Гала: другие произведения.

Черная роза

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Магия вмешивается в жизнь даже тогда, когда мы против этого.Такой урок получил молодой доктор Уайетт, происходящий из семьи магов и ведьм.

  Черная роза
  
   1.
  
   Узнав от профессора Салласа, что тот берет его на практику в миссию ЮНИСЕФ в Мали, Уайетт сначала огорчился. Он уже знал, что такая работа часто превращается в бесконечную бюрократическую переписку с официальными и общественными организациями и нелепыми громкими заявлениями перед телекамерами. Никакого намека на главное дело - реальную врачебную практику!
   Но молодой менеджер американского отделения ЮНИСЕФ уверил будущего врача, что практики у него будет предостаточно.
   - Не суетись, парень, - увещевал Уайетта мистер Макгрегор, - профессура слиняет, а ты будешь крутиться между черномазыми бабами и их рахитичными детишками. Во будет практики! - он убедительно провел пухлой ладошкой над лысеющей макушкой.
   Месяц пролетел незаметно. Уайетт разрывался между университетской клиникой, складом медикаментов, библиотекой, общежитием университета и департаментом иностранных дел. Профессор Саллас, ненадолго появляясь в офисе, благосклонно кивал взмыленному Уайетту и еще паре студентов-пректикантов, упаковывающих многочисленные коробки с лекарствами, приборами, журналами, и исчезал в лабиринте коридоров огромного здания.
   Наконец, все было готово, медикаменты упакованы, визы получены. Оставался последний день, чтобы подготовиться к отъезду самому молодому доктору.
   Уайетт выстроил в своей комнате небольшую башню из книг, и теперь, пробивая бреши в ее стенах, просматривал их, раскладывая на две неравные части. Внезапно дверь распахнулась и в комнату ввалились его юные родственники - Крис и Кон.
   - О! По-моему, ни один самолет не сможет поднять твой багаж, - сунув руки в карманы, скептически произнес Крис, оглядывая кучу одежды, каких-то коробок и тетрадей, наваленную на постели брата.
   - Ха! А как тебе это - "Физикохимические свойства ферментов крови", - раскрыв первую попавшуюся тетрадку, торжественно процитировал Кон. - Вот так-то! Это тебе не прабабушкины заклинания и зелья!
   - Ладно, бездельники, - выхватив из рук двоюродного брата тетрадь и заталкивая ее в рюкзак, проворчал Уайетт. - Лучше бы помогли.
   - Я - готов! Чего запихивать и куда? - Кон начал преувеличено деловито засучивать рукава.
   - О, нет! Работа - это не для меня! - Крис со всего маху повалился навзничь на жалобно скрипнувшую кровать Уайетта. - Сегодня я устал!
   - Интересно, с чего бы это?
   - Ну, слава богу, наконец-то, тебе интересно, чем живут твои братья! - лежа на спине Крис патетически простер руки к потолку.
   - Да! Между прочим, мы сегодня сдали последний экзамен по практической магии! - гордо выпятил грудь Кон.
   - Господи!- Уайетт закатил глаза. - Вот навязались на мою голову со своей магией!
   - Можно подумать, что ты к ней никакого отношения не имеешь, - хихикнул Кон.
   - По-моему, в нашей семье и так уже слишком много магического, - сухо заметил Уайетт. - Должен же быть хоть один нормальный человек.
   - Ого! - поднимаясь, обиженно скривился Крис. - Значит, ты считаешь, что я - ненормальный?
   - Именно так и считаю, - Уайетт выдернул из-под него тетрадку и, задумчиво оглядев багаж, сунул ее в огромную сумку.
   Кон расхохотался.
   - Вот это характеристика!
   - И это мне говоришь ты?! Мой брат! А ведь мы с тобой - одной крови! - напыщенно произнес Крис и жестом провинциального трагика ударил себя в грудь.
   - Тоже мне, Маугли! - проворчал Уайетт. - Лучше помоги перевязать эти чертовы коробки.
   Шутливо перебраниваясь и время от времени устраивая баскетбольные броски с пачкой журналов, молодые люди наконец-то упаковали багаж. Он оказался не таким уж большим: немного одежды ( - Зачем? Там же можно ходить голым! Это же Африка! - не преминул вставить Крис), много книг (- Неужели ты их будешь читать? - восхищенно ахнул Кон) и четыре пары кроссовок.
   - А почему так много? - полюбопытствовал Крис.
   - Песок, - коротко пояснил Уайетт, расставляя оставшиеся книги по полкам. - Свен сказал, что песок сжирает пару кроссовок в месяц.
   - М-да...Значит, тебя не будет четыре месяца? - теперь уже серьезно спросил младший брат и вздохнул.
   - Три, - поправил его Уайетт. - Четвертая пара - чтобы мне не возвращаться босиком.
   - А ведь это первый раз мы расстаемся так надолго, - тоже внезапно погрустнев, заметил Кон.
   - Да ладно вам! Вы же маги. Телепортируетесь в любой момент!
   - Ага! И влепимся в самый центр Сахары!
   Уайетт ухмыльнулся:
   - Не бойся, откопаем.
   Молодые люди расхохотались. Уайетт с ласковой улыбкой смотрел на братьев. Он любил их всей душой, и сейчас ему тоже вдруг стало грустно. В первый раз в жизни Уайетт уезжал так далеко от семьи.
  Первый раз расставался с братьями.
  Будущий доктор привык делить с ними все - игрушки, приключения, первые мальчишеские тайны. Они всегда были вместе и знали друг о друге практически все.
   Правда, теперь у него была тайна, которой он не поделился даже с самым близким другом - со своей матерью. Уайетт был безумно влюблен. И возлюбленная его была нежеланным гостем в доме родителей. Это была маленькая изящная Филлис, волшебница из Монастыря старой магии. Давняя вражда Харрисонов с кланом магов не давала девушке надежды на появление в их доме в качестве невестки. А именно об этом страстно мечтал Уайетт.
   - Ну, мы пошли? - вопросительно взглянул на задумавшегося брата Крис. - Не забудь! Сегодня в восемь часов - вечеринка в клубе.
   - В честь великого доктора Уайетта! - сложив ладони и дурашливо кланяясь, провозгласил Кон.
   - Отбывающего в далекие края! - присоединился к поклонам двоюродного брата Крис.
   - Паршивцы! - замахнулся на них тетрадкой Уайетт.
   Юноши, ловко увернувшись от необычного снаряда, с хохотом захлопнули дверь.
  
   2.
   По скалистой тропинке, насвистывая легкомысленную мелодию, шел молодой человек. Весь его вид говорил, что особых забот у него нет, и он от души радуется ясному солнечному дню.
   Подойдя к краю резко обрывающейся вниз скалы, молодой человек оглянулся и внимательно посмотрел вокруг. Не заметив ничего необычного, путник прошел вдоль обрыва и начал медленно спускаться. Было видно, что это - привычное для него занятие.
   Через час молодой человек был уже внизу. Пройдя вдоль отвесно поднимающейся ввысь скалы, он опять осторожно огляделся и нырнул в небольшую пещеру, скрытую густой порослью кустарника. Подождав, пока глаза привыкнут к полумраку, посмотрел на часы и тихонько свистнул. Некоторое время он настороженно ждал. Потом негромко позвал:
   - Фил!
