Харламов Игорь Борисович: другие произведения.

Битва за Эллиоты. Часть 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.02*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это вы всё читаете на свой личный страх и риск. К тому же произведение является альт-историческим очерком. В котором, в художественной форме, моделируется альтернативное, наиболее благоприятное, для России, по мнению автора, развитие альтернативной истории. Продолжение от 07.04.21

   Я не писатель, я читатель.
   Авторский произвол - это данность, ощущаемая в восприятии.
   Не проверено. Не вычитано. Не напечатано. И не будет.
   Этот, альт-исторический очерк, а не художественное произведение, вы читаете на свой личный страх и риск. И если это не личная страница автора, то значит, вы читаете честно уворованный текст.
  
  
  
   Играю в 'цивилизацию', развил науку так сильно, что учёные там поняли, что они находятся в симуляции, и сами выключили игру, боюсь запускать.
  
   Война выигрывается ещё до её начала, как бы это и не было прискорбно, для погибающих на ней бойцов.
  
  
   []
  
  
  

Битва за Эллиоты. (предчерновой вариант, не вычитано, не проверено и не будет)

  
  
  
  

ЧАСТЬ 6

  
  
  
   []
  
  
  
  

Глава 28.

  
  1
  
   Юань Шикай, генерал-губернатор провинций Чжили и Шаньдун, командующий Бэйянской армией, и подчинивший себе войска Печилийской армии и всех трёх провинций Маньчжурии, сидел в кресле носилок, которые держали на плечах кули, и наблюдал, как мимо него маршируют на север подчинённые ему войска. Пять лет назад Юань Шикай сумел избежать разгрома своих войск. Когда в 1900 году он не поддержал ихэтуаньское движение, и увел свои войска в провинцию Чжили. Причём войска его армии были единообразно снаряжены, вооружены и были обучены европейскими инструкторами. Второй такой армией были войска Печилийской армии, расквартированной в Столичной провинции. Но эта армия поддержала ихэтуаней. И была разгромлена в 1900 году коалицией европейских держав. Значительно потеряв, при восстановлении этих войск, в оснащении и обучении. А вот войска трёх маньчжурских провинций, Ляонин, Гирин, Хэйлунцзян и отдельной армии, на границах России и Кореи, были самыми слабыми из войск, оказавшихся в подчинении у Юань Шикая. Маньчжурские войска вообще не имели европейских инструкторов, имели разнообразное вооружение и оснащение. Да и общее их количество не превышало 60 тысяч человек. Включая и 27-ю кавалерийскую дивизию генерала Чжан Цзолиня, бывшего бандита и объединявшую бывших же бандитов, присоединившихся к китайской армии в 1902 году. Но продолжавших под видом хунхузов вредить длинноносыми варварам. В том числе и под командой японских офицеров, и в интересах японских войск. Разрушая тыл варваров.
   Тогда, в 1900 году, Юань Шикай отлично понял, что китайские войска самостоятельно не смогут оказать сопротивление коалиции длинноносых варваров. И он решил спасти свои личные войска. И попытаться сыграть на противоречии между варварами. Что бы выкинуть их из Поднебесной империи. И это ему удалось. Его войска были признаны нейтральными. Не были разгромлены. И тогда даже получилось вернуть под свой контроль острова Мяо-Дао, занятые было русскими. Причём получилось вернуть именно как земли провинции Чжили. А позже он, учитывая, что война между Россией и Японией неизбежна, через командующего японскими оккупационными войсками генерала Акияму заключил с японцами тайный договор. Юань Шикай отлично понимал, стремление русских отторгнуть от Китая маньчжурские провинции. Но при этом он понимал, что, изгнав русских, японцы сами попытаются прибрать к рукам Маньчжурию. Но если Россия могла это сделать немедленно, то японцам было необходимо время, очень много времени, для начала своей экспансии в Китай. И именно это время Юань Шикай и собирался использовать для укрепления как Китая, патриотом которого он был, так и себя лично. И ему удалось, сыграв на противоречиях между оккупировавшими Китай державами, при помощи Японии, только этим своим дипломатическим демаршем, вынудить их все вывести из Китая оккупационные войска. Следующий шаг, на который он очень рассчитывал, должно было стать то, что Россия неизбежно проиграет Японии в войне. Что вынудить Россию уйти из Маньчжурии, прекратив проект Желтороссии. А Япония ослабнет на столько, что отложит свою экспансию на потом.
   Но одной из проблем было то, что это был, по сути, его личный проект. Не поддерживаемый, ни центральным правительством, после 1900 года боявшегося любого конфликта с длинноносыми варварами, ни главами других провинций Поднебесной империи. И которые были или слишком слабы, для участия в конфликте С Россией. Или же у них были проблемы с другими длинноносыми варварами. И Россия не была у них в приоритете. Что вылилось в то, что никто не предоставил ему своих сил. Или не оказал поддержку. В том числе и кораблями. А в распоряжении Юань Шикай, в составе его Бэйянского флота, оставалось всего восемь старых канонерских лодок и вооружённых пароходов. Но гораздо хуже было то, что в случае неудачи, приказ о самоубийстве можно было бы воспринимать как величайшую милость, от императрицы Цыси. А его казнь была бы страшна и весьма мучительна. Но и успех позволял бы ему подняться на невообразимую высь. Став самым значимым, после членов императорского дома, человеком Поднебесной империи.
   И сначала казалось, что всё идёт как нельзя кстати, война между Японией и Россией началась. И первоначально японской армии, да и флоту, способствовал успех. И Юань Шикай рассчитывал к окончанию лета заполучить под свой контроль Маньчжурию. Как это и было обещано представителями японской армии. И тем самым получить под свой контроль ещё три провинции Маньчжурии. Занимая, без боя, своими войсками отбитые японскими войсками, у русских, территории. К тому же, попытавшийся занять Печилийскую провинцию генерал Ма Юйкунь, проиграл в противостоянии его войскам. Потеряв, из-за начавшейся войны, контроль над Маньчжурией. И лишившись своей базы. Что и вынудило генерала Ма Юйкуня пойти в подчинение к генерал-губернатору провинции Чжили и командующему Бэйянской армией. Но успехи японцев оказались слишком краткосрочными.
   Сначала русские, сумев купить у испанцев несколько кораблей, привели свой Средиземноморский флот, под командованием адмирала Вирениуса на помощь своему флоту на Тихом океане. По пути разгромив один из японских флотов на островах Эллиоты. Но японские армейские офицеры при его штабе, не без злорадства, по отношению к японскому флоту, сообщили, что это просто досадная неприятность, не сильно влияющая на ход войны. И казалось, что это так и есть. Пока два флота на равных воевали друг с другом, нанося потери, друг другу японская армия вторглась в Маньчжурию и стала продвигаться всё дальше и дальше. Передавая территорию под контроль войскам, подчинённым Юань Шикаю. Контролируя только переданные под контроль России китайские территории на Квантунском полуострове и вокруг железной дороги, ну и пути снабжения свих войск. И как было обещано, к исходу лета после сражения был занять Ляоян. Под контроль Юань Шикая передали город Инкоу. Но обещанного разгрома русской армии и быстрого завершения войны не случилось. Русские войска прибывали и прибывали в Маньчжурию. Увеличиваясь в числе. Причём гораздо быстрее, чем японские. Которые, к тому же, в нарушении своих довоенных планов, основанных на том что русские войска и флот, будут быстро разгромлены в пограничных сражениях, до того, как они получат подкрепления, что по замыслу должно было заставить Россию прекратить войну, вынуждены были начать операцию и против Порт-Артура. Выделив против крепости отдельную армию. Что бы захватить крепость до подхода русского Балтийского флота.
