Халтурина Наталья Валентиновна: другие произведения.

Заоблачный город

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Заоблачный город

1. Сторож

   Волгинск буквально тонул в разгуле воровства. Я не хочу сказать, что наша милиция ничего не делала. Ее доблестные работники очень старались, но тщетно. Зато мы могли гордиться, что кроме воровства иного криминала практически не наблюдалось.
   Все наши друзья и знакомые уже обзавелись сторожами, и только мы не могли найти ничего подходящего. Почему так происходило, для меня загадка. Мы старательно помещали в газетах типичные объявления: ? Ищу сторожа. Параметры стандартные. Вес не менее 50 астралединиц. Со своей стороны согласны на обычные требования. Обращаться ...? и т.д.
   Откликов не было. Не находя этому реальной причины, я, как всякая женщина, обвинила мужа. И, естественно, хотя бы частично, я была права. Мы довольно давно искали сторожа, а у нас до сих пор не было измерителя астралмассы. Купить его можно было только у нескольких человек, которые умели его делать. Но большинство мужчин, хоть немного разбиравшиеся в технике, изготавливали их сами. Конструкция была не сложной: микродатчик, состоявший из четырех-пяти деталей (которые есть в любом магазине бытовой техники), прикреплялся к обычной прищепке. Эту конструкцию вешают около входной двери, но лучше рядом с выключателем (это почему-то убыстряет работу прибора).
   Мой муж уже давно собирался сделать измеритель, но что-то все время нарушало его планы.
   И вот примерно через неделю после не знаю уж, какого по счету объявления в газете раздался звонок в дверь. Было утро, я собиралась на работу, а муж догуливал отпуск. В Андрее как раз проснулась совесть, и он собирал измеритель астралмассы. Я завтракала на кухне, поэтому и к двери подошла тоже я. Глянув в дверной глазок, я увидела визитную карточку любого призрака, пришедшего наниматься в сторожа: изображение смерти-- скелет в черном плаще с капюшоном. Я очень обрадовалась и даже совсем забыла, что измеритель астралмассы у нас еще не собран. Я сказала призраку через закрытую дверь: ? Заходи!? Это тоже своеобразный тест: призрак с достаточной астралмассой легко проходит через материальные предметы, но не проскакивает! Проскакивают призраки со слишком маленькой массой, ? тающие ?. Я, правда, никогда не видела, как призраки проходят сквозь двери, но, по-моему, наш экземпляр прямо-таки продирался сквозь нее. Когда же он оказался в квартире, то уже не был похож на призрака. Рядом со мной стояла вполне обычная молодая девушка, запыхавшаяся, раскрасневшаяся и странно похожая на меня, только на дюжину лет помоложе. Я была так удивлена, что не сдержалась и потрогала руку девушки. Обычная теплая человеческая рука. Я, конечно, никогда не видела призраков в человеческом облике (они чаще всего принимают в доме, где служат, вид кошки, собаки или другого зверька, но никогда -- человеческий), я трогала призраков в обличии животного: они не такие, как живые. Ощущение... очень сложно объяснить. Руки почти ничего не ощущают, наверное, это похоже на прикосновение к облаку. Дотронувшись до девушки, я удивилась еще больше:? Вы не призрак и должны все объяснить!?
   Такие возможности ставили меня в тупик, но в том, что передо мной человек, я не сомневалась. Я также понимала, что объяснения будут долгими, и я могу опоздать на работу, но для краткого удовлетворения любопытства минут десять у меня есть. Поэтому я попросила гостью рассказывать покороче. В это время на кухню пришел мой муж с готовым измерителем астралмассы. Прибор подтвердил, что перед нами человек. Девушка первым делом представилась. Она назвалась странным именем: Шера. Сказала, что обладает особыми способностями и ей нужна крыша над головой. Когда она говорила, были заметны волнение и страх. Может, Шера хорошая актриса, но я ей поверила. Я разрешила ей отдохнуть в комнате, где часто жила младшая сестра мужа. Шера была такой усталой, что уснула мгновенно. Андрей занялся своими делами. А мне пришлось бежать на работу, сгорая от любопытства в предвкушении вечерних, более подробных, объяснений.
  
  

2. Вонг-Тог

   Есть в Волгинске своя всеобщая гордость -- институт. В этом институте на кафедре биопсихологии (сокращение от ?биологических механизмов психических процессов?) я и работаю преподавателем. В нашем городе, который стоит близко к границе с одним из восточных государств, очень популярна легенда о заоблачном городе Вонг-Тог. Кто-то считает, что Вонг-Тог -- обычная сказка, ничего серьезного. В институте и, особенно, на нашей кафедре таких скептиков почти нет. Многие скрупулезно собирают и изучают все материалы по этому вопросу, пытаясь найти путь в город-мечту.
   Вонг-Тог как особый вид пространства и, возможно, времени первыми обнаружили жители того самого восточного государства, граница с которым проходит вблизи Волгинска. Мы называем их китайцами, хотя за точность определения национальности я не ручаюсь, да и не так уж это важно для нас. Место, где находится город Вонг-Тог, является особым пространственным ?мешком?, лакуной, висящей ровно посреди атмосферы (?между небом и землей?) как раз над Волгинском. Считается, что сначала лакуна была маленькой, но когда ее нашли около пятисот лет назад, с помощью особой психической энергии, ее увеличили, и теперь там помещаются и город и его окрестности. Первыми в Вонг-Тог попали люди с необычными способностями: они могли путешествовать и изменять пространство только психическим усилием. Они воздвигли город и стали его ?основой?. Следующими пришли ?проводники?. Они распространяют из города ?психические? нити, которые, покачиваясь в пространстве, притягиваются к людям с необычными способностями. Нити помогают им попасть в город. Там каждый делает выбор: остаться или с помощью нити вернуться обратно. Почти все остаются хотя бы ненадолго: каждый хочет окунуться в атмосферу волшебства Вонг-Тога.
   В тот день, когда Шера впервые пришла в наш дом, была пятница. По пятницам я обычно ходила в библиотеку и занималась со студентами, пропустившими практические занятия. Так как учебный год еще только начинался, и заниматься было пока не с кем, я провела все утро в библиотеке. И не зря! Я нашла в ее пыльных завалах листок, выпавший из какой-то старой книги. Книга, похоже, была о Вонг-Тоге. На листке описывался новый для меня способ как попасть в город.
   По пятницам все обычно стараются уйти домой пораньше. Поэтому, когда я пришла на кафедру, там уже почти никого не было. Единственным, кто никуда не спешил, был студент, подрабатывавший у нас лаборантом. Мне очень хотелось проверить прочитанное (листок из библиотеки я взяла с собой) и на роль помощника студент вполне подходил. Когда я рассказала ему о своем открытии, он восторженно выслушал меня и, с готовностью, согласился мне помочь.
   На листке из старой книги подробно описывался магический ритуал, которым пользовались еще первые жители Вонг-Тога: на одной стороне листа располагался рисунок, на другой -- сообщались последовательность действий и необходимые слова. Ничего сложного и, тем более, страшного в ритуале не было, и мы решили опробовать его немедленно: прямо на полу в лаборантской начертили мелом круг, нарисовали необходимые знаки. Паша (так звали студента) переписал свои слова и встал рядом с кругом на специальном знаке, я стояла внутри круга. Одновременно мы начали читать каждый свой текст. Как только мы закончили, я почувствовала сильную боль и меня ослепила вспышка. Потом я упала и, кажется, на мгновение потеряла сознание.

3. Чудеса

   Очнулась почти тотчас же, но где? Рядом никого не было. Я лежала на скудной травке довольно большого и прочного островка, а вокруг простиралась одинаковая кочковатая равнина с одинокими чахлыми деревцами и кустиками. Болото! Мрачность пейзажа усиливало серое небо, сплошь покрытое облаками. Невидимое солнце явно уже повернуло на закат, хотя до ночи еще достаточно времени, чтобы выбраться отсюда. Как? Тропинки, конечно, видны между кочками, но можно ли по ним идти? И в какую сторону? Вопросов много и некому их задать. Одно меня радовало: моя догадка оказалась правильной, и я попала в окрестности Вонг-Тога. Не знаю, почему я была так уверена в этом тогда.
   Сидеть на земле было прохладно. Я медленно поднялась. Как странно: я одета в свою походную одежду, а не в тот костюм, который ношу на работе. Замечательно! В джинсах и свитере путешествовать намного удобнее.
   Тут я увидела, что по тропинке мимо меня ковыляет безобразная старуха (точная Баба Яга!) в каких-то экзотических лохмотьях. Когда она подошла поближе, я расслышала, как она бормочет что-то. Старуха шла мимо, ничего вокруг не замечая.
  -- Сударыня!-- крикнула я, как могла учтиво, -- Подскажите мне, пожалуйста, как пройти к городу Вонг-Тогу?
   ? Сударыня? выглянула из-за спутанных седых волос и хитро прищурилась:
  -- Ты шутишь? Неужели ты не знаешь, где находится твой город? Не смейся над старой Огл,-- она погрозила сухим узловатым пальцем.
  -- Уважаемая Огл, вы с кем-то путаете меня. Я впервые здесь.
   Старуха подошла ближе и стала разглядывать меня, разговаривая вслух сама с собой:
  -- Похожа... очень... очень, но вроде не она...
   Огл несколько раз обошла вокруг меня, непрерывно бормоча.
  -- Да... Стара я стала.... А может, Шера -- твоя сестра?
   Вопрос старуха задавала уже мне. Я ответила честно:
  -- Не знаю, -- на минуту показалось, что имя мне знакомо, но больше ничего не вспомнилось.
  -- Как это так? -- странная смесь удивления и возмущения прозвучала в интонации старухи и тут же пропала, -- Значит, ты хочешь попасть в город? -- Огл почему-то сменила тему, чем окончательно сбила меня с толку.
   Я кивнула, сказать ничего не успела.
  -- Тогда нечего тут болтать! Я как раз иду в город, пойдем, значит, вместе.
   Выбора у меня все еще не было. Я поспешила вслед за моей экстравагантной проводницей, гадая, куда же она меня заведет.
   Довольно долго шли мы по тропке. Воздух становился душным, влажным. Болото вокруг нас почти не менялось, будто мы шагали на одном месте. Естественно, мне стало скучно, да и духота давила все сильнее. Разговор у нас с Огл не клеился, и это веселья не добавляло.
  -- Ах, если бы у меня были крылья... -- мечтательно сказала я.
  -- Зачем тебе крылья? --спросила Огл очень серьезно.
  -- Как это зачем? Я бы уже была в городе.
  -- Странная ты. Здесь вырастить себе крылья может любой, если захочет. Только не говори, что не знала.
   Несмотря на то, что я давно изучаю возможности человека в городе Вонг-Тог (по книгам, конечно), я совсем не думала, что подобные вещи можно проделывать и в его окрестностях.
   --Значит, и я тоже могу стать крылатой? Скорее, скажи, как это сделать?
   Старуха посмотрела на меня, как на идиотку и пожала плечами:
  -- Нужно просто захотеть...
   Я сосредоточилась и даже зажмурила глаза от усердия. Тем временем Огл начала задирать мне свитер на спине.
   --Что ты делаешь?-- отскочила я от неё.
   --Какая же ты тёмная! -- мне было даже смешно слышать такой упрек,- когда будут прорастать крылья, особенно в первый раз, кожа между лопатками должна быть свободна. Будет немного больно. Я оттяну тебе кожу от позвоночника, и ты ничего не почувствуешь.
   Я сняла свитер. Под ним у меня была майка, оставлявшая свободным необходимое место. Я опять напрягла воображение и зажмурилась.
   Мне очень скоро стало казаться, что мои усилия ни к чему не приведут и я застонала от обиды. Огл восприняла этот стон по-своему и даже слегка погладила меня по плечу:
   --Ничего, первый раз больно и тяжело, а потом -- только подумаешь, и крылья тут же появляются.
   Старуха посильнее натянула мне кожу между лопаток. Тотчас же я почувствовала что-то странное. Я мгновенно обернулась и увидела, как из-за спины вверх у меня вытягиваются голые выросты как у ощипанной курицы. Когда размер заготовок достиг необходимого, их кожу, в свою очередь, буквально прострелило множество черных перьев, мгновенно расправившихся. Теперь это были настоящие крылья. Огл, улыбаясь, смотрела на меня. Сейчас я могла быстро попасть в город, только вот летать я не умела, о чем и сообщила радостной Огл.
   -- Я тоже никогда не пробовала летать, -- сказала она мне, -- но мне говорили, что это так же просто, как вырастить крылья.
   ?Да уж, лучше не придумаешь,?-- подумала я, стоя с расправленными крыльями и, решая, как же мне начать ими махать. Я слегка пошевелила крыльями и поняла: они все сделают сами. Мне даже как-то удалось взлететь. Сверху я попрощалась с Огл и плавно полетела вдоль тропинки над болотом. Я опасалась пока подниматься слишком высоко и лететь слишком быстро. И не зря: откуда-то вдруг налетел ветерок, разогнавший духоту и ощутимо толкнувший меня в спину. Я забыла, что лечу, а не иду, и попыталась удержать равновесие, взмахнув руками. Мало того, что при этом я выронила свитер, руки оказались на пути крыльев. Я закрутилась в воздухе и стала падать. Правда, смогла слегка притормозить. Посадка получилась почти мягкой. Из страха навредить крыльям (были они уж очень длинными) я как-то приказала им исчезнуть. Приземлилась уже без крыльев.? Все, -- сказала я себе,-- полетов с меня достаточно. Сначала нужно научиться летать, а потом уже....? Мои рассуждения прервало изображение, возникшее передо мной над тропинкой. Это был экран монитора, с которого смотрел симпатичный мужчина. Его почти черные волосы и темно-карие глаза отлично гармонировали с остальным лицом. После некоторого замешательства проекция заговорила приятным голосом.
  -- Приветствую тебя. Ты в городе своей мечты и сбывшихся надежд. Здесь ты можешь делать все, что захочешь, и быть какой пожелаешь. Исполни свои мечты -- это просто! -- после этих слов изображение исчезло.
   Уж больно сказанное ?говорящей головой? напоминало рекламу, но я решила попробовать. Огл я потеряла из виду, мне было немного тоскливо. Я пожелала стать неунывающим хоббитом. Превращение произошло быстрее и легче, чем с крыльями. Я почувствовала, как изменяется мое тело: уменьшается рост, ноги становятся крепкими и волосатыми, а лицо -- полным и краснощеким. В последнем убедиться мне помогло зеркало, которое я всегда ношу с собой.
   Опускались сумерки, и становилось прохладно. Я надела свитер (теперь он был мне по колено) и вприпрыжку пустилась по тропинке дальше. Сумерки быстро сгущались. Болото закончилось, и передо мной открылся замечательный вид: по обе стороны от превратившейся в дорогу тропинки лежали глубокие долины, сверкавшие разноцветными огнями. Город, огромный и прекрасный, тоже сверкал огнями на другом конце дороги, на таком же огромном зеленом плато, как то, где я стояла.
   Я уже почти пришла! С чувством, что иду домой, я побежала вперед. Дорога, конечно, не была такой короткой, как казалась. Но крепкие хоббитские ноги меня не подвели. Уже ввиду городских ворот я поняла, что пора сменить внешность на свою. Не останавливаясь, я начала меняться. С каждым разом процесс изменения проходил все легче.
  

