Хараборкина Ольга: другие произведения.

Слёзы гор (Книга первая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.47*79  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Три сотни волшебниц стали разменной монетой в политической игре между государством людей, Империей Сарратал, и Вечными скалами, где властвуют гномы. "Акт крови" навсегда изменил их судьбу, а Великая Мать уронила Слёзы.
      
         Завершено (Часть текста удалена. Полностью и бесплатно можно прочесть на ЛитЭре)

  Глава 1
  
  Туман опустился даже на лес, проглотив его, как огромное чудовище. Идти за дровами бесполезно, тепло не стоит того, чтобы умереть. Умереть страшной смертью, ведь даже дети знают, что Туман скрывает Зло. Только это не сказка - это древнее проклятие, наложенное эльфийскими магами. Огромная территория плодородных земель за мгновенье превратилась в мертвую топь. Остроухие твари поставили такой заслон, который остановит кого угодно на пути к их владениям. Только вот они не учли одну маленькую, но очень важную деталь. За каждое волшебство, меняющее мир, надо платить. Цена оказалась высока. Раз в день топи накрывает пеленой Тумана. Он будто живое существо поглощает все, что оказывается на его пути. Первые годы возникновения чудовища не были столь ужасны. Люди, эльфы, гномы, да кто угодно просто исчезали в его ненасытной утробе. Но все изменилось лет пятьдесят назад, когда они вернулись. Только вот жизни в них было ровно столько, сколько бывает в камне. Нежить. Туман изменил всех тех, кто оказался в его утробе. Бессмертное воинство стало верным слугой хозяина болот. С каждым годом Туман захватывает все большую и большую территорию, думаю, что через пару месяцев он поглотит и мою башню.
  "Башня у Туманных топей" именно так она фигурирует в официальных документах Академии Начал. Маги одна из главных противоборствующих сил в Империи Сарратал. Верховный магистр, сейчас это Вериг фон Гаустер, подчиняется непосредственно правителю людей и является третьим советником при его дворе. Но власти много не бывает, не правда ли? Еще при первом императоре, одаренные развернули по всей территории людей сеть магических башен, в каждой из которых находился маг-воин и десяток стражников, подчиненных ему. Тогда это требовала необходимость, защита территории, теперь же это дань традиции и возможность следить за Церквью и дворянством. Поэтому стражников из башни убрали, магов-воинов тоже. Первое решение принадлежало Императору Велиару IV, что восседает сейчас на троне. Зачем распылять силы в мирное время, рассудил он. Страже всегда можно найти более полезное применение. Магов-воинов же убрала Церковь и дворянство. Первая не хотела, чтобы влияние одаренных распространялось все сильней, а аристократам было не выгодно иметь на своих землях наблюдателя, не подвластного их воле. Но надо отдать должное магистру фон Гаустеру, пусть эти пункты он и не отстоял, но затребовал, разрешение разместить в башнях магов мирных специализаций. "Негоже, чтобы наследие предков, кануло так глупо в небытие", - именно таковы были его слова. Ирония ситуации в том, что маги все равно от этого ничего не выиграли. Все башни, располагавшиеся на границе, получили хозяев, но все они были выходцами из простонародья. Да-да, миф о равенстве одаренных всего лишь миф. Так в опасных местах оказались маги, не имеющие специальной подготовки, потому как обучение боевому волшебству в Империи было лишь для избранных. Обычно это дворяне, реже дети богатых купцов и торговцев, еще реже церковников - все те, у кого было достаточно средств и связей. За простых же людей платила имперская казна, после чего они должны вернуть долг службой.
  Собственно говоря, сейчас я и возвращала Империи золото, которое она истратила на моё обучение. Уже почти год как, я, Ярогнева Зертиш, торчу на этих проклятых болотах. Целительница, являющаяся наблюдательницей в "Башне у Туманных топей". Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Ведь я сама подписала себе приговор, когда послала зазнавшегося щеголя Брунса, добавив ему в след магией для ускорения. Кто же мог знать, что его отец один из мастеров и является главным распорядителем назначений выпускников от Императорского дворца. От досады и обиды хотелось завыть. Если бы не тот случай, сейчас бы я работала в одном из домов исцеления. Эту башню вообще хотели исключить из списка назначений. Слишком опасно, слишком бессмысленно и слишком дорого содержать здесь даже мага-целителя. Но старый мерзавец сделал так, что я оказалась в Туманных топях, причем без содержания.
  Первые месяцы были самыми тяжелыми. Еще не добравшись до этого жуткого места, я надеялась, что все будет не так плохо, но реальность превзошла все мои ожидания. "Башня у Туманных топей" оказалась комплексом зданий. Кое-где можно было заметить остатки каменных стен, что огораживали сооружения внутри. Время ничего не пощадило. Конюшня, кузница и постоялый двор выглядели так, будто здесь не было живых уже сотни лет. Ни в одном из зданий не было дверей, окна зияли черными провалами пустоты, все, что было деревянным сгнило, включая и крышу, только каменные стены радовали своим присутствием. В центре этого кладбища имперской архитектуры и возвышалась башня. Ее в отличие от всего остального сохранила магия. В самом камне чувствовались заклятия, но они не смогли полностью уберечь ее. Что внутри, что снаружи - везде была печать запустения. Шкафы, столы, стулья, все, что некогда было мебелью, осыпалось горсткой гнилых щепок. Пол под ногами, застеленный узорной доской, хрустел от каждого шага, шторы из эльфийского бархата висели грязными бесцветными тряпками над пустыми окнами. Все четыре этажа башни были в подобном состоянии. Только две вещи сохранилось в этом месте. Огромный стол из черного дуба, судя по рунам нанесенным на поверхности, он был гномьей работы и потому остался цел, и кристалл связи, чтобы наблюдатель мог оповещать Академию Начал, если случиться что-то требующее ее внимания. Вот так начался мой путь у Туманных топей.
  Первую неделю здесь я не могу не вспомнить без содроганья. Ужас - вот то слово, которое точно может охарактеризовать её. Липкий, всеохватывающий он, как трясина, поглотил меня и с мерзким хлюпаньем лишил разума. Тогда я мало знала про Туман, но первая ночь все исправила. Спас меня найденный стол. Не знаю как, но я смогла перегородить им вход в башню, поставив его на место двери. Страх буквально придал мне сил, и старый предмет мебели стал тем единственным заслоном перед нежитью. Сейчас я понимаю, что мне повезло. Туман не так силен весной. Не знаю в чем причина, но и твари в это время не такие быстрые и ловкие. Окажись я в этом проклятом месте на месяц раньше, дела бы обстояли совершенно по-другому. Та ночь стала бы последней для меня. Зимой чудовище начинает ворочаться сильней. Особенно ужасны снежные бури, они увеличивают площадь, на которой зло пирует. В такие моменты мне особенно страшно.
  Сейчас зима почти на исходе, но это не повод радоваться. Последний месяц всегда очень снежный и потому он вдвойне опасен. Нет, я огородила периметр защитными столбами (меня научила матушка), которые создают барьер, но это капля в море. Моя магия не вечна, как и столбы с рунами. Это не имперские чары - это ведьмоство. Согласно решению Верховного совета магов, оно запрещено. Но мне плевать, жить хочется больше. Лучше заплатить штраф, чем существовать нежитью. Спасибо маме, знахарке и ведьме, за уроки тайных чар, лечебных трав и волшебных зелий. Спасибо отцу-кузнецу, который научил меня, как навесить дверь на петли и забить гвоздь. Ничего еще пару лет и я вернусь домой, надо только потерпеть. Совсем чуть-чуть.
  Стук в дверь вернул меня в действительность. Первая мысль была, что это нежить. Но мертвые, как известно, в двери не стучат. Тогда кто же там? Надо глянуть! Бегом преодолев две лестницы, я аккуратно подошла к окну. Стук повторился, на этот раз он был настойчивей, гость явно терял терпение. Ничего, моя дверь выдерживала и не такое, ведь ее мне сделали из того самого стола, что спас меня в первую ночь. В одном дне пути отсюда, есть маленькая деревенька. Староста самолично поставил мне дверь за несколько услуг селянам. В этих заброшенных краях люди могут рассчитывать только на себя, власти уже давно забыли, что здесь тоже живут имперцы. Вот и крутиться народ как может. Боюсь, что и я теперь отношусь к категории забытых.
  - Умерли там что ли! - раздался недовольный женский голос. Да-да, именно так, здесь никого нет, ступайте своей дорогой. Добропорядочные люди не бродят рядом с Туманными топями. Будто подтверждая мои мысли, со стороны болот раздался душераздирающий вой. Охсы! Она привела ко мне охсов. Светлые боги, за что?!
  - Ну же открывай! - в этот раз в голосе незнакомки были слышны нотки страха. Еще бы, только больные люди не бояться охсов. Какого же ко мне принесла нелегкая! Осторожно выглянув в окно, я постаралась изучить гостью. Время еще было, твари с болот не сразу сломают рунную защиту посохов. К тому же ветер сегодня дует в сторону леса и большая часть Тумана там.
  Сверху мне была видна только макушки незнакомки, да и то она не могла рассказать много о своей хозяйке, ее закрывал капюшон дорожного плаща. Вообще эта тряпка закрывала все. Только два факта можно было узнать о владелице по этой вещи. В пути она достаточно давно, потому как ткань почти до колена была в липкой грязи. Где зимой она ее нашла? Второй же факт, говорил о полной глупости гостьи. Ну кто зимой одевает плащ сочного малинного цвета? Надо было решать, что делать. Впустить ее или оставить охсам. Я, конечно, целитель и в идеале должна помогать всем, но жить хочется гораздо сильней. Почему из всех тварей, за ней прицепились охсы! Точно, как я сразу не догадалась, магичка. Незнакомку окружала аура силы, но печати на энергетических потоках не было. Проклятие! Неинициированная одаренная. По Уставу Академии я должна помочь ей, ведь "юные дарования - это залог процветания Империи". Не удивительно, что за ней охотятся охсы, для них нет ничего слаще сырой силы. Эта модификация нежити обожает жрать магов. Представьте себе помесь крысы и человека, размером с пони и способностью отражать заклятия. Это, наверное, самые мерзкие твари Тумана. Потому как у них еще остался разум погибших людей и стайный инстинкт крыс. Я с ними сталкивалась дважды, в первый раз мне повезло, на пути попался ручей. Текущая вода до сих пор останавливает мертвых. Во второй раз, я была готова. Зелья и порошки всегда были моей страстью, а если к ним добавить чуток рунной магии. Двух из пяти буквально выжгло едкой смесью, после чего остальные стали обходить мою башню стороной. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Ладно, надо решать, что делать.
  - Сними плащ, - приказала я. Незнакомка резко подняла голову вверх и встретилась со мной взглядом. Тонкие черты лица, аккуратный нос и губы, ради которых мужчины совершают глупости. Да она красавица!
  - Открой немедленно дверь! - в приказном тоне, выдала эта особа. Вот гадство, аристократка.
  - Боюсь, милейшая, что вы не в том положении, чтобы отдавать приказы, - сухо бросила я.
  - Да как ты смеешь, плебейка, - возмутилась незнакомка.