   Для чего японцы решили купить через Корею корабли. В том числе и все новейшие корабли из состава флота Китая. По сути, купив весь его, Юань Шикая, Бэйянский флот. Да и японцы купили не только китайские корабли. В состав флота Кореи были куплены корабли Британии, Турции, Чили, Аргентины, да и самой Японии. Шесть японских миноносцев были интернированы в подконтрольном ему Таку. После неудачного боя, для японцев, у островов Мяо-Дао, с русскими кораблями, под командованием длинноносого варвара Вирениуса. И вот эти шесть миноносцев Япония продала Кореи. Что позволило отпустить корабли из порта. И все эти покупки позволили, после того как Корея объявила войну России, резко увеличить Японии свой флот. Что бы и разгромить флот длинноносых варваров на Тихом океане, и задержать прибытие Балтийского флота. Успев до этого момента захватить Порт-Артур. Но, русские корабли после нескольких морских сражений прорвались из Порт-Артура во Владивосток, ещё до того, как японцы усилили свой флот. Попытки разгромить Тихоокеанский флот русских не увенчались успехом. Сначала победить русских не позволила крепость во Владивостоке. А потом налетевший тайфун заставил стороны прекратить второе сражение. Не увенчалась успехом, и попытка Японии остановить движение русского Балтийского флота. Не смотря на нападения на русские города и корабли в Европе. После одного из таких нападений, когда был обстрелян дворец черногорского князя и потоплена его яхта, Черногория объявила войну Японии. И корабли этой страны двинулись вместе с русским Балтийским флотом на Тихий океан. А в составе русских войск в Маньчжурии появились и черногорские войска. Под командованием проклятого Вирениуса продолжал держаться и Порт-Артур. И несмотря на то, что попытки русских войск наступать, всю зиму, на занявшую оборону, севернее Ляояна, японскую армию, оканчивались провалом, война продолжалась. Хотя чаша весов и колебалась. И предугадать победу одной из сторон было невозможно.
   Всё изменилось после того как прибыл русский Балтийский флот. Сначала русские выиграли в генеральном морском сражении. И хотя они тоже понесли потери, но их флот явно стал доминировать в Тихом океане. И вернулся к Квантуну, где длинноносые варвары смогли нанести поражение японцам и отбросить их войска от своей крепости. А потом случилось генеральное сражение двух армий. И японцы потерпели поражение. Оставив русским Ляоян. И такая ситуация не устраивала Юань Шикая. И он приказал вверенным ему войскам двинуться в Маньчжурию. И теперь верные ему ляньцзы[1], вооружённые винтовками Маузера или китайским вариантом Манлихера, выпускавшемся в Китае под названием 'Ханьян 88', двигались мимо него по дороге на север. И вместе с ними, двигались артиллерийские части, вооружённые пятидесятисеми и семидесятипяти миллиметровых орудий Круппа. Шли также и кавалерийские подразделения.
   Благо имелись деньги. Как вырученные от продажи кораблей японцам. Правда на эти деньги в Японии и Британии уже были заказано несколько крейсеров, канонерских лодок и миноносцев. Но были ещё деньги, выделенные ему Британией на то что бы провести демонстрацию силы против русских. Британией, которая сама напрямую отказывалась конфликтовать с Россией, ох уж эти самые подлые из длиноносых варваров. Но, на выделенные британцами деньги, он решил срочно закупить несколько кораблей в САСШ. О чём, уже шли в Вашингтоне тайные переговоры между его эмиссарами и правительством САСШ в Вашингтоне. Как об их быстром приобретении. Так и о немедленной доставке этих кораблей в Таку. При этом корабли, которые планировалось купить у САСШ собирались в Маниле, под американскими торговыми флагами. И для укомплектования экипажей, которых, Юань Шикай был намерен использовать моряков, с проданных Японии кораблей. Ведь ему позарез были нужны корабли, чтобы хоть как-то прикрыть своё побережье. Так как, и Кантонский флот, и флот Фунджоу[2], отказались прислать свои корабли для защиты побережья, при его демонстрации своей силы русским. А то были опасения, что эти длинноносые варвары сами продемонстрируют силу. Прислав свои корабли к разоружённому Таку. И напугают, напоминанием событий 1900 года, двор императрицы Цыси. Вновь появившись прямо возле столицы. А теперь ещё и при отсутствующей с этого направления даже подобия защиты. Ведь планируемые для этих целей, ещё несколько лет назад, броненосцы так и не были куплены. И теперь Юань Шикай был намерен исправить это упущение.
   Нет, Юань Шикай, не обольщался. И совершенно не собирался вступать в войну с Россией. Отлично помня, с какой лёгкостью русские разбивали как китайские регулярные войска. Так и подразделения ихэтуаней. Просто разгоняя противостоящие им, более многочисленные, войска и занимая территорию. И начало войны с Россией ему императрица Цыси, точно не простит. Но для реализации его плана, по тому, как не позволить России, отнять у Китая, Маньчжурию, при этом прибрав контроль над ней в свои руки, предстояло хоть что-то предпринять. А русская победа реализации его планов никак не способствовала. Поэтому-то Юань Шикай и решил, не объявляя войны России, выйти своими войсками во фланг русской армии. А также к городам Мукден и Харбин. Потребовав, что бы Россия выполнила свои обязательства и вывела войска с территории Китая. Прекратив на ней боевые действия с Японией. И передала весь контроль над Маньчжурией его войскам и администрации. Одновременно с этим Юань Шикай рассчитывал внести дестабилизацию в тыл русской армии. Запретив не только торговцам продавать что-то длинноносым варварам. Но и вообще всем подданным империи Цин иметь с ними хоть какое-то отношение. И не выполнять требования русских. Что, по мнению Юань Шикая, должно было вынудить русских выделить для охраны от его войск Ляояна, Мукдена и Харбина крупные силы. И больше сил задействовать для охраны общественного порядка у себя в тылу. При этом без начала боевых действий, которых, по правде сказать, он сам опасался, между его войсками и длинноносыми варварами. А это должно было сместить перед началом, уже японского, наступления, для которого и Япония, и Корея, выделяли все возможные силы, соотношение сил на фронте в пользу Японии. Что и должно было поспособствовать поражению России. Ну и реализации интересов Юань Шикай. И теперь для этого по дорогам на север двигались пехотные ляньцзы, подразделения артиллерии и кавалерии. Юань Шикай готовился сказать своё веское слово длинноносым варварам. А в качестве весомого аргумента, к этому слову должна была приложиться лучшая армия империи Цин. Правда сказать всё это планировалось ещё до прихода русского Балтийского флота и битв под Порт-Артуром и Ляояном. Но прежде чем войска успели тронуться в путь пришли сообщения об неудачи союзника. Но всё уже было оплачено британцами, под гарантии концессий. И войска Юань Шикая выдвинулись в поход.
  
