Харламов Игорь Борисович: другие произведения.

Попадос-1. Во главе революции. Cверху. Или русский царь во главе построения социализма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 7.32*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пародия, есть пародия. Ирония, есть ирония. Сарказм, есть сарказм. Надеюсь вы чувствуете доверие, к принципиально невозможным событиям. Дополнение от 17.108.2020. К сожаления обстоятельства вынуждают отказаться от систематической выкладки обновлений.

   Я не писатель, я читатель.
   Авторский произвол - это данность, ощущаемая в восприятии.
   Не проверено. Не вычитано. Не напечатано. И не будет.
   Если это не личная страница автора, то значит, вы читаете честно уворованный текст.
  
  
  
   Альвар - 'Я не вступаю в безнадёжный бой':
   'Я не вступаю в безнадежный бой.
   Я собираюсь выйти победителем'.
  
  

  
  
   Попадос-1.
   Во главе революции. Cверху.
   Или русский царь во главе построения социализма.
   (предчерновик, не вычитано, не проверено и не будет)

  

Пролог

  
   - Ну, вот опять не получилось. Хоть чит-коды используй. Хотя... А почему бы нет, и не использовать? Что там у нас есть? А вот этот, "перенос знаний из одного персонажа в другой, более ранний персонаж игры", может быть и интересен.
  
  
  
  

ЧАСТЬ 1
   Не кровавое воскресенье.

  
  
  
  
  

Глава 1

  
  
  
   - Это попадос! Это точно попадос!
   А что ещё можно было сказать, увидев в зеркало широко известное, и даже далеко не в узких кругах, лицо. Уж кого-кого, а лицо предпоследнего русского императора, не узнать было сложно. Да и все его знания, вся память им память была полностью доступна. Но вот как не прислушивался к себе, даже отголоска сущности императора не было. Но зато его память услужливо подсказало, что сегодня утро 6 января 1905 года. И что ему предстоит, буквально вот, вот, принять участие в водосвятии на реке Неве, буквально напротив Зимнего дворца. И напротив здания Биржи. Откуда, как подсказывал обе памяти сразу, его сегодня будут пытаться убить. Причём, если память императора подсказывала, что это он прочитал в предсказаниях Авеля и что до лета 1918 года ему опасаться нечего, то вот личная память подсказывала, что от картечи погибнет Романов Николай Александрович. Правда, не император, а простой городовой, хотя и полный тёзка императора. И получит ранение морской министр адмирал Авелан. А вот по царскому шатру картечь хлестанёт выше голов, собравшихся там. И только пробьёт ткань шатра над головами находящихся в нём. Но, одна из пуль, выпущенной картечи, собьёт знамя Морского корпуса. Которое должно будет находиться как раз за спиной царя.
   Оставалось только принять решение что делать. Заявиться ли сразу на позицию салютной батареи. Приказать открыть затвор орудия, направленного на шатёр, и обнаружив картечный снаряд, в канале ствола, устроить разнос. Потеряв тем самым единственного свидетеля, командира расчёта орудия. Которого в реальной истории, моей истории, утром следующего дня нашли висевшим на ремне. И всё списали на то, что человек не выдержал душевных терзаний и покончил жизнь самоубийством. А в результате всё осталось так, как и было до этого. Во главе гвардии остался один дядя царя, во главе ключевого Московского военного округа остался другой, флот продолжил возглавлять третий. А у самого царя под рукой не было ни одного батальона. Вот дядя, Владимир Александрович, который, соответственно великий князь и командующий гвардии, и устроил Кровавое Воскресенье. Выпроводив, слишком дорого племянничка, в Гатчину. И стремясь, образно говоря, под предлогом подавления мятежа сменить одну линию династии, на троне, на другую. Свою. Хотя уровня последовавших событий в 1905 году не учли. Рассчитывали на бунт, а получили революцию. Да и у господ революционеров оказались свои планы, не соотнесённые с планами заговорщиков. И в результате в январскую Гатчину образца 1905 года, в отличие от февральского образца 1917 года императорского поезда, никто не приехал. Руки царю и верховному главнокомандующему двое суток никто не выкручивал. При стоящем за дверями вагона-салона караулу. Который всех и впускал, и выпускал, ну кроме собственного царя, конечно.
   И значит, вопрос стоит о том, что бы поломать составленный дядюшкой, а точнее его супругой, сценарий. По которому, русская гвардия должна была, при попустительстве своего мужа и командующего гвардией, сместить русского царя и посадить на трон одного из её сыночков. Главным кандидатом, из которых, был Кирилл Владимирович. Царь-Кирюха, в другом варианте истории. А тут четвёртый претендент на русский трон. После больного и, честно признаемся, не дееспособного цесаревича Алексея, не желавшего править Михи, младшего брата Николая, и последнего русского императора, своим решением погубившего Вторую... Или всё-таки Третью русскую империю. Это, если считать империю, созданную Рюриком, и которую не сумел спасти Владимир Мономах, ставший, по сути, последним императором этой первой империи. А собранную Александром Невским и его потомками, из подчинённых кочевникам из Монголии обломков первой, считать за вторую империю. А уже империю, возвеличенную Петром Великим, за третью. Но при этом, своим решением, именно решением императора, опрокинувшим всю очередь претендентов на престол, Миха дал возможность появиться следующей красной, Советской империи. Но это случиться потом. А пока следующим за ними, в очереди на русский престо, был Владимир Александрович, открывавший путь к трону своему сыночку Кирюхе.
   При этом всё говорило, что пусти он дело на самотёк, то станет неизбежной револьверная пуля, в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге. А если он что-то начнёт менять, то шёлковый шарфик за милость станет, а альтернативой шарфику станут апокалипсические удары серебряными табакерками в висок. Причём удары весьма долгие и мучительные. Ведь только попав в это тело можно было осознать, всю ничтожность власти этого царя, который был буквально один, один как перст. И, у которого не было никакой опоры, совершенно никакой. Ни своей партии, ни своих прирученных чиновников, ни даже своего гвардейского подразделения. Которому можно было бы хоть немного доверять. И при этом весь дворец представлял собой клубок змей. В котором различные партии сановников проводили проанглийскую, профранцузскую, прогерманскую и даже проавстрийскую политику. Любую из них, но только не прорусскую. Да, да в империи, среди высшего эшелона власти были любые партии, не было только одной. Прорусской партии, совсем как перед падением Византии там были протурецкая и прозападная партии, не было только провизантийской. И единственный, кто пытался проводить хоть какую-то прорусскую политику, был только сам царь Николай. При этом за каждой из этих прозабугорных партий, находились весьма солидные силы. Причём не только политические или финансовые, но и имелись весьма солидные военные силы. И приходилось постоянно балансировать интересами между этими силами. Стравливая их, друг с другом, не давая объединиться против него. И только благодаря этому сохранять свою жизнь.
   И Николай, а к новому имени следовало привыкнуть, иначе табакерки прилетят в висок гораздо раньше, подошёл к столу и позвонил в колокольчик. Вызывая адъютанта, которому бросил, даже не поворачиваясь:
   - Распорядитесь отправить в Военное Министерство мои распоряжения. Во-первых, пусть срочно вызовут в столицу лейб-гвардии Финский стрелковый батальон. Второе, так же срочно вызвать в столицу, из Смоленска, части первой пехотной дивизии. Причём первым, на это обращаю особое внимание, в столицу должен прибыть третий Нарвский полк, полковника фон Таубе. Срок прибытия полка вечер восьмого января. Так же вызвать, из Проскурова[1], тридцать шестой Ахтырский драгунский[2] полк. И подготовить переброску в столицу всей двенадцатой кавалерийской дивизии. Третье, пусть в Военном Министерстве приготовят приказ, о назначении командующим нашими войсками на Дальнем Востоке генерал-лейтенанта Линевича, с отставкой, с этой должности, генерала Куропаткина. Которого направить в распоряжение Военного Министерства. Так же необходимо приготовить сегодня, к восемнадцать часам, мою телеграфную беседу с генералом Линевичем. При этом командующим первой армией мы желаем видеть генерала Гриппенберга. И наконец, четвёртое, пусть приготовят приказ о преобразовании Южно-Уссурийского отряда в пятую армию, под командованием генерала Анисимова. Доложите мне, как только, в Военном Министерстве, будут подготовлены необходимые приказы. Ещё одно моё распоряжение касается Сахалина. Мы намеренны, снять с острова статус каторжной территории. И желаем разместить на острове, к началу лета, помимо имеющихся там подразделений ополчения и стражи, ещё и пехотную дивизию[3]. Пусть подготовят необходимые документы. Мы желаем подписать эти приказы лично и сегодня же. Выполняйте.
   И как только, за адъютантом, закрылась дверь, царь направился к бару. Достал бутылку коньяка, наполнил напитком полуфунтовый бокал. Который выпил залпом, закусив долькой лимона с сахаром и тонкомолотым кофе. Оставалось только взять из стола плоскую металлическую флягу. И заполнить её напитком, пока, приятная теплота в желудке, не стала расползаться в сторону рук и головы. Заставляя первые дрожать, а вторую туманя. И потом следовало идти туда, куда идти совершенно не хотелось. Но куда царь, в силу существующих традиций, просто обязан был прийти. Несмотря ни на что.
  
