Хаджинов Александр Александрович: другие произведения.

Затмение Поллукса. Путь Велеса (черновик)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начал вычищать старый текст. Когда закончу, начну выкладывать новые главы.
    Обновление от 07.07.15!

Александр Хаджинов. Затмение Поллукса. Путь Велеса














ЗАТМЕНИЕ ПОЛЛУКСА. ПУТЬ ВЕЛЕСА

Книга первая




Александр Хаджинов



























ПРОЛОГ


Люди называют эту звезду Поллукс - она одна из ярчайших звезд на ночном небе. Они видят в телескопы оранжевый гигант, который сошел с главной последовательности, и уже расписали историю его жизни до самого конца, но правы ли они в своих теориях?

Корона звезды извергла яркий протуберанец, который, прорвав магнитное поле, выпустил в черноту космоса яркую точку. При внимательном рассмотрении в точке можно было разглядеть силуэт огромного крылатого существа с длинным хвостом, который оставлял в небе след, подобный комете.

Создание больше всего напоминало дракона из человеческих сказок - большое, вытянутое тело, крылья, длинная шея, которую венчала голова рептилии, массивный хвост. Сходство определенно было, вот только этот дракон целиком состоял из белого света, и был так ярок, что не каждый смертный мог бы на него взглянуть. Это был лонруиль, аватар Поллукса, живое воплощение звезды в космосе.

По мере приближения к планете, свечение ящера угасало. Вылетев из неимоверного жара родной звезды, его оболочка постепенно остывала, уже можно было различить отдельные чешуи, покрывающие его тело.

На планете, к которой летел лонруиль, царила жизнь, несмотря на то, что недавно (по меркам Вселенной) ее посетили создания Царства Смерти. Их победили, но не до конца, они все еще представляют опасность, если смогут пробудиться. За этим, собственно, звезда и послала своего аватара - он должен был выяснить, насколько ослабли сдерживающие заклинания и не пора ли вмешаться в естественный ход событий маленького мира.

Пролетая грозовой фронт, лонруиль зажмурился. Несколько раз в него била молния, но аватару она не причиняла вреда - он являлся созданием Света, и был благодарен за подаренную энергию. Пролетев сквозь густые кучевые облака, ящер попал под тропический дождь. Он летел вблизи экватора, и здесь часто проходили мощные циклоны.

Под драконом перекатывались огромные штормовые волны. Океан был велик - он занимал почти всю площадь планеты, и лишь один крупный материк тянулся от экватора до полярной шапки - туда и держал путь белый дракон.

Пора было снижать скорость, и лонруиль развернул крылья, сопротивляясь потокам воздуха. Его чешуя раскалилась, а воздух от трения начал гореть вблизи крыльев, даже тропический дождь не в силах был остудить тело ящера.

Вылетев из области циклона и достаточно замедлившись, дракон снизился до нужной высоты и запарил над материком. Внизу песчаные барханы пустынь сменялись степью. Он обогнул высокий вулкан, чадящий едким черным дымом, и направился к горному кряжу, который пересекал материк параллельно линии экватора. У дракона сохранились воспоминания, что эта горная гряда разделяла царства сумеречных существ, что жили на севере, и существ света, которые жили в средней полосе. Сейчас же ящера интересовали существа, которые покоились внутри самого горного кряжа.

Обрушившись на снежную шапку одной из скал, лонруиль огромными когтями впился в базальт, надежно удерживая свое массивное тело от порывов ледяного ветра. Холод не пугал дракона, ведь он являлся созданием Света и мог не бояться мороза и мрака, пока лучи родной звезды касались его чешуи.

Лонруиль замер, вслушиваясь в окружающее пространство. Поначалу он слышал только яростный ветер, обдувающий снежные шапки гор да позвякивание собственной чешуи, но потом он уловил флюиды голубой магии Велеса - аватара совершенно другой (погибшей) звезды, который переместился на эту планету для помощи в борьбе с созданиями Царства Смерти.

Магия Велеса не давала созданиям Тьмы выбраться на поверхность, они были обречены прозябать в пещерах под горами. По крайней мере, так было до этого момента. Однако теперь дракон явственно почувствовал изменения в реликтовой магии. За века она сильно ослабла, и теперь едва сдерживала импов каталана, которые, выбравшись на поверхность, смогут возобновить процесс по уничтожению Царства Жизни.

Лонруиль открыл полную острых зубов пасть и издал грозный рев. Пора снова вмешаться в дела смертных, пока еще не поздно.




ПЕРВОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ


Более семисот солнечных циклов тому назад...

Какие-то из органов чувств древнего тела вновь заработали, и сознание включилось, как яркая вспышка в кромешной тьме. Нужно было вспомнить для чего он здесь, кто он такой, и зачем бороться за свое существование.

Обрывки знаний возвращались постепенно, с каждой новой мыслью сознание крепчало, пробуждаясь от многовекового сна.

Главное, не сбиться с мысли...

Да, точно... Вначале в мире был только шар Света, окруженный Тьмой. Шар был один, а Тьма была бесконечна, и тогда она решила поглотить Свет, чтобы безраздельно властвовать над миром, но произошло непредвиденное.

Когда баланс сил нарушился, шар Света взорвался яркой вспышкой, и во Тьму хлынули тысячи, миллионы шаров разного размера и цвета. С этого момента и началась битва между Светом и Тьмой. Свет породил Жизнь, Тьма породила Смерть.

Во Вселенной появились звезды, которые сверкали в кромешной тьме, появились и черные дыры, зияющие абсолютным мраком. Из звезд лился Свет Царства Жизни, из черных дыр истекала Тьма Царства Смерти. Вселенная со своими планетами и астероидами оказалась зажата между Светом и Тьмой, образуя Сумеречную Зону, которая стала предметом борьбы. Оба Царства пытались захватить Сумеречную Зону, чтобы контролировать всю Вселенную.

Царство Жизни создало существ, которые несли Свет в Сумеречную Зону - лонруилев. Царство Смерти создало существ, которые несли в Зону Тьму - каталанов. Они уничтожали звезды, уменьшая силу Царства Жизни, лонруили же закрывали черные дыры, уменьшая силу Царства Смерти.

Лонруили всегда были воинами-одиночками. В отличие от них, каталаны работали в чертовой дюжине. За каталаном неразрывно следовали его двенадцать армунов, которые черпали силы из кристаллов каталана, именуемых аданартами.

Все, теперь он вспомнил достаточно. Он Соромор - первый армун каталана, и должен служить ему, пока не уничтожат хозяина или его самого. Хозяина уничтожил один из сильнейших лонруилев Велес - аватар далекой звезды. Каталан потерял тело и был вынужден перейти в энергетическую форму, ожидая перевоплощения.

Соромор должен помочь хозяину воплотиться и продолжить миссию по уничтожению Царства Жизни, но отчего так тяжело? Соромор чувствовал огромное давление со всех сторон, будто огромные руки исполина пытались раздавить его и стереть в порошок. Первый армун каталана держался, но было очень тяжело.

Заклинание из арсенала Царства Жизни поразило его, когда он с остальными армунами спустился в подземелья, отступая. Словно огромный молот обрушился на него и поверг в беспамятство, но теперь что-то изменилось, и сознание вновь вернулось к нему, но надолго ли?

Не успев как следует об этом подумать, Соромор с сожалением заметил, как все вокруг начало меркнуть. Через мгновение сознание погасло так же быстро, как и вспыхнуло.






ВТОРОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ


Около шестьсот пятидесяти солнечных циклов тому назад...

Все началось с того, что каталан Таллот и дюжина его армунов атаковали мир Царства Жизни с белой звездой. Поскольку цвет светила был белым, лонруили были очень сильны. Завязалась затяжная борьба, в ходе которой каталан и его воины вытеснили лонруилев на планеты, которые вращались вокруг звезды.

На этой же планете окопался сильнеший лонруиль звездной системы - аватар белого светила по имени Велес. Каталану пришлось спуститься на каменную планету, чтобы сразиться с противником. Он победил, но дорогой ценой, было потеряно много сил, при этом у нескольких армунов повысился цвет аданартов, что значило, что они сильно ослабли.

Тем не менее, каталан убил аватара, после чего уничтожил саму звезду - она взорвалась в спышке Сверхновой, уничтожив всю систему и тело главного лонруиля, который перешел в энергетическую форму. Покончив с этой системой, каталан и его воины отправились покорять новые миры, оставив побежденного лонруиля парить в черноте мертвого космоса.

Но лонруиль был не прост, и каким-то образом отыскал сосуд для перевоплощения. Он вернулся в новом теле и дал бой каталану, убил его, и уничтожил его тело. Как раз после этого армунам, потерявшим источник силы, пришлось отступать вглубь планеты, в подземелья. Там их и настигла сильнейшая магия Царства Жизни.

На этот раз Соромор не только осознавал себя, но и чувствовал окружающее пространство. Он стоял, вмурованный в стену, не в силах пошевелиться, окруженный голубым свечением. Свечение было настолько ярким, что он более ничего не видел вокруг себя, а спустя несколько мгновений понял, что он и не должен ничего видеть - ему не хватало сил поднять веки, а голубое свечение просто просачивалось сквозь плотную кожу глаз.

В этот раз к восприятию добавился еще и слух. Он слышал вопли своих братьев, которые эхом разносились под сводами подземелий. Армуны страдали от боли, но Соромор ничего не мог сделать, находясь в световой ловушке.

Неожиданно он почувствовал холодное прикосновение к своей голове. Кто-то положил ему ладонь на скулу.

- Мой бедный Ужасный Лорд, должно быть ты очень страдаешь, - голос принадлежал существу женского пола.

Соромор попытался ответить, но не смог.

- Меня зовут Силиан, я верховная жрица темных эльфов. Ты помнишь, кто такие темные эльфы? - голос был успокаивающим и сладким. - Мы поклялись служить вам, и не забыли своих клятв. Ты слышишь эти вопли, первый армун каталана?

На этот раз Соромор даже не пытался ответить, экономя силы. Теперь он знал, что рядом с ним союзник, и он вне опасности.

- Во всем виноваты люди. Они спустились в подземелья Гелемдора и каким-то образом нашли усыпальницу Ужасных Лордов. Они выдолбили глаза девятерым армунам, мой Лорд! По счастью мы были в нижних ярусах подземелий, и до тебя, Скандеса и Сэндора они не добрались. Вас осталось всего трое, мой Лорд!

Голос жрицы был немного взволнованным. Да что уж там, у самого Соромора шерсть встала дыбом от осознания того, что они на грани провала!

Сильнейший стресс истощил запасы сил черного армуна, и он вновь погрузился в спячку.



ТРЕТЬЕ ПРОБУЖДЕНИЕ


Около ста пятидесяти солнечных циклов тому назад...

- Соромор? - осторожный вопрос раздался где-то перед самой мордой.

Черный армун попытался ответить, но не мог преодолеть колоссальное давление голубого света. Тогда он обратился к телепатической связи своего аданарта.

- Сэндор, это ты?

- Да, Соромор. Рядом со мной сейчас Скандес. Мы очнулись совсем недавно и можем ходить по нижнему ярусу подземелий, но выше не дает подняться голубое свечение.

- Вы можете двигаться, - сказал черный армун. - Почему же не могу я?

- Это голубое свечение, которое наполняет подземные пещеры, по большей части сконцентрировано на тебе, - сказал Сэндор. - Ты прямо светишься, как один из лонруилев.

- Побрал бы их всех Заттар! - выругался Соромор. - Моя неподвижность - заслуга Велеса, я уверен. Он знал, что я самый сильный, и направил всю мощь заклинания на меня!

- Скорее всего так и есть, - согласился Сэндор. - Тем не менее, магия с каждым циклом слабеет, и теперь мы можем двигаться. Скоро, возможно, сможешь двигаться и ты. У нас есть хорошая новость - Силиан, наша слуга, поймала в пещерах себе подобную, но со светлой кожей. Мы можем попробовать сделать из них подобия армунов, чтобы они смогли выбраться из подземелий и служить нам на поверхности.

- Это отличная идея, мой друг, - сказал Соромор. - Вам придется пожертвовать частями своих аданартов.

- Я знаю, - сказал Сэндор. - Если с Силиан проблем не возникнет, то вторая особь весьма строптива, и не желает подчиняться.

- Ты знаешь, что мы делаем в таком случае, - сказал Соромор. - Убей ее и воскреси. После этого она будет нашей верной слугой.

- Мы сделаем все, что нужно, Соромор, отдыхай.

Будто бы подчиняясь его словам, сознание черного армуна вновь отключилось.




ЧЕТВЕРТОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ


За несколько седмиц до начала основных событий...

Магия Света, наполняющая своды подземелий, по-прежнему была сильна, но, проснувшись в четвертый раз, Соромор обнаружил, что может открыть глаза! Когда окаменевшие веки приподнялись, подземелья осветились призрачным зеленым светом глаз черного армуна.

Мысли путались, Соромор не мог сконцентрироваться на чем-то конкретном, но он был доволен. С каждым пробуждением магия Света слабела все больше и больше, но еще недостаточно, чтобы Соромор мог самостоятельно выбраться из своей ловушки, которую сделал для него Велес и его маленькие прихлебатели, именующие себя эльфами.

Соромор всем своим существом ненавидел созданий Царства Жизни, впрочем, они в долгу тоже не оставались. Там, на поверхности, люди, эльфы и гномы называли их Ужасными Лордами, демонами, нежитью и десятками других имен, которые они заработали в Темную Эпоху. Черный армун не сожалел о своей репутации, на самом деле он плевать хотел на мнение существ Света да и сумеречных созданий тоже. Все, чего он хотел, это выбраться из плена и продолжить свою миссию.

Заметив, что Соромор пробудился, к нему подошли красный и зеленый армуны. Внешне они походили друг на друга как две капли воды: высокие (под три метра ростом) тела, покрытые бурой шерстью, головы с вытянутыми пастями и светящимися зелеными глазами, завитки рогов, украшающие виски, длинные перепончатые крылья за спинами и волочащиеся по земле хвосты. Единственное, что их отличало - это цвета аданартов - магических кристаллов, которые светились у них во лбах. У одного он светился красным, у другого - зеленым.

'Нас трое', - подумал Соромор с раздражением. - 'Этого очень мало. Чтобы победить, нам нужно куда больше сил'. Этими мыслями он решил не делиться через телепатическую связь аданартов, ну а вслух он не мог ничего сказать при всем желании.

Два армуна стояли подле вмурованного в стену Соромора с немыми вопросами в глазах. Он стоял выше их по иерархии, и поэтому ответственность за дальнейшие действия лежала на нем. Впрочем, Соромора это нисколько не обременяло - способности думать и планировать, похоже, будут единственными его развлечениями в ближайшее время.

- Как все прошло? - первым делом спросил черный армун. - Получилось создать новых армунов? Насколько они сильны по сравнению с нами?

- Да, все прошло хорошо, - подал голос Сэндор. - Но есть сложности. Первым делом мы поработали над нашей слугой. Мы внедрили в нее осколок желтого аданарта Стора.

- Я думал люди забрали у Стора его аданарт, - удивился Соромор.

- Так и есть, но в его глазнице я обнаружил небольшой осколок. Размер подходил под наши задачи. Однако, как я и боялся, боязнь света темных эльфов не исчезла после преобразования. Силиан по-прежнему не может действовать под лучами звезды, она не подходит для нашей миссии.

- А вторая?

- Ее тело долго не принимало аданарт, - сказал Сэндор. - Я уж было хотел выкинуть ее труп, но потом все получилось, а то я уже начал жалеть, что отколол от своего аданарта такой большой осколок.

- Она сильна? - поинтересовался Соромор.

- Должна быть сильнее Силиан, - оскалился Сэндор. - Пока что неясно. Она набирается сил и учиться использовать свои возможности. Я учу ее понемногу. Мой аданарт после операции медленно нарастает, поэтому я сплю большую часть времени.

- Я понял. Как вы планируете вытащить меня отсюда?

- Сейчас мы ограничены в передвижениях, - сказал Сэндор. - На поверхности могут действовать только темные эльфы и два наших преобразованных армуна. Я послал Силиан на разведку, чтобы она узнала о том, что творится наверху. Честно говоря, на этом мой план и заканчивается. Без дополнительных сведений, я не знаю, что делать дальше.

- Зато я знаю, - сказал Соромор. - Я видел схватку каталана и лонруиля. Я знаю, что наш хозяин не погиб, а перешел в энергетическую форму. Сейчас он парит где-то над материком и ждет, когда мы вернем его в строй. Вернуть его в строй должен я, как самый сильный из нас. Поэтому вы должны освободить меня.

- Но как?

- Вы должны найти Велеса.

- Это невозможно. Прошла почти тысяча солнечных циклов. Если его сосуд все еще жив, в чем я сомневаюсь, он может быть где угодно. Он может быть вообще не на этой планете!

- Нет. Я видел, как каталан поразил сосуд Велеса заклинанием льда. После такого я сомневаюсь, что сосуд продержался в рабочем состоянии больше нескольких дней. Сейчас он должен быть в таком же состоянии, что и я - окаменевший и мертвый, окутанный магией Смерти, как я окутан магией Жизни. Нам нужно только найти его тело. Я оживлю его и заставлю прийти сюда и снять заклинание. Потом мы избавимся от него уже навсегда.

- Хорошо, я передам Силиан, чтобы первым делом она искала сосуд Велеса, - сказал Сэндор.

- Пусть этим займется второй преобразованный армун, - велел Соромор. - Так дело пойдет быстрее. На всякий случай пусть, конечно, за ней приглядывает Силиан, раз та стала армуном не по своей воле.


ГЛАВА 1


Наши дни...

Крепость окружили еще на рассвете, воспользовавшись завесой дождя, который начал лить как из ведра еще со вчерашнего утра. Сотни гоблинов пересекли пустыню и степи на своих гиенах, чтобы оказаться здесь по приказу своего вождя.

Вождь гоблинов стоял внутри кольца окружения и смотрел на ворота замка своими красными глазами без зрачков. Могучий воин, восседающий на огромной пустынной гиене давно уже прикинул, как будет проходить штурм, и ему не терпелось послать войска в атаку. Он нервно поправлял тяжелый боевой топор за спиной и искоса поглядывал на человека, стоящего рядом с ним, от команды которого и зависело начало битвы.

Карзог, так звали вождя гоблинов, не доверял этому человеку. Он вообще не доверял людям. С самого своего рождения ему внушали отвращение и ненависть к этим бледнокожим созданиям, которые вытеснили его народ на окраину материка, в безжизненные пустыни. За столетия обитания на юге гоблины приспособились к жизни в жарком климате, и теперь им было некомфортно и холодно в средней полосе под этим проливным дождем, несмотря на звериные шкуры, в которые они были облачены.

Несколько дней назад Карзог получил телепатический приказ от красного армуна. Вождь должен был созвать орду и направиться в королевство людей для штурма замка Лурастар. У замка он должен был встретить этого бледнокожего, который будет командовать операцией. В детали Карзога особо не посвящали, сказали лишь, что нужно найти человека, владеющего голубым кристаллом армуна Ската.

Карзог пристально поглядел на человека. Подошвы его черных сапог утопали в грязи, накинутый на плечи плащ скрывал фигуру, а из-под опущенного капюшона торчали пряди черных волос. Человек как человек, ничего особенного с виду, но Карзог чувствовал в нем магическую силу, причем как Темную, так и Светлую. Он был очень опасен, и красный армун велел его слушаться, а значит, вождь гоблинов так и поступит, но почему же так долго ждет бледнокожий?


***


Человек стоял и смотрел вдаль мимо крепости. Его не волновала предстоящая битва, он стал заложником какой-то ужасной магии, которая поглотила его волю. Как бы он ни старался, все его мысли возвращались к крепости. Смутное чувство подсказывало ему, что он должен уничтожить людей в замке и забрать голубой магический кристалл... Он не понимал, о чем идет речь, но чувство не проходило и с каждой секундой становилось все назойливей.

Несколько дней назад человек очнулся, лежа на каменном полу. Его обдувал морской ветер, врывающийся из оконных проемов маленькой комнаты, в центре которой горел сигнальный огонь. Он был на маяке и абсолютно ничего не помнил о себе.

Когда он поднялся, его пронзило холодом, а в голове возникло четкое указание идти на юг к горному кряжу. Как бы он ни пытался сопротивляться, ноги сами понесли его прочь от маяка. Он нашел деревянную лодчонку, пришвартованную к покосившемуся пирсу, отвязал ее от столба и отплыл с острова на материк.

Он не ел и не пил много дней. Высадившись на материке, он отправился на юг, как и приказал ему голос. Однако у замка Лурастар ему велели остановиться и возглавить подошедшую орду звероподобных существ, которые собрались штурмовать замок. С минимальными потерями он должен был пробраться за крепостные стены и разыскать человека с голубым магическим кристаллом, отнять его у него и доставить кристалл на юг к горному кряжу.

С тех пор команд больше не было. За эти дни, что он шел к замку, человек натренировался управлять своим телом и даже пытался сопротивляться управлению извне. Однако всегда это оканчивалось наказанием в виде промораживания всего его естества. Кто бы ни поработил его, он знал как заставить человека сделать все, что нужно. В моменты неподчинения боль была совершенно нестерпимой.

Человек оглядел свое воинство. Зеленокожие всадники на гиенах окружали замок плотным кольцом, но не подходили слишком близко, чтобы лучники на стенах не смогли попасть в них стрелами. Противник готовился к затяжному штурму и даже не думал встречать врага за воротами замка. Что ж, на этот случай у человека был тролль - огромное пятиметровое создание, наполовину голем, наполовину живое существо. Серая тварь с окаменевшей кожей, которая превращала кулаки в огромные валуны, легко могла пробить стальные стены, что уж говорить о деревянных воротах крепости.

Человек посмотрел на вождя гоблинов. По-своему, тот был красив. Длинные черные волосы обрамляли скуластое лицо, под зеленой кожей бугрились натренированные мышцы. Из всех гоблинов, которых он мельком рассмотрел, вождь более всего походил на человека.

- Начинай, как договаривались, - сказал человек.

Вождь посмотрел на него своими красными глазами и оскалился, обнажая длинные желтые клыки.

- В атаку! - заревел он во всю глотку.

Гоблины расступились перед троллем, который со всех ног помчался к воротам замка. Лучники со стен начали бить по нему стрелами, но они отскакивали от окаменевшей кожи, не причиняя вреда. Тролль добрался до ворот и сильно сжал кулаки, которые в мгновение ока превратились в два здоровенных булыжника. Монстр стал сокрушать створки, нанося удар за ударом. От ворот летели щепки, трещали бревна, а по ту сторону слышалась громкая брань воинов-людей.

Лучники поняли, что стрелы бесполезны против тролля и сосредоточили огонь на гоблинах, которые на своих гиенах мчались к стенам замка.

На тролля со стены полилась горячая смола. Монстр взревел, его зеленые светящиеся глаза устремились вверх, отчего люди на стене вздрогнули и попятились. Тролль продолжил крушить ворота, ломая засовы и разбивая бревна.

Со стены люди опрокинули новую бочку. На этот раз на тролля полилась ледяная вода. От перепада температур каменное тело лопнуло в нескольких местах, и тролль развалился на неравные куски. Рядом с развороченными воротами осталась лежать груда камней, измазанных черной смолой.

Командовавший гоблинами человек наблюдал за разворачивающейся битвой издали. Только при крайней необходимости ему велено было рисковать собой. Человек видел как смыкается штурмовое кольцо вокруг замка. Лучники на стенах отстреливали приближающихся гоблинов, но они не успевали остановить их.

Впереди своего воинства мчался Карзог, размахивая над головой огромным топором. Его гиена прошибла мордой остатки ворот и первой оказалась внутри замка, приняв на себя первую атаку защитников крепости. Карзог отбил несколько ударов мечей, уклонился от трех копий, сам сразил двух облаченных в доспехи воинов и поскакал вглубь замка, где человек уже не мог его разглядеть.

Сквозь дыру, проделанную гиеной вождя, стали проникать остальные гоблины. Под их натиском защитники крепости были мгновенно смяты и затоптаны когтистыми лапами пустынных гиен. Плотный поток наступающих разделился и гоблины рассеялись по улицам города, сея смерть и разрушение.

Человек смотрел, как гоблины методично очищают замок от его защитников. Несколько отрядов промчались по стенам, выкашивая лучников своими ятаганами, и скрылись также внезапно, как и появились. Когда утихли все явные признаки битвы, человек направился в замок.

Он не понимал, для чего находится здесь, зачем помогает гоблинам штурмовать поселение людей. Он не испытывал ненависти ни к гоблинам, ни к людям, но все же люди являлись его соплеменниками, и это выглядело как-то неправильно - помогать гоблинам. Но его никто не спрашивал, и человек шел к замку.

Пройдя сквозь разрушенные ворота, он остановился и прислушался. Где-то в глубине улиц лязгал металл, кричали люди и ревели гоблины. Здесь же, вблизи ворот, замок был безжизненным, трупы людей и гоблинов валялись на измазанной кровью брусчатке, и воронье уже начало слетаться на запах смерти.

Человек хотел развернуться и уйти, но не мог. Любое неповиновение каралось жутким холодом, от которого буквально разрывало внутренности. Как бы он ни сопротивлялся, чужая воля была сильнее.

Осторожно переступая через тела павших воинов, он двинулся вглубь города и неожиданно был сражен стрелой, вонзившейся в спину. Видимо, кто-то из лучников остался в живых после прорыва.

Человек упал навзничь и распластался на брусчатке, ноздри втянули запах грязи и крови. Сердце гулко забилось в груди, и он почувствовал как ткани в области ранения затягиваются сами собой, выталкивая наконечник стрелы. Боль от удара стремительно проходила.

Вскочив на ноги, человек развернулся и мгновенно оглядел стену в поисках нападавшего. Искать долго не пришлось - на стене, опираясь о каменный зубец, стоял одинокий лучник. Он был тяжело ранен, но все еще крепко сжимал лук в одной руке. Увидев, что человек смотрит на него и даже не думает умирать, лучник потянулся за новой стрелой и начал натягивать тетиву лука.

- Остановись, я не желаю тебе зла! - крикнул человек.

Лучник не слушал, а продолжал натягивать тетиву, прицеливаясь. Мгновения растянулись в череду нескончаемых кадров. Человек почувствовал, что он должен сделать и вытянул обе руки в сторону нападающего. Кисти его рук объяло голубое пламя, и в то же мгновение из них в сторону лучника вырвались два световых столба - по одному из каждой ладони. Оба луча вонзились в грудь противника, проделав в нем две сквозные дыры. Тело несчастного перелетело через стену, чернея на ходу.

Сквозь разломанные ворота человек увидел, как упало на траву за замком обугленное тело. Он взглянул на свои ладони, ожидая увидеть почерневшие головешки, но с руками все было в порядке. Разве что пальцы дрожали как у пропивохи.

'А я не так прост, надо полагать', - подумал человек и тут же услышал голос в своей голове:

'Сопротивляйся низменным инстинктам. Из-за желания сохранить себе жизнь, ты только что убил невинного человека'.

На всякий случай человек осмотрелся, но не увидел вокруг ни единого живого существа. Лучше бы он увидел хоть кого-то, хоть бродячую собаку, а то получалось, что он начал сходить с ума. Впрочем, после всех недавних событий голос в голове не так сильно его удивил.

- Кто со мной говорит? - спросил он.

Голос не ответил, зато появился другой - тот, что заставлял его штурмовать замок. На этот раз человек почувствовал, что надо идти к центральной площади и выручать гоблинов, которые напоролись на ожесточенное сопротивление.

Он вышел к городскому фонтану и сразу же увидел большой отряд гоблинов, который сгрудился на площади, пытаясь прорваться внутрь большого трехэтажного здания. Зеленокожие держали над головой щиты, прикрываясь ими от ледяных сосулек, которые метал по гоблинам человек со второго этажа.

Пожилой муж, облаченный в красную искрящуюся мантию, выглядывал из оконного проема и держал в каждой руке по огромной сосульке. Прицелившись, он запустил одной из них по гоблину, который ближе всего подобрался ко входу в здание.

Сосулька оказалась не простая. Попав по щиту, она мгновенно обратила его в лед вместе с рукояткой. Гоблин завизжал от боли, когда лед коснулся его руки, которой он держал щит. Отбросив в сторону кусок льда, причиняющий боль, зеленокожий оказался беззащитен перед второй летящей сосулькой. Она угодила ему в грудь, рев гоблина потонул в хрусте ледяных кристаллов, которые покрыли его тело и превратили в ледяную статую.

Человек, потерявший память, нервно передернул плечами. Ледяная статуя явственно напомнила ему о его незавидной участи. По ощущениям внутри него тоже были такие же ледяные кристаллы, причиняющие жуткую боль. Быть может, этот старикан в красной мантии как-то замешан во всем этом и сможет прояснить ситуацию? Что, если это он виноват в его состоянии? Человек добровольно решил добраться до мага и вытрясти из него ответы.

Тем временем к человеку подошел Карзог. Его морда перекосилась от гнева, он явно был взбешен таким количеством потерь.

- Что нам с ним делать? - спросил он.

- Брось в него копье, - сказал человек. - Посмотрим, как он с ним управится.

Гоблин хмыкнул и поднял с земли метательное копье. Размяв плечо, он разбежался и метнул снаряд в оконный проем. Казалось, до гибели мага оставались считанные мгновения, но старик в красной мантии сразу увидел летящее в него копье и отмахнулся от него рукой. Окружающее пространство поплыло вслед за его пальцами и начало искажаться. Перед магом образовался пространственный щит, похожий на искривленное зеркало. Копье влетело в него и исчезло в неизвестности.

Карзог оглянулся на человека, потерявшего память, и зарычал, коверкая слова:

- Ты должен помочь!

Человек внимательно оглядел площадь, которая отделяла его от трехэтажного здания, в котором окопался противник. Всего-то нужно пробежать метров сто, но ледяные статуи гоблинов, стоящие на пути, немо свидетельствовали о сложности этого короткого забега.

- Отвлеки его, - велел человек Карзогу.

Вождь гоблинов выделил в помощь двух воинов, которые встали позади человека.

- Бежим врассыпную, - сказал человек. - Ты попытаешься забежать с черного хода, и, если у тебя получится, наведи там шороху. А ты - со мной, только беги чуть в стороне, щит держи над собой, может быть нам повезет. Карзог, дай мне щит.