   Тихий, похожий на звон колокольчика, смех, раздавшийся в тишине пещеры, заставил его улыбнуться. Молодой человек закрыл глаза и вытянул руки вперед. И почти сразу же в его объятиях появилась красивая голубоглазая девушка с роскошными волосами цвета гречишного меда, выскользнувшая из-за выступа в скале.
  Встретив ее нежным поцелуем, Уайетт закружил девушку по пещере. Но когда молодой человек рискнул пойти дальше поцелуев и объятий, Филлис остановила его.
   - Нет-нет! - девушка вывернулась из рук возлюбленного. - Довольно, Уайетт! Надо быть хоть немного серьезней!
   Молодой человек нехотя разжал руки и ухмыльнулся.
   - О! Ты заговорила прямо как мой отец.
   Он присел на огромную охапку душистой сухой травы, лежавшей у стены. Девушка гибким движением опустилась рядом.
   - А ты уже сказал ему? -. Она вопросительно подняла брови. - Ну...что не хочешь быть Охраняющим магом?
   Уайетт покачал головой и вздохнул.
   - Нет, - помолчав, ответил он. - Пока не сказал.
   Молодой человек хмурился и задумчиво рассматривал собственные руки. Посвящение в Охраняющие давно висело над ним, как дамоклов меч, отравляя даже радость встреч с любимой. Почти полгода будущий доктор готовился к трудному разговору с родителями.
   После всего, что случилось в их семье, перспектива бросить практическую медицину и посвятить себя работе с таинственными магическими силами не прельщала Уайетта. А сложности взаимоотношений его родителей и клана Филлис и вовсе отвращали его от желания выбрать судьбу Охраняющего мага.
   Фил огорченно хмыкнула.
   - Может, потом, после практики...- нерешительно промямлил Уайетт, поднимая на любимую ясные голубые глаза.
   - Эх, ты!...- девушка улыбнулась и взлохматила волосы на голове возлюбленного.
   Прижавшись к плечу молодого человека, она с минуту посидела неподвижно, а потом, отстранившись, осторожно спросила:
   - Уайетт, а ты вообще-то хорошо все обдумал? Твои родители...Им трудно будет смириться с твоим решением...
   Молодой человек обнял девушку за плечи и поцеловал ее в нос.
   - Я много думал об этом, Фил. Магия сломала жизнь почти всем членам нашей семьи. Я хочу быть просто врачом, помогающим обычным людям, и не хочу расставаться с тобой. Мне жаль родителей, но... Я надеюсь, они все же поймут меня.
   - А ты? - она подняла к нему голову. - Ты сам не передумаешь?
   - Передумаю? О чем ты, родная?
   - Ну...Твоя сущность... - заглядывая ему в глаза, пробормотала Филлис. - Сможет ли сын мага...
   - Сможет, - перебил ее Уайетт. - Очень даже сможет. Я и не отказываюсь от своей сущности. Наоборот, спасая людей, помогая им, я буду следовать своей сущности. Просто помогать буду не избранным, а всем, кто обратится ко мне за помощью, тем, кому я буду, действительно, нужен.
   - Например, мне...- прошептала девушка, склонив голову ему на плечо.
   - Если я стану Охраняющим, - вздохнул Уайетт, - мы никогда не сможем быть вместе, Фил. Этого я не могу себе даже представить. Не могу и не хочу!
   Взяв в ладони смуглое лицо Филлис, он поцеловал ее в закрытые глаза.
   - Клянусь тебе...
   - Тс-с-с, - открыв глаза, девушка приложила палец к губам Уайетта. - Не клянись. Наша жизнь...в ней все такое.. необычное и непредсказуемое..
   Молодой человек, притянув ее ладошки к своим щекам, блаженно застыл. Филлис, улыбаясь, смотрела на него, и улыбка ее становилась все печальней.
   - Знаешь, вчера, в конце занятия, старик рассказал нам... - девушка слегка усмехнулась, - то ли притчу, то ли сказку.
   - Сказку?! - неохотно отпустив ее руки, Уайетт поднял брови. - Господи! Чем вы там занимаетесь? Никогда бы не подумал, что Узнавший Суть Вещей может впасть в детство, - пробормотал он.
   - Ну, как сказать...Я даже не знаю, как воспринимать это. Он ведь никогда не скажет что-то просто так. Во всех его притчах, или рассказах всегда есть какой-то намек. Только вот на что?
   - А что за сказка? - рассеянно спросил Уайетт.
   Зажав в пальцах травинку, он завел руку за спину девушки и тихонько пощекотал ей ухо тонким стебельком. Филлис закрутила головой, прогоняя невидимую муху, пока не ухитрилась схватить травинку. Шутливо хлопнув любимого по руке, она тут же чмокнула его в щеку. Молодой человек, рассмеявшись, повалился на травяное ложе. Девушка прилегла рядом, опираясь головой на локоть и глядя на него.
   - Давай, рассказывай! - кивнул головой Уайетт. - Я весь внимание.
   Филлис, улыбаясь, легонько вздохнула.
   - Это - про любовь, - многозначительно округлив глаза, предварила она свое повествование.
   - Замечательно! - Уайетт искоса взглянул на нее смеющимися глазами. - Тогда поподробнее.
   - Юноша-человек и девушка-русалка полюбили друг друга....
   - Неплохое начало, - тут же прокомментировал молодой человек, завладев рукой Филлис и положив ее себе на лицо.
   - Будешь перебивать, не расскажу! - пригрозила девушка, отнимая руку.
   - Все-все! Молчу!
   - Юноша каждый вечер приходил на берег моря и ждал заката. Русалка подплывала к берегу, и с последним солнечным лучом ее хвост превращался в обычные человеческие ноги. А утром она опять становилась русалкой. Они очень любили друг друга и страдали от того, что не могли жить вместе....
   - Ясное дело, - пробормотал молодой человек, - кому это понравится....
   - Уайетт! - Фил шутливо хлопнула любимого по широкой груди.
   - Молчу! - опять взяв ее руку, он положил узкую ладонь девушки на свои губы. - Вот видишь: м-м-м...
   - Ну, Уай, ну, сколько можно!
   Молодой человек вытаращил глаза, показывая, что еле сдерживает слова, и тихонько поцеловал ладошку девушки.
   - Щекотно!
   Она хихикнула и убрала руку. Затем, сделав лицо примерной ученицы, откашлялась и продолжала.
   - Ну, вот. Вместе они направлялись в маленький садик, в котором посадили прекрасные алые розы. Розы были так красивы, а аромат их был так прекрасен, что влюбленные забывали обо всем на свете, и время летело незаметно.....- Фил бросила подозрительный взгляд на завозившегося Уайетта, ожидая комментариев, но, увидев, что тот просто положил руку под голову, продолжала. - Но когда наступало утро, девушка опять становилась русалкой и уплывала в море. И вот, однажды, этот молодой человек узнал, что где-то в далеких краях есть средство, которое навсегда может избавить девушку от рыбьего хвоста...И он решил оправиться за ним. Девушка не хотела отпускать его. Она боялась, что у него не хватит сил, чтобы добраться до тех краев, или он забудет о ней, полюбит другую, настоящую девушку.