  - Милейшая, вы сейчас по ту сторону двери, где мое происхождения роли не играет. Или снимай плащ или проваливай, - ультиматумы я всегда ставить умела. Тем более передо мной заносчивая девчонка, видимо сбежавшая из отчего дома. Причина неважна, но я готова поспорить, что это брак по расчету. Судьба любой благородной, нарожать заносчивой скотине кучу ребятишек, пока он в походах или же в чужой постели. Пока я размышляла о том, кто она и что здесь делает, произошло два события. Незнакомка сбросила плащ, и в невидимый барьер от рунных посохов врезалась массивная туша.
  - Открой же! - почти истерично взвыла гостья.
  - Сначала брось в сторону боевые кинжалы, милейшая.
  - Ты, в своем уме, как я брошу оружие!
  - Или бросаешь или остаешься за дверью!
  - Больно много "или", - зло процедила гостья, но кинжалы уронила на землю. Как только они коснулись снега, я применила заклятие левитации, и оружие влетело в окно. Скрип зубов незнакомки был мне приятен.
  - Вот и умница, сейчас открою.
  Пока я медленно шла к двери, в барьер успело влететь еще два тела. Ничего, он выдержит еще пару раз, да и стойкость гостьи нужно проверить. Заодно, пока спускалась, я навесила на себя личную защиту, наверняка, у посетительницы были не только кинжалы.
  Схватившись за последний засов, я предупредила:
  - Открываю, так что без глупостей.
  - Конечно, - процедила она.
  Дальше все было так, как должно было быть. Гостья ломанулась в дверь, толкнув меня в сторону, и резко ее захлопнула, задвинув засовы.
  - Ах ты дрянь, - зло рявкнула благородная и попыталась меня ударить. Это она зря. Мне даже не пришлось уклоняться, личная защита была поставлена заранее. Девчонка с размаху впечатала кулак в нее, раздался характерный хруст. Может и не сломала, но из суставов точно выбила пару пальцев - вот чудачка. Но удар у нее поставлен хорошо.
  - Полегчало? - с издевкой спросила я.
  - Да, - сквозь зубы процедила она.
  - А теперь, когда мы столь близко познакомились и стали почти родными, открой мне тайну. На кой ты приперлась ко мне? - не менее зло рявкнула я. В отличие от нее у меня были причины. Начнем с того, что она пыталась меня ударить, а закончим тем, что по ее следу пришла стая охсов.
  - Нужна ты мне, - презрительно сказала она и задрала свой аристократический нос кверху. Что-то знакомое было в этом жесте. Рупперт, как она была похожа на него. По этому боевому магу сох почти весь факультет целительства, исключая мужчин.
  Схватив девчонку за здоровую руку, я вытянула ее на свет. На первом этаже окон не было, в целях безопасности, поэтому под потолком плавал магический "светляк". Мысленно приказав ему спуститься чуть ниже, я внимательно вгляделась в лицо гостьи. Да, сходство было, пускай оно не сильно бросалось в глаза, но тот, кто раньше видел Рупперта, не заметить его не смог бы. Белокурые волосы и карие глаза очень редкое сочетание. Не говоря уже о фамильной черте Корнтланов, черная прядь у правого виска.
  - Кем ты приходишься Рупперту фон Корнтлану? Ну, отвечай! - тряхнула я притихшую незнакомку.
  - Сестрой, - тихо ответила она. И будто услышав это признание, рухнул рунный барьер. Вот и приплыли...
  Охсы сломали барьер и с торжествующим воем бросились в сторону башни, что ж это они погорячились. Кто ставить около своего дома только одну защиту? Жалобный вой стал ответом на этот вопрос. Яма с кольями, срабатывающая только на мертвечину, хорошая и добротная ловушка. Осина полезна в борьбе не только с вампирами, но и с другими видами нежити. Завтра придется придумать новую защиту, дважды с ними этот номер не пройдет. Тем временем охсы, что не попали в яму, с разбегу врезались в еще один барьер. Вроде и разум есть у тварей, но все равно ошибки совершают наиглупейшие. С другой стороны, посохи-то с рунами не видно (я целый день потратила, чтобы закопать их в землю) вот они и решили, что путь свободен.
  Мне вновь пришлось бежать к окну, за спиной было слышно недовольное сопение гостьи. Не до нее сейчас. Ох, не до нее. Так, что мы имеем. Десяток охсов пытаются уничтожить второй барьер. Этот, конечно, крепче, но боюсь и он не вечен.
  - Не выдержит? - тихо спросила дворянка.
  - Конечно, - легко согласилась я.
  - Мы так и будем стоять и смотреть, как нечисть пробирается к нам? - возмущенно прокричала девчонка. Ишь, ты, еще и голос повышает, вот после такого помогай людям.
  - Не вопи, - урезонила я ее. - Охсы, хоть и мертвечина, но разум у них есть. Еще пару попыток сломать барьер, и они устроят переговоры.
  - Мы будем договариваться с нежитью, - опешила она.
  - Есть другие варианты? Знаешь ли, я открыта для разумных предложений.
  - Они зло.
  - Милейшая, сейчас они сила, а с силой надо считаться, даже с мертвой.
  - Это нежить, - будто неразумного ребенку, пыталась втолковать мне девчонка.
  - Я вижу. А еще я вижу перед собой выскочку-дворянку, не знавшую, что такое жизнь. Смотри, - я ухватила ее за руку и подтащила к окну, - здесь их десяток. Маг-воин, положит четверых, но после его сожрут остальные. Я целительница, как думаешь, высоки мои шансы выжить. Ты бывала в реальном бою? Ни тогда, когда добрый инструктор-дядюшка отводит удары, а когда оружие с противным хрустом рассекает живую плоть, когда люди захлебываются собственной кровью, когда сталь и магия превращают человека в кашу из внутренностей и костей...
  - Но это нежить... - уже как-то вяло возразила она. Видимо, в голове у девчонки что-то щелкнуло, и до нее стала доходить, в каком дерьме оказалась ее аристократическая жо... жизнь.
  - Охсы - нежить разумная. Поэтому мы будем сражаться словом, иногда это срабатывает.
  - А если не сработает?
  - Тогда будем убегать, для слабых женщин это тоже вариант, - пожала плечами я.
  - Я не слабая.
  - Верю, - всегда не любила споры. Тем временем охсы уже отошли от барьера. С уверенностью могу сказать, что разум им и мешает. Еще бы чуть-чуть и они бы сломали этот рунный запрет.
  - Ведддьмаа, отдай, - хрипло произнес вожак. Да это старый знакомец, вон один бок опален. Ничему его нежизнь не учит.
  - Дай! Дай, дай - подхватили охсы. В их голосах была слышна жажда. Кровавая жажда, терзающая всю нежить.
  - Здесь я одна, - если идти, то до конца.
  - Лжешь, вед-дьма. Я чую сырую силу в твоем доме, - прорычал он в ответ и оскалился.
  - Лжет, лжет, - как эхо повторили другие твари.
  - Что есть ложь, всего лишь чужая правда, - усмехнулась я и выглянула в окно посмотреть на результат. Охсы способны только на простые решения, их разум не способен переваривать более сложные задачи. Одна фраза и вожак уже потерял нить разговора.
  - Ты играешь словами, вед-дьма, - прошипел он. Что ж с нашей последней встречи он явно поумнел, видать отожрался за осень.
  - И что с того? Жизнь - игра, - пожала плечами я.
  - Я не стану выслушивать твои изречения, вед-дьма. Отдай нам сырой источник.
  - Ишь, чего возжелал, - с издевкой проговорила я.
  - Тогда мы возьмём и твою силу. Через день здесь будут вораки, с ними я смогу договориться, - злорадно произнес он.
  После его слов меня прошиб холодный пот. Вот тварь разумная, знает, чем напугать. Вораки - это очередное порождение Тумана и болот. Существа, подобные им, могут полностью подавлять магию, но в отличие от охсов им сила ни к чему. Их любимое лакомство - кровь. Рой мелких тварей собранных в одно целое. Издалека всю эту конструкцию можно принять за человека. Очертания абсолютно идентичны, но вот вблизи картина совершенно иная. Тварюшки, цепляясь одна за другую, создают что-то вроде манекена. Все их действия подчинены "псевдо сердцу" - маленькому камушку, способному блокировать магию. По сути своей, оба вида нежити дополняют друг друга. Одним нужна магия, другим кровь - идеальный союз.
  - Что ты будешь делать? - вопрос девчонки вернул меня в реальность. К сожалению, ответа я не знала.
  - Ты можешь отдать меня им, - прохрипела она. Судя по лицу гостьи, решение далось ей нелегко.
  - Смотри-ка благородная, - зло рявкнула я. - Где было твое благородство, когда ты ломилась в мою башню. Что тебе стоило сдохнуть немного раньше или пробежать мимо?
  - Тебе мало, что я хочу пожертвовать собой, - возмущенно закричала в ответ она.
  - Дура, сначала они выпьют тебя, а после примутся за меня. Или ты думаешь, что отожравшись на твоем магическом даре, они решать меня пощадить. Так вот, я тебя разочарую, это нежить их голод вечен.
  - Надо было остаться дома, - тускло проговорила девчонка и медленно съехала по стене. Обхватив колени, она заплакала. Нет, не в голос, а тихо, как благородная. От этих безмолвных слез стало еще хуже. Жить захотелось так сильно, что не передать словами.
  - Что ты решила, вед-дьма? - пролаял вожак стаи охсов. В его голосе слышался триумф. Он уже предвкушал, как сожрет нас обеих.
  - Подожди минуту, крыса, - попросила я.
  - Время ничто, - согласилась нежить.
  Я с сомнением посмотрела на свою гостью. Пустой взгляд девчонки говорил о многом. Она уже сдалась. Упав рядом с ней на колени и схватив ее за плечи, я хорошенько встряхнула ее.
  - Очнись, дура. Ну же!
  - Отстань, - безразлично отозвалась она.
  - Ты хочешь жить? - пытливо спросила я.
  - Сколько? Минута, две? - с иронией произнесла она.
  - Долго и счастливо! - рявкнула я, еще раз встряхнув ее. В ответ я получила только безразличный взгляд. Нет, так дело не пойдет. Наше будущее было на кону. Схватив ее за пострадавшую кисть, и вывернув ее под неестественным углом, я заорала вместе с ней:
  - Жить! Слышишь!!
  - Слышу, отпусти! - зло рявкнула она. После чего меня впечатало сырой силой в противоположную стену.
  - Тогда слушай. Сейчас мы с тобой принесем друг другу клятву на крови, что никто кроме нас двоих не узнает события этого дня, а тайну запечатаем в сердцах.
  - Что ты задумала, ведьма? - хрипло спросила она. Девчонка даже не заметила, как обратилась ко мне. Забавно.
  - На что ты готова, чтобы жить дальше? - испытующе посмотрела я ей в глаза.
  - Только не душу и не честь семьи!
  - Пострадает только твоя и моя совесть. Нам придется с этим жить дальше.
  - На совесть я согласна.
  - Тогда клянемся?
  - Да.
  На самом деле подобная клятва самая простая в плане исполнения. Разрезанные ладони, смешение крови и пара фраз. И вот мы уже стоим на коленях напротив друг друга, моя правая рука в ее правой руке. После чего каждая прикладывает израненную ладонь к своему сердцу и клянется, закрепляя слова силой источника.
  - Я Ярогнева Зертиш...
  - Я Гадриэлла фон Корнтлан...
  -...клянусь лелеять сегодняшний день в своем сердце, как самую сокровенную тайну моей души и...
  - ...Гадриэлла фон Корнтлан...
  - ...Ярогнева Зертиш ...
  - ...мне в том свидетель.
