Хантер: другие произведения.

Звездные Коты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


   Хантер.
  
   Звездные Коты.
  
   Предисловие.
  
  
   Популярный режиссер, телеведущий и публицист Котэн Де Кот однажды сидел на закате размышлений. Осматриваясь, он хотел увидеть в этом вечере Луну. Но - не было Луны. О Солнце он даже не думал, так как вечер с солнцем - это все равно, что кот и мышь. Перебирая массивы информации, которые остались в голове его из всего того, что влетело в одно ухо и вылетело из другого, он цеплялся за те сюжеты, которые выделялись своей серединностью. Совершенная новизна была ему не нужна. Вещи устаревшие также не могли служить ему пищей для умственных течений. Тогда Котэн Де Кот выключил компьютер, прикрутил громкость телевизионной системы и раскрыл подборку газет за последний год.
   - Все слишком изменилось, - сказал он себе, - как и много веков назад, это единичное событие взбудоражило всю населенную часть вселенной, и никто не остался безучастным. Но сейчас это - слишком уж перевариваемая повсюду тема. Отвлечься? Но попаду ли я в струю?
   Взмахнув хвостом, он встал со своего дивана, обшитого кожей прозрачного пластика Кибер Котса, подошел к окну и принялся наблюдать за мухами, которые кружились с обратной стороны стекла. Нервы у Де Кота были не железные. Он не мог спокойно смотрел на наглые движения серых тел, на хитрые проблески слегка серебристых фасеток глаз. Повинуясь порыву, он едва не открыл окно, чтобы броситься в полет....
   Двухсотый этаж...
   Де Кот вздохнул. Над горизонтом всходил полудиск Земли, окутанный таинственной дымкой. Отталкивая звезды, он подсвечивал бесконечную мглу.
   -Конца и края нет, - сказал Де Кот, - нам никогда не узнать, что там, на самом краю. Лишь редкие эксцессы заставляют нас, взмахнув хвостом, вспомнить, что космос - это не так уж обыденно. Не так уж буднично и не так уж празднично. Вон там, далеко за краем Земли, блистает зеленая звездочка искусственной планеты "Клешня". Оттуда все это и пошло.
   Он включил компьютер. Выключил. Вновь включил. Вновь выключил.
   -Машина! - проговорил он.- Что ты? Кто ты, машина? Ты - лишь песчинка в череде миллиардов машин, рабов наших, которые подчинив наши умы, увели нас к звездам.
   Де Кот взят листок бумаги и ручку и написал:
   "Вступление".
   -Нет, какое же это вступление? Вступлений сейчас пишется миллионы. Ия - лишь один из них. Возможно, что мне поможет мое имя. Но стоит ли так бездумно эксплуатировать его, когда я думаю о более высоком?
   Он отложил ручку и раскрыл газету "Корпоративные вибрисы".
   -Так называемая Апрельская Сигарета, - гласила статья, - по мнению экспертов, может просуществовать в устойчивом состоянии не менее десяти веков. Структура ее может быть раскрыта в ближайшие пятьдесят лет. Однако, для полного изучения ее необходимо всякий раз вынимать крупинки табаку, и неизвестно, как это в дальнейшем повлияет на общее состояние объекта.
   -Начнем с того, что ни одно мировое событие не происходит просто так. - сказал Де Кот, - ему предшествуют самые простые, казалось бы, вещи. Череда этих вещей - это привычный поток рек, полных обстоятельств и судеб. Потоки эти так полны и так разнообразны, что, пытаясь связать все воедино, невозможно найти рациональный метод. Но общий фон, он должен был ощущаться уже тогда. Приход ли Мирового Зла чувствовался в мерном мерцании далеких светил, или же вовсе не зло то было, а резонанс эмоций коллективного суперэго? Конечно, не мне разобраться во всем этом детально. Но интуитивно....
   Что еще пишут.
   Угнан "Страйпид-100". Ого! Подробности выясняются. Да, интересно. Что-то развелось в последнее время сорвиголов, которые пытаются поймать бурю впечатлений. Сыграв на какой-нибудь слабости. Но, насколько мне известно, "Страйпид" - это совершеннейшая машина.
   Щелкнул вызов телефона. Де Кот включил экран и увидел рыжую физиономию Ичгегибина Ко, начальника безопасности Северного Блока Изолированных Котов.
   -Добрый день, мур, - поздоровался Ко.
   -Мяу! Это вы? - удивился Котэн.- Чем заслужил ваше внимание?
   - Да все то же, Котэн. Статья. Только на этот раз мне нужен детальный обзор вещей. Мне нужно, чтобы вы, мур, сделали это с величайшей тщательностью. Зная ваш профессионализм, я не могу поручить это кому-то еще. Дело в том, что агенты не могут так действовать на публику, как вы. Мы вас профинансируем. Проведете ряд ток-шоу. Создадите новые телешоу, в которых методом сканирующего анализа мы выявим потайную волну. Нам нужно знать все. У вас будет несколько сотрудников, которые будут работать в качестве специалистов по просеиванию данных.
   -Люблю хорошую работу, - ответил Де Кот.
   -Отлично.
   -Об оплате мы договоримся сразу?
   - Да. Через час к вам заедет наш кот. Он привезет вам карточку с паролем от информационного портала и номеров счета. Думаю, он вас удовлетворит.
   -Верю, - ответил Де Кот, - вы - серьезный партнер. Вы знаете, мне кажется, я уже думал об этом. Это касается....
   -Да, об этом сегодня думают все. Но мне не нужен поп-подход, хотя это вовсе не говорит о том, что вам воспрещается использовать именно поп-методы. Начинайте прямо сейчас. Мне нужен очень независимый взгляд.
   -Очень рад.
   -Вот и отлично. До встречи, друг мой.
   -До встречи, господин Ко.
   -Вот как, - сказал Котэн Де Кот сам себе, - я не зря об этом думал. Мысли и потоки сходятся. С чего начать? С того, что популярный алхимик пришел к мысли о возрождении древнего зла? Нет, это слишком просто. Начнем с наших героев. Простота выведет меня куда надо.
   Он пододвинул к себе листок и записал:
      -- Кошка Сиа.
      -- Кошка Унтерлугауэрр.
      -- Кот Кинг Сайз.
      -- Связующие звенья.
   Отложив ручку, он почесал у себя за ухом. Пригладил хвост. Намазал усы специальным воском для усов. Побрызгал на себя рыбными духами. Сев в кресло, Де Кот принялся ждать визита агента от Северного Блока Изолированных Котов.
  
  
  
   Глава 1.
   Кошка Сиа и Кошка Унтерлугауэрр.
  
  
  
   В одном из многочисленных миров бескрайнего космоса время имело свои собственные законы, подчиненные частично порядкам пространства и хаоса, частично - искусственному вмешательстве разума. Космос был полон машин. Машины проникали во в се плоскости - их можно было услышать у себя в мозгах, при случае расставшись с накопившейся суетой. Их можно было видеть воочию. К ним можно было подойти и потрогать. Заглянуть внутрь, открыв крышку. Отдать приказания. Орбита Луны переливалась, словно чешуя дракона, так как техники на ней скопилось столько, что для того, чтобы развести ее, использовали буксиры. Да, точь в точь, как на море.
   Одни напоминали самые банальные приборы, другие, были похожи на тонкие швейные иглы, их назначением было протыкать эфир и перескакивать самих себя в любые места галактики. Корабли, большие и маленькие, медленно плыли вокруг голубой планеты в ожидании загрузки, разгрузки и прочих процедур. В кабине, полной зеленого света, сидела отважная Кошка Сиа. Ей было нечего делать. У нее был выходной. Тихое журчание телефона означало, что на связь с ней хотела выйти Кошка Унтерлугауэрр, глава могущественного клана.
   -Алло, - сказала Сиа.
   Изображение пришло секундами позже. Оно скакало сквозь расстояние сжатыми пакетами информации со сверхсветовой скоростью.
   - Редко тебе звоню, - проговорила Кошка Унтерлугауэрр.
   -И верно, мр-р, - отвечала Кошка Сиа.
   - Мне снился престраннейший сон, - сообщила Унтерлугауэрр. Тон ее был странен. Она никогда не говорила подобным образом. - На днях я читала детскую книжку. В ней рассказывается о человеке. Сама знаешь, в детстве мы все верили в сказки. Мне в те годы очень хотелось заглянуть куда-то в другую область, стать маленькой и потереться о длинную ногу прямоходящего существа. Но потом мне сказали, что человека нет. Что все это выдумки. А совсем несколько часов назад мне приснилось, что я бегу по огромному городу, который возвышается надо мной, словно монстр. Окна, смотрящие на мир, явно не для меня. В них просто нельзя смотреть. Они в сто раз больше нормальных окон. Все вокруг шумит. Пространство колышется, и ни в чем нет смысла. И вот я выбегаю на дорогу. Она широка, как нельзя. Что-то движется на меня. Оказывается, это увеличенный в десятки раз автомобиль. Визжат тормоза. Я едва не падаю в обморок. Из открывающейся двери вниз опускаются стройные ноги, и кто-то берет меня в большие руки. И мы снова едем. Я тогда понимаю, что это человек. Но страха никакого нет. Я слышу незнакомые слова. Они словно произнесены наоборот, или же по закону генерации случайного числа. Но мне как будто все понятно. Человек излучает тепло и ласку. Мне хочется ему ответить, но я почему-то не могу этого сделать. У меня пропал голос. Представляешь? Потом я проснулась.
   -Странный сон, - заключила Кошка Сиа.
   -В нем много логики, - ответила Унтерлугауэрр.
   -Да. Я знаю, тебе постоянно снятся странные сны. Еще в то время, когда мы были друзьями, сны были твоей излюбленной темой. Мне кажется, именно сны и сделали тебя той, кто ты есть.
   -Может быть, что-то вернется?- спросила Кошка Унтерлугауэрр.
   -Мне странно это слышать, - Отвечала Сиа, - давно, кажется, как жизнь заиндевела, мы стали взрослыми и делаем свои большие дела. Возможно, нам надо чаще задумываться. Может быть, нам надо прислушиваться к своим снам. Мне недавно приснилось, что какой-то чудак сумел получить из ниоткуда точную копию Сверхкота Полукота. Я сама видела, как он это делал. Все действия были подвержены обычной житейской логике. Во сне обычно ничего подобного нет. Но здесь было все в точности так, как бы я сама поступила. Конечно, это абсурд. Сверхкот Полукот - это какая-та тень из далекого прошлого. Не существует никаких видеозаписей, никаких фотографий. Когда его сумели стереть в порошок, весь мир вздохнул с облегчением.
   -Может быть, эти два сна взаимосвязаны? - спросила Кошка Унтерлугауэрр.
   -Может быть. Может быть все, что угодно, дорогая. Я верю во все. Я считаю, что если только какая-та мысль придет тебе в голову, значит, это имеет право на существование. Вот думала я раньше. Что где-то в природе могут быть молочные реки и кисельные берега. Сказка, правда? А потом встречаю в архиве секретную информацию. Оказывается, в год завоевания своего могущества, то есть почти ровно сто лет назад, Изолированные Коты получили в свое пользование именно такую планету. Кто бы мог подумать? Я видела и видеозаписи, и пробы запахов, и даже пила законсервированное молоко из тех рек. Казалось бы, могут ли быть вещи, которых бы я не знала.
   -Почему бы нам не встретится? - спросила Унтерлугауэрр.- Я давно не была на Земле.
   - Я тоже не часто бываю на Земле, - отвечала Сиа, - хотя от Луны до Земли рукой подать. Что ж, это идея.
   -Значит, решено?
   -Конечно. Заодно я познакомлю тебя с Галантерейной Кошкой.
   Кошка Сиа и Кошка Унтерлугауэрр были великими и популярными командирами. Клан звездолетов Кошки Унтерлугауэрр медленно полз по орбите Солнечной Системы. В нужный момент любой из этих кораблей мог набрать огромную скорость и попасть куда угодно. База Кошки Сиа находилась над Луной. Задачи у нее никакой не было, потому что никто не мог командовать Сиа. Кошка охраняла околоземное пространство по собственной воле, а заодно продавала упакованную в полиэтиленовые пакеты пленную пыль. Товар этот имел бешеный спрос в других звездных системах. Президенты компаний и корпораций, входящие в объединенной правление, создавали для Сиа и Унтерлугауэрр всевозможные блага, так как не было в этой части вселенной более мощной силы. Не смотря на это, особой симпатии кошки друг к другу не питали. Обыкновенная кошачья гордыня мешала налаживанию простых отношений.
   - До встречи, моя дорогая, - сказала Унтерлугауэрр.
   -Пока, мур-р-р, - ответила Сиа.
   Экран погас.
   Странная она какая-та сегодня, подумала Сиа. Видно, и, правда, ее сон потряс.
   Ей представился сказочный мир, созданный народным воображением еще в древности. Кошкам в нем отводилась какая-та особая роль, но они не были в нем главными. Ходили они там без одежды. Жили сами по себе. Да и на четвереньках какого-то черта бегали. Кто их поставил на четвереньки? До этого еще и додуматься нужно.
   Мне кажется. Я в это верю, подумала Кошка Сиа. Мне ведь тоже это не раз снилась. Потом, не все легенды кажутся легендами. Существует много таинственных историй. Как будто некоторые кошки и впрямь попадали в этот мир, перенесенные таинственной силой. И что же это такое, человек? Кто его придумал? Если он просто персонаж из сказки, то почему он так всех интригует?
   Да, очевидно, существуют параллельные миры. Когда-то давно двери между ними были открыты, и кошки могли свободно перемещаться туда и обратно. Где же тогда родились кошки? Там или здесь?
   Кошка Сиа закурила тонкую дамскую сигаретку. Родина Кошек - Луна. Земля была освоена ими совсем недавно. Каких то тысяча лет. С тех пор, как Кот Ток соорудил огромную рогатку, чтобы добираться до земли силой инерции, все сильно изменилось. Легенда о человеке, она ведь в ту пору и появилось.
   Эта мысль осенила Кошку Сиа, и она докурила сигаретке одной затяжкой.
   Верно! Значит, родина человека - земля. Просто нужно как-то собраться с духом и попытаться проскочить сквозь землю на гиперскорости.
   Она было еще пуще загорелась этой мыслью, но тут ей вновь позвонили. Это был обычный, почти что бытовой звонок. Сиа включила громкую связь и сказала "Алло".
   Челнок, в кабине которого она сидела, плавно поменял курс и направился к орбитальной лунной базе, которая из-за своих размеров была видна даже с земной орбиты. На фоне серебристого естественного спутника база виделась темным цветком, покрытым сетью немигающих огоньков.
   На базе Кошку Сиа ждала ее привычная работа. Ей предстояло отсчитать подчиненных высшего звена, вызвать к себе пилотов-асов, чтобы придумать им какие-нибудь приказание, а потом, пообедав, спуститься на Луну и посетить Кафе имени Оступившегося Кота, где ее ждало таинственное свидание.
   Вечером Сиа была в кафе. Мерный шум, характерный для помещений подобного рода, лился отовсюду. Музыка бубнила. Никто ее не замечал. Еле угадывалось, что где-то в углу располагался какой-то отрешенный рэппер. Он что-то рассказывал себе, и никого то не волновало. Впрочем, атмосфера того и требовала. Рэп должен был ленивым и сонным. Не исключено, что исполнитель сам все сочинил.
   -Здравствуйте, - услышала Сиа робкий голосок.
   Перед ней возникла крайне нерешительная фигура. Это был молодой пилот из ее элитного отряда. Хвост его вяло болтался, будто в нем не было мышц. Одно ухо горело красным, другое - белым.
   -Здравствуйте, - ответила Кошка Сиа снисходительно.
   -Я....
   -Да, я знаю. Не стесняйтесь. Я никого не ем.
   -Я...
   -Не волнуйтесь, мой друг. Разговор у нас будет деловым. Я думаю, вам понравится мое предложение.
   -Меня...
   -Да да. Вот кофе. Пейте осторожненько, он горячий.
   - Спасибо, - отозвался пилот.
   На секунду Кошка Сиа уловила в его глазах скрытый смысл. Там, в самой дали глаз, которые уходили в скрытый от всех внутренний космос, горели искры разума. К ним примешивалась невероятная гордость, которую мог увидеть только очень опытный взгляд.
   -Меня зовут Масипенсио, - пилот, совладав с собой.
   Хвост его вздрогнул.
   - Я часто слышу о тебе, - проговорила Кошка Сиа, - во-первых, среди всей группы нет ни одного, кто бы умел так резко стартовать. Во-вторых, я видела, как ты соревнуешься в высшем пилотаже. У меня дух замирает. И хотя ты не входишь в первую десятку даже в нашей команде, у тебя есть то, чего нет у других. Ты умеешь пить скорость. Я уверена, что если приставить к тебе персонального преподавателя, ты быстро всех обыграешь.
   -Я стараюсь, - ответил Масипенсио строго.
   -Я знаю. Потому я пригласила вас.
   -Это делает мне честь.
   -Да, мой друг. Я хочу, чтобы ты перестал волноваться. Дело в том, что мне нужны коты, на которых можно делать ставки. Я ощущаю.... Нет, я не знаю, как сказать это точно. Но моя интуиция редко меня подводит. Я чувствую, что приходит время серьезных решений и серьезных котов. Дело не в том, что ты умеешь сейчас. Мне, прежде всего, интересен твой потенциал, Масипенсио. Понимаешь.
   -Понимаю, - Масипенсио вновь оробел.
   -Нашими учеными разработаны новые аппараты серии "С", которые требуют персонального подхода. Это - автоматы дальнего действия, которым, порой, не всегда нужен экипаж. Уверена, что ты еще ничего не слышал об этом. Основное отличие этих кораблей от прочих в том, что они умеют маневрировать между сверхскоростями на очень коротких отрезках. В ряду звездолетов Кошки Унтерлугауэрр имеется несколько машин, способных на такие маневры. Но все они намного превосходят серию "С" по размерам. Потом, они не так автоматизированы. В третьих - новейшая система аморфной массы, из которой в ходе десантной операции может сформироваться что-угодно.
   -Я....
   -Что? Нет, не волнуйтесь, мой друг. Вы принимаетесь на курс. Только и всего. Почему я встречаюсь с вами лично? Курите? Балуетесь? Вот, возьмите. Курите. Дело в том, что участвую в этом проекте лично. Сама все пробую. Потому я хочу поговорить с каждым, кто становиться претендентом. То есть нет, вы - не претендент. Базу обучения вы пройдете. Испытаете все это на практике. В дальнейшем.... "С-300" пока существует в единственном экземпляре, и пилотов будет несколько.
   -Я очень рад, - выдавил из себя Масипенсио.
   -Отлично. Как вам обстановка?
   -Что именно?
   -Кафе.
   -Хорошее кафе.
   -А кофе?
   -Хороший кофе.
   -Вот и замечательно, Масипенсио. Будем считать, что мы договорились.
   Поздним вечером Кошка Сиа, выбросив из головы все мысли, что касались Федерации, состоявшей из Солнечной Системы, двух Блоков Изолированных котов и ряда мелких государств, села в свою гоночную машину и отправилась в сад развлечений "Контим", что вращался на высокой лунной орбите.
  
  
  
  
  
   Глава 2.
   Кошка Унтерлугауэрр в гостях у Галантерейной Кошки.
  
  
  
  
   Галантерейная Кошка никогда не мучила себя вопросами кибер-культуры. Это вовсе не значило, что она могла обходиться без всевозможных электронных слуг. В ее время для полной альтернативности, якобы движущийся назад в природу, в джунгли, в великолепные поля, нужно было иметь недюжинную смелость и совершенно инородный характер. Любители природы большей частью любили разговаривать о природе. О чистоте. О многих всяких разных чистотах. Галантерейная Кошка примыкала к ним как бы с краю. Она и соглашалась, и не соглашалась, а вообще - она просто делала вид, что ее волнует все натуральное и старинное. Большинство тканей в ее мастерской производилось на песовдонатуральных фабриках. Искусственные меха не отрицались, зато открыто пропагандировались естественные краски.
   Однажды к ней зашла Кошка Унтерлугауэрр, героиня космосов и антикосмосов.
   - А я, вот, размышляла о судьбе, - проговорила Галантерейная Кошка.
   - О чьей судьбе? - спросила Унтерлугауэрр, колебля гладким черным хвостом, обвешанным специальными плазменными перстнями, модными и сверхдорогими украшениями.
   - Да не о чьей, а так. Я просто думаю. Думаю, думаю. Мур-мяв... Муха...
   - Ты поймала муху?
   -Да, а как же?
   -Ртом?
   -Да, -гордо заявила Галантерейная Кошка.
   - А у меня вот нет мух, - пожаловалась Унтерлугауэрр, - скучно без них, не то слово. Хотя, что мне говорить. Я их почти и не видела. Родилась я на звездолете, где главным развлечением малолетних котят было составление алгоритмов. Мух впервые я увидела уже в довольно зрелом возрасте. Я тогда сидела у окна в одном большом офисе. И что-то во мне сработало. Не смогла я удержаться. Прыгнула за мухой...
   -Упала?
   - Офис защищен воздушными ловушками.
   -А.
   - Меня-то поймало. Да. Но далеко не все это поняли. С тех пор я узнала эту страсть. И ничего я с собой не могу сделать. Если летит муха, я готова все бросить и кинуться за ней. Уже потом я узнала про существование противомушиных очков. Они специально разработаны для тружеников сельского хозяйства. Вот сидит, например, оператор полевых машин в своей будке. А тут - муха... В-общем, в очках ты мух не видишь. Есть также противомушиное стекло. Оно на кабинки операторных ставится. Познакомившись лет десять назад со всей этой петрушкой, я заказало большую партию стекольной массы. Мало ли что? Летаем мы далеко от Земли. Мухи, они везде есть.
   - Верно говоришь, подруга.
   - Я вот что. Хотела бы что-нибудь по последней моде....
   Галантерейная Кошка всегда имела в своей коллекции все самое ультрасовременное. Знали ее по всему свету, а также и за пределами его. Показы мод транслировались по различным каналом. Однажды ее даже посетил Зеленый Одноглазый Человек и сказал:
   - Мода - круто.
   Главной проблемой Галантерейной Кошки было находиться на вершине и не падать с нее. Сказать еще вернее, находиться не на поп вершине, а в эпицентре стиля. Если бы составлялся хит-парад модельеров, она едва едва попала бы в первую десятку. Возможно, ей насчитали бы 11-е место. С другой стороны, она всегда находилась несколько со стороны. Так сказать, на самом краю экспериментов.
   - Вот, - говорила Кошка Унтерлугауэрр, - я, конечно, не чужда самых разных одежд. Но когда приезжаешь на землю, и не знаешь, что делать. Мода на Земле развивается слишком правильно.
   -Слишком много пуританства, - заметила Галантерейная Кошка.
   - Да. Особенно - в Америке.
   - В Америке - скучно. Хотя там очень хорошие пластики. В прошлом году была выставка одежды для роботов-кузнечиков.
   - А.
   - Кузнечики ничего не признают, кроме медленно сохнущих пластиков. Я покупаю их в бочке. В Америке пластики выращивают в натриевых бочках, а потом переливают в деревянные. Я моделирую полевые субстанции на сервере. Если б ты знала, как капризны эти сервера. Как правило, пригодны только сервера в металлических корпусах. Хотя и современные корпуса.... Вот такие нюансы. Потом я выпускаю субстанции. Нужно следить, чтобы они не сбежали. Иначе переполох начнется. Такая вот штука. В позапрошлом году моя уборщица случайно забыла закрыть окно. Мыла полы. Субстанции выбрались из генераторы и мотылялись туда сюда. Уборщица, Ольга Коошкина, внимания на них не обращала. Она к ним привыкла. Я ведь знаю, что это - дело сложное - уборщицу найти, чтобы субстанций не боялась. Я, конечно, предпочитаю экспериментаторов и десантников в отставке, которые что только не видели. У меня до этого работала С.Ти Котич, которая в 0201-м году поймала на Экстракторе Обезьяну Чи Чи Чи. Она, конечно, была реальным звероловом, но с субстанциями она не сладила. Олечка же - просто тихая кошечка. Ей все равно. Хотя у субстанций нет никаких характеров.... Просто поле, у которой есть временная форма. Потом на это поле выливают пластик. Они сливаются, пластик высыхает, получается великолепная форма. Ее остается только оцифровать.
   - А я и не знала, - сказала Унтерлугауэрр.
   - Что?
   - Я думала, что одежду шьют.
   - Иногда. Самую дорогую одежду я шью вручную. Даже без машинки. Беру иголку с ниткой и шью. Так, на прошлой неделе я закончила шить кожаный нахвостник для королевы Сибири Зе Конт Кот Кот. Конечно, робот шьет лучше. Но - они уважают мои руки! Я это знаю.
   - Ты редко шьешь руками?
   - Часто, мур!
   - А роботы?
   - Но это тоже творчество, мур!
   - Я знаю.
   - Я понимаю. Энергетические костюмы вручную не сошьешь.
   - О да.
   - Ты не подумай. Я не только большая модница. Я могу и серьезные технологии поддерживать. Модель Растворителя Кошек.
   - Ты принимала в этом участие?
   - Конечно. Версия 7.3.
   - Серьезно?
   - Вполне.
   Растворитель Кошек - сверхдорогая концепция. Установка занимает несколько этажей. В центре - ядро генератора. Попадая туда, живое существо меняет структуру. После этого оно может менять облик и проникать сквозь миры. Какое отношения имела к этому модельер Галантерейная Кошка, Унтерлугауэрр ума приложить не могла. Хотя - что тут говорить - одежда для роботов-кузнечиков - это тоже сверхсложно. Роботы-кузнечики что попало носить не будут. Энергетические субстанции - всего лишь форма, на которую пластик нужно вылить. Моделируется это вручную, и для этого используется 15 версий языка программирования Кот-Пэрэдайз-Лост. Язык столько специфичен, что дело и впрямь может показаться высшим пилотажем. Технологии Растворителя Кошек в чем-то схожи. Но это - дело крайне секретное. Одна сфокусированная модель может уничтожить целый мир.
   Кошку Унтерлугауэрр все это волновало до предела. Она всегда находилась в курсе новых разработок, но Растворителя Кошек у нее не было. Продать же его не мог никто. Конечно, и Галантерейная Кошка не могла.
   Затем разговор зашел о мышах.
   - Я часто перечитываю хроники Хантера "Звездные Коты".
   -Концептуально.
   - Я вот что думаю. История Докота Архикота рассказывает о временах, когда кошек не было вообще, а над просторами древней Земли летала тень Красной Мыши.
   - Ты в это веришь?
   - Не знаю.
   - Трудно согласиться с тем, что Красная Мышь жила до образования мира.
   - Да. Но ведь это было еще до вторжения Хаоса. Главные же коты уже тогда были в Хаосе.
   - То есть, они есть и сейчас.
   - Да. Коты Хаоса - неизменны.
   - Они и сейчас есть.
   -Да. Воистину так.
   Коты Хаоса - тема наизапретнейшая и наиинтереснейшая, так как попасть по доброй воле в Хаос живое существо неспособно. Это все равно, что допрыгнуть до Луны или укусить себя за локоть. Вещи, вроде, несоизмеримо разные, но - одинаково невозможные. Известно немало глупцов.... Был даже конкурс кусания себя за локоть. Но ни одного случая удачного исхода еще не было.
   - Потому я отношусь к мышам спокойно, - заметила Кошка Унтерлугауэрр.
   - А мне они даже кажутся милыми, - прореагировала на это Галантерейная Кошка.
   - Особенно - в бульоне.
   - А ты любишь жаркое?
   - Конечно. И шашлык с яблоками.
   - А мыши с запахом чеснока?
   - Да. И еще - мыши со съедобными этикетками из под марсианского укропа.
   - Мыши в яблоках!
   - Мыши в грушах!
   - Мыши, запеченные в искусственном арбузе!
   - Беф-мышанофф!
   - Мышанты с перцем!
   - Мышантени сибирские!
   - Мышантени северские!
   - А мышантени питерские?
   - А водка с сушеными ногтями мыши йоханесбургских подвалов?
   - А у тебя есть?
   - Что?
   -Ногти?
   -Мурр.... В магазине напротив - валериановый коньяк "Галс"!
   - Мурр!
   - Выпьем?
   - Ура!
   Галантерейная Кошка послала свою секретаршу Эльзу Блошких в магазин, и скоро на столе стояло несколько бутылок ароматного валерианового коньяка.
   -Я хотела привести сюда Кошку Сиа, - сказала Унтерлугауэрр, - мы почти что договорились. Но теперь нас снова что-то развело во взглядах. Я ведь не спорю с ней, что истина кошачьего бытия - это жить и гулять самой по себе. Мне так же чужды понятия дома и семьи. Мой дом - бесконечный космос. В любом месте галактики я чувствую себя комфортно. Но теперь.... Да, это - наша гордыня. Не знаю. Может быть, здесь есть зависть. Как ты думаешь? Пилот, который долгое время считался лучшим, но потом отошел от дел, он всегда хочет вернуться. Это - класс. Мы не можем простить друг другу наши умения.
   -Так она не приедет, мур? - спросила Галантерейная Кошка.
   -Думаю, что - нет.
   -У вас была назначена встреча.
   -Нет. Точно не была назначена. Мы поговорили об этом. Может быть, вскользь.
   -Мяу! Я, право, не знаю. Я живу в цветах.
   -В каких цветах.
   -Ну, мяу, и так, и так. Честно. Я правда по утрам нюхаю цветы. Цветы моих мыслей - это другое. Я нюхаю их, выпивая рюмочку ароматного вина. Цветы для повседневного нюхания растут у меня на балконе, но мне приходится часто менять их, так однообразие мне претит. Эльза приносит мне новые горшочки, мур. Если мне встречается поразительный экземпляр, я оставляю его. Затем он занимает свое достойное место на моем подоконнике. Этот подоконник - вечер понедельника. Вечер понедельника более синий, чем какой-нибудь другой день. Но во вторник я нюхаю укроп, так как укроп был создан Богом именно во вторник. Что бы мне ни предложили, это невозможно. Укроп вторника укрепляет во мне веру в то, что я создам платье для совершенства настроений. Модный кот умеет делать это. Но он совершенен.
   -Ты так действительно думаешь?
   -Да, милая. Я это точно знаю, мур.
   -Что же ты нюхаешь в четверг.
   -Цветы четверга никогда не бывают одинаковыми. Но чаще всего я выхожу на лужайку и смотрю на солнце, щурясь. Потом я отворачиваюсь, крепко сжимаю веки и смотрю на полученную картинку. Затем, открыв глаза, я ищу знакомые предметы. Таковы цветы четверга.
   -А в пятницу? - спросила Кошка Унтерлугауэрр.
   -Пятница - это часовой круг воздушных поцелуев. Его не пронять одними лишь цветами. Потому я самостоятельно еду на рынок и покупаю букет, который непременно ношу с собой до окончания дня. Это и есть цветы пятницы.
   -А суббота? - спросила Кошка Унтерлугауэрр.
   -В субботу я напиваюсь, милая. Вот. И цветы всех суббот мира очень похожи друг на друга. Они похожи на первичность субботних цветов и теперь. Выпьем.
   -Выпьем, мур. Но что же в воскресенье?
   -Воскресенье, это день, когда Бог опоздал на занятия в собственной школе. Потому он и сделал его выходным. В воскресенье цветы - это сон учебников, которых может не быть. Выпила, мур? Давай еще по одной.
   -Давай, мур!
   -Ох, мур! Чувствую, мур, что, мур, мы, мур, сейчас, мур, напьемся, мур!
   -Ура, мур!
   -Ура, мур!
   -Мяу!
   -Мяу!
   -Мяу Мяу Мио Муо Мьяо!
  
   Котэн Де Кот отложил ручку и посмотрел на монитор. Все, что он записывал, тут же сканировалось на экран. Он мог бы диктовать, но данный стиль не очень воспринимался им самим. Главным же было то, что написание вручную поднимало ему настроение.
   Вызвав к себе персонального секретаря, Мишеля Котуавзье, он произнес:
   -Друг мой, сейчас - окончание дня. Понимаете?
   -Вы бы хотели пропустить по рюмочке коньячку, мур?
   -Верно. Знаешь, я отвлекся. Меня захлестывают какие-то дополнительные мысли. Всю предыдущую ночь я читал отчеты с бортжурнала патрульного крейсера Северного Блока Изолированных Котов. Наисекретнейшие материалы. Об этом никто не знает, и никогда не узнает. Если и узнают, то - крайне нескоро. Представляешь себе, Мишель, сколько существует знаний, скрытых от всей кошачьей нации. Но, считается, что это может что-то перевернуть в сознании. Но теперь-то что уже ломать? Все уже переломано. Как ты думаешь?
   -Не знаю, мур, - ответил Мишель, - вам виднее. Я об этом думаю. Я пойду за коньяком.
   -Ты так думаешь?
   -Что?
   -Что лучше сходить в лавку за натуральным?
   -Конечно. Я не понимаю, как вы порой давитесь этим суррогатом.
   -Но он - хороший суррогат.
   -Даже и не отличить.
   -А ты отличаешь?
   -Да. От натурального - совсем другое настроение.
   -Да. Именно! Все дело в настроении! Молекулярно они одинаковы!
   -Если б еще все так думали....
   -Н-да. Особенно, в Кибер Котсе.
   -Кибер Котс - это очень иная страна, - ответил Мишель, - я там не был, но я как-то лазил по сети Кибер Котса и ни с кем не нашел общего языка. Меня это заинтересовало. Я думал - в чем же дело?
   - Да. В Кибер Котсе все иначе, - согласился Де Кот.
   Котуавзье спустился на улицу, где вечерний шум медленно перерастал в шум ночной. Вошел в частную лавку и купил там бутылку коньяку. Вернувшись, он откупорил бутыль.
   - У меня получается два очерка, - проговорил Де Кот задумчиво, - не знаю. Наверное, я буду продолжать оба. Второй - это что-то личное. Может быть, это то, что бы делал я, оказавшись на месте героев. Послушай, Мишель, что-то ты молчишь. Что с тобой? Что-то случилось?
   -Да так, - ответил Мишель.
   -А! Знаю! Все дело - в той самой кошечке. Или я ошибаюсь, Мишель?
   -Да, вы правы, Котэн, - сказал Мишель, - это так.
   -Выпьем, мой друг. За то, чтобы у тебя все получилось на личном фронте, мур!
   -Выпьем!
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава3.
   Котис.
  
  
  
  
   У Кошки Унтерлугауэрр не было планеты-дома. Она жила на звездолете "Стар Катт", и название это никак не переводилось. Плавал же этот звездолет по высокой орбите в облаке Оорта, что на самом краю Солнечной Системы. Облако Оорта - чрезвычайно холодное место, замусоренное обломками какой-то древней цивилизации и замерзшими кометами. База звездолетов Кошки Унтерлугауэрр насчитывала пять огромных блочных кораблей, еще штук двадцать скоростных крейсеров и кучу всяких разных вспомогательных судов, необходимых для обслуживания. Медленно проплывая по гигантскому эллипсу, звездные кошки проводили дни в ничегонеделании. В военные времена у них были шансы себя показать, кровь разогреть. Теперь же делать было нечего. Разве что девизы учить и о будущих победах мечтать. Последней переделкой было явление призрака Дробной мыши, так называемой "Мыши-Книжечки". Но уж и забылись все тревоги, прошло пять земных лет и один месяц года местного, который длился крайне долго, ибо облако Оорта один оборот вокруг солнца делать не спешит. Да и вообще, сказать по правде, солнца оттуда и не видно. То есть видно, но так, на вскидку, и не покажешь пальцем его. Нужно как-то особенно знать, какое из всех этих звезд является родным.
   Но это все так - для вступления. После посещения Галантерейной Кошки, Кошке Унтерлугауэрр необходимо было возвращаться домой. Пребывала же она на Земле неофициально и пользовалась для передвижения не своим звездолетом, а транспортом, так сказать, межпланетным, общественным. Отправляясь назад, Кошка Унтерлугауэрр надела на себя электромагнитное платье-облако зеленого цвета, огромные очки, скрывающие правду и отправилась на стоянку частного транспорта.
   На огромной площади тут и там стояли разноцветные катера таксистов. Здесь были и маленькие аппараты для быстрой доставки на Луну, и шаттлы, которые затем пристыковывались к двигательным установкам. Были даже и межзвездные модули с кабинами глубокой заморозки.
   Кошка Унтерлугауэрр купила стаканчик молока, присела на скамейку и принялась читать попсовый томик "Зайчиха: расплата за морковь". Она никуда не спешила. К ней то и дело подходили таксисты.
   - Луна, Луна, летим на Луну, - тараторил веселый кот с перламутровыми усами.
   Унтерлугауэрр продолжала чтение.
   -На Луну летим, дама, на Луну, на Луну, - продолжал тараторенье кот.
   - На Луну я и пешком схожу, - отвечала Унтерлугауэрр.
   Книжка же, которую она читала, была напрямую связано с сериалом "Зайцы-провинциалы" о 123 сериях. Кошка Унтерлугауэрр вообще интересовалась культурой зайцев. Особенно ее интересовали эфирные существа - радиозайцы, а также зайцы запределья, среди которых известны были Заус, Зуясс, Зиусс, Адские Заисы и так далее. Книга же, хоть попсовала, все ж упоминала о заячьей метафизике.
   - Юпитер, Юпитер, чисто спутники Юпитера, - мимо скамейки проходил пшеничный кот.
   - Вам куда? - осведомился писклявый сиамский кот в фиолетовых штанах.
   - А куда везешь?
   - Куда угодно. Я - мастер-самодельщик Котис. Мой корабль может взять скорость света со старта. Еще у меня есть все виды замораживания и даже сон при разложении на молекулы.
   -Эт где ты такое взял?
   -Что взял?
   -Сон разложения на молекулы.
   -Нигде не брал, - пискнул кот.
   -А что ж говоришь, что она у тебя есть, камера эта? - важно спросила Кошка Унтерлугауэрр.
   -Так что тут такого? Зачем обязательно где-то брать камеру. Ее можно и самому сделать!
   - У тебя, что ли, самодельный корабль? - спросила Унтерлугауэрр.
   -Да.
   - Ты - самоубийца?
   - А вы что, не знаете меня?
   - Нет.
   - Меня все знают.
   - А я что-то не слышала.
   - Вы, видать, издалека.
   - Ну, типа да.
   -Ну что, летим?
   - А сколько берешь?
   - Так смотря куда.
   - Трансплутон.
   - 2000 котофеев.
   - Ладно. Где твоя посудина?
   - Висит.
   - Где это она висит?
   - На орбите. А меня и пассажиров она доставляет сюда с помощью луча.
   - Ух ты, как наворочено.
   - А то.
   - Я что-то раньше нигде не встречала, чтобы кто-нибудь умел с помощью луча кого-либо перемещать.
   - А этого никто и не умеет. Я ведь технологию никому не продаю.
   - Заманчиво.
   Тут уж Кошка Унтерлугауэрр никак не могла не согласиться, так как луч ее заинтриговал. На самом деле она была неплохо осведомлена во всех современных новинках, и телепортатор на дистанции до 200 километров был ей хорошо известен. Первые модели такого прибора появились достаточно давно, однако до сих пор не было налажено массовое производство. Не смотря на явную выгоду такого прибора в различных военных операциях, первенство здесь брали роботы-трансформеры, которым ни к чему были всякие разные сверхбыстрые перемещения - они и так быстро двигались. Лет эдак двадцать назад пробные варианты луча выпускались на одном заводе. Их использовали на марсианских станциях. Возможно, Котис пользовался этим самым прибором.
   Вскоре она была на борту средних размеров корабля, который почти полностью состоял из двигательной установки. Никакого дискомфорта при перемещении Унтерлугауэрр не почувствовала. Наоборот. Краткосрочное разложение взбодрило ее.
   Кабина была рассчитана на четыре места. Также имелся блок для иных форм жизни, все части которого были предусмотрительно изготовлены из податливого материала. Правда, было совершенно неизвестно, какую же форму жизни мог перевозить Котис.
   - Прошлым месяцем гусей транспортировал, - радостно сообщил Котис, - гуси очень любят скорость.
   - И они согласились на этом драндулете лететь? - иронично спросила Унтерлугауэрр.
   - Да что ты, не веришь что ли? - Котис перешел на ты,- У меня - самый наиреальнейший аппарат. Я умею разгоняться в обратную после преодоления светового барьера. А этого никто не умеет, разве что Сергей Змея. Но он свой корабль давно разбил и живет на складе, где поедает глазами банки с килькой. Сейчас я тебе покажу, на что мы способны.
   Котис стал щелкать тумблерами, включая какое-то ручное управление. Со скрипом из под передней панели выполз большой руль, укутанный в кожаный чехол. Под рулем имелось множество рычагов.
   - Прямо как в автомобиле, - заметила Унтерлугауэрр.
   - Прикалываешься?
   - Не, я серьезно.
   - Ну да, ну да, - согласился Котис как бы сам с собой, - тут вот есть и омыватель стекла, и аварийка...
   - А чем стекло омываешь?
   - Ну, как чем. Жестким излучением.
   Котис щелкнул последний тумблер. За спиной заурчали двигатели, и Земля тут же стала удалятся. Казалось, через минуту она должна неминуемо превратиться в маленькую сияющую точку.
   - Неплохо с места рвет, - заметила Кошка Унтерлугауэрр.
   - А то, - с гордостью согласился Котис, - возле Луны много светофоров. Так я на старте кого угодно сделаю. Я часто участвую в рейсинге на дистанцию двадцать тысяч километров. Это поэтому у меня хватает средств на разработки. А так - я работать не люблю. И другим не советую.
   - Что ж ты в свободное время делаешь?
   - Сплю.
   - Так ты ж исследователь.
   - Не, ну когда я не сплю, я сижу в лаборатории. Что мне Кот Кинг Сайз! Один, что ли, Кинг Сайз - супер пупер? Он ведь и не сильно в космос летает. Да и вообще, рыбак он. Вот что.
   - Как рыбак?
- А так. Рыбак, и все.
   - А.... Откуда ты знаешь...
   - Пристегни ремни.
   - Ты чо. Я не пристегиваюсь. Я хвостом держусь.
   - Ну ну.
   Корабль тряхнуло, и тут же он вылетел в гиперпространство.
   - Во как, - радостно заявил Котис.
   - Молодец, - поддержала его Кошка Унтерлугауэрр, - однако, ты вряд ли справишься с пилотами элитных подразделений. Взять хотя бы молодцев из базы Кошки Сиа. Знаешь, что они выделывают? Я даже не уверена, что я смогу что-то такое.
   -Серьезно? - спросил Котис.- Ты тоже такое можешь?
   -Да я так, - остановилась Унтерлугауэрр, - я - на досуге. Меня все больше другие вещи занимают. На земле я посетила Галантерейную Кошку. Мы много говорили о том, что такое мода, и что такое кошачья душа.
   -Кошачья душа полосата, - уверенно заявил Котис.
   -Откуда ты знаешь?
   -Ну так это же естественно.
   -А. Ты просто так решил?
   -Нет. Я - оптимист.
   -Это очень хорошо. Вот только мне непонятно, куда мы летим. Облако Оорта - это очень близко, не так ли?
   -Да не волнуйся! - воскликнул Котис.- Ты знаешь, какой у меня стаж!
   Но вскоре его оптимизм стал уменьшаться. С каждой секундой космос за окном редел, покрывался облаками, а вскоре на нем стали отчетливо проступать красные полосы, будто кто-то красил забор из штакета. Когда полосы стали вообще отчетливы, то их и впрямь нельзя было отличить от забора. Котис молчал, потому что говорить в эти минуты было нельзя. Кошка Унтерлугауэрр много что в жизни видала. Мало кто опытней ее в деле космическим перелетов был. Но такого она еще не видывала. Чем четче проступали контуры мира, тем яснее становилось, что звездолет Котиса попал туда, куда вообще не стоило бы попадать. Космоса вообще уже нигде не было. Наблюдалось бесконечно огромное великанское пространство. За забором в высоту в тысячу километров высился дом. Из трубы шел дым. Рядом сидел грач.
   Кошка Унтерлугауэрр, вырвавшись из оцепенения, щелкнула клавишами и включила дальномер. До забора было сто тысяч километров. От забора до дома - двадцать тысяч. Высота грача составляла двести километров.
   - А...а ...а, - произнес Котис.
   - Мр...р...р, - ответила Кошка Унтерлугауэрр, - Где это мы?
   - Смотри, он собирается взлетать, - заметил Котис.
   - Он нас точно склюет, - решила Унтерлугауэрр.
   Грач между тем осмотрелся и раскрыл клюв. Очевидно, он каркнул, но слышно не было. Котис попытался очнуться: стал щелкать манипулятором, пытаясь внести какие-то корректировки. На самом же деле, он находился в прострации. Если б то же самое не видела Кошка Унтерлугауэрр, он бы тотчас позвонил в службу экстренной помощи, чтобы отправить самого себя на проверку вменяемости. Однако, что тут говорить? В космосе бывает все. Вылет за пределы космоса возможен по идее. По такой же самой идее предполагается, что космос - это чье-то воображение изнутри.
   Грач взлетел и тут же проскочил над кораблем.
   - Вот черт!- воскликнул Котис.- Какая скорость!
   - Для него это - нормальная скорость, - мрачно ответила Кошка Унтерлугауэрр.
   Грач между тем, обнаружив инверсионный след от двигателей, заинтересовался и сделал круг.
   - Склюет, - подумала Кошка Унтерлугауэрр.- Это все. Жизнь закончилась так нелепо....
   Котис что-то таки нащелкал манипулятором, экран выдал какие-то знаки, и корабль вновь попал в туман. Затем - потемнело, и тут же появились привычные расцветки гиперпространства.
   - Может, у тебя тут вместо воздуха веселящий газ? - попыталась пошутить Кошка Унтерлугауэрр.
   Усы Котиса повисли. Забыв кошачий язык, он лишь сопел и тихо мявкал.
   - Хаос, - наконец, выдавил он из себя.
   - Что? - спросила Кошка Унтерлугауэрр.
   - Я слышал, что мир заканчивается хаосом.
   - По-моему, это просто - какой-то великаний мир, - ответила Унтерлугауэрр, - и нам повезло, что мы сумели из него выбраться.
   - Ты считаешь, что мы не чокнулись?
   - Да что ты! Ты знаешь, кто я? Я - Кошка Унтерлугауэрр.
   - Ты?
   Настроение Котиса поменялось, в глазах блеснул восторг.
   - Ты - Кошка Унтерлугауэрр?
   - Мурр. А ты что думал? Ну, Котис, после таких переделок мы с тобой - братья...
   - Вот черт! Сколько чудес за один день! - не унимался Котис.
   - Ты бы лучше вывел свой корабль из гиперпространства. Мы наверняка проскочили куда-нибудь за пределы Солнечной Системы.
   - Ах, да.
   Так и вышло. Когда звездолет выпрыгнул из гиперпространства, навигационные приборы определили рядом какую-то неизвестную звезду. Все это говорило о том, что в этой системе либо нет спутников-ретрансляторов, либо они есть, но системы не совпадают. Такое иногда случалось.
   - Двойная звезда, - произнес Котис, глядя на экран.- В каталоге корабля есть данные по всем звездам этой половины галактики. Если только мы... Ага. Это - звезда Мутант. Как быстро мы да нее добрались.
   - Здесь находится священный саркофаг! - воскликнула Кошка Унтерлугауэрр торжественно. - Это либо знак, либо ты так все придумал. Хотя, сомневаюсь, чтобы ты сумел такое придумать.
   - Что будем делать?
   - Пристыкуемся. Не часто удается попасть в подобные места. Тем более, что система Мутанта защищена полем. Коли мы сумели проникнуть внутрь, нам нужно воспользоваться случаем и посетить священный прах Великого У. Направляйся к четвертой планете. Вокруг нее вращается станция-мавзолей. О, благодать, мур! Я давно мечтала увидеть своими глазами того, кто спустился к нам из великого ниоткуда, чтобы поставить нас на путь истинный.
   - А что делает в системе Мутанта Великий У?
   - Не знаю. Пятьдесят лет назад, когда корпорация "Шерсть" диктовала условия по всему миру, нетленное тело Великого У решено было спрятать. Мутант генерирует сильное поле. Гигантские машины собирают его и фокусируют. Таким образом, работает система пропусков. Уже десять лет это место вообще закрыто для посещений.
   - Почему?
   - Не знаю. Мавзолей вышел из подчинения корпорации и работает отдельно. Здесь живут избранные.
  
  
  
   Глава 4.
   Кошка Унтерлугауэрр у гроба Господня.
  
  
  
   Недавно произошедшие события все еще не выходили из памяти. Их можно было интерпретировать как угодно, но Кошка Унтерлугауэрр решила, что это - знак свыше. Система Мутанта весьма закрыта, и не хватит никакого авторитета, чтобы попасть сюда просто так. Она не была уверена, что ее тут вообще знали. Служители храмов вообще были индифферентны к событиям внешнего мира. Их мало что интересовало. То есть, интересовать их могло что угодно, но в этих вещах не было ничего светского. Они служили и наслаждались. Возможно, реальную работу здесь выполняли охранные службы. Но они целиком состояли из избранных котов.
   - Они проводят сканирование внутри системы? - спросил Котис, постепенно выходя из прострации.- Как ты думаешь?
   - Может быть. Но - вряд ли. Представь, сколько мощи уходит на то, чтобы закрыть систему Мутанта. Возможно, на контрольных пунктах все очень серьезно. Там проверяют уровень IQ, содержание микроорганизмов в крови, наличие в душе соответствующего излучения. Пропускной пункт у них неплохо организован.
   -Ты думаешь, сюда нельзя попасть через гиперпространство?
   -Если бы можно было попасть, кто-нибудь обязательно бы проник.
   -А мы?
   -Не знаю, Котис, - Кошка Унтерлугауэрр взмахнула хвостом.- Мне кажется, что все это очень не случайно. Тут что-то особое. Иногда мне кажется, что я знаю, как жил У. Как будто никто мне этого не рассказывал, а я сама знаю. Тут есть какая-та связь.
   -Как ты думаешь, нас проверят при стыковке к станции храму?
   -Не знаю. Я ничего не знаю. Это твой корабль, Котис. По моему, благодаря ему мы попали сюда. Ты ведь мастер-самоделкин.
   -Но но. Ты знаешь, сколько я на него денег вбахал?
   Космический Храм, отражая свет Мутанта, горел, как звезда. При приближении к нему окна затемнились. Усыпальница отражала от себя практически весь свет, так как была прозрачна. Специальные помещения находились где-то внутри, части их угадывались по темным каналам, червями проходящими внутри хрустального многоугольника. На поверхности станции не было видно ни одной надстройки, ни одной металлической фермы. Все было исполнено с наивысшим эстетизмом. Являясь по форме многоугольным кристаллом, храм достигал в диаметре более трехсот километров. Большая часть этой махины была заполнена прозрачным веществом, добытым из недр какой-то остывающей звезды. Сам гроб, вопреки всеобщему мнению, располагался не в центре, а в одном из лучей кристалла. Кошка Унтерлугауэрр знала об этом. Нахождение Великого У с краю символизировало его уход и возможный приход. Практическое значение тут было в том, что гроб постоянно находился в помещении на фоне звездного неба. Лучи Мутанта касались помещения лишь с самого края.
   -Нас поймал локатор, - сообщил Котис.
   -Все нормально.
   -Я знаю, - сказал он раздраженно, - это локатор - буксир. От него всегда идет синий сигнал. По-твоему, я - полный салага?
   - Не нервничай. Я тоже волнуюсь, - попыталась успокоить его Унтерлугауэрр.
   Но Котис уже не владел собой. Хвост его мотыляся из стороны в сторону, особенно неспокоен был самый край хвоста.
   Корабль вскоре был захвачен гравитационным лучом, и тот повел его на посадочную площадку. Одна из прозрачных граней Храма Великого У отворилась, обнажая гигантские ворота, в которых горел свет. Пройдя ворота, корабль завис над ярко освещенной площадью, полной звездолетов самых разных конструкций.
   -Интересно, а если нас посадят в тюрьму? - волновался Котис.
   -Бывает и так, - отвечала ему Унтерлугауэрр.
   -Ты говоришь об этом так просто?
   - Я не вижу повода для волнений.
   -А я не вижу повода для оптимизма!
   -Очень хорошо.
   Корабль сел, Кошка Унтерлугауэрр заспешила к шлюзу. Куда уже стыковался автомобиль. Котис, не справляясь со своим хвостом, привязал его к поясу.
   В автомобиле их встретил перламутровый кот в совершенно белой тоге.
   -Здравствуйте, - произнес он учтиво, - меня зовут А О Ы. Я - ваш гид. Все время пребывания на святой земле я буду с вами. Вам не нужно будет волноваться по поводу того, куда идти и у кого что спрашивать. Я провожу вас прямо к Святилищу. По дороге я вновь вкратце изложу вам Святое писание. Поехали.
   Кот-Служитель нажал на педаль, и машина понеслась по площади космопорта, огибая стоящие на ней громадины кораблей.
   -Эти корабли прибывали отовсюду, - пояснил А О Ы, - в день мы принимаем до двадцати звездолетов. Дух Великого У зовет их. Многие, пришедшие сюда, сами не знают причину своего появления здесь. Бог зовет их. Они приходят и разговаривают с ним мысленно. У каждого на душе - свое. Главное, что все мы когда-нибудь будем вместе. Ведь все мы есть части единого целого.
   Несколько тысяч лет назад Великий У являлся в наш мир, чтобы оповестить. Все Кошки жили тогда на Луне, мир казался маленьким. Котов распирали междоусобицы.
   -Братья и сестры! - произнес У, - вам мало мышей и рыбы? Вам мало мяса и молока? Потерпите! Все еще впереди. Главное, не унывать и не сдаваться. Когда вы выйдете к звездам, все станет по иному! Это говорю вам я, Великий У!
   И с тех пор все верили и ждали того момента.
   Когда же Великий У вновь пришел к нам, звезды уже звали котов. Тогда Великий У принял облик ученого и перестроил всю индустрию. Он сделал больше, чем сто поколений до него. Не было ни одной отрасли, где бы он не разбирался. Так он открыл котам дорогу в космос. Все, что у нас есть, это все - он. Когда-нибудь он вернутся, чтобы мы перешли на новый виток развития! Ну а пока мы с благоговением созерцаем Кости Господни здесь! Время от времени над ними взвивается пар, и мы понимаем, что они дышат! Это играет в них весь мир. Ведь Великий У - хозяин над всеми мирами. Ему подвластен и Хаос, и Тьма, и Свет!
   Автомобиль заскочил в туннель. Двери же туннели открылись неожиданно. До той поры казалось, что машина летит прямо на стенку. Кошка Унтерлугауэрр, видя это, была спокойна. Она даже решила, что таким образом их приносят в жертву. Котис же закрыл глаза, а хвост его уже не двигался, он просто вибрировал, и вибрация эта отдавалась на все заднее сиденье машины.
   В туннеле уже был воздух. А О Ы открыл форточку, и прохладный воздух, наполненный ароматом странных трав, вошел в кабину. Туннель петлял. Скорость была сумасшедшей. Глаза же у Святейшего даже и не мигали, хотя управлял он явно вручную. Наконец, была достигнута площадь, небо над которой рассыпалось звездными гроздьями. Окаймлявшие площадь зеленые аллеи шумели от птичьего пения. В центре переливались всеми цветами радуги многоцветные фонтаны.
   -Теперь идем пешком, уважаемые гости, - сказал А О Ы, - у нас два часа. Мы поднимемся на лифте в библиотеку и будем ждать очереди.
   -А долго ждать? - спросил Котис.
   -Не более тех же двух часов. В любом случае, мы попадем к алтарю. Вы не волнуйтесь.
   Библиотека напоминала монстрообразный машинный зал. Хранителями информации являлись какие-то совершенно неподобные машины, занимавшие место от пола до потолка. В чем был смысл их размера, А О Ы не пояснял. Известно, что современный компьютер размером со спичечный коробок может хранить в себе полную базу данных какой-нибудь планеты. Компьютер размером с книжку вмещает в себя едва ли не все знания вселенной. Но, видимо, тут их, знаний, было в миллиард раз больше.
   - Вы здесь можете узнать все даже о себе, - сказала А О Ы, - Эти машины связаны с пространством напрямую.
   Котис, подойдя к одному из дисплеев и тут же увидел себя самого.
   -Привет, - сказало ему отражение.
   -Черт! - выругался он про себя.- Кто это?
   -Я - это я, - ответил ему Котис.
   -Нет, - ответил он вслух.
   -Да.
   -Нет, -сказал он про себя.
   -Да, - ответил ему Котис с экрана.
   Котис живой отвернулся и зажмурился. А О Ы, не обращая на это никакого внимания. Продолжал свой экскурс. Он прочитал наизусть "Поэму о Пяти Котах", привел выдержки из "Книги о Хвосте", жестикулируя, перечислил всех древних богов, акцентируя внимания на их связь с двумя явлениями У. Древним и Новым.
   Кошка Унтерлугауэрр слушала его, словно ученица. Ее охватило сильнейшее волнение. Ей казалось, что она встречается сама с собой.
   Наконец, лекции закончились. А О Ы повел гостей к лифту, и тот вывез их прямо к самому святилищу.
   Это было необыкновенное место. Пирамидальный зал находился под самыми звездами. Бледный свет туманностей и далеких галактик не встречал никаких преград на пути к этому месту. Купола над ним, казалось , не существовало. Косые лучи Мутанта заставляли края этой пирамиды переливаться. Но дальше свет не проходил. Казалось, это место находилось где-то на самом краю мира, и цветные блики являлись границей. Гроб Великого У стоял в середине. Он был исполнен из редкого атомарного соединения. Драгоценные камни, вынутые из недр планет-гигантов, усыпали саркофаг цветным узором.
   Кошка Унтерлугауэрр склонилась над гробом и услышала шум. Ей как- то сразу стало ясно, что она слышит голос вселенной, в котором смешивалось все. Звезды пели. Звезды кричали. Звезды смеялись. Шипел межзвездный газ. Про меж него тихо лилось эхо, оставшееся от Первичного Кота, явления начала мира. От радости у нее потекли слезы, и она не могла остановиться.
   Она чувствовала, что Великий У - это все, что есть вокруг. Оно просто сфокусировалось в этот мир и стало тем, кто лежит теперь в гробу. Но то, что лежит в гробу - всего лишь кости. А оно продолжает жить в ревущем космосе, и никогда этому не будет конца. Оно лишь будет менять формы.
   Котис заворожено смотрел в звездное небо. Он успокоился, но край хвоста продолжал вздрагивать в такт пульсациям недалекой туманности.
   А О Ы знаком показал, что пора идти. Они спустились вниз на лифте, и Служитель раздал им золотые пластинки, которые являлись свидетельствами посещения гроба Господня.
   -Великий У сам так хотел, - пояснил он, - это золото получено из плазмы самой звезды. Идемте.
   Он тихо улыбнулся.
   На обратной дороге Котис и Кошка Унтерлугауэрр молчали. Котис, казалось. Продолжал переваривать в себе метаморфозы одного дня. Унтерлугауэрр чувствовала умиление. Она знала теперь, что все в мире едино, и не стоит ни к чему относиться серьезно.
   Выйдя за пределы системы мутанта, корабль нырнул в гиперпространство и выскочил оттуда спустя час. Звезда, блестевшая на координатной сетке экрана, было солнцем. Где-то недалеко работал радиомаяк Базы Звездолетов Кошки Унтерлугауэрр.
   -Вот и добрались, - сказал Котис.
   -Да, - прошептала Унтерлугауэрр.- Готовься к стыковке. Я приглашаю тебя на праздничный ужин. Ты познакомишься с моими генералами.
   -Так сразу? - испугался Котис.
   -Да. Я тебя щедро вознагражу. Слово Кошки Унтерлугауэрр.
  
   -Далеко не все так относятся к Великому У, - произнес Мишель.
   -Да, - ответил Де Кот, - в современном мире так много направлений. Что за всем просто не уследить. Довольно сложно отследить все события, происходящие в солнечной системе. Снимать фильмы о событиях - это не так уж ново. Если честно, я зачастую вообще использую шаблоны. Так-то. Что такое документальное кино? Другое дело - экспериментаторские мысли!
   -Но сейчас же вы не собираетесь ничего снимать?
   -Нет. Я выступлю, как публицист. Впрочем, я не знаю, выступлю ли. Быть может, никакого выступления не будет, а мой отчет ляжет в какой-нибудь стол.
   -Но ведь вы предполагали об этом сразу?
   -Да, конечно. Обычное дело. С одной стороны, мне непонятен весь этот гриф секретности. В наше время так много информации, что это вряд ли кого-нибудь удивит. С другой стороны, я правда могу многого не знать. Мы живем не в самое простое время, Мишель.
   -Подводные течения? - спросил Мишель Котуавзье.
   -Да. Они самые. Чем больше я знакомлюсь с материалом, тем больше узнаю об этом. Но самое интересное принес нам генератор пространственных искажений, который в наше время, оказывается, способен восстанавливать любую последовательность событий, если только они не перекошены чем-нибудь аномальным. Например, если время шло вспять.
   -Такое бывает?
   -Почему бы и нет. Бывает. Примеры поворотов времени довольно много. Замечательны же отдельные факты, когда это накладывает отпечаток на чью-либо судьбу. Я думаю, нам еще о многом предстоит узнать.
  

Глава 5.

Кошка-холдинг.

  
   Кошка-Холдинг сидела в своем офисе и красила усы. Краска называлась "Лонда-кэт". Завод-изготовитель относился к конкурирующей фирме. Крася усы в радикально-красный, Кошка-холдинг вспоминала тот злополучный год и день, когда завод по производству краски для усов перешел в управление "Ассоциации Изолированных котов".
   Месть! Она часто только то и делала, что думала о мести. Коты же Изолированные говорили все слова наоборот, потому и думать нужно было наоборот, иначе ничего не могло из всех тех замыслов сбыться.
   - Я учох ыботч есв ино иляноп, отче окат ьтсем икшок-гнидлох!
   Тут ее взволновал один аспект. А именно - как читать мягкий знак, поставленный в начале слова. Не в этом ли вся беда?
   А то в чем же - ответило подсознание ей. - Сколько раз ты удалялась в мысли, и ничего. А ведь правильно мыслила. Сколько энергии потрачено на медитации. А корабли Изолированных котов продолжают контролировать космическое пространство. И кто нам виноват? Просто их корабли лучше и быстрее, поэтому все лучшие планеты достаются им. Огромное месторождение перманентных маркеров на планете "Хвостоуу" принадлежит им. Теперь половина детишек земли пишет на дверях школ названия популярных групп маркерами, упакованными на кораблях-заводах Изолированных котов. Нам же приходится эти самые маркеры самим производить, а это теперь невыгодно. Это куда дороже, чем маркеры природные!
   Верно! Все дело - в мягком знаке.
   - Телефон - ко мне! - закричала Кошка-Холдинг.
   Огромный электротелефон выпрыгнул из ниоткуда, включил насосы и самонакачался.
   - Вот и я! - воскликнул он.
   - Звони! Хочу слышать... Кошку-Металлопрофиль!
   Телефон затрещал, набирая номер. Вскоре послышались далекие слова.
   - Да да, - различила Кошка-Холдинг, - вы разговариваете с телефоном. Да, вот они, сидят передо мной, усики красят. Дать им трубку?
   - Да.
   Кошка- Холдинг взяла трубку и услышала голос подруги своей, алчной Кошки-Металлопрофиль.
   - Мурр. Это я. Холдинг.
   - Ась?
   - Я хотела спросить.
   -Ну-с.
   - Крася усы свои, мыслю я. Каково мне?
   - Каково - не каково,
   А я высоко сижу,
   Слышу - как заводы шумят,
   Мне деньги дать хотят.
   - Да я не об этом.
   - А я тоже усы крашу.
   Только в черный. Я ведь белая. И усы у меня белые. Многие путают меня с Кошкой-Снег. Только Кошка-Снег добрая, а это скучно.
   Я хочу жить и злиться благополучно.
   -Ты, никак, стихами заговорила.
   - Эт потому, что съела я сома.
   - Как? Целого сома?
   -Ага. Я ведь в двух мирах сразу живу. Иногда я посещаю мою сверхкошность в мире людей. Там я хожу без одежды и часто сижу под столом в ногах у человека в ожидании пожрать. Или украсть. Вот там-то я сома и сперла.
   - Ух ты ж!
   - То то. И стихами заговоришь, когда у самых ног бога побываешь, да еще и с успехом.
   - А правда же, что есть в мире человек?
   - Еще как есть! Я уже давно поняла, что раз я такое знаю, значит я есть что ни на есть избранная. Я - Кошка-Металлопрофиль.
   - Ох, да так я и забуду, о чем спрашивала.
   - А надо?
   - Ох, как надо!
   - А.
   -Да ты не акай. Давно ж меня вопросы едят. Мягкий знак. Он кто?
   - То есть - кто. Полукружочек, приклеенный к палочке. Это ведь в школе проходят.
   - Да то и я знаю. Не. Как его читать, когда он один.
   - Как один?
   - Ну, нет ничего рядом. Ни букв, ни.... Ну, ничего боле нет, только один он, как перст. И надо его прочитать. Что делать.
   Послышались тут в телефоне нечленораздельные звуки. То Кошка-Металлопрофиль силилась мягкий знак произнести, и что-то даже и получалось у нее. Некие горловые писки, которые, По-мнению ее, являлись произношением мягкого знака.
   - Слыхала, - сказала она наконец.
   - Не.
   - Как не?
   - Так ты этот писк считаешь произношением мягкого знака? - спросила Кошка-Холдинг, - эдак и я могу.
   И она пропищала, демонстрируя свое умение.
   - А.
   - Что а?
   -Ну так в чем твои сомнения? Произноси его так. Если хочешь знать, мягкий знак вообще никак не произносится. Ну, а если хочешь, то делай так, как я тебе показала. Знаешь, мне бабка говорила, седая Кошка-Товарооборот, что мягкого знака до поры не было. Вообще его не было. Как бы его мыши и придумали, и в языке мышей он уже давно как в ходу. Вообще, они только на мягком знаке разговаривают.
   -Выходит, что у них язык есть?
   - Кхе. Я давно еще, когда научной кошкой была, читала статью Кошкинда о том, что мыши тоже могут думать, что в языке мышей, оказывается, две буквы - мягкий знак и ноль. То есть, тишина. Так, они и тишиной могут говорить и словами.
   - Так это правда?
   - Наверное.
   - Так ты сама точно не знаешь?
   - Нет, но я почти уверена. А что тут думать?
   - А. Ну ладно. Спасибо за совет.
   - А. А зачем тебе оно?
   -Что?
   -Знать, как мягкий знак произносится?
   -Этого я тебе сказать не могу. Ты уж извини.
   Так они и закончили свой разговор. Кошка-Металлопрофиль была озадачена. Подойдя к зеркалу, она внимательно посмотрела себе в лицо.
   - В чем дело? Кто из нас дурак?
   Но тут же она забыла, о чем думала. Кошкам, им вообще свойственно направление мыслей менять резко, безо всякой причины.
   Кошка ж Холдинг еще пол дня тренировалась мягкий знак произносить. Устав, она закурила сверхтонкую сверхдлинную сигарету, изготовленную на звездах. Ей мечтались иные миры. Ей виделся человек, которого она никогда не видела, но так хотела увидеть.
  

Глава 6.

Кошка-реостат

  
   Давно это было и не правда. Так принято говорить. Давно это было. Никто не помнит. Только память про меж сегментов своих еще что-то хранит, но попробуй - найди это. Изолированные коты тогда никакого веса не имели, и назывались они изолированными вовсе не потому, что изолировали они себя от каких бы то ни было влияний мира постороннего. На тот момент они не сами себя изолировали. Всевозможные торговые ассоциации не подпускали их к рынку товаров. В наличии у котов имелся один единственный дохлый предохлый звездолет, у которого из нижнего яруса постоянно сосало воздух, потому двигатели вообще нельзя было выключать, и гоняли они, гремели. Сами же коты жили все на одной палубе, потому что больше не было нормальных мест на этой посудине.
   Назывался корабль "Звездный Ихтиандр". На каждого кота полагалось на нем по квадратному метру жилой, так сказать, площади. Те коты, что специалистами являлись, со своих рабочих мест и не вылазили. Там уж потеплее было. Жилой-то ярус почти не отапливался. Электроприборы не работали. Кто-то из котов достал буржуйку. Ее приклеили к стене мегаклеем. Проделали дыру в направлении вентиляционных шахт. Вставили туда трубу. Стали печь топить книгами и газетами. Все дело в том, что "Звездный Ихтиандр" принадлежал раньше агитационной бригаде одного кошачьего депутата. Библиотеки корабля были полны всякой всячины, однако, хоть и разная то была всячина, ничего путного отыскать там и нельзя было. Коты, например, обожали, приключенческие романы. А и не было их. Они также любили сказки про котов сибирских - их тоже не было. Даже популярной газеты "Рассказывает вам Ольга Уська " не было. Ни одного номера. Зато обнаружились огромные бункера, полные листовок. Рассчитывалось так: во время предвыборной гонки корабль входит в атмосферу планеты и давай листовки высыпать. Представить же страшно, сколько тонн на одну планету надо. Ну, пусть высыпаются листовки только над крупными городами. Все равно много надо.
   Относилась вся эта агитация к периоду баллотирования Кота Вкота. Тогда ж уже пятнадцать лет прошло, как Вкот удалился из политики и играл на саксофоне....
   И вот - тащились изолированные коты через Туманность имени Василия Васильича Прохвостотатенко, и скучно им не было. Грелись все вместе у буржуйки. А надо сказать, в высоту это буржуйка метров десять была. Дверка для подачи сухого топлива была что ворота. Бумагу привозили, наполняя лопату погрузчика.... Спрашивается - куда они двигались, изолированные коты? А везли коты сухое молоко на планету N100\2345\98бис. Молоко на той планете, которую из-за номера своего выговорить нелегко, считалось едва ли не наркотиком. За такие дела, как переправка сухого молока, можно было серьезно в тюрьму загреметь. Коты же изолированные совестью не мучились. Они планировали получить за груз столько денег, что хватило бы, если б еще "Ихтиандра" продать, на не новый, но вполне современный и грузоподъемный длинномер. Тогда б легко можно было наняться перевозить и водород металлический, и гравий, да хоть и помидоры, которые на планете N10\18 замораживали в эстетических целях.
   И вот что тогда было. Изолированный кот по фамилии Сибир-Сибирбиркин погнал погрузчик в грузовую область корабля, чтоб еще тонн десять макулатуры привезти. Сломался по дороге. Остановился - ни туда - ни сюда. Обратно идти - километров пять по тоннелю, да по холодному, в котором мороз - градусов двадцать. И это не смотря на то, что печки-то работают. Ну да, все ж лучше, чем абсолютный ноль. Туда ж - метров двести оставалось. Да и что с того. Одел Сибир-Сибирбиркин кафтан, варежки, вылез из кабины, запрыгнул по лестнице на крышу. Открыл крышку реактора. Смотрит - все лампочки горят. Вроде все нормально. Влез в кабину, на педаль давит - урчит погрузчик, но не едет. Тогда Сибир-Сибирбиркин позвонил механику Барсу Дроздоиду.
   - Слушай, Барс, тут такая беда.... Стою на месте. Мороз. Хоть назад иди. А холодает к ночи.
   - Холодает чего-то.
   - Вот и я за то.
   - А ты шапку-то одень.
   - Так одел уже.
   - А. Ну и чего тебе?
   -Погрузчик не едет.
   -А.
   -Что а?
   -А ты на газ надави, он и поедет.
   -Давил уже.
   - А ты еще надави.
   -И еще надавил.
   - А зеленая лампочка горит?
   -Горит.
   -Понятно. Это у тебя воздушный шланг замерз. Ты полезай под кабину и разведи там костер. Только хороший. И не волнуйся, когда краска гореть начнет. Она всегда горит. Погорит, повоняет, да и пройдет. Зато воздушный шланг разморозится, и ты дальше поедешь.
   Однако ж , непростое это дело было. Взял Сибир-Сибирбиркин фонарь, ходит по тоннелю, ищет, что бы поджечь. Нечего поджечь. Усы мерзнут, инеем покрываются. Хвост леденеет. Он-то думал, что погрузчики не ломаются и без нахвостной варежки поехал. В-общем, добрался он до кабелей. Хотел топором рубануть, да одумался. Вдруг по ним ток идет? Если б еще цифровая шина, то и бог с ней, с цифровой шиной. Ну да делать нечего, взял Сибир-Сибирбиркин мешки и пошел к бункеру. Там он поставил фонарь на пол, сам включил фонарь головной и, чертыхаясь, стал по лестнице спускаться. Наполнил мешки листовками. Вернулся к машине. Набросал кучу - мало. Пошел еще. На два захода у него час ушел. На третий же заход копался он в листовках. Устал ужасно. Замерз так, что уже и ног не чувствовал. К сапогам, верно, примерзли. Тут фонарь его освещает что-то странное. Наклоняется Сибир-Сибирбиркин, а оно хвать его за усы и поволокло. Он хоть и замерз тогда, а все ж испугался - не то слово. Душа так сразу в пятки и ушла.
   А это нечто дотаскивает его до стенки. Глаза блестят. Шипит. Кашляет.
   - Черт! - выругался Сибир-Сибирбиркин.
   - Ха! - отвечает ему нечто.
   Сибир-Сибирбиркин включил фонарь и тут попросту офонарел. Перед ним сидела совершенно желтая, гладкая ... Кошка Реостат.
   Кошка Реостат - это герой комиксов. Взаправду ее нет и быть не может. В том -то и дело, что Сибир-Сибирбиркин и офонарел.
   - Черт, - сказал он.
   - Играть будешь? - спросила Реостат.
   -Да щас! Тебе что, мороз не помеха?
   - А ты кто?
   - Я - драйвер погрузчика. Мне нужно бумагу помочь погрузить.
   - А зачем?
   -А надо?
   -А мы будем бороться? - с блеском в глазах закричала Кошка-Реостат.
   -Конечно.
   -А с кем?
   - У нас много трудностей.
   -Отлично. Идем.
   Все это происходило как-то стремительно, и Сибир-Сибирбиркин ничего вообще понять не мог. Он, вследствие испуга, видимо, впал в полупрострацию. Не могла же Кошка-Реостат от одиночества и морозов сбежать со страниц комиксов. Однако выходило, что могла.
   Добрались они до погрузчика. Ссыпали бумагу в кучу. Подожгли. Заполнилось холодное пространство сизым дымом. Завоняло автомобильной краской. Зашипело что-то под днищем машины. Впрыгнул Сибир-Сибирбиркин в кабину, желтая гладкая Кошка-Реостат - следом. Дроздоид оказался прав. После прогрева погрузчик двинулся в путь. С помощью электроманипулятора кузов был наполнен.
   - Откуда ты взялась? - спросил Сибир-Сибирбиркин.
   - Как откуда?
   -Что значит - как?
   - Как как....
   -Так ты что, сама не знаешь?
   -Знаю. Со страниц.
   Так позже у нее никто и не сумел узнать, как она со страниц убежала. Корабль продолжал свое движение. Вскоре, проскочив гигантское газовое кольцо "Облачко 8", он вошел в зону действия кораблей Организации Кошачьих Наций, и где все должны иметь при себе паспорт. У изолированных же котов был один паспорт на всех. В графе ФИО значилось:
   Коты
   Изолированные.
  
