Хаагнис Афгуль: другие произведения.

Tower of God: Рождение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.01*45  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неувядающая слава, несчетное богатство, тайное знание, безграничное могущество. Все это ждет на вершине Башни одного Бога. Но путь туда будет тяжёл и труден. Немногие смогут забраться наверх. Фанф по Башне Бога. Все права на мир принадлежат SIU. Попаданец. Примерно за 200 лет до событий канона. Не МС. Становление главного героя от слабого к сильному, как духом так и телом. Обновлялось 26.01.18.


Фанфик на "Tower of God"

Все права принадлежат SIU

ToG: Рождение...

Пролог

  
   - У нас опять ничего не получилось! - в голосе говорившего явственно звучала досада.
   - Я с Вами не согласен, коллега, результат есть, только немного не такой, как мы хотели...
   - Немного?
   - Хорошо. Вообще, не такой. Но подопытный выжил и воплотился без особых проблем! - с оптимизмом прозвучало в ответ.
   - Воплотился? Ты хотел сказать родился!
   - Да какая разница, коллега! Это все равно прорыв! Мы смогли воплотить душу из-за пределов Башни!
   - Его реакция на объект BKZ-047 положительна. Реакция положительная! Ты понимаешь, что это значит? Он связан контрактом!
   - Все начинается с малого, коллега. Предыдущие две сотни опытов закончились смертью подопытных.
   - Реакция положительна. Что толку если мы наделаем ещё сотню таких же существ? Сам подход неверен. Вот если бы мы могли призвать не одну лишь душу, а вместе с телом...
   - К сожалению, Стена надёжна, коллега, не мне Вам это говорить. С другой стороны, мы смогли полностью воплотить душу, создать вместилище из шинсу для нее. До этого считалось, что подобное во власти лишь Красной Башни.
   - Не передёргивай. Мы использовали шинсу лишь для ловли души и стабилизации процесса роста тела. На которое, напомню, мы пустили огромное количество биологического материала, ассимилированного подопытным едва ли на сотую часть. Генетически он простой человек. Душа просто восстановила свое прошлое тело. Ты вдумайся, бесчисленное множество редких элементов, и сотни лет экспериментов ушли на то, чтобы получить простого человека!
   - Коллега, мы не можем быть уверены на все сто процентов, в том, что он простой человек. Нужен завершающий опыт.
   - Сейчас пробудим его, и можешь делать с ним что хочешь.
   - Под завершающим опытом я имею в виду кое-что другое, коллега.
   - Что? Уж не хочешь ли ты сказать...
   - Да.
   - Нет. Я не буду просить госпожу тратить одно из обязательств!
   - Да поймите же Вы, это первый живой образец! Мы обязаны провести все надлежащие эксперименты!
   - Нет. Госпожа никогда на это не пойдет!
   - Так, уговорите ее. Я знаю, Вы сможете. К тому же у нее все равно останется еще несколько обязательств.
   - Смысла нет. Он уже связан контрактом, принятое обязательство лишь укрепит цепи.
   - Но дух, помнящий о своей свободной жизни, может попытаться разорвать цепи.
   - Такого никогда не было.
   - Это не значит, что однажды раб, рожденный в этом мире, не станет свободен.
   - Шанс мал. Ничтожно мал.
   - Он есть. Это главное.
   - Что же. Я попробую уговорить госпожу.
   - Благодарю Вас. Это приблизит нас к цели.
   - Надеюсь на это.
  

Часть 1. Рождение.

Глава 1. Обязательства Хеадона.

  
   Неясное гудение разбудило меня. Я медленно поднялся с каменистого пола. Повертел головой осматриваясь. Вокруг было сумеречно. В нескольких сотнях метров от меня виднелась стена высотой около двадцати или тридцати метров, украшенная барельефами. На них были изображены исполинские фигуры антропоморфных созданий, сюрреалистичные пейзажи и чудовища, даже близко не похожие на людей. Между изображениями из стены торчали огромные лампы, своим светом разгоняющие здешний сумрак. Вдалеке виднелись ворота. К ним вела дорога, идущая вдоль стены.
   За стеной вдалеке виднелся фиолетовый столб света, идущий от земли и поднимавшийся ввысь. Его сердцевина была настолько яркой, что казалась ослепительно-белой. От этого луча отлетали шары того же цвета, что и столб. Они разлетались в темном небе, озаряя его мягким фиолетовым светом.
   Повернувшись к стене спиной, я увидел скалистую местность, уходящую вдаль. Если бы не небо над головой, подумал бы, что оказался в какой-то пещере.
   Правой рукой задумчиво потер лоб. Последнее, из того что я помню, это как лёг спать. Не понимаю. Как я здесь оказался? И где собственно это "здесь"? Еще раз посмотрел на небо. Оно озарялось лишь фиолетовыми шарами, плывущими по воздуху от столба. Звезд не было.
   Оглядел себя. Джинсы темного цвета, кроссовки, рубашка светлых тонов, зеленая кофта с молнией и капюшоном. Моя обычная повседневная одежда. Вот только помню, что кофту я точно снимал. Бросил, то есть повесил ее на спинку кресла. Да и в обуви привычки по дому расхаживать не имею. Носки и трусы тоже оказались на месте. Пошарил по карманам. Студенческий билет, кошелек, проездной, ключи, телефон.
   Телефон не включался. Я попытался отсоединить аккумулятор, но даже крышка, закрывающая его, не поддавалась моим усилиям. Кнопка включения не нажималась. Сначала подумал, что она сломалась, но боковые клавиши тоже были словно влитые. Попытался подцепить ногтем защитную пленку. Безуспешно. Внимательно оглядел телефон. Вроде бы мой, вот только царапин маловато.
   Достал кошелек. Вынул сторублевую купюру. Света было маловато, тем не менее, главное я увидел. Буквы и цифры на ней были размыты, да и изображение здания и памятника не особо четкое. Словно кто-то по памяти пытался воспроизвести купюру. Получился не особо удачный муляж.
   До этого вся окружающая меня действительность виделась, словно во сне. Чувства были притуплены. А теперь паника начала быстро подниматься во мне удушливой волной. Убрав кошелек с банкнотой в карман, ощупал тщательно кофту. Цвет и текстура как у моей, вот только материал точно не тот, не то ощущение. И, вообще, только сейчас прочувствовал всю чуждость одежды сидящей на мне. Бред. Этого не может быть! Я вновь достал убранный телефон. Присел. Взял небольшой камень и остервенело стал колотить им по телефону. Примерно с пятого удара телефон раскололся. Ожидаемо внутри никаких микросхем не оказалось. Все литое из пластика, если это, конечно, пластик. Муляж.
   - Ха-ха-ха, - я истерично расхохотался.
   Ничего не понимаю. Кто и зачем сделал муляж моих вещей и отправил сюда?
   В сердцах закинул осколки копии моего телефона куда подальше.
   - Эй! Ау-у-у-у! Есть кто-нибудь! - прокричал я.
   И лишь когда стихло эхо от моего крика, понял, как глупо я поступил. Мало ли кто здесь может обитать. Разом стало очень неуютно. Словно кто-то бесконечно огромный посмотрел на меня. И еще это гудение непонятно откуда идущее. Решил побыстрее покинуть это место. Развернулся и потопал в сторону стены. Но дойти я не успел.
   - Надо же какой странный у нас гость, - раздался в моей голове голос.
   От неожиданности я споткнулся и упал. Завертел головой в попытках понять, откуда идет звук, хотя был полностью уверен, что слова возникли у меня в голове.
   - Я здесь. Нет нужды бояться меня, дитя, - и хоть голос вновь возник у меня в голове, сейчас я отчетливо ощутил в какую сторону нужно смотреть.
   Хозяин голоса шел с правой стороны стены по дороге из каменных плит. Ростом он был пониже меня, где-то метр шестьдесят, может, метр семьдесят. Передвигался очень плавно. Некая скользящая, нечеловеческая грация была в его движениях. Когда он приблизился ко мне на расстояние метров семи, я смог разглядеть его подробнее. Темно-индиговый комбинезон с высоким воротником, но без рукавов сидел на нем как влитой. В руках его был желтый посох, оканчивающийся с обоих концов сине-зелеными шарами. Да. Самое главное. Чуть не забыл сущую мелочь. Он был кем угодно, но точно не человеком. Гладкая, матово-белая кожа без единой поры, словно фарфор. Голова была похожа на кроличью, с такими же длинными, как у зайца ушами, стоящими торчком. Ни глаза, ни носа, только длинная, черная, узкая прорезь полумесяцем. Руки с тремя пальцами. В тыльные стороны ладоней и в передние части стоп были то ли врезаны, то ли вплавлены круглые, выпуклые линзы бирюзового цвета.
   - Приветствую тебя в Башне, дитя. Меня зовут Хеадон. Я Хранитель первого этажа Башни, - торжественно произнес­­ он.
   Голос все также возникал у меня в голове. Он что, телепат?!
   - Встань и представься, дитя. Не стоит подобному тебе валяться на земле.
   К своему стыду, только сейчас понял, что все это время так и не поднялся. Быстро вскочив, стал отряхиваться. Слишком суечусь. Слишком много лишних, дерганых движений. С другой стороны, кто бы вел себя иначе в такой ситуации? Мрачное, таинственное место и нечеловеческое создание, транслирующее тебе в голову свои мысли. Трудно тут остаться спокойным!
   - Звать меня...э-э-э... Кирилл, - чуть спутанно ответил я и зачем-то добавил, - Студент я. Не знаю, как тут оказался.
   - Вот как, - Хеадон стал задумчиво обходить меня по дуге.
   Я старался не терять его из виду, медленно поворачиваясь вслед за ним. Наконец, он остановился.
   - Но ты врешь мне, дитя, - вынес он окончательный вердикт.
   От его слов я вздрогнул, они звучали как приговор.
   - Я не дитя, - стараясь скрыть страх, выразил я свое возмущение и продолжил, - я не лгал тебе. Действительно, не знаю, как здесь оказался.
   - Ох, дитя. Если взберешься на вершину, спустись потом сюда, к старику Хеадону. Я побеседую с тобой о времени, возрасте и вечности, - вслед его словам в моей голове раздался мягкий смех.
   Я помотал головой, избавляясь от остатков смеха.
   - Меня действительно зовут Кирилл. И я студент. Вот даже студенческий могу показать. Надо? - как мог иронично поинтересовался я.
   Хеадон задумчиво покрутил посох в руках, а потом отпустил его. К моему удивлению, шест так и продолжал крутиться в воздухе, тогда как в черной прорези, заменяющей Хранителю рот, что-то мелькнуло. На миг я почувствовал себя как под рентгеном.
   - Занятно-занятно. Тебе действительно звали Кириллом, но это было до того, как ты умер, - произнесло это существо.
   - У-у-умер? - от страха я даже заикаться стал.
   - Да.
   - Но я же сейчас живой!
   - Это лишь значит, дитя, что ты заново родился. И тебе не представить, какой парадокс это событие породило.
   - У меня осталась память о своей жизни. Разве после смерти я не должен был все забыть?
   - Вот в этом и парадокс, дитя. Я точно помню, что отправлял тебя дальше. Честно говоря, сначала я принял тебя за одного из Кузнецов.
   - Ты отправлял меня? Зачем?
   - О! Я вижу, тебе интересен ответ на этот вопрос, и ты горишь желанием получить его, дитя. Но к сожалению, я не могу развеять твое невежество, - Хеадон развел руками в сторону.
   - Почему? - мне начинали надоедать словесные игры этого кролика.
   - У тебя нет имени. Умерев, ты потерял право, называться Кириллом. Родившись же в Башне, тебе никто не дал нового. Поэтому ты и оказался тут, а не этажом выше, - в голосе Хеадона звучало довольство.
   - Ладно. Хорошо. Тогда я называю себя Кириллом. Теперь ты ответишь на мой вопрос?
   - Не так быстро, дитя. У тебя нет имени, значит, ты не можешь давать имена. Пустота не порождает звук, слово не возникает из ничего. Будь иначе, вселенная была бы другой.
   - И что ты предлагаешь? - хмуро спросил я.
   - Я могу дать тебя имя, а потом ответить на вопросы.
   Нет, этот кролик точно надо мной издевается.
   - Вот только, дитя, есть одно "но".
   - Всегда есть "но", - вздохнул я.
   Хеадон задрал свою остроконечную заячью голову к небу. И не глядя, схватил, крутящийся все время нашего диалога, посох. После чего уставился на меня глазом с белой радужкой, появившимся в прорези. Значит, все-таки не рот.
   - Ты родился в Башне. Ты избран. Ты законный участник. Но у тебя нет имени, и есть память, полученная вне пределов Башни. Нестандартная ситуация, следовательно, в соответствии с Договором, я могу сам принять решение. Хм? Так какое же решение мне принять?
   Честное слово, последнее предложение меня шокировало. А потом я сжал кулаки. Меня взбесило, что какой-то белый кролик смеет решать мою судьбу!
   - Хм, слабое и трусливое дитя наконец-то решило показать норов? - эти его слова смогли быстро остудить мой пыл, в них была угроза, к тому же звучали они непосредственно в моей голове.
   Несколько минут мы простояли в тишине, нарушаемой лишь редким капанием воды и едва слышным гудением.
   - Что же. Ответь мне, чего ты хочешь, дитя? - неожиданно спросил меня Хеадон, и в голосе его звучала неприкрытая торжественность.
   Ха! Какой глупый вопрос! Конечно же, я хочу домой! В свой родной город! Нафиг не сдались мне такие приключения!
   - Домой. Все чего я хочу сейчас, это вернуться домой, - уверенно ответил я.
   - Твое желание можно исполнить. На вершине Башни ты найдешь путь домой.
   Что еще за башня, которую он постоянно поминает? Впрочем, потом узнаю. Главное, я теперь знаю, как вернуться домой. Взобраться на башню. Звучит не очень сложно. Хотя, возможно, она очень высокая и в ней много ступенек. Тогда восхождение может затянуться на несколько часов. Может, даже несколько дней займет. Ха, я тряхнул головой, выгоняя посторонние мысли из головы, нет такой башни, на которую не смог бы подняться русский человек.
   - Иди за мной, - сказал Хеадон мне.
   Мы отправились к стене. Приблизившись к ней вплотную, Хеадон взмахнул посохом, и из стены выступили трехметровые двустворчатые врата, украшенные изображением пасти неведомого чудовища.
   - На каждом этаже Башни тебя будет ждать испытание. Пройдя его, ты сможешь подняться выше.
   Так. Еще какие-то испытания. Видимо, за пару дней я не управлюсь. И судя по тону этого кролика, за неделю мне на эту башню тоже не взойти.
   - И много этажей у башни? - спросил я наиболее интересующий меня вопрос.
   - Не башни, дитя, а Башни. Прояви хоть каплю уважения к месту, в котором родился.
   М-да. Не нравится мне то, как он произнес это "Башня". Похоже, я здесь надолго.
   - Хорошо. Так сколько этажей в Башне?
   - Ответ на этот вопрос, как и на все остальные, ты найдешь на вершине Башни. Там есть все, что только можно представить. Бесконечное знание и безграничная мудрость, неземное богатство и божественное могущество. Сила и власть. Бессмертие и красота. Все ждет тебя там. На вершине.
   Его речь не произвела на меня ни капли впечатления. Такое ощущение, что тебе впаривают залежалый товар по цене супердорогой новинки. Чую подвох.
   - Знаешь, Хранитель. Все эти речи оставь другим. Скажи главное, я смогу оттуда вернуться домой?
   Хеадон некоторое время опять смотрел на меня неотрывно.
   - Да, - раздался в моей бедной голове его голос.
   - Тогда давай сюда свое испытание, - мне уже все это надоело.
   Я ожидал, что он возмутится таким моим тоном, но, к моему удивлению, Хеадон указал посохом на появившиеся врата.
   - У тебя нет имени, хоть ты и избран. Без него тебе не взойти на следующий этаж. Если сможешь пройти этот тест, я дам тебе имя, чтобы ты смог продолжить восхождение, отвечу на часть твоих вопросов и перенесу тебя выше.
   Как щедро с его стороны. Даже как-то странно. Он показался мне весьма прижимистым кроликом. Что же это за испытание такое? Может, оно опасно для жизни? Впрочем, что это я, нарисованная на воротах пасть, говорит сама за себя.
   - Так что за тест? Убить какое-нибудь чудовище? А пооригинальней ничего придумать нельзя было, - я, конечно, храбрился, не дай Бог, в этом тесте монстру завестись.
   - Не бойся, дитя, - усмехнулся Хеадон, - я не даю непосильных испытаний.
   Ворота после его слов стали открываться. За ними был мрак, в котором нельзя было что-либо рассмотреть.
   - Этот тест называется "простой лабиринт". Суть испытания элементарна. Ты заходишь в лабиринт, бродишь по нему. Находишь выход. Проходишь через него. Вот и все. Как видишь, ничего сложного.
   - Там наверняка должно быть чудовище. Какой лабиринт без чудовища?
   - Если хочешь, можешь не проходить испытание. Оставайся на этом этаже. Только учти, кроме нас с тобой, здесь еще есть много интересных и голодных созданий, - ехидно добавил Хеадон.
   - Я не о том. Если там есть чудовище, то мне нужно оружие. Иначе это будет нечестно.
   - Заберись на вершину, прежде чем говорить со мной о чести и бесчестии, - жестко осадил меня Хеадон. - Я сказал, что не даю испытаний, которые нельзя пройти. На тесте не будет никого, кроме тебя и лабиринта. Твой выбор. Пойдешь ты выполнять испытание или нет?
   Я ничего ему не ответил. Закрыл глаза. Сделал пару вдохов и выдохов. Открыл глаза и вошел во врата.
  
  

***

   Ворота закрылись за человеком, а потом быстро и суетливо растворились в стене. Хеадон оскалился, сделал несколько шагов от стены и взмахнул посохом. Тотчас же потолок первого этажа изменился. Появились лестницы, уходящие куда-то вверх. Площадки, просто плывущие в воздухе. И двери, бесчисленное множество дверей.
   Хранитель задумался, задрав свое лицо вверх. Сложно описать мысли столь древнего создания, чей разум отличен от сознания смертных. Хеадон мог одновременно обдумывать как что-то целое, так и части этого целого. По большому счету он не видел разницы особой между большим и малым. Воспринимая, скорее не размер, а удаленность связей, образующих нечто, оттого, что единственное имеет значение.
   И хоть разум его был непредставимо могуч и непостижим для смертных, существовали вещи, довлеющие и над Хранителем. Правила и Договора. Первое порождало второе. Правила были даны тем, что поставило Хранителей по этажам. Любые действия Хеадона и подобных ему созданий, были ограничены ими. Договоры между жителями Башни и Хранителями были разрешены и допускались правилами при определенных условиях. Система большую часть времени работала без сбоев. Тем не менее, иногда происходили ситуации, не регламентированные ни Правилами, ни Договорами. И тогда Хранитель первого этажа получал право действовать на свое усмотрение.
   Одной из обязанностей Хеадона было выбирать из жителей Башни участников восхождения. "Избранные" - так они себя называли. Немногие могли оценить всю иронию этого слова. Избранные слуги, избранные рабы, избранные шестеренки того исполинского механизма, который представляла собой Башня.
   Выбирая участников, Хеадон руководствовался двумя критериями. Силой желания и полезностью Башне. Прямо вмешиваться в происходящее на этажах, Хранители могли лишь при особых условиях, четко описанных в правилах. С другой стороны, ничто не мешало выбирать Хеадону тех, чьи действия в будущем станут полезны Башне. И конечно были еще Договоры.
   В Башне весьма часто, по меркам бессмертного создания, возникали ситуации, когда прямое вмешательство Хранителей было невозможно или нежелательно, а делать что-то было надо. Такие форс-мажоры решались посредством самих обитателей Башни, чаще всего, используемых втемную. Но иногда сложность корректирующего воздействия была столь высока, что использовать должным образом непроинструктированного исполнителя было вредно и опасно. Вот тогда Хранитель и шел на контакт, меняя услуги на услуги.
   Одной из таких услуг, было обязательство Хеадона выбрать участником восхождения жителя Башни, указанного лицом, заключившим сделку. Само собой, об этой возможности не распространялись. И обязательствами Хеадона во всей Башне владели немногие. Нарушались ли при этом Правила? Вовсе нет. Ведь если выбор определенного жителя, будет куплен некой услугой, полезной Башне, то и сам участник становится нужным.
   Именно одно из таких обязательств и было недавно задействовано. Могущество Хранителя должно было перенести выбранного участника на второй этаж. Вот только избранный, оказался на первом. Кто или что вмешалось в действия Хеадона? Ответ один - Башня.
   Гудение, разлитое в пространстве и более ничем не сдерживаемое, обрело форму и обратилось в смех, тихий и пробирающий до дрожи. Он все нарастал и нарастал, пока не перерос в оглушительный хохот. Шинсу вибрировало в такт этому звуку.
   Те, кто воспользовались обязательством Хеадона, не понимали одной простой вещи. Сущей мелочи, неправильно трактуемой многими: Башня способна сама открыть свои двери перед теми, в ком она нуждается.
   Хохот резко прекратился. На этаж Хеадона пришла тишина.
   Вот только зачем Башне столь нелепое создание? Слабое и трусливое? Скованное цепями. Правда, цепи эти не столь надежны как на других. Возможно, в этом и смысл?
   Хеадон перевел свое внимание на стену, в которой исчезли врата. Здесь, на первом этаже испытывается не сила и могущество участника. Не его ум. Хитрость и ловкость значения тоже не имеют. Может, удача? Нет, не она. Хеадон дает лишь такие испытания, которые выводят за предел сил, ума, ловкости, удачи. Каким бы сильным ни был участник, для него будет подобран тест, где его силы окажется недостаточно. Каким бы ни был участник умным, испытание окажется слишком сложным. Возможно, значение имеет храбрость? А из чего она проистекает? Из страха? Из невежества? Из безумия? Исток не важен. Здесь испытывается желание. Желание стать сильнее, умнее, ловчее. Желание обладать чем-то редким и ценным. Желание мстить. Желание любить. Желание найти потерянное, и желание потерять надоевшее. Желание обрести тайное сокровенное знание, и желание забыть нечто постыдное. Лишь сила желания участника проверяется в испытании первого этажа Башни, в которой есть все.
   В прорези заменяющей Хеадону то ли рот, то ли глаза промелькнуло нечто серое. Если зашедший в лабиринт сможет выйти, Хранитель позволит ему идти дальше. Если же нет, что же, значит, желание человека вернуться домой оказалось слабым и никудышным.
  
  

Глава 2. Простой, надежный лабиринт.

  
   Мрак перед глазами рассеивался слабым красноватым светом. Я обернулся. Ворота за моей спиной закрылись. Огляделся по сторонам. Зрелище удручало. Слева и справа возвышались тёмно-серые стены. Высота их была метров пятнадцать-двадцать. Я подошёл к левой стене и потрогал. Она оказалась гладкая, словно из металла. Ни единой трещинки. Обратил внимание на ворота. Они состояли из двух створок и соединялись при помощи петель со стенами. Видимо, меня сюда перенесло какой-то сверхъестественной силой, ведь входил я в гораздо более низкие ворота. Эти же высотой были сравнимы с окружающими меня стенами.
   Помассировал виски. Посмотрел в серо-красное небо над головой. Солнца не было видно. Такое ощущение, что само небо светило. Ветер не ощущался.
   Надо отсюда выбираться. Тот кролик сказал, что это лабиринт. Не очень сложный. А насколько я помню, есть простой способ выхода из таких лабиринтов. Надо всегда поворачивать в одну и ту же сторону, держаться одной стены. Например, левой. И рано или поздно таким незамысловатым способом можно прийти к выходу.
   Расстояние между стенами было около пяти метров. Точно на глаз не скажу. Длина стен в три-четыре раза больше расстояния между ними. Ворота и стены образовывали собой прямоугольник, без одной из сторон. Там был выход.
   Я подошел к выходу и вышел на перекресток. Повсюду были все те же темно-серые стены. Можно было идти прямо, налево или направо. Вгляделся вдаль. Коридоры между стенами были прямые без тупиков, насколько хватало взора. Что-то мне это не нравится.
   Пошел налево. Сделал шагов двадцать. Опять перекресток. Налево, направо или прямо. Следуя плану, пошел влево. Через два десятка шагов снова развилка. Налево, направо или прямо. Нехорошо мне что-то. Налево. Шел я медленно, считая шаги. На двадцать третий шаг еще один перекресток. Странно, не сходится, но я опять повернул налево. Через некоторое время вышел к следующему перекрестку. Задумался. Я четыре раза повернул налево. Расстояния между развилками были одинаковые. Где ворота? Где эти чертовы ворота, из которых я пришел?!
   Стоп Кирилл, не впадай в панику. Это, наверное, особенность архитектуры лабиринта. Сейчас вернусь к воротам. Разворачиваюсь. Теперь стена, стоявшая слева, для меня считается правой. Я побежал обратно, поворачивая направо. Первый перекресток. Направо. Второй. Направо. Третий. Направо. Четвертый. Направо. Я вернулся туда, откуда пришёл. Ворот не было.
   Скажу честно, я не знаю, сколько простоял в ступоре пытаясь осмыслить ситуацию. Очевидно, что ворота исчезли, а я ходил вокруг исполинского куба, который считал стеной. И что мне теперь делать?
   Паника нарастала. Тишина давила на мозги. Я здесь один. Никого нет. Только серые гигантские кубы и пустые коридоры без тупиков. Простой лабиринт. Очень простой. И очень надежный.
   Мне никогда отсюда не выбраться. Стало страшно. Перед глазами все помутилось. Мне показалось, что кто-то большой за мной наблюдает. И я побежал. Прямо. Изо всех сил. Чтобы страх меня не нагнал.
   Быстрее, быстрее. Еще быстрее. Иногда я снижал темп, иногда наращивал. Я не помню, в какой момент стал поворачивать. Влево. Вправо. Я не запоминал. Просто бежал без разбору. Выплескивая весь стресс в беге. Здесь не было ловушек. Просто коридоры. Бесчисленные коридоры, зажатые темно-серыми кубами. И небо. Кроваво-тусклое небо.
   В какой-то момент я выбился из сил. Привалился к одной из стен и заснул от усталости. Сон был мерзким. Противным. Казалось, я плыву в чем-то, чему нет названия. Меня все тянет и тянет в водоворот. А в центре пасть, желающая меня размолоть, сожрать, перетереть. Тело обращается в прах. Пожирается неведомым чудищем. Но я еще существую! Что-то осталось от меня. Нечто важное.
   Просыпаюсь. Все тело болит. Голова гудит. Хочу пить и есть. Сглатываю слюну. Поднимаюсь. Я здесь один. Даже чудовищ нет. А жаль, их ведь наверняка можно съесть, а кровь выпить. Что за мысли лезут мне в голову? Я должен думать, как отсюда выбраться! В противном случае я просто умру от жажды или голода.
   Что у меня есть? Прямые коридоры, перпендикулярные друг другу. Кубы, слишком гладкие, чтобы на них можно забраться. Сколько бы я ни вглядывался в коридоры, конца им ни было. Надо подумать. Выход где-то здесь. Он необязательно может быть ворота между кубами. Что если выход - это люк, или дверь в кубе? Тогда, сколько бы я ни вглядывался вдаль, я его не найду. Логично? Вполне. В этом случае мне придется обойти все коридоры. Долго и непрактично. Также глупо, как разглядывать все кубы. Я просто не вижу конца коридорам. Словно... словно они зациклены сами на себя. Если эту пространственную аномалию допустить, то число кубов вполне ограничено. Как и число коридоров. Что мне это дает. Надежду. Если я пронумерую кубы, как дома, то коридоры станут улицами, и я смогу худо-бедно ориентироваться тут. А раз у меня будет пространство координат, поиск выхода станет вопросом времени. Только бы от жажды и голода не умереть.
   Подошёл к ближайшей стене куба. Поискал в карманах. Нашел макеты моих ключей. Провел одним из них по стене. Осталась царапина. Прекрасно. Нацарапал на стене надпись "1а". Прошёл перекресток, никуда не сворачивая. На следующем кубе написал "2а". На третьем соответственно "3а". Когда я дойду до куба со сделанной мной надписью "1а" - это будет означать, что я сделал круг, и аномалия замкнулась. Тогда я просто перейду в лежащий справа от меня коридор. И в том же направлении, что и в первом будут ставить надписи на кубах, только уже не "1а", "2а","3а", а "1б", "2б", "3б" и так далее. В итоге я должен буду дойти до коридора "а", пронумеровав все что можно. Достаточно глупый способ, но другого нет. Начнем, пожалуй.
   "1000а". Ни конца ни края. Устал шагать. Сосущее чувство в желудке не прекращается. Жутко хочется пить. Но надо продолжать.
   Удача мне улыбнулась на "1428а" кубе. После него был куб "1а". Ура. Я смог. Меня шатало, но я смог! Надо прилечь отдохнуть.
   Снился очередной бред. Я летаю в чем-то похожем на воздух. У меня нет тела. Я просто лечу, продуваемый всеми ветрами. Неожиданно они разрывают меня на множество частей. Больших и малых. И я ощущаю каждую часть. Меня медленно растворяет в подобие воздуха, как бы смешно и глупо это ни звучало. Слышу биение, этого чего-то, что выглядит как воздух. Я стремлюсь к центру ритма. Собираюсь там вновь, куда-то проваливаясь.
   Проснулся. Сон не смыл усталость. Есть и пить хотелось по-прежнему. Но ходить я еще мог. Даже странно. Стал маркировать коридор "б". После "28б" понял какой я дурак. Мне ведь известно число коридоров перпендикулярных коридору "а". Их тысяча четыреста двадцать восемь. Теперь мне надо узнать и промаркировать коридоры параллельные коридору "а". Коридор "1б", коридор "1в", коридор "1аб" и так далее. До победного. Пока не встречу коридор "а". А я сдуру решил маркировать каждый куб в коридоре. Голова от голода и жажды не соображает. Сейчас начну ставить буквы и построю сетку координат. По ней что-нибудь придумаю. Должен придумать.
   Вернусь к "1б" и начну маркировать. Для удобства. Макеты ключей еще не сточились. Хорошо. Жаль с помощью них, я не смогу забраться на куб. Это бы все упростило.
   Прохожу пару развилок. Смотрю на сделанную мной надпись. "28б". Замираю. Подбегаю к следующему кубу. И там опять "28б"! Проклятый кролик! Что б ему моркови больше не видать! Простой лабиринт? Это вот простой лабиринт?! Зараза ушастая.
   Несколько минут я потратил, сотрясая воздух бессмысленными ругательствами. Сам виноват. Надо было проверять. Но стоп. Я ведь вчера дошёл до "1а". Надо разобраться. Дохожу до последнего куба с надписью "28б", зачеркиваю и ставлю правильную маркировку "1б". Надо посмотреть как там ряд "а". Перехожу к параллельному ряду. Смотрю на надпись. "28б". Меня разбирает нервный смех. Вот подстава. Что? Посчитал себя самым умным, Кирюша? Обломись.
   Бью по этой проклятой надписи. Бью до тех пор, пока моя кровь не начинает блестеть на стене куба. Разворачиваюсь. Это ничего не меняет. Я справлюсь. Смотрю на эти мерзкие темно-серые кубы. Они все блестят. Блестят от крови.
   Страшно. Хочется бежать. Но я не бегу. Дыхание перехватило. Я восстанавливаю его. Медленно оборачиваюсь по сторонам. Никого. Лишь я. Я и лабиринт. Он живой? Или псевдоживой? Или это все мне мерещится в бреду? Закрываю глаза. Я спал? Я сплю? Я должен проснуться! Открываю глаза.
   Все те же серые кубы. Маркировок больше нет. Царапаю стенку куба. Смотрю, как медленно зарастает она. Бросаю ключи на пол. Минута-другая и пол разъедает их. Поглощает. Перевожу взгляд на стену. Словно волна пробегает по ней. Бесконечное число надписей на известных и неведомых мне языках предстает передо мной. Через мгновенье все исчезает. Понятно. Я не первый и не последний. Отсюда не выбраться. Здесь просто нет выхода. Значит, остается лишь лечь и быть съеденным полом.
   Устал. Как же я устал. Разворачиваюсь и бреду отсюда. Все равно куда. Я просто буду идти, пока могу. Этот лабиринт меня не сломит. Не должен сломить.
   Время потеряло смысл. Я все шел и шел. Пару раз падал. Мне все надоело. Хочу выйти отсюда. В чем смысл этого испытания, если выхода нет? Мне это уже неважно. Все что могу -- это только идти вперед.
   Несколько раз проваливался в сон. Мерещился очередной бред. С трудом поднимался и шел дальше.
   Разлепляю глаза. Жажду слова не передать, желудок, словно прилип к позвоночнику. Не могу встать. Ползу. Я должен вернуться. Я хочу вернуться. Я желаю вернуться!
   Нет сил держать глаза открытыми. Закрываю их, но продолжаю ползти. Прежде чем сознание окончательно погасло, рука наткнулась на преграду. В тот же миг я отключился.
  
  

***

   Усталое, еле живое тело лежит в лабиринте. В простом, хорошо созданном лабиринте. Выход из него найти несложно. Надо только знать, где искать. Не вокруг, но внутри. В себе.
   К тому, чье сильное желание выйти не будет сломано. К тому, кто, потеряв надежду, не прекратит желать выйти. Только к нему ворота придут сами. Желание притянет их. Лишь очень сильное желание.
   В последний миг, перед тем как сознание покинуло человека, врата появились перед ним. Он смог коснуться их рукой. Они открылись. Но сознание покинуло человека. Слабое тело предало дух, способный столь сильно желать. Он не смог войти во врата. Не смог пройти испытание.
   Лабиринту не понравилось это. Треск разрезал тишину. И подчиняясь силе желания, коридор вздрогнул, задвигался, словно язык огромного чудища, и забросил человека в открытые врата.
   Один из многих залов первого этажа представлял собой произведение искусства. Естественная красота окружающей подземной природы была оттенена искусственными сооружениями. В центре зала стоял стол. Хранитель этажа сидел за ним.
   Из ниоткуда возникли небольшие двухметровые врата. Створки открылись. Из них вывалился человек и распластался по полу. Он был еле жив. Оголодавший и мучимый жаждой. Но он прошел тест Хранителя первого этажа. А значит, Хеадон исполнит данное обещание.
   Неведомая сила подняла человека. Его затрясло в воздухе. Сама жизнь наполняла тело, прогоняя голод, жажду и усталость. Смерть, нависшая над избранным, отступила в сторону.
   После форсированного исцеления человек опять смачно упал на пол. Правда, теперь жизнь бурлила в смертном. Он открыл глаза и поднялся.
   - Хеадон!!! Клятый ты кролик!!! - взревел человек, разглядев монстра, пославшего его на смерть.
   Он бросился на Хеадона и был остановлен незримой силой.
   - Поздравляю с прохождением испытания, дитя. Ты заслужил право подняться выше, спокойно и рассудительно произнес Хеадон.
   Молчание было ему ответом. Впрочем, нужен ли был ему тот ответ?
   - Присаживайся, утоли голод и жажду, дитя. У нас будет непростой разговор, - продолжил Хранитель Башни.
   Как по волшебству на столе возникли напитки и яства. Человек, более не сдерживаемый силой Хеадона, сел на стул и спустя некоторое время стал насыщаться.
   - Ты обещал ответы, Хеадон, - хмуро сказал человек, насытив свой желудок.
   - Я обещал ответы лишь на некоторые твои вопросы, дитя. Ты можешь задать их сейчас.
   - Где мы?
   - На первом этаже Башни, дитя.
   - Что есть Башня, Хеадон?
   - Башня есть всё, дитя.
   - Как я сюда попал? - было видно, что человека не устроил предыдущий ответ Хранителя.
   - Ты был избран взобраться на вершину, дитя.
   - Кто меня избрал?
   - Это сложный вопрос, дитя. Технически это был я. Мое могущество перенесло тебя на нижний этаж. Но выбор мой пал на тебя по просьбе одного жителя Башни.
   - Что это за житель? Ты можешь назвать мне его имя?
   - Поднимись на вершину, дитя. Там ты получишь ответ.
   - Понятно все с тобой. Все испытания настолько опасно как мое?
   - Они различны, дитя. Лишь достойный может взойти на вершину.
   - Я точно смогу вернуться домой, если поднимусь на вершину?
   - Поднимись, дитя. И узнаешь. Там есть все.
   - Когда я продолжу восхождение?
   - Прямо сейчас, надо только кое-что уладить, дитя.
   Человек, сидящий перед Хеадоном, отчетливо напрягся. Хранитель поднял руку. В ней появился черный шарик, полетевший прямо в сторону сидящего человека. Тот не успел среагировать. От их столкновения возникла вспышка.
   - Что ты со мной сделал? - вскочил человек.
   - Я дал тебе коммуникатор, дитя.
   - Что за коммуникатор?
   - Поднимись на вершину и узнаешь, дитя.
   - Может быть, теперь ты меня отправишь дальше?
   - Терпение. Осталось самое важное твое новое имя, дитя.
   - У меня есть имя! Меня зовут Кирилл! - возмутился человек.
   - Хм, какое бы имя тебя дать? Может, что-нибудь болтливое или кислое? Наверное, имя его должно быть нетерпеливым и склизким? - не обращая на него внимания, стал рассуждать Хеадон.
   - Что значит склизким?! И я уже говорил. У меня есть имя!
   - Придумал. Дитя, я нарекаю тебя Слуаг. Гордись этим именем, Слуаг, - торжественно произнес Хеадон.
   - Слуаг? Слуаг?! Драный ты, чернобыльский кролик! Сам ты слуаг! - в голосе отчетливо звучала обида.
   Хеадон в ответ повел рукой. Под человеком образовался портал, в который тот провалился.
   - Добро пожаловать в ад Эванкхелла, Слуаг, - сопроводил словами его падение Хранитель.
   Человек исчез. Тишина опять накрыла зал Хеадона. Впрочем, тишина не была абсолютной. Хеадон поднял голову к верху на шум. И оскалился.
   - Парень поднялся выше. А что будешь делать ты, страж? - спросил в потолок Хеадон, Хранитель первого этажа Башни.
  
  

Глава 3. Ад Эванкхелла

  
   Мерзкий, мелочный кроль! Чтоб ему морковь никогда в жизни больше не пробовать! Хранитель Башни! Безумен мир, в котором кроликов назначают на столь важные должности!
   Я поднялся с земли, отряхиваясь и оглядываясь. Был день. Хорошая погода. Солнышка не было. Вместо него висело восемь сияющих шаров в небе. Дул ветерок. Хеадон перенес меня на крутой склон холма. Естественно, я не успел сгруппироваться и кубарем с него скатился. Настроения, особенно после разговора с Хеадоном, мне это не прибавило.
   Вокруг располагалось нечто похожее на степь с очень высокой травой желто-зеленого оттенка. Некоторые ее экземпляры были выше меня. С другой стороны, здесь присутствовали холмы и овраги. Деревьев было мало. И почему, Хеадон, назвал это место Адом?
   - Раз-два! Раз-два-три! Проверка микрофона! - раздалось вдруг откуда-то с неба. - Приветствую вас, участники, вошедшие в Башню! Добро пожаловать на второй этаж! На этаж Эванкхелла!
   Значит, я здесь не один? Единственный разумный, которого я видел до этого здесь, был мало похож на человека. Надеюсь, остальные участники более похожи на людей.
   - Этаж Эванкхелла среди избранных также известен как этаж испытаний! И это неспроста! На каждом этаже вас ждут испытания! Но только здесь решится, достойны ли вы продолжить восхождение на вершину Башни! - с энтузиазмом разливался соловьем голос. - Детали я объясню позже. А сейчас время вас испытать. Слушайте внимательно правила первого испытания!
   Снова испытание? Так быстро? Да я после предыдущего не восстановился!
   - Итак, о правилах первого испытания! Сейчас на этаже пятьсот участников! Каждый из участников случайным образом будет отнесен к одной из четырех команд! Красной, зеленой, синей или черной команде! Чтобы определить принадлежность, ваши коммуникаторы принудительно будут переведены в режим видимости и окрашены в соответствующий цвет! Запрещается насильно переводить коммуникаторы в режим невидимости! Запрещается намеренно атаковать коммуникаторы! Запрещается, каким бы то ни было образом менять им присвоенный цвет! Запрещается прятать коммуникаторы! Запрещается атаковать членов своей команды! За нарушение любого из запретов мгновенная дисквалификация!
   На расстоянии десятка сантиметров от моего плеча возник небольшой шарик зеленого цвета размером с кулак. Прекрасно. Вот про какие коммуникаторы говорил Хеадон. Судя по цвету, я в зеленой команде. И что он там говорил про "атаковать"?
   - За каждого убитого члена другой команды вы будете получать баллы, которые пригодятся вам в следующих испытаниях! На все про все вам тридцать минут! После этого времени я остановлю испытание! Все выжившие пройдут дальше! Удачи участники!
   Вот черт! Зараза! За каждого убитого?! Они что ополоумели?!
   Пригнувшись, я медленно пошел в сторону густой травы. У меня нет оружия. Ни сражаться, ни тем более убивать я не умею. Значит, единственный способ для меня пройти это испытание -- спрятаться так, чтобы за полчаса меня не нашли. Легко сказать. Вот только коммуникатор, плывущий за мной, сильно демаскируют. Я пригляделся к ним и увидел, что они отсчитывают оставшееся до конца испытания время. Еще двадцать девять минут. Долго блин!
   - А-а-а! - раздался полный боли крик в том направлении, куда я шел.
   Резко развернувшись, я побежал назад. Еще не хватало встретиться с причиной этого крика. Шанс один из четырех встретиться с членом моей команды. Черт! Моей команды! Опять туплю! Надо не прятаться, а объединяться!
   Быстро поднимаюсь на холм, с которого скатился. На его вершине вижу высокое, под три метра, оранжевокожее существо, одетое в нечто похожее на тогу. Оно стоит ко мне спиной. Красный коммуникатор завис рядышком. Напасть сзади или отступить? И тут на затылке этого существо открывается глаз! Да чтоб эту Башню потопом снесло!
   Затылкоглазый разворачивается. В руках у него арбалет. На лице один большой глаз и три вертикальных щели, то ли рты, то ли носы. Может, и то, и другое.
   Бросаюсь вправо. Из арбалета вылетает болт в то место где я стоял. Пока стрелявший перезаряжает арбалет я сбегу! Не тут-то было. В арбалете за долю секунды материализуется новый болт! И тут я замечаю, что и тетивы нет! Выстрел! Я чудом уворачиваюсь, сделав шаг назад и, споткнувшись, опять скатываюсь с холма! Болт прошел над моей головой!
   Встаю и отскакиваю. Еще один болт вонзается рядом. Затылкоглазый стоит на вершине холма и снова наводит на меня арбалет! Прыгаю влево. Выстрела не последовало. Стрелок просто скорректировал положение арбалета относительно меня. Что делать?!
   Мне в очередной раз повезло. Арбалетчик разворачивается назад, но не успевает. Его накрывает серебристый туман. Затылкоглазый кричит, вертится и падает кубарем с холма к моим ногам. Я отхожу в сторону, чтобы он меня не снес. Смотрю на холм, там гуманоидная фигура с синим коммуникатором. Спускается к нам. Пытаюсь вырвать оружие из рук арбалетчика. Руки обжигает. Со стрелка медленно слезает оранжевая кожа, обнажая плоть. Это все туман! На арбалете он тоже осел ядовитой влагой, только не в такой сильной концентрации. Надеюсь.
   Вытираю руки об одежду. Участник синей команды поднимает руку и формирует серебристый шар тумана. Я отбегаю в сторону от затылкоглазого. Шар попадает в него и распадается на облако тумана. Арбалетчик орет, когда с него сползает плоть. Бегу от этих монстров куда подальше.
   Далеко не убежал. Споткнулся. Встаю. Смотрю, обо что споткнулся. Чье-то тело мертвое. Нечеловеческое. Рядом с ним серая палка с рукоятью. Похоже на меч. С опаской хватаю. Лезвие тонкое, как игла. Длина где-то около метра. Сгодится. Бегу дальше.
   На коммуникаторе двадцать две минуты. Чертова Башня! Всего восемь минут прошло! Ай!
   Я на кого-то налетел, пока проверял время. Вскакиваю, поднимая меч перед собой. Противник делает то же самое. Его клинок похож на европейские мечи. Волосы русые, в отличие от моих темных. Глаза серые. Штаны, жилет, ботинки - все неброских цветов. И самое главное. Коммуникатор зеленого цвета!
   Он тоже увидел мой коммуникатор. Чуть опустил меч.
   - Я Лиек Суаорун. Мечник школы семидесяти девяти мечей, - представился он.
   - Кирилл. Не мечник, - в ответ сказал я.
   - Оно и видно. У тебя стойка человека впервые взявшего иглу в руки, - снисходительно ухмыляется Лиек
   - Иглу?
   - Оружие, которое ты держишь, относится к виду "игл", - поясняет мечник.
   Вдалеке раздается взрыв.
   - Предлагаю объединиться, - говорю я.
   - Согласен, - отвечает Лиек.
   Бежим вдвоем. Выходим на открытую местность без травы. Небольшая поляна. На ней сражаются пятеро. Шестирукий светлокожий великан, ростом под пять метров, с клинками в очень длинных руках. Коммуникатор его был зеленого цвета. На него наседают двое из красной команды. Одна из них, рослая девушка о четырех грудях, затянутая в облегающий желтый костюм, размахивает алебардой. Другой - похож на кентавра, только вместо лошадиного туловища -- паучье. Чуть в стороне от них сражаются еще двое. Представитель синей команды выглядит как ниндзя, только одежда светло-коричневая, а не черная. В руках у него два коротких клинка с длинными рукоятями соединенными цепью. Его противник обладает черным коммуникатором и орудует глефой с двумя лезвиями.
   Лиек с ходу бросается на помощь великану. Я, чуть помедлив, за ним. Алебардистка поворачивается к нам, размахивая своим орудием. Лиек уклоняется вправо, пропуская алебарду над собой, и пытается провести контрудар мечом, но расстояние слишком велико. Захожу слева, решая взять в клещи. Крутясь, Четырехгрудая пытается достать меня рукоятью оружия на противоходе. У нее это частично выходит, и я получаю скользящий удар по плечу. Она раскручивает алебарду над головой, но тут из ее груди вылезает лезвие меча. Она роняет оружие, падает на живот и умирает. Лиек вытаскивает меч. Синхронно смотрим на великана. Тот добивает арахнида, или, как его там. А потом великан, шумно дыша, кивает нам и указывает одной из рук на оставшегося противника.
   Ниндзя расправился со своим врагом. Смотрит на нас. Он один. Нас трое. Без шансов. И тут все снова идет наперекосяк.
   Ниндзя дернулся и это все, что он успел сделать. Его голова отлетела в сторону. Размытый белый силуэт с невероятной скоростью запрыгнул на великана. Тот не успел отодрать противника от себя, как рухнул замертво, уже без головы, которую бросили в сторону Лиека. Тот увернулся. Белый враг, с черным коммуникатором за плечом, оказался около меня. Я замахнулся, и меня подбросило назад и вверх, от удара ногой в живот. Упал. Боль жуткая, дыхание перехватило. Иглу все еще судорожно сжимал в руке. Глаза заволокла пелена боли. Враг был слишком быстр и силен. Нечеловечески.
   Прошло полминуты, прежде чем сознание прояснилось. Уловил звук шагов. Ко мне кто-то подходит. На землю упал предмет. Когда зрение вернулось, разглядел его. Это было голова Лиека. Вот и познакомились. Вашу Башню!
   - Встань и прими смерть, как подает избранному участнику Башни! - торжественно раздался над головой женский голос.
   Сфокусировал взгляд. Женщина со спортивной фигурой, молодая на первый взгляд, вполне можно назвать девушкой. Белые волосы стянуты в хвост. Не серебристые, не русые. Просто белые, как лист бумаги. Глаза жуткие. Белок черный. Радужная оболочка фиолетовая. Зрачок белый, вытянутый. Кожа смуглая. Одета моя противница в светлые легкие брюки, удобные даже на вид кроссовки и белую обтягивающую водолазку. Как только в крови не испачкалась? В руке у нее игла черного цвета, с более широким лезвием, чем моя.
   - Встань! - голос хлесткий и требовательный.
   Рука все еще сжимает оружие. Дыхание сперло. Мысли путаются.
   - Воз...воздуха, - произношу я, пытаясь собрать силы, и отвлечь внимание.
   - Что ты сказал? - в ее голосе звучит неподдельное удивление.
   - Воздуха! - громко кричу я и бросаюсь на нее с иглой.
   Размытый от скорости силуэт. Боль. Я отлетаю к краю поляны.
   Каждую секунду ожидая удара, я встаю и бросаю взгляд на коммуникатор. Осталось двенадцать минут. Как медленно течёт время.
   Отрезающая головы маньячина стоит в пяти метрах от меня и не двигается. Двумя руками держу иглу и выставляю ее перед собой. Меня слегка шатает. Страшно. Белозрачковая холодно рассматривает меня, как энтомолог насекомое.
   Первым нервы сдают у меня. Я бегу. От нее. Куда подальше. Она убийца. Она сильнее меня. Она убила троих за минуту. Она отрезает головы. И она хочет меня убить.
   Спустя несколько минут бега натыкаюсь на очередную проплешину. Человек в ковбойском костюме с иглой наперевес идет на меня. Его коммуникатор синий. Больше на поляне никого нет. Я отмахиваюсь мечом горизонтально слева-направо, тем самым раскрываясь. Он пинает меня сапогом со шпорами. Падаю. Ковбой подходит ближе, готовясь прикончить меня лезвием, и тут слегка мотает головой, словно от удара. Я пользуюсь моментом и из положения сидя втыкаю в него серую иглу. Теперь падает он.
   Поднимаюсь и втыкаю иглу еще раз. Потом еще и еще. Ха-ха-ха. Я убил человека. Смотрю на мертвое тело. Делаю пару шагов назад. Меня скручивает и тошнит.
   - Ты слишком слаб, для незаконного, - задумчиво произносят рядом.
   Оборачиваюсь. Там стоит та маньячина.
   - Чего тебе надо, - хмуро спрашиваю, раз не убивает, значит, что-то надо.
   - Ты пойдешь со мной, - тихо и спокойно говорит убийца Лиека.
   - С какого перепугу? - грублю в ответ.
   - Иначе ты умрешь, - коротко и по существу.
   - Ты совсем офигела?! Да иди ты к ... - эмоции переполняли меня и требовали выхода.
   Не успел среагировать. В том месте, где я был, раздался небольшой взрыв. Меня откинуло в сторону.
   - Ц-ц-ц, - зацыкало новое действующее лицо, - говорил я тебе Барк, нужно больше шинсу.
   - Шинсу то, шинсу сё. Это этаж испытаний, Куап! Здесь такие монстры ходят! Им наше шинсу тьфу, на один зубок. А порох это мощь! Вот бы ещё динамита достать! - громко и визгливо прозвучало в ответ.
   Гуманоид, вышедший из травы, был невысок. Ниже меня на голову. Зато шире в плечах. У него была уважительная причина на это. Две головы на одном теле. Четыре руки. Зеленый, чешуйчатый. Этакая помесь гоблина и гнома. Облачение его состояло из рабочего комбеза, грязно-желтого цвета, тяжелых ботинок, пояса с различными приспособлениями. На одной из голов была желтая каска, на другой черная кепка, повернутая козырьком назад. В левой верхней руке гномогоблин держал футуристически выглядящий пистолет, в правой - нечто круглое. Нижние хватательные конечности покоились на поясе, поближе к приспособлениям. Коммуникатор, зависший слева, был красного цвета.
   Белозрачковая не стала рассусоливать. Мои глаза не различили ее движений. Однако четырехрукий гномогоблин оказался не лыком шит. Он повел дулом пистолета, вырвавшийся оттуда красный луч принял форму дуги и понесся к зашедшей сбоку маньячине. Одновременно с этим нижние руки активировали два прибора. Один, выглядящий как маленькая спутниковая антенна на ручке, замедлил, перепрыгнувшую через дугу мечницу. Другой, похожий на рамку из проволоки, активировал бледное поле перед гномогоблином. А в мою сторону полетело нечто круглое. Вот зараза!
   В который уже раз за день прыгаю в сторону. Круглое нечто взорвалось, оказавшись гранатой. Гномогоблин палил уже не дугами из пистолета, а сжатыми, шарообразными импульсами того же цвета. Щит и замедлитель он не выключал. Черная игла в руках мечницы вдруг засияла молочным светом. Два импульса были развеяны ударами оружия. Сближение. Щит разрушается от удара иглы. Еще шаг и гномогоблин лишится своих голов.
   - Куап, взрывай! - истошно заверещала левая голова в каске.
   Гномогоблин отскочил назад. Белозрачковая успела прыгнуть, но вверх направленный взрыв скрытой мины ее задел. Правда, серьезного вреда не причинил.
   Какое-то время мы смотрели друг на друга. И тут случилось чудо.
   - Дзы-ы-ы-ынь! - раздалось на всю округу. - Первая часть теста завершена, участники! Все прекратили сражаться! Иначе последует дисквалификация! Кстати, поздравляю двести тридцать шесть выживших участников прошедших первый тест! Теперь вы можете немного отдохнуть перед следующим тестом!
   Голос замолк. И что, это все? А дальше?
   - Участники! Отдохнули?! Вот и хорошо! Теперь закончили отдыхать и перейдем к следующему тесту! - буквально через минуту голос продолжил свое вещание.
   Гномогоблин хмыкнул на два голоса. Белозрачковая маньячина даже не поморщилась. А я протяжно вздохнул.
   - Следующий тест не сложнее предыдущего! Вы все так же не можете атаковать членов команды одного с вами цвета! И очки за убийство участников с коммуникаторами не вашего цвета все так же выдаются. Но чтобы пройти это испытание вам надо за пятнадцать минут собрать трех участников из других команд, взяться за руки и по истечении времени вы будете перенесены дальше! Остальные подвергнутся дисквалификации! Повторяю еще раз! Четыре участника должны быть из разных команд! Один от синей, один от черной, один от зеленой и один от красной команды! Если в одной из групп избранных не будет представителя какого-либо цвета или число участников не станет равным четырем, то перенос не состоится! Удачи участники! У вас пятнадцать минут!
   Несколько секунд я переваривал услышанное! Вот гадство! Получается, я должен объединиться с теми, кто пытался меня убить! Это будет непросто.
   - Что я тебя говорил Барк? Не все так просто здесь, - произнесла голова гномогоблина в кепке.
   - Ты был прав, Куап. Смотри нас здесь трое. И все из разных команд. Давай предложим им объединиться? - это была голова в каске.
   - Я не против, - сказал я.
   Белозрачковая кивнула и пошла по тропе от нас.
   - И что это было? Она всегда такая? - спросил Барк.
   - Мне откуда знать? - пожал я плечами.
   - Мне казалось, вы знакомы, - пояснил Куап.
   - Немного, она хотела отрезать мою голову.
   - Неплохое хобби, - хмыкнул Куап, - но я не понял, она с нами или нет?
   - Нас трое. Одного не хватает. Идем. Времени мало, - холодно отозвалась Белозрачковая, не оглядываясь.
   Вот это самомнение. Если бы не проклятый тест, я бы ни за что не вступил с ней в одну группу. Тем не менее, она права. Коммуникатор показывал, что уже прошло две минуты.
   - Хо, девчушка дело говорит. Не время тут рассусоливать. Поговорить можно и потом. Пойдем, найдем четвертого. Пока можете звать меня Роцвенс, или просто Роц, - на два голоса представился гномогоблин.
   - Кирилл, можно просто Кир, - ощущая весь сюрреализм ситуации, в ответ сказал я.
   - Джен, - неожиданно тихо отозвалась Белозрачковая и растворилась в траве.
   Роцвенс пожал плечами и побежал следом. Делать было нечего. Пронесся следом за ними.
   Наш бег не продлился долго. Выйдя на следующую поляну, я обнаружил остановившихся Роца и Джен. Перед ними стояли трое. Представители красной, синей и зеленой команд. Нехорошо. Я узнал одного из них. Повелитель серебряного тумана, убивший затылкоглазого, владелец синего коммуникатора. Выглядел он почти как человек. Правда, волосы сиреневые, радужка глаз серебристая и клыки небольшие. Из одежды черный, скрывающий тело плащ в разноцветных узорах, на руках перчатки со знаками непонятными. Его спутник из красной команды был высок, с бугристой темно-коричневой кожей, вытянутой головой, и одним глазом в качестве оружия витое деревянное копье. Представитель зеленой команды ростом около трех метров не имел шеи, голова сидела прямо на туловище, зато глаза располагались по всему телу, в количестве более десятка. Две руки и ноги, судя по всему, сгибались в разные стороны. Оружия не было, но с такими кулаками оно и не нужно.
   - Мисс, вы не соизволите добровольно присоединиться к нам? - вежливо спросил синий участник.
   Вместо ответа Джен атаковала красного копьеносца. К моему удивлению, тот смог заблокировать удар, хоть его отнесло на пару метров.
   - Добровольно, значит, не хотите, - со вздохом бросил в нашу сторону туманные шары плащеносец.
   Я увернулся. Опыт сказывается. Роцвенс принял туман на щит, стреляя в ответ по противнику. Тот ушел с траектории выстрела, формируя еще шары. Здоровяк с зеленым коммуникатором пошел на гномогоблина и тут все опять изменилось.
   Огромная змея вылетела из травы и обвила бесшейного здоровяка. Треск костей. Перед нами шлепнулось вырванное сердце участника зеленой команды. А змея, оказалось змеем, да еще с туловищем человека, иначе бы я пол его так просто не определил. Синий коммуникатор медленно мерцал за плечом змеелюда.
   - Что-за... - растерянно произнес бросатель тумана.
   - Видимо, здесь лишний ты, - прошипел змеелюд.
   Туманник бросил взгляд на союзника из красной команды. Ему предстало обезглавленное тело.
   - Беги, - сказала Джен, стоящая с трупом.
   Победа не далась Белозрачковой легко. С левого бока капала кровь.
   - И правда, бежал бы ты парень, - сплюнул Барк.
   - Я вам это припомню, - ответил тот, скрываясь в траве.
   Змеелюд подполз ближе.
   Шарсефер, будем знакомы, - прошипел он приветствие.
   Мы представились в ответ.
   - Время, - напомнил Куап.
   За двадцать секунд до переноса мы дружно взялись за руки, как какие-нибудь дошколята и нас перенесло дальше. Так закончилось мое знакомство с адом Эванкхелла.
  

***

   На полу стоял небольшой столик. Рядом на коленях сидит одетый в восточные одежды человек. Его зовут Юу Хан-Сунг. Он является директором этажа испытаний - внутренней зоны второго этажа, где проходят тесты для участников.
   На столе стоит чашка. Без ручки. Директор берет пакетик с быстрорастворимым кофе. Нежно надрывает его. Высыпает содержимое в чашу. Берет стоящий рядом чайник, со всегда горячей водой. Наливает ее в чашку. Складывает оставшийся пустой пакетик в прямоугольник и размешивает им получившийся напиток. Спустя некоторое время откладывает импровизированную ложку. И залпом заливает в себя содержимое чашки. На лице директора видно неземное блаженство.
   Скоро он будет испытывать новую партию участников. Возможно, в ней будет кто-нибудь интересный. А пока можно заняться непосредственными обязанностями.
   - Телефон, вызов Юги, - скомандовал Хан-Сунг.
   Минуту раздавались гудки. Потом пришел ответ:
   - Директор, это вы?
   - Да, это я, Юга, - телефон директора был выше рангом, чем у Юги, следовательно, определить номер Юу Хан-Сунга, можно было лишь по его желанию.
   - Что-то случилось?
   - Где ты?
   - На курорте тридцатого этажа. Я же вам уже говорил, директор. И вы сами согласились, что провести там отпуск, отличная идея.
   - Твой отпуск кончается завтра. Ты ведь помнишь, - нажал голосом директор.
   - Я помню-помню. Не волнуйтесь, в этот раз, я точно не опоздаю!
   Директор мысленно вздохнул. Талант Юги постоянно опаздывать, несказанно его раздражал. К сожалению, число проводников шинсу готовых работать на втором этаже, крайне мало. А нормальных преподавателей из них было и того меньше. Так что, с привычкой Юги приходилось мириться.
   - Надеюсь, увидеть тебя завтра вживую, Юга, - не прощаясь, закончил разговор директор.
  
  

Глава 4. Испытание удачи и хладнокровия.

   После перехода мы оказались в большом просторном светлом помещении. Сквозь вмонтированные в потолок громадные окна виднелось синее небо. Участников здесь было много. Глаза разбегались. Стоял шум и гам как на рынке в разгар торговли.
   - Прошли все же, - довольно прошипел змеелюд.
   Теперь я оглядел четвертого члена нашего отряда более подробно. Достаточно высок. Тут все очень большого роста. Я со своим метр восемьдесят три просто теряюсь на фоне этих великанов. Ног у Шарсефера нет, вместо них только длинный хвост, с отливающим сталью шипом на конце. Две руки. Расцветка чешуи болотная, как у гадюки. Клыки присутствуют. Радужка глаз желтая. Зрачок черный, вытянутый. Волосы спутанные, светло-коричневые. Верхняя, человеческая часть туловища скрыта балахоном песочного оттенка.
   - И не говори. Теперь можем поговорить спокойно, тут безопасная зона, без разрешения атаковать никого нельзя, - подал голос Барк.
   - Как ты узнал? - удивленно спросил я.
   - Элементарно. В коммуникаторах есть функции анализа местности, помимо прочего, там есть записи о правилах поведения на данной территории, - ответил Куап.
   Я выгнул бровь, выражая непонимание того, как с этим двухголовым гномогоблином общаться. То одна голова отвечает, то другая.
   - Что ж, позвольте представиться более подробно, - каким-то образом расшифровал мой взгляд гномогоблин. - Я Роцвенс-Барк-Куап из народа гтемоков. У меня два сознания, но одно тело. Если вы хотите обратиться ко мне в целом, просто говорите Роцвенс, или Роц. Если желаете говорить с кем-то конкретным, то соответственно Барк или Куап. Если хотите получить ответ от одного, но не против выслушать мнение второго, то на первое место ставьте имя того, кому адресован вопрос, Барк-Куап или Куап-Барк. Можно посередине вставить Роцвенс - это будет считаться вежливым официальным обращением, впрочем, я не настаиваю, все мы здесь в одной команде.
   - Что значит в одной команде? - спросил Шарсефер.
   - А вы на коммуникатор гляньте. Они теперь у всех черные, как и были, и подписаны соответственно.
   Шарсефер задумчиво произнес:
   - Коммуникатор, режим "видимости".
   Я повторил за ним. И передо мной появился коммуникатор. Они показывали время. Одиннадцать часов утра. Таймер отдыха, говоривший, что прохлаждаться нам еще двадцать минут. И идентификатор:
   - "Владелец: Слуаг. Команда N8"
   Хеадон! Я попытался поменять имя на свое, но ничего не вышло. Надо будет потом разжиться другим коммуникатором.
   Коснувшись пальцем надписи "команда", открыл развернутый лист членов:
   - "Члены команды N2: Джен, Роцвенс-Барк-Куап, Слуаг, Шарсефер."
   - Неплохо да? - спросил Барк.
   - Весьма, - ответил я, разглядывая список доступных команд.
   В целом возможности были достаточны очевидны. Функции: информера, переводчика, рации, кошелька, записной книжки, карты, диктофона, калькулятора, фонарика. Вот и все.
   - Что, никто больше не хочет обстоятельно представиться? Нам как минимум одно испытание вместе проходить, - недовольно проворчал Барк.
   - Шарсефер Арепайв из народа шнэкемен, - отозвался змеелюд, - зовите Шарсом.
   Четыре пары глаз скрестились на Белозрачковой.
   - Джен, просто Джен, - спокойно отозвалась она под нашими взглядами.
   Некоторое время мы просто стояли, каждый думая о своём. Я так просто отдыхал от этой сумасшедшей гонки со смертью. Украдкой бросал взгляды на Джен. Она убила Лиека, да еще кучу участников в придачу. Как только команды расформируют, буду держаться от нее подальше.
   Минут десять я игрался с коммуникатором. С помощью карты нашел туалет и вернулся обратно. Шарс вяло перебранивался с Барком. Джен закрыла глаза и прислонилась к стене. Отдыхала.
   В целом эмоционально я был опустошен. Та еще нервотрепка. Другой мир, нечеловеческие существа, борьба за жизнь. Хотелось спать и хорошенько всё обдумать. Если сейчас будет такой же тест, как и предыдущий, я просто не выдержу. Морально устал бороться за жизнь.
   - Участники! Все сюда! Подходите ближе! - раздалось со стороны одного из выходов.
   Мы, вместе с остальными участниками подошли туда и встали перед говорившим полукругом. Позвавший нас был не особо высок, метра полтора в росте. Женского пола, о чем свидетельствовали груди, где-то размера второго. Кожа фиолетового цвета с оранжевыми узорами. Волосы короткие, черные. Глаза бирюзовые. Рот до ушей скалится не одним рядом острых мелких зубов. Посередине лба оранжевые узоры собираются в круг, похожий на спираль. Одежда состоит из черных облегающих штанов и белой рубахе с вырезом. На плече прикреплен значок в виде домика. И от всей фигуры веяло силой и властью.
   - Приветствую вас, участники. Я администратор этого испытания. Зовут меня Занна Кеар. Прошу любить и не жаловаться, - облизывается она раздвоенным языком красного цвета.
   - Офицер... - восхищенно пронеслось по толпе.
   - Итак. Все вы здесь собрались, чтобы пройти дальше. Поэтому сейчас мы проведем небольшой тестик. Очень простой. Что, по вашему мнению, самое главное в восхождении на Башню? Сила? Ум? Ловкость? Удача? Нет! Самое главное - это шинсу! То, что окружает нас! Бесконечный источник силы и знаний, удачи и жизни! Только оно имеет значение! Вы были простыми жителями Башни! Теперь вы участники, но лишь те, кто покажут предрасположенность к управлению шинсу, отправятся дальше! Остальные вернутся на свои этажи! Итак, участники. Подходите ближе. Еще ближе. Мы начинаем следующее испытание.
   Из всего монолога я уяснил две вещи. Здесь есть магия, только называется шинсу и все участники - жители Башни. Подхожу ближе. Буду надеяться, у меня есть предрасположенность к шинсу. Интересно, как Занна будет нас тестировать?
   В следующую секунду некая сила схватила меня и понесла назад. Я отлетел на десяток метров, ударившись в здоровяка, стоящего за мной. Он был достаточно мягкий, так что мне повезло. Кроме меня, в недолгий полет пришлось отправиться и другим участникам. Кто-то упал дальше, кто-то ближе. Перед Занной, на всю ширину и высоту помещение появился барьер бледно-красного цвета. Видимо, он нас и отбросил.
   - Как видите, участники, перед вами барьер шинсу. Вы все разбиты по командам. В каждой четыре участника. Вы должны пройти преграду. Как только все живые и действующие члены команды окажутся за барьером, тест для вас будет пройден. Времени у вас - час. Начали!
   Ближе всех к барьеру были двое. Джен и какой-то гуманоид похожий на рыбу. В руках у него была трость. Чешуя перламутрового цвет покрывала тело. Черные глаза были навыкате. Радужный гребень украшал голову, а из одежды была длинная юбка из листьев. Позади них стояла группа еще из десятка участников, в которой присутствовали давешний Туманник и Роцвенс.
   - Идем, - произнес подползший сбоку Шарс.
   Джен прошла барьер без труда. Роцвенс и Шарсефер тоже особых проблем не ощутили при прохождении. Я шел последним. Вроде ничего сложного нет. Просто взять и пройти.
   Коснулся рукой барьера. Надавил. Даже не прогибается, зараза! Надавил сильнее, уперся всем телом. Без толку! Словно в кирпичную кладку головой бьюсь. Члены команды смотрели на меня выжидающе. Презрение в глазах у Шарсефера. Холод во взгляде Белозрачковой. А у Роцвенса...
   - Сходу не получилось, попробуй с разбега, - скомандовал Барк.
   - Думаешь, получится? - скептически отозвался я.
   - Ты не думай. Пробуй!
   Разбежался. Ударил плечом. Вроде барьер дрогнул.
   - Не так! Представь, что барьера нет! Не существует стены! Закрой глаза и беги еще раз! - закричал Барк.
   - Хватит издеваться над ним, - возразил Куап, - пусть просто бьет барьер со своей стороны. Как-никак эта преграда без подпитки шинсу с течением времени будет слабеть.
   Следуя совету, бью зажатой в руках иглой по барьеру. Толка пока нет.
   Уже прошло около шестидесяти человек на ту сторону. Остальные, как и я, колотятся в барьер. Нас ожидают сокомандники с другой стороны. Полностью прошли лишь четыре команды, они отдыхают в стороне.
   - Что за издевательство! Я первый ученик школы колючего кулака! Я не должен проходить всякие идиотские тесты! Дайте мне противника, я его завалю, а этот барьер просто отговорка, чтобы не пускать сильных! - ругался один из участников в красной повязке и спортивной одежде.
   Многим прошедшим этот спич не понравился. Если бы не условия испытания, запрещающие нападать на членов других команд, этому задире не поздоровилось бы. Впрочем, на его беду администратор среагировала мгновенно.
   - Что же. Раз ты хочешь противника, ты его получишь, - произнесла Занна.
   Она спокойно прошла барьер и встала перед участником.
   - Если сможешь сдвинуть меня любыми способами с места, я отключу для тебя барьер. Иначе, мгновенная дисквалификация. Бить в ответ не буду, издевательски произнесла она.
   - Согласен! Сейчас ты узришь всю силу школы колючего кулака! - встав в боевую стойку, ответил участник.
   Я смог различить его движение, что явно говорило о низком уровне подготовки. В правой руке задиры возник кастет с длинными шипами. Именно им он нанес удар по офицеру. Рука участника дрогнула. И ее разорвало в клочки, перекрутило. Вопль боли раздался по залу. Задира упал, скуля и зажимая рану.
   - Вот такова сила шинсу. Я не била в ответ. Просто мое тело всегда прикрывает барьер багряной души, с помощью техник вонсулса и смешанного контроля потока инвертирующий и усиливающий атаки, направленные против меня. Если вы не способны сопротивляться шинсу то, восхождение для вас невозможно, - пояснила Занна,
   Помощники администратора увели раненого участника. Занна вернулась за барьер, коротко бросив троим участникам, ждавшим задиру на той стороне преграды:
   - Вы прошли.
   Что тут началось! По условиям испытания, записанным в коммуникаторах, нельзя было атаковать лишь членов чужих команд. Про своих разговора не было. Кто-то успел сообразить и выйти из команды, отказавшись участвовать. На кого-то набросились свои же.
   Я поймал взгляд гномогоблина. Тот тянулся нижней левой рукой к подсумку с различным оснащением. Я банально растерялся и прозевал большую опасность. Джен внезапно возникла передо мной. Нас разделял барьер. При всем при том, это не помешало ей схватить меня за горло. Стальные пальцы сжали шею. Сейчас мне оторвут голову. Долбанная маньячина, Башня ее побери! Я сопротивлялся. Бил по руке Белозрачковой иглой. Бессмысленно. Потом, меня окутало молочное сияние, и Джен втащила меня на ту сторону барьера.
   Несколько минут я потирал горло, не обращая внимания на шум толпы, резавшей друг друга. Потом, откашлявшись, поблагодарил:
   - Спасибо, но можно было предупредить.
   - Пожалуйста. Мы команда, - пожала она плечами.
   - Ага, Джен, ты могла как-нибудь понежнее, что ли. Он чуть от страха не умер, - хмыкнул Барк.
   Посмотрел бы я на него в такой же ситуации.
   - Держи, - сказал Куап, протягивая мне нечто овальное из подсумка, - это усилитель сопротивления шинсу. Действует две минуты, перезаряжается сутки. Красная кнопка - выключения, синяя - включения. Не стоит благодарностей. Мы всё же команда.
   - Спасибо, - растерянно поблагодарил я в очередной раз.
   - Я бы убил, - прошелестел Шарсефер, проползая мимо.
   В конечном счете, прошло около полутора сотен участников. Не все стали вырезать слабых членов команды. А барьер, из-за постоянного пропускания большого количества участников, ослабел достаточно сильно, чтобы под конец я смог ради интереса пройти туда и обратно. Если подумать, захоти участники объединиться, то можно было бы сразу начать ослаблять барьер. И прошли бы все. С другой стороны, мало кто будет помогать своим потенциальным противникам?
   Теперь же мы стояли в очереди на следующее испытание. Последнее на сегодня, после него нас разместят в общежитии и дадут отдохнуть несколько дней. В голове у меня роилось множество вопросов. Слишком тут все организованно. Создается впечатление большой системы, которая производит отбор нужных шестеренок, для своего функционирования.
   - А администратор сильна, - нейтрально заметил я, решив завязать разговор с целью получения информации.
   - Офицер, как-никак, - индифферентно пожал плечом Куап.
   - Офицер? - переспросил я.
   - Участник, достигший вершины Башни, получает статус офицера, вечную молодость, силу и богатство. Все, что пожелает. Из какой ты глуши, раз не знаешь этого? - ответил мне Барк.
   - Из очень глухой, - неохотно произнес я, - значит, чтобы стать офицером нужно подняться на вершину? Насколько это сложно?
   - Статистика говорит, что в среднем один участник из пяти миллионов достигает вершины за пятьсот лет, - проинформировал меня Куап.
   Один из пяти миллионов? Пятьсот лет? Куда я попал?
   - Еще никто не достиг вершины, - вдруг тихо сказала Джен.
   - Ты права, но не совсем, - протянул Барк и пояснил на мой, недоумевающий взгляд, - тест на присуждении звания офицера проводят на сто тридцать третьем этаже. Дворец короля расположен на сто тридцать четвертом. Это вершина государства, построенного королем Захардом. Предел для всех. А на настоящую вершину Башни, никто так и не взбирался, хотя, возможно, кто-то из незаконных...
   Тут его прервал многоголосый крик. Очередь обратилась в тишину.
   - Следующие. Входите. Открыто, - произнес одетый в желтое парень, сидящий за столом.
   По его команде двери открылись. Четверо участников зашли туда. Двери закрылись за ними. Через какое-то время вновь раздалось от парня:
   - Следующие. Входите. Открыто.
   Зашли четверо. Спустя десять минут раздался вопль боли. И опять:
   - Следующие. Входите. Открыто.
   Еще через три цикла пришла наша очередь. Мы зашли в темное помещение. Посередине сидел человек за столом. Длинные желтые волосы были собраны в пучок на голове. Восточные одеяния неплотно облегали тело. Глаза цвета солнца словно смеялись.
   - Меня зовут Юу Хан-Сунг. Я администратор этого испытания. Проходите.
   Мы подошли.
   - Суть испытания проста. За моей спиной дверь. В нее надо ввести код, пятизначный. Подсказки вам даны. Десять минут на выполнение. Время пошло. Удачи, участники.
   Да вашу Башню! Здесь, вообще, есть нормальные испытания?
   На столе перед администратором было разбросано почти шесть десятков предметов. Брелоки, карты игральные, шахматные фигуры, яблоки, ложки, ручки. Много чего. И как нам из этого выбрать код?
   - Хм, они сгруппированы по пяти тематикам, - задумчиво произнес Роцвенс на два голоса.
   И правда. Игры, еда, столовые приборы, письменные принадлежности, сувениры.
   - Десять, двенадцать, одиннадцать, девять, четырнадцать, - подсчитал я предметы каждой из категорий, - и как из них составить пятизначный код?
   - Перемножить? - задумчиво произнес Куап.
   - Не, будет шестизначное число, сто шестьдесят шесть тысяч триста двадцать, - а нам нужно пятизначное.
   - Отбросить ноль? - предложил я.
   - Как вариант, - на два голоса отозвался Роцвенс, - но может отбрасывать надо единицу?
   - Мне-то откуда знать? У кого-нибудь еще есть идеи?
   Шарсефер подполз к закрытой двери и произнес:
   - Здесь на кодовом замке какие-то буквы с цифрами.
   - Букв сколько? - поинтересовались мы с Роцвенсом.
   - Шесть. От "A" до "F", - был нам ответ.
   - Шестнадцатеричная система счисления, - мгновенно сообразил я.
   - Если перевести, это будет два, восемь, девять, "B", ноль. Пять значений подходит. Вводим?
   Шесть минут остается. Иного выбора нет. Роцвенс пошел к двери. Я с Джен за ним. Юу Хан-Сунг не смотрел нам вслед. Его улыбка раздражала.
   Роцвенс уже собрался ввести код, когда его руку перехватила Джен. Что не так?
   - Вы слишком торопитесь, - сказала Белозрачковая.
   - Время выходит, - Барк был недоволен.
   - Что нам сказали при входе? - поинтересовалась Джен
   - Что подсказки перед глазами!
   - Нет, нам сказали, что подсказки уже даны, - заметив наше непонимание, Джен соизволила пояснить, - "Следующие. Входите. Открыто".
   Да быть того не может! Белозрачковая повернула ручку и толкнула дверь. Та, оказавшись не запертой, легко открылась! Вашу Башню!
   - Вы прошли, поздравляю. Идите, не задерживайте очередь, - не оборачиваясь, произнес администратор.
   Шарсефер тихо рассмеялся, глядя на наши с Роцвенсом лица.
   Джен вошла первой. Змеелюд вполз за ней. Мы с гномогоблином переглянулись. Вздохнули. Бросили взгляд на офицера, и пошли следом. Дверь за нами закрылась. Где-то вдалеке мне мерещился голос:
   - Следующие. Входите. Открыто.
  

***

   Рабочий день закончился. Офицеры этажа испытаний собрались вместе, делясь впечатлениями.
   - А этот рыцарь из девятого участка неплох, - заявил куратор копейщиков, Юу Бок-Дол.
   - Похуже участницы третьего, но она слишком жестока, - отозвалась куратор удильщиков Хакс.
   - Мне, наоборот, показалась милой девочкой, - возразила Зенна.
   - Не стоит спорить, - миролюбиво заметил куратор адептов света Пэрнимеур, - кстати, директор, где Юга?
   - Завтра приедет. Я ему оформил разрешение на использование внутренней транспортной сети, - отозвался Юу Хан-Сунг.
   - Думаете, в этот раз он не опоздает? - спросил Бок-Дол.
   - Я надеюсь на это.
   - А помните, как он проигрался в казино и его чуть не продали в FUG, на органы? - спросила Занна.
   - Я помню, как он потерялся на шестьдесят восьмом этаже, - пришлось снаряжать целую экспедицию, - усмехнулся Бок-Дол.
   - Или как он слег с отравлением на целый месяц, - весело добавила Занна, - так и не признался, что он съел.
   - В этот раз он не опоздает, - уверенно сказал Хан-Сунг, - иначе я заставлю его съесть собственный костюм.
   Все весело рассмеялись.
   - Мне рассылка пришла, слышали новость? Урек Мазино опять буйствует, - сообщила Хакс.
   - Где теперь? - лениво поинтересовался Пэрнимеур.
   - На тридцатом этаже.
   Нервы Юу Хан-Сунга по твердости не уступали высококачественному суспендию, но, несмотря на это, он ощутил некоторое беспокойство и потому счел нужным поинтересоваться:
   - Тридцатый этаж большой, где конкретно?
   - На центральном курорте. Подрался с каким-то офицером. Под раздачу попали остальные. Вмешался правитель этажа, но без толку, госпитализировали. Сейчас стягиваются правители соседних этажей и несколько принцесс Захарда, - развернуто ответила Хакс.
   - Я вас покину, - под удивленными взглядами Юу Хан-Сунг вышел из помещения.
   Оказавшись в кабинете, он приказал:
   - Телефон, вызов Юги.
   Телефон Юги не отвечал. Забравшись на сайт тридцатого этажа, и запустив поиск по больницам, директор узнал, что офицер Юга находится в коматозном состоянии.
   - Боже, за что мне это, - вознес очи горя Юу Хан-Сунг.
   Правитель этажа Эванкхелл возвращался через три дня. Если директор не укомплектует офицерский штат к этому времени, Проктор его с потрохами сожрет.
  
  

Глава 5. Мгновения отдыха в хаосе сражений.

