Хандамиров Георгий Вячеславович: другие произведения.

Сказ про то, как хороший аппетит дружбу укрепляет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  О завтраке принято говорить с уважением. Дескать, основной прием пищи, самый полезный, никак нельзя его пропускать и ни в коем случае не игнорировать. Колян был человеком ответственным, несмотря на юные годы (двадцати еще не было) по жизни весьма дисциплинирован и ко всем принятым в обществе нормам относился крайне серьезно. Ну и, понятное дело, к завтраку в том числе. Правда, если честно, не так, чтоб он его очень сильно любил - завтрак этот. С утра то кушать не хочется, а особливо, когда с вечера нарубился всего по максимуму и к аппетиту теперь не сильно клонит.
  В обед уже да - организм здоровый расходится, метаболизм молодецкий раскручивается и можно всего без остатку сжевать. И даже еще больше. А после обеда, часика этак через два-три можно и на тренировочку двигать, тем более лето сейчас на дворе, сезон спортивный закончился и исключительных усилий прикладывать не требуется - ни к чему, надобности нету. Так резину потянуть, над силушкой поработать, дистанции небольшие побегать. И хорош, отдыхать тоже нужно, иначе росту не будет. Ни физического, ни борцовского. А рост Николаю ох как нужен был, потому как Колюня, как Вы уже поняли, борьбой занимался и выступал в самом уважаемом и почитаемом в народе весе. Тяжелом то бишь.
  Тяжелый вес он такой - в нем ежели борешься самому обязательно тяжелым надо быть. Без этого никак. Вот и приходилось Коляну ни одного запланированного приема пищи не пропускать и крайне щепетильно к объемам поглощаемой еды относиться. Другими словами - кушать без меры. И Колек наш кушал, и крайне плодотворно делал это, скажу Вам. Ну и организм богатырский, такое грамотное отношение к методикам борцовским видя, к самому Коляну располагался большим уважением и в процессе завтрака самого Коляна достойным аппетитом награждал. Даже очень достойным.
  Этим утром Колян встал ранехонько - в одиннадцать утра, даром, что родителей дома не было. Они в другом городе пребывали временно, батя вопросами всякими деловыми занимался. А Колек, значит, тоже делом был творческим увлечен - решал вопросы тактического превосходства над будущими соперниками - пищу принимал.
  Компанию Николаю в этот солнечный день (как и во многие другие, впрочем) составлял его друг и партнер по тренировочному процессу - Леха. Алексей был годами чуть старше Колюни, у самого Николая пользовался большим почетом и уважением и старался своему другу во всем помогать и поддержку оказывать. В первую очередь это касалось вопросов повышения тактического превосходства над будущими оппонентами. Леха тоже к приемам пищи относился со всем уважением и везде Колюне по этим вопросам подсобить пытался. Колян за это дело, понятно, большую благодарность к Алексею испытывал, так как знал, что тренироваться всегда продуктивней и лучше с партнером. Так борцовское мастерство быстрее прогрессирует. Ребята в то время как раз в известном на всю страну спортивном вузе столичном обучение проходили (в большей степени дистанционно, конечно, уж слишком график тренировочный плотный был, шесть приемов пищи, сон дневной длительный, для вегетативной системы весьма полезный, и так далее) и борцовскую науку успешно грызли. Вмести с семечками, сухарями, пряниками и халвой. Каллораж уж очень большой нужен был, так как при немаленьком весе друзья очень большие энергозатраты испытывали. И в быту, и в борцовской напряженной жизни.
  В быту особенно. В те нелегкие для всей страны годы друзья передвигались на грозном и величественном автомобиле. На оке. Была она торжественного белого цвета, имела две двери и вмещала в себе достойных друзей с некоторой натугой. Но при этом была на удивление приемиста и проста в управлении. Настолько проста, что в пробках товарищи выходили из нее, брали за задние колесные арки, выкатывали как тележку на тротуар и катили до ближайшего оживленного перекрестка, чтобы снова пересесть в автомобиль и без задержек уже добраться до места назначения. До борцовского зала или какого-нибудь парка-пляжа. Пробки иногда растягивались на большие расстояния и друзьям приходилось катить свою импровизированную тележку длительное время, обливаясь потом и пугая разбегающихся при виде таких богатырей прохожих.