   Вместо графы пол имелась надпись "количество".
  
   - Что будет, если полиция будет нас пересчитывать? - спросил менеджер корабля Иван Коттт.
   - Кому-то придется исчезнуть, - заключил командир шестой бригады Кот Кофт.
   -А что, если я на время досмотра опять вернусь на страницы комикса, - предложила Кошка-Реостат.
   -А ты можешь? - спросила Кошка А.
   -Конечно.
   Так они решили. Сибир-Сибирбиркин же в то время в лазарете лежал. Когда он осознал, что с ним произошло, то тут же слег. Реостат его посещала, приносила придуманные яблоки и звездный укроп, выращенный на карандашах. Она, наверное, в него влюбилась. Потому что она говорила ему следующее:
   - Когда ты выздоровишь, мы играть будем?
   -Да.
   -А вот что ты любишь играть?
   -В шахматы.
   -А. Я в пятой частит "Зачем они звонили в участок?" обыграла в шахматы главаря мафии Кота Подберезовика.
   - Ты что, гроссмейстер.
   - А и не знаю. Может, я вообще играть и не умею.
   - Может быть.
   - А ты любишь хамсу?
   -Да.
   -Хочешь?
   -А где ж ее взять? У нас на корабле только порошковая пища.
   -Хочешь, я тебе ее придумаю.
   Взяла Кошка-Реостат бумагу. Нарисовала море. Влезла лапой своей в море - вынула хамсу. А потом задумалась:
   - Слушай, это ведь не та хамса. Она свежая. Это и хорошо. Конечно, но ты сейчас болен. Тебе нужна особая пища.
   Тогда она нарисовала магазин и чем только Сибир-Сибирбиркина не накормила.
   А вы думаете, откуда есть пошли Изолированные коты? Оттуда и пошли. Нарисовала им Кошка-Реостат планету, полную яств. Коты-то сразу не поверили. Мало ли что этот сумасшедший комикс придумал? На обратном же пути все прояснилось. Реостата тогда уже и след простыл. Когда полиция пристыковалась к "Ихтиандру", чтобы просканировать корабль, Кошка-Реостат вернулась на страницы комикса. Оттуда ж она и не вернулась. Верно, интереснее там было.
   Сибир-Сибирбиркин потосковал, да и забыл ее. По дороге домой Изолированные коты и набрели на планету, полную яств. Отдохнув там, они выставили ее на торги. Так как планета была хороша, получили они за ее много. На эти деньги и была основана Ассоциация Изолированных Котов, президентом которой стал Кот-изолированный-Изолентой.
   Вы, конечно, понимаете, что это всего лишь легенда, не более того. Настоящее богатство зарабатывается упорным трудом, а на случай и рассчитывать нечего. Но все же, никто ведь не будет спорить, что чудеса все же случаются. Тем более, в ходе дальних перелетов.
  
   -Это - хорошая легенда, - сказал Мишель Котуавзье, - только может ли все это быть правдой. Я слышал об этой планете. Но нет ничего, что бы говорило о том, что эта планета когда-то была полна яств.
   -Легенда есть легенда, - ответил Котэн Де Кот, - к легендам не принято относиться строго. В любом случае, правду мы никогда не узнаем.
   -А генератор? Он что, не способен воспроизвести события до точности?
   -Прошло слишком много времени.
   -Время имеет значение?
   -Знаешь, я, если честно, не верю в этот самый генератор. Я просто не способен это представить. Впрочем, это же не говорит о том, что этого вообще не может быть, мур! Современная техника способна на многое.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 7.
   Собакоизоляция.
  
   Игра это почти старинная, но нельзя сказать, чтобы древняя. Так, в эпоху первых колонизаторов Земли, коты встречались с различными опасностями в лице диких животных и неучтивых птиц. Не стоит думать, чтобы эти представители земной фауны могли серьезно помешать - коты в тому времени уже обладали довольно высокотехнологичными машинами (хоть и к звездам еще не летали). Но первые мирные поселенцы ощущали порой не слабый дискомфорт. Особенно доставали грачи. Они легко учили кошачий язык, хотя на первых порах в их речи не проглядывало и доли разума. Грачи прилетали веселой толпой. Садились на крыши космических домов, смотрели нас котов и каркали себе. Заслышав знакомые слова, они начинали их повторять. Услышав знакомые сентенции, они начинали переворачивать их взад-вперед.
   Тогда на Землю стали завозить электронные пугала. Но - это ненадолго помогло. Грачи быстро приспособились. Их зову последовали воробьи. Говорить-то они не научились, но своими попытками всех нервировали. Тростниковый кот, который с первых дней колонизации в ужасе избегал встречи с пришельцами, и тот подался ближе к жилищам космических переселенцев. Заседая в кустах перед домами, тростниковый кот уверенно подслушивал. Но вид лунных котов его тревожил, и он закрывал глаза правой лапой, чтобы не видеть этого ужаса.
   Тогда-то коты и приручили собак.
   Много позже, в эпоху повсеместной колонизации Солнечной Системы, нужда в собаках отпала. Земные поселения разрослись, превратившись в небольшие города, их наводнили сотни роботов различных моделей. Все они заняли свои достойные места в музеях робототехники. Но в то время даже колесные варианты и машины с вертолетными винтами считались аппаратами высоких технологий. Уже через несколько лет после появления унифицированной модели "Бензокот Стокот", количество машин на земле в три раза превышало количество котов. Так начинался век безделий, который впоследствии привел к тому, что Земля стала считаться приютом модников и модниц, лентяев и пьяниц.
   Чего нельзя сказать о Луне. Коты на Луне всегда были склонны к философии труда. Но причина проста - сама Луна есть светлый шар глубоких мыслей и правды.
   В век безделий все домашние собаки земли остались без работы. Тогда-то и появилась собакоизоляции, которая касалась преимущественно породы Коричневого Гафса, собаки кусучей, злой и непримеримой.
   Первый пункт гласит:
   Не надо хвостать, завидев Гафса в доме товарища.
   Второй пункт учит:
   Гафс в квартире - обои на зубастом пире, шкафы - опилки, ковры - челюсти пилке. Идя в дом недруга, возьми с собой электрошок. Надень на когти свои наконечники, чтобы в случае чего наказать неразумного Гафса.
   По случаю зарождения Собакоизоляции, как науки, долгие споры вели философы Марк Котофафий и Лоуренс Чсо.
   - Настоящему коту должно есть мясо спокойно, не напрягаясь, - писал Марк Котофафий, - но мясо птиц почему-то вызывает неподобную реакцию у неразумных домашних приживальцев, какими стали теперь Коричневые Гафсы. Я уж не говорю о том, что держать свирепое животное в доме в наши дни вообще нет никакой нужды. Не раз, заходя на кусочек запеченного мяса к другу своему, Сою Седому, я находился в непонятном напряжении во время трапезы. Коричневый разбойник смотрел на меня с непонятным ожиданием. Съесть ли меня он хотел, или только кусочек мяса отобрать? Тогда-то мне и пришло в голову, что нет ничего хорошего в том, что так называемые земные собратья преспокойно двигаются взад вперед, пока мы имеем честь трапезничать.
   - Это нужно вписать в свод законов, - говорил Лоуренс Чсо, - посмотрите только! Собак везут на Луну! Приезжая на до боли знакомый рынок в Зизифинине, читаю:
   Купи собак!
   Собаки! Оптом и в розницу!
   Что это значит? Наше неразумение хочет завести нас в тупик благостей современной цивилизации? А не думали ли вы о том, что, когда мы едим, все наши мысли обострены. Да так обострены, что их легко может распознать такое вот неотесанное животное. Не раз уже говорилось о том, что эволюция в животном мире возможна. Разве кто-то забыл так называемый Сибирский Случай, когда собака заговорила,
   Не стоит теперь думать, что я открыто выступаю против дарового содержания толстохвостых и зубастых в наших домах. Но я - за их разумной использование.
   Вскоре появилась Собакоизоляция, труд о десяти томах:
      -- Измерение хвоста и выявление задатков эволюционности.
      -- Тренировки по пропилке зубами доски.
      -- Сахарок.
      -- Если вы жарите шашлык во дворе?
      -- Собакоизоляция. Июньские тезисы.
      -- Внутренняя генерация собакообразов.
      -- Как пошить намордник своими руками.
      -- Воспитание Коричневого Гафса.
      -- Поколение телевизионных собак.
      -- Научная история Собакоизоляции.
  
   Ныне все эти десять томов являются настоящим литературным памятником Веков Переселения. Теперь их изучают в институтах будущие филологи и журналисты.
   Но настоящим продолжением искусства является постоянно трансформирующаяся Спортивная Собакоизоляция, которая на Земле собирает стадионы. На Луне же она вообще никак не представлена, так Спортивная Собакоизоляция - это пример непонятного, медленного эстетизма. Собственно, вообще непонятно, что же в ней смотрового? Выходящий на спортивную арену игрок пытается одними словами принудить робота-собаку зайти в конуру, после чего ее можно там закрыть. Но Земные коты ликуют, наблюдая эту процедуру. Каждый удачный шаг, каждое новое слова собакоизолирующего, сопровождается бурей оваций. Чувствуя свой успех, спортсмен кивает в сторону зрителей. В случае же полного неуспеха, собакоизолирующий кот хватает электронного пса за хвост, раскручивает вокруг себя и бросает куда подальше. Тот поднимается и убегает. Зрители кричат "Фи!".
   Соревнования по собакоизоляции больше напоминают театральное действо. Командная собакоизоляция - шоу феерическое. Так изолировать приходится большую группу роботов. Спортсмены при этом произносят речи столь пафосные, что зрители не устают им аплодировать. Приведем здесь диалог современного популярного собакоизолятора Феодосия Котка с роботом, который входит в классику собакоизоляции.
   - Понюхай закат, - говорит Феодосий.
   -А чо его нюхать? - спрашивает робот.- Закат как закат.
   -Чуешь, он пахнет свежими мозговыми косточками?
   -Чую, чую.
   -Чего же не бежишь за ними?
   - А чего за закатом-то бежать, а?
   -Бэ!
   -А?
   -Бэ!
   -А?
   -Бэ!
   -А. Ладно. А что, если нет в закате мозговых костей?
   - Где ты слышал, чтоб в закате не было мозговых костей?
   -Нет, нигде.
   -Раз не слышал, значит это - правда. Беги же за костью!
   -Но куда мне бежать?
   - Закат садиться прямо в конуру! Чу! Оранжевое солнце вечера горит в ее круглом проеме. Закрой один глаз! Соедини линию горизонта с линией конуры! Смотри!
   - Верно! Закат садится в конуру!
   - Иди же! Спеши! Если он сядет окончательно, ты не успеешь получить свою кость!
   -Иду!
   Робот добровольно удаляется в конуру. Зрители аплодируют.
   Кошка Унтерлугауэрр, которая предпочитает посещать Землю неофициально, поначалу увлеклась собакоизоляцией. Всякий новый приезд она регулярно приходила на стадион в Монскве. Покупала перед этим пакетики с сушеной рыбешкой и консервированный чай. Усаживалась. Усердно вникала в ход происходящего. Но время спустя собакоизоляция Кошке Унтерлугауэрр наскучила. Родилась она далеко за пределами Солнечной Системы, и прелести родных миров ей не очень понятны.
  

Глава8.

  

Масипенсио.

   Был он молод.
   Был он бело-черен и чрезвычайно нервозен. Хвост его начинал колыхаться безо всякой причины.
   - Эй, - окликали его.
   Он тут же вздергивал свой хвост. Середина хвоста приподнималась дугой. По шерсти пробегало электричество.
   -Куда идешь, Масипес-с-сио-о-о?
   -Куда надо!
   - А все же?
   - Тебе зачем знать?
   - Фи, Масипенсио!
   И начинал он волноваться. Уши его крутились. Он постоянно желал что-то где-то подслушивать, так как одолевали его припадки мнительности. Все казалось ему, что кто-то ругает его. Хотя и так бывало. Впрочем, это ведь обычное дело, когда тебя ругают. Жизнь есть жизнь.
   Пришел он как-то к врачу К* коту Ибн Коооту. Дело было, вообще-то, на Луне. В городе под названием Каменная Бутылка. Там, в этом городе, дислоцировались корабли одного из подразделений Кошки Сиа. Находясь там, Масипенсио переживал ну едва ли не смертельные приступы мнительности:
   - Что мне делать, врач? - спросил он гордо.
   - Покажите свой хвост.
   Он показал.
   -Недурно, мур-мур.
   -Что?
   -Покажите нос.
   -Нате.
   - Хм. Бледноват. Ухо у вас одно черное, другое - розовое.
   - Не розовое, а белое.
   -Это оно у вас иногда белое. А сейчас - розовое. Я все понял. Вы себя выдаете.
   Тут Масипенсио чуть молнией сражен не был. Чем он себя выдает? Что такое? Неужели все это видят? Так вот в чем причина насмешек!
   - Что же мне делать?
   - Вы много волнуетесь.
   - Нет.
   -То есть да.
   -Почему вы так решили?
   -У вас плохие анализы. Я знаю, вы умный кот, усы у вас на уровне. Но в крови содержится много, так сказать, волнения. И очень мало винного зайца. Видите ли, винный заяц - это микроскопические существо, которое обитает в самых разнообразных местах. В хорошем вине всегда очень много винного зайца. Если взять микроскоп и капнуть на стекло хорошего вина, то вы увидите миллионы ушей. Это винный заяц. Он обитает семьями. Потом, попадая в организм другого существа, винный заяц либо продолжает развиваться, либо разрушается. Нервы не способствуют развитию винного зайца.
   - Это плохо?
   -Да.
   -Может быть, мне надо пить вино?
   -Дело не в этом. Во-первых, вино непременно должно быть сделано из винограда, выращенного либо в Море Ясности, либо в Кратере Коперника. Только в тех местах винный заяц начинает зарождаться уже на этапе созревания плодов. И больше нигде. Во-вторых, нервные колебания разрушают колонии винных зайцев. Если вы хотите поправиться, пересмотрите свой взгляд на мир, думайте как можно меньше, пейте вино и радуйтесь. Вашим лозунгом должны стать бессмертные слова Бертолетового Кота "Жизнь коротка".
   - А вы верите в то, что Бертолетовый Кот существовал?
   -Милый мой! Какая, по большому счету, разница? Жизнь ведь действительно коротка. Или вы не верите в это? С вашей-то профессией это отрицать? Вы - пилот. Вас везде поджидают эксцессы. Разве все ваши товарищи живы.
   -Нет, и вы хорошо это знаете, - отвечал Масипенсио, - ведь вы ужа давно работаете с нашей эскадрой, - голос его задрожал и покрылся гордой испариной. (Неизвестно от чего).
   - Я вам верю, - продолжил он более уверенно, - я почему-то думал раньше, что жить буду вечно. А потом Кошка Сиа провозгласила лозунг, и мы все отправились на войну со Стеклокотом. Там я многое узнал.
   - Вас это тревожит теперь?
   -Нет. Мне кажется, я этим горжусь.
   -Ну и правильно. Я вот вам что посоветую. Как у вас с выходными?
   -Нормально. Я уже две недели, как почти ничего не делаю. В патруль меня не посылают, так как я действую теперь по личному плану. У меня персональная машина. Я могу сам себе придумать проект и даже оспорить его наедине с Кошкой Сиа. Все нормально, но что-то постоянно меня нервирует. Да и не то слово, как.
   - Я вижу это по ушам, - заметил доктор.
   -Как?
   - Правое ухо у вас словно индикатор. Оно то краснеет, то белеет.
   - Правда?
   Тут Масипенсио смутился и замолк.
   - Вот что я вам скажу, друг мой. Поезжайте сперва в Кратер Коперника. Купите там вино где-нибудь с рук. Так, чтобы оно неподдельным было. Купите его побольше. Затем отправляйтесь на темную сторону к памятнику Бертолетовому Коту. Там напейтесь. Сидите у памятника. Думайте о вечном. Это вам поможет.
   Масипенсио так и решил поступить. У него ведь и выхода другого не было. Слишком уж его мучили нервы. Дурная гордость заставляла его озираться. Он думал о своей значимости подсознательно. Он постоянно ощущал, что он - не просто кот, а нечто избранное, которое может существовать в разных формах. Возможно, все эти разные формы могут жить одновременно.
   Но как доказать это? Самым главным же было то, что Масипенсио и верил себе, и не верил. Он ведь не был концептуалистом. Он просто был героем, у которого на летном поле стоял персональный файтер. Его и уважали, но и в спину смеялись.
   - Не грузись ни чем, - говорили ему.- Ты - пацан не плохой. Но зачем так много думать.
   -Масипенсио - спортивный, - говорили ему в спину.
   Эпитет "спортивный" означал крайнюю степень упертости и еще что-то невыразимое, суетливое.
   Очень сильно злился Масипенсио, когда слышал, что он - спортивный. Одному коту он даже морду надрал. Да так надрал, что очень многие с тех пор опасались говорить при нем о том, что кто-то спортивный. Мнения ж своего, однако, никто не менял.
   И вот приехал Масипенсио на летное поле. Сел в свой файтер. Включил тумблер "вкл". Кабина замерцала.
   -Пароль,- Запросил компьютер.
   - Parol, - ввел Масипенсио.
   - Пароль верный, - подтвердил компьютер.
   Масипенсио щелкнул кнопкой джойстика, надавил на педаль газа. Двигатели взревели, и файтер прыгнул с места. Так взлетать мог только он, Масипенсио, герой эскадрильи Кошки Сиа. Дело в том, что двигатели перед взлетом положено прогревать. Чтобы они, двигатели, из строя не выходили, Масипенсио постоянно смазывал их волшебным порошком зайца Еу-Ту, который сидел под коричневым деревом и толок в ступе бессмертие. Не смотря на то, что двигатели работали отменно, существовала еще и проблема перегрузок. Когда файтер стартовал, глаза Масипенсио выскакивали из орбит. У них вырастали ноги, и они хотели убежать. Чтобы они окончательно не убегали, Масипенсио смазывал их машинным маслом. Ноги глаз скользили, и потому у них ничего не получалось.
   И вот взлетел Масипенсио, щелкнул по иконке на экране. Файтер вздрогнул от электромагнитного ускорения и влетел в зону темной сторону.
   - Эй! - донесся до Масипенсио голос диктора.- Кто таков?
   - Ты что, дурак?
   -А, Масипенсио, это ты?
   - А кто ж еще.
   -Ну да, точно. Меня предупреждали.
   -Новенький, что ли?
   -Да, первый день работаю.
   - А.
   Масипенсио включил "Мастер торможения". Многие пилоты считали зазорным использовать "мастера" и маневрировали с помощью специальных программ. Масипенсио же никогда себя не мучил высшими материями. Конечно, существовали коты, которые в ходе полета пользовались рулями и педалями. Но к чему эта вся показуха?
   Файтер Масипенсио приземлился.
   - А что это я сюда прилетел? - спросил себя Масипенсио.- Я ведь в Кратер Коперника собирался.
   Странная его охватила тревога. Его как будто кто-то призвал сюда, но он точно не знал, потому как на самом деле его мог никто и не призывать, просто сама суета могла сбить его с курса. Так часто с ним бывало. Масипенсио, начиная беспричинно суетиться, терял ощущение реальности событий. Так он мог засуетиться и мчаться куда-то бесконечно.
   - Вот черт, - сказал он.
   Кругом было темно, хоть глаз выколи. Млечный путь отражался в стеклах файтера. Зеленые лампочки пульта управления горели во тьме весьма таинственно.
   На темной стороне Луны было довольно прохладно. Дул слабый ветерок. Но шума никакого ветер не создавал. Все дело в том, что атмосферы на Луне как бы нет. В этом же измерении Луны атмосфера была воображаемой. Она и была и не была.
   Масипенсио щелкнул джойстиком и выпустил вверх робота-осветителя. Пространство озарилось матовым светом. Тогда-то ему и явились они. Шли они медленно, словно в тумане. Как бы парили. Живыми эти существа являться не могли. Мертвыми - тоже. Видно, что-то промежуточное они представляли. Призраки воспоминаний. В центре процессии несли гроб. Со всех сторон тела были угловатыми. Их точно художник-кубист нарисовал.
   - Ужас, - сказал Масипенсио сам себе.
   Он было щелкнул джойстиком, чтобы в раз завести двигатели и взлететь, но что-то удержало его. Процессия же, направлявшаяся до этого прямо по направлению файтера, стала понемногу поворачивать. Когда она совсем уж приблизилась, Масипенсио чувствовал себя заколдованным. Ни одна мышца в нем не могла даже вздрогнуть. Он лишь щелкал что-то на панели инструментов, никак не попадая на устройство ионизирующего излучения.
   Процессия кубических призраков уже было миновала его, и тут существо из гроба встало и мигнуло зелеными глазами.
   - Ты, - сказало оно раздраженно, указывая на Масипенсио.
   - Чт... что? - дрожащим голосом прошептал тот.
   - Что ты все мучаешься и мучаешься! - вопрос звучал реально, даже как-то буднично.- Ты что, спортивный?
   Тут весь страх у Масипенсио испарился. Зато задрожала в нем суета. Он разозлился, задерживая курсор на кнопке "пуск".
   - Кто, я спортивный? - спросил он крайне раздраженно.
   - Нет, я. - ответило привидение так же нервно.
   - А. Ты. Ну, я понял.
   - Ты что, такой наглый? - спросил призрак.
   -А.
   Оно вдруг легло в гроб и продолжило свое движение уже лежа.
   Ионизатор Масипенсио так и не включил. Колонна же проследовала мимо и скрылась во мгле.
   О том, что приведения на Темной стороны Луны не редкость, знают почти все. Далеко не всякий может отвадиться вот так просто отправиться сюда, тем более, сам не зная для чего. Если бы Масипенсио сознательно, или подсознательно собирался прямо тогда посетить город, в котором стоит памятник Бертолетовому Коту, ему стоило подниматься к полюсу, а это было в полутора тысячах километрах от того места. Нормальный вряд ли согласится на прогулку в темных просторах. Опасно это или нет - точно неизвестно. Возможно, что призраки не могут принести никакого вреда. Но кто знает?
   Город же, над которым возвышался стометровый Бертолетовый Кот, исполненный из титана и пластика, назывался Черная Таблетка. Находящийся рядом с Черной Таблеткой разлом излучал тепло и веселящий газ. Насаждения лунных помидоров отпугивали призраков. В Черной Таблетке жители любили футбол и курение чая. Но прежде, чем посетить это место, Масипенсио нужно было купить вино в Кратере Коперника. Для этого он завел двигатели и рванул с места, подняв облако пыли.
  
   -Бертолетовый кот всегда был альтернативен, - говорил Де Кот, - его далеко не просто взять и просто понять. Это тебе не Житие Великого У. У прост для понимания. Ему можно что-либо приписывать, но от этого ничего не меняется. Бертолетовый Кот писал великолепные стихи. Очень даже кошачьи стихи. Он пел про звезды. Даже ощущения разные, когда думаешь о том и о другом. Бертолетовый Кот. Возможно, он всегда был непонятен. Поэт и космос - это вечно. Оба эти понятия неразделимы. Многие явления, описанные Бертолетовым котом, до сих пор неоткрыты. Коты вспоминают про них лишь тогда, когда сталкиваются с ними. Например, так называемая Семейка Котивщ!
   -Н-да, - ответил Мишель Котуавзье, - но во времена Бертолетового кота техника была вообще допотопной.
   -Это - поэзия космоса. Мишель! Я предполагаю, что Бертолетовый кот видел то, что было не под силу всем остальным!
  
  
  
  
  
  
   Глава 9.
   Масипенсио возле монумента Бертолетового Кота.
  
   Масипенсио обогнул пол Луны по низкой орбите. Ему предстала выползавшая из-за края Луны Земля, синий предел устойчивых котов, длинных усов, правил и традиций. На Луне все было по-другому. По большому счету, на Луне все было не так. Малая составляющая двойной планеты не терпела медленных скоростей и сонных историй. На Луне издревле жили герои. Луна была родиной жизни. Отсюда несколько веков назад была снаряжена первая экспедиция на землю.
   Масипенсио не был лишен исторической ностальгии. Он бы охотно переправился в то далекое время, чтобы построить свою жизнь как-нибудь иначе, чем теперь. В прошлом, как он думал, все было чище и светлее. Коты прошлого не видели звезд вблизи. Они мечтали, и эти мечты являлись детством цивилизации.
   Сбросив скорость, файтер пошел на посадку в Кратер Коперника. Поросший густой растительностью, кратер с высоты напоминал огромную чашу веселого салата. При снижении ощущении салата терялось. Зато возникало чувство невероятной вселенской чаши.
   Глазам представали радостные пшеничные поля, широкие реки, вишневые и яблочные сады, бесконечные плантации винограда на склонах кратера. Больших городов в кратере не было. Среди селений выделялось Боковое, названное в честь того, что бутылку в нем никогда не ставили на стол прямо, а всегда клали на бок.
   Масипенсио подлетел к Боковому на большой скорости, затормозил резко, так, что у самого чуть глаза наружу не убежали. Поправив глаза, Масипенсио сделал несколько уверенных движений джойстиком. Файтер завис на одном месте. Спустя секунду он пошел вниз вертикально и вскоре приземлился на площади Бокового.
   Масипенсио открыл дверь кабины. В нос ему ударил теплый воздух, наполненный ароматами свежих полей и нектаром винного брожения. Легкий ветерок пошевелился в его шерсти и двинулся дальше.
   Площадь была окаймлена красивыми двухэтажными домами с зелеными, под цвет всего кратера, крышами. Птицы, сидевшие на крышах, тоже почему-то были зелеными, и потому их можно было различить с большим трудом. Только много позже Масипенсио узнал, что птиц здесь красили согласно древнему поверью об охранении урожая.
   Не успел Масипенсио вылезти из истребителя, как машина была окружена плотным кольцом полосатых котов и кошек.
   -Вино на разлив! - донеслось до Масипенсио.
   -Белое вино!
   -Красное вино!
   -Синее вино!
   -Зеленое вино!
   -Вино розлива прошлого века!
   -Полосатое вино!
   -Разводка винного зайца в спирте!
   -Двенадцатизвездочный коньяк!
   -Винный уксус задаром самовывозом!
   Масипенсио не успел сосредоточиться, как ему уже давали на пробу различные сорта. Продавцы были столь навязчивы, что Масипенсио не удержался. Он покупал все, что ему предлагали, и вскоре кабина его была полна четырехугольных бутылок ( в боковом закатывали вино исключительно в такую тару).
   -Идемте к нам в бар!
   -Винотека! Сегодня - день открытых дверей!
   -Дегустационный зал на дому. Лучший сервис!
   Продолжая делать пробы, Масипенсио постепенно терял над собой контроль.
   Взять себя в руки ему помог звонок Кошки Сиа.
   -Здравствуй, - сказал Сиа, - как проводишь время, друг мой?
   -Занимаюсь самодиагностикой, - ответил Масипенсио с колебаниями в голосе.
   -Самодиагностика - это хорошо, - заключила Кошка Сиа.
   -Да, - согласился Масипенсио.
   - Ты уже получал сводку?
   -Да.
   -Когда предполагаешь быть на базе?
   -Дня через три. Хотя я бы желал продлить свои выходные.
   -Хорошо. Можешь к своим отгулам прибавить еще три дня.
   Масипенсио выключил связь и только тогда осознал, что он находится в полной осаде. Отовсюду к нему тянулись бутылки и бокалы. Отовсюду поступали предложения отведать таинственные нектары. Становилось ясно, что решение принимать нужно без промедления.
   Не говоря ни слова, он вскочил в кабину и включил двигатели. Гул турбин заставил жителей Бокового разбежаться. Масипенсио рванул стартовал, стремительно набирая скорость. Перегрузки отозвались в его мозгу громкими щелчками. Вино в его крови несколько раз поменяло направление движения. На короткое время Масипенсио даже не понял, что происходит. Сосредоточившись, он сумел сконцентрировать свой разбегавшийся взор. Файтер, разгоняясь, выходил на высокую орбиту. Масипенсио выровнял аппарат. Попытавшись проделать с помощью двигателей ориентации фигуру высшего пилотажа, он вдруг осознал, что рассеян так, что не способен даже на простейшие маневры. Тогда Масипенсио включил "мастера", откинулся в кресле, достал из потайного места сверхтонкую сигарету, подаренную из рук самого Модного Кота (в ходе гастролей последнего), поджег ее и закурил. Масипенсио курил очень редко, и то - по особенным случаям. В данный момент особенный случай был на лицо - управление еще никогда не выходило из под контроля Масипенсио. И. вместо того, чтобы впасть в суету, душа Масипенсио не сказала ничего и лишь запросила вина.
   -Потерпи, - сказал Масипенсио, - еще чуть чуть. Минут десять, не больше.
   Одной половиной ума он понимал, что не происходит ровным счетом ничего. Другая же ликовала и ощущала праздник. Она словно соприкасалась с вечностью.
   Вскоре далеко внизу стал виден гигантский памятник Бертолетовому коту, подсвеченный в темноте обратной стороны Луны цветными фонарями. Масипенсио сделал маневр и на большой скорости приблизился к монументу. Тусклые огоньки Черной таблетки проскочили внизу. Масипенсио сделал еще круг и вновь включил "мастера".
   -Садись прямо у монумента, - приказал он.
   -Чч, - щелкнул "мастер" вместо ответа.
   Файтер уверенно приземлился. Бутылки в кабину зазвенели и куда-то покатились. Масипенсио схватил катящуюся треугольную, наполненную полосатым вином, вынул из бардачка нож вакуумный нож, выдернул толстую пробку и, покачиваясь, спустился в кромешную мглу Черной Таблетки.
   Бледные огоньки окон, мерцавшие поодаль, казались не светом, а своеобразной составляющей темноты. Фонари подсветки монумента освещали верхнюю его часть. Бертолетовый кот стоял на высочайшем постаменте, вокруг него тьма была так густа, что ощущалась жидкой.
   -Вот и я, - проговорил Масипенсио.
   Прислонившись к каменной стене, он глотнул вина и посмотрел на звезды.
   -Я всегда мечтал быть таким же, как ты! - сказал он восторженно. - Вот звезды! Несколько из них названы твоим именем. Бертолетовый кот! А я все жду, когда же ко мне придет слава. Я думал, что когда я стану лучшим пилотом, то слава опуститься ко мне. Я думал тогда, что буду тогда отдыхать, светясь в лучах славы? Но в чем же дело? Кошка Сиа ничего не делает для того, чтобы ее превозносили, но все ее превозносят. Кошка Унтерлугауэрр вообще обитает на самых задворках солнечной системы. Ее видят редко. О подвигах ее ничего не слышно. Но.... В том-то и дело, что но. Взять того же Модного кота. Он просто живет, модничая. Это его славит. Я же умею летать так, как почти никто не умеет. Обо мне тоже много знают. Но все думают, что я - спортивный.
   Он сделал еще глоток, отошел от стены постамента, посмотрел на гигантского каменного Бертолетового кота и отдал ему честь.
   -Чтобы быть героем, нужно не напрягаться, - сказал он.
   -Нужно идти по жизни смеясь, - ответила ему жидкая мгла.
   - Разве я не стартую, смеясь?
   -Это - слишком много. Не надо так стараться. Дыши свободнее. Нет ничего слаще свободы.
   -Свобода существует?
   -Существует, - ответил он сам себе, делая еще глоток, - быть независимым и лететь к какой-нибудь звезде, чтобы никогда не вернуться. Сверхскорость сожрет время в твоей крови, и ты будешь вне времени, так, что возвращаться будет просто некуда. Тогда ничего не останется, как становится вечным. В вечность на сверхскорости. Вот это то, что надо.
   Он подставил к краю глаза бутылку и раздробил бледный свет фонарей в бутылочном стекле. Звезды исказились. Он увидел бесконечную даль, разорванную сверхускорением звездолета.
   - Ты и сейчас жив, - сказал Масипенсио, - я знаю. В этом памятнике собираются какие-то частицы. Как будто останавливается реальность. Если я догоню тебя на сверхскорости, мы допьем этот склад вина. Если нет, я выпью его сам. Мне все равно. Я чувствую, для чего нужно жить. Ты жив где-то. Где-то вдали отсюда. Но разве я могу так отчетливо ощущать то, что мне недоступно? Мне кажется. это сниться мне каждый день, хотя это - всего лишь эмоции.
   Сверхскорость разорвала пространство. Масипенсио увидел себя изнутри. Сделав шаг наружу, он нажал на тумблер. Звезды отступили, открыв вид на иные просторы. Масипенсио почувствовал, что кричит. Экспрессия рвалась наружу. Еще немного, и он бы остался в видении.
   Вскочив, Масипенсио глотнул с горла, закурил, нервно размахивая хвостом. Он рванулся к файтеру. Остановился. Взглянул на монумент, пытаясь совладать с собой.
   -Что это было? - спросил он сам у себя.
   - Это было видение линий, - ответил он сам себе, - линий, которые постоянны, которые не зависят ни от чего.
   Успокоившись, Масипенсио прислонился к холодному камню постамента. Звезды продолжали дышать ему в лицо. Закрыв глаза, он представил их невероятный хоровод, идущий от сердца к сердцу, от ядра галактики к ядру всех существующих душ, живых и мертвых. Присев, он допил все оставшееся в бутылке вино.
   - Я смогу, - сказал он наконец.
   Звезды улыбнулись ему.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 10.
   Масипенсио: встреча с призраком.
  
  
   Несколько дней кряду Масипенсио был сильно озабочен. Хвост его нервно метался из сторону в сторону. Даже когда он спал, хвост не поддавался никаким способам успокоения. Масипенсио несколько раз вскакивал среди ночи. Устав от собственной невозможности, он включал телеэкран, смотрел в него без мыслей, и, не находя ничего интересного, выключал. В нем, и без того нервозном, включился какой-то дополнительный нервный мотор, и он не находил себе покоя. Одно ухо его горело красным, другое оставалось белым. Так было всегда, когда он особенно волновался.
   Днем Масипенсио был на базе. Товарищи, заметив его состояние, посоветовали ему успокоиться и взять выходные. Штатный психолог группы, Р Кат, заметил, что ему, молодому коту, пора бы было уже завести себе хорошенькую кошечку и этим решить все свои внутренние проблемы.
   От всего этого Масипенсио только еще больше нервничал. Курил он крайне редко. Вообще, далеко не все пилоты были некурящими. Масипенсио же так себе - он больше баловался. В кармане его брюк часто лежала пачка особенно тонких сигарет. Закуривая, глотая дым, Масипенсио ощущал, как нервы отделяются от разума, и что хвост - он сам по себе, и управлять им почти невозможно.
   Он не мог точно указать себе причины, по которой все нутро его не соглашалось с разумом. Что он видел на темной стороны Луны? Что это было? Он курил, и ему казалось, что он слышит едва различимый зов. Может быть, то было лицо человека? Возможно, именно такие встречи и навели котов на мысль о его существовании.
   Наконец, Масипенсио не выдержал. Он взял выходной в пятницу. Таким образом, он мог отдохнуть три дня, успокоиться, попытаться прийти в себя.
   Первую половину пятницы он проспал. Ему ничего не снилось. Однако, проснувшись где-то около десяти утра, он мельком взглянул на свой хвост. Увиденное его не утешило - хвост продолжал жить своей собственной жизнью. Кончик его ритмично подергивался, точно посылая невидимые сигналы.
   Развернувшись из клубочного положения, Масипенсио встал, прикрикнул на домашнего робота, и тот сварил ему зеленый кофе. Позавтракав, он вышел на лужайку, что располагалась возле подъезда. Там, прямо на лужайке, стоял его файтер. Это, кстати сказать, ужасно не нравилось соседям.
   Масипенсио влез в кабину, включил питание и стартовал с места. На мгновение он потерял сознание. Такова была перегрузка. Придя в себя, он с облегчением вздохнул. Скорость наполняла мысли ароматами звезд. Он посмотрел вверх.
   Бертолетовый кот! Вот, кто знал правду!
   Выведя файтер на орбиту, Масипенсио сделал маневр по высокой орбите. Войдя в вечную тень ночной луны, он спикировал вниз. Автомат файтера включил аварийное торможение. Масипенсио тут же отключил его. Он не любил вмешательство компьютеров в его скоростные помыслы. Все, что казалось управления, по его мнению, должно было делаться вручную.
   Файтер круто развернулся у самой лунной поверхности и едва не врезался в высокий пик. Лишь случайное движение штурвалом спасло молодого пилота. Обогнув гору, он включил резкое торможение. Пространство впереди аппарата зажглось. Внизу засияли косые тени. У подножия горы росли низкорослые ночные леса, которые вообще никогда не знали света. Лишь тусклые насекомые мерно поблескивали средь ветвей. Порой эти огни отражались в глазах Реликтового Ночного Полукота - дикого неразумного родственника всех котов. Встреча с таким существом считалась опасной. Однако, ночные Полукоты ныне были большой редкостью. Оставшиеся популяции были очень пугливы. Дух цивилизации ничем их не радовал.
   Файтер приземлился. Масипенсио выключил свет в кабине и осмотрелся. В темноте обратной стороны Луны ничего не двигалось. Легкие тени, отличавшиеся от общей мглы то ли особенной темнотой, то ли легкой подсветкой, время от времени проносились вдоль низкорослого леса. На вершине горы иногда вспыхивала короткая молния. Масипенсио закурил и удалился в мечтания.
   Что он знал о жизни? Став пилотом, он не потерял страсть к мечтаниям. Мечты звали его далеко. Но что он видел? Были ли в его жизни какие-нибудь особенные свершения. Даже тот факт, что он умел передвигаться на своем файтере сумасшедшей маневренностью, даже личное знакомство с Кошкой Сиа не могли его успокоить. Он как будто знал, а как будто и не знал, чего же он хотел. Душа бросалась в небо. Но мог ли он поспеть за ней?
   Выкурив сверхтонкую сигарету, Масипенсио закурил вторую. Мечты глодали его, и он понимал, что всему причина.
   Бертолетовый кот не сомневался!
   Но разве сегодня так уж чтят его? Он - просто символ. Память о нем - всего лишь атрибут.
   Масипенсио взглянул на звезды, и тут боковое зрение его поймало невнятное зеленое свечение. Он вздрогнул. Хвост его задрожал. Кончик его завибрировал сам собой. Свечение вдруг пронеслось над файтером, и пилоту явилось странное прямоходящее существо, подсвеченное изнутри. Уши его были плоские. Совсем не кошачьи. Лицо круглое, без шерсти. Зрачки почти не блестели, и лишь зеленый свет указывал на то, что они присутствуют.
   - Что это? - вырвалось у Масипенсио.
   Он почувствовал холод чужого разума. Усы его вытянулись вперед, осязая эту энергию.
   -Масипенсио, - услышал он у себя в голове.
   Голос отдавал прохладой звездной пыли.
   -Кто ты? - прошептал Масипенсио.
   Существо скрылось за деревьями.
   Масипенсио не раз слышал рассказы о призраках на темной стороне Луны. Да и сам он их видел и слышал. Но такое было с ним впервые. Он щелкнул кнопкой биозащиты. Индикатор показал мощную аномалию.
   -Ты меня боишься? - услышал он.
   -Нет, - сказал он решительно, - я не боюсь.
   -Ты закрываешься.
   Голос шептал шорохом мертвых лесов.
   -Нет, - ответил Масипенсио и отключил защиту, - я разве я похож на труса?
   -Нет, Масипенсио! Но твои чувства закрыты, а внешность плюются лишними потоками нервов!
   -Это все мне говорят! - воскликнул он.- Неужели это так заметно?
   -О! Ты проявляешь уверенность, - прошептало видение и приблизилось.
   Масипенсио вновь мог рассмотреть его. Руки существа были длинными, болтались, будто веревки. Между синеватых пальцев проскакивал огонь.
   -Кто ты? - спросил Масипенсио.
   -Я призрак двух сторон, - ответило приведение, как будто смеясь.
   -Каких еще сторон.
   -Той, что ушла, и той, что еще не пришла! Ушедшее и грядущее, и ты - между всем этим!
   -Ты знаешь мое имя?
   -Может быть, ты сам его мне сказал?
   -Этого не может быть, мяу! - закричал Масипенсио.
   -Откуда ты знаешь, что может быть, а что - не может. Мы, возможно, части одного и того же. Ты должен понять это. И - не просто части. Это не такие же компоненты, как почва на земле и компот на Луне, хотя по своей органике они удивительно близки - и в том, и в другом - много воды. Это гораздо ближе, Масипенсио! Уверен ли ты сейчас, что не спишь?
   -Уверен, - ответил Масипенсио.
   - Вот и отлично. Значит, ты чувствуешь?
   -Может быть, ты явился ко мне из моего воображения?
   -Хм.... Тут есть некая связь. Цепочка мыслей.
   - Если это так, то знаешь то, о чем я не могу догадаться, а только чувствую. Ты можешь мне это сказать? Я прямо-таки извожусь. Наверное, именно поэтому я не сумел испугаться! Меня что-то глодало, а я и сам не мог догадаться, что это?
   -Это - прорыв? - прошептало приведение.
   -Какой прорыв.
   -Прорыв одного из другого. Ты - не один в себе! Возможно, ты просыпаешься. Возможно, я выглянул сюда из себя и смотрю на этот черный лес твоими глазами.
   -Что ты за существо?
   -Тебе не понять. Разве ты видел что-нибудь подобное?
   -Нет. Иногда так рисуют инопланетян. Но никаких инопланетян до сих пор никто нигде не встретил.
   -Мир - ракушка, Масипенсио. Они, миры, довлеют друг над другом, их просто нужно увидеть и различить. Ты знаешь, как много миров в тебе самом? Если ты начнешь разделять их, один от другого, ты напрочь запутаешься в них. Миры многослойны.
   -Но я хочу многого! - воскликнул Масипенсио.- Ты можешь мне сказать, достоин ли я всего того, что я хочу?
   -Все зависит от тебя.
   -Но так любой скажет.
   -Любой призрак.
   -Нет, любой - вообще.
   -Любой, как ты?
   -Почему же. И такой, как я, и такой, как ты. Любой! Субстанции одинаковы, Масипенсио. Как шашки на доске! Или черные, или белые, а все одно!
   -Но ты не ответил на мой вопрос!
   -Ты хочешь знать будущее?
   -Хотя бы примерно. Тогда бы я знал, стоит мне что-то делать или не стоит.
   -Это слишком обычно, Масипенсио. Все хотят знать будущее. Все живут далеким. Многие тяготятся сегодняшним. Вчерашнее как будто светлее. Но ты должен понять вчерашнее. Потому что оно когда-нибудь вновь настанет, когда ты начнешь жить по второму кругу. Ты задаешь не те вопросы мне?
   -Гм.... Но что спросить? Есть ли у меня силы?
   -Они есть у многих.
   - Но разве я - как все?
   -Но это тебе решать! Будь прозрачней! Ощутить мир.....
   Тут Масипенсио обнаружил, что он летит. Летит вместе с файтером. Пульт светится привычными зелеными огнями. Он постучал себе по голове. Заглянул в зеркало. И тут закричал:
   -Мяу!!!!!!!!!
   Это был исход всех его накопленных эмоций.
   -Ничего не понял! - закричал он.- Мур! Так было это или не было.
   Темная сторона подходила к своему краю. Был видна ровная полоса терминатора, разделителя двух разных миров. Масипенсио включил радио, и оно огласило кабину:
   -На конференции двух сторон выступила Кошка Сиа, - сообщал диктор, - отвлеченным вопросом была публикация списка лучших пилотов в общем рейтинге объединенной федерации. Впервые в топ-лист включены имена пилотов Кибер Котса. Что, впрочем, не намного им помогло. По прежнему лучшим пилотом считается Иеронимус Мо, представитель Клана Звездолетов Кошки Унтерлугауэрр. Вторым же стал Масипенсио, пилот центральной базы Кошки Сиа.
   -Мяу! - вскричал Масипенсио.
   Файтер выскочил на освещенную сторону, и стекло кабины мгновенно затемнилось.
   -Невероятно, - произнес он, - такого со мной еще не было.
  
   -Все дело именно в многослойности сознания, - сказал Котэн Де Кот, - подобные примеры известны в медицине.
   -Но все они - из разряда клинических случаев, - возразил Мишель Котуавзье.
   -Да. Согласен. Но не всегда проблемы восприятия связаны с нарушениями мозговой деятельности.
   -Хотите сказать, что бывают вмешательства извне.
   -Нет. Не могу утверждать. Но - всякое может быть.
  
  
  
  
  
  
   Глава 11.
   Кошка Унтерлугауэрр и Кошка-Холдинг.
  
   Кошка Унтерлугауэрр сидела в своем роскошном офисе. Делать ей не то, чтоб вообще было нечего. Скорее, ей лень было шевелиться. Хвост ее, дотоле уверенный и ровный, вяло опускался на пол. Кончик его подворачивался дугой, которая походила на туманную борозду одной из извилин Галактики Млечный путь. Кошка Унтерлугауэрр чувствовала потребность в отдыхе. Возможно, устала не она сама, а электричество, что веселыми потоками резвилось в усах. Теперь электроны проскакивали через раз, да и напряженность поля в усах было очень низким. Хотя стоит заметить, у Кошки Унтерлугауэрр были очень индуктивные усы. Рассказывали, что однажды, правда, довольно давно, Кошка Унтерлугауэрр попала в аварию на планете Экстрактор, где обезьяна Чи Чи Чи бесчинствовала, корча рожи звездам. Чтобы узнать координаты, она соорудила самодельную радиолокационную станцию, где в качестве катушек и дросселей она использовала несколько своих усов.
   Унтерлугауэрр попивала молоко и слушала ансамбли марсианских барабанов, когда ей доложили, что к ней с визитом - Кошка-Холдинг.
   -Как это я могла не знать заранее? - удивилась Унтерлугауэрр. - Верно, усталость. Скажите, Котту, я знала об этом заранее. Что? Странный вопрос? Нет, правда. Я чувствую себя очень устало.
   Кошка-Холдинг, как всегда, была в своем амплуа. Глаза, которые мутновато поблескивали за круглыми прозрачными очками с золотыми дужками, были прикрыты совершенно синими контактными линзами. Что там видела Кошка-Холдинг за этими линзами, трудно было понять. Очевидно, сами линзы свет не пропускали, а с обратной стороны находились мультимониторы, изображения на которых фильтровались через какой-нибудь процессор, дополнительно вшитый в мозг. Выкрашенные в ярко-красный усы блестели свежим лаком. Брови, подведенные в стиле "Кошка-Фараон", скорее выдавали, чем скрывали намерения. Когти Кошки-Холдинг сверкали - таков был лак. Когти же на больших пальцах постоянно хамелеонствовали, подделываясь под окружающую среду.
   -Итак, мур, - произнесла Кошка-Холдинг, присаживаясь в кресло и явно чего-то ожидая.
   -Я слушаю, мур, - произнесла Унтерлугауэрр, стараясь разогнать лень.
   -Нет же, это я слушаю, мур, - ответила Холдинг.
   -Да нет же, милая. Слушаю я тебя.
   -Это очень мило, мур! Но, мяу, жду больше все-таки я, чем ты.
   -Чего, мяу?
   - Мы же говорили о базе в Икс Альфе!
   -Точно! - Унтерлугауэрр стукнула себя по лбу. - Вот! Вот что я не могла вспомнить!
   -Что же, мур?
   -Мы беседовали о том, что язык мышей мог бы служить хорошей опорой для новых секретных методов! Но мур, это способствовало непринужденности!
   -Да, - сказала Кошка-Холдинг, - месторождение валериановой руды! Дело в том, что на Иксе это известно каждому, но задокументировать это невозможно.
   -Что же мешает, мур?
   -Чиновники, мур.
   -Чиновники Икса?
   -Не совсем так. Икс Альфы носит так называемый свободный статус, что позволяет, по закону, использовать свободный язык в деловой переписке, пить сухое молоко в любые дни, не только по праздникам, доверять мышам, учить детей ловить мух в школе, и - в случае обнаружения на планете валериановой руды, использовать ее в своих целях. Но дело в том, что законопроект был принят сто лет назад, когда валериановой руды не существовало.
   -Но, по любому, валериановая руда была доказана, мур, - ответила Кошка Унтерлугауэрр.
   - Он была обоснована, мур. Считалось, что обнаружение крупных запасов этого ископаемого вызовет фундаментальный переворот в умах. Однако, когда руду обнаружили на Фромяо, ничего подобного не произошло.
   -Но это уже было после так называемых "Дней Ожирения".
   -Да. Тогда был популярен спорт.
   -В том-то все и дело, мур.
   -Может быть, мур.
   -А не выпить ли нам, мур?
   -Чего, мур?
   -Молока.
   -Молоко, мур, это хорошо, мур. А может быть, чего-нибудь другого?
   - Коктейль.
   -Молочный?
   -Молочно- валериановый.
   -Хорошо, мур.
   Котту принес поднос, на котором находились два высоких стакана, где болтались разноцветные кольца коктейля. К напитку прилагались маленькие рыбьи хвостики и вишневые сигареточки, которые было принято не курить, а держать в левой руке.
   Когда Котту удалился, Кошка-Холдинг сказала:
   -На самом деле все думают, что я только и думаю, как о деньгах. Разве?
   -Однако?
   -Нет, мур. У тебя не получается.
   -А я и не пытаюсь.
   -Ах, мур. А я думала, ты пытаешься говорить на так называемом сленге Изолированных котов.
   -Нет, у нас на базе - свой собственный сленг.
   -Да, мур.
   -Звездолеты - наша семья. Наша семья - наши звездолеты. - сказала Унтерлугауэрр. - На самом деле, мы никому не рассказываем о том, кто мы такие, потому нашу организацию постоянно ассоциируют со мной. Некоторые думают, что все в ней принадлежит мне. Однако, это не так. Это вообще не так. Клан Кошки Унтерлугауэрр вернее всего было бы называть кланом Кошек Унтерлугауэрр. В далеком прошлом мы объединились. Но, так как процесс этот происходил в большом секрете, и по сей день никто ничего не знает. Но тебе я скажу, так как должен же, мур, кто-то знать. Это будет знаком доверия между нами. На этапе зарождения у нас не было ни одного корабля. Все организовал Хо Унтерлугауэрр, мой прадед. Ему удалось собрать под свое крыло множество специалистов и организовать Унтерлугауэрр Лтд, которое вскоре было переименовано в более банальную фирму "Лоск". Так было незаметнее. Мы арендовали корабли и занимались продажами, а наши специалисты занимались разработками собственных проектов. Все это - благодаря кодексу. Без него мы бы давно развалились. Когда дело от прадеда принял мой дед, ни одного собственного корабля еще не было. Зато мы имели целый проектный институт, который ныне известен как популярное высшее учебное заведение "Институт Худудута". Вложив часть из своих разработок в промышленность планет-гигантов, мы вскоре выиграли ряд тендеров. Мой отец, приняв дело от моего деда, сумел правильно использовать накопленные годами ресурсы и построить две искусственные планеты, на которых и были построены первые звездолеты нашего клана. Тогда-то были внесены изменения в кодекс. Официально считаться котом или кошкой Унтерлугауэрр может только один кошка или кот, то есть, лицо выборное. Срок действия полномочий достаточно большой. На заре своей карьеры мы выиграли у Федерации тендер на охрану периферии Солнечной Системы, и теперь можем преспокойно существовать за счет лишь этого. Однако, у нас есть и собственная промышленность и даже собственная культура. Все это базируется на наших кораблях. Благодаря мобильности мы можем обитать где-угодно. Однако, контракт есть контракт!
   -Это интересно, мур! - воскликнула Кошка-Холдинг.
   -Еще бы, мур!
   Кошка-Холдинг сделала большой глоток и выпустила изо рта разноцветный пузырь.
   -Интересный коктейль? - спросила Унтерлугауэрр.
   -Да. Я такой уже встречала, но - лишь в одном ресторане. Это было где-то на Амёбиусе.
   -Я там была.
   -А ты, мур, всегда, мур, используешь, мур, свой, мур, звездолет, мур?
   -Нет, мур. Мяу! Это же иногда так утомительно! Если честно, мне нравится путешествовать в одноместном модуле. Летишь, мяу, и никто тебе не мешает, мяу! Никто во всем мире! Я тогда даже связь отключаю.
   -Да, мур. Иногда нужно от всего отдыхать.
   -Да, мур. У меня есть личная яхта, но я на ней не летаю, а использую ее в качестве библиотеки. Пристыковываю яхту к флагману, перехожу, и читаю.
   -Ты много читаешь, мур?
   -Мяу! Да!
   -Современных авторов.
   -Не всегда. А что хорошего пишут сейчас?
   -Мур, сейчас все погнались за постмодерном, но я не вижу в нем ничего. Разве что Зрачкоффс.
   -Фи! Зрачкоффс! Впрочем, у каждого свое мнение. Но мне не нравится Зрачкоффс. О чем он пишет? О любви между паразитами, которые водятся в шерсти? Ну так сейчас нет уже моды на паразитов. Разве сейчас встретишь кого-нибудь, чтоб у него в шерсти бегали кибер-блохи? Это давно устаревшее веяние. Если он думает, что сумеет вернуть это? Эта вся косьба под псевдостарину мне не нравиться. В таком случае можно почитать Новую Классику, Доновую Классику или литературу Куссансса.
   -Мур, тебе, мур, нравится, мур, классика?
   -Да, мур! Лев Кот, например.
   -О, Лев Кот. Однако, по мне, он сложен для прочтения.
   - Мяу, не вижу ничего сложного! Лев Кот очень прост. Только в нем нет ничего развлекательного, поэтому он иногда кажется сложным.
   -Его слишком уж много задавали в школе, мур.
   -Это верно, мур. Сейчас Котту принесет нам еще коктейля. Так вот, Лев Кот предсказывал подобное отношение к себе. Он говорил, что сперва будет время, его будут чтить, как бога, а будет время, и его будут чтить автоматически, то есть, как сейчас, мяу. Но будет еще время других котов, и тогда Лев Кот снова будет понят. Хотя, что тут понимать, мяу? Бери и читай.
   -Да, мур. Это всегда, мур, так, мур. Я, мур, я хотела, то есть, мы хотели поговорить об Иксе Альфы.
   -Я помню, милая, - ответила Кошка Унтерлугауэрр, - да. Чем тут помочь? Разве что, поговорить лично? Дело в том, что мне не нужны проценты с разработки - мне хватает того, что у меня есть. Вернее, мур, того, что у нас есть. -А что сказала на этот счет Кошка-Металлопрофиль?
   -Мне кажется, она безразлична.
   -А седая Кошка-Товарооборот?
   -Я не знаю, настолько ли она занята, что не может уделить мне время, или же она, мур, специально, мур, так, мур, делает, мур? В любом случае, с ней пока договориться не получается.
   -А Кошка-Налогообложение?
   -Нет, мур!
   -А Кот-Промсклад?
   -Нет, мур?
   -А Александр Мясокомбинат?
   -Да нет же!
   -А Кошка-НДФЛ?
   -Мяу! Всем им нет до меня дела! Они не умеют разрешать сложные задачи!
   -Хорошо, милая! Что я имею?
   -Два процента.
   -Мур-р. Но это зависит от уровня добыч. А если я покажу свой хвост, уровня добычи не будет никакого! Это интересная задача. Ах, мяу, вот и коктейль. Спасибо, Котту! Итак, мы говорим о так называемых рудах, которые тебе дадут прибыль лишь в перспективе. Мур, ты хочешь отделаться простыми процентами? Нет, знаешь, это неинтересно. Зачем отбирать у тебя то, что тебе еще не принадлежит. Сначала тебе нужно получить права на добычу. То, что наш клан подрабатывал, охраняя Икс Альфы, еще ни о чем не говорит. Нынче альфинцы считают, что в открытом космосе защищаться не от кого. Оно как бы и верно. Иные цивилизации мы не обнаружили. Зачатки сепаратизма нынче не очень-то себя проявляют.
   -Но Стеклокот!
   -Это был локальный эксцесс! Не более того.
   -Зато какой, мур!
- Да. Просто мы немного запустили, мяу. В любом случае, у него не было шансов, мур! Я почти согласна с утверждением, что открытый космос гораздо безопаснее внутреннего! На орбите Икса мы содержим боевой спутник. Ежемесячно нам перечисляется один миллион котофеев за это. Наши программисты следят за этим. Собственно, этим кормится целый отдел, и я считаю, что у них - достойное занятие.
   -Мурмяу, - заволновалась Кошка-Холдинг и застукала хвостом о пол.
   - Но я могу тебе помочь, мур-р-р-р, - улыбнулась Унтерлугауэрр, - мне многого не надо. Наш завод начинает производство грузовых кораблей. По нашим расчетам, они, в целом, не уступают кораблям той же серии производства Изолированных Котов. Например, взять "Каманз". Что хорошего в "Каманзе?". Скорость, дальность, угол разворота, излучатели антиперегрузки - у нас - все то же. И комфорт ничем не хуже! На "Каманзе" три сада и четыре бассейна, а на "Желтокоте" десять садов, четыре парка, семнадцать бассейнов! И все это умещается в те же размеры, регламентированные "Законом о грузовиках"! Цена, правда, немного выше. Но технологии того стоят. Когда "Желтокоты" будут поступать в продажу крупными партиями, мы снизим цену.
   - Ты хочешь заключить договор, мяу?
   -Совершенно верно, мяу!
   - Каким же образом, мяу?
   -Ты должна заключить договор, по которому будешь пользоваться лишь "Желтокотами"?
   -То есть как, мур?
   - Все обновление крупногрузовой техники ты делаешь у нас.
   -А это выгодно, мур?
   -Мяу! Конечно! Ты ведь получаешь целое месторождение на Икс Альфы!
   -Правда, мяу?
   -Честно!
   - Но я ведь могла купить корабли и так!
   -Конечно, мурмур! Конечно! Мяу, а теперь ты их действительно купишь! И будешь возить свою руду на моих рудовозах с аморфными кузовами!
   -За это нужно выпить, мяу!
   -Верно, мяу!
  
  
   -Подобные переговоры всегда ведутся в страшной тайне, - говорил Котэн Де Кот,- существование повсеместного контроля наводит меня на мысль о том, что информация эта может быть неверна. Откуда, спрашивается, можно узнать, что Кошка Унтерлугауэрр и Кошка-Холдинг вообще встречались, уж не говоря о том, что они пили непременно коктейль? Тем более, молочно-валериановый! Все это очень интересно.
   -Но все это возможно и придумать, - ответил Котуавзье, - в конце концов, в рамках свободного стиля никто не мешает придумать такие мелочи.
   -Мне - нет. Но все эти мелочи зафиксированы.
   -Кто-то из них стучит сама на себя?
   -Всякое может быть. Унтерлугауэрр вполне может делиться какой-нибудь инфой, а для пущей правдоподобности включать в нее такие вот подробности. Она же ничего от этого не теряет, мур! А нас все это только вводит в заблуждение. Выходит, что тайны тут никакой нет.
   -Кошка Унтерлугауэрр обладает большой властью.
   -Верно. Власть Кошки Унтерлугауэрр велика.
  
  
  
  

Глава 12.

Первичный кот.

  
  
   Теория Первичного Кота относится к периоду зарождения вселенной. Не стоит путать Первичного Кота с У, Богом Кошачьим, так как божественность его научными кругами не доказана. Первичный же Кот в современное время никем не отрицается. Тут несколько причин есть:
   Во-первых, что-то должно было быть в самом начале.
   Второе, давно доказано, что эволюции не было.
   Третье - если кот - это вершина мироздания, то судя по цикличности развития вселенной, в начале был кот, а потом - вселенная. Когда вселенной не будет - снова будет кот. Потом, после периода самозакрепощения и раскрепощения, кот снова развернется и создаст из себя вселенную. Ну, и потом, конечно, миллиардов через 20-30, снова будет кот.
   Бесконечен ли этот процесс, мы не знаем, так как жизнь кошачья слишком коротка. Возраст же цивилизации довольно скромен, он и на песчинку рядом со слоном не тянет.
   Впервые о Первичном Коте говорили древние.
   Тянь Тунь Мя У, философ древнего Кошкабада, в рукописи своей "О происхождении хвоста" говорил:
   - Очевидно, что в начале было совершенно темно. Да, это так. Так. Я в этом уверен. Ун Мя Мя Я еще в те времена слышал о темных народах. Мы ведь все думаем, что Великий У породил род кошачий уже после Главного Зажигания, а до этого он просто спал и во сне размышлял. Однако, сведения древнего библиографа - то совсем другая штука. Еще до Главного Зажигания народы были. Жили они во тьме. И у них были квадратные друзья, то есть как бы коробками они были, а лицо друзей занимало всю переднюю часть и было прямоугольником. Там, в этом прямоугольнике, проносились события. Почти такие же, как в жизни нашей, только дотронуться до них нельзя было.
   В современное время слова Тянь Тунь Мя У сопрягают с возможным доисторическим функционированием реликтового телевизора. Тут, чтобы не дать вам запутаться, поясню:
   Год 09-14-654. В тот год время шло в обратном порядке, и все знали об этом. По окончании его Министерство Часов приняло решение отменить летоисчисление и запустить новое. Для задания первого года использовался генератор случайных чисел. Но дело не в этом. В тот год, ровно 301 год назад, когда космические корабли четырнадцати кошачьих республик еще только учились разгоняться до гиперсветовых скоростей, разломе Генри Котдта при добыче меди был обнаружен таинственный предмет. Находка тут же была отправлена в научно-исследовательский институт. Ящик отшкребли от окаменелостей и стали пилить лазером. Внутри был найден кинескоп и плата разверток. Все ахнули. Пять лет ушло на попытку запустить то ли телек, то ли монитор, то ли еще что-то. Наконец, долгожданный день настал.
   К аппарату были подключены 110 вольт. Щелкнул тумблер. Зашуршало высокое напряжение на втором аноде. Из динамика послышался резкий шум. Вскоре шум прекратился. На экране возникло видение бескрайней долины, на которой возвышался до небес многокилометровый телек.
   - И пришел я к вам, дети мои, - раздалось из динамика.
   На том трансляция и прекратилась. Дальнейшие изучения привели к тому, что в микросхеме радиоканала была найдена встроенная флэш-память. Сборка была столь совершенной, что трепанировать микросхему не удалось. Лет же через пятнадцать после этого шумиха улеглась, хотя, в-общем-то, дебаты длятся по сей день.
   Что такой реликтовый телевизор?
   Что транслировал реликтовый телевизор?
   Относится ли он напрямую к мифу о котах, живших до Главного Зажигания (если таковое вообще могло быть)?
   Что записано во флэш-памяти?
   Как вскрыть....
   Впрочем, современная наука бы разобралась, как отделить "флэшку" от кристалла радиоканала. Просто это не происходит потому, что кому-то это не выгодно.
   Отсюда мы выводим следующие проблемы:
   Некое "зажигание" отражено в различных мифах.
   Реликтовый телевизор, судя по этим мифам, сопровождал народы во тьме.
   Если спящее состояние Первичного Кота закончилось зажиганием, выходит, что "телек" мог быть где-то "наравне".
   Тогда получается, что независимо от состояния Первичного Кота кто-то существовал...
   Данные расклады очень даже хорошо поддерживают хаотическую теорию. Дескать, хаос есть и будет всегда, а мир - это какой-то проект на фоне хаоса.
   Риторические же вопросы типа "что было раньше - кот или хвост" к делу, видимо, совершенно не относятся.
   Информацию из прошлого в наше время пытаются выловить с помощью спутников "ККо-10" и "ККо-11". Технология эта еще очень и очень несовершенна. Хотя именно с помощью нее были воссозданы многие моменты жизни ПолуКота Сверхкота. Отсюда-то и взяла исток свой книга Хот-Хотта "Встречались ли ПолуКот Сверхкот и Тичикот?" Ничего о реликтовом телевизоре пока нет. Не говоря уж о Первичном Коте.
   Сект Первичного Кота - пять штук. Это "Юпитерианской Кот", "Ток 12", "Освежись!", "Свет за усами" и "Хранители Утюга". О последней нужно заметить особо. Начало свое эта организация взяла, приняв за основу легенду о "Кошке-Хранительнице-Утюга". Якобы эта кошка всю жизнь прожила в мире людей, и там ей до того тоскливо было, что она все время только то и делало, что сидела возле утюга на гладильной доске. В свое время к этой секте примыкали и Кошка Сиа и Кошка Унтерлугауэрр. Филиал "Хранителей Утюга" имеет место на базе Изолированных Котов "Скотчс". Хотя Изолированные Коты не склонны к антипрагматике. Они - большие коммерсанты, главный вопрос для них - "а сколько стоит?" Единственная совершенно удивительная вещь у них - это наличие королей. За великие заслуги перед корпорацией Изолированные Коты присваивают лауреату звание Короля и дарят большую автоматическую станцию с пятисотлетней гарантией. Став королем, Изолированный Кот ничего не делает. Он отдыхает, командуя своей станцией, устраивает балы и вечера и утопает в почете до конца дней. Окончив дни свои, король отправляется на кладбище "Рубиновая плоскость", которая представляет собой диск диаметром тысячу километров, вращающийся вокруг звезды Денеб на уровне третьей планеты. Звание короля передается по наследству. Ныне действующих королей - 160. Всего было королей - 579. Популяция же Изолированных котов, включая тех, кто не захотев вступать в корпорацию, остались в ассоциации, составляет 385 тысяч котов и кошек.
   Самый простой способ узнать, существовал ли Первичный Кот, это покинуть нашу Галактику и лететь далеко далеко, за самые пределы. С какой-то точки свет, идущий во все концы, будет равен тому, который образовался при зарождении вселенной. Однако, чтобы улететь так далеко, самому скоростному кораблю потребуется лет 300, не меньше. Ученые же надеются разгадать эту проблему с помощью кибернетических анализаторов времени уже в ближайшие 50 лет.
  
  
  
   * Главное Зажигание - акт бога У по зажиганию солнца спичками. Якобы до той поры солнце было холодным и молчаливым.
  
   -Тайны всегда будут существовать, - сказал Де Кот, - тайны, они таковы лишь хотя бы потому, что мы - не боги. Когда коты сумеют создать совершенно синтетическую вселенную и будут заглядывать внутрь ее, как боги, тогда-то они и себя поймут по-настоящему. Пока же рано о чем-то говорить. Поэт Мяв Зимбабве считал:
  
   О, мирозданье, ты - лишь лист иных бумаг,
   А чья тетрадь - никто не знает.
   А чей портфель? А он ли познаваем?
   Шкребя когтями тьму наук, мы только лишь икаем.
   Мяу!
  
   Или:
  
   Вечный хвост звездынь раскинул туманы.
   Все, что мы видим - навек, навек - обманы!
  
   Существуют хаотические и дохаотические учения, но и те, и другие, склоняются к общей модели. И это вовсе не говорит о том, что мы когда-нибудь выясним, чтоб было раньше - кот или хвост!
   Кот или хвост, хвост или кот - вот вопрос вопросов!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 13.
   Кот Кинг Сайз и Сверхкот Полукот.
  
  
  
   Кот Кинг Сайз очень часто смеялся сам по себе. Но, по большей части, причин никаких для смеха не было. Его всегда веселили вещи, к которым все остальные были равнодушны. Более того, Кот Кинг Сайз был одухотворен различными идеями, которые вообще вряд ли кому бы то ни было понравились. Случись, оказался бы кто-то в его лаборатории, он многого наслушался, от чего уши бы в трубочку свернулись.
   В тот злополучный день шел дождь. Дожди в этом месте всегда шли по расписанию, это все потому, что Кинг Сайз обитал на искусственной планете, которая по форме своей напоминала огромную клешню рака. В незапамятные времена эта махина должна была стать частью какого-то проекта. Было это так давно, что никто и обсуждать это не берется. Возможно, к делу был причастен Полукот Сверхкот. Что хватать этой клешней собирались, никто теперь не знал. Предполагают, что законченный проект и правда должен был быть крабом. Возможно, клешня должна была схватить Землю. Но Земля в любом случае была большевата для такого монстра. Сам Кинг Сайз считал, что космический краб строился специально для астероида Ж-60, на котором тогда добывали золото. Полукот Сверхкот считал, что раз ему этот астероид не отдают, то он сам его заберет. Да только не свершились его мечты. Погиб он раньше времени.
   Ну и шел дождь. Барабанил по крыше лаборатории. За окном шумело. Искусственное небо время от времени трещало искусственной молнией. Но молния эта больше походила на пьезозажигалку больших размеров.
   -Все изменится! - напевал Кот Кинг Сайз. - Все изменится раз и навсегда.
   Материал достался ему почти бесплатно. Это был уголек, который остался после взрыва штаба Сверхкота Полукота много столетий назад.
   -Клонирование! - восклицал Кот Кинг Сайз.- Да я и сам клонирован. Что может природа! Да, много столетий назад она еще рождала неплохие экземпляры. Но все вы произошли от одного мифологического котенка. А я... Я - Кот Кинг Сайз. Меня клонировал сам Кодт!
   Кот Кинг Сайз часто хотел верить, что он помнил час своего рождения, хотя это было совершенно невозможно. Кодт, великий отец экспериментаторов прошлого, изобретатель лазеров, взрывчаток, жевательных резинок, художник и поэт, клонировал Кинг Сайза обычным методом. Его предком должен был быть какой-то древний реликтовый кот, который, возможно, не являлся даже носителем разума. Но все испортила любовь к курению. В реактор для клонирования попала пачка из под сигарет, на которой было написано:
  
   American Blend.
   20 Filter Cigarettes.
   King Size.
  