  Резво вскочив на ноги, я бросилась к окну.
  - Охс, я решила!
  - Источник отдашшшь?! - казалось, в его вопросе была толика изумления.
  - Нет. Я хочу предложить тебе сделку! Тебе, вожак! - уточнение с моей стороны было не лишним. Слишком сильно развито у этой нежити стадное чувство. В ответ я услышала лающий смех и вопрос:
  - Что ты мне можешь предложить?
  - То, за что борется каждый имеющий разум - свобода, охс. Свобода от пут Туманных топей, способность решать самому, а не подчиняться силе проклятого места. Стать высшей нежитью. Будь у тебя душа, ты бы продал ее меня за это, охс, - тихо закончила я.
  - Ты уверена? - спросила меня благородная. Судя по голосу, у девчонки храбрости хватило только на клятву.
  - Я уверена. В любом случае хуже уже не будет.
  - Страшно, - передернула она плечами и подошла к окну посмотреть на нежить. Скрываться уже не было смысла. Блеф хорош, когда идешь до конца игры. Мы же с ней затеяли новую с другими правилами.
  - Вед-дьма, ты не лжешь? - в этом вопросе мне почудилось то, что невозможно услышать в голосе нежити. Надежда.
  - Нет, не лгу. Сейчас ты уведешь стаю и поклянешься, что не причинишь нам вреда не до, не после ритуала, а так же покинешь эти места. Я же в свою очередь, как и моя гостья, дадим слово, что выполним свою часть сделки, закрепив уговор силой.
  - Уговор, вед-дьма, - хрипло рассмеялся вожак. Он ликовал. Я же была далека от этого.
  - Ждем тебя у старой ели на закате. Клянусь, что выполню свою часть уговора, дар мне в этом свидетель и судья, - четко проговорила я, выставив вперед левую руку. Буквально на секунду у ладони появилась фиолетовая искра. Она вспыхнула и погасла. Моя клятва была подтверждена.
  - Клянусь, что выполню свою часть уговора, дар мне в этом свидетель и судья, - эхом повторила за мной фон Корнтлан. На ее ладони вспыхнула алая искра. Из девчонки, если мы выживем, вырастет хороший боевой маг. Теперь-то мне стало ясно, почему она сбежала из дома.
  Тихий вой вожака огласил окрестности. Стая отступила. Он же остался у башни.
  - Он не поклялся! - зло прошипела благородная.
  - Это нежить. Чего ты хотела?
  - Жить.
  - Не волнуйся. Надо просто подождать. Охс - порождение Тумана, любая его клятва должна быть одобрена Туманными топями.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Все эти твари - дети. Дети того, чем является это место. Смотри!
  Фигуру вожака окутал Туман. Клубы белого марева закрутились вокруг него в виде смерча, а потом пропали.
  - На закате, ведьма, - подтвердил вожак. Его голос был почти человеческий. Фраза же была сказана без единой ошибки. Похоже "дитя" получило еще и благословение "матери".
  - Я помню.
  После моей фразы охс развернулся и побежал в сторону леса.
  - Пошли, - позвала я свою невольную сообщницу.
  - Но клятва...
  - Он ее принес, - перебила я ее. - Если бы после исчезновения Тумана осталось куча мяса и костей, то мы бы легко отделались. Но, увы, топь пошла навстречу своему "ребенку" и клятва принесена.
  - Но мы не слышали слов.
  - Они не рискнут нарушить уговор.
  - Они?
  - Туманные топи. Девочка, я тебе уже давно пытаюсь втолковать, что они разумны.
  В свое время мне никто не объяснил этого факта. Кажется, что в Академии Начал не знают о разумности Туманных топей. Кто же догадывается, тот молчит. В первое время у меня было ощущение, что здесь царствует хаос. Но, нет, вся нечисть на болоте связана между собой. Не говоря уже о том, что твари здесь живут как в заповеднике. Только вот еды маловато, но и с подобной несправедливостью они справляются. Набеги нежити и нечисти давно опустошили окрестные земли. Остались лишь самые стойкие и те, кому некуда больше податься.
  - Держи, - в руках у моей сообщницы оказалась лопата для уборки снега.
  - Зачем? - недоуменно спросила она.
  - Ты собираешься убирать снег голыми руками? - едко поинтересовалась я.
  - Зачем убирать снег?
  - Очнись, дорогуша. Нам предстоит ритуал. Ты хочешь подготовить место для его проведения с помощью магии. Если так, то ты меня разочаровала.
  Моя отповедь подействовала на девчонку. Она покраснела, искренне надеюсь, что от стыда, а не от гнева. Всем известно, что любой ритуал не терпит посторонней магии. Поэтому все приготовление, как подготовка зелий, места и рисунков силы делаются в ручную.
  - Идем, нам нужно все успеть до заката.
  - Мы выйдем на улицу?
  - Да, - ответила я и посмотрела на девчонку. Она была похожа на нежить. В магическом свете бледное лицо и бескровные губы предавали ей особый мертвый шарм. Да обморока было недалеко. Чтобы подбодрить сообщницу я сказала:
  - Поверь, это не самое ужасное, что могло случиться с нами.
  Не знаю почему, но мои слова возымели не тот эффект, который я ожидала от них. Девчонка побледнела еще сильней. Выругавшись от досады, я решила больше не тратить время на бесполезное занятие. Если она хочет паниковать, то пусть паникует. Жалость не то чувство, которое часто посещает мою душу, не говоря уже о сострадании.
  - Ладно, хватить сопли по морде размазывать. Сейчас мы идем с тобой в лес и готовим место для ритуала. Слушаешься меня беспрекословно. Все наши дальнейшие взаимоотношения обсудим после, если выживем, - с этими словами я открыла дверь. Погода, как назло, испортилась. Сильные порывы ветра заставляли пригибаться к земле, а снег норовил забраться под плащ. В след за мной шла моя невольная сообщница и виновница наших "приключений". Всю дорогу до места от нее я услышала только одно слово:
  - Если.
  К сожалению, моя оценка ситуации полностью совпадала с её. Но я благоразумно промолчала.
  
  Глава 2
  
  Прошло три дня после нашей злополучной встречи с фон Корнтлан. В моей башне царила атмосфера холода и уныния. Последний месяц зимы пришел в Туманные топи на несколько дней раньше. Вместе с ним пожаловали лютый холод, снег и ветер. Самое неприятное в этой ситуации было то, что Туман выполз за обычные границы и теперь нежно обнимал мою башню. В результате я оказалась заперта со своей гостьей в каменном мешке. Хоть башня возвышалась на четыре этажа, два из которых являлись жилыми, места нам с девицей категорически не хватало. Поэтому мне было весьма уныло. Жильцы нужны только тем людям, которые страдают от одиночества или от нехватки денег. Если от первого я не мучилась, даже наслаждалась в разумных пределах. То последнее меня жутко бесило. В моих карманах была священная пустота, и красавица-гостья не принесла ничего на алтарь моего материального благополучия. Получалась весьма печальная картина. Я из-за своей глупости была заперта в башне с самовлюбленной девчонкой из благородных. Нет бы сразу, после ритуала, отправить девицу в долгое странствие, пока была возможность. Пожалела я ее, а может себя. На этот вопрос мной ответ еще не был найден. Скорей всего я просто побоялась гнева ее родителя. Мой страх был оправдан. В десяти из десяти случаев в подобной ситуации виноват будет обычный человек. Поэтому я не обольщалась. В результате получилась патовая ситуация - оставить у себя девчонку страшно и отпустить боязно.
  Гадриэлла фон Корнтлан, что можно сказать о ней. Обычная благородная, которых в нашей Империи как грязи. Род фон Корнтлан можно отнести к золотой середине имперского дворянства. Стабильный доход, обширные владенья, место в Совете магов и имя - на сегодняшний момент это очень много. Большинство древних фамилий после столетней разрухи погрязли в долгах и продали свои владенья. Семья Корнтланов сумела сохранить то, что было по праву её. Спрашивается чего еще желать девчонке. Оказывается у всех мечты разные. Большая часть наследников благородной крови - маги. Независимо от того, кто рождается в семье мальчик или девочка, дар просыпается у любого. Вот только сын обязательно поступит в Академию Начал, но будущее дочери не столь радужно. Роль женщины в Империи весьма скромна, родить и вырастить дитя - вот ее удел. Поэтому судьбу девочки решает глава рода, он может ее отправить учиться, а может оставить дома в надежде на удачный союз. Ведь чем сильнее дар, тем больше вероятность того, что родится ребенок с не менее мощным источником. Обучаться же в Академию Начал идут либо сироты, либо девочки изначально слабые в плане волшебства. Только единицы с сильным даром оказываются в древних стенах. И то только потому, что дворянская семья достаточно богата и влиятельна и ей просто не нужны новые союзы. Поэтому удел женщины из благородной семьи родить наследника для чужого рода. В идеале девчонка не должна обучаться магии вообще. "Сырой" источник гарантировано породить по силе не менее мощный дар.
  Такая перспектива была уготована моей гостье. Правда, надо отдать должное ее отцу, он настолько ловко запудрил мозги своей дочери, что она узнала о грядущем событие всего пару недель назад. В течение многих лет, любящий папка честно лгал в глаза своему ребенку, уверяя, что ее дар не развивают только по одной причине, нехватке времени. Когда Гадриэлла рассказала мне об этом, я чуть не умерла от смеха. Бедняжка искренне верила отцу до того момента, как пьяный в хлам братец не поведал ей о будущем. Естественно, та в порыве чувств побежала к родителю, скандал девчонка закатила знатный. После чего ее благополучно заперли в покоях до знаменательной даты. Она должна была подарить роду фон Лондган ребенка с даром. Быть может девчонка бы и согласилась с ролью матери, если не одно обстоятельство. Его лордство успело овдоветь уже четыре раза, и пятой в списке его умерших жен Гадриэлла становиться не хотела. Ее я прекрасно понимала, род фон Лондганов был проклят. Вот уже несколько поколений маги не рождались в этой семье. Женщины, носящие под сердцем ребенка с даром, медленно погибали во время беременности. Существовал малюсенький шанс, что будущая мать выживет, если ее магических сил хватить и на проклятие и на дитя. Теоритически доносив ребенка и родив его в срок, женщина могла снять проклятие. Гадриэлла не хотела проверять гипотезу на практике, цена была слишком высока. Поэтому она решилась на побег.
  Где девчонка раздобыла одноразовый портал, она не сказала. В принципе это и не важно. Зато другое определенно упомянуть следует. Она не знала, куда он ее выбросит. Дуреха шагнула в неизвестность. С ее-то везение - это было равносильно самоубийству. Но на ее счастье у болот оказалась моя башенка. В этот раз ей, действительно, повезло. Обо мне так сказать нельзя. Мне лишний постоялец здесь был не нужен. От девчонки пользы совершенно никакой, плюс она жрет как благородная, то есть до сыта. Если она продолжит в том же духе, то моих скромных запасов до лета не хватит. Я уже начала себя ограничивать. Потому как ей говорить что-либо бесполезно, она начинает искренне возмущаться, не понимая причины отказа, а ее источник беспорядочно выплескивать силу. Последнее обстоятельство меня пугало сильнее, чем голод. Не дай, Свет, какая-нибудь гадость из Тумана нацелится на деликатес. Поэтому пусть мне будет голодно, но безопасно.