  
  
  
  
   Морской министр, адмирал Авелан находился как раз там, где и должен был находиться. Как раз на прямой линии, от салютной батареи, расположившейся напротив здания Биржи, к входу в шатёр. Где и должно было происходить водосвятие, на котором и был обязан традициями находиться царь. Рядом буквально замер стоявший в оцеплении городовой. И направив всех сопровождавших его в шатёр, с распоряжением начинать таинство, добавив, что он задержится буквально на минуту, царь остановился напротив адмирала. Как бы загораживая его от нацеленных на шатёр орудий. Одновременно буквально чувствуя, как, в некем оцепенении, замер за его спиной городовой, превратившийся подобие статуи, только живой статуи. И ответив на приветствие морского министра, царь произнёс, обращаясь к адмиралу:
   - Ваше высокопревосходительство! Какая удача, что вы здесь.
   - Да, ваше величество, вы, что то хотели? - тут же ответил ставленник ещё одного дяди, и по совместительству великого князя и генерал-адмирала Алексея Александровича. Который, не только пользуясь безнаказанностью, запустил руку в карман флота, покупая не броненосцы, а ошейник с брильянтами, для собачки своей любовницы, Элизы Балетта, но и вовсю пользовался, что за ним стоит такая военная сила как флот. При этом адмирал, от исходящего от императора запаха перегара, не сдержался и слегка поморщился, но продолжал довольно верноподданнически смотреть на царя. Вставшего так, что он буквально загораживал морского министра от выстрела с салютной батареи. И Николай продолжил:
   - Мне бы хотелось, из-за падения Порт-Артура, срочно обсудить с вами, ваше высокопревосходительство, вопросы, связанные с нашим флотом. Мы находим, что дальнейшее продвижение нашей Второй Тихоокеанской эскадры представляет для неё большую опасность. Поэтому я хочу, чтобы эскадра собралась в ближайшем безопасном месте. Где она будет защищена, в том числе и от угрозы интернирования. Это первое, ваше высокопревосходительство.
   Адмирал буквально на автомате кивнул, хотя на его лице и мелькнуло удивление от одной только мысли, что царь мог заинтересоваться детальными проблемами флота, и Авелан произнёс:
   - Весьма своевременное решение, ваше величество.
   И Николай продолжил:
   - Но, и это второе, для продолжения войны, нам необходимо усилить эту эскадру. Мы находим, что нам необходимо немедленно подготовить к отправке на Тихий океан ещё одну эскадру. В которой мы видим броненосцы "Николай I", "Ушаков", "Сенявин" и "Апраксин". А также крейсер "Владимир Мономах". Но мы находим даже эти силы совершенно недостаточные. Поэтому, мы повелеваем Морскому Министерству, рассмотреть вопрос о посыле на Дальний Восток находящихся в Средиземном море кораблей. Таких как канонерские лодки "Храбрый", "Грозящий", и находящихся в Средиземном море стационеров. Из состава Черноморского флота. Так же мы хотим, чтобы совместно с броненосцами, на Тихий океан отправились все четыре бывших башенных фрегатов.
   При упоминании этих кораблей у Авелана, от удивления, расширились было глаза, он захотел, что-то было сказать, но император не дал ему даже возможности произнести возражение, тут же сказав:
   - Это моя воля, ваше высокопревосходительство. Мы находим, что эти корабли понадобятся нам, на этом океане. Где и как мы ещё с вами обсудим. Но кажется, перед началом войны, было предложение направить эти корабли в состав флота Тихого Океана?
   - Да, ваше величество, такие планы существовали, - согласился морской министр, - Но, от их направления на Дальний Восток было решено отказаться. Из опасения, что из-за недостаточной мореходности, эти корабли не дойдут. Да и как выяснилось, в ходе войны с японцами, боевая ценность подобных кораблей весьма посредственна.
   - Мы рады, ваше высокопревосходительство, что хотя бы в ходе войны с японцами это наконец-то выяснилось, - с нажимом в голосе ответил царь и продолжил, - И мы осознаем, что их боевая ценность, как впрочем, и кораблей типа "Адмирал Ушаков", весьма посредственна. И эти броненосцы в линию не поставить. Но их наличие на Тихом океане позволит не отвлекать главные силы, на вспомогательные операции. И, исходя из этого, мы настаиваем на начале подготовки этих кораблей к походу. К тому же, в начале года, северная часть Индийского океана, кажется, весьма спокойна. Это так? Если да, то мы сможем позволить себе усилить наши силы на Тихом океане, и бывшими башенными фрегатами.
   - Да, ваше величество, в середине зимы северная часть Индийского океана удивительно спокойное место, - согласился морской министр.
   - Вот видите, ваше высокопревосходительство, - тут же продолжил Николай, - Это позволит перебросить не только крупные корабли, но и новейшие миноносцы. Типов "Циклон" и "Улучшенный Сунгари", что находятся сейчас на Средиземном море. И мы думаем, что пока корабли Второй эскадры отстаиваются в порту, нам следует обеспечить то, что бы отставшие миноносцы типа "Сокол" так же догнали бы эскадру.
   - Но их техническое состояние, весьма плачевно, ваше величество, и есть опасения, что, даже преодолев Индийский океан, эти миноносцы свяжут эскадру, своими постоянными поломками, - напомнил Авелан, но царь поспешил напомнить:
   - Насколько мы помним, ваше высокопревосходительство, в составе эскадры находиться плавмастерская "Камчатка". А эскадре предстоит простоять, в ожидании подкрепления, никак не менее двух, если не трёх месяцев. Так что я рассчитываю, что механизмы этих кораблей будут приведены в приличное состояние. Поэтому-то я и настаиваю на усиление наших сил всеми возможными кораблями. И если получиться, то и теми кораблями, которых противник не берёт в расчёт.
   - А что вы, ваше величество, имеете в виду? - удивлённо посмотрел на царя, морской министр, - Это что за корабли?
   - В первую очередь, это, конечно же "Слава", - продолжил говорить Николай, - Мы хотим видеть этот броненосец в строю к маю месяцу. Пусть и с определёнными недоделками. Как же следует поспешить с ремонтом броненосца "Александр II" и крейсеров. "Память Азова" и "Адмирал Корнилов". Помимо этого, необходимо произвести ремонт котлов на крейсерах "Дон" и "Русь". Дабы и эти крейсера смогли бы присоединиться к "Славе", при её выходе в поход. Так же мы рассчитываем на появление на Тихом океане крейсера "Рында" и минных крейсеров. Конечно же, не в качестве крейсеров. А в качестве кораблей береговой обороны. Но и это не все корабли, которые мы бы хотели видеть на Тихом океане.
   - А что бы ещё хотело бы видеть, ваше величество, на Тихом океане? - и как бы ни хотел скрыть сарказм морской министр, то тот всё-таки просочился в высказанной им фразе. Но Николаю было не этого. Он ожидал орудийного салюта, с тем выстрелом картечи и поэтому продолжил по существу вопроса:
   - Нам, ваше высокопревосходительство, крайне не нравиться, что, в данных условиях, наш Черноморский флот не принимает участие в боевых действиях. Поэтому, вам, ваше высокопревосходительство, надлежит немедленно подготовить к бою и походу броненосцы "Ростислав" и "Двенадцать Апостолов". А также ускорить работы на броненосце "Потёмкин", который, мы хотим видеть, в строю нашего флота, к концу апреля. К этому же моменту надлежит подготовить к бою и походу все возможные корабли Черноморского флота. Мы бы хотели увидеть, на Тихом океане, помимо названных броненосцев, ещё и броненосцы "Три Святителя" и "Георгий Победоносец". А также минные крейсера с Черного моря, и крейсер "Память Меркурия". Который мы так же намерены использовать как корабль береговой обороны. К тому же я вижу необходимость в присоединении к этим кораблям обеих минных заградителей, находящихся в строю Черноморского флота и всех новейших миноносцев. И последнее, прибывающие из САСШ миноноски Никсона не разгружать. Оставлять на борту прибывающих пароходов, фрахтуя эти пароходы для дальнейшей доставки на Тихий океан. И последнее, чем мы хотели бы усилить наш флот, это создание трального каравана. В составе нашего Тихоокеанского флота. В качестве тральщиков морскому ведомству надлежит незамедлительно начать закупать, везде, где можно, буксиры, китобои, траулеры и прочие небольшие пароходы. Направляя их под коммерческими флагами во Владивосток. Надеюсь, вам, ваше высокопревосходительство, понятны мои пожелания?