   [1] Основное формирование китайской армии того времени, приравниваемое к батальону. И имевшая численность порядка 500 человек. Хотя и имеется информация об ляньцзы, или иначе ин, в 905 солдат. При этом помимо командира, каждый ляньцзы имел порядка 150 кули и 5 офицеров. Пехотный ляньцзы делилися на 5 шао (рот). Каждый шао делился на 8 пэн (отделений). 2 пэн могли объединяться во временный взвод. В некоторых китайских армиях предпринимались попытки свести солдат в тактические единицы более большого уровня, нежели ляньцзы. Командующему (чжэнь цзунбин) придавали 5-8 батальонов, считавшиеся подобием бригад. И имевших в своём составе по 2700-4500 офицеров и солдат, две батареи артиллерии и несколько подразделений (условно эскадронов) конницы. При этом на 1905 год вооружённые силы Китая находились в состоянии преобразования. В их составе вводилась так же дивизионная структура, с присвоением дивизиям номеров. При этом сформированные бригады так же получали номера. Так осенью 1905 года в армии Бэйяна насчитывалось 6 дивизий, по 10000 человек в каждой. А в 1907 году была сформирована ещё одна.
   [2] В то время Кантонский флот, это флот в Южно-Китайском море. Флот Фунджоу, это флот в Восточно-Китайском море. Бэйянский флот, это флот в Жёлтом море.
  