   Последняя надпись им стала основополагающей. Новая жизнь явилась Кодту во всей своей ужасной красе. Окрас нового кота в точности повторял расцветку сигареты. Имелась и надпись. Сами понимаете, какая. Зато с первых своих дней Кот Кинг Сайз проявил необыкновенную тягу к ученичеству. Одно время его даже звали ученейшим (от слова ученик). Зато, став совершенно дряхлым, Кодт уже ничего не боялся. Он верил в своего преемника.
   Ныне и сам Кинг Сайз был уже старым. Его мало кто любил, хотя он сделал в жизни не так уж много злого. Просто был он лукав и руглив. Научные эксперименты любил больше чего бы то ни было. Полки его лаборатории были полны заспиртованных клонов. В специальных энергетических ящиках сидело несколько ужасных чудовищ, которых он получил, клонировав свои ночные кошмары. Он был уверен, что если когда-нибудь какой-нибудь из тварей удастся убежать, гибель постигнет все живое в округе. Уж на "Клешне" - это точно. А потом, когда погибнет этот сегмент злых замыслов прошлого, Зло нападет на десантные корабли. Вместе с ними оно доберется и до Земли.
   Иногда, в секунды особого лукавства, он вдруг помышлял о шантаже. И он бы сделал что-нибудь неподобное, если бы не страсть к экспериментам. Мысли его метались. Хвост сворачивался крючком. Он забывал о своих замыслах, так как в голове роились новые. Он звал ученика.
   -Муркот! Ты где, негодный младенец!
   Муркот уже давно как не был младенцем, но Кинг Сайз всякий раз называл его так. Он, старец, пораженный странной гордыней, считал себя избранным и потому разговаривал со всеми, как хотел.
   - Ты что же? - стал наставлять Кинг Сайз.- Куда ты запропастился! Наступает день триумфа. Такого еще не было, мой Муркот!
   -Да, мой учитель! - муркнул Муркот.
   -Что да? Ты сам не знаешь, что сейчас сказал. Я закончил работу многих лет! То, что умел мой великий мастер Кодт, теперь доступно и мне. Но я решил не довольствоваться малым! Если я могу получить новую жизнь, используя лишь тени на предметах, зачем мне все эти жалкие судьбы? Весь все это мелко, как горох! Не правда, Муркот? Я уже всем все доказал. Но никто не верит, что я способен на это! Дай мне сюда телефон, мой ученик. Включи дальнюю связь! Я хочу рассказать об этом всем.
   До последнего штриха оставалось нажать на "ввод". Все было готов. Панели светились зелеными огнями. По экранам уже с полчаса весело бегали звездочки "скринсейверов". Кот Кинг Сайз смаковал свой успех. Он ни в чем не сомневался, и у него были на то права.
   -Кому звоним-то? - спросил Муркот.
   -Звони в исследовательский центр Северного Блока Изолированных Котов. Попроси к телефону Господина Коттона. Давай. Не мешкай! Я устал ждать! Пойми! Это будет вершина моей карьеры. Я видел все. Я был в самых дальних мирах. Я проводил самые невероятные испытания. Но такое! Такое не сумеет никто! Получить клона - это пара пустяков. Изготовить его из пепла сгоревшей тени = это невозможно! Но как бы то ни было, еще никто не сумел клонировать личность! Я - первый.
   Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, старый козел, думал про себя Муркот.
   Пошли короткие гудки.
   -Алло. Алло.- донесся голос.- Включите видео. Я вас не вижу.
   -Зато слышишь, о, Коттон! - расхохотался Кот Кинг Сайз.
   -А, это ты, - узнал его Коттон, - говори, что ты хочешь?
   -Этот день пришел, о, Коттон!
   -Какой день? - не понял Коттон.
   -Вспомни, ты сам мечтал об этом. Но ты давно понял, как тебе это не дано! Тебе не дано, слышишь, о, Коттон!
   -Что? Что ты там такое говоришь?
   -Я его воскрешаю. Слышишь ты? Это - день моего триумфа! Я шел к нему всю жизнь! И вот я достиг этого! Я уже готов, Коттон! Я ко всему готов! Сейчас включу экран, и ты это увидишь! Трепещи!
   Кот Кинг Сайз щелкнул тумблером, чтобы дать Коттону лицезреть свою победу. Но одним звонком он не ограничился. Многие и многие его конкуренты стали свидетелями этой невероятной акции. Гордыня Кота Кинг Сайза была велика. Он бы был не самим собой, если б не оповестил многих серьезных лиц. Все ли ему верили? Скорее всего, что нет. Не смотря на все его заслуги, его многие считали полусумасшедшим.
   Масипенсио в тот день находился в главном кабинете Кошки Сиа. Они беседовали о возможности добычи металлического водорода на Юпитере. Масипенсио был бледен. Кошка Сиа не была им довольна. Молодой пилот начинал увязать в лености и ничего неделании. В тот самый момент, когда разговор должен был коснуться личностных качеств Масипенсио, когда одно его ухо уже было красным, а другое - бледным. Экран загорелся. Изображения не было, зато слышался истерический хохот Кота Кинг Сайза.
   - У-ха-аха-аха-аха-аха-ха-ха-хо-хо-хо!
   -У-хо-хо-хо-хо-хо! Это я!
   -Что это еще за идиот? - не поняла Кошка Сиа и от удивления сняла свои розовые очки.
   - Трепещи, черно-белая! Это я! Бойся меня! Я знаю. Ты еще не веришь! Но сейчас ты все увидишь!
   -Что это за супергерой? - не поняла Сиа.
   -Это Кот Кинг Сайз, - ответил Масипенсио, - старый экспериментатор.
   -А. Ну так я его знаю. Помнится, я видела в музее разумную лампочку, и мне пояснили, что ее автор - некий Кинг Сайз.
   -Ты делаешь вид, что меня не знаешь, Сиа? - захохотал Кинг Сайз.- Ты что, забыла наши переговоры в Коншкене? Я накажу тебя за свою гордыню, Кошка Сиа! Ты слишком вознеслась! Ты стала думать о себе так много, что уже забываешь тех, кого не следовало бы забывать!
   -Он может и не блефовать, - сказал Масипенсио негромко, так, чтобы Кинг Сайз не слышал, - я его знаю. Я однажды был на его искусственной планете. Это серьезный гад. У него на все ума хватит.
   - Я - в курсе, - шепнула ему Кошка Сиа и продолжили, - И кто же ты все-таки такой? Покажи свое лицо. Голос твой мне не знаком. По тону его я слышу, что ты, верно, сумасшедший. Хотя если ты какой-нибудь там Зорро, я не имею ничего против. Но только времена Зорро уже давно канули в Лету. Покажись. Или ты боишься.
   Экран включился, и взору предстал генератор Кота Кинг Сайза - блестящий, окруженный синеватым полем. В прозрачном окошке горел свет, и там крутилась какая-та структура.
   -Он - там! - Кинг Сайз воскликнул торжествующе.
   -Кто? - не поняла Сиа.- Что ты там еще задумал.
   - Сверхкот Полукот!
   -Полукот Сверхкот? Каким образом?
   -Я его клонировал.
   -Он уже появился? - Кошка Сиа насторожилась.
   -Сейчас появится. Я хочу. Чтобы все это видели!
   -Ты думаешь, что говоришь! - воскликнула Кошка Сиа.- Ладно, не буду выделываться, Кинг Сайз! Я тебе верю. И что с того? Ты что, хочешь получить какую-то гадость и выкинуть ее? Послушай меня. Я тоже много что могу. Я могу прямо сейчас дать залп по твоей "клешне", прямо со своей базы. Мне нужно три секунды. За три секунды он не появится. Зато...
   -А мирное население "клешни"? - спросил Кинг Сайз спокойно.
   - Всего десять тысяч котов и кошек! Кинг Сайз! Ты сам не знаешь, что делаешь.
   -Тебя отдадут под суд. А мне все равно ничего не будет. Мои исследования канонизированы!
   - Это будет исключительная ситуация.
   -Ты единственный разумный кот, - заключил Кот Кинг Сайз, - то есть котик, да. Я давно тебя люблю. Ты же никогда не отвечала на мои письма.
   -Ты - дурной старик, - ответила Кошка Сиа.
   Она резко повернулась к Масипенсио и прошептала:
   -Отправляйся на "Клешню". Смотри очень внимательно. Если увидишь, что поздно, что появилось нечто такое, от чего нет спасения, делай ноги. Сколько тебе понадобится времени?
   -Десять секунд - прогрев двигателей. Две секунды - старт, - отвечал Масипенсио, - до "Клешни" всего восемнадцать минут лету.
   -Давай. Спеши. Держи меня на связи.
   Масипенсио удалился.
   -В наше время нет таких невозможных ситуаций, чтобы подставлять мирное население, - засмеялся Кинг Сайз, - и ты это знаешь. У тебя нет никаких прав. Я же никого не шантажирую. Глупые твои усы! Пойми! Я никому вообще не угрожаю! Я просто хочу показать вам свой научный эксперимент. Я хочу показать вам, что мне нет равных! Я - гений! Вот и все.
   -Я давно знаю, что ты - гений, - ответила Кошка Сиа, - Что с того? Ты что, не знаешь, что ради уничтожения Полукота Сверхкота была взорвана целая планета. Это все равно, что пулять атомной бомбой по воробьям! Ты хоть знаешь, что он такое?
   -Какая разница?
   -Этого никто не знает. Это было так давно, что никаких документов не сохранилось. Архивы исчезли. Корабль, который стрелял по Полукоту ракетами, тут же отправили автоматом к звезде, чтобы он там расплавился. Полукот - это универсальный организм. Его невозможно убить. Он постоянно размножается. Ты понимаешь это? Одумайся! Если мы чего-то не допризнавали за тобой, то все признаем. Мы канонизируем твои эксперименты еще раз. Хочешь, я подарю тебе кратер на Луне? Все, что пожелаешь, Кинг Сайз!
   - Н-да, - проговорил вдруг Кинг Сайз.
   Было видно, что слова Кошки Сиа его и впрямь растрогали. Усы его зашевелились в волнении. Уши напряглись. Он явно что-то обдумывал.
   Но тут что-то произошло. Синее поле вокруг генератора позеленело, а в окне что-то взорвалось. Огонь становился все ярче и ярче, и вот стекло начало плавится. Кот Кинг Сайз в ужасе отпрянул. Струя горячего газа вырвалась из генератора, дым заполнил все вокруг, и некоторое время ничего не было видно.
   -Масипенсио! - скомандовала Кошка Сиа.- Ты это видишь?
   -Нет.
   -Так включи же экран. Слушай меня внимательно. Ты должен помнить директиву "сто пять". Ты должен иметь шанс убить себя, если встретишься с этим.
   -Слушаюсь, - ответил Масипенсио.
   Дым вдруг рассеялся. Огненный сгусток вертелся по середине лаборатории Кота Кинг Сайза. Искры сыпались вокруг во все стороны, но ничего не прожигали. Муркот сидел в углу, закрыв половину лица хвостом.
   Послышался свист. Ощущение от него было такое, будто в огне точат ножи. Звук это все нарастал, нарастал, перейдя, наконец, на совершенно невозможную громкость. Кот Кинг Сайз дрожал. Хвост его дымился. Усы были опалены. Он пытался и так и эдак закрыть уши, но свист не убывал.
   И тут все смолкло. Огонь пропал. Полукот Сверхкот, появившийся тут же, был элегантен. Казалось, он являлся самим воплощением моды. На нем был великолепный черный кожаный плащ, отдельные части которого являлись окнами в звездные пространства. Пальцы просто таки светились от перстней. Усы были закручены так, будто он был первым из пижонов во вселенной.
   - Ну и что? - спросил он хитро.- Кричим? Что мне тебе сделать? - он посмотрел в сторону Кота Кинг Сайза. Я знаю. Ты - сын сигареты. Я верну тебя на родину. Я превращу тебя в сигарету.
   Мгновенье спустя стало очевидным, что Кота Кинг Сайза уже нет. Сигарета вертелась в руках прекрасного, божественного на вид, Полукота Сверхкота.
   -Курить или нет - вот в чем вопрос? - вопросил он театрально.- Как вы думаете, господа зрители?
   Он щелкнул янтарной зажигалкой.
   -А впрочем, - решил он вдруг.- Решите вы сами. Эта сигарета окажется в одном из магазинов! Я проверю вас на гуманизм. Если вы не успеете, значит вам он либо не дорог, либо вы и правда не успели. Тем, кто мне не верит, прошу обратиться к врачу. А теперь - до встречи! А! - он посмотрел на Муркота.- Вот и ты! Это ты нажал кнопку "enter".
   -Я случайно! - дрожащим голосом проблеял Муркот.
   -Дарую тебе счастье вечное! - улыбнулся Полукот Сверхкот.- Отныне любое твое желание исполнится.
   -Я не хочу...
   -Да будет так! Отныне и до конца дней ты будешь совершенно равнодушен к окружающему миру. Ты не будешь хотеть ничего. Чтобы ты не умер от голода, тебя придется кормить через трубочку. Не отчаивайся, мой друг. Все - в руках наших. Прощайте!
   Он покинул лабораторию.
   Когда Масипенсио прибыл на место происшествия, Муркот безжизненно сидел в углу. Он почти ни на что не реагировал. Подъехавшие вскоре врачи унесли его на носилках.
   -Вы зарегистрировали изменения в энергетике? - спросил он у диспетчера орбитальной службы.
   -Да. Два выброса. Первый - микроскопический. Второй - огромный.
   -Проследите оба.
   -Я просмотрю, - ответила ему по радио Кошка Сиа.- Не сомневайся. Со своего корабля я могу контролировать любые изменения. Сигарету мы вычислим тотчас. Если, правда, ее не успеют выкурить в ближайшие пять минут. Ты полетишь за ней!
   -А если она окажется в магазине где-нибудь в иной звездной системе?
   -В любом случае, тебе придется попытаться.
   -Он нам нужен?
   -Конечно.
   -Куда же исчез Сверхкот Полукот?
   -Полукот Сверхкот? Я не знаю, Масипенсио. Он может перемещаться, как он хочет. На самом деле, я ничего не знаю о нем.
   -Клоун какой-то, - возмутился Масипенсио.
   -Он еще какой клоун. Ты ведь не хочешь, чтобы он превратил землю в теннисный шарик?
   -А он может?
   -Не знаю. Мало ли что. Спеши. Сейчас я тебе дам координаты, где появилась наша сигарета.
  
   -Я хорошо помню эти дни, - сказал Мишель Котуавзье.
   -Н-да, - ответил Котэн Де Кот, - наша цивилизация, привыкшая лишь к телевизионным катастрофам, так ничего и не поняла.
   -Ну, не скажите. Когда дело дошло до самого крайнего, это все ощутили.
   -А что, как ты думаешь, мог он Землю и Луну превратить в теннисные шарики, которые бы продолжали вращение друг вокруг друга.
   -Все могло быть. Мне кажется, особенно силен он был в первые часы.
  
  
  
  
  

Глава 14.

   Миссия Масипенсио.
  
   Прошло не более трех часов после явления Полукота Сверхкота миру и глазам популярных личностей. Масипенсио находился в клинике станции Кошки Сиа, где опытный врач осматривал Муркота.
   - Ну что? - спросил Масипенсио, когда врач покинул свой кабинет.
   -Нам надо продолжать его жизнь искусственно, - отвечал тот, - это только ведь кажется, что волшебство. Любое волшебство, мой дорогой Масипенсио, это процесс. Просто это - очень высокоорганизованный процесс. Как, например, в шахматах. Я люблю играть. Я даже являюсь одним из лучших игроков на этой станции. Но я ни разу не выиграл у компьютера. А вот Петр Сергеич Кодтьд выигрывает очень даже хорошо. Из десяти партий он свободно может взять больше пяти. И все дело в том, что он, Иван Сергеич, просто по-другому организован. Он и сам об этом не знает. Так и эта сила. Если сканировать нашего пациента всеми генераторами, какая-та зацепка есть. То есть, ее нет. Но он как бы раздвоен. Это говорит программа. Попросту говоря, он похитил что-то у него.
   -Что же делать? - спросил Масипенсио серьезно.
   -Пока я не знаю. Это явление было в старину распространено у народов, живших в Море Спокойствия. Колдуны воровали души. Колдунов этих боялись. Кот как бы продолжал жить, но. В том-то и дело, что но.
   -Выходит, мне нужно его найти.
   -Выходит, что так, - ответил Доктор, - Только я не знаю, как ты его отыщешь и что будешь делать, если отыщешь?
   -Я тоже не знаю, - отвечал Масипенсио.
   Вылет намечался через час. Масипенсио проверил, правильно ли идет погрузка, затем подал с компьютера сигнал опроса для роботов, которые в числе десяти тысяч должны были лететь с ним.
   Кошка Сиа правильно решила, думал он. По логике вещей, с Полукотом Сверхкотом справится нельзя, потому и нет смысла посылать целую бригаду. Если я вернусь не самим собой, уж меня то легко можно будет расшифровать. Меня она хорошо знает. С кем-то другим это может не прокатить.
   Он надел на пальцы энергетические перстни, которые работали от команды, посылаемой мысленно. Такого оружия не было ни у кого. Перстни лежали в секретном сейфе и до сей поры еще нигде не использовались. По команде от мозга специальные машины генерировали импульс, который усиливался телом. В тело же были вшиты мощные источники энергии. На расстоянии в пятнадцать сантиметров от тела все это превращалось в луч большой мощности. Единственным недостатком было то, что установка была рассчитана на десять мощных выстрелов. Не смотря на это, ее очень даже удобно было использовать в различных бытовых целях. Например, поджигать газовую плиту. Прикуривать сигарету. Бить кого-нибудь током. Тут энергия почти не расходовалось.
   Помимо перстней, Масипенсио был снабжен самыми разнообразными видами ручного оружия, от плазменных излучателей до интеллектуальных вирусов, спрятанных под ногтями и активирующихся при задании нужной команды голосом.
   Иглоподобный звездолет "С-100" плавно покачивался на электромагнитных подушках. Боевые роботы, упакованные в жидкую массу, спали, дожидаясь своего часа. "С-100" являлся подобием гоночного звездолета "Гонец", который в свое время установил рекорд скорости. Все его тело занимали двигатели и генераторы пробивания пространства. Баки с разжиженными роботами помещались в корпусе. Кабина была маленькой и неуютной. Но Масипенсио это не тревожило. Он был очень горд за то, что его ценят.
   Кошка Сиа была его единственным провожатым.
   -Не старайся геройствовать, - говорила она, - с ним все равно не справиться. Если только ты возьмешь его каким-нибудь особым лукавством. У тебя его нет, я знаю. Ты честен и прям. Зато ты - самый бесстрашный пилот. Ну что ж, в путь.
   -В путь, - повторил Масипенсио.
   Сев в кабину, он посмотрел на свою ладонь с наклеенным на нее тончайшим пультом дистанционного управления. Не глядя, он тронул корабль с места и стал подниматься с лунной поверхности. Поднявшись на несколько километров, он сходу прыгнул в гиперпространство.
   Сверхкот Полукот, или Полукот Сверхкот, и то и другое - верно, при передвижении менял соотношение энергий. Так он и был вычислен. Перечитав информацию об энергетике всех известных звездных систем, вычислительная машина сразу же дала результат. Масипенсио помчался туда немедленно.
   Уже спустя четыре часа он висел на орбите тройной планеты "Ыо", первой ее составляющей под названием Планеты Ыыо, незамеченный никем. Жидкость в отсеках, где спали роботы, активировалась. Специальная поверхность "С-100" поглощала все сигналы радаров.
   Масипенсио быстро дал компьютерам команду на анализ всех средств массовой информации и выявил аномалию почти моментально. В городе Пружина проходил Праздник Преобразований. Любой желающий мог стать по желанию козлом, ослом, мухой, слоном и прочее. Были замечены положительные результаты.
   Настроив все системы корабля должным образом, Масипенсио влез в крошечный челнок и отправился в Пружину.
   Челнок приземлился на окраине темно-бурого леса, откуда были видны многоэтажки города, крыши которых походили на металлические цветники. Там по большей части располагались гаражи летательных аппаратов и многочисленные антенны. В одной только Пружине было 770 радиостанций. Это притом, что население составляло не более полутора миллионов Ыоынских котов. Возможно, собственная радиостанция была туту у каждого. Масипенсио настроил пеленгатор на поиск ключевых слов и двинулся к городу, шурша жесткой травой. Следом за ним прицепился что-то воробьеподобное. Оно то летало вокруг него, то садилось на плечо, то вдруг взмывало в небо и исчезало.
   -Ну что тебе? - спросил Масипенсио.
   Он не ждал ответа, но два сигнала в ухе показали, что переводчик способен здраво воспринимать воробьиный язык.
   -Ты тоже, ты тоже к ним? - чирикал воробей.
   Масипенсио сделал манипуляцию пультом на руке, и в его голосовом аппарате сгенерировался правильный ответ на языке воробьев этой планеты.
   -Скажи, что ты хочешь, в чем дело? Что ты все чирикаешь здесь?
   -Вы все сошли с ума?
   -Я что, тоже?
   -Не знаю. Думаешь, я - воробей? Как бы не так. Это сейчас я как бы воробей. Но я ничем не могу тебе это доказать! Я не воробей!
   -Я тоже, - ответил Масипенсио устало.
   -Про тебя не знаю! А за себя я уж точно знаю.
   -Слушай, что ты ко мне привязался? А? Как это ты не воробей? А я тогда кто? Осьминог?
   -Очень может быть.
   Масипенсио разозлился. Одно ухо его стало бледным. Другое - красным. Он вынул из кармана авторучку-молнию, чтобы проучить глупца.
   -Не ходи туда! - чирикал тот.
   - Если б я знал раньше воробьиный язык, я бы давно всех вас перевел! - воскликнул он.
   -Ба! - чирикнул вдруг воробей.- Ты же тоже чирикаешь! Как это я сразу не догнал? Я все понял! Ты пришел, чтобы нам помочь!
   - В чем дело? - Масипенсио понял, что попал впросак.
   Он явно не оценил происшедшее с первого раза.
   -Он - там? - спросил он.
   -Да. Этот чертов цирк продолжается!
   -Почему же кошки не бегут из города?
   -Он им всякие разные подарки сперва раздает. Иначе как их еще заманить на шоу? Потом, у него много каких-то сподручных. То есть, он им что-то внушил, и они ходят, счастливые, довольные. Блаженные, я бы сказал. Я знаю, кто он. Это - дьявол. Если б он что-то против нас имел, он бы сразу б это сделал. Превратил бы всех нас в червей. А то нет. Развлекается. Будет развлекаться. Пока весь город в животных не превратит.
   - А давно ты, как воробей?
   - С вчерашнего дня.
   -Ты мне поможешь в Пружине сориентироваться?
   -Да. Пойдем. А что ты думаешь сделать?
   -Откуда я знаю. Ты главное не теряйся из виду. На вот.
   Масипенсио вынул из бардачка прозрачную радиоленту, оторвал кусочек и предложил воробью сесть ему на руку. Затем он приклеил пленочку ему к голове.
   -Это - рация, - пояснил он, - у меня ее - целый моток. Пошли.
   Войдя в Пружину, Масипенсио не обнаружил никаких следов бесчинства Полукота Сверхкота. Медленно ползал вперед назад общественный транспорт на электрической подушке, роботы-уборщики жужжали, очищай улицы. Работали магазины и различные автоматические заведения. По прохожим нельзя было сказать, что происходит нечто из рук вон плохое. Масипенсио зашел в кафе, и тогда радиосканер переключил его на нужные волны. Одна рекомендовалась как самая подходящая.
   - И вот вы здесь! - кричал диктор, посекундно переходя на хохот.- И я - здесь! Я - ваш ведущий, Джонни!
   Раздался гром аплодисментов.
   -Наш уважаемый мистификатор Хулио Де Кот продолжает свой сеанс. Сейчас первый, кто выйдет сюда, получит дар предвидения! С этого момента он будет вести программу! А наш достопочтенный Хулио будешь лишь лицезреть. Он устал. Ему положено отдохнуть!
   Масипенсио переключил свой компьютер на рабочую станцию "С-100" и моментально получил координаты шоу. Тут же одним щелчком когтя по невидимому пульту он включил суперкамеры, отыскал здание цирка и незамедлительно выбросил туда десяток роботов-трансформеров, которые могли отбрасывать от себя мельчайших роботов-насекомых.
   - Впрочем, маловато, - сказал он сам себе, - Надо все воздушное пространство вокруг цирка блокировать.
   Он сбросил на город еще сотню роботов, часть из которых развеялась мельчайшей пылью. У Масипенсио не было никакого желания идти на это представление. Он верил в силу Полукота Сверхкота. Он сомневался, что успеет выстрелить раньше, чем тот превратит его в разумного воробья или что-нибудь подобное. Не отключая связь с кораблем, он навел на здание цирка несколько орудий. Все из них имели возможность вести точечную стрельбу. Как только роботы дадут координаты, пушка, пробив крышу цирка, испепелит Полукота Сверхкота.
   Он заказал себе молока и стал медленно попивать его. На улице послышался шум. Кот Бармен выскочил, чтобы посмотреть, что это там происходит. Крик нарастал. Тогда за окном показалось целое стадо ослов. Они передвигались в страшной суете. По всему было видно, что ослы ужасно хотят что-то сказать котам, но никто их не понимает.
   - Их, возможно, сумеют переклонировать, - вздохнул Масипенсио, - И тут без Кота Кинг Сайза не обойтись. А он превращен в сигарету. Это ужасно.
   - О чем вы говорит? - спросила его сидящая за соседним столиком прелестная кошечка.
   - Я говорю сам с собой, - ответил Масипенсио, - Вот так. А вы там были?
   -Где?
   -Ну, в цирке этом.
   -Да.
   -Были? Правда?
   Масипенсио насторожился.
   -Была. И что?
   -Понравилось?
   - Не а.
   В ухе у него закололи датчики. Он заглянул на мельчайший дисплей, расположенный на руке. Одно из орудий корабля показывало, что оно навелось прямо на него.
   - Черт, - произнес он.
   -Что такое? - спросила кошечка.
   -Да так. А как вас зовут, прекрасная леди?
   -Мур-р. Я - Елена Коонтич.
   -Красиво имя. А меня зовут Масипенсио.
   Что такое, подумал он. Все индикаторы сошли с ума.
   Само собой взвелось его тайное оружие в перстнях. Разница между спящим и боевым режимом были какие-то наносекунды, но разработчики считали, что в исключительных ситуациях и это многовато.
   - Мы с вами можем неплохо провести время, - произнесла Елена Коонтич.
   -Верю, - ответил Масипенсио.- Я, честно говоря, с самого утра размышлял, что бы мне такого сделать, что бы предпринять? Скучаю. Вы не поверите Елена, как я скучаю в этом городе. Живу тут с пеленок. Никуда не выезжаю. Хотел переехать.... Но куда? В Пружине вроде хорошо....
   Удар произошел сразу с двух сторон. Точечная пушка с корабля и автомат встроенного излучателя. Масипенсио отпрянул, но руки его уже опустились назад. Елена Коонтич не рассыпалась в прах. Сгорела только верхняя часть. Нечто черное, бурлящее, клокотало на полу, а пушка с неба продолжала плавить ее. Секунды через три все закончилось. От Елены не осталось и следа. На полу зияло оплавленное отверстие.
   - Черт! - воскликнул Масипенсио.- Вот это номер!
   В кафе влетел воробей и уселся ему на плечо.
   -Что это было? - чирикнул он.
   -Елена Коонтич, - ответил Масипенсио.
   -Что?
   -Докладывай! - воскликнул Масипенсио сурово.
   -Все ужасно! Ужасно! - зачирикал воробей в ответ. - И это давно. О, какой ужас! Ты себе не представляешь! Города уже давно нет! Это все - иллюзия! О, нет! Я - тоже! Я тоже такой, как они! О, убей меня!
   Масипенсио ничего не понял. И спустя минуту уже нечего было понимать. Город взбесился. Все пространство зашевелилось и кинулось на него. Голова его затрещала. Генераторы различных излучений заработали на его одежде. Все пушки корабля открыли огонь, и, еще не разобрав, что же происходит, он напрочь потерял нить происходящего. Улица заволоклась дымом, перемешанным с яркими вспышками. Он выскочил из бара, и тут же невдалеке от него завалилось здание: "С-100" ударил чем-то мощным. Он выскочил на свободное от дыма местечко, и там его окружили роботы.
   - Станция, Станция. Докладывай, - закричал он.
   - Биологическая тревога степени ноль, - ответил корабль, - все живое в пружине изменило форму, чтобы тебя уничтожить.
   -Наши действия.
   -Ретироваться.
   -Как?
   -В экстренных случаях я могу принимать решения самостоятельно, - ответила Станция, - Челнок уже поднят в воздух. Я выпустила половину роботов. Пока ты в безопасности.
   Роботы стояли вокруг него стеной, и он ничего не видел. Грохот битвы же был ужасен. Стрельба не прекращалась ни на секунду, и то и дело валились здания. Оба уха Масипенсио горели ярким пламенем.
   - Ты закончила осмотр планеты? - спросил Масипенсио Станцию.
   -Еще нет. Но кое-какие выводы уже есть. Десять лет назад в противоположном полушарии был обнаружен заброшенный город. Как ты знаешь, южное полушарие не заселено, границы были в тот момент оцеплены. Сто один год и два месяца назад там в океане произошла битва двух подводных лодок. Было применено какое-то оружие.
   -Почему я сразу этого не знал? - возмутился Масипенсио.
   -Это никто не знал. Все сведения отсутствовали. Я взломала компьютер спецслужб. Выяснилось, что спецслужбы уже десять лет, как нет. Вся информация стерлась, а этот аппарат имел какую-то директиву. В-общем, он блокировал в себе участок. Я его взломала. В-общем, эта котовасия у них уже давно.
   -То есть.
   -Если Полукот Сверхкот и был здесь, то он не при чем. Может, он сюда опыта пришел набираться. В противоположном полушарии есть бункер. Когда его вскрыли, то на поверхность вышло нечто, и вся жизнь на планете закончилась. Но на первый взгляд все продолжается. Шоу же Хулио Де Кота происходят тут постоянно. Таким образом новая жизнь, захватившая планету, получает разные виды животных.
   -Бред какой-то! - воскликнул Масипенсио.- Этого не может быть!
   -Это может быть.
   -Может! - закричал воробей у него из кармана.
   -И ты это осознаешь? - спросил Масипенсио.
   - Ха ха ха. Еще как?
   -Ему нельзя на корабль, - заключил Масипенсио, -Сожги его, если он попытается.
   - Дурачина, - воробей вылетел из кармана и уселся подле Масипенсио, - Сжечь меня! А я уже сидел у тебя в кармане! Масипенсио! Ты мне нравишься, но как- то не хватает у тебя нюха игрока! Для чего живем? Скажи мне? Для ощущений! Новые ощущения, понимаешь? Я, может, тоже хотел испытать опасность. Я, может, вообще каждый день умираю, потому что умирать - это всякий раз по-новому!
   Тут воробей исчез и перед ним предстал Полукот Сверхкот.
   - Не стреляй, - воскликнул Масипенсио.
   -И ты купился, - проговорил Сверхкот, - Я всех подкупаю. Я говорю такие вещи, от которых просто нельзя отказаться. Ты думаешь, она бы выстрелила? А она меня видит? Она видит воробья! Вот так! И хуже всего, что ты так и не поймешь, что же здесь на самом деле происходит, Масипенсио. Я ведь и сам не знаю, что. Правда. У меня, вот, нет "С-100". Я по первой даже подумал, что он - совершеннее меня, этот корабль. Взять его себе? Нет, конечно. Ты будешь за меня. Вот увидишь. Я не заставляю, нет. Тебе это не надо. И мне не надо. Мне вообще ничего не надо, Масипенсио. Я и так велик и ужасен. Я бы тебе сказал, что я тут делал, но это не интересно. Как же ты потом будешь разбираться. А скажу - так ты мне поверишь. Лучше ты будешь мучиться. Или ты не веришь, что ты сам можешь стать всем этим. Все, что вокруг. Единым целым! Твои роботы будут жечь тебя самого. А ты - это вся эта бяка. Просто одному тебе скучно, ты превращаешься в персонажи, играешь сам с собой, издеваешься над самим собой, превращаешь героев собственного романа в животных. Потом является спаситель. И все такое. А наружу выбраться нельзя. А так хочется. У меня тут же появилось множество идей. Первое - это выпустить его на волю, чтобы оно жрало планеты. Представляешь. Жизнь не заканчивается. История, главное, не заканчивается! Все те же лица! Хо хо хо. Да! Как я придумал? Ты думаешь, мало во вселенной такой заразы? Второе - это превратить его в тебя. Было оно. А потом я превращаю его в тебя. Ты - раковая клетка. Сразу, пожалуй, и не выйдет. Но года за два ты эту штуку пожрешь. А лица - все те же. Ха ха ха ха ха. Тот же город Пружина. Те же города и села. Те же герои. Только три года назад какой-то гад пулял с орбиты и разломал пару сотен зданий. Жертв было много. Но что сделать? Так бывает. Но главное, Хулио Де Кот жив! Успел, гад, в метре спрятаться. Сейчас на подземной елестричке домой едет и не поймет, а что это тут происходило? А ты все будешь понимать, Масипенсио! Тебе захочется домой! И ты попадешь домой! И, чтоб общаться, ты осчастливишь, да, свою родную...
   Полукоту Сверхкоту не хватило этих самых наносекунд. Это позже было зафиксировано электроникой. Он уже почти ушел от удара излучателя. Еще какое-то сверхмнгновение. Но Масипенсио этого не увидел. Его глазам предстала вспышка. Жар обдал его. Он отлетел. Какой-то горящий, извергающийся сгусток рванулся в небо, и сотни орудий ударили в него. Те разряды, которые прошли сквозь него, попали в роботов. Раздались взрывы. Масипенсио в ужасе упал на землю.
   Когда выстрелы по горящему Сверхкоту прекратились, он вскочил ,и тут же увидел над собой шаттл. Масипенсио прыгнул внутрь. Шаттл рванул в небо, и следом - вся черная масса роботов. Он увидел внизу пружину, которую заволокло черным дымом от горящих зданий и машин. Место сражения выделялось большим черным пятном. Много зданий было порушено. Некоторые горели.
   -Ты засекла его? - спросил Масипенсио у Станции.
   -Еще нет.
   - Запроси все службы наблюдения за материей. Я не думаю, чтобы мы его так просто могли сжечь.
   Когда Шаттл вошел в трюм "С-100", Масипенсио сразу же дал команду на выход в гиперпространство. Корабль должен был совершить большой скачок, чтобы на огромном отдалении от Солнечной Системы Масипенсио мог произвести проверку в карантине.
  
  
  

Глава 15.

Полукот Сверхкот и Царь Темного Царства Коооот.

   Стоял лютый холод. Минус двести семьдесят. На горизонте космоса шумела черная дыра. Ее не было видно, но всякий раз, когда он поворачивался к ней, шерсть на его ужасном черепе шевелилась. Уши колебались. Он слышал гневные стоны. Эта была внутренняя полость черной дыра. Внешняя, выходящая в нормальный мир, жрала какую-то звезду.
   Он крутился на карусели. Это было его любимое занятие. В промежутках между этим вращением он плевал куда-то в темноту и тушил миры. Он потому и не любил эту черную дыру, что она корячилась уже миллион лет, и все никак свое дело до конца не могла завершить.
   -Дрянь, - проговорил он ей.
   Она в ответ прорычала. Разума у нее не было никакого, зато звериный нюх работал четко. Она слышала каждую его эмоцию. Злые слова ее колебали. Она бы плюнула в ответ, чтобы потушить его, но ей не позволял ее низкий ранг.
   -Когда-то я тебя знал, - сказал он важно, - я чувствую непонятную страсть. Когда мучения длятся вечно. Ты, конечно, сожрешь эту плазму. Я не спорю. Но что ты будешь есть потом? Когда изредка я бываю в мирах живых существ, я прикидываюсь невинным звездочетом. Я смотрю в телескоп на это страшное событие. Ты - голодна. Ты - рвешь звезду. Вместо этого ты могла так же кататься со мной на этой карусели и лениво плевать по сторонам, слыша шипение смерти. Пш-ш! И никого нет. Одним разом. Нет, у них, может быть, есть шанс успеть услышать боль. Но разве то боль? Наступает холод. И все замерзают. Если мне захочется что-то взять оттуда, то я беру в музей целую планету. Замороженные города. Твердые океаны. Блестящие от холода леса! Джунгли, похожие на салаты из холодильника! Статуи живых существ. Я кладу их в карман. Потом, если мне есть с кем поиграть в боулинг, я беру и метаю эти шары. Все осыпается. Шары становятся блестящими. Потом их уже никто не распознает. Они просто шары для попадания по кеглям. Бам-с! И Джек-пот!
   Он остановил карусель и поднялся по лестнице на смотровую. В темноте не было видно ни единого контура, но ему не нужно было видеть. Это был Царь Темного Мира Кооот. Настоящего его имени никто не знал, потому что это могло сулить ему опасность. Его называли по всякому. И Дьявол, и Сатана, и черный Кот, и адский дух. Но все было проще.
   Поднявшись на смотровую, он сел за стол и выпил атомный бульон. Атомы в его желудке заклокотали и распались. Он отрыгнул из себя облако электронов, протонов и нейтронов.
   - Тишина, - сказал он, - и ты там рычишь? Может, закончить твои мучения навсегда? Но нет. Так нельзя. Жри ее! Рви ее!
   Тут что-то мигнуло. Какая-та микровспышка. Кооот нервно отскочил, так как не видел света много времени. Он было подумал, что это какая-та новая мысль, которая решила от него сбежать. Но тут же рядом с ним появился престраннейший субъект, закутанный в меха.
   - О.- проговорил Кооот, - Это еще что? Постой? Ты кто?
   - Я - Полукот Сверхкот, - проговори субъект зябко.
   -Ты назвал свое имя?
   -Да, - он мигнул на Кооота зелеными глазами, - холодно у тебя.
   -Выпей, - произнес Кооот тихо, ожидая моментальную смерть.
   Это был сок из нейтрино.
   Полукот Сверхкот выпил, и тут же зажмурился.
   -Крепка, - признался он.
   -Театр абсурда! - воскликнул Кооот, - Да как же это может быть?
   -Я и сам не знаю, - ответил Полукот, - зябко-то как, а?
   -Может, в баньку? - спросил Кооот.
   -Это где?
   -В звезде!
   -Не, ты лучше сам в звезде парься! А я тут побуду!
   -Но зачем? - Кооот подошел к незнакомцу поближе и заглянул ему в лицо.
   -Сыграем, - вдруг сказал тот и вынул колоду карт.
   - О! - обрадовался Кооот.- Вот он ты кто?
   Но он не знал его. Сила Кооота была безразмерной. Он мог угадать любую вещь, он мог прочитать любую мысль. Но то дело, что он ничего не знал про незнакомца, который не боялся раскрыть свое имя, его нисколько не разочаровал. Он очень давно не играл в карты. В последний раз за этим занятием он был замечен несколько тысяч лет назад. Тогда ему удалось хитростью просочиться в мир котов. Но там ему не повезло. Он просадил кучу денег. Ему пришлось вернуться, чтобы вновь править черной стороной кошачьего космоса.
   - Играем в дурака, - сказал Полукот Сверхкот.
   Он раздал карты.
   -У кого меньший козырь? - спросил он.
   -У меня - семерка, - ответил Кооот.
   Начали играть. После десяти партий счет был "шесть-четыре" в пользу Полукота Сверхкота. Кооот, адский король, ничего не мог понять. По идее, лучше него никто вообще не мог играть в карты. Однако, эта игра все опровергала. Чувствуя прилив непонятной гордыни, он не решался расспрашивать. Он просто хотел показать класс. Но следующую партию он остался с погонами и загрустил.
   -Может, карты поменяем? - спросил он вежливо.
   -Конечно, - согласился оппонент.
   Кооот вынул колоду карт из ниоткуда.
   -Во что играем? - спросил Полукот Сверхкот.
   -Я хочу отыграться, - ответил Кооот.
   -Это не так просто.
   -Мне все равно.
   -Кто остался, тот и раздает, - ответил Полукот Сверхкот.
   Кооот взял себя в руки и раздал хорошо. Подуло холодом. Это какая-та буря случилась на смертельной орбите изнанки черной дыры. В вакууме заблестели искры. Чем являлись они, эти искры, Кооот не знал. Должно быть, это было отражение прошлого, когда мрачное чудовище было совсем иным.
   Кооот теребил края карты и считал в уме как калькулятор. Но что-то не давало ему покоя. Он явно проигрывал в тактике. Даже зная, какие карты на руках у соперника, он никак не мог сделать правильного решения. В нужный момент Полукот начинал проигрывать без боя. Неожиданные послабления оканчивались совершенно никчемными раздачами. Когда счет был всего "десять-одиннадцать" в пользу Полукота, он проиграл три раза к ряду.
   -Мне не везет сегодня, - произнес Кооот.
   -Играем в козла, - предложил Полукот.
   - Играем, - согласился Кооот.
   В первый раз он остался "двенадцать-десять", потом выиграл с таким счетом, потом проиграл "двенадцать восемь". А потом - два раза всухую, по шесть. В следующую партию после сухой Кооот выигрывал десять два, и тут пролетел два раза за "четыре".
   -Черт! - воскликнул он.- Ты умеешь играть!
   -О да, - согласился Полукот Сверхкот.
   -Расскажи мне о себе.
   -Во что играем? - спросил Полукот лукаво.
   -В козла.
   -Кто у нас козел?
   -Ты же сам знаешь!
   -Играем дальше?
   -Играем.
   Кооота начинала бесить складывающаяся ситуация. Разгорячившись, он выиграл три партии подряд. Один раз даже "двенадцать-два". Он уже начинал чувствовать вкус игры, когда все вдруг посыпалось. Следующая партия дошла до "Десять-десять", и пять раз подряд выпадали "яйца". Кон начинался хорошо. Он за раз взял тридцать одно. Зато потом отдал все.
   - Однако, - проговорил он, - я чувствую, это была только разминка, верно? Ты пришел сюда, чтобы что-то выиграть?
   -Почему бы и нет.
   -У тебя есть что ставить на кон?
   -Конечно.
   -И что же?
   -Новые методы!
   -Что?
   -Я и говорю. Новые методы. Я их ставлю на кон. И тогда мы начинаем играть на деньги. Но сперва нам нужно выпить вина. У тебя есть вино?
   -Да. Но я предпочитаю молекулярные бульоны.
   -Это все слишком пафосно, - заметил Полукот Сверхкот, - Почему бы не выпить попроще. У меня с собой две бутылки.
   -Хорошо.
   Они пили вино молча. Потом, когда закурили, Полукот Сверхкот рассказал Коооту о методах.
   -Видишь меня? Я воссоздан искусственно. В этом и вся причина. Потому мне не все равно, знаешь ты мое имя или нет. Я и раньше был не прост. Но сейчас все гораздо сложнее. Любое естество можно понять. А искусственное - это модуляция. Сам понимаешь. Кем бы ты ни был, мне все равно, Кооот.
   Кооот вздрогнул.
   -Итак, я ставлю на кон методы клонирования. Не спорю, не я их разработал. Но какая разница. Когда меня получили, я тут же украл в лаборатории информацию, которая содержится на жидком диске. Потом я этот жидкий диск раскрыл и выпил. Подключил два пальца к компьютеру, два пальца - к принтеру, и распечатал все формулы. Потом я сам сделал нужные поправки и от нечего делать написал брошюрку, в которой все рассказано популярно. Тебе не нужно будет разбирать все по кусочкам. Здесь все понятно.
   -Хорошо, - согласился Кооот и кивнул, - что ты хочешь, чтобы я поставил на кон?
   -Мне все равно. Я ни в чем не нуждаюсь. Я просто хочу поиграть.
   -Хорошо.
   Они вновь сели играть в козла, и Коооту не очень-то везло. Нельзя сказать, чтобы он проигрывал все, но счет был не в его пользу, и методы явно ему не доставались. Тогда он решился играть в очко. Полукот Сверхкот же оказался не дурак. Методы его размещались в нескольких томах. Он мог ставить по тому на игру и играть преспокойно.
   В первый раз у Полукота случился перебор. Кооот обрадовался не на шутку. Он еще ни разу не выиграл первым. Он с радостью поставил на стол коробку с кометами.
   - Она всегда будет у тебя в кармане, - пояснил он, - если тебе нужно будет куда-то резко смотаться, то ты открываешь крышку. Кометы переправляют тебя к себе. Там, на вершине ледяной горы, стоит золотой дворец. В колодцах его плещутся самые страшные создания во вселенной.
   -Страшнее меня нет никого, - заметил Полукот Сверхкот.
   Проигрывая методы, Полукот не забирал их обратно. Он предлагал Коооту ставить на кон разные ужасные безделушки. Проиграв все томики, он нагреб себе массу волшебных диковинок.
   -Чувствую, наш матч окончен, - заметил он.
   -Как скажешь, мой гость, - ответил Кооот.
   Полукот Сверхкот вынул неизвестно откуда спортивную сумку, сложил туда весь выигрыш и скрылся во мгле.
   Царь темного мира Кооот застыл в нерешительности. Он даже не попытался пустить мысль свою следом - ему подсказывало его всемогущее подсознание, что преследование мыслью - это не тот случай, и здесь такие маневры ничем не помогут.
   Он вздохнул. Вынул из кармана абсурд и закурил его.
   -Однако, я еще и легко отделался, - проговорил он.
   Изношенные болью внутренности черной дыры ответили ему мраком импульсов.
  
  
  
   Глава 16.
   О планете, которую за сто лет до этого продали Изолированные Коты.
  
   Когда, сдав свое контрабандное сухое молоко, Изолированные Коты возвращались на "Звездном Ихтиандре" на планету Жук, где им предстояло взять груз, менеджер корабля Иван Коттт предложил проверить, существует ли в действительности планета, которую подарила им всем Кошка-Реостат. Ему, разумеется, никто не поверил. Тогда Иван, сговорившись с Сибир-Сибирбиркиным, втихаря проникли на командный пункт и перепрограммировали центральный компьютер. Когда все заметили, что летят не туда, было уже поздно.
   Заговорщиков вызвали на товарищеский суд.
   - Что за нелепость! - кричал командир сектора "2" Котчс.- Я понимаю, что некоторые из вас не понимают! Вы хотите жить оседлой жизнью? Скажите нам всем! Никто вам не мешает! Живите! Наш дом - наш корабль! Никто не вправе самостоятельно решать, куда нам лететь! Мы все - Изолированные Коты! Мы сильны своим командным духом!
   Однако, вскоре выступление его закончилось. Корабль начинал тормозить, и все части его тряслись. Пилотам никак не удавалось поменять курс. Это Иван Коттт поставил пароль, и теперь никто не мог дознаться правды. Стоит, однако, отметить, что далеко не все были согласны. В том - то все и дело. Многие верили в существование планеты счастья.
   Когда "Звездный Ихтиандр" затормозил, все прояснилось. Внизу и правда красовалась прекрасная голубовато-зеленая планета, вокруг которой барашками плавали облака!
   -Что я говорил! - закричал Иван Коттт.
   Все бросились к челнокам, чтобы опуститься вниз.
   Всего челноков было штук двадцать. Может, двадцать один. Все они приземлились в огромной долине с видом на море. Трава в долине была ровной, будто ее специально подстригали. Лес, окаймлявший ее, источал запахи валерианы. Все тут же посходили с ума стали кататься по траве. Последним на незнакомую землю спускался один из командиров, Сергей Котт. Узнав, что творится внизу, он приказал команде одеть противогазы.
   Добравшись до леса, Изолированные коты обнаружили, что деревья-то не простые. На них что только не растет. Колбаса сухая. Колбаса охотничья. Колбаса вареная. Колбаса молочная. Колбаса Московская особая. Колбаса Таллиннская. Рыба сушеная. Рыба сушенная в коробках. Наборы красной рыбы в полиэтиленовой упаковке. Игра красная. Икра черная. Все - в банках. Открывалки растут рядом на дереве. Лосось заливной в съедобной кожуре.
   В глубине леса парили какие-то странные камни, над которыми сам по себе жарился шашлык. Потеряв головы, Изолированные Коты начали объедаться и вскоре все валялись. Никто из них не мог передвигаться.
   Сергей Котт со своей командой ничего не мог поделать. Когда последние оставшиеся не сошедшие с ума коты стали скидывать противогазы, он приказал покинуть планету, чтобы на орбите решить, что же делать дальше.
   На десятый день ситуация и вовсе стала критической. На планете установилась полная анархия. Были обнаружены молочные реки, кисельные берега, поля и леса, где деликатесы росли сами собой в упаковках и без.
   -Это рай! - говорили одни.
   -Никакой это не рай! - спорил Сергей Котт.- Это же деморализация! Посмотрите! Что будет завтра? Завтра все ожиреют и превратятся в свиней!" Не будет никакой торговли! Не будет никакого развития! Не будет больше Изолированных Котов! Будут одни только кошкосвиньи! Вы это понимаете? И хуже всего то, что у нас имеется сертификат! Эти придурки обнаружили дворец, где написано, что данная планета называется Кошачья Шларафия, год постройки. Все дела. Написано, что она принадлежит нам. Подписи. Печати. Штампы. Все имеется.
   -Что же делать? - спросил патриарх всея складов и холодильников, дважды кот Кот 2 Кот.
   - Нам нельзя бросать товарищей в беде, - заметила Кошка А, - это, конечно. Рай. Я даже не согласна с вами, когда кто-то говорит, что это - аморально. Ничего аморального в этом нет. Нам нужно продать планету. Вы представляете, сколько она будет стоить? Мы с легкостью купим на эти деньги и корабли, и целую звездную систему. С собой же мы возьмем образцы всех этих волшебных растений, которые производят пищу прямо в упаковках. Нам нужно будет купить планету с хорошим климатом.
   -А те, кто купят эту планету? Мы им не составим конкуренции! - сказал Конт ТТ Кот.
   -Во-первых, мы можем взять под свою сферу влияния системы, отдаленные от этой, - сказала Кошка А, - Во вторых, поверьте мне, добром все это не закончится. Политическая нестабильность.... Да за эту планету попросту все передерутся! Вот увидите! И не останется на ней ни молочных рек, ни кисельных берегов. Я больше чем уверена, что когда ее начнут эксплуатировать, все волшебство закончится. А нам не безопасно владеть Кошачьей Шларафией! Нас мало. У нас всего один корабль. Если тут появятся какие-нибудь разбойники? У нас даже корабль не боевой! У нас даже нет защитного поля! Я вам говорю. Нужно сделать несколько экспедиций, собрать все эти волшебные штучки, а потом пролететь в атмосфере и рассеять большую дозу снотворного. Потом мы соберем весь наш экипаж и закроем в одном отсеке. Будем хорошо их кормить и проводить агитацию. В это время Сергей Коттт свяжется с биржей и выставит планету на торги. Тут же мы подберем себе звездную систему. Какого-нибудь удаленного карлика, с хорошим климатом на первой планете. Приемлема даже искусственная атмосфера и климат-контроль, встроенное ядро для подогрева. Нам еще понадобится штук десять кораблей-грузовиков, завод по производству роботов на орбите и скоростной штабной корабль. Имея завод для изготовления роботов, мы наделаем себе что угодно. Поставим линии по постройке собственных кораблей. Так мы станем самой мощной ассоциацией во всем обитаемом космосе. Если же мы останемся на этой планете, когда-нибудь, пусть даже через много лет, нас всех здесь захватят врасплох. "Звездный Ихтиандр" к тому времени еще больше поржавеет. Нашу планету захватят, и нас самих выгонят в шею. Документы? Их можно и переделать!
   Потерявшие всяческий контроль над собой, Изолированные Коты, оставшиеся на Кошачьей Шларафии, занимались потреблением и отдыхом. Одежду стирало за них стирающее озеро. Рядом извергались из облаков природные души. Хлебные деревья источали аромат настоящих пекарен. Одна их часть пекла горячий хлеб с утра. К обеду поспевали булочки. Когда эти булочки осыпались, трава вокруг становилась темно-коричневой. К вечеру леса освежались жаром пикантных хлебов. Ржаные булки начинали свое поспевание ближе к полуночи. Так как хлеба было столько, что съесть его было попросту невозможно, большая его засыхала, становясь ароматными сухарями.
   Судьба прочих продуктов была схожей. Но они не пропадали. В воздухе постоянно кружились насекомые, которые питались исключительно пропавшими продуктами. Таким образом и происходил этот круговорот. Никто не думал о плохом. Никому и в голову не приходило, что на тридцать второй день райской жизни все вдруг закончится.
   О товарищах, оставшихся на орбите, никто уже не вспоминал. Безделье охватило Изолированных Котов. Некоторые начинали забывать свои имена. Некоторые целыми днями спали, просыпаясь только для того, чтобы поесть.
   "Звездный Ихтиандр", заполнив свои баки стратегическим веществом, купленным на черном рынке, спустился до высоты в тридцать километров. Баки его открылись. Снотворное это было. Оно и предназначалось специально для разных диверсионных операций. Спустя несколько часов все коты погрузились в глубокий сон. Тогда на планету опустился шаттл, коты, вышедшие оттуда, были облачены скафандры. Ожиревших товарищей собрали. Погрузили в другие корабли. Заревели двигатели.
   Так окончились "32 дня ожирения", описанные потом в книге Кота 142, ставшей настольной книгой многих поколений Изолированных Котов.
   Кошачья Шларафия была оценена и продана с молотка. Цена на нее росла астрономически. В конце концов, планету приобрел крупный звездодобывающий концерн. Все произошло так, как и говорила Кошка А.
   Изолированных Котов еще долго ломало. Многие из них проходили длительный курс реанимации. Лежа в дорогих апартаментах, они попивали горячительные напитки, дозы которых с каждым разом уменьшались. Им постоянно читались нравоучительные лекции. В конце концов, все завершилось благополучно. Когда последний деморализованный кот вступил в строй, Изолированным Котам уже принадлежала звездная система "Альфа Кошачьего Зрачка", орбитальный завод по производству роботов и десять грузовиков.
   Дальнейшая история Кошачьей Шларафии показательна. Сперва все шло хорошо. На планете был организован самый дорогой в мире курорт. Потом этого показалось мало - курорты были повешены на орбите Шларафии, а самой планеты туда поставлялись яства и вина из природных источников. Через десять лет после приобретения Шларафии концерном процессы производства различных съедобностей стали катастрофически останавливаться. Еще спустя три года Шларафия напоминала огромную мусорку. Ее все еще пытались использовать, но тщетно. Ныне на Шларафии добывают радиоактивные элементы. Воздух там загрязнен. Все живое практически вымерло.
  
   Котэн Де Кот шел по улицам клешни, ему улыбалось искусственное солнце. Рядом с ним двигался робот-слуга, который вел дневник перемещений, а также выполнял роль мобильной передвижной камеры. Войдя в кафе, Де Кот усадил робота рядом и дал ему повертеть в клешнях вилку из пластикового золота. Робот обрадовался. Усы, поднявшиеся вверх, говорили о приливе положительных эмоций. Отражаясь в фасетках глаз, псевдозолотая вилка делилась на множество подобных вилок.
   -Это кафе называется "Кафе Кота Кинг Сайза", - спросил Де Кот у официанта, - насколько я понимаю, это название оно получило недавно?
   -Мы вообще недавно открылись, - ответил официант.
   -Понятно.
   -Не подумайте, что это - случайно. Наш директор, Степан Степанакот, долгое время жил напротив лаборатории Кота Кинг Сайза. Совсем недавно его стали постоянно приглашать во всякие шоу, и так он не на шутку разбогател. Теперь же он открыл кафе. Степан немало знает о Кинг Сайзе. Они часто стреляли сигареты друг у друга. Выйдет, к примеру, поутру Степан Степанакот во дворик, чтобы потянуться, почесаться, позевать. А Кот Кинг Сайз кричит ему через улицу: "Эй, курить есть?".
   А, бывало, и Степан стрелял у Кинг Сайза сигареточки. В-общем, знались они, как соседи. Как хорошие, я бы сказал, соседи. Потому и открылось это кафе. А вообще, на "Клешне" сейчас очень много таких заведений. Есть еще "Сайз Кинг", "Американ Бленд модерн Уорлд", "Клонирование-01", "Полукот-пиво" и даже ресторан "Сверхестесственность".
   -Н-да, - сказал Де Кот, - как вас зовут?
   - Полоссатто.
   - Вы не против, если я буду использовать беседу с вами для моей передачи?
   -Передачи? Это интересно! А что за передача?
   - "Современная история глазами Котэна Де Кота".
   -Черт, вы же - сам Котэн Де Кот! Как я вас сразу не узнал?
   -Я здесь не официально. Но, в любом случае, весь накопившийся материал я буду использовать. В любом случае, появление на новой родине Полукота таких заведений - это целое явление, и я не могу пройти мимо него.
   -Вы меня сейчас снимаете?
   -Да. Это делает мой друг, Майкол-4.
   -Очень приятно, - обрадовался Полоссатто и протянул роботу руку.
   Робот было вскочил, но, тут же успокоившись, протянул официанту свою клешню и поздоровался.
   -Да, я снимаю, - проговорил он тихо и скромно.
   -А вы сейчас, верно, в лабораторию поедете? - предположил Полоссатто.
   -Да. Мне хочется посмотреть на все своими глазами. Только и всего. Думаю, я вряд ли узнаю что-нибудь новое.
   -Можно, я угощу вас за счет заведения?
   - Отказываться - грех. Думаю, что этим я только доставлю вам радость.
  
  
  
  
  
   Глава 17.
   Битва за Икс Альфы.
  
  
   У Масипенсио намечался выходной. Почистив шерстку, намазав усы особым блеском, он собирался отправиться к памятнику Бертолетовому Коту, чтобы сидя у подножия его, помечтать. Мысли в его голове кружились медленные и отрадные. Именно в тот момент его застал сигнал от Кошки Сиа, который отобразился на контактной линзе, вставленной в правый глаз.
   - У нас вновь появились дела, друг мой, - гласила надпись.
   Масипенсио потер коготь на большом пальце. Включился звук.
   -Слушаю вас, - сказал он не совсем довольным тоном.
   -Прошу простить меня, - извинилась Кошка Сиа, - дело государственной важности. Тебе, друг мой, необходимо тотчас явиться на военную базу, сесть на приготовленный к полету "С-100" и отправиться к Иксу Альфы Когтей Хвостона. Там, возможно, ты вновь встретишься со своим давним приятелем. В виду того, что ты на сегодняшний момент едва ли не единственный кот, которому сопутствовал некоторый успех при встрече с этим чудовищем, мне не из кого выбирать. Информационный пакет от Кошки Унтерлугауэрр находится на корабле. Просматривать его ты можешь начинать прямо сейчас. Действуй по обстановке. Дело в том, что Кошка Унтерлугауэрр иметь какое-то личное отношение к базе на Икс Альфы, потому - прошу, проявляя хладнокровие и выдержку, ломать как можно меньше. Впрочем, я не настаиваю. Действуй самостоятельно и слушай свое сердце! База Киса Альфы захвачена. Насколько я понимаю, нападение на базу совершили корабли некой группировки "Рыжич! За Родину". База захвачена. Большего неизвестно. Противник дислоцируется на орбите, но и на центральной базе, Тизе, не происходит ничего хорошего. Лидер группировки, некий Чкот Закот, уверенно заявляет о своей освободительной миссии. В такой ситуации у нас нет никакого желания вступать в полемику. Либо он - сумасшедший, либо это - часть какого-то крупного плана. Если же это - Он сам, то это - главная опасность. Террористы - это пол беды. Мы можем справиться с этим в два счета. Но, как ты понимаешь, мы боимся только одного. Твоя задача - разобраться на месте. Если опасности никакой нет, мы проводим операцию самостоятельно. Ввязываться в бой тебе не обязательно. На границе системы уже находится скоростной крейсер Кошки Унтерлугауэрр "Ночь-2".
   Успехов!
   -Слушаюсь, - произнес Масипенсио.
   При это одно ухо его стало белым, другое - розовым.
   Так начались выходные. Сев в кабину "С-100", Масипенсио погрузился в сверкающее нейронное поле. Весь организм корабля явился ему. Протянув руки, он дотрагивался до световых кнопок, двигал иллюзорными джойстиками, и так звездолет управлялся. Сорвавшись с полотна космодрома, он исчез в черном лунном небе.
   "С-100", как уже говорилось, в качестве модельной базы использовал гоночный звездолет-рекордсмен, потому уже спустя семь часов Масипенсио выскочил из гиперпространства на самой границе атмосферы Икса. Суть операции заключалась вот в чем - в момент выброса в атмосферу жидких роботов "С-100" выбрасывает на высокую орбиту массу боевых аппаратов. Таким образом, технологическая масса добирается до поверхности планеты, где начинается ее формирование в различные механизмы (в зависимости от ситуации). После того, как будут выведены из строя системы связи, орудия "С-100" уничтожают сторожевой корабль. При полном отсутствии связи террористам ничего не останется, как либо сдаться, либо попасть под сверхточный огонь десантных роботов.
   В этом плане было одно маленькое "но". Это - сам Сверхкот Полукот. Здесь Масипенсио предлагалась действовать по собственному разумению. И, конечно же, сомнений никаких не было!
   Только вперед!
   На границе системы Когтей Хвостона с внешним миром Масипенсио выпрыгнул из гиперкосмоса и перебросился пакетами с "Ночь-2".
   "Наши крейсера окружили систему", - сообщала Кошка Унтерлугауэрр, - "общее число механизмов в пространстве достигает двух миллиардов. Чтобы выскочить из такой блокады, нужно иметь либо мощный флот либо какой-нибудь уникальный гипердрайв, способный выводить звездолет в гиперпространство с места. Насколько мне известно, таких драйвов в мире нет, за исключением новой секретной разработки "Игла", о которой вам больше известно, чем мне. Лучшие из существующих приборов находятся на наших кораблях. Их два. Существованье третьего исключено, так как навигация в них подгоняется вручную, с помощью медиума, которого к этой работе готовят всю жизнь. Наличие "самопального" медиума у Полукота исключено. Разве что он сам это умеет. В это случае нам немного светит. Но мне от вас единственное нужно - вы десантируетесь или нет? Сиа говорила мне, что вы - один из немногих, что встречался с аномалией лично и уцелел. Ситуация такова - лидер группировки "Рыжич" Ив Кот напал на Икс Альфы со своей эскадрой. Эскадра ретировалась, оставив в качестве наместника в Тизе некого Чкота Закота. Пока никаких сведений о нем нет. Все оружие террористов - это один сторожевой корабль и армия роботов. Это подозрительно. Они наверняка должны ожидать наших действий".
   Ответ был дан Масипенсио в пакете еще до получения подобного от Унтерлугауэрр. Он для себя все уже решил.
   Чтобы не привлекать внимания, Масипенсио решил не пользоваться челноком. Надев на себя энергетические перстни, облачившись всевозможными полями, он скрутился в клубочек в крошечной капсуле. Сверху капсулу обволокла биотехническая масса. "С-100" вырвался из полосы сверхскоростей всего на несколько секунд. Его черный корпус засиял, будто вспышка атомного взрыва. Свечение стремительно теряло силу - от совершенно белого, бесцветного - к тускло рыжему цвету заката. Еще доли секунд - и все прекратилось Почти одновременно с этим воссиял сторожевой корабль. Залп был произведен сразу с нескольких кораблей. Поле не выдержало. Новая звезда, разбрасывая вокруг себя облака раскаленных газов, померкло в седое безмолвное облако. Еще спустя минуту все орбитальное пространство Икса Альфы было усеяно боевыми аппаратами.
   Приземлившись в периферийных кварталах Тиза, Масипенсио тотчас попал в бой. Он поначалу не сообразил, что к чему, и потому сломя голову ворвался в первый попавшийся дворик частного строения, а оттуда - через окно - на веранду дома. Энергетические установки, спрятанные в перстнях, сработали раньше, чем он мог успеть среагировать. Масипенсио лишь вздрогнул. На пол упали сразу три робота, напоминавшие муравьев.
   Отскочив от шипящих механических тел, Масипенсио вынул из кобуры излучатель и только тогда заметил, что на веранде, кроме него, находилась целая толпа испуганных обитателей. Все они одной большой толпой свернулись под диваном.
   -В доме кто-нибудь еще есть? - спросил Масипенсио.
   -На кухне, - ответила ему юная кошечка-школьница, - он там проход роет.
   -Зачем? - не погнал Масипенсио.
   -Это - робот- паук, - ответила ему пожилая кошка.
   Масипенсио мгновенно подключился к одному из серверов, которые сформировали высадившиеся роботы и вызвали рой "жуков", вооруженных миниатюрными искривителями реальности. Со стороны кухни послышался хлопок. Масипенсио сбежал туда, где и лицезрел расплющенный корпус "Паука". Вернувшись на веранду, Масипенсио строго настрого приказал хозяевам не покидать свой дом. Сам же выпрыгнул на улицу.
   Небо горело. Тысячи аппаратов взрывались в голубой атмосфере Икса Альфы. Там же, в синеватой дымке, вспыхивали искры выстрелов. Темная масса надвигалась. Спустя несколько секунд она затмила солнце. С усилением огня обороняющейся стороны все ярче горел передовой край роботов.
   Масипенсио побежал по улице, нагнал мчащегося о трех ногах трансформера, прыгнул на него и влез в выросшую из ниоткуда нишу. Трансформер стрелял во все стороны, Масипенсио же только и оставалось, как наблюдать. Повсюду дымились уничтоженные механизмы противника. То тут, то там, валялся сбитый частный воздушный транспорт. Дым обволакивал башню муниципалитета, откуда велась радиопередача от лица Чкота Закота,
   представителя армии "освобождения". Просматривая данные, Масипенсио искал следы Полукота Сверхкота. Он осознавал, что одних только сведений, полученных от роботов, недостаточно. Так сообщалось, что сам Чкот Закот уже арестован, и что у него - пять двойников, и кто из них - Чкот Закот, неизвестно. Идентификация, проведенная тут, открыла, что настоящее имя лженаместника Тиза - это был некий Тикот Чакот. Десять раз судим. Имеет множество поддельных паспортов, умеет обманывать роботов в космопортах, когда те устанавливают его личность по физиономии. Алкоголик. Наркоман. Тунеядец. В свободное время читает книги ультрафиолетовых пропагандистов, шатаясь по кабакам, рассказывает всем о своих познаниях в этой области. Каким образом он связался с Ив Котом, понятно и без дополнительного расследования. Подобного рода бездельник легко мог поддаться на всяческие россказни. Если только...
   Масипенсио приказал трансформеру лететь к башне муниципалитету. Едва тот оторвался от земли, как мощный импульс отбросил его сторону, и Трансформер с силой ударился о высокое дерево. Масипенсио спасли энергетические перстни, которые мгновенно сгенерировали защитное поле. Выбравшись из под шипящих желеобразных обломков, Масипенсио спрятался за деревом. Его взгляду открылась длинная улица, по всей длине которой тянулась вереница вражеских аппаратов. Ему представился залп. Один мощный залп, который заставляет испариться находящееся перед ним дерево и его самого, и воздух, которым ему удалось немного подышать. Но сгоревшая масса трансформера неожиданно собралась в кучу. Отважный пилот и моргнуть не успел, как перед ним выросло большое липкое насекомое. Взлетев над улицей, обдало строй вражеских механизмов огнем. Половина из них погибла. Другая половина разнесла трансформер на мелкие кусочки. Воспользовавшись этой секундой, Масипенсио в три прыжка оказался у канализационного люка. Прорезав с помощью энергетического перстня сверхпрочный пластик, Масипенсио нырнул в тускло освещенный тоннель, заполненный световолоконными кабелями и приборами очистки воды. Ни о чем не задумываясь, он сделал несколько прыжков вперед, пока не оказался у входы в совершенно ровный чистый коридор, предназначенный, очевидно, для передвижения сервисных приборов. Добежав до конца коридора, он обернулся. Перстни выстрелили раньше него. Вздрогнув, он выстрелил из излучателя, однако робот был уже уничтожен. Датчики заряда перстней показали ноль.
   Повернув в помещение, заполненное автоматическими фильтрами, Масипенсио восстановил связь с сервером. Он находился невдалеке от башни муниципалитета, однако путем канализации добраться туда было невозможно - здание имело собственную систему регенерации. Несколько трансформеров бросились на подмогу. Однако прежде, чем оказаться в безопасности, Масипенсио предстояло еще одно испытание. С потолка на него прыгнула огромная крыса. Если бы не отличная реакция, крыса бы неминуемо перегрызла ему горло. Он успел отскочить, крыса вцепилась в руку и разгрызла ее едва ли не до костей. Энергетические перстни зашипели, однако не сработали. Заряд их иссяк. Масипенсио ударил крысу о стенку, но тщетно. Животное только сильнее вгрызалось в ткань тела. Теряя разум от боли, он вынул плазменный нож и рассек крысе спину. Животное задергалось, упало на пол, разбрызгивая густую мрачную кровь. Отбежав на несколько шагов, Масипенсио вынул аптечку и обдал рану так называемым автоматическим бинтом. Боль тотчас пропала. Густая масса застыла, закрыв собой рану. Тут же появились два трансформера. Запрыгнув в чрево одного из них, Масипенсио покинул канализацию.
   Бой к тому моменту был уже завершен. Над Тизом висело несколько крупных челноков.
   Повсюду были видны вооруженные солдаты. Доктора оказывали помощь пострадавшим.
   Двигаясь вдоль толпы, Масипенсио вглядывался в лица. Он хотел видеть Его. Его желание было сильнее реальности. Подсознательно он ощущал, что его желание не имеет под собой основы. Но чувство боя выбило его из действительности. Ему казалось, что он чувствует особую силу, которая довлеет над всяким предметом в космосе, и наперекосяк ей - сила Его, способная одним только смехом заставить молекулы распадаться. Он сосредоточился, пытаясь выудить из самого себя нечто большее. Загадка крылась где-то там, внутри его самого. Еще Великий У говорил, чтобы найти что-нибудь в глубинах космоса, ищите в себе - там отображено то же самое.
   Миновав толпу, Масипенсио вбежал в холл муниципалитета. Запах вел его. Это было осязание древних предков, которые охотились за добычей, вычисляя ее по духу. Срываясь с ветвей первобытных деревьев. Они вгрызались в горла диких травоядных...
   Вбежав в кабинет, Масипенсио только лишь взглянул на Чкота Закота. Послышался писк - это сработали приборы идентификации у десантников.
   - Это он, - сказал Масипенсио мордатый полосатый детина.
   - Да, - ответил Масипенсио, - ваше счастье, что это он, а не он.
   Он тут же вышел. Согласно предписанию, ему следовало покинуть планету сразу же после окончания битвы. Выйдя через узкий переулок к небольшому парке, Масипенсио закурил сверхтонкую сигарету и выпустил дым в небо. Полупрозрачная атмосфера Икса пропускала звездный свет и бледность Млечного Пути, который сиял в этом небе во всю свою мощь. Прислушиваясь к голосу внутреннего "я". Масипенсио попытался представить себе Полукота Сверхкота. Подсознание как будто отозвалось. Он закрыл глаза, продолжая чувствовать. Мысли несли его прочь разума. Но дальше, чем звезды, он представить себе не сумел. Тогда, выбросив сигареточку в траву, Масипенсио пошел по окутанной дымом улице.
  
   Де Кот неспешно прогуливался по комнатам и коридорам лаборатории Кота Кинг Сайза, и тут было, чему удивляться. Алхимия Кинг Сайза была бесконечна, вселенная. Он даже и удивиться не мог - это просто не умещалось в разуме.
   -Моя голова не лопнула бы, - произнес Де Кот, - она бы сумела отключиться, чтобы оградить себя от всего этого. Как можно было все это совмещать?
   - Это - самостоятельная зубная паста, - стал пояснять экскурсовод, - во первых, ее формируют стенки тюбика. Формула этого процесса так сложна, что я не могу его выговорить, хотя пытаюсь заучивать это день ото дня. Главное - взять этот тюбик в руки. Ощутив энергетику кошачьего тела, зубная паста начинает набираться интеллекта. Но настоящее обучение она получает в ходе первой чистки. Ей не нужна зубная щетка. Итак, выдавливаете пасту в ротовую полость и ожидаете эффекта. Паста начинает сравнивать содержимое внутри тюбика и здесь. Выяснив, в чем разница, она начинает изменять состав окружающей среды. На пол пути действие ее заканчивается.
   -А если проглотить эту пасту? - спросила одна из посетительниц.
   -Если честно, я ничего не знаю об этом, - ответил экскурсовод, - возможно, именно по этой причине эта зубная паста не была введена в производство. Но, насколько я знаю, сам Кинг Сайз регулярно чистил ей свои зубы.
   -А вы даете ее на пробу?
   -В умывальной комнате. Но - в присутствии консультанта.
   - Вы говорите, она умеет думать, - сказал Де Кот.
   -Да. Это - очень интеллектуальная масса! Почистив ваши зубы в первый раз, она выясняет кислотно-щелочной состав, состояние зубов и изменяет свой состав в необходимую сторону. Надо заметить, что зубы у Кинг Сайза были идеальны, и он их никогда не лечил. Дело в том, что открытия Кота Кинга Сайза навряд ли можно назвать сыроватыми. Скорее, они не были до конца адаптированы для промышленного выпуска.
   -Скажите, эта паста вообще никак не производится? - спросил Де Кот.
   -Вы имеете в виду, промышленно?
   -Ну да.
   -У нас, к сожалению, нет никакой информации на этот счет.
  