   - Да, ваше величество, - тут произнёс адмирал, - Я всё понял. И нахожу, ваши распоряжения весьма необходимыми и своевременными, хотя мне не совсем понятен один вопрос, с выходом наших кораблей через проливы. Насколько я знаю, султан против того, чтобы пропустить через проливы наши корабли.
   Николай поморщился, но ответил:
   - Мы намерены решить этот вопрос лично. Да и вы, ваше высокопревосходительство, должны хорошо знать, что порой угроза применения флота бывает важнее самого флота. Японцы узнают о наших приготовлениях и предпримут шаги. Которые я надеюсь использовать в наших интересах. Так же, исходя из этих интересов, мы хотим, чтобы был поднят и отремонтирован броненосец "Гангут". Насколько мы помним, там всё было практически готово к тому, что бы поднять броненосец, за исключением того, что фирма, которая вела работы, запросила немного доплатить. Мы приказываем завершить работы и поднять броненосец. Который, мы, хотели бы видеть в строю нашего флота уже к лету. И ещё, мы, настоятельно обращаем внимание на необходимость ускорить работы, по переоборудованию броненосца "Пётр Великий" в учебный корабль. Мы настаиваем, что бы работы над этим кораблём были закончены так же к лету. Превратив устаревший броненосец, в защищённый бронёй корабль береговой обороны. Вооружённый, помимо всего прочего, ещё баковым и ютовым восьмидюймовыми орудиями. Корабль, который, мы, намерены, совместно с "Гангутом" использовать уже осенью.
   - Понятно, ваше величество, - ответил адмирал, - Все, ваши, распоряжения будут немедленно выполнены.
   Один из вопросов, которые Николай, был намерен обсудить с морским министром, был уже озвучен, но выстрела картечью всё ещё не было. И был ещё один важнейший вопрос, который следовало обсудить, причём немедленно, и царь произнёс:
   - Есть ещё один вопрос, ваше высокопревосходительство, касающийся снарядов находящихся на вооружении флота.
   - Хм, а что с ними не так? - адмирал удивлённо посмотрел, на царя. Тот в ответ усмехнулся, буквально в лицо морскому министру и вернул, высказанный было ранее адмиралом, сарказм:
   - Ну, если не считать, ваше высокопревосходительство, что главной военной тайной японского флота являются наши снаряды, точнее их ничтожное воздействие на противника, то всё в порядке. Или вы считаете, что может быть, что-то в порядке со снарядами, треть из которых не взрывается. А в остальных вложенного заряда пироксилина хватает только на то, чтобы выбить донце снаряда.
   - Но с чего вы взяли, ваше величество? - адмирал выглядел взволнованным, - На испытаниях снаряды исправно взрывались.
   - А вы проверьте это по новой, ваше высокопревосходительство, - спокойно ответил Николай, - Возьмите снаряды, которыми оснастили Вторую эскадру, кажется для снаряжения броненосца "Слава" заготовили снаряды из той же партии, вот их испытания и проведите, практической стрельбой. Как я понял, из полученных материалов, есть две версии возможных причин. Первая, из-за изменения, применяемых в трубках[4], материалов, боёк стал слишком мягким. Вторая, заключается в том, что тот воск, который заливается в отверстия для трубок, для герметизации снарядов, скорее всего флегматезирует заряд пироксилина в снаряде. Что приводит к тому, что взрывается не весь заряд. Так что я, ваше высокопревосходительство, жду доклада о результатах испытаний. И рапорта, что вы намерены, по этому поводу, предпринять. Например, есть предложения использовать для герметизации снаряда не воск, а деревянную пробку. Даю вам неделю срока.
   - Есть, ваше величество, - на морского министра, который осознал, что угроза отставки встала прямо перед ним, было жалко смотреть. И император решил слегка подсластить пилюлю, произнеся:
   - У вас ещё есть время всё исправить, ваше высокопревосходительство, мы рассчитываем, что Вторая эскадра вступит в бой не ранее лета. До этого времени вам надлежит провести испытания и решить вопрос со снабжением эскадры действительно хорошими снарядами. При этом обращаю внимание на один момент. В позапрошлом году в Германии начали выпуск такого взрывчатого вещества, как тринитротолуол, или если хотите тол. Закупите эту взрывчатку для снаряжения наших бомб[5]. Хотя бы по пять подобных снарядов на каждый ствол главного калибра кораблей. И есть ещё одно вещество. Называется гексоген. Как лекарство оно не очень пригодно, но вполне себе взрывается. Правда требует его флегматезировать парафином. Пусть проведут исследования...
   И в этот момент стало больно. Нет, не так, стало очень, очень больно. И от толчка в спину императора бросило вперёд на адмирала. Который подхватил царя, не дав тому упасть. И только тут до всех докатился гул орудийного салюта. А вокруг раздались крики ужаса и боли. Николай инстинктивно схватил правой рукой за плечо, а левой рукой опёршись на адмирала. Смотря при этом, как рушиться вниз, сбитый картечью, флаг Морского корпуса. Что располагался прямо за царским местом. А следы от картечи пятнаю облицовку набережной и фасад Зимнего дворца. В котором со звоном, под ударами картечи, разлетаются стёкла. А прямо на него с ужасом на лице смотрел адмирал. Который, с расширяющимися от удивления глазами, смотрел на бледнеющего, буквально у него на глазах императора. А потом произнёс:
   - Что с вами, ваше величество?
   И увидев как, пытающийся отдышаться от шока Николай оторвал от своего плеча руку, залитую кровью, Авелан тут же закричал:
   - Врача! Государь ранен!
   Но этот крик потонул в гуле орудий очередного залпа салюта и гомоне собравшейся на таинство толпы. Николай оглянулся, за его спиной лежал на снегу окровавленный городовой. Рядом были заметны ещё раненые. Но церковная служба продолжалась, как и продолжали греметь орудийные залпы салюта[6]. Император, делая глубокий вздох, перевёл взгляд на шатер и, удостоверившись, что там картечь только пробила верх шатра, не зацепив никого, из находившихся в нём. И сжав рукой плечо адмирала, в которое упирался, император произнёс заранее заготовленную фразу:
   - Спасибо, Фёдор Карлович, что не позволили царю упасть. Но, в первую очередь ему врача, как-никак царя спас, - с этими словами Николай кивнул на лежащего, на льду городового, а потом, перейдя на официальный тон добавил: - Но вот вам, ваше высокопревосходительство, приказываю поднять флотские экипажи. Занять ими позицию салютной батареи и казармы Гвардейской Конно-Артиллерийской бригады. Сменить караулы, всех нижних чинов в казармы. Офицеров под домашний арест. Выполняйте.
   - Есть ваше величество! - тут же, в буквальном смысле, взял под козырёк адмирал. А Николай, отпустив его, продолжил отдавать приказы. Которые обдумал, идя из Зимнего Дворца на лёд Невы:
   - Врачам, оказать помощь раненым! Конвой, за мной!
   И зажав рану рукой, в которую морской министр сунул свой платок, император зашагал по льду в сторону здания Биржи. В сопровождении небольшой группы из собственного конвоя и присоединившихся к ним полицейских. При этом царь достал, левой рукой, из кармана шинели металлическую фляжку с коньяком и, по мере приближения к позиции, продолжавшей стрелять, салютной батареи, несколько раз к ней приложился.
  
