Халтурина Наталья Валентиновна: другие произведения.

Сквозь стены миров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возможно, я не совсем уверен, это фанфик на "дозоры" Лукьяненко. Использовались и мои персонажи.


   Халтурина Н. В.
  
   СКВОЗЬ СТЕНЫ МИРОВ...

Пролог

   О новых странах и ветрах
   Мечтаю я во сне...
   Н. Халтурина "Путь снов".
   Родные звали ее Малышкой, хотя в свои пятнадцать эктольских лет она уже была выпускницей школы. Ростом её тоже природа не обидела: она уже почти "догнала" маму. Но родители, похоже, как и везде, будут считать её ребенком до самой старости.
   С завтрашнего дня в школе начинаются последние перед выпуском каникулы. За неделю до каникул наставники рассказали и показали будущим выпускникам как пользоваться Провалом. Путем несложных размышлений и сочетания сил Провала и магического шара ей удалось обнаружить не только Перекресток (а, попросту, Землю, и ещё добавлю, все ученики, обычно, обнаруживают Землю самостоятельно), но и самого Пэла-летописца! Того самого, который написал "Легенду" и "Пути пилигримов". Она несколько вечеров наблюдала за ним, не понимая его манипуляций с каким-то странным, совсем не круглым, магическим шаром, и не решаясь воспользоваться Провалом. Но потом не выдержала и решила шагнуть. Перенос был практически мгновенным. Она почти ничего не почувствовала, потому что зажмурилась от страха.

*1*

   -- Пап, а вампиры бывают?
   -- Нет, сынок, это фантастика, -- сказал эктол своему сыну.
   По мотивам телевизионной рекламы.
  
   Алекс сегодня сильно засиделся за компьютером. Некому было напомнить ему, что пора спать: Настя в командировке, а родственникам жены на него наплевать. Совесть тоже молчала: с завтрашнего дня начинается отпуск и можно будет поспать подольше. Сегодня он много напечатал из "Путей пилигримов". Теперь можно спокойно дочитать "Ночной дозор", а там и укладываться спать.
   Стрелки часов приближались к двум часам ночи, когда Алекс почувствовал на себе чей-то взгляд. Обернулся, надеясь, что померещилось. Но на соседнем стуле сидел незнакомец. Сразу Алекс заметил его странные глаза: совсем человеческие, только с совершенно красной радужной оболочкой. В остальном ночной визитер был почти обычным подростком неопределенного пола: коротковатые темные взъерошенные волосы, загорелая кожа, угловатая, слегка сутулая фигура. Эктола в нем выдавали не только глаза: пальцы были длиннее на фалангу, а на шее, прикрытой воротом необъятного свитера, располагались почти незаметные зигзагообразные ядовитые железы.
   -- Я -- Мэл, -- представился гость хрипловатым голосом
   Что говорить дальше, парень не знал и смотрел на Алекса с неподдельным восхищением.
   -- А я...-- хотел представиться тот в ответ, но эктол остановил его:
   -- Ты -- великий Пэл-летописец, некоторые Толкователи приравнивают тебя к богам.
   Видеть ожившего героя своих рассказов в собственной комнате было весьма необычно, но узнать, что на Эктоле ты -- почти бог, это не лезло уже ни в какие ворота!
   -- Нет, -- мягко возразил Алекс, -- на Земле меня зовут Алекс и я совсем не бог.
   -- Скорее всего, пока не бог, -- задумчиво сказал Мэл.
   "Пусть будет так", -- подумал Алекс и возражать больше не стал. Чтобы просто продолжить беседу, он спросил:
   -- Значит, всё, о чём я пишу, было на самом деле?
   -- Будет...
   -- Интересно, а мир Дозоров существует?
   -- Что это за мир?
   -- О нём я сейчас читаю.
   -- По своему странному магическому шару?
   Алекс ничего не стал объяснять про компьютер, только предложил:
   -- Хочешь почитать со мной?
   Эктол встал со стула ("А роста он ещё небольшого, по плечо мне будет", -- подумал Алекс), подошел поближе к монитору и встал за спиной Алекса. Человек почувствовал, как по спине побежал противный холодок, и только сейчас отчетливо осознал, что этот малыш принадлежит к очень опасной расе энерговампиров, при случае плюющихся ядом и питающихся в основном сырым мясом. Мэл внимательно посмотрел на монитор и отошел, снова примостившись на облюбованном стуле.
   -- Я читаю только на гэнэ, -- сказал он.
   -- Но говорим-то мы по-русски! -- удивился Алекс.
   Мэл только пожал плечами. "Придётся объяснять", -- подумал Алекс.
   -- Я читаю повесть "Ночной Дозор". В ней говорится о мире, очень похожем на мою родную Землю. Но люди здесь делятся на обычных и Иных. Иные -- это люди с особыми магическими способностями. Они бывают Тёмные и Светлые. И те, и другие берут энергию от простых людей: Тёмные забирают горе, боль, тоску и тогда несчастий становится больше; Светлые "потребляют" радость и счастье, которые при этом исчезают. Все Иные способны проникать в Сумрак -- параллельный мир, берущий за это энергию. Сумрак имеет пять слоёв: чем глубже слой, тем больше энергии он отнимает. В сумраке Иные могут сражаться, беседовать... Наверное, Сумрак похож на Провал?
   -- Если честно, то я сегодня первый раз пользуюсь Провалом и у меня слишком мало опыта... -- задумался Мэл, -- Но, по-моему, Сумрак -- это не мир, а энергетический паразит той Земли. Иные были созданы Сумраком, чтобы питаться энергией обычных людей.
   -- Какой интересный взгляд, -- пробормотал Алекс. "Тебе виднее, - подумал он. -- Рыбак рыбака, как известно...".
   -- Мы можем проверить это на месте, -- предложил Мэл, доставая "из кармана широких штанин" маленький шарик и заглядывая в него. -- Этот мир расположен очень близко к перекрёстку.
   -- Значит, существует? -- всё ещё не веря, переспросил Алекс.
   -- Конечно. Ну что, сходим?
   -- Да не могу я. Жена в командировке, а я буду ночью шляться неизвестно где. Ты представить себе не можешь, что подумают её родственники!
   -- Нет, это ты не понимаешь, -- Мэл даже махнул рукой с досады. -- Мы вернёмся сюда, в эту самую минуту, сколько бы не прошло времени в том мире.
   -- Это мне подходит. Но я совсем не умею пользоваться Провалом...
   -- Я протащу тебя.
   -- Согласен. Только давай посмотрим и вернёмся, ничего не будем изменять в том мире.
   -- А что мы сможем изменить? Вдвоём...
  