4. Великий Вонг

   И вот наконец-то я вступила в город. На улицах было светло, почти как днем, люди сновали по своим делам, проходили мимо. Тогда я вдруг поняла, что не знаю, куда мне идти. Пока я размышляла, кто-то подошел ко мне сзади. На слух я определила, что их двое. Каждый из них взял меня одной рукой за руку, а ладонью другой -- коснулся моей щеки, чтобы не дать мне обернуться. Руки были мужские большие и сильные. Один из моих конвоиров сказал:
  -- Не бойся, не кричи и не убегай. Сейчас мы проводим тебя в Облачную башню к Великому Вонгу. Он все тебе объяснит.
   ? Как пафосно! Кино какое-то!? -- подумала я и послушно пошла туда, куда увлекали меня двое незнакомцев. Они отпустили мое лицо и только осторожно держали за руки. Это позволило мне их рассмотреть: они были похожи как две капли воды друг на друга и очень напоминали китайцев с сильной примесью европеоидной крови.
   Не торопясь, мы прошли весь город (он оказался меньше, чем я думала). Когда дома перестали загораживать обзор, перед нами во всей красе предстала Облачная башня. Она стояла на огромном сине-фиолетовом кучевом облаке, как на холме. Стены башни были выложены из небольших розоватых облаков. Казалось, башня светилась, будто за нее только что село солнце. Мы взобрались на облако-холм. Арочный вход в башню был перекрыт ажурными воротами, которые отворились сами, едва мы к ним приблизились. Вглубь и вверх внутри башни вела витая белая лестница, словно сделанная из слоновой кости. Поднявшись по ней, мы оказались у розоватых створчатых дверей. Двери тоже открылись перед нами. Мы вошли в огромную залу, всю наполненную приятным розоватым светом. Откуда-то из глубины залы нам навстречу вышел маленький старичок (настоящий Шоу Син!). Он был очень дряхлым и сморщенным. Рядом с ним даже я могла показаться большой и сильной. Мои спутники, увидев старика, склонили перед ним головы. Я сделала то же самое. Старик довольно улыбался нам.
  -- Настенька, -- говорил он по-русски без акцента, -- зачем ты склоняешь голову передо мной? Мы равны, -- такие слова вообще поставили меня в тупик, -- Бедняжка, -- Вонг всплеснул сухонькими, почти прозрачными ручонками, -- я вижу, ты совсем ничего не понимаешь! Я расскажу тебе все по порядку. Сначала хочу представить моих помощников близнецов Тура и Гора, -- он поочередно указал на моих сопровождающих.
  -- Наоборот, -- тут же хором откликнулись они.
  -- Вам виднее. Надо же, даже я не всегда их различаю! Но свое дело они знают: сопровождают тебя с самого первого момента, как ты у нас оказалась.
   Старик кивнул, как я поняла, Гору. Повернувшись, я увидела вместо молодого мужчины старуху Огл. Я сразу же обернулась к Туру. На его месте рядом со мной в воздухе висел экран с изображением приятного мужчины, который я видела на болоте. Выражение моего лица насмешило Вонга, он улыбнулся:
  -- Ну хватит, ребята! Настеньке нужно отдохнуть от чудес.
   После этих слов близнецы, приняв свой настоящий вид, удалились. Старик проводил меня в дальний угол залы. Там стояли два пуфика, похожие на мягкие облачка. Вонг указал на один из них. Я с удовольствием опустилась на сиденье и пуфик сразу же начал меняться: превратился в уютное кресло, забравшее всю мою усталость. Пуфик старика тоже изменился и напоминал стул с прямой спинкой.
  -- Вот теперь можно и побеседовать. Мне столько всего нужно тебе объяснить! Ты уже знаешь кто я? Я -- основа города Вонг-Тога. Только не называй меня Вонгом! Горожане зовут меня Ивен и ты можешь меня так называть.
  -- Но мне не удобно...
  -- Тебя смущает разница в возрасте? Что ж, для тебя я буду дедушка Ивен. Согласна? -- я кивнула, -- Мне известно, что тебя очень интересует наш город и ты многое уже смогла узнать. Я коротко расскажу тебе правду, которую ты не найдешь в книгах. Жаль, у нас не так много времени, как хотелось бы, но начну я издалека. Около пяти веков назад я жил в своей стране, был известным и могущественным колдуном. Мне исполнилось девяносто лет, когда я задумался о бессмертии. То заклинание, благодаря которому ты попала в город, я открыл именно тогда. Произнеся его вместе со своими помощниками, я перенёсся сюда. В то время, естественно, города здесь не было. Это место было лишь своеобразным пузырем, состоящим из особой формы вещества. Мои теперешние помощники-ученые назвали ее ?психопластином?. В психопластической модификации могут быть атомы любого вещества. Предметы из психопластина выглядят как обычные, но они изменяются под влиянием желаний людей с особыми способностями. Этим свойством мы и воспользовались: расширили пузырь, построили город. Психопластин нестабилен, поэтому я, как основа, поддерживаю порядок. Сейчас Вонг-Тог сильно разросся. Психопластин продлевает жизнь, но даже здесь время не стоит на месте. Я давно стар, а последние пятьдесят лет мне все труднее ?держать? город. Дряхлость и немочь наваливаются на меня, за ними придет смерть. Смерти я не боюсь. У меня нет преемника и это действительно страшно. Если у города не будет основы несколько часов, ужасный взрыв уничтожит не только Вонг-Тог, но и то, что находится под ним на многие десятки километров вокруг.
  -- Неужели так сложно найти преемника?
  -- Конечно! Не каждый человек может управлять психопластином. Нужны особые способности. Наш чудесный дар не редкость, но небольшой, а вот сильное сродство к психопластину -- уже проблема.
  -- Что такое сродство к психопластину?
  -- Я думал, тебе, как биологу, будет понятно: это способность притягивать и впитывать психопластин. Если таланта совсем нет, психопластин не усваивается организмом; а если есть, -- то молекулы этой формы вещества будут постепенно замещать молекулы веществ организма. И чем больше вокруг психопластина, тем быстрее он усваивается и тем больше человек может сделать с психопластином в окружающем пространстве и даже со своим телом только силой своего желания. Вкрапления психопластина есть почти везде, но они мелкие. Такие пузырьки встречаются чаще и становятся крупнее там, где мало людей: в тайге, например. Поэтому там много ?магов?, на самом деле пользующихся психопластином. Уровень способностей у всех разный. Мы выражаем его в процентах. В городе есть особые приборы, определяющие по анализу крови, сколько процентов молекул в теле человека замещаются психопластином за день пребывания в Вонг-Тоге.
  -- Значит, если я здесь ?напитаюсь? психопластином, то, вернувшись домой, смогу делать разные чудеса?
  -- Конечно!
  -- И это навсегда?
  -- Нет. Постепенно психопластин будет удаляться из тела. Правда, этот процесс идет медленнее насыщения, но без подпитки способности сойдут на нет.
  -- Жаль... И это происходит даже у людей со стопроцентным даром?
  -- Не знаю. Мое сродство к психопластину не полное -- 95 процентов. Я знаю только одного человека со стопроцентным даром -- это Шера.
  -- Знакомое имя, я слышала его недавно...
  -- Похоже, переход сюда немного выбил тебя из колеи, но скоро ты оправишься от потрясения. А мы как раз вплотную подошли к цели нашего разговора. Я уже несколько десятков лет ищу кого-нибудь, кто мог бы заменить меня как основа. В городе много талантливых людей, но даже у самых лучших из них сродство не превышает 80 процентов. У основы оно должно быть не меньше 90. Такой дар встречается не часто. Ты стала для нас просто находкой. Мы обнаружили тебя, когда ты была совсем маленькой. Ты спала, и нить проводника коснулась тебя. Психопластин нити тут же начал поглощаться твоим организмом. Проводник не смог вытянуть тебя в город: ты была сильнее его и никуда не хотела уходить. Позже он рассказал мне об этом. Осторожно и незаметно для окружающих мы с помощниками исследовали тебя и узнали, что у тебя колоссальное сродство к психопластину -- 98 %! Хотя, у детей оно выше, у взрослых падает, но все же. Сейчас у тебя девяносто процентное сродство и больше оно не уменьшится. Мы давно пытались привести тебя в город, но что-то у нас не получалось. Проводники Вонг-Тога наблюдали за тобой, оберегали и осторожно направляли на поиски города. Процесс шел медленно и я очень боялся, что умру, так и не познакомившись с тобой. Поэтому близнецы Мей и Тей, жены Тура и Гора, предложили свое решение. Они врачи и сумели осуществить искусственное оплодотворение, взятой у тебя яйцеклетки моим сперматозоидом. Так на свет появилась наша с тобой дочь Шера со стопроцентным даром.
  -- Это не возможно! Врачи говорят, что я бесплодна.
  -- Врачи ошибаются. Просто не пришло еще время...
  -- Значит, моя дочь Шера пришла сегодня утром ко мне.... Или уже вчера?
  -- Сегодня! С тех пор, как ты попала в город, прошло всего несколько часов.
  -- Мне казалось больше... Интересно, а тот лист из старинной книги -- тоже ваша работа?
  -- Да, моих помощников. Когда Шера ушла, мы очень забеспокоились.
  -- А почему она ушла?
  -- Когда ей исполнилось пятнадцать лет, мы посчитали ее достаточно взрослой, и рассказали ей всю правду. Шера была такой спокойной, уравновешенной. Мы и не ожидали бурной реакции. Переходный возраст! К тому же, она и раньше интересовалась тем, как живут люди внизу, хотела посмотреть на вашу жизнь. Мы ее готовили, постепенно приучали к уменьшению психопластина вокруг. Стопроцентный дар тяжело переносит разлуку с городом и надолго ей нельзя уходить.
  -- Хорошо, что Шера пришла ко мне. Теперь я все знаю, и, может, смогу уговорить ее вернуться.
  -- Ни в коем случае! Не говори ей о нашей беседе. Она не будет слушать тебя, решит, что мы слишком ее опекаем и сбежит. Нам придется искать ее. Знаешь, психопластин первым делом накапливается в мозге и выводится сначала он тоже из мозга. Если Шера задержится внизу слишком долго, у нее могут начаться сильные головные боли, потом обмороки. А еще через какое-то время кора мозга не выдержит и станет разлагаться. Тогда даже мы не сможем сделать из нее полноценного человека.
  -- Какие ужасы!
  -- Главное, чтобы Шера всегда была у нас под присмотром. Она хочет видеть вашу жизнь, покажи ей жизнь. Ты знаешь, что делать: без наставлений просто води ее всюду, знакомь с разными людьми, пусть смотрит телевизор, читает. Она все поймет, оценит и вернется домой навсегда.
  -- А вдруг нет?
  -- Тогда мы осторожно убедим ее прийти на время. Ее мозг зависим от психопластина, и она это знает. Это известно давно, поэтому в Вонг-Тоге почти нет маленьких детей, чей мозг быстро привыкает к психопластину. За сотни лет рецепт от разрушения мозга так и не нашли.
  -- Дело серьезное! А как мне снова попасть в город?
  -- Это просто: останься одна в просторном помещении и подумай о Вонг-Тоге. Нить проводника найдет тебя, и ты окажешься в городе.
  -- Ох! Я совсем забыла о Паше!
  -- Не беспокойся. В город он не попал. Сейчас он лежит в лаборатории в кресле, куда его перенесли мои помощники. У него абсолютно нет способностей. Пока он спит, и поиски Вонг-Тога ему просто приснились. Потом он будет думать, что его ударило током (когда же ваше начальство холодильник починит!) и он потерял сознание. Ты найдешь его и окажешь первую помощь.
  -- Вы даже об этом позаботились! Теперь можно идти домой и разбираться с нашим непослушным ребенком.
  -- Погоди! Чтобы ни в чем не отказывать Шере, тебе понадобятся деньги,-- с этими словами старик достал откуда-то из воздуха толстую пачку банкнот. Увидев выражение моего лица, он заговорил снова,-- Этого должно хватить. И не вздумай отказываться: во-первых, глупо, а во-вторых, я не буду тебя слушать!
   Вскоре мы попрощались с Великим Вонгом. Тотчас пришли Тур и Гор и препроводили меня на землю.
  

5. Дома.