Все трое рванули с места одновременно. Атака красного мага не заставила себя долго ждать, ледяные сосульки полетели шквалом им на головы. Одна из ледышек врезалась в брусчатку прямо перед ногами бегущего человека, но он с легкостью перепрыгнул ее. Краем глаза он уловил, что гоблин, бегущий рядом, не успел подставить щит, и был поражен сосулькой, пронзившей его живот.

Очередная ледышка прилетела в человека, и он вынужден был выставить над головой щит. Не дожидаясь, пока промерзнет ладонь, он отбросил обледеневший щит в сторону и устремился вперед, не сбавляя темпа. До двери в здание оставалось меньше тридцати шагов. Второй гоблин бежал в отдалении приблизительно на таком же расстоянии от здания.

Оставалось каких-то десять шагов, когда сосулька, пущенная магом, вонзилась человеку в голень. Нога покрылась льдом и сразу же онемела. Человек развил приличную скорость и уже не мог так просто остановиться. По инерции наступив на замороженную ногу, он отчетливо услышал звон раскалывающегося хрусталя и, посмотрев вниз, с ужасом понял, что о брусчатку разлетелась его нога.

Потеряв равновесие, он рухнул на дорогу и кубарем подкатился к двери здания. Что ж, по крайней мере, он подобрался к магу ближе, чем остальные. Потеряв его из виду, маг принялся за оставшегося невредимым гоблина. Один меткий бросок, и вот еще одна ледяная статуя украшает территорию вблизи здания.

Человек оглядел обрубок ноги. Рваные края раны были заморожены, не давая крови спокойно вытекать. Что ж, по крайней мере, он не умрет от кровопотери. Неловко вскочив на одну ногу, он оперся рукой о стену для устойчивости. В этот же момент по телу пронеслась волна приятного жара. Лед на ноге тут же растаял, и кровь хлынула фонтаном. Человек хотел было пережать ногу выше ранения, но в этом отпала необходимость, когда голубое пламя, прошедшее по всему телу, ушло в искалеченную ногу. Огонь прошелся по ранению и начал распространяться дальше по воздуху. За голубым пламенем потянулась свежая плоть, и вскоре на месте обрубка появилась новая конечность. Человек с осторожностью поставил ступню на крыльцо здания. По ощущениям нога была в порядке, но в ней чувствовалась слабость, да и сапога теперь не было, он в отличие от ступни почему-то не восстановился.

'Неужели я бессмертен?', - подумал человек.

'Нет, бессмертен только я, а ты пользуешься моей силой', - раздался ответ в голове.

- Кто ты? Почему ты разговариваешь со мной?! - спросил человек вслух.

Ответа он не получил.

Дверь оказалась заперта, и человеку пришлось карабкаться по стене на второй этаж. Маг не заметил, как он пролез в окно смежной комнаты и попал внутрь здания. В комнате никого не было, и человек благополучно направился дальше.

Осторожно заглянув в комнату, где должен был стоять маг в красном, он насчитал по меньшей мере десяток мечников в доспехах. На первом этаже также слышались голоса людей, а значит воинов в здании было больше. Нужно было как-то отвлечь их, дав возможность гоблинам пробраться в здание.

От волнения у человека забилось сердце, и он посмотрел на свои руки. Ладони полыхали голубым пламенем. Оно совсем не жгло, и, похоже, было частью самого человека. В сознании всплыло знание о заклинании световой вспышки, и человек понял, что должен сделать в следующее мгновение.

'Нет, сопротивляйся!', - потребовал голос в голове. - 'Это не твое решение, ты разве не чувствуешь, что тебя подталкивают к нему?'.

Возможно, человек и чувствовал что-то подобное, но на раздумья не оставалось времени - люди в комнате услышали его и начали поворачиваться к дверному проему, к тому же любое промедление каралось промораживанием внутренностей.

Человек уверенно шагнул в комнату и задержался на долю мгновения, дожидаясь, когда все присутствующие в комнате посмотрят на него. Даже маг, услышав за спиной посторонний шум, отвернулся от окна и посмотрел на незваного гостя. Это было его ошибкой.

Не медля более ни мгновения, человек хлопнул в ладоши, и комнату озарила яркая вспышка голубого света. Послышались крики, кто-то рухнул на пол, как подкошенный, кто-то скреб ногами и руками пол и выл от боли.

Наконец, голубое свечение, наполняющее комнату, развеялось, и человек смог посмотреть на результаты своих деяний. Люди катались по полу, хватаясь пальцами за выжженные глазницы. Их кожа в местах, не защищенных доспехами, вздулась и пузырилась, как после ожога. Маг в красной мантии стоял у окна на коленях и держал ладони у обожженного лица.

Человек направился к старику.

- Кто ты такой? - прохрипел маг, услышав сквозь завывания людей скрип половиц.

- Важнее другое - кто такой ты? - переспросил человек, приблизившись к магу. - Откуда ты владеешь заклинаниями холода? Что ты знаешь о том, чтобы заставлять людей с помощью холода делать то, чего они не хотят?

- Я не знаю, о чем ты говоришь, - простонал маг. - Пожалуйста, пощади.

Старик говорил вполне убедительно, возможно, он действительно ничего не понимал. Ведь и сам человек не понимал сути происходящего, он лишь следовал приказам, доносящимся из его головы. Вот и сейчас ему велели забрать голубой кристалл Ската.

Человек заметил амулет на шее старика. Голубой сферический камень в золотой оправе болтался у него на шее, на золотой цепочке. Человек вгляделся в амулет, увидев в нем призрачное свечение. Казалось, внутри что-то шевелилось.

Спину и грудь пронзила резкая боль. Человек увидел, как из его собственной груди торчит острие меча - кто-то подобрался к нему сзади, пока он рассматривал голубую безделушку.

- Карзог, на помощь! - прокричал человек, захлебываясь собственной кровью и теряя сознание.

Перед тем как упасть в небытие, он отчетливо почувствовал недовольство того, кто заставил его прийти сюда. Все явно пошло не по плану, и несмотря на жуткую боль, человек довольно улыбнулся перед тем, как провалится в беспамятство.



ГЛАВА 2


Это случилось, когда лорд Бралферас беседовал с королем. Лорд вздрогнул, мышцы конвульсивно сжались, и он едва не упал под стол, за которым сидел...

Это случилось, когда лорд Седес дремал в своих покоях в Стейргарде. Неожиданно он вскочил как бешенный, все лицо залил холодный пот, а глаза заблестели безумием. Дыхание стало хриплым, и он схватился за сердце...

Это случилось, когда лорд Лидрик записывал наблюдения в свою магическую книгу. Старческие узловатые пальцы выронили перо, лорд зажмурился и заскрежетал зубами...

Это случилось, когда лорд Талфин причалил к каменистому берегу острова на утлой лодчонке. В глазах помутилось, и он, потеряв равновесие, перевалился через борт и упал прямо на мелководье...

Все лорды почувствовали гибель лорда Талена. Это был словно предсмертный крик, раздавшийся в сознании и донесшийся до сердца. Теперь все лорды знали, что их осталось четверо.


В лицо лорду Бралферасу брызнули водой, и это привело его в чувство. Он поднял потяжелевшие веки и увидел перед собой короля Иккарда - невысокого пузатого человека с гривой густых рыжих волос и жидкой седой бородой. Он держал в руке пустую глиняную кружку и с беспокойством смотрел на мага.

- Что с тобой? - спросил он.

У Бралфераса все мутилось перед глазами, он не совсем понимал, что сейчас произошло.

- Тален, - прошептал лорд одними губами. - Тален убит в своей резиденции.

- Один из ваших лордов убит?! - опешил Иккард. - Когда? Как?! Я немедленно вышлю войско в Лурастар.

Бралферас постепенно приходил в норму и только сейчас понял, что сболтнул лишнего - не стоило королю первым знать о делах и проблемах ордена Девяти Сфер.

Но короля уже не было в палате.


***


Талфин поднялся на четвереньки, отплевываясь от соленой воды. Намокшая мантия потяжелела и висела на нем, словно мешок. С трудом верховный лорд Ордена Девяти Сфер поднялся на ноги и неровным шагом направился к берегу, потом с опаской оглянулся на лодку и решил затащить ее на мель.

Лорд не мог разобраться в своих ощущениях, он не понимал, что сейчас произошло и откуда он узнал, что лорда Талена больше нет.

Требовалось как можно быстрее связаться с остальными лордами и узнать, что почувствовали они. Он сел на холодную гальку и закрыл глаза. Под мантией на груди разлилось красное свечение.

Через минуту маг уже знал о том, что чувствовали остальные лорды. Он проклинал Бралфераса за то, что тот все рассказал королю. Теперь требовалось действовать быстро. Талфин связался с лордом Лидриком и, узнав, что тот в своей башне, велел ему немедленно отправляться в замок Лурастар и выяснить все, что можно, до прихода прихвостней короля.

Талфин доверял Лидрику и знал, что тот сделает все, как надо. Не только из-за того, что он был его подчиненным и их связывали многие клятвы и секреты, но и потому, что Лидрик боялся Талфина.

Разные мысли роились в голове старого лорда. Кому понадобилось убивать Талена? И кто смог это сделать? Лорд Тален, конечно, был слабоват в магии, но даже он был способен справиться с десятком воинов. Может быть, Лурастар пытались захватить гномы, эльфы или гоблины, и Тален пал в бою, защищая замок? Или же за лордом охотились специально?

Талфин надеялся, что скоро Лидрик ответит ему на эти вопросы, а пока он сосредоточился на насущных проблемах.

Маг снял с пояса намокшую книгу и заскрежетал зубами. Если чернила расплывутся, ему придется заново восстанавливать описания хода заклинаний. Он и так потратил на все не один десяток лет, а тут, как назло, взял и свалился в воду вместе с книгой.

Талфин стряхнул песок с мантии и пошел вдоль берега, изредка поглядывая в сторону зарослей исарии и биана, которые заполонили всю центральную часть острова. По идее, остров Ариус был необитаем, но некоторая осторожность никому еще не мешала.

Талфин часто приплывал сюда, благо путь по воде был сравнительно быстрым и безопасным да и от родного города - Сатермарга - было рукой подать. На острове лорд изучал заклинание холода огромной силы, пытаясь его скопировать, но вот уже на протяжении десятка лет все его попытки повторить заклинание заканчивались неудачей. Талфин был самым сильным магом из пятерки лордов, но, похоже, древние маги были куда сильнее.

Каменистый берег стал забирать вверх, и вскоре Талфину пришлось карабкаться по валунам. Маг жалел, что нельзя было сразу подплыть на лодке к маяку - тот стоял почти на отвесной скале, и только отсюда такой старик, как он, мог без особого труда добраться до места.

Взобравшись по пологому склону, Талфин увидел впереди маяк. Высокая каменная колонна стояла на краю утеса. Лорд слышал, как где-то внизу волны бьются о скалистый берег и видел, как брызги вперемешку с пеной взлетают ввысь над утесом. В небе кружили две одинокие чайки, их клекот был хорошо слышен в шуме волн.

Маяк разменял не один десяток лет, возможно, его возраст давно перевалил за сотню. Штукатурка давно осыпалась, обнажив каменную кладку, которая за долгие годы пребывания в суровом морском климате, начала трескаться. Талфин толкнул рукой прогнившую деревянную дверь и та со скрипом открылась. В сумраке маг увидел винтовую лестницу, вырубленную из камня, которая вела в верхнее помещение, где когда-то был сигнальный огонь. На стенах клочьями свисала паутина и колебалась от сквозняка.

Лорд неспешно начал взбираться наверх. Колени гудели, а дыхание постоянно сбивалось. Талфин начал подумывать, что он уже слишком стар для подобных походов, и сам же усмехнулся собственным мыслям. Также он думал и сто лет назад, и двести...

Лестница упиралась в стальную дверь. Она не сильно подверглась влиянию времени и стихий, и поэтому открылась бесшумно. Талфин вошел в просторную комнату с дощатым полом. Через широкие прямоугольные окна падал свет и дул сильный береговой ветер. В углу стоял небольшой деревянный стол и табуретка рядом с ним.

Велес исчез.

Талфин начал оглядываться, хотя прекрасно знал, что статуя всегда стояла посередине комнаты, но сейчас ее нигде не было. Лорд направился к столу и сел на табуретку. Пальцы нервно сжимали книгу, которую он принес с собой для записи своих опытов.

Талфин, как и остальные маги, владел заклинанием холода, но его умения не шли ни в какое сравнение с тем, что поразило тело несчастного мага древности. Обычно замороженные тела оттаивают через несколько дней или даже часов - все зависит от вложенных в заклинение сил. Велес же пробыл в замороженном состоянии почти тысячу лет. И вот теперь он исчез.

Талфин задумчиво почесал нос. После того, как тела оттаивают, они уже нежизнеспобны, значит, сам Велес уйти не мог, но кому понадобилось его забирать? Остров был необитаем, и мало кому придет в голову здесь побывать.

- Однако же Талена убили, - вслух размышлял Талфин. - А вот теперь и замороженный на века Велес разморозился и пропал.

Когда лорд произнес эти мысли вслух, то задумался, а не связаны ли между собой эти события? Нужно ждать вестей от Лидрика с места событий. Талфин встал и, словно сбросив сотню лет, спешно направился к винтовой лестнице.


***


Лидрик прискакал к Лурастару на рассвете. Солнце окрашивало крепость и равнину багряными красками, отчего поле брани выглядело еще более зловеще. Вокруг крепости лежали десятки мертвых тел гоблинов и гиен, источая запах разложения.

Маг нервно сглотнул и передернул плечами. Это место давило на него своим опустошением и смертью, старику хотелось бежать сломя голову, лишь бы не видеть всего этого.

"Ты же маг, идиот, - попытался успокоить он себя. - Кроме того, здесь никого нет. Надеюсь, что нет".

Гнедой конь Лидрика фыркнул и остановился. Он не желал идти дальше, переступая через трупы, которые уже начали разлагаться. От осознания того, что его четвероногий друг тоже испытывает страх, магу стало спокойнее и он похлопал коня по крупу, подбадривая, а потом легонько пришпорил. Животное, нехотя, двинулось вперед.

Лидрик заставил коня остановиться около ворот. Доски были поломаны, засовы смяты, сами ворота сошли с петель. Под копытом коня Лидрик заметил груду камней, измазанных смолой. От них исходили флюиды магии такой же силы, как и у Лидрика.

"Магия и камни, - подумал маг. - Выходит, здесь побывал голем или тролль. Это уже гораздо интересней".

Еще раз оглядев нагромождение камней, маг убедился, что магия действительно была зеленой. Это означало, что тролля не могли создать маги его ордена, ведь такой магией обладал только Лидрик. Может быть, эльфы? Но, насколько знал Лидрик, остроухие не умеют создавать троллей и големов...

Маг слез с коня, сжал в кулаке удила и вошел в крепость. За воротами лежало два десятка трупов людей и почти ни одного гоблина. Лидрик направился дальше.

"Гоблины не умеют колдовать, - думал Лидрик, оглядываясь по сторонам. - Откуда у них тролль? Нашли? Но тролли и гоблины ненавидят друг друга, почему же они действовали заодно?"

Вскоре Лидрик оказался у здания, где жил лорд Тален. На площади перед двухэтажным домом лежали окоченевшие трупы нескольких гоблинов, из их тел торчали стрелы. Еще несколько гоблинов стояли посреди площади в нелепых позах замороженными.

'Тален засел в здании и отстреливал тварей со второго этажа, - Лидрик восстанавливал события по тому, что видел перед собой. - Ему помогали лучники. Скорее всего, внутри здания были также и мечники на случай, если кто-нибудь прорвется'.

Лидрик шел к дому Талена через площадь и размышлял, что же могло пойти не так. Судя по всему, вначале все шло хорошо - погибший лорд замораживал гоблинов, не давая им подойти близко, однако кто-то из зеленокожих смог добежать до здания и прорваться внутрь.

На секунду взор Лидрика остановился на одиноко лежащих на брусчатке осколках льда, в которых смутно угадывалась человеческая ступня. Самого же тела нигде не было. Маг не придал этому значения. Привязав коня у входа в здание, Лидрик вошел внутрь сквозь настеж распахнутую дверь. В полумраке первого этажа маг обнаружил очередную порцию трупов гоблинов, они лежали на полу, а также на лестнице. Людей почти не было. По положению тел, складывалось впечатление, что гоблинов застали врасплох, они бежали со второго этажа, когда на них напали.

Лидрик начал осторожно подниматься по лестнице на второй этаж. Старые половицы скрипели под его дорогими туфлями. Одна из комнат пустовала, ее обдувал ветер, врывающийся сквозь распахнутое окно, зато во второй комнате обнаружились тела людей. Похоже, все защитники Талена были здесь.

Лидрик не мог взять в толк, что же здесь произошло. Пол, потолок и стены комнаты сильно обгорели, трупы тоже были обожжены, глаза у всех полопались, волосы сгорели. Если бы в здании бушевал пожар, тела так хорошо не сохранились бы. Складывалось впечатление, что в комнате возникла вспышка чудовищной температуры и тут же исчезла.

Вся комната была наполнена голубой магией, но не такой, как у Талена. Погибший лорд был самым слабым из пятерки магов, а здесь же чувствовалась огромная мощь заклинателя. Это значило только одно, что магия была светлой, а не темной, а значит, что бы здесь не произошло, в этом не повинны ни люди-маги, ни демоны. Магией света обладали только эльфы и люди из ордена Паладинов.

Давняя вражда с паладинами осложнит следствие, а эльфы были в недосягаемости в другом королевстве, но Лидрик твердо решил допытаться до истины. Лурастар - хорошо защищенный замок человевеческого королевства, от пустынь гоблинов его отделяют земли эльфов, зеленокожие ни за что не стали бы просто так тратить столько сил, чтобы проделать такой путь. Странностей добавлял труп тролля у ворот замка, а также сильная магия света, которая, похоже, убила всех в этой комнате. Обычно, магия света не используется для убийств, поэтому то, что видел Лидрик, выглядело вдвойне странно.

Что ж, он увидел достаточно, теперь нужно забрать аданарт у мертвого Талена и вернуть его в орден Девяти Сфер. Маг подошел к трупу у окна и обнаружил, что у павшего лорда кто-то уже разорвал на груди мантию. Аданарт исчез. Лидрик несколько секунд тупо смотрел на убитого товарища, пытаясь сложить вместе осколки головоломки.

Один он ничего не сможет придумать, требовалось созвать совет лордов Ордена Девяти Сфер.




ГЛАВА 3


Он чувствовал холод, пробирающий до костей. Ему снился сон, где он убивал людей в замке, а внутренний голос нашептывал ему чуждую волю. Когда он пытался сопротивляться чужому влиянию, холод нарастал. Человек понимал, что спит, но не мог понять, реален ли голос и холод, исходящий от него.

В какой-то момент он почувствовал биение своего сердца, и холод начал отступать. Вместе с холодом начал меркнуть и сон, краски увядали, и сон уже не казался таким реальным, но человек все еще был на взводе, будто бы битва и не заканчивалась. Поэтому, когда он почувствовал прикосновение к своему лбу, он весь подобрался и открыл глаза. Зрение еще не успело приспособиться к окружающему освещению, а руки уже начали защищаться. Одной рукой он перехватил чье-то запястье, а второй сжал горло противнику. И только после этого глаза человека сфокусировались.

Он душил невысокую черноволосую девушку. Симпатичное лицо уже начало краснеть. Краем сознания человек понимал, что она не хотела причинять ему вреда и, скорее всего, просто дотронулась до его лба, чтобы проверить температуру. Человек уже было хотел расслабить хватку, когда на него навалились двое верзил, облаченных в сталь с ног до головы.

Стражники прижали его руки к телу, один из них оттолкнул девушку подальше от человека.

- А ну успокойся! - прикрикнул один из них и, вытащив из ножен на поясе небольшой кинжал, приложил его к горлу человека. - Расслабься, кому говорят!

Узнику ничего не оставалось, как последовать требованию стражника. Когда они поняли, что человек успокоился, то отпустили его и отошли к центру комнаты, давая возможность человеку придти в себя.

Только сейчас он начал осознавать, где находится. Он сидел на коленях в небольшой комнате с забитым досками окном. Мебель отсутствовала напрочь, лишь дешевый ковер застилал дощатый пол. Дверь находилась у противоположной стены, и чтобы дойти до нее, требовалось сделать шагов десять, но этому препятствовали кандалы на руках - цепи от стальных наручников были вбиты в стену позади человека. Девушке просто не повезло, она подошла слишком близко, иначе он до нее бы просто не дотянулся.

- Ну что, проснулся, колдун? - поинтересовался стражник, который был выше ростом. Он поднял забрало шлема, открывая взору суровое лицо воина.

- Что я здесь делаю? - спросил человек. В животе урчало, он очень хотел есть, будто его не кормили несколько дней подряд.

- Ты взят в плен при битве у Лурастара, неужели не помнишь?

- Возможно, ему отшибло память, Виторт, - обратился мелкий стражник к высокому.

- Давно я здесь?

- Около трех дней, - сказал высокий. - Тебе повезло, что здесь с тобой мы, а не Карлос, иначе он вытрес бы из тебя все магическое дерьмо.

- Почему именно Карлос? - спросил человек. Ответ был ему не очень интересен, но разговорами он хотел потянуть время, чтобы собраться с мыслями и понять, что делать дальше. Ведь он действительно ничего не помнил о себе, ему казалось, что он вообще не существовал до того, как проснулся пару минут назад.

- Карлос видел, как ты убил лорда Лурастара и его стражу, - сказал высокий. - Он говорит, что зарезал тебя, продкравшись со спины, но ты не выглядишь мертвым, как я погляжу.

- Он очень холодный, сир Виторт, - вставила пару слов перепуганная девушка. - Как будто труп потрогала.

- Вот то-то и оно, - кивнул высокий стражник. - По-началу мы подняли Карлоса насмех и прозвали сказочником, потому что когда мы поднялись на второй этаж, ты уже был живехонек. Но потом мы увидели твои глаза...

Человек вопросительно поднял бровь, ожидая разъяснений.

- Марианна, покажи ему, - велел Виторт. - Только не подходи близко, ты же не хочешь, чтобы он снова придушил тебя, дорогуша?

Девушка сделала несколько неуверенных шагов по направлению к человеку и достала из кармана передника небольшое зеркальце. Вытянула руку и направила зеркало на узника. Человек увидел в отражении себя - обросшего черноволосого мужчину средних лет с тонкими чертами лица и глазами... Боги, какие были у него глаза! Радужная оболочка была изумрудной, а зрачки вытянулись тонкими вертикальными щелками, как у кошек.

- По твоему лицу вижу, что ты поражен, - сказал Виторт. - Да и мы, признаться, тоже удивились. Я никогда не видел человека, похожего на тебя.

- Что вы собираетесь со мной делать? - задал человек наиболее интересовавший его вопрос.

- Мы дадим тебе поесть, - сказал высокий стражник. - Твою дальнейшую судьбу решает барон Свифт.

- Мне можно с ним поговорить?

- А что ты ему скажешь? - поинтересовался мелкий стражник. - Ты же вроде как потерял память или нет? Вот, на, поешь.

Стражник подошел к тарелке с кашей, которая лежала на полу, и пинком пододвинул ее узнику. Ухватившись за ложку, человек судорожно начал заталкивать в себя еду. Ему казалось, что он не ел тысячу лет.

- Пойдем, доложим барону, что колдун проснулся, - сказал Виторт и все трое вышли из комнаты.

Хлопнула дверь, и человек услышал скрежет запираемого замка.


***


Лидрик не жаловал тайную комнату для совета. Мрачная и большая, она больше походила на темницу, чем на место собраний магов. Впрочем, учитывая, что они практиковали темную магию, место вполне соответствовало. Именно здесь, под высоким сводчатым потолком, при свечах собирались члены ордена Девяти Сфер, чтобы решать возникающие проблемы.

Вспомнив о названии ордена, Лидрик усмехнулся. Странно, что они до сих пор его не изменили, ведь по факту в ордене состояли лишь пятеро магов, а теперь их вообще четверо, ведь лорд Тален погиб накануне.

В самом начале, у истоков ордена, было лишь два человека - Лидрик и Талфин. Именно они нашли источник магии с кристаллами и поняли, как их использовать. Талфин взял себе красный кристалл, Лидрик - зеленый. Потом они пригласили в орден Ланса Гэллахера, он взял себе желтый кристалл. Каково же было удивление Лидрика, когда новоиспеченный маг Гэллахер оказался сильнее опытного Алексаргуса! В тот момент маги осознали природу магии, поняли градацию ее цветов - от черной до белой для светлой магии и наоборот - для темной.

После того случая Лидрик хотел поменять свой кристалл на другой, более сильный, но обнаружил, что не может этого сделать. Его тело сроднилось с кристаллом и отлучение от него вызывало невыносимую ломку. Другой кристалл не мог принести облегчения, и Лидрик вынужден был остаться с зеленым кристаллом, хотя он был и не самым сильным из найденных людьми. Потом в орден пришли еще люди и расхватали оранжевый, желтый, голубые, синий и фиолетовый кристаллы. Причем новым посвещенным сразу говорили, что цвет кристалла напрямую влияет на его силу - чем темнее кристалл, тем сильнее магия, генерируемая им.

Тем, кто пришел в орден последними, достались самые слабые кристаллы. Со временем эти люди начали выказывать недовольство тем, что их карьерная лестница достигла потолка. При всем желании эти маги не смогли бы прыгнуть выше головы, их магические кристаллы были очень слабыми.

Ланс Гэллахер объединил этих людей общей идеей. Он сказал им, что можно использовать светлую магию и тогда люди станут сильнее. Маги поверили ему, и Гэллахер увел их из ордена Девяти Сфер. Эти люди основали свое братство - орден паладинов.

При расколе магов последовали довольно неприятные события, после чего с того момента и по сей день между орденами нарастало напряжение и недовольство. По счастью, сферы интересов у орденов были разные - орден Девяти Сфер занимался политикой и пытался контролировать все королевство, паладины же сосредоточились на защите Дальних Пределов от нежити, поэтому между магами редко были открытые стычки, но все старались как можно реже взаимодействовать друг с другом.

Продолжая размышлять об ордене, Лидрик снял очки и протер стеклышки рукавом мантии. Маг сидел за большим круглым столом, вырезанным из цельного ствола флоласа. Под столом, на каменном полу, мерцала красной краской большая пентаграмма. На конце каждого острия пятиконечной звезды стояло кресло члена ордена. Сегодня одно кресло пустовало, и пробудет таким долго, по крайней мере, до тех пор, пока не отыщется голубой кристалл.

- Ну что ж, давайте начнем наше собрание, - подал голос лорд Талфин и, сцепив пальцы в замок, положил руки на стол. - На повестке дня несколько важных событий. Начнем с главного. Один из наших адептов трагически погиб три дня назад. Я уже распорядился, чтобы тело лорда Талена перевезли из Лурастара в Сатермарг для отпевания, которое состоится в начале следующей седмицы.

- Как он погиб? - спросил лорд с длинными вьющимися русыми волосами и проплешиной на затылке.

- Можно подумать, ты не почувствовал того же, что и мы, Бралферас, - сказал абсолютно лысый сухой человечек с живыми и черными, как смоль, глазами.

- Почувствовал, конечно же, - подтвердил лорд Бралферас. - Но хотелось бы узнать, что же произошло в действительности.

Все присутствующие посмотрели на Лидрика Алексаргуса. Лысый маг провел ладонью по длинной белой бороде и подался вперед.

- Практически сразу после убийства Талена я выехал в Лурастар, - начал он. - Когда я прибыл на место, я понял, что замок штурмовали, но недолго, нападавшие были слишком сильны. В считанные минуты оборона была прорвана, и противник проник в замок через ворота. Судя по трупам, нападавшие были гоблинами. Однако у разломанных ворот я обнаружил убитого тролля, или, возможно, голема.

- Ты уверен? - настороженно спросил лысый маг с черными глазами.

- Да, Седес, абсолютно, - кивнул Лидрик. - Эту груду камней окутывали остатки зеленой магии, то есть, такой же, как у меня. Да-да, я знаю, о чем вы думаете. Гоблинам не подвластна магия, а эльфы не могут создавать големов и троллей, ведь это прерогатива темных заклинаний. Но если не они это сделали, то остаюсь только я, как обладатель зеленого кристалла.

- Решил на досуге прикончить беднягу Талена? - усмехнулся Седес тонкими губами.

- Седес, придержи язык, в этом нет ничего смешного, - осек его Талфин. - Давай дальше, Лидрик.

- Замок был опустошен, - продолжил Алексаргус. - Точнее, вырезали людей, но грабежа, какой обычно устраивают гоблины, я не заметил.

- Вторая странность, - подсчитал Талфин.

- Я направился к резиденции Талена, - сказал Лидрик. - На площади стояли несколько замороженных фигур гоблинов, должно быть, Тален какое-то время сдерживал противника. Все окна второго этажа были открыты, также была распахнута дверь. На втором этаже я обнаружил тело Талена и его защитников. Они все лежали в одной комнате. Помещение сильно обгорело, так же, как и тела, будто дракон прошелся своим дыханием.

- Можно подумать, ты видел огнедышащего дракона, - вставил Бралферас. - Полагаю, гоблины начали обстреливать здание зажигательными стрелами и все загорелось?

- Нет, была обожжена только внутрення поверхность одной комнаты, все остальное было в порядке, - запротестовал Лидрик. - Но самое главное то, что я почувствовал голубую магию, пронизывающую всю комнату.

- Это немудрено, Тален спасал себе жизнь и не скупился на заклинания, - сказал Седес, разглаживая тоненькие черные усики у себя под носом.

- Это была не его магия, - замотал головой Алексаргус. - Ты бы почувствовал это, окажись там. Там поработал куда более сильный маг, чем Тален.

- Это всего лишь догадки, Лидрик, - сказал Бралферас, вставая на сторону Седеса. - Скорее всего, в комнату забросили зажигательную смесь или попали горящей стрелой, а голубая магия, наполнявшая комнату - это магия Талена.

- Но почему она была такой сильной? - не унимался Лидрик.

- Возможно, перед смертью Тален создал очень сильное заклинание, - пожал плечами Бралферас. - Возможно, умирая каждый из нас выделяет огромное количество магической энергии, мы же этого не знаем. Никто из нас раньше не погибал, Тален стал первым за семьсот лет.

- Ну хорошо, возможно, и так, - сдался Лидрик. - А как быть с троллем в рядах гоблинов? Эти твари не уживаются вместе, насколько мы знаем.