*2*

   Сквозь стены миров,
   Сквозь серый Провал,
   Я, слыша твой зов,
   Незримо шагал.
   Н. Халтурина.
   Перенос был неощутим. Эктол обвил своими длинными руками Алекса за талию, и они оба одновременно шагнули. Оба почему-то зажмурились. Открыли глаза тоже практически одновременно. Эктол разомкнул объятья и немного отступил от Алекса.
   Был солнечный осенний день. Эктол и человек стояли около стелы с надписью "Волгинск" при въезде в город. "Знакомое название", -- подумал Алекс, но вспомнить, где он его встречал раньше, не мог.
   -- Интересно, почему мы оказались днём у въезда в город, а не у меня дома? -- спросил он вслух.
   -- А, может, здесь нет ни тебя, ни твоего дома?
   -- Пошли проверим! Въезд прямо как родной волгоградский, отсюда до дома минут двадцать ходьбы максимум.
   Мэл согласился прогуляться, и они молча пошли вдоль дороги в город. Алекс шел немного впереди, эктол деликатно отставал, хотя мог бы идти так, что человеку не угнаться. Алекс внимательно смотрел по сторонам: то, что в Волгограде называлось Спартановкой, совершенно не изменилось. Может, где-то поменялось название магазина или цвет витрины, но это мелочи. Дом, где он жил на Земле-1 (так Алекс назвал "свою Землю"), и на Земле-2 (где они находились сейчас) стоял на том же месте. У подъезда, как и дома, сидел "самосуд" (так называла Настя приподъездных бабушек) почти в полном составе (отсутствовала только Настина бабушка). Алекс, поздоровавшись, прошел мимо. Бабушки как-то странно посмотрели на шедшего чуть позади Алекса эктола и зашептались. "Неужели здешние старушки умеют распознавать эктолов? -- подумал Алекс. -- А, может, про Джексона начитались?"
   Так же молча человек и эктол поднялись на нужный этаж. "Интересно, подойдут ли ключи?" -- Алекс достал свои из кармана брюк. Он не помнил, когда захватил их. И, только посмотрев на брюки, всё понял: он, придя с работы, даже забыл переодеться, сразу сел за компьютер. "Ну и хорошо. А то сейчас топтался бы у двери без ключей", -- думал Алекс, вставляя ключ в замок. Ключ подошёл. Дома никого не было. "Не будет лишних вопросов". Эктол вошел в квартиру вслед за Алексом, который сразу же снова закрыл дверь. Обстановка в квартире была в точности как на Земле-1. Настенные часы на кухне показывали три часа.
   -- Что делать будем? -- спросил Алекс.
   -- Подождём хозяев, -- предложил Мэл.
   -- Тогда пошли в комнату.
   Они прошли в зал, так похожий на тот, откуда они недавно ушли через Провал. Алекс рассматривал книжную полку: те же самые книги были расставлены в том же порядке! В это время человек и эктол услышали шум открываемой входной двери. Судя по времени, это могла прийти только Настина бабушка. Зная её повадки, Алекс предпочёл спрятаться от лишних недоразумений. Мэл молча последовал его примеру. Вскоре эктол понял, что поступил правильно. Уже от дверей бабушка начала кричать: "Сашка, ты дома?", потом ворвалась в зал (она всегда именно врывалась, резко распахивая дверь), походила по комнате и, никого не увидев, ушла к себе.
   Алекс и Мэл сидели за трельяжем в углу. Они решили не выходить до прихода "Сашки". Также приходилось, в основном, молчать. В общем, было ужасно скучно. Пара часов, проведенная за трельяжем, показалась Алексу вечностью, хотя он и читал какой-то старый журнал. Мэл читать не мог, поэтому смотрел в окно.
   -- А вот и ты идёшь, -- прошептал он, когда уже начало смеркаться.
   Алекс тоже посмотрел в окно: "Ну и красавец! -- подумал он. -- А походка -- просто ужас! Неужели я такой?". От этих, далеко не радужных, мыслей его отвлёк эктол, предложив выбираться из укрытия не сразу, чтобы не испугать хозяина. "Сашку" практически у дверей остановила бабушка и принялась громко расспрашивать, зачем это он приходил домой днём, да ещё в компании какой-то девчонки. Бедняга совершенно ничего не мог понять. Кое-как отвязавшись от бабуси, он прошел к себе и переоделся в домашнюю одежду. Только тогда Алекс вышел из укрытия. Бабусина "артподготовка" пошла на пользу: "Сашка" был спокоен. Он просто присел на кровать, внимательно рассматривая своё живое отражение. Только когда из-за зеркала выбрался эктол, он тихо произнёс:
   -- Так вот в чём дело!
   Алекс сказал:
   -- Я-- Алекс, а это -- Мэл -- эктол.
   -- А я -- Александр. Может, вы расскажете, как вы оказались здесь? Только говорите шепотом, а я сейчас ещё музыку включу.
   Зазвучала инструментальная музыка, и Алекс заговорил:
   -- Ты, скорее всего, мне не поверишь, но этот эктол явился сегодня ко мне домой. Мы немного поговорили, и он предложил мне отправиться в мир "Ночного дозора". Читал?
   -- Конечно. Люблю хорошую фантастику.
   -- Так мы попали в твой мир.
   -- По-моему, твой эктол ошибся. Здесь не происходит ничего сверхъестественного и нет никаких Иных.
   -- Может и так. Мэл второй раз пользуется Провалом.
   -- И что вы собираетесь делать? Зачем вы ко мне-то пришли?
   -- Нам стало интересно, ведь твой город так похож на мой, а ключи подошли к вашему замку. Поэтому мы решили познакомиться ещё и с тобой.
   -- Я очень рад. Мне только эктола здесь не хватало!
   -- Да, пожалуй, мы засиделись, -- Алекс поднялся со стула, на который уселся без всякого приглашения.-- Наверное, нам лучше уйти.
   -- Только не через дверь! Уходите сразу через Провал.
   Алекс вопросительно посмотрел на Мэла. Тот ответил капризным, каким-то детским голосом:
   -- Я есть хочу! И пока я не поем, у меня не хватит сил тащить тебя через Провал.
   Сначала у людей слов не было. Потом Александр сразу как-то сник:
   -- У меня нет мяса. Настя, уезжая, просила купить, а я поленился... Может, ты овсянку будешь?
   -- А что это такое? -- заинтересовался Мэл.
   -- Это такие зерна, обработанные и превращенные в хлопья.
   Всем своим обиженным и огорченным видом эктол как будто спрашивал: "Ты шутишь или издеваешься?". Посмотрев на Мэла, Алекс сразу сказал:
   -- Так пойди и купи! Иначе я тут у тебя застряну.
   -- А сколько нужно? -- ответа не последовало, и Александр стал размышлять вслух, -- Эктолы едят раз в один - два дня. Значит, нужно... Пусть уж лучше твой эктол охотится сам!
   -- Ну ты и жмот! -- не выдержал Алекс.
   -- Да на прокорм эктола никаких денег не хватит!
   -- Займёшь у бабуси!
   -- Тогда пусть он меня сразу съест!
   Мэл решил разрядить обстановку:
   -- Не спорьте! Я пойду охотиться. Здесь есть дикие животные? -- видя недоумение на лицах людей, он пояснил. -- Ничьи, никому не принадлежащие.