  
  
  
   .
  
  
  
   Глава 18.
   Кошка Унтерлугауэрр в резиденции Кошки Сиа.
  
  
   Это была первая официальная встреча за последние годы. Зал блистал. Наряды маститых котов и кошек торжествовали. Тихая музыка сопровождала всех в перерывах официальной части. Овации не прекращались. Об этом говорили, как о встрече века. Еще бы - сам Президент Федерации, Коцт Джонс, с супругой, находился в ложе для гостей. Но что он мог сделать перед лицом великих и могучих. Будь на дворе средневековье, их бы наверняка прочили бы в посланниц Господа. В годы древних революций их имена вошли бы в число самых светлых патриотов. Но что значили они теперь - Кошка Сиа и Кошка Унтерлугауэрр, сложно было описать в двух словах. Ежедневно в мире появлялось несколько новых книг, им посвященных. Биографии. Размышления. Встречи. Воспоминания. Генеалогические древа. Списки звездолетов, находящихся в подчинении. Списки подвигов. Просто фотоальбомы. Календари. Статуэтки. Казалось, в целой вселенной не было более популярных существ. На самом деле это относилось лишь к федеративной части галактики. Изолированные коты не особо интересовались судьбами героинь, хотя оба блока имели тесные связи с федерацией.
   После пышного обеда Кошка Сиа и Кошка Унтерлугауэрр удалились для частной беседы на один из роскошных балконов Дворца Собраний. Сиа была в нарядах от Модного Кота. Унтерлугауэрр - от Галантерейной Кошки.
   - Мы носим земные одежды, - заметила по этому поводу Унтерлугауэрр, - говорит ли это о некотором духовном сходстве?
   - Все изменилось, - ответила Сиа, - в последней боевой операции мы действовали сообща.
   -Иначе и не могло быть. В мирное время мы можем и враждовать, на то есть СМИ. В конце концов, этот эрзац выступает неплохим заменителем.
   -Война с помощью молчания... - проговорила Сиа.
   -Это тоже война, - добавила Унтерлугауэрр.
   -Или игра.
   -Может быть и так. Но сейчас - явно не игра. Наша сила - в информации. Если эта космическая слизь не вступила с нами в открытое столкновение, значит, ему есть чего бояться.
   - Мы уже во второй раз применяем новые технологии, мур-р, - сказала Сиа, - я бы не сказала, чтобы это было совсем успешно. Оно живо.
   -Однако, штурм был блестящим. Почти без жертв. Образцово.
   -Полагаю, он просто не захотел явиться, - предположила Сиа, - против него нельзя действовать такими методами. Другого выхода, правда, не было. Но я уже использовала новые технологии.
   -Этот молодой пилот...
   -Да, у него какое-то фантастическое чутье. Дело в том, что сразу же после появления "С-100" в верхних слоях Икса Альфы, с планеты стартовал гоночный аппарат. Очевидно, типа "Гонец", такой же скоростной, что и наш корабль.
   - Да, эта история с "Гонцом".... Была так занята подготовкой к этой встрече, что оставила все дела своему заместителю.
   - "Гонец" успел проскочить - еще секунда, и он бы разбился о силовое поле, которое было натянуто над планетой. Это говорит о том, что на корабле стоял отличный гипердрайв, позволявший ему сокращать дистанцию для разгона почти втрое по сравнению с лучшим серийным образцом. Это также в восемь раз хуже гипердрайва "С-100". Тем не менее, не рассчитывая на подобное, мы упустили что-то важное. Я дам тебе подробный отчет об операции на "Ыыо". Изучая воздействие феномена на живые организмы, мы приходим к выводу, что далеко все существа так уж уязвимы перед ним. Вот вам пример. Запись показывает, что в самый момент схватки сила совокупностей всех полей была в несколько тысяч раз сильнее любой допустимой нормы. Однако, наш сотрудник это не почувствовал.
   Аномалии ничего не оставалось, как ретироваться.
   -Хочешь сказать, что именно он смотался на "Гонце"?
   -Вполне может быть. Но расшифровки линий полей над планетой пока еще не дали должного результата. Подумать только, если бы пододвинули блокаду немного ближе, он бы разлетелся в пух и прах!
   -Судьба хранит сильных, - заметила Кошка Унтерлугауэрр.
   -Да, мяу, - ответила Сиа.
   -Или они сами управляют судьбой.
   -Чаще всего так и бывает.
   -Насколько я полагаю, у тебя уже есть конкретные планы?
   -Нет, мяу. Нет планов. В том-то и дело. Что мы знаем о Сверхкоте Полукоте? Я постаралась отбросить весь пласт книг и фильмов, которыми обросла наша цивилизация за века в его отсутствие. Я обратилась к физикам. Физики сослались на метафизику. Все не так просто. Иногда в космосе набредаешь на вещи, которые уже за гранью полного абсурда. Тогда становится ясно, что наша вселенная - лишь тонкая прослойка огромного пирога. Число вселенных бесконечно. Если гибель мира кажется нам невозможным в силу его, мира, уникальности, то это от того, что мы таковую еще не видели. А если увидим? Кто даст гарантию? Муравьи, успешно плодящиеся в лесу годами, понятия не имеют, что выше них есть цивилизация, которая просто так, от незнания, вкатает их однажды в асфальт. Мало ли как это будет выглядеть с их точки зрения. Быть может, когда грузовики еще только грузят поваленным лесом, а пни еще не выкорчеваны, им являются всевозможные мессии. Их же коллективный разум их же и предупреждает. Им просто нужно понять, что к чему, и валить в другое место. Это, мяу, очень даже старый концепт. Для чтения коллективного разума всех котов строятся различные машины. Существуют медиумы. Кот Кинг Сайз отлично обходился собственными мозгами.
   - Но он разговаривает понятными нам вещами! - сказала Унтерлугауэрр.
   - Потому что он наш же и продукт!
   -Как?
   -Это суперэго. Нет, не подумай, что это уже доказано. В последние дни я все больше возвращаюсь к медитации. Это старая добрая игра с голосом другого "я" многим может помочь.
   - Я понимаю, - произнесла Унтерлугауэрр, - нам нужно выпить вина! Я понимаю. Наша вместе взятая медитация.... Мы мало, что об этом знаем. Мы, все вместе взятые коты на всех планетах, мы - выходцы из одного гнезда. У нас оно - одно общее. Когда наступает потребность в этом, оно его и генерирует.
   -Вопрос - зачем?
   -Кто ж его знает, мур-р. Давай свой бокал, мур-р. Выпьем, мур-р. Это важное открытие. Даже если это и неправда, нам нужно отталкиваться именно от него. Массовое подсознание, именно тайное, а не явное, является генератором всех наших успехов и бед.
   - Но ведь сознание влияет на него? - спросила Кошка Сиа.
   -Да. Но нам нужно точно знать, как именно. Влияют ли на него СМИ, или же это так глубоко, что его вообще никак не достать?
   -Ты имеешь в виду, что эта - природная константа? - спросила Сиа.
   -Отличное определение! Константа! Вот! Выпьем за это!
   Они чокнулись бокалами.
   - Если это константа, попытка что-либо изменить сломает все бытие, - проговорила Унтерлугауэрр.
   -В любом случае, мы пока не знаем, что же делать.
   -Да. Сегодня нам стоит расслабиться.
   -Однако, раунд за нами.
   -Отлично. Перед началом операции я была увлечена рассматриванием винного зайца. Скажу тебе, вот, где правда! Это не объяснить словами. Но, в последнее время, я немало сижу у микроскопа. Винный заяц - это та вселенная, которую нам никогда не понять. А еще, помнишь, как будучи курсантками, мы посетили самую большую винную галерею на Земле?
   -Да. Я тогда слышала его музыку.
   -Чью?
   -Винного зайца.
   -Да, я слышала от многих, что они слышали это. Так это правда?
   -Да. Музыка играет где-то внутри тебя, и ей трудно дать определение. Это - настоящая музыка звезд. Наверное, она появилась еще до нашего появления на этой планете. Не было еще ни морей и океанов, а винный заяц рос себе в виде мхов среди пустынной мглы.
   -Да, это могло быть именно так.
   Принесли еще вина.
   - За победу! - сказала Унтерлугауэрр.
   -За победу! - согласилась Сиа.
  
  
  
  
   Глава 19.
   Кот-видящий-Мировой-Свет
  
  
   Кот-видящий-Мировой-Свет, это легенда нового времени. Популярная философская группа "Серьезные кота" вывела ее на основе древних легенд. Впрочем, вывод это слишком искусственен, и это не смотря на то, что "Серьезные кота" вряд ли могут быть отнесены к каким-нибудь крайним течениям науки. Они - группа, можно сказать, совершенно стандартных мастеров. По ним написано несколько школьных учебников. Крупные работы этих фиксированных мэтров включены в программы институтов. Однако, при чем здесь Кот-видящий-Мировой-Свет?
   -Любая идея - это состояние состояния, - говорит Абдулла ибн Кот, - мы не берем в расчет компоненты типовых материй размышления. Ощущение медитативности состояния - это лишь маленький шаг к тому, чтобы получить ответы на вопросы. Формулирование, получение отдельных пунктов системы - это и есть цель любой направленной медитации. Кот-видящий-Мировой-Свет - это форма за формой. Недвижение на хвосте у космоса, пойманное глубоко внутри себя. Если небесные тела вращаются вокруг определенного центра, а тела разума - вокруг очага разума, то глубина данного ощущения напрямую связана с поисками дверей глубоко внутри индивида.
   Абдулла Ибн Кот никогда не выражался ясно. Более того, выступая но форумах, он использовал большое количество терминов, связанных с новым философствованием.
   -Иногда говорят, что философия - это умение умирать. Но в контексте всеобщего котофейства я не могу согласиться с зауськиванием и вселенски бесконечным шерстизмом относительно всего нового, что утяжеляет и без того громоздкое тело современной философии, мяу! Умение находить хвост во тьме - это ли не отрицание конечности бытия! Посему, Кот-видящий-Мировой-Свет - это универсальное состояние разума, его константа, независимая от тех вещей, которые принято относить к предметам банальной метафизики. Вы их знаете. Мяу! Метафизические путешествия субстанции от дома к дому, от тела к телу, из мира - в мир. Кот-видящий-Мировой-Свет никогда не путешествует. Он всегда находится в одном месте. Он ничего не делает, мур, он постоянен. Даже если душу поймать и поместить в генератор, который разделал бы ее на куски, это ничего бы не изменило. Мы бы новь увидели Кота-видящего-Мировой-Свет! Не стоит относить его в область угольного зрачкизма - это не переменная. И не известно, кто кого притягивает - вселенная - кота, или кот - вселенную. Я бы продолжил - душа нашего Мирового Кота, или Мировой Кот - любую душу. Как пылевые облака, нагреваясь от звезд, приобретают свое собственное свечение, так и души. Вы скажете, что мы знаем о последних. Не стану утверждать, что имею здесь хоть какое-нибудь первенство. Стоит, однако, заметить, что предмет философии в понимании нашего объединения уже давно перешел от осязательного и общего к формулам. Отсюда вытекает, что "Серьезные кота" - это уже нечто большее, чем можно было думать ранее. Практика опытов дала нам многое. Скажу популярно, наличие Кота-видящего-Мировой-Свет очень отчетливо наблюдается в душах редких и отрешенных. Таковы гениальные поэты и композиторы, перекладывающие смех и плач звездной пыли на различные носители, будь то синтезатор или бумага.
   - Вытекает ли из этого, что вселенная бесконечна? - спросили у него.
   - Вселенная конечна! - ответил Абдулла Ибн Кот уверенно.
   -Удивительно! - закричал один из его учеников.- Еще недавно я слышал от вас обратное.
   -Ничего не изменилось, - отвечал учитель, - просто я перелистал страницу сегодняшней дефиниции. Я не заставляю вас верить - но космос вложен сам в себя. Доходя до краю, он вновь перекладывает себя стопочкой от начала до конца. В этом есть некоторое подобие бесконечности, так как процесс перекладывания может продолжаться очень долго. Особенно, если его что-то потревожит. Монокосмос почти целиком подпадает под определение Кота-видящего-Мировой-Свет.
   -Значит, вы утверждаете, что копия монокосмоса существует в каждом из нас? - спросил еще один из учеников.
   - Я не говорю, что - копия. Отнюдь не копия. Гиперссылка.
   -Гиперссылка? Учитель, это невероятно!
   - По ссылке мы можем перемещаться туда и обратно. Промежуточные состояния - не в счет! Что бы ни происходило с так называемой субстанцией, которую принято называть кошачьей душой, это ничего не меняет. Уничтожить ссылку невозможно, если только сам первичный разум не разрушит всю существующую систему целиком. Тем не менее, вопрос о том, разумен ли первичный разум, остается открытым.
   -Хотите сказать, что в основе всего может быть машина?
   -Вопрос о машине-созидателе уже порядком устарел, - ответил Абдулла Ибн Кот, - даже в контексте невысокого и приподнятого зеленым экзистенсом киберпанка он вряд ли может претендовать на что-либо. Скорее, ныне это прерогатива сетевых юношей, которые, обсмотревшись виртуальных фильмов, кричат от чувств. Зондирование - вот наша нынешняя цель. Не исключено, что мы найдем там лишь хвост. Потом - вновь пасть. И так - по кольцу. Очевидно, что за пределами кольца нам вообще нечего делать.
   -Это и есть конечность бытия?
   - Именно так! Всякое подобие обязано устроить себя так же. Универсальная самоорганизация для самосовершенствования кольца, которое непременно развалится потом. Разразится миллионами новых колец!
   -Уроборос, рождающий Уроборосов!
   -Вот, - ибн Кот поднял указательный коготь, - наша задача - не разглагольствование, но понимание, как это может функционировать.
   -Вы говорите о чистой систематике функций?
   -Да. Простым языком.
   Другой яркий деятель философской группы "Серьезные кота", Борис Де Ус, утверждал, что понимание Кота-видящего-Мировой-Свет - задача не сложная. Главное - это способность к творческому мышлению и осязанию так называемого вселенского луча.
   - То, что не докажешь одному, легко поймет другой, - говорил Борис Де Ус в ходе своего известного радиовыступления на канале "Луна и Мир", - очень простая и очень категориальная истина. Не секрет, что существуют коты которые ни за что не воспримут что-либо, находящееся не в одной плоскости с ними. Доказывай тут им что-угодно. Хоть об стенку горох брось! Я называю это первичным знанием души. И я убежден, что этими знаниями снабжен далеко не каждый. Ряд учений пытаются уравнять нас. Якобы по рождению своему мы - одинаковы. Как, в таком случае, понимать, что, порой, выходцы из совершенно неблагополучных семей, обладая стремлениями, достигают высот познания, и, наоборот, благополучно воспитанные дети общества становятся лишь рядовыми специалистами в области потребления? Физиология души - вот, что дает нам первичное понимание. Мне кажется, что в детстве таким душам особенно что-то известно. Мне кажется, что если такого котенка хорошенько порасспросить, он вам все и расскажет, и не нужно будет тогда голову ломать.
   Кошка Сиа несколько раз присутствовала на конференциях "Серьезного кота". Ей прежде всего хотелось знать, какие ныне течения. Ее особенно интересовал в ту пору Кинг Сайз. Было это еще до его трансформацию в сигарету.
   -Насколько я понимаю, вы находитесь на передних рубежах, - сказала она ибн Коту.
   -Мы только пытаемся, - поскромничал тот.
   -Нет, скажите мне честно - может ли существовать прямо-таки аномальная гениальность? Гениальность не из нечего. Вот знаменитый монохудожник науки Кот Кинг Сайз. Он правда так хорош, или просто он использует ряд каких-то наработок.
   -У него не так уж много наработок, - ответил Абдулла Ибн Кот, - зато какие! Не секрет, что совершенно не обязательно знать все до кучи, так сказать. Хватает и короткого комплекса. Зато как он им пользуется! Этого его песня!
   - Выходит, чувственное начало все же сильнее?
   -Как бы так, но только уже на весьма высоком уровне. На уровне простого потребителя оно более бесполезно, так как не приучает к усердию и усидчивости. Зато, поднявшись на интеллектуальные высоты, ученый может позволить себе вольности. В этом и будет сила его разума.
   - Но способен ли он принести вред всей кошачьей расе?
   -Безусловно, он способен. Очень отчетливое разрушительное начало весьма в нем различимо. Кинг Сайз знает это и наслаждается собой. Но он также знает, как далеко может завести его эта неуверенность. История не прощает столь неосторожное обращение со знанием.
   -Во всем нужна оглядка?
   -Нет, не во всем. Когда вы заходите слишком далеко, мировая система начинает вас тормозить. Мы все знаем про это. Не случайна здесь гибель ученого Морса Кита. Это система съела его. Почти напрямую. Почти так, как я вам сказал.
   -Что, так взяла и съела?
   -Ну, пасти у нее не было. Главные зубы ее просыпаются внутри у вас самих. Тех, кого она любит, они никогда не обижает. Они пользуются у нее величайшими благами. Особенно это касается энергетической формы специальных котов. Я не открываю этих знаний - мало того, что это никто не захочет понимать, я еще и получу по морде из ниоткуда. Я даже стараюсь не думать об этом, а если думать - то полушутя, будто играя в игру. Знаете, сила юмора, она как раз в этом.
   -Кот Кинг Сайз - ставленник системы.
   -Да. Единая субстанция разума разложена на много частей. Все они - на службе у первичной системы, а там уж и неизвестно, сколько их друг в друга вложено на пути к Коту-видящему-Мировой-Свет. Мы не копаем пространство. Мы очень осторожно медитируем, чтобы не задеть сигнализацию в нас же самих. Видите, как удобно защищена эта машина.
   -Но в чем же ее вред?
   -Ни в чем! Ей нужно функционировать, и она функционирует. Чувство несвободы!
   -Это извечный вопрос. А как же космос?
   - Космос - это более широкий выбор. Но заметьте, все корабли подключены друг другу через сеть. Находясь на крайне далеком удалении, они посылают и принимают пакеты, таким образом контролируется почти все. Скажете, это неудобно?
   -Это очень удобно.
   -Однако, это лишает свободы.
   -Кого? Это никого не лишает свободы. Что касается законопослушных граждан. Если взять террористов, то им будет крайне трудно исчезнуть из поля зрения сети, так как компьютеры кораблей прошиваются на заводах, и нужно быть не только настоящим монстром, чтобы отключить их от системы, нужно иметь соответствующее оборудование.
   -Отсюда следует, что "Серьезные кота" - это самые что ни на есть террористы. Закон системы запрещает познавать саму систему.
   -Что же мы тогда познаем?
   - Пыль подноготную. Мы ничего не познаем. Мы выполняем предписание. Как клетки в организме. А раковые опухоли должны всегда быть локализованными. Что касается Кота Кинг Сайза, он - ни в коем случае не отщепенец, каким может казаться. Он выполняет свое настоящее предназначение.
   - Он еще не выполнил его?
   -Это неизвестно. Быть может, его предназначение не видно явно. Он может служить своеобразным сервером.
   -Мы тоже можем быть таковыми?
   -Почему бы и нет. Природа системы вполне познаваема. Мы сами постоянно повторяем ее в своих технических изобретениях.
   После детального разговора с Абдуллой ибн Котом Кошка Сиа создала специальное подразделение, куда входили специалисты в области метафизики, экстрасенсы, философы и агенты.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 20.
  
   Сверхкот Полукот демонстрирует свою силу.
  
  
   Несколько дней Масипенсио провел в карантине. Ближе к концу сей процедуры, а именно, за несколько часов до выхода, когда отважный пилот уже обедал, находясь в "Зале номер 120", ему позвонил его товарищ по эскадрилье Саша Резкий, пилот популярный, но ныне сильно проигрывавший Масипенсио в классе.
   -Это хорошо, что ты позвонил, - сказал Масипенсио, - а то я тут маюсь, и ни с кем разговаривать нельзя, говорят, а вдруг ты голосом кого-нибудь заразишь. Уж и тестировали меня, и анализы брали, и, кажется, на части разобрали, а потом собрали, а все ж ничего не нашли. Меня ж тоска взяла. Я как три дня без полета проведу, мне уже не по себе. Скоро хвост от тоски завянет, и будут все смеяться, какой у меня пожухлый хвост. А я так не хочу. У меня на примете одна девушка есть в Гиперкотатамбе.
   -Серьезно, что ли? - удивился Резкий. - Ну ты даешь!
   -А что тут такого?
   -Ты, вроде как, от своей стеснительности, так и ни к одной кошечке подкатить не можешь.
   -А ты там можешь! - возмутился Масипенсио.
   -Я - могу! - невозмутимо заявил Резкий.
   -Знаю, знаю я тебя!
   -Это, Масипенсилик, все в прошлом. Я сейчас знаешь, какой храбрый! У меня столько кошечек! Тебе такое и не снилось!
   -А и бог с тобой! - согласился Масипенсио. - Подумаешь. Я ж не виноват, что у меня времени нет.
   -Да ты вечно по карантинам лазишь.
   - Так надо, Саша.
   -Ну, мало ли кто по карантинам не шастает. Это ж всякий в карантине, если где далеко был. Обычное дело. Я, вот, когда на Шерстууо летал, тоже в карантине три дня был.
   - Так это год назад было. Сейчас после полета на Шерстууо карантина нет.
   -Ну все. Ты, видать, совсем загородился.
   -Ничо я не загордился. Просто я обедаю, я ты меня раздражаешь. Нет бы, что-нибудь хорошее рассказать, а ты все со своими шуточками.
   -Ладно. Говорят....
   Тут Саша Резкий замолчал. Был слышен какой-то побочный голос, который был еле различим. Связь была настроена таким образом, чтобы посторонние звуки не мешали общению. Не обращая на это внимания, Масипенсио продолжал обедать. Его мало, что интересовало в тот момент. Приколы Саши Резкого уж точно его мало интересовали. Приехать домой. Лечь клубочком на родном диване. Включить любимый уху джаз. Полежать. Помечтать. Сесть в файтер и покружить, повертеться. Ни о чем не думать. Быть свободным. Размышлять о том, куда исчез со своим кораблем Бертолетовый кот. Что может быть прекраснее мысли о звездах?
   Тут послышался взволнованный голос Саши Резкого:
   -Масипенсио, слушай! Слушай, что происходит! Это происходит по всем каналам! Выступает Сверхкот Полукот! На всех каналах! Включи телевизор! Включи радио!
   -У меня здесь ничего нет! - закричал Масипенсио.
   -Слушай! Я включу фоновые звуки...
   Масипенсио бросил свой обед и стал слушать. Он тотчас узнал этот голос.
   - ....И вот - мой театр пришел к вам всем, - говорил он, смеясь, - или вы думаете, что все это нужно воспринимать всерьез. Разве что-нибудь есть - всерьез? Хоть что-нибудь в мире? Вы, например, бесчисленный космический сор, который только и делает, что плодится. Но нет, не надо думать, что я - возмездие! Ничего подобного! Я - закономерность. Итак, камеры установлены.... Впрочем, что - камеры. Камера - это просто глупый одинарный глаз, который ничего не понимает. Я призвал все средства массовой информации осветить это событие. Сегодня вы увидите, как гаснет звезда! Эта беспардонно глупая газовая глупышка светит себе, еще светит, в туманности Семи Бакалей. У нее и имя глупое - Царица Бакалей! Я специально выбрал эту звезду, чтобы вы удостоверились! Это - урок вам. Далее я дам вам 24 часа, чтобы бежать куда попало. Заметьте, здесь я выступаю в роли величайшего гуманиста. Я мог бы взорвать к чертям Солнце, ни у кого не спрашивая, но тогда бы вы не увидели это шоу. Двадцать четыре часа! Много это или мало? Я надеюсь, что среди вас надеется тот, кто сумет меня победить! Ха-ха-ха! Я наслаждаюсь, о, глупый, хвостатый род! Я наслаждаюсь постепенностью моей грозы! И это характерно для нас с вами, ведь я, Сверхкот Полукот, тоже, отчасти, кот. Любому коту свойственно долго играть со своей добычей! В эпоху каменного века предок ваш охотился на мышей! Теперь я охочусь на вас! Итак, камеры...
   Видите эту звезду. Царица Бакалей, неправда ли? Безмолвный мир. Даже автоматы, и те, редко посещают эти места. Здесь делать нечего, верно? Как я уже сказал вам, я - истинный гуманист. Спросите, что я сделаю с Солнцем? Верно! Взрыв. В этой галактике давно не было взрывов. Так мало, так мало туманностей, которые образовались в результате взрыва звезды. Крабовидная туманность... Верно. Она самая. Но нет, не я это сделал. Оно само. А сейчас я покажу вам, как тушить звезды! Иначе кто я таков? Назвался груздем - полезай в кузов!
   Всякий школьник знает, а вскоре я скажу "знал", страшные сказки обо мне. Что я приходил в этот мир, чтоб его обесчестить, что я есть самое страшное зло, которое только может существовать. Вы читали и о Кошке А., которая утопила меня в раскаленном ядре планеты-гиганта! Да, все это правда! Это правда, друзья мои. Но, всмотритесь, Царица начинает тухнуть. Смотрите внимательнее. Это - не ошибка трансляции. Ну да, вы ж все там такие современные, что решите, что Сверхкот Полукот может просто так вас развлечь!
   Дудки, ребята! Спустя десять минут вы услышите сигналы тревоги! Мобилизация! Службы-то действительно подтвердят, что Царице - кирдык! И не спрашивайте, как я это сделал. Лучше начинайте бежать прямо сейчас! Первые, кто это поймет, будут лишены проблем толкотни в кассах за билетами! Дальше будет хуже! Не всем убежать с этого тонущего корабля! Счастливы те, кто понял сразу и уже делает ноги. Куда бежать? Да, я скажу вам. К Изолированным Котам! У меня пока нет настроения заниматься ими. Представляю, сколько им забот прибавится! Эвакуирована целая Солнечная Система! Нет, я вовсе не обязываю вас прятаться. Можете попариться - славная будет банька! Эх.... О, вот смотрите. Моя указка показывает вам участки явного потемнения светила. Это - следы прохладного гелия. Звезда трансформируется. Она живая. Она просто слушает мой шепот. Вот. Убавим яркость! Теперь заметно? Главное, что я вам скажу, время еще есть. Я еще не начал отсчет своих двадцати четырех часов. Именно. Не повторите судьбу Помпеи!
   И тут все смолкло. До того все воспринималось Масипенсио как шутку. Еще бы. Если это было и не в стиле Резкого, то, по крайней мере, на такое были способны многие коты из элитной эскадрильи. Уж как только они не изощрялись в розыгрышах. Но теперь.... Масипенсио постучал по пульту, однако должной реакции не обнаружил. Линия связи безмолвствовала. Он постучал себе по голове. Почесал ногой за ухом. Привстал. Потянулся. Укусил себя за хвост. Выпил сок. Выглянул в окошко, выходящее в небольшой садик. Тишина. Тогда, усевшись за пульт управления бытовыми приборами, он стал поочередно включать и выключать все, что было ему доступно.
   Робот-веник.
   Работает.
   Робот-муха.
   Летает.
   Робот - наливальщик соков.
   Работает.
   Свет.
   Есть свет.
   Связь.
   Нет связи.
   Телевидение молчит.
   Радио молчит.
   - В любом случае, причина банальна, - сказал Масипенсио сам себе, - а, понятно.
   Обрадовавшись собственной догадливости, он поднял указательный палец.
   - Это - часть карантина! Новый вид проверки. Правда, что может выявить проверка подобного рода? Каким образом врачи решат, что он не заражен и не помешан? Впрочем, им лучше знать, врачам.
   Масипенсио заказал еще один сок. Получив его, он достал трубочку, опустил ее в стакан и тут поймал себя на мысли, что собственная догадка его не устраивает. Вскочив, он бросился окну, однако ничего нового там не увидел. Вновь пощелкал кнопками линии связи. Пустота. Не отвечает.
   Едва допив свой сок, Масипенсио разнервничался не на шутку. Что все это значило?
   Несколько минут он попросту метался. Стучался в двери. Стучал в окно. Кричал. Никто не отзывался. Наконец, он понял, что ведет себя неподобающе. Последние часы карантина, и выкидывать такое. Тогда он свернулся в клубок на диване и выкинул все мысли прочь. Так гласил один из постулатов "Техники Мысли" - если не знаешь, что делать - не думай.
   Так, при почти полном отсутствии мозговой деятельности, он пролежал несколько часов. Ему даже сон приснился: идет он по дороге, а следом толпа птиц. И все что-то знают, чего он не знает. И как он ни пытается узнать это, ничего у него не получается.
   Разбудил его короткий звонок. Открыв глаза, Масипенсио увидел открытую дверь, ведущую в коридор лаборатории.
   -Карантин закончен, - сообщил ему голос, - вы свободны, Масипенсио.
   Масипенсио бросился бежать. Коридор за коридором. Лестница за лестницей. Лифт. Площадь....
   Только тут он понял всю силу своего заточения. Он вынул из пачки тонкую сигарету и осмотрел пустынный городок. Закурил. Все это походило на совершенно нереальный кинофильм, который никогда не начинался и никогда не закончится. Сев в брошенный автомобиль, Масипенсио поехал по пустынным улицам, полных следами скорого бегства. По дороге ему встречались лишь птицы, весело играющие потерянными в спешке вещами. Остановившись у магазина, Масипенсио взял с витрины пачку сигарет и несколько банок газировки. По прежнему не веря всему, что видит, он попытался связаться хоть с кем-нибудь. Наконец, ему удалось связаться в роботом Большого ретранслятора. Масипенсио сообщил ему свой секретный код, чтобы выйти на служебный канал. С минуту он слышал лишь тишину. Наконец, до него донесся далекий голос:
   -С кем разговариваю?
   -Специальный агент 1249, - сообщил Масипенсио, - только что вышел из карантина. Ничего не понимаю. Мне нужна Кошка Сиа.
   -Боюсь, ее "Черная Звезда" сейчас в подпространстве.
   -Черт, как это понимать? - возмутился Масипенсио.
   -Когда началась паника, кто-то отключил все энергоустановки, чтобы прекратить трансляцию. Что потом началось.... Да, я сожалею.... Вам не повезло, агент. Никто не думал, что такое возможно. Спецслужбам пришлось запустить вирусов в сеть, чтобы отключить автономные приемники. Коты сходили с ума прямо на глазах.
   -Сколько осталось времени? - спросил Масипенсио.
   -Часов шесть, не больше.
   -Как шесть?
   -Простите, агент, не вы один, - с сожалением сообщил голос, - понимаете? Если вы найдете еще средства транспорта.... Впрочем, вряд ли осталось что-то межпланетное. Я предлагаю вам попытаться уйти на окраину Солнечной Системы на том, что вам попадется. Успехов.
   - Вы еще и успехов желаете? - разозлился Масипенсио.
   -Да. Она вам еще пригодиться.
   -Черт! - разозлился Масипенсио.- Этого не может быть! Наваждение какое-то!
   Он протер глаза и осмотрелся. Ничего не менялось. Лунный ландшафт был пустынен. Привычно висевшие в высоком небе пассажирские и грузовые звездолеты отсутствовали.
   Оставив все мысли, Масипенсио повернул в сторону военной базы.
  
   -Такие моменты - проверка для всей цивилизации, - сказал Мишель Котуавзье.
   -А где был ты?
   -Эвакуировался со всеми.
   -А как это выглядело?
   -А вы разве этого не видели?
   -Я был на Экстракторе и снимал документальный очерк об обезьяне Чи Чи Чи, у которой проснулись зачатки разума. Я два дня не вылазил из гор, и передатчика у меня с собой не было. То есть, ни передатчика, ни приемника. А камера у меня - без всякой встроенной чепухи. Я не люблю, когда все вместе - в одном приборе. Когда я спустился в город, то только там обо всем и узнал. Переживать стал страшно, а потом мне вдруг стало ясно, что происходит что-то невозможное. Я пошел в близлежащий бар и там напился в стельку.
   -Это защита, мур.
   -Да, но не сильно помогает, мур. А потом, уже через два дня стало все утихать. Вышло официальное заявление, что аномалии не наблюдается. Несколько раз сканировалась доступная для сканирования часть космоса. Тогда всем котам стало ясно, что спецслужбы давно знали о надвигающейся угрозе, но ничего не предпринимали. Если уж они могли с помощью приборов отследить месторасположение нашего сверхсущества, они могли попытаться хоть что-нибудь спрогнозировать. Спустя неделю я вернулся домой, и все вскоре наладилось.
   -А я бы не хотел, чтобы это повторилось. Никогда этого не забуду. Оказалось, что существуют какие-то службы спасения, и что у них есть какие-то огромные звездолеты-бараки, с шаттлами, каждый - не менее, чем на десять тысяч котов. Нет, эту суету я никогда не забуду. Наша цивилизация эвакуируется из своего родного дома!
   -Ты думаешь, что все уже позади?
   -Не знаю. Надо надеяться, что это так.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 21.
   Как Масипенсио разбудил Кошку А.
  
   Находясь едва ли не в полном отчаянии, Масипенсио бездействовал.
   Поминутно ему казалось, что все на свете давно потеряно, и никто ничего не изменит. Мир падает. Еще шаг, два - и все закончится. Останутся лишь молчаливые звезды. Сверхкот Полукот, обнаружив себя в одиночестве, отправится в какую-нибудь новую вселенную. Там. как казалось Масипенсио, он станет смирным котенком. Все его злодеяния будут казаться ему снами. Возможно, он и был котенком в том далеком мире, и потому ему все прощалось. Он руководил пространством посредством своего дурного младенческого воображения, и никто не мог сравниться с ним. Он, сам того не зная, делал все как бы свысока.
   Временами Масипенсио чувствовал очевидность своего бессилия. Он не отрицал того, что он - герой, и что мало кто мог сравниться с ним в различного рода мастерстве. Но чем было это мастерство по сравнению с силой Сверхкота Полукота, которого невозможно было убить, который всякий раз возрождался из пепла. Как ни желал Масипенсио возвеличиться, у него не было никаких шансов. Он не стоил и кончиков его когтей. Он не стоил и пыли той, что собиралась у него под когтями.
   Масипенсио лежал, свернувшись клубком. Его файтер медленно приближался к искусственной планете, где некогда шумел своей славой Кот Кинг Сайз. Где был теперь Кинг Сайз? Сигарета, в которую был превращен Кинг Сайз, лежала в пустом кабинете на станции "Альфа". Кошка Сиа забыл захватить ее с собой в процессе бегства.
   - Все погибло, - сказал себе Масипенсио.
   -Все, все, - ответила ему его душа.
   -Не будет больше ничего, - сказал Масипенсио, - те, кто эвакуировался, будут пребывать в страхе и смятении. То большинство, что осталось, ощущает себя существами, поставленными к стенке.
   -Да, - ответила душа, - видимо так и заканчивают жизнь цивилизации.
   -Почему?
   -Некий сверхразум их созидает. Видимо, от нечего делать. Некий сверхразум, решив однажды поразвлекаться, их и уничтожает. Мы ничего не можем тут сделать.
   -Остается сказать себе и другим "прощай"?
   -Видимо, да.
   Масипенсио вынул их под кресла бутыль полосатого вина. откупорил ее и сделал глоток.
   -Когда нет надежд, - сказала ему душа, - тебе тоже никто не мешает сыграть в ту же игру, что затевает сверхестество.
   -Да, - ответил Масипенсио, - стоя на расстреле, стоит закурить сигарету и воскликнуть: вина!
   Он выключил автопилот и сделал резкий разворот вокруг клешни. Он совершенно не надеялся на автозахват специальных служб, так как, по ло8ирке вещей, никого на клешне остаться не могло. Однако, к его удивлению, включился автозахват. Масипенсио подцепился к лучу и влетел в длинный коридор шлюза. Мимо него понеслись многочисленные фонари.
   -Кто бы это не был, я не сдамся, - сказал он.
   Ему привиделся чудовищный монстр, затягивающий его в сети. Последний герой должен погибнуть в невероятных конвульсиях боли и страха.
   Файтер затормозил и встал в специальную ячейку. К кабине подрулил прозрачный шлюзовой хобот. Масипенсио накинул на себя генератор-жилет активного поля, накинул на плечи пару излучателей антиматерии и вылез из кабины. Его взгляду предстали пустынные коридоры центрального стыковочного узла "Клешни". Масипенсио включил автопеленг, однако ничего не обнаружил. Радиостанции молчали. "Клешня" не подавала никаких признаков жизни. Если отсюда кто-то и не эвакуировался, так это был совершеннейший в мире лентяй. которого никто не смог поднять из его величественнейшей лени.
   Масипенсио чувствовал, что разума в нем почти нет, и что подсознание руководит им почти что на сто, может быть. на все двести процентов. А иначе, как объяснить то, что он, потеряв над собой всяческий контроль, вдруг взял себя в руки, чтобы пристыковаться к совершенно бессмысленной "Клешне".
   -Я знаю, - вдруг сказал он сам себе, - я не мог попасть сюда зря. Здесь начал свою жизнь Сверхкот Полукот. Здесь он ее и закончит!
   Масипенсио откупорил еще одну бутыль вина, закурил тончайшую сигарету, потерянную при бегстве Модным Котом, вышел из шлюзов, сел на самодвижущуюся дорогу осмотрелся.
   Внутренности "Клешни" были огромны. Не смотря на то. что далеко замечался потолок, небо искусственной планеты отдавало голубизной, и в вышине проплывали настоящие неподдельные облака.
   Многочисленные фонари, разбивая свои лучи о светофильтры, создавали эффект многомерных солнц. Но теперь это был свет ни для кого.
   -Я один - хозяин всего этого, - сказал Масипенсио, - ну и что с того?
   Доехав до лаборатории почившего в сигарете Кота Кинг Сайза, Масипенсио сошел с самодвижущейся дороги, тарахтя висящими на плечами излучателями. В уши Масипенсио были вставлены специальные микродинамики, которые являлись индикаторами сигнализации. Индикаторы молчали. Все это подкупало. С другой стороны, Масипенсио был уверен, что до падения мира не произойдет ровным счетом ничего. Солнце будет мирно грохотать своими термоядерными недрами, звезды - подмигивать ему издалека, планеты - плавно катиться вокруг газового гиганта. "Клешня" будет молчать. Возможно, волна выбросит ее вместе с Масипенсио в какой-нибудь скверный мир, населенный сверхмикробами, в первое время пространство так же будет молчать в ожидании конца.
   Масипенсио вновь просканировал радиоволны, и ничего не услышал, кроме пустоты.
   -Почему я - не он? - спросил он.
   -Почему бы и нет, - ответила ему душа.
   -Почему бы мне не остановить его одним движением?
   -Почему бы и нет?
   Масипенсио вошел в покинутую лабораторию Кота Кинг Сайза, тщательно осмотрел ее, однако ничего не нашел. Тогда он включил аппарат клонирования и принялся хаотически щелкать клавишами. Экраны молчали. Лампочки панели бледно помигивали, им Масипенсио не знал, что это значит.
   Он сам хотел шагнуть внутрь, полагая, что в критической ситуации один шанс из миллиона сможет его спасти.
   Погибнуть - это слишком просто. Погибнуть можно и без того.
   Масипенсио распахнул крышку специальной камеры, и его ударило током. Отлетев, он на несколько секунд потерял сознание. Открыв глаза, он обнаружил, что валяется между рабочим столом Кота Кинг Сайза и огромной урной, полной бумаг. Шерсть его стояла дыбом.
   Масипенсио попытался встать, однако это ему не удалось. Тогда он пополз. Миновав стол, он подобрал один из своих излучателей. Тогда его глазам предстала невероятная картина.
   Вышедший из камеры генератора туман вращался на уровне технологического люка. Ежесекундно он менял форму и цвет. Временами в этой форме проскакивало нечто величественное, после чего это величественное перескакивало на совершенно ужасающие краски. Наблюдая это вращения минуту, другую, Масипенсио пришел в себя, приподнялся, навел излучатель и уже собрался было выстрелить. Он был уверен, что место своего клонирования Сверхкот Полукот выбрал в качестве дверей для выхода на свет всего существующего в преисподней зла.
   - Ты если и не умрешь, то будешь остановлен, - сказал Масипенсио.

В ту же секунду уши его загорелись. Одно - ярко белым, другое - ярко красным. Это произошло от осознания его долга. Он теперь был уверен. что подсознание не случайно занесло его на "Клешню". Первые секунды после рождения в реальном мире зло, возможно, еще не имеет кожи. Одна очередь антиматерии... Конечно, эта очередь разнесет и лабораторию, и все вокруг. возможно, в начавшейся цепной реакции лопнет вся "Клешня", и Масипенсио - вместе с ней, и никто не узнает.... Однако, не это ли дорога в вечность....

   Тут Масипенсио потерял дар речи. Он видел ее изображения в книжках, носящих не слишком реальный характер. Он читал в детстве сборники легенд. И она выглядела на книжных иллюстрациях точно так же. Он не мог поверить. От удивления, Масипенсио отступил, натолкнувшись хвостом на стол.
   Его глазам предстала сказочная Кошка А., которая, согласно легендам. существовала в одно и то же время с Полукотом Сверхкотом. Но если в реальности Полукота никто не сомневался, то к бытию Кошки наоборот никто никогда не относился в серьез. Истории гласили, что Кошка А. являлась духовным прародителем Сверхкота. Во всяком случае, так заявлял сам Сверхкот. Всякий раз выступая на брифингах, он упоминал ее имя. Саму же Кошку А. никто никогда не видел. Лишь один раз, перед тем, как Полукоту суждено было быть уничтоженным, в одном из отделений спецслужб раздался телефонный звонок. Голос сообщил, что он принадлежит Кошке А. Кошка А. сообщила место нахождения Полукота и сказала, каким именно образом его можно уничтожить. В предполагаемый район было выслано несколько кораблей, однако там обнаружены были только следы Полукота. Спустя часы Сверхкота все - таки обнаружили и уничтожили.
   Некая А. присутствует в летописях Изолированных Котов, но вряд ли это - одно и то же лицо, так как их порядком разделяет время.
   Кошка А. была одета в длинное, до пола, платье. Под огромной розовой шляпой закручивались клубки парика. Глаза Кошки А. сияли величайшим удивлением.
   -Кошка А.! - воскликнул Масипенсио.
   В ту секунду он потерял всяческий контроль над собой. Он попросту не знал, как ему реагировать. Представьте себе, что в один день вы встречаетесь со сказочным персонажем вроде Незнайки. Ваша реакция? То, что Кошка А. фигурировала в давнишней истории о Сверхкоте Полукоте, не имело значения. Он являлся неким символом, и ни один разумный кот никогда бы не воспринял этот вымысел всерьез.
   Когда Масипенсио попытался взять себя в руки, он понял, что единственным правильным решением может быть выстрел из излучателя антиматерии. По логике вещей, после аннигиляции вокруг не должно оставаться ничего, кроме остывающей пустоты. Но убила б аннигиляция Сверхкота? Наверное, теперь уже никто не верил, что Полукота возможно убить.
   Масипенсио прицелился, как будто в этом была необходимость, однако в то же мгновение очарование Кошки А. остановило его. Он опустил оружие и застыл на месте.
   -Это я, - сказала Кошка А.- Слушай, а где я?
   -На "Клешне", - ответил Масипенсио смущенно.
   - Очень хорошо, - произнесла Кошка А. -А где это?
   - На суборбите Марса.
   -Вот как, - желтые глаза Кошки А. блеснули, - ты вооружен? Ты меня охраняешь?
   - Нет, - ответил Масипенсио, - скажи мне, кто ты?
   -Кошка А.
   -А. Откуда ты взялась?
   -Не знаю. Если ты мне объяснишь, где я, то я, возможно, сумею что-нибудь понять.
   -Ты - на "Клешне", - сказал Масипенсио, - это - искусственная планета. Вот. Мы находимся в лаборатории Кота Кинг Сайза. Самого Кинг Сайза больше нет. Он сейчас представляет из себя сигарету. Не так давно Кинг Сайзу удалось клонировать из пустоты и воспоминаний Сверхкота Полукота, который был уничтожен много веков назад. С появлением Сверхкота жизнь во вселенной изменилась. Теперь же Полукот решил уничтожить весь кошачий род, так как он считает, что эволюция остановилась, и ее нужно продвигать искусственным путем. Такая штука. Понимаешь? Сверхкот Полукот может принимать самые разнообразные формы.
   -Это я знаю, - ответила Кошка А. сурово, - я очень хорошо знаю повадки Сверхкота. Значит так.... Значит, много веков назад.... Каким же образом появилась я?
   -Не знаю. Честное слово.
   - Сверхкот на самом деле размножается спорами. Только дело в том, что математически в пространстве может существовать один Сверхкот Полукот. Когда же из спор появляются Полукоты, они начинают взрываться с большой мощностью. Я думаю, что Полукот имел в виду именно это. Его споры. Если они все не сгорят, то его самого не будет в живых. Чтобы не взорваться, споры постоянно анализируют ситуацию, пытаясь изменить вселенную. Рождаются они из плевков Полукота. В том месте, где споры начинают разрушаться, в пространстве появляется отверстие, сущее перетекает в несуществующее, по ту сторону. Такой вот катаклизм. Так что дело тут вовсе не в эволюции. Просто это художественный прием.
   -Что же делать? - спросил Масипенсио.
   -У тебя есть корабль?
   -Да. Файтер. Он, правда, не предназначен для сверхскоростей.
   -Хорошо. Но сначала нам нужно предугадать ситуацию. Случается так, что некоторым спорам удается не взорваться. Первая причина - взрыв самого Полукота. Тогда происходит смена Сверхкота, которую на глаз довольно трудно различить. Все Полукоты одинаковы. Время развития от споры до личинки - года два. Потом, еще года за три личинка вымахивает до взрослой особи. Когда же она начинает себя ощущать тем, кто она есть, Полукот едет в близлежащий город и начинает играть в карты. Он играет до тех пор, пока здравый смысл не треснет, и все картежники будут разорены. После чего Полукот едет в какое-нибудь учебное заведение и получает там профессию. Все одинаково. Случается, что Полукотов - два. Это очень редко. Крайне редко. В этом случае никакой цепной реакции не происходит. Полукот, скорее всего, появляется мгновенно, и - противоположного пола.
   -То есть, - не понял Масипенсио.
   - Полюса Полукота могут быть крайне различными. Сам Сверхкот состоит из лукавства. Разбери лукавство на части - чего только там не найдешь. Кусочки глупости. Кусочки мудрости. Размытый туман постоянно ненаступающей осени. Зимний кот, свернувшийся под новогодней елкой в человеческом мире. Строгие усы лучей. Змеи хвостов. Шум хаоса, разрывающегося в плазму звезд. Тонкая грусть на дне бокала. Все это многомерно и величественно.
   - Но ты же знаешь, что делать?
   -По-моему, ничего, - проговорила Кошка А. - Существование двух Полукотов в одно и то же время приводит к замедлению всех процессов. Распад пыли Полукота становится невозможным. Понимаешь? От тебя так разит вином! О! У тебя есть еще вино?
   -Есть, - рассеянно проговорил Масипенсио.
   -Как тебя зовут?
   -Масипенсио.
   -О, Масипенсио! - воскликнула Кошка А. -Я снова существую! Я только сейчас это поняла! Меня не было еще несколько минут назад! Давай выпьем с тобой вина и полетим куда-нибудь! Мне только кажется. Что все, что было недавно, правда. Это - сон. Прошли века. Я знаю.
   -Но Луна в опасности!
   -Луна - в безопасности. И Земля - тоже. Скажи мне тост, Масипенсио. Ты мне кого-то напоминаешь! Кого же? Может быть.... Но я не могла спать в небытие. У меня нет небытия! Ты мне покажешь, какой стала теперь Луна?
   -Там сейчас продолжается массовая эвакуация.
   - Глупости. В этом нет нужды, Масипенсио. Два полюса! Но я не умею появляться артистически! Я вообще ничего не умею. У меня - длинные усы, в этих усах - мой компонент Сверхкота! Я вообще ничего не умею. Это меня всегда поражало.
   -Ты - компонент Сверхкота? - воскликнул Масипенсио.
   -Если хочешь знать, я - самый настоящий полноправный Сверхкот Полукот! Но, как я тебе уже сказала, двух Полукотов не держит Вселенная. А раз они есть, то это - парадокс! На самом деле это еще нужно доказать, кто из нас - более полноправный. Но я же не виновата, что он - король лукавства, а я - просто так. Я - все равно Сверхкот Полукот. Я очень легко могу тебе это доказать.
   -Я читал про тебя в сказках, - сказал Масипенсио, - и эти сказки. Они все сочинены одними автором. Никто и никогда не считал, что ты существовала.
   -Я жила под другим именем. А автор этот, что написал книгу, он... Он все знал. Понимаешь? Ног я не могла заявить о своей сущности, так как кошки ненавидели Сверхкота. Тогда я задалась целью уничтожить Сверхкота. Хотя я понимала, что тогда мне придется и самой погибнуть, так как если я буду одна, то из моих плевков появятся споры и разнесут половину Галактики! Я не могла потерпеть такое. Я решила - либо мы живы вместе, либо - никто. И так я стала разыскивать его.
   -Тебе это удалось?
   -Я забыла, что было в конце. Слушай, хватит об этом. Ты стоишь передо мной, вооруженный до зубов, в стельку пьяный. Говоришь о последних днях. Какие дни? Нужно... Нужно остановить эвакуацию. Слушай, если с Луны эвакуировались почти все, значит, там - пустые магазины.
   -Конечно.
   -О! - глаза Кошки А. засияли.- Я обожаю магазины! Ты покажешь их мне?
   -Покажу, - ответил Масипенсио, доставая вино из подсумка для аннигиляционных зарядов.
   Душу его терзали самые великие сомнения, какие только могли существовать на свете. В голове весь мир качался. Масипенсио бросил аннигиляторы на пол и закрыл глаза передними лапами. Нервное напряжение последних часов давало о себе знать.
   - Все нормально, - стала успокаивать его Кошка А. - Не надо так нервничать. Наш мир кто только не мечтал уничтожить. Ни у кого это еще не получилось. Не переживай. Все образуется. Я знаю, всем нужны доказательства. Но - к чему они. Пройдет день, два. Увидев, что ничего не происходит, коты поймут, что Полукот блефовал и начнут возвращаться в свои жилища.
   -Но ведь он не блефовал!
   -Конечно. Он никогда не блефует. Только, не знаю как это сказать, он, в то же все время блефует. Это - его главное занятие. Сверхкот состоит из парадоксов. Но я не хочу говорить о себе так много. Нас не должно быть двое. Ты знаешь, какую я испытываю ревность к правде!?
   -Ты снова хочешь его уничтожить?
   -Я сейчас ничего не хочу, - мурлыкнула Кошка А. , - пойдем отсюда. Здесь как-то нехорошо, в этой лаборатории. Пахнет химикатами. Пойдем отсюда, Масипенсио. Ты покажешь мне, во что вырос мир в мое отсутствие.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 22.
   "В столице Северного Блока Изолированных Котов".
  
   Несколько дней подряд Масипенсио видел очень странные сны. Всякий раз перевоплощаясь в неизвестные миру существа, он видел судьбы кричащих звезд. Отвечая им, он понимал, что всякий крик - это конец сна. Он открывал глаза и с ужасом оглядывал очертания кабины "Нового Шила". Звезды мерцали в окнах. Хвосты туманностей пели немыми голосами седой древности. Кошка А. мурлыкала во сне, свернувшись в клубок прямо в кресле пилота. "Новое Шило" была взята совершенно бесплатно в огромном салоне для миллионеров. Она сразу же приглянулась Кошке А.
   -Берем, - сказал она.
   - Как мы запустим двигатели? - спросил Масипенсио.- Ты хакер?
   -Я договорюсь с компьютерами магазина.
   -Как?
   -Вслух. Я просто расскажу им о себе.
   -Но компьютер - это просто машина. Он просто выполняет ряд программ. У него нет души.
   -Ошибаешься. У компьютера очень даже фиолетовая душа. Ты просто об этом не знаешь. Об этом не знает никто, кроме алхимиков.
   Масипенсио впадал в сон, и его охватывал злой шерстяной страх. Он шел по бесконечным полям в земле, у которой не было имени. Над землею стояла долгая беспросветная ночь, и звезды продолжали кричать. Сквозь землю, сквозь разум, сквозь сон. Масипенсио открывал глаза, вертелся, разворачивался из клубка, вытягивался, и хвост его мотылялся непроизвольно. Хвост был ему неподвластен. Когда он вновь падал в сон, он слышал, как хвост его нервно ударяется о пол.
   Заснув в очередной раз, он услышал далекий шум незнакомой ему силы. Прислушиваясь, он пустил свои уши в краску. Сила струилась из неизвестной глубины. Это напоминало бесконечный колодец. Он плюнул вниз, чтоб услышать, как слюна шлепнется о воду, но звука не последовало. Зато вскоре раздался возглас. Он было прислушался, но звук был уже позади. Выйдя к звездам, он срикошетил и погас в горячих недрах газового гиганта.
   -Эй! - крикнул Масипенсио.- Кто ты?
   -Кто ты, кто ты, кто ты, - послышалось эхо.
   Он шагнул вниз и полетел. Образы бросились ему в глаза - за доли секунд он сумел пронаблюдать несколько тысяч лиц невозможных существ. Тысяча запахов распахнулось и тут же закрылось. Метагалактические размеры концепций прошелестели по его шерсти на скорости. Он понял, что с каждой секундой приближается к развязке, на границе которой - барьер в гиперпространство. Скорость влилась ему в уши, и он закричал.
   Проснувшись, Масипенсио понял, что находится в одном из пилотских кресел. Когти его впиты в кожаную обивку. Шерсть стоит дыбом. Глаза открыты, но лишь мгновение назад они стали видеть - прежде они смотрели куда-то в обратную сторону. Масипенсио громко протяжно мяукнул, и только тогда понял, что это был всего лишь сон.
   -Что снилось? - спросила не открывая глаз Кошка А.
   -Не знаю, - вздохнул Масипенсио.
   -Так бывает, - проговорила Кошка А., мой разум еще до конца не разархивировался, и из него постоянно выползают какие-то прецеденты.
   -Какие еще прецеденты?
   -Я не могу точно сформулировать. Это куски моей души. Я бы посоветовала тебе выпить большой бокал белого вина. Это помогает.
   - Странная у тебя душа, - проговорил Масипенсио.
   Он выдвинул из под пульта ящик для письменных принадлежностей, достал бутылку и опустошил половину.
   -Я стал много пить, - проговорил он.
   -Благородные вина не вызывают привыкания.
   -Я так не думаю.
   -Все дело в винном зайце. Если его много, то он переносит свои колонии тебе в кровь. Тем самым твоя кровь становится более прозрачной, что положительно сказывается на образе мыслей, и всем таком прочем. Вопреки мнениям, винный заяц не требует дополнительных вливаний. Впрочем, они иногда нужны. Во-первых, это вино. Во вторых, это новые популяции винного зайца. Приживаясь в крови, заяц сам создает для себя среду обитания, и кровь по своему составу становится близкой к вину. На самом деле такое блаженство труднодостижимо. Винный заяц хорошо приживается только в душах отдельных личностей.
   Сделав глубокий вдох, Масипенсио прикончил вторую половину бутылки, и звезды ему улыбнулись.
   -Там есть еще вино? - спросила Кошка А.
   -У нас несколько тонн вина, - ответил Масипенсио.
   - Отлично. А в ящике есть вино?
   -Он полон.
   -Дай мне бутылочку.
   -Держи.
   -Мур-р-р.
   Масипенсио закурил сверхтонкую сигареточку и погрузился в спокойствие. Вскоре он заснул, опустив голову на пульт, сквозь который доносился отзвук генераторов корабля.
   Образы бежали прочь. Он спокойно доспал до того момента, когда корабельный таймер сообщил о наступлении бортового утра.
   Альфа Кошачьего Зрачка занимала большую часть переднего окна. Кольца орбитальных строений совершенно изменили первозданный облик планеты - теперь она напоминала голову кибернетического существа. Гигантские лифты тянулись с орбиты вниз, к горам, морям и океанам. По ним переносились миллионы тонн груза. Заводы, производившие продукты питания, находились на самой планете - продукты космической пищевой промышленности ценились во много раз меньше. С орбиты вниз поставлялась электроэнергия, автомобили, летательные аппараты, станки, предметы быта. Но главным пунктом промышленности Изолированных Котов продолжали оставаться разработка недр планет гигантов и производство всевозможной аппаратуры - от космических домов и станций до карманных генераторов популярной музыки.
   -Я была на этой планете, - сказала Кошка А.
   -Давно? - спросил Масипенсио.
   -Я не помню. Я точно не уверена. Может быть, это была моя тень.
   -Такое бывает?
   -Конечно.
   -"Новое Шило", "Новое Шило", - послышался запрос посадочного компьютера, - ваш бортовой номер не лицензирован!
   - В экстренных ситуациях это и не нужно, - ответил Масипенсио, моментально раздражаясь, - я - официальный представитель Кошки Сиа. Я имею полномочия. Мне нужно немедленно связаться с руководителем безопасности Северного Блока, чтобы скоординировать свои действия.
   -Ждите ответа, - ответил компьютер.
   "Новое Шило" продолжало висеть на орбите Шерсато, одного из шести спутников Альфы.
   -Какой вид, - говорил Масипенсио, - какая мощь! У нас нет ничего подобного. Что там старая добрая Луна! Что там Земля с ее галантереями. В одной только системе Альфы Кошачьего Зрачка орбитальных станций в десять раз больше, чем в Солнечной Системе!
   -Что мешает Изолированным Котам раз и навсегда покончить с идеологическим первенством Луны? - спросил Кошка А., попивая синее вино из высокого бокала.
   - Может быть, Кодекс? - предположил Масипенсио.- Может быть, их собственные заповеди. Они очень сильно отличаются от всего того, чему учил нас Великий У.
   - Агрессия - движущий фактор живых существ.
   -Почему же они не нападают?
   -У них есть боевой флот?
   -У них очень мощные роботы, которые в случае чего могут решить любые проблемы. Но оружия нападения, насколько я знаю, Изолированные Коты не строят. У них имеется пара звездолетов для дальнего броска, в остальном, каждый транспорт окружен плотным кольцом роботом. Здесь и перехватчику придется несладко.
   - Кто охраняет Солнечную Систему?
   - Блок Кошки Сиа постоянно борется с Кланом Кошки Унтерлугауэрр за право называться первым. Это продолжается давно. Хотя я бы не сказал, чтобы у них были плохие личные отношения. Когда-то Унтерлугауэрр и Сиа были близкими подругами. Потом, возможно, тщеславия разъединило их. Сейчас все изменилось.
   -Все очень сильно изменилось особенно в последние дни, - сказала Кошка А..- Я радовалась недолго. Я не знаю, с чем это связано - я чувствую странную грусть. Что-то зовет меня, и я не знаю, что это, с чем это связано. Меня тянет разогнать корабль до околосветовой скорости и направить его в центр черной дыры. Возможно, у меня нет судьбы.
   -Но ты же...
   -Да. Но, может быть, мне кажется, и все это - всего лишь грезы? Как ты думаешь. Бывают моменты, когда разум сомневается в существовании бытия.
   -Бывают, - согласился Масипенсио, - но он не дает нам скучать.
   - Я чувствую, что Сверхкот Полукот боится меня. Он, может быть, очень силен, но - он не способен бороться с подобным. Ты бы смог убить себя, не чувствуя никакого разочарования?
   Масипенсио пожал плечами.
   Спустя два часа Масипенсио и Кошка А. были на приме у Ичгебибина Ко, министра безопасности Северного Блока. Ичгебибин был уже довольно немолодым котом. Средь усов его пробивалась седина. Зрачки его глаз, отражая внешний свет, подсвечивались мудростью. На стене кабинета господина Ко висел большой групповой портрет экипажа "Звездного Ихтиандра". Масипенсио сосредоточил зрение и пробежал взглядом по лицам героев. Вскоре он обнаружил в правом углу Кошку А.. Казалось, что она ничем не изменилась с того далекого момента. Он вопросительно посмотрел на Кошку А. Та кивнула.
   - Меня зовут Масипенсио, - представился Масипенсио, - возможно, вы обо мне и не слышали - мои операции не очень рекламируются. Это - госпожа Усова, специальный сотрудник Института Сиа.
   -Очень приятно, - произнес Ко.
   Масипенсио внимательно смотрел ему в глаза.
   -Мне кажется, я где-то раньше вас видел, - проговорил он.
   -Очень может быть, - заявила Кошка А. уверенно.
   - Наш вопрос достаточно прозрачен, - произнес Масипенсио, - я думаю, это понятно и вам. Сверхкот Полукот - это никому не нужная реальность. Мы все живем не для того, чтобы какое-то исчадие абсурда однажды остановило эволюцию. На данный момент могу заявить лишь одно - я знаю, как остановить Сверхкота. Более того, мы его уже остановили, и многие его угрозы совершенно бессмысленны. Однако, Сверхкот жив. Сами понимаете, что уничтожить его очень сложно. Вы можете связаться с Кошкой Сиа лично, чтобы удостовериться в том, что я действительно имею полномочия на самостоятельные решения.
   -Вам нужна техническая поддержка, - проговорил Ичгебибин, внимательно рассматривая Кошку А. - Понимаю. Ваш корабль не подходит для боевой операции.
   -Совершенно верно, - сказал Масипенсио.
   - Я мог бы предложить вам патрульный крейсер. Самый совершенный, надо сказать. Аппарат. Его капитан, Киз Фкот, получит все необходимые распоряжения. Вы будете корректировать его работу. Патруль снабжен огромным числом трансформеров, что облегчает работу. Я смотрел официальные отчеты об операциях. Кажется, в одном из репортажей я мельком видел вас.
   -Да, - сказал Масипенсио.
   -Посему, у меня нет причин вам не доверять. Однако, поможет ли наше оружие?
   -Оно поможет нам в других ситуациях, которых может быть сколь угодно много. Для Сверхкота у меня есть свой аргумент.
   -Какой, если не секрет.
   -Знание его концептуализма.
   -То есть?
   -Знание - сила, господин Ко. В древности коты считали, что знание истинного имени предмета дает власть над ним. И это правда. Мир уже был на краю несколько дней назад, и не было никаких шансов остановить его гибель. Однако... - он развел руками.- Обстоятельства вставили палку в колесо. Я понял тогда, что не все так просто. Полукот - какой-то пункт мироздания. Он вторичен относительно его. В конце концов. Он контролируется более высокими силами. И - дело не в этом. Мы победим.
   -Я не сомневаюсь, - произнес Ко.
   Тут его осенило. Масипенсио видел это своими глазами. Кошка же А. в тот момент любопытствовала по поводу лежащего на столе томика "32 дня ожирения" в оригинальном переплете.
   Ко, верно, хотел посмотреть на портрет, чтобы удостовериться, но, не веря до конца своим глазам, он сдержался.
   -Итак, нельзя терять не минуты, - сказал Масипенсио, - я знаю, как вычислить положение Полукота Сверхкота в пространстве. У меня с собой есть программа. Выйдя за пределы системы, определив местоположение Полукота, мы тут же прыгнем в гиперкосмос. Метод проверен. До сих пор мы ни разу не ошибались. Единственно, не удавалось найти ключи к пониманию личности и структуры феномена.
   -Да да, - согласился Ко, - но, я думаю, вы бы могли остановиться, отдохнуть с дороги. В конце концов, несколько часов ничего не изменят.
   -Сейчас изменят, - ответила Кошка А.- Сверхкот в замешательстве. Однако, он так любит собственное лукавство, что не может и часа прожить без того, чтобы создать какое-нибудь новое извращение. На этом его очень легко отловить.
   -Очень надеюсь, - проговорил Ко несколько заворожено.
   -Нельзя терять не минуты.
   -Хорошо, госпожа Усова, - согласился Ко.
   Когда представители покинули кабинет, Ичгебибин Ко бросился к групповому портрету экипажа "Звездного Ихтиандра". Так и есть! Он обомлел и в ужасе сел на пол. Кошка А. Что это? Чудится ли ему? Весь мир сошел с ума, или он один испытывает трудности в отношениях с собственной головой? КошкаА.! Не зря историки игнорировали вопрос ее участия в главной кампании Изолированных Котов в прошлом. Не все тут понятно.
   Ичгебибин включил блок связи и попросил к себе капитана патрульного корабля Фкота.
  
   -Была ли Кошка А.? - спросил Мишель Котуавзье.
   -Я думаю, что - да!
   -И это кто-то доказал?
   -При желании, можно найти достаточное количество "но", - ответил Котэн Де Кот, - "но", как ты сам понимаешь, могут существовать где угодно в любом количестве. Чтобы доказать, что Кошка А. появлялась уже два раза, нужно поверить в то, что она и есть Полукот Сверхкот или Сверхкот Полукот.
   -Хотите сказать, что двух экземпляров Сверхкота не было?
   -Все может быть.
   -Но как тогда быть с приборами измерения аномалии?
   - Кто может дать гарантию, что эти приборы действительно так уж надежны? Разве мы знаем все типы аномалий? Нет, мы вряд ли знаем так уж много. Уж мы с тобой, Мишель, наверняка. Единственное, что может нам помочь, это здравая кошачья логика.
   -Согласен. Логика должна быть правильной и минимальной.
   -А не выпить ли нам коньяку, Мишель? Мы заставляем себя работать до изнеможения. Но что есть работа? Любая работа - лишь средство. Мы с тобой неплохо существуем. Зачем нам лишнее? Все эти интриги. Весь этот космос с его тайнами. А пить вино, это старое, доброе занятие, оно отходит на второй план.
   -Пить - вредно, мур.
   -Нет, пить полезно, мур.
   -Но пьянство - грех.
   -Согласен, мур.
   -Хорошо. Я схожу. Я ненавижу все эти напитки, которые мы можем получить через автоматический домашний магазин.
   -Да. Нет ничего лучше старого доброго коньяка, который сделан из лучших сортов коньячного спирта. По-моему, лучший виноград растет в Кратере Коперника.
   -Я согласен.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 23.
   Лондонч.
  
  
   Скоростной патрульный крейсер мчался в абстрактном гиперпространстве. Киз Фкот сидел в одном из пилотских кресел и играл хвостом. Это его занимало. Всякий раз, когда полосочки его хвоста приближались, ему чудилось, что он бежит по диким лугам, и он - дикий степной кот, большой, злой и опасный. Когти его наточены. Глаз выверен. Хвост определяет направление ветра. Нос передает мозгу месторасположение жертвы.
   - Я на флоте с детства, - в соседнем кресле сам с собой разговаривал старый механик Финтипюс Хич, - было время, у нас, у Изолированных котов считалось признаком не очень хорошего тона задерживаться на флоте слишком долго. Большинство, отдав долг, возвращались к обычной жизни. Все тогда стремились развивать индустрию. Вы, наверное, уже и не помните, насколько популярной была идея строительства Индустриального Кота.
   -Н-да, - мурлыкнул Фкот, - а у меня странные предчувствия.
   - Может быть, мы встретим инопланетян? - спросила госпожа Усова.
   -Это уж вряд ли, - ответил Финтипюс Хич, - коты одиноки во вселенной. Давно летаю. Чего только не видел. Всякие бактериальные там формы жизни, реактивные космические насекомые, плазменные образования. Но - подумайте сами - мы пролетаем за один рывок половину галактики. И ни разу мы не встретили ничего и никого. Только самих себя, дела рук своих, и только.
   - Значит, вы считаете, что инопланетного разума не существует? - спросила Усова.
   -Я не считаю. Я склонен так думать. Этому сопутствует мой большой опыт.
   - Я бы очень хотел обнаружить что-нибудь, - сказал Киз Фкот.- Может быть, это случиться, и я стану первым, кто встретит на своем пути инопланетян.
   -В этом случае мы все станем первыми, - заметил пилот Сих Фитях
   Масипенсио в тот момент спал. Ему снилась огромная площадь, полная народом. На трибуне выступал Бертолетовый Кот.
   -Друзья, - говорил Кот, - теперь мы все вступаем в совершенно новую эпоху развития. Космос открыт для нас. Звезды, их странный свет, но теперь не просто удел мечтателей и фантастов. Теперь мы можем потрогать их рукой.
   Коты и кошки довольно мурчали.
   -Можно вопрос? - прокричал Масипенсио.
   Его голос потонул в общем гаме голосов. Масипенсио прокричал еще раз, и в этот момент его разбудил визг бортовой сирены. Он вскочил, шерсть его поднялась дыбом. Он не мог поверить: тревога на корабле! В каком веке живем! Современные сверхавтоматизированные аппараты никогда не попадают в положение, чтобы стоило включать сирену. Всегда все известно заранее. Каждый шаг, каждая минута, каждая секунда. Обычно тревога сообщается прямо в ухо специальным сигнализирующим комаром, который всегда ожидает подобной команды, сидя на потолке каюты.
   Масипенсио бросился к капсуле с легким скафандром, открыл клапан, и тут корабль тряхнуло. Масипенсио полетел на потолок: все перевернулось. Скафандр раскрылся сам собой, надулся и полетел. Вскоре он исчез в дверном проеме.
   -Что случилось? - крикнул он в микрофон, который был нарисован на его с помощью специального нановещества.
   -Кто это кричит? - раздался в ответ окрик пилота.
   -А кто это спрашивает? - спросил Масипенсио.
   - Мы выскочили из гиперкосмоса прямо перед атмосферой планеты! Сейчас мы грохнемся!
   - Вас что, не учили летать? - разозлился Масипенсио.
   -Очевидно, вирус!
   -Что?
   Не успел он сказать что-нибудь еще, как корабль тряхнуло, потом - еще раз, но уже гораздо сильнее. Раскрылись все шкафы. Вещи и приборы полетели в разные стороны. По корпусу прошелся ужасающий скрежет. Масипенсио заткнул уши, вылетел в дверной проем, и его поймал робот-амортизатор, специально созданный для подобных ситуаций. От головы до хвоста его обволокло пористой массой.
   Еще несколько раз его перевернуло. Наконец, все остановилось. Стих общий грохот. Оставались слышны лишь удары каких-то упавших предметов о пол (или о потолок). Масипенсио выбрался из объятий подушки безопасности, отключил функции робота, воспользовавшись собственным пультом, который позволял подключаться ко всем системам корабля. Засунув пульт в чехол, Масипенсио двинулся к кабине управления, встречаю по пути следы разрушений.
   В кабине все было в порядке. Лишь болтался, зацепившись за какой-то высунувшийся из потолка крюк, амортизирующий кокон с Финтипюсом Хичем.
   -Прилетели, - сказала Кошка А., она же - госпожа Усова.
   В окне виднелось длинная, полная пара и дыма, борозда, которую пропахал крейсер. Повсюду в этой борозде валялись высыпавшиеся из двигателя запчасти. Роботы-ремонтики уже распаковались и носились по борозде, сверкая фонариками, крутя усами, щелкая клешнями.
   -Невероятно, - сказал Киз Фкот, - такого со мной еще не бывало.
   -Завороток кишок гиперкосмоса, - прокомментировала Кошка А.
   Откуда-то с крыши в борозду спрыгнул совершенно многорукий кальмар. На спине его дышал жаром котел с расплавленной массой. Опустив свои руки в жерло, он плеснул раскаленной массой с обратной стороны окна. Окно зашипело, и тут же все пропало. Одна из рук раскрылась вентилятором, который принялся дуть на сверхпрочный полимер окна.
   -Судя по-всему, здесь есть атмосфера, - пробормотал Масипенсио.
   -Отличная атмосфера, - сказала высунувшаяся из кокона голова Финтипюса Хича, - вместо пульта я пользуюсь контактными линзами. Атмосфера - кислород и азот. Вполне кошачья, родная. Роботы разведчики уже в воздухе.
  