   - Ха! Поцеловал бы ее - и дело с концом. С русалками так и поступают. Вот давай, я покажу, как это надо делать...- не преминул воспользоваться паузой Уайетт, притягивая Фил к своей груди и целуя ее. -Что ж вы не подсказали старику? Он-то уж, наверное, забыл, как это делается!
   - Ну, ты совсем! - опять хлопнула его по груди Филлис, надув губы. Но тут же не выдержала и ухмыльнулась. - Поверь, они это делали и не один раз....
   - Тяжелый случай...- пробормотал Уайетт и, не удержавшись, опять чмокнул Филлис в ладошку.
   - Молчи и слушай! Юноша успокаивал свою любимую. Он сказал, что до тех пор, пока она будет ждать его, думать о нем в этом садике, он будет чувствовать силу их любви, и сможет все преодолеть. А если через год не вернется, значит, не сумел добыть это средство и погиб. "Тогда,- сказал он, - рядом с алой розой посади черную. И где бы я ни был, на земле или в небесах, я буду знать, что ты меня по-прежнему любишь"
   - Ничего себе... - пробормотал Уайетт, краем глаза следя за любимой. Но она задумчиво посмотрела на него и продолжила.
   - Юноша отправился в путь, а русалка каждый вечер выходила из моря, дожидалась, пока у нее появятся ноги, отправлялась в садик и сидела рядом с алыми розами, думая о возлюбленном. Прошло уже много времени, а юноша все не возвращался. Он с большим трудом, преодолевая множество препятствий, нашел волшебное средство высоко в горах, но, спускаясь вниз, заблудился и едва не погиб. Его спасла старая женщина, собиравшая хворост. Она помогла ему добрести до своего домика. Юноша тяжело заболел и долго был между жизнью и смертью. Женщина ухаживала за ним, лечила, и он выздоровел. У этой старушки был большой сад с такими же алыми розами, как в маленьком садике влюбленных. Выздоравливая, юноша подолгу сидел в этом саду, вспоминая свою любимую. Когда он уже готов был отправиться в обратный путь, заболела его спасительница, и ему пришлось остаться, чтобы помочь ей. А когда она выздоровела, то попросила его еще немного задержаться, чтобы он помог ей собрать лепестки цветов для розового масла. "Ты принесешь его своей любимой, и она всегда будет красивой", - сказала женщина. И юноша остался, хотя прошло уже больше года....
   - Хм...- скептически хмыкнул Уайетт.
   - И ничего не "хм"! Он же хотел, как лучше!- вступилась за героя сказки Филлис. - Слушай дальше! Когда русалка поняла, что время его возвращения давно прошло, она решила, что юноша погиб. Долго плакала она у куста алых роз, а потом, выполняя волю юноши, посадила рядом черную розу. Две ночи выходила она из моря и направлялась к садику, оплакивая своего любимого. А в третью ночь она так плакала, что не заметила, как наступило утро, и ее ноги превратились в хвост. Но время прилива уже ушло...Напрасно русалка пыталась добраться до моря...
   - Мне уже грустно, - Уайетт шутливо потер глаза.
   Но Фил была серьезной.
   - Когда юноша, наконец, вернулся, он долго ждал у моря свою любимую. Но ее больше не было...- вздохнула девушка. - Тогда он направился в их садик, увидел, что рядом с кустом алых роз распустилась черная роза, и все понял...
   Она замолчала.
   - Ну и какова мораль? - повернулся к ней Уайетт.
   Филлис пожала плечами.
   - Я же говорю - странная притча. Не надо никому помогать? Идти к своей цели, не взирая ни на что? Или..
   - Или - не верь обещаниям, - усмехнувшись, приподнялся на своем травяном ложе Уайетт. - Подумаешь, год прошел! Могла бы и подольше подождать!
   - Да, ну тебя! - надула губы Фил. - Ты меня совсем не слушаешь...
   - Да, - преданными глазами уставился на нее молодой человек, сложив ладони и приложив их к груди, - я тебя не слушаю. Я тебе внимаю... Благоговейно...
   - Ах, так! Вы еще и издеваетесь, молодой человек! Ну, погоди!
   Схватив не сопротивлявшегося Уайетта за плечи, Филлис повалила его на травяную постель и, сев ему на грудь, попыталась завязать узлом его руки. Уайетт, глядя смеющимися глазами на пыхтящую от усилий хрупкую девушку, расслабленно распустил мышцы. Потом, закатив глаза, слабым голосом простонал:
   - Спасите...убивают...караул...
   - Ага! Сдаешься? - торжествующая Фил еле удерживала тонкими руками крупные ладони Уайетта.
   - Сдаюсь...уже сдался...
   Молодой человек, не выдержав, прыснул и, схватив "победителя" за руки, притянул к своей груди и губами прижался к губам девушки. Она беспомощно пискнула и попыталась освободиться от его объятий. Но так как делала это Фил не слишком настойчиво, поцелуй следовал за поцелуем.
   Опомнились молодые люди только, когда заходящее солнце заглянуло в пещеру. Теплый солнечный луч коснулся носика Филлис, дремавшей на груди спящего Уайетта. Девушка чихнула и, окончательно проснувшись, поднесла к глазам руку возлюбленного с часами.
   - О господи!
   Резко поднявшись, она растолкала полуголого молодого человека.
   - Уай! Уже вечер!
   - Да? - посмотрев на нее сонным взглядом, Уайетт опять закрыл глаза. - Ну и что?
   - А то, что через час у меня занятия, - торопливо натягивая одежду, озабоченно пробормотала Филлис. - Старик мне голову оторвет!
   - Да будет тебе...- открыв глаза, хрипловатым со сна голосом пробормотал молодой человек, приподнимаясь на локте и с интересом наблюдая за процедурой одевания. - По-моему, ты у него в любимчиках ходишь.
   - Ага, - невнятно произнесла девушка, запутавшись в футболке, - в любимчиках...Знаешь, что это такое? Это похуже, чем в не любимчиках...
   Одевшись, молодые люди вышли из пещеры и медленно направились к еле приметной тропе на отвесной стене.
   - Представляешь, как было бы здорово, если бы мы могли сюда просто перемещаться, а не лазать, как обезьяны, - обратилась девушка к своему спутнику. - Просто вот так - раз!- и перенесемся.
   - И нас просто вот так - раз! - и засекут! - в тон ей ответил молодой человек.
   Филлис вздохнула.
   - Да, - тихо пробормотала она. - Какая глупость! Просто средневековье какое-то!
   Остановившись перед подъемом, молодые люди печально посмотрели друг на друга.
   - Пора...Все было так....- шепнула девушка, касаясь ладонью щеки Уайетта.
   - ...так прекрасно...- закончил он, целуя ее тонкие пальцы. - А мы должны, как преступники скрываться ото всех.
   - Да.
   Они постояли еще немного.
   - Как там миссис Дрейк? - спросил Уайетт, оттягивая момент расставания.
   Филлис неопределенно пожала плечами.
   - Ничего, - коротко ответила она.
   - А Пэт?
   - Спрашиваешь.... - Филлис опять вздохнула и опустила глаза. - После того, что случилось с Гором, она почти не выходит из его комнаты. Обложилась книгами и сидит день и ночь. Я ее почти не вижу. Мастер говорит, что она все еще надеется.
   - А что он еще говорит? Есть шанс?
