
   - Канис стал ненавидеть меня за то, что я, прошедший с ним через многое, отказался от возможности стать Рыцарем Тьмы. А я был в отчаянии и в то же время в гневе на себя, ибо не смог предотвратить его переход к шеддитам.
   Канис уже победил, а умирать мне не хотелось. Я свистнул, и из башни вылетел Руханнур. Удар Каниса швырнул меня прямо на спину дракона, и мы с Руханнуром улетели на Север - туда, где, как мне казалось, Хаммон не сможет найти нас.

***

   Руханнур мягко приземлился на посадочной площадке казармы. Ларри и Элиддин вошли внутрь. Там их встретил один из заместителей начальника городской стражи, полковник Гарион. Рядом с ним стоял высокий худощавый мужчина в очках, к спине которого была привязана ремнями большая деревянная коробка. На этом таинственном ящике красовалось изображение змеи и лаконичная надпись: "Опасно".
   - Здравия желаю, господин полковник, - поприветствовал своего начальника Элиддин и отдал честь. Ларратос поступил так же.
   - И вам того же, - бодро ответил полковник Гарион. - Познакомьтесь: это - доктор Герберт. Видите ящик у него за спиной? Так вот, вы должны доставить этот груз в научный городок Зеленохолмск, что находится в пяти километрах к северо-востоку от руин Айсгарда - это и есть ваше задание.
   - Будет сделано, господин полковник, - отозвался Ларратос.
   - Я сразу предупреждаю, что за этой коробкой возможна нешуточная охота, поэтому я и выбрал для охраны именно вас двоих.
   - Господин полковник, - сказал Элиддин. - У меня возникла неплохая идея: там, на площадке, сейчас стоит мой дракон - Руханнур. С его помощью мы быстро доставим вашу посылку по воздуху. Это и просто, и безопасно: я не думаю, что местные бандиты уже успели обзавестись собственными драконами.
   - Подполковник Кахаби, - нахмурился Гарион. - Идея хорошая, но, насколько я помню, этот ваш ящер не может поднять больше двух человек за раз. А доктор Герберт должен не только передать посылку в Зеленохолмск, но и сам прибыть туда. Ящик, кстати, тоже весит порядочно - я уже проверял.
   - Хорошо, - не растерялся Элиддин, - в таком случае мы с доктором Гербертом быстро довезём ящик до Зеленохолмска на драконе... а своего ассистента я на сегодня освобождаю от работы.
   Ларратос разочарованно вздохнул: похоже, что его задание, связанное с длительной поездкой и возможными приключениями, сорвалось.
   Ларри, Элиддин и доктор Герберт вышли во двор, остановившись посреди посадочной площадки.
   - Ну, - произнёс Элиддин, положив ладонь на шею дракона, - знакомьтесь: это - Руханнур, наша сегодняшняя почта.
   - Вот так всегда, - буркнул дракон. - То с ковром сравнишь, то с посылковозом...
   - А это, - продолжил паладин, - доктор Герберт, наш сопровождающий.
   - Очень рад познакомиться, - улыбнулся паленгенезист. Видно было, что он немного стесняется.
   - Взаимно, - кивнул Руханнур.
   Ларратос с Элиддином отцепили ящик от Герберта, и начали привязывать его к спине дракона.
   - Не туда, Ларри! Давай чуть ближе к хвосту.
   - Крылья, крылья убери! Руханнур, мы сейчас на задании, а не в цирке!
   - Куда ж я их уберу, если вы мне прямо к ним ремни приматываете!
   - Петлю передай! Быстрее, сползает! А...
   Коробка с шумом рухнула на землю.
   - Осторожнее! - выкрикнул Герберт. - Всё-таки не дрова везём, а научный груз! Хорошо хоть, не разбилась!
   Ларратос, которого оттёрли в сторону (возле дракона даже троим было тесновато), от нечего делать рассматривал таинственную посылку и гадал, что там внутри. "Жаль, что я пока ещё не научился пользоваться внутренним зрением", - подумал он.
   - Ну, наконец-то! - Элиддин утёр пот со лба. - Ящик и впрямь на редкость нетранспортабельный. Герберт, вы летали когда-нибудь на драконах?
   - Приходилось...
   - И как вы переносите такие полёты?
   - В обморок не свалюсь, если вы об этом. Да и вообще, я во время перелёта буду волноваться не столько за себя, сколько за этот демонов ящик - профессор Сильмандир успел основательно запугать меня.
   - Ладно. Ну, Абсолют с нами! Руханнур, стартуй! - и дракон, с силой оттолкнувшись от земли, начал набирать высоту, тяжело взмахивая крыльями.
   Ларри некоторое время следил за его полётом, потом вздохнул и пошёл прочь.

***

   Баал Кархан нервно мерил шагами комнату. Одежда молодого шеддита источала непередаваемый аромат помоев - аукнулись ныряния в городские стоки, через которые он бежал - чтобы никто не заметил. Однако удушливая вонь, уже пропитавшая все личные покои Кархана, волновала шеддита меньше всего. Его трясло от ужаса - он был в полной панике, ибо понимал, что жизнь уже кончена. Он умудрился не только провалить задание Хэрека (тут всё же можно было хоть как-то оправдаться), но ещё и лишиться руки! А это - почти гарантированный смертный приговор: шеддит-калека не сможет сражаться на равных ни с паладинами, ни с шеддитами-конкурентами. Причём Кархан потерял руку не в героическом бою, а в схватке с женщиной (которых масхонцы и за людей-то не считали!), поэтому Хэрек никогда не простит опозорившегося ученика. Но даже и это ещё не так страшно. Кархан, ранив Юлиуса, получил все его воспоминания - и, покопавшись в них, выяснил, что наработка сверхсекретного проекта "гончая ада" украдена. Более того - ворованный зародыш гончей попал в руки той самой Зарины! А это уж совсем скверно. Если Хэрек узнает ещё и об этом, то смерть молодого шеддита будет очень долгой и очень мучительной. Мучительной и долгой...
   Кархан судорожно всхлипнул: он уже начал впадать в состояние, близкое к нервному шоку. Эх, если бы можно было вернуть руку! Тогда всё происшедшее удалось бы скрыть от Хэрека - и отделаться сравнительно небольшим выговором. Но увы - мощь Хаоса не способна возвращать утраченные части тела. Не может этого и магия - мазь регенерации давно стала легендой (ибо гидры вымерли сотни лет назад, а состав готовился именно из их крови). Что же касается паленгенезии, то она вообще пока находилась в зачаточном состоянии.
   - Это конец, - думал Кархан. - Мне крышка, и уже ничего нельзя изменить. Мне уже никто не поможет. Никто. Никто? Учитель! - мелькнула вдруг спасительная мысль. - Мой прежний учитель - великий некромант, так, может, он...
   Шеддит стремглав бросился к мадаббару и вызвал в памяти нужный образ.
   Ничего. Шар оставался пустым и тёмным. У Кархана опять перехватило дыхание. Страшно. Очень страшно - вдруг он не ответит?! Юный шеддит опустился на колени и судорожно сжал эфес меча оставшейся рукой.
   - Ну же, - шептал он, пялясь в недра зачарованного шара. - Отвечай, не молчи! О Хаос, только бы он ответил! О великие силы, не дайте мне умереть столь бесславно!
   Похоже, молитвы всё-таки не остались без ответа: шар мягко засветился, и в нём появилась мрачная физиономия орка.
   - Ну? - прорычал он. - Зачем тревожишь меня раньше времени? Мы же договаривались на более поздний срок!
   Кархан, заикаясь и путаясь, кое-как обрисовал сложившуюся ситуацию - разумеется, опустив наиболее позорные моменты. Однако орк всё равно взбеленился:
   - Болван! - загрохотал он, и в его глазах полыхнуло столь яркое пламя, что любой шеддит мог бы позавидовать. - Какой же ты остолоп! И как меня угораздило взять в ученики такого кретина?! Бездарь, ничтожество, олух, губошлёп, недоумок, пентюх, неуч! ЛОПУХ!!! - взвыл он, в сердцах ударив посохом по каменному полу (похоже, некромант обитал в какой-то пещере). Ведь я же обучил тебя! И Хэрек, видимо, тоже. Я дал тебе заклятие на меч - да чтоб тебя пожрали демоны, как вообще можно было проиграть с ТАКИМ мечом, мать твою!? - Орк сплюнул на пол от досады.
   Кархан не знал, что ответить. Собственно, отвечать-то и впрямь было нечего.
   - Но, учитель... Она...
   - Молчать! Не смей перебивать, когда я злюсь! Проклятье, да у меня просто в голове не укладывается - как можно было проиграть какой-то сопливой девке?! Дикость какая-то... Ладно, - орк, наконец, успокоился, - Так уж и быть, помогу тебе по старой памяти. В конце концов, наш план ещё далеко не завершён. Я полагаю, ты ждёшь от меня повторения подвига Мугдаша. Увы, провести этот ритуал на расстоянии невозможно, поэтому потрудиться придётся как раз тебе. В общем, слушай меня внимательно: сейчас я расскажу, что ты должен будешь сделать...

***

   Итак, Элиддин повёз посылку без Ларратоса. Сперва тот слегка разочаровался - ведь ответственное задание сорвалось. Но, немного поразмыслив, Ларри сообразил, что теперь у него появилось свободное время. И он решил вновь встретиться со своей женой, Эраной. Она уже устроилась преподавателем в магическую академию. Связавшись с Эраной по карманному мадаббару, он договорился о встрече. Через час они встретились на площади Релантрана.
   - Привет, Эрана.
   - Привет, Ларри. Жалеешь, что не смог выполнить такое интересное? - на этот раз Эрана оказалась одетой в белое платье с золотыми блёстками.
   - Ничуть, - улыбнулся Ларри. - Судьба наверняка подбросит мне что-нибудь интересное. А теперь смотри, - Ларратос повернул вверх ладонь правой руки, чуть сжал пальцы - и откуда-то из-за его спины выплыл пышный букет красных роз.
   - Это тебе, дорогая, - улыбнулся Ларри.
   - Мне? Постой, ты доставил эти цветы по воздуху? - удивилась Эрана. - Без наложения заклинания? Но ведь это похоже на способность паладина... Неужели Элиддин решил обучать тебя в одиночку?!
   - От тебя ничего не скроешь.
   - Слушай, Эрана, нас неплохо вознаградили на церемонии, и у нас есть деньги, чтобы купить собственный дом в столице, - начал было Ларратос, и тут у него в кармане загудел мадаббар.
   - Как не вовремя, - дёрнулся он. - Пожалуй, от этих шаров больше вреда, чем пользы... Ларратос Мельд слушает! - чуть раздражённо произнёс Ларри, глядя в хрустальный шар. - Что?.. То есть... Да, наставник!.. Выдвигаюсь!
   - Элиддин? - изумилась Эрана, - чего он хотел?
   - Похоже, моё задание с доставкой состоится именно сегодня! - вздохнул Ларри. Значит, жилищный вопрос подождёт ещё немного времени.

***

   Ларратос прибыл на зачаробусе на Снеггардский вокзал. Там он сразу же увидел ожидавших его Элиддина и доктора Герберта - они с хмурыми лицами стояли у платформы, а к спине Герберта был привязан всё тот же загадочный ящик - со змеёй и надписью "опасно".
   - Господин подполковник? - при людях Ларратос называл своего наставника именно так, - Доктор Герберт? Что произошло? Я думал, посылка уже в Зеленохолмске. Почему вы на вокзале? И где Руханнур?
   - Мы летели на север, лейтенант, - начал рассказывать Элиддин, - и минут через десять после старта я вдруг почувствовал мощный выброс энергий Хаоса. Воздух мгновенно пропитался его эманациями. Доктор ничего не ощутил, а в ящике что-то шевельнулось - внутреннее зрение явило мне довольно странный образ, нечто вроде небольшого дракончика. Но хуже всего пришлось Руханнуру. Он внезапно упал в обморок - я ещё никогда не видел, чтобы мой дракон так быстро падал. Доктор Герберт что-то произнёс, и я ощутил возмущение магических потоков - похоже, он пытался освободить стихию огня.
   - Это было заклятье полного испепеления, - пробормотал смущённый паленгенезист. Ему явно было стыдно. - Профессор Сильмандир дал мне магический ключ - и сказал, чтобы я при необходимости уничтожил коробку.
   - Так вот, мне пришлось потратить некоторое время, чтобы заглушить чары - иначе от нас и впрямь остался бы один пепел. А тут уже и земля как-то незаметно подкралась... До сих пор не могу понять, как нам удалось не пострадать при "посадке". Убедившись, что все живы, я быстро привёл в чувство Руханнура - но лететь он уже не мог. Да что там лететь, он и стоял-то с трудом и всё не мог разобрать, с какой стороны у него лапы, а с какой - крылья...
   - Тогда, - вмешался Герберт, - я предложил вернуться в Стейнгард по железной дороге, а потом через мадаббар связался с начальником движения и договорился об аренде спецсостава.
   - В общем, - вздохнул Элиддин, - мы отвезли Руханнура в ветлечебницу - и что ты думаешь? Там стояла огромная очередь из драконовладельцев: похоже, все драконы по всему городу вдруг разом лишились чувств.
   - Выброс энергии Хаоса? - переспросил Ларри. - Господин подполковник, а не может ли это быть связано с деятельностью Культа Тени, главу которого я недавно обезвредил?
   - Возможно. Мы обязательно расследуем этот случай - но сперва нужно всё-таки доставить по назначению этот проклятый ящик, а то он уже начинает действовать мне на нервы. Герберт, что там с транспортом?
   - Поезд сейчас прибудет, - отозвался паленгенезист. - На нём мы доберёмся до старой военной базы, а там нас будет ждать спецсостав - я уже договорился с администрацией Зеленохолмска.

***

   До военной базы Ларратос, Элиддин и доктор Герберт доехали без приключений. Выйдя из поезда, они сразу же увидели фиолетовый маговоз, к которому крепилось всего два вагона - это и был зеленохолмский экспресс, предназначенный специально для перевозки паленгенезистов. За счёт сочетания парового и магического двигателей он ехал гораздо быстрее обычного поезда. Доктор Герберт подбежал к кабине машиниста:
   - Привет, Артур! Небось, заждался?
   - Не особенно, - отозвался машинист. - Да, тут, говорят, на поезд напасть могут... Так что я захватил с собой парочку автоматических арбалетов - вот, держи.
   - Не нужно. Ты же знаешь - я предпочитаю магию, а не оружие. К тому же со мной сопровождающие. Лейтенант Ларратос, подполковник Элиддин - познакомьтесь с нашим машинистом - Артуром Кааном.
   - Ну, чего же мы ждём? - откликнулся машинист. - Поговорить можно и по дороге, а чем скорее мы отправимся, тем раньше прибудем.
   Двое паладинов вслед за Гербертом сели в первый вагон, и поезд тронулся. Сперва всё было спокойно: за окнами медленно проплывали унылые холмы, с которых ещё не конца сошёл снег. Но вскоре Ларратос почувствовал что-то неладное.
   - Наставник, я чувствую присутствие опасности рядом с поездом, - сказал Ларри.
   - Я тоже, - ответил Элиддин, внимательно глядя в окно. - Видишь вон те чёрные точки на горизонте? К поезду приближаются всадники - где-то двадцать - двадцать пять человек, как показывает мне внутреннее зрение.
   - Что?! - поразился Ларри. - Лошади - и вдруг догоняют наш экспресс?! Как это возможно?! Они же должны безнадёжно отстать!
   - Вероятно, какая-то магия, - пожал плечами Элиддин. - Ускоряющие заклинания могут увеличить скорость ездовых животных в несколько раз. Подобное заклинание, применённое Эраной к Руханнуру, позволило спасти твою жизнь на Крайнем Севере.
   Элиддин внимательно всматривался в приближающихся людей, и лицо его всё мрачнело.
   - Так, - паладин внезапно вскочил на ноги. - Это уже серьёзно - в отряде копейщики, арбалетчики и даже маги. Я ощущаю смертельную опасность. Доктор Герберт, идите в локомотив, в кабину машиниста! Мы позаботимся об этих бандитах! Ларратос, открой проход наверх! Они, скорее всего, попытаются залезть на крышу.
   Паленгенезист побежал к кабине машиниста, а Ларратос, открыв вентиляционный люк, запрыгнул на крышу поезда и протянул Элиддину руку. Бандиты тоже не теряли времени даром: к тому времени, как Элиддин вскарабкался наверх, первый из всадников уже успел запрыгнуть на поезд и теперь двигался навстречу паладинам. Им оказался высокий коренастый мужчина лет сорока, на одежде которого красовалось изображение анкха, креста с кругом наверху - знаменитая эмблема ортодоксального камриэльства, конфессии, которая считалась исчезнувшей в Гиперборее много веков назад. Он поднял руку и произнёс хорошо поставленным голосом:
   - Грешники и нечестивцы! Вы помогаете паленгенезистам в их дьявольских экспериментах!
   - Дьявольских экспериментах? - недоумевая, спросил Ларратос. Этот человек оказался совсем не похож на бандита, - А вы, собственно, кто? Ведь старообрядцы вымерли сотни лет назад!
   - Люди последних поколений испортились, - вздохнул лидер старообрядцев, - они не выполняют всех заветов наших богов! Они забыли о том, что нашей стране нужен монарх... Да, именно простолюдины довели страну до такого ужасного состояния. Эти люди настолько презирают богов, что сами решили взойти на их место и самостоятельно созидать жизнь! Такая гордыня стала для нас последней каплей. Мы окончательно убедились, что жизнь в этой стране невыносима - и наша религия была воссоздана.
   Пока старообрядец говорил, на крышу вскарабкалось ещё четверо бандитов. Остальная группа разделилась надвое и окружала поезд с боков.
   - Чего вы от нас хотите? - спросил Ларратос.
   - Нам стало известно, что на этом поезде есть ящик с очередной дьявольской разработкой богомерзких паленгенезистов. Отдайте его нам - тогда мы разойдёмся с миром, передадим ящик нашему патриарху, и он уничтожит этот сосуд скверны на торжественной церемонии.
   - Проклятье! - выругался Элиддин по-мизрахийски. И это слово подействовало на Ларратоса, как удар молотом по голове. Он неожиданно для себя заметил, что понял это слово - и он осознал, что владеет мизрахийским языком. Значит, он его когда-то изучал!
   - Фанатики, желающие уничтожить паленгенезию? - поинтересовался у Элиддина Ларратос. Эту фразу он произнёс на мизрахийском языке, надеясь, что бандиты его не знают.
   - Не думаю. - Элиддин тоже перешёл на мизрахийский, сильно удивившись, что Ларратос его понимает. - Скорее всего, старообрядцы наняты третьей силой, пожелавшей заполучить содержимое.
   - Масхонцы?
   - Вряд ли. Не могли же ортодоксы заключить союз с демонопоклонниками - это слишком уж противоречит их вере...
   - Кончайте болтать по-басурмански, - резко произнёс лидер старообрядцев, - и скажите - отдадите вы нам ящик или нет?
   - Нет, - спокойно ответил Элиддин, жестом приказав Ларратосу перепрыгнуть на крышу соседнего вагона, так как туда тоже карабкались враги.
   - Что же, паладин, ты сделал свой выбор, - лидер старообрядцев достал свой меч, а Ларратос, прыгнув, приземлился на крышу первого вагона и пинком сшиб сразу двоих нападающих.
   - Огонь! - выкрикнул старообрядец, и в воздухе свистнули арбалетные стрелы. - Ловите стрелы, паладины.
   Элиддин пригнулся, так что его не задело. Затем он выхватил Малькинур - и клинок загорелся синим огнём.
   Ларри почувствовал опасность - одна из стрел летела прямо в него. Одновременно он ощутил, что время словно замедлило свой ход - все дерущиеся как будто замерли, противники Элиддина размахивали мечами со скоростью черепах, и даже звуки как-то растянулись. Стрела не спеша летела навстречу Ларратосу, как будто плыла по тихому равнинному ручейку. Паладин подождал, пока она долетит, и схватил её рукой. Он даже не удивился: несколько медитаций, проведённых до этого, резко усилили его реакцию.
   - Поймал, - торжествующе произнёс Ларри, показывая стрелу, что была у него в руке. Арбалетчик старообрядцев изумлённо уставился на паладина.
   - За королеву и истинную веру! - гаркнул один из арбалетчиков, взмахнув рукой. Последовал второй залп - на этот раз целили в основном в Ларратоса.
   - Какую ещё королеву?! - заорал Ларри в ответ, уворачиваясь от стрел. А сами арбалетчики вдруг свалились с коней: Элиддин сбросил их силой своей мысли.
   Ларратос оглянулся, и увидел, что его наставник не теряет времени даром - он скидывал с поезда уже пятого противника! Более того, он ухитрялся драться со всеми нападавшими одновременно - Ларри сразу узнал боевой стиль Крибат Акраб. К сожалению, врагов оказалось слишком много - на крыше поезда топтался уже десяток бандитов. И они были явно не новичками в воинском деле. Самым сильным и ловким оказался лидер отряда старообрядцев - он размахивал огромным мифрильным мечом, умудряясь блокировать все удары Элиддина. Конечно, небесная сталь значительно крепче мифрила, но это ещё не означает, что от пяти ударов мифрильный меч сломается.
   - Кадур хазак! - услышал Ларри: маги противника благоразумно не ввязывались в ближний бой, а держались на достаточном расстоянии от поезда. В сторону таламида полетел синий энергетический шар, который должен был ударить его.
   Ларри мог просто уничтожить этот шар силой воли, но у него возникла идея получше. Может, помог приобретённый паладинский инстинкт, а может - сон про пиратов, где Ларри уже проворачивал подобный трюк... Мельд от души ударил горящим мечом по энергетическому шару, направив его назад, в волшебника, который тут же упал с лошади.
   Внезапно поезд резко тряхнуло: похоже, кто-то из чародеев противника решил остановить состав с помощью магии. Однако это заклинание сыграло как раз против бандитов - несколько старообрядцев, не ожидая подобной встряски, свалились с поезда. Последовало ещё несколько резких рывков - и поезд остановился. Его колёса бешено вращались, высекая искры из железнодорожного полотна, а машинист не менее бешено матерился - но маговоз не двигался с места. Хотя серия встрясок сбросила на землю всех бандитов, кроме главаря (Ларри и сам едва не свалился), но неподвижный поезд превратился в лёгкую добычу. Бандиты спешились и с радостными криками ринулись в атаку.
   Старообрядцы с мечами напали на Ларри, и он начал отбиваться от них, используя стиль Крибат Акраб. Схватка сопровождалась яростными криками, проклятиями и грохотом сапог по железной крыше поезда. В это время Элиддин также дрался с несколькими врагами, а их лидер всё ещё был на ногах. Судя по тому, как противники Элиддина разлетались в разные стороны, паладин применял против своих врагов способности Абсолюта. Однако на лидера они просто не действовали. Ларратос недавно прочитал в книгах Ордена, что некоторые люди, не будучи паладинами или шеддитами, могут выработать в себе устойчивость к способностям Абсолюта.
   Послышался звон разбитого стекла: разбойники ворвались внутрь поезда. Хотя машинист пытался отстреливаться, а Герберт использовал магию, враги всё равно наступали. Один из мечников старообрядцев выбил Зариндуил из рук Ларри, в то время как его наставник всё ещё продолжал драться на другом вагоне. Меч лежал в пяти шагах от таламида. Ларри вспомнил одну из старых мудростей Ордена, что размер перемещаемого предмета не играет решающей роли, и, применив силу Абсолюта, попытался притянуть его к себе, в то же время уворачиваясь от вражеских ударов. И меч действительно поплыл к своему владельцу по воздуху, только очень медленно.
   Может, Ларри и удалось бы подобрать совё оружие, но тут один из колдунов произнёс новое заклинание:
   - Джилгал хазак!
   "Силовая волна" - перевёл с мизрахийского Ларратос. И действительно, посох волшебника выбросил волну, повалившую всех участников битвы. Меч, почти долетевший до молодого паладина, вновь упал. Элиддин меча всё-таки не выпустил, однако один из старообрядцев ударил своим клинком по деревянной ноге паладина, после чего та в очередной раз сломалась. Элиддин упал на одно колено, отбиваясь мечом от множества вражеских ударов. На крышу запрыгнуло ещё двенадцать вооружённых старообрядцев. Положение выглядело плачевным.
   - Инмагна! - торжествующе выкрикнул колдун, и дверь в кабину машиниста попросту вынесло. Вслед за ней на землю вывалился доктор Герберт, судорожно прижимавший к себе всё тот же пресловутый ящик со змеёй: учёного волокло по земле чарами притяжения. Один из арбалетчиков поднял своё оружие, и Ларри понял, что паленгенезиста сейчас пристрелят.
   - Никогда! - выкрикнул он, - резко взмахивая рукой и посылая такой мощный сгусток энергий Абсолюта, на какой только был способен.
   - Ларратос, нет! Не надо! - крикнул Герберт, но было поздно: чары притяжения рассеялись. А вместе с ними - и все заклинания, заботливо наложенные паленгенезистами на эту посылку.
   Ларри скатился с крыши, больно ударившись затылком о землю. Часть бандитов спрыгнула с поезда вслед за ним - добить. Ящик трещал по швам - какая-то сила разрывала его на части. Через мгновение он разлетелся веером щепок, и Ларри ахнул от изумления: в обломках коробки лежало на редкость странное существо. Элиддин был прав - это создание действительно напоминало небольшого (примерно полутораметрового) дракончика, покрытого изумрудной чешуёй. Секретный груз паленгензистов поднялся на лапы и сердито отряхнулся. При этом его чешуя ярко засияла в лучах заходящего солнца. Нет, это было не просто сверкание: каждая чешуйка казалась полупрозрачной (как настоящий изумруд) и, поглощая солнечные лучи, на миг освещалась внутренним огнём. Более того: на изумрудное сияние гармонично накладывался бронзовый металлический блеск. Подобное сочетание цветов казалось невероятным, немыслимым - но очень красивым. Даже бандиты приостановились в немом изумлении.
   Удивительное существо меж тем грациозно выгнуло спину, вытянуло хвост и расправило крылья, сделав несколько пробных взмахов. А Ларри в очередной раз поразился: у этого дракончика было целых три головы! В их янтарных глазах светился живой интерес.
   Единственным, кто не разделял общего восторга, оказался доктор Герберт. Он побелел от ужаса - паленгенезист узнал это существо.
   - ЗАМРИТЕ!!! - бешено заорал учёный срывающимся от страха голосом. - ВО ИМЯ КАМРИЭЛЯ, НЕ ДВИГАЙТЕСЬ, ИНАЧЕ ВСЕМ НАМ КОНЕЦ!!!
   Чудесный дракончик фыркнул, и все три головы повернулись в сторону кричавшего. Герберт затаил дыхание: ещё никогда ему не было так страшно.
   - Что это за чудо? - восхищённо произнёс Ларри, вскакивая на ноги. Головы изумрудного создания тотчас же развернулись в его сторону. Дракончик смешно сопел, втягивая незнакомые запахи - похоже, это существо обладало неплохим нюхом. Герберт молча ткнулся лицом в землю - видимо, потерял сознание.
   - Дьявольский морок! - очнулся, наконец, лидер старообрядцев. - Немедленно прикончить порождение Хаоса, пока оно не поглотило ваш разум!
   Дракончик зло зашипел, челюсти его правой головы чуть приоткрылись... И в следующую секунду из пасти вырвалась яркая ветвистая фиолетовая молния, которая ударила прямо в вожака, задев своими отростками ещё троих бандитов. Разряд сопровождался оглушительным треском, разбойники мешками повалились на землю, в воздухе запахло свежестью. Ларри опять удивился: он не ощущал никакой магии! Эта молния не была магической!
   Теперь бандиты поняли, что неведомая тварь далеко не так безобидна, как кажется. В воздухе свистнула стрела, попав прямо между глаз средней головы. Существо зло зашипело, из пастей двух крайних голов с шипением и свистом вырвались длинные узкие струи зеленоватого дыма. Арбалетчик, стоявший в тридцати метрах от дракончика, не ожидал никакого подвоха, поэтому не успел увернуться. Дым окутал его сверху донизу, и он, судорожно закашлявшись, замертво рухнул на землю. Кожа на его лице покрылась волдырями и начала слезать. А на голове твари - там, куда попала стрела, - выступило немного пенистой зеленоватой слизи, и оперённая часть древка просто отвалилась. Более того: центральная голова даже не думала опадать, а раны уже не было. Вероятно, наконечник стрелы вообще полностью растворился в едкой крови жуткого создания.
   Элиддин и Ларри замерли: теперь они воспринимали предостережение паленгенезиста крайне серьёзно. А вот бандитам явно не хватило мозгов:
   - Кадур ан-нур! - левая голова повернулась на крик, и её челюсти, клацнув, цапнули огненный шар. Похоже, загадочное существо просто поглотило магический заряд. В ответ центральная голова плюнула, и плевок попал в цель. Мага спас только вовремя установленный силовой щит, по которому и скатилась слюна. Теперь сверкание чешуи чудовища приобрело красноватый оттенок, а глаза уже не были янтарными: в них пылало яростное жёлтое пламя.
   - Издохни! - и копьё, брошенное кем-то из бандитов, пригвоздило дракончика к земле. Тварь судорожно дёрнулась, из ран опять выступила пенящаяся кровь - и обе части древка копья отвалились (наконечник так и остался в земле). Более того - никаких ран на теле твари Ларратос уже не увидел. Похоже, они затянулись в тот самый момент, когда часть древка, попавшая в тело чудовища, растворилась.
   Шипение ужасающей разработки паленгенезистов стало совсем уж злобным, и существо, пару раз взмахнув крыльями, поднялось в воздух. Теперь бандитам пришлось по-настоящему туго: Ларратос с Элиддином, которые лежали не шевелясь, молча наблюдали за тем, как изумрудный дракончик уничтожает бандитов. Тварь бросалась на них с воздуха, уворачиваясь от копий, а стрелы её шкуру почему-то больше не пробивали - отскакивали. Она заплёвывала своих противников ядом (каждая капля прожигала человека насквозь), выбрасывала ядовитые облака пара, её зубы легко перекусывали любые клинки, а когти запросто вспарывали самые крепкие доспехи. Маги попробовали было справиться с бестией при помощи заклинаний, но тщетно: всякие шары, молнии и волны она просто пожирала, становясь лишь сильнее. Заклятия сна, паралича и оглушения вообще никак не подействовали, а чары левитации прижали-таки жуткое существо к земле. Но не успели волшебники обрадоваться своему успеху, как чудище вновь взмыло в воздух, и повторные попытки магов достать его тем же заклятием успеха не имели. Расправившись с простыми воинами, дракончик довольно зашипел и ринулся на ближайшего мага. Тот уже успел потратить всю ману, поэтому не смог оказать никакого сопротивления. Зубы и когти твари кромсали его силовой щит. Остальные чародеи бросились на помощь своему коллеге, пытаясь отвлечь монстра на себя, но тот упорно терзал именно намеченную жертву. Наконец, щит не выдержал, и маг прекратил своё существование. Щиты двух оставшихся волшебников тварь вспорола почти мгновенно - похоже, она научилась с ними бороться.
   Ларри, хоть ему тоже было, мягко говоря, страшновато, не мог не восхищаться совершенством этого существа и его боевыми качествами. Когда тварь начала рвать на части первого из магов, Элиддин привстал и попытался оттащить её силой Абсолюта - но у него что-то не заладилось. "Неужели и энергии Абсолюта её не берут?" - с невольным восхищением подумал Ларри.
   Итак, чудовище прикончило всех бандитов до единого и стало осматриваться. Ларратос с Элиддином замерли, не дыша - как чуть раньше доктор Герберт. Убедившись, что никто не движется, тварь сделала круг над полем битвы и не торопясь улетела куда-то на восток.
   Лишь через несколько минут после её исчезновения, Элиддин пришёл, наконец, в себя:
   - Доктор Герберт! Доктор Герберт, что с вами? - паладин подполз к лежащему ничком паленгенезисту и послал в него небольшой заряд энергии Абсолюта. - Ларри, а ты-то как?
   - Вроде нормально, - Ларратос сам удивился, как хрипло прозвучал его голос. - Однако, этот груз и впрямь достаточно опасен.
   - Не то слово, - мрачно произнёс паладин. - И ведь теперь эта тварь на свободе: представь, что будет, если она доберётся до какого-нибудь города!
   Доктор Герберт тихо застонал, постепенно приходя в сознание.
   - Мы... Мы живы? - прошептал он.
   - Живы - по крайней мере, некоторые. Ларратос, проверь, что там с машинистом - боюсь, его тоже прикончили...
   Ларри запрыгнул в кабину: машинист был жив, хоть и лежал без сознания. Причём его вроде бы ничем не задело - похоже, он просто попал под разряд молнии.
   - Живой! - закричал Мельд. - Доктор Герберт, а что это всё-таки было?
   - Гидра, - выдавил из себя паленгенезист. - Жи... живой я её ник... никогда не видел, - он слегка заикался от пережитого ужаса. - Миф... фический дра... дракон из легенд. Я прин... принимал участие в её созд... дании. Но, о К-Камриэль, даже не д... думал, что в ящ... ящике б-будет им-менно она...
   - Постойте, - удивился Ларри. - Я читал этот миф - будто бы некогда на земле жили уникальные драконы, обладающие фантастической регенерацией. Но мне казалось, что это - лишь легенда: слишком уж невероятные вещи проделывали эти гидры.
   - Нет, - вздохнул Герберт, с трудом поднимаясь на ноги. - Это не легенда: гидры действительно существовали - больше всего их было в Змеиных болотах. Сейчас там Змеиный ледник, где археологи и откопали яйцо гидры. Нам, паленгенезистам, удалось воссоздать этого дракона... Господин подполковник, - учёный вдруг заметил, что деревянная нога Элиддина сломана. - Замрите, пожалуйста - я сейчас восстановлю вашу ногу.
   Герберт произнёс нужное заклинание - и Элиддин, поднявшись, подошёл к кабине локомотива: его протез стал совершенно целым.
   - Однако, - произнёс паладин, склоняясь над машинистом, - сейчас эта тварь на свободе! И нам придётся искать её - иначе она натворит немало бед.
   - Искать? - удивился Герберт. - Это совсем ни к чему. Она летает довольно быстро (хотя это только детёныш гидры - он, вероятно, далеко не улетит), так что догнать её не удастся. Но допустим, что мы её всё же догоним. И что дальше? Что мы вообще можем ей противопоставить? Думаю, вы помните, как демоны - подумайте только, демоны! - не могли пересечь Змеиное болото целых два месяца! Гидры быстро приобрели иммунитет к мощи Хаоса, а способности к регенерации позволяли гидрам выживать, даже когда их разрывали на части. Яд на когтях гидр адаптивный - его состав меняется в зависимости от того, какую цель гидра хочет поразить. Конечно, они далеко не сразу подобрали яд, обжигающий демонов, но всё же...
   - Так что, эти чудовища совершенно бессмертны и неуязвимы?!
   - Почему же? Уязвимы, конечно. Против них очень эффективно заклятие полного испепеления (хотя в болотах от него, конечно, не было особого толку). И не бессмертны, хотя живут долго. Возможно, нам даже удалось бы убить эту гидру - она-то новорождённая и наверняка ещё не обладает иммунитетом к большинству чар. Но смысл?
   - А если она доберётся до какого-то города?!
   - Подождите, я ещё не всё сказал: гидры - существа холоднокровные. Они совершенно не переносят холода - демоны под руководством Карерона справились с ними, проморозив все болота до самого дна. Так вот, здесь для неё прохладновато - она замёрзнет всего через пару часов. Сама, без нашей помощи. А её крылья от холода откажут довольно быстро - так что до города она не доберётся. Тут ведь кругом пустоши...
   - Так с этого и надо было начинать, - строго сказал Элиддин, приводя в чувство машиниста.
   - Ох, - выдохнул Артур, приходя в себя. - Подозреваю, мы всё-таки выжили?
   - Выжили, - кивнул Герберт. - Конечно, задание полностью провалено, но могло бы быть и хуже. Я сейчас соберу кровь и слизь гидры - может, нам удастся ещё раз воссоздать её.
   - Постойте, - спохватился вдруг Ларратос. - Если эти гидры такие неуязвимые и быстро приобретают иммунитет к чарам, то как вам вообще удалось упрятать её в этот ящик? А главное - что бы стали с ней делать в Зеленохолмске?!
   - Ну, на ящик было наложено адаптивное заклинание. Я, конечно, не слишком разбираюсь в таких вещах, но могу предположить, что оно всё время накладывало на гидру чары сна, оглушения, остановки и паралича в различных комбинациях. Это обеспечивало неделю гарантированной неподвижности нашего груза. А зачем она в Зеленохолмске... Выращивать. Изучать. Может, даже размножить.
   - Так ведь она просто перебила бы весь городок, - произнёс Элиддин, осматривая мёртвых бандитов.
   - Не совсем. Гидры действительно крайне агрессивны, но при этом - стадные животные. В момент рождения гидра выбирает себе покровителя, хозяина - обычно им становится вожак стаи. Все приказы покровителя гидра выполняет беспрекословно - хотя у неё очень небольшой интеллект (лишь чуть побольше, чем у собаки). Наши алхимики создали особое вещество - человек, который им намажется, будет напоминать гидре вожака. И она выберет именно его. После чего это жуткое чудовище стало бы необычайно верным и преданным другом... Нда, теперь это всё, конечно, мечты...
   - А зачем она старообрядцам? - удивился Ларри. - Я как-то сомневаюсь, что их патриарх сумел бы сжечь гидру, да ещё и на торжественной церемонии.
   - А вот это мы скоро узнаем, - воскликнул Элиддин. - Главарь жив, как и ещё трое разбойников - молния лишь оглушила их. Так что мы сможем задать ему пару вопросов...
   - Да, а кстати, - поинтересовался Ларри, - почему я не почувствовал магии в этой молнии?
   - Потому что магии там и не было. Гидры могут накапливать электричество - во время охоты они парализуют своих жертв. Взрослая гидра может метать до трёх молний в сутки - по одной из каждой пасти, но эта ещё слишком мала...
   Ларратос всё сильнее поражался ужасающим способностям гидры.
   - А как тогда нам вообще удалось выжить? - спросил он.
   - Ну, мы с машинистом потеряли сознание, а вы, вероятно, не шевелились.
   - И что?
   - А то, что зрение гидр устроено как-то странно: они выделяют из общего фона только движущиеся предметы...
   Внезапно из кабины выпрыгнул машинист:
   - Я сожалею, но наш поезд серьёзно повреждён - двигаться он уже не может. Придётся нам пройтись пешком до самого Зеленохолмска.
   - А это далеко? - спросил Ларри. Его не слишком обрадовала предстоящая перспектива - тащить четверых бесчувственных бандитов невесть сколько вёрст.
   - Да, почитай, вёрст десять - к ночи как раз будем, если поторопимся...
   Герберт глухо застонал и схватился за голову.
  
   Глава 6
   Новый старообрядец
   Баал Кархан спал - последние сутки выдались на редкость нервными. Ему снилось, что он сидит в своих покоях, перебирая какие-то донесения. Внезапно дверь отворилась, и на пороге появился орк в чёрном плаще с капюшоном. Его левая рука сжимала классический некромантский посох - с навершием в виде черепа. Глаза этого своеобразного украшения светились мертвенным зеленоватым светом.
   - Учитель?! - удивился шеддит. - Как вы здесь очутились?
   - Очень просто, - хмыкнул орк, - ведь это всего лишь сон.
   - Так я сейчас сплю?
   - Именно. К мадаббару ты в последнее время что-то не подходишь, вот и пришлось ловить тебя во сне - через телепатический транс. Ну-с, что там у нас с зародышем гидры? Надеюсь, твоим культистам удалось перехватить его?
   - Ну, в общем-то...
   - Понятно, - прорычал орк. - Можешь не продолжать - и так ясно, что вся затея успешно провалилась. Скверно, мой бывший ученик. Очень скверно, что ты вновь лопухнулся...
   - Мне просто слегка не повезло, - процедил шеддит, сжимая кулаки. - Это была случайность.
   - Что-то подобные случайности, - стукнул посохом орк, - в последнее время происходят с завидной регулярностью!
   - Груз охранялся паладином! - рявкнул Кархан. - Что простые люди, к тому же замороченные энергиями хаоса, могли ему противопоставить?!
   - Паладином? - нахмурился орк. - С чего ты взял?
   - Когда мои разведчики осматривали место схватки, на клинке одного из убитых обнаружили вот это, - Кархан вытащил из кармана аккуратно свёрнутую белую тряпицу, испачканную чем-то красным, - после чего прислали мне по голубиной почте. Одного из защитников груза всё-таки ранили, пусть даже слегка - а маг, взявший пробы крови, ощутил в ней энергии Абсолюта. И ещё мы навели справки: груз сопровождал сам подполковник стейнгардской городской стражи Элиддин эль-Кахаби! Так что я действительно не виноват.
   - Настоящий маг всегда смотрит хотя бы на два шага вперёд! Ты должен - нет, просто обязан был предусмотреть такой вариант! Почему МОИ планы всегда выполняются чётко и без осечек, а твои столь же эффективно проваливаются?! Ну да ладно. Как говорится, нет добра без худа: не удалось заполучить собственную гидру - отыграемся на паладине. Слушай меня внимательно, мой бывший ученик. Кровь паладина всегда несёт отпечаток его ауры. Твой зачарованный клинок способен поглотить этот отпечаток - и тем самым настроиться на Элиддина. Тогда через меч Поглощения ты сможешь вбросить прямо ему в душу значительный заряд энергий хаоса. Если наш враг после этого и не загнётся, то, по крайней мере, надолго утратит связь с Абсолютом...

***

   Ларри стоял в тронном зале - обстановка сильно напоминала королевский дворец. По залу прохаживались двое людей - их лица казались какими-то нечёткими, смазанными. Одному из них на вид казалось слегка за тридцать лет, другому - чуть больше двадцати. Старший был худым брюнетом, а младший - плечистым блондином. Оба человека были одеты в чёрные костюмы.
   - Ты отлично справляешься с испытаниями, мой ученик, - одобрительно произнёс старший мрачным баритоном, - и теперь я присваиваю тебе статус владыки шеддитов. Ты его достоин.
   - Благодарю вас, наставник, - сказал блондин.
   Ларратос ощущал себя сторонним наблюдателем, присутствующим в зале, словно незримый призрак. Старший из шеддитов вдруг подмигнул - и Ларри готов был поклясться, что это подмигивание предназначено именно ему, Ларратосу.
   - В тебе протекает огромный потенциал Хаоса, - ответил наставник. - Посему я нарекаю тебя новым именем: Баал, - шеддит чуть прикрыл глаза, вопрошая сущность Хаоса, - Хаммон, - добавил он пару секунд спустя.
   - Вы сказали "Хаммон", владыка Хариб? - переспросил ученик.
   - Да. Владыка адского пламени, - ответил Хариб.
   - Я ожидаю ваших распоряжений, наставник.
   - Я поручаю ТЕБЕ возглавить армию, которая пойдёт на священный город паладинов. Только не вздумай в припадке ярости убивать всех подряд: некоторые могут согласиться перейти на нашу сторону - и оказать большую помощь нашему делу. Постарайся также не убивать простых солдат - им ещё участвовать в строительстве нашей империи. Постарайся обойтись меньшей кровью: многие паладинов сами по себе не являются нашими врагами! Они просто недопонимают, что может Хаос.
   - Наставник, я шеддит. Я не могу так просто оставлять врагов в живых!
   - Ты могуч, владыка Хаммон, но ты дурак. Твой гнев пока не обрёл чёткого направления, и поэтому несёт только разрушение. Мы рыцари Тьмы - рыцари, а не тупые безграмотные крестьяне - и ты должен знать, что бессмысленная агрессия - глупость, недостойная истинного шеддита. Научись смотреть хотя бы на два шага вперёд! Человек вроде тебя может управлять армией, но никогда не сможет управлять государством.
   Ларри ощутил злобу в глазах отвернувшегося Хаммона. Тот словно бы говорил: "Я умею смотреть на два шага вперёд, Хариб. Пока ты всё планируешь, я незаметно убью тебя". Было очевидно, что и Хариб уловил этот импульс, но не придал ему особого значения, ибо значительно превосходил своего ученика - как в силе, так и в умении.
   - Просыпайся, Ларри, мы уже приехали в Стейнгард, - услышал Ларратос голос Элиддина и проснулся. Самоходная повозка, которую вёл доктор Герберт, двигалась по нижнему уровню района Героизма. В кресло, расположенное между сиденьями Ларри и Элиддина, поместили связанного лидера старообрядцев - он по-прежнему был без сознания. На переднем стекле повозки висел магический календарь: "31 июля" - гласила светящаяся надпись.
   - Наставник, я видел сон о прошлом нашего ордена, - сказал Ларратос. - Что это может значить?
   - Отдельные представители ордена видят особые сны - как пророческие, так и связанные с прошлым. Эта способность обычно показывает мощный потенциал Абсолюта. Что конкретно тебе приснилось?
   - Мне приснилось становление лорда Хаммона.
   - Превращение светлого паладина Каниса Эсквилла во владыку шеддитов оставило мощный след в матрице Абсолюта, и тот, кто обладает великим потенциалом, вполне может видеть сны об этом событии.
   Самоходная повозка приближалась к казарме стражи. В воздухе мелькнула крылатая тень, и прямо перед кабиной приземлился Руханнур.
   - Вашу бабушку! - выдохнул Герберт, едва успев затормозить.
   - Руханнур! - радостно заорал Ларри. - Как я рад видеть тебя в добром здравии!
   - А уж как я-то рад! - ответил дракон. - Ну, попадись мне только тот мерзавец, который всё это устроил!
   - Да, - улыбнулся Элиддин, - вижу, ты и впрямь полностью поправился. Кстати, не хочешь немного подвинуться? А то Герберт не может проехать.
   Дракон что-то проворчал, но всё же отошёл к обочине дороги.
   - Ларратос, доставь арестованного в казарму, - приказал Элиддин.
   Открыв дверь повозки, лейтенант Мельд поднял огромного мечника и поволок к участку. Единство с энергией Абсолюта в несколько раз увеличило силы Ларри, поэтому он нёс заключённого без особого труда - как крупный чемодан.
   - Благодарю вас за доставку, доктор Герберт, - сказал Элиддин.
   - Не за что, - раздалось в ответ, - если вам будет нужна наша помощь, приезжайте ещё, - и повозка паленгенезиста удалилась.
   - Посади заключённого на стул, - приказал Элиддин. Ларри свалил на металлический стул лидера ортодоксов и приковал его к подлокотникам наручниками, а Элиддин сосредоточился, закрыл глаза и поднял руку, направив её ладонь на старообрядца.
   Пленник немедленно очнулся.
   - Назови своё имя, - сходу приказал ему Элиддин.
   - Вы ничего не дождётесь от меня, легавые, - ответил заключённый, осознав, где он находится.
   - Посмотрим. Ты раскаиваешься в содеянном и хочешь ответить на все мои вопросы! - внушительно произнёс Элиддин, и его глаза чуть блеснули.
   - Шиш вам, а не признание! Изверги, последователи Хаоса! - шипел пленник. - Вашей адской силе никогда не сломить служителя истинной веры. Со мной мощь Камриэля!
   - Мда, похоже, мы и впрямь ничего не добьёмся, - вздохнул паладин.

***

   Баал Кархан возвращался с утренней тренировки в исключительно хорошем настроении: его новая рука отлично себя зарекомендовала. Правда, теперь юному шеддиту приходилось носить перчатки, ибо выглядела восстановленная конечность несколько своеобразно.
   - Но это всё ерунда, - размышлял Кархан. - Главное, я жив - и вскоре отомщу всем своим врагам! А проклятому паладину (ух, как же я их ненавижу, этих паладинов!) осталось жить всего считанные минуты.
   Кархан вошёл в свои покои и вытащил меч.
   - Да, - произнёс он, любуясь смертоносным клинком, - вон оно, воплощение моего возмездия! Пожалуй, я что-то и впрямь редко им пользуюсь. Надо будет убивать почаще - тогда моя сила станет быстро расти.
   Вдоволь насмотревшись на зачарованный меч, шеддит вытащил окровавленный кусок ткани и, проведя им по лезвию клинка, отбросил бесполезную уже тряпку в сторону. Глаза черепа, выгравированного на серебристой пластинке, тускло блеснули - поглощение состоялось. Шеддит схватил своё оружие двумя руками и с видимым усилием поднял его над головой:
   - Элиддин эль-Кахаби! - злорадный голос Кархана гулко разнёсся по комнате. - Да поглотит тебя Хаос!

***

   Элиддин допрашивал арестованного уже второй час - причём безрезультатно. Старообрядец не желал говорить ничего, кроме проклятий в адрес нелюди, нечестивцев и городских стражников (последних он вообще отождествлял с демонами). Наконец, Элиддин оставил бесполезные попытки и глубоко задумался.
   А Ларратос, который в это время стоял на охране двери, вдруг почувствовал, как исчезает усталость. Более того, на Ларри снизошло озарение - всё стало казаться простым и естественным, в голове прояснилось. Ларратос ощутил пьянящую лёгкость во всём теле и неодолимое желание действовать - причём действовать быстро и решительно, без лишних раздумий.
   - Наставник, да он просто издевается! Чего мы зря время теряем - надо выбить у него признание!
   - Запомните, лейтенант, - рассеянно произнёс Элиддин, задумчиво глядя на ортодокса, - прибегать к силовым методам допроса следует только в крайних случаях. У этого человека, похоже, выработана восприимчивость к ментальному воздействию, поэтому придётся...
   - К демонам, - раздражённо отмахнулся Ларратос, и в его глазах мелькнула красная искра.
   - Эй, ты! - голос Ларри звучал неестественно резко, в нём слышались металлические нотки. - Да, да, к тебе обращаюсь, с-старообрядческое жив-вотное! - последние два слова паладин буквально выплюнул. - Назови своё имя, быстро!
   Элиддин недоумённо обернулся - и на его лице отразилась целая гамма чувств: сперва непонимание, потом изумление и, наконец, страх. Пленник же лишь в очередной раз отрицательно мотнул головой.
   - Ах ты тварь! - выдохнул Ларри. - Он ещё издевается! С-скотина! КАК ТВОЁ ИМЯ, ГАД?! - бешено заорал Ларратос, и с его правой руки сорвалась красная молния, ударившая старообрядца.
   Того сразу скрутили судороги. Ортодокс начал корчиться от жуткой боли, его лицо посинело, из горла вырвался сдавленный хрип пополам с кашлем...
   - Отойдём, лейтенант! - Элиддин был мрачнее тучи.
   - Не сейчас, - отмахнулся Ларри, жадно глядя на дёргающегося пленника.
   - А я сказал, СЕЙЧАС! - рука паладина легла на эфес меча, но Ларратос этого не заметил.
   - Ладно, - досадливо поморщился он, выходя из комнаты вслед за наставником.
   Когда они прошли в отдельный кабинет, Элиддин запер дверь на ключ и вытащил Малькинур.
   - Наставник, в чём дело?! Это что, внеочередная тренировка? Нашли время и место, - пренебрежительно фыркнул Ларри.
   - Вдохни воздух, задержи дыхание и выдохни!
   - Ещё чего! - поморщился Ларратос. - Послушайте, наша жертва ведь простаивает!
   - Прошу тебя, не перечь мне, - укоризненно покачал головой наставник.
   Ларри, порядком раздражённый этими нелепыми приказами, всё-таки повиновался. И, выдохнув, почувствовал, что неведомая сила покинула его.
   Элиддин облегчённо вздохнул, спрятал клинок и вытер пот со лба:
   - Вижу, ты слегка успокоился. Разве ты забыл, чему я тебя учил? Гнев ведёт тебя на сторону Хаоса. Контролируй свои эмоции! Что на тебя нашло? Я почувствовал в тебе мощный поток Хаоса. А уж адские молнии вообще могут метать только шеддиты!
   Ларри с опаской уставился на свою правую руку:
   - Наставник, как такое возможно? У меня появляются способности Хаоса?! Меня же им никто не обучал!
   - У людей, ступивших на путь Хаоса, некоторые способности развиваются интуитивно. Ты можешь стать Шаддаем, и у тебя очень большой потенциал Абсолюта. Я не сомневаюсь в твоих силах, но в крепости твоей воли я теперь не уверен. Если ты прибегнешь к хаотическим энергиям, то будет очень тяжело вернуться к свету. - Элиддин ещё раз вздохнул. - Ладно. Пойдём. Арестант, надеюсь, всё ещё ждёт нас.
   - Мелфис!!! - заорал он, едва увидев вошедших. - Меня зовут Мелфис! Прошу вас, умоляю, не надо больше молний, я всё скажу, всё! - стонал он. На Ларри ортодокс смотрел глазами, полными ужаса.
   - Неужели я такое чудовище? - со страхом подумал Ларратос. - Как мне вообще удалось так запугать этого человека?
   - Значит, расскажешь нам всю правду? - устало спросил Элиддин. Мелфис быстро кивнул.
   - Сколько тебе лет?
   - Мне сорок два года.
   С этого момента допрос пошёл как по маслу.
   - Что у вас за организация?
   - Патриарх с благословения королевы возродил истинное камриэльство.
   - Что ты имеешь в виду? - спросил Ларратос.
   - Каково твоё вероисповедание, лейтенант? - вопросом на вопрос ответил Мелфис.
   - Альферианство, реформированное камриэльство.
   - Альферианство, заявляющее, что человек попадает в рай, только если он много работал и приобрёл большие богатства, лжёт. Потому что лгал Альфериас, лже-воплощение Камриэля. Наши жрецы правильно поступили, что сожгли Альфериаса из Ривергарда на очистительном огне инквизиции. Наш патриарх заявил, что согласно истинному камриэльству каждый человек должен покаяться, ибо изначально грешен. Только при монархии люди могут искренне обратиться к богам и обрести спасение, потому что власть простолюдинов богомерзка и лишает людей истинной веры.
   - Какую королеву ты упомянул? - спросил Элиддин.
   - Мы, простые последователи культа, пока не знаем имени нашей королевы. Она не является наследницей древнего престола, но, согласно словам нашего патриарха, она представительница древнего дворянского рода.
   - Как ты оказался среди старообрядцев?
   - Меня уже давно не устраивал существующий государственный строй, но месяц назад на меня снизошло какое-то озарение. Я вдруг осознал, что как республика Гиперборей обречён. И я ощущал, что другие люди тоже начинают понимать это. Я познакомился с нашим патриархом - он предложил мне обратиться в истинную камриэльскую веру, заявив, что у альферианства нет будущего в Гиперборее. В нашей общине меня научили сопротивляться ментальному воздействию паладинов, предупредив, что вы представляете собой опасную секту.
   - Мелфис, а не участвовал ли ты в каком-нибудь ритуале, направленном против драконов?
   - Нет.
   Элиддин посмотрел на Ларратоса глазами, в которых читалось: он говорит правду.
   - А как зовут вашего патриарха?
   - Мафюр Ларан.
   - Где и когда проходят ваши собрания?
   - Они проходят по воскресеньям. Но у нас нет здания церкви - и собрания могут происходить где угодно.
   - Легко ли стать прихожанином вашей церкви? Может ли им стать любой желающий?
   - Войти в нашу церковь может любой человек. А орков, эльфов и прочую нелюдь мы не принимаем.
   Ларратос и Элиддин вышли в коридор.
   - Похоже, - подвёл итог Элиддин, - старообрядцы обработали разум Мелфиса и защитили от дополнительных изменений.
   - Наставник, у меня есть идея: пусть кто-нибудь из наших внедрится в церковь старообрядцев и выведет их на чистую воду.
   - Идея хорошая, но посылать на такое дело простого стражника слишком рискованно. Мы с тобой тоже не сможем туда проникнуть - нас все знают. Надо внедрить в эту секту кого-нибудь с менее известной внешностью. Например, Апиона Гранта.
   - Неуловимого?! Вы связались с бывшим преступником?
   - Апион раскаялся в своём прошлом и недавно предложил мне сотрудничество. Я согласился - нам может сильно пригодиться человек с его навыками. Апион завязал с воровством и стал на путь добра - но навыки-то никуда не делись. Запомни: даже тот, кто когда-то глубоко ступил на путь зла, может исправиться и обрести спасение.
   - А значит, исправившийся злодей может стать даже паладином?
   - Да, может.
   - Наставник, а я что, был единственным человеком, которого вы когда-либо хотели обратить в паладины?
   - Нет. Я знал несколько молодых людей, которые могли стать паладинами. Но никто из них не выдерживал испытаний: кто-то не был достаточно нравственным, кто-то не мог уничтожить трёх магических существ. Однако, был человек, которого я чуть не обратил - мой собственный сын Мефодий.
   - Наставник, у вас есть сын?
   - Был. В конце шестидесятых годов прошлого века я женился на гиперборейской девушке, которую звали Эрана, как и твою жену. В 1570 году она родила мне сына. Мефодий очень хотел стать паладином - но я не мог его инициировать лишь за то, что он мой сын - согласно Абсолютному Закону, он должен был проходить испытания, как и все. И в 1588 Мефодия призвали в армию. Мне не хотелось его отпускать, но он сам туда рвался - и я не стал противиться его свободному выбору. Как я тебе рассказывал, в молодости я и сам пошёл в армию вопреки желаниям отца. Отслужив два года, он поступил в военную академию - и стал лейтенантом. Но вскоре мой сын погиб на войне с нежитью. А затем от горя умерла и моя жена Эрана.
   После того как Мефодий погиб, я на три года ушёл на Крайний Север и стал отшельником. Помнишь, я рассказывал тебе, что после революции я, лейтенант королевской стражи, пошёл в республиканскую рядовым?
   Ларратос кивнул.
   - Это была неправда. Меня взяли сержантом.
   - И вы за всё время вплоть до этого года дослужились только до майора?
   - Нет. Я был полковником. Я стал отшельником, а когда вернулся, узнал, что за три года отсутствия меня сильно понизили в звании - до майора.
   Ларри понял по глазам Элиддина, что тот всё равно чего-то не договаривает, но решил больше не задавать своему наставнику вопросов по такой болезненной теме.

***

   Баал Кархан лежал на полу, с трудом переводя дыхание: молодой шеддит полностью выдохся и теперь чувствовал себя как выжатый лимон. Он не понимал, что произошло - ритуал прошёл совсем не так, как планировалось. Энергии Хаоса вышли из-под контроля - и Кархан чуть не загнулся, пока справился с ними. В намеченную жертву в итоге попало менее десятой части заготовленного заряда - остальное просто рассеялось в пространстве. Шеддит теперь лежал с закрытыми глазами - ему всё казалось, что они вот-вот выскочат из орбит.
   - Не удивлюсь, если проклятый паладин вообще ничего не почувствовал, - мрачно размышлял Кархан.
   У этой неудачи могло быть только одно объяснение - ритуал проведён неверно. Или было неправильно названо имя паладина, или... или же кровь на ткани принадлежала не Элиддину.
   Внезапно раздался робкий стук в дверь.
   - Кого там принесло? - недовольно проворчал шеддит.
   - Владыка, вас вызывает Баал Хэрек, - раздалось из-за двери. - У него есть для вас очень важное и срочное задание.
   Ярость помогла Кархану собраться с силами:
   - Какой Хэрек?! - заорал он, выскакивая в коридор и спуская посыльного с лестницы. - Какое задание, когда я едва на ногах стою?!

***

   Зарина шла по дорогам северного Масхона - всё ближе и ближе к гиперборейской границе. Она шла по лесу, где некогда (в далёкой древности) располагался эльфийский посёлок. После смерти любимого, произошедшей уже давно, один из алтарей, посвящённых победе над демонами первого вторжения, был превращён в его гробницу. Зарина положила тело своего умирающего возлюбленного в каменный гроб, и применила все свои силы, чтобы не дать искре жизни погаснуть в теле её тайного мужа. И он остался лежать в гробнице - в состоянии летаргического сна, между жизнью и смертью. Он мог в любой момент погибнуть - но и в любой момент проснуться.
   Зарина, применив энергии Абсолюта, открыла дверь. Зайдя в гробницу, она почувствовала, как часто вдруг забилось её сердце: меч, висевший на стене, пропал, а тело, лежавшее в гробу, куда-то исчезло...