  Дабы не растерять бережно набранные килограммы, Алексей с Николаем как раз и приступили к завтраку этим, как казалось сперва, безмятежным и ласковым утром. Утренний прием пищи, надо сказать, как-то сразу не задался.
  Во-первых, открыв холодильник, Колян обнаружил, что молока практически не осталось. Три бутылки литровые стояли, одна вообще пустая наполовину. Это просто ни о чем. Даже с учетом того, что Леха молочное не жалует, на край в кофе ливанет чуток (пол литра где-то всего лишь в день то и надо) и этим ограничится. А вот Колек без молока обходиться не мог. Всегда его с превеликим удовольствием употреблял в немаленьких количествах и вредную пепси-колу им на ночь запивал. Короче, при таких раскладах молока, токма на завтрак и хватит.
  Леха тоже малость расстроен был. Диетическое сало на этот раз в доме отсутствовало и пришлось яичницу (да какое там, слезы, восемь яиц всего-то) с докторской колбасой откушивать. Леха скромный был (если что службу нелегкую в десанте проходил в Закавказье) и много за один раз старался не есть. Часто только, чтоб для здоровья полезней было. Настругал полбатона колбаски и в сковородку насыпал. Больше для вкуса, так типа как соль или перец. Колян к яичницам тяготел не сильно, сделал небольшой бутерброд с сыром - батон белый вдоль разрезал, одну половину маслом сливочным намазал, а другую сыром голландским обложил. Соединил это дело и культурно стал чаем с лимоном запивать и под передачу про глубоководные исследования закусывать. Колян любознательный всегда был, и ему для этого дела глюкоза в превеликих количествах требовалась. Леха от Коляна не отставал, яичницу с жареной колбаской вместо семечек лузгал, да кофеем из полулитровой баночки запивал. Только это все ни о чем было. Не завтрак, а пародия одна. Ни ведра каши, ни канистры молока, ни курочек, ни яичек.
  - Надо будет в магазин сходить - прервал гастрономическую тишину Колян - не дело, на обед есть нечего будет совсем.
  - Поддерживаю - согласился с другом Алексей, расправляясь с яичницей - можно и сейчас сгонять, чего обеда ждать.
  Колян кивнул, магазин был в пешей минуте от дома, через дорогу. Вдруг раздался тревожный и даже несколько истерический звонок. Друзья удивленно переглянулись и молча направились к входной двери.
  Они неторопливо двигались по направлению ко входу, причем Леха перемещался, находясь чуть позади Коляна. Два года в спецназе недаром прошли, подумал Колян, косясь на Алексея с уважением, привык небось в боевой цепи по горам да по лесам бегать. Да не, мысленно отвечал ему Леха, в коридоре не разминуться у тебя просто, вот и сзади двигаюсь. А так-то да, конечно, в цепи оно завсегда сподручней.
  Пусть читатель не удивляется, но наши герои действительно обладали телепатическими возможностями - слишком большой уровень глюкозы и прочих полезных для мозговой активности веществ постоянно циркулировал у них в крови. Единственное, возможности эти распространялись лишь на них двоих, и только между собой они могли общаться подобным образом.
  Звонок между тем трезвонил не переставая, чем потихоньку начинал приводить в бешенство не злых в общем-то парней. Наконец, дверь распахнулась и перед борцами предстал соседский пацан-старшеклассник. То ли Петька, то ли Генка, лениво вспоминал имя старшеклассника Колян. Да по барабану, опять же мысленно обратился к нему Алексей, спроси чего хочет.