   -- Диких зверей в городе нет, но на пустыре живут бродячие собаки. --Александр быстро понял, о чём речь. -- Тебе собаки хватит?
   -- Всё зависит от размера. Вы мне покажете, как выглядят собаки?
   -- Конечно, -- хором ответили люди.
   -- А сейчас вы должны меня укусить.
   -- Зачем? -- также в один голос спросили они.
   -- А про яд-фермент вы забыли? -- ответил Мэл вопросом на вопрос.-- Во время охоты он может случайно попасть на вас. Тогда, в лучшем случае, будет ожог. А если вы проглотите по капле моей крови, через пару часов выработается противоядие.
   Люди спорить больше не стали: послушно укусили эктола за руку. Правда, прокусить кожу им не удалось, даже после нескольких попыток. Пришлось воспользоваться лезвием. Александр хотел лезвие продезинфицировать, но Мэл наотрез отказался. Когда оба человека проглотили, едва сдерживая тошноту, по капле крови эктола, Александр грустно сказал:
   -- Я так мечтал прийти с работы и заварить овсянки, а вместо этого кусаю вампира!
   -- Энерговампира, -- поправил Мэл.
   -- Может, нам с тобой, -- предложил Алекс Александру, -- всё-таки заесть кровь овсянкой? Есть-то уже хочется... Или мне питаться собаками вместе с Мэлом?
   -- Овсянки у меня море! -- довольно похвастался местный "жмот". -- Ей я готов делиться даже с Мэлом. "Особенно, учитывая, что он не будет её есть", -- мысленно съязвил гость.
   Заваренную с молоком и сахаром овсянку люди дружно поглощали из одной огромной миски. Мэл старался не смотреть на них. Ему показали собак на картинках в книжке и бегающих на улице. Теперь он пытался разглядеть их в опускающихся сумерках получше.
   Люди довольно-таки быстро покончили с кашей. До настоящей темноты было ещё далеко. К тому же, нужно было выждать подольше, чтобы в человеческой крови образовалось противоядие. Поэтому Александр показывал Мэлу "сокровища" Насти (в прошлом школьной учительницы биологии): открытки с разными животными и птицами, учебник зоологии и, даже, достал огромный красочный фолиант "Азбука природы". Мэл не мог прочитать надписи, но картинки его просто поразили.
   Темнота ночи медленно опускалась на городские улицы. Кое-где загорались фонари. Прохожих становилось всё меньше. Родственники Насти разбрелись по своим комнатам. Александр выключил музыку, и в квартире настала тишина, в которой было отчётливо слышно, как работают холодильники на кухне. Постепенно даже со скамеек у подъезда перестало раздаваться ржание подвыпивших подростков. Значит, можно выходить на первую на Земле "охоту с эктолом".
   Чтобы ближайшие соседи Алексея крепче спали и не подглядывали, Мэл выпил у них "лишнюю" энергию. Если бы он был Иным, то он смог бы узнать, что людям мешают спать поверхностные эмоции, например, раздражение, накопившееся за день. Алексу о такой подпитке эктол ничего не сказал. Молодому, растущему организму Мэла кроме чистой энергии жизненно необходимы ещё и питательные вещества.
   Потихоньку, чтобы не разбудить родственников Насти, люди и эктол вышли из квартиры и спустились на улицу. У выхода из подъезда Алекс спросил у Александра:
   -- Куда пойдём?
   -- Сначала мы отправимся на ужасный пустырь перед домом, где рыщут волколаки, -- начал Александр страшным голосом. -- Если там нам не посчастливится встретить нечисть, то мы обойдем наш дом и посетим страшные руины... заброшенного детского садика. Может, встретим там вампиров.
   -- Издеваешься? Смотри! Мэл говорит, что нечисть в твоём мире действительно существует.
   -- Вот и проверим.
   Дальше шли молча. Пересекли дорогу и небольшой дворик с песочницей и вышли на пустырь. Летом здесь росла высокая трава. Сейчас она уже вся пожухла, но стойко сопротивлялась порывам осеннего ветра. Кое-где пейзаж разнообразили чахлые деревца клёнов и кустики шелковицы. Темнота на пустыре не была совсем полной: всё-таки рядом стояло два девятиэтажных дома с несколькими освещёнными окнами, а перед одним из домов горела пара уличных фонарей. Но ноги людей постоянно либо натыкались на что-то, либо проваливались в какие-то ямки. Эктолу приходилось не лучше: дорогу он тоже различал с трудом. Однако, охоте темнота не могла помешать. У эктола, как у земных змей, есть особые чувствительные ямки, реагирующие на тепло.
   Около одного из кустов шелковицы люди услышали шорох, а Мэл "увидел" своими ямками, что там, среди переплетающихся ветвей, находится кто-то теплокровный и очень крупный. Компания разделилась, и каждый стал медленно, громко топая, приближаться к кусту. Вдруг что-то лохматое метнулось в высокую траву. Все трое кинулись следом. Из травы доносилось рычание. Собака не убегала, смотрела на своих преследователей и скалилась. Глаза её светились в темноте. Людям стало страшно, а эктол просто плюнул ядом. Трава, на которую попал фермент, мгновенно обуглилась и осыпалась пеплом. Огромная собака, коротко взвизгнув, упала. Эктол подошел ближе и плюнул снова. Собаку окутало облако мельчайших ядовитых брызг. Вся доступная шерсть молниеносно растворилась. Александр что-то забормотал и извлёк из кармана маленький фонарик. В его тусклом свете он рассматривал собаку:
   -- На дворнягу не похожа... И вообще, я раньше здесь такую огромную не видел... Наверное, совсем недавно кто-то овчарку выгнал.
   Мэл не прислушивался к этим объяснениям, просто подошел к собаке и оторвал заднюю лапу. Крови не было, мясо напоминало недоваренное. Потом эктол захрустел, поедая мясо вместе с костями. Люди, не сговариваясь, дружно отвернулись.
   Мэл ел быстро. Когда от собаки остались только морда и часть туловища, он сказал:
   -- Всё. Больше не могу.
   Недогрызенные останки выглядели ужасно даже в свете фонарика, поэтому пришлось их слегка прикопать, пользуясь подручными средствами.
   -- Теперь-то мы можем вернуться в мой мир? -- спросил Алекс.
   -- Но мы так ничего и не увидели: ни вампиров, ни оборотней, ни колдунов. Нам в школе показывали земные фильмы ужасов, -- заявил Мэл. -- Что же, выходит, мы зря приходили сюда? Давайте, хотя бы, ещё немного погуляем!
   -- Нет, -- твёрдо заявил Александр. -- Мне завтра на работу рано вставать.
   -- Но ты ведь позволишь нам погостить у тебя? -- напрашивался Мэл. -- Мы не будем тебе в тягость.
   -- Хорошо. Ещё на пару дней оставайтесь, пожалуй. Только чтобы вас никто не видел, кроме меня!
   Потом все вернулись в квартиру и разместились на ночлег: люди в постели, эктол же сам попросил дать ему подушку и одеяло, а потом устроился спать на ковре. На следующее утро Александр ушел на работу. Его гости провели почти весь день в комнате.