***

   В воскресенье, пятого августа 1618 года, происходило очередное собрание церкви Истинной Веры. На этот раз прихожане собрались во дворце одного из мирян в пригороде Стейнгарда. И, как всегда, перед собранием состоялось посвящение в истинную веру новичков: Патриарх Ларан надел на шею нового мирянина своего культа анкх, крест с кругом - символ ортодоксального камриэльства, в отличие от пятиконечной звезды, символа альферианства, согласно которому Камриэль сошёл с креста и обрёл свободу.
   - Приветствую тебя. Добро пожаловать в нашу общину, брат Апион.
   - Благодарю вас, Патриарх, - улыбнулся Неуловимый. На этот раз на его голове красовался рыжий парик, а также накладные усы и борода. В его кармане лежал небольшой мадаббар.
   - Мне кажется, что где-то я тебя уже видел, - задумчиво произнёс патриарх, внимательно разглядывая Апиона.
   - Да, вы вполне могли меня видеть: я живу в деревне на юге отсюда, и часто проезжаю на своей лошади через этот городок по пути в Стейнгард.
   - Понятно, брат Апион. А что привело вас в нашу церковь?
   - Я осознал, что республиканский строй в Гиперборее обречён.
   - Очевидно, ты почувствовал какое-то беспокойство, неуверенность в завтрашнем дне? А стоило лишь подумать о старых добрых временах, когда Гиперборей был монархией - и тебе сразу стало лучше?
   - Всё было именно так!
   - Ясно. А теперь, брат Апион, присаживайся за стол - и причастимся священным вином.
   Апион присел и выпил. Что-то странное чувствовалось в церковном вине, и вскоре Неуловимый узнал этот привкус: в вино добавили то самое психотропное зелье, которое он пробовал, обучаясь у волшебника сопротивлению ментальному воздействию. На Апиона подобные зелья уже давно не действовали, но он решил этого не выдавать.
   - А теперь поклянись быть верным королеве и истинным богам! - сказал патриарх.
   - Клянусь, - солгал Апион.
   - Поклянись защищать нашу церковь от иноверцев и хранить наши тайны, но в то же время привести к нам своих друзей и семью!
   - Клянусь.
   - Поклянись спасать наше отечество от нелюди!
   - Клянусь.
   - Отлично, брат Апион, - улыбнулся Патриарх.
   - Могу ли я узнать, кто будет нашей королевой?
   - Конечно. Королевой станет герцогиня Линда Меггидо. Мы молимся нашим богам о превращении Гиперборея обратно в королевство, и боги внимают нашим мольбам, приводя к нам всё больше новых людей. Боги влияют и на разум гиперборейских солдат, так что уже около четверти нашей армии готово присягнуть на верность королеве. Армия в городе Диаманте уже сделала это - в полном составе. Скоро мы объявим эту страну королевством.
   - Неужели разразится гражданская война? - изумился Грант.
   - Нет, конечно! Что за кровожадные мысли? Мы доживём до того момента, когда волей богов весь народ признает Линду королевой.
   - Понял.
   - А теперь, братья и сёстры, - обратился патриарх к сидящим за столом, - произнесём молитву в честь нашего нового последователя - и в честь королевы, - патриарх достал листы с распечатанным текстом.
   - Патриарх? - спросил Апион. - Текст записан нашими буквами, но язык похож на мизрахийский...
   - Да, брат Апион, - Камриэль ведь был мизрахийцем.
   И Апион начал вместе со всеми читать текст:
   Burrak anta, ya shedd kabir!
   Eloah le-alam kabil!
   Hazza li kahat, shlita.
   Hazza le ayyab mita.
   Уже прочтя первую строчку, Неуловимый вдруг понял, что ему знаком текст этой молитвы. И, несмотря на то, что он не знал мизрахийского языка, ему было прекрасно известно, что это - молитва демонам. Он много раз слышал сию молитву от Шакира, и ни с чем не смог её перепутать. Когда чтение завершилось, у Апиона немного закружилась голова. Значит, если верить Элиддину и Ларратосу, произошёл мощный выброс энергии Хаоса в воздух Гиперборея. Именно поэтому многие люди испытывали чувство беспокойства и обречённости. А членство в церкви Истинной Веры возвращало спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.
   Всё это означает лишь одно: церковь старообрядцев, в которую вступил Апион, на самом деле никакая не церковь, а самая настоящая секта демонопоклонников - причём довольно-таки плохо замаскированная. Правда, у Гранта не укладывалось в голове, как герцогиня Меггидо, известная своей неподкупностью и верностью принципам чести, могла решиться на союз с масхонцами. Более того - она наверняка согласилась на вассалитет масхонской империи в обмен на титул королевы.
   Апион всё это понял. И поспешил к выходу.
   - Постой, брат Апион, - сказал патриарх, - ради победы королевы ты должен принести в жертву нашим богам нелюдь. Убей же закланного орка.
   Час от часу не легче, - подумал Апион. Он мог уже сбросить с себя личину культиста - и, к примеру, напасть на патриарха. Или попросту сбежать. Но у сектантов наблюдалось серьёзное численное превосходство, к тому же среди охранников наверняка присутствовали маги. Апион, хоть и раскаялся в своём прошлом, всё ещё не стал настоящим альтруистом. Поэтому он, испугавшись за собственную жизнь, покорно пошёл в зал вслед за патриархом.
   В центре дальней стены зала стоял крест с петлёй наверху - и на этом анкхе висел высокий орк.
   - Мы провели ритуальное убийство драконов - и нанесли урон всему их виду. Убьём этого орка - и других, подобных ему - и сможем уничтожить всю их богомерзкую расу!
   Апион был готов взять на душу грех убиения орка - но он не хотел наносить удар всей орочьей расе. Однако, подойдя к кресту и прощупав шею подвешенного, Апион с радостью для себя отметил, что орк уже мёртв - а значит, он не сможет его убить, если нанесёт удар - и никакого греха не будет.
   - Возьми серебряный кинжал, брат Апион, - сказал патриарх, протянув Неуловимому оружие. Тот взял ритуальный клинок и нанёс им мастерский удар по сонной артерии, из которой ручьём потекла кровь.
   - А теперь - могу ли я отправиться домой? - спросил Апион, - а то жена меня уже ждёт.
   - Конечно, - ответил патриарх.
   - Привет, дорогая, - Апион вытащил карманный мадаббар, - у кошки тёти Эйры родились котята. Я уже отправляюсь домой. По пути зайду в булочную.
   Неуловимый направился к выходу, а один из охранников, давно уже внимательно наблюдавший за Апионом, подошёл к патриарху.
   - Подозрительный тип, - негромко произнёс он, наклонившись к уху Ларана. - Он почему-то не сказал своей жене, что наша церковь ищет новых последователей, хотя поклялся. И говорил о какой-то ерунде - эта тарабарщина похожа на шифровку! Более того: его аура ясная - он чист, и даже зелье его не сломило. К тому же вы видели, как профессионально он ударил орка в шею? Это шпион!
   - Что?! - гневно воскликнул патриарх, - вражеский лазутчик?! - убейте его!
   Апион, мигом смекнувший, что дело дрянь, метнул в патриарха кинжал и бросился к выходу, уворачиваясь от летящих ножей и шаров магической энергии - оказалось, что маги встречались не только в охране, но и среди прихожан. А выход уже перекрыли двое культистов - судя по всему, неплохих воинов.
   Но тут раздался глухой треск - и двери попросту вынесло вместе с охранниками, а в церковь ворвались Элиддин с Ларратосом: мечи паладинов пылали синим огнём Абсолюта, легко разбивая магические заряды. Охрана бросилась навстречу паладинам - и началась яростная схватка. Апион, видя, что его помощь уже вроде как не нужна, юркнул под один из столов. В воздухе свистнул громадный шар парализующей энергии, запущенный лично патриархом. Как оказалось, кинжал Гранта попал ему в плечо, но Ларан оказался весьма могущественным магом.
   Ларратос, в которого летел этот заряд, лишь довольно рассмеялся и наотмашь хлестнул по нему Зариндуилом, одновременно пинком ноги отшвыривая очередного культиста. Шар отразился и попал обратно в патриарха, который тут же рухнул без сознания. А со двора послышались звуки сирены: ко дворцу подъехало сразу десять самоходных повозок стражи. Дело в том, что Элиддин, наученный горьким опытом последней схватки с культистами (когда паладинов спасло только появление гидры), решил подстраховаться, подключив к делу не только свой, но и соседние участки стражи.
   В зал ворвалась огромная толпа стражников - и всех культистов быстро повязали.
   - Отлично сработано! - довольно произнёс Элиддин, вбрасывая клинок обратно в ножны. - Грузите их всех в повозки - и в казарму.
   Апион вылез из-под стола.
   - Ну как, узнал что-нибудь? Что это за секта? - поинтересовался у него Ларратос.
   - Это не старообрядцы! Это демонопоклонники! Тот же культ Тени, с которым ты справился весной. Только они слегка замаскировались.
   - И кому они служат?
   - Разумеется, масхонцам. И герцогине Линде Меггидо, заключившей с ними союз и объявившей себя королевой Гиперборея. Судя по словам патриарха, город Диамант уже стал опорным городом монархистов.
   - Что же, - ответил Ларратос. - Если они хотят начать гражданскую войну, то мы этого не допустим. Теперь, когда храм разрушен, выбросов хаотических энергий больше не будет - и люди постепенно образумятся.
   - Я не был бы так в этом уверен, - покачал головой Элиддин, поднимая с пола серебряный клинок и внимательно его рассматривая. - Интересная вещица - похоже, что-то ритуальное...
   - Да, этим клинком они пытались убить орка, - кивнул Апион. - К счастью, он был уже мёртв, а то не миновать бы нам очередного выброса Хаоса. Во время прошлого ритуала точно так же убили драконов...
   - Что за ерунда! - удивился Элиддин. - Конечно, ритуальное убийство даёт некоторый выброс Хаоса - но уж всяко не такой, чтобы охватило весь город.
   Паладин подошёл к убитому орку и внимательно его рассмотрел.
   - Он мёртв уже четвёртые сутки, - мрачно произнёс подполковник. - Но кровь всё ещё не свернулась, да и окоченения нет... Похоже, что его убивали с помощью сил Хаоса - причём довольно долго. И во время этих ритуальных пыток выделялась хаотическая энергия. Думаю, драконов этим демонопоклонникам тоже передали уже мёртвых. А накопленную энергию разом выпустили.
   - Так что же получается, - удивился Ларри. - Этот храм - ложный?!
   - Да, лейтенант. Всего лишь небольшой вербовочный пункт. А НАСТОЯЩИЙ храм Хаоса мы всё ещё не нашли. Но ничего, найдём - кстати, нужно будет узнать, кто дал "старообрядцам" этого орка...

***

   В стейнгардскую ремонтную мастерскую прибыл очередной состав, пострадавший до такой степени, что его пришлось оттаскивать с помощью буксира - дополнительного маговоза.
   - Эй, ремонтники! - весело выкрикнул машинист, спрыгивая на платформу и отцепляя повреждённый поезд, - принимайте новое поступление!
   Двое мастеров-ремонтников подошли к составу - и остановились в немом изумлении:
   - Это где ж ты его откопал? - поражённо произнёс один из них. - Он что, побывал в бою?
   - А может, и побывал, - заметил другой ремонтник, вытаскивая из стены вагона наконечник стрелы. - Мда, одним обстрелом тут явно не ограничилось...
   И действительно, поезд выглядел страшновато: все стёкла побиты, на крыше вмятины, а колёса исцарапаны и стёрты.
   - Это бывший зеленохолмский экспресс, - пояснил машинист. - Собственность магического исследовательского института. Говорят, на нём везли какой-то секретный груз, а маги-конкуренты попытались его отнять...
   - И как, отняли?
   - Да кто ж его знает... Там у них сплошные секреты, никто ничего толком сказать не хочет. Не твоё, мол, дело...
   - Ну что ж, придётся повозиться. У, демоновы чародеи! Им всё шуточки, Кадур-хренур там всякий, а нам теперь за них отдуваться. Ладно. Вагоны мы приведём в порядок уже через пару дней, а вот маговоз... Хм... - ремонтник подошёл к маговозу повреждённого поезда и начал внимательно его осматривать. - А вот маговоз ремонту вообще не подлежит. Эвон как ему двигатель-то разворотило - такое чувство, что маги его зубами грызли!
   - Или когтями, - заметил второй ремонтник. И действительно, содержимое двигательного отделения попросту выпотрошили - на обрывках механизма виднелись следы когтей. Более того, повреждённый металл как-то странно выглядел - словно его травили кислотой.
   - Не-ет, я туда не полезу. Мало ли, что там за дрянь такая. Может, то когти вурдалака какого или иной нечисти. Всё, готовь списание - хватит с них и одних вагонов!
  
   Глава 7
   Ветер войны
   Ларратос находился в том же белом зале, который видел во сне про рождение тёмного лорда Хаммона. У стен зала стояли статуи, изображавшие героев революции Масхона. В помещении присутствовало множество людей - как воинов, так и политиков, судя по вычурным одеяниям. Лица были видны нечётко, и Ларри осознал, что это - опять сон. Или видение - ему уже снилось много пророческих снов и снов о прошлом, поэтому он не особенно удивился, когда осознал, что спит.
   На троне восседал пожилой мужчина в зелёном кафтане и фиолетовой мантии, но короны он не носил - стало ясно, что это не король, а консул. По правую руку консула стоял человек в похожем одеянии - только плащ у него оказался красным, что во многих странах означало принадлежность к командному составу армии. На вид этому офицеру было около тридцати пяти лет, его аккуратно уложенная борода и меч на поясе завершали картину - по длань консула стоял истинный офицер, аристократ духа. Ларри не смог разглядеть лицо чётко, но всё же узнал человека - вне всякого сомнения, это был Арастиор. Напротив же консула стоял другой офицер, судя по мечу, паладин, на вид тоже от тридцати до тридцати пяти лет, а с ним стояли ещё двое паладинов, чуть-чуть помладше самого Ларратоса. Один из них был знаком Ларри по предыдущему сну - Канис Эсквилл, ставший лордом Хаммоном. А второго он во сне ещё никогда не видел, но смуглое лицо этого парня с небольшой восточной бородкой казалось очень знакомым. Не может быть! Это же юный Элиддин!
   - Приветствую, господин консул. Приветствую, господин министр войны Скайрис, - произнёс старший из паладинов.
   - Приветствую вас, паладины, - ответил консул.
   - Привет, брат Оникс, - с молодецким задором произнёс Арастиор, - не нужно формальностей, дружище. Хотя я и покинул орден, но всё ещё считаю его своей семьёй. Что привело тебя сюда?
   - Старый друг, беда пришла на Масхон, - вздохнул Оникс - очевидно, это был сам Оникс Рейнс, наставник Элиддина и Каниса, - об отдельных нападениях нежити слышно уже давно, но теперь в ход пошли огромные полчища вурдалаков и скелетов. И Совет решил, что речь идёт о настоящей войне, поэтому я прибыл сюда с миссией уведомления о проведении мобилизации.
   - Пусть будет так, - с горечью ответил Арастиор, - я вижу, ты хочешь сказать что-то ещё, дружище Оникс.
   - Мне тяжело об этом говорить, Ара, но за нападениями стоят шеддиты и их лидер Баал Мавет. Именно он собрал некромантов и обеспечил их армию оружием.
   - Но я думал, с шеддитами уже покончено! - с удивлением выкрикнул Арастиор.
   - Нет, дружище. И это ещё не самое страшное, - продолжил Оникс, - Баал Мавет - не кто иной, как герой революции, наш бывший соученик, генерал Коринфос.
   - Это невозможно, Оникс! - с отчаянием в голосе произнёс Арастиор, но слова Оникса Рейнса были правдой.
   - Оникс! Не слушайте его! Он сам - шеддит, манипулирующий народом и некромантами! - закричал Ларратос, но никто его не слышал - он был в этом мире лишь наблюдателем, фантомом, призраком, не способным изменить прошлое подобно тому, как зритель не может изменить содержание пьесы, показываемой по мадаббару.
   - А кто эти два молодца рядом с тобой? - слегка успокоившись, спросил Арастиор. Но Ларри знал, что его удивление насквозь фальшиво - министр войны был хорошим актёром.
   - А это - мои ученики, на днях получившие статус адептов - Элиддин аль-Кахаби и Канис Эсквилл. В нашей академии давненько не было таких многообещающих паладинов. Поговаривают о том, что Канис - Шаддай, но я не особо верю в его существование, - при этих словах и без того нечёткое лицо Оникса расплылось перед глазами Ларратоса, и вся комната озарилось светом.
   - Проснись, Ларратос, уже девять утра, - услышал он голос Элиддина.
   - Сейчас, наставник, - ответил Ларри и пошёл по направлению к ванной.
   За завтраком Ларратос просмотрел свежую газету - выпуск "Стейнгардских вестей". Большая часть номера оказалась посвящена политике - неожиданно подскочившему рейтингу монархической партии. Оказалось, что монархистов уже безоговорочно поддерживают целых двадцать восемь процентов населения! И это при том, что ещё неделю назад партия Меггидо едва набирала шесть процентов голосов. В связи с невиданной сенсацией газета оказалась битком набита различными интервью и комментариями. "Вполне вероятно, что республиканский строй правления окончательно дискредитировал себя, - читал Ларри очередную колонку комментариев. - И только реставрация монархии выведет нашу страну из духовного и экономического кризиса, в котором она оказалась по вине консула..." Судя по всему, значительная часть журналистов тоже попала под влияние энергий Хаоса. Настроение у Ларри резко упало, и он отыскал в газете раздел происшествий. Увы, там тоже не было ничего утешительного. Оказывается, в последнее время в городе начали пропадать орки, и Мельд понял, что все они, скорее всего, стали жертвами возрождённого культа тени. Или вот ещё...
   - Наставник! - воскликнул Ларратос. - В поместье Меггидо и впрямь творится что-то неладное. Послушайте, что пишут в газете:
   "Пару дней назад в поместье герцогини Линды Меггидо, лидера столь популярной сейчас монархической партии, неизвестные злоумышленники полностью вырезали лучший племенной табун лошадей. Утром четвёртого августа обнаружилось, что все лошади мертвы. Стражники, осматривавшие место происшествия, утверждают, что это было сделано с помощью магии, ибо лошади попросту растерзаны - какая-то чудовищная сила разорвала их на части. "- Нам уже приходилось видеть нечто подобное, - сказал начальник опергруппы, капитан Стоун, - ещё во время войны с нежитью. Именно так выглядят трупы, разорванные конструктами - самыми ужасными из порождений некромантии". Это дело кажется тем более странным, что спешно вызванная команда магов не обнаружила никаких следов нежити или магических воздействий и никаких возмущений магических потоков. Тогда стража отправила донесение в стейнгардскую гильдию боевых магов - и на место происшествия прибыл сам Трейк Найгам, глава гильдии, что говорит о крайней серьёзности ситуации. "- Нет, на нежить не похоже, - сразу же заявил Трейк. - Следы когтей совершенно другие - вероятно, это оборотень или иная демоническая тварь. Я не исключаю также ритуального убийства с целью получения энергий Хаоса". Маг не терял времени даром: он обшарил всё поместье в поисках каких-либо следов твари и нашёл два тайника с масхонским оружием, скрытых при помощи запрещённых заклинаний. Более того, ему удалось обнаружить, что почти все люди в поместье зомбированы, включая личную охрану самой герцогини. Госпожа Меггидо в панике - в том числе и потому, что подобный скандал может пошатнуть авторитет монархистов. "- Я не допущу, чтобы в такой ответственный момент по моему поместью шатались стейнгардские маги-недоучки", - заявила она и, воспользовавшись правом частной собственности, выгнала Трейка. Однако не прошло и часа, как маг вернулся - да не один, а со специальным указом консула, который помимо исключительной привилегии производить обыск в поместье содержал разрешение на установку следящих заклинаний - до двадцати штук включительно. "Это переходит все границы, - пожаловалась герцогиня. - Я абсолютно уверена, что Трейк Найгам нанят нашими политическими соперниками. И что он наверняка превысил свои полномочия, установив значительно больше следящих заклятий, чем было дозволено. К сожалению, мои доверенные маги, которые должны были контролировать деятельность Трейка, задержаны по подозрению в некромантии..."
   Элиддин рассмеялся.
   - Да, от Трейка ей не избавиться - тут никакие связи не помогут. Я хорошо его знаю - он великолепный маг и неплохой воин. Невероятно энергичен и решителен. Мне кажется, Трейк уже давно понял, из-за чего погибли лошади - и теперь просто тянет время.
   - Зачем?!
   - Думаю, он догадался, что у нас назревает гражданская война, за которой стоит Масхон. И теперь пытается всеми силами помешать контрреволюции. Его присутствие - как кость в горле для Меггидо: пока он инспектирует поместье, якобы вылавливая нежить, она даже шевельнуться лишний раз боится. Кстати, сегодня надо будет с ним связаться - думаю, если война всё-таки начнётся, боевые маги примут сторону республиканцев. Между прочим, консул тоже что-то сообразил: на днях вышел указ о всеобщей мобилизации. Вот только я не уверен, что подавляющее большинство гиперборейцев пойдёт в республиканскую армию.
   - Почему же, наставник?
   - Я сам некогда считал, что Гиперборею лучше быть монархией. Да и сейчас не до конца отказался от этой мысли - но не буду же я примыкать к приспешникам Масхона! Так что уж говорить о простых людях... Велик выброс Хаоса в атмосфере страны, и множество горожан присоединится к Меггидо. И я уверен, что не только мужчин, но и женщин - а в республиканскую армию призывают лишь мужчин. Поэтому сегодня я связался с моим бывшим лейтенантом, Каем Гордианом, с просьбой организовать гильдию гладиаторов "Белый Медведь" в помощь нашей армии и обратиться к главам других гильдий.
   Внезапно в кармане Элиддина загудел мадаббар.
   - Подполковник Элиддин Кахаби слушает! - произнёс паладин.
   - Говорит Трейк, глава гильдии боевых магов. Я вижу, вы там чаи гоняете? Везёт! А я вот тут кручусь как угорелый, ловлю масх... то есть нежить... Намёк ясен?
   - Вполне. Кстати, я сейчас как раз собирался с тобой связаться, но ты меня опередил, - похоже, Элиддин и Трейк были действительно неплохо знакомы, раз даже обращались друг к другу на "ты".
   - Я полагаю, тебе нужна помощь магов гильдии?
   - Именно. Хотел узнать: станут ли боевые маги помогать республиканцам?
   - Конечно, станут! Более того - мои люди УЖЕ помогают: вся гильдия сейчас находится в Диаманте, и они не сидят без дела - разбрасывают всюду чары Очищения и Просветления, организуют массовые молебны Камриэлю... В общем, рано или поздно город очистится от эманаций Хаоса: если не будет новых выбросов, через пару недель всё утрясётся.
   - Не будет. Мы прямо сейчас приступим к поиску храмов Хаоса.
   - Что ж, желаю успеха. Жаль, что я не смогу помочь вам в поисках - стоит мне покинуть поместье, и Линда Меггидо тут же начнёт войну.
   - Неужели всё так плохо? - удивился Элиддин.
   - Хуже некуда. Только моё присутствие удерживает эту интриганку от выступления. Я всегда знал, что герцогиня - хитра, но чтоб до такой степени... Я тут уже столько всяких грязных её делишек пооткапывал, что, не будь она столь богата и влиятельна, на пару смертных приговоров хватило бы... Кстати, ты в курсе, что диамантийский гарнизон уже присягнул ей на верность?
   - В курсе, - вздохнул паладин.
   - Ну, тогда не буду вас больше задерживать - действуйте! Хотя стоп, я тут кое-что вспомнил... Скажи мне, пожалуйста, как ты относишься к лейтенанту Ларратосу Мельду?
   Элиддин удивлённо вскинул брови, а Ларри от неожиданности поперхнулся чаем.
   - Ларратосу?! Да, в общем-то...
   - Надеюсь, он у тебя на хорошем счету? Если у него вдруг появится собственный дракон - как ты к этому отнесёшься?
   - Что? Дракон? - удивился Элиддин. - Признаться, никогда об этом не думал... К чему это ты? И причём здесь лейтенант Мельд? У вас что, есть бесхозный танин?
   - Ну, не то чтобы совсем уж бесхозный... В общем, это не мадаббарный разговор. Если революция заглохнет, через две недели заедете с лейтенантом Ларратосом Мельдом в Диамант - и я всё вам покажу. В общем, до связи! - и Трейк прервал контакт.
   - Наставник, о чём это он? - спросил Ларри. - О каком драконе он сейчас говорил? И при чём здесь я?!
   - Сам удивляюсь, - недоумённо ответил Элиддин. - Чем-то ты, Ларри, заинтересовал Трейка Найгама. Ладно, неважно. Вижу, ты уже позавтракал? Вот и отлично. Сейчас нам нужно как можно скорее уничтожить храмы Хаоса - пока не произошло очередного выброса.
   - Вы предлагаете поискать святилища Хаоса мне, наставник?
   - Да. Я хочу научить тебя этому. Паладин должен во всём доверяться своим шести чувствам.
   - Шести, наставник? У простых людей их пять!
   - Конечно, Ларри. Но мы-то с тобой не простые люди. Сначала посмотри на меня внимательно - не видишь ли ты во мне чего-нибудь нового?
   Ларратос оглядел своего учителя - та же фуражка, те же доспехи, тот же Малькинур на поясе, те же золотые погоны, те же кожаные сапоги. Стоп! Какие сапоги?! Элиддин носит только один сапог - потому что у него одна нога! Лейтенант Мельд протёр глаза - он же не пьёт, двоиться не должно...
   - Паленгенезия творит чудеса, - произнёс Элиддин, - спасибо доктору Герберту и его коллегам. С повторным воссозданием гидры у них что-то не заладилось, но из её крови они приготовили мазь регенерации и смогли вернуть мне ногу!
   - Поздравляю, наставник!
   - Теперь я могу двигаться как в молодости, и мы с тобой славно подерёмся на тренировках, - с каким-то юношеским блеском в глазах произнёс Элиддин, взмахнув деревянным мечом, и Ларри не узнал своего наставника, - вместо опытного и мудрого учителя перед ним стоял энергичный и жизнерадостный солдат удачи, искатель приключений.
   - Так что же вы говорили про шесть чувств, наставник?
   - Если слепой прозревает, он поначалу плохо ориентируется в видимом мире - потому что не знает, что к чему. Ты очень способный ученик: за считанные недели обучился тому, что обычно усваивается за год, а то и за два, - Элиддин кинул своему ученику деревянный меч, - и я считаю, что ты готов к прозрению. Но для начала тебе надо ненадолго ослепнуть. Как и мне, - он повязал себе на глаза повязку.
   - Почему вы говорите загадками, наставник? - спросил Ларратос.
   Элиддин кинул Ларри шарф:
   - Завяжи им свои глаза.
   Ученик сразу же выполнил указание учителя.
   - Стой на месте, - произнёс Элиддин, стоя в другом углу коридора. - И защищайся.
   Ларри приготовился к отражению атаки наставника, пытаясь компенсировать временное отсутствие зрения обострённым слухом. Не получилось: Элиддин подкрался абсолютно беззвучно, и на Ларратоса обрушился целый град ударов - большинство пришлось на руки и плечи. Таламид начал бестолково размахивать мечом - но внутреннее зрение что-то не спешило проявляться, и Ларри приходилось действовать практически наугад: его меч ни разу не пересёкся с оружием Элиддина.
   - Стоп, так дело не пойдёт! - Элиддин внезапно прервал поединок. - Ты пытаешься ориентироваться на слух, отлавливая положение меча по свисту рассекаемого им воздуха. Конечно, так к тебе не придёт никакого прозрения, и ничего, кроме полного комплекта ушибов, ты не получишь.
   - Так что я должен делать, наставник?
   - Для начала немного успокоиться. Я понимаю, что получать колотушки, не имея возможности ответить, не слишком-то приятно, но гнев лишь затуманивает внутреннее око. Ну что, готов ко второй попытке?
   - Да, наставник! - Ларри изо всех сил напрягал зрение и пучил глаза, но видеть так и не начал. Разочарованно вздохнув, он поднял меч, приготовившись к очередной атаке, и попытался расслабиться, слиться с энергиями Абсолюта.
   Импровизированная медитация была прервана самым грубым образом: на этот раз Элиддин даже не подошёл на расстояние удара, а просто толкнул таламида зарядом Абсолютной энергии. Ларри швырнуло куда-то вбок, и, падая, он вдруг почувствовал смертельную опасность. Внезапно эта опасность начала ПРОЯВЛЯТЬСЯ - она выглядела в виде чёрного прямоугольника, окружённого сероватым свечением. Этот нечёткий образ возник не в глазах, а прямо в мозгу, и Ларратос, резко изогнувшись, вцепился руками в край чёрного пятна, всерьёз опасаясь вылететь куда-то в бесконечность.
   А пару мгновений спустя Ларри осознал, что он чуть было не вывалился из открытого окна второго этажа - и теперь висит, зацепившись за подоконник. Меч, разумеется, выпал.
   - Наставник, - выдохнул он, перехватившись и вползая обратно в комнату, - почему окно не закрыто?! - сердце Ларратоса бешено колотилось, на лбу выступил пот.
   - Потому что я сейчас открыл его, - судя по голосу, Элиддин улыбался. - Видишь ли, у тех, кто готов прозреть, внутренне зрение начинает проявляться интуитивно - чаще всего в случае опасности. И, похоже, ты всё-таки что-то увидел...
   - А если бы нет?!
   - Тогда бы я остановил твоё падение силами Абсолюта. Не бойся, этот способ обучения практикуется паладинами уже многие века. Например, мой наставник Оникс Рейнс вышвырнул меня с верхушки башни нашей академии - а перед этим долго рассказывал, насколько она высокая и как опасно с неё сорваться... Так что лови меч - и продолжим.
   Брошенного меча Ларри увидеть не смог, получив в итоге по лбу деревянной рукоятью.
   - Ну, таламид, - воскликнул Элиддин, - на этот раз ты нападаешь!
   Ларратос сделал несколько пробных взмахов мечом и медленно двинулся на голос наставника. Увы, внутреннее зрение опять уснуло - никаких новых образов пока не возникало.
   - Ну же! - поторопил Элиддин. - Не спи, двигайся!
   Судя по голосу, наставник стоял всего в нескольких шагах, и Ларратос прыгнул, рассчитывая повалить его на пол. Приземлился он неудачно - Элиддин, разумеется, успел отпрыгнуть. Ларри вскочил - и его мозг вновь пронзило ощущение смертельной опасности: на этот раз тьму разрезала полоса слепящего синего пламени, на которую чуть было не налетел таламид. Он поспешно рухнул на пол, откатываясь в сторону - и к образу полоски света добавилось ровное синее свечение, по форме напоминающее человеческую фигуру. В одной руке этот призрак держал что-то тускло-серое, а в другой - ту самую полоску. "Да ведь это же меч!" - сообразил Ларри.
   - Наставник! Я что, чуть не напоролся на Малькинур?!
   - Не отвлекайся. Твоё внутреннее око уже просыпается - так что продолжим, иначе придется всё начинать сначала, - Элиддин поместил клинок из небесной стали в ножны: свечение меча почти исчезло.
   Ларри поднялся, провёл перед своими глазами деревянным мечом - и увидел лёгкое серое свечение. А из темноты медленно проступали тускло светящиеся серые стены. "- Ага, - подумал Ларри. - Серая полоса у Элиддина - его деревянный меч. Немного непривычно, но ничего". Более того: Ларратос вдруг ощутил, что синий призрак стоит у него за спиной - оказывается, внутренним зрением можно было видеть ВСЁ окружение сразу, а не только то, что расположено прямо перед глазами.
   - Защищайтесь, наставник! - радостно воскликнул паладин, резко оборачиваясь и обрушивая на Элиддина целую серию ударов.
   - Запросто! - тот встал в стойку медведя и легко парировал атаку Ларратоса.
   Ларри воспользовался стойкой орла и попытался повторить тот приём, которым уже неоднократно побеждал Элиддина на тренировках. Однако оказалось, что стоит лишь сконцентрировать внимание на каком-то одном объекте - и световые образы начинают гаснуть, вспыхивая лишь в моменты наибольшей угрозы.
   - Не выйдет, таламид! - рассмеялся Элиддин. - Я не сомневаюсь в твоих способностях, но стиль орла мешает внутреннему оку, - с этими словами паладин точным ударом выбил у Ларратоса меч. - Всё, можешь снимать повязку, - и Ларри, увидев, что светлый призрак провёл рукой перед своими глазами, снял чёрный шарф. - Теперь от тебя ничего не скроется - даже то, чего не видят простые люди.
   - Постойте, наставник! Это - то самое внутреннее зрение, с помощью которого вы обнаружили, что консул Арастиор Скайрис и есть владыка шеддитов?
   - Да, это оно. Ты с самого начала хорошо овладел этой способностью, мой ученик, но думаю, пока ещё многого не понимаешь. С помощью внутреннего зрения можно видеть магию, можно видеть ауру конкретного человека и многое другое. Синяя аура означает добро и гармонию, красная - Хаос и агрессию, чёрная - чистое зло. Зелёная аура - знак любви, оранжевая - аура единения с природой и миром. Серая аура принадлежит ничтожным личностям, что не относятся ни к добру, ни к злу - и живут только ради своих мелочных интересов. Обладатели фиолетовой ауры также не принадлежат добру или злу - но их карма яркая, и они способны влиять на судьбы других людей. Чем ярче аура - тем она крепче...

***

   Пару часов спустя паладины медленно брели по улице Героизма: радужное настроение сменилось унынием.
   - Я вообще не понимаю, как такое может быть, - говорил Элиддин. - Ведь тёмные ритуалы оставляют заметные следы в матрице Абсолюта. Каждый храм Хаоса предстаёт перед внутренним оком высоченным красным столбом - его за несколько вёрст видно! Замаскировать места, откуда производились выбросы, невозможно: свечение держится не одну неделю. А мы вот уже два часа ищем - и никакого результата!
   - Может, эти храмы не в городе? - предположил Ларратос.
   - Если бы! Они определённо где-то в Стейнгарде: последний выброс произошёл как раз в этом районе - предположительно рядом с улицей Бринна. Но почему эти святилища не видны - ума не приложу. Ерунда какая-то...

***

   В двенадцать часов дня у Ларри Мельд встретился со своей женой, Эраной.
   - Как обучение на паладина? - спросила Эрана.
   - Как считает наставник, я могу быть Шаддаем - всемогущим паладином, который способен обуздать Хаос. Смешно, не правда ли?
   - У тебя удивительная судьба, Ларри. То ты учишься у властелина чёрных магов, то у единственного в стране паладина - и у обоих оказываешься многообещающим учеником!
   - Но моя магия меркнет перед моими же паладинскими способностями.
   - Всё равно - ты сумел в рекордный срок одолеть программу двух классов магической школы. Поразительно, что такие удивительные магические способности, как у тебя, смогли развиться так быстро!
   - После того, как Гидрас... точнее, Шакир меня инициировал, магическое начало во мне и впрямь развилось очень быстро. Но меня удивило другое: в момент инициации я не почувствовал ничего нового.
   - Я не поняла, любимый, в какой момент?
   - В тот момент, что Шакир инициировал меня в маги заклятием "Искры маны".
   Эрана посмотрела на своего мужа так, будто тот неудачно пошутил, а то и вовсе впал в детство или сошёл с ума:
   - Ларри, не говори ерунды: инициация в маги - длительный процесс!
   - Но Шакир сказал мне, что вот уже две сотни лет инициация не требует длительных постов и аскетических практик!
   - Конечно! Инициация в наши дни проходит значительно быстрее, чем триста лет назад, но этот процесс занимает много часов и требует ПОСТОЯННОЙ подпитки маной - поэтому инициация очень дорога. А "искры маны" - заклятие, пускаемое на праздниках в качестве хлопушек и фейерверков. Ему учат в четвёртом классе. Если бы инициация происходила мгновенно, в магах ходил бы весь Гиперборей.
   - Странно... Я сразу понял, что Гидрас - жмот, и любит выкачивать деньги; возникло даже подозрение, что он - мошенник! Но если инициация была ненастоящей, то как же я смог после этого колдовать? Не думаю, что моя магия была иллюзией, исходящей от Шакира - ведь я применял чары против него самого. Да я и сейчас могу колдовать! Смотри, Эрана! Кадур ан-нур! - над ладонью Ларри появился огненный шарик, который он забросил в небесные выси.
   - Этому может быть только одно объяснение. Шакир почувствовал, что инициация тебе просто не нужна.
   - Как это?
   - Очень просто, Ларри. Ты - прирождённый маг.
   - Прирождённый маг. Что же. Новая зацепка. Наконец-то я начинаю узнавать себя. Я прирождённый маг. Я знаю мизрахийский и эльфийский языки - в совершенстве. Но что же всё остальное? Кем я был? Как я жил? По-прежнему, сплошная пустота. По-прежнему, я человек без прошлого...
   - Но ты - человек с настоящим. И с будущим. Я и хочу поговорить о нашем будущем - нашему сыну Урсосу восьмого числа восьмого числа будет два года и девять месяцев - то есть тридцать три месяца.
   - Значит, пришла пора его крестить. Он станет новым камриэльцем...

***

   В среду, восьмого августа в Церкви Новой Надежды на пятом уровне улицы Бринна в районе Героизма проходил обряд крещения Урсоса Мельда. Он был более чем скромным: пришли Элиддин и Беллердаш, а также Апион, надевший чёрный парик и чёрные усы с бородой. Также пришли подруги Эраны. Не было на церемонии и Руханнура, хотя он очень просился, мотивируя это тем, что очень любит церковные обряды. Но Элиддин-то знал, что ещё никогда ни на какие обряды драконов не пускали.
   - Братья и сестры, в сей день собрались мы пред лицом Господа нашего Камриэля, - произнёс пожилой священник, отец Эдгар, осенив себя пятиконечным знамением, - дабы возвести в ложе церкви нового прихожанина.
   Все поклонились в сторону алтаря: хотя Элиддин и Беллердаш не были камриэльцами, но чужие традиции уважали.
   Отец Эдгар окунул Урсоса в купель со святой водой, а затем осенив его пятиконечным знамением, торжественно объявив:
   - Властью, данной мне от Господа нашего Камриэля, Урсоса Мельда новым прихожанином альфрианской камриэльской церкви!
   Зал зааплодировал.
   - Поздравляю, Ларри! Рад за тебя, - Беллердаш едва не плакал от счастья.
   - Спасибо, друг. Я надеюсь, что... Эй, что с тобой?!!!
   Беллердаш, запнувшись на полуслове, вдруг закачался и упал без сознания. А Ларри почувствовал в воздухе присутствие некой тёмной силы.
   - Изыди, демон! - отец Эдгар, очевидно, тоже ощутивший присутствие зла в храме Камриэля, поднял над головой священный символ. Увы, он не смог никого защитить: ещё десять секунд - и без чувств лежали все, за исключением самого Ларратоса и Элиддина. Закрыв глаза, Ларри активировал свою новую способность - внутреннее зрение. Оказалось, что воздух в храме пылает багровым огнём Хаоса, а перед самым алтарём парит зловещая чёрная тень.
   - Приветствую, паладин! - раздался в мозгу Ларри шелестящий голос. Тёмный дух издевательски отсалютовал Ларратосу, - Я погиб за победу Тьмы. Война принесёт вам поражение. Ты будешь побеждён нашими объединёнными силами, и моя смерть наконец-то обретёт смысл. - Реплики тени были на редкость бесцветными, слова скорее угадывались, чем слышались. В этом голосе не ощущалось никаких эмоций - только монотонный шелест.
   Ларри не знал, что это за дух - да какая разница! Выхватив Зариндуил, Ларратос зажёг его силой воли и ринулся на тень. Призрак змеёй увернулся из-под удара Мельда, попавшего по алтарю.
   - Вы видите его, господин Эли? - пропыхтел Ларратос, стараясь попасть по мечущемуся духу.
   - Нет, но я догадываюсь, что это такое. Уничтожь его, а я займусь исцелением пострадавших.
   Ларри наступал, но тень по-прежнему уворачивалась от ударов паладина. Она плавно подлетела к выходу и прошла прямо сквозь дверь.
   - Проклятье! - выругался Ларратос, возясь с плотно закрытой дверью. Очутившись, наконец, за пределами храма, Ларри увидел, что тень уже набрала значительный отрыв и теперь летит по пятому уровню улицы Бринна.
   - Не уйдёшь! - выдохнул Ларри, стремительно набирая скорость. Паладины (особенно рыцари-тигры) бегают невероятно быстро, и вскоре Ларри с удовлетворением отметил, что догоняет призрака. Тень обернулась и, помахав рукой в прощальном жесте, перелетела вниз, на четвёртый уровень.
   - Как бы не так! - Ларратос прыгнул вслед за тенью и, пролетев десяток метров, мягко приземлился. Прокатившись по мостовой, он ловко вскочил на ноги, и продолжил погоню, выжимая из своего тела максимум.
   Ларри, тяжело дыша, мчался вслед за летящей тенью. Он уже начал выдыхаться - долго выдерживать такой бешеный бег не под силу даже паладину. Однако тень была уже совсем близко: ещё чуть-чуть, и...
   Не повезло. Дух достиг рыночной площади - и отрыв сразу резко возрос, ибо Ларри приходилось оббегать людей, а тень плавно скользила над толпой. Ларратос понял, что враг уходит - и с силой метнул Зариндуил.
   - Ты совсем кретин?!- услышал он голос торговца, обладателя жёлтой ауры жадности, - какой идиот доверил слепому меч?! Ты мог меня угробить, сволочь!
   Открыв глаза, Ларри вернулся к обычному зрению и увидел, что его клинок разрубил половину содержимого лавки. Это было тем более странно, что внутреннее око показывало на этом месте лишь пустоту. И Мельд понял: зрение паладина не позволяет видеть предметы - если, конечно, они не представляют непосредственной опасности или не содержат магии или жизни. Увы, понимание пришло слишком поздно: тень, скорее всего, ушла, а вновь перейти на внутреннее зрение никак не удавалось...
   - Да заткнёшься ты, наконец, подонок?! - заорал Ларри на торговца, который всё ещё что-то кричал, мешая паладину сосредоточиться. В глазах паладина мелькнула красная искра, а меч, вырвавшись из разрубленного прилавка, послушно влетел в руку. Торговец упал на колени и заскулил подобно псу:
   - Прости ничтожного торгаша, могучий воин!
   "- Остановись, Ларратос! Вспомни, чему тебя учил наставник, - мысленно сказал сам себе паладин, - контролируй свой гнев. Не дай злу погубить твою душу".
   Огонь погас в глазах Мельда. Он вдруг почувствовал себя очень усталым, и запоздало вспомнил, что после длительных физических нагрузок нельзя сразу останавливаться. Тяжело дыша, Ларри медленно двинулся обратно к храму, безуспешно пытаясь восстановить дыхание. Его снедала тревога: что там с Эраной? Что с ребёнком?! Конечно, Элиддин позаботится о них, но вдруг они так и не очнутся? Ларратос ускорил шаг, а потом вновь перешёл на бег, только, разумеется, не столь быстрый. Когда он добрался до церкви, оказалось, что Элиддин уже исцелил всех присутствующих.
   - Ларри! Живой! - Эрана бросилась на шею Ларратосу. - Я так боялась, что ты погибнешь...
   - Любимая, - шептал Ларри, - ты в порядке? Как ты себя чувствуешь? Как Урсос?
   - Всё хорошо. Элиддин знает своё дело, - Эрана, наконец, вырвалась из объятий Ларратоса, - Ему удалось исцелить всех, кроме Беллерадаша...
   - Беллерадаш? Что с ним? - Ларри, вбежав в храм, увидел своего друга, лежащего на ковровой дорожке возле алтаря. Орк обшаривал потолок широко раскрытыми невидящими глазами.
   - Произошёл очередной выброс Хаоса, Ларри, - рука Элиддина легла на плечо таламида, - направленный против орков. Боюсь, все орки в городе сейчас... вот так же... Надо будет отвезти его в госпиталь. Мы уже вызвали медицинскую повозку.
   - Очередной выброс, наставник?! А я думал, что все потеряли сознание из-за тени...
   - Нет. Кстати, как выглядел этот дух?
   - Он был полностью чёрный. Кого-то он мне напомнил - словно мы уже с ним где-то встречались. Эта тень говорила - мёртвым бесцветным голосом. И она предвещала войну.
   - Все только и твердят в последние дни, что о войне, - грустно произнёс Элиддин. - Видно, война и впрямь на пороге, если гонцы Хаоса уже и в храм Камриэля проникают...
   - Кто? Какие гонцы?
   - Я говорю о той тени, которая испортила тебе крестины сына. Их называют гонцами Хаоса - они обычно получаются из призраков убитых шеддитов. Это своеобразные отпечатки их чёрных душ, овеществлённые духи. Шеддиты часто используют Гонцов для обмена посланиями - ибо увидеть такую тень и тем более уничтожить её может лишь тот, к кому она послана.
   - Наставник, - воскликнул Ларри, - теперь я вспомнил, кого она мне напоминает! Это был призрак Тригдиша, основателя культа Тени! Именно его я убил этой весной.
   - Вполне возможно. Он основал культ Тени - и в итоге сам стал тенью, призраком на побегушках у шеддитов. Да, Ларри - эти гонцы никогда не появляются по собственной воле: только по приказу хозяина.
   - Вы хотите сказать, что где-то поблизости находится шеддит?!
   - Совсем не обязательно (хотя нельзя исключать и такой возможности). Думаю, его направили непосредственно из Масхона - но вот откуда там знают тебя, Ларри...
   Внезапно в кармане у Элиддина загудел мадаббар.
   - Подполковник Элиддин слушает!
   - Элиддин, это Трейк, - маг говорил резким, прерывистым голосом. - Похоже, дело - табак!
   - Прости, друг, - вздохнул паладин, - но нам так и не удалось отыскать этот проклятый храм...
   - Скверно. В общем, я вывожу своих людей - в Диаманте им уже делать нечего. На прощание наша гильдия наложит на город чары анархии - это заклинание сработает в такт с силами Хаоса и окончательно свернёт набекрень мозги горожанам. В итоге монархистам потребуется немало времени и сил, чтобы превратить массовые беспорядки в организованное революционное движение.
   - Ты тоже возвращаешься в Стейнгард?
   - Нет, я буду до последнего торчать в поместье. Попорчу ещё немного крови госпоже Меггидо, раз уж представилась такая возможность. Кстати, никто из гильдии в столице не появится - мы перекроем юго-западную железную дорогу и постараемся присоединиться к республиканской армии. А что там у вас в Стейнгарде?
   - Пока всё довольно спокойно.
   - Это затишье перед бурей, Элиддин. У меня нехорошее предчувствие - ведь все выбросы Хаоса идут как раз из столицы, и весь культ тени там... Ладно, постараюсь кого-нибудь отправить и в Стейнгард.
   - Я могу тебе чем-нибудь помочь?
   - Уже нет. Что касается храма - думаю, будет ещё один выброс. Заключительный. Но искать храм поздно, революцию уже не предотвратить. Так что - собирай армию. Ищи союзников, благо время ещё терпит. Есть ещё время. ПОКА есть.
   И Трейк отключился.
   - Наставник, неужели всё действительно так плохо?
   - Похоже на то. Трейк зря не скажет - а значит, нам и впрямь нужны союзники, ибо выбросы Хаоса очень велики, и своими силами республиканцам не справиться.
   - Но где вы собираетесь найти союзников, наставник? И как? Великий Альянс отрезан от нас Масхоном.
   - А знаешь ли ты, Ларри, какая часть населения полностью и без колебания встанет на сторону республиканцев?
   - Нет, наставник. Не знаю.
   - Орки. Потому что при монархии они были самой угнетаемой частью населения. Помимо гиперборейских орков на севере Вестланда есть гирдашанские орки, живущие на островах в своём независимом государстве. И они тоже должны помочь нам - ибо после того, как масхонское или монархическое правительство перебьёт гиперборейских орков, оно примется и за них, независимых.
   - Вы хотите сказать, что Гиперборей должен послать дипломатическую миссию в Дэртон? Но пока правительство будет её собирать, пройдёт не одна неделя!
   - Запомни, Ларратос: мы паладины. Рыцари нашего ордена издревле славились как отличные дипломаты. Там, где бездействуют политики, за дело берёмся мы. Беллердаш, как представитель оркского народа, тоже пригодится нам в нашей миссии.
   - Когда выдвигаемся?
   - Завтра. А сегодня я предупрежу начальство, что мы отправляемся в командировку по государственным делам.
   Слова Элиддина прервал рёв сирены: к храму Камриэля подъехала медицинская самоходная повозка.
  
   Глава 8
   Пути сходятся и расходятся
   Ларратос и Элиддин стояли во дворце гиперборейского консула, Николаса Марна, в кабинете самого правителя республики.
   - Приветствую вас, господин консул, - сказал Элиддин и поклонился. Ларратос последовал его примеру.
   - Приветствую вас, подполковник Кахаби. И вас, лейтенант Мельд. Что привело вас ко мне?
   - Господин консул, как я уже сообщал вам, в республике назревает гражданская война. Наша страна будет рада любой помощи. Мы отрезаны от Великого Альянса территорией Масхона, и я прошу вас выдать нам с Ларратосом дипломатические полномочия для заключения союза с гирдашанскими орками.
   - Я был уверен, что орки Гирдашана никогда не пойдут на союз с нами, - консул прошёлся по комнате, - Поэтому и не отправлял послов на острова - всё равно бесполезно. Однако я наслышан об устойчивости паладинов к чужому влиянию и их способностях к убеждению - поэтому не буду вам препятствовать, - консул принялся что-то быстро писать. - Объявляю вас официальными посланниками республики Гиперборей в Гирдашане! - он ещё раз просмотрел написанное и, заверив гербовой печатью, протянул лист Элиддину. На листе красовалась надпись: "Указам консула Н. Марна от 9 августа 1618 года Элиддин Кахаби и Ларратос Мельд объявляются послами республики Гиперборей в королевстве Гирдашан".
   - Благодарю вас, господин консул, - поклонился Элиддин, - но для успеха нашей миссии необходимо судно. Не будем же мы лететь сквозь всё это расстояние на спине Руханнура, - последняя фраза была обращена к Ларратосу, и произнесена шёпотом.
   - Судно? Хм... - консул задумался. - С кораблями у нас сейчас проблемы: свободных практически нет. Впрочем, я могу предоставить вам во временное пользование эсминец "Северная Звезда". Вместимость - пятьдесят пассажиров, вооружение - шестнадцать зачарованных баллист, может отбить нападение нескольких пиратских корабликов. Правда, скорость его невелика - всего десять морских вёрст в час.
   - Мне бы хотелось получить корабль побыстрее, пускай он даже будет поменьше и без баллист.
   - Могу предложить вам, господин подполковник, самоходный кораблик "Белый Орёл". Вместимость - двенадцать человек, магический двигатель, баллиста присутствует - одна, скорость - двадцать пять морских вёрст в час. Мне он не нужен, так что я могу уступить его вам.
   - Мы возьмём "Белый Орёл". Кстати говоря, какова стоимость судна? Я подумываю о приобретении собственного корабля.
   - Двадцать три тысячи аргусов. Но учитывая, что кораблю десять лет, я готов уступить его за пятнадцать.
   - Отлично, - промолвил Элиддин, достав из-за пазухи мешочек с деньгами и отсчитав пятнадцать тысяч, - я выкупаю его. Этого должно хватить.
   - Корабль - ваш, - улыбнулся консул и, покопавшись в ящике стола, протянул ключи, - вы найдёте его в гавани на реке Магнифа.
   - Наставник, откуда у вас такие деньги? - изумился Ларратос.
   - Я всегда получал в страже больше денег, чем надо на жизнь. А за несколько десятилетий можно накопить неплохое состояние. Я знал, что деньги когда-нибудь мне понадобятся - и, как видишь, теперь смог купить судно.
   - Но зачем, наставник?
   - Множество ледников растаяло, морские пути на юг открыты. Я собираюсь навестить свою родину - и посетить анклав паладинов в Шалеме.

***

   Судно "Белый Орёл", несмотря на свой маленький размер, удовлетворяло всем условиям как боевого, так и транспортного корабля. К тому же оно оказалось довольно симпатичным - например, на носу судна красовался растр, изображающий благородную хищную птицу (собственно, отсюда и название корабля). А на корме была установлена зачарованная баллиста, действовавшая по принципу автоматического арбалета - правда, она не могла пускать, подобно ему, несколько копий в секунду. Её предел - всего одно копьё в пять секунд. Но даже такими баллистами могли похвастаться далеко не все пираты. Внизу под кормой бурлила вода - магический корабль шёл на реактивной тяге.
   "Белый орёл" нёсся по волнам Северного моря. На капитанском мостике стоял Элиддин, а по его правую руку - Ларратос. Помимо них на корабле плыл Беллердаш - представитель орков Гиперборея, обязанный выступить от их имени перед своими собратьями в Гирдашане. Апион Грант, которому больше некуда было податься, тоже отправился с паладинами и орком. Элиддин, ставший капитаном и владельцем судна, не возражал. Также Элиддин не возражал и против того, что вместе с Ларратосом поплывёт его жена Эрана. Ребёнка забрали бабушка и дедушка, родители Эраны. И, конечно, куда же могли поплыть паладины без своего верного Руханнура - у дракона имелась своя собственная каюта. Элиддин, поставив корабль на автопилот, повернулся к Ларратосу:
   - Пойдём на палубу, Ларри - продолжим обучение.
   Паладин и его наставник вышли на палубу, ярко освещённую солнцем. Солнечные блики на морских волнах слепили глаза, а лицо приятно холодил ветер, насыщенный солёными брызгами. У самого борта в раскладном кресле сидел Апион и покуривал трубку - бывший вор, вероятно, воображал себя бывалым моряком.
   - Ну что ж, - сказал Элиддин, осмотревшись. - Начнём урок. Для начала попробуй толкнуть меня абсолютной энергией.
   Силовой удар был одной из первых паладинских способностей, которым Элиддин обучил своего таламида. Выставив вперёд правую руку, Ларратос чуть опустил кисть, а потом резко поднял её, посылая заряд абсолютной энергии: такой приём запросто сбивает с ног неподготовленного человека. Закрыв глаза, Ларри увидел сквозь матрицу Абсолюта белый энергетический сгусток, летящий на его наставника. Паладин даже не шевельнулся - но светящийся шар попросту отскочил от него, подобно тому, как огненный шар отскакивает от мага, наложившего на себя заклятие волшебного щита.
   - Я отразил твой силовой удар, - улыбнулся Элиддин. - Теперь ты отрази мой, - паладин чуть повёл плечами, швырнув в Ларри целый поток Абсолютной энергии. Ларратос, не выдержав столь мощного удара, упал. Его протащило по палубе корабля - и, если бы не высокие борта судна, таламид бултыхался бы уже в море. Апион, наблюдавший за ходом обучения, расхохотался.
   "Смешно ему. У человека ничего не получается - а он ещё и смеётся! Ничего, я тебе это припомню", - мстительно подумал Ларратос.
   - Как видишь, мне было совсем не трудно справиться с твоим толчком, - комментировал Элиддин, пока Ларри поднимался на ноги. - Дело в том, что рыцарям-драконам и рыцарям-осьминогам способность сопротивляться ударам Абсолюта присуща изначально - она проявляется уже в момент посвящения. Точно так же, как и ты, рыцарь-тигр, безо всякого обучения можешь совершать гигантские прыжки и уворачиваться от стрел. А вот способность противостоять ментальным ударам тебе потребуется выработать. Расслабься и попробуй силой воли сформировать вокруг себя ауру Абсолюта, непробиваемую для вражеских атак.
   Закрыв глаза и включив внутреннее зрение, Ларратос попытался окружить себя облаком чистой энергии Абсолюта. И с радостью отметил, что у него начало получаться - его аура покрывалась серебристым сиянием, всё более и более ярким. Элиддин запустил в Ларри сгусток энергии, но тот ударил по нему рукой - и отбил энергетический удар, подобно тому, как некогда отразил огненный шар, запущенный в него Шакиром. Но если тогда Ларратос отбил удар рукой рефлекторно - то сейчас уже вполне сознательно. Шар чистой энергии полетел в Апиона, выбив из его рта трубку и повалив бывшего преступника на палубу.
   - Курение вредит вашему здоровью, - смеясь, произнёс Ларратос: он вернул Апиону небольшой должок.
   - Очень хорошо, Ларри, - кивнул Элиддин, словно игнорируя случай с Апионом. - Теперь ты можешь противостоять большинству атак Абсолюта, так что приступим к нашему следующему уроку. Сконцентрируй облако абсолютной энергии вокруг Апиона.
   - А я-то тут причём? - изумился бывший вор.
   - Ты хорошо подойдёшь в качестве учебного врага.
   Закрыв глаза, таламид сосредоточил свои мысли на Апионе и начал сгущать вокруг него невидимое простым людям облако серебристой энергии.
   - Эй, вы чего?! Не нравится мне всё это! - выкрикнул Апион и вскочил с кресла.
   - Сожми его ауру, - произнёс Элиддин. Ларратос послушался своего наставника и силой воли сжал облако энергии вокруг Апиона. Неуловимый замер: он не мог даже пошевелиться.
   - Отлично, Ларратос! Используя силу Абсолюта, ты можешь парализовывать в бою своих врагов. Главное, не держи их так слишком долго - будучи парализованными, они не могут дышать.
   Паладин, продолжая концентрировать мысли, сжал ауру ещё сильнее. Глаза бывшего вора выпучились, лицо начинало синеть...
   - Отпусти его, Ларри! А не то задушишь! - выкрикнул Элиддин, и Ларратос развеял облако энергии.

***

   Зарина, загипнотизировав гиперборейских пограничников, без особого труда перешла границу - и оказалась в северной республике, под синим небом, которого она не видела уже много лет. Её чёрное платье, столь модное в Масхоне, в Гиперборее смотрелось неестественно, и народ мог догадаться, что она - не гиперборейка. В девушке могли даже заподозрить вражескую лазутчицу. Вообще-то, если учитывать её настоящий возраст, Зарина не была девушкой, но магические способности, чувствительность к Абсолюту и происхождение одержали победу над возрастом - и позволяли ей выглядеть почти столь же молодой, как в день знакомства с Ним. Зайдя в один из домов (предварительно дождавшись, пока хозяева уйдут), она оставила своё чёрное платье, переодевшись в зелёную юбку и блузу. До ближайшего посёлка Зарина шла пешком, а оттуда уже на пригородном поезде добралась до крупнейшего города на юге Гиперборея - Новгарда.
   Зарина хотела встретиться с гиперборейским консулом - и рассказать о готовящейся атаке со стороны Диктатуры, а также отдать ему пробирку с биологическим материалом. В Гиперборее должны быть паленгенезисты, способные, изучив зародыш гончей, найти способ борьбы с этими тварями.
   Впрочем, у Зарины была и другая цель: встретиться с Ним - если это, конечно же, Он. Те же глаза, та же улыбка... но - более молодое лицо. Если Он сумел выбраться из своей гробницы на севере Масхона и добраться до Гиперборея, то Зарина должна быть с Ним.
   Увы, для нормального путешествия по Гиперборею нужны деньги - и немало. А значит, - размышляла Зарина, - придётся кого-нибудь ограбить. Пожалуй, вон тот дорогой дом подойдёт - не может быть, чтобы там не оказалось хотя бы небольшой денежной суммы.
   Девушка перемахнула через забор и подошла к входной двери:
   - Итфатех! - дверь послушно отворилась, и Зарина вошла в жилище.
   - Ты кто такая?! - вытаращился на неё хозяин дома.
   Вместо ответа Зарина выхватила свой меч. Одно быстрое движение - и вот уже она стоит за спиной горожанина, прижимая лезвие к его горлу:
   - Гони деньги, а не то я убью тебя!
   - Деньги в шкафу, - прохрипел перепуганный хозяин дома, - умоляю тебя, убери меч!
   Зарина вбросила клинок в ножны и открыла шкаф. "Так, что тут у нас? Тысяча аргусов. Для богатого человека что-то маловато - вероятно, основная сумма лежит где-то ещё. Но для меня этого более чем достаточно".
   Внезапно грабительница почувствовала опасность и, обернувшись, успела заметить летящий в неё цветочный горшок - видимо, хозяину очень не хотелось расставаться со своими деньгами. Напрасная попытка: усилием воли Зарина направила этот "снаряд" в обратный путь - и горшок ударил своего владельца по подбородку, отправив его в нокаут. Но не убив - Зарина всё ещё чувствовала искру жизни в теле домовладельца. Конечно же, девушка понимала, что, отбирая деньги у невинного, она совершает плохой поступок. Но этот грех должен был с лихвой окупиться спасением Гиперборея от масхонских гончих ада.
   Дойдя до вокзала, Зарина приобрела билет до столицы и доехала безо всяких приключений. Оказавшись в Стейнгарде, она, не теряя понапрасну времени, сразу же отправилась к консульскому дворцу.
   - Девушка, вам куда? - остановил её охранник при входе.
   - Я хочу увидеть консула.
   - Многие хотят увидеть консула, но просто так я никого не пускаю. Предъявите, пожалуйста, ваш пропуск.
   Эти бюрократические проволочки изрядно разозлили Зарину: она не собиралась дожидаться аудиенции - ей требовалось проникнуть во дворец немедленно. Лучше всего, конечно, было бы просто загипнотизировать охрану - но личные охранники консула, скорее всего, устойчивы к ментальному воздействию. Так что...
   - Вот вам пропуск! - ответила Зарина, доставая из кармана соответствующую бумажку. Разумеется, полностью иллюзорную - девушка не зря была мастером иллюзий, показав стражнику именно то, что он и рассчитывал увидеть.
   - Ого! - изумился охранник. - Секретная служба...
   - Так я могу пройти? - ледяным голосом поинтересовалась Зарина.
   - Да-да, разумеется, можете проходить.
   - А может, ты сам отведёшь меня к консулу?
   - Вообще-то мне нельзя оставлять пост...
   - Это приказ!
   - Хорошо-хорошо, пройдёмте, - и охранник провёл Зарину в приёмную правителя.
   - Так-так, Петер, кого же ты мне привёл? - спросил консул Николас Марн у охранника.
   - Барышня из секретной службы хочет вас видеть, господин консул.
   - Хм. Что-то я не припоминаю вас в рядах наших шпионов... Ну, и с чем пожаловали?
   - Господин консул, я хочу вас предупредить! - выпалила Зарина, - Масхон готовится к войне с Гипербореем!
   - Для меня это давно не новость, - усмехнулся консул. - И я уже принял меры - в частности, послал дипломатов для установления стратегического союза с гирдашанскими орками.
   - Но вы знаете далеко не всё! - чего-чего, а уж такого равнодушия Зарина не ожидала. - Орки никогда не пойдут на союз с людьми! А масхонские паленгенезисты выводят опасных боевых животных - гончих ада, напоминающих огненных собак. Лорд Хаммон планирует использовать их в войне против республики. У меня есть пробирка с образцами материала - я хочу, чтобы гиперборейские паленгенезисты исследовали её.
   - Хорошо-хорошо, я свяжусь с паленгенезистами. Успокойтесь, пожалуйста - у нас нет никаких поводов для волнения. Я уверен, наши дипломаты договорятся с орками о союзе.
   Мысленно плюнув, Зарина покинула дворец консула. Да, совсем не так она себе представляла эту аудиенцию. Её трясло от ярости:
   "Как же так - я, рискуя жизнью, принесла столько важных сведений - и какова благодарность? Консул просто отмахнулся от моего предупреждения, тупой индюк! Вот повесит его лорд Хаммон - тогда этот болван сразу запоёт по-другому".
   Что бы там ни говорил консул, Зарина прекрасно знала о редкостной дикости и неуживчивости гирдашанских орков. Знала, что гирдашанские орки, в отличие от тех, кто проживал в диаспоре, всегда недолюбливали людей.
   "Республиканские дипломаты ОБРЕЧЕНЫ на неудачу, - думала девушка, - а то и на смерть. Ведь они не владеют ни мастерством ментального воздействия, ни боевыми искусствами. Ну что ж... Единственный выход - самой отправиться в Дэртон и помочь дипломатам-недотёпам. Жаль, конечно, что поиски возлюбленного придётся отложить до лучших времён - но на кону стоит судьба этой страны..."
   И Зарина двинулась к порту, расположенному на реке Магнифа - угонять корабль, дабы добраться до орковской столицы.