   - Даже не знаю, что и думать, - помолчав, произнесла Филлис, поднимая на любимого печальный взгляд. - Конечно, может, он просто утешает ее, а, может...- Она опять пожала плечами. - Он - Мастер!
   - А Узнавший Суть Вещей?
   - Он молчит. Сам знаешь, у него не больно-то поспрашиваешь.
   - А что он чувствует?
   - Ну, ты даешь! - Филлис вытаращила глаза. - Думаешь, если я что-то умею, то могу и его мысли прочитать? Да у него защита - будь здоров!
   - Ага! - рассмеялся Уайетт. - Значит, ты все-таки пробовала?
   - Да ну тебя! - девушка, хихикнув, хлопнула молодого человека по широкой груди.
   Потом, став серьезной, долго смотрела на него, как будто старалась запомнить.
   - Значит, завтра ты улетаешь....- тихонько сказала она. - И мы не увидимся три месяца.
   - Да, - кивнул он, притягивая ее к себе и целуя. - Целых три месяца. Девяносто два дня.
   Обнявшись, они молча стояли еще минут десять. Потом Филлис вздохнула и, отстранившись от Уайетта, решительно тряхнула головой.
   - Все! Пошли!
   - Подожди! - остановил ее Уайетт. - Значит, через три месяца, когда я вернусь, мы объявим родителям о нашей помолвке?
   - Ой, как серьезно! - попробовала пошутить девушка.
   - Фил! Это, действительно, серьезно. - Он напряженно смотрел на нее. - И я что-то не понял. Ты ответила мне "да"?
   - О, господи! И даже не один раз!
   Руки Филлис обвились вокруг крепкой шеи молодого человека, и сладостный поцелуй закружил обоих в волшебном водовороте.
  
   3.
   Мистер Лайен Харрисон, глава Охраняющих магов, сердито похлопывал ладонью по столу, разочаровано глядя на сидевшего напротив него сына. Тот, демонстративно разглядывал потолок, переводил взгляд со скромной люстры на настольную лампу и упорно старался не смотреть на своего насупившегося родителя.
   - Это твой окончательный ответ?
   - Да.
   Мистер Харрисон поджал губы. Некоторое время он молчал, а потом резко поднялся с массивного кресла и шагнул к огромному окну.
   - Надеюсь, ты понимаешь, какую стезю выбираешь? - не оборачиваясь, спросил он.
   Уайетт криво улыбнулся, услышав высокопарное слово, и пожал плечами.
   - Обычную. Именно это мне и нравится.
   Лайен, пытаясь подавить вспышку гнева, забарабанил пальцами по оконной раме.
   - Ты представляешь, как огорчится мама? - помолчав, спросил он.
   - Не думаю, - молодой человек лениво потянулся на покачнувшемся стуле. - Она меня вполне понимает.
   Его седовласый собеседник медленно повернулся.
   - Ты ей сказал?
   - Да.
   - И?
   - Папа, я же говорю: она меня понимает.
   - Уайетт...
   - Отец, - молодой человек недовольно повел плечами, - я не хочу быть ни магом, ни Охраняющим, ни...
   Он решительно тряхнул головой.
   - Я хочу быть просто человеком. Обычным доктором. Этого мне хватит.
   - Мальчик мой, - Лайен подошел к сыну и ласково взъерошил волосы у него на голове, заставив Уайетта досадливо поморщиться, - ты пока не представляешь себе, от чего отказываешься! Быть Охраняющим магом - значит, помогать людям, давать им силу, надежду, жизнь, наконец! А ты...
   - А я, - прервал его молодой человек, решительно поднимаясь со стула, - и так собираюсь это делать, отец. И обойдусь без магии.
   Видя, что Лайен собирается продолжить, Уайетт покачал головой.
   - Давай закончим этот разговор, папа. Я уважаю тебя за все, что ты сделал, но...Свою судьбу я выберу сам.
   Он сказал это так твердо, что мистер Харрисон поджал губы и промолчал. Молодой человек развел руками.
   - Извини, но мне пора.
   Лайен посмотрел, как закрывается дверь за сыном, тяжело вздохнул и вернулся к окну.
   - Если бы ты мог выбрать судьбу сам, сынок, - тоскливо произнес он.
  
   4.
   Высокий, молодой и смуглолицый мсье Морис Дидье, судя по внешности, имел в своей родословной арабских предков.
  Тонкие черты в сочетании с немного пухловатыми для мужественного лица губами, крупные карие глаза и копна кудрявых черных волос явно привлекали слабую половину рода человеческого. По крайней мере, когда насквозь пропыленный Уайетт в сопровождении не менее пыльных носильщиков, ввалился в небольшое бунгало, из двери одной из комнат, чуть не столкнувшись с ним, выпорхнули две темнокожие красотки.
   - О!Коллега! - радостным возгласом встретил его мсье Дидье, выходя следом за ними.
   Стоя с обнаженным мускулистым торсом, он на ходу натянул рубашку, заправил ее в брюки и протянул Уайетту руку.
   - Добро пожаловать в Тимту! Уайетт Харрисон? Я - Морис Дидье.
   Пожав ему руку, Уайетт кивнул и невольно улыбнулся. Морис как-то сразу понравился ему. Открытая улыбка на красивом смуглом лице и умные, искрящиеся весельем глаза доктора Дидье располагали к себе.
   Молодой человек сноровисто помог Уайетту распаковать багаж, разложить коробки с книгами и медикаментами и, отобрав несколько увесистых томов, сразу углубился в чтение.
   - М-м-м...Старик, ты не представляешь, какие книги привез! - восторженно бормотал он, листая страницы. - Я сто лет не читал! Оторван от цивилизации...так сказать..
   - А что, здесь нет компьютера? - оглядев заваленный книгами стол, разочаровано спросил Уайетт.
   - Чего нет? - запустив пальцы в шевелюру, недоуменно посмотрел на него Морис
   - Компьютера.
   - А...Почему - нет? Там, где-то стоит, - рассеяно ответил доктор Дидье, возвращаясь к чтению. Потом поднял голову и, презрительно оттопырив губу, пренебрежительно произнес. - Я эту железку не уважаю.
   - А она тебя? - ухмыльнулся Уайетт, бросив взгляд на покрытый слоем пыли монитор в углу.
   - Взаимно, - кивнул головой Морис.
   - Ладно, разберемся.
   Но разбираться не пришлось. С утра, когда зевающий и потягивающий Уайетт вышел на порог бунгало, он увидел огромную очередь из разномастных по цвету кожи женщин, ребятишек, стариков и старух. Морис уже вел прием вместе с одной из давешних темнокожих красоток, оказавшейся медсестрой.
   А потом все закрутилось со страшной силой. Были поездки в дальние деревни, прививки, сумасшедшие по риску тяжелейшие роды в одной из дальних деревень на берегу Нигера, безумно авантюрные операции при тусклом свете керосиновых ламп.
   Молодые люди быстро подружились. Уайетт восхищался профессиональными знаниями Мориса, его энергией, решительностью и искрящимся юмором. Казалось, тот успевал все и везде. Создавалось впечатление, что Морис, как яркий фейерверк, не шел, а летел по жизни, как искры разбрызгивая вокруг себя оптимизм и надежду, радость и уверенность.
   - Режим у нас простой, - объяснял Уайетту Морис, - работа-отдых, отдых-работа.
