Халтурина Наталья Валентиновна: другие произведения.

Сулоид

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ так и не был закончен. И вряд ли будет, но я все же выкладываю его.


Сулоид

1. Предыстория

   В ... году человечество все-таки открыло планету, похожую на Землю. Даже слишком похожую: воздух пригоден для дыхания, различия в газовом составе почти незаметны, тяготение чуть меньше земного. Планета обитаема, но крупных животных не обнаружено. Живые существа неагрессивны и неядовиты, даже подозревалось наличие разума. Все предварительные сведения поступили с автоматического аппарата "Стайер", направленного с Земли практически наобум на поиски "братьев по разуму". После обнародования краткого отчета "Стайера", на Земле царила радость, прямо-таки эйфория. И вскоре первая экспедиция торжественно отправилась осваивать и покорять новые просторы. А потом начались сюрпризы.
   После высадки на Сулоид (так назвали планету) экспедиция прислала только один отчет. И все. Наступило долгое молчание. Людям об этом сначала не говорили. Когда же информация просочилась в прессу, всем стало жутко. Поползли слухи, было много самых невероятных догадок. Некоторые "ясновидящие" предсказывали скорое нашествие злобных и очень голодных инопланетян. На пике всеобщего маразма все СМИ вдруг сообщили о возвращении корабля "Дом" с остатками первой экспедиции и поврежденными аппаратами дальней связи. В первые дни эта информация воспринималась как обман, но постепенно все уверились в правдивости сообщения и стали ждать подробностей.
   Самым странным во всей этой истории было повреждение аппаратов дальней связи: характер поломки сначала не поддавался точному определению, а на Земле аппараты вообще вдруг снова стали исправны, будто ничего и не ломалось.
   На вернувшемся корабле осталось всего семь человек (четверо вахтенных из двадцати членов экипажа и трое -- из сорока пассажиров). Никто из прибывших не смог толком рассказать, что же случилось на Сулоиде: вахтенные вообще не покидали корабль, а пассажиры успели сбежать из лагеря, когда с экспедицией начали твориться разные странности. Правда, на следующий день экипаж попытался найти на планете остальных пассажиров, но на месте лагеря стоял только пустой пластиковый барак. Долгие поиски такими небольшими силами были невозможны, поэтому корабль направили обратно к Земле.
   Ученые всесторонне обследовали уцелевших: никаких психических или физических отклонений у них не обнаружили. Военные из экипажа были обычными людьми, а вот пассажиры оказались сензитивами, владеющими разными видами экстрасенсорного восприятия. Необычная чувствительность помогла троим избежать, скорее всего, печальной участи всего остального состава экспедиции.
   Такой афронт не отпугнул людей от Сулоида, а заставил задуматься. Ничего умнее, чем отправить вторую экспедицию, придумать не удалось. Великие западные умы тут же вспомнили о России. Только русские могли решить подобную задачу, да еще и выжить. Наше правительство не отказалось от сомнительной чести. Однако было ясно, что добровольцев либо не будет совсем, либо будет мало. Поэтому новых сензитивов искали по особым методикам под видом всеобщей переквалификации. Результаты обрабатывались в строгой секретности и в тесном взаимодействии с западными учеными. Проведенные заранее предварительные (оценочные) исследования, как и вся российская история, говорили о том, что наша страна -- это кладезь сензитивов. Неудивительно, что вначале получилось слишком много "избранных". Пришлось ввести дополнительные критерии отбора и выбрать двадцать "лучших из лучших" (так мне говорили). Военных для второй экспедиции тоже проверяли на способности, но слишком уж их профессия не располагает к подобному. Двадцать человек (хоть и с большим трудом, да и не сензитивов, а так, немного лучше других) все же нашли.
   Я знала, что у меня есть некоторые "особые таланты", но что подойду для экспедиции, и предположить не могла. Итак, я попала в число двадцати "одаренных". Возможности отказаться от полета мне не дали. Так сказать, поставили перед фактом. Возражения не принимались.

2. Планета

   Сензитивы оказались, в основном, представителями интеллигенции. Во время полета начальник экспедиции Ден Менк (работавший ранее, кажется, в ЦРУ и при этом замечательно говоривший и понимавший по-русски) озаботился нашим физическим состоянием. В общем, скучать было некогда: месяц полета показался нам каторгой. Заодно мы прошли тестирование на воздействие физических нагрузок на неподготовленный человеческий организм в условиях космического полета революционным методом, правда, каким я сказать не могу: подписала бумагу о неразглашении. Когда попали на Сулоид, легче нам не стало. За день (сутки здесь длятся 28 часов) нужно было успеть поставить раскладной барак, который напоминал коробку из толстого пластика с одним окном, тамбуром и двумя дверями. Весь барак был одной большой комнатой, похожей на школьный класс.
   По планам, составленным светлыми головами на Земле, мы обязательно должны были провести ночь на Сулоиде. По рассказу уцелевших в первой экспедиции, первая ночь на планете -- самая опасная и самая важная. Спать нельзя ни в коем случае, а находиться нужно непременно в помещении. Двери и окна должны быть обязательно открыты (закрытые неведомая сила сносит, не церемонясь). В будущем предполагалось из этого барака сделать столовую, поэтому мы сразу расставили там столы и стулья. На этих стульях нам предстояло просидеть всю ночь, слушая (по предписанию психологов), как один из военных читал нам сказку, кажется, "Красная шапочка". Попробовали бы эти психологи сами побыть на нашем месте: от нудного голоса военного только еще сильнее хотелось спать.
   Я сидела на "первой парте", как раз рядом со столом читающего. За окном в это время бушевала гроза: лил сильный дождь, сверкали молнии. Грома почему-то слышно не было. Вдруг снаружи послышалась странная смесь негромкого воя с рычанием огромного зверя. От этого звука все мое тело будто завибрировало. Появилось чувство какого-то радостного подъема: хотелось петь, читать стихи. В моей голове громко звучали слова из "Властелина колец" Дж. Р. Р. Толкиена: "И невысоклик отважится взять проклятие на себя". Эти слова бесконечно повторялись, я даже перестала слышать бубнеж военного. Похоже, сама того не заметив, я повторила стихи вслух. Среди нас был полутелепат, которого звали Павел Павлов. Он постоянно цеплялся ко мне. Услышав стихи, он трагически закатил глаза и сказал (я была самой маленькой среди сензитивов): "Отважный невысоклик, не бери проклятие, надорвешься!". В это время я смотрела в окно, и отвечать на остроту не стала, даже голову не повернула. В луже перед бараком я увидела отблеск яркого пламени и закричала: "Смотрите, дракон!". Все сензитивы подбежали к окну и смотрели, как к бараку приближалось огромное огнедышащее чудовище. Верхом на нем восседал начальник первой экспедиции (помню его фотографии из газет), одетый по моде Конана-варвара.
   Военные, которые были с нами (человек пять, не больше), тоже смотрели в окно и, похоже, видели дракона, но пытались навести порядок. "Без паники! От молнии загорелось дерево! Здесь нет крупных животных! Нет никаких драконов!". Дракон, однако, отчет "Стайера" не читал, поэтому казался даже слишком материальным. Он подошел к бараку вплотную и наклонил голову к окну. Все остолбенели от страха, а я протянула руку и почти коснулась морды дракона, но он почему-то исчез. Я повернулась и посмотрела на ближайшего из военных (на того самого, который читал сказку). Он стал чем-то средним между человеком и драконом, этаким драконидом. Все остальные, похоже, тоже увидели такую метаморфозу, и в панике вся людская толпа бросилась прочь из барака. А я, наверное, потеряла сознание.

3. Второе рождение.