  Вот сижу я сейчас в плетеном кресле, завернувшись в плед, и с тоской поглядываю в окошко. Если бы не Туман давно бы ушла в лес на охоту. Самое ужасное заключалось в том, что по мимо голода, я страдала и морально. Девчонка после того ритуала совсем расклеилась. Как только мы оказались в башне после известных событий, начался кошмар. Уж лучше бы меня мучила совесть, чем благородная. Видите ли ей показалось, что мы погорячились с клятвой, можно было решить проблему иначе. То, что мы сделали - это бесчеловечно и неправильно. Потом ее начал мучить страх, что кто-то прознает о ритуале. Создание высшей нежити в Империи карается сожжением, неприятно, но факт. Ко всему прочему она умудрилась подхватить лихорадку. Так что предыдущие два дня я сидела у постели больной и исполняла ее капризы. Сегодня она вполне оправилась, поэтому всучив ей справочник по нежити, отправила его штудировать.
  На самом деле я тоже боялась. Мне было настолько страшно, что в мои сны приходил Туман. Белое марево медленно поглощало меня. Когда все тело исчезало в его ненасытной утробе, я просыпалась в безмолвном крике. Если девчонка боялась, что кто-то в Империи прознает про ритуал, например Церковь, то меня одолевал страх другого рода. Нежить. Я боялась вновь встретиться с охсом, который стал высшим. Если раньше он был силен, как вожак стаи, и просто обычная нежить, то теперь все стало иначе. Охс стал опасней намного больше, приобретя человеческое обличье. Девчонке я не сказала, не стала пугать еще больше, но у него зародилась магическая искра. Вывод был неутешителен, охс не просто стал высшим, он приобрел дар. Больше всего меня пугало то, что когда-нибудь наши пути с ним пересекутся. Есть у подобной нежити слабость, они как люди начинают ностальгировать и вспоминать былое. Я зябко передернула плечами.
  - Яра, ты занята? - требовательно спросила меня гостья. Я уже слышала, как она поднимается по лестнице на третий этаж. Принесла же нелегкая.
  - Чего тебе? - мой ответ деликатностью не страдал.
  - Мне скучно.
  Лучше б она промолчала. Окинув девчонку неприязненным взглядом, я произнесла:
  - Спляши.
  - Послушай, Яра...
  - Яра - это дворовая собака, что готова перегрызть человеку горло за кусок мяса. Мое имя Ярогнева, - перебила я благородную.
  - Ты цепляешься к словам, Яра.
  - Ты просто не поняла. Либо я веду себя как человек, либо как собака, выбирай!
  - Хорошо, Ярогнева, мне, кажется, мы начали наше общение ни с того.
  - Ключевое здесь - кажется. По мне, так лучше вообще молчать будем.
  - Ярогнева, мы же с тобой маги. Мы равны, - после ее слов я неприятно рассмеялась.
  - Смотри в Академии этого не ляпни.
  - Но почему? - искренне возмутилась она и встала напротив.
  - Потому что всё, прочитанное тобой об Академии - ложь. Только оказавшись там, поймешь, что у благородных прав гораздо больше.
  - Это правильно, - самодовольно произнесла она.
  - Ты что собралась учиться там под истинным именем?
  - Что-то не так?
  - Нет, все так, - усмехнулась я. - Что ты дура для меня открытием не стало. Молчать и слушать, - свистящим шепотом перебила я ее. - Ты думаешь, твой отец такой болван, чтобы полагаться на случай? Так вот на твоем бы месте, первое, что я сделала - это сменила имя. Потому как папаша, наверняка предупредил ректора о тебе. Вторым бы пунктом стала бы моя внешность. Кортланы имеют слишком примечательные особенности. Тебе нужно постричься, дорогуша, а в идеале еще и сменить цвет волос. Последние, самое главное, привыкай быть обычным человеком. Потому как учиться с новым именем ты будешь за счет имперской казны, - припечатала я и задумчиво посмотрела на девчонку. Кажется, у нее был культурный шок. Пора ей уже было осознать реальность, в которой она оказалась.
  - Как же так, - пролепетала она и бессмысленным взором уставилась в окно.
  - Вот так. Если тебя интересует мою мнение, то тебе пути назад нет. Не думаю, что твой отец простит подобную выходку. Скорей всего тебе подавят волю, и будешь жить безмолвной и покорной куклой все оставшуюся жизнь. Не долгую жизнь, - заключила я.
  - Как ты можешь?!
  - В любом случае, ты уже сделала свой выбор, шагнув в портал. Дороги назад нет, - спокойно завершила я мысль. Со временем она это поймет. Я лишь разжевала ей очевидное. Пора было Гадриэлле повзрослеть.
  - Ты что слезы лить собралась? - едко бросила я, после чего тут же пожалела о сказанном.
  - К маме хочу, - жалобно проговорила девчонка и, рухнув на пол, разрыдалась.
  Выругавшись сквозь зубы, встала с кресла и, опустившись рядом с ней на колени, обняла.
  - Тише. Вот увидишь все наладиться. Наверное, - как смогла, утешила я.
  Мне было действительно жаль ее. Девчонку вырастили в тепличных условиях, теперь настоящая жизнь пыталась сломать ее. У простолюдинов все гораздо проще. Либо ты еще в детстве стал взрослым, либо умер. Поблажек никто никому никогда не делает в этом мире, тем более к обычным людям. Теперь она такая же, как я. Только у меня выбора не было, а ей он был предоставлен.
  Не знаю сколько мы просидели на полу, но страдалица завозилась и прохрипела:
  - Отпусти. Я успокоилась.
  - Ну, наконец-то, - мной эта фраза была сказана с неподдельной радостью. Все-таки на коленях стоять еще то удовольствие.
  - Ярогнева, ты хотела сходить на охоту, - девчонка сделала вид, что ничего не случилось. Я была склонна ее поддержать:
  - Собиралась - это громко сказано. Силки на зайцев проверить надо. Может нежить не всех подъела. Но пока Туман там выходить рисково.
  - Ветер сменился, - буднично проговорила она.
  После ее слов я бросилась к окну. Действительно Туман отступил к самой границе болот. Деревья, покрытые снегом, весело искрились в лучах полуденного солнца. Нужно было торопиться. У нас часа два не больше. Погода здесь имеет свойство очень резко меняться.
  - Собирайся, - скомандовала я. - Не забудь свои кинжалы. Искренне надеюсь, ты умеешь ими пользоваться.
  - Конечно, - оскорбилась она.
  Я же взяла с собой охотничий нож и топор. Последний спасал меня не раз. Руны, вырезанные на топорище, хорошо помогали против нежити. Плюс ко всему я еще перестраховалась, и топор раз в месяц плавает в специальном настое, тоже весьма неплохое средство против порождений Тумана.
  Внизу меня уже ожидала девчонка. Ее вид вызвал новый прилив раздражения и злости. Пигалица собралась на улицу в своем плаще. Еще бы кровь себе пустила и с дикими воплями бегать начала, а то вдруг зрячей нежити мало в округе. Пусть еще обоняние и слух задействует.
  - Ты в этом собралась наружу?
  - Да, - растеряно проговорила она. Могу поспорить ей не понравился тон, которым я задала вопрос. - У меня больше ничего нет.
  - Возьмешь мой плащ, - скрипя сердцем, рассталась я с теплой вещью. Конечно, заячий мех внутри грел плохо, но лучше так, чем ничего. Чем был подбит плащ девчонки, я спрашивать не стала.
  - Как же ты?
  - Обойдусь, - солгала я. Два часа на морозе мне по силам выдержать. Все-таки целителей обучали техникам выживания, как с помощью сил источника, так с использованием возможностей тела. В любом случае, ей без теплого плаща на морозе делать нечего. Вдруг опять лихорадка нагрянет, а мне возле нее охать. Так что поверх шерстяного свитера крупной вязки пришлось надеть кожаную куртку, благо она была длиной до колен. Закрепив на охотничьем поясе нож, а в правую руку взяв топор, я проинструктировала девчонку:
  - От меня ни на шаг.
  Позже я осознаю, что первый инструктаж должен был быть более объемным. Но всем в этом мире свойственно ошибаться. Поэтому, не ведая того, что ожидало нас в лесу, мы тронулись в путь. Все силки я старалась ставить подальше от болота и зайцев больше, и мне безопасней. Но если быть честной до конца, то подобные меры глупость. Нежить и нечисть здесь кругом. Безопасны эти места были пару веков назад.
  - Ярогнева, смотри, - восторженный голос моей гостьи вернул меня в действительность. Повернувшись на ее окрик, я поняла, что не успею. Из всех гадостей в лесу мы натолкнулись на эту. Горис - странствующее плотоядное растение. Само по себе обитает под землей, а сверху из отростков создает приманку. Его побеги способны изменять форму, приобретая свойства других растений. Добавим немного иллюзии, и получается убойная вещь. В конкретной ситуации поляна, вся утопающая в зелени с цветами, травами, даже с грациозно парящими бабочками. По закону подлости девчонка, как лань, поскакала туда. Уже понимая, что не успеваю ее остановить, прокричала:
  - Стой.
  Но команда запоздала. Вот девчонка оборачивается на крик и в тот же момент из земли вырываются тонкие черные ветви. Они как живые обвивают её ноги, и она падает на землю. Беспорядочно шаря руками перед собой, Гадриэлла пытается ухватиться за что-нибудь. Но снега выпало много, она просто барахталась в грязно-белой каше. По лесу разносится крик, не знаю ее или мой. Не думая, что будет дальше со мной, бросаюсь на помощь. Выхватив топор, обрубила несколько плетей. Раздался противный визг, а из обрубков на землю упали черные капли. Алхимики бы за такое добро продали душу. Моментально меня опутали ветви гориса, и я зависла в воздухе. Окружающий пейзаж, чудесная лесная поляна, исчезла. Вместо нее появился глубокий овраг, из которого все лезли и лезли хищные побеги гориса.
  - Что ж за день! - взвыла я. Выжить можно было только в одном случае, и то если повезет. Благо у меня были опутаны только ноги, топор я выронила еще раньше.
  - Сгруппируйся! - приказ был четок и ясен. Надеюсь, девчонка меня услышала. К охотничьему поясу у меня всегда крепилась маленькая сумочка, в которой я таскала пузырьки с зельями. Все они были разной формы, чтобы быстро найти нужный. Мне надо было только нащупать там пузатенький. Ласково сжав его пальцами, тем самым активировав руну на флаконе, я размахнулась и бросила его в овраг. Лес содрогнулся.
  Взрывом меня впечатало в ближайшее дерево, после чего накрыло ошметками твари вместе с землей и снегом. Топор воткнулся в дерево прямо над головой. Мы с ним самые верные друзья. Кривая ухмылка сама наползла на лицо. Жива, даже не смотря на все старания девчонки. Используя дерево как опору, я с трудом поднялась. Во рту был привкус крови, а на зубах ощущалась земля. Мир перед глазами двоился.
  - Куда ты полезла, дура? - первое, что вырвалось из моих уст. Девчонка лежала неподалеку. Видимо, она еще не осознала, что жива. Но, как целитель, я знала точно, что у нее ничего нет кроме ушибов и царапин. Мне досталось больше. Желание прибить девчонку было нестерпимо. Какие мысли посещают ее хорошенькую головку? Ведь сама напросилась в лес. Ясное дело, что здесь опасно даже дышать. Но нет, нашлась дура, которая полезла на поляну с цветами и это среди зимы.