   Когда я снова очутилась на кафедре, все оказалось именно так, как и говорил дедушка Ивен. Паша пришел в себя после нескольких похлопываний по щеке. В ответ на его изумленный вопрос: ?Что случилось??, я рассказала лаборанту про удар током (ненавижу врать!) и проводила пострадавшего в медпункт, где, естественно, никого не оказалось (в пятницу в пять часов вечера). Паша сказал, что чувствует себя нормально и доберется домой сам. С чувством выполненного долга я наконец-то помчалась к себе.
   Дома Андрей уже волновался не только по поводу моего долгого отсутствия, но и потому что вечером должна была прийти его младшая сестра и остаться у нас на выходные. А в ее комнате все еще спала странная гостья. Похоже, переход из Вонг-Тога был для нее тяжеловат.
   Я пообещала Андрею объяснить ситуацию, но только на улице. Пока он собирался, я незаметно спрятала деньги Вонга, оставив себе немного. Потом мы тихо, чтобы не разбудить Шеру, вышли из дома и направились в парк. Было тепло и солнечно. Листья только начинали раскрашиваться в осенние цвета. В парке под могучим кленом стояла наша с Андреем любимая скамейка. Здесь, как обычно, никто не сидел. Это очень располагало к беседе: я честно все рассказала мужу, и мы разработали стратегию поведения. По дороге из парка купили угощения к чаю.
   Когда мы вернулись, то обнаружили Шеру сидящей на кровати и удивленно рассматривающей комнату. Только увидев нас, она, похоже, вспомнила, как попала сюда. Андрей накрывал на стол, а я помогала гостье осваиваться: проводила ее в ванную. После душа я пригласила Шеру к столу. За чаем мы выслушали историю ее семьи.
   Шера, оказывается, жила у приемных родителей, которые рассказали ей правду только недавно. И она ушла из дома. Нет, ответила она на изумленный вопрос Андрея, они хорошо с ней обращались, только сильно опекали, не давали быть самостоятельной.
  -- Это не повод уходить из дома, -- тут же вставила я,-- Нужно было попытаться договориться. А теперь твои родители переживают, места себе не находят!
   Шера сказала, что написала родителям записку, и будет поддерживать связь с ними через подругу.
  -- Ты еще несовершеннолетняя. Родители отвечают за тебя. Они могут не разрешить тебе жить вне дома. И, кстати, ты уже знаешь, где остановишься?
  -- Я думаю, нужно поговорить с Элей, -- сказав это, Шера подошла к нашему телефону и быстро набрала номер,-- Позовите Элю,-- попросила она.
   Потом Шера поговорила с подругой и предложила мне тоже убедиться в ее существовании. Оказалось, что у родителей Шеры нет телефона. Но я изъявила твердое желание поговорить с ними, и Эле пришлось идти в соседний дом. Пока мы ждали звонка, я мучительно размышляла, почему эта история нравится мне все меньше и меньше. Шера так искусно водила нас за нос, что я уже думала: ?А так ли прост, как кажется, сам Великий Вонг? Что он скрыл от меня и в чем обманул?? Вопросы эти я обязательно задам ему при первой возможности, а пока приходилось расхлебывать заварившуюся кашу. Я немного посоветовалась с мужем и сообщила Шере, что она может остаться пока у нас, если только родители ее не будут против. Раздался телефонный звонок, и мне удалось пообщаться с приемными родителями Шеры (голоса у них точно были разные, но почему Вонг ничего не сказал об их существовании?). Родители (судя по голосу) были очень спокойны и разрешили дочери остаться у нас на время. Такое безоговорочное доверие к совершенно незнакомым людям совсем поставило меня в тупик. В оправдание (словно услышал мои мысли!) отец девушки объяснил, что в письме Шера указала мои фамилию и место работы. Он навел обо мне справки у моего начальства и у своего давнего друга, сотрудника кафедры химии Дранкина Даниила Сергеевича. ?Вот это оперативность!? -- подумала я. Да еще Дранкина этого я не знаю. Может, он-- новый сотрудник? Обязательно выясню в понедельник. Как тщательно Шера все продумала! Откуда же она так много обо мне знает? Ответ убил меня на повал: посоветовал хороший знакомый Дранкин Д.С.! Чем дальше, тем веселее. Любопытство мое разыгралось не на шутку. Я попросила родителей Шеры прийти завтра в парк вместе с Элей. Отец извинился и отказался: ночью он улетал в командировку куда-то в Сибирь. А мама и Эля обещали быть.
   По завершении переговоров мы сообщили Шере, что очень скоро к нам придет Ольга, сестра Андрея, и останется на выходные. Шера сама предложила ничего ей не рассказывать, чтобы избежать ненужных вопросов. Андрей предложил представить Шеру как мою сводную сестру (дочь моего отца из другой семьи), захотевшую повидаться, только имя нужно попроще.
  -- Лена подойдет? -- спросила Шера.
  -- Думаю, да, -- одобрили мы.
   Обычно Ольга приходила раньше, но в ту пятницу она задержалась. Причину опоздания она объяснила просто:
  -- Дома полный трындец! Отец опять напился, мать сцепилась с ним, потом еще с Наташкой (средняя сестра, младше Андрея, но старше Ольги). Еле вырвалась!
   Мою ?сводную сестру? Ольга восприняла очень благожелательно, даже восхищалась нашим сходством.
  -- Однако кушать хочется! У нас за скандалами про обед все забыли, а вы тут чаи гоняете. Если покормите меня, останусь у вас насовсем!
   Так наш полдник плавно перешел в ужин. Ольге было шестнадцать лет, Шере -- пятнадцать, поэтому они быстро нашли общий язык. Что ж, пообщаться со сверстниками нашей путешественнице будет полезно.
   После ужина мы вчетвером обсудили наши планы на выходные, потом новые подруги удалились в свою комнату ?общаться?.
  -- Спать можете хоть вообще не ложиться,-- сказала я им напоследок,-- но завтра подъем ровно в девять. Проспавшие остаются без завтрака!
   Хотя, по-моему, им на мои угрозы было наплевать.
  

* * *

   Утром раньше всех встала Ольга. К завтраку она вышла уже ?при полном параде?. Наскоро проглотив свою порцию, она нарисовала губы яркой помадой и со словами: ?У меня свидание в десять. Буду к обеду.? Умчалась. А мы втроем пошли в парк на встречу с приемной матерью Шеры и ее подругой.
   Эти две дамы действительно пришли. Беседа была вялой. Прощаясь, Инга Павловна (мама) сунула в руки Андрею сверток с деньгами. ?На содержание девочки?-- со слезой в голосе сказала она. Пока Андрей ошарашено молчал, я поблагодарила Ингу Павловну и забрала деньги.
   Ну а дальше мы пошли ?гулять?, другими словами тратить деньги ?милой мамочки?, которая не принесла дочери даже зубной щетки. Как, оказывается, много нужно человеку бытовых мелочей! ?Прогулка? по магазинам и по рынку вышла довольно приятной. К обеду, все увешанные пакетами, мы вернулись домой. На кухне застали Ольгу, заплаканную, с размазанным макияжем. Громко рыдая, она без разбора доедала остатки вчерашних сладостей. Вернее, почти доела. Увидев нас, она шмыгнула носом и, прожевав, пожаловалась:
  -- Меня парень бросил!-- и зарыдала так громко, что все соседи, наверное, услышали.
  -- Ну и дурак!-- сказала я первое, что пришло в голову: я совсем не умею утешать плачущих девочек.
  -- Еще какой! -- Ольга даже реветь перестала.-- А что у нас на обед?
   * * *
   Выходные пролетели в кутерьме развлечений: кино, театр, музей, концерт, а после Ольга умудрилась утянуть ?Лену? еще и на дискотеку. Вернулись они уже сильно заполночь. Ольга опять осталась у нас: ?а то мать ругать будет, да больше к вам не пустит. Завтра после школы пойду домой. У вас лучше, особенно, еда !?.
  

6. Дранкин

   В понедельник Андрей уже выходил на работу, а я могла немного понежиться в постели. И, все же, я не стала слишком залеживаться. У меня была одна последняя лекция, на которую, в виду хорошей погоды, никто точно не придет. Но я не ради лекции рвалась на кафедру: мне не терпелось узнать, кто же такой этот загадочный Дранкин. Шеры дома не было. Она ушла в школу с Ольгой (даже записку оставили). Думаю, Шере будет интересно посмотреть на такой аспект жизни обычных людей. В Вонг-Тоге школы, скорее всего, не существовало, так как практически не было детей. Шеру обучали по-другому.
   На работе все шло, как обычно: лаборанты и ассистенты пили чай, преподаватели читали лекции, а голос заведующей кафедрой был слышен еще с улицы. Везде есть люди, известные сплетники, знающие все обо всех, и наш коллектив не был исключением. Я обычно стараюсь избегать общества подобных людей, но сейчас я не могла обойтись без их помощи. Поэтому я внедрилась в кружок ассистентов. Чаепитие закончилось, и они уже расходились по своим делам. Та ?всезнайка?, которая могла мне помочь, напротив, никуда не спешила, как и я. Когда в ассистентской мы остались вдвоем, я решилась начать разговор:
  -- Александра Сергеевна, можно с вами посекретничать? Вы не спешите?-- наша тезка великого поэта отличалась огромным любопытством и слово ?посекретничать? срабатывало безотказно. Она развесила ушки, а я обвесила их отборной лапшой.
  -- Сегодня ко мне обратились из одного солидного учреждения по поводу консультации по моему профилю. Оказывается, рекомендовал им меня некто Дранкин с кафедры химии. Вы не знаете кто это?
   Я не ошиблась в ожиданиях и получила очень подробный ответ. Во многом мои опасения оправдались. Итак, Дранкин Даниил Сергеевич переехал в Волгинск летом. Его командировали в наш институт откуда-то ?из столиц?. Работает он над секретным проектом, поэтому выделили ему маленькую, но отдельную лабораторию, куда он не пускает даже начальство. Лаборанты и помощники приехали вместе с Даниилом Сергеевичем и тоже ничего не рассказывают. Ходят слухи, что в свободное от секретных исследований время, Дранкин организует секту с названием вроде ?Истинное верование? или нечто подобное. В эту секту он набирает в основном молодежь и весь штат сотрудников лаборатории уже там состоит. Агитируют они осторожно, не навязчиво и в работе секты соблюдают строгую секретность. Поговаривают, что Даниил Сергеевич хочет вскоре построить где-то далеко усилиями своих последователей ?город мечты?. При этих словах я насторожилась, но это были, к сожалению, все сведения, коими располагала Александра Сергеевна. Мы поболтали еще о всяких несущественных мелочах (о работе и семье), я поблагодарила мою собеседницу и, сославшись на необходимость идти на лекцию, отвязалась от нее. Я старалась говорить поменьше и больше слушать, но через некоторое время по кафедре будут ходить шепотки о моей работе с Дранкиным над секретным проектом или еще что-нибудь невообразимое.
   Время моей лекции приближалось, и я направилась в аудиторию. Когда прозвенел звонок на лекцию, там не появился ни один студент. Мой предмет пока считали не особо важным и пропускали. Прождав напрасно полчаса, я вышла из аудитории и направилась на кафедру химии. Наши кафедры находятся рядом. Может мне удастся поговорить с Дранкиным и все прояснить.
   Во время лекций в коридорах пустынно и тихо. Я как раз подходила к двери лаборатории с табличкой ?Дранкин Д. С., кандидат химических наук? и красочными плакатами ?Посторонним вход строжайше воспрещен!?, ?Осторожно! Опасные реактивы!?, когда эта дверь открылась. Оттуда вышел странный ?паукообразный? человек, а за ним выбежала Эля, подружка Шеры. Она была так увлечена чем-то, что меня не заметила. Чтобы не встретиться с ней, я замедлила шаг. Эля догнала ?паукообразного? и, окликнув его: ?Даниил Сергеевич, послушайте!?, стала ему что-то объяснять. Они остановились в коридоре, я невозмутимо прошла мимо. Почему-то желание знакомиться с Дранкиным у меня совсем пропало. Дойдя до угла коридора, я оглянулась и увидела, что Эля и Даниил Сергеевич входят в лабораторию. Теперь я могла спокойно возвращаться в свою лекционную аудиторию. Успела я туда как раз во время, чтобы не заслужить нагоняй. Зав кафедрой зашла ко мне минут через пять после моего возвращения. Мне она ничего не сказала, но вскоре из ассистентской раздались ее крики: ?Опять прогуливают! Я им устрою!?.
   После лекции дел у меня нет, однако по расписанию мне приходилось некоторое время сидеть и создавать видимость работы, искусно стараясь не попасться на глаза зав кафедрой. Иначе снова придется выслушивать бесполезную нотацию о методике веселого преподавания физиологии и гимнастики мозга. Каждый год происходит одно и тоже: сначала студенты бегают с лекций, испугавшись страшного названия ?физиоэнцефалистика?. Потом, когда до них дойдет, что экзамен все же придется сдавать, они начинают посещать занятия. Предмет интересен сам по себе, особенно, гимнастика мозга, необходимая любому в повседневной жизни, а нашим студентам тем более. Но пока на лекциях и практике никого не будет -- не время. Совесть у третьего курса просыпается не раньше середины октября.
   Отбыв на кафедре положенное время, иду домой. В квартире тихо и пустынно: Шера все еще где-то пропадает. ?Что-то не так,?-- шепнула мне интуиция. ?Подождем и посмотрим,?-- успокоил ее внутренний голос.
   Мне вдруг захотелось проверить, сколько же денег дали мне благожелатели на содержание Шеры. Старый Вонг был щедр, как китайский император. А вот когда я развернула сверток от приемной матери Шеры, то очень удивилась. В плотную бумагу была завернута стопка обычных листочков в клеточку, нарезанных по размеру купюр. Очень не хотелось думать, что меня обманули. Мы тратили деньги из этой стопки! А может это не просто бумага? Я взяла сверху стопки один листочек и зажала в руке. Закрыла глаза, через несколько секунд открыла. Теперь я держала в руке именно то, о чем подумала: российскую купюру достоинством в тысячу рублей. Изменился не только вид бумажки, она и на ощупь стала похожа на купюру. Это психопластин! Он обладает ?памятью? и какое-то время хранит заданную форму, а потом возвращается истинный, естественный вид. Моя купюра пока не становилась листком.
   Около шести часов вечера пришел с работы Андрей. Шеры все еще не было. Я начинала волноваться. Может, конечно, она с Ольгой и её друзьями, но червячок сомнения не давал мне покоя. Андрей, как мог, успокаивал меня. Я рассказала мужу о Дранкине и о деньгах. Моя ?превращенная? купюра пока еще была купюрой.
   Неожиданно позвонили в дверь. У Шеры ключей не было, поэтому мы решили, что пришла она, но это была Ольга. Увидев наше разочарование, она вскинулась:
  -- Вы мне не рады? Странные все сегодня какие-то. Ленка ваша тоже: убежала куда-то, прибежала, записку вот просила вам отдать. Бормотала ерунду всякую. А я дома сегодня почти не была. Мать убьет меня!
   Ольга быстро ушла, даже не поела! Мы развернули записку. На обычном листке в клеточку незнакомым почерком было написано: ?Я все поняла. Возвращаюсь. Спасибо за заботу. Шера.? Все правильно. Блудная дочь вернулась домой, старик может успокоиться. На днях наведаюсь в город пожелать удачи воссоединившемуся семейству. И все-таки кусочек тревоги закатился в дальний уголок души и беспокоил меня.