   Очнулась я внезапно, рывком. Первое, что увидела, было мое собственное лицо. Я, какая-то маленькая, серебристая и полупрозрачная, сидела на своем теле, казавшемся мне огромным. Тело оплетали проводки и трубки, мониторы у стены показывали какие-то разноцветные кривые. "Вот это да! -- подумала я. -- Значит, душа все-таки существует? И как, интересно, я оказалась вне тела?" Я попыталась "вернуться домой", но ничего не вышло. Я билась словно в стекло, даже звон слышала. Оставив бесплодные попытки, я снова села на свое тело и задумалась. Нужно было что-то делать.
   Из-за двери доносились чьи-то негромкие голоса. Я решила обратиться за помощью к людям и, оттолкнувшись от тела, плавно полетела к дверям. Затормозить вовремя я не успела (как и испугаться) и прошла сквозь дверь (!). Паника, охватившая меня вначале, стала постепенно отпускать. Мне даже начинало нравиться мое нынешнее воплощение: летать и проходить сквозь двери -- всегда было моей мечтой. Оказавшись в соседнем помещении, я, наконец, поняла, что нахожусь на корабле, доставившем нас к Сулоиду. Все помещение было загромождено приборами и экранами. Напротив двери перед приборами располагалось пять кресел. Занято было только два, значит, это обычная вахта, и мы все еще на орбите Сулоида. Я попыталась привлечь к себе внимание вахтенных, но они меня просто "в упор не видели". Так ничего и не добившись, я решила погулять по кораблю, может, удастся что-нибудь придумать.
   В коридорах было пустынно. Пройдя через несколько стен и уже совсем отчаявшись, я оказалась в комнате отдыха. Здесь расположились Ден Менк и сензитив, называвший себя Алданом (это сокращение от имени и фамилии; мне он иногда позволял звать себя Алексом). Алдан сидел за клавиатурой компьютера, похожего на обычный офисный. Колонки воспроизводили то, что печатал сензитив:
   -- Потом все побежали наружу, а Настя упала в обморок. Я хотел привести ее в чувство, но у меня ничего не вышло. Тогда я взял ее на руки и тоже вышел наружу. Там никого не было. Я обошел барак и так никого и не нашел. Тогда я пошел к челноку. Дежурные вышли мне на встречу, но я ничего не смог им сказать, просто вдруг потерял способность говорить. Пришлось кое-как объясняться жестами. Сначала они меня не понимали, потом -- не поверили. Двое ходили к бараку. А когда они вернулись, челнок сразу же стартовал.
   Понятно: Алдан рассказывает начальнику экспедиции, что произошло на планете. Я должна обязательно привлечь их внимание. Манипулировать с материальными предметами я не могу, но изменить ход потока электронов в разных платах компьютера (даже не зная принципа его работы) в моем теперешнем состоянии очень просто. А за эффектом я смогу наблюдать, подключившись к глазным нервам одного из собеседников -- смотря на мир его глазами. Сначала я хотела проделать это с Алексом, но вовремя вспомнила о его необычном свойстве: он "глухой" энергетический щит, "пробить" его "броню" невозможно (перед полетом его проверяли). Пока Ден уточнял детали, а Алдан коротко отвечал на вопросы, я создала изображение -- свой схематический портрет на экране компьютера. Получилось, конечно, не сразу, я даже чуть не сломала машину, но с каждым успешным шагом мне становилось все легче управлять компьютером изнутри. Выяснив все, что его интересовало, Ден сказал:
   -- Сразу, как только вы с Настей вернулись с Сулоида, я связался с Землей. А пока ты отсыпался, получил ответ. Учитывая наши меньшие, чем в первый раз, потери, нам приказано пока не возвращаться домой, а провести расследование и, по возможности, спасти людей. Если выяснится, что планета слишком опасна, наша экспедиция будет последней.
   Он хотел еще что-то сказать, но буквально онемел. Мой схематический портрет помахал ему рукой с экрана, а колонки произнесли:
   -- Привет. Это Настя.
   Ден справился с голосом, но вместо того, чтобы вежливо поздороваться с дамой, спросил у Алдана:
   -- Что ты делаешь? Настя в коме, и это -- не повод для шуток!
   Алекс отвернулся от экрана и посмотрел на Дена округлившимися глазами:
   -- Это не я! -- набрал он на клавиатуре.
   -- Ден, не ругай Алекса, он действительно ни при чем, -- вмешалась я.
   -- И как у тебя это получается? -- снова спросил Ден у Алдана, но ответила ему я.
   -- Я в компьютере, вернее, не совсем я, а то, что называют душой.
   -- Ну это уж слишком! -- возмутился начальник экспедиции. -- Прекрати эти штучки, сензитив хренов! Немедленно!
   -- Да я ничего не делаю! -- быстро отбил Алекс.
   -- Компьютер сам разговаривает, что ли?
   -- Не сам, конечно! -- снова встряла я. -- Я же вам говорю: я внутри. К сожалению, я больше никак не могу разговаривать с людьми и в тело вернуться тоже не могу!
   -- Вот это да! -- отпечатал Алдан, Ден молчал, крепко задумавшись.
   Итогом этих размышлений стал еще один глупый вопрос к Алексу:
   -- Ты, правда, ни при чем?
   -- Да!!! -- Алдан отвечал быстро, без колебаний.
   -- Поверь ему, пожалуйста, -- сказали колонки.
   В общем, еще через полчаса мне удалось наконец-то окончательно убедить начальника экспедиции, что его не разыгрывают. А когда прошел час, я смогла втолковать ему мой план выхода из сложившейся ситуации. Для начала, естественно, мне нужно было либо как-то вернуться в свое тело, либо обрести новое (на время). Для моих дальнейших действий подходил только второй вариант. Этот этап объяснения дался мне наиболее легко. Дальше было намного сложнее. Но мы все же пришли к согласию, что хуже уже не будет, а раз так, то будет только лучше и можно попробовать.
   Мне необходимо было стать для Сулоида "своей", родной. Хотя органика этой планеты почти не отличается от земной, но все-таки отличается. Поэтому свое новое тело я решила создать из листьев местных растений. Ден не верил, что у меня получится, однако, он сам вообще не знал, как выполнить приказ с Земли.
   Мне принесли, как я и заказывала, шестьдесят килограммов листьев. Это оказалась просто огромная куча! Листья свалили в специально приготовленный контейнер. Потом я попросила всех удалиться из комнаты отдыха (это самое большое помещение на корабле, поэтому оно наилучшим образом подходило для меня). Но Менк остался, не смотря на мои просьбы. Ему было очень интересно посмотреть и все-таки убедиться, не розыгрыш ли это.
   Я, не видимая глазу, подлетела к листьям и присела на край контейнера. Честно говоря, я и сама слабо представляла себе, что делать дальше. Поэтому я просто сидела и думала, какой бы я была, родись я на Сулоиде. При этом я смотрела на листья. Они были совершенно необыкновенные: ярко-оранжевого цвета с красными прожилками и мелкопильчатым краем. Потом появилось какое-то странное ощущение, описать которое в терминах нашего мира я вряд ли смогу. В этот момент передо мной прямо из кучи листьев потянулись нити желеобразной протоплазмы и начало возникать почти совсем прозрачное человекоподобное тело. От меня к этому телу протянулась не видимая людям "пуповина" и, практически сразу, я оказалась внутри этого "медузоида". По крайней мере, Дена с глупым видом и открытым ртом, я видела уже по-новому. Правда, зрение не сильно отличалось от обычного человеческого, возможно, я еще не разобралась в его особенностях, но это придет со временем. А пока меня охватила радость: у меня получилось, и я снова была жива. Я разглядывала свою новую оболочку, когда ко мне подошел Менк:
   -- Я совсем не знаю, что тебе сказать, -- было видно, что он потрясен.
   -- Скажи мне тогда, как я выгляжу? -- кокетливо осведомилась я.
   -- ...Ты даже немного похожа на себя прежнюю, но, знаешь, раньше ты мне нравилась больше, -- раздумчиво, очень медленно и осторожно, ответил начальник экспедиции.
   -- Значит, ужасно! -- я даже слегка приуныла. -- Но не будь ксенофобом! Похоже, разумная раса на Сулоиде выглядит именно так. Привыкай.
   Ден ошарашено в молчании смотрел на меня.

4. Первые шаги.