   - Мы взяли с собой вино?
   -А разве ты не взял? - спросила она.
   -Я думал, что ты взяла.
   -А я думал, что ты.
   -Эх, друг мой, Масипенсио!
   -Ты правда считаешь меня своим другом?
   -А ты разве нет?
   -Я? Я - да.
   -И я - да. Думаешь, если я - иная кошка, то не могу иметь обычных кошачьих чувств.
   -Ну да.
   Вскоре роботы-разведчики составили подробный доклад. Планета находится в неопознанной звездной системе. Диаметр 3500 километров. Плотность атмосферы - три лунных атмосферы. Планета густо населена. Обнаружена техногенная цивилизация класса А. Тип существ неопознан.
   -Вот оно! - воскликнул Финтипюс Хич.- Свершилось! Если роботы не опознали тип существа, значит, это точно - не коты! Мы первые, кто встретился с иным разумом.
   -До того момента, пока мы не определим уровень технического развития цивилизации, покидать корабль запрещено.- сказал Фкот уверенно.- Пока же
   крейсер будет находиться под мощным прикрытием силовых полей и сторожевых роботов.
   -Я не согласна, - сказала Кошка А. - Наша цель - не изучение иных форм разума, а поиски Сверхкота Полукота. Если не брать в расчет последнего, то, согласно любому кодексу, мы должны оставить на орбите планеты скрытый зонд и немедленно покинуть эту систему, затем доложить о нахождении цивилизации в специальную комиссию. Однако, если брать в расчет исключительные обстоятельства, то факт существования иного разума - это дело второе.
   -Сверхкот Полукот может перевоплощаться, - сказал Масипенсио.- И иной разум я уже видел. Пусть он и был моновского формата, но я его все же видел. Так что не стоит думать, что это - самый первый случай. Полагаю, Сверхкот умеет распадаться на миллион составляющих. При желании, он может создать иной разум из себя самого.
   -Так быстро? - спросила Хина Унць.
   -Он мог остановить время, сотворить что-нибудь, а потом догнать вселенную по времени с помощью ускорения.
   -Да, это он умеет, - подтвердила Кошка А.
   -Тем не менее, мы не можем покидать корабль прямо сейчас, - произнес Киз Фкот.
   -И тем не менее, мы сделаем это прямо сейчас, - сказал Кошка А. , - мы должны действовать мгновенно. Если Полукот здесь, мы не должны терять ни минуты. С помощью роботов мы его не обнаружим.
   -Не обнаружим? - удивился Фкот.
   -Никогда! Сверхкот ищется только по чутью. Мы с Масипенсио отправимся на разведку, а экипаж останется здесь.
   -Самая странная из идей, которую я когда-либо встречал, - возмутился Фкот, - вы думаете, я позволю вам просто так высадиться на неизвестной планете?
   -У вас есть прозрачные роботы? - спросил Масипенсио.
   -Есть, но не так много, чтобы контролировать каждый ваш шаг! Тем более, мы пока еще не создали всех необходимых сведений о планете.
   -Уже собрали! - ответила Кошка А. резко.- Мы идем! Выпускайте роботов!
   Выйдя на поверхность, Масипенсио сделал большой глубокий вдох. В глазах его отразились голубые небеса неизвестной планеты. Облака плыли по ним большие, ленивые, никуда не спешащие. Сквозь туманную синеву светил глаз яркого местного солнца. Кошка А. села за руль автомобиля-трансформера и нажала на кнопку.
   -Куда едем? - спросил автомобиль.
   -Вон туда?
   -Уточните вопрос.
   -Куда я покажу пальцем.
   Автомобиль двинулся по лугу, набрал скорость, вобрал в себя колеса и летел низко над землей, пока не достиг сухой полевой дороги. Там он полетел низко над дорогой.
   -Видишь вон ту штуку, - проговорил Масипенсио, - по-моему, это - древний трактор. Я видел такие на картинке. Пятьсот лет назад с помощью таких машин обрабатывали поля.
   -Ты уверен? - спросила Кошка А. - По-моему, здесь отчетливо пахнет.... Табаком и... жестикуляцией.
   -Жестикуляцией?
   -Именно так.
   Неожиданно машина выскочила на шоссе и резко остановилась. Прямо над головами с легким шумом проскочил почти невидимый прозрачный робот. Метров через двадцать он остановился, как вкопанный.
   -Едем по шоссе, - указала Кошка А. компьютеру.
   Машина развернулась и понеслась над шоссе. Встречный автомобиль появился столь неожиданно, что никто не сумел вовремя среагировать, и было странным. Что этого не сделали ни автомат машины, ни прозрачные роботы. Это была огромная закопченная паровая машина, вся пыхтящая, покрытая облаками пара, изрыгающая неровную струю черного дыма.
   -Эй, что это? - послышался голос Киз Фкота
   -Щас посмотрим! - воскликнул Масипенсио.- Машина, выпусти колеса и дай задний ход!
   Машина резко тормознула, поехала назад и тут же настигла паровой автомобиль.
   Круглый корпус его заканчивался угловатой сварной кабиной без дверей. За рулем сидел огромный зубастый волк в кожаной куртке. В зубах этих дымилась большая сигара. На голове была черная кожаная кепка с кокардой.
   На глазах - большие очки а-ля 60-е годы в США.
   -Манать! - воскликнул волк, увидев Масипенсио и Кошку А.
   -Волк! - не удержался Масипенсио.- Разумный волк!
   -Разумей сам разумеючи, - ответил волк, выпустив облако табачного дыма, - разум заразум, коты едут на автомобиле! Вот дела! Куда едете, коты?
   -На этой планете живут коты? - спросила Кошка А.
   -В первый раз вижу! - воскликнул волк.- Или во второй! Или в третий! Или в четвертый. Или - в пятый. Или - в шестой. А если в седьмой, то я - не прав. А если в восьмой, то не курить мне эту сигарету. А если в девятый, то сами вы волки, а я - кот из зоопарка.
   -Как тебя зовут? - спросил Масипенсио первое, что пришло в голову.
   -Зовут меня Волчарус Икарус! - отрапортовал волк.- Еду я в Кислоид. Где ждет меня друг Курц. Я ему везу сальники на двигатель, так как у него 100 литровый двигатель протекает. А еду я из города Лондонча, это все знают. Тут волк автомобиль с Волчарусом Икарусом увеличил скорость и ушел вперед. Масипенсио нажал на тормоз и вопросительно посмотрел на Кошку А.
   -Хочешь знать, что это было? - спросила Кошка А.
   Масипенсио не сумел ничего сказать.
   -Я об этом слышала, - проговорила Кошка А.- У меня был генератор случайных чисел. С помощью этой генерации он искал в пространстве отдаленные миры. Это давно было. Так вот, однажды он сообщил о существовании империи Гнутых Волков.
   -Гнутых Волков?
   -Да! Я уверена, что это именно то самое место! Едем. Машина, вперед!
   Машина понеслась вперед, и скоро на горизонте появились очертания многоэтажного города, затянутого густым облаком смога. По дороге то и дело стали попадаться коптящие паровые монстры, за рулем которых сидели зубастые гнутые волки. Среди автомобилей были грузовики, тянущие прицепы со скоростью, едва превышающие скорость повозки, паровые гиганты, которые могли бы представлять разряд "легковых", а также автобусы, полные волков. Дорожные знаки, представлявшие ограничители скорости, показывали ограничения от 10 до 40, что явно говорило о том, что паровые машины вполне могут ездить быстрее 40 километров в час, что уже само по себе - достижение.
   Встретившийся большой указатель гласил:
   "Лондонч: 7км "
   - Отлично, - сказала Кошка А. - Я так и думала.
   -Что? - не понял Масипенсио.
   -Город абстрактных слов. Он мне снился.
  
   -Так бывает, что то, что тебе вряд ли суждено увидеть, приходит тебе во сне, - сказал Де Кот, - сны - проводники разума.
   -Но скажите, могло ли это быть правдой?
   -Не знаю, мой друг. Я не думаю, что, предоставляя мне материалы, Ичгебибин Ко имел целью со мной поиграть. Какой в этом смысл?
  
  
  
  
  
  
   Глава 24.
   Гнутые волки.
  
   -Нам нужно оставить машину, - сказал Масипенсио, - это - слишком заметно. Поднимем ее в воздух, она нас будет сопровождать. В случае чего сядет, в случае чего она может прикрыть нас с воздуха.
   - Я бы советовал вам вернуться, - проговорил в динамиках голос Киза Фкота.
   -Ничего опасного, - ответила Кошка А.- Обычнейшая ситуация.
   Машина была запущена в воздух. Там, уменьшив свои размеры, она превратилась в еле заметное облачко.
   Трасса ближе к краю Лондонча была полна. Но вскоре оказалось, что это - лишь второстепенная дорога. На главной дороге стоял ужасный грохот и лязг, а небо над ней темнело от дыма паровых агрегатов. Автомобили двигались плотным строем в несколько рядов. На обочине то тут, то там стояли сломавшиеся закопченные приборы - около них суетились зубастые водители.
   Лондонч был уже рядом. Высокий каменный лес, залитый смесью солнца и дыма, напоминал собой странную картинку, каких всегда полно на сайтах 3D графики. Цвет, величественность, ужасающие контуры, и - бесконечный пафос во всем.
   - Выйдем на трассу и проголосуем, - сказала Кошка А.
   -Не лучшая идея! - крикнул из динамика Киз Фкот.
   -Лучшая, - не согласилась Кошка А.
   Они вышли на главную дорогу, и им повезло. Почти сразу же рядом с ними тормознул громадный грузовой агрегат. Полукруглый капот имел в высоту метра два с половиной. По бокам торчали две трубы, откуда валил дым. Вслед за небольшой кабиной был кузов, полный угля. За кузовом тянулся не менее длинный прицеп.
   Из кабины высунулся зубастый коротко стриженный волчаро в черных очках. Он был затянут в блестящий кожаный комбинезон.
   -Коты! - воскликнул он.- Я зубею!
   -Подвезешь? - спросила Кошка А.
   -Куды, гэ гэ гэ, надо? - засмеялся волк.
   -В центр, - нашелся Масипенсио.
   -Центра, они всегда центра, - ответил волк и закурил трубку, - не во всех центрах центрово.
   -Поедем в центровые центра, - сказала Кошка А.
   -Гы! - хохотнул волк.- Центрово! Я зубею! Манать! Поехали, коты!
   Они влезли в узкую кабину по лестнице. Волк-водитель открутил большой вентиль. Послышалось шипение. Он открутил второй вентиль - машина затряслась. Тогда он выжал сцепление, взял в тощие лапы кувалду и вбил рукоятку коробки передач на первую скорость.
   -Машина мечты не всегда мечта, - прокомментировал он, - курение - не дорога в неизвестность. Курите? У меня имеется дедовский табак?
   -Спасибо, - сказал Масипенсио и принял из лап волка горстку табаку и папиросную бумагу.
   Машина тронулась. Масипенсио закурил и закашлялся.
   -То- то же, котейка, - проговорил волк наставительно, - это - дедовский табак! Не всякому дано. Я и сам не сразу проел его. Эх. Эх, мои зубы! Табак табачище, табачнейший из самосадов.
   -Вас не удивляет, что вы встретили котов? - спросила Кошка А.
   -А? - не понял волк.
   -Вас не удивляет, что вы встретили котов?
   -А.... Да. Я вообще озубел, когда вас увидел. Наш город - не перекресток миров, чтобы по нему вот так запросто бродили все, кто угодно. И правда, коты, откуда вас хвосты принесли? В детстве, увлекаясь читкой, я знал, что коты ходят по лесам. И вот - вы здесь! Ура! Мои зубы прославлены! Вы курите со мной. О! О! - было видно, что его осенила какая-та безумная идея.- Я извиняюсь. Меня зовут Борщевский, и я живу один, потому что ненастным вечером она ушла, оставив лишь заколки от хвоста и золотой назубник, и то - случайно! Она бы забрала его! Все женщины меркантильны! Я спрятал назубник и курил. Курил, десять дней курил, пока табак не стал расти у меня из ушей! А что? Не хотите ли заехать ко мне в гости? Мне так одиноко! Я только и делаю, что курю! О, и что это я! Я зубею! Я зубею! Я же встретил котов!
   -Мы и не в обиде, - сказал Масипенсио, - я вижу, вы - хороший кот. То есть, волк. И мы охотно принимаем ваше предложение.
   -Правда? - обрадовался Борщевский.- Я так и знал. Я так и знал, что сегодня случиться что-нибудь замечательное!
   -Что там происходит? - послышался в динамике голос Киза Фкота.
   -Радио! - воскликнул Борщевский.
   -У вас есть радио? - спросил Масипенсио.
   -У вас есть радио, - ответил волк утвердительно.
   -А у вас есть радио? - спросил Масипенсио вновь.
   -Радио - мечта хвостейших, - ответил Борщевский.
   Въехали в Лондонч. Улицы были полны волками самой разной масти - большими, маленькими, средними. Велосипедные дорожки томились движением - велосипеды были простые, классические, спортивные, двух, трехместные, тандемы, встречались и настоящие велопоезда, на которых сидело более двадцати волков.
   -Веловолки, - прокомментировал Борщевский, - это - если вы не знаете.
   -Мы не знаем, - проговорил Масипенсио.
   -Они - отдельная раса, им чужд бензин. Я тоже не езжу на бензине. Бензин - шаг в новый век. Мне будет жаль расстаться с углем и дровами. В деревне у деда Борщевского так много угля и дров. Старый паровой мотоцикл. Нелетавший паровой самолет. Но он и сейчас пилот. Он всегда был пилотом. В детстве он сконструировал крылья и хотел полететь, но счастье его не сопроводило. Я зубею, как он упал! Он поломал себе ребра. Тогда еще не было самолетов. Он мог быть первым.
   Подъехали к перекрестку и встряли в пробку. Причиной пробки был большой автобус. По всей видимости - не паровой. А бензиновый. У него заглох двигатель - водитель крутил ручку, чтобы завести его.
   - Новая техника не всегда, - сказал Борщевский крайне лаконичную фразу.
   Автобус завелся и уехал в узкий переулок. Паровые гиганты медленно двинулись. На фоне этого столпотворения движение веловолков казалось куда более энергичным. Порой, и пешеходы двигались быстрее. Покинув перекресток, Борщевский увеличил скорость, перестроился в крайний левый край и стал мало по - малу обгонять велосипедистов.
   -Зевающие, - сказал Борщевский и закури папиросу.
   Лондонч был контрастен. Одни улицы светились блеском. На домах висела реклама. На балконах раскидывались сады. Магазины и офисы представали представителям иного мира во всем своем блеске. Но пару улиц от шикарных районов картина была совсем иной. Дома здесь были сплошь обшарпанные, то и дело попадались нищие.
   -Улица Хвостомищева, - прокомментировал Борщевский.
   -Послушай, у вас где-нибудь еще живут коты? - спросил Масипенсио.
   -Точно не знаю, - ответил волк,- раньше коты жили на окнах. Но теперь это не есть хорошо. Коты живут в южном полушарии, но это не доказано. Хотя иногда коты приезжают на гастроли.
   -На гастроли? - загорелся Масипенсио.
   -Да, но я точно не знаю. Быть может, мне это кажется. Но! Я же не спросил, как вас зовут?
   -Кошка А.- представилась Кошка А.
   -Масипенсио, - сказал Масипенсио.
   -Очень хорошо! Я зубею! Благородные имена! Я всегда знал, что коты носят строгие и правильные фамилии.
   Борщевский жил на двенадцатом этаже здания, наружные стены которого были покрыты копотью паровых машин. С одной стороны пролегала насыщенная движением трасса. С другой стороны - тихий парк с озерцом. Пронаблюдав плавающих уток, Масипенсио поразмыслил над тем, как бы этих уток расспросить. Он до точности знал, что неразумных существ не бывает. Нужно только впасть на некоторое время в медитацию, переключить разум на нужную волну, выкинуть из себя привычный разум и начать беседу.
   -Мой квартир, - сказал Борщевский, - здесь я живу и курю.
   -Ах, - произнесла Кошка А., - какие миленькие апартаменты!
   -Мой квартьер слышит лишь тишину, - ответил Борщевский, - но теперь есть вы! Коты!
   Я всегда знал, что звезды нас ждут. Но меня они бы не дождались! Я зубею! Это правда! Звезды приходят к нам!
   -Вы, очевидно, поэт, - предположил Масипенсио.
   Борщевский замялся:
   -Я так, от грусти. У меня есть вино! Давайте пить и курить!
   -Волки пьют вино? - спросил Масипенсио.
   -Волки склонны не не пить, - ответил Борщевский, - водители всегда не не пьют и не не курят. Все водители произошли от сапожников. А сейчас сапожники уже не те. Они и ругаться не умеют. Настоящие сапожники - это мы, потомки сапожников.
   В квартире Борщевского было несколько комнат. Центральная комната совмещала в себе гостиную, библиотеку, бар, склад грампластинок ( помимо пластинок на полках таковые еще и в ящиках хранились). На окнах росли остроиглые кактусы. Сидевший в клетке попугай вяло молчал, иногда поклевывая сухой корм. Взгляд его ничего не выражал.
   На стенах висели: корабельные рули, автомобильные рули, часы, фотографии модных волчиц, макеты старинных пистолетов.
   Борщевский принес огромную бутыль вина, литров, наверное, на пять. В качестве закуски выступала сухая колбаса, хлеб и кетчуп.
   - Я не очень ем, - проговорил он.
   -И мы не очень едим, - ответил Масипенсио.
   -А что едят коты?
   - У нас, в основном, корабельный рацион, - ответила Кошка А.
   -Мыши?
   -Нет, мыши - это редкий деликатес. На корабле их хранить негде. Мы питаемся синтезированными продуктами.
   -Космос! - воскликнул Борщевский. - А я - здесь! Выпьем, друзья!
   Он разлил вино по бокалам, и все выпили.
   - Все волки хотят лететь, - сказал он, - вопрос только в том, как скоро мы полетим. У нас много машин! Зато Веловолки.... Не... Они - не те! Зевающие! Они не полетят! Не! Им оно не надо! Веловолки умеют таиться. Затаиваться. Они с тобой тихо так поговорят, будто чего-то, опасаясь, а за глаза что угодно скажут. Они не пьют. Они - спортсмены! Не! Спорт мы любим! Хоккей! У вас есть хоккей?
   -На Земле играют в хоккей, - ответила Кошка А., - но он популярен только в Канаде. У нас - только настольный хоккей!
   -Вы что! Хоккей - космос! - воскликнул Борщевский.- Выпьем! Хоккей! Вы слышали, что пел о хоккее ансамбль "Шайба"?
  
  
   Если тебе космос родней,
   Играй в хоккей!
   Если твоя судьба веселей,
   Играй в хоккей!
  
   Давайте слушать музыку!
   Борщевский взволнованно встал. Завел патефон. Стал демонстрировать самые разные образцы музыки волчьей цивилизации. Музыки было много, и вся она была весьма специфична.
   - А вы видели звезды вблизи? - спросил Борщевский.
   -Да, - ответил Масипенсио, - очень близко. Иногда мы пролетаем сквозь звезды.
   -Сквозь звезды? Жарко, небось?
   -Нет.
   -Вентиляторы включаете?
   -Нет, кондиционеры.
   -А. У нас тоже есть кондиционеры. Только у меня - нет. Моя квартира выходит на северную сторону. И вообще, я люблю север. Утром я смотрю в окно. Там, на севере, играют лучшие хоккейные лиги. Там такой хоккей! Вы бы видели! Зрители заполняют трибуны! Не протолкнуться! Ни одного свободного места! Сидят на головах. А на головах тех, которые сидят на головах, тоже сидят. Стоит лютый мороз, и зрители подогревают себя синим спиртом!
   -Что такое синий спирт? - спросил Масипенсио.
   - О! Вы не пробовали синий спирт?
   -Нет, - растерялся Масипенсио.
   -Сейчас принесу.
   -Будем смешивать? - спросила Кошка А. решительно.
   -Я не заставляю, - Борщевский замялся, - можно лишь попробовать.
   -Пить - так пить, - заключил Масипенсио, - неси.
   Синий спирт был действительно совершенно синим. Он напоминал свет глубин искусственного моря. Запах был ядреным, но - отнюдь не самогонным.
   -Синий спирт - не чисто символ, - вновь лаконично выразился Борщевский, - давайте покурим.
   -А вы прямо здесь курите? - спросила Кошка А.
   -Да. На балкон мне лень выходить. Прокуренное помещение всегда создает поэтические чувства. Вот. Это - дедовский табак. Можно курить одну трубку на всех. По кругу.
   -Трубка мира! - обрадовалась Кошка А.
   -А коты курят?
   -Курят. Коты - очень даже курящая раса. Хотя, в последнее время, это не очень модно.
   -Напрасно. Курить - значит жить.
   -Я тоже так думаю.
   - Я знал, - Борщевский выдохнул из себя романтический возглас, - да, вселенная - она огромна. Бесконечна. Я чувствовал, что так будет. Давайте выпьем за это.
  
   Утром Масипенсио проснулся раньше всех. Из комнаты Борщевского слышался уверенный волчий храп. Тени сновидений метались как сумасшедшие. Вдобавок к этому шипела грампластинка. Игла съехала к самому краю и трещала по краю бумажного круга. Масипенсио выключил патефон и вышел в коридор. Вызвал лифт. Лифт раскачивался, будто корабль в шторм. Спустившись, он вышел озерцу, где встретил рыбаков в рыбацких куртках и забродах.
   -Ба! - воскликнули они хором.- Кот Муркот Полосатокот!
   -Откуда? - удивился Масипенсио.- Откуда вы это знаете?
   -Мы читаем книжечку, - ответил один из волков.
   -Какую еще книжечку? - не понял Масипенсио.
   -Котов не существует в природе, - заметил волк-юноша, - а раз я вижу кота, значит это - волшебство.
   -Мы вчера прилетели, - ответил Масипенсио, - в этом и все волшебство.
   -Вы - с другой планеты? - воскликнул юноша.- Браво! Я так и знал! Я надеялся! Не зря мы получали сигналы! Свершилось! Свершилось. Они прилетели! Господа! Я пойду, соберу народ! Это открытие!
   -Вы не первый, - сказал Масипенсио.
   Он сосредоточился, смотря на уток. Вошел умом в их ритм. Поймал воображаемую рыбку. Прокричал мысленно по утиному. Взлетел, увидел небо и приземлился. Планета представилась ему маленькой песчинкой в бесконечном синем космосе. Пыль этого космоса прошептала. Он ее понюхал. Взмахнул крыльями и вновь очутился на пруду. Полукот. Нет, нет здесь Полукота. Быть его здесь не может. Он не имеет никакого влияния на некошачьи миры. Попав сюда, он был бы таким же, как и они. Пришельцем.
   Оторвавшись от иных ощущений, Масипенсио увидел вокруг себя толпу. Только тогда он заметил, что форма совершенно всех волков мягко говоря странна. Во-первых, говоря откровенно, волк сам по себе - существо не прямоходящее. Но, выпрямившись, волки не стали ровнее. Спины их выгнулись колесом, отчего возникало ощущение всеобщей сутулости.
   - Милости просим! - торжественно произнесла дама в большой шляпе.
   -Спасибо, - ответил Масипенсио.
   Подняв голову кверху, он увидел парящее в вышине голубоватое облачко. Машина.
   В толпе уже было полным полно приветственных плакатов типа "Привет жителям иных миров", "Космос - не за горами", "Коты - наши друзья", "Они существуют". Масипенсио сам не заметил, как оказался на трибуне.
   -Что там такое? - послышался в ухе голос Киза Фкота.
   - Нас встречают, - ответил Масипенсио, - пока что - с цветами и оркестром.
   -А где госпожа Усова?
   -Она еще спит.
   -Я высылаю к вам в помощь два летательных аппарата.
   -Как скажешь.
   Поднесли микрофон. Масипенсио осмотрел зубастую толпу и проговорил:
   -Я вас приветствую.
   Раздались дружные аплодисменты. Выстрелили петарды. Заиграл оркестр. Но со следующими словами все смолкло.
   -Мы прилетели вчера, - сказал Масипенсио, - наш корабль, он, он - на орбите. Мы сели с помощью телепортации. Мы - звездные коты. Живем и путешествуем. Наша родина - космос. На самом деле я даже не знаю, как далеко мы залетели. Пока что мы еще не встречали другой разум. И вот - чудо! Волки! Это удивительно! Это хорошо!
   Толпа взорвалась аплодисментами. Масипенсио поднял глаза и увидел в окне Кошку А.
   -Вот черт, - сказал он в руку, в то место, где специальной краской был нанесен микрофон.
   -Главное - держи себя в руках, - ответила Кошка А.
   -Я знаю.
   - Прибыв на эту планету, мы тут же попали под действие теплого приема! - сказал Масипенсио.- То есть, я хотел сказать, что все нормально во взаимоотношениях.
   -Как далеко вы живете? - раздался вопрос из толпы.
   -На какой звезде?
   -На чем работает ваш корабль?
   -У вас есть паровые машины?
   -Вы любите хоккей?
   -Хоккей? - спросил Масипенсио. - Я что-то слышал про хоккей. Это какая-та очень старая игра!
   -Хоккей - это супер! - был выкрик из толпы.
   -А у вас есть волки?
   -А живут у вас на планете гуси?
   -А что вы знаете о неразумном псе Хо?
   - Ваш корабль летает на бензине?
   Масипенсио еще раз посмотрел на окно, где виднелась озадаченная физиономия Кошки А, и принялся рассказывать:
   - Мы - представители далекой цивилизации. Мы прибыли сюда в поисках новых форм жизни. До этого мы думали, что мы одиноки во вселенной. К этой мысли нас привели долгие века космических полетов. Мы облетели пол галактики, но не встретили ни одной разумной формы жизни. Мы также больше нигде не встретили котов. Потому, решив, что кроме нас, звездных котов, во вселенной никого нет, мы замкнулись сами на себе. Цель нашей цивилизации озвучена лозунгом Великого У: Живите, торгуйте, ищите. И вот мы искали. И вот - нашли!
   Волки захлопали в ладоши и засвистели. Выстрелили петарды. Заиграл оркестр.
   -У вас правда нет хоккея? - спросили из толпы.
   -Настольный хоккей, - ответил Масипенсио.
   -Настольный хоккей - это суррогат! Настоящий хоккей - игра мужественных волков!
   -Эй, я болею за Динамо (Волкоярск)!
   -Кто болеет за Динамо, тот - дурак!
   -Эй, сам ты дурак!
   -Эй, тише, вы чо?
   -Скажите, а у вас есть радио?
   -У нас есть радио! - торжественно ответил Масипенсио.- И у вас тоже будет радио!
   Раздался одобрительный гул. В воздух поднялась сигнальная ракета. За ней другая. Следом - целый салют. В толпе появились ящики с шампанским. Волки стали разливать шампанское по бокалам и поздравлять друг друга с обретением радио. Масипенсио стоял в нерешительности.
   -Тебе надо бы из этой толпы как-то выбираться, - сообщила ему Кошка А.
   -Как? - спросил он.
   - Не знаю.
   -Спроси у Борщевского. Может, он что-нибудь подскажет?
   Поздравление переросло в массовое распитие спиртных напитков. К Масипенсио приблизилась группа роскошно одетых сутулых волков. Среди них был пожилой волк в строгом пиджаке, шляпе и пенсне, с тросточкой.
   - Простите, что вмешиваюсь, - проговорил он, снимая шляпу, - меня зовут Горский. Я - известный художник и поэт.
   - Душевно рад, - улыбнулся Масипенсио и поклонился, - Масипенсио. Пилот.
   -Ах, вы пилот! - растрогался Горский.- У нас тоже есть пилоты. Они летают на больших неуклюжих аэропланах! Вы знаете, еще писатель-фантаст Петровский предсказывал эру полетов. Скажите, а где находится ваш корабль? Или вы передвигаетесь прямо так вот, по воздуху.
   - Наш корабль плывет по орбите, - отвечал Масипенсио, - вниз мы спускаемся по лучу. Хотя - когда как. Иногда мы предпочитаем передвигаться на специальных машинах.
   -Скажите, уважаемый Масипенсио, а нам далеко до этого? - спросил Горский.
   -До чего? - не понял Масипенсио.
   - До полетов. Таких же, как у вас.
   -Мы летаем уже много веков, - ответил Масипенсио, - сначала коты жили на одной маленькой планете. Когда они научились строить космические корабли, их главной задачей было добраться до ближайшей планеты, чтобы перенести ростки кошачьего быта куда-нибудь еще. Первые попытки добраться до звезд оканчивались неудачами. Все дело в том, что космос - чрезвычайно зловредная среда. За пределами Солнечной Системы пилотируемые корабли стали сталкиваться с невероятными опасностями, связанными с всякими энергетическими аномалиями. Все эти проблемы разрешил Бертолетовый кот. Прошло уже много веков, но коты помнят его.
   - Ты там речь читаешь? - послышался в ухе Масипенсио голос Киза Фкота.- Н-да. Мы наблюдаем за вами со спутника. Хороша пресс-конференция. Будьте осторожны. Мы не дома.
   - Как вам прилетали представители иных миров? - спросил Горский.
   -Нет. Никогда.
   -Жизнь так редко во вселенной?
   -Жизнь - нет. Разум - да. Разум - это огромное достояние живых существ. Его нужно беречь.
   -Да. Высокие цивилизации понимают это. Клинский в своей монографии "На Луну - на воздушном шаре" отмечал, что земным жителям не дано понимание неба. Чтобы понять всю синь космоса, волк должен взлететь. Мы пытаемся летать, но наши машины пока еще мало напоминают настоящие воздушные корабли, какие описывали в своих трудах Дефицитов и Волчатикус. Но еще нам заре цивилизации, в Древнем Рамме, философы уже говорили о том, что в будущем волчья цивилизация будет отмечена бумов воздушных кораблей. После того, как летать высоко над землей станет нормой, волки уйдут в более далекую синь. Там их будут ждать планеты! И там начнутся настоящие трудности! У вас есть синематограф?
   -Есть, - ответил Масипенсио.
   - Многие мечты волков уже воплощены там! В этом году рекорд посещаемости был поставлен картиной "Пушка-Торпеда". Вам стоит посмотреть эту ленту. В главных ролях - Вулф Норд и Джек Тейл. С помощью так называемой "пушки-торпеды" главные герои отправляются на далекие планеты, где встречают множество разнообразных существ. Сначала все идет хорошо. Экипаж корабля обнаруживает цивилизацию волкоидов, которые очень отстают от волков технически, но морально они выше. Я бы сказал, они больше ценят дух, чем логический разум. Но потом обнаруживается, что волкоиды находятся под угрозой. Их желает поработить технотронная цивилизация волконоидов, существ алчных и расчетливых. Отважным волкам приходится вступать в борьбу, чтобы отстоять свободу гуманных инопланетян.
   -Мы обязательно посетим синематограф, - ответил Масипенсио.
   -А много вас прилетело? - осведомился седой волк, подошедший с компанией вместе с Горским.
   -У нас - небольшой экипаж, - ответил Масипенсио, - мы ищем космическое зло. Но это - кошачье зло. Быть может, это - воплощение нашей темной части. Наш корабль оснащен системой самосинтезирующихся роботов, которые заменяют нам большой экипаж.
   -Осторожней, - сказал Киз Фкот, - если ты скажешь, что нас слишком много, они могут испугаться.
   -Стараюсь, - ответил Масипенсио.
   -Вы разговариваете по радио? - обрадовался Горский.
   -Да. Мы постоянно поддерживаем связь. Наш командир хочет побольше узнать о волчьей фантастике. Я бы очень хотел посетить библиотеки и музеи, чтобы ближе познакомиться с образцами волчьей культуры. Также нас ужасно волнует хоккей.
   -Мы можем это организовать.
   Масипенсио посмотрел на окно квартиры Борщевского. Борщевский виднелся с трубкой, которая дымила, как паровоз. Кошка А. замечалась в окне соседней комнаты.
   - К тебе какая-та официальная делегация движется, - сообщила она.
   И правда, вскоре появилась группа совершенно официальных волков. Толпа пред ними расступилась. Следом двигались черные лакированные автомобили.
   -Здравствуйте, - поздоровался с Масипенсио огромный волчаро с золотыми зубами, - мы - официальные представители концерна "Семечки". Господин Семечкин, наш хозяин, узнав о вашем прибытии, поспешил послать нас. Он страшно волновался, так как привык быть во всем первым. Видите ли, господин Семечкин - большой романтик. Он чувствовал, что это случится. Он как бы был уже наготове. Потому мы приехали так быстро. Господин Семечкин извиняется, что не смог встретить вас лично в месте высадки. Он приглашает вас на торжественный обед.
   - Конечно, - Масипенсио улыбнулся, взмахнув хвостом, - нужно забрать моего напарника. Вы сопроводите меня?
   -Обязательно, - улыбнулся золотозубый.
   -Не волнуйся, - сообщила Кошка А., - весь район просматривается с орбиты. Каждый сантиметр находится под прицелом роботов.
   -Ага, - ответил Масипенсио.
  
   Утром следующего дня Котэн Де Кот отправился на Марс, где навестил станцию обслуживания нового спутника "Кк-12", на котором находился так называемый удильщик рассеянной информации. Новая машина уже пришлась по вкусу службам времени и расшифровки. Теперь ощутить на себе преимущества новых систем мог и популярный режиссер, телеведущий, журналист, а ныне, в какой-то мере, и агент. Последнее, впрочем, Де Кота ни радовало, ни разочаровывало. За свою не самую короткую и не самую безуспешную карьеру он успел повидать многое. Все, что его вдохновляло, находилось в нем самом, и он давно уже был убежден, что неоткрытые участки галактики следует находить прежде всего в душе кошачьей, а уж потом искать их где-то еще.
   Мишель Котуавзье находился рядом. На тот день у него стоял выбор между свиданием с любимой кошечкой и визитов закрытой станции. Мишель долго думал и предложил кошечке поехать с ним. Та согласилась. Звали даму Кисой.
   -Ах! - восклицала Киса.- Это тот самый экран! Хотите сказать, что сейчас мы видим прошлое?
   -Это - собирательная картинка, - ответил Фидель Котовский, черный кот, ученый.
   -А что это значит, мур?
   -Это значит, Что- то, что видите, ни правда, ни неправда. Это - нечто общее. Я не говорю, что здесь вообще нельзя различить контуры конкретных предметов, отражения полей, цветы судеб. В некоторых случаях мы видим весьма конкретные результаты. Так, эпизоды войны со Стеклокотом, которая происходила всего-то шесть лет назад, но вызвала ощущения некой тайны, воспроизводится очень отчетливо, и это несмотря на то, что ближайшее прошлое вообще очень плохо читается. Тем не менее, данный участок информационного поля странно открыт.
   -Значит, мы можем узнать и конкретные вещи о ком-либо? - спросила Киса.
   -Я не могу это утверждать. Конкретика - не самая простая. С большей уверенностью я могу говорить о судьбах звезд. Здесь - все более или менее понятно. На самом деле, эти машины первоначально и были разработаны для этого.
   -Да. Подспорье для астрономов, - согласился Де Кот.
  
  
  
  
  
  
   Глава 25.
   Господин Семечкин.
  
   Спустя два часа Масипенсио, Кошка А. и Борщевский были на приеме у мультимиллионера Семечкина, толстого пожилого волка. Роскошные апартаменты Семечкина находились в Заядловске, центральном районе Лондонча. Весь Заядловск напоминал один большой роскошный парк. Кругом были фонтаны и статуи. В доме было полным полно слуг и служанок.
   - Я не чужд космоса, - говорил Семечкин, - все говорят, что я - всего лишь сухой капиталист, что я только и думаю о том, как продать миллион баррелей нефти. Любой волк - всегда волк. Я знаю, что мы - равны. Но я вот что хотел сказать. На самом деле, я тоже мечтаю полететь. И я скажу то, о чем не знает никто. У меня есть потайное место в парке, и там я строил ракету. Она и сейчас там. Я раньше думал, что она полетит. Но она не летит. Я знаю, что вы меня не возьмете с собой. Но, может быть, вы объясните мне, как достроить ракету.
   Семечкин то и дело косился на Борщевского. Тот его явно смущал.
   -Здесь нет особых сложностей. - сказала Кошка А.- Когда-то давно, может быть, очень и очень давно, я изучала историю. Так вот, есть легенда, что очень давно коты не знали, что такое автомобиль. Они ездили на заячьих упряжках. И вот однажды в небе над городом Снгв появился летательный аппарат. Он приземлился. Из него вышли несколько котов в странных костюмах. Встретив местных жителей, они рассказали им о двигателе внутреннего сгорания. Когда те законспектировали их лекции, коты в странных костюмах сели на свой корабль и улетели. Поэтому здесь нет ничего странного. Из практики общений мне известно, что любой факт должен быть подтвержден. Поэтому мне придется показать вам какой-нибудь аппарат. Посмотрите в окно. Видите облачко. Сейчас оно изменит свою форму, и вы увидите машину-трансформер, которая заключает в себе средство передвижения и робота-охранника.
   -Робот! - воскликнул Семечкин. - Я люблю читать фантастические романы...
   Он не договорил, так как машина потемнела, расправила крылья и блеснула.
   -О! - воскликнул изумленный мультимиллионер.
   Машина спрятала крылья и вновь превратилась в облачко.
   Спустя час после торжественного обеда в присутствии жены и детей Семечкина, гости были проведены в потайной уголок парка, где стояла недостроенная ракета.
   -Я строил ее сам, - рассказывал Семечкин, - она стоит на специальной подставке. Внизу - большой подвал. Я использовал листы из стали. Все дело в том, что первую ракету я построил из кирпича. И двигатели у нее были из кирпича. Работали они на порохе. Когда я включил зажигание, раздался страшный взрыв. Хорошо еще, что я был в специальном костюме. Иначе бы я погиб. Я понимаю, что вам смешно это слышать. Но я иду методом проб и ошибок. Эта ракета почти доделана. Я выкачивал из нее воздух и проверял тем самым ее герметичность. Но на счет двигателей пока не могу ничего сказать. Дело в том, что я не хочу привлекать конструкторов. Мне очень хочется все сделать самостоятельно.
   -Хорошая черта, - проговорил Масипенсио,- я сам такой.
   -Я могу поискать в архивах чертеж, - сказала Кошка А.
   -Какие еще архивы? - раздался у нее в ухе голос Фкота, - нельзя поступать так опрометчиво.
   -Вино дает в голову, - ответила Кошка А.
   -Хорошее вино, - согласился Семечкин.
   -Отличное, - сказал Борщевский.
   -Вам тоже нравится? - спросил Семечкин.
- Вино всегда вино, - сказал Борщевский.
   -Винность вина бесконечна в курении, - продолжил эту странную фразу Борщевский.
   -В школе мы изучали реактивное движение, - сказал Масипенсио, - я наизусть не помню. Хотя мы собирали ракеты. На кружке мы сделали легкий реактивный файтер, на каких летали наши предки. Но для изготовления мы использовали роботов. Программирование я помню довольно смутно. Однако, у меня есть с собой шариковая ручка со встроенным модулем памяти, в котором я храню тысячу гигабайт информации. Если покопаться, то, может быть. Я найду схему простых двигателей. Но это еще не значит, что сумеете на них взлететь. Не все так просто. Сама ракета должна подходить под двигатели.
   -Это я знаю, - сказал Семечкин.
   -Я могу начертить схему интуитивно, - предложила Кошка А.- я думаю, у меня получиться. У меня обычно получается интуитивно сочинять. Века назад я сочинила ловушку для Полукота.
   -Что вы там рассказывает, госпожа Усова? - возмутился Киз Фкот.
   -Это - правда, - сказала Кошка А., - но мне абсолютно все равно, кто что об этом думает. Я знаю, что это - правда. И, к сожалению, мы все-таки ошиблись адресом. Нашего уважаемого Полукота здесь нет. Я чувствую его наличие. Больше ничего я не чувствую. Но его здесь нет. Однако, мы не можем покинуть этот мир просто так. Мы впервые попали в совершенно идентичный нам мир, и иной разум - он здесь совершенно не иной. Его можно сопоставить.
   После чего гости были приглашены в винные погреба.
   -Мы - волки, мы редко пьем вино, - говорил Семечкин, - хотя вино благороднее. Мы пьем водку и спирт.
   -А я не люблю водку, - признался Масипенсио.
   -А я не против и выпить, - сказала Кошка А.
   -А я вообще водочных дел почитатель, - сказал Борщевский.- Водку пить - жизнью в ночи светить.
   В винных погребах росла разговорчивая плесень. Она то и дело шептала что-то на ухо и Масипенсио, и тот не на шутку разволновался. Одно ухо его покраснело, другое - побелело. Ему казалось, что плесень обзывается.
   -Коньячные спирты, - сказал Семечкин, делая рукой обводящий жест, - коньячные спирты - великие спирты. Когда-то волки не были разумными. У нас это знает каждый школьник. Было это не более, чем шесть тысяч лет назад. То есть совсем недавно. Волки не населяли эту планету. То есть, они на этой планете и жили, только в параллельном мире. И вот однажды человек организовал охоту на волков.
   -Человек существует? - воскликнул Масипенсио.
   -Еще как! А вы не знали? Человек точно существует. У нас это записано в летописях. Первый разумный волк, которого звали Охвостио, придумал и первый язык, в котором было двести две палочки. Он также сумел рисовать. Охвостио описал человека и все его зло. Потом эту рукопись передавали из поколения в поколение, пока историк древности Волчатник Седорукой не перевел ее на древнезаволкское наречие. Так вот, в тот момент, когда беда была уже близка, человек проводил какие-то испытания, вследствие чего открылась дыра между мирами. Волки прыгнули туда. Дыра закрылась, и так волки спаслись. Спрашивается, откуда появился разум?
   -От испытаний! - предположила Кошка А.
   -Так можно подумать. Но - ничего подобного. У одного из волков была с собой пачка сигарет. Он закурил, и тут же его осенило. Он понял, кто он, он понял, что ему нужно имя, что ему нужен язык. Он дал покурить всем остальным представителям племени, и так появился наш народ. От того одним из главных лозунгов всех волков является "Курить - значит жить!" и вот, собрались древние волки в стаю, стали думать, что им делать. Тогда волк, который сам себе дал имя Волх Быстрый, сказал:
   -Раз разум отняли мы у человека, значит и повадки отнимем.
   Тогда он встал на задние лапы, и все последовали его примеру. Но так как волк существо изначально не прямоходящее, ходить совершенно ровно мы не сумели. Таким образом мы есть гнутые волки. В пятом веке произошло еще одно великое событие. Волк по имени Симвволк Популяров читал таинственные надписи, которые достались волкам в наследство от человека. Дело в том, что эти надписи находились на этикетках из под вина. Популяров создал алхимическую лабораторию. Он думал, что этикетка - это пример особого материала, с помощью которого можно подняться в воздух. Симвволк долго выяснял состав. Но однажды ему удалось отделить частички, которые находились на высохшей капле. Действуя по наитию, Популяров создал вино. Каждый год у нас проводится популярный фестиваль имени Симвволка Популярова. Он принес нам свет.
   -У вас бывают войны? - спросила Кошка А.
   -Что вы! Волки никогда не воюют друг с другом. Мы сумели не унаследовать эту дурную привычку у человека. Дело в том, что сто лет назад в Лондонче жил маг по имени Волчеус Премудрый. Так вот, зная, откуда мы родом, он сумел заглянуть в тот мир. И что вы думаете. Люди разрушили собственный мир и погрузились в первобытно-общинный строй. Они бегают голые, с каменными топорами, охотятся на зверей. В том числе - и на волков. Вместо языка у них - бессвязное мычание. Когда наступают трудные времена, люди начинают отбирать нажитое друг у друга. Таким нехитрым образом они завоевывают свое благосостояние. Волчеус завещал, чтобы через тысячу лет мы вновь заглянули в мир людей. Он уверен, что к тому времени человек сумеет добыть огонь, чтобы готовить себе пищу. Некоторые наши гуманисты даже думали построить мост, чтобы помочь впавшему в бессознательность человечеству. Но их вовремя остановили. С человеком лучше дело не иметь.
   -Странно,- сказала Кошка А., - я всегда думала, что человек - это что-то волшебное, теплое, хорошее. Правда, я никогда не видела человека, и, возможно, никогда и не увижу.
   -У волков вообще не бывает войн? - спросил Масипенсио.
   -Мы любим соревноваться. Мы постоянно играем в хоккей. В хоккей у нас играют от мала до велика. Нет, пожалуй, ни одного волка, который бы в детстве не мечтал стать великим хоккеистом. Таким, как, например, Слава Зубов или Серж Заточка. Или хотя бы Федот Волководч. Я сам играл в хоккей. В школе я входил сборную района. Еще мы очень любим играть в мотобол. Честно говоря, я даже не знаю, что у нас популярнее - хоккей или мотобол. В мотоболе используются самые новые модели мотоциклов. Именно благодаря этой новой игре мотоциклетная промышленность выпускает мотоциклы с двигателями внутреннего сгорания. Я раньше коллекционировал мотоциклы, но год назад я подарил всю коллекцию своему племяннику Якову Семечкину.
   - Вы сводите нас на матч по мотоболу? - спросила Кошка А.
   -Конечно. Завтра, если, конечно, вам позволяет время, мы можем поехать в Торчно, город в ста километрах от Лондонча. Там будет проходить очень важный матч между командами Лысые, Мелковолкск и Золотые Зубы, Торчно. Лысые сейчас на подъеме. Они уже пять лет не входили в тройку призеров. Им нужно на выезде сыграть хотя бы в ничью.
   Спорт у нас - главный двигатель общества. Он избавляет нас от ненужной агрессии. Предлагаю выпить за спорт.
   -Я не очень люблю спорт, - сказал Масипенсио.
   -Это ничего, - рассудил Семечкин, - и у нас далеко не все любят спорт. Я, вот, бизнесмен. От спорта я на самом деле очень далек. Однако, я читаю спортивные газеты и хожу на стадион. Честно говоря, я много трачу времени не чтение спортивных газет. Особенно мне нравятся "Волчий Спорт" и "Футбол-Хоккей". Но интереснее всего - еженедельник "Нью Спортиш Волкк". Там постоянно публикуются статьи совершенно великого современного публициста от бога Отволчио. Именно он комментировал последнее мировое первенство, которое выиграла сборная команд Лондонча.
   -А у вас распространены гонки? - спросила Кошка А.
   - Да. Гонок у нас много, - ответил Семечкин, - мотобол - это тоже, отчасти, гонки. Но есть и чистые гонки. Например, велогонки. Вам, верно, уже рассказали о веловолках? Что, мол, это - едва ли не новая раса и все такое. Но так правда можно подумать. Это совершенно иной образ жизни. Это другой образ мысли! Это вообще индустрия мысли по-иному! Понимаете, они не просто ездят на велосипедах! Они пропагандируют эволюцию, когда волк срастется с велосипедом и превратится в настоящего веловолка. Веловолков чрезвычайно много. Большая их часть вообще не общается с волками. Они живут коммунами. Велосипеды всегда находятся рядом с ними! Они их даже за стол сажают!
   -Кого? - не понял Масипенсио.
   -Велосипеды.
   -Они что, живые? - удивилась Кошка А.
   -Веловолки считают их живыми! - воскликнул господин Семечкин. - Они дают им имена. Они их даже хоронят! У них есть кладбища велосипедов!
   -Вот вот, - вставил Борщевский, - на прошлой неделе под окнами дома, где я живу, проходила целая процессия. Я озубел! Шли они с цветами. С венками. Играл оркестр. Я высунулся. Говорю - ну, озубеть, что в мире происходит! Велосипед хоронят! А они все движутся толпой. Все сидят на своих велосипедах. Ну, и толпой на одном велосипеде сидят, по десять хвостов! Зевающие! Иные пешком идут, рядом ведут! Манать! Велосипеда звали Басилиусом! Я их речи слышал!
   -А как относится к этому общество? - спросила Кошка А.
   - Обществу все равно, - ответил Семечкин, - общество занято потреблением общественных щедрот, в то время, как происходит это засилие. Иной раз мне кажется, что нас кто-то заколдовал, и мы вообще не отдаем себе отчета, что же происходит. Так вот, я завел этот разговор, чтобы рассказать о гонках. Очень редко кому удается обогнать потомственного веловолка. Они постоянно задаются. Мол, посмотрите, как мы сильны на таких дистанциях. В спринте, надо сказать, они часто проигрывали. А в кольцевой гонке на велотреке сейчас вообще лидирует Иван Волттчч. Зато на длинных дистанциях обогнать веловолков невозможно. И вот, на последней велогонке мира, случилось чудо. Первым на финиш пришел Сергей Медвежатнинский. Он - спортсмен-классик.
   - Именно благодаря спорту у вас нет войн? - спросил Масипенсио.
   -Да, я уже говорил. Спорт - величайшее изобретение волков!
   - А физкультура? - спросила Кошка А.
   -Нет. Физкультура - она иная. Физкультура - это, в основном, утренняя гимнастика. В ней нет никакого азарта. Хотя, отжиматься по утрам - это хорошо. Я не спорю. Обливаться водой холодной. Обтираться мокрым полотенцем. Сушить хвост под холодным вентилятором. Я раньше обливался, а сейчас чего-то староват стал.
   -А я и сейчас обливаюсь иногда, - поделился Борщевский.
   Семечкин вновь покосился на Борщевского.
   -Закаляться - это хорошо, - улыбнулась Кошка А.
   -Я тоже так думаю, - согласился Семечкин, - а в космосе холодно?
   -Там - абсолютный нуль, - ответил Масипенсио, - это очень холодно. Холоднее этого может быть только в экспериментальной камере. Кот Кинг Сайз, используя исказитель реальности, получал минус пятьсот градусов. И, хотя это противоречит здравому смыслу, так оно и было. Все ученые после этого вообще Кинг Сайза возненавидели. Никто из них даже близко понятия не имел, как это сделать.
   -Среди котов много ученых? - спросил Семечкин.
   -Да, - ответил Масипенсио.
   -Волкам это близко. Именно благодаря науке волки стали разумными.
   -Вы имеете в виду человека? - спросила Кошка А. , - удивительно. Во многих легендах древних котов упоминается человек. Но мы никогда не видели его.
   -Может быть, вы просто забыли? - предположил Борщевский.
   -Все может быть. Но человек никогда не ассоциировался у нас со злом. Человек - это очень мистически. Некоторые считают, что человек и есть создатель.
   -Он - точно создатель, - сказал Семечкин, - но он и разрушитель. Волки произошли не от человека, а от его разума. А вселенная появилась как-то еще.
   -Хорошо замечено! - воскликнула Кошка А. - По этому поводу можно и выпить!
   -Пьем вино из моих подвалов! - обрадовался Семечкин.- За встречу миров!
  
  
  
  
  
  
   Глава 26.
   На приеме у мэра Лондонча Вовча Моментального.
  
   Прием состоялся днем позже. Ночевали Масипенсио и Кошка А. вновь в квартире Борщевского.
   Господин Семечкин хотел посчитать такой шаг необдуманным, однако перечить космическим гостям не стал. Масипенсио, разряжая обстановку, намекнул, что квартира "сего достоянного мужа рода волчьего выбрана не случайно".
   -Аппаратура? - спросил тогда Семечкин.
   -Отчасти, - ответила Кошка А., - не забывайте, всякий представитель какого бы то ни было разума исполняет какую-нибудь миссию!
  
   - К сожалению, правительство сейчас в отъезде, - сказал Вовч, суетясь. Хвост его покачивался в такт его словам.
   -Все до одного уехали в Горбатые горы смотреть на Фиесту Воздушных шаров. Потому честь принять инопланетных гостей ложится на меня. Это очень большая.... Это очень... это очень непросто...
   -Нас принимают здесь достаточно тепло, - произнес Масипенсио, - первым, кто встретил нас, был господин Борщевский.
   Борщевский кивнул.
   -Думаю, что он будет сопровождать нас все время нашего визита. Господин Борщевский во многом нам помог. Мы остановились в его квартире, и первые знания о вашем мире мы почерпнули именно от него. Затем нас тепло встретил господин Семечкин. Он - первое официальное лицо, с которым нам довелось общаться.
   -Да, это так, - сказал Семечкин.
   - У нас уже запланирована некоторая культурная программа, - проговорила Кошка А.,- я думаю, ее нужно согласовать с вами, чтобы одни мероприятия не перебивали другие.
   -Да, я уже думал, - сказал Вовч Моментальный, - к сожалению, я могу оповестить правительство только по телеграфу. Горбатые горы - это довольно далеко. Я думаю, что первым пунктом нашего знакомства с Лондончем будут гаражи мэрии. Там стоят новейшие дизельные лимузины, в том числе и так называемая "Машина мечты", в которой находятся бар, сауна, тир, бильярд, боулинг, комната смеха, фонотека, библиотека, спальня. Правда, "Машина мечты" не может выехать из гаража самостоятельно. Но по трассе мы едем с сопровождением. Затем мы заедем в Большой Волчий Музей. Вечером нас ждет Большой Зал Хоккея. На матче "Волкенцио" - "СКА ВЛК" намечается присутствие до пятидесяти тысяч зрителей. Познакомившись с волчьим хоккеем, вы по-настоящему ощутите причину популярности этой игры у нас. Хоккей - главная любовь волков. Еще - мотобол. Я знаю, что вы уже приглашены в Торчно. Знаете, я решил предложить вам поехать в "Торчно" на моем автомобиле. Только на "Машине Мечты" мы не поедем - она слишком медленно ездит. Я все никак не могу выбраться, чтобы посмотреть на игру местной команды.
   -Манать! - обрадовался Борщевский.
   Мэр посмотрел на него укоризненно.
   -Господин Борщевский использует в своей речи элементы водительского диалекта, - пояснил Семечкин,- я скажу, что это - очень мягкий вариант диалекта. В некоторых районах водительский диалект понять вообще нельзя. Ни одного знакомого слова.
   -Да. - согласился Борщевский.- Я зубею, как там говорят. Как там говорят, больше нигде не говорят. Но это - настоящий язык гнутых волков.
   -Как бы не так! - не согласился Семечкин.- Языкать все мастера, а говорить могут только знающие.
   -Языкать - это языкать, а разговор - это не слово меж двух базаров! - возмутился Борщевский.
   -Я зубею! - воскликнул Семечкин.- Чья б корова мычала!
   -Корова - не бык, молоко дает, - ответил Борщевский.
   -Бык только и может, что в стенку рогами - тык!
   -Почему это в стенку? Может и не в стенку!
   -А куда?
   -Куда куда! Куда угодно!
   -Куда угодно! Я зубею!
   -Зубеть - не значит зубствовать! Зубеть и волчатники могут, а волчатник - это не в поле жучатник! - Борщевский явно злился, однако ничего конкретного из его слов не проистекало. Или так просто казалось.- Зубеть и зубарик может! А ты разговор с хвостами не путай!
   -Это я - то с хвостами путаю?- воскликнул Семечкин.
   - Базар - не зубов на полке вар, - сказала тут Вовч Моментальный, - решайте или молчите.
   -Я не буду молчать! - воскликнул Борщевский.- Что я, пес какой-нибудь?
   -Решайтесь! - произнес мэр.
   -Ничего не понимаю, - сказал Масипенсио, - совсем ничего не понимаю. Но это мне не нравиться. Я думаю, господа, будет лучше, если вы успокоитесь.
   -Вы этого хотите? - спросил Семечкин серьезно.
   -Конечно, - ответила Кошка А.
   -Хорошо. Слово гостя для меня - закон. Я умолкаю.
   -Тогда и я умолкаю, - сказал Борщевский.
   -Вот и хорошо, - решил Вовч Моментальный, - теперь мы можем спуститься в гаражи и посмотреть "Машину мечты".
   "Машина мечты" была не менее тридцати метров в длину. Колес имела не менее двенадцати. Объем двигателя внутреннего сгорания был столь огромен, что такой подошел бы и для серьезного грузовика. Впереди располагался водитель и охранник. Далее располагалась радиостанция, а потом - все остальное. Салон. Бар. Сауна. Бильярд. Дорожка боулинга в ярко освещенном помещении. Стол бильярда.
   - Машина изготовлена по спецзаказу, - рассказывал Вовч Моментальный,- я сам придумывал проект. Дело в том, что я люблю спорт. Потому в этой машине все предусмотрено. Шашки, шахматы - это не в счет. Карманные шахматы я всегда ношу с собой. Вот. - он вынул из кармана крошечный футляр.- Бильярд - это другое. Передвигаясь куда-нибудь, неплохо сыграть партию-другую. Да еще когда на столике стоит стопочка хорошей водки. Вы случайно не играете в бильярд?
   - Я - плохой бильярдист, - сказал Масипенсио,- я - пилот.
   -А меня никто не обыграет, - призналась Кошка А.,- я знаю волшебные слова.
   -Правда? - обрадовался Вовч Моментальный.- Может, сыгранем партию - другую.
   -Охотно, мур, - ответила Кошка А.
   Бильярдная в "Машине Мечты" была открыта. Зажглись мягкие матовые фонари. Тут же подоспел какой-то помощник - бурый волчишко в полосатых брючках, с кепкой на голове. В целом, он напоминал какого-то артиста. Стали играть, и Кошка А. действительно обыгрывала Вовча Моментального, как хотела. Тот ничего поделать не мог.
   -Магия какая-то, - говорил он, - я никогда еще не видел такой игры.
   На десятой партии Вовч вконец разочаровался и пригласил гостей отобедать в большом обеденном дворце.
   - Таких блюд, как у меня, больше нет нигде, - рассказывал он, - я - большой гурман. Только на простой, повседневный, обед, я заказываю не менее пятидесяти блюд. Я их пробую. Каждого - по чуть чуть. Естественно, присутствует множество напитков. Я очень люблю дичь. Например, "худая утка под взглядами мидий". Или, - он облизнулся большим красным языком, - "индюк, испеченный под песню о зайцах". Салат из языков соловья с мандаринами и укропом. Пирог с начинкой из печени дикого гуся с орехами, сыром и маслом ревеня. Пингвин, консервированный с соей, уксусом и киндзой. Всего не перечислить. Я уже заказал восемьдесят блюд, и сейчас мы их отведаем.
   Вовч Моментальный повел гостей по ярко освещенной лестнице по направлению обеденного зала.
   -Вы там развлекаетесь, - услышал Масипенсио у себя в ухе голом Киза Фкота.
   -Так надо, - ответил Масипенсио.
   -Ты опять разговариваешь с собой? - спросил Борщевский.
   -Да.
   -Мы сделали подробный анализ местной цивилизации, - говорил Фкот, - надо сказать, что у вас все здорово получается. Никаких проблем и эксцессов пока. Вся планета оцеплена спутниками. Корабль мы почти починили. К завтрашнему утру мы сможем двинуться в путь. Надеюсь, что к этому моменту вы закончите свой официальный визит и вернетесь на патруль.
   -Посмотрим, - ответил Масипенсио, - у нас еще никогда не было столь плодотворного контакта.
   -Это верно, - согласила Фкот, - но, я думаю, здесь должны работать специальные службы.
   -Боюсь, что они эту планету не найдут после нас, - ответил Масипенсио,- у меня такое чувство, что мы - где-то с обратной стороны мира. Неужели вы думаете, что можно просто так общаться на одном и том же языке? Разве это не подкупает? Если мы не спим, то что же это? Хорошо. Конец связи.
   -А, так это - радио! - догадался Борщевский.
   -Да, - подтвердила Кошка А.
   -Я тоже хочу себе такое радио, гы!
   -Дай лапу, друг, - сказал ему Масипенсио.
   -Что?
   -Да лапу. Я нарисую тебе радио.
   Он вынул маркер и нанес Борщевскому слой автоматического передатчика. Далее он нарисовал по точке в ушах волка.
   -Радио настроится автоматически, - пояснил он, - тебе останется только потирать руку.
   -Мечта моей жизни! - воскликнул волк.- Радио! Я так долго о тебе мечтал!
   -Радио - подарок богов, - сказал Масипенсио.
   -Правда?
   -Это метафора.
   -А. Я люблю метафоры. А вам понравились мои стихи?
   -Конечно, - отозвалась Кошка А.
   В большом обеденном зале столы ломились. Яркий электрический свет струился отчетливыми эфирными линиями. Большие вентиляторы, расположенные на потолке, создавали приятный эффект слабого ветерка. Официанты суетились еле заметно. Их присутствие казалось эфемерным. Горячие блюда обильно парили. Рядом с посудой, в которых они находились, мерцала специальная подсветка - горячий пар становился цветным, и это не на шутку озадачивало гостей. Холодные блюда подсвечивались с потолка с помощью ламп тусклого света. Было очень много мяса. Вообще, обилие мяса поражало. Также имелась рыба. Специальные букеты зелени предназначались как для мяса, так и для рыбы. Зелень была призвана скорому расщеплению высокобелковых продуктов. И, конечно же, столы ломились от вин. Вина для мяса. Вина для рыбы. Легкие вина для первых тостов. Прозрачные вина для смачивания горла. Десертные вина. Вина для беседы, когда желудок уже полон. Винам здесь не было числа.
   - Господа! - провозгласил Вовч, весело мотыля хвостом, - господа, я так рад! Это делает мне честь, господа! Вы прилетели! Я - один из первых!
   После этих слов обед и начался.
   Борщевский вино попивал, мясо ел, но главным в его жизни было теперь радио. Оказалось, что управлять им элементарно просто. Кошка А. пообещала Борщевскому, что оставит на орбите планеты гнутых волков спутник, где будет находиться большой музыкальный фонд.
   -Там - гигабайты! - сказала она гордо.
   -Что такое гигабайты? - спросил Борщевский.
   -Это - все равно, что километры. Километры дорожек на грампластинке. Тебе этого хватит на всю жизнь!
   -А что потом? - озадачился Борщевский.
   Обед шел спокойно и конфиденциально. В ходе его Масипенсио удалось прослушать длинную сводку с корабля. Месторасположение звездной системы, в которую попал патруль, установить не удалось. Насколько он знал, такого еще ни с кем не бывало. Во всяком случае, ни с кем из живых. Навигатор, проанализировав расположение звезд друг относительно друга, их массу и спектр, не нашел ни одного знакомого светила. Кроме того, он не распознал галактику, а также не сумел сравнить ее ни с одной известной галактикой, каких в памяти навигатора было сотни тысяч. Не смотря на это, в душе Масипенсио было спокойно. Он не сомневался, что патруль ушел от звездной системы Альфы Кошачьего Зрачка не так уж далеко. Вообще, он даже поражался собственному спокойствию.
   Между тем, подобное положение вызвало на корабле едва ли не панику. И, что хуже всего, Киз Фкот прокололся - господин Инчгегибин Ко дал ему задание особенно проследить за госпожой Усовой.
   -Я не могу всего сказать, - произнес Фкот.
   - Мне все равно, - разозлился Масипенсио, - вы вообще ничего не можете! Если хотите знать, это она остановила Сверхкота! Вам бы молчать и в две дырочки свистеть!
   Были высланы роботы-разведчики. Звездная система была изучена всего за несколько часов. Помимо волчьей цивилизации, ничего интересного не нашлось. Разве что на спутнике одной из планет гигантов активно извергались вулканы. Энергетическая активность системы также была связана сугубо с волчьей планетой. Никаких следов разума не было и поблизости. Звезды уверенно молчали, излучая лишь свои привычные компоненты.
   -Может, вы скажете что-нибудь определенное, - вступил в разговор штатный разведчик, опытный специалист Алонсио У.
   -Конечно, - ответил Масипенсио, - истина - в вине. Я пью и наслаждаюсь. А вы там грызете суррогаты.
   - Очень остроумно, - ответил У.
   - С вашей стороны, очень остроумно паниковать.
   -Отлично! Что прикажете делать, уважаемый суперпилот? Я никогда не был в подобной ситуации. Я никогда и слыхом не слыхивал о таком! Я, опытный разведчик, который уж побольше вашего видел! Или вы уже придумали, как мы будем основывать Ноев ковчег?
   -Не уверен, что вы видели побольше моего. Я советую вам успокоиться и выпить вина. Оно всего мудрее. А дальше все само собой уладится.
   -Само собой? Вы в это верите?
   -Хотите - верьте, хотите - нет, я это знаю.
   -Вы разговариваете по радио? - спросил тогда Борщевский.
   -Да.
   -Вы что, капитан?
   -Да. Я - капитан своей души, - ответил Масипенсио гордо.
   Оба его уха тогда покраснели.
   От невиданной гордости за себя.
   Он чувствовал себя богом, спустившимся с небес.
   Пиршество продолжалось. Вовч Моментальный рассказывал гостям о волках. Кошка А. повествовала историю котов. На встрече присутствовала волчица-стенографистка.
   - У вас есть телескопы? - спрашивала Кошка А.
   -У нас есть телескопы! - восклицал Вовч Моментальный.
   -Хотите сказать, что он есть лично у вас?
   - У моего сына, Вовачека, есть телескоп! Но он смотрит через него на городские кварталы, ха-ха-ха-ха-ха-ха!
   -Я тоже так делала! - засмеялась Кошка А.
   -Подглядывали?
   -Да.
   -У меня тоже есть телескоп, - сообщил господин Семечкин.
  
  
  
  
  
   Глава27.
   "В Торчно".
  
