Хабарова Леока: другие произведения.

Идеальный мир

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.12*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ основан на реальных событиях. Посвящается памяти Александра Ермолова и всех участников Гражданской Войны 1918-1920(1922) годов. Присутствует аллюзия на сказку Гайдара "Мальчиш-Кибальчиш". Выражаю огромную благодарность авторам, чьи произведения вдохновили меня на эту работу. Спасибо Малявиной Эльвире (Перерождение) и Бурнову Марти (Двигатель прогресса).

  Степь есть квинтэссенция абсолютной красоты. Поэма природы, в которой нет ни одного лишнего слова. Бескрайняя, бесконечная, безбрежная. Лазурь чистого неба расплескалась над пологими холмами и оврагами, заросшими выгоревшей на солнце травой. Порывистый ветер превращает ковыль в белые барханы волн, и гонит их по нескончаемой зеленой равнине до самого горизонта. Невозможно описать, насколько ты прекрасна, степь. Можно только почувствовать.
  Выйдите в поле до первых лучей солнца, когда с реки наползают клубы густого предрассветного тумана. Преклоните колени и приложите ладонь к земле. Очистите мысли от мирских сует и забот. Прислушайтесь... Слышите? Это бьется сердце степи. Сердце вашей Отчизны...
  
  Жара стояла невыносимая. Раскаленный воздух пах полынью и медом. Через поля во весь опор, нещадно понукая лошадь, мчался смуглый чернобровый всадник в ворсистой бурке и съехавшей на затылок кубанке. Еще недавно генеральный есаул царской армии, а ныне - самопровозглашенный атаман одного из казачьих соединений белой гвардии, Григорий Павлович Полесов, очень торопился. Третьего дня он получил важную депешу: в красноармейском отряде, с которым столкнулись его казаки, был замечен некий Константин Селантьев - член политотдела РКПб. Что понадобилось столь важной птице в этой позабытой Богом глуши оставалось загадкой, ответ на которую и предстояло найти атаману. Белогвардейцы разбили отряд красных, но агитатору удалось уйти вместе с горсткой уцелевших. Где они теперь - неизвестно. Выйти на след беглецов оказалось непросто, но фортуна улыбнулась казакам - два дня назад дозорные схватили молодого красноармейца, которого товарищи по отряду послали в станицу за подмогой. Теперь дело оставалось за малым - выведать у пленника местоположение Селантьева.
  
  Полесов осадил коня так резко, что гнедой черногривый жеребец привстал на дыбы. Григорий Павлович спешился и небрежно кинул поводья подбежавшему молодому казаку.
   - Озаботься, - коротко приказал атаман парнишке, - Он сегодня молодец. Ээх, сатана! - Полесов ласково похлопал храпящего скакуна по загривку.
  У коновязи атамана поджидал старый, седой, как степной лунь, урядник Смирнов. При виде командира испещренное морщинами лицо казака просияло. Он по-молодецки приосанился и отдал честь.
   - Ну что, Петруня, большевика споймали? - пробасил Полесов и решительно двинулся в сторону хаты. - Что говорит?
   - Молчит, покамест, Григорий Палыч...
   - Пытали? Били?
   - А то как же! Мы его и нагайкой стегали, и так лупили, чуть душу не вытрясли. И в погребе запирали, и воды не давали: всё молчит, поганец!
  Атаман нахмурил кустистые брови.
   - Авось не знает он ни черта, большевик твой?
   - Знает, знает! Все он знает, Ваше Благородие! "Не выдам, - говорит, - военную тайну. В могилу с собой унесу!".
   - Смотри, Петруня! Селантьев - партийный агитатор из самого Петрограда! Упустим его - и тогда уже нам придется солоно!
  Петр Терентьевич Смирнов угрюмо кивнул и посторонился, пропуская командира в хату.
  