*3*

   Ты станешь мудрой, как боги,
   А, может, ещё мудрей...
   А. Халтурин. "Ты станешь маленькой гермой...".
   :Николай Степанович, начальник отдела информации Ночного дозора, пришел на работу, как обычно, без пяти минут девять. В соседней комнате уже весело напевала Мария Ивановна или просто Манна, одна из двоих подчинённых Николая Степановича и секретарь отдела информации в одном лице. Ровно в девять прибежал курьер Лёшка, недавний выпускник школы и студент вечернего отделения педуниверситета. Способностей Иного у него было едва-едва на седьмой уровень. Совершенствовать и развивать их он не стремился, а в Ночном дозоре просто подрабатывал.
   -- Вот! Опять протест от Дневного дозора. Велели лично боссу передать, а я, как всегда, принёс сначала вам.
   -- Правильно сделал! -- привычно похвалил Николай Степанович. -- Что делать дальше ты знаешь.
   Лёшка кивнул и вышел из кабинета. А Николай Степанович погрузился в чтение очередного шедевра бюрократии Дневного дозора: "16 сентября 20...г. в 7ч 30мин на пустыре неподалёку от места жительства обнаружен почти полностью съеденный труп сотрудника Дневного дозора...". "Да за кого они нас принимают?!" -- мысленно возмутился начальник отдела информации. Дальше в документе Дневной дозор требовал как можно быстрее начать расследование "этого вопиющего инцидента". Сообщалось также, что представитель Инквизиции прибудет 17 сентября после полудня. "Значит, завтра. Нужно срочно известить Андрея", -- Николай Степанович, прихватив протест, вышел из кабинета.
   В соседней комнате Манна сочиняла ответы на разнообразные запросы. Глядя, как она лихо управляется с бумагами, печатает на компьютере и на пишущей машинке, он в очередной раз подумал: "Не сотрудница, а манна небесная!". В коридоре Николай Степанович никого не встретил: весь небольшой штат был занят выполнением всего того срочного, что обычно бывает утром. Секретарша главы Ночного дозора Волгинска с серьёзным видом сидела за компьютером. Она молча кивнула начальнику информационного отдела (это означало: "Можете входить",). Он так же молча прошел в кабинет.
   Босс (так, шутя, сотрудники называли главу дозора Андрея Валентиновича Варина) сидел во главе огромного стола для заседаний, вытянув вперёд руки и блаженно закрыв глаза. Над его ногтями в это время (совершенно самостоятельно) трудилась пилочка. "Ну, ты гляди, Онегин!" -- подумал Николай Степанович.
   -- Да! Можно быть хорошим малым и думать о красе ногтей! -- будто угадав его мысли, рассмеялся Андрей Валентинович.
   Улыбка очень шла ему. Он был молод (ему в ноябре исполнялось 36 лет) и красив без всяких магических ухищрений: высокий, в меру атлетического телосложения, зеленоглазый блондин старался больше пользоваться своим природным обаянием. Будучи Светлым магом первого уровня, но, в силу своей молодости, он в душе оставался больше человеком, чем Иным. Иногда Варина спрашивали, почему он работает в Волгинске, а не в Москве. На что он с улыбкой отвечал: "Лучше быть директором школы в деревне, чем простым учителем в городе. А, если серьёзно, я не хочу быть одним из многих". Но, разумеется, дело было не только в честолюбии. Андрюша (большинство подчинённых было намного старше своего "босса" и в его отсутствие не затрудняло себя отчествами) в пору становления и роста магического таланта был женат на Иной. Ирина сначала отказалась от инициации и жила обычной жизнью. Андрей в это время работал в дозоре, уровень его магического таланта рос необычайно быстро. Вскоре он перерос своего наставника и встал во главе Ночного дозора Волгинска. Но семейная жизнь его не заладилась: он разошелся с Ириной. Прошло совсем немного времени, и Ирина стала Тёмной. Причём с ней всё было, как с Андреем: уровень её мастерства рос небывалыми темпами, и через три года после развода она возглавила Дневной дозор Волгинска. Шутники из Дневного дозора даже направили Андрею официальную бумагу с благодарностью. Копию этого документа отослали в головной офис в Москву. Шутников никто не искал, но приглашать в Москву Андрея перестали. К тому же начальник отдела вероятностей (или, по-другому, прорицатель) Иван Никитич предсказал Андрею исполнение его заветного желания. Прорицатель говорил, что Варин скоро встретит свою неземную (так прямо и говорил) любовь в Волгинске, но произойдёт это в самый неподходящий момент. Больше ничего конкретного Иван Никитич сказать не мог: линии вероятностей вели себя настолько странно, что совершенно не поддавались толкованию. Романтик Андрей очень ждал исполнения предсказания и старался выглядеть всегда безупречно, чтобы не было мучительно больно за упущенный шанс стать счастливым.
   Николай Степанович Хорев был полной противоположностью своего начальника. Он походил на стареющего бюрократа (коим, в общем-то, и являлся): выглядел лет на пятьдесят (на самом деле прожил он раза в три дольше), небольшого роста, толстенький, лысенький, с неспортивной фигурой. Сам он считал, что его внешность самая незаметная и при любой власти в стране он сможет работать на благо Света. Поэтому менять имидж он не собирался. Магом Хорев был средним (четвёртый уровень), но в дозоре его ценили за терпение и трудолюбие. А при работе с недюжинной бюрократией Дневного дозора он был просто незаменим.
   Поприветствовав Андрея Валентиновича, Николай Степанович сразу же перешел к делу:
   -- Дневной дозор направил нам протест в связи с гибелью своего сотрудника. Оборотня-охранника кто-то не просто убил, а ещё и съел. Остались только "рожки да ножки".
   -- Вы шутите? -- удивился Андрей Валентинович.
   -- Если бы, -- ответил Николай Степанович, отдавая бумагу.
   "Босс" ознакомился с протестом и задумчиво произнёс:
   -- Опять какое-то недоразумение, как в прошлом году с вампиром.
   Этот случай начальник отдела информации помнил хорошо: происшествие вызвало тогда очень бурную реакцию обоих дозоров. Было начато расследование, прибыл представитель Инквизиции. В результате установили, что молодой вампир, получив первую лицензию, отправился на охоту. Он встретил в пустынном месте наркомана, который вскоре сам умер бы от передозировки. Вампир укусил жертву и упокоился, не сумев сразу справиться с несколькими наркотиками, находившимися в крови наркомана. Наркоман тоже умер. Экспертиза установила в его крови наличие нескольких забойных веществ. На этом расследование благополучно закончилось, к явному неудовольствию Дневного дозора.
  