  - Колян, там пацаны чужие площадку нашу трамбуют, говорят теперь там ихнее место будет - то ли Петька, то ли Генка на миг прервался, вспоминая неизвестное слово, недавно прибывшее в Российский лексикон из заморских краев - релаксейшен у них теперь тама будет, вот чего говорят.
  Колян в принципе релаксейшены уважал и даже очень часто сам к ним прибегал, особенно в последнее время, когда перерыв в спортивном сезоне планомерно образовался. Ну там с девушкой в кино сходить, или вечерком, сидя на той же площадке, йогурт с булочкой высокой калорийности откушать. Но чтобы любимую площадку детскую крушить и бакланами с чужой местности ее заполнять - такого конечно Колюня позволить не мог и крайне сильно начал по этому поводу негодовать и заводиться. Принялся одевать кроссовки, злобно их шнуровать и тихо себе под нос неприличными словами ругаться.
   Леха тоже против уничтожения детских мест отдыха категорически настроен был и на нервной почве стал своими командирскими часами играться. Вроде бы сейчас часы там, где им положено быть - на запястье, ан нет - вот уже и в ладонь перебрались, а вот опять на запястье, и снова в ладони. Ван Дамм не иначе, думал Колян, с восторгом наблюдая такие манипуляции с часами, не забывая при этом шнуровать свои только что постиранные в специальной машине кроссовки. Чак Норрис, строго поправил его на ментальном уровне Леха, и друзья, наконец, вышли из квартиры.
  Денек был солнечным, все-таки утро на дворе раннее - двенадцать часов, а народу уже валом, и непонятно куда все бегут, а главное зачем - демократия же победила - работать не надо, незачем. Но граждане о великой победе демократии видать подзабыли и спешили все куда-то, неизвестно куда.
  На площадке действительно разворачивались если не трагические, то весьма драматические события. Коллектив, состоящий из граждан без определенного рода занятий, но вполне себе определенного настроения и специфического состояния, пытался демонтировать увеселительные конструкции, издавна именуемые качелями, и делал это надо сказать весьма успешно - один столб из четырех снести уже удалось и теперь активно раскачивались три оставшиеся.
  Николай сильно покраснел, даже можно сказать побагровел и на какое-то время утратил возможность какого-либо общения, включая телепатическое. Переживает-то как, заволновался за друга Алексей, еще и молока не допил, как бы худого не случилось, машин то много вокруг, да и людей, надо бы сказать, чтоб расходились побыстрей, разбегались.
  В ту пору игра в боулинг еще не была популярна в этих краях. Сумо как-бы тоже пока никто не увлекался, а американский футбол и в глаза не видели. Зато в народе еще не забыли и хорошо помнили игру в городки, а также мальчишечью забаву - банки.
  Первые пятеро уродов, на беду свою стоявшие к нашим героям ближе всех, разлетелись в разные стороны подобно деревянным городошным столбикам - Колян влетел в толпу пришлых бакланов-хулиганов гоночным болидом. И чуть замедлившись, продолжил долбить прочих, стоящих на ногах упырей.
  Командирские часы надежно покоились в левом кармане спортивных штанов ветерана боевых действий. Несмотря на борцовскую принадлежность, Леха предпочитал работать в уличных столкновениях интеллигентно. Правый прямой, левый боковой. Левый, левый, правый. И так далее. При чем все по направлению к нижней челюсти. Чтоб народ неспокойный уже загорать кверху брюхом устраивался, а не занимался непотребствами всякими. Лешка вообще культурный был - не любил в драке возиться, в борьбу лезть. Таким макаром можно шмотки все испачкать, тогда придется домой валить и стираться там целый день и гладить. А у Лехи, да как и у Коляна, времени на такие вольности не было, все четко по часам расписано - каша, молоко, котлетки, дневной сон ну и так далее в том же духе. Короче, выходило так, что Колян ребяток одного за другим набрасывал, а Леха их просто щелчками мощными гасил.