   Когда начальник экспедиции слегка оправился от ступора, он позвал в комнату Алдана, с нетерпением ожидавшего за дверью. Алдан, "мальчик квадратный", этакий мускулистый крепыш, хотя и довольно высокого роста, входил в комнату отдыха, крадучись, втянув голову в плечи. Похоже, ошарашенный вид Дена сильно насторожил его. Увидев меня, кокетливо выглядывающую из контейнера, он побледнел, и, казалось, был готов упасть в обморок.
   -- Здравствуй, Алекс! -- я улыбнулась. -- Ты не узнал меня?
   Услышав мой голос, сензитив побледнел еще сильнее, а его лицо приобрело зеленоватый оттенок.
   -- Похоже, тебе я тоже раньше больше нравилась, -- резюмировала я. -- Но, к сожалению, пока тебе придется привыкать к такому моему облику.
   Даже от такого сильного потрясения, как мой новый имидж, Алдан не обрел дар речи. Он молча смотрел на меня и мужественно пытался не потерять сознание. Менк освоился быстрее и снова принялся исполнять свою роль начальника экспедиции:
   -- Возьми себя в руки! -- прикрикнул он на Алдана. -- Так, наверное, могли выглядеть разумные обитатели Сулоида. Считай это первым контактом с неземным разумом. Привыкай, и долой ксенофобию!
   Потом Менк заставил Алдана принести мне зеркало и кое-что из моей прежней одежды: по габаритам я получилась такая же маленькая и худая, как раньше, старая одежда вполне могла подойти. Алекс вышел из комнаты отдыха с огромным облегчением, почти бегом. Пока его не было, я не вылезала из контейнера: прилегла на то, что осталось от листьев, и молча рассматривала свою новую телесную оболочку. Форма этого тела сильно напоминала человеческую: две ноги, две руки, голова и туловище, различаясь, разве что в деталях. Кожа казалась на ощупь теплой и немного шершавой, но была практически прозрачной (я бы назвала ее стекловидной кутикулой). Под кожей виднелась студенистая матовая масса (скорее всего, мышцы). Костей не наблюдалось и не ощущалось, но упругость и прочность тела сомнений не вызывала (в мышцах были каналы, заполненные жидкостью под давлением -- этакие гидравлические кости, а кое-где прощупывались и упругие роговые образования). Сгибаться я могла как душе угодно, а не по суставам, как привыкла. Из-за этого вначале у меня возникали некоторые трудности с движениями, но я все же быстро освоилась. Пальцев на руках и на ногах было четыре, а в остальном строение кисти и стопы визуально ничем не отличалось от человеческого. Я также успела убедиться и порадоваться, что хотя бы через мои новые студенистые мышцы не видно внутренностей, но вот отсутствие видимых половых признаков меня немного огорчило. Как написали бы в официальных документах: "на основании визуального осмотра" я смогла (более или менее приблизительно) отнести свое новое тело к классу головоногих моллюсков, хотя и удивительно высокоорганизованных и, даже, что еще более странно, сухопутных.
   Алдан отсутствовал довольно долго и вернулся медленней, чем уходил. Под мышкой он держал скатанное в трубку гибкое зеркало (кстати, из моей каюты!), понятно, что обычных зеркал мы с собой на корабль взять никак не могли. В руках сензитив нес ворох моей одежды (странно, вроде бы в моем багаже все лежало аккуратной стопкой...).
   Вместе с Деном Алекс раскатал и повесил на стену зеркало, одежду сложил в кресло у стены, а потом мужчины, не сговариваясь, вышли. Я осторожно (с координацией пока было трудно) вылезла из контейнера и встала перед зеркалом. Меня очень интересовало, что же так испугало Алдана в моем новом облике. Внимательно осмотрев себя, я поняла, что выгляжу не так уж и плохо: фантастических монстров из фильмов я напоминала только отдаленно. Я уже убедилась в этом, рассматривая тело, и очень (в душе) боялась увидеть лицо, но и оно напоминало человеческое. Я даже заметила некоторое сходство с собой прежней, как и говорил Ден. Правда, вместо волос были короткие тонкие красноватые щупальца, но если сильно не приглядываться, они вполне могли сойти за прическу (немного коротковаты, конечно, и все же это лучше, чем вообще голый череп или что там у таких "медузоидов"). Жаль, что не было бровей и ресниц, но при полном отсутствии волос где бы то ни было, это не удивительно. Зато глаза получились такими, как мне раньше мечталось: огромные, ярко-зеленые, на пол-лица (как у японских аниме). Невыразительные бледные губы немного портили впечатление. По-человечески улыбаться мне вообще не стоило: обнажались острые игловидные и весьма многочисленные зубы -- единственное, что, на мой взгляд, могло немного испугать огромного Алдана. Нос выступал вперед маленькой пимпочкой (как у привидения Каспера из мультфильма), даже имелись маленькие дырочки, но дышала я точно не носом.
   Закончив осмотр, я приступила к одеванию. Размер одежды подходил, но выбрать фасон было трудновато. В конце концов, перемерив всю принесенную Алданом одежду, я выбрала наиболее подходящий костюм. Потом я немного потренировалась перед зеркалом двигаться в новом теле. Когда стало получаться более менее сносно (примерно через полчаса), я была готова выручать своих... не могу сказать "друзей": большую часть исчезнувших военных я даже не знаю, как зовут. Сензитивов, в основном, я могу назвать по имени, общалась лишь с немногими. А таких, как Павел Павлов спасать от инопланетных монстров, вообще смысла нет. Спасать надо монстров, если еще не поздно: боюсь, они уже умерли от жуткого несварения.

5. Подготовка.

   Я пришла в аппаратную (комната рядом с рубкой управления, загроможденная всякой необходимой техникой). Здесь Алдан сидел, полностью расслабившись и закрыв глаза. Вначале мне даже показалось, что он спит. Ден, напротив, расхаживал из угла в угол, словно молодой отец, ожидающий рождения первенца. При моем появлении он сразу остановился и как-то слишком бодро сказал:
   -- Издали тебя можно даже принять за девушку. Очень хорошенькую...
   -- Не стоит меня успокаивать...
   Алдан открыл один глаз, подробно меня осмотрел и только тогда открыл второй глаз. Портативный компьютер, лежавший на коленях Алекса, вскоре (когда он что-то быстро отстучал по клавиатуре) монотонным голосом произнес:
   -- Искренне и полностью присоединяюсь к мнению начальства. Мое первое впечатление было ошибочным.
   -- Извинения приняты, -- улыбнулась я и тут же поняла, что сделала это зря: "малыш" (так называл Алдана Павел Павлов, завидуя истинно мужским габаритам Алекса) снова слегка побледнел.
   -- Теперь переходим к делу, -- Ден сразу стал серьезным, -- Что дальше?
   -- А дальше все просто: мы с Алексом снова отправляемся на Сулоид, и отбиваем наших у инопланетных монстров, если, во-первых, найдем их, и, во-вторых, будет что отбивать.
   --Да ты прямо рвешься в бой! Раньше я за тобой такой воинственности не замечал, -- Менк задумался. -- Знаешь, только в кино или в сказках двое героев могут победить множество врагов и спасти целую толпу беззащитных пленников. К экспедиции надо хотя бы немного подготовиться. Нужно время.
   -- Но времени нет! Если я не вернусь в человеческое тело в ближайшие семь дней, оно погибнет! А мне придется оставаться такой! Как я домой поеду в таком виде? Да меня даже мама родная не узнает! И еще неизвестно, как долго я протяну на земной пище. Обмен-то у меня немного другой!
   -- Убедила, -- Ден был внешне спокоен, но очень недоволен. -- Нужно спешить. Но высадку на планету назначим все же на завтра. Ночью там опасно. Нужно еще добровольцев подобрать вам в помощь, -- он уже рассуждал вслух.
   -- Мы пойдем вдвоем. Нас неведомая сила пощадила в первый раз и это, скорее всего, не просто так.
   -- Пощадила, конечно, -- Ден разозлился. -- Особенно тебя.
   -- А, может, так и должно быть? Может, я должна была поменять тело, чтобы мне было легче найти общий язык с местными жителями? А толпа твоих солдафонов нам всех монстров распугает!
   -- Но одного человека вы все-таки с собой возьмете! Вам необходим разумный человек, умеющий жить в полевых условиях.
   -- Нет. Ты нужен здесь! -- твердо заявила я.
   -- Полностью согласен, -- раздался монотонный синтезированный голос. -- От тебя страхом разит за три версты.
   -- А почему вы решили, что я себя предлагаю вам в попутчики? Мне еще отчитываться перед Землей. Нет уж. С вами пойдет Натали -- наш штатный врач.
   -- Ясно. Ты решил, что мы сбрендили, и приставляешь к нам врача!
   -- Нет. Натали, хоть и капитан медслужбы, но она очень интересуется ксенобиологией. Она будет изучать тебя, Настя, пока ты в этом теле, и если возникнут какие-то проблемы, сможет дать тебе разумный совет.
   -- Я все понимаю. Ее заслуги и увлечения делают ей честь, но нам она будет только мешать. Неведомая сила пощадила нас для чего-то, а ее планета еще не "знает". Нам снова может не повезти. К тому же, мы -- отборные сензитивы, лучшие из лучших. Мы сами справимся!
   Денис вдруг громко расхохотался:
   -- Ага! Лучшие! Да вы просто ничего толком не знаете. А "лучшие из лучших" -- это вообще я придумал, чтобы польстить вам и не дать отказаться от предложенной "чести".
   -- А теперь подробнее, -- сейчас злиться начала уже я.
   -- Объясняю. Я участвую в этом проекте с самого начала. Нам удалось быстро отобрать огромное количество прекрасных сензитивов, многим из которых вы и в подметки не годитесь. Но они оказались жуткими индивидуалистами, страшно неуживчивыми. Даже если бы мы взяли сюда всего несколько самых лучших (действительно лучших из лучших), то ваша "неведомая сила" нам бы уже не понадобилась: сензитивы либо поубивали бы друг друга, либо свели бы нас всех с ума. Поэтому мы отобрали более уживчивых и спокойных, хотя и в ущерб другим способностям.
   -- Так вот почему выбрали меня с такими скромными данными! А говорили: "Скрытые таланты, необходимые возможности для контакта". Но твоя Натали нам все равно не нужна!
   -- Она, как и я, тоже была в первой экспедиции. Только мне тогда пришлось остаться на корабле, а она высаживалась на планету и вернулась обратно. Так что "неведомая сила" и ее для чего-то приберегла.
   -- Это меняет дело. А почему она не пошла с нами в первую ночь?
   -- Ей пришлось остаться на корабле: приболел наш механик.
   -- Если она пойдет с нами, то кто же будет присматривать за моим телом здесь?
   -- Не беспокойся. Состояние стабильное. А если что, я смогу "тряхнуть стариной". Я ведь тоже врач.
   -- Кто бы мог подумать: такой с виду человек приличный и на тебе -- врач!
   -- За что же ты так врачей не любишь?
   -- Негативный опыт. И хватит об этом. У меня много дел: надо к экспедиции готовиться.
   Демонстрируя, что разговор окончен, я вышла из аппаратной и удалилась к себе. Вскоре ко мне зашла наша будущая соратница по спасению людей из плена злобных инопланетян -- Натали. Мы с ней заново познакомились, побеседовали, обсудили наши дальнейшие действия. Она, как и Ден, хоть и не являлась нашей соотечественницей, но так же хорошо говорила и понимала по-русски. Когда мы выяснили, что ее бабушка когда-то жила в России, перешли к главному: она ненавязчиво расспросила меня о моих ощущениях в новом теле, обследовала оба моих тела. В общем, мы сумели найти общий язык.
   Я не знала, могут ли спать мои сородичи-медузоиды, но я всю ночь размышляла о новой высадке на планету, что случится и чем все закончится. Утром я, однако, была бодрой и отдохнувшей, а выглядела намного свежее окружавших меня людей. Возможно, сон мне вообще не нужен. Утром большинство военных на корабле видело меня в первый раз, но держались они лучше Алекса: просто смотрели удивленно.
   Мы со своим скромным багажом погрузились в челнок и снова отправились покорять Сулоид. Говорят, третий раз -- волшебный: все просто должно получиться. Но в те минуты все мы были погружены в совсем не радужные размышления. С нами в челноке было пятеро военных -- наша "группа поддержки". Денис приказал им по прибытии разобрать и погрузить в челнок барак (сразу понятно, как сильно он верил в успех нашей экспедиции), а потом сидеть и ждать нашего триумфального возвращения или сигнала SOS.