- Вот именно, насколько мы знаем, - парировал Бралферас. - Мало ли что им взбрело в голову.

- Однако вся эта ситуация с замком выглядит весьма странно, - вступился за Лидрика лорд Талфин. - Гоблины со времен Темной Эпохи не заходили так далеко вглубь материка. Только представьте, какой огромный путь они проделали, чтобы оказаться в королевстве людей! И еще. Когда Талена убили, я был на Ариусе, изучал то мощное заклинание холода, которое поразило древнего мага из легенд.

- Велеса?

- Точно. Когда я забрался на верхний ярус маяка, то обнаружил, что его замороженная мумия исчезла! Никаких следов его пребывания не осталось. Кто-то вынес его, но мне не понятно с какой целью.

- Может, растаял? - снова попытался пошутить Седес, но никто не оценил его стараний.

- Бралферас, а что скажешь ты? - Талфин посмотрел на немолодого человека с длинными русыми волосами. - Когда Талена убили, ты разговаривал с королем и выболтал ему все, что почувствовал.

- Я не хотел, - виновато сказал Бралферас. - Оно само вырвалось, после такого ментального удара я еще долго не мог придти в себя.

- Ты сказал, что король Иккард сразу же послал войско в Лурастар, они что-нибудь обнаружили?

- Я только знаю, что люди Иккарда пришли в Лурастар раньше Лидрика. По слухам, они успели застать гоблинское войско. Была битва, в ходе которой люди выгнали зеленокожих из замка. Очевидцы говорят, что гоблинами командовал сам Карзог.

- Вождь гоблинов? - переспросил Талфин. - Это значит, что для гоблинов дело было весьма серьезным. Карзог редко сам выступает со своим войском, в основном в бой идут его генералы. Ну чтож, еще одна странность.

- Карзога, случаем, не прирезали в той битве? - спросил Седес.

- Неизвестно, - пожал плечами Бралферас. - Я ничего такого не слышал.

Наступило недолгое молчание, никто не знал, чего бы еще добавить.

- Что ж, последним на повестке дня у нас остается исчезновение кристалла Талена, - нарушил молчание Талфин. - Надеюсь, тот, кто украл его, ничего не знает о его предназначении. Кристалл выглядит, как дорогая побрякушка, и это могло заинтересовать мародеров, которые шарились по домам после битвы. Кстати, Бралферас, может это воины короля забрали кристалл Талена себе?

- Я выясню это, - посерьезнел Бралферас. - Когда прибуду в столицу, распрошу воинов, участвовавших в битве, потрясу короля, думаю, что-нибудь узнаю.



ГЛАВА 4


Барон Свифт сидел в личном кабинете своей резиденции на окраине Рандаэр - маленьком городке на севере Эшмеранда. Это селение было получено им в дар от короля за особые заслуги. По большому счету, именно благодаря Свифту король Иккард здравствовал и поныне, иначе валялся бы убитым на площади Истиншеаля, где он поднимал народ на восстание, но это было много лет назад. Теперь все улеглось, Иккард стал королем, сделал Свифта бароном и наградил его небольшим городком, взамен требуя лишь исполнения королевских приказов и безоговорочной лояльности.

Недавно лояльность Свифта вновь была испытана, впервые за долгое время. Король переполошился из-за недавних событий в Лурастаре. От магов он узнал, что замок атакуют гоблины, а единственным городом с большой армией, который находится поблизости от Лурастара был Басибук. Но, как и всегда, Басибук показал свое черное нутро. Барон Таразар под каким-то сомнительным предлогом отказался повиноваться и даже пальцем не пошевельнул, чтобы помочь союзному замку, и королю пришлось обратиться за помощью к Свифту, хотя Рандаэр находится очень далеко от Лурастара, но зато эти города соединяются торговым трактом. Другие города, вроде Стейргарда и Эгендхела находились за непроходимым лесом, через который войско бы добиралось очень долго.

Кроме того, с Лурастаром Свифта связывали множество нехороших воспоминаний, о которых он предпочитал не вспоминать. Он родился в этом замке пятьдесят два года назад. Родился у бедной служанки в скромном доме, хотя его отцом был богатый барон самого Лурастара. Мать с детства внушала сыну, что он бастард барона и у него великое будущее, но отец не признавал внебрачного сына. Он уволил служанку и знать о них не хотел. С тех самых пор Свифт из кожи вон лез, чтобы доказать отцу, что он чего-то стоит. Но мечтам о признании не суждено было сбыться, когда во время государственного переворота барон Лурастара был убит неизвестными. Иккард всегда говорил, что он не при чем, и Свифт верил своему другу, ведь барон Лурастара никогда не выступал в открытую против Иккарда, тому не было нужды убивать барона. Тем не менее, все эти воспоминания терзали душу Свифта, и будь его воля, он никогда бы не возвращался в Лурастар, однако он присягнул на верность королю и должен был выполнить свой долг.

Пришлось барону Свифту в срочном порядке собирать дружину и выдвигаться на запад. Они прибыли в Лурастар довольно быстро, и даже успели застать войско гоблинов, которые мародерствовали в замке. Зеленокожие не ожидали подкрепления от людей так скоро и по-началу были застигнуты врасплох. Свифт грамотно организовал атаку, он незаметно провел людей в замок, после чего разделил войско на группы и напал на гоблинов с разных сторон.Умело пользуясь городскими постройками, люди быстро оттеснили гоблинов за стены Лурастара, а тех, кто заплутал и не смог выбраться, добили. Зеленокожие привыкли к бескрайним барханам пустынь, и плохо сражались в ограниченных пространствах городов.

В итоге они захватили в плен только одного врага. Жаль, конечно, что это был не Карзог, вождь гоблинов. Впрочем, их пленник был не менее ценным, сложность заключалась в том, что он... человек. Человек, который одним махом убил мага ордена Девяти Сфер и кучу его людей. По крайней мере, так сказал Карлос, один из мечников барона, который лично захватил этого человека. Карлос говорил тогда, что смертельно ранил его, но человек был до сих пор жив. А его необычные глаза и то, как он расправился с людьми в том доме... Королю будет интересно на него посмотреть, Свифт был в этом уверен, и намеревался доставить колдуна в столицу.

Раздался тихий стук, и барон бросил взгляд на массивную дверь из флоласа. Продолжая барабанить массивными пальцами по столу, он громко сказал:

- Войдите!

Дверь тихо отворилась, и в кабинет быстро прошмыгнула хрупкая черноволосая девушка. Она подошла к столу и уткнулась глазами в пол, ее пальцы нервно перебирали складки платья.

- Ну что, Марианна, рассказывай о своих впечатлениях, - улыбнулся Свифт и провел ладонью по своим длинным каштановым усам.

- Я боюсь этого человека, барон, - призналась служанка. - Он закован в цепи, как сторожевой пес, а его глаза - я никогда не видела таких глаз у человека - они вроде бы зеленые и в то же время черные, как бездна, вроде бы человеческие, но в то же время будто смотришь в глаза зверя. Вы должны посмотреть на него, - сказала Марианна и тут же потупила взор.

- Я посмотрю, когда придет время, - сказал барон. - Твоя же задача - втереться к нему в доверие и выведать у него информацию. Он должен чувствовать себя рядом с тобой в безопасности, понимаешь меня?

- Да, барон, но могу я поделиться с вами своими опасениями?

Свифт небрежно махнул рукой, разрешая служанке продолжить.

- Мне кажется, что этот человек вампир, о которых говорят люди, побывавшие на севере у Дальних Пределов. Он очень бледен, а когда я дотрагивалась до него, чтобы измерить температуру, то чувствовала исходящий от тела холод. Я не уверена, но мне кажется, что у него не бьется сердце! Пожалуйста, не отсылайте меня больше к нему!

- Не пори чушь, дура! - прикрикнул на служанку барон, чтобы пресечь начинающуюся панику. - Насколько я знаю, вампиры боятся света, а наш подопечный уже третий день как жарится на солнце в своей комнате.

- Но в комнате забиты окна!

- Хорошо, я прикажу поставить вместо досок решетку, - сказал Свифт и поднял руки в примирительном жесте. - И если он сгорит в муках, я признаю ошибку и повышу тебя в должности. Но до тех пор ты будешь ходить к нему, давать ему еду, разговаривать с ним, в общем, делать все, чтобы он расположился к тебе. Хоть переспи с ним, но получи от него как можно больше сведений о том, кто он и что делал в Лурастаре.

Марианна кивнула, пытаясь скрыть слезы страха.

- Это все, барон? - тихонько спросила она.

- Да, ступай.

Служанка поклонилась и, как призрак, незаметно покинула кабинет.

Свифт остался один и погрузился в размышления. В словах Марианны была большая доля правды - колдун действительно походил на нежить по многим признакам. По хорошему, надо было бы показать колдуна паладинам и посмотреть, что скажут они, но тогда он рискует потерять ценного пленника, король ему такого не простит. Насколько безопасно было держать колдуна у себя под боком? Смогут ли его сдержать цепи из закаленной стали и запертая снаружи комната?


***


Он спал и видел прекрасный сон, как шел по белому раскаленному на солнце песку, а ритмично накатывающие океанические волны приятно охлаждали ступни. Его руки не сковывали цепи, вокруг не было людей, он был предоставлен самому себе и полностью свободен. Сердце радостно билось в груди, когда человек, жмурясь, подставлял лицо яркому полуденному солнцу.

Неожиданно краски начали блекнуть. Небо посерело, а потом пейзаж и вовсе погрузился в сумерки. Сердце испуганно сжалось в груди, предчувствуя, что сон превратится в кошмарное сновидение. Цвета полностью пропали из окружающей реальности, и вскоре человек оказался в мире черно-белых красок и серых теней. Солнце больше не грело кожу, а океан начал замерзать прямо на глазах, по песку стало больно ходить, он начал морозить ступни.

Сердце билось все медленнее и медленнее, а вместе с биением уходила и жизненная сила, ее место заполняла черная ледяная пустота. Сновидение полностью растворилось в черноте, оставив человека один на один с раздирающим душу холодом. Ледяной мороз сковывал разум и все ближе подбирался к сердцу, заставляя его биться реже.

- Иди на юг, там твоя конечная цель! - раздался посторонний голос в голове. Он принадлежал властному существу, такому же холодному, как и окружающий человека мир.

Человек неожиданно осознал, что если прямо сейчас, немедленно, не проснется, то случится что-то плохое. Во что бы то ни стало, он не должен допустить, чтобы лед распространился по всему телу, пускай даже это был всего лишь сон. Что-то подсказывало человеку, что это был не совсем сон, и решения, которые он примет в нем, повлияют на реальность, когда он проснется.

Огромным волевым усилием человек начал открывать глаза. Во сне он потерял контроль над телом, и поэтому теперь просто повторял заученное в реальности движение, ему всего лишь было нужно разлепить веки!

'Проснись же, твою мать!!!' - закричал он что есть мочи.

Тело вздрогнуло, и он открыл глаза. Человек лежал на небольшом матрасе, руки его сковывали цепи. Была глухая ночь, из щелей между досками в окне брезжил едва различимый свет, должно быть, от естественного спутника планеты. Комнату окутывал мрак, человек с трудом различал очертания окружающих предметов, но хуже всего было ощущение, что он не один. Казалось, он прихватил с собой из сна кого-то еще.

Человек встряхнул головой, и ощущение чужого присутствия пропало. Теперь он чувствовал боль в груди и сильный озноб. Никакого пара при дыхании не было, значит, окружающая температура была выше его собственной.

'Ты молодец. Еще бы чуть-чуть, и мы бы пропали', - на этот раз голос принадлежал другой сущности, от нее не исходил дикий холод, хотя голос также звучал властно.

- Кто - мы? - уточнил пленник, но не успел получить ответ, потому что в ночной тишине раздался скрежет замка.

Ключ повернулся в замочной скважине два раза, и дверь осторожно открылась. Человек зажмурил глаза от яркого света - посетитель нес в руке лампу. По звуку шагов он понял, что вошедших было несколько.

- Эй, приятель, с тобой все в порядке? - раздался мужской голос. - Мы слышали, как ты кричал.

Пленник сел и посмотрел на вошедших. Глаза уже привыкли к яркому свету, и он видел перед собой двух стражников и служанку. Служанка была та же, что приходила днем, а вот стражники пришли другие.

- Всего лишь скверный сон.

Один из стражников медленно прошелся по комнате, держа в руке лампу и, не заметив ничего подозрительного вернулся к своим.

- Все чисто, - пожал он плечами, обращаясь ко второму стражнику.

- Проверь наручники, - велел второй.

Первый стражник подошел к пленнику и внимательно осмотрел кандалы, сковывавшие его руки. Подергал оковы, убедился, что они защелкнуты и пленник никуда не убежит, после чего повернулся ко второму.

- Все нормально, - сказал он.

- Ну и хорошо. Пошли отсюда.

Стражники ушли, но черноволосая девушка задержалась в комнате. Человек внимательно на нее смотрел. Какое-то время служанка отводила взгляд, стараясь не смотреть на пленника, но потом заставила себя посмотреть ему в глаза.

- Что вам снилось? - спросила она.

Человек почесал пальцами заросший подбородок и усмехнулся.

- Да ничего особенного, просто кошмар. Я и не думал, что могу разговаривать во сне.

- Вы и не разговаривалы, вы орали как резаный, - уточнила Марианна.

Человеку стало страшно, но он постарался не показывать своего состояния. Служанка выглядела безобидной хрупкой девушкой, но кто знает, с какой целью ее сюда подослали. Нужно было держать язык за зубами.

- Ты можешь принести мне воды? - попросил пленник.

- Да, конечно! - оживилась Марианна, будто сама мысль о том, что можно быстро покинуть комнату, наполняла ее радостью. - Я мигом.

Девушка вышла и заперла за собой дверь. Узник предполагал, что она вернется не скоро, он видел, как страшно ей было находиться с ним рядом. Что ж, у каждого свои страхи. Ему, например, вряд ли захочется заснуть в этот остаток ночи.


***

Так часто совет магов на памяти Лидрика не собирался еще никогда. Правда, сейчас за столом сидели всего трое адептов, Бралферас находился в столице и присутствовал на совете лишь ментально. Он что-то узнал, и ему не терпелось поделиться новыми сведениями с товарищами.

- Давай, Бралфи, не томи, рассказывай, - сказал вслух Талфин, хотя мог и не озвучивать свои слова, любые мысли мгновенно передавались через магические кристаллы.

'От короля я так ничего и не допытался, - ментально сказал Бралферас. - На редкость скрытный тип. Зато удалось выяснить кое-что у гонца, который был направлен бароном Рандаэр в столицу, чтобы доложить, что произошло в Лурастаре'.

'У тебя есть полный текст сообщения от барона Рандаэр?' - удивился Талфин.

'Вроде того. Короче, этот барон с дружиной по приказу короля наведались в Лурастар, - сказал Бралферас. - Они выгнали из замка гоблинов, кого могли - поубивали, но Карзог смог скрыться. В замке вырезали много людей, но барон подоспел вовремя, иначе гоблины всех порешили бы. Взять в плен они смогли только одного. Причем, этот кто-то - человек! По словам гонца, что-то в этом человеке так заинтересовало барона Рандаэр, что ему не терпится показать его королю. Вроде бы он обладает какими-то магическими способностями, но это не точно'.

'Насколько достоверна информация, полученная от гонца?' - поинтересовался Талфин.

'Достоверней некуда, - заверил Бралферас. - По крайней мере, гонец передал мне то же самое, что и королю, за достоверность сведений от барона не ручаюсь'.

'Хорошо, Бралф, останься на связи, пока мы все не обсудим', - сказал Талфин и перевел взгляд на двух присутствующих за столом магов.

- Ты думаешь о том же, что и я? - спросил Лидрик, угадав взгляд верховного лорда.

- Готов продать душу демону, если ошибаюсь, но мне кажется, что пленник барона и есть похититель магического кристалла Талена! - заявил Талфин, переводя взгляд с Лидрика на Седеса и обратно. - Кроме нас и паладинов больше ни у кого нет магических способностей. Я имею в виду людей. Конечно, гонец мог попутать в сообщении эльфа и человека, но мы не должны пропускать любую возможность найти наш кристалл.

- Согласен, - сказал Лидрик.

Седес также кивнул своей лысой головой.

- Алексаргус, у меня для тебя есть новое задание, - сказал Талфин и заговорщицки потер ладони. - Перехвати отряд барона до того, как он прибудет в столицу. Примкни к отряду под любым предлогом. Скорее всего, человек уровня барона знает каждого мага ордена Девяти Сфер в лицо, и ты не сможешь изобразить другого человека, но это и к лучшему. Постарайся убедить его, что он должен сотрудничать с нами. В конце концов, наш орден служит государству гораздо дольше, чем Иккард протирает своей задницей трон. Ты должен выяснить, что за человека барон ведет к королю, действительно ли он обладает магическими способностями и откуда они у него. Если выяснится, что он украл кристалл Талена, спокойно отнимаешь его и возвращаешься в орден.

- Но, если этот человек уже держал кристалл в руках, они сроднились, - запротестовал Лидрик. - Ты же знаешь, что будет с человеком, если у него отнять магический камень, когда он с ним породнился.

- Плевать я хотел на этого человека, - отмахнулся Талфин. - Он никто, жалкая букашка, вздумавшая, что может контролировать магический кристалл ордена Девяти Сфер. Что ж, и поделом ему тогда. Выясни, где сейчас барон и отправляйся ему навстречу. Помни, твоя задача - вернуть кристалл, а о здоровье пленника пусть беспокоится барон, это ему нужно доставить его к королю в целости. Ступай.



ГЛАВА 5


Колдун резко дернулся, пробуждаясь от очередного кошмара, и цепи громко зазвенели. Он уже свыкся со своей новой кличкой и вполне спокойно отзывался на нее. В каком-то смысле, ему даже нравилось, что его называют колдуном, но он не разделял их уверенности в его магических способностях. С тех пор, как он оказался здесь, он не сделал ничего экстраординарного.

Прошло уже несколько дней с тех пор, как он очнулся пленником в этой комнате. За все это время его ни разу не выпускали отсюда, все свои естественные потребности он справлял на месте, в специальное ведро. Утром и вечером служанка Марианна относила ведерко и приносила его чистым, колдуну была весьма неприятна эта ситуация, он жутко стеснялся.

Каждую ночь, когда он засыпал, ему снились кошмары, сопровождаемые жутким холодом и потусторонним голосом, который требовательно звал его на юг. Колдун со дня пленения так толком и не выспался, он сильно похудел и ослаб. Он боялся прихода ночи, зная, что во сне ему предстоит очередная битва с непонятной силой, которая хочет насмерть заморозить его. Но пока билось сердце, он чувствовал, что был в безопасности. Однако с каждым новым днем сердце билось все глуше.

Его жуткие ночи скрашивало присутствие Марианны. Служанка с первого дня часто навещала его, а ночью, когда он просыпался в мокром поту, приходила и успокаивала его. По-началу, девушка боялась колдуна, но постепенно привыкла к его необычному виду и расположилась к нему. За все их время общения он ни разу не напугал ее и не причинил вреда, и Марианна расслабилась в его присутствии. Самому колдуну тоже была приятна ее компания, особенно ночью, когда им овладевал первобытный страх.

Вот и сейчас, как и во все предыдущие ночи, заскрежетал замок и дверь распахнулась, впуская в комнату спасительные лучи масляной лампы. Уже довольно давно служанка заходила в комнату одна, без охраны, хотя колдун видел, что стражники стояли за дверью, готовые в случае чего ворваться в помещение.

Поставив лампу на стол, Марианна подошла к колдуну и присела на краешек матраса, на котором он лежал.

- Что же с тобой происходит? - с сочувствием спросила Марианна и убрала пальцами слипшиеся от пота волосы с лица колдуна. - Тебе больно? Почему ты так сильно кричишь во сне?

- Кошмары, Мари, просто кошмары, - попытался улыбнуться пленник и с трудом сел на матрасе. - Иногда мне кажется, что они меня доканают.

- Я вчера говорила с бароном о твоих ночных кошмарах, - сказала служанка, - и он обещал пригласить лекаря, чтобы он как-то помог тебе. Барон считает, что твой ночной недуг как-то связан с тем, что ты потерял память.

- Возможно. Я не помню, что было до того, как я очнулся здесь, - сказал колдун. - Я мог хорошенько получить по голове, к примеру. Можно мне воды?

- Конечно! - Марианна встала и подошла к столу, на котором стоял кувшин с водой и кружка, которые она принесла вместе с лампой. Она подала колдуну кружку с водой и снова села рядом с ним.

Глядя, как он жадно пьет, Марианна положила ему на руку свою узкую ладошку. По ее лицу было видно, что она вполне искренне жалела колдуна, но человек все равно ей не доверял, хоть и не показывал вида. И тем не менее, ему было очень приятно, что о нем заботятся.

- А знаешь что, у меня для тебя есть подарок, - неожиданно сказала девушка и, расстегнув серебряную цепочку на шее, протянула колдуну амулет. - Этот кулон подарил мне отец на мой двенадцатый день рождения. Он сказал, что зуб дракона приносит удачу тому, кто его носит.

Колдун вгляделся в амулет, который, судя по всему, действительно являлся настоящим зубом дракона. Он был сантиметров десять в длину, а то и больше, пожелтевший, но все еще крепкий на вид. Отказываться было неудобно, и пленник подставил ладонь, куда Марианна вложила свой амулет.

- Теперь он твой, - сказала она. - Надеюсь, он принесет тебе удачу.

- Ты очень добра, Мари, - сказал колдун. - Мне нечем отблагодарить тебя в ответ.

- Отблагодаришь, когда вернешься, - сказала служанка и, видя что пленник не понимает, о чем речь, добавила: - Завтра барон собирается в дорогу. Как я поняла, ты поедешь вместе с ним в столицу.

Пожелав узнику спокойной ночи, Марианна вышла из комнаты и заперла за собой дверь.

- Значит, завтра, - вслух сказал колдун и сжал в кулаке подаренный амулет. Он еще не знал, какую роль зуб дракона сыграет в его судьбе.

На следующее утро, как и обещал барон Орон Свифт, колдуна навестил лекарь. Должно быть, барон не хотел, чтобы пленник откинул ноги по дороге в столицу. Старый врачеватель раздел его почти догола, внимательно осмотрел его тело, пощупал, послушал, потрогал, постоянно качая головой и вытягивая губы в трубочку.

- Ну что, лекарь, я буду жить? - спросил колдун, лучезарно улыбаясь, когда старик закончил с осмотром.

Лекарь не удостоил его вниманием, сосредоточенно собирая свои инструменты в рюкзак. Он старался не смотреть в глаза колдуну и следил лишь за своими руками. Закончив, он затянул рюкзак веревкой и торопливо вышел из комнаты. Стражник, который все это время стоял у стены, вышел за лекарем и закрыл за собой дверь.

По мнению колдуна, старикан вряд ли узнал что-то ценное о его здоровье, он даже толком не осматривал его глаза, хотя щупал пульс и взял у него немного крови из пальца. Все, что он узнает, лекарь доложит барону, в этом колдун не сомневался, однако он считал, что лекарь хоть что-то скажет о его снах и как бороться с его кошмарами. Но старик не сказал ни слова, и колдун был сильно раздосадован этим. Он чувствовал, что у него в запасе осталось всего несколько дней, а дальше может произойти что-то нехорошее с его телом и сознанием. Одно то, что он слышал потусторонние голоса, ввергало его в ужас.

Спустя час или около того, колдуну принесли еду, а еще через час в комнату вошел внушительного вида мужчина, облаченный в строгую белую рубашку и такого же цвета штаны. К поясу крепились ножны, в которые была вдета длинная шпага, явно являющаяся завершением парадной одежды, но никак не боевым оружием. Лицо посетителя было скуластым и суровым, длинные каштановые усы, короткая стрижка и пронизывающий взгляд черных глаз завершали образ настоящего воина. По телосложению и манере держать себя было видно, что человек провел немало дней в боях, колдун видел это. Он много чего не помнил, но умел определить тип человека с одного взгляда, должно быть, эти способности остались с ним, несмотря на потерю памяти.

- Мне говорили, что ты хотел меня видеть, - сказал вошедший.

Колдун посмотрел в глаза человека и поднялся на ноги, которые немного затекли, после долгого сидения на матрасе.

- Должно быть, ты барон Рандаэр, - предположил пленник. - Что ж, будем знакомы. Я думал, ты придешь немного пораньше.

Вошедший поморщился от такой дерзости.

- Во-первых, давай на 'вы', ты же мой пленник, как-никак, а я барон этого города, - сказал посетитель. - А во-вторых, говорить сейчас буду я, а ты послушай.

Человек подошел к окну, в которое теперь была врезана стальная решетка. Лучи солнца врывались в комнату и падали на пленника. Барон отметил это взглядом и повернулся к собеседнику.

- Сегодня я отправляю тебя в столицу на допрос, - сказал он. - Дорога длинная, но я хочу донести до тебя одну мысль. Кто бы ты ни был, не думай, что тебе удастся сбежать от меня. То, что ты сделал в Лурастаре, пугает моих людей, но не меня. Я лично снесу тебе башку саблей, если ты выкинешь какой-нибудь магический фокус, ты понял меня?

- Чего уж тут непонятного, - пожал плечами колдун и приложил правую ладонь к своей груди. - Я пленник, - он убрал руку от груди и указал на барона, - а вы надзиратель.

Барон хмуро посмотрел на узника и провел ладонью по своим длинным каштановым усам.

- Хорошо. Помоешься перед дорогой, и мы выступаем, - сказал Свифт и вышел из комнаты.

После ухода барона вошли двое стражников, одним из которых оказался Карлос - темноволосый бородатый парень лет тридцати. Он обращался с пленником грубо и в то же время осторожно, было видно, что он боится колдуна, но не хочет показать этого перед товарищем.

Впервые за все время пребывания в резиденции барона колдуна освободили от цепей и вывели из комнаты. Его повели длинным коридором в ванную - небольшую комнатушку, в центре которой стояло деревянное корыто, до краев наполненное горячей водой. Густой пар наполнял помещение и оставлял мокрые следы на деревянных стенах.

- Залезай и мойся, у тебя десять минут, - сказал Карлос и отошел к двери.

- Ты будешь смотреть за мной? - поинтересовался колдун, расстегивая пуговицы на своей черной рубашке.

- Поверь, я предпочел бы на это не смотреть, - заверил его стражник и скрестил руки на груди.

Колдун пожал плечами и стянул с себя рубашку, обнажая натренированный торс, потом стянул штаны и залез в корыто. Вода была горячей, но он терпел. Было приятно после стольких дней почувствовать себя человеком. Развалившись в ванне, колдун закрыл глаза, ощущая как вода приятно ласкает кожу, расслабляя мышцы и растворяя недельную грязь.

- У тебя пять минут, - напомнил Карлос, видя, что пленник не особо торопиться.

Колдун нехотя открыл глаза, вздохнул и начал намыливаться. Пока он мылся служанка Марианна принесла чистую одежду - коричневые кожаные штаны с тесемками и черную рубашку, почти такую же, какая была на пленнике раньше, и пару башмаков. Одевшись и причесавшись, колдун встал перед зеркалом и задумчиво посмотрел на свое лицо.

- Я могу сбрить бороду? - поинтересовался он у стражника.

- Валяй. Все принадлежности под зеркалом.

Покончив с бритьем, пленник еще раз поглядел на себя в зеркало. Без многодневной щетины он стал выглядеть намного моложе, новый облик нравился ему больше, по крайней мере, он перестал быть похожим на бездомного.

- Выходи, - велел Карлос и шагнул в сторону от двери, давая возможность пленнику пройти.

За дверью стоял еще один стражник, и вместе с Карлосом они повели колдуна к деревянной лестнице на первый этаж. Сейчас человек был не скован по рукам, и можно было бы попытаться сбежать, но стражники шли сзади и были начеку, держа мечи наголо, готовые в любой момент пустить их в ход. Кроме того, он много дней не ходил, и чувствовал как ослабли ноги, вряд ли он сможет сейчас быстро бегать.

Колдуна вывели во двор и повели к конюшне. Пленник быстро огляделся, оценивая обстановку. Высокий деревянный забор огораживал резиденцию барона с четырех сторон, внутрь можно было пройти только через центральные ворота, которые сейчас были открыты. У ворот по ту сторону забора стояли два стражника с алебардами, и смотрели вдаль на расстилающийся перед ними городок. Через ворота колдун не смог хорошо рассмотреть архитектуру, но отметил, что, в основном, дома были одно- и двухэтажные, с острой крышей.

Местность вокруг освещало полуденное солнце. Когда колдун мельком взглянул на него, то ужаснулся его размерам. Оранжевый гигант занимал полнебосвода и казался настолько близким, что кружилась голова. По мнению колдуна, это была умирающая звезда, еще каких-то сто миллионов лет и она превратится в белый карлик. Вид огромной звезды наводил жуть, и пленник предпочел больше на нее не смотреть.

Когда они подошли к конюшне, колдуна пристегнули наручниками к одному из деревянных столбов, подпирающих крышу.

- Побудь пока здесь и не уходи далеко, - сказал Карлос и похлопал пленника по плечу, после чего вместе с напарником отправился обратно в дом.

Стоять в обнимку со столбом было не удобно, но все же лучше, чем жариться под солнцем, так хоть он находился в тени крыши конюшни. Устроившись насколько можно удобнее, он поглядел на лошадей, топчащихся в загонах. Лошади были разного окраса, но все крепкие и сильные, как на подбор.

- Нравятся мои жеребчики? - послышался голос за спиной, отчего пленник вздрогнул от неожиданности.

Обернувшись, колдун увидел лысеющего худого мужика одетого по-простому, как обычный холоп. Он улыбался, показывая нехватку нескольких зубов. Пленнику не очень хотелось разговаривать, и он отвернулся, не удостоив того ответом.

- Нашему господину очень нравятся эти кони, - не унимался мужик. - Иногда мне кажется, что это единственное, что он по-настоящему любит. Он потратил на них целое состояние, представляешь? Басибукские жеребцы стоят недешево, уж поверь мне!

Колдун недовольно покосился на пожилого простолюдина и понял, что тот так просто от него не отстанет. Есть такой тип людей, которым обязательно нужно с кем-то поговорить, и этот мужик относился к их числу.

- Что за Басибук? - спросил колдун, капитулируя.