  Вдруг все как-то разом стемнело и друзьям послышалась незнакомая и неприятная речь.
  Ребята оглянулись, во дворе ни осталось ни души, незадачливые нарушители общественного порядка куда-то сгинули. А вот на их место начали прибывать новые, доселе незнакомые друзьям персонажи. Граждане эти явно были нездешние. Во-первых, одеты слишком пестро, вычурно, в халатах каких-то разноцветных, шапках смешных и таких же убогих тапках. Сами были ростом невелики, на внешность смуглы, а на характер, по всей видимости, вредны до ужаса. Потрясали в сторону наших парней сухонькими кулачками и даже грозили здоровенными кривыми тесаками. Кстати, многие из этой толпы полуцыган-полубомжей были на конях, таких же мелких, темненьких и злющих, как и их хозяева. По ходу движения злобные чертики выкрикивали имя некоего Тенгри и еще звали какого-то Куркутэ.
  Печенеги, мелькнуло в голове отличника боевой подготовки, уроды, вы мне ща за Святослава ответите. Еще и Славку какого-то обидели, подумал Колян, вообще, беспредел полный (Колян-то, в отличие от Лехи, историей ранней Руси не шибко интересовался, его больше недавние эпизоды исторические интересовали, ну там Восьмой съезд РКП(б) или, к примеру, Кризис Карибский). Печенегов Колек всерьез сильно не воспринимал, покамест, во всяком случае. Таких он много успел насмотреться, особенно на Казанском и Курском вокзалах.
  Тем временем так называемые печенеги прямо на глазах у Коляна стали сооружать в скором темпе непонятно откуда взявшиеся у них в руках небольшие изогнутые луки. Работаем в плотном захвате, мысленно заорал во всю свою ментальную мощь Леха, эти товарищи большие любители из лука лупить по живому. В подтверждение Лехиных мыслительных призывов мелкие упыри все как один наложили стрелы на тетивы своих луков и дали одновременный залп по широким телам почитателей борцовской науки. Друзья рухнули на землю, успев увернуться от губительного града стрел и сразу же устремились на неприятеля, дабы не дать возможности продолжить подобные, небезопасные для любого цивилизованного человека, атаки.
  А хорошая вещь халат, оказывается, с первого взгляда ведь и не скажешь. Почти такой же как кимоно и намного лучше, чем куртка самбистская. Ткань плотная, рукава длинные, отвороты-вороты большие, широкие, браться удобно, красота в общем, да и только. Колян, будучи изначально воспитанником дзюдоистской школы за такие одеяния печенегам даже благодарен был. Не было нужды напрягаться особо. Отворот, рукав - в классическом понимании японской науки и делай с гаденышем все что пожелаешь. Колян ничего такого, конечно, с упырями чернявыми делать не хотел - не того он был воспитания и противоестественные отношения абсолютно не приемлел, а вот пошвырять басурман проклятых наземь собирался с удовольствием. А как тут не пошвырять, если они сами на тебя прут и по японским канонам всем своим попутным движением бросок тебе, сами того не понимая, совершить помогают.
  Хлеба надобно купить белого, батонов пять, вновь используя телепатические свойства своего выдающегося мозга, обратился Колян к Лехе, не забывая при этом приземлять очередного, ничего не понимающего и потому оглушительно вопящего басурманина. Неплохо бы свежего, вторил ему таким же мысленным способом Алексей, одновременно осуществляя заднюю подножку с захватом соперника пятерней за лицо. Боевое самбо, с благоговением прошептал Колян. Секретное, еле слышно проговорил ставший сразу очень серьезным Леха, из серии закрытых учений яростных дембелей. "Боевое безумие" параграф номер четыре, пункт шестой - "Рви зубами - Зубами рви".