   Вспоминать о доме, о близких, было практически некогда.
   И только образ Филлис, любимой, нежной девочки посещал Уайетта в редкие минуты отдыха.
   Молодые врачи практически не расставались. Правда, Морис мог таинственно исчезнуть на пару часов. Уайетт, посмеиваясь, воспринимал это, как очередные донжуанские похождения своего коллеги. Хотя иногда Морис возвращался молчаливым и озабоченным.
  Тем не менее, он с еще большим энтузиазмом брался за любое дело - от санитарной проверки колодцев в дальних селениях, до спасения пострадавших от укусов змеи. А потом опять - новые поездки, в которых больные дети, страдающие старики заслоняли все.
   Уайетт изо всех сил старался соответствовать уровню своего коллеги. Но после неудачи у него иногда опускались руки от ощущения собственной беспомощности. Это было, когда, несмотря на совместные усилия молодых врачей, от пневмонии умерла пожилая по здешним меркам женщина в одной из деревень, расположенных в болотистой местности на берегу Нигера.
   - Я ничего не умею! - в отчаянии воскликнул Уайетт. - Это же просто пневмония! А мы не смогли...
   Он махнул рукой и ушел в палатку, служившую им в деревушке и кабинетом, и спальней. Морис, войдя следом за ним, постоял немного, а потом похлопал Уайетта, сидевшего на кровати закрыв лицо руками, по плечу.
   - Так бывает, парень, - вздохнул он. - Это - издержки нашей профессии. Мы сделали все, что могли...
   - Зачем я только выбрал эту профессию! - глухо пробормотал Уайетт, поднимая расстроенное лицо. - Если бы я еще мог лечить!
   - Это - твоя судьба, не сомневайся! - пристально глядя на него, произнес Морис. - Следуй своим путем - и ты никогда не пожалеешь об этом...
   Возвращаясь в Тимту, молодые люди с наслаждением принимали душ, отсыпались и шли в город. Уайетт с нетерпением ждал этих прогулок. Морис был не только отличным хирургом и диагностом, что называется, от бога. Он был влюблен в историю Африки и очень много знал о Тимту. Бродя по узким улочкам бывшего средневекового мегаполиса, Морис рассказывал Уайетту об этом загадочном городе. Окруженный застывшими волнами горячего песка, этот "мираж пустыни", как называли его европейцы, некогда был центром древней цивилизации. Морис показывал Уайетту развалины крепости и караван-сарая, водил в крошечные лавочки, где можно было увидеть старинные манускрипты, посуду, украшения.
   Уайетт поражался знаниям Мориса. Выбирая очередной маршрут для их еженедельных прогулок, тот часто приводил своего молодого коллегу на окраину города, где под песчаными дюнами были еще заметны развалины кварталов исчезнувшего города. Морис рассказывал Уайетту о караванах с золотом и драгоценными тканями, приходивших в бывшую столицу древней империи в период ее расцвета, о философах и поэтах, живших в те далекие времена.
   Иногда, возвращаясь из очередной изматывающей поездки, молодые люди пускались в загул. Тогда их большая комната наполнялась бутылками разнообразной формы и цвета с таким же разнообразным содержимым. Вместе с традиционными французскими винами, Морис предлагал попробовать пенящийся мимбо, от которого при ясной голове, совершенно не хотели двигаться ноги, или тягучие ликеры со сказочными ароматами. Но через пару дней после такой дегустации, молодые люди, отоспавшись, опять с головой окунались в накопившиеся дела. И темнокожая толстуха, взявшая на себя труд по наведению порядка в домике молодых холостяков, только неодобрительно хмыкала, когда заглянув под кровать Мориса, находила там пылящуюся бутыль коллекционного вина, пузатую бутылку второсортного джина и тыквенный калебас, наполненный мимбо.
   В свою очередь Уайетт пробовал приобщить своего коллегу к современным техническим чудесам в виде компьютера. Вести дневник практики обычной ручкой в обычной тетради было непривычно долго и муторно. Но Морис упорно не хотел иметь дело "с железками, не торчащими из человеческого тела", как он говорил. Уайетт, аккуратно вытерев пыль с монитора, долго искал системный блок, чтобы наладить компьютер. Когда он спросил у Мориса, где тот может находиться, молодой доктор недоуменно развел руками.
   - По-моему, где-то в кладовке.
   Уайетт не поленился и слазил в большую комнату, отведенную под кладовку. Она была завалена всякой рухлядью: сломанным автоклавом, смотровым креслом, развалившимися стульями. Ободрав пальцы и получив приличный кровоподтек на ноге от упавшего зубоврачебного кресла, Уайетт все же нашел системный блок.
   - Дурная голова рукам покоя не дает, - ворчал Морис, смазывая ссадины на спине коллеги йодом.
   - Ничего, - бодро ответил Уайетт, - зато теперь я смогу нормально вести записи. Хочешь, научу?
   - Благодарю Вас, мсье! - церемонно отвесил поклон доктор Дидье.- Мы уж как-нибудь так...попроще, по-старинке...
   Несмотря на настоящую дружбу, которая завязалась между молодыми людьми, иногда случались необычные ситуации, которые Уайетта не мог понять, а Морис не хотел объяснять.
  Как-то раз, возвращаясь из ночной прогулки и будучи весьма навеселе, друзья заблудились. Пытаясь выбраться из лабиринта узеньких улочек, часто заканчивающихся очередным тупиком, они столкнулись с группой странных людей, закутанных в голубые плащи. Явно воинственно настроенные, незнакомцы молча окружили молодых врачей. Один из них что-то произнес на непонятном наречии. Тон его речи, явно враждебный, не понравился Уайетту и он, набычившись и сжав кулаки, приготовился к отражению нападения. Но Морис, к его изумлению, спокойно ответил на том же языке. На какое-то время вся группа замерла в напряженном молчании. Потом Морис медленно поднял ладони и провел ими перед лицами угрюмо сопящих странных молодых людей. Один из них, помедлив, так же поднял руку и кивнул головой. Резко повернувшись спинами к изрядно струхнувшим врачам, вся группа растворилась в темном переулке.
   Уайетт перевел дух.
   - Как ты с ними...- качая головой, сказал он.
   - Да, здесь надо быть предельно выдержанным, - тоже облегченно вздыхая, ответил Морис. - Никаких действий. Надо просто стоять. Любое неосторожное движение и...
   - Понятно... - пробормотал Уайетт. - А кто такие эти ребята? - помолчав, спросил он.
   - Туареги, - коротко ответил Морис. - Воины пустыни.
   - Ты знаешь их язык?
   Морис молча кивнул. Уайетт понял, что он не хочет говорить на эту тему, поэтому не стал спрашивать, что сказал один из туарегов и что ответил ему Морис. И что означали поднятые ладони.
  Это так и осталось загадкой для Уайетта. Так же, как еще одна необычная встреча.
   Однажды вечером, на традиционной прогулке, пробираясь вдоль тесной улочки, молодые люди увидели старуху-гадалку, сидевшую на маленьком низеньком помосте. Кинув в лежащую у ее ног чашку несколько франков, Уайетт хотел пройти дальше, но старуха остановила его.
   - Погадать, красавец?
   - Спасибо, матушка, - вежливо ответил молодой человек, собираясь уйти.