- Ты что не местный? - удивился собеседник, но все же заметно повеселел, когда понял, что его беседу поддержали. - Это город к западу отсюда, находится в болотных топях. Местность там скверная, но лошадей они выращивают первоклассных - славятся на весь Эшмеранд! Без подготовки и охраны, правда, туда лучше не соваться.

- Почему это?

- Барон Таразар, что там наместником, не очень-то следит за порядком. Многие из жителей этого города - отпетые разбойники, могут запросто напасть даже днем, если засветишь монетку не в том месте и не в то время. По крайней мере, так говорит барон Свифт, сам-то я всю жизнь провел в Рандаэр и не знаю, что творится за его пределами.

Словно почувствовав, что его вспоминают, во двор вышел Орон Свифт.

- Эй, конюх, что с лошадьми? - окликнул он простолюдина, который донимал колдуна.

Мужик мигом сорвался с места и заковылял к барону. Подойдя к нему, он поклонился и принялся что-то объяснять. Барон слушал конюха вполуха и кивал, затягивая тесемки на наручах и поправляя кольчугу. Перед походом Свифт кардинально преобразился, вместо парадной одежды на нем было боевое облачение, вместо шпаги к поясу крепилась внушительная сабля, наподобие ятаганов гоблинов.

Когда из дому вышли четыре стражника и присоединилсь к барону и конюху, вся компания направилась к колдуну.

- Дорвел, выводи коней, - велел барон конюху. - Карлос, отстегни колдуна и тоже выводи его.

Отряд построился перед воротами резиденции. Первым стоял Свифт, держа под уздцы своего огромного черного коня с густой гривой такого же цвета. За бароном следовали четыре стражника, последним из которых был Карлос. Колонну замыкал колдун, скованный наручниками, цепь от которых тянулась до седла коня Карлоса. Такого унижения колдун на своей памяти не испытывал - его собирались гнать на привязи до самой столицы!

Колонна тронулась, и перед тем как покинуть территорию резиденции, колдун оглянулся, желая запомнить то место, где его продержали пленником. За спиной возвышался трехэтажный дом с выбеленными стенами. В такой ранний час людей во дворе было немного - несколько крестьян ухаживали за деревьями в саду справа от здания, еще двое катили большие бочки в погреб, но глаза колдуна искали совершенно другого человека, и наконец, нашли. Служанка Марианна вышла на крыльцо и смотрела вслед удаляющейся колонне. Она увидела, что колдун смотрит на нее, и помохала ему рукой. Пленник не мог помахать в ответ и коротко кивнул, после чего цепь натянулась и он вынуджен был тащиться вслед за конем Карлоса.

Первые полдня пути стояла жаркая погода, но ближе к вечеру наползли тучи, прохладный ветер набрал силу и вскоре полил дождь. Дорога была выложена камнем, и ее не размывало, поэтому кони шли довольно легко, чего нельзя было сказать о колдуне. Он устал и спотыкался почти каждый шаг, он жутко хотел пить, а созерцание задницы жеребца его порядком утомило за несколько часов похода.

Всадники сутулились в седлах и ехали молча, укрытые от дождя плащами с капюшонами, колдун же промок насквозь, холодная вода стекала за ворот рубахи, а ноги неприятно хлюпали в башмаках, человек чувствовал, что еще немного, и он натрет себе кровавые мозоли на пятках.

- Привал! - прокричал барон и направил коня под крону ветвистого айспа.

Колдун так устал, что при очередном шаге споткнулся о булыжник и распластался на дороге, упав в грязную лужу. Чья-то сильная рука схватила его за шиворот и поставила на ноги. Это был Карлос. Он ободряюще похлопал колдуна по плечу, после чего взял удила и направил своего коня под крону дерева.

Остальные всадники тоже спешились и развернули небольшой лагерь. Дождь продолжал поливать землю, но под кроной густого дерева было относительно сухо. Двое из отряда набрали валежника, а стражник Виторт принялся разжигать костер. Колдун же сидел рядом с лошадьми, опершись о ствол дерева и наблюдал за действиями своих конвоиров.

- Объятия Силиан! Дрова совсем отсырели, - выругался Виторт, продолжая высекать искру, но трут никак не хотел тлеть.

После нескольких неудачных попыток костер все-таки разгорелся и воины расселись вокруг него. Над огнем повесили котел с водой и стали ждать, когда она нагреется. Карлос вытащил из седельной сумки, которую снял с лошади, несколько ломтиков вяленого мяса и хлеба, и раздал их товарищам. По приказу барона, немного еды перепало и колдуну.

- Погода отвратная, - сказал один из воинов, пытаясь откусить ломоть вяленого мяса, которое, как резина, тянулось, но не рвалось.

- Зато драконы не страшны, - сказал другой, сунув в котел палец, чтобы проверить, нагрелась ли вода.

- Эх, дурачье, - усмехнулся барон. - У нас драконов почти нет, все они за горным перевалом у эльфов. Вы хоть раз видели дракона-то?

- Я видел труп дракона, который перевозили из Лейсхэнда в Сатермарг, - сказал Виторт. - Его прищучил охотник за головами и вез к нашим магам, чтобы продать тушу.

- На кой магам драконья туша?

- Я почем знаю? Может, они из нее эликсир какой делают.

- Скажешь тоже! - махнул рукой Свифт. - Ни хрена вы не знаете о драконах.

- А вы-то что-нибудь о них знаете, барон?

- Я барон, мне положено, - усмехнулся Свифт. - Эльфы умудряются как-то этих тварей приручать, но в целом это дикие твари, которые жрут все подряд и разоряют селения.

- Я слышал легенды, что раньше драконы были хорошие, но во время Темной Эпохи они стали злыми, - вставил слово Карлос. - По преданиям, мы с демонами бились, а драконы нам вроде как помогали.

- Не нам, а эльфам.

- Да какая разница, мы ж заодно были! Видать, крепко драконов прижало, что они теперь на своих эльфов кидаются. Наверное, умом тронулись, ведь есть же у драконов ум?

- Есть-есть, - заверил Свифт. - Это хитрющие твари, как я слышал. Помните легенду о драконе Грайне и охотнице за головами Элсидейн де Аредхел?

- Впервые слышу, барон, - сказал Карлос, а остальные воины согласно закивали.

- Ну, парни, ни хрена вы, в общем, не знаете, - подытожил Свифт. - Грайн был могучим драконом с красной чешуей, очень злобным и коварным. Он нападал на города и деревни, жег урожаи и дома, а потом улетал в горы и там хоронился, пока его искали. У эльфов дело было, на наши земли он вроде как не залетал, не знаю. Так вот. Войска не могли справиться с ним, потому что Грайн все время нападал неожиданно, и так же быстро улетал. Находились смельчаки, которые отправлялись в горы, чтобы сокрушить Грайна, но обычно никто не возвращался. А если возвращались, то с пустыми руками. В общем, много жути навел этот дракон на эльфов, много бед и горя им причинил. Стали тогда князья городов и сел назначать награду за голову дракона. К делу сразу же подключились охотники за головами, но и они не могли победить крылатую тварь. И вот однажды все эльфийское королевство услышало о Элсидейн де Аредхел, охотнице, которая в одиночку этого самого дракона и зарубила. Как уж она с ним справилась я не знаю, но она показала труп дракона в горах, и сомнений больше ни у кого не было. Ее осыпали золотом, из клыков и когтей дракона делали обереги, а потом эта история обросла легендами, - закончил барон и зачерпнул глиняной чашкой бульон из котла. - Готово, налетайте, парни.

Люди приступили к трапезе и не заметили, как по телу колдуна пробежала волна голубого пламени, которая разом высушила его одежду, и он перестал дрожать от холода.



ГЛАВА 6


- Что вы хотите за свое содействие? - спросил Лидрик, пытаясь раскурить трубку.

Маг сидел за большим деревянным столом в гостиной барона Гланда. На следующий день после совета в Сатермарге Алексаргус направился прямиком в Эгендхел. Здесь он надеялся перехватить барона Свифта и его пленника. Конечно, Свифт мог пойти в столицу другим путем - через городок Тароу, но такой маршрут был гораздо длиннее, и шел через Лурастар и Басибук, причем последний город располагался в болотных топях. Нет, барон Свифт должен был пройти через Эгендхел, Лидрик в этом не сомневался.

- Вы просите слишком многого, лорд Лидрик, - сказал высокий, но сухощавый человек и сел напротив мага, в свое роскошное кресло. - Барон Свифт, насколько я знаю, выполняет поручение нашего короля, а то, что предлагаете вы, попахивает изменой.

Лидрик наконец раскурил трубку, выпустил облачко дыма и добродушно улыбнулся собеседнику сквозь свою белоснежную бороду.

- Я не прошу делать ничего противозаконного, - сказал он. - Просто задержите барона и его людей на пару дней под любым предлогом. Мне нужно пообщаться с пленником Свифта, и легче всего это сделать здесь, если барон задержится в городе на некоторое время.

- Почему бы вам самим не поговорить с бароном? - спросил Гланд, ерзая в кресле, он не чувствовал себя хозяином положения, и весь этот разговор доставлял ему сильное беспокойство.

- Потому что барон, а тем более король, не должны ничего знать о заинтересованности ордена Девяти Сфер, - сказал Лидрик уже серьезным тоном. - И это один из пунктов нашего будущего соглашения. Никто не должен узнать о нашем разговоре, иначе у вас будут проблемы, я вам обещаю.

Гланд нервно потер мочку своего заостренного уха. Его уши были не такими остроконечными, как у эльфов, но все же заметно отличались от обычных человеческих. Впрочем золотистый цвет волос и тонкие черты лица тоже были не характерны для людской расы. Все дело было в том, что Имгелай Гланд был рожден полуэльфом. Ему уже перевалило за шестьдесят лет, но выглядил барон Эгендхела не больше, чем на тридцать пять.

- Ладно, я попробую что-нибудь сделать, но ничего не обещаю, - сдался Гланд и устало потер лицо ладонями. Было видно, что этот разговор его сильно утомил.

- Просто задержите Свифта, только и всего, - сказал Лидрик. - И поверьте, вы узнаете, что такое щедрость ордена Девяти Сфер.


***


"Ну что за урод? - думала Офелия, цокая высокими каблуками по мостовой. - Если завтра вернется в одном нижнем белье, выкину с балкона все его вещи!".

Этот идиот проиграл все, что можно в клубе, Офелия пыталась его остановить, но он не хотел ничего слушать и желал отыграться. И какой негодяй придумал эти карты? Офелия в гневе стиснула кулачки и ускорила шаг.

На улице царила ночь. Ставни домов были закрыты, на дороге она не встретила ни единого селянина. Офелия ежилась от страха, но продолжала упрямо идти вперед, в конце концов до дома оставалось гораздо ближе, чем до клуба, где ее совсем не ждал ее ненаглядный.

Офелия в который раз задумалась, а нужен ли ей такой кавалер, что даже не подумал проводить ее до дома в такое время? Неужели карты для него дороже, чем ее безопасность? Девушка окончательно уверилась в том, что придя домой, выкинет с балкона все его вещи. И ей плевать, сколько он будет умолять ее вернуться к нему. Все. Конец любви.

Сзади послышались торопливые шаги. Ну, наконец-то, одумался! Офелия остановилась и обернулась, уже готовая для большой тирады, но к ней приближался совсем не ее жених. Худой и высокий человек, одетый в какое-то тряпье, быстро шел прямо к ней, почти бежал.

Это так напугало Офелию, что она открыла рот, чтобы закричать, но тут со спины на нее кто-то набросился. Последнее, что почувствовала девушка, это то, как чьи-то зубы вырывают кусок мяса из ее шеи.


***


Солнце добралось до зенита, когда колдун заметил впереди какие-то строения. Первую половину ночи барон отвел на сон, но вторую ее половину они шли по торговому тракту. Когда рассвело, пейзаж нисколько не изменился - под ногами дорога, выложенная булыжником, по бокам возвышаются вечнозеленые сенеты, а в небе ни облачка. Поэтому, увидев, что впереди маячат какие-то постройки, колдун несказанно обрадовался, представляя, как они остановятся в какой-нибудь гостинице. Тащиться вторые сутки за лошадью ему порядком осточертело.

Торговый тракт проходил мимо двух сторожевых башен, выложенных из деревянных досок. В каждой из башен наверху размещалась смотровая площадка, в которой умещалось по одному лучнику. Они уже давно заметили приближение отряда барона Свифта и подали сигнал мечникам, стоящим внизу. Колдун отметил, что доспехи у мечников были кожаные, а оружие на вид было выковано из плохой стали. В целом, создавалось впечатление, что стража Эгендхела была беднее воинов барона Свифта.

- Ну вот и добрались, - сказал один из воинов барона, колдуну показалось, что это был Виторт. - Надеюсь, барон Гланд хорошо встретит нас.

- Ты в курсе, что он полуэльф? - спросил Карлос.

- С чего ты взял?

- Да все это знают. Эгендхел ведь основан на руинах древнего эльфийского города, это даже из названия понятно.

- Что такого эльфийского в названии Эгендхел? - поинтересовался Виторт, обернувшись в седле на Карлоса.

- Я все время забываю, какой же ты безграмотный балбес! - засмеялся Карлос и увернулся от пущенного в него куска хлеба из седельной сумки. - Если слово оканчивается на 'хел', будь уверен, что оно эльфийское. Столица эльфийского королевства называется Тандерхел, смекаешь?

- Стоять! - рявкнул один из мечников, охраняющий заставу.

Барон Свифт спешился и направился к группе стражников. На ходу он достал из сумки на поясе смятый свиток и протянул его одному из мечников, тот внимательно начал изучать бумажку.

- Я барон Рандаэр, - сказал Свифт, пока стражник читал. - Неужели не узнали? И вообще, почему так грубо встречаем гостей?

- Извините барон, не признал, - дочитав, сказал мечник и отдал свиток обратно. - Мы сегодня всех приезжих останавливаем и досматриваем. Ночью произошло зверское убийство, идет расследование.

- Но проехать-то нам можно? - спросил Свифт, глядя на стражника исподлобья.

Мечник на секунду задумался, оглядывая немногочисленный отряд барона.

- Проезжайте, барон, но вам придется на какое-то время задержаться в городе, - сказал капитан стражи. - Приказ барона Гланда.

- Это как-то связано с убийством в городе? Учтите, у меня приказ самого короля, и меня не должны останавливать из-за подобных мелочей. Дело государственной важности, вы должны это понимать.

- Нет-нет, что вы, - махнул рукой капитан. - Насколько я знаю, приезжал королевский гонец и отдал какие-то распоряжения нашему барону касательно вас. Поэтому вы и должны с ним побеседовать.

- Вот как? - с сомнением сказал Свифт. - Ну что ж, тогда поговорим с Гландом.

Капитан поднял руку, подавая знак своим подчиненным, и стражники расступились, давая барону и его людям проехать в город.

Когда колдун поравнялся с капитаном, тот неожиданно положил руку ему на плечо и крикнул Свифту:

- Барон! А вашего пленника я вынужден задержать и поместить в клетку до дальнейших распоряжений!


***


- За каким демоном вы забрали у меня моего пленника? - спросил Свифт, прямо с порога, ворвавшись в кабинет Имгелая Гланда.

Барон Эгендхела сидел за массивным айсповым столом, развалившись в кресле. Лидрик находился в потайной комнате и внимательно следил за происходящим через скрытое отверстие в стене. Днем ранее Алексаргус убедил Гланда сотрудничать, и тот отдал распоряжения стражникам на внешней заставе, чтобы они задержали барона Свифта и его спутников. Позднее капитан стражи передал барону Гланду, что выполнил поручение и добавил, что пленник барона Свифта выглядит очень странно. На вопрос Лидрика о том, что такого странного он увидел в пленнике, Гланд сказал, что глаза у того весьма необычны и напоминают глаза зверя. После такого заявления Алексаргусу не терпелось увидеть пленника лично.

Оставалось только избавиться от Орона Свифта. Не в прямом смысле конечно, а лишь на время, чтобы он не мешал планам Лидрика. Барон Свифт с давних пор являлся хорошим другом короля, еще с тех времен, когда Иккард сам был бароном, а Свифт обычным стражником. Кроме того, барон отличался вспыльчивым характером и питал неприязнь к ордену Девяти Сфер, который посягал на священную власть короля Иккарда. Все это делало Свифта занозой в планах мага и нужно было срочно что-то придумать.

Гланд долго протестовал против затеи Лидрика, но преимущества, которые сулил маг склонили барона на сторону Алексаргуса. Гланду требовалось ввести Свифта в заблуждение и сказать, что король поменял планы и велел оставить пленника Свифта в Эгендхеле, пока сам лично не приедет за ним. От того, насколько Гланд будет убедительным, зависело получит он контроль над соседним городом или нет. Дело в том, что за самые крупные города Эшмеранда шла давняя борьба между королем и орденом Девяти Сфер. В каждом крупном городе Иккард стремился поставить своего ставленника - барона, который бы укреплял королевскую власть на местах. В то же время в крупных городах маги строили свои резиденции, подминая власть под себя. Из крупных городов наместников короля не было лишь в городе магов - Сатермарге - резиденции лорда Талфина, верховного лорда ордена Девяти Сфер. Король давно пытался продвинуть в городе своего ставленника, но Сатермарг принадлежал королевству лишь формально. С самых давних лет он являлся обителью магов ордена и все попытки вмешательства в его дела жестко пресекались.

Теперь у Гланда появлялся шанс стать бароном Сатермарга, если он сохранит лояльность ордену. Конечно, его власть в городе будет формальной, но открытая поддержка магов сделает Гланда влиятельной фигурой, и со временем он может попытаться занять королевское место.

Но это в будущем, а сейчас Гланд должен идеально сыграть свою роль.

- Приказ короля, - пожал плечами барон Эгендхела. - Успокойтесь и садитесь, сейчас я все объясню.

Побагровевший Свифт гневно посмотрел на собеседника, но все же отодвинул стул от стола и сел напротив. Сел он порывисто, всем своим видом показывая, что ждет немедленных объяснений. Гланд был спокоен, и Лидрик, наблюдая за ним из своего укрытия, улыбнулся в белую бороду.

- У короля изменились планы, - продолжил барон Эгендхела. - Ему не терпится допросить вашего пленника, и он отправился вам навстречу. Чтобы не разминуться, он попросил меня передать вам, что вы должны задержаться у меня до появления его величества.

Свифт провел ладонью по небритому подбородку и сжал в кулаке свои длинные каштановые усы. Потом отпустил их и с шумом хлопнул ладонью по столу.

- Ну что ж, коль слышу это от вас, у меня нет причин противиться, - сказал Свифт. - Как долго король будет добираться до города?

Гланд забарабанил пальцами по столу и поглядел в потолок, прикидывая срок.

- Дорога от Истиншеаля до Эгендхела занимает дней пять пути на быстрой лошади, - сказал он. - Когда гонец пришел ко мне и передал сообщение, он сказал, что король уже выехал. Так что он уже довольно давно в дороге. Думаю, вам надо подождать два дня, не больше.

Гланд встал из-за стола, подошел к шкафу у стены и открыл створки. Внутри располагались бутыли с разноцветными напитками, фужеры и коробчки табака.

- Выпьете со мной, барон? - спросил Гланд, вынимая из шкафа два фужера.

- Не откажусь, но вначале хотел бы разместить своих людей и позаботиться о лошадях.

- О, ваши великолепные басибукские скакуны, наслышан, - усмехнулся Гланд, протигивая фужер собеседнику. - Я помню, как вы участвовали в столичном турнире несколько лет назад. Вы и ваш конь впечатлили немало народа. Что будете, пат или люмино?

- Пат.

- О, вы любитель крепких напитков, - уважительно сказал Гланд и достал из шкафа бутыль с прозрачной жидкостью - крепкую настойку из плодов патр.

Разлив пат по фужерам, Гланд поставил бутыль на стол, потом подумал и положил также коробочку табака, после чего сел напротив Свифта.

- Насчет ваших людей и коней не беспокойтесь, - сказал барон Эгендхела. - Я отдал все необходимые распоряжения, лично вам выделена роскошная комната в моей резиденции, а ваших воинов я разместил в лучшей таверне города, конечно, за мой счет. Ваши кони в конюшне, за ними следит мой конюх, а не простофиля с улицы.

Удовлетворившись подобным ответом, Свифт, наконец, позволил себе улыбнуться и поднял свой наполненный до середины фужер.

- За короля! - воскликнул он.

Гланд на секунду замешкался, но все же взял себя в руки и поднял свой фужер.

- За короля! - повторил он и оба выпили.

После того, как бароны начали выпивать, а потом и закурили трубки, Лидрик потерял интерес к наблюдению. Теперь Свифт у него в кармане, дело было сделано. Маг повернул голову так, чтобы через отверстие увидеть окно в кабинете Гланда, у Лидрика окон в тайной комнате не было. Уже почти стемнело. Лидрик надеялся, что напившись, Свифт отправится в свою комнату спать, после чего можно без опаски проникнуть в клетку к пленнику, ведь охраняли его только люди Гланда. К великому сожалению мага, барон Рандаэр оказался могучим человеком и просидел с Гландом почти до полуночи. Теперь маг начал опасаться за барона Гланда, который напился гораздо быстрее и мог сболтнуть лишнего.

Тихий разговор баронов разорвал в клочья хриплый вопль, ворвавшийся с улицы. Вопль настолько жуткий, что казалось он принадлежал демоническому существу, но никак не человеку. Надрывный крик прекратился также резко, как и начался. В кабинете барона повисла вязкая тишина, такая же тишина стояла на улице.

Бароны переглянулись, гадая, что сейчас произошло.

- Пошла прочь, тварь! - раздался за окном мужской крик.

Свифт вскочил со стула, роняя его на пол, очнувшись от парализующего оцепенения, и выхватил из ножен саблю.

- Это колдун! - воскликнул он и побежал к выходу. У двери он снял со стены факел и выбежал на улицу.



ГЛАВА 7


Четырьмя часами ранее...

- Мой папа говорит, что ты плохой человек! - воскликнул маленький сорванец и запулил в колдуна булыжник.

Пленник едва успел отмахнуться от летящего в лицо камня. Стиснув зубы от злости, колдун оглядел детей, которые толпились у его клетки. Позади детворы стояли взрослые и осуждающе смотрели на узника. Клетка стояла на краю главной площади города, в ней содержались преступники, достойные народного порицания, иначе зачем выставлять их напоказ публике? Единственное, чего колдун не понимал, так это, почему его посадили вместе с этим сбродом, ведь он не причинил никому вреда, по крайней мере, в этом городе.

Расталкивая мелюзгу, к клетке протиснулся высокий мужчина средних лет, одетый весьма изящно, было видно, что он из благородного сословия. Завидев колдуна, он направился прямиком к нему.

- Мерзавец, это ты убил ее! - прошипел он.

Колдун оказался слишком близко от клетки, поэтому мужчина смог просунуть руки и ухватить пленника за ворот рубашки. Он подтянул его к себе, приблизив к своей красной и заплаканной физиономии.

- Кто ты, тварь?! - спросил подошедший, внимательно разглядывая изумрудные глаза колдуна.

Колдун внешне оставался спокоен, но его лицо побагровело от злости. Он резко ухватил запястья обидчика и больно стиснул их.

- Я человек, которого ведет в Истиншеаль барон Рандаэр, - тихо сказал он. - А ты, если не уберешь от меня руки, лишишься пальцев, ты понял меня?

Стражники, стоящие поблизости, услышали их разговор и один из них тотчас же среагировал. Он подошел к клетке, просунул в нее копье и ткнул им в плечо колдуна, толкая его назад.

- А ну отойди от благородного человека, падаль! - пригрозил он.

Оттолкнув колдуна от клетки, стражник еще несколько мгновений постоял рядом, глядя на пленника, а потом отошел в сторону. Колдун посмотрел на свою рубашку, которая теперь была порвана на плече. Из крохотной раны сочилась кровь, но в целом порез был несерьезным. Знатный человек продолжал стоять рядом, по ту сторону клетки, злобно глядя на колдуна.

- Чего ты на меня взъелся? - обратился к нему колдун. - Я прибыл с бароном несколько часов назад. Я впервые в этом городе.

- Мою жену загрыз человек! - в отчаянии сказал знатный господин. - Он перегрыз ей горло и высосал всю кровь! Кто еще, кроме тебя, мог такое сотворить? Любой, глядя на тебя, скажет, что ты демон!

- Плохой человек! - крикнул один из мальчишек и кинул в колдуна камень.

Каменюга угодил пленнику прямо в скулу, оставив на ней красный порез. Из изумрудных глаз колдуна брызнули слезы боли, но сам пленник даже не изменился в лице. Убитый горем вдовец благодарно потеребил мальца за волосы и направился прочь от клетки. Ободренные похвалой взрослого детишки начали бросаться камнями в узников с удвоенной силой. Колдун отошел к центру клетки, как и большинство заключенных. Затравленно оглядевшись, колдун усмехнулся собственным мыслям. Неужели ему суждено погибнуть от рук малолеток?

Истязания кончились на закате. Взрослые разогнали детишек по домам, видимо, этим малолетним демонам все же требовался сон, чтобы с утра с новыми силами приняться за избиение беззащитных.

Под вечер пришли новые стражники. Во время смены караула всех заключенных увели из клетки и направили в темницы, оставив колдуна одного. Это было уже совсем странно. На безлюдной площади остался только колдун, которого охраняли два стражника, которых пленник никогда раньше не видел, люди барона Свифта бесследно исчезли, колдун лишь краем уха слышал, что они направились в таверну 'Эльфятник'.

Когда совсем стемнело, стражники зажгли факелы, и до носа колдуна донесся характерный запах горящего топлива. Пленник только сейчас почувствовал, что полностью вымотался. Он совсем не помнил, когда спал в последний раз, но мысль о том, что предстояло заснуть, ввергала его в ужас. Он знал, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет и приготовился бороться со сном до рассвета.

В какой-то момент он все же заснул, потому что встрепенулся, когда во тьме раздался голос стражника. Он огляделся, не понимая, сколько времени проспал и что происходит.

- Эй, назовитесь! - крикнул стражник кому-то в темноте. - Лорд Лидрик, это вы?

Ответа не последовало, и стражник, воткнув факел в подставку рядом с клеткой, выставил вперед копье. Второй стражник последовал его примеру.

- Ну кто там? - крикнул воин раздраженно. - А ну выходи на свет, иначе не поздоровится!

Из темноты раздался душераздирающий вопль. Колдун подумал, что так может кричать человек под пытками. Почему-то ему вспомнились слова вдовца о том, что его жену загрыз человек и высосал из нее всю кровь. Неужели это правда, и в этом городе творится что-то скверное?

Стражники заволновались, один из них взял в руки факел и стал разгонять им тьму, чтобы разглядеть противника. Из темноты в свет факела выпрыгнул человек. Тощий, абсолютно лысый, с серой морщинистой кожей и измазанным кровью ртом. На пальцах рук и ног у него росли длинные черные когти, способные разорвать человеку горло или живот.

Тварь, по другому это назвать нельзя, была очень умна и напрыгнула на стражника с факелом, который только-только тянулся к своему мечу на поясе. Когти на ногах существа вспороли кожаный жилет воина и впились в живот. Тварь издала хищный рык и впилась человеку в горло. Стражник закричал и выронил факел, обеими руками вцепившись в голову монстра, пытаясь оттащить его от своей шеи.

Второй стражник пырнул тварь копьем в спину. Чудовище взвыло и повернуло голову к новому противнику. Воин отшатнулся, увидев его черные демонические глаза, а тварь, воспользовавшись замешательством, прыгнула на него, оттолкнувшись когтистыми ногами от своей первой жертвы. Первый стражник упал на землю и больше не шевелился. Из его шеи толчками била кровь.

Колдун внимательно следил за боем, нервно сжимая прутья решетки вспотевшими пальцами, гадая, кто же этот людоед. В какой-то миг ему казалось, что второй стражник одержит победу, но серая тварь разрушила его надежды, с хрустом оторвав своему противнику голову и бросив ее через плечо. В ту же секунду монстр переключил внимание на колдуна и прыгнул на прутья решетки, колдун едва успел отпрыгнуть назад и неловко упал на спину.

Тварь протиснула когтистую лапу между прутьев и потянулась к ноге узника.

- Пошла прочь, тварь! - крикнул колдун и пихнул лапу ногой.


***


Свифт выбежал на крыльцо и остановился. Клетка с колдуном находилась на дальнем конце городской площади, минута бегом и он будет на месте. Приближаясь, барон пытался понять, что там творится, но в темноте не мог ничего разглядеть. Факелы стражников почему-то валялись на земле. Ко всему прочему по улицам деревни разносился звон колокола, который оповещал всех об общем сборе. Случилось что-то серьезное, но барон не видел на улице ни души.

Свифт почти добежал до клетки. Он уже видел, что охранники клетки мертвы и лежат на земле. Страха он не испытывал, только легкое возбуждение, которое обычно возникает перед схваткой. В этот момент он не верил, что все серьезно, ему казалось, что колдун каким-то образом выбрался из клетки и вырезал стражу. Про ужасный вполь, раздавшийся в ночи, барон предпочел забыть. Выпитый алкоголь придавал ему смелости, но замедлял реакцию.

Подбегая к клетке, Свифт понял, что колдун все еще находится в ней. Пленник стоял в центре подальше от решеток и стрелял глазами по сторонам. Барон мгновенно остановился, почувствовав неправильность всего происходящего. Если колдун в клетке, то кто убил стражников? И почему парень так нервничает?

Через секунду барон увидел, как вокруг клетки маячит непонятный силуэт. Быстрая тень перемещалась вдоль решеток и трясла их, пытаясь найти слабое место.

- Кто там? - крикнул барон.

Колдун посмотрел на Свифта, узнав его по голосу. Барон видел как изменилось лицо пленника, будто бы он испугался за его безопасность. Или ему только так показалось?

- Проваливай отсюда! - крикнул колдун. - Эту тварь так просто не убить!

Свифт зарычал и упрямо направился к клетке. Лишь в последний момент он услышал, как к нему кто-то приближался. Кто-то тяжелый набросился на барона со спины и , толкнув, повалил его на землю. Во время падения Свифт успел развернуться лицом к противнику, из-за чего отшиб себе легкие, когда упал спиной на землю. Выставленная перед собой сабля сверкнула во тьме как раз вовремя, серая тварь прыгнула на барона и напоролась на изогнутое лезвие. Раздался вопль, и чудовище безвольно повисло на сабле, насадившись до самого эфеса. Пасть существа раскрылась и из нее густым потоком потекла слюна, капая прямо на лицо Свифта.