  
  
  
  
   - Ну и как это понимать, господа?
   После того как император зажимающий рукой, на которой, на морозе, замёрзли капли крови, свою рану, появился перед зданием Биржи, и произнёс эту фразу, то со всех, присутствующих там, в тот момент, можно было бы писать, как картину Ренина "Не ждали", так и картину Соловьева Льва Григорьевича "Приплыли". Пусть та картина официально и называется "Не туда заехали". А если ещё точнее говорить, то "Монахи". А как ещё могли выглядеть все они, увидев перед собой взлохмаченного, с безумным взглядом, бледного как смерть и при этом ещё и окровавленного царя. От которого, к тому же, буквально разило коньяком. А Николай обвёл взглядом буквально замерших от его слов возле своих орудий солдат и офицеров, как он понял по рыжей масти коней из первой Его Величества батареи и снова повторил:
   - Ну, так всё-таки, господа, как это понимать? Что по вашему государю стреляют картечью. И бог со мной, мы, может быть, и заслужили, а вот простой народ то, за что, под картечь, попал?
   - Это случайность, ваше величество, - произнёс командир Гвардейской Конно-Артиллерийской бригады полковник князь Масальский, который сумел первым совладать с растерянностью, - Не понятным образом снаряд оказался в канале ствола...
   - По не понятным, господин полковник? - тут же прервал его Николай.
   - Мы разберёмся, ваше величество, - тут же произнёс полковник, посмотрев на вытянувших во фрунт нижних чинов расчёта, - Никто из этих мерзавцев, не признаётся, что зарядил снаряд. Все уверяют, что был заряжен холостой заряд.
   Николай подошёл к стоящим в одну шеренгу солдатам и спросил:
   - Заряжали снаряд?
   - Ни как нет, ваше величество! - тут же хором рявкнули солдаты.
   Император ещё раз внимательно всмотрелся в лицо каждому. Все солдаты были бледны, но ни один из них не отвёл взгляд, по-уставному "пожирая" глазами начальство.
   - А что было заряжено? - тут же задал вопрос царь и, указав на фейерверкера, добавил, - Ты отвечай!
   - Младший фейерверкер Гондарев, ваше величество! Был заряжен холостой заряд, ваше величество, - тут же ответил тот.
   А Николай обвёл взглядом офицеров и спросил:
   - Ну и кто из присутствующих может дать объяснения, как заряжали холостой заряд, а из пушки вылетела картечь?
   - Возможно, ваше величество, снаряд остался в канале ствола после позавчерашних учебных стрельб, - произнёс командовавшей батареей капитан Давыдов.
   - Вы хотите сказать, что в моей гвардии орудия после стрельб не банят? - тихо и с ледяным спокойствием спросил царь.
   - Банят, ваше величество, как же не банить то, - тут же ответил князь Масальский.
   Царь повернулся к ближайшему расчёту и спросил:
   - Банили орудия после стрельб?
   - Так точно, ваше величество, банили! - дружно раздалось в ответ.
   - А они своё орудие банили? - Николай указал на провинившийся расчёт.
   - Так точно, ваше величество, банили! Как есть банили! - тут же раздалось в ответ.
   Николай подошёл к проштрафившемуся фейерверкеру:
  - Было, что то вчера в канале ствола?
  - Ни как нет, ничего не было! - тут же ответил тот.
   Император ещё раз посмотрел гвардейцу в глаза, а потом устало опустился на лафет орудия, сделал ещё один глоток из фляжки и, обращаясь к артиллеристу, сказал:
  - Ну, тогда братец доставай.
  - Что доставать, ваше величество? - не понял фейерверкер.
  - То, что сумел в меня вогнать, то сумей и достать, - ответил царь, осматривая стоявших перед ним офицеров, но всё так же обращаясь к нижнему чину, - Так в чём заминка, братец?
  - Дык, как, ваше величество? Нечем.
   Николай вытянул из ножен саблю и протянул артиллеристу:
  - На, братец, ковыряй. Причём качественно ковыряй. Так, чтобы в ране ничего не осталось.
   Гвардеец взял в руки саблю и в растерянности посмотрел на сидящего спиной к нему царя. И Николай заметил, что у гвардейца, трясутся руки. Поэтому сделав ещё один глоток коньяка, император протянул фляжку фейерверкеру:
  - Держи, братец, сделай пару глотков, дабы руки не тряслись, потом плескани мне на рану. И доставай уже свою картечь, мочи уж нет терпеть.
   А обращаясь, уже к стоявшим перед ним офицерам, царь произнёс:
  - А вот от вас господа я жду объяснений, кто приказал вам, именно это орудие, в котором случайно после стрельб и после того как прочистили ствол, остался снаряд, случайно поставить именно на эту позицию, совершенно же случайно нацелив именно его, именно на шатёр, где должны были находиться мы. Или вы думаете, что угрозу своей семье, мы спустим вот так на самотёк?
   В этот момент Николай изогнулся, ещё больше побледнел и издал короткий стон, так как распоров ему одежду клинок погрузился в его тело, доставая картечину. В голове промелькнула мысль, что "спирт, помимо того, что повышает болевой порог, хотя и не обезболивает, ещё и разжижает кровь, способствую кровотечению, надеюсь, кровь вынесет всю грязь из раны" и, выдохнув, ещё больше побледневший, Николай продолжил:
  - Ну-с господа, кто начнёт объясняться, но предупреждаю сразу, мы не склонны верить, что столько случайностей способны случиться одновременно.
   Царь, морщась от боли, обвёл внимательным взглядом стоявших перед ним офицеров. Который переглядывались, но никто, из них, инициативы брать в руки не собирался. И Николай, повысив голос произнёс:
  - Мне долго ждать, господа, ваших разъяснений?
   Одновременно пытаясь решить с какого конкретно уровня начинать выяснять. Что бы получить достоверную информацию и сделать выводы о том, благодаря кому такой выстрел стал вообще возможен. Наблюдая, как по набережной, на той стороне Невы, бежит толпа матросов с винтовками в руках. Направляясь к мосту на Васильевский остров. Но в этот момент за спиной послышался голос родного дяди Володи. Командующего и гвардией и вообще всем Петербургским военным округом, который гаркнул буквально над ухом:
   - Ты что творишь, негодяй, немедленно прекратить!
   И Николай буквально почувствовал, как дрогнула рука фейерверкера. Ковырявшегося остриём сабли в его ране. Что тут же вызвало новую волну боли, от которой Николай вздрогнул, зашипел и сжал рукой станину лафета, на котором сидел. Но совладав с собой и, отдышавшись, бросил Гондареву:
  - Продолжай братец, только поаккуратнее.
   И повернув голову царь обратился уже к вновь прибывшим, а рядом с великим князем находился ещё и британский посол Гардинг, стараясь произнести эту фразу как можно язвительнее:
  - Что дорогой дядюшка, удостоверившись, что мы выжили, решили всё же добить своего непутёвого племянничка? И сделать всё, чтобы меня дорезали.
  - Ники, да как ты мог о таком подумать, - наиграно произнёс Владимир Александрович, театрально вознеся вверх руки. Как будто призывая, в свидетели небо. Но в ответ услышал холодную и с выделением, как будто Николай чеканил каждое слово, отповедь, при этом, однако ликуя, в душе, что дядюшка сам сунул голову в петлю, и за ним не надо посылать:
  - Как! Вы! Меня! Своего! Государя! Назвали! Соблаговолите! Ваше высокопревосходительство! Обращаться, к нам, как положено!
  - Ваше величество, - тут же попытался сохранить достоинство великий князь, сообразив, что шевельни пальцем Николай пальцем, солдаты его порвут голыми руками, и ни кто не заступиться, - Вы ранены, пьяны, вам надо отдохнуть, успокоиться и тогда, мы этот вопрос решим в спокойной обстановке.
  - Нет уж, ваше высокопревосходительство, я совершенно спокоен, и получив рану совершенно трезв, - покачал головой император, - Мы, с вами, всё будем решать тут и сейчас.
   Царь окинул взглядом тех, кто пришёл с ним и высмотрев среди них одного из младших офицеров гвардейского полевого жандармского эскадрона бросил тому:
  - Господин поручик, опросите присутствующих свидетелей вместо меня, после чего опросите начальника караула, в парке первого дивизиона Гвардейской конно-артиллерийской бригады. По результатам составите рапорт и доложите мне лично. А я пока побеседую с его высокопревосходительством. Ступайте господин поручик.