6. Высадка.

   Дальше все было скучно и буднично: челнок приземлился, "группа поддержки" неторопливо и обстоятельно занялась бараком, а мы трое отправились, "куда глаза глядят". Мы совершенно не представляли, куда нам надо, и выбрали направление наобум. Сначала решили идти по равнине, заросшей оранжевой травой. Трава была высокая и шелковистая, как на земных лугах. Слева впереди, довольно-таки близко, виднелось розовое море с песчано-галечным пляжем. Вода приятного бледно-розового цвета простиралась до самого горизонта. А справа равнина почти незаметно полого поднималась, постепенно переходя в каменистые россыпи с реденькими кустиками все той же оранжевой травы, и у горизонта заканчивалась белоснежными горными пиками.
   Какое-то время мы шли по оранжевому лугу. Розовое море медленно приближалось к нам слева, а пологие горы -- справа. Постепенно луг превратился в узкий "язык", зажатый между морем и горами. Тонкая полоса луга как стрела или ровная дорога шла к горизонту. На обочине этой "дороги" всего в паре километров пред нами возвышалось странное образование, похожее на высокую ярко-голубую скалу с черным (словно обсидиановым) кубом в основании. При рассмотрении в бинокль голубая скала очень сильно напоминала средневековый замок с башенками и шпилями, а кое-где виднелись даже стрельчатые окна. Но как ни пытались, однако ничего напоминающего вход мы не увидели. Наверное, мешала пышная растительность, окружавшая "замок". Мы решили "держать курс" прямо на "замок". А пока мое второе "Я" тянуло меня к розоватой воде, Натали тоже очень хотела спуститься к морю. Алдан промолчал, потому что забыл взять с собой миникомпьютер, а говорить он пока еще не мог. Большинством голосов решили спуститься к воде. Алдан, насупившись, остался около вещей на границе между лугом и пляжем, а мы с Натали отправились к воде. Она была очень осторожна: сначала зачерпнула воды в пробирку и часть отлила в полевой химанализатор. Я не стала дожидаться результатов экспресс-анализа, сбросила свое легкое платье (на планете стояла погода, как у нас нежарким летом) и вошла в воду. Натали смотрела на меня с выражением удивления и ужаса одновременно, а потом вспомнила, что я -- не человек. Это ее успокоило: она даже ничего мне не сказала.
   Я немного поплескалась, напилась и вышла на берег. Натали меня дожидаться не стала: она ушла к нашей "стоянке" готовить обед. Когда я пришла, меня уже поджидал бокал горячего кофе (терпеть его не могу, но Натали этого не знала). Как только я взяла бокал в руки, тут же прямо из воздуха стало появляться странное существо. Именно "стало появляться", а не появилось сразу: сначала существо, плоское, будто вырезанное из бумаги, словно боком вылезло из какой-то прозрачной щели, а потом обрело объем. Даже если бы не странное появление, внешний вид существа очень удивил нас. В двух словах его можно охарактеризовать как "человекообразную амебу". Такое мог, забавляясь, нарисовать ребенок: круглая "клякса" с двумя ручками и ножками, огромным улыбающимся ртом и двумя радостными глазами. Существо было таким упитанным и даже жирным, что казалось странным, как ему удалось сплющиться при появлении. Поведение странного создания оказалось не менее оригинальным: оно подошло к расстеленной на траве скатерти и стало пробовать нашу еду! При этом оно постоянно бормотало: "Мна, мна, мна!", пока не дошло до кофе. После глотка кофе существо, бывшее до того приятного бледно-розового цвета, покрылось ядовито-синими полосами и стало что-то кричать на своем тарабарском языке. Только тогда мы заметили, что неподалеку сидит со скучающим видом еще одно существо, совсем не похожее на первое. Оно отдаленно напоминало больного ветрянкой утконоса с крыльями. Вся его розовая кожа была покрыта черными и темно-зелеными "камуфляжными" пятнами, а между ними изредка встречались кустики красноватого пуха. На его морде был всего лишь один глаз. Яйцевидную макушку опоясывал обруч. С обруча на специальном держателе свешивалась линза. Лапы были немного длиннее, чем у утконоса, особенно, задние, на которых существо ковыляло к нам, волоча передними огромный ящик. Подойдя ближе, пернатый открыл свой "чемодан" и что-то оттуда передал "амебе". Средство очень скоро подействовало, и оба существа тут же исчезли, так же постепенно, как и появились. Бокал с кофе они прихватили с собой (и я с большой радостью отдала свой Алдану).
   После обеда Натали "отправилась на разведку" к замку (по ее оригинальному выражению), а мы с Алданом остались на нашей стоянке дожидаться ее. Я решила воспользоваться случаем и побеседовать с ним:
   -- Алекс, нам надо поговорить.
   Он протянул мне листок из блокнота, там было написано: "Смешно. Ха! Ха!".
   -- Я не издеваюсь над тобой. В нашей экспедиции у меня сложились дружеские отношения только с тобой, а после той страшной ночи на Сулоиде ты, по-моему, стал избегать меня. Я помню, что ты не можешь говорить, но написать записку со словами поддержки ты можешь?!! Ты думаешь, мне хотелось стать именно такой? Я больше всего на свете мечтаю вернуться обратно в свое прежнее тело, но пока я вынуждена быть этим разумным кальмаром ты мог взять себя в руки? Думаешь, мне приятно, что ты при виде меня зеленеешь, будто или в обморок сейчас упадешь, или тебя стошнит?
   Слушая мою гневную тираду, Алдан что-то чиркал в блокноте, наверное, писал ответ. Но я вдруг услышала его тихий спокойный голос (хотя он вслух ничего не говорил!).
   "Что же мне ответить тебе? -- грустно размышлял Алекс, опять что-то вычеркивая в блокноте и переводя взгляд на меня. -- Что я терпеть не могу медуз после того, как в детстве получил на море страшный ожог? А, глядя на кальмаров, вспоминаю, как отравился ими и меня опять тошнит? А теперь еще моя любимая ...".
   Вот это сюрприз! Похоже, медузоиды могут слышать мыслеречь, адресованную им.
   -- Алекс, мне кажется, я слышу, что ты думаешь, -- он отвел глаза и густо покраснел. -- Ой!
   Последняя реплика относилась не к Алдану: кто-то осторожно взял меня за талию. Я резко обернулась. "Амеба", пробовавшая совсем недавно наш кофе, осторожно обнимала нас с Алексом. Практически мгновенно все вокруг изменилось. "Амебы" рядом уже не было. Мы находились в огромном зале из ярко-голубого камня, похожего на мрамор. Яркий свет проникал в стрельчатые окна. Напротив нас у другой стены имелось возвышение и нечто, напоминающее трон. К трону величественно (другого слова и не подберешь) шествовало существо, напоминающее пятиглазого трехметрового прямоходящего крокодила с человеческими руками и ногами. Алая мантия оставляла свободными только стопы ног и кисти рук. На голове ничего не было.
   "Вечный Император Ферхор Анр, -- услышала я чей-то вкрадчивый голос, который звучал у меня в мозгу, как и мыслеречь Алекса. -- Лон Сюльп -- министр наказаний", -- поклонился инопланетянин, который стоял рядом со мной. Как я сразу поняла, мы с ним относились к одному виду. Не считая, естественно, небольших индивидуальных отличий: его щупальца на голове были светло-желтыми и очень короткими, они напоминали прическу "ежик", а глаза, такие же огромные, как и у меня, -- ярко-голубые. Одет он тоже был не по земной моде, как я, а кутался в длинную мантию из черного короткошерстного меха с мелкими белыми и желтыми пятнами на длинных рукавах.