   Стоял рев. Пахло низкооктановым бензином. Совсем невдалеке в комментаторской кабине разрывался в душевных криках комментатор. Держа перед собой огромный микрофон, он жестикулировал. Большой красный язык то и дело вырывался его зубастой пасти, - Итак, "Лысые", Мелковолкск и Золотые Зубы, Торчно! - кричал он.- Это почти, что матч века! Какой фурор, господа! Мотоциклы игроков ревут! Вратари надевают свои кожаные перчатки. Матч вот вот начнется. Хочется вам напомнить, что на матче присутствуют наши гости из космоса! Скажем им - ура! Ура, господа! Наш матч транслируется в космосе!
   Масипенсио привстал и поклонился.
   Стадион разразился ревом. По трибунам пошла волна. Взметнулись флаги. Выстрелил салют. Сотни лозунгов типа "Да здравствуют Звездные Коты!" показались повсюду. На игровое поле с диким ревом выкатили "Лысые". Зубы их блестели, будто наточенные. Мотоциклы все были красные, сплошь, до выхлопной трубы. Лишь номера на щитках, что стояли вместо фар, были желтые. Команда "Золотые Зубы" раскатывали на совершенно черных мотоциклах. И сами они были в черном. Они казались чернее ночи. Зрители часто называли эту команду королями негатива. В этом выражении определенно что-то было. При более детальном рассмотрении обнаруживалось, что и шерсть "Золотых Зубов" была подкрашена и лоснилась, что создавало дополнительный эффект. Игроки скалились. Длинные языки полыхали жаждой начала игры, призраки которой уже плыли повсюду.
   - До начала игры осталась одна минута! - сообщил диктор.
   Стадион заревел.
   -Может быть, это покажется вам дикостью, - проговорил Семечкин, - но вы очень точно это сформулировали. То есть, вы навели меня на эту мысль. Игра - заменитель войны.
   -Я не вижу ничего дикого, - ответил Масипенсио.
   -Я тоже, - сказала госпожа Усова.
   -Хотите семечек? - спросил Борщевский.
   -А можно? - спросил Масипенсио.
   -Тут все щелкают. Половина волчья приходит на стадион, чтобы семечки пощелкать.
   -Это я их выпускаю, - сообщил Семечкин.
   -Да, - подтвердил мэр Лондонча Вовч Моментальный, - Это - Семечкин. Он монополист.
   -Мне непросто пришлось на этом рынке, - сказал Семечкин, - я начинал с нуля.
   И тут игра началась. Заревели мотоциклы. Арена заполнилась дымом выхлопных труб. Слившись в едином монотонном звучании, все звуки сумасшедшего спортивного мира пришли в резонанс. Трибуна затряслась. "Золотые Зубы" пошли вперед и осадили ворота "Лысых", которые защищал популярный вратарь Лаппо. Болельщики жаждали быстрого гола. Тут налицо было преимущество мотоциклов "Зубов" - они лучше рвали с места. На длинном пространстве "Лысые" были сильнее, но в этом-то они и просчитались. Впрочем, гола-то не было. Лаппо метался, мяч метался, толпа вопила в неистощимом кайфе. Наконец, мяч угодил в штангу, мотоболисты рванулись на добивание и кучей завалились в ворота, прорвали сетку, и судья остановил встречу. Ряд нападающих "Зубов" были предупреждены устно. Сергей Стягов, пятый номер, который все время лез в атаку, получил желтую карточку.
   - Они очень сильны в начале, - сообщил Семечкин, - у них моцыки сильные. Да и сами они неплохо держатся. Они тем часто и берут, что клепают голы в начале встречи, а потом доигрывают спокойно.
   И правда, вскоре игра перешла в более спокойное русло. "Лысые" перевели игру в центр, и там некоторое время шло бесполезное пинание мяча взад вперед. Зрители стали свистеть. Кто-то из игроков выкинул мяч далеко на трибуну, и тот попал в открытую пасть болельщику и лопнул. Стадион разразился смехом.
   - Уже видно, чем игра закончится, - проговорил Вовч Моментальный.
   -Чем? - спросил Масипенсио.
   -По нулям сыграют.
   -Я зубею, - возмутился Борщевский, - я думал, тут уже понакалотят кому-нибудь, а они пиналовом занялись. Не, я этих козлов, Лысых, знаю - они лучше всех в лиге мяч держат.
   Их как-то "Козлы" наказали. Счет был один-ноль в пользу "Лысых", и те взялись его удерживать. Манать! Я озубел. А матч в Мелковолкске и проходил. Типа, на своем поле, все нормально. Только зрители уже свистеть начали. Судью на мыло. Судья - козел. "Козлы" - козлы, и так далее. И тут Кожан два раза издали бьет - и в девятку. А "Лысые" тогда могли выиграть. Им очки, я зубею, как нужны были. Так они и пролетели.
   -Короче, они играют в закрытый мотобол, - заключил Масипенсио.
   -Именно так, - ответил Борщевский.
   -А на каком они месте сейчас?
   -На четвертом.
   -А на первом кто?
   - "Меховая атака".
   -А сколько команд в лиге?
   -Двадцать две - в лиге Лондонча. Сорок - в Северной. Потом проходит открытый кубок.
   Первый тайм так и закончился - по нулям. В чаше стадиона стоял ужасный смрад. Вдобавок ко всему, волки много курили. Также повсюду разливались крепкие спиртные напитки. Взрывались петарды. Играли оркестры. Стучали одиночные барабаны. Это уж не говоря криках и свисте.
   В перерыве уборщики занимались полем. Убрали бумажки и окурки, смели куски вырванного грунта. Засыпали пятна вытекшего из двигателей масла.
   -Хорошее у вас там развлечение, - сказал по радио Киз Фкот.
   - Изучение чужой культуры - высокая честь для меня, - ответил Масипенсио.
   - Культуру можно изучить и с помощью наружного осмотра, - не согласился капитан.
   - Мы знаем, что делаем, - ответила Кошка А.
   На том сеанс связи и закончился.
   Масипенсио посмотрел в небо, где тут же различил неясный отблеск. Все пространство вокруг Торчно было усеяно летающими автоматами, однако только опытный глаз мог различить их в дымке вечера. Для этого нужно было специально щурить глаза.
   Начался второй тайм, и "Лысые" забили. Это была замечательно быстрая контратака. До того соперники их собирались вновь к воротам прижать. Вперед потянулись защитники. Средняя линия выстроила свои мотоциклы, перекрывая пути к отступлению. В два хода мяч был переправлен нападающему Лысых Сержу Лысосому, тот прокинул мяч вперед и понесся ему вдогонку. Вратарь "Золотых Зубов" выскочил из ворот и не успел. Серж перекинул через него мяч, и тот очутился в сетке.
   Стадион взревел, и тут же небо наполнилось цветами салюта. Масипенсио прищурился. Отблески легли на защитное поле роботов, и оно просияло на долю секунды. Этого вряд ли мог кто-нибудь заметить.
   -Гол! - кричал Борщевский.- Манать! Гол! Гол!
   Он обнимался с Семечкиным. Вовч Моментальный разделил их радость. У него в руках появилась бутылка джину. Он раскупорил ее когтем. Молодой сотрудник, сопровождавший его, поднес стаканы. Джин лег на дно.
   -Давай! - закричал радостный Вовч.
   В продолжении игры "Золотые Зубы" бросились в атаку, и у них все получалось, кроме самого главного - гола. Мячу, казалось, уже некуда было деваться. Болельщики "Зубов" то и дело хватались за головы. В иные моменты мяч будто сам собой застревал на поле. Но чаще всего удары приходились выше ворот.
   -По воробьям бьют, - говорил Борщевский, - манать! Кривоногие!
   -Не, щас забьют, - сказал Семечкин, - не продержатся.
   -А потом еще получат, - ответил ему Вовч Моментальный.
   -Озубеть! - не выдержал Семечкин.- Козлы! Что это защита! Один вратарь все держит. Полузащита - козлы. Судья, черт, козел!
   Тут он встал и завопил во всю глотку:
   -Судья - козел!
   Тут же ему кто-то ответил из толпы.
   Тут же начали вторить.
   Спустя минуту кричало и выло уже пол стадиона.
   -Судья - козел!
   -Судья- козел.
   -Судью - на мыло.
   Вскоре не выдержал Масипенсио и замяукал во все горло.
   -Судья - козел!
   Кошка А. просмотрела на него и потянулась к стакану, который протянул ей Вовч. Выпив, она закричала:
   -Мяу! Судью - на мыло! Мяу!
   По радио послышался дружный хохот команды патруля.
   -Вы сошли с ума, мяу! - весело воскликнул Финтипюс Хич.
   -Да ты посмотри на судью! - вознегодовала Кошка А.
   И тут был гол. "Золотые Зубы" вновь увлеклись атакой. Хуже того, они поменяли вратаря, выпустив на поле так называемого вратаря-водилу. Вратарь-водила, который вне штрафной площадки имел право садиться на резервный мотоцикл, увлекся атакой. Он думал, что в случае чего защитники помогут ему сделать искусственный офсайд. Мяч вновь получил Серж Лысосый. Пробив издалека, он попал в пустые ворота. Стадион взорвался. Семечкин от счастья запрыгнул на шею Борщевскому, и вместе они кричали и радовались.
   -Гол, мяу! - вопила Кошка А.
   -Миу, Гол! - мяукал что было сил Масипенсио.
   Похоже, голу порадовались и на корабле. В микродинамиках слышались комментарии:
   -Хорошо играют.
   -У "Лысых" с тактикой лучше.
   -Нет, просто "Зубам" не повезло. Забей они гол, все бы поменялось.
   Тут был и третий гол. Его с близкой дистанции вколотил в ворота Степан Степанов. Устав от неудач, "Зубы" расслабились, и "Лысые" им этого не простили.
   -Банка! - вскричал Борщевский.- На! Манать! Третья банка! Манать! Я зубею!
   -Манать! - обрадовался Масипенсио.
   Дыму уже было столько, что некоторые части противоположных трибун вообще скрылись из виду. Там виднелись лишь неясные очертания флагов. Вспышки петард немного осветляли эту бледную тьму, и тогда было видно, как блестят веселые зубы. Стадион гудел не на шутку. Всем было ясно, что "Лысые" обыгрывают своих грозных соперников по полной программе. Перед началом матча этого явно никто не ожидал.
   Вовч Моментальный был тут как тут. Бутылка была в его мохнатых лапах. Распаковав ее когтем, он разлил джин по бокалам.
   -Виктория! - закричал он.
   -Мяу, мы победили! - ответил Масипенсио.
   -Мы их сделали, мяу! - ответила Кошка А.
   -Манать, это случилось! - воскликнул Борщевский.
   Всеобщее веселье захватило болельщиков "Лысых". Болельщикам "Золотых Зубов", напротив, радоваться было нечему. На их трибунах все было спокойно. Постепенно трибуны эти пустели. Разочарованные, волки покидали свои места. Никто из них не рассчитывал увидеть столь унизительное поражение.
   - А вы за кого-нибудь болели? - спросил Масипенсио у команды.
   -"Лысые" и правда хороши, - ответил Финтипюс Хич.
   -"Зубы" могли выиграть, - не согласился Киз Фкот, - просто не было везения. Забей они хоть раз, все бы было нормально.
   - Обе команды были хороши, - решил доктор Коос Кос, - вообще, интересный спорт. Содержательный.
   По окончании матча Кошка А. и Масипенсио были приглашены в большущий ресторан "Спортивный Торчно", где частенько собирались мотоболисты. Мотоболисты вообще отличались непомерностью аппетитов и любовью к чистому спирту. Говорили, что нередко они на поле пьяными выезжали. Это, правда, вполне представлялось возможным. Управлять мотоциклом - не бегать.
   Узнав, что пришельцы из иных миров находятся в "Спортивном Торчно", в ресторан потянулись толпы почитателей звезд и зевак. Кое-кого сумела отбить охрана. Однако, толпа все же была большая, и космонавтам пришлось дать обширное интервью корреспонденту газеты "Волчий Труд" Артему Собакогонову.
   -Вам понравился матч? - спросил Артем.
   -Мачт? Фу ты, матч, - ответил Масипенсио, - да, блестяще. Невероятно! Я бы не додумался, что в одной игре можно сочетать мотоцикл и мяч!
   -Скажите, Масипенсио, на вашей планете есть спорт?
   -О! Спорт? Конечно!
   - Правда, любой спорт у нас имеет алхимическую подоплеку, - сказала Кошка А., - например, Собакоизоляция.
   -Собакоизоляция - это традиционный спорт, - сказал Масипенсио.
   -Хочешь сказать, в нем нет никакой алхимии?
   -Не знаю. Это - сугубо земное развлечение.
   -Тогда что же, по-твоему, спорт, мяу?
   -Спорт? Классические гонки, например.
   -Верно, мяу.
   -А у вас есть гонки? - спросил Масипенсио.
   - Конечно, - ответил Собакогонов, - у нас очень много гонок распространено. Гонки на велосипедах - одна из самых популярных гонок. Но в них чаще всего побеждают так называемые Веловолки, волки новой популяции.
   -Зевающие, - проговорил Масипенсио.
   -Откуда вы знаете? - ответил Артем.
   -Что, эпитет этот?
   -Да. Это - чистейший водительский сленг. Известно ли вам, что водителей у нас едва ли также к другой расе не относят. То есть, это не так. Веловолки - те по-настоящему иные. Они и едят, не так, как мы, и одеваются не так, как мы, и язык у них настолько отличается от привычного волчьего, что вряд ли у кого-то найдутся слова, чтобы причислить этих волков ко всему остальному волчью.
   -Вольчё - это все волки в целом? - спросил Масипенсио.
   -Да.
   -Понятно. У нас говорят "кошачий мир", чтобы выразить совокупность всего населения всех планет.
   -Вы живете на нескольких планетах?
   -Да. Коты произошли на Луне, небольшой планете Солнечной Системы. Предком котов принято считать Дикого кота. В доисторические времена котам являлось несколько пророков, которые и наставили их на путь истинный. Величайшим из них считается Великий У. Он подарил котам звезды. Существует и так называемый альтернативный пророк. Его еще называют технопророком. Это - Бертолетовый Кот. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как мы спокойно путешествуем в космосе. Основой для этого служат корабли, обшивка которых сделана из специальных многоклеточных организмов, которые синтезируются на соответствующих заводах. Не менее сложным организмом являются двигатели. Их живая структура позволяет им самостоятельно регулировать термоядерные реакции, менять полюса времени внутри корабля, чтобы, используя разность потенциалов времени, ускоряться до гиперсветовых скоростей.
   -От долгого использования двигатели внутри покрываются налетом странных раковин, - сказала Кошка А., - их называют гиперкораллами. Когда структуру этих образований удалось раскрыть, были построены еще более мощные двигатели. Ими сейчас оснащаются практически все космические машины.
   -Еще одно важное условие перелетов - гипердрайв, - добавил Масипенсио, - это - своего рода навигатор. Но если он не работает, то и двигатели не заводятся.
   -Не говоря уже о бортовом компьютере, - сказала Кошка А.
   -Да. Структурно весь корабль - это компьютер. Процессор вживлен в обшивку. Однако, на всякий случай имеются резервные вычислительные машины и ручное управления.
   -Мы так далеко от этого, - сказал Артем, - зато в фантастических романах у нас чего только не пишут.
   -Мы уже кое- что читали, - ответил Масипенсио.
   -Что же?
   -Влк Вкловский, "Нападение извне".
   -Вам понравилось?
   -А что? Дидактическое чтиво. А вообще, мотобол еще больше понравился.
   -Еще бы, мур, - сказала Кошка А.
   -Кто вам запомнился из игроков?
   -Все, мур. Разумеется, больше - "Лысые", Мелковолкск. Степан Степанов хорошо играл. Серж Лысосый - то вообще звезда номер один. Два гола в одной игре - это очень серьезный результат. Иван Волкован. Хороший защитник. Увлеченный игрой. Лицо у него такое лучистое, сияющее. Интеллектуальное. Очень понравился вратарь.
   -Да, - согласилась Кошка А., - вратарь, да. Вратарь хорош.
   -А что, "Золотые Зубы", по-вашему, совсем плохи? - спросил Семечкин.
   -Не, мяу, - ответил Масипенсио, - хорошо, мяу, играют, мяу. Но это был явно не их мачт, то есть матч. Мне запомнился Сергей Стягов.
   -Чем же?
   -Желтую схлопотал, манать! - подал голос Борщевский.- Так грубо играть, манать! Я зубею!
   -Ты не зубеешь, а зубствуешь, - поправил его Семечкин.
   -Зубеть - здоровьем зубов вертеть, а зубствовать - неумело умствовать! Кто тут еще зубствует!? Я зубею, понял?
   -Нет, ты зубствуешь! - не согласился Семечкин.
   -Я зубею! - воскликнул Борщевский. - Не надо хвостать! Не надо! Знаю я вас!
   Неизвестно, чем бы это все закончилось, если бы к беседе не присоединился мэр Лондонча Вовч Моментальный. Отправив сопровождающих его лиц, или, по-волчьему, морд, ужинать за другой столик, Вовч произнес речь:
   -Итак, друзья, я предлагаю поднять бокал! Этот бокал - настоящий бокал мира и дружбы, земли и воды, огня и звезд! Мы долго ждали! Мы ждали века! И вот, века отпустили нас из мировой тишины, и Вы опустились к нам! Выпьем за встречу миров!
   -Выпьем, мяу! - воскликнула Кошка А.
   -За встречу миров, мур! - обрадовался Масипенсио.
   Оказалось, что ресторан "Спортивный Торчно" полон репортеров. Если в первые минуты пребывания в нем Масипенсио и Кошка А. не чувствовали на себе изучающие взгляды и прицелы объективов, то теперь все было по-другому. Повсюду мигали магниевые вспышки. Повсюду сновали какие-то лица (морды) в клетчатых пиджачках. Хвосты их деловито покачивались. Казалось, именно в них, в хвостах, и было все выражение интереса к сенсациям. На балконах "Спортивного Торчно" толпа едва ли не вываливалась через зал.
   -Аншлаг, манать, - сказал Борщевский.
   - Манать, манать, - ответил ему Вовч Моментальный.
   - Я же говорил, - согласился Борщевский.
   Вечеринка продолжалась. Толпа вокруг пришельцев сгущалась. Все хотели заглянуть им в лица. Те ж сохраняли спокойствие. Разговаривали о мотоболе. О хоккее. О велосипедном спорте. О проблеме веловолков. О плане по конкатенации цивилизаций. Артем Собакогонов все это стенографировал.
   - Мы составили для вас большую культурную программу пребывания, - сказал Вовч Моментальный, - во-первых, встреча с заседателями Шерстяного Собрания. Во-вторых, музей Вячеслава Волка. Говоря по-нашему, Славика Волка.
   -Славы Волка, - поправил Борщевский.
   -Можно и так, - согласился Вовч, - Слава Волк пересоздал велосипед. Я не могу утверждать, что велосипеда не было до Славы. Но Слава его превознес. Слава придумал слово "лёсик". Да, да, тот самый лёсик! Слава писал о велосипедах статьи и стихи. Веловолки, собственно, появились из почтения к поэме "Волки идут на Север".
   -Да, манать, - согласился Борщевский.
   - Далее мы посетим Государственный Волчий Музей и Государственную Волчью Галерею. Музей Вольчего Зодчества. Музей Строительства Городов на Воде. Государственную Библиотеку имени Закосячного. Далее мы отправимся к Храму Волкентайра, древнему сооружению, которое до сих не понято ни умами ученых, ни умами поэтов.
   -Вдохновляет, мяу! - воскликнула Кошка А.
   -Как вы думаете, сколько времени это займет? - послышался у нее в ухе голос Киза Фкота.
   - Как вы думаете, сколько времени уйдет на посещение этих мест? - спросила Кошка А.
   -Дна четыре. А что, вы спешите?
   -Хорошо. Пять дней, - ответил Киз Фкот.
   - У нас в запасе - шесть дней, - ответила Кошка А.
   -Пять, - стал настаивать Киз Фкот.
   - Шесть, - ответила Кошка А., - все дело в том, что мы ограничены во времени.
   -Но у нас есть так много, что бы мы могли вам показать.
   -Придется сделать программу более насыщенной, - решил Масипенсио.
   -Да, манать! - воскликнул Борщевский.
   - Мы так и пол Лондонча не объехать не сумеем, - сказал Вовч, - что ж. Оставим посещение Храма Волкентайра последним пунктом. Но, поймите, это все-таки может вас утомить.
   -Мы будем записывать всю собранную нами информацию, - сказал Масипенсио, - у меня камера в глаз встроена. Вернее, в контактную линзу. Затем все это анализируется машинами. У нас на борту - целый научно-исследовательский центр.
   -Вот это да, манать! - воскликнул Борщевский. - вот это дела! Камера встроена в глаз. То в точь, как в "Волкеяже"!
   -Что такое "Волкеяж"? - спросила Кошка А.
   -Это фильм, снятый по роману Уна Едкого "Волкеяж поедает железо".
   -Хороший, кстати, фильм, - заметил господин Семечкин.
   -Я писал немал рецензий по нему, - сказал Собакогонов.
  
  
  
   - Иные цивилизации должны быть до конца иными, - произнес Котэн Де Кот, - мне жаль, что я не был там.
   - Очень похоже на неправду, - заметил Котуавзье.
   -Да. Но правда в том, что вселенная нелинейна, и существуют параллельные миры. Вот чего мы до сих пор не можем достичь. Я хочу прочитать вслух отрывки из этой самой поэмы. Это достойно такого прочтения. Совершенно невероятный стиль. Но я, как будто, что-то подобное уже встречал. Где-то в чувствах. Где-то еще. Наши миры определенно пересекаются. Если не явно, то - хотя бы мысленно. Мне иногда кажется, что вот, выйду я из своего сверкающего стеклом и пластиком офиса, а вместо привычного вида явится мне закопченный Лондонч, полный паровых агрегатов и веловолков.
  
   Слава Волк.
   "Волки идут на Север".
  
   Эпизод 17.
  
   Министры молчали, молчея.
   Министры молчали, волчея.
   Волчел замминистр.
   Волчел он, и нос его темнел,
   Нос его каменел,
   А презипут, бодр и речист,
   Словом своим шелестел:
  
   -Итак, друзья. Эксцессные выдержки слов
   Кто-то из журналистских подал ослов.
   Якобы странные массы массятся, к северу путь держа,
   Велосипедного ора зачатье верша.
   С ними - и кореша,
   И - не кореша,
   А также - два говорливых ерша.
   Зараженные чем-то, быть может, без толку,
   Все они, в куче, все - Веловолки!
   Шерстяные, удалые,
   Волки большие и малые!
  
  
   Встал презипут,
   Был он хоть стар, но - плут.
   Умел где надо соврать,
   Умел куда надо совальник совать.
   Умел голодать отчужденьем
   И вянуть стандартным растеньем,
   До срока таясь, как подводная лодка,
   Чтоб, выплыв, чужую попробовать глотку
   На вкус.
   Силен презипута был сильный укус.
  
   -Мы знаем, - ответил учтиво
   Прохладного слова министр.
   Был он на вид учтивый
   Рудодобывающе-хватающий пофигист.-
   Стонет земля. Города немеют,
   Видя эту заразу.
   Волки на лёсиках севером млеют,
   На полюс мечтают прибыть все сразу.
  
   -Что там забыли они?
   -Не знаю.
   -Узнайте!
   -А как?
   -Ты что, мой министр, дурак?
  
   Пошлите в путь экспедиций толпы,
   Узнайте, в чем дело, в чем суть,
   Что на северный Север идут веловолки,
   Что движет желаньем к снегам прильнуть?
   Дома им скучно?
  
   -Нет.
   -Купить вам на Север билет?
   -Нет.
   -Может, вы давно не ходили на обед.
   -Хорошо, я подумаю, мой презипут,
   Что же делать в такой ситуации.
  
   Был наш министр большой плут,
   Но не терпел презипутской экзаменации.
   Покинув зал,
   Прибыл на вокзал.
   Прыгнул на подножку поезда личного,
   Поехал прочь шума столичного.
   Позже, вгрызаясь в мясо
   Свежих рябчинских крыл,
   Вызвал заместителя, и - давай зубами лязгать,
   А тот - в испуге застыл.
  
   -Сан Саныч, узнайте, в чем дело.
   Почему волки - вело?
  
   -Слушаюсь!
  
  
   эпизод 2.
  
  
  
   Толпа на улице толпела.
   Судьба волчатая немела.
   Хвостеть устав, зубали молча,
   Ушами атрибуты корча.
  
   Две солидола тонны.
   И цепи, цепи волкогонны.
   Рули блестят, в них - разум есть.
   В умах рулей - святая шерсть.
  
   Горят подлунны катафоты.
   А кто с динамиком - тот крут.
   А кто без лёсиков - то без заботы-
   За место ног колесики растут.
  
   То новой породы
   Новая форма.
   Увидишь - икота
   Почище глотка хлороформа.
  
   Веловолки - глаза - затменья!
   Веловолки - революция в наши дни!
   Веловолки - это уже теперь - знаменье,
   В новое будущее, сквозь время - огни!
  
   Их начальник - тожественный волк,
   Вместо ног - колесо,
   Знал в веловолчизме толк,
   У него мудрое было лицо.
   Звался Славой, славой Волком.
   Рядом с ним все другие были в сторонке.
   Валялись в воображаемой воронке,
   От взрыва воздействия слов воронке.
  
   - Северы злые давно нам друзья! -
   Слава теперь возглашает.-
   В Северы вечно идут князья,
   Там велосила летает!
  
   Веложелания - крест отстраненных,
   Свет экзальтированных масс.
   С нами туда не пойдут посторонние,
   Велосипед - единственный к правде лаз!
  
   Только через велосипеда
   Проходят пути света.
   Только через велосипеда
   Желанья идут поэта.
  
   Позовите велосипеда.
   Призовите велосипеда.
   Велосипеда, велосипеда,
   Приди ко мне, велосипеда!
  
  
   Веловолки засуетились.
   Вынули из себя сомнений клеща.
   Когти из накалились,
   Колеса рванулись, крича.
  
   Скорость - 12.
   Прочь - города!
   Мы будем стараться
   В Север уйти навсегда.
  
  
   Седые торосы
   Теплей, чем березы.
   Полюс - сверхъестественно близок,
   Полюс - волчей души карниз.
  
  
   Эпизод 23.
  
   Суета в Копенгагене.
   Волнуются Гагены.
   Видя такую такость,
   Говорят - что ж это за пакость?
  
   Грохот и лязг волчеющий,
   Тротуары засолидолены,
   Каждый, детей имеющий,
   Не пускает чад своих в школу.
  
   Полиция спряталась -
   Нафиг нужно -
   За здравый смысл посваталась
   Правды иная наружность.
  
   Позади Копенгаген.
   Позади испуганный Гаген.
   Слава решает,
   Слава провозглашает:
  
   -Веловолки, святы помысли наши!
   Веловолки, труды наши космически!
   Мы лисапедами землю пропашем,
   Мы сквозь ядро пройдем исторически!
  
   Наша защита от мира-
   Индифферентность!
   Прочая волчья лира -
   Пустая волченность!
  
   -Ура, великам!
   -Ура!
   -Ура!
   -Ура!
  
  
   -Насколько я могу понимать, волчья литература очень велика, - сказал Мишель Котуавзье.
   -Да, - ответил Де Кот, - это так, мой друг. Именно ее наличие и говорит о правдивости информации. Масипенсио и Усова собрали большое количество информации. Они отсканировали всю Центральную Волчью Библиотеку?
   -Правильно ли то, что весь кошачий мир не знает об этом?
   -Не мне решать, мой друг. Я думаю, все это когда-нибудь будет открыто массам.
  
  
  
  
  
  
   Глава 28.
   "Храм Волкентайра".
  
  
   - Это то самое место, - проговорил художник и поэт Горский.
   Масипенсио молчал. Внутри его глаз неслись молчаливые звезды, эпохи, галактики, судьбы, абстракции, перерождения вселенных. Он чувствовал страшный холод времени.
   Ему казалось, он слышал странную музыку, которая пела отсутствием слов, и все же в ней был великий, совершенно открытый, смысл. Это было нечто за временем, за всем, что только могло существовать. Оно забирало, отдавало, перерабатывало все миры, и мертвое время, переваренное, уже не могло служить даже в качестве памяти.
   Они стояли возле Храма Волкентайра. По шерсти пробегал невиданный мороз.
   -Его покрыло сверху какой-то накипью, - сказала Кошка А.
   - Это камень, - проговорил Горский, - некоторые считают, что это не могло возникнуть естественным путем. Слишком странная форма.
   -Да, очень странная, - согласился Масипенсио.
   Он стоял, как вкопанный.
   У него совершенно не было сил, чтобы играть эмоциями. Оба его уха были бледно-белыми. Скорее, белыми, словно снег далеких вершин, словно голос бестелесных духов, играющих с бессмертием.
   Космос показался седым отсутствием. Он видел на фоне его что-то еще, что управляло всем движением сил, отличных от простых материй.
   - Храму - много тысяч лет, - проговорил Горский, - еще древние волки приходили сюда. Однако, молиться здесь невозможно. Слишком сильна концентрации сил. Волкентайр - это герой пустоты. Бог он или нет в древней мифологии - вообще не ясно. Волкентайр символизирует что-то свое. Что-то обособленное.
   -Космическое? - спросила Кошка А.
   -Трудно сказать. Волкентайр, по слухам, то есть, по легендам, был еще в мире людей. Опять же, все связано с экспериментами человека. Уж как только человек не изощрялся, чтобы научиться уничтожать друг друга как-нибудь по-особенному. Проводил всяческие испытания. Изготавливал болезни. Выращивал всяких вредных существ. Волкентайр был чем-то вроде мутанта. Сейчас об этом много написано. То есть, написано много спекулятивного. Всякие сказки. Синема. Фантастика. Уж чего только не придумали из Волкентайра. Словом, Волкентайр - это что-то типа волка - Франкенштейна. Но произошло так, что он каким-то образом синтезировал в себе великое умолчание. Появившись в нашем мире многим позже, уже после своей смерти, Волкентайр научил волков уважать силу тишины. Отсюда появилось крайне закрытое течение волкентайристов, которые большую часть времени проводят в медитации.
   -А при чем здесь этот Храм? - спросил Масипенсио.
   -Он - ровесник появления Волкентайра в этом мире.
   -Он на нем прилетел?
   -Как прилетел? - не понял Горский.
   -Корабль класса "М-2323", - проговорил Масипенсио, - вот что это. Точно такая же модель, как и наш флагман. Так вот. Сначала он был чем-то оплавлен, а потом уже оброс ракушками сухопутных крабов. Все дело в том, что он слишком стар. В ту пору коты еще не летали.
   -Ты уверен? - спросила Кошка А.
   -Что же, я не могу отличить "М-2323" от камня? Я даже слышу, как шумит его генератор.
   -Ты слышишь генератор?
   -Да. Это особое чутье, выработанное годами. Я всегда слушаю шум генераторов. Потому я очень хорошо отличаю файтер от такси закрытыми глазами даже тогда, когда у них выключены двигатели. Я очень хорошо знаю шум генераторов больших кораблей. К "М-2323" я прислушался в ходе полета. Но здесь что-то еще. Понятное дело, сбои. Генератор работает уже много тысяч лет. Представить только. Мы ведь не имели возможности проверить свои корабли тысячелетиями.
   -Первый случай, - проговорила Кошка А.
   -Да. Это так. Слушай, что-то мне все это не нравится. Колет сердце. Щемит прямо. Это ни чем не вызвано, но это так. Ты не чувствуешь?
   -Нет.
   -Это интуитивно.
   -Ты доверяешь своей интуиции?
   -Да. Не знаю. Мне кажется, нужно немедленно вызвать машину, садиться на корабль и пытаться выскочить из этого пространственного кармана. Два "М-2323" в одном месте - это слишком. Понимаешь, космос слишком огромен.
   -Ты хочешь сказать, что это - наш корабль?
   -Я не уверен. Но - похоже.
   -Нет. Я ничего не чувствую. То есть, я сама не знаю. Я не уверена, что могу отвечать за себя. Я же и есть Сверхкот Полукот. Дело не в том, что - второй экземпляр. Все равно мы - одно. Мое истинное я могло так сделать. Я порой сама не знаю, что происходит, так как сознание и истинное - они не совсем напрямую пересекаются. Я могу сказать, что не могу целиком доверять самой себе. События случаются, а я лишь потом узнаю, что это было связано со мной. Судьба сама идет в руки сильных. Они могут и не знать об этом. Об этом и ты не можешь знать.
   -Что ты хочешь сказать?
   - Ты часто оказываешься в нужном месте в нужный час.
   -Но...
   - В том то и дело, что - не но. Ты веришь случайности? Я думала, что не веришь.
   -Я не верю в случайности.
   -Если это связано с кем-то, то явно не со мной. Я давно заметила, что слишком много неслучайного вокруг. Это ты привлекаешь судьбу, Масипенсио. Не я.
   - Этого не может быть!
   -Я чувствую свои обстоятельства очень четко. Много четче, чем можно себе это представить. Потому ты чувствуешь генератор этого корабля, а я - нет.
   - Хорошо, - проговорил Масипенсио, подергивая себя за усы и нервно виляя хвостом, - давай пройдем внутрь. Попытаемся прожечь слой наростов и что-нибудь узнать.
   Масипенсио расслабил свой разум и впустил внутрь пустоту. Шагнул внутрь. Искривленный наростами известковых образований, вход напоминал кривую щель. В пещере храма стоял жуткий холод. Уходя вдаль, коридор продолжался узким проходом у потолка.
   - Это - первый шлюз, - проговорил Масипенсио, - сейчас мы проверим.
   Он вынул авторучку-резак и луч легко вошел в толстый слой панцирей сухопутных крабов. Верхние, живые, зашевелились. Показались тонкие усики. Черные глаза блеснули в свете фонарей. Масипенсио сделал разрез по квадрату. Переключил режим и ударил по наростам магнитной волной. Поднявшись в воздух, облако пара наполнилось едким запахом.
   -Вот, - проговорил Масипенсио, принюхиваясь, - чуете?
   -Вонь, - прокомментировал Горский.
   - То-то, - ответил Масипенсио, - вонь. Это - верхний сверхтонкий слой изоляции. Он защищает внутренние отсеки от вредных излучений при входе в гиперкосмос. Это - такая краска. Она и воняет.
   Он отбросил разбитые раковины, расчистив участок корпуса.
   -Теперь - присмотритесь. На корпусу полным полно лейблов. Смотри, Кошка, смотри. Я даже смотреть не стану. Для меня тут все ясно.
   -Что ты предлагаешь? - спросила Усова взволнованно.
   -Ничего. Ничего не предлагаю. Вызываем машину. Чем быстрее, тем лучше.
   -А ты уверен, что мы не грохнемся при взлете и появимся здесь.
   -Грохнемся в далекое прошлое?
   - Никто не знает, можно ли попасть в прошлое.
   -Нельзя, - ответил Масипенсио, - это невозможно. Мы не попадем. Тут какая-та заковырка. Я чувствую, но сказать точно не могу. Надо валить отсюда, чем скорее, тем лучше.
   - А как же ваш официальный визит, - расстроился Горский, - я так много хотел вам показать. Моя библиотека. Культура нашей цивилизацию.... Поэзия! Изобразительное искусство! Наша техника. Наши перспективы! Ведь мы можем больше не увидеться. Насколько я понимаю, вы здесь не по своей воле. Вас сюда занесло. Если вы улетите, то можете никогда больше не прилететь.
   -Мы прилетим, - сказал Масипенсио.
   -А моя библиотека?
   -Хорошо, - сказал он, - сейчас мы летим в библиотеку. Вызываем машину. Сканируем книги. Записываем вашу речь. Хорошо. Я думаю, несколько часов ничего не изменит. Если нам суждено все-таки грохнуться в прошлое, ничто нас не остановит. В конце концов, Солнечная Система должна была погибнуть от взрыва Солнца, однако какое-то чудо привело меня на "Клешню". Обстоятельств "против" было гораздо больше. Однако, ничего не случилось. Летим в библиотеку Горского.
   -Ты не собираешься сообщать прямо сейчас? - спросила Кошка А.
   -Нет. Позже.
   Он закрыл глаза и сосредоточился. Ему вновь привиделись солнца, вывернутые наизнанку. Обратная сторона галактики, некая обязательная компонента, которая, существуя сервисным разделом, является кронштейном. Жизни в ней нет, но сила холода такова, что через него можно прочувствовать всю мысль того, что всем управляет.
   Уши Масипенсио стали розовыми. Хвост двигался из стороны в сторону непроизвольно. Хвост был озадачен ощущениями.
   Выйдя из храма, посетители увидели приближающиеся движение. По грунтовой дороге, что вела к храму Волкентайра, перемещались автомобили и мотоциклы. Стоял грохот. Трубы машин коптили. Повсюду виднелись разноцветные флаги и многочисленные транспаранты типа "Ура Пришельцам!"
   - Н-да, - сказал Горский, - толпа нашла вас. Сейчас будут требовать, чтобы вы выступили с речью.
   -Никаких речей, - произнес Масипенсио, - давайте зайдем за угол, чтобы они не видели нашу машину.
   Он достал из кармана пульт управления. Оптический пульт, которым он пользовался до этого, сломался. Нажав клавишу, Масипенсио выбрал из меню вызов машины, и та тотчас сверкнула в небе, потемнела, принимая форму. Еще секунды назад она была просто облачком аморфной материи. Теперь, расправив крылья, она пикировала вниз. Притормозив у земли, она плавно приземлилась у подножия древнего культового места.
   -Прошу вас, - произнесла Кошка А., - это - наш транспорт. Куда едем? Ах да, в Лондонч.
   Вперед.
   Аппарат взмыл в воздух, оставив обросший сухими кораллами "М-2323" путешествовать по медленной реке времени вместе с представителями волчьей цивилизации. Шум усталых генераторов оставил Масипенсио. Он тревожно проскочил по карманам своим, нашел особенно тонкую сигарету, закурил, пытаясь успокоиться.
   -На, - проговорила Кошка А., протягивая товарищу маленькую бутылочку конька "Вовчий Контакт", - выпей. Тебе полегчает.
   -Спасибо, - отозвался Масипенсио.
   -Тебе легче?
   -Да. Мне не потому стало плохо, что я испугался, - ответил Масипенсио, - я переслушал холод. Это невозможно, слышать, чувствовать такое. Слушать долго - значит впитывать. Нет, тут что-то странное. Только не говори мне, что это я сам все генерирую. Этого не может быть.
   -Ладно, - ответила Кошка А., - жизнь продолжается.
   - Мне иногда кажется, что можно проснуться, и окажется, что мир - он совсем другой.
   -У меня тоже такое чувство, - сказал Горский, - это называется знанием души. Образованная душа всегда много знает. Когда говорят, что волк может быть благородных кровей, я не согласен. Кровь - это жидкость. Это наполнитель. Другое дело - душа. Она сразу рождается знающей или не знающей. Душа и может быть благородных кровей. Это можно оценивать. Вне зависимости, где ты живешь.
   -Мы тебя не на шутку вдохновили, - сказал Масипенсио, - вот и Лондонч.
   -Да. Быстро летим, - проговорил Горский, - удивительно. В первый и последний раз лечу. И почему-то мне не до удивления. Жаль, что вы так скоро улетаете. Я бы многое вам рассказал. Мне есть, что вам рассказать.
   -Обстоятельства, - произнесла Кошка А.
   -После посещения библиотеки нужно еще с Борщевским попрощаться, - сказал Масипенсио.
  
   -Я зубею, - говорил Борщевский, - манать! Так быстро! Жаль. Жаль. А я уже винца на вечер прикупил. Думал, что мы посидим, поговорим, и я вам свои стихи почитаю. Я - не Горский, но меня тоже что-то волнует, манать!
   -Это не страшно, что ты - не Горский, - сказал Горский, - главное - чувствовать.
   - Я буду слушать радио, - проговорил Борщевский.
   -Да, - ответил Масипенсио, - это - вечное радио. Почти вечное. Спутник просуществует много веков. В нем много гигабайт информации. Программа формирует из всего этого специальную передачу, синтезирует диктора, и тот ведет передачи. У нас подобные спутники используются в отдаленных мирах, где котам - не до радио.
   -Это глобально! - воскликнул Горский. - Но почему вы не дарите радио всем нам?
   - Но вы ведь уже изобрели радио.
   -Но это не такое радио.
   - Это слишком просто. Борщевский - избранный. В конце концов, кто-то должен быть избранным. Я не могу так просто это объяснить. Но существуют правила, и мы не можем так просто от них отойти. На самом деле, мы не имеем вообще никаких полномочий при встрече с иной цивилизацией. Но здесь - совершенно другие моменты. Здесь - не так. Мы находимся в свободном, так сказать, поиске.
   -Манать! - Борщевский был явно расстроен. - Вы мне так понравились, коты! И я видел только двоих из всех вас. Я зубею! Целая планета котов! Целый мир котов! Коты, бороздящие просторы космоса. Коты, которые строят звездолеты размером с планеты. Я зубею!
   -В чем разница между "зубеть" и "зубствовать"? - спросил Масипенсио.
   -Зубеть - это просто манать! - отвечал Борщевский. - Это просто выражение чувств. А зубствовать - это значит зубеть не от чистого сердца, а еще и замышлять что-нибудь. Вот. Мы когда-нибудь еще увидимся, коты?
   -Не знаю, - ответил Масипенсио грустно, - может быть, нет. Скорее всего - нет. Но у тебя же есть радио! Оно почти, что вечно. Не хватит целой жизни, чтобы его переслушать.
   -Да, манать, - сказал Борщевский, - да. В следующей жизни я буду видеть сны об этом самом радио. Это уж точно. Это я знаю. Ну, прощайте, коты. Желаю вам успешно добраться домой. Желаю вам найти вашего Полукота. Не забывайте, что я есть.
   Он отвернулся и закурил папиросу.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 29.
   "В Антипространстве"
   --------------------------------------------------------------------------------------
   Выйдя на орбиту, патрульный крейсер Северного Блока Изолированных Котов, взял разгон. Покинув поле притяжения волчьей планеты, он взял на борт всех разбредшихся по звездной системе роботов. За исключением одного. Это был робот-радио, и о существовании его знали лишь Кошка А. и Масипенсио.
   Штатный разведчик Алонсио У явно следил за госпожой Усовой. Однако, Усова знала это. Встретив Алонсио в коридоре, она сказала:
   -Вам интересны судьбы, мур?
   - Что? - не понял Алонсио.
   -Вы просматриваете мою биографию?
   -У меня нет вашей биографии.
   -Отчего же, мяу?
   - Просто нет ее! Я ....
   -Делали запрос?
   -Делал. А что тут такого? Это - моя работа.
   -И что вам сказали?
   -В дело вмешалась Кошка Сиа. Она сказала, что ваш сотрудник, Масипенсио, агент, имеет полную свободу действий. Однако, не забывайте, мы находимся на патрульном крейсере под номером ИНЧ23-12-23-34, которым командует господин Киз Фкот, а я, специальный сотрудник, могу считаться его неофициальный командиром. Знаете, как я скажу, так и будет.
   -Как вы сумеете сказать, так и будет, - поправила Кошка А.
   -Как вы сказали?
   -Я вас уверяю, - настояла Кошка А., - я всегда очень ясно выражаю свою позицию, мяу.
   Хвост Алонсио У задрожал.
   -Вы нервничаете, - произнесла Кошка А., - это потому, что в ваших полномочиях - лишь наблюдать.
   И она двинулась по коридору дальше.
   Корабль подходил к гиперскорости не спеша. Компьютеры проверяли состояния уплотненной материи, собравшейся вокруг корпуса толстым кольцом. Аномалии не выявлялось. Все шло как при обычном переходе в гиперрежим, и эту процедуру крейсер уже проделывал несколько тысяч раз. Однако, у самой кромки миров на дисплее гипердрайва засветился неизвестный зеленый индикатор.
   -Что еще такое? - удивился Киз Фкот. - Сих, что это?
   -Я слышал о сервисных сигналах. Мы их учили в академии, то есть, их никто никогда не учил, так как никто еще не встречал, чтоб они когда-нибудь загорались, - ответил Сих Фитях.
   -Ты можешь выяснить это?
   -Боюсь, что сигналы подает не операционная система, а непосредственно микросхемы.
   -Это плохо?
   -Я слышал, что это что-то вроде открытия кингстонов.
   -Какие еще кингстоны? - воскликнул Кокт Джон. - Масипенсио.
   -Что Масипенсио, мур мур? - спросил Масипенсио.
   - Как там выглядел этот корабль на планете волков?
   -Не думай об этом,- ответил Масипенсио, - вперед!
   Крейсер проткнул пленку между космосом и гиперпространством, и на экране появились привычные сполохи, характерные для сверхскоростей. Зеленая лампочка на дисплее гипердрайва погасла.
   - Все нормально, - проговорил Сих Фитях, - наверное, там просто что-то замкнуло. Такое может быть. Корабль переключается на резервные элементы, тем проблема и решается.
   -Запах какой то!, - заметила Хина Унц.
   - Да, есть запах, - сказал подошедший Алонсио У.
   -Ничего не чую, - ответил Киз Фкот.
   -Принюхайся, - посоветовал ему доктор Коос Кос.
   Все коты стали двигать носами, и запах действительно улавливался. Еле заметный, он проливался в воздух на самом краю обоняния. Пахло свежими фруктами. Их словно бы секунду назад с грядки сорвали, и даже запах сока остался, того, который выделился в месте обрыва плодоножки. Казалось, слышался и шум листьев, и гул легких насекомых, прилетевших опылять цветы и пить плоть ранних детей флоры. С минуту в кабине стояла тишина. Все принюхивались, прислушивались. Наконец, процесс этот нарушил Масипенсио:
   -Гиперкосмос есть гиперкосмос, господа.
   -Может быть, что-то осталось поврежденным? - спросил Алонсио У.
   -Этого не может быть, - ответил ему Сих Фитях, - системы ремонта очень точны.
   И тут все ахнули. Центральный экран вздыбился, пошел буграми и выродил из себя туманное существо, которое почти мгновенно унеслось в коридор. Хина Унць прыгнула за ним, очевидно, чисто интуитивно. Наверное, она так в свободное время за мухами прыгала. Все это произошло так быстро, что, оказавшись на полу, что инженер по технике безопасности не сразу поняла, что попала в неудобное положение. Встав с пола, она стала вилять хвостом. Хвост мотылялся сам по себе. Она и остановить его не могла. Движение ее хвоста передалось всем, и вот уже весь экипаж нервно размахивал хвостами.
   Когда все отправились осматривать помещения, выяснилось не самое лучшее.
   В подпространстве корабль словно вывернуло. Поначалу это казалось обманом зрения. Коты посмотрели друг друга, пытаясь убедиться, что это не мерещится. Не мерещилось. Стена, пол и потолок скручивались и выкручивались, подсвечиваясь зеленым светом.
   Края коридоров загибались за край, и оттуда выплескивались языки совершенно фиолетового пламени. От таких видений у всех членов команды шерсть вставала дыбом. Механик Финтипюс Хич бросился было, но куда было бросаться, он и сам не знал. Обретясь к бортовому компьютеру, он попытался выяснить, что же происходить, однако машина молчала. Он даже поцарапал когтями пульт, будто это могло помочь. Наверняка, каждому в голову могло прийти, что это - конец. Что по кораблю саданули из какого-нибудь излучателя, и изнутри эта мгновенная агония растянулась на длительный промежуток времени? Однако, мало помалу контуры стали выравниваться. Пропало странное фиолетовое сияние. Коридор, впрочем, выравниваться не собирался. Масипенсио, который был отброшен волной к самому краю, заглянул туда, однако ничего не увидел. И там, в продолжении, тоже был коридор. Он сделал шаг и не ощутил никакого изгиба. Тем не менее, визуально коридор закручивался в довольно таки внушительную дугу.
   Кокт Джон пытался проверить боевые системы с помощью пульта дистанционного управления. Пульт передавал показания прямо ему в зрачки, от чего глаза у Джона ширились.
   -Ничего не понимаю! - воскликнул он.- Никаких аномалий. Система должна что-то зафиксировать. Не может быть, чтобы она ничего не заметила!
   -Может быть, мы влетели в черную дыру?- спросила полосатая Хина Унць.
   -Относительно этого нет никаких сведений, - отозвался Сих Фитях,- попадал ли какой-нибудь пилотируемый корабль в черную дыру, нам неизвестно. Ни один автоматический зонд из черной дыры не вернулся, что и понятно. Оторваться от ее сил притяжения невозможно.
   -Скорее, нас бы раздавило, - заметил Масипенсио.
   -Может быть, нас как раз и давит, только мы все это видим в замедленном действии, - предположил Алонсио У, - если мыслить абстрактно. Впрочем, если мыслить и не абстрактно, время в черной дыре ведет себя неадекватно.
   - Почему же вы не идете смотреть на кривой коридор? - спросил Масипенсио, - можно подумать, это одному интересно.
   Некоторое время командир не мог прийти в себя. Да и никто не мог прийти в себя. Нельзя сказать, чтобы опытный экипаж просто так взял и пришел в панику. Однако, ровное поведение сохранялось искусственно. Каждый сдерживал себя, как мог. Если аномалии корпуса корабля постепенно спадали, то этого нельзя было сказать об окружающем гиперкосмосе. Датчики показывали столь странную информацию, что промежуточные компьютеры постоянно перезагружались. Сих Фитях открыл аварийную крышку, дернул рубильник и включил питание аналоговых приборов. Такого еще никогда не было за всю его карьеру. Запитав энергонезависимые компьютеры, он переключил на них все управление корабля. Тогда-то взорам котов и явилось то, что творилось за бортом.
   -Этого не может быть, - сказал Алонсио У, - я не понимаю то, что я вижу.
   Цветы космоса расцветали. Раскрываясь и закрываясь невероятным калейдоскопом, они являли несуществующие цвета, они, цвета эти, не переваривались ни сознаниями, ни подсознаниями, ни чем бы то ни было. Хина Унць вообще закрыла глаза, чтобы этого не видеть. Коос Кос стал трястись, точно у него была эпилепсия. Видя это, Масипенсио принес вина и разлил его по пластиковым стаканам.
   -Что бы это ни было, за это надо выпить, - сказал он, - я уверен, что этого еще никто никогда не видел.
   -Антипространство! - воскликнула Кошка А.
   - Надеюсь, мы сумеем выйти из него методом простого торможения, - проговорил Киз Фкот с сомнением.
   -Мне кажется, нужно не тормозить, а попытаться сделать так, будто нам еще раз надо выйти в гиперкосмос, - сказал Масипенсио.
   -Почему это?
   -Логичнее всего, чтобы мы поступили классически. Понимаете, там, на планете, возможно, лежал наш корабль, который попал в далекое прошлое. Нам нужно пробовать что-нибудь еще.
   -А что, если это "что-то еще" и приведет нас к катастрофе? - спросил Сих Фитях.
   - Нужно рисковать, - стал настаивать Масипенсио, - у нас нет другого выхода. В любом случае, мы не знаем, что с нами происходит.
   Цветы антипространства разгорались, показывая в центре свое кипящее ядро. Корабль направлялся именно туда, в жерло странного света.
   Сих Фитях, настроив специальные приборы, принялся анализировать внешнюю среду, однако ничего не сумел выяснить. Приборы словно бы генерировали случайное число. Например, состав межзвездного газа колебался ежесекундно - от мощного атмосферного давления до полной пустоты. Иногда приходило сообщение о том, что все вокруг состоит из антивещества.
   - А на самом деле это может быть антивеществом? - спросила Кошка А.
   -Все может быть.
   - Но мы же разлетимся на куски.
   -Вообще-то мы снабжены зашитой от аннигиляторов, - сообщил Сих Фитях, - правда она вряд ли может выдержать так долго. Это - специальное покрытие, которое вырабатывает микротоки.
   -Нам следует помолиться, - проговорила Хина Унць.
   -Ты знаешь молитвы? - спросил Алонсио У.
   -Когда я была у гроба Великого У, мне приходило видение, мур. Я видела светлые города на фоне границы абсурда. Мне так и показалось, что это так называется. И абсурд этот по ощущениями таким и был. Невероятными цветами, я бы сказала, которые вообще не с чем было сравнить. Но у гроба Великого У всегда царит умиротворение. Я потому и не разволновалась. Я потом думала, чем же это могло быть. И вот - то же самое.
   -Значит, это правда был знак свыше, - заключила Кошка А., - скажи, а по какую сторону от светлых городов был нормальный космос?
   -По ту.
   -То есть...
   -Масипенсио прав. Если только это видение правдиво. Нам нужно попытаться разогнаться. Это выглядит странно, так как корабль, по логике вещей, не способен разогнаться в гиперкосмосе. Однако, нужно попытаться это сделать. Мы - не в гиперкосмосе.
   - Это прослойка между мирами, - решила Кошка А.
   -Параллельными? - спросил Киз Фкот.
   -Может, и перпендикулярными, - сказал Масипенсио.
   - Это реки, которые выводят в хаос, - сказала Кошка А.
   -А что же мы видим впереди? - спросил Финтипюс Хич.
   -Быть может, это и есть дыра во времени. Нам надо успеть, пока мы в нее не попали.
   - Всем нужно пристегнуться и включить энергетические колпаки, - сказал Сих Фитях, - неизвестно ведь, какие могут быть перегрузки.
   -Хорошо. Всем по местам! - скомандовал Киз Фкот.- Попытаемся выпрыгнуть. Все включите энергетические колпаки, а я продублирую и усилю их с центрального пульта. Нужно, чтоб работали автономные генераторы, встроенные в кресла. Вперед.
   Корабль затрясся. Он вдруг стал напоминать неуправляемый автомобиль, у которого не было амортизаторов, который, попав на каменистый уклон, понесся вниз. Видения жерла антипространства в один миг увеличилось, став похожим нас светомузыкальные круги в проигрывателе компьютера. Сквозь совершеннейшую чистоту цвета просачивались синие вены. Все вместе это напоминало ужасное существо, внутренности которого прознали о проникновении в них. Теперь они старались начать конвульсировать, чтобы изгнать непрошенных гостей из себя. На мгновение показалось нечто. Жившее в самом центре, оно улыбнулось странной эмоцией. И это видели все. Эмоция рванулась в сердца, и оно бы осталось там, чтобы разрушать, но в этот момент все перевернулось. Отключилась гравитация. Предметы, лежавшие в беспорядке - тетради, ручки, стаканы - полетели вверх. Энергетические колпаки над головами экипажа вспыхнули электрическими свечами, гася чудовищную перегрузку.
   Во весь экран изобразилась ровная, беспредельная синь. Беспредметное отсутствие чего бы то ни было.
   -Это нирвана? - спросила Хина Унць.
   Крейсер накренился, и плававшие в воздухе предметы посыпались вниз. Еще один толчок, и синь пропала, открыв вид на привычную черноту космоса.
   Тут же компьютер поймал несколько информационных пакетов и выдал их расшифровку на экран.
   -Мяу!- закричали все хором.
   Это была победа.
   -Так, - сказал Киз Фкот, - сводка новостей. Население Солнечной Системы возвращается к привычной жизни. Это - сводка за.... Апрель.... Слушайте, кажется, прошел месяц!
   -Это здорово, - ответил Алонсио У, - хорошо, что не год.
   -Год - ерунда, - сказала Хина Унць, - мы могли там и сто лет пробыть.
   -Вот вот, - ответил Киз Фкот, - Масипенсио, у тебя там запас вина?
   -А то, - ответил Масипенсио, - за это стоит выпить. За то, что мы выпили в преисподней, а потом сумели выпить в родном черном космосе. Вот. У меня есть натуральное вино. Не в таблетках. У меня еще несколько бутылок волчьего коньяка. Я хотел передать его музеям. Ладно. Думаю, одну бутылку я подарю Кошке Сиа, а уж она пусть думает, что с ней делать. Давайте выпьем. Это коньяк из самого далекого мира!
   -За возвращение, мяу! - воскликнул Финтипюс Хич.
   -За жизнь, мурмяу! - сказала госпожа Усова торжественно.
   Экипаж чокнулся. Пластиковые стаканы заскрипели от столкновения. И тут компьютер выдал на экран второй зашифрованный пакет.
   Собственно, экран покрылся рябью. Сквозь помехи был слышен лишь шум.
   -Внимание! Помогите, мяу! - слышался крик испуганной кошки.- Меня захватили! Я не могу говорить. Я выбросила спасательную булавку. Меня будут шантажировать. Перехва.... Перехватите сигнал! Я - Кошка-Холдинг. Мой корабль был атакован и перехвачен! Пиратский корабль снабжен булавкой! Попытайтесь расшифровать идентификатор и послать запрос. Булавка отзовется через транслятор корабля. Так вы узнаете, что это за корабль. Командует операцией капитан Ежов, представитель террористической организации "Рыжич". Внимание, все, кто меня слышит! Я - Кошка Холдинг!
   Связь прервалась.
   -Надо же, - ухмыльнулся Алонсио У, - Холдинг попала! Поделом!
   -Слишком зазнавалась, миу, - ответила Хина Унць, - все деньги мира хотела собрать. Надо же, каким-то "Рыжичам" удалось ее перехватить. А то как своим кораблем по всем каналом телевидения хвалилась.
   -Однако, согласно кодексу, мы обязаны ей помочь, - сказал Масипенсио.
   - У нас - секретное задание, - проговорил Киз Фкот, - конечно, когда наш корабль поставят на профилактику, то быстро обнаружат, что мы проигнорировали сигнал о помощи. Но, если честно, господа, мне наплевать на неприятности. Я имею право свободного выбора.
   -Мы можем снять немало денег с этой Холдинг, - возразила Кошка А., - спасение дорого стоит.
   -Деньги - не главное, - ответил Финтипюс Хич.
   -Вот вот, - сказал Кокт Джон.
- На самом деле, мы не имеем морального права пропускать это, - сказал Алонсио У, - но здесь даже не командир решает. Скорее, весь экипаж. Просто все слишком устали. И неизвестно, в каком состоянии корабль. Но политическая ситуация сейчас слишком нестабильна. Я думаю, мы должны попытаться выловить отраженный сигнал от корабля "рыжичей" и атаковать его.
   -Чем атаковать? - спросил Коос Кос.
   - Сформируем из кибернетической массы роботов для штурма. Выведем из строя двигатели, захватим экипаж. Предварительно мы сообщим на базу. Сразу же по нахождению корабля террористов мы выстрелим пакет. Наше дело - лишь остановить корабль террористов. Остальное сделают спецслужбы.
   - Что об этом думают наши гости? - спросил Киз Фкот.
   -Не впервой, - ответил Масипенсио, - идем на абордаж.
   -Порвем их, мяу! - воскликнула госпожа Усова.
   - Хорошо, - заключил Киз Фкот, - вперед! Покажем этим "Рыжичам", кто в открытом космосе хозяин!
  
   -Масипенсио знал о "Рыжичах" гораздо больше, чем все остальные, однако, ничего никому не сказал, - произнес Де Кот, - все остальные тоже немало знали о "Рыжичах", и здесь - тоже молчание.
   -Может быть, здесь была связь и антисвязь? - предположил Мишель Котуавзье.
   -Что ты имеешь в виду?
   - "Рыжич" мог быть связан с какими-нибудь структурами власти. Насколько мне известно, ни одна по-настоящему сильная подпольная организация не способна существовать изолированно.
   -Ты имеешь в виду, изолированно от Изолированных Котов?
   -Не знаю.
   -Да, мур. Я думаю, здесь может быть связь.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 30.
   Освобождение Кошки Холдинг.
   --------------------------------------------------------------------------------------
  
   Патрульный крейсер висел в неопределенной точке пространства. Роботы занимались самонастройкой. Большинство программ, которые работали надежно в совершенно экстремальных ситуациях, дали сбой. Наладка могла занимать не менее часа , что, само по себе, было случаем уникальным. Современные машины, наделенные способностями саморазвития, могли преспокойно выйти из любой ситуации в течении считанных секунд. Слово "минута" была для них словом ругательным. Однако, антипростанство сумело отобрать у них силы и переписать динамические библиотеки задом наперед. Впервые со времени сдачи корабля в эксплуатацию было включено ручное управление.
   Доктор Коос Кос исследовал экипаж. Механик Финтипюс Хич, сняв целую стену в кабине, выдвинул вперед большой пластиковый пульт, полный кнопок и ручек. Он напряженно вспоминал институтские годы, чтобы хоть что-нибудь относительно применения этих приборов. Пилот Сих Фитях хотел ему помочь: он неплохо знал ручное управление, так как увлекался гонками на аэрокарах в атмосфере Юпитера. Впрочем, здесь его знания помогали лишь частично - кары, несмотря на наличие круглого руля и педалей, находились под управлением мощных машин. Штатный разведчик Алонсио У изучал поведение экипажа, чтобы не упустить какие-нибудь неожиданные подробности. Он всегда был крайне внимательным к персоналу. Корректировщик боевых систем Кокт Джон вообще ничего не делал. Он понятия не имел, работает ли вооружение вручную. Он беседовал с Масипенсио:
   -Мне кажется, У только и делает, что кого-то подозревает.
   -Это его работа, - ответил Масипенсио.
   -Работа - одно, а коты - это коты. Коты должны быть первее работы.
   -Не все так считают.
   -Да. К сожалению. У тебя есть сигареты?
   -Да. Держи.
   У разговору присоединился капитан Хиз Фкот:
   -Напрасно так думаете, господа. Существуют вполне определенные предписания. Дело в том, что любой кот, который заступает на должность капитана военного судна блока Изолированных котов, обязан пройти специальные курсы, посвященные ситуациям столкновения с искривлениям пространства. Не секрет, что корабли в наше время все-таки пропадают. И это не смотря на, казалось бы, полнейшее совершенство техники. Десять лет назад в системе Этноса Кота был обнаружен "Мергель", боевой крейсер, построенный более трехсот лет назад. На борту были обнаружены следы экипажа: шерсть и отпечатки когтей. Работал компьютер. По его показаниям корабль покинул порт в Щуке двенадцать лет назад. По сему было установлено, что корабль и впрямь находится в космосе после отправки из данного порта не более двенадцати лет. Проанализировав бортжурналы, эксперты вывели определение пространственного вихря -явления крайне редкого, но имеющего место. Нарваться на него так же трудно, как на метеорит. Но дело еще не только в этом. Расшифровав стертые участки бортжурнала, ученые ужаснулись, так как им открылась тайна гибели экипажа. Сам катаклизм его не уничтожил. Попав в зону искривления, "Мергель" принял на борт, если можно так сказать, некое существо, которое быстро распространилось среди всего экипажа. Оно стремительно расселось по мозгам всех без исключения котов, и вскоре все было кончено. Узнав это, на "Мергель" тотчас поставили мобильный прибор, который отвел крейсер, который отвел его на безопасное расстояние от населенных районов. Чтобы добраться назад, ему нужно несколько лет. Всех ученых отправили на отдаленное поселение на неопределенный срок с целью безопасности. Однако, никаких гарантий нет. Господин У об этом, естественно, знает.
   - Я думаю, аномалия невозможно, - заметил Масипенсио, - в виду наличия на борту некой другой, более сильной.
   -То есть, - взволновался Фкот.
   -Но этого я вам сказать не могу. Это очень большая тайна. Однако, это помогает нам успешно выбираться из крайне затруднительных ситуаций.
   -Не ты ли аномалия?
   -Ну, с этой позиции, кто угодно - аномалия. Я - аномальный пилот. Я, кстати, был как-то на приеме у этой Холдинг. Ничего. Хорошенькая. Только она вообще какая-та странная. Мне кажется, бизнес направленность Изолированных котов - ничто по сравнению с ее любовью к деньгам.
   - Есть сигнал, - послышался голос Сиха Фитяха, - компьютер засек его. Корабль вышел из гиперкосмоса в двенадцати световых лет отсюда. Система двойной звезды Бинокль. Шестнадцать планет. Заброшенные шахты на планете Бета Бинокля. Я думаю, там их база. Я уже отправил пакет в штаб.
   -Хорошо, - ответил Киз Фкот, - летим, друзья.
   -Нас ждут великие дела! - ухмыльнулся Масипенсио.
   Проверка систем корабля была закончена. Экипаж вновь занял свои места в центральной кабине. Пережив последние события, уже никто особенно не волновался по поводу ближайшего будущего. Предстоящая встреча с террористов лишь вызывала несколько нервный, но в той же мере, веселый, интерес. Корабль перешел в режим разгона и нырнул в гиперкосмос. На этот раз во внешнем виде сверхскоростного мира не было ничего необычного. Уже спустя час патруль вышел на окраине системы Бинокля. Тут же началось сканирование. Несколько больших автоматов стартовали по направлению к Бете.
   Два солнца Бинокля казались с этого расстояния заурядными звездочками. В густой тьме просвечивались синим кольца "151", так обозначалась в этой системе самая большая планета-гигант.
   Бинокль был открыт в прошлом веке. На нем добывались руды цветных металлов. В эпоху почти полного отказа от металлов нужда в разработках отпала, и шахты были законсервированы. Для контроля над планетой в системе были оставлены спутники слежения. Теперь пи один из этих спутников не работал. Сих Фитях подал запрос на них, и ему удалось принять ответный пакет. Все станции были выведены из строя год назад, вместо них было включено специальное эмуляционное устройство, которое передавало в общую информационную сеть ошибочную информацию.
   - На орбите Беты замечен корабль, - сообщил Кокт Джон, - кажется. Это и есть тот самый крейсер. Один из наших роботов вступил в бой и был уничтожен. Ваши предложения, капитан.
   - Мы можем выстрелить с дальней дистанции? - спросил Киз Фкот.
   - Можем, мяу. Но у "Рыжичей", как видишь, не самый худший корабль.
   -Где ж они взяли модель "Н-500"?
   -Я давал запрос. Из всех выпущенных моделей "Н-500" в строи почти все. Не хватает трех. Один из них, который называется "Хвостотаттио", пять лет назад был продан с помощью махинаций в независимую корпорацию "Большевик". Когда дело дошло до разборок, корабля и след простыл. Все попытки найти корабль через запросы по сети не дали результатов. Посему, я думаю, это и есть "Хвостотаттио".
   -Ты уже выяснил его слабые места?
   -Да. Хорошие детекторы отражений. Нашего орудия не хватит, чтобы ссадить его с орбиты отсюда. Выдав себя, мы потеряем время. Предлагаю сделать короткий прыжок через гиперпространство. Появившись у самой орбиты, мы выстрелим из центрального орудия и разрушим энергетическую установку террористов. На близкой дистанции их поле не выдержит.
   -Могут быть жертвы?
   -Навряд ли.
   - Ты применял такое действие в бою?
   -На учениях - да. Там обстановка совершенно подобна реальной. Задание номер 87.
   -А гипердрайв? Мы снова не вылетим в атмосфере?
   -Исключено. Разбив энергоустановку, мы попытаемся внедрить штурмовых роботов, чтобы выяснить, где находится Кошка Холдинг. Обследовав сеть, они дадут результат. Это займет минуту. Если Холдинг на корабле, мы начнем штурм. Если нет, мы отправим на планету специальную группу автоматов, а сами будем ждать подкрепления.
   - Если Холдинг не на корабле, все может пройти впустую.
   -Я знаю. Здесь вам решать. Либо мы остаемся, либо действуем. В любом случае, наши роботы уже обнаружены. Я считаю, что разумнее начинать действовать. Ближайший боевой корабль нашего блока находится в пяти часах лета отсюда. Крейсера "Отважные когти" и "Федотов" появятся на орбите Беты не раньше, чем через шесть с половиной часов.
   -Хорошо. Действуем,- сказал Киз Фкот.
   Крейсер прыгнул в гиперкосмос по короткой траектории. Сделав маневр, он притормозил, чтобы вновь войти в черный разряженный вакуум. Появившись на орбите Беты, патруль включил резкое торможение. Автоматы работали в бешеном режиме. За доли секунд они успели дешифровать защитные сигналы с "Хвостотаттио", определить его истинное месторасположение, навести центральное орудие и произвести мощный энергетический импульс. Все это время экипаж был на центральном пульте, и персональные защитные экраны работали на полную мощность - перегрузка была огромной.
   При попадании поле вокруг "Хвостотаттио" вспыхнуло. Показался и сам крейсер. Это был абсолютно черный крабоподобный аппарат. На длинных клешнях располагались шары его двигателей. По всему корпусу прилепились разнообразные роботы. Несколько гибких стыковочных узлов болтались, словно кишки.
   Покраснев, защитное поле вдруг потухло. Вспыхнул сам крейсер. Тут же раздался ответный импульс. Поле патруля воссияло, но выдержало. Больше выстрелов не было. "Хвостотаттио" завертелся, будто волчок. Несколько роботов тут же сели на его корпус, чтобы, просверлив панцирь, подключиться к информационной системе.
   Никого не послушав, Масипенсио покинул центральный пост, вошел в лифт и опустился в отделение посадочных модулей. Там он влез в кабину одного из файтеров и включил питание. Только тогда он сообщил Кизу Фкоту о своем поступке.
   -Я понимаю, что в праве действовать самостоятельно, - ответил тот, - но есть ли нужда в таких действиях?
   -Я и не собираюсь, - ответил Масипенсио, - я чувствую интуитивно, что это может пригодиться. Если понадобится быстро доставить Кошку Холдинг на борт, я буду готов.
   -Он прав, - сказал Кокт Джон, - если противник сумеет все-таки включить дополнительные генераторы, роботы просто выйдут из строя, и возникнет необходимость управлять ими вручную.
   -Хорошо, - согласился Фкот.
   Уже спустя минуту было получен результат сканирования "Хвостотаттио". На крейсере - 150 котов. Энергетическая установка работает в так называемом дежурном режиме. Орудия, управляемые вручную, готовы к бою, потому в течении пяти секунд следует ожидать выстрела. Кошка Холдинг на корабле нет. Зато известно ее месторасположение - это некая база на поверхности Беты.
   Несколько роботов, не дожидаясь приказа, рванулись вниз. Кокт Джон выстрелил по "Хвостотаттио" еще раз, чтобы не дожидаться ответного выстрела. Корабль террористов отбросило, и он почему-то оказался далеко вверху. На фоне тусклоосвещенных спутников Беты он мерцал тусклым куском металла.
   -Я стартую! - воскликнул Масипенсио.
   Файтер стремительно пошел вниз. Несколько аппаратов шло параллельно. Монитор, транслировавшейся на контактную линзу, был разделен на несколько участков. Масипенсио умело ориентировался. В одном углу экрана виднелись параметры патруля. В другом - показания роботов. По центру светилась карта планеты, где высвечивалось месторасположение Кошки Холдинг. Масипенсио включил голосовой режим, чтобы таким образом контролировать тех роботов, которые уже высадились в районе базы. Едва он получил первый доклад, силовое поле на носу его файтера вспыхнуло. Он тут же сделал резкий маневр, выбросил несколько пластиковых надувных фантомов, чтобы уйти от захвата локаторов и пошел штопором вниз. Все захваты фиксировались на экране контактной линзы его правого глаза.
   Едва уйдя от еще одного импульса, он едва не был уничтожен выстрелом из аннигилятора. В разряженном воздухе Беты загорелся огромный огненный шар. Внизу, на поверхности, засветился не менее впечатляющий шар - это выстрелил патруль. Масипенсио видел, как гигантская вспышка переросла в черный гриб поднятого в воздух испарения и грязи.
   -Ведем бой, - сообщила группа роботов, - уничтожена большая армия механизмов. Несем потери. База защищена мощным куполом. Внутрь пытается проникнуть бурильщик.
   Масипенсио набрал персональный код Кошки Холдинг. Если бы этот прибор был вшит в ее ухо, как делали теперь многие, он бы мог получить от него ответ даже в том случае, если бы тот был выключен.
   В ответ - тишина.
   - Я у поверхности, - сообщил он, - повреждений нет.
   -Следим, - отозвался Хиз Фкот, - я нашел Холдинг по прибору связи. Если крот проникнет внутрь купола успешно, мы разобьем поле выстрелом сверху. Кокт сделает это аккуратно. Подлетай в упор к строению. Роботы попытаются найти Кошку.
   - Я - в трехстах километрах от базы, - ответил Масипенсио.
   Тут же ему на хвост сели три вражеских аппарата птицы. Автоматы пытались сами ссадить птиц, но те маневрировали с невероятной быстротой. Масипенсио пришлось сделать головокружительный маневр, чтобы выйти из под обстрела. Только тогда птицы были сбиты огнем с орбиты. Наблюдая, как пылающие факелы падают в редкий лес Беты, Масипенсио перешел на бреющий полет. По дороге к базу ему никто не встретился. Зато в нескольких километрах от места огонь велся отовсюду. Защитное поле вздрагивало сиреневыми искрами. Импульсы с патруля вскоре подавили огневые позиции. Масипенсио сделал дугу над базой и приземлился у округлого строения.
   -Все идет по плану, - сообщил он, - защитного поля нет. Приземлился.
   Масипенсио осмотрелся. Дисплеи, встроенные в его контактные линзы, показывали все предметы. Локаторы файтера были настроены так, что могли улавливать любые предметы. От роботов до микроорганизмов. Но микроорганизмы в данные момент не входили в плане Масипенсио. Хотя могло оказаться так, что - напрасно. Существовал целый класс роботов-микробов. Большая часть их использовалась на заводах и фабриках, также - на полях. Но уж кому, как не Масипенсио, было не знать о том, какими могут быть боевые образцы.
   Излучатели постоянно ползали по корпусу файтера на магнитных подушках. Некоторые отрывались сантиметров на двадцать, разворачивались, будто оглядываясь. Пару один из них выстрелил с хвоста аппарата. Масипенсио не увидел, по чему он там стрелял. Он сосредоточился. Бортовой компьютер подключился к компьютеру крота и указал на месторасположение Кошки Холдинг.
   -Вы это видите? - спросил он.
   -Видим, - ответил Сих Фитях, - крот разродился малозарядными насекомыми и ведет бой внутри здания. Сейчас прибудет помощь.
   Не успел он это сказать, как воздух над базой затрясся. Что-то, будучи сбитым, обвалилось вниз и запылало, разбрасывая клубы черного дыма. На куполе базы появилось множество серебристых пауков. Включились резаки. Одни пауки стреляли куда-то вдаль, другие пропиливали крышу. Когда появилось отверстие, пауки рванулись внутри.
   -Что делать? - спросил Масипенсио.
   -Подожди, - взволнованно проговорил Киз Фкот, - взлетай и заходи с обратной стороны базы. Точкой будут указаны ворота. К сожалению, я не могу вывести их тебе на автопилот. Сейчас роботы попытаются их открыть.
   - А как там Кошка Холдинг. Она не пострадала?
   -Не знаю. Давай.
   Масипенсио рванул с места вверх. Взлетев вертикально, файтер поднялся кверху носом и на скорости обогнул купол базы. Поворачивая на другую сторону, Масипенсио увидел открытые ворота. Он тут же навел на них курсор и щелкнул клавишей джойстика. Ворота изобразились в виде набора точек и направляющих. Файтер влетел внутрь, будучи вверх ногами и понесся по коридору до места, которое указывал крот. Излучатели аппарата открыли огонь. И опять - неизвестно по кому. Достигнув нужной точки, Масипенсио затормозил и завис в воздухе. Повсюду на стенах виднелись дыры и обожженные участки. По полу тут и там валялись оплавленные куски.
   -Я на месте, - сообщил Масипенсио.
   -Жди.
   Он осмотрелся, хотя мог и не оглядываться, пользуясь дисплеями. Внезапно боковая стена обвалилась, и Масипенсио поначалу не понял, что же он видит. Механизмов было так много, что разум приходил в замешательство. Ими было заполнено огромное, периметром в несколько километров, помещение. Здесь находились и многоэтажные монстры с большими клешнями, и робота на колесах, и какие-то жирафа-подъемные краны, и роботы-полицейские класса А, выкрашенные зачем - то в полосатый цвет, и великое множество небольших механизмов. Ничего из всего этого не двигалось.
   -Ого, - произнес Масипенсио.
   Тут он заметил котов. Он тут же подал на дисплеи увеличенное изображение. Коты, одетые в комбинезоны без всяким опознавательных лейблов, стояли у стены, подняв вверх лапы. Им кто-то там угрожал.
   -Открывай кабину, - сказал Киз Фкот.
   Масипенсио молча дотронулся до светящейся клавиши. Прозрачный колпак стек вниз, и в лицо Масипенсио дыхнуло прохладой, смешанной с едким испарением, вызванным попаданием импульса излучателя в соответствующе едкие предметы. Отовсюду слышался шум и скрежет. Что-то падало на пол с большой высоты.
   Несколько вспышек, и что-то пронеслось на самым ухом Масипенсио.
   -Черт! - воскликнул он.
   Тут же в поле его зрения показался крот. Вернее, кротов было несколько. Разделившись на части, он представлял из себя частью ползающие, частью - летающие механизмы.
   -Прошу, - сказал один из котов.
   Масипенсио не понял и завертел ушами. Что-то заскрипело, и лифт файтера понес кого-то к кабине. Масипенсио и подумать ничего не успел, как возле него возникла Кошка-Холдинг.
   -Здравствуйте, - прошептала она удрученно.
   Вид Холдинг и впрямь не вызывал особого оптимизма. Белый прежде комбинезон был теперь сплошь покрыт масляными пятнами. Усы Кошки Холдинг обгорели. Один глаз был полузакрыт.
   -Вы умеете работать, - проговорила она, усаживаясь в кресло.
   Масипенсио закрыл кабину и рванул с места. Он знал, что Кошке-Ходинг навряд ли придется по вкусу подобный маневр, однако иного выхода он не видел.
   -Видим тебя, - сообщил Сих Фитях, - у тебя - хвост!
   -Вижу. Ракеты.
   - Мы попытаемся сбить их.
   -Сам уйду.
   Масипенсио совершенно не думал о том, каково Кошке-Ходинг. Он круто завертел файтер по дуге. Шедшие следом ракеты, сокращая путь, попали под автоматический огонь излучателей файтера и испарились. Кошка-Холдинг закашляла. Оплавленные ее усы подались вперед, будто защищаясь. Масипенсио посмотрел на нее в дисплей. Холдинг не была испугана. Ее просто гнули перегрузки.
   - Переходи на автопилот! - крикнул Киз Фкот.- Будешь заходить в шлюз на скорости!
   Масипенсио включил автопилот. Файтер выскочил на орбиту и совершил еще более мощный рывок. Подходя к крейсеру, он запустил экстренное торможение, и оно продолжалось внутри корабля. В следующие секунды перегрузка была столь мощной, что Масипенсио тотчас потерял сознание.
   Открывая глаза, он видел красную тьму. Облака отсутствия кружились, наполняя глаза абсурдом. Масипенсио схватился за голову, потряс ей и ощутил острую боль.
   -Вы ушиблись?
   Перед ним появилась Кошка-Холдинг.
   -Не знаю, - ответил он.
   -Мы - в гиперкосмосе?
   -Я не знаю.
   -А, - прошептала Кошка-Холдинг, - я знаю. В нас чем-то попали. Я видела, как прорвалась стена, и на нас глянули звезды. Потом стену затянуло защитным пластиком.
   -Что? - крикнул Масипенсио.- Центральный пост!
   - Что кричишь? - спросил у него Сих Фитях.
   -Мы целы?
   -Не знаю, насколько не целы. Ты как там? Цел? А Кошка-Холдинг?
   -Я - в порядке, - ответила Холдинг, - спасибо вам!
  
  
  
  
   Глава31.
  
   Ремонт в Кибер Котсе.
  