   После завершения последнего теста всем прошедшим участникам выделили по комнате. Как в хорошем общежитии. Соседние комнаты занимали бывшие сокомандники. Почему бывшие? Так после завершения теста команды расформировали. Это не слишком повлияло на размещение, в комнату под номером три тысячи четыреста девять заселился Роцвенс. За ним Джен. В три тысячи четыреста одиннадцать жил Шарсефер. И после него я. С другим своим соседом я еще не познакомился, как и с участниками напротив.
   Комната была просторной. Метров пятьдесят квадратных. Может больше. Высоченные потолки, несколько ламп. Из мебели: кровать, два метра в ширину, три в длину, скамейка, стол, стул, тумбочка, шкафчик для одежды. И еще какой-то куб, вмонтированный в стену. Не нравится он мне. Всё окрашено в бледно-голубой цвет.
   Я устало прилег на кровать. Жив. Я всё еще жив! Меня разобрал нервный смех. Проклятая башня, чертов кролик! Но я все еще жив, ублюдки! Выкусите!
   Слишком много событий за один день. Только это объясняет, что я провалился в сон. Как обычно, очень двинутый сон. В нем я поднимался все выше и выше, а за мной гналась чудовищная лязгающая пасть. В конце сна мне удалось забраться на вершину и на мне сомкнулись огромные зубы. Ибо больше не было куда убегать.
   Просыпался медленно, голова гудела. Коммуникатор показывал где-то около половины седьмого вечера. Не сразу сообразил, что в дверь кто-то колотится. Подошел и открыл ее. На пороге стоял Роцвенс. Гномогоблин уже успел переодеться в синюю футболку и черные штаны.
   - Ну ты и дрыхнуть, - хмыкнул Барк, - жрать хочешь?
   Я кивнул в ответ.
   - Вот и хорошо. Переодевайся и пошли. Обед ты уже проспал, а выдача ужина производится с семи до девяти вечера. Это бесплатно. За еду во внеурочное время надо тратить баллы, - и закрыл дверь.
   Открыл шкаф с одеждой. С десяток экземпляров нижнего белья, черных штанов, таких же шорт и синих маек различного фасона, но моего размера. На верхней одежде был странный значок. Похожий на две, смотрящие друг на друга буквы "Е", разделенных вертикальной чертой. Переоделся в черное трико и майку.
   Вышел, дверь за мной закрылась. Помню, при вселении инструктировали, что в коммуникатор записан особый ключ, открывающий дверь в выданную комнату. Судя по всему, технологии здесь не хуже, чем в моем мире. Как минимум не хуже. Что за чушь я несу? Они тут телепортацией овладели, левитацией и без проблем создают силовые барьеры вручную! Не хуже, ха! Да они нас на несколько столетий обогнали в развитии! В лучшем случае.
   По дороге в столовую зашел в туалет и умывальню. Они тут общие.
   - Куап, о каких баллах ты говорил?
   - Особая валюта для избранных. Только для офицеров и участников. На каждом этаже свои деньги, регулируемые валютным контролем со стороны аппарата правителя этажа. Для взаимодействия между этажами была введена универсальная валютная единица -- балл. Общую справку потом в терминале прочитай, там более понятно.
   - В терминале?
   - Синеватый куб в комнате. Это и есть терминал. Я вижу ты со всем из глухих этажей?
   - Да. Что-то типа того, - скованно рассмеялся я.
   Так мы дошли до столовой. Я уже морально привык к здешним размерам, поэтому столовая сравнимая с тройкой футбольных полей, меня не сильно впечатлила. Всего присутствовало несколько десятков участников. Столов и стульев было много, разных размеров и форм.
   Встали в очередь за едой. Получили ее. Отнесли на подносах до столов. Бытовуха. Самая что ни на есть обыкновенная. Даже наличие у раздающего еду за стойкой восьми глаз и двенадцати рук-щупалец било по сознанию не так сильно, как раньше.
   Сама еда была нормальной. Картофельное пюре и филе стального угря. Не знаю, откуда здесь картошка, но пюре на вкус от земного не особо отличается.
   К моему удивлению за едой к нам присоединились Шарсефер и Джен. Змеелюд подтащил какой-то по-особому закрученный стул и вольготно на нем расположился.
   Отужинав, я отправился к себе в номер. Там, кстати говоря, балкон был. Надо выглянуть, осмотреться.
   - Слуаг, - раздалось сзади.
   Хм, надо бы еще с терминалом разобраться. Интересно, здесь есть аналог интернета? Было бы прекрасно.
   - Слуаг! - кричали кому-то сзади.
   Количество баллов еще хорошо бы узнать. Жаль не спросил у Роцвенса как это сделать. Хотя, вроде как коммуникатор обладает функцией кошелька. Надо бы в этом направлении покопать.
   - Слуаг!! - зачем так громко кричать, тут люди ходят вообще-то.
   На коммуникатор, кстати говоря, пришло уведомление о собрании через четыре дня в девять утра, с указанием номера второй аудитории. Естественно со схемой как туда дойти.
   - Слуаг!!! - меня за плечо схватила рука.
   Вздрогнув, я развернулся. Передо мной стояла Джен.
   - Меня зовут Кирилл, - сбрасывая ее руку, чуть раздраженно ответил я.
   - Надо поговорить, - она развернулась и зашла в свою комнату.
   Достала. Мы больше не в одной команде. Я не обязан ей подчиняться. Так что, если хочет со мной поговорить, пусть чуть вежливее просит. С другой стороны и портить отношения не стоит.
   - Джен, стой, пошли тогда ко мне, - я не сразу понял, как двусмысленно это прозвучало.
   Белозрачковая отсекательница голов замерла, и, не оборачиваясь, произнесла:
   - У меня чище.
   Сначала я опешил. Потом возмутился:
   - Тебе откуда знать?!
   - Мама говорила, что мужчины - свиньи. Значит, живут в хлеву. Там грязно.
   - Думай, что хочешь. Разговор этот нужен тебе, а не мне.
   Я зашагал в сторону своей комнаты.
   - Ты ошибаешься, разговор нужен тебе, - пошла следом за мной Джен.
   Зайдя в комнату, я обернулся. Дверь за Белозрачковой закрылась. Секунды мы рассматривали друг друга. Ее одежда сменилась на светлые шорты до колен и длинную бежевую блузку. Сандалии тоже были. Белые.
   - Тут чисто. Ты не мужчина или просто нагадить не успел?
   - Ты либо говори, либо выметайся, - вся благодарность за прохождение барьера куда-то улетучилась.
   В ответ неразличимое взгляду движение. Черная игла застыла в нескольких сантиметрах от моего глаза. Я заторможено сделал пару шагов назад и грохнулся на кровать.
   - Ты слишком медленный для незаконного участника, - разочарованно произнесла маньячина.
   - Ты рехнулась?! Нельзя нападать вне испытаний.
   - Я несерьезно. Иначе ты был бы мёртв.
   Со злобой глядя на нее, я поморщился. Это не наш мир. Здесь гендерные различия не гарантируют преимущества в физической силе. Здесь все решает шинсу. Так я понял, во всяком случае.
   - Это все, что ты хотела?
   - Нет. Какое испытание дал тебе господин Хеадон?
   - А тебе какое до этого дело?
   - Я сразилась с пятиглавым чудовищем, и отсекла ему все головы. А ты? - у нее явно фетиш на головы.
   - Лабиринт проходил. Не хочу вспоминать, - неохотно пришлось дать ответ.
   Она некоторая время помолчала.
   - Я соврала. Никакого испытания у господина Хеадона я не проходила. Участники, родившиеся в Башне и выбранные Хранителем первого этажа, сразу переносятся на второй. Таков Закон. Ты нарушаешь его. Ты проходил испытание Хеадона. Ты незаконный. Тот, кто над кем не властны Законы Башни.
   Вот ведь лгунья. А по виду и не скажешь. Этакая пай-девочка, только головы рубит почем зря.
   - Подожди. Тот кролик лично уверил меня, что я законный участник. И родился я в Башне, только память моя не отсюда, - пора вскрывать карты, иначе будет худо.
   - Вот как, - просто произнесла она.
   - Именно так, - подтвердил ее слова я.
   - Тебе виднее, - и прежде чем уйти добавила, - лучше чтобы никто не знал, что твоя душа пришла из мира за пределами Башни.
   После ее ухода я некоторое время сидел задумчивый. Потом сходил в туалет, душ. Вернувшись в комнату сел за терминал.
   Перевел коммуникатор в видимый режим. Посмотрел количество баллов. Двести сорок два. Даже не знаю сколько это. Надо было обратить внимание на ценники за еду.
   После десяти минут попыток включить терминал, залез в справку, встроенную в коммуникатор. Оказалось до смешного просто. В коммуникатор встроен идентификатор для активации стационарного терминала. Включил его. Из куба выехала тонкая прямоугольная пластина, оказавшаяся клавиатурой. Символы на ней мне были неизвестны, но интуитивно понятны. Это все переводческая функция коммуникатора. Надо будет потом разобраться, как она работает, а то мало ли что. Мышки не было. Ну да ничего страшного.
   Информации было очень мало. Никакого доступа к глобальной сети не было. Все ограничивалось лишь локальными ресурсами, расположенными в зоне испытаний. Конечно, общая информация присутствовала. Я ее тщательно изучил.
   Башня делится на этажи. На данный момент их сто тридцать четыре. Этажи поделены по зонам. Внутренняя, внешняя и срединная. Все они жестко огорожены друг от друга. Участники взбираются вверх и проходят испытания именно по внутренней зоне. Избранные выбираются из жителей внешней зоны. Срединная территория предназначена в основном для офицеров, их семей, избранных E-ранга и выше, простых жителей, получивших разрешение. Этакая буферная зона, центры экономического роста на каждом из этажей.
   Каждый этаж имеет своего правителя. Все они входят в совет, который решает общие вопросы. На своем этаже их власть очень велика. Про политическую систему в терминале вообще очень куце написано. А для получения более подробной информации мне не хватало доступа.
   В Башне действует ранговая система. Она применима практически ко всему. Ранги возрастают с F до S, и с десяти до одного. Это значит, что какой-нибудь предмет ранга E7 будет более качественным, чем предмет ранга F2 или E9, но менее качественным, чем ранга E1 или D10. Моя игла имеет не высокий показатель F9. Некоторые предметы, вроде коммуникаторов, не имеют цифрового ранга и маркируются просто буквой. У моих гордая буква E.
   Выключив терминал, я отправился спать. Снилось, что меня кто-то зовет. А вокруг что-то шуршало. Словно тысячи тел терлись друг об друга.
   Завтрак я проспал. Вышел на балкон. Огляделся. Мы находились в летающей крепости. Далеко внизу простиралась, насколько хватало взгляда, степь.
   До обеда просто отдыхал. Потом зашел Роцвенс. Обедали вчетвером.
   - Через три дня распределительный тест, - заметил Барк.
   - Знаменитый распределительный тест? - уточнил Шарсефер.
   - Ага, он самый.
   - Я тут самый неосведомленный. Не объясните, что за тест? - спросил я.
   - Да легко. На нем нам всем выберут позицию или основную специализацию. Их всего пять: удильщик, скаут, адепт света, копейщик, проводник шинсу, - пояснил Барк.
   Звучит как классы персонажей в какой-нибудь игрушке.
   - В терминале я о них не встречал упоминания.
   - Только сегодня открыли доступ к этой информации.
   - Понятно. Спасибо.
   Остаток обеда мы трепались о всякой чепухе. Потом я в своем номере зарылся в терминал поглубже.
   Информация Роцвенса подтвердилась. Через три дня нас назначат в одну из позиций. В терминале кратко рассказывалось о каждой из них.
   Удильщики. Основная боевая мощь команды. Туда отбирают сильных в прямом столкновении участников. Удильщиков условно разделяют на две группы. Те, кто сражается в ближнем бою и те, кто придерживается средней дистанции. Основным оборудованием являются иглы, удочки и катушки. Как-то глупо звучит, но это факт. Пояснений по поводу удочек и катушек не было. Видимо об это расскажут на тесте. Вряд ли они сражаются рыболовными удочками.
   Скауты. Основная мобильная часть команды. Туда отбирают быстрых и ловких участников. Скаутов разделяют на две группы. Собственно разведчики. Глаза команды. Те, кто перемещается в авангарде команды и с помощью устройств, называемых наблюдателями, собирают и передают информацию адептам света. Вторая группа представляет собой боевиков, связывающих противников боем. Чем-то напоминают удильщиков сражающихся на ближней дистанции, но больше уповающих на мобильность и ловкость, чем мощь. Дополнительная боевая сила команды.
   Адепты света. Основная информационно-аналитическая часть команды. Туда отбирают участников способных работать с большими объёмами разнородной информации. Адептов света делят на две группы. Первая из них -- аналитики. Они освещают команде путь, как в прямом, так и переносном смысле. Сидят на базе, с помощью светочей обрабатывают информацию, обеспечивают связь и взаимодействие между другими участниками. Класс. Так же могут отсылать свои светочи и освещать путь команде. Хочу попасть на эту позицию. Правда, светочи выглядят как кубы, летающие в воздухе. Но ничего. Переживу. Вторая группа адептов света осуществляет поддержку непосредственно в бою, с помощью светочей управляя шинсу. Это уже не так здорово.
   Копейщики. Основная дальнобойная часть команды. Туда отбирают самых точных и глазастых участников. Они тоже делятся на две группы. Тут всё просто. Дальний бой, основная группа и ближний бой, дополнительная группа.
   Проводники шинсу. Основная вспомогательная часть команды. Туда отбирают участников с явным талантом в области управления шинсу. Вот точно не про меня. Разделены на две группы. Поддержка, в том числе лекари и бойцы, атакующие напрямую шинсу, в отличие от тех же копейщиков, использующих шинсу через предметы.
   Вот в целом и всё. В удильщики меня вряд ли возьмут. Копейщики тоже в пролете. Это хорошо. Вот в скауты могут засунуть. Я по степи скакал как заяц, но связывать свое восхождение по Башне с постоянной беготнёй я не хочу. Идеальным вариантом были бы адепты света. Надо будет потом узнать, возможно ли перейти на другую позицию. Проводники шинсу на первый взгляд замечательный вариант. Всегда мечтал стать магом. Вот только тест на сопротивляемость шинсу показал, что таланта к шинсу у меня нет. Вообще. Вот с помощью светоча, я вполне мог бы манипулировать шинсу. А так, без предметов, не уверен.
   Оставшееся время до начала распределительного теста пролетело быстро. Значимых событий я не припомню.
   И вот. Время пришло. Все участники собрались во второй аудитории. Вошла Занна Кеар.
   - Приветствую вас, участники. Давно не виделись. Соскучились? - провокационно ухмыльнулась она. - Многие из вас знают, что за тест сейчас начнется. Поясню для тех, кто за три дня так и не разобрался, как включать терминал. Следующий тест называется распределительным. Вы будете разделены по пяти позициям: удильщики, копейщики, скауты, проводники шинсу. Мы с другими офицерами тщательно просмотрели записи ваших действий на предыдущих тестах и выбрали подходящую вам роль в команде. Надеюсь, у вас хватит ума не оспаривать наш многосотлетний опыт? Вот и хорошо. Среди каждой позиции выбран лидер, получающий солидный бонус за свои действия в предыдущих испытаниях. Распределительный тест будет длиться месяц. Завершится он командным испытанием. В конце будут сформированы списки по позициям. Чем больше баллов вы заработаете, тем выше будет место, занимаемое вами. На стене можете увидеть, что количество прошедших тест участников ограничено.
   С ее последними словами рядом с Занной возник небольшой оранжевый орб, сыгравший роль проектора. На противоположной от нас стене возник список.
   Пять позиций. Пять лидеров.
   Удильщики. Отбор шесть из двадцати четырёх. Лидер - Джен.
   Копейщики. Отбор семь из двадцати шести. Лидер - Жарпвеиэн.
   Адепты света. Отбор три из пятнадцати. Лидер - Норла.
   Скауты. Отбор пять из двадцати двух. Лидер - Геурт сар Чень. Давешний Туманник. Вот как его зовут.
   Проводники шинсу. Отбор три из восьми. Лидер - Цирпинус. Рыболюд тот.
   Нашел себя в списках. Оказался на позиции проводника шинсу. Не повезло. Шарсефер попал к скаутам, а Роцвенс к копейщикам.
   - Теперь подойдите к вашим кураторам, они ждут в аудиториях. Координаты высланы на коммуникатор. Участники, удачи, - сказала нам Занна.
   Мы все потянулись к выходу. Надо будет уговорить куратора перевести меня в адепты света. Вот только кто из офицеров отвечает за позицию проводника шинсу?
  

***

   Крученый кипяток был залит в пластиковую емкость заполненную лапшой быстрого приготовления. Божественный запах разнёсся по комнате. Ноздри Юу Хан-Сунга затрепетали. Вот она - пища богов! Вершина кулинарного искусства! Квинтэссенция опыта великих поваров! Раньше, до появления этой пищи, готовка была уделом избранных, занимала большое количество времени. Но теперь, с появлением лапши быстрого приготовления готовить может каждый, при том быстро. А кто, как не высший офицер знает цену времени?
   Спустя три минуты Юу Хан-Сунг стал чинно уплетать лапшу за обе щеки. Ему удалось найти хорошего проводника шинсу, гораздо более опытного, чем Юга. Проктору не к чему будет прикопаться. Во всяком случае, первое время. А там вернется и Юга. Впрочем, Эванкхелл ещё не нагрянул с проверкой. Это странно. Обычно после совета он всегда заглядывает в зону испытаний. Случилось что-то? Тогда почему он, Юу Хан-Сунг этого не знает? Непорядок.
   Отъев, директор убрал пластиковую емкость в стол. Он их коллекционировал.
   Дверь открылась. Вошли восемь избранных.
   - Приветствую, участники! Я - Юу Хан-Сунг, ваш куратор по позиции проводников шинсу. Можете обращаться ко мне просто - господин куратор, - расплылся в улыбке высший офицер, директор внутренней зоны второго этажа и просто хороший человек, Юу Хан-Сунг.
  
  

Глава 6. Кровь, пролитая Богом Башни.

  
   Аудитория представляла собой небольшой полукруглый зал. В университете я таких помещений навидался. Было нас восемь участников. Я, тот рыболюд Цирпинус, вместо своей пальмовой юбки, облаченный в черные шорты и синюю майку, стандартную одежду, выдаваемую на этом этаже и еще шестеро избранных в схожем облачении:
   Оагеон - мрачный тип с зелеными волосами и тремя глазами. Рот представлял собой вертикальную щель. Два глаза располагались там, где у нас щеки, а третий на месте лба. Кожа бледно-синего оттенка. Пальцев пять, на каждой из двух рук, но количество суставов равно четырем.
   Мунсин - лысая татуированная девушка с карими глазами.
   Судоса Джумоджи - шестиглазый участник, перебирающий четки.
   Меабамо - ящеролюд женского пола с массивными браслетами на руках и розовой чешуей.
   Баквибеоль - инсектоид с хитином коричневого окраса.
   Пеоджеуль - рыжеволосая девушка с амулетом, в виде кубика, на шее.
   Вот таков состав проводников шинсу. А куратором нам достался не кто иной, как администратор последнего испытания.
   - Приветствую, участники! Я - Юу Хан-Сунг, ваш куратор по позиции проводников шинсу. Можете обращаться ко мне просто - господин куратор, - расплылся этот длинноволосый блондин в улыбке.
   Мы расселись. Куратор прошелся вдоль ряда, внимательно нас разглядывая.
   - Все вы были тщательно отобраны на эту позицию. У каждого из вас есть определенный талант в области манипулирования шинсу. Он может быть явным или наоборот скрытым, на первый взгляд. Несмотря на это, его наличие очевидно. Моя задача дать вам соответствующую теоретическую и практическую базу, для дальнейшего развития. Это занятие будет в первую очередь вводным. В конце разбавим теорию небольшой практикой. А сейчас переведите коммуникатор в режим записи.
   Некоторое время Юу Хан-Сунг ждал, пока мы активируем коммуникаторы. Потом продолжил:
   - Начну с основ. Все офицеры Башни владеют шинсу. Наличие этого умения одно из необходимых для восхождения. Ключевое отличие проводников, от других позиций это отношение к шинсу, как к главному и единственному инструменту решения проблем. Удильщики используют удочки, иглы и катушки. Адепты света - светочи. Скауты - орбы наблюдателей. Копейщики - копья. Участники всех позиций используют шинсу для превращения себя в совершенное оружие. Укрепляющие техники хоть и относятся к непосредственному контролю, столь просты, что освоить их сравнительно легко. Тело в этом случае становится основным инструментом. У проводников же во главе угла стоит шинсу. Это не значит, что мы обладаем подавляющим превосходством над остальными. При прочих равных имеет значение уровень владения инструментом. Непосредственный контроль над шинсу сам по себе не даёт никаких преимуществ. Поэтому не обольщайтесь. У непосредственного контроля есть определенные особенности и только от проводника зависит, сможет он обратить их в преимущества, или нет.
   Речь куратора была плавной. Лицо задумчивым. Интересно, он сам осознает, что говорит или шпарит на автомате, погрузившись в себя?
   - Мы проводники шинсу. В некоторых районах нас называют управителями волн, хозяевами течений, чтецами потоков. Суть не меняется. Мы управляем шинсу. А значит должны знать, что это такое. Шинсу - божественная субстанция, нечто невероятное, выходящее за пределы возможного. Оно окружает нас везде. Некоторые именуют шинсу божественной водой, иные - кровью бога, третьи - ветром жизни. Это все неважно. Единственное, что имеет значение это свойства шинсу, которые мы можем использовать, - строго посмотрел на нас Юу Хан-Сунг.
   Убедившись, что мы прониклись, куратор какое-то время смотрел в окно. Потом продолжил:
   - Первое. Шинсу везде. Второе. Шинсу возникает из самого пространства. Третье. Шинсу способно принять любую форму, будь то материя или энергия. Четвертое. Шинсу всегда в движении. Пятое. Шинсу воздействует на то, что окружает. Шестое. Шинсу изменяет то, через что проходит. Седьмое. Шинсу более ярко выражает свои свойства с повышением концентрации. Восьмое. Шинсу полностью подчинено Хранителям. Это основные свойства. Из них проистекают остальные возможности и ограничения.
   Куратор опять замер. Видимо, дает нам время осознать сказанное.
   - Хранители - это древние существа, живущие с незапамятных времен. Без их разрешения управлять шинсу на этаже можно лишь ограниченно. Например, усиливать тело с помощью внутренних техник. Для получения разрешения нужно заключить контракт с уважаемым Хранителем того этажа, на котором вы находитесь. Это можно сделать с помощью коммуникаторов. В конце занятия я покажу, как это осуществить. Выданные вам коммуникаторы имеют ранг "E", что позволяет заключать контракты до сорокового этажа. Регистрации подлежат так же предметы, использующие шинсу, но порядок их сертификации зависит от свойств. Заключение контракта выше сорокового этажа требует коммуникаторов более высокого качества. Их достаточно сложно получить. Стоит заметить, что Хранители заключают разные контракты. Так, договор офицера предоставляет больше возможностей, чем договор участника.
   Он снова прервался, задумчиво рассматривая потолок.
   - Теперь я перейду к более подробному описанию шинсу. Первым исследователем в этой области является глава одной из десяти великих семей, основатель "исследовательской ассоциации" По Бидоу Густанг. Вся профессиональная терминология введена им. Но прежде чем мы перейдем к ней, я хочу кое-что сказать.
   Юу Хан-Сунг замолчал и посмотрел на нас.
   - Я делаю паузы, чтобы вы задали вопросы, если вам что-то непонятно, - нейтрально заметил куратор и вновь замолчал.
   Рыболюд встал и спросил:
   - Шинсу может создать жизнь?
   Юу Хан-Сунг ничем не показал, что его удивил вопрос.
   - Документальных подтверждений этому нет. С другой стороны шинсу способно изменять уже существующую жизнь. Так, например, возникают шинхэо - божественные звери питаемые шинсу. Еще вопросы? Вставать необязательно, можно просто поднять руку.
   Я поднял руку и после одобрительного кивка задал вопрос:
   - Проводники шинсу совсем не используют вспомогательные предметы?
   - Используют, например жезлы, для облегчения контроля. Из моей речи у вас могло возникнуть неверное представление о возможностях нашей специальности. Любые позиции достаточно условны, никто не мешает брать дополнительные уроки по интересующим вас темам. Большинство офицеров универсалы, хоть и склоняются к какому-то определенному направлению. Мы направляем шинсу во вне, это сближает нас с некоторыми копейщиками. Тем не менее, наш арсенал не ограничивается одними лишь боевыми техниками. С другой стороны, одновременно использовать шинсу во внутренних и внешних направлениях достаточно сложно. Поэтому скауты, удильщики или копейщики, навязавшие нам ближний бой, имеют определенное преимущество. Подробнее о предметах шинсу я расскажу на следующих занятиях, также вы можете самостоятельно прочесть книгу Ашула Эдвару "Башня оружия", которая, как и заметки По Бидуа Густанга теперь доступна на вашем терминале.
   Вопросов больше никто не задал. Поэтому наш куратор продолжил:
   - Есть три характеристики измеряющие шинсу. Первая из них называется баанг. В разговорной форме употребляется именование "дом шинсу". Вторая - мьен, иначе - поверхность. Третья - су или масса. Все они важны и связаны между собой. Баанг характеризует количество параллельно обрабатываемых сгустков шинсу. Мьен - область распространения шинсу, площадь обрабатываемой поверхности, измеряемую в цубо. Одно цубо примерно равно трем целым трем десятым метра. Су характеризует плотность шинсу и разнится в пределах мьен.
   Куратор замолк, ожидая вопросов.
   - Почему измеряется площадь поверхности, а не объем? - задала вопрос Мунсин.
   - Слишком сложно. Созданная с помощью шинсу ладонь может оказаться полой. Тратить время на то, чтобы определить весь объем занимаемый шинсу в той, или иной технике в условиях боя - расточительство. В лабораторных условиях вполне возможно, но дорого.
   - В чем измеряется су? - спросил Баквибеоль.
   - Су измеряется в... - дальше последовало мозговыносящее звуковое сочетание. - Это характеризует скорее концентрацию шинсу в точке пространства, чем степень воздействия на живое существо. Поэтому на практике применяется редко. Степень воздействия зависит от сопротивляемости объекта к шинсу, о чем поговорим на следующих занятиях.
   После вопросов Юу Хан-Сунг продолжил лекцию:
   - Баанг, мьен и су неотрывно связаны друг с другом. Есть две тенденции к их взаимодействию, являющиеся свойствами организма. Отрицательная тенденция означает обратно пропорциональную связь между характеристиками. Иными словами, увеличивая количество баанг, мы уменьшаем мьен и су. И наоборот. Уменьшая баанг, высвобождаем внутренние ресурсы для увеличения мьен и су. Само собой, увеличивая су, мы теряем в количестве баанг и мьен. И так далее. Отрицательная тенденция характерна для подавляющего числа манипуляторов шинсу. Тренировками ее можно свести в ноль. То есть добиться при увеличении количества баанг неизменности мьен и су. Это крайне сложно. Когда говорят о возможностях избранного с отрицательной тенденцией под словами баанг, понимают максимально возможное количество сгустков шинсу, создаваемое участником. Под мьен - наибольшую обрабатываемую поверхность, при создании одного сгустка. Под су - максимальную плотность в одном баанг.
   Вопросов не последовало.
   - Положительная тенденция встречается крайне редко. Она означает прямо пропорциональную связь между характеристиками. Увеличивая число баанг, поднимаем максимально возможные значения мьен и су. Понижаем число баанг, опускаем максимально возможные значения мьен и су. Забавная особенность. Большое число баанг вредит мозгу избранного. Когда говорят о возможностях избранного с положительной тенденцией под словами баанг, понимают максимально возможное количество сгустков шинсу, создаваемое участником при максимальных значениях других характеристик. Под мьен - наибольшую обрабатываемую поверхность, при максимальных значениях других характеристик. Под су - максимальную плотность в сгустке шинсу, при максимальных значениях других характеристик. Тренировками можно добиться, например, создания максимального количества баанг, при не максимальных значениях других характеристик. Это снимет часть нагрузки с мозга.
   На этом Юу Хан-Сунг закончил лекцию и перешел к практике.
   - Кто из вас уже заключал договор? - спросил куратор.
   Отозвались трое. Цирпинус, Оагеон и Баквибеоль. Фавориты значит.
   - Остальные переведите коммуникаторы в видимый режим и отдайте команду: "Контракт с Хранителем".
   Я произвел сказанные манипуляции и оказался в темноте. Передо мной оказался исполинский змей, чье туловище, казалось было бесконечно, а глаза были высотой с меня.
   - Я Хранитель этажа. Ты хочешь заключить контракт? - прозвучало в моей голове.
   - Д-да, - чуть заикаясь, ответил я.
   - Замечательно, а теперь посмотрим, достоин ли ты.
   Такое ощущение, что меня просветили рентгеном. Взгляд этих чудовищных глаз прожигал насквозь. А потом он меня обнюхал.
   - Хм. Склизкий и мерзкий. Не вкусный.
   Собрав все мужество, что у меня осталось, я возмутился:
   - Я не еда! - прозвучало весьма жалко, на фоне многокилометровой змеи, чья ширина достигала тридцати метров.
   - Ладно. Заключим контракт, фальшивый избранный.
   Белая вспышка ослепила меня.
   - Однако помни, скованный цепями. Ты всего лишь нацепил на себя дополнительные оковы. Всегда помни об этом!
   Потом меня выкинуло в реальный мир. Не один я приходил в себя.
   - На этом первое занятие окончено. Трое уже имеющие контракт, получают по тридцать баллов каждый, остальные десять. Завтра в девять утра в этой же аудитории состоится второе занятие. Всего вам наилучшего, - с этими словами Юу Хан-Сунг выпроводил нас прочь.
   Обед прошел грустно. Теперь он стоил пять баллов. И не только он. Два балла стоил завтрак, три ужин. Все плохо.
   После обеда почитал заметки Густанга. В целом, там говорилось то же, что и на лекции, только более подробно. Книгу "Башня оружия" оставил на завтра. Нужно хотя бы сегодняшнюю информацию усвоить.
   Занятия остальных тоже были больше вводными и касались шинсу. Это я узнал от Роцвенса. Он заходил перед ужином. Делился информацией в обмен на полученную мной. Узнал о существовании инвентарей для хранения оружия и тубусов, для хранения боеприпасов, которые, как и коммуникаторы, могут быть в скрытом режиме.
   Вашу Башню! Забыл спросить у куратора о возможности перевода на другую позицию прямо в рамках теста. С теми тремя избранными, уже имеющими опыт в шинсу, мне ничего не светит. Ладно. Завтра спрошу.
   После ужина, повторил пройденную информацию. Лег спать. Снились змеи большие и малые, замкнутые в чем-то тесном. Проснулся ночью. В половине второго. Пошел в туалет. После помыл руки. Когда возвращался в номер, мне послышался шелест за спиной. Шарсеферу, не спится что ли? Я обернулся. В полумраке я разглядел силуэт больше всего напоминающий сухопутного осьминога. Мне до плеч где-то ростом. И явно с недобрыми намерениями.
   Он кинулся на меня. Я от него. Он за мной. Шестым чувством кувыркнулся в бок. Мимо пролетел, судя по шипению, сгусток чего-то нехорошего. К сожалению, осьминог отрезал мне путь в комнату и не давал времени на размышление. Удар щупальцами я принял на левую руку. Да сглупил. Больше никогда не буду подставлять под щупальца руки. Закричал от боли:
   - Да отпусти ты меня! Проклятая тварь!
   Зазвучала сирена.
   - Всем участникам оставаться в своих комнатах! Это не учения! Всем участникам оставаться в своих комнатах! Произошел прорыв шинхэо! Вне номеров может быть опасно! Двери автоматически блокируются! - раздалось по коридору.
   Да вашу Башню! Кто делал вам систему безопасности! Оторвите ему руки! Почему тревога не прозвучала на пять минут раньше! Одно радует, эта тварь, испугавшись громкого шума меня отпустила.
   Секунду мы играли с ней в гляделки. Куда и когда она бросится? Сейчас, наверно, справа двинет щупальцами. Угадал. Увернулся. Теперь опять справа. Снова угадал! Правда, слегка задело, но не присосалось. Теперь снова справа. Вновь везение. Следующий удар ради разнообразия должен быть слева. И правда, щупальца ударили с этого направления, и мне вновь удалось их избежать. А теперь плевок кислотой, пригибаюсь, и зеленый сгусток пролетает мимо.
   - Прочь! - не слово, приказ.
   Вместе с осьминогом оборачиваемся в сторону лифтов. Там стоит Юу Хан-Сунг во всем своем великолепии. Несколько секунд смотрим друг на друга. А потом осьминога размазывает тонким слоем по коридору. Очень тонким слоем.
   Юу Хан-Сунг подходит ко мне, задумчиво разглядывая паштет из осьминога.
   - Разблокировать комнаты. Объявляю охоту на шинхэо. За каждого убитого зверя будут начислены бонусные баллы, - говорит негромко Юу Хан-Сунг и его голос дублирует громкоговоритель.
   Через десяток минут по всей крепости носились участники, истребляя шинхэо. Мы втроем с Роцвенсом и Шарсефером смогли убить четырех. Получив по двадцать баллов на каждого. Один из шинхэо на моем счету, нанизал на иглу. Два других застрелены Роцвенсом, а еще один расплющен ударом хвоста Шарсефера. Где была Джен не знаю, но думаю, ее улов куда как больше.
   Зачистка завершилась часам к четырем. Занятие перенесли на послеобеденное время. В конце зачистки удалось застать директора.
   - Господин куратор, есть ли возможность перевести меня на другую позицию? - спросил я у него.
   Он смерил меня взглядом и с улыбкой ответил:
   - Нет. Ты уже на своей позиции.
   У себя в номере я долго не мог заснуть, пытаясь понять, что он имел в виду. Пришел к выводу, что я мог читать действия того осьминога. Может быть, я владею даром предсказателя? Если конечно такой дар есть. Надо будет утром разобраться. С этими мыслями я уснул.
  

***

   Пока участники спали, после безумной ночки директор этажа испытаний устраивал разнос своим подчиненным.
   - Кто? Я спрашиваю кто?! Кто проектировал систему безопасности?!! Чем он думал, когда выводил дублирующие контуры параллельно действующему водопроводу?!! Каким кретином надо быть, чтобы параллельно канализационным стокам расставить передатчики шинсу-поля, отвечающие за безопасность?! - разорялся Юу Хан-Сунг.
   - Директор, все вроде обошлось? - попытался успокоить начальство Пэрнимеур, куратор адептов света.
   - Обошлось? Обошлось, говоришь?! Наше счастье, что Эванкхелл сейчас на другом конце внешней зоны, отражает внесезонный набег монстров с первого этажа! Эти шинхэо, наверняка как-то с этим связны. Не дай Башня, Проктор узнает о случившемся! Да он нас с грязью смешает! Всё засекретить высшим уровнем. Хотя нет. Оформим все как внеочередное испытание. Да именно, так, - поостыл директор.
   Потом Юу Хан-Сунг оглядел присутствующих.
   - Все поняли? Это была не ошибка безопасности, а испытание участников на бдительность и работу в команде.
   Присутствующие офицеры кивнули. Никому не хотелось испытывать на себе гнев Эванкхелла, одного из сотни сильнейших офицеров Башни.
   - Что с инфраструктурой? - перешел к насущному Хан-Сунг.
   - Прекращена подача воды в офицерский сектор. Значительные повреждения системы безопасности, - был ему ответ.
   - Так. Системы безопасности чиним своими руками. Кто-нибудь разбирается в сантехнике достаточно, чтобы починить трубопровод?
   Пустые взгляды офицеров были ему ответом.
   - Можно вызвать сантехника? - предложила Занна.
   - А что стало со штатными сотрудниками?
   - Их съели.
   - Неправильно. Всех съеденных сотрудников я неделю назад отправил в бессрочный отпуск! И вообще, на нашем этаже никого не ели. Запомните это, если не хотите чтобы Проктор начал очередную охоту на ведьм, связанную с поиском вымышленного диверсанта.
   - Так как на счет вызова сантехников?
   - На закрытый участок зоны испытаний во время проведения распределительного теста? Или ты не в курсе, что у нас несколько озер, подключенных к водостоку, накрылись? Именно по этим трубам шинхэо и залезли. Ладно, с сантехником я что-нибудь решу. Есть пара вариантов.
   Позже. У себя в апартаментах, Юу Хан-Сунг включил, остановленную видеозапись. На ней было двое. Невысокий черноволосый парень и девушка с белыми, как лист бумаги волосами. Джен, а это была она, называла стоящего перед ней парня незаконным, а тот, подтвердил прохождение теста Хеадона. Это был Слуаг.
   Юу Хан-Сунг выключил и удалил запись из базы данных этажа, оставив копию у себя на коммуникаторе.
   - Телефон режим видимости, код "Барракуда", соединить с номером сорок девять, - коротко приказал директор.
   Раздались гудки. Потом произошло соединение.
   - Слушаю, - был обезличенный ответ.
   - На вверенном мне объекте произошла диверсия. Хранилище объекта "Красный окунь" подверглось частичному разрушению. Есть основания предполагать подготовку к его извлечению. Так же, есть подозрению по скрытию от нас объекта категории "Мечта". Требуется детектор.
   - Понял, - минутное молчание, - высылаем к тебе для решения насущных задач того парня, с дешевой завивкой. Детектор будет у него.
   - Принял. Высылаю план легализации агента.
   Закончив разговор. Юу Хан-Сунг улыбнулся. Месяц обещал быть интересным.
  
  

Глава 7. Бессмысленные поиски бесполезной силы.

   Снились мне цепи. Большие, крепкие и живые. Они тянули меня вверх. На скалу, висящую в небесах. А где-то вдалеке буйствовала мелкая букашка. Маленькая, но столь могущественная, что само пространство искривлялось от её величия. А меня тянуло все выше и выше.
   Проснулся я еще до завтрака. Чувствовал себя на удивление хорошо. Сон помнил плохо. Вообще, я сны забываю быстро. Эта особенность не мешала мне понять, что со мной творится нечто странное. Надо с этим разбираться.
   На завтраке участников было мало. Десятка полтора. После еды я зарылся в терминале. Повторил вчерашнюю информацию. "Башню оружия" прочту вечером, после занятий. А пока надо подумать о своей способности предсказывать движения противника. В имеющейся куцей базе данных ничего такого не было.
   К кому я могу обратиться за помощью? Офицеры? Отпадают. Я не знаю, связаны ли мои способности с незаконностью или нет. Если не связаны, то все хорошо. Но если нет, то это риск. Не хочу доказывать офицерам, что я не "баран". Не незаконный участник то есть. Что если у них есть какие-нибудь нехорошие директивы на этот случай? Значит, офицеры отпадают.
   Среди участников я могу обратиться к Роцвенсу. Он достаточно образован. С другой стороны, не стоит вводить в мою небольшую тайну лишних лиц. Значит, остается только одно. Обратиться за помощью к Джен. Башня всё побери! Других вариантов нет. Она меня и так подозревает, мягко говоря, так что ничего страшного нет. Альтернатива оставаться в неведении, что глупо. Либо увеличивать круг знающих лиц, что опасно.
   Решено. После сегодняшнего занятия обращусь за помощью к Джен. Не убьёт же она меня, в самом деле? Участникам ведь нельзя сражаться за пределом тестов. Она связана этим правилом, поэтому бояться нечего. Хотя все равно страшно. Как вспомню отрубленную голову Лиека, так дрожь по всему телу пробегает.
   Закончив обедать, направился к аудитории. У закрытых дверей стояли трое участников. Татуированная участница Мунсин. Девушка с кубиком на шее Пеоджеуль. Поодаль от них стоял Оагеон.
   - Привет, ты ведь Слуаг? - звонким голоском спросила Пеоджеуль.
   Представлены до этого мы не были. Хотя имена с фотографиями друг друга видели. По сути, мы все соперники. Трое пройдут, пятеро отсеются. Заводить друзей среди участников одной со мной позиции, в такой обстановке, весьма опрометчиво. Это с одной стороны. С другой, неплохо представлять себя способности других участников. А то я как-то блекло смотрюсь на фоне Роцвенса и Джен.
   - Да, я Слуаг, - пусть это имя станет моей маской, - ты, я полагаю, Пеоджеуль?
   - Ага. Это Мунсин, - она указала на татуированную девушку лет двадцати.
   - Ты что-то хотела? - как можно вежливее спросил я.
   - Да ничего особенного, просто познакомиться. Здесь все такие серьезные и жуткие. Вроде вон того грубого типа, - она указала в сторону трехглазого Оагеона.
   - Ничего удивительного. Мы все здесь конкуренты.
   - Так-то так. Но это же не повод превращаться в лютых зверей, - пожаловалась она.
   - Все участники разные, - пожал плечами я, - вот ты, например, носишь куб на шее. Тот рыболюд ходил в юбке из листьев. Один мой знакомый не имеет ног, но зато обладает хвостом, а у другого две головы. Все мы разные.
   - Да. Ты опять прав. Лишь желание забраться на вершину объединяет нас, - она потеребила куб на шее, перехватила мой взгляд, - а, я последовательница церкви кубизма.
   - Церковь кубизма? Впервые слышу.
   - Это очень молодая религия! Мы верим, что всё в этом мире состоит из кубов! - пламенно воскликнула она.
   Сектантка значит. Да еще кубы эти. Не нравятся они мне.
   К счастью, подошли остальные участники, и Пеоджеуль ушла знакомиться с ними. Я вздохнул от облегчения.
   - Слишком активная, да? - тихо спросила Мунсин.
   - Да. Тебя тоже заболтала?
   - Немного. Жаль её.
   - Почему?
   - Таких светлых и ярких участников Башня ломает в первую очередь.
   Я промолчал в ответ. Через какое-то время двери в аудиторию открылись. Куратор уже ждал нас.
   После приветствия и краткого повторения пройденного Юу Хан-Сунг начал новую лекцию:
   - Сегодня я расскажу вам о том, как управлять шинсу. В конце занятия покажу, как создавать баанг и дам соответствующие упражнения. Из прошлого занятия вы должны были уяснить, что шинсу можно использовать через предметы и напрямую. Прежде чем перейти к описанию непосредственного управления шинсу, скажу пару слов о предметах. Их можно разделить на различные группы: по рангу, назначению, форме. Впрочем, есть между этими вещами кое-что общее. Они все изготавливаются из суспендия - особого минерала, обладающего высокой проводимостью шинсу. Изготовлением предметов в основном занимается организация Гоонг Банг, их еще называют Кузнецы. В целом, книга Ашула Эдвару "Башня оружия" раскрывает эту тему очень подробно. Поскольку создание первого баанг занимает существенное время и не все из вас раньше проходили тренировки шинсу, я рекомендую обратить внимание на вспомогательные жезлы. Они помогут вам в прохождении испытаний хотя бы первое время, пока вы не освоите самостоятельное создание баанг. Наш магазин может предложить широкий ассортимент предметов начального уровня по низким ценам. Если кого-то заинтересует, координаты вшиты в ваши коммуникаторы, - Юу Хан-Сунг приветливо улыбнулся.
   - Как долго надо тренироваться, чтобы создать свой первый дом шинсу? - спросила ящеролюдка Меабамо.
   - В среде проводников шинсу принято говорить "баанг". Привыкайте к профессиональной лексике. У среднестатистического участника, получается создать стабильный и управляемый баанг примерно к четвертому году обучения. Талантливый избранный может сократить это время вдвое. За срок менее года управляются редкие гении. А за несколько недель, отведенных под испытание, с нуля может управиться лишь гений из гениев.
   - Кто такой, этот Ашула Эдвару? - был вопрос от инсектоида Баквибеоля.
   - Ашул Эдвару - высший офицер и член Гоонг Банг. Прославился он созданием серии предметов, названной тринадцати месячной серией. Подробнее прочтете в книге.
   Больше вопросов не было, и Юу Хан-Сунг продолжил:
   - Естественным состоянием шинсу является движение. Направление определяется первичным потоком. Чтобы осознать, что такое первичный поток, нужно осознать значение движения шинсу. Если на вашем этаже преподавали основы физики, то вы должны знать, что шинсу не частица и не волна. Для прочих, объясню проще. Шинсу уникально и способно стать чем угодно, но что угодно не способно стать шинсу. Шинсу способно стать светом, но законы регламентирующие движение света, не применимы к шинсу. Шинсу способно стать твердым, но законы движения материальных тел не описывают движение изначального шинсу.
   На несколько секунд куратор прервался и потом продолжил:
   - Законы циркуляции шинсу не могут быть описаны подробно из-за определенного хаотического момента. Для удобства был введен термин первичного потока, под которым понимается возможное движение шинсу. Таким образом, варианты движения шинсу ограничены первичными потоками. Например, первичные потоки направлены вверх, вправо и назад. Это значит, что шинсу не потечет вперед, вниз и влево. Но вот куда конкретно оно потечет: вверх, вправо или назад, в естественных условиях нам точно неизвестно. Слишком много переменных, некоторые из них носят воистину случайный характер.
   Юу Ха-Сунг замолчал. Мы не задавали вопросов.
   - Главное отличие избранных участников от остальных жителей Башни - это способность к манипуляции шинсу. Манипуляция разделяется на два этапа. Первый - это чтение первичных потоков. Второй - направление шинсу по потоку. Полный контроль шинсу является прерогативой Хранителей этажа. Чтение и направление потоков не являются универсальными навыками. Так мы, проводники шинсу, концентрируемся на чтении и направлении внешних потоков шинсу. Удильщики концентрируются на чтении внутренних потоков, проходящих по своему телу и направлении шинсу внутрь себя. Таким образом, происходит усиление тела. Скауты не хуже нас читают внешние потоки, но предпочитают использовать усиление тела. Адепты света используют шинсу опосредственно, через светочи. Этот способ отличается от использования жезлов тем, что расчет потоков во многом передан на внешний объект, тогда как жезлы облегчают не чтение потока, но управляемость шинсу по потоку. Означает ли это, что проводник шинсу сможет эффективнее применять свои способности, используя светоч? В связке с примерно равным адептом света, да. Иначе нет. Светоч - это сложный инструмент, требующий для своего освоения навыки отличные от тех, которые требуются при непосредственном контроле шинсу.
   В уже привычную для нас паузу, был вставлен вопрос от Цирпинуса:
   - Среди участников не было никого сравнимого по контролю шинсу с Хранителями?
   - У вас очень интересные вопросы. Официальная позиция такова, что власть Хранителей над шинсу непоколебима. Впрочем, всегда ходили слухи о том, что незаконные участники могут оспорить эту привилегию. Предлагаю вам забраться на вершину, и лично спросить у них, насколько правдивы эти слухи, - расплылся в улыбке директор.
   Немного выждав и не получив других вопросов, Юу Хан-Сунг продолжил:
   - Расстояние, на которое может быть произведено чтение первичных потоков, и передача по ним шинсу определяется размером поля шинсу. У всех оно индивидуально и растет со временем. Скауты используют это поле для разведки, читая потоки шинсу в его пределе. Адепты света управляют светочами в пределах этого поля, впрочем, у них есть несколько хитростей, для увеличения расстояния.
   Высший офицер прервал свою речь. Потом, не дождавшись от нас реакции, произнес следующее:
   - Упоминаемый мной ранее способ манипулирования шинсу на основе чтения потоков и направления по ним шинсу называется контролем прямого потока, или просто контролем потока. Если присутствует определенный талант, можно брать под контроль баанг противника и поток шинсу, проходящий в его теле. Это непросто. Главная проблема в том, что оппонент тоже читает поток и направляет по нему шинсу. С союзником проще, тот не сопротивляется вашему воздействию. Обычно для управления потоком в теле противника используется другой метод. Он заключается в чтении потока и насильном изменении его. Имеется в виду поток, по которому уже идет шинсу. Этот способ называется контролем обратного потока шинсу.
   Дальше мы перешли к практике. В основном это были медитативные практики. Сидишь, закрываешь глаза и пытаешься сначала почувствовать шинсу, потом прочесть первичные потоки и лишь затем, направить по ним шинсу. Я застрял уже на попытке ощутить шинсу. Вообще глухо. Где оно, что оно? Вот с воздухом понятно. Он вокруг. Им мы дышим. А шинсу? Вот где оно вообще разлито? В духовном плане каком-нибудь? Еще в номере эти упражнения попробую. Надо завтра у куратора уточнить, а то сегодня только десяток очков заработал и то на теории. Сегодня просто не успел. До этого пытался сам что-то ощутить. Когда же занятие закончилось, директор куда-то пропал.
   После ужина увязался за Джен.
   - Джен, можно тебя на пару слов? - спросил я у ее номера.
   Она смерила меня взглядом полным безразличия, кивнула и пропустила в комнату. Щелчок дверного замка был подобен звуку взводимого курка пистолета.
   - Джен, это звучит глупо, но мне кажется, я вижу будущее, - и как мог, объяснил ей ситуацию, в том числе рассказав и про мои сны.
   К моему удивлению, она достаточно сильно заинтересовалась этим. Как-то чересчур сильно. Такое нездоровое оживление её охватило, что выразилось в более резких движениях и чуть нахмуренном лбе.
   - Эта способность ведь никак не связана с незаконными? - осторожно поинтересовался я.
   - Нет. Не связана. Ты говорил, что не являешься незаконным? - ответила она.
   - Да. Говорил. Но у меня нет уверенности в том, что я смогу убедить в этом других. Кстати говоря, ты ведь меня и раньше ошибочно подозревала, иначе я бы не пережил первую встречу с тобой. Что тебя насторожило? - спросил я.
   Вообще, ситуация достаточно смешная. До этого я уверял ее, что не являюсь незаконным. Теперь спрашиваю, на чем прокололся. Надеюсь, она меня правильно поймёт.
   - Ты читал книгу Ашула Эдвару "Башня оружия"? - вопросом на вопрос ответила она.
   - Нет ещё, но собираюсь сегодня-завтра прочесть.
   Она подошла к тумбочке и достала оттуда книгу.
   - Вам выдавали бумажные книги? - удивился я.
   - Нет. Это мой личный экземпляр. Я по ней училась читать. Пойдем на балкон, ответила она.
   Я пожал плечами и вышел вместе с ней на балкон. Вид с него открывался изумительный. Ночная степь, легкий ветерок, звездное небо. Хотя нет. Звезд нет. Лишь тусклые лампы в потолке. Может, я где-то на этом прокололся?
   - Изумительно чистый воздух. Ты так не считаешь? - задала она вопрос.
   - Воздух как воздух, ты чего хотела показать?
   - Читай вслух, - передала она мне книгу, - второй абзац сверху.
   Я взял протянутую книгу и со всем скептицизмом в голосе, на который был способен, прочёл:
   - "Для нас, родившихся и выросших внутри Башни, его утверждение не имело никакого смысла. Но для людей за пределами Башни, для незаконных, это был очевидный факт. Парадоксально, но там, откуда они пришли, нет никакого шинсу, и нечто, названное воздухом, заполняет их мир вместо шинсу."
   "Вместо шинсу". Воздух за место шинсу. Вашу Башню! Вот это я... да. Вот это я лопухнулся! Но когда Джен услышала от меня слово "воздух" и перед кем я ещё мог допустить эту ошибку?
   - Ты употребил это слово, когда мы сражались, - просветила меня Джен, пока я осознавал услышанное.
   - Подожди, это получается, мы дышим шинсу? - наконец-то дошло до меня.
   - Да, - был краткий ответ.
   Это хорошо, что к ней зашел. Представляю лицо нашего куратора, когда я спросил бы у него показать мне шинсу. Для рожденных в Башне, это, скорее всего, очевидно.
   - Теперь ты понял, что глупо отрицать очевидное, - бросила она, забирая книгу и уходя с балкона.
   - Я законный, избранный участник, - сквозь зубы процедил я, в первую очередь, злясь на себя.
   - Как скажешь, - на удивление дипломатично ответила Белозрачковая, когда мы зашли обратно в комнату.
   Так. Закончу сейчас разговаривать с Джен и пойду читать я этого Ашула Эдвару.
   - Ладно, проехали эту тему. Что ты знаешь про видение будущего?
   - Немного, но сначала нужно кое-что проверить.
   - Что именно?
   - Природу способности. Сосредоточься и попытайся угадать, какой рукой я тебя сейчас ударю.
   Садистка. Я встряхнулся, концентрируясь как тогда с осьминогом. Левая рука. Да, я смог отшатнуться. Теперь правая. Заблокировал. Больно. Впрочем, как я понимаю она била не в полную силу и скорость. Иначе я просто не смог бы уследить за ударом.
   - Попробуй теперь, - произнесла она.
   Теперь я вообще не смог угадать, получив пару сильных ушибов.
   - Понятно, ты читаешь поток моего тела и на него реагируешь, - вынесла она вердикт через пару минут.
   - Тогда почему я в последние разы не смог угадать? Ты что-то сделала со своим потоком? - попробовал догадаться я.
   - Да. Это один из приемов, являющихся частью техники усиления тела. Я увеличила ток шинсу для своего потока, чтобы осложнить тебе его чтение.
   - А разве это неопасно?
   - Меня хорошо учили.
   - Получается, я неплохой чтец шинсу? - как то странно, у меня ведь не получилось прочесть потоки на занятии.
   - Возможно.
   - Возможно?
   - Твои сны. Способность видеть будущее очень редко встречается. Она прерогатива провожатых.
   - Кого?
   - Провожатых, гидов, видящих путь, сталкеров. У них много названий. Они те, кто благословлены Башней. Им открыты многие её тайны, они способны видеть пути и дороги, - говорит так, словно что-то по памяти читает.
   - Ты что-то конкретное о них знаешь?
   - Только то, что они могут видеть будущее.
   - Поможешь мне разобраться с этой способностью?
   - Да.
   - Почему? В чем твоя выгода?
   - Есть путь, по которому я хочу пройти.
   После разговора с Джен добрался до своего номера и наконец-то прочел "Башню Оружия".
   В книге, помимо прочего, раскрывалась такая особенность шинсу, как появление в закрытом помещении. Если из помещения откачать шинсу, оно там опять появится само, независимо от степени герметичности. Можно сказать, что появление шинсу, является свойством пространства внутри Башни.
   В основном в книге рассказывалось об оружии, принятом в Башне. Главное, что я для себя уяснил, это существование активируемого оружия. Иначе его называют оружием воспламенения. Суть вот в чем. Обычное оружие из суспендия обладает этакими каналами - первичными потоками шинсу, без самого шинсу. Если направить по этим каналам шинсу мы можем получить определенный эффект. Например, светочи адептов света летают, светят и обрабатывают информацию за счет пропускания шинсу операторами через определенные каналы. Или те же коммуникаторы, которые питаются от потока участника. Иглы при пропускании шинсу становятся тверже и острее. Каналы в жезле проводников похожи на каналы в доме шинсу, поэтому процесс манипулирования шинсу упрощается. Активируемое оружие - оно другое. А разница в том, что в нем эти каналы при создании уже заполнены особым шинсу, образуя уже не каналы, но первичные потоки шинсу в суспендии. И оно, это шинсу при активации способно резонировать с потоком участника, что позволяет увеличивать возможности, как самого оружия, так и избранного, применившего его. Само, особое это шинсу, никак не тратится ни при обычном использовании, ни при активации. Просто при резонансе оружие начинает поглощать окружающее шинсу с помощью особого шинсу, выдавая обычное шинсу в преобразованном виде. Чем-то особое шинсу напоминает слепок души.
   Ашула Эдвару прославился созданием серии из двенадцати оружий и одного оружейного инвентаря. Эти тринадцать предметов носят красивые названия: серебряный январь, белый февраль, черный март, зелёный апрель, желтый май, светлый июнь, индиговый июль, лазурный август, темный сентябрь, красный октябрь, золотой ноябрь, бесцветный декабрь и радужный тринадцатый месяц.
   Из пролетевших до конца распределительного теста дней стоит отметить несколько.
   Прикупил в магазине предмет ранга F8 за сто баллов. Он представлял собой небольшой кинжал с камнем на рукояти. Это был жезл-нож. С его помощью я мог выпускать из камня небольшие сгустки шинсу, неуправляемые и атаковать ими.
   Создать баанг за это время я не смог, хотя и занимался в свободное время. Способности к предсказанию тоже особенно не впечатляли. Я мог читать потоки людей в пределах видимости, но вот определить какой стороной упадет монета, было выше моих сил.
   Купил на складе эффективное средство для чистки зубов. Высыпаешь порошок в воду, помешиваешь зубной щеткой и полощешь ротовую полость, потом сплёвываешь. Средство называется "белые зубцы Башни". Порекомендовал одному участнику из другого сектора, у них там водопровод накрылся, вот они к нам иногда и захаживают. Избранный кстати странный попался. Волосы до пят, лица из-за них не разглядеть, неразговорчивый, но стоило ему увидеть то средство для чистки зубов, то он прямо загорелся весь. Пришлось ему коробку с ним подарить. Теперь иногда около умывальников можно увидеть пасторальную картину двух странных людей, размешивающих в пластиковых стаканчиках зубной щеткой порошок.
   Как-то встретил в коридорах крепости офицера-сантехника. Суровый мужик, одетый в водолазный скафандр. Лица не разглядеть. Именно он занимается починкой водопровода. Наблюдал издалека за работой. Впечатляет. Трубы сами летают по движению его руки.
   День испытания, завершающего распределительный тест, наступил как-то буднично. Нас всех собрали и отправили на приготовленную арену.
   Что же, посмотрим какую силу я смог найти за это время.
  

***

   На летающей платформе собрались участники. Пока они рассаживались по местам, чтобы узнать о следующем тесте, офицеры весело трепались между собой.
   - Говорят Серый Сом не так давно выкупил участок на двадцать девятом этаже под застройку.
   - Слышали о новом ухажёре семьи Йеон?
   - Знаете, чем закончилась та бойня с Уреком Мазино на тридцатом этаж? Покупкой Крылатым Древом того, почти уничтоженного курорта.
   - Директор, вы не в курсе, куда делись запасы зубного средства "белые зубцы Башни", вроде как на складе десяток ящиков оставался, - спросил Пэрнимеур.
   - Понятие не имею, - отозвался директор, расплывшись в белоснежной улыбке.
   - Когда свадьба у вас? - спросила у Занны Кеар Хакс.
   - По завершении этого года отправимся в медовое десятилетие, - вместо подруги ответил Пэрнимеур, - билеты уже куплены, поэтому саму свадьбу назначим на начало следующего года.
   - Пригласите? - поинтересовался Юу Бок-Дол.
   - Всенепременно, - улыбнулась Занна.
   Директор оглядел участников.
   - Итак, избранные уже собрались, - бросил директор офицерам, те сразу подобрались.
   Юу Хан-Сунг встал. Шумящие избранные замолкли.
   - Участники, вам предстоит пройти контрольный тест распределительного испытания. Он называется "Догонялки". Вы будете бежать, а офицер Хакс, вас догонять. А теперь подробнее...
  
  

Глава 8. Идеал и совершенство в одном флаконе.

  
   Мы находились в большом летающем вагоне. На высоте около километра. Если выглянуть из окна, то можно увидеть некое строение на земле, похожее на диск.
   После переноса сюда, нам дали минут пятнадцать собраться с мыслями и осмотреться. В итоге все участники собрались в большом центральном зале. В центре него в удобных креслах за столом восседали офицеры. Их было пятеро. Куратор скаутов - Занна Кеар. Куратор удильщиков - Хакс, выглядящая как женщина лет двадцати или тридцати с лицом, скрытым под шлемом с двумя прорезями для волос. Куратор адептов света - Пэрнимеур, невысокий брюнет со зрачками в виде полумесяцев и синей, как небо, радужкой глаз. Куратор копейщиков - Юу Бок-Дол, высокий мужчина со светло-коричневыми волосами. И, наконец, Юу Хан-Сунг - куратор проводников шинсу.
   Директор встал и объявил:
   - Участники, вам предстоит пройти контрольный тест распределительного испытания. Он называется "Догонялки". Вы будете бежать, а офицер Хакс, вас догонять. А теперь подробнее. Прошу обратить ваше внимание на арену, находящуюся за окном.
   Да уж, бегать от офицера то еще удовольствие, наверное.
   За спиной директора появилось схематическое изображение арены. Три круга, вписанные один в другой, были разделены двенадцатью отрезками, соединяющими центр с самой большой окружностью. Тут вновь заговорил директор поясняя:
   - Арена представляет собой закрытый цилиндр диаметром шестьдесят километров. Высота его около пятидесяти метров. На схеме вы можете увидеть внешний круг, представляющий собой стену. Присутствует двенадцать прямых коридоров, каждый длиной в тридцать километров. Туннели соединены между собой радиальными ходами, которые, в свою очередь, образуют две окружности, на схеме они изображены двумя малыми кругами. Местами соединений являются залы. Они маркируются в соответствии с номером туннели и окружности. Коридоры пронумерованы с первого по двенадцатый, но на последнем комнат нет, там просто перекрестки. Окружности маркированы как круг "А" и круг "Б". Диаметр "А" двадцать километров, диаметр "Б" сорок километров.
   Юу Хан-Сунг замолчал, ожидая вопросов.
   - Какова ширина коридоров, - спросила лидер адептов света, Норла.
   - Ширина коридоров постоянна и равна тридцати метрам. Туннели не освещаются. Комнаты отграничены от коридоров легко открываемыми воротами. В залах свет присутствует. Радиальные ходы маркированы по номеру коридоров, которые соединяют и названию круга. Так, ход семь-A-восемь соединяет туннели номер семь и восемь в малом круге. Параллельным ему, но в большом круге будет семь-Б-восемь. Длина малых ходов составляет примерно пять километров, больших ходов десять километров. Залы представляют собой помещения с различными механизмами, мешающими дальнейшему продвижению. Правила поведения в том или ином зале, если требуется, находятся справа от входа или при открытии загружаются на коммуникаторы. Площадь комнат где-то около одного гектара.
   Директор опять выдержал паузу, но вопросов не последовало.
   - Из комнат ожидания вашу команду телепортирует в центр, представляющий собой не маркированную окружность диаметром сто метров. Офицер будет там же, но на десятиметровом пятачке. Каждый участник получит по повязке с индивидуальным номером. Они очень важны. Цель теста донести повязки до одного из двенадцати выходов. Есть несколько правил. Нельзя ни прямо, ни косвенно касаться других повязок, если на вас не надета своя. Впрочем, вы можете взаимодействовать с другими участниками, у которых повязка есть, при отсутствии таковой у вас, но в этом случае не можете касаться уже самой повязки. Баллы начисляются индивидуально кураторами по позициям и командные мною. Дополнительные сто баллов получают участники, пришедшие к выходу со своей повязкой. Также, в конце теста за каждую повязку, вытащенную с арены, участники команды, каждый, получают сто баллов. То есть, если с арены выйдут двое участников. У первого, например, будет только своя повязка, у другого своя и одна союзного участника, то каждый член команды получит по триста баллов, а двое избранных с повязками по четыреста. Офицер тоже обладает повязкой. Игроку, снявшему ее, присуждается полторы тысячи баллов, а каждому члену команды пятьсот баллов. После подачи сигнала у вас будет пятнадцать минут бездействия офицера. На прохождение испытания отводится три часа. Досрочно тест заканчивается, если повязки покинули арену или снята повязка офицера. Сорванные им повязки телепортируются за пределы арены, за них баллы не даются. Еще более расширенные версии правил записаны вам на коммуникаторы.
   После слов директора появилось табло с составами команд и порядком выхода на испытание. Всего три команды: первая, вторая и третья. Первая команда стартует через двадцать минут. После завершения ее испытания, дается пятнадцать минут на подготовку и идут следующие участники. Я состою в третьей команде вместе с Шарсефером. Роцвенс во второй. Джен в первой.
   Перешел в зал ожидания третьей команды. Посмотрел дополнительную информацию на коммуникаторе. В каждой команде по пятнадцать участников. Хотя в начале месяца было девять десятков избранных. Многие отсеялись в течение этих четырех недель. Расклад такой. В первой команде два лидера по позициям. Это Джен, со стороны удильщиков и Цирпинус, по специализации проводников шинсу. Всего у них два удильщика, четыре скаута, два адепта света, четыре копейщика и три проводника шинсу. Во второй команде тоже два лидера. Норла из адептов света и Геурт из скаутов. Всего во второй команде четыре удильщика, по три участника на позициях копейщика, скаута и проводника, а также два адепта света. У нас в команде лидер с позиции копейщиков Жарпвеиэн. Всех позиций по три, кроме скаутов, их четыре и проводников шинсу. Нас двое: я и Пеоджеуль. Приплыли. Среди проводников Пеоджеуль со своими тремя сотнями семьюдесятью восемью занимает почетное, предпоследнее место. На последнем месте я, с тремя сотнями двадцатью двумя. У Цирпинуса за тысячу, как и у Джен. Они-то однозначно проходят. У второго из проводников, Баквибеоля, шесть с половиной сотен баллов. Мне надо, чтобы команды протащили четыре повязки плюс по одной, за каждую повязку других команд. Это еще минимум. Как-то нечестно команды распределили.
   - Нервничаешь? - прошипел подползший Шарсефер.
   - Куда без этого, - произнес я, - поделили странно.
   - Тоже заметил, - в ответ произнес змеелюд.
   Мы присели недалеко друг от друга. За это время теплее наши отношения не стали, но благодаря стараниям Роцвенса, связь мы с Шарсефером между собой поддерживали.
   Зал ожидания был оборудован большим количеством экранов. Как подсказывал коммуникатор, на них будет вестись трансляция с арены. Поэтому последняя выступающая команда обладает преимуществом. Содержимое комнат меняться не будет, и если первая команда тыкается в залы наугад, то последующие обладают всей информацией предыдущей команды. Так же, офицер Хакс ограничена в шинсу. Любое воздействие не должно превышать один дом с массой и поверхностью в пятнадцать единиц. На все три выступающие команды у Хакс три права на воздействие. Иными словами, если в противоборстве с первой командой, офицер последовательно, по мере использования предыдущего, создаст три баанг, то в игре с другими командами она шинсу использовать уже не сможет. Нам это играет на руку. Еще офицеру запрещено усиливать себя с помощью шинсу. У избранных ограничений по шинсу нет. Используйте, все что можете. Так же присутствует магазин. Но в него я загляну потом. Кажется, началось.
   Экраны заработали одновременно. Пока что на всех них было изображение центра. Там присутствовали пятнадцать участников и офицер. Хакс оделась в простой женский костюм администратора второго этажа: белая блуза и черные, чуть в обтяжку, штаны. Шлем на ней был такой же закрытый, но только с одним отверстием в затылке для волос, спадающих до спины.
   - Слуаг! - окликнула меня Пеоджеуль, подходя ближе вместе с другим участником.
   - Пео, - выдохнул я обреченно, - не отвлекай, пожалуйста.
   - Ты опять занудствуешь, - скорчила она гримаску, - познакомься, это мой друг - Жарпвеиэн.
   - Можно просто Жар, - угрюмо отозвался её спутник.
   Он был примерно метра два ростом. Мускулистый. С утонченными чертами лица и чуть заостренными ушами. Если бы не его комплекция, я бы посчитал Жара классическим таким эльфом. Волосы его были рыжими и коротко постриженными.
   - Слуаг, - представился я и указал на змеелюда - Шарсефер.
   - Можно просто Шар, - усмехнулся тот.
   Змеелюд и эльф-культурист смерили один другого уважительными взглядами и синхронно перевели взгляд на экран. Там раздался сигнал о начале теста для первой команды. Двенадцать участников из пятнадцати поделились на три группы, по четыре избранных в каждой. Отряды разбежались по трём коридорам: четвертому, восьмому и двенадцатому. А трое остались перед офицером. Этими тремя были Джен, Цирпинус и низкорослый неизвестный мне по имени участник с позиции скаута. У него было на редкость жабье лицо.
   - Я его знаю. Это Пумилио - второй по баллам среди скаутов, - прокомментировал Шарсефер.
   - Что они задумали? - задала вопрос Пеоджеуль.
   - Они обезумели, - просто ответил Жар.
   - Что прости? - переспросила Пео.
   Я вздохнул. Два лидера и один неплохой скаут. Стоят и ждут, пока офицер выйдет из десятиметровой зоны. Очевидно, они хотят его задержать.
   - Они хотят сорвать с офицера повязку, - добавил Жар.
   - Разве? Почему тогда не напали всем скопом? - выразил я сомнение.
   - Бессмысленно. Только мешаться друг другу будут, - ответил Шарсефер.
   - Спорно. Как по мне, больше похоже на попытку задержать офицера и выиграть время.
   - Это вторая цель, но первая, вне сомнения, сорвать повязку, - произнес Жарпвеиэн.
   Возможно. Джен однозначно нацеливается на это. Я посмотрел на красную повязку со знаком этажа Эванкхелла надетую на правую руку Хакс. Строго говоря, это была скорее наклейка с пятнадцатисантиметровой лентой, за которую можно было потянуть и сорвать повязку. Удобно. У участников длина ленты на повязке была поменьше. Джен свою надела на левую руку. Цирпинус на правую, как и Пумилио.
   Раздался звон, знаменующий свободу действий офицера.
   - Хм, удильщик, скаут и проводник, - протянула Хакс, выходя из десятиметровой зоны и разглядывая стоящих перед ней участников.
   Избранные промолчали. Цирпинус стоял дальше всех от офицера и сжимал в руках свой посох. Джен заняла позицию ближе всех к Хакс и держала в руках свою чёрную иглу. Странно. Удильщики работают больше на средней дистанции. Впрочем, если подумать, Джен единственная, кто сможет соперничать со скоростью и силой офицера. Пумилио стоял между Цирпинусом и удильщицей своего небольшого отряда.
   - От тебя, девочка, я другого не ожидала, слишком ты гордая и спесивая, - Хакс кивнула в сторону Джен, - что меня удивляет, так это наличие ещё двух отчаянных храбрецов.
   Цирпинус сформировал над своей головой дом шинсу и осторожно направил посох в сторону Джен. Рыболюд был единственным из участников, кто на позиции шинсу мог создавать больше одного баанг. Его пределом было два. Скорее всего, один он создал для отвлечения внимания офицера, пусть та думает, что Цирпинус будет атаковать шинсу. Второй же баанг, с помощью посоха рыболюд направит на усиление Джен, которая свяжет боем Хакс. Судя по тому, что скаут Пумилио сдвигается в сторону, он будет бить со спины. Как по учебнику всё. Настораживает. Уж учебники офицер лучше участников знает.
   - Или вы неверно оцениваете мои силы? Проведу для вас эксклюзивный урок тогда. Что должен делать удильщик, в ситуации, когда противник имеет численное преимущество? Ответ очевиден. Нужно здраво оценить возможности противника и ударить по слабозащищенной поддержке, от неё больше всего хлопот, - с этими словами офицер рванула вперед... к Джен и та улетела от удара метров на двадцать.
   Скорости потрясали воображение, но на соседних экранах была замедленная съёмка, помогающая разобраться с произошедшими событиями. Вот Хакс на бегу достаёт удочку - небольшой полутораметровый хлыст розового цвета, способный застывать в различных позициях. Офицер, быстро двигаясь, делает замах. Джен готовится парировать. И вот момент Хакс резко тормозит и на повороте ударяет ногой в бок Белозрачковой. Джен видимо к такому была слегка не готова, ожидая удара удочкой, и потому пропустила атаку.
   Далее, Хакс перемещается в направлении Цирпинуса. Тот бросает в неё шар шинсу, раскрывающийся широкой волной. Офицер прыгает вверх. И в этот самый миг Пумилио атакует языком, как лягушка, целясь при этом в ленту повязки. Хакс невероятным образом отталкивается от воздуха, хотя нет, от шинсу и удар проходит мимо. Офицер захватывает язык противника удочкой и резким движением зашвыривает Пумилио в стену. Бедняга жаболицый, это, наверное, больно. В спину офицера почти ударяет луч шинсу, но Хакс опять невероятным образом изгибается и приземляется в метрах десяти от Цирпинуса. Тот упирает посох в землю и выставляет левую руку вперед, концентрируя шинсу, но не нападая.
   - К сожалению, ваши противники тоже читали учебники. Поэтому проводники часто являются приманкой, смертоносной ловушкой для удильщиков. В такой ситуации следует атаковать тех, на кого атака не ожидается, - спокойно комментирует свои действия Хакс.
   Джен в этот момент встает, окутываясь снежно-молочным сиянием. Пумилио приходит в себя, мотая головой. Хакс одним прыжком покрывает расстояние до Джен. Та бьёт иглой в ответ. Впрочем, офицер просто-напросто игнорирует удар, прыгая дальше на стену, и отталкиваясь от неё двумя ногами, летит в сторону Цирпинуса. Рыболюд одной рукой формирует защитный барьер, другой посохом атакует лучом шинсу. Хакс опять всё игнорирует, легонько скорректировав направление полёта и пролетая мимо что щита, что удара, что самого Цирпинуса. Приземлившись, офицер катушкой, появившейся в прыжке, подтягивает к себе Пумилио. Оказывается, атака была направлена на него. И пока Хакс скакала, она прицепила удочку к катушке и запустила в сторону жаболицего, заарканив его шею. Хитро. Катушка представляет собой крепкую нить на барабане, которую можно сматывать и разматывать.
   Офицер снимает повязку с Пумилио и оглушает его одним ударом.
   - Минус один, комментирует Хакс исчезновение повязки, а теперь я проведу для вас другой урок.
   Цирпинус и Джен напрягшись, готовятся к очередному столкновению.
   - Цирпинус, так ведь тебя зовут? - дождавшись осторожного кивка, Хакс продолжает, - используй все свои силы для усиления Джен, в это время я не буду атаковать тебя, пока не сорву с неё повязку.
   Джен всё еще усиленная своей техникой, говорит Цирпинусу:
   - Делай, как она говорит. Я с ней разберусь.
   - Горделивая, - мурлычет Хакс, у меня от этого звука мурашки по спине проползли.
   Офицер расслабленно подходит к Белозрачковой, убирая при этом свое оружие в инвентарь.
   - Для тебя девочка, я проведу особый урок, и оружие мне не понадобится, - Хакс с интересом осматривает усиленную Цирпинусом Джен, - надеюсь, теперь ты будешь быстрее и сильнее меня, а то ты не поймёшь, что голая мощь не всегда решает в битве.
   - Я это понимаю, - спокойно отзывается Джен.
   - Нет, не понимаешь, - слышится в голосе офицера улыбка, - тебя могли избивать более сильные, но они тоже пользовались своей голой мощью. А вот от слабого противника, но умелого ты трепки еще не получала. И как твой куратор я просто обязана заполнить этот пробел в твоём образовании.
   Они сошлись в ближнем бою. Джен была грациозна, быстра. Если бы не замедленная съёмка ее движения были бы полностью невидимы. Она хорошо управлялась иглой, метя в слабые точки противника. Перемещалась скупо уверенно. Была даже чуть быстрее противника. Вот только её удары не достигали цели.
   Нет слов, чтобы описать Хакс. До этого она была быстрее и сильнее своих врагов. Сейчас же в скорости она немного проигрывала. При этом офицер не надрывалась. Её движения были совершенны? Идеальны? Даже такому профану в боевых искусствах как я, была видна пропасть между Хакс и Джен. Белозрачковой не хватало мгновения, миллиметра. Сущей малости. Но не хватало. Эта выверенность, эта отточенность движений офицера потрясали.
   В итоге Хакс открылась, позволяя ударить себя в правый бок. Джен видимо, подумала, что это ловушка, рубанула горизонтально, словно стремясь снести противнику голову. Предсказуемо. А, нет. В процессе удара Джен изогнула кисть, атакуя уколом в сердце. Впрочем, ей это не помогло. Хакс только этого и ожидала, перехватывая руку и впечатывая Белозрачковую в землю, одновременно с этим, врезая свой локоть в затылок Джен.
   Когда Хакс встала в полный рост, стало видно кровавое пятно на белоснежной блузке около локтя. Офицер сняла с лежащей без сознания Джен повязку и проговорила:
   - Минус два. Ты следующий, проводник.
   Цирпинус атаковал двумя волнами шинсу. Хакс зашла сбоку, захлестнув удочкой ногу рыболюда. А затем, как в комиксах, треснула им об землю, выбивая из Цирпинуса дух.
   - Минус три,- сказала Хакс, снимая очередную повязку.
   Весь поединок занял минут пять. Вашу Башню! Как с таким монстром вообще можно сражаться?!
   Хакс понеслась по двенадцатому пути. Он был особенным. Там не было комнат. И везде были светочи, освещая путь. Поэтому отряд, бегущий по этому пути, состоял из двух скаутов и пары копейщиков. Стоит заметить, двенадцатый путь легко просматривался офицером за счет маяков, они же светочи. За остальными коридорами Хакс наблюдать не могла.
   Она достигла их примерно к середине пути. Это даже бойней нельзя назвать было. Проскользнула за спины скаутов, захлестнув оружием одного за руку и бросив в копейщика. Пропустила атаку второго копейщика над собой и, подсечкой свалив его на землю, сорвала повязку, отразив удочкой удар еще одного скаута. Далее, разобралась с бойцами ближнего боя и закончила стычку, оглушив последнего копейщика. Сняв с них повязки, минуту постояла, раздумывая, и побежала обратно к центру.
   - Зачем? Ей же быстрее было по радиальному ходу добраться? - спросила Пеоджеуль.
   - Не хочет раскрывать содержимое других комнат оставшимся командам, - объяснил Шарсефер.
   - Не только. Видите? - указал я, когда Хакс остановилась в центре, постояла какое-то время и побежала в сторону восьмого пути.
   - Понятно, - хмыкнул Жар.
   - Что тебе понятно? Объясните, во имя Первого Куба! - попросила Пеоджеуль.
   Поморщившись от упоминания куба, я ответил:
   - Она может считывать информацию лишь со светочей двенадцатого пути. Но отряд по восьмому пути продвинулся дальше, чем по четвертому. Это не простое везение. Офицер, видимо, может как-то сканировать территорию. Определить бы её дальность.
   Комната восьмого пути представляла собой помещение со столбами, диаметром от трёх до пяти метров. Высоту их даже не берусь сказать. Хакс прошла комнату, не снижая скорости бега. Ускорилась. И догнала отряд у входа во второй зал.
   Расправа была быстрой. В этом отряде присутствовала ящеролюдка Меабамо, проводник шинсу. Она потеряла повязку первая. Хорошо. Для меня это прекрасно. Меабамо лишь успела промахнуться созданным домом шинсу, как её оглушили.
   Закончив здесь, Хакс побежала опять к центру. Команда на четвертом пути уже прошла первую комнату, состоящую из черных и белых плиток. Нельзя было наступать на черные плиты, они парализовывали на минуту. Самый смак добавляло то, что плиты меняли цвет каждые десять секунд. Хакс пробежала центр, где приходили в себя Джен и Цирпинус. Офицер лихо прошла комнату с плитами, ни на миг не замедлившись и ни разу не ошибившись.
   Отряд, идущий по четвертому пути, разделился надвое. Оагеон и копейщик Джеод Айхан, четырехрукий великан, остались в засаде во второй комнате. Двое остальных продолжили путь. Джеод отдал свою повязку адепту света.
   Вторая зала четвертого коридора представляла собой помещение, заполненное большими качающимися маятниками. Хакс вбежала внутрь, слёту запрыгнув на один из маятников, и пропуская под собой копьё Джеода, которое тот метнул при открытии ворот. Из верхних участков стены вылетели шипы, в сторону офицера. Правилами комнаты было запрещено прыгать выше маятников, нарушители атаковались короткими иглами. Хакс, само собой, увернулась, прыгая в сторону Джеода и чуть не попав, под удар Оагеона. Минут пять она прыгала туда-сюда. Оагеон получил высший балл за чтение потоков шинсу. Цирпинус - второе. Я был на третьем месте. Особенностью Оагеона были глаза, позволяющие в прямом смысле этого слова, видеть первичные потоки. Читер.
   В этот момент в спину Хакс ударили Цирпинус с Джен. Они хоть и потеряли повязки, но имели право сражаться, не касаясь повязки офицера.
   В принципе, по правилам, бесповязочники могли покинуть игру по двенадцатому пути и получить за это десять баллов. Утешительный приз. Эти же двое, поскольку проходили стопроцентно, решили помочь команде.
   В конце концов, Хакс забрала повязку у Оагеона, но оставшиеся двое дошли до выхода.
   Испытание первой команды завершилось. Каждый участник получил по триста баллов. И двое по четыреста. Это бонусные очки. Основные будут розданы после прохождения испытания всеми командами.
   В третьем зале многие сидели потрясённые мощью офицера. Царило уныние. Участники вяло перебрасывались репликами. Надо думать, что делать. Пока информации критично мало, надо смотреть, как поступит вторая команда.
   Каждой команде выдавалась тысяча очков, не идущая в зачёт. На эту тысячу баллов в магазине можно было прикупить дополнительные маяки, жезлы, иглы и прочее.
   Пока я рассматривал ассортимент магазина, пришло время второй команды проходить тест.
  

***

   Хакс ждала в центре. Она вызвалась добровольцем для проведения испытания только из-за скуки. Давненько ей не приходилось рыбачить. Она соскучилась по этому занятию. Наивны те, кто полагает, что рыбалка состоит из одного лишь ожидания. Вовсе нет. Все зависит от добычи. Есть такая, как та девчонка из побочной семьи, похожая на детеныша касатки. С ней было весело поиграть. Есть добыча скучная. Вроде прочих мальков, которых она легко переловила. Да, она позволила двум участникам убежать. Передвигайся она радиальными ходами, и никто не ушел бы. Но так неинтересно. Слишком просто. Ради интересной рыбалки она была готова действовать менее эффективно, чем обычно. Ловля тем интересней, чем сложнее. Пусть даже эта сложность получена искусственно.
   В целом участники как добыча, её устраивали. Она давно не рыбачила всерьёз, но кто-то должен нянчиться и натаскивать мальков. Возможно, кто-нибудь из них, всплыв на вершину, вернется сюда, ради реванша. Это было бы весело.
   Хакс нравилась любая добыча. Вот только она не видела смысла в ловле чего-то мерзкого и отвратительного. Впрочем, такие участники на этом тесте ей не попадались.
   Вот перенесли следующую команду. Они сразу побежали по одному из путей. Восьмому. Всей командой. "Неплохо" - оценила их действия Хакс. Очевидно, что они готовят ей западню и специально выбрали удобное место. Стоит ей зайти в зал и из остальных врат, выбегут небольшие отряды к другим выходам. А её попытаются задержать там. Она может не входить. Выжидая. Время на испытание ограничено. Но так неинтересно.
   Когда прозвенел звон, Хакс побежала к первой комнате восьмого пути. Она активировала свой шлем. Тратя на него шинсу, в этом испытании Хакс могла сканировать местность на несколько десятков километров. У неё оставался ещё один баанг, для третьей команды. Один она задействовала в первом испытании, активировав шлем. И еще один сейчас.
   Подбегая к воротам, Хакс дистанционно их открыла. Ещё одна привилегия офицера на этом испытании. За ними клубился туман. "Будет не скучно" - подумала Хакс, с разбегу врываясь в него.
  
  

Глава 9. Обманувший себя лживый врун.