   И переведя взгляд, на буквально багровеющего на глазах дядюшку, Николай продолжил:
  - Так уж и быть дядя, вы нас убедили, мы готов принять ваши прошения об отставки, по состоянию здоровья, с должностей командующего гвардией и Петербургского военного округа. Причём оставлю вам право ношения формы. И так уж и быть, не буду лишать вас, вашего места в госсовете, не смотря на ваше болезненное состояние, дорогой дядюшка. Но вы должны будите в течении двадцати четырёх часов покинуть приделы России.
   Произнося последние слова император недвусмысленно посмотрел в сторону Финляндии. Владимир Александрович проследил взглядом за племянником и набычившись произнёс:
  - Я совершенно здоров.
   Услышав при этом в ответ, от царя:
  - А вот нам, дядюшка, кажется, что вы весьма скорбны умом. Иначе, мы, никак не можем объяснить, тот факт, что вы, ваше высокопревосходительство, продолжаете упорствовать, в своём заблуждении. В результате, которого, моя же батарея меня и расстреливает. Вот только плохо стреляет. И, что для и для нас, и для вас, как командующего нашей гвардии, наиболее прискорбно. А ведь что это за батарея. Первая Его Величества батарея. Лейб-гвардия. Что уже тогда можно говорить о других, вверенных вам, частях. Если даже в такой батарее твориться выявленный нами бардак. И после этого дядюшка, вы берёте на себя смелость, оспаривать решение своего государя? Да вы, дядюшка, точно скорбны умом. И нам кажется, что мы были слишком добры к вам. И мы склонны поступить с вами, так же как наш дед, поступили с князем Искандер. Думаю, Тобольск будет самым подходящим для вас местом. И что бы вам там не было скучно, то думаю, ваш брат Сергей сможет составить вам там компанию.
   От этих слов Владимир Александрович побледнел и застыл, раскрыв рот, превратившись в подобие карпа, глотающего воздух, а Николай продолжил:
  - Но у вас дядюшка, есть шанс, получить наше прощение, и отделаться простой опалой, а не ссылкой в какую ни будь глушь, с лишением принадлежности к императорской семьи. Вам, предстоит убедить своего брата, и нашего дядюшку, Сергея Александровича не упорствовать и тоже написать прошения об отставки со всех постов. Членство в госсовете и мундир я за ним сохраню. Просто отправив его в опалу. Ведь он же в курсе произошедшего?
   Владимир Александрович, не ожидавший подобного вопроса, непроизвольно кивнул, соглашаясь с этим заявлением, а Николай, усмехнувшись, продолжил:
  - И почему это нас не удивляет, - с ухмылкой и театрально покачав головой, произнёс император, - Вот вы его, дядюшка, сами и убедите, чтобы он поступил разумно. И, тоже, так же, как и вы, составил прошения на высочайшее имя. И принял опалу. Вы всё осознали дядюшка?
  - Да ваше величество, осознал, - нахмурившись, с трудом, выдавил из себя Владимир Александрович, с неприязнью наблюдая, как позицию батареи занимает не менее двух рот матросов. Под командованием своих офицеров.
  - Ну вот и замечательно, дядюшка, - с деланным весельем, но чувствуя, что от потери крови слабеет, продолжил Николай, осознавая при этом, что пора заканчивать этот театр абсурда, причём одного актёра, - Поживёте несколько лет в Европе, развеетесь, а потом я вас и прощу. И вы вернётесь. А что бы вы быстрее вернулись, дядюшка, скажите, кто ещё состоял в заговоре. Министр внутренних дел князь Святополк-Мирский?[8] А то он уж больно своевременно сказался больным.
  - Да, - буквально заскрежетав зубами произнёс великий князь, - Он тоже в курсе событий.
  - Понятно. И мы вас больше не задерживаем, ваше высокопревосходительство, - согласился царь, про себя подумав, что никогда их больше в Россию не пустит, отметив, что уж как-то быстро и практически одновременно умерли его дяди Володя и Алексей, и махнул рукой, отпуская высокого князя, чтобы тут же добавить, обращаясь уже к британскому послу, - А вас, господин посол, мы попросим остаться. Но одну минуточку, господин посол, нам только окажут помощь.
   С этими словами император обернулся, к всё так и стоявшему, у него за спиной, с саблей наголо гвардейцу. И посмотрев на того произнёс:
  - Ты братец всё, закончил?
  - Да, ваше величество, - гаркнул артиллерист, снова вытянувшись по стойке смирно.
  - Ну тогда останови кровь, - поёжился от озноба Николай, - И поспеши.
   - Это мы быстро, это мы за раз, - артиллерист стал скидывать с себя шинель и мундир, - У меня рубаха чистая, только сегодня надел.
   Царь кивнул и тоже стал освобождаться от пальто, чтобы остаться в мундире. И тут его взгляд остановился на стоявшей на лафете его фляги. И скинув пальто, Николай взял флягу, несколько раз тряхнул ею возле уха и, расслышав нужный ему звуки, открыл флягу, и плесканул себе на рану. Потом сделал пару глотков, и сказал Гондареву, который уже рвал на полосы свою рубаху:
  - Подставляй, братец, руки.
   После чего император плесканул тому на руки коньяк. И услышав горестный стон фейерверкера, произнёс, протягивая тому флягу:
  - На, допей. И что бы руки больше не дрожали.
   После чего царь опустился на лафет орудия, поднял свою саблю, одним движением вогнав её в ножны и обращаясь к Гардингу сказал:
  - Ну вот и ваша очередь господин посол. Скажу честно, ваше присутствие на церемонии нас сразу же премного удивила. Как-то до этого ни вы, ни ваши предшественники к этому мероприятию интереса не проявляли. А зная, что мой дядя большой англофил...
   Но закончить император не успел. Возле него остановилась карета, из которой тут же буквально выпрыгнула императрица, только и успевшая произнести: "Ники", как увидев окровавленного мужа, тут же рухнула без чувств. Будучи подхваченная на руки одним из младших морских офицеров. Николай только вздохнул и крикнул:
  - Перо, бумагу! - и обращаясь к послу Британии добавил, - Приношу вам, господин посол, свои извинения, семейные проблемы. И вам, господин посол, будет дополнительно объявлено об аудиенции. А пока я хочу написать письмо своему царственному брату Георгу. Попрошу немедленно его доставить к моему царственному брату и вашему королю.
   И, обернувшись, Николай увидел, что и перо, и бумагу, ему уже доставили. И посмотрев на писаря батареи, с пером и бумагой в руках, царь спросил:
  - А чернила?
  - Нет их, ваше величество, замёрзли. Как есть замёрзли, - по-уставному пуча глаза ответил писарь.
  - Да что бы вас, ну и бардак у меня в гвардии, на фронт вас надо, - только и произнёс Николай и обращаясь к Гондареву произнёс:
  - Разбинтовывай, братец! Кровью своей брату Георгу писать будем! А то у этих, так называемых гвардейцев, не только чернила, а ещё и императрица на снегу так беззащитно мёрзнет.
   И обмакнув перо, в свою кровь, русский царь вывел на листе бумаги: "Дорогой брат, Эдвард, кому-то за это придётся заплатить. И хорошо заплатить. Твой брат, Ники". Потом отдав письмо писарю, уточнив, что бы тот его запечатал сургучом, Николай посмотрел в сторону жены, которую никак не могли привести в чувство. Покрутил в руках окровавленное перо, а потом поджог его от лучины, которой писарь растапливал брусок сургуча. Пока Гондарев, стал забинтовывать его по новой. И затушив пламя, поднёс ещё дымящееся перо к носу императрицы. Заставив ту вздрогнуть и открыть глаза, произнеся при этом:
  - Молчи. И едем во дворец, пока я ещё в силах стоять. А то тут всем буквально не терпится увидеть, как рухнет их государь.
   Тут к царю подскочил писарь, который запечатал письмо сургучом, и Николай, за неимением печати сделал на сургуче оттиск своего большого пальца. И протянул письмо Гардингу.
  - Моему царственному брату, лично в руки. Как можно срочно, - отдавая письмо произнёс Николай, накинул своё пальто и, уже обращаясь к Гондареву, добавил, - А ты что стоишь? Одевайся, ещё не хватало, что бы ты простудился, братец. И давай к кучеру. Тебе, нам, ещё в дворце помочь предстоит.
  