  Кстати, конинка тоже мясцо ничего такое, промелькнула плотоядная мысль. Друзья малость обкатали в головах идею конеедения, но развивать ее глубже, и тем более воплощать не стали. Лошадок жалко, несмотря на их злющий характер, да и вегетарианские тенденции не позволяют мясо в пищу употреблять. Друзья если что, животные белки, жиры практически не ели. Максимум говядинки килограмма по два, по три в день, а это, как известно, настоящему тяжу даже и не на зуб.
  Тем временем юные борцы расправились со всеми любителями просторной, пестрой одежды и вновь остались одни. Не нравится мне все это, просигнализировал Леха озабоченно. Колян вновь поразился чутью спецназовца - из-за соседних домов выдвигались конной цепью какие-то гамадрилы в плащах и консервных банках.
  Выглядели эти наездники крайне неуместно для жаркого летнего месяца. Огромные железные ведра с прорезями для глаз полностью закрывали головы каждого из нелепых жокеев. Длинные и серые плащи составляли их достаточно скромное одеяние и на ногах у них красовались стальные затертые сапоги. Те же бакланы тока с боку, проворчал Колян. Телепатически опять же. Вдруг от странной толпы отделился один из наездников и что-то властно рявкнул. Конница мгновенно начала перестраиваться в две шеренги. Это ж немцы, удивился Николай, точно из Германии - по-немецки базарят. Болельщики, видать, приехали за Баварию свою попереживать. Я по телевизору смотрел, у них там все фанаты перед матчем разоденутся как попугаи и давай скакать. Заблудились походу, промахнулись мимо Лужников ребятки нехило.
  Апологет отечественной военной науки был совсем иного мнения. Тевтонцы это, Колян, подал ментальный голос Леха, как пить дать, тевтонцы. Из ордена рыцарского точно. Как здесь очутились, в толк взять не могу, но по любому это рыцари - собаки проклятые.
  Рыцари-собаки тем временем потихоньку стали выдвигаться в сторону друзей, направляя на них длиннющие деревянные копья с тусклыми стальными наконечниками.
  Пацаны огляделись. Вокруг не было ни души, лишь одиночные машины были запаркованы тут и там.
  - То, что нужно! - совсем не мысленно, а вполне себе во весь молодецкий голос вдруг заорал Леха.
  Коля пригляделся. Ненавистный соседский джип стоял в двадцати метрах от ребят. Колян даже не знал - радоваться ему или плакать. Эту машину он давно не переваривал, но не настолько, насколько его бесил сам владелец этого, так скажем, автомобиля. Данный гражданин вел асоциальный образ жизни - вечно ставил свою машину кое-как, загораживая то проход, то проезд, нередко садился за руль в нетрезвом виде, а выходил из-за него вообще в никаком. Кроме того, оставлял окурки рядом с уже знакомой читателю детской площадкой и мусор свой выкидывал прямо на тротуар. Охеревший товарищ, надо бы проучить его, проскрипел Колек. Абсолютно верно, сразу согласился Леха, а то взяли моду - купят себе тачку производства вероятного противника и теряются сразу, страха ведать перестают. Скоро так своим товаром всю столицу заокеанский импортер завалит, в пору будет из РСМД выходить.
  Короче, делаем так. Леха подскочил к тачке, запрыгнул на крышу и со всей дури вмазал стопой сверху в люк. И сразу же чуть не провалился ногой в образовавшуюся дыру в крыше автомобиля.
  Колян, ты получше водишь, прыгай в люк, если чего тормозить будешь, а я толкону, только погоди секунду. Пока Николай степенно и немного торжественно устраивал свой монументальный торс в крыше черного джипа, Алексей сгонял в соседний двор и вернулся, волоча за собой средних размеров свежевырванный тополь. Будешь вместо копья в тевтонцев тыкать, пояснил бравый десантник и, обойдя тачку сзади, уперся в багажник могучими лапами.
  Рано пока, корректировал начало атаки Колян, наблюдая за приготовлениями рыцарей. Прошло чуть больше минуты.