- Разрази тебя Таллот! - выругался Свифт и отпихнул существо ногой, снимая мертвое тело с сабли.

Послышался скрежет металла. Барон оглянулся и увидел, как вторая тварь растаскивает в стороны прутья решетки, за которой стоял колдун.

- Ну нет! - крикнул барон и побежал к монстру.

За спиной раздался вопль, и Свифт едва успел развернуться лицом к опасности, когда недобитая им тварь снова набросилась на него и повалила на землю. Серый, похожий на труп, человек прижал когтистыми лапами руки барона к земле и склонил над ним голову для укуса. Из его распоротого брюха торчали кишки, но твари как будто это было невдомек.

Глаза Свифта и серой твари встретились, и тут барон по-настоящему испугался. Боевой задор разом пропал, ему казалось, что на него смотрит сама смерть. Кто бы ни создал это существо, оно настолько чуждо этому миру, что у Свифта встали дыбом волосы. Почувствовав острые клыки на своей шее, барон закричал. Его крик вышел ревом раненого зверя.


***


Когда Лидрик вышел из своего укрытия, то увидел, как барон Гланд нервно мечется по комнате, не находя себе места. Увидев, что он не один, Гланд вздрогнул и чуть не упал, не сразу признав мага.

- Успокойтесь, Гланд, здесь только я, - спокойно сказал Лидрик, хотя у него самого тряслись поджилки. Он не понимал, что происходило, но чувствовал приближение огромной опасности.

- Надо позвать на помощь! - воскликнул барон и вновь заметался по комнате, как мотылек, сбивая неосторожными движениями предметы интерьера.

- Сядьте и успокойтесь! - велел маг. - Лучше расскажите мне про убийство, которое произошло прошлой ночью. Я не придал этому значения, но теперь думаю, что зря.

- Вы думаете, это как-то связано? - барон тупо уставился на мага и мотнул головой в сторону окна. - Вчера нашли девчонку с перегрызанным горлом. Должно быть собака, хотя наш псарь говорит, что собаки так не кусают, и это больше похоже на крупного хищника вроде медведя.

- А что с кровью?

- Откуда вы знаете? - удивился Гланд. - Крови не было, тело женщины было высушено до капли!

- Вампиры, - тихо сказал Лидрик и почувствовал, как его кожа холодеет от страха. - Разрази вас демоны, барон, почему вы раньше не сообщили мне об этом, когда было еще светло?!

- Но вы не спрашивали, я же не знал, - промямлил Гланд. - Что же теперь делать? Вы же маг, сделайте что-нибудь!

Лидрик с досадой пожевал нижнюю губу. Дело в том, что темная магия, которую практиковали маги его ордена, отчего-то плохо уничтожала нежить, должно быть, потому что они тоже являлись созданиями тьмы. Лорды сами иногда создавали зомби или даже вурдалаков, но только Талфин мог создать вампира, но вот уничтожить такое существо было проблемой, особенно, если не ты создавал его. Другое дело - паладины. Они практиковали светлую магию эльфов, и их заклинания были весьма эффективны против нежити. Правда, Лидрик уже давно задавался вопросом, как люди могли практиковать эльфийскую магию, используя магические кристаллы демонов? Быть может, они нашли иной способ?

- Надо помочь Свифту! - заговорил Гланд, отвлекая Лидрика от размышлений. - Вы слышите звон колоколов? Стража бьет тревогу, значит паника уже захватила весь город. Как вы думаете, простые воины справятся с этими тварями?

Лидрик посмотрел на собеседника таким взглядом, что Гланд понял все без слов.

- И что же нам делать? - беспомощно спросил барон.

- Попытаться выжить этой ночью! - воскликнул маг и подбежал к шкафу. - Быстрее! Помогите мне загородить окно, не дадим этим тварям так просто до нас добраться.

- А как же Свифт?

- Плевать я на него хотел! - воскликнул Лидрик, трясясь от страха. - Вы не представляете, с чем имеете дело. Надо спасаться, пока не поздно.

Было видно, что Гланд, несмотря на страх, не согласен с мнением Алексаргуса, но все же начал ему помогать кантовать шкаф к окну.


***


Мощным рывком серая тварь растянула прутья решетки в стороны и присела для броска. До неминуемой смерти оставались считанные мгновения, колдун пятился назад и уперся спиной в противоположную сторону клетки, отступать было некуда.

Монстр прыгнул, выставив вперед руки с изогнутыми черными когтями, по полдюйма каждый. Время растянулось до бесконечности. Колдун видел зависшую в воздухе тварь, ее оскалившуюся пасть с острыми зубами, черные, как ночь, глаза и тянущиеся к горлу лапы.

'Вспомни, как пользоваться моей силой, иначе мы оба погибнем!' - раздался требовательный голос в голове, принадлежавший светлой сущности. Ну, по крайней мере, колдун думал, что светлой, ведь она, в отличие от второй сущности, не хотела убить его во сне холодом.

Краем глаза колдун видел факел, стоящий в подставке, недалеко от клетки. Человек почувствовал непреодолимое желание обладать этим огнем, и тут же из его тела вырвался световой отросток голубого света и потянулся в сторону факела. Дотянувшись до огня, световое щупальце полностью впитало его в себя и засветилось ярче. В то же мгновение ладони колдуна объяло голубое пламя. Он выставил вперед одну руку и раскрыл ладонь, из которой тотчас же вырвался столб голубого пламени, проделав в твари сквозную дыру и отбросив ее далеко назад.

Колдун поглядел на свои ладони, которые были объяты голубым огнем. Огонь был реальным, но человек не чувствовал никакой боли.

Рев Свифта вывел колдуна из оцепенения, и он устремился к барону, над которым навис раненый монстр. Колдун выбрался из клетки через дыру, проделанную убитым чудовищем и снова вытянул перед собой руку. Сконцентрировавшись, он попытался повторить свой прием, но ничего не вышло, он чувствовал себя голодным, но хотел не еды, а света. Быстро оглядевшись, он увидел второй факел, валявшийся на земле, и тут же световое щупальце вырвалось из тела колдуна и впитало в себя свет факела.

Человек раскрыл ладонь и заставил вырваться из нее столб голубого света. Яркий луч прошил тело чудовища насквозь, и оно издало истошный вопль. Свифт обеими ногами оттолкнул монстра, и тот закувыркался по земле, сгорая прямо на глазах. Его предсмертные крики потонули в шипении обугливающейся плоти.

Колдун подбежал к барону и мощным рывком поставил его на ноги. Оглядев Свифта, он не заметил каких-либо серьезных ран, кроме синяков и дикого страха в глазах, ну может быть, еще и потерянного достоинства.

- Бежим, нужно убираться отсюда! - рявкнул колдун и потянул барона в сторону переулка.

- Куда ты меня тащишь! - закричал Свифт, вырываясь из цепких пальцев пленника. Барон указал куда-то в сторону площади. - Бежим в резиденцию Гланда, там можно укрыться!

Вдвоем они помчались в сторону трехэтажного особняка, возвышающегося на другой стороне площади, кажду секунду ожидая очередного нападения. Повсюду раздавался звон колоколов, уже были слышны крики людей - это городская стража столкнулась с серыми тварями.

Оказавшись на крыльце дома, колдун сильно постучал в дверь. Барон стоял рядом, опершись спиной о колонну, которая подпирала козырек входа, и вглядывался в темноту.

- Ты это видел? - спросил он, тяжело дыша. - Ты видел этих тварей?

- Видел-видел, - отозвался колдун и постучал еще три раза, а потом еще пнул дверь ногой несколько раз. - Отпирайте, или я выломаю дверь!

- Как ты их убил? - не унимался барон. - Что это был за свет у тебя в руках?

Колдун в последний раз постучал в дверь и уже собрался отойти назад, чтобы вышибить ее, как услышал какие-то звуки на первом этаже. Похоже, там шла борьба.

- Мне кажется, мы опоздали, Свифт, - сказал колдун, пятясь от двери. - Эти твари, наверное, уже там.

Послышался грохот падающего тела, после чего и барон решил отойти подальше. Неожиданно заскрежетал замок, и дверь открылась. На пороге стоял барон Гланд, держа в одной руке связку ключей, а в другой факел.

- Извините, что так долго, - сказал Гланд, нервно озираясь по сторонам. - Мне пришлось вырубить этого старого труса. Быстрее проходите, пока они не нагрянули!

Когда колдун и Свифт прошли внутрь, Гланд захлопнул дверь и запер замок, после чего прислонился спиной к двери и тихо сполз по ней на пол.

- Помогите мне забаррикадировать дверь, - устало сказал он, потирая разбитые костяшки правой руки.



ГЛАВА 8


Ночь почти закончилась, за окном уже должны были наступить утренние сумерки, но колдун не мог сказать наверняка, поскольку окно было полностью забаррикадировано мебелью. Колдун и два барона сидели за столом, прислушиваясь к звукам, доносящимся с улицы. Лысый старик с белой бородой, облаченный в белую мантию с серебряной оторочкой, безвольно сидел в кресле у дальнего конца стола. Его голова лежала на груди, очки едва держались на переносице.

- Хорошо ты его приложил, - обратился колдун к Гланду, кивком указав на белобородого. - Кто этот старикан?

- Да, Гланд, расскажи-ка, - встрял в разговор Свифт. - Мне тоже не терпится послушать о твоем предательстве.

Колдун перевел взгляд на Свифта, а потом сново на Гланда, не понимая, о чем толкует барон Рандаэр.

- Что он тебе предложил, Гланд?

Барон Эгендхела стыдливо опустил глаза и начал скрести ногтем айсповую столешницу.

- Сатермарг, - коротко отозвался он. - Он обещал мне поддержку ордена.

- Тебе мало власти? - сморщился в отвращении Свифт. - Ну ты и ничтожество, Гланд. Ты же понимаешь, что я донесу на тебя королю и тебя казнят за измену? Кажется, за это вешают.

Гланд резко поднял глаза на барона. Колдун без труда прочитал в них страх.

- Я же спас вас, барон! - заявил он. - Если бы не я, вас бы уже скорее всего не было в живых.

- Мы могли бы спрятаться в любом другом доме, - сказал Свифт. - Не торгуйся, не падай еще ниже, чем ты сейчас.

- И тем не менее, этот человек открыл нам дверь, барон, - заступился за Гланда колдун. - Он мог не открывать нам, но переборол свой страх, вырубил трусливого старикана и впустил нас. Я считаю это благородным поступком.

Свифт посмотрел на колдуна и сжал губы в тонкую линию. Казалось, он хотел заткнуть его, но вспомнив, что обязан колдуну жизнью, сдержался.

- Готовься потерять место, Гланд, - изменил свое решение Свифт. - И благодари колдуна за такую щедрость.

- Поблагодарю, если мы выживем, - сказал барон Эгендхела.

- Скажи-ка, Гланд, королевский гонец действительно заезжал к тебе или ты наврал?

- Это была легенда лорда Лидрика.

- Вот как? Что же он от нас хотел?

- Не от вас, а от вашего пленника, - сказал Гланд. - Он хотел с ним поговорить, поэтому я поместил пленника в клетку и оставил одного на ночь, чтобы лорд Лидрик мог придти и пообщаться с ним.

Теперь колдун начал понимать, почему остался один в клетке, охраняемый лишь двумя стражниками, и почему стражник, увидев кого-то, первым делом окликнул лорда Лидрика, они ждали его, но вместо старика к ним наведались вампиры.

- А меня ты решил напоить, хитрая скотина, - побагровел Свифт, сжимая кулаки. - Зарубить бы тебя здесь да и дело с концом.

- Успокойся, барон, - осадил его колдун. - Он нам нужен. Стража верна ему, горожане тоже ему доверяют, пусть пока побудет бароном. Скажите, Гланд, кто этот лорд Лидрик, и что он от меня хотел?

- Лорд Лирик - один из магов ордена Девяти Сфер, - сказал Имгелай Гланд. - Адепты этого ордена - люди, практикующие магию, и они имеют большое политическое влияние в стране.

- Как по мне, так это бездарные фокусники, опухоль на теле нашего государства, - вставил слово Свифт. - Они лезут в королевские дела, плетут интриги и всячески осложняют жизнь простого люда.

- Ты хочешь сказать, что я бездарный фокусник? - колдун с насмешкой посмотрел на Свифта.

- Нет, не хочу. Но ты же не один из них, верно?

- Ты так спрашиваешь, будто я помню свое прошлое, - сказал колдун. - Не забывай, я потерял память.

Кряхтение старика заставило троих собеседников отвлечься и посмотреть в дальний край стола. Лорд Лидрик очнулся, неловко поправил свои очки и начал озираться по сторонам, не понимая, что происходит. На его левой скуле наметился небольшой синяк. Видимо, вспомнив последние события, маг порывисто поднялся, роняя стул и злобно посмотрел на Имгелая Гланда.

- Подонок, ты посмел напасть на меня! - прошипел он, и в его руке материализовался осколок льда. - Тебе конец!

- Придержи коней, Алексаргус! - пригрозил Свифт, поднимаясь из-за стола. - К тебе у меня тоже будет разговор.

Маг ехидно улыбнулся, и тут колдун понял, что, если не вмешается, то Лидрик всех их перебьет, похоже, он считал себя самым сильным из присутствующих здесь. Колдун забрал свет одной из свеч, стоящих на столе, и его ладони объяло голубое пламя. Света свечи было очень мало, поэтому пламя вокруг ладоней едва горело, но колдун надеялся, что его блеф удастся.

- Лорд Лидрик, вы здесь не единственный маг, - сказал он. - Поэтому советую умерить пыл, пока кто-нибудь не пострадал.

Увидев объятые пламенем ладони колдуна, маг разрушил свое ледяное заклинание и, подняв стул, снова сел за стол.

- Поразительно! - восхитился он. - Это не магия лорда Талена, ты колдуешь, как паладин! Покажи мне кристалл, я хочу его увидеть!

- Какой еще кристалл? О чем ты? - не понимал колдун.

- Тот, который ты украл у лорда Талена в Лурастаре!

- А, вот в чем дело, - заговорил барон Свифт. - Вы ищете пропавшую побрякушку погибшего лорда? Спешу вас разочаровать, у колдуна ее нет. Как бы он ни колдовал, он обходится без нее.

- Не может быть! - воскликнул Лидрик.

- Уж поверь мне, - довольно улыбнулся Свифт. - Этот парень у меня уже довольно давно, мои слуги видели его в чем мать родила, и на нем не было никакого кристалла.

- Он мог его проглотить! - не сдавался маг.

- Покажи-ка нам свой кристалл, лорд, - подал голос колдун. - Хочу на него взглянуть.

Лидрик с подозрением посмотрел на колдуна, но все же расстегнул верхнюю пуговицу воротника и вытянул цепочку, на которой висел окованный золотом зеленый шар размером с куриное яйцо.

- Если ты думаешь, что я смог бы такое проглотить, то ты идиот, - сказал колдун. - Кстати, любой, кто получит такой кристалл, будет обладать вашей магией? То есть, достаточно отнять у тебя кристалл и ты лишишься всей своей силы?

Лидрик поспешно убрал амулет под одежду и застегнул пуговицу воротника.

- Ты не первый, кто задается подобным вопросом, - сказал маг. - За семьсот лет чего я только не навидался, но мой кристалл по-прежнему у меня, так что даже не помышляй о грабеже.

- Дался мне ваш кристалл, - отмахнулся колдун.

С улицы донесся очередной вопль голодного вампира. Все четверо разом вздрогнули и притихли.

- Что будет, если они сейчас ворвуться к нам? - спросил Гланд, ни к кому конкретно не обращаясь. - Сможем ли мы их остановить? Как с ними бороться?

- Будем надеяться, что они не залезут сюда до утра, - подал голос лорд Лидрик. - Это же вампиры, они боятся света. Как только наступит утро, эти твари скроются. У нас будет целый день, чтобы найти их укрытия и уничтожить, пока они в спячке.

- У тебя неплохие познания в данной теме, может, ты и пригодишься, - сказал Свифт. - А что, если мы не найдем все их укрытия до следующей ночи?

- Значит, следующей ночью все повторится, - сказал Лидрик. - И уж поверьте, жертв будет не меньше, чем сегодня. Если мы не вытравим их гнездо, то Эгендхел за короткое время превратится в мертвый безлюдный город. Поверьте, такое уже случалось на моей памяти.

- Значит, с самого утра собираем все силы и ищем эту нежить, - подытожил барон Гланд.

- Это еще не все, - сказал Лидрик. - Как бы мне не хотелось это говорить, но без помощи паладинов нам, скорее всего, не обойтись. Нам нужна их поддержка на случай, если к следующей ночи мы не найдем всех тварей. Гланд, вам нужно будет отправить гонца в Стейргард и молиться, чтобы паладины приехали до темноты.

Когда на улице закричали петухи, затворники решились выглянуть наружу. Колдун и Свифт, как самые крепкие из собравшихся, налегли на тяжелый шкаф и со скрипом отодвинули его от входной двери. Медленно, стараясь не издавать лишнего шума, колдун повернул ключ в замке и приоткрыл дверь.

Диск солнца еще не выглянул из-за горизонта, но рассвет уже занялся, окрашивая спящий город в красно-розовые тона. После событий минувшей ночи такое освещение внушало тревогу, будто предвещая что-то плохое. Колдун открыл дверь шире и вышел на крыльцо, оглядываясь.

Город безмолвствовал. Главная площадь города и ближайшие улицы были безлюдны, ставни окон везде, куда смотрел колдун, были закрыты. Некоторые двери домов были выбиты с такой силой, что вместе с ними вылетели коробки и часть кладки зданий. Колдун посмотрел вдаль, в сторону клетки, в которую еще вчера был заключен. Трупы двух стражников все еще лежали там, их никто не убрал. Других тел в округе колдун не видел.

- А ну-ка постой! - раздался голос Свифта за спиной колдуна, когда он решил пройти чуть дальше. - Вчера ты спас мою шкуру, но это не меняет наши взаимоотношения. Ты по-прежнему мой пленник, давай сюда руки.

- Ты серьезно? - скривился колдун, когда барон защелкнул на его запястьях наручники. - Мне могут понадобиться руки для колдовства.

- Как-нибудь так справишься, - отмахнулся Свифт, засовывая ключ в поясную сумку. - Так, все идем к таверне, там мои люди.

- Да, вы правы, барон, идемьте туда, - согласился Гланд. - Недалеко от таверны расположены городские бараки, основные силы города сконцентрированы там.

Четверка направилась вперед по широкой улице, вдоль которой по обеим сторонам стояли двух- и трехэтажные дома, выложенные из камня. Группа почти дошла до перекрестка, когда с боковой улицы вышел отряд вооруженных людей. Они шли медленно, тесно прижимаясь друг к другу, держа круговую оборону, выставив перед собой щиты и копья. Завидев колдуна и его спутников, отряд остановился и сдвинул щиты, превратившись в неприступную стену.

- Это барон Свифт и барон Гланд, - крикнул Свифт. - Назовите себя!

Какое-то время стена щитов оставалась неподвижной, потом два щита раздвинулись в стороны и через образовавшуюся брешь вышел воин в кожаных доспехах, держа в одной руке меч. Это был капитан стражи внешней заставы, колдун сразу же узнал его.

- Как же приятно слышать человеческие голоса! - воскликнул он. - К середине ночи мы отступили в казармы, неся большие потери и забаррикадировались внутри. Под утро решили сделать вылазку, но пока не обнаружили ни единой твари.

Свифт направился к отряду, колдун и остальные последовали за ним.

- Это немудрено, капитан, сейчас почти встало солнце, - сказал маг, когда они подошли вплотную к воинам.

- Доложите обстановку, - велел Гланд, с опаской озираясь по сторонам. Видимо, слова Лидрика об отсутствии вампиров не очень убедили его.

- Три отряда полностью уничтожены, осталось пять, - отчитался капитан. - То есть, у меня в распоряжении пятьдесят человек, из них около двадцати ранены - некоторые тяжело, некоторые - не очень. Какие будут дальнейшие распоряжения?

Гланд хотел было что-то сказать, но, подумав, посмотрел на лорда Лидрика.

- Будем придерживаться нашего плана, - сказал маг. - Выделите одного воина, пусть скачет в Стейргард за паладинами.

- Почему именно воина? - запротестовал Гланд. - Сейчас каждый, кто владеет оружием, на счету.

- Дело в том, что вампиры - самые совершенные из элементалей плоти, - пояснил Лидрик. - В отличие от зомби и вурдалаков, они очень умны. Если вампиров много то, скорее всего, некоторые из них спят сейчас вдали от города, где-то в лесах, вдоль торгового тракта. Уверяю вас, они будут караулить проезжающих мимо людей, поэтому лучше, если гонец будет воином, так больше шансов, что он доедет до места. В идеале, чтобы он прибыл в Стейргард до темноты, но тут уж как получиться.

- Хорошо, - согласился барон Гланд. - Капитан Вестнот, отрядите одного из ваших людей для этого задания. Дайте ему самого быстрого скакуна. Барон Свифт, вы поделитесь своим басибукским скакуном для общего дела?

- Всенепременно, - кивнул Свифт. - Если мои кони еще живы.

К счастью, конюшня не пострадала. Когда отряд прибыл на место, их встретил дрожащий конюх. Ночью он успел заложить вход и окна мешками с овсом, и вампиры каким-то чудом его не заметили или просто не учуяли.

Свифт разрешил использовать для этой миссии одного из своих коней. Его накормили освом и напоили, потом капитан Вестнот назначил гонца, велел заучить ему сообщение наизусть, после чего под коллективным взором двух дюжин глаз гонец умчался из города.

- Капитан, соберите всех своих людей, которые не пострадали, - сказал лорд Лидрик. - Мы должны разделиться на группы и прочесать весь город в поисках вампиров. Если найдете выживших горожан, вытаскивайте их из укрытий, пусть тоже помогают. У нас время до вечера. Как только солнце начнет клониться к горизонту, собираемся на главной площади города. Даже если мы прочешем весь город и перебьем вампиров, нет гарантии, что мы уничтожим их всех. К вечеру у нас должен быть план, как пережить будущую ночь.

- Так, а что делать мне? - поинтересовался колдун.

- Ты пойдешь со мной, нога в ногу, - сказал Свифт. - Пошли, зайдем в таверну и посмотрим, что с моими людьми.

- Я пойду с вами, барон, - сказал Лидрик. - Осторожность не помешает.

Колдун видел, что Свифт был не рад подобной компании, но не стал спорить. В конце концов, маг будет не лишним, случись что. Когда люди рассредоточились по городу, колдуну стало вновь жутковато. Город снова казался пустынным и безжизненным. В небе каркали вороны, которых привлекал появившийся запах разложения от неупокоенных еще тел.

- Лорд Лидрик, вы так много знаете об этих тварях, - сказал колдун, когда они втроем подходили к таверне 'Эльфятник'. Это было трехэтажное деревянное здание с большими окнами, створки двери свободно болтались на петлях, не исключено, что через эти двери вышвыривали пьяных дебоширов, когда они начинали буянить. Над входом висела большая вывеска с изображенной на ней тарелкой, вилкой и стаканом. Краска уже заметно поисцвела. - Откуда они берутся?

- Если вкратце, то с севера, - коротко ответил маг. - Мы называем те области Дальними Пределами, это крайний север, люди там почти не живут. По легенде где-то там была решающая битва между демонами и альянсом в Темную Эпоху. Великий маг Велес убил архидемона Таллота и тот превратился в звезду, которая теперь парит над материком.

Колдун скептически посмотрел на мага.

- Не веришь? - усмехнулся Алексаргус. - Когда стемнеет, залезь повыше, да посмотри на север. Ты увидешь красную звезду, которая светит ярче остальных на небосводе. По легенде, это и есть Таллот, точнее, его душа.

- А на самом деле?

- А на самом деле на север так далеко никто не забирался, чтобы проверить, - сказал Лидрик. - Короче, опять же по этим легендам душа Таллота воскрешает мертвых, они восстают из могил и идут в мир живых, на юг.

- Откуда там мертвые?

- Ты меня не слушал? - нахмурил седые брови старый лорд. - Я же говорил, что по легендам там была рещающая битва между демонами и альянсом. Тысячи людей, эльфов и гномов положили там свои головы. Конечно, это было около тысячи лет назад и не стоит на слово верить легендам, но что-то в этом есть. Мертвые действительно приходят с севера, и их очень сложно остановить. Обычно этим занимаются специальные отряды людей, которых возглавляют паладины, но иногда нежить все-таки пробирается в Эшмеранд и тогда случается нечто такое, что мы видим сейчас. Хотя, признаться, такого масштабного вторжения я не припомню.



ГЛАВА 9


Если конюшню вампиры не тронули, то в таверне они повеселились на славу. Стоило колдуну переступить через порог, как в нос ударил знакомый запах крови и сладковатый аромат начавшегося разложения. Основное помещение хорошо освещалось солнцем через окна, поэтому вампиров можно было не опасаться. Столы и стулья были перевернуты, некоторые расколоты в щепки, под обломками колдун заметил несколько человеческих тел.

- Надо их осмотреть, может, кто выжил, - сказал он.

- Только осторожнее, не напоритесь на вампиров, - предупредил Лидрик.

Все найденные на первом этаже тела были мертвы. В подсобке колдун никого не обнаружил, на кухне тоже, среди умерших никто не нашел людей Свифта.

- Идем наверх, - скомандовал барон.

Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж, троица оказалась перед длинным коридором с десятком дверей по левую и правую сторону.

- Что ж, давайте посмотрим, - сказал Свифт и без дальнейших объяснений направился к первой двери у левой стены.

- Эй, есть кто живой?! - позвал барон и громко постучал. - Мы заходим! Тварей нет, все закончилось!

Реакции никакой не последовало, и Свифт выбил дверь плечом. В комнате никого не оказалось. Колдун отметил, что все вещи лежали на своих местах, кровать, стол, стул - все было в целости. Скорее всего, здесь не было постояльца.

Таким же манером барон начал открывать остальные двери. На пятый раз они ворвались к семейной паре. Мужчина и женщина дико закричали, увидев не прошенных гостей, но разглядев, что это обычные люди, успокоились.

- Что здесь произошло? - спросил барон, обращаясь к мужчине.

- Я-я-я не з-знаю, - заикаясь, сказал напуганный постоялец. - Мы побоялись выходить из комнаты. Вечером все было как обычно, с первого этажа раздавались голоса и песни, ругань и все остальное в том же духе, но ближе к полуночи мы услышали звон стекла и жуткие вопли. Мы слышали грохот мебели и звон мечей. Я закрыл дверь и мы стали выжидать. По коридору бегали люди и что-то кричали, а потом мы услышали как за ними пробежало что-то непонятное, оно рычало и выло как дикий зверь.

- Собирайтесь, пойдете с нами, - велел Свифт.

Впятером они направились дальше по коридору. В основном, комнаты были пусты, но в одной из них была выломана дверь и там обнаружились несколько разодранных тел, но это опять были не люди барона.

Спутники направились по лестнице на последний, третий, этаж. Здесь дорогу им преградил огромный шкаф, перекрывающий коридор. Следов проникновения не было видно, и это давало надежду, что за укрытием могли прятаться люди.

- Есть кто живой? - позвал Свифт.

- А кто спрашивает? - раздался из-за шкафа усталый мужской голос.

- Виторт?

- Барон?! - голос резко оживился. - Барон, это вы?

- Да, Виторт, это барон Свифт. Как там у вас дела?

- Когда на первом этаже началась бойня, мы спустились вниз, чтобы навести порядок, - сказал Виторт. - Тогда мы еще не знали, что это не пьяный дебош. Внизу творилось что-то невероятное. В дверь и через окна вламывались жуткие нелюди, они нападали на любого, до кого могли дотянуться. Они были невероятно сильны, мы поняли, что не сможем их отогнать и начали отступать наверх. За нами потянулись другие постояльцы. Выжили, в основном, те, кто умеет обращаться с оружием и был трезв, остальных порешили довольно быстро.

- Сколько вас там? - спросил барон.

- Человек пятнадцать, - чуть погодя, сказал Виторт. - Сейчас мы сдвинем шкаф и выйдем к вам. Мы не спали всю ночь и очень устали.

- Я думаю, так скажет каждый житель города, - сказал Свифт. - Кто-нибудь ранен?

- Да вроде нет, отделались легким испугом. Кстати, мы убили парочку этих тварей там, внизу. Вы видели их?

- Нет, наверно они забрали тела своих товарищей, - предположил Свифт.

- Не правда, - перебил его Лидрик. - Скорее всего, тела сгорели на солнце, когда свет через окна осветил первый этаж.

Колдун и Свифт помогли затворникам сдвинуть шкаф. В общей сложности в таверне выжило около двадцати человек, но погибло гораздо больше. В отличие от людей, вампиры потеряли не более двух-трех особей.

- А это что? - спросил колдун, указав на кровавый след, тянущийся по лестнице на чердак. След обрывался у закрытой стальной двери.

- Кто-то из раненых спрятался на чердаке? - предположил Карлос, завязывая свои черные волосы в хвост, чтобы они не мешали.

- Не думаю, больше похоже, что здесь тащили тело, - сказал колдун. - И, судя по количеству крови, человек явно уже не жилец.

- Если на чердаке нет окон, вампиры могли спрятаться там, чтобы переждать день, - предположил Лидрик. - Думаю, нам стоит проверить это помещение.

Дверь оказалась не заперта и открылась легко. Свет из коридора разрезал помещение чердака напополам, осветив у дальней стены растерзанное человеческое тело. Кровавый след тянулся как раз до этого трупа. Свифт, который открывал дверь, замер у входа и прислушался, остальные последовали его примеру.

- Мне кажется, здесь кто-то есть, - прошептал Свифт.

- Вампирам не нужно дышать, и они могут оставаться неподвижными долгое время, - так же тихо сказал Лидрик. - Если один из них там, мы его не обнаружим, если не увидим своими глазами.

- Тащите зеркало, у меня есть идея, - сказал барон.