  - Прости, - голос у нее был не лучше моего. Лишаться иллюзий всегда больно. Свою глупость осознать еще больнее. А если бы у меня не было этого зелья. Не говоря уже о том, что вариться оно долго и муторно. Поэтому флакон со снадобьем было жалко до слез. Второго такого у меня в запасе не наблюдалось. Одно грело мне душу, что на дне оврага мертвой тушей лежал горис.
  - Вставай. Нужно забрать то, что осталось от растения, - приказала я, выдергивая топор из ствола дерева. Для этого пришлось упереться ногой, уж больно сильно он застрял.
  - Может лучше...
  - Лучше заткнись, благородная. Выполняй, что тебе говорят, и ради всего святого, сдерживай сиюминутные желания, - перебила я ее.
  - Но...
  - В башне обсудим, всю твою глупость. Сейчас надо освежевать тварь из оврага.
  - Зачем? - глупее вопроса она задать не могла.
  - А жрать ты, что будешь?
  - Мы будем есть нечисть?
  - Это растение. Немного измененное, но растение. Поверь мне, на вкус, как курятина.
  - Оно хотело нас убить!
  - Одно другому не мешает, - закончила я дискуссию.
  На дне оврага в месиве из земли и снега красиво лежал, чуть дымящийся клубень красного цвета размером с корову. Из него, радостно журча, сочился багровый сок, но в ветвях эта субстанция была черной.
  - Ужасно! - раздалось сверху. На краю обрыва стояла моя личная проблема, и лицо ее было подозрительно зелено.
  - Не в овраг! Твоей блевотины здесь еще не хватало!
  Разделывать гориса не самое приятное занятие в мире. Потому я попыталась отрешиться от процесса, и мыслями улетела в будущее. Точнее постаралась представить каково будет девчонке в Академии. Без статуса крови ей придется туго. Мне даже стало ее немного жалко - первые пять секунд. Потом наваждение прошло.
  - Ярогнева, что за зелье ты использовала?
  Ох, зря! Зря она мне напомнила, что единственное убойное зелье было потрачено. Чтобы его сварить придется дожидаться лета, а до него несколько месяцев.
  - Не твое дело. Лучше по сторонам головой верти. Не хватало нам еще во что-то вляпаться.
  - Мы всех распугали, - беспечно произнесла она.
  - О нет, дорогая! Сейчас никого не наблюдается, но скоро до обитателей леса дойдет сладкий запах поджаренного гориса. После чего здесь окажется целая куча нежити, ведомая своим вечным голодом, - все это я произнесла таким сладким голосом, что даже самой стало тошно. Может причина была в другом? Скорей всего так. Я уже заканчивала с тушей плотоядного растения, вырезав аппетитные куски. Мне оставалась самая неприятная часть. Под клубнем находился фиолетовый пузырь. В него растение отрыгало то, что посчитало недостаточно вкусным. В "мешке" можно было найти все, что угодно. Кости, жилы, части тел, пойманных бедняг перемещались туда. Но главное там были вещи. Некоторым везунчикам даже попадались артефакты и талисманы. Для гориса - это был запас на черный, голодный, день. Конечно, мерзко и неправильно рыться в пузыре, но необходимость любого заставит. К сожалению, мне не повезло. Всего лишь пять золотых, да медяки - невелика добыча. Лучше б были вещи. Здесь, у Туманных топей, деньги не в ходу. Товар и услуга - вот чем расплачиваются, живущие в глуши.
  - Ярогнева, - тревожный голос девчонки разрезал тишину, как горячий нож масло. Скользя по грязи в овраге, я взобралась наверх. Мешок приятно оттягивал плечи, хоть там и было мясо гориса, а не зайцев.
  - Надо уходить. Живо, - медленно и неотвратимо на нас наступал Туман. Почему девчонка его не заметила раньше? Хотя смысла винить благородную не было, сама тоже хороша. Не расставить сигнальную паутину - верх безумия и беспечности.
  - Он нас догонит? - шепотом спросила она.
  - Шагу, - отрывистая команда. Туман тоже ускорил свое неторопливое приближение. Он забавлялся.
  - Как...
  - Заткнись и беги! - рявкнула я. После чего было слышно только наше тяжелое дыхание. Девчонка вопросов не задавала, наверное, берегла дыхание.
  Конечно, было глупо предполагать, что мы успеем добраться до башни. Но человек живет надеждой. Пока надеешься и веришь - живешь.
  - Мы не успеем! - пронзительно закричала благородная. Туман ее услышал, и не стал мучить. Нас окутала белая пелена. Первое, что я сделала - это схватила девчонку за руку. Один шаг в сторону, и она никогда не найдет меня в Тумане.
  - Главное не бойся, - уверено произнесла я. Рука девчонки была ледяной, к тому же заметно дрожала. Только бы она не наделала глупостей.
  - Почему так холодно? - глухо проговорила она.
  - Мы в Тумане. Он любит играть с людьми и стихиями. Сейчас зима, значит его подруга здесь.
  - Кто?
  - Снежная буря, - эти слова я произнесла мягко, почти нежно. Стихии всегда тонко чувствуют отношение живых к себе. - Чтобы не случилось, не отпускай мою руку!
  - Что...
  - Сейчас поймешь! - перебила я.
  Ждать долго не пришлось. Мои слова послужили сигналом. Туман колыхнулся, будто вздохнул, и на нас обрушилась буря. Сейчас нужно было не паниковать, и не в коем случае не сходить с места. Как только первый удар стихии схлынет, можно будет идти. Но до того момента, любое движение - смерть. Это игра. Игра, правила, которой устанавливает ненасытный хищник. Сейчас он наслаждается нашим страхом. Смакует лакомство, как гурман. Если жертва срывается и начинает спасаться, то это смерть. Туман превращается в охотника. Он раз за разом будет посылать на встречу свои порождения. Что иллюзорно, а что вполне реально определить сложно, но в любом случае выжить почти невозможно. Потом он гонит жертву, как дичь. Буря эмоций, сжигающая ее, пьянит чудовище. Страх, отчаяние, боль, холод - перечислять можно бесконечно, главное, что все это изысканный деликатес для него. Когда жертва устает, Туман просто сжирает ее. Единственный шанс выжить - это не бояться, и не пользоваться магией. Тогда белому чудовищу надоедает игра, и оно дает шанс выбраться из западни. Главное не растеряться и вовремя сделать шаг, когда появляется просвет в бесконечном мареве. Я ждала этого момента, надеясь, что моей силы воли будет достаточно, чтобы удержать нас с девчонкой от безумной игры.
  Но, увы, в любом плане есть изъян. В нашем случае - это благородная. Она не выдержала испытание стихией. С дикими воплями девчонка попыталась вырваться из моей хватки. Ее полностью поглотили страх и отчаяние.
  - Прекрати, - кричу я, в попытке вернуть ей разум. Но какое там, она ничего не воспринимает. Я же чувствую, как белое чудовище с интересом наблюдает за нами. В отличие от девчонки, во мне проснулась злоба. Тварь забавлялась. Выругавшись, я сделала подсечку и повалила благородную наземь, вывернув ей руку в болезненном захвате. Для надежности пришлось еще навалиться сверху.
  - Даже не мечтай, - эти слова были вызовом для Тумана и предупреждением для девчонки. Внезапно тело подо мной замерло, а буря отступила. Наступил переломный момент. Монстр размышлял отпустить нас или добить особо жестоким образом. Могу поклясться, чудовище веселилась.
  - Еще увидимся, ведьма, - пообещала мне голодная тварь и отступила.
  Радоваться было рано. Тварь что-то задумала. Оглядевшись, я поняла, что мы оказались там же, где и были до этого. Все правильно, если в Тумане не двигаться, то играть ему с нами не интересно. Чудовищу становиться скучно, и оно оставляет жертву. Но если нарушил это правило, побежал в испуге - считай мертвец. Эльфийская мерзость может выкинуть тебя куда угодно в пределах своего "плаща". Окажешься посреди топи и считай, что уже покойник. То, что нам посчастливилось оказаться на том же месте еще не показатель щедрости Тумана. Он что-то задумал.
  - Вставай, - рявкнула я и потянула благородную вверх. В ее глазах больше не плескался страх вперемешку с безумием. Последнее отступило вместе с Туманом.
  - Соображать можешь? - грубый вопрос, но сейчас с ней можно общаться только так.
  - Да.
  - Расслабляться рано. Тварь что-то задумала. Быстрым и уверенным шагом идем к башне.
  - Но он отступил.
  - Да он оставил нас, но нет никакой гарантии, что сюда не мчится стая оголодавшей нежити или же здесь не бродят обезумевшие люди.
  Мои слова оказались пророческими. Не прошли мы и трех шагов, как услышали звуки погони. Нам на встречу вывалились гости. Я как в воду глядела. Стая нечисти преследовала четверых. Вот только беглецы были не люди, а гномы. Правда, разницы не было никакой. Чужие проблемы меня не касались, поэтому надо было сваливать, пока нас не заметили.
  - Надо помочь, - хватаясь за боевые кинжалы, решительно сказала девчонка. От подобного предложения у меня пропал дар речи.
  - Совсем рехнулась, - отмерла я и, схватив девчонку за руку, потащила ее подальше от гостей. Благо, гномам было не до нас. Целая стая переломанных жаждала их крови. Думаю, воинам осталось не долго жить. Один уже тяжело опирался на ствол дерева, весь его правый бок был в крови. Другие тоже особой целостностью не отличались. Видимо, у гномов сил бежать уже не было, они решили дать последний бой. Туман нарочно выкинул этих подранков рядом с нами.
  - Они погибнут!
  Вырвавшись из моей хватки, девчонка бросилась на помощь гномам.
  - Твою мать! - отчаянно взвыла я. Кому и что девчонка хотела доказать? Мне ничего этого не нужно. Злобно выругавшись, я бросилась за ней. Топорище само легло в руку. Надеюсь, мое зачарованное "оружие" не подведет и в этот раз.
  Стая переломанных яростно взвыла, встречая новую добычу. В отличие от других порождений Тумана - эти существа были живыми. Оборотни. Нет, не те, что превращаются в волков, рысей, медведей и прочую живность. Они иные. Туман изменил не только людей, но и их внутреннего зверя. Искорежив тело и душу человека и изуродовав зверя в них, он создал переломанных. Даже в людском обличье они походили на порождения самых жутких кошмаров.
  Их внешний облик полностью соответствовал названию. Когда под воздействием Тумана все внутренности жертвы перестраивались, она менялась и внешне. Кости, сросшиеся под немыслимым углом, непропорционально обвитые тканями мышц, и, конечно же, хрящи, выступающие уродливыми наростами - все это создавало, воистину, жуткую картину. Они были переломанными. В животной форме твари были еще более ужасны, и двигала ими только жажда крови и мяса. Причем переломанным мог стать любой живой. Туман одарил каждую особь возможностью передавать проклятье через укус.
  Пока я отвлеклась на не нужные детали, чуть не потеряла благородную. Девчонка лезла в самую гущу, не понимая чем ей это грозит. Сейчас я оказалась рядом, и топор с противным звуком вошел в череп первого переломанного. Руны на обухе сверкнули, и он упал безвольной кучей из костей и мяса. Физическая подготовка у целителей всегда была хорошей. Каждый из нас может увеличивать скорость реакции и силу за счет магии. Порой это спасает не хуже боевых заклятий.