  2
  
   Адмирал Вирениус ехал по улицам Дальнего в коляске рикши, за которой следом бежал другой китаец. Который и тащил на грузовой телеге большую бочку с водой. И эту бочку со всем содержимым доставили, вместе с адмиралом, из бухты Хэси. Куда ввели поднятый броненосец 'Адмирал Ушаков'. Под кораблём с помощью насосов быстро промыли необходимое количество туннелей. Через которые пропустили стропы, из металлических тросов. Причём в месте подвода под днищем корабля стропы сделали плоскими. С броненосца демонтировали все, что было можно, из расчёта последующего быстрого монтажа. Потом стропы закрепили на погружённых плавающих доках. Из расчёта, что бы натяжение строп было приблизительно одинаковым. И при отливе плавающие доки стали всплывать, при этом следили за натяжением тросов. И буквально через несколько часов броненосец всплыл. И его отбуксировали на мелководье в бухту Хэси. Положив на грунт при полном приливе. И уже на мелководье занялись тем, что наложили на пробоину пластырь и стали заделывать все отверстия в борту. Что бы потом откачать воду и отвести броненосец в док Порт-Артура. Где уже готовили док к приёму броненосца и его ремонту. И вот когда связка из доков и броненосца достигла бухта Хэси, где 'Адмирала Ушакова' и должны были освободить от воды, то на китайской джонке, мимо которой проходили корабли, как раз выловили щукорылого угря, известного у японцев как хамо. Причём длинной не менее сажени. И адмирал поспешил купить эту рыбу у китайцев, для сохранности которой и использовали большую бочку. Которую, с хамо, плескавшимся в воде, адмирал и вёз домой.
   Пока оба плавдока шли на острова Эллиот. Где их и ждал 'Севастополь'. Вирениус понял, что отсутствие 'Севастополя' в составе флота может спровоцировать адмирала Камимуру на активные действия. И адмирал, вспомнив, как британцы развели итальянцев, когда боевые пловцы последних, повредили британские линкоры в Александрии, в будущей войне. Но британцы смогли засекретить их повреждение. И итальянцы считали британские линкоры боеспособными, что сократило активность итальянского флота, имевшего подавляющее превосходство, до минимума. Вот и сейчас, через два дня после ухода флота в плавание, 'Севастополь' самостоятельно, в сопровождении 'Ярославны', прошёл мимо Дальнего и вышел в море. При этом в городе специально для японской разведки был пущен слух, что, в ходе ночного боя, броненосец получил небольшие повреждения. По исправлению, коих и отправился, в плавание, к флоту. Но на самом деле 'Севастополь' ушёл на рейд Эллиотов. Где уже находился одна из плавмастерских, необходимые баржи, и ожидалось только прибытие плавдоков из бухты Хэси. Ну а 'Ярославне' предстоял страховать броненосец от всяких неожиданностей.
   При этом и 'Адмирал Ушаков' и 'Севастополь' оказались приоритетными объектами на ремонт, по русскому флоту. Помимо них экстренные ремонтные работы проводились только на трёх призовых миноносцах 'Таку' и черногорских 'Баре', с 'Подгорицей'. Ну как черногорских, черногорского в миноносцах были только флаги. Причём пока торгового флота. Красно-сине-белое полотнище, с красной короной и инициалами сербского князя на синем поле. А вот всё остальное, командиры, экипажи, снабжение, вооружение, ремонт все было русское. И даже когда, по окончанию ремонта, миноносцы должны были бы войти в состав флота Черногории, черногорского там должен был быть только государственный флаг княжества. Который и должны были поднять над боевыми кораблями. Красное полотнище, с белым коронованным, золотой короной, двуглавым орлом. С инициалами черногорского князя на щитке, на груди орла, красного цвета. И золотым львом под орлом.
   Остальные корабли если и ремонтировались, то силами экипажей. И по остаточному принципу, с обеспечением ремонта этих кораблей. Так даже ремонтировались 'Юнона' и повреждённые вместе с ней канонерские лодки. Не смотря на то что для адмирала Вирениуса именно эти корабли имели наивысший приоритет. И теперь 'Авось' совершал свои рейды к берегам Ляодуна в одиночку. И так, чтобы противник не мог его перехватить. Не очень далеко отдаляясь от Эллиотов. Но атакуя любую, выявленную на побережье цель. Достойную залпа хотя десятка ракет. Ещё двумя кораблями, которые адмирал Вирениус буквально жаждал ввести в строй, но не имел возможности, это сделать, была канонерская лодка 'Морж' и миноносец '230'. Даже не смотря на то что детали для их достройки были заказаны в портах Шаньдунского полуострова. И уже начали прибывать. Но вот работы вели только экипажи кораблей.