   Пока я разглядывала сородича, император уселся на трон и что-то оглушительно зарычал. Мы с Алданом переглянулись. "И что все это значит?" -- подумала я. "Жаль, что Ваша милость не понимает древнего языка анров, -- снова поклонился Сюльп. -- Но я к вашим услугам, Прекраснейшая", -- опять поклон. Император тем временем зарычал еще громче, чем в первый раз. "Переведите, пожалуйста", -- я тоже старалась быть вежливой. "Император радушно вас приветствует и выражает свое почтение всему вашему могущественному клану, -- я слегка поклонилась Императору, но Сюльп легко коснулся моей руки, останавливая. -- Это слишком большая честь, а вот вашему слуге не мешало бы поклониться". "Как хорошо, что Алекс не слышит нашего мысленного разговора", -- я едва сдержала улыбку и обратилась к Алдану вслух:
   -- Алекс, Император на троне хочет, чтобы ты ему поклонился.
   Алдан неуклюже попытался скопировать движения Сюльпа, который после этого потерял к нему всяческий интерес. Медузоид легонько взял меня под руку и медленно повел к трону, а Алекс решил пока остаться на месте. Сюльп проворковал что-то еще на каком-то неизвестном мне языке, но я не поняла его и покачала головой. Этот вполне человеческий жест он понял правильно. "Вы, наверное, прибыли издалека, если не понимаете языка Империи, -- произнес он мысленно. -- Что привело вас к нам в сопровождении такого странного слуги?". "Дело", -- коротко ответила я. До тронного возвышения мы дошли в молчании. У его подножия уже стояли диковинные существа: уже знакомые нам "амеба" и пернатый утконос, а чуть в стороне на хвосте, свернутом в пружину, покачивался черный меховой шарик с торчащими усами, шевелящимися передними короткими лапками и легонько подрагивающими шелковистыми ушами, по размеру больше напоминавшими крылья. Когда мы подошли, все синхронно поклонились. Сюльп что-то сказал всей компании, наверное, представил меня. А потом он указывал на каждое существо и называл его:
   "Трот Кешер О, -- так звали "амебу", -- Дегустатор Всей Огромной Империи, --добавил Сюльп мысленно, -- Секретарь А, -- медузоид указал на "утконоса". -- Вообще-то, он -- мой секретарь, но он постоянно ассистирует Троту, да и пишет ужасно, -- Сикхар РА, -- меховой шарик качнул своими огромными ушами в мою сторону. -- Министр по связям с миром обратной стороны", -- эта должность была мне совершенно непонятна, но предчувствие говорило, что этот Сикхар РА мне еще очень пригодится.
   После знакомства мы с Сюльпом поднялись по высоким ступеням наверх, ближе к трону. На предпоследней ступеньке стоял небольшой стульчик, куда он усадил меня, а сам сел прямо на ступеньку у моих ног. Император некоторое время внимательно и, как мне показалось, немного лукаво разглядывал меня, а потом проскрипел что-то совсем тихо (я, честно признаюсь, боялась оглохнуть от его рычания, сидя так близко). Сюльп тут же перевел: "Вначале мне хотелось бы узнать ваше имя, хотя бы повседневное". "А у вас что, и парадно-выходные имеются? -- не удержалась я, но, увидев еще более расширившиеся, чем обычно, глаза Сюльпа, исправилась. -- Шутка. Меня зовут Настя". "Странное имя...". Сюльп пересвистнулся с императором и снова мысленно обратился ко мне: "Поговорим о вашем деле". Тут уж я приложила все усилия, чтобы спасти пропавшие экспедиции, если это еще возможно. Я сказала, что я прибыла издалека, умолчав откуда, а то существо (я показала на Алдана) ищет своих сородичей, пропавших примерно год назад и позавчера. Когда Сюльп перевел мои слова Императору, тот негромко зарычал и удалился, оставив меня в полном недоумении. Министр наказаний разъяснил мне странное поведение правителя: "Скоро Большой Прием. Император должен успеть возродиться". Мне от такого объяснения стало еще более непонятно и очень любопытно. "Я пришла издалека и не знаю ваших обычаев. Что все это значит?" "Как странно... -- Сюльп выглядел задумчивым. -- Я объясню. Постараюсь покороче". Из его рассказа я узнала, что Ферхор Анр каждые сто семьдесят лет (другие расы живут гораздо меньше, поэтому не знают этого) уходит в горы, там умирает и в тот же день возрождается снова, только немного меньше ростом. В этот день устраивается Большой Прием: все празднуют и веселятся, как могут. "А почему это называется Большой Прием? Кого принимают?" "Пищу, -- Сюльп все больше удивлялся моей неосведомленности. -- Императору в День возрождения нужен радостный информационный фон". Я не стала более углубляться в тему возрождения Императора, хотя многое было мне любопытно. "Но как же мое дело? Почему он ушел?" "Император сказал, что, скорее всего, в вашем деле вам поможет Министр по связям с миром обратной стороны. И я тоже к вашим услугам..."
   Мы спустились со ступенек и подошли к пушистому шарику с огромными ушами. Сюльп прочирикал суть моего дела и Сикхар РА немного кивнул ушами. "Вы хотите отправиться к Пастухам-призракам прямо сейчас? -- спросил Сюльп. -- Лучше всего это сделать в темное время". "Мне это подходит, -- ответила я. -- Нам нужно вернуться за еще одним человеком". "Человек -- это сородич вашего слуги?" -- заинтересовался медузоид. "Он не слуга, а равный". "Древнему клану Прекраснейших прародительниц нет равных", -- глаза Сюльпа сверкали гневом. "Ваши сведения немного устарели, -- к сожалению, я ничего больше не смогла придумать. -- Но нам лучше снова перейти к делу". "Трот проводит вас туда, откуда забрал, а перед закатом снова приведет в замок. До встречи", -- Сюльп поклонился и куда-то ушел, а Дегустатор Всей Огромной Империи подплыл ко мне и галантно протянул ложноножку-ручку. Я положила свою руку сверху на вырост "амебы" и величественно, согласно этикету, пошла в компании Трота обратно через зал. Скучающий Алдан прохаживался там, рассматривая причудливую резьбу, украшавшую ярко-голубой камень стен. Когда он посмотрел на меня, немой вопрос был прямо-таки написан на его лице.
   -- Мы возвращаемся за Натали, -- пояснила я. -- А вечером мы, скорее всего, узнаем, куда подевались наши экспедиции.
   Как и в первый раз, Трот обнял нас и легонько прижал к себе. Окружающая местность изменилась буквально за пару секунд, перехода я не заметила. Отпустив нас, Трот исчез.
   Похоже, с момента нашего "ухода" прошло совсем немного времени: Натали еще не вернулась. Мы с Алданом присели на траву рядом с вещами, и я рассказала ему все, что поведал мне Сюльп. Услышав, что, по мнению медузоида, я происхожу из какого-то высокородного клана Прекраснейших прародительниц, Алекс опять надулся. Мне очень хотелось знать, что он думает по поводу произошедшего, но он замкнулся, направленной мыслеречи я не уловила.
   Как раз в это время вернулась Натали. Лицо ее раскраснелось. Она сразу же взахлеб стала рассказывать о своих наблюдениях. Оказывается, до замка примерно сорок минут спокойного хода. Замок окружает настоящий сад с беседками и фонтанами. Черное основание замка поднимается примерно на два метра над землей. Натали несколько раз обошла вокруг замка, но входа так и не обнаружила. Она отдыхала в саду, ходила между деревьями, заглядывала в беседки, но никого нигде не увидела.
   -- А вы не скучали без меня? -- весело спросила Натали.
   -- Нам было некогда: мы были в замке, -- ответила я.
   -- И вернулись раньше меня? -- было заметно, что Натали мне не поверила.
   Я все рассказала ей. Алдан тоже слушал, притворяясь деталью обстановки, и только в конце рассказа просто кивнул, подтверждая мои слова.
   --Это нечестно! -- Натали даже топнула ножкой (размера этак сорокового) от досады. -- Я иду к замку, хожу под окнами, а инопланетяне на меня ноль внимания, фунт презрения. Вы тут сидите, как приложение к багажу, а вас приглашают в гости!
   -- Успокойся, -- почти ленивым голосом перебила я гневную тираду. -- Сегодня вечером за нами опять придут и возьмут в гости всех.
   -- Ну, если так, я не сержусь, -- Натали снова улыбнулась.