  Гномы сражались слаженно, чувствовалась в их движениях и сила, и сноровка, не говоря уже об опыте. Что в топи забрели необычные мастера, было ясно сразу. Стоило только посмотреть на рыжебородого, который с ловкостью эльфа орудовал двумя боевые топорами. Вот только никакое умение не спасет, если тварей свора. Второй гном использовал тяжелый арбалет, всаживая в переломанных болты. Их головы взрывались, как спелые арбузы, разбрызгивая свое содержимое на нас. Болты явно были зачарованные. Двое других держались чуть в стороне. Жрец, по одеянию это было видно сразу, прикрывал раннего товарища. Палица раз за разом отправляла на тот свет очередного проклятого оборотня. Магию он не использовал - источник был пуст. Девчонку уже дважды спасали гномы. Первый раз, когда к увлекшейся благородной тварь подкралась сзади. Арбалетный болт не дал убить балбеску. Особенно мне понравилась фраза гнома:
  - Бабы, куда вы полезли!
  Я была полностью согласна с его оценкой ситуации. В таких сражениях женщинам не место. Во второй раз девчонку спас рыжебородый, всадив один из топоров точно в затылок переломанного. Было очень щедро с его стороны пожертвовать оружием.
  Меня еще ни разу спасать не пришлось. В самые опасные моменты я использовала телекинез, отбрасывая врагов. В обиходе это заклятье называлось "Взрыв разума". Оно создавало упругую волну, которая отбрасывала всех от ее эпицентра. В данном случаем им была я. Девчонка особых успехов не делала, боевые кинжалы не то оружие, которым можно убить переломанного. Они даже были не зачарованы. Честная сталь не всегда способна помочь в борьбе с нечистью. Про нежить и упоминать не стоит. Серебро и магия - вот, что способно ее уничтожить. У девчонки же ничего из этого не было. Хотя она ловко уклонялась от атак и резала тварям глотки. Но их раны тут же заживали.
  Последний же участник сражения, раненый гном, опирался спиной на ствол дерева. Левой рукой он зажимал бок, а правая уверено держала секиру. Если какая-то тварь проскакивала мимо жреца, то тут же находила смерть от острого лезвия. Еще одно я могла сказать о нем точно, он был магом. Только в отличие от жреца, его источник не был пуст. Гном был запечатанным. Сила у него была, но вот воспользоваться ею он не мог. Все каналы были искорежены. Очень редко такие маги восстанавливались обратно.
  На данный момент у нас с переломанными установилось шаткое равновесие. Они нападали, мы отбивались. Но долго это не продлится. Нас просто задавят количеством. Нужно было уходить. Прорвавшись к девчонке, я скомандовала:
  - Уходим! Живо!
  - Мы справимся! Это всего лишь оборотни!
  От ее фразы мне стало плохо. Она не осознавала, в какой ситуации, мы оказались. Благородная не понимала, что твари, сраженные в сердце, или просто убитые без отсекания или раздробления головы скоро воскреснут.
  - Великая Тьма! - выразила я свое отношение к ситуации. Выбора у меня не было.
  - Все наземь! - гаркнула я, усилив свой голос магией.
  Дальше произошло то, что можно охарактеризовать одним словом - безрассудство. Использование боевых заклятий целителем всегда чревато. Мы не можем контролировать подобные плетения, они чужды нашей природе. Не говоря уже о том, что откат после таких чар чудовищен для целителя. Риск сдохнуть был велик как некогда. Но, к сожалению, выбора мне не оставили. Я рискнула и призвала "Синее пламя". Обычный боевой маг представляет плетение силы в своем разуме, я использовала материальную рунную вязь. Печать заклятия возникла у меня под ногами, и от нее пошла разрушающая волна, облеченная в стихию огня. Если кто-то после моей команды не успел лечь, то это были только его проблемы. Синее пламя прошло на уровне моих колен, выжигая всё чего коснётся. То, что находилось ниже невидимой черты, осталось нетронутым. За несколько секунд переломанные превратились в ошметки горелого мяса. Еще одна особенность "Синего пламени" заключалась в том, что волна огня не задевала растения. Тот же горис после этого заклятия был бы живее всех живых. Сейчас же в радиусе пятидесяти метров в лесу не осталось ничего кроме растений.
  Я же себя чувствовала так, будто меня прожевали. В некотором роде мне даже повезло. Заклятие могло сорваться, и тогда всех бы здесь убило неоформленной силой источника. С другой стороны, страшно представить, что меня ожидает вечером. Откат будет чудовищен. Поэтому надо быстрее добраться до башни, дома и стены помогают.
  - Ярогнева, ты как? - надо мной склонилась моя личная катастрофа. Самое странное, что я даже не помню, как упала на землю.
  - По мне не видно?
  - Прости.
  - Ты слишком часто просишь прощения, девчонка. Не лучше ли не совершать глупостей.
  - Что мы будем делать? - ее вопрос был очень кстати. Судя по взглядам гномов, их это тоже волновало.
  - Уходим, - прохрипела я и поднялась. Меня шатало будто березу на ветру.
  - А как же они?
  - Они взрослые дяди, и вполне способны решить свои проблемы, - сухо бросила я. Но так просто уйти нам не дали. Рыжебородый встал и перегородил дорогу.
  - Вы местные? - пророкотал здоровяк.
  - Нет, - в моем ответе не было ни капли лжи.
  - Нам нужно где-то укрыться. Туман скоро вернется.
  - В дне пути на запад есть деревня.
  - Вы идете туда, женщина?
  - У нас своя дорога, у вас своя.
  - Нет. У вас явно есть укрытие, Туман же день ждать не будет, пока мы доберемся до места. Да и наш спутник совсем плох.
  - Ваши проблемы.
  - Послушай, волшебница, мы не просим, а ставим перед фактом, что идем с вами.
  - Да пошел ты, гном, - зло рявкнула я и попыталась обойти его. Но мне не дали этого сделать. Гном ухватил меня за горло. Первое о чем я подумала, это невезенье. Почему из всех гномов нам встретились не мастера? Они изначально ниже ростом, чем их собратья из линии воинов. Этот же был выше меня на голову. Представители кланов воинов редко покидают Вечные скалы, они защитники. К нам едут только мастеровые со своими изделиями. Поэтому все привыкли, что гномы низкорослы.
  - Отпусти, - прохрипела я. Его ручища полностью сомкнулась на моей шее.
  - Ярогнева, может они переночуют у нас? Всего день.
  - У нас, - возмущено выдохнула я.
  - У тебя, волшебница, - правильно понял меня рыжебородый. - Пустишь? - проговорил он и чуть сильнее сжал руку.
  - Да, - на последнем издыхании прошелестела я.
  
  Глава 3
  
  Насколько я помнила из истории мира, раса гномов была одной из первых появившихся здесь. Наравне с эльфами ее считают первородной. Еще до прихода людей гномы властвовали здесь. Сегодня - это, наверное, второй по скрытности народ после эльфов. Но если остроухие сами поставили себя в незавидное положение, сотворив Туман, то гномам пришлось это сделать, чтобы выжить. В мир пришла молодая раса, которая по сей день занимает лидирующее положение среди остальных. Люди с их скоротечной жизнью смогли сделать то, что не сумели первородные. Огромная империя, раскинувшая почти на весь Центральный материк, раз за разом проверяла на прочность гномов и эльфов. Подгорным воителям надоели постоянные нападки со стороны человеческих земель, и они закрылись в своих владеньях.
  Вечные скалы - твердыня гномов. Цепь горных хребтов, раскинувшаяся на севере материка. Еще ни разу Империя людей не смогла проникнуть в святая святых. Множество кровопролитных войн так и закончились ничем. Человеческая армия, как океан, накатывала на владенья гномов, и столь же отчаянно и бессмысленно ударялась о скалы, отступая назад. Тридцать лет назад очередная попытка не увенчалась успехов. Империя до сих пор зализывает раны. В той войне был заключен мирный договор, получивший название "Акт крови". Он действует и по сей день. Его подписал отец нынешнего правителя. До сих пор никто не знает, чем руководствовался покойный император. Один пункт соглашения все еще является государственной тайной. Только Палата лордов и император знали истину. Есть предположение, что условие слишком жесткое и потому император, опасаясь народных волнений, держит его в секрете. У данной гипотезы существует неоспоримое доказательство. В той войне гномы могли захватить всю северную часть материка, тем самым здорово уменьшив людские владенья. Но они отступили, заставив подписать "Акт крови".
  Лично у меня создавалось ощущение того, что каждый император напрочь забывал, что в горах гномов живут не только кланы мастеровых, но и воинов. Последние были рождены, чтобы убивать и править. Стоит заметить, что и кланы мастеров неплохо владели оружием. Но когда на острие атаки появляются воины и стражи, тогда врагов спасет только молитва. Они были сильнее, быстрее, хитрее обычных гномов. Не говоря уже о том, что выше ростом. Наместник предков - правитель гномов. Он тоже принадлежал к клану воинов. Еще ни разу подгорный владыка не покидал Вечных скал.
  В любом случае сейчас политическое устройство гномов меня волновало мало. Просто до башни еще нужно было дойти, и я пыталась, хоть чем-то занят разум, чтобы удержаться в сознании. Один из гномов, тот, что с арбалетом уже предлагал помощь в переноске моего тела. Но я, дура гордая, отказалась. Теперь жалею. Благородная же крутилась вокруг раненого, его тащил рыжебородый на пару со жрецом. Бедняга уже не мог идти сам.
  - Долго еще? - не знаю, кто это спросил, но отвечать не хотелось. У меня не было ни сил, ни желания. Тут же подсуетилась благородная, сказав:
  - Совсем чуть-чуть, потерпите. Сейчас мы уже выйдем из леса.
  Я только кисло улыбнулась на ее слова. К чему была такая любезность? Неужели гномы достойны лучшего отношения, чем я? Или потому что перед ней мужчины, она хочет показать себя доброй хозяйкой? Если он такая хорошая то, почему она не забрала мешок с мясом гориса? Он до сих пор оттягивал мне плечи. Сама же благородная шла налегке. Двуличность и неблагодарность аристократии всегда меня поражали. Не я ли спасла ее от стаи охсов, не говоря уже о горисе? Ведь знала, что так будет, но все равно обидно. Себя стало нестерпимо жалко и захотелось забиться в угол и заплакать.
  - Вон, смотрите, башня, - радостно прокричала она. Гномы проследили за ее взглядом и рыжебородый выдал:
  - Пограничная башня Империи. Ради праха предков, почему никого не прислали нам на помощь, женщина? Это обязанность мага башни! Людишки совсем не чтят "Акт крови"!
  - Гарбхан, успокойся! - одернул разошедшегося воина жрец. - Скоро все станет ясно.
  - О каком маге вы говорите? Там живет только она, - невоспитанно ткнула в меня пальцем девчонка.
  - Целительница, - удивленно воскликнул жрец.
  - Женщина! - не менее эмоционально воскликнул гном по имени Гарбхан.
  Я только закатила глаза к небу. Гномы! Ясное дело, что здесь я оказалась не по собственной воле.
  - Как там тебя, Ярогнева, ты являешься магом в башне? - да этот Гарбхан сама вежливость.
  - Да, - прохрипела я.
  - Люди сами себя уничтожат! Посылать женщин в такие опасные места, - покачал головой рыжебородый. Но мне было не до него. Гном, который шел налегке, ускорил шаг. Видимо, хотел проверить территорию. Конечно, это похвальное стремление, но только там стояла защита. После того, как девчонка приперлась ко мне, а охсы сломали рунный барьер, мне пришлось все восстанавливать. Благородная еще так удачно валялась в отключке и не мешала мне.