   Хотя и имелось достаточно оборудования для проведения ремонтных работ. Но не хватало квалифицированных рабочих рук. Обратный конвой из Владивостока, который и должен был доставить не только командиров новых кораблей и других офицеров, как, впрочем, и солдат с матросами, для восстановления численности, но и мастеровых, планировался только через месяц. Хотя из того, что ещё предстояло спасать, в смысле поднимать и заводить в бухту Хэси на ремонт, оставались только японские броненосцы, что были затоплены в северной части Квантунского полуострова. 'Адмирал Истомин', 'Адмирал Бутаков', 'Цербер' и 'Венус'. Даже большие пароходы в бухте Талиенвань были уже вытащены на мелководье. И их корпуса чинились. И это, несмотря на то, что только 'Венус' находился вне бухты, но его состояние и возможный тяжёлый ремонт не делали спасение этого корабля приоритетным. Сразу по окончании спасательных работ на 'Адмирале Ушакове', следующим в составе флота адмирал Макаров хотел видеть 'Адмирала Истомина', которого он рассчитывал поставить в линию. При этом снятые, для применения на берегу, против Порт-Артура, орудия которого уже готовились в Дальнем для установки обратно на корабль. А док в Порт-Артуре, после ремонта 'Адмирала Ушакова' должен был принять уже 'Адмирала Истомина'. А все остальные корабли должны были, потом ремонтироваться в бухте Хэси. Где уже силами экипажей велись работы над 'Амазонка' и кабелеукладчиком 'Окинава-Мару'. Который должен был получить название, по свободной букве алфавита, по вводу в строй. И вот адмирал, занятый мыслями о проведении спасательных работ, решил заехать домой. Ведь взять тот же 'Венус'. Этот броненосец, уже с заведёнными под днище стропами, планировалось поднять плавдоками сразу же по вводу 'Адмирала Ушакова' в бухту Хэси. А вместо этого плавдоки, на полном ходу, огибали Квантун, идя на Эллиоты. Для ремонта более приоритетного корабля. А то шторма никто не отменял. И стоявший на мели, по сути, в открытом море, корабль было легко потерять. Но вот сделать с этим адмирал ничего не мог. В отличие от возможности порадовать домашних. Чем адмирал и собирался заняться.
   Бочку с рыбиной занесли на кухню, куда все сбежались, обступив бочку вокруг. Включая и ставшего на задние лапы Самурая, который тоже опустил свою морду, заглядывая в бочку. Наблюдая за плавающим в бочке угрём. Прибежала и Аюми, причём вместе со спящей малышкой. Которую и положила, было на скамейку. А сама встала возле бочки, рядом с Оливией, склонившись к поверхности воды и произнесла:
   - Ух ты, какой большой хамо. Раньше видела только поменьше. И никогда его не пробовала. А ты, Оливия, пробовала хамо?
   - Нет, не пробовало. Это же очень дорого, - покачало головой Оливия, - Только видела, как готовили для званного ужина[3], у хозяина. Причём хамо был явно поменьше, чем этот.
   - А есть сложности как его готовить? - спросила Ли, рядом с которой стояли её дети, тоже заглядывая в бочку, при этом старший из её детей даже облизнулся, - А то я слышала, что они очень вкусные. Но не то что бы никогда, не готовила такую рыбу, но даже никогда не видела.
   - Сложность есть, - как главный специалист, в приготовлении хамо, произнесла Оливия, - Хамо очень костлявый. Очень много мелких косточек в мясе. Поэтому то, и необходимо после того как удалишь чешую и внутренности, отрезать голову и хвост. Удалить жабры. А потом сделать надрез от позвоночника до спины рыбы. Не повреждая позвоночник. И снять мясо рыбы с кожурой одним пластом. Вместе с крупными рёбрами. Потом удалить позвоночник и рёбра. Это всё, вместе с головой, верхними и боковыми плавниками, которые тоже необходимо удалить, идёт на бульон. А вот мясо от мелких косточек так просто не избавить. Но есть способ.
   - Какой? - тут же спросила китаянка, которой и предстояло приготовить угря.
   - Надо взять очень острый нож. И всё мясо начинать надрезать. Очень тонкими пластинками. Вот такими, - стала объяснять Оливия, с последними словами сведя два пальца буквально на расстояние в одну линию между ними, - Но при этом не повреждая кожу рыбы.
   Ли кивнула в ответ:
   - Я кажется, поняла. При этом мелкие косточки тоже будут порезаны, на небольшие кусочки. И не будут мешать, есть рыбу.
   - Да, - согласилась Оливия, - Всё именно так. Такие маленькие кусочки не будут мешать наслаждаться вкусом мяса рыбы. Которую можно потом будет или пожарить на углях, или запечь. И подать с овощами, к рису.
   - Поняла, - ответила Ли, посмотрев на адмирала, - Сделаю уже сегодня, на ужин. Но рыба большая. Всю за раз не съесть.
   В этот момент адмирал подходил с малышкой на руках к бочке. Пока все рассматривали щукорылого угря и животрепещуще рассказывали друг другу, что они с ним сделают, малышка проснулась. И оглянувшись, увидела рядом с собой адмирала. Тут же разулыбавшись и протянув к нему руки. Ну и, не желая расстраивать ребёнка, Вирениус взял девочку на руки. Которая тут же стала оглядываться, и, увидев, что её мама, со всеми остальными, что-то разглядывает, тут же выпрямила спинку и стала тянуть шейку, чтобы тоже рассмотреть. Что там такое. Любопытство то сгубило не одну кошку, и не только кошку. И адмирал тоже направился к бочке, чтобы показать девочке, что там все рассматривают. И подходя к бочке Вирениус произнёс:
   - Что останется, Ли, положишь в ледник. На лёд. Приготовишь потом. Возможно, я к тому моменту приглашу гостей на званый обед.
   Китаянка в ответ кивнула, и снова обратила свой взор, на плескавшуюся в бочке рыбу. А адмирал поднёс малышку поближе к матери. И девочка, упираясь ладошками в спину матери, и её соседки, вытянула шею и заглянула через плечо Аюми. Глаза малышки округлились, она окинула взглядом рыбину и, с удивлением и восхищением в голосе, выдала:
   - У-у-у!
   Чем вызвала смешок и улыбку на лице у Аюми, которая поспешила прикрыть рот рукой. Ну и улыбки у всех остальных. Кроме как у Самурая. Кот только поднял свою морду, и обвёл всех недоумённым взглядом. Давая всем видом понять, что он не понимает, над чем тут смеяться, когда надо хватать и есть. Подкрепив свои притязание весьма требовательным звуком:
   - Мяу.
  