*4*

   Гуляют там животные невиданной красы...
   П. Волохонский "Город золотой".
  
   Когда Александр вернулся с работы, Мэл и Алекс уже готовы были выть от скуки. С приходом Александра время перестало тянуться, а побежало вприпрыжку. Наконец беспокойные родственники Насти крепко заснули (не без помощи эктола). Тогда вся компания снова вышла на прогулку. Сегодня решили сразу начать с посещения "ужасных руин старого детского садика".
   Прохожих на слабоосвещенных улицах не было. Развалины детского сада освещались только Луной. Никаких ужасов в руинах не нашлось, даже собаки и кошки куда-то подевались, поэтому "исследователи" решили отправиться в другое место. Уже идя по дорожке, ведущей к воротам садика, гости услышали печальную негромкую музыку. Сразу же они заметили, что глаза Александра как-то странно остекленели. Он свернул с дорожки и снова пошёл к развалинам. Эктол пытался привести Александра в чувство, но безуспешно. Поэтому гости просто следовали за ним. Через несколько шагов Мэл уловил тоненькую энергетическую нить Зова. Эктол вцепился в нить и стал впитывать энергию. Будто притянутый на верёвке из зарослей возле стены садика вышел вампир. Он пытался сопротивляться, но эктол был сильнее. Мэл высосал из вампира всю силу через нить Зова, и упырь рассыпался прахом. Александр тут же пришел в себя. Алекс странно бодрым голосом сказал:
   -- Ну вот! Вампиров мы повидали. Я верю, что это действительно мир дозоров. Теперь мне совсем не хочется здесь оставаться. Мэл, не пора ли нам домой?
   -- Думаю, пора, -- согласился эктол. -- Но дело в том, что я совсем не чувствую кристалл Эктолы. Может, мне просто не хватает энергии... Нам придётся побыть здесь ещё, поохотиться...
  

*5*

   Холодные глаза змеи --
   Так время смотрит на меня...
   Н. Халтурина. "Путь снов".
  