  - Трогай, давай, толкай! - заорал во всю мощь Коля и машина, ускоряясь с каждой секундой, понеслась в сторону надвигающейся конной лавины. Леха несся легко, упруго отталкиваясь крепкими диверсионно-разведывательными ногами от дорожного покрытия. Бежать было ненапряжно, асфальт был практически новый и трещин на пути почти не попадалось. Тут Алексей почувствовал первый толчок, раздалось жалобное ржание и сразу же сверху пролетел с диким ревом немаленьких размеров тевтонец. Вмялся в асфальт, прокатился по покрытию метров десять и затих.
  Ну, как говорится, первый блин комом, подумал Леха и понесся вперед еще быстрей.
  То, что было дальше - словами невозможно описать, да и не нужно, если честно. Нынче читатель слишком нежный пошел. Больше даже телевизор смотрит там про Санту-Барбару или Кармелиту какую-нибудь. На худой конец - про благородных преступников, которые спортом отзанимались, в бригаду объединились и стали только с плохих коммерсантов получать, а с хороших ни-ни, даже пальцем не трогали. И не смотрели в ту сторону - ослепнуть боялись от ихнего благородства невиданного. Потому как те положительные бизнесмены всем помогали, зарплату платили вовремя и налоги постоянно в бюджеты отправляли больше даже, чем требовалось. И чаще. Короче, фантастику у нас читатель тоже уважает.
  Разметав больше половины вражеской железно-головой конницы, друзья развернулись и двинули тем же способом в обратную сторону. Победа уже была практически в их героических руках, оставалось только полирнуть для очистки совести. Совесть очистилась одновременно с проезжей частью. Минуло буквально несколько минут и все контуженные, поломанные рыцари-тевтонцы разом куда-то сгинули.
  Но Леха, один хрен, бдительности не терял и оставался на чеку. И как вскорости выяснилось - не зря.
  - Лех, это че за полупокеры? - Колян удивленно воззрился в сторону магазина, из-за которого толпой выходили бравые усачи в обтягивающих белых колготках, заправленных в длиннющие, аж до самого колена, узкие сапоги. Головные уборы их напоминали разноцветные кастрюли, только голову они не закрывали, как у тевтонцев, а лишь плотно сидели на макушках. У каждого за спиной висел потрепанный компактный рюкзак, набитый, судя по виду, разнообразным говном до упора. В руках непонятные усачи держали огромных размеров винтовки неизвестного производителя и непонятного года изготовления. Скорее всего - доисторического.
  Что за день за такой сегодня, то печенеги какие-то прискакали, то немцы в кастрюлях приплыли. Теперь вообще, страшно сказать, даже кто.
  - Охренеть, не встать - подивился Алексей - это же французы, пехота Наполеоновская пожаловала - откуда их всех в наш двор занесло то. Ни дать ни взять, Бородино решили нам здесь забабахать.
  - Скажи-ка, дядя, ведь недаром просраться всем дадим с Коляном - пропел Леха и прыгнул в самую гущу французского отряда.
  Тут же раздались недовольные, злобные картавые выкрики и Наполеоновское воинство пошло волной. По всей видимости, опытный боец спецназа начал успешно доказывать французским пехотинцам преимущество Советской военной доктрины над всеми прочими.
  - Держись, братка - заорал Колек, совсем кстати не мысленно, а очень даже для всех очевидцев, если такие и были, оглушительно.
  Он рванул на подмогу Лехе и принялся расшвыривать усатых любителей древнего гламура в разные стороны.
  Работал Колек спокойно, не торопясь. Плавно уходил в сторону своим широким корпусом, пропускал сбоку от себя очередной тычок штыком, бережно прихватывал ружье за дуло, продергивал за себя (опять же чуть сбоку), разворачивался спиной к летящему вслед за ружьем усачу и напоследок ставил подножку, чтобы благородный любитель тесных гульфиков об подобное препятствие споткнулся-приземлился и на какое-то время затих. Не на вечно, конечно, а лишь на некоторое время, чтоб Коляну дать возможность остальных раскидать для кучи.