***

   Баал Кархан миновал северо-восточную границу Масхона с Гипербореем и пошёл по направлению к ближайшей деревне вильинского района. На правой руке владыки шеддитов красовалась чёрная перчатка - он не собирался никому демонстрировать новую руку. На левой, чтобы не вызвать подозрений - тоже. Немного поразмыслив над выбором пути, шеддит решил не рисковать и не ехать в столицу через Новгард: путь через Вильин хоть и подлиннее, но зато гораздо безопаснее. В первой же деревне Баал Кархан забрался в дом какого-то крестьянина, украв одежду и тёмные очки - красные глаза выдавали в нём шеддита. Переодевшись, он ничем не отличался от заправского селянина. Положив чёрную мантию с золотой маской в мешок и повесив его на спину, Кархан зашагал к железной дороге, рассчитывая сесть на пригородный поезд, следовавший в Вильин. Никто так и не заподозрил в нём шеддита - обычный крестьянин едет в город, торговать овощами на рынке. Да, согласно кодексу шеддитов носитель титула Баала не должен был показывать посторонним своё лицо, но ведь никто даже и не догадывался, что он - Баал.
   Приехав в Вильин, юный шеддит зашёл в магазин одежды, обзаведясь там дорогим костюмом и щёгольским чемоданчиком. Очутившись на Стейнгардском вокзале, Кархан спокойно дождался поезда, опять же не привлекая лишнего внимания - купец из провинциального города едет в столицу по делам.
   В Стейнгарде ученик Хэрека сразу же направился к Академии Высокого Волшебства. С виду заурядный путник, а на самом деле - диверсионный отряд численностью в одного человека, посланный владыкой Хэреком с целью подорвать боеготовность магов. У владыки Кархана имелась и ещё одна цель - личная: отомстить одной девке, когда-то учившийся в этой академии и посмевшей когда-то бросить его. Разумеется, для нападения на гильдию боевых магов сил одного-единственного шеддита недостаточно, но задача убиения студентов и преподавателей академии более чем удовлетворяла Кархана - по крайней мере, на первых порах.
   Двери учебного заведения были гостеприимно распахнуты: учебный год в академии волшебников начинался рано - с первого августа.
   - Приветствую, добрый выпускник. Проходи, - улыбнулся привратник. Его держали исключительно для солидности: даже мысль о том, что в академию магов может проникнуть злоумышленник, казалась абсурдной. Баал Кархан некогда учился в этой самой академии, поэтому неплохо знал как здешние порядки, так и планировку академических зданий. Пройдя в одну из пустующих аудиторий, шеддит открыл свой чемоданчик, не спеша надел чёрную мантию с золотой маской - и взял в руки меч из Небесной Стали.
   Что ж, можно было приступать к диверсии. Академия насчитывала три факультета - прикладной магии, теоретической магии и боевой магии. Баал Кархан решил начать с самых сильных - боевых магов пятого курса. А самое приятное - избиение первокурсников - оставить напоследок.
   Владыка Кархан закрыл глаза и глянул на здание Академии через призму Хаоса. Вот оно - лёгкое зеленоватое свечение: магическая нить, связывающая все аудитории воедино. Если где-то что-то случится, сразу же зазвучат сигналы тревоги. Пылающим мечом шеддит обрубил этот поток, и, ворвавшись с оружием наперевес в аудиторию, где занимались боевые маги, разрубил преподавателя надвое.
   - На сегодня урок окончен, - усмехнулся он, ощущая прилив сил - благодаря мечу поглощения Кархан получил всю ману погибшего.
   Класс испуганно ахнул. Кто-то из студиозусов метнул в шеддита огненный шар - но тот легко отразил его своим мечом, стараясь по возможности никого не задеть: ведь при таком убийстве он не получит сущность убитого. Только смерть от заклятого клинка увеличивала силы шеддита - и Кархан собирался извлечь из убийств максимум выгоды.
   Если бы студенты кинулись врассыпную, то некоторые могли бы спастись. Но они не сразу поняли, КТО сейчас перед ними, попытавшись справиться с Карханом при помощи чар. Шеддит лишь смеялся над их жалкими потугами: проклинающие заклинания на него не действовали, а магические шары он легко поглощал своим пылающим мечом. Вскоре битва окончилась: двоим учащимся шеддит отрубил головы, троих поразил ударом в грудь. Вдоволь налюбовавшись на трупы, Кархан отправился в следующую адиоторию. Потом ещё в одну. И ещё...
   Шеддит торжествовал: вот он, его звёздный час! Убивать было удивительно приятно - не говоря уж о том, что каждая смерть увеличивала магические навыки и запасы маны. Кроме того, шеддит получал ещё и все воспоминания убитых - но они не интересовали его. Поэтому Кархан остался доволен. Единственное, что его огорчило - так это то, что он не смог найти вероломную девку-нечистокровку, в которую когда-то был влюблён. Но владыка Хэрек всё равно будет доволен: студенты дохли как мухи.
   В последней аудитории, где занимались первокурсники-теоретики, одна низенькая и худенькая девушка, почти что девочка, упала на колени перед владыкой шеддитов:
   - Пожалуйста, не убивай меня!
   - Успокойся, - ответил Баал Кархан, - я тебя не убью. Тебя убьёт мой меч! - с этими словами шеддит метнул свой клинок. Хотя ужасное оружие лишь чуть порезало плечо студентки, её участь оказалась решена - для поглощения сущности достаточно даже царапины.
   Выйдя из последней аудитории, Кархан направился к кабинету ректора Ательмера. Убить ректора будет особенно приятно: как в плане обогащения силой, навыками, маной и новыми заклятиями, так и в плане морального удовлетворения.
   Ректор тем временем понял, что в академии беда, хотя эфирный канал бездействовал. Ательмер ощущал мощные потоки чёрных энергий. Это могло означать только одно: шеддит ворвался в Академию Высокого Волшебства. Причём, судя по энергетике, шеддит молодой и неопытный. Несмотря на все разговоры о том, что магия слабее сил Абсолюта и Хаоса, ректор совершенно не боялся этого шеддита - ибо несколько лет назад куда более могущественный владыка шеддитов уже входил в академию с попыткой её захватить. Но, прибегнув к могущественной магии и кое-каким незаконным методам, Ательмер сумел победить. И, что греха таить, того шеддита больше нет. Поэтому сейчас, если успеть наложить нужное заклятие - а он должен успеть - шеддит будет повержен.
   Профессор Ательмер открыл книгу, положил в котёл, стоящий на алхимическом столе, все необходимые ингредиенты, развёдя под котлом магический огонь, и начал читать заклинание, помешивая зелья.. Он должен успеть. Должен.
   Внезапно дверь распахнулась от резкого удара, и шеддит оказался на пороге. Стараясь не обращать на него внимания, ректор читал заклинание - в ускоренном темпе.
   Кархан не спеша подошёл к профессору:
   - Вот мы и встретились, профессор Ательмер! - с этими словами шеддит снял маску.
   - Не может быть! - обомлел Ательмер. - Ты! Ты предал нас! Ты предал своего отца!
   - Часто за старой внешностью скрывается новая сущность, - гневно произнёс Баал Кархан, - что касается отца - так у меня теперь другая семья. Я служу Баалу Хэреку. А ты - ты унизил меня, когда ставил мне за экзамены низкие оценки! А ведь я знал куда больше, чем все ваши отличники! Так что теперь пришёл час расплаты! - взмах меча, и две половины тела ректора лежат на полу...

***

   - Кажется, приплыли! - крикнул Ларратос. - Земля!
   И действительно, на горизонте уже показалась земля - без сомнения, один из островов Гирдашана.
   - Наставник, - поинтересовался Ларри, - а вы уже когда-нибудь бывали в этих местах?
   - Нет, не бывал. Но зато я многое слышал о Дэртоне и о гирдашанском государстве. Ведите себя поосторожнее - говорят, что гирдашанцы не любят чужаков. Беллердаш, к тебе это тоже относится - орков, родившихся на западе, они не считают своими.
   - А откуда им знать, где я родился? - хмыкнул Беллердаш.
   - Они обращают самое пристальное внимание на акцент речи, поведение и одежду.
   Берег меж тем приближался. Из тумана начали проступать очертания высоких причудливо изрезанных скал, сплошь покрытых густым лиственным лесом. Ощущалаось удивительное спокойствие: девственную тишину не нарушали ни крики птиц, ни дуновение ветра. Верхушки гор, расположенных где-то в центре острова, ярко сияли белыми снеговыми шапками.
   - Так, - произнёс Элиддин, пристально разглядывая незнакомый берег. - Мы, вероятно, забрали чуть правее, чем следовало. Видите вон тот узкий проход в скалах? Нам туда: это, скорее всего, дэртонский фьорд.
   Паладин внёс необходимые поправки в курс корабля, и вскоре судно уже скользило между двух скальных стен, густо покрытых деревьями и кустарником. Вся эта растительность оказалась щедро увита ежевикой и хмелем. Море тихо плескалось у подножий скальных уступов. И по-прежнему - никаких следов орочьих поселений.
   - Может, они все вымерли? - предположил Беллердаш. Судно вот уже полчаса плыло по причудливо петлявшему фьорду - из-за обилия осыпей и подводных камней скорость "Белого орла" казалась просто ничтожной. - Эта тишина действует мне на нервы.
   - Успокойся, Белл, - улыбнулся Ларри. - По-моему, здесь, напротив, очень уютно - по-настоящему дикая природа!
   - Что касается Дэртона, - поддержал таламида Элиддин, - то до него действительно не так-то просто добраться - причём как по морю, так и по суше. В последнем случае придётся лезть через такие буреломы и скалы, что никакая армия не пройдёт. Да, случись война - и вся природа обернётся против захватчиков. Я хорошо вижу, что каждый здешний омут - это громадный водяной элементаль. Некоторым их них, вероятно, тысячи лет - возможно, они родились одновременно с островами. А половина скал фьорда - элементали земли. Сейчас они спят, но если бы мы плыли с дурными намерениями... О, а вот и столица!
   Ущелье сделало очередной поворот - и "Белый Орёл" оказался в обширной бухте, на берегу которой располагался дэртонский порт. Девственная тишина разом исчезла - до путешественников доносились отрывистые команды орков-моряков (в порту стояло всего несколько кораблей), шум волн, разбивающихся о берег, и множество других звуков. Откуда-то налетел ветер...
   Все до единого здания столицы независимого королевства орков были выполнены из дерева - но не из деревянных панелей, как некоторые дома в Новгарде, и не из брёвен, как избы в гиперборейских деревнях. Они напоминали гигантские пни, и, похоже, их вырастили искусственно.
   - Город Воды, город Жизни, - так про него пишут наши оркские авторы, - мечтательно произнёс Беллердаш, - я представлял его совершенно другим. Все здания здесь какие-то... кривые.
   - Естественно, Белл, - ответил Ларратос, - ведь ты меряешь всё людскими представлениями о красоте - других у тебя нет, ибо ты вырос в Гиперборее. С точки зрения природы город красив - в природе нет абсолютно прямых линий.
   - Так, нас уже заметили, - произнёс Элиддин. И действительно, двое орков в блестящих стальных доспехах жестами указывали на ближайший свободный причал. "Белый Орёл" пришвартовался, и к судну подошли те самые орки-стражники. Шлемы полностью закрывали их лица, а за спиной у каждого висело по внушительному боевому топору.
   - Зачем пожаловали в Дэрр-ртон? - произнёс один из стражей искажённым из-за шлема голосом. Хотя одним из родных языков гирдашанских орков был вестландский, они, в отличие от своих гиперборейских собратьев, говорили с сильным акцентом.
   - Мы хотим добраться до вашего правителя, - спокойно произнёс Элиддин, спрыгивая на берег, - В Гиперборее назревает гражданская война, и если победят наши враги, всем нам придётся солоно.
   - Нам нет дела до ваших внутрренних разборр-рок, - произнёс портовый служащий Дэртона.
   - Вы хотите пропустить нас, - странным голосом произнёс Элиддин, и его глаза засверкали.
   - Ментальное воздействие, человек? - недобро спросил орк. - Вы что, держите нас за дураков? Мы знаем, что люди способны на такие фокусы, поэтому нас учат ему сопротивляться.
   - Брат, очень тебя прошу, пропусти нас, - попросил Беллердаш.
   - Я не бррат тебе, чужак! - рявкнул страж. - Думаешь, ты - оррк? Нет. Ты не оррк, ты прросто зеленокожий человек. Поворр-рачивайте обрратно, иначе... - страж вытащил секиру и красноречиво провёл пальцем по её лезвию.
   - Мы не повернём обратно, - ответил Ларратос. - Если вы хотите битвы, то вы её получите! Но по-моему, всё же лучше пропустить нас по-хорошему.
   - Ты смел, чужак, - ответил портовый страж, - смел и глуп. А такие долго не живут. - Орк замахнулся секирой, и Ларри едва успел пригнуться: стальное лезвие свистнуло прямо над его головой. Второй взмах - на этот раз целятся пониже. Ларратос подпрыгнул и, сделав в воздухе сальто, оказался за спиной орка. Мощный пинок - страж летит в воду вместе со своим топором, а мгновение спустя Ларри ощутил сокрушительный удар: второй орк, не растерявшись, от души врезал кулаком по спине паладина. Ларри рухнул как подкошенный, лишь немного не долетев до воды, а страж выхватил секиру...
   Элиддин и Беллердаш поняли, что они уже вряд ли успеют вмешаться, не убив врага Ларратоса. Но убийство стражника лишит их всякой надежды на благополучный исход переговоров. И даже на благополучное начало...
   С трудом переводя дыхание после удара, чуть было не переломившего ему хребет, Ларри перевернулся на спину и выполнил подсечку. Орк с жестяным грохотом рухнул на доски причала, выронив топор, который, скользнув к краю, немедленно утонул. Вскочив (всё тело отозвалось резкой болью), паладин выхватил Зариндуил и поднёс его к шее орка.
   - Сдаюсь, - прорычал страж. - Ну что вы за наррод? Не успеешь и слова сказать, как они уже за мечи хватаются...
   - Правду пишут в книгах, - с горечью промолвил Беллердаш, - что орки, живущие в независимых странах, уважают только силу. Варвары, - в его голосе чувствовалась обида на собственных собратьев.
   Второй страж наконец вылез на доски причала - похоже, он едва не утонул: доспехи оказались слишком тяжёлыми.
   - И после этого вы ещё называете варварами НАС?! - пробулькал он, пуская пузыри из-под шлема. Что вам вообще здесь надо? Плыли бы себе обратно в Гиперборей...
   - Мы хотим попасть на аудиенцию к вашему верховному архидруиду, - произнёс Мельд, пряча клинок и отступая в тень "Белого орла".
   - Зрря. - Страж поднялся на ноги и теперь оглядывался в поисках топора, - Вам здесь не рады. И от архидруида, скорее всего, вы уйдёте уже по частям: он сейчас не в духе, даже своим от него частенько достаётся.
   - Это наши проблемы, - пожал плечами Элиддин.
   - Тогда идите прямо до улицы Тиндарея. Потом повернёте направо - до площади Дракдаша: там и будет дворец архидруида.
   - Спасибо, - ответил Ларратос.
   Два паладина и "зеленокожий человек" пошли по направлению к дворцу архидруида. Эрана, Апион и Руханнур остались охранять корабль.

***

   Здание гильдии боевых магов располагалось в центре Стейнгарда - неподалёку от консульского дворца. На фоне роскошных построек престижного района столицы одноэтажное низенькое строение выглядело довольно скромно. Примыкающий к нему двор был засажен какими-то морозоустойчивыми высокими кустарниками и огорожен узорчатым деревянным забором.
   Баал Кархан прибавил скорость: он воспользовался самоходной повозкой ректора ("благо, владельцу она уже не понадобится", - размышлял шеддит) и теперь мчался прямиком к гильдийскому зданию. Маги Академии не смогли оказать достойного сопротивления, а вот с гильдийцами будет потруднее: в гильдию принимают лучших из лучших - тех, кто уже отличился в магических схватках. Но Кархан был уверен в успехе: его буквально распирало от накопленной маны, и он был совсем не прочь приобрести (впридачу к силе) умения всех боевых магов. "С такой мощью я запросто расправлюсь с Хэреком", - мечтал Кархан.
   Добравшись до владений гильдии, шеддит резко повернул и, своротив забор, погнал прямо ко входу, с треском ломая кустарник колёсами повозки. Остановившись перед воротами, Кархан выбрался из транспортного средства, держа наготове меч. Взбежав по ступеням (с недавних пор маги пристроили к зданию крыльцо), шеддит решительно постучал в дверь эфесом меча. Грохот получился что надо: створки оказались стальными. Вообще-то специально для посетителей маги установили колдовской звоночек: стоит кому-то взойти на крыльцо - и где-то в коридорах раздаётся мелодичный звон. Но на сей раз звонок почему-то молчал, а на стук никто не отреагировал.
   - Да что вы там, позасыпали, что ли?! - начал злиться шеддит. Он-то рассчитывал, что какой-нибудь маг-недотёпа высунется (как же - посетитель пришёл!), а тут уже и клинок наготове... - Куда вы все запропали?!
   Внезапно Кархан осёкся, только сейчас обратив внимание на дверь: помимо обычной таблички с золочёной надписью "Гильдия боевых магов. Круглосуточно и без выходных" на двери висела гравировка, гласившая: "Вся гильдия в командировке. Просьба не беспокоить". Шеддит лишь презрительно скривился:
   - И кого вы рассчитываете обмануть? Какие, к ангелам, командировки? Небось, затаились - думаете спрятаться от меня. Не выйдет!
   Баал Кархан вскинул руку, призывая силы Хаоса, и дверь попросту сорвало с петель. Оказалось, что на ней не было ни запирающих чар, ни даже обычного замка: боевые маги совершенно не боялись грабителей - по вполне понятным причинам. Шеддит вбежал в коридор и ударом ноги вышиб ближайшую дверь - похоже, за ней находился личный кабинет кого-то из магов. Увы, там было пусто. Никого не оказалось и в следующей комнате, и в следующей, и в ещё одной... Кархана аж перекосило от злости и досады: похоже, все маги и впрямь куда-то слиняли. А поживиться в гильдийском здании нечем: здесь не хранится ни артефактов, ни рецептов заклинаний, ни оружия. Все эти полезные вещи чародеи держат в своих домах или же различных тайниках. А собственно здание служит лишь местом сбора магов и хранилищем полных архивов истории гильдии - но исторические манускрипты зашифрованы, так что тут шеддиту опять-таки ничего не светило.
   - Что ж, - пробормотал он, - Раз так, загляну-ка я в кабинет главы гильдии - не может быть, чтобы там не обнаружилось чего-нибудь интересненького.
   Сказано - сделано: вскоре шеддит уже стоял перед простой деревянной дверью с табличкой: "Трейк Найгам, глава гильдии. Без вызова не входить!".
   - Вот мой вызов! - Кархан вскинул руку, и... ничего не произошло.
   - Не понял? - недоумённо пробормотал шеддит, повторно пытаясь выбить дверь энергией Хаоса.
   Ещё одна неудача. Включив внутренне зрение, ученик Хэрека ощутил лёгкие пульсации сил Абсолюта: дверь защищали довольно могучие чары, а внутрь, похоже, врезан какой-то светлый артефакт. Презрительно хмыкнув, шеддит зажёг свой клинок и наотмашь рубанул им по двери. Звякнула и отвалилась табличка, а меч... прочно застрял в вязком дереве. Кархан рванул раз, другой... наконец, клинок вывалился, и шеддит от неожиданности грохнулся на пол.
   - Ах ты ж... - разозлившись, он ударил повторно, и меч опять застрял.
   Юному шеддиту пришлось потратить четверть часа, кромсая несчастную дверь. За это время он так озверел, что готов был рвать её зубами. Он испробовал чары разрыва, испепеления, открывания; метал красные молнии Хаоса и жёг дерево пламенем заклятого клинка - но тщетно. Дверь, если не считать нескольких неглубоких надрезов (как только меч ухитряется там застревать?) и чуть закопчённых пятен, выглядела целой.
   - Этак, пожалуй, я ещё лет пять её долбить буду, - мрачно пробормотал Кархан: он уже отшиб себе все кулаки, ноги и даже набил шишку, боднув дверь лбом. - Наверняка в этом кабинете что-то очень ценное! Ладно, нормальные герои всегда идут в обход! - с этими словами шеддит со всего размаху ударил мечом по стене кабинета. Однако и тут потерпел неудачу - обыкновенная каменная стена вдруг повела себя как резиновая: меч отскочил от неё с такой силой, что шеддит едва успел уклониться - а клинок всё-таки оставил след на его кирасе. Взглянув внутренним зрением на стену, Кархан поразился - она теперь светилась таким же синеватым свечением Абсолюта, что и дверь. - Адаптивное заклинание, в сочетании с абсолютной энергией... Да этот Трейк похоже в самом деле мастер магии... - задумчиво пробормотал поражённый шеддит.
   Проникнуть в кабинет Кархан так и не смог. Немного успокоившись, он плюнул (в буквальном смысле - прямо под порог кабинета Трейка) и прошёл в комнату связи, где на серебряной подставке мерцал огромный чуть синеватый шар мадаббара. Гильдия очень гордилась этим шариком: считалось, что гильдийский мадаббар - самый мощный в мире, он мог пробить любую блокировку и дотягивался до самых отдалённых уголков Эрты.
   Что ж, подобной штукой просто грех не воспользоваться. Шеддит вызвал в памяти нужный образ...
   - А мадаббарчик-то дрянь! - процедил Кархан, лишь с пятой попытки налаживая контакт. - Зато уж хвастовства-то сколько: "Мы лучшие, мы лучшие!" Уроды недоразвитые!
   Наконец, связь всё-таки установилась, и в шаре возникла сильно искажённая рожа орка-некроманта - только почему-то красная, как свёкла.
   - У-учитель, что с вами?! - выдохнул поражённый Кархан. Он даже начал слегка заикаться.
   - Мой бывший ученик? Это и вправду ты? - пропищал орк тоненьким голосом. - Что за уродство?! Что со связью?
   - Это... Это мадаббар стейнгардской гильдии боевых магов...
   - Бред! - пискнул орк. - Посмотри, как образы-то искажаются! Такое ощущение, что ты через собственный задний проход связываешься! Ну ладно, что там у тебя - а то контакт, похоже, вот-вот прервётся...
   - Уч... учитель! Мы уже выступаем. Вы... поможете нам?
   - Разумеется. Вы, правда, рановато начали - армия нежити будет несколько меньше, чем хотелось бы. Но...
   Тут мадаббар намертво заглох, полностью игнорируя все попытки возобновления контакта.
   - Да чтоб тебя! - взревел Кархан, вдоволь намучавшись с "лучшим во всём мире" мадаббаром, и ударом клинка превратил проклятый шар в груду осколков.
   Шеддит вышел в коридор: как это ни печально, рейд в гильдийские владения завершился полным провалом. Внезапно Кархан услышал чьи-то шаги - и сразу же выхватил меч. По коридору навстречу шеддиту шёл высокий русоволосый мужчина, облачённый в серебристую пластинчатую кирасу явно эльфийской работы. Этот человек увидел Кархана - и в его глазах полыхнуло синее пламя:
   - Убийца! - проскрежетал он. Таким дребезжащим голосом могла бы говорить пустая жестянка, - Будь ты проклят! - с этими словами воин выхватил из висящих у него на поясе ножен серебристый клинок (металл эльфийский, но оружие скорее орочье - кривой зазубренный меч наподобие ятагана) и бросился на Кархана.
   Шеддит лишь расхохотался, швыряя в своего противника молнию Хаоса. Но уже мгновение спустя ему стало не до смеха: неизвестный легко отбил мечом весь заряд, и Кархан буквально в последний момент парировал удар, чуть не лишившись головы.
   - Проклятье! - шеддит задействовал внутреннее зрение и сильно удивился: в его противнике ощущалась значительная пульсация абсолютных энергий. И этот человек оказался ОЧЕНЬ хорошим воином - он дрался на голову лучше самого Кархана. Яростный лязг сталкивающихся клинков длился всего несколько мгновений, а затем шеддиту врезали ногой прямо под дых. Да как! Если бы не демониумный доспех, ученик Хэрека загнулся б на месте. А так шеддита просто швырнуло на спину. Судорожно ловя воздух немеющими губами, Кархан успел увидеть своего противника, распластавшегося в прыжке. Меч летел прямо на шеддита, и тот почему-то не сомневался, что его сейчас разрубят надвое - даже несмотря на демониум.
   - КАДУР АН-НУР!!! - в ужасе заорал Кархан, вкладывая в это заклятие всю имеющуюся в наличии ману. Эффект выглядел действительно впечатляющим: заклинание оказалось столь насыщено энергией, что приняло вид не шара, а "выхлопа" - огненного потока, напоминающего взрывную волну. Неизвестного воина (паладина?) просто смело, но радоваться было рано: поток пламени быстро утих, и лежащий шеддит увидел, что его противник ни капельки не пострадал. На серебристых доспехах появились тёмные пятна окалины - но лицо, волосы, руки, синие штаны и чёрные сапоги человека не пострадали. Не пострадало и здание гильдии: оно было снабжено неплохой противопожарной защитой. Воин тем временем шустро вскочил на ноги, а шеддит всё не мог вспомнить, куда он дел свой меч. Пытаясь выгадать время, Кархан метнул во врага сразу две красных молнии. Этот приём считался особенно эффективным против паладинов: заряды посылались так, чтобы противник, отбив один из них, уж точно не попал бы мечом во второй.
   Таинственный боец справился: первую молнию он отбил своим клинком, а вторую принял на латные пластины плеча - и заряд Хаоса, разбившись о серебряный металл, рассыпался красными искрами.
   - А-а-а-а! - насмерть перепуганный Кархан задействовал всю мощь Хаоса - и потолок над его противником треснул. А в следующий момент на голову воина обрушились перекрытия, крыша и даже часть стен.
   Он что-то выкрикнул, вскинул руки, пытаясь защититься... В воздух поднялись клубы пыли, какой-то обломок задел самого шеддита, но дело было сделано: врага завалило насмерть. Или?! Кархан судорожно сглотнул: противник, похоже, сумел-таки отклонить большую часть обломков (силой Абсолюта, что ли?) поэтому его засыпало лишь по пояс. Серебристый меч тоже был где-то под руинами, но сам воин даже не потерял сознания и теперь пытался столкнуть с себя каменную плиту - кусок стены.
   Шеддит лихорадочно обшарил глазами остатки разрушенного коридора...
   - Хвала Хаосу! - меч из Небесной стали лежал рядышком, его даже не завалило. Кархан схватил клинок и, поднявшись, изо всех сил рубанул своего врага по спине. Что-то хрустнуло, противник обмяк. А шеддит со страхом отметил, что даже столь сильный удар лишь помял серебристый доспех - но так и не разрубил его! Тогда ученик Хэрека ударил поверженного воина в незащищённую бронёй шею - и, наконец-то почувствовав себя в относительной безопасности, повалился на груду обломков.
   - Что же это за напасть-то такая? - думал Кархан. - Так, спокойно. Мой враг мёртв, теперь нужно лишь прийти в себя и немного успокоиться...
   Пару минут спустя, шеддит сумел-таки подняться на ноги. Его мутило, голова сильно кружилась. Более того: он истратил ВСЮ ману и ВСЮ энергию Хаоса - теперь его можно было взять буквально голыми руками. Кархан попытался вытащить своего противника из-под завала, но тщетно. Тогда он откинул его на спину, неестественно вывернув тело.
   Да, это действительно человек - на вид ему было лет сорок. Вот только верхняя половина лица скрывалась под тонкой металлической полумаской. Шеддит попытался сорвать её, но не смог. Тогда он начал отдирать маску своим клинком, но тоже безуспешно: эта штуковина словно прикипела к коже загадочного воина, так что Кархан лишь изрезал своему противнику всё лицо.
   Изрезал? До него вдруг дошло: несмотря на ужасные раны человека, из тела не вытекло ни капли крови! И меч чистый. Стоп: ведь заклятый меч должен был поглотить его сущность! Но ничего такого не произошло: Кархан не получил ни силы, ни умения, ни новой порции воспоминаний - словно бы разрубил картонный ящик, а не человека.
   Затем шеддит обратил внимание на глаза убитого: они оказались полностью белыми, без зрачков и радужек. Хотя, пока воин был "жив", светились синим. Вывод был прост и однозначен: это не человек и уж тем более не паладин. Больше всего поверженный напоминал куклу - голема или что-то вроде того. Стало быть, это - всего лишь охранник здания гильдии (созданный, вероятно, с помощью светлых артефактов Абсолюта). И поживиться тут тоже нечем: доспех отодрать не получится, а серебристый меч где-то под тоннами обломков.
   - О Хаос, - прошептал Кархан. - Как хорошо, что маги в командировке!
  
   Глава 9
   В дебрях Гирдашана
   Ларратос, Беллердаш и Элиддин шли по улице Тиндарея. Встречные орки хоть и косились на них, но пока не трогали - как говорится, и на том спасибо. Город был щедро засажен какими-то корявыми деревьями и колючим кустарником, а мостовые вымощены большими округлыми камнями.
   - Да как они тут вообще ходят?! - прорычал Беллердаш, уже четвёртый раз поскальзываясь: его нога опять попала в щель между булыжниками.
   - Да примерно так же, как мы, - улыбнулся Элиддин. - О, а вот и площадь!
   И действительно, площадь Дракдаша невозможно было с чем-либо перепутать, ибо в её центре возвышался мраморный монумент, изображавший могучего орка в кафтане и треуголке.
   - Вечная память великому адмиралу Дракдашу, уничтожившему флот гиперборейских захватчиков, - прочитал Беллердаш надпись на постаменте, что была написана на оркском языке, - Мда, гиперборейцев здесь явно не любят...
   - Но ведь мы именно этого и ожидали, не так ли? - пожал плечами Элиддин. - Что ж, площадь мы нашли. Стало быть, вон то изогнутое строение и есть дворец архидруида.
   Этот "дворец" напоминал искривлённый пень громаднейших размеров, к тому же ещё и расщеплённый надвое. Расщеп "радовал" глаз оранжеватым оттенком, а овальные стёкла оказались зелёными.
   - Сумасшедший дом, - Беллерадаш всё больше разочаровывался в Дэртоне.
   У входа во дворец стоял ещё один памятник - на этот раз гранитный.
   - От благодарных гирдашанцев - пирату Пашнаку, уничтожившему гиперборейский торговый флот.
   - Ларри, пошли - время поджимает, - добродушно улыбнулся Элиддин, заходя внутрь дворцового пня. Ларратос и Беллердаш последовали за ним.
   - Вы, должно быть, гиперборейские дипломаты, - произнёс орк, стоявший у входа. То ли стражник, то ли секретарь (а скорее всего, учитывая уважение свободных орков к силе, он занимал обе этих должности), - наша береговая охрана уже доложила о вашем прибытии. Прошу вас, проходите, раз уж вам жить надоело, - с этими словами орк провёл их в следующую комнату. - Архидруид Громак, правитель нашей страны, ждёт вас.
   Архидруид восседал на троне, выполненном из дуба и какого-то неизвестного дерева. Сам правитель оказался очень высоким - почти на голову выше Ларратоса, а его мускулатуре мог позавидовать даже Беллердаш. В правой руке он сжимал короткий деревянный посох. Взгляд голубых глаз Громака веял прохладой, хотя на пришельцев правитель смотрел не только с неприязнью, но и с некоторой долей удивления.
   - Лэйш нимен Огар, великий архидруид, - сказал Элиддин, поклонившись правителю гирдашанцев. Ларратос и Беллердаш последовали его примеру.
   - Что привело вас в нашу страну, посланцы Гиперборея? - с ледяным спокойствием произнёс орк.
   - Великий архидруид, в нашей стране назревает гражданская война между сторонниками нынешнего строя и монархистами. Мы ищем вашей помощи.
   - Ваши внутренние дела меня не касаются, - холодно ответил Громак. Да, Беллердаш был прав: эти орки - варвары. Честные и прямые, но грубые - никакого представления об истинной дипломатии. - Это всё?
   - Великий архидруид, - продолжил Элиддин, - давно уже закончилась эпоха, когда можно было говорить "моя хата с краю". Сегодняшние войны нельзя делить на "ваши" и "наши" - ибо конфликт в нескольких странах может расползтись и дальше, охватывая весь регион.
   - Если война дойдёт до Гирдашана, мы с радостью встретим её, - мрачно ответил Громак.
   - Послушайте, великий архидруид, если победят монархисты, вашим братьям - оркам в Гиперборее придётся тяжело - они могут вновь попасть в рабство, - вставил своё слово Беллердаш.
   - Они не наши и уж тем более не братья. Не орки они больше. Истинный орк скорее умрёт, чем сдастся в рабство! Их предки были худшей частью гирдашанского народа - презренные трусы, отказавшиеся от свободы ради своей никчёмной жизни.
   - После того, как монархисты захватят в рабство гиперборейских орков, они займутся вашей страной, - произнёс Элиддин. - Объединённый Гиперборей сильнее Гирдашана, так что война обещает быть тяжёлой. Зачем бессмысленно проливать кровь, если вы можете помочь нам сейчас?
   - Мы не боимся ваших монархистов, люди, - так же холодно ответил архидруид. - Ведь именно монархическое правительство посылало на Гирдашан армады своих кораблей. И где теперь эти корабли? Никто из захватчиков так и не высадился на берег!
   - Что ж, - прищурился Элиддин. - Стало быть, монархистов вы не боитесь. А как тогда насчёт масхонцев? Герцогиня Меггидо, которая станет королевой в случае победы монархистов, согласилась на вассалитет Масхона. И вам придётся биться уже не с одним лишь Гипербореем, а с войсками гигантской империи Масхон. И уж они-то не станут брать пленных, ибо считают, что нелюди не место в этом мире. Их солдаты перебьют весь ваш народ, после чего заселят освободившиеся земли.
   - Никто не сможет напасть на острова, - торжественно провозгласил архидруид. - Размер вражеской армии не имеет значения, ибо здесь нам помогает сама природа. Думаю, по дороге сюда вы насмотрелись на её силу. А ведь это - лишь малая часть наших союзников. Уверяю вас, ярость стихии сотрет любую армаду.
   - Вы, господин архидруид, недооцениваете масхонцев, - гнул свою линию Элиддин. - Они могут атаковать и с воздуха: на гигантских драконах запросто переправятся не только солдаты, но и маги, а также три-четыре десятка шеддитов. Думаю, вы представляете, на что способны шеддиты. Также масхонцы могут сбросить на острова контейнеры с отравляющими веществами, способными погубить всю страну - к чему они и стремятся. Но вы можете избежать этого, если сейчас поможете гиперборейским республиканцам своими войсками.
   - Нет, человек! - архидруид поднялся с трона, и ледяное пламя пылало в его глазах. - Это ВЫ недооцениваете силу стихийных друидов!
   В зале внезапно похолодало.
   - Паладины сильнее шеддитов, не так ли? - недобро усмехнулся Громак. - Но стоит мне захотеть - и от вас останутся одни сапоги. А уж про эту жалкую пародию на друида, - при этих словах Беллерадаш дёрнулся, - и вовсе говорить нечего.
   Холод усиливался. Стало заметно темнее - похоже, дэртонское небо затянуло тучами. Ларри ощущал ярость стихий Земли и Воздуха, но никакой опасности пока не чувствовалось.
   - Да, магия не может противостоять высшим сущностям, - продолжал друид. - Но чем вам поможет этот ваш Абсолют, если, к примеру, сама земля вдруг провалится у вас под ногами? А что касается драконов... - орк медленно вытянул руку с раскрытой ладонью - и вдруг резко сжал пальцы в кулак. С улицы донеслось бешеное завывание ветра, ревевшего где-то в вышине (хотя у земли воздух был абсолютно спокойным), небо осветилось лиловыми вспышками десятков молний, а мгновение спустя весь город содрогнулся от мощнейшего раската грома. - Вот ваши драконы! - рявкнул Громак.
   Беллерадаш втянул голову в плечи, и даже Ларратос встревожено озирался. Один лишь Элиддин остался спокоен.
   - Вы правы, великий архидруид, - кивнул он. - Конечно же, мощь стихии, копившаяся здесь столетиями, сможет остановить даже шеддитов. Но ведь они могут забросить к вам нежить, призраков и даже демонов...
   - Всё, хватит, - архидруид уселся обратно на трон. - Дальнейшие пререкания не имеют смысла. Можете катиться в свою... всё ещё республику, пока я окончательно не разозлился. А чтобы немного вас утешить, - орк невесело усмехнулся, - добавлю, что мы при всём желании не смогли бы помочь вам солдатами - ибо вся наша армия УЖЕ воюет!
   - С кем же? - коротко спросил Элиддин.
   - С нежитью, конечно. Недавно наши войска разбили целую армию мертвяков - но твари рассеялись по всему Гирдашану, и теперь действуют небольшими группами. Соответственно, бойцы постоянно прочёсывают лес - мелкие стычки происходят ежесуточно.
   - Хм, - задумчиво произнёс Элиддин. - Мне кажется, что нужно вначале расправиться с некромантом, ибо мертвяки не могли появиться сами по себе.
   - А то мы не знаем! - буркнул Громак. - Если бы всё было так просто, мы бы уж давно... Кстати, не хотите ли сами попробовать?
   - Если мы справимся с нежитью - вы поможете республике?
   - Разумеется, - усмехнулся архидруид. - Более того, я передам все гирдашанские войска под ваше командование. Только у вас ничего не выйдет, господа послы.
   - Рассказывайте, - махнул рукой Элиддин.
   - Ну что ж... Началось это довольно давно. Жил в нашем городе могучий стихийный друид по имени Дарагор. С младых лет был он нелюдимым - и помимо знаний природной магии жаждал способности общаться с духами. Проще говоря, он интересовался некромантией. Получив статус магистра, Дарагор где-то (вероятно, в архивах Храма) раздобыл древний фолиант эпохи Тарадаша, посвящённый вызову духов и прочей нежити. Чтобы никто не мешал ему заниматься некромантией, друид ушёл в отшельничество. Посреди озера Горак, что рядом с селом Руик, есть скала. А в ней - пещера, грот. Вот в эту пещеру и ушёл Дарагор со своей книгой. Часть архидруидов жалела, что такой талантливый магистр покинул орден - но большинству было всё равно. И вот примерно месяц-полтора назад с кладбищ вдруг разом повставали все скелеты. Начались ночные атаки на селян, погибло много народу. Мда. Мы тут же подняли всё войско и всех друидов, дали бой нежити - и победили. Теперь скелетов поубавилось, верно. Но с армией мертвяков справиться полегче, чем с разрозненными отрядами. К тому же нежить, похоже, плодится - её становится всё больше, вот что странно. Вроде новых трупов нет, мы теперь сжигаем покойников - а вот поди ж ты... Совет архидруидов определил, что тёмные энергии, поднимающие (а может, даже и порождающие) нежить, имеют свой центр посреди озера Горак, где поселился новоявленный некромант. Хотя это и так было очевидно.
   - Так почему же вы его до сих пор не победили? - удивился Ларратос.
   - Никто не смог, - вздохнул архидруид. - Не забывайте, господа дипломаты, что Дарагор - не только некромант, но и стихийный друид. Он создал могучего водного элементаля, чьим телом является вода всего озера Горак. Если кто-нибудь приближается к твердыне некроманта (например, влезает в воду), поднимаются огромные волны, и...
   - Неужели нет более могучих друидов, способных перехватить контроль над элементалем? - поинтересовался Элиддин.
   - Друиды-то есть, но чтобы перехватить контроль над элементалем, нужно время, да. Проще говоря, требуется стоять рядом с тем озером... Хм, не меньше получаса. Ну, а элементаль, конечно, не собирается дожидаться, пока его уничтожат или подчинят. Уже немало друидов утонуло, а ведь не напролом пёрли, готовились. Пробовали даже собственных элементалей выставить - да только что они могут воде-то сделать? В общем, пока элементаль буйствует - к озеру не подойти. А пока не подойдёшь к озеру - не успокоишь элементаля. Вот такой замкнутый круг получается. Поэтому я и прошу вас - я много наслышан о способностях паладинов, и надеюсь, что вы не подведёте.
   - Где находится село Руик? - спросил Элиддин.
   - В четырёх верстах на север от города. А озеро - в ста метрах к востоку от него. Можете убить этого проклятого друида - но я буду особо признателен, если вам удастся спасти его от пагубного влияния чёрной магии.
   - Отправляемся прямо сейчас? - спросил у своей группы Беллердаш.
   - Да, - ответил Элиддин, - но ты можешь остаться тут. Это дело паладинов - как видишь, друиды здесь бессильны. Я не хочу подвергать твою жизнь опасности. Благодарю вас за приём, - эти слова уже были обращены к Громаку, - ждите нас с победой.

***

   Зарина подплывала к дэртонскому фьорду. Примерно сутки назад девушка угнала из стейнгардского порта небольшую галеру - судно оказалось крайне медленным, но Зарина наложила на него ускоряющее заклинание. Корабль резво помчался по реке Магнифе, затем по озеру Тунар, по Проливу Инея, а потом и по Дэртонскому заливу. Благодаря уникальному волшебству галера двигалась заметно быстрее, чем самые скоростные из гиперборейских судов.
   Итак, вот он, проход (или правильнее будет сказать "проплыв"?) к Дэртону. Зарине вовсе не улыбалось плыть через узкий фьорд, битком набитый элементалями и стихийными духами - энергия, скопившаяся в этих местах, впечатляла. Девушка даже подумывала о том, чтобы высадиться непосредственно на берегу пролива - но она была сильно не уверена, что сможет найти дорогу к Дэртону через непролазные чащобы и скальные нагромождения.
   Зато теперь Зарина уже не сомневалась, что гиперборейские дипломаты потерпели неудачу - скорее всего, им даже не дали доплыть до столицы, утопив где-нибудь по дороге. Если же послам всё-таки удалось проскочить фьорд (Зарина чувствовала, что ярость стихии направлена лишь на тех, кто плывёт с враждебными намерениями), то их наверняка перебила портовая стража. Да и вообще непонятно, каким образом дипломаты могут убедить здешних орков - ведь послы разбираются только в политике, а она интересует гирдашанцев меньше всего. И одними намёками на возможное ухудшение политического положения Гирдашана здесь ничего не добьёшься. Нет, - размышляла Зарина. - Тут надо действовать более убедительно - рассказав, какие ужасы ждут гирдашанских орков после победы монархистов - и Масхона. Не одно десятилетие Зарина жила в Масхоне, и много слышала об ужасных методах допросов и пыток, применяемых масхонцами. Конечно, масхонцы убили бы всех орков - но не дали бы им умереть быстро, ибо шеддиты черпают силу в чужих мучениях.
   Галера тем временем медленно скользила между скалистыми берегами, с каждой минутой приближаясь к столице. На всякий случай Зарина замаскировалась - благодаря маскировочному заклинанию судно приняло облик здоровенной коряги. Девушка по праву гордилась этим заклятием - далеко не каждый маг сможет создать столь большую и столь правдоподобную иллюзию. Так что...
   Внезапно Зарина почувствовала смертельную опасность. Ближайшая скала вдруг содрогнулась, и её кусок, нависавший над галерой, отвалился.
   - Проклятье, - выдохнула девушка, выпрыгивая за борт. Громадный каменный обломок величиной с саму галеру с оглушительным шумом и треском обрушился на несчастное судно - только щепки полетели в разные стороны. Зарину сперва накрыло волной, потом потащило на дно - из-за падения камня возник кратковременный бурный водоворот. А в следующее мгновение в воду с шипением обрушился целый поток некрупных булыжников - похоже, произошёл обвал. Море забурлило, со дна поднялись тучи песка и гальки. Девушку вертело и переворачивало так, как будто она попала сразу в два водоворота одновременно, причём закрученных в разные стороны. Пару мгновений спустя к вращательному движению добавилось бурное ледяное течение, которое несло множество обломков ракушек и острого гравия. А с учётом того, что вода в море солёная, Зарине пришлось несладко. Поверхность воды стремительно удалялась, и девушка вдруг поняла, что орковские элементали распознали-таки её маскировочные чары. Разпознали и расценили как враждебные...

***

   Паладины бодро шагали по лесу. Архидруид говорил, что до Руика всего четыре версты - но, как оказалось, это лишь в том случае, если двигаться по прямой. А тропа, по которой двигались Элиддин с Ларратосом, напротив, постоянно петляла.
   - Так что, - объяснял Элиддин, - нам придётся прошагать семь, а то и все восемь вёрст.
   Здешние леса, как ни странно, оказались вполне проходимыми - заросли колючек и вьющихся растений располагались только вдоль побережья. Под кронами высоких деревьев было сумрачно и прохладно. Подлесок состоял преимущественно из высоких кустарников с плотными кожистыми листьями (при их разламывании выступал прозрачный сок, обладающий терпким запахом). Кусты располагались не сплошняком и на тропе их, разумеется, не было. В лесу слышалось шуршание веток деревьев, качающихся под свежим морским ветром, свист каких-то незнакомых паладинам птиц и мягкий шелест земли под ногами. Земля здесь была влажной, комковатой и чуть пружинистой: её покрывал тёмный слой перепревших прошлогодних листьев. Тропа, напротив, оказалась утоптанной и каменистой. Пахло сыростью, палой листвой и грибами. Кстати, грибов здесь было немало - правда, лишь в глубине леса. Зато самых разных. Ларратос никогда не видел такого грибного разнообразия - очевидно, здесь росли не только поганки (увы, таламид плохо разбирался в грибах).
   Ещё одна особенность здешних лесов - крайне неровный рельеф. Тропа весьма ощутимо поднималась вверх, хотя уклон был всё-таки невелик. То и дело попадались глубокие овраги (тропа, к счастью, проходила вдали от них) и небольшие кручи. Сейчас паладины как раз шли по краю одной из них - это оказался довольно резкий земляной уступ высотой примерно по пояс. Затем путешественникам попалось очень узкое, но глубокое ущелье - где-то на его дне шумела вода. Через это препятствие было перекинуто бревно - причём явно защищённое чарами нетленности: его не подточили жуки, и оно, в отличие от валежин и стволов старых деревьев, так и не заросло мхом. На той стороне подъём стал значительно круче - но паладинов не утомляла долгая прогулка.
   Внезапно лес начал редеть, склон стал ещё круче, и вскоре паладины оказались на каменистой поляне, заросшей редкой травой. Здесь тропа резко изгибалась, поворачивая вдоль гребня горы.
   - Ух ты! - восторженно выдохнул Ларратос.
   И действительно, перед паладинами развернулась величественная панорама. Северный склон оказался каменистым и глинистым, так что на нём совершенно не было деревьев. Поэтому Элиддин и Ларратос могли без проблем обозревать окрестности - словно с гигантской смотровой площадки. Склоны соседних гор напоминали меховой тёмно-зелёный ковёр из-за густого леса, целиком покрывающего их склоны. По пронзительно-синему небу плыли мощные клубящиеся облака, сами похожие на горы или башни. Одно из таких облаков сейчас скользило по лесистому склону соседней горы, оставляя за собой клочья тумана. Дальние горы выглядели нерезкими, но снеговые шапки на их вершинах виднелись вполне отчётливо. Долина тонула в голубоватой дымке. Кое-где просматривались тропы; все лесные поляны и прогалины тоже были видны как на ладони. Ровный свежий ветер лохматил Ларратосу волосы.
   - Ну вот, мы прошли уже половину пути, - произнёс Элиддин, поднеся ладонь к глазам и внимательно осматривая низины. - Смотри: вон там, внизу, проплешина, а на ней - россыпь светлых кружков. Это наверняка и есть Руик. Теперь взгляни левее, чуть к востоку. Видишь - озеро!
   Ларри внимательно разглядывал водоём. Он обладал чуть вытянутой формой, и на его берегах виднелось что-то пёстрое - то ли валуны, то ли заросли кустарника. В самом центре озера чёрным пятном темнела скала (из-за большого расстояния она казалась крошечной). Верхушка скалы выглядела плоской - словно срезанной.
   - Вот там, вероятно, и засел друид-некромант.
   - А выглядит красиво, - улыбнулся таламид. Да здесь вообще здорово - чувствуется по-настоящему дикая природа. Кстати, тут можно было бы устроить неплохую смотровую площадку.
   - Именно, - кивнул Элиддин. - Орки так и поступили: обрати внимание на то высокое дерево, мимо которого мы недавно прошли. Это дерево-страж. Оркские дендродруиды специально выращивают их, чтобы следить за окрестностями. Кроме того, врагам орков лучше не приближаться к таким деревьям - они тоже накапливают стихийные силы. И любому...
   В кармане Элиддина загудел мадаббар.
   - Интересно, - удивился паладин. - Кому это я понадобился?
   - Элиддин, где ты находишься? - судя по голосу, это был Трейк. - С тобой всё в порядке? - маг явно был чем-то встревожен.
   - Конечно в порядке! - удивился Элиддин. - Я сейчас в Гирдашане: мы хотим заключить союз с независимыми орками. А в чём дело? Что-то случилось?
   - Случилось. В Стейнгарде шеддит.
   - Шеддит?! - одновременно переспросили Элиддин и Ларри.
   - Да. Академия Высокого Волшебства полностью уничтожена, - в голосе Трейка звучало отчаяние. Элиддин ещё никогда не видел своего друга столь расстроенным. - Ректор, - голос мага дрогнул, - профессор... профессор Ательмер - мёртв.
   Последнюю реплику Трейк произнёс очень тихо, почти шёпотом.
   - Я не успел его спасти, - голос мага был мёртвым. В нём чувствовалась смертельная усталость. - Мне не хватило всего нескольких минут. Появись я хотя бы часом раньше, и... - Трейк вздохнул.
   Воцарилось недолгое молчание.
   - Я попытался отомстить - подбить врага на расстоянии. Выгреб все самые лучшие амулеты, пустил в ход кое-что из запретных чар, но... - маг тяжело вздохнул, - шеддит оказался слишком силён. Из всех, кто был тогда в Академии, уцелело лишь двое. Причём один (точнее - одна) лишь частично.
   - Частично? - нахмурился Элиддин.
   - Над девушкой провели ритуал Поглощения - один из наиболее омерзительных некромантских ритуалов. Если ты встретишься когда-нибудь с этим шеддитом - обрати внимание на его меч: там возле рукояти крепится зачарованная альмагтиновая пластина. Не дай шеддиту даже задеть тебя этим мечом - если, конечно, тебе дорога твоя душа. Береги себя, друг - это всё, о чём я прошу...
   И Трейк отключился.
   - Так, - мрачно произнёс Элиддин. - Кончаем любоваться красотами природы. Страшно даже представить, что сейчас творится в Стейнгарде. Шеддит ведь может с лёгкостью и консула убить.
   Паладины зашагали по тропе в ускоренном темпе, временами переходя на бег.
   - Может, срежем путь? - предложил Ларратос. Озеро хорошо видно, лес довольно редкий. Спускаемся?
   - Нет, таламид. Лучше уж придерживаться тропы - так мы уже через полчаса с гарантией прибудем на место. А в лесу могут и ущелья попасться, и непроходимые участки. Да и заблудиться можно: природа здесь очень обманчива.
   Некоторое время паладины бежали молча, стараясь не сбить дыхание.
   - Наставник, - нарушил молчание Ларри, - а что такое ритуал Поглощения?
   - Не знаю. Это что-то из новых изобретений - некромантия тоже не стоит на месте. Насколько я понял, во время ритуала из тела выбивают душу - полностью или частично. Да, жаль Ательмера. Я-то не был его близким другом - так, приятелем. А вот Трейк был его лучшим другом. Они и учились вместе...

***

   Тень парила по катакомбам нижнего Стейнгарда. Врали карты: катакомбы находились не только под Старым Городом, но и под новым тоже - правда, не в таком количестве. Пройдя сквозь дверь, тень оказалась в подземном святилище, на стенах которого были изображены перевёрнутые пентаграммы, а по бокам стояли масляные лампы, горящие адским пламенем. От их трепещущего пламени по стенам пробегали зловещие тени и красные всполохи.
   В каменном кресле, установленном посреди зала, сидела высокая черноволосая женщина в фиолетовом платье - герцогиня Линда Меггидо собственной персоной.
   - Приветствую, миледи, - прошелестела тень.
   - И тебе привет, Тригдиш, - произнесла женщина. - Ну как, сумел отомстить своему врагу за потерянную возможность стать шеддитом?
   - Личная месть не имеет значения, - голос тени звучал абсолютно невыразительно. - Цель моего существования - служение. Служение повелителю, владыке Хэреку. Его воля направляет меня.
   - Так тебя отправили ко мне с посланием?
   - Да, миледи. ОН сказал, что флот Масхона уже в пути. Вы тоже можете начинать наступление. Я уже несколько часов разыскиваю вас, миледи: признаться, не ожидал встретиться с вами здесь, в Стейнгарде. Баал Хэрек считает, что вы сейчас в поместье под Диамантом.
   Лицо Меггидо исказилось от злости:
   - Да, я БЫЛА в поместье, - прошипела герцогиня. - Но с некоторых пор оно не совсем моё. Из-за проклятого Трейка, чтоб ему сдохнуть на месте, я чувствовала себя там хуже, чем в тюрьме. Эти его заклинания... Они проникают повсюду - читают мысли, образы, желания. О Хаос, его невидимые стражи были везде! Даже в ванной! Даже в моей спальне! Но ничего, после нашей победы я лично расправлюсь с тем, кто так унижал меня. Я буду пытать его очень долго - возможно, даже не один год...
   - С кем это вы разговариваете, миледи? - Меггидо только тут заметила, что гонец Хаоса уже давно исчез, а в зал вошёл верховный жрец культа Тени.
   - Приходил гонец от Владыки Хэрека. Масхонцы уже в пути. Как хорошо, что мне удалось сбежать!
   - Сбежать? - удивился священник.
   - Да, - Линда зло рассмеялась. - У Трейка возникли какие-то проблемы. Ему на какое-то время стало не до меня, и я этим воспользовалась. Но вы ведь пришли не за тем, чтобы просто побеседовать?
   - Конечно же нет, госпожа. Просто у нас уже всё готово. Сейчас мы начнём ритуал - и последний, заключительный выброс Хаоса лишит республику всякой способности к сопротивлению.
   - Вы там поосторожнее, - скрипнула зубами герцогиня. - А то с предыдущим выбросом явно переборщили: народ в Диаманте как с цепи сорвался - никакого понятия о монархии; постоянные драки и прочее безумие...
   - Не беспокойтесь. Этот выброс целиком придётся на столицу.
   Двери храма отворились, и в зал вошли сначала охранники, затем маги, а потом - священники. Меггидо отошла к стене - кресло немедленно убрали и заменили чёрным алтарём.
   - Вносите жертву! - приказал верховный жрец.
   В зале появилось двое здоровенных парней, с ног до головы закованных в стальные доспехи, которые и тащили обречённого. На этот раз - человека. Ларри узнал бы его тотчас же: это оказался не кто иной, как Кай Гордиан, глава гладиаторской гильдии. Он был закован в цепи и сильно избит, но всё ещё пребывал в сознании.
   - Всё, проклятый республиканец, - довольно потёр руки один из жрецов, доставая ритуальный кинжал, - Кончилась твоя жизнь. Да поглотит Хаос твою душу, а с ней - и всю республику!
   Торжественную речь жреца прервал глухой удар, и одна из дверей храма слетела с петель.
   - НИКОГДА! - раздался скрежещущий голос.
   В дверном проёме стоял высокий воин в серебристых доспехах. Его лицо, верхнюю половину которого скрывала металлическая полумаска, было изуродовано, на шее виднелся жуткий шрам, а глаза пылали синим пламенем. В левой руке неизвестный держал серебристый меч необычной формы.
   - Прикончить его! - распорядился верховный жрец, швыряя в незнакомца огненный шар.
   Воин не обратил на магический снаряд никакого внимания - сгусток пламени попросту разбился об эльфийский доспех. В воздухе свистнули две арбалетные стрелы - но стрелки почему-то промахнулись, попав в своих же.
   Гигантский прыжок - и боец оказался подле алтаря: сбросив Гордиана на пол, неизвестный взмахом клинка легко перерубил жертвенник. Навстречу врагу бросилось сразу двое охранников с мечами наголо - но тот, увернувшись от удара, сгрёб за шиворот первого нападающего и без видимых усилий швырнул его в сторону. В итоге охранник напоролся на меч своего же товарища.
   Меггидо сразу же сообразила, что все маги, жрецы и воины, собравшиеся в храме, не смогут остановить неведомого бойца. Поэтому она бросилась к ближайшей двери и, выскочив из алтарной, бросилась наутёк. Линда бежала по коридору храма, слыша за спиной яростные вопли защитников, свист стрел, звон оружия и треск молний - маги тоже не бездействовали. Выбравшись из святилища, герцогиня, тяжело дыша, с трудом закрыла тяжёлую каменную дверь и, вытащив из голенища сапога небольшой кинжал, намертво заклинила её. После чего рванула прочь от храма так быстро, как только могла, петляя в подземных коридорах...

***

   Зарина пребывала не в духе: её план чуть было не провалился. Девушке сильно досталось от элементалей - она и не утонула-то лишь потому, что у себя на родине сталкивалась ещё и не с такими водоворотами. Силы Абсолюта, конечно, тоже сильно помогли: благодаря им Зарина могла бороться с магическим течением, задерживать дыхание на несколько часов и ориентироваться в пространстве. После того как иллюзия, навлёкшая гнев элементалей, перестала существовать (вместе с галерой), стихии довольно быстро успокоились. А Зарина, выплыв и отыскав подходящую скалу, сумела вскарабкаться на берег (что было очень непросто, учитывая крутизну берегов фьорда). Причём этот самый берег оказался сплошь покрыт какими-то колючками - что-то вроде дикой малины пополам с ежевикой. Пройти через эту растительность было невозможно - пришлось прорубаться, что, разумеется, отнюдь не способствовало улучшению настроения.
   Сейчас Зарина шагала по лесу и выглядела как последняя оборванка: её платье не имело ничего общего с походной одеждой, поэтому обдирки гравием не выдержало, превратившись в лохмотья. Собственные многочисленные ушибы, порезы и царапины девушка залечила силой Абсолюта, но одежде эти энергии помочь, к сожалению, не могли. Разумеется, о том, чтобы в таком виде явиться в Дэртон, не могло быть и речи. Одна только мысль, что её могут увидеть в этих обносках, приводила Зарину в ужас. Конечно, ей не составило бы труда наложить на себя какую-нибудь иллюзию - но после случая с кораблём она решила не колдовать без крайней необходимости.
   Вообще говоря, положение Зарины было незавидным: ни корабля, ни одежды, ни воды, ни пищи. К тому же путешественница совершенно не представляла, в какой стороне Дэртон - проще говоря, заблудилась. Тропа, по которой она шла вот уже полчаса, оказалась всего лишь высохшим руслом реки - путешественница поняла это только тогда, когда тропинка нырнула в каменное ущелье, явно пробитое водой. В ущелье оказалось темновато: высокие обрывистые склоны покрывала какая-то вьющаяся растительность, образуя сплошной зелёный потолок. Дно ущелья изобиловало камнями и густо заросло папоротником. В его зарослях гнездилось множество какой-то мелкой мошкары, которая, хоть и не кусалась, навязчиво лезла в глаза и набивалась в нос.
   К счастью, ущелье быстро закончилось - и Зарина оказалась на освещённой солнцем лужайке, заросшей кочковатой травой вперемешку с дикой земляникой. Её мелкие красноватые ягоды напоминали красный бисер. Этот луг оказался ещё и заболоченным - девушка выдала несколько проклятий, когда в её обуви захлюпала болотная жижа (после гравийного массажа ботинки порвались - особенно правый, подошва которого была готова в любой момент отвалиться).
   Обойдя поляну, Зарина продолжила свой путь. Лес стал значительно гуще - здесь он состоял в основном из молодых деревьев, росших почти вплотную. От обилия одинаковых серых стволов с ровной, даже не замшелой корой, у волшебницы зарябило в глазах. Возможно, именно поэтому она едва не свалилась в овраг, буквально в последний момент ухватившись за ствол одного из деревьев. Склон оврага, сплошь заросший всё тем же молодым лесом, был не из пологих. Дно скрывалось в темноте. Снизу тянуло сыростью и доносилось кваканье лягушек - вероятно, там располагалось болото. Размеры оврага и его ширина просто поражали, но девушке было не до красот природы, ибо правая подошва всё-таки отвалилась, скользнув вниз по склону. Зарина села, прислонившись к дереву, и усталым голосом в очень нехороших выражениях посоветовала оркским друидам использовать тех водных элементалей в качестве клизмы...
   - ...го двое!
   Зарина сразу насторожилась: это определённо чей-то голос. Вот только язык не оркский. Но какая разница! Девушка встала и, прихрамывая (всё-таки бродить по горному лесу почти что босиком не слишком-то приятно!), начала пробираться туда, откуда донёсся крик.
   Хорошо бы их было поменьше, - размышляла Зарина. - Тогда можно было бы украсть одежду, и, приняв облик кого-нибудь из них, без особых проблем добраться до столицы.
   А вот и они. И впрямь всего двое. Правда, фигуры у них неподходящие - да и принять облик мужчины будет ОЧЕНЬ тяжело. Но зато это люди. Люди?! - поразилась Зарина. - Здесь, в Гирдашане? Как такое возможно? Паладины?!