   На следующий день Николай Степанович шёл на работу с неприятным предчувствием, что у вчерашнего случая с оборотнем будет продолжение. Как обычно, он не ошибся: Лёшка принёс очередной протест от Дневного дозора. На этот раз упокоили вампира приехавшего из Риги погостить к родственникам. По всему выходило, что оба случая как-то связаны между собой, это понял даже далёкий от оперативной работы Хорев. Так что сформированная вчера оперативная группа без дела сидеть не будет.
   Николай Степанович собственноручно зарегистрировал бумагу, а потом пошёл в медпункт. Не потому что начальнику отдела информации вдруг стало плохо. В медпункте располагалась оперативная группа: туда принесли останки оборотня для исследования. Виктор, до того "пылившийся в медпункте вместе с оборудованием" (по его оригинальному выражению), почувствовал себя необходимым. Он, при помощи Льва (это имя, а не "специализация") -- оперативника со столетним стажем (это не шутка) провёл всестороннее исследование трупа и получил весьма интересные результаты.
   Сейчас Виктор отсыпался на кушетке, а Лев прикемарил, сидя у стола. Однако, услышав, как входит Николай Степанович, Лев сразу открыл глаза, в которых не было и намёка на сон. Николаю Степановичу было очень любопытно узнать результаты исследования тела оборотня, но он не хотел будить Виктора, поэтому сразу же ушел. Как только дверь за начальником отдела информации закрылась, Лев опустил голову на грудь и снова сладко задремал. Он был примерно одного возраста с Хоревым, но выглядел лет на сорок. Невысокий и коренастый, он напоминал Ивана-солдата из русских народных сказок. Казалось, никакие испытания не могут застать его врасплох: он всегда готов бороться и победить противника, если не силой, то хитростью.
   Только часов в одиннадцать Лев окончательно проснулся и разбудил Виктора -- медэксперта оперативной группы. До службы в дозоре Виктор работал врачом-гинекологом в обычной поликлинике. Очередь к нему выстраивалась фантастических размеров, потому что Виктор с помощью трав (и без всякой магии!) вылечивал даже очень сложные случаи. Он был просто фанатиком фитотерапии: свой отпуск он разбивал на части, и в это время собирал, сушил травы, готовил сборы. После инициации и обучения, он всё равно не хотел расставаться со своей прежней работой, поэтому совмещал её со службой в качестве целителя, благо, что должность не очень хлопотная. По пятницам, в поликлинике у Виктора был профдень: другие врачи наслаждались бы ещё одним выходным днём, а он посвящал себя работе в дозоре.
   В начале двенадцатого подошли Тёмные: две оперативницы из Дневного дозора. Младшая из них -- двадцатитрёхлетняя Галина Узина -- называла себя магом-ревертантом (не нравилось ей слово "оборотень"). Галина работала в паре с гораздо более опытной Наталией Сандриной, которая, по человеческим меркам, была уже древней старухой, но чудила, как и её молодая напарница. Она всегда требовала, чтобы её называли колдуньей, но ни в коем случае не ведьмой, да ещё говорила, что её имя -- Сандрина, а фамилия -- Наталия (на что обычно всем было абсолютно наплевать).
   Дамы с утра уже успели неплохо поработать: они осмотрели место упокоения вампира и место захоронения оборотня. Галина, обернувшись огромной чёрной кошкой породы Курильский бобтейл, разнюхала, что оба места "преступления" не зря находятся практически рядом: в обоих случаях "поработали" одни и те же лица. И живут "преступники" в соседнем с пустырём доме. Правда, кошка -- не собака и там, где следы пересекли проезжую дорогу, Галина их потеряла.
   Разумеется, Тёмные не собирались делиться со Светлыми своей информацией. Они пришли только, чтобы узнать результаты экспертизы останков Вадима (одного из троих мужчин-сотрудников Дневного дозора). Пока Виктор рассказывал про странное вещество, предположительно, ферментативной природы, растворившее практически всю шерсть оборотня и мгновенно убившее его, превратив мышцы в недоваренное мясо, из Москвы прилетел Инквизитор. Он был из Светлых. Когда "босс" вызвал к себе Виктора (Сандрина пошла с ним без приглашения), у Андрея Валентиновича в кабинете уже сидел московский гость -- его бывший наставник.
   Совещание длилось целый час. Лев и Галина даже устали ждать. Виктор пришёл первым:
   -- Распоряжение начальства: отдыхаем до вечера. В 22.30 сбор у дома NХ. Сегодня ночью будем ловить нарушителей.