  
   Вторая команда не собиралась разделяться. Видимо, что-то задумали. Участники этой команды пошли по восьмому коридору. Зашли в первый зал этого коридора и рассредоточились по нему. Комната представляла собой просторное помещение. Выходы были оборудованы площадками в несколько метров длиной и шириной. Большую часть помещения заменяла глубокая пропасть. В ней на одном уровне с выходами находились столбы диаметром несколько метров. Расстояния между ними разнились в широком диапазоне. Чтобы перейти в один из радиальных ходов или продолжить путь по коридору требовалось перепрыгивать с одного столба на другой. Хакс, когда проходила этот зал, даже не замедлила скорости. На что надеется вторая команда?
   Этот вопрос я озвучил в зале ожидания.
   - Наверное, они хотят напасть на офицера всем скопом и отобрать у неё повязку! - с восхищением в голосе произнесла Пеоджеуль.
   - Не смеши. Лучший удильщик среди нас под усилением лидера проводников шинсу не справился с этой задачей. Скорее они рассчитывают сбросить её в яму, и за то время пока она вылезает, как можно дальше пройти к выходу, разделившись, - прошипел Шарсефер.
   - Похоже именно на это. Я бы оставил нескольких копейщиков с адептом света в зале, чтобы блокировать офицера, - произнёс Жар.
   Я задумчиво изучал таблицу покупок из магазина. Эта информация была открыта участникам, но закрыта для офицера.
   - Я плохо знаком с остальными позициями, но скауты у них неплохи. Первое, третье и шестое места по баллам. Этот Геурт силен. Происходит из какой-то побочной семьи. Может преобразовывать шинсу в густой туман с различными свойствами, - сказал Шарсефер.
   - Офицер сильна. Чем может повредить ей туман? - спросила Пеоджеуль.
   - Затруднить чтение потоков шинсу. В нужный момент резко повысить концентрацию и скинуть в пропасть, - задумчиво проговорил Жар.
   - Тогда почему бы не сорвать в этот момент повязку? - недоумевала Пео.
   - Она офицер. Не думаю, что столь простой ловушкой можно ее победить,- объяснил Шарсефер.
   - Тогда почему они рассчитывают сбросить её в пропасть? - продолжала долбить своими вопросами Пео.
   - Падение в пропасть не будет поражением. Поэтому офицер может его себе позволить. Потеря повязки приведет к концу игры. Значит, офицер этого не позволит, - разъяснил я.
   - Уверен? - к нашей беседе присоединился один из трёх удильщиков в нашей команде, однокрылый трёхглазый участник по имени Бисеу Дэуман.
   - Более-менее. Офицер развлекается, а не выполняет опостылевшую работу. По диалогу с Джен, это видно, - пояснил я.
   За спиной Бисеу маячило ещё трое участников. Видимо, его знакомые. Это может сыграть на руку. Голой силой этот тест мы не пройдём. Может, среди участников найдётся кто-то достаточно мозговитый, чтобы придумать нам оптимальный план действий. Надо будет среди адептов света поспрашивать.
   - И как ты думаешь, она поступит? - кивнул Бисеу на экран, где Хакс бежала по восьмому коридору.
   Он надо мной издевается? Я понятия не имею, что взбредёт в голову этому офицеру. Можно предположить несколько вариантов. Первый, и самый очевидный, это дождаться пока участники, подгоняемые временем, сами не начнут выходить. Но в этом случае, Хакс должна была сделать крюк, по девятому или седьмому коридору и зайти вбок или сверху, со стороны второй комнаты восьмого коридора. Офицер может как-то сканировать пространство. Это понятно по первой игре. Следовательно, займи она позицию ближе к выходу, чем участники, то восьмой коридор будет перекрыт. Избранным придется идти или назад к центру или по радиальным ходам, а Хакс обладает способностью отслеживать их перемещения. Второй вариант прост. Она сходу ворвётся в ловушку и всех раскидает. Третий вариант в том, что она откроет врата и будет вылавливать удочкой и катушкой участников по одному, не входя в зал. Другие варианты мне в голову не лезут. Какой же изберет Хакс? Вряд ли первый. Скорее второй или третий, может, что-то четвертое. Если не знаешь что ответить, дай такой ответ, который не позволит уличить тебя в незнании.
   - Если допустить что она развлекается, то Хакс либо будет вылавливать участников через открытые врата, либо ворвётся в ловушку, начав всех тестировать.
   На экране Геурт покрыл разреженным туманом треть арены, сгустив его у выхода к центру.
   Хакс не снижала скорости. Ворота стали открываться. На экранах было не особо видно участников, спрятавшихся в тумане, но судя по силуэтам, они выстроились полукругом.
   Хакс ворвалась в туман. Геурт, с легкостью ориентирующийся в своём тумане, отдал короткую команду стоящей рядом Норле. Та, являясь адептом света, быстро продублировала команды остальным участникам. Проводники, все трое, скооперировали свои усилия и выдали полномасштабную волну шинсу, замедлившую офицера, вынырнувшего из тумана. Как только скорость Хакс снизилась, её атаковали двумя копьями. Одно пролетело в метрах двух выше цели, второе почти попало, но офицер ухитрилась перехватить его. В этот же миг оба снаряда детонировали. Один взорвался и выпустил в сторону офицера большую сеть. Второй детонировал в руках и направленным взрывом бросил Хакс в сторону ловушки. Когда офицер влетела в сеть, сверху ударила ещё одна строенная волна шинсу, вбивая запутавшуюся Хакс в землю. Правда, в этом не долгом полете куратор удильщиков умудрилась разрезать свои путы иглой с широким лезвием. Поэтому при приземлении её атаковал луч света из оружия Роцвенса. Бьюсь об заклад, ловушка с детонирующими копьями его задумка.
   Хакс увернулась от луча, мимоходом скидывая с себя остатки сетки. Туман клубился вокруг столба, где стояла офицер, закрывая ей обзор. У избранных второй команды таких проблем не было из-за связки Геурта с Норле. На столб перешли двое, удильщик и скаут. С неба опять ударила волна шинсу, притормаживая Хакс. Напавшие на неё избранные засияли от техник усиления тела. Впрочем, в схватке с офицером им это особо не помогло. Взяв в захват скаута, примерно с себя ростом, Хакс, завертевшись, вместе с ним прыгнула через туман.
   Крутясь волчком, Хакс со скаутом приземлились на другой столб. Офицер отпустила скаута, и тот полетел со столба в пропасть. Сверху Хакс опять придавил луч шинсу. Видимо более сильный, чем предыдущие. Вдобавок её сковал туман. Геурт, перепрыгнувший на этот столб, провёл обманный удар с целью схватить повязку, а на самом деле концентрировал туман в левой руке, чтобы сдуть офицера. К всеобщему удивлению удар прошел, и повязка Хакс оказалась в руках удивленного Геурта. У меня сердце в тот момент пропустило удар. А лидер скаутов растерянно держал в руках повязку.
   Со стороны пропасти вылетела игла, крепящаяся к леске. Повязка была вырвана из рук всё еще ошарашенного Геурта. Катушка заработала, притягивая иглу с трофеем. Лежащее у ног Геурта тело Хакс задрожало, и с него слетела иллюзия. Перед Туманником оказался скаут, схваченный офицером. Настоящая Хакс, державшаяся за край, одним движением запрыгнула на столб. В руках она держала повязку, вырванную из рук Геурта.
   - Спасибо, что потрудился снять повязку для меня. Минус один, - прокомментировала Хакс исчезновение повязки.
   Хакс прыгнула вправо, но, извернувшись, изменила траекторию и ушла чуть левее. В то место, где она должна была остановиться, ударил строенный луч шинсу. Офицер прыгнула вверх, уходя от волны тумана, пущенной разозленным Геуртом. В этот момент в неё бросили копьё. Хакс перехватила его, на этот раз, деактивируя бомбу, прикрепленную к нему. Раздосадованный Роцвенс начал стрелять из своего лучемёта. Хакс быстро заблокировала атаку перехваченным копьём. Приземлившись, офицер подалась корпусом вперёд и резко оттолкнулась в обратную сторону, перепрыгнув на стоящий позади неё столб. Чуть впереди того места где она стояла, ударила строенная волна шинсу. Хакс метнула украденное копье в другой такой же снаряд, брошенный стрелком. Они столкнулись. Потом два копья упали в пропасть. Дальнейших атак на офицера не последовало. То ли Норла сориентировалась, то ли Геурт взялся за голову.
   - А я ведь специально сдерживалась, до первого пойманного, - сокрушенно покачала головой Хакс. - Да будет вам ведомо. Мой шлем в пассивном режиме на этом испытании помогает читать шинсу на расстоянии до одного километра. Поэтому при входе сюда я его отключила. Тем не менее ваш скаут просто не смог создать достаточную концентрацию шинсу, чтобы заблокировать мои природные возможности к чтению потоков.
   Геурт сжал кулаки. Разозлился. Понять его можно. Приятного мало, если тебе поддались, и ты всё равно не справился. С другой стороны, провал его команды жизненно необходим мне, чтобы пройти дальше.
   - Копейщики сработали неплохо, особенно трюк с взрывчаткой мне понравился, хорошо синхронизировано. Проводники могли бы придумать что-нибудь получше, чем долбить грубой силой. К адептам света нареканий нет, работали чисто, наводили точно. Остальные скауты и удильщики показали себя плохо. Я ожидала большего. Раз выбор места сражения был за вами, можно было как-нибудь пооригинальней местность использовать, а не пытаться меня просто сбить в пропасть. Далась вам эта яма, - она на миг задумалась, - а знаете что? Я дам вам ещё пятнадцать минут. Шлем я опять включила, поэтому простое противостояние ничего не даст. Дам вам ещё одну фору. Иначе будет нечестно. У вас просто шансов нет без этой форы, добраться до выхода. Отсчет начнется, когда я достигну дна этой ямы.
   И с этими словами Хакс прыгнула туда, куда её хотели столкнуть. Вот, Башня её побери! Сумасшедшая!
   Вторая команда не растерялась. Они собрались на одном столбе. Туман скрыл их. Потом один скаут побежал через верхний выход ко второму залу восьмого пути. Удильщик пошел по радиальному ходу к девятому коридору. Другой скаут, наоборот, направился к седьмому. А второй удильщик побежал к центру. У каждого из этих участников была повязка и контейнер, привязанный к поясу.
   В зале осталось одиннадцать участников. Один избранный, правда, был без сознания. Повязка была у одного. Геурта.
   - Что они задумали? - задумчиво пробормотал Шарсефер.
   - Меня больше интересует, что это за контейнеры? - спросил Жар.
   - Да это понятно. В магазине такие продаются. Защищенные от сканирования. Из чего можно сделать вывод, что Хакс способна точно определять, сколько повязок у участников. Иначе таких защищенных контейнеров не было бы, - дал я ответ.
   - А что непонятно? - поинтересовался Бисеу.
   - В каком именно контейнере повязки команды.
   Хитро придумано. Если удастся пройти участнику с повязками, это победа. Простая арифметика говорит мне, что в одном из контейнеров девять повязок. Шансы офицера угадать в котором, один к четырём. Неплохо.
   - Тогда они должны бежать крестом, - вслух тихонько прошептал я.
   - Крестом? - переспросил кто-то из пришедших с Бисеу Дэуманом.
   - Он имеет в виду, что второй, пятый, восьмой и одиннадцатый пути образуют крест, - раздался со стороны глубокий женский голос.
   Она подошла вместе с остальными членами нашей команды. Ростом около двух с половиной метров. Четыре тонкие руки украшали ее стройное, но большое при таких габаритах тело. Кожа словно светилась золотом, а в глазах плескалось оранжевое море искр.
   - Кто не знает, я - Джеолуб Сеоньо. Адепт света, - представилась она.
   - Слуаг, - в ответ сказал я.
   После того как мы окончательно перезнакомились со всеми, пришло время обратить внимание на экран. На арене заканчивалось дополнительное время, которое дала Хакс. И экран показал нам офицера, отсчитывающего последние секунды. На дне было темно, но ни нас, благодаря хорошей камере, ни офицера этот мрак не смущал.
   Дальнейшее надолго запечатлелось в моей памяти. Событие, последовавшее за окончанием отсчета, навсегда провело в моём сознании черту. По одну сторону от этой границы стоял я. А по другую были офицеры. И я хочу перейти эту черту.
   Она побежала в сторону одного из столбов, не очень быстро. Можно сказать, лениво. Не добегая десятка метров, Хакс прыгнула. Не особо высоко. Метров пять, семь. Перевернулась в прыжке. А потом оттолкнулась ногами от вертикальной поверхности столба и прыгнула выше. Опять сальто. Толчок ногами от другого столба и снова переворот. Это было сюрреалистическое зрелище. Так не бывает. Это невозможно. Но так было. Это являлось правдой. Хакс отталкивалась от одного столба и прыгала к другому, при этом поднимаясь к участникам.
   - Она ведь не может использовать усиление тела! - пораженно воскликнул Жар.
   - Она офицер, - с усталостью в голосе произнес Бисеу Дэуман.
   Мы пораженно смотрели на невозможное зрелище. Только сила и ловкость тела. Никакого шинсу. Вот он, монстр, столетия поднимавшийся к вершине и достигший её. Чудовище, попирающее законы физики и здравого смысла. Офицер.
   Её пытались атаковать копьями, лучами шинсу. Всё бесполезно. Она легко уворачивалась, избегала атак, изгибаясь в свободном полёте от столба к столбу. Всё выше и выше.
   Выпрыгнув из пропасти, ударом удочки захлестнула одного из удильщиков и бросила в сторону копейщика. Отработанный приём. Две минуты она носилась по залу, оглушая участников, но, не скидывая их вниз. Роцвенсу тоже досталось. Удочкой между голов. От болевого шока он потерял сознание.
   Хакс остановилась напротив Геурта, тот концентрировал туман. Только у него была повязка.
   - Вот мы и остались наедине с тобой. Мило выглядишь. Поиграем немного, - поддразнивая, интимно прошептала Хакс.
   Геурт сначала побледнел, потом покраснел. В этот момент из летающего сверху маяка раздалось:
   - Хакс, хватит детей совращать. У нас тут зона испытаний, а не бордель, - голос принадлежал одному из офицеров.
   - Я согласен с Пэрнимеуром. Впрочем, иногда здесь творится бардак почище, чем в ином борделе, - а это уже голос директора.
   - Директор, вы были в борделе? - с интересом спросила Хакс.
   Секундное молчание, потом:
   - Пэрнимеур! Ты почему микрофон не выключил! - возмутился Юу Хан-Сунг.
   Дальнейший дивный диалог нам услышать было не дано, ибо микрофон выключили.
   Хакс вздохнула так и не получив ответа. Посмотрела на своего противника.
   - Не бойся, малыш. Я сделаю это быстро. Будет не очень больно, - крайне двусмысленно произнесла Хакс.
   Геурт ударил широкой волной тумана. Офицер прыгнула прямо сквозь неё. Туман не причинил ей вреда. Замах ногой, удар удочкой в голову. Действительно, быстро. Сняв повязку Хакс пробормотала:
   - Минус два.
   На какое-то время офицер замерла и побежала в сторону второго зала восьмого коридора.
   Скаута она догнала во второй комнате, представляющей собой зеркальный лабиринт. Не люблю лабиринты. Хакс оглушила и забрала повязку. Открыла контейнер. В нем было пусто. Плохо.
   Офицер помчалась назад и по коротким радиальным ходам, достигла первой комнаты одиннадцатого коридора. Как мы и предполагали с Сеоньо участники второй команды шли по второму одиннадцатому и пятому путям.
   Офицер нагнала удильщика. Забрала у него повязку, но в контейнере опять было пусто. Очень плохо.
   - Сейчас всё решится, - подала голос Сеоньо.
   - Ага, - кивнул я, - или второй, или одиннадцатый.
   Сложный выбор. Пятьдесят на пятьдесят. Хакс выбрала второй путь. И пошла радиальными путями, соединяющими вторые залы коридоров.
   В это время разыгралась небольшая драма в первом зале восьмого коридора.
   Оглушенные участники медленно приходили в себя. Мунсин - татуированная проводница шинсу, поднявшись, растолкала Судосу Джумоджи.
   - Эй, жук, - произнесла Мунсин в сторону Баквибеоля.
   Тот медленно поднимался, хмуро глядя на них.
   - Чего вам? - проскрипел Баквибеоль.
   - Ничего личного, - злорадно сказала Мунсин.
   С этими словами сдвоенная атака шинсу смела Баквибеоля в пропасть.
   - Вы что творите! - возмутился стоящий на соседнем столбе Геурт.
   - Так будет лучше для всех, - высокопарно произнес Судоса и приобнял Мунсин за талию.
   Та в ответ улыбнулась и въехала локтём ему в нос. Потом ударила ногой, сбивая концентрацию и не давая создать дом шинсу. В довершение всего создала баанг и с его помощью сбросила Судосу следом за Баквибеолем.
   - Они же умрут с такой высоты! Ты рехнулась?! Это же наша команда! Как мы офицера без двух проводников тормозить будем?! - воскликнул Геурт.
   - Тебе надо ты и тормози. Я теперь-то точно пройду, - ухмыльнулась Мунсин.
   Остальные члены команды стали посматривать друг на друга плотоядно.
   - А ну прекратили! Иначе мясо с костей спущу! - скомандовал Геурт, накрывая участников туманом.
   - Вы не сходите с ума! Вам дальше на Башню подыматься, идиоты! И с привычкой предавать сокомандников вы далеко не уйдёте, кретины! Сейчас, балбесы, идём к выходу, под моим туманом. И не дай Башня, кто-нибудь решит устроить свару! Я тоже скорей всего пройду, ради вас, дураки, старался, - сплюнул Геурт.
   Пеоджеуль смотрела на это раскрытыми от ужаса глазами. А потом пугливо перевела взгляд на меня. Я поморщился и покачал головой. Нам нужна только победа. Свары внутри команды пройти дальше не помогут.
   В правилах, кстати говоря, запрета на атаку членов собственной команды не было. Запрет на постройку дополнительных туннелей был, будто кто-то всерьёз будет колотить километры монолитной скалы. А на резню среди своих не было ограничений.
   Хакс тем временем поймала удильщика на втором коридоре. У того оказалось в капсуле пять повязок. Пять. Не девять. Хитрецы.
   В конце концов, офицер позволила уйти одному участнику второй команды с четырьмя повязками в капсуле и одной на руке. Каждый член второй команды получил по пятьсот очков. Скаут, принесший повязки - шестьсот баллов. Всё плохо.
   Теперь пришёл наш черёд. Было двадцать минут на то, чтобы приготовиться и купить в магазине что-либо. Предметы там были лишь F-ранга. Ничего серьёзного, способного повредить офицеру. Лишь задержать его на непродолжительное время. Да там даже взрывчатка низкоранговая, слишком слабая чтобы туннели обрушить.
   - Что будем делать? - спросил Бисеу.
   Чертовски хороший вопрос. Провалившихся в испытании второго этажа отправляют на тот этаж, с которого их забрали. Я когда об этом узнал, сильно испугался. Меня ведь забрали с этажа Хеадона. А туда я попал, вообще, не пойми откуда. Провал в испытании не принесёт мне ничего хорошего.
   - Надо выбрать лидера, - сказала Сеоньо, - и сделать это быстро.
   - Я пас, - произнес Жар.
   - У меня нет действенного плана. Всё передумал. Если будем каждый сам за себя, она нас переловит. Попытаемся с ней сразиться, это будет еще более грустно, - объяснил свой выбор Бисей.
   - Слуаг? - Сеоньо перевела взгляд своих прекрасных больших глаз на меня.
   - Это типа шутка? Какой из меня лидер?
   - У тебя есть план?
   - А у тебя? - огрызнулся я.
   - Есть. Я полагаю единственный вариант нам победить, это донести до выхода более семи повязок. Значит, мы должны обмануть офицера. Купить контейнеры и не дать ей догадаться в котором повязки.
   - Она просто всех переловит, - поморщился Шарсефер.
   - Нет. Очевидно, что одному или двум участникам она даёт возможность уйти, - разъяснил я.
   - Именно, - согласилась Сеоньо, - Проблема в том, что она не даёт победить. Это не так. Она всего лишь даёт шанс. Но если Хакс догадается, в каком контейнере повязки его она и захватит.
   - Понятно, что её нужно обмануть. Непонятно как именно это сделать, - фыркнул я.
   - Самый простой вариант, это отправить четырёх или пятерых участников, а с одним из них выдвинуть команду. Офицер обязательно нападет на команду, вопрос в том, когда она это сделает. Ведь сможет сначала погнаться за двумя-тремя одиночными участниками, - задумалась Сеоньо.
   - Отправимся тогда командой по двенадцатому пути. Это она не сможет проигнорировать, - заметил я.
   - Пусть так, шансы не очень хороши.
   - А давайте тогда протащим повязки по двенадцатому пути? - предложил я появившуюся идею.
   - Ты о чём? Вы итак предлагаете идти по двенадцатому пути, - удивился Бисеу.
   - Нет. Пойдём мы по одиннадцатому или первому. А повязки протащим по двенадцатому, - пояснил я.
   - Может получиться, - сразу ухватила мою идею Сеоньо.
   - Подробнее объясните. Не все из нас способны уследить за вашими мыслями, - попросил Шарсефер.
   - Он хочет, чтобы основная часть команды, проиграв офицеру, в закрытом от сканирования маяке протащила участника с повязками.
   - Вот именно. Идем по соседнему с двенадцатым коридору. Доходим до зала. Сажаем участника без повязки в экранированный маяк. Хотя нет, - оборвал я свою мысль, - офицер догадается. Просто сосчитает количество участников, которое преследовала с тем, которое встретила. Её сканирование работает в пассивном режиме на пять километров. А при усилении шинсу гораздо дальше. По первому испытанию было видно.
   - Плохо. Сложно будет. Стоит ей начать испытание и узнать, что количество участников меньше положенного, она догадается о маяке. Это ведь очевидно.
   - Вы, ошибаетесь, - подала свой голос Пеоджеуль.
   Мы скрестили на ней взгляды. Отчего она заёрзала.
   - Офицер может использовать лишь три баанг. Не перенося остатков в другие испытания. Три дома шинсу она уже использовала, - пояснила Пео.
   - Когда это? Она использовала только иллюзию. Один дом шинсу на два образа, - возразила Сеоньо.
   Башня! Точно! Это же очевидно!
   - Усиленный режим требует шинсу. Она использовала этот приём два раза, на каждом из испытаний. Следовательно, если брать с иллюзией, то Хакс исчерпала свой лимит. И ограничена лишь одним километром!
   Пеоджеуль сияла. Её наблюдательность сыграла нам хорошую службу. План был прост. Основная команда идет по первому пути. Четверо отдельных участников идут по четвёртому, седьмому, девятому и одиннадцатому коридорам. У них, у всех капсулы. Хакс ловит нас. Тут главное не дать ей уничтожить светоч, в котором прячется участник с повязками. Когда мы проигрываем. То всей командой, вместе с маяком идем к двенадцатому выходу. Дойдя до туда, выпускаем участника и побеждаем. Из пятнадцати повязок, четыре уйдет на отвлечение. Одну возьмёт Жарпвеиэн, именно его будет защищать команда. Останется десять повязок, вместе с повязкой скаута, спрятанного в маяке. Этого хватит, чтобы победить. Но вот сможем ли мы обмануть Хакс? Учитывая её чудовищный опыт? Посмотрим. Я готов на всё, чтобы победить. Во всяком случае, я так думал.
   После того как мы сделали покупки. Я вызвался собрать со всех повязки и распределить их. Рутинная работа. До начала теста можно было касаться и переносить повязки без ограничений. Я передал капсулы удильщику и трем скаутам. У них отвлекающая роль. И пожелал им удачи. Ещё одну капсулу забрал Жар, а другую я передал последнему скауту. Невысокой девушке по имени Дарни. Именно в её капсуле, по плану, располагались повязки. Восемь штук. Одна повязана на самой Дарни.
   Испытание началось. Сердце колотилось как бешеное. Хакс с интересом следила, как мы разбежались по коридорам. Весь замысел состоял в том, чтобы офицер подумала, что один из скаутов нашей команды, Дарни, покинет первый путь по радиальным ходам. Хотя на самом деле она спрячется в маяке. Само собой, при телепортации Дарни спрятана не была. Это произойдёт уже в зале.
   До первой комнаты первого коридора мы добежали минут за пятнадцать. Отдышались. Зал представлял собой пропасть, заполненную движущимися летающими платформа. Как-то не оригинально. Почти то же самое, что и столбы, только двигаются.
   Стали ждать Хакс. Её не было. Лишь через десять минут офицер изволила появиться. Со стороны двенадцатого пути.
   - Какие-то вы медленные, - огорченно произнесла Хакс, - минус один, кстати.
   Я атаковал её шинсу, при помощи жезла-ножа. Хакс увернулась. Перехватила несколько копий, прыгнула в сторону Жара. Тот сконцентрировал на своём трезубце шинсу и отправил в сторону офицера. Хакс отскочила. Увернулась ещё от нескольких атак. Оказалась рядом со мной. Я атаковал её ножом, но она схватила мою руку, отправив в полет к Жарпвеиэну. Эльф-культурист увернулся от меня, и я чуть не улетел в пропасть. Меня схватили за предплечье и ещё раз бросили в сторону Жара. На сей раз он не увернулся, и я в него попал. От удара мы перелетели на другую площадку и только чудом не упали. Хакс оказалась рядом, блокируя удар трезубца, она сорвала с Жара повязку и забрала капсулу, раскрыв её и хмыкнув.
   - Минус два, - пропела она и сладко потянулась.
   Скажу честно. Вблизи это прекрасное зрелище. Движение было грациозным и совершенным. Отточенным Башня знает сколькими веками опыта. Наверное, у меня было очень глупое лицо, поскольку Хакс вскользь заметила:
   - Прости, малыш, но ты не в моём вкусе, и с этими словами она понеслась в сторону центра, а не второго коридора.
   Сработало. Теперь остаётся только ждать. И идти к двенадцатому пути. Она попалась в нашу ловушку. И должна попасться в мою западню. Её слова меня не задели. В конечном счёте, она как красивое и дорогое произведение искусства. Приятно смотреть, хлопотно обладать. Сейчас мне важно попасть на следующий этаж.
   Пройдя радиальным путём, встретили Шарсефера. Ему не повезло стать первой жертвой Хакс. Вместе с ним, вся команда с маяком отправилась по двенадцатому пути. Как они думали к победе. Меня же колотило со страшной силой. Что, если я ошибся? Офицер хитра и умна. Она не привыкла ошибаться.
  

***

  
   Хакс закончила вылавливать остальных скаутов. Было скучно. Даже лидер копейщиков не смог её порадовать. Оставался один скаут, спрятанный в маяке и один удильщик, идущий по четвертому пути. Хакс находилась в центре и думала, кого бы отпустить. Она действительно растратила весь свой запас шинсу на предыдущих тестах. Что не мешало видеть её логику третьей команды. Да даже без всякой логики легко было догадаться, где повязки. Как забавно нервничал адепт света, когда она проносилась мимо маяка со спрятанным скаутом.
   Вряд ли они поделили повязки пополам. Это не принесёт им победы. Все повязки у спрятанного скаута.
   Хакс раздумывала. Можно было погнаться за удильщиком, но его возможности офицер хорошо себе представляла, так как была куратором этой позиции. Да и давать столь слабым участникам шанс пройти дальше довольно глупо. Для них это будет боль, страдание и глупая смерть в конце. Не стоит обрекать наивных детей на такое. Пусть живут, не ослеплённые вершиной Башни. Так будет лучше для них. Хакс прожила многие столетия и понимала, какой это подарок - свобода от иллюзий Башни.
   Она помчалась по двенадцатому пути. Адепт света заметил её через свой маяк на расстоянии около пяти километров. Остатки третьей команды побежали ещё быстрее. Глупо. Им не убежать. Она догнала их. Увернулась от хвоста змеелюда, схватив его и бросив в других. Перепрыгнула копейщиков с адептами света, походя, уворачиваясь от атак. Отбросила в сторону того мерзкого проводника шинсу с восхищенным взглядом. Хакс было малоприятно оттого, что нечто слабое и трусливое может ей восхищаться. Прыгнула, разбивая маяк, вытащила оттуда скаута. Сняла повязку, отобрала капсулу. Оглядела присутствующих.
   В глазах третьей команды плескалось отчаяние. Безысходность. Уже умершая надежда. Они уже отказались от своей мечты. Признали поражение, едва она их нагнала. Не все, стоит заметить. Лидер копейщиков был спокоен. Баллов для прохождения ему хватало. Высокая адептка света с четырьмя руками излучала досаду. Змеелюд был готов бороться, но ничего не мог сделать по правилам испытания. У него больше не было повязки. Тем не менее взгляд Шарсефера излучал готовность сражаться. Скорей всего Занна Кеар начислит ему дополнительные баллы за волю к победе. И был ещё один взгляд.
   Мерзкий, склизкий. В нём не было похоти. Лишь склизкий интерес и мерзкое восхищение. А потом проводник шинсу рассмеялся. Хакс посчитала бы это истерикой, обыкновенным делом в Башне, если бы не отсутствие в голосе отчаяние. Наоборот. Через этот мерзкий смех в неё вливалось, словно слизь, облегчение.
   Уже зная, что увидит, Хакс открыла капсулу. Там ничего не было. Пустота.
   Проводник упал от смеха, выдавливая из себя отвратительный хохот. На лицах членов его команды было непонимание. Они ещё не осознали, что их обманули. Весь их страх, все их надежды были лишь приманкой для Хакс.
   Офицер смогла бы оценить изысканность ловушки. Хакс понимала необходимость хитрости и подлых ударов. Ценила их изощренность. Но использовать собственную команду как инструмент, как наживку, оставляя их в неведении. Иногда необходимо. Всегда мерзко. Проводник же испытывал радость и облегчение. Ему не было дела до своей команды. Он боялся за свою шкуру, испытывал страх за придуманный план. Всё остальное его не интересовало. Такие участники одни из мерзких и опасных обитателей Башни. Жаль, что она дала ему шанс пройти. Без него Башня будет чище. Раздался сигнал об окончании теста.
   - Тест завершён. Участник Бисеу Дэуман получает тысяча сто баллов. Остальные избранные третьей команды по тысяче. Все участники будут возвращены в крепость. Оглашение результатов назначено на завтра.
   Участников телепортировало с арены. Было тихо. Но Хакс всё еще чувствовала себя словно облитая слизью смеха того проводника.
  
  

Глава 10. Кислые плоды обманчивой победы.

  
   Столовая встретила меня шумом. Избранные всей толпой заявились на ужин. После завершения теста нас транспортировали в крепость. Это произошло настолько быстро, что моя команда не смогла отойти от шока неожиданной победы. Конечно, основные баллы, командные и по позициям объявят завтра, но шансы у членов третьей команды пройти резко повысились. У других, соответственно, упали. Лишь прямой запрет офицеров на стычки между участниками вне тестов и угроза дисквалификации в случае нарушения, не дали некоторым членам других команд мне навредить. Не одному мне. Определённое напряжение между избранными разных команд ощущалось.
   - Внимание всем участникам! С сегодняшнего дня вся еда в столовой бесплатная. Администрация этажа испытаний напоминает вам, дорогие участники, что драки между собой караются дисквалификацией! Помните об этом. Завтра в четыре часа вечера в первой аудитории будут объявлены результаты испытания! Просьба прийти всем участникам!
   В столовой заказал стакан сока и фирменное блюдо боккембап. На вид - это жареный рис с какими-то овощами и кусочками мяса перемешанный. Сел за стол, попробовал. Странный вкус. Но есть можно.
   - Быстро ты из зала слинял, - заполз на соседнее место Шарсефер.
   - Нервы. Устал я что-то, - задумчиво пережевав еду, произнес я.
   - Все мы вымотались. Второй раз в жизни от офицера убегаю, - прошипел Шарсефер и продолжил, - и опять с тем же результатом.
   Я промолчал, поедая боккембап.
   - Вот ты где, Слуаг! - воскликнул Бисеу Дэуман.
   За ним было несколько участников из расформированной команды номер три. С подносами, заполненными едой. Они сели напротив.
   - Слуаг, ты чего убежал? Мы даже понять ничего не успели! - справа присела Пеоджеуль с болтающимся на груди кубом. Раздражает. Не грудь. Куб. Не нравятся они мне с некоторых пор.
   - Я тоже от него такой скромности не ожидал, - согласно покивал сидящий слева Шарсефер.
   Я чуть глотнул сока, запивая рис. Неплохой оттенок вкуса.
   - Вы ничего не поняли? Ха! Представь, какого было мне, когда после второго зала я случайно открыл контейнер и увидел там повязки?! Всеблагая Башня!!! Слуаг, ты мог бы меня предупредить, - заявил Бисеу.
   - Это было в зале. Хакс могла догадаться, - коротко ответил я.
   - Да не дураки мы, все понимаем, но у меня чуть сердца не выпрыгнули из груди, когда ты засмеялся, - заявила севшая справа от Пео Сеоньо.
   - А где Жар? - спросил я у Пео.
   - Отдыхает, ему сильно досталось, - был мне ответ.
   - Ты что такой мрачный? Ты чуть ли не герой этого испытания. Победа уже у нас в кармане, лишь из-за твоего поступка, - сказал Бисеу.
   - Не у всех. Есть ещё очки по специальностям от кураторов и за командную работу, - покачала головой Сеоньо.
   - Всё равно наши шансы стали выше, чем были благодаря Слуагу, - восторженно проговорила Пеоджеуль.
   - Как тебе только в голову такой план пришёл? - Шарсефер задал вопрос.
   - Импровизация, - дал я ему ответ.
   - То есть ты не с самого начала это задумал? - спросил один из участников.
   Я огляделся. Вся наша бывшая команда расселась за соседними столами и наблюдала за нами.
   - Нет. Нельзя просчитать офицера. Просто я испугался, что она догадается, где повязки. Вариант был только один. Никто не должен был знать, даже я сам. Поэтому спрятав повязки в капсулу, мне пришлось их перемешать. В итоге я сам не знал, в какой из них находятся повязки, - тихо и спокойно соврал я.
   Несколько десятков секунд в нашем маленьком уголочке было относительно тихо. Потом Бисеу Дэуман произнёс:
   - Ха, ну ты и псих, Слуаг!
   - Ну, это был очень хитрый план, - добавил я, - в конце концов, нам всё же повезло.
   Я встал из-за стола и понёс посуду на мойку. На выходе меня перехватил Сеоньо.
   - Отвратительно врешь, - скривилась она.
   - Не в настроении просто, - усмехнулся я.
   - Бисеу - удильщик. Хакс его куратор. Она оставила бы его напоследок в любом случае, так как ей ведомы способности Бисеу. Он ей неинтересен.
   - Случайность.
   - Вот как? Пусть так. Но пусть в следующий раз, я буду знать об этой случайности? Хорошо, Слуаг? Я же не враг тебе, - улыбнулась Сеоньо.
   - Прости, Сео, - произнес я, - можно я буду тебя так называть?
   - Конечно, Слуаг, - кивнула она в ответ.
   - Спасибо. Просто я запутался. Я видел, как поступила Мунсин. Не знаю, кому верить, а кому нет, - пожаловался я.
   - Мы с тобой в разных позициях. Распределительный тест завершён. Больше таких столкновений внутри команды не будет. Такие радикальные меры, как в этом испытании не нужны. Просто доверяй больше другим, - с высоты своего роста сказала она.
   - Хорошо, Сео. Ты, наверное, права. В следующий раз я обязательно посоветуюсь с тобой, - скромно улыбнувшись, солгал я ей прямо в лицо.
   Она ушла довольная разговором. Или сделала вид. Не знаю.
   Пошёл к своему номеру. По дороге меня нагнал Шарсефер.
   - Ты знал, где повязки. Слишком явно обрадовался, когда она пришла, - довольно прошипел Шарс.
   - Какая разница, - блин, все такие умные, где они были, когда план надо было придумывать?
   - Ты мог почивать на лаврах. Почему пошёл в отказ? Почему выставил себя неуправляемым психом.
   - Не хочу. Не люблю ответственность лишнюю, - отмахнулся я.
   - Признай, они такие же слабые, как и ты. Поэтому и не хочешь себя обременять ими. Ведь в отличие от них ты подл и хитёр, а они только и умеют, что бить в спину, - весело зашипел Шарс.
   - Не выдумывай и не льсти, почем зря. Мне просто повезло. Если бы было иначе, они бы меня сейчас проклинали. Слишком ветрены, ненадёжны.
   - Что не скажешь про Джен. Вы с ней в последнее время неплохо так спелись.
   - Тебе какое дело Шарс? - устало спросил я.
   - Пока никакого, парень. Пока никакого, - прополз он вперёд, и чуть обернувшись, прошипел, - но если решишь собрать команду из надежных участников, можешь на меня рассчитывать.
   - Это шутка такая? Ты меня убить хотел, - скривился я.
   - То было тогда. А то сейчас. И заметь, я мог соврать, но был честен, - и Шарсефер уполз в номер.
   Вот змей хитрый. Или мудрый?
   Зашёл в туалет. Потом отправился в свою выделенную комнату. Лёг на кровать. Уставился в потолок. Засмеялся. Это было близко. Та черта. Жаль у неё на лице была маска. Что она испытывала, когда поняла, что обманулась? Неплохо было бы увидеть. С этой мыслью я уснул.
   Если мы с Джен правы, со своими подозрениями о моих способностях, то снилось мне будущее. Меня тащило к чему-то мерзкому и отвратительному, но притягательному. Зов был подобен цепям. Я не мог ему сопротивляться. Уже близко. Ещё чуть-чуть. Рядом была еще одна букашка. Другая. Слабее предыдущей. Но способная слышать и звать.
   Проснувшись, пошёл в санузел. Из туалета зашел в умывальню. Помыл руки, стал чистить зубы. Зашёл тот волосатый чудик из другого сектора. Когда, наконец, канализацию починят? Хм, надо спросить, у другого района, когда будет проходить последнее испытание распределительного теста.
   На мой вопрос волосатый блондин мотнул головой и протянул руку ладонью вверх. На ней лежало кольцо сиреневого оттенка.
   - Это что? - спросил я.
   Чудик мотнул головой. И другой рукой указал на упаковку "белых зубцов Башни". Потом протянул кольцо.
   Тут зашёл водопроводчик. Что он тут забыл? Вроде как поломка в другом секторе. Внезапно чуть закружилась голова. Перед сантехником тем временем на маленькие кусочки распалась стена, открывая трубы. Он стал с ними что-то делать. Кусочки в это время собрались в небольшую кучку.
   Чудик продолжал протягивать кольцо.
   - Подарок? - спросил я.
   Он кивнул. Странный парень. Немой, наверное. Принял от него кольцо. На нем был выгравирован ранг. Буква "F", а вот цифра затерта.
   - Спасибо, - сказал я.
   Чудик никак не прореагировал, потеряв ко мне интерес и занявшись зубным средством. Он с таким вниманием его размешивал, что я не стал его отвлекать. Странный он всё-таки. Напоминает мне кого-то. Не помню.
   В столовой ко мне присоединился Роцвенс. Бывшие члены третьей команды вели себя дружелюбно, но без того огня в глазах, что был вчера.
   - Ну, ты и дал! - фыркнул Барк.
   - Сильно рисковал ты, - заметил Куап.
   - Зато результат того стоил, - возразил Барк.
   - Но смех был лишним, - добавил Куап.
   - Это да. Ещё какой-то офицер громкость звука на полную выкрутил, мы там чуть все не оглохли, - вздохнул Барк.
   - Это не отменяет того, что столь отвратительного смеха я давно не слышал, - продолжал говорить Куап.
   - Нормальный у меня смех, - возразил я.
   - Слуаг, я слышал звуки, издаваемые розовыми свиногиенами в период брачных игр. Они музыка по сравнению с твоим смехом. Без обид, но факт есть факт. Смеялся ты мерзко. У меня музыкальный слух. Я знаю, что говорю, - поделился своим опытом Куап.
   - Да ладно тебе над ним издеваться, - махнул рукой Барк и обратился ко мне с вопросом, - наш усилитель помог?
   Это он про тот предмет, что дал мне после прохождения барьера.
   - Даже задействовать не успел. Слишком быстрая.
   - На следующее испытание надо будет что-нибудь помощнее дать, - задумался Куап.
   - Ты бы до этих догонялок подошёл, мы бы что-нибудь интересное подобрали, - сказал Барк, - а то в разные команды распределили, не ожидал.
   - Мы как бы противники, хоть позиции и разные я и так дал копейщикам своей команды лишний шанс.
   - По пустякам не переживай. Мы среди копейщиков в тройке лидеров, - отмахнулся в ответ Роцвенс.
   - Джен точно пройдёт, у тебя, как говоришь, всё в порядке, Шарсефер в первой пятерке скаутов. Один я под вопросом.
   - Шансы у тебя неплохие. Зависит, как баллы за работу в команде распределят. По позиции ты ничего хорошего не показал, к твоему сожалению.
   - Сколько там максимум дают, а то я пропустил эту информацию?
   - Пятьсот баллов одному участнику за работу в команде это предел. Тысячу по специализациям.
   - Как-то щедро?
   - Неисповедимы пути офицеров.
   - Кстати, Роцвенс, давно хотел спросить, у тебя, откуда столько предметов шинсу? Если не секрет, конечно, - задал я давно мучавший меня вопрос.
   - Да какой секрет, повезло просто, - махнул он рукой. - Дядя в мастерской учеником кузнеца является, вот и пристроил меня сторонним работником. Принеси, подай, подержи. Как господин Хеадон появился, так сразу под руку что попало взял, плюс разгрузка нацеплена.
   - Повезло, - покачал я головой.
   - И не говори. Вдвойне повезло. Я ведь оружейные склады загружал. Там как раз новая партия приехала. Контроль строжайший. Ничего не вынести. Впрочем, господину Хеадону все эти меры безопасности не преграда. Появился. Посохом махнул. Я только успел ящик, первый попавшийся взять, как меня на этаж Эванкхелла закинуло.
   - А в ящике что?
   - Малый боевой комплект для позиции копейщика. Ты бы наши лица видел, когда мы ящик вскрыли и всё это богатство узрели, - рассмеялся Роц на два голоса.
   После завтрака заскочил к Джен. Она сделала заказ в номер.
   Белозрачковая открыла дверь. Взору моему предстало красивое когда-то лицо, сейчас, больше похожее на отбивную. Тонкие и изысканные черты лица сейчас распухли от синяка внушительных размеров. Да, похоже, ещё у неё и нос сломан.
   - Проходи, - махнула она мне.
   - Гм. Ты как? - зайдя и закрыв дверь, задал я наиглупейший вопрос.
   - Прекрасно, - расплылась она в улыбке так, что небольшие ссадины на лице стали кровоточить.
   Выглядело жутковато. Она, вообще, редко улыбается. Поэтому, к счастью, её небольшие, но острые и белоснежные зубки мне доводится видеть нечасто. Правда, до той же Занны Кеар ей далеко.
   - Внешний вид у тебя не очень, если честно, - осторожно произнёс я, пятясь к двери.
   Смотрела она на меня с радостью. С таким весельем, что, кажется, сейчас набросится и перегрызет мне глотку.
   - Я блаженствую каждый раз, представляя лицо нашего куратора, когда она открыла капсулу. Жаль Хакс носит шлем, но и так неплохо.
   - Всего лишь? - хм, а мы с ней похожи.
   - Тебе удалось найти интересный путь прохождения этого теста.
   Вот мы и перешли к делу.
   - Думаешь это мои способности?
   - Либо так, либо ты невероятно везучий участник, Слуаг, - перестав улыбаться, проговорила она.
   Как обычно перешли к тренировкам. Мои способности мы стараемся тренировать не на виду, либо в моей, либо в её номере. Тренировки были следующие. С костью. Заключались в следующем. Одна в том, чтобы определить, как упадет двенадцатигранная кость. Джен предложила сначала бросать простой кубик, но я отказался. А другая, определить, как упала кость. Для этого использовали непрозрачный стакан. Ещё были тренировки с пальцами. Белозрачковая прятала руки за спиной, а мне надо было угадать количество пальцев, не согнутых в кулак. Постепенно Джен усложняла задачу с помощью усиления тела. Эти тоже делились на два типа. В первом я пытался предсказать её действия, во втором прочитать поток и узнать настоящее.
   Полученную статистику вносили в терминал. Результаты были странные. Предсказание с костями не выходили за рамки теории вероятностей. Чтение потока неодушевлённого предмета было получше. Ненамного, правда. Предсказание и чтение Джен было гораздо лучше. До тех пор, пока она не использовала усиление шинсу. В этом случае всё было плохо.
   - Что думаешь? - спросил я, оглядывая результаты.
   - Судя по твоим результатам, провожатые концентрируются на пути живых созданий.
   - Ты как-то неуверенно это говоришь.
   - Полной уверенности у меня нет. Я только знаю, что провожатые существуют, могут видеть путь и предсказывать будущее. Ты первый из них, кого я знаю.
   - Если я, вообще, провожатый.
   - Пока что факты говорят об этом.
   Наши эксперименты прервал стук в дверь. Я открыл. Это были Роцвенс с Шарсефером.
   - Вы, на обед идёте? - радостно поинтересовался Барк.
   - Я иду, ответил я.
   - Вот это красотища, - поразился Барк, увидев лицо Джен.
   - Что я и говорил, - самодовольно прошипел Шарс, - её лицо, как сваю, в землю вбили.
   Джен никак не показала, что слова её задели.
   - Мы не для этого пришли. Держи, - бросил Куап Джен тюбик, - это регенерирующая мазь. Из личных запасов. Ничего серьёзного, но для косметического ремонта лица самое то. От трёх до пяти дней всё заживёт. Следа не останется. А если ещё какие-нибудь регенеративные техники использовать так ещё лучше.
   - Спасибо, - чуть отстраненно произнесла она.
   - Ладно, мы тогда на обед, - сообщил я, тебе что-нибудь захватить?
   - Нет. Я закажу дистанционно.
   - Как хочешь, - пожал я плечами в ответ.
   После обеда некоторое время просидел в комнате. Через несколько часов всё решится. Я сделал всё что мог. Мне нужно дальше, на вершину. Нет смысла задумываться о будущем, ведь любой провал на этом этаже может привести к поражению. Это дальше, как я слышал, даётся почти неограниченное количество попыток. А здесь надо думать лишь о том, как пройти дальше. Как отличается течение времени моего мира от этого? Не получится ли так, что я вернусь домой лишь спустя пятьсот лет? Не лучше ли остаться тут? Ответы на все эти вопросы я буду искать потом. Сейчас надо сосредоточиться на переходе выше.
   В назначенное время участники собрались в первой аудитории. Она представляла собой большой амфитеатр. В центре была трибуна и стол, за которым сидели кураторы.
   Мы вчетвером сели рядом. К нам присоединились Пеоджеуль и Жар с Бисеу. Мунсин бросала на меня очень недовольные взгляды. Баквибеоля и Судосу нигде не было видно. Прекрасно. Двумя конкурентами меньше.
   - Приветствую вас всех, участники. Это снова я, Занна Кеар. Пришло время объявить результаты испытания, - без обычной иронии в голосе произнесла офицер с трибуны.
   За ее спиной вспыхнуло огромное окно с именами прошедших.
   Среди удильщиков прошли Джен, Бисеу Дэуман и еще четверо. Итого из нашей третьей команды прошли двое из этой позиции.
   Прошедшими копейщиками были: Жарпвеиэн, Роцвенс, Джеод Айхан и ещё четверо. Опять двое из третьей команды.
   Из пяти скаутов Геурт, Пумилио и Шарсефер были очевидны, а вот Дарни порадовала. Плюс был еще один незнакомый по имени участник.
   Норла, Сеоньо и тот адепт света, протащивший повязки в испытании первой команды, прошли по этой специализации.
   И, наконец, проводники шинсу. Трое. Первым был, само собой, Цирпинус. Вторым, каким-то чудом затесался Оагеон. Видимо, получил баллы за командную работу и по позиции. А третьим. Третьим был я. Да! Есть! Ура! Вашу Башню я сделал это!
   Несколько минут не смолкал гомон. Радостный и разочарованный.
   Я посмотрел развернутые описания оценок. Тридцать пять баллов по специальности из тысячи. Смешно. Зато максимальное значение по командным. Именно это помогло мне обойти Пео и Мунсин. А также отсутствие Баквибеоля.
   Возмущенные судейством были, но тут встал директор:
   - Прошу тишины. Все участники несогласные с баллами, присужденными кураторами, могут предъявить свои претензии непосредственно нам.
   Юу Хан-Сунг оглядел притихшую толпу. После испытания все очень хорошо представляли себе возможности офицеров. Злить их желания не было.
   - Вот и хорошо. Все провалившиеся завтра, в семь вечера, будут возвращены на свои этажи. Прошедшим, просьба остаться.
   Выходя, Пео немного грустно улыбнулась мне. Я заметил, что её кубик куда-то подевался.
   - В связи с определенным указом господина Эванкхелла, для перехода на третий этаж вам предстоит пройти последнее испытание. Вы будете соревноваться с командой из другого района. Она будет подобрана так, чтобы исключить возможность пересечения со знакомыми вам лицами. Испытание начнётся через три дня. До этого времени все свободны.
   Мы покинули амфитеатр. Башня! Ещё одно испытания! Опять непосредственно против других участников. Плевать. Мне нужно пройти дальше. У меня есть неплохая команда: Джен, Жар, Сеоньо, Роцвенс, Шарсефер и прочие. Я смогу пройти. Должен, если хочу выжить.
  

***

  
   Офицеры еще переговаривались между собой, когда участники ушли.
   - Директор, разве господин Эванкхелл не собирался подписать отмену того указа? - поинтересовался Пэрнимеур.
   - Собирался. К сожалению, сейчас господин Эванкхелл борется с монстрами, пришедшими с первого этажа. Так что, нам придётся аккуратно подбирать команды из различных секторов.
   - Эх, завидуя я тебе, Хакс, смогла развеяться. Директор, давайте в следующий раз я буду участвовать в испытании, - попросил Бок-Дол.
   - Вряд ли, господин Эванкхелл это одобрит, - покачал головой Юу Хан-Сунг.
   - Так, может, как-нибудь в следующий раз? - вкрадчиво спросил куратор копейщиков.
   - Сначала закончим с этим потоком. Я вас покину. Ещё уйма дел. Надо с нашим сантехником рассчитаться.
   - Передайте ему нашу благодарность, - сказал Пэрнимеур.
   Директор шёл небыстро. Он раздумывал, просчитывал варианты. Скоро будет развязка. Он хорошо осознавал это. К ней надо подготовиться.
   Зайдя в свои апартаменты, Юу Хан-Сунг узрел там высокого, жилистого человека с дешёвой завивкой. Костюм сантехника лежал рядом.
   - Вижу, ты закончил, - сказал ему Юу Хан-Сунг.
   - Да. Это было занятно, - был дан ему ответ.
   - Занятно?
   - Эти руки привыкли разрушать, - пояснил человек, - было приятно что-либо созидать ими.
   - Что скажешь по нашим проблемам, - спросил директор, готовя растворимый кофе на двоих.
   Человек покосился на него своими тёмно-серыми глазами.
   - Тот малыш простой законный участник. Реакция положительная. Зачем ты дал ему кольцо?
   - Забавы ради. Если пройдёт дальше, сможем быстро найти. Нет, хорошенько посмеюсь тогда. Смотри, что я недавно нашёл, - с этими словами Юу Хан-Сунг продемонстрировал небольшой кубик.
   - Устройство слежения, - произнес его собеседник.
   - Ага. Качественное, но стандартное. Я провёл небольшое расследование своими силами. Все кубы той странной религии являются записывающими устройствами. Кто-то хорошо так развлекается. Также, было несколько атак извне на наши сервера. Кто-то следит за этим Слуагом.
   - Вот как. Не хочешь терять парня из виду. Понятно. Он точно пришёл не из-за пределов Башни. Но память ему могли подправить. Умельцы найдутся.
   - С этим вопросом понятно. Что касается диверсии? - спросил Юу Хан-Сунг.
   - Это были две разные диверсии. Кто-то поместил манки шинхэо по крепости и открыл им путь. Следы зачищены. Диверсия на озере, твоя работа. Прежде, чем я доложу об этом Ласлеку, скажи мне, зачем?
   - Иначе, они не послали бы тебя. Не отнеслись бы серьёзно к информации. Тут что-то готовится. Если они неполные идиоты, то задействуют силы, чтобы нейтрализовать меня и других офицеров. Ты будешь для них неприятным сюрпризом.
   - Это как-то связано с этим? - человек кивнул на куб, в руках Юу Хан-Сунга.
   - Судя по всему, нет. Диверсия направлена на озеро.
   - Кроме тебя, там никто ничего не ломал.
   - Раз они там ничего не ломали, значит, озеро является их целью, - пригубил кофе Юу Хан-Сунг.
   Человек с дешёвой завивкой помолчал. А потом задал один-единственный вопрос:
   - Когда?
   - На следующем тесте, где сразятся команды из разных районов. Я приму на себя основной удар. Ты же защити объект
   - Хорошо.
   Дальше, высшие офицеры пили кофе в тишине.
  
  

Глава 11. Обратная сторона фундамента Башни.

   На ужин я взял тушеное мясо стального угря с картофелем. Как уже говорил, этот овощ здесь не отличался от того, к которому я привык. Да и меню хоть изобиловало неизвестными блюдами, но много было и знакомых. Напрашивались определённые выводы. Вполне возможно, я угодил не в другой мир, а в параллельный нашему. Просто очень рано с ним расходящийся. С другой стороны, я вообще ничего не знаю ни о Башне, ни об устройстве мироздания, поэтому это всего лишь гипотеза.
   В столовой было чёткое разделение на тех, кто прошёл и тех, кого дисквалифицировали. Администраторами было введено дополнительное правило, по которому напавших выбывших участников помещали в карцер, до момента отправки. Я с трудом понимаю логику офицеров. Неспроста даётся время на общение между прошедшими и выбывшими участниками. Похоже, они хотят этим показать идущим дальше избранным, вроде меня, что-то. Нечто важное. Вот только что именно, мне неизвестно.
   Атмосфера витала предгрозовая. Сомневаюсь, что дальше ругани и обвинений дойдёт. Но всё равно, неприятно. Поэтому я постарался быстрее доесть и уйти в номер. Не получилось.
   Это произошло аккурат у стойки с грязной посудой. Я осторожно обогнул участницу, облокотившуюся на стол. Поставил свой поднос на стойку и столкнулся взглядом с карими глазами.
   Мунсин - проводница шинсу, покрытая прерывистыми, чуть волнистыми татуировками, с явно читаемой во взоре ненавистью смотрела на меня.
   - Слуаг, - не хуже Шарсефера прошипела Мунсин.
   - Чего тебе? - раздражённо спросил я.
   Она часто задышала и стиснула зубы. Я медленно положил руку на ножны с кинжаложезлом. Баллов на нормальный оружейный инвентарь мне было жалко, поэтому пришлось обойтись такой полумерой. Первым бить я не буду, но в случае самозащиты ни дисквалификации, ни заключения в карцер не будет. Это тоже было записано в правилах.
   - Ты... ты должен был провалиться, трусливый слабак! - выкрикнула она.
   Я чуть поморщился. Не из-за оскорбления. Она своим криком привлекает лишнее внимание к нам.
   - Это всё? - спросил я, шагая в сторону выхода.
   - Долбанный трус! Слабак дохлый! Да ты даже сейчас убегаешь! - возмущенно прокричала она.
   Я остановился. Слишком многие смотрят на нас. Ох, как же я это всё не люблю! Проклятая Башня!
   - Я не настолько слаб, чтобы бить своих товарищей в спину, - стараясь выглядеть спокойно, произнес я.
   - В спину говоришь? Да у тебя кишка тонка даже в спину бить! Мы с тобой похожи, Слуаг! Только ты трусливее! Поимел свою команду, чтобы обмануть офицера, а теперь ходишь, словно не при делах!
   - Это была тактическая хитрость, а не... - попытался объяснить я.
   - В жопу себе засунь такую хитрость! Ты кинул свою команду, ради того, чтобы поиметь офицера! Сейчас-то все радостные ходят! Не понимают, кретины, что они для тебя расходный материал! Срать ты хотел на их мнение и их жизни! Не строй из себя спасителя! Ты не менее уродлив, чем я! Но я хотя бы честна, а ты нет, двуличный слизняк! - всё больше распалялась Мунсин.
   Она явно неадекватна. Плохо. Забыл, что оправдываться перед такими людьми, значит проявлять слабость. Надо было молчать и игнорировать её, а сейчас придётся что-то отвечать.
   - Поимел, говоришь? Вот уж кто в этом действительно разбирается, так это ты. Честна говоришь? Я сомневаюсь, что ты шептала на ушко бедняге Судоса, когда он тебя трахал, обещания сбросить его в пропасть! И ты еще смеешь меня в двуличности обвинять? - как мог иронично осведомился я.
   - Слизень высранный! Думаешь ты тут самый умный? Ты, Башня тебя раздави, ничего обо мне не знаешь?! И смеешь ещё судить?! А на таких ублюдков, как ты, я в своё время насмотрелась! Корчите из себя, не пойми кого! Трахать, ха! Уж не тебе говорить! Скажи, какое счастье, трахать ту отмороженную стерву?! Она наверняка в постели как полено! Нашёл себе тёпленькое местечко?!
   - Ты явно на сексе тронулась, дура! Можешь думать что хочешь! Ты, возвращаешься туда, откуда пришла, а я иду дальше! - не сдержался я, после чего пошёл на выход.
   - Трус! Я сделала за тебя всю дерьмовую работу! Да если бы не я, ты бы провалился! Будь ты проклят, Слуаг! - раздавалась мне в след.
   Не люблю я словесные баталии. Никогда не был в них силён. Всегда надо сохранять хладнокровие. Не поддаваться на провокации. А сейчас ступил, впрочем, как обычно. Никогда не думал, что о нас с Джен, поползут такие слухи. Смешно! Она же мне чуть голову не отрубила. И просто во много раз меня сильнее. Какие тут могут быть любовные отношения? Это будет чистое доминирование с её стороны, а мне это нафиг не сдалось.
   - Слуаг! - окликнули меня.
   Да что такое! Разворачиваюсь. Пеоджеуль собственной персоной! Башня, за что мне это?! Я ещё после предыдущего разговора не отошёл, а тут опять то же самое будет.
   - Ты тоже будешь меня обвинять, Пео? - более резко, чем хотел, спросил я.
   - Нет-нет, что ты! - замахала она руками, - ты не виноват, наоборот, победу принёс.
   - Тогда, что хочешь спросить?
   - Давай не здесь, - попросила она.
   Зашли в мой номер. Я сразу обернулся к ней.
   - Слуаг, ты зла на Мунсин не держи, пожалуйста. Она просто очень расстроена, - неожиданно проговорила Пеоджеуль.
   - Это не повод меня оскорблять.
   - Просто она себя не контролирует.
   - Нет. Она себя хорошо контролирует. Особенно когда атаковала своих товарищей.
   - Ей иначе никак.
   - Башня! Ты ее, зачем оправдываешь? Святая, что ли? Будь возможность, она и тебя бы скинула? Неужели непонятно?
   - Ты не понимаешь! А она мне всё рассказала?! Ей иначе никак. У неё больной брат и... ей пришлось торговать собственным телом, чтобы его содержать!
   - Ты думаешь, меня это трогает? Это был её выбор, пусть другого и не было.
   - Ты не понял. Она продала своё тело и ей нанесли татуировку, усиливающую способности к шинсу, и обучали разным искусствам, в том числе и боевым. Взамен она становилась верным телохранителем того, кто её купил. Контракт до конца жизни. Вершина Башни должна была принести ей свободу. А теперь она так и останется в вечной кабале, - попыталась разжалобить меня Пео.
   - Ты думаешь, у Судоса и Баквибеоля своих желаний не было? Пео, ты понимаешь, какой бред несёшь? Сама, зачем Башню покоряешь?
   - Я...я верю, что на вершине стоит великий Куб! Он большой и необъятный! Я просто хотела его увидеть. Совершить паломничество! Такое глупое желание, да? Мне действительно лучше будет не подниматься, ведь тогда я займу чье-нибудь место. И тот участник никогда не исполнит своё, более важное желание. Понимаешь?
   - Понимаю. Ты дура, Пео. Пошли желание других куда подальше. В самые подвалы Башни. Эти желания не твои, они чужие. Как бы ни была глупа и наивна твоя мечта, она принадлежит тебе. И чтобы её достигнуть, надо идти по стремлениям других людей. Неужели это непонятно?
   - Вы действительно с ней похожи, - грустно улыбнулась Пео.
   - Не смей нас сравнивать, мы абсолютно разные! - возмутился до глубины души я.
   Она в ответ посмотрела на меня печальными глазами и направилась к выходу.
   - Слуаг, - остановившись, произнесла она, - давай завтра навестим Баквибеоля и Судосу.
   - Они разве живы?
   - Ты даже этого не узнал, - покачала она головой, - Судоса в коме, Баквибеоль не может ходить.
   - Понятно. Где они?
   - В лечебном секторе. Я знаю туда дорогу. Сходим завтра вместе?
   В ее голосе слышалось отчаяние. Я вздохнул.
   - Хорошо, - ответил я.
   Потом она ушла. Поганое местечко, эта Башня. Я поступил правильно, это, вне сомнений. Ведь я прохожу дальше. Другое дело, что не все так могут считать. И в этом есть определенная опасность.
   Сон был неприятным. Я был близок. Очень близок к своей цели. К сожалению, достигнуть её я не мог. Ибо не видел больше своей цели. Не слышал зова. Знал только, что она рядом. Обрывки цепей всё ещё сковывали моё могучее тело, но вели лишь в пустоту. А где-то рядышком заливисто смеялась мелкая букашка.
   Утром в умывальне того длинноволосого чудика не было. Видимо. Сантехник завершил свою работу. Ну и ладно.
   Идя на завтрак, я повертел в ладонях сиреневое колечко. Ранг этой вещи был "F". Цифра не определялась. То есть, коммуникаторы могут считывать ранг предметов. Естественно, если эти вещи принадлежат мне или не защищены. На кольце стояла блокировка. Так что узнать его свойства было сложно. Какой-нибудь хороший адепт света мог бы её обойти, но явно не я. У нас было ознакомительное занятие со светочами. Мне было крайне грустно на нём. Во-первых, вычислительные характеристики маяка во многом зависели от су, или плотности шинсу, создаваемой адептом света в нём. Во-вторых, количество параллельно работающих процессов внутри одного светоча зависело от мьен, или площади обрабатываемой поверхности. В-третьих, количество одномоментно используемых маяков было связано с домами шинсу. Не всё так плохо, конечно, там куча нюансов, вроде того, что умея создавать один баанг, можно управлять двумя светочами, поочередно манипулируя ими. А что касается параллельно обрабатываемых процессов, то там их количество хоть и зависит от су, но на этой площади надо поддерживать определённое мьен. Это не было такой уж большой проблемой, если бы не язык программирования. Когда я его увидел, мне стало плохо. Это ужас. Фундамент отличается от нашего. Здесь используются вовсе не электрические сигналы. Что вы! Здесь используется шинсу! Башня его побери! В чём проблема? В свойствах шинсу. У нас процессоры компьютеров воспринимают информацию в двоичном коде. Ноль и единица. Отсутствие тока или его наличие. Упрощенно говоря. Если говорить чуть сложнее, то воспринимаются колебания электрического тока. С шинсу такие фокусы плохо проходят. По многим причинам. Главная в том, что шинсу генерируется в каждой точке пространства. Нет ноля. Шинсу везде. Это, в принципе, не такая и большая проблема. Если бы не одно "но", циркуляция, вибрация, движение и генерация шинсу не подчиняются определенным законам. Иными словами, они стохастичны. Случайны. Мы не можем взять за ноль отсутствие шинсу, так как оно присутствует всегда. Также нельзя взять за единицу наличие шинсу, поскольку это наличие всегда будет разным. Конечно, есть различные фильтры и алгоритмы, но по-настоящему оптимальная мощность достигается, если есть оператор, который с помощью техник контроля шинсу будет детерминировать процессы. Адепт света. Без него терминалы слабо эффективны. Правда, наш куратор обмолвился, что Гоонг Банг нашло ещё один эффективный способ создание вычислительных машин в Башне. Но что это за способ, он не говорил. Возвращаясь к языку программирования, он сложен, есть определённые готовые алгоритмы для новичков, но если хочешь создать сложный программный продукт там надо очень много времени тратить. Куча различных фильтров, приёмов контроля шинсу, работа с "n"-мерными массивами, сложная математика, опережающая нашу на много лет. Может, потом, я этим и займусь, но сейчас мне надо развиваться как проводнику шинсу, научиться создавать баанг.
   Кольцо надевать я не стал. Держал при себе на всякий случай. Нужно найти хорошего адепта света, чтобы проверил кольцо на сюрпризы. Или разбирающегося в шинсу-устройствах участника, достойного доверия. Можно обратиться к Роцвенсу, с другой стороны, есть вариант интереснее. Сеоньо я не доверяю. Она мне тоже. Вывод очевиден. Кольцо мне особо не нужно. Обращусь к Сеоньо за помощью, и она будет думать, что я ей доверяю. Хм, впрочем, она может подумать, что я делаю это для отвода глаз. Дважды хм. Попробовать всё равно стоит.
   После завтрака пошли с Пеоджеуль в больничный сектор.
   - Пео, а где твой куб? - смог сдержать я отвращение и произнести неприятное слово.
   - Потерялся, - грустно вздохнула она.
   Зашли в палату Баквибеоля. Судоса еще не вышел из комы. Его транспортируют в лечебницу жилого этажа, откуда он пришел.
   - И вы тут. Позлорадствовать пришли? - зажужжал инсектоид.
   - Нет, Бак. Как ты мог такое подумать. Я ведь тоже провалилась. А вот Слуаг прошёл. Мы за тебя очень переживали, - защебетала Пеоджеуль.
   - Мерзкая восковая моль со своим тупым трутнем, только в спину бить могут. Ненавижу таких стерв. Всю жизнь мне испоганили, - проворчал Баквибеоль, - лёжа на постели, - а ты, поди, рад, что я не могу идти дальше.
   - А как иначе, - пожал я плечами.
   - Слуаг! - укорила меня Пео.
   - Честный? Где раньше была твоя честность? Ха, думаешь, я уже безвреден? А как скромно себя вёл, пока в самом конце списка валялся, - он помолчал. - Ты прав. Хитин с меня слезь, прав. Мне больше ничего в жизни не осталось, кроме как сдохнуть. Чего ты ждёшь на вершине, Слуаг?
   Я проигнорировал его злую иронию. Он выбывает. Я иду дальше.
   - Пока я собираюсь перейти на следующий этаж, - дипломатично попытался ответить я.
   - Умный. А я вот хотел отомстить. Убить ту паучью суку, Джеоми Видоу. Будь она шестижды проклята! Паучиха истребила мой дом! А теперь я останусь неотомщенным. Уходите, - отвернулся он от нас.
   Мы вышли.
   - Слуаг, ты пойдешь прощаться? - робко спросила Пео.
   Я кивнул. На этом мы расстались.
   В семь вечера я наблюдал за транспортировкой выбывших. Судоса так и не пришёл в себя. В конце их всех телепортировали обратно.
   - Плохо, да парень? - хлопнул меня по плечу Бисеу, - не переживай ты. Эти неудачники другого не достойны. Слабаки.
   - Да, - мертвецки улыбнулся я, - неудачники другого недостойны.
   Я пошёл на ужин. По дороге ко мне подполз Шарсефер и подошёл Роцвенс.
   - Переживаешь о её словах? - спросил Шарс.
   - Нет. Просто я мог быть на месте Мунсин. Я не предавал свою команду, но мог ошибиться. Тогда, она прошла бы, хоть и била в спину. Забавно.
   - Нашел из-за чего переживать, - махнул рукой Барк, - мало кто понимает, но предавать в долгосрочной перспективе не выгодно. Так что расслабься. В том смысле, что найди хорошую команду. И только потом расслабься.
   - Ты сейчас на себя намекаешь? - фыркнул Шарс.
   - Ага, мы два в одном. Считай уже команда, - хмыкнул Барк, намекая на свои две головы.
   В столовой мы присоединились к Джен. Синяк на её лице почти прошел.
   Ужин прошёл спокойно. Тренировок не было. Спал без снов.
   На следующий день обратился к Сеоньо за помощью.
   - Странное кольцо. Где, ты говоришь, его нашёл? - спросила Сеоньо.
   - Выиграл на спор у одного из выбывших участников, - как мог мило улыбнулся я.
   - Понятно. Кольцо заблочено. Это явно аксессуар проводник шинсу, встроенных бомб нету, жучков тоже, вроде. Блок спадает лишь при определенных условиях. Каких неизвестно. Больше похоже на загадку от кураторов.
   - Вполне возможно. Тот участник, который мне передал кольцо, мог блок не снять. Спасибо за помощь, Сео.
   - Ничего сложного, Слуаг. Обращайся если что.
   Через два дня наступило последнее испытание. Нас собрали в первой аудитории. Я приоделся в костюм участника F-ранга. Состоящий из черных штанов, ботинок и куртки с зелёными узорами.
   - Время перейти к заключительному тесту, избранные, - проговорил Юу Хан-Сунг, - ваши оппоненты получают информацию в другом зале. Как и вас, их двадцать четыре участника. Точное число избранных по позициям доступно не будет.
   Неплохо. И они, и мы будем в равных условиях. Тем временем, директор продолжал:
   - Испытание называется "пастушья охота". На экране вы можете видеть карту. Имеется долина, зажатая между двумя горными хребтами. Есть два противоположных выхода оттуда на равнины. Выход "A" и выход "B". В центре долины пасутся амсококилли, или слонокоровы, как их называют иначе. Высотой в холке достигают десяти-пятнадцати метров.
   Появились фотографии амсококилли. Толстая сероватая шкура. Несколько хоботов. Большие уши. Присутствовали этакие бивнероги. У самцов их было больше чем у самок.
   - Амсококилли спокойные звери. Индифферентные. С них можно резать мясо, они не пошевелятся. Так, их в основном и используют племена пещерных гоблинов. С самок еще молоко доят. Буйствовать они начинают в брачные периоды. До ближайшего ещё полгода.
   Подозрительно. Не в привычках офицеров облегчать нам испытание.
   - В долине амсококилли пасутся. Питаются травой, плодами фруктовых деревьев. Травоядные, в общем. Детёнышей в долине вы не встретите. Только молодые и взрослые особи. Вопросы есть?
   - А где детёныши? - спросила Норла.
   - Они питаются только шинсу и живут в местах с его высокой концентрацией. Со временем возникает потребность в дополнительных питательных элементах, которые их природные способности дать не могут и они приходят в долину.
   Директор помолчал. Ожидая ещё вопросов. Их пока не было. Габариты долины были приличные. Длина от выходов друг к другу около сотни километров. Много. Ширина, иначе расстояние между хребтами, колебалась от пяти до тридцати километров.
   - Количество участников, которые могут пройти это испытание, равно тридцати. Суть испытания в следующем. В противоположных горных хребтах находятся базы команд. Они различаются по цвету. На карте слева расположена синяя команда, справа красная. В двух километрах от баз расположены клетки для амсококилли. Они большие просторные и укрепленные, на тот невероятный случай, если зверь начнёт буянить, к тому же врезаны в скалы. Всего клеток десять. Они двух цветов: красного и синего. На каждом горном хребте присутствует пять клеток каждого цвета. Красного и синего. Они разделены по две клетки разного цвета в одной группе. В итоге их пять. Расположены они на расстояние примерно километр друг от друга, соединены широкими тропами. Также от каждой группы клеток проложена прямая дорога к базе длиной в два километра. Спуститься в долину можно по следующим путям. От каждой группы клеток пролегают широкие дороги вниз. По три пути от клеток номер один, два, четыре, пять. И четыре пути от третьей группы. Эти дороги между собой не пересекаются. Остальная местность труднопроходима, но вы, конечно, можете попытаться.
   Пока директор молчал, мы осознавали всю глубину наших проблем. Двадцать четыре избранных в каждой из команд, пройдут тридцать. Восемнадцать вылетят. Вашу Башню! Вот только этого не хватало!
   - На базах есть портал. Всего через него может пройти в общей сложности тридцать участников. Чтобы победить в игре избранному надо войти через портал. Не имеет значения, где он будет расположен на своей или чужой базах. Так как всего участников сорок восемь, то, как минимум восемнадцать из них провалятся. Портал открывается при следующем простом условии. В соответствующей закрытой клетке горного хребта должен находиться один амсококилли, не детёныш. Неважно, какого пола. Тогда портал на базе этого хребта откроется для пропуска трёх участников. Цвет клеток для активации значения не имеет. Это значит, что если красная команда на своём хребте закроет в синей клетке зверя, то портал всё равно откроется на их территории. И наоборот. Все клетки по умолчанию открыты. Разрушать их можно, но сломанные клетки не активируют портал. Одна клетка и один зверь могут быть использованы лишь раз. После этого, сколько бы зверей вы в эту клетку ни приводили, включать портал она не будет. Тоже касается и амсококилли. Один раз им активировали портал, можете в другие клетки его не водить, не сработает.
   Юу Хан-Сунг улыбался и смотрел на нас. Кого-то он мне напоминал. Вот только кого?
   - У участников будет двенадцать манков. Они одноразовые и настраиваются на одного амсококилли. После чего тот будет следовать за манком. Настройка проводится выстрелом с небольшого расстояния, - Юу Хан-Сунг вертит в руках манок, напоминающий небольшой гарпун с пусковой скобой. - Напомню, клетки по умолчанию открыты. Активация портала происходит лишь при закрытии дверей. У команды будет по семь ключей. Три каждого цвета и один бесцветный пятизарядный. Синий ключ в руках представителя синей команды закрывает синие клетки. Красный ключ в руках члена красной команды закрывает красные клетки. Красный ключ в руках члена синей команды открывает красные клетки. Синий ключ в руках представителя красной команды открывает синие клетки. Бесцветный ключ способен открывать или закрывать любые клетки, но лишь пять раз. Потом он становится бесполезным. На цветные ключи такое ограничение не распространяется. Вопросы?
   - Ключи могут переходить из команды в команду? - задал вопрос Геурт.
   - Да. Но свойства зависят от цвета и принадлежности к команде. Иными словами, члены красной команды не могут открывать красные клетки и закрывать синие, кроме как бесцветным ключом. И наоборот.
   - Есть ли ещё живые существа, кроме амсококилли? - спросила Сеоньо.
   - Разумеется, это различная живность, не особо агрессивная. Пещерные гоблины три раза в сутки: шесть, четырнадцать и двадцать два часа заходят в долину. В горах можно встретить рогатых горных волков, - спокойно перечислил директор.
   Чуть погодя Юу Хан-Сунг продолжил.
   - Есть дополнительное правило. Хоть в одну клетку должен помещаться только один амсококилли, открывающий портал для трёх избранных, в ту же клетку можно поместить участника из команды противника. Если цвет клетки и цвет команды избранного не совпадут, то он откроет на базе, к которой принадлежит клетка, дополнительный переход. Рассмотрим гипотетическую ситуацию, если в красной клетке вместе с амсококилли находится три участника из красной команды и два из синей, то будет возможно переправить через портал пятерых избранных. Важное замечание, в клетке обязательно должен находиться амсококилли, не активировавший портал. Каждый избранный может давать дополнительный переход только раз. Ворота не закроются, если в клетке находится участник одной с тобой команды. Если зверю или участнику удалось покинуть клетку до прохождения портала избранными, количество проходов через портал снижается соответственно числу выбравшихся. Также нельзя пройти через переход открытый за счёт участника твоей команды.
   Ну, хоть нельзя собственных сокомандников запирать. Это хорошо.
   Юу Хан-Сунг тем временем продолжил:
   - Испытание длится сутки. Еда на базе. Инструменты и оружие можете прикупить в магазине до испытания, напоминаю, там нет ничего выше ранга "F5". Манки и ключи будут в центре базы. Все те, кто не пройдет портал до конца испытания дисквалифицируются. Испытание заканчивается досрочно после прохождения тридцати участников. Сейчас вам даётся час на выработку стратегии. Потом вы будете перемещены на свою базу. Вам присвоен статус красной команды. Испытание начнётся через пять минут после прибытия на базу, - закончил Юу Хан-Сунг.
   Весело. Мы быстро перешли в зал ожидания.
   Расселись за столом. Большим и круглым.
   - Что будем делать? - вопрос задала Норла.
   Эта участница, лидер адептов света, выглядела похожей на человеке, только вот руки в локтях делились на два предплечья. Итого четыре ладони. А так обычная человеческая женщина.
   - Предлагаю определить лидеров по позиции как руководителей команды и из них голосованием выбрать капитана, - произнёс Геурт, - возражения есть?
   - Я отказываюсь и предлагаю кандидатуру Роцвенса, - ответил Жар.
   - Отказываюсь, предлагаю Слуага, - сказала Джен.
   Чего? А, понял. Она рассчитывает на мои способности видящего.
   - С Роцвенсом понятно, но Слуаг не удильщик, - возразила Норла.
   - Зато голова толковая, - высказался Бисеу в мою защиту.
   - Согласна, Слуаг не так плох, как кажется, - это уже Сеоньо, с ней, впрочем, понятно.
   В конечном счете, в четверку советников команды вошли: Я, Геурт, Цирпинус, Роцвенс. А возглавила нас Норла.
   - У кого какие варианты и мысли? Предлагаю первым высказаться Слуагу, - указала Норла на меня.
   - Сложное испытание. Слишком много вариантов. Стоит остерегаться предательств, надо взять пленников и переманить их на свою сторону. Работать лучше от обороны, иногда захватывая двух-трех амсококилли и нескольких избранных синей команды. Одного из них перетянуть на свою сторону. Потом собраться в кулак и атаковать их мелкие разрозненные отряды, если будут. Иначе просто захватим недостающее число амсококилли, - дал я ответ.
   - Цирпинус? - адресовала вопрос Норла.
   - Я умею немного летать и скрывать от взгляда шинхэо. Предлагаю покинуть базу и занять долину. С помощью скаутов и моего полёта можно дождаться пока противник захватит нашу базу, распылит силы и пробиться на его территорию с семью-восемью амсококилли. Портал используем синей команды, - пробулькал рыболюд.
   - Роцвенс?
   - А мы что? Мы ничего. Техническое обеспечение дадим. Можем еще с гоблинами договориться, если они не совсем дикие. Снарядим их охранять стадо дольше обычного. Выждем и ударим в спину синей команде. Делов-то.
   - Геурт?
   - Соберём костяк из сильных участников. Будем держать центр, отгоняя синьку. Начнём отправлять амсококилли поодиночке с охранением. Также берём пленных. Набрав нужное количество, уходим.
   - Понятно. Слушайте теперь мой план...
   Горный воздух, прошу прощение, горное шинсу приятно обдувало. Мы вчетвером: Я, Джен, Роцвенс и Дарни, скаут, бывший в одной команде со мной, спускались по одному из пятых путей. Лёгким бегом. В прошлый раз, когда голосование было командным, определённого лидера у нас не было. Теперь я вижу альтернативу этому. Сразу четыре плана, неплохих. Реализовываем мы нечто среднее. Вся команда разделилась и встала у второй, третьей и четвертой группы клеток. Разведчики пошли по этим путям. Первый и пятый заминированы с помощью Роцвенса. Последним занимался конкретно он, а вот первой группой Сеоньо, после чего она перешла на вторую. Также выставлены сторожевые маяки, для наблюдения, дорогая штука. Набеги за амсококилли будут идти со средних четырех путей, ведущих к третьей группе клеток. Там их будут распределять на вторую и четвертую. Задача нашей странной группы ударить с фланга. Основная боевая единица Джен, Роцвенс поддерживает её, Дарни на разведке. На моём участии настаивала понятно кто. Надеется, что я проведу её к победе.
   У самого спуска в долину Роцвенс нас остановил.
   - Так, пока всё нормально, сориентировался он по коммуникатору. Держите, круглые - бомбы, квадратные -­ щиты, - протянул он нам предметы размером с ладонь.
   Взяли все. Даже Джен. Видимо, оценила помощь Роца с тем синяком. Я ещё прикупил себе оружейный инвентарь с парой игл. Оружие взял, чтобы отмахиваться. Все равно пользоваться не умею. Времени научиться не было, всё трачу на попытку создать баанг. Кольцо взял на всякий случай, но не надел.
   Вышли в долину. Около одиннадцати часов утра. Амсококилли не видно. Идём к противоположным горам. Дарни с Джен впереди, мы с Роцвенсом позади. Смешно. Мужская гордость молчит.
   Увидели амсококилли. Большой. У нашей команды один синий ключ. Красный и бесцветный не доверили. Если захватим зверя, свяжемся с командой, нам вышлют подкрепление с нужным ключом.
   Джен к чему-то прислушалась и махнула рукой. Идём за ней. Наконец, увидели команду противника. Семь избранных. Все позиции. Захватили амсококилли при помощи манка. Мы можем перехватить, используя свой манок, но это опасно, поскольку их много. Как минимум среди них два удильщика. Есть двухметровый воин, скрытый блестящими доспехами, карлик с обручем, два четырехруких великана разного цвета.
   Крадемся за ними. Противники как-то быстро свернули охоту. До этого, видимо, получив сообщение через коммуникатор. Двое скаутов отправились к центру долины. Остальные избранные по одному из путей пошли к своей пятой группе клеток. Мы за ними.
   Я так говорю, что мы их видели. Но под словом "мы", надо понимать Джен. Я ни Башню, не видел. Дарни, кстати, тоже. У Роцвенса были свои способы.
   У двух клеток избранные остановились. Загнали амсококилли в синюю. Закрыли её. Оставили рыцаря и одного невысокого паренька с красным маяком на страже.
   Время действовать. Джен атаковала рыцаря. Я с помощью жезлоножа сформировал луч шинсу, атакуя адепта света. Первый луч принял маяк. Дарни пошла в ближний бой. Доспехи рыцаря окрасились желтым свечением, двуручный меч быстро парировал удар иглы Джен. Белозрачковая активировала технику усиления. Они столкнулись, скорость стала такой, что я не смог различить их движения. Почему они оставили такого сильного бойца на страже?
   Решил обойти адепта сбоку, ещё два луча разбились о светоч. Дарни почти добежала. Где Роцвенс? Тот наконец-то атаковал. Шар концентрированного шинсу ударил в спину Дарни! Её впечатало в угол красной клетки. Вашу Башню! Какого Хеадона он творит?! Я разворачиваюсь к нему, готовясь ко всему, но не к тому, что последовало. Барк ухмыльнулся мне и нажал кнопку на пульте. Меня словно хорошенько шарахнуло током. И продолжало бить, пока я лежал на земле. Краем глаза увидел, что Джен замедлилась и упала на одно колено. Рыцарь тут же ударил её плашмя мечом по голове. Вокруг меня развернулся барьер шинсу, не давая двигаться, зато бить током перестало.
   Роцвенс подошёл к Дарни, перевернул, покачал головой и закрыл ей глаза. Грёбаный предатель!
   - Почему?! - закричал я.
   - Не рассчитали сил. Неудачно ударилась. Бывает.
   - Зачем ты нас предал?!
   - Ты сам нас попросил, - ответил мне этот урод, на два голоса.
   - Что?! - но меня проигнорировали.
   - Давно не виделись, Джиса, - поприветствовал гномогоблин рыцаря.
   - Давно. Всё идет по плану. Ориентир запущен. Знакомься это Джанг Бачу, адепт света, - указал рыцарь на владельца красного светоча, - а это мои друзья: Джайми и Майдж.
   - Давай разделитель, а то я устал с ним одно тело делить, - проворчал Куап.
   Из инвентаря рыцарь достал метровую палку и положил её между голов Роцвенса. Вспышка. Роцвенса не стало. Вместо него появилось двое низкорослых гоблинов с нормальным числом рук, голов и ног. Один из них, головой похожий на Барка, подошёл ко мне и сказал:
   - Да будет тебе ведомо, Слуаг, на одном из тайных языков, не вписанных в стандартные коммуникаторы, слово "роцвенс" значит "предай меня". Я всего лишь выполнил твою просьбу, - он мерзко захихикал.
   - Я. Вас. Убью! - прерывисто выдохнул я.
   - Майдж, давай их в клетку.
   Джайми, бывший Куапом с помощью синего ключа открыл клетку. Майдж подхватил меня, рыцарь Джен и нас туда закинули. Уроды.
   - Эх, обидно, что только Шарс ещё взял наши приборы. Было бы проще, - проворчал Джайми, когда рыцарь закрывал ворота.
   Дальше пришла тишина. Через десяток минут барьер, сдерживающий меня, ослаб. Я призвал инвентарь и иглой откинул с Джен приборы предателя. Мой жезлонож унес с собой тот адепт света. Прекрасно. Осталось только бесполезное кольцо и пара игл. Джен всё ещё без сознания. Тишину разбивает медленное дыхание амсококилли. Хоть клетка и названа так, больше она похожа на коробку, прутьев нет. Ключей нет. Вентиляции нет. Что делать не знаю. Была бы у меня сила вынести эти ворота, или растворить их в какой-нибудь кислоте, но и этого нет. Приплыли, Кирюха.
  
  

***

   Директор этажа испытаний с интересом рассматривал данные с маяка. И при этом всё больше хмурился и улыбался. Когда два офицера зашли в его кабинет, он стёр с лица эмоции.
   - Пэрнимеур, Занна вы должны быть на испытании. Меня срочно вызвали сюда приказом господина Эванкхелла, а остальных офицеров отправили на помощь повелителю закрывать прорывы с первого этажа. Я в растерянности, как вы могли оставить детишек одних. Они же поранятся! - всплеснул руками Юу Хан-Сунг.
   - Кончайте балаган, директор. Вы ведь всё поняли? - вздохнул Пэрнимеур.
   - Конечно. Фальшивка неплохая, - высший офицер потыкал пальцем в маяк. - Часов десять у вас есть. Потом сюда явится разгневанный господин Эванкхелл. Рассчитываете к этому времени управиться?
   - Не ваше дело, директор, - пропела Занна.
   - Приступим? - предложил Пэрнимеур.
   - Пара моментов. Если вы не против, - не дождавшись возражений, Юу Хан-Сунг продолжил, - это вы вписали нескольких участников со стороны, не отобранных Хеадоном? И включили их в базу? Зачем? Они должны были вам что-то передать? Не боитесь мести господина Эванкхелла?
   Офицеры молчали.
   - Позвольте догадаться. Вас чем-то купили. Мне ещё непонятно чем, но я узнаю. А не атакуете вы меня, потому, что ждете, что я первым применю шинсу? Интересно почему?
   - Слишком умён, - проговорила Занна, бросая своё тело вперёд.
   Юу Хан-Сунг увернулся, двигаясь в сторону балкона. Из светоча Пэрнимеура вырвался рой шипов. Директор не осознанно создал барьер шинсу. Тот принял удар, померцал и исчез. Юу Хан-Сунг попробовал еще раз создать баанг, но у него не вышло.
   Рядом с Пэрнимеуром возник шар из переплетённых костей.
   - "Оковы из костей несчастий"? - искренне удивился Юу Хан-Сунг, - одноразовый предмет ранга "S9"? У вас?
   - Да. Это именно они. Пять минут, директор. Не будет ни усиления шинсу, ни создания баанг, ни ваших артефактов. Даже Хранитель вас не услышит. Пришла пора умирать! - с этими слова Занна Кеар атаковала Юу Хан-Сунг.
   Тем временем над гладью озера завис небольшой округлый диск. Две минуты он перебрасывался незримыми волнами шинсу с другим маяком. А затем открылся портал. Из него вышли големы и причудливые механизмы. Завершал парад ученый с пятью глазами, одетый в белый, чуть запачканный халат и парящий на платформе.
   В стороне от этого действия, на краю озера, один человек прекратил курить. Его не беспокоило, что запахи могут выдать с головой. Только не его. Он давно научился технике сокрытия сигаретного запаха. Человек посмотрел на свои руки. Тонкие пальцы музыканта принадлежали убийце и разрушителю. Он ничего не чувствовал. Потом, человек с дешёвой завивкой пошёл по воде, делать то, что умел лучше всего. Уничтожать.
  
  

Глава 12. Глухой зов слепого водяного.