***

   - А вот и Руик, - произнёс Элиддин. - Наконец-то добрались.
   И действительно, лес поредел, уступив место селению. Оркский посёлок совершенно не походил на людские селения: дома представляли собой всё те же пни (только поменьше и покорявее, чем в Дэртоне), а изгородей, разделяющих землю на участки или дворы, не было вовсе. Отсутствовали в Руике и огороды, обязательные для гиперборейских посёлков. Земля между домами была тщательно утоптана, а кое-где использована под газоны - правда, изрядно заросшие бурьяном. Зато оркские крестьяне явно увлекались садоводством - фруктовые деревья здесь были во множестве. Они отличались от гиперборейских странной формой - коротким стволом и сплюснутой кроной. Такое ощущения, что эти деревья каким-то образом заставили расти не ввысь, а вширь - ветки клонились к земле, так что верхушка полностью отсутствовала.
   - Очень удобно, - оценил Ларри, проходя мимо одного из деревьев и срывая зелёное яблоко, - Даже до самых высоких веток можно легко дотянуться прямо с земли - весь урожай под рукой. Кстати, что-то тут больно тихо, да и дома выглядят пустыми. Неужели Руик заброшен?!
   - Естественно, - кивнул Элиддин. - Кто захочет селиться под боком у некроманта? Зато здесь непременно должен быть сторожевой пост: озеро-то буквально в нескольких шагах. Не могу поверить, что орки оставили его без наблюдения. Однако сторожевых деревьев почему-то не видно...
   Вскоре паладины добрались до центральной части Руика. Здесь было выжжено несколько домов-пней, а на их месте располагался небольшой военный лагерь: значительный участок земли был обнесён рвом и частоколом. В стене из зазубренных брёвен виднелись здоровенные бреши. И по-прежнему - полная тишина, нарушаемая лишь свистом птиц и стрёкотом кузнечиков.
   - Не нравится мне всё это, - нахмурился Элиддин. - Похоже, лагерь заброшен.
   - Наставник, неужели здесь побывала нежить?!
   - А вот это мы сейчас и узнаем. - С этими словами Элиддин прыгнул и, перемахнув через ров, пролез сквозь дыру в частоколе.
   Ларратос последовал примеру наставника. Лагерь и впрямь оказался пуст. Палатки (в которых, вероятно, некогда ночевали воины) стояли покинутые, а некоторые из них оказались изодраны в лохмотья. И ни единой души вокруг - ни орков, ни мертвяков.
   - Странно, - удивился Элиддин. - Следы борьбы налицо - похоже, что битва произошла дня два назад - но ни трупов, ни следов крови, ни даже оружия.
   - Так, может, орки просто ушли? - предположил Ларри. - Например, отправились в погоню за нежитью?
   - Ушли, оставив лагерь без присмотра? Захватив с собой всю амуницию и все запасы продовольствия? Исключено... Стоп! Ларри, взгяни-ка сюда: так вот почему, оказывается, мы не могли увидеть древесного стража!
   Таламид ахнул: колдовское древо валялось на земле. Оно было срублено. Срублено?! Но как?
   - Наставник, - недоумённо спросил Ларри. - А нежить что, уже и деревья рубить умеет?
   - Разумеется. Уж если она даже арбалетами пользуется...
   Речь Элиддина была прервана гудением мадаббара. Паладин вздрогнул.
   - Великие силы, - пробормотал он, вынимая зачарованный шарик. - Только бы не Трейк... Эти мадаббары начинают действовать мне на нервы. Боюсь, в столице опять что-то стряслось...
   - Элиддин, это Трейк, - голос мага звучал куда бодрее, чем во время предыдущего контакта.
   - Трейк, что с консулом? Он жив?
   - Жив, разумеется! - хмыкнул глава гильдии. - Да что ему сделается! Не бойся, на этот раз новости по большей части приятные.
   - Хвала Абсолюту, - облегчённо вздохнул паладин.
   - Именно. Можешь нас поздравить - новых выбросов Хаоса больше не будет: храм уничтожен.
   - Великолепно! - обрадовался Элиддин. - Поздравляю от всей души. А кстати, как ты его нашёл?
   - Я? - усмехнулся Трейк. - Я - никак. Его нашла госпожа Меггидо.
   - Меггидо?!
   - Да, она самая. Видишь ли, - маг явно был очень доволен, - герцогиня, похоже, устала от моего общества. И, улучив, момент, быстренько смылась.
   - Подожди, так вы что, упустили главную заговорщицу?
   - Не спеши с выводами, дружище. Да, она сбежала - прямёхонько в Стейнгард, так и не заметив аккуратно наброшенного следящего заклятия. И, таким образом, мы вышли прямо на храм. А дальше уже, как говорится, дело техники. Кстати, знаешь, почему твоё внутреннее зрение не смогло его обнаружить?
   - Увы, даже не догадываюсь.
   - Эти мерзавцы расположились прямо храмом Камриэля-Спасителя! Его светлая энергия не давала столбу Хаоса распространяться вверх, рассеивая выбросы над всем городом. Признаться, гениальнейший ход! Я бы до такого не додумался. А главное, какова наглость! Надо будет мне прошерстить священников - а то совсем жиром заплыли: у них прямо под носом проводят тёмные ритуалы, а им и невдомёк!
   - Да, это многое объясняет, - покачал головой Элиддин. - Самое грустное, что мы вполне могли бы обо всём догадаться, ибо во время последнего выброса находились в том самом камриэльском храме! Помнится, я ещё слегка удивился, почему плохо стало ВСЕМ присутствующим, хотя выброс был направлен лишь против орков. Тогда я объяснял это побочными эффектами тёмных ритуалов, а дело-то было в том, что мы все стояли в самом центре выброса...
   - Что и говорить, - вздохнул Трейк. - Наши враги оказались куда умнее нас. Кстати, - маг вдруг сменил тему, - ты всё ещё в Гирдашане?
   - Пока да. У нас тут есть одно дело...
   - Тогда будь осторожнее: среди тамошних орков завёлся предатель. Кто-то из друидов занялся некромантией и теперь формирует армию нежити, которую планирует переправить в Гиперборей - в помощь Масхону и монархистам.
   - Вот даже как? - удивился Элиддин. - Впрочем, нам уже рассказали об этом некроманте. А вот откуда ТЫ всё это знаешь?
   - Дело в том, что... шеддит, - последнее слово маг произнёс с ненавистью и отвращением, - заглянул ещё и в гильдию.
   - В вашу приёмную?! - ахнул паладин.
   - Да. Этот тип от скромности явно не умрёт: самоуверенность аж из ушей прёт. Трудно сказать, что он рассчитывал у нас найти, но в здании в тот момент было пусто. Ты же знаешь, что из всех наших артефактов там лежит лишь гильдийский мадаббар. Но его я запер у себя в кабинете... Стоп, отвлёкся. Так вот, этот шеддит, вероятно, слегка повредился рассудком. Ты только представь: он воспользовался нашим сиреневым камнем! Для связи! - Трейк весело рассмеялся.
   - Что?! - Элиддин улыбнулся. - Тем вашим учебным пособием...
   - ...где мы проиллюстрировали все возможные ошибки мадаббаростроителя! - с хохотом поддержал его Трейк. - А камешек оказался ещё и с прослушкой. Так что мы смогли узнать содержание разговора и вычислить примерные координаты адресата. В общем, я вас предупредил, - Трейк снова стал серьёзен. - Если сможете - постарайтесь узнать что-нибудь об этой нежити: велика ли армия, какого рода создания туда входят, насколько они сильны ну и так далее. В общем, до связи!
   И маг прервал контакт.
   - Да, - поражённо покачал головой Элиддин. - Дела. Кстати, хоть убей - не пойму, каким образом шеддитам удалось договориться с этим Дарагором. Ведь все масхонцы (а шеддиты - в особенности!) ненавидят нелюдь. Да и орк должен был понимать, что слуги Хаоса всё равно обманут его.
   - Может, он и правда сумасшедший? - предположил Ларратос. - Или же его загипнотизировали.
   - Возможно и такое. Только всё же что-то тут не так...
   - Ну, с друидом скоро разберёмся, - улыбнулся Ларри. - А вот по поводу нежити... Странно, что мы до сих пор не встретили ни единого скелета. И даже следов никаких нет!
   - Ничего удивительного, - пожал плечами Элиддин. - Нежить-то, по словам архидруида, толпами уже не бродит. Тем более тут такие дебри, что скелет в десяти шагах пройдёт - а мы и не заметим... Ладно, пошли к озеру.
   До Горака было недалеко - его отделяла от деревни лишь узкая полоска леса. Деревья вдоль побережья озера были повалены. Всюду лежали груды оборванных веток, сломанные замшелые стволы, кое-где украшенные грибами, и целые россыпи камней разных размеров. Всё это густо переплелось с высокой (примерно по колено) тёмно-зелёной травой. Кое-где попадались синие цветки цикория и странные мощные растения, увенчанные пышными соцветиями тёмно-лиловых цветов, напоминающих комки меха. Над этой растительностью кружились пчёлы. Травы мерно шелестели под лёгкими порывами ветра, а солнечные лучи заставляли искриться капельки росы на травинках. Водная гладь озера не выглядела зловещей - и даже чёрная скала гармонично вписывалась в общую картину.
   - Здорово! - восторженно выдохнул Ларратос. - Как-то даже не верится, что здесь обитает некромант - всё так тихо и спокойно...
   - Я бы так не сказал, - Элиддин не разделял восторга таламида. - Похоже, это не луг и не поле. Это та часть берега, докуда дотягивается ярость элементаля. Видишь, как повалены деревья? Можешь себе представить, сколь могучие силы нужны, чтобы выворотить столетние стволы и покидать на берег многотонные глыбы. Внутреннее зрение показывает мне, что всё озеро - это и впрямь один мощный элементаль, но подробностей не видно - далековато. Нужно подойти поближе, только осторожно: без магии и резких движений. А если элементаль вдруг проснётся - сразу же побежим сюда, к лесу.
   - Понял, наставник. Но если это действительно жилище некроманта - где же в таком случае нежить?
   - Ларри, сзади! - вместо ответа выкрикнул Элиддин, резко обернувшись. Но Ларратос и сам почувствовал смертельную опасность - и, пригнувшись, увидел, как прямо над его головой свистнул боевой оркский топор. Сверкающее лезвие, промазав, со смачным чавканьем воткнулось в один из поваленных стволов - с такой силой, что бревно вздрогнуло, а топор ушёл в дерево по самую рукоять.
   - Ничего себе! - выдохнул Ларратос, оборачиваясь. Им навстречу бежал какой-то орк, закованный в блестящие металлические доспехи. - Ты что, совсем рехнулся?! - заорал таламид на воина, чуть было не прикончившего его, и выхватил меч, полыхнувший синим огнём Абсолюта.
   Однако клинок не понадобился: Элиддин вскинул руку и орк, вздрогнув всем телом, с глухим лязгом повалился на траву.
   - Вы... оглушили его, наставник?
   - Нет, разрушил. - Элиддин вытер пот со лба. - Разве ты не чувствуешь, что это - нежить? Помнится, ты всё хотел знать, куда она делась?
   - Нежить?! - Ларри только сейчас ощутил лёгкие пульсации чёрных энергий: похоже, буйство растительной жизни сильно приглушало ауры мертвяков. - А по виду и не скажешь...
   Паладины подошли к упавшему трупу. Он был явно ещё свежий - даже разлагаться не начал (или же разложение было приглушено магией). Орк. Доспехи целые, но лицо порвано.
   - Сильное заклятие, - констатировал Элиддин. - Качественное. Боюсь, меня хватит максимум на три-четыре таких трупа - а потом я полностью выдохнусь. Да ещё и чары расползающиеся - чем-то напоминает заклятие полярного вурдалака. Боюсь, что это - один из тех воинов, которые держали лагерь в Руике. И он здесь, похоже, не один! - паладин резко выпрямился, выхватывая Малькинур.
   Ларратос, воспользовавшись внутренним зрением, тоже увидел, что вдоль окраины селения медленно бредут две группы нежити. В правой было двое трупов, в левой - четверо.
   - Так, таламид: я беру на себя левых, а ты - правых!
   - Но, наставник! - воскликнул Ларри. - В вашей группе целых четыре скелета, а в моей - всего двое! Это нечестно!
   - Зато я умею разрушать нежить одной лишь силой воли, а ты - пока ещё нет. Так что - вперёд!
   И паладины ринулись в лес, на ходу зажигая свои клинки синим огнём. Ларратос, проскочив заросли, сразу же увидел своих противников. И впрямь всего двое. К тому же один из них - скелет в остатках истлевших доспехов, а второй - явно какой-то селянин. Последний выглядел посвежее. Оружия у этих мертвяков не имелось, поэтому Ларри, взмахнув Зариндуилом, решительно бросился на врагов.
   И удивился: обычно нежить тупо прёт на любого противника - она инстинктивно ненавидит всё живое. Однако эти мертвяки оказались существенно умнее: они верно оценили опасность и отнюдь не собирались подставляться под Небесную сталь. Труп поднял с земли здоровенное бревно, без видимых усилий взмахнув им над головой, а скелет проделал аналогичный трюк с крупным булыжником. Мгновение спустя оба этих снаряда полетели в Ларратоса. Тот высоко подпрыгнул - и земля вздрогнула от впечатавшейся в неё деревяшки, которая глубоко ушла в почву. Булыжник тоже просвистел мимо, а сам таламид, приземлившись прямо перед скелетом, коротко взмахнул Зариндуилом. Клинок мелькнул синей молнией, снеся череп мертвяка. Миг - и обезглавленный скелет просто рассыпался, прекратив своё существование. А труп, видя, что его вот-вот постигнет та же участь, рванул наутёк.
   Ларратос поразился: это что-то новенькое. Ему много раз приходилось наблюдать, как нежить бежит за людьми - и даже самому убегать от полярных вурдалаков на Крайнем Севере. Но вот УДИРАЮЩУЮ нежить он видел впервые. Более того: драпал этот труп весьма быстро - и Ларри, поняв, что догнать его он вряд ли успеет, метнул Зариндуил. Клинок воткнулся в спину нежити, рассыпав горсть синих искр. Труп содрогнулся и тяжело рухнул на землю. Подбежав к упавшему и вытащив меч, Ларратос бросился на помощь своему наставнику. Однако Элиддин уже успел расправиться со своей частью мертвяков, и сам бежал навстречу таламиду.
   - Ларри, ты в порядке?
   - Да, наставник!
   - Не нравится мне эта нежить, - мрачно произнёс паладин. - Какая-то она странная.
   - Не то слово! - ответил Ларратос. - Вы только представьте - эти мертвяки сражались как самые обычные воины, только гораздо более сильные и ловкие.
   - Вот именно. Нежить обычно двигается весьма неловко - как деревянная. А эти... Признаться, они слишком уж разумны для оживших трупов. В моей группе было двое безоружных и ещё двое - с топорами...
   - Везёт. У меня тут только безоружные - они даже почти не сопротивлялись.
   - А вот мне пришлось потрудиться: мертвяки махали этими топорами как заправские воины, и силы им было не занимать. А остальные поспешили вооружиться брёвнами... В общем, мне пришлось разрушить часть мертвяков при помощи сил Абсолюта. Увидев, что их тяжеловооружённые "приятели" погибли, оставшиеся...
   - Попытались сбежать, наставник?!
   - Именно. Вижу, ты тоже с этим столкнулся. Признаться, я прямо опешил. Одного в итоге достал Малькинуром (попросту метнув клинок), а второго сбил его же бревном. Мда. Кажется, я начинаю понимать, почему архидруид согласен даже отдать всю гирдашанскую армию под наше командование, только бы от нежити избавиться...
   - Так что же получается, наставник - орковский некромант сильнее тех, с которыми мы сражались на Крайнем Севере?
   - Да, Ларри. Сильнее. Эта нежить создана мастером - и уж никак не самоучкой, всего лишь месяц назад прочитавшим старинную книгу. Боюсь, что это не просто спятивший друид - ибо чары неведомого некроманта поистине гениальны. Тут происходит что-то куда более страшное. И наверняка шеддиты замешаны в этом грязном деле. Ладно, возвращаемся обратно к озеру - благо, нежити пока не видно.
   Паладины осторожно подошли к самой кромке воды. Озеро было спокойно, вода - кристально прозрачна, так что можно было видеть дно, покрытое песком и мелким гравием, а также рыб, мелькавших в толще воды.
   - Надо же - тут, оказывается, ещё и рыба есть! - удивился Ларри.
   - Разумеется. Руик - рыбацкий посёлок, так что жители как раз и занимались в основном ловлей этой рыбы.
   - Просто странно, что рыба не подохла после всех фокусов друида-некроманта - ведь она сейчас живёт прямо в теле элементаля!
   - Вероятно, он реагирует только на разумных существ, - пожал плечами Элиддин. - Ладно, сейчас посмотрим, что тут у нас такое...
   Паладин крепко зажмурился и некоторое время стоял абсолютно неподвижно.
   - Так я и думал, - Элиддин вышел из транса. - Скала настолько пропиталась тёмными энергиями, что очень чётко видна сквозь матрицу Абсолюта. Точно так же видны все внутренние ходы, гроты и пещеры. И хорошо видно, что на поверхности прохода нет. Есть только подводный проход. Проплыв. Недаром свихнувшийся друид живёт не в простой пещере, а в гроте. Стоит нам только сунуться в воду - и элементаль нас сразу же прикончит: он наделён значительным интеллектом и даже магической силой. Мастерская работа: уровень архидруида, не меньше. Этот Дарагор и впрямь необыкновенно талантлив. Теперь мне понятно, почему друиды не смогли защититься от элементаля - он просто рассеивал их чары своими.
   - А его нельзя как-нибудь разрушить?
   - Увы, нет - слишком уж большой. Чтобы с ним покончить, требуется как минимум десяток паладинов. Можно, конечно, разрушать его по частям - но тогда получится, как с теми друидами: элементаль, разумеется, не будет спокойно дожидаться собственной гибели.
   - Так как же нам тогда добраться до скалы, наставник? - спросил Ларратос. - Уж не послал ли нас архидруид на верную смерть, зная, что мы не справимся? Я бы на его месте ни за что не отдал свои войска под командование чужакам.
   Элиддин задумался.
   - Мда, - произнёс он наконец. - Я вижу только два варианта. Первый - перебраться на скалу и попробовать пробить проход в толще камня. Но это будет очень и очень непросто. Однако есть и другой путь...
   - Какой же?
   - Укрыться в тени Абсолюта.
   - Что вы имеете в виду, наставник? - удивился Ларратос.
   - Надо окружить себя энергией Абсолюта и дать ей мысленный приказ скрыть нас от восприятия. При этом устраняется искажение пространства, вызванное нашим присутствием - то есть мир ведёт себя так, словно нас в нём нет.
   - И надолго ли этой тени хватит, наставник?
   - Минут на пятнадцать. За это время мы успеем доплыть до скалы. Вообще-то подобная техника особо не практикуется...
   - Почему, наставник?
   - Есть вероятность исчезнуть взаправду - стереть самого себя из ткани реальности. Впрочем, на практике таких случаев пока ещё не было, - добавил Элиддин, заметив округлившиеся глаза таламида.
   - Я готов, наставник! Эх, доберёмся до этого некроманта - так я его!... - Ларратос выхватил свой меч и, весело рассмеявшись, играючи очертил им двойную восьмёрку вокруг головы.
   - Нет, Ларри, - покачал головой Элиддин, - убьём его мы только в крайнем случае. Помнишь просьбу архидруида? Желательно спасти некроманта от влияния тёмных сил!
   - Как скажете, наставник.
   - А теперь - поплыли, - Элиддин окружил себя слоем маскирующей энергии Абсолюта, с удивлением и невольным восхищением отметив, что у Ларратоса всё получилось с первого раза. Да, совет в Шалеме удивится и обрадуется, когда узнает, какой талантливый у него ученик - но визит на родину и в анклав паладинов сейчас беспокоил Элиддина не так, как текущая задача - победа над некромантом.
   Растворившись в тени, Ларратос и его наставник аккуратно вошли в воду, поплыв по направлению к скале.

***

   Зарина наблюдала за паладинами, стоящими на берегу озера. Девушка поняла, что это и есть те самые гиперборейские дипломаты. Её охватила досада:
   - Неудивительно, что консул был столь спокоен и уверен в успехе, - уныло рассуждала Зарина. - Раз уж ему удалось отправить в Гирдашан сразу двух паладинов... и где он их столько нашёл... Вот мерзавец! Ну что ему стоило хотя бы намекнуть!.. Тогда бы я могла остаться в столице, продолжив поиски возлюбленного - вместо того, чтобы топиться в здешних проливах и болотах да собирать на себя все местные колючки.
   Ну что ж, остаётся только присоединиться к паладинам - разве что внешность чуток улучшить... Зарина перешла внутреннее зрение - и вздрогнула: совсем близко, буквально в нескольких десятках метров, расположился громадный водяной элементаль! Перед девушкой встал нелёгкий выбор: либо не колдовать и вылезти навстречу дипломатам прямо как есть, в лохмотьях, либо воспользоваться чарами - и, возможно, опять навлечь на себя гнев стихии. Поколебавшись, Зарина всё-таки решила рискнуть. Волшебница прошептала нужное заклинание - и вжала голову в плечи, ожидая яростной волны... Ничего. Элементаль не встревожился - вероятно, попросту не дотягивался. Зарина улыбнулась и, уже не таясь, двинулась к паладинам. Кстати, голос одного из них показался ей смутно знакомым: возможно, она его где-то слышала и раньше.
   Девушка уже собиралась окликнуть гиперборейцев, когда молодой паладин достал из ножен свой меч, покрутил им над головой и засмеялся. А Зарина вдруг почувствовала, что звереет. Сперва она даже удивилась внезапно вспыхнувшей злости, но потом до её разума дошло то, что сразу же почувствовало сердце: МАЛЬЧИШКА ИГРАЛСЯ С ЕГО МЕЧОМ!!! С мечом тайного мужа Зарины! Это было ужасно. В глазах волшебницы медленно разгоралось яростное зелёное пламя: негодяй только что подписал себе смертный приговор. Эти воспоминания священны - каждый, кто оскорбляет Его память, должен умереть. А тот, кто оскорбляет Его меч, должен умереть особенно мучительно - после чего труп следует порезать на мелкие куски и утопить в болоте.
   Зарина аккуратно вытащила из ножен клинок, тотчас же покрывшийся толстым слоем фиолетового пламени, мягко пригнулась, готовясь к прыжку, и...
   Паладины вдруг исчезли - попросту растворились в воздухе.
   - Что за?!... - Девушка сначала замерла, оглядываясь по сторонам, а потом поспешно перешла на внутренне зрение. Но тщетно: матрица Абсолюта тоже была чистой - аур дипломатов почему-то не ощущалось.
   - Проклятье! - Зарина опустила меч и уселась на поваленное бревно. Она кое-что слышала про способности паладинов, поэтому поняла, что оба гиперборейца сейчас ушли куда-то в тень Абсолюта. Сама девушка не владела столь продвинутой техникой и не умела манипулировать с матрицей: работа с тенями, аватарами, отражениями и сдвигами реальности была ей недоступна. Даже простейший из подобных трюков (способность взгляда сквозь тени), позволяющий видеть таких спрятавшихся, был ей недоступен - ибо требовал немалого таланта плюс длительного обучения под руководством опытного наставника. Так что оставалось лишь ждать, пока паладины вновь проявятся...
  
   Глава 10
   Сумасшедший друид
   Ларратос и Элиддин медленно плыли по озеру Горак. Тень Абсолюта, окутывающая их, причиняла значительные неудобства - в частности, обычное зрение временно перестало работать, так что приходилось пользоваться внутренним оком. Кроме того, каждое движение давалось с изрядным трудом, поскольку приводило к искажению кокона энергии. Тем не менее, до скалы паладины добрались меньше, чем за десять минут - как и предсказывал Элиддин. Теперь им предстояло ныряние.
   - Как нам попасть внутрь, наставник? - спросил Ларратос, обозревая недра скалы. - Подводная часть прохода слишком длинная - моего дыхания не хватит, чтобы доплыть до грота.
   - Хватит, - уверил его Элиддин. Задержи дыхание и сконцентрируйся на своих лёгких. Абсолют может держать воздух в лёгких паладина часами, если не днями. Учитывая, как легко ты схватываешь паладинские навыки, на несколько минут тебя хватит.
   Ларратос и Элиддин, задержав дыхание, нырнули и поплыли вниз, ко входу в грот. Паладины ощущали значительное скопление магической энергии в воде - но водный элементаль, чьим телом служило всё озеро, никак не реагировал на пришельцев. Мимо проплывали рыбы - Ларри хорошо видел их бледно-оранжевые ауры. А вот и подводная пещера раскрыла перед героями свою пасть. Ларратос и Элиддин проплыли в неё - и двигаться сразу стало труднее: здесь присутствовало довольно сильное течение. Вокруг пахло смертью - причём Элиддину было знакомо это ощущение, словно бы он уже сталкивался с этим некромантом.
   Проплыв вверх, паладины вынырнули уже в гроте. Здесь царила полная темнота, однако скала настолько пропиталась тёмными энергиями, что внутреннее зрение показывало не только очертания пещеры, но даже каждую неровность пола, стен и потолка. Небольшой грот, куда выходило отверстие проплыва, охраняла нежить - целая толпа оркских скелетов. Чёрные пятна их аур выделялись даже на фоне темноты. В этой группе было двое алебардистов и четверо арбалетчиков - паладины оказались всего в нескольких метрах от них. Ларратос дёрнулся, потянувшись к мечу, но Элиддин перехватил его руку.
   - Тихо, не двигайся, - почти беззвучно, одними губами прошептал он, - Эти скелеты нас сейчас не видят, ибо мы всё ещё в Тени. Прежде чем лезть в драку, желательно уменьшить количество врагов. Смотри, - с этими словами Элиддин вытянул руку, обратив ладонь к ближайшему арбалетчику, и Ларратос увидел, как с руки его наставника сорвался сгусток светлой энергии, ударившей мертвяка. Тот сразу же рассыпался, а все остальные скелеты насторожились и начали оглядываться.
   Так вот в чём, оказывается, секрет гашения магии на расстоянии! - сообразил Ларратос. Он представил себе клубок светлой Абсолютной энергии и, направив его в другого арбалетчика, с радостью увидел, как этот мертвяк тоже рассыпался. Скелеты, видя гибель своих товарищей, перегруппировались: алебардисты встали в боевые стойки, подойдя вплотную к воде, а оставшиеся арбалетчики прижались к стенам грота, расположившись по бокам прохода, уходящего в глубину пещеры.
   - Я беру на себя тех, что с топорами, а ты - арбалетчиков, - прошептал Элиддин и, сбросив защитный кокон, выпрыгнул на берег, попутно выхватывая меч. Враг не успел среагировать, ибо стоял спиной к паладину - и Малькинур снёс ему череп.
   Мгновение спустя Ларратос тоже вышел из Тени. Скелеты, увидев ещё одного противника, переключились на него - все, кроме алебардиста, занятого схваткой с Элиддином. На Ларри обрушился целый ливень стрел, но способности паладина позволяли легко с ними справляться. Таламид уворачивался, отклонял арбалетные заряды силами Абсолюта, а некоторые разрубал Зариндуилом. Пещеру наполнил громкий лязг металла, свист стрел, утробное рычание нежити и возгласы паладинов. Сильное эхо, присутствовавшее в гроте, многократно усиливало шум битвы.
   Гигантский прыжок - и Ларри, стукнувшись головой о низкий потолок, упал прямо на арбалетчика, пригвоздив его к полу Зариндуилом. В следующее мгновение Ларратос получил по спине прикладом арбалета - и, развернувшись, успел увидеть оскаленный череп скелета, намеревавшегося вгрызться в шею таламида. Ларри, перевернувшись на спину, врезал кулаком по черепу мертвяка (свернув ему челюсть), а затем выдернул свой клинок. Нежить попыталась блокировать удар с помощью арбалета - но это оружие не предназначалось для ближнего боя, поэтому Зариндуил, легко перерубив приклад, рассёк рёбра нежити, и скелет рассыпался.
   Тем временем Элиддин всё ещё дрался со своим противником. Похоже, в силе, ловкости и быстроте реакции мёртвый орк почти не уступал паладину. Поднявшись, Ларри попытался было зайти в спину нежити - но Элиддин уже успел зажать своего противника в угол пещеры, так что Ларратос попросту метнул клинок, пришпилив позвоночник скелета к стенке (все остальные кости осыпались на пол).
   Врагов больше не осталось, и паладины остановились, переводя дыхание.
   - Да, - выдохнул Элиддин, - если этот орк перебросит в Гиперборей хотя бы пару сотен таких мертвяков, нашей армии придётся туго, - хотя паладин говорил негромко, эхо усилило его голос и разнесло звук по всем уголкам пещеры. - Ларри, ты как?
   - Нормально, наставник, - Ларратос вытер пот со лба, - Слегка задели, но ничего не сломали.
   - Тогда пошли. Хм, - паладин потёр переносицу, - никак не могу отделаться от ощущения, что мне хорошо знаком почерк этого оркского некроманта - словно бы я уже сталкивался когда-то с этим чернокнижником...
   - А мне всё это напоминает гору Талагмия - только здесь гораздо теплее. И темнее - пользоваться внутренним зрением как-то непривычно. Да ещё эхо... ручаюсь, что орк нас сейчас прекрасно слышит.
   - Это уже неважно, - махнул рукой Элиддин, шагая по тёмному проходу. Эхо шагов паладина оказалось столь гулким, что заглушало даже его голос, - Он всё равно не мог не почувствовать гибели охраны.
   Внезапно проход раздвоился. Левое ответвление вело куда-то вниз (постепенно понижаясь), а правое - наверх. Слева тянуло сыростью и прохладой, а воздух содержал следы стихийной магии. Магии воды. Вероятно, именно этот "сквозняк" подпитывал энергией водного элементаля.
   - Так, таламид. Нам нужно разделиться: я иду налево, ты - направо. Если наткнёшься на орду нежити или же на самого некроманта - сразу кричи: здесь такое эхо, что я сразу услышу.
   - Понял, наставник! - и Ларри двинулся по правому туннелю.
   Каменный коридор, вероятно, шёл вдоль самой кромки скалы - по спирали. Он был крайне неровным, зато очень широким. Сперва всё было спокойно, но потом до Ларратоса донеслись звуки боя: похоже, Элиддин уже что-то нашёл. Не желая отставать от своего наставника, таламид ускорил шаг, не теряя при этом бдительности. Вскоре тоннель закончился - причём закончился тупиком. В конце сильно расширившегося коридора стояла тёмная фигура. Внутреннее зрение показывало только силуэт нежити - но паладин сразу же отметил, что это существо было очень высоким. Более того - у него оказалось целых шесть рук! Ларри уже сталкивался с подобными тварями и знал, что это - конструкт. Вершина некромантии: создание, составленное из кусков разных трупов.
   Нежить тоже заметила паладина, осыпав его градом стрел - у конструкта оказалось целых два арбалета. Кроме того, он держал ещё два топора и два коротких меча. Ларри бросился на землю, откатываясь назад и отбивая одну из стрел: её наконечник тускло блестел антрацитовыми искрами. Таламид понял, что в таком виде внутреннее око являет ему смертельный яд, которым смазана каждая стрела. Отклонив несколько стрел силой Абсолюта, Ларратос пожалел, что он всё ещё не научился выставлять непробиваемый щит из светлых энергий, позволяющий вообще забыть о стрелах и прочих мелких предметах. Но увы - до статуса адепта Ларри было ещё далеко, так что ему пришлось временно отступить за поворот коридора: здесь стрелы его не доставали.
   Переведя дыхание, Ларри предпринял вторую попытку - и вновь был вынужден отступить из-под обстрела. Причём на этот раз в придачу к стрелам в него метнули кинжал: таламид едва успел пригнуться, и лезвие воткнулось в камень чуть выше его головы. Ларратос совершенно не представлял себе, как подойти к этой твари - скорострельность её арбалетов оказалась слишком уж велика. "Может, вызвать наставника?" - мелькнула смутная мысль.
   Внезапно Ларри осенило: ведь арбалеты надо время от времени перезаряжать! И если заставить нежить расстрелять все стрелы до единой, то...
   Таламид вновь высунулся - и вновь подвергся интенсивному обстрелу. Однако нежить, похоже, тоже что-то сообразила: когда Ларратос ещё раз вылез из-за поворота, тварь взяла его на прицел, но стрелять не стала. Похоже, решила выждать, пока паладин подберётся поближе. Ларри только вздохнул: "интеллектуальный" конструкт его совсем не вдохновлял.
   А может, попробовать разрушить нежить? Таламид вытянул руку и повторил трюк, который позволил ему расправиться со скелетом. Увы, неудачно: правда, тварь судорожно дёрнулась, споткнулась и рухнула на пол, но сила этого создания была столь велика, что паладин не разрушил, а лишь чуть ослабил его. Теперь конструкт тряс головой и оглушительно чихал. Впрочем, и это - успех. Не дожидаясь, пока его противник поднимется, Ларратос метнул Зариндуил - и клинок завершил дело, превратив конструкта в груду костей.
   Ларри медленно подошёл к поверженному противнику, а в ушах паладина всё ещё гремели звуки битвы... Звуки?! Да ведь это же Элиддин бьётся с нежитью где-то в недрах пещер! Скорее, скорее прочь из этого тупика - на помощь наставнику! Хотя стоп... Ларри только сейчас увидел, что это далеко не тупик: в центре пещеры возвышался огромный сталагмит. Более того: с вершины этой каменной колонны можно было перелезть в верхний грот, где... где ощущалось присутствие могущественного колдуна! Так вот что охранял конструкт! И Ларратос полез вверх по сталагмиту. Каменная колонна была длинной - почти десятиметровой высоты. По мере подъёма ощущение опасности становилось всё сильнее, а эхо, напротив, ослабевало - и Ларри сообразил, что, оказавшись наверху, он потеряет связь с наставником. Впрочем, колдуна Ларратос не боялся, ибо любое колдовство меркнет перед способностями паладина. Его насторожило другое: откуда-то сверху бил неяркий красный свет - таламид помнил, что такое свечение матрицы Абсолюта дают энергии Хаоса. А значит, там мог оказаться не только колдун, но и кто-то из шеддитов.
   Добравшись до вершины сталагмита, Ларри прыгнул, очутившись в верхнем гроте. Мгновенно оценив обстановку, паладин успокоился: нежити здесь не было, да и красное свечение шло не от колдуна (спокойно стоявшего в центре пещеры), а от чего-то, напоминающего щит: полупрозрачный светящийся купол окутывал весь центр пещеры, где и находился оркский друид. Ещё один источник красного света находился на шее орка - вероятно, какой-то артефакт Хаоса, с помощью которого некромант и сотворил магическую защиту. Над щитом висел сгусток стихийной энергии - но его-то Ларратос совершенно не опасался. А вот завесу, напитанную силами Хаоса, пробить будет непросто...
   Как выглядел оркский колдун, Ларри не знал - ибо всё ещё пользовался внутренним зрением. Но вот аура этого друида ощущалась какой-то странной, словно бы двойной: на слабую фиолетово-оранжевую ауру накладывалась другая - угольно-чёрная. Некромант в свою очередь внимательно разглядывал Ларратоса.
   - Приветствую тебя, мой бывший ученик, - наконец произнёс он низким голосом, в котором слышалось что-то смутно знакомое. Более того: орк говорил совершенно без акцента. - Признаться, не ожидал увидеть тебя в Гирдашане.
   - Твой бывший ученик?! - изумился Ларратос, - Я тебя не знаю! И ни один орк ничему не учил меня. - Хотя... Может, он учил его раньше, до амнезии?!
   - Эх, Ларри, Ларри, - покачал головой друид. - Ты всё такой же наивный...
   - Откуда ты знаешь моё имя?!
   - Так ведь и тебе известно моё, - усмехнулся орк. - Посмотри на меня повнимательнее - неужто не узнаёшь?
   Ларратос машинально открыл глаза. Оказалось, что в этом гроте вполне можно обойтись и без внутреннего зрения, так как под потолком висел ярко-жёлтый огненный шар, освещавший весь грот. Магический щит был невидим вовсе, а вот орк, напротив, виднелся отчётливо. Высокий, худощавый, в чёрном плаще с капюшоном. В руке он держал классический некромантский посох - с навершием, выполненным в виде черепа. Судя по всему, Дарагор был чуть младше самого Ларратоса, но вот глаза... Какие-то тусклые, они явно принадлежали существу, прожившему не одну сотню лет. И, разумеется, орк оказался совершенно незнаком таламиду.
   - Что, так и не узнал? - орк ухмылялся. И эта его усмешка показалась Ларратосу знакомой, вызывая какие-то неприятные ассоциации, - Как же всё-таки недалеки бывают люди. Они узнают своих друзей и врагов только по внешности, хотя надо бы - по характеру и поступкам... Уж не знаю, каким ветром тебя занесло в Гирдашан, но живым из этой пещеры тебе не выбраться, как бы банально это ни звучало.
   - Шакир! - трясущимися губами промолвил потрясённый Ларратос.
   - Именно, - по лицу орка расплылась самодовольная улыбка. - Ты, Ларри, в общем-то неплохо соображаешь, только пока что слишком медленно. Эх, если бы ты был моим учеником...
   - Но это невозможно! - Ларри смотрел на неожиданно воскресшего Шакира почти умоляющим взглядом, - Я же сам видел твой труп, да и Элиддин подтвердил, что вурдалаки сожрали его!
   - Истинный мастер магии смотрит на несколько шагов вперёд, мой бывший ученик. Ритуал призыва Карерона был довольно рискованным чародейством: ведь павший бог мог выйти из-под контроля. Я знал, что он вполне способен убить меня, поэтому на всякий случай обессмертил свою душу - довольно-таки простой ритуал, занимающий всего пару часов. Да, моё тело сожрали, но мой дух не отправился в ад: он начал летать над землёй в поисках нового. Нужен был носитель, согласный принять меня. И я нашёл такого. Орк-друид Дарагор, вызывавший духов умерших, хотел власти - и тут явился мой дух. Я пообещал, что если он примет меня, то получит такую власть, которая ему и не снилась. Дарагор сдуру согласился. Идиот. Я был возрождён и сразу же приступил к действию. Видишь вот этот круглый коврик - любимый ковёр Дарагора? Я наложил на него заклятие левитации. Теперь это ковёр-самолёт - правда, довольно скверный. С его помощью я побывал и в Стейнгарде, и на Крайнем Севере, и кое-где ещё. А теперь я, сидя в этой скале, с каждым днём поднимаю всё больше и больше оркских скелетов. Ещё несколько дней - и моя армия была бы готова, но... Вы влезли несколько не вовремя.
   Ларри внимательно слушал своего врага. Он пока не торопился убивать Шакира - в конце концов, убить никогда не поздно. К тому же после смерти Азиза его дух наверняка опять смоется - а Ларри очень этого не хотелось. Стало быть, некроманта нужно как-то схватить. Но это будет непросто: щит Хаоса - штука мощная, к тому же у Шакира есть ещё некий артефакт, а то и парочка дополнительных сюрпризов на крайний случай... Самый лучший выход - тянуть время: как только Элиддин расправится со всей нежитью, он поднимется сюда, а вдвоём уже будет легче бороться с джинном.
   - Но зачем ты связался с шеддитами? - спросил таламид.
   - А! - засмеялся Шакир, - Я так и думал, что гильдийский мадаббар наверняка прослушивается. Так вот, Ларри: тот, кого сейчас называют Карханом - мой ученик.
   - Ты сумел выучить шеддита?! - поразился Ларри.
   - Не говори ерунды, - поморщился некромант, - Я учил его магии - тем запретным знаниям, от которых ты отказался из-за нелепой гордости. К сожалению, у моего нового ученика были очень большие амбиции, а вот мозгов, напротив, оказалось маловато. Я понял, что некроманта из него не выйдет - поэтому просто решил использовать его. Я помог ему выполнить одно задание... В итоге он стал шеддитом, подарил мне вот этот замечательный кулончик, наполненный энергией Хаоса, а теперь помогает захватить Гиперборей. Для начала. Так, - Шакир вдруг насмешливо посмотрел на Ларратоса, - я вижу, мы сейчас тянем время? Напрасно. Твой спутник - думаю, это Элиддин собственной персоной - тебе не поможет. Он сейчас слишком занят - кормит мою нежить. А вскоре и сам пополнит ряды умертвий. Что касается тебя... Ты случайно не хочешь служить мне?
   - Нет! - Ларратос перехватил поудобнее Зариндуил.
   - А придётся. Ты - мой раб! - произнёс Шакир, сверля Ларратоса демоническим взглядом.
   Ларри стало смешно: с тех пор, как его посвятили в паладины, ментальное воздействие перестало на него влиять. Но неужели Шакир этого не знает? Неужели он не чувствует пульсации энергий Абсолюта? Неужели он не обращает внимания на клинок из Небесной стали? Неужели Шакир думает, что Ларратос, как однажды уже случилось, станет его пешкой? Нельзя забывать, что пешки имеют свойство пробиваться в ферзи. Как бы то ни было, Ларратос решил подыграть своему врагу.
   - Да, милорд, я - ваш раб, - кивнул он, попытавшись придать своему лицу как можно более тупое выражение.
   - Ты будешь делать всё, что я тебе прикажу! - продолжал Шакир.
   - Да, милорд, я буду делать всё, что вы мне прикажете, - голос Ларри был хриплым, так как таламид с трудом сдерживал смех.
   - Вижу, ты опять связался с Элиддином, - лицо некроманта приняло скорбное выражение.
   - Да, милорд.
   - А ведь я уже говорил, что злобный паладин желает тебе смерти. Как ты мог так поступить, Ларратос? - укоризненно покачал головой Шакир.
   - Я... мне... очень сты... стыдно, милорд, - Ларри начал заикаться, проглатывая приступы смеха.
   - Но ведь ты не оставишь предательство Элиддина безнаказанным, не так ли?
   - О да, ещё как не оставлю! - глубоко вздохнув, произнёс Ларри. "Интересно, - подумал он, - как долго этот горе-гипнотизёр будет тут распинаться? Ещё немного - и я упаду от хохота".
   Шакир подошёл совсем близко к таламиду и теперь смотрел ему прямо в глаза.
   - Сейчас наш общий враг внизу, в подземельях. Он не ожидает от тебя никакого подвоха. Ты легко сможешь отомстить. Ты же не упустишь такую возможность? - Шакир сделал ещё один шаг и оказался за пределами щита Хаоса.
   - Конечно не упущу, - улыбнулся Ларри, от души врезав эфесом Зариндуила Шакиру по голове.
   Некромант мешком повалился на пол, а три секунды спустя по сталагмиту вскарабкался Элиддин, который, по словам Шакира, уже давно пошёл на корм нежити. Паладин выглядел очень уставшим, но довольным. В руке он сжимал какой-то заострённый металлический стержень из странного серебристого металла, а его меч покоился в ножнах. От стержня тянуло стихийной энергией - похоже, это было что-то вроде накопителя маны.
   - Наставник, я поймал его! - гордо произнёс Ларратос, показывая на поверженного орка.
   - Отлично, - кивнул паладин и, вытащив из-за пояса флягу, сделал несколько глотков.
   - Да, - улыбнулся Ларратос, очень довольный собой. - Кстати, вы ни за что не догадаетесь кто это: Азиз Шакир! - Элиддин, как раз делавший очередной глоток, поперхнулся, - Его дух выжил и вселился в орка-некроманта!
   - Надо же! - ответил Элиддин, прокашлявшись. - А я-то всё думаю, отчего это чары некроманта кажутся мне какими-то знакомыми... Вот поганец! Его уже столько раз побеждали, а он всё ещё живёт и здравствует.
   - Наставник, а нельзя ли убить его окончательно?
   - Увы, - вздохнул Элиддин, - Чтобы развеять дух Шакира, нужен очень мощный заряд абсолютных энергий. А я сейчас полностью выдохся. И потом: архидруид хотел, чтобы мы доставили Дарагора живым. Так что выполним его просьбу - и обратимся к экзорцистам орков, которые могут с гарантией изгонять злых духов.
   - Наставник, а что это у вас в руках?
   - Это? - Элиддин взглянул на металлический стержень. - Ритуальный шип. Он накапливает ману, освобождающуюся во время тёмных ритуалов. Сейчас этот шип заполнен под завязку: вероятно, Шакир прикончил им немало пленников. Я нашёл его в заклинательной пещере, - паладин тяжело уселся рядом с бесчувственным Шакиром, - И его неплохо охраняли. Там было столько нежити, что меня чуть не разорвали на части. К счастью, мне удалось с помощью сил Абсолюта выдернуть эту вещь из ритуального круга - и дальше я использовал магию.
   - Магию?
   - Ну да, самые простые заклинания - вроде огненных шаров, толчков и силового щита. Помогло и заклинание разрушения чар. С таким запасом маны, - Элиддин щёлкнул по шипу, - даже моих скромных магических навыков хватило на то, чтобы разобраться с нежитью. Хотя не скажу, что это было просто. Кстати, этот шип предназначался для подпитки элементаля - теперь, когда я его забрал, водная стихия довольно быстро ослабнет... Стоп, а это что такое? - Элиддин заметил кулон Шакира.
   - Некромант говорил, что это - артефакт Хаоса. С его помощью колдун создал вот этот щит, - Ларри потянулся к кулончику.
   - Не трогай! - предостерёг его Элиддин. - К артефактам Хаоса лучше не прикасаться без особой необходимости, - Паладин аккуратно порвал цепочку и, положив изящную вещицу на пол, врезал по ней Малькинуром. Артефакт немедленно рассыпался. Затем Элиддин ударил клинком по щиту Хаоса. Меч пробил завесу, но ненамного. Края разреза окутало лёгкое красноватое свечение. Паладин с натугой вёл Малькинуром по магическому куполу, высекая из него снопы красных искр. Мгновение спустя Ларратос присоединился к наставнику - только, в отличие от него, бил по завесе плашмя: энергии Хаоса сжигались не только от разрезания, но и от прикосновения. Зато при таком варианте "пробивания" меч не застревал в щите. И пару минут спустя завеса рассыпалась.
   - Ф-фу-ух, - выдохнул Элиддин. - Давненько мне встречались столь прочные щиты. Ларри, ты как?
   - В порядке, наставник!
   - Рад за тебя. А вот мне надо немного отдохнуть - бой был тяжёлым.

***

   Тёмный лорд, владыка всех шеддитов, диктатор страны Масхон Баал Хаммон сидел на своём троне. Сквозь его рогатый шлем не было заметно лицо - лишь светящиеся глаза, как у кошек в темноте - только не горящие зелёным светом, а пылающие красным пламенем ада. На столе перед диктатором загорелся мадаббар, снабжённый транслятором информации - относительно недавнее изобретение. В мадаббаре показался шлем Баала Хэрека, губернатора северного Масхона.
   - Приветствую вас, о повелитель, - произнёс губернатор Хэрек глухим металлическим голосом.
   - Приветствую, владыка Хэрек, - ответил Баал Хаммон. Его голос, также искажённый металлом, был очень глухим и низким, почти как у демонов, - Надеюсь, рейд вашего ученика в гиперборейскую Академию Высокого Волшебства прошёл удачно?
   - Более чем, владыка Хаммон. Все маги, включая ректора Мориса Ательмера, убиты.
   - Я не сомневался в вас и в вашем ученике, владыка Хэрек.
   - Владыка Хаммон, не могли бы мы поговорить без охранников?
   - Разумеется, - сказал диктатор. - Охрана, попрошу освободить мой зал.
   - Баал Кархан переслал мне через транслятор информации записи, хранившиеся в секретных архивах ректора. Покойный Ательмер был полон сюрпризов, - транслятор владыки Хаммона начал выводить на бумагу письмена.
   - Ближе к делу, владыка Хэрек.
   - Уверяю, владыка Хаммон, вас наверняка заинтересует то, что произошло в академии несколько лет назад...

***

   А сам Баал Кархан в это время шагал по стейнгардским катакомбам, направляясь прямиком к храму Хаоса. Шеддит был немало раздосадован: заключительный выброс, который должен был состояться ещё несколько часов назад, почему-то задерживался. Так что теперь ученик Хэрека собирался лично проконтролировать работу культа Тени и, при случае, хорошенько проучить культистов - чтоб в следующий раз не ленились, проводя все ритуалы вовремя.
   Кархан подошёл к двери, ведущей в святилище, и ощутил лёгкие пульсации светлых энергий - сверху пробивались эманации Абсолюта, исходящие от храма Камриэля. "А всё-таки здорово учитель придумал - разместить наше святилище именно здесь" - Кархан по праву гордился этой гениальной идеей. Шеддит привычным движением толкнул тяжёлую каменную дверь... и был неприятно удивлён: она не поддалась. Он налёг на неё плечом - но тщетно. "Вот мерзавцы, - размышлял Кархан. - Небось, чувствуют свою вину и пытаются спрятаться. Ну ничего, не на того напали". Шеддит чуть повёл рукой - и дверь попросту вынесло.
   Пройдя по коридору, Кархан очутился прямо в алтарной - и застыл в изумлении. ХРАМА БОЛЬШЕ НЕ БЫЛО! Алтарь валялся разрубленный, всюду виднелись разбросаные остатки цепей, факелов и разнообразного оружия, а ритуальные символы и пентаграммы оказались изрезанными. Более того: в бывшем святилище Хаоса пахло освящёнными благовониями! Какие-то мерзавцы провели здесь обряд экзорцизма!
   Шеддит растерялся: он ожидал чего угодно, но только не этого. Ясно было, что храм рассекретили: тут уже побывала и стража, и пресса, и даже священники (а может, ещё и маги).
   - Но как?! - последнюю фразу Кархан произнёс вслух.
   - Мордой об косяк! - раздался скрежещущий голос. Шеддит обернулся - и замер от ужаса: в дверном проёме стоял тот самый магический страж в эльфийских доспехах, которого он вроде как уничтожил в здании гильдии.
   Воин усмехнулся, наслаждаясь ужасом шеддита - и вскинул руку. Земля вздрогнула, по потолку пробежали трещины...
   - Не-е-ет!!! - заорал Кархан, поняв, что страж собирается повторить его трюк с заваливанием. А в следующее мгновение потолок алтарной рухнул. Этот обвал оказался куда сильнее устроенного шеддитом в здании гильдии, ибо обвалились огромные массы земли и камня - вплоть до самых подвалов камриэльского храма.
   Когда падение камней прекратилось, воин некоторое время всматривался в завал, затем его лицо исказилось, и он от души пнул одну из каменных глыб: несмотря на жуткий обвал, шеддит всё-таки выжил, умудрившись с помощью сил Хаоса аккуратно "уложить" наиболее крупные глыбы вокруг себя. Гильдийский воин глубоко вздохнул, а потом пошёл прочь. Ему очень хотелось добить мерзавца, но катастрофически не хватало времени, а разбирать завал пришлось бы о-очень долго.
   Кархан, застрявший где-то в середине каменной груды, облегчённо вздохнул, увидев внутренним зрением, что его враг ушёл. В общем, уже можно было выбираться - вот только шеддит совершенно не представлял, как ему теперь откапываться...

***

   Паладины возвращались к выходу из пещеры, таща бесчувственного Шакира. Точнее, тащил некроманта Ларратос, поскольку Элиддин вымотался до полного изнеможения. На этот раз паладины не пользовались внутренним зрением, поскольку шар-светильник оказался привязанным к некроманту и повсюду следовал за ним.
   - Очень удачно, что Шакир додумался заколдовать этот шар, - улыбался Ларратос, постоянно оглядываясь. При свете магического светильника пещера выглядела очень красиво: чёрный камень гармонично сочетался с белыми известковыми потёками и белыми же друзами сталактитов.
   - Ларри, ты лучше себе под ноги смотри, - улыбнулся Элиддин.
   - Как скажете, наставник! А всё-таки странно, что Шакир решил связаться с шеддитами. Неужели он всерьёз рассчитывал, что его ученик уступит ему завоёванный Гиперборей?
   - Конечно же нет. У старого джинна наверняка был какой-то оригинальный план - и мы скоро узнаем, в чём он заключался.
   - Вообще, Шакира постоянно подводит его самоуверенность, - весело произнёс Ларратос, - Представляете, наставник - Азиз попытался меня загипнотизировать! Смешно, правда?
   Элиддин негромко кашлянул.
   - Кхм. Признаться, не слишком-то смешно. Вспомни-ка: что происходило с артефактом Хаоса, когда Шакир начал сверлить тебя взглядом?
   - Ничего: колдун просто зажал его в кулаке.
   - Вот именно, - мрачно произнёс Элиддин, - Дело в том, Ларри, что Шакир попытался воздействовать на тебя при помощи энергий Хаоса. Начинающие паладины очень легко поддаются такому воздействию.
   - То есть он всё-таки мог меня подчинить?! - ужаснулся Ларратос.
   - Вполне. Хорошо, что ты уже умеешь противостоять ментальному воздействию и мощи Хаоса - всё-таки ты очень способный ученик. Но окажись твоя воля чуть послабее - и ты попал бы под власть Шакира. Возможно, даже напал бы на меня. Да, нам сегодня повезло дважды: если бы я не догадался воспользоваться ритуальным шипом, или же тебе не удалось бы превозмочь волю некроманта - и Азиз праздновал бы победу.
   - Но мы всё же победили, - улыбнулся таламид, - Шакир в наших руках и уж теперь-то мы его не упустим! Ух ты, а это что такое? - паладины как раз добрались до развилки (где два ответвления сходились) и Ларри увидел, что одна из стен пещеры покрыта веществом, напоминающим воск. Необычный материал вызывал ассоциации со свечами: он покрывал стену красивыми, словно бы оплавленными, потёками - так может выглядеть свечной огарок. Неизвестный минерал был чуть желтоватого оттенка, казался немного жирным и слегка прозрачным, словно дымчатым.
   Таламид подошёл к стене и провёл по ней рукой. Стена оказалась холодной, а этот "воск" - гладким и на ощупь напоминал стекло.
   - Действительно любопытная штука, - Элиддин тоже рассматривал стену, и по лицу паладина бродила лёгкая мечтательная улыбка.
   - Похоже на окаменевший воск. Не правда ли, наставник?
   - Только внешне. Это эбен каффэрет, то есть "каменная смола". В молодости я часто сталкивался с этим камнем...
   - Так это камень, наставник?!
   - Да, близкий "родственник" мрамора, если верить алхимикам. Он частенько встречается в мизрахийских подземных кавернах, а вот в Гиперборее я его ни разу не видел. Вообще-то камень как камень, но... Отнеси Шакира за поворот, чтобы нам не мешал свет шара.
   Ларри повиновался.
   - Так вот, - продолжил Элиддин. - Этот минерал не отличается ни редкостью, ни какой-то особой ценностью. Но есть у него одно удивительное свойство... Смотри! - с этими словами паладин зажёг Малькинур синим огнём и с размаха вонзил лезвие в стену.
   В тот же момент вся стена осветилась призрачным светло-зелёным свечением. Чуть дрожащий свет казался ярким, но темноту почему-то не разгонял. Напротив, тьма казалась лишь гуще. По всей стенке поднимались дрожащие волны зелёного свечения, но тут Элиддин вытащил меч, и свечение плавно угасло.
   - Каффэрет обладает одним довольно странным свойством: под воздействием абсолютных энергий он начинает светиться. Свечение на самом деле довольно слабое - днём или даже в сумерках его совершенно не видно. Однако из-за контраста с темнотой свет кажется ярким.
   - Я тоже смогу засветить этот камень, наставник?!
   - Запросто. Смотри, - Элиддин отошёл к противоположной стене пещеры, выставил руку и резко провёл её ладонью по воздуху. На каффэретовой стенке тотчас же появился светящийся росчерк - как раз там, где поток сил Абсолюта пересёкся с камнем. Мгновение спустя он плавно погас - от одного края к другому, повторяя путь ладони паладина.
   - Здорово! - Ларри метнул шар Абсолютной энергии и с удовольствием увидел, как на стене зажглось зелёное пятно, которое тоже быстро погасло - от краёв к центру.
   - Да. Помню, у нас в Академии Паладингарда многие развлекались с этим камнем. Правда, тамошний камень был довольно низкого качества - грязный, с вкраплениями. Поэтому светился куда хуже: еле заметным беловатым сиянием. А это - очень "качественный" каффэрет.
   - Наставник, а можно, я отколю несколько кусков этого... каффэрета?
   - Конечно можно! Хм, возможно, я тоже возьму пару кусочков на память. Эх, я уже столько лет не видел эбен каффэрета... С тех самых пор, как поклялся никогда не приносить его в Академию... - похоже, Элиддин вспоминал события времён своей далёкой молодости.
   Ларратос тем временем энергичными ударами Зариндуила отбивал куски камня. При этом стена вновь начала светиться, а из-под меча вылетали зелёные искры. Элиддин присел возле другого края стены и тоже принялся откалывать кусочки.
   - Ну, пожалуй, этого мне вполне хватит. Ларри, ты там долго? Глаза ещё не болят?
   - Сейчас, ещё пару кусочков... А что, этот свет вреден для глаз?
   - Как правило, нет. В этом камне нет никакой магии - обычное явление природы. Редкость, диковинка. Однако некоторые люди из-за каких-то особенностей своего зрения абсолютно не переносят каффэретового свечения. Помню, я как-то играл с таким камнем, пытаясь добиться наиболее яркого свечения, а в комнату зашёл мой наставник, Оникс Рейнс. Что тут было! Как оказалось, он совершенно не переносил сияния "каменной смолы". Ему тогда чуть глаза не выжгло, а я поклялся никогда больше не приносить эбен каффэрет в Академию...
   - То есть из-за этого света можно даже ослепнуть?!
   - Не бойся - люди, столь тяжело реагирующие на камень, встречаются очень редко, так что тебе ничего не грозило. Я вижу, ты уже набрал осколков? Тогда берём Азиза - и в путь.
   - Да наставник, - пропыхтел Ларри, взваливая себе на плечи здоровенного орка. - Проклятье, как представлю, что нам сейчас придётся переть этого бугая целых восемь вёрст - аж до самого Дэртона - и сразу выть хочется.
   Элиддин улыбнулся.
   - Это как раз не страшно. Ты лучше представь себе, что нам сейчас опять придётся лезть в воду, причём Тень потребуется натягивать ещё и на Шакира. Займёшься этим как раз ты - поскольку я сейчас далеко не в форме и, возможно, даже себя нормально прикрыть не сумею. А потом нам ещё придётся откачивать Шакира - ибо в процессе заплыва он, конечно же, нахлебается озёрной воды...
   Ларри застонал.
   - Ладно, не унывай. Если тебе так уж тяжело - давай некроманта мне. До выхода я его уж как-нибудь допру...
   Ларратос только покачал головой, и паладины продолжили свой путь. А вот и выход. Унылый чёрный грот без всяких сталактитов; мерный плеск воды и несколько груд костей.
   - Что ж, входим в тень, - вздохнул Элиддин, стараясь сосредоточиться.
   Ларратос последовал примеру своего наставника - только кокон энергии растягивал ещё и на Шакира. У таламида всё опять получилось с первого раза, хотя Ларри чувствовал, что держать Тень стало значительно труднее. "Не утонуть бы", - подумал Ларратос, переходя на внутреннее зрение. У Элиддина исчезновение сработало лишь с третьей попытки - похоже, он и впрямь изрядно выдохся.
   - Вы готовы, наставник? Можно нырять?
   - Можно, можно. Вот только нужно что-нибудь сделать с этим светильником - боюсь, магический шар, нырнув вслед за нами, может разозлить элементаля.
   - Уходя, гасите свет, - усмехнулся Ларри и, вскинув руку, силой своей воли разрушил огненный шар, осыпавшийся каскадом искр. Затем паладины нырнули в озеро.
   Проплыть пещеру оказалось нетрудно - теперь подводное течение помогало пловцам. Вынырнув возле скалы, паладины двинулись к берегу, поддерживая бесчувственного Шакира. Плыть было ОЧЕНЬ тяжело: Элиддин устал и, похоже, вообще едва держался на плаву (хоть бы его Тень не исчезла, - подумал Ларратос), а сам таламид просто изнемогал, удерживая невидимость не только на себе, но и на орке.
   - Хвала Абсолюту: берег, - устало произнёс Элиддин четверть часа спустя. - Я уж думал, мы никогда не доплывём, - добавил он, выходя из Тени. Мгновение спустя материализовался и Ларратос - тоже очень усталый, но крайне довольный.
   - Ну ничего, - улыбнулся он, - Зато мы покончили с некромантом - и пусть только Громак попробует не сдержать своего обещания! Он...
   Тут Ларри почувствовал смертельную опасность и сразу же пригнулся, выхватывая Зариндуил. Как раз вовремя: у самой его макушки свистнуло бревно. А вот Элиддин среагировать не успел: он настолько выдохся, что его чутье сработало слишком поздно, а реакции и вовсе не хватило. Старый паладин, получив сучком в висок, лёг на землю без сознания.
   - Ты оскорбил Его память, за что и поплатишься своей жизнью! - раздался мелодичный женский голос.
   Обернувшись, Ларри увидел смуглую девушку, сжимавшую короткий клинок, пылающий фиолетовым пламенем. На вид незнакомка казалась чуть младше Ларратоса. Таламид удивился: он не понял, в чём его обвиняют. Но тут же отбросил все посторонние мысли: перед ним стоял враг. Паладин ощущал смертельную опасность, а в глазах противницы пылал яростный зелёный огонь...
  