*6*

   Когда откроется дорога
   Миров, погрязшая в веках...
   А. Халтурин. "Дорога".
   На следующий день после охоты на вампира, когда все вокруг уснули, Александру уже совсем не хотелось никуда идти. Алекс, похоже, разделял его нежелание:
   --Ну и вляпались мы в историю! На душе прямо кошки скребут. Может, не пойдём никуда сегодня?
   -- Да я и так скоро с ума сойду от скуки!
   Пока люди нехотя собирались на "прогулку", во дворе дома на детской площадке их уже ждали. Оперативная группа сидела за столиком. В её состав входило пять Иных: к двоим Тёмным и паре Светлых присоединился ещё Инквизитор. И Тёмные и Светлые получили распоряжение: в случае затруднений немедленно вызывать подмогу.
   На улице было пустынно: люди отсыпались после трудовой недели. Поэтому, когда из среднего подъезда показалась подозрительная троица, все Иные сразу же встали из-за столика и направились навстречу. Лев зажег на ладони магический огонь, чтобы лучше рассмотреть троицу. Люди, увидев огонь, остановились. Иные тоже замерли на месте, как по команде. Люди и Иные разглядывали друг друга в свете магического огня.
   Два человека были похожи друг на друга, как близнецы: высокие, черноволосые, широкоплечие. Третий, ростом где-то до плеча спутникам, казался обычным подростком. Но глаза у него были ярко-алые! Это первым заметил Виктор и невольно шагнул вперёд. Подросток сразу же противно зашипел. Галина Узина в ответ зашипела и обернулась огромной ощетинившейся кошкой. Подросток тоже изменился: шея его распухла по бокам, нижняя челюсть выдвинулась вперёд и на ней появились мощные зубы. При виде такого чудовища, Виктор машинально произнёс:
   -- Ночной дозор! Выйти из сумрака!
   -- Дозорный, мы не в Сумраке, -- мягко, как сумасшедшему, сказал один из двоих "близнецов" -- Алекс. -- Не пугайте Мэла. Вчера он спас Александра от вампира. Мы ничего плохого не делали, мы защищались. Отпустите нас.
   -- Нет! -- по-ведьмински пронзительно закричала Сандрина. -- Вы повинны в двух убийствах! Дневной дозор! Вы арестованы!
   -- Это уж слишком! -- раздался мелодичный женский голос.
   Все Иные разом обернулись на звук. Позади опергруппы дозоров стояла маленькая (не выше полутора метров) зеленокожая женщина с длинными волосами. Она была закутана во что-то, напоминающее многослойное сари, сделанное из её собственной кожи. "Подросток" сразу же принял нормальный вид:
   -- Наставница Эста!
   -- Бедняжка! Ты заблудилась!
   Эста совершенно безразлично прошла мимо остолбеневших Иных к Мэл. В это время поблизости от людей запульсировал тьмой портал и из него появилась ещё одна женщина: высокая, с длинными чёрными волосами. Таких обычно называют "женщина-вамп". Почти одновременно с тёмным и прямо напротив него возник светлый портал. Из него вышел Андрей Валентинович.
   -- Зачем вы пришли сюда? -- вместо приветствия спросила у него роскошная дама.
   -- Я почувствовал, что моим людям нужна моя помощь, Ирина Владимировна, -- так же, не здороваясь, спокойно ответил Светлый "босс".
   Пока бывшие супруги обменивались любезностями, наставница Эста частично распустила своё "сари". Это оказались огромные, но очень тонкие кожистые крылья. Эста обвила Мэл своим крылом, и они мгновенно исчезли.
   -- Смотрите, -- немедленно отреагировала Ирина Владимировна, -- ваши люди упустили главного подозреваемого!
   -- Подозреваемую, -- поправили её.
   Ирина Владимировна оглянулась в поисках нахалки. На месте ушедшей эктолы стояла худенькая девушка со сверкающе-золотыми ангельскими крыльями и такими же яркими волосами.
   -- Малышку Мэлейну ждут дома родители, -- продолжила девушка, глядя прямо в глаза главе Дневного дозора.
   -- Неземная... -- прошептал Андрей Валентинович, но его все услышали.
   Девушка смущенно взглянула на свои крылья, и они осыпались на землю желтыми листьями. Волосы стали обычного светло-русого цвета.
   -- Всё равно, вы прекрасны! -- горячо воскликнул Андрей Валентинович.
   -- Но, но! -- в один голос сказали Алекс и Александр. -- Это -- моя жена!
   -- Как, -- удивился Варин. -- Вы замужем сразу за обоими?
   -- Нет! --рассмеялась Настя (это была именно она). -- Один из этих двоих пришёл из другого мира. Лернико! -- из-за спины Насти вышел кошкообразный человечек метрового роста. -- Вас не затруднит отвести домой Алекса?
   -- Для вас, госпожа Астиона, -- человек-кот поклонился Насте, -- всё, что пожелаете!
   Галина Узина, всё это время пробывшая в образе чёрной кошки, испуганно завопила. Лернико строго посмотрел на неё, а потом подал руку Алексу. Лернико и Алекс исчезли. Вдруг короткий хвост кошки распустился курчавым цветком. Она заорала ещё громче и убежала куда-то на пустырь. Сандрина кинулась следом.
   -- Андрей Валентинович, пока вы тут любезничаете, два преступника уже скрылись! -- закричала Ирина Владимировна: весь лоск уже слетел с неё.
   -- Мы всегда можем пойти за ними по их порталу, -- спокойно ответил Светлый маг.
   -- Не можете, -- вмешалась Настя. -- Они ушли в другие миры, а ваш Сумрак не выпустит вас за пределы этого. Только энергию зря потеряете.
   -- А мы проверим! -- сказал Лев и исчез в сумраке.
   И очень быстро вынырнул, отдуваясь. Пот ручьями тёк у него со лба, всё тело била дрожь.
   -- Следы подозреваемых ещё видны в Сумраке. Они уходят за его пределы. Я шёл по следам до третьего слоя, а потом след сам потянул меня глубже и я будто с силой ударился о каменную стену. Думал, меня расплющит.
   -- Инквизитор, -- не унималась Ирина Владимировна, -- почему вы не вмешиваетесь?
   Невозмутимый Инквизитор ответил спокойно:
   -- Всей нашей с вами силы не хватило бы, чтобы вмешаться. Подозреваемые не в нашей власти, нужно сначала допросить хотя бы оставшихся свидетелей. Инквизиция предпочитает сначала расследовать дело, а потом судить.
   -- Не переживайте, Инквизитор, -- снова вмешалась Настя. -- Мы с Александром готовы содействовать следствию.
   -- Тогда пройдите с нами в офис Ночного дозора, -- за спиной Андрея Валентиновича засветился портал.
   -- Вы должны взять с собой хотя бы одного наблюдателя от Тёмных, -- настаивала Ирина Владимировна.
   -- Не беспокойтесь, -- Инквизитор старался утихомирить её. -- Завтра я сам зайду к вам в офис с протоколами свидетельских показаний. Если что-то вас не устроит, вы сможете назначить дополнительную беседу.
   После этого все Светлые Иные, Инквизитор и люди ушли через портал Андрея Валентиновича, а Ирина Владимировна -- через свой. На пустыре остались только две Тёмные оперативницы.

*7*

   Для тех, кто не понял: отгадки не будет...
   Н. Халтурина "Правило".
  