   Халтура. Ладно, вентиляции нет. Это можно понять. Шинсу генерируется пространством и способно появляться даже в полностью закрытом помещении. Вентиляция по этой причине нужна лишь в особых случаях, в местах с ядовитыми испарениями, как вариант. Здесь же пахло зверем. Не очень сильно, стоит заметить. Канализации не было. Вот поэтому и халтура. Явно временные клетки.
   Само помещение представляло собой куб, что ещё сильнее выводило меня из себя. Длина каждого ребра была метров тридцать. Створки ворот, следовательно, по пятнадцать где-то. Открывались они непонятно как. Петель не было. Щели в местах стыка тоже отсутствовали. Насколько помню, половинки ворот не открывались вовнутрь или наружу, а как бы разъезжались в противоположные стороны, разворачивались и вставали вдоль двух других поверхностей куба. Звучит непонятно, но выглядит красиво. Если ты кончено с правильной стороны ворот.
   Прошло минут десять. Ощупываю пол на предмет подкопа. Безрезультатно, кстати говоря. Полом является такая же монолитная плита, как и остальные. Лампочек нет. Ориентируюсь благодаря свету от коммуникатора. Джен ещё в себя не пришла. Связи нет. Стены, видимо, блокируют. Попинал ворота. Ушиб левую ногу. Шинсу использовать не могу, так как мой инструмент украли. Потыкал в ворота иглой. Результат был. Отрицательный, правда. Теперь у меня на одну иглу меньше в инвентаре. Ладно, пора подойти к делу серьёзно.
   Ноги на ширине плеч. Спокойное медленное дыхание. Будто вся сила мира проходит через тебя. Вдох и за ним медленный выдох. Итак повторять раз за разом. Плавно вытянуть правую руку ладонью вперёд. Чуть подвигать пальцами, ощущая движение шинсу. Обхватить левой рукой запястье правой. Сконцентрироваться. Прочесть первичные потоки. Направить по ним шинсу. Создать баанг. Увеличить в нём мьен и су. До предела, до тех пор, когда невозможно удерживать силу! А затем высвободить накопившуюся мощь в виде всеразрушающей волны шинсу!
   Открыл глаза. Посмотрел на свою правую ладонь, на целёхонькие ворота. Почесал в затылке. Всегда заваливаюсь на этапе "создать баанг". Глупо было надеяться, что в этот раз будет иначе. Возможно, мой подход в корне неправилен. Шинсу оно разное. Что если все используют одну грань шинсу, а у меня талант к другой, "тёмной" стороне шинсу? Может такое быть? Почему нет? Должно же и мне повезти.
   Сжимаю ладонь в кулак. Читаю потоки, концентрирую шинсу и выпускаю его с криком:
   - Уничтожь всё!!! - выбрасываю кулак в сторону ворот.
   Ворота как стояли, так и стоят. Нулевой результат тоже результат.
   - Слуаг, - раздалось со стороны.
   Хм, хоть Джен проснулась.
   - Да, - ответил я.
   - Ты что сейчас делал?
   - Хм, ворота ломал.
   - И как?
   - Как видишь, стоят, - раздражённо махнул я в сторону клятых ворот.
   - Понятно, - она включила фонарик в коммуникаторе и подошла ко мне.
   Её лицо осунулось. Одежда была запачкана. Но белозрачковые глаза были всё также холодны и спокойны.
   - Этот гномогоблин нас предал, - сказал я.
   - Я догадалась. Как встречу, отрублю ему его головы.
   - Им, - поправил я.
   - Тому рыцарю тоже, - согласно кивнула она.
   - Я не про это. Назвавшийся "Роцвенсом", - я поморщился, выговаривая фальшивое имя, - на самом деле два разных существа, соединённых когда-то в одно.
   - Он смог произвести разделение здесь? С разрешения Хранителя этажа? - удивилась Джен.
   - Видимо, да.
   - Они непростые участники.
   - Это я уже понял. Сможешь выломать ворота?
   - Попробую. Отойди.
   Я послушался её совета. Джен достала из инвентаря удочку, её иглу утащил тот рыцарь. Молочное сияние покрыло Белозрачковую и распространилось на её оружие. Джен сделала шаг, потом ещё один и с силой ударила в соединение створок. Ничего.
   - Что там? - спросил я.
   - Царапина небольшая, - ответила она, ударяя второй раз.
   После пяти раз беловолосая удильщица повернулась ко мне.
   - Слуаг, как открываются эти ворота? - правильно, сначала побьёмся головой в стену, а уже потом будем смотреть инструкцию.
   - Всё просто. Эти створки разъезжаются в разные стороны и приставляются к противоположным поверхностям чертового куба, - разъяснил я.
   Ледяной взгляд с оттенком непонимания был мне ответом.
   - Объясняю наглядно. Вот ладони, это две створки ворот, - я положил ладони на глаза, пальцами коснувшись ушей, - это они закрыты.
   Потом я переместил ладони на уши, а пальцами обхватил затылок и прокомментировал свои действия:
   - Это они открыты, - подвигал руками туда-сюда, - как-то вот так вот.
   Джен стала морщиться и отвернулась, прикрыв рот рукой с удочкой.
   - Нас предали, а ты веселишься, Слуаг, - спустя мгновение, со странными интонациями в голосе произнесла Джен.
   - Я не веселюсь, - огрызнулся в ответ. - Ты спросила, я показал. Мне самому неприятно то, что произошло. Предлагаешь накручивать себя, представляя, как этот клятый Башней гномогоблин связывается с остальными членами нашей команды? Как вешают им развесистую лапшу на уши? Как заманивает в ловушку и бьёт в спину? Спасибо, не надо! Лучше я буду думать, как выбраться из этой западни или валять дурака, чем выносить себе мозг бесполезными стенаниями!
   Джен ничего мне не ответила, отвернулась, убрала удочку, подпрыгнула и с разворота ногой ударила по створкам. Приземлилась. Подумала и ударила раскрытой ладонью по стыку.
   Я подошёл и спросил:
   - Что скажешь?
   - Штыри крепятся в пазы. Расстояние между ними примерно пять метров. Одна не вышибу.
   - Я отбил себе левую ногу. Могу проделать то же самое с правой. Надо?
   - Нет, - был мне холодный ответ.
   - У тебя есть какой-нибудь мощный предмет, чтобы вышибить эти ворота, - поинтересовался я.
   - Есть один, - чуть помедлив, ответила она, - но он нам не подходит.
   - Почему?
   - Активировать его можно лишь начиная с восьмидесятого этажа.
   Восьмидесятый этаж? Неслабая, должно быть, вещичка. Попробуем другой вариант.
   - Может, удастся амсококилли заставить вышибить ворота? - предложил я.
   - Нет. Они нечувствительны к боли и у них притуплен инстинкт самосохранения. Я могу его убить, и он ничего не сделает. К тому же учти, эти двери сделаны так, чтобы удержать амсококилли.
   Я посмотрел на часть манка, торчащую из зверя. После входа в клетку этот предмет деактивируется. Поэтому для перемещения зверя надо использовать новый манок.
   - И что будем делать? - исчерпав все возможные варианты, задал я животрепещущий вопрос.
   Она развернулась ко мне. Её жуткие глаза мне не понравились.
   - Ты провожатый, ты должен указать мне путь.
   - Нет тут пути! Не вижу я способов выйти отсюда!
   - Так узри. Ты видящий. Ты можешь. Ты должен. Ты не можешь иначе, - впечатывала она слова в меня.
   - Хорошо. Сейчас попробую, только не волнуйся, - попытался я успокоить её.
   Сел на пол. Закрыл глаз. Как на тренировках стал пробовать читать потоки. Увидеть грядущее. Нащупать нить, которая выведет нас отсюда. Без толку. Ничего. Пусто.
   - Это бесполезно! Я ничего не вижу! Может, ты ошиблась и я не видящий? - вскричал я, всё-таки обстановка давила на мозги.
   - Я помогу, - холодно сказала она, доставая удочку.
   - Ты чего это удумала? - попятился я в сторону амсококилли.
   - Тебе нужна мотивация, - с этими словами она аккуратно присела на пол.
   Я непонимающе смотрел, как бордовая удочка захлестывает шею Джен. На стороне оружия, повёрнутой к шее Белозрачковой, отчётливо проступило тускло-красное лезвие.
   - Ты рехнулась?! - удивлённо воскликнул я.
   - Отнюдь, - был мне спокойный ответ.
   - Ты хочешь себя убить? Зачем?! - я был в растерянности.
   - Я уродлива. Генетическое отклонение. Непрогнозируемая мутация. Я не должна была рождаться такой, - спокойно и монотонно отозвалась Джен.
   - Э-э-э... вовсе нет, ты очень красива, такой, знаешь, холодной красотой, - вот попал и что мне делать с женской истерикой?
   Она внимательно посмотрела на меня. Вот ни разу не похоже на истерику.
   - Я вобрала в себя весь генетический мусор по линии матери, - она на секунду запнулась. - И еще кое-что. Именно из-за меня мой биологический отец прогнал нас с матерью из семьи. Я ничего не чувствовала, а маме было больно. Нас приютил глава одной из побочных семей. Моя мать стала ему пятой женой. Он хорошо со мной обращался. Научил пользоваться шинсу. Тренировал в использовании оружия. Раскрыл семейные секреты внешних техник усиления тела. Он был мне как отец. А потом я узнала, что должна стать ему восьмой женой. Через месяц до свадебной церемонии истинный хозяин Башни услышал мои молитвы и перенёс на этаж испытаний.
   Вашу Башню! Ну просто класс! Вот только грязного белья мне тут и не хватало!
   - Слушай, Джен. Успокойся. У нас всех была тяжёлая жизнь и трудный день. Поражение ещё не повод себя убивать, - я медленно сокращал расстояние между нами.
   Её надо успокоить. Без силы Джен мои шансы пройти это испытание крайне низки.
   Удочка сползла с её шеи. Удлинилась на три метра и уперлась наконечником мне в грудь. Да что такое! Оружие компрессии, иначе сжатия. Его размеры не такие, какими кажутся. Способна удлиняться и увеличиваться.
   - Я вернусь домой либо, будучи офицером, либо мертвецом. Иначе никак, - со льдом в голосе чеканила слова Джен, - и знай, если испытание закончиться моим поражением, я убью себя. И эта смерть будет на твоей совести, Слуаг.
   Она убрала удочку от моей груди и положила её на колени, прикрыв глаза.
   - На моей совести?! Ты что, реально того?! Ты сама себя хочешь убить! Я тут ни при чём!! Это твоя глупая прихоть!!! Не смей перекладывать на меня ответственность за свою жизнь!!! - прорвало меня.
   - Ты можешь нас отсюда вытащить. Просто у тебя нет должной мотивации. Теперь будет, - пугающе спокойно дала она мне ответ.
   - Мотивация? Не смеши меня. Хоть двадцать раз убейся. Мне будет жаль потерять такой удобный инструмент, как ты. Не более, - чуть успокоившись, начал я словесную атаку.
   - Все мы чей-то инструмент, - не поддалась она на провокацию, - но ты будешь повинен не только в моей смерти.
   - Мозги тебе окончательно отказали? - выгнул я правую бровь.
   - Все те, кого я убила. Все те жизни, что забрала. Они станут бессмысленны, если я не смогу добраться до вершины. И в этом будешь виноват ты. Именно из-за тебя все трупы на моём пути утратят смысл, - всё также вещала эта чокнутая.
   - Ты совсем куда-то не туда уехала. Их убила ты, не я. Это всё твоя вина. Не приплетай меня.
   - Я убила их. Но ты уничтожишь смысл их гибели. Вспомни того парня, бывшего с тобой, которому я отрубила голову. Его жизнь обратилась в баллы, открывшие мне дорогу наверх. Если я не достигну вершины, то его смерть была бессмысленной. Ненужной. А вершины я не достигну, потому что ты в этом виноват, Слуаг.
   - Я не могу нас отсюда вывести! Неужели непонятно?! И во всех тех смертях виновата лишь ты! Смысл у смерти Лиека? Ты просто захотела его убить и убила. Нет никакого высокопарного смысла. Я думал ты умнее. Не выдумывай себе детские оправдания, - разочарованно покачал головой я.
   - Смерть убитого тобой участника, Слуаг, тоже будет бессмысленна. Понимаешь? Для чего ты убивал его, если всё равно не можешь пройти выше? Может, тебе стоило умереть там и дать ему пройти дальше? - спросила она меня.
   - Я защищался. Это естественно. Смысл его смерти в том, что если хочешь кого-то убить, будь готов сдохнуть сам. И ничего более, - как мог холодно ответил я.
   - Ты должен вытащить нас отсюда или я убью себя, и этот груз смертей раздавит тебя.
   - Мне плевать, делай что хочешь, - отмахнулся я, - ты оказалась слаба и потому находишься в такой ситуации.
   - Да я слаба. Ты же незаконный, как бы ни хотел обратного. Великая мощь должна быть в тебе. А вместо этого я вижу большего слабака чем я сама. Да ещё и труса, боящегося принять очевидную ответственность.
   - Я простой законный участник. Впрочем, думай, что хочешь, - я развернулся и пошёл в другой конец куба.
   - Опять сбегаешь? - пронеслось мне вслед.
   Достала. Эта её тупая философия. Идиотские претензии. Понятно, что она хочет меня разозлить. Поэтому специально завуалировано оскорбляет и подначивает. Только вот не помогает всё это. Связи всё ещё нет. Эта дура себя прирежет в конце испытания, если не пройдёт его. Какое мне до неё дело? Да простое, я рассчитывал с помощью её силы забраться на вершину. А, оказывается, это она воспринимает меня как дешёвый лифт наверх! Башня и все её офицеры!
   Злость плескалась во мне. И не находила выхода. Пытался успокоиться. Не получалось. Коммуникатор показывал около двадцати минут второго.
   Что делать? Что, Башня побери, мне делать?! Выхода нет, помощи нет, сил нет! Ничего нет!! Надежды нет! Как тогда в лабиринте! В проклятом лабиринте из кубов!!
   Я осмотрел квадратное помещение ещё раз. В центре был амсококилли. Размеренно дышит зараза. У входа Джен, хладнокровная сука. И я, около задницы амсококилли! Башня! Я раздражённо потопал вдоль зверя. Пришла мысль, что эта клетка куб! Как в лабиринте! Чертовы кубы! Будь они прокляты!! Башня их побери!!! Что здесь, что в лабиринте! Ненавижу!!!
   Зверь выдохнул, чуть шевельнувшись. Этому глупому созданию не было дела до моих тревог и разочарований. Я должен поглядеть ему в глаза! Что испытывает существо, позволяющее отрезать от себя куски мяса?
   Я подбежал к морде, лежащей на лапах. Джен с ледяным интересом следила за мной. Бесит! Глаза амсококилли были закрыты. До этого я их тоже не видел. Голова высоко расположена.
   - Открой глаза, ты, тупое животное, - произнёс я, пнув зверя пару раз для надёжности.
   Не знаю, на что я рассчитывал тогда. Наверное, надеялся хоть так разозлить зверя. К тому же моё поведение в то время было весьма далеко от адекватного. К моему удивлению, зверь нехотя раскрыл свои громадные глазища. Красивая каряя радужка не сильно привлекла моё внимание. Но вот зрачки. Они были черные. Черные и квадратные! Вашу Башню!
   - Эти клятые квадраты! Они везде! Эти проклятые кубы!! И их квадраты!!! Достало, - я в исступлении стал колотить зверя руками, вымещая злобу и раздражение. - Ненавижу! Эта клетка из квадратов, ставшая кубом! Чтоб её Башня раздавила!! Эти уродливые квадратные ворота, что б их вынесло, куда подальше вмести с этим квадратнозрачковым гадским зверем!! Как же меня все достало!!!
   Хоботы двинулись. Я прекратил бить зверюгу и отскочил в сторону. Амсококилли медленно поднялся. Его бивнероги были наставлены на ворота. Он чуть присел, а потом прыгнул вперёд, тараня дверь. Джен элегантно отпрыгнула с его пути и подошла ко мне. Амсококилли тем временем продолжал бить ворота. Те держались. Не удивительно. Именно для этого их и создали.
   - Вот видишь, как надо правильно доставать людей, то есть избранных, то есть зверей? Учись, пока я жив! - гордо и немного растерянно сказал я Джен.
   - Ты не провожатый, - отстраненно произнесла она.
   - А я что говорил? - усмехнулся я.
   Говорить стало легче. Комок злобы и ненависти, грызущий меня изнутри распался. Даже если амсококилли не выломает ворота, Джен наверняка сможет закончить его работу. На душе стало легко и спокойно.
   - Ты до сих пор не понял, Слуаг? - спросила меня Джен.
   - Не понял что?
   - Ты не провожатый. И никогда им не был. Ты анима, Слуаг, - голосом, с интонациями, подобающими взрослому, который объясняет ребёнку нечто очевидное, сказала Джен.
   - Я кто?
   - Би-и-и-ип! - раздалось из моего коммуникатора.
   Я развернул сообщение, всплывшее в нём, оно гласило:
   - Предмет определён. Малый поводок анима. Ранг "5F". Используется для стабилизации дальней привязки к шинхэо.
   - Джен, в двух словах, коротко, что такое "анима"? - тихонько попросил я.
   - Анима, или в некоторых местах анимаги, повелители зверей, хозяева шинхэо, владыки монстров. Вас по-разному называют. Это неважно. Вы способны приказывать и управлять зверями шинсу. Судя по всему, это и есть твой дар.
   - А как же лабиринт? - растерянно спросил я.
   - Возможно, он был живым? - вопросом на вопрос ответила она.
   Я вздрогнул, представив, что был в желудке у чудовища. Клятый кролик! Наверняка он всё знал. И не только он. Тот волосатый чудик, впрочем, я догадываюсь теперь, кто он такой.
   Зверь продолжал таранить ворота. Я надел кольцо на указательный палец. Настроился на него, как это было с кинжаложезлом. Предмет уже был под контрактом. Ощущения были специфические.
   - Отойди! - приказал я амсококилли.
   Тот проигнорировал мою команду, продолжая ломать рога об ворота.
   - Ты уверена, что я анима? - перевёл я взгляд на Джен.
   - Абсолютно. Попробуй прикоснуться к нему.
   Дельный совет. Я осторожно подошёл к зверю и положил правую руку на его заднюю ногу. Прислушался к себе, попытался пропустить шинсу через кольцо и понял, что это не нужно.
   Сложно передать мои чувства. Словно у меня выросла третья рука. Невидимая и неосязаемая. Я наложил её на свою правую руку и приказал амсококилли остановиться. Тот послушался. В момент отдачи приказа, некие волны пробежали по моей незримой руке от меня к зверю. Понятно. Говорить приказ вслух необязательно. Всё дело в этой ряби. Будет время, разберусь.
   Я отнял руку. Связь прервалась. Тоже понятно. Снова положил руку и расслабился. Вместо наложения, я как бы пропустил ту незримую часть себя, с помощью которой управлял зверем, через кольцо. И только потом коснулся амсококилли. Убрал правую руку. Отошёл. Связь осталась. Её сложно удерживать. Но она есть.
   Попытался отдать мысленный приказ сесть, зверь вздрогнул, но ничего не сделал. Ясно, не всё сразу.
   - Сядь, - вслух приказал я.
   Зверь повиновался.
   - Отойди назад, - подчиняясь моим словам, зверюга отодвинулась в конец клетки.
   Невероятное ощущение! Словно управляешь марионеткой! Такая власть! Почти абсолютная, опьяняет меня! Все-таки я обладаю силой! Настоящей силой! Назло всем! Мы еще поглядим, проклятые гномогоблины, кто будет смеяться последним!
   Я неподобающе для властелина зверей хихикнул. Потом перевёл взгляд на ворота. Они даже не покосились. Было только несколько вмятин.
   - Твои предложения? - спросил я у Джен.
   - Пусть амсококилли бьёт в правую створку, ближе к стене, с разбегу, - распорядилась она.
   Ей в этом случае виднее. Никогда не был специалистом по вышибанию ворот. Пять минут ушло, чтобы сформулировать зверю команды. Видимо, он понимает не столько букву приказа, сколько дух. Что ещё раз убедило меня в возможности мысленного управления.
   Пока зверь с разбегу таранил указанное место. Я мог подумать. Сперва о своей способности. Поток зверя читался отчётливо. Теперь понятно почему. Странно, что я раньше не сообразил. Впрочем, это сейчас всё кажется простым. Известный эффект. Это как учиться плавать или ездить на велосипеде. Сначала кажется сложным. А потом раз, и поплыл или поехал и только удивляешься, как это оно раньше не выходило. Теперь о том, что делать дальше. Связаться с группой. Это первое и самое главное. А там сориентируюсь.
   Зверю было больно. Текла кровь. Несколько бивнерогов были сломаны. Тем не менее он всё также выполнял данную команду. Вот к нему присоединилась Джен. Она разбежалась. Подпрыгнула. Применила технику усиления. И сконцентрировав шинсу в прыжке у ног, оперевшись на него, ударила в один миг с амсококилли.
   - Бум! Тресь! - ура, правая створка ворот, в месте крепления со стеной отогнулась метра на два.
   Джен тут же юркнула в открывшийся проход. Я же подождал, пока зверь доломает ворота.
   Выйдя наружу, вдохнул шинсу полной грудью. Вот она свобода! Рядом валялся обезглавленный труп какого-то охранника. Джен невдалеке стряхивала кровь с удочки.
   - Надо было оставить его в живых, - проворчал я.
   - Это самый быстрый способ сбросить напряжение, - пояснила она.
   Я хотел спошлить, но промолчал. На душе было радостно.
   - Ты действительно себя бы убила? - задал я беспокоящий меня вопрос.
   - Нет. Пока живу, надеюсь.
   - Тогда зачем?
   - Мама часто говорила мне, что мужчине нужен хороший стимул, - она замораживающим взором окинула меня, - видит Башня, моя жизнь для тебя хороший стимул.
   - Не зазнавайся, - ответил я, - это всё кубы.
   Связи не было. Очень странно. Амсококилли медленно умирал. Я разорвал связь с ним. Помочь было не в моих силах. Ни техник исцеления, ни приёмов ускоренной регенерации я не знал.
   -Что теперь? - задала мне вопрос Джен.
   - Пойдём соединяться с командой. Надо решить, по которому из трёх путей идти.
   - Смотри, падальщик, - указала Белозрачковая рукой в сторону.
   Со склона спускался рогатый волк. Здоровенный как лошадь, метра полтора в холке. Спускался быстро, скачками. Джен взяла удочку наизготовку.
   -Погоди. Дай-ка я попробую, - пришла в голову мне интересная мысль.
   Пропустив свою незримую силу анима через кольцо, я попытался ей подчинить зверя. Если что, Джен подстрахует.
   - Сидеть, - приказал я.
   Волк замер в десяти метрах от меня. Команды не выполнял, но и ближе не подходил. Я сделал пять шагов ему на встречу. Он попятился от меня. Моя рука отгоняла шинхэо, но не могла пока взять под контроль. Неплохо.
   - Смотри, Джен, как я, оказывается, умею, - радостно проинформировал я Джен, отвернувшись от волка.
   В тот же миг он прыгнул. Сбил меня с ног, обдал фруктовым дыханием и был сброшен ударом Джен. Я хорошо запомнил его чёрные продолговатые зрачки.
   - У тебя действительно редкий талант, - спокойно прокомментировала Белозрачковая.
   - Увлёкся маленько, - поднялся я отряхиваясь.
   - Их становится больше.
   Я огляделся, больше десятка волков спускались вниз к умирающему зверю.
   - Отойдём, - предложила Джен.
   Мы подошли к трём спускам пятой группы клеток.
   - Куда теперь?
   - На базу противника опасно. Она должна охраняться. К другим клеткам тоже не стоит. Значит, спускаемся в долину, - предложил я.
   - Мы можем перейти к четвёртой группе клеток. Охрану я перебью. Если у них есть ключ, освободим амсококилли и отведём к себе, - предложила Джен.
   - Нет. Они не оставят ключи слабой охране. А со зверем нас перехватят у выхода из долины. К тому же не факт, что он в той двойке клеток находится. И нам нужна информация. Спускаться по одному из трёх путей тоже небезопасно.
   - У меня есть хорошая идея, - задумчиво пробормотала Джен.
   - Звучит устрашающе. Что за идея?
   - Скажи, Слуаг, что тебе дороже мужская гордость или победа?
   - В любой другой ситуации я бы сначала выслушал твою идею, прежде чем ответить, но если победа будет включать в себя смерть двух гномогоблинов я согласен с любым твоим предложением.
   - Тогда держись крепче, Слуаг, - озорно прозвучала в её голосе снежная буря.
   - За что?! - удивился я.
   Одним движением убрав удочку, Джен быстрым движением подхватила меня на руки. Нас обволокло молочное сияние техники усиления. Меня хорошенько так сдавило. А потом она прыгнула вперёд и вверх. Очень высоко. Потом ещё раз и ещё. Прыжками мы поднимались в горы.
   Судорожно вцепившись в плечи Джен, я думал о том, что этот эпизод спасения из клетки упоминать команде не стоит. Как-то не везёт мне в этом мире.
   - В детстве мама часто рассказывала мне сказки, - проговорила Джен, не снижая темпа прыжков, - истории о благородных мужчинах из знатных семей и бедных, но умных простушек, обитающих в жилой зоне. Это были красивые истории любви о том как богатые наследники спускались на нижние этажи, подхватывали на руки своих избранниц, покрывали их поцелуями любви и уносили на вершину Башни. Где, само собой, они жили долго и счастливо.
   Она какое-то время молчала, потом, бросив на меня короткий взгляд, добавила:
   - Сейчас разбились мои последние иллюзии, Слуаг. Реальность жестока.
   - У тебя гнусное чувство юмора. Но идея с поцелуями любви мне нравится, - сквозь зубы процедил я.
   - Поцелуи любви остались в сказках. Реальность часто обходится и без них, - грустно ответила мне Джен.
   Наконец, мы прибыли к долине, остановившись на одном из горных выступов. То, что находилось вдали, было не разобрать. Существа какие-то. Судя по количеству, приближающемуся к сотне, это пещерные гоблины.
   - Что скажешь? - поинтересовался я.
   Несколько минут Белозрачковая вглядывалась в происходящее. Затем вынесла вердикт:
   - Наша команда забаррикадировалась около утёса, закрывшись амсококилли. Команда противника держит небольшую вершину, их там, около десятка избранных. Пещерные гоблины обтёсывают мясо со зверей и скармливают странным мерзким животным, похожим на слизней, видимо, для хранения. Странно. Горные волки спустились и бросаются на всех, кроме амсококилли.
   - Понятно, - прошептал я, - прыгаем обратно.
   - Зачем?
   - Тут нам делать нечего. Завязнем в драке. Лучше займёмся клетками.
   - Я это и предлагала, - чуть обиженно произнесла Джен.
   - Тогда мы не знали, что здесь творится, теперь знаем. Почти половина команды противника внизу. Это нам на руку.
   Мы вернулись к пятой группе клеток. Рогатые волки, не обращая на нас внимания, сгрудились вокруг амсококилли.
   - Джен, я сейчас, - слез я с её рук и пошёл в сторону волков.
   Подойдя к одному из волков, осмотрел амсококилли. Теперь всё понятно. Хитроумный директор. Не встретим, значит, да? Ладно, займусь делом.
   Волк был так увлечён, что не заметил, как я положил на него руку. После стало поздно. Я взял зверя под контроль. Это было сложнее, чем с амсококилли.
   Не отпуская шинхэо, подошёл к Джен.
   - А теперь вперёд, к четвёртой группе клеток, - произнёс я, заваливаясь на спину волка.
   Скачка была быстрой, но трясло меня неимоверно. Джен бежала чуть впереди. Управлять голосом волком было сложновато, впрочем, через несколько минут я приноровился.
   Стражи четвёртой группы клеток сильно удивились, встретив нас. Их было двое. Одним был четырёхрукий великан зелёного цвета, другим какой-то птицелюд красной расцветки. Среагировали они медленно. Джен запрыгнула на великана, увернулась от его рук и вонзила удочку в глаз, убивая участника. Я же, приказав волку загрызть птицелюда, спрыгнул с шинхэо, больно ударившись о землю. Зверь не подвел, секунд за десять разобравшись с добычей. Я сжал кулак с кольцом и командой подозвал зверя к себе. Удобно. Сам не дерёшься, а посылаешь шинхэо заместо себя, мне нравится моя новая сила!
   Обшарив трупы, нашли синий и красный ключи. Клетки были открыты. Вывод? Ключи здесь, очевидно, сюда ведут зверей. Двух, судя по количеству ключей.
   - Устроим засаду, - предложила Джен.
   - Смеёшься? Нас лишь двое, не считая волка, а их неизвестно сколько.
   - Думаю, уже поздно, - она указала в сторону одной из троп, идущих вниз.
   Процессия из двух амсококилли и семи участников нас тоже заметила. Среди избранных были два предателя, рыцарь, карлик с обручем, адепт света, укравший мой жезлокинжал, четырёхрукий великан синего цвета и невысокий человек с шестом.
   Вот ведь Башня! Не прицельно ударил луч, это дело рук Джайми или Майджа. Никаких не отличу этих предателей. Пущенный карликом обруч почти попал в меня, но его отбила Джен и посмотрела в сторону идущего к ней рыцаря.
   - Я беру на себя этого здоровяка. На тебе все остальные, - распорядилась она и бросилась в бой с рыцарем.
   Твою Башню! Наглая белозрачковая хитрюга! На меня бежали шестеро! Лучи шинсу вспарывали пространство, великан размахивал иглами, карлик заносил обруч для броска, адепт света что-то рассчитывал на маяке, а человек раскручивал шест. Хороший денёк. И что мне делать? У меня есть секунд десять, чтобы придумать, как с ними совладать. Из оружия иглы, которыми я не умею пользоваться и волк. Можно сбежать, оставив Джен, но это равносильно поражению. Можно погибнуть в ближнем бою. Можно сдохнуть в дальнем. А можно сделать ход волком. Рогатым волком.
   Я повернулся к шинхэо, чтобы отдать команду, но тут один из лучей шинсу смог меня достать. Меткие, заразы. Мне разодрало бок, повалило на землю, сквозь боль я заорал команду:
   - Зови стаю!
   Рогатый волк тут же завыл, а его бивнерог засиял. Теперь главное продержаться.
   - Сожри их всех, - приказал я шинхэо, а сам побежал к валунам.
   Рыцарь и Джен носились на невообразимой скорости. Белозрачковая старалась не ставить жёсткие блоки против меча удочкой. Оружие врага засияло желтым. Рыцарь махнул мечом. Джен отпрыгнула с траектории предполагаемой волны шинсу. Ей это не помогло. Из меча вырвались молнии, которые искривились в полёте и поразили Джен. Башня эту жестяную банку раздави!
   Молочно-белое сияние покинуло Джен. Техника усиления спала. Рыцарь ударил пару раз молниями. Удильщица увернулась, но уже не так быстро. Рыцарь подскочил к ней и нанёс боковой удар мечом. Белозрачковая заблокировала, но сила была такова, что её впечатало в скалу.
   Тем временем, я почувствовал, как моя связь с шинхэо прервалась. С ним разделались, не потеряв ни одного избранного. Зато заметно извазюкались в крови.
   - Сдавайся, Слуаг, - произнёс тот, кого я знал под именем "Барк", - засунем тебя снова в клетку, хоть жив останешься.
   - Они убили моего брата! Они должны умереть! - проревел четырёхрукий великан.
   - Слуаг бы не смог это сделать, - ответил гномогоблин, - та белая шлюха, скорее всего, убила твоего брата.
   - Убью! - великан потопал к Джен, а она и так проигрывает.
   - Эй, гномогоблин! - крикнул я из-за валуна.
   - Можешь звать меня Майдж. Разрешаю. Решил сдаться? - вальяжно протянул предатель.
   - Вовсе нет. Хочу познакомить тебя с моими новыми друзьями! Их много и они рогаты!
   Гномогоблин нахмурился. Адепт света вскрикнул и указал наверх. Оттуда спускалась стая рогатых волков.
   - И да, ребятки, вы только что убили их кровного брата! - попытался я их напугать из-за валуна.
   Получилось так себе. Они стали отступать к приближавшимся амсококилли. Отбиваясь от волков. Один из шинхэо пробежал мимо меня, но я успел его коснуться, взять под контроль и отправить на четырёхрукого великана.
   Джен в очередной раз сбили с ног. Рыцарь оказался рядом и резко ударил мечом вниз. Левая кисть Джен засияла белоснежным светом и на ней сформировалась перчатка, ею удильщица и заблокировала меч. Рыцарь надавил сильнее, но безрезультатно. Правой рукой Джен нанесла удар удочкой в щель между доспехами. Оружие окрасилось кровью. Рыцарь отпрыгнул и упал на колено. Джен окуталась сиянием и продолжила бой.
   Синий великан, покрытый ранами и укусами, свернул шею волку и хотел помочь рыцарю, но на четырёхрукого накинулось ещё несколько шинхэо. Ему пришлось отступить к основной группе.
   Несколько волков напало на меня. Я их шуганул. Это оказалось просто. Тем незримым поводком коснуться их, они сразу отступают, и так быстро по очереди каждого, не давая им подойти. Голова немного болела. Наверное, у моей силы есть определённый лимит. Надеюсь, я его ещё не превысил.
   Шаткое равновесие царило на поле боя. Джен, хоть и ранила рыцаря, сама сильно вымоталась. Волки уже не так активно атаковали, хоть и смогли загрызть шестовика.
   Расклад изменился быстро. В спину врагам ударили участники нашей команды. Жар, Шарсефер и ещё трое. Выстрел шинсу из трезубца убил карлика. Гномогоблины своими атаками отогнали Шарсефера, который нацелился на адепта света. Один из наших удильщиков добежал до великана, но был им убит.
   - Джиса, Майдж, уходим, мы своё дело сделали! - прокричал Джайми, известный мне под именем "Куап"
   Куда они собираются уходить? Эта троица использовала какой-то предмет и исчезла во вспышке. После этого всё было решено.
   Великана и адепта света мы взяли в плен. Волков отогнали. Манки перехватили. У врагов оказалось два ключа разных цветов. Я вернул себе свой жезлонож!
   - Шар, вы вовремя. Что происходит? Мы были заперты в клетке. Дарни мертва, - на одном дыхании выпалил я.
   - Отчасти повезло. В центре долины кошмар. Цирпинус надорвался и сейчас в обмороке. Никто ещё не прошел портал. Ни мы, ни они. Нас послали отбить амсококилли. Про Дарни знаем. Её коммуникатор напрямую был связан со светочем Норлы. Поэтому предательство Роцвенса не стало для нас новостью. Вот только он дистанционно подорвал взрывчатку.
   Не верю, что Норла подозревала гномогоблина. Скорее страховалась на случай, если я что-нибудь выкину.
   - Что теперь делать? - подошла помятая и уставшая в бою Джен.
   Все молчали. Ключи есть. Шесть мест с амсококилли и ещё два с пленников. Нам хватит за глаза и за уши. Команда пускай сама разбирается. На первый взгляд хороший вариант. Но я не уверен, что Жар или Джен его примут. Хотя оба вымотаны. Есть ещё один нюанс. Неизвестно куда ушли рыцарь с гномогоблинами. Я не знал, что они владеют телепортацией. Странно это. Вдобавок синяя команда может отступить и открыть клетки. Можно предложить одному пленнику уйти с нами, тогда воспользуемся этой группой клеток. Он нам закроет синюю клетку. Это гарантированно три места. Рискованно. Может, у них кто-то на базе остался, и мы окажемся между молотом и наковальней.
   Думай, Слуаг, то есть, конечно, Кирюха. Оговорился. Нужна идея. Нечто, что изменит всё.
   Тридцать мест. Фруктовое дыхание волка. Большие потери. Амсококилли. Бивнерог. Высокая концентрация шинсу. То, что я видел у пятой группы клеток. Мои способности анима. Гоблины и волки. Продолговатые зрачки. Дальнейшее восхождение. Почему волки спускаются в долину лишь при нашествии пещерных гоблинов? Квадратные зрачки. Слишком много убитых.
   - Спускаемся вниз. Пора это испытание завершить, - план медленно формировался.
   - Будем сражаться?
   - Нет. Договариваться.
   Когда мы спустились, гоблины уже ушли, волки отступили. И только две команды избранных стояли друг против друга. Видно, сюда стянули все силы. Оголили базу. По участникам была видна замотанность.
   - Жар, берём их в клещи! - крикнул Геурт.
   Противники заняли круговую оборону. Командовал ими собакоголовый участник с шипастой дубиной и девушка с ярко-зелёными волосами. Им не понравился вид идущих за нами двух амсококилли. Я пересчитал избранных обеих команд. Замечательно.
   - Давай все разойдёмся миром! - крикнул я, - позвольте представиться, меня зовут Слуаг.
   - Я Сонг Гошни. И я не собираюсь договариваться с убийцами, - прорычал собакоголовый.
   - Подожди, Сонг, - остановила его девушка. - Я Чьеньги Кьюксинг. Что ты можешь нам предложить?
   - Слуаг, ты что творишь? Предаешь нас? Шарсефер, Жарпвеиэн вы тоже? - это Геурт разорялся, забавно, что гипотетическое предательство Джен его не удивило бы.
   - Слуаг, объяснись, - потребовала Норла.
   -Всё просто. Хватит лить кровь. Давайте жить дружно, - начал я, - здесь ведь все члены команд?
   Норла прошлась взглядом по участникам и, похоже, до неё дошло. Она кивнула на мой вопрос. Чьеньги тоже сообразила.
   - Нас здесь двадцать восемь участников. Пятнадцать ваших и тринадцать наших, считая пленных - отметила Чьеньги.
   - Вот именно! Берём по пять амсококилли и расходимся по своим базам. Нет смысла больше сражаться.
   - Наши товарищи погибли! - возмутился Сонг.
   - Давайте решим все проблемы на следующих этажах. Сейчас просто нет смысла, - вынес я предложение.
   Норла и Геурт быстро переглянулись.
   - Мы согласны, - произнесла Норла.
   - Я тоже, - под ропот своей команды согласилась Чьеньги.
   - Я - за. Но есть условие. Ты хитрец будешь нашим заложником.
   - Я против, заложники не нужны, - возразила Норла.
   - Тогда вы тоже предоставите заложника, - предложил я.
   - Нет. Заложник будет только с вашей стороны. Нас и так мало.
   Я некоторое время раздумывал. Затем выразил согласие.
   Какое-то время собирали зверей. Потом отправились на базу синей команды.
   - Эй, этот Слуаг - анима, он может управлять шинхэо и что-то задумал. Заберите у него предметы, - сдал меня адепт света Джанг Бачу.
   У меня отобрали кольцо и жезлонож. Обещали вернуть после портала.
   Мы вступили на короткий путь, ведущий к третьей группе клеток. Там уже Амсококилли будут распределены по остальным.
   - Умри! - почти попал по мне великан.
   Я ожидал нападения. Поэтому смог увернуться. Синяя команда пыталась успокоить четырёхрукого.
   - Он заложник. Его нельзя трогать, - увещевала Чьеньги.
   - Он повинен в смерти моего брата! - разорялся великан, - его никто не хватится!
   - Был уговор! И мы, Гартар, должны соблюдать его! - взбеленилась Чьеньги.
   Великан бросил на меня взгляд полный ненависти и чуть отстал от группы, поравнявшись с одним из амсококилли.
   - Приношу свои извинения, но вы должны понимать, многие потеряли дорогих себя участников, - извинилась передо мной Чьеньги.
   - Да. Все нормально. Я понимаю, слишком много крови, - отозвался я.
   Слишком много крови. Убьют меня или нет, значения уже не имеет. Они навсегда останутся нашими врагами. Они будут мешать восхождению. Затруднят его. Из-за них, я могу не добраться до вершины.
   Потеря кольца в планы не входила. Надо было убить тех заложников. Но тогда план до конца сформирован не был. Я надеялся использовать их иначе. Сглупил. Теперь расплачиваюсь. Без кольца я мог поддерживать связь с подчинённым шинхэо, лишь не разрывая физического прикосновения. Предмет служил поводком. Я взял одного из амсококилли под контроль чуть ранее, но, потеряв кольцо, связь оборвалась. И сейчас я пытался читать потоки в той крови, что капала из нескольких моих небольших ран на землю.
   Меня не подпускали к зверям. Но амсококилли, идущий за мной, несколько раз уже наступал на пятна моей крови. Импровизация удалась. Мой поток и поток пролитой крови каким-то образом взаимодействовали. Надо будет потом разобраться. И я мог отдать несколько приказов шинхэо, читая эти потоки и используя свою силу через них.
   - Раздави великана и прыгай на скалы, - тихо приказал.
   Амсококилли выполнил мой приказ. Великан погиб под его ногой. А потом шинхэо прыгнул и сильно поранил себя о скальные выступы.
   - Разбрызгивай кровь, - шепотом приказал я.
   Зверь и тут подчинился, обдав всех нас кровью.
   - Это всё он! Его надо убить! - прокричал адепт света, указывая на меня.
   - Слуаг, это действительно сделал ты? Зачем?! Мы не собирались нарушать перемирие?! - не на шутку разозлилась Чьеньги.
   - Хватит. Я размозжу ему голову, - направился ко мне Сонг.
   - Убьёте меня, сделаете только хуже.
   - Что?! - удивилась Чьеньги.
   - Нас всех обманул директор. Рогатые волки! Ха-ха! Никогда не увидим детёнышей амсококилли! Скорее не поймём, что это они! Волки и есть детёныши амсококилли! Бивнероги. Питание не мясом, а шинсу. Защита своих родственников. Это же очевидно!
   - И что из этого? - рявкнул Сонг.
   - Я видел, как они исцеляли раненого амсококилли. Используя свои бивнероги. А потом мстили за своих убитых и раненых. Я анима, способный себя защитить. И вам нужна моя помощь. Верните моё кольцо.
   Чьеньги смерила меня глазами цвета вечнозелёной травы. Чуть задумалась, посмотрела на тело четырёхрукого великана и скомандовала:
   - Сонг, убей его быстро. Остальным, двигаемся к клеткам, приготовиться к защите.
   А вот этого в моём плане однозначно не было. Собакоголовый ударил меня дубиной по правому боку. Я отлетел к скалам. Перекатился. Дубина ударила мимо. Встал, достал жезлонож правой рукой. Пущенная кем-то стрела пробила запястье и оружие выпало. От удара ноги Сонга я улетел далеко. Ударился о шкуру впередиидущего амсококилли. Это собакоголовый зря сделал.
   - Топчи их всех! - отдал я приказ шинхэо.
   В голове словно разорвалась бомба. Земля тряслась. Всё смешалось. Это был мой запасной план. Изначально, я хотел дождаться рогатых волков и скормить им синюю команду. Однако, не получилось. Теперь, главное чтобы этот зверь меня не затопотал. Зрение отказало напрочь. Перенапряжение. Плевать. Синяя команда не должна выжить. Они будут мстить на других этажах. Будут мешаться. Не позволю. Я должен вернуться домой любой ценой.
   Тряска прекратилась. Спустя несколько минут зрение прояснилось. Ну и хаос. Повсюду лежали растоптанные тела синей команды. Собакоголовый Сонг выжил и смог размозжить голову взбесившемуся амсококилли.
   - Убью, - похромал Сонг ко мне.
   Не дошел. На него набросились сразу три рогатых волка. Повалили на землю и стали вырывать куски мяса. Жуткое зрелище.
   Я пошёл в сторону своей базы. Но сделав пару шагов, упал. Башня! Как глупо. Невдалеке лежала Чьеньги. Судя по всему, у неё был сломан позвоночник.
   - Зачем? Мы же договорились? Ты плохой человек, Слуаг, - прошептала она.
   Я подполз к ней. Обшарил её карманы. Нашёл своё кольцо и надел его. Прекрасно. Всё это время, она скулила от боли и плакала. Было мерзко.
   - Сейчас помогу, - с этими словами я достал иглу.
   И вонзил её. В землю. Мне не хватило храбрости хладнокровно и собственноручно убить. Я оперся об оружии и поднялся. Используя иглу как трость, поковылял отсюда. Пусть волки доделают всё за меня. Противно. Глупо. Ненавижу. Клятая Башня, всё дерьмо вытаскивает наружу. Я утёр с глаз то ли слёзы, то ли кровь. Видимо, лимит моего везения на сегодня иссяк.
   Меня окружили горные рогатые волки. Я попытался воспользоваться силой анимы и пошатнулся, упав на землю. Всё. Тело истекало кровью. Приплыли. Замечательный конец. Заслуженный, я бы сказал. Сил не оставалось даже на эмоции. Вымотался. Глаза слипались.
   Я вздрогнул от визга. Этот звук повторился. С трудом разлепил веки. Их было пятеро. Скаут Пумилио. Адепт света Сеоньо. Проводник шинсу Оагеон. И Джен с Шарсефером. Вымотанные, уставшие, они сразились за мою шкуру с волками. Чудо.
   - Ты как? - ухмыльнулся подползший Шарс.
   - Сейчас умру, - прошелестел я и приготовился давать заготовленное объяснение, - они хотели меня убить, я оборонялся...
   Джен подбежала ко мне. Накрыла пальцами рот и покачала головой. После чего положила ладонь на лоб. Я отрубился.
   Разбудила меня качка и чьи-то ладони на висках.
   - Джен? - еле слышно спросил я.
   - Размечтался, - ответил Оагеон.
   Было чуть легче. Легкое сияние от его рук говорило, что он меня лечит при помощи шинсу. Талантлив.
   - Где мы? - поинтересовался я.
   - На спине амсококилли.
   - Где все?
   - Внизу. Молчи. Я устал, а ты чуть не умер.
   - Так надо было. Они нарушили перемирие... - нельзя, чтобы они узнали мои мотивы, неприятно, мысли путаются.
   - Мои глаза видят всё. Это особые глаза. На них завязан специальный контракт. Знай же, Слуаг. Я воспринимаю твою ложь, как гадкую слизь, текущую изо рта, - холодно ответил Оагеон.
   - Что? - удивился я.
   - Молчи. Потом поговорим. Скоро портал. Врагов не осталось. Мы выиграли.
   В висках закололо, и я уснул.
  

***

   Противостояние офицеров сложно описать словами. Проблема в той громадной пропасти времени отделяющей их от простых участников. Офицеры живут столетия и тысячелетия. Они видели если не всё, то многое. Их опыт чудовищно огромен, глубок и обширен. Для простых жителей Башни они живые боги. Для избранных - идеал, к которому надо стремиться.
   Но офицеры не равны. И среди них есть монстры. Чудовища из чудовищ. Те, кто смотрит на офицеров так же, как они на восходящих жителей Башни. Имя им высшие офицеры. И Юу Хан-Сунг был одним из них.
   Его могли лишить шинсу. Отрезать от могущества Хранителя этажа. Не дать использовать большую часть инструментов. Но его опыт оставался при нём. А ещё он умел смотреть на много ходов вперёд.
   Занна Кеар под внешней багровой техникой усиления была быстрее директора, сильнее его. Она много сотен лет изучала ближний рукопашный бой. Оттачивала свои умения. Её опыт был огромен, большинство участников могли лишь мечтать о нём. Однако, Юу Хан-Сунг, был как минимум не хуже. Ведь он был высшим офицером, а она простым офицером.
   Они сражались уже до столкновения, изменяя положение тел. Тактическая борьба. Занна ликовала. Ещё чуть-чуть и директор умрёт. Мгновение до столкновения. Юу Хан-Сунг исчез. Занна вылетела на улицу, пролетела балкон, извернулась и замерла в шинсу.
   Так не должно было быть, но так было. Куратор проводников шинсу исчез и вновь появился, пропуская её мимо. Сейчас он стоял к ней спиной. Поднял руку и картинно щелкнул пальцами.
   Занна рванулась в сторону, но её заглотил огромный монстр, выпрыгнувший из-под земли и закопавшийся в неё вновь.
   Пэрнимеур был спокоен.
   - Вижу, у тебя еще остались тузы в рукаве. Освободили своего ручного зверька из шинсу-контейнера раньше? Весьма благоразумно, - произнес куратор адептов света, - но ты не можешь усиливать эту зверушку, Занна выберется, а тебя убью я.
   С этими словами он создал баанг и придал ему ледяную форму, запустив в директора, одновременно Пэрнимеур запустил на маяках программу запрета телепортации. Что, впрочем, не помешало Юу Хан-Сунгу телепортироваться за спину адепту света и атаковать шинсу из заколки. Предмет не был завязан на контроль шинсу пользователя. Щиты Пэрнимеура, созданные его маяками, выдержали. От ответной атаки директор опять ушёл телепортом.
   Пэрнимеур быстро просчитал варианты, запустил сканирование и понял, что весь кабинет директора являлся зоной портала, в которой Хан-Сунг, с помощью специального устройства с ручным управлением, мог мгновенно перемещаться. Свободно, за исключением территории внутри маяков и рядом с оковами, они были защищены. Что ж, тогда Пэрнимеур просто уничтожить здесь всё. Какие проблемы?
   Шипы кристаллизованного шинсу втыкались в пол, стены и потолок, взрываясь при этом и разрушая помещение.
   Директор перешёл в нападение. Заколкой пробил щит. Пэрнимеур увидел пульт в другой руке Юу Хан-Сунга. Они сошлись в ближнем бою. Адепту света удалось выбить пульт из рук директора. Мгновением позже Пэрнимеур понял, что это ловушка. Пульт отлетел к оковам и взорвался. Из него вылетело два снаряда в виде тонких игл, запрограммированных лететь к наибольшей концентрации шинсу. Она была в оковах. Но Пэрнимеур не зря был офицером. Одновременно ломая директору руку, он филигранно поймал иглы полями шинсу, сгенерированными маяками и откинул в сторону. Само собой, это не помогло. Оковы треснули.
   Небольшой невидимый зверёк, в виде мохнатой змейки, выпущенный из контейнера с ручным управлением разрушил оковы. Этим созданием Юу Хан-Сунг не мог управлять, так как оковы блокировали все способности. Естественно, это и не было нужно. Змейка любила места с высокой концентрацией шинсу и легко проходила сквозь любые поля. Так и были сломаны оковы.
   Пэрнимеур атаковал волнами шинсу, кристаллизованной силой. Но теперь это было бессмысленно. Защитный барьер высшего офицера принял все атаки.
   - Это была хорошая попытка, - подытожил с улыбкой Юу Хан-Сунг и ударил в ответ.
   Пэрнимеур переконфигурировал маяки в режим защиты. Очевидно, эффекта это не дало. Техники дансулса позволяли бить сквозь что угодно, если на то хватает мастерства. У директора его было навалом.
   С адепта света сорвало часть кожи, сломало несколько костей. Пэрнимеур не обратил внимания на эту мелочь, атакуя в ответ и кристаллизуя поля шинсу в панцирь, это должно было помочь. Ясно, что не помогло. Директор заблокировал атаку и, перехватив контроль над образующимся панцирем, закрутил его, сдавливая и убивая офицера.
   Юу Хан-Сунг огляделся. Разгром. Из проёма вылезла испачкавшаяся Занна.
   - Не буду спрашивать, откуда ты вылезла, - приветливо улыбнулся директор.
   Скаут взглянула на месиво из тела адепта света. Помрачнела. Атаковала высшего офицера. Тот выставил вперёд руку. На этот раз они столкнулись. Техника Занны Кеар оказалась слабее умений Юу Хан-Сунга. Скауту переломало добрую половину костей, но она была ещё жива. Офицера так просто не убить. Юу Хан-Сунг оглушил её. Потом допросит.
   Теперь директор оглядел погром более внимательно. Вздохнул.
   - Так. Этих оформить в медовое десятилетие. И уволить. Официально. Подчистить базу данных. Занну в допросную. К приезду Эванкхелла всё починить. Придумать объяснение фальшивого сообщения. Нда, придется постараться, - вздохнул директор, - и что там с участниками?
   Он призвал светоч, как вдруг остановился и неверяще уставился в угол.
   - Нет! Только не это! Не прощу! - в его словах звучали боль и ужаса.
   Юу Хан-Сунг подбежал к непонятным обломкам.
   - Моя кофе-машина! Ограниченный выпуск! Вандалы! Я её в Мидиане, будучи ещё участником, выиграл! За что?!
   Пока директор стенал над осколками своего прошлого, на озере разыгрывалась другая драма.
   Человек с дешёвой завивкой шёл по воде. Его заметили не сразу. Пятиглазый учёный удивился. На его радаре ничего не было. Впрочем, смутить опытного исследователя было сложно. Взмах рукой и огромный семиметровый робот из суспендия отправляется устранить вторженца.
   - Сильно не повреждай тело. Хочу изучить его маскировку, - отдаёт команду вслед учёный.
   Из правой руки механизма выдвигается тонкое лезвие, по типу иглы. Ноги робота оснащены специальным устройством, позволяющим ему ходить по воде.
   Человек сбавил ход, дожидаясь пока робот подойдёт к нему. Задрал голову, смеряя механизм взглядом. Робот в ответ ударил иглой точно в глаз.
   - Ну что за дебил его программировал! Целый означает, что мозг повреждать не надо! Как я буду... - наблюдавший за действом исследователь прервался.
   Игла не смогла пробить роговую оболочку левого глаза высшего офицера с грошовой завивкой. Лезвие замерло не способное пройти сквозь преграду. Человек моргнул. Кончик иглы срезало.
   - Ой, я не хотел, - без эмоций произнёс любитель дешёвых причёсок.
   Робот попытался сделать замах и не смог отвести иглу от глаза. Словно что-то держало её. Тогда механизм собрался ударить другой рукой. Расплющить противника Директивы в его мозгу позволяли игнорировать некоторые приказы, если те не эффективны в конкретном случае. Сейчас уничтожить врага, сильно не повреждая его тело, было невозможно.
   Человек приподнял половину правой стопы и легонько шлёпнул ею по воде. Робота сплющило в очень тонкий блин из неплохого суспендия. Учёный, наблюдавший за этим процессом, послал в атаку остальные бездушные механизмы и достал своё оружие - большую пушку с продолговатым дулом. Пятиглазый активировал её. Вылетевшая из дула сфера шинсу захватила несколько тонн воды, потом сжало их до шарика пяти сантиметров в диаметре. Этот кругляшек с высокой скоростью полетел в человека.
   Чудовище с дешёвой укладкой указательным пальцем поймало снаряд. Сжал его до одного миллиметра в диаметре и выпустил воду с шинсу в виде луча, разрезая им подступившие механизмы.
   Учёный, увернувшийся от луча, видя такое дело, решил отступить в портал. Но не успел. Человек с низкопробной стрижкой оказался рядом и одним щелчком впечатал исследователя в скалу, на берегу озера. От удара она покрылась трещинами.
   Учёный не успел встать, как ему на лицо легла ладонь с тонкими пальцами музыканта.
   - Назови хоть одну причину, по которой я не должен тебя убивать? - с вселенским безразличием в голосе спросил человек.
   - Знай! FUG отомстит за меня! Поэтому ты должен сейчас меня отпустить! На них работают страшные высшие офицеры! - в страхе стал угрожать пятиглазый учёный.
   - FUG, говоришь? Занятно будет тебя допросить, - высший офицер с плохо завитыми волосами пустил по руке волну шинсу, оглушая пленника.
   Подхватив учёного, человек увидел, как рассеивается портал. Это было неважно. У него хватит возможностей вытащить из пленника всю нужную информацию.
   На озеро вновь пришла тишина.
  
  

Глава 13. Второй шаг к недосягаемой вершине.

   Проход через портал я банальным образом проспал. Проснулся вечером в медицинском блоке. Нас там было четверо. Я, Бисеу, удильщик Тармоал и копейщица Гсантифэ. У каждого своя койка, прикрытая управляемыми коммуникатором ширмами с жалюзи. Удобно.
   - Проснулся? - это, само собой, Бисеу.
   - Как видишь, - развёл я в ответ руками, чуть скривившись от боли в левом боку.
   - Поздравляю с победой! Мы все прошли. Официальное объявление и перенос на следующий этаж завтра после обеда, - уточнил он, - а теперь рассказывай. Что там произошло? Нам всем интересно.
   Я оглядел кивнувших Тармоала и Гсантифэ. Участник был человеком с витым рогом на затылке, избранная обладала одним большим узким глазом, почти прорезью в голове.
   - А что случилось?
   - Мы и спрашиваем, что случилось? Тебя должны были перенести через синий портал, а вместо этого твоя отмороженная девка выбила из Норлы группу сопровождения и пошла за тобой. В результате ты здесь полумёртвый. А о синей команде ни слуху, ни духу. Как ты это объяснишь? - тонким голосом наехала на меня Гсантифэ.
   - Потише, Гсантэ! - прикрикнул на неё Бисеу, - наверняка у Слуага были на то веские причины. Так ведь?
   - Я ваших претензий не понимаю. Мы с синей командой договорились. Тот великан попытался меня убить, я действовал в пределах самообороны. Проснувшиеся способности к анима здорово помогли. Тем не менее, если бы не решившая подстраховать меня Джен, я бы погиб, - начал отбрехиваться я.
   - Значит, они напали первые? - спросил Тармоал.
   - Истинно так. Башней клянусь, - ответил я, - брата того великана убила Джен, но я был вместе с ней, поэтому и стал объектом гнева.
   - Так получается, твоя подружка знала, что тебя живым не выпустят? - поинтересовалась Гсантифэ.
   - Она не подружка, просто хороший друг. Скорее Джен не знала наверняка, просто предполагала, что мне грозит опасность, какого-то плана у нас не было. Я надеялся, на капитанов синей команды. Мне казалось, они могли предотвратить моё убийство. И мои надежды... - я грустно вздохнул в конце речи.
   - Друг она тебе. Ага, - фыркнула Гсантифэ, расслабившись после моего объяснения.
   Тармоал с Бисеу тоже заулыбались. Смотрелось крайне глупо. Впрочем, лучше так, чем, если они будут подозревать меня в нарушении договора о перемирии. Мне хватило косых взглядов после догонялок с офицером. Жаль, я не сразу сообразил, что репутация талантливого обманщика не самый лучший вариант. Будем исправляться. В этот раз мне повезло. Спасибо Джен. Но вот в следующих испытаниях мне нужна надёжная команда, которая не кинет и не ударит в спину. Подходить к набору стоит аккуратно. Джен однозначно в неё должна войти. И уговорить ее я, скорее всего, смогу. Ещё неплохо смотрится Шарсефер, но к нему нужен особый подход. А вот над остальными избранными надо хорошо так подумать. Неплохо найти хорошего аналитика. И массовка нужна, которую при восхождении можно нужным образом подготовить и обучить. Есть над чем поломать мозги.
   - Так что там у вас произошло? И куда делся "Роцвенс"? - решил я узнать неизвестные мне моменты.
   - Это мерзкий предатель куда-то исчез!!! Его вообще в крепости нет! Иначе я наплевал бы на запрет офицеров и собственными руками эту сволочь задушил бы! Как он посмел нас предать?! - взревел Бисеу Дэуман.
   Вот как. Нет в крепости. Забавно. Бьюсь об Башню, того рыцаря тоже нет здесь.
   - Много погибло? - спросил я.
   - Девять человек... - ответил Тармоал и начал перечислять имена.
   Понятно. Один адепт света, два скаута, среди которых Дарни, по три удильщика и копейщика. Моё имя чуть не пополнило этот список в графе проводников шинсу.
   - Слуаг, ты бы это видел! Они нас отрезали и стали швыряться откуда-то копьями. Большущими и круглыми! И тут же с флангов зашли в тыл. Мы встретили их лицом к лицу. Никто не дрогнул и не сбежал! А они опять ударили сзади!
   - Это как? - удивился я.
   - Ну, они нас обошли первый раз, мы к ним развернулись и оставшиеся бойцы ударили в спину! Хитрые сволочи! Хорошо, что ты их всех убил, Слуаг! Заслужили гады! Я чуть не умер, когда первым встретил вторую атаку с тыла, но смог нанизать того придурка на иглу! Здорово, что Цирпинус вовремя пришёл и держал для нас передвижной барьер шинсу.
   В палату постучали и зашли двое. Шарсефер и Сеоньо.
   - Врачи сказали: жить будешь, герой, - с усмешкой прошипел Шарс.
   - Ты хорошо себя чувствуешь, Слуаг? - возвысилась надо мной золотокожая адептка света.
   - Раз врачи говорят, значит, хорошо, - отозвался я.
   - Ходить можешь? Или поползёшь на ужин? - пошутил змеелюд.
   - На ужин я полечу. Сейчас, подождите, больничное переодену. Бисеу, поговорим завтра, хорошо?
   - Без проблем, Слуаг, - выразил тот согласие.
   Я закрыл жалюзи. Поглядел занесённые в коммуникатор рекомендации врачей. Ходить можно. Аккуратно, стоит заметить. Переоделся в одежду участника, принесённую из моей комнаты. Вышел к Шарсу с Сеоньо. Попрощался с остальными. Им ужин принесут сюда.
   По дороге на ужин я задал мучавший меня вопрос:
   - Шарс, Сео, вы, вообще, за мной последовали почему?
   - Я предложила, Джен согласилась и пинками собрала отряд, хоть и была уставшая как собака, - ответила Сеоньо.
   - Заметь, сначала Джен попёрлась в одиночку, и только когда к ней присоединился я, Сео предложила собрать отряд, - хмыкнул Шарс.
   - Вас бы там слопали. Одна Джен вполне могла бы и вернуться, со Слуагом на спине, а ты бы там остался, - ответила Сео, - Слуаг, скажи нам, что там произошло?
   - Один из их команды нарушил перемирие и попытался меня убить. Я от страха взял контроль над одним из амсококилли и приказал ему топтать. Потом на поживу с гор спустились волки. Вот вкратце, и всё.
   - Понятно. Значит, ты действительно анима?
   - Да. Похоже на то.
   - Повезло тебе с испытанием.
   - Как сказать, я чуть не поседел в некоторых моментах.
   Вот за разговором мы дошли до столовой. Народа было мало. Настроение участников разнилось от одного избранного к другому. Кто-то оплакивал погибших друзей, иные радовались прохождению испытания, третьим, вроде меня, было все равно. Такое ощущение, что чувства потеряли остроту, онемели от эмоций, сопутствующих тесту. Сейчас поужинаю и спать.
   Поел быстро. На выходе из столовой увидел Оагеона. Отошли с ним в сторонку.
   - О чём ты хотел поговорить, Оагеон? - нетерпеливо произнёс я.
   - Твоя ложь тебя погубит, Слуаг.
   - Это всё?
   - Нет. Откажись от восхождения. Так будет лучше для всех.
   - Дважды смешно. Только после тебя.
   - Договорились. Я покидаю восхождение и ты после меня. Заверим документ, подтверждающий это на следующем этаже? - спокойно спросил он.
   - Рехнулся? Какое тебе дело до моего восхождения?
   - Я вижу то, что находится внутри тебя. И мне очень сильно не хочется, чтобы это вылилось наружу, - туманно ответил он.
   - Так почему же ты от меня не избавился? - колко попытался поддеть его я.
   - Не равняй меня и себя. Я не собираюсь пачкаться в той мерзкой слизи, что таится внутри тебя, - степенно произнёс Оагеон.
   - Вот как? Слизи говоришь? Запачкаться боишься? Да если бы не я, то половина из вас там бы и подохла! Горе стратеги. А насчёт слизи... - я выдержал паузу, - говоришь, твои глаза видят всё? Так почему ты не сказал, что я анима?
   - Я не обязан этого делать. У каждого из нас своё восхождение. Куратор тоже был в курсе и промолчал.
   - Так почему ты хочешь прекратить своё карабканье к вершине лишь бы я её не достиг?
   - Есть вещи для меня важнее восхождения. Ты согласен покинуть его?
   - Нет. Никогда. Я доберусь до вершины и исполню своё желание, - выплюнул я ему в лицо эти слова и развернулся к выходу.
   - Что же, ты сделал выбор, - тихой волной ударились мне в спину слова Оагеона.
   По дороге в комнату меня догнал Шарсефер.
   - Как думаешь, куда подевался "Роцвенс"? - спросил его я.
   - Не знаю. Что-то тут нечисто. Помощники офицеров забегали. Я услышал, что кабинет директора по какой-то причине перестраивают. Чую, что о Роцвенсе мы еще нескоро услышим.
   - Даст Башня, встретимся. Мне очень многое нужно ему сказать, - какое-то время я помолчал, собираясь с силами. - Послушай Шарс, я решил собрать команду, чтобы было комфортнее подниматься выше. Не хочешь вступить?
   Хитрый змей некоторое время раздумывал над ответом.
   - Я не против, но с некоторыми оговорками, - прошипел он, наконец.
   - Какими?
   - Не бери всю ответственность на себя, Слуаг. Ты правильно сделал, что пустил синюю команду в расход. Они бы гадили нам, пока могли. На твоём месте я поступил бы также, - вот ведь мудрый змеелюд.
   - Хорошо, Шарс, считай, договорились, - улыбнулся я в ответ.
   Ко мне в комнату постучали. На коммуникаторе значилось два имени. Вздохнув, я открыл им дверь.
   - Слуаг, - с презрением в голосе произнёс Геурт.
   - Чего надо? - покосился я на пришедшую с ним Норлу.
   - Когда ты всё спланировал? - произнесла адепт света.
   - Я не понимаю, о чём ты?
   - Ты с самого начала знал, что Роцвенс предатель и воспользовался им, чтобы привязать к себе Джен. А уничтожением синей команды создал себе ореол. Мы пришли предупредить тебя, - уставшим голосом произносила Норла этот бред.
   - Чего?! Ты хоть понимаешь, как бредово это звучит? - праведно возмутился я.
   - Хватит. Нас ты не обманешь, Слуаг, - отрезал Геурт.
   - И поэтому мы тебя предупреждаем, держись от нас подальше и не пытайся использовать в своих махинациях. Иначе нам придётся принять ответные меры, - твёрдо сказала Норла.
   -Я вас не использовал! - возмущению моему не было предела.
   - Видишь, Норла, он даже не отрицает, что привык использовать других в своих целях, - с отвращением выдавил из себя Геурт.
   - Вижу. Он ещё и врёт нам в лицо. Ты знал, что у Роцвенса есть союзник и специально устроил так, чтобы предали именно нашу команду, а не синюю. Тебе это было нужно. Ты играешь избранными как хочешь, но больше мы не собираемся это терпеть. Запомни хорошенько, Слуаг, что тебе сейчас сказали.
   Они ушли. Башня! Вот это фантазия в купе с паранойей! Мне и в голову не пришёл бы этот бред! Но почему я должен им объяснить, что не верблюд? К тому же сейчас они мне просто не поверят, а значит надо направить их фантазии и домыслы против них самих. Знать бы ещё, как это сделать.
   Направился в умывальню. Какое-то время ждал там одного волосатого чудика, но дождался Жарпвеиэна. Неплохо, на ловца и зверь бежит. Хотя я хотел поговорить с ним завтра.
   - Жар, уделишь немного времени? - осторожно поинтересовался я.
   - Нет, - коротко отозвался этот перекаченный эльф.
   - В смысле? - удивился я.
   - Геурт уже предлагал вступить мне к ним с Норлой в команду. Я ответил им отказом. Тебе скажу то же самое, Слуаг. Пусть слабаки сбиваются в кучки. Восхождение для сильных.
   - Считаешь Джен слабой? - решил я найти брешь в его выводах.
   - Раз ей требуешься ты, значит, она слаба. Всё просто, - умывшись, он ушёл.
   Вот ведь зараза! Сильный самый, да? На вершине посмотрим, кто прав, а кто нет.
   Перевалило за полночь, но я всё так же ждал. Крутил в пальцах колечко. Ждал. И, наконец, он явился.
   Директор испытания и куратор проводников шинсу несравненный Юу Хан-Сунг. При этом выглядел он немного помятым. Видимо, этот денёк выдался для него непростым. Директор вытащил заколки из волос, и они упали золотой волной вниз. Одежда была светлых тонов без опознавательных знаков. Передо мной был тот волосатый чудик, что подарил кольцо.
   - Это ваше, - протянул я ему кольцо.
   - Что ты, что ты! - замахал он руками, выглядело крайне потешно, - подарки не возвращают, но, если ты хочешь, можешь отдариться в ответ или отдать обратно, когда кольцо исчерпает свою полезность.
   - Вы знали, что я анима. Зачем дали мне кольцо, но ничего не объяснили? - задал я животрепещущий вопрос.
   - На то есть две причины. Первая состоит в том, что было бы крайне занятно не сумей ты понять, в чём суть данного тебе дара. Представляешь, какое отчаяние проступило бы на твоём лице, в случае поражения и понимания, что победа была на расстоянии руки, - весело произнёс директор.
   - Понятно, - хмуро ответил я, - но ведь можно было бы и не давать мне кольцо?
   - Подумай, - расплылся в улыбке высший офицер.
   - Без кольца я бы не справился. Оно является надеждой. Не было бы его, не таким обидным могло быть поражение. Жестоко.
   - Это Башня. Такова её суть, - развёл руками Юу Хан-Сунг, - к тому же, как куратор, я должен помогать участникам.
   - Ясно. А вторая причина?
   - Ты смог заставить меня смеяться больше десяти минут. А такое последний раз было столетия два назад. Поэтому я решил дать тебе надежду, - торжественно кривляясь, произнёс всемогущий директор этажа испытаний.
   - Рассмешил? Когда? Я не помню такого.
   - Сейчас напомню, - радостно потёр руками волосатый чудик.
   Он достал красный коммуникатор. Дорогой, наверное. Из устройства ударил луч, образуя 3d-голограмму. Над ней была такая же полупрозрачная надпись: "Архив смешного видео Юу Хан-Сунга ролик номер двенадцать тысяч семьсот сорок два "Прыг-скок вправо-вправо"". На этой голограмме темноволосый человек с короткой стрижкой в форме участника испытания сражался с осьминогом. Вот шинхэо щупальцем схватил избранного. Тот в ответ заорал от боли и прокричал:
   - Да отпусти ты меня! Проклятая тварь!
   И сухопутный осьминог послушался. Шинхэо выполнил приказ анима. Вашу Башню! Я закрыл лицо ладонями, но сквозь пальцы видел, дальнейший позор.
   Взятый под контроль осьминог и носитель дара анима уставились друг на друга. Потом человек неуклюже прыгнул вправо, а зверь послушно занял его место. Как по команде. Затем участник снова двинулся вправо. Сухопутный осьминог с ленцой перешёл на освободившееся место и стал ждать дальнейших приказаний от непутёвого анима. Так они и прыгали друг за другом. Пока не явился директор. Самое грустное заключалось в том, что тем носителем анима был я.
   - Прыг-скок, - прокомментировал директор, из последних сил давя в себя смех, - понял?
   - Я не знал, что этот осьминог под моим контролем, - растерянно произнёс я.
   - Ха-ха-ха! Я не могу! Ха-ха-ха! Он не знал! Ха-ха-ха! Анима не понявший, что контролирует шинхэо! Ха-ха-ха! Чуть себя не убил! Ха-ха-ха! Прыг-скок! Ха-ха-ха! Вправо-вправо-вправо! Ха-ха-ха! Я чуть от смеха не умер, когда это увидел! Ха-ха-ха! Вы меня и заметили не сразу! Ха-ха-ха! Так были увлечены друг другом! Ха-ха-ха! Прыг-скок! Ха-ха-ха! Вправо-вправо-вправо! Ха-ха-ха! - прорвало Юу Хан-Сунга.
   Его смех был до ужаса обидным. Легко ему. Я же тогда был растерян! Меня чуть не съели! Ролик тем временем пошёл по-третьему кругу.
   - Да откуда я мог знать, что являюсь анима! - возмутился я, - да ещё и эти сны о будущем!
   - Ха-ха-ха! Что ещё за сны?! Ха-ха-ха! - сквозь смех спросил директор.
   - Ну, сны о будущем, мне снились шинхэо... - я прервался, неожиданно всё осознав.
   - Ха-ха-ха! Само собой, тебе снились шинхэо! Ха-ха-ха! Ты же анима! Ха-ха-ха! Необученный к тому же! Ха-ха-ха! Что тебе ещё должно сниться?! Ха-ха-ха! Ты же неосознанно во сне способности применял! Ха-ха-ха! - директор неожиданно прервал смех, утёр выступившие слёз и спросил, - сны о будущем?
   - Я подумал, что я провожатый, поэтому могу видеть... - зря я это сказал.
   Директора согнуло. Сдавленное хихиканье заполнило помещение и переросло в громовой хохот, сквозь который слышались слова:
   - Ха-ха-ха!!! Провожатый! Ха-ха-ха!!! Я не могу! Ха-ха-ха!!! Сейчас умру от смеха! Ха-ха-ха!!! Провожатый! Ха-ха-ха!!! Видит сны о будущем! Ха-ха-ха!!! Он будет первым участником! Ха-ха-ха!!! Убившим высшего офицера смехом! Ха-ха-ха!!! Ой, не могу! Ха-ха-ха!!! Провожатый! Ха-ха-ха!!! Анима думающий, что он провожатый!! Ха-ха-ха!!!
   Красный от злости и смущения я оставил этого чокнутого офицера в умывальне сотрясаться от смеха. Кольцо оставил себе. Будет мне моральная компенсация. Пошёл спать. Странных снов не было. Проклятый чудик, Башня его побери!
   На завтрак я шёл хмурым. И очень раздражённым. Неприятно, когда тебя опускают с небес на землю.
   - Что ты так хмур, Слуаг? - подсела ко мне за стол Сеоньо.
   - Только вчера осознал разницу между офицером и простым участником, - хмуро ответил я.
   - Согласна. Это угнетает. Но все мы можем достичь вершины. Мы ведь избранные! Не забывай это, Слуаг.
   - Да, ты права, - через силу выдавил я, общаться с ней не было сил.
   - Ты ведь собираешь команду, Слуаг? - вкрадчиво произнесла она.
   - Откуда информация? - удивился я.
   - Ты не знаешь, но Норла уже распространяет слухи, что ты набираешь команду на убой.
   - Вот же гадство! - сжал я кулаки, - как они узнали?
   - Переведи коммуникатор в режим видимости, - попросила она.
   - Зачем?
   - У тебя там вирус. Норла постаралась.
   - Что? Когда?
   - Когда пересылала копии планов и добавлялась в лист вызовов перед испытанием.
   Башня! Вот ведь сука!
   - Давай удалю? - предложила Сео.
   Опасно. Она может оставить свой вирус. Башня! Мне теперь и программирование изучать? Я же хотел сконцентрироваться на анима. Придётся распыляться? Нет. Сначала разберусь хоть немного в теме и приму решение. Пока, стоит довериться Сео. Пусть это будет тест для неё. Я обязательно проверю свои часы потом у платного специалиста, наверняка такие есть. И если обнаружу вирус, значит, это Сеоньо. Она должна это понимать. Следовательно, оставлять вирус не будет. Пока стоит включить её в команду. Видимо, она не захотела присоединяться к Норле и быть на вторых ролях. Думает, что сможет мной управлять. Ну, пусть мечтает. Пока других вариантов для позиции адепта света у меня нет.
   В итоге Сеоньо удалила вирус с моего коммуникатора. И мы согласились обсудить её вступление в команду на следующем этаже. Осторожничает. Ждёт, присоединится ко мне Джен или нет.
   До обеда нашёл Цирпинуса.
   - Здравствуй, Цирпинус, - обратился я к нему.
   - Собираешь команду, Слуаг? - пробулькал он.
   - От тебя ничего не скроешь, - польстил я, - вступишь?
   - Я был шаманом своего племени. И оно всё ещё нуждается во мне. Для этого я и восхожу к вершине, Слуаг. Мне нет дела ни для чего другого. Поэтому если хочешь подниматься со мной, докажи, что сможешь выдерживать заданный мной темп. Поднимись на двадцатый этаж, несильно отставая от меня. Тогда и поговорим.
   - Я тебя обгоню, Цирпинус, - разочарованно усмехнулся я, - смотри не пожалей.
   - Не пожалею, Слуаг. Будь в этом уверен.
   На этом мы с ним распрощались. Мудрый и циничный рыболюд. Доказывать ему, что достоин! Но он силён, этого не отнять. Надо что-нибудь придумать.
   В обед обратился к Бисеу:
   - Я команду собираю? Присоединишься?
   - Пожалуй. Ты умный участник, Слуаг. Да и Джен, как я слышал, отказала Геурту. Да, я с тобой, - быстро согласился он.
   Перед уходом с этажа нашёл Джен.
   - Джен, ты не против продолжить восхождение со мной? Я уже и команду собрал.
   Фиолетовые глаза с белыми зрачками смотрят на меня с космическим холодом.
   - Гм, Джен? - переспросил я.
   Она отвернулась. Чего это с ней? Так, думай Кирилл. Что могло так её разозлить? Быть не может?!
   - Джен! Прости, пожалуйста, в следующий раз я оставляю тебя пару врагов, чтобы ты им головы отрубила, - покаялся я.
   Белозрачковая вздохнула, с трудом сдерживая раздражение.
   - Идём, - направилась она по дороге к зоне телепортации, откуда нас должны были отправить в зону перехода.
   - Джен, ты не ответила, - заметил я.
   - После часа, проведенного в клетке с грязным неблагодарным животным, у меня просто нет выбора, - походя, заметила она.
   - Эй, амсококилли не грязные, - обиделся я за этих шинхэо и только потом до меня дошло, - ой, Джен, извини, благодарю за то, что пришла за мной, у меня было всё под контролем, но спасибо.
   - Если это было под контролем, то мне жутко представить, что ты понимаешь под отсутствием оного.
   - Оговорился. Почти под контролем, - надо будет Шарса с Сео поблагодарить тоже, да и вообще всех, кто за мной попёрся, как-то я запамятовал, наверное, в глазах других неблагодарной тварью выгляжу.
   В итоге Джен в команду вступила. Перед телепортацией всё-таки поблагодарил своих спасителей, того же Пумилио, он, правда, был уже в команде Геурта.
   И вот мы оказались в зоне перехода. Она представляла собой гигантский диск белого цвета в центре которого бил окружённый тёмно-розовым сиянием белый луч.
   Волосатый чудик, то есть, простите, господин директор Юу Хан-Сунг провожал нас.
   - Поздравляю вас, участники. Вижу, вы готовы перейти на следующий этаж. Это был сложный месяц, но вы с честью прошли все испытания и достойны, пройти дальше, - стал произносить свою речь директор - Пора прощаться. Желаю вам, чтобы и в дальнейшем силы ваших желаний хватило, чтобы привлечь удачу. Прощайте, участники.
   Юу Хан-Сунг склонился в поклоне. Нас всех затопило бледно-багровое сияние, и мы исчезли со второго этажа испытаний. Ещё один шаг на пути к вершине был сделан.
  

***

  
   Юу Хан-Сунг разогнулся. Участники отбыли. Можно было заняться своими делами.
   В одном из коридоров цитадели возвращающегося директора перехватили два офицера. Хакс и Юу Бок-Дол.
   - Директор, Пэрнимеур и Занна уже отбыли? - поинтересовалась Хакс.
   - Да. Сразу после учебной тревоги. Им не терпелось отправиться в свадебное путешествие, - не снижая скорости шага, ответил высший офицер.
   Хакс и Юу Бок-Дол последовали за ним.
   - Не слишком ли часто мы проводим учебные тревоги? - это был вопрос от куратора копейщиков.
   - Вовсе нет. Вас просто надо к ним лучше готовиться. Не суметь различить специально созданную Пэрнимеуром для этой тревоги подделку это надо уметь. Скажите спасибо, что я успел перехватить вас до встречи с господином Эванкхеллом. Кто же знал, что вы попадётесь на столь простую удочку? - пожал плечами директор.
   - Жаль, что Пэрнимеур уже ушёл. Мне есть, что ему сказать, - задумчиво протянула Хакс.
   - Он действовал в рамках учебной тревоги. Мало ли как злоумышленники могут попытаться вломиться на зону испытаний, - ответил Хан-Сунг.
   - Могли бы нас дождаться, а не уходить сразу. И коммуникаторы не отвечают.
   - Они торопились. Сами понимаете, медовое десятилетие не каждое столетие выпадает. Думаю, сейчас они счастливы, - с улыбкой произнёс.
   Какое-то время они шли молча.
   - Вы высший офицер, вам виднее, - произнесла, наконец, Хакс.
   - А неплохие были офицеры. Даже жаль, - в тон ей сказал Юу Бок-Дол.
   - Я уже присмотрел две отличные кандидатуры им на замену, - спокойно заметил директор, - да и Юга обещал скоро вернуться.
   - Это прекрасно, - произнесли офицеры и отправились по своим делам.
   Высший офицер смотрел им вслед некоторое время, после чего пожал плечами и зашёл в свой кабинет. Там его уже ждали.
   - Как ты объяснил разрушения? - спросил директора человек с дешёвой завивкой.
   - Отказала любимая кофеварка, разонравился дизайн, и я занялся перепланировкой.
   - И они тебе поверили?
   - Нет, конечно. Но они же не идиоты. Сами всё прекрасно осознают. Больше всего вреда оглашение предательства администраторов этажа ударит по имиджу господина Эванкхелла. А злить его, дураков нет.
   - Вот как. Особые меры защиты уже сняты, и я скоро покину тебя вместе с пленными, но уже сейчас я могу сказать, Ласлек будет недоволен.
   - Почему? - спросил Юу Хан-Сунг.
   - Суди сам. Это была группа учёных из мастерской, которым мы доверили исследовать Шип.
   - Вот даже как, значит, им понадобился дьявол, скрытый нами в озере.
   - Именно. Они смогли по крупицам информации узнать, что нужный им объект находится здесь. Но их куратору от FUG было невдомёк, что дьявол уже принадлежит нам. А сделать запрос старейшинам этот идиот не захотел. О повышении мечтал. Скоро я с ним встречусь, - по безразличию в голосе офицера с дешёвой укладкой была понятна судьба того куратора.
   - Забавно. Как удачно всё складывается.
   - Ладно. Я отправляюсь. У Ласлека к тебе претензий не будет, обещаю, - поднялся собеседник директора этажа, - не проводишь до границ зоны?
   - С удовольствием. У меня как раз там есть пара дел, - произнес Юу Хан Сунг.
   У границ зоны высшие офицеры распрощались. Хан-Сунг посмотрел в небо и пошёл в сторону одной из пещер. Там прятался монстр.
   - Вот где ты, - с довольствием произнёс высший офицер, являющийся сильным анима.
   После этих слов монстр проглотил его.
   Юу Хан-Сунг оказался в странном месте. Под кроваво-тусклым небом были расположены сотни громадных тёмно-серых кубов. Между двумя такими и оказался директор.
   - Вот оно что. Одна из зверушек господина Хеадона. А я всё думал, кто это смущает сны наших избранных, - радостно произнёс высший офицер.
   Пространство взревело. Кубы сомкнулись. Но защитный барьер шинсу выставленный проводником сдержал удар.
   Блондин в восточных одеждах вертикально взмахнул рукой, разрывая реальность и выбираясь наружу.
   Перед Юу Хан-Сунгом предстало огромное жуткое израненное шинхэо. Некоторым ранам было несколько дней.
   - Вижу, с господином Эванкхеллом вы уже встречались, - прокомментировал директор.
   Монстр выглядел как мерзкий склизкий отвратительный слизень, заточенный в гигантскую раковину. Улитка.
   - Чуть не свели парня с ума. Поддерживали его зов, не давали разорвать. Если бы не я, он бы погиб до вашего прихода, и вы никогда не встретились бы.
   Раздался визг на низкой тональности.
   - Я могу помочь вам встретиться, - в руках проводника шинсу появилась шкатулка, - организую вашу встречу через несколько десятков лет. Не волнуйтесь. А сейчас надо вас спрятать.
   Улитку медленно уменьшило и втянуло в шинсу-контейнер, которой была шкатулка.
   - Кольцо F-ранга участнику F-ранга. Монстра B-ранга мне. Неплохо сторговался, прокомментировал свои действия Хан-Сунг.
   Перемещаясь уже на спине своего шинхэо, съевшего Занну Кеар, и убрав шкатулку с заключенной в ней улиткой, директор вертел кубик Пеоджеуль. В нём был зашифрован обратный адрес для связи. Подставной, само собой. Тем не менее, для анонимной связи сгодится.
   - Пожалуй, дам ему фору в десяток лет, - убирая куб в карман, произнёс высший офицер, - а теперь пора заняться ключом от цепей.
   Достигнув места назначения, проводник огляделся. Она была здесь. Зелёноволосая девушка. Участник испытания.
   - Вижу, горные волки исполнили мой приказ и исцелили вас, - произнёс директор.
   - Зачем? - спросила Чьеньги Кьюксинг.
   - Ваш дедушка мой старый знакомый. Я ему обещал, а он мне неплохо заплатил, - улыбнулся в ответ директор.
   - Разве это не против правил?
   - Хранитель этажа в курсе.
   - Вот как.
   - Скажите, вы хотите отомстить?
   Минутное молчание, затем ответ:
   - Да.
   - Тогда идёмте. Я отправлю вас к тем, кто научит, как правильно отомстить.
   Хранитель второго этажа прекратил за ними наблюдать. Всё шло своим чередом. Запасной план был запущен. Теперь осталось вновь погрузиться в ожидание пришествия Ночи.
  
  

Интерлюдия: Этаж пятый.