  Леха от Колюни не отставал. В бою с свирепыми, но, как оказалось, безобидными французиками совершенствовал технику защиты от холодного оружия и прикидывал, на сколько еще этот цирк затянется. Есть уже хотелось достаточно сильно и на исторические этюды особо больше не тянуло.
  Вдруг Леха застыл, глаза его остекленели - его как будто парализовало. У Коляна в тот же миг создалось впечатление, что друг перестал дышать. Он быстро проследил за Лехиным взором. И его тут же накрыло самого.
  У входа в магазин стояла с открытым багажником небольшая грузовая машина с крашеным синим крытым кузовом. Разгрузка содержимого кузова грузовика уже видимо подходила к концу, и со всех сторон в сторону магазина неслись с нереальной для их пожилого возраста бабульки.
  На самом тенте, укрывавшем багажник машины, белым благородным цветом красовались магические слова: "Свежий хлеб".
  Сейчас же все раскупят, растерялся Колян, как же мы без свежего хлеба белого целые сутки проживем. Нам то нужно всего батонов по пять, максимум по шесть в лапы.
  Что же я теперь делать буду, ощущая себя полностью раздавленным от такой ужасной картины, горестно размышлял Леха. Бабульки же всех на пути своем сметут. Это вам не печенеги, и даже не рыцари. Пенсионерки средь белого дня дворец Амина возьмут без единого выстрела, не то, что продуктовый магазин, тем более, когда в него свежий хлебушек завезли. Как же я вечером буду видеофильм драматический с Джеки Чаном просматривать. Что я буду в варенье макать, и что я запивать буду кофеем, молоком разбавленным. Так же и похудеть не за горами, да и вообще в полу-тяжи уйти - в сотку.
  Таких мыслей, тяжело осевших в голове у друга, Колян перенести не мог, тяжело задышал, побледнел, на него навалились слабость и несколько почуявших изменения в состоянии русского богатыря французов. Николай их без особого удовольствия расшвырял и к ближайшему деревцу привалился. Сотка, это как вообще такое может быть, с трудом переваривал информацию Колян. Разве может человек меньше ста килограмм весить, сила притяжения ведь действовать перестанет, и человек такой несчастный может в небо улететь как шарик вонючий. Позволить улететь в небо лучшему другу Колян не мог. Он схватил ближайшего пехотинца за ногу и стал окучивать им всех оставшихся стоять на дороге французов. Леха последовал его примеру, и друзья через несколько мгновений очутились внутри магазина.
  В помещении стояла тишина, слышно лишь было мощное сопение бабулек, предвкушавших приятную встречу со свежими хлебобулочными изделиями. Парни старались не дышать, дабы не привлекать внимания и не влезать в тупиковое противостояние с грозными пенсионерками. Наконец, очередь дошла и до них. Они быстро напихали в пакеты несколько батонов белого ароматного хлеба, рассчитались с роскошной продавщицей, весившей не менее двух центнеров, и пулей вылетели наружу.
  - Уфф, повезло на этот раз - вытер лоб тяжело дышавший Леха - за остальными продуктами через часок заскочим, когда основная масса этих монстров рассосется - глядя на уверенно выходящих из магазина бабулек, понизив голос, произнес он.
  - Согласен - только и ответил Колян.
  Ставить жизнь и здоровье под угрозу он пока не был готов.
  Вокруг уже больше никаких военизированных хулиганов не наблюдалось. Ни печенегов, ни рыцарей, ни толерантно одетых французиков. Как будто их никого и не было вовсе. Друзья, не спеша, направились в сторону площадки, дабы перевести дух от встречи с плотоядными бабульками и набраться сил перед следующим заходом в магазин. О своих недавних сражениях с многочисленными и разнообразными неприятельскими силами они и не вспоминали - слишком уж сильным оказался стресс, связанный с возможной потерей веса от нехватки хлебобулочных изделий высокой калорийности и значительной пищевой ценности.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"