  
   Глава 11
   Орки точат секиры
   Перед Ларратосом стояла смуглая черноволосая девушка с пылающим фиолетовым мечом. В глазах незнакомки читались дикая ярость и жажда убийства.
   - Кто ты такая? - выкрикнул паладин, выхватывая свой меч и зажигая его синим пламенем. Ларратос оказался сильно удивлён: в странной противнице ощущалась пульсация энергий Абсолюта - но свечение её меча почему-то было фиолетовым.
   Полностью проигнорировав вопрос Ларратоса, незнакомка ринулась в атаку. Паладин, увидев, что его враг использует движения стиля льва, принял стойку медведя - и приготовился к защите. Но всё-таки: кто же она такая? Элиддин ничего не рассказывал о фиолетовых мечах. У паладинов были синие мечи, у шеддитов - красные, к тому же ни те, ни другие не принимали в свои ряды женщин. Эта девушка похожа на мизрахийку. Хотя нет, у тех кожа чуть потемнее. Скорее всего, она - потомок смешанных браков мизрахимов и вестландеров...
   Времени на размышления уже не оставалось: воительница элегантно крутанула мечом над головой и стремглав опустила клинок, намереваясь разрубить Ларратоса надвое. Паладин парировал выпад своим клинком, с удовлетворением отметив, что сила удара девушки значительно меньше, чем у Элиддина. Впрочем, она компенсировала этот недостаток поистине фантастической ловкостью и скоростью. Двигалась воительница прямо-таки с эльфийской грацией. Может, она - дочь эльфийки и мизрахийского мужчины? Фигура у неё вполне эльфийская, разве что рост великоват, а уши, напротив, коротковаты. Клинки - синий и фиолетовый - с лязгом сшиблись, рассыпая целые снопы искр. Паладин с большим трудом выдержал головокружительный каскад коварных ударов, и понял, что долго так не продержится: нужно было самому переходить в наступление. Правда, ему очень не хотелось доводить дело до убийства, да и с женщинами он ещё никогда не дрался, если не считать околдованную сектантку из Культа Тени. Но если тебя убьёт могущественный враг, то в загробном мире будет уже всё равно, какого он был пола.
   Ларратос сам принял стойку льва и начал интенсивную атаку, попутно прикидывая, нельзя ли как-нибудь выбить фиолетовый меч. Противница стала отступать (судя по всему, ей сильно мешала одежда), но ни один из ударов таламида не достигал цели. Тогда Ларри усилил напор и попытался обмануть воительницу ложными выпадами. Не вышло: та немедленно перешла в стойку медведя (мне б такую реакцию! - позавидовал паладин), и все попытки зацепить её неизменно проваливались.
   Краем глаза Ларри уловил какое-то движение: похоже, к пленному орку возвращалось сознание. Может, показалось? - со страхом подумал Ларратос, разворачиваясь боком к противнице, чтобы держать в поле зрения ещё и Шакира. Ну, так и есть: Азиз действительно пришёл в себя. Вот он пошевелился, затем что-то пробормотал - вероятно, оценивая обстановку - и мгновение спустя из кармана Элиддина вывалился серебристый стержень. Ритуальный шип пару раз подпрыгнул, а потом, подчиняясь чарам притяжения, подкатился к лежащему некроманту. Шакир немедленно цапнул накопитель маны и что-то забормотал.
   - Проклятье! - Ларратос дёрнулся было к Шакиру, но его противница не замедлила воспользоваться ошибкой паладина, - Чтоб тебя! - выругался Ларратос, буквально в последний момент отбивая фиолетовое лезвие, летящее точно в сердце.
   Шакир меж тем поднялся (похоже, с помощью ритуального шипа некромант восстановил свои силы, а заодно пополнил запасы маны) и, увидев, что паладинам не до него, бросился наутёк. Ларри бессильно застонал, поняв, что Азиз сейчас смоется. Ну почему?! Почему эта девчонка подвернулась так не вовремя? Неужели проклятый некромант опять выйдет сухим из воды? Неужто этот мерзавец, который уже попортил Ларратосу и Элиддину немало крови, в очередной раз избежит наказания?!
   - Ни за что! - прошипел Ларри сквозь стиснутые зубы и атаковал воительницу с удвоенной энергией, пытаясь на ходу перестроиться под стиль орла. Естественно, ничего у него не вышло: увлёкшись нападением, паладин совершенно забыл о защите, а девушка, заметив это, выполнила подсечку.
   Ларратос упал, выронив клинок: победно улыбнувшись, воительница замахнулась для завершающего удара. Пытаясь выиграть время, Ларри схватил какой-то камень, удачно подвернувшийся под руку, и швырнул его, целясь в лицо своей противницы. Та отбила булыжник лезвием клинка, и...
   - А-а-ай! - вскрикнув, девушка резко отвернулась, зажмурилась и, уткнувшись лицом в локоть руки, сделала несколько шагов назад, бестолково размахивая клинком...
   Сперва Ларри удивился: в чём дело? Почему она ведёт себя так, словно ей в глаза попало что-то едкое? Но, взглянув на осколки камня, паладин понял, что он сейчас запустил в своего врага кусок каффэрета - очевидно, вывалившийся при падении. Вероятно, его противница совершенно не переносила каффэретового свечения, что и спасло Ларри жизнь.
   Воспользовавшись заминкой противницы, паладин подобрал клинок, молниеносно вскочил на ноги и огляделся. Шакир, само собой, давно смылся, причём найти его в гирдашанских дебрях уже вряд ли удастся. А стало быть, теперь можно и не торопиться. Обречённо вздохнув, Ларри принял стойку медведя и приготовился к отражению атаки.
   Девушка, проморгавшись, всхлипнула, вытирая навернувшиеся на глаза слёзы, и яростно тряхнула головой. А таламид ощутил пульсации магических энергий: похоже, его противница решила, что Ларри зацепил её магией, и теперь выставила магический щит. Разумеется, против меча из Небесной стали чары не защитят, а магию паладин использовать всё равно не собирался. Теперь девушка действовала осторожнее, так что Ларратос легко отбивал все её выпады. Ему уже начал надоедать этот бессмысленный бой, поэтому таламид решил применить ту же методику, которой он однажды победил Элиддина на тренировке.
   Ларри крутанул Зариндуилом в воздухе и наискось рубанул, целясь в грудь противнице, которая парировала выпад ударом слева. Как предсказуемо. Девушка со всей силы давила на свой меч, а Ларратос, напротив, резко ослабил нажим, позволив Зариндуилу сдвинуться вместе с оружием воительницы. Отступив на пару шагов, Ларри быстро перебросил меч в левую руку, и... На тренировке он после этого очертил восьмёрку на груди наставника, что в настоящем бою означало бы убийство. Но сейчас таламид не хотел убивать: во-первых, перед ним всё-таки женщина, а во-вторых, ему хотелось узнать, кто она такая и откуда взялась. Поэтому паладин не стал чертить никаких кругов и восьмёрок, а просто вонзил клинок в правое плечо врага, на всякий случай шагнув влево. Противник с раненым плечом может и руки отрубить.
   Девушка закричала от сильной боли и выронила меч, звякнувший при ударе о прибрежные камни. Ларратос призвал силу Абсолюта, вскинул правую ладонь - и, схватив вражеский клинок, скрестил оба меча вокруг шеи противницы - получились своеобразные "ножницы"...

***

   Зарина стояла в полном смятении. Мальчишка оказался очень похож на Него, её тайного возлюбленного. То же лицо, те же глаза, и даже тот же самый голос! Несомненно, в газете был помещён портрет именно этого паладина. Сперва Зарина даже подумала, что это и есть её тайный муж, но нет - аура оказалась совершенно другой, и он выглядел помоложе.
   Девушка разъярилась ещё сильнее: Его образ священен, и как этот проклятый паладин посмел ТАК походить на Него?! Негодяй оказался неплохим воином, но постоянно отвлекался на своих спутников, лежащих без сознания. Поэтому Зарине удалось без особых проблем лишить паладина оружия. А потом... у неё вдруг что-то случилось со зрением - девушке показалось даже, что враг каким-то образом выжег ей глаза. К счастью, ничего непоправимого всё-таки не произошло, и, проморгавшись, Зарина на всякий случай прикрылась магическим щитом. Но на этом её удачи закончились: мальчишка воспользовался Его секретным приёмом! Тем самым, которому Зарина так и не смогла научиться, в том числе - противостоять ему... ... Девушка мысленно попрощалась с жизнью, однако случилось ещё одно чудо: паладин пощадил её. И вот тут Зарина не выдержала.

***

   - Я сдаюсь, - пролепетала девушка, - мой господин, вы пощадили меня! Моя жизнь принадлежит вам!
   - Дура! - гневно выкрикнул Ларратос, - Из-за тебя мы упустили опасного врага!
   - Я сожалею, добрый господин, - всхлипывала девушка; по её щекам текли слёзы.
   - С Шакиром разберёмся потом, - поморщился Ларратос. - Кто ты такая? И откуда взялась на нашу голову?! Кто тебя послал?
   - Меня никто не посылал, - ответила девушка, - я сама по себе. Я приплыла сюда с целью предупредить правительство Гирдашана о вторжении Масхона и жутких чудовищах, созданных в масхонских лабораториях.
   - А зачем же ты тогда на меня напала? - удивился Ларратос.
   - Ты осквернил память моего возлюбленного.
   - Я?! Чем это?
   - Ты игрался с его мечом, словно мальчишка.
   - Его мечом? Да это МОЙ меч! Мой собственный! Я его честно получил при инициации в паладины. Если не веришь - спроси у моего наставника, когда он очнётся. Если очнётся, - добавил паладин, - А всё ты со своим бревном...
   Ларри не окончил фразу, ибо Элиддин начал приходить в себя. Стало быть, удар оказался не фатальным - уже хорошо.
   - Для начала, думаю, мы должны представиться друг другу, - мрачно произнёс Ларратос, - Это - Элиддин бен Шамир аль-Кахаби, магистр ордена паладинов, а я - Ларратос Мельд, его таламид. Теперь отвечай: кто ты такая?
   - Меня зовут Зарина. Я... просто девушка.
   Ларратос не удовлетворился этим ответом:
   - Откуда ты? Сколько тебе лет?
   - Мне двадцать лет, я из Масхона.
   - Посланница шеддитов? - изумился Элиддин, поднимаясь на ноги. - Не похожа - её аура не красная.
   - Наставник, она напала на меня, - пожаловался Ларратос. Я чуть не проткнул сердце этой Зарины Зариндуилом, - и тут он осёкся, - похожие имена, не так ли, наставник?
   - Этот меч - он принадлежал моему возлюбленному, - ответила Зарина, - он был масхонским офицером и шеддитом - но не таким, как большинство, а значительно добрее и отзывчивее. Когда на инициации он получил меч - то был меч без имени. Женившись на мне, офицер назвал меч в честь меня - и выгравировал на нём имя. Это было... лет десять назад.
   - Не води нас за нос, - ответил Элиддин, - я знаю, откуда этот меч. Он хранился у меня дома несколько лет. Его мне подарил мой друг - Трейк Найгам, глава гильдии боевых магов. А ему клинок достался от ректора магической академии, Мориса Ательмера. Как он говорит, меч лежал у него с тех самых пор, как некий шеддит, пришедший из Масхона, напал на Ательмера, светлая ему память. А тебе, стало быть, не двадцать лет - поскольку в десять лет у тебя не могло быть мужа. Или же ты врёшь, что была замужем за шеддитом.
   - Ладно, вы раскусили меня, - нехотя призналась Зарина, - Мне не двадцать лет, а сорок пять. Тот шеддит инициировал меня, дав меч из Небесной Стали - благодаря потоку Абсолюта я выгляжу несколько моложе.
   - А что случилось с тем шеддитом, наставник? - поинтересовался Ларри.
   - Трейк рассказывал, что он был побеждён - правда, я так и не удосужился выяснить, как магу удалось расправиться с адептом Хаоса. У меня тогда было своих проблем по горло - я был разжалован из полковников в связи с... неважно, - Элиддин замолчал.
   - А как звали твоего возлюбленного? - спросил Ларратос у Зарины.
   - Его звали Орсун Лутар. Он был не просто моим возлюбленным - а тайным мужем. Его многие не любили, ибо он жил вчерашним днём. Орсун восхищался республиканским Масхоном - и считал двадцать пять лет республиканского строя золотым веком нашей страны. Но, несмотря на это, он сумел стать шеддитом. Никто не хотел оформить его брак со мной... Я - нечистокровный человек, и мне с трудом удалось избежать рабства. Поэтому мы обвенчались тайно, в подпольной камриэльской церкви.
   - Надеюсь, погибший господин Лутар попал в рай - я верю, он был хорошим человеком, хоть и шеддитом, - произнёс Ларратос, сам удивившись тому, что он сейчас сказал: "хороший шеддит" - это даже не смешно... - и также надеюсь, что господина Лутара на небесах не оскорбляет тот факт, что его меч стал моим.
   - Ты - сильный паладин, Ларратос, - проговорила Зарина, - И я уверена, что этот факт его никак не оскорбляет. Как и тот факт, что я теперь принадлежу тебе.
   - Чего?! - от изумления Ларри выронил мечи из рук, - Как это человек может принадлежать другому человеку?
   - Ты победил меня, но не убил, а пожалел. Отныне моя жизнь принадлежит тебе.
   - О, великий Камриэль, - простонал Ларратос, - я так и знал, что в Масхоне живут сплошные психи! Или это последствия ранения? Наставник, мы срочно должны вылечить её плечо!
   - Хорошо, Ларратос, - ответил Элиддин, - я поручаю тебе исцелить её.
   - Мне?!
   - А больше просто некому, - вздохнул Элиддин, - Я сейчас и без того еле на ногах стою, поэтому об использовании сил Абсолюта даже говорить не приходится...
   - Но я не умею!
   - Пошли на её рану заряд светлой энергии, сконцентрируй волю на затягивании раны, и я уверен - с твоими способностями у тебя всё получится.
   Ларри сделал так, как сказал ему наставник. И действительно, рана девушки... женщины сначала перестала кровоточить, а потом затянулась.
   - Ну вот, - улыбнулся Элиддин, - Теперь берём Шакира... Стоп! А где Азиз? - Элиддин выхватил Малькинур и огляделся.
   - Мы потеряли его, наставник, - мрачно сообщил Ларратос. - А всё из-за этой...
   - Мой господин, я...
   - Не важно, - отрезал Элиддин. - Что сделано, то сделано. Придётся нам отправиться на поиски некроманта. Ларри, ты случайно не видел, куда он отправился?
   - Видел, наставник. Он двигался в сторону Дэртона. И он вытащил у вас ритуальный шип!
   - Что ж, могло бы быть и хуже, - пожал плечами Элиддин. - Всё равно магия нам не помеха. А в городе Азизу от нас не скрыться: я сразу же узнаю его по ауре. Вот если бы он укрылся в лесах, тогда...
   - Наставник, это наверняка очередная хитрость! Ведь Шакир мог пойти в сторону города, чтобы мы думали, что искать надо в городе - а сам меж тем будет скрываться в лесных дебрях.
   - Вряд ли, - ответил Элиддин. - Я хорошо знаю Шакира. Уж если он и впрямь решил захватить власть в Гиперборее, то, скорее всего, попытается улизнуть с Гирдашана, чтобы присоединиться к монархистам - разумеется, устроив на прощание какую-нибудь пакость в Дэртоне. В общем, нам надо торопиться: сначала поищем в городе, а если не найдём - подумаем, что делать дальше.

***

   Герцогиня Меггидо смотрела на волшебную карту Гиперборея. Синим цветом были показаны регионы, где сильнее было влияние республиканцев, белым - монархистов. По направлению к крупнейшим городам юга шли чёрные стрелки, а к остальным городам - белые. Чёрные стрелки замигали и своими концами упёрлись в города. Загорелся мадаббар. В нём показалось лицо полковника Нелереса:
   - Миледи, наши масхонские друзья начали наступление - их флот уже возле Диаманта. Прикажете начать атаку на столицу?
   - Начинайте... маршал королевской армии.
   Самая крупная белая стрелка на карте начала своё движение к столице.

***

   Элиддин, Ларратос и их новая спутница шагали всё по той же тропе, направляясь к Дэртону. Ларри выглядел мрачным - его сильно огорчило бегство Шакира.
   - Что же мы скажем архидруиду? - Ларратос мыслил вслух. - Теперь-то он уж точно не выделит нам своих войск. Думаю, Громак заранее знал, что мы не справимся - поэтому и дал нам задание, с которым не справлялся никто. И даже если бы мы привели ему связанного Шакира, он всё равно не помог бы нам...
   - Не вешай нос, Ларри! - ответил ему Элиддин. - Паладин должен во всём видеть светлые стороны. Шакира мы обязательно поймаем - зато пусть тебя немного утешит тот факт, что нам теперь не нужно тащить его в Дэртон: некромант прибудет в столицу своим ходом.
   - Меня это совершенно не радует, наставник, - вздохнул Ларратос. - А ещё мне сильно мешает второй меч: я понятия не имею, куда бы его приткнуть. Хотя...
   Паладин обернулся и протянул короткий клинок из Небесной стали Зарине, шедшей позади таламида. Девушка носила всё то же зелёном платье, и её всё ещё покрывал щит, защищающий от магических и физических воздействий. Вот только щит почему-то был неполным, окутывая лишь правую ступню. Зачем ей такая "защита", Зарина объяснять отказалась.
   - Возьми, - буркнул он.
   - Ты... возвращаешь мне оружие? - глаза девушки округлились.
   - А что с ним ещё делать?
   Некоторое время паладины шли молча. День уже клонился к вечеру, а небо затянуло клубящимися грозовыми тучами - похоже, намечался ливень.
   - Здешние грозы могут быть очень неприятными, - озабоченно пробормотал Элиддин, услышав очередной удар грома. - Жаль, что мы не можем двигаться быстрее...
   Гроза настигла их у смотрового гребня: сизое небо, исчерченное клубящимися ярко-белыми линиями, расколола лиловая молния - и одновременно с мощным ударом грома паладинов накрыло ливнем. Вода извергалась буквально водопадом - Ларри никогда не приходилось попадать под такой сильный дождь. Откуда-то налетел пронзительный холодный ветер; потемнело ещё сильнее, а с гребня было хорошо видно серую "штрихованную" дымку над Руиком - похоже, дождь охватил всю долину. Дальние горы не просматривались - их скрывала клубящаяся серая пелена, напоминающая полосы тумана.
   - Мы здесь как на ладони! - заорал Элиддин, стараясь перекричать шум дождя, ветра и оглушительные раскаты грома, - Быстро в лес! Бегом!
   Словно в ответ на его слова небо осветилось трепещущим синим пламенем - и окончание фразы потонуло в раскате грома, от которого содрогнулась земля. А дождь припустил ещё пуще.
   Паладины бросились в лес, под укрытие деревьев - на открытой каменистой площадке, к тому же расположенной на вершине гребня, вполне можно было угодить под удар молнии. Хотя, конечно, деревья тоже были далеко не лучшим укрытием. Ларратос, Элиддин и Зарина мчались вниз по узкой тропе, которая из-за дождя стала вдруг очень скользкой. Под кронами деревьев было холодно и темно - почти как ночью. Мокрые ветки (которых по пути сюда паладины даже не замечали) хлестали по лицу, земля вздрагивала от грома, теперь гремевшего почти непрерывно, а всполохи молний заставляли деревья отбрасывать неверные трепещущие тени.
   По пути Ларри умудрился четырежды споткнуться и два раза упасть, извозившись в грязи; Элиддин спотыкался ещё чаще, а сколько раз он падал, Ларри и вовсе не видел, ибо бежал впереди. Зарина навернулась всего единожды, но это случилось как раз на бревне, проложенном над ущельем - Ларратос едва успел поймать девушку...
   Примерно через полчаса всё кончилось: дождь резко оборвался, словно кто-то на небесах закрыл кран, ветер затих, молнии стали реже, а гром казался каким-то далёким и уже не тряс землю. Гроза медленно уходила в сторону Дэртона - а потом куда-то дальше, в море. В облаках начали появляться разрывы, стало чуть посветлее. И ещё похолодало - похоже, ночь будет очень холодной.
   Паладины перешли на шаг и теперь брели, восстанавливая дыхание. Элиддин с Ларратосом были исцарапанными и грязными, а их волосы и одежда промокли до нитки. Одна лишь Зарина выглядела чистенькой - но это была всего лишь иллюзия.
   - Наставник, - тяжело дыша, спросил Ларри, - а почему мы не вымокли, когда переплывали озеро?
   - Ты только сейчас заметил? - поразился Элиддин. - Это всего лишь побочный эффект Тени. Мда, видок у нас теперь...
   Внезапно Зарина вздрогнула и остановилась. В надвигающихся сумерках её глаза мягко отсвечивали зелёным.
   - В чём дело? - обернулся Ларри.
   - Магия, - девушка напряжённо всматривалась во тьму, - Вы разве не чувствуете? Что-то происходит с магическими потоками - какая-то вроде бы рябь... Не знаю, как это выразить словами.
   - Нет, ничего не чувствую, - покачал головой Элиддин. - Видимо, мы слишком устали, чтобы ощущать тонкие пульсации энергий.
   - Наставник, а не может ли это быть связано с Шакиром?
   - Вполне вероятно. Что ж, в таком случае, пошли быстрее - мне совсем не улыбается заночевать в этих лесах. Впрочем, до столицы уже меньше версты - так что пусть вас согревает мысль о сухой тёплой одежде, вкусной еде и здоровом сне.
   Некоторое время спустя паладины подошли к столице. Стемнело. Улицы Дэртона не были освещены, а окна домов давали приятный желтоватый свет. Вокруг было спокойно и удивительно тихо - похоже, орки уже отдыхали после тяжёлого трудового дня. Облака разошлись, а Дэртонское небо оказалось глубоким и звёздным, словно усеянным алмазной пылью. Только этот синеватый свет был холодным - да и ветер не радовал: сырой и промозглый...
   Трое усталых людей уже подходили к улице Тиндарея, когда к ним приблизился целый отряд орков в тяжёлой стальной броне - судя по эмблемам на доспехах, они представляли собой городскую стражу. В отряде было десять воинов и один маг, чей посох давал широкий круг неяркого света.
   - Люди, - хрипло произнёс самый высокий - очевидно, главный, - вы арестованы указом архидруида!
   Час от часу не легче.
   - За что? - недоумённо спросил Ларратос.
   - Не знаю, - честно ответил орк. Его голос звучал немного растерянно, - Мы - стражи порядка, а не прокуроры. Кхрм... Как бы помягче сказать...
   - Да не темните уж, - грустно улыбнулся Элиддин. - А то мы очень устали за день - того и гляди, заснём прямо на улице.
   - В общем, нам приказано расправиться с вами.
   Спать сразу расхотелось.
   - То есть как это? - нахмурился Элиддин, а рука Зарины легла на эфес меча, - С чего вдруг?!
   - Не могу знать. Сегодня архидруид весь день был не в духе, а под вечер... В общем, вы уже в курсе. Но мы не палачи, так что никого убивать не будем, а просто доставим вас в дворцовую темницу - и дальше пусть разбирается суд.
   Ларратос сначала решил драться со стражниками - трое паладинов всяко сильнее десятка простых орков, но Элиддин, уловив агрессивные импульсы своего таламида, покачал головой: мол, не надо. Смертельная опасность им не грозила, стражники действительно не хотели их убить. К тому же убийство этих орков оказалось бы страшным грехом - они не нападали первыми, они не были бандитами или чудовищами - эти орки просто выполняли свою работу.
   - Хорошо, пойдём, - устало вздохнул Элиддин.
   - Отдайте свои мечи, - приказал глава городской стражи. Элиддин и Ларратос протянули своё оружие: в конце концов, паладинские способности всегда позволят сбежать. А пока надо разобраться, что к чему.
   - Девушка, вас это тоже касается, - обратился страж к Зарине.
   - А я-то почему должна отдать меч? - удивилась она.
   - Архидруид приказал убить человеков, а вы тоже одна из них.
   Зарина также отдала оружие. Троицу скрутили и повели к площади Дракдаша. Там уже собралась огромная толпа. Наверное, пришли поглазеть на "человеков", - решил Ларратос. Элиддина, Ларратоса и Зарину поместили в центр площади, а толпа как-то быстренько расступилась, освобождая вокруг пленников пустое пространство.
   Не нравится мне всё это, - мелькнуло в голове у таламида. И тут трое крупных орков привели скрученного Беллердаша.
   На площади вдруг материализовался Громак - паладины даже и не заметили, когда он успел войти.
   - Что я вижу?! - истерично завопил правитель, и Ларри удивлённо вскинул брови: это было как-то непохоже на архидруида - банальный визг с пеной у рта. Да и голос какой-то не такой... - Почему человеки всё ещё живы?! Почему они до сих пор поганят нашу священную землю? Мне было видение, и бог Огар сказал мне, что человеки - сиречь посланцы демонов и должны быть уничтожены! Человеки приговариваются к расстрелу, а те дубины, которые их пощадили, будут разжалованы!
   - Странный у него голос для орка, - произнесла Зарина, - неужели это и есть ваш Шакир?
   - Умница, - ответил Элиддин, разрывая свои верёвки, - похоже, некромант убил архидруида и принял его облик.
   - Лучники, огонь! - взвизгнул архидруид, и пленников накрыл ливень стрел.
   Элиддин взмахнул руками, создавая незримый щит Абсолюта (видимо, за время пути паладин частично восстановил силы) - стрелы бессильно отскакивали от невидимой преграды. По лицу паладина тёк пот, он пошатнулся...
   - Не могу больше! Мне одному не сдержать всех стрел! - с надрывом выкрикнул Элиддин, - Ларратос, Зарина, поддержите мой щит!
   Ларри никогда раньше не создавал силовые щиты, оберегающие от стрел, и Зарина, видимо, тоже. Но Ларри попробовал и - мгновение спустя перед ним возник невидимый заслон, а щит Элиддина рассыпался. Зарина не стала даже пробовать - вместо этого она, используя способность к телекинезу, притянула отобранные мечи, лежавшие рядом на земле. У Элиддина пока не было плана действий - и он, приняв Малькинур из рук девушки, занял выжидательную позицию - ждал, пока у лучников кончатся стрелы. "Только бы таламид выдержал", - мелькнула мысль...
   Ларри справился. Когда стрелы кончились, старший паладин вскинул руку и произнёс:
   - Жители Гирдашана! Это - ненастоящий архидруид! Это самозванец, некромант, которого мы должны были победить!
   Толпа стояла в недоумении. Никто не ожидал от человеков способности противостоять граду стрел. А вот Ларратос, напротив, перешёл к решительным действиям. Увидев, наконец, Шакира, которого он уже считал потерянным, таламид сразу воодушевился:
   - А, проклятый колдун! - заорал он, перепрыгивая через всю площадь и зажигая Зариндуил синим пламенем. - На этот раз ты от меня не уйдёшь!
   Самозваный архидруид что-то выкрикнул - и наперерез Ларратосу бросился отряд воинов. Сам Громак побежал ко дворцу, но Ларри, отпрыгнув, метнул в него сгусток абсолютной энергии - и чары распались: изумлённые орки увидели, как их правитель превращается в молодого орка, одетого в чёрный некромантский плащ.
   - Некромант! - заорал кто-то из толпы, и воины, оставив пленников в покое, бросились на того, кто пытался выдать себя за правителя.
   - Стойте! - крикнул Ларратос, - Он сам по себе не представляет серьёзной опасности для Гирдашана! В него вселился опасный дух, который надо изгнать! Есть ли тут экзорцисты?
   Воины тем временем шустро скрутили одержимого друида, и кто-то из них приложил его кулаком по затылку. Затем из толпы вышли двое орков в тёмных одеяниях. Они подошли к связанному друиду и, склонившись над ним, начали читать над телом какие-то молитвы или заклинания. Элиддин же тем временем скрылся во дворце.

***

   Экзорцисты закончили ритуал - и пленник чуть шевельнулся.
   - Он чист, - отчеканил один из экзорцистов. - Никакого постороннего духа в теле нет и не было - Дарагор стал жертвой гипноза.
   - Как - не было?! - вскрикнул Ларри, переходя на внутреннее зрение. И действительно: аура друида теперь выглядела хотя и слабой, но цельной - в ней не было ничего чужеродного, - А где тогда Шакир? - поникшим голосом произнёс таламид.
   Дарагор тем временем пришёл в себя.
   - Что... - прошептал он, едва шевеля губами. Его лицо было очень бледным. - Что я натворил... Великие силы... Я заслужил самой страшной казни... Прошу вас... прошу...
   - Где шип? - Ларри подошёл к друиду и, пошарив в складках одеяния, выудил серебристый стержень. Только теперь этот накопитель ощущался абсолютно пустым - вся мана куда-то делась. А ведь там до этого присутствовало ОЧЕНЬ много энергии - трудно представить, чтобы Азиз уже успел растратить такую пропасть магических сил. - Где Шакир? Ну же, говори! - таламид тряхнул Дарагора.
   - Я... я не знаю, - похоже, орк был на грани истерики. - Он провёл... пров... - друид закашлялся, - обряд отделения. Его дух ушёл, но перед этим он загипнотизировал меня. Нет мне прощения, - похоже, Дарагор опять впал в прострацию.
   - На что ты потратил столько маны?! - выкрикнул Ларри, тряся опустошённым шипом перед носом друида.
   - Не знаю, - стонал тот. - Какой-то ритуал... тёмный... призыв... или подчинение... я не самый большой специалист в некромантии! - орк уже буквально рыдал, - Я понятия не имею, что он там сделал!..
   Дарагор опять впал в бессознательное состояние, его губы что-то шептали. Похоже, пребывание Шакира в его теле не прошло бесследно для друида: как бы умом не повредился. Ларри понял, что больше он ничего не добьётся. А вскоре на площади появились Элиддин и Громак - на этот раз настоящий, не поддельный. Оба выглядели неважно.
   - Всё в порядке, таламид, - прохрипел Элиддин. - Я сперва подумал, что он мёртв, но, как оказалось, Шакир его только покалечил.
   И паладин потерял сознание - события сегодняшнего дня его доконали.
   - Наставник! - Ларри бросился к упавшему.
   - С ним всё будет в порядке, - успокоил его архидруид. - Благодарю вас, паладины, за спасение нашей страны и за спасение моей собственной жизни. Честно говоря, я думал, что вы не справитесь с некромантом. Но я обещал, что в случае вашей победы помогу Гиперборею своими войсками - и не было ещё такого, чтобы архидруид не сдержал своего слова!

***

   Ларратос возвращался на корабль. День выдался крайне изматывающим: столько событий... Сейчас, наверное, уже за полночь. Таламид даже слегка удивился, что он всё ещё не упал от усталости, подобно Элиддину.
   Следом за Ларри шёл Беллердаш, тащивший бесчувственного Элиддина, и замыкала процессию Зарина - тоже выглядевшая крайне усталой.
   - Ларри! Ты вернулся! - ликующая Эрана, спрыгнув на берег, повисла на шее своего мужа.
   - Вернулся, - мёртвым голосом произнёс паладин и пошатнулся.
   - Ларри, ты ранен? - в глазах волшебницы мелькнул ужас.
   - К счастью, нет - всего лишь немного испачкался.
   - Ой! Ты как в болоте побывал! Видел, какая тут была гроза? В жизни та... - девушка осеклась, заметив Беллердаша. - Элиддин... Что с ним? - прошептала Эрана.
   - Выдохся за день.
   - Да ты весь дрожишь! Срочно мыться и спать! Да и переодеться... А это кто? - девушка подозрительно уставилась на Зарину.
   - Зарина. Она тоже вроде как паладин...

***

   На следующее утро паладины и архидруид обедали в пиршественном зале дворца. Пища орков не отличалась особым разнообразием - в основном попадались различные виды жареного мяса и рыбы, обильно сдобренные какими-то грубыми соусами и очень острыми специями. Запивать всё это полагалось медовухой, первачом и квасом.
   - Войска уже собираются, - говорил Громак. - К вечеру наш флот выйдет в море.
   - А нежить?
   - Благодаря вам нежити больше не существует.
   - То есть? - нахмурился Элиддин.
   - Возможно, после бегства некроманта она рассыпалась. Да. Обычно стычки с группами мертвяков происходят постоянно, но после вчерашнего никто из воинов не встретил ни единого умертвия.
   - Странно, - удивился Элиддин. - Нежить не разрушается с гибелью некроманта - тем более ТАКАЯ нежить.
   - Кхм, мы тоже удивлены. Но всё же... Мертвяки как в воду канули - всё чисто. Гирдашан свободен от сил тьмы и смерти. Конечно же, рисковать не стоит: часть войск останется здесь - на случай, если твари вновь объявятся. Да только не верю я в это.
   - А что с Шакиром? - Ларри был крайне раздосадован тем, что некромант опять ускользнул. - Наставник, ведь мы же паладины! Ни один маг не способен противостоять нам. Так почему же проклятый джинн смылся?!
   - Вот именно поэтому, Ларри, - улыбнулся Элиддин, - Он понял, что здесь ему уже ничего не светит - мы бы легко изловили его, где бы он ни прятался. Потому-то Шакир и провёл обряд отделения, растворившись в глубинах астральных пространств.
   - Но ведь он может в любой момент вернуться!
   - Едва ли, - Громак покачал головой. - Я кое-что слышал о чарах Бессмертия Духа. Теперь вашему Шакиру придётся подыскивать нового лопуха - взамен Дарагора. А много ли ещё найдётся таких болванов - к тому же владеющих некромантией? Ведь обычные люди не способны даже увидеть тёмный дух, не то что принять его. Только некромантия позволяет подарить своё тело призраку. Так что, я думаю, вы надолго избавились от вашего врага.
   - Хорошо бы, - вздохнул Ларри, - А то у меня такое предчувствие, что Шакир свалится нам на головы в самый неподходящий момент.
   - В таком случае, - рыкнул архидруид, - возьми вот это, - орк вытащил из кармана небольшой шар, словно бы выполненный из чёрного стекла. От этой вещицы веяло тёмными силами.
   - Ого! - поразился Элиддин, - Камень душ! И какой мощный!
   - Да, это из наших старых запасов. Говорят, что его изготовил сам Тарадаш... Возьми этот камень - и тогда, если ты вновь встретишь дух Шакира, достаточно лишь одного прикосновения: ни одному призраку не освободиться из ЭТОЙ темницы.
   - Бери-бери, Ларри, не стесняйся, - кивнул Элиддин, - Конечно, волшебство это из запретных - но мало ли что...

***

   Сбор войск закончился к вечеру: нынешний Гирдашан - маленькая страна, значительно меньше, чем был до войны с Гипербореем. Всего в итоге набралось около пятидесяти кораблей, а также порядка двух тысяч воинов. Корабли орков поплыли за своим новым флагманом - "Белым Орлом".
   У лидера новой армии, Элиддина аль-Кахаби, загорелся карманный мадаббар. В нём показалось лицо генерала Эльвара:
   - Подполковник, вам удалось собрать армию орков? - военный явно был чем-то встревожен.
   - Так точно.
   - Вы уже разработали стратегию?
   - К тому моменту, как мы подплывём к реке Магнифе, наша группа разделится на две - одну поведу я, другую - лейтенант Мельд. Лейтенант возглавит группу, которая примет участие в боях за столицу, а наше войско обойдёт Гиперборей по морю и с запада атакует отправной пункт монархистов, город Диамант.
   - Поторопитесь! Я присваиваю Мельду звание капитана.
   - Вы думаете, что атака монархистов начнётся завтра с утра?
   - Нет, подполковник. Она уже началась...
   Элиддин побледнел. Как это монархисты успели так быстро подготовить своих сторонников и организовать армию? Не важно! Пора действовать. Элиддин вышел на палубу, достал свою магическую коробочку для усиления голоса и прокричал:
   - Нападение монархистов уже началось! Нам надо как можно скорее добраться до стратегических пунктов.
   - Будет сделано, - ответил ему один из боевых друидов орков, - нас - десяток стихийных чародеев. Мы можем призвать духи воды, и волны сами понесут наши корабли - в несколько раз быстрее, чем мы идём сейчас.
   - Действуйте, - произнёс Элиддин.

***

   "Белый Орёл" с сумасшедшей скоростью нёсся по волнам. А Ларри Мельд, которому предстояло возглавить войско, защищающее Стейнгард, спал. Но на этот раз без снов - он нервничал из-за предстоящего боя и не мог крепко заснуть. Сквозь дремоту таламид почувствовал, как что кто-то приятно целует его в губы. Женские руки с длинными ногтями принялись гладить его плечи, затем спустились к груди, а затем к животу...
   Стоп, - окончательно пробудившись, подумал Ларратос, - у Эраны ведь короткие ногти! Открыв глаза, он увидел склонившуюся над ним обнажённую Зарину. Эрана спала там же где и раньше - на своей отдельной кровати.
   - Зарина?! - удивлённо выкрикнул Ларратос, - что ты здесь делаешь? - следующую фразу он произнёс шёпотом: если Эрана проснётся, ей будет тяжело объяснить, что инициатива исходила не от самого Ларратоса.
   - Я принадлежу тебе, мой господин, - шёпотом ответила девушка. Хотя... какая же она девушка?!
   - Зарина, немедленно слезь с меня, - прошептал Ларратос, - я не хочу с тобой спать. Ты... Ты старше меня. Мне не нравятся женщины, почти годящиеся мне в матери! Пятнадцать лет разницы...
   - Всё естественно! Да, от рождения мне сорок пять лет, но тело моё гораздо моложе - силы Абсолюта сохранили его таким же, как когда мне было двадцать.
   - Мне тебя не понять, - изумлённо ответил Ларратос, - сначала ты пытаешься меня убить, а потом лезешь ко мне в постель...
   - Ничего непонятного. Я на тебя напала, ты меня победил. Вместо того чтобы убить, ты пощадил меня - и теперь я принадлежу тебе.
   - Но постой! - Ларри чуть не сорвался на крик, - у меня же есть жена, - он показал на спящую в соседней кровати Эрану и на своё обручальное кольцо. - У меня есть ребёнок! Его уже окрестили!
   Зарина сначала посмотрела на него с укором, но потом произнесла:
   - Да, она твоя жена. Но почему у тебя не могут быть и жена и наложница?
   - Да что я, басурманин что ли какой - чтобы были и жена и наложница? Да простит меня Элиддин за такие слова. Нет, я решительно против того, чтобы спать вместе с тобой, - Ларри силой вытолкнул Зарину из своей каюты и закрылся на задвижку. Похоже, этой ночью он выспаться не сможет...
  
   Глава 12
   Мощь алхимии
   Масхонский флот готовился к отплытию. Точнее, даже не флот, а что-то вроде небольшой эскадры - Масхон выделил в помощь монархистам всего три корабля. Впрочем, владыка Хэрек считал, что этого вполне достаточно. В общем-то, монархисты способны справиться и без посторонней помощи, но почему бы лишний раз не подстраховаться? А заодно и новые технологии испытать. Например, гончих ада...
   Владыка шеддитов Баал Ирвэн, которому получили возглавить эскадру, наблюдал за погрузкой стальных ящиков, покрытых инеем - на каждый такой контейнер было наложено мощное заклятие заморозки. Увы, огненных псов можно было перевозить исключительно в замороженном виде, ибо адское пламя проплавляло любой металл. Шеддит оказался доволен: проект "гончая ада" полностью оправдывал себя. Паленгенезисты сумели в рекордный срок вырастить сто пятьдесят гончих - вполне достаточно, чтобы в случае необходимости спалить весь Гиперборей дотла. А вот с идеальными людьми - проектом самого Хаммона - возникли проблемы. Оказалось, что воспроизводство солдат естественным путём обходится значительно дешевле, ибо процесс инкубации поглощает немало маны, а питательный раствор готовится из весьма дефицитных ингредиентов. Тем не менее, первая партия идеальных воинов была уже готова - именно они сейчас и занимались погрузкой ящиков. Всего паленгенезисты вырастили пятьсот бойцов - как раз на три корабля. И сейчас все три судна планировалось заполнить гомункулусами - из "обычных" людей в этом походе будут участвовать лишь капитаны кораблей, шестеро магов (в данный момент руководивших процессом погрузки) и, разумеется, сам Баал Ирвэн.
   Владыка шеддитов лишь презрительно щурился, глядя на суетящихся воинов. Гомункулусы не выделялись особым умом, но зато обладали большой силой, ловкостью, недюжинным воинским умением и безграничной преданностью делу Масхона. Ну так и чем же они отличаются от обыкновенных солдат? - размышлял Ирвэн. - Стоило ли городить весь огород ради кучки бойцов - пусть даже элитных? Вот если бы они, к примеру, получались прямо из воздуха, без затрат маны и зелий... или, допустим, если бы паленгенезисты научились выращивать их уже в доспехах и с оружием в руках...
   Пожалуй, единственным плюсом гомункулусов служило то, что они владели магией - правда, очень и очень примитивной. А именно - у них были развиты умения телекинеза и левитации. Нет, - думал Баал Ирвэн, - ЭТА технология не произведёт революции в военном деле. Да и вообще, самых лучших, самых идеальных солдат производит не новомодная паленгенезия, а банальная некромантия. Вот только как это объяснить Хаммону?
   Баал Ирвэн не любил Тёмного Лорда за его ксенофобство и ограниченность мышления. Он, видите ли, нежить на дух не переносит, - мрачно размышлял шеддит. - С демонами, значит, общается регулярно - а от нежити нос воротит. И ведь не объяснишь ему, что благодаря некромантии каждый умерший может стать идеальным рабом - тупым, послушным, не знающим усталости и не требующим пищи (в отличие от тех же гомункулусов, которые всё же устают, нуждаются в кормёжке и в отдыхе). А сколько бы мертвяков накопилось за все века Диктатуры? Просто дух захватывает! Да что уж говорить о мёртвых, если Хаммон и живую массу не ценит: то казнит их, то демонам скармливает.
   И губернаторы его не лучше: вон, у Хэрека вообще все пыточные застенки доверху забиты. Этих "шпионов" и "неблагонадёжных" уже штабелями укладывают, и мрут они как мухи. А ведь им можно было бы промыть мозги, стереть память... Ну в крайнем случае зомбировать! И пускай трудились бы с пользой для Отечества. А так - никакой выгоды, убыток один.
   Баал Ирвэн уже неоднократно излагал Хаммону свои идеи, причём каждый раз с одним и тем же результатом: Тёмный Лорд глушил его молнией Хаоса и приказывал слугам вышвырнуть наглого шеддита вон из дворца. При одном лишь воспоминании об этих унижениях рука Ирвэна тянулась к поясу, где висела двухпудовая булава из Небесной стали - шеддит не признавал мечей, предпочитая тяжёлое оружие. Не любил Ирвэн и демониумных доспехов - он считал, что истинный адепт Хаоса и так способен защитить себя. А его маска была всего лишь магической иллюзией - по большей части данью Кодексу. Кстати, Кодекс Ирвэн тоже ненавидел. Он вообще не понимал, как можно устанавливать какие-то правила и законы для сил Хаоса. Ведь Хаос и закон - вещи изначально несовместимые. Ирвэн подозревал даже, что шеддитский кодекс некогда был составлен паладинами - для деморализации противника.
   Ещё в годы ученичества юный шеддит жутко бесил своего наставника, Баала Шахрута, постоянно критикуя Кодекс и доказывая его ненужность. Последней каплей стала вот эта самая булава из Небесной Стали. Когда Ирвэн явился на очередную тренировку с двухпудовой шипованной дубиной вместо шеддитского меча, наставник не выдержал.
   - Ты, жалкое ничтожество! - гремел он. - Ты недостоин называться шеддитом! Я долго терпел твои выходки и дерзкие речи, но сегодня ты зашёл слишком далеко! Кончилось моё терпение, а вместе с ним - и твоя никчёмная жизнь!
   В ответ Ирвэн поднял булаву, и она засветилась багровым огнём Хаоса...
   Бой продолжался недолго: выяснилось, что шеддитский меч против булавы - что прутик против кастета. Первым же ударом Ирвэн выбил у наставника меч и сломал ему кисть руки, а после второго удара голова бывшего учителя провалилась ему в грудь. Вместе с маской...

***

   Внезапно Ирвэн насторожился: где-то рядом ощущался сгусток энергий Хаоса. А в следующее мгновение перед шеддитом материализовалась бесформенная размытая тень.
   - Гонец, - сплюнул Ирвэн. - Зачем припёрся?
   Шеддит даже узнал этого гонца - Тригдиш. Тот самый тип, который некогда пытался стать учеником Хэрека. Увы, мозгов у Тригдиша оказалось маловато: он провалился уже на первом задании. Следующий ученик (некто Кархан), был ненамного умнее и, как подозревал Ирвэн, справился с воссозданием культа Тени не без посторонней помощи. Вообще, у Хэрека прямо талант - подбирать себе в ученики всяких болванов...
   - Послание от Владыки шеддитов Баала Хэрека, - еле слышно прошелестела тень.
   - И что же он мне послал? - мрачно поинтересовался Ирвэн.
   - Приказ. - Голос тени был абсолютно невыразителен. - Повелитель шеддитов, единогласно избранный владыка Северного Масхона, Баал Хэрек...
   - Короче!
   - Слушаюсь. Он приказал тебе сложить командование и вернуться в столицу.
   Рука Ирвэна непроизвольно дёрнулась к булаве, глаза яростно сверкнули.
   - Что же ему за вожжа под хвост попала? - процедил шеддит хриплым от злости голосом.
   - Он нашёл другого кандидата в полководцы. Тёмному лорду Баалу Хаммону, удалось, наконец, вызвать демона.
   - Было бы чем гордиться! - в голосе Ирвэна сквозило презрение. - Небось, замучил тыщонку-другую пленников, вот портал-то и пробило. Я, честно говоря, вообще не понимаю, зачем ему демон. Наверняка это кто-то из малых демонов - на большее просто энергии не хватит - а они не так уж и сильны. Те же две тысячи солдат - куда большая сила, особенно если их зомбировать. А уж делать демона полководцем... - Ирвэн нервно рассмеялся. - У них же извращённая логика, у этих демонов. Они же не о победе думают, а о том лишь, чтоб трупов было побольше. А кто побеждает - демонам плевать.
   - Это не твоего ума дело, человек, - на тень речь Ирвэна не произвела никакого впечатления. - Твоя задача - выполнить приказ. Между прочим, Тёмный Лорд изъявил желание лично встретиться с тобой - сразу же, как только ты вернёшься в столицу. У него в последнее время появились серьёзные сомнения в твоей лояльности.
   - Вот как? - глаза Ирвэна опасно сузились. - А мозгов у него, случайно, не появилось?
   - Ты забываешься, человек. Тёмный...
   Ирвэн внезапно прыгнул вперёд, резко выбросил левую руку и схватил гонца за загривок.
   - Запомни! - шипел шеддит, яростно тряся бесплотный комок. - Я! НЕ! ЧЕЛОВЕК!!!
   Теперь от гонца исходили эманации ужаса.
   - Боишься? Правильно делаешь! - расхохотался шеддит и могучим усилием воли развеял по ветру последние остатки того, кто когда-то именовал себя Тригдишем.

***

   Ирвэн пребывал в ярости: его, великого владыку шеддитов, затёрли! Предпочли заменить каким-то там демоном! Ну уж нет...
   Чеканным шагом шеддит подошёл к кучке магов, руководивших погрузкой. Чародеи испуганно замерли, ощущая дикую ярость своего повелителя.
   - Кто тут у вас главный? - требовательно спросил шеддит. Маги испуганно молчали. - Я спрашиваю, кто возглавляет вашу шарашку?! - повысил голос Ирвэн. - У вас что, языки отсохли?
   - Н-нет, господин, - пролепетал, наконец, один из чародеев - судя по всему, алхимик. - Вы - наш единственный и законный командир!
   - Что ж, - хмыкнул шеддит. - В таком случае, назначаю ТЕБЯ командиром! И вот мой приказ: вы отплываете. Немедленно.
   - Но, владыка... ведь Баал Хэрек...
   - Я сказал, НЕМЕДЛЕННО! - шеддит навис над несчастным чародеем. - Что непонятно?!
   - А как же вы?
   - Я догоню вас... позже, - усмехнулся шеддит. - Ещё вопросы есть?
   Волшебники отрицательно помотали головами.
   - Ну вот и прекрасно!
   Ирвэн скрестил руки на груди и молча злорадствовал, наблюдая, как военная эскадра отправилась в путь - к Гиперборею. Итак, демону теперь придётся потрудиться, чтобы выяснить, куда же запропастились корабли. Конечно, Хэрек будет в ярости, - довольно размышлял Ирвэн, - ну и ангелы с ним! Плевать. Правда, владыка Хаммон тоже может разозлиться, но у меня есть чем купить прощение Тёмного Лорда: один секретный проект, который, безусловно, заинтересует повелителя...

***

   Баал Ирвэн сидел в своих покоях, задумчиво перебирая алхимические снадобья, и размышлял, что делать с демоном. Уступать командование адскому созданию шеддит не собирался, терять эскадру - тоже, а значит, схватки не избежать. К сожалению, Ирвэн до сих пор не мог придумать, как победить в этом бою.
   Ведь демоны - плоть от плоти Хаоса. Они обладают примерно теми же способностями, что и шеддиты. На демонов не действует магия - они легко рассеют или отразят любые чары. Не действует на них и оружие - даже зачарованное: шкуру демонов нельзя пробить ничем, кроме адаманта , альмагтина и Небесной Стали, насыщенной силой Абсолюта. Демоны обладают отменной реакцией и громаднейшей физической силой. И, конечно же, алхимические составы против них совершенно бесполезны - даже самое едкое зелье не способно обжечь тело существ, закалённых глубоко в недрах ада. Тем не менее, Ирвэн отложил в сторону ладан и экстракт лаванды: демонам эти вещества сильно не нравились, хоть и не причиняли особого вреда.
   Шеддит подумал было о том, чтобы попросту отравить демона, но сразу же отбросил эту нелепую мысль: по сравнению с той кислотой, которая плещется в демоническом брюхе, бледнеет даже сильнейший из ядов. Так что... Стоп! - Ирвэн вдруг довольно рассмеялся, заметив среди груды алхимического барахла полупудовую упаковку обыкновенной соды. Шеддита осенила гениальная идея, и несколько минут спустя план уничтожения демона был готов. Осталось только позаботиться о том, чтобы сразу же после победы пленить дух твари.

***

   Стемнело. Вообще-то в Масхоне всегда темно, однако ночи здесь особенно чёрные. Хорошо хоть, дождь не пошёл - по крайней мере, пристань будет не такой скользкой...
   Когда Баал Ирвэн появился на пристани, демон ждал его. Ещё на подходе шеддит ощутил сильные потоки энергий Хаоса и взвесил в левой ладони булаву. Теперь она была "чистой" - без малейших следов Хаоса, а на рукояти красовалась руна Благословления Камриэля. Разумеется, подобная магия в Масхоне находилась под строжайшим запретом. Если хоть кто-то из шеддитов узнает о том, что Ирэвн проводил обряды осветления и очищения... Нет, лучше даже не думать об этом.
   Очищенное оружие стало чужим: если раньше Ирвэн ощущал булаву как продолжение собственного тела, то теперь она была чем-то чужеродным. Ранее булава впитала тёмные энергии хозяина, став оружием Хаоса. А теперь благословление слегка жгло руку.
   Тем не менее, шеддит остался очень довольным: ведь такой булавой действительно можно неплохо всыпать демону, тогда как предметы, пропитанные Хаосом, не могли причинить адским созданиям никакого вреда.
   Увидев своего противника, Ирвэн облегчённо вздохнул: это был и впрямь всего лишь малый демон - с ним вполне могла справиться даже парочка хорошо обученных паладинов. Шеддиту, конечно, придётся потяжелее...
   Существо выглядело сравнительно небольшим двуногим крылатым ящером, покрытым бронзовой чешуёй: похоже, в процессе вызывания Хаммон выбрал завершающей жертвой танина. Демон тупо пялился на опустевшую пристань - он всё никак не мог понять: а где же вверенные ему суда?
   Ирвэн остановился, скрестил руки на груди и стал разглядывать демона. Тот, почувствовав чужое присутствие, обернулся - и в свою очередь начал буравить шеддита огненным взором. Взгляд порождений ада выдержать непросто, но воля Ирвэна оказалась поистине железной: демон отвёл глаза первым:
   - Ну, ты, смертный червяк! Ты чего о себе вообразил? Где приветствие? Где поклоны? - голос демона был жёстким и хриплым.
   - А кто ты такой, чтобы я тебе кланялся? - зло усмехнулся шеддит.
   - Протри глаза, слепень! Я - Несущий Хаос, а ты - жалкий шеддит, никчёмный раб, продавшийся нам ради власти и славы.
   - Я не раб! Это ТЫ сейчас на побегушках у Хаммона!
   Разъярённый демон злобно зашипел, выпустил из пасти струйку едкого пара, глаза твари бешено сверкнули... И ничего не произошло.
   - Силовой удар, - прокомментировал Ирвэн. - Дешёвка. "Курс молодого шеддита", первый месяц обучения. Уверяю тебя, силой Хаоса меня не сломить. Да и вообще, зачем нам ссориться? Ведь Хаммон, я полагаю, прислал тебя мне в помощь?
   - НЕТ!!! - рявкнул демон. Его хвост с заострённым кончиков хлестнул по земле, метнулся влево-вправо... - Хаммон прислал меня на замену. А ты катись куда подальше, пока я окончательно не разозлился! Только сперва скажи, куда лодки дел?
   - Нет уж, мой друг, - прошипел Ирвэн. - Это ТЫ катись отсюда, пока я тебя не уничтожил!
   - Чего-о? - демон сильно удивился. С ним ещё никогда не разговаривали в таком тоне.
   - А того, что место полководца - моё. Только моё. И тебе я его не уступлю. А будешь возникать - упрячу в духовный камень, - шеддит нащупал в кармане ещё тёплый свежезачарованный шарик.
   Демон расхохотался.
   - Никогда я так не ржал! - произнёс он, отсмеявшись. - Меня даже в аду так не смешили. Ты всего лишь шеддит - пыль под моими ногами. И думаешь победить меня? Да что ты вообще можешь мне противопоставить, кроме дурацких шуток?
   - А вот что. Спаркос де манна! - и с пальцев Ирвэна сорвался целый каскад ярких зелёных искорок.
   Заклятие искр маны. Чародейство, которое ученики волшебных школ изучают в четвёртом классе. Его обычно используют для зрелищных фейерверков. Но маги-студиозусы старших курсов знают: на самом деле это - специфическое боевое заклятье, предназначенное для ослепления потусторонних существ. На магическом плане каждая искра сияла настолько ярко, что внутреннее око слепло. Точно так же теряла зрение попавшая под это заклинание нежить. Демоны смотрели на мир через призмы Хаоса, так что их тоже можно было ослепить этим чарами - хоть и ненадолго. Причём искры маны не контактировали со своими жертвами, так что демон не мог ни отразить их, ни рассеять.
   Адская тварь, не ожидавшая от шеддита никакого подвоха, сразу же поперхнулась и судорожно дёрнулась. Когти демона прочертили на мостовой глубокие борозды. Итак, посланец Хаммона лишился зрения. А Ирвэн, не теряя времени даром, выхватил из кармана хрустальную бутылочку и, отломив её горлышко, плеснул бесцветную жидкость прямо демону в морду. Тварь оглушительно чихнула и затрясла башкой, а в воздухе запахло ладаном и лавандой: Ирвэн приготовил ароматическую настойку на освящённой воде. Серьёзно повредить демону она не могла, но нюх ненадолго отшибла.
   Ирвэн улыбнулся и послал последнее из заготовленных заклинаний - "громобой", предварительно крепко зажав уши.
   Грохот получился такой, что вздрогнула земля, а из окон ближайших домов повылетали стёкла. Ещё одно довольно простое безобидное заклинание: после "громобоя" слух демона существенно ухудшился...
   Первая часть плана шеддита была выполнена: демон потерял зрение, слух и нюх. К тому же он теперь не мог воспользоваться своими особыми способностями, так как поток Хаоса направлялся по большей части внутренним зрением.
   Баал Ирвэн перехватил поудобнее булаву и ринулся в атаку. Хотя это оружие не содержало энергии Абсолюта и не могло пробить шкуру демона, шеддит рассчитывал переломать твари все кости. Ирвэн подскочил к своему противнику и с силой опустил булаву ему на затылок.
   Раздался металлический звон, как будто ударили молотом по наковальне, посыпались искры... Но череп выдержал, а Ирвэн с огромным трудом увернулся от когтистой лапы, которой демон попытался сгрести шеддита.
   - Вот тварь! - Ирвэн, отпрыгнув в сторону, едва избежал когтей уже правой лапы и подставил вместо своей головы булаву.
   Оружие чуть было не вырвало из рук, но кости демона всё-таки не выдержали: его правая конечность коротко хрустнула и утратила прежнюю подвижность.
   - Получай, гад! - булава обрушилась на хребет демона, но безрезультатно: на этот раз звук напоминал удар кувалды по бревну. В течение следующей пары минут Ирвэн бешено лупил демона куда придётся, попутно уворачиваясь от когтей и хвоста. Шеддит уже переломал демону все четыре конечности, измочалил крылья, пять раз засветил по черепу, один раз по шее и восемь - по хребту.
   - Да что он у него, цельнолитой, что ли?! - выдохнул запыхавшийся шеддит, в шестой раз впечатывая демону по башке - всё с тем же нулевым результатом.
   Ирвэн уже порядком выдохся и с трудом выдерживал атаки твари. Шеддит держал наготове своё главное оружие - пакет соды, но адское создание пока что не открывало пасти: тварь, напротив, крепко сжала челюсти, её незрячие глаза бешено сверкали, а хвост...
   - Чтоб тебя! - шеддит не успел увернуться, кончик хвоста раскроил ему плечо, и это окончательно взбесило Ирвэна.
   - КАМРИЭЛЬ БЫ ТЕБЯ ПОБРАЛ!!! - завопил шеддит во всю глотку, широко размахнулся и со всей силой, на которую только был способен, врезал демону поперёк хвоста. Полыхнула яркая синяя вспышка, и хвост... отвалился!
   Демон издал жуткий рёв, высоко подпрыгнул от боли и судорожно задёргал уцелевшим остатком хвоста. Запахло палёным, отбитый хвост валялся на земле, бешено извиваясь, собираясь в кольца и вновь "выстреливая" во всю длину.
   Ирвэн откатился в сторону, пытаясь проморгаться. Он ощущал сильную боль в обожжённой ладони, ещё более дикую - в изуродованном плече, а булава, похоже, всё-таки вылетела...
   Демон, выпучив глаза, продолжал реветь во всю глотку и наматывать круги, пытаясь зализать обрубок хвоста. На каменную мостовую капала тягучая чёрная кровь, пасть твари была широко распахнута...
   Ирвэн вскочил и, размахнувшись, запустил полупудовый пакет соды прямо в глотку демона. Тот судорожно сглотнул, ещё сильнее выкатив глаза, а Ирвэн отбежал на безопасное расстояние.
   И через пару мгновений демона начало пучить: его брюхо сперва пополнело, потом вздулось...
   Ирвэн улыбнулся: взаимодействие соды с кислотным желудочным соком демона началось. Там, внутри, кристаллики соды бешено шипели, растворяясь в кислоте и выделяя многие литры газа.
   Любой алхимик-первокурсник легко рассчитает, что при растворении в кислоте полупуда соды выделится ДВЕ ТЫСЯЧИ ЛИТРОВ ГАЗА! Этого хватит, чтобы наполнить средних размеров дирижабль. Демон, конечно же, не мог столько вместить и начал стравливать лишний газ. Проще говоря, его одолела дикая отрыжка. Он задыхался, катался по земле, сучил лапами, а из пасти у него хлестала содовая пена. Он даже попытался похлопать себя по брюху, но от этого отрыжка стала совсем уж мощной.
   Баал Ирвэн лежал, прислонившись к колонне ограждения, и улыбался: вторая часть плана тоже выполнена! Демон ослаблен, он уже ни на что не обращает внимания, так что не успеет даже быстро отразить магический удар. А ну-ка, проверим...
   - Инмагна! - и демон стремительно взмыл вверх, не успев вовремя отразить заклинание. В следующее мгновение он всё-таки рассеял чары и, тяжело шлёпнувшись на землю, разразился кашлем и хрипением: похоже, адское создание подавилось собственной блевотой.
   - Бе-э-э... Я-рх... Сдха... Кха... юхрсь! Пощади! - захрипел вконец измученный демон. - Я кху... Бху... ду бэ-э-рх... рхабэххом! Рабом! - выл он, скребя себя по горлу, задыхаясь и отплёвываясь. Отрыжка даже не думала утихать.
   Баал Ирвэн облегчённо вздохнул и с трудом поднялся на ноги. Очень удачно, что демон решил сдаться. К тому же сил для убийства могло и не достать. Согласно плану Ирвэна, ослабленного развоплощённого демона надлежало сбросить в море, заморозить вместе с частью воды и уже в таком виде добить. Теперь же достаточно было заклятия полного подчинения: крови демона вокруг виднелось немало, а если он скажет своё истинное имя...
   - Имя!!! - заорал Ирвэн, надеясь, что демон оглох не окончательно.
   - Скха... жху-у-у!
   Отлично. Ирвэн глубоко вздохнул и приступил к составлению заклятья. Оторванный хвост демона валялся на земле и всё ещё слабо подёргивался. А рядом с ним лежала потерянная булава и неярко светилась. Красноватое свечение пульсировало в такт биению сердца шеддита...