  
   Бесконечное море песка покрывало внутреннюю территорию пятого этажа. Синее фальшивое небо глядело в своё искаженное отражение. Песочная гладь блестела лазурным сиянием в лучах лживых солнц. Ветер носил по просторам этажа песчинки цвета океана.
   Несколько башен крепости испытаний возвышались над песчаным океаном, почти соединяя два озера: небесное, созданное при помощи шинсу и земное, состоящее из лазурного песка. Материал строений представлял собой непрозрачный кристалл. За одним из окон самой низкой башни стоял человек. Невысокий, по меркам местных жителей, рост, тёмные короткие волосы и синие глаза, в которых отражалось лазурное сияние.
   Это был проходящий испытание избранный участник Башни. Его одежда соответствовала стандартам этого этажа. Бирюзовая хламида полностью скрывала тело. Сандалии на обнажённую стопу предназначались для помещений, выходя в пустыню, стоило переобуться.
   Человек улыбался. Искренне. Человек был счастлив. Истинно. Человек сотворил чудо. Искусно.
   В нескольких сантиметрах от повёрнутой вверх ладони парил светлячок желтоватого цвета. Небольшой. Неяркий. Человеку это было неважно. Его радость не имела предела сейчас. Всё остальное неважно. И своим счастьем человек захотел поделиться с другими.
   Он вышел из тренировочного зала и не бросил ни взгляда на нечеловеческих существ, идущих рядом с ним. Привык. На его раскрытой ладони всё так же качался светлячок шинсу. Человек не хотел его отпускать.
   Несколько поворотов и появляется лифт на скрытые под землёй этажи крепости. Некоторые из окружающих человека избранных с пониманием смотрели на него. Другие с завистью. Человеку сейчас были безразличны их взгляды. Он с радостью рассматривал своё небольшое творение.
   Лифт остановился на нужном человеку уровне крепости испытаний пятого этажа. Участник вышел, не прекращая удерживать сияние светляка, называемого баанг, или дом шинсу. Вот избранный дошёл до одного из залов. Постоял некоторое время, любуясь сиянием созданного баанг, и зашёл внутрь зала.
   Перед участником открылось большое помещение, заполненное избранными, которые тренировались в искусстве ближнего боя. Их было несколько десятков. По залу ходили несколько помощников офицера, помогавших участникам советами.
   Пришедший в зал человек несколько десятков секунд выискивал интересующих его избранных. Нашёл и быстро направился к двум сражающимся участникам.
   Одним из бьющихся был однокрылый трёхглазый участник в тренировочной форме избранного пятого этажа. Она состояла из майки цвета морской волны и чёрных спортивных брюк. Движения участника были не особо быстры, но удары достаточно сильны. Он придерживался простого грубого стиля боя.
   С ним сражалась девушка в белоснежных бриджах и топе. Её бледная кожа почти сливалась с одеждой. Волосы цвета снега собраны в пучок и зафиксированы ярко-белой заколкой. Лишь фиолетовая радужка глаз выбивалась из общей палитры.
   На первый взгляд поединок проходил не в пользу беловолосой участницы. Однокрылый боец легко оттеснял свою противницу, а она не ставила жёсткие блоки и лишь отводила удары в сторону, когда не могла уклониться. Хотя внимательный наблюдатель обратил бы внимание на одну деталь. Однокрылый избранный был под внутренней техникой усиления тела. Это давало определённые преимущества. Укреплённый поток шинсу в его теле делал участника крепче, быстрее и сильнее. Противница трёхглазого техник не применяла.
   - Джен! Бис! - прокричал им пришедший с самолично созданным домом шинсу человек и помахал свободной рукой.
   Избранная скосила глаза на кричавшего им парня. И почти получила прямой удар в лицо. Лишь изящно изогнувшись, она смогла пропустить кулак мимо себя, и криво оттолкнувшись, ушла от последовавшего пинка. Приземлившись на четыре конечности, как кошка, Джен недовольно дёрнула веком и встала.
   - Закончили! - объявила она.
   Несмотря на её слова, однокрылый боец уже подскочил к Джен и ударил ей в правый висок. Но его удар не прошёл. Беловолосая поймала кулак, а потом сдавила, выворачивая руку оппоненту.
   - Ай-яй-яй!- запричитал тот, - сдаюсь-сдаюсь, Джен!
   Беловолосая участница отпустила руку и сошла с татами к позвавшему её человеку. Тот не обращал ни на неё, ни на поединок внимания. Только зачарованно смотрел на баанг, летающий над его рукой.
   - Джен! - тряся рукой, обратился к Белозрачковой однокрылый тип, - ты же обещала не использовать шинсу?!
   -Я не использовала технику усиления тела, - просто произнесла она и спросила пришедшего, - зачем звал, Слуаг?
   В ответ человек протянул ей, словно величайшую драгоценность, созданный светлячок. Его пальцы чуть подрагивали от возбуждения.
   - Смотри, - осторожно прошептал он, - мой первый созданный баанг.
   - Замечательно. Ты оторвал меня от тренировки только за этим? - ничего не выражающим голосом произнесла Джен.
   - Ты не понимаешь. Это первый созданный мной баанг, - с явно чувствующейся обидой в голосе произнёс парень.
   - Неплохо, Слуаг. За полгода управился? - произнёс подошедший однокрылый избранный.
   - Ага, за полгода. Видишь, Джен, даже Бис согласен, что это минимум неплохо, - укорил собеседницу Слуаг.
   - Непросто неплохо. А очень даже хорошо. Я в своё время за пять лет управился, - отозвался Бисеу.
   - Да? То есть ты уже умел создавать дом шинсу до прихода на внутренний этаж? - непритворно удивился парень в бирюзовой одежде.
   - Умел. По мне не скажешь, да? Я не особо хорош во внешнем контроле шинсу, но ты видел, я почти сегодня одолел Джен! - гордо вскинул подбородок Бисеу Дэуман.
   - Слуаг. Ты говоришь, это твой первый дом шинсу? - проигнорировав самоуверенное заявление Бисеу, спросила Джен.
   - Ага. Ты тоже прониклась моим талантом? А говорили четыре года надо. Ха! Я в восемь раз быстрее управился!
   - Значит, создав первый устойчивый баанг, ты пошёл к нам? - уточнила Белозрачковая и, дождавшись утвердительного кивка, с едва ощутимой задумчивостью в голосе продолжила, - Других домов шинсу ты не создавал, получается?
   - Ну да, - почесал рукой, над ладонью которой не висел баанг, затылок Слуаг, - А что?
   - Здесь тренировочный зал. К твоему сведению, - безучастно произнесла беловолосая участница и быстро ударила по руке с домом шинсу.
   От неожиданного удара проводник шинсу потерял концентрацию и баанг рассеялся.
   - Джен! Что ты наделала! Это был мой первый получившийся дом шинсу! - возмутился Слуаг.
   - Создай снова, - был ему спокойный ответ.
   - Эту будет уже не первый, а второй созданный мной баанг, - обиженно произнес парень, но совета послушался и сконцентрировался, читая потоки шинсу.
   Сначала ничего не происходило. В это время проводник шинсу считывал первичные потоки. Затем он зафиксировал их в сознании. А потом определил группу первичных потоков, по которым потечёт шинсу. После осталось лишь направить его и поддерживать нужный напор. Именно этот процесс с явным трудом давался этому проводнику шинсу. Но за пять месяцев тренировок он смог достигнуть определённого прогресса. И как результат трудов Слуага перед ним на ладони замерцал и стабилизировался второй созданный им баанг.
   - Да. Я смог это сделать ещё раз, - выдохнул проводник шинсу, - это второй созданный мной баанг!
   - Прекрасно, - прокомментировала полным бездны безразличия голосом Джен и ударила по ладони Слуага второй раз.
   От выражения лица проводника шинсу Бисеу Дэуман хрюкнул и согнулся пополам, встопорщив своё крыло. Удивленная обида, разочарованная злость, тихое раздражение и почти ушедшее счастье слышались в голосе Слуага:
   - Джен! Это был второй, созданный мной, дом шинсу! Как ты могла?!
   - Это тренировочный зал. Создай ещё, - ответила отрубательница голов.
   Потешно сощурив глаза, избранный в бирюзовом балахоне какое-то время мерился взглядами с беловолосой удильщицей, после чего фыркнул, мотнул головой и сделал три больших шага назад. Вдохнул, выдохнул, вытянул в сторону Джен руку и создал свой третий баанг, после отправил его в лоб Белозрачковой с фразой:
   - Дарю. Лови.
   Небольшой светлячок шинсу с тихим шипением разбился о голову удильщицы. Она выгнула бровь и с пустотой в голосе произнесла:
   - Щекотно. Странно. Ты будешь убивать врагов смехом от щекотки?
   - Да. А тренироваться буду на тебе! - с азартом стал создавать свой четвёртый дом шинсу проводник.
   К ним быстрой походкой подошёл один из помощников офицера - отдалённо напоминающий перекаченного стероидами таракана вставшего на задние ноги.
   - Это всё замечательно, но зал не предназначен для дурачеств. Если не хотите тренироваться, участники, покиньте, пожалуйста, помещение, - сказал помощник.
   - Мы тренируемся, - глядя прямо в чёрные глаза гуманоидного таракана, произнесла Джен.
   - Джен, Бис пошли к Сео и Шарсу. Скоро обед, я сегодня его оплачу, - направляясь к выходу, проговорил Слуаг.
   Бисеу направился за ним сразу, а Белозрачковая сначала смерила помощника полным безразличного холода взором и лишь потом пошла к выходу.
   Бисеу завернул в душевую попросив подождать. Джен же зайдя в женскую раздевалку быстро переодевшись в лазурного цвета балахон, чуть иного покрова, чем тот, что был на проводнике шинсу, и вышла к ожидающему их с Бисеу человеку.
   - Эм, а как же... - скосил глаза в сторону женских душевых парень.
   - Спасибо. Я не потею. Вечером смою грязь за день, - откровенно произнесла Белозрачковая.
   - Правда? - задавал вопрос слегка пришибленный новой информацией участник.
   - Можешь понюхать, - с пробирающим душу до мороза спокойствием предложила фиолетовоглазая удильщица, - я пахну горной свежестью.
   - Хм, только понюхать? - заинтересовался парень.
   - Могу ещё отрезать что-нибудь лишнее.
   - Тогда обойдусь.
   - Зря. Говорят, у меня хорошо получается отрезать ненужные штуки.
   - Кто говорят?
   - Отрезанные мною головы.
   На минуту между двумя избранными повисла тишина. После чего один из них тихонько поинтересовался:
   - Ты сейчас пошутила, Джен?
   - Да, Слуаг, это была шутка, - заученно растянула губы в безжизненной улыбке беловолосая маньячина.
   - Ладно, поверю на слово.
   Столовая находилась в центре крепости. По дороге туда Бисеу связался по коммуникатору с Сеоньо и оповестил команду:
   - Сео ждёт в столовой, уже заняла столик. Шарс не отвечает.
   - Понятно. Идите вперёд. Я пойду вытаскивать этого змея из норы, - раскомандовался Слуаг.
   - Как хочешь, - пожал плечами Бисеу.
   Джен лишь моргнула раз.
   Слуаг быстро дошёл до выделенной комнаты Шарсефера. Позвонил. Постучал. Посмотрел на коммуникатор, тот явственно показывал, что синхронизированное устройство Шарса в комнате. Следовательно, он с высокой долей вероятности тоже там. Логика! Слуаг умел ей пользоваться. Иногда.
   - Шарсефер! Я знаю ты тут! Открывай! Что случилось?! - несколько раз неудачно пнул дверь проводник шинсу в бирюзовом одеяние.
   Слуаг пошевелил ногой, обутой в сандалию, прокручивая в голове варианты: продолжать долбиться в дверь, позвать Джен, чтобы выломать преграду, позвать Сео для взлома замка, пригласить Бисеу смеха ради, обратиться в администрацию.
   - Слуаг, входи, только не кричи, Башней заклинаю, - открылась дверь.
   Парень храбро вошёл в удушливое помещение. Шарсефер отрегулировал климат комнаты под себя. Жарко и влажно. Сине-зелёные тона комнаты были прикрыты мраком. В центре на большой круглой кровати восседал Шарсефер и пытался надеть штаны. На ноги.
   Пять минут спустя Шарсефер ворчливо прошипел:
   - Дверь хотя бы закрой, не стой истуканом. И как вы с этими двумя конечностями разбираетесь.
   - А? Да сейчас закрою, - после чего пришедший избранный поинтересовался, - ты хвост в ломбард сдал?
   - Очень смешно, - обрётший ноги змеелюд наконец-то управился со штанами и застегнул их, после чего резко встал, покачнулся и упал обратно на кровать.
   Змеелюд раздраженно зашипел:
   - Как вы на этом ходите?! Баланс ни к Хеадону! Я даже шага сделать не могу! Захардово проклятье!
   - Тебе помочь и что с хвостом?
   - Оказывается, можно заключить договор с Хранителем и променять хороший и благородный хвост на две кривые топталки! На время, к счастью, раз в час могу менять форму! Проклятье! О каком удобстве вообще говорилось в прайс-листе? Тупая реклама! - разорялся громогласным шипением змеелюд.
   - Понятно. Цепляйся за руку, русалочка, - протянул конечность помощи змею Слуаг, тот раздражённо за неё ухватился.
   - Спасибо, но причём здесь эти лупоглазые людоедки?
   - Ты о ком?
   - О русалках, конечно же.
   - А они людоеды?
   - Вообще, нет, конечно, питаются не только людьми, но и другими разумными, - спустя мгновение Шарс поправился, - известные мне племена во всяком случае.
   - Буду знать. Благодарю, что просветил. Давай наверх тебе что-нибудь накинем и пойдём есть.
   Они вышли из комнаты Шарсефера, натянувшего дополнительную хламиду поверх штанов. Он очень плохо держался на своих полученных свыше ногах. Ему было далеко до той змеиной грации, которую Шарс показывал, когда перемещался при помощи хвоста. А поскольку вес его почему-то слабо изменился, их со Слуагом раскачивало из стороны в сторону.
   - Слушай, ты уверен, что хочешь дойти именно таким образом? - нейтральным тоном вопросил проводник шинсу.
   - Да. Только так. К ногам надо привыкать. Буду падать, но дойду!
   - Мне нравится твой настрой. Вот только давай без "падать". Кстати, я смог создать свой первый дом шинсу! - встрепенулся человек.
   - Вот как, - заинтересовался Шарс. - Сейчас подсчитаю. Месяц здесь и на этаже испытаний. И по два на третьем и четвёртым. Итого полгода. Быстро. Я сам только за три года смог создать баанг.
   - У тебя уже был договор с Хранителем этажа?
   - Вовсе нет. До некоторого предела шинсу можно использовать без контракта. Один баанг с одной поверхностью и массой уж точно создавать не запрещено. Просто не каждый имеет талант и может себе позволить его развить. У меня такая возможность была, как и нужные умения. Смотри, - перед носом Шарсефера сформировался красноватый шар сантиметров пять диаметром.
   - Здорово, - отозвался Слуаг, - у меня пока не настолько велики мьен и су, но, думаю, это дело времени.
   С этими словами проводник создал дом шинсу. Попытался создать. Всё-таки это была его не первая попытка, и он немного устал, поэтому при создании баанг ощутил резкую нехватку сил и покачнулся. Всё бы было ничего, если бы в это время за него не держался тяжёлый змеелюд, только сегодня вставший на ноги. Естественно они упали. Крайне неудачно, прямо под ноги пришедшей их искать Сеоньо Джеолуб.
   - Вот вы где. Развлекаетесь? Неплохие ножки. Шарс, - прокомментировала адепт света открывшуюся её картину.
   - Если когда-нибудь решишь заполучить хвост, то я за этим с удовольствием понаблюдаю, - лихо подполз к шершавой стенке и ухмыльнулся Шарс, аккуратно по ней поднимаясь.
   - Шарс, что это у тебя с рукой, - указал Слуаг на кроваво-красное пятно и свисающий шматок кожи.
   - Линять начал, - произнес Шарсефер, закутав руку в хламиду.
   - Жёстко ты линяешь. Прям до мяса. Не больно? - участливо поинтересовался проводник.
   - От сильного удара кожа лопнула, ещё и превращение это. Придётся на неделю или две здесь задержаться, линька процесс небыстрый.
   - По времени у нас хороший запас вроде, - призадумался Слуаг, - идём в столовую, там поговорим.
   В итоге Шарсефера надёжно зафиксировали с двух сторон и отконвоировали в столовую.
   За обедом на словах Слуаг похвалился созданным баанг, Бисеу похвастался тем, что почти победил Джен, а Шарсефер пожаловался на обретённые ноги. Затем команда перешла к обсуждению дальнейших планов.
   - В целом из графика мы не выбиваемся. Даже больше. Идём с опережением. Договаривались тратить не больше трёх месяцев на этаж, но пока укладываемся в два. Что хорошо видно по предыдущим этажам. Кто уже готов сдать тесты для перехода дальше? Мне осталось недели две для освоения дистанционного управления светочем вне прямой видимости на дальних расстояниях, - обстоятельно завела разговор Сео.
   - В любой момент, - раздалось со стороны Джен.
   - Усиление тела я освоил. Спасибо Джен, так что дней пять для усвоения мне хватит и можно сдавать, - отозвался Бисеу.
   - У меня по позиции нужно было создать баанг, так что прохожу однозначно, надо только офицеру показаться, - махнул рукой Слуаг.
   - Нормативы на чтение шинсу я сдать смогу, но у меня линька началась. Это где-то на неделю, может, дольше, - сообщил Шарсефер.
   Посовещавшись, команда решила задержаться тут ещё на месяц. Благо время не поджимало.
   После обеда Слуаг с Бисеу отвели Шарсефера в его номер.
   - Тебе точно помощь не нужна? - спросил Слуаг.
   - Точно. Сейчас отдохну. Верну хвост и пойду, сниму помещение под линьку. Тут должны быть специальные места для удовлетворения физиологических потребностей разных народов.
   - Как ты высокопарно обозвал простую линьку, - заметил Бисеу.
   - Спасибо, что довели. До кровати я сам доползу. Примерно через неделю увидимся. Пока, - закрыл Шарсефер перед ними дверь.
   Чуть отдохнув, змеелюд освободился от одежды и вернул себе хвост. Полюбовался чешуёй, поморщился, увидев трещины, за которыми виднелось красное, заказал через коммуникатор помещение, еду и некоторые ингредиенты туда, облачился в одежду и пополз на линьку.
   Комната для процесса скидывания кожи ему понравилась. Сумеречная, с очень слабым освещением, отдельным туалетом, холодильником и ванной для купаний в центре. Замечательно.
   Повертев головой по сторонам, Шарсефер активировал на коммуникаторе сканирование на записывающие устройства и удовлетворился их якобы отсутствием. Администрация этажа свято блюла законы Башни и не разглашали информацию об участниках.
   Змеелюд вздохнул, а на выдохе ощетинился острыми красными шипами. Это были новые вздыбленные чешуйки. С новым вдохом они вновь стали гладкими. Шарс окунулся в воду, смывая остатки старой чешуи. Так за полчаса завершился процесс его линьки, но не это было главным.
   Цвет новой чешуи змеелюда был странным. Неравномерным, но в одном тоне. Красном. Ализариновые пятна переходили в карминовые разводы, те обращались каштановыми областями окраски, в свою очередь, сменяемыми малиновыми, гранатовыми и бордовыми оттенками чешуи.
   После купания краска сошла со светло-коричневых волос змея, ведь он перед погружением в воду добавил туда специальный реагент для быстрого смыва. Теперь цвет его шевелюры стал настоящим. Кроваво-красным.
   Как это и бывало, после линьки радужка глаз сменилась с жёлтой на терракотовую.
   Шарсефер некоторое время полежал так. Поменял воду в ванной. Залил туда стойкую болотную краску для чешуи. Залез в ванную. Волосы он покрасит чуть позже. Чтобы цвет чешуи не менялся до следующей линьки, придётся пробыть в воде не один день, меняя воду и реагенты для краски. А перед выходом надо не забыть закапать капли, меняющие радужку на желтую. Ничего. Он привык. У последнего змея кровавой радуги были свои причины, чтобы скрываться. И на это он не жалел ни денег, ни усилий.
  
  

Интерлюдия: Этаж одиннадцатый.

   Потоки шинсу медленно раскачивали ветви древа. Листья лениво колыхались на ветру. Обыденная картина. Несколько выбивались из нормы гигантские размеры древа и сиреневый цвет листьев с фиолетовыми прожилками.
   Огромные пятиметровые двери, врезанные в ствол, открылись и на широкую ветвь дерева, больше напоминающую дорогу для великанов, вышли несколько избранных. Большая, превышающая средний человеческий рост гусеница, укутанная в красный плащ участника, привычно поползла по одному из ответвлений ветки. За ней пошли другие избранные. Все они одеты в красно-чёрную форму участников внутренней зоны одиннадцатого этажа. Среди них пятеро человек: трое мужчин и две женщины. Три гуманоида: прямоходящая рысь; туловище на щупальцах без головы с маленькими, болтающимися в воздухе ножками, непомерно длинными руками и лицом в животе; двенадцатирукий шестиногий гигант под четыре метра ростом. Не гуманоидные участники были представлены гусеницей и полутораметровым радужным облаком. Итого десять избранных.
   Участники вышли на поверхность сиреневого листа. Площадь его была несколько сотен квадратных метров. Он не прогнулся под весом избранных даже тогда, когда на лист зашёл гигант с большим количеством рук, торчащих, в том числе, и из спины. Сиреневая поверхность не пружинила. Гусеница, заползшая первой, с интересом рассматривала несколько десятков небольших клеток с запертыми в них маленькими шинхэо.
   Некоторые избранные косились на часы, встроенные в коммуникатор. Вот настало назначенное время - девять часов утра. С вершины дерева спланировали на лист трое. Юноша хрупкой комплекции с серебряными волосами до плеч, миловидным лицом и малиновыми глазами с двумя вертикальными зрачками в каждом. Другой прибывший высок и статен. Его короткие, цвета синего пламени волосы, с изяществом уложены в сложную причёску. Карие глаза лучились любовью и всепрощением с долей небольшого лукавства. Одеты эти двое были в одежды помощников офицера: зелёные штаны и футболки.
   Примечательной была женщина, пришедшая с ними. Высокая, но меньше двух метров. Красные прожилки, отчётливо видные на белке глаз с серо-стальной радужкой, тянулись под кожу, увеличиваясь в размерах. Эти жилы выходили из головы длинными желтоватыми трубчатыми наростами и спадали до самой поясницы. Зелёный балахон, со знаком администратора этажа, не мог полностью скрыть внушительный бюст пятого размера.
   Офицер оглядела присутствующих участников. Вышла вперёд и глубоким потусторонним голосом произнесла:
   - Доброе утро, избранные. Все вы здесь собрались для прохождения необязательного шестинедельного курса, посвященного анима. Меня зовут Ганникам Соно. Я по основной позиции копейщик. Дополнительно являюсь сертифицированным анима. Обращайтесь ко мне как госпожа куратор, или мисс Соно. Это мои помощники. Яппеун, - она указала на пепельноволосого юношу, а потом плавно перевела руку в сторону накачанного кареглазого участника, - и Пэтанг.
   Представив своих помощников, Соно продолжила:
   - Они участники более высокого ранга, чем вы. Относитесь к ним с уважением. Курс пройдёт следующим образом. Сегодня я дам вам начальную информацию, если вы ей ещё не владеете, оценю ваши способности, дам задания. Занятия проходят по четыре часа в сутки, вы можете прийти как вам удобно: с девяти утра до тринадцати, или днём с четырнадцати до восемнадцати. Пять дней курс ведут мои помощники, один раз в неделю прихожу я, для контроля и рекомендаций. Тогда же раздам новые задания. Седьмой день недели отдых. В конце курса при сдаче дополнительного теста вы получите запись в коммуникатор и базу данных о прохождении введения в анима. Всем всё понятно?
   Даже не дожидаясь ответа, госпожа куратор продолжила:
   - Имена ваши мне известны. В представлении нет нужды. Перейду к лекции. Как вы все знаете, единицей контроля шинсу является баанг. Его создание в общем случае заключается в чтении первичного потока и направлении по нему шинсу. Всё управление шинсу в Башне построено на этом принципе. Кто-то может вспомнить контроль обратного потока, но там тот же принцип. Только более тщательное чтение и направление называют сломом, искажением, тем не менее, суть одна. И она пронизывает всю теорию шинсу. Кто знаком с внутренней техникой усиления тела?
   На этот утвердительно ответило четверо участников: рысь, гусеница, черноволосая женщина и тело с человеческим лицом в животе.
   - Тогда кто скажет, почему для внутреннего усиления тела нет нужды читать поток, только разгонять шинсу?
   Темноволосый парень с синими глазами дал ответ тихим, немного торопливым голосом:
   - Поток свой и основная задача на его чтение ложится на подсознание и происходит инстинктивно.
   Офицер на секунду отвлеклась, взглянув в никуда, а потом прокомментировала:
   - Участник Слуаг, почему тогда чтение происходит инстинктивно?
   - Свой поток потому что, - нахмурился Слуаг.
   - И почему же свой поток читается инстинктивно? - продолжила задавать вопрос Соно.
   - Потому что свой? - спросил в ответ избранный.
   - Нет. Как образуется поток в теле жителя Башни? - задала наводящий вопрос госпожа куратор.
   - Шинсу везде и внешний поток как бы преломляется в теле, создавая другой, - путанно объяснил Слуаг.
   - Очень грубо, но отчасти верно. Салки Ваенг ответьте, что происходит, когда вы применяете технику внутреннего усиления тела? - обратилась офицер к рыси.
   - Увеличивается ток шинсу по потоку, и усиливаются природные характеристики тела. В зависимости от техники можно усилить всё или что-то выборочное, - был ответ рыси.
   - Что насчёт способности летать?
   - Э-э-э... только если уже уметь летать. Крыльями там, или шинсу-пузырь иметь. Иначе нужна другая техника.
   - Кто понял, что я имею в виду? - задала завершающий вопрос мисс Соно.
   - Вы хотите сказать, что поток шинсу в участнике отражает свойство тела? Тогда его, вообще, читать не нужно, получается... - растерянно произнёс Слуаг.
   - Именно. Это природное свойство потока шинсу. Если кто-то с рождения умеет плеваться кислотой, то под общей внутренней техникой усиления тела что произойдёт?
   - Его кислота станет сильнее, - отозвалась гусеница.
   - Правильно, Гведо Муан. Базовые техники внутреннего усиления тела составлены так, чтобы исключить лишние элементы. Нам нет нужды читать поток, так как он уже определён изначально и по нему уже идёт шинсу, надо только его аккуратно ускорить. Есть и более сложные техники усиления тела, в которых всё не так просто, но не о них речь.
   - Можно вопрос?
   - Да, Слуаг, слушаю.
   - Но ведь когда мы используем дистанционные техники усиления на других участниках нам надо читать их поток. Почему же мы не читаем свой?
   - Потому что он свой. В самых простых техниках усиления используется лишь бесконтрольное направление шинсу, и оно само вливается в нужный поток, - был ему ответ.
   - Но я ведь также ответил! - возмутился Слуаг.
   - Нет. Ты ответил, что происходит инстинктивное чтение. Это неверно. Базовый поток уже определён. Нет нужды его читать даже подсознательно или инстинктивно. Понятно?
   - Да, - понуро отозвался избранный.
   - Замечательно. К чему я это всё говорила? И при чём тут анима? А дело в следующем. Все носители анима обладают от рождения особым телом. При прохождении шинсу через него образуется поток, отличный от других. Если хотите, вырастает особый шинсу-орган, свойственный только анима. Именно он и даёт возможность управлять шинхэо. Этот орган называется маджу. У него сложное строение, но вас пока должно интересовать его практическое применение. Для использования способностей анима нужно создать баанг и пропустить его через маджу. Полученный таким образом дом шинсу условно будет состоять из двух частей: кинла и лидег. Их ещё называют ошейник и поводок. Кинла отвечает непосредственно за подчинение шинхэо. Лидег обеспечивает связь со зверем и передачу образов. Количество баанг отвечает за число контролируемых шинхэо с некоторыми оговорками. Можно с помощью одного дома шинсу контролировать целую стаю, за это отвечает мьен, но эта стая будет выполнять одинаковые приказы. То есть для разделения стаи придётся создавать ещё один баанг. Исключения составляют шинхэо с роевым интеллектом или общим разумом и отдельными телами. Масса шинсу даёт возможность контролировать более сильных созданий.
   - А можно использовать маджу без создания баанг? - спросил Слуаг.
   - Ущербный способ. Получится половинчатый дом шинсу. Либо контроль, либо связь. Ситуацию можно исправить, с помощью различных предметов, как твоё кольцо, например.
   - А как быть с дистанционными техниками усиления? - задал вопрос участник с лицом в животе.
   - Поводок осуществляет двустороннюю связь, если правильно создан, а кинла позволяет контролировать поток шинхэо. Следовательно, при некоторой сноровке, посылая сигнал, одновременно содержащий команду разгона потока и действия контролируемого создания, можно использовать на звере базовую технику внутреннего усиления. Есть ещё такой момент. Маджу может усиливать проходящей через себя баанг, обычно не очень сильно, но в некоторых случаях весьма существенно. Это связано с дисбалансом потока. Чаще всего проходит со временем. Если же у кого-то проблема будет наблюдаться на протяжении нескольких лет, то стоит обратиться к врачу, для выправления потока.
   Мисс Соно подошла к клеткам и подозвала избранных.
   - Кто из вас уже умеет подчинять шинхэо? - спросила она у участников.
   Отозвались трое: Слуаг; Саенгмуль, участник с лицом в животе; рысь Салки Ваенг.
   - Что же. Тогда выберите по шинхэо каждый. Задание на неделю я вам скину в коммуникатор и можете быть на сегодня свободны. Только продемонстрируйте, как берёте под контроль шинхэо.
   Салки Ваенг наклонилась над шинхэо в виде пушистого зверька и замурлыкала, меняя тембр голоса в сторону низких звуков. Через несколько минут животное было подчинено.
   - Используешь звук для концентрации? Похвально. Неплохой костыль, но в будущем стоит от него отказаться. Освоишь стандартные приёмы, - прокомментировала госпожа куратор.
   Саенгмуль просто коснулся щупальцем головы своего шинхэо и тем самым взял его под контроль.
   - Контактное подчинение? Для тебя неплохо, - коротко сообщила Соно.
   Последним был Слуаг. Темноволосый парень поднял руку по направлению к маленькому ящеру, осторожно сжал ладонь в кулак, и шинхэо послушно подошёл к нему.
   - Прекрасно. Стандартный способ подчинения. Почти как по учебнику. Портит лишь то, что использовался предмет, но с опытом это пройдёт.
   Теперь офицер вновь стала обращаться к остальным:
   - Для хранения шинхэо используются шинсу-контейнеры. Принцип их работы изучите на досуге. Каждому из вас будет передан один контейнер на одного зверя. После курса вы обязуетесь вернуть их.
   Помощники выдали контейнеры в виде браслетов, брошей, амулетов. Участники быстро их разобрали. Слуаг свой контейнер повесил на шею и заключил в него маленького ящера.
   Потом темноволосый парень вместе с двумя другими избранными, владеющими анима, покинул лист. Какое-то время Слуаг провёл в своём номере, читая полученную литературу на терминале, изучая задание и играясь со зверьком. Потом пошёл на обед.
   Обед прошёл штатно. На нём присутствовали все пятеро: Джен, Сеоньо, Слуаг, Бисеу, Шарсефер.
   После обеда Слуаг увязался за Сеоньо.
   - Сео, ну помоги, пожалуйста. У меня уже две недели в этом тесте подвижек нету! - клянчил Слуаг помощь.
   Взгляд оранжевых глаз четырехрукой женщины не смог умерить энтузиазма синеглазого проводника.
   - Что может быть проще, чем левитировать маяк? - спросила Джеолуб Сеоньо.
   - Эти проклятые кубы суспендия меня и слушать не хотят. Может у тебя есть шарообразные маяки?
   - Мы с тобой знакомы полтора года. И большую часть времени ты мне жалуешься на кубы. Не надоело?
   - Ни капли. И сейчас особый случай. Мне надо пройти тест. А у меня этот маяк как валялся, так и валяется. Кирпичи внутри него, что ли?
   - Ладно, заходи, - пригласили его в номер.
   Пока Слуаг медитировал над жёлтым маяком, Сеоньо что-то программировала за другим. В конце концов, произошло то, что должно было произойти. Слуагу надоело пялиться на куб.
   - Я что-то делаю не так, но не пойму что, - прошептал анима и спросил Сео, - а ты чем занята?
   - Вот именно, я занята, - не отрываясь от экрана, бросила Сеоньо.
   - Программируешь? - за плечом Сео возникла любопытная физиономия Слуага.
   - Да. Ты что-то в этом понимаешь? - повернув голову к проводнику шинсу, иронично отозвалась Сео.
   - Ни Хеадона, не понимаю. Пробовал, но это за гранью добра и зла. Помню, застрял на рекурсивных матрицах, или нет? Матрицах рекурсивных функций? Там ещё слово "фрактал" было. И ещё что-то сложно выговариваемое. Алфавит фрактальных криптосостояний частиц шинсу. Как-то так, - задумчиво глядя в потолок, произнес не состоявшийся гуру программирования.
   - Ты с чего изучать начал? - удивилась Сео.
   - С основ. Теория какого-то там нижнего кода, - беспечно отозвался парень, разглядывая красивые значки на экране плоского маяка.
   - Я спрашивать не буду где ты эту книгу взял. Краткий справочник адепта света читать не пробовал?
   - Зачем он мне? Я же не адепт света. Мне ваши заморочки с тактикой поведения, типами маяков и взаимодействия пока ни к чему. Своё бы запомнить.
   - Там есть наглядный список книг для изучения различных уровней программирования. И порядок, в котором стоит их читать.
   - Хм, не знал. Надо будет почитать.
   - А теперь кыш. Кодить буду.
   - Один момент. В инструкции сказано, что маяк должен находиться в пределах поля шинсу. Это понятно. А потом надо синхронизировать его со своим потоком. Я в который раз пытаюсь его подцепить через баанг... а понял, - Слуаг опять уселся напротив куба.
   Надолго тёмноволосого избранного не хватило.
   - Не, не понял, - произнёс он через пятнадцать минут.
   Златокожая лишь чуть прикрыла глаза. Когда она присоединилась к их команде, она ожидала многого. Хитрых словесных перебранок, подстав, обмана, попыток манипулировать собой, но не такого почти детского наивного отношения ко всему. Возможно, причина в том, что Слуаг расслабился из-за отсутствия смертельной угрозы. Но он не может не понимать, что это лишь затишье перед бурей двадцатого этажа? Слуаг ведь не полный идиот?
   - Дурацкий тест. Почему я, проводник шинсу должен уметь левитировать маяки? Зачем мне это? Я же не адепт света! - продолжал бурчать Слуаг, прожигая взглядом куб светоча.
   - Это базис. Нам же объясняли. Есть определённый минимум навыков. От тебя не требуют уметь разгонять поток шинсу в маяке для сложных вычислений, или применять через светоч техники. Всего лишь научиться двигать его в пространстве. Может тебе понравится, и ты этим увлечёшься? К тому же для составления ранговой карты надо протестировать все имеющиеся у участника навыки, даже если они почти на нуле, - терпеливо разъяснила Сео.
   - Да понятно. Но лучше бы я потратил время на тренировки управления шинсу или анима. Сейчас надо освоить одновременное усиление и контроль шинхэо. А я какой-то ерундой с этим кубом занимаюсь, - выдал своё наверняка чрезвычайно ценное мнение Слуаг.
   - Ты слишком категоричен. Вот надо будет тебе провести разведку, а скаутов под рукой не будет, адептов света тоже. Полезешь сам с коммуникатором в режиме фонарика? - с явственно чувствующимся превосходством спросила Сеоньо.
   - Нет. Отправлю вперёд небольшого шинхэо со способностью видеть в темноте или ориентироваться на звук, - походя, ответил проводник шинсу, задумчиво взирая на маяк.
   - Ладно. А если тебе понадобится достать информацию с защищенного терминала?
   - Отправлю невидимого шинхэо украсть пароль или сами данные вместе с носителем, - присел и обхватил руками куб Слуаг, поморщившись при этом.
   - У тебя денег-то на шинхэо хватит?
   - А на маяк? Он тоже недешёвое удовольствие. При том заметь, светочем я не владею, а шинхэо легко управляю. И на что мне тогда тратить баллы? Очевидно, что на зверей шинсу. Ты же, вступив в ближний бой, не отключишь же светочи, и не будешь сражаться иглой там или копьём, а активно будешь использовать маяки в противоборстве, дополняя их чем-нибудь, что тебе удобнее использовать? - задал ответный вопрос синеглазый избранный участник одиннадцатого этажа.
   - Тут ты прав, хотя базовые приёмы знать надо. То же усиление тела, - Сеоньо чуть напряглась, приведенный Слуагом пример, был из краткого справочника адепта света.
   - Я не спорю. Просто кубы эти, и времени на всё не хватает, - проводник шинсу стал раскачиваться из стороны в сторону, удерживая маяк в руках, и что-то бормоча про себя.
   Сеоньо задумалась. Как ни посмотри, Слуаг смог обмануть офицера, хоть ему и повезло. Тем не менее десятерых участников синей команды он тоже в одиночку уничтожил. Значит, не так уж он и прост. Пусть сейчас и расслабился, от отсутствия явной угрозы.
   - Ты не куб, ты шар. Гладкий круглый шар. Лети. Пари. Ты не куб, ты шар. Гладкий круглый шар... - смогла разобрать Сеоньо бормотание Слуага.
   "Хотя, возможно, он просто везучий придурок", - подумала Сео.
   - Ты надеешься такими темпами догнать Цирпинуса? Он сейчас на пятнадцатом этаже, - колко поинтересовалась она.
   - Он мне более неинтересен. К тому же не на пятнадцатом, а на шестнадцатом. И не один, а с Жарпвеиэном, они объединились, - невзначай заметил Слуаг и продолжил своё бормотание, - ты не куб, ты шар...
   "Или не придурок", - вынуждена была констатировать Сео, теперь думай, гадай, случайно он это обронил или нет. Да и цитирование справочника адепта света, который Слуаг якобы не читал, видимо, не совпадение.
   Маяк вдруг засиял и поднялся над головой Слуага.
   - Да, у меня получилось! - в этот момент концентрация ослабла, и куб стал падать на проводника.
   Избранный смог прикрыть голову, но упавший маяк чувствительно ударил по плечу.
   - Хеадонов куб! Но ты видела Сео? Я смог! Я понял. Я разобрался! - потирая плечо, возвестил участник.
   "Или всё же придурок? Интересно, бывают хитроумные жизнерадостные идиоты?", - не могла решить в голове дилемму Сеоньо.
   Ближе к ужину они решили заскочить за Бисеу.
   - Ты в курсе, где Бисеу сейчас? - спросил у Сео Слуаг.
   - Да. У него для теста надо уметь ориентироваться в координатной сетке и направлениях. Копейщики, в общем, получают информацию с маяков и по ней корректируют снаряд. Вот ему и надо научиться интерпретировать координаты, соотнося их с реальным пространством.
   - Фигня какая-то. Он же удильщик?
   - Представление иметь о координатных сетках разных позиций всё равно надо. Его же не заставляют уметь корректировать копьё.
   - Вот ведь тесты, простые, зараза, но нудные.
   - Выше двадцатого этажа, говорят, будут командные испытания, а свобода в тренировках становится полной. Здесь просто ознакомление с базовыми вариантами. Если кто-то решит сменить позицию или взять дополнительную.
   Двое зашли в залы для тренировки копейщиков. Там было несколько отдельных комнат с особыми условиями. В одной из них и находился Бисеу. За односторонне прозрачным стеклом его было хорошо видно всем желающим. За отдельную плату была возможность снять полностью закрытую комнату и не давать другим учиться на своих ошибках или изучать слабые места.
   Бисеу стоял в центре. Вокруг него парили десятки мишеней. На коммуникатор однокрылому удильщику приходили данные и по ним, Бисеу должен был указать шинсу-указкой на мишень, записанную в координатах. Над стеклом дублировалась информация.
   - Долго он ещё? - спросил голодный Слуаг.
   - Аренда комнаты заканчивается через пятнадцать минут, - сверилась с коммуникатором Сео.
   - Подождём.
   К пустующей рядом комнате подошли двое. Высокая статная девица с разноцветной радужкой глаз, в обтягивающих одеждах помощника офицера и средней комплекции мужчина со знаком администратора этажа. Одет он в рыхлый серо-чёрный комбинезон с капюшоном из шелестящей ткани. На ладонях каждой руки, включая и тыльную сторону, вытатуированы кольца. Русые волосы собраны в короткую косу. Левый зрачок глаза расширен, правый сжат. Радужка серая.
   - Приступай, Саег - махнул офицер помощнице на комнату.
   - Да, господин Госу, - покорно кивнула та и подошла к помещению.
   Рядом с Саег возникли несколько маяков малинового цвета. Один из них помощница использовала как стул, другой как терминал, клавиатура выдвинулась из его нижнего отдела. Ещё три светоча замерли напротив стены. Та стала прозрачной. Взору открылись провода и каналы в суспендии. Саег стала что-то печатать на клавиатуре, а маяки медленно летали вдоль стены, сканируя её.
   - Интересно, чем помощница офицера занята? - неожиданно вслух проговорил Слуаг.
   Сео нахмурилась, ей-то откуда знать? Тут уровень много выше избранного адепта света F-ранга.
   - На кошках тренируется. Берёт под контроль хэйдж комнаты. Ядро, то есть, и манипулирует его каналами. Поломалось что-то вот и тренируется, - к удивлению Сео ответил офицер.
   - Вот как? Позвольте представиться, Слуаг избранный участник, проходящий испытание на этом этаже. Это ядро, о котором вы говорите, в стене? - мгновенно отозвался проводник шинсу.
   Сеоньо вся обмерла. Да он совсем спятил? Сметь о чём-то спрашивать стороннего офицера? Как у него наглости хватило?!
   Офицер смерил проводника шинсу и Сео взглядом и неожиданно поддержал беседу:
   - Имба Госу, администратор этого этажа, отвечающий за функционирование помещений. Хэйдж вмонтирован в центр пола комнаты. В обычных условиях его вытаскивают, но для тренировки Саег работает дистанционно через каналы, проходящие в стене. Неплохая практика для участницы её ранга.
   - Ваше имя Имба?
   - Да. Я Имба, - гордо подтвердил офицер.
   - Получается, помощники здесь тоже тренируются, - уточнил Слуаг.
   - Вроде того, практических навыков набираются. Им ещё платят за это, нанимая из участников верхних этажей.
   - Понятно, спасибо за пояснения.
   - Не стоит.
   Офицера и участников накрыл защитный купол шинсу. На недоумённый взгляд Слуага Имба ответил:
   - Саег с потоками напутала, слепая дурёха, сейчас её обратной волной от системы безопасности центрального хэйджа крепости на части разорвёт. Вот я и поставил барьер, чтоб не запачкаться. Вы же не хотите отскабливать от себя внутренности моей непутёвой помощницы? - выгнул бровь Имба.
   Сео и Слуаг переглянулись и синхронно замотали головами. Слышавшая краем уха слова офицера Саег замерла, как сапёр, которому сообщили, что он ошибается.
   - Г-господин Госу-у-у, - с мольбой в голосе и со страхом в разноцветных глазах протянула помощница офицера.
   - Что с тобой поделаешь, сейчас подсвечу, - вздохнул Госу.
   Перед Имбой возник чёрный маяк в виде волчка, словно состоящего из колец разного диаметра, и медленно завертелся. Тот час на экран светоча Саег поступила новая информация, а часть каналов в стене засветилась. Помощница погрузилась в работу, защитный купол исчез.
   - Вот так и работаем, - прокомментировал творящееся офицер Имба, - без угрозы жизни стимула никакого.
   - Вы куратор адептов света? - осведомился Слуаг.
   - У нас вроде господин Маруниц, - заметила Сеоньо.
   - Нет. Я не куратор. Только за функциональность помещений в крепости отвечаю.
   - Во всей? - неподдельно удивился анима.
   - Было бы чему удивляться. Ерунда. Чуть больше двух сотен помещений. Я их в режиме реального времени контролирую. Даже ничего из своих заготовок ставить не пришлось. Всё по шаблонам. Скучно. А вы тут что делаете?
   - Товарища ждём. А вот и он, - из комнаты выбрался уставший Бисеу и кивнул товарищам, поплётшись в душевые.
   - Ну, нам видимо, пора. Приятно было познакомиться, - поспешил откланяться Слуаг и пошёл к выходу, где располагались душевые.
   Офицер просто кивнул ему. Сеоньо задержалась, кинула косой взгляд на ушедшую в код Саег и решила попытаться наладить с этим офицером более тесные мосты.
   - А вы тренируете только помощников? - неожиданно глубоким и вкрадчивым голосом сделав небольшой шаг вперёд и качнув грудями, спросила Сеоньо Джеолуб.
   Офицер приподнял голову, смерив участницу двух с половиной метров ростом с четырьмя руками и золотой кожей насмешливым взглядом. И решил немного подшутить.
   Офицер хлопнул в ладоши. Вытатуированные кольца на ладонях засияли. Размеры тела Имбы увеличились в три раза. Пятиметровый великан ещё раз взглянул на сглотнувшую застывший ком в горле участницу. Протянул руку, к которой подплыл один из летающих под потолком кубических маяков с длиной стороны два метра. Светоч и офицер стали уменьшаться. Когда Имба достиг своего прежнего размера, маяк умещался у него на ладони.
   - Барахлит, починить надо, - с этими словами офицер убрал маяк в карман. - Что касается твоего вопроса, то я его понял лучше, чем ты думаешь.
   Сеоньо замерла под взглядом разноразмерных зрачков.
   - Я Имба Госу, девочка, запомни, что сейчас скажу. Мне больше полутора тысяч лет. Я выполз из тьмы и грязи Мидиана. За триста лет я взошёл на вершину. Многое я повидал по пути туда. И я никогда не был педофилом! Приходи ко мне с такими предложениями, когда разменяешь третью или четвертую сотню лет и минуешь хотя бы восьмидесятый этаж. А пока иди к своим товарищам и не трать моё время попусту.
   С покрасневшей от фырканья Саег и собственного стыда золотой кожей Сеоньо поспешила покинуть зал.
   После ужина команда расползлась по своим делам.
   - Эй, Сео, не хочешь помочь мне с тестом. Ты ведь адепт света, должна в координатных сетках разбираться. У меня и горло есть чем промочить, - грубовато обратился к Сео Бисеу.
   Сеоньо внутренне поморщилась. Вот всегда так. Стоит встретить кого-то достойного её внимания, как жизнь ломает об реальность.
   - Нет, надо доделывать программу, но спасибо за предложение, - как могла вежливо отклонила наскок Сео.
   - Как хочешь, ты не знаешь, от чего отказываешься, - произнес в спину адептке света Бисеу Дэуман.
   У себя в комнате, готовясь ко сну, Сеоньо сняла всю одежду и, любуясь собой, повертелась вокруг зеркала.
   - Болваны, - в пространство произнесла Сео, ложась на кровать и закутываясь в одеяло.
   Бисеу в это время у себя на балконе смотрел в поддельное небо и глушил в одиночку вино. Вот он вздохнул, вытащил из кармана оранжевую, как глаза Сеоньо Джеолуб таблетку и запил её. Покачнулся. Сполз по стене. Взгляд его трёх глаз не выражал больше ничего. А из уголка губ потекла струйка слюны. Он был в своих грёзах.
  
  

Интерлюдия: Этаж восемнадцатый.

   В океане сталкивались красные льдины. С лживых небес падал кровавого цвета снег. Ветра шинсу собирали его в багровую метель. Розоватую гладь океана рассекал большой алый айсберг. То была верхняя часть плавучей крепости восемнадцатого этажа испытаний.
   За широкими окнами видно, как избранные выходили из столовой. Вот от общего потока отделился один участник. Тусклая серо-чёрная форма почти сливалась с чешуёй болотной расцветки. Избранный змеелюд нетвёрдо стоял на ногах, казалось, что они ему непривычны. Чешуйчатая рука, с втянутыми небольшими когтями, осторожно коснулась стекла, за которым бушевала буря кровавого снега. Желтые глаза чуть дрогнули.
   - Завораживает? - голос был холоден, как и те льды, что разбивались о крепость.
   - Немного. Всё такое красное, - ответил тихим шипением участник, - каждый раз, как бросаю взгляд за окно, останавливаюсь.
   Собеседница змеелюда -- девушка с белыми волосами и фиолетовыми глазами. Её бледная кожа сильно контрастировала с тёмно-серым одеянием восемнадцатого этажа.
   - Да. Я тоже могу долго смотреть на то, как течёт кровь. Очень похоже. Красиво, - плавно повела запястьем беловолосая участница в сторону творящегося за окном действа.
   - Я не говорил, что красиво просто завораживает, - змеелюд отвернулся от окна и слегка скованной походкой отправился к лестнице.
   - Многие могут наслаждаться и видом уродства. Не знала что ты из таких, - быстро нагнала змеелюда беловолосая.
   - Джен, играй в эти игры со Слуагом, мне неинтересно, - раздражённо попытался махнуть хвостом змей, но из-за отсутствия оного дёрнулся его зад.
   - Из тебя бы получилась неплохая змеелюдка, походку от бедра ты почти освоил, - леденящим душу голосом прокомментировала Джен.
   - Я рад, что ты научилась повторять шутки за другими, но над интонацией тебе ещё надо поработать. Вот иди и тренируйся на Слуаге.
   - Он со своей новой зверушкой играет, никого вокруг не замечает, - с микроскопической, почти незаметной тенью обиды в голосе, ответила Джен.
   Остановившийся участник, с чешуёй болотной окраски, смерил фиолетовоглазую собеседницу внимательным прищуром.
   - Вытащи его на тренировки по рукопашному бою. Он мне в прошлый раз жаловался, что никак не может поставить себе простой прямой удар рукой, находясь под техникой внутреннего усиления, - сдал сокомандника с потрохами хитрый мудрый змей.
   - Мне он говорил, что всё в порядке. Почему не обратился за помощью ко мне? - с трескучим морозом спросила Джен.
   - А кто ему в прошлый раз сломал руку и рассёк бедро на тренировке по фехтованию? Он теперь от различных мечей как от огня шарахается.
   - Это была случайность, Шарсефер. Я не хотела ломать ему руку. У него техника усиления слетела. Бедро он тоже сам себе рассёк. Это тренировка, на ней всякое может случиться.
   - Разве он не от твоего удара, сломавшего руку, неудачно рассёк себе артерию на бедре? - с коварной усмешкой прошипел Шарсефер.
   - Сам виноват. Надо было держать иглу крепче.
   - Он и держал.
   Белозрачковая удильщица с фиолетовыми глазами чуть плотнее, чем обычно, сжала губы, подбирая достойный ответ, наконец, упрямо произнесла:
   - Это тренировка. Меня били, до жёлто-фиолетовых синяков по всему телу. Ломали руки-ноги. У меня было несколько трещин в черепе. Я тренировалась десятки часов до тех пор, пока могла стоять на ногах. Меня на спаррингах втаптывали в грязь и слякоть. И ничего страшного. Я стала только сильнее.
   - С меня тоже шкуру сдирали живьём...- Шарсефер осёкся и покосился на собеседницу, но та смотрела прямо перед собой и не придала словам змеелюда какого-то особого смысла, тогда он продолжил, - но ты не равняй Слуага с нами. Да, он хитёр и неглуп, но ничего в этой жизни ещё не видел. Пара десятков трупов на втором этаже не в счёт. Мелочь. К тому же это было давно, по меркам новичков с нижних этажей. Больше трёх лет прошло. Людям свойственно забывать плохое. Это мы, змеи, всё помним, ничего не забываем и никого не прощаем. Он же простой человек. Что ты от него хочешь? Он и так создал баанг за столь короткий срок и освоил умения анима. Не требуй от других невозможного. Они сделаны из глины, ты из суспендия высшей пробы. Вы разные.
   Какое-то время они прошли в тишине, остановившись на одной из развилок.
   - Мне сейчас на тренировки внешнего контроля шинсу, - проинформировал удильщицу Шарсефер.
   - Я пойду обучать Слуага правильному рукопашному бою, - развернулась Джен, но прежде чему уйти, добавила, - Ты неправ, Шарсефер. Он сделан не из глины. Я знаю это. Он не сломается.
   Оставшийся в одиночестве Шарс некоторое время глядел в ближайшее окно. Потом, оторвав взгляд от него, тихо и задумчиво проговорил:
   - Да, Джен. Есть вещи, которые нельзя сломать. Воду, огонь, грязь, яд, слизь, кровь. Но нам пока неизвестно, чем из этого является Слуаг. И я не уверен, что ответ нам понравится, когда мы его узнаем.
   Белозрачковая удильщица быстро шла по коридорам плавающей крепости. Её лицо, как обычно, не выражало эмоций. Лишь глаза чуть дергались, когда замечали нечто занятное: карлика с большой головой и полутораметровой шеей; невысокого бесполого участника, по телу которого ползало множество ртов и глаз; большого филина, вертевшего головой градусов на двести сорок; летающего головастика; крупную, с человека ростом, катящуюся голову без туловища. Её Джен проводила долгим взглядом, левая рука удильщицы чуть подрагивала.
   - Большая, - неслышно прошептали губы фиолетовоглазой избранной, когда голова скрылась за поворотом.
   Привычным усилием воли Джен подавила эмоциональный импульс и отправилась дальше. Её рациональная часть в очередной раз одержала победу над бессознательной. Жаль, никто не мог это оценить.
   Слуаг находился в одном из залов для свободной тренировки. Он был одет в стандартные для восемнадцатого этажа тёмно-серые шорты, майку и лёгкие спортивные кроссовки. Рядом с ним находился шинхэо. Метр с небольшим в холке. С антрацитовой блестящей чешуёй. Шестью лапами, заканчивающимися острыми когтями. С длинным хвостом и пастью, щерящейся клыками. Восемь глаз на голове с легкостью позволяли видеть на триста шестьдесят градусов вокруг себя. Для кого-то - грозный хищник, настоящая машина убийства. С точки зрения Джен - не опасней котёнка.
   Рядом со Слуагом были расположены столбы метра два высотой и половиной в диаметре. Их было около сотни. Видимо, Слуаг попросил помощника офицера откалибровать столбы для своей тренировки. Анима указывал рукой на столбы, а шинхэо туда прыгал. Джен с привычной легкостью заприметила важные детали вроде отсутствия кольца-усилителя или чуть дёрганных движений головой. Вот Слуаг напрягся, скрипнул зубами, а шинхэо одним прыжком перемахнул с одного крайнего столба на другой.
   - Освоил одновременное управление и усиление? - вслух предположила Джен.
   - Да. Но без кольца выматывает сильно, - ответил ей проводник шинсу.
   - Не приобрёл сильный инструмент контроля?
   - Не хочу привыкать к костылям в плане анима. К двадцатому этажу концентратор внешних манипуляций шинсу обновлю, да и то, только потому, что тот этаж обещает быть непростым. Надо будет на E-ранге полностью переходить на чистый контроль, без предметов. Это полезно. Обвешаться инструментами я всегда успею. К тому же, говорят, со временем они только дорожают.
   - Суспендий являет силу, - возразила Джен.
   - Не хочу от него зависеть.
   - Ты зависишь от шинхэо.
   - Это другое. Впрочем, и то, и то стоит денег. Поддерживать всё на должном уровне всё равно будет накладно. Лучше сконцентрироваться на чём-то одном. Тир, ко мне, - приказал шинсу-зверю участник.
   Пока ящер подходил, Слуаг поинтересовался у Джен:
   - Ты что-то хотела, раз оторвала меня от тренировок? На тебя не похоже.
   - Ты сдашь тест этажа? - прямо спросила удильщица.
   - Сдам, - твёрдо, но отведя взгляд, ответил проводник шинсу.
   - Покажи.
   - Пока я в процессе тренировки. Вот после обеда боевыми искусствами и займусь. Пока надо уделять внимание анима. Это мой козырь.
   - Проведём спарринг. Ты с усилением тела, я без?
   - Я на тебя Тира натравлю, - предупредил синеглазый проводник шинсу.
   - Тест на минимальный уровень знания боевых искусств ящер тоже за тебя сдавать будет?
   - Джен, какой минимальный уровень? Не смеши меня. Когда прямые удары рукой и ногой вместе с двумя видами блока стали минимумом в боевых искусствах? Это Хеадону на смех. Если уж что-то изучать, то делать это серьёзно. И я в упор не вижу, зачем мне, как проводнику шинсу, знание кулачных драк?
   - Ситуации бывают разные. Иного варианта может и не быть.
   - Как будто против опытного рукопашника из скаутов или удильщиков мне это поможет? Не проще сконцентрироваться на том, к чему у меня есть талант? На шинсу и анима, а не тратить время на всякие ненужности.
   - Сможешь выиграть время.
   - Чтобы протянуть агонию подольше? Не лучше потратить время на улучшение контроля шинсу и благодаря этому не попадать в такие ситуации?
   - Покажи усиление тела.
   - Джен, если мне понадобится твоя помощь, я тебе об этом скажу, честно, - как мог вежливо отказался Слуаг.
   Белозрачковая участница чуть склонила голову. Задумалась. Ухватила мысль, вытащила её из глубин своего сознания и на месте освежевала.
   - Прости, что тогда сломала тебе руку, разорвав артерию, я не хотела, - выдала беловолосая маньячина и оскалилась в улыбке, долженствующей означать сожаление.
   Слуаг некоторое время задумался над тем, что могут понимать под сожалением белые акулы, но потом тряхнул головой, избавляясь от ненужных мыслей.
   - Пустое, Джен. Давно это было. Да и мне ту иглу сразу надо было отпустить.
   - Ты простил меня?
   - Сказал же, забыли, хорошо? - чуть раздраженно дал ответ избранный участник, нервно поглаживая ящера.
   - Хорошо. Забыли. Покажи внутреннюю технику усиления своего тела, - в иной форме произнесла Джен свою первоначальную просьбу, и чуть подумав, добавила, - пожалуйста.
   Слуаг осторожно потёр лоб двумя пальцами. Покосился на Джен. Выдохнул. И смирился с неизбежным. Ссориться из-за такого пустяка, да ещё недалеко от двадцатого этажа желания не было совершенно. К испытанию на E-ранг команда должна подойти без разногласий и в полной боеготовности. Если для этого надо, чтобы одна из членов отряда поиграла в мудрую наставницу боевых искусств, то это невеликая жертва. Даже если она сломает ему руку. Или ногу. Или ещё что-нибудь.
   Поведя плечами, избранный проводник разогнал потоки шинсу проходящие в теле. Почувствовал, как стал сильнее и перевёл взгляд на Джен.
   Удильщица кивнула, выставив вперёд ладонь, произнесла:
   - Бей.
   Три удара прошли нормально. На четвёртый, беловолосая участница другой рукой нанесла контрудар. Техника усиления проводника слетела с него.
   - Видишь? Всё неплохо, - дипломатично произнёс Слуаг.
   - Ты не держишь удар.
   - Держу! - всерьёз обиделся темноволосый избранный.
   - Докажи.
   - Ха! Бей, - предложил он, вновь усилив тело и выставив ладонь вперёд.
   Пару несильных ударов беловолосой участницы ладонь выдержала. Но когда перед глазом Слуага застыла игла, тот отшатнулся, а техника опять слетела.
   - Мы так недоговаривались! - возмутился парень.
   - Неожиданность. Стоит застичь тебя врасплох, и ты теряешь контроль. С внешним контролем баанг так же?
   - Нет.
   - Докажи.
   - Смотри.
   Десять минут Джен испытывала нервы Слуага, атакуя из разных позиций, но, не доводя удара до конца, шар шинсу напротив груди проводника лишь слегка покрылся рябью.
   - Что сказал офицер?
   - Тренировки в условиях приближенных к боевым, - не подумав, ляпнул синеглазый парень.
   - Понятно, - отозвалась удильщица и активировала коммуникатор в режиме телефона. - Бисеу, подойди к нам.
   - Джен, а зачем нам Бисеу? - осторожно спросил анима.
   - Не нам, тебе.
   Однокрылый трёхглазый удильщик Бисеу Дэуман пришёл минут через пятнадцать. Для поиска товарищей по команде он использовал одну из функций коммуникатора.
   - Чего звала, Джен? У меня вроде тест не по твоей части, - с ходу задал вопрос Бисеу.
   - Слуагу нужен спарринг-партнёр, - на ответ Джен Бисеу лишь кивнул.
   - И как мне поможет схватка с ним? - полным скептицизма голосом спросил Слуаг.
   - Нужен противник примерно одной с тобой силы в рукопашной борьбе.
   - Но офицер говорил что-то о приближенных к боевым условиям тренировках, - возразил проводник шинсу.
   - Дело не в этом.
   - Это был совет офицера! - продолжал настаивать на своём Слуаг.
   - Результат будет тот же. Начали, - скомандовала белозрачковая удильщица.
   Происходивший далее бой, с точки зрения Джен, был притягателен в своей отвратительности. Дело не в скорости или силе бойцов. Скорее в грации. Точнее будет сказать, в её полном отсутствии. Слуаг перемещался дергано и совершал при этом уйму лишних движений. Бисеу сражался более умело, но боялся повредить своему противнику, не рассчитав силы. Тем не менее, Джен знала, что делала.
   Белозрачковая избранная не видела разницы между тренировкой и реальной битвой. Её натаскивали всегда относиться серьезно к любому бою. Поэтому основной проблемой в дружеских спаррингах для Джен было вовремя остановиться, сдерживать силу и скорость. Удильщица воспринимала тренировки слишком серьёзно.
   Проблема Слуага была диаметрально противоположной. Он не был серьёзен, с точки зрения Джен. Дело не в лени, а в отношении к поединку. Слуаг закрывал глаза на её удары, потому что знал, она не причинит ему вреда. Всегда сможет вовремя остановиться. Единственная её попытка дать проводнику шинсу стимул, закончилась патологическим нежеланием Слуага ещё хоть раз с ней спарринговаться.
   Если несерьёзно относиться к тренировкам, независимо от их количества, они не дадут нужного результата. Поэтому у Слуага до сих пор и слетала техника усиления. Он подсознательно не видел причин её удерживать, так как осознавал, что ничего серьёзного ему не угрожает.
   Да, Джен убедила его провести ещё один спарринг. Буквально полчаса назад. Результат удручал. В движениях анима сквозила обречённость. Он сам не верил, что может противостоять удильщице. Поэтому Джен и пришлось призвать на помощь Бисеу.
   Дело не в педагогических талантах однокрылого. Они отсутствовали напрочь. И не в возможности причинить вред из-за низких навыков боя. На что первоначально надеялась Джен. Всю гениальность своего решения фиолетовоглазая участница оценила через двадцать минут боя. Азарт, нетерпение, злость - всё это таилось в синих глазах проводника шинсу. А также жгучее нежелание проигрывать. "То, что надо, для начала", - подумала Джен.
   Отойдя в сторонку, удильщица вытащила из инвентаря небесно-голубую иглу и стала медленно повторять недавно выученные связки движений. О своём развитии Джен тоже не забывала.
   На обед они отправились втроём. В столовой им уже заняла столик Сео, выглядящая крайне утомлённо.
   - А где Шарс, - садясь на стул, спросил Слуаг.
   - Взял еду в номер, - ответила Сеоньо.
   - С ним всё в порядке?
   - Да, он, как мы сюда прибыли, весь пришибленный ходит, - сдал змея Бисеу.
   - Понятно, - задумчиво пробормотал себе под нос Слуаг и тут же сказал Сео, - ты сильно измотана.
   - Тестом для адептов света является кросс. Тридцать километров на время под усилением, - поморщилась четырёхрукая великанша, - вот и тренируюсь.
   - А. Помню. Я два этажа назад сдавал, - закивал Слуаг.
   - И что? Проблем не было? - с удивлением поинтересовался Бисеу.
   - Какие проблемы? Тело усилил и знай, беги себе. Никто не бьёт, тихо спокойно пробежал с пятой попытки.
   - У нас этот тест на десятом этаже был, - произнёс Бисеу.
   - На то вы и удильщики, - скривилась Сео, - Шарс то ли на седьмом, то ли на восьмом это испытание проходил.
   - Сегодня в четыре вечера общая тренировка. Все помнят? - спросила Джен.
   Сокомандники переглянулись и обречённо кивнули в ответ.
   После обеда Джен со Слуагом отправились в номер удильщицы.
   - Я не совсем понимаю, зачем тебе понадобился, обратилась бы за помощью к Сео, - усаживаясь на стул в комнате, заявил Слуаг.
   - Не хочу, - активируя терминал, ответила Джен.
   Какое-то время в помещении была тишина. Проводник в это время создал баанг и тренировался, то уменьшая, то увеличивая его размеры и плотность шинсу в нём.
   - Так в чём проблема? - не отрываясь от своего занятия, спросил синеглазый парень.
   - Просто посиди здесь. При твоём присутствии лучше думается.
   - Вот как. Спасибо за комплимент.
   - Это просто факт.
   - У тебя ведь тест на программирование?
   - Да.
   - Помочь? Я с третьего этажа эту тему изучаю. В свободное время.
   - Нет. Справлюсь. Просто будь здесь и не уходи, - полностью погружённая в монитор отозвалась Джен.
   - Как знаешь, - дипломатично свернул разговор Слуаг.
   Ближе к четырём часам вся команда собралась в арендованном Джен зале.
   - Неплохой зал, - оценил Шарс, - и дорого он тебе обошелся?
   - Нет. Это помещение числится за победителем еженедельного соревнования по фехтованию среди удильщиков, - произнесла Джен в ответ на вопрос змеелюда.
   Уже привычно удильщица заняла позицию по центру. Шарсефер и Бисеу встали перед ней, за ними с одним светочем и призванным Тиром расположились Слуаг и Сеоньо. Коммуникаторы участников синхронизовались. Пошёл обратный отсчёт. Три. Два. Один.
   Молочно-белое сияние покрыло Джен, одновременно с этим она выхватила удочку. Удар Бисеу был парирован удильщицей играючи. Хвост Шарса не попал по Джен. Луч шинсу из маяка золотокожей великанши был принят на раскрытую ладонь. Зашедший с тыла и прыгнувший на спину ящер Слуага был встречен ударом ноги с разворота. Командная тренировка началась.
   Джен успешно отбивалась от Бисеу и шинхэо, уклоняясь или блокируя лучи шинсу от Сеоньо, и смещаясь при этом в сторону Слуага, который настолько сконцентрировался на усилении зверя, что не замечал ничего вокруг. Шарсефер тем временем использовал выученную за прошедшее время технику. С её помощью змеелюд заполз на вертикальную стену, а потом на потолок и сверху атаковал удильщицу, переключившись на усиление тела. К сожалению, его прыжок был прерван на середине столкновением с шинхэо анима. Бросившуюся к Слуагу беловолосую участницу Бисеу остановить не смог, но проводник шинсу, не иначе как чудом, смог создать баанг и атаковать, безрезультатно, правда. Удочка чуть не захлестнула шею темноволосого парня, в последний момент, изменив траекторию и ударив в бок. Анима упал на землю. Тренировка продолжалась.
   Через два часа уставшие и избитые, кроме Джен, члены команды расползлись по номерам.
   - Я за тобой на ужин зайду, мучительница, - слабо пошутил Слуаг, расставаясь с Джен.
   Ополоснувшаяся в душе при тренировочном зале удильщица закрыла дверь. Постояла, привыкая к отсутствию посторонних.
   - Коммуникатор, режим подавления, - чуть дрожа, скомандовала участница.
   Чёрный шар мигнул буквой "C" и развернул поле шинсу, подавляющее средства подслушивания и подглядывания.
   Джен присела на краешек кровати. Подняла к лицу свою дрожащую руку. Коммуникатор подплыл к ней, и в нём открылось потайное отделение. Девушка с фиолетовыми глазами потянулась к чёрному шару и резко отдёрнула руку. Джен облизала пересохшие губы. Несколько минут она боролась сама с собою. Но рядом не было никого, кто бы обозначал собою границы нормального. Не было зрителей, перед которыми могла бы играть актриса. И в одиночестве с притворщицы слетели все её маски. Уже другим, уверенным, жаждущим жестом девушка вытащила из потайного отделения прямоугольную коробку серого цвета и приложила к ней палец.
   В ответ на действия Джен коробка увеличилась и открылась. В ней был десяток больших выемок. Заполненной пока была только одна. С нежной, искренней и ласковой улыбкой участница с белыми зрачками вытащила содержимое коробки и подняла на уровень глаз:
   -Здравствуй, Анг, - с любовью в голосе произнесла Джен черепу, который сжимала в руках.
   Череп был небольшим. Белым. Если бы его видели знакомые Джен, то они бы заметили, что цвет черепа идентичен цвету внешней техники усиления шинсу, которую применяет удильщица. Молочно-белый. Костяной.
   Ласково поглаживая череп, Джен, словно к чему-то прислушивалась. А затем ответила незримому собеседнику:
   - Прости, Анг. Я обещала маме, что буду разговаривать с тобой редко.
   Череп равнодушно смотрел на белозрачковую маньячину пустыми глазницами.
   - Не злись, - чуть виновато произнесла девушка. - Так надо. Я знаю, другие считают, что разговаривать с отрезанной головой ненормально. Они не понимают, Анг. Для меня они ненормальны. Но их больше. Мама говорила, что я должна научиться понимать других, иначе нас с тобою разлучат. Ведь есть ещё многие, кто сильнее меня. Ты не переживай, когда я стану офицером, нам не будет нужды прятаться. Другие привыкли, что те, кто достиг вершины, ненормальны, значит, я буду выглядеть в глазах других обыденно. Это важно.
   Череп не издал ни единого звука. Это не помешало покивать избранной, словно отвечая на непроизнесённый вопрос.
   - Ты прав. Не будем об этом. У меня всё хорошо. Поднимаюсь вверх. Становлюсь сильнее. Сейчас мы на восемнадцатом этаже. Скоро придём на двадцатый, - продолжила разговаривать с черепом Джен, - я, правда, немного устаю...
   Участница прервалась, внимательно разглядывая молочно-белый череп, а потом возмущённо заявила:
   - Не перебивай меня, Анг. Да! Я устала сдерживаться! Да! Я очень давно не отрубала головы! Но если я стану рубить направо и налево, то нас разлучат! - внезапно, Джен перешла на ласковый шёпот, словно уговаривая маленького ребёнка, - не переживай, я сильная, я справлюсь!
   Какое-то время Джен баюкала череп у груди. Раздался стук в дверь.
   - Джен! Время ужинать. Идём, давай, - произнёс Слуаг.
   - Сейчас. Выхожу, - ледяным тоном отозвалась удильщица.
   Она встала с кровати. Другим, тоном с проблесками извинения, прошептала черепу:
   - Прости, Анг. Мне пора. Поговорим в следующий раз.
   Девушка убрала своего молчаливого собеседника в коробку и закрыла её. Та уменьшилась, после чего была спрятана в потайное отделение коммуникатора. Затем Джен отключила режим подавления. Весь процесс занял меньше минуты.
   Джен вышла в коридор и закрыла за собой дверь.
   - Пошли, - махнул рукой спешащий анима.
   Участница отправилась за ним, не отрывая взгляда от шеи проводника шинсу. С каждым шагом, ощущая присутствие других избранных, Джен обрастала своими масками. Вспоминала правила и обычаи других. Занимала отведённое ей место. И через десяток шагов уже не смотрела на шею Слуага, которая соединяла его голову с туловищем. Почти не смотрела.
  
  
  
  

Часть 2. Слизни.

Глава 1. Игольное ушко на небеса.

   Пять ламп горели в потолке, выглядящим из-за эффектов шинсу, как небо. Я ещё раз отряхнул свою джинсовую лёгкую куртку и огляделся по сторонам. Количество участников было приличным. Больше пяти десятков перешли с девятнадцатого этажа на двадцатый в этот день. Я уже не обращал внимания на нечеловеческих существ. Привык за эти четыре года, что прошли с прохождения теста на втором этаже.
   - Вот он какой, двадцатый этаж, - раздался над ухом грубый бас Бисеу Дэумана.
   Из середины его спины торчало перепончатое крыло. Три глаза смотрели вдаль. Коричневая тога, с прорезью для крыла, надетая на участника, выглядела на нем для меня непривычно. Где только Бисеу её откопал?
   Джен, как обычно, вырядилась в белое. И если блуза, рукава которой оканчивались тонкой вязью, меня не сильно удивила, то вот наличие в гардеробе Белозрачковой юбки повергло в самый настоящий шок. За всё время, что её знаю, в первый раз вижу на ней этот вид одежды. Белоснежные туфли на каблуке, после юбки, особого впечатления не произвели.
   Шарсефер, медленно покачивая кончиком хвоста, в который уже раз поправлял длинную, ниже пояса, сине-зелёную рубаху. Русые волосы были старательно приглажены и собраны в короткую косу. А ещё у него был галстук. Жёлтый, с фиолетовыми пятнами.
   Сеоньо, на фоне всего этого безобразия, смотрелась обыкновенно. Золотая кожа, четыре руки, словно заполненные оранжевым океаном глаза и какая-то одежда. В этот раз бирюзовый топ и сине-зелёные короткие шорты. Выглядело неплохо, но, учитывая её два с половиной метра роста, я наслаждался этим зрелищем чисто эстетически.
   Крепость испытания внутренней зоны двадцатого этажа представляла собой большую парящую лодку почти треугольной формы, если смотреть на карту. Она плыла по небу среди облаков. Под ней, далеко внизу, распростерлась синева океана. Хотя, возможно, это были горы. Высоко, плохо видно. Ну, а синие горы? Я и не такого навидался за девятнадцать пройденных этажей.
   Наша команда из пяти избранных находилась на площадке для вновь прибывших участников. Сюда телепортировали тех, кто прошёл испытание на предыдущем этаже. Пришедшие с нами участники уходили отсюда. Пора бы и нам поспешить.
   - Идёмте. Надо снять жильё и озаботиться едой, осмотреться ещё успеем, - как мог мягко приказал я.
   На мой приказ негативно среагировала лишь Сеоньо, чуть дёрнув плечом. Наши с ней взаимоотношения строились хоть и доброжелательно, поэтому она согласилась с моей ролью капитана команды, но вот негласно Златокожая видела себя теневым лидером. Особых неудобств это не доставляло. К тому же её попытки мягко мной манипулировать позволяли не расслабиться. Думаю, после успешного прохождения командного испытания на этом этаже ей придётся смириться с ролью ведомой. Остальные члены нашей небольшой группы против моего главенства не возражали.
   Пока мы направлялись к выходу, я в коммуникаторе подал запрос на транспорт. Поскольку переход участников на этот этаж проходил по расписанию, свободный микроавтобус нашёлся быстро. Я дал водителю адрес одного из жилых корпусов крепости. Через коммуникатор просмотрел свободные номера на пятерых. Таких было немало. Заказал один трёхкомнатный номер. Цены особого неприятия не вызывали, хоть и низкими их не назовёшь.
   За время, проведенное в Башне, я немного разобрался в денежной и политической системе. На самом общем уровне. Есть десять великих семей и клан Захарда. Между ними распределены этажи в Башне. По сути, правит всем король Захард, но он уже много лет не вмешивается напрямую, предпочитая действовать через своих слуг. За каждый этаж отвечают назначаемые семьями повелители. Тут я не совсем уверен, поскольку Эванкхелл получил свой титул на дуэли. Да и вообще, повелитель второго этажа, ни к какой великой семье не принадлежит. Это я узнал из разговоров, пока поднимался. В свободно распространяемой среди участников F-ранга информации этого нет. Там просто говорится о том, что есть повелители этажей, они собираются на собрании где и решают различные вопросы. Особыми голосами обладают три лорда. Мне из доступной информации известны лишь их имена: Молик Ван P. Gr, Жу Чон и Флакс. Герб Захарда, выглядящий как три багровых глаза, олицетворяет их власть.
   Общей валютой являются баллы. Каждая семья имеет также свою денежную единицу. Нередки случаи, когда для внешней зоны этажа Башни правители выпускают свою валюту. По слухам. Сам я был только во внутренней зоне, для выхода в срединную зону Башни требуется обладать рангом "Е". Его и получают на двадцатом этаже. Для прохождения теста теперь требуется вступительный взнос. В баллах. Это основная расчетная единица внутренней Башни. Тем не менее, уже на двадцатом этаже испытаний есть возможность оплачивать различные услуги и товары валютой принятой правителем. Тут не совсем очевидно. Насколько я понял, всё что производится и приходит с других этажей, на внутренней зоне обязательно продаётся в баллах. Про срединную и жилую зоны не знаю. А вот всё идущее с двух других зон, находящихся на том же этаже, что и внутренняя, продаётся за валюту, назначенную правителем.
   Баллы участникам выдаются за прохождения тестов и задания офицеров. На более высоких рангах для участников есть и другие способы заработка. F-ранг во всех планах, не только денежном, весьма ограничен.
   Пока баллов нам хватает, чтобы пять раз быть допущенными до испытания. Впрочем, мы должны пройти с первого раза. Основная проблема в том, что регистрация индивидуальна. Иными словами, нет возможности зарегистрировать команду и выставить её на прохождение теста. Это будет доступно на E-ранге. Собственно, создание и официальная регистрация команд - это одна из возможностей следующего уровня. На F-ранге так нельзя. Официально, во всяком случае. Каждый участник должен сам пройти испытание. Поэтому существует вероятность, что я окажусь в разных командах с тем же Шарсефером или Сеоньо. Это плохо.
   Я запустил на коммуникаторе поиск знакомых, коих за эти четыре года набралось немало. Целых двадцать три избранных участника. Одна из проблем внутренних зон - это ограничение по связи. Нет возможности звонить и отсылать сообщения другим участникам, если вы находитесь на разных этажах. Возможно, на Е-ранге эта проблема решена. В брошюрке, посвященной ему, было упоминание о свободной связи. Вот только что под ней понимается, тот ещё вопрос.
   С другой стороны, ограничения связи внутри зоны были лишь при прохождении испытаний и для некоторых территорий. Запустив поиск, я дождался его результатов. Четверо. Неплохо. Отправил им сообщения с пожеланием встречи.
   Мы подъехали к гостинице для участников. С коммуникатора автоматически списались баллы за поездку. Архитектурный стиль здания был мне на удивление привычен. Конец двадцатого, начало двадцать первого века. Это настораживало. В том плане, что различная одежда, предметы быта, архитектура и прочее похожи на различные эпохи моего мира. Этакий винегрет из культуры Земли, приправленный местными особенностями.
   Чем больше я узнаю мир Башни, тем страшнее мне становится. Слишком большой. Сотни, если не тысячи народов. Огромные пространства. От той же Сеоньо я узнал, что площадь только лишь одного этажа внешней Башни составляет порядка двадцати миллионов квадратных километров. И таких зон больше сотни! А ведь в расчет ни внутренняя, ни срединная территории Башни не входят.
   Я стараюсь гнать от себя мысли о том, что прошло уже четыре года. Время идёт здесь как-то не так. Отстранённо. Я не уверен, что когда через сотни лет достигну вершины и вернусь домой, там не пройдут те же столетия. И зачем мне возвращаться?
   - Слуаг! Заснул ты, что ли? - легонько толкнул меня локтем Бисеу, - оплачивать надо!
   За своими грустными мыслями я не заметил, как мы зашли в холл, и подошли к стойке регистрации. Улыбчивая девушка с тремя ртами и короткими иглами на голове показала на экране терминала запись о внесении нас в список жильцов. Теперь осталось только оплатить и получить на коммуникаторы идентификационные цифровые ключи. Минимально возможным сроком заселения являлась одна неделя. Её я и оплатил.
   По поводу общего счёта, та ещё морока. Создать командный счёт возможно лишь с E-ранга. Поэтому пришлось мне взять на себя функции казначея. Кому другому такая ответственность может и по душе, но не мне. Стоит также учитывать, что все операции моего счёта дублируются на маяк Сеоньо, а с него на коммуникаторы остальных. Доверяй, но проверяй. Хотя, конечно, у меня и в мыслях не было тратить командные деньги на личные нужды. Я не полный идиот, чтобы так просто развалить команду. Собственно, на открытости операций со своего кошелька настоял я, когда назрел вопрос создания общей казны. Теперь вот оплачиваю все командные расходы.
   Полученный нами номер четыреста шестнадцать располагался на четвёртом этаже. Прихожая прямо переходила в кухню, влево в санузел, а вправо выходила в гостиную, из которой были два ответвления в другие комнаты. Левую комнату заняли мы с Бисеу, правую Джен с Сеоньо. В большой гостиной расположился Шарсефер, у него хвост.
   Наши вещи доставят вечером. За четыре года мы сумели обрасти как гардеробом, так и различной мелочёвкой. С коммуникатора я отправил наш новый адрес службе доставки.
   - Неплохо, - оглядывая нашу комнату с двумя раздельными кроватями, проговорил Бисеу, - можно было бы и каждому комнату снять.
   - Дорого, да и смысла особого нет. Запишемся на испытание. Пройдём его. Получим Е-ранг. Перейдём в срединную зону. Можно будет и с удобствами обосноваться там, - ответил я, ещё раз осматривая комнату.
   Стул. Кровать. Шкаф для одежды. Тумбочка. Небольшой стол. Стул. Всё в двойном экземпляре. Шторы на окне тоже присутствовали.
   - Думаешь, мы сможем легко пройти испытание на Е-ранг? - в голосе Бисеу мне послышались затаённые сомнения.
   - Ну, не с лёгкостью, разумеется. Это всё-таки испытание двадцатого этажа. Но шансы пройти с первого раза у нас неплохие.
   - Это если удастся попасть полной командой, - хмуро промолвил Бисеу.
   - За это не переживай. Я не верю, что совсем нет вариантов. Нужно какое-то время осмотреться здесь. Всё-таки все возможные варианты нам неизвестны ещё, - с этими словами я вышел в гостиную.
   Там, посреди помещения вяло препирались Шарсефер и Сеоньо. Я прислушался к тому, что золотокожая великанша втолковывала длиннохвостому змеелюду:
   - Шарс, хватит упрямиться! Переползай к Джен, а я расположусь здесь!
   Змей смерил адептку света весьма удивлённым взором:
   - Мы же договорились, что вы с Джен займёте ту комнату?
   - Я передумала! Там тесно!
   - Мне там тоже будет тесно, - резонно заметил Шарсефер.
   - Убери хвост, тогда поместишься.
   - У тебя тоже есть договор с Хранителем, и ты можешь уменьшить свой рост, - как мог, нейтрально ответил Шарс.
   - Уменьшить себя?! Ты думай, что и кому предлагаешь, - раздражённо фыркнула Сео и продолжила, - к тому же у меня одежды малого размера нет.
   - Одолжи что-нибудь у Джен, - предложил, проигнорировав первую часть ответа великанши, змеелюд.
   - У неё только белый цвет! Он мне не идёт!
   - Слуаг! - радостно зашипел Шарс, когда увидел меня, - Сео тут как раз поговорить с тобой о чём-то хотела! А я пока кухню разведаю.
   Я едва заметил, как змей уполз на кухню. И что он там разведывать собрался, если мы только заселились?
   - Вёрткий, змеюка, - с неким восхищением пропела великанша.
   - Скаут как-никак. Сео по поводу комнат, можно в принципе Джен разместить...
   - Да не надо. Я и не против поделить с нашей ледышкой комнату, - отмахнулась двумя правыми руками Джеолуб.
   Каюсь, я раза три моргнул, прежде чем смог переварить полученную информацию.
   - Тогда... зачем? - на выдохе спросил я.
   - А. Мне просто доставляет удовольствие поддёвывать нашего жутко мудрого и хладнокровного змея. Не заметил?
   - Не обратил внимания. Тогда вопрос улажен?
   - Нет. С тобой я хотела поговорить о другом, - Сео отошла к одному из окон в гостиной.
   Я подошёл к ней. Тем временем Бисеу присоединился к Шарсу на кухне, а Джен пропадала в их с Сео комнате.
   - Слушаю тебя, - обратился я к четырёхрукой великанше.
   - Придумал, как протащить нашу команду на испытание целиком?
   - В процессе. Мы только прибыли. Наверняка есть лазейки.
   - Логично. Не мы одни в такой ситуации. Я могу поспрашивать знакомых, которые сейчас в этой зоне.
   - Я примерно так же рассуждал. Думаю, двух-трёх дней нам хватит.
   - Вполне с тобой согласна.
   Из кухни раздался крик Бисеу:
   - Все сюда! У нас тут большая беда!
   Мы направились на кухню. Дверные проёмы были почти впритык к росту Сео. Тяжело ей, наверное. В этот момент запиликал коммуникатор, принимая сообщение. Я пропустил Златокожую вперёд, читая сообщение. Прекрасно. Как и было просчитано.
   - Что случилось? - спросила идущая на голос Дэумана Джен.
   - Кажется, одна наша проблемка решена, - улыбнулся я.
   Белозрачковая лишь чуть дёрнула головой вниз, принимая информацию к сведению.
   На кухне Бисеу сообщил нам нашу страшную беду:
   - Здесь нет продуктов! Нам есть нечего!
   - Это весьма логично, мы ведь только заселились, - разочарованно проговорила Сеоньо.
   - Логика - это ещё не повод голодать! - категорично ответил ей Бисеу.
   - Так сходи и купи продукты. Какие проблемы?
   - А готовить их кто будет?
   - Ты и будешь.
   - Я не буду есть то, что приготовлю. И никому не советую.
   - Купи тогда готовое.
   - Дорого, нам ещё испытание проходить.
   Сео закатила свои оранжевые глаза и вздохнула. Джен с некоторым оттенком тени интереса буравила однокрылого удильщика взглядом, но тот уже привык к ней. Тихий звук, издаваемый Шарсом, был чем-то средним между смехом и шипением. Ясно, придётся опять мне что-нибудь придумывать.
   - Так. Проблемы никакой нет. Мы с Шарсом и Бисеу идём за продуктами. Ты, Сео, готовишь. Годится?
   - Почему я готовлю, а не Джен? - по инерции спросила Сеоньо.
   Я улыбнулся. Златокожая нахмурилась, мой вид в такие моменты её почему-то напрягал.
   - Джен, ты умеешь готовить? - обратился я к нашей беловолосой удильщице.
   - Что? - ответила та.
   - Ну, что умеешь, например, курицу, - предложил я.
   - Могу отрубить голову и выпотрошить туловище, - без единого грана эмоции ответила маньячина, и чуть подумав, добавила, - меня учили подобному.
   Теперь я повернулся к великанше:
   - Сео, ты хочешь знать, на ком именно тренировалась Джен?
   Та в ответ лишь покачала головой.
   - Хочешь доверить Джен готовку? - нанёс я добивающий удар.
   - Уговорил. Список продуктов скину тебе на коммуникатор, только давайте быстрее.
   Вот и здорово. Джен, кстати, тренировалась на свиньях, сама мне сказала после одного из спаррингов. Не знаю уж, чего Сео себе надумала.
   Собрались мы быстро. Магазин был недалеко. Минут десять ходьбы. Через сеть можно было сделать заказ заранее и получить продукты у входа, расплатившись прямо там. А можно походить, повыбирать, что мы и сделали. В принципе, от земных супермаркетов не отличается. Набрали продуктов: мясо, овощи, чай, кофе. Ассортимент широк, много различной экзотики, но я чётко придерживался данного Сео списка.
   На выходе я передал пакеты Бисеу:
   - Вот, отнеси, пожалуйста. Мы пока с Шарсом сходим по поводу испытания. Как вернёмся, всё расскажу, обещаю.
   Трёхглазый на нас покосился, но кивнул и пакеты взял. Шарс проводил его взглядом и обратился ко мне:
   - Может, мне сейчас расскажешь?
   - Конечно. Всё просто... - меня прервал звонок коммуникатора, - одну секунду, Шарс.
   Я быстро прочёл сообщение. Хм, неожиданно, конечно, впрочем, лишним не будет.
   - Так вот, - я снова переключил внимание на змеелюда. - Ты ведь знаешь, что связь через коммуникаторы для F-ранга ограничена зоной испытания в общем случае. Это можно обойти, оставляя на этажах сообщения до востребования. Таким образом, я поддерживал связь с несколькими знакомыми. Одностороннюю как понимаешь. Если я выше этажом чем они нахожусь, то передаю им информацию, если они - то мне передают информацию. Один из таких избранных отписал мне примерное время прохождения им испытания на E-ранг. Собственно поэтому я особенно не гнал нас вперёд. Сейчас, этот мой знакомый уже получил Е-ранг. Завтра его отправляют из внутренней зоны, но сегодня он готов встретиться и поделиться информацией. Не бесплатно, само собой.
   - Ясно. Это он тебе сейчас сообщение отправил? - поинтересовался змей.
   - Нет. Этот другой. Застрял на двадцатом этаже. Хочет встретиться. Его навестим первым. Он тут по пути живёт, а потом за информацией.
   - Так зачем тратить время на пустышку?
   - А ты жесток, - я ухмыльнулся. - Судя по всему, он вляпался в какое-то дерьмо. И нам будет нелишним знать подробности. Объяснять зачем?
   - Чтобы самим не влипнуть. Расслабился я что-то, - с этими словами Шарсефер коснулся лба когтем, - ты знаешь, где сейчас те, с кем мы проходили испытание на втором этаже?
   - Точно буду знать через несколько дней.
   - Понятно.
   Матеум, проводник шинсу, с которым я познакомился где-то после десятого этажа, снимал достаточно дешёвое жилье. Большое трёхэтажное здание. Подъезда как такового не было. Двери комнат выходили сразу на улицу. К одной из них мы и подошли. Я позвонил. На коммуникатор пришло сообщение: "Слуаг, это ты?".
   - Я это, Матеум, я, - громко, так чтобы было слышно за дверью, произнёс я.
   Дверь открылась. Матеум, невысокий зеленокожий человек в серой футболке и чёрных штанах быстро помахал нам, постоянно оглядываясь. Мы зашли внутрь. Шарсефер постарался покомпактнее свернуться кольцами. Отправляясь сюда, переходить в двуногую форму он отказался наотрез.
   - Слуаг, ты всё-таки пришёл, - в голосе Матеума было слышно облегчение.
   - Рассказывай, что у тебя стряслось, - я медленно обвёл взглядом крошечное помещение.
   - Ничего особого. Дай в долг две-три тысячи баллов, а? - выражение его лица заставило меня внутренне поморщиться.
   - Кому ты должен?
   - Это не так важно. Так дашь или нет?! - Матеум мелко задрожал.
   - Нет, - немного подумав, ответил я.
   Матеум вздрогнул от моего отказа как от удара, посмотрел мне в глаза. Его испуганный растерянный взгляд сменился на злобный и яростный.
   - Значит, так?! - выкрикнул он, вытаскивая из появившегося инвентаря жезл.
   Жезл засветился. Быстрым ударом хвоста Шарсефер выбил оружия из рук проводника шинсу, а его самого схватил за шею и приподнял. Грустно, змеелюду даже технику усиления применять не пришлось.
   - Шарс, отпусти его. Он больше не будет, так ведь? - обратился я к Матеуму.
   Зеленокожий участник яростно заморгал глазами и выдавил из себя несколько хрипов. Шарсефер отпустил его и Матеум упал на пол.
   - Рассказывай, - повторил я.
   История, поведанная Матеумом, особой оригинальностью не отличалась. Не смог пройти испытание с нескольких попыток. Залез в долги. Попытавшись их отработать, влез в дела банд. Его подставили. Теперь ото всех прячется. На мой вопрос о возможности пройти готовой команде на испытание, ответил, что ему денег на простое прохождение не хватало, куда уж там об официально не разрешённом командном думать.
   - Значит, помочь ты мне ничем не можешь, - вынес я вердикт.
   - Слуаг, погоди! Возьми меня в команду! - вскричал Матеум.
   - Вместе с долгами?
   - Я всё отработаю!!! Честное слово! Башней клянусь!!!
   - Спасибо, но я как-нибудь сам, - направился я к выходу.
   - Они меня убьют! Ты понимаешь, убьют, на органы продадут - под конец захныкал он.
   У самого входа я остановился. Вздохнул. Обернулся:
   - Мне жаль. Ты сам виноват. Идём, Шарс.
   - Слуаг, что б тебя Башня раздавила! Не считай, что не окажешься на моём месте! Это сейчас ты такой сильный и уверенный! Посмотрю я на тебя, когда ты провалишься! Жадный ты урод!
   Не обращая внимания на крики этого неудачника, я выбрался на свежее пространство, обдуваемое лёгким ветерком. Окажусь на его месте? Смешно. Даже если я провалю испытание два или три раза, у меня всё равно останется достаточно баллов, чтобы пройти его ещё пару раз вместе с командой. Это если идти, понадеявшись на то, что команда, лелеемая мной, окажется на одном со мной испытании. Может случиться так, что мы вообще на тесте не пересечёмся. Вот для того чтобы не испытывать удачу я и иду к другому знакомому. Тому, кто уже гарантированно получил E-ранг.
   - А ты жесток, - вдруг ни с того ни с сего произнес Шарс, пока мы шли дальше.
   - Ты о чём... а, вспомнил. Мне денег не хватит всем помогать. Вот если бы он мог предоставить какую-нибудь информацию, я мог бы за неё заплатить.
   - А как боец он плох, - покивал Шарсефер, - другой твой знакомый такой же?
   -Увидишь, - оскалился я.
   Другой мой знакомый, тоже проводник шинсу, снимал более респектабельное жильё. Нас даже задержали на проходной, пока связывались с уважаемым участником E-ранга. Поднимались на десятый этаж с помощью лифта. Видимо, я несколько ошибся. Сюда свозят всех участников, прошедших испытание, а на следующий день отправляют их дальше. Промедли я хоть на день, было бы поздно. Вряд ли он оставил бы мне какую-либо ценную информацию бесплатно. С другой стороны, тот проводник дал мне информацию, когда будет проходить испытание. Неточную. Я думал, у меня будет ещё недели две в запасе и удастся уговорить его примкнуть к нам. Не вышло.
   На выходе из лифта нас встретил избранный, представляющий собой живое растение. Этакий дендроид. Его кости - дерево. Кожа - кора. Одежда - листья.
   - Вы к господину Саенгмулю? Мистер Слуаг? - проскрипел дендроид.
   - Да. Со спутником, - подхватил я манеру речи собеседника.
   - Идёмте, господин ждёт вас.
   Во даёт Саенгмуль, так промыть мозги этой деревяшке за такой короткий срок надо уметь! Другого от проводника шинсу, специализирующегося в анима и ожидать было глупо.
   Нас провели в небольшой зал. На диване, вдоль стены, лежала женщина. Перед ней висел экран маяка. Женщина скосила на меня глаза, и я увидел швы, по всему её лицу. Короткие спортивные шорты не скрывали того, что её ноги отличались друг от друга. По цвету, форме, толщине. Один глаз был больше другого. Руки были словно от двух разных людей. Облегающая тело майка отчетливо облегала грудь, но я больше уделил внимание грубым стежкам, которые шли посередине шеи и соединяли голову с туловищем.
   Ближе к окну, в зале находилось кресло, за которым стоял двухметровый участник, полностью скрытый чёрным плащом с капюшоном. По одежде ползали аметистовые узоры.
   В кресле же сидел Саенгмуль. Туловище с маленькими ножками и длинными руками, покрытое щупальцами разных размеров. Головы не было. Лицо Саенгмуля находилось в животе.
   - Давно не виделись, Слуаг, - жуткие аметистовые глаза уставились на меня.
   - Неплохая причёска Саенг, я тоже рад тебя видеть, - улыбнулся я.
   - Всё такой же весёлый, - проговорило лицо.
   - А ты всё такой же странный.
   - Переходи к сути.
   - Наш уговор в силе?
   - Да. Спрашивай.
   - Что можешь рассказать про испытания?
   - Три этапа. Фильтр. Отбор восьмёрки участников. Финальная битва команд. Обычно проходит не больше восьми избранных.
   - Хм. Есть шанс протащить в одну группу готовую команду? - задал я наиважнейший вопрос.
   - Есть.
   - Вот как. Сколько?
   - Тысяча баллов.
   - Не смешно. Двести. Это всего лишь имя. Я и сам найду за несколько дней.
   - Это гарантия. Я пользовался его услугами. Сам ты можешь попасть на обманщиков. Семьсот.
   - Если мне соврут, это в первую очередь проблема лжецов. Четыреста.
   - Не зазнавайся. Этот этаж ломал и не таких. Пятьсот.
   - По рукам. Говори.
   - Сначала баллы.
   - Ты Е-ранг я всего лишь F-ранг. Не тебе бояться, что я не оплачу информацию.
   Саенгмуль некоторое время размышлял. Его щупальца медленно двигались в такт дыханию. В итоге он согласился:
   - Хорошо. Участник Юнжеоль. Работает крупье в казино "Вечное золото". Пароль - "Трясогузки сегодня низко летают. К чему бы?". Отзыв - "К долгой и счастливой любви". Места разыгрываются через аукцион. Дорого. Механику торгов у него спросишь.
   - Спасибо, Саенг, - я тут же перевёл баллы, - всего хорошего, было приятно тебя увидеть.
   Я, с молчавшим Шарсефером, направился к выходу.
   - Если получишь Е-ранг, то знай Слуаг, моё предложение в силе, - бросило мне в спину лицо в животе.
   Я полуобернулся и ответил:
   - Пока я прохожу испытания, лучше подумай над моим предложением.
   В ответ мне лишь лениво махнули щупальцем.
   Направляясь в гостиницу, мы с Шарсом разговорились.
   - Интересные у тебя знакомые, - прошипел змеелюд.
   - Согласен, одна Джен чего стоит, - ответил я.
   - Я понимаю, что ты весел, но этот этаж не так просто называют "игольным ушком на небеса".
   - Справимся. Лучше бы сразу, но и поражения ничем страшным нам не грозят. Лучше скажи, тебя не задела роль моего телохранителя?
   - Раз уж задаёшь такие глупые вопросы, то раньше надо было спрашивать.
   - Прости-прости. Так все же как?
   - Пока ты капитан команды, то нет. Мог бы догадаться.
   Я кивнул своим мыслям. Эта проверка была для Шарса, не для меня. Напоминать ему о моей роли в команде не понадобилось. Прекрасно.
   - Заскочим в то казино? - предложил я.
   - Без проблем.
   Через коммуникатор связался с Сео. Предупредил, что мы задержимся. Выслушал всё, что она о нас думает. Спросил как там еда. Получил исчерпывающий ответ о собственной сути. Посмеиваясь, прервал связь.
   Вечерело. Район развлечений навевал ностальгию. Бары, клубы, маленькие ресторанчики, казино, сауны и прочее. Вывески были как рисованные, так и голографические. Казино "Вечное золото" представляло собой четырёхэтажное здание, аляповато украшенное жёлтыми макетами монет.
   Вглубь казино мы заходить не стали. Расписание работы крупье оказалось в свободном доступе. Ближайшая смена Юнжеоля была через два дня. Больше нам в казино делать было нечего.
   Обратно мы решили добраться транспортом. Вызвали через коммуникатор. Пока его ждали, нас кое-кто окликнул:
   - Господа участники! Будьте так любезны, пожертвуйте немного баллов великому богу удачи, Бханженевалу! Тогда вы точно не уйдёте из казино без выигрыша!
   Обратившийся к нам участник выглядел весьма колоритно. Тюрбан на голове, фиолетовая татуировка в виде маски на лице и балахон всех цветов радуги на теле. Ноги босые.
   Шарсеферу участник не понравился, настолько, что змей тихо зашипел на него. Впрочем, последователю бога удачи было от этого ни жарко, ни холодно.
   - Зачем твоему богу баллы? Он же бог, - решил поддержать я разговор в качестве развлечения, всё равно транспорта пока не было.
   - Я кушать хочу, а для этого нужны баллы, - честно ответил он мне.
   - Попроси своего бога, он тебя накормит.
   - Вы не поняли, я не последователь Бханженевала.
   - А кто ты тогда? - нахмурился я.
   - Я и есть Бханженевал! Великий бог удачи и азартных игр! - радостно произнёс избранный с тюрбаном и уставился на нас своими индиговыми глазами с расплывающимися радужками.
   Признаться, от такого заявления оторопел даже Шарс. Я фыркнул от неожиданности. Разговор начинал веселить по-настоящему.
   - То есть ты бог? - уточнил на всякий случай я.
   - Ага.
   - Всамделишный?
   - В самую точку.
   - Яви чудо.
   - Только за баллы. У меня есть стандартный прайс. Хотите ознакомиться?
   - Спасибо, не надо. А для себя чудо сделать не можешь?
   - Не могу. Великое равновесие не позволяет мне. Но вот если вы заплатите баллы... - Бханженевал выдержал паузу. - Или давайте сыграем в игру. Я всё-таки бог азарта! Никогда не проигрываю!
   - Выиграй баллы в казино.
   - Не пускают. Они знают, что я бог азартных игр и никогда не терплю поражений!
   - Сочувствую.
   - Но я могу за плату наделить тебя невероятный удачей.
   - Я буду всегда выигрывать?
   - Это бы разрушило великое равновесие. Я могу поднять вероятность твоей победы до пятидесяти процентов!
   - Либо выиграю, либо нет?
   - В самую точку! Вижу, ты осенён крупицей великого знания?
   - Можно сказать и так. Давай сыграем в одну простую игру, - решил я поддеть этого "бога".
   Шарсефер удивлённо покосился на меня, но ничего не сказал.
   - С радостью, такие жертвоприношения приятны мне вдвойне, - тут же отозвался Бханженевал.
   Я достал монету, с помощью которой продолжал тренироваться в чтении потоков и произнёс:
   - Держи. Правила простые. Ты прячешь монету в своей левой или правой руке. Я должен буду угадать, где она. Пять попыток. При указании кулака, открывать одновременно оба. Проигравший платит победителю сто баллов. Нельзя прятать монету никуда, кроме левого или правого кулака. По рукам?
   - Договорились, - принимая монету, закатил рукава рубища Бханж и прокомментировал свои действия, - я сама честность.
   Великий бог удачи спрятал руки за спиной и через десяток секунд выставил их передо мной. Я с привычной лёгкостью прочитал поток монеты. Она оказалась в правой руке жулика. На неё я и указал. Бханж одновременно разжал оба кулака. Монета оказалась в левом. Снисходительная улыбка спала с моего лица.
   Ещё одна попытка. Теперь моё чтение потоков указывало, что монета и в левой, и в правой руке. Твою Башню! Что здесь происходит? Я указал на правую руку, монета опять оказалась в левой. Ещё раз. Теперь я вообще не смог прочесть поток монеты. Словно её не было. Указал на левую руку, монета оказалась в правой. Как только этот избранный разжимал кулаки, поток монеты читался отчётливо. Стоит признать, меня сделали. Хитер, ничего не скажешь.
   - Сдаюсь, - признал я поражение и отправил сто баллов на счёт Бханженевала.
   - Благодарю за жертвоприношение. Пусть удача будет к тебе благосклонна, - ответил он мне.
   - Научишь этому трюку за тысячу баллов? - спросил я.
   - Этому нельзя научить. Просто я бог удачи и никогда не проигрываю.
   - Вот как. Почему же не взойдёшь выше?
   - Мне и здесь неплохо.
   Дальнейший наш разговор прервал подъехавший транспорт. Пока мы ехали в гостиницу, я размышлял о сильных участниках, обитающих на этом этаже. Чувствую, испытание на Е-ранг будет гораздо более сложным, чем я полагал вначале.
   Вернувшись к остальной части команды, я кратко рассказал им о возможности попасть на испытание в полном составе. Ужин прошёл хорошо. Так и знал, что Сеоньо скрывала от нас свои кулинарные таланты. Единогласным решением команды назначили её на должность штатного повара.
   Заснул я быстро. Перед этим, ещё раз прокрутив в голове этот насыщенный день. Надо будет разобраться с подготовкой к испытанию. Снаряжение мы недавно обновляли, впрочем, посетить магазины лишним не будет. Может, что-то интересное найду. С этими мыслями, я, наконец, заснул.
  