   - Давай, парень! - ухмыльнувшись, остановил его Морис. - Не каждый день гадалка в Тимту останавливает клиента. Обычно, к ним приходят сами.
   - Ну, хорошо, - снисходительно улыбнувшись, согласился Уайетт, приседая на корточки рядом с женщиной.
   Морис, не сводя пристального взгляда со старухи, присел рядом.
   - Какое ты хочешь гадание? - спросила Уайетта гадалка.
   - Ну...- пожал плечами молодой человек.
   - На исполнение желания, - подмигнул приятелю Морис
   Старуха пристально смотрела на Уайетта.
   - "Черная роза"?
   - Что - "черная роза"? - удивленно посмотрел на нее молодой человек.
   - Гадание "Черная роза" ответит на вопрос, суждено ли сбыться твоему желанию, - пояснила гадалка, не отрывая черных глаз от его лица.
   - Ну, роза, так - роза, - пробормотал Уайетт, внезапно почувствовав мимолетную тревогу.
   Разложив потрепанные карты, старуха что-то долго бормотала себе под нос, затем перетасовала колоду и опять начала раскладывать карты, время от времени бросая колючий взгляд на молодого человека. Проделав какие-то сложные манипуляции над разложенными картами, старуха в конце концов убрала их все. Только одна карта осталась в ее сморщенной темной руке. Гадалка долго сидела, разглядывая оставшуюся карту. Потом вздохнула и, не поднимая головы, медленно положила ее в колоду. Заинтригованный Уайетт уставился на старуху.
   Она подняла голову, и молодой человек с удивлением увидел в ее глазах печаль и сочувствие. Гадалка покачала головой.
   - Нет!
   - Что -"нет"? - не понял Уайетт.
   - Не сбудется твое желание, сынок. И пусть аллах дарует тебе терпение на твоем пути.
   - Хм...- поджав губы, Уайетт поднялся и недоверчиво взглянул на карты. - Ну, ладно...Спасибо тебе, матушка. Вот, - он протянул ей еще несколько франков, но старуха покачала головой.
   - Я не могу взять с тебя плату за это гадание. Это - твоя судьба. Иди.
   Уайетт пожал плечами и спрятал деньги в карман. Морис внимательно посмотрел на него, но ничего не сказал. Молодые люди молча прошли до конца улицы и свернули за угол. Уже поворачиваясь, Уайетт оглянулся, чтобы еще раз взглянуть на старуху, но, к его удивлению, на улице уже никого не было.
   Этот странный случай на некоторое время засел в голове Уайетта. Это было смешно и глупо. Но поскольку он загадал, будут ли они с Филлис вместе, тревожное чувство прогнать было не так просто, как не убеждал себя Уайетт. Не то, чтобы он очень уж верил в это гадание, но с другой стороны, не забывал, что магическая сущность никогда не оставляет своих последователей и ничего не бывает просто так. В ту ночь Уайетту приснилась Филлис. Она появилась как бы ниоткуда и молча стояла, печально глядя на него.
   - Фил?
   Уайетт резко сел на постели, проснувшись от звука собственного голоса. Посмотрев на сладко посапывавшего Мориса, он опять лег. Но спать уже не хотелось. Уайетт понимал, что это печальное видение - только отражение его непонятной тревоги, но успокоиться не мог.
   А реальная жизнь со своими проблемами продолжала вертеться вокруг молодых врачей, и возможности предаваться грустным мыслям, практически не было.
  
   5.
   Это был ужасный день. Последний день практики Уайетта. Они с Морисом уже решили, что вечер они проведут в самой таинственной части Тимту, выходящей в пустыню.
   Всю неделю молодые врачи вели прием в самом городке. Сначала были не очень сложные случаи, и все шло более-менее благополучно. Правда, Морис, накануне куда-то исчезнувший и вернувшийся крайне озабоченным, через час после начала приема опять куда-то подевался. Молоденькая медсестра крутилась между комнатой, в которой находилась аптека, кабинетом, где шел прием, и перевязочной. Уайетт сначала время от времени поглядывал на дверь, ожидая, что сейчас войдет его коллега, потом стал злиться, понимая, что зашивается.
   Но когда закутанная в бурнус молодая женщина с огромными заплаканными глазами положила перед ним стонавшую от боли девочку лет шести, Уайетт забыл обо всем. В бедре ребенка торчал обломок...арбалетной стрелы!
   - Господи! Что это? - невольно отшатнулся он.
   - Морис...Доктор Дидье! - умоляюще всхлипнула женщина. - Где он?
   - Я бы тоже хотел это знать...- пробормотал Уайетт, осматривая рану.
   - Осторожно, доктор! - остановила его женщина. - Там может быть яд!
   Уайетт посмотрел на нее, как на сумасшедшую.
   - Яд! Господи! Кто мог это сделать? Это же - ребенок!
   - Мне нужен доктор Дидье! - настойчиво произнесла женщина, вытирая слезы. - Только он...Пожалуйста!
   - Я не знаю, где он! - резко ответил Уайетт, продолжая осматривать рану. - Я дам девочке обезболивающее и вытащу стрелу.
   - Нет! Это бесполезно! - женщина схватила его за руку. - Мне нужен доктор Морис!
   - Не трогайте меня! - отшатнувшись от женщины, Уайетт поднял руки. - У меня стерильные перчатки! Я...
   - Морис! - громко закричала женщина. - Морис, ты мне нужен! Скорее!
   Знакомый с детства тонкий звук и яркое свечение заставило Уайетта резко повернуться. Разинув рот, он смотрел, как в вихре светящихся огоньков в операционной появился...доктор Морис Дидье!
   - Боже правый!...- прошептал Уайетт. - Морис...Ты?...
   - Потом! - махнув рукой, Морис бросил на него тревожный взгляд и шагнул к девочке.
   Уайетт так и застыл с открытым ртом и разведенными в стороны руками. Он не узнавал своего коллегу. Всклокоченный и напряженный, Морис сейчас совершенно не был похож на легкомысленного молодого человека, принимающего жизнь как радостный праздник.
   - Когда это случилось? - Морис повернулся к женщине.
   - Полчаса тому назад, - всхлипнула та. - Она сидела в саду...
   - Полчаса, - пробормотал Морис. - Значит, он здесь...
   - Ты прав! Я здесь! - раздался негромкий, но зловещий голос.
   Морис, резко обернувшись, раскинул руки, как бы закрывая собой девочку. Остолбеневший Уайетт еще шире раскрыл глаза. В центре операционной с арбалетом в руках стоял большой человек в странной одежде!
   - Черный Мститель....- чуть слышно прошептал Уайетт.
   - Угадал! - насмешливо произнес тот, поднимая арбалет.
   Пущенная им ядовитая стрела вонзилась прямо в грудь Мориса.
   - Сделано! - зловещий посетитель ликующе потряс арбалетом и мгновенно исчез.
   Женщина кинулась к медленно сползающему на пол Морису.
   - Господи! Да что же это? - дрожащими губами пробормотала она, повернувшись к Уайетту. - Сделай что-нибудь!
   - Но...я...
   - Спаси девочку, - прохрипел Морис, корчась на полу. - Спаси ее!
   - Но...- растерянно повернулся к нему Уайетт, - я не смогу...Я - не Охраняющий...
   - Я знаю, кто ты! Спаси девочку!