***

   Море Кракенов освобождалось ото льда - ещё несколько дней, и морские пути наконец-то откроются. Даже слабое тёплое течение Сильмир, гревшее летом пролив Инея и Дэртонский залив помогало морю покончить с холодным панцирем. Сейчас же в море виднелось множество дрейфующих ледяных глыб, так что все суда стояли в портах, а их команды от нечего делать драили палубы.
   Впрочем, у ЭТОГО судна, стоящего на рейде неподалёку от берегов Масхона, не было ни палубы, ни команды. Да и вся конструкция выглядела весьма странно, напоминая наконечник стрелы.
   Сигарообразный корпус судна полностью закрыт, а рубка располагалась прямо в носу, который, в отличие от остальной части судна, был остеклён. По бокам корпуса торчали два треугольных выступа, похожих на стилизованные драконьи крылья. Именно они придавали судну треугольно-стреловидную форму.
   И корпус, и "крылья" были выполнены не из дерева, а из металла, ярко отсвечивая на солнце. Сверху на корпусе располагался люк, через который только и можно было попасть внутрь. Над "крыльями" судна шли ряды иллюминаторов, а перед носом крепился спиралевидный винт.
   Любой кораблестроитель, увидев столь нелепую конструкцию, не знал бы даже, с какой стороны к ней подойти.
   Это был слайдер - судно нового поколения.
   Вообще-то идея слайдеров не нова: её выдвинули ещё древние мизрахимы. Именно их маги, летая над морем на своих верных танинах, заметили, что когда дракон летит очень низко - над самой водой - его скорость повышается, а сил он тратит гораздо меньше. Более того: при таком низком полёте растёт и грузоподъёмность танинов: когда они скользят над поверхностью воды, то свободно выдерживают не двух, а трёх, а крупный танин - аж целых четырёх всадников!
   Это явление было названо слайдер-эффектом. Суть его в том, что воздух, загребаемый крыльями танинов, отражается от поверхности воды и создаёт дополнительную подъёмную силу.
   Мизрахимы и по сей день осуществляют слайдерные рейсы - правда, нечасто: перегруженный танин должен взлетать с воды и на воду же садиться. А такой трюк может проделать лишь опытный всадник на хорошо тренированном драконе.
   Мизрахийские мудрецы, в подробностях изучив слайдер-эффект, выдвинули идею слайдера - судна, которое не плывёт, а скользит над водой. Но дальше идеи дело не пошло.
   Однако прогресс шёл вперёд семимильными шагами, и где-то лет сто назад идея слайдеров завладела умами гиперборейских учёных. Они разработали полную теорию слайдеров, но с практическим осуществлением идеи у них тоже не заладилось.
   Позже гиперборейские разработки были украдены масхонскими шпионами. Тёмный Лорд сразу же оценил, какие преимущества даст Масхону флот слайдеров, и вскоре в масхонских лабораториях закипела работа. Исследования продолжались сорок лет и завершились созданием судна, вобравшего все достижения современной технологии. Корпус и крылья слайдера были выполнены из металла, облегчённого специальным заклятием, а на все стёкла наложены чары неразбиваемости. Форма крыльев была точно выверена, как и их размах, так что построенный слайдер действительно МОГ БЫ скользить над водой, если бы... Если бы удалось заставить его двигаться. Ведь ни парус, ни вёсла, ни пароходные колёса не могли приводить в движение воздушное судно, а использование заклятия левитации сводило на нет все преимущества слайдера (ибо точно позиционировало судно в пространстве, ограничивая скорость, манёвренность и заставляя тратить ману как раз на ПРЕОДОЛЕНИЕ слайдер-эффекта). Как ни бились исследователи, а сделать ничего не смогли. В конце концов всю команду репрессировали за саботаж, чертежи сожгли, а судно буквально в последний момент успел выкупить Баал Ирвэн.
   Он вызвал духи погибших учёных, выяснил у них всё об устройстве слайдеров, а затем, воспользовавшись буксиром, перегнал судно на окраину Масхона - в самые безлюдные места. Примерно через полгода после этого события Ирвэн придумал-таки, КАК заставить слайдер двигаться. Его идея была простой до гениальности: он установил на носу судна специальный винт - наподобие вентилятора или движителя скоростных яхт.
   Оказалось, что при достаточно большой скорости вращения воздушный винт способен двигать судно! Ирвэн собирался рассказать о своём успехе Хаммону, но не успел: началась наступательная кампания. И слайдер остался в заброшенной бухточке. Сейчас он мирно покачивался на волнах, а на его боку красовалось название: "Ужас Абсолюта". Эта штуковина была исключительно манёвренной и быстроходной. Слайдер свободно развивал скорость до ста пятидесяти морских вёрст в час, поднимал свыше двухсот пудов груза и мог двигаться не только над морем, но ещё и над реками, а заодно - и надо льдом. Вдобавок ему были не страшны мели и подводные камни. Винт слайдера приводился в движение магией - вращающими чарами, причём затраты маны на движение были более чем скромными. Не забыл Ирвэн и про оружие: "Ужас Абсолюта" был вооружён дыроколом - разновидностью магического арбалета. Дырокол стрелял небольшими стальными ядрами, разгоняя их в момент выстрела до четырёхсот метров в секунду. Такое ядро просто прошивало вражеский корабль насквозь, причём ни маги, ни даже паладины не успевали среагировать - ядра летели СЛИШКОМ быстро .
   Каюты "Ужаса Абсолюта" были неплохо оборудованы, иллюминаторы занавешены шторками, а полы украшены плетёными узорчатыми ковриками. На камбузе хранился солидный запас воды и пищи, защищённый заклятием нетленности, а в трюме - небольшой походный алхимический набор.
   На одной из коек спальной каюты лежал невзрачный стеклянный осколок, напоминающий битую стекляшку. На самом деле это был портальный камень - довольно редкая магическая штучка. Парный ему камешек находился у Ирвэна - а стало быть, молодой шеддит в любой момент мог открыть портал на судно.
   "Ужас Абсолюта" терпеливо ждал своего капитана.

***

   Баал Ирвэн остался доволен: демон пленён, а эскадра, вероятно, уже подходит к Диаманту. После сражения с адским созданием шеддит сперва дал демону проблеваться, затем наорал на городских жителей с их нелепыми претензиями (им, видите ли, не понравилось, что все прибрежные дома остались без стёкол), а потом вернулся в свои покои. За ночь шеддит неплохо отдохнул, выспался, переоделся и даже успел перекусить. Так что теперь уже можно было догонять свои корабли - с полностью покорным демоном под рукой. Точнее, не под рукой, а за плечами - Ирвэн приказал демоническому ящеру уменьшиться до приемлемых размеров, после чего засунул его в заплечный рюкзак. Сейчас бесхвостый демон ёрзал и пыхтел, пытаясь устроиться поудобнее.
   - Ну, ты, кончай дёргаться! - шеддит пихнул рюкзак локтем. Пленник тут же замер: из-за заклятия он был вынужден немедленно исполнять любые приказы хозяина.
   - Слушай, смертный, - голос демона, доносившийся из рюкзака, казался приглушённым, - я чую Хэрека. Он идёт сюда, и он в ярости. Я не хочу сейчас с ним встречаться...
   - Да мне плевать, чего ты там хочешь, а чего - нет! - фыркнул Ирвэн. - Хотя, конечно, я тоже решительно против губернаторской аудиенции. Ну что ж, сваливаем... - и шеддит крепко сжал портальный камень.
   Волшебство сработало практически мгновенно: прямо перед шеддитом раскрылась мерцающая арка портала и, шагнув в неё, Ирвэн оказался в каюте "Ужаса Абсолюта". В следующее мгновение портал с шумом захлопнулся.
   - Ну вот, - шеддит сбросил рюкзак и швырнул его в угол, - ты полежи здесь, а я пока активирую слайдер.
   - Ты что, рехнулся?! - злобно зарычал демон. - Ты как мешок кинул? Надо кидать мордой кверху, а не книзу!
   - А ну захлопни пасть! - обернулся шеддит. - Поговори мне тут ещё...
   Демон немедленно заткнулся: нарушить приказ повелителя он не мог, хотя ему очень хотелось. О, с каким наслаждением он разорвал бы проклятого шеддита в клочья! Сам Ирвэн пребывал, напротив, в исключительно хорошем расположении духа. Он спокойно уселся перед магическим пультом и провёл рукой по сверкающим кристаллам, подавая ману в движитель.
   Послушно затарахтел винт, набирая обороты, и "Ужас Абсолюта" плавно тронулся с места. Слайдер заскользил по волнам - сперва медленно, затем быстрее... Вскоре судно оторвалось от поверхности воды и теперь летело над морем. Ирвэн запустил автопилот, а потом вернулся обратно в каюту. Демон чего-то мычал сквозь стиснутые зубы - благодаря приказу шеддита он не мог открыть пасти.
   - Ну, чего ты там мычишь?
   - Где мы? Мы что, летим?!
   - Скользим, - хмыкнул Ирвэн, доставая из шкафчика чашку и наполняя её чаем. - Не беспокойся, сейчас догоним наш флот...
   - И я приму командование?
   Рука Ирвэна дрогнула, и он едва не просыпал содержимого банки с чаем "Небо над Тайверией", которую только что достал.
   - Я те приму!!! - заорал он. - Да я тебя сейчас заставлю твой собственный поганый язык сожрать!
   - Не надо! - взвизгнул перепуганный демон.
   - Ладно, - успокоился Ирвэн, доливая в чашку воды и засыпая молотые чайные листья из банки. - Ангелы с тобой. Сиди и не бузи - это в твоих же интересах.
   Шеддит уселся в капитанское откидное кресло, устроился поудобнее и, пробормотав короткое заклинание, вскипятил чай прямо в своей чашке. До Гиперборея оставалось ещё далеко, свободного времени - много, поэтому Ирвэн не торопясь прихлёбывал горячий напиток прямо сквозь маску - благо, она была иллюзорной.

***

   "Ужас Абсолюта" скользил вдоль берегов Гиперборея - Ирвэн вёл судно так, чтобы постоянно держать в поле зрения туманную полоску вражеского берега. Шеддит задумчиво вглядывался в синюю даль - Диамант должен был уже вот-вот появиться. Ирвэн прищурился, произнёс заклинание дальнего зрения - и разглядел диамантийский порт. Там уже вовсю кипело сражение. В центре схватки, разумеется, находились три масхонских корабля. На их фоне судёнышки монархистов и присоединившихся к ним пиратов выглядели довольно жалко. Консульский флот оказался смехотворно мал - всего три десятка скверных корабликов, которые и боевыми-то можно назвать лишь с натяжкой. Вероятно, у консула уже не осталось достаточно преданных людей во флоте.
   - Так, ящерица, приготовься, - произнёс Баал Ирвэн, оборачиваясь в сторону каюты, - сейчас тебе придётся потрудиться.
   - У меня не хватит сил, чтобы спалить все вражеские суда! - прорычал демон. - Здесь кругом вода, и мощи Хаоса хватит лишь на два-три корабля.
   - А ничего "палить" и не потребуется, - ухмыльнулся Ирэвн, снижая скорость "Ужаса". - Для начала я расправлюсь с флагманским кораблём...
   Шеддит выдвинул небольшой ящичек, располагавшийся под пультом управления, и вытащил оттуда здоровенные очки с чуть синеватыми стёклами.
   - Сейчас, - пробормотал он, надевая это устройство, - подойдём чуть поближе...
   "Ужас Абсолюта" слегка повернул, обходя область схватки, и вскоре шеддит уже безо всяких усилителей зрения мог различить корабль командования. Он прищурился, ловя взглядом вражеское судно...
   - Пли! - негромко проронил Ирвэн. Магическое оружие (дырокол) среагировало мгновенно: громко хлопнув, зачарованный самострел выбросил увесистый стальной шар. Этот снаряд летел столь быстро, что даже заметить его в полёте было невозможно: не прошло и секунды, как шар врезался в намеченную цель. Ирвэн улыбнулся и перевёл взгляд на следующее судно: магические очки представляли собой систему наведения дырокола, позволяя ловить цель непосредственно взглядом - безо всяких прицелов. Целиться нужно было наискось, сверху вниз - чтобы снаряд прошил борт и днище, в противном случае корабль не получал существенных повреждений.
   - Пли! - ещё один выстрел, уже по соседнему кораблю. Тем временем флагманское судно начало заваливаться набок.
   - Пли! - Ирвэн на всякий случай послал в него ещё один снаряд - вдруг маги попытаются заделать пробоину или выровнять корабль?
   Тем временем "Ужас Абсолюта" подошёл достаточно близко к монархистам: его заметили. Ирвэн сложил руки рупором и заорал, усиливая голос специальным заклятием:
   - Без паники! Я - Баал Ирвэн, владыка шеддитов, ваш командир! Всем слушать мою команду!
   - Зачем так орать?! - злобно прошипел демон, у которого от громкого крика Ирвэна звенело в ушах.
   - Затем! - огрызнулся Ирвэн, обернувшись. - Не отвлекай меня, а то упакую в подарочную бумагу и отправлю Хэреку или даже самому Хаммону... в комплекте с букетом цветов.
   Испугавшийся демон сразу же смолк, а Ирвэн, чуть поправив курс судна, принял командование флотом.
   - Собирайте их в кучу! - заорал шеддит. - Отступайте в море! Я говорю, поворачивайте! Это всех касается, и пиратов в том числе!..
   Чуть повернув рукоятку, Ирвэн снизил скорость "Ужаса" в шестеро, чтобы остальные корабли не отставали, и взял курс в открытое море.
   - Живее! Я говорю, живее! Да, да, это я вам, "Боевой спрут"! Да чтоб вас ангелы побрали! Я сейчас сам вас всех перебью, если и дальше будете копаться! Не отстреливаться! Не останавливаться! Самый полный назад!!!
   Корабли союзников начали, наконец, пятиться, ломая свои боевые порядки. Разумеется, масхонские суда действовали наиболее слаженно - они привыкли беспрекословно выполнять команды повелителя. Глядя на них, встряхнулись и остальные.
   - А "Боевого спрута" я всё-таки утоплю, - пробормотал Ирвэн. - Пли! - и ядро прошибло пиратский корабль, вздумавший лезь в схватку наперекор приказам. - Посмертно присваиваю судну этих болванов название "Драчливая улитка", - удовлетворённо улыбнулся шеддит.
   Корабли союзников отступали, постепенно увеличивая отрыв от противника: республиканцы приостановились, не без основания подозревая ловушку. Ирвэн был очень доволен: что может быть слаще ощущения скорой победы, когда план выполняется чётко, без сучка и задоринки, а враги действуют именно так, как и предполагалось?
   - Ну, адское создание, теперь твоя очередь. Видишь водное пространство между нами и ними?
   - Да что я могу видеть-то, если сейчас в мешке сижу?! - злился демон.
   - Не паясничай! Внутреннее зрение у тебя никуда не делось. В общем, я сейчас продиктую заклятие разложения, а ты применишь его к воде и насытишь мощью Хаоса. Всё ясно?
   - Нет. Я не понял, на хрена силы тратить... на воду?! Если уж бить, так по врагам.
   - Не умничай! Всё равно у тебя с мозгами туго. Значит, вот как оно звучит...
   Демон послушно повторил слова заклинания и теперь подпитывал сотворённые чары энергией Хаоса, одновременно растягивая заклятие на всю полосу воды между республиканцами и монархистами. Чародейство разложения воды было не из сложных - простейшая алхимия. Да и энергии потребляло не так уж много. Иногда его использовали для снабжения ныряльщиков воздухом - газ, образующийся при распаде влаги, был пригоден для дыхания. Но это - лишь в случае разложения ПРЕСНОЙ воды. А вот морская вода, разлагаясь, даёт очень едкую щёлочь и выделяет сильно ядовитые зеленоватые испарения.
   Чары сработали безотказно: море забурлило, вспенилось, с шипением и бульканьем выбрасывая пузыри газа, и над водой начала подниматься тяжёлая завеса. Вероятно, капитаны вражеских кораблей даже не поняли, что это такое. А маги тут были бесполезны: никакой магии не перебить столь простое заклятие, до краёв напитанное мощью Хаоса. Ирвэн ждал. Зелёный туман с отвратительным "госпитальным" запахом окутал уже половину республиканского флота - и команды кораблей, попавших под ядовитый туман, начали задыхаться: Ирвэн явственно слышал громкий кашель, доносившийся с палуб. Маги противника попытались было вызвать ветер, но шеддит подавил их потуги в самом зародыше. Наконец, алхимическая завеса охватила все корабли противника. Шеддит прижал ладонь к стеклу кабины...
   - Кадур ан-нур! - огненный шар возник уже по ту сторону стеклянного листа и не спеша влетел в клубящийся вонючий туман. В то же мгновение грянул оглушительный взрыв: образовавшаяся смесь отлично взрывалась. Яркая жёлтая вспышка, полыхнувшая в самом центре удушливого облака, уничтожила большую часть консульского флота, а поднявшаяся волна перевернула ещё несколько кораблей.
   "Ужас Абсолюта" тоже ощутимо тряхнуло, но это ничуть не ухудшило радужного настроения Ирвэна. Он обожал алхимию, и теперь показал своим врагам подлинную мощь этого раздела магии. От республиканского флота осталось меньше трети кораблей, да и то потрёпанных. А их команды были серьёзно отравлены: после взрыва туман стал белым - шеддит почти что чувствовал едкий запах кислотных испарений. Хотя ядовитый воздух не мог проникнуть сквозь герметичный корпус слайдера, Ирвэн хорошо представлял себе, ЧТО сейчас происходит в атмосфере. Выживших будет немного - даже вода не принесёт спасения, ибо теперь она превратилась в едкую мылкую жидкость.
   - Что... что это было?! - поражённо хрипел демон.
   - Это была наша победа, - расхохотался Ирвэн. - Ты ведь тоже недооценивал алхимию, не так ли? Ладно, пора завершать бой...
   Шеддит вновь поднёс ладони ко рту:
   - Без паники!!! - заорал он. - Всё находится под моим контролем! Яд уже рассеивается, так что разворачивайтесь! Кораблям "Слава Хаммона", "Мощь Хаоса" и "Громовой молот" приказываю идти прямо к берегу! Ни на что не отвлекаясь! Остальным - добить врагов!
   "Ужас Абсолюта" прибавил скорость и тоже повернул к берегу, проскакивая прямо сквозь клубы ядовитого тумана и лихо обворачивая вражеские суда. Повсюду плавали щепки и клочья белой пены. Кое-где вода всё ещё шипела, выделяя зеленоватые струйки газа. Именно корабль Ирвэна первым добрался до берега. Впрочем, масхонские суда уже были на подходе: они двигались прямо к диамантийской пристани, а "Мощь Хаоса" даже протаранил вражеское судно, попавшееся ему на пути. Союзники тоже спешно разворачивались, спеша добить противника. В общем, за исход боя можно было уже не волноваться: главное сейчас - выгрузить гончих ада.
  
   Глава 13
   Битва за свободу
   Судно "Белый орёл", сопровождаемое эскортом из тридцати оркских кораблей, рассекало воды озера Магнифа. Ларри овладело беспокойство за судьбу Стейнгарда и всего Гиперборея. Наступило утро, но он так и не смог заснуть. Зато Эрана зашевелилась на кровати.
   - Доброе утро, милый, - произнесла она.
   - Доброе утро, - мрачно пробубнил Ларри.
   - Я тебя не узнаю. Где твой энтузиазм, где боевой дух?
   - Я расстроен поведением нашей новой спутницы, Зарины.
   - А что случилось?
   Ларри немного замялся. Не каждый день малознакомая женщина сама лезет в постель к мужчине.
   - Когда я спал, она... Она разделась и полезла в мою кровать. Зарина хотела меня соблазнить. Она говорит, что, пожалев её, я стал её хозяином.
   - Не обращай внимания, Ларри, - голос Эраны звучал так спокойно, что паладин даже удивился, - вы с ней воспитаны в совершенно разных традициях. Для неё такое поведение нормально, для нас - нет.
   - В совершенно разных? Соглашусь, масхонцы исповедуют другую религию. Но они - один из народов Вестланда, как и мы. Они к нам ближе, чем мизрахимы - хотя у тех женщина никогда не позволит себе лечь в постель с тем, кто не является её мужем. Более того, - Ларри изумлялся исторической неосведомлённости Эраны, учившейся в магической школе, - масхонцы, перефирийцы и коннунги, что являлись предками гиперборейцев, произошли от одного варварского народа - Лесных людей. Мы - братские народы, и я не верю, что различия между нами так велики.
   Ларри и Эрана услышали чьи-то шаги. Дверь в каюту беззвучно открылась, и вошла Зарина собственной персоной. В её взгляде Ларри прочитал смешанные чувства - и восхищение, и раболепие, и обиду - но эта обида выглядела похожей на чувства, испытываемые матерью по отношению к нашалившему ребёнку, который не знает, что творит. Такое поведение Зарины было вполне объяснимо, учитывая разницу в возрасте.
   - Приветствую, мой господин, - опустив глаза, сказала Зарина и поцеловала Ларри в щёку. - Что вы обсуждаете?
   Ларратос почувствовал в Эране волны гнева, которые та тут же погасила силой воли. В ней вспыхнула ревность, но разум ответил, что не стоит гневаться на представительницу другой культуры, считающую себя наложницей.
   - Мы обсуждаем тебя, - мрачно произнёс Ларри, - и твоё поведение. И мне кажется, настоящая масхонка так себя не ведёт!
   - Я - не коренная масхонка. Я росла в другой стране, пока меня не... - не важно, - осеклась Зарина.
   - Кто ты на самом деле? И откуда? - строго спросил Ларратос.
   - Я не могу сказать...
   - Не можешь? Или просто не хочешь?
   - Когда-нибудь я тебе всё расскажу. Когда придёт время.
   - А когда оно придёт? Почему ты не можешь рассказать сейчас? Ты мне не доверяешь? - удивлённо произнёс Ларри, - ведь твоя жизнь принадлежит мне, не так ли?
   - Да. Моя жизнь принадлежит тебе. Но душа - мне. Я лишаюсь внешней свободы - но никак не внутренней. Моё тело принадлежит тебе, но моя душа закрыта - пока не придёт время.
   - Чем больше я говорю с тобой, Зарина, тем меньше мне верится, что ты из этого мира, - ответил Ларри. - Астрологи говорят о безграничной вселенной, о множественности планет, и о порталах, что можно проложить между ними. И я не удивлюсь, если ты - не человек, если ты - пришелица в нашем мире.
   - Думай что хочешь. Но правда откроется тебе в нужный миг.
   - А не можешь ли ты рассказать, как оказалась в Гирдашане?
   - Я уже говорила тебе: моя миссия - остановить масхонцев. Надо было набрать союзников - а орки всегда считались могучими воинами. Угнав галеру, я приплыла в Гирдашан.
   - Ты угнала чужой транспорт? Воровка и шалава - вот кто ты! И ты ещё утверждаешь, что противостоишь мировому злу?!
   - Мне надо было приплыть в Гирдашан. Да, воровство - зло, но оно помогло обратиться к союзникам, дабы избежать более великого зла.
   - Идя к цели, ты не скупишься на любые средства? - спросил Ларри.
   - Из двух зол я всегда выбираю меньшее. Я выберу любое средство, лишь бы оно не принесло миру больше страданий, чем то зло, которое придёт в мир, если ничего не делать.
   - Это называется принципом меньшего зла, - вставила своё слово Эрана, решившая блеснуть своими знаниями по истории философии.
   - Малое зло лишь порождает более крупное, - ответил Ларратос, - если выбирать из двух зол меньшее, оно может оказаться большим. Зачем выбирать зло, если можно просто творить добро?
   - Потому что так проще.
   Нейтралка, - подумал Ларри, - чистая нейтралка. В целом она на стороне добра, однако, защищая мир от вселенского зла, творит зло простое, маленькое.
   Странная эта Зарина: женщина-паладин, смугловатая, с эльфийской фигурой, с очень яркой фиолетовой аурой - и с коротким мечом из Небесной Стали. Толком непонятно, кто она и откуда - и чего она не договаривает. И почему она по-прежнему клеится к Ларратосу?
   Солнце поднималось над озером и впадающей в него рекой Магнифой. "Белый Орёл" приближался к Стейнгарду.

***

   Элиддин уже подплывал к городу Диаманту во главе оркской армады, в которой насчитывалось около двух десятков судов, когда в кармане паладина загудел мадаббар.
   - Подполковник Кахаби слушает!
   - Элиддин, это Трейк. Я слышал, ты уже возвращаешься в Гиперборей. Что с некромантом?
   - Он больше не опасен. Им оказался Дарагор, оркский друид - в него вселился дух Азиза Шакира.
   - Я подозревал что-то подобное. Чары Бессмертия Духа?
   - Именно.
   - Стало быть, - прищурился Трейк, - когда друид умер, наш старый враг опять удрал?
   - Всё было не совсем так, как ты подумал, - покачал головой Элиддин. - Но дух Шакира действительно смылся.
   - Жаль. Хорошо хоть, в нашем мире почти не осталось некромантов - так что теперь Азиз нескоро подыщет себе новое тело. А вот почему ты ничего не сказал мне о нежити, хотел бы я знать?
   - Она уже не представляет особой угрозы - когда Шакир исчез, вместе с ним исчезли и все умертвия.
   - Ага. И знаешь, КУДА они исчезли?
   - Увы...
   - В Вильин.
   - ЧТО?! - вскричал ошеломлённый Элиддин.
   - Да, вся эта орда объявилась в республике - что-то порядка четырёх сотен мертвяков. Мастерская работа - сразу видно, что к созданию этой армии приложил руку истинный джинн. Все твари наделены зачатками разума, а некоторые - даже магическими способностями.
   - Ничего себе, - прошептал Элиддин. - Только этого нам не хватало...
   - Нежить вышла из моря неподалёку от Вильина, - продолжал боевой маг. - Похоже, Азиз успел-таки дать своим тварям последние указания. Они перешли Северное море прямо по дну - признаться, гениальнейшее решение. Ещё ни один некромант не додумывался до такого. Хуже всего то, что заклятье, наложенное на мёртвых орков, расползающееся - любой, кого они укусят или порвут, сам станет нежитью. Если этот отряд доберётся до Вильина - а они уже на подступах к городу - мы получим многотысячную армию мёртвых. И республика падёт.
   - Но неужели ничего нельзя сделать?!
   - Не знаю. Боюсь, нашей гильдии нечего противопоставить ТАКОЙ нежити. Если я брошу своих людей в бой - почти все они погибнут, хотя шансы на победу всё-таки есть. И, боюсь, мне придётся отдать этот приказ. Сейчас наши маги занимают оборону неподалёку от городских стен, а я уже попросил помощи у эльфов.
   - У эльфов?!
   - Да. Не думаю, что их обрадует победа Масхона - Хаммон расправится с любой нелюдью.
   - Но что смогут сделать четыре десятка эльфийских воинов, к тому же с морально устаревшим оружием? Какие вообще силы может выставить маленькая община Эаранора?
   - А воинов и не потребуется. Да, оружие эльфов устарело, их боевые приёмы - тоже, о магии и говорить не приходится. Однако именно тонкое эльфийское чародейство некогда разбило целую армию нежити, сотворённую Тарадашем. Только эльфы могут создавать одушевлённые, подлинно живые чары - а что может быть эффективнее против мёртвых, чем силы Жизни? Я попросил Эаранора организовать эльфийских магов и что-нибудь придумать. Скорее всего, это будет очень простое, но эффективное чародейство - вероятно, даже из стихийных.
   - Что ж, желаю успеха, - невесело произнёс Элиддин.
   - Взаимно, - кивнул Трейк и отключился.
   Элиддин вздохнул и временно выбросил неприятное известие из головы - тем более что ему предстояла своя собственная битва: впереди уже показался диамантийский порт. У берегов громыхало морское сражение: корабли с белыми и чёрными знамёнами обменивались копьями и ядрами. Подплыв поближе, паладин убедился, что белознаменные корабли стреляют не только в суда с чёрными флагами, но и друг в друга. Более того: на общем фоне выделялись три громадных боевых корабля, на чьих флагах красовалось изображение бараньей головы, вписанной в перевёрнутую пентаграмму. Это означало только одно: флот Масхона вторгся в республику Гиперборей - и вражеские корабли бороздят просторы её морей вместе с республиканскими судами. Правда, с республиканскими ли? Приглядевшись, паладин заметил, что у большинства белознамённых кораблей на стяге изображен анкх. Итак, корабли монархистов, масхонцев и пиратов. Полный комплект.
   В воздухе пахло враждебностью, из-под воды веяло смертью: множество моряков нашло свой покой в морской пучине. Элиддин чувствовал, что все они погибли почти одновременно - столь велико оказалось возмущение Абсолюта. Из кораблей Республики, как рассмотрел Элиддин, уцелело лишь пятеро, в то время как пиратских и королевских судён было много - десятки. Какая-то неведомая сила одним ударом погубила почти все корабли приверженцев демократии. Рядом с берегом плавало нечто непонятное. Вроде бы корабль - решил Элиддин. Странное судно напоминало и кончик стрелы, и птицу, и какую-то северную рыбу. В системах корабля ощущалось присутствие могучих потоков магии, а также следы хаотических энергий. Уж не этот ли корабль погубил весь наш флот? - подумал Элиддин. Впрочем, пока что никакой опасности от него не исходило - все системы были выключены, и на судне не ощущалось никого живого.
   - Поможем республиканцам! - выкрикнул Элиддин, одновременно выбрасывая в воздух энергии Абсолюта, заряжавшие энтузиазмом - один из вариантов Ауры Победителя (Паладин может создать полноценную Ауру Победителя, только если сам сидит в позе лотоса, включив внутреннее зрение). Орки ответили яростным боевым кличем. Элиддин взмахнул рукой, и десятки каменных ядер с алхимической зажигательной смесью, выпущенных оркскими катапультами, полетели в масхонские корабли. Диктаторский флот оказался не готов к подобной атаке: ядра падали на палубы и поджигали вражеские суда.
   Монархисты и их приспешники никак не ожидали, что к республиканцам подоспеет подкрепление, поэтому отреагировали далеко не сразу. Пираты первыми сообразили, что происходит, сосредоточив огонь на оркском флоте. Однако стихийные друиды орков создали мощный силовой щит, ограждающий корабли союзников от вражеских выстрелов. Копья, запущенные пиратскими и масхонскими баллистами, ударялись о невидимую стену и падали в воду. А сами посланники Хаммона не могли противостоять летящим на них огненным ядрам и потушить огненную смесь не могли - она горела даже в воде.. Как хорошо, что это не вторжение, а простая интервенция, - подумал Элиддин. - В противном случае масхонцы прислали бы гораздо больше кораблей. И шеддитов, которые смогли бы блокировать наши выстрелы.
   Очередное ядро ударило прямо в центр палубы одного из масхонских крейсеров - очевидно, флагмана. Пламя раскрыло свои крылья над кораблём - и через полминуты на палубе вырос целый лес огненных столпов. Объятый пламенем корабль был обречён. Но управляющий кораблём (скорее всего, адмирал), прокричал:
   - Идальг вит Хаммон! Отдадим жизни за победу Масхона!
   Никто из команды даже не помышлял о спасении. Вместо того чтобы бежать к спасательным шлюпкам, матросы повели обречённое судно прямо на флагман флота орков. На корабль Элиддина.
   Горящий корабль плыл на таран. Простой человек ничего не мог поделать - чтобы выжить, надо было срочно прыгать в воду. Не было никаких шансов и у паладина - энергии Абсолюта не позволяли остановить огромное судно. Зато стихийные друиды орков вполне могли справиться с неожиданной опасностью.
   - Предоставьте это дело мне, командир, - произнёс высокий орк со шрамом на щеке. Элиддин кивнул. Друид пробормотал какое-то заклинание, и паладин почувствовал мощные выбросы магических энергий, направленные на воздух и воду: друиды освобождали ярость стихий, окружавших флот. Мгновение спустя из морских недр вылезла огромная человекоподобная фигура, состоявшая из белоснежной пены. Водно-воздушный элементаль накрыл собой масхонское судно и сразу же разрушился. Огромная волна перевернула вражеский флагман и потянула его на дно, после чего на том месте, где он был, образовалась гигантская воронка, в которую и потянулись корабли. Над остатками республиканского флота и над флотом орков эта воронка не имела никакой власти - союзные суда продолжали спокойно стоять на своих местах.
   Скорее всего, оркские друиды рассчитывали расправиться с врагами одним ударом, но маги противника тоже не дремали: когда водоворот разрушился, корабли монархистов и их союзников поплавками выскочили на поверхность. Похоже, всё это время суда окружали огромные воздушные пузыри, которые и помешали утопнуть всему флоту. Конечно, некоторые корабли всё же перевернулись - но в целом потери врагов оказались незначительны.
   - Халтура, - негромко произнёс кто-то. Обернувшись, Элиддин увидел Дарагора - бывший некромант всё-таки упросил взять его в военный поход, рассчитывая искупить свою вину в бою.
   - Такие силы - и всё впустую... - отметил друид.
   - Можешь сделать лучше? - поинтересовался паладин.
   - Да, если мои братья поделятся со мной своей силой.
   Второй друид вопросительно взглянул на паладина: орки не доверяли Дарагору и не собирались подпитывать энергией его заклинания. Элиддин кивнул - он видел, что аура Дарагора сильно изменилась: друид действительно пытался помочь, полностью избавившись от властолюбия и стремления к тёмным знаниям.
   Получив доступ к потоку маны, Дарагор встрепенулся и, прищурившись, начал читать заклинание. В отличие от своих собратьев, бывший некромант освобождал стихии Огня и Земли.
   - Что он творит? - прорычал один из друидов. - Огонь и Земля? Здесь, в море?! Да он лишь даром расходует наши силы. Предатель!
   Элиддин лишь отрицательно покачал головой. И в тот же миг из морских глубин с громоподобным рёвом взметнулись высокие огненные столбы, окутанные облаками пара. Два семиметровых огненных выброса насквозь пронизали оставшиеся масхонские корабли. Похоже, огонь поднимался от самого дна, прокладывая себе дорогу сквозь всю толщу вод. Поэтому каждый столб сопровождался мощнейшими выхлопами пара, которые попросту сварили заживо команды пиратских кораблей, оказавшихся слишком близко к потокам пламени. Паром заволокло всё место сражения, а крики умирающих потонули в шипении и утробном грохоте: морское дно содрогнулось и лопнуло. В образовавшийся глубокий разлом хлынула вода, навстречу ей поднимался поток багрового подземного огня... И диамантийский порт стал настоящим воплощением ада.
   Стихийные энергии полностью уничтожили вражеский флот - не спасся никто. Землетрясение, вызванное подводным разломом, разрушило прибрежную часть Диаманта. Было жарко, от воды поднимался пар. Всюду плавали обломки кораблей и варёные рыбки. Мощь стихии оказалась столь велика, что затронула и флот орков - потопло около пяти оркских кораблей. Команды оставшихся суден потрясённо молчали: заклинание Дарагора оказалось поистине страшным.
   Как бы то ни было, ничто уже не преграждало путь флоту союзников. Когда флагманский корабль подплыл к берегу, Элиддин с некоторым изумлением отметил, что ярость стихий не затронула тот странный стреловидный кораблик, который всё так же покачивался на волнах рядом с причалом: как видно, наложенные на него охранные чары, подпитанные энергиями Хаоса, всё-таки выдержали магический удар.
   Очнувшись от потрясения, вызванного победным заклинанием, орки деловито высаживались на берег. Битва за Диамант ещё не кончилась: предстояло наземное сражение.

***

   - Приветствую вас, мой сюзерен! - будущая королева, а ныне - герцогиня Линда Меггидо опустилась на одно колено, склонившись перед высокой чёрной фигурой в золотой маске.
   Конечно же, это был Баал Кархан - шеддиту всё-таки удалось выбраться из ловушки, подстроенной боевыми магами. Сейчас ученик Хэрека сильно злорадствовал: по всему Стейнгарду полыхают пожары, вызванные огненными гончими, оборона города сломлена, а дворец консула уже штурмуют отряды монархистов. Страдания и смерти ни в чём не повинных горожан, застигнутых войной, лишь подпитывали силы шеддита.
   - Вольно, вассал! - гулко произнёс Кархан. - Консул уже мёртв?
   - Увы, ещё нет, - вздохнула Меггидо, поднимаясь. - Дворец спроектирован так, чтобы даже горстка защитников могла противостоять полчищам врагов...
   - Я это знаю, - шеддит нетерпеливо перебил Линду, - как знаю и то, что в консульский зал должны вести потайные ходы. Мы найдём их - и прикончим консула! Нам нужно всего лишь изловить кого-нибудь из командного состава.
   - Мы уже поймали начальника дворцовой охраны. Но, к сожалению, он упорно молчит - не помогают даже пытки.
   - Ну и ангелы с ним, - нехорошо усмехнулся Кархан, доставая меч Поглощения. - Пусть молчит и дальше. Мы всё равно всё узнаем.
   Шеддит злорадно рассмеялся, проведя пальцами по лезвию заклятого оружия.

***

   "Белый Орёл" почти подплыл к порту Стейнгарда: все стихийные друиды отправились с Элиддином, поэтому группа Ларратоса двигалась довольно медленно - безо всяких ускоряющих заклинаний. У гавани плавали суда монархистов.
   У приспешников Меггидо имелось явное численное превосходство - несколько десятков боевых кораблей. Ларри не знал, что делать. Он закрыл глаза, сел в позу лотоса и включил внутреннее зрение. Паладин вопрошал к Абсолюту - что же ему сделать, чтобы помочь республиканцам?
   Пока ответа не приходило. Его способности слишком слабые, чтобы в одиночку помочь слабому флоту победить сильный. Был бы тут Элиддин, он бы что-нибудь придумал. Или научил бы самого Ларри, что делать в таких ситуациях. Зарина не подходила на роль учителя - похоже, незаконный муж-шеддит обучил её только азам паладинского искусства. И тут в мозгу Ларратоса что-то щёлкнуло: не иначе как сам Абсолют дал ему подсказку. Аура Победителя! Надо использовать её, дабы сплотить орков. Но как? Элиддин пока не рассказывал Ларри, как это делается - но, похоже, Абсолют сам обучил паладина этой способности. Ларри вспомнил сон про пиратов, где он командовал кораблём. Он помнил, что применил Ауру победителя, и она работала на обеих сторонах. Даже помнил, как он во сне запускал эту ауру. Не важно, вещий был этот сон или нет. Но в том, что его послал Абсолют, Ларри более не сомневался. Он окутал себя облаком из светлой энергии. А затем пустил эту энергию в самую гущу морского сражения. Лучи, исходившие от паладина, обошли каждого солдата, как оркского, так и королевского. И орки с удвоенной силой повели свои корабли в атаку, а монархистов покинула удача. Часть из них, несмотря на огромное численное превосходство, прыгала с кораблей в воду. Вскоре флот союзников легко расправился с ними.
   Ларратос, Апион, Эрана, Зарина и Беллердаш вышли на берег. Пахло гарью. Огонь охватил Стейнгард - как Старый город, так и Новый. Повсюду громыхали знакомые Ларри по недавней войне с нежитью звуки затяжной стрельбы из автоматического арбалета, взрывов эксплодума, лязга мечей, боевых криков и воплей ужаса.
   К кораблю подъехала самоходная повозка, из которой вышел какой-то пожилой офицер - судя по форме, республиканский генерал.
   - Вы - капитан Мельд, посланный консулом ради заключения союза с орками? - спросил генерал. Ларратос кивнул. Генерал продолжен, - Указом консула вы получаете капитанское звание. Примите эти погоны. Вы поведёте часть этих орков и часть республиканских воинов в атаку.
   - Благодарю вас, генерал...
   - Эльвар, Артур Эльвар. Наиболее многолюдные бои сейчас проходят возле консульского дворца. Нам надо туда! Как можно скорее, пока консул ещё держится. Капитан, мы с вами поедем на повозке. Остальные - своим ходом. В этом бою очень пригодятся ваши паладинские способности.
   - Но мне понадобятся и способности моих компаньонов!
   - В повозке есть ещё два места.
   - Пожалуй, мне больше всего пригодятся Беллердаш и Зарина, - сказал Ларратос. Вышеназванные личности сели в повозку и она тронулась. Ларри надеялся, что Эрана не будет ревновать, поскольку он не испытывал к Зарине абсолютно никаких чувств: она ему была нужна, как ещё один паладин.
   - Капитан Мельд, паленгенезист доктор Герберт велел передать вам вот это, - сказал генерал, передав Ларратосу два арбалета. - Город в огне. Проклятые масхонские уроды использовали против нас гигантских огненных собак. Наши паленгенезисты создали какую-то болезнь, поражающую этих тварей, так что вся стая должна была уже подохнуть. Но мало ли что... Если эти псины попробуют напасть - смело стреляйте: стрелы отравлены, и яд убивает огненных псов практически мгновенно.
   Самоходная повозка ехала по горящим улицам Нового Города. Подъёмники в домах не работали - а стало быть, не было никакой возможности перебираться с уровня на уровень. Генерал пока не представлял себе, как подняться ко дворцу консула. Но после того как повозка подъехала к одному из домов, Ларратос увидел, что, судя по всему, механизм подъёма не разрушен, а лишь слегка повреждён. Наложив заклятие восстановления, паладин починил подъёмник, и повозка смогла доехать до дворца.
   На площади царила тишина: всюду дым, остатки баррикад. Кое-где валяются останки погибших воинов - но никаких следов монархистов. Только несколько огненных собак прогуливалось вдоль дворца. Ларратос расстрелял их из арбалета. Собаки упали замертво, а пламя, оркужавшее их, погасло.
   - Что за... Неужели дворец уже взят? - сжал кулаки генерал. - Не может быть!
   Он подскочил к стене, нашёл нужный камень и костяшками пальцев выбил на нём сложную дробь. Стена чуть вздрогнула и одна из каменных плит поднялась, открывая чёрный проём потайного прохода. А Ларратос вдруг ощутил смертельную опасность, исходящую из подземелья.
   - Генерал, осторожнее! - выкрикнул он, выхватывая Зариндуил, но было уже поздно: что-то злобно взревело, и генерала вышвырнуло из прохода. Сила удара неведомой твари оказалась поистине чудовищной: Эльвар перелетел через всю площадь и мешком рухнул на камни. Он умер мгновенно - ещё в полёте... А вслед за ним из подземелья вылезло жуткое чудовище - крылатый медведь. Каменный.
   Ларри даже узнал эту статую - некогда она стояла перед входом в консульский дворец. Но теперь кто-то из чародеев монархистов оживил её, превратив в чудовищного голема.
   - Позвольте мне заняться этой мраморной чушкой, - рыкнул Беллерадаш, произнося заклинание. Призвав природные силы, боевой друид превратился в гигантского угольно-чёрного волка с горящими красными глазами и ринулся на своего противника. Взревев, каменный медведь высоко подпрыгнул, взмахивая крыльями, и встретил Беллерадаша ударом когтистой лапы. Орк лишь глухо рыкнул и вцепился медведю в плечо - зубы друида легко дробили мрамор. Тогда медведь навалился на него всей тушей, схватив орка за горло передними лапами. Ларри понял, что его друга сейчас задушат, и метнул Зариндуил. Меч коротко свистнул, попав твари в крыло, мгновенно брызнувшее фонтаном осколков. Паладин вскинул руку, и меч вернулся обратно к хозяину, попутно раздробив другое крыло. Голем понял, что с ТАКИМ противником ему не справиться - и попытался укрыться в подземелье, оставив полузадушенного Беллерадаша, судорожно хватавшего пастью воздух. Ларри бросился следом за чудовищем и, вступив в потайной ход, вскинул руку, посылая в тварь сгусток абсолютной энергии. Чудовище тяжело вздрогнуло и с грохотом повалилось на каменный пол. Следом за Ларратосом в подземелье вбежали Зарина с Беллерадашем, уже успевшим принять свой истинный облик.
   - Эй, так не честно! - с обидой в голосе произнёс боевой друид, увидев поверженного голема. - Это я должен был его убить!
   - А я должен убить всех вас! - раздался глухой металлический голос. Стена прохода рухнула, и из пролома вышел высокий человек в чёрных одеяниях и в золотой маске, сквозь прорези которой просвечивали глаза, пылающие пламенем ада. Ларри ощущал в вошедшем пульсации энергий Хаоса. Паладин чувствовал, что этот тип очень опасен - но это было и так понятно.
   - Так и знал, что паладины сунутся сюда, - радовался неизвестный. - Но о ТАКОМ подарке можно было только мечтать. Ларратос! И Зарина! Теперь я одним ударом разделаюсь со всеми моими врагами!
   - Баал Кархан, - со злостью и отвращением произнесла Зарина. - В прошлый раз мне не удалось добить тебя, но против нас троих у тебя нет шансов.
   - Разве? - усмехнулся шеддит. - А мне почему-то кажется, что этих недотёп, - широкий жест в сторону Ларри и Беллерадаша, - я смогу вырубить даже без драки, не говоря уже о магии. Видишь ли, они знают меня под другим именем...
   Резким движением шеддит откинул свой капюшон, а затем, смеясь, снял маску. Он оказался прав: увидев лицо Кархана, Беллердаш вздрогнул и рухнул в обморок. Ларри оказался крепче - он просто схватился за сердце.

***

   Баал Ирвэн торопливо шёл по главной улице Диаманта. Республиканцы оказались куда умнее, чем полагали монархисты: они заручились поддержкой орков. Морское сражение оказалось проиграно - Ирвэн теперь корил себя за то, что отправился штурмовать город, не дождавшись полной победы. Если бы он сейчас был там, на "Ужасе Абсолюта", друидам не удалось бы так легко расправиться со всем флотом. Впрочем, - размышлял шеддит, - ещё не всё потеряно. Впереди - сухопутные бои, так что до окончательного поражения в схватке за Диамант ещё далеко. Орков, правда, многовато, да и бойцы они хорошие. Очень хорошие... Как жаль, что Хаммон так ненавидит нелюдь!
   Ирвэн глубоко вздохнул: чтобы расправиться с орочьим войском, придётся потрудиться. Проще всего будет выбить вражескую армию одним мощным ударом - например, с помощью энергий Хаоса. Сейчас шеддит тщательно осматривал город: не может быть, чтобы где-нибудь поблизости не оказалось каких-нибудь древних катакомб или... О, вот! Прямо здесь, глубоко под землёй, Ирвэн ощущал лёгкие пульсации тёмных энергий. Скорее всего, там располагалось какое-нибудь заброшенное древнее святилище, оставшееся ещё с языческих времён.
   Вход в катакомбы отыскался довольно быстро: обрушив часть мостовой, шеддит спрыгнул в открывшийся подземный туннель и зашагал к заброшенному храму. Гулкое эхо несколько усиливало звуки шагов, а мощь тёмных энергий всё возрастала. Впрочем, шеддиту было не привыкать к строениям, пропитанным смертью. Вскоре Проход разделился - левое ответвление заканчивалось тупиком, а правое вело как раз в храм. Или всё же не храм? Зайдя в центральный зал, шеддит убедился, что находится в древней гробнице - вероятно, здесь хоронили языческих жрецов. Открыв крышку ближайшего саркофага, шеддит сунул туда рюкзак с демоном (пусть пока полежит в могилке!) и, вернув каменную плиту на место, принялся чертить на ней пентаграмму Хаоса.
   План шеддита был очень простым: Ирвэн намеревался устроить мощный выброс энергий Хаоса, направленный против орков. Поймать двух-трёх зеленокожих, запытать их прямо на пентаграмме... и все орки лишатся сознания. Главное - проделать всё достаточно быстро. И незаметно - чтобы, не приведи Хаос, не учуял кто-нибудь из паладинов.

***

   На Зарину, Ларратоса и Беллердаша красными глазами владыки шеддитов Баала Кархана смотрел выпускник Академии Высокого Волшебства Ранис Тиррен. Беллердаш лежал без сознания, Ларратосу хватило сил, чтобы не упасть в обморок, а Зарина вообще ничего не понимала.
   - Как такое возможно! - выкрикнул Ларратос, - как это можешь быть ты, Ранис?! Мой старый друг! У тебя всё было! Верные друзья! Богатые родители! Учёба в престижной академии!
   Зарина начала понимать, что к чему.
   - У меня было всё, Ларри, - процедил Баал Кархан. - А теперь у меня нет ничего. И всё из-за тебя! Точнее, из-за тебя и из-за Эраны. Три с лишним года назад она ушла к тебе. Проклятая полукровка! Вскоре мне открылось, что полукровки и нелюди - источник всех наших неприятностей. И я пошёл туда, где их нет. В Масхон. Я искал человека, который наставит меня на истинный путь. И он сам нашёл меня. А теперь мой господин - Баал Хэрек!
   - Ты сам-то хоть понимаешь, какую чушь сейчас несёшь?! Ты же всегда был добрым человеком! Баал Хэрек попросту промыл твои мозги! Зачем тебе было связываться с масхонцами?
   - Чтобы отомстить тебе и Эране. Она полукровка, и я не успокоюсь, пока она не будет мертва.
   - Я защищу свою жену даже ценой своей жизни, - Ларратос, поднял меч, покрывшийся синим пламенем..
   - Да будет так! - оскалился Ранис и обнажил свой меч, сразу же вспыхнувший багровым огнём ада.
   Ларри первым напал на Раниса, а в следующее мгновение к нему присоединилась Зарина:
   - Однажды я уже отрубила тебе руку, и сделаю это снова! - выкрикнула она.
   Юный шеддит лишь презрительно усмехнулся, легко отражая все выпады сразу двоих противников.
   - Видишь ли, - издевательски улыбнулся он, - обстоятельства изменились: моя сила возросла многократно, а вскоре я добавлю к ней и ваши способности тоже.
   - Мой господин, его меч! Он...
   - Я знаю, - пропыхтел Ларри, уворачиваясь от очередного удара Кархана.
   - Что, Ларри - твой хозяин? - притворно удивился шеддит. - Не успел я одного убить, а у тебя уже новый. Так нравится служить чьей-нибудь подстилкой?
   Зарина вздрогнула, и шеддит, расхохотавшись, резким ударом вышиб у девушки меч, одновременно вскидывая левую руку. Зарину отшвырнуло в сторону, крепко приложив о стену. А Ларратос понял, что в Ранисе уже не осталось ничего человеческого - Хаос полностью овладел душой бывшего мага.
   - Ну что, Ларри? - шеддит довольно улыбался, наслаждаясь каждым мгновением боя. - Теперь твоя очередь. Ты увёл у меня девушку, мерзавец!
   Ларри поперхнулся, чувствуя, как глаза заволакивает багровый туман ярости, а Кархан левой рукой наотмашь ударил таламида по лицу.
   - Будь ты проклят! - прорычал Ларри, падая. С его руки сорвалась красная молния Хаоса, но шеддит, усмехнувшись, легко поглотил её лезвием меча.
   - Ищешь спасения во Тьме, Ларри? Между нами нет никакой разницы. Я осознал, что служу Хаосу, скоро это произойдёт и с тобой! - шеддит с довольной улыбкой вскинул заклятый клинок, собираясь прикончить своего противника, но в этот момент на Кархана буквально набросилась Зарина, уже успевшая подобрать меч. В её глазах полыхала дикая ярость.
   Ларри вскочил на ноги, притягивая Зариндуил силой мысли. Надо успокоиться, - мысленно сказал сам себе паладин. Он решил, что, если выйдет живым из этого боя, устроит себе длительную медитацию, чтобы подчистить свою ауру.
   А пока надо нападать. Ранис теперь ненавидит Эрану, ненавидит его, Ларри, но надо держать гнев. Только почему? Возлюби врагов своих - так заповедовал Камриэль. А за что их любить-то? Не тот же ли Камриэль говорил, что надо относиться к ближнему так же, как он должен к тебе? С врагами надо бороться, а Ранис - враг. Абсолютный Закон стоит выше проповедей богочеловека Камриэля, и Абсолютный Закон говорит, что если на тебя нападают, то надо драться...

***

   По всему Диаманту шли уличные бои: армия орков схлестнулась с масхонскими пехотинцами. Отрядов монархистов поблизости не было - вероятно, все сторонники Меггидо отправились к Стейнгарду. Масхонцы защищались с каким-то остервенением, не щадя себя. Оркам приходилось буквально выцарапывать их из каждого дома, каждой груды обломков. Вражеские солдаты не отступали и не сдавались даже под страхом неминуемой смерти. Элиддин всё сильнее удивлялся необычным особенностям масхонцев. Во-первых, у них не было ауры. Вообще. Внутренний взор с трудом различал лишь лёгкое сероватое свечение - как у неодушевлённых предметов. Паладин никогда не сталкивался ни с чем подобным. Во-вторых, все они выглядели абсолютно одинаковыми - один и тот же рост, абсолютно идентичные черты лица и даже тот же самый голос. Вся вражеская армия казалась огромной толпой близнецов. Более того, все они без исключения владели магией - телекинезом. Каждый боец с лёгкостью отклонял оркские стрелы, секиры; швырял каменные плиты и булыжники с мостовых; отбрасывал оркских солдат назад... Разумеется, на Элиддина никакие чары не действовали, но вот оркским воинам приходилось туго: на каждого убитого врага приходилось примерно двое павших орков. А если учесть, что масхонцы стояли насмерть, при таком размене в Диаманте поляжет половина Гирдашанской армии.
   Паладин обозревал весь город сверху - со спины своего верного Руханнура. Парящий дракон представлял собой отличную мишень, поэтому Элиддину то и дело приходилось отклонять арбалетные стрелы, выпущенные масхонцами.
   - Эли, а может, попросту возьмём в плен их командира? - предложил дракон.
   - Я не уверен, что у этих странных воинов вообще есть командир. Стоп! - паладин насторожился, почуяв лёгкие пульсации хаотических энергий.
   - В чём дело? - не понял танин.
   - Руханнур, снижаемся! Видишь - там, внизу, дыра посреди улицы. Я чувствую поток сил Хаоса, исходящих из этого отверстия.
   Сложив крылья, дракон стремительно спикировал вниз, затем, выровнявшись, пролетел вдоль мостовой и мягко приземлился у самого провала - так, что кончики его когтей висели уже над ямой.
   - Точная посадка! - Руханнур, обернувшись, довольно посмотрел на Элиддина.
   - В следующий раз постарайся всё-таки выдерживать дистанцию, - поморщился паладин, спрыгивая со спины танина и всматриваясь в дыру. - А то ты так когда-нибудь навернёшься и полетишь мордой вниз... Ну ладно, я сейчас проверю, что там такое, а ты пока здесь постой.
   Элиддин спустился в пролом. Он явственно ощущал пульсации тёмных энергий и (что гораздо хуже) сил Хаоса. Очередной тёмный храм? Вполне вероятно. "Основной минус всех таких подземелий, - думал Элиддин, шагая по тёмному коридору, - это эхо. Кто бы здесь ни прятался, он уже наверняка осведомлён о моём приближении". Вскоре коридор раздвоился - но паладин ясно чувствовал, что левый проход заканчивался тупиком (точнее, намертво запертой массивной каменной дверью), а правый вёл в какой-то каменный зал. Пульсации тёмных сил становились всё сильнее, впереди забрезжил трепещущий красноватый свет... Паладин на всякий случай вытащил из ножен Малькинур. Тоннель, наконец, кончился - и Элиддин оказался в просторном подвале, сплошь уставленном каменными ящиками. Саркофагами. На одной из могил была начертана красная пентаграмма, по углам которой горело пять свечей - именно они и служили источником света. Всё это сильно напоминало тёмные ритуалы, при помощи которых стейнгардские старообрядцы устраивали выбросы Хаоса.
   Ну, так и есть: в проходе между древними могилами обнаружились два орочьих трупа - всё ещё тёплых. Судя по всему, их прикончили совсем недавно - с помощью молний Хаоса. "Я очень вовремя, - подумал паладин. - Пентаграмма уже почти наполнена. Ещё одна жертва - и случится выброс, который сделает всю армию небоеспособной". Элиддин зажёг свой клинок синим пламенем Абсолюта и двинулся к магической фигуре.
   - Не так быстро! - раздался вдруг громогласный голос, сильно смахивающий на рык.
   Резко обернувшись, паладин увидел здоровенного громилу в чёрном плаще и блестящей стальной маске. На его поясе висела громадная шипованная булава из Небесной стали, а на плече он тащил бесчувственного орка - одного из Гирдашанских бойцов. От громилы и от его булавы несло агрессией и злом - это явно был шеддит.
   - Кто ты?! - выкрикнул Элиддин.
   - Зови меня Баал Ирвэн, - произнёс шеддит, швыряя своего пленника на пол. - Советую тебе убираться отсюда, пока ты ещё жив - к пентаграмме я тебя не подпущу.
   - Попробуй, - прищурился Элиддин.
   - Не советую, - прорычал Ирвэн, когда Элиддин двинулся в его сторону. - Твой меч ничто против моей булавы из Небесной Стали! Я убил этой булавой своего наставника, я победил с её помощью демона из адских глубин!
   Чувствовалось, что шеддит не врёт. Однако отступать Элиддин не собирался: если этого самого Ирвэна не остановить, он быстро расправится со всем войском союзников.
   - Жалкий идиот! - скрипнул зубами Ирвэн, вспрыгивая прямо на пентаграмму. - Уж если ты хочешь убить меня, так посмотри хотя бы на моё лицо. Дисбандо! - выкрикнул шеддит, направив руку на свою голову, и его маска исчезла. Иллюзия, простая иллюзия...
   А паладин обомлел - перед ним стоял орк. Самый настоящий: внушительная фигура, зелёная кожа и красные глаза, пылающие огнём Хаоса. Один к одному Тарадаш, самый первый шеддит, создатель некромантии. Однако, в этих глазах не читалось дикой ненависти, свойственной шеддитам.
   - Как такое возможно?! - обомлел Элиддин, - орк, носящий титул Баала? Ведь в Масхоне убивают всю нелюдь!
   - Почти всю, - проговорил орк. - Тем более что родился я не в Масхоне, а в королевстве орков Гра-Шакан.
   - Как можешь ты, орк, сражаться против своего народа?! - поразился паладин, глядя на изуродованные трупы. - Это просто немыслимо - ведь ты сейчас уничтожаешь собственных сородичей!
   - Именно, - сжал кулаки шеддит. - Я ненавижу орков! Это самый мерзкий народ, когда-либо живший на Эрте, и он должен быть безжалостно уничтожен!
   - Но ты же сам орк! - почти прошептал паладин. - Так почему же...
   - Потому что они отвергли меня, - плюнул Ирвэн. - Моя мать была шлюхой, за что её с позором убили - и поделом, между прочим - но чем я-то провинился? Я, которому тогда было всего лишь несколько дней от роду?! Но нет - эти мерзавцы, которым ещё хватает наглости говорить о какой-то там "чести" отнесли меня в лес на границе с Масхоном - на съедение волкам. Никогда не прощу им этого. Меня подобрал владыка шеддитов Баал Шахрут, решивший воспитать из меня нового Тарадаша, который поможет ему свергнуть Хаммона. Да-да, всё те же вечные шеддитские интриги... Я интересовал его лишь как вещь - он был редкостной дрянью, как, впрочем, и все остальные шеддиты. Но я был действительно предан ему - ибо он спас мою жизнь, он учил меня... И сам же, скотина, напал! Булава моя ему не понравилась, - с горечью произнёс Ирэвн. - Придурок! После его смерти я пошёл на службу к Хаммону, который тоже не отличался особым умом - он так и не догадался, что я орк. Теперь ты понимаешь, что я просто ДОЛЖЕН восстановить справедливость, уничтожив всю зеленокожую расу? Хоть ты и паладин, но мне пока не враг. Я ничего не имею против тебя лично - уходи, и останешься жив.
   Шеддит вскинул руки, приказывая пентаграмме освободить накопленные энергии - хоть их пока и маловато, но Ирэвн на всякий случай решил сперва ударить тем, что есть, а уж потом, в случае необходимости, добавить ещё.
   - Ну уж нет! - Элиддин метнул во владыку шеддитов меч, заставив Ирэвна оборвать заклинание и скатиться на пол.
   - Я предлагал тебе мир, - рыкнул шеддит, снимая с пояса булаву.
   Элиддин, подобрав силой воли свой меч, зажёг его синим пламенем, очертив над своей головой восьмёрку, и встал в защитную стойку льва. Шеддит вообще не принимал никаких стоек. Только грубая сила. Тяжёлое оружие против элегантного меча - булава вышла победительницей. Как и в случае с бывшим наставником, Баал Ирвэн первым же ударом выбил меч из рук паладина, а затем размахнулся булавой - сверху вниз. Элиддин увернулся. Следующий удар шеддит развернул снизу вверх - и паладин подпрыгнул. Булава пролетела под его коленями. Но на этом его удача закончилась: прошипев какое-то ругательство, Ирвэн взмахнул своим оружием, описывая сложную петлю, и сокрушительный удар булавы настиг Элиддина. Затрещали рёбра; пролетев через весь подвал, паладин обрушился прямо на пентаграмму, перевернув все свечи. Он сильно ударился головой и спиной. Кровь шла из его носа и рта, из пораненной груди, вытекая прямо на адскую пятиконечную звезду, тут же начавшую пульсировать багровым свечением. А Мелькинур лежал в противоположном углу подвала...
   Баал Ирвэн досадливо дёрнул щекой и подошёл к поверженному врагу. Поднёс ладонь ко рту и носу. Не дышит. Сердце тоже не бьётся. Однозначно мёртв.
   - А ведь я предупреждал тебя, - пробормотал Ирвэн. - Ты сам избрал свою судьбу.
   В принципе, смерть паладина вполне устраивала шеддита - тем более что упал Элиддин как раз на пентаграмму, а гибель столь могучего воина должна была изрядно пополнить энергией магическую конструкцию. В любом случае, теперь можно было спокойно закончить ритуал. Ирвэн подошёл к своему пленнику, вскинул руку, собираясь привести орка в сознание (чтобы он мог чувствовать боль во время ритуальных пыток) и вдруг ощутил смертельную опасность. Он резко обернулся... и в тот же момент его пронзил меч. Малькинур.
   - Главный ваш недостаток, шеддиты, в том, что вы - недоучки, - услышал Ирэвн, заваливаясь набок. - Одна грубая сила ничего не даёт. Все паладины знают, что деятельность важных органов можно временно остановить.
   Эти слова Элиддина стали последней фразой, которую орк-шеддит услышал перед смертью.
   Паладин быстро подлечил себя с помощью Абсолютных энергий, а затем, поднявшись на ноги и подобрав меч, вонзил клинок прямо в центр пентаграммы. Хлопок, яркая красная вспышка... и магическая конструкция прекратила своё существование. Затем Элиддин обыскал тело Ирвэна, обнаружив какой-то странный кристалл и магический ключ - похоже, от корабля. Так, - подумал он. - Сейчас исцелю пленного орка - и наверх...