* * *

   На работе созрели неприятности. Пока я разбиралась с их обильным урожаем, прошло две недели. Когда страсти поутихли, беспокойство за Шеру начало грызть меня снова. В среду (это мой выходной) я проснулась с желанием попасть в город. После завтрака я вышла на середину самой большой комнаты в квартире, широко раскинула руки и представила себя в Вонг-Тоге. На этот раз переход был менее болезненным.
  

7. Совы и жаворонки

   Я хотела оказаться сразу в Облачной башне, но что-то опять не получилось. Я очутилась даже не в ее окрестностях, а в долине рядом с дорогой. Здесь тоже стояли дома, жили люди, однако видно никого не было. При переходе я больно ударилась ногами и чуть не упала. Откуда-то из-за угла выскочила девочка лет десяти. Она была рыжая, конопатая с голубыми глазами и курносым носиком. Я совсем не ожидала увидеть в городе такое лицо. Подбежав, девочка крепко обняла меня и крикнула:
   -- Шера, я так соскучилась!
  -- Я не Шера! -- уже автоматически ответила я.
  -- Ой! -- она подняла глаза и внимательно вгляделась в мое лицо,-- Прости...-- девочка отстранилась,-- А кто ты? Я -- Дарья! -- без перерыва тараторила конопатая.
  -- Тогда я -- Настасья.
  -- Издалека ты очень похожа на Шеру. Ты точно её родственница, а я тебя не знаю! Ты давно у нас?
  -- Второй раз...
  -- А к кому ты пришла? -- Дарья забрасывала меня вопросами, не давая как следует ответить, -- Ты слишком рано пришла сюда. В Городе Сов просыпаются не раньше полудня.
  -- А ты почему не спишь? -- я сумела все же вставить дурацкий вопрос.
  -- Я?! Я из Города Жаворонков, с той стороны дороги.
  -- Что же ты тут делаешь?
  -- Слежу за порядком, -- девочка гордо подняла голову.
   Я слишком плохо знала обычаи Вонг-Тога, поэтому все эти несуразности не укладывались у меня в голове. Девочка будто почувствовала мое состояние и пояснила:
  -- Пока ?совы? спят, мы ?жаворонки? смотрим за порядком в их части города. А когда мы спим, у нас дежурят ?совы?. Ты знаешь, все неприятности обычно случаются ночью, ?совы? справляются с ними сами, а мы можем выспаться.
   ?Железная логика!? -- подумала я. Вслух спросила:
  -- Кто же живет наверху у Облачной башни?
  -- ?Голуби?. Они самые талантливые, помощники Великого Вонга. Пойдем, я отведу тебя в ?Голубятню?!-- Дарья схватила меня за руку и потащила через Город Сов.
   Мы подбежали к стене, по верху которой пролегала дорога к Городу Голубей. По этой дороге я в первый раз пришла в Вонг-Тог. Только подойдя вплотную, я увидела вырубленную в стене крутую и узкую лестницу. ?Моя мечта!?-- подумала я, стиснув зубы. Я терпеть не могу лестницы, меня больше устроил бы какой-нибудь другой путь наверх. Как раз в это время откуда-то сверху к нам стало приближаться небольшое розоватое облачко.
  -- Смотри! -- Дарья дернула меня за руку.
   Облачко стремительно двигалось к нам и вскоре оказалось рядом. На нем как на подушке, скрестив ноги, сидел Великий Вонг, маленький, сухой и морщинистый. Вне стен своего розоватого замка он казался очень старым, хотя для своих шестисот с хвостиком он неплохо сохранился. Даша поздоровалась с Вонгом и убежала. Я поднялась на другом розоватом облаке к Городу Голубей вместе со стариком. Потом мы немного прошлись пешком к башне. Вонг оказался очень проворным, шел наравне со мной. Разговор мы начали, когда сошли на камни мостовой с наших облаков. Вскоре выяснилось, что Шеры в городе нет! Она вообще не возвращалась сюда. Странно... Я показала старику записку, и он легко узнал почерк своей ?внучки?. Куда же она пропала? Вонг не знал. Он думал, что все время с нашего первого разговора Шера живет у меня. А я собиралась поздравить счастливое семейство! Что ж, придется искать это ?блудное дитя?.
  -- Какое отношение ко всему происходящему имеет Дранкин?
  -- Опять он! -- старик смертельно побледнел, -- Я так надеялся, что он оставит нас в покое.
   Когда эмоции немного поутихли, дедушка Ивен смог внятно рассказать мне о Данииле Сергеевиче.
  

8. Поломанная душа

   Появился Дранкин в Вонг-Тоге около шести лет назад. Жизнь его до этого события была ?темна и печальна? (по выражению самого Даниила Сергеевича). Однако не будь она такой, вряд ли мы бы говорили о нем сейчас. Так сложилось, что Дранкину не везло в жизни. В школе, еще в далекие советские времена, был он тихим очкариком, частенько битым, хотя и не отличником. К последнему классу он обходился уже без очков и видел лучше, но девушки на него не смотрели. Это было для Дранкина трагедией. Правда он надеялся, что скоро все изменится.
   Родители его хотели, чтобы отпрыск получил высшее образование. В вопросе выбора профессии их мнения расходились: отец мечтал видеть сына психиатром или психотерапевтом, а мать -- химиком. Чего хотел сам Дранкин, история умалчивает, но уступил он матери. Потом поступил в ВУЗ и, проучившись год, был исключен с формулировкой ?грубое нарушение дисциплины?. Подробнее он не рассказывал.
   В городе, где Даниил Сергеевич жил в то время, было несколько ВУЗов. Он учился на химфаке в каждом не более года, вылетая то за драки, то за неуспеваемость. Отец его, отличавшийся раньше смирным нравом, устраивал сыну бурные скандалы. Мать страдала тихо, медленно угасая. Она заболела и ?ушла в мир иной?. Тогда жизнь в доме Дранкиных стала просто невыносимой. Сын был вынужден уехать подальше от скандального отца.
   Взяв себя в руки, Даниил Сергеевич закончил ВУЗ, но уже в другом городе. Здесь и остался. Устроиться в жизни было трудно всегда, а тут еще грянула перестройка. В аспирантуру Дранкина не взяли. Вскоре пришла весть о смерти отца. На работу вчерашнего выпускника тоже не брали. Срок найма квартиры кончался через два дня, деньги же закончились намного раньше. Хоронить отца было не на что, не на что было даже просто поехать в свой родной город. Все складывалось ужасно и Дранкин решил покончить жизнь самоубийством. Далеко заполночь, когда большинство людей спит, он широко открыл окно и сделал шаг, но не упал на асфальт, а попал в Вонг-Тог.
   Он оказался в Городе Жаворонков ночью. Дранкин ничего не понял: при переходе он потерял сознание. Случившееся так потрясло его, что около полугода психотерапевты Вонг-Тога занимались его реабилитацией. Он оправился и остался жить в городе. Здесь обнаружилось его слабое сродство к психопластину: примерно сорок процентов.
   Когда душа его немного отдохнула, Дранкин решил выучиться на психотерапевта. Он легко поступил в один из лучших ВУЗов страны (не без помощи психопластина). За три года получил второе высшее образование, а потом остался в аспирантуре. У Даниила Сергеевича возник интерес к жизни и научной деятельности. Вернувшись в Вонг-Тог, он начал изучать психопластин совместно с другими учеными. Постепенно у Дранкина появилось желание создать еще один город, подобный Вонг-Тогу. Даниил Сергеевич со своим небольшим даром не мог быть основой нового города. Он знал о моем существовании, но его не устраивала моя способность сопротивляться. Ему необходим был человек-основа, через которого можно было бы подчинить город и управлять жителями. Для своих целей Дранкин присмотрел Шеру. Тогда ей было тринадцать. Он как психотерапевт легко нашел с ней общий язык и они подружились.
   Со временем Дранкин начал потихоньку сходить с ума. Он стал называть себя Дранданкулом -- Великим Учителем и Властителем города Мечты. Он организовал секту, в которой готовил своих учеников к строительству нового города. Одновременно он обратился к Вонгу с просьбой отдать ему Шеру. Вонг вежливо отказал. С тех пор помощники старика приглядывали за Даниилом Сергеевичем и не давали ему общаться с Шерой. В остальном он жил в городе свободно. Сторонников своих идей среди жителей города Дранкин не смог найти, поэтому решил переселиться вниз и там набрать подходящих людей. Все подумали, что и от Шеры он тоже отказался и ослабили бдительность. В городе он бывал редко и подозрений не вызывал.
   Такую историю успел мне рассказать Вонг по пути в Облачную башню и пока мы пили чай в розовой зале башни. Нас неожиданно прервал запыхавшийся Тур (или Гор?), вбежавший в залу. Он что-то быстро сказал Вонгу, который всполошился пуще прежнего. Старик засуетился, похоже, отдал какие-то распоряжения помощнику и тот ушел. Тогда я задала закономерный вопрос:
  -- Что случилось?
   На старческом личике почему-то появилось затравленное выражение, но быстро исчезло и сменилось обычной маской печальной уравновешенности:
  -- Мои помощники установили, что Шера у Дранкина. Он держит ее у себя в лаборатории. Тур и Гор не могут туда проникнуть и вызволить бедную девочку!
  -- Почему?
  -- Лаборатория окружена мощным апластиновым экраном, который резко отбирает психопластин. Это быстро истощает силы и может убить!
  -- И нет никакого способа помочь Шере?
  -- Чтобы попасть в лабораторию, нужно уметь сопротивляться минимум так же, как ты. Умение закрывать себя и сохранять психопластин от любых воздействий встречается еще реже, чем девяносто процентное сродство! Во всем городе нет никого... Постой! Куда ты?
  -- Выручать Шеру!
  -- Но экран это еще не все! Мы не знаем какие каверзы приготовил нам Дранкин внутри лаборатории!-- кричал Вонг мне вслед, почти догоняя меня на пути из Облачной башни.
   Бежал дедушка Ивен не хуже молодого. ?Старик не прост,-- подумала я, не останавливаясь,-- совсем не прост! Он постоянно что-то не договаривает! Нужно разбираться самой.?
   Выбежав из ворот башни, я широко расставила руки и исчезла из Вонг-Тога, переместившись сразу в наш институт в Волгинске. На этот раз перехода я и не заметила.

9. Зверина

   Я очутилась в переходе между кафедрами химии и биопсихологии. Во время лекций коридор этот казался совсем пустынным. Нужно было подготовиться к встрече с Дранданкулом, ведь я пока не хотела, чтобы он узнал меня. К тому же я боялась, что помощники Дранкина могут помешать моим планам. Поэтому я придумала и воплотила устрашающее обличье: огромное двухметровое тело похожее одновременно на кошачье и обезьянье с мощными руками и задними лапами. Морда -- нечто среднее между акульей и кошачьей, а за спиной -- крылья с серебристыми металлическими перьями, острыми как бритва. Одежду тоже пришлось заменить кольчужной рубахой и кожаными штанами. Проходя в таком виде по коридору, и увидев свое отражение в окне, я не удержалась и сказала отражению:
   -- Зверь, зверина, как твое имя?
   Я хотела ответить: ?химера?, но получился невнятный рык (акульи зубы не способствуют речи). У меня не было времени долго любоваться собой, и я пошла к лаборатории Дранкина, легонько цокая по полу когтями задних лап.
   Открывая дверь лаборатории, я очень боялась натолкнуться на барьер, но я его почти не почувствовала. За дверью был тесный тамбур: даже крылья не расправить. Слева от меня маленький коридорчик без двери сразу же переходил в огромную лабораторную комнату. Там все было, как положено: длинные столы, много химической посуды, реактивов и приборов. Трудилось человек пять в белых халатах. Похоже, когда я проходила апластиновый экран, сработало что-то вроде сигнализации и люди таращились на меня с выражением полного недоумения на лицах.
   Прямо напротив меня располагалась закрытая дверь. Я сразу поняла, что мне нужно именно туда. Люди еще не успели опомниться, а я уже разбила в щепки дверь и вошла, пригнувшись. Только тогда я услышала их ругань и суету. За дверью оказалась еще одна не маленькая комната. ?Кто бы мог подумать, что лаборатория такая обширная! Как же здесь поместились все эти комнаты? Очень странно!? -- размышляла я, поводя головой по сторонам, прислушиваясь и принюхиваясь. Я чувствовала, что в комнате кто-то есть и очень близко. Отступив на шаг от двери, и прижавшись спиной к соседней стене, я продолжала осматриваться. Весь центр комнаты занимала полусфера, состоявшая из двух слоев чего-то прозрачного, похожего на толстое стекло. Между слоями я ощутила мощные потоки энергии. Из полусферы выходило множество шлангов и проводов, связанных с приборами у стены слева. Там же стоял небольшой стол, заваленный бумагами. Стул перед столом был опрокинут. Похоже, именно здесь работал сам Даниил Сергеевич. Его помощники, однако, не спешили на выручку, чего-то ждали.
   Внутри полусферы помещалась кровать, на которой бледная, облепленная проводами лежала Шера. В полусфере имелся люк, закрытый на засов. Меня это не остановило: я дернула люк (он, жалобно хрюкнув, оторвался) и вошла внутрь. При этом я почувствовала удар апластического экрана, более мощного, чем на входе в лабораторию. Боковым зрением я увидела Дранкина, метнувшегося откуда-то из-за приборов и дернувшего какую-то рукоятку. Тут же на меня обрушилась вся мощь экрана. В глазах у меня потемнело, но облик свой я сохранила и даже сделала шаг вперед. Я бережно взяла в свою огромную ручищу безвольную руку Шеры. Она дернулась всем телом и... умерла. А я схлопнулась в одну точку как изображение в телевизоре. Последнее, что я увидела перед переходом, было обескураженное лицо Дранкина, смотревшее на место, где только что была я. Сознание мое отключилось...