  Пленный красноармеец оказался совсем юным - не старше шестнадцати лет. Босой, в изорванной окровавленной рубахе и грязных штанах из мешковины, он являл собой жалкое зрелище. Лицо его опухло от побоев. Из разбитой губы сочилась кровь. Паренек с трудом держался на ногах, но смотрел на Полесова бесстрашно и дерзко, как смотрят в лицо смерти бывалые воины. Звали несчастного Алексеем.
  Атаман долго буравил истерзанного "большевика" пронзительным взглядом. Тот опустил глаза долу, поежился. Знамо дело - от одного имени бывшего генерального есаула царской армии Полесова содрогалась вся здешняя округа.
   - И что же, - усмехнулся казак в пышные усы, - это тебя, мальчишку сопливого мои мόлодцы расколоть не смогли?
  Алеша молчал и старался выглядеть гордо.
   - Отчего же ты так упираешься, глупый? Селантьев твой, я знаю, ранен. Серьезно ранен. И не жилец уже. Спаси себя, несчастный - скажи мне, где он, и я отпущу тебя на все четыре стороны.
  Алеша не шелохнулся. Даже головы не поднял.
   - Ну что же, дело твое, красный. Вижу пытки наши впрок тебе не пошли. Но за смелость уважу: сам выбирай - закопать мне тебя живьем или расстрелять?
  Юноша вздрогнул и, разлепив запекшиеся губы, с трудом прохрипел:
   - Расстрелять...
  Черные, как сам грех, глаза Полесова сузились и стали, будто две щелочки. Атаман пристально всмотрелся в лицо пленника, словно искал там что-то, но не находил, а затем тяжело вздохнул и выругался. Грязно, длинно и витиевато.
   - Скажи хоть по секрету, дерьмо желторотое, сам-то понимаешь, ради чего на смерть идешь?
   - Понимаю! - гордо вскинул голову паренек, - Ради счастья народного!
  И такой огонь зажегся в его голубых, как чистое небо над бескрайними просторами степей, глазах, что атаман невольно вздрогнул.
   - Эко тебе мозги промыли! Небось, сам товарищ Селантьев постарался? - Презрительно хмыкнул Григорий Павлович. - Ну-ка, давай, выкладывай, что за такое "счастье народное"?
   - Это когда войны нету и все друг другу равные! Живи себе, да работай и не надо никому в ножки кланяться, никто тебя с земли твоей не погонит! И грамоте всех обучают, ежели учиться захотят! И всё у всех поровну, и нужды ни в чем нет, и все живут по-человечески и...
   - Довольно! - грубо оборвал мальчугана Полесов, - Вижу, крепко ты веришь во всю эту чушь большевистскую! Подумать только, "всё поровну"... Но, если мои казаки тебя сейчас свинцом угостят, ты ж всего этого не увидишь и так и не поживешь... кхм... "по-человечески"?
   - Я - нет, - сокрушенно ответил юный красноармеец. - Зато я умру не зря. Умру, чтоб остальные жили счастливо!
  Атаман пристально глянул на парнишку, и беспросветная тоска наполнила взгляд белогвардейца. Будь пленный Алеша хоть чуточку старше и опытнее, непременно понял бы, что сидящий напротив него лихой казак сам давно утратил веру в победу белого движения. Что последнее время Полесов сражается не ради великой идеи или благородной цели, а просто потому - что иначе жить уже не умеет.
   - Отвечай, где раненого агитатора укрывают? Последний шанс тебе даю! - раскатистый бас Григория Полесова более всего напоминал рычание голодного дикого зверя.
   - Не скажу! Хоть каленым железом жгите, хоть пальцы отрубайте - все равно не скажу! Никогда!
  Атаман покачал головой: можно разорвать мальчишку на части, но тот не выдаст товарищей. Какой, черт побери, знатный казак вышел бы из этого молокососа!
   - Знаешь что, - Полесов поднялся с колченого стула и, заложив руки за спину, отвернулся к оконцу, - я тебя отпущу. Просто так отпущу. У тебя храброе сердце и чистая душа. Когда-нибудь ты станешь славным воином. И тогда я с удовольствием встречусь с тобой лицом к лицу на поле брани. А теперь ступай. Никто тебя не тронет - слово даю. А слово мое - крепче стали!
  
  Когда белогвардеец и пленник вышли на крыльцо уже смеркалось. Ночь опускалась на степи мягким прохладным пологом, впитывая в себя запахи и звуки знойного дня. Полесов объявил своим бойцам, что отпускает красноармейца с миром, и никто не дерзнул перечить грозному атаману. Отпускает - значит так надо.
  Алеша опрометью бросился прочь с треклятого хутора, где два дня и две ночи беспрестанно подвергался жестоким избиениям. Окрыленный надеждой парнишка не оглядывался, хотя даже спиной чувствовал устремленные на него тяжелые взгляды, от которых кровь стыла в жилах.
  