  
  
  
  
  - Ники, я ничего не знал про заговор! - первое что произнёс великий князь Михаил Александрович, войдя в кабинет императора, в Зимнем Дворце. На что Николай внутренние усмехнувшись произнёс:
  - А я ничего и не говорил, про заговор, Миша. Что, на воре шапка горит? А я даже знаю твою роль, в этом заговоре. Кстати, во всех заговорах, против меня, а ты о них будешь знать о всех, как существующих, так и будущих, у тебя только одна, единственная роль. И кстати садится я тебе не предлагаю, так что присаживайся, в ногах правды нет, а разговор у нас предстоит серьёзный.
  - Одна роль? - произнес Михаил, опускаясь на стул стоящий перед столом императора.
  - Конечно одна, - кивнул Николай, - Того болванчика, который будет на всё согласен, только бы не правит. А тебе бы шашку, да коня, да на линию огня. В общем брат, я хочу тебя направить на фронт. Погеройствовать. Но не одного. Я хочу развернуть Кавказскую конную бригаду генерал-майора Орбелиани в дивизию. И вот тебе брат, предстоит после этого разговора, срочно выехать на Кавказ и сформировать эту дивизию. Конечно, не сам. Мы намеренны вызвать с фронта генерал-майора Орбелиани. Что бы он и возглавил дивизию. Которую ты надеюсь лет через десять и возглавишь. А пока побудешь шефом этой дивизии.
  - Ники, это ссылка? - Михаил внимательно посмотрел на брата.
  - Конечно! - развёл руками Николай и улыбнувшись, добавил, - Нет. Ты волен отказаться.
   Но, вспомнив, только недавно состоявшийся телеграфный разговор, с генералом Линевичем, в котором Николай поздравил генерал с должностью, добавив, что срочно ждёт генерала Куропаткина на должность командующего Петербургским военным округом. Заодно дав понять, что он настаивает на ударе по японцам всеми силами, а не третью армии, как это планировал Куропаткин. Услышав от генерала, что тот опасается, что части русской армии неохотно пойдут в атаку. Что солдаты ещё неплохо проявляют себя в обороне, но при этом совершенно не проявляют наступательного порыва. И встретив малейшее сопротивление, тут же прекращают атаки, и начиная перестрелку с японцами[9]. После чего Николай пообещал решить эту проблему. Направив в действующую армию как больше артиллерии, так и ударные подразделения. Добавив в окончании разговора, что генералу стоит пересмотреть главную задачу рейда отряда Мищенко. И совершать рейд не подобный набегу на Инкоу. Где противник собрал, для противодействия рейду, про который все знали уже заранее, до восьми резервных батальонов. А ударить из расчёта, чтобы попытаться уничтожить отряд генерала Акиямы. Единственное подвижное соединение японской армии. Для чего усилить отряд Мищенко пехотным полком. Оснастив этот полк, для более быстрого передвижения конским составом. А также усилить отряд пулемётами. И не менее чем одним артиллерийским дивизионом. Также обеспечив их ускоренное передвижение следом за кавалерией. При этом царь оставил окончательное решение цели операции за новым командующим действующей армии. И тяжело вздохнув, Николай продолжил:
  - Но насколько я знаю в нашем роду дураки через одного, подонки каждый, но вот трусов отродясь не было. Вот и хочу, чтобы ты испытал себя. Наконец-то занялся делом, а не водку пьянствовал.
  - Ну спасибо брат, за столь лестную оценку, - поморщился Михаил, - моей персоны.
  - А что я ещё должен сказать, если все знают твоё отношение к короне, и стремятся нанести удар по мне. Знаешь ли, что задумали наши с тобой дяди, или скажешь, что они не подонки? Они же хотели только меня напугать. Что меня ранит они даже и не рассчитывали. Они только думали, что напугают меня. И я уеду из столицы. Где начнётся шествие народа к царю. Они это шествие прикажут расстрелять. Что спровоцирует народное возмущение. А потом заявятся ко мне и под угрозой, что расправятся с моей семьёй, убедят меня отказаться от трона. Возможно, и исключив из порядка наследования Алексея. Зная, что ты с радостью откажешься от трона. И вот дядя Владимир царь. При этом собираясь ещё и подставить своих офицеров. Когда начальник караула, по приказу Владимира Александровича, вечером четвёртого числа зарядил одну пушку картечным зарядом. И в таком виде передал её своему сменщику. Подставив и его. Потом именно эту пушку ставят из расчёта, что выстрел именно из неё произойдёт прямо в направлении иордани[10]. Ну а потом вешают арестованного фейерверкер, как будто он совершил самоубийство. И концы в воду. И после этого скажешь, брат, что дядюшки у нас не подонки? Да каждый. Особенно если вспомнить историю с князем Искандер.
  - Так там же всё понятно, - пожал плечами Михаил.
  - Нет братец мой, там не всё так просто, - снова усмехнувшись произнёс Николай, - ещё древние римляне говорили, что ищи кому выгодно. Так вот устранение Николая Константиновича открывало дорогу к тому, что он возглавит армию, для Николая Николаевича. И устраняло конкурента для Сергея Александровича. Не говоря уже про Владимира Александровича, который получал сильных союзников для себя. А, в общем, то этим самым нейтрализовались все Константиновичи. Уходя на второй план. Так что не удивлён, если в этом был замешан и наш пАпА. Поставив на ключевые позиции братьев. А вот у меня один только брат. И для тебя есть очень важная задача. Без решения, которой нам войну не выиграть.
  - Это какая же задача? - Михаил внимательно посмотрел на брата.
  - Я недавно разговаривал по телеграфу с генералом Линевичем, - поморщившись ответил Николай, - Он высказал опасения, что наше наступление в Маньчжурии, может и сорваться. Из-за того, что наши войска не проявляют должного рвения при наступлении. Я склонен решить эту проблему. В том числе и созданием ударных соединений. Одним из таких соединений я и рассматриваю твою дивизию. По моей задумке это будет весьма необычное соединение. Я вижу в её составе три бригады, из горских народов Кавказа.
  - Мусульман? - уточнил Михаил.
  - Да брат, мусульман, - согласился Николай, - Но мы соберём только добровольцев. И я исхожу из расчета, что, так как шефом дивизии будешь ты, то там соберётся офицерский состав из лучших сорви-голов, со всей империи. Помимо этого, мы намеренны включить в состав дивизии стрелковую бригаду из четырёх батальонов, оснастив их велосипедами. И насытив пулемётами. Ну и включить в состав дивизии артиллерийскую бригаду, из четырёх батарей. Так как как я намерен создать из Туркменского конно-иррегулярного дивизиона Текинский конный полк. И придать этот полк твоей дивизии. Впрочем, как и придать дивизии Дагестанский конный полк. И это будет дивизия, которая, по сути, будет мало уступать кавалерийскому корпусу. Надеюсь, летом, когда я и планируем решить проблему с японцами, ты себя покажешь Миша. Во всей красе.
   Император посмотрел на великого князя, который усмехнулся и кивнул. А Николай продолжил:
  - Ещё раз говорю, это брат не ссылка, и ты всегда сможешь посещать резиденции нашей семьи. И вообще не быть привязанным к одному месту. Но я хочу, чтобы ты уже сегодня отправился на Кавказ. У нас с тобой мало времени. И тебе предстоит роль того, кто будет толкать всех занимающихся формированием этой дивизии. Что бы они сделали это как можно скорее.
  - Да понял, я, понял, - закивал головой Михаил, - Вот только все воспримут это как мою ссылку. Особенно мАмА. Думаю, она уже завтра примчится к тебе и устроит скандал.
  - Ну я же говорил тебе брат, что у нас в семье все подонки, и даже я, - ехидно улыбнулся Николай, - Я очень рассчитываю, на то, что мАмА завтра заявиться и устроит скандал. А она точно заявиться, ибо я намерен изменить порядок наследования трона. По которому перед тобой будут ещё мои дочери и наша сестра Ксения. И я думаю, как ещё и поместить впереди тебя и сестрицу Ольгу. А так как мАмА, планирует править страной через твою голову, как правила через голову пАпА, то это ей не понравиться. Так как, через голову той же сестрицы Оли, она уже не поправит. Так что я ожидаю скандал, после чего мАмА уедет к родственникам в Данию. Яхту "Стрела", для неё уже в Либаве готовят. Ну а ты брат можешь вздохнуть спокойно и больше не кидаться во все тяжкие. То, что ты боялся больше всего, в виде короны, светит теперь тебе чисто гипотетически.
  - Ты отправишь её в ссылку? - удивился Михаил, - Но за что? Зачем?
  - Ну так же, как и тебя, брат, - расплылся в улыбке Николай, - И да, будешь выходить, не забудь хлопнуть дверь и выругаться. Когда выйдешь. Вот так, как и тебя, я попробую, и мАмА убедить. Дабы она наконец-то послужила империи, а не такой родной и милой ей Дании. И помогла мне наказать британцев за их происки. Ну а что по этому поводу подумают другие, пусть это послужит им уроком.
  - Ну если так, то ладно, тебе решать брат.
  - Тогда так и сделаем, - произнёс Николай и добавил, - И, пожалуй, последнее на сегодня. У меня есть виды на твою яхту, "Зарница". Она тебе сейчас всё равно не очень-то и нужна, а у меня есть идеи её использовать как штабной корабль. Оборудовав хорошей радиостанцией. Надеюсь, ты тут не будешь против этого?
  - Нет, не буду, - только и ответил великий князь, покачав головой, - Если ты считаешь это нужным, то забирай.
   И было видно, что Михаил успокоился и даже повеселел, решив, что его гнев императора обошёл стороной. Причём настолько повеселел, что Николай, вспомнив прочитанный, в будущем способ, как слегка изменить слишком довольное выражение лица, встал и направился к бару. Откуда достал приготовленную по его рецепту закуску к коньяку. В виде лимона. И взяв тарелку с лимонами, поставил её перед Михаилом.
  - На, съешь несколько штук. Перед тем как выйдешь от сюда.
  - Это зачем? - великий князь посмотрел на царя. А тот ехидно произнёс:
  - Лицо у тебя, брат, слишком довольное. Никто же не поверит, что тебя якобы в ссылку отправляют. А то я пока тут буду стараться не допустить революцию. Надо всем поломать их планы. Что бы они не смогли оппозицию мне, во дворце, собрать в одну, противостоящую мне партию. А слух, что я брата и мАмА в ссылку отправил, должно на время спутать им планы. А там и вызванные мною войска подойдут.
  
  
  
  
  