10. Прекрасное далёко

   Очнулась я, как мне показалось, через несколько минут. Я стояла на четвереньках все в том же обличье, в котором пришла в лабораторию Дранкина. Медленно поворачивая голову, я огляделась и втянула носом воздух. Расстилавшийся вокруг ухоженный сад, ограниченный живой изгородью, издавал сладостные ароматы. Круглый дворик, где я стояла, был выложен гладкими каменными плитками. Справа от меня утопал в зелени двухэтажный домик. Все показалось мне аккуратным и ярким, как в мультфильмах, и таким же игрушечным. Я была слишком велика по сравнению с окружающим ландшафтом, но менять облик не торопилась. Я думала, что же мне делать дальше, когда в дверях дома появилось странное существо.
   Оно напоминало человека и, в то же время, кошку. Это была женская особь с характерной почти человеческой фигурой и кошачьей грацией. Кожа гладкая и голая (по крайней мере, там, где ее не скрывала одежда), длинные волосы на голове тщательно причесаны и уложены. Ближе к темени над волосами возвышались голые кошачьи ушки. Глаза, большие и круглые, отличались еще и вертикальным зрачком. Сейчас, когда ярко светило солнце, зрачок был похож на вертикальную черточку. Брови заменяли длинные вибриссы. Нос слегка приплюснут, более мощные, чем у людей, челюсти, из-под верхней губы видны кончики клыков. Ростом незнакомка явно не вышла: ее макушка вряд ли достигала мне до пояса. ?Интересно, поймет ли она меня, когда я заговорю??-- подумала я и тут же услышала вопрос:
  -- Как вы себя чувствуете?
  -- Неплохо... А интересно, кто вы?
  -- Мне тоже интересно, кто вы?
  -- Мне бы не хотелось этого раскрывать, пока не узнаю, с кем имею честь беседовать.
   Незнакомка усмехнулась и, совсем по-человечески, покачала головой:
  -- Я -- спасенная вами из лаборатории Дранкина Шера. Правда, в этом мире меня зовут немного по-другому: Шерика.
  -- Но ведь ты умерла...
  -- На Земле умерло одно мое тело, а сознание (здесь мы называем его атмой) вернулось в этот мир, и я проснулась уже в другом своем теле, -- и, увидев непонимание в моих глазах, Шерика добавила, -- Я расскажу все подробнее, если вы тоже представитесь. Примите свой настоящий облик!
  -- И как же ты узнаешь, что я не обманываю тебя?
  -- Узнаю, не беспокойтесь!
  -- Ну, что ж...
   Я стала очень быстро меняться, но приняла не человеческий облик, а свой, так сказать, ?кошачий вариант?. Шера долго смотрела куда-то на левую руку, которую держала в кармане. Лицо ее выражало крайнее недоумение. Потом с тоскливым вздохом она вынула руку из кармана. В руке у нее оказался маленький приборчик, поместившийся на ладони. ?Какие странные ногти: вроде бы человечьи, но слегка загнутые и, кажется, втяжные,?-- подумала я.
  -- Надо же: мой нейротиновый индикатор соответствия тела и атмы совсем зашел в тупик! Он говорит, что данное тело вполне реально для данной атмы, но не сейчас. Говоря другими словами, это ваше будущее тело! Я знаю только одного человека, который может сделать такое.
  -- И кто же этот человек?
  -- Это моя ?старшая сестра? -- Настасья.
  -- Сестра?!
  -- Значит, я угадала? Вот все и выяснилось.
  -- Выяснилось?! Нет! У меня наоборот все в голове перемешалось! Я хочу, наконец, знать, что происходит? И когда же вы все перестанете водить меня за нос?-- это краткое содержание того, что я кричала тогда.
   На самом деле вопросов было гораздо больше. Задавая их, я топала ногами и даже не кричала, а орала на Шеру. В общем, устроила форменную истерику, чего со мной почти никогда не случалось. Из дома в это время вышла мужская особь ?кошачьего человека?. В руках у него был стакан воды. ?Кот? невозмутимо подошел ко мне и... вылил воду прямо мне на голову. Это почему-то тут же затушило весь мой пыл. ?Кошачий человек? нежно взял меня под руку и повел к дому. Шера шла рядом.
   В доме была обычная обстановка, напоминающая человеческое жилище. Здесь Шера дала мне полотенце и помогла вытереться. А затем они вместе с ?котом? проводили меня на второй этаж в спальню, уложили, укрыли одеялом и оставили одну. Я почти сразу заснула и мне приснился очень странный сон.

11. Сон

   Во сне я была юношей, работавшим на заводе простым рабочим на заводе. После смены я вышел из проходной. Ко мне подъехала на огромном вороном коне женщина средних лет в черном плаще с капюшоном. Конь не хотел стоять на месте: нетерпеливо перебирал ногами, грыз удила. Уздечка была очень странной: она походила на штаны, привязанные штанинами к удилам. Женщина спросила у меня про инженера. Я сказал ей то, что знали все: он уехал на три дня в командировку.
  -- Эх, опоздала, -- с досадой воскликнула женщина, -- Но ничего! Своими сильными руками я еще никого не упускала. Поживу у вас эти три дня, думаю, работа найдется.
   Шедшая из проходной работница услышала наш разговор и в ужасе закричала:
  -- Да это же смерть!
  -- Почему? -- удивился я, -- Смерть ведь с косой...
   Всадница сняла капюшон и оттуда упала толстая черная коса до самого пола.
  -- А я тоже с косой!-- сказала она, поправляя волосы.
   Работница убежала, бормоча и всхлипывая, а мне почему-то совсем не было страшно. Я подошел ближе к коню, пытаясь лучше разглядеть странную уздечку. Но мне вдруг стало как-то не по себе. Смерть истолковала это по-своему:
  -- Не бойся!-- сказала она.-- За тобой я очень не скоро приду, если вообще приду...
   Последние слова, сказанные смертью тише остальных и даже больше для себя, чем для меня, показались мне очень странными.
  -- Ты сильно побледнел,-- продолжала женщина.-- Ты не с той стороны подошел к коню. На нем не простая уздечка. Толстые, серые почти невесомые потоки от удил -- это, слева, -- прошлое, а справа -- будущее и соединены они настоящим. За какой край уздечки держусь, туда и двигаюсь. Но я редко этим пользуюсь: мне всегда хватает работы и в настоящем.
  

12. Лернико

   После этих слов я тут же проснулась. Реальность была едва ли не причудливее снов. Я лежала на той самой кровати, куда меня так заботливо уложили ?кошачьи люди?, и я сама была одной из них. Я разглядывала свои руки, медленно втягивая и выпуская ногти, когда дверь приоткрылась, и в нее заглянул вчерашний (или день еще не закончился?) ?кот?:
  -- Проснулись?
  -- Ты кто? -- невпопад спросила я.
  -- Я -- Лернико, энели первой ступени второго класса, советник ляк Шерики Астионы.
  -- Чего? Что значит вся эта галиматья?
  -- Скажем так: я -- очень высоко квалифицированный советник госпожи Шерики.
  -- Ты, значит, советник. А Шерика тогда кто?
  -- Разве вы не знаете? Ляк Шерика сказала, что вы ее хорошая знакомая из далекой страны...
  -- В нашей стране, представьте себе, это не известно, -- съязвила я.
  -- Странно... Ляк Шерика Астиона -- королева Русальвы.
   Немая сцена: я молчала, переваривая услышанное, Лернико ждал, что я скажу, но заговорил первым:
  -- Ляк Шерика, пока вы спите, ушла в официальную резиденцию, чтобы разобраться с неотложными делами. К обеду обещала быть. У вас не очень много времени. Приводите себя в порядок, одевайтесь и спускайтесь вниз, -- однако, сам он уходить не собирался и продолжал, -- Ляк Шерика попросила меня помогать вам во всем и рассказывать все, что вы захотите узнать. Может, вам помочь одеться?
  -- Вот этого точно не надо! Я привыкла разбираться во всем сама. А если у вас здесь все так сложно, позовите какую-нибудь служанку.
  -- Женщину? --удивился Лернико, -- Такое занятие достойно только мужчин!
   ?Вот это да!-- подумала я, -- Здесь матриархат!?
  -- Чудная, должно быть у вас страна, если вы не знаете таких элементарных вещей! Может, -- с усмешкой продолжал он, -- вы стесняетесь?
  -- А если и так?
  -- Мужчин не принято стесняться. К тому же, любой мужчина, непочтительно ведущий себя с женщиной, будет строго наказан. А совсем распоясавшихся грубиянов ждет лишение пола.
   Мне, честно говоря, нечего было сказать.
  -- У вас такой удивленный вид, будто в вашей стране другие законы. Странно: на всей Баскене порядки почти одинаковые. Уж я-то знаю... Мне пришлось через все это пройти.
  -- За что тебя наказали?
  -- Суд энели вынес ошибочный приговор.
  -- Все осужденные так говорят!
  -- Но я не обманываю: энели из демеи Эсдека все проверили и меня оправдали.
  -- После исполнения приговора?
  -- Да.
  -- И пол восстановили?
  -- Нет, конечно! Неужели вы не знаете: исполнитель приговора тоже может корректировать решение суда, но в пределах, так сказать. Исполнитель моего приговора был на моей стороне, но отменить приговор не мог. Он сделал мне неполную операцию. Я даже могу зачать детей, правда, той, которая меня выберет, придется вынашивать их самой.
  -- А что у вас мужчины вынашивают детей?
  -- Вы словно не из другого государства, а из другого мира! Вы сами должны все знать!
  -- Кажется, Шерика просила тебя отвечать на любые вопросы? Так отвечай по существу, без причитаний.
  -- Ну, хорошо, хорошо. Мужчины не вынашивают детей, но и женщины этого тоже не делают обычно. Мужчина через определенное время после зачатия переносит зародыш из лона женщины в отр. Там ребенок и вырастает до нужного момента. И вообще, мне пора уже распорядиться насчет обеда. Не буду вас больше смущать. Все необходимое вам находится за дверью рядом с кроватью. Прошу вас, не заставляйте ждать госпожу Шерику.
   Когда дверь, наконец-то, закрылась, я вздохнула с облегчением. ?Вот болтун, -- подумала я,-- И никто его за язык не тянул. Сам рассказывает такие подробности, а спрашиваешь -- обижается. Странный тип!? Я все еще лежала в постели, вставать не хотелось. Мне было все равно, что меня ждет королева. Но любопытство не давало мне покоя и заставило откинуть одеяло. Сейчас на мне была просторная ночная рубашка. ?Терпеть такие не могу!?-- подумала я и сняла рубашку. Подойдя к зеркалу, я стала с интересом рассматривать свое новое тело. К лицу и рукам я уже успела немного привыкнуть, поэтому мое внимание привлекла грудь. У меня было не две, а четыре маленькие груди. Остальное тело очень напоминало человеческое, только ноги были немного длиннее за счет того, что я теперь была пальцеходящей как кошка.
   Я открыла дверь, про которую мне говорил Лернико. Там оказалась просторная ванная комната. Приведя себя в надлежаще умытый и бодрый вид, я нашла в спальне еще одну дверь (кроме входной и ванной). Она вела в не менее просторный гардероб. Здесь я выбрала очень милое платьице персикого цвета. Облачиться в него было совсем не трудно, и я не пожалела, что Лернико ушел. Затем я причесала свои золотистые волосы и отправилась вниз по лестнице на обед с королевой Русальвы.
   Лестница заканчивалась в просторном холле, уставленном мягкими креслами и диванчиками. Свет здесь был мягким и приглушенным. Напротив лестницы, как мне запомнилось, находилась входная дверь. Но в какую из трех других мне войти? Словно услышав мои мысли, из двери слева от лестницы степенно вышел Лернико и подошел ко мне.
  -- Пройдемте в столовую, обед готов. Госпожа Шерика сейчас подойдет.
   Он бережно взял меня под руку и проводил в столовую. Там он усадил меня за стол справа от торца, где стояло большое кресло с высокой резной спинкой. Потом, что-то услышав, Лернико почти побежал к двери и распахнул ее. Я увидела, что с лестницы спустилась Шерика в блестящем изумрудно-зеленом платье. Она вошла, и Лернико помог ей сесть в большое резное кресло.
   Только тогда я впервые посмотрела на стол, и желудок подтвердил, что обед будет весьма кстати. На столе стояло множество красивых и аппетитных блюд, я не знала их названий. Пар поднимался над чем-то жидким в высокой кастрюле: местный суп, а может быть компот? Маленькие, похожие на птичьи, окорочка на огромной тарелке окружали горку какого-то экзотического салата. Еще какой-то, кажется, салат в отдельной глубокой чашке. И очень много того, что напоминало мне родные торты, пирожные и печенья. Шерика заметила, как я смотрю на стол, и сказала:
  -- Вижу, ты выспалась и проголодалась. Давай сразу договоримся: важные вопросы после обеда. А сейчас только лёгкая приятная беседа ни о чем. Если захочешь узнать названия блюд, спрашивай у Лернико. Все, что касается дома и обихода, -- это по его части.
   Мой проголодавшийся желудок согласился с королевой, а я -- со своим желудком, поэтому обед прошел почти в молчании.
  