***

   Они прибыли под вечер на двадцатый этаж. Кроме них, никого больше не было. Участник, следящий за телепортом, сначала удивился, потом присмотрелся к пришедшим и понял, что за участники явились на этаж испытаний.
   Их было двое. Девушка и парень.
   - Вот и двадцатый этаж, и двух лет не прошло, брат, - обратилась девушка к парню.
   - Да, сестра. А ты волновалась, что мы не управимся за два года. Видишь, ничего страшного?
   - Если бы не твои пристрастия, мы бы давно уже получили Е-ранг, брат, - укорила девушка парня.
   - Прости, ничего не могу с собой поделать, наследственность, - произнёс лишь им одну понятную шутку участник.
   Участница с нескрываемой усталостью посмотрела на своего брата, потом огляделась вокруг:
   - Какое убожество. Надо поскорее подняться выше.
   - Зачем так спешить? Давай насладимся всеми прелестями этого места, - предложил брат.
   - Ты ведь имел в виду прелести участниц? - подозрительно покосилась избранная на своего родственника.
   - Как ты могла такое подумать, сестра?! Как такая мысль только пришла в твою голову? Я люблю только тебя, но иногда мне надо сбрасывать напряжение... - двусмысленно хихикнул избранный.
   - Иногда я удивляюсь, как мы можем быть родственниками, - сокрушённо покачала головой сестра.
   - Тебе тоже стоит попробовать развеяться. Найди себе парня на пару ночей. Расслабься. Ай! - потёр ударенную сестрой голову брат.
   - Пошляк. Пепел последнего идиота, попытавшегося пригласить меня на свидание, я выбросила в окно.
   - Помню. Именно я этот пепел и собирал пылесосом. Всё-таки ты слишком строгая.
   - Идём. Надеюсь, в этом жалком месте найдётся помещение достойное нас двоих.
   - Опять будет несколько часов выбирать, - тихо прошептал избранный.
   - Ты что-то сказал, брат? - обернулась к нему сестра.
   - Может, снимем сразу целую гостиницу? Здесь масштаб побольше, чем на других внутренних зонах, и возможности шире.
   - Неплохая мысль. Всё-таки ты ещё не потерян для семьи.
   - Я пошутил, сестра, - удручённо произнес избранный.
   - Я тоже, брат, - с нежной улыбкой ответила сестра.
   Двое участников вышли с площадки для вновь прибывших и отправились к уже ждущему их автомобилю. Его отличительной чертой, был всем известный герб, красующийся на двери.
  
  

Глава 2. Гласные и негласные правила западни

  
   Шёл дождь. Я отстранённо наблюдал за ним из окна нашей с Бисеу комнаты. Интересно, это природное явление или воля офицеров? Мы ведь находимся в летающей крепости среди облаков. Может ли тут образовываться дождь? Обзор закрыт им, поэтому нельзя сказать идёт ли он за пределами крепости или нет. И если дождь является искусственно созданным, то нет ли какого-нибудь расписания? Сегодня как раз надо идти в то казино, а погода дрянь.
   Я отвернулся от окна, рассеивая баанг, с которым всё это время тренировался, меняя поверхность и массу. Перевёл в режим видимости армейский инвентарь. Он представлял собой изогнутую овальную пластину суспендия жёлтого цвета. На ней были расположены отверстия для оружия, а также несколько крючков. Именно с них я снял два то ли браслета, то ли наруча. Перевёл инвентарь в невидимый режим. Надел браслеты на свои руки. Правую руку облёк лазоревый наруч. К нему крепился диск, сантиметров пять в диаметре. Левую занял массивный серый браслет. В его центре был расположен продолговатый жёлтый кристалл.
   - Слуаг, ты там скоро? - раздался недовольный голос Бисеу, - мне тут есть не дают, пока мы все не соберёмся!
   - Иду-иду, - отозвался я.
   Едва я зашел в столовую, то сразу почувствовал неладное. За столом сидели четверо. Змеелюд, Джен, Бисеу и невысокая золотокожая женщина с четырьмя руками.
   - Сео? - удивлено спросил я.
   - Что-то не так? - сощурив свои оранжевые глаза, агрессивно спросила меня уменьшившая великанша.
   - Эм... - я более внимательно оглядел присутствующих: Шарс ухмылялся, лицо Джен, как обычно, ничего не выражало, а Бисеу смотрел только на дымящуюся кастрюлю с едой. - Да вроде все нормально. Что-то случилось?
   - Ничего, - Сеоньо привстала и стала накладывать еду в тарелки.
   - Сеоньо похудела, - с всё таким же отстранённым лицом, нейтрально заметила Джен.
   - Я не была толстой, это контракт уменьшения размера, тут слишком тесно, - не хуже Шарса, сквозь зубы прошипела Сео.
   - Тебя стало меньше, следовательно, ты похудела, - не глядя в сторону Сео, заявила Джен.
   - Пропорции моего тела не изменились.
   - Оно стало меньше. Значит, ты похудела.
   - Нет! - верхние руки бывшей великанши, державшие большую ложку и мою тарелку, задрожали.
   Я оперативно перехватил тарелку и ложку у разгневанной адептки света.
   - Так! Сео, каждый сам себе еду наложит. Джен, не зли повара.
   - Так бы сразу, - проворчал оголодавший Бисеу.
   - Я не злю. Сеоньо нелогична в суждениях. Если женщины стало меньше, то она заболела или похудела. Мне так мама говорила. Сеоньо не болеет, следовательно, она похудела, - Джен какое-то время помолчала, но всё же добавила, - уменьшение размера может произойти из-за отрубания, но не в нашем случае.
   - Отрубания? Да я тебя сейчас уменьшу путём усекновения твоих белых кос!- совсем взбеленилась Сео.
   - Я тоже тебя люблю, - почти скривились губы Джен в улыбке.
   - Хватит! Едим молча! - не выдержал я.
   Завтрак прошёл в молчании.
   - Сео, спасибо за еду. Было вкусно, - чётко произнёс я, выделяя слова.
   - Ага, Сео, спасибо, - прошипел Шарс, а Бисеу согласно закивал, торопливо прожёвывая.
   - Спасибо, - равнодушно сказала наша отмороженная белозрачковая удильщица.
   - Всегда пожалуйста, - настороженно ответила Сео.
   - Так. Через полчаса я пойду в казино. Сео, пойдёшь со мной?
   - Ладно, - чуть поколебавшись, согласилась та.
   - Прекрасно. Джен, уделишь мне минут десять, нужно проверить систему тайных жестов для общения, посмотрю, как ты их заучила?
   Фиолетовоглазая участница молча прикрыла глаза.
   - Шарс, Бисеу будьте на связи, но ничего такого сегодня не планирую.
   - Может всё-таки сходить всем вместе? - предложил Бисеу.
   - Глупо, - всё ещё несколько раздражённая Сеоньо стравливала остатки своей злобы.
   - Мы не должны показывать слишком яркую заинтересованность или трусость. Двух участников вполне хватит, - пояснил я.
   - Вот оно как. А не сочтут это проявлением слабости или несерьёзности?
   - Будь только один избранный, хотя сложно сказать, - задумался я, - чёткие планы на этот день у кого-нибудь есть?
   - Пройдусь по магазинам, - ответила Джен.
   - Я сегодня свободен, - отозвался Шарсефер с готовностью.
   - Прогуляюсь по городу. Хорошо тут, а то раньше, словно всё время под наблюдением, - произнёс Бисеу.
   - Ну, значит, пойдём я, Сео и Шарс. Все согласны? - предложил я.
   Возражений не последовало. Избранные, кроме Джен, разбрелись по квартире, фиолетовоглазая удильщица подошла ко мне.
   - Джен, ты, что сейчас вытворяла перед завтраком? - прикрыв дверь на кухню, обратился я к Белозрачковой.
   Та смерила меня своим перемороженным взором, в котором мелькали льдинки чего-то странного:
   - Проснулась, сходила в туалет, умылась. Всё.
   Вашу Башню. Я потёр лицо ладонями. Как же достало! Такими темпами я с ними с ума сойду!
   - Джен! Зачем ты издевалась над Сео?
   - Я не издевалась.
   - Ты издевалась.
   - Я не издевалась.
   - Нет, издевалась!
   - Да, не издевалась.
   - Нет, издевалась!! - продолжал давить я.
   - Да, не издевалась, - всё так же отрешенно говорила она.
   - Нет!!!
   - Да.
   - Нет, не издевалась, то есть стоп, издевалась! Погоди, ты сейчас издеваешься или нет? - запутался я.
   - Да, не издеваюсь, - был дан мне ответ.
   - Стой, стоп, погоди, короче, - взял я минуту на размышление.
   Почесал лоб. Я чего-то сильно не понимаю, хотя знаком с ней почти пять лет, но она продолжает ставить меня в тупик. Надо зайти к этому вопросу с другой стороны.
   - Джен, ты знаешь, что такое издевательство?
   - Да.
   - Что это?
   - Это причинение морального или физического страдания.
   - Уже хорошо. А что такое страдание?
   - Долгая боль.
   - Неплохо. А что такое боль?
   Вот тут она не ответила. Замерла, мне даже показалось, что Джен прекратила дышать. Неожиданно по моей спине пробежали мурашки. Фиолетовоглазая удильщица, не мигая, смотрела на меня. Её зрачки показались мне белым выходом в конце туннеля. Я потёр внезапно затёкшую шею. Наваждение схлынуло.
   - Джен, ты не знаешь что такое боль? - повторил я вопрос.
   - Неприятное ощущение, - без запинки ответила она.
   - Так вот, с точки зрения Сео, ты своим упоминанием похудения доставляла её неприятные моральные ощущения. Понятно?
   - Да.
   - Зачем ты это делала?
   - Я не хотела причинять страдания.
   - Тогда зачем?
   Джен вновь замерла. Хотел бы я знать, что твориться в её голове. Сильнейший член нашей команды является также и самым непредсказуемым. Это плохо. У меня нет никакого желания её обидеть или разозлить.
   - Я слышала, как Шарсефер с Сеоньо общались на тему веса. Им было весело. Они улыбались, следовательно, они испытывали положительные эмоции. Я захотела поблагодарить Сеоньо за еду. Она разозлилась. Почему?
   - Спроси, что полегче. Джен, не все шутки везде уместны. Некоторые требуют особой атмосферы, другие определённых условий.
   - Я знаю это. Мне мама говорила. Я думала атмосфера подходящая.
   - Возможно, только возможно, всё дело в том, что Сео и Шарс разного пола, но примерно одинакового веса. Вот они и разговорились на соответствующую тему, и кто-то из них удачно пошутил.
   - Я учту это.
   - Было бы неплохо. Извинишься перед Сеоньо?
   - Да.
   - Ну, просто здорово, - устало выдохнул я.
   Закончив с воспитательным разговором, я уже собрался выйти из кухни, но Джен остановила меня вопросом:
   - Ты хотел проверить мои знания о наших знаках.
   - Вообще, нет. Это был...
   - Предлог, - перебила она меня.
   - Да. Хм, раз ты знаешь, что это был предлог, почему тогда ты...
   - Я издевалась.
   - Зачем? - удивился я.
   - Шутка, я не издевалась - холодно ответила Джен и, пройдя мимо меня, вышла из кухни.
   Ушастый Хеадон меня побери! Хорошо, что она одна такая в команде. Даже за увеличение общей мощи команды вдвое, ещё такого же странного участника, как Джен, в отряде я не вынесу. Это просто вне моих сил будет.
   Впрочем, мотивы Джен хотя бы не опасны. Она не хотела умышленно причинить вред Сео, просто неудачно пошутила. Первые года два, она почти ни с кем кроме меня и не разговаривала. Только во время тренировок и по необходимости. Так что, попытки пошутить, можно считать прогрессом её социализации. Жаль, что чувство юмора часто подводит нашу удильщицу.
   Так, надо Тира покормить. На пол нашей кухни я поставил небольшой таз, вытащенный мной из пришедшего багажа. Из холодильника достал огромный пакет сырой рыбы. Вывалил его в тазик. Сверху посыпал находящейся в бумажной упаковке витаминной добавкой. Перемешал. Отошёл к выходу из кухни. С помощью шинсу выпустил из кристалла в левом браслете Тира.
   Тир - это мой шинхэо. Высокий шестилапый ящер с чёрной чешуёй. Восьмиглазый. Всё это время я хранил его в шинсу-контейнере, иначе называемым сосудом. И вот сейчас решил выпустить. Покормить надо и выгулять. В контейнере он находится как бы в замершем состоянии, но это не значит, что о Тире не нужно заботиться.
   Как только я его призвал, на кухне стало тесно. Тир стал есть. Надо ему воды налить. Огляделся по сторонам и нашёл нужную мне вещь. Перешагнул хвост ящера и взял специальную поилку, чем-то похожую на ведро. Налил туда воды, поставил рядом с шинхэо. Какое-то время смотрел, как зверь ест. Умиротворяющий звук.
   - Слуаг! Ты там скоро? - раздался окрик Сео.
   Ах да. Чуть не забыл! Надо в казино идти. Совсем с бытовыми мелочами замотался.
   - Сейчас Тира покормлю, и пойдём, - отозвался я.
   Минут через пять шинхэо поел и попил. Я активировал договор с Хранителем этажа и уменьшил Тира до размеров кота. После чего взял его на руки. Можно было выходить.
   Дождь шёл не сильный. Зонты мы захватили.
   - Давайте через парк пройдём, я хоть Тира выгуляю, а потом такси возьмём до казино, - предложил я.
   - Мне всё равно, - ответил Шарс.
   - Ладно, - нехотя согласилась Сео.
   Было видно, что нашей великанше, вернувшей себе привычный рост, неохота мокнуть под дождём, но и желание размять тело присутствовало. Насколько я понял, уменьшение не создавало физического дискомфорта, только психологический. Тому, кто привык смотреть на всех сверху вниз, будет весьма непривычно вдруг почувствовать себя меньше.
   Когда мы шли через парк, я вернул Тиру привычные размеры и чуть ослабил контроль над ним. Поэтому ящер дал волю своим инстинктам, которые до этого я подавлял при помощи кинла, преобразованной через маджу части дома шинсу. Звучит заумно, на практике ничего сложного. Надо создать баанг и направить его через особое сплетение первичных потоков в теле. Ощущения достаточно специфичные при этом. Сложно словами описать. Это как если бы рука, при погружении в воду, превращалась в плавник или щупальце. Так и тут, контроль над баанг остаётся моим, но существенно меняется сам дом шинсу. Есть и более сложный способ. Это когда читаются потоки самого маджу и прямо через них создаётся баанг пропусканием шинсу. Требуется высокий контроль, талант и опыт. Отличие этих методов в том, что в первом случае я не контролирую те изменения, которые маджу вносит в баанг, преобразование происходит неосознанно. Во втором же случае изменения дома шинсу задаются осмысленно. Освоил я только первый способ. И то хорошо.
   Тир тем временем попытался ухватить Шарса за хвост. Наш змей уворачивался, не используя усиления тела. Шарсефер воспринимал игру с шинхэо как тренировку. На дождь оба не обращали внимания. Мы с Сео стояли в сторонке.
   - Сео, ты уж прости Джен за сегодня. Она не хотела, - обратился я к золотокожей участнице.
   - Ладно, - недовольно выдохнула она, - я почти к ней привыкла.
   - Вот и хорошо. Что насчёт моей вчерашней просьбы?
   - Ничего определённого. Я просмотрела кучу открытых форумов участников этого этажа и несколько закрытых. Официального рынка наёмников, курируемого администрацией здесь нет. Присутствуют различные анкеты тех, кто готов присоединиться. Никого подходящего нашим требованиям среди них нет.
   - Ясно. Спасибо. Будем проходить своими силами. В сети есть информация о том участнике, к которому мы идём? Юнжеолю?
   - У него есть страница, а также почтовый адрес, для связи. Ничего противозаконного. Опережая твой следующий вопрос, в открытом доступе информации о возможности смухлевать при отборе на испытание нет.
   - А в закрытом?
   - В тех закрытых форумах, куда я попала, данная тема не поднималась. Пыталась спросить, но меня быстро раскрыли и удалили.
   - А что на тех форумах?
   - Один посвящён боям без правил, другой принадлежит какой-то банде.
   Вот даже как. И куда смотрят офицеры? Или им всё это зачем-то надо?
   После того как Тир нагулялся я убрал его в шинсу-контейнер. Мы вызвали такси и поехали в казино.
   В казино было не так много посетителей. Одиннадцать часов утра. Тем не менее часть сотрудников уже была на месте. Кто-то работал в ресторане, соединенном с казино. Другие обслуживали залы игровых автоматов, открытые круглосуточно.
   Основные залы, где работают крупье, ещё открыты не были, но нужный нам участник уже был на месте. Он оказался старшим по смене, поэтому пришёл так рано.
   Юнжеоль был достаточно крупным участником с бледной кожей и двумя рогами, вырастающими чуть выше ушей. Левый загибался вниз, правый вверх. Волосы короткие серые. Карие глаза были цепкими, но невыразительными. Одет крупье был в чёрные туфли, такого же цвета брюки, белую рубашку и жёлтую жилетку. Учитывая общую массивность и толстый живот Юнжеоля, я оценил качество и крепость материала одежды по достоинству.
   - Вы что-то от меня хотели? - спросил он.
   - Трясогузки сегодня низко летают. К чему бы? - чувствуя себя героем шпионского романа, ответил я.
   - К долгой и счастливой любви, - незамедлительно был дан мне ответ, после чего крупье повернулся и обратился к менеджеру зала, - Тэйбеул, я отлучусь на пятнадцать минут?
   Менеджер кивнул в ответ. Крупье отвёл нас в ресторан, где мы заняли столик. И Шарсу и Сео пришлось прибегнуть к контрактам. Благо для змеелюда были кабинки, где можно было переодеться. Одежда Сео уменьшилась вместе с ней.
   - Юнжеоль, - представился крупье.
   - Слуаг, - в свою очередь, произнёс я.
   - Вы получили пароль от Паи, Сыгеоля или Исе? - перешёл к делу крупье.
   - Нет. Не от них, - дал ответ я.
   - Тогда от кого?
   - Это столь важно?
   - Да.
   Я помолчал, прикидывая варианты. Возможно, это какая-то подстава от Саенга? Уйти или ответить?
   - А если я не отвечу?
   - Тогда всего хорошего, - Юнжеоль сделал вид, что собирается уходить.
   Шарсефер на это усмехнулся и насмешливо зашипел. Крупье в ответ качнул головой в сторону охранников казино, ненавязчиво расположившихся за соседним столиком.
   - О, Башня, мужчины одинаковы на всех этажах, - возвела очи горя Сеоньо, - Слуаг, может хватит меряться самомнением? А вы мистер Юнжеоль? Мы вам не враги, даже наоборот.
   Обстановку Сео удалось несколько разрядить.
   - Я всего лишь хочу быть уверен, что вам рекомендовал меня тот участник, которому я выдал этот пароль, - миролюбиво произнёс Юнжеоль.
   - Понятно. Это был Саенгмуль, такой знаете... - я запнулся, пытаясь подобрать слово, которым можно было охарактеризовать Саенга.
   - Знаю-знаю, господин Саенгмуль, хороший клиент. В общих чертах вы в курсе получается?
   - Примерно.
   - Тогда перейдём к делу. Вы уже зарегистрированы на участие в испытании?
   - Ещё нет.
   - Нужна регистрация. Вас трое?
   - Пятеро.
   - Все должны зарегистрироваться на один день. Испытания проходят в три этапа. Первый отборочный, на втором собирают команду из восьми участников, последний финальный. Что могу вам гарантировать я? Все оплаченные участники попадут в одну группу второго этапа. Само собой, если кто-то из вас завалит первый тест, дальше он не пройдёт. Я могу лишь сделать так, что члены вашей команды вместе с вами окажутся на втором испытании, где определяются команды для прохождения третьего и то с учетом, если вы пройдёте предыдущий тест. Также я не гарантирую прохождения вами второго теста. Это понятно?
   - Да. А что касается возможности на отборочный тест попасть командой?
   - В одну группу для второго этапа собирается примерно пять подгрупп. Всего в отборе участвует около пятидесяти избранных. Я гарантирую в случае оплаты место в случайной подгруппе одной группы. Плата фиксированная, - он вытащил блокнот с ручкой, выдрал лист, написал на нём число и показал мне.
   Немного, я думал, будет дороже. Крупье же перешёл непосредственно к моему вопросу:
   - Гарантированные места в подгруппе определяются через аукцион. Это определено нормами безопасности. Офицеры часто любят устраивать проверки, поэтому мы можем предложить два-три места в каждой из подгрупп. Скажем, если вы хотите все втроём оказаться вместе на первом этапе теста, вы должны через аукцион выкупить три места.
   - А больше трёх? - поинтересовалась Сеоньо.
   - Гарантировать могу два-три. Остальное ваша удача. Например, вы можете выкупить два места в одной из подгрупп, а третьему участнику место в случайной подгруппе той же группы. И может так случиться, что генератор случайных чисел отправит этого участника в ту же подгруппу, куда попадут остальные два.
   - Выкупается место в конкретной подгруппе? - спросил я.
   - Нет. Подгруппы формируются случайно, вы лишь в этом случае выкупаете стопроцентную гарантию оказаться вдвоём или втроём в одной подгруппе.
   - Понятно.
   - Вы в деле?
   - Какие гарантии?
   - А разве это непонятно? Вы работаете через меня. В случае если те вещи, которые я вам обещал не произойдут вы всегда можете меня тут найти. Я не стал бы рисковать ссориться с теми, кто может получить ранг E. Ведь, если я солгу, всегда существует вероятность, что участник пройдёт испытания, а потом с претензиями явится ко мне.
   - У вас есть охрана.
   - Неудачники неспособные получить следующий ранг?
   Я не стал уточнять, что он тоже F-ранга. Общий смысл мне был ясен. Риск, конечно, есть. Впрочем, в случае чего мы всегда сможем его найти. Внутренняя зона весьма ограничена. Да и можно будет сдать офицерам, если, они не в доле. Хотя вряд ли.
   - Хорошо. Мы согласны, - наконец, решился я.
   - Тогда как зарегистрируетесь с номерами идентификаторов приходите ко мне. Можно сегодня вечером. Оплата тут же. Я укажу вам автоматы, в которых вы должны будете проиграть указанную ранее сумму, помноженную на количество участников, желающих оказаться в одной группе. Оплату подтвержу лично, но на словах. Что касаемо аукциона, я выдам вам временные логины для закрытого сайта. Зайдёте туда. Аукцион второй цены, проводится за два дня до начала испытания, длится сутки.
   - Ясно.
   - Тогда всего хорошего, - Юнжеоль встал и ушёл.
   Мы вышли на улицу.
   - У кого какие мысли? - обратился я, пока мы неспешно отправлялись в сторону офиса администраторов.
   - Похоже на обман, - прошипел Шарс.
   - В один день формируются несколько команд. Так что шанс угодить в разные группы высок, - задумалась Сео.
   - Он может надеяться, что нам повезёт.
   - В случае чего, его можно найти.
   - Тут казино замешано.
   - Всегда можно угрожать раскрытием их обмана. Вряд ли им будет уместна шумиха.
   - У них могут быть высокие покровители.
   - Лишь в случае, если они серьёзно работают, для простого обмана это нерационально. Здесь же попахивает отлаженной схемой.
   Пока Шарсефер и Сеоньо спорили, я позвонил Бисеу Дэуману и Джен, попросив их подъехать к офису админов для регистрации.
   Зарегистрировались и оплатили доступ к испытанию мы быстро. Через пять дней начало теста. Бисеу был весел. Джен равнодушна. Сеоньо чуть волновалась. Шарсефер спокоен.
   - Расходимся? - предложил Бисеу.
   - Сходим, сначала пообедаем, - предложил Шарсефер.
   - О! Я всегда не против.
   На обеде решили, что в казино пойду я, Джен и Сео.
   Конец дня на события был не особо богат. Вернулись в казино, передали номера идентификаторов Юнжеолю. Проиграл одноруким бандитам кучу баллов. Впрочем, их ещё оставалось на три чистых прохождения всем пятерым. Ещё, правда, аукцион будет, на который мне выдал пароль Юнжеоль. В любом случае оставлю баллов на два прохождения. На всякий случай.
   Вернулся в гостиницу. Поужинали. Бисеу, правда, предупредил, что задержится допоздна, но это его дело. Через три дня аукцион. Надо Джен отправить с Бисеу. А меня вместе с Шарсом и Сео. Это был бы неплохой вариант. Впрочем, посмотрю по деньгам. Дождь, кстати, закончился после одиннадцати вечера. Завтра, наверно, по магазинам предметов пройдусь. До этого как-то времени не было.
  

***

   Время перевалило за полночь. До конца смены Юнжеоля оставалось ещё несколько часов. В целом день выдался удачный. Завтра оставалось передать список клиентов куратору. И получить свою долю от казино. Куратор уже свяжется со своим знакомцем, отвечающим за распределяющие терминалы. Юнжеоль старался сильно не задумываться о роли офицеров во всём этом. Отлаженная схема работала ещё до его прихода. Крупье предполагал, что деньги, отмываемые здесь, сущая капля для тех, кто достиг вершины, но без них вмешаться во внутреннюю работу этажа испытаний просто невозможно. Ему в своё время повезло унаследовать от предыдущего участника эту должность с рядом дополнительных, весьма прибыльных, обязанностей. Это был не единственный теневой заработок крупье, но достаточно ощутимый.
   - Юнжеоль! - обратился к нему менеджер Тэйбеул.
   - Что-то случилось, Тэйбеул? - удивился крупье.
   - К тебе аристократка какая-то, - сморщился Тэй.
   Юнжеоль мысленно усмехнулся. Тэй по должности был много старше его, но почти вся теневая деятельность казино была завязана на простом крупье. Сам Юнж бывал на работе лишь несколько дней в неделю. Тэйбеул понимал, что к Юнжу, по каким-то причинам особое отношение, из-за чего был предельно вежлив и сильно завидовал.
   Аристократок Юнжеоль любил. Не в том смысле. Ничего лишнего он себе не позволял, но вот смотреть, как они просят его помощи, когда понимают, что влияние их семьи сильно ограничено во внутренней зоне Башни было приятно. С них он требовал вдвое или втрое больше.
   Ожидавшая его девка была типичной аристократкой из великой семьи. Одетая в цвета своей семьи, гордо носящая её герб. Презрительная мина на лице. Глаза цветом под стать гербу. Перчатки на руках.
   - За мной, мисс, меня зовут Юнжеоль, - лживо вежливо улыбнулся Юнжеоль.
   На его приветствие, гостья никак не отреагировала. Ну, ничего страшного, крупье к такому привык. Для неё он увеличит цену втрое.
   Он отвёл её в помещение для особых гостей. У него был ключ от этой комнаты на зависть Тэйбеулу. Юнжеоль, сев в мягкое роскошное кресло, предложил гостье соседнее. Та с таким отвращением на лице осмотрела дорогущий предмет мебель, что крупье стало обидно и он несколько резче, чем стоило, спросил:
   - Вы получили пароль...
   Только сейчас Юнжеоль сообразил, что никакого пароля от аристократки не получил. Сработал по инерции. Вот что десять часов за игровым столом творят.
   Какое-то время они сидели и смотрели друг на друга. Крупье всё больше нервничал, профессионально это скрывая.
   - Вы узнали обо мне от кого? - наконец прямо спросил не дождавшийся пароля Юнж.
   - Такая двурогая свинья ещё смеет задавать мне вопросы? - хлестко спросила девушка и продолжила, - я знаю, ты можешь сделать так, чтобы мы с братом вместе проходили это глупое испытание на этом низком этаже.
   - Я не знаю о чём вы. Уходите. Вы меня с кем-то перепутали, - у Юнжеоля была гордость.
   - Коммуникатор, режим подавления, - скомандовала аристократка.
   - Что вы... - попытался возмутиться крупье, но не успел.
   Удар шинсу, преобразованный в стихию, опрокинул Юнжа вместе с креслом и заставил закричать от боли. Второй удар отнёс его к стене.
   - Я достаточно натерпелась. Сначала брат, который уже день не слезает с этих потаскух, прерываясь лишь на сон и еду. Затем это низкопробное помещение, обставленное недоумком без вкуса. Теперь какой-то плебей с кривыми рогами смеет мне отказывать. Я зла, - со злобой выплёвывала представительница одной из десяти великих семей слова.
   Пока аристократка разорялась, крупье уже пришёл в себя. Парой стихийных ударов его так просто не свалить. Юнжеоль, переведя инвентарь в видимый режим, вытащил оттуда иглу и под усилением тела атаковал ту девку. Продырявит ей плечо, может, она поумнеет.
   - Замри, - просто сказала аристократка.
   Усиление тела слетело с Юнжеоля. Он замер, не в силах пошевелится. Участница, принадлежащая одной из десяти семей, подошла к нему и посмотрела в глаза.
   - Посмел достать оружие. Как у тебя только рука поднялась замахнуться на меня. Свинья, она и есть свинья, хоть и с рогами, - с ненавистью произнесла девушка в лицо крупье, - а раз ты свинья, то должен валяться в дерьме.
   С последними словами аристократка ткнула пальцами Юнжеоля в живот. По телу крупье прошла судорога. Все мышцы расслабились. Юнжеоль обмяк и упал. Спустя десяток секунд запахло мочой и говном.
   Аристократка сняла с руки, которой нанесла удар, перчатку, создала стихийный баанг и кинула её туда. Раздалось шипение. Пепел от перчатки осел на ковёр. Представительница великой семьи надела новую перчатку, затем достала платок, с гербом семьи и прикрыла им нос со ртом. Другой рукой вытащила бумагу с рядом цифр:
   - Здесь данные меня и брата. Если на испытании через пять дней мы с ним будем в разных командах, я вернусь к тебе и буду методично и долго превращать в кучку пепла. Ты всё понял?
   Юнжеоль от страха часто-часто закивал.
   Аристократка спокойно отключила режим подавления и вышла из вонючего помещения. Юнжеоль на подгибающихся ногах пошёл в душ, который здесь присутствовал. Надо было заказать сменную одежду. Крупье бросил взгляд на листок. Повезло, имя искать не придётся. На испытание эту дрянь с братом он отправит, но позаботится, чтобы сука тест навсегда запомнила. Есть у него на примете несколько сильных участников. Работают на одну банду, давно хотели перейти на E-ранг, но ждали удобного момента. Он им подсобит, за одну услугу по выбиванию дури из одной зарвавшейся аристократки.
  
  

Глава 3. Необходимый розыск ненужной утраты

  
   Звон будильника вырвал меня из сна. Я продрал глаза и какое-то время находился в прострации. Поднявшись с кровати, отключил встроенный в коммуникатор будильник. Чего-то не хватало. Вспомнил. Бисеу не ворчит. Странно. Перевёл взгляд на его кровать. Она была заправлена, однокрыл на ней не наблюдался. Развлекается видимо. Ничего страшного. Главное, чтобы через четыре дня объявился. Я задумался. Надо его после завтрака вызвонить, а то мало ли что.
   Полчаса потратил на зарядку. Одновременно держал около себя созданный баанг. Посетил туалет. Зашёл в ванную. Ополоснулся в душе. Из кухни доносились приятные запахи. Хм, после завтрака стоит либо сходить по магазинам с предметами для специализаций избранных, либо заняться тренировкой домов шинсу. Забросил я её в последнее время что-то. Плохо это. Решено. До обеда займусь тренировкой, после схожу с командой за покупками. Может, что интересное найдём. Общими деньгами команды управляю я, поэтому без меня стоящую вещь не купить. Сеоньо давно хотела хороший маяк не ниже ранга "F2". Как по мне, слишком мощный для неё. Она не сможет полностью реализовать его возможности. К тому же на Е-ранге в продаже можно будет найти маяки лучше.
   Оделся и вышел из ванной комнаты. В коридоре меня дожидалась золотокожая великанша.
   - Слуаг, доброе утро. Я до Бисеу дозвониться не могу, - сказала мне Сеоньо.
   - Доброе, Сео. Он вроде говорил, что придёт поздно.
   - Уже утро.
   - Ну, может, к вечеру придёт.
   - Он член команды! Ты должен его разыскать. У нас испытание через пять дней.
   - Через четыре, - поправил я золотокожую.
   - Тем более.
   - Да загулял он, - бросил Шарс и прополз мимо нас в ванну.
   - Нашёл время, - раздражённо фыркнула Сео и едко добавила, - надеюсь, наш капитан не уподобится одному трёхглазому удильщику и не загуляет?
   - Расслабься. Я умею расставлять приоритеты. Ты за собой лучше проследи, - ответил я.
   - Вот уж обо мне можешь быть спокоен, - Сеоньо улыбнулась, - здесь нет никого стоящего ночных загулов.
   - Вот и хорошо, - подвёл я итог.
   - Слуаг, - раздалось со спины.
   - Да, Джен? - я почти не вздрогнул.
   Сеоньо замерла на полпути к кухне и с явным интересом на лице прислушалась к нашей с беловолосой удильщицей беседе. Шум воды из ванной прекратился. Змеелюды, подумать только, тоже любят сплетни.
   - Бисеу отсутствует, - пустым голосом проинформировала меня Джен.
   - Мы все уже в курсе, - осторожно сказал я.
   - Он загулял?
   - Наверное. Придёт, спросишь.
   Следующий вопрос Джен вогнал меня в натуральный ступор:
   - Он режет свиней?
   - Кто? - решил уточнить я.
   - Бисеу.
   - Когда... нет, стой. С чего ты взяла, что он режет свиней?
   - Ты сказал.
   Я мысленно прокутил в памяти наш диалог. Что-то круто не состыковывалось.
   - А подробнее?
   Джен моргнула. Не берусь сказать, какую эмоцию означает это движение, но вряд ли она вызвана хорошими мыслями обо мне.
   - Ты подтвердил, - чуть более подробно развернуло свою мысль наше фиолетовоглазое чудо.
   - Когда?
   - Недавно, - чуть помолчала, - в течение трёх прошедших минут.
   - Я тебе сказал, что Бисеу, возможно, загулял. При чём здесь резка свиней?
   - Он загулял, значит, режет свиней.
   - Не понял? В каком смысле режет? - искренне удивился я.
   - Тренируется на свиньях, - покладисто объяснила Белозрачковая.
   Так. Ход мыслей Джен начинает проясняться. Осталось разобраться в одном моменте.
   - Джен, а кто тебе сказал, что слово загулял, означает тренировку на свиньях? - задал я контрольный вопрос.
   - Мама, - был дан мне простой ответ.
   - Джен, пожалуйста, чуточку подробнее, - попросил я.
   - Однажды, когда я резала свиней на тренировке, перестала следить за временем. Пришла поздно. Мама сказала, что я загуляла. Следовательно...
   - Так, Джен, я понял. Дай несколько минут.
   Кажется, я начинаю понимать. У неё приоритеты сдвинуты. Всё просто. Наша удильщица слово "загуляла" связала с важным для себя понятием, с тренировкой. Тогда как неинтересное лично ей время суток прошло мимо восприятия. Получается, причинно-следственные связи, которые она выстраивает, заведомо искажены в сторону важных для неё концепций. Уши Хеадона! Я не хочу знать, что творится в голове Джен. Впрочем, она достаточно адекватна и осознаёт свою необычность.
   - Джен. Загулять - это означает веселиться, не обращая внимания на время, - надо уточнить, - ты в курсе того, что такое веселье?
   - Да. Это когда тебе хорошо и ничто не беспокоит. Когда я тренируюсь мне весело.
   - Не совсем так. Это скорее беззаботное развлечение. Понимаешь, Джен?
   - Да.
   - Что ты понимаешь?
   - Бисеу не режет свиней.
   Мне показалось, что из ванны раздаётся шипящий смех, но шум вновь полившейся воды не дал мне хорошо услышать. Сеоньо подняла голову вверх, посмотрела на потолок и, скривив лицо, ушла на кухню.
   - Ну, для начала неплохо, - выдавил я из себя.
   - Он не режет свиней, тогда чем занимается? - решила докопаться до истины Белозрачковая.
   - Да как тебе сказать, - задумался я, - спросишь у него, когда придёт.
   Выслушав мой ответ, Джен направилась на кухню. Я пошёл следом за ней. Спустя десяток минут к нам присоединился Шарс.
   - У кого какие планы на день? - после завтрака спросила Сеоньо.
   - Тренировка, - отозвалась Джен.
   - Не занят, - ответил Шарс.
   - Собирался до обеда попрактиковаться в шинсу, - сказал я.
   - Тогда Шарс, пойдёшь со мной искать Бисеу? - спросила Сео.
   Наш змей задумался и прикрыл глаза, покосившись в мою сторону.
   - Ты думаешь, это необходимо? - поинтересовался я у не дождавшейся ответа Шарсефера Сеоньо.
   - Кто его знает, но нельзя вот так неожиданно пропадать. Почему ты не приказал ему остаться?
   - Он нас предупредил, что задержится. К тому же я не вижу ничего страшного в его решении отдохнуть.
   - Он обещал прийти поздно ночью, сейчас уже утро и мы не можем до него дозвониться. Раз тебя это не настораживает, то я пойду одна! - с этими словами Сео резко встала из-за стола.
   - Подожди. Не хватало, чтобы ещё и ты пропала. Шарс, сходишь с ней?
   - Схожу.
   - Вот и прекрасно. Если вы его не найдёте мы с Джен присоединимся к вам после полудня. Всех устраивает?
   Устраивало всех.
   Когда Шарсефер с великаншей ушли искать блудного, трёхглазого однокрыла, а Джен отправилась на тренировку, я перебрался в гостиную. Выбрал там одно из нескольких кресел и расположился в нём.
   Не то чтобы я не беспокоился о Бисеу. Просто, что плохого может произойти с участником во внутренней зоне вне испытаний? Правила запрещают избранным убивать друг друга тут. Нарушение жестоко карается. Этот этаж не является исключением. Коммуникаторы постоянно мониторятся службой контроля зоны испытаний управляемой офицерами. Максимум, набьют Бисеу его трёхглазую физиономию, будет знать, что раз не уверен в своих силах, то и не ходи где попало.
   В любом случае сейчас надо настроиться на тренировку. Я сотворил перед собой баанг. Простую светящуюся точку. Самый минимум, на который был способен. Заставил дом шинсу сделать круг по часовой стрелке. Остановил баанг. Сконцентрировался на пространстве пятью сантиметрами левее созданного мной дома шинсу. Стал осторожно читать первичные потоки. Баанг тревожно замерцал. Я перевёл внимание на него, стабилизируя в нём потоки. Это было ошибкой. Шинсу не стоит на месте и постоянно меняется, из-за этого картина потоков в той точке пространства, где я хотел создать второй баанг, изменилась. Раздражённо развеял дом шинсу.
   Спустя десяток минут попробовал второй раз. Первый баанг создавал медленно, стараясь прочувствовать процесс. Второй дом шинсу наоборот воплощал быстрее, пытаясь сделать это до того, как рассеется первый. Результат получился отрицательным. Первый баанг развеялся, второй был создан слишком быстро и дестабилизировался методом вспышки.
   Минуты три-четыре я потратил на то, чтобы проморгаться. Надо было продолжить эти издевательства над собой. Нужно научиться создавать и управлять как можно большим числом домов шинсу. Вот только это гораздо более сложная задача, чем я думал раньше. Дело не столько в самих параллельных вычислениях, сколько в одарённости, таланте, если хотите. Адепт света с помощью своих маяков способен облегчить проводнику шинсу расчеты при создании баанг. Но только упростить. Предельное количество домов не увеличится. За это отвечает нечто другое. Трудноуловимое. По доступным мне материалам это нечто называют талантом. Когда я получу более высокий ранг, надеюсь, там будет более подробная информация.
   Главная проблема в следующем. Для создания баанг надо прочесть потоки и направить шинсу. А ещё дом надо удержать. Иными словами, прослеживать изменения потоков и поддерживать направление шинсу в них. Чем больше количество баанг, тем больше расчётов. Это очевидно. А вот то, что с ростом баанг увеличивается и объём потока шинсу, направление которого нужно контролировать уже не столь ясно. Маяк позволяет упростить расчёты, таким образом, сняв часть нагрузки с мозга. Но за поддержку направления шинсу в прочитанном потоке отвечает талант. С него нагрузку маяком не снимешь. Ладно, это всё теория. Пора приниматься за дальнейшую практику.
   Ближе к полудню позвонила на коммуникатор Сео.
   - Слушаю, - отрывисто произнёс я, активируя связь, и развеивая очередной баанг.
   - Слуаг, у нас проблемы, - напряжённо произнесла Сеоньо.
   Изображения не было, но интонации в её голосе заставили меня насторожиться. Их я не слышал со второго этажа. Неприятные воспоминания о первом месяце в Башне заставили меня воспринимать ситуацию серьёзнее.
   - Что с Бисеу? - задал я вопрос.
   - Я же говорила, он пропал!
   - Я помню, не кричи. Ты не смогла дозвониться, но функция поиска товарищей должна работать.
   Коммуникаторы позволяют отслеживать местоположение сокомандников или друзей. Предполагалось, что Сеоньо просто включит эту функцию, пройдёт по следу и найдёт Бисеу в какой-нибудь смущающей обстановке. Вероятно, что-то пошло не так.
   - Поиск не работает, - собравшись, ответила золотокожая участница.
   - И когда ты об этом узнала?
   Молчание было мне ответом.
   - Сеоньо! Мне у Шарса спросить? - раздражение быстро накапливалось во мне, грозя вывести из себя.
   - Как только вышли из гостиницы.
   Башню Захардову побери это всё! Обеими ладонями я потёр своё лицо. Выпендриться решила. Сама огромная, а мозгов... впрочем, ладно. Сам виноват. С мозгами у неё всё в порядке, только она их не на то направляет. Давно надо было решить этот вопрос с лидерством, а не оставлять в подвешенном состоянии.
   - Почему я узнаю это от тебя сейчас?
   - А кто ты... - она резко оборвала себя и в ином тоне продолжила. - Ты дал знать, что тебе его судьба безразлична.
   - Это было до того, как я узнал, что он не детектится стандартными способами.
   - Ты мог сразу это проверить, как узнал!
   - Извини, у меня голова забита десятком других вещей, вроде подбора и покупки снаряжения, подготовки к испытаниям и тренировки шинсу! К тому же ты из нас адепт света и должна отслеживать, если кто-то полностью не в сети. Почему сразу не проверила, где он?
   - Это ты прожужжал все уши про недопустимость лезть в личную жизнь друг друга! И хватит об этом! Лови адрес, бери Джен и давайте к нам, - с этими словами она отключилась.
   Да чтоб её Хеадон покусал! Вот что значит расслабились. Все мы. Потом с ней надо будет серьёзно поговорить. Сейчас же надо найти Бисеу.
   - Джен, - постучал я в её с Сеоньо комнату, - у Шарса с Сео проблемы с поиском Биса, идём к ним.
   Пока ждал нашу удильщицу, попробовал сам найти однокрыла через коммуникатор. Безрезультатно. Нехорошо это. Сразу надо было проверить, где он. Пустое. На будущее запомню. Отправил запрос на местонахождение Бисеу в секретариат администраторов этой зоны. Проверил и надел браслеты.
   Спустились с Джен вниз. У гостиницы нас уже ждало вызванное такси. Пока ехали до места назначенного Сео, успел многое передумать. Слишком мало данных. Не представляю, что с Бисеу могло произойти. Убили? Ограбили? Украли коммуникатор? Во внутренней зоне? Даже не смешно. Здесь всё под контролем офицеров. Иначе быть не может. На предыдущих этажах так было, во всяком случае. Почему здесь должно быть иначе? Только потому, что это переходная зона между рангами? Но ведь ни о каком испытании не было объявлено.
   Ясно. Инерция мышления. Я сухо рассмеялся. Джен мазнула по мне взглядом и уставилась на дорогу. Хорошо ей. С её силой не нужно задумываться о всяких скрытых смыслах. Знай, иди напролом и успевай врагов крушить. Мне же сейчас понимать масштабы своей глупости было тяжело. И чувствую, это далеко не последний раз.
   Ошибка моя заключалась в ожидании просто более тяжелых испытаний на этом этаже. Сложных, ступенчатых, но тестов. Так было на предыдущих этажах. Мне почему-то в голову не пришло, что вся зона может быть скрытым испытанием. Инерция мышления. А ведь всё очевидно. На следующем ранге участники получают куда больше свободы, чем на предыдущем. Так почему бы офицерам скрытно не проверить готовность участников к большей самостоятельности? Сделать это элементарно, достаточно ослабить контроль над избранными. Всё остальное сделают социально-психологические механизмы толпы. В эту систему даже укладывается лазейка с испытанием. Офицеры лишь дают различные возможности и защищают от полного хаоса, участники же больше начинают взаимодействовать друг с другом за пределами тестов. Жаль, что понял это слишком поздно. Список того, что я должен учесть на будущее сильно увеличивается.
   Пришёл ответ от секретариата. Запрос отклонён, по причине запрета разглашать личные сведения третьим лицам. Будь я официальным капитаном команды разрешение дали бы, но для этого нужен E-ранг. Ещё родственники имеют право на эту информацию. Остальные довольствуются возможностью нахождения местоположения друзей. А мы сделать этого как раз и не можем. Объявить же в розыск участника можно лишь спустя неделю после пропажи. Захардовы правила!
   Таксист высадил нас у ночного клуба "Жаркие розовые крольчихи". Прочитав название, я склонил голову к правому плечу и чуть сощурил глаза. Текст вывески не изменился. Наклоняю голову к другому плечу. Название клуба никак на мои действия не реагирует. И что Бисеу забыл в таком месте? Они ж розовые.
   - Что не так? - среагировала Джен на мою остановку.
   - Да всё так, просто розовые кролики... - вот как ей объяснить мою реакцию?
   - Бледно-розовые, - поправила меня Джен, бросив мимолётный взгляд за мою спину.
   Наученный опытом общения с беловолосой удильщицей я, прежде чем задать вопрос, повернулся поглядеть, что она увидела. Правильно поступил. В сторону клуба шли три участницы. Две помоложе на вид, одна постарше. Одеты они были достаточно скромно. Широкие юбки, на несколько ладоней ниже коленей, длинные бесформенные кофты. Отличали их кроличьи уши, возвышающиеся над тёмно-коричневыми волосами. Длинные, стоит заметить. Естественно, бледно-розового цвета. Кто бы сомневался.
   Я облегчённо выдохнул и расхохотался. Навыдумывал себя всякого про розовых кроликов. Видимо, это нервное, из-за Бисеу. Да плюс ещё длительное...
   - Что случилось? - переспросила Белозрачковая.
   - Да ерунда всякая мерещится, не бери в голову, это из-за длительного воздержания, - не подумав, ляпнул я.
   Джен медленно перевела взгляд на кроликоподобных избранных. Она смотрела на их голову, может, чуть ниже, а затем произнесла:
   - Понимаю.
   Я поперхнулся воздухом и резко закашлялся от её слов.
   - Ты? - слов у меня не находилось.
   - Я? - в её голосе почудился легкий шелест удивления.
   Не хочу знать, что она имела в виду. Просто не хочу. И не буду.
   Зазвонил коммуникатор. Моё спасение. Активировал его.
   - Вы где там застряли? - спросила Сео.
   - У входа.
   - Понятно, - связь оборвалась.
   Крольчихи, дошедшие до дверей в клуб, посторонились, пропуская вышедших нам навстречу Шарса и Сеоньо.
   - Вы долго, - подойдя к нам, произнесла адепт света.
   - Это неважно. Рассказывай, чем завершились поиски, - ответил я.
   Десяток секунд она буравила меня своими оранжевыми глазищами, после чего сдалась:
   - Найти Бисеу через коммуникатор не получилось. К счастью, нам удалось узнать, что последним его местонахождением был этот клуб.
   - Как вы узнали, что он был здесь?
   Сеоньо Джеолуб покосилась на Шарсефера. Тот молчал и смотрел на меня. Уши Хеадона, что на этот раз? Золотокожая немного нервно ответила на мой вопрос:
   - Мы отправили запрос администраторам.
   - И ничего не получили, это понятно. Я тоже запрос в первую очередь отправил. Естественно, безрезультатно. Дальше. Как вы вышли на этот клуб?
   - Я года полтора назад написала программу мониторинга. С моего коммуникатора раз в десять минут запускается функция поиска местонахождения друзей. Эти данные передаются на маяк. Там записываются и обрабатываются. Строится карта
   - То есть ты постоянно нас отслеживала? - нахмурился я.
   - Кто-то должен был это делать! К тому же благодаря карте мы теперь знаем последнее местоположение Бисеу, - огрызнулась в ответ Сео.
   С одной стороны, это кажется плохим, но с другой - поступила она правильно. Строго говоря, именно мне и стоило об этом задуматься. Но в её словах есть небольшая неувязка. Сеоньо утверждала, что пробовала поиск взаимно авторизованных коммуникаторов, когда вышла из гостиницы. Теперь она говорит про постоянно работающую программу мониторинга. Могла адепт света не включить в эту систему оповещение в случае потери сигнала с одним из коммуникаторов? Даже не смешно. Следовательно, она мне соврала. Сеоньо могла знать про клуб уже за завтраком. Или как минимум понимать всю серьёзность ситуации. Одно дело не отвечать на звонки, совсем другое не быть в сети. Уж Сео-то должна это понимать. Захардова Башня! Мы ещё даже к испытаниям не приступили, а начинается что-то малопонятное!
   - Всё нормально, Сео. Не бесись. Моя ошибка. Надо было в первую очередь тебя об этом попросить. Правильно сделала, хотя предупредить меня стоило, - немного подумав, произнес я.
   - Что-то много у тебя ошибок, - задумчиво протянула златокожая женщина.
   - Главное результат, а он неплох.
   - Только вот Бисеу пропал.
   - Он немаленький мальчик, и кое-кто мог бы сразу поделиться всей информацией.
   - Я тебе сказала, что он пропал!
   - Слуаг, Сеоньо хватит, - прервало нас шипение Шарсефера, - сначала найдите Бисеу, потом ругаться между собой будете.
   Действительно, взаимные обвинения ни к чему хорошему не приведут.
   - Согласен, Сео, поговорим потом, хорошо?
   - Ладно, - ответила она мне.
   - Вы получили записи с камер клуба, опросили охранников?
   - Не вышло. Охранники молчат, хозяйки нет на месте. Ещё и грубят, словно это не на их территории участник пропал, - поджав губы, сообщила Сеоньо.
   - Понятно. Идём, попробуем универсальное средство для открытия дверей.
   На мои слова Джен окуталась белым сиянием, Шарсефер применил технику усиления тела, а Сео со вздохом перевела свой маяк в режим видимости. Я в недоумении замер:
   - Вы чего?
   - Универсальное средство, - спокойно сказала фиолетовоглазая маньячина.
   - Джен, я про "вежливость", - посмотрел на других, - вы тоже хороши, расслабьтесь, никаких драк!
   Убедившись, что меня правильно поняли, призвал Тира из браслета. Уменьшил его при помощи контракта с Хранителем и взял на руки. Жаль, что для увеличения размера призванных шинхэо свыше нормального нужны более широкие полномочия.
   - Таскаться с боевыми ящерицами - это вежливость? - издевательски фыркнула в конце вопроса Сео.
   - Он не боевой, он милый, - монотонно произнесла Джен и чуть помедлив, добавила, - как котёнок.
   - У тебя были домашние котята?
   - У отца. Не домашние, дикие. Он отпускал их охотиться на свиней.
   - Забавное, должно быть зрелище. Стая мелких кошек, охотящаяся на борова.
   - Не мелких, больших. Котят, а не кошек. Поодиночке охотились.
   Сеоньо на это ничего не ответила, лишь в очередной раз фыркнула и направилась в клуб. Шарсефер, оглянувшись на меня, дождался кивка и пополз следом за великаншей.
   Наконец, вошли в вестибюль клуба. Мягко-красные тона создавали расслабляющую атмосферу. К нам тут же подбежала низкорослая участница с кроличьими ушками.
   - Опять вы. Вам же сказали: "Госпожи Токки нет на месте"! - недовольно затараторила избранная.
   - Мисс Ру-Лу, - прочитал я на её бейджике, - у нас деловое предложение к госпоже Токки. Весьма прибыльное.
   - Знаю я ваши предложения. Её нет на месте!
   - Мы подождём, если можете с ней связаться сделайте это, вряд ли она простит вам потерю лёгких денег.
   - Запишитесь к ней на приём тогда.
   - Срок предложения крайне ограничен, - открыто улыбнулся я, поглаживая ящера.
   - Что именно вам надо?
   - Информация. Много денег за пару фраз. Ничего сложного.
   Ру-Лу смешно пошевелила ушами, призадумалась и посмотрела на Джен после чего ушла, сказав нам:
   - Ждите, я позвоню госпоже Токки.
   Вот так бы сразу. С другой стороны, работа у них такая. Я обратил внимание на взгляды, бросаемые охраной заведения на нас. Лучше не обострять ситуацию до поры до времени. Вежливость и ещё раз вежливость.
   Минут через десять пришла Ру-Лу. Весьма взъерошенная.
   - Госпожа только что прибыла и примет вас.
   В приёмной Ру-Лу предложила остальным подождать снаружи, я кивнул, но настоял на присутствии Джен. Сео скривилась, но промолчала.
   Кабинет владелицы клуба был средних размеров. Токки тоже являлась представителем кроликовидного народа. Она сидела за столом и что-то читала с терминала. Высокая. В строгой коричневой накидке. Волосы собраны в пучок. Скулы маленькие. Минимум макияжа. Не так я себя представлял владелицу ночного клуба.
   Подле неё, опиравшись на стену, стоял черноволосый участник с красными глазами. Одежда его на вид была удобна и выполнена в темно-жёлтых тонах. Взгляд избранного лениво скользнул по мне, бегло пробежался по шинхэо и застыл на Джен. Щека участника чуть дёрнулась, и он отлепился от стены, приняв более удобную для боя позу.
   Проигнорировав действия черноволосого, сел на один из стульев у стола. Джен присаживаться не стала и сконцентрировала своё внимание на красноглазом избранном. Ей виднее. Я стал медленно гладить Тира. Обозначившаяся на моём лице лёгкая улыбка предназначалась хозяйке заведения, всё ещё смотрящей в монитор терминала.
   Пару минут спустя, Токки повернула голову в мою сторону.
   - Вы что-то от меня хотели, Слуаг? - с умиротворением во взгляде спросила она.
   Неплохо подготовилась. Знает моё имя. Откуда? Пока не важно. Суть в том, что крольчиха как бы говорит мне, что контролирует ситуацию и всё обо мне знает.
   - Не знал, что стал таким знаменитым, - не прекращал я гладить Тира.
   - Не стали, просто я достаточно вежлива, чтобы не тратить время моих собеседников, сколь незначительными они не были, на приветствия.
   - Тогда перейдём к делу. Я хотел бы купить у вас записи с камер за сутки.
   Черноволосый фыркнул.
   - Хорошая шутка, - отозвалась Токки.
   - Это не шутка, - в тон ей ответил я.
   - Жаль. Если бы не некоторые трудности, - крольчиха перевела взгляд с меня на Джен и обратно, - я бы отправила вас в цирк, к одному знакомому. Ему как раз не хватает клоунов.
   - Видимо, мне повезло.
   - Видимо, так. Зачем вам записи?
   - В вашем клубе пропал мой друг.
   - Это исключено.
   - Данные с коммуникатора говорят об обратном.
   - Несмотря на это записи вы не получите.
   - Я готов заплатить.
   - Не интересует.
   - Тогда ситуация заходит в тупик, - прекратил я гладить Тира, отчего тот недовольно зарычал.
   - Наш клуб находится на территории мистера Чингуи. Вы точно хотите с ним ссориться?
   Что ещё за Чингуи и, при чём тут какие-то территории?
   - О! - она притворно удивилась, картинно прикрыв двумя пальчиками рот. - Значит, вы не в курсе того, что здесь происходит?
   Плохо. Крайне плохо. Надо срочно выкручиваться, или мы уйдём без информации.
   - Я стараюсь быть вежливым, - пропустив её вопрос, пошёл в ва-банк, - хочу решить всё мирно и тихо.
   - Вы серьёзно полагаете, что представляете какую-то угрозу, - Токки выгнула левую бровь.
   - Вовсе нет. Если я не получу записи, мне придётся начать опрашивать избранных, которые были здесь, постоянных клиентов в том числе. Думаете, они спокойно отнесутся к факту пропажи участников тут?
   Напряжение, возникшее между нами, было явственно ощутимо.
   - Ты уверен, что после сказанного сможешь продолжить свои поиски, - вмешался в наш разговор красноглазый, - у твоей девки красивые волосы, но звёзд я не вижу.
   - Вы действительно думаете, что я пришёл сюда без подстраховки? - спросил я, понимая, что сильно сглупил, не озаботившись страховкой.
   - Не будем ссориться, - произнесла крольчиха, - я не могу предоставить вам все записи, но по фотографии вашего друга можно узнать с кем он покинул заведение.
   - Это прекрасно.
   - Данная услуга будет стоить вам десять тысяч баллов.
   - Я был согласен заплатить до того, как вы стали мне угрожать. Что скажут ваши клиенты, если я приведу им статистику происшествий на территории мистера Чингуи? Стоит ли им знать о скрытых конфликтах? - наугад бросил я.
   Помрачневшее лицо крольчихи подтвердило мои подозрения. Логика размышлений была не очень сложна. Я лишь предположил, что никто не станет воровать избранных на своей территории. Зачем? Если можно совместить полезное с полезным и подставить конкурента? Лучше сделать это не один раз, но в разных местах. Угадал.
   - Хорошо, - Токки склонила голову, принимая поражение, - вы получите что просите, но после этого уходите и не возвращайтесь.
   Я кивнул и вызвал по коммуникатору Сео. Пока великанша и Токки работали с информацией, Тир вновь заурчал от поглаживаний. Через полчаса адепты света закончили свою работу.
   - Что-нибудь нашли?
   - Двое. С одной участницей Бисеу покинул клуб, другой избранный следовал за ними. По времени это событие произошло за несколько минут, до потери сигнала от Биса, отчиталась Сеоньо.
   - Ясно. Фотографии тех двоих сохранила?
   - Да.
   - Вам известны кто эти избранные? - поинтересовался я у крольчихи.
   - Нет.
   - Тогда всего хорошего, спасибо за помощь.
   Когда мы покидали кабинет, Токки бросила мне в спину:
   - У вас хороший шинхэо, Слуаг. Берегите его.
   - Как иначе, - немного растерянно ответил я, не понимая, что она имела в виду.
   Выйдя из клуба, всей командой направились от этого места подальше.
   - Отправимся в офис офицеров с фотографиями? - спросила Сео.
   - Нет. Нам нужен торговец информацией. Что-то с этим этажом сильно не так. Надоело действовать вслепую.
   - И где ты найдёшь авторитетного информатора? - прошипел Шарс.
   - Есть один вариант.
   Через коммуникатор я вызвал транспорт до казино "вечное золото". Надеюсь, Юнжеоль выведет нас на знающего участника.
  

***

   В многокомнатном номере гостиницы впервые за несколько дней властвовала тишина. Вошедшая сюда участница, носительница герба одной из десяти великих семей вдохнула полной грудью шинсу и брезгливо поморщилась. Запах пота и Илларда знает чего ещё, вызывал какие угодно, но далеко не приятные ощущения.
   Быстро и величественно избранная аристократка прошла несколько комнат и оказалась в спальне брата. Большую часть огромного помещения занимала громадная кровать. Площадь её была два-три десятка квадратных метров. Несмотря на хорошее кондиционирование, здесь стоял удушливый запах.
   На кровати лежало восемь участников. Семеро из них были женского пола. Все избранные оказались обнажены. Вокруг кровати валялись несколько пластиковых бутылок из-под воды. Аристократка осторожно переступила поднос с пустыми тарелками. Нахмурилась. Напрягла память. Ещё раз обозрела кучу тел и обратила внимание на нескольких работниц отеля, которые, видимо, и приносили еду. Одна из этой горе-прислуги сейчас часто-часто дышала, словно ей не хватало шинсу для дыхания. Рядом с ней лежал единственный представитель мужского пола на этой кровати. Глаза его закрыты, а дыхание спокойно.
   Представительница великой семьи прикрыла глаза. Опять принюхалась и, наконец, спросила:
   - Я надеюсь, эти свинки испражнялись не в постель?
   Молчание было ей ответом.
   - Брат! Не притворяйся что спишь, первичный поток твоего тела говорит об обратном!
   - Ох, извини. Совсем забыл про эту твою особенность, - открыл глаза участник и тут же закутался простынёй, на которой лежал, продолжив, - тут туалет рядышком, никаких испражнений.
   Аристократка отвернулась от него и взмахнула рукой. Напротив окна появилась кисть руки из шинсу, схватила ручку и открыла путь потоку прохладной свежести.
   Развеяв баанг, избранная представительница одной из десяти великих семей вновь повернулась к человеку, которого называла своим братом.
   - Сколько раз я тебе говорила... - начала девушка свою лекцию.
   - Я помню, - быстро перебил её избранный, - поэтому очень сильно урезал свои аппетиты. Их всего лишь пять! И я делал перерыв каждые семь, то есть пять часов на еду и питье.
   - Их семь, но я не о том...
   - Семь? - участник быстро пересчитал женские тела на кровати, - точно семь, теперь понятно, почему пять часов не выходило...
   - Хватит меня перебивать, брат! - раздраженно повысила голос сестра, - я тебя предупреждала, контролировать себя, от трупа будешь сам теперь избавляться и не дай Захард, это как-то отразится на отношении местных к нашей семье!
   - Труп? Какой труп? - недоуменно спросил избранный.
   Вместо ответа, избранная указала на женское тело, лежащее рядом с участником, и прокомментировала:
   - Минуту назад у неё остановилось сердце.
   - Вот демон! - выругался избранный, положив пальцы на шею участницы.
   - Убедился?
   Некоторое время взгляд участника метался по комнате, а мысли мельтешили в поисках выхода из ситуации. Наконец, избранный с мольбой в глазах посмотрел на сестру.
   - Сестрёнка помоги, - немного подумал и добавил, - пожалуйста!
   - Нет.
   - Я не хотел и это, вообще, случайно получилось. Ну, что я с трупом-то делать буду?
   - Твои проблемы.
   - Пожалуйста!
   - Ты обещаешь, что до следующего этажа не подойдёшь ни к одной участнице?
   - Обещаю, - быстро согласился избранный.
   - Ладно, отойди и оденься пока.
   Аристократка подошла к бездыханному телу. Сняла перчатку. Положила руку напротив сердца умершей девушки. Передёрнулась от соприкосновения с липкой кожей. А потом труп выгнуло дугой. Недавно умершая вдохнула шинсу полной грудью, вновь возвращаясь к живым.
   - Где я? - произнесла обнаженная участница.
   Вместо ответа, аристократка коснулась лба избранной и усыпила её.
   - Теперь руку мыть, - недовольно произнесла проводница шинсу, рассматривая свою руку.
   - Это была клиническая смерть? - спросил её брат.
   - Да.
   - Использовала что-то вроде пламени жизни?
   - Да, - аристократка всё так же смотрела на свою ладонь.
   - Жаль, мне внешние целительные техники не даются. Я думал, ты тело опять в пепел обратишь? - произнёс участник и тут же об этом пожалел.
   - Брат! Я поражаюсь, как вся твоя инфантильная доброта сказывается на мышлении! Я не убиваю просто так! Я никого не затрахиваю до смерти! Я понимаю ценность живых существ и их роль в Башне! И я не привыкла разбрасываться ресурсами, какими бы они ни были!
   - Всё-всё-всё! Я понял! Успокойся! Идём лучше на кухню, расскажешь, как прошла регистрация.
   - Что значит всё! Я ещё даже не начинала...
   - Сестра, - участник подошёл к высокородной избранной и обхватил её за плечи, - я виноват, прости.
   Несколько минут они молчали. Затем аристократка дёрнула плечами, сбрасывая чужие руки:
   - Иди в душ. Хватит касаться меня грязными руками, непонятно что лапавшими.
   - Но я только оделся... - участник наткнулся на взгляд сестры и быстро пошёл на попятную, - хорошо-хорошо, иду в душ.
   Избранный направился в ванну, но его опять прервали:
   - Стой. Сначала я вымою руки.
   Брат пропустил сестру вперёд, благоразумно придержав свои мысли в узде.
   Через полчаса эти двое участников уже мирно беседовали.
   - Значит, на испытании мы будем в одной подгруппе с самого начала?
   - Да.
   - А ты уверена, что этот тип не подстроит какую-нибудь пакость?
   - Я абсолютно уверена, что он попытается отомстить.
   - Тогда почему ты просто не заплатила?
   - За что платить? Мы должны вместе проходить испытание, и если он этого не понимает, то должен быть наказан.
   - Испытание на втором этаже мы проходили порознь, - нейтрально заметил участник.
   - Законы, действующие на том этаже, подтверждены самим Захардом, лордами и главами великих семей. Здесь ничто не мешает нам проходить испытание вместе, значит, так должно быть.
   - Понятно, - произнёс избранный и перевёл тему, - не думаешь, что он может настроить администраторов против нас?
   - Не смеши меня. Максимум на что он способен, это нанять команду избранных и отослать их на испытание с задачей навредить нам. Ничего серьёзного. Здесь мы сильнейшие участники на этаже, и никто не может нам навредить.
   - Как скажешь, ты умная, тебе виднее.
  