   [3] Щукорылый угорь, хамо, считается в Японии деликатесной рыбой.
  
  3
  
   Ужин был организован согласно канонам японской кухни. Хотя если честно японцы вполне могли довольствоваться чашкой риса. В лучшем случае с добавлением пасты из бобов или японской сливы. Но в доме адмирала Вирениуса к рису подали бульон из хамо, с плавающими в нём кусочками угря. При этом, надрезанная, на узкие пластины, плоть рыбы, разварившись, раскрылось, подобно лепесткам цветка. Гармонично дополняя, чашки с наваристым бульоном. Ну а непосредственно рис дополняли, поданные к нему, куски угря, запечённого на углях. И плоть на этих кусках, при приготовлении, с помощью соуса, вместо белого цвета, приобрела аппетитный, золотистый оттенок. Для чего каждый кусочек был пронизан тремя деревянными шпажками, чтобы удерживать куски, при приготовлении, над слоем раскалённых углей. Ну и дополняли всё это великолепие, поданные к рису, тушеные овощи.
   Нет, не смотря на то, что за столом собралась вся семья, включая и Оливию, а Ли и её дети ели тоже, что потом китаянка, поев сама и накормив детей, подавала к столу, целиком готовить щукорылого угря не стали. Положив где-то половину рыбины на лёд в ледник. Хотя японки и повозмущались, что рыба должна быть идеально свежей. Только что выловленной, разделанной ещё живой и тут же приготовленной. А хранить продукты не следует. Но адмирал знал, что в Японии есть проблема со льдом. Нет, лёд в Японии, найти можно. Но, не в таком количестве, чтобы иметь возможность хранить замороженные продукты. А довольно тёплый климат не позволяет хранить продукты животного происхождения. Вот японцы и уверяют, что в их блюдах рыба должна была ещё шевелиться при её приготовлении. Но в России, да что там, в России, даже тут, в заливе Талиенвань, на побережье громоздился лёд. Так что, организовать на кухне ледник, в котором можно было долго хранить замороженные продукты, проблем не составляло. Так что половина тушки угря, и половина необходимых для приготовления бульона частей, остались на следующий раз. А пошедшие на приготовление бульона кусочки рыбы оприходовал Самурай. Который теперь лежал на подоконнике, свесив лапы и дремал, греясь на заходящем Солнце.
   И пока японки предавались обсуждению вкусовых качеств хамо, ловко подхватывая кусочки рыбы палочками и попивая сам бульон из чашек, адмирал заметил, что платье Ли стало ей маловато. И положив ложку на край свой чашки Вирениус-старший, повернувшись к сыну, произнёс:
   - Ты знаешь, Николай, я думал, у меня к тебе, будет одна плохая новость, но, похоже, их две.
   Николай замер было с ложкой у рта, а потом, опустив ложку назад и посмотрев на отца, произнёс:
   - Плохие новости, отец?
   - Да, - кивнул Вирениус-старший, - и новость первая, это то, что, похоже, Ли ждёт ребёнка.
   Николай задумчиво посмотрел на китаянку, которая встретившись с ним взглядом, загадочно улыбнулась и опустила взгляд. А адмирал добавил:
   - Конечно в этом ничего совсем уж плохого нет. Но и допускать что бы твой ребёнок голодал или не получил образование тоже не стоит. Так что придётся тебе, Коля, помогать кое-кому. Растить твоего ребёнка. Ну и негоже Ли, будучи матерью твоего ребёнка, оставаться прислугой. Кажется, она неплохо поёт. Ну, и она, по моему мнению, неплохо сыграла в последнем фильме роль второго плана, японской медсестры. Так что я, пожалуй, оплачу её обучение вокалу, и актёрскому мастерству. Так то, театральная труппа, со всем обслуживающим персоналом, да и режиссёр театра ещё на Квантуне. И они неплохо помогают Аюми в работе её студии. Думаю, получиться взять несколько уроков для Ли. А потом пусть поёт, в каком ни будь местном приличном месте. Ну и подрабатывает в театре и в студии у Аюми. Я накидаю для репертуара Ли, как певицы, несколько стихов, услышанных мною как песни, ну и попросим организовать к ним ноты. Это должно будет сделать Ли некоторую популярность. Но и тебе Коля придётся раскошелиться на ребёнка. Выделяя ему содержание.
   Николай опустил голову и тяжело вздохнул, но предпочёл промолчать. А адмирал, усмехнувшись, произнёс:
   - Ну что голову повесил, все мы не без греха, тут главное остаться человеком. И не забывать помогать. Тем паче, что, похоже, тебя придётся снять с командования с 'Юноны'. Назначенные на неё как командир, так и старший офицер решили не ждать целый месяц конвоя, во Владивостоке. А добираться до нас окружным путём, через Вен-хай-Вэй. А так как у нас туда периодически наведываются как 'Эрик', так и 'Карлисль', то этих офицеров следует ожидать уже в ближайшей перспективе.
   Николай поморщился, но отлично понимая, что его не оставят командовать кораблём первого ранга, произнёс:
   - Это следовало ожидать, отец. Просто я не думал, что это случиться так скоро. Но всех стремящихся в Порт-Артур офицеров я понимаю, - при этих словах Вирениус-младший, усмехнулся, - Все стремятся воспользоваться льготами. Пока они есть.
   - Я тоже не рассчитывал, Николай, что тебе так скоро придётся сдать 'Юнону', - согласился адмирал, - но тебе грех жаловаться. За твой последний бой, командующий флотом, представил тебя к Ордену Святого Владимира, четвёртой степени. В пополнение к твоему золотому оружию с надписью: 'За храбрость', за оборону Кинджоуской позиции, и Анне второй степени, с мечами, со Станиславом третьей степени с мечами и бантом, это будет почти предел, что может получить офицер твоего чина. Остаётся только Георгиевский крест, и у тебя будут все возможные награды, доступные обер-офицеру. И не удивлюсь, если белый, эмалированный крестик ты и получишь, по окончанию осады крепости. Так что, пожалуй, я тебя сниму и с 'Фёдора Стратилата'. Всё одно этот корабль, как только его поднимем, годен будет только на разборку.
   - Но, отец, а меня куда? - Николай удивлённо посмотрел на Вирениуса-старшего.
   - Я подумываю взять тебя в штаб своей минной дивизии, флаг офицером, - произнёс адмирал и, увидев, как его сын в знак несогласия с ним замотал головой, поспешил добавить, - Коля, ты и так достиг многого, а тебе ещё возможно флотом командовать, пора тебе и со штабной работой ознакомиться. Да и у меня к тебе есть два неотложных дела.