  - Останови его, - тихо попросила я Гарбхана.
  - Не волнуйся, волшебница, Бродерэйд просто все проверит.
  - Я должна пройти первая, - не хочет останавливать своего товарища и не надо. Мне тем более все равно.
  Дальше мы наблюдали занимательную картину. Гнома отшвырнуло от барьера на несколько метров, после чего он проехал по снегу еще столько же по инерции. Все это произошло в абсолютной тишине. Надо отдать должное гному - арбалет он не потерял. Теперь моя защита работала не только против нежити и нечисти, она не пропускала никого. Встреча с благородной меня многому научила. Например, что незваные гости могут быть вполне живыми. Пройти к башне можно было только в случае отмены запрета. Но разрешить проход я могла только под защитой барьера. Вот такая мера предосторожности.
  - Ради всех предков, женщина, что ты творишь?! - закричал на меня пострадавший.
  - Я должна пройти первая. После чего защита вас пропустит.
  - Стой! - это уже рявкнул рыжебородый. - Почему мы должны быть уверены, что ты нас пропустишь в свою башню? Что стоит тебе пройти за барьер и помахать нам ручкой на прощанье?
  - Все правильно, гном. Я могу так сделать, - на самом деле желание "оставить их за бортом" было настолько нестерпимо, что у меня тряслись руки.
  - Если ты не пустишь нас, то мы убьем твою спутницу! - решил действовать нахрапом Гарбхан. Но его слова вызвали ни тот отклик, который он ожидал. Я лишь истерично рассмеялась. Меня решили шантажировать благородной. Вот это ирония судьбы! Сейчас девчонка напоминала рыбу, выброшенную из воды.
  - Вы не можете так поступить? - отмерла, наконец, благородная.
  - Можем и поступим, красавица, - эти слова принадлежали "Арбалету".
  - Нет, вы не поняли. Я ей никто. Такая же приживала, какими собираетесь стать вы, - пролепетала она. Сейчас я была готова аплодировать ей стоя. Наконец, в этой пустой башке родилась, хоть одна здравая мысль. Может еще не все потеряно для Империи Сарратал?
  - Рада, что ты поняла, - настроение, не смотря на плохое самочувствие, резко улучшилось. - Послушай, Гарбхан, если честно, то мое желание оставить вас за чертой очень сильно. Но так и быть, за момент просветления у этой глупышки, я готова заплатить. Клянусь силой источника, что пропущу гномов в башню, - призвала я магию в свидетели. Сила недовольно отозвалась во мне, но пришла подтвердить слова, сказанные вполне искренне. Теперь дело за жрецом.
  - Источник подтвердил ее слова. Пусть идет, - не заставил себя ждать он.
  Еще бы они были против. Если я не сдержу клятву, то останусь не только без силы, но и без жизни. Никогда путь до башни мне не казался таким долгим. Пока я не разрешила пройти моим гостям через барьер, спину мне сверлили пронзительные взгляды гномов.
  - Идите, - дважды их звать не пришлось. Гномы буквально сорвались с места. В башне они оказались первыми, я же зашла последней и захлопнула дверь. Как только на первом этаже раздался звук задвигаемых засовов, во мне будто что-то сломалось. Силы закончились. Все на что меня хватило - это снять заплечный мешок с мясом гориса. После чего я привалилась к двери. Дышать было тяжело, а в глазах бегали мушки. Ноги подломились и, съехав по двери вниз, я приземлилась на пол. Все что происходило дальше, меня не касалось. Я сидела у двери и наблюдала, как гномы потащили раненого товарища наверх. Наверное, займут мою единственную кровать.
  Я сидела и смотрела в стену напротив. Ко мне уже постучался откат. Он как прибой то приближался, поглощая разум и чувства, то вновь убегал, прячась в недрах источника. Мы с ним играли. Вот только когда тебя скручивает невыносимая боль - это не весело. Поэтому я сидела и старалась отрешиться от мира целиком. Перед глазами возник океан. Всегда хотела увидеть его. Я стояла на берегу и волны то накатывали на мои ноги, то отступали. Каждый раз высота воды поднималась. Теперь она уже достигла колен. И мне казалось, что где вода соприкасается с кожей, там появляются ожоги. Больно.
  - Да очнись, ты! - кто-то хорошенько встряхнул меня. Но вернуться в реальность было очень сложно. Оставалось лишь наблюдать.
  - Торвард, что с ней? - кажется это рыжебородый здоровяк.
  - У нее откат.
  - "Синее пламя" не то заклятие, после которого магов накрывает! - возмущенно воскликнул Гарбхан.
  - Боевых магов, - устало произнес жрец. - Она же целитель. Ее источник был против убийства, а она его заставила. Эхо мира всегда приходит к тем, кто нарушает договор.
  - Совсем рехнулась, баба, - и этот голос я знала.
  - Все из-за меня, - в голосе девчонки были слышны слезы. Вот только кого она жалела меня или себя.
  - Айрдгалу нужна помощь. Она целительница! - меня вновь трясут.
  - Ты ничего этим не добьешься. Она либо вынырнет из боли, либо нет.
  - Торвард, ты ведь можешь? - интересно, о чем просит здоровяк жреца.
  - Гарбхан, если она выживет, спасибо тебе не скажет.
  - Сделай. Я приказываю.
  Невидимая сила подхватила меня и вытащила из глубин океана наружу. Я лишь хлопала глазами, ничего не понимая. На до мной склонился рыжебородый.
  - Очнулась, волшебница? Давай вставай, - он подхватил меня подмышки и поднял на ноги. - Айрдгал умирает. Ты же целительница.
  - Что вы сделали? - тихо спросила я, в душе заскреблась смутная тревога.
  - Прости, девушка. "Длань предков", - коротко ответил жрец. В его голубых глазах плескалась вина. Первое о чем я подумала, что это был очень странный цвет радужки для гнома. А потом поняла, что он сказал. Жрец смог призвать на помощь предков, даже без силы источника. Силен мерзавец.
  - Твари! - зло выдохнула я и вырвалась из рук гнома.
  - Плевать, кто мы, сейчас ты пойдешь и поможешь нашему другу. Или? - мне стало смешно от его слов.
  - Что или, ублюдок? Убьешь меня? Разве вы уже этого не сделали, призвав предков!
  - У тебя будет шанс выжить.
  - Ты думаешь? - с сарказмом спросила я. - Думаешь, я выживу после двойного по силе отката? Если я сейчас сидела безвольной куклой, купаясь в боли и отчаяние, то, что случиться через полгода? Вы еще ставите себя выше людей! Рожденный подлой тварью ей и сдохнет, гном! - зло выплюнула слова я. Никто не посмел посмотреть мне в глаза. Они меня приговорили. Ненавижу.
  "Длань предков" - способность жрецов гномов. Иными словами - это второе дыхание для любого. Организм черпает все оставшиеся ресурсы на рывок. Мне просто отодвинули час расплаты. В моем случае, жрец отсрочил откат на полгода. Теперь для мира я стала ощущаться по-другому. Будто и не было того боевого заклятия. Через полгода, когда меня накроет эхо, шанс выжить, будет равен нулю. Двойной по силе откат меня просто убьет. Эхо мира всегда было беспощадно к магам.
  - Что уставилась? - девчонка не мигающим взглядом смотрела на меня.
  - Прости.
  - Мне уже все равно. Только запомни, в Академии меня не будет, и за все свои ошибки ты расплатишься сама.
  Развернувшись, я пошла к лестнице. Надо было хотя бы взглянуть на того, кто лишил меня будущего. Раненый оказался в сознании. Чтобы не стонать, он сильно сжимал челюсти. Гномы, видимо пытались ему как-то помочь, потому что одежда на бедняге была разрезана. Весь правый бок гнома был сплошным месивом. Будто кто-то большой вцепился в мужчину, и не хотел отпускать, пока не вырвет кусок. Левая нога тоже сильно пострадала. Укус измененного зверя я вполне способна распознать. В первый момент, мне показалось, что гному повезло. Но, когда, я просканировала его с помощью магии, мне захотелось прирезать несчастного, чтобы не мучился.
  - Он не жилец, - зло произнесла я. Мне было обидно. Гномы даже не подумали, что их спутник может умереть. Они просто сделали все, что могли, не считаясь ни с чем. Какие же твари!
  - Это всего лишь укусы! - опять взлез рыжебородый со своим мнением. - Ты, что не в силах затянуть их? Или это месть?
  - Послушай, ты...
  - Молчать, - рявкнул Гарбхан, и схватил меня за горло. Воздух резко прекратил поступать в легкие.
  - Отпусти её, - тихий голос раннего раздался в комнате, будто гром. Это был четкий приказ, отданный тем, кто привык повелевать. Гарбхан подчинился, а я же схватилась за шею, проверяя ее целостность. Дышать оказывается, так здорово. - Совсем ничего нельзя сделать? - обратился уже ко мне Айрдгал, кажется.
  Кисло улыбнувшись, я произнесла:
  - Если бы это были просто раны, то затянуть их мне не составило бы труда. Но... Тебя ведь укусил переломанный?
  - Да.
  - Туман наделил их способностью передавать проклятие через укус. Даже не смотря на то, что ты маг - не спастись. Укус переломанного - приговор. Но если ты каким-то чудом выживешь после обращения, личинки сожрут тебя.
  - Какие к демонам личинки?! - опять влез рыжебородый.
  - Вы шли через болото. Тварей там, что комаров. Та, что укусила вашего товарища, очень необычна. Она сама не ест жертву, а лишь откладывает яйца, а они через пару часов вылупляются. После личинки пожирают жертву, активно при этом размножаясь внутри. Когда от тела остаются только кости и кожа, получившийся манекен идет обратно в топи, к "маме". Создание Тумана просто сжирает пришедших "деток", даже не снимая "обертки". Получается такая вот конфетка в фантике из человеческой кожи.
  - Мне надо на улицу, - выдохнула благородная и кинулась вон, зажимая рот рукой. Меня тоже в первый раз стошнило, когда узнала об этой твари. Только вот я видела результат живьем. Впечатления оказались гораздо сильней. Однажды ко мне пришел староста деревни и попросил о помощи. Но было слишком поздно, его сын стал манекеном пару часов назад. Мы попытались его остановить, чтобы похоронить хоть что-то. Но кожа лопнула, и мерзкие зеленые твари вывалились из него, как зерно из порванного мешка.
  - Ты можешь что-то сделать? - требовательно спросил он.
  - Могу дать тебе яд, - это все, что пришло мне на ум.
  - Тихо, Гарбхан! Разве целитель не должен бороться за жизнь каждого больного? - требовательно спросил меня он. Я молчала и старательно смотрела куда угодно, только не на него. Тогда гном тяжело вздохнув, ухватил меня за подбородок рукой и заставил поглядеть ему в глаза. Никогда не видела такого цвета. Обсидиан. Казалось, что зрачок полностью слился с радужкой, но последняя была гораздо темней. Его взгляд затягивал и не отпускал.
  - Я ... - голос пропал. - Я могла бы попытаться!
  - Спасибо, - тихо произнес он и прикрыл глаза. Слава Создателю он больше на меня не смотрел. Интересно гномы владеют гипнозом?
  - Что нужно делать? - влез непробиваемый Гарбхан.