  

Глава 4. Игрушечные боссы на тонких верёвочках

   Вывески мелькали за окном такси. Водитель, гуманоид с четырьмя пальцами на каждой руке и кожей бледно-синего оттенка, флегматично крутил руль. Коробки передач я в машине не заметил, но это ни о чем не говорит. Теоретически, технологии этого мира позволяют обходиться без водителей. Несколько раз нам уже попадался такой транспорт. Возможно, машины без живого водителя используют лишь в тех случаях, когда не хватает участников. Что может говорить, о нежелании администрации этажа сокращать рабочие места с помощью автоматизации.
   Сложно понять на каком виде энергии работает машина и что за топливо использует. Вряд ли это бензин. Заправочных станций я не видел. Выхлопная труба отсутствует. Возможен, правда, вариант, что здесь используются очень продвинутые бензиновые двигатели, намного опередившие моё время. Никогда не интересовался этим вопросом, а на глаза готовый ответ не попадался.
   На коммуникатор пришло сообщение от Юнжеоля. Он согласился встретиться. Не то чтобы его ответ многое изменил, но одно дело завалиться к нему на работу или в дом без предупреждения и совсем другое дело известить о приезде заранее. Поэтому сообщение Юнжеолю я отправил по дороге к казино.
   Крупье пожелал встретиться не в ресторане, где мы разговаривали в первый раз и уж те более не в казино. Он выбрал маленький сквер, недалеко от места своей работы.
   - Что случилось? - хмуро оглядывая нас, произнес Юнжеоль.
   - Нужна информация о различных группах участников в этом городе и их действиях, - ответил я.
   - Вас четверо, а должно быть пятеро? Так? Вляпалась уже во что-то? Учти, не пойдете на испытание, деньги не верну. Платить еще раз будете, если ко мне обратитесь.
   - А если мы не в заявленном количестве придем на испытание, договор в силе? - спросила Сеоньо.
   - Это без проблем.
   Я только недовольно покосился на Сео. Вот и вторая причина её беспокойства за Бисеу. Она боялась, что потраченные нами баллы прогорят впустую.
   - Так как насчет информации? - вернул я разговор в прежнее русло.
   - Не мой профиль, я больше по испытаниям, - Юнжеоль задумался, - впрочем, есть один специалист, местный торговец информацией, как раз разбирается в обстановке и теневой стороне внутренней зоны. За небольшую плату могу помочь вам договориться о встрече с ним.
   - Сколько? - устало потерев лоб, спросил я.
   Получив координаты места встречи, Юнжеоль не стал задирать цену, мы отправились по указанному адресу.
   - Слуаг, ты уверен? - прошипел Шарс в автомобиле.
   - В чем он должен быть уверен? - в свою очередь насторожилась Сеоньо.
   Я, прикрыв глаза, задумчиво гладил Тира. Наш змеелюд задал очень хороший вопрос, беспокоящий меня, как только я узнал имя информатора.
   - Юнжеолю нет смысла нас обманывать в такой малости. Так что стоит довериться его рекомендации. Хотя этот информатор...
   - Не доверяю я ему, - подвел итог Шарсефер.
   - Вы с ним что, знакомы? - удивилась Сео.
   Я промолчал.
   - Слуаг! - разозлилась Сео.
   - Подъезжаем, сейчас ты все поймешь.
   Златокожая показательно надулась в ответ.
   Автомобиль остановился у небольшого магазинчика сувениров. В свое время наличие таких магазинов во внутренней зоне сильно меня удивило. Какие сувениры могут быть в ситуации избранных, когда есть только один путь наверх. Потом я сообразил, что не все участники смогут ещё раз посетить те этажи, по которым восходят. Желание оставить себе какой-либо предмет на память и является причиной возникновения сувенирных магазинов. На прошлых этажах торговля велась с подачи офицеров. Здесь же видимо можно открыть свой небольшой бизнес.
   Я открыл дверь в магазин. Зазвонили колокольчики. Зашел. Помещение передо мной заставлено стеллажами и шкафами с сувенирами. Все подарки связаны с азартными играми и удачей. Качаю головой осматривая игральные кости, сувенирные карты, шахматные доски. Моя команда заходит следом за мной и настороженно оглядывается.
   - Я знал! С первого взгляда как увидел вас, я знал! Знал, что сама судьба свела нас тогда! - раздался веселый голос хозяина лавки.
   - Судьба ли? - хмуро спросил я Бханженевала.
   Информатор ещё шире улыбнулся, растягивая фиолетовую татуировку на лице.
   - Что есть судьба? Лишь череда случайностей. Хороших или плохих, так ли это важно? Удачные случайности ведут к благоприятной судьбе. Неудачные же ведут ко мне.
   - Что значит к тебе? - нахмурившись, спросила Сео.
   - Ко мне обращаются те, кому нужно везение, чтобы закрыть им свои неудачи, дорогая и прекрасная мисс Сеоньо Джеолуб.
   - Вы знаете мое имя, но знаю ли я ваше?
   - Как, Слуаг и Шарсефер не рассказывали о нашей встрече? Как это возможно? Я бог удачи и азартных игр - Бханженевал!
   Я потёр переносицу. Вот удружил Юнжеоль, ничего не скажешь. Я, когда имя услышал, сразу в осадок выпал.
   - Откуда ты знаешь наши имена? - продолжила допрос Сео.
   - А я что угадал? Вот повезло, - наигранно обрадовался информатор.
   - Слуаг!
   И чего она от меня хочет? Чуть что, так я крайний! Захард её побери, начинает жутко раздражать такое отношение. Нам тут Бисеу вытаскивает, а она сконцентрироваться не может. Сейчас я ей все выскажу...
   - Ты бог? - тихо вымолвила Джен.
   Вот только её и не хватало.
   - Да, ты попала в самую точку! Я - бог! - гордо выпятил грудь колесом и задрал подбородок Бханж.
   - Значит твоя голова - голова бога?
   - Хм, хороший вопрос, - задумался информатор. - Будут ли мои части тела отдельно от меня богом? Или останусь ли я богом в таком случае? Вряд ли. Ведь если мою голову отделить от тела, то я умру. Следовательно, перестану быть богом. Значит, моя голова, будет головой мертвого.
   - Ты не бог, - Белозрачковая отвернулась.
   - Как будто вы много богов видели. Может, они тоже после отрубания головы умирают?
   - Нет, - произнесла Джен и на секунду замявшись продолжила, - не умирают.
   На комнату опустилась промороженная тишина после откровения нашей удильщицы. У нее прямо талант к переговорам.
   - То есть, ели кто-то выживет после отрубания головы, то он бог? - спросил Бханж у Белозрачковой.
   - Нет, - был дан ему короткий ответ.
   - Тогда как вы определяете...
   - Кхм-кхм. Мы тут по делу вообще-то. Хотим кое-что узнать, - перебил информатора я.
   - Да я в курсе, товарища своего потеряли, - быстро ответил Бханж, явно желая вернуться к другой теме разговора.
   - И?
   Информатор смотрит на меня. Переводит взгляд на команду, будто в первый раз видит. Секунду-другую рассматривает Джен и, наконец, соглашается перевести тему:
   - У вас невероятная удача. Я как раз собираю информацию по неожиданным пропажам избранных во внутренней зоне и многое могу рассказать.
   - Но не бесплатно, - добавляет Шарс.
   - Может и бесплатно. Если договоримся.
   - О чем договоримся? - встревает Сео.
   Бханженевал только улыбается и жестом предлагает следовать за ним.
   Кабинет для переговоров сильно контрастирует с торговым залом. Светло, просторно, современно. Мы расселись по креслам. Перед Бханженевалом завис светоч.
   - Начнем, пожалуй. С ситуацией я знаком больше вашего, так что введу в курс дела. После чего задавайте вопросы, - начал информатор.
   Перед нами на светоче зажглось изображение города с высоты.
   - Как вы догадываетесь, этот Этаж отличается от предыдущих. По степени сложности его сравнивают с "адом Эванкхелла". Но есть определенные различия. Здесь участникам дается большая свобода действий, а смерти избранных не являются желательными.
   Я вспомнил тот кошмар, что пережил на первом испытании второго Этажа. Там жизнь участника ничего не стоит. Бханж тем временем продолжал:
   - Такая политика офицерами проводится непросто так. К двадцатому этажу избранные получают базовые знания и умения. Поэтому убивать участников в больших масштабах расточительно. Правильнее взвинтить сложность, чтобы слабые избранные отказались от дальнейшего восхождения. В этом случае офицеры отправят во внешнюю и срединную Башни большое количество жителей уже обладающих базовыми навыками различного назначения.
   Логично. Все участники разделены по рангам восхождения. Чем выше ранг, тем соответственно более умелым и опытным является избранный. Очевидно, что всегда будут те, кто отказался от восхождения. Они обслуживающий контингент для работы, которую не хотят выполнять офицеры. И чем ниже ранг, тем проще работа, тем больше потребуется свободных рук.
   - Из-за этого офицеры и создали здесь большое число рабочих мест: таксисты, повара, грузчики, танцовщицы и прочие. Смерти тут не одобряются по той же причине.
   - Как это все относится к пропаже Бисеу? - спросила Сеоньо.
   - Везде есть тень, - вздохнул я, сетуя на её непонятливость.
   - В самую точку! - подтвердил мои подозрения Бханж.
   Златокожая недовольно посмотрела на меня, но промолчала. За умную сошла. Бханж меж тем продолжил:
   - Здесь и далее участникам дается больше свободы. И ей можно распорядиться по-разному. Офицеры представляют легальную власть. Но как правильно сказал Слуаг, везде есть тень. Вместо того чтобы бороться с ней, офицеры направили ее в нужное русло. Теневой властью тут являются главари различных групп. Они не нарушают правила игры, установленные офицерами.
   - И что это за правила? - спросил я.
   - Негласные правила. Их много, но все они сводятся к незаметности. Сидите в тени и не вылезайте оттуда. Поэтому те же стычки между бандами происходят вдали от основных участников. Любые действия, которые поднимают шум среди участников, запрещены. Открытый беспредел на Этаже невозможен. Он не нужен офицерам.
   - Но Бисеу похитили, - возразила Сео.
   - Значит, кто-то нарушает правила? - спросил Шарс.
   Занятная ситуация. Многое проясняется, в том числе поведение крольчихи.
   - Правила вещь занятная. Нельзя похищать участников и продавать их органы. И никто так не делает. Зато можно устроить должникам экстремальное похудание. Например, за непогашенный вовремя кредит, - пояснил информатор. - Способов остаться в рамках правил много. Есть и те, кто готов пойти на риск. Те, кто собирается нарушить правила и уйти выше. Их действия невыгодны главарям банд. Вы ведь отправляли заявку офицерам о пропаже?
   - Да, но ничего не добились, - заерзала в кресле Сео.
   - Будьте уверены. До боссов различных организаций офицеры уже довели свое недовольство, - Бханженевал улыбнулся. - Преступные боссы тут лишь игрушки в руках офицеров. Истинная тень Башни - FUG, скрыта от непосвященных.
   Я поморщился. Шарсефер прошипел нечто нелицеприятное. Сеоньо вздрогнула. Только Джен осталась безучастной. FUG. Религиозная преступная группировка, опутавшая своей сетью большую часть Башни. Её члены верят в Захард знает что. Уйма слухов и никакой конкретики. Один факт - смертельно опасны.
   Явно довольный произведенным эффектом, Бханженевал, наконец, перешел к сути:
   - Ваш друг не единственный кто пропал. Боссы уже получили по голове от офицеров. Начали собственное расследование. Они не хотят сотрудничать между собой. Поэтому нужен посредник. Избранный, который наблюдал за другими участниками от лица семьи, курирующей двадцатый Этаж ушёл на E-ранг. Замена пришла недавно и ещё не вошла в курс дел. Поэтому договорились на компромиссной фигуре. Это я. А мне нужны руки. Это вы. Вам же нужно найти товарища. Без информации, которую боссы согласились передать мне, вы рискуете не успеть.
   - Что значит не успеть? - нахмурился я.
   - Есть вероятность, что похищенных продадут на органы, а исполнители уйдут на E-ранг.
   - И ты хочешь, чтобы мы бесплатно решили ваши проблемы? - возмутилась золотокожая великанша.
   - Разве не вы пришли ко мне в поисках информации? Радуйтесь! Вам улыбнулась удача и вы можете получить информацию даром!
   Задачка та еще. Бисеу нужно вытаскивать. Мы в любом случае столкнемся с похитителями. Если нас не обманывают. Соглашаться все равно надо, хоть и нет желания быть простым инструментом в чьих-то руках.
   - Что именно ты предлагаешь? - нужно уточнить границы его помощи.
   - Ко мне стекается множество данных, но у боссов есть свои осведомители. Не всю информацию может передать бесконтактно. Вам нужно съездить к боссам, получить от них светоч с данными и отвезти мне. Потом посетите предполагаемые места, где могут находиться похищенные и спасете их. Как видите, все просто.
   - Почему ты сам не заберешь данные?
   - У меня тут небольшой кластер светочей. Различные сведения приходят на него, и он их обрабатывает. В том числе данные с некоторых видеокамер в городе.
    - И откуда у простого участника доступ к камерам?
   - Я бог удачи. Мне невероятно везет, - Бханженевал потеребил тонкую цепочку у себя на шее.
   - Почему именно мы?
   - Привлекать несвязанных с этим делом участников не стоит. А из тех нейтральных групп кто ищет похищенных и подходит мне, вы просто первые. Невероятная удача.
   - Из-за чего нежелательно привлекать сторонних участников, - продолжил допрос я.
   - Никто никому не доверяет. Боссы друг другу тем более. Во внутренней зоне Этажа начались пока незаметные движения банд. Группировки готовятся защищать свою территорию на всякий случай. Ведь неизвестно кто и зачем затеял похищения. Эти шевеления привлекают внимания офицеров. Рано или поздно они вмешаются и тогда всем причастным несдобровать. Но вот когда офицеры начнут действовать не знает никто.
   - А сами офицеры пока не вмешиваются, потому что считают эти события дополнительным испытанием для участников?
   Бханженевал только пожал плечами мне в ответ.
   Вроде все гладко. Никто никому не верит. Боссы не хотят ослаблять свои силы тратя их на поиск. А привлекать кучу нейтральных участников опасно. Можно создать панику с этими похищениями и тем самым разозлить офицеров.
   - Мы согласны, но с несколькими условиями. Это разовая работа. В обмен на информацию мы платим тем же. Если хотите, чтобы мы захватили похитителей, платите отдельно, - принял я решение.
   Оглядываю команду. Никто не возмущается, даже Сео. Прекрасно.
   - То есть вы спасаете своего товарища и передаете мне всю сопутствующую информацию, включая адрес места, изображения похитителей, их численность? - спросил Бханж.
   - Да, к тому же у нас есть изображение нескольких похитителей.
   - Я в курсе. Немного бессмысленная работа. Эти фотографии я и так бы получил от мистера Чингуи. Добавьте к своему предложению спасение других похищенных, если они близки к месту пленения вашего друга и начнем обсуждать плату за похитителей.
   Когда мы договорились, Бханженевал поделился имеющимися размышлениями. По дороге к одному из боссов я их обдумывал. Похитители не могут сразу потрошить жертв. Безопасность внутренней зоны обеспечивают офицеры. Они не позволят беззаконно вырезать органы. Проблема в том, что эту операцию можно проделать за долги. Законно. Бханж предположил, что похищенных подсадят на наркотики и потом за дозу заставят подписать нужный договор. Редкая, но известная практика. Договоры, сделки в Башне священны. Значит, офицеры не будут вмешиваться. Поэтому время ещё есть.
   С другой стороны, непонятно на что рассчитывают похитители дальше. Пусть даже у них есть высокоуровневый контейнер сжатия, который способен сохранить органы в нужном состоянии. Такой риск сложно оправдать. Тут должно быть что-то ещё. Какой-то неучтенный фактор.
    Мы подъехали к крупному торгово-развлекательному центру. Его контролирует один из игрушечных боссов - Асаман Бат. Он в основном занимается рэкетирством различных торговых лавок, ресторанов и прочего. В масштабах всей внутренней зоны. Если верить Бханженевалу.
   Нас встретили у входа. Территория буквально кишела избранными. Видимо, Асаман Бат собирает костяк сил у себя. К моему удивлению, встречу устроили не на крыше или в подвале, а на первом этаже.
   Высокий человек с серой кожей открыл перед нами двери небольшого зала. Там в исполинском кресле за огромным столом сидел настоящий великан. Четыре или пять метров ростом. Может, больше. К тому же очень тучного телосложения. И при этом облачен в синий деловой костюм. Видимо, это и есть Асаман Бат. Внушает. Бханж показал нам изображение Асамана, но увидеть вживую это иное. Вокруг подобающая участнику его положения свита и охрана.
   - Крупноголовый, - прошептала Джен.
   На фоне этого великана Сеоньо как-то не смотрится. Плюс, от этого Асамана исходит некое гнетущее ощущение. Словно шинсу вокруг потяжелело и давит. Какая-то способность. Значит, Асаман способен как-то повышать плотность шинсу вокруг.
   - Вы и есть те, кого послал Бханж-как-его-там, - голос великана подобен шуму моря, - я Асаман Бат, кто из вас Слуаг?
   Я подавил желание указать пальцем на Сеоньо, её золотая кожа и так побелела от напряжения. Сейчас не время для шуток. Но клянусь Захардом, если её так тянет в лидеры команды, то пугаться избранного F-ранга как-то странно.
   - Слуаг - это я, - бодрым шагом направляюсь вперед.
   Асаман слегка повернул голову и поглядел на одного из своих участников. Тот подтвердил запрос моего коммуникатора и кивнул.
   Я подошел к Асаману ровно настолько, чтобы он оставался в пределах видимости. Как-никак его стол сравним по размерам с небольшим одноэтажным домиком. С крышей.
   Стою молчу. Жду. Информацию должны передать на светоч. За этот момент отвечает Сеоньо. Но что-то они не спешат.
   - Чем быстрее мы получим информацию, тем быстрее найдем похитителей, - мне надоело ждать.
   - Похитителей могут взять мои бойцы. Вы не внушаете доверия, - произнес Асаман.
   Бханженевал. Чтоб на тебя Башня свалилась! Божок мелкий! Захард тебя подери! Вот так подстава! Все просто. Сами игрушечные боссы друг с другом информацией меняться не будут. Поэтому передают её независимому эксперту - Бханженевалу. Это понятно. У Бханженевала бойцов нет. Он простой информатор. Очевидно, предложить Бханжу своих бойцов, получив тем самым определенные выгоды. Да хотя бы сразу забрать себе похитителей, не выторговывая их потом у Бханжа. Из-за этого псевдобожок задействовал нас, как нейтралов. Следовательно, боссам надо доказать нашу некомпетентность, прежде чем предложить своих избранных. А я уж понадеялся, что будет простая поездка.
   - Ваше утверждение нуждается в доказательстве, - вежливо ответил я, внутренне закипая.
   - Маити, - позвал Асаман.
   От группы избранных отделилась женская фигура. Похожа на человека, только вместо волос - змеи. Как у горгон из греческой мифологии. Кого только в Башне нет.
   Я наполовину оборачиваюсь и рассматриваю свою команду. Сеоньо не подходит. Джен слишком сильна. Шарсефер идеальный вариант. Я выпадаю, так как невместно лидеру биться не с лидером.
   Поворачиваюсь к недо-горгоне. На первый взгляд выглядит хрупкой. Прямо как Джен. Змеи на голове Маити извиваются. Нехорошо так извиваются. Правую руку Маити от кисти до локтя обвивает тонкий браслет в виде змеи. Не нравится она мне. На месте Асамана я бы не рисковал, а выставил сильнейшего бойца.
   - Джен, - делаю выбор я.
   Белозрачковая движется навстречу недо-горгоне. Справа от Джен материализуется арсенал. Она берёт обратным хватом светло-синюю иглу. Арсенал исчезает.
   Браслет на руке Маити сползает ей в ладонь. Взмах. И вот шинсу рассечено кнутом, на конце которого извивается пасть змеи. Какая-то вариация оружия сжатия.
   Маити бьет Джен кнутом. Белозрачковая экономным движением уклоняется и срезает змеиную голову с кнута. Недо-горгона отводит кнут в сторону. Джен бросается к противнице, но на третьем шаге замирает. У кнута взамен одной срезанной головы отрастает две. Белозрачковая склоняет голову к плечу. Глаза горгоны вспыхивают и излучают шинсу, она вновь бьет кнутом.
   Я чувствую, как Джен улыбается. Её мгновенно покрывает молочно-белое сияние. Что бы ни делали глаза горгоны, Джен, под усилением, это не страшно. Одним взмахом Белозрачковая отрубает две головы у кнута и внимательно следи за тем, как на их месте отрастает четыре новых.
   Недо-горгона растеряна. Она не собирается нападать. Ее глаза перестают излучать шинсу. Маити собрана и уступает инициативу Джен. Та не сводит глаз со змеиных голов. Нехорошо это.
   Белозрачковая резко бросается вперед. Уклоняется от двух змеиных голов и ударом иглы срубает три.
   - Издеваешься? - шипит Маити, судорожно разрывая дистанцию.
   Боюсь, что Джен не издевается, а наслаждается. Это плохо. Это Захард всех подери очень плохо!
   На месте трех отрубленных голов вырастает шесть. Несмотря на это Маити не испытывает сложностей в обращении с кнутом. Асаман неотрывно следит за поединком и хмуро разглядывает Джен.
   Джен в очередной раз бросается на... кнут. Буду честен, противница ей уже неинтересна.
   К моему удивлению, Белозрачковая уклоняется от удара змеиных голов и вплотную приближается к Маити. Я что, ошибся? Недо-горгона материализует арсенал и хватает оттуда иглу. Джен одной ногой прижимает кнут к полу, а другой на развороте резко бьет противницу. От удара Маити отлетает к стене и выпускает из руки кнут, сжимая в другой иглу. Я не ошибся. Кнут, прижатый ногой, остается у Джен.
   Змеи кнута продолжают нападать на Джен, но не могут прокусить её защитное сияние. Белозрачковая же без затей начинает рубить головы. Вокруг летят ошметки кнута. Вот число голов достигло двадцати трех и стало снижаться. Видимо, резерв возможностей кнута ограничен. Логично, и так столь мощное оружие неожиданно встретить на двадцатом этаже.
   Маити поднимается на ноги. Её змеиные волосы рассержено шипят. Оружейный инвентарь дематериализуется. Недо-горгона бежит с иглой на Джен. Белозрачковая же отрубает кнуту последнюю змеиную пасть и с едва видимой печалью смотрит на безголовое оружие.
   Джен уворачивается или блокирует удары псевдо-горгоны. Маити в ответ усиливает напор и активирует свои глаза. На этот раз они оказывают на Белозрачковую эффект. Джен замедляется. На пятую часть где-то от всей своей скорости. Этого явно недостаточно.
   Неплохо в принципе. После фортеля с кнутом я думал будет хуже. Сейчас Джен обезоружит врага и поединок можно заканчивать.
   Вот Джен пропускает удар иглы мимо себя и подсекает Маити. Та пытается хоть как-то сохранить равновесие, но Белозрачковая дополнительно бьет её рукой. Недо-горгона не успевает встать, удильщица наступает ей на руку с оружием, а свою иглу подводит к шее Маити.
   Победа. Смотрю на Асамана. Тот зло смотрит на Белозрачковую, что понятно. Джен все-таки молодец. Надо её как-то подбодрить. Поворачиваюсь к Джен...
   И в этот момент Белозрачковая маньячина видимо решила, что в моей жизни мало стресса. Это дура белобрысая одним движением отсекает Маити голову!
   Твою Башню! Захард здесь все подери! За что мне весь этот хеадонов головняк?! Чокнутая удильщица, как все можно испортить одним движением?!
   Судорожно сжимаю браслет с Тиром. Что делать?! Все в шоке. Сео и Шарс ещё не поняли, чем нам это грозит. Прорываться придется с боем. Эта маньячина пусть нас прикрывает. Надо где-то залечь на дно, до испытания. И Бисеу мы вытащить уже не сможем. Проклятье хеадоново!
   Джен же спокойно подходит к голове, хватает её за волосы и поднимает на уровень своих глаз. Вот ведь отмороженная!
   Проходит мгновенье, другое. На нас все ещё не нападают. Странно. Мы же убили их участника. Вряд ли такое в порядке вещей. Асаман огорчён, но не в ярости. Что-то тут не так.
   - Сдаюсь, а теперь отпусти меня, - хмуро шипит отрубленная голова.
   То, что я удивился это ладно. Джен в шоке голову отпустила!!! Вот это впечатляет!
   Упавшая на пол голова разразилась серией ругательств. По взмаху руки Асамана другие участники унесли Маити и ее оружие.
   - Доверия вы заслуживаете, как минимум одна из вас, - говорит Асаман, - передайте им информацию.
   Сеоньо скопировала информацию на специальный носитель, и мы отправились к машине. По дороге туда я поравнялся с Джен:
   - Впечатляющий поединок. Но голову можно было не рубить.
   - Не удержалась, - ответила Джен.
   - Понимаю. В следующий раз будь аккуратней. Когда голова заговорила, у меня чуть сердце не выпрыгнуло из груди.
   Джен встала как вкопанная. Я тоже остановился.
   - Джен, что-то стряслось?
   - Ты тоже её слышал?
   - Кого?
   - Голову.
   - Все слышали. Что не так?
   - Понятно, - задумчиво произнесла Джен и пошла дальше.
   А вот мне непонятно. Если и другие боссы будут настаивать на поединке, Джен я больше не выпущу. Сам пойду или Шарсефера пошлю. Иначе я с Белозрачковой цветом волос сравняюсь.
   Следующий игрушечный босс принимал нас в офисном здании. Нас отвели в просторный офис, расположенный на одном из последних этажей.
   - Я президент банка "Засада", - представился этот босс.
   Выглядел он как двухметровый крупный человек, одетый в классический черный костюм. Из его спины выходило шесть костяных выростов, каждый из которых оканчивался когтем.
   - Слуаг, - представился я.
   - Значит, Бханженевал выбрал вас?
   - Да.
   Как-то странно разговор идет. На входе нас уже проверили и подтвердили личность. Почему этот банкир тянет время?
   - Вы займетесь захватом похитителей? - заметив мою настороженность, перешел к сути банкир.
   - Не в первую очередь. Приоритетно для нас освобождение заложников, - в первую очередь Бисеу, но этот момент очевиден.
   - Я дам вам в три раза больше чем Бханженевал, если вы отвезете похитителей мне.
   - Нет смысла делить шкуру неубитого шинхэо, - уклонился от ответа я.
   - Тогда возьмите мою визитку, если передумаете, будете знать, как со мной связаться. Информацию вам передадут на выходе.
   Фух. Тут повезло. Шарсефера мы отправили к Бханженевалу с полученными данными. Нельзя терять времени. Пусть обрабатывает полученные две трети информации. Я не хотел отпускать Шарса, но альтернатива не радовала: Сеоньо нужна при копировании информации от последнего босса, Джен отпускать одну - сумасшествие. Змеелюд должен быстро обернуться, но, если нас будут испытывать, отдуваться придется мне с Тиром.
   Мы подъехали к одному из ночных клубов. Очень крупному. Лишнего народа практически не было. Основной вход закрыт. Симпатичная девушка с красными волосами встретила нас и провела через служебные помещения. Там у нас проверили коммуникаторы. Потом мы спустились в подвал.
   Прямо перед нами двери подвального помещения резко раскрылись. Быстрым шагом мимо нас прошла красивая молодая женщина необычного вида. Темно-зеленая маслянистая на вид кожа, каштановые до плеч волосы и глаза, необычная радужка красного цвета, формой похожая на раскрывшуюся розу. Одета незнакомка была в серое легкое платье и туфли. От неё шел практически неуловимый притягательный аромат.
   - Экфюль, подожди, - раздалось в спину девушки.
   Из помещения за ней выскочил избранный, выглядящий не менее колоритно. У него не было глаз. Вообще. Лоб постепенное переходил в нос. Ни бровей, ни глазниц. Вот нос у избранного крупный, нечеловеческий. Одет безглазый в дорогущую на вид одежду: пиджак и брюки из светло-фиолетовой кожи какого-то диковинного зверя, желтая тонкая рубашка, бежевые мокасины и в левой руке трость.
   Вышедший догнал Экфюль и схватил её за руку.
   - Пусти, - одним рывком освобождает та руку.
   Девушка с красными волосами тихонечко уходит наверх. Свою задачу она выполнила, привела нас сюда. Остальное не её дело. В чем-то я ее понимаю. Не вовремя мы навестили босса по имени Чингуи.
   Чингуи, а именно он и является тем безглазым типом, уставился своим носом прямо на Экфюль.
   - Я не хочу тебя видеть, - произносит молодая женщина.
   - Почему? - спрашивает Чингуи.
   - Ты отвратителен! Как тебе, вообще, в голову пришло, что я соглашусь?
   - Со мной ты сможешь покорить Башню, без меня тебя будут использовать как захотят.
   - Как будто ты сам этого не хочешь, - брезгливо поморщилась женщина.
   - Я люблю тебя. Люблю твой аромат, твой голос. Я люблю все в тебе, - мягко произнес Чингуи.
   Я неожиданно для себя вспотел. Жарко тут, что ли? Что-то мне подсказывает, что мы с командой здесь немного лишние. С другой стороны, прерывать их тоже не стоит. В конце концов, это мы тут по серьезному делу. Мелодрама на наших глазах продолжала разворачиваться:
   - Ты...ты... я думала ты другой! - произносит Экфюль.
   - Я другой, я же говорил... - оправдывается Чингуи.
   - Ты такой же! Ты слаб! Ты не в силах устоять перед этим проклятым телом! Моим телом!
   - Это - не проклятье, а благословение! Как ты этого не понимаешь?!
   - Благословение... посмотрела бы я на тебя... Хватит. Твое предложение можешь себе в задницу засунуть. Я сама взойду на вершину! Без тебя и твоей дрянной помощи!
   - Ты не сможешь. Ты слишком прекрасна, чтобы быть сильной.
   - Чтоб тебя Арье на тысячу кусочков разрезали, а Йеон это всё хорошенько прожарили! - шипит Экфюль. - К тебе тут пришли!
   Экфюль продолжает свой путь к выходу. Я не могу оторвать взгляда от её фигуры. Чингуи произносит в спину уходящей девушки:
   - Мое предложение остается в силе. Возвращайся, когда столкнешься с отчаянием, возвращайся, когда осознаешь собственную слабость, возвращайся, когда поймешь, что без меня не исполнишь свою мечту.
   Молодая женщина ничего больше не говорит и уходит. Чингуи устало вздыхает и, опираясь на трость, оборачивается к нам:
   - Вы, Хеадон вас забери, кто вообще такие?
   - Я Слуаг. Мы от Бханженевала.
   - Да точно, идемте, - махнул он нам рукой в сторону помещения.
   В кабинете Чингуи мы рассаживаемся по креслам. Вижу небольшую клетку на столе Безглазого.
   - Интересуетесь? - спрашивает Чингуи.
   - Вроде того, - отвечаю я.
   - Килимианский острохвост, жуткое ядовитое шинхэо.
   - Понятно, - вот что они все тянут Хеадона за уши, пусть передаст информацию и отпустит нас.
   Безглазый тем временем спокойно достает шинхэо из клетки и бросает в меня!
   Острохвост чем-то напоминает смесь рыбы с птицей, покрыт то ли чешуёй, то ли перьями. И летит прямо на меня. В кой-то веки я среагировал быстрее Джен: подчинил себе шинхэо раньше, чем Белозрачковая порезала его на кусочки.
   - И как это понимать? - хмуро смотрю на Чингуи.
   Я ожидал проверки, но бросаться в меня всякими ядовитыми гадами немного чересчур.
   - Он неядовитый, я солгал, - убирает Чингуи шинхэо обратно в клетку.
   - Зачем? - если бы не обстоятельства, я бы на него напал.
   - Захотелось посмотреть на возможности анима по силе не уступающего выходцам из семьи Ло По Биа.
   Вот оно что. Даже лестно немного. Семья Ло По Биа одна из десяти великих семей. Прославилась как раз своими могущественными анима.
   - Спасибо за приятные слова, но может перейдем к делу?
   - Я уже распорядился, чтобы всю информацию передали по каналу связи Бханженевалу, когда вы придете.
   Что? Нет, что он сейчас сказал?!
   - Тогда какого Захарда мы носимся по городу как угорелые?!
   - Остальные просто не наигрались в игры, боятся потерять какой-то мифический авторитет. Мне уже все равно, - сказал Чингуи.
   Как есть игрушечные боссы. Лучшего слова не подберёшь. Спрятались тут между F- и Е-рангом. Дальше идти не хотят. Лишь из-за похищения Бисеу, я во всё это ввязался и мотаюсь по всяким местам. В противном случае ноги бы моей тут не было.
   - Тогда почему сразу не передали информацию Бханжу?
   - Хотел с вами встретиться лично.
   - Зачем? Из-за той крольчихи?
   - Нет. Ситуация с Токки меня слабо волнует.
   - А как же авторитет, ах да, вам же "все равно уже", да?
   - Да. У меня есть для вас дополнительная работа, никак не связанная с похитителями.
   Я не ответил. Первоочередная задача вытащить Бисеу. Потом все остальное. Мы и так кучу времени теряем. Чингуи тем временем продолжил:
   - Вы уже видели Экфюль. Я хочу, чтобы вы помогли ей пройти испытание этого этажа. Разумеется, не бесплатно, - и он назвал сумму вознаграждения.
   Сумма, мягко говоря, впечатляла. Я видел, как у Сеоньо натуральным образом загорелись глаза. Да и у меня, признаться честно, названное количество баллов вызвало интерес: как именно он хочет нас обмануть?
   - С чего вы взяли, что мы будем проходить испытание вместе с ней?
   - У меня свои возможности, - улыбнулся Безглазый. - Вы даже можете не соглашаться. После испытания, станут известны составы команд, собранных при проведении теста. Если Экфюль будет в вашей и вы пройдете на E-ранг, я выплачу вознаграждение.
   Как-то подозрительно все это. Слишком выгодно.
   - В чем подвох, ты не похож на влюбленного идиота? Да и ваш недавний диалог далек от романтики, - спросила, как всегда тактичная Сео.
   - Как бы я ни хотел быть с ней, не желаю ей поражения. Но прямо сказать это Экфюль не могу. И если она узнает о моем вам предложении, то об оплате не может быть и речи.
   Сеоньо устроило объяснение Чингуи, а вот меня нет. Поэтому я спрашиваю:
   - Что у неё за способность?
   Безглазый некоторое время решал, стоим ли мы его доверия. Затем произнес:
   - Она испускает особенные феромоны в связке с шинсу, что привлекают мужчин. Бесконтрольно.
   Эта способность многое объясняет. Какой силой воли обладает Чингуи, если готов тайно помочь этой женщине? И так ли Экфюль нужна защита? Что, если она приманка, какая-то ловушка? А сцена, которую мы видели, разыграна специально?
   Мне пришло сообщение от Шарса. Он уже подъезжает сюда и Бханженевал продолжает работать с данными, включая переданные от Чингуи. Надо собираться:
   - Благодарю за предложение. Если это в наших силах, мы поможем Экфюль.
   Пока выражу согласие. Пусть думает, что мы клюнули. Всегда можно сказать, что помощь Экфюль не была в наших силах. Но остается вариант, что Чингуи говорит правду. В этом случае мы потеряем легкие деньги. Надо подумать. На последнем тесте иметь в команде слабое звено не стоит.
  

***

  
   Во внутренней зоне двадцатого Этажа присутствовало многое для комфортной жизни участников. Все упиралось лишь в деньги, которыми располагали избранные. Чем больше у тебя очков, тем более качественные квартиры, рестораны и услуги можешь себе позволить.
   Великие семьи богаты. Фактически в их руках находится большая часть капитала Башни. Да, есть исключения способные поспорить по богатству с Десятью Великими Семьями: Гоонг-Банг и Крылатое Древо. Особняком стоит король Захард.
   Избранные представители Великих Семей не всегда богаты. В целом это зависит от конкретной семьи, но принцип: чем талантливее, тем богаче всегда соблюдается.
   Именно по вышеназванной причине представительница одной из Великих Семей хмуро оглядывала непритязательное здание.
   Девушка сверилась с координатами, указанными в коммуникаторе. Ошибка оказалась фактически исключена. Её брат находится здесь.
   Аристократка ещё раз оглядела здание. Оно было ярко-красного цвета когда-то очень давно. Очень-очень давно.
   Сейчас цветовая гамма явно близка к грязно-коричневой с ядовито-розовыми подтеками.
   Подозрения девушки подтверждались. Это безвкусное здание, в которое она готова зайти лишь в случае крайней необходимости, было идеально. Просто прекрасное прикрытие, для помещения, где можно от неё спрятаться.
   Брат аристократки, сославшись на необходимость тренировок перед испытанием, решил все оставшееся время провести в специальном зале. И все было бы хорошо, но и ночи он тоже решил коротать там. Да, её брат обещал не подходить к девушкам. Вот только эти свинки, сами способны прийти куда не надо.
   Поэтому сейчас аристократка и стояла у дверей арендованного её братом зала. Очень грязных дверей.
   Пока девушка раздумывала каким способом открыть дверь и не испачкаться, её проблема оказалась решена.
   Дверь открыл с другой стороны неизвестный аристократке участник. Он был не очень высок. Метра два ростом. Мускулистый, с обнаженным торсом и в штанах свободного покроя. Уши избранного оказались заострены. Он с явным скепсисом оглядел представительницу Великой Семьи, после чего произнес:
   - Это ты девка...
   Дальнейшие слова качку произнести не дали. Кисть руки, сформировавшаяся из стихийного баанг, схватила участника за шею и чуть приподняла над землёй.
   - Во-первых, я не девка. Во-вторых, негоже свинье демонстрировать свое грязное тело столь открыто. В-третьих, где мой брат? - спросила аристократка.
   Вместо ответа остроухий качок материализовал инвентарь. Избранный взял из него оранжевое копьё. Острием оружия коснулся кисти из шинсу, что держала его за горло. Баанг развеялся, копейщик освободился.
   Остроухий качок перекатился, уходя от удара стихийным баанг. Копье удлинилось и уткнулось в щит из шинсу. Остроухому качку вновь пришлось двигаться. Аристократка с лёгкостью поддерживала два баанг, одновременно защищаясь и атакуя.
   Копейщик перебирал варианты и кружил вокруг противницы. В какой-то момент он увидел брешь в защите. Увернулся от шинсу-заряда, метнул копье и побежал к аристократке, доставая из арсенала трезубец.
   Девушка на мгновение растерялась. Копейщику этого времени хватило. Трезубец засиял и преодолел щит-шинсу, вот только аристократка сама рванулась в сторону врага. Девушка извернулась, пропуская оружия противника мимо, и ладонью ударила ушастого качка в плечо.
   Боль скрутила копейщика. Все мышцы будто свело. Трезубец выпал из рук, а его владелец растянулся рядышком на земле.
   - Ты проиграл, - скучающе констатировала аристократка. - Теперь скажи где мой...
   На сей раз прервали её. Два заряда шинсу расплескались о выставленные щиты. Девушка с медленно подымающейся в груди ненавистью рассматривала своего нового оппонента. Им оказался рыболюд. От него даже пахло соответствующе. Не самый удобный противник для проводников шинсу. В руках рыболюд держал посох. За его спиной зажглись два баанг. Помимо ненависти, в аристократке поднял голову азарт. Нечасто на F-ранге можно встретить проводника шинсу, владеющего двумя баанг. Ей было бы интересно сразиться с ним.
   К сожалению, их прервали:
   - Сестра! Ты что творишь! Это мои новые товарищи!
   Аристократка покосилась на выходящего из грязного здания брата. Потом посмотрела на рыболюда. Затем снова на брата. Желание сразиться, постепенно ушло. Представительница Великой Семьи вновь сконцентрировалась на основной сегодняшней задаче: не дать свинкам, курицам и всякой другой живности женского пола приблизиться к брату.
   - Твоим новым товарищам стоит поучиться вежливости, - сказала сестра.
   Минут через десять, приведя в чувство копейщика, все участники вышеописанных событий сидели за столом в помещении.
   Двое простых избранных, на взгляд представительницы одной из десяти Великих Семей, выглядели не очень. Копейщик показал себя плохо. Вместо того чтобы разорвать дистанцию, он решил навязать ближний бой. Чем он думал? Неужто рассчитывал превзойти возможности тела представительницы Великой Семьи? Глупо. К тому же его перекаченное тело слишком сильно дисгармонировало с утонченными чертами лица и чуть заостренными ушами. Некрасиво. Аристократка чуть сморщила свой носик и перевела взгляд на второго. Рыболюд был хорошим проводником шинсу. Правда, у него был минус. Большой минус. От него пахло рыбой. Девушка мысленно вздохнула: "Уж лучше эти парни, чем очередные курицы". Беглый осмотр показал, что в помещении девок не было. Уже плюс.
   - Знакомься, сестра. Это Жарпвеиэн, а это Цирпинус, - указал её брат сначала на перекачанного участника, а потом на рыболюда.
   Аристократка собралась с мыслями, сейчас был её черед представляться.
   - Госпожа, вы не нуждаетесь в представлении, ваш брат очень много о вас рассказывал, - произнес рыболюд.
   Аристократ на эти слова отчаянно замахал руками, пытаясь пантомимой заставить рыболюда замолчать. Не вышло.
   - Брат, что именно ты обо мне рассказывал, - фальшиво улыбнулась девушка, надвигаясь на бедного парня.
   Жарпвеиэн и Цирпинус переглянулись. После чего копейщик пожал плечами. На девушку он был не в обиде. Сложно обижаться на столь сильное создание. А учитывая то, с какой легкостью она гоняла сейчас своего брата, сила которого впечатлила ушастого качка, сомнений Жарпвеиэн не испытывал. Особенно учитывая тот факт, что брат явно поддавался сестре.
   Цирпинус медленно кивнул на пожатие плеч копейщика. Окончательное решение о присоединении к этим аристократам надо делать после испытания. Жаль, что помещение оплачено заранее и уже внесенные деньги никто не вернет. Но это мизерные потери. В конце концов, сила команды во многом зависит от её состава. А интеллект аристократов как раз можно будет проверить на испытании. После таких мыслей Цирпинус продолжил наблюдать за явно веселящимися братом и сестрой.

Глава 5. Искусство приготовления перчёной курицы

   Шарсефера мы ожидали в небольшом ресторанчике.
   - И какой дальше план? - спросила Сеоньо.
   - Шарс приедет, поедим и выдвинемся по указанным Бханжем координатам, - ответил я.
   - А если он к тому времени не найдет похитителей?
   - Подождем.
   - Тебе не кажется, что ты слишком доверился этому подозрительному торговцу?
   - У тебя есть вариант лучше? - медленно пережевываю лапшу со свининой, ожидая ответа Сео.
   Ответа Сеоньо я так и не дождался, поэтому прожевав, продолжил:
   - Думаешь, беспорядочными перемещениями по незнакомому городу мы чего-нибудь добьёмся? Сейчас мы в проигрышной ситуации. Никак активно повлиять на нее, мы не можем. Мне тоже не нравится бегать по городу с посылками, как какому-нибудь курьеру, но у нас есть другие варианты? Если бы не Бисеу, Бханж не послал бы нас к боссам, так словно мы его подручные. Проблема в том, что наш однокрылый друг похищен, а у нас нет никаких рычагов влияния, остается лишь ждать.
   - Идиотизм, - произнесла Сео и отвернулась.
   Вот только бы ей за собой последнее слово оставить!
   Шарсефер прибыл минут через пятнадцать. Пока мы ели, Бханженевал прислал примерные координаты поиска. Слава Захарду! Найдём Бисеу, все мозги ему вынесу, только бы было что выносить...
   По информации Бханженевала похитители облюбовали одно здание на юге города. Какое именно, он ещё определяет. Этих зданий очень много. Частью они законсервированы, частью пусты. Офицеры пожелали иметь пул свободных помещений для разных нужд и выделили под это ряд мест по всему городу. Как я понимаю эту связано с нестабильностью количества населения в зоне. Когда избранных много эти помещения переориентируются в зависимости от задачи: в дополнительные склады, гостиницы, ресторанчики. Когда участников мало - просто консервируются или забрасываются.
   Знают ли офицеры, что там кто-то организовал подпольную клинику? Однозначно да. Но вот, до определенного порога, как уже говорилось, они вмешиваться не будут.
   Такие здания ещё используются бандами. Поэтому и нужна была информация от игрушечных боссов, чтобы знать какие банды чем владеют. Помимо крупных организаций в этой зоне, вроде банка Засады, есть и мелкие, и средние. У каждого босса своя зона ответственности и информация по ней.
   Что-то по возможности эти игрушечные боссы проверили. Чем дальше территория, тем меньше желания у них растягивать силы. Что понятно, мало ли кто-то решит ударить в спину.
   Я со скепсисом оглядел кучу строений. Около десятка зданий. Немного в принципе. Просто они большие и многоуровневые. Бханж сейчас проверяет транспортные пути различных грузовиков и прочего схожего транспорта.
   Помимо информации, нас снабдили электронными ключами от этих помещений. Весьма удобно.
   - Что скажете? - повернулся я к команде.
   - Сигнала от коммуникатора Бисеу нет, - посмотрела на светоч Сеоньо.
   - Лучше не разделяться, - произнес Шарс и пояснил, - эвакуироваться быстро они не смогут, поэтому в любом случае будет бой.
   Я мысленно покивал. На крайний случай мы можем затребовать подкрепления у Бханженевала. Где и как он его возьмёт нас не касается, но тогда наше соглашение о дополнительной плате за похитителей будет разорвано.
   Могут похитители следить за местностью? Да. Но ничего поделать с этим мы не можем. Различных маскирующих предметов или шинсу-навыков у нас нет. Конечно, определенный минимум маскировки мы соблюдаем. Вряд ли его достаточно.
   Впрочем, похитители тоже в невыгодном положении. Демаскировать свои личности им смертельно опасно. Они рискуют просто не дожить до испытаний. Поэтому угрожать нам жизнями заложников им бессмысленно. Если, конечно, они не замаскируются как следует, и даже в этом варианте будет определенный риск.
   Сложно сказать рискнут они убить похищенных и попытаться скрыться, или дадут бой. Нелепая ситуация. У нас просто нет нужного опыта штурма зданий с заложниками.
   Я вызвал из браслета Тира. Ящер обнюхал футболку Бисеу, в последний момент спасенную мной от стирки. Дрессировщики тратят уйму времени чтобы научить животных брать след. Я научился активировать инстинктивные способности шинхэо где-то за месяц. Не вдаваясь в ненужные подробности у шинсу-зверей, как и у любых других животных есть рефлексы, которыми анима может управлять. Скажем есть шинхэо умеющий выдыхать пламя. Я, если возьму его под контроль, могу по своему желанию решать, когда шинсу-зверь использовать огонь. Про такие вещи, как впускание-выпускание когтей или взятие следа и говорить нечего. Хотя последнее все же сложнее. Чуть-чуть.
   Как я и думал Тир, след не взял. Чего и стоило ожидать. Он шинхэо боевого типа. На F-ранге выбор шинсу-зверей несколько ограничен. В основном кто с какими сюда попал, тот их и использует. Тира я выиграл на одном из этажей в тесте для анима. Здесь шинхэо я решил не покупать. На Е-ранге в любом случае выбор будет шире. Да и за столь короткое время до испытания мне сложно будет привыкнуть к новому шинхэо.
   С какого же здания начать? В каком составе идти? Кого-то надо оставить снаружи. Сео одну нельзя. Слабая для ближнего боя. Шарс - скаут, Джен - основная боевая сила. Методом исключения остаюсь я.
   Сеоньо разблокировала двери одного из строений и отправилась туда с командой. Я с Тиром остался наблюдать за местностью.
   Тихо тут. Спокойно. Никакого движения не наблюдается. И все равно. Что-то мне не по себе. Такое неприятное чувство словно кто-то наблюдается. Поворачиваюсь вокруг собственной оси. Рассматриваю крыши зданий, окна, переулки. Никого.
   По коммуникатору связываюсь с командой. У них тоже все чисто.
   Минут через двадцать Сеоньо вышла из здания и отрицательно покачала головой. За ней выбрались остальные. Переходим к следующему зданию.
   Когда команда скрылась в большом ангаре, я решил обойти его вокруг. Может, что дельное найду. Тира оставил сторожить вход.
   Я шел и ждал. Ждал, когда на меня нападут. Этакая ловля на живца. Я все ещё поддерживал связь с Тиром, поэтому позову его в случае нападения. Несколько экстремальный способ, но раз не могу обнаружить врагов, надо их выманить. Что может быть безобиднее чем анима, оставивший своего шинхэо? Только адепт света без светоча.
   На коммуникаторе раздался звук вызова от Бханжа, как не вовремя.
   - Да, - ответил я.
   - Нашел, вот координаты, скорее всего, они там.
   Я сориентировался на местности. Похоже, Бханж указывал на многоэтажное здание в метрах трехсот от ангара.
   - Ага, принято, - ответил я и отсоединился.
   Пора вызывать команду из ангара и идти в отмеченное здание. Вот только я не смог дозвониться до Сео. Коммуникатор показывает, что абонент вне зоны доступа. Какого Хеадона?
   Свист. Я мгновенно усилил тело и отпрыгнул в сторону. Покатился по земле. Там, где стоял, в землю вонзилось красное копье. Тир уже бежит ко мне, а новое копье летит. Летит прямо в то место, где я был мгновенье назад.
   В движении мое спасение. Я виляю как заяц, да будет проклят чертов Хеадон! Где тот урод, что кидает в меня копья?! Продолжая бежать, осматриваю стену. Хеадонов копейщик прицепился к стене и слился с ней цветом. Я перестал усиливать тело шинсу. С браслета на моей правой руке небольшой диск перемещается в ладонь. Останавливаюсь и считываю потоки копейщика.
   Бросок копья. Четыре шага влево. Копье пролетает мимо. Поднимаю правую ладонь. Из диска - усилителя, вылетел созданный мной луч шинсу. Противник перескочил ниже, бросая в ответ копье. Я едва не попадаю под копье и посылаю шинсу короткими импульсами, желая оттеснить противника в нужную мне сторону.
   Десяток секунд мы перебрасываемся атаками. И тут подбегает Тир. Копейщик тут же забирается выше и кидает копье в шинхэо. Бесполезно, Тир у меня дрессированный, грамотно уворачивается, весь в хозяина. Использую технику усиления на шинхэо. Тир в прыжке достает противника лапой. Копейщик отмахивается оружием, но, видно, что рана неприятная. Скидываю усиление с Тира и готовлюсь бить шинсу. С противника слезает маскировка, и передо мной предстает какой-то рептилоид похожий на хамелеона. Тир прыгает ещё раз. Я прикидываю упреждение. Хамелеон перестраховывается и пытается залезть на крышу. И в этот момент попадает под мой удар.
   Не очень удачно. Моё шинсу отбрасывает противника прямо в окно ангара. Хамелеон разбивает своим телом стекло и попадает внутрь. Нехорошо. Надеюсь, Сео с Шарсом не сильно обидятся, что я подкинул им работенки?
   Бегу с Тиром ко входу в ангар. Ворота не открываются. Заблокированы видимо. Проклятье. Усиливаю шинхэо. Сажусь на него и пытаюсь удержаться, когда Тир прыгает и выбивает одно из целых окон.
   Приземлился плохо. В полете до пола не удержался на Тире и упал на какие-то ящики. Хорошо, что додумался до приземления накинуть на себя усиление тела.
   Весь ангар заставлен большими хорошо закрытыми металлическими контейнерами. Мимо них я и промахнулся.
   Где-то в отдалении, по контейнерам порхала белая фигура. На нее наседали двое. С такого расстояние их я не разглядел, но один был точно зеленым, а второй с очень длинными руками. Метров семь-восемь. Наверное, Джен с кем-то бьется.
   Поднимаюсь и опираюсь на стенку контейнера. Прислушиваюсь. Сильный шум идет откуда-то справа. Двигаюсь туда. Мешаться под ногами у Джен не хочу. К тому же Шарсу с Сеоньо помощь явно нужна больше.
   Основная проблема сражений в Башне - это отсутствие полного аналога нашего огнестрельного оружия в местных реалиях. Сам огнестрел есть. Но из-за присущих шинсу свойств оружие теряет эффективность с каждым следующим этажом. Все равно что стрелять в воде. А если говорить о по-настоящему высоких этажах уместна аналогия с кирпичом или металлом. Дальнобойное оружие в Башне присутствует. Это либо шинсу-приемы, либо различные орудия копейщиков. Проблема в том, что все вышеперечисленное не способно занять ту нишу, которое занимает огнестрельное оружие в нашем мире. Поэтому тактика ведения боя в Башне крайне специфична и сконцентрирована на пяти различных позициях и их функциях. Из-за этого картина, открывшаяся моим глазам, представляла крайне грустное зрелище.
   Сеоньо в своей миниатюрной форме левитирует перед собой маяк. Он создает небольшое защитное поле, прикрывающее адептку света. Это её единственная защитная техника. Да и владеет этим приемом Сеоньо слабо, из-за этого ей и пришлось уменьшиться в размерах, чтобы не растягивать поле. Первая ошибка. Адепт света, заточенный не под бои, должен быть в тылу.
   В защитное поле Сео с помощью небольшого жезла бьет сгустками шинсу девушка с короткими каштановыми волосами. Судя по всему, вражеский проводник.
   Шарсефера в оборот взяли двое. Один из них знакомый мне хамелеон-копейщик, второй какой-то скаут с волчьей головой. Вторая ошибка следствие первой. Шарсефер не может реализовать свои преимущества, так как стоит ему разорвать дистанцию, и враги переключатся на Сеоньо.
   Больше никого не было. Это и есть третья ошибка. Правда, не наша. Не нужно надеяться на заблокированную дверь ангара и всегда надо ожидать удара в спину. Тир, фас!
   Меня заметили слишком поздно. Увлеклись, наверное, рассчитывали справиться быстрее. Не вышло. Тир под усилением шинсу вцепляется в руку копейщика. Шарс получил шанс и усиливает натиск на волкоголового. Вражеский проводник пускает волну шинсу в мою сторону, но я перепрыгиваю эту атаку. Сеоньо бежит за контейнеры, хотя могла бы и ударить.
   Хамелеон все-таки смог отцепить от себя Тира и метнул копье в мою сторону. Я опять смог увернуться. Это превращается в добрую традицию. Шинхэо бросился на волкоголового, но гадкий скаут умудрился пинком откинуть Тира в сторону.
   На десяток секунд сражение превратилось в хаотичную череду событий.
   Тир врезается в меня. Шарсефер хвостом отправляет в полет волкоголового. В меня снова бросают копье. Шинхэо перекусывает его. Вражеский проводник попадает шаром шинсу в Шарсефера. Я посылаю Тира на встающего волкоголового. Хамелеон бежит ко мне с копьем наперевес. На проводника шинсу сверху падает желтый светоч Сео. Тир борется с волкоголовым. Я иглой отмахиваюсь от копейщика.
   Сверху падает поверженный длиннорукий участник. Живой ещё, даже голова на плечах. На один из соседних контейнеров приземляются двое: покрытая белым сиянием Джен и её противник. Он облачен в зеленый спортивный костюм, держит в руке желтое извивающееся, как удочка удильщика, копье.
   Хамелеон хватает оглушенную проводницу шинсу и тащит в сторону раненного длиннорукого. Волкоголовый прикрывает его. Тир и Шарс подходят ко мне. Из проема выходит Сеоньо и желтый светоч подплывает к ней.
   Мы изранены и устали. Джен спрыгивает к нам. Её противник спускается к своим. Напряженно смотрим друг на друга. Пытаемся отдышаться. Сейчас начнется второй раунд.
   Молчим. Разговаривать нет смысла. Всё и так предельно понятно. Либо мы их, либо они нас.
   Джен салютует врагу своей иглой и принимает какую-то боевую стойку. Её враг прокручивает копье одной рукой, покрывается зеленым сиянием и указывает оружием на нашу удильщицу! Вашу Башню! Техника внешнего усиления, как и у Джен! Только цвета различны. У Джен молочно-белая, а у этого типа травянисто-зеленая.
   Пара мгновений тишины и эти двое монстров бросаются в схватку. Желтое копье и голубая игла проходят один мимо другой. Ещё миг и Джен с копьеносцем поразят друг друга!
   И тут все изменилось в очередной раз.
   Он появился мгновенно. Внезапно. Вот его нет. А вот он есть. Невысокий, но очень плотный и коренастый. Закутан в одежды от темно-синих до светло-голубых тонов. Лишь козырек бейсболки желтый.
   Одной рукой вторженец небрежно отклоняет копье, другой иглу. Джен с копьеносцем не успевают затормозить и ладони вновь прибывшего впечатываются в сражавшихся. На секунду мелькнули бледно-голубые круги в местах ударов. Нашу удильщицу и зеленого копейщика впечатывает в противоположные контейнеры.
   На правой груди монстра, раскидавшего наших сильнейших бойцов, изображен герб семьи, которой принадлежит этот этаж. На правой - какая-то улыбающаяся рожица. Самое главное не это. Самое главное - символ администратора этажа на груди пришедшего! Нас посетил офицер!
   Мы оцепенели. Ситуация резко перешла в раздел непонятных. Что взбредет офицеру в голову предположить невозможно. Вдруг он решит всех нас тут положить?
   Похитители сделали ход первыми. Они побежали. С закономерным результатом.
   - Никому не двигаться, - произнес офицер.
   Одновременно с его приказом на наши плечи навалился невероятный груз. Что-то подобное я испытывал на втором этаже, когда тамошний офицер создала барьер шинсу. Под такой нагрузкой не побегаешь.
   - Приветствую, участники. Я - Лав Муле. Администратор внутренней зоны двадцатого этажа, - представился офицер.
   Лав медленно прошелся взад-вперед. После чего остановился и обвел нас взглядом. У него странные глаза: синяя радужка, вместо зрачка черная линяя. Она меняется и движется, чем-то напоминая пульс на кардиограмме.
   - Ситуация с похищениями зашла в тупик. Директор решил, что хватит этого фарса. Я здесь с целью проведения небольшого теста. Победившая в тесте команда получит пленников, проигравшая уйдет прочь.
   Не самое плохое предложение. Вот только у похитителей условия лучше. Хотя у нас есть видеозаписи и их личность будет раскрыта.
   Ангарные створки открылись. Сюда шел кто-то ещё. Не очень высокий для жителей Башни, но и не коротышка. Рабочий комбинезон цвета желтой грязи был чуть темнее волос. Правый зрачок глаза сжат, левый расширен. Я узнал этого офицера сразу.
   - Имба Госу. Временно исполняющий обязанности администратора внутренней зоны двадцатого этажа, - представился офицер.
   Имба разжал левую руку и что-то бросил в сторону похитителей. Брошенный объект резко стал увеличиваться в размерах. С пола встала и отряхнулась девушка тут же создавшая зеленый светоч. Видимо, адепт света команды похитителей, наблюдавший за всем со стороны.
   - Мой коллега также принес необходимые предметы для теста, - добавил Лав.
   Имба на эти слова взмахнул правой рукой. Невидимая сила оттащила контейнеры в сторону, увеличив свободное место. От ладони Имбы отделились две быстро увеличивающиеся точки. Какая-то техника сжатия, чем-то напоминает оружие компрессии. Спустя десяток секунд, перед нами предстали две полностью оборудованные кухни! Плиты, духовка сковородки, кастрюли, холодильник, ножи и прочие инструменты и ингредиенты поварского дела!
   Лав хлопнул ладонями и снял давление шинсу, чем привлек наше внимание:
   - Суть теста проста, участники. Вы должны приготовить перченую курочку! Та команда, еда у которой получится вкуснее, победит. Выберите от своей команды шеф-повара. Этот участник будет непосредственно руководить готовкой. На приготовление курочки у вас два часа максимум. Дегустировать и выносить вердикт буду я с коллегой. Детали теста отосланы на коммуникатор. Удачи вам участники. Время пошло!
   Что?! Что он сейчас сказал?! Я правильно расслышал?! Приготовление перченой курицы, как способ решить судьбу похищенных?! Он серьезно?! Да это офицерский произвол!
   Имба в это время направился к Лаву.
   - Ты долго, - произнес Муле.
   - Надо было не навредить ребенку, поэтому пеленал аккуратно, - на эти слова Имбы, принесенная адептка света фыркнула.
   Госу материализовал стол со стульями, и офицеры уселись. Сверху над ними появился светоч, указывающий время до конца испытания.
   - В карты, в шахматы, в го или во что-то посложнее? - поинтересовался Имба.
   - У тебя симулятор бейсбола есть? - задумчиво спросил Лав.
   Имба кивнул и перед офицерами зависли светочи с клавиатурой и мышью, а также отдельно подключенными геймпадами. Нас же с командой похитителей накрыли два больших шинсу-барьера куполообразной формы. Давления не чувствовалось, но и покинуть их мы не могли.
   Зашибись! Башню на голову этих офицеров! Тут судьбы людей решаются, а они в игрушки играют! Я отвернулся от не обращающих на нас внимания офицеров. Пора выбирать шеф-повара и приступить к готовке. Да и правила в коммуникаторе внимательно изучить стоит.
   В правилах ничего кардинально меняющего игру не было. Присутствовала книга рецептов.
   - Кто будет готовить? - обвел я взглядом команду.
   - Видимо, я. Да? - выдохнула Сео.
   - Видимо, да.
   Я взял высокий поварской колпак и надел на Сеоньо. Благо она так и не вернулась к своим обычным размерам.
   - Командуй, шеф-повар, - отдал я шутливый приказ.
   И Сеоньо приступила. В первую очередь она проинспектировала холодильник. Сразу отмела полуфабрикаты и достала неразделанную и практически целую тушку курицы.
   - Джен, выпотроши и не разделывай, - сказала Сео.
    Белозрачковая чуть помедлила и кивнула.
   Работа закипела. Сеоньо, по каким-то своим соображениям, включила в рецепт свинину, твердый сыр, хлеб и яйцо. Плюс специи и зелень. Сама идея фаршировать курицу свининой меня несколько удивила. С другой стороны, Сео должна понимать, что от её навыков сейчас зависит всё.
   У противников поваром стал хамелеон. И вроде как они вытаскивали из холодильника банки с пивом. Я сообщил об этом Сеоньо, но та только отмахнулась.
   Процесс шел. В основном готовила Сео. Остальным редко доставалась команда сложнее чем натереть сыр или нарезать хлеб. Постепенно помещение стало наполняться запахами печеной курицы.
   Пока курица запекалась, я места себе не находил. Крайне глупое, странное и ещё раз глупое испытание! Ну, бред же! Не дай Башня, дальше пойдут такие же идиотские задания!
   Наконец, настал момент дегустации. Офицеры убрали со своих столов все лишнее, призвали вилки с ножами и начали есть. От этой картины в животе у меня заурчало. Жаль не догадались себе приготовить.
   Администраторы умело держали лицо, так что трудно догадаться, какому блюду они отдают предпочтение. После еды, офицеры посовещались между собой. Лав объявил результат:
   - Запеченная курица в пиве прекрасна. Сей чудесный напиток неплохо сочетается со специями и мясом птицы. Прекрасное блюдо, - офицер на секунду прервался и прикрыл глаза. - Курица же, фаршированная свининой - это гениальное решение! Я бы до такого никогда не додумался! Очень спорное решение! Осквернить мясо курицы привкусом свинины! Но я смог оценить всю его красоту! Прекрасный набор специй и это противопоставление различных видов мяса! Я ещё сильнее полюбил перченую курицу, получив наглядное доказательство её превосходства! Победила команда шеф-повара Сеоньо Джеолуб!
   Да! Хеадон вас всех подери! Да! Мы победили!
   Одетый в зеленое копьеносец внимательно посмотрел на нас, потом отвернулся и пошел куда-то за контейнеры. Его команда последовала за ним.
   Я подавил соблазн напасть на них. Все равно это бессмысленно. Офицер гарантировал безопасный уход побежденных. Деньги лишними не бывают, но перечить администратору пустая затея.
   Имба Госу в это время убирал вызванные предметы и ставил контейнеры на место. Лав продолжал есть курицу.
   - А где похищенные? - спросила Сео, крутя в руках поварской колпак.
   - Оставь себе, -указал Лав на колпак, - похищенные будут доставлены в больницу.
   - А Бисеу?
   - Ваш друг? Там же.
   - Так. Тут закончили. Идем Лав, нам скоро испытание проводить, - произнес Имба.
   Лав Муле кивнул, и жуя на ходу отправился к выходу. Обернулся к Сео. Поднял вверх большой палец и скрылся из виду.
   Мы остались одни. Пока команда отдыхала, я вызвал такси и отозвал Тира в браслет. Надо ехать в больницу. Коммуникаторы наверняка работают, вот только есть много вещей, которые я хочу высказать Бисеу лично. И не только высказать.
   До больницы ехали минут тридцать. За это время успел связаться с Бханженевалом. По его словам, он и представители остальных заинтересованных лиц едут туда же. Известие о побеге похитителей несильно огорчило Бханжа. Никуда они с внутренней зоны не денутся. Особенно когда их внешность известна. Найдут. Я его оптимизма не разделял. Похитители могут пройти испытание на Е-ранг и тогда что-то с ними сделать будет сложно. Впрочем, если похитители не решат мстить победившим их, нас это не касается. Сам я не вижу смысла бить первыми. Сейчас их не достать, времени нет, надо отдохнуть перед испытанием. А на Е-ранге будет чем заняться.
   Бханженевал встретил нас у входа в здание больницы.
   - Жаль, что вы не смогли взять похитителей.
   - Офицеры вмешались, - ответил я.
   - Да, я уже в курсе.
   - Кто были те, на фотографии, заманившие нашего друга? Я не видел их среди похитителей.
   - Мелочь. Их анонимно наняли заманить указанного участника в нужно место. Об этих избранных можешь больше не беспокоиться.
   - Что с похищенными?
   - Большая часть жива и здорова, включая вашего друга.
   Я оценил такт Бханжа, он не уточнил, что с меньшей частью. Оно и верно. Не хочу знать. И так все понятно: либо мертвы, либо калеки. Главное - Бисеу цел и здоров.
   - Мы в расчете? - спросил я, когда Сео передала данные о похитителях.
   - Да. Жаль, что вы уходите на испытание. Если вдруг провалите его, обращайтесь, подыщу вам работу.
   - Вряд ли, - улыбнулся я, - лучше поделись удачей.
   - Моя удача дорого стоит, - отзеркалил улыбку информатор.
   Когда мы вошли в палату Бисеу, он уже одевался. Доктора сказали, что каких-либо проблем со здоровьем у него нет. Поэтому и держать его тут бессмысленно. Увидев нас, Бисеу чуть дернулся. Правильно. Сейчас мы ему будем мозги лечить. Не тут правда, а в отеле.
   Я буквально закипал внутри, едва сдерживая эмоции. Судя по тому, как Сео сжимала и разжимала кулаки, от меня она в этом плане недалеко ушла. Джен, как обычно, все безразлично. Думаю, она даже поблагодарила бы Биса за те сражения, которые сегодня провела. Неловкую базу заполнил Шарс:
   - Живой значит, а мы боялись не успеть.
   - Это вы меня вытащили?
   - Да.
   - Э-э-э, спасибо.
   - Да всегда пожалуйста, обращайся если что, мы же команда, - дал волю раздражению я.
   - Слуаг, - осуждающе покосился на меня змеелюд.
   - Я рад что ты жив, Бис. Очень рад. Во многих смыслах. Поехали, расскажешь, как так вляпаться умудрился.
   Бисеу на мой жизнерадостный тон лишь вздохнул. Посмотрел на Сео. И вздохнул ещё протяжнее. И мне ни на секунду не стало его жалко.
   До отеля добирались в молчании. Еду заказали доставкой. Моральных сил готовить у Сеоньо не осталось. Собрались в гостиной. Послушаем, что расскажет нам наш похищенный.
   Бисеу обвел нас взглядом, выдохнул и начал:
   - Как-то неудачно вышло. Познакомился в клубе с одной девкой, Башня ее раздави. Пили, танцевали. Потом мы должны были поехать в любовный отель. Вместо этого машина высадила нас не пойми где. Темно, тихо. Тут на меня и напали. Вот собственно и все.
   - Я догадываюсь чем ты думал, но сообщение срочное мог нам кинуть?! - возмутилась Сео. - Слуаг, специально же проводил тренировки! Самое первое что нужно делать в такой ситуации, отправить нам сигнал!
   - Я отправлял!! - огрызнулся Бисеу, - только связи почему-то не было!!!
   - Бис, Сео, остыньте, - устало бросил я. - Мы не ищем здесь виноватых, Бис. Просто все на нервах. Испытание скоро, а ты пропал. Позже подумаем о мерах противодействия таким похищениям в будущем. Сео, не нужно срывать на нем злость. Давайте поедим и расскажем о наших похождениях. Хорошо?
   Сеоньо неохотно кивнула.
   После ужина мы изложили Бисеу историю поисков. Затем, немного поговорили о предстоящем испытании, после чего отправились спать.
   У нас в комнате я пригласил Бисеу на балкон и плотно закрыл дверь. А вот теперь пора приступить к настоящей головомойке!
   - Складно врал, - произнес я.
   На иллюзии неба горели ложные звезды.
   - С-слуаг, ты о чем?
   - Ты действительно думал, что я не узнаю о наркотиках?
   Виски слегка закололо. Как же достало все! Остался один последний рывок! Пройти испытание на Е-ранг, а там уже будет все равно.
   - К-какие наркотики?
   Я обернулся к Бисеу. Зрелище то ещё. Никогда не подумал бы, что буду отчитывать трехглазое однокрылое страшилище.
   - Те наркотики, которые ты принимаешь. Бис, хватит вести себя как ребенок. Я не настолько слеп, чтобы не заметить изменений в тебе, по сравнению со вторым этажом.
   - Это не наркотики, это стимуляторы! А даже если и так, то это легкие наркотики!
   - Бис, хватит. Я уверен ты был под кайфом, когда тебе схватили.
   - Тебе-то какое дело?
   - Мы, вообще-то, испытание вместе проходим, если ты не заметил, - огрызнулся я.
   - Тогда почему сейчас? Раз ты знал, мог с этим разговором и раньше прийти?
   - А что, без меня понять весь вред, тебе наркота в мозгах не дает?
   - Слуаг! - Бисеу захрипел и схватил меня за предплечья.
   - Что, Слуаг? Всем сопельки вытирать должен что ли? Башкой своей думать надо! - я усилил тело и сбросил руки Бисеу.
   Однокрыл пошатнулся и прижался к стене.
   - Мы команда. Я надеялся, что ты переболеешь этой глупостью. Зря надеялся. Когда пройдем испытание, если захочешь мы поможем тебе преодолеть всю эту фигню захардову. А если не захочешь, катись к Хеадону в пасть! - продолжил я.
   - А что же раньше не помогли? - немного остыл этот придурок.
   - Ты глухой? Я только что сказал, что надеялся! Надеялся, что ты справишься сам. Если же тебе для этого нужны мои приказы, то слушай! Слушай меня внимательно! Никаких стимуляторов и прочей фигни до завершения испытаний! Понял меня?!
   Бисеу долго смотрел мне в глаза, после чего отвернулся и глухо проговорил:
   - Да, Слуаг, понял.
   Бисеу зашел в комнату после чего завалился спать. Фух. Вытираю пот со лба. Надо на кухню сходить, горло промочить. Пересохло немного.
   На кухне горел свет. Я зашел и увидел ожидающую меня Сеоньо, чем-то явно недовольную. Свет испускала не люстра, а куб.
   Пока заваривал чай, искоса изучил нашу великаншу. Сейчас она предстала в своей уменьшенной форме. Закуталась в красный халат. Оранжевые глаза отстраненно следили за мной. Губы чуть подрагивали, скорее всего от неприятия.
   - Сео, убери ты свой проклятый куб. Знаешь же, я их недолюбливаю, - раздраженно сажусь за стол.
   Сеоньо проигнорировала мои слова, лишь убавила яркость от светоча. Я бы назвал атмосферу интимной, если бы плохо знал сидящую напротив собеседницу. Меня ждал очередной тяжелый разговор. И отложить его возможности не было. Эти суматошные сутки когда-нибудь закончатся?
   - Ты слишком много позволял Бисеу, - начала Сеоньо разговор, повернувшись ко мне.
   - Тебе я тоже слишком много позволяю?
   Сео фыркнула и отвернулась.
   - Ты знала, что Бисеу принимал наркотики? - спросил я.
   Очередной фырк, был мне ответом.
   - И почему же не вмешалась?
   - Кто у нас лидер? - ядовито прозвучало в ответ.
   - Так, в этом все дело? В банальной зависти? Именно поэтому ты тянула с тем, чтобы сообщить о похищении?
   - Зависти? Да ты просто не справляешься со своими обязанностями!
   - Думаешь? Все живы и здоровы, командный дух не сломан. А он треснул, если бы мы перед двадцатым этажом стали решать проблему этого клятого наркомана!
   - А раньше не мог с этим разобраться?
   - Я, по-твоему, всезнающий? Узнал на девятнадцатом этаже.
   - Должен был узнать раньше!
   - Это ты должна была мне сообщить раньше!
   Мы перегнулись через стол и посмотрели друг другу в глаза. В её глазах не было ни зрачков, ни радужки, ни белка лишь оранжевое море искр. Пара десятков секунд прошла, прежде чем мы оторвали взгляды друг от друга и вернулись на свои места. В самый последний момент я ненароком посмотрел на её грудь, выглянувшую из разреза халата. Раздраженно мотнул головой. Здесь и сейчас решается вопрос негласного лидерства и глупо поддаваться на такую простую провокацию. Сео ведь специально столь легко оделась и габаритами со мной не просто так сравнялась. Слишком долго мы этот разговор откладывали. Слишком долго.
   - И почему же ты просто не выставишь вопрос моего лидерства на голосование? - интересуюсь я у неё.
   - Смеешься? Я проиграю.
   - Почему же? У тебя неплохие шансы переманить Бисеу с Шарсом...
   - Джен. Все из-за этой беловолосой тронутой на всю голову отмороженной сучки!!
   Нехило Сеоньо припекло.
   - Она тут при чем? - искренне удивляюсь.
   - А то ты не знаешь. Она основное боевое ядро нашей команды. Все терпят тебя, только из-за Джен! Если бы эта двинутая не вилась за тобой хвостиком, никакой команды не было бы!
   - Понятно. Вот ты о чем. Серьезно думаешь, что Бисеу и Шарс идут за Джен, а не за мной?
   - А ты серьезно думаешь иначе?
   - На втором этаже...
   - Второй этаж в прошлом, - перебила меня Сеоньо, - ты полностью дискредитировал себя как лидера!
   - Ты просто бесишься из-за того, что не можешь мной манипулировать как планировала! Это же был твой план?! Оставаться в тени подставного лидера! Не вышло и ты выкидываешь мне какие-то нелепые обвинения! Мы на двадцатом этаже и скоро пройдем испытание на Е-ранг! Причем проходить его будем командой! Во всем этом немалая часть моей заслуги, как и твоей, как и Джен!
   Поднимаю чашку чая и неспешно отпиваю. Стоит признать. Определенные системные ошибки я совершил. Явно не обозначил свое лидерство перед Сео. Не прижал как следует Биса, когда тот вляпался в эти стимуляторы. Все проблемы из-за недостатка опыта, скудной информации об искусстве работы в коллективе.
   - Не будь Джен в тебя влюблена и покинь команду, все остальные тоже ушли бы, - отожгла Сеоньо.
   Как бы глупо это ни выглядело, но я натурально подавился чаем, умудрившись половину оставшегося расплескать. Наконец, откашлявшись, гневно обратился к золотокожей выдумщице:
   - Джен?! Влюбилась в меня?! Да ты с Башни рухнула?!
   - А что? Есть другие причины, по которым она за тобой следует?
   Вообще, есть. Джен считает, что я незаконный, что я сам открыл дверь в Башню и разубедить её у меня не получилось. Это очень большая проблема. Поскольку если я не являюсь незаконным, а это, скорее всего, так, то действия Джен в отношении меня будут очень плохими. Очень-очень-очень плохими. Появилось желание как следует ощупать свою шею.
   - Чего молчишь? Я точно не знаю, почему белобрысая ещё не затащила тебя в постель, однако, есть у меня подозрение, что она просто не знает, что там с мужиком делать надо, - продолжает острить Сеоньо.
   - Нет, Сео. Джен в меня не влюблена. Просто у нас есть определенная договоренность, которая других не касается.
   - И ты уверен в том, что эта психически нестабильная перемороженная дрянь будет придерживаться договоренностей?
   - У Джен есть небольшие странности. У кого их нет?
   - Ей нравится рубить головы! Это не небольшая странность, и не милая причуд! Она настоящий промороженный маньяк!
   - И что с того? Я в ней уверен. Джен не сорвется. Она полностью стабильна, - с куда большей уверенностью чем чувствовал, произнес я.
   - И поэтому ты ни разу ни с кем из участниц не переспал за все это время?
   Хмуро смотрю на Сео:
   - Ты что, следила? Да какое тебе дело до моей личной жизни?!
   - Ты боялся за свои яйца или за свою голову?! Если бы был уверен в её стабильности давно бы трахал эту подмороженную бестию, - проигнорировала мои слова эта кретинка, лезущая куда не просят.
   - Я вижу, долгое воздержание в Башне пагубно сказалось на твоем восприятии. Тебе везде секс мерещится.
   - Ты что, следил за мной? Да как ты... - Сео прервалась, после чего продолжила, - ну ты и урод, Слуаг!
   - Моя личная жизнь - это моя личная жизнь! Твоя личная жизнь - это твоя личная жизнь! То, что у Джен в мозгах творится - это сугубо её проблемы! И хватит трогать данную тему! Все равно у тебя нет решения.
   Вновь сидим и молчим. Куда-то мы не туда заболтались. Наконец, Сео спросила:
   - Почему она следует за тобой?
   - Это секрет. Наше с ней дело.
   - Она от тебя не отстанет?
   - Нет.
   - Понятно.
   Наливаю себе ещё чаю. Все на нервах. Это понятно. Вот только легче от этого знания не становится.
   - Ты в курсе, что Геурт практически один прибыл на этаж? - спросила меня Сеоньо.
   - Да. У него там, что-то странное случилось. Жар с Цирпинусом здесь уже месяц. Они умудрились провалить первое испытание и сейчас тратят время на тренировки. Насколько я понял по слухам они напоролись на члена семьи то ли Бидоу, то ли Евразии, то ли вообще Ха.
   - Их точно не будет на испытании?
   - Геурт точно не попадет. Не успеет.
   Сеоньо нахмурилась. Её почти идеальный лоб пошел мелкими морщинками. Наконец, она дернула щекой и выдала:
   - Цирпинуса с Жарпвеиэном, возможно, не будет. Они арендовали какой-то зал на два месяца. Я с ними встречалась недавно.
   - Предлагали вступить в команду? - как можно нейтральнее спросил я.
   - Нет. Я слишком слабая для них. Так что, Слуаг я с вами до конца, - криво ухмыльнулась адептка света.
   Подозрительно, что она встречалась за моей спиной с ними. Не хочет Сео покинуть нашу компанию? Вряд ли. Слишком хорошие условия. В любой другой команде к ней бы относились совсем по-другому. Все-таки Сеоньо Джеолуб не самый талантливый адепт света. Она это должна понимать. Главная причина почему она со мной - это доверие. Мы путешествуем вместе уже несколько лет. Я могу не ждать от неё удара в спину. Правда, в последнее время меня стали терзать сомнения.
   - Что будем делать с предложением Чингуи? - произнесла Сео.
   Когда же она от меня отстанет. Ночь на дворе, спать пора.
   - Вежливо отклоним. Слишком подозрительно всё.
   - Может лучше собрать информацию?
   - Опять?! - я притворно ужаснулся. - Если тебе заняться нечем, то собирай. По мне так это того не стоит.
   - Соберу, - кивает златокожая.
   Сеоньо вскоре ушла. Я остался один допивать чай и переваривать накопившуюся информацию. Получалось плохо. Очень хотелось спать. Я практически задремал, когда услышал шуршащий звук. В кухню вполз Шарсефер. Не стану спрашивать, за что мне все это?
   - И ты Шарс, - тихо проговорил я.
   - Чего не спишь, Слуаг? - спросил змеелюд и достал из холодильника коробку с соком.
   - Ты разве пришел не поговорить со мной?
   - Это кухня. Здесь едят и пьют.
   Шарс налил себе сока и убрал пакет в холодильник. После чего вместе со стаканом уполз в гостиную.
   Несколько минут я выжидал. Мало ли. Вдруг Джен решит выйти и что-нибудь сказать. Мои ожидания не оправдались. Белозрачковая двуногая проблема не показалась. Вот и хорошо. Пойду и я спать.
    

***

    
   Лампы, врезанные в потолок внутренней зоны двадцатого этажа, тускло светили. Днем они играли роль солнца. Ночью исполняли функции звезд. Они не солнце, они не звезды. Фальшивка, имитация.
   Аристократка, из всем известной семьи, отвела взор от неба. Стихийное шинсу плясало на кончиках пальцев. Взгляд девушки придавил управляющего рестораном и шеф-повара.
   - Вот это вот вы называете фирменным блюдом? - в спокойном голосе аристократки чувствовались отдаленные ноты разрушительной стихии.
   - Да, - твердо ответил управляющий рестораном.
   - Это простая курица, - констатировала факт девушка.
   - Это жареная курица, - дополнил шеф-повар.
   - Хорошо, - уступила аристократка. - Это простая жареная курица. Как она может быть фирменным блюдом?
   - Это долгая история... - произнес управляющий.
   - У меня много времени.
   - Хорошо. Однажды к нам в ресторан пришел уважаемый господин директор Этажа. Он иногда спускается побродить среди участников. Господин директор приказал подать ему жареную курицу. Мы исполнили его повеление. Отведав курицу, господин директор изрек: "Это курица достойна быть фирменным блюдом". С тех пор так и повелось.
   - Довольно короткая история. Уберите эту курицу куда-нибудь. Я к ней не прикасалась. Мне куриц в жизни хватает. Подайте чего-нибудь изысканного.
   - Как прикажете, - склонился в поклоне управляющий, а за ним и шеф-повар.
   Аристократка убрала стихийное шинсу с пальцев. Чуть прикрыла глаза и оглядела вновь пустой стол. Хотелось есть. Куда больше хотелось нажраться. Чем-нибудь крепким.
   После того, как девушка убедилась, что её брат держит своё слово, надобность в наблюдении отпала. Не то, чтобы она не хотела остаться. Просто знакомство с новыми товарищами брата прошло не очень хорошо.
   В конце концов, она прекратила навязываться. Вышла проветриться. Побродить по городу. Опасности её не волновали. Среди своего поколения членов семьи она слыла одним из талантливейших проводников шинсу. Да и герб семьи неплохо защищал.
   Через некоторое время официант принес новый заказ. Им оказалось паэлья. Без курицы. Аристократка улыбнулась. Все как она и любила. К блюду прилагалась бутылка вина с бокалом. Девушка оценила сорт напитка. Официант налил вино в бокал и ушёл.
   В зале играла легкая музыка. Девушка поела и отодвинула от себя тарелку. Подошедший официант забрал посуду. Представительница великой семьи уже собиралась уходить, когда её одиночество прервали.
   - Чудная ночь, прекрасная госпожа, - обратился к аристократке неизвестный.
   Аристократка повернула голову к говорившему. Безглазый гуманоид, одетый в светло-фиолетовый костюм. Ничего не обычного.
   - Ты кто? - слегка искривив губы, спросила девушка.
   - Меня зовут Чингуи, госпожа. У меня есть важные для вас новости. Я присяду?
   Представительница одной из десяти великих семей задумалась. Она решала сложную дилемму: испепелить наглеца сейчас или потом. Немного подумала и решила сначала выслушать.
   Чингуи правильно расценил её молчание как согласие и присел за стол.
   - Недавно в городе произошли похищения участников с целью продажи органов. Недавно я узнал, чья именно команда стояла за этим. Вот их фотографии, - Чингуи выложил изображения на стол.
   Аристократка брезгливо осмотрела фотографии участников. На них были изображены: некто длиннорукий, прямоходящий хамелеон, человек с головой волка, мужчина в желтом костюме с зеленым копьем, две девушки. Избранные не были знакомы представительнице великой семьи.
   - Я тут при чем? - недоуменно спросила аристократка
   - Так уж получилось, что именно этих избранных нанял известный вам крупье. Нанял для того, чтобы отомстить за случай в казино. Эти участники получили заказ на вас ещё до того, как стало известно об их небольшом занятии с похищениями. Аванс за работу они уже получили, и в случае если вы не пройдете испытание, им выплатят остальное.
   - Зачем ты мне это рассказываешь?
   - Все просто. Обычно на испытании система безопасности вытаскивает раненых и находящихся при смерти участников. Но на следующем испытании в отношении команды, в которой будут эти шестеро, система даст сбой. Данную информацию предоставили офицеры.
   - С чего ты взял, что я буду выполнять за вас грязную работу?
   - Вы член одной из Великих Семей. Кому как не вам вершить суд над избранными, торговавшими органами без разрешения?
   Аристократка задумчиво побарабанила пальцами по столу. Ситуация ей не нравилась. С одной стороны, её явно хотят использовать. С другой, если слова этого типа правдивы, разобраться с нарушителями её обязанность.
   - Да. Я проверю твою информацию, и, если нужно, исполню что должно. Если же ты меня обманул, ты умрешь, - приняла решение представительница Великой Семьи.
   - Я не обманываю вас госпожа. Я предельно откровенен, - склонил голову Чингуи.
   - Нанявшая их толстая свинья не боится, что я его найду?
   - А вы, госпожа, станете тратить на него свое время?
   - Нет, конечно. Я и так знала, что он кого-то наймет. Мы с братом на этом Этаже сильнейшие среди участников. Нам некого бояться среди избранных.
   - Это замечательно, прелестная госпожа. К слову о вашем брате, - на стол легла ещё одна фотография.
   - Что это за девка? - аристократка куда внимательнее осмотрела новое изображение.
   На фотографии оказалась запечатлена прекрасная женщина с каштановыми волосами и темно-зеленой кожей.
   - Её зовут Экфюль. Вас наверняка заинтересует её уникальная способность. Она умеет очаровывать мужчин. И это непросто природное обаяние. Я говорю о шинсу-способности вызывающей вожделение.
   Аристократка уставилась на Чингуи. Её глаза метали молнии:
   - Назови хотя бы одну причину, по которой я не должна превратить тебя в кучку пепла?
   - У нас с вами идеальное схождение интересов.
   - И в чем же это схождение заключается?
   - Ни вы, ни я не хотим, чтобы Экфюль крутилась рядом с вашим братом.
   - Вот оно, что... - протянула аристократка, новым взглядом окинув Чингуи.
   - Именно так. Любовь жестока, - развел руками Чингуи.
   - Жестока. У этой девки, - ткнула пальцем в фотографию аристократка, - будут сопровождающие?
   - Мужчин тянет к ней. Несомненно, найдутся те, кто захочет её защитить.
   - Те, от кого ты хочешь избавиться, - фыркнула девушка.
   - Не избавиться. Скорее проучить. Вы очень проницательны госпожа.
   - От существ, которые пытаются использовать меня втемную, не остается даже пепла. Учти это, - аристократка поднялась из-за стола.
   - Я не самоубийца госпожа.
   - Приятно слушать. Сейчас я прощу тебе твою дерзость. Но если на следующих десяти этажах я увижу тебя, или эту дешевую бабу... Помни, даже пепла не останется.
   Чингуи встал и склонился в поклоне, оставляя последнее слово за представительницей одной очень жестокой семьи. Он не разгибался до тех пор, пока аристократка не покинула зал.
  