13. Сноживущие

   После обеда, когда мысли потекли медленнее, Лернико проводил нас в Сад размышлений. Мы пересекли холл и вышли в одну из боковых дверей. Прямо от двери начиналась короткая тенистая аллея, ведущая к ажурной беседке, заботливо сплетенной из каких-то местных мелколистных деревьев. В беседке стояло несколько мягких кресел, а напротив входа мелодично журчал небольшой фонтанчик.
   Когда мы уселись, Шерика попросила Лернико оставить нас. Он с неохотой повиновался.
  -- Почему ты прогнала его? -- не удержалась я от вопроса, -- Он -- твой советник и должен быть в курсе всего.
  -- Даже будучи моим советником, он остается мужчиной. А у нас не принято посвящать мужчин в серьезные дела.
   Я, честно говоря, подозревала подобное. Но все же ответ породил в моем мозгу вихрь новых вопросов, которые я пока решила отложить. Были более важные вещи.
  -- Интересно, а как мы понимаем друг друга? -- спросила я, чтобы возобновить разговор.
  -- Психопластин, -- коротко ответила Шера и пояснила,-- Ведь ты хочешь понимать меня? Психопластин в твоем мозгу приводит в действие особое вещество -- нейротин.
  -- Про это я еще не слышала!
  -- Нейротин открыли совсем недавно в лабораториях Вонга. Оказалось, что это вещество в небольших количествах содержится в мозгу у всех людей. Интуиция и предчувствия появляются благодаря ему. Но только совместно с психопластином нейротин дает особые возможности: телепатию, эмпатию или способность понимать совершенно незнакомый язык. К тому же, нейротин притягивает психопластин. Апластиновые экран и сфера у Дранкина содержат именно нейротин.
  -- Странно, почему нейротин подействовал на тебя и не подействовал на меня?
  -- Ты обладаешь редкой способностью удерживать психопластин. Силы экрана не хватило, чтобы справиться с твоей защитой. А сфера на тебя все же подействовала: она ?выдавила? тебя из того мира в этот.
  -- Но почему же моих способностей нет у тебя? Ведь ты -- моя дочь!
  -- Не дочь, а младшая сестра или, вернее, клон.
  -- Тогда тем более, способности должны быть одинаковыми!
  -- Вонг при клонировании хотел улучшить зародыш и добавил свои гены. А в результате только все испортил!
  -- Ну, уж так и испортил! У тебя же сродство к психопластину сто процентов!
  -- Можно сказать по-другому: Вонг получил не то, что хотел. Сто процентов у меня было в детстве, а сейчас -- девяносто семь, как у тебя.
  -- Вонг говорил, что у меня девяностопроцентное сродство.
  -- Он не все сказал тебе, а кое-что изменил так, как ему выгодно.
  -- Зачем?
  -- Похоже, ты многого не знаешь. Я расскажу тебе.
  -- Сейчас я услышу еще одну, опять правдивую версию происходящего... -- не сдержалась я.
  -- Сейчас мне незачем врать: мое тело умерло в том мире и я пока не могу вернуться туда.
  -- Извини, я больше не буду перебивать.
  -- Я расскажу тебе все с самого начала, чтобы ты поняла замысел Вонга. Итак, Вонг-Тог очень древний город и примерно к моменту твоего рождения он сильно разросся. Одной основы такому крупному пузырю психопластина стало мало. Найти человека со свойствами основы трудно, но можно, и проводники занялись поисками. Совершенно случайно они нашли тебя. Ты была еще маленькой: лет трех-четырех, но сила твоя превышала не только возможности любого проводника, но даже и самого Вонга. Ты тогда не хотела идти в Вонг-Тог, и они не смогли с тобой справиться. В подростковом возрасте у тебя начались проблемы, которые бывают у всех. Вонг искушал и звал тебя в город еще сильнее (вспомни свои сны). Наблюдая за тобой, он все больше убеждался, что ты нужна городу. Оказалось, ты можешь удерживать огромные количества психопластина. Ты должна была стать ?стабилизатором города?. Вонг сильно увлекся развивавшейся в то время генетикой и далеко продвинулся в своих исследованиях. Ему надоело терять с тобой время и он решил сделать то, что сейчас называют клонированием. Но его подвела гордыня: он не хотел просто воспроизводить тебя, а стал улучшать эмбрион, вводя свои гены. Потом зародыш выносила Тей, жена Гора, и родилась я. Я росла, и преподносила Вонгу все новые и новые сюрпризы. Вокруг меня психопластин был в достатке, наверное, поэтому сначала сродство к нему у меня и было сто процентов. Правда, со временем стало уменьшаться и к четырнадцати годам стабилизировалось на моем взрослом значении -- девяносто семь процентов. Из-за усовершенствований Вонга я потеряла самое главное -- свойство стабилизатора психопластина. Но и приобрела кое-что: я стала сноживущей.
  -- Что это значит?
  -- У меня есть два тела в разных мирах: пока я сплю здесь, я бодрствую на Земле. Засыпая на Земле, я просыпаюсь на Баскене. А когда я умерла от сильного давления нейротина в апластиновой сфере Дранкина, я тоже проснулась здесь. Теперь, пока у меня нет тела на Земле, я не смогу путешествовать...
  -- А как узнать, сноживущий ты или нет?
  -- Вонг определяет сноживущих специальным прибором. А мне помогли определиться другие сноживущие.
  -- Значит вот почему в Вонг-Тоге такое трепетное отношение ко сну...-- пробормотала я.
  -- Конечно! Город Сов и Город Жаворонков почти полностью состоят из сноживущих.
  -- Много! И все они здесь бывают?
  -- Нет. Второе воплощение большинства из них, кроме самых молодых, живет на Земле. Это выгодно Вонгу: они работают и учатся внизу, а потом отдают свои сбережения, знания и умения городу. При переходе от одного тела к другому они берут с собой только знания, а все материальное забирают из условленных мест проводники.
  -- Но ведь любой предмет можно сделать из психопластина!
  -- Сделать-то можно, но со временем, особенно, внизу психопластин приобретает свою первоначальную форму. А чтобы закрепить в нем изменения навсегда нужно колоссальное количество энергии и редкий дар вроде твоего. Город пока не может себе позволить такое.
   ?Значит, деньги Вонга были настоящими, поэтому они не превратились в бумагу,?-- подумала я.
  -- Сноживущие, выходит, работают на город, когда живут внизу на Земле. А где же молодежь, которую ты упомянула?
  -- В основном, они живут на Баскене.
  -- Как же ты узнала об этом?
  -- У нас есть свои способы.
  -- А Вонгу вы сказали?
  -- Вонг, как и большинство в Голубятне, не сноживущий, но он тоже быстро понял, что мы бываем не на Земле. Другой мир сулил множество прекрасных возможностей и открытий, поэтому старик совсем замучил нас расспросами. А тут как раз и у Дранкина крышу снесло на почве построения идеального города. Дранданкул сцепился со стариком. Мы встали на сторону Дранкина. Он организовал лабораторию в вашем институте и начал нас изучать. Его очень заинтересовали некоторые особенности Баскены. Например: здесь много психопластина и распределен он более равномерно, чем на Земле. Идеальный город можно строить где угодно. Но у Даниила Сергеевича почти нет способностей...
  -- Не понимаю, почему вы так ополчились против Вонга?
  -- Ты совсем не знаешь его! Он, как огромный паук манипулирует всем городом, строит планы, просчитывает результаты...
  -- Разве это так плохо? Вонг -- основа города, по сути, он и есть город. Он думает о вас и заботится.
  -- Возможно, нам просто захотелось самостоятельности.
  -- Но Дранкин хочет построить город-мечту для избранных, послушных только ему.
  -- Он думает, что использует нас, а на самом деле все наоборот. К тому же его можно убедить пойти на компромисс. Он прислушивается к нашему мнению.
  -- Хорошо. Ты все равно пока не можешь вернуться на Землю, поэтому забудем о Дранкине. Но ты так и не сказала мне, как узнать сноживущему о своем даре.
  -- Сноживущий видит яркие сны, очень похожие на реальность.
  -- Как и я...
  -- Ты не сноживущая, ты -- бьёрл: путешествуешь по мирам во сне, но там не живешь, а только наблюдаешь (ведь у тебя одно тело). Если мир тебе нравится, ты открываешь туда путь для сноживущих и идешь дальше. А еще ты, вернее, твое сознание (мы здесь говорим атма) никогда не умрет: атма после смерти тела в одном мире перейдет в новое тело в другом и так далее. В общем, твой дар опять лучше моего! -- Шерика даже стукнула кулачком по подлокотнику кресла.
  -- Почему лучше? Мы просто разные!
  -- Я-то знаю! Но объяснила бы ты это Вонгу! Я давно узнала, что я -- клон. Вонг постоянно сравнивал меня с тобой, и всегда сравнение было не в мою пользу. Такое отношение тоже настраивало меня против Вонга и побудило уйти из города.
  -- Но зачем было уходить к Дранкину?
  -- Мы так договорились с Элей. Она не сноживущая и, как Дранкин, хочет попасть на Баскену с телом, что невозможно.
  -- Почему?
  -- Баскена находится слишком далеко от Земли. А двигаться даже со скоростью света еще не научились. Практически мгновенно перемещается только атма. Этим пользуются сноживущие, бьёрлы и энели (местные специалисты по изучению атмы).
  -- А как же я? Я попала сюда с телом и, если не мгновенно, то очень быстро.
  -- Надеюсь, что Даниил Сергеевич не догадается, какое открытие он сделал. Правда, в подобные путешествия можно отправлять только людей с твоими способностями. Но это только пока. Обычные люди тоже хотят побывать в иных мирах. Таких людей как ты будут изучать и найдут путь. Поэтому, если Вонг или Дранкин догадаются, где ты была, они откроют на тебя охоту.
  -- Думаю, Даниил Сергеевич мне не страшен.
  -- Почему?
  -- Когда я вернусь, его уже арестуют.
  -- За что?
  -- За твое убийство, Шера! Куда он денет твое тело?
  -- Тела уже нет! Оно на девяносто семь процентов состояло из психопластина, который в виде аморфной массы притянулся к нейротиновой сфере. Психопластин соберут и используют в исследованиях, а оставшиеся три процента не трудно спрятать. К тому же, никто не будет меня искать.
  -- Жаль... Хорошо, что Вонг и Дранданкул не могут объединиться. По прибытии домой, я сама пойду к Вонгу и расскажу ему о твоей гибели от сферы Дранкина.
  -- Опять ты хочешь поступить опрометчиво!
  -- Почему опрометчиво?
  -- К Вонгу идти тебе тоже нельзя. Городу очень нужен стабилизатор и Вонг не оставит тебя в покое. Он разработал целый план, как заманить тебя в город. Выпроводив меня на Землю, познакомиться с тобой, он подсунул тебе загадочный листок из книги. Когда ты пришла в Вонг-Тог, он, прикинувшись дряхлым и немощным стариком...
  -- Прикинувшись?
  -- Ну да! На самом деле он давно не выглядит и не чувствует себя стариком. Первым делом, даже до построения города, они с друзьями произвели глубокое омоложение тела психопластином и закрепили эффект. Правда, после этого выжило только трое: Вонг, Тур и Гор. Не удивляйся! Они ровесники. Но вернемся к замыслу Вонга. Он, приняв облик старца, хотел пробудить в тебе необходимые чувства: уважение, жалость. Даже уйдя к Дранкину, я не очень нарушала планы Ивена. Он был готов пожертвовать мной для усугубления трагизма ситуации. После моего возвращения или потери меня (это уж как получится) Вонг, пользуясь твоей сентиментальностью, хотел признаться тебе в любви. Естественно, ты не ответила бы взаимностью сразу, и он добивался бы ее. Страдал бы и вдруг омолодился от любви. Все получилось бы красиво, как в сказке. Он хорошо изучил тебя и понял, что только если ты полюбишь его, он сможет манипулировать тобой.
  -- Теперь я все знаю и не позволю больше Вонгу обманывать меня. Так что минус одна проблема. Остается Дранкин. Но как он узнает, что в лаборатории была именно я?
  -- Твои способности выдали тебя сразу.
  -- Думаю, с Дранкиным я тоже разберусь...
  -- Когда попадешь на Землю. Сейчас для нас твое возвращение -- главная проблема.
  -- А я считала, что ты знаешь, как это устроить...
  -- Нет, я как раз ломаю над этим голову.
  

14. Хочу домой!

   Слова Шерики подействовали на меня как неожиданный холодный душ. Волной накатила паника, мысли галопом понеслись в моей голове. Шерика, между тем, опять что-то говорила:
  -- Я, конечно, пока ты спала, времени даром не теряла: обсудила ситуацию (без подробностей) с Лернико. Он посоветовал обратиться к Эсдеку. Эсдек-- самый главный энели на всей Баскене. Я договорилась с ним о встрече. Думаю, он уже готов нас принять.
   Такая оперативность подействовала на меня успокаивающе: паника немного улеглась и появилась надежда. Мы поднялись из мягких кресел и снова пошли к дому. Как только мы открыли дверь, к нам вышел Лернико. Он уже знал, что мы отправляемся к Эсдеку. Лернико сопровождал нас. Демея Аэнели находилась недалеко, и мы пошли пешком.
   Демея оказалась достаточно живописным и старым комплексом зданий, утопающим в роскошной зелени парка. Даже изгородь была зеленой и цветущей. Миновав причудливые ворота, мы по широкой аллее прошли прямо к входу в самое большое главное здание. Лернико открыл перед нами дверь и пропустил вперед. После яркого дня холл показался мне совсем темным, но глаза очень быстро привыкли к темноте. Я различила силуэт Шерики, уверенно поднимающейся по лестнице. На втором этаже было немного светлее. Лернико впустил нас в один из множества кабинетов. На встречу нам поднялся сидевший за столом энели. Первым делом я заметила черную повязку, закрывающую его глаза. Как я узнала позже, Эсдек был настолько стар, что уже давно ослеп, но прекрасно ориентировался на слух и использовал ?атменное зрение? (еще одна способность, связанная с нейротином). Своей мощной фигурой и желтой копной волос Эсдек напоминал льва. Его лицо, руки и шею покрывала короткая желтая шерстка, похожая на бархат. Эсдек радушно приветствовал нас, усадил всех, затем уселся напротив. Он внимательно выслушал Шерику, но, с сожалением сообщил, что помочь нам не в силах.
  -- Энели занимаются атмой. Мы можем переместить ее куда угодно, подготовить нужное тело и только. Путешествие по мирам с телом невозможно. Ваш случай единственный и уникальный. Помочь смогут (если смогут) Козолошади -- души нашего мира и его создательницы. А если они откажут вам, придется смириться.
   ?Оптимистично, нечего сказать!? -- подумала я. Шерика решила не медлить:
  -- Мы сейчас же отправляемся к ним!
  -- Лернико проводит вас. Удачи! -- сказал Эсдек на прощанье.
   Мы вышли из демеи, и тогда я спросила:
  -- А Козолошади живут где-то рядом? Мы туда тоже пойдем пешком?
   Лернико одарил меня странным взглядом и хотел что-то сказать, но Шерика опередила его:
  -- Скоро ты все узнаешь.
   ?Это значит: отвяжись,? -- перевела для себя я. Молча мы пришли в сад у дома Шерики. Пройдя немного по главной аллее, мы свернули в глубь сада. Здесь ровным кольцом стояли какие-то ивообразные деревья, в вышине образовавшие купол. Шерика сказала коротко:
  -- Норговый замок.
   Мы втроем вошли в тень деревьев, взявшись за руки, тоже образовали круг. И тут же оказались в каком-то другом месте. Много позже Лернико рассказал мне, что деревья-норги чувствуют скопления психопластина и образуют вокруг них круги. Психопластин встречается довольно часто, и энели могут передвигаться по всей планете от одного пузыря к другому. Нужно только представить место, где хочешь побывать, и нейротин мозга заставит психопластин переместить тело в ближайший к месту назначения пузырь. Без подготовки проделать подобное сложно, поэтому обычные граждане пользуются услугами энели, которых специально обучают. На этот раз Лернико доставил нас прямо к обиталищу Козолошадей -- Эдре. Эдра -- огромный психопластиновый пузырь, немного поменьше Вонг-Тога. Здесь живут только две Козолошади, для большинства других жителей Баскены это место -- запретное. Только энели бывают в Эдре, но не все и очень редко.
   Мы оказались у входа, как мне сначала подумалось, в пещеру -- так там было темно. Приглядевшись, я увидела, что это тоннель, образованный стволами гигантских деревьев. Необъятные стволы так тесно прижимались друг к другу, что казались единым целым. Ветви сплетались в вышине в плотный потолок, листьев почти не было. За древесным тоннелем и чуть выше висел огромный желто-оранжевый светящийся шар. Позже от Лернико я узнала, что шар -- энергетический банк энели всей Баскены. Принципов его работы я не поняла, да и не пыталась понять.
   Как только мы появились, к нам из темноты вышли две Козолошади -- Черная и Белая. Они выглядели еще более странно, чем люди-кошки. Головы их, в точности лошадиные, за исключением тонких козьих рогов (у Белой -- золотистых, у Черной -- серебристых), плавно переходили в мощные лошадиные шеи. Торс тоже был подстать, но угадывались человеческие черты. Все тело Козолошадей было закутано в легкие серебристые накидки, свисавшие примерно до колен нижних конечностей. Как и люди, Козолошади прямоходящие: верхние конечности -- настоящие человеческие руки, а нижние -- лошадиные ноги с копытами.
   Черная Козолошадь выступила вперед и заговорила сильным низким голосом, именно таким, какой и должен быть у говорящей лошади:
  -- Мы ждали тебя, -- обратилась она сразу ко мне, -- И сможем отправить обратно с телом. Но твоей атме, не опытной в путешествиях по Серому Миру, нужен проводник. Первый раз тебя привела сюда атма Шерики, а она не может вернуться. С тобой пойдет Лернико. Ведь ты уже видел Землю через Серый Мир? -- Козолошадь посмотрела на советника, и он молча кивнул, -- На этот раз ты тоже отправишься в путь с телом. Вонг-Тог ждет тебя. Не удивляйтесь тому, что увидите и в добрый путь!
   Обе Козолошади подняли руки в прощальном жесте, и тут же все вокруг заволокло плотной серой дымкой.