  - Лично тебе сдохнуть, гном, - ну вот, я снова я.
  - Тебе помощь предложили, - зло прорычал он.
  - Значит так, господа гномы, кто из вас самый не брезгливый?
  После моего вопроса в комнате повисла неестественная тишина. Потом очнулся самый неугомонный:
  - Я мог бы...
  - Лучше заткнись. Тебе и так найдётся работа. Его надо будет держать, очень крепко. Ты, - мой палец уперся в арбалетчика, - нужно много кипяченой воды. Вперед! Жрец, тебе поручается самое ответственное дело, будешь собирать тварей в банку, когда они полезут на свободу, - с этими словами я пошла наверх, где хранились все мои инструменты и зелья.
  На ходу снимая куртку, я размышляла, что необходимо предпринять. Первое, что требовалось сделать - это вытравить личинок из организма гнома. У меня было несколько настоек от паразитов. Вот только успешность их применения против болотных личинок была не известна. Наверняка, они как и любые создания Тумана обладают иммунитетом против обычных зелий. Но если применить еще и магию против паразитов, то существовала вероятность того, что они полезут на свободу. Единственное, что меня смущало - это состояние гнома. Подобные зелья сильно ослабляют организм. А если их смешать, то эффект может быть самый непредсказуемый. Не говоря уже о проклятие. Оно еще не взялось за гнома всерьез, но скоро это произойдет. Здесь тоже нужно было действовать быстро. Удалить поврежденные ткани, и дать стандартное зелье против проклятий. Оно смягчит действие темной магии на организм. После чего я уже смогу воздействовать на саму его структуру.
  - Эй, как там тебя, Гарбхан, иди сюда, - позвала я рыжебородого. Когда его фигура появилась в проеме произнесла: - Вот этот сундук спускаешь вниз. Смотри аккуратней, там весь мой запас зелий.
  - Понял, - мужчина поднял сундук, будто тот ничего не весил. Гном был невероятно силен.
  Я же схватила две прозрачные банки приличных размеров и поспешила вслед за ним. Внизу все уже были заняты делом. Даже девчонку приспособили к общественно полезным работам. Она мыла пол. Да, об этом-то я не подумала. Грязи мы принесли изрядно, больному еще инфекции не хватало для полного счастья.
  - Это вам,- вручила я жрецу тары.
  - Их, что так много? - позеленел Торвард.
  - Одна точно должна наполниться. Вторая если не успеете вытащить всех до того момента, как они размножаться. Твари мелкие, зеленого цвета толщиной примерно в два миллиметра. Длина зависит от того, как давно они вылупились. Сильно тянуть нельзя, могут порваться. Да, и руками не трогайте, только щипцы. Не хватало, чтобы и в вас завелись паразиты.
  - Теперь и мне надо выйти, - произнес арбалетчик. Девчонки уже и след простыл.
  Я села в ноги больного, жрец занял стул.
  - Гарбхан, подвинь сундук ближе. Что касается вас больной...
  - Меня зовут Айрдгал Хейм, для тебя волшебница я Айрдгал, - улыбнулся он мне.
  - ... так вот больной, ничего обезболивающего я вам дать не могу...
  - Тебе, - поправил он меня.
  - ...поэтому придётся терпеть. Для начала выпьете зелья от паразитов.
  Я передала жрецу два флакона. Он с ловкостью, присущий только тому, кто это не раз делал, напоил Айрдгала. Выждав положенное время для активации зелий внутри организма, я применила два заклятия, переплетя их между собой в одно новое.
  - Ничего не происходит, - взволновано произнес жрец. Его источник еще не восстановил силы, поэтому он не видел, как зашевелились твари внутри гнома. Вкусное мясо стало им противно, а кровь жертвы не так сладка. Они устремились прочь из недостойной добычи. Айрдгал взвыл в голос и выгнулся дугой.
  - Вечная твердь! - потрясенно выдохнул жрец. Зрелище, действительно было отвратное. Живые, зеленые нити полезли через поры на коже. Вся грудь гнома была усеяна червями.
  - Держи его, Гарбхан, - приказ рыжему здоровяку. Благо лежанка была предварительно отодвинута от стены. Гарбхан просто обошел ее с другой стороны. Колено воина придавило свободную руку раненого, а плечи оказались в жестком захвате.- Жрец, не спи! Вытаскивай тварей!
  Сейчас грудь гнома напоминала большой морской полип зеленого цвета. Только щупальца не шевелились подвластные течению воды. Нет, каждая из них извивалась, как ей удобно. От этого картина была еще более мерзкой и отвратной.
  - Жрец у тебя на все - полчаса. Потом они залезут обратно. Смотри не задень голой рукой ни одну из тварей. Да, и не урони. Мне в башне лишние жильцы не нужны, и так гостей больше чем хотелось.
  Пока жрец вытаскивал из тела гнома тварей, я занялась проклятием. Первое, что пришлось сделать - это срезать с ноги ткани, которые уже прошли изменение. Их было не много, но, увы, процесс в организме пошел. После чего залила рану стандартным промывочным зельем. Потом пришлось сильно задуматься. В энергетической структуре гнома, я отчетливо видела следы проклятия. Черная паутина облепляла весь каркас. Гном до сих пор был в сознании, и чувствовал все манипуляции жреца. Но вот, боюсь, еще одно зелье выпить он не сможет. Я видела, каких усилий стоило Гарбхану удерживать раненного, что будет после того, как снадобье начнет взаимодействовать с проклятием. В любом случае, сидеть и смотреть, как гном мучается не выход. Легче ему от этого не станет. Тяжело вздохнув, я взяла голубой флакон:
  - Надо выпить, - поднесла я его к губам раненного. Безумный взгляд Айрдгала остановился на мне. В нем что мелькнуло, и напряженно сжатые губы расслабились. Я поспешила его напоить зельем. Теперь нужно было подождать. Зелье смягчало действия целителя, и обволакивало проклятие, тем самым показывая цель и временно смягчая действие темных чар. У жреца тем временем набралось уже полбанки червей.
  - Что с ним? - встревоженный голос Гарбхана выдернул меня из размышлений.
  - От боли потерял сознание. Ты все равно его держи.
  Сначала я хотела отрезать ногу гному, но раз изменения уже начались, то это было бесполезно. Да и в ауре четко были видны следы проклятия. Поэтому это была бесполезная жертва. Как снять проклятие я не знала. Поэтому оставалось одно. Еще Церковь говорила, что если не знаешь, как вытравить заразу нужно сжечь ее. Только не живым огнем, а тем чего бояться все переломанные - заговоренным серебром.
  - Эй, Гарбхан, у вас есть заговоренное серебро?
  - Нет только обычное. Все наше оружие заговоренная сталь.
  - Мне нужно заговоренное серебро, для переломанных - это самое то.
  - Последний стилет я оставил в какой-то твари. Может у Бродерэйда есть пару болтов? Дар! - рёв Гарбхана сотряс стены моей башенки.
  - Что? - запыхавшийся гном появился буквально через секунду.
  - Болты из заговоренного серебра остались?
  - Нет, - поморщился Бродерэйд, видимо жалея об их потери. - Помнишь вампиров, почти все ушли на них. Остатки я всадил в странных оборотней.
  - Без него никак? - тихо спросил жрец.
  - Нет.
  - Что с водой делать? - влез Бродерэйд со своим вопросом.
  - Если твой друг выживет, его нужно будет вымыть. Там внизу есть бочка.
  - Ясно, - кивнул он и ушел.
  В комнате повисла тишина. Тяжело вздохнув, я потянула ворот свитера вниз. Гарбхан смутился, вся моя шея представляла собой синяк. Но мне было не до этого. Много лет назад еще до поступления в Академию тетка подарила мне амулет против темной магии. Он и цепочка были сделаны из заговоренного серебра. Это всё, что осталось мне в память о ней. Жаль было расставаться со столь ценной вещью.
  - Мы возместим, - тихо произнес Гарбхан.
  - Лучше молчи, гном. Скоро мне вообще ничего не нужно будет. Хоть кому-то амулет пригодится.
  Гном промолчал. Правильное решение с его стороны. Я же, сорвав амулет с шеи, сжала его в руках. Через некоторое время у меня между ладоней завис шар из жидкого серебра.
  - Что ты задумала?
  - Лучше держи его, Гарбхан. Сейчас он очнётся, - с этими словами, я направила заговоренное серебро к ране на ноге. Айрдгал закричал. Но это было только начало. Я заставляла расплавленный металл течь по сосудам гнома, выжигая темную магию внутри организма, после чего заживляла поврежденные ткани в организме. Это была кропотливая и энергозатратная работа. Все то время пока я выжигала проклятие, гном кричал.
  Жрец закончил вынимать личинок. Тварей набралось полторы банки. Но мне было не до этого, если хоть что-то и осталось, то вынем позже. Главное, что его не съедят в ближайшее время. Четыре часа я терзала гнома, выжигая проклятие. В ауре Айрдгала уже не было черной паутины. Вот только полностью все мне уничтожить не удалось. Переломанный при укусе поцарапал кость. И она стала центром, откуда распространялась зараза. Лишить гнома ноги и сделать его калекой я не смогла. Поэтому я вживила в кость все расплавленное серебро, заставив его стать частью организма, и заставила срастись ткани на ноге. Раны на груди пришлось залечивать зельем. У меня уже просто не оставалось сил на прямое магическое вмешательство.
  - Все! Несите вниз нужно его вымыть, - приказала. - Две капли в бочку, - это уже жрецу. Общий тонизирующий настой Айрдгалу не повредит.
  - Спасибо, - тихо произнес Гарбхан.
  - Скажешь потом, когда станет ясно, что все прошло без последствий.
  Тот кивнул головой и вместе со жрецом они понесли бессознательного Айрдгала вниз. Я осталась одна. Сначала выпила пару зелий, от магического и физического истощений. Самолично закрыла банки крышками, и наложила запечатывающее заклятие. Теперь тварюшки никогда не окажутся на свободе. Стекло нельзя было разбить ни магически, ни физически без моего разрешения. На полке банки смотрелись очень даже живенько. Теперь оставалось прибраться. Ведро воды набрать было не сложно. Не говоря уже о том, что физический труд хорошо отвлекает от мыслей. У меня их было слишком много. Знать, что скоро твоя жизнь может оборваться из-за чьей-то прихоти очень обидно. Нет, маленький шанс пережить двойной откат был. Но надо смотреть правде в глаза, поэтому завтра же сяду сочинять письмо матери.
  - Ярогнева, ты занята? - я даже не слышала как подошла девчонка.
  - Чего тебе?
  - Я пришла извиниться.
  - Мы уже говорили на эту тему, ничего не изменилось.
  - Можно я тебе помогу?
  - Что внизу твоя помощь ни к чему? - проворчала я.
  - Они его купают.
  - Поверь, у тебя бы получилось лучше.
  - Ты, что? Он же мужчина! - возмущенно воскликнула она. Я подняла взгляд на девчонку. Она стояла красная, как маков цвет.
  - Ладно, можешь перестелить постель, благородная, - пришлось пожалеть скромницу.
  Несколько минут в комнате было тихо.
  - Скажи, Ярогнева, почему ты никогда не называешь меня по имени?
  - Ты мне никто. Но как только ты начинаешь называть кого-то по имени, то перешагиваешь невидимую грань, и этот человек тебе уже не чужой. Послушай совета, не стирай черты с незнакомцами.
  

Оценка: 7.47*79  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"