   Николай, при словах о командовании флотом, только усмехнулся. Первый раз усмехнулся. Второй раз он усмехнулся, вспомнив эти слова, уже летом 1918 года. В Гельсингфорсе. Когда в ранге командующего флотом Финской Советской Республики, контр-адмирал Вирениус-второй, опираясь на трофейную японскую саблю, с золоченым эфесом и надписью: 'За Храбрость', наблюдал, как в порт вводят линкор 'Рейнланд'. Под флагами Чехословакии и Финской Советской Республики. В январе этого года Финская Советская Республика объявила войну не только Финскому королевству, с королём из династии Гогенцоллернов, но и, с подачи главы правительства республики адмирала Вирениуса-первого[4], Германской Империи. После того как в боевых действиях против республиканцев стали принимать участие солдаты германского егерского батальона. Сформированного из уроженцев Финляндии, перешедших на сторону Германии, во время Первой Мировой Войны. Что и позволило, Финской республике, официально присоединилась к Антанте. И чехословацкий корпус был направлен в марте 1918 года, из-под Киева, не во Владивосток, а в Выборг. На помощь терпящей поражение финским республиканцам. И именно этот корпус сумел разбить и войска финских монархистов, сторонников Германии, в этой войне. И присланный им в помощь немецкий экспедиционный корпус[5]. В конце, концов, освободив и Гельсингфорс, и соединившись со вторым, помимо Выборга, оставшимся в распоряжении финских республиканцев, анклавом. На западе страны. При этом выяснилось, что германский линкор, во время прикрытия наступления немцев и монархистов на столицу Финляндии умудрился сесть на мель, недалеко от Аландских островов. И для его спасения немцы не только выгрузили боеприпасы, но и сняли часть брони линкора. Но снять линкор, стоявший к тому же во льдах, с мели, немцы не успели, когда из-за стремительного наступления чехословацкого корпуса и финских республиканцев[6], при поддержке британского и бельгийского бронедивизионов, были освобождены не только Гельсингфорс и крепость Свеаборг. Но и тесня монархистов и немецкие части на север Финляндии наступающие войска и подошли к борту неподвижного и безоружного корабля. И над, ставшей 'Советской Финляндией', 'Рейнландом' взвились республиканские и чехословацкие флаги. Но это всё случится потом. А пока Николай, посмотрев внимательно на отца произнёс:
   - Что за проекты?
   - Ну один мы уже обсуждали, - ответил Вирениус-старший, Он касается модернизации 'Цесаревича' и 'бородинцев'. Я рассчитываю, что к Квантуну совершит переход броненосец 'Орел', с его инженер-механиком Костенко. Вот вам двоим, и предстоит разработать проект как, взамен шести шестидюймовых башен установить, третью двенадцатидюймовую.
   Николай кивнул и сказал:
   - Хорошо, отец, я помню этот разговор. А что за второй проект?
   Вирениус-старший тяжело вздохнул и произнёс:
   - Во времена как Крымской войны, так и Русско-Турецкой войны 1877-1878 годов реализовывался один проект, для охраны Кронштадтской и Керченской крепостей, - при этих словах Николай кивнул, в знак того что был наслышан об этих проектах, а Вирениус-старший продолжил:
   - Нет, я не предлагаю вернуться непосредственно к этим проектам, они устарели полностью. Но вот реализовать идею, заложенную в этой концепции, создание вынесенной вперёд защищённой оборонительной позиции, я считаю нам необходимо. В качестве трофеев мы взяли несколько железных барж. Водоизмещением, от шестисот, и до восьмисот тонн. Вот я и предлагаю в этих баржах создать бетонные конструкции, защищающие их от шестидюймовых снарядов. Причём и гаубиц тоже. Соорудить на палубах барбеты, где установить пару морских орудий. Оборудовать для них защищённые погреба. А также в подобие бетонного форта, сооружённого на палубе установить мелкокалиберные орудия, для самообороны от миноносцев. Есть опасение, что главной опасностью для этих плавбатарей станут миноносцы японцев. Установить также на плавбатареях прожектора. И использовать эти плавающие батареи для поддержки флангов фронта. Как в заливе Талиенвань. Так и в заливе Кинджоу. Установив в последнем такую батарею взамен с 'Фёдора Стратилата'. Ну а используемые для поддержки армии корабли в заливе Талиенвань использовать в другом месте. Займёшься этим? Думаю, за месяц, используя трофеи, можно будет соорудить несколько таких плавающих батарей. Неуязвимых для ответного огня японцев.
   Николай в задумчивости потёр подбородок и ответил:
   - Ну да артиллерийским огнём такую защиту взять будет сложно. Хотя и повреждения после этого отремонтировать будет сложно. Бетон если он треснет, потом не восстановить. Но согласен, что главную опасность для подобных сооружений будут нести именно миноносцы.
   - Так я и не предлагаю эти сооружения оставлять на послевоенный период. Используем сейчас, а после войны пойдут на сооружение волнолома, для какого ни будь порта, - ответил Вирениус-старший, - А сейчас, они смогут нам очень сильно помочь. Причём в нескольких аспектах сразу. Как оказать поддержку армии, высвободить столь необходимые мне корабли, для активных действий, от дозоров в заливе Талиенвань. Ну и догадайся, с первого раза, кто возглавит этот отряд кораблей. Так что, никто не сможет упрекнуть тебя в трусости. Или в том, что ты сбежал с фронта в тёплое место.
   Произнеся эти слова Вирениус-старший усмехнулся, посмотрев на сына. Николай Вирениус только печально улыбнулся в ответ и произнёс:
   - Хорошо отец, ты меня убедил. Я займусь этим проектом. Всё одно больше ничего не остаётся делать.
   - Ну и замечательно, - только и ответил адмирал, - Значит, как только возвращается флот, я подам рапорт командующему, о твоём переводе в моё распоряжение. Ну и ты займёшься ремонтом 'Юноны', до прибытия её командира. После чего сдашь броненосец ему. А также подъёмом 'Фёдора Стратилата', и проектом защищённых бетоном плавающих батарей. Которые в дальнейшем и возглавишь.
  