***

   Демон не скрывал своей радости: проклятый шеддитишко переиграл сам себя, решив принести паладина в жертву. Теперь, когда Ирвэн умер, заклятие подчинения больше не действовало - и адская тварь обрела, наконец, свободу. Пока шеддит бился с паладином, демон спокойно лежал в саркофаге прямо под пентаграммой (Ирвэн для большей эффективности чародейства замкнул магическую фигуру прямо на демона, приказав последнему лежать неподвижно - иначе чары попросту разрушатся) и мысленно желал погибели обоим поединщикам. Впрочем, гибель одного Ирвэна его вполне устраивала. Как только шеддита прикончили, бесхвостый демон переполз в противоположный конец саркофага - подальше от пентаграммы. И вовремя: ещё немного - и паладинский клинок пронзил бы его насквозь. Сейчас у адского создания было слишком мало сил, чтобы сражаться с паладином - Ирвэн основательно потратил запасы хаотических энергий своего раба. Дождавшись, пока паладин уйдёт, демон увеличился до своего первоначального размера и легко вылез из каменной могилы. Затем он принялся яростно рвать своего бывшего хозяина, вымещая на его трупе всю свою злость. Успокоился он лишь тогда, когда растерзал тело шеддита в клочья.
   Немного угомонившись, демон начал внимательно вглядываться в общую ауру города. Итак, армия Масхона проигрывает... Ну и ладно. Демона нисколько не интересовала победа. Ему было абсолютно плевать на Хаммона, масхонцев, Диктатуру, сражения и даже на своих собственных собратьев, всё ещё заключённых в аду. Прав был Ирвэн - порождения ада интересуются только лишь муками и гибелью живых существ. Демон улёгся посреди гробницы и начал накапливать силы для разрушительного заклятья, долженствовавшего уничтожить весь этот городишко.

***

   - Идут! - выкрикнул воин в серебристых пластинчатых доспехах, торопливо подбегая к холму, где расположилась Стейнгардская гильдия боевых магов.
   Они неплохо подготовились к предстоящей схватке с нежитью, остановившись на высоком холме, с вершины которого хорошо просматривались окрестности. Позади стоял Вильин - отсюда вполне можно было разглядеть городские стены. А впереди виднелась серая лента дороги - она шла мимо озера Тунар и именно по ней сейчас маршировала армия Шакира. Маги уже знали, что в этой орде насчитывается четыреста двенадцать мертвецов. Из них - тринадцать конструктов и четверо мёртвых магов. Вооружены мертвяки, по счастью, плоховато - некоторые и вовсе сжимают в холодных пальцах свежесломленные дубины. Но дело в том, что магов было куда меньше - всего шестнадцать. Да, боевых магов всегда было мало: в гильдию принимали далеко не каждого. И сейчас на защиту города встала ВСЯ гильдия - за исключением одного лишь Трейка, которого заменял синеглазый воин в полумаске. Похоже, чародеи неплохо знали, кто это такой - потому что исполняли его приказы так, как если бы они исходили от самого Трейка.
   Воин меж тем добежал до подножия холма и остановился, развернувшись в сторону дороги, где уже показалась нежить.
   - Приготовиться! - скрежетнул он.
   Маги спокойно заняли заготовленные защитные круги. План сражения был составлен заранее - так что никто даже не потянулся к оружию, хотя оно было, и самое разнообразное. Вообще, выглядела группка бойцов довольно пёстро: гильдийцы не носили никакой специальной формы. Выбор оружия, доспехов и магических амулетов тоже был свободным - каждый маг-воин приобретал или создавал их самостоятельно, на собственный вкус. Широко практиковалось также использование трофейного оружия - в том числе официально запрещённого. Не гнушались гильдийцы и автоматическими арбалетами - разумеется, куда более профессиональными, чем те, которые состояли на вооружении гиперборейской армии. Все маги были уже немолодыми: ещё не втречалось случая, чтобы в гильдию приняли кого-нибудь моложе сорока лет - более юным чародеем обычно не хватало опыта, да и выделиться они ещё не успевали. Принимали в гильдию и женщин - но последних обычно не тянуло на боевые подвиги и смертоубийственные чары. Поэтому сейчас чародеек-воительниц во всей гильдии было всего двое - и обе уже в весьма преклонном возрасте.
   Нежить приближалась. Умертвия, наконец, заметили гильдийцев - но не сочли их слишком опасным противником. Напротив, твари решили, что эта кучка людей станет первым пополнением их армии и, радостно взвыв, мертвяки ринулись в атаку.
   - Бей! - дребезжащим голосом скомандовал предводитель, всё ещё стоявший у подножия холма.
   Все шестнадцать человек слитным движением вскинули руки, слегка прогибаясь назад. Нежить приостановилась, почуяв неладное, а в следующий момент по тварям Шакира ударили потоки солнечных лучей.
   Заклятье Солнечных Стрел. Довольно новое чародейство, весьма сложное в исполнении и не слишком эффективное, зато почти не требующее подпитки маной. Маги сейчас стояли спиной к Солнцу - нежить, соответственно, была преимущественно повёрнута мордами к дневному светилу. А большего для активации этого заклинания и не требуется. Поток солнечных лучей, окутанных ярким золотистым сиянием, обрушился точно в центр отряда мертвяков, как раз выстроившихся клином. Лучи были очень тонкими и узкими - в отличие от "обычных" солнечных лучей они не расширялись книзу, сохраняя постоянную толщину. Больше всего это явление походило на группу ослепительно ярких нитей, исходящих непосредственно от солнечного диска. Нити вспыхивали с лёгким шипением одновременно по всей длине и через несколько мгновений плавно гасли, а им на смену приходили всё новые и новые лучи...
   Каждый такой луч бил абсолютно точно, прочерчивая огненную полосу на теле выбранной жертвы. В рядах нежити началась полнейшая паника: солнечные стрелы сильно обжигали нежить (и ЭТУ боль обычно бесчувственные твари прекрасно ощущали!), докрасна накаляли оружие и доспехи, сжигали плоть. Те, на ком имелась одежда, вспыхнули моментально; кости скелетов начали трескаться от солнечного жара, а яркое сияние слепило мертвецов. Да, маги хорошо знали, какое заклятие следует использовать...
   Чародеи застыли в полной неподвижности: любое движение прекратит действие чар. Нельзя было даже дышать - так что удерживать заклятие слишком уж долго не получится. Нежить выла; пахло сухим жаром, палёной плотью и раскалённым металлом. Часть мертвяков каталась по земле, стараясь сбить охватившее их пламя, кое-кто попытался убежать (таких солнечные стрелы жгли особенно яростно, вынуждая вернуться к основной группе). А синеглазый воин, видя, что твари уже ни на что не обращают внимания, ринулся в бой. Сражался он очень хорошо - так что без особого труда уничтожал нежить. Его меч легко рассекал мертвяков, и гильдийский боец старался, пока чары всё ещё держатся, уничтожить наиболее опасных тварей - магов и конструктов. По лицу бойца градом катился пот, кожа стала красной от солнечных ожогов: попасть в зону действия этого заклятья - всё равно что оказаться в солнечной алхимической печи. Можно и заживо поджариться...
   Наконец кто-то из магов не выдержал, и поток жгучих лучей быстро иссяк.
   - Слепи их! - выкрикнул предводитель, пока нежить не успела очухаться. Маги, тяжело дыша, вытянули руки, указывая в центр вражеского клина, и грянули дружное:
   - Спаркос де манна!
   Фейерверк получился что надо. Над холмом полыхнула ослепительно яркая зелёная вспышка, с треском рассыпавшаяся каскадами зелёных искр. Вся нежить мгновенно и безвозвратно лишилась зрения - давно уже чары "Искры маны" не применялись в таких людоедских дозах.
   - В атаку!!! - заорал воин в серебристых доспехах, разрубая ближайшего мертвеца.
   Маги бросились в бой. Причём безо всяких боевых кличей - вместо этого они шептали различные заклинания. Четверо стрелков осталось на холме - для страховки. Они на выбор снимали наиболее опасную нежить серебряными зачарованными стрелами и били простейшими заклятиями наподобие молний и огненных шаров. Остальные закрылись щитами и, достав своё любимое оружие, бросились в рукопашную.
   Нежить легко погибала. Мертвяки оказались застигнуты врасплох - и десятками валились под ударами заклятий, жезлов, мечей, секир, разрывных амулетов, стрел и даже просто кулаков (разумеется, если удар был усилен чарами). Маги, растянувшись узкой цепочкой, оставляли за собой настоящую просеку из поверженных тварей. Никто из гильдийцев пока не получил даже царапины. Казалось даже, что гильдию ожидает лёгкая победа - но не тут-то было. Нежить довольно быстро сориентировалась, поняла, что противников не так уж много, но все они практически неуязвимы - и бросилась врассыпную. Тем более что чутьё у тварей никуда не делось. А магов было слишком мало, чтобы замкнуть прочное кольцо вокруг армии мёртвых: врагов оставалось ещё порядочно - около двух сотен.
   - Не увлекайтесь истреблением! - скрежетал предводитель. - Стягивайте цепь! Помощь уже в пути - только не дайте им разбежаться!
   Маги прекрасно понимали, что если хоть один мертвец сбежит, армия быстро восстановится, поэтому сдерживали нежить как могли. Их запасы маны иссякали - в ход шли уже резервы из накопителей и амулетов. Шутка ли - истребить без малого две сотни умертвий, к тому же столь сильных и мастерски сделанных! Кто-то из магов взмахнул рукой, опрокидывая наземь бегущую группу нежити; другой вызвал небольшие встряски земли, повалив ещё часть отряда...
   Но уже было ясно, что немало нечисти попросту смоется. У стрелков закончились стрелы - и они присоединились к остальным воинам, выхватывая оружие. В воздухе пахло смертью, гарью, электричеством и сухим жаром одновременно; стояла лёгкая дымка, вызванная различными огненными заклятьями. Всё время что-то шипело, хлопало, вспыхивало, маги постоянно выкрикивали различные заклинания - а нежить, напротив, затихла, разбегаясь в полном молчании. Ещё немного - и магам придётся снять щиты, ударив ВСЕЙ имеющейся в наличии маной сразу, после чего целиком положиться уже на своё воинское умение. А значит, как и предсказывал Трейк, жертв не миновать.
   - Я не опоздала? - раздался вдруг чей-то мягкий голос. И маги увидели, наконец, обещанную подмогу от эльфийской общины.
   К месту сражения быстрым "эльфийским" шагом приближалась невысокая девушка, словно бы сделанная из прозрачного стекла. Боевые маги сразу же узнали эти чары - всего-навсего заклятье водного элементаля. Стало быть, это не стекло, как показалось вначале, а вода. Чародейство было крайне простым и архаичным - такие заклинания устарели ещё века назад. Но вот исполнение... Элементаль оказался проработан до мельчайших подробностей, его движения были тщательно выверены. И голос был именно голосом, а не простым бульканьем. Да, мягкий и чуть "журчащий", но довольно красивый. Длинные волнистые волосы, прихваченные водяным же обручем, были выполнены отнюдь не единым слепком, а каждый волосок представлял собой отдельную тоненькую водяную ниточку. Страшно даже представить себе, сколько труда вложили эльфы в создание одних только волос... Из-за обилия тоненьких пушистых водяных нитей волосы казались белыми. Они ярко блестели на солнце, иногда отсвечивая красноватым или зеленоватым. Не менее изощрённой оказалась и одежда элементаля. Вообще говоря, одеяние довольно традиционное - просторные штаны и некий гибрид куртки с юбкой (полы одеяния свисают почти до колен). Но эльфы сымитировали ткань - всё из тех же тончайших водяных нитей! Поэтому одежда тоже казалась белой и непрозрачной - за исключением полусапожек, выполненных в виде сплошных водяных прослоек. Сквозь них явственно просвечивали изящные ступни водного создания: эльфийские маги и тут не поленились. Дополняло общую картину вооружение водяной девы - эльфийский лук и колчан белопёрых стрел (на перьях имитировалась каждая ворсинка!).
   В общем, это была не просто магия. Этот элементаль был самым настоящим шедевром - с точки зрения исполнения, разумеется. И хотя его магическая "начинка" не представляла ничего особенного, он обладал главным - душой. Да, только эльфы могут создавать одушевлённые чары, которые живут своей собственной жизнью, обладают своим характером и совершенно не зависят от создателя. Непонятно, правда, как маги Эаранора сумели создать эту водяную деву в столь короткий срок - ТАКОЕ чудо не сотворить ни за час, ни за день, ни даже за неделю. Так что либо у них уже были какие-то наработки, либо (что гораздо вероятнее) это существо создали уже давно - к примеру, для охраны эльфийских земель - и теперь просто отправили в командировку.
   Элементаль спокойно подошёл к сражающимся, на ходу оценивая обстановку, и тут в сторону водяной девушки бросилась небольшая группа мертвецов. Эльфийская посланница даже не стала защищаться: она просто сделала шаг навстречу умертвиям - и ближайший труп проскочил прямо сквозь неё. Магов, бросившихся на защиту своего нового союзника, окатило веером водяных брызг - удивительно тёплых. Эльфы, вероятно, использовали не холодную ключевую воду, а верхний слой озёрной воды, прогретый полуденным солнцем. Живительная влага пахла полевыми цветами, солнечным теплом и прибрежным песком...
   Элементаль даже не обратил внимания на то, что его чуть не схватил мертвяк. Упавшие капельки воды, подобно живым бусинкам, легко скользили по земле, даже не думая впитываться - и сливались с девичьей фигуркой.
   - Бедненькие, - жалостливо произнёс элементаль, и маги даже не сразу поняли, что водяная дева обращается к нежити. - Вы так устали за свою жизнь, а вам теперь даже отдохнуть не дают. Успокойтесь, прилягте, отдохните - ваши труды окончены, вы заслужили свой вечный отдых...
   Элементаль опустился на корточки и начал что-то негромко напевать. Слова вроде бы эльфийские, но складывались они в какую-то бессмыслицу. Песня была удивительно спокойная: в ней ясно слышалось журчание ручья, шелест трав, гудение пчёл над цветущим лугом; эти звуки обволакивали, от них действительно клонило в сон. Маги сообразили, что это - нечто вроде усыпляющего заклинания и выставили защиту, сопротивляясь воздействию сонных чар, но тщетно: против столь тонкого чародейства, не содержащего никакого зла и основанного на силах Природы и Жизни, нельзя было защититься простыми щитами. Нежить тоже стала вялой и малоподвижной, мертвяки начали опускать оружие. Затем они медленно осели на землю - на жутких мордах застывали лёгкие улыбки... А рядом с ними засыпали боевые маги.

***

   Кархан торжествовал: вот он, его звёздный час! Ученик Хэрека оттеснял Ларри с Зариной всё дальше вглубь прохода, рассчитывая зажать своих врагов в угол и там уже уничтожить. Паладины сопротивлялись, как могли, но воинское умение шеддита и впрямь сильно выросло - ни один из ударов не достигал цели. Внезапно Ларри ощутил какое-то холодное прикосновение - его щеки коснулось чьё-то ледяное дыхание. В следующий момент Кархан вдруг вздрогнул, сделал несколько быстрых шагов назад... и на него снизошла некая тёмная сила. Паладин с ужасом наблюдал за тем, как аура его бывшего друга стремительно темнеет - на смену багровой ауре Хаоса приходит угольно-чёрный ореол чистого зла. Зарина тоже была напугана - она тоже не понимала, что происходит с шеддитом.
   - Он что, перерождается в демона? - со страхом прошептала девушка.
   Кархан не без труда выпрямился. Он был доволен - но теперь это было не наслаждение местью, а настоящая, искренняя радость. Более того, в шеддите больше не чувствовалось ярости - лишь лёгкое удивление.
   - Ларри! - рассмеялся Кархан, и паладин поразился тому, как изменился голос ученика Хэрека. Он стал более властным и уверенным, и даже черты лица шеддита стали немного другими. - Опять ты! Ну почему ты всё время крутишься у меня под ногами, а?
   Ларратос ничего не понимал. Что происходит? Что сейчас произошло с шеддитом? Паладин чувствовал, что Ранис стал намного опаснее. Однако в драку Кархан пока не лез - даже меч опустил, стряхнув с него адское пламя.
   - Что, опять не узнаёшь? - ехидно прищурился Кархан, проведя левой рукой по подбородку - он словно бы теребил несуществующую бороду.
   Ларри вздрогнул.
   - Шакир... - простонал он, отступая к стене коридора.
   - Поздравляю, мой бывший ученик - ты делаешь успехи, - улыбнулся некромант. - Сейчас твой мозг работает гораздо быстрее, чем при нашей последней встрече.
   Ларратос уже оправился от потрясения, вызванного очередным появлением джинна, и теперь паладина начинала охватывать ярость.
   - Ранис что, совсем рехнулся?! - выкрикнул таламид. - Зачем он пустил тебя в своё тело, да ещё во время боя?
   - А он и не пускал, - ухмыльнулся Шакир, внимательно разглядывая Зарину. - Я вошёл в него без разрешения и даже без спроса.
   - Но это невозможно!
   - Возможно, если подготовиться заранее. Эх, Ларри, сколько я с тобой общаюсь - и каждый раз поражаюсь твоей исключительной наивности. Ну не думал же ты, что я до конца своих дней собирался сидеть во вшивой орочьей шкуре? Я, конечно, интернационалист - но не до такой же степени! Не-эт, я с самого начала собирался занять тело своего бывшего ученика. Некромант из него всё равно никудышный, самое большое его достижение - создание маленького отряда слабеньких скелетов, отвлекавшего пограничников во время перехода Раниса из Гиперборея в Масхон и обратно. А вот его тело мне понравилось.
   - Так ты наложил на него заклятие? - догадался Ларри.
   - Нет, я подарил ему вот это, - Шакир щёлкнул по серебристой пластинке зачарованного меча. - Меч поглощения. Мгновенно выпивает сущность любой своей жертвы - замечательная вещица, не правда ли? А ты никогда не задумывался над тем, почему я не сделал такой же для себя? Отчего же я, вместо того, чтобы самому расти в силе, предоставил это дело совсем другому? А, Ларри?
   - Не знаю, - растерянно произнёс паладин.
   - Да потому, - усмехнулся Шакир, - что существует закон сохранения энергий. Поглощение фрагментов чужих душ не даётся даром - слишком уж это специфическая субстанция. Да, Ранис поглощал чужие сущности - но при этом каждый раз терял фрагмент СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ души.
   Ларратос ахнул.
   - Да, Ларри, теперь-то ты видишь, каким болваном оказался твой бывший дружок? Он изорвал свою душу в клочья, но умудрился даже не заметить этого! С тобой, кстати, такой фокус бы не прошёл - ты гораздо умнее и наблюдательнее. Ну, а дальше уже всё понятно: я без особого труда вошёл в своё новое тело, попросту развеяв последние останки бывшей души.
   - Мерзавец! - выкрикнула Зарина, вскидывая меч.
   Шакир лишь рассмеялся.
   - Ну надо же! Вот уж не ожидал здесь, в Гиперборее, встретить намейруса!
   Зарина поперхнулась от неожиданности.
   - Кого? - удивился Ларри.
   - Не важно! - выкрикнула девушка, набрасываясь на Шакира. Некромант лишь рассмеялся, выбрасывая вперёд левую руку, и пол под Зариной провалился. Ларратос резко подался вперёд, успев подхватить свою спутницу, но меч она выронила - клинок гулко зазвенел о камни нижних подземелий.
   - Вы что же, не знали, что под консульским дворцом полно подземных ходов и катакомб? - удивился Шакир, вырубая начавшего шевелиться Беллерадаша каким-то заклятьем. - Как бы то ни было, Ларри, наша драка абсолютно бессмысленна. Даже если ты сейчас меня убьёшь, это уже ничего не изменит.
   - Ещё как изменит, - процедил Ларратос, сунув руку в карман и убедившись, что камень душ всё ещё там.
   - На камешек надеешься? - ехидно прищурился некромант. - Да, в случае победы тебе действительно удастся меня упрятать. Но ни тебя, ни тем более Гиперборей это уже не спасёт.
   - Почему? - удивился Ларри. А Зарина, призвав силой мысли свой клинок, приготовилась к новой схватке.
   - Потому что ты даже не представляешь, какие силы сейчас штурмуют Стейнгард. Да, флот вы разбили, с гончими ада справились... Но как насчёт нежити?
   - Какой ещё нежити? - Ларратоса охватило нехорошее предчувствие.
   - Да той самой, с которой вы сражались на Гирдашане! - рассмеялся Шакир.
   - Тех скелетов больше не существует! - выкрикнул паладин.
   - Разве? Эх, Ларри, Ларри... Ведь ты же часто сталкивался с нежитью - и неужели всерьёз поверил, что такая армия может исчезнуть лишь от того, что мой дух решил сменить тело?! Нет, все эти создания сейчас уже в Вильине - они обратят всех горожан и многократно увеличат свою численность. Я - единственный, кто может управлять этими существами. Только я могу их остановить. Случись что со мной - и весь материк станет царством Смерти.
   Шакир мерзко ухмылялся, а Ларри лишь кусал губы в бессильной злости: проклятый некромант опять переиграл паладинов...
   - Может, ты всё-таки согласишься стать моим учеником? - с затаённой надеждой поинтересовался Шакир.
   - Никогда! - выкрикнул Ларратос.
   - Ну и зря. Из тебя вышел бы великолепный некромант - а от излишнего идеализма всегда можно избавиться.
   - Я не буду служить тебе, Шакир!
   - А почему, собственно? Ты же видишь, что я всегда добиваюсь намеченных целей. Не буду скрывать - всю эту революцию запланировал именно я. Это я нашёл Раниса, только что отчисленного из академии. Это я помог ему возродить культ Тени. Благодаря мне он стал учеником Баала Хэрека, губернатора Северного Масхона и, пройдя инициацию, получил власть над энергиями Хаоса. Дальше он действовал уже самостоятельно, даже не подозревая, что все его поступки идут лишь мне на пользу. Был всего один-единственный серьёзный прокол - вот этот, - некромант сорвал перчатку с правой руки, и паладины ахнули: перед их взорами предстали кости скелета.
   Новая конечность Кархана была сделана целиком из кости - разумеется, не без помощи некромантии.
   - И вот теперь я занял его тело, - продолжил Шакир. - Я получил все те навыки, умения и способности, за которые этот болван расплатился собственной душой. Согласись, что о таком подарке можно только мечтать. Теперь я сам - шеддит. Шеддит и некромант - замечательное сочетание, не правда ли? И как ты думаешь, кто будет править Северным Масхоном и Гипербореем после моей победы? Уж конечно, не Хэрек! С моими способностями я легко расправлюсь с ним - ведь он по-прежнему будет считать меня своим учеником-слюнтяем! И это только первая часть моего плана. После такого успеха я стану приближённым Хаммона - и, уж будь уверен, сумею завладеть шлемом Тарадаша!
   Шакир мечтательно улыбнулся.
   - О-о-о, ты даже не представляешь, на что способен этот артефакт! И Хаммон не представляет. Об истинных способностях шлема знал один лишь Арастиор - иначе просто не сумел бы его вычислить. Так что, согласись, ты мог бы многое выиграть, присоединившись ко мне.
   - Повторяю - я не буду служить тебе, Шакир! А если и буду, то лишь одним способом - мечом по шее!
   Некромант печально покачал головой.
   - Ну и глупо. Тебе меня не одолеть. Я - как многоглавая гидра, которая всегда возрождается.
   При упоминании о гидре перед мысленным взором паладина возникло то изумрудное создание, которое вырвалось из ящика неподалёку от Зеленохолмска. Металлический отблеск чешуи, гибкие извивы тела, янтарные глаза, чуть удивлённо осматривающие мир... Яркая молния, вырывающаяся из пасти, когда легендарный дракончик превратился в настоящее воплощение смерти...
   - Нет, Шакир, - проговорил паладин. - Гидры совершенны. А ты похож на вурдалака, который всё никак не успокоится в своей могиле. Я ненавижу тебя!
   И, выхватив клинок, Ларратос ринулся в атаку. Презрительно скривившись, некромант описал своим мечом тройную петлю, отшвыривая летящие в него клинки Ларратоса и Зарины. Проход содрогнулся, на головы паладинам посыпались камни, начал проседать пол.
   - Эх, ну почему Ранис не смог хотя бы оцарапать вас! - сокрушённо вздохнул некромант.
   - Сам попробуй, если такой умный! - прорычал паладин.
   - Ну нет, мне пока не хочется погибать, - хмыкнул Шакир. - Чары поглощения уже сняты - так что можете не беспокоиться за свои души. А эту женщину-намейруса я вообще оставлю в живых - и на досуге сперва зомбирую, а потом допрошу: меня уже давно интересовал её народ.
   - Как бы не так! - разъярённо шипела Зарина, безуспешно пытаясь поразить некроманта и с трудом отклоняя запущенные Шакиром булыжники (джинн посылал их одной лишь силой воли - как и положено шеддиту).
   - А сейчас, Ларри, - громогласно объявил Шакир, отпрыгивая в сторону пролома, - я преподам тебе последний урок. Я научу тебя накладывать заклятие Абсолютной Тьмы!
   Указательным пальцем левой руки некромант нарисовал в воздухе изломанную руну, символизирующую тёмный дух, цапнул несуществующий рисунок... А когда он разжал мёртвый кулак, оттуда вырвался небольшой непроглядно-чёрный шарик, ринувшийся прямо на Ларратоса.
   - ГАСИ МЕЧ!!! - бешено заорала Зарина: она уже сталкивалась с этими чарами.
   Ларри лишь слегка удивился: неужели Шакир всерьёз рассчитывает на магию? Подставив Зариндуил под магический заряд, паладин легко поглотил шар тьмы Небесной сталью. Некромант довольно расхохотался, а меч Ларратоса поменял окраску. Пламя начало стремительно темнеть и вскоре стало абсолютно чёрным. Затем меч чуть дрогнул, и от его лезвия во все стороны ринулись клубы темноты.
   Тьма. Холодная, обволакивающая. В ней не было ничего - ни запахов, ни звуков, ни ощущений. Только холод и неестественная звенящая тишина. Таламид был ошеломлён произошедшей переменой и не понимал, что с ним случилось. Он не ощущал собственного тела. Вообще - как будто бы осталось одно лишь сознание. Он ничего не видел и не слышал. Ему казалось, что он сейчас медленно парит посреди бескрайнего океана полной темноты, тёмной субстанции. В царстве вечного холода и вечной тишины. Ларри попытался закричать - но не услышал крика и даже не почувствовал своих губ.
   Что со мной? - думал паладин. - Неужели Шакир уже убил меня? Что это вообще за чары? Неужто магия может вызвать... такое? Ведь я же паладин! Ларри попытался призвать силы Абсолюта и с их помощью рассеять заклятье - но тщетно. Он по-прежнему ощущал потоки абсолютных энергий, но совершенно не видел цели. А что, если... Таламид задействовал внутреннее зрение - и полная тьма сменилась слабо светящимся синим туманом. Сквозь него медленно начали проступать ауры и очертания стен прохода. Ларратос осознал, что сейчас валяется посреди коридора в обнимку с собственным мечом, а Зарина... Зарину уже зажали в угол, и Шакир сосредоточенно пытается выбить у неё клинок. Девушка яростно рубилась с некромантом, но силы были слишком уж неравны. Азиз давно уже мог бы её убить, но она была нужна ему живой.
   Звуков по-прежнему не ощущалось. И собственного тела паладин всё ещё не чувствовал. Более того - он вдруг понял, что и Зарина сейчас пользуется внутренним зрением. А стало быть, эта тьма мешает и ей. Он попытался подняться, увидев, что тело всё-таки его слушается, хотя и не ощущается сознанием. После нескольких попыток Ларри удалось встать на ноги. Странное ощущение - будто бы плывешь сквозь вязкий туман. Кстати, синее свечение, затуманивающее внутреннее око, становилось всё гуще. Но теперь таламид уже начинал привыкать к тому, что сотворил Шакир, и, взяв меч поудобнее, двинулся на помощь Зарине.
   Ларри чувствовал злость и досаду своей спутницы. Причём направлены эти чувства были по большей части именно на него, Ларратоса, как будто это он был виноват в случившемся. Заметив, что таламид поднялся, девушка широким жестом указала на свой меч, а затем постучала себе по лбу костяшками согнутых пальцев - мол, ты, Ларри, полный идиот.
   Шакир немедленно воспользовался тем, что его противница отвлеклась - и заклятый клинок ударил Зарину по лицу. Плашмя - ибо Азиз не собирался её убивать. Девушка беззвучно повалилась на пол, а довольный джинн развернулся к Ларратосу.
   Ларри уже понял, что с некромантом ему не тягаться. По крайней мере, не здесь и не сейчас. Шакир уже фактически победил - мерзавец предусмотрел решительно всё. И даже поражение на Гирдашане ему не помешало. Ясно, что в одиночку, прибегая только к светлым силам Абсолюта, с джинном не справиться. Оставался только один выход - самому временно принять тёмные силы ради победы над врагом.
   Ларри сказал себе: да, я временно принимаю Хаос. Цена может быть очень велика - я могу измениться. Перестать быть таким, какой я есть. Но моя судьба - ничто перед судьбой Гиперборея. Если я не одержу победу над Шакиром, он убьёт консула. А возможно, и королеву. Надо действовать. Принцип меньшего зла, как говорит Зарина.
   Ларри вложил в меч всю свою злость. Теперь бой был наслаждением. Да, потом он займётся медитацией, почистит ауру - но не сейчас. В ауре Шакира Ларри почувствовал лёгкое удивление - джинн пока не понимал, почему его враг вдруг обрёл добавочные силы.
   А, поганый некромант! - подумал таламид. - Небось, не ожидал, что я побью тебя твоим же оружием?
   Гнев в Ларратосе вскипел, придавая нечеловеческую силу. Шакир пятился, с трудом отбивая его выпады. А Мельд, приняв стойку орла, всё агрессивнее шёл на противника, беззвучно крича и крутя мечом над головой.
   Шаг. Вспышка гнева. Взмах меча.
   Теперь от некроманта исходили волны ужаса. Он понял, что произошло нечто, не вписывающееся в его планы.
   Шаг. Вспышка гнева. Взмах меча.
   Шеддит попятился. Ларратос махал мечом над головой с бешеной скоростью.
   Шаг. Вспышка гнева. Взмах меча.
   Ларри вошёл в боевой раж. Размахивая мечом, он шёл на своего заклятого врага. Сейчас паладин освобождался уже и от самого разума. Никаких чувств. Нет боли. Нет страха. Нет усталости. Чистая сила. Чистый гнев.
   Ларри шёл вперёд, единый со своим клинком-вихрем - он и не замечал, как в пламени его меча появляются красные вкрапления. Меч из небесно-синего становился фиолетовым. Ларри, временно лишившийся разума, не осознавал, что он больше не светлый паладин - а нейтрал, такой же, как и Зарина.
   Но это не волновало Ларратоса. Шаг, удар - и меч выбит из рук Шакира. Шаг, удар - и две половины его тела лежат на полу.
   Ларратос остановился со светящимся фиолетовым клинком. Разум постепенно возвращался. Заклятие тьмы рассеялось вместе со смертью некроманта. Смертью?! Отшвырнув Зариндуил, Ларри лихорадочно вынул из кармана камень душ и приложил его к трупу Раниса. Тело дёрнулось, выгнулось дугой, чёрная сфера начала стремительно холодеть, впитывая бессмертный дух... И вскоре закончилось: Шакир был пленён.

***

   Маги постепенно просыпались, отходя от пения водного элементаля. Эльфийской посланницы уже не было, как и нежити - изуродованные трупы поглотила земля, оставив лишь небольшие холмики на месте каждого мертвяка. Никаких тёмных энергий поблизости не ощущалось, а сами чародеи чувствовали себя бодрыми и полными сил - хотя чудесный сон продлился всего лишь несколько минут.

***

   Ларратос как раз пытался привести в чувство Зарину, когда в коридор ворвалась толпа орков и республиканцев.
   - Капитан Мельд, город взят! Остался только дворец! Что с консулом?
   - Не знаю - нам так и не удалось до него добраться. Надеюсь, он ещё жив, - ответил Ларратос и добавил, увидев нескольких походных лекарей:
   - Позаботьтесь пока о моих друзьях.
   Те с готовностью кивнули. Воины, гремя сапогами, пронеслись по каменному коридору и, ворвавшись в приёмную, увидели консула с обнажённым мечом. Рядом с ним лежала женщина, сжимающая обломок клинка. Её плечо истекало кровью.
   - Кто это, господин консул?! - выдавил из себя Ларратос.
   - Герцогиня Меггидо собственной персоной. В аристократических семьях детей всегда учат фехтованию. В некоторых - и девочек. Я одержал победу в этом бою.
   - Добить её, господин консул? - выкрикнул кто-то из республиканцев.
   Консул отрицательно покачал головой.
   - Что же с тобой делать, сестра? - обратился он к герцогине.
   - Сестра? - изумился Ларратос.
   - Ты удивлён? Да, она моя двоюродная сестра. Её отец - брат моей матери. Я благородных кровей. Конечно, я, став консулом, вполне мог стать королём. Но я живу в республике, и я не намерен нарушать законы своей страны! Признаться, даже не знаю, как мне теперь с ней поступить. Что вы мне посоветуете, благородный паладин?
   - Её нельзя убивать, - сказал Ларри. - Это подло, - разум полностью вернулся к нему, и он стал похож на того, кем был недавно - на светлого паладина, - её надо посадить в тюрьму.
   - В тюрьму?! - огрызнулась герцогиня, - да ты знаешь, солдафон, какие у меня связи? Я там и двух дней не пробуду - меня освободят.
   - Нет, не освободят, - ответил Николас Марн. - Пока я консул, я этого не допущу. Но лучше тебя всё-таки убить. Безопаснее. Арбалетчики, готовьсь!!!
   - Нет! - выкрикнул Ларратос. Благородство взяло в нём верх - он чувствовал, что светлое начало возвращается к нему. - Убив герцогиню, мы не избавим страну ото всех её последователей. Если она умрёт, то станет в их глазах святой - и её смерть поднимет народ на новый бой.
   - Да будет так, паладин, - ответил консул. - Что ж, сестра, ты будешь жить. Благодари за это паладина и уважаемого Трейка Найгама.
   - Трейка?! - выкрикнули Ларратос и Меггидо одновременно. Только если возглас паладина был изумлённым, то вопль бывшей герцогини - гневным.
   - Он прислал мне столько информации обо всех твоих преступлениях, что, если опубликовать хотя бы треть этого материала, тебя попросту разорвут на части твои бывшие сторонники, сестра. Так что в твоих же интересах не вылезать из темницы - тогда я не буду начинать следствия...
   Парадная дверь в приёмную открылась. Вошёл не кто иной, как Элиддин.
   - Приветствую, друзья мои. Полагаю, война уже закончена!
   - Вы уверены, наставник? - спросил Ларратос. - Я узнал, что гирдашанская нежить...
   - Да, Ларри, я тоже это знаю. Со мной только что связался Трейк - армия Шакира разгромлена. А я уничтожил святилище Хаоса в Диаманте. Теперь народ не будет тянуться к масхонцам и их прихвостням.
   - Наставник, а как вы смогли добраться сюда так быстро? Руханнур же - не бог ветра, я думал, на перелёт потребуется много часов!
   - Ни за что не догадаешься! Я решил наверстать упущенное - и выучить несколько новых заклинаний. Теперь я могу увеличивать скорость Руханнура в несколько раз.
  
   Глава 14
   Подарок судьбы
   Ларратос с Элиддином не торопясь шли по подземному коридору: таламид коротко рассказал своему наставнику о происшедшем, и теперь Элиддин хотел осмотреть место схватки.
   - Я чувствую изменения в твоей ауре, Ларратос, - сказал Элиддин. - Похоже, ты рассказал мне не всё.
   - Наставник, я, когда дрался с Шакиром, слегка уступил своему гневу. А Баал Кархан оскорбил меня и мою жену - так что я не мог сдержаться.
   - С чего бы это шеддиту оскорблять твою жену?
   - Не знаю, - ответил Ларратос. И Элиддин понял, что его таламид действительно что-то скрывает.
   - Уступка гневу может тебя изменить. Пока изменения твоей ауры не фатальны, но я советую тебе заняться медитациями, чтобы ты укрепил свою связь с Абсолютом.
   - Так и сделаю, наставник.
   Наконец, паладины добрались до входа в подземелье.
   - Мой господин! Вы всё-таки победили! - Зарина, как видно, уже успела очнуться. - Ого! - добавила она, оценив изменения в ауре Ларратоса. - Ты теперь такой же, как я...
   - Да, победили, - кивнул таламид, отстраняясь от своей спутницы. - А где Беллердаш?
   - Ушёл вместе с орками - архидруид собирает всех своих.
   - Наставник, вы не знаете, что с Эраной?
   - С ней всё в порядке. Она сейчас в стейнгардском порту. А вот Апион покинул столицу сразу же после победы.
   - Почему, наставник?
   - Дело в том, что монархисты, когда штурмовали Стейнгард, добрались до тюрем и освободили всех "пострадавших от демократии". Сейчас в городе небезопасно, проводятся многочисленные зачистки - а ведь Апион тоже считается преступником. Поэтому вдали от города ему будет безопаснее. Ну ладно, хватит разговоров...
   Паладин склонился над разрубленным телом шеддита. Оно было изуродовано до такой степени, что узнать его было невозможно. Поэтому Элиддин так и не догадался, что в этом подземелье Ларри убил своего лучшего друга - Раниса Тиррена.
   - Так, маску я забираю, - комментировал паладин. - Она сделана из демониума и вполне может нам пригодиться.
   Затем Элиддин присел возле Меча Поглощения и внимательно осмотрел вражеское оружие.
   - Мда, без всякого сомнения, альмагтин, - пробормотал он. - Этот артефакт нужно уничтожить, но это будет не так-то просто. Нет ничего хуже артефактов из эльфийских металлов - мифрила и альмагтина. Их можно кромсать часами, прежде чем они разрушатся. Даже Небесная сталь тут не слишком-то помогает.
   Элиддин, засветив Малькинур синим пламенем Абсолюта, широко размахнулся и обрушил пылающий меч на альмагтиновую пластину. Потолок содрогнулся от металлического звона, но на серебристом треугольнике появилась лишь небольшая царапина.
   - Вот об этом-то я и говорил, - выдохнул Элиддин, нанося ещё один удар по трофейному артефакту. - Альмагтин невероятно пластичен. Он почти не рвётся, а под сильными ударами всего лишь проминается.
   Паладин лупил по творению Шакира с методичностью кузнеца, но пластина пока держалась. Ларри, видя, что это надолго, отошёл в сторону.
   - Зарина, объясни мне, пожалуйста, что за темноту сотворил Шакир, и почему ты так разозлилась.
   - Мой господин, это были чары Абсолютной Тьмы, и мы из-за них чуть не погибли...
   - Ларри, ты что, и в самом деле попался на этот старый трюк? - удивился Элиддин.
   - Наставник, так вы тоже что-то слышали об этом чародействе?
   - Разумеется. Заклятие Абсолютной Тьмы было известно ещё во времена Давида бен Арье - некроманты частенько применяли его против адептов нашего Ордена. И, к сожалению, молодые паладины нередко погибали... - Элиддин вздохнул. - Пожалуй, это мой просчёт. Я должен был рассказать тебе о подобном приёме. Но мне казалось, что эти чары давно и прочно забыты, что их уже никто не практикует! В общем, слушай.
   И Элиддин начал рассказ, не отрываясь от рубки артефакта.
   - Идея чародейства довольно проста. Заклинание Абсолютной Тьмы - это, по сути, несложное заклятье материализации. Оно материализует энергии Абсолюта - воплощая их в образе тёмного дыма или тумана. Расчёт здесь простой: сгусток магической энергии бросается прямо в паладина, так что он машинально поглощает весь заряд своим мечом. Конечно, пламя Абсолюта быстро разрушит любые чары - но при этом часть Абсолютных энергий успевает материализоваться в виде этой самой тьмы. Чем могущественнее маг, сотворивший заклятье, тем сильнее эффект материализации и тем больше область, охватываемая тёмным облаком.
   - Так что же получается наставник, - поразился таламид, - если бы я не поглотил шарик Тьмы, ничего бы не случилось?!
   - Вот именно! - воскликнула Зарина. - Достаточно было всего лишь погасить меч, чтобы лишить Тьму доступа к энергии.
   - Да, - продолжил Элиддин. - Нужно или увернуться от тёмного сгустка, или же рассеять его силой своей воли. Можно принять весь заряд и на клинок, только предварительно погасив пламя...
   Ларратос сокрушённо вздохнул: он понял, что попался в простейшую ловушку Шакира.

***

   Ларри медитировал. Медитация длилась уже третий час, но для значительного "осветления" ауры этого было мало. Зарина сидела напротив Ларратоса в той же самой позе: она тоже занималась медитацией, но не для того, чтобы улучшить ауру, а просто от нечего делать. Элиддин всё это время методично рубил Меч Поглощения, делая небольшие перерывы. Пока что альмагтиновая пластина сдаваться не собиралась.
   - Ларри! Вот ты где! А я тебя по всему Стейнгарду ищу!
   Таламид вздрогнул, выходя из транса, и увидел Эрану.
   - Эрана! А мне сказали, что ты сейчас у кораблей.
   - Сражение давно окончилось. А я так за тебя беспокоилась, - шепнула девушка, нежно обнимая своего мужа, - но понятия не имела, где тебя искать. Хорошо хоть, Беллердаш рассказал. Ну неужели нельзя было найти лучшего места для медитаций?!
   Зарина тоже начала выходить из транса - она гораздо сильнее выпадала из реальности и не могла прервать медитацию мгновенно.
   - Просто я ждал наставника, - пожал плечами Ларратос. - Наставник, а что там с мечом?
   - Пока ещё ничего, - паладин вновь размахнулся и продолжил свой нелёгкий труд.
   Эрана поморщилась от громкого металлического звона, усиленного сводами коридора.
   - Зато представляешь, - похвастался Ларри, - нам удалось, наконец, покончить с Шакиром! - таламид осторожно вытащил чёрный камень духа. Сейчас он стал очень холодным и ощутимо потяжелел.
   - И... ты так и будешь хранить его?
   - Ну а что с ним ещё делать?
   - Не говори ерунды, таламид! - вмешался Элиддин. - А вдруг камень кто-нибудь разобьёт?! Нет, лучше уж передать его оркским экзорцистам и проследить, чтобы дух Азиза, наконец, прекратил своё существование. Или же расправиться с ним самостоятельно - сила Абсолюта тоже позволяет разрушать призраков.
   Элиддин в очередной раз опустил Малькинур на заклятый клинок - и более чем трёхчасовые усилия увенчались, наконец, успехом: пластина негромко хлопнула, выбрасывая облако морозного пара, и отвалилась от лезвия, расколовшись надвое.
   - Вот так-то, - довольно улыбнулся паладин, подбирая осколки. - Альмагтин сдам Трейку, а клинок из Небесной стали теперь уже безопасен. Его я тоже заберу...
   Речь паладина прервало гудение мадаббара.
   - Да, подполковник Кахаби слушает. Трейк, это снова ты?
   - Я. У нас неприятности.
   - Что, опять?! Ещё один сюрприз Шакира?
   - Хуже, - голос мага был предельно серьёзен. - Срочно бросайте всё и вылетайте в Диамант - надеюсь, твой ящер выдержит ещё один ускоренный перелёт.
   - А... Собственно говоря, что случилось?
   - В городе демон.
   Элиддин вздрогнул и выронил мадаббар.

***

   Юлиус Марр медленно приходил в себя - когда Элиддин разрушил заклятый меч, сущность молодого паленгенезиста обрела свободу и душа сумела восстановиться. Он решительно не понимал, где сейчас находится.
   Но теперь Юлиус приоткрыл глаза - и медики смогли в них разглядеть проблески жизни, пока ещё не разума. Пациент моргнул, а потом его ноги потянулись к полу. Около трёх минут он сидел на кровати, приходя в себя, а потом попытался встать. Но обессилившие ноги не смогли удержать тело, и Марр упал.
   - Оо-оох, - громко выдавил он из себя, - крикнуть не было силы.
   - Он оживает, - выкрикнул один из врачей.
   - Я что, уже в аду? - негромко спросил Марр.
   Ему никто не ответил: лекари уже давно махнули рукой на этого пациента, который, несмотря на изначально идеальное состояние организма, почему-то не приходил в сознание. И Юлиуса переместили в палату для безнадёжно больных. По счастью, сейчас он был её единственным "обитателем". И медики, и пациенты, понимали, что он уже не совсем человек. И даже не животное. Растение. Организм, способный существовать, если его подкармливают, но неспособный не только к разумной деятельности, но и к движению. Тело было живо - однако, он являлось лишь оболочкой человека. Мускулы атрофировались без движения, глаза потускнели - живое тело также начало без движения превращаться в мёртвое.
   Марр осмотрелся. Хм, - подумал он, - да никак я в госпитале! Удивительно. Учитывая всё, что со мной случилось, мне следовало бы быть на том свете или, в крайнем случае, в пыточной камере Баала Кархана...
   - Я - в госпитале? - посмотрев мутными глазами на медика, промолвил пациент.
   - Да, мой друг, - ответил врач, - вы лежали здесь уже несколько недель. Честно говоря, мы потеряли всякую надежду на ваше спасение. Хотя ваше тело функционировало, мы были почти уверенны, что вы погибли странной смертью. У вас атрофированы мускулы, но я думаю, что за месяц-другой вы полностью восстановитесь.
   - Благодарю вас, - поднявшись обратно, произнёс пациент.
   - Вы помните своё имя? - спросил врач.
   - Юлиус Марр. Паленг... - пациент осёкся, словно проговорился. - Ээээ, алхимик.
   Чувствовалось, что Юлиус, только что очнувшись, очень туго соображает - и может сразу не вспомнить очевидных вещей.
   - Помните ли, как попали сюда? Что с вами случилось?
   - Ну да. Пылающий меч. Шеддит ударил меня им, и я понял, что погибаю. Потом ко мне подошла Зари... подошла старуха с косой и утащила меня в Небытие. Дальше я ничего не помню.
   - Что это за шеддит такой?
   - Баал Кархан, - уже более живо произнёс Юлиус, - ученик лорда Хэрека.
   - Кархан сейчас в Гиперборее. Борется за правое дело.
   - У меня такое чувство, что уже не борется.
   - Откуда?
   - Я не знаю.
   - Ну и демоны с этим чувством! - выкрикнул медик и выскочил в коридор, - господин главврач! Господин главврач! Пациент, которого мы считали мёртвым, очнулся! Его жизни ничто не угрожает, однако, надо подлечить его ещё денёк другой - чтобы он смог нормально ходить.
   Так-так, - подумал Юлиус, к которому возвращалась способность мыслить, - я пережил тебя, Кархан. - Но я более не доверяю шеддитам. Я не доверяю власти. И мне даже начинает казаться, что демонопоклонничество не есть правильная религия.

***

   - Как - демон?! Какой?! Откуда?
   - Из ада, я думаю, - хмыкнул маг. - Какой? Естественно малый. Вероятно, его привезли масхонцы - не знаю только, почему не использовали.
   - Только этого нам и не хватало! Где он? Как выглядит?
   - Не знаю. Вся гильдия сейчас в Вильине, поэтому искать придётся вам. Когда доберётесь. Самого демона я, естественно, не видел, но чары Адского Пламени ощутил.
   - Сколько осталось...
   - Времени? До утра, пожалуй. У вас в запасе ещё свыше восемнадцати часов. Надо бы на всякий случай эвакуировать людей - но гильдийцы доберутся до Диаманта ещё нескоро. Так что вылетай как можно скорее. Садитесь на главной площади - там вас будут встречать. Может быть, я к тому времени разыщу, где этот демон прячется. До встречи.
   И Трейк отключился.
   - Так, таламид. Собираемся. Время не ждёт.

***

   Ларратос с Элиддином мчались к Диаманту. Руханнура ускорили всеми доступными заклинаниями (Эрана и Зарина тоже постарались), так что танин должен быть добраться до города в рекордный срок.
   - Наставник, а что такое "Адское пламя"?
   - Это одно из любимых демонических заклятий. Демон набрасывает на весь город (или даже на группу городов) вуаль Хаоса. Энергия постепенно накапливается - и через несколько часов происходит активация собственно Пламени. Всё, что попадает под действие заклятия, выгорает. Дотла.
   Ларри не нашёлся даже, что сказать.
   - Защититься от пламени почти невозможно, - голос паладина звучал предельно жёстко. - Некогда армия демонов выжгла адским огнём полматерика. Но главное - любое живое создание, сгорающее в Адском Пламени, увеличивает силу демона, сотворившего заклинание.
   - Неужели ничего нельзя сделать, наставник?
   - Можно. Со смертью демона эманации Хаоса постепенно рассеиваются. Главное, не опоздать...
   - Наставник, а вы уже когда-нибудь сражались с демонами?
   - К счастью, нет. Я родился уже после Нашествия. Если Трейк не ошибся (а я надеюсь, что это так), то нам будет противостоять малый демон.
   - А что значит - малый?
   - Ну, у порождений ада довольно сложная иерархия. Это - низшая ступень демона. Такой демон не обладает никакими особыми способностями. Все те же умения, что и у шеддитов, только многократно усиленные. Некоторые шеддиты даже сильнее такого демона.
   - То есть мы имеем шанс справиться с ним?
   - Справимся, конечно, но это будет очень нелегко. Жаль, что Руханнур может поднять всего лишь двоих - нам бы ещё Зарину... Шансы сразу бы увеличились.
   - А как это вообще выглядит - убиение демона?
   - Да как... Подходишь, взмахиваешь клинком - и всё. Небесная Сталь, насыщенная силой Абсолюта, неплохо пробивает шкуру демона. Ещё её пробивают эльфийские металлы. Правда, демоны очень сильны и обладают отменной реакцией, так что подобраться и нанести смертельный удар будет непросто. Ну что ещё? Зрение, конечно. Они смотрят на мир через призмы Хаоса - соответственно, видят всё вокруг и на многие вёрсты. Демон заметит нас ещё на подлёте - мы и высадиться не успеем, а он уже начнёт наблюдать за нами. Это, конечно, очень неприятно. Ещё один нюанс - после смерти тела порождения ада не погибают. Их дух тоже нужно будет разрушить, и вот это, пожалуй, самое трудное...
   На горизонте показалось море: паладины летели уже несколько часов, и всё это время Элиддин инструктировал своего таламида. Похоже, паладин и сам волновался перед схваткой с демоном. Он никогда не видел этих созданий "вживую", хотя в Академии о них рассказывали немало. А вот уже и город. Диамант приближался с каждой минутой.
   - Руханнур, снижай скорость! Прибываем!
   - Слушаюсь, хозяин, - дракон постепенно начал снижаться.
   А Ларратос ощутил внутренним зрением концентрации хаотических энергий в воздухе. Весь город окутывала лёгкая мерцающая багровая дымка.
   - Чувствуешь, Ларри? Под Пламя попадёт не только Диамант, но и ближайшие окрестности. Пожалуй, эвакуация уже бессмысленна. Так, Руханнур, ты не туда летишь - главная площадь правее.
   - Да кто их тут разберёт? - ворчал дракон. - По мне, так все они одинаковые.
   - Заканчивай со своими шуточками! Тут у нас демон, а ты...
   - А я уверен, Элиддин, что ты с ним легко справишься. Ты ж всю дорогу рассуждал об этой схватке - прямо как эксперт-демонолог...
   Элиддин лишь сокрушённо вздохнул: Руханнур был неисправим...
   - А тут уже темнеет, наставник! - удивился таламид, когда дракон, снизившись, заскользил над главной улицей города.
   - Ну да. Увы, спать нам сегодня не придётся.
   - Хорошо хоть, отдохнуть и поесть успели, - улыбнулся таламид.
   И действительно, Эрана убедила-таки паладинов в том, что лететь на голодный желудок не стоит. А Ларратоса она вообще не хотела отпускать - говорила, что Зарина справится не хуже. Та, кстати, не возражала...
   Подлетев к площади, танин аккуратно снизился и приземлился в самом центре - прямо на памятник Гартману.
   - Да что ж это такое! - почти застонал Элиддин. - Честное слово, нужно было забрать у Дарагора тот коврик, зачарованный Шакиром. Он хоть и в воздухе почти не держится, зато таких трюков не выделывает. Ну как, драконья твоя башка, мы теперь отсюда слезем?!
   - Прыгайте - а я вас подхвачу, - раздался дребезжащий металлический голос, шедший откуда-то снизу.
   Ларратос увидел, что к памятнику подошёл какой-то воин в очень светлых пластинчатых доспехах - вероятно, мифрильных или альмагтиновых. Похоже, это и был тот самый "встречающий" от гильдии. Более того - таламид ощущал лёгкие пульсации Абсолютных энергий в этом человеке. Ещё один паладин? Очень кстати - дополнительная сила никогда не помешает.
   А вот Элиддин, увидев воина гильдии, издал удивлённый возглас и свалился с танина.
   - Наставник! - выкрикнул Ларри, вскидывая руку, но его помощь не понадобилась: гильдиец действительно замедлил падение паладина силой своей воли, так что Элиддин плавно приземлился на камни возле постамента.
   - А ты чего ждешь? - скрежетнул встречающий. Ларри пожал плечами и прыгнул. Его тоже мягко подхватили в полёте.
   - Наставник, что с вами?! - Элиддин стоял с таким потрясённым видом, словно увидел нечто заведомо невозможное.
   - Это... это же... это аватар...
   - Без имён! - предупредил воин.
   - Конечно, - паладин уже начал приходить в себя. - Вот уж не думал, что маги могут создавать аватары!
   - А что такое аватар, наставник?
   - По дороге расскажешь, - проскрипел гильдиец. Следуйте за мной - я уже разыскал логово демона.
   И паладины быстрым шагом двинулись вслед за воином гильдии.
   - Аватар, - рассказывал Элиддин, пока паладины брели по тёмным диамантийским улицам, - это своего рода призрак, только материальный. Чтобы его создать, необходимо внести искажения в матрицу Абсолюта. В общем-то, процесс сильно напоминает создание Тени Абсолюта. Помнишь - там пространство вокруг нас вело себя так, словно бы в нём никого нет. А здесь наоборот - пустое пространство ведёт себя так, словно бы там кто-то уже есть. Создание аватара - очень сложное искусство. Оно требует глубокого взаимодействия с Абсолютом, поэтому во всём ордене Стали и пламени было всего несколько паладинов, способных на такое. И все они были рыцарями-осьминогами. Аватар включает в себя три компонента: материю, дух и душу. В качестве материи берутся обычно одежда, оружие и доспехи. Иногда могут использоваться големы. Дух создаётся с помощью искажений Абсолюта. В аватар нужно вложить столько энергии, чтобы обеспечить его самостоятельное существование. Не буду скрывать - в молодости я и сам пытался создать собственный аватар: иногда так хотелось находиться в двух местах одновременно! Но ничего не вышло, хотя теорией я овладел неплохо...
   Но главное - душа. Аватар - это ты сам, это ТВОЁ СОБСТВЕННОЕ воплощение. При его создании ты должен вложить туда частицу собственной души. Он вбирает какие-то черты твоего характера и некоторые способности. Ты чувствуешь его как самого себя - видишь всё, что видит он, и знаешь всё, что известно ему. Соответственно, мысли и желания аватара полностью совпадают с твоими мыслями и желаниями. Говорят, что переносить такую раздвоенность очень тяжело - но кое-кто из паладинов умудрялся заводить даже несколько аватаров одновременно.
   - А зачем они вообще нужны, наставник?
   - Ну, во-первых, так ты сможешь быть в нескольких местах сразу. То есть всюду успеешь. Во-вторых, аватар почти бессмертен: он восстановится даже после почти полного разрушения... Хотя, конечно, его боль и мучения ты тоже разделишь.
   - Наставник, а чей это аватар?
   - Потом скажу. Видишь ли, у этих творений есть один большой недостаток: они прекращают своё существование, если рядом с ними кто-то произнесёт имя их создателя. Вот почему рыцари-осьминоги, особенно сильные, часто скрывают своё настоящее имя - на всякий случай.
   - Пришли, - скрежетнул аватар. Они остановились посреди улицы - прямо перед большим проломом в мостовой. Паладины ощущали поток хаотических энергий, исходящих из этого отверстия. Вокруг этой ямы расположился небольшой отряд орков - как воины, так и друиды.
   - Приветствую вас, паладины, - прогудел предводитель этой стражи.
   - Послушайте, а ведь я уже был там, внизу! - вспомнил Элиддин.
   - Были, наставник? - удивился Ларратос.
   - Там расположена древняя гробница, где захоронены языческие жрецы. Именно там я убил шеддита, возглавлявшего армию масхонцев. Сдаётся мне, что в это время демон уже был в подземном зале. Вот только почему он не вмешался...
   - Ну так пошли, что ли? - предложил Ларратос. Он ощутимо волновался перед встречей с настоящим демоном.
   - Пошли, - скрежетнул аватар и спрыгнул в пролом.
   - А вход зачем оцепили? - запоздало спросил таламид, когда паладины уже шли по тёмному коридору.
   - Чтобы случайные прохожие не лезли, - пояснил аватар, тоже вынимая клинок.
   Проход раздвоился. Поток хаотических энергий исходил из правого прохода. Левый же оканчивался тупиком. Паладины пробирались по подземелью, и их светящиеся клинки разгоняли темноту. Пульсации энергий Хаоса становились всё сильнее. Вскоре впереди забрезжил красноватый свет - и небольшой отряд оказался в главном зале гробницы.
   Ларратос, наконец, увидел демона. Адское создание поразительно напоминало танина - только почему-то бесхвостого. Его чешуя слабо светилась зловещим адским сиянием, освещая ровные ряды каменных саркофагов. Демон возлежал на одном из них. Глаза твари тоже оказались багровыми, в них пылала лютая ненависть ко всему миру - такой ярости не было даже у шеддита. Аура Хаоса в гробнице была очень плотной, прямо давящей - и даже пламя Абсолюта на клинках как-то поутихло, прижимаясь к самому лезвию.
   - Так, похоже, наша задача упрощается, - негромко пробормотал Элиддин. - Хотел бы я знать, кто ему хвост отрубил...
   Демон никак не отреагировал на это заявление. Он лежал всё так же неподвижно - как бронзовая статуя, подсвеченная адским огнём. Немигающие глаза продолжали сверлить вошедших огненным взглядом.
   - Малые демоны вообще разумны? - шёпотом поинтересовался таламид.
   - Да. И разговаривать умеют. Вот только нам с ним не о чём говорить.
   - А почему он бездействует?
   - Потому что время работает на него. Он становится сильнее с каждым мгновением.
   - Так, - раздался скрежещущий голос аватара. - Я его отвлеку, а вы заходите сзади - только не попадите под удары когтей.
   Аватар прыгнул, занося клинок для сокрушительного удара, и демон, наконец, ожил. Реакция адского создания действительно оказалась молниеносной: демон немыслимо изогнулся, цапнув гильдийского воина всей пастью. Раздался неприятный хруст, затем скрежет когтей по металлу доспехов - и аватар свалился в проход между саркофагами. Меч вывалился из ослабевшей руки. А демон яростно взревел: паладины зашли ему в тыл, и два пылающих клинка с лёгкостью вспороли чешую. Адская тварь тут же обернулась, но оба палдина уже отскочили в стороны. Глаза демона яростно сверкнули, однако Элиддин выстоял против силового удара.
   Раны были далеко не смертельны, зато очень болезненны, так что демон сильно разозлился. В то же мгновение в воздухе свистнул Малькинур - Элиддин метнул свой клинок, целясь демону в спину. Тот резко дёрнулся, попутно слегка отклоняя пылающий меч с помощью сил Хаоса, но Ларратос тоже не дремал. В итоге Малькинур промазал, однако Зариндуил застрял в спине демона - как раз там, куда чуть раньше целился Элиддин. Тварь ещё раз взревела, затем что-то прошипела - и паладины услышали шевеление костей в саркофагах. Крышки начали падать с гулким грохотом, из каменных ящиков вставали истлевшие скелеты жрецов. Демон издевательски захохотал - жутким, громыхающим смехом.
   Элиддин подхватил меч силой своей воли, без особого труда разрубая нежить - только кости летели во все стороны. Ларратосу приходилось хуже: Зариндуил больше не реагировал ни на какие команды, застряв на редкость прочно и надёжно. Паладин попытался было разрушить мертвяков силой Абсолюта, но тщетно: это была не магия, а силы Хаоса. Против них годилась только Небесная сталь. Ну и ещё эльфийские металлы. Затрещала ткань: Ларратос вырвался из лап очередного скелета, оставив на его костях клочья одежды. Паладин лишился одного рукава, и хорошо ещё, что не руки. Аватар чуть шевельнулся - и в воздухе мелькнуло что-то блестящее. У ног Ларратоса со звоном приземлился серебристый клинок навроде орочьего, с широким лезвием и удобной рукоятью. Паладин, нагнувшись, немедленно схватил это оружие и, встав в стойку медведя, приготовился к обороне. Меч оказался очень качественным - альмагтиновым, да ещё и зачарованным. Конечно, чары против мощи Хаоса не помогут, но вот альмагтин... Таламид в свою очередь легко разрубал мертвяков - правда, если после ударов Небесной сталью нежить немедленно погибала, то после серебристого клинка всё ещё шевелилась.
   Ларри слегка успокоился: несмотря на большое количество скелетов, и энергии Хаоса, которые их наполняли, этой нежити было далеко не то что до Шакировских шедевров, но даже до творений простых некромантов страны Смерти. Да, твари были очень сильны - но двигались крайне неуклюже, к тому же и со зрением у них было плоховато. Так что Ларратос с Элиддином легко крушили бывших жрецов.
   - Молодец, Ларри! - выкрикнул довольный Элиддин. - С Небесной сталью в позвоночнике демон поубавит прыти - сейчас добьём эту мертвечину, и займёмся им вплотную.
   Демон в ответ злобно зарычал. Зариндуил действительно причинял ему жуткую боль, резко усиливавшуюся при каждом движении. А вытащить меч он не мог - по крайней мере, самостоятельно. После победы придётся искать кого-то из смертных, чтобы извлёчь клинок... Увидев, что один из паладинов безоружен, адское создание попыталось было прикончить его, но ему мешали собственные скелеты: очередная группка нежити скопилась прямо на дороге, и пока демон яростно крушил собственные творения, паладин успел подобрать альмагтиновый меч. Это, конечно, не Небесная Сталь, но голову отрубить тоже вполне может.
   Видя, что скелетов как-то поубавилось, демон ещё раз прошипел то же заклинание. Ещё один выброс Хаоса - и уже поверженные скелеты начали вновь собираться. Ларратос пинками лихорадочно раскидывал лежащие у ног кости в разные стороны, Элиддин поступал точно так же...
   - Так мы можем драться вечно! - выкрикнул паладин. - Нужно пробиваться к демону!
   Демон в это время сам пробивался к Ларратосу, которого обступила плотная толпа скелетов. Элиддин кинулся было на помощь - но нежить теперь двинулась в его сторону, оттесняя паладина в угол зала.
   Ларратос, отбиваясь от нежити, уже готовился встретиться непосредственно с демоном, когда откуда-то сзади послышалось злобное шипение, а затем из прохода метнулась стремительная крылатая тень. Демон вовремя среагировал, встретив нападающего ударом когтистой лапы и попутно клацнув челюстями. Ещё один участник поединка откатился в сторону, и в зале полыхнула ослепительная молния, ударившая точно в морду адской твари. Демон взвыл - мощный разряд на время ослепил его, хотя и не причинил особого вреда. Ларратос, из-за яркой вспышки потерявший адаптацию к темноте, спешно перешёл на внутреннее зрение, ощущая, как встают дыбом волосы, зарядившиеся от молнии. Паладин продолжал яростно рубить нежить, попутно отступая к выходу, и пытался найти нападавшего. Вот он: довольно мутный оранжеватый (вроде бы) силуэт, почти неразличимый за бурлящей огненной аурой демона.
   - Проклятье! - в голосе Элиддина таламид услышал неподдельное отчаяние. - Ну почему именно сейчас?!
   Ларратос открыл глаза и поперхнулся от неожиданности: им сейчас помогала... гидра. Да, именно она: три головы, гибкое тело, длинный хвост со стреловидным наконечником, сверкающие кромки крыльев... Более того: таламид чувствовал, что это - та самая гидра, которую они так и не доставили в Зеленохолмск. Только теперь она стала значительно больше - уже примерно в половину Руханнура (или же этого самого демона). И её зелёная чешуя в багровом демоническом свете казалась антрацитовой. По чешуйкам пробегали красные искры - многочисленные отражения демонических глаз. Таламид хорошо помнил, что при встрече с гидрой требуется замереть и не двигаться, однако сейчас это было по меньшей мере затруднительно. Поэтому он с ещё большим напором начал рубить нападающую нежить.
   Демон пребывал в ярости, к которой, впрочем, примешивался страх: он хорошо помнил Змеиные болота, ставшие самым настоящим позором в истории завоевательной кампании. Разумеется, все раны гидры затянулись почти мгновенно. Взгляд трёх пар яростных жёлтых глаз сконцентрировался на демоне, и все три головы плюнули. Демона забрызгало чуть желтоватым едким ядом. Каменный пол зашипел, растворяясь там, куда падал этот яд. Но самому демону эта жидкость не причиняла никакого вреда. Он что-то прошипел - и Ларри почувствовал, холод. В гробнице стремительно холодало. Изо рта паладинов шёл морозный пар: демон решил применить замораживающее заклинание - единственное, против чего гидра была бессильна.
   Дракончик зашипел в ответ и выдохнул зеленоватую струйку ядовитого дыма. В зале запахло какой-то дрянью - нечто вроде протухшего чеснока.
   - Ещё пара таких выдохов - и мы погибнем! - воскликнул Элиддин. У него, в отличие от Ларратоса, вынужденного орудовать альмагтиновым мечом, нежить уже заканчивалась.
   Гидра раскрыла все три пасти и бросилась на своего врага. Таламид уже знал упорство гидры - выбрав себе противника, она не будет ни на что отвлекаться, пока его не прикончит. Демон замахнулся лапой, но дракончик вовремя притормозил, повернувшись боком и прикрывшись крылом. Адская тварь взвыла: ударив по кромке крыла, демон сломал себе сразу два когтя, а гидра осталась невредимой. Собственно, именно для этого и предназначалась режущая кромка на крыльях изумрудного создания. Взревев, демон буквально набросился на гидру, ужасные челюсти вырывали клочья её шкуры, лапы ломали кости и вспарывали чешую... Гидра шипела в ответ, пытаясь в свою очередь порвать демона. Увы, его шкура пока не поддавалась: гидре никак не удавалось подобрать такую "начинку" на когти, которая могла бы пробить шкуру адского создания.
   Демон полностью переключился на гидру - о паладинах он совершенно забыл. Ларратос чувствовал выбросы сил Хаоса - порождение ада пыталось уничтожить своего противника при помощи хаотических энергий. Разумеется, тщетно - у гидры уже давно был иммунитет против Хаоса. Ещё старообрядцы постарались, устроив выброс... Когти демона скользили по изумрудной чешуе - и почему-то уже с огромным трудом пробивали её. А если учесть, что гидра будет жить, даже если её разорвать на части, положение демона было незавидным.
   Элиддин тем временем расправился со всей своей нежитью - а подле Ларратоса оставалось ещё восемь противников. И, тщательно прицелившись, старший паладин метнул Малькинур. Пылающий клинок коротко свистнул, войдя точно в затылок демону - тот не мог уклониться, поскольку его голову сейчас зажали когти гидры. Демон захрипел, а Ларратос ощутил его ужас: рана оказалась смертельной. Гидра вырвалась из захвата и сейчас пыталась выцарапать демону глаза. Таламид лихорадочно добивал нежить.
   - Будьте вы прокляты! - раздался хриплый голос демона. - Умрите... Умрите... вместе... со мной... - последнее слово потонуло в сплошном бульканье, а в следующее мгновение паладины ощутили мощнейший выброс хаотических энергий. Гробницу тряхнуло, раздался оглушительный подземный удар, по потолку побежали трещины... Элиддин понял, что, если сейчас ничего не предпринять, всё подземелье попросту обвалится. Он одним прыжком подскочил к демону - и, выдернув у него из спины Зариндуил, снёс адскому созданию полчерепа, попутно задев лапу гидры. В следующий момент к дергающемуся в агонии адскому созданию подскочил Ларратос - и, с силой опустив альмагтиновый клинок, отрубил демону голову. Так некогда убивали демонов эльфы - создатели таких клинков...
   И демон умер. Грохот обвала затих - потолок просел и потрескался, но всё же выдержал. А вот подземный коридор засыпало.
   - Теперь не двигайся! - выкрикнул Элиддин, откатываясь в сторону и замирая.
   Таламид поспешно упал на пол, измазанный демонической кровью. Он помнил рассказ наставника о том, что дух демона после смерти никуда не исчезает, поэтому вытащил чёрный духовный камень, прикладывая его к телу поверженного врага. Тело дёрнулось, попыталось подняться - и почти сразу же бессильно опало. А таламид почувствовал, как холодный камень стремительно теплеет. Вскоре он стал очень тёплым, почти горячим: дух демона был пленён.
   Наступила тишина, прерываемая лишь звуком бьющихся сердец - таламид мысленно ругал проклятое эхо, из-за которого гидра может теперь их почуять. А если и не почует - они всё равно в ловушке: заперты в подземной гробнице вместе с жутким чудовищем...
   Гидра выглядела очень грязной, измазанной в крови и слизи - но абсолютно целой. Ран, нанесённых демоном, уже не было видно. Да и двигалась она довольно уверенно, так что сломанные кости, вероятно, тоже успели срастись. Дракончик сердито встряхнулся, а затем посмотрел в сторону Ларратоса. В янтарных глазах светилась тревога:
   - Х... Хозяин?
   Паладин даже не сразу осознал, что это говорит гидра. Ведь Герберт рассказывал, что эти существа не обладают разумом! Что их интеллект лишь чуть побольше, чем у собаки! Голос гидры был, кстати, довольно неприятным - каким-то шипяще-свистящим. А тут ещё и это эхо...
   - Хозяин, вы в порядке? - гидра подошла к таламиду и аккуратно заглянула ему в глаза.
   - Ларри, держись! - выкрикнул Элиддин, выхватывая меч. В тот же момент правая голова обернулась к паладину, и зал осветила ещё одна яркая молния.
   - Нет! - выкрикнул Ларратос, поняв, что его наставника сейчас убьют, если уже не убили.
   - Как скажете, хозяин, - гидра послушно наклонила все три головы.
   Ларри чуть успокоился: разряд был довольно слабым, поэтому Элиддин даже не потерял сознания. А сам Ларратос вспомнил рассказ Герберта о том, что гидры при рождении выбирают себе повелителя, которому потом верно служат всю свою жизнь.
   - Ты... ты умеешь разговаривать? - таламид присел на корточки и теперь уже почти без страха смотрел в янтарные глаза дракончика.
   - Да, хозяин!
   - Ларри, осторожнее, ты уверен, что...
   Гидра сразу же зашипела, приоткрыв правую пасть.
   - Остановись! - вновь выкрикнул Ларри.
   - Хозяин, позсссволь, я его прикончшшу, - прошипела гидра, сверля Элиддина злобным взглядом.
   - Нет. Он - мой наставник! Он не враг!
   - Он оссскорбил вас, - когти гидры оставили в полу глубокие борозды.
   - Неправда, - возразил Ларри. - Он всего лишь хотел помочь. Его нельзя убивать. Понимаешь?
   - Как скажете, хозяин, - недовольно прошипела гидра, отходя в сторону.
   Откуда-то из-за саркофагов раздался стон.
   Аватар, - сообразил Ларри, вставая. И действительно, аватар пришёл, наконец, в себя после столь "успешного" отвлекающего манёвра. Но выглядел он неважно: доспехи измяло так, что они были чуть ли не узлом завязаны. Несколько альмагтиновых пластин даже отвалилось.
   - Моя... моя работа завершена, - с трудом проскрипел аватар. - Свяжитесь... Свяжитесь с Трейком...
   В тот же момент тело аватара превратилось в голема, на котором остались одежда и помятые доспехи. Альмагтиновый меч валялся возле поверженного демона.