7. Обратная сторона.

   Когда солнце Сулоида коснулось горизонта, к нам снова явился Трот. Мы заметили его, только почувствовав легкие прикосновения ложноножек. Он мягко обнял и нежно прижал всех нас к себе (теперь у него было три ручки) и мы снова очутились в тронном зале. Теперь здесь стояли длинные сервированные столы. Секретарь А и Сюльп сидели на скамьях, а чуть поодаль на лавке дремала, прикрывшись крыльями, огромная человекообразная бабочка. Трот, отпустив нас, опять куда-то исчез. Больше гостей пока не было.
   Сюльп, увидев нас, сразу же бросился проявлять гостеприимство. Алдана и Натали он подсадил к секретарю А и у них сразу же завязалось своеобразное общение: Алдан пытался объясниться с уродцем с помощью жестов и рисунков, а Натали, наблюдая за обоими, пыталась им помогать.
   Мы с Сюльпом сели поодаль и завели неслышную беседу о своем, "тарловском" (как я узнала от того же Сюльпа, раса медузоидов называется "тарлы"). В ходе нашего разговора мне приходилось больше слушать, чем говорить (что меня чрезвычайно устраивало), поэтому я существенно расширила свои знания о жизни Сулоида в целом и тарлов в частности. Например, сначала я думала, что "Лон" -- это имя Министра наказаний, а "Сюльп" -- что-то вроде фамилии. Потом выяснилось, что Лон -- это название его родной колонии (можно сказать фамилия). Еще я незаметно расспросила собеседника о своем "родном" клане Прекрасных прародительниц. Из его восторженных восклицаний (которые, оказывается, неплохо слышны в мыслеречи) и пересказа древних легенд, мне удалось выделить любопытный смысл. Считается, что тарлы произошли от одного клана, где все были зеленоглазыми (глаза у них зовутся "тэрлны", язык сломать можно!) и краснобуягрловыми (тонкие щупальца на голове, напоминающие волосы, называются "буягрлы"), но почему-то постепенно все стали голубоглазыми и светленькими. Тарлы верят, что Прекрасные прародительницы до сих пор живут где-то в далекой стране и в тяжелые дни (а сейчас у тарлов как раз проблемы с воспроизводством) обязательно придут на помощь своим потомкам. Но это мелочи, которые были мне любопытны, однако, к делу отношения не имели.
   Больше всего меня, конечно, интересовал Мир обратной стороны. Поэтому, вежливо выслушав все вышеизложенное, я поинтересовалась, куда подевался Сикхар РА. Мой собеседник туманно намекнул, что Министр по связям с миром обратной стороны занимается своими прямыми обязанностями. А затем Сюльп снова стал настойчиво выяснять, не собираюсь ли я организовать новую процветающую колонию, и не нужен ли мне "приближенный для касты первого дома". Признаюсь честно, что это за такой приближенный я не поняла, но чтобы не обидеть Министра наказаний ответила: "Я сейчас путешествую, накапливаю мудрость. Когда решу остановиться и основать колонию, обязательно возьму вас самым главным приближенным в касту первого дома". Кажется, я угадала правильно: Сюльп просто сиял от удовольствия.
   Огромная бабочка, дремавшая на лавке, уже проснулась и присоединилась к Алдану, Натали и секретарю А. В этой небольшой компании, по-моему, даже завязалось какое-то подобие беседы. В стрельчатых окнах уже были видны первые яркие звезды, а Сикхар РА все не появлялся. Повышенная разговорчивость Сюльпа грозила совсем утомить меня, когда к нам неслышно подошел Трот. Некоторое время Министр наказаний и Дегустатор о чем-то чирикали, а потом Сюльп обратился ко мне: "Сикхар РА договорился с Призраками. Он ждет вас на границе миров. Трот проводит вас". "А как же мои спутники?" -- недоуменно подумала я. "Им придется подождать здесь". "Почему?" -- я не могла понять. "Призраки объяснят Вам". Что ж, пусть Алекс и Натали дальше наслаждаются беседой, а все самое главное придется делать самой. Я не стала выяснять ничего больше, и Трот просто перенес меня в нужное место.
   Похоже, мы все еще были в замке, но теперь стояли на площадке, от которой начиналась лестница, ведущая вниз, куда-то в подземелье. Где-то на уровне третьей ступеньки все тонуло в сером колышущемся тумане, дальше лестница казалась зыбкой, какой-то призрачной. Рядом с нами на площадке сидел на своем пружинистом хвосте Сикхар РА. Трот, отпустив меня, тут же исчез. Сикхар РА запрыгал на хвосте к лестнице. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Мы практически одновременно вступили в колышущийся туман, и... мир изменился: стал каким-то серым, наполнился неясными шорохами и шепотками. На уши что-то давило, будто я была под водой. Я взглянула на Министра и изумилась еще больше: у него появились глазки-бусинки и маленький ротик. Я тоже изменилась: теперь я снова выглядела, как человек!
   Лестница закончилась в каком-то странном парке. В колышущемся тумане неясно проступали очертания каких-то невообразимых растений и построек. Пока я разглядывала окружающий вид, Сикхар РА куда-то исчез. Что-то заставило меня оглянуться: сзади ко мне приближалось нечто, напоминающее привидение, какими их рисуют в мультфильмах. Серая тень остановилась в нескольких шагах от меня и заговорила на нормальном человеческом языке слегка шелестящим глухим голосом:
   -- Ты пришла за своими сородичами?
   -- Да. Откуда вы знаете?
   -- Нас предупредили.
   -- Мне сказали, что вы можете мне помочь найти экспедиции, пропавшие год и несколько дней назад.
   -- Они были у нас.
   -- Все?
   -- Сейчас осталась только последняя экспедиция. А тех, что мороды забрали прошлый раз, мы уже давно возвратили.
   -- Куда?
   -- Домой. На Землю.
   -- Но их нет на Земле!
   -- Ошибки быть не могло, но все же лучше нам разобраться с этим подробнее. Мы соберем Совет Пастухов. Следуй за мной.
   После этих слов зыбкая тень легко поплыла к ближайшему странному строению. Я пошла следом. Вблизи то, что показалось мне постройкой, оказалось чем-то вроде живой изгороди, состоящей из растущих очень близко друг к другу деревьев необычного вида. Тень легко просочилась через стену деревьев, а я остановилась рядом, не зная, что мне делать. "Привидение" выглянуло обратно и поманило меня к себе. Я подошла ближе. Ветви деревьев раздвинулись и я прошла внутрь этой своеобразной беседки. Множество колышущихся теней шевелилось вокруг. Они о чем-то беседовали на незнакомом мне языке. Постепенно и незаметно количество теней все увеличивалось, шепотки становились все громче. Мне трудно было даже сосчитать Призраков, речи их я также не понимала, но Совет, похоже, шел своим чередом. Один из Пастухов, наверное, видя мое отчаянье и скуку, придвинулся ко мне поближе.
   -- Я вижу этот "театр теней" скоро совсем убаюкает тебя, -- заговорил Призрак (совсем как человек!) -- У тебя сонный вид. Я знаю, как разумно-телесные воспринимают нас. Совет продлится еще довольно-таки долго. К тому же разведчики недавно ушли проверять Пути и Миры. Я тебе все объясню... потом. А пока хочу узнать новости ваших миров. Скучно нам тут, знаешь ли... Одни Мороды вокруг...
   Я очень подробно рассказала Призраку о Земле, о своем деле. Но и сама я узнала много нового. Оказывается, Пастухи-Призраки выращивают и пасут Мородов -- это особые полуразумные существа, похожие на огромные клочья темно-серого тумана. В плотном мире Сулоида они собирают органику для роста и размножения, а размножаются и общаются здесь (в Мире обратной стороны). Когда приходит время, в некоторых Мородах развиваются "зачатки", из которых потом могут "родиться" новые Мороды. Но чтобы это произошло, зачатки нужно "оплодотворить". А для этого в Мороде должен определенное время пробыть хотя бы один лельг (так называется раса Сикхар РА). Так раньше и шло все своим чередом, но последнее время количество лельгов катастрофически упало. А в том году их стало совсем мало, а зачатков Мороды образовали на удивление много. Призраки пытались уговорить помочь Мородам другие расы Сулоида, но ничего не вышло. Ни одна раса Мородам не подошла! А тут, как подарок судьбы -- экспедиция с Земли. Люди прекрасно подошли! Правда, их пришлось "убаюкать" -- усыпить и в состоянии такого сна держать в Мородах. Когда оплодотворенные зачатки тронулись в рост, мы готовы были отпустить людей, но корабль уже отбыл на Землю. Экология Сулоида немного отличается от земной: люди могли погибнуть. Поэтому Призраки отправили их через Серый коридор (Путь) домой на Землю. Дело в том, что все миры связаны Серыми коридорами, где жить и путешествовать могут только Призраки, а Мороды еще и переправляют кое-кого. Правда, на такие перевозки "телесных" по этому Серому миру Призраков нужно много энергии. Но Пастухи не посчитались с затратами: загнав несколько отменных Мородов, они переправили людей на Землю.