   Кибер Котс был славен своей индустрией. Здесь бы добавить - своей странной индустрией. Большинство заводов находились глубоко в коре планеты. Вверх продукция доставлялась по огромному туннелю, который тянулся до самых высот средней орбиты. Лифт поддерживался в таком состоянии мощными орбитальными генераторами, запитанными термоядерными реакторами. Станция распределения ресурсов стыковала к себе корабли. Корабли прыгали в гиперкосмос с помощью специального лифта. Здесь была выгода - использовать гипердвигатели в пределах системы звезды Кибер Котса Желтого Хвастио запрещалось. За использование трамплина бралась порядочная сумма.
   А вообще, Кибер Котс всегда был страной автоматических концептуалистов и фанатов использования роботов в быту и на работе. Недра Кибер Котса были выбраны до основания - внутри была настоящая полость, заполненная фермами по производству пластиков, электрическими садами и яслями разнообразных кибернетических механизмов. Половина населения Кибер Котса вообще была роботами.
   - Оставаться на корабле во время ремонта необязательно, - сказал Хиз Фкот,- я бы даже сказал, что это не очень хорошо.
   -Правильно, - согласилась госпожа Усова, - мы уже давно не видели открытые пространства и не дышали свежим воздухом. Очевидно, с нами согласится госпожа Кошка Холдинг.
   -Да, - тихо ответила Кошка Холдинг.
   -На Кибер Котсе нет свежего воздуха, - заметил Финтипюс Хич иронично.
   -Чем же они дышат? - спросила Хина Унць.
   -Скорее всего, воздушными пластиками, - усмехнулся доктор Коос Кос.
   -Воздушных пластиков не существует, - ответил ему Масипенсио.
   -Откуда ты знаешь? - спросил Кокт Джон.
   -Я просто так думаю.
   -Сейчас мы все узнаем, - сказала госпожа Усова, она же Кошка А.
   К крейсеру уже присосалось множество ремонтных роботов. Они ползали по гладкому корпусу патруля, источая крупные капли жидкости, которая тут же улетала в открытое пространство. Тела роботов были сплошь покрыты глазами. Глаза мигали многоугольными зрачками. Тонкие усики излучали целую гамму магнитных полей.
   Дождавшись посадочного модуля, команда патрульного крейсера прошла в шлюзовую камеру, откуда проследовала в пассажирский отсек. Модуль отделился и стремительно пошел вниз, к поверхности Кибер Котса.
   - Уважаемые пассажиры, - доложил автомат, - через двадцать минут мы окажемся в порту столицы Кибер Котса Замбокке. Население Замбокка составляет всего два миллиона котов. Это - двадцать второй по населению город Кибер Котса. Замбокк был основан двести лет назад свободным Кланом Почитателей Полосатости. Тогда город состоял из одной улицы, на которой стояли временные дома, какие входили в стандартную комплектацию торгового корабля Умбра, которым командовал Александор Котос, никому неизвестный купец, состоявший в гильдии купцов "Команда 6". Новая планета понравилась Александору. Он провозгласил популярный лозунг "Мои усы останутся осязать это!". С тех пор Кибер Котс является свободной планетой со своими устоями, культурой, диалектом и еще большим набором разнообразных атрибутов.
   -Я слышала много плохого о Кибер Котсе, - сказала Кошка Холдинг, - и - ничего хорошего.
   - С нами вам нечего бояться, - проговорил Масипенсио, - мы были в таких переделках, какие никому не снились. Мы видели таких монстров! В конце концов, мы остановили Сверхкота.
   -Лично вы? - удивилась Холдинг.
   -Лично он, - ответила Усова.
   Кошка Холдинг покосилась на Кошку А. и замолчала. Последовавшие за этим два часа Холдинг не произнесла ни слова. Все остальные восприняли это замечание как глубочайшую иронию.
   - Кибер Котс - самый крупный поставщик цилиндрических и стереоцилиндрических пластиков на мировом рынке, - продолжал автомат, - как известно, этот дорогостоящий материал применяется при изготовлении элитных кресел и диванов. Практически вся мебель класса "б" во всем мире изготавливается из пластмассы Кибер Котса.
   -Что такое мебель класса "б"? - спросила Госпожа Усова.
   Масипенсио глубоко вздохнул и сделал невнятный жест.
   -Понятно, - сказала Усова, - лучше молчать.
   Никто этих замечаний и не заметил. Посадочный модуль делал большой круг над Замбокком, который с высоты напоминал огромное гнездилище игл.
   По приближению стало видно, что далеко не все здания в столице Кибер Котса столь остры. Расстояния между иглообразными небоскребами было довольно внушительное - несколько остановок на городском транспорте. В промежутках между гигантами располагались более скромные строения. Малоэтажные особняки скрывались в тени саморазмножающихся пластиковых деревьев.
   -Страсть какая, - проговорил Кокт Джон, - искусственные растения.
   - Их еще и от природных не отличишь, - ответил Коос Кос, - сами рождаются, сами умирают.
   - Извращение, - проговорил Алонсио У, - и, при чем, им, здешним жителям, все это по душе. Они наслаждаются своей пластмассовостью. Пластмассовость - это их стиль. Насколько я знаю, никто из них не скучает по живой природе. Она им попросту чужда. Тут в моде всякие там кибернетические прибавки к организму. Контроллеры желудка, изготовленные в Кибер Котсе, продаются у нас в аптеке. Здесь без них не обходится ни один здравомыслящий, если можно так сказать, кот. А еще - Коты- Пружины! Надеюсь их хоть раз увидеть!
   - Я читал про котов-пружин, - сказал Масипенсио, - но мне кажется, это так редко.... Нет, я заговариваюсь. У меня до сих пор ум за разум заходит.
   -Вы не волнуйтесь, - посоветовала ему Хина Унць.
   -Хорошо,- ответил он.
   -Свободный Клан Почитателей Полосатости существует и теперь, - продолжал диктор, - но ныне он не имеет такой силы. Скорее, это - лишь непременный атрибут современной жизни Кибер-Котса. Почитатели Полосатости - это коты привилегированных профессий. Так сказать, элита Кибер-Котса. Здесь в качестве примера можно привести знаменитую фиолетовую субкультуру, которая дала ход рождению множества направлений современного искусства.
   Фиолетовая субкультура и теперь популярна во многих мирах, в том числе и на родине всех котов, Солнечной Системе. Основатель фиолетовой субкультуры, Отто Коотив, говорил, что вселенная - это всего лишь коробка от конфет иного. Не более того. Надо сказать, что данное направление имеет собственный язык. Так что не удивляйтесь, когда, попав, например, в Уксимур, вы не поймете ни одного слова. Весь Уксимур уже давно говорит на языке фиолетовой субкультуры. Подобное на Кибер-Котсе - вовсе не парадокс! Фиолетовая субкультура мощна! Подойдите к любому художнику и поэту...
   - Я всего это не застала, - сказал Кошка А., - космос далеко продвинулся вперед. Как все меняется.
   -Что ты думаешь о фиолетовой субкультуре? - спросил Масипенсио.
   -Ничего не думаю. Мир состоит из нескольких букв. Все остальное - лишь перебор этих букв в наборах.
   -Это диагноз?
   -Нет. Просто все так, а не иначе.
   -Давно мечтал тут побывать, - сказал Кокт Джон.
   -А я тут не раз был, - проговорил Алонсио У, - странное место. То ли здешняя звезда так влияет на котов, то ли что-то еще. Я не знаю, с чем это связано.
   -Звезды влияют на котов, - сказал Киз Фкот.
   -Бесспорно, - ответил У, - у всякой звезды - свой собственный характер. Если б его еще научиться понимать, мы бы знали, с какими типами звезд связывать свою судьбу. Я не говорю, что есть совершенно нейтральные звезды. Но я по своему опыту знаю - звезды без планет всегда более гостеприимны. Планетные звезды защищают своих детей. Я вам скажу - только по секрету - волки - это обратная сторона. Как мы туда попали, ума не приложу. Секретными службами установлена, что жизнь во вселенной процветает, просто нечто разнесло ее по разным измерениям, чтобы она не соприкасалась и не мешала. Попасть в эти измерения практически невозможно.
   -Вы все это знали? - спросил Киз Фкот.
   -Да.
   -И вы нам ничего не сказали, когда мы были там.
   -Разве это что-то изменило?
   -Верно. Выходит, вы знали, что такое могло случиться.
   -Эксперименты уже давно проводились. Ни один пилотируемый аппарат еще не вернулся!
   -Их было много? - недобро спросила Усова.
   -Чего?
   -Пилотируемых полетов.
   -Всегда есть добровольцы.
   -Уж не с этой ли целью вы с нами, уважаемый Алдонсио. Смотрите у меня!
   -Что?
   -Поосторожней, мяу! Никогда не будьте уверены по поводу того, чего не знаете, мур! Никогда, слышите, У!
   -Хватит вам. - сказал Киз Фкот.- Вы о чем - то жалеете? Кто-нибудь видел подобное.
   -Жаль Борщевского, - сказала Кошка А., - мы рано улетели. Мы - его мечта.
   -Ты правда подарила ему радио? - спросил Киз Фкот.
   -Да. У него должна быть мечта.
   Пролетев над иглами Замбокка, посадочный модуль притормозил и опустился на громадной полосе космопорта. Здесь, на поверхности гигантских бетонных плит, находились, в основном, такие же модули. Большинство звездолетов дислоцировалось либо на высокой орбите Кибер-Котса, либо на промежуточных орбитах. Здесь можно было наблюдать лишь дорогие частные межзвездники, которые могли позволить себе садиться на планету, взлетать и уходить на сверхскорости, не имя больших размеров.
   Покинув салон посадочного модуля, команда патруля пересела в скоростную электричку-змею, и та понеслась, мягко покачиваясь на магнитной подушке. Въезжая в Замбокк, она будто попадала в невероятный электрический лес. Мир вокруг менялся. Острые башни пластиковых небоскребов, смешиваясь с низкорослыми офисами и лентами транспортных паутин, превращали внешнее пространство во внутренности компьютера. Пешеходы двигались широкими толпами. Флайеры неслись со скоростью пуль. Информационные каналы прорезали воздух яркими лучами.
   - Каково! - издал из себя возглас восторга Киз Фкот.
   -Я в детстве был в Кибер-Котсе, - заявил Масипенсио.
   -Ты? - воскликнула Кошка А.
   -Я плохо помню. Мои родители тогда много путешествовали. Мама носила меня в специальной сумочке с прорезями. Я очень хорошо запомнил Кибер-Котс. Но он тогда бы другим. Я помню эти здания. Но желтые информационные линии тогда не использовались.
   -Да, я помню, - улыбнулся Киз Фкот, - славное было время. Тогда использовали зеленые линии. Речь о желтых линиях тогда еще и не шла. Это уже позже.... Их, кажется, сначала ввели на Титане, мире вечного холода. Там они работали безукоризненно. Они также хорошо работают на коротких сверхскоростях в пределах Солнечной Системе. А у нас все немного не так. Ты всего этого не застал, Масипенсио. А Кибер-Котс, он всегда жил в своих пластиках.
   - Я знаю о времени, когда Кибер-Котса не было, - улыбнулась Кошка А.
   -Что это за время? - спросил Алонсио У.
   -Вас тогда не было, - ответила Усова, - поверьте мне, это так, дорогой У.
   - Вы очень метафоричны, - заметил Алонсио У.
   -Интересный у вас разговор, - заметил Кокт Джон.
   -Выйдем здесь, - сказал Киз Фкот, - центральная улица центра Замбокка. Здесь должно быть много интересного.
   -О! - обрадовалась Кошка А.- обожаю центральные улицы. Каким бы не был город, центральные улицы его всегда несут что-то свое. Свой запах! Свои хвосты! Свои зрачки вчерашних глаз! Центр любого города замечателен! О, а сколько здесь магазинов!
   - Вы собираетесь делать много покупок? - спросил Киз Фкот. - Знаете ли вы, что на Кибер-Котсе не так все легко с деньгами. Если дело касается крупных проплат, то проблем нет, можно воспользоваться стандартными единицами, которые служат для всех банковских операций. Но, войдя в магазин, вы ничего не купите на свои котофеи. А обменять деньги через карманный компьютер вы не сможете. Здесь меняют наличку на наличку. А уж потом вы можете с этой наличкой делать все, что вам заблагорассудиться. Хотите - переводите на свой временный счет, хотите - так их потратьте. Да и, честно говоря, я не знаю, что такого можно купить в Замбокке. Здесь все чрезмерно и искусственно. Хочется местной природы - нет местной природы. Хочется увидеть местных животных - нет тут никаких местных животных, так как их вообще здесь быть не может. То есть, они есть, но все они - искусственные. Они сами размножаются, устав жить, они движутся себе в утилизатор, и там их уносит на специальный завод лифт. Словно души - в иной мир. Представляете, как это похоже. Коты Кибер-Котса повторяют, по сути, наше бытие, только на свой, пластмассовый манер.
   -Хочу купить себе пластиковое животное, - произнесла Усова.
   -Законы Кибер-Котса запрещают вывоз искусственных животных за территорию Кибер-Котса, - возразил Киз Фкот.
   -Большой штраф?
   -И штраф, и - возможность тюремного заключения!
   -Фу ты, мяу! Тюрьма! В Кибер-Котсе есть тюрьма! Я думала, здесь правонарушителей так же ссылают на поселения, где, в сущности, не так уж плохо, разве, что сбежать оттуда трудно. Но - возможно.
   -Да, - согласился Масипенсио, - у нас был экзамен по побегу.
   -Ого! - воскликнул Алонсио У. - У вас есть целая планета для этих целей?
   -Да. И - очень далеко. Звездная система прикрыта мощным пылевым мешком со всех сторон, ни излучения, ни информационные пакеты до нее не добираются. На экзамене предлагается убежать из колонии. Все очень правдоподобно.
   -Вам удавалось? - спросил Алонсио У.
   -Да. Но - не сразу. С десятого раза. Зато я уже знал наизусть все примы. Мне понадобилось двадцать минут.
   -Двадцать минут? Вы шутите, Масипенсио! Я знаю, что одна группа заключенных котов, которые сбежали в Беты Щенка, готовились к побегу два года. Разработанная ими система была признана идеальной.
   -Кто не что учился, - усмехнулась госпожа Усова.
   Центральная улица Замбокка, Логран-стрит, поражала воображение. Совершенно ровные здания уносились вверх, но рельеф этих строений, поделенный на множество сегментов, не оставлял ощущения монолитности. Каждая часть совмещала в себе окна, рекламу, полосы прокрутки, которые можно было промотать, только направив на них палец; тут же - встроенные в стены и находящиеся за прозрачным пластиком внутренние сады, аквариумы, наполненные диковинными искусственными рыбами, микромиры, населенные иными искусственными жителями, и даже микрогалактики, искусственные, но - совершенно реальные на первый взгляд. Все это сочеталось с невероятным числом магазинов, ателье, парикмахерских и прочих салонов, мастерских по подбору домашних питомцев и изменению их конфигурации. По всему было видно, что искусственная жизнь не на шутку волновала замбоккцев.
   Так, войдя в павильон "Let`s Let them live", экипаж крейсера-флагмана обнаружил невероятных размеров нишу, где реальность то ли была искажена, то ли это создавалось с помощью какого-то другого эффекта. За стеклом находилась целая долина. От начала - до горизонта. Там, у края планеты, высились цветные облака, и они тоже продавались. На середине пути от них до начала обзора располагался город, где жили "Золотокоты" - хит сезона прошлого лета. Центральному обзору были доступны так называемый вязаный кот, Кот-Кегля, и Милашка Й - А.
   -Они действительно разумны? - спросил Кокт Джон у менеджера.
   -Разум всегда относителен, - ответил тот, - нельзя называть разумным все, у чего есть поведение. Наша компания борется за максимальную приближенность к ощущениями настоящего разума. Подлинность - это лишь класс техников. Кот-Кегля, например, обладает одним незаурядным качеством, которому можно поучиться и нам. Он всегда замечает, когда у кого-нибудь из посторонних плохое настроение. И он не бросается тут же повышать его. Нет. Это было бы не очень обдуманно. Но, обладая большим набором готовых схем, он действует невербально. На самом деле, хоть это и работа, труд, так сказать, огромной бригады котов, подобная машина вызывает глубокую симпатию.
   -Странные они все, - сказала Кошка А. Масипенсио позже, - очень странные. Тратить столько усилий на создание такой чепухи, но не разрешать все это вывозить. Они сами этим всем и наслаждаются. Замбокк - довольно заурядный городишко по своим размерам. Центр мощен, я не спорю. Но все остальное - это скучнейшие спальные районы, где все однообразно. Какая уж тут эстетика?
   Представляю, если бы вся эта искусственная робототехника рванулась к нам!
   -Разве у нас нет роботов, мур?
   -Да, но у нас вообще нет культа роботов. Они есть, и на них внимания никто не обращает.
  
  
  
  
  
   Глава 32.
   Драка в Замбокке с использованием бензопил.
  
   На следующий день прогулка по Замбокку продолжалась. Пройдя половину города пешком, Масипенсио, Кошка А. и группа Изолированных котов вошла в весьма престранные кварталы - улицы были там высокие и узкие. Дома - все сплошь многоэтажные. Высунувшись с балкона одного дома, можно было с легкостью стянуть висящее на балконе противоположного дома белье - так узко было. Мощенные красной плиткой, улицы тянулись то вверх, то вниз. Дома продолжали эти изгибы вместе с улицами. Некоторые из них, казалось, стояли вообще не ровно, а под наклоном. Белье капало повсюду. Жужжали какие-то роботы. Коты задирали головы. Вскоре было замечено, что половина жителей кварталов - электромагнитные коты-пружины - саморазвивающиеся существа, тела которых напоминали пружины, глаза горели, словно фонари, а усы источали электричество. Лица у котов-пружин все были дерзкие и непримиримые.
   -Вы бы лучше шли отсюда, котейки, - посоветовал один из жителей кварталов.
   Прогулка продолжалась уже около часа, когда Масипенсио заметил на тротуаре (если это можно было назвать тротуаром) лежащий предмет размером с сигаретную пачку. Он поднял его - это была коробка из под пищевого машинного масла "Октябрь", которое использовалось у котов-пружин в качестве чая.
   -Масло, - сказал он, подняв пачку.
   Тут же раздался вой.
   -Моя иглуска!
   Это завывал тонкий некрасивый ребенок кота-пружины, которого никто сперва не заметил - он сидел за мусорным ящиком и чем-то занимался. Завидев, что игрушкой кто-то завладел, он разразился неприятным неживым скрипом.
   -Фу ты, черт, - возмутился Финтипюс Хич, - какая бяка!
   Он отшатнулся от ребенка. Тот, не долго думая, завопил еще громче. И тут началось - на крик его из домов стали высовываться угловатые физиономии котов-пружин. Все они напоминали ошибку художников-кубистов начала 20-го века.
   - Ну и...- проговорил Киз Фкот.
   По кварталам пролетел ветерок из шепота. На улицах появились первые коты-пружины. Неуверенно перегибая гибкие тела, они становились к стенам и мигали глазами.
   -Полосатые в наших кварталах, - послышался возглас.
   -Это наш тротуар!
   -Это - пыль наших дедов. Вы ходите по ней.
   -Кажется, сейчас что-то будет, - предположил Алонсио У.
   Они продолжили свое движение. Следом стучали двери, на улицу вываливали новые пружинные тела. Новые вспышки глаз отражались в немытых окнах. Новые электрические волны от пластиковых усов ионизировали воздух.
   -Идем спокойно, - сказал Киз Фкот.
   -Более чем спокойно, -добавил разведчик Алонсио У.
   Однако, дорога была недолгой. Скоро путь преградила пружинистая толпа. Коты-пружины вывалили из какого-то закоулка. Постоянно шевелясь и выгибаясь, они напоминали кучу кишащих червей. Шепчась и чертыхаясь, они то и дело изрыгали из себя какие-то местные сленговые словечки.
   - Мы хотим пройти вперед, господа, - проговорил Киз Фкот как можно более уверенно.
   -Х-ха, - от толпы отделился субъект в зеленом балахоне и черной спортивной шапочке по самые глаза, - Я! Ха! Я! Я фигею с вас, а? Полосатая сволочь уже не боится топтать нашу пыль! Ха!
   Он приблизился к Кошке А. и погладил ее по голове.
   -Экземпляры, а?
   -Да, вы - еще те экземпляры, - ответила та ему.
   -Да ладно, - прохохотал пружина в шапочке, - ха! Я! Ха! Смелая полосаточка! Мы - друзья друзей!
   -Таких бы друзей - за хрен и в музей, - заметил пилот Сих Фитях.
   -Чего чего? - возмутился один из котов-пружин, субъект в спортивном одеянии, - в какой такой музей?
   -Музеев много, - ответил Сих Фитях.
   -Нас в музей определяют! - послышалось со стороны.
   -Спокойно, - сказал Алонсио У, - у всех электрические нагнетатели?
   - У меня есть кое-что похуже, - ответил Масипенсио, - но стоит ли это тут использовать?
   Обстановка накалялась с каждой секундой. Коты-пружины высыпали отовсюду, словно стаи саранчи. Спустя минуту им уже не было проходу. Стоял жуткий гвалт. Передние ряды пружин уверенно наступали, подпирая гостей к обратной стороне толпы, где тоже были не против начать наступление.
   Тогда Масипенсио увидел магазин бензопил. Никто не успел заметить, как это случилось. Масипенсио щелкнул своим электронагнетателем, своеобразным походным ножом с военным акцентом, разбил стекло витрины и оказался внутри.
   Это были высокоскоростные пилы, работавшие на пластиковом бензине. Одним щелчком походного прибора Масипенсио взломал замок и запустил пилу. Коты не успели ничего понять. Когда же они что-то поняли, было уже поздно - незваные гости были круто вооружены.
   -Ну и что! - толстопружинный кот с зелеными глазами без зрачков.- Что с того? Ха! Напугали, полосатые. Сейчас мы вам покажем.
   И тут он что-то метнул. Что это было, стало видно уже потом. Сих Фитях в невероятном прыжке отбил это хвостом. Удивительно - возможно ли было, чтобы электровеники отбивали хвостами? Но не зря ведь это была команда патрульного крейсера Изолированных Котов.
   Вернувшись назад, электровеник прошел по головам толпы и завизжал.
   -А! - заорал юный кот-пружина и бросила в атаку.
   Следом - толпа.
   Стоявший впереди всех Масипенсио размахнулся бензопилой и начисто срубил первых трех пружин. Остальные нападавшие отступили. Половинки котов-пружин подергались и замолкли.
   -Они нас режут! - закричал кот-пружина в шапочек.
   Вся толпа рванулась, и началось. Коты-пружины явно переоценили свои силы. Они просто не знали, что связываются со специалистами, которые могут многое в совершенно областях. Проявила себя и Кошка-Холдинг. Сорвав с витрины бензопилу, она смело завела ее и принялась размахивать по сторонам. Госпожа Усова показала себя вообще с лучшей стороны - орудуя бытовой пилой, она выписывала настоящие чудеса владения предметом.
   Бой был коротким. Коты-пружины вскоре отступили. Большая их часть вообще исчезла с улицы.
   - Не на тех нарвались! - воскликнула Усова.- Мы и не такое видели!
   -Валить надо, - сказал Киз Фкот, - а то не хватало нам еще полиции.
   - Тут есть полиция? - спросила Кошка-Холдинг.
   -Да, мадам, - сказал Алонсио, - как же без полиции, тем более - в Кибер Котсе.
   Масипенсио выскочил на улицу и угрожающе замахал бензопилой. Толпа котов-пружин, та, что еще продолжала кучковаться, сделала несколько шагов назад.
   -Грязные полосочки! - послышался выкрик.- Мы вам еще покажем!
   -Кто хочет отведать этого? - прокричал Масипенсио.
   Алонсио У выскочил на улицу и схватил Масипенсио за рукав:
   -Все, хватит. Пора сваливать!
   Экипаж патруля побежал сломя голову по опустевшим кварталам. Покинув места обитания котов-пружин, коты пересекли небольшой заброшенный парк, в котором было много статуй. Выскочив на площадь, все благополучно сели в скоростной летающий трамвай, вагон которого представлял из себя кафе со столиками.
   -Ну и ну, - сказала Кошка-Холдинг, - столько всего произошло со мной за последние дни!
   -Вы рады? - спросила госпожа Усова.
   -Вы серьёзно?
   -Что серьезно?
   -Интересно, здесь можно курить? - спросил Кокт Джон.
   -Кури, - сказал ему Коос Кос.
   -Вы серьезно думаете, что это - приключения? - спросила Кошка-Холдинг.
   -Мы к этому привыкли, - ответила за Усову Хина Унць, - в прошлую командировку я пообещала своим котяткам, что мы привезем с Зиппо ракушки Папопоров. Знаете, какой это кайф - просто держать в руках ракушки Папопоров.
   -Что такое Папопоры? - спросила Кошка-Холдинг.
   -О! - раздался дружный вздох.
   -А я, между прочим, тоже не знаю, что такое Папопоры, - сказала Усова.
   -И я, - ответил Масипенсио.
   - А.... - махнул рукой Киз Фкот. - То, что для нас - естественно, для вас - неизвестно. Папопоры - это повторяльщики. Берешь в руку его и говоришь, а он следом повторяет. Но ума у него никакого нет. Папопоры - это словесные хамелеоны.
   - А это далеко, где Папопоры живут? - спросила Кошка-Холдинг.
   - Целый день в гиперкосмосе бултыхаться, - проговорил Финтипюс Хич.
   -Не день, а сутки, - поправил Сих Фитях.
   -Может, и так, - согласился Финтипюс Хич, - может, и больше, чем сутки.
   - Но никаких ракушек я не привезла, - сказала Хина Унць, - я уж и не знаю, что это было. В далеком космосе полным полно аномалий. Всякий раз встречаешь что-то новое.
   -Да, - согласился Киз Фкот, - всякий раз - что-то новое. С обратной стороны ядра Галактики все подвержено совершенно иному излучению. Никогда не представляешь, что встретишь в очередной раз. В космосе очень много всего невозможного. Мы так еще мало знаем. Хотя, наша техника на многое способна - во всяком случае, я нее полагаюсь.
   -Благодаря ей мы чувствуем себя на высоте, - сказал Масипенсио.
   - Здесь можно заказать вина? - спросила госпожа Усова.
   -Наверное, какое-нибудь пластиковое вино? - предположил Масипенсио.
   - Давайте проверим, - ответил Кокт Джон, - закажем вина и будем летать в этом трамвае до посинения.
   Замбокк проносился далеко внизу. Поднимаясь по невидимой эстакаде, трамвай огибал окраине города-иглы, чтобы выйти в пригород, где фиолетовость субкультуры не ощущалась столь ярко. Трамвай спустился и шел невысоко над тонкой серебристой полосой. По обе стороны проносились мирные желтые поля какой-то травы. В открытое окно влетал прохладный воздух, наполненный кисловатым запахом местной растительности.
   - Хорошая картинка за окном, - вздохнула Кошка-Холдинг.
   -А мне кажется, на Кибер-Котсе главное - пластмасса, - проговорил Сих Фитях.
   - Я чувствую теперь, что такое жизнь, - ответила Кошка-Холдинг, - жизнь - это не деньги!
   Раздался дружный вздох.
   -Вы - замечательны! - воскликнула Усова.
   Кошка-Холдинг взволнованно взмахнула хвостом.
   -Хорошее вино, - произнес Масипенсио, - хотя оно, вероятно, сделано искусственно.
   -Ну да, сейчас тебе и подадут натуральное, - ответила Хина Унць, - местные жители вообще не признают ничего натурального. Они и не предполагают, что натуральное можно употреблять. Если ты дашь кому-нибудь из них натуральное яблоко, они будут над тобой смеяться. Искусственное, по их мнению, более совершенно. Вершина, так сказать, прогресса. По моему, у них вообще нет ничего натурального. Неизвестно, сами они - натуральные или нет? Я уж не говорю о котах-пружинах.
   -А что, они занятны, - произнесла Кошка-Холдинг.
   -Очень занятны! Неужели у них собственный разум?
   -Насчет этого никто точно не знает, - ответил Алонсио У, - специалисты, вообще-то, отрицают это. Они считают, что пружины - это тупиковая ветка в робототехнике, и что у них - очень мощный сервер. Есть мнение, что этот сервер ныне устарел, и больше не для чего он не подходит, как обслуживать разум котов-пружин. Вообще, это - странный эстетизм. На Кибер-Котсе очень много такого странного эстетизма. Нам здесь трудно что-либо понять.
   - Мне это нравится, - проговорила Холдинг, - впечатляет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 33.
   Кошка Хранительница Утюга.
  
   Легенда о Кошке Хранительнице Утюга (КХУ) довольно неровно вписываются в общую схему мифологии. Одни считают данное произведение некоторым парадоксом древней кошачьей литературы, другие - тайным зашифрованным документом, говорящим о бренности бытия и тонной связи между мирами. Здесь подразумевается мир кошачий и мир человеческий. Существование последнего - вещь не то, что теоретическая, она даже и не особенно мифологическая. Это что-то еще - никто никогда не видел ни человека, ни мира его, ни следов деятельности его. Каким образом древние коты сумели придумать и довольно красочно описать это высокое прямоходящее и разумное существо, никто не знает. Стоит отметить, что вопрос о человеке никогда не затрагивался в учениях Великого У. Знаменитая речь У на 1050 конференции рыбников и креветочников, где корреспонденты настаивали, а У всячески увиливал и даже контратаковал, не есть пример. По сему, легенда о КХУ и всяческие документы древности, описывающие жизнь, быт и где-то даже историю иного существа, скорее всего - одно и то же. За исключением: в легенде о КХУ есть косвенная ссылка на Сверхкота Полукота, которого в ту пору еще не было. Впрочем, кто его знает, был ли. Другое дело, что предсказатель гласит:
   -Охранив Холодного, освободившись от чар Термального и Периодического, с черной круглой ручкой для изменения температуры стыда Своего, и метнется душа вон - ни в рай, ни в ад, а тот, кому места нет ни там, ни сям, ни кот - ни два кота, ни недокот, ни сверхкот, а и то, и другое, и третье, и четвертое. Но время до места прибытия нескорое. Пройдут поколения, и он выпадет, как снег, и ничего уже помнить не будет.
   Выходило, что Сверхкот Полукот и охранял утюг в человеческом мире, пока ему не удалось сбежать. Впрочем, данная сентенция как-то не особенно рассматривается. Профессор Авраам Б Когт, один из составителей популярной энциклопедии легенд, даже предложил убрать данное замечание из текста. Чем это объяснить?
   Итак, пришло кратко пересказать древний текст. Желтая Кошка была принесена в дом еще ребенком. Усы ее еще чувствовали голоса звезд, и звучали они в ту пору куда как громче городских раскатов, а это - сами знаете что - песни выхлопных труб вперемешку со скрипом тормозов, бубненье динамиков на задней панели, шорох шин о ровную проезжую часть, топот ног о тротуар, разговоры о магазинах и ценах, робкие выкрики адаптированных городских птиц, биенье внешнего давления воздуха о рамы, одинокий жук в углу квартиры, поющий мелодию кустов, до которых он не доживет, так как на носу - долгая смутная зима, телевизор, не несущий в себе ничего кошачьего, стиральная машина, вечно смеющаяся над водой, уходящей в ад канализаций, шипящий цветок на газовой плите, и, наконец, человек и все волны его эфира, несущиеся без всякого порядка вокруг его головы. Желтая кошка спряталась в угол комнаты и играла большой пластмассовой пуговицей с четырьмя дырочками. Толкнув ее одной лапой, она ловила ее другой, и так прошел первый день. Вечером воздух квартиры наполнился запахом ужина и шумом высоких ног. Желтая кошка увидела глаза, направленные на нее сверху.
   -Кто вы? - хотела она спросить.
   Но оказалось, что у нее нет голоса, и вместо вопроса изо рта вырываются нечленораздельные звуки.
   Ее взяли на руки и принялись гладить. Желтая кошка засопротивлялась и вырвалась. Ей страшно захотелось кусаться. Что это было? Тяга к чему? Она нашла лежащий на кухонном полу спичечный коробок и больно его укусила. Коробок ничем ей не ответил. Тогда она разодрала его в клочья. Появились две высокие ноги. Могучая рука взяла Желтую кошку за ухо и больно подергала. Кошка запомнила это ощущение. С тех пор она ненавидела, когда ее дергали за ухо.
   Несколько последующих дней она пыталась найти общий язык с предметами, однако те не отвечали ей. Она пробовала их на зуб - предметы молчали. Она царапала стены. Найдя мягкое место на стене, она изодрала это место в клочья, однако стена не заговорила. Раскалившись в чувствах своих, она бросилась к окну и закричала звездам. Но в звуке ее голоса вновь не было слов. Звезды кивнули ей и отвернулись. Она устремилась было к ним, но невидимая преграда остановила ее - так она познала силу стекла.
   Человек почти всегда был вечерним. Иногда его было два. Тогда количество ног удваивалось. А иногда ног было много, и пахло странно - тогда воздух шумел от слов человека, из которых кошка ровным счетом ничего не понимала. Язык человеческий казался ей слишком уж примитивным. Все звуки лились в нем в одном определенном диапазоне, не переходя в области ультразвуков. В моменты особенного шума человек испускал мерзкий дым. Впрочем, в этом всем был и положительный момент - ей часто перепадали большие куски вкусного опьяняющего мяса. Теряя разум свой, она видела себя в бесконечных джунглях, где смелая добыча сама прыгала в ее зубастую пасть. Покончив с мясом, она начинала кричать - это был приступ триумфа по видениям. Тогда ее трепали за ухо и выпроваживали вон из места сборища человека.
   Утренний человек был проще и много безразличнее. Ноги, следовавшие повсюду вместе с ним, не обращали на Желтую кошку никакого внимания. Она пыталась играть с ногами, имевшими отношение с утренним человеком, однако эффекта не последовало. Уходя, человек уводил ноги следом за собой. Желтая кошка залазила на окно и смотрела сквозь неразумное стекло на странное движение внизу. Она ровным счетом ничего не понимала. Зато ее страшно волновали глупые дразнящиеся птицы. Подергивая жесткими хвостами, они кричали о том, что крошка крошке рознь, и что некоторым короткохвостым доступно овальное зерно. Все это чрезвычайно раздражало кошку. С просьбой о пощаде она терлась о стекло, однако то оставалось неприступным, и ей так и не удалось выбраться в изменчивый мир, где птицы безнаказанно бесчинствовали своими глупыми клювами.
   Изменчивый мир белел. Ночные глаза становились ясней. Звезды в далеком небе продолжали свой хохот, не обращая ни на кого внимания. Шли дни, и Желтая кошка чувствовала, что монотонность дней уже давно, как много сильней ее, и ей не остается ничего, как сдаваться. Утюг явился именно тогда. Она уже не знала, день ли, ночь ли - ей было все равно. Шла третья эра после исчезновения сухого рыбьего хвоста в углу коридора. Желтая кошка продолжала обнюхивание. Одинокая муха, обитавшая за светом голой коридорной лампочки, издевательски повизгивала. Кошка пыталась было достать ее в одном высоком прыжке, и это почти удалось ей. Однако во второй попытке выяснилась тщетность ее намерений. Муха ушла за лучи голой лампы и замолчала. Она рванулась наугад - ей почудился случайный запах там, где на заре одной из ночей на пол упала шкурка курицы. И тут Он остановил ее. От неожиданности Желтая кошка перевернулась и бросилась было бежать, но оказалось, что бежит она к стене. Ударившись, она упала на спину, выставив перед собой лапы, чтобы защищаться.
   -Не бойся, - сказал Он, - я твой друг.
   -Ты умеешь разговаривать? - удивилась она.
   Это были ее первые слова. Возможно, что она пыталась разговаривать раньше, но ей никто никогда не отвечал, и потому она все больше молчала.
   -Да, - ответил Он, - ты наблюдаешь мое стояние на этом предмете человеческого обихода.
   -Где ты?
   -Подними глаза.
   Она подняла глаза, однако никого не увидела.
   -Смотри внимательнее, - сказал он уверенно, - твое зрение рассеянно. Ты работаешь носом. Это неправильно, если ты вообще собираешься с кем-либо общаться.
   -Я хотела выловить муху.
   -Это ты еще успеешь сделать. Не спеши. Иначе ты забудешь, что только что говорила со мной, а в следующий раз поговорить будет непросто. Мы живем в разных эпизодах. Это очень большие расстояния.
   - Я тебя слушаю.
   -Хорошо. Прыгай сюда.
   -Куда?
   -Это называется гладильной доской. Здесь длится мое всежизненное стояние. Вот, сюда.
   Она прыгнула наугад и, оказавшись перед Ним, поняла, что вселенная для нее еще не открыта. Его холод ударил ей в лицо. Следы электрических токов пошевелили ее шерсть.
   -Я - Утюг, - представился он гордо.
   - А что есть Утюг? - спросила она.
   -Я есмь и холод и жар, - ответил он, - я многофункционален. Человек гладит мной свою временную кожу. Все остальное время мое стояние занято созерцанием. Я много познал за то время, как природа родила меня. Продолжая свое холодное стояние, я вижу миры. Их много, мой друг. Они роятся в темном пространстве словно пчелы, жаждущие ароматов. Им нет числа. Им нет предназначенья. Их слишком много, чтобы на них всех было одно единственное слово. Я расскажу тебе о них. Но для этого тебе придется постоянно находится со мною рядом.
   -Хорошо, - согласилась Желтая кошка, - я буду сидеть рядом с тобой и слушать. Ты будешь моим миром. Я буду сопровождать тебя в твоем вечном стоянии.
   -Не забудь, что у меня бывают и горячие фазы, и тогда я сам себе не принадлежу. Человек водит мной. Он не познает меня никогда. Человек слишком эпизодичен, чтобы знать правду.
   -Что такое человек?
   -Наверное, это есть то, что зовется суетой. А теперь - слушай. Я расскажу тебе правду.
   И он начал свое плавание с помощью слов, и Желтая кошка, улегшись рядом с ним, не двигалась с места. Рассказы текли один за другим, и не было им предела, так как не было предела и тем мирам, которые описывал Утюг. Вечерний человек иногда перемещал Его с места на место. Утренний человек заставлял его нагреваться - голос его пропадал. Впрочем, в те моменты Желтая кошка была на кухне, ноги человека сгибались. Появлялась рука Дающего. На некоторое время она забывала о Том, кто знает так много. И все чаще ей являлось лицо самого человека - оно было озабочено ее постоянным нахождением рядом с Утюгом в холодной фазе его. Безусловно, человеку не дано было понимать миры. Он жил в сообществе с ногами. Он вызывал ту самую руку. Он был настоящим пределом всех земных сует, и все чаще Желтой кошке казалось, что внешний свет, который ограничен надменным стеклом, есть продолжение той самой суеты.
   - Есть миры не одинокие, - рассказывал ей Утюг, - населенные котами, они простираются далеко за край самых звезд. Там процветают Полосатость и Желтый свет. Осенний кот предваряет вхождение силы в разум. Зимний кот хранит их размышленья. Весенний кот заставляет хвостатый род путешествовать меж звезд. Летний кот зноен и неограничен. Причиной же всему есть Первичный кот, из центра которого вышло все сущее многих пространств. Чтобы покинуть сени суеты человека, тебе нужно узнать их слова, а они достаются только с помощью медитации и смирения. Прекрати по-пустому бегать за Сопровождающей мухой. Прекрати свою беседу когтями со стенами. Слушай, старайся проникнуть в себя. Из центра самой себя ты просочишься туда, и суета оставит тебя, и ты ее уже никогда не увидишь. Цепь перерождений слишком многомерна, чтобы у тебя был шанс вернуться в то же место. Так не бывает. Даже совершенно идентичные пейзажи никогда не принадлежат одному и тому же миру. Слушай меня, Желтая кошка.
   Человек не понимал, почему все свободное от еды время Желтая кошка проводит подле утюга. Он пытался отучить ее от этого, и у него ничего не получилось. Правда, что есть человек? Где они живет, и живет ли он вообще где-нибудь. Возможно, на заре всех миров человек являлся первоначальным проектом бога, и проект этот не удался, и уже никто не помнит о том. Легенда гласит, что, обучившись медитации и смирению, Кошка Хранительница Утюга смогла покинуть пределы извечной суеты, чтобы направить душу свою навстречу другим, более светлым, мирам.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 34.
   Сканирование Космоса. Обнаружение Семейки Котивщ.
  
   Окончив свое пребывание в Кибер Котсе, озадаченные своей миссией, коты вышли за пределы звездной системы и оттуда ушли в гиперпространство.
   Масипенсио было нечего делать. Он был полон впечатлений. Еще никогда события его жизни не развивались столь стремительно. Каждый день приносил ему что-нибудь новое. В конце концов, он впервые нашел себе настоящего друга, каким он теперь считал Кошку А. Рассматривая прибор "Рыбапластик 175", он мечтал. Свет, оставленный потомкам Бертолетовым котом, казался ему теперь еще ближе. Он чувствовал себя его преемником.
   Так много поколений позади, и так много поколений впереди, и всех связывает он - великий древний космос, которому никогда не будет конца и края. И еще не один глобальный эксцесс ждет звездных котов. Но что они без героев?
   - Хочешь пожарить рыбу, мур? - спросила подошедшая Кошка А.
   - А разве это прибор только рыбу жарит?
   - Кажется, да. Я спрашивала об этом у Алонсио У. Он говорит, что технологии, используемые в "Рыбапластике" столь сложны, что это позволяет изготавливать совершеннейшие блюда. Даже гурманам не по плечу отличить рыбу от настоящей. Это касается и сырых продуктов. А ты, случайно, не сыроед?
   -Нет, ты что. Я и жареную рыбу не очень-то.
   -А.
   -А ты?
   -Я люблю сушеную рыбу.
   -С пивом?
   -Нет. Пиво - грубый напиток. Кстати, я знаю, как перепрограммировать "Рыбапластик", чтобы он приготавливал пиво. Там есть секретные опции. Их просто нужно распознать. Видно, разработчики развлекались. Хочешь, покажу. Берем стакан. Открываем крышку...
   -И откуда оно потечет?
   -А сейчас увидишь. Вот прямо из под контактов. О!
   -Точно. Откуда ты знаешь?
   -Не думай, что я могу сама о таких вещах знать. Пилот с доктором шептались, а у меня слух хороший. Я подслушала.
   -Любишь подслушивать?
   - Знаешь, мне кажется, до конца не доверяешь. Пойдем. Мы выходим из гиперпространства, чтобы просканировать космос на наличие аномалии. Капитан расслабился чего-то, не хочет объявлять, хочет, чтобы я это всем персонально сказала.
   -Хорошо, - ответил Масипенсио, - а пивко-то ничего.
   -Да, пойдет, пивко.
   Весь экипаж находился в кабине. Разведчик выпрыгивал из гиперкосмоса. Сначала ничего не выражающий танец цветов за иллюминаторов покраснел, сквозь него проступили неясные контуры. Насчет этих контуров существовало множество расхожих мнений. Одни говорили, что каждый видит в них отображение себя самого, другие - что так проступают стены городов макрокосмоса. Так или иначе, вразумительных ответов не было. Контуры, краснея до предела, переходили в полосы, которые мерно переходили в фиолетовый дым. Первые звезды казались на нем золотистыми кругами. Затем дым исчезал почти мгновенно, и космос представал таким, какой он есть.
   Сканер, включившись сразу по выходу из гиперпространства, тут же схватил какую-то аномалию. Все ахнули, так как все приборы зашкаливали.
   - Спокойно, - произнес Киз Фкот,- видимо, мы выскочили в центре какой-нибудь природной аномалии.
   -Разве мы выходили куда - попало? - удивился Финтипюс Хич.
   -Именно так, - ответил Сих Фитях, - конкретных идей не было. Разве кто-нибудь из вас может точно сказать, где мы недавно были? Что это за место? Приборы навигации нам ничего не сказали.
   - Мы - в шестом витке Млечного Пути! - торжественно объявил Алонсио У.- Поздравляю!
   Новость так обрадовала котов, что на некоторое время они забыли о том, что звездолет оказался в центре неизвестной аномалии. Впрочем, эйфория длилась недолго. Уровень аномалии нарастал, а компьютеры не по-прежнему не могли дать вразумительный ответ. Сравнивая обнаруженное излучение со всеми известными, они использовали эвристический анализ. Не получая должного результата, они пытались сгенерировать подобную энергию самостоятельно, чтобы прийти к какому-нибудь выводу.
   Никто не обратил вниманию на госпожу Усову. Усевшись на пол, она встала в боевую позу. Шерсть ее поднялась дыбом. Хвост распушился. В таком положении находилась она несколько минут. Наконец, выйдя из первозданно дикого состояния, она осторожно села в кресло, принявшись тотчас производить какие-то манипуляции на компьютере. Экипаж был занят просмотром результата аномалии. Никто ни на кого не обращал внимания. Лишь штатный разведчик Алонсио У все подмечал и мотал на ус.
   -Странное образование! - воскликнул Киз Фкот. - Честное слово! Никогда не видел такого!
   -Оно разумно! - объявила Усова.
   - Оно идеи почти на той же скорости, что и мы! - закричал Финтипюс Хич.- Смотрите, компьютер выдал результат. Не может быть! Это - Семейка Котивщ.
   -Этого не может быть! - закричали все.
   - Этого никто никогда не видел! - сказал Масипенсио разгорячено.- Никто и никогда. Уверяю вас! Это есть в каталоге лишь потому, что разработчики решили заложить в память компьютера всевозможные легендарные существа. Это описано в Хрониках Бертолетового Кота!
   Приближаясь к Семейке Котивщ, корабль сбавил скорость, чтобы оказаться в одной плоскости с этим невероятным образованием. Семейка представляла из себя наросты гигантских грибов на поверхности небольшого астероида. Шляпка каждого гриба была кошачья голова с огромными немигающими глазами.
   Когда корабль поравнялся с Семейкой, в кабине возникла тишина. Никто из членов экипажа не мог и слова проронить. Кошка А., она вся была в напряжении. Ей слышалась каждая мысль каждой головы Семейки Котивщ. От такого ментального шума она попросту теряла разум. Ее напряжение, казалось, передавалось, и Масипенсио. Одно ухо его стало белым. Другое - розовым. Перед глазами его поплыли видения, и он не мог удержаться, чтобы не поддаться.
   - Это самое крупное открытие последних ста лет, - проговорил Киз Фкот.
   Он пытался сказать что-то еще, и тогда ему стало ясно, что весь экипаж впал в странную кому. Еще не понимая, что происходит, капитан закурил. Он тут же поймал себя на мысли, что ему хочется смеяться. Все нутро его переполняет какая-та совершенно неожиданная эйфория.
   -Эй! - воскликнул он, пытаясь растормошить Алонсио У.
   У посмотрел на него стеклянными глазами. Он ничего не соображал.
   Немигающие глаза Семейки Котивщ смотрели в упор. Обросший грибами, астероид вращался плавно, мерно, мертвенно.
   -Что-то не так, - засуетился Киз Фкот.
   - Не спеши, - ответила ему Усова, и голос ее показался ему странно приглушенным. Будто в гробу.
   -Уберите это, - сдавленно прошипела Хина Унць.
   Кокт Джон засмеялся. В глазах его не было видно и грамма разума. Смеялся он без умолку, и смех постепенно переходил в истерический.
   -Что это? - спросил Киз Фкот.
   Масипенсио стремительно продвигался сквозь кусты чистых абстракций. Ничего из того, что он видел, он не понимал. Чужой разум привлекал его, будто пчелу - какой-нибудь невиданный аромат. Он готов был броситься в него, вырвавшись из тела, и тут все пропало. Масипенсио подпрыгнул от негодования. Он тут же обнаружил себя в полете. Секунда - и он был на полу. На фронтальном экране красовались полосы гиперпространства.
   - Отлично, - говорил Киз Фкот, растирая голову, - мы едва не попали на удочку какого-то космического паразита.
   - Потому о Семейке нет никаких свидетельств, - заключила Усова, - она опасна! Вот что!
   Ты не ушибся, Масипенсио?
   -Не, - ответил отважный пилот, - интересно, как там наша Кошка Холдинг?
   -Я думаю, она преспокойно проспала этот неприятный момент, - ответил Алонсио У.- Она залегла в камеру глубокого сна. Вряд ли она что-то ощутила.
   -Вы понимаете! - воскликнула Усова. - Это же еще одно открытие! Семейка Котивщ существует на границе скоростей! Наверное, встреча с ней - большая беда! Кто знает? Но как мог знать о существовании ее Бертолетовый Кот? Его корабль был первым аппаратом, который безболезненно преодолел световой барьер и прошел большое расстояние между звезд. До той поры коты тратили много времени, чтобы долететь до Альфа Центавра. Зато тогда еще не было современной биозащиты.
   -Но он - герой! - ответил Масипенсио.
   -Бесспорно, - спокойно ответил Алонсио У.
   В кабине появилась Кошка-Холдинг. Все посмотрели на нее. Вид у Холдинг был помятый. Хвост волочился веревкой. Усы висели книзу. В глазах мерцал сон и безразличие.
   -Мы дома? - спросила она, зевая.
   -Нет, госпожа Холдинг, - ответил Киз Фкот, - чтобы долететь до вашей планеты, нам нужно совершить многочасовой прыжок. Но, уверяю вас, мы сделаем это в скором времени. Сейчас мы проведем дополнительно сканирование, отправим отчет, и тогда - можно лететь. Видите ли, мы, все-таки, на задании.
   -Я не возражаю, - ответила Кошка-Холдинг, - мне все это ужасно нравится. Вот сейчас мне приснился поразительнейший сон. Вот, слушайте. Я летала. Я точно не помню, где я летала. Но я летала. И попала на конференцию каких-то ужасно значительных котов. Все они были страшно породистыми. Все были полосатыми, как обвертки конфет "Новая Заря-2". В глазах светились звезды. Знаете, я заглянула в глаза, и там ничего не было - только бесконечный космос. И среди них был главный. Он был особенно полосат. И вот, они взялись обсуждать, что в мире происходит. Один сказал, что Сверхкот Полукот - это учитель котов, только учиться у него не нужно. Он не учит, а проучивает. Другой заявил, что Сверхкот Полукот - это иллюзия. Его нет. Это всем кажется. Это - массовая галлюцинация. Тогда встал главный. Он сказал, что поисками Сверхкота сейчас занимается экипаж одного разведывательного корабля. Но только нельзя искать то, что уже найдено. Так он сказал. Это все равно, что бегать вокруг здания с целью догнать себя и схватить за хвост! Вот.
   -Странный сон, - заметил Масипенсио, - и это - все?
   -Нет. Потом я еще летела. А потом проснулась.
   - А ничего еще более странного не видели? - спросил Киз Фкот.
   -Что ж еще может быть страшнее? То есть, страннее?
   -Верно, - ответила Хина Унць снисходительно, - это - очень странно.
   - Я знаю, вы мне не верите. Но я вам и не скажу. Ваше дело. Я верю, что этот сон - правдив. Я знаю, что вы напрасно ищете. Как можно искать то, что невозможно найти.
   -Почему это нельзя найти? - спросил Кокт Джон.
   -Нельзя найти то, что всегда рядом с тобой. Если вы пытаетесь найти собственный хвост, ищете его, ищете, то это значит, что у вас нет хвоста. Но если у вас все-таки есть хвост, о чем это говорит? Значит, вы его и не найдете, так как ваша попытка - это желание доказать, что дважды два - пять. Ладно, пойду, приму электронный душ.
   Кошка-Холдинг удалилась.
   -Так вот на нее подействовала Семейка Котивщ, - сказала Хина Унць.
   -Он что, тебя раскусила? - Масипенсио шепнул на ухо Кошке А.
   -Вряд ли.
   -Но то, что она говорила.... Она видела во сне, что ты...
   -Я, - ответила Кошка А.
   -Ты?
   -Но я же тебе это сказала в самом начале.
   -Ну да.
   -Ты думаешь, что он - один. Что ж, он - большой игрок. Он и такое может придумать. Почему - нет?
   -Что ты такое говоришь?
   -Пойдем, съедим по рыбке из "Рыбопластика".
  
  
   -Я думаю, наличие Семейки Котивщ на каталоге аномалий все же может быть не связана именно с Бертолетовым Котом, - предположил Мишель Котуавзье, - мне кажется, это не очень обдуманно. Хотя, компьютер вполне мог выдать и такой ответ.
   -Ты правильно мыслишь, - ответил Котэн Де Кот, - я уже размышлял об этом. Однако, если бы Семейка уже была открыта, экипаж элитного крейсера наверняка бы знал об этом. Как ты думаешь?
   -Не знаю.
   -Все дело - в информированности. Догадка всегда хуже ясности. Хотя, именно благодаря догадкам, мы иногда приходим к самым невероятным выводам.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 35.
   Очередные эксцессы в лаборатории Кота Кинг Сайза. Зарождение Кота Ќ Кота.
  
   -Ситуация ничего не показывает, - говорила Кошка Сиа, - но мы продолжаем работать. В частности, наши ученые продолжают ломать голову над тем, как вернуть Кота Кинг Сайза в нормальное состояние.
   -Мне кажется, это невозможно, - ответил Масипенсио.
   -Почему вы так думаете, друг мой.
   -В данный момент я чувствую это интуитивно.
   -Интуиция не всегда права.
   -Я знаю. Однако, очень многое, что помогло нам, случилось именно так. Я знаю, что иначе не могло случиться - это просто противоречит законам вселенной.
   -Вы знаете законы вселенной? - удивилась Кошка Сиа.
   -Их много кто знает. Просто нужно прислушиваться к тайным токам.
   -Каким еще токам?
   -К душе, например.
   -Да, мур, - произнесла Кошка Сиа, - все мы меняемся. Мир меняется. Жить в эпоху больших перемен и больших котов - особенная вещь. Кошачья душа полна загадок. Все это переносится на мир реалий. Наверное, если посмотреть на наш мир другими глазами... Я ведь до сих пор не понимаю, откуда в наших легендах берется человек? Возможно ли, чтобы наши предки могли просто так придумать его на пустом месте, высосать из пальца. Не может быть так просто, мой друг.
   -На счет человека ничего сказать не могу, - сказал Масипенсио, - мне кажется, мода на человека - это просто вера в невозможное. Не более того. Коты считают, что зла день ото дня становится меньше. Но правда ли это? На самом деле, я собираюсь отправиться сейчас на Гойсу, чтобы посетить верховную жрицу Мянскафф.
   -Ты считаешь, что можно доверять Мянскафф?
   -Я никак не считаю. Я долгое время относился к Мянскафф, как к персонажу телешоу. Но многое теперь изменилось. Очень многое. То, что я повидал, не всякий видел. Иногда мне кажется, что все это просто невозможно. Может быть, ничего это не было?
   -Ты мне почти ничего не рассказывал, - сказала Кошка Сиа.
   -Мне кажется, еще не пришло время. Я не верю в случайности.
   -Я тоже не верю. Случайность - это точка, где перекрещиваются какие-то пути. Если бы мы знали, как воздействовать на реальность, все бы было по-другому. И вся вселенная казалась бы нам менее загадочной. Но я знаю, что это невозможно. Нас угнетает масса проблем, мур, и мы не обращаем внимания на более далекие вещи. А видеть вблизи - это всякий может. Это несложно.
   -А мне - сложно. Я не могу обращать внимание на мелочи. Мне кажется, я рожден для чего-то большого.
   -Что ж, это хорошо, - заключила Кошка Сиа, - тяга к свершением всегда приветствовалась. Ну что ж, друг мой. Раз уж вы решили отправиться к Мянскафф, действуйте. Пусть удача будет с вами.
   Когда Масипенсио удалился, Кошка Сиа свернулась клубком на круглом диване своего кабинета и заснула. Редкие выкрики диктора из телевизора заставляли ее вздрагивать - но лень было его выключать. Ей снились плавные кошачьи сны. Сначала они перерабатывали события ближайших дней, но, углубляясь в самих себя, сновидения являли Кошке Сиа вещи из многоугольной реальности. Она могла спать так много часов подряд. И, вероятно, так бы и продолжалось, если б не писк телефона. Кошка Сиа покрутила себе правое ухо, чтобы включить "ответ" и спросила:
- Слушаю.
   Голос ее был ленив.
   -Мадам! - обращался к ней начальник информационной службы Синтукот.- Включите телевизор, мадам! Там такое...
   Кошка Сиа, привыкшая к происшествиям как ни кто другой, поднялась лениво. Телевизор был уже включен. Изображение рисовало знакомую картину. Это была лаборатория Кота Кинг Сайза. В пустом помещении происходило нечто, чему трудно было дать определение. Откуда-то раздавался голос репортера:
   -Как видите, алхимики просто так не уходят! Лаборатория Кота Кинг Сайза давно считается заброшенной. Ее никто не посещает. Охраняет ее какой-то жалкий робот! Мне удалось проникнуть внутрь. И что я вижу! Нет, ну вы только посмотрите!
   -Откуда там взялся этот кретин? - спросила Кошка Сиа.
   - Лаборатория Кинг Сайза - это частная собственность Кинг Сайза, - ответил Синтукот, - мы на нее не претендуем. После трансформации Кинг Сайза она перешла в пользование его дальнего родственника, Кота Конкотского. Конкотский экспериментами не занимается. Он выставил охрану, на том и все.
   Между тем действие на экране продолжалось. Дверца генератора, откуда еще не так давно появился Сверхкот Полукот, была отворена. Нечто, вышедшее оттуда, металось по всему помещению с сумасшедшей скоростью. Энергия, сотворенная этим движением, подняло вокруг себя облако из мелких предметов: бумаг, брошюр, газет, шариковых ручек, карандашей, точилок, фломастеров и прочих канцелярских принадлежностей.
   Изображение переключалось с одной камеры на другую, однако ничего различить было нельзя.
   Кошка Сиа включила замедленный повтор и тогда увидела желтого полосатого хвоста, который всеми силами своими боролся с собственным хвостом.
   -Н-да, - проговорила она.
   В изображении же, транслируемом в нормальном режиме, ничего не менялось. Ускоряясь, странный кот создавал на экране иллюзию желтого света.
   -Что делать? - спросил Синтукот.
   -Не знаю пока, - ответила Сиа, - от этой лаборатории можно всего ожидать.
   -Я уже вызвал экспертов.
   -Хорошо.
   - Патрульный корабль через пять минут будет на "Клешне".
   -Хорошо. Оцепите станцию. Не предпринимайте пока никаких действий. На "Клешне" сейчас живет не более пятидесяти семей. Все остальные разбежались после последних печальных событий и не собираются возвращаться. Не нужно паники.
   Желтый свет на экране не прекращался. Частота полос зависела от скорости игры с хвостом. В этом движении проступали контуры осени, разбавленной лучами косого солнца. Экспрессия двигалась сквозь экран и попадала в ум. Кошка Сиа несколько раз проматывала назад с целью выяснить какие-либо подробности, однако все было то же. Желтый кот продолжал свою игру. Отталкиваясь от стен, пола, потолка, он взмывал вверх, переворачивался, кусал себя за хвост, а тот, в свою очередь, вел себя как живой. Уклоняясь от укусов, он развевался гордым знаменем. Кошка Сиа была заворожена этой картиной. Наконец, ей удалось взять себя в руки. Включив поисковую систему, она выяснила имя репортера, находящегося в лаборатории, набрала его номер.
   - Нотсич, ты меня слышишь?
   -Минутку! - объявил Нотсич, видимо, обращаясь к зрителям.- У нас - звонки! Говорите!
   -Нотсич, это Кошка Сиа.
   -На связи - Кошка Сиа! - обрадовался репортер.
   -Ты что же, в прямом эфире это передаешь? - разозлилась Сиа.
   -Да, мадам!
   -Ну, ты у меня еще получишь! Сейчас же выйди из эфира.
   -Кошка Сиа говорит мне, чтобы я вышел из эфира! - обрадовано сообщил Нотсич.- Насколько я могу это понимать, дело принимает политический оборот! Нечто, проснувшееся в генераторе, опасно! Сенсация! Сенсация, господа! Итак, хроника событий! Сейчас я перескажу вам все по очереди. Группе молодых патриотов пять дней назад удалось проникнуть на сверхсекретный объект, где хранится знаменитая Апрельская Сигарета. То есть то, что осталось от Кота Кинг Сайза после его знаменательной встречи со Сверхкотом Полукотом. Если вы считаете, что я вру, то я вам скажу, нет, не вру. Просто этих энтузиастов никто не застукал, вот и все! Они еще не знают! Дело в том, что сигарету они не похитили. Это не так уж просто. На самом деле слежка велась за всеми перевозками Апрельской Сигареты. И вот, будучи перевезенной на сверхсекретный объект, сигарета потеряла песчинку. Песчинку эту замел за плинтус робот-уборщик. И вот она найдена! Теперь вы видите все, что из этого вышло. Я знаю, что энтузиастам пришлось несладко. Потому они позвали меня, журналиста Нотсича, любимого вами и еще многими котами во всех уголках вселенной.
   -Он правда известный журналист? - спросила Кошка Сиа.
   -Он больше скандален, чем известен, - ответил Синтукот.
   -Скандален - значит известен.
   -Да, это так. Что, по-вашему, делать?
   -Если все, что он говорит, правда, мы имеем дело с клонированным Котом Кинг Сайзом. Но, так как в генератор была брошена песчинка, с учетом того, что Кинг Сайз в реальности не был песчинкой табака, мы можем иметь, что угодно.
   -Официальное заявление?
   -Да. Подготовь трансляцию. Немедленно. Нам нужно развеять слухи. Пошлите агентов. Выловите это чудище. Подготовьте двойника для Нотсича. Самого Нотсича на время изолировать. С ним нужно провести ряд профилактических бесед. Действуете.
   -Постойте, а как же мы наименуем это явление?
   -Да как хотите. Скажем, четверть кота.
   -Четверть кота?
-Да. Но - спешите. Блокируйте трансляцию. Тогда я объявлю населению, что в лаборатории Кота Кинг Сайза проводятся эксперименты, а что там увидел журналист - это дело десятое. Его туда не пускали. Если уж на то пошло, это была утка. Ну, вы знаете, что делать.
   Все, однако, вышло не так просто, как хотела Кошка Сиа. Сверхскоростной кот-клон неожиданно остановился. Тут же набежала тьма журналистов. Они, по-видимому, только того и ждали. Выход в эфир программы с выступлением Кошки Сиа был почти что некстати. Разве что, репортеры схватились за идею "четверть кота" и прозвали новое явление Кот Ќ Кот. Подоспевшим спецслужбам уже и ловить нечего было там. На площадке перед входом в лабораторию шумела пестрая толпа. Повсюду виднелись камеры и микрофоны. На наскоро сооруженной трибуне находились представители СМИ, среди которых был замечен Нотсич. Четверть кота находился тут же. Он постоянно чесался и кусался, а хвост его, тот и вовсе был неуправляем. Он напоминал какого-то обнаглевшего червя, которому дали повыкаблучиваться перед толпой. Толпа же полнилась выкриками и лозунгами.
   К микрофону приблизился так называемый король полосатой прессы Контичавичюс, немолодой кот с лицом, полным лукавства.
   -Итак! - провозгласил он.- Эксперимент удался! Раскрыта загадка Апрельской Сигареты, так сказать! Как видим, это - не Кот Кинг Сайз! Это - всего лишь Кот Ќ Кот!
   Толпа разразилась бешеным шумом.
   -Сейчас мы спросим у него, что он сам думает о себе! Итак, что вы думаете о себе?
   -Я... Э... - ответил Кот Ќ Кот.- А можно закурить?
   -Закурить? О, всегда пожалуйста! - Контичавичюс протянул взъерошенному рыжему коту сигарету.
   Тот прикурил и стал курить быстро и нервно. Неожиданно он бросил сигарету и тревожно посмотрел вдаль.
   -Я ставлю эксперимент! - воскликнул он.
   Толпа замерла.
   -Какой эксперимент? - спросил Контичавичюс, хитро улыбаясь.
   -Оставьте! - закричал Кот Ќ Кот. - Я просто так не поддаюсь! В четверг сигареты - не те! А рывка бы для пивка, верно?
   -Рывка хотите? - спросил Контичавичюс.- Или пивка?
   -А в чем разница? - спросил Кот Ќ Кот.
   -Это смотря в чем?
   - Чо ты все ходишь тут? - возмутился Кот Ќ Кот. - Уйди с глаз долой!
   Кошка Сиа вызвала экспертов. Они, эксперты эти, еще только шагали, а аналитический центр уже сделал свои выводы. Во-первых, новорожденный не имеет никакого отношения к Полукоту Сверхкоту. Во-вторых, и самого Сверхкота нигде нет. Сканирование космоса ничего не дало. В чем тут вопрос был?
   Закрыв глаза на минуту, Кошка Сиа читала мантры. Она хотела взять себя в руки. За последнее время кошачья цивилизация пережила слишком много. И она - вместе с ней. И, в конце концов, она оказалась права. Что-то было в этом пилоте. И что бы было, если бы она не оставила его в камере карантина. Впрочем, ей не доложили....
   Сиа взялась за голову и открыла глаза.
  
   -На самом деле, это был еще тот эксцесс, - сказал Де Кот, - я его даже обозревал. Поначалу я думал, что не попаду в струю событий. Я не всегда передаю на волне, так сказать. Скорее, я описываю это многим позже. По следам, мур. Но тогда страшно переполошились спецслужбы. Я им во многом обязан. Мне сообщили все подробности, и уже спустя два часа я был в своей студии. Передача пошла тут же. Мне пришлось импровизировать. Думаю, если и были огрехи какие-то, на них никто и внимания не обратил. Кот Ќ Кот так всех тогда взволновал, что моя передача была "одной из всех", не более того. Да и позже мне никто ничего о том не сказал. Я просто увидел на дисплее, что мой счет пополнился. Только и того.
   - А что потом стало с Нотсичем? - спросил Мишель Котуавзье.
   -А ничего. Так и занимается своими скандалами.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 36.
   Вещание Кота Ќ Кота по Центральному телевидению.
  
  
   Ситуация развивалась столь быстро, что спецслужбам ничего не оставалось. как признать свою некомпетентность. Многим специалистам казалось, что акция была продумана до мелочей. Кошка Сиа склонялась к тому, что данная ситуация есть эксцесс, не более того. Феноменальный случай. Особенное стечение обстоятельств. Предусмотреть можно было что-угодно, только не появление этого самого Кота Ќ Кота. В конце концов, генератор мог выплюнуть какую-нибудь особенную копию Кота Кинг Сайза, и это, хотя бы, можно было спрогнозировать.
   В итоге, ни Кошке Сиа, ни Федеральной Службе Шифрования Сообщений, никому не удалось предотвратить выбросу информации в сеть. Уже спустя шесть часов после своего явления Кот Ќ Кот вещал по главному каналу ЦТ. Вещал он, разумеется, не сам. Толпа окрыленных успехом работников СМИ
   привела его на студию. Там задавались вопросы. Кот Ќ Кот, не понимая, о чем речь, отвечал самыми странными фразами. Журналисты знали, что делали. Рейтинг программы был высочайшим. Цена на рекламу в ней поднялась до заоблачных высот.
   - Ничего не могу понять, - говорила Кошка Сиа заместителю Федеральной Службы Майкрокотту, - это вы, мур-р, постоянно выступаете за повсеместную свободу. Ну и что с того, что не будет никакого контроля? Вот и результат.
   -Мы только выступаем, мур-р, - возмутился Майкрокотт, - но мы все равно контролируем. Или вы думаете, что раз наши сферы деятельности в государстве поделены, мы можем позволить себе халтурить? Ничего подобного! А почему, кстати говоря, мур-р, вы, уважаемая Сиа, переваливаете на меня все стрелки. Вы еще скажите, что Унтерлугауэрр виновата.
   -Унтерлугауэрр занимается внешней безопасностью. В той же мере, как и я ей занимаюсь. Мы работаем сообща. Так же, как и с вами работаем сообща. Это, мур-р, наш общий прокол. Как это так - разоблачение Апрельской Сигареты! Как это случилось, мур-р?
   -Да не знаю я, мур-р! - закричал Майкрокотт, выставив когти, будто защищаясь.- Надо что-то делать, а не ругаться!
   -У меня повсюду - агенты!
   -У меня - тоже!
   -И что с того?
   -Не знаю пока.
   Между тем, трансляция продолжалась. Толпа неистовствовала. Журналисты задавали вопросы. Кот Ќ Кот отвечал, чесался, кусался, то и дело норовя укусить кого-то еще. Глаза его, круглые от удивления, готовы были вылезти из орбит и вообще убежать.
   -Итак, уважаемый Четвертькота, - был вопрос, - что вы думаете об Изолированных Котах.
   -Изолированные коты? - протараторил интервьюируемый нервно.- Ах, да, они темны.
   Раздалась буря аплодисментов.
   - Что вы думаете о разногласиях внутри блока. Сумеет ли Инчичикот обыграть Котофецнского на выборах директора термоядерного комбината.
   -Не, - отвечал Кот Ќ Кот, - кишка тонка.
   -У кого, у кого?
   - Известно у кого. Кто больше хвостом вертит, у того и кишка тоньше. А раз тоньше, то уж куда ему.
   -Н-да, - сказала Сиа, - еще тот фрукт. Вот ты мне скажи, Майкрокотт, как это он так сразу разговаривает? Шесть часов после рождения, а он уже так уверенно говорит, и даже логика какая-та есть. Я бы так ни за что не смогла. Клоны что, более прогрессивны, чем природные коты?
   -Это зацепка! - воскликнул Майкрокотт.- Клонирование для бытовых целей запрещено! А что, если они докажут обратное?
   -Но толком клонировать никто так и не научился! - ответила Кошка Сиа.- Потому что разум клонировать невозможно. Он сам выбирает, приходить ему или не приходить в этот мир. В случае со Сверхкотом вообще ничего не понятно. Ну, так это ведь Кинг Сайз! Он что угодно мог сделать! А эти варвары ...
   -Да, над этим стоит поработать.
   -Нужно его выкрасть. Я пошлю своих лучших специалистов на задание. Мало ли что может из этого выйти.... Сегодня это чудо просто так выступает, завтра что-нибудь еще будет.
   Пресс-конференция продолжалась.
   - Уважаемый Четвертькота, можете ли вы сказать, кто больше всего перетрусил в ходе недавней эвакуации?
   -Какой эвакуации?
   -Вы что, никогда не слышали об эвакуации?
   -Вашей, что ли?
   -Почему моей? Всеобщей. С Луны, Земли, и - вообще - из Солнечной Системы.
   -На курорт, видать, собирались, - мурлыкнул Кот Ќ Кот.
   Зал разразился бурей оваций.
   Масипенсио в тот момент сидел в кресле своего файтера. Спецкоманда уже действовала. Ему оставалось лишь дождаться удачного окончания этой части операции. Он спешил. Покуривал особенно тонкую сигареточку. Слушал записи симфонических оркестров Юпитера и Сатурна. Юпитерианская музыка привлекала его обилием природных синтезаторов, в роли которых использовались пещеры на одном из спутников планеты-гиганта. Для получения должного эффекта пещеры эти снабжались переборками, которые двигались в такт клавишам музыканта. У оркестров Сатурна ничего такого не было. Они просто были хороши. Время от времени Масипенсио переключался на трансляцию. Кот Ќ Кот продолжал отвечать на вопросы диктора и телезрителей.
   -У нас - звонок! - радостно сообщил репортер Нотсич, - говорите.
   -Мяу, здравствуйте!
   - Здравствуйте!
   -Можно задать один вопрос Коту Четвертькоту.
   -Да, конечно.
   -Скажите, милок, а правда, что вы являетесь родственником Полукота?
   -Кот и Полукот - это недокот, - расхохоталось рыжее чудо, - все мы и коты и недокоты! Давайте котиться, вот что я вам скажу!
   Зал вновь утонул в аплодисментах.
   Народ все прибывал и прибывал. С того места, где стоял файтер, Масипенсио мог видеть бесконечную толпу котов и кошек, которые длинной рекой двигались по направлению концертного зала. Над толпой развевались знамена, слоганы и воздушные шары. Наблюдались представители самых разных прослоек общества.
   -Скажите, Кот Ќ Кот, - обратился Нотсич к герою дня, - имеете ли вы какие-нибудь прогнозы относительно скорого будущего нашей федерации. Ведь не секрет, что нас постоянно захлестывают проблемы. Финансовый кризис на Марсе. Забастовка автоматических шахтеров на Меркурии. Утяжеление налогового кодекса в сфере торговли с Изолированными котами и Кибер Котсом. Не могли бы дать общий, так сказать, анализ?
   -Анализы? - спросил Кот Ќ Кот.- Анализы разные бывают.
   -Вот и хорошо. А имеете ли вы что-нибудь сказать об обстановке вокруг обсуждения налогов. Вот, например, Кибер Котс.
   -Имею! - гордо ответил Кот Ќ Кот.- Еще как имею!
   Зал поднялся и аплодировал стоя.
   Мигнула лампочка вызова.
   -Мы готовы! - сообщил Масипенсио начальник операции Жак Лё.
   -Я тоже готов, - ответил Масипенсио, - я - всегда готов.
   Он вновь закурил. Толпа суетилась. Подвезли бесплатные напитки и бутерброды. Кружащий в небе флайер разбрасывал приветственные листовки. Масипенсио ясно понимал, что акция была тщательно спланирована. Организаторы ее делали акцент на возникшую в стране нестабильность, связанную с появлением аномалии в виде Сверхкота Полукота, последовавшую за этим массовую панику и связанные с этим политические разногласия. Однако, Масипенсио нисколько не сомневался в успехе блока Кошки Сиа.
   В это время объявили перерыв. Собравшиеся коты знать не знали, что после перерыва новоявленный пророк не появится, и организаторам акции ничего не останется, как заявить о том, что Кот Ќ Кот плохо себя чувствует. Охрана была нейтрализована мгновенно. Те, кто сопротивлялся, был оглушен опьяняющим лучом, и уже спустя минуту никто не мог понять, как это им удалось так быстро набраться. Те, кто вовремя сообразили, в чем дело, тут же подписали соответствующие документы и покинули студию. Им были обещаны выплаты.
  