   Уайетт невольно попятился назад. Он посмотрел на свои руки, потом на женщину, умоляюще глядевшую на него.
   - Нет, я не хочу так...Я не могу....
   - Ты сможешь! Ты должен! - Морис скрипнул зубами. - Если она умрет....
   Он замер на мгновение и как-то сразу обмякнув, застыл на полу.
   Женщина вскрикнула и прижала ладонь к губам.
   - Господи ..- дрожащими губами прошептала она, - господи...
   - Морис! - Уайетт кинулся к другу: - Нет, Морис!
   Уже не обращая внимания на стерильные перчатки, он приподнял Мориса за плечи и подтащил его к каталке у стола, на котором тяжело дышала девочка.
   - Помогите! - бросил он женщине.
   Та помогла ему втянуть тело врача на каталку. Стиснув зубы, Уайетт одним точным движением выдернул стрелу из груди Мориса, еле увернувшись от струи крови, вырвавшейся из страшной раны.
   - Подожди, Морис, подожди...Ты ведь сможешь подождать...Только пару минут...
  Метнувшись к столику с биксами, он схватил стопку тампонов и приложил к кровоточащей ране в теле Мориса. Тампоны тут же пропитались кровью. Но теперь все внимание Уайетта было обращено на ребенка.
  Повернувшись к девочке, он заметил, что острие стрелы, к счастью, вошло в тело не на всю глубину.
  Анестезия?
  Успеет ли?
  Он слышал всхлипывания женщины и ее шепот:
  - Там яд...Доктор Морис...
  Бросив отчаянный взгляд на неподвижного Мориса, Уайетт сосредоточился на девочке. Она по-прежнему была без сознания, и он осторожно вытянул конец стрелы из бедра малышки. Тело девочки дернулось, и она вскрикнула. Ей вторил крик женщины:
  - Моя девочка! Скорее! Умоляю вас...
  'Ты сможешь! Ты должен!'
  И Уайетт решился. Он сорвал перчатки с рук, закрыл глаза и, сосредоточившись, распластал ладони сразу над двумя телами.
   Женщина хватала ртом воздух и в безумной надежде переводила взгляд с лица Уайетта, разом покрывшегося потом, на его руки. Но ничего не происходило. Молодой человек открыл глаза и уставился на свои ладони.
   - Нет! - с отчаянием воскликнул он. - У меня не получается!
   - Ты сможешь! - Женщина опять схватила его за руку. - Он сказал: ты сможешь! Неужели ты оставишь их умирать?
   Вытерев со лба пот и облизав пересохшие от волнения губы, Уайетт опять закрыл глаза. Лицо его стало бледным и напряженным. Казалось, теперь вся сила его души сосредоточилась в руках. Женщина огромными измученными глазами, полнями слез, смотрела на них. И увидела, как золотистое сияние разливается под широкими ладонями молодого человека. Девочка судорожно вздохнула. Медленно исчезла кровь, сочившаяся из раны...Ребенок открыл глаза и тихо позвал:
   - Мама...
   - Я здесь!
   Женщина кинулась к девочке и с плачем прижала ее голову к своей груди.
   А Уайетт не сводил глаз с Мориса. Тот по-прежнему оставался неподвижным.
   - Ну, давай же...Давай.... - трясущимися губами шептал Уайетт. - Я же делаю, как ты хотел...
   Теперь уже обе ладони соединил молодой маг над глубокой раной в теле Мориса Дидье. Но напрасно золотистое сияние исходило из-под его рук....Поняв это, Уайетт приложил ухо к груди друга и...не услышал ничего. Схватив шприц с адреналином, он ввел лекарство прямо в сердце и, отшвырнув шприц, попробовал делать массаж сердца.
  Но все было напрасно.
  Морис не подавал признаков жизни.
   Легкий шелест и яркий свет заставил Уайетта оглянуться. То, что он увидел, не удивило его. Обняв друг друга, женщина и девочка медленно растаяли в облачке светящихся искр.
   Уайетт повернулся к неподвижному телу Мориса. Он долго смотрел на его лицо, застывшее в умиротворенном и каком-то величественном покое, аккуратно вытер салфеткой застывшую струйку крови, вытекшую из полуоткрытого рта друга. Потом осторожно закрыл глаза Мориса, в которых осталось строгое выражение, пригладил волосы и накрыл тело белой простыней, снятой с кушетки.
   Постояв немного, Уайетт сел на кушетку, бессильно опустив руки. Он не скрывал слез и чувствовал себя опустошенным. Широкие плечи его согнулись, а голова опустилась на грудь. Посидев так полчаса, Уайетт тяжело поднялся, бросил взгляд на тело Мориса, лежавшее на каталке, и пошел к двери. Выключив свет в комнате, он осторожно закрыл за собой дверь и вышел на крыльцо.
   Увидев молодого доктора в заляпанном кровью халате, многочисленные пациенты, и так сидевшие тихо, замерли. Они смотрели на него с тревогой и немым вопросом.
   - Я..- хрипло начал Уайетт и, откашлявшись, продолжил, - я буду вести прием в другом кабинете.
  
   6.
   Пассажиров пригласили на регистрацию.
  Уайетт, уже оправившийся от выматывающей душу тряски, с которой старенький самолетик нырял в воздушные ямы от Тимту до Бамако, медленно побрел на посадку.
   Две недели, которые он проработал до прибытия нового врача, были самыми тяжелыми. И не только потому, что работал он теперь один. Две мысли постоянно терзали его. Первая - если бы он не колебался так долго, то бы мог спасти Мориса. И вторая - что будет у них с Филлис? Потому, что теперь, сам не желая того, он стал Охраняющим магом.
   В тот день, когда погиб Морис, Уайетт, закончив прием, долго сидел вечером на крыльце маленького бунгало. Яркие звезды как всегда сияли на фиолетовом бархате неба. Но вечерняя прохлада, обычно приносившая облегчение, сегодня казалась продолжением душного дня. Негромкая ритмичная музыка, которую так любили по вечерам слушать молодые врачи, доносилась с соседней улицы, окутывая звуками печально молчаливый дом. А там, в маленькой операционной, на хирургической каталке лежало тело веселого молодого доктора Мориса Дидье.
   Вспоминая все, что произошло, Уайетт только теперь понял, что необычные отлучки Мориса были связаны с той частью его жизни, о которой он предпочитал молчать. "Почему он не сказал мне ничего, если знал, кто я такой? - спрашивал себя Уайетт. - Что за девочку хотел спасти? Такого же Охраняющего? Очередного посланца небес?"
  Уайетт вздохнул. Теперь, став магом, он может узнать это. Только зачем? Это не вернет ни Мориса, ни Филлис, потерянную для него навсегда, ни прошлую жизнь, такую простую и понятную. "Следуй своим путем - и ты никогда не пожалеешь об этом" - вспомнил он слова Мориса. - "Какой он, мой путь? И разве не ты выбрал его за меня? - с горечью подумал Уайетт. - Теперь я - Охраняющий! Но я не хотел этого! Это - не мой путь!"
   Две недели прошли в суете, оформлении каких-то бумаг, объяснений с начальством по поводу смерти доктора Дидье, клятвенных заверений, что через три дня прилетит еще один специалист. Уайетт механически выполнял все необходимые действия. Он договорился с мэром Тимту о доставке свинцового гроба для транспортировки тела Мориса. Но потом выяснилось, что отправлять его не надо, так как во Франции у него никого нет. И тогда молодого доктора похоронили на местном кладбище.