  

Глава 6. Суетные испытания мирных избранных

   Чем мне нравится Башня, так это тем, что здесь просторно. Большие коридоры, высоченные потолки. Весь этот гигантизм поначалу давил на меня. Слишком не рациональным казалось использование пространства. Теперь же я привык. Вот и сейчас заходя в исполинский лифт, отправляющий меня на испытание, меня нисколько не заботило огромное количество пустого пространства.
   Спокойные здесь цвета: белый, светло-синий, голубой. Расслабляющие. Обманывающие.
   Так, надо встряхнуться. Внизу в главном зале мы разошлись с командой. Сейчас выяснится, обманул нас Юнжеоль или нет. По условиям договора, в первом испытании я должен встретить хотя бы одного члена своей команды. Если же этого не произойдет, то после теста, в независимости от результата пойду выбивать из этого пройдохи деньги.
   - Категория испытания: Игра. Время: не лимитировано, - произнес голос администратора. - Двадцать четыре участника выпускаются на круглую арену одновременно. Она разделена на двенадцать равных секторов. Пока играет музыка избранные не могут находиться в одном участке дольше минуты. Нарушивших это правило автоматически дисквалифицируют. Как только музыка прекратит играть, сектора отделяются шинсу-полями, которые запрещено пересекать. Если в этот момент число игроков в участке больше одного, то половина из них до истечения срока в пять минут должна быть приведена в недееспособное состояние любыми доступными способами. В противном случае всех избранных в этом отсеченном шинсу-полями секторе дисквалифицируют. Если число игроков нечетное, то идет округление в меньшую сторону. Пример: из семи участников должны остаться трое. По истечении пяти минут музыка вновь включается, а количество участков уменьшается на один. Затем цикл повторяется: из лифтов выходит случайное число новых избранных.
   Пока голос прервался, я задумался. Какое-то заглоумистое испытание. Детскую игру немного напоминает. Так, а какие условия победы? Будто отвечая на мой невысказанный вопрос, голос продолжил:
   - Игра заканчивается при достижении одного из следующих условий. Первое: остался один избранный. Этот участник объявляется победителем и проходит на следующий тест. Второе: на начало цикла, до прихода новых тестируемых, количество игроков равно пересчитанному числу секторов. Тогда, эти избранные проходят на следующий тест. Третье: все игроки выбыли, новые отсутствуют. Тест заканчивается, победителей нет. Четвертое: остался один сектор, число игроков больше одного. В этом случае дается пять минут, за которое количество игроков должны сократиться до одного, иначе проиграют все.
   Что-то сложновато, но суть ясна. Надо сократить количество участников, до числа секторов.
   - Для уничтожения противника допускаются любые способы. Любой участник, который не может продолжить битву, будет дисквалифицирован и принудительно исключен из испытания. Порядок входа участников на арену случайный. Никаких ограничений или бонусов у участников по очередности присоединения к испытанию нет.
   Вот сейчас и проверим, есть бонусы или нет. Хотя мы платили не за очередность присоединения, а за нахождение в одной группе. Так что формально лжи в словах администратора нет.
   - Регистрационный номер восемьсот семьдесят три. Мистер Слуаг. Испытание начинается.
   С последними словами двери лифта открылись, и я вышел на круглую арену. Она была метров сто в диаметре.
   Первым делом огляделся. Выцепил взглядом Шарсефера. Уже хорошо. Не зря заплатили.
   Арена действительно разделена на двенадцать секторов красными линиями. Сам пол белый. Сектора чем-то кусочки пиццы напоминают. На одном участке по два избранных. Вместе со мной какой-то парень с длинными светло-коричневыми волосами. В руках он сжимает серую иглу.
   - Ты направо. Я налево, - коротко командую незнакомцу.
   Он лишь моргает на мои слова. Башня, что за тугодум!
   Тут заиграла музыка. На вызванном коммуникаторе пошел обратный отсчет. Одна минута. Я побежал влево, игнорируя длинноволосого незнакомца.
   Стратегия проста. Не оказываться в одном секторе с Шарсом. Я не я буду, если офицеры не обладают информацией об участниках и не станут строить мелкие подставы.
   Когда добегу до соседнего с Шарсом сектора поверну обратно. Кстати, надо проверить кое-что.
   Подбегаю к границе. Переступаю за неё и слежу за таймером. Он сбрасывается. Делаю два шага обратно. Таймер опять сбрасывается. Понятно. Можно никуда и не бежать? А что будет если я левой ногой останусь на одном секторе, а правой на другом? Надо будет в правилах прочесть, как время будет. Сейчас немного не до этого.
   Буду ходить с одного сектора на тот, с которого пришёл и обратно. Простое решение, самое логичное. Надо всегда стараться выбирать такой сектор, в котором как можно меньше участников.
   Некоторые избранные поступили, как и я. Тот же Шарс, например. Другие продолжали бежать, не самая плохая стратегия.
   Очередной раз перехожу с участка на участок, и музыка прекращает играть. Силовые поля шинсу отсекают сектора. Я оказываюсь запертым с ещё двумя избранными. Один копейщик, из правого плеча торчит костяной отросток, другой с жезлом, проводник шинсу значит. Коммуникатор показывает пять минут и начинает обратный отсчет. Либо за это время останется только один, либо никто.
   Некоторое время мы выжидаем. Очевидно, если двое схватятся, преимущество будет у третьего. А часики-то тикают. Я уже привел боевой наруч в активное состояние, а рукой, на которой в браслете дожидается своего часа Тир, взял иглу. В общем, я вооружен и очень опасен. Кто рискнет?
   Копейщик и проводник переглянулись. Кивнули и атаковали меня одновременно! Видимо, посчитали меня самым опасным.
   Я присел и перекатился в сторону. Если когда-нибудь стану офицером обязательно напишу книгу "О великом искусстве уворота". Чувствую практики к тому времени у меня будет много.
   Выпускаю Тира на свободу и даю команду загрызть копейщика. Сам же бегу на проводника. Тот взмахивает жезлом, пуская в мою сторону волну шинсу. Подныриваю под нее и бью иглой. Проводник с помощью жезла создает щит-шинсу, которым и блокирует моё оружие. После чего закономерно получает бледно-синим баанг в голову. Пинаю в колено. Противник падает на пол. С помощью наруча поочередно генерирую заряды шинсу в голову и руки. Через несколько ударов, система телепортирует побежденного. Прекрасно. Остался ещё один.
   Копейщик с переменным успехом держит моего шинхэо на расстоянии. Усиливаю Тира с помощью шинсу-техники. После чего наблюдаю как шинхэо прокусывает врагу руку и бьет когтями по животу. Раненого копейщика телепортируют.
   Остается ещё три минуты. Быстро управился.
   Я не стал убирать Тира в браслет. Огляделся по сторонам. Шарс один на своем секторе. Можно и правила подробно почитать.
   В принципе ничего нового. Шинсу-барьер перебрасывает участника в один из соседних секторов, если избранный стоит на линии. Обратил внимание также на приписку, что лечение осуществляется автоматически, на деньги участника. Если их нет, то в кредит. Ещё одна кабала.
   Вот барьеры спадают и вновь играет музыка. Теперь секторов одиннадцать, а участников двенадцать. Из лифтов выходит ещё семь новых игроков. Среди них Бисеу. Прекрасно. Итого девятнадцать. Чтобы испытание завершилось, нужно победить девятерых, тогда на начало следующего цикла число избранных и секторов станет равно.
   Меня все сильнее настораживает тот факт, что Бис бежит в мою сторону. Он что, правила не читал?
   - Слуаг! Не уходи далеко! - когда между нами осталось три сектора, закричал Бисеу.
   Я поступил верно: побежал в противоположную от Бисеу сторону. Нам с ним нельзя находиться в одном секторе, велика вероятность, что придется сражаться друг против друга. Это если игроков на участке будет меньше четырех. В принципе, Бисеу правильно делает, число секторов уменьшается, при этом прибывают новые участники. Следовательно, вероятность оказаться втроем на одном участке становится ниже. Поэтому надо держаться от Биса и Шарса на один-два сектора дальше. Тогда, если что, мы можем прийти друг другу на помощь. Надеюсь, они это понимают. Связь через коммуникаторы не работает, а кричат на всю арену не вариант.
   В следующий раз, когда перестала играть музыка, я оказался заперт с четырьмя участниками. Один из них длинноволосый парень с серой иглой, которого я встретил в начале испытания. Трое других тоже люди: один маленького роста, второй с удочкой в руках, у третьей на руках наручи с когтями. Нас здесь пятеро, значит, выжить должны двое.
   - Бери мелкого! - кричу длинноволосому.
   В этот раз меня послушали. Натравливаю Тира на удильщика и парой выстрелов сбиваю на пол когтистую. Совсем не умеет уворачиваться. Пока когтистая валяется в стороне, на неё бросается Тир, а я волной шинсу отправляю удильщика в спину мелкому. Мой длинноволосый союзник не теряется и когда шинхэо подбегает к нему на помощь, остается лишь раненый низкорослый избранный.
   Подхожу к переводящему дыхание длинноволосому.
   - Слуаг, - представляюсь я.
   - Понс.
   - По возможности не трогай змеелюда и трехглазого однокрыла, они со мной.
   Понс задумался и кивнул спустя десяток секунд. Логичное поведение. Нам ещё следующие два испытания проходить. Союзники нужны.
   Шарс с Бисеу тоже справились со своими противниками. Неплохо.
   Музыка заиграла. Только теперь я обратил внимание на мелодию. Барабаны с какими-то струнными, возможно, ещё трубы. Не разбираюсь в этом.
   Секторов десять. С вновь пришедшими участниками игроков двадцать.
   Опять побежал. Дурацкое испытание.
   На меня внезапно напал бегущий рядом здоровяк с кастетами. Чувствительно ударил в бок и смог заблокировать бросок Тира. Я пробовал попасть по врагу шинсу-снарядом. Здоровяк прикрывался шинхэо. Одновременно создавать баанг и силой анима убирать шинхэо с линии огня было тяжело. Обычно я доверяюсь инстинктам Тира, тут же противник оказался умел. Правда, не слишком. То, что я смогу усилить зверя, здоровяк явно не ожидал, за это и поплатился разодранной грудью. Тяжелораненого телепортировало с поля.
   - Слуаг, наконец-то! Вот ты где! - закричал Бисеу, вступая на занятый мною сектор.
   Не думая, перепрыгиваю на соседний участок. Вовремя! Музыка прекращает играть. Активируются шинсу-поля. Тир оказывается запертым с Бисеу. Хорошо, что по правилам призванные шинхэо не учитываются. К тому же получилось, что противников у Бисеу нет. Он один на участке, не считая Тира.
   Дурные предчувствия заставили меня пригнуться и обернуться. Огненный заряд расплескался по защитному полю.
   Против меня пятеро. Хотя, нет. Трое. Шарсефера и Понса можно не считать. Змеелюд сумел меня подстраховать, прыгнув в тот же сектор, что и я.
   Противники наши оказались не особо сильны, повозиться, правда, пришлось с одним участником, владеющим огненным посохом. Не будь Тир заперт с Бисеу было бы проще.
   Владельца огнепосоха прижали к барьеру, где, улучив момент, его и прихлопнул хвостом Шарсефер.
   Пока оставалось время пошёл к барьеру, разграничивающему мой сектор с участком Биса.
   - Бисеу, ты что творишь, твою Башню! - не сдерживаюсь я.
   - Слуаг успокойся у меня есть план!
   - Чего?!
   - У меня было время подумать в лифте. Надо всех собрать в одном секторе и...
   - Хеадон тебя задери, это очевидно! Как ты всех соберешь в одном секторе, если с каждым циклом приходят новые игроки в случайные участки? - перебиваю я этого "гения".
   - Э-э-э, покричим им?
   Я отвернулся и пошел к Шарсеферу с Понсом. Надо согласовать действия.
   Следующий цикл начали с девятью секторами и шестнадцатью игроками.
   Наша стратегия проста. Шарс бежит в одну сторону. Я с Тиром в другую. По пути мы либо силой, либо уговорами, гоним всех вперёд. И когда мы со змеелюдом встретимся, останется только перебить требуемое число избранных. Понс с Бисеу уговаривают либо оставшихся, либо вновь пришедших. Логика проста. Каждый исчезнувший сектор, это игрок, который мог пройти. Держаться за участки глупо. Надо собрать всех в одном секторе и устроить битву так, чтобы выполнить условия победы.
   Это было сложно. Один раз мне чуть не разукрасили лицо рваными ранами. Другой раз почти намяли бока боевым молотом. Третий раз чуть не сломали позвоночник. Сколько раз по мне мазали копейщики и проводники шинсу подсчитать возможным не представляется. Некоторую проблему доставляли схватки с теми, кого гнал вперед, когда музыка прекращала играть. В любом случае ни у них, ни у нас выбора не было.
   Шел шестой цикл. Семь секторов. Пятнадцать участников включая нас. Восемь из них заперты со мной и Понсом. Ещё двое с Шарсефером в другом секторе. И один с Бисеу. Почти победили.
   Свалка была та ещё. Границы секторов с начала каждого цикла менялись так, что их площадь была одинакова, но теснота все равно ощущалась.
   Шарс расправился со своими противниками быстрее меня. Когда в моем секторе число игроков достигло четырех, я уже морально под устал от этой круговерти битв. Вспоминается Ад Эванкхелла. Первый тест на том этаже. Там кутерьма даже хуже происходила. Никто не телепортировал раненых. Познакомился там с одним парнем. Ему потом Джен голову отрезала. Как давно это было...
   На таймере осталось полторы минуты. Шарс плюс я плюс Понс плюс двое с нашего сектора плюс Бисеу. Итого шестеро. Столько же сколько секторов будет на следующем секторе. Проходим.
   - Эм, Слуаг, а твой товарищ точно справится? - спросил меня Понс.
   Чего?! Я посмотрел на сектор с Бисеу. Трехглазый все ещё сражался. Времени оставалось чуть больше минуты. Если ни один из них не проиграет, то их обоих вытурят и нас будет не шестеро, а пятеро. Следовательно, игра продолжится!
   С Бисеу сражался скаут. Верткий мужчина, под техникой усиления показывающий неплохие навыки в рукопашном бою. Бисеу уже пропустил пару чувствительных ударов в живот.
   - Бис, не дай Захард мы из-за тебя не пройдём!
   Бисеу собрался с силами и провел контратаку. Безрезультатно. Если не считать пропущенного трехглазым удара в поясницу.
   - Да прекрати ты с ним возиться! - надрывался я, так как оставалось полминуты.
   Скаут умудрился выбить иглу из рук Биса, после чего повалил удильщика не землю. Крайне неудачно для себя. Падая, Бисеу умудрился подмять скаут под себя и парой ударов по голове оглушить его.
   Восемь секунд! Успел! Уши Хеадона! Он успел! Я обессиленно упал на пол.
   - Тест завершен. Участники, можете проходить к следующему этапу, - раздался голос администратора, силовые поля исчезли.
   - Тебе надо быть хладнокровнее, - прополз рядом Шарс по направлению к нашему удильщику.
   Легко ему говорить. Отозвав Тира в браслет, я поднялся и пошел к Бисеу.
   - Слуаг, ты чего? - попятился однокрылый удильщик от меня.
   Мне пришлось перейти на бег, чтобы его догнать, а потом я положил руку ему на плечо. Вышло несколько комично, учитывая разницу в росте.
   - Ты крут, Бис. Но пожалуйста, в следующий раз старайся до такого не доводить. Я чуть не поседел. Ты ведь мог перейти в сектор к нам? - обратился я к удильщику.
   - Я... я не хотел рисковать. Так было надежнее!
   Со скепсисом посмотрел на него. После чего мысленно махнул рукой: победителей не судят.
   - Понс, подойди, пожалуйста, сюда, - позвал я длинноволосого парня.
   Несколько минут ушла на знакомство. После чего мы направились к лифту на следующее испытание. С нами были ещё двое: молчаливый мужчина с клюшкой, одетый как хоккеист; девушка в черном обтягивающем комбинезоне с очень длинными рыжими волосами, достающими ей до щиколоток, она неплохо ими управляла. Пока ехали в лифте, удалось узнать их имена. Одного звали Васё, другую Кооль.
   Лифт выпустил нас в зал. Примерно по центру стояло возвышение. Этакий подиум приличных размеров. На него вели две пологие лестницы. Пока что, кроме нас, никого не было.
   Пусто как-то: ни кресел, ни стульев.
   Открылись двери ещё одного лифта. Из них вышли трое: участник с крыльями бабочки, непримечательный парень с битой и женщина с цепной пилой. Скукота.
   Все мы расположились вдоль стены: одни прислонились к ней, другие стояли, третьи сидели на полу.
   Минут через пять новый лифт принес ещё троих. Ими были Джен, Сеоньо и Экфюль. Кого-то обуяла жадность и этот "кто-то" перестал понимать советы. И у этого "кого-то" имеется золотая кожа, большой рост, четыре руки и оранжевые глаза. Кто бы это мог быть?
   - Сео, Джен, как прошли? - спросил Бисеу у подошедших к нам женщин.
   Сео только раскрыла рот, чтобы ответить, но её опередили:
   - Это были бои на выживание. Ужас! Последний раз я такое припоминаю на втором этаже. Кстати говоря, позвольте представиться, меня зовут Экфюль.
   - О! Я Бисеу Дэуман. Вон там Шарсефер, а тот хмурый парень - Слуаг, - представил нас Бис.
   Экфюль обернулась в мою сторону.
   - Ого. Узнай я в нашу первую встречу кто ты, то обязательно подождала бы вас у выхода.
   - Я что знаменит? - удивился я.
   - Ага. Анима большой силы не принадлежащий семье Ло По Биа встречается сравнительно редко.
   - Как-то сомнительно что простой участник F-ранга, вроде меня, может быть настолько известен.
   - Другие участники-анима, видящие ваши тесты на этой специализации, были несказанно удивлены показанным возможностям.
   Надо переводить тему. Слишком подозрительно. Я не какой-то там особенный выходец из великих семей или кто-то подобный, чтобы обо мне судачили другие. Тут что-то не так. Та же Джен более талантлива чем я, но каких-либо слухов о ней неизвестно.
   - Вижу вы смогли поладить с Сеоньо и Джен? - перевожу я тему.
   - Давай на "ты"? Хорошо? - дождавшись моего кивка, Экфюль продолжает - Сео недавно связалась со мной и рассказала ситуацию с Чингом, будь он неладен.
   Умей я испепелять взглядом, наша златокожая великанша превратилась бы в кучку золы. Башня! О чем Сеоньо только думает?!
   - Подожди минут пять, пожалуйста. Мне тут срочно нужно обсудить с Сео один рецепт, - ухватил я вышеупомянутую за одну из рук, и повел куда подальше.
   - Конечно. А что за рецепт? - поинтересовалась Экфюль.
   - Перченая курица. Хочу добиться от этого блюда по-настоящему золотой кожицы. А то боюсь у меня одни угли получатся.
   Когда мы с Сео отошли в сторону, та высвободила свою руку и хмуро на меня покосилась:
   - Это была несмешная шутка, Слуаг.
   - А мне и не смешно. Ты думаешь, что творишь? Ладно, притащила и помогла пройти Экфюль, но все рассказывать?
   - Экфюль в деле. Двадцать процент от суммы ей за молчание, остальное нам.
   - Ты думаешь Чингуи не узнает о подставе?
   - Куда ему, во всем, что касается Экфюль он не способен мыслить логично. Я узнавала. Нам только надо получить от него деньги и уйти выше. Там он нас не достанет.
   - Что конкретно такого ты выяснила?
   - Чингуи буквально одержим Экфюль. Он не может видеть, но обладает феноменальным обонянием. Львиная доля способностей Экфюль завязана на запах. Вот и думай. Экфюль для Чингуи как наркотик.
   - И почему же он не пленил её или ещё как-либо не задержал?
   - Он хитрый и умный. По словам Экфюль, Чингуи покровительствовал ей долгое время на этой внутренней зоне ничего не требуя взамен. И лишь недавно, он собрался отправляться выше и решил взять её с собой.
   - И в чем проблема?
   - Он предложил Экфюль контракт на весь Е-ранг с ним. По этому договору Чингуи обязуется обеспечить прохождение до D-Ранга, в том числе и испытание двадцатого этажа. Со стороны Экфюль требуется оказывать ему различные услуги, в том числе и сексуального характера. Ну и ублюдок он! Захотел себе персональную наложницу!
   Пока Сеоньо ругалась, я думал. И выводы, к которым пришёл, мне не понравились.
   - Сеоньо, ты дура, - вынес вердикт я.
   - Ты мелкий уродливый... объяснись сейчас же!
   - Ты непросто умудрилась влезть в дерьмо! Ты копаешься в грязном белье других участников и думаешь, что это не выйдет тебе боком! В конце концов Чингуи может не заплатить! - я выдохнул и чуть успокоился. - Сама подумай. Если он так одержим Экфюль, то зачем ему её отпускать?
   - А зачем нас нанимать? Он её любит, понял, что ошибся и организовал ей охрану и не хочет, чтобы она об этом узнала.
   - Сео, ты перечитала любовных романов.
   - А по существу, ты что-нибудь сказать можешь?
   - Допустим, все так. Как ты говоришь. Хочешь нажиться на чужом чувстве раскаяния?
   - У нас много денег? Хороший капитан должен думать об экономическом выживании команды.
   - Смотри Сео. Нам твоё самоуправство может выйти боком.
   - Не выйдет. Экфюль нас не обманывает, а все остальное мелочи.
   - С чего ты взяла, что она нас не обманет?
   - Я прекрасно разбираюсь в людях и...
   В этот момент нас прервал длинный протяжный сигнал.
   - Участники! Соберитесь вокруг помоста! - раздался знакомый голос администратора.
   Пришлось отложить разговор на потом.
   За время пока мы собачились с Сеоньо прибыли ещё избранные. Мы с великаншей присоединились к идущим в центр Шарсу, Бисеу, Экфюль, Джен и Понсу.
   - Узнали что-нибудь новое о рецепте, - обратилась ко мне Экфюль.
   - Да. Сео говорила о двадцати процентах перца в приправе, но я думаю надо десять.
   - Знаете, я слышала об этом рецепте, там было пятнадцать, - на миг задумалась Экфюль.
   - Да. Пятнадцать сойдет, - согласился я.
   Когда мы собрались у возвышения на нем уже стоял известный мне офицер.
   - Приветствую, участники. Меня зовут Лав из семьи Муле. Я администратор этого теста. Испытания на двадцатом этаже состоят из двух отборочных и одного финального теста. Пока что вы прошли только первый этап. Сейчас начнется второй тест. Его название "Битвы на спящем этаже".
   Одна из стен раскрылась, открыв скрытую нишу, и в нашу сторону поехали странные устройства. Они чем-то похожи на помесь лежаков со спасательными капсулами во всяких космооперах.
   - Это специальные капсулы для каждого из участников теста, - пока устройства собирались вокруг возвышения, объяснил Лав, - подойдите к вашей капсуле.
   На коммуникатор пришло сообщение с указанием номера моего лежака. Всего таких штук приехало около трех десятков. Избранные стали по ним разбредаться. Лав, тем временем, продолжал:
   - Суть игры следующая. В ней вы являетесь жителями вымышленного этажа. Каждому из вас случайным образом будет передана одна из ролей. Их всего две. Мирный житель и преступник. Есть следующие игровые фазы: день и ночь. Днем бодрствуют все игроки, ночью только преступники. Цель сократить количество участников до восьми избранных. Это можно сделать с помощью голосования. В дневное время жители вольны выбрать подозреваемого, который должен отстоять своё дальнейшее участие на арене. Он будет сражаться с теми, кто проголосовал против него. Проигравших на арене и неспособных далее продолжать игру дисквалифицируют. Их игровые роли раскрываются другим участникам. На "ночь" капсулы закрываются, но капсулы игроков преступников по прошествии времени открываются. Игроки-преступники, начиная со второй ночи, выбирают жертву, с которой будут биться на арене. В это время мирные участники находятся в капсуле и ничего не видят и не слышат. Если преступники проигрывают, то случайным образом на роли тех, кто раскрыл себя, назначаются другие игроки. Время дневной фазы, не включая арену, ограничено двадцатью минутами. Восемь выживших, в независимости от их игровых ролей идут на финальное испытание. Подробные правила отправлены вам на коммуникаторы. На подготовку дается десять минут, после чего вы должны занять свою капсулу. Связь через коммуникаторы на время игры отключена. Бои за пределами арены запрещены. Время пошло.
   Хорошо, что бегать не придется, как в предыдущем тесте. Просто прекрасно, что мы разработали жестовую систему общения. Я направился к своей команде.
   - Какой план? - спросил Шарс.
   - Капсулы пронумерованы. Все помнят, как показывать числа жестами? - дождавшись кивка от своих и качания головой от Понса и Экфюль, добавил, - вам Сео объяснит за оставшееся время, вместе с остальными важными жестами.
   Сеоньо поморщилась. Кто бы сомневался. Я продолжил:
   - Как обозначать себя знаете. Других обозначаем номером капсулы. У нас имеются свободны жесты, так что сейчас запоминайте. Второй жест будет означать роль преступника, третий - мирного жителя. Первый жест из свободных - голосовать против участника. Четвертый жест, если вы преступник - выбрать жертву. Все запомнили?
   В нашей жестовой системе специально оставались свободные незанятые каким-либо действием жесты. Когда мы разрабатывали с Сео эту систему, нам очень помог Шарс, предложивший оставить запас под разные специфичные ситуации. Испытания бывают разные. Сейчас нам это очень пригодится.
   - Далее. Стратегия простая. Прикладываем все усилия чтобы прикрывать друг друга. Если нужно голосуем против, выходим на арену и защищаем. Общая задача: выжить в нашем текущем составе. Джен, не высовывайся без команды. Не бери на себя больше необходимого.
   Джен моргнула.
   - Голосуем так, чтобы свои не попадали под удар, - добавила Сеоньо.
   Оставшееся время мы согласовывали детали, а великанша показывала нужные жесты Понсу и Экфюль. Пришлось специально встать полукругом отгородившись от других избранных. Мы не одни такие умные были. Ещё явно присутствовало несколько небольших групп.
   Направляясь к своей капсуле, я прокручивал в голове уточненные правила из коммуникатора. Схватка на арене идет до потери боеспособности. Также нападающие могут выйти из боя, но только спустя пять минут после начала. В случае игроков-бандитов если их жертва осталась жива, то роли случайно перераспределяются.
   Все избранные разместились по капсулам. Администратор объявил:
   - Игра началась. Ночь первая. Этаж засыпает.
   Капсулы закрываются. Ничего не видно и не слышно, кроме голоса офицера. Мне на экран капсулы приходит сообщение: "мирный житель".
   - Просыпаются преступники, - произнес Лав и через несколько минут продолжил, - преступники засыпают.
   Интересно, кто-нибудь из наших, эту роль получил? Точное соотношение мирных жителей к преступникам неизвестно, но правила говорят, что где-то один к трём или четырем. Там же сказано, что при новом перерасчете, количество ролей игроков-бандитов будет снижаться. В принципе, это очевидно, так как общее число участников станет уменьшаться. Прямая зависимость. Но это имеет значение если игроки-преступники ошибутся и будет перераспределение ролей.
   - Этаж просыпается. День первый.
   Капсулы раскрылись. Игроки стали выходить.
   Каких-то регламентированных правилами действий не было. Голосование будет проходить в капсулах, по завершении игрового дня. Что сейчас делать, большой вопрос. Может, попытаться как-то организовать избранных?
   - Кхе-кхе, - я громко прокашлялся, пытаясь привлечь внимание.
   - Участники! - закричал какой-то ящеролюд.
   - Давайте организуем очередь! - громко предложила женщина с кучей драгоценностей.
   - Я не преступник! Верьте мне! - предложил тип с очень длинной шеей.
   Избранные загалдели. Нас тут тридцать два участника. Определенный шум мы создать можем. Надо как-то привлечь внимание. Но как?
   Меня опередили. Одна из игроков, полыхнув один раз белым сиянием, запрыгнула на возвышение и хлопнула в ладоши. Толпа избранных притихла и посмотрела на неё.
   - Я преступник. Придите и возьмите, - как всегда отрывисто произнесла Джен.
   Я глухо застонал, прикрыв лицо. Вашу Башню! Что я делаю не так?! Почему эти дурные бабы меня не слушают?! Не одна так другая что-нибудь обязательно отчебучит! На них же никаких нервов не хватит!
   - Фига ты наглая малявка! - рассмеялся трехметровый гигант, закованный в доспехи. - Переходи в мою команду!
   Джен лишь вытащила иглу из инвентаря и повторила:
   - Я преступник.
   Правила позволяют выйти на арену и напасть не на того, против кого голосовал, а на тех, с кем пришел. Джен надо вытаскивать. Я, Шарс и Бисеу голосуем против неё и поможем справиться с толпой. Джен сильна, но арена сравнительно небольшая. В период поединков закрывается шинсу-полями. Нашу удильщицу просто растопчут толпой.
   Белозрачковая тем временем совершила жест означающий, что надо не лезть и не мешать, у нее имеется план! Захотелось её стукнуть. Очевидно, она собралась в одиночку всех победить. Совсем головой поехала.
   - Она рассчитывает на своих сокомандников! Эта беловолосая подает им знаки! Вон видите змеелюда и ту четверорукую? Они её сообщники?! Наверно тоже преступники! Ей помогать пойдут! - закричал мужик с булавой.
   Верх логики. Вот с чего бы это Шарс с Сеоньо вдруг преступники? Ведь нелогично же ни капли. Избранным хватило.
   - Дави их! Голосуем против них! Побьем предателей! - раздавались выкрики.
   Теперь нас ещё и в предатели записали. Джен, ты молодец. Выделилась блин.
   Лав обвел разгоряченную толпу взором и предложил:
   - Голосование объявить досрочно? - толпа поддержала его предложение восторженным воплем.
   Мы расселись по капсулам, кроме Джен, она отказалась голосовать и осталась стоять на возвышении.
   Я не стал против неё голосовать. В такой толпе буду только мешаться. Надеюсь, это поражение прочистит ей мозги. Она сильная, но она не офицер! Её просто задавят! А так хорошо все начиналось!
   С силой ударил по капсуле, та выдержала.
   Ещё рано сдаваться. В крайнем случае, если мы пройдём, переведу ей часть баллов на счет, и подождём на следующем этаже. Она все равно будет меня искать. А прятаться от неё смысла нет.
   Против Джен проголосовало семнадцать участников. Больше половины. Всё, ей хана.
   - Если у тебя белые волосы, малявка, это ещё не значит, что ты Арье, - поднимаясь на возвышение, произнес гигант в доспехах.
   Джен на его слова лишь гордо задрала подбородок. Козявками хвастается, маньячина беловолосая. Ну кто её просил так делать?! Могли же выждать, а если она играет роль преступника на самом деле, то вообще идеальная ситуация. Так нет, захотелось ей себя показать!
   И вот, бой начался.
   Джен мгновенно вновь покрылась бело-молочным сиянием и ударом иглы вспорола горло ящеролюду, его телепортировало. Затем Белозрачковая перехватила руку какого-то скаута и почти её оторвала. Бедолагу телепортировало. Мощный удар булавой не смог пробить внешнюю шинсу-защиту Джен. Баанг, посланный женщиной-проводником был разрублен и дестабилизирован. Владельца булавы телепортировали по уважительной причине: ему проткнули грудь. Так, семнадцать противников Джен превратились в четырнадцать.
   Наблюдая за беловолосой удильщицей, я отметил почти полное отсутствие ударов в шею. Могу предположить, что Джен в кои-то веки решила стать серьезней. Пару раз она, впрочем, не удержалась: участнику с длинной шеей повезло, его телепортировало за какое-то мгновение до удара. Система защиты избранных в испытаниях работает безупречно. Джен это злит. У неё глаза чуть-чуть сужаются и удары более размашистыми становятся.
   За какие-то две минуты дисквалифицировали за невозможность продолжать игру ещё десятерых. Осталось четверо. Но и Белозрачковой это далось непросто так. Давненько я не видел, чтобы Джен запыхалась, а сейчас она очень часто и глубоко дышит. Несколько раз её сумели крепко приложить, не до крови, к счастью.
   Оставшиеся четверо весьма сильны: бежевокрылый участник с кастетами, женщина с усиливающими шинсу драгоценностями, многоглазый парень с красным светочем и гигант в доспехах.
   Офицер с удовольствием поедал перченую курочку и при этом умудрялся флегматично наблюдать за игроками. Да уж, классная работенка и хлеб, и зрелища.
   Джен рванула на врагов до того, как они успели согласовать свои действия. Кастеты крылатого участника оказались оружием активации. Они резко засветились, но Белозрачковая оказалась быстрее. Джен перехватила предплечье врага и перенаправила волну шинсу в адепта света. Парень не сплоховал, создал вокруг светоча красное защитное поле. Вспышка. Джен успела чиркнуть кончиком иглы по горлу крылатого и прыгнула к адепту. Женщина с драгоценностями создала усиленный баанг и направила его в нашу удильщицу. Джен вывела из строя копейщика, тем не менее удар шинсу толкнул её в сторону гиганта. Огромный двуручник заблокирован иглой. Внешняя защита Джен пошла волнами и исчезла. В тот же момент удильщица подставила гиганта под удар, а сама на одной только технике внутреннего усиления достала оружием проводницу шинсу.
   Честно говоря, такого я не ожидал. Всегда знал, что Джен сильная, но, чтобы настолько? Тут ведь тоже неслабые участники собрались, хотя выходцы из великих семей отсутствовали.
   Гигант в доспехах размахивал двуручным мечом, пытаясь оттеснить Джен к барьеру. Белозрачковая не активировала свою внешнюю технику и скупо парировала мощные удары. В какой-то момент Джен сделала подшаг к противнику и попыталась уколоть иглой сквозь брешь в защите. Гигант сместился и удар пришелся в доспех. Двуручный меч неожиданно быстро направился в плечо Джен, учитывая, что Белозрачковая открылась из-за своей атаки, увернуться у нашей удильщицы возможности не было. Она и не стала. Её ладонь окуталась молочно-белым сиянием и Джен этой рукой просто заблокировала меч. После чего повторным ударом иглы попала в незащищенный участок тела. Отскок. Гигант закричал и стал беспорядочно размахивать двуручником, кровь текла из его раны.
   За следующую минуту, Джен нанесла противнику ещё пять-шесть уколов. Обессилевший от ран и потери крови гигант в конце концов упал на одно колено. Гримасы боли и ненависти на его лице пугали.
   - Я не Арье, - холодно произнесла Джен.
   Вслед за этими словами Белозрачковая скользнула вперед, ушла от удара и попыталась отрубить противнику голову. Не получилось. Телепортация сработала раньше. Шинсу-барьер отделяющий арену исчез.
   - Участница Джен отстояла своё право находиться на игре, - прокомментировал офицер, - хорошая битва.
   Слегка пошатываясь победительница спустилась к нам.
   - Джен, я ни на миг в тебе не сомневался! Ты молодец! - улыбнулся я, позволяя ей на пару мгновений опереться на мое плечо.
   Сеоньо фыркнула на мои слова, а Экфюль удивленно на неё посмотрела.
   После выходки Джен игроков осталось пятнадцать. Прекрасно. Сеоньо уже просигналила мне, что вместе с Джен играет роль преступника.
   - Ночь вторая. Этаж засыпает, - объявил Лав, когда мы разлеглись в капсулах.
   Все складывается на редкость удачно. Сейчас преступники могут на голосование поставить либо одного из нашей группы, тогда Сео с Джен встанут на защиту, либо это будет не наш избранный, в любом случае количество участников сократится. В итоге у нас будет половина или больше голосов. Практически чистая победа. При равном количестве проводится дополнительное голосование, а слабые звенья у нас только Понс и Экфюль.
   - Преступники просыпаются. Преступники голосуют, - скомандовал офицер.
   Понс и Экфюль. Я их плохо знаю, поэтому надо бы их на этом испытании проверить. Но сейчас уже не получится. Джен сделала свой крутой ход и что теперь делать с теми двумя ума не приложу.
   - Проводится поединок, - произнес Лав.
   . В любом случае нужно восемь участников. А у нас семь. Глупо отказываться от Понса и Экфюль, когда надо ещё одного искать. Тогда придется троих выбирать. Ладно, в крайнем случае на следующем испытании ими можно будет пожертвовать. Жестоко, тем не менее это лучший выход. И на всякий случай стоит ожидать от них удара в спину. Впрочем, как и от того, кого мы выберем восьмым.
   - Поединок проведен. Роли игроков-преступников разыгрываются снова с поправочным коэффициентом.
   Мне на экран капсулы приходит сообщение: "преступник". Что у них там произошло?
   - Новые преступники просыпаются и знакомятся, - с этими словами Лава капсула открылась.
   Кроме меня было ещё трое преступников: Шарс, Васё с которым мы проходили прошлое испытание и какой-то рогатый избранный. Лав скомандовал:
   - Преступники засыпают. Ночь закончилась. День второй. Этаж просыпается.
   Капсула сначала закрылась, а потом раскрылась. Просто прекрасно. Теперь игроков одиннадцать.
   У нас большинство голосов. Дубль два.
   - Кхе! Кхе! Кхе! - нарочито громко откашливаюсь.
   В этот раз мне удалось привлечь внимание.
   - Всем привет. Меня зовут Слуаг, и я представляю нашу небольшую команду! - главное, улыбаться.
   Ко мне подошла вся моя команда, а также Понс с Экфюль. Правда, гораздо больший эффект, привлекло присоединение Джен. Не все видели, что до начала игры она была со мной. Теперь же всё всем должно быть очевидно.
   - Господин офицер! Разрешите к вам обратиться?! - спросил я Лава.
   Лав Муле важно кивнул мне.
   - Игра превращается в фарс. У моей команды преимущество в голосах. Мы легко сможем отбить все нападения и толпой вычеркнем из игры любого!
   На мои слова оставшиеся избранные нахмурились. Хоть и наше положение стало куда лучше, это всё-таки не гарантирует нам стопроцентную победу.
   - Нас в команде семеро, осталось ещё одно место! Так, почему бы оставшимся участникам не сразиться друг с другом за восьмое место?!
   Несколько избранных натурально зарычали на моё предложение. Я же просто хотел исключить возможность поражения. Чего на меня рычать?
   - В противном случае мы сами выберем восьмого, случайным образом. Нам же выгодно, чтобы к нам присоединился сильнейший из здесь присутствующих.
   Лав жевал. Жевал. Жевал. И наконец прожевал свою курочку. Едок, Башня! Он же фактически в рабочее время ест! Им что, можно?
   - Если все оставшиеся игроки согласятся можно провести небольшой турнир на выбывание. Победитель присоединится к команде Слуага.
   Они согласились. Разумно. Мы прошли. Фух. Пойду проведаю Джен, пока определяют восьмого избранного.
   Белозрачковая вернулась в капсулу и оттуда наблюдала за поединком. На арене Васё дрался с владельцем боевых дисков, которые меняли свой размер.
   - Ты как?
   Джен чуть дёрнула уголком губ на мой вопрос.
   - Я же просил не рисковать?
   Наша маньячина едва-едва приподняла подбородок.
   - Я в тебе не сомневался, но...
   Джен перевела на меня взгляд и моргнула.
   - Может, чуть-чуть...
   Джен медленно моргнула два раза.
   - Хорошо. Я сильно волновался, неизвестно кто встретится нам на финальном испытании. Если это будут выходцы из великих семей, без тебя будут проблемы. Также, если ты получишь раны и встретишь кого-то сильного, то можешь проиграть.
   - Это неважно.
   - Что? Как это неважно.
   - Раны и поражения лишь оправдания. Они неважны.
   - Джен, нельзя все время побеждать.
   - Ты не понял. Победа неотличима от поражения.
   - Чего? Джен, не волнуйся. Тебя просто очень сильно ударили по голове, скоро у нас будет перерыв, попробуем тебя подлечить.
   Белозрачковая ничего мне не ответила, выбралась из капсулы и направилась в сторону арены. Васё уже победил, а управляющая своими волосами Кооль добивала своего противника.
   - Кооль с Васё сейчас сойдутся в бою, - сообщил мне очевидное Понс.
   - Вижу.
   - Я в команде?
   - Да вроде да, - деланно удивился я.
   - Я про E-ранг.
   - Если пройдём, то да.
   Понс кивнул.
   Васё размахивал своей клюшкой, а Кооль атаковала волосами. Тяжелый денек. Волосы Кооль резко увеличились и сумели пройти сквозь защиту Васё. Хоккеиста телепортировало. Кооль стала восьмым участником.
   Лав объявил имена победителей и одна из стен ушла в сторону. Перед нами открылся циклопических размеров коридор. Как пояснил нам офицер, финальное испытание предстоит завтра, а пока мы можем отдохнуть в специально приготовленном для этого месте.
  

***

  
   Из лифта вышли двое.
   - Как же я не выношу бои на выживание, всё платье испачкала, - пожаловалась девушка, на одежде которой красовался герб всем известной семьи.
   - Но сестра, ты лишь чуть-чуть запачкала рукав пеплом, - попытался поправить аристократку её спутник.
   - Я, по-твоему, так похожа на свинью, чтобы не обращать внимания на грязь?
   - Свиньи, вообще-то, очень чистоплотные существа.
   - Ага. Ты очень хорошо разбираешься в свинках брат.
   Её собеседник решил поступить мудро и промолчал.
   Зал, в который они вошли, был огромен. Где-то километр на километр.
   - Бегать? - недовольно проворчала девушка.
   - Возможно, - её брат кого-то выглядывал в группе избранных бродящих туда-сюда.
   - Кого-то ищешь?
   - Наших новых знакомых.
   - Ты про тех свинок, которых чуть не залюбил до смерти? Так это твои знакомые, не мои.
   - Сестра, ты поняла о ком я.
   - Брат! И их тоже?! - аристократка притворно приложила два пальчика к своему рту, - если тебе настолько тяжело без женского тепла, это ещё не повод искать утешения на другой стороне!
   - Мы просто проводили дружеские спарринги!
   - Спарринги. Какой интересный эвфемизм.
   - Это не эвфемизм! Это просто спарринги! Башня! Да ты сама присутствовала и всё видела!
   - Положим видела я не всё, только часть. Что происходило до и особенно после моего ухода большой вопрос.
   - Откуда у тебя в голове только берутся такие мысли! Давно пора тебе найти парня, чтобы всякий бред в голову не лез!
   Девушка лишь улыбнулась на слова своего спутника.
   - О! Вон они, - направился к одной из стен аристократ.
   Там стояли новые знакомые парня. Рыболюд и ушастый качок. Скрепя сердце аристократка выслушала их приветствия и кивнула в ответ.
   - Брат, ты тогда не успел мне рассказать, как вы познакомились?
   - Успеешь тут, когда тебя гоняют по всему залу. Всё сестра не злись! - выставил руки перед хмурящейся девушкой аристократ.
   - Госпожа, ваш брат пришёл по объявлению, - пояснил рыболюд. - Мы недавно встретились с сильным противником и поэтому стали искать достойную команду. Поэтом дали объявление о спарринге и присоединение к тем избранным, кто может против нас продержаться достаточное время.
   - Ага. Я их победил и решил, что столь сильные избранные нам в команде не помешают. К тому же здесь так сложно найти тренировочный зал без девушек. Я ведь помню своё обещание.
   - То есть сначала ты обошёл и насмотрелся на кучу размалеванных куриц в других тренировочных залах, - вычленила аристократка главное.
   - Э-э-э, - не нашёл что ответить её брат.
   Спасли аристократа от надвигающейся грозы только слова офицера:
   - Участники! Подходим ко мне! Сейчас объявлю правила испытания!
   Парень быстро сориентировался:
   - Жарпвеиэн, Цирпинус идем быстрее! - отойдя метра на три, он добавил: - Сестра, ты с нами?
   Девушка плотно сжала губы, после чего прошла мимо брата, не посмотрев на него.
   Испытание проводил офицер в грязно-желтом комбезе. На обеих сторонах его ладоней были вытатуированы круги. Представительница великой семьи скривилась, когда увидела одежду офицера. Такая безвкусица ей не по нраву.
   - Я временно исполняющий обязанности администратора офицер. Меня зовут Имба Госу, - обратился офицер к двум десяткам избранных, собравшихся перед ним.
   Как только прозвучало имя офицера, избранная представительница великой семьи насторожилась. Имба Госу? Где-то она уже слышала это имя.
   - Испытание предельное простое. Относится к категории "шар". Надо коснуться черной сферы в противоположенном конце зала. Тест проходите по очереди. На главном экране будет записано ваше время прохождения. Первые восемь быстрейших пройдут в финальный этап испытания, который начнется завтра.
   - Так просто? - удивленно спросил один из участников.
   - Почти, - улыбнулся Имба.
   С этими словами офицера небольшая часть зала была отсечена шинсу-полями. В одной из стен на оставшейся территории открылся огромный люк. Из него вылетело чудовище. Несколько десятков метров в длину. Отдаленно напоминающее исполинского кальмара светло-синего оттенка. Помимо крупных щупалец, у него имелось множество маленьких жгутиков ближе к ротовой полости.
   - Это детёныш синего медного кальмара. Он немного голоден. Здесь концентрация шинсу не очень высока, поэтому ему тяжело летать. Так что, от него вполне можно убежать. Поле непрозрачно с той стороны, поэтому он нас не видит, есть шанс прокрасться к шару. Помните вам нужно коснуться сферы, после чего вас телепортирует обратно за барьер. Сейчас я случайным образом определю порядок прохождения вами теста.
   К неудовольствию аристократки её имя на экране высветилось первым.
   Девушка усилила себя шинсу и быстро пробежала силовое поле. Гигантский кальмар поплыл к ней.
   Когда расстояние между ними сократилось, аристократка ударила стихийным баанг. Атака лишь раззадорила шинхэо, и он ответил щупальцами.
   Девушка бежала и шипела сквозь зубы слова, недостойные представительницы одной из великих семей. Пока что ей удавалось не попасть под удар щупалец или защищаться при помощи шинсу. Удача оставила аристократку, когда до шара оставалось меньше сотни метров. Её правую ногу захлестнуло щупальце шинхэо. Передернувшись от отвращения, девушка тут же перебила отросток с помощью стихийного баанг. Кальмар взревел и раззявил свою пасть. Из неё прямо на бедную аристократку вылетел поток склизких фиолетовых чернил.
   - Вот жопа, - коротко охарактеризовал ситуацию брат оплёванной чернилами девушки.
   Вся одежда и герб семьи в том числе оказались покрыты чернилами. У аристократки от гнева затряслись губы, а на глазах появилась предательская влага. Кальмара это не впечатлило, и он ухватил добычу щупальцами, чтобы поднести ко рту.
   Наученный опытом долгой совместной жизни с сестрой аристократ сориентировался предельно быстро. Он отвернулся от картины "девушка, нуждающаяся в помощи" и прыгнул на пол, прокричав в процессе своим товарищам:
   - Закройте глаза!
   Цирпинусом и несколько близко стоящих участников послушались совета, а остальные не успели.
   Все залило бледно-синее сияние. Вспышка стихийного шинсу была сильна и длилась почти десяток секунд. Запахло паленым кальмаром. Не успевшие отвернуться или закрыть глаза сейчас старательно пытались проморгаться. Лишь офицер даже не почесался, спокойно наблюдая за испытанием.
   Брат встал и отряхнулся. После чего осмотрел результат буйства своей сестры: кальмар частично обуглился.
   Имба направился к кальмару, за ним пошел и аристократ.
   Офицер дошел до кальмара и с некоторой грустью стал его осматривать. Участник из великой семьи пошел искать свою сестру. Она оказалась недалеко от шара, пыталась пригладить свои грязные волосы.
   - Сестра, ты в порядке? - задал парень весьма глупый вопрос.
   Аристократка бросила попытку пригладить волосы, быстро оглядела себя и вперилась взглядом в брата.
   - Я тут, вообще, ни при чём! - выставив руку вперед и пятясь назад, возмутился её брат.
   Заляпанная чернилами, местами в пропаленной одежде девушка пошла прямиком к офицеру.
   Тот с кем-то переговаривался по коммуникатору и отрезал от кальмара ножом небольшой кусок.
   - ...да Лав, мне нужно списать шинхэо. Авгусгус все мозги проест. Кальмар неплохо так прожарился. Может, его частично в ресторан какой сдадим? Камеры я придержал, оформим договор этих днем, время не укажем? Да, я помню, что тут проверка из-за установки новой очистной системы! Да, и это я тоже помню! Именно меня ему на замену поставили! Мне и так за тот сбой отвечать придется.
   Девушка вежливо подождала пока офицер договорит. Лишь когда Имба стал дегустировать отрезанный кусок кальмара, аристократка спросила:
   - Я прошла?
   Имба Госу, продолжая пережевывать кальмара, покосился на стоящую рядом девушку. Оценил её наряд и силу воли, после чего произнес:
   - Неравномерно ты его запекла. Твои результаты забега сохранились, но их надо сравнить со временем других участников. А это несколько затруднительно. Любой другой кальмар будет либо быстрее, либо медленнее этого, а, следовательно, тест будет неравнозначным.
   - Вы предлагаете мне пройти тест ещё раз, но уже с другим кальмаром? - интонации в голосе могли бы напугать большую часть участников F-ранга, вот только перед аристократкой стоял офицер.
   - Это был бы хороший вариант. К вашему счастью, в условиях испытания не стоял запрет на уничтожение реквизита. Ответственность несу я. Потому давайте пройдем к другим участникам, я объявлю результат.
   - В таком виде?
   Имба оглядел сначала себя, потом её брата и только когда девушка стала в очередной раз закипать, окинул аристократку взглядом. На какой-то миг задумавшись, вытащил из комбинезона упаковку влажных салфеток. Вынул оттуда одну и положил себе на ладонь. Вытатуированный круг замерцал, салфетка увеличилась во много раз и стала сравнима с большим полотенцем.
   - Этого хватит? - передал офицер участнице гигантскую салфетку.
   - На первое время. Благодарю, - взяв предложенное, ответила девушка.
   Аристократка тщательно вытерлась и попыталась очистить герб. Тщетно. Уничтожив при помощи стихийного баанг салфетку, девушка отправилась догонять брата, ушедшего следом за офицером.
   Имба дождался аристократку и объявил:
   - Из-за форс-мажорных обстоятельств ваше испытание несколько корректируется.
   Подчиняясь жесту Имбы Госу, перед участниками возник черный светоч, созданный из переплетения колец. Рядом с ним засветилась желтым небольшая прямоугольная область шинсу.
   - Ваше испытание будет на плотность шинсу. Можно использовать предметы. Максимально концентрируете шинсу и подносите к указанной области или бейте туда. Восемь участников с лучшими результатами пройдут дальше.
   - А я? - спросила аристократка.
   - Твои показания я успел снять, когда ты готовила жареного кальмара. Результаты на табло.
   Грязная аристократка царственно проигнорировала шпильку, кивнула и стала следить за дальнейшим испытанием.
   Участник с головой быка шел вторым в списке. В руках минотавр держал кастеты. Он ударил ими по указанной области. Результаты оказались раз в десять ниже чем у девушки из великой семьи.
   Аристократ оказался в списке восьмым. Он вытащил из своего арсенала особую красную иглу. Её широкое лезвие изогнуто словно языки пламени.
   - Хм, - выразил свой интерес Имба.
   Парень со странной иглой приблизился к черному светочу. Взмах и слова:
   - Диамас, активация!
   Игла натуральным образом воспламенилась огненным шинсу. Счетчик засвидетельствовал высокую плотность шинсу. Ненамного, но больше чем у аристократки. Впрочем, та даже бровью не повела. В способностях брата она нисколько не сомневалась.
   - Хорошая игла. С-ранг, - произнес офицер.
   - Вы из семьи Арье? - спросил аристократ.
   - Нет. Позволишь? - протянул руку Имба.
   Покосившись на сестру, аристократ передал иглу офицеру. Тот осторожно провел по лезвию пальцем. Подчиняясь воле Имбы на клинке стали возникать странные узоры. Владелец иглы удивился, девушка же вспомнили о том, где раньше слышала имя этого офицера.
   - Это хорошее оружие. Я знал кузнеца, что его выковал. Этот мастер предпочитала изготавливать парное оружие. Вторая игла у вас? - задал чумазой аристократке вопрос офицер.
   - Нет. Обе иглы у меня, - опередил свою сестру парень, доставая из арсенала второе оружие.
   - Вот оно что. Я примерно так и думал, - покивал своим словам офицер.
   Имба передал иглу владельцу и испытание продолжилось. К светочу подошла девушка с луком. Взгляд аристократа прямо прикипел к ней. Его же вымазанная чернилами сестра ещё сильнее разозлилась. Всё сильнее ей хотелось, чтобы испытание завершилось, и она смогла принять ванну. Находиться в столь грязном наряде претило девушке, как представительнице высшего сословия. С другой стороны, такие мелочи не должны отвлекать истинного аристократа от испытания. Нужно чем-то занять разум и отвлечь внимание брата от очередной свинки.
   - Вы ведь такой же, как великий Ашула Эдвару? - спросила она у офицера.
   Манёвр девушки удался. Её брат тут же потерял интерес к лучнице, занявшей четвертое место и весь обратился вслух.
   - Как мастер Ашула? Нет, он лучше меня, - покачал головой Имба. - Ашула Эдвару гениален во всем, но больше всего ему удаются мечи. Я же таким похвастаться не могу. Специализируюсь на светочах и их производных. Все остальное не выше середины B-ранга в лучшем случае.
   Аристократка оценила откровенность офицера и поняла из его слов куда больше, чем простой участник. Ведь предметами А-ранга и выше владеют в большинстве своём только высшие офицеры. Поэтому девушка не могла не задать вопрос:
   - Почему вы администрируете здесь испытание?
   Имба отвернулся от Цирпинуса проходящего в данный момент испытание и оглядел грязноватую аристократку. На лицо офицера легла легкая улыбка:
   - Временно исполняю обязанности администратора. У нас тут один офицер в бессрочный отпуск за свой счет вышел, пришлось его замещать. Ту ещё проверки эти из-за нового "оборудования". Вы ведь меня понимаете?
   Испачканная аристократка медленно и осторожно кивнула на вопрос офицера, после чего добавила:
   - Да, понимаю, но я не об этом. Что такой как вы, забыл на столь низком Этаже?
   - Номер этажа не имеет никакого значения. Ибо то что вверху, подобно тому, что внизу.
   Офицер отвернулся и отправился поближе к светочу. Чумазая девушка почувствовала какое-то снисхождение в его словах, словно взрослый объяснял ребенку прописную истину.
   - Вы неправы! Сила шинсу возрастает с каждым этажом! Те, кто рождены выше, превосходят тех, кто родился внизу! Они рождены служить, мы рождены повелевать! И нет меж нами подобия!
   Офицер остановился, но не обернулся, лишь произнес в ответ:
   - Если ты станешь офицером, девочка, спустись на первый этаж. Найди там Хеадона. И, глядя ему в глаза, скажи, что стоишь выше его. Пусть старый Хранитель посмеётся.
   - Это не одно и то же! - возмутилась аристократка, герб её семьи был невиден под слоем слизи.
   - Разве? - произнес Имба, прежде чем продолжить путь.
   Закусив до крови губу, девушка стояла, склонив голову. Её уже не беспокоила испачканная одежда. Девушка пыталась понять слова офицера.
   - Эм, сестра, подобно не значит равно, - осторожно подошёл к загрузившейся сестре.
   - Глупый брат! Подобно - значит, меняя одно, меняем другое! - огрызнулась на брата сестра.
   Аристократ счел за лучшее применить свою лучшую тактику - промолчать.
   Вскоре испытание завершилось. Брат с сестрой прошли на следующую стадию. Прежде чем уехать на лифте девушка обернулась и, глядя в глаза офицера, поклонилась ему. После чего створки лифта закрылись.
  
  

Глава 7. Пространные разговоры в душном пару

  
   Зона отдыха представляла собой целый банный комплекс. Помимо комнат, тут находилась столовая, массажный кабинет, непосредственно сауна и много чего ещё интересного. В отличие от остального Этажа здесь господствовали красные и черные тона. Во всяком случае в коридоре.
   Нас поселили в многокомнатной квартире. Каждого в отдельную комнату и осталась ещё общая гостиная. Кухни не было, зато туалет присутствовал. Понятно, что нас тут не на постоянное жильё поселили. Познакомимся с командой, а на следующий день уже испытание.
   В квартире, помимо прочего, нашел коробку с игрой "Монополия". Очень удивился. В качестве адреса изготовления указана мастерская на двадцать седьмом этаже. Откуда тут могут знать об этой игре? Я не раз сталкивался с тем, что многие вещи нашего мира здесь известны. С чем это связано узнать не удалось.
   Надо бы в сауну сходить. Тут и комплект сменного белья есть, как раз по размеру. Интересно, каким образом они узнали эту информацию? Думаю, основные наши характеристики вроде роста, веса и прочего занесены в базы данных офицеров и постоянно обновляются, когда мы попадаем в зону испытания. Учитывая, что тут свободно манипулируют размерами объектов, дистанционно снять все нужные показатели для них вряд ли проблема.
   Договорились с командой, что сначала сходим в сауну, а уже потом обстоятельно поговорим. У нас три новичка в команде. Нужно узнать их способности и рассказать о своих. Не о всем, конечно.
   Джен, Сео, Экфюль и Кооль пошли в женскую часть банного комплекса. Шарсефер с Бисеу отправились в массажный кабинет. Мы же с Понсом подождем змеелюда с однокрылом в бассейне.
   Тут властвовали бледно-синие цвета. Для начала я принял неплохой душ. Помылся. Затем надел плавки и отправился к бассейнам.
   Меня уже ждал Понс.
   - Сейчас Шарс с Бисом подтянутся. Они у нас скаут и удильщик. Ты, часом, не копейщик?
   - Нет. Я скаут, - ответил мне Понс.
   - Понятно. Я сам проводник шинсу с дополнительной специальностью анима. Джен - удильщица. Сеоньо - адепт света.
   В целом неплохая команда собралась, жаль не успел узнать специальности Экфюль и Кооль. Не до того было. Ничего, сейчас отдохнем, поедим и узнаю. Надо будет ещё согласовать тактику действий на испытании. Шаблоны поведения там всякие, расстановку позиций и прочее. За несколько часов что-то дельное не придумать, но выбора-то нет, тест завтра.
   В бассейне оказалось хорошо, тихо и спокойно. Расслабляет. Отвык я немного от всей этой суматохи с по-настоящему серьезными испытаниями.
   - Слуаг, а к чему ты стремишься в Башне? - огорошил меня вопросом Понс.
   Странный какой-то вопрос. Неприятный и неожиданный. Надо что-то ответить:
   - Сначала я стремился домой, теперь не знаю. Просто взбираюсь вверх.
   - А я себе город хочу.
   Я не поленился перевести взгляд на Понса и выразительно поднять бровь. Он в ответ на мои действия рассмеялся:
   - Всё просто. Офицеру проще всего стать правителем какого-либо города. Чем ты сильнее, тем в более могущественные организации можешь вступить. Даже Великие Семьи набирают себе талантливых офицеров, не состоящих с ними в родстве. И я бы не отказался стать правителем или наблюдателем в какой-нибудь стране или городе. Идеально, конечно, стать директором одной из зон Этажа, но это явно не мой уровень. Просто представь себе, целый город практически полностью в полном твоем распоряжении! Не жизнь, а мечта!
   Несколько секунд я осмысливал произнесенное Понсом, а затем засмеялся:
   - А повелителем Этажа сразу стать не хочешь?
   - Почему сразу? Согласен, шансы стать директором Этажа или тем более повелителем нулевые. Для этого как минимум нужен статус высшего офицера. Простым избранным получить его нереально. Мне же хватит какой-нибудь ненапряженной должности и толики власти. Зачем гнаться за несбыточным?
   Действительно. Если я получу статус офицера, чем буду потом заниматься? Все чего я хотел, это выбраться из Башни. Теперь я понимаю насколько несбыточна моя мечта. К чему мне стремиться теперь?
   Мои мысли прервало появление Шарсефера и Биса.
   - Ваш смех из коридора слышно. Чего хохочем? - спросил Бисеу.
   - Понс раскрыл свою цель восхождения. Он хочет стать правителем города.
   - Неплохая мечта, - погружаясь в воду, произнес Шарс.
   Змеелюд занял примерно шестую часть бассейна, свернувшись кольцом. Следом за ним в воду зашел Бисеу.
   - А вы зачем стремитесь вверх? - повторил свой вопрос новым лица Понс.
   - Все просто. Получу контракт офицера, стану богатым и влиятельным. Не хочу больше голодать, - ответил Бисеу.
   - А ты Шарсефер?
   Змеелюд задумался, после чего выдал:
   - Стать сильнее.
   Кратко и понятно. Странно, уже несколько лет путешествуем вместе, а этот вопрос только сейчас подняли, и то не я. Наверное, просто не хочу думать на данную тему.
   - Хм, как думаете, какое желание у Джен? - задумчиво спросил Бис.
   - Я думаю нам лучше не знать, - ответил Шарс.
   - Почему? Думаешь нечто жуткое? Коллекция черепов?
   Змеелюд прикрыл глаза, молча нежась в воде.
   - А что не так с вашей Джен? - поинтересовался Понс.
   - Да как тебе сказать... - уклончиво ответил Бисеу, косясь на меня.
   - Она мыслит чуть иначе, чем мы, - пришел я на помощь однокрылу.
   - Иначе?
   - Сложно объяснить. Она отличный боец, при этом тяжело понять, что у неё в голове творится. В бою это ни ей, ни нам не мешает. У Джен иные начальные установки, считай она смотрит на вещи под другим углом чем мы. Под очень другим.
   - Понятно...
   Учитывая, как задумчиво протянул это слово Понс ему ни Хеадона непонятно. Кто бы сомневался. Если я начну понимать Джен, мне явно придется задуматься о собственном психическом состоянии.
   После сауны мы с парнями переоделись в футболки разного цвета и длинные шорты. Даже Шарсефер принял свой двуногий облик. На ночь он вернет себе хвост, пока же решил походить так. Напротив, каждая из четырех девушек, ждать которых пришлось ещё где-то час вырядились по-своему. Джен надела легкий спортивный костюм белого цвета. Сеоньо предпочла длинную юбку и блузу сине-голубых оттенков. Кооль красовалась гольфом с бриджами. Её закрытая воротом шея и длинные волосы смотрелись интересно. Удивила Экфюль. Она оказалась облачена в темно-бордовую тунику, что в сочетании с цветом её кожи впечатлило даже нашего хладнокровного змеелюда. У Шарсефера очень сильно открылись глаза, и он даже слегка потряс головой.
   Мы все собрались за большим столом в номере. Заказали себе различной еды. По скидке продавали блюда из кальмара. Довольно вкусные.
   За ужином узнали специализации Экфюль и Кооль: копейщик и скаут, соответственно.
   - А у тебя копье, вообще, было? - задумался Бисеу, на ответ Экфюль.
   - Ты тогда явно не копья высматривал, - фыркнула Сеоньо.
   Мы посмеялись.
   - Я использую арбалет, - пояснила Экфюль.
   Неплохо. Копейщика нам явно не хватало. А вот избыток скаутов явная проблема. Сеоньо придется тяжко. Она ведь адепт света, с которыми скауты работают в тесной связке.
   - Мы тут недавно узнали кто чего хочет получить, став офицером, не поделитесь свои желаниями? - предложил я.
   - После вас, - перевела стрелки на нас Сеоньо.
   Справедливо. Коротко мы пересказали свои стремления. После чего приготовились услышать ответ.
   - Просто дожить до верхнего Этажа, - произнесла Кооль.
   Явно скромничает. Оно и правильно, мы ей не настолько близки, чтобы так открываться. Ответ Экфюль оказался менее уклончив:
   - Хочу свою киностудию открыть.
   - Зачем? - удивился Бисеу.
   - Как зачем? Чтобы снимать свои фильмы! Полная свобода творчества!
   - Хорошее желание. У меня не хуже, - кивнула Сео. - Когда стану офицером займусь благоустройством земельных участков. Строительство, аренда, купля-продажа. Статус офицера очень в этом поможет. Без него соваться в этот бизнес не стоит.
   Прагматичные у них желания.
   После ответа Сеоньо наши взгляда скрестились на Джен. Та спокойно доела кусок кальмара и ответила:
   - Хочу воссоединиться с семьей. Я, отец, мать, брат и ещё, возможно, кое-кто.
   Мы все несколько смутились. У нашей маньячины оказалось на редкость нормальное желание.
   После ужина решили согласовать тактику в испытании.
   - Кто-нибудь из вас попадал на финальное испытание? - спросил я у нашей троицы новичков.
   Кооль и Экфюль покачали головами, Понс же ответил:
   - Я был. Один раз. Участвовало четыре команды. В одной из них присутствовало двое сильных участников.
   Понс замолчал и задумался.
   - Что за участники? - поторопила Сеоньо Понса.
   Скаут вынырнул из своих воспоминаний и ответил:
   - Один рыболюд, другой качок копейщик. Они вдвоем сдерживали половину нашей команды. Рыболюд сильный проводник шинсу, может создавать два баанг.
   Все рыболюды в Башне сильные проводники шинсу, но чует моё сердце, Понс говорит про Цирпинуса. Вот только они с Жарпвеиэном точно проиграли.
   - А у этого качка уши не были заострены? - уточнил Шарсефер.
   - Да вроде да, - наморщил лоб Понс. - Кто-то знакомый?
   - Да это же Жарпвеиэн с Цирпинусом! - воскликнул Бисеу.
   - Возможно, - согласился я.
   Вкратце пришлось рассказать о тех двоих. После чего Понс продолжил:
   - Для прохождения теста предстояло найти в лабиринте несжимаемую двухметровую сферу и отвезти с помощью платформы на свою базу. Нашей команде это почти удалось. Почти... - Понс удрученно вздохнул, - Те двое ваших знакомых задержали нас. В конце мы смогли их отбросить и почти прорвались к сфере, у нас в команде тоже были неслабые участники. В большом зале произошел финальный бой. И вот тогда показались настоящие монстры.
   Понс опять замолчал. Сеоньо захотела его вновь поторопить, но на нее зашикала Экфюль. И что интересно, наша великанша её послушала.
   - Два аристократа: удильщица из семьи Ха и могущественный проводник шинсу. Они со своей командой легко расправились со всеми остальными. Это была бойня. Представители Великих Семей чудовищно сильны.
   Нам стоит это учитывать. На финальном испытании вполне можно встретить представителей великих семей. Вряд ли нам настолько не повезет, что попадется несколько аристократов, но как минимум с одним мы должны совладать. Основная ставка тут на Джен.
   - Если нам встретятся несколько сильных бойцов надо их разъединить и победить поодиночке, - высказал я мысль.
   - Либо как-то остановить или вывести из строя на время, - поддержала меня Сео.
   По её взгляду в сторону Джен, я понял, что и тут наши мысли сходятся. Разделить сильных противников и натравить на них Джен - прекрасная тактика.
   Сеоньо ввела в свою базу данных на светоче номера коммуникаторов Экфюль, Понса и Кооль. Так как последние двое являлись ещё и скаутами Златокожая синхронизировала свой треклятый куб с их орбами-наблюдателями.
   Постепенно стали расходиться по комнатам. Завтра ещё один важный и тяжелый день. Ключевой. Пройдём испытание и получим Е-ранг. А в первую очередь это означает свободный выход в срединную зону Этажей. Во вторую - огромные возможности для заработка. В третью - новые источники информации. В четвертую, но не в последнюю очередь - возможность заключать с Хранителями контракты как участники Е-, а не F-ранга.
   Ещё до того как я успел снять одежду и лечь спать, раздался стук в дверь.
   - Кого там ещё Хеадон принес? - недовольно спросил я.
   - Это я, - произнесла Экфюль.
   Вот Башня! Она тут какого Захарда забыла?
   - Входи, - вздохнул я, морально подготовившись к очередному выносу мозга.
   Мы с Экфюль вышли на балкон. Тунику свою она так и не переодела. Поэтому мне пришлось приложить усилие, что оторвать взгляд от её хороших форм. Туника отлично их подчеркивала. Даже странно. По идее туника должна скрывать, а тут всё наоборот. На лице Экфюль слабо проявилась чисто женская улыбка. Голову чуть затуманило, словно пару бокалов вина выпил. Пришлось использовать усиление шинсу. Прояснилось. Не стоит забывать, о специфичной способности этой молодой женщины.
   - Ты ведь мне не доверяешь? - спросила меня Экфюль.
   Башня! Вот что они все ко мне в душу лезут! Одна Джен нормальная, если бы ещё меня незаконным не считала... Ну, Белозрачковая нормальная не вообще, а в том, что меня по пустякам не дергает.
   - Слуаг. О чем задумался? - поторопила меня копейщица.
   - О том, что у тебя красивые глаза. Зрачки восхитительные, - произнес я.
   - А что касательно доверия? - не дали мне перевести тему.
   - Я буду полным идиотом, если доверюсь тебе без проверки. Долгой и тщательной.
   - И что же входит в эти проверки?
   Её вкрадчивый голос и одуряющий запах будоражили во мне вполне понятные и очевидные желания. Вот только этого явно недостаточно, чтобы усыпить мою вновь проснувшуюся паранойю. Именно поэтому я ни на шаг не отступил, пока Экфюль подходила ко мне. Дождавшись, когда расстояние между нами сократилось сантиметров до десяти, если не меньше, я как можно спокойнее произнес:
   - Как минимум, отсутствие всяческих провокаций, вроде этой.
   - А если это не провокация?
   - Слишком сильно выбивается из твоего психологического портрета. До этого ты вела себя так, словно недолюбливаешь мужчин. А тут вдруг ночью приходишь ко мне в комнату, якобы поговорить. Нестыковочка.
   Какое-то мгновение Экфюль рассматривала моё лицо, а затем отступила на пару шагов и тихо засмеялась.
   Я как можно незаметнее перевел дух. Этот раунд условно за мной. Теперь пора узнать, чего она хочет.
   - Может, как-нибудь объяснишь свое поведение?
   - Просто смешно. Ты с таким серьезным видом в такой атмосфере произнес "психологический портрет", что я не удержалась.
   - Я не об этом.
   - Ты зануда, впрочем, ладно. Странно, что ты не догадался. Это была проверка. Я тоже весьма недоверчива.
   - Вот как, - задумчиво протянул я.
   Если посмотреть с этого ракурса на ситуацию, поведение Экфюль становится более логичным. Она проверяла меня, я её. Забавно. Я улыбнулся, что не укрылось от Экфюль:
   - Правда ведь смешно?
   - Ладно. Давай попробуем ещё раз. Чего ты хотела?
   - Тебе не стоит ожидать от меня подстав, я не меньше твоего заинтересована в том, чтобы попасть на Е-ранг.
   - Слова это всего лишь слова.
   - Да. Вот только я больше не верю Чингу.
   - Это тут при чем? Думаешь он не заплатит.
   - Не в этом дело. Чинг выиграет в любом случае. Если я не пройду испытание, то попаду прямо ему в руки. Все мои денежные средства потрачены на допуск к испытаниям. Второй попытки я не получу.
   Какое-то странное утверждение. Количество попыток не лимитировано. Деньги же можно заработать. Не станет же Чингуи силой её удерживать? Предположим раньше он не мог так сделать, так как она зарегистрировалась на испытании. Но это спорный момент. Не будут же офицеры силой тащить на тест тех, кто зарегистрировался, но не пришёл? Непонятно. Сделаю вид, что верю словам Экфюль. Всё равно, настоящую подоплеку она мне не расскажет. Заявляться же на финальное испытание не в полном составе нельзя. Экфюль между тем продолжила:
   - Если же я прохожу, Чинг всегда может сказать, что это благодаря его заботе.
   - Он оговорил условие, по которому ты не должна быть в курсе происходящего.
   - И именно поэтому Сеоньо сразу мне все рассказала. Не считай Чинга идиотом. Он очень умен. Не удивлюсь, если на испытании меня ожидает некоторая подстава. Знать бы ещё какая.
   - Ты достаточна умна, так почему не хочешь просто воспользоваться Чингом, вместо всех этих метаний. Если он действительно тобой одержим, ты им можешь вертеть как захочешь. Почему так не делаешь? В чем причина?
   Экфюль сильно перекосило от моего вопроса. Она облокотилась на балконные перила и уставилась в ночное небо. Возможно, сейчас я сморозил лютую глупость, или оскорбление.
   - Посмотри, Слуаг. Посмотри на этот потолок Слуаг! Для кого-то это пол, по которому они ходят и смотрят на нас свысока. Все мы, простые жители Башни хотим подняться выше! Все наши выдуманные желания лишь реализация инстинкта! Простого инстинкта быть выше!
   Да я прям талант в раскрывании человеческих душ. Чего это её так перемкнуло? Алкоголь вроде не пили. Экфюль продолжила свой монолог:
   - Мы с рождения ограничены. А после придумываем себе новые оковы. Моральные, социальные, психологические. Ты только что предложил мне спать с мужчиной, который обеспечит безопасный путь наверх. Ты представляешь насколько это мерзко? Насколько это отвратительно и противно? Вот ты бы смог быть с женщиной, которую не любишь, которая тебе неприятна и безразлична? Не за просто так. Эта женщина обеспечила бы тебя комфортный путь наверх? Что скажешь, Слуаг!
   Последние слова она мне буквально прорычала в лицо, отвернувшись от неба.
   - Нет. Этот путь не для меня, - как мог спокойно ответил я.
   - Все так говорят. Поначалу. Но стоит проиграть раз, другой, третий, как мнение жителей меняется. Многие ограничения падают. Да и ты не всю правду говоришь. Эта ваша Джен. Я видела, на что она способна. Что ты будешь делать, если она начнет ставить тебя условия?
   Я машинально потёр шею. Вот что они все лезут в наши с Джен отношения? Мёдом им, что ли, намазано. И не пошлёшь куда подальше. Портить отношение перед испытанием глупо. Если что, я и после теста её к Хеадону послать успею.
   - Это не я следую за Джен, а она за мной. К тому же, шантажировать, это не в её духе.
   Экфюль шумно выдохнула и вновь вернулась к созерцанию звезд:
   - Пусть так. Извини, что лезу не в свой дело. Ты просто не представляешь, как мне всё это надоело. Я никогда не хотела эту мерзкую способность. Из-за неё одни считают меня шлюхой, другие брезгливой дурой. Посмотрела бы я на них окажись они на моём месте! - девушка снова повернулась ко мне и продолжила: - У нас в роду эта способность передается через поколение по женской линии. В семье ходит предание, что одна из моих далеких предков стала офицером и заключила контракт с одним Хранителем. Эта проклятая способность и есть результат того договора!
   - Так, не используй её.
   - Ты думаешь это так просто? И я говорю не о том, что сначала мне пришлось научиться контролировать эту силу. Всё дело в искушении. Тебе не представить, как сложно не отказаться от моральных ограничений. Если я их отброшу, то получу очень многое. Вот только потеряю не меньше. И это понимание постоянно давит на меня. Бывать моменты, когда хочется сдаться. И я не хочу знать, насколько низко могу пасть.
   Понятно все. И преимущество получить охота, и чистенькой остаться желает. Халяву все хотят, вот только не всем она достается.
   - И зачем ты мне это рассказываешь? - спросил я.
   - Чтобы растопить хоть немного лёд недоверия между нами. Сам же об это говорил. Ты не понимаешь, моих действий, а значит не можешь доверять.
   - Почему ты мне доверяешь?
   - Все просто. Ты хочешь получить Е-ранг, в этом наши желания полностью совпадают.
   - Допустим.
   - Значит, я могу рассчитывать, что ты не ударишь в спину на испытании?
   - Мы же вроде в одной команде?
   - Сам знаешь какими непредсказуемыми могут быть тесты.
   Я задумался. Сложное решение. Сказать то я могу что угодно. Мне же надо сделать выбор. В этом и проблема. Если допустить, что сейчас Экфюль говорит искренне, то говорить ей ложь не стоит. Люди не любят, когда на их акт доверия плюют. С другой стороны, копейщица может повернуть моё решение против меня же. Элементарный пример. Если я скажу ей, что буду нападать только в ответ, то при предательстве Экфюль станет бить наверняка. И при этом она расслабится, если поверит мне. А если не поверит, то не расслабится. Это, конечно, если решит предать. А, допустим, если я скажу, что, вообще, не буду доверять? Хм. То, она станет ожидать удара от меня в любой момент. И если она до этого не замышляла предательства, то в ключевой момент может передумать. А если... Уши Хеадона! Я запутался!
   - Значит, так. На тесте работаем как команда. Но если ты нас предашь, клянусь Башней, я тебя найду! Плевать где! Будь это Е-ранг, D-ранг или выше! Твоё предательство я не забуду!
   - Прекрасно. Я тебе верю, Слуаг. Надеюсь, после теста на Е-ранге мы сможем узнать друг друга получше, - улыбнулась Экфюль мне.
   - Там видно будет. Касательно денег от Чингуи: условие в силе?
   - Какой же ты меркантильный, - девушка удрученно покачала головой. - Да в силе. Пятнадцать процентов мне, остальное вам.
   - Прекрасно. Тогда спокойно ночи.
   - Спокойной, Слуаг.
   Какое-то время я стоял на балконе. Потом отправился спать. Завтра всё окончательно решится.
  

***

  
   В бассейне находились двое. Вокруг них клубился пар. Один из участников расслаблен, другой напряжен. Не стоит винить последнего. Он честно старался расслабиться. Вот только атмосфера в помещении ему не помогала.
   - Эм, сестра, тебе не душно? - решился спросить напряженный участник у своей соседки.
   Девушка лениво приоткрыла один глаз и оглядела брата. Тот зябко поежился под её взглядом.
   - Мне прекрасно, - улыбнулась аристократка и закрыла глаз.
   Избранный нахмурился и предпринял вторую попытку вразумить свою сестру:
   - Тебе не кажется невежливым выгонять парней из мужской бани, только потому, что ты хочешь помыться со мной?
   - Они не возмущались.
   - Ещё бы они возмущались! Особенно после того, что ты им сказала!
   - Я всего лишь поинтересовалась: "Есть ли среди вас кальмары, что не хотят уступить мне с братом баню?".
   - Ага. Все они видели, что стало с предыдущим кальмаром. Суицидников среди нашей команды нет.
   - Вот видишь, брат. Уже плюс. Мы не только моемся вместе, но и узнали, что среди этих нахлебников нет самоубийц. Да, и не называй их нашей командой.
   - Мы уже не дети, и нам не стоит мыться вместе.
   - Ты меня стесняешься?
   Задав последний вопрос, девушка улыбнулась и открыла глаза. Не слишком густой пар, мало чего скрывал. Улыбка стала ещё шире, когда аристократка разглядела голый пресс своего брата. Парень напрягся сильнее, отчего его мышцы проявились более отчетливо. Затем аристократка перевела взор ниже. На синие плавки скрытые под водой.
   - Хватит меня разглядывать! - взорвался парень.
   - Чего ты кричишь? После того как тот мерзкий кальмар меня оплевал, я нуждаюсь в релаксации.
   - На мой взгляд, ты нуждаешься в хорошем сексе.
   - Фи, как грубо. Такой чистой, умной и высокородной леди как я, не пристало открыто нуждаться в столь низменных вещах.
   - Ага. Поэтому ты пытаешь меня, обернувшись в одно лишь полотенце. В тонкое, короткое полотенце!
   Представительница высокой семьи гордо поправила синее полотенце на своем теле и победно посмотрела на брата. Аристократ выдохнул и смело посмотрел на сестру. Какие-то мгновения их взгляды боролись, но это была борьба малька с акулой, и ни у кого не возникло бы сомнения, кто есть кто. Парень отвел взгляд:
   - Кто же тебе наплел, что секс является низменной вещью для истинной леди?
   - Премногоуважаемая старшая сестра.
   - Какая из? Их достаточно много.
   - Тебе зачем?
   - Поговорить хочу. На тему твоего полового воспитания. Напихают в голову всякой ерунды, а мне потом страдай.
   - С принцессой Захарда поговорить хочешь?
   Аристократ поперхнулся паром. Сестра тут же скользнула к нему и легонько постучала по спине. Откашлявшись, парень попытался отплыть на другую сторону бассейна. Девушка пресекла его попытки. Аристократ хмуро посмотрел на держащую его руку. Он мог бы освободиться, вот только не хотел причинять боль сестре.
   - Ты хитрая и коварная, - вздохнул парень.
   - И чистая, - добавила чисто вымытая представительница великой семьи.
   Какое-то время брат и сестра продолжили отдыхать в тишине. Затем аристократ спросил:
   - Перед испытанием ты что-то говорила о каких-то похитителях?
   - Да. Я сделала запрос представителю Семьи на этом Этаже, и он выяснил подробности. Ничего сложного. Какой-то идиот из офицеров занимался несанкционированной продажей органов и орудовал во внутренней зоне через избранных. Директор Этажа избавился от дурачка, для вида оформив его в бессрочный отпуск, вот только просто так убить избранных в подотчетной ему зоне он не может, Хранителю такие действия не по нраву. Действовать официально равносильно вытаскиванию грязного белья на всеобщее обозрение. Поэтому офицеры не вмешивались до поры, рассчитывали, что участники сами смогут справиться с ситуацией. А потом оказалось, что участники-похитители уже зарегистрировались на испытание и убивать их руками других избранных нежелательно. Затем ситуация стала ещё веселее. В этом городе будет проводиться финальное тестирование какой-то новой системы очистки канализации, специально подготовленной для внутренних зон. Подробности меня не интересовали, какие-то здесь особенно подходящие условия. Думаю, причина в большом населении. А поскольку тут всё-таки внутренняя зона Этажа, то и специальная комиссия из офицеров на днях прибудет. Поэтому, как только участники-похитители закончат проходить испытание с ними ничего сделать будет нельзя. Они либо пойдут выше, либо останутся тут.
   - Так пускай идут на следующий Этаж, в чем проблема?
   - Если начнут копать, то допросить их в срединной зоне какого-нибудь Этажа проще простого.
   - Действительно, на Е-ранге ведь можно цеплять цыпочек с срединной зоны.
   - Тебе бы все цыпочки, я тут серьезные вещи рассказываю, - с ноткой едкого недовольства в голосе произнесла аристократка.
   - Цыпочки никогда не бывают лишними, - гордо произнес её брат.
   - Раз такой умный, тогда скажи, почему похитителей нельзя убить в случае провала ими испытания?
   - Так ведь Хранитель Этажа такого не терпит?
   - В целом верно, но дело не только в этом. Можно было подключить простых избранных, если бы не комиссия.
   - Понятно. А на нас они как вышли?
   - Ситуация у них такая, что действовать надо наверняка. Похитители сильны для простых избранных. Поэтому нужен кто-то превосходящий их. Сейчас мы единственные из избранных представителей Десяти Семей проходящие испытание вместе с похитителями. Связываться с нами напрямую офицеры не рискнули. Явно обращаться к представителю нашей Семьи на Этаже они тоже не пожелали. Поэтому послали работающего на них участника ко мне. Я связалась с офицером из нашей Семьи. Тот же в свою очередь тайно обратился к директору внутренней Зоны. Они там между собой договорились и уже офицер нашей семьи отправил сообщение мне. Круг замкнулся.
   - К чему такие сложности?
   - Офицерские заморочки. Долго будем жить, такой же ерундой страдать будем. После бани покажу тебе фотографии тех участников. Система телепортации даст сбой, крайнего они уже нашли. Нам надо лишь убить похитителей.
   - Не проще ли отпустить их, чем косячить с системой телепортации, учитывая скорую проверку?
   - Я же сказала, они уже нашли крайнего. К тому же, вряд ли мне сказали всю правду. Очевидно, что нечто офицеры этой зоны утаили. Но об этом пусть голова у других болит. Мы всего лишь избранные F-ранга, хоть и из Великой Семьи.
   - И ты просто так во все это ввязалась? - искренне удивился аристократ.
   Девушка молча начертила на запотевшей стенке бассейна число. Большое число.
   - Ого! Это на двоих или каждому?
   - На двоих, - стерев число, ответила аристократка. - Это процент от той суммы, которую получит наша Семья.
   - Тоже неплохо.
   - Процент небольшой, но зато есть гарантия того, что нас не выставят крайними.
   Аристократы продолжили нежиться в горячей воде, пока брату не пришла в голову очередная мысль:
   - Я вспомнил о какой старшей сестре ты говорила ранее! Она приезжала лет двадцать назад. Не знал, что ты с ней сумела поговорить. На меня она только раз посмотрела.
   - Премногоуважаемая старшая сестра не только принцесса Захарда, но и высший офицер. Она оказала мне великую честь прислуживать ей в тот день.
   - Начинаю вспоминать. Ты ещё потом извинялась, что не смогла навестить меня, - наморщил лоб аристократ. - И как, тебе не унизительно было ей прислуживать?
   - Конечно нет! Я ведь тогда даже не была избранной участницей! Премногоуважаемая старшая сестра - принцесса Захарда! Истинной дочери великой семьи нет урона чести прислуживать ей! Как только такие крамольные мысли могли затесаться в твоей голове?!
   - Да так. Случайно. У тебя ведь тоже могли быть шансы стать принцессой Захарда.
   - Нет. Эта честь слишком велика для меня, - произнесла девушка, брызнув брату водой в лицо.
   Когда аристократ вытер воду с лица, его сестра пересела на прежнее место.
   - А тому офицеру ты зачем поклонилась? Или хочешь сказать, поняла что-то, в той сказанной им белиберде? Что он там произнёс: "Та, кто внизу, подобна той, кто вверху"? Бред какой-то. Ни разу они не подобны.
   - Озабоченный брат!
   - Почему? Я ничего такого ввиду не имел. Тебе показалось. А! Я понял! Это ты у нас озабоченная! - выдал ценное умозаключение парень.
   Чисто вымытая представительница великой семьи не разделила его веселости и громко отчеканила:
   - То, что вверху, подобно тому, что внизу!
   - И что это значит?
   - Это очень глубокая мысль, которую мне ещё предстоит всесторонне обдумать, - отвела взгляд в сторону девушка.
   - Ага! Ты ничего не поняла! Тогда зачем кланялась?
   - Я поняла и хватит об этом! Идем в общий зал, хватит занимать баню, другие тоже хотят мыться!
   Аристократка выбралась из бассейна и выжидающе взглянула на брата. Тот, вздохнул и вылез из воды. Представителю великой семьи хватило опыта понять, что сестра не хочет продолжать разговор на данную тему. Впрочем, один вопрос у него остался.
   Чуть позже, ожидая за дверью кабинки, пока сестра переоденется, он решился спросить:
   - Что такого в том офицере? Он ведь даже не из Великой Семьи.
   Дверь открылась. Девушка оделась в привычную для себя одежду с гербом семьи. Чистую одежду. Придирчиво оглядела брата и осталась довольна его облачением. После чего соизволила ответить:
   - Ты так и не понял. Господин Имба такой же, как великий Ашула Эдвару.
   - Ашула Эдвару - высший офицер. Как-то они не очень похожи.
   - Они кузнецы.
   На какое-то время аристократ задумался, после чего воскликнул:
   - Вот оно что! Теперь понятно почему Диамас так вела себя в его руках! Подожди, откуда тебе известно, что Имба Госу кузнец?
   - Когда к нам приезжала премногоуважаемая старшая сестра она рассказывала очень интересные вещи. Случайно зашел разговор о тринадцати месячной серии. И о мастере, что её изготовил. Тогда моя уважаемая тетушка спросила: "Есть ли среди офицеров ещё кузнецы?". Премногоуважаемая старшая сестра упомянула несколько имён. Среди них оказался господин Имба Госу.
   - Хм, понятно. Всегда удивлялся насколько у тебя хорошая память. Идем, нам ещё поесть надо и с командой поговорить.
   - С этими нахлебниками? Пусть не путаются под ногами! Особенно те девки!
   Двое покинули банный комплекс. Цирпинус, Жарпвеиэн и ещё двое мужчин зашли в освободившееся помещение. Несмотря на долгое ожидание, они не были недовольны. Прожаренный кальмар хорошо отпечатался в их памяти.
  

Оценка: 6.01*45  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) К.Власова "Во тьме твоих желаний"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) Г.Нипос "Надежда"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная Катерина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаНедостойная. Анна ШнайдерПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаИмператрица Ольга. Александр МихайловскийТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта Политова✨Мое бесполое создание . Ева Финова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"