   И вот (опять в сезон размножения!) на Сулоиде вновь появилась экспедиция с Земли. Мороды, почуяв людей, просто "потеряли голову". Призраки не успели ничего предпринять, а Мороды уже схватили вторую экспедицию. Сейчас идет "инкубационный" период -- через несколько дней все похищенные члены второй экспидиции, живые и здоровые, а также хорошо выспавшиеся, вернутся назад.
   Когда мы дошли до этого пункта нашей содержательной беседы, как раз вернулись разведчики и присутствующие на Совете Призраки заметно оживились. Их шелестящие голоса напомнили мне ливень в лиственном лесу.
   Мой говорливый сосед "навострил ушки" и какое-то время слушал обсуждение молча. Когда мне это надоело, я настойчиво потребовала объяснений:
   -- Где же первая экспедиция? Что говорят разведчики?
   -- Люди на Земле. Уже давно.
   -- Но у нас их нет!
   -- На соответствующей Земле!
   -- ?!! >
   -- Да... По-моему тебе что-то неясно, -- Призрак правильно понял мое молчаливое недоумение. -- В нашем пространстве и времени Сулоиду соответствует другая Земля! А там, где существует ваша Земля, Сулоида нет! Ваша первая экспедиция попала к нам из-за непонятного сбоя. Потом Мороды закрепили этот сбой. Но связь с "правильной" Землей еще не утеряна, только немного ослабла. Поэтому мы туда отправили вашу экспедицию...
   -- Ну так верните их обратно! Или вам жалко энергии?
   -- Нет, но теперь вернуть людей еще сложнее. Почти следом за "возвращенными" людьми в этот мир сбежал и один Мород. Люди не успели прийти в себя и разбрестись. Они были снова пленены Мородом. Несколько зачатков тех дней уже успели вырасти и готовятся к размножению.
   -- Что же мешает вам их вернуть?
   -- Люди того мира. -- ?!!
   -- Наш Мород "портит" какую-то их плантацию. "Аборигены" пытались его прогнать. Некоторые теперь "грезят" внутри. Нужно произвести отбор, чтобы не таскать лишний "груз" к нам. К тому же, с помощью разнообразных физических воздействий этим людям удалось отделить некоторых малышей-Мородов. Над ними проводят какие-то жестокие эксперименты... В общем нам проще сначала кого-то из вас отправить туда для предварительной подготовки, а потом забрать ваших людей.
   -- Кстати, а для чего вы разводите Мородов?
   -- Как для чего? -- в шелесте Призрака я явно услышала недоумение. -- Это наша пища!
   8. Трансзверинец.
   Когда Лео Пард (в паспорте -- обычном, как у всех -- он значился как Леонид Петрович Ардов, но требовал называть себя только сокращенно) пришел в офис, никто не заметил. Он, скорее всего, как все кошки, просочился в дверь вместе с кем-то из сотрудников. А потом, мягко ступая, пришел в свой любимый темный угол с мягким ковриком, свернулся калачиком и прикрыл свои огромные желтые глаза. Похоже, уснул.
   Собственно, леопардом он мог называться только из-за размера, если не считать пушистого хвоста, длинна его тела составляла немногим более полутора метров. По окраске и всему своему облику Лео был обычным котом: гладким, короткошерстным, белым с серой спинкой, черными ушами и хвостом. Сегодня никто опять не видел, как он пришел, но когда запах винного перегара с резкой примесью валерьянки распространился по комнате, все служащие, не сговариваясь, посмотрели в темный угол. Аня Сметкина, как всегда, вздохнула и покачала головой. И было отчего: Лео выдавал свои редкие, но обильные погружения в бутылку за приступы тоски, вызванные отказом Ани во взаимности. А, приходя днем в офис и отдыхая в темном углу после возлияния, он специально напоминал Ане о ее жестокосердечии.
   Аня -- двадцатипятилетняя разведенная сотрудница, как раз находилась в поисках "подходящей партии". Она, конечно, жалела Лео, даже чесала ему за ушком и гладила его огромную голову, но на предложение "лапы и сердца" отвечала отказом. "Из-за наличия на лапе острых когтей, а на теле слишком большой пушистости" -- аргументировала девушка.
   Лео от отчаянья был готов обриться налысо и спилить когти до основания, но Аня сказала, что лысый кот -- еще ужаснее, с ним стыдно будет даже рядом стоять. И бедняга смирился... со своей внешностью, но не с отказом.
   Работал он в офисе охранником, обычно, в ночную смену, хотя имел неплохое образование, но писать и работать на оргтехнике ему было трудно. Поэтому свой ум и знания он использовал только, помогая с отчетом служащим, особенно Ане. Днем он приходил в офис, чтобы увидеть ее. Поговорить с ней, выпить чаю. Иначе он мог бы отоспаться у себя в небольшой, но уютной квартирке неподалеку от офиса.
   В общем, была у Лео Парда обычная человеческая жизнь. Он даже в армии, в свое время, служил. Правда призвали его только после того, как Лео полностью прошел процесс "предопределенной трансформации". Когда генетически обусловленные мутации полностью изменили его тело и он из обычного юноши превратился в трансзверя.
   О том, что трансформация произойдет, родители его знали очень давно: сразу после рождения сына они согласились провести качественный анализ на гены трансформации. Подобная решительность объясняется просто: они не ожидали положительной реакции.
   Особо любопытные или слишком ехидные (из тех, кто узнавал про службу в в армии) сразу же задавали вопрос: "В каких частях?". Ведь есть служебные собаки, но служивые кошки -- это уже перебор! Правда, услышав в ответ: "Серый полк", ехидство и любопытство мигом улетучивалось.
   Причины подобных реакций мне, честно говоря, не очень понятны: всем известно, что ирсы (подобные Лео Парду "трансзвери" -- правда, чаще все же собаки, иногда медведи, совсем редко птицы, еще реже ННЗ -- неизвестные науке звери.) служат отдельно от людей. Правда, обычные воинские подразделения ирсов зовутся черными. Серый полк, -- в народе именуемый звероспецназ, -- единственный. Сюда берут лучших, отборных. Они обычно остаются служить дальше и добиваются высоких званий или учат себе подобных. Тех, кто все же возвращается домой, берут, особенно, в охрану, не задумываясь. Ведь один "Серый" ирс стоит десяти человек. К тому же ирсы никогда не воруют, а врать для них так же легко, как людям, без подготовки, ходить по раскаленным углям.
   В отличии от людей, ирсы обычно несклонны к пьянству и наркомании. Пьющих среди ирсов за небольшую их историю можно прочитать по пальцам одной руки. Да и какой интерес: особого удовольствия и влечения к алкоголю они не испытывают. Но большой науке не было дела до подобных мелочей.
   Проснувшись через несколько часов, ближе к обеду, Лео Пард, как и любой ирс, был свежим и отдохнувшим. Запах перегара улетучился, похмелья тоже не было. Как обычно, Лео Пард испытывал только некоторую жажду. Поэтому он прошел за ширму, стоявшую рядом с ковриком в темном углу. Вскипятил воду, заварил чай по своему особому рецепту, от которого все служащие приходили в восторг и , почуяв аромат "зверочая", заходили даже из соседних кабинетов.
   На этот раз первой в "обеденный уголок" за ширму пришла Аня Сметкина. Она присела на единственный стул и отхлебнула из своей чашки, закрыв глаза от удовольствия. Лео Пард уже управился со своим чаем. Теперь он с громким мурлыканьем подошел к Ане и просунул свою пушистую голову под ее руку, свободно лежащую на столике. Аня почти машинально потрепала его за ушком. Она была необыкновенно задумчива, молчала.
   Сию молчаливую идиллию нарушила начальница подразделения госпожа Пургаева, неожиданно решившая проверить, чем занимаются подчиненные. Естественно, Алине Николаевне совсем не понравилось, что Аня "распивает чаи" в неположенное время. Лео, находившийся в офисе не в свою смену, возмутил Пургаеву гораздо меньше. Она как раз собиралась отчитать уединившуюся парочку и даже гневно посмотрела на Аню всеми тремя близорукими глазами (очки ей изготавливали по спецзаказу), но ей помешала сотрудница, пришедшая из соседнего кабинета за "зверочаем": от такой наглости третий глаз Алины Николаевны чуть не вылез ( хотела сказать "на лоб", но это было неверно: он и так находился на лбу) из орбиты.