Виторт и Карлос принесли из жилой комнаты большое зеркало, которое они сняли с двери одного из шкафов. По приказу Свифта они положили зеркало у входа на чердак и протолкнули его за порог. Барон ухватился за край зеркала и повернул его так, чтобы увидеть, что происходит по левую и правую сторону от двери. Кроме мусора и слоя пыли в углах помещения ничего не было. Тогда барон развернул зеркало в сторону потолка. Колдун и остальные, кто следил за манипуляциями Свифта, сразу же увидели в отражении скалящийся череп, обянутый серой кожей. Свет выхватил из темноты только голову твари, но этого хватило, чтобы она заверещала от боли.

Вампир с жутким скрежетом начал ползти по потолку к дальней стене чердака.

- Попался, сученок! - радостно воскликнул барон и снова повернул зеркало, чтобы отраженные лучи солнца падали на существо, пытающееся спрятаться в тени чердака.

Вампир завизжал, когда его бок опалило огнем и рухнул на пол, недалеко от трупа, который приволок с собой накануне. Свифт жег тварь, пока она не покрылась жареной коркой и не перестала шевелиться. Лишь после этого он выхватил из ножен саблю и осторожно ступил за порог чердака.

- Карлос, идем со мной, - велел барон. - Виторт, огляди чердак, нет ли здесь потайных лазов.

Колдун внимательно наблюдал за происходящим, готовый в любой момент ринуться на помощь барону и его людям. Когда Свифт подошел к вампиру, то пнул его ногой для проверки и тут же отскочил в сторону. И не напрасно. Вампир вяло пошевелился и издал глухое шипение.

- Живучая тварь, - удивленно сказал Свифт и рубанул саблей по шее твари, отрубив ей голову. - Лорд Лидрик, как думаете, этого хватит?

- Думаю, да, - отозвался маг, стоящий подальше от входа. - Для верности я бы все же вытащил останки на свет и спалил их дотла.

Когда с вампиром было покончено разросшийся отряд выживших вышел на улицу и начал прочесывать остальные здания. Иногда колдун видел невдалеке городскую стражу, которая патрулировала улицы и осматривала дома, пару раз он заметил барона Гланда, который отдавал какие-то распоряжения своим людям.

Тем временем солнце неумолимо клонилось к горизонту. Чем ниже находилось светило, тем мрачнее становились люди, понимающие, что их ждет будущей ночью, если хотя бы несколько вампиров уцелели.

К вечеру люди начали стекаться на главную городскую площадь. Мастера по дереву и камню на скорую руку соорудили небольшой помост, на котором теперь стоял барон Гланд со своей свитой. Колдун, Лидрик и Свифт со своими людьми начали протискиваться к нему сквозь толпу. Добравшись до первых рядов, колдун начал разбирать слова, которые говорил барон Эгендхела.

- Не надо паники! - вещал Гланд. - Я понимаю, что Эгендхел - мирный город, и вы позабыли, что значит держать оружие, но сегодня нам всем придется это вспомнить. Женщины, старики и дети должны разойтись по домам и запереться в самых крепких комнатах, которые только смогут найти. Остальные же должны остаться здесь, со мной и мы попытаемся защитить наш город.

- Что же нам делать? - раздался мужской крик из толпы, и люди одобрительно загудели.

Гланд подошел к краю помоста и поманил Алексаргуса рукой.

- Лорд Лидрик, вы обещали придумать какой-то план. Настало время о нем рассказать. Поднимайтесь ко мне.

Маг взошел по деревянным ступенькам на помост и развернулся лицом к публике. Колдун и Свифт остались стоять в первых рядах, с интересом наблюдая за происходящим.

- Надеюсь, все вы знаете, что наш противник - не человек, - громким голосом сказал Лидрик. - Это твари из Дальних Пределов. Обычно они терроризируют Истиншеаль, Стейргард и Сатермарг, но в этот раз они умудрились забраться чуть дальше, в ваш славный город Эгендхел. Знайте, помощь уже идет, мы обратились к паладинам из Стейргарда, и до конца дня они должны объявиться здесь, но пока нам нужно защищаться своими силами.

- Что ты предлагаешь? - закричали из толпы.

- Мы займем оборону на этой площади, - сказал маг. - Мы должны разжечь по всему периметру и внутри площади множество костров, чтобы свет хорошо освещал окрестности, тогда ночные твари к нам не сунуться. Так же надо запастись деревом, чтобы поддерживать костры до утра, если придется. Мы сконцентрируемся в центре площади, и если кто-то из вампиров попытается прорваться, мы его уничтожим.

- Зачем нам оставаться здесь? - послышался недовольный крик. - Нам всем надо запереться в домах и вооружиться, так гораздо надежнее!

- Дело в том, что в таком случае вампиры будут безнаказанно рыскать по городу и врываться в дома, - сказал Лидрик. - Кому то повезет, и вампиры его не тронут, но многие пострадают. Я хочу, чтобы мы отвлекли их внимание на себя. Большое количество людей на площади заинтересуют вампиров, и они ринуться сюда, однако свет ослабит их, и в этом наш шанс на победу. В домах мы будем разобщены и не сможем помочь друг другу, а здесь вампирам будет тяжело справиться с нами.

- А что если вампиры не купятся и все равно будут врываться в дома? - еще один крик из толпы. - Как мы сможем защитить наши семьи, находясь на площади?!

- Да, что если они хитры и поймут, что проще нападать на нас в домах, чем ломиться на площадь? - поддержал первого кричавшего еще один голос.

- Что ж, в таком случае, все, кто считает нужным, пусть отправляются в дома и защищают свои семьи сами, - принял решение барон Гланд. - Остальные же должны помочь нам реализовать план лорда Лидрика!

Такой расклад понравился горожанам больше, и уже через полчаса закипела работа. Больше половины собравшихся на площади людей разбрелись по своим домам и начали готовиться к обороне жилища. Остальные приступили к подготовке площади. Помост, на котором несколько минут назад вещали Гланд и Лидрик, разобрали на доски и отнесли их в центр площади. Туда же люди катили телеги с дровами из личных запасов и сбрасывали все в одну кучу. Пока одни свозили на площадь бревна для костра, другие эти самые костры подготавливали. Люди собирались костры в форме колодца и размещали их там, где говорил лорд Лидрик.

- Все, это последняя, - сказал колдун и скованными руками опрокинул телегу с дровами в общую кучу.

- Хорошо, - кивнул Свифт. - На этом пока все. Можешь передохнуть. Карлос, не спускай с него глаз, в этой суматохе ему будет легко скрыться.

Все это время, пока колдун собирал дрова, Карлос неотрывно следовал за ним по приказу барона.

- Пойду посмотрю, как капитан стражи распределяет оружие между горожанами, - сказал Свифт и направился к группе людей, которой выдавали мечи и копья.

- Эй, барон, возьмите что-нибудь и для меня, - окликнул его колдун.

- Зачем тебе меч? - оглянувшись отозвался Свифт. - Ты прекрасно справляешься с этими тварями голыми руками, меч только утяжелит тебя.

- Очень смешно, - пробурчал колдун и посмотрел на Карлоса. - И что дальше?

- Дальше мы стоим здесь и ждем дальнейших распоряжений, - отозвался воин.

Колдун кивнул и поднял ворот своей черной рубашки, чтобы защититься от подувшего холодного ветра. Вспомнив о недавнем разговоре с лордом Лидриком, колдун посмотрел на север и действительно увидел над горизонтом бледную красную точку. Солнце еще не село и небо было светлым, но эта красная звезда уже проявилась. Или, может быть, это действительно была душа архидемона? Колдун тряхнул головой, чтобы избавиться от таких еретических мыслей и огляделся в поисках возможной работы, сидеть без дела он не любил.

Когда оранжевое пылающее солнце коснулось горизонта, Лидрик отдал приказ зажигать костры. В наступивших сумерках главная площадь города пылала огнем, как при настоящем пожаре. Свифт и капитан стражи Вестнот занимались организацией обороны, они расставляли людей по позициям и отдавали распоряжения по каждой возможной ситуации. Лидрик упросил Свифта использовать в обороне и колдуна, и теперь человек стоял на передовой с другими воинами, но в отличие от них он был безоружен и скован наручниками.

Темнота постепенно сгущалась, и вскоре колдун мог едва различить соседние кварталы. Без света костров, возможно, он видел бы лучше, но проверять такую догадку как-то не хотелось. Краем уха колдун услышал громкое шипение на соседней улице. По реакции людей он понял, что услышал посторонние звуки не только он. Вскоре шипение и злобные вопли начали раздаваться по всему периметру площади. Вампиры их окружили и, казалось, переговариваются друг с другом, обговаривая план нападения.

Безоружный колдун совсем не чувствовал в себе магических сил, и он молил богов, чтобы паладины прибыли в Эгендхел как можно скорее. Колдун не хотел умирать здесь, на этой площади, но чувствовал, что без паладинов все закончится очень плохо.



ГЛАВА 10


- Первая шеренга, десять шагов назад! - заорал Свифт, когда увидел, что вампиры беспрепятственно подходят к людям и нападают на них. Авангард стоял в нескольких метрах от костров, света было достаточно, но, видимо, лорд Лидрик не рассчитал силу вампиров.

Первая стычка закончилась плачевно для людей, многих растерзали прямо на месте. Колдун получил удар когтями в грудь, но он быстро восстановился, лишь на черной рубашке остались рваные дыры, немо свидетельствующие о страшном ранении.

После приказа Свифта люди отступили назад, к кострам. Колдун чувствовал близость пламени, спину припекало, и пот ручейками стекал по ней. Но лучше уж так, чем оказаться один на один с тварью, чья сила в несколько раз превосходит человеческую. Теперь все видели, что рядом с кострами вампиры слабеют, их реакция затормаживается, и это дает шанс людям победить в битве.

Первый натиск ночных хищников защитники города сдержали.

Колдун с неудовольствием отметил, что холодный ветер, дувший с самого вечера, пригнал тяжелые кучевые тучи, которые закрыли собой звезды. Сильный дождь мог затушить костры, и тогда единственная защита людей против вампиров исчезнет.

- Колдун, я могу вас так называть? - раздался у правого плеча знакомый голос. Это был лорд Лидрик. Так же, как и колдун, он был невооружен.

- Конечно, сейчас все меня так называют. Я уже начинаю побаиваться, что память никогда не вернется, и я до конца своих дней останусь колдуном.

Алексаргус внимательно оглядывал ближайшие дома. После первой атаки вампиры затаились и не обнаруживали себя, но все чувствовали, что они еще появятся.

- Какое самое первое событие вы помните? - поинтересовался маг.

- Я проснулся в темнице Свифта, - отозвался колдун. - Конечно, темницей ту комнату назвать нельзя, но тем не менее.

- Я слышал, вас взяли в плен в битве у Лурастара. Неужели вы ничего не помните о том времени?

- Нет, - отрезал колдун и потер покрасневшие от наручников запястья. - Почему вы так об этом интересуетесь? Я же сказал, что у меня нет вашего кристалла. Конечно, я потерял память и теоретически мог запрятать его куда-нибудь, но пока я не вспомню, ничего сказать не смогу.

- Очень жаль, - сказал маг. - Этот кристалл очень важен для ордена Девяти Сфер. Таких кристаллов всего пять, и каждый из них принадлежит адепту ордена. Мы не остановимся ни перед чем, чтобы найти пропажу. А человека, который мог бы нам в этом помочь, мы щедро наградили бы. Скажем, такого человека мы могли бы сделать неприкосновенным для короля. Подумайте об этом, колдун. Ведь Свифт ведет вас в столицу на допрос по обвинениям в нападении на замок Лурастар. Сами понимаете, это не сулит вам ничего хорошего.

- Я не могу торговаться, пока не вспомню все, что знаю, - с сожалением сказал колдун. - Иначе бы я с удовольствием согласился на ваше предложение. Быть может, вы освободите меня авансом?

- К сожалению, прямо сейчас я не могу этого сделать, - сказал маг. - Если я позволю вам убежать, то останусь с вами один на один, а я не уверен, что смогу остановить вас в одиночку, если вы вздумаете убежать от меня. Давайте поступим так. Если мы переживем эту ночь, и вы отправитесь в столицу, я запрошу из Сатермарга подкрепление. Когда оно прибудет в Истиншеаль, я вызволю вас из лап Иккарда и перенаправлю в резиденцию ордена в их сопровождении. Договорились?

Колдун посмотрел на протянутую стариком руку. Ему польстило то, что маг боится отправляться в Сатермарг с ним в одиночку, но именно это и мешало колдуну освободиться из плена барона Свифта. Предложение звучало неплохо. По крайней мере, ордену нужен был только кристалл, лорд Лидрик давал понять, что его не интересует битва в Лурастаре, а вот короля она скорее всего интересует больше всего. И кто знает, чем закончится допрос в столице. Подумав об этом, колдун пожал магу руку, скрепляя соглашение.

- Надеюсь, вы сдержите свое слово, - сказал колдун. - В свою очередь обещаю, что если что-нибудь вспомню, немедленно скажу вам об этом.

- Идет, - сказал Лидрик и, вздрогнув, посмотрел на черное небо. - Разрази меня Таллот, дождь все-таки начался!

Колдун тоже почувствовал на своем лице мелкие бисеринки воды. Дождь лишь слегка моросил, но пламя костров все же начало недовольно шипеть.

- Они снова идут! - заорал кто-то из первых рядов.

Колдун тут же увидел, как из темноты выныривают несколько вампиров. Три твари бежали по земле на четвереньках. Когда до площади оставалось не больше двадцати метров, они кинулись врассыпную.

- Сомкните ряды! - прокричал Свифт, наблюдающий за атакой.

Дождь усилился, а вместе с ним и ветер. Вампиры накинулись на людей из первой шеренги, колдун с Лидриком отступили чуть назад, у них не было оружия, кроме магии, и в ближнем бою от них было мало толка. По всему периметру площади начались стычки. Колдун слышал звон стали, скрежет когтей, вопли и крики по всей площади, началось массированное наступление. Вампиры словно почувствовали, что костры слабеют, и вложили в атаку все свои силы.

Под мощным натиском ночных тварей люди начали отступать к центру площади, вампиры шли за ними по пятам, практически не обращая внимания на очаги пламени, лишь изредка какой-нибудь из вампиров визжал от боли, когда подходил к костру слишком близко.

- Пора что-нибудь предпринять, - сказал Лидрик, посмотрев на колдуна.

- Если я начну колдовать, я могу потушить костры, - сказал колдун. - Начните лучше вы.

Маг пожал плечами и в его руках сверкнули ледяные шары. Вампиры неслись вперед, раскидывая людей в стороны. Одна из тварей оказалась в двух шагах от колдуна и напрыгнула на стражника с мечом, стоящего рядом. Воин выронил оружие и повалился на землю. Колдун подхватил меч и рубанул по спине монстра. Лезвие вошло глубоко в тело, но, все же, не перерубило туловище. Вампир завизжал и ударил колдуна наотмашь, поцарапав когтями его лицо.

Колдун отлетел в сторону и выронил меч. Вампир принялся грызть горло умирающему стражнику. Лорд Лидрик метнул в чудовище несколько ледяных шаров, которые проткнули его тело как пушечные ядра.

- Проклятье, он не замерзает! - воскликнул маг. - Эти вампиры слишком сильны для моей магии!

Разозленный вампир, который к этому времени зарастил все раны, поднялся с земли и побежал к Алексаргусу. Маг в последней попытке спастись, начал осыпать монстра ледяными стрелами. Вампир замедлился, отмахиваясь от них, но все равно упорно приближался к старику.

Колдун поднялся на ноги и встряхнул головой. Оцарапанное лицо зажило и больше не болело. Лорда Лидрика сейчас требовалось спасти любой ценой, он единственный, кто мог бы защитить колдуна от королевского гнева. Послав световое щупальце к одному из костров, колдун забрал часть его свечения и почувствовал, как в теле набирается неведомая сила. Когда заряда накопилось достаточно, а это заняло доли секунды, колдун вытянул руку в сторону вампира и выпустил в него голубой луч света.

Луч угодил вампиру прямо в голову и расплавил ее. Грязное поджарое тело по инерции сделало еще несколько шагов и упало у ног Лидрика. Старик, выпучив глаза от страха, замер на месте, руки застыли перед лицом в нелепой попытке защититься.

- Ты как? - спросил колдун, подойдя к нему, отбросив всякую учтивость.

Старик моргнул несколько раз перед тем, как посмотреть на собеседника.

- Ты только что спас мне жизнь!

- Не благодари, - сказал колдун, подбирая меч с земли. - Надеюсь, скоро ты спасешь мою. Твоя магия действительно не очень эффективна против этих созданий.

- Да, в данной ситуации твоя магия гораздо уместней, - согласился маг. - Держу пари, паладины с удовольствием взяли бы тебя в свой орден.

Дождь начал усиливаться. Вампиры совсем осмелели и начали сгонять людей в небольшой круг в центре площади. Очаги пламени начали блекнуть.

- Костры сейчас погаснут, - сказал колдун. - Лучше я заберу их свет себе, пока еще не поздно.

- Но тогда мы окажемся в полной темноте! - запротестовал маг.

- Мы и так сейчас в ней окажемся, - сказал колдун. - Но если я заберу свет, так хотя бы мы продержимся еще какое-то время.

Не дожидаясь разрешения, колдун выпустил из тела множество световых отростков, которые потянулись к кострам. Пламя втянулось в голубые щупальца, засветившиеся очень ярко от новой энергии, и перешло в тело колдуна. Площадь погрузилась во мрак, зато сам колдун начал испускать едва заметную голубую ауру света.

Большинство людей не поняли, что произошло, но те, кто видел колдуна, замерли в недоумении. Послышались выкрики 'демон!', но никто не решился нападать, и без того хватало противников.

Колдун выступил вперед и начал отстреливать вампиров по всей линии фронта. Он не знал, что творилось на других направлениях, но со своего края он не подпускал к людям ни одной твари. В ночи, помимо редких молний, сверкали столбы голубого света, излучаемые из ладоней колдуна.

- Колдун, занимай восточное направление! - прокричал Свифт сквозь толпу. Сам барон рубил одного из вампиров, ему помогали его люди.

Когда колдун переключился на другую линию обороны, то почувствовал, что магические силы истощаются. Он бил световыми лучами довольно метко, и на один выстрел приходилась одна смерть вампира, поэтому, когда силы уже заканчивались, он успел умертвить несколько десятков ночных хищников. И все же их было еще достаточно, чтобы полностью перебить людей на площади.

Выпустив из ладони последний луч голубого света, колдун начал отступать, чтобы оказаться поближе к людям. Сейчас у него не было никакого оружия, и он стал бы легкой добычей для вампиров.

Когда казалось, что все кончено и нежить одержит верх, с соседней улицы донесся топот копыт.

- Они успели! - раздался крик из редеющей толпы ополченцев.

Колдун успел увидеть два темных силуэта всадников, которые пронеслись по площади. Первый всадник прямо наскоку рубил вампиров, пытающихся напасть на его коня, второй всадник неотступно следовал за первым, но не проявлял особого рвения в убийстве ночных тварей.

Первый всадник остановился около основного скопления людей, его конь встал на дыбы, недовольно перебирая передними копытами по воздуху. Метким ударом конь пробил череп очередному вампиру, после чего крепко встал на четыре ноги и воинственно фыркнул.

- Довольно! - услышал колдун мужественный голос, после чего первый всадник хлопнул в ладоши, или сделал очень похожее движение, в темноте было сложно разглядеть точно.

На мгновение мир вокруг погрузился во вспышку ослепительного зеленого света. Колдун не видел ничего вокруг, но слышал, как закричали от боли люди. По воплям можно было понять, что у них что-то случилось с глазами, колдуну же свет не вызвал какого-либо дискомфорта.

Когда свечение погасло, колдун довольно быстро адаптировался к темноте. Он сразу же увидел Лидрика, который одной ладонью закрывал себе глаза, а другой шарил в пространстве в поисках опоры. Другим людям было не легче. Вид этих людей, держащихся за глаза, смутно напомнил колдуну о каком-то событии, он уже видел нечто подобное, но тогда все было гораздо хуже.

Колдун огляделся, выискивая взглядом вампиров, но ни одной твари не обнаружил, казалось, они просто испарились. Однако в одном из переулков он все же заметил сгорбленную фигуру с длинными худыми руками, на пальцах которых красовались дюймовые когти.

- Эй, всадник, ты прикончил не всех! - воскликнул колдун. - Смотри, там, правее, в глубине улицы!

Всадник отреагировал молниеносно. Он также, как и колдун, вытянул в сторону вампира ладонь, и из нее вырвался луч света, только не голубого, а зеленого. Световой столб угодил точно в спину убегающему монстру, проделав в нем сквозную дыру. Тварь повалилась на землю и вспыхнула обычным огнем. Колдун отметил, что при использовании светового луча из всадника не вытягивались световые щупальца.

Внушительного вида мужчина спешился с коня, и взяв его под уздцы, подошел к колдуну.

- А ты глазастый! - пробасил он. - Большинство людей на минуту ослепли от моей магии, но на тебя это не произвело никакого впечатления. Ты вовремя закрыл глаза?

- Можно и так сказать, - кивнул колдун. - Полагаю, вы паладин, за которым мы посылали?

Услышав слово 'падалин', люди, которые к этому времени уже пришли в себя, столпились перед прибывшим человеком и оглядывали его слезящимися глазами. Всадник был под два метра ростом, в тяжелых рыцарских доспехах, но без шлема. С непокрытой головы на плечи падали длинные волосы.

- Да, это я, - сказал всадник с интересом оглядывая место битвы. - Верховный паладин Ланс Гэллахер к вашим услугам. С кострами это вы здорово придумали, но погода подкачала. Ладно, кто здесь за главного? Жив ли барон города?

Сквозь толпу протиснулся барон Гланд. Его волосы были всклокочены, дорогой наряд порван в нескольких местах, а глаза светились безумием. Он весь дрожал от пережитого ужаса сегодняшней ночи.

- Вы наш спаситель! - сказал Гланд и, упав на колени перед паладином, заплакал. - Я уж думал, что нам конец!

- Уже почти все позади, - успокоил его Гэллахер. - Встаньте, негоже барону кланяться паладину. Лучше скажите, где у вас конюшни. Мой конь устал с дороги, ему бы не помешала добрая порция овса и воды.

- Конечно, я немедленно распоряжусь! - воскликнул Гланд, поднимаясь с колен и отряхивая штаны.

- Барон, конюха убили в битве, - шепотом сообщил один из приближенных Гланда.

- Как жаль. Тогда сам займись конем верховного паладина. Мы ведь уже в безопасности и можем ходить по городу? - с надеждой спросил барон.

- Еще нет, - покачал головой Гэллахер. - Мне понадобятся несколько добровольцев. Мы прочешем город и к утру избавимся от нежити, которая еще здесь.




ГЛАВА 11


Колдун стоял во дворе в тени большого навеса и слушал, о чем переговаривались Свифт, Алексаргус, Гланд и Гэллахер, стоящие у входа в конюшню. Наступило жаркое утро, и Свифт принял решение продолжить путь в столицу. Прошлой ночью Гэллахер с небольшим отрядом ополченцев полностью вычистил город от нежити, причем они закончили дело задолго до рассвета. Верховный паладин каким-то образом чувствовал вампиров и с точностью вычислял их местоположение, поэтому у ночных тварей не было ни единого шанса.

Этой ночью колдуну вновь снился кошмар. Он видел мрачный город, который штурмовали гоблины, видел себя, использующего магию против людей, видел человека с голубым магическим кристаллом. Во сне он явственно понял, что был там - в Лурастаре, память частично вернулась во сне. Почему он попал в этот город, и сотрудничал ли он с гоблинами - оставалось загадкой, но самым главным оставался вопрос, откуда он шел и кто он такой вообще. Во сне опять послышался таинственный зов. Его звали на юг, к горному кряжу, который пересекал материк с запада на восток. Колдуну казалось, что чем больше он о себе вспоминает, тем сильнее ощущает этот недобрый зов, тем сильнее его морозит по ночам и тем слабее бьется его сердце. Этим утром колдун вообще засомневался, хочет ли он вспомнить о себе абсолютно все.

- Так кто этот парень? - спросил паладин, и колдун увидел едва уловимый кивок головой в его сторону. При свете дня Гэллахер выглядел еще более суровым и опасным.

- Я сам толком не знаю, - сказал барон Свифт. - У меня есть приказ доставить его королю в столицу. Мои люди взяли его в Лурастаре, когда гоблины штурмовали замок. Твой компаньон думает, что он украл один из ваших кристаллов.

- Он мне не компаньон, - улыбнулся паладин, показывая нехватку одного верхнего зуба. - Так кристалл действительно у него? Он что, колдует?

- Нет, кристалл не у него, - сказал Лидрик и поправил очки на переносице. - Талфин сегодня связался со мной и рассказал, что научился чувствовать кристаллы через их телепатическую связь. Кристалл где-то на юге, но где точно, я вам говорить не буду, - сказал Лидрик с подозрением глядя на собеседников. - Но точно одно - этот парень использует такую же магию, как и у тебя, Гэллахер!

- Талфин научился чувствовать кристаллы? - недовольно спросил паладин. - Теперь он может отслеживать каждого мага?

- Он же верховный лорд, - довольно улыбнулся Лидрик сквозь белую бороду. - А вы всего лишь неблагодарные дети, которые отделились от нас. Кто-то же должен присматривать за вами.

- Один из этих неблагодарных детей сегодня ночью спас вам жизнь, - пробасил паладин. - Прояви уважение, старый лорд, ведь я немногим моложе тебя.

Услышав последние слова, колдун невольно взглянул на Гэллахера. На вид ему не больше сорока лет, а Лидрик выглядит так, будто одной ногой уже в могиле, так почему же паладин немногим старше лорда? Может, это их своеобразная шутка?

- Так, постойте, - встрял в разговор Свифт. - Если ты говоришь, что кристалл не у него, то какого демона ты все еще здесь? Езжай по своим магическим делам.

- Если ты не в курсе, то орден Девяти Сфер создавался, чтобы следить за безопасностью нашего королевства, - возмутился Лидрик. - Не важно, кто сейчас на троне, но мы всегда стоим на страже безопасности государства. И сейчас мне кажется, что этот пленник стоит нашего внимания.

- Алексаргус прав, - поддержал мага Гэллахер. - Не обижайтесь, но вы, простые люди, не рабзираетесь в магии и понятия не имеете, кто может ей владеть, а кто нет. Мы же знаем о магии многое, и этот пленник, насколько я сейчас это вижу, нарушает некоторые постулаты, которые доселе считались незыблимыми.

Свифт нахмурился и недобро посмотрел сначала на паладина, потом на лорда.

- Пленник в любом случае прибудет в столицу, как желает наш король, - сказал он. - У вас есть какие-то возражения?

- Нет, но есть требование, - так же жестко ответил паладин. - Обяжите короля созвать совет, на который будут приглашены верховные маги. До совета ничего не предпринимайте, иначе вы можете сильно навредить сами себе. Лорд Лидрик, проследите за этим.

- А сам? - удивленно вскинул седые брови маг.

- То, что вчера здесь произошло, требует моего немедленного присутствия в Дальних Пределах, - ответил Гэллахер. - Эта группа вампиров была очень многочисленной, я такого не припомню со времен моей молодости, когда я еще не был паладином. Надо усилить оцепление севера, но это уже мои заботы. Я просто хочу быть уверенным, что когда я прибуду в столицу, ваш пленник будет в порядке, а вы будете ждать меня на совете.

- Так и будет, - заверил его Лидрик.

- Так или не так - решит наш король, - упорствовал барон Свифт. - Но я передам ему ваше пожелание.

- Мое требование, - настоял Гэллахер. - И еще, вам нужно организовать клетку для перевозки пленника.

- Зачем? Думаете клетка сдержит его лучше цепей? - усомнился барон.

- Обычная нет, но я могу ее усилить, - сказал паладин и подмигнул Свифту.

Через час отряд барона был готов продолжить путь в столицу. Стражники сидели в седлах и лениво переговаривались, в конце отряда стояла телега с клеткой, в которую был запряжен вол. Свифт, Гланд, Лидрик и Гэллахер стояли рядом с ней, а колдун находился внутри. Стража западных ворот с интересом наблюдала за происходящим.

- Какого цвета его магия? - спросил Гэллахер у Лидрика, уперев закованные в сталь руки в бока.

- Голубая, - ответил лорд. - Но заклинания вроде те же, что и у тебя.

- Голубая магия, да притом светлая? - паладин впился своими серыми глазами в колдуна. - Да этот парень должен быть невероятно силен!

- Силен, согласен, - кивнул старик. - Но вот выносливости у него маловато, надолго его не хватает.

- Эй, вы прямо как на распродаже! - возмутился колдун, стоя внутри стальной клетки.

- Где ты научился владеть магией? - спросил Гэллахер и направился к нему.

- Я не помню. Я почти ничего не знаю о себе, - сказал колдун и отошел в центр клетки.

- Без магического кристалла светлой магией владеют только эльфы, - сказал Гэллахер, встав у колеса телеги. - И этому невозможно научиться, если ты не эльф, у них это врожденная способность, они черпают магическую энергию из драконов.

- Ты мне не говорил об этом, Гэллахер! - напомнил о себе Лидрик и тоже направился к колдуну.

- А ты вступай в орден паладинов, и узнаешь много нового! - усмехнулся Гэллахер, но взглянув на колдуна, сделался серьезным. - Ты эльф?

- А похож? - скривился колдун.

Серые глаза паладина пристально вглядывались в пленника, после чего Гэллахер неожиданно вскочил на телегу и ухватился пальцами за стальные прутья решетки.

- Раздери меня демоны, я только сейчас разглядел, какие у тебя глаза! - воскликнул он. - Лидрик, почему ты сразу мне об этом не сказал?

Маг подошел к паладину, с земли старик казался гораздо ниже Гэллахера.

- Да, глаза у него необычные, - согласился лорд. - Ну и что с того? Он все равно ничего не помнит о себе и не сможет рассказать.

- Ты, как и все лорды ордена Девяти Сфер, мыслите однобоко, - сказал паладин, оглянувшись на мага. - Я много лет жил в Лейсхэнде и учился у эльфов магии. Их магия зависит от драконов, которых я там повидал немало, и знаешь что?

Лидрик вскинул брови, посмотрев на Гэллахера.

- У этого парня драконьи глаза! Люди Эшмеранда так давно не видели драконов, что прошляпили такой очевидный факт!

Свифт и Гланд, слушая разговор двух магов, тоже подтянулись к клетке с колдуном. Теперь пленник почувствовал себя диковинным экспонатом, на который пришли поглазеть покупатели всяких безделушек на базаре.