  Все прошло очень быстро. По сигналу старенького кюре, отслужившего заупокойную мессу в маленькой церквушке, закрытый гроб опустили в красноватую песчаную почву. Чиновники из администрации, толстяк-мэр, постоянно вытиравший потную шею, сделав скорбные лица, помолчали у свежей могилы. Десятка три безмолвно стоявших бывших пациентов веселого доктора, каким-то образом узнавших о его смерти и явившихся к самому погребению, так же молча разошлись.
   Ушел кюре, ушли всхлипывающая медсестра и заплаканная толстуха, наводившая порядок в жилище молодых врачей, разошлись вздыхающие о суетности мира старики, посещавшие соседние могилы и заглянувшие на проводы нового обитателя кладбища...
   Уайетт еще долго стоял у могилы со скромным крестом. Веселые, искрящиеся озорством глаза Мориса вдруг привиделись ему. "Работа - отдых, отдых - работа" - вспомнил он. Уайетт судорожно вздохнул и сцепил зубы, не позволяя себе заплакать. Почему уходят самые лучшие, самые нужные?
   Придя к себе, Уайетт содрогнулся от непривычной тишины в комнате, сел на кушетку и задумался. Что теперь будет? Филлис! Она ждет его, думая, что он сделает так, как решил - будет жить обычной жизнью простого врача, любить свою волшебницу-жену, помогать людям реально, по-настоящему, без всяких заклинаний и зелий. А теперь....
   Уайетт медленно поднялся, подошел к столу и достал листок бумаги. Нашел ручку и долго сидел перед пустым листом, не зная, как начать письмо. Наконец, тяжело вздохнул и начал писать.
   "Привет, Кон! У меня к тебе необычная просьба. То, что я попрошу тебя сделать, не должен знать никто.
   Ты помнишь Фил? Маленькую Филлис из Монастыря? Мы встречаемся уже почти два года. Я люблю ее больше жизни. Мы хотели сказать родителям о нашей помолвке, когда я вернусь.
   Ты знаешь, я не хотел принимать дар, который есть у нас всех. И всегда старался быть обычным человеком, не используя те силы, которые мне даны. Я и сейчас считаю, что, как врач, могу принести людям больше пользы, чем ...другим способом. Но теперь это неважно. Потому, что все пошло не так, как хотелось.
   Я знаю, что Филлис будет ждать меня 30-го, в четверг. Так мы договорились. Я не смогу приехать к этому дню. Мне придется задержаться. Прошу тебя, будь на скале у Огненных гор в этот день, и скажи ей, что я прилечу через неделю. Я буду ждать ее на нашем месте 8-го числа в 19.00.
   Надеюсь, дома все в порядке. Передавай привет всем.
   Твой брат - Уайетт Харрисон".
   Еще раз перечитав письмо, Уайетт опять вздохнул. "По крайней мере, она будет знать, что я задержусь. А потом я все объясню ей. И, может быть, за это время смогу что-нибудь придумать", - подумал он.
  
   7.
   Радостный галдеж наполнял клуб. Энергичные молодые люди - сокурсники Уайетта, их веселые и соблазнительные девушки, десятилетняя Пэтти, с горящими от любопытства глазами радостно снующая от маленьких, но шумных компаний к родителям и родственникам - все это создавало легкую веселую атмосферу праздника.
  Вечеринка по поводу возвращения домой молодого доктора удалась на славу.
   Лайен Харрисон, с довольным видом перемещающийся от одной группы молодежи к другой, время от времени бросал недоуменный взгляд на сына, не спускающего глаз с лестницы, ведущей в зал. Памела, сидя на привычном диванчике в углу зала вместе со своей младшей сестрой Филлис и ее мужем Коннором, встревожено смотрела на Уайетта.
   - Он вернулся каким-то не таким...- тихонько бормотала Памела. - Я вижу - с мальчиком что-то случилось. Со вчерашнего дня, как только он прилетел, Уайетт сам не свой. И такое впечатление, что он все время кого-то ждет
   - И тебя это удивляет? - улыбнувшись, подняла брови Филлис. - Мне наоборот, показалось бы странным, если бы он никого не ждал. Я тоже хотела бы посмотреть на нее.
   - На нее?! - Памела повернулась к сестре. - Фил, ты что-то знаешь?
   - Пам, дорогая, - рассмеялась младшая сестра, - ему двадцать три года! Ты думаешь, у него нет девушки?
   - Да, но....- Памела пожала плечами. Потом, подумав немного, озабоченно произнесла: - Он первый раз скрывает от нас, что с кем-то встречается.
   Коннор, все это время молча сидевший рядом с женой, бросил быстрый взгляд на свояченицу, опустил глаза и тихонько вздохнул.
   - Папочка! - подлетела к нему Пэтти, - а там Крис и Кон! Вон они!
   Молодые люди с порога помахали рукой родственникам. Крис присоединился к одной из групп, лихо отплясывавших в центре зала. А Кон направился к Уайетту, подавшемуся ему навстречу.
   - Где ты пропадал? - тихо спросил Кон. - Мы искали тебя...
   Уайетт промолчал. Он стоял, по-прежнему время от времени непроизвольно поднимая глаза при малейшем движении у входной двери и, стискивая зубы, опускал голову, не увидев того, кого ждал.
   - Кон, - внезапно спросил Уайетт брата, - что она сказала?
   Тот неопределенно пожал плечами и вздохнул.
   - Ничего, - помолчав, ответил он. - Она выслушала все, что я ей сказал, постояла немного, повернулась и...исчезла.
   Кон с сочувствием посмотрел на брата и тихо спросил:
   - Ты был там? У Огненных гор?
   Уайетт молча кивнул.
   - Она так и не пришла?
   - Нет.
   Подняв в очередной раз глаза к лестнице, Уайетт увидел, что молодой охранник, спускаясь, машет ему рукой.
   - Мистер Уайетт! - пытаясь перекричать самозабвенно орущего вокалиста, закричал он. - Можно вас на минуточку?
   Уайетт шагнул ему навстречу, и Кон увидел, что лицо брата озарилось надеждой. Но когда охранник, подойдя к ним, протянул ему узкую длинную коробку, Уайетт застыл на месте.
   - Вот! Вам просили передать....
   - Кто? - быстро спросил Уайетт. - Кто просил?
   - Там...какая-то девушка...
   Охранник не закончил, потому что Уайетт рванулся к лестнице.
   - Нет, мистер Уайетт, - крикнул он вслед ему. - Ее там нет! Она...она исчезла сразу же, как только передала...вот это...
   Охранник, молодой парень, увидев, как изменилось лицо Уайетта, начал кое-что соображать, и взгляд его сделался сочувственным и понимающим. Вздохнув, он отправился наверх, а Уайетт, зажав в руке коробку, медленно вернулся к стойке.
   Положив коробку, он долго смотрел на нее, не решаясь открыть. Потом, бросив мрачный взгляд на Кона, медленно развязал тесьму и снял крышку.
   На алой бархатной бумаге, выстилавшей дно коробки, лежала распустившаяся черная роза.
  
  
  
  
  
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"