  Григорий Полесов, скрестив руки на груди, хмуро глядел вслед пленнику, чьи запальчивые речи встревожили очерствевшее сердце бывшего есаула. Стоявший рядом с командиром урядник Петр Терентьевич неожиданно вскинул руку с наганом. Прицелился. Еще секунда и стремительный бег несчастного босого мальчугана прервется навек...
  
  Но атаман внезапно и резко вырвал у Смирнова пистолет. Ожидаемый всеми, в том числе и жертвой, выстрел так и не прозвучал...
   - Окститесь, Григорий Палыч! Это ж - враг! Большевик!!
   - Таких врагов, Петруня, уважать дόлжно! И преследовать его не смейте! Иль для тебя слово мое атаманское - звук пустой? - и так грозно сверкнул Полесов черными очами, что седой казак похолодел и умолк.
  
  Алеша бежал. Все быстрее и быстрее. Никто не стрелял ему в спину - атаман крепко держал слово. Алеша летел, как на крыльях, и впитывал всеми фибрами души удивительное чувство: он - жив! Он жив, несмотря на плен и пытки! Он жив, несмотря на легендарную жестокость Григория Полесова! Он жив! Жив и свободен. Он будет жить, и строить новый мир! Идеальный мир!
  Но что это... Алеша вдруг остановился. Прислушался. Кругом тишина. Только сверчки стрекочут, да ночные птицы ухают в вышине. Темно. Страшно. Но он знает дорогу. Каждый поворот, каждый овражек. Даже с закрытыми глазами доберется до условленного места. И тут сердце юного красноармейца сжалось. Болезненно и тоскливо. Конечно! Как же он бесконечно, беспросветно глуп и наивен! Полесов отпустил его только с одной лишь единственной целью - отыскать укрытие раненого Селантьева! Алеша закусил разбитую губу. Почувствовал во рту металлический привкус крови. Наверняка по его следу уже бредут люди безжалостного атамана. Беспощадные, подлые и вооруженные до зубов! Что же делать? Ответ пришел быстро: надо увести беляков как можно дальше в степь. Сбить с толку, запутать. Местности они не знают - до рассвета найти обратную дорогу не смогут.
  Алеша снова побежал. Он резко взял вправо и решительно двинулся в ложном направлении. Спустя четверть часа юный красноармеец уже сам не понимал, где находится. В боку кололо, саднили босые ступни, сердце так и норовило выскочить из груди, но парнишка из последних сил заставлял себя двигаться вперед, не сбавляя темпа.
  Все произошло неожиданно быстро. Что-то хрустнуло, земля ушла из-под ног, и Алеша провалился в позабытый всеми заброшенный колодец, небрежно заваленный полусгнившими досками. Мальчишка не успел даже вскрикнуть...
  Падение длилось всего секунду. Затем - сильный удар. Невыносимая боль, и ... пустота...
  
  А потом Алеша очнулся. Очнулся и увидел, что вокруг цветут сады, колосятся поля и поют птицы. Люди вокруг счастливые, радостные, приветливые. И всего в избытке - и еды, и земли и воли! И нет войны: не свистят пули, не взрываются снаряды. И все кругом - равны друг другу. Безмерное счастье переполнило алешину душу - так вот какой ты, идеальный мир!
  
  Тело Алеши так и не нашли. Да никто и не искал его. Сколько их таких, безвестных героев, навеки канувших в небытие? Сотни? Тысячи?
  
  Полесова расстреляли большевики в 1920-м году. Бесстрашный атаман достойно встретил смерть, и ... обрел свой идеальный мир...
  Выйдите в поле до первых лучей солнца, когда с реки наползают клубы густого предрассветного тумана. Преклоните колени и приложите ладонь к земле. Очистите мысли от мирских сует и забот. Прислушайтесь... Слышите? Это - топот копыт боевого жеребца. Мчится во весь опор по степям резвый гнедой конь. Удалой всадник в ворсистой бурке и съехавшей на затылок кубанке с боевым кличем обнажает саблю. На смуглом лице сверкают черные глаза.
  
  
  
  Примечание: Алеша, в силу своего возраста, не успел вступить в ряды партии РКПб. Большевиком его величал Петр Терентьевич Смирнов, который был несведущ в подобного рода тонкостях.
Оценка: 8.12*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"