- Что это значит, Гэллахер? - спросил Лидрик, как-то по-новому разглядывая пленника.

- Не знаю, - пожал плечами паладин, глядя колдуну в глаза. Потом он перевел взгляд на старого мага. - Орден точно ничего от меня не скрывает?

- Что именно?

- Откуда этот парень, например?

- Вся наша информация от барона Свифта, - сказал Лидрик. - Это все, что мы знаем.

Паладин снова посмотрел на колдуна.

- Когда ты колдуешь, ты используешь окружающий тебя свет? - спросил он.

- Да, я видел, как он поглощал пламя костров, перед тем как лупить по вампирам своими световыми лучами, - сказал Свифт, не дав колдуну даже раскрыть рот.

- Поразительно, он и действует, как дракон, - заулыбался паладин. - Лидрик, послушай, мы должны показать этого парня эльфам.

- Это ты якшаешься с эльфами, но не мы, - сказал Лидрик. - Не вижу причин отдавать нашего парня им.

- Надеюсь, господа, вы помните, что первым его увидит король, - напомнил барон Свифт. - И кажется, вы хотели укрепить клетку, верховный паладин.

Гэллахер закатил глаза на долю секунды, но все же обхватил ладонями прутья решетки. Кисти его рук наполнились зеленым свечением, одновременно с этим из-под ворота нагрудного доспеха просочилась белая аура. Зеленое свечение с ладоней паладина начало плавно перетекать на прутья решетки и вскоре вся клетка светилась едва заметной зеленью.

- Готово! - сказал паладин и спрыгнул с телеги на каменистую землю, позвякивая доспехами. - Это заклинание я называю Солнечная броня, обычно я использую его, чтобы усилить защиту своего тела, но в данном случае я укрепил прутья этой решетки. Любому магу, даже Талфину было бы сложно из нее выбраться, но поскольку пленник использует такую же магию, как и у меня, я не уверен, что решетка долго выдержит, если он решит вырваться, так что будьте начеку.

- Он действительно может выбраться? - забеспокоился Свифт.

- Да, у него же голубая магия, если верить словам очевидцев, - сказал паладин. - А моя зеленая, поэтому он на ступень повыше, но в итоге все зависит от техники и силы. Как я понял, он не очень вынослив, так что вам не о чем беспокоиться.

- Я, между прочим, помогал вам отражать атаки вампиров! - разозлился колдун. - Неужели все это необходимо? - пленник оглядел клетку.

- Увы, - пожал плечами Гэллахер. - Ты маг и от тебя нужна соответствующая защита. А пока мы не выясним, кто ты, будешь под нашим наблюдением. В конце концов до того, как потерять память ты вместе с гоблинами напал на Лурастар, а это само по себе серьезное преступление против королевства, так что терпи.

Колдун поглядел на Лидрика, гадая, сдержит ли свое слово старик или испугается идти против короля и верховного паладина.

- На этом, пожалуй, все, - пробасил Гэллахер и направился к своему боевому коню. - Барон Свифт, не забудьте о нашем соглашении, я прибуду в столицу как можно скорее.

Свифт недовольно кивнул в ответ, провожая взглядом паладина. Гэллахер вскочил на коня сам, несмотря на чудовищный вес доспехов, дернул вожжи и помчался через распахнутые западные ворота, оставляя после себя клубы пыли из-под копыт коня.

Проводив взглядом верховного паладина, Гланд повернулся к барону Свифту.

- Барон, мы столько пережили этой ночью, могу ли я теперь рассчитывать на ваше прощение?

- Мое прощение?! - карие глаза Свифта гневно впились в Гланда. - После такой просьбы я лишь еще больше убеждаюсь в своей правоте насчет тебя! Побудь хоть раз мужчиной и прими наказание! Я человек слова, Гланд, и раз я сказал, что ты лишишься титула, так и будет. Заканчивай свои дела в городе и готовься принимать нового наместника, которого пришлет король.

Гланд понуренно опустил голову и пошел прочь, в сторону своей резиденции, которая скоро, судя по всему, будет принадлежать новому барону Эгендхела. В очередной раз колдун убедился, что у Свифта суровый нрав.

- По коням! - скомандовал барон, забираясь в седло. - Нам ехать еще несколько дней!




ГЛАВА 12


Колдун боролся со сном вторые сутки. В последнее время он не чувствовал в себе сил, чтобы справиться с внутренним голосом, который звал его на юг. Парень боялся заснуть, чувствуя, что этот очередной сон может запросто лишить его воли. Своим попутчикам он ничего не говорил, да и чтобы они сделали? В конце концов, он был их пленником.

Несмотря на злость за то, что его посадили в клетку, как последнего разбойника или раба, колдун чувствовал несказанное облегчение от того, что всю эту дорогу от Эгендхела ему не пришлось идти на своих двоих. Самую сложную работу выполнял молчаливый вол, тянущий телегу с клеткой. Если бы не это сильное животное, колдун бы уже валялся где-нибудь в канаве.

Очередной привал Свифт устроил на обочине торгового тракта, недалеко от развилки. Одна дорога продолжала тянуться на запад, но другая отклонялась резко на север. У развилки из земли возвышался гранитный монумент в виде обелиска, испещренный глубокими бороздами, которые образовывали непонятные письмена.

К клетке колдуна подошел лорд Лидрик, держа в руках миску горячей каши и кружку воды.

- На, поешь, - сказал он и положил посуду на телегу рядом с клеткой.

Миска не пролезала сквозь прутья решетки, поэтому колдуну пришлось есть через клетку.

- Что написано на этом обелиске? - спросил пленник. - Я не узнаю письмена.

- Еще бы, - усмехнулся маг сквозь бороду и присел на колесо. Достав трубку, он принялся набивать ее табаком из кисета. - Это эльфийские письмена. На обелиске написано, что впереди, если идти по дороге на север, нас встретит город Стейргард, возведенный Велесом.

- Кто такой Велес?

- Ни разу не слышал про него? - удивился Лидрик и выпустил облачко белого дыма. - В Темную Эпоху Велес был лидером, который объединил разрозненные племена людей, участвовал в образовании альянса с эльфами и гномами, после чего вступил в войну с демонами. В некоторых легендах упоминается также, что он лично сразил главного демона, после чего исход войны был предрешен. Вот все, что я могу тебе сказать. Информации крайне мало, но то, что Велес существовал на самом деле - факт, уж очень много подтверждений его существования мы находили. Нет, не спрашивай, я не могу раскрывать тебе секреты своего ордена.

- А почему, если город воздвиг Велес, то письмена на эльфийском?

- Раньше эльфы и люди гораздо теснее общались, - сказал Лидрик, пытаясь удобнее устроиться на колесе. - Велес и лидер эльфов были лучшими друзьями. Кажется, его звали Диатар Райданхел, но надо рыться в куче хроник, чтобы хоть как-то разобраться что творилось в Темную Эпоху.

- По коням! - раздалась команда Свифта из головы отряда.

Лидрик встал с колеса, отряхнул мантию и забрал опустевшую миску и кружку.

- Ну что ж, пора в дорогу, - сказал он и направился к своему коню. Не оборачиваясь, старик обронил: - Да, и я помню о нашем соглашении.

Слова Лидрика обрадовали колдуна, значит, шанс на освобождение все еще был и, может быть, он не попадет в лапы королю. Когда отряд тронулся, колдун посмотрел на север и увидел, как вдали над лесом, скрытые сизой дымкой, возвышаются шпили белоснежных башен замка Стейргард.

Прошло еще несколько дней, и отряд, наконец, достиг конечной цели своего путешествия. Истиншеаль - столица королевства - начинался, если можно так выразиться, постепенно. Вначале колдун увидел одинокие крестьянские избы, которые сиротливо ютились вдоль торгового тракта недалеко от леса. Потом лес постепенно редел, появлялись вырубки, домов становилось больше. Совсем скоро отряд ехал мимо полей, засеянных злаками и, наконец, колдун увидел вдали высокие городские стены.

Столица стремительно приближалась, и колдуна начал бить озноб. Он точно знал, что воевал в Лурастаре на стороне гоблинов, но не помнил, почему он это сделал. Быть может, голос внутри заставил его? Возможно, но кто поверит в такую бредовую историю? Колдун был уверен, что попав в руки королю, он полностью потеряет возможность контролировать свою жизнь, возможно, его снова упекут в темницу и сколько он там пробудет, остается только гадать. По сути, у колдуна оставалось лишь два варианта - он мог довериться лорду Лидрику и ждать, когда он его освободит, а может попытаться выбраться из плена самостоятельно. Однако он был в заговоренной клетке, а магических сил колдун почти не чувствовал, его сердце билось слишком слабо.

- Стойте! - крикнул стражник у ворот и скрестил со вторым стражником копья.

Колдун видел, как Свифт спешился и начал что-то объяснять городской страже. К воротам подошел лорд Лидрик и присоединился к разговору. Через пару минут колдун заметил, что разговор не заладился. Старый маг начал активно жестикулировать и возмущаться, но стражники стояли как истуканы и односложно отвечали на любую тираду Лидрика.

- По какому праву вы не пускаете меня в город? - кричал раскрасневшийся лорд. - Я маг ордена Девяти Сфер!

- Королевский приказ, - сказал один из стражников. - Сегодня через эти ворота никому нельзя проходить, только барону Свифту и его людям. К вашим услугам восточные ворота.

- Как это понимать? - Лидрик гневно посмотрел на барона Свифта. - Что за уловки?

- Я ничего об этом не знаю, - пожал плечами барон. - Видимо, король хочет первым увидеть пленника.

- Ты же помнишь о нашем уговоре? - спросил маг. - Ты же не хочешь ссориться сразу со всеми магами королевства?

- Помню-помню, - отмахнулся Свифт. - Все будет в порядке, думаю, к вечеру ты уже сможешь побеседовать с колдуном, я передам королю просьбу верховного паладина.

- Хорошо, будь на связи, - сказал лорд Лидрик и огляделся. - Выдай-ка мне коня, не заставишь же ты старика идти пешком к соседним воротам?!

Карлос по приказу барона подвел магу свободного коня, и Лидрик, взобравшись на него, помчался вдоль городской стены. Когда отряд барона въезжал в ворота, Лидрик уже скрылся за холмом. 'Вот и все', - подумал колдун, - 'Теперь у меня нет защитников'.


***


Клетку с колдуном Свифт передал людям короля, приставив к ним только одного своего человека - Карлоса. Остальных людей барон отпустил в город развлечься, но не сильно, так как он планировал уже завтра отправиться в обратную дорогу. Дело было сделано, оставалось только получить заслуженную награду, но с ней проблем быть не должно, барон очень хорошо знал Иккарда третьего, короля Эшмеранда.

Как и ожидал Свифт, король встретил его не официально в тронном зале, а в своих покоях за широким столом и кубком дорогого люмино. Как только барон вошел, король поднялся из-за стола и направился к вошедшему, на ходу протягивая руки. Король был низеньким человечком, похожим на бочонок. Его круглое лицо обрамляла густая рыжая шевелюра, а вместе с такого же цвета бакенбардами его волосы напоминали гриву льва. Наметившуюся бороду и усы коснулась седина, но брови были такими же рыжими, как и волосы на голове.

Обнявшись, друзья похлопали друг друга по спинам.

- Присаживайся, - сказал король и рукой, в которой держал кубок люмино, указал на одно из роскошных кресел. - Чувствуй себя, как дома.

Барон сел за стол и осторожно придвинул себе кубок с люмино, одиноко стоящий на столе. Чувствовать себя как дома в покоях короля барон до сих пор не научился. Иккард обошел стол и сел напротив Свифта.

- Ты постарался на славу, - сказал король и отхлебнул из своего кубка. - Сработал быстро. Еще чуть-чуть и этот парень ушел бы от нас, а может и того хуже, попал бы в руки магам ордена.

- Кстати, насчет магов...

- Да, о Лидрике не беспокойся, - отмахнулся король. - Я не подпущу его к пленнику, все в порядке.

- Но я как раз хотел сказать, чтобы ты допустил его к нему.

- Орон, ты ли это? - вскинул рыжие брови Иккард, едва выглядывающий из-за стола. - Насколько я помню, ты недолюбливаешь магов не меньше меня. Что-то изменилось?

- Магов я недолюбливаю, тут ты прав, - сказал барон и тоже отхлебнул терпкий напиток. - Но тут дело в самом пленнике. У него есть магия, я впервые такое вижу за всю свою жизнь. Кроме того, даже верховный паладин попросил об аудиенции с тобой, чтобы обсудить ситуацию с этим колдуном.

- Да, твой, а точнее, теперь уже мой пленник весьма хорош, - усмехнулся король. - Ты не представляешь, как долго я ждал случая, чтобы завладеть магическими способностями ордена.

- Ты же помнишь историю, - напомнил Свифт. - Попытка завладеть магическими кристаллами магов закончилась для короля Тафта весьма плачевно. Он потерял четвертую часть своей армии, после чего воины перешли на сторону ордена и короля свергли. Помнится, после такого больше никто не пытался повторить попытку. Кроме того, у колдуна я не нашел кристалла, его магия заключена в чем-то другом.

- Возможно, ты плохо искал.

- Не думаю, - нахмурился барон. - Лорд Лидрик сказал на днях, что их верховный лорд Талфин нашел кристалл с помощью своих магических фокусов, и этот кристалл сейчас где-то на юге.

- Меньше всего в этом вопросе я доверял бы магам ордена, - захохотал король, после чего осушил кубок до дна и встал из-за стола, чтобы отправиться за новой порцией. - Им нужен пропавший кристалл во что бы то ни стало, без него их всего четверо. Тот, кто первым найдет кристалл, получит огромную власть! Если его получу я, то, наконец, смогу заткнуть за пояс всех магов.

- Что ж, это разумно, - не стал спорить барон, - но как ты хочешь найти кристалл? Ты правда думаешь, что он у колдуна?

- Единственное, что я хорошо усвоил из магии, так это то, что магией обладают только эльфы, - сказал король, наполняя свой кубок. - А вот у людей магией обладают только те, кто носит магический кристалл. Мой пленник человек, а значит у него обязан быть такой кристалл, и я его найду.

- Будешь пытать?

- Если потребуется.


***


Соромор поднял тяжелые окаменевшие веки, наполнив своды подземелья призрачным зеленым свечением. Базальтовые стены, вырубленные какими-то древними созданиями Царства Жизни, искрились кристалликами инея. Там, где находились армуны, всегда было холодно, даже здесь, в глубоком подземелье, где недра очень горячие.

Рядом никого не было, повсюду стояла звенящая тишина, но Соромор чувствовал, что его братья где-то рядом. Черный армун только пробудился и теперь жаждал узнать, как идут дела, насколько хорошо выполняется его план.

'Рассказывайте!' - велел Соромор, послав в пространство телепатическую волну из своего третьего глаза.

'Велес пробужден, - чуть с запозданием ответил Сэндор. - Наш новый тринадцатый армун начал действовать самостоятельно, но Силиан приглядывает за ней. Здесь все идет по твоему плану.

- А что с аданартом, за которым мы послали гоблинов и Велеса? - спросил Соромор уже вслух, так как в его грот из пещеры протиснулся красный армун и встал подле него, расправив перепончатые крылья. - Они достали его?

- Тут есть одна хорошая новость, другая не очень и третья совсем скверная, - прорычал Сэндор и уставился в базальтовый пол.

- Я слушаю.

- Аданарт, который мы обнаружили, теперь у нас, но этот глаз принадлежит Скату.

- Скат, - произнес Соромор недовольно. - Голубая магия нам сейчас без толку, нам нужны другие аданарты, чтобы пробудить более сильных братьев. Я так понимаю, это и есть скверная новость?

- Нет, это была еще ничего, - сказал Сэндор и начал пятиться назад. - Самое худшее то, что аданарт нам передал Карзог, а не Велес. Несносный лонруиль так и не добрался до подземелий, каким-то образом он подавил в себе твоего импа и сменил курс, сейчас он далеко на северо-западе.

- Что??? - заорал Соромор так, что с потолка посыпался иней.

- Его ранили в том замке и после этого что-то пошло не так, он перестал подчиняться, - попытался объяснить Сэндор. - Но это временно, скоро имп вновь возьмет верх.

- Надеюсь, пока я спал, вы уже начали что-то предпринимать, - гневно сказал черный армун. - Если ты скажешь, что решил подождать, пока Велес наконец соизволит придти...

- Конечно, нет! Через Велеса нам удалось почувствовать, что рядом с ним был долгое время человек, носящий с собой зеленый аданарт Слая. Кроме того, наши шпионы из темных эльфов докладывают, что знают, в каком городе сейчас Велес. Более того, они говорят, что в этом городе находится человек, носящий оранжевый аданарт Синтера. Если мы восстановим Слая и Синтера, то вернем почти половину своих сил.

- Что ж, я рад, что вы не пустили все на самотек, - начал успокаиваться Соромор. - Мне порядком надоело быть скованным этой мерзкой магией лонруиля, хочу поскорее от нее избавиться, но без Велеса ничего не выйдет. Не знаю, сколько я буду бодрствовать в этот раз, так что скажу сразу. Прикажите нашему новоиспеченному армуну собирать армию и напасть на город, где сейчас прячется Велес. Она должна захватить оба аданарта и притащить лонруиля сюда, живого и невредимого.

- Я передам ей твои приказы, - кивнул Сэндор. - Она еще только учится владеть своими способностями, но, думаю, у нее все получится.

- Главное, пусть не перестарается с Велесом, - предупредил Соромор. - Внутри него мой имп, он в любой случае подчиниться мне, так что незачем его сильно увечить, пытаясь притащить сюда.


***


Наступил закат. Солнце окрасило багряными красками горизонт на западе и быстро садилось. Кучевые облака летели с юга, предвещая затяжной дождь. Скоро темнота вступит в свои права и продержится до самого восхода солнца, а может, и дольше, если непогода затянется.

Что ж, самое время начинать.

Рыцарь Смерти, как ее теперь благоговейно называли темные эльфы, опустилась на одно колено и приложила ладонь к прохладной земле. Она почти сразу ощутила то, что искала. Тела умерших гоблинов и людей были закопаны здесь, за городскими стенами Лурастара, в общей могиле. То, что нужно.

Длинные золотистые волосы развевались на ветру, но сама женщина застыла, словно статуя. Она огляделась, и увидела позади себя небольшой отряд гоблинов, который возглавлял сам Карзог. Эти создания, также, как и она, не боялись света, и поэтому следили за ней днем. Силиан же начинала следить только с приходом ночи: темные эльфы боятся солнца. Впрочем, нежить тоже, поэтому и пришлось ждать так долго, прежде, чем приступить к заклинанию.

'У меня получится, - сказала себе женщина. - Ты сделаешь все, как надо'

На самом деле ей не нужны были никакие подбадривания, она сказала так по привычке, оставшейся с тех пор, как она была совсем другой. Теперь же она ничего не чувствовала: ни страха, ни радости, ни стыда. Она знала, что когда-то у нее были эмоции, но сейчас их нет, и женщина не мучила себя размышлениями о том, куда все пропало. У нее был приказ, и это единственное, зачем следовало жить. Впрочем, жила ли она?

Рыцарь Смерти встряхнулась и поднялась на ноги. В последнее время она стала слишком много думать, это не понравится ее хозяевам. Откинув золотистые пряди за острые уши, женщина закрыла глаза. Она еще ни разу не призывала импа самостоятельно. Обычно один из армунов или, как их называют темные эльфы, Ужасных Лордов, создавал его, а ее задачей было лишь переправить создание в нужное место, как это было в случае с Велесом. Что ж, похоже хозяева решили, что она готова.

Импы - порождения своего хозяина, они - частичка его мощи и души, поэтому их создание довольно трудоемкий процесс, особенно для новичка. Сами по себе импы не страшны, и не могут причинить серьезного вреда материальным объектам. В таком качестве их используют только как разведчиков или ментальные бомбы. Однако импа можно внедрить в материальный объект, и тогда он будет представлять серьезную опасность.

В центре лба у рыцаря Смерти вспыхнуло красное свечение и оформилось в сверкающий круг на коже. Черты лица эльфийки заострились, губы плотно сжались, а на лице проступили крупные бисеринки пота. Наконец, из красного круга на лбу вырвалось аморфное облако призрачного света и застыло перед лицом женщины. Облако заколебалось и приняло форму идеальной сферы.

Рыцарь Смерти открыла глаза и взглянула на свое творение. Сейчас она могла выбрать, какого слугу себе создать: элементаля земли или элементаля плоти. Если имп внедрится в камень, то получится голем. Если камень окрапить кровью, то появится тролль. Если же вселить импа в тело, то можно создать зомби, вурдалака или вампира, в зависимости от качества трупа и силы импа, которая напрямую зависит от силы хозяина.

Эльфийка передала мысленный приказ, и имп послушно ушел под землю в поисках мертвых тел. Сейчас было неважно, кого найдет имп, главное - набрать армию, как можно скорее. Эффект внезапности сыграет важную роль в предстоящей битве.

Ко времени, когда стемнело, рыцарь Смерти создала более двадцати импов, и все они ушли под землю, чтобы найти своего носителя. Женщина порядком измоталась, но чувствовала, что каждая новая попытка дается все легче. Аданарт в ее лбу светился красным все ярче и уже освещал местность на расстоянии двух шагов.

- Давай быстрее! - раздался приказ на кривом человеческом языке. - Неужто красный армун тебя ничему не научил?

Эльфийка обернулась на голос и увидела стоящего невдалеке Карзога. Его красные глаза светились во мраке.

- Сейчас, выродок, дай мне время! - откликнулась она, расценив его слова, как дерзость.

Карзог умолк и зло сплюнул на землю. Для гоблинов слово 'выродок' было особенно обидным, ведь зеленокожие знали, что их раса была нечистой и появилась, как помесь эльфов и импов. Давным-давно, в Темную Эпоху, численный перевес был на стороне альянса эльфов, людей и гномов, и, чтобы не проиграть, армуны создали армию гоблинов. Они внедряли в пленных эльфов своих импов и коверкали их души. Спустя века, импы настолько укоренились в душах гоблинов, что навряд ли даже армунам удалось бы вернуть изуродованным эльфам прежний облик.

Теперь гоблины были самостоятельной расой, но все еще помнили свою неприятную родословную, из-за чего особенно ненавидели эльфов и не желали ничего слушать о своем происхождении. То, что внутри гоблинов до сих пор жили импы можно было увидеть по их глазам. По цвету глаз можно определить, насколько мощный имп живет внутри гоблина. У Карзога глаза красные, а значит, в его крови таится мощь импа самого Сэндора - армуна с красным аданартом.

У рыцаря Смерти также был красный аданарт в голове, доставшийся ей по наследству от Сэндора, поэтому все созданные ей твари будут иметь красные глаза. Нежить с таким цветом глаз считается одной из самых сильных. Сильнее только существа с черными глазами.

Близилось утро. От усталости эльфийка едва не валилась с ног, но продолжала создавать импов. Она уже сбилась со счета, когда очередной имп передал ей сигнал о том, что в земле больше нет свободных трупов. Наконец-то!

Рыцарь Смерти высосала энергию оставшегося импа и приступила ко второй фазе заклинания. Отдав мысленный приказ, она отошла на несколько шагов назад и стала ждать. Земля во множестве мест начала осыпаться. Наружу полетели комья земли вперемешку с корнями кустарников и червями. Бледные подгнившие руки алчно цеплялись за корни, воронки в земле расширялись, и вскоре на поверхность стали выползать ожившие мертвецы. В основном, здесь были гоблины, облаченные в потрепанные звериные шкуры, у них не было оружия, впрочем, зомби оно и не нужно.

Эльфийка довольно оглядела свою армию. Всего около девяноста голов. Вполне хватит для отвлечения внимания. Женщина обернулась к Карзогу.

- Ты должен дать мне несколько своих воинов, - сказала она.

- Непременно, - кивнул зеленокожий. - Только не пускай в расход моих братьев, как своих мертвецов.

Рыцарь Смерти кивнула и задрала голову к небу. Тучи стремительно пролетали над самой землей. Невдалеке громыхнуло, и ночь на мгновение превратилась в день. Тут же все зомби разом взвыли, как по команде. Даже такой свет был губителен для них, следовало обращаться с нежитью бережно.

- За мной, - бросила эльфийка и, не спеша, направилась в чащу леса.

Зомби и часть гоблинов направились за ней, чтобы переждать в лесу солнце. Рыцарь Смерти планировала идти лесом днем и к следующей ночи выйти к Истиншеалю, где два человека присвоили себе глаза ее хозяев. Она собиралась убить людей и отнять то, что им не пренадлежит.



ГЛАВА 13


Лидрик обложил себя книгами и старинными манускриптами, сидя за столом в библиотеке лорда Бралфераса. По просьбе Лидрика его товарищ собрал все, что можно было найти о Темной Эпохе, демонах и Велесе. Все эти дни, что Алексаргус путешествовал рядом с колдуном, ему не давала покоя мысль, что он не видит очевидного. Колдун обладал магией без использования кристалла, что казалось фантастическим, но Лидрик верил в то, что сможет найти ответ в книгах, ведь в истории любой маг должен был оставить какой-то след.

Перелистывая изъеденные временем страницы древнего фолианта, маг никак не мог сосредоточиться на 'Истории формирования альянса', его мысли постоянно возвращались к дерзости короля, который вздумал чинить ему препятствия. Мало того, что из-за него Лидрику пришлось ехать на лошади к восточным воротам, так еще после этого он поместил колдуна в темницу под королевским дворцом, куда Алексаргусу было не добраться при всем желании. На очередном совете маг решил поднять этот вопрос, чтобы лорд Талфин как-то усмирил короля и напомнил, кто на самом деле обладает властью в Эшмеранде.

Лидрик решил начать свои поиски с информации о Велесе. Этот древний маг был человеком и не обладал магическим кристаллом, если верить легендам. Если это действительно так, то в истории уже встречались люди, умеющие колдовать. Орден Девяти Сфер никогда толком не прорабатывал этот вопрос, полагалось считать, что люди не обладают магией от природы, но разве кто-то это доказал?

Старый маг улыбался, скользя глазами по выцветшим чернилам. Если он первым поймет, что люди обладают магией, его ждет слава. Он уже представлял, как создает магическую школу для будущих учеников. Такой расклад сулил большую власть и влияние в стране, но нельзя было забывать о других магах ордена, которые могут быть против такого расклада. В любом случае, полученное знание будет на вес золота.

Информации о Велесе было крайне мало - тысячу лет назад письменность была не так развита как сейчас, в основном, все передавалось из уст в уста и лишь спустя довольно продолжительное время легенды начали записывать. Что-то переиначили, что-то упустили, где-то написали такую отсебятину, что Лидрик лишь усмехался в бороду, но упорно продолжал читать, пытаясь воссоздать картины былых времен.

Различные источники по-разному описывали появление Велеса на материке Фарвен. По одной из версий он родился в семье великого воина из расы людей, по другой версии он пришел на Фарвен вместе с демонами откуда-то издалека, по третьей - он был рожден полуэльфом, поэтому и мог колдовать. Все эти версии были похожи на обычные догадки, как будто люди, рассказывающие эти легенды сами точно не знали, откуда взялся великий маг.

В итоге Лидрик сконцентрировался на том, что было общего во всех описаниях. А общим было то, что Велес являлся мужчиной средних лет и обладал магией колоссальной силы. Историки описывали его как мудрого и сурового вождя людей, благодаря которому люди смогли пережить Темную Эпоху, наладить отношения с соседями и вступить в альянс эльфов и гномов. Во многих источниках также говорилось, что Велес был дружен с тогдашним лидером эльфов - Диатаром Райданхелом, который, если верить некоторым описаниям, мог управлять драконами.

На этом общие описания заканчивались и начинались различия. Уже отчаявшись отыскать что-либо действительно интересное, Лидрик наткнулся на рассохшийся фолиант в кожаном переплете без названия. Открыв книгу на первой странице, маг прочитал заглавие - 'Решающая битва альянса и демонов. Описание театра военных действий со схемами'. На страницах фолианта Лидрик обнаружил множество карт со специальными обозначениями и комментариями каких-то теоретиков военного дела. В книге подробно описывалась возможная стратегия альянса и ответные действия демонов, но все это было на уровне рассуждений.

Уже собравшись закрыть многостраничный том, Лидрик заметил закладку ближе к концу фолианта. Раскрыв книгу на нужной странице, маг обнаружил на ней описание последних часов битвы альянса и демонов. Здесь говорилось, что пока люди, эльфы и гномы сражались с гоблинами и нежитью, Велес схлестнулся в решающем поединке с самим архидемоном. Если верить рассказчику, великий маг победил главного демона, но сам был смертельно ранен ледяным заклинанием.

- Ледяное заклинание, - прочитал маг и усмехнулся. Ему всегда было интересно, кто писал эти книги, ведь рассказчик определенно ничего не смыслил в магии. Однако это описание оказалось весьма точным, ведь Велес действительно был найден замороженным на острове Ариус. И эту информацию Лидрик получил не из книг, он точно знал, что это замороженный Велес, ведь так сказал Алиот, а он не наврал про магические кристаллы, с чего же ему врать про Велеса? Однако теперь замороженный труп древнего мага пропал или был уничтожен и что-то еще узнать о Велесе в настоящем времени стало теперь невозможно.

Собираясь закрыть фолиант, Лидрик обратил внимание на саму закладку. Это был сложенный вчетверо лист из плотной материи. Маг с интересом расправил его и обнаружил, что внутри нарисована картина, она была слегка выцветшей, но все еще передавала цвета. На картине художник изобразил двух людей и дракона. Люди стояли рядом друг с другом, одной ногой опираясь об оторванную голову какого-то чудовища, а за их спинами возвышался белый дракон. Под картиной калиграфическим почерком черной тушью было начертано на эльфийском: 'Велес, Диатар и Гилдорот после битвы с архидемоном'.

Лидрик никогда раньше не видел такой картины. Из древних времен до современности мало чего дошло, в основном, репродукции, изображающие битвы , драконов, магов и тому подобное, а вот такие коллективные портреты были обычно не в ходу. Что ж, тем интереснее будет взглянуть на то, как художник изобразил Велеса, но всегда оставался мизерный шанс того, что это точная репродукция картины древности, и художник мог детально передать внешность и быт героев тех давних времен, но Лидрик особо на это не рассчитывал. Тем не менее, он с интересом расстелил перед собой помятую картину, взял со стола лупу и, сняв очки, склонился над холстом.