   Сотрудница, дама слегка послепенсионного возраста, не обратила на гримасы начальства никакого внимания: молча налила заварки в бокал и, также молча, удалилась.
   -- Безобразие, -- шумно выдохнула едва не лопнувшая от гнева, начальница удалилась.
   -- Ну вот, -- Аня готова была расплакаться, -- дочаевничались! Теперь меня еще с работы выгонят!
   -- Это вряд ли... -- промурлыкал Лео, жмуря желтые глаза. -- Предупредят, накричат, пригрозят уволить, лишат чего-нибудь в деньгах, а потом постепенно забудут. Не бери в голову! -- Лео нежно погладил анино плечо мягкой лапкой с втянутыми когтями. -- А... еще забыл: нас будут некоторое время называть разгильдяями, -- хмыкнул он, пытаясь рассмешить девушку, но она впала в еще большую задумчивость, чем до визита Пургаевой. Оставив бесплодные попытки, Лео ушел снова в свой любимый угол. Он решил опять вздремнуть и так скоротать время до визита к начальству.
   Время действительно пролетело быстро: не успел Лео закрыть глаза, как его уже трепала за ухом Аня, пытаясь разбудить. Лео Пард тут же бодро встал и пошел за Аней. Шел он на четвереньках, но перешагнув порог кабинета Пургаевой, легко встал вертикально и взял Аню под руку.
   В начальственном кабинете во главе длинного стола (здесь проходили совещания) сидел Большой босс(сокращенно среди подчиненных Бб), а хозяйка кабинета скромно притулилась справа. Бб быстро окинул взглядом вошедших и спросил:
   -- Серый полк?
   -- Да, -- спокойно ответил Лео, также не здороваясь.
   Аня вообще растерялась и просто хлопала огромными ресницами.
   -- А девушка?
   -- Рядовой сотрудник, -- ответила за Аню Пургаева.
   -- Я упросил Анну уделить мне несколько минут, но выбрал неподходящее время для объяснения в любви.
   -- То есть? -- Бб очень удивился.
   -- Я хочу жениться.
   -- Даже так?!!
   -- Но такого разгильдяйства больше не будет, -- Лео говорил, скромно потупив злаза. -- Анна мне ответила отказом.
   -- Они нам подходят, -- Бб обращался уже к Пургаевой.
   -- Простите... -- одно ухо Лео повернулось в сторону Бб.
   -- Нам нужно...
   -- Если вы уже объявили нам выговор, то мы уходим. Мне еще нужно помочь Анне закончить в срок отчет.
   -- Как это? -- Бб был сбит с толку подобной наглостью.
   -- У меня красный диплом по той же специальности.
   -- Отчет сделают другие, -- Алина Николаевна прищурила свой дурной третий глаз. -- Вы будете выполнять другое, более важное задание.
   -- Не будем.
   -- Но вы же еще ничего не знаете, а уже отказываетесь!
   -- Слухом земля полнится. Я не буду участвовать в вашей авантюре, -- Лео был тверд и спокоен, как каменный сфинкс.
   -- В таком случае, -- Бб был просто взбешен, -- на днях ждите повестку малого суда.
   -- За чай вне обеденного перерыва не судят, даже малым судом, -- хмыкнул Лео.
   -- А за чай с покой-травой судят!
   -- Мне нечего бояться: я не торгую покой-травой и не вызвал ни одной зависимости. К тому же, эта трава -- лекарство и легкий тоник, как кофе, а не наркотик. Все люди, просившие моей помощи, адекватны и, вы можете проверить их медкарты, достигли исцеления. Некоторые уже не пьют моего чая.
   -- Суд разберется!
   -- Боюсь, я буду вынужден на суде рассказать вашу печальную историю, которая, пожалуй, пойдет на рассмотрение в Суд Фармации.
   -- Это шантаж?!! Вам ничего не известно!
   -- Я редко говорю зря, -- Лео немного сощурил свои желтые глаза, а уши прижал к голове -- он тоже был разгневан, -- Я многое слышал и знаю, кого привлечь и на кого нажать, чтобы все узнали, что вы исцелились, но обрели очень сильную зависимость от покой-травы. Я, честно говоря, вас не понимаю: ну переломало бы вас и все -- свободен. Нет, вы завели даже небольшую плантацию в Прибалтике!
   -- Хватит! -- Бб даже легонько стукнул кулаком по столу. -- Свободны. Мы обратимся к кому-нибудь другому. Но вы можете передумать и все же выслушать меня.
   -- Я не связываюсь с пок-зависимыми людьми.
   -- Я одного не могу понять: зачем вам было лечить сотрудников? Ведь вы даже денег с них не брали, а покой-трава очень дорогая...
   -- Для людей, -- уши Лео заняли обычное положение, глаза расслабились. -- Я -- ирс из Серого полка, целитель. По своим каналам я могу достать сколько угодно покой-травы и распоряжаться ей, как хочу: ведь ирсы не привыкают к ней, как и люди, при правильном курсе лечения, конечно. Я могу идти?
   -- Конечно, -- Бб был задумчив.
   Лео повел ничего не понимающую Анну из кабинета. Во время разговора он держал ее под руку, так они и вышли. В коридоре Лео отпустил Аню и снова встал на четвереньки.
   Когда они дошли до ближайшего угла в коридоре, Аня остановила Лео:
   -- Подожди. Я ничего не понимаю. Что случилось? Почему ты отказался, даже не зная, в чем дело?
   -- С какого вопроса мне начать отвечать? Я стараюсь не связываться с зависимыми, поэтому ни знать, ни слушать ничего не хочу. Я шкурой своей чую: дело тухлое. Нас, конечно, могут прижать к стенке: меня заставить выполнить это их задание, а тебе, скорее всего, придется уйти отсюда -- ты слишком много слышала.
   -- Ну это, как раз вряд ли: меня легче контролировать и, если что, заткнуть рот, пока работаю здесь.
   -- Признаю: так им может быть удобнее. Значит, тебе пока можно не беспокоиться. Давить будут на меня. Что ж, поживем -- увидим! -- Лео махнул хвостом и пошел дальше по коридору. Аня, нехотя, пошла следом: ее ожидал жуткий и срочный отчет.
   Лео и Аня вернулись в кабинет, но закончить с отчетом не получалось: у Ани никак ничего не сходилось, а Лео совсем ей не помогал -- думал. Аня, совсем отчаявшись, попыталась растолкать задумчивого Лео, но он просто встал и ушел. Его очень беспокоил разговор с Бб, поэтому он решил посоветоваться с Анастасией Викторовной Хвостовой, своей бывшей наставницей.
   Она была одним из четырех тренеров по боевым искусствам в Сером полку. За свою тридцатидвухлетнюю жизнь Настя (так ее звали почти все знакомые ирсы и некоторые люди) успела многое пережить.
   Она была уникумом даже в этом генетически перекошенном мире. Изначально все в ее судьбе складывалось, как у большинства нормальных ирсов: в шестнадцать лет из стройной и пластичной девушки она, почти безболезненно, превратилась в огромную черную кошку. Закончила школу, институт, стала работать в полиции. Но проработала она недолго -- около трех лет, когда во время задержания банды (в перестрелке) была сильно покалечена. Врач, собравший настину грудь буквально из лоскутов (правая грудная железа была покрыта шрамами, а левую пришлось удалить) удивился, как она вообще осталась жива, да и бандитов их группа все-таки задержала.
   Оправившись от ранения и уволившись из полиции, Настя не долго обдумывала житье -- перешла в армию. Ее взяли в Серый полк тренером по боевым искусствам. Прошло совсем немного времени после ранения и организм Насти вдруг отреагировал на этот стресс: она снова изменилась, стала почти обычной женщиной. Правда, новая левая грудь у нее так и не выросла, да и шрамы тоже никуда не делись. От кошки у нее тоже кое-что осталось: не только пластичность и скорость реакции, но и втяжные когти на руках и ногах, большие круглые глаза с вертикальным зрачком и "ушки на макушке". Прическа "каре" только подчеркивали кошачьи черты.
   Такое превращение сильно подкосило настино здоровье и она приняла решение уйти из армии. Лео пришел служить практически одновременно с Настей. Он стал одним из первых ее учеников не только по времени. Его хотели сделать тренером после ухода Насти, но он, отслужив положенный срок, тоже ушел.
   Настя почти сразу же после ухода из армии устроилась начальником службы безопасности в фирму "@$^%&*". Лео, через ирсовский клуб Волгинска нашел Настю и она порекомендовала его в ту же фирму. Так началась их дружба: Лео частенько приходил к ней советоваться (хотя Настя была старше его лет на шесть, не более). Вот и на этот раз Лео больше не у кого было спросить совета по такому щекотливому делу.
   Оставив Аню горевать над отчетом, Лео пришел к Насте. Настя уже кое-что слышала о деле Бб, но, по просьбе Лео, взялась выяснить еще больше и составить целостную картину. На этом и разошлись.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"