   [4] Вице-адмирал Вирениус, после отставки, в 1917 году был товарищем министра внутренних дел Великого княжества Финляндского, в составе России.
   [5] В реальной истории немцы помимо егерского батальона использовали в Финляндии одну пехотную дивизию.
   [6] Вообще то финских республиканцев принято ассоциировать с большевиками и называть красными. По цвету повязок на рукавах. А монархистов белыми, по той же причине. Но оказавшиеся в России финские республиканцы, в начале лета 1918 года, обороняли, совместно с англичанами, Архангельск, от наступления финских монархистов, поддерживаемых немцами. А в августе 1918 года именно они были главной силой белогвардейского мятежа в Архангельске. И продолжали оставаться в составе войск интервентов до 1920 года.
  
  4
  
   В полной темноте два небольших катера приближались к берегу, преодолев Ляодунский залив. Сначала они подошли было к входу в бухту Хэси. Но как понял, капитан второго ранга Хиросе Такео, они опоздали. Целью операции должен был стать 'Адмирал Ушаков'. Который должен был лежать на дне у острова Чжудао. И планировалось, что, с помощью атаки новых моторных катеров, получиться сорвать ввод этого броненосца в строй. Но было, похоже, что гайдзины уже успели поднять броненосец. По крайней мере, возле острова Чжудао, не было видно ни каких кораблей. Как и не торчали из воды мачты, трубы и надстройки броненосца гайдзинов. Не было видно ни броненосец, ни следующие по значимости цели, плавающие доки, и в бухте Хэси. Хотя там и были видны другие корабли, и в свете прожекторов было видно, что работы на них ведутся даже ночью. И уклонившись от дозорных катеров, и не пересекая линию дозоров, а пытаться справиться, вооружёнными одним пулемётом Гочкиса, катерами с имеющим по паре мелкокалиберных орудий русскими паровыми катерами, было бы верхом глупости, японские катера направились к запасной цели. В бухту Луизы.
   Эта пара катеров, фирмы 'Торникрофт', получивших в японском флоте обозначение 'Т-1' и 'Т-2', только, только, прибыла из Великобритании в Шанхай. Точнее в первой партии, отправленной внутри китайскими водными путями из Шанхая в Жёлтое море, было четыре катера. Ещё два должны были быть собраны в Шанхае и быть отправлены к Квантуну. Остальные катера должны были быть отправлены, уже японскими пароходами, на Формозу. Нет, не смотря на завесу из русских вспомогательных крейсеров, в Южно-Китайском море, поток грузов из Европы не останавливался. Вот только он официально был переориентирован на Шанхай. Что-то вести в Японию все владельцы пароходов отказывались. И в результате Шанхай стал важнейшим перевалочным пунктом для Японии. И вот уже в этом порту потоки грузов разделялись. Часть грузов по рекам Китая, из Янцзы в Хуанхэ, по каналам между ними, перебрасывалось в Ляодунский залив, и шли на снабжение ведущих боевые действия японских войск. А оставшиеся грузы на японских пароходах вывозились морем в Японию. При этом японские пароходы перемещались только в составе конвоев. Везя в Шанхай экспортные грузы и грузы для снабжения армии, а также подкрепления для войск. Забирая на обратном пути в Японию. Под охраной японских вспомогательных крейсеров из состава отряда судов особого назначения. Так как русские вспомогательные крейсера старались избегать повреждений или поломок. И при малейших неисправностях уходили во Владивосток. Опасаясь, после захвата японцами интернированных кораблей, заходить в нейтральные порты.
   Хотя, вот прямо сейчас, из-за того, что русский флот находился в районе острова Квельпарт, все японские пароходы застыли в тех местах, где их застало сообщение о появлении русских кораблей у берегов Японии. И теперь терпеливо ожидали, когда гайдзины уйдут назад к Квантуну. Что бы продолжить буквально задыхающихся, от нехватки буквально всего, как японских войск на материке, так и самой Японии. И её страдающего от войны гражданского населения.
   И вот первые два, подготовленных к походу и бою, новеньких моторных катера были сразу же отправлены из Таньцзиня, куда они были переведены каналами из Хуанхэ, к Квантуну. Что бы успеть сорвать подъём броненосца 'Адмирал Ушаков'. При этом британский торговый флаг на катерах был заменён на японский военно-морской уже в море. Но моряков 'специального ударного отряда божественного ветра' снова постигла неудача. Ушакова на месте затопления не оказалось, как и плавающих доков. И капитан второго ранга Хиросе Такео повёл катера к запасной цели. Стремясь реабилитироваться за неудачу с броненосцем 'Севастополь'. О том, что броненосец получил повреждения, они узнали только из сообщения, что получивший незначительные повреждения, от взорвавшейся в сетях у борта торпеды, броненосец, с небольшим опозданием, всё так был направлен в состав действующего флота. А ведь, выведи его серьёзно из строя, Такео сумел бы сравнять действующие силы флотов, что уже позволяло бы командующему японским флотом действовать более активно. И навязать гайдзинам ещё одно генеральное сражение. Но, увы, информация пришла слишком поздно. И японский флот ограничился только обороной идущих в Южную Корею конвоев, даже не пытаясь навязать адмиралу Макарову сражение.
   Броненосец 'Суво', бывший турецкий 'Мессудие', получивший у гайдзинов название 'Адмирал Истомин', находился в бухте Луизы. И на этом корабле, несмотря на ночь, тоже были видны проводимые работы. Палуба корабля была залита светом прожекторов. Были видны силуэты, суетящиеся люди. И было видно, что из сооружённых на палубе броненосца кессонов, откачивают воду. Похоже, гайдзины сумели заделать, вскрытые было, при оставлении корабля, пробоины. И сейчас стремились доделать то, что не сумели доделать спасательные службы японского флота, оторвать броненосец от грунта и ввести его в док. Что бы проведя ремонт включить его в состав русского флота. А капитан второго ранга Хиросе Такео был полон решимости, не допустить этого. И два японских катера, дав полный ход, направились к цели.
   Основным вооружение моторных катеров типа 'Дрэгонфлай' была торпеда. Которая в походном положении находилась на откидном торпедном аппарате внутри катера. И только перед применением, торпедный аппарат откидывался за правый борт. И торпеда оказывалась в боевом положении. Вися вдоль правого борта катера. И вот сейчас два катера, вывесив торпеды за борт, в боевое положение, и развив ход узлов в восемнадцать, направились к ярко-освещённой, и явно ничего не подозревающей цели.
   И когда до борта неподвижного и ярко-освещённого 'Суво' оставалось кабельтовых пять, Хиросе Такео приказал осуществить пуск торпед и отвернуть катерам в сторону моря. И если торпеда, с флагманского 'Т-1' исправно пошла к цели, то вот торпеда с его напарника, будучи недостаточно проверенной, перед применением, а в Таньцзине не было ни каких условий для проверки торпед, просто упала в воду и тут же затонула. Но лишившись всего основного вооружения, и желая сохранить в секрете, применение нового оружия, капитан второго ранга приказал отойти в море, не открывая пулемётный огонь. И уже отойдя от берега взять курс к Порту Адама. Где он и планировал создать секретную базу для четвёрки своих катеров. Применяя их для вот таких торпедных атак и для минных постановок. Когда они осматривали бухту Хэси, у него как раз и появилась идея произвести минирование этой бухты, используемой гайдзинами под якорную стоянку кораблей их флота. Для чего вместо торпед подвешивать на катерах морские мины. И оглянувшись на донёсшийся от берега грохот взрыва торпеды Хиросе Такео удовлетворённо усмехнулся. В свете продолжавших работу прожекторов было видно, как 'Суво' начал было крениться. А через несколько минут, через борт кессонов, вовнутрь броненосца хлынула вода. Сводя на нет попытку гайдзинов, ввести в строй своего флота этот броненосец.
  
  5
  
Оценка: 6.02*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"