Посмотрев на человека, изображенного справа, Лидрик понял, что он эльф по характерным заостренным ушам и золотистым волосам. Наверное, это был Диатар Райданхел. Значит, слева был изображен Велес! Лидрик переместил лупу на человека слева и стал внимательно вглядываться в изображение. Переместив увеличительное стекло на лицо древнего мага, Лидрик на мгновение замер, а потом выронил лупу из узловатых пальцев. Маг обнаружил совсем не то, что хотел найти. Лупа упала на лицо Велеса, продолжая увеличивать его во всех подробностях. Хужожник постарался на славу и передал множество нюансов. Под увеличительным стеклом Лидрик наблюдал человека с длинными черными волосами, густыми черными бровями, тонким носом, узкими скулами и глазами с вертикальными зрачками. Глазами колдуна...


***


Колдун подумал, что пора бы ему уже привыкнуть сидеть в четырех стенах, и улыбнулся собственным мыслям, но в сумраке темницы его улыбку никто не увидел. В этот раз его угораздило попасть в одно из наихудших мест с холодными и сырыми каменными стенами и земляным полом, в котором колдун видел копошащихся червей, а в дальнем углу испускало зловоние отхожее место. Тяжелый замок висел на двери тюремной решетки, за которой на стене висел факел, испускающий слабый колеблющийся свет. Колдун с удовольствием бы его потушил, он абсолютно ничего не хотел видеть вокруг себя.

Из коридора доносились голоса. Иногда колдун слушал разговоры стражников, иногда - шепот заключенных. Время текло незаметно, пленник отсчитывал его лишь по смене догорающих факелов. На душе скребли кошки. Лидрик до сих пор не объявлялся, и колдун начал подумывать, что маг ему не поможет. Впрочем, король себя тоже пока никак не проявлял, но неизвестность заставляла нервничать еще больше.

Наконец, долгое ожидание подошло к концу, когда колдун услышал вдалеке шаги. Почему-то он сразу решил, что это за ним и поднялся на ноги. Спина сразу же заныла, давая знать, что не стоит долго сидеть, оперевшись о холодную каменную стену. В свете факела по коридору проплыла чья-то тень, вслед за которой объявился стражник в кольчуге и латах. На нагрудном доспехе был высечен герб Эшмеранда - профиль самого короля Иккарда. Такой же профиль чеканился на золотых монетах, и колдун постоянно улыбался, видя это опухшее лицо.

- Отойди к стене, - велел стражник, держа в одной руке связку ключей, а вторую положив на рукоять меча в ножнах.

Когда колдун подчинился, стражник распахнул дверь темницы и вытащил из ножен меч с таким скрежетом, что неприятное эхо разнеслось по всему коридору.

- Выходи.

Колдун подчинился и на ватных от усталости ногах вышел из клетки. К его удовольствию, здесь пахло значительно свежее, и резкий запах нечистот не так сильно бил в нос.

- Пять шагов вперед.

Выполнив требование, колдун услышал скрип закрываемой двери и ему стало не по себе. Вернется ли он сюда снова? Он не знал, что пугало его больше - то,что он вновь окажется здесь или что он не вернется сюда никогда, так как некому будет возвращаться. Жить в клетке или умереть вне клетки - этот выбор от колдуна сегодня не зависел, и он надеялся, что сегодня его не поставят перед таким выбором.

- Пошли, - сказал стражник, оказавшись за спиной пленника.

Шагая по коридору, колдун старался не обращать внимания на заключенных, которые смотрели на него сквозь решетки своих темниц. Некоторые наблюдали с завистью, наивно полагая, что его освобождают, а другие с сочувствием, словно его ведут на гильотину. Колдун надеялся, что правы окажутся первые, ну или хотя бы неправы окажутся вторые.

Коридор заканчивался у винтовой лестницы, которая по спирали уходила вниз откуда-то сверху.

- Давай вниз, - скомандовал стражник.

После этих слов колдун нахмурился, но подчинился приказу. Каменные ступени по спирали уходили в глубину подземелья. Факел, который держал в руке стражник, шипел, а в ушах отдавалось эхо шагов по камню. Надежда на то, что с ним будет лично беседовать король, улетучилась. Не будет его величество спускаться на такую глубину, чтобы поговорить, а жаль, колдун думал, что он довольно ценный пленник.

Колдун спустился в самый низ и оказался перед закрытой стальной дверью черного цвета.

- Санти, открывай! - рявкнул стражник. - К тебе пришли!

За дверью послышалось шарканье шагов. Дверь со скрипом открылась внутрь, и колдун увидел перед собой высокого худощавого человека лет сорока. На его голове не было волос, а один глаз закрывала черная повязка, как у лихого разбойника. Рот человека перечеркивал глубокий шрам, делая лицо довольно омерзительным.

- Мы к тебе, - сказал стражник и толкнул колдуна за порог двери. - Свяжи его при мне, чтобы потом мне не пришлось отчитываться за то, что он тебя убил по моему недосмотру. Палачи, говорят, сейчас в цене.


***


Открыв глаза, колдун долго не мог сообразить, где находится. Его мутило, и он едва сдерживал позывы скрученного болью желудка. Левый глаз заливала кровь, которая текла из раны на затылке и капала за ворот рубашки. Когда мир обрел четкость, колдун понял, что сидит на большом стальном кресле, руки покоятся на подлокотниках, прикованные стальными браслетами, а ступни были вставлены в стальные сандалии, крепящиеся к ножкам кресла.

Память пришла не сразу, и колдун нашел забавным эту ситуацию. Потерять память два раза подряд не каждому дано. Однако теперь он вспомнил события предыдущих часов или минут, он не знал, сколько пробыл без сознания. Когда он понял, что его привели в пыточную камеру, то попытался вырваться, но стражник огрел его по затылку чем-то тяжелым, скорее всего, рукоятью меча.

И вот теперь он здесь, совсем один в мрачном помещении, заполненном кучей неведомых устройств, предназначенных для истязания живых существ. Оглядев пыточную камеру, колдун удивился, насколько много устройств находилось здесь и насколько все они были разнообразны. Если каждой пытке уделять всего пару минут, то общее время истязаний займет не один день.

Боль пришла не сразу, видимо, удар стражника надолго вывел органы чувств из строя. Однако уже через минуту колдун почувствовал, как гудит голова, будто он стоял под звенящим колоколом. Потом он ощутил тупую боль в руках, ногах и спине, и с интересом оглядел кресло в котором сидел. Это был настоящий трон из дерева и стали. На подлокотниках, спинке и седушке хищно блестели стальные шипы с затупленными остриями. Сидеть на них было не смертельно, но очень больно, и эта боль становилась с каждой минутой все сильнее.

Скованный по рукам и ногам колдун стиснул зубы от безысходности. Он практически не мог шевелиться, а шипы все глубже впивались в кожу, постепенно вызывая острый приступ клаустрофобии. Спустя час или около того, колдун уже начал подумывать, где носит этого палача и почему он так долго ничего не делает.

Где-то вдалеке скрипнула дверь, и из темноты показался палач Санти.

- Ну, как наши дела? - участливо спросил он.

- Ты хочешь свести меня с ума? - спросил колдун. - Мое тело - сплошная боль, останови это!

- Конечно, остановлю, - добродушно отозвался палач. - Просто обычно на этом троне люди становятся гораздо сговорчивей. Я решил перепрыгнуть этап нашего разговора, где ты долго отнекиваешься и говоришь, что ничего не знаешь, и перейти непосредственно к нормальному диалогу.

- Это вовсе не обязательно, я и так расскажу тебе все, что ты хочешь знать.

- Я надеюсь. Между нами говоря, король готов простить тебе то, что ты натворил в Лурастаре в обмен на информацию, откуда ты научился владеть магией.

Колдун отметил, что не только Лидрику, но и королю было плевать на резню в замке, их больше занимал вопрос магии. Все они хотели власти и им было плевать на закон, ну, может быть, кроме барона Орона Свифта. Что ж, тем легче будет договориться.

- Я не помню, как научился владеть магией, - сказал колдун. - Помню только, как очнулся пленником барона Свифта. Магией научился пользоваться случайно, в принципе, я могу попробовать рассказать, как я это делаю.

- Я и так знаю, как ты это делаешь, - перебил Санти. - У тебя есть магический кристалл, который ты украл у лорда Талена из Лурастара.

- Нет у меня никакого кристалла! Ты не первый, кто об этом спрашивает.

- Ну вот, а ты говорил, что будешь честен со мной, - палач сделал вид, что обиделся.

- Я честен с тобой, насколько могу. У меня нет кристалла, можешь обыскать меня.

- Насколько я знаю, тебя уже обыскивали снаружи, но так ничего и не нашли, - сказал палач. - Значит, мне придется обыскать тебя и внутри.

- Что это значит?

Палач подошел к неприметному столу, который располагался в двух шагах от пыточного трона. На столе лежал сверток из старой тряпки, измазанной чем-то красным. Когда Санти развернул его, колдун увидел, что внутри находятся десятки острых инструментов, опасно сверкающих в свете факелов.

- Есть несколько мест, где ты мог спрятать магический кристалл, - сказал палач, беря в руку остро заточенное лезвие.

Колдун смотрел, как палач медленно приближается к нему. Он не знал, пугает ли он его или действительно хочет вскрыть, но страх и ненависть поднимались откуда-то из глубин его существа. Он почувствовал, как темная сущность пробуждается внутри него, будто питаясь его ненавистью и страхом. Колдун так долго боролся с ней ночами, а теперь сам подкармливал ее своей злостью.

'Борись! Не дай импу захватить контроль над твоим телом, иначе все потеряно!' - раздался в голове голос другой сущности.

Но колдун уже не мог ничего с собой поделать. Он прошел точку невозвращения, и теперь ярость накапливалась в нем с каждой секундой, делая темную сущность все сильней. Страх куда-то исчез, осталась только слепая ярость, застилающая глаза. Когда колдун перестал ощущать окружающее пространство, то понял, что допустил роковую ошибку. Он только что лишился собственного тела, и теперь неизвестно, получит ли он его вновь.

Сознание, отделенное от тела, будто освободилось от оков, и память начала возвращаться. Он вспомнил, как несколько недель назад очнулся на маяке посреди океана. Вспомнил, как чей-то голос звал его на юг, из-за чего он, собственно, и попал в Лурастар, но дальше он вспомнил такое, что заставило его содрогнуться...




ГЛАВА 14


- Валим, валим, валим! - закричал Марвин Олард, с ужасом всматриваясь в голографический экран масс-детектора. Только что на нем появились три неопознанные точки, которые не предвещали ничего хорошего. - Ублюдок МакГинли подставил нас!

Подбежав к оптическим экранам, Олард увеличил изображение сектора с появившимися объектами и безошибочно разглядел в них три военных корабля класса 'Протектор'. Каждый такой корабль насчитывал три тысячи человек личного состава, десантные модули, ангары для истребителей и кучу тяжелого вооружения на борту. Малышка Оларда - 'Стрела' класса 'Провокатор' - могла потягаться с одним из таких кораблей, но не сразу же с тремя.

- Филипп, немедленно отстыкуйся от этого хлама и врубай гипердвигатель! - заорал Олард на подчиненного.

- Я не могу! - в ответ заорал техник и беспомощно указал на сенсорный экран приборной панели, на которой что-то горело красным.

Олард подбежал к технику и посмотрел на экран. Что-то блокировало стыковочный шлюз. Должно быть, эта старая развалина, к которой они пристыкавались, была приманкой, и теперь специально держит их, не давая улететь. Проклятый МакГинли, неужели он все это устроил?!

- Я побежал туда, попробую расстыковаться вручную, - крикнул Олард, помчавшись в стыковочный отсек. - А ты врубай гипердвигатель и жди моей команды!

Добежав до нужного отсека, Олард понял, в чем дело. Автоматика соседнего корабля сработала в аварийном режиме и намертво сцепилась с шлюзом их 'Стрелы'. Теперь был только один выход - вручную задраивать люки и отрывать с мясом воздушный коридор. Олард подбежал к панели ручного управления, ввел личный код и начал судорожно вращать красный вентиль размером с руль грузовика.

Их 'Стрела' была маленьким пиратским судном, но весьма маневренным, а оружейному оснащению могли позавидовать даже такие гиганты, как 'Протекторы'. И все же, три корабля против одного было слишком много, шансы на победу казались призрачными.

Закрутив вентиль до упора и увидев через иллюминатор, что люки задраены, Олард нажал кнопку декомпрессии и сразу же связался с мостиком.

- Говорит капитан. Филипп, ты включил движок?

- Почти, осталось немного.

- Чего ты копаешься?! Эти протекторы через минуту будут здесь! Шелби, как только движок включится, сразу открывай кротовую нору и прыгай, - велел Олард пилоту.

- Куда прыгать?

- В ближайшую систему, нам сейчас главное убежать от преследователей.

- Будет сделано, капитан!

Как только пилот договорил, корабль сильно тряхнуло. По отсекам прокатился заунывный скрежет металла, переборки задрожали, пол ушел у Оларда из-под ног, и он упал на колени.

- Твою мать, что случилось?! - проорал капитан в переговорное устройство, но из динамика раздавались только помехи, похоже связь была нарушена.

Проклятие! Похоже, один из 'Протекторов' зарядил по 'Стреле' из какого-то орудия. Олард содрогнулся при мысли о том, что потеряет свой корабль. Без него у Оларда не было ничего для существования, он привык к пиратскому промыслу и теперь понятия не имел, что будет делать, если жизнь резко изменится.

Когда-то Олард был пилотом-тестировщиком, его последним заданием как раз и была 'Стрела'. В тот день она еще так не называлась, а была всего лишь тестовым прототипом. Олард хорошо изучил маленький 'Провокатор', и это спасло ему жизнь. Он сумел подслушать переговоры генералов, который присутствовали при смотре корабля, и из их разговора понял, что как только он приземлится, его лишат пилотской лицензии и упрячут в тюрьму или того хуже, просто убьют, ведь он слишком много знал о секретном корабле. В тот день 'Стрела' так и не приземлилась на полигон - Олард угнал ее и с тех пор был с ней неразлучен. Набрав в команду таких же, как и он, отчаянных парней, он занялся грабежом товарных судов, прочно вошел в пиратскую тусовку и даже познакомился с крупными воротилами бизнеса, которые иногда давали прибыльные задания. Одним из таких нанимателей как раз и был Джером МакГинли, но, похоже, придется обрубить с этим субъектом все контакты, а в будущем и наказать его за предательство.

Вбежав на мостик, Олард первым делом взглянул на масс-детектор. 'Протекторы' подлетели уже совсем близко и скоро начнут палить по ним из всех орудий, если конечно их целью было уничтожить маленькое пиратское судно.

- Что это было минуту назад? - спросил Олард, подбегая к одному из сенсорных экранов и вызывая на нем изображение систем корабля.

- Один из протекторов бухнул в нас лазером, капитан, - сказал Филипп, слушая по беспроводной гарнитуре ответ Серого Черепа - мультиинженера, который сейчас находился в двигательном отсеке. - Череп еще не локализовал зону повреждения.

- Плевать, мы готовы к прыжку?

- Да, капитан.

- Так чего мы ждем? Шелби, мать твою, давай уже!


***


- Так, и где мы? - спросил Олард, нависая над навигатором, и смотрел то на оптические экраны, то на картографический дисплей в поисках знакомых сигнатур звездных систем.

- В какую жопу вы нас затащили, капитан? - полушутливо спросил Шелби, сидя за штурвалом космического корабля.

- Я вас затащил?! - вспылил Олард. - Если бы вы не тележили и не дожидались пока по вам пробьют, ничего бы этого не было. Должно быть что-то с гиперприводом, ты вообще куда прыгал-то, Косой?

Пилота звали косым, потому что у него не хватало одного глаза, и Шелби носил пластиковый протез, который все время норовил повернуться под самым неожиданным углом. Шелби давно уже плюнул на это и стал носить черную повязку на глазу, но прозвище за ним осталось все равно.

- К Ригелю, - недовольно отозвался пилот. - Эта система была довольно близко от нас, кроме того, здесь есть пара наших перевалочных пунктов.

- Да, но это не Ригель.

- Сам вижу, капитан!

Субординация на пиратском судне была весьма условна, и Олард, который раньше был офицером, тяжело привыкал к подобному отношению, но эти ребята были разношерстными наемниками, не все даже проходили срочную службу, но каждый был неплох в своем деле. Тот же Шелби раньше был пилотом неповоротливого грузового судна, перевозящего руду с астероидов, а сейчас являлся вполне сносным пилотом маневренного военного корабля.

- Капитан, нам зарядили прямо в бочину! - доложил Серый Череп, только что вошедший на мостик. - Пробили обшивку, пару отсеков разгерметизировано, но там не было ничего важного. Самая жопа в том, что слегка задели гипердвигатель.

- И что я говорил? - укоризненно сказал Олард и оглядел экипаж на мостике. - Что дальше, Лютер? Ты сможешь его починить?

- Да, там нет критических повреждений, но придется потрахаться, - кивнул Череп. - Думаю, часов за пятнадцать управлюсь.

Масс-детектор запищал, оповещая всех о том, что только что появился новый источник большой массы.

- Лютер, у нас нет пятнадцати часов! - сказал Олард, глядя на оптический экран.

Через кротовую нору, которую сделала 'Стрела' в этот самый момент пролетал 'Протектор'.

- Смелые ублюдки, мы же переместились хрен знает куда! - удивился Олард.

- Должно быть, они еще не знают, что у нас движок неисправен, - предположил Филипп, специалист по дополнительным системам корабля.

Олард кивнул, продолжая смотреть на оптический экран, выводящий изображение первого 'Протектора', который покинул пределы кротовой норы и теперь находился в нескольких миллионах километрах от 'Стрелы'. За первым 'Протектором' последовал второй, но тут кротовая нора начала закрываться и буквально разорвала военный корабль пополам. В черном пространстве, испещренном точками звезд, сверкнул ослепительный взрыв. Увеличив изображение, Олард увидел как в космосе вместе с обломками корабля летают сотни трупов экипажа.

Кротовая нора полностью закрылась, а значит, теперь пиратский корабль остался наедине с одним-единственным военным кораблем. Олард считал, что это хороший знак и можно попытаться дать бой воякам.

- Так, Шелби, разворачивай нос на них, - скомандовал капитан. - Трикс, готовь дальние орудия к бою. Сейчас мы устроим этим смельчакам веселую заварушку.

- Капитан, вы в своем уме? - опешил Шелби. - Это же 'Протектор'!

- И что? Мы тоже не пальцем деланы, давай выполняй приказ! - наорал на подчиненного Олард.

- Я отказываюсь выполнять такой приказ! - возмутился Шелби и вылез из пилот-ложемента.

- Я тоже! - поддержал товарища Филипп. - Предлагаю устроить голосование! Я за то, чтобы сделать еще один прыжок и наверняка оторваться от преследователя!

- Поддерживаю! - сказал навигатор, отвернувшись от приборной панели.

- Вы все с ума посходили? - гневный голос капитана сорвался на хрип. - Вы понимаете, что наш движок сломан? Мы уже неизвестно где, и еще только предстоит подсчитать наши шансы на выживание. Вы же предлагаете сделать еще один слепой прыжок, который может отбросить нас от цивилизованного космоса еще дальше! Это верная смерть! Мы должны дать бой врагу и захватить его! У 'Протекторов' тоже есть гиперпривод, и он исправен в отличие от нашего!

- Я за прыжок! - подал голос Серый Череп. - Пускай даже мы прыгнем в неизвестную часть космоса, я сумею в спокойной обстановке починить движок и мы прыгнем в третий раз уже туда, куда надо.

Серый Череп будто ударил Оларда ножом в спину. Мультиинженер был мастером на все руки и залатывал любые повреждения на корабле, кроме того, он был неплохим парнем. До этого момента. Олард чувствовал, что теряет контроль над ситуацией. Но почему? Разве они не видят, что предлагают самоубийство? У них был только один шанс на спасение - сражение.

- Если вы прыгнете в неизвестную точку космоса, то вам не хватит топлива для третьего прыжка, - сказал капитан.

- И тем не менее, лучше попытаться, - пожал плечами Лютер.

Лицо Оларда покраснело от гнева.

- Да поймите же вы! У нас есть все, чтобы победить! У нас же корабль класса 'Провокатор', мы маневренны и мощны. Когда я успел набрать в команду таких трусов?

Экипаж исподлобья глядел на капитана.

- Не хотите по-хорошему, будет по-плохому, - сказал Олард. - Это мой корабль, моя собственность и я делаю на нем все, что захочу. Сейчас вы увидите, как поступают настоящие воины, а вы сидите в сторонке и не мешайте. Мне нужны только два добровольца - наводчик орудий и корректировщик маневровых двигателей.

В этот же момент что-то тяжелое ударило его по затылку и он упал, но не потерял сознания. В ту же секунду перед его лицом упал шлем от скафандра с поляризованным забралом, на котором отпечатался след крови с клоком черных волос. Видимо, этим шлемом его и ударили. Капитан попытался подняться, но тут же рухнул обратно на стальной пол.

- То же мне, герой, - послышался голос Филиппа. - Сам решил по-плохому, вот и получай. Валим отсюда, парни.


***


Олард очнулся лежа на спине и по обстановке вокруг сразу понял, что он внутри декомпресионного отсека. За массивной дверью сквозь иллюминатор выглядывали довольные рожи его сослуживцев. Вот твари, похоже, они собрались выкинуть его в космос!

Бывшего капитана спасло то, что автоматика была повреждена, и Филиппу пришлось открывать шлюз вручную, крутя красный вентиль, который несколькими минутами ранее крутил сам Олард. Как только на потолке зажегся красный проблесковый маячок, Олард поднялся и на шатающихся ногах поплелся к шкафу со скафандрами. Увидев это, Филипп начал быстрее крутить вентиль.

Шлюз приоткрылся на маленькую щелочку и воздух в отсеке стал выходить через нее с ужасающим свистом. Воздушный поток оказался настолько сильным, что потащил Оларда к шлюзу, и капитану пришлось ухватиться за ручки шкафа обеими руками. Дернув изо всех сил, Олард открыл шкаф и ухватился одной рукой за упругую материю скафандра.

Шлюз открылся на треть, воздух заревел и потянул Оларда в космос с новой силой. Сопротивляться было бесполезно, пальцы разжались сами собой и капитана, сжимающего в одной руке скафандр, понесло в черноту. Шлюз был открыт лишь на половину, поэтому вылетая из него на огромной скорости, Олард ударился о створки дважды - вначале грудью, потом спиной, но, к счастью, сознания не потерял.

Вылетев в космос, Олард начал вращаться с колоссальной быстротой, он вспомнил, как его испытывали на прошлой работе перед тестовыми полетами. Теперь это казалось ерундой по сравнению с тем, что происходило сейчас. Он вращался волчком, перегрузка была немыслимая, все внутренности подступили к горлу.

Если бы у Оларда оказался скафандр старого образца, то он неминуемо погиб бы, однако этот обладал функцией быстрого надевания. Нажав на рукаве скафандра несколько кнопок, Олард вытянул руки и ноги, а скафандр, как осьминог, оплел его тело и загерметизировался.

В глазах начало темнеть, капитан чувствовал, что теряет сознание, нужно было срочно остановить вращение, использовав реактивные двигатели в наплечном ранце. Скорректировав вращение, Олард застыл в пространстве относительно 'Стрелы'. Жаль, что этот скафандр не был оснащен функцией сбора блевотины, все забрало шлема было забрызгано, и капельки мерзкой жидкости застыли в невесомости.

Его корабль включил маршевые двигатели и начал с огромной скоростью удаляться. Проклятые наемники, вот и бери их на службу. С этими мыслями капитан провожал удаляющийся корабль и благодарил бога за то, что декомпресионный люк у 'Стрелы' находится сбоку, а не в корме, иначе бы его изжарили движки корабля.

Сквозь летающие в шлеме капли блевотины было сложно разглядеть маленькую приборную панель скафандра, но Олард все-таки попытался. Воздуха у него оставалось часа на три, может быть, больше, в зависимости от его режима дыхания.

Оглядевшись, Олард увидел вокруг себя лишь голубые россыпи звезд. На таком фоне без специального оборудования невозможно было разглядеть даже такую громаду, как 'Протектор'. Оставалось надеяться, что этот гигант не собьет его при преследовании 'Стрелы'. Хотя, возможно, лучше бы сбил. В противном случае, его ждет мучительная гибель от нехватки кислорода.

- Здравствуй, сумеречное существо, как ты здесь оказался?

- Кто здесь? - спросил Олард и судорожно огляделся. Потом взглянул на приборную панель и понял, что динамик отключен, то есть по внутренней связи с ним связаться не могли. Но тогда как, ведь в космосе звук не передается?

- Я лонруиль Велес, - был ответ. - Так же, как и ты, я обречен находится в этой точке пространства и времени до тех пор, пока кто-то не поможет мне.

- Где ты?

- В данный момент под тобой.

Олард опустил голову и увидел под ногами огромное сверкающее нечто. Поначалу капитан подумал, что это звезда, но жара не было и он немного успокоился. Теперь он видел, что существо более всего походило на огромную медузу, состоящую из голубого пульсирующего света. Она хаотично вращала своими световыми щупальцами, но в то же время оставалась на месте.

- Что ты такое?!

- Я лонруиль, создание света. Точнее, то, что от него осталось, - ответила медуза. - Сейчас ты видишь фантом моей души, а мое тело было уничтожено столетия назад каталаном Таллотом. Ну а ты как сюда попал?

Олард на секунду призадумался. Он не знал, чего можно ждать от этого существа, поэтому решил не распространяться о себе.

- Я летел на той стальной штуковине, но потом потерял управление и оказался здесь, - сказал Олард. - Откуда ты знаешь общесистемный язык?

- Я не общаюсь с тобой посредством слов, - ответил лонруиль. - Мы обмениваемся с тобой мыслями, так устроена телепатия. Вы, сумеречные существа, достигли большого прогресса, покорив космос. Раньше, я помню, вы едва ли могли выйти на орбиты планет. По крайней мере, так было с существами населяющими мою звездную систему.

- А откуда ты? - спросил Олард. - Где твоя система?

- Она здесь. Видишь эту пустоту вокруг? Когда-то здесь был прекрасный мир с белой звездой и десятью планетами, но пришел каталан и все разрушил. Теперь в этой пустоте витает лишь прах былых времен.

Олард решил проверить эту информацию и запустил поиск по звездному каталогу, который был встроен в бортовой компьютер скафандра. Через секунду был получен ответ, что столетия назад с Земли это место виделось как вспышка Сверхновой. В каталоге землян белый сверхгигант назывался Sanduleak-202, а сама Сверхновая получила название SN 1987A. В каком-то смысле медуза не врала, и здесь действительно когда-то была звездная система.

- И чего ты тут ждешь?

- А чего ждешь ты? - спросил лонруиль.

- Ну, вообще-то, я только что оказался здесь, так что твой вопрос неуместен.

- И все же?

- Я жду, когда закончится кислород, - нехотя признался Олард. - Готовлюсь к смерти, так сказать. Ну, или надеюсь на чудо.

- Надежда, - протянула медуза. - Хорошее слово и великий смысл.

- Тоже надеешься?

- О да. Столетия я жду, что сюда придет сумеречное существо и послужит сосудом для перевоплощения.

- Постой, ты хочешь залезть в мое тело?! - опешил Олард и включил двигатели на реактивном ранце, чтобы отлететь от медузы подальше, но существо было настолько громадным, что без труда могло дотянуться до капитана своими световыми щупальцами.

- Только если ты позволишь мне, - ответил лонруиль. - Я не могу завладеть твоим телом без твоего согласия.

- А с чего бы мне соглашаться на такое?!

- Ты будешь облатать моей силой и моим бессмертием, - ответил лонруиль.

- Это здорово, но чем я пожертвую взамен?

- Волей. Ты потеряешь контроль над своим телом, но лишь на время, пока я не расправлюсь с Таллотом, - сказал Велес. - А возможно, ты сохранишь контроль над телом, все зависит от твоих дальнейших действий.

- Хех, положим, я соглашусь, и ты вселишься в меня, - сказал Олард. - Что дальше? Мы улетим отсюда?

- Нет, таких возможностей нет в моем арсенале, - сказал Велес. - По крайней мере, сейчас. С родным телом я мог бы, но не теперь.

- Тогда что же ты предлагаешь - торчать здесь вдвоем до скончания времен?

- Так по крайней мере у тебя появится надежда, о которой ты мне говорил, - сказал лонруиль. - Ты станешь бессмертным и сможешь неограниченно долго находится на этом месте, пока события не сложатся подходящим образом и мы не начнем действовать.

- А если я откажусь?

- Что ж, в таком случае мы все равно останемся здесь, с тобой, - сказал Велес. - У тебя закончится жизненная энергия и ты погибнешь. После этого я завладею твоим телом без твоего разрешения. Для меня время не имеет особого значения и я вполне могу подождать.

Олард закусил нижнюю губу - выбор действительно был невелик. Что ему оставалось? Можно было сдохнуть в этом неизведанном участке космоса, а можно попробовать впустить в себя неизведанное существо и посмотреть, что будет. В первом случае будущее выглядело вполне определенным и законченным, но вот второй вариант давал крохотную надежду.

- Для меня время не очень важно, но советую тебе поторопиться с выбором, - сказал лонруиль. - Я вижу, как к нам приближается еще одна 'стальная штука', как ты выразился, только на этот раз она побольше твоей.

Олард включил двигатели на ранце и развернулся вокруг своей оси. Он тоже увидел огромный 'Провокатор', быстро летящий в черноте космоса. На приборной панели скафандра мигал зеленый огонек, оповещающий о входящем голосовом вызове. Включив динамик, Олард услышал незнакомый голос.

- Говорит капитан 'Голиафа' Вильям Гэллахер. Ответьте. Мы видим вас. Если вы живы, отзовитесь, тогда мы поднимем вас на борт.

Олард активировал канал связи и сухо сказал:

- Говорит выброшенный в космос неудачник. Прием! Возьмите меня к себе!

- Слышу вас, выброшенный в космос неудачник, - сказал Гэллахер. - Мы уже летим.

Олард отключил связь и повернулся к светящейся медузе.

- Похоже, сегодня наш день, - сказал капитан.

- Так ты согласен быть моим сосудом для перевоплощения?

- Ладно, залезай, - разрешил Олард. - У нас есть дела.




Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"