15. Снова дома

   Когда серая дымка рассеялась, мы оказались в коридоре института. Это был тот самый всегда темный и пустой переход между нашей кафедрой биопсихологии и соседней кафедрой химии. Напротив окна висели часы. Взглянув на них, я очень удивилась: сейчас все еще было утро. Прошло около полутора часов с тех пор, как я проходила здесь в образе в образе своей зверины. В окне я снова увидела свое отражение, на этот раз вполне человеческое. Чуть в стороне стоял Лернико и изумленно смотрел на меня:
  -- Ты человек, -- пробормотал он, -- Как жаль...
  -- Прости меня. Я не могла раньше сказать тебе, -- я присела на корточки, чтобы смотреть в глаза Лернико.
  -- У каждого свой путь в жизни... Козолошадь сказала, что Вонг-Тог ждет меня. Кто это?
  -- Сейчас узнаешь, -- я подмигнула ему, взяла его за ручку и представила себе Голубятню.
   Переход дался мне легко. Мы очутились рядом с ажурными воротами Облачной башни, но самой башни за ними уже не было. Я огляделась: весь город выглядел так, словно пережил ощутимое землетрясение. Ко мне бежали вечно неразлучные Тур и Гор.
  -- Как хорошо, что ты здесь! -- хором воскликнули они.
  -- Что здесь случилось? Нашествие бешеных слонов?
  -- Хуже! А ты разве не знаешь?
  -- Нет.
  -- Как только ты убежала спасать Шеру, Ивен вызвал нас и попросил проследить за тобой. Мы видели, как ты изменилась и вошла в лабораторию Дранкина. Но последовать за тобой не смогли: экран нас не пустил. Но кое-что мы видели, стоя у двери. Это нам очень не понравилось. Мы вернулись в Вонг-Тог, так как ничем не могли помочь. Выслушав нас, Ивен просто взбесился. Вонг закричал: ?Он погубит ее!? и быстро ушел вниз. Мы остались поддерживать порядок в городе, хотя мы оба можем меньше, чем он один. Сначала все было нормально. Потом началось что-то похожее на землетрясение, Облачная башня исчезла. Мы поняли, что с Ивеном случилось что-то страшное и город начал разрушаться. Остальные жители тоже заволновались. Многие спрашивали нас, что теперь делать? Скоро могла начаться паника, да и мы сами растерялись. И тут перед нами и собравшимися горожанами появилось странное существо, похожее на человека с лошадиной головой и золотыми рогами. Оно заговорило приятным глубоким голосом: ?Не покидайте город! Спасение уже близко!?. Мы все были ошеломлены, а потом увидели вспышку у ворот Облачной башни. Все разом заговорили: ?Мы спасены! Вонг вернулся!? и, успокоившись, разошлись по своим делам. В Вонг-Тоге не принято тревожить Ивена зря, поэтому сюда пришли только мы. Мы не ожидали увидеть здесь тебя. А что же с Ивеном?
  -- Не знаю, но ничего хорошего, это точно. Мне нужно все выяснить.
  -- Не уходи! Город опять начнет разрушаться! Без основы он взорвется. Ты должна спасти Вонг-Тог!
  -- Вы не поняли. Козолошадь говорила не обо мне.
  -- А о ком?
  -- О Лернико. Он -- ваше спасение. Точнее нам не сказали, но у вас будет время во всем разобраться. Лернико, ты остаешься?
  -- Я должен.
  -- Вот и хорошо! А мне пора разузнать о Вонге.
   Я очень легко перешла обратно в институт, но мысли о новых неприятностях не оставляли меня. Выйдя из того же коридора-перехода, я увидела, что дверь лаборатории Дранкина распахнута, а рядом с ней стоят два очень больших милиционера. В лабораторию и обратно снует множество людей: в милицейской форме, просто в камуфляже и в штатском. Я тоже попыталась пройти, но один милиционер легонько взял меня за руку:
  -- Сюда нельзя!
  -- Почему? -- надеюсь, удивление получилось у меня искренним.
  -- Нельзя! -- твердо повторил другой.
  -- Но как же так? -- пришлось прикинуться дурочкой.-- Понимаете, здесь работает племянница моей подруги. У нее сегодня день рождения. Ну, у подруги, а не у племянницы, -- тараторила я, хлопая глазами, -- А мы еще подарок не купили. Вот сегодня собирались.
   Подошедший к нам человек в штатском прервал меня:
  -- Вы кто? -- спросил он.
  -- Я -- преподаватель физиоэнцефалистики с кафедры биопсихологии.
  -- Вы работаете по соседству?
  -- Да.
  -- Расскажите обо всем, что вы видели и слышали в институте сегодня утром.
  -- У меня сегодня выходной. Я только что пришла из дома.
  -- Зачем?
  -- За Элей. Я уже говорила, сегодня день рождения у моей подруги...
  -- Понятно, -- властно остановил меня человек в штатском, -- Вам нужна Элеонора Т.?
  -- Да.
  -- Она уже дала показания. Я отпущу ее, -- с этими словами строгий человек развернулся и ушел обратно в лабораторию.
   Я хотела последовать за ним, но милиционер опять взял меня за руку:
  -- Подождите.
   Краем глаза в лабораторию я все же заглянула, и увиденное мне не понравилось. Апластиновая полусфера напоминала раскрывшийся цветок (как после сильного взрыва). Все стены были покрыты копотью, слизью и чем-то еще. А в дверном проеме комнаты с полусферой виднелись кости человеческих ног, расположенные так, будто скелет упал ничком. Но вот опять появился тот строгий мужчина, и мне пришлось убрать свой носик подальше от двери. Около порога лаборатории мужчина остановился. Из-за его спины вышла Эля в белом халате с вышивкой ?лаборант? и лицом под цвет халата. Увидев меня, она обрадовалась:
  -- Как хорошо, что ты пришла!
   Такие слова немного уменьшили подозрительность строгого человека. Он ничего нам не сказал, поэтому мы спокойно пошли на кафедру биопсихологии. Там Эля сняла свой белый халат, немного запачканный, привела в порядок волосы. Потом мы отправились ко мне домой. Здесь, в спокойной обстановке Эля мне все рассказала. Если исключить расспросы и восклицания, а так же мои ответы, то получится примерно так.
   После смерти Шеры атма ее отправилась на Баскену, а моя атма вместе с телом последовала за ней. При этом апластиновая полусфера оглушительно взорвалась. Все лаборанты кинулись на звук. Эля была в первых рядах. Полусфера напомнила ей огромный цветок. Все в комнате было покрыто копотью и слизью, даже Даниил Сергеевич. На закопченной лежанке внутри полусферы, где раньше лежала Шера, в куче обугленных проводов белел череп. Это все (кроме слизи), что осталось от тела моего клона. Дранкин был невредим, но очень озадачен.
   Вдруг внимание лаборантов привлек сильный хлопок со стороны входной двери: в лабораторию вошел Вонг. Он разозлился не на шутку, и это помогло ему не просто преодолеть апластиновый экран (хотя ему пришлось труднее, чем мне), но и отключить его. На этот раз Вонг принял свой настоящий облик: мужчина слегка за тридцать, высокий, мускулистый, скорее европеец с примесью монголоидной крови, чем китаец. Его лицо было искажено гневом, и лаборанты невольно расступились, пропуская Вонга в кабинет Дранкина. Вонг начал кричать и обвинять Даниила Сергеевича, а потом прыгнул в его сторону. Оторвавшись от пола, Ивен сразу изменился: превратился во льва. Дранкин метнулся к своему столу, вытащил пистолет и выстрелил, когда лев был уже рядом. Пуля, выпущенная в упор, снесла полголовы зверя. Он рухнул на пол. Мгновенно произошло обратное превращение льва в человека, а плоть слизью стекла с костей и исчезла. Остался один скелет. Дранкин спокойно снял грязный халат, повесил его на свой стол, а пистолет положил в карман пиджака. Ничего не сказав ошеломленным подчиненным, Даниил Сергеевич просто вышел из лаборатории.
   Вскоре после его ухода приехали милиция, пожарные и угрюмые люди в штатском. Дранкина никто не видел, его не могли найти нигде. Отдуваться пришлось лаборантам. Они давали показания, когда стало известно, что никаких документов о работе лаборатории нет ни в кабинете Дранкина, ни во всем институте. О Данииле Сергеевиче тоже ничего не могли найти, даже его карточка исчезла из отдела кадров. Карточек лаборантов тоже там не было. Исчезли все их документы. То, что я забрала Элю, когда участь лаборантов еще не была решена окончательно, могло доставить мне в будущем некоторые неприятности, но я сумею их преодолеть.
   После долгого разговора Эля поблагодарила меня за гостеприимство и собралась уходить. На мой вопрос она ответила, что ей нужно найти Дранкина и попытаться его нейтрализовать. Больше она мне ничего не сказала.