***

   Трейк ответил мгновенно - словно уже ждал этого вызова по мадаббару.
   - Вижу, у вас всё в порядке, - жизнерадостно произнёс маг. - Ну что, можно поздравить нас с окончательной победой?
   - Можно, - улыбнулся Элиддин. - Только у нас тут возникла проблема...
   - А, ты о гидре? Я с самого начала разместил её в тупике коридора, прямо напротив двери.
   - Так это твоя гидра?! - вскричал изумлённый Элиддин. - Ты с самого начала знал о ней?
   - Не кричи так, а то потолок обвалится, - усмехнулся Трейк. - Конечно же, я о ней знал. Иначе чего ради сидел бы в этом проклятом меггидовском поместье?
   - Я-то думал, ты там инспектируешь...
   - Это само собой. Но прибыл я туда расследовать таинственную гибель лошадей.
   - И что?
   - Ну, и почти сразу же наткнулся на гидру. Конечно же, это была её работа. Я тогда сильно разозлился на паленгенезистов. Устроил им небольшой разнос... Да и вы тоже хороши - не удосужились проверить! Хорошо хоть, что люди не пострадали, а то не миновать бы вам неприятностей.
   - Мы думали, что гидра быстро замёрзнет...
   - Ха! Конечно, блуждая в пустошах, она бы замёрзла. Но, почувствовав неблагоприятный климат, гидра предпочла вернуться - и спряталась в маговозе, выпотрошив двигатель. В двигательном отсеке было теплее. Затем этот маговоз списали и отбуксировали в Диамант. Хорошо хоть, ремонтникам хватило ума не лезть внутрь - иначе они бы вряд ли остались в живых. Неподалёку от города гидра вылезла. Ну, и оказалась на землях Меггидо. Там я её и нашёл.
   - Но как тебе удалось подчинить её?!
   - Никак. Я просто сумел с ней договориться.
   - Немыслимо, - удивлялся Элиддин. - У них же интеллект как у собаки.
   - С собакой, кстати, тоже договориться можно, - хмыкнул Трейк. - А насчёт интеллекта - враньё. Это вам Герберт сказал?
   - Ну да.
   - У, болван. Давно надо было взять всю эту паленгенезическую банду под строгий контроль. Ну как можно воссоздавать животное, ничего о нём не зная?!
   - А мне показалось, что Герберт неплохо информирован.
   - Неплохо, но поверхностно, - парировал Трейк. - Гидры достаточно умны - по крайней мере, не глупее танинов. Другое дело, что они очень агрессивны и редко пользуются своим разумом, предпочитая зубы и когти. Но эльфы-то сумели найти с ними общий язык! А я некогда изучал эльфийские хроники, так что особых проблем не возникло. Кстати, к ним, оказывается, применимо то же заклятье, которое позволяет научить речи танинов.
   - Так вот почему гидра разговаривает по-вестландски!
   - Да. Причём голосовой аппарат гидр созревает, как видишь, довольно быстро. Даже ста лет ждать не пришлось.
   - И что, она действительно будет слушаться Ларратоса?
   - Ну разумеется! Остальные подробности спросишь у Герберта - я его засадил за эльфийские манускрипты, приказав вызубрить всё, что имеет хоть какое-нибудь отношение к гидрам. Ну что, до связи? А то у вас тут такая концентрация хаотических энергий, что я с большим трудом удерживаю контакт.
   - Подожди, а что с аватаром?
   - Доспехи и меч, если не трудно, отнесёшь в гильдию - мне они недёшево обошлись. А остальное - на твоё усмотрение.
   - А как ты вообще его создал?! Я-то думал...
   - Я тоже раньше думал, что создание аватаров доступно лишь паладинам. Оказалось - ничего подобного. Если умеешь работать с тонкими субстанциями и готов пожертвовать могущественным светлым артефактом, то создашь аватар, даже не будучи паладином. Мне этот трюк показал Морис Ательмер, ныне покойный ректор Академии. Я тоже тогда долго поражался. Ну, и вот решил сам попробовать новое искусство. Увы, у меня вышло довольно плохо: аватар получился каким-то мрачным и ворчливым. Думаю, в следующий раз выйдет лучше. Да, кстати: тот браслет, который был у него на руке, тоже забери: он когда-то принадлежал самому Давиду Бен Арье.
   - Что?!
   - Да, мне посчастливилось его раздобыть. Теперь-то он, конечно, исчерпан - вся энергия Абсолюта покинула его. Ну ладно, потом поговорим.
   - Постой! Видишь ли, демон вызвал...
   Связь прервалась, и дальнейшие попытки с кем-либо связаться успехом не увенчались: похоже, контакт с Трейком состоялся лишь потому, что маг со своей стороны приложил немалые усилия для преодоления завесы Хаоса.
   - Какой же я остолоп! - хлопнул себя по лбу Элиддин. - Полчаса болтал с Трейком, и лишь в последний момент вспомнил, что нас завалило! С этого же надо было начинать!
   - И как мы теперь будем откапываться? - недоумённо спросил Ларратос.

***

   Апион приближался к Диаманту, двигаясь вдоль железной дороги: Неуловимому пришлось сойти с поезда, так как на очередной станции состав остановила группа стражников - они осматривали вагоны, выискивая беглых преступников.
   Сейчас Грант уже подходил к городу: ещё пара часов - и он будет в Диаманте. Бывший преступник был уверен, что на него никто не обратит внимания, поэтому сильно удивился, когда в воздухе раздался свист крыльев, и прямо перед Апионом приземлился танин. Всадник бронзового дракона чуть помладше Элиддина и, как сразу понял Неуловимый, был магом. У пояса неизвестного висела рукоять меча (только рукоять, самого клинка почему-то не было видно!), а за плечом - короткий жезл и автоматический арбалет. Человек довольно улыбнулся и, спрыгнув танина перед опешившим Грантом, пригладил короткие русые волосы.
   - Апион Грант, я полагаю? - поинтересовался он. Очень удачно, что я вас здесь встретил!
   - Простите, вы меня с кем-то путаете! - покачал головой бывший преступник. Лицо этого человека показалось ему знакомо - где-то он его уже видел, вроде бы даже в газетах...
   - Не бойся, - широко улыбнулся маг. - Арестовывать тебя никто не будет. Консул, кстати, уже готовит соответствующие бумаги... Но это к делу не относится. Видишь ли, Элиддин и Ларратос попали в неприятности. А у меня сейчас мало времени - в Диамант я залететь не смогу. Поэтому хотел бы поручить ТЕБЕ помочь им.
   - Чем же? И что с ними случилось?
   - Они дрались с демоном, но проход завалило, - вздохнул маг. - Я уже почти сутки пытаюсь выкроить свободную минутку, но тщетно. В общем, вот что ты должен сделать...

***

   Ларратос расшатывал очередной булыжник. Паладины уже почти сутки без сна и отдыха таскали тяжеленные камни, расчищая проход. Увы, потолок продолжал осыпаться, так что продвинулись они несильно.
   - Всё, привал, - тяжело вздохнул Элиддин, вытирая пот со лба. Ларратос вообще был раздет до пояса - но не из-за жары, а потому, что выпачкал одежду в едкой демонической крови. И так уже Элиддину пришлось лечить сильные ожоги своего таламида. Сейчас Ларри радовался, что заклятье холода рассеялось со смертью демона...
   - Наставник, так мы будем ещё месяц откапываться!
   - Меньше. Дней семь-восемь максимум, даже с учётом времени на сон.
   - Восемь дней без воды и пищи?! - вскричал Ларратос. - Да мы уже через сутки умрём от жажды!
   - Нет, таламид. Ты опять забываешь, что мы паладины. А значит, гораздо выносливее обычных людей. Сила Абсолюта позволит нам продержаться без еды и питья очень долго, хотя придётся часто медитировать, чтобы восстанавливать запасы жизненной энергии. Жаль, конечно, что мы не догадались захватить с собой хотя бы фляжку с водой - боюсь, подарок Трейка не выживет.
   И действительно, гидра чувствовала себя неважно, свернувшись кольцом возле одного из саркофагов. Гидрам жизненно необходима вода - они могут долго обходиться без пищи, но не без воды. У себя на болотах эти создания непобедимы, однако вот в пыльном каменном мешке...
   Сперва гидра с присущей ей яростью набросилась на завал - камни так и летели в разные стороны. Но уже через пару часов полностью выдохлась. Кроме того, демон всё-таки сильно её помял, а регенерация тоже изрядно истощила внутренние резервы дракончика. Так что ей была срочно нужна вода - ещё сутки, и гидры не станет. Паладины понимали это, но ничего не могли предпринять.
   - Ничего, таламид, - слабо улыбнулся Элиддин. - Выберемся - передадим её паленгенезистам. Может, они сумеют что-нибудь сделать. Восстановят, например...
   - Нет! - Ларратос вскочил на ноги. - Надо срочно что-то придумать! Наставник, смотрите, в том конце зала - каменная дверь. К ней, похоже, как раз и вело левое ответвление подземного коридора. Может, просто попробуем разрубить её?
   - Не советую, - покачал головой старый паладин. - Во-первых, на неё сейчас опирается весь потолок - как бы нас совсем не засыпало. А во-вторых, где гарантия, что за ней есть проход? Может, там сейчас тоже всё завалено?
   Ларри вздохнул и принялся за работу.
   - Неужели этот Трейк ничего не понимает?! - яростно выкрикнул таламид. - Он же видел через аватар, как демон рушил гробницу. Почему он не хочет помочь нам?
   - Ну, ты бы ещё пожелал, чтоб вытаскивать нас примчался лично консул, - усмехнулся паладин. - Глава гильдии боевых магов очень занятой человек. Особенно сейчас, когда в стране чуть было не случился переворот. Но я уверен, что он пришлёт кого-нибудь нам на помощь...
   Не успел Элиддин сказать эти слова, как дверь в конце тоннеля дрогнула и начала медленно приоткрываться. Потолок содрогнулся и просел, заклинив каменную плиту на середине пути, но сквозь открывшуюся щель вполне можно было пройти. И через неё прошёл Апион Грант собственной персоной.
  
  
   Глава 15
   Начало новых странствий
   - Апион?! - поразился Ларратос. Откуда ты взялся?
   Бывший вор, улыбаясь, вошёл в полуразрушенный зал гробницы. В левой руке он держал зажжённый факел, а в правой - какой-то блестящий предмет, который, впрочем, сразу же засунул себе в карман.
   - Из Стейнгарда, конечно, - улыбнулся Неуловимый. - Движение маговозов уже восстановлено.
   - А как тебе удалось попасть сюда? Ведь эту дверь напрочь заклинило! Да и охрана снаружи...
   - Охрана? - удивился Грант. - Какая охрана? Нет там никого...
   - Конечно, - вмешался Элиддин. - Мы тут уже сутки торчим - разумеется, столько здесь никто стоять не будет. Постой, Апион, у тебя случайно нет какого-нибудь питья?
   - Случайно есть, - криво улыбнулся Грант, отстёгивая с пояса фляжку. - Ого, - добавил он, поднимая факел и осматривая подземный зал, - это где вы добыли столько альмагтина? Такому доспеху прямо цены нет...
   Элиддин принял фляжку с водой и протянул её Ларратосу:
   - Таламид, напои своего зверя - и уходим. Что касается альмагтина - он у нас временно, и я передам его законному владельцу.
   Ларри кивнул, бросаясь к гидре. Выпив всю воду, та слегка оживилась и встала, пристально разглядывая Апиона.
   - А это ещё что за чудище? - удивился Неуловимый. - Где вы его откопали?
   Гидра немедленно зашипела, приоткрыв сразу три пасти...
   - Стой! - сразу же выкрикнул Ларри, загораживая Апиона. - Это не враг.
   - С-с-с-шшш! - недовольно прошипела гидра, отступая.
   - Так, всё, - махнул рукой Элиддин. - Выходим.
   Подступы к двери оказались свободны - левый коридор всё же не завалило. Паладины покинули зал с саркофагами и двинулись к выходу.
   - Одну минутку, - произнёс Апион, склоняясь над дверью. Что-то негромко щёлкнуло - и дверь, вздрогнув, с каменным скрежетом начала закрываться.
   - Это ещё что такое? - поразился Элиддин. - Как ты это сделал?
   В тот же миг дверь окончательно захлопнулось, потолок содрогнулся - и паладины поёжились от грохота падающих камней - потолок в запертом уже зале всё-таки обвалился, навеки похоронив тело демона и остатки древних скелетов.
   - Да повстречался я тут с одним магом... Он сказал - мол, твои друзья в беде, надо выручить. И дал мне магическую отмычку - она, говорит, любой замок откроет и любую дверь. И закроет тоже - да так, что никаким заклятьем не отворить.
   Бывший вор вытащил чуть изогнутый металлический стержень, показывая его старшему паладину.
   - Хм, - пробормотал Элиддин, переходя на внутреннее зрение. - Никакой магии не чувствую. Вообще никаких посторонних энергий или сущностей.
   - Но ведь работает же! - пожал плечами Неуловимый.
   - Вот это-то как раз и странно, - вздохнул Элиддин. - А как выглядел этот маг?
   - Высокий такой, русоволосый. В светло-зелёных одеяниях. Он прилетел на танине...
   - Всё, достаточно, - улыбнулся паладин. - Это, безусловно, Трейк - больше просто некому.
   Элиддин взглянул на самого Апиона, пропуская бывшего вора чуть вперёд, и увидел значительные изменения в ауре Неуловимого. Внутрь светящегося призрака оказался вплетён ярко-синий клубок пушистых искрящихся ниточек. "Так вот в чём дело! - догадался паладин. - Ну конечно: как только Апион взял эту отмычку, заклятье перешло на него самого. Теперь он может работать с замками даже вообще без инструментов. Сама отмычка, которую я осматривал, на самом деле уже не нужна. Вот только Апион об этом ещё не знает".
   Паладин удивлённо покачал головой. Что-то Трейк в последнее время подозрительно легко работает с Абсолютными энергиями - прямо как рыцарь-осьминог. Сперва аватар, потом вот это... Неужели ещё одним артефактом пожертвовал? Хотя, с другой стороны, до аватара он ведь не сам додумался - Ательмер подсказал. Так, может, и эта отмычка из ательмеровских запасов? - осенило Элиддина. Тогда, выходит, ректор Академии всерьёз экспериментировал с запрещённой магией. Паладин нахмурился. Он вспомнил давние события, которые стоили ему репутации, звания полковника и чуть было не привели к изгнанию из Гиперборея. Теперь Элиддин уже почти не сомневался, что во всём этом поучаствовал Ательмер...
   А вот и выход. Сверху свисала верёвка, оставленная Апионом, но Ларратос обошёлся и так - ибо рыцарю-тигру не составило труда допрыгнуть до пролома. Неуловимый и Элиддин предпочли воспользоваться верёвкой. Ларри немного беспокоился за гидру, но та, оттолкнувшись от пола и резко взмахнув крыльями, всё же допрыгнула, вцепившись когтями в край отверстия.

***

   Паладины шли к побережью. Апион двигался первым, высоко держа факел - ибо уже стемнело, а прибрежная часть Диаманта превратилась в руины. Дорогу то и дело перегораживали груды обломков и глубокие трещины. Некоторые из них были заполнены солёной морской водой.
   - Что здесь произошло? - с некоторым недоумением поинтересовался Ларратос. - Такое ощущение, что здесь поработало целое стадо демонов-разрушителей...
   - Нет, это орковские друиды, - ответил Элиддин. - Они уничтожили вражеский флот одним-единственным заклинанием. Городу, к сожалению, тоже сильно досталось.
   Впрочем, несмотря на усталость и трудности с передвижением, небольшой отряд всё же добрался до берега.
   - Кто такие?! - из темноты внезапно появился целый отряд орков - вероятно, уличный патруль.
   Гидра приоткрыла челюсти, выпустив длинную струю ядовитого дыма.
   - Это не враги! - заорал Ларратос, отклоняя яд силой своей воли. Орки схватились за оружие.
   - Капитан Мельд? Подполковник Кахаби? - несколько удивлённо спросил начальник патруля. - Что это за странное чудище?
   Гидра отреагировала несильным плевком, пришедшимся на топор начальника. Тот с проклятьем отбросил оружие, начавшее с шипением расползаться.
   - Да прекрати же! - выкрикнул Ларратос, подбегая к гидре. - Здесь нет врагов! Нет, понимаешь?! Вообще не смей нападать!
   - Как скажете, хозссяин, - прошипела гидра, наклонив центральную голову.
   - Помощь не нужна? - поинтересовался патрульный. Паладины отрицательно покачали головами. - Ну, тогда мы пошли.
   И отряд растворился в темноте.
   - Нда, похоже, с этим зверем у тебя ещё будут неприятности, - покачал головой Элиддин. - Но всё же поменьше, чем с Руханнуром. Гидра хотя бы никогда с тобой не спорит и подчиняется беспрекословно. А я вот не удивлюсь, если мой танин до сих пор сидит на памятнике - вместо того, чтобы ждать меня в порту...

***

   Отряд двигался вдоль побережья. Время уже подходило к полудню - вчера ночью паладины добрались до походного лагеря орков, получив возможность поесть, выспаться и искупаться. Гидра, отмытая от крови и слизи, сейчас выглядела очень красиво. Её чешуя ярко искрилась в солнечных лучах, окутывая дракончика бронзово-изумрудным сиянием.
   - Интересно, есть ли у неё имя? - поинтересовался Элиддин.
   - Тебя как зовут? - Ларратос откровенно любовался подарком Трейка.
   - Сссс? - похоже, вопрос поставил гидру в тупик.
   - Всё ясно, - улыбнулся Элиддин. - Ты можешь сам выбрать подходящее имя.
   - Подходящее... подходящее... хм, вот ведь... что-то ничего вразумительного в голову не лезет.
   - А что лезет?
   - Ну... блестящая, удивительная, красивая... но это и не имена вовсе, - досадливо поморщился Ларратос.
   - Назови Миридой - это имя как раз и означает "Удивительная", - посоветовал паладин.
   - Спасибо, наставник. Ну что, - таламид обернулся к гидре, - тебе нравится такое имя?
   - Да, хозяин!
   - Вот и отлично.
   Паладины не спеша брели вдоль самой кромки воды, проходя мимо оркских и республиканских кораблей, стоявших стройными рядами. Вскоре впереди показалось нечто странное - вроде бы корабль, но какой-то сплюснутый и без парусов. "Ужас Абсолюта" - прочитал Ларри его название.
   - Прибыли, - произнёс Элиддин. - Перед нами "Ужас Абсолюта" - это был корабль шеддита по имени Баал Ирвэн, павшего от моего меча. Довольно двусмысленное название. Мы можем трактовать его как ужас, испытываемый Абсолютом, а можем - как ужас, что Абсолют наводит. Этот кристалл позволяет телепортироваться в судно, - продолжил Элиддин, достав из кармана прозрачный камень. - Я уже пробовал им пользоваться - и попал внутрь корабля. Думаю, тебе, как и мне, не составит труда разобраться с управлением. Пролезть внутрь можно через люк. Ты можешь уже садиться на борт, а я пока сбегаю за Апионом и Руханнуром.

***

   "Ужас Абсолюта" с бешеной скоростью плыл по направлению к проливу Инея - Элиддин планировал доставить его в Стейнгард. Ларратос сидел в одной из кают в позе лотоса - медитировал. И его аура действительно очищалась от скверны, и постепенно из фиолетовой превращалась в ту, какой была раньше - в ярко-синюю.
   Вообще, в каютах было тесновато - судно явно не рассчитывалось на драконов, поэтому Мирида с Руханнуром заняли почти всю доступную площадь. Перед этим Ларри строго-настрого запретил гидре нападать на танина, и теперь она лишь сверлила его злобным взглядом.
   Консул сообщил Элиддину и Ларратосу, что пятнадцатого августа в девять часов вечера будет церемония вознаграждения - очень похожая на ту, что была в июне. Ларратос уже устал от подобных церемоний, но отказывать было неудобно.
   - Таламид! - позвал Ларратоса Элиддин.
   Ларри вышел из транса.
   - Что, наставник?
   - Не мог бы ты показать мне духовный камень - я до сих пор не понимаю, как тебе удалось упрятать туда дух демона.
   - Пожалуйста, - Ларри, пожав плечами, вытащил из кармана камень духа. В его тёмных глубинах пульсировало багровое пламя. Сам шар стал тяжёлым и очень тёплым, от него исходили ощутимые эманации Хаоса. - Я сделал именно так, как и советовал архидруид: коснулся тела - и дух сразу же затянуло внутрь.
   - Странно, - Элиддин, приняв камень из рук Ларратоса, начал пристально всматриваться внутрь. - Это же очень старое заклятье - такие камни не могут вмещать больше одного призрака. А тут - целых двое, один из которых - демон...
   - Может, это потому, что его создал Тарадаш? Заклятье очень мощное и грубое.
   - К тому же из древних. Нет, кто бы ни приложил руку к созданию этого камня - но это был явно не Тарадаш. Мда, камень сейчас, конечно, стал артефактом Хаоса - нужно будет как можно скорее его уничтожить.
   Рука Ларратоса сразу же потянулась к Зариндуилу.
   - Нет, не сейчас, - покачал головой Элиддин. - Если ты его разобьёшь - пленники попросту освободятся. А здесь, посреди моря, мы их упустим. Лучше всего заранее подготовиться к схватке с духами, пригласить Зарину в качестве страховки, а лучше ещё и Эрану с Беллердашем... Хотя стоп! Ведь мне же всё равно нужно будет отнести Трейку меч и доспехи. Так что захвачу с собой и камень - мы с Трейком легко разберёмся с ним и с пленёнными духами.

***

   Пятнадцатое августа. Девять вечера. Дворец консула. На трибуне стояли Ларратос, Элиддин, Зарина, Эрана, Беллердаш и... Апион Грант, более известный под прозвищем Неуловимый.
   Церемония длилась около часа, и её суть заключалась в следующем: консул поблагодарил шестерых присутствующих за то, что остановили гражданскую войну и новую войну с масхонцами. Элиддину было предоставлено новое повышение - ему вернули отнятое несколько лет назад звание полковника. Апиону за активную помощь республике объявили амнистию - и теперь ему уже не приходилось скрываться от стражи. Всем вручили орден славы - так что у Ларри, Эраны, Беллердаша и Элиддина их уже было по два.
   Под конец церемонии народ начал расходиться. Элиддин подошёл к консулу и произнёс:
   - Господин консул, вы ошибаетесь, считая, что война закончилась. Война только начинается.
   - Что вы имеете в виду?
   - Думаете, всё ограничилось гражданской войной? Нет! Произошло вторжение масхонцев! Каждый, кто помнит историю, знает, что Масхон, даже потерпев поражение, не успокаивается. Они просто готовят ещё одно вторжение. И так до тех пор, пока страна не потерпит поражение. Именно таким образом республики Келония и Перифия утратили независимость, войдя в состав Масхона. Гиперборей входит в Великий Альянс. И если кто-нибудь объявляет войну Гиперборею - он объявляет войну Великому Альянсу. Я прошу предоставить нам с Ларратосом дипломатические полномочия, дабы мы смогли достичь Ривергарда, столицы Ариады и главного города Великого Альянса. У нас есть скоростное судно, способное за считанные сутки доплыть до Ривергарда.

***

   "Белый орёл", подвергнутый воздействию ускоряющих заклинаний, с бешеной скоростью бороздил водную гладь. Сначала воды реки Магнифа и озера Тунар, затем пролива Инея, затем Дэртонского залива, после чего вышел в Северное море. Последующие моря омывали непосредственно восточный берег диктатуры Масхон, поэтому, дабы не привлекать внимание вражеского флота, Элиддин принял решение углубиться на восток, непосредственно в океан Спокойствия. За судном Элиддина на буксире следовал слайдер - "Ужас Абсолюта". Вначале паладины хотели сделать наоборот, прицепив "Белого орла" к шеддитскому судну. Но оказалось, что слайдер не может тянуть даже столь малый корабль.
   По океану Спокойствия судно плыло на юг. Океан совершенно не соответствовал своему названию: углубишься в него на сотню-другую вёрст - начинаются бури, грозы, штормы. А к западу от таинственного острова Сельвин с не менее таинственным населением вообще находится какая-то аномальная зона - штормы, смерчи, возмущения абсолютных энергий, гигантские воронки, засасывающие корабли... Лишь несколько суден за всю историю кораблестроения возвращались из своего плавания на остров Сельвин - моряки рассказывали, что там живёт какой-то странный народец, изолированный природными аномалиями. Вроде как это люди, но моряки пока не сумели установить с ними общий язык. Поэтому туда уже несколько веков никто не плавал.

***

   Плавание прошло довольно спокойно, хотя без происшествий не обошлось. И все они оказались связаны с драконами. Мириду и Руханнура поместили в одну каюту - как оказалось, зря. Не прошло и часа, как оттуда раздался сильный треск электрического разряда, а вслед за тем - яростный рёв танина. Паладины бросились в каюту.
   - Что здесь происходит?! - выкрикнул Элиддин.
   В помещении пахло электричеством. Руханнур лежал на боку, выпучив глаза, а Мирида стояла напротив - похоже, гидра только что шарахнула танина молнией.
   - Мирида, ты что, рехнулась?! - выкрикнул Ларри. - Я же запретил тебе на него нападать!
   - Я не нападала, хозяин! Я защищала вашу честь. Он оскорбил вас!
   - Оскорбил? Как же?!
   Элиддин тем временем посылал в сторону Руханнура поток исцеляющей энергии, так что на вопрос Ларри ответил уже пришедший в себя дракон.
   - Я просто сказал, - прохрипел Руханнур, - что у вас с ней теперь четыре головы на двоих - а значит, по две головы на каждого...
   - Вот видите, хозяин?! - зашипела гидра. - Позвольте, я сниму с него шкуру!
   - Нет, Мирида! - отрицательно качнул головой паладин. - Он - друг, и тебе нужно быть терпимее. Ведь это была всего лишь шутка - хотя мне они тоже не всегда нравятся.
   - Да, Руханнур, - покачал головой Элиддин. - Хорошо ещё, что гидре запрещено убивать - а то бы тебя УЖЕ порезали на части. А всё твои дурацкие выходки...
   Хотя Ларри сделал Мириде строгое внушение, паладины на всякий случай перевели гидру в трюм - пусть лучше припасы охраняет. А то, чего доброго, опять подерутся. Юмора Мирида совершенно не понимала.
   На следующее утро Ларри, проснувшись, обнаружил, что его каюту затопило. Пол был залит водой, и вода просачивалась сквозь бревенчатую стену.
   - Тревога! Мы тонем! - заорал Ларри. Элиддин, спавший в соседней каюте, сразу же проснулся, и паладины бросились в трюм. Там тоже всё затопило. Все ящики с припасами вымокли - так что, скорее всего, бСльшую часть провизии придётся выбросить. И посреди всего этого разгрома спокойно спала Мирида, свернувшись кольцом вокруг самого большого ящика. Вода была для гидры настолько привычной стихией, что она не считала потоп угрозой и не подняла тревоги.
   - Мирида! - заорал Ларри, спрыгивая вниз и оказываясь по пояс в воде.
   - Да, хозяин! - гидра поднялась на ноги и грациозно потянулась, резко встряхивая крылья, так что паладинов обдало фонтаном брызг.
   - Что здесь происходит?!
   - Ничего, - в голосе гидры звучало искреннее недоумение. Она не понимала, из-за чего, собственно, весь шум.
   - Мы тонем, а ты тут спишь себе! - таламид, включив внутреннее зрение, быстро нашёл пробоину - она располагалась у самой стены и выглядела как-то странно.
   Таламид нырнул и, пробулькав заклинание восстановления, починил повреждённое днище.
   - Ну что? - поинтересовался Элиддин.
   - Наставник, такое ощущение, что дыру чем-то прожгли - дерево по краям потемнело и легко расползается под пальцами.
   - Может, это твой дракон постарался? - догадался Элиддин.
   - Мирида, ты что, прогрызла днище?! - поразился таламид.
   - Нет, хозяин. Я плюнула.
   - Но зачем?!
   - Мышшшь, - недовольно прошипела гидра.
   - КАКАЯ МЫШЬ?! - заорал разъярённый Ларратос.
   - Противная. Она пыталась сожрать ваши запасы, но я легко накрыла её плевком, - довольно произнесла Мирида.
   Ларратос застонал:
   - О Абсолют, ты ещё хуже Руханнура...
   - Успокойся, таламид, - вздохнул Элиддин. - Паладин не должен давать волю гневу. Тем более, что нам теперь нужно сушить припасы, откачивать воду... И желательно бы перевести гидру на палубу - а то мы точно потонем ещё задолго до Ариады...

***

   После того, как "Белый Орёл" миновал широту Сельвина, он повернул на запад, к берегу - возле королевства орков Гра-Шакан можно было плыть спокойно. А через три сотни морских вёрст уже начиналась Ариада. Страна, первой принявшая камриэльство. Самое южное из государств Вестланда. Страна, где располагается штаб-квартира Великого Альянса. Корабль, слегка сбавив скорость, взял курс на реку Азур, на которой и находился Ривергард, а также древний (ранее эльфийский) город Телисия. Вдоль берегов реки росло множество деревьев. Но не елей, дубов или берёз, как в Гиперборее или Гирдашане. Это были пальмы и кипарисы. Сосны тоже встречались - и это были единственные деревья, что напоминали Ларратосу о Гиперборее. Элиддин обрадовался, увидев те же растения, что росли на его родном мизрахийском континенте.
   Через некоторое время Элиддин произнёс:
   - Приплыли. Ривергард.
   В городе находилось множество колонн, статуй и домов из красного дерева. Подавляющее большинство горожан было людьми. Но встречались и орки, эльфы и даже гномы. Ларри никогда раньше не видел настоящего живого гнома. Но они, как и эльфы, мало отличались от того, как выглядели на картинках. Выражения лиц у жителей той солнечной страны оказались гораздо веселее, чем у граждан Гиперборея. Юг, солнце...
   Похоже, Ривергард, как и Стейнгарде, делился на Старый Город и Новый Город. В одном из районов виднелись гигантские двадцати-тридцати этажные белокаменные дома. На одном из домов развевалось голубое знамя с изображёнными на нём орлом, львом и медведем - флаг Великого Альянса. Это и была штаб-квартира вышеупомянутой организации.
   Ларратос и Элиддин, оставив всю команду на корабле, двинулись к штаб-квартире. Миновав торговую площадь, они вошли в Новый Город Ривергарда. Как и Стейнгард, Ривергард оказался наполнен большим количеством самоходных повозок.
   - Кто такие? - спросил у Ларри и Элиддина охранник у дверей здания.
   - Ларратос Мельд и Элиддин аль-Кахаби, - сказал Элиддин, протянув дипломатические документы. Мы официальные представители республики Гиперборей.
   - Давненько тут не было гиперборейцев. Четыре сотни лет, если не ошибаюсь. Я слышал в новостях по мадаббарной сети, что в вашей стране потеплело, и что морские пути открыты. Но до сих пор я не мог в это поверить! Сдайте оружие, и я пропущу вас.
   Элиддин с Ларратосом отдали охраннику свои три меча и прошли внутрь. Именно три - Элиддин передал Ларри очищенный клинок, отобранный у поверженного Баала Кархана. Таламид решил переквалифицироваться на двуручного мечника, и его наставник за время пути научил Ларратоса боевому стилю Крибат Парпар - стилю бабочки, специально предназначенному для битвы двумя мечами.
   За столом председателя Великого Альянса сидел пожилой черноволосый и голубоглазый мужчина.
   - Мир вам, о председатель, - сказал Элиддин, - я - посланник страны Гиперборей Элиддин аль-Кахаби.
   - А я - Ларратос Мельд, - представился Ларри.
   - Рад видеть вас, господа, - произнёс председатель. - Я - Октавиан Сулла. Что привело посланцев далёкого Севера в нашу прекрасную солнечную страну?
   - Господин Сулла, нас привела война. Война, которую Масхон без всякого предупреждения ведёт против нашей республики.
   - Я слышал по мадаббарной сети о гражданской войне в вашей стране, господа, - ответил Октавиан, - но мне кажется, что вмешательство Масхона ещё не есть война - простая интервенция. Объяви Масхон войну, Хаммон выслал бы против вашей республики хотя бы несколько шеддитов.
   - Он выслал двух шеддитов, господин Сулла, - сказал Элиддин.
   - Всего двух? Нет, на войну не похоже...
   - Но обоих - в статусе Баала, владыки, - продолжил Элиддин. - То есть очень могущественных.
   - В доказательство мы можем показать вот это, - вмешался Ларратос, протянув Октавиану Сулле зачарованную золотую маску, изображавшую демоническое лицо. Эта маска снаружи выглядела золотой, но изнутри было видно, что она сделана из металла под названием демониум. Того, что могли делать только в Масхоне.
   - Да, в некоторых новостях также говорится о шеддитах, подосланных Масхоном. Через пять дней как раз будет очередное заседание Великого Альянса, и, думаю, вам стоит присутствовать на нём.
   - Благодарю вас, - сказал Элиддин и поклонился.
   - Господа посланники, вы, как я понимаю, паладины?
   - Да, господин Сулла, - ответил Ларратос.
   - Тогда сообщаю вам, что здесь, в Ариаде вы можете найти представительство вашего ордена.
   - Священный город?! - удивлённо выкрикнул Элиддин.
   - Да. Масхонская академия и город Паладингард заняты шеддитами. Но совет паладинов города Шалем постановил, что в Вестланде также должен быть город паладинов. И академия. И вот уже пятьдесят лет, как в городе Телисия на реке Азур стоит академия паладинов.
   - Да, отстал я от жизни, - произнёс Элиддин. - Я хотел наведать академию в Шалеме, но для начала можно осмотреть и телисскую, - эта фраза уже была обращена к Ларратосу.

***

   "Белый Орёл" вновь плыл на запад по реке Азур - вверх по течению. Город Телисия находился высоко в горах. Конечно же, эти горы оказались не такими высокими, как Магора в Масхоне или Харалим в стране Шемшия, поэтому на их вершинах не могли добывать Небесную Сталь. Телисских паладинов материалом для мечей обеспечивали михзрахийские.
   К тому же в телисских горах ощущалось множество светлых энергий: когда-то Телисия была эльфийским городом. Даже священным городом для эльфов Иссара. Но вот уже несколько тысячелетий как эльфы вымирают. А люди, наоборот, активно размножаются. Если в человеческой семье обычно три-четыре ребёнка, а здесь, на юге - и пять-шесть, то у эльфов в последнее время - обычно один ребёнок. Очень редко два. И довольно часто - вообще не одного. Эльфы, считающие себя утончёнными созданиями, решили жить ради собственного удовольствия. И многие не хотели тратить своё время на воспитание кучи детей.
   За первое тысячелетие камриэльской эпохи количество эльфов уменьшилось в шесть-семь раз. И эльфы из полупустых восточных провинций Иссара переехали в район столицы. Город Телисия опустел. Но свято место пусто не бывает - его заняли люди.
   Корабль прибыл в порт Телисии. Этот горный город не выглядел таким же жарким, как и Ривергард: более всего он напоминал южный Гиперборей - район Новгарда. Очевидно, местному ордену Стали и Пламени уже сообщили по мадаббару, что двое паладинов направились в священный город. Их уже встречала делегация из пятерых человек в плащах - трое в фиолетовых, двое в зелёных.
   Три рыцаря-осьминога и два рыцаря-дракона, - догадался Ларратос. Самый старый из рыцарей-драконов, который выглядел на шестьдесят лет смертного мужчины, сначала уставился на Ларратоса, как будто увидел привидение, но потом взмахнул рукой - понял, что ему что-то в Ларратосе примерещилось, чего в принципе не может быть.
   - Приветствую вас, Ларратос и Элиддин, - произнёс пожилой рыцарь-осьминог, - я - Маркус Антоний, архимагистр ордена паладинов здесь, в Ариаде. Прошу вас, пойдёмте со мной.

***

   После того, как группа паладинов пришла в здание Храма Абсолюта, Маркус Антоний попросил Элиддина уйти вместе с ним, оставив Ларратоса одного в какой-то комнате храма.
   Через полчаса шестёрка паладинов пришла к Ларратосу, и Маркус Антоний сказал:
   - Таламид Ларратос Мельд, мы обсуждали с вашим наставником вашу невероятную силу - и невероятные способности к обучению. Обсудив ваши навыки и их уровень, мы пришли к выводу, что вы, скорее всего, и есть Избранный, Шаддай, о котором говорилось в древнем пророчестве.
   - И я, ещё когда мы плыли из Гиперборея, понял, что не могу больше тебя ничему научить, - ответил Элиддин, - потому что научил тебя всему, что мог. Ты за два месяца справился с тем, с чем обычно справляются за четыре года.
   - Итак, Ларратос, - сказал Маркус, - ваши способности и ваши навыки не позволяют нам сомневаться в вас. Вам больше незачем ходить в таламидах. Решением совета Телисии и вашего наставника вас следует произвести в адепты, - Маркус передал Ларри медальон с изображением тигра - медальоны такого типа он когда-то видел в доме Элиддина.
   - Благодарю вас, господин архимагистр! Благодарю вас, наставник.
   - Теперь, когда ты адепт, ты не обязан называть меня "наставник", - сказал Элиддин. Зови меня по имени.
   - Понял, господин Элиддин!
   - Просто Элиддин. Ты - дипломированный паладин, и мы с тобой уже хорошо знакомы, так что не надо со мной говорить так официально.
   - Если вы будете так же успешны, то скоро получите ранг магистра. Только один человек получил статус магистра в более молодом возрасте, чем вы, Ларратос, - произнёс Маркус. - Это - Арастиор Скайрис, тоже некогда бывший кандидатом в Шаддаи. Однако он чем-то возгордился, что и привело его на сторону Хаоса. Поэтому я говорю вам, адепт: не поддавайтесь гневу. Не уступайте ему. С рангом адепта к вам приходит не только уважение, но и большая ответственность.
   - Буду стараться, господин архимагистр! - ответил Ларратос.

***

   На следующий день Ларратос отправился в библиотеку Ордена - во-первых, ему нетерпелось узнать полный текст пророчества о Шаддае, а во-вторых, с рангом адепта он мог получить доступ к книгам, недоступным таламиду. Вместе с ним пошёл и Эллидин.
   Библиотека занимала целый этаж академии и оказалась разделена на несколько частей - посетитель имел право доступа в эти секции в зависимости от своего ранга в ордене.
   Войдя в библиотеку, Ларратос и Эллидин поначалу растерялись, пытаясь понять, где именно им искать тест пророчества. Но помощь, как часто бывает, пришла неожиданно.
   - Я полагаю, господа, вы те самые гиперборейские паладины? - из-за ближайшего стеллажа с книгами вышел паладин в фиолетовом плаще с искусно вышитом на нём осьминогом. Он выглядел молодым, лет на двадцать пять - тридцать, его светлые волосы и правильные черты лица наводили на мысль что в его далёких предках могли быть эльфы. Однако в его глазах читалась вековая мудрость и опыт, которые и выдавали истинный возраст незнакомца.
   - Да, вы правы, я Элиддин аль-Кахаби, а это Ларратос Мельд, - представил себя и своего спутника Элиддин. - Мы ищем полный текст пророчества о Шаддае.
   - Архимагистр Эллинор, к вашим услугам, - представился в свою очередь рыцарь-осьминог. - Я знаю где это, следуйте за мной.
   Эллинор проводил их в восточную часть библиотеки, где находилась небольшая секция, чьё название красовалось на плакате на входе в неё: "Древние пророчества - истинные и вероятные". Подойдя к одному из стеллажей, паладин достал нужный фолиант. Найдя нужную страницу, Эллинор зачитал ему пророчество, довольно длинное - архимагистр читал его на протяжении десяти минут. Пророчество оказалось написано сложным аллегорическим языком, так что из него было не ясно ни где конкретно родится Шаддай, ни когда это случится. Даже не было чётко сказано, что Шаддай должен быть мужчиной.
   Однако было сказано, что он "будет воином могучим аки тигр" - значит - выберет специальность рыцаря-тигра. "В молодые годы станет рыцарем" - эта часть пророчества тоже исполнилась. "Будет служителем меча и магии" - Ларратос до инициации в паладины успел побывать и воином и магом.
   Самой непонятной оказалась последняя фраза в пророчестве: "когда встанет Утренняя Звезда против Вечерней Звезды, решится судьба этого мира". Утренней звездой называли красную планету Арес, названную в честь древнеариадского, а позже и камриэльского бога войны. Планета Арес служила символом войны и мужского начала. Вечерняя звезда - синяя планета Азура, названная в честь богини красоты и любви. Символ любви, красоты и женского начала.
   Трактовок имелось превеликое множество: одна из них, довольно-таки новая, говорила, что, согласно предсказаниям сторонниц матриархата, грядёт война полов - после чего будет победа женщин и закабаление мужчин. Но мало кто верил в неё. Другая трактовка утверждала, что Шаддай и есть Утренняя Звезда - и он будет биться против зла, принявшего облик ослепительно красивой женщины. Ещё существовала трактовка, согласно которой, утренняя звезда, Арес - это агрессивная диктатура Масхон, а вечерняя звезда, Азура - миролюбивые страны Альянса, и когда наступит вторая Великая Война, и решится судьба мира.
   Правда, появилась и четвёртая трактовка - буквальная. Она трактовала утреннюю звезду как планету Арес, вечернюю - как планету Азура, и расшифровка пророчества звучала так: когда сместятся орбиты всех планет, Арес и Азура ударятся друг о друга - и придёт конец солнечной системе, а также миру Эрта, ибо люди и нелюди своими грехами разгневали Абсолют.
   - Но, каковы бы не были трактовки, в одном можно не сомневаться, - заключил Эллинор, - это истинное пророчество.
   - Что значит "истинное"? - переспросил Ларратос.
   - Пророчества, я имею ввиду настоящие, сделанные настоящими предсказателями, а не уличными шарлатанами, бывают двух видов: вероятные, которые могут сбыться или не сбыться, и истинные, которые сбудутся непременно. Беда только в том, что истинные пророчества обычно сильно запутаны и их истинный смысл очень трудно понять. Сами видите, сколько трактовок у этого пророчества.
   У самого Ларратоса пока не имелось версий на эту тему. Не придерживался он и уже существовавших. Царил поздний вечер и Ларри решил сегодня не ходить в секцию библиотеки для адептов. Попрощавшись с Эллинором, паладины пошли спать.

***

   И снова Ларратосу приснился Арастиор. И снова во сне он осознал, что спит. Лица были видны нечётко. Арастиор с каким-то помощником ходил по горным лесам и лугам, которые сразу же показались Ларри знакомыми. Ну конечно! Это же она - Ариада, телисские горы!
   Помощник был юношей лет пятнадцати-шестнадцати.
   - Ара, ты что-нибудь ощущаешь?
   - Да, брат мой, - ответил Арастиор. Выходит, парень не был помощником Арастиора, а был его младшим братом. - Здесь, в горе Нурия я чувствую мощные потоки как светлых, так и тёмных энергий.
   - И что же ты планируешь там найти?
   - То же самое, что мы с тобой нашли и в Масхоне, Петер. Масхонский кристалл привёл меня сюда. Думаю, мы найдём здесь ещё один такой же. Было бы очень хорошо, если бы мы сразу нашли тут орудие, способное навсегда уничтожить Хаос - но я почти уверен, что сейчас мы его не найдём.
   - И как ты думаешь, где вход, брат?
   - Внутренним зрением я ощущаю вход в пещеру у северного подножия горы. Спускаемся. Я уверен, что я стану истинным Шаддаем!
   Ларратос внезапно проснулся. Ему приснился Арастиор в молодости! Похоже, во время своего путешествия. Он был тут, в телисском районе! Очевидно, он оставил след в матрице Абсолюта, поэтому Ларратос его и увидел. И Арастиор искал способ покончить с Хаосом! Можно пройти по его следу - и узнать, что же с ним случилось. А может, и самому попробовать уничтожить Хаос - и исполнить пророчество о Шаддае!
   Нет! Не так быстро! Этот путь, похоже, и погубил Арастиора, - сказал Ларри самому себе, - значит он может погубить и меня! Я не могу так просто пойти по нему, не посоветовавшись со старшими паладинами!
   - ...В городе чудовище!
   Ларри вздрогнул начал лихорадочно одеваться. Пару мгновений спустя к нему ворвался Элиддин.
   - Так, Ларри, срочно бежим к берегу! Похоже, гидра разбушевалась.
   Паладин побледнел. Он очень живо представил себе, ЧТО сейчас может твориться у причала, и стремглав выскочил на улицу, забыв даже Зариндуил. Он помчался к берегу так быстро, как только мог - и Элиддин с трудом поспевал за своим бывшим учеником.
   У берега действительно происходило настоящее побоище: у паладина замерло сердце, когда он увидел семь растерзанных тел, валяющихся на прибрежных камнях. Но потом Ларри увидел, что кровь из этих "трупов" не течёт - а значит, это всего лишь боевые големы. Рядом валялось двое магов - их, похоже, всего лишь оглушило молнией. Сама Мирида сосредоточенно потрошила восьмого (и последнего) голема, не обращая внимания на двух паладинов - в зелёном и фиолетовом плащах, которые пытались парализовать её с помощью сил Абсолюта. Подбежав ближе, Ларри увидел, что паладины - это Маркус Антоний и Эллинор.
   Гидра тем временем закончила с големом и подняла головы, целясь в архимагистров...
   - Мирида, стоять! - бешено зароал Ларри, а Маркус выхватил свой клинок, засветившийся синим пламенем.
   Гидра недовольно зашипела, но всё-таки слезла с разорванного голема.
   - А, Ларратос! - облегчённо вздохнул Антоний. - Хорошо, что вы здесь - ваша зверюга чуть было не прикончила наших исследователей.
   - А сила Абсолюта похоже на неё вообще не действует, - добавил Эллинор.
   - Мирида, в чём дело?! - Ларри подбежал к гидре, а паладины занялись оглушенными магами. - Почему ты опять нападаешь на людей?
   - Они первыми напали! - когти гидры проскребли по камню. - Они ударили магией!
   - Это правда? - Ларратос недоумённо повернулся к Маркусу.
   - Да, наши исследователи никогда не видели таких... созданий. А мне их теперь и вовсе видеть не хочется. Им было интересно, как эти твари устроены внутри - и один из этих балбесов применил просвечивающее заклятие. Но оно, конечно, абсолютно безвредно!
   - А гидра почуяла магию, - развёл руками Элиддин.
   - Да, - кивнул Маркус, - всё именно так и было.
   - Мирида, я же велел тебе никого не убивать! - воскликнул Ларри.
   - Да, хозяин. Я помню.
   - Тогда что ЭТО?! - разъярённый Ларратос показал на порванных големов.
   - Они не живые - их невозможно убить. А людей я и не убила.
   Ларратос застонал и осел на камни, обхватив голову руками.

***

   На обратном пути Ларри рассказал о своём сне.
   - Гора Нурия, - сказал Маркус, - всего двадцать вёрст к северу отсюда. Паладины никогда её не исследовали.
   - Арастиор упомянул масхонский кристалл, - задумчиво произнёс Элиддин, - который привёл его сюда. Может быть, ты найдёшь тут кристалл, что поведёт тебя по дальнейшему пути этого падшего паладина.
   - Я согласен, наставник... Элиддин.
   - Честно говоря, я не верю что вообще возможно "уничтожить Хаос", но раз это связано с Арастиором, то необходимо исследовать гору Нурия, - высказал своё мнение Эллинор.
   - Хорошо, - сказал Маркус, - мы соберём экспедицию для исследования горы Нурия.
   - Мне не терпится туда пойти, - сказал Ларратос.
   И ему действительно не терпелось. Путь таламида завершился. Ларри предстоял другой, не менее долгий и опасный путь адепта - в те земли, где ступала нога Арастиора.
  
   КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ
  
   Май-сентябрь 2006
  
   Вечную жизнь Хаммону (Вестландск.)
   Души, в которых светлых энергий больше, чем тёмных, в такой портал протолкнуть невозможно - в этом случае туда пройдёт только тело. Но в Масхоне таковых почти нет.
   Напоминаю, что некромант Мугдаш вырастил костяную руку основателю ордена шеддитов Раилю Хаддаду.
   Точно такими же свойствами обладает хитиновый панцирь жуков-бронзовок: кто хоть раз видел это вживую, уже никогда не забудет столь удивительного зрелища. А вот на рисунках как гидры, так и эти жуки смотрятся бледно - ну зелёный, ну с блёстками... Ибо никакой рисунок не может передать ЭТИ цвета - строго говоря, это и не цвета даже, а разновидность свечения и блеска.
   Благословлён ты, демон великий, бог будущего мира. Пошли мне силу и власть - пошли врагу смерть.
   Напоминаю, что орки, живущие в диаспоре, в качестве единственного родного языка имеют вестландский, а оркский используют как священный. Гирдашанские орки - билингвы.
   То есть доспех альмагтиновый. Сами эльфы не носили тяжёлых доспехов, предпочитая лёгкие кольчуги (а то и вовсе обходились без брони). Однако во времена Первого Вторжения эльфийские мастера сделали немало альмагтиновой брони.
   Она хоть и ароматнее, чем культурная земляника, зато на редкость мелкая и кислая. Гадость, одним словом - но оркам нравится.
   Для тех, кто не помнит: Азиз Шакир бен Хананиэль - джинн, участник восстания джиннов, некогда был правителем Мизраха.
   Большие масхонские суда вмещают сто семьдесят воинов - ни одна другая страна мира не владеет столь мощными и вместительными кораблями.
   Адамант - мифический металл, который не только обладает абсолютной невосприимчивостью к эфирным и магическим энергиям, но вдобавок искажает вокруг себя магическое пространство. Хотя теоретически возможность существования адаманта давно доказана, алхимикам так и не удалось его получить.
   Сложное чародейство, которое полностью и навсегда подчиняет жертву магу. Снять эти чары невозможно. Для их накладывания каждый раз нужно составлять индивидуальное заклинание, учитывающее тип и характер подчиняемого существа. Кроме того, ритуал требует крови жертвы, её истинного имени.
   В госпиталях маги-лекари часто разлагают солёную воду в небольших количествах - для борьбы с инфекцией. Образующийся газ в малых количествах безвреден, а вот микроорганизмы от него дохнут сразу же.
   Напоминаю, что провинция Перифия со столицей Верпек входит в империю Масхон.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   87
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"