   Когда все уже расположились за столом заседаний в кабинете Андрея Валентиновича, Александру вдруг стало плохо. Лев и Виктор отнесли его в медпункт, привели в чувство, сделали укол. Виктор хотел вернуться в кабинет "босса", но Лев остановил его:
   -- Мы останемся здесь.
   -- Почему? -- удивился Виктор.
   -- Андрей просит.
   Сначала Виктору такой поворот совсем не понравился, но Александр быстро освоился с новыми знакомыми и уже буквально через десять минут спорил с ними о механизме действия яда-фермента эктолов на оборотней.
   А в это время Андрей Валентинович включил диктофон.
   -- Не будем никого ждать. Начнём беседу, -- предложил он.
   -- Почему? -- удивилась Настя. -- Я думала, что Александр ещё более важный свидетель, чем я.
   -- С Александром сейчас беседуют мои оперативники. У них это неплохо получается. А вы, мне кажется, сможете рассказать мне гораздо больше вашего мужа.
   -- Смотря что вы хотите узнать...
   -- Сначала расскажите всё, что вам известно, о гибели сотрудников Дневного дозора, -- Инквизитор хотел побыстрее написать отчёт.
   -- Вряд ли я знаю об этом больше Александра. Во время упомянутых событий меня не было в этом мире. Я гостила у Лернико в заоблачном городе Вонг-Тог в мире сторожей-призраков с психопластиновым смещением.
   -- Странно, -- засомневался Инквизитор, -- уж слишком во время вы появились! Как же вы узнали о происходящем в нашем мире?
   -- Скер (проводник) Тур из города Вонг-Тог был в вашем мире по делам города сегодня вечером и по моей просьбе заглянул ко мне домой. Он увидел там двух Александров вместо одного и какое-то странное существо, которое оба человека именовали эктолом. Из разговоров он понял, что случилась какая-то неприятность. Сразу же по приходу в Вонг-Тог Тур рассказал всё мне. Я решила выяснить сама, что происходит. Увидев, что дозорные встречают Алексов и юного эктола, я через Серый мир обратилась к наставникам на Эктолу. Эста признала свою подопечную и, вы сами видели, забрала её. А потом появились мы с Лернико.
   -- Как это всё легко у вас получается: пошли в один мир, потом в другой... А мы никак не можем покинуть Землю! Почему Лев не смог пройти в другой мир вслед за Лернико?
   -- О, это слишком долгая история!
   -- Мы никуда не спешим, -- ехидно заметил Инквизитор.
   -- Что ж, тогда начну с самого начала. Очень давно существовала только одна Земля, та самая, которую мы сейчас зовём Перекрёстком -- родной мир Алекса. В те времена дайни (что-то вроде магов, только из миров Эсты и Мэлейны) экспериментировали с экстрасенсорными способностями людей Перекрёстка. Что у них там случилось, я не знаю, но в результате появился ваш мир, в котором теперь существовали Иные. Дайни порадовались такой удаче и решили предоставить вашему миру свободу, а лет эдак через тысячу навестить вас и, если вы будете достойны, установить с вами контакт. А пока дайни разбрелись по своим мирам. Остальные разумные ещё не знали, какой сюрприз их ожидает. Как известно, все миры имели выход в Серый мир. Это всепроникающий мир атм (по-вашему, душ). Существа с особыми способностями вроде дайни и ваших Иных могли путешествовать в этом мире, почти мгновенно преодолевая любые расстояния между мирами или просто находиться в Сердце Серого мира, общаясь с себе подобными из других миров. Единственное ограничение: в Сером мире нельзя было находиться с телом, только в виде атмы. Сначала Иные ничем особо не выделялись, присматривались. В это время дайни увлеклись разработкой нового способа передвижения в Сером мире -- через Провал, причём, вместе с телом. Чтобы обезопасить других разумных, они закрыли на время эксперимента свои миры энергетическими щитами. А Иные будто только этого и ждали. Им очень нравился Мир Серого Равновесия (Баскена) -- родной мир Лернико (он относится к расе нимфеев). Дело в том, что на Баскене тоже есть свои маги, и они тоже делятся на светлых (энели) и тёмных (лемиорги). Но в этом мире нет борьбы: каждый светлый образует с тёмным пару (круг бытия). Эта пара, объединяя свои усилия через Серый мир, может практически всё. По своему характеру все нимфеи, в основном, спокойны и незлобивы. Тёмные Иные пытались действовать по принципу: "разделяй и властвуй". Они пытались перессорить сначала энели с лемиоргами, а когда это не удалось, касту обычных нимфеев с энели и лемиоргами. Иные экспериментировали с Сердцем Серого мира (Ярдой), в результате она стала пропускать только особых привратников. Нимфеи довольно долго терпели подобные издевательства, но когда Иные попытались разграбить энергетический банк Баскены и чуть не убили его хранителя, их терпение лопнуло. Они обратились к другим разумным с просьбой помочь им изолировать ваш мир от Серого мира. Первыми откликнулась раса пастухов-призраков. Они предложили сделать Землю-2 центром "мира концентрических колец". То есть создать вокруг вашей Земли кольцеобразный параллельный мир и поместить в него Морода -- особое полуразумное существо, энергетического вампира в виде серого тумана, способного заполнить целый мир. Так появился ваш Сумрак. Вокруг мира Морода, так же кольцеобразно, расположен мир сторожей-призраков. Это ещё одна Земля, очень похожая на вашу, но здесь уже нет Иных, а есть особое вещество -- психопластин, подчиняющееся желаниям людей с особым даром.
   -- Вы много нам рассказали, но так и не ответили на мой вопрос, -- вмешался Инквизитор.
   -- Я объяснила всё, чтобы вы смогли понять меня. Мород получил от своих пастухов два указания. Первое -- не выпускать вас из вашего мира в Серый (от энели он получил описание типа вашей атмы), если случай сомнительный (как было с Мэлейной), лучше задержать подозрительное существо "до выяснения". Существ из других миров Мород впускает и выпускает без задержек. И второе -- поддерживать равенство сил Светлых и Тёмных, чтобы у Иных не было желания совать свой нос в другие миры.
  
   Эпилог
  
   ...И не ясен конец.
   А. Халтурин "Алькиб".
   Над Волгинском уже рассеивались предрассветные сумерки, когда Сандрине удалось привести Галину в чувство и увести со злополучного пустыря у дома NХ. Солнце начинало медленно подниматься над горизонтом. Когда первый луч упал на тропинку, пересекающую пустырь, там мгновенно возник человек в серой одежде. Он тихонько напевал: "Свет проходит сквозь меня, и я свободен вновь". Почти сразу же напротив первого появился ещё один человек в плаще цвета "пыль веков". Он заговорил первым:
   -- Здравствуй, Лайн, Хранитель пути. Я -- альн герм Эрг, стажер. Смена караула!
   -- Да ты -- шутник.
   -- Как любой альн. Надеюсь, я через пятнадцать лет не одичаю здесь до того, что буду петь туземные песни, как ты.
   -- Эта песня мне подходит. Я -- гибер.
   -- А если серьёзно, что-нибудь интересное в этом мирке происходит? Хотя бы иногда?
   -- Скучать Иные тебе не дадут. Прости, сейчас я не могу рассказать тебе подробностей, но совсем недавно здесь было сразу два воплощения Пэла-летописца, одно воплощение Олаль и моя дочь. Я видел первую охоту моей малышки...
   -- Она, наверное, подросла за пятнадцать лет?
   -- Конечно. И мне не терпится её повидать, расспросить. Я ухожу. Счастливой вахты, стажер!
   Лайн исчез. Оставшийся Эрг медленно пошёл по тропинке, на которой стоял, к дому NХ. В этом доме ему предстояло прожить следующие пятнадцать лет.
   Эктолы - человекообразная раса энерговампиров.
   Астиона - пер с нимфи "королева".
   Альн -- стихия воздух.
   Гермы -- раса людей с зелёной кожей (из-за наличия хлорофиллсодержащих бактерий) и огромными тончайшими кожистыми крыльями, которые в свободном состоянии обматываются вокруг туловища (в полёте они работают за счёт надувающихся пневматических мешков).
   Гибер -- стихия огонь.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"