16. Новый путь

   С тех пор, как ушла Эля, прошло довольно много времени, но никаких вестей от нее не поступало. Я спокойно работала, строгие люди меня не тревожили, хотя я слышала разговоры о странных событиях на кафедре химии. Например, говорили, что в планах здания института нет тех помещений, где была лаборатория Дранкина. Как только последний человек покинул лабораторию, она сразу же превратилась в маленькую кладовочку. Исчезли все приборы, реактивы и даже слизь со стен. Остались череп и скелет. Лаборанты все как в воду канули: никто их не видел с того злополучного дня, хотя из здания выходила только Эля. Дранкин тоже исчез, но не бесследно. На улицах он почти не показывался, однако весь город судачил о появлении секты ?Новый путь?. Возникла она быстро и быстро пополняла свои ряды. На словах все было даже очень привлекательно, но меня настораживала сильная промывка мозгов у новичков.
   В Вонг-Тоге все шло своим чередом. Лернико приняли очень тепло, и он легко прижился. Я несколько раз навещала нимфея (так называют себя ?кошачьи люди?). Меня приятно удивила атмосфера, царившая в городе. Все стало таким уютным, теплым и добрым, как на Баскене. Лернико вместе с учеными Вонг-Тога занялся прокладыванием пути домой. Они всерьез заинтересовались возможностью почти мгновенного перемещения через психопластиновый коридор в другие миры.
   В общем, октябрь прошел спокойно. Студенты начали посещать лекции и практику по физиоэнцефалистике, поэтому заведующая кафедрой перестала рычать на меня. Все складывалось так хорошо, что я даже забыла о Дранкине. Но он времени даром не терял.
   В начале ноября, когда вечера стали темными и промозглыми, я поджидала с работы мужа. Внезапный звонок в дверь заставил меня вздрогнуть (Андрей обычно пользовался своим ключом). Увидев через дверной глазок Дарью, я сразу поняла: что-то случилось. Дарья не стала дожидаться, когда я ей открою, и прошла через дверь. Этот трюк она проделала легче, чем Шера. Веснушчатая малышка тоже запыхалась, но выглядела серьезной и решительной. Она коротко поздоровалась со мной и тут же перешла к делу.
  -- Тебе угрожает опасность! -- почти закричала она. -- Сегодня у нас была Эля. Она просила предупредить тебя. Ты должна пожить где-нибудь в другом месте.
  -- Что же все-таки случилось?
  -- Ты совсем забыла о Дранкине? Его новая секта опять стремится построить город мечты. Только основы у него нет. Дранкин хочет принести тебя в жертву идее.
  -- Меня?! Что, на мне свет клином сошелся?
  -- Другую основу нужно искать, а о тебе они знают.
  -- Но если они принесут ?меня в жертву идее?, мой дар все равно не перейдет к Дранкину, и он тоже это знает.
  -- Он изучал нейротин и изобрел контейнер, заполненный смесью питательного раствора и нейротина. В этот контейнер он хотел поместить мозг Шеры (мы об этом не знали), но не успел.
  -- Зачем?
  -- В контейнере мозг живет и сохраняет свойства основы. Нейротин обеспечивает связь мозга в контейнере напрямую с мозгом Дранкина. То есть основа будет видеть его глазами, а он сможет влиять на основу. Дранкин устроил все так, что мозг основы сможет общаться только с ним. Почти никто из секты не узнает о ?контейнерном мозге?. Все будут думать, что Дранкин и есть основа города мечты. Так он устранит твое сопротивление, да и сбежать ты не сможешь. Эля говорит, что Дранкин нашел психопластиновый пузырь где-то в Сибири. Сектанты собираются в путь. Через неделю у них праздник -- День основания. В этот день они принесут тебя в жертву.
  -- И что мне делать? Может, пожить недельку в Вонг-Тоге? Туда сектанты не сунутся.
  -- А когда ты вернешься, все начнется с начала. Пока Дранкин на свободе, он не остановится. Тур и Гор хотят выследить его, изолировать, подлечить немного. Но они не могут его найти. Он прячется и ведет себя очень осторожно.
  -- Они собираются использовать меня как приманку?
  -- Да!
  -- А я не хочу! Я боюсь! А вдруг Тур и Гор не успеют? Я не хочу в контейнер!
  -- Но Дранкина нужно обезвредить! Он не оставит тебя в покое.
  -- А может, ему надоест, и он найдет кого-нибудь другого?
  -- Зачем ему искать, он уже нашел! Твой дар ему очень подходит.
  -- Тогда зачем мне уходить из дома? Пусть Тур и Гор охраняют меня здесь.
  -- Близнецы хотят, чтобы ты вдруг ушла из дома, незаметно, понимаешь? Чтобы планы Дранкина были на грани срыва. Тогда он занервничает и обнаружит себя. Эля постарается нам помочь.
   На том и порешили. Дарья быстро попрощалась, сказала, что скоро придет еще, и ушла в Вонг-Тог прямо из квартиры. Сразу же я услышала, как муж открывает входную дверь. Он задержался почти на час, чего раньше с ним обычно не случалось. Войдя в комнату и, не дожидаясь вопросов, Андрей стал рассказывать, что произошло.
   Фирма, где он работает, не большая, все друг друга знают. Недавно сюда устроился новый молодой человек. Он нашел себе компанию из ровесников, по работе они с Андреем не пересекались, только здоровались. Но в тот день Женя (так зовут парня) начал просто преследовать Андрея, пытался втереться в доверие и даже упомянул свое хобби (такое же, как у моего мужа). Но несколько небрежных фраз помогли понять всю неосведомленность Жени. Андрей после работы зашел купить кое-какие продукты, а Женя увязался с ним. Он, как бы невзначай, наводил разговор на тему семьи, старался больше вызнать обо мне. Это совсем не понравилось моему мужу. Он, человек обычно спокойный и выдержанный, разозлился не на шутку. Прилипчивого Женю он отчитал, но парень отстал от Андрея только тогда, когда появился риск получить по физиономии. Избавившись от назойливого попутчика, Андрей уже почти дошел до дома и вспомнил об одной необходимой мелочи. Пришлось возвращаться.
   Я тоже рассказала Андрею о приходе Дарьи. Мы сразу поняли, что Женя из секты Дранкина. Это заставило нас всерьез задуматься о дальнейших действиях.
   Как и советовала Дарья, мы с Андреем старались вести себя так, будто ничего не знали. На следующий день я встретилась со своей школьной подругой Натальей. Она предложила мне пожить в доме ее знакомой Инны на окраине города. Инна уехала в командировку и ее еще долго не будет дома. Она дала ключи Наталье и попросила присматривать за цветами и котом. Я могла освободить от этого Наталью, а заодно решить и свои проблемы.
   Через три дня после первого визита пришла Дарья. На этот раз она не звонила в дверь, а появилась сразу в комнате. Девочка опять была серьезной и сосредоточенной. Она рассказала, что в Вонг-Тог ненадолго, с величайшими предосторожностями приходила Эля. День основания назначили на послезавтра, и мне нужно срочно уходить из дома. До Дня основания сектанты меня не тронут, но они должны понять, что дома меня нет. Сегодня ночью у моего дома начнут дежурить. Эля с другим бывшим лаборантом заступит часа в четыре. Тогда мне лучше всего и уйти. Завтра днем я буду много гулять по Волгинску, чтобы сектанты видели меня. За мной будут следить люди из Вонг-Тога и сбивать сектантов с толку: никто не должен знать, где я прячусь. А после завтра Тур и Гор не упустят меня из виду. Они считают, что в День основания сам Даниил Сергеевич пустится на мои поиски и его можно будет обезвредить. План прост на первый взгляд, но исполнить его, по-моему, будет нелегко.

17. День основания

   Под утро в самом начале пятого мы начали осуществлять план: муж проводил меня до дома Инны. Андрей очень волновался, но надеялся, что Тур и Гор сделают все правильно. Несмотря на бытующее мнение, я прекрасно выспалась на новом месте. Проснулась около десяти часов. Наступающий день радовал солнышком и относительным теплом. На работу я не пошла: мы заранее договорились с Андреем, что он позвонит на кафедру и скажет про больничный.
   Наскоро перекусив, я вышла на улицу. День и, правда, был не по-осеннему ярким и ласковым. Гулять -- одно удовольствие. И где я только не побывала в тот день! Наверное, прошла весь Волгинск. Кое-где замечала пристальные взгляды приверженцев ?Нового пути?. Кто-то из них даже пытался идти за мной, но я, с помощью Дарьи и ее подружек, ставших моими двойниками, ловко обманывала преследователей. Поздно вечером, убедившись, что никто не следит за мной, я вернулась в дом Инны. День прошел неплохо: я пока на свободе. Не позволяя себе беспокоиться и думать о завтрашнем дне, я быстро уснула, а проснулась опять поздним утром.
   День основания был пасмурным и ветреным. Настроения у меня тоже не было. Да и какое настроение может быть, если где-то в городе спокойно разгуливает маньяк, жаждущий поместить мой мозг в контейнер! Тур и Гор, конечно, постараются изловить его, а вдруг не успеют? Об этом лучше не думать. Опять предстоит гулять по городу, но ноги болели после вчерашних прогулок и совсем не желали никуда идти. Пересилив себя, я все же вышла из дома. Запирая калитку, я увидела у соседнего дома на скамейке старушку, в точности похожую на Огл из Вонг-Тога. Возможно, мне показалось, но старушка подмигнула мне украдкой. Значит, один из близнецов здесь, а где же другой? Наверное, будет сопровождать меня. Эта мысль придала мне сил, и день прошел не очень плохо.
   Ближе к обеду я все-таки решила вернуться. Ошибку свою я поняла, уже подходя к дому. Сначала за мной кралось животное, похожее на кота, но какое-то все изломанное и скрюченное. Я мысленно спросила: ?Кто ты??. И вдруг услышала (я не телепат!) как в сознании животного постоянно повторяется мысль: ?Я -- кот, я -- кот...?. Дойдя до калитки, я увидела несколько обезглавленных кошачьих трупов. Утром их не было, однако сейчас кровь уже успела засохнуть. Вокруг витал гнилостный запах, которого тоже раньше не было. Оглянувшись, я заметила, как ко мне идут парень и девушка с одного конца улицы и двое мужчин с другого. Бежать некуда. Я быстро открыла калитку, а закрыть ее не успела: мужчины подбежали и навалились на нее. Я резко отпустила калитку, мужчины упали на землю. Это немного задержало сектантов, но они настигли меня у дверей дома. Тура и Гора видно не было, Дранкина -- тоже. Нужно как-то выбираться самой. ?Отвлеку внимание и использую свойства психопластина, должно получиться,? -- подумала я, пока сектанты затаскивали меня в дом.
   Я спросила громко, голос не дрогнул и не выдал меня:
  -- А последнее желание вы выполните?
  -- Смотря какое...-- улыбнулся парень.
  -- Я хочу позвонить мужу и сказать, что очень люблю его.
  -- Это можно, -- сказал мужчина, казавшийся самым старшим по возрасту.
   Мужчины пошли за телефоном. Девушка осталась со мной, но, провожая мужчин, мгновение не смотрела на меня. Этого мне хватило, чтобы стать невидимой с помощью психопластина. Я, правда, про такую возможность не слышала и не видела делавших подобное, но у меня получилось. Жалко, что в доме всего две комнаты: спрятаться почти негде. И убежать я не могу: вряд ли у меня получится оставаться при этом невидимой. Нужно тянуть время и ждать подмогу. У девушки, некоторое время безмолвно открывавшей рот, появился голос: она громко закричала. Меня начали искать. Я очень медленно двигалась вдоль стен, пробираясь к выходу. Я уже вышла в коридорчик, соединяющий двери комнат с входной дверью, когда рядом со мной прошел парень. Он почти задел меня, но не заметил. Я резко двинулась, и девушка, шедшая за ним, увидела меня. Я вбежала в комнату, ближайшую к выходу, и закрыла дверь комнаты на задвижку. Дверь была ненадежная: со стеклом посередине. Сектантка завопила: ?Вот она!?. Одновременно я услышала раздавшийся с улицы выстрел. Мужчины побежали во двор, а девушка опять осталась стеречь меня. Так мы с ней и стояли: я смотрела из комнаты на девушку, она -- на меня. В это время я услышала голос моего мужа, поющий современную песню (очень правильно, хотя у него нет слуха): ?Без любви твоей пропадаю я, прилетай ко мне, пташечка моя!? Тут же я почувствовала, что у меня, как в окрестностях Вонг-Тога прорастают крылья. ?Все...-- подумала я, -- Сейчас вернуться мужчины, увидят мои черные перья и разорвут меня на куски.? Но, оглянувшись назад, я увидела, что перья засверкали золотом, такими же яркими стали и мои волосы. У сектантки совсем отвалилась челюсть, мужчины все не возвращались. Я сказала через дверь девушке:
  -- У тебя никогда не вырастут крылья, пока ты будешь подчинять свою душу чужим желаниям. Пока ты -- серость, серой ты и останешься и не сможешь научиться летать!
   Потом я развернулась и побежала к окну. Взмахнув крыльями, я вылетела через закрытое окно, совсем окну не повредив.
  

18. Напоследок

   Вылетев в окно, я сразу оказалась в Вонг-Тоге рядом с ажурными воротами. Раньше эти ворота вели в Облачную башню. Теперь ее не было, а на ее месте стояло гигантское дерево. Это Лернико построил себе такую башню. У корней дерева находилась огромная дверь, открывшаяся передо мной. Внутри мощного ствола шла винтовая лестница. Прекрасный зал находился внутри кроны, ветви, смыкаясь, образовывали стены и потолок. Свет проникал через стрельчатые окно, заботливо оставленные среди ветвей. Аромат разноцветных цветов, радовавших глаз снаружи, чувствовался и внутри зала.
   Как только я вошла в зал (все еще с золотыми крыльями и волосами), откуда-то ко мне бросился Лернико и чуть не сшиб с ног. Из-за маленького роста (примерно метрового) он не мог обнять меня по-настоящему, только обхватил мои ноги.
  -- С тобой все в порядке! -- с радостью воскликнул нимфей.
   Когда он, наконец, отпустил меня, я увидела румянец и слезы на его кошачьем личике.
  -- Только что из Волгинска пришел Тур. Дранкина он убил в пылу ярости, а Гора мы потеряли.
   После этих слов Лернико разрыдался не на шутку. Когда он пришел в себя, то рассказал мне все по порядку. Весь день сегодня Тур следил за домом Инны, а Гор сопровождал меня. Связь между собой и с другими проводниками они поддерживали с помощью нейротина. Когда за мной крался странный кот, их это очень насторожило. Они видели, как меня схватили, но знали, что без Дранкина ничего страшного не произойдет: меня просто будут удерживать в доме. Поэтому близнецы сначала решили разобраться с котом. Как я и подозревала, роль кота исполнял Даниил Сергеевич. Психопластина, да и умения тоже, у него было мало, вот и получился урод. Меня втащили в дом, потом кот зашел во двор дома и огляделся. Тур и Гор (в обычном своем виде) вошли следом. Заметив близнецов, кот зашипел и принял свой настоящий облик. Дранкин выглядел безумнее обычного: всклокоченные волосы, глаза блестят. Он затравленно переводил взгляд с одного из близнецов на другого, а они, чтобы сломить его сопротивление, превратились в двух грифонов -- белого и черного. Грифоны шагнули к Дранкину. Он выхватил пистолет, тот самый, которым убил Вонга. Грифоны сделали еще один шаг вперед. Дранкин выстрелил в Гора. Тур в это время прыгнул, Дранкин не успел остановить его. Тур навалился всей массой на ученого. Гнев и обида затуманили разум осиротевшего близнеца.
   Он все еще рвал горло бездыханного противника, когда пришли проводники Вонг-Тога. На звук выстрела из дома выбежали сектанты. Вид черного грифона, терзающего мертвое тело Всемогущего учителя (так называли Даниила Сергеевича в ?Новом пути?), поверг их в шок и ступор. А когда прямо из воздуха вокруг начали появляться другие люди (а иногда не совсем люди, изредка и совсем не люди), сектанты с ужасом разбежались, даже забыв про девушку, оставшуюся в доме. Тура отцепили от тела и, немного приведя в чувство, отправили в город к Лернико.
   Лернико даже сначала не узнал Тура, таким старым, усталым и несчастным тот выглядел. Теперь Тур -- последний, кто остался в живых, из основателей города. Внезапно оставшись один, он был в ужасном психическом состоянии. Пришлось передать его на руки врачам.
   Оставшиеся внизу проводники убрали все последствия битвы: скелет Гора (от него, как и от Вонга, остался только скелет), труп Дранкина, кровь и пулю. Во дворе Инны навели порядок, потом вывели из дома девушку, все еще находившуюся под впечатлением моего эффектного ухода, все заперли. Поднявшись в город, один из проводников пришел к Лернико, который рассказывал мне о гибели Гора.

***

   С тех пор прошло несколько лет. Я регулярно бываю в Вонг-Тоге. Лернико всегда очень радуется моему приходу. Однажды он тоже побывал в гостях у нас с Андреем. Правда, не долго: он -- единственная основа и не может покидать город больше, чем на час. Тур поправился и стал верным помощником нимфея.
   Ученые Вонг-Тога все еще ищут психопластиновые коридоры в другие миры, а я иду дорогой бьёрла и во сне открываю все новые дали.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"