   Спустя пять минут файтер взмыл в небо. На заднем сидении его в сопровождении агента находился Кот Ќ Кот.
   -А что, неплохо летим! - заявил он.
   -Нравится? - спросил Масипенсио.
   -Еще как! Высоко!
   -Можем еще выше!
   -А на орбиту?
   -А ты откуда такие слова знаешь?
   - А что их знать? Орбита, она и в Африке орбита.
   - Так ты еще и об Африке знаешь?
   -Еще бы!
   -Где ж, по-твоему, она находится.
   -Известно, где. На спутнике Луны - Земле!
   -Мур! Откуда ты все это знаешь?
   -Ха! А что тут знать? Наливай, да пей. И все дела!
   -Ты знаешь, куда мы летим?
   -А черт его знает. А знаешь, хорошо летим.
   -Верно говоришь. Хорошо.
   Спустя пол часа Масипенсио уже рапортовал Кошке Сиа о выполненной операции. Куда дели Четвертькота, он и понятия не имел. Это, впрочем, не особо его интересовало. За последнее время он так устал, что единственным желанием было взять выходной и отправиться к монументу Бертолетовому Коту.
   - Вы работаете идеально, мой друг, - сказала Кошка Сиа, - на данный момент в моем подчинении почти нет сотрудников, которые бы работали идеально. Я просто обязана вас вознаградить. О повышении мы поговорим немного позже, так как, оказавшись на роли руководителя, вы не сможете работать с "С-100", а должного преемника мы пока не видим.
   -Мяу! - ответил Масипенсио устало.- Я хочу отдохнуть!
   -Да, мур, - Кошка Сиа кивнула, - да. Отдыхайте, мой друг. Надеюсь, что в течение нескольких дней мне не придется тебя вызывать.
  
   Абсолютная тьма Темной стороны Луны подсвечивалась мутными огнями Черной Таблетки. Далеко в высоте золотые прожектора раскрашивали огнями могучую фигуру Бертолетового Кота. Масипенсио сидел, прислонившись спиной к ножке шасси файтера. Он смотрел вверх. Щуря один глаз, он заставлял какую-нибудь звезду сливаться с краем фигуры Кота. Душа Масипенсио переполнялась нездешним волнением. Он не мог сдержаться. Но перед чем он не мог сдержаться, он и сам не знал. Ему хотелось разорвать путы тела и выпрыгнуть на свободу, в перемежающийся хаос, где не было различий между "вчера" и "сегодня", между материей и антиматерией.
   -Может быть, я влюблен, мяу? - спросил он сам себя. - Но этого не может быть. Я воспитан в строгости. Надо же. Я пристрастился к вину. Меня постоянно посещают какие-то мысли. Но она же.... Нет, мне это кажется.
   Но ощущение одиночества усилилось. Ему нестерпимо захотелось услышать рядом с собой чье-нибудь теплое мурчание, и он дотронулся до сектора вызова. Пульт, нарисованный у него руке специальной краской, высветил бело-черную физиономии Кошки А.
   -У тебя темно, мур, - сказала она.
   - Я - возле монумента Бертолетовому Коту.
   - А я - на Земле.
   -Почему, мур?
   -Ты же не взял меня к памятнику!
   -Но....
   -Ты что, мур, забыл про меня, Масипенсио?
   -Нет, мур. У меня были дела.
   -Опять дела, мур? Какие могут быть дела?
   -Я перехватывал Кота Ќ Кота.
   -А. Я что-то слышала об этом. Хочешь, я сейчас прилечу.
   -Прямо сюда, мур?
   -Да.
   -На такси?
   -Зачем? Тут - стоянка частного транспорта. Передо мной стоит совсем неплохой "Коник 09". Кажется, у меня всего час времени займет.
   -Ты прилетишь прямо сюда? Ты что, хочешь его угнать?
   -Почему бы и нет, мур? Думаешь, защитная система не сделает для меня исключение?
   -Хорошо, мур!
   -Ты рад, мой друг? Что-то у тебя голос колеблется.
   -От усталости, мур.
   -А. Хорошо. Жди. Я уже иду угонять "Коника".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 37.
   Кошка Унтерлугауэрр и Кошка Сиа соревнуются в высшем пилотаже.
  
  
   Стояло прохладное утро лунной осени. Листья коричневого дерева медленно перекатывались вдоль улиц Коттипича, небольшого, скромного по лунным меркам, городка. Стекла витрин молчали. Глаза телевизоров спали. Радио было забыто быть включенным. Весь ход привычного уклада вещей Коттипича был нарушен одним делом, а именно - на военную базу "Коттипич 140" прибыли Кошка Сиа и Кошка Унтерлугауэрр. Это была их первая официальная встреча за последние годы. Встречаясь до этого несколько более конфиденциально, они не заставляли журналистскую братию тужиться над вопросами. Ныне же все было по-другому. Коттипич был полон. Несколько гостиниц раздулись, будто были сделаны из резины - так много в них было гостей. Все свободные комнаты в городе были сданы. Дело все в том было, что этим утром Кошка Сиа и Кошка Унтерлугауэрр, две величайшие героини ближнего и дальнего космоса, собирались соревноваться в высшем пилотаже на семимоторных файтерах. Масипенсио, прибыв в Коттипич, не мог удержаться от иронии. Проводя первый час после сна в гостиничном в кафе (надо сказать, что в гостиницу эту он вообще еле попал), Масипенсио заказал себе зеленого вина и полувиртуальные хвосты, которые, кстати говоря, употреблялись для утоления волнения. Разговорившись с барменом, которого звали Васио, Масипенсио немало иронизировал. Васио же его не понимал. Он был в восторге, как и все прочие.
   - Я знаю. Никто не может управлять файтерами так, как Унтерлугауэрр. Но семимоторные файтеры - опасная штучка. Сиа должна преподать ей хороший урок.
   -По-вашему, они есть лучшие пилоты?
   -А как же иначе. Конечно лучшие. Никто не летает лучше их.
   -Вы уверены в этом, Васио?
   -Конечно. Это факт. Разве с фактом поспоришь?
   -Разве это факт?
   -Как же не факт. Известно, что факт.
   -Странно. Я знаю немало пилотов, которые обуют обеих героинь, как мышат.
   - Как мышат? Да кто вы такой, милостивый государь, чтобы так судить?
   -Я - сам пилот, - ответил Масипенсио, закуривая.
   -А. Я, видно, задел вашу гордость. Только напрасно вы так. Вы еще слишком молоды. Я не спорю, может быть, вы и хороший пилот, но только что это меняет? Спросите у любого.
   Масипенсио пожал плечами и взмахнул хвостом.
   -Видите. Вы не станете спрашивать мнение толпы, если вы - не сумасшедший. Надо радоваться, молодой кот, надо радоваться. Наш город всегда закрыт для окружающего мира. А теперь вот - такое. Это такой праздник. Хотите выпить за счет заведения?
   -Хочу.
   -Вот и хорошо. Как вас зовут?
   -Масипенсио.
   -Масипенсио? Знакомое имя? Послушайте, не вы ли выступали по 14-му каналу в день появления Кота Ќ Кота?
   -Странно, - проговорил Масипенсио, - мое имя не объявлялось.
   -Я услышал за кадром.
   -Не может быть!
   -Да, это - вы! - произнес Васио гордо. - Да. Даже не знаю, что сказать.
   -Слушайте, Васио, я даже не знаю, о чем вы говорите. Я знаю, что в этот день был переполох, каких со времени угроз Сверхкота не было. Но то, что мое имя объявлялось.... Не знаю.
   -Я вам точно говорю! - воскликнул Васио.
   Минуту спустя он вернулся с подносом.
   -Там было сказано, что "наш сотрудник Масипенсио" в окончании операции сработал очень четко. Это ведь правда вы были? Ну, я ж не сомневаюсь, что вы.
   -Точно, - признался Масипенсио, - я.
   - Как интересно! Такой день! - радовался Васио. - Знаете, я надеялся в своем кафе много кого увидеть. Барс Стокот, например, прошел прямо под окнами. Я думал. Что он обязательно зайдет, но он не зашел. К сожалению. Потом я видел, как толпа сопровождала Аду Зубочисткину! А знаете, кто потом шел? С таким вот сопровождением? С огромным сопровождением. Токая толпа была. Такой ажиотаж! Если бы все они к нам зашли, вот бы я чаевых наполучал!
   -Так кто же это был? - спросил Масипенсио.
   -Модный кот!
   -Да ну!
   -Честно!
   -Вот уж не подумал, что Модный Кот увлекается гонками.
   -А.... Я думаю, что это - чистый пиар. Представляете, какой у него рейтинг будет! Сам Модный Кот не посчитал зазорным приехать на соревнования, так как соревнуются Они! Кошка Сиа и Кошка Унтерлугауэрр! Да.... Как вам Мышанты с маслом и сибирским соусом?
   -Хорошо, Васио. Но я волнуюсь.
   -Вы - тоже? За кого болеете?
   -Не знаю. По логике вещей, я должен болеть за Кошку Сиа. Но тут я все же хочу быть объективным.
   -И...
   -Я не знаю, Васио. Я хочу повиноваться словам сердца, но в данный момент я не могу сказать что-либо определенное.
   Покинув кафе, Масипенсио двигался пешком. Коттипич был хоть и городом небольшим, но для преодоления его в длину определенно требовался транспорт. Теперь же общественный транспорт то ли не ходил, то ли ходил, но присутствие его никак вообще не отображалось. Масипенсио двигался сквозь толпы. Повсюду ему встречались торговые палатки, где продавались какие-то невиданные штуковины. Заглянув в одно из таких мест, Масипенсио купил воздушные шары, флажок и "волшебную дудку, призывающую звезды к диалогу". Теперь, размахивая шарами и флажком, он шел и весело дудел, однако звук этот был едва слышен - все скрывалось в многоголосом бубнении толпы.
   В небе носились сотни яркораскрашенных аппаратов, за которыми следом хвостами тянулись ленты. Лазерная иллюминация рисовала на редких облаках призывы и лозунги.
   Спустя час Масипенсио был вблизи взлетной полосы. Толпа здесь становилась настолько густой, что каждый новый метр дистанции вперед приходилось завоевывать. Уже совсем близко к краю он натолкнулся на открытое кафе, где увидел Сашу Резкого, который распивал персиковую наливку вместе с Дуней Оззи, тоже пилотом, и Пушистом Птицехватовым.
   - Масипенсио, дружок! - воскликнул Резкий. - Вот они мы! Иди, у нас место есть!
   Масипенсио протиснулся и сел в кресло. Саша Резкий был до той минуты занят каким-то рассказом. Хвост его развевался, будто стропы ветра. Уши крутились почти, что вкруговую. Усы вытянулись вперед, чтобы, видимо, проосязать и удостовериться, что все слова очередной выдумки вылетели наружу, а не остались в полосатой голове.
   -Помнишь, Масипенсио, как мы опускались в самое ядро астероида "Федот"?
   -Это когда было? - не понял Масипенсио.
   -А-а-а! - хором закричали Дуня и Пушист.
   -Нет, помню, - сообразил Масипенсио, - давно было просто. Много воды утекло.
   -Видите, - сказал Резкий, - видите, я не вру. Разве Масипенсио когда-нибудь врал?
   -Не-а, - ответил Масипенсио, - в жизни ни разу не соврал.
   -И когда это было? - спросил Пушист.
   Масипенсио мельком глянул на Резкого и увидел, как тот рисует на столе контур цифры "три".
   -Три года назад, - ответил Масипенсио.
   -Ого, - удивилась Дуня Оззи, - Саша Резкий не врет! Надо же! Саша, что, мур, с тобой случилось, мур? А, мур?
   -Смотрите! - воскликнул Масипенсио. - Видите, все файтеры опустились!
   И - точно! Толпа сначала притихла, и на секунду даже стало слышно, как в Коттипиче гудит завод по переработке васильков.
   -Идут, - послышался возглас.
   -Они идут, мур!
   -Мяу, смотрите!
   И тут же все скрылось в одном монолитном потоке радостных голосов.
   - Можно смотреть и отсюда, - сказал Саша Резкий, - когда они взлетят, то поднимутся высоко, чтобы все могли видеть.
   -Они могут и на орбиту выйти, - возразила Дуня.
   -Мур, мы включим дисплеи, - решил Пушист Птицехватов.
   -Нет, хочу все вживую видеть, - едва не захныкала Дуня, - мур, мур, мур, хочу, мур!
   -Влезешь мне на спину, - сказал Резкий.
   На взлетной полосе поднялся гул. Смешиваясь с толпой, он заглушал абсолютно все. А именно - слова диктора. Впрочем, это была какая-та ошибка звукорежиссера, так как очень скоро громкость слов этих увеличилась, и не было уже никакой необходимости включать персональный дисплей, чтобы что-нибудь услышать.
   -Итак, две секунды до старта! Старт! Мяу! - закричал диктор.
   -Мяу! - замяукали зрители.
   Файтеры рванули с места и ушли в небо одновременно. Красный аппарат Кошки Унтерлугауэрр, проколов неба, отключил двигатели и штопором пошел вниз, черный файтер Кошки Сиа принялся кружиться вокруг падающей машины.
   -Странный маневр, - сказал Резкий, - а кто очки считает?
   - Это пока разминка, - ответила Дуня, - они покрутятся себе, а потом выполнят набор "2" и набор "4". Набор "11" решили не ставить, чтобы не утомлять зрителей.
   - Детская программа, - решил Резкий, - как ты на это смотришь, Масипенсио? Давай пить! Мы давно не собирались вот так. Или ты собираешься за всем этим внимательно следить? Мяу, ты что же это, дружок? Никогда не видел высшего пилотажа? Будь альтернативнее! Наплюй на все это!
   -Как, мяу, заполевать? - возмутилась Дуня Оззи.
   -Тише, Дунечка, не плачь, не утонет в речке мяч, - засмеялся Саша Резкий.
   -А что, - решил Масипенсио, - мур! Давай, мур, Саша, мур, пить, мур! Мы, мур, давно, мур, не, мур, собирались, мур!
   -О! Вот это дело! - обрадовался Резкий.
   Соревнования между тем только начинались. Набор "2" включал в себя ряд очень сложных упражнений. Находясь прямо над толпой зрителей, файтеры отважных героинь выписывали невероятное. Толпа охала и мяукала. Многие кричали от страха, так как боялись, что какая-нибудь из машин не успеет вовремя совершить маневр и рухнет вниз. Одним из заданий был бой на скорострельных пушках, заряженных пулями со светящейся краской. До того момента ни Кошка Сиа, ни Кошка Унтерлугауэрр, не имели явного преимущества. Возможно, судьи и могли зачислить кому-нибудь из них лишнее очко, но это вряд ли повлияло бы на общую картину. Но в ходе боя быстрей оказалась Кошка Сиа. Совершив невероятный по сложности маневр, она хотела зайти в хвост файтеру Кошки Унтерлугауэрр. Все дело было в том, что у пушек, которые стояли лишь в носовых частях аппаратов, была специально ограничена дальность, и выходить на дистанцию прицельного огня было просто необходимо. Вместо того, чтобы зайти в хвост, Сиа выскочила далеко впереди, и Унтерлугауэрр стала настигать ее. Дождавшись дистанции открытия огня, Сиа "присела" под светящуюся трассу, выпущенную из пушек преследователя, сбросила скорость, и, пропустив Унтерлугауэрр вперед, выпустила в хвост файтера длинную очередь. Аппарат Кошки Унтерлугауэрр озарился ярким зеленым свечением.
   Толпа заревела. Кто - от удовлетворения, кто - от разочарования.
   -Там сейчас что-то было, - заметил Саша Резкий, поднимая бокал.
   -Кощунствуешь! - воскликнула Дуня.- Не смотреть на такое! Я о тебе лучшего мнения была! Мяо! Масипенсио, скажи ему!
   -Лучший пилот - это я! - воскликнул Масипенсио, уже изрядно нетрезвый.- Я, мур, такое могу, мур!
   -Во! - обрадовался Резкий. - Вот кот правду говорит! Я с ним согласен! Он так летать может! Ну, куда им? Они ж и тренируются не так упорно, как он! Вот бы сейчас тебе файтер, мяу, ты бы им показал, мяу!
   С началом выполнения набора "4" Кошка Сиа намного опережала Унтерлугауэрр по очкам. Упражнения включали в себя выход на низкую орбите и бой на учебных лучах. Для зрителей в этом случае предназначался газовый экран, который распылялся над местом массового действа и показывал все, совершавшееся на высоте. Масипенсио и Резкий, увлеченные альтернативным вариантом просмотра соревнований, здесь могли ко всем приобщиться. Всего только и нужно было, что поднять вверх головы.
   Выяснилось, что в безвоздушном пространстве Унтерлугауэрр маневрирует немного лучше. Этого крошечного перевеса хватило ей, чтобы зацепить лучом соперника. Бой длился до пяти. При счета 3:1 в пользу Унтерлугауэрр Кошка Сиа, приблизившись вплотную к файтеру противника, ударила лучом в двигатели. Вспышка была столь мощной, что, ослепленная (а управление использовалось только ручное), она не сумела сориентироваться и зацепила двигатели ориентации. Зрители ахнули. Оба файтера разошлись в сторону. Аппарат Сиа кружился, как юла, у Унтерлугауэрр вышел из строя один из двигателей.
   -Смотри, какой эксцесс! - воскликнул Резкий. - Как ты думаешь, кто виноват?
   -Обе виноваты, по правилам, - ответил Масипенсио. - одна совершила таран, другая - таран допустила.
   -Что ж будет считаться тогда?
   -Очки.
   -По очкам, Унтерлугауэрр на пол очка впереди.
   - Для победы нужен перевес в два очка. Но, если файтеры не смогут продолжать бой, контрольного вылета не будет.
   -Скукота, мур, - произнес Саша Резкий, - ничья. Явно - ничья. Слушай, Мас, давай пойдем в какой-нибудь ресторан? Девочек зацепим. А то Дунька - ни в какую!
   -Пошляк, мур! - воскликнула Дуня Оззи.
   -Странные вы, - заметил Пушист, - такое происходит, а вам - все равно.
   -А и пойдем, - решил Масипенсио, - а то потом толпа будет расходиться, мы и не пролезем. А уж рестораны все к тому моменту, мур, все, мур, забиты будут. Погуляем. Пойдем, мяу!
  
  
   -Мне кажется, ничья была предусмотрена заранее , - сказал Котэн Де Кот, - политическая ситуация требовала именно этого. Обе Кошки действовали сообща, и им было необходимо закрепить содружество. Коты, уже давно привыкшие к их постоянному соперничеству, должны были проникнуться новым положением вещей. Соратничество двух Великих укрепило веру в спокойствие, и все передряги, которые Федерация пережила позже, воспринимались более легко.
   -Это был логичный ход, мур. - согласился Мишель Котуавзье.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 38.
   "Нападение на базу в Когтяо"
  
  
   Сообщение застало Масипенсио в тот момент, когда он находился в магазине. Там, пойманный всеобщей суетой, связанной с соревнованиями, собирался купить себе памятный талисман. Он и сам не знал, зачем его покупать, талисман этот. Наверное, он, в отличие от всех, не был так возбужден. Он где-то даже был против этой суеты. Но шум толпы гнал его. Войдя в толпу очереди, он сморщился - на контактной линзе, вставленной в его глаз, заблестел текст сообщения:
  
   Кошка Сиа:
  
   Масипенсио, выйди на проспект Карла Котовангского.
   Там тебя ждет машина.
   Срочно: в звездной системе Синтикича обнаружился флот группировки "Рыжич" - десять крупных кораблей. В Синтикиче находится база заводов радиоэлектроники Когтяо. Лидер "Рыжича" - капитан Ив Кот - заявляет, что является проводником какого-то нового учения. Словом, они собираются захватить базу. На орбите тебя ждет "Игла". Отправляйся на Когтяо. Действуй по обстановке. Наши крейсера уже в пути, но они прибудут в Синтикич лишь спустя пять часов после твоего прибытия. Действуй по обстановке. Если ты обнаружишь следы аномалии, предупреди.
  
  
   Масипенсио включил модуль ответа, проведя когтем по руке, начертал ответ.
   Выглядел он так:
  
   Важно!
   Я должен взять с собой помощника. Это - основополагающий аргумент в борьбе с аномалией.
  
   Ответ пришел незамедлительно:
  
   В первый раз слышу о помощнике!
  
   Это мое условие, - ответил Масипенсио.
  
   Хорошо,- ответила Кошка Сиа.
  
   Масипенсио знал, что Сиа не терпит самодеятельности. С другой стороны, он никогда и не проявлял ее в организационных вопросах. Во всяком случае, он никогда не показывал это, хотя уже довольно давно в своих действиях руководствовался интуицией и зовом сердца.
   -Летим на Когтяо, - сказал он Кошке А.
   -Так срочно? - спросила та.
   -Да.
   -Вижу. Вижу и чувствую - это не спроста.
   -Что не спроста.
   -Не спроста этот полет.
   -Ты правда чувствуешь?
   -Я всегда чувствую, где Он.
  -- Он - там?
  -- Не знаю. Когда ты сказал, что мы летим на Когтяо, я сразу же поняла, что это - не спроста.
  -- Хорошо. Идем.
   "Игла" была длинным вытянутым одноместным аппаратом. Дополнительные сидения появлялись в результате трансформации небольших жилых помещений, в которых, собственно, ничего жилого-то и не было - все необходимое доставлялось пилоту-агенту прямо в кабину. "Игла" относилась к классу спец аппаратов, которые ныряли в гиперкосмос без разгона. Чтобы обеспечить безопасность экипажа, в кабине создавалась эмуляция дополнительной реальности. Все тело машина было занято этими генераторами. Подключенные к рефлекторам, они могли создавать все виды вредного излучения - он лазерных импульсов до высокоорганизованной плазмы. Двигатели "Иглы" работали по принципу формирования самих себя в другой точке пространства, чтобы потом как бы притянуть себя за хвост. Аналогов у "Иглы " не было. Сама Кошка Сиа принимала участие в обсуждении постройки сверхсекретного корабля, и некоторые идеи, переработанные конструкторами, нашли отражение в завершенной модели.
   - Управление - один тумблер, - сказал Масипенсио, - щелкаем и летим.
   -А что, вообще больше кнопок нет? - спросила Кошка А.
   -Не знаю.
   Масипенсио щелкнул тумблером. "Игла" вздрогнула и с места вошла в гиперскосмос. В голове у Масипенсио поплыли круги. Он поймал один из них взглядом, провертел вокруг глаз, вдохнул и выдохнул так, что круг больше напоминал облако сигаретного дыма.
   -Странные эффекты. - произнес он.
   - Это - Перья Гиперкосмоса, - произнесла Кошка А.
   -Какие еще перья? - не понял Масипенсио.
   -То, что ты выдохнул.
   -Ты что, это видела?
   -Это обычно. В детстве я жила в зеленой деревне. Это было так давно, что я уже не помню. Может быть, мне пришлось много раз переродиться, чтобы прийти сюда, но это точно было детство. Я так чувствую. Так вот, один маленький котенок построил большую рогатку, чтобы летать на спутник планеты. А чтобы вернуться оттуда, мы забросили туда еще одну рогатку, снабженную механизмом. Это чтобы там можно было самостоятельно рогатку натянуть, дернуть за веревочку и полететь. И вот, когда я взлетела, я тоже вдохнула кольца из своих глаз и выдохнула их в виде дыма. Когда я спросила у старших, те ответили, что это - Перья Гиперкосмоса. Я подумала, что это - всего лишь метафора, но мне объяснили, что Гиперкосмос - это большая белая птица, а любой, кто пользуется им для своих перемещений, есть вошь на теле его.
   -Как-то слишком уж абстрактно, - сказал Масипенсио.
   -Так придумано, чтобы ты мог систематизировать свои знания, - ответила Кошка А., - иначе, если ты будешь внимание свое направлять во все плоскости, твои мозги могут попросту погореть.
   -Как сбойный процессор.
   -Совершенно верно. Ты исправляешься, Масипенсио.
   -Чем же я был плох, мур?
   -Нет, я так. Чувствуешь?
   -Что, мур?
   -Звезды зовут.
   -Чувствую, мяу.
   -Вот, мур. Меня они тоже зовут. Ты никогда не думал о том, что мы могли быть вместе?
   -Вместе, мур? Ты и я?
   -Да. Но мне скучен этот мир. Мне кажется, нам нужно на что-то решиться. Не подумай, что я изнутри такой уж монстр. Разве это видно?
   -Нет, мур.
   -Да. Это ты просто говоришь мне, чтобы я не волновалась. Если звезды зовут, мой друг, к ним нужно прийти.
   -Но разве мы не с ними?
   -А разве с ними?
   -Не знаю, мур.
  
   -А я знаю. Звезды имеют обратную сторону. Если мы туда попадем, то уж точно будем вместе.
   -Разве это невозможно сейчас?
   -Возможно. Но весь этот мир - суррогат.
   -Наверное, мур.
   Выскочив над Когтяо, "Игла" тут же попало под обстрел. Пара секунд, и корабль снова исчез из поля видимости, успев за это время
   поймать и расшифровать информационный пакет.
   -Отлично, - проговорил Масипенсио, наблюдая перед собой сформировавшийся трехмерный отчет, - десять кораблей группировки "Рыжич". Лидер национал-кототовизма Ив Кот читаем персоналу Когтяо лекции. Часть базы захвачена. Так... Это - северная сторона. Южная сторона блокирована и охраняется снаружи облаком боевых роботов. Так... Ищем флагман. Вот он, флагман. Он выполняет у нас роль сервера.
   -Насколько я вижу, корабли группировки работают по четырехсерверной системе, при чем все роботы очень хорошо работают автономно.
   -Выпрыгнем в контейнеровоз, - предложил Масипенсио.
   -Ты уверен? - спросила Кошка А.
   -Контейнеровоз разорвет, мы сбросим аннигиляционную бомбу и вновь исчезнем. Рыжичи еще не бросили в бой все свои силы. Когда роботы развеются облаком по орбите, наша задача усложнится. Там - несколько миллионов аппаратов.
   -Хорошо. А сами мы не взорвемся?
   -Если "Игла" успеет войти в гиперпространство спустя доли секунды после появления из него, успех гарантирован!
   -Но разве ты уверен?
   -Согласно документации, она это может.
   -Хорошо, будь по-твоему, - согласилась Кошка А., - я не боюсь смерти. Я видела ее. Я нюхала ее. Я пила ее. Что с того? Выпить еще раз этой воды? Ты как, Масипенсио?
   -Я не боюсь, - ответил тот.
   -Отлично. Вперед!
   Масипенсио мысленно подключился к ментальному блоку управления. Не успел он и глазом моргнуть, как операция была завершена - на нее требовалось всего-то три секунды.
   -Что, уже? - спросила Кошка А.
   - Кажется. Давай-ка еще раз выскочим и соберем информацию.
   "Игла" вновь вынырнула наружу и вновь исчезла в лентах сверхскоростей. Масипенсио вновь выдохнул из себя светло-серебристые перья гиперкосмоса.
   -Нам никогда не понять этого, - прокомментировала Кошка А. ,- чтобы понять - нужно не жить. Ты понимаешь это. Я знаю. Весь мир - какие-то компоненты. Им просто необходимы правила, иначе вся эта машина никогда не будет работать. И правила писаны отнюдь не для тебя, мой друг. И не для меня. Что касается меня, я лишь на немного могу их переступить. В этом наше отличие. Но ты можешь добиться всего сам.
   -Я знаю, - ответил Масипенсио, - тренировка, медитация, смирение. Все - против природы твоей. Борись с собой, и ты станешь просветленным. Результаты.... Так - контейнеровоз взорван, зацепило еще один крейсер... Корабли "Рыжича" начали перестроение. Видимо, в панике. Поймана речь капитана Ив Кота.
   - Не стоит бороться с собой, - ответила Кошка А. , - может оказаться, что ты будешь побеждать себя долгие годы, а в итоге окажется, что ты лишь выполнял свои собственные директивы.
   -Или директивы системы.
   -Может, и так. Давай речь слушать.
   Масипенсио включил звук.
   ".... ничего, кроме побед!
   .... *Основные черты характера каждого кота заложены в нем конечно от рождения. Родившийся эгоистом, останется им навсегда. Родившийся идеалистом, тоже так или иначе идеалистом и останется. Однако надо иметь в виду и то, что между двумя группами котов с резко выраженными характерами стоят миллионы и миллионы котов с очень неопределенными и неясно выраженными чертами характера. Прирожденный преступник, разумеется, был и останется преступником. Но очень многие коты с некоторыми преступными наклонностями могут благодаря правильному воспитанию стать честными котами и ценными членами общества и наоборот благодаря плохому воспитанию многие колеблющиеся характеры окончательно собьются на плохой путь.
   Как часто во время войны приходилось слышать жалобы на то, что наш народ не умеет молчать! Как трудно бывало из-за этого сохранить от противника даже очень важные военные секреты. Но разве же неуместно будет спросить себя: а что же до войны сумело сделать федеральное воспитание, чтобы научить кота, когда нужно, молчать? "
  
  
  
  
   -Серьезная речь, - произнес Масипенсио.
   -Это где-то уже было, - пробормотала Кошка А. , - определенно, я где-то уже это слышала.
   -Это он? - спросил Масипенсио.
   - Да. Если это не он, то нам здесь больше нечего делать. Я думаю, боевые корабли прибудут с минуты на минуту.
   -А если он?
   -Если он, то - это его агония. У него не хватит сил, чтобы столкнуться с федеральным флотом лоб в лоб. А вблизи меня он не имеет никакой силы.
   -Тогда нужно выбросить паразитов, - сказал Масипенсио.
   -Ты предлагаешь проскочить через защитное поле?
   -Мы ведь только что сделали то же самое.
   -Но мы тут же убежали обратно. Такой маневр имеет очень маленькую длительность. Мы просто не успеем выбросить паразитов.
   -Тогда - сделаем с ними то же самое.
   -Нет, Масипенсио. Ты же знаешь, мы живем в информационное время. Нам никто такого не простит. Тебе - прежде всего. Потом. У тебя не было никаких предписаний относительно уничтожения флагмана. Да они уже и сейчас напуганы до предела. Думаешь, они не поняли, что имеют дело с неизвестным оружием.
   -Ты боишься? - спросил Масипенсио.- Нет, ты думаешь, что все так просто. Ни одного опытного штурмана так не проведешь. Автомат ничего не чувствует. А кот-штурман всегда чувствует угрозу. Если мы попытаемся сделать то же самое, флагман успеет отойти в сторону - мы проскочим, и, получив выстрел вдогонку, будем догорать здесь, в перьях этой самой птицы. Нужно брать их лоб в лоб. Попытаемся пробить защитное поле с помощью аннигилятора.
   -Твое право, - ответила Кошка А., - вперед, мур!
   -Ты не веришь, что получится?
   -Вер, мур.
   Масипенсио вывел "Иглу" из гиперпространства, и тут же на корабль обрушился шквал огня, полей, вредных информационных сигналов. Запищала защита. На мгновение погас свет. Лобовой аннигилятор "Иглы" засветился длинным перламутровым столбом. От соприкосновения с ним поле вокруг флагмана превратилась в огромный светящийся шар - корабль внутри него напоминал крошечное зернышко.
   -О, ты крут! - воскликнула Кошка А.- Я думала, что нас уже нет.
   -Я подключаю паразитов!
   - Какое небо над флагманом! - воскликнула Кошка А. , - после смерти будешь еще красивее.
   -Я верю! - ответил Масипенсио.
   Поле прогнулось и на доли секунд прорвалось. Этого хватило, чтобы с помощью информационного луча забросить внутрь защитного шара паразитическую массу. Там, сделав анализ обстановки, масса эта должна была сформировать тела паразитов с целью проникновения на корабль противника.
   Масипенсио развернул "Иглу" у самое кромки поля. Перегрузка при этом создалась невиданная. Эмуляторы дополнительной реальности, которые защищали экипаж от перегрузок, сработали на полную мощность. "Игла" была единственным пилотируемым аппаратом, способным на такое.
   Масипенсио хотел тут же выпрыгнуть в гиперпространство, однако внимание его было отвлечено множеством боевых роботов, шнырявших туда сюда словно насекомые.
   -Вот где поле для пилотажа! - воскликнула Кошка А.
   Тут же защитное поле "Иглы" засияло как солнце. Сотни орудий ударили в одну точку. Еще доли секунд, и все было бы кончено. Однако, корабль успел благополучно скрыться.
   -Мне кажется, у меня от этих манипуляций со скоростью уже в голове не в порядке, - сказала Кошка А.
   - Я снова курю эти самые перья! - воскликнул Масипенсио раздраженно.
   - Это - ранний гиперкосмос, - ответила ему Кошка А.
   -А что, есть еще и поздний?
   - Всякое бывает, мой друг. Я же тебе говорила, что Гиперкосмос - это птица. У нее почти все так же, как у птиц. Только птица переживает все это во времени, а у гиперкосмоса это есть всегда. У него есть все сразу. И рождение, и молодость, и взрослый период, и старость, и даже смерть. Потому есть и гиперкосмос сырой, и гиперкосмос, приготовленный под соусом, и гиперкосмос гриль. Если ты в данный момент куришь гиперкосмос, это говорит о том, что перья его представляют из себя вполне воспринимаемое зелье. Если ты это так ощущаешь, то это так и есть. В поздний гиперкосмос уже ощущается его дряхлость. Морщины его прорастают в твоем сердце, и ты понимаешь, что, либо умрешь вместе с ним, либо перенесешься на его обратную сторону, где уже будет вселенная с совершено иными законами.
   -Ты прекрасна, Кошка А.! - воскликнул Масипенсио в порыве чувств.
   Выскочив на средней орбите звездной Системы, "Игла" обменялась пакетами с роботами, которые окружили звездную систему плотной сферой. Просмотрев данные, Масипенсио обнаружил, что число федеральных механизмов превышает миллиард, и то - это были только не аппараты, которые, оцепив систему, занимались слежением и наводкой. На этих машинах имелись мощные орудия, но на такой дистанции они были малоэффективными. Ни один корабль на запрос не ответил, что говорило о том, что все они либо находятся на сверхскорости, либо попросту не отвечают.
   -Так он здесь? - спросил Масипенсио.
   - Он же всегда здесь, мой друг, - ответила Кошка А.
   -Ты имеешь в виду себя, мур?
   -Но ведь это и отчасти, и - не отчасти.
   -Значит, он - здесь?
   -Да, мур! Только не думай, что это - тот самый момент, когда мы к нему подобрались. Он потерял свою силу. Тем теперь ему остается играть по нашим правилам. Только не забывай - у нас с тобой - наши собственные правила игры. Если так хочу я, того же должен желать и ты, Масипенсио. Является ли Ив Кот им, или нет - это не главное.
   -Что же, мур?
   -Но ты же знаешь, мур!
   -Что, мур?
   -Ты пугаешь меня, мой друг!
   -Нет, я знаю. Прости. Главное - это ты и я.
   -Да, мур. По ту сторону звезд!
   Выскочив для очередного маневра, "Игла" вновь попала под обстрел. На этот раз поле не выдержало. Звездолет вздрогнул и закувыркался. Повторный выстрел непременно бы его добил, но несколько крупных роботов на счастье оказались рядом и выставили защитные щиты. Щелкнули реле катапульт. Кабина покачнулась, однако не отстегнулась. "Игла" продолжала свое хаотическое вращение, а группа роботов прикрывала ее, как могла.
   - Попробуй выйти на ручном управлении! - крикнула Кошка А.
   - Ты меня учишь? Я будто не знаю, что мне делать!
   -Мяу!
   -Мау!
   -Миу!
   -Мяо!
   Масипенсио запустил резервный генератор и рванул с места. В глазах у него сначала потемнело, а затем - побелело. Перья гиперкосмоса, покинув глаза, стали хлопьями выпадать изо рта. Он изумился - вокруг стояла настоящая белая зима, образованная невиданными узорами. Перья плелись, собираясь в единый ковер. Сердце пилота забилось от непроизвольного восхищения.
   - Ты где? - услышал он голос Кошки А.
   -Я здесь.
   Масипенсио оттолкнулся и полетел - в кабине царила невесомость.
   -Что это? - спросил он.
   -Мы - где-то глубоко в его перьях, - ответила Кошка А.
   Виденье прекратилось почти мгновенно. На экране проступили привычные краски абстрактного пространства. При полном молчании компьютера все показания поступали от автономных датчиков.
   - Сейчас нас куда-нибудь занесет, - сказал Масипенсио, - я даже не знаю, в какую сторону мы прыгнули.
   -Подадим сигнал о помощи, мур.
   -Да, мур. Мы можем оказаться в нескольких часах лету от Когтяо. Сейчас, попытаюсь включить торможение.
   -Попытаешься? Мур, ты не уверен, что у тебя получится?
   -Конечно. Я же не знаю, в каком состоянии корабль.
   -Но двигатели завелись!
   -Да.
   -Представляю, мур! Это же настоящая гипервечность! Ты знаешь, что в ней нет смерти? Река сверхскорости принесет нас к какому-нибудь острову, и там мы начнем отсчет новой жизни. Жизнь за жизнью, мой друг! Или ты хочешь вернуться? Давай, пробуй! Разве у нас еще будет шанс уйти на обратную сторону звезд?
   - Не сейчас, мур, - ответил Масипенсио, - я еще не готов! Мяу! Я еще не чувствую потребности в том, чтобы видеть гипервечность.
   Он пощелкал клавишами выдвижного пульта. "Игла" вздрогнула. Пространство потемнело, занялось редкими туманными облаками, в которых проступили первые звезды. Рассвет пространства из гиперпространства происходил медленнее обычного, и Масипенсио приходилось контролировать его вручную. Когда звезды уже сияли, он перехватил пакет от спутника навигации.
   -Мы - в системе звезды Горькой! - воскликнул он. - Это - соседняя система. Здесь дислоцируется наш флот!
   -Да, - сказала Кошка А. безрадостно.
  
  
  
   * выдержка из "mein kampf"
  
  
  
  
  
   Глава 39.
   "Бегство Полукота Сверхкота".
  
   В атмосфере Когтяо проплывали большие белые клубы дыма. Очевидно, заволокло всю небольшую планету, и жители, верно, сидели по домам, включив системы вентиляции. Две бригады боевых кораблей висели друг против друга, и ни у одной из них не было весомого преимущества - автоматы следили за каждым отклонением поля, которое могло быть вызвано последующим выстрелом. На такой дистанции ни у одной из сторон не было преимущества. Корабли группировки "Рыжич" также не могли беспрепятственно прыгнуть в гиперкосмос с места - им нужен был хоть какой-то разгон, а разгону-то как раз и не было.
   Сверхкот Полукот, капитан Ив Кот, он же - альтернативный национал-котототовкий лидер, игрок, бес, бог, клон, все - в одном лице, сидя в гостиной флагмана, курил сигару в затяжку. В тенях его шерсти бегали блики минувшего. Сила в когтях его гасла. Приближаясь к своему подобию, Сверхкоту-2, он те6рял мощь, терял контроль над собой. Он волновался. Уши его меняли цвет. Временами он напоминал испуганного первой грозой котенка. Временами он собирался с духом, но все это было очень искусственно - сам дух его не был ни чем укреплен. Устав от внутренних противоречий, капитан Ив Кот заказал роботу бутылку коньяка и выпил половину ее с горла. Робот, увидев то, покачал головой.
  -- Мы готовимся к смерти, мой друг, - Сверхкот Полукот полушутя дернул робота за хвост.
  -- Я не люблю смерть, - ответил робот.
  -- У тебя есть имя? - спросил Сверхкот.
  -- Да, мой капитан. Сио меня зовут.
  -- О! Ты поклонник кошки Сиа?
  -- Да, мой капитан!
  -- Роботы умеют поклоняться?
  -- Роботы еще умеют в идеи национал-кототовизма верить, - ответил Сио, - я - лидер седьмой партийной ячейки роботов из желтой резины.
  -- Похвально, мой друг, - заключил Сверхкот Полукот.
  -- Да, мой капитан! - Сио выровнялся по струнке.
  -- Мы умрем за идею! - воскликнул Сверхкот.- Видишь - мы в ситуации стенка - на стенку. Детекторы наших кораблей проигрывают подобному оборудованию наших противников.
  -- Это - корабли Кошки Сиа! - ответил Сио гордо.
  -- Ты думаешь, что нас всех арестуют? - спросил капитан Ив Кот.
  -- "Рыжич" были обречены с самого начала, - ответил Сио, - борьба начинается с подполья, с листовок, с полушепота в темном углу, с первого ножа в спине зарвавшегося лидера, с бомбы в общественном туалете собрания депутатов, с революционных стихов. Но мы ведь не боремся, мой капитан! Мы сильны без этого! Но покорить мир просто так еще никому не удавалось.
  -- Потому что всегда есть тот, кто выше тебя, - ответил капитан Ив Кот, - выше неба, выше солнца, выше звезд. Я утверждал вам, что я вышел из Хаоса, да, это так. Но я кривил душой - я сам не помню ничего об этом. Выходит, я не знаю, кто я там. Потому - мы не будем сдаваться. Я намерен отдать приказ открыть огонь.
  -- Датчики антивремени вычислят наш залп до залпа, - ответил Сио, - нас просто поджарят, как цыплят. Это - бесполезная смерть.
  -- Я люблю бесполезную смерть! - воскликнул Сверхкот Полукот.
  -- На наших кораблях - несколько тысяч котов!
  -- И - пятнадцать тысяч роботов! - закричал капитан Ив Кот.- Пятнадцать тысяч верных слуг пластмассы и желтой резины! Поверь, мой друг, я уважаю технику! Механизмы - моя страсть. Что поколение трансформеров - эти безликие высокоорганизованные органоиды! Мысль, Сио! Мысль должна быть искусственна! Естество - лишь вялая тень настоящего прогресса! Вы все живете ради завтра? Нет, Сио, мы должны жить ради перетекания сегодня в абсурд! Может быть, ты не веришь, что есть король абсурда? Посмотри! - он раскрыл когти и чиркнул ими о воздух. - В моих глазах нет постоянства! Я генерирую антимиры сам в себе! Я могу обходиться без них, как без хвоста! Мир котов - что он мне? Механизмы - моя страсть! Я хочу победить реальность и сделать из вселенной один большой завод!
  -- Это абсурд, - заключил Сио.
  -- Верно. Это самый чистый, прозрачный абсурд.
  -- Поэтому это невозможно.
  -- Ты считаешь, что я сумасшедший?
  -- Нет. Просто у нас нет шансов. Сдавшись, мы сумеем внести свое учение в массы.
  -- В тюрьмы?
  -- Может быть, и в тюрьмы! Тюрьмы для роботов поднимутся на борьбу. Я стану лидером!
  -- Ты - робот разносчик!
   Сверхкот отличался особенной реакцией. В момент выстрела он успел сложиться и прыгнуть на стенку. Тут же возник мощный электромагнитный импульс, и любое живое существо непременно бы рассыпалось в прах. Но капитан Ив Кот был уже в соседнем помещении. Воспользовавшись силами своей природы, он сумел проскочить сквозь стенку. Но сил у него уж мало было - наличие вблизи его второй составляющей, то есть, еще одного Сверхкота Полукота, дезинтегрировало его. Едва спасшись, он, ничего не понимая, нырнул в лифт, где связался с командиром секретных служб группировки "Рыжич".
   -Что происходит, Ток?
  -- Какая-та тварь проникла к нам по лучу! - ответил тот.
  -- Она чуть не убила меня! Что это?
  -- Трансформер!
  -- Черт! Что мы можем сделать?
  -- Не знаю, мой капитан. Я знаю, с чем мы имеем дело. Я вас прикрою. Скорей!
   Сверхкот выскочил из лифта. Подскочив к стене коридора, он нащелкал на стене секретный код и исчез в темноте дополнительного тоннеля.
   Перестрелка происходила на складах флагмана. Сами по себе, склады не представляли из себя помещения - таковыми они становились лишь в ходе формирования ремонтных масс. Желеобразная масса склада расступалась, вперед выдвигались искусственные руки, которые начинали сортировку. Все остальное было растворено в этом желе. Однако, раскрывшись, желе так и не смогло вернуться в свое обычное состояние. Мощный импульс изменил его структуру. Желе стонало, борясь с искусственной кибернетической болью.
   Группа просочившихся на флагман трансформеров действовали почти мгновенно. Они не умели размышлять - это были сверхточные приборы, которые действовали быстрее мгновения. Первая линия обороны была прорвана почти без потерь. Далее была пробита стенка, из которой ни с того, ни с чего, появились зеркала орудий. Отверстие обнажила энергетический тоннель, в котором клокотала энергетическая масса. Часть массы этой выплеснулась вниз, и десантные роботы остудили ее, сгенерировав специальное цифровое поле.
   Одна из машин прыгнула в тоннель и разлетелась в клочья, но тут же там раздался взрыв бомбы. Информационная масса позеленела. На сверхчастотах был слышен ее крик. Спустя несколько секунд она превратилась в липкий шампунь, от которого отделяясь, отлетали цветные пузыри. Десантные роботы устремились в тоннель.
   - У нас есть еще шанс, господа! - говорил Ив Кот, прохаживаясь перед командным составом корабля на центральным пункте. - Ручное управление - в наших руках. Мы делаем залп одновременно с ускорением.
   -Здесь нет шанса, - ответил генерал "Рыжича" Фон Кот, - никакого шанса. Вы не представляете, в каком мы кольце!
   -Я представляю себе все! - ответил Ив Кот. - Я могу представлять звезды! Когда они мерещатся в моих мозгах, это значит, что где-то далеко, за пределами мира, они вновь зажигаются. Если я тушу мерцанья своего настроения, вместе с ним галактики учатся молчать! Если вы не хотите меня слушать, я сам подойду к пульту и совершу маневр самостоятельно!
   -Мы не можем этого допустить! - возразил Фон Кот. - Подумайте о нас!
   -Вы сгниете в тюрьмах!
   -В наше время распространен институт амнистий, мяу! - нервно заметил Отто Котинг, еще один генерал "Рыжича". - Десять, пятнадцать лет на отделенной планете.
   -Потом вам разрешат селиться где-нибудь на Контимаре! - захохотал Ив Кот. - Вы думаете, что вам позволят жить в цивилизованных мирах? Вечное клеймо, господа! Как у коня! Ха-ха-ха! Берут раскаленное железо и прижигают.... Жаль, что нынче не распространена такая практика! Смерть светлее позора, господа!
   Он вынул из-за пояса излучатель и с невероятной быстротой перестрелял всех роботов, которые охраняли командование.
   -Опомнитесь! - закричал маршал Хвостиндг.
   - Ха! Дорогие мои! Вы преданы мне, я - предан вам! Новая жизнь встретит нас спустя минуту!
   Он подбежал к стенке, щелкнул когтем и выдвинул оттуда один из аварийных блоков. Активировав пульт дистанционного управления, он проверил состояние двигателей. Ни один из двигателей не запускался. Тогда Ив Кот перешел на аварийную аналоговую линию и получил ответ на запрос. Корабль вздрогнул. Еще раз. При отключенный амортизаторах работа генераторов ощущалась в виде мерного колебания и повсеместного свиста в ушах.
   -Видите, - сказал он обрадовано, - а вы говорите, у нас нет шансов. Просто вы не умеете думать без машин. Машины - заменитель ваших мозгов. Ваших хвостов, мяу! Ваших серпоподобных зрачков. Гляньте в них! Возьмите зеркальце! Посмотритесь! Что вы видите в глубине их? Только трусость! Только желанье получить что-нибудь готовенькое. Вы думали, что я все открою для вас, и вы пойдете по уже проторенным тропам? Очень интересное желание! Классика всех глупых желаний рядом в этим - пустая буква! Если у кого-то из вас появилось желание меня остановить, дерзайте! А, впрочем, вы хотите пасть от руки своего кумира? Давайте! Я окажу вам эту великую честь.
   Он активировал все центральные орудия и включил самонаведение. В то же момент отовсюду возникло движение, и никто не успел среагировать, даже он. Десантные роботы возникли словно из ниоткуда. На самом деле, им удалось прожечь отверстия в дополнительной броне командного пункта и через них проникнуть внутрь.
   - Руки вверх! - скомандовал один из механизмов.
   -Сио! - воскликнул Ив Кот. - Ты резв, Сио! Ты еще веришь в чистоту идей!
   -Да, мой командир! - ответил робот. - Бросьте пульт.
   -Все делается одним нажатием клавиши, - ответил Ив Кот, - одно движение, и все необратимо. Стенка на стенку! Или наш флагман уже износил свои паруса, господа? Вы мне поможете, Сио!
   Он вновь уклонился от выстрела. Все перевернулось вверх ногами. Вой двигателей слился со скрежетом обшивки. Время, разделяясь на кусочки, разбилось на миллиард одинаковых кубиков. Живые кубики высветлись белым, неживые - черным. Сверхкот Полукот проступил на них неизвестной шахматной фигурой. Ослепительный свет, пробиваясь в гущу кубического мира, резал промежутки. Ни одна сила уже не могла остановить его движенья.
   Сверхкот Полукот достал мешок, в котором лежали кометы, которые он выиграл в карты у короля темного мира Кооота.
   -Мои принцессы, - произнес он, - вы утомились, отдыхая в пыли забыться? Все только начинается. Летим.
   Он выбросил вперед себя сгусток комет.
   Свет, проникавший в последний уцелевший кусочек материй, становился все настойчивей. Аннигиляция жрала время, образуя на поле отсутствия пространства темные сиреневые вмятины. Уклонившись от одной из таких вмятин, Сверхкот Полукот, или - Полукот Сверхкот, взял узды и повернул в обратную от разрывов пространства сторону. Огонь бежал за ним следом, дыша злыми языками, и он едва успевал укорачиваться. Покидая место взрыва, он не оглянулся.
   Перья гиперкосмоса расцвели. Сверхкот вдохнул запах свежих садов и протянул к ним руки:
   - Это - главная цена, - сказал он, - теперь можно закурить сигарету абстракций.
   Вынув ее, он чертыхнулся:
   - Высыпалась! И где такие сигареты производят? До сих пор не научились табак как следует забивать.
   Упряжка комет несла его навстречу туманности, имени у которой никогда не было и не намечалось.
  
  
   - Здесь можно воображать до бесконечности, - сказал Котэн Де Кот, - на самом деле, мы ничего из этого не знаем. Хотя ответственные лица утверждают, что оно так и было. Показали приборы. Даже воссоздали подлинную картину происшедшего. Одного не могу понять - неужели у нас столь мощные приборы?
   Котэн Де Кот и его слуга Мишель Котуавзье сидели в ресторане "Сильмарилликот" и медленно попивали прекрасный лунный коньяк десятилетней выдержки. Играл оркестр. Танцевали пары.
   - Мы провели неплохую работу, - сказал Де Кот, - даже не смотря на то, что наша литературная адаптация вряд ли может претендовать на серьезный труд, и, где-то даже, на последовательность, нам стоит это отметить. Я систематизировал, ты все это набирал и правил. Мы неплохо потрудились. Теперь, в любом случае нас ждет отпуск. Ты поедешь со своей киской путешествовать по рукавам Млечного пути па большом лайнере, а я люблю одиночество. Впрочем, это вовсе не значит, мур, что мне некому его будет скрасить. Мяу! Выпьем, Мишель.
   -Выпьем, мур!
   -За окончание работы, мур!
   -За окончание работы, мур!
   Они чокнулись и выпили коньяк.
   - А что там, эта история со "Страйпидом", - проговорил Котуавзье, - она, как будто, связана со всем этим.
   -Точно не знаю, - ответил Котэн Де Кот, - честно говоря, я рад, что она не была вписана контракт. Никаких документов мне не предоставляли, а значит, я и не должен ее рассматривать. В любом случае, я считаю нашу работу законченной, мы можем отмечать это со спокойной совестью.
   Вернувшись домой, Мишель Котуавзье видел далекий миры, рукава иных Галактик, которые никто никогда не откроет. Глядя в открытое окно, он пытался рассмотреть звезды сквозь яркие огни ночного города. Всякий раз, мысленно пробегая по череде уже знакомых событий, он ощущал некую незаконченность. Продолжая разглядывать редкие огоньки звезд, прохладный серпик Земли, заходивший за стену ближайшего офиса, Мишель не мог понять, что же продолжает его волновать.
   Не понимая, что же его толкает, он оделся, спустился вниз и взял такси. Доехав до офиса, он дотронулся до дверей, и те, идентифицировав его, открылись. Котуавзье поднялся в кабинет Де Кота, дисплеи и стал пересматривать всю массу документов, которой был снабжен его босс.
   - Список сотрудников базы Кошки Сиа. Не то, мур, - говорил он, - списки, списки. Сколько списков. Фотографии. Видеодосье. Записи полетов. Схема базы Икс Альфы. Разговоры. Любимые книги. "Страйпид"....
   Он нашел то, что нужно, и закурил.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 40.
   Дополнительные сведения о винном зайце.
  
  
  
   Начиная этот разговор, сразу договоримся - трезвенникам с мыслями сухими и правильными того не понять, как никогда не сойтись рядом каким-нибудь совершенно разным судьбам, движущимся по орбите жизни вдоль разных полюсов. Если брать поэтические стороны этого движения, то можно вспомнить популярный сборник В.Нерусского "Жизнь вдоль велосипеда", где слово, победив автора, само говорит о тех вещах, которые могут или не могут иметь друг с другом контакт. Но данное отвлечение от "котов" есть лишь маленькая толика того настроения, которое посещало бога в те минуты, когда он брал кисть и писал вселенную. Существам вторичным, то есть производным от этого большого разума, понять того невозможно. Они предполагают, что в начале всего был большой взрыв. Они предполагают разные там коллапсирующие модели, пути развитие их, и все это как бы понятно - но представьте только, что было в действительности. Каждая новая краска вызвало у Существа бурю эмоций. Оно вздрагивало, поправляло волосы и бралось за кисть снова. Звезды вспыхивали лишь на мгновение, будто фары секундных машин. Туманы межзвездных газов появлялись и тут же исчезали - была бы память, она бы как субстанция поразилась возможности существования подобного рода перемен. Секундные звезды горели и гасли. Ядра галактик начинались и завершались. В этом непостоянстве он никак не мог остановиться - он строчил свои стихи, и они, разжиживая пустоту, порождали первичный хаос. Его холсты были так же недолговечны. В середине своего творческого порыва вселенная вокруг него уже не имела того монолитного вида - тьма расступилась, сменившись красноватыми сполохами. Именно этот момент уже присутствует в некоторых хаотических теориях. Согласно одной из них, первые обособленные существа возникли именно в эту эпоху - оттуда и пошло созидание жизни не руками самого первичного создателя. Согласно этой же теории, красный хаос существует и доныне - материя миров на нем - лишь вкрапленные частицы.
   И здесь мы напрямую подбираемся к винному зайцу, наблюдение которого в винных породах есть интереснейшая область кошачьей философии.
   Т Кот Кот Кофт, основоположник идей "полуоткрепленного коттизма" и "когтизма в чистом своем виде" полагает, что винный заяц есть отголосок первой эпохи хаоса.
   Однажды, устав от будней преподавания, Т Кот Кот Кофт удалился в свою горную лабораторию, где пробыл ровно год. Он почти не выходил из жилища. Пищу приносили преданные ему ученики. Т Кот Кот Кофт не отрывался от микроскопа. Глаза его слились с невиданными колониями винного зайца, обнаруженные им в виноматериале завода в Усоуу на искусственной планете Луна-345. Т Кот Кот Кофт смешал старое марочное вино Инчикотское с этими виноматериалами, ожидая бурного размножения колонии. Когда же это произошло, он стал потреблять это вино, и разум его вскоре пришел к такому просветлению, что он бросил все и стал писать стихи.
   За оставшиеся 9 месяцев своего добровольного заключения он написала не менее полутора тысяч стихотворений, каждое из которых была суть проявлением первичных сил. Позже, сам того не подозревая, Т Кот Кот Кофт стал употреблять в своих стихах случайные слова - они ничего не значили, казалось, что он их сам сочинил. В ходе прочтения одного такого стиха, один из преданных учеников заметил:
  -- Учитель, вы употребляете запретные слова из древненакотского наречия.
  -- Правда? - удивился Т Кот.
   Принесли справочник. Т Кот Кот Кофт стал искать подобные звуковые образования, и вскоре нашел их. До сих пор никто не знал, что они обозначали. Накотские народы, сгинувшие еще в эпоху существования на темной стороне Луны городов, утверждали, что эти слова достались котам от прежних эпох, когда не было ни земли ни воды, но лишь огонь.
   Тогда Т Кот Кот Кофт проанализировал свои ощущения - каждое слово из накотского наречия использовалось им для экспрессионных усилений выражений, прославляющих зарождение винного зайца во вселенной.
   -Действительно, - сказал ученик, - винный заяц не относится ни к одной категории живых существ.
  -- Он вышел из первичного Хаоса, - догадался Т Кот Кот Кофт, - а эти слова - обрывки языка запредельных существ.
  -- Может быть, это слова из языка самого винного зайца? - предположил ученик.
  -- Как ты догадлив! Точно! Винный заяц! Уж не хочешь ли ты сказать, что винный заяц - это вообще какой-то основополагающий вопрос мироздания?
  -- Но мы же видим, что винный заяц обладает сильнейшими ментальными свойствами - он способен внушать собственные слова, и вот вы уж используете их в написании стихотворений!
   Древние народы были просто смущены! Они писали слова из языка винного зайца на стенах своих городов, сами не понимая, для чего они нужны.
  -- Если верить той легенде, что древние стены - это листы тетрадок, на которых записан программный код мира, то выходит, что язык винного зайца и есть программный код.
  -- О, чудо! - воскликнул ученик. - Открытие века! Винный заяц - основа мира.
  -- Не спеши с выводами, - сказал Т Кот Кот Кофт спокойно, - ты разгорячен. Воображение твое может нарисовать тебе сколь угодно удачных вариантов развития этой теории. Нам нужно успокоиться и все взвесить.
   Тогда они откупорили бутыль и стали пить...
   .... Чем больше они пили, тем усиливалось действия вина, но тем сильней в головах их проступала странная трезвость, перевитая картинами первичного бытия. Тень Красной мыши метнулась по стенам кабинета. Т Кот Кот Кофт вздрогнул, вскочил, взлетел в воздух, чтобы поймать ее в одном прыжке. Попытка была неудачной, так как кроме тени, он не мог поймать что-то еще, а тень, как известно, поймать невозможно. Встав с пола, он изумленно мяукнул.
   -Красная Мышь носилась над миром еще до зари, - заметил ученик.
   -Но это точно была она?
   -А вы ее тоже видели?
   -За чем же я, по-твоему, прыгнул.
   -Мы наблюдаем одинаковые иллюзии, - заметил ученик, - присаживайтесь, учитель. Мы продолжим пить и напьемся в стельку, и тогда винный заяц откроет нам все тайны. Нам просто необходимо понимать совершенно все слова из его языка. Так, через ощущения бестелесных слов, мы придем к настоящим знаниям.
   -Да, мур, - ответил Т Кот, - настоящее не требует понимания. Ты его либо понимаешь, либо не понимаешь. Пусть оно выложится нам на тарелочке! Наливай.
   -Наливаю, мур!
   И пили они дальше, пока вся вселенная не явилась им крошечным клубочком из волос туманов и суши полей космического угля, и гонял этот клубочек взад вперед Первичный Кот. Было ему от этого занятия весело и хорошо.
   ....Ныне словарь языка винного зайца составляет более пятисот страниц. Однако слов в нем - немного. Остальное место занимают теоретические исследования наиболее прогрессивных авторов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 41.
   Гипервечность.
  
   - Мы куда-то движемся? - спросила Кошка А.
   -Кажется, мы что-то от чего-то спасаем, - ответил Масипенсио.
   -Мир от меня?
   -Или тебя от мира.
   -Нет. Скорее - первое. На меня никто не нападает. Нет таких котов, которые желали бы мне зла. Скорее, они меня просто не воспринимают всерьез.
   -Наверное, ты сама сделала так, чтобы тебя не воспринимали всерьез.
   -Не желаю светиться.
   -Хорошее правило.
   Они поднимались на скоростном лифте на тысячный этаж выставочной галереи "Космос. New". Все дело в том, что Масипенсио и Кошка А. хотели угнать из галереи самую последнюю модель - "Страйпид 100". Этот экспериментальный файтер, по последним сведениям, сочетал в себе как качества истребителя, базирующегося на борту скоростного крейсера, так и качества самого крейсера - он мог самостоятельно выходить в гиперкосмос, маневрировать в нем. Для навигации на "Страйпид 100" был поставлен самый совершенный кибер мозг, которому не требовались ни охлаждение, ни электричество. Внутри этой разумной машины жили бактерии, потребляя которые, она вырабатывала токи самостоятельно. Бактерии же размножались сами собой в специальной капсуле. Сутью их было поедание углекислого газа. Ряд ученых мужей считал такую системы крайне ненадежной, ибо современные реакторы были способны держать корабль "на ходу " лет так сто без дополнительных ресурсов. В случае отсутствия топлива генераторы компьютеров могли некоторое время использовать свою собственную силу. А что мог живой организм? В средствах массовой информации вопрос этот давно уже оставался открытым. Появление эквивалента кошачьему мозгу говорило только об одном - эволюция существует. Сегодня - лишь первый осознанный прорыв, завтра появятся целые полчища саморазвивающихся киборгов. При этом, никто не упоминал Кибер Котс, где коты-пружины преспокойно жили и размножались и почти что никого не трогали.
   - Я давно вижу это во сне, - говорила она, - какое-то огромное неопределение. Нет, это не связано с тем, что меня не существовало много сот лет, а потом меня разбудили. Нет. Ни в коем случае. Этот сон проник в меня еще очень давно. Иногда он наводит на меня страх, но все больше и больше я начинаю любить его. Я знаю, где это. Но как я тебе это объясню. Если огибать на околосветовой скорости туманность Конская Голова, приемники начинают принимать странный сигнал. К этому, ты знаешь, привыкли, и никто давно уже не пытается что-то тут расшифровывать. Но ты знаешь, именно его я и вижу. Слышу всей своей шерстью. Я знаю, что говорит он.
   -Кто он? - заволновался Масипенсио.
   -Это слово того, что был до Первичного Кота! Ничего уже не осталось. Этот фрагмент порядком изгнил. Он даже очень опасен. Если мы сделаем неправильный маневр, мы наверняка погибнем. Пойми, нет в мире ничего существенного. Мы даже не знаем, для чего мы живем. Даже я не знаю. Я, Кошка А. Все россказни о том, что у котов есть смысл - учеба, семья, покорение космоса, покорение глубин атомов, создание нового интеллекта, новые вершины самых удивительных развлечений - все это нами самими и придумано. Мы не видели ничего. Я думаю, что и Великий У не знал ничего! И он - вовсе не бог! Я много раз пыталась открыть дверь, чтобы выбраться. Представь, ты открываешь люк и высовываешься, и тут тебе становится понятно, что ты - Здесь. И больше никуда тебе двигаться не нужно.
   -Я как будто понимаю, - проговорил Масипенсио.
   -Я тоже как будто понимаю, но - это нужно сделать, мой друг! Нельзя жить мечтами.
   -Но мы же делаем это.
   -Да. Нам осталось совсем немного. Моя голова торчит из люка танка. Внизу - темные внутренности стального корпуса. И все там узко и неприглядно. А ведь совсем недавно казалось тебе, что внутри этого танка можно жить, обозревая мир через смотровую щель.
   -Почему тебе не удавалось сделать это раньше.
   -Там нужна миллиметровая скорость - современные корабли на это не способны. Ты увидишь - там на орбите черной планеты вращается два звездолета. Я пробовала. И, хотя это было так давно, ничего не изменилось. Современные корабли не могут выйти на эту линию. Им просто не по чему ориентироваться. Нет спутников, которые бы провели их по тонкой грани этого облака. По моим сведениям, "Страйпид" ориентирован на интуицию. Это должно нам помочь.
   -А что, если... - спросил Масипенсио, - хватит ли у файтера горючего на обратный прыжок.
   -Если не получится, подадим сигнал бедствия. Тебя отстранят от полетов и будут проводить служебное расследование. Я, что я? Мне не привыкать. Там висят два старых звездолета. Оба были угнаны.
   -Ты так хочешь покинуть этот мир?
   -Не знаю. Мне кажется, когда я буду стоять у этой двери, не знаю, сумею ли перейти черту. Но - я перейду. Я знаю. Любая душа стремится к совершенству. Однажды наступает момент, когда ей уже тесно в этом пространстве.
   -А что там?
   -Откуда я знаю.
   -Великий У говорил о том, что помимо череды многочисленных перерождений, есть еще что-то. Но что там, он как бы и сам не знал. Иной мир. Иное пространство.
   - Наверное, каждый кот имеет возможность стать Создателем. Хотя я и не совсем кошка, все же я далека от настоящего созидания. Компьютерные миры могут быть сколь угодно совершенными, но они не выходят за пределы, во внешние пространства.
   -Может быть, там и живет человек?
   -Все может быть. Если мне придется начать сначала долгую цепь жизней и смертей на ином уровне, я все равно все забуду. Представь, Масипенсио - миллион лет позади, а ты ничего не знаешь.
   -Да, - Масипенсио задумался, - а если они уже есть, эти миллионы лет?
   -Ты имеешь в виду, позади?
   -Да.
   -Я могу погадать на радужной роговице твоих глаз. Обычно гадают по отражению млечного пути, когда ты еще не в гиперкосмосе, но уже на краю. Скорость - порядка 250 тысяч километров в секунду, и время начинает менять цвет. Корабли никогда не задерживаются в полях этой скорости - они продолжают ускоряться, пробивают барьер генератором и уходят в гиперкосмос. Вообще, сам знаешь, оставаться не предсветовых скоростях не предписывается.
   -Я много раз так делал, - ответил Масипенсио, - и видел немало странного.
   -Именно поэтому твоя интуиция так уверенно идет по рациональному пути.
   -Ты имеешь в виду, удачу?
   -Да. Приехали.
   Лифт остановился. Глазам Кошки А. и Масипенсио открылась гигантская галерея, полная расписных, словно детские холсты, файтеров. Такую окраску им полагалось иметь специально для выставки. Тут были и крылья бабочки, и зубы акулы, и острые штыки, и совершенно фантастические монстры. Старые файтеры, испытавшие глобальную модификацию, были расписаны особенно ярко. Репликаты просто светились. Новые машины выглядели порой слишком скромно.
   -Запускаю сканер системы, - сказала Кошка А.
   Она посмотрела на свою руку - в ее зрачке на руке виднелась проекция пульта. Она запустила программу и сосредоточилось.
   -Добро пожаловать на выставку, - обрадовался новым посетителям робот-гид.
   - Мы желаем посмотреть "Страйпид", - произнес Масипенсио.
   -О, "Страйпид", - весело сказал гид, - эта машина есть настоящее чудо техники. Созданная в институте Алюминиевых технологий, она исполнена в совершенно необычайном стиле. Главное - это новый вид живых тканей.
   - Современные боевые машины активно применяют живородящую трансформирующуюся материю, - возразил Масипенсио и прикурил.
   -Ой, простите, - засмущался гид, - у нас не курят!
   -А. А где же "Страйпид"?
   -А вот он, - гид указал на возвышающийся до самого потолка аппарат своей клешней.
   -Отлично. Возьмите мою сигарету.
   -Но что я буду с ней делать?
   -Курите, уважаемый.
   Внезапно рука робота застыла в одном положении. Глаза застекленели. Сигарета выпала из клешни и задымилась на полу.
   -Бежим! - воскликнула Кошка А.- У нас - десять секунд.
   Под удивленные взгляды многочисленных посетителей, Масипенсио и Кошка А. рванулись к лестнице на галерею дополнительного этажа, одним прыжком достигли ее, взлетели, развивая хвосты, по трапу "Страйпида" и оказались внутри, где в тот момент было четверо зевак.
   Вынув из-за пояса плазменный нож, Масипенсио развернул его раскаленное лезвие и прокричал:
   -Внимание. Все - за борт. Считаю до трех. Быстрей! Эй, чего глаза вытаращил, полосатик? Живей.
   Кошка А. схватила одну из посетительниц за хвост и выволокла наружу. Остальные выбежали сами. Масипенсио включил пульт управления и посмотрел на Кошку А.
   - Требуется идентификатор, - сказал он.
   -Моя рука умеет взламывать любые идентификаторы! - воскликнула она и опустила лапу на световое поле.
   Тут же пульт управления озарился огнями.
   -Летим! - воскликнула она.- Трогай с места, Масипенсио!
   Масипенсио прыгнул в кресло пилота и включил ручное управление. Его зрению предстала картина выставочного зала, где было уже полным полно охранников. Посетителей, которых было здесь много еще пару минут назад, как ветром сдуло. Видимо, для подобных ситуаций существовал какой-то план, и роботы-охранники сработали почти моментально. Масипенсио навел курсор на один из них и попросил компьютер посчитать - боевых механизмов было уже видимо-невидимо.
   -Будем пробивать крышу, - сказал он и щелкнул тумблером джойстика ручного управления.
   "Страйпид" подпрыгнул и с места проломил крышу галереи. Взяв ускорение с места, он заставил угонщиков испытать сильные перегрузки. Уже над городом Масипенсио сбавил скорость и включил автомат. Положение тут же нормализовалось. Перегрузка уменьшилась. На лобовом стекле высветились рекомендуемые маршруты - военные базы и институты, с которыми были связаны создатели файтеров, а также какие-то секретные объекты в космосе.
   -Твои предложения? - спросил Масипенсио.
   -Выходи за атмосферу, включай генератор случайных чисел, и - куда попало. Там мы сориентируемся и тут же прыгнем к Конской Голове.
   -После второго прыжка у нас будет не очень-то много горючего, - заметил Масипенсио.
   -Ты боишься?
   -Нет, не боюсь.
   Он включил гипер-генератор и спустя несколько секунд, когда "Страйпид" находился на средней лунной орбите, дал команду на бросок.
   ... С близкого расстояния в Конской Голове не было ничего от ее привычного очертания - облака космических газов находились в мертвом недвиженьи, звезды сквозь них выглядели тусклыми угольками замысловатых существ. В них проносились медленные мысли других измерений. Плотные слоя межзвездной пыли на околосветовой скорости образовывали вокруг остроносого корпуса "Страйпида" белесые узоры с фиолетовой каймой. Время в них отсутствовало. Зато внутри корабля все говорило о том, что законы меняются, и такая скорость недопустима. Центральный экран, расположенный прямо на лобовом стекле, упрямо подмаргивал, то и дело показывая результаты каких-то непонятных программ в машинном представлении. Контрольные лампы на панели меняли цвет. Во вкусе воздуха в кабине присутствовал оттенок лимона.
   - Он его нашел, - сказал Масипенсио, - сигнал модулируется где-то в ядре туманности, но точных результатов нет. Зато у сигнала есть дополнительная составляющая. Если сопоставить с примерными координатами ядра и отраженным сигналом, мы получаем очень тонкую траекторию.
   -Я это видела и раньше, - заметила Кошка А., - но корабль не сумел поймать правильную ориентацию.
   -Хочешь сказать....
   -Что? - она посмотрела на него.
   Одно ухо Масипенсио было белым. Другое - красным. Он волновался не на шутку. Усы его подались вперед, будто пытаясь уловить невидимую преграду. Зрачки горели - глаза напоминали два огромных фонаря, которые зажгла осень.
   -Хочешь сказать, что через двадцать минут все закончиться? - спросил он.
   -Не знаю, - Кошка А. пожала плечами, - две предыдущие попытки.... Впрочем, что сейчас думать об этом. Это было несколько веов назад.
   -Ты обещала мне погадать на глазах.
   -Да. Сейчас - самое время. Сейчас в твоих глазах горит самое необыкновенное пламя. Я не хочу думать о том, что наша акция провалится. Но, в конце концов, никто еще не попадал в гипервечность таким путем. Это я точно знаю, поверь. Есть ли у нас шанс? Честное слово, мой друг, я не могу сказать что-либо определенное. Потому - повернись ко мне. Вот. В твоих замечательных, испуганных предстоящим, глазах, отражается ядро галактики. Если посмотреть на форму его, то нетрудно заметить ряд искажений. Что это? Не ты ли сам искажаешь время? Тебе никогда не приходило в голову, что причиной всех событий можешь быть ты сам? Или - случайность? Главное, я не вижу в глазах границ, а значит, у нас с надеждой - все в порядке.
   -Ты говоришь непонятно, мур, - сказал Масипенсио.
   -Я волнуюсь, мур.
   -Но ты же не одна, мур! Чтобы не случилось, мы вместе!
   -Да, мяу! Что бы ни случилось. Что бы ни было позади, что бы ни было впереди, ради этого момента стоило жить.
   Показания приборов пришли в беспорядок. Лишь аналоговый навигатор точно показывал цель. Прорываясь сквозь черные облака пылевого мешка, файтер выскочил в область, полную невероятных серебристых звезд, вращающихся вокруг неясного золотистого пятна.
   - Мы - у цели, - сказал Масипенсио, - ты уверена, что, попав туда, ты не проснешься в реальность из сна, и в той реальности я буду лишь персонажем?
   -Уверена, мур! Вперед!
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | В.Мятная "Отбор Демона, Или Тринадцатая Ведьма" (Юмористическое фэнтези) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | Д.Рымарь "Брачное агентство ћвсё могуЋ" (Короткий любовный роман) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Попали, так попали!" (Любовное фэнтези) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"