   На ужин, который в те времена, назывался обедом, к царскому столу были приглашены сёстры императора Ольга и Ксения. Последняя с супругом, великим князем Александром Михайловичем. Который приходился своей жене двоюродным дядей. Но это ещё было допустимо по церковным канонам. На пределе, но терпимо. Но вот родители Кирилла Владимировича и его пассии были родными братом и сестрой. И хотя разрешение на их брак Николай давать не собирался, но наверняка знал, что их это не остановит. Но пока это событие было только в перспективе. И отослав жену, сказав, что ей надо отдохнуть, после переживаний дня, со всеми детьми, как своими, так и племянниками, Николай остался с теми, с кем хотел переговорить. И первым что он произнёс, как только они остались одни, стало:
  - Собрал вас, чтобы сказать, что я намерен изменить порядок престолонаследования. Установленный, в своё время, императором Павлом. В общем-то, там будет изменено всего несколько моментов. Один, из которых касается порядка наследования трона женщинами. Они будут уравнены в правах с мужчинами. И теперь наследование будет следовать по старшинству в семье.
   При этом все присутствующие переглянулись, а Александр Михайлович даже подался вперёд. И Николай, внутренне усмехнувшись, продолжил:
  - Да, Ксения и Ольга, теперь вы не в самом конце списка, а в его начале. Сразу после моих дочерей. Особенно при условии, что я вношу в положение, что император может устанавливать свой порядок престолонаследования. По которому ты Оля, оказываешься в этом списке перед Михаилом. Сразу после Ксении. Правда там будут ещё и ограничения. Которые могут смещать в порядке престолонаследования. По вероисповеданию, в том числе и супруга, по невозможности исполнять свои обязанности, будучи супругой иного монарха, по дееспособности. В случае своей болезни, или болезни детей. Так мой Алексей сразу же выпадает из списка наследников престола. А участие в этой игре моих дочерей тоже под вопросом. Я бы мог сделать ставку на Татьяну, но пока не выясниться, что она здорова, я не намерен делать ставку на неё. Остальных девочек я намерен выдать замуж в другие королевские дома. Так что мои дороги сестрёнки можете считать себя второй и третьей наследницами престола. Какая из вас будет в этом списке второй, а какая третьей, я ещё определю, своим именным рескриптом
   Сёстры удивленно смотрели на Николая, а Александр Михайлович буквально заёрзал на стуле, явно желая, что спросить. И Николай обратился к нему:
  - Ты, что-то хотел узнать, Сандро?
  - Да, Ники, да, а когда всё это произойдёт?
  - Я отдал распоряжения приготовить необходимые документы, но оглашены они будут, как только дядя Володя и дядя Сергей покинут приделы империи и отправятся в Европу. Я опасаюсь их выступления в случае оглашения моего решения. Из заграницы им это будет сделать сложнее. Пока их возможности я оцениваю выше своих. Пока в столице я могу рассчитывать только на один финский гвардейский стрелковый батальон. До прибытия более-менее, достаточных сил в столицу, на которые я бы мог опереться, ещё не менее недели. К сожалению, я не могу опереться на флот, так как считаю, что генерал-адмирал связан с братьями.
  - О, да, Ники! - тут же закинул удочку Сандро, который сам был контр-адмиралом и страстно желал сменить двоюродного брата с этого поста, - Если бы флот был подо мной...
  - Если бы ты, был бы уже генерал-адмиралом, - кивнул головой Николай, - то моё решение о престолонаследовании было бы уже озвучено. Но пока придётся подождать. Хотя у меня есть идея, как заставить написать дядюшку прошение об отставке.
   Сандро откровенно потёр руки, а потом спросил:
  - Я могу узнать, что это за идея?
  - Да Сандро, можешь, - согласился Николай, а потом, посмотрев на сестёр, Николай с улыбкой произнёс, - Прошу прошения Ксения и Ольга, что вам придётся поскучать, нам надо заняться государственными делами.
   На что Ольга произнесла:
  - Мне кажется, Ники, что если мы с сестрой наследницы, то нам необходимо быть в курсе событий.
   Николай улыбнулся в ответ и сказал:
  - Твоё серьёзное отношение к делу мне всегда импонировало. Но надо поговорить о делах, - после этого император вновь перевёл взгляд на Сандро. И обращаясь уже к нему сказал.
  - И даже мало того, я надеюсь, что ты, Сандро, как специалист даже поприсутствуешь на испытание наших снарядов, для флота. Я намерен по результатам этих испытаний сменить генерал-адмирала нашего флота. Но, надеюсь, пока это останется нашим секретом.
  - Хм, ты Ники, веришь этому священнику с "Рюрика"? - Александр Михайлович удивлённо посмотрел на Николая. Но том твёрдо произнёс в ответ:
  - Я верю рапортам наших офицеров, которые с риском для жизни доставил герой России отец Алексий Оконешников. И вот то, что сказано в этих рапортах мы и проверим. И если сказанное подтвердиться, то я не пошлю Вторую Тихоокеанскую эскадру в бой. И соответственно дяде лучше будет самому написать прошение об отставки. И тут, во главе флота, мне понадобиться человек. Который, во-первых, задолго, до начала войны, предсказал сроки войны с Японией, и, во-вторых, скажу честно, мне очень импонирует сейчас концепция твоего проект броненосца "Адмирал Бутаков". Я понял, что за концепцией "только большие пушки" будущее. Поэтому я и намерен вверить флот тебе. Справишься Сандро?
  - Справлюсь, - не моргнув глазом тут же ответил Александр Михайлович. Но Николай, который собирался опереться в делах на клан Михайловичей, хотя и знал, что они, в отличие от англофилов Владимировичей, были франкофилами, а не русофилами, продолжил:
  - Хорошо, Сандро, хорошо. Тогда я хочу решить ещё несколько вопросов, связанных с флотом, благо эти корабли подчинены тебе, как главноначальствующему торговым мореплаванием и портами. Я говорю о крейсерах "Дон" и "Русь". Я очень рассчитываю, что ты успеешь провести ремонт их котлов и ввести эти крейсера в строй Второй Тихоокеанской эскадры. Ну и решишь вопрос с тем, чтобы хотя бы четверть снарядов для орудий главного калибра, на броненосцах этой эскадры к апрелю были заменены на снаряды с новыми типами взрывчатки. Адмиралу Авелану я уже необходимую информацию и свое повеление выдал. Если справиться, то возможно я его и оставлю министром. Кажется, он был твоим командиром, во время твоего плавания в Японию на "Рынде"?
  - Да, Ники, так и было, - согласился великий князь.
  - Ну так вот, Сандро, если он справиться и новые снаряды прибудут на эскадру, то быть или не быть ему морским министрам решать тебе. Тем паче, что я хочу реорганизовать работу правительства и включить в него твоего брата Николая. Я настроен, развивать в империи науку, культуру и образование и мне кажется, что именно на этой стезе твой брат[12] может быть полезен империи.
  - Но его либеральные взгляды? - Сандро удивлённо посмотрел на царя.
  - Я пришёл к выводу, что и их необходимо будет использовать в работе правительства, - пожал плечами Николай, - Сандро, тебе хватило ума понять, что эта война будет не маленькой и не победоносной. И ты вовремя порвал с "безобразовской кликой". Но главная цель, на которую шли, начиная эту войну, предотвратить революцию не выполнена. И революция может начаться в любой момент. Возможно, позиция твоего брата поможет нам сохранить трон. А изменения они неизбежны. Причём именно левые изменения. И, исходя именно из этого, я намерен, перестроить работу правительства. Где твоему брату Николаю отводиться роль именно символа, этих преобразований.
   Император посмотрел на Сандро, отлично зная, что как только Ксения перестанет быть сестрой царя, Александр Михайлович, тут же бросит свою жену, вместе с детьми, и станет жить самостоятельно. Но при этом, не будучи дураком, признает заслуги большевиков перед Россией[13]. Хотя если признаться честно, то и сестрица Ксения, была ещё та штучка. Да и пока есть шанс, что Ксения сама станет императрицей, самый умный из клана Михайловичей, никогда её не оставит. А приложит все силы, что бы именно она стала императрицей. А значит, именно сейчас, Николаю есть резон опереться на Александра Михайловича. Особенно в тех областях, где он преуспел, например, в развитие той же авиации в России. И Николай продолжил:
  - Да и ты сам понимаешь, что в настоящий момент всё развивается. И я надеюсь, что ты так же займёшься развитием в России перспективных направлений техники. Например, в развитии воздухоплавания и аэропланов. И, пожалуй, обсудим последний вопрос, которым тебе стоит заняться немедленно, а то уже довольно поздно. И мне бы заняться своей раной.
  - Да, Ники, я слушаю, - тут же подался вперёд Александр Михайлович.
  - Вопрос касается использования гражданских кораблей в военном деле, Сандро. Начнём с переоборудования пароходов в крейсера. Мне кажется, мы неправильно подошли, к самой концепции таких крейсеров. Делая ставку только на скорость. Надо несколько изменить концепцию. Что бы повысить эффективность их использования.
  - Это как Ники? Что ты предлагаешь? - Сандро буквально подался вперёд. А Николай улыбнулся и стал предлагать своё видение крейсерской войны:
  - Мне кажется, Сандро, что надо в первую очередь сделать ставку не на скорость. А на скрытность. Наши крейсера не должны ничем отличаться от других грузовых пароходов. Они должны быть на вид, такие же чумазые, ржавые, заваленные грузами. Нести какой-то невнятный, нейтральный флаг, будучи замаскированными под какое-то похожее грузовое судно из нейтралов, а то и противника. И на которое никто не должен обращать внимание. Пока над ним резко не поднимается Андреевский флаг, груда ящиков оказывается маскировкой пушки или аппаратом для самодвижущих мин. И ничего не подозревающая дичь, внезапно оказывается захваченной хищником. Потом если судно топиться, то маскировка остаётся. Если же маскировка оказывается раскрыта, то она меняется. А вот скорость тут оказывается не критической. Главное дальность хода и маскировка.
  - Хм... - Сандро нахмурился и посмотрел на Николая, - Очень интересный подход. Но при его реализации я вижу две проблемы. Первое, что может помешать, это то, что оно противоречит принятым правилам ведения войны. Второе, это сильно ударит по английский концепции свободного мореплавания, нам это не простят.
  - Ну решение этих проблем я беру на себя. Как говориться если джентльмена не устраивают правила игры, то он их меняет. Прямо во время игры. Мы не джентльмены, поэтому нам сам бог велел так поступать. Нам надо прервать снабжение Японии. На тебе Сандро техническая часть. Готов взяться?
  - Да, Ники, да. Сделаю, - согласился Александр Михайлович.
  - Ну и тогда Сандро последний вопрос, а то и Ксения, и Ольга откровенно скучают, - Николай улыбнулся и посмотрел на сестёр, - Сейчас сестрёнки, и я вас отпущу, только несколько минут.
   Николай перевёл взгляд на Сандро и сказал:
  - Помимо таких крейсеров, я хочу, чтобы ты занялся переоборудованием гражданских пароходов в тральщики, и в минные заградители. А заодно и увеличил производство морских мин. К осени нам надо будет установить несколько тысяч мин. И убрать много японских. Озаботься о закупке китобоев, сейнеров, буксиров и прочих небольших пароходов, для создания трального каравана, для Второй Эскадры. Ну и нам нужны будут минные заградители. Много минных заградителей. Займись приобретением, для переоборудования в них, купцов. Ну и превращением этих купцов в минные заградители.
  - Понял, Ники, понял, - тут же ответил главноначальствующий торговым мореплаванием и портами. А царь, улыбнувшись, добавил:
  - Ну и хорошо, Сандро. И я очень рассчитываю, что к весне ты приготовишь, для использования и яхты. Отцовскую "Тамару", на неё необходимо установить хорошую радиостанцию и использовать её как корабль управления. Вместе с "Зарницей" Михи, и ещё одной яхтой, которую следует выкупить у владельцев, "Семирамидой". А то ходит под русским флагом, а в России так ни разу, ещё, и не была. Всё в европейских водах находиться. Её тоже следует переоборудовать под корабль управления. Ну и подумай о переоборудовании "Штандарта" и "Полярной Звезды". Я намерен использовать их для боевых действий. Ну и, пожалуй, забирай мою старшую сестру, и идите отдыхать. А мы с Олей ещё немного посекретничаем.
   И как только за Сандро и Ксенией закрылась дверь, то Николай положил свою ладонь на ладонь Ольги и произнёс:
  - У меня есть две новости, Оля. По старой русской традиции хорошая и плохая. С какой начнём?
  - Давай с хорошей, Ники, - печально улыбнулась великая княгиня.
  - Я даю тебе свою разрешение на развод, - произнёс Николай и почувствовал, как дрогнула рука его сестры, - Я хочу, чтобы ты была счастлива[14]. Да и я всегда был против, этого твоего брака, уступив пожеланиям мАмА. Извини, что не настоял на этом, я тогда ошибся. Сильно ошибся
  - Мы все ошиблись, - печально улыбнулась Ольга и спросила, - А плохая новость какая?
  - А плохая заключается в том, что наследницей престола я бы хотел видеть тебя, - Николай посмотрел на сестру, но на её лице не дрогнул ни один мускул, и тогда он продолжил, - У нас в роду есть только три умных человека, способных предугадывать последствия своих действий. Сандро, его брат Николай и ты. Остальные ради мгновенной выгоды готовы кинуться во все тяжкие. Совершенно не заботясь о последствиях своих действий. Но, из вас троих я могу доверять только тебе.
  - Ты упоминал свою дочь, Татьяну, - теперь настала очередь Ольги внимательно смотреть на брата. Который поморщился и произнёс:
  - Если бы я был уверен, что она здорова, то сделал бы ставку на неё. Но женщина на троне, с безнадёжно больным ребёнком, для нас будет означать конец времён. Все её помыслы буду направленны только на одно. А нам надо срочно что-то предпринять, начать коренные преобразования, так сказать, не сумев остановить революцию, нам надо её возглавить.
  - Всё так плохо, - печально улыбнулась уголками губ великая княгиня.
  - Нет, сестрёнка, всё гораздо хуже, - в ответ поморщился Николай, - Я не спорю, я слишком поздно осознал исходящую для нас угрозу. К сожалению, я, в отличие от некоторых, так же умом не блещу.
   При последних словах Николай посмотрел на сестру, которая в ответ только усмехнулась, и царь продолжил:
  - Но мне стало понятно, что та заморозка, что практиковались пАпА и мной, до этого момента, себя изжила[15]. Но если мы не может остановить безобразие, то нам его надо возглавить. К тому же если посмотреть на историю России, то самые лучшие правители, в истории России, Иван Васильевич Грозный и Пётр Алексеевич Великий, как раз и пытались совершить революции сверху. Насколько удачно это другой вопрос, оба вели затяжные войны. Но их действия без последствий не остались. Но, в отличие от меня, над ними не весел дамоклов меч в виде пяти миллионов лишних крестьянских хозяйств. На территории до Урала. А это до тридцати миллионов человек, для которых нет ни земли в деревнях, ни постоянной работы в городах.
  - Тогда надо их пересилить, - тут же произнесла Ольга. На что Николай усмехнулся, опустил голову и произнёс:
  - Знаешь, сестрёнка, всегда есть очевидное, лёгкое, на первый взгляд, и абсолютно не правильное решение. Куда переселить такую ораву народа? Плюс только само переселение в туже Маньчжурию, даже без помощи в обустройстве, такого количества народа выльется в весь годовой бюджет России. Это при необходимости решить этот вопрос быстро. Так как население империи растёт по два миллиона человек ежегодно. И у нас нет возможно растягивать этот процесс даже на десятилетие, так как пользы, в этом случае, от него не будет никакой. Нам надо как-то вытягивать этих людей в города, то в городах для них нет ни работы, ни жилья. Максимум что могут, в данный момент, переварить города, это от силы два миллиона человек. При этом есть ещё одна теория как нам преобразовать наше сельское хозяйство. И которую можно охарактеризовать словосочетанием крепкий хозяин. Но все, кто на неё делает упор забывают, что в наших условиях голод, именно голод, а недород, как это принято у нас говорить, случается с периодичность раз в десяток лет. А вот именно недород имеет место с периодичностью через год. Все забывают, что у нас совсем другой климат, чем в САСШ, Аргентине или той же Европе. И крепкий хозяин, в таких условиях, будет разоряться, особенно если голодный год совпадёт с кризисом[16]. Поверь это вызовет миллионы смертей от голода. Как правильно указывает граф Толстой, Лев Николаевич, голод в царской России это не когда не уродиться хлеб. Голод в царской России, это когда не уродиться лебеда.
  - А что же тогда делать, Ники? - Ольга продолжала смотреть на брата.
  - Принципиальное решение этого вопроса заключается в создании агрохолдингов, - Николай посмотрел прямо в глаза сестры, - Огромных сельхоз предприятий, использующих машинную обработку земли, научный севооборот, элитный посадочных материал, племенных животных. И мало зависящих из-за мелиорации своей земли от погодных условий. Причём, что самое интересное у нас в деревне сложилась весьма интересная ситуация.
  - Это какая же, Ники?
  - Видишь ли, Оля, в чём заключается большая проблема нашей деревни. Там не верят городским. Обманють, ироды городския, - исковеркал эти слова, на псевдодеревенский манер, Николай, - Но всё ещё верят царю. Это раз. Во-вторых, крестьяне, в своём большинстве, скажем так в лесной зоне Европейской части России, не хотят частного землевладения. При этом крестьяне исходят из тезиса, что земля их. И им эту землю дали цари. В виде общин. И закрепостили их уже с землёй, поэтому и освободить должны были с землёй. Так как земля их, а не помещика. Которые, ещё в 1861 году, настоящий царёв указ спрятали, и землицу при себе оставили. К тому же они хотят, иметь гарантии на голодные годы, и что бы государственной землёй распоряжалось именно общество. Выделяя наделы по едокам. И, в-третьих, эти крестьяне хотят "чёрного передала" земли. То есть, чтобы вся земля, в этом регионе, перешла в распоряжении крестьянских общин. Оставаясь при этом государственной. Тот, кто санкционирует этот "чёрного передала" станет в России не победим.
  - Это вызовет войну, Ники, - покачала головой Ольга, - Многие из дворян будут недовольны подобным положением вещей. И выступят против. И в первую очередь - это наше окружение. Которое не только станет саботировать наши распоряжения, но и попытается силой отменить это передел земли. Не останавливаясь даже перед убийством.
  - Любая революция, даже сверху, - ответил сестре Николай, - вызывает противодействие, контрреволюцию. Которая и начинает гражданскую войну, зовёт интервентов, развязывает террор.
  - Это так ужасно, - только и произнесла Ольга, - И это всё ты хочешь взвалить на мои плечи? Спасибо, брат. А мне даже не на кого опереться.
  - Ну почему же взвалить всё на твои плечи, - улыбнулся Николай, - Я отлично понимаю, что не надо давать людям, которые что-то не хотят, или не могут, это сделать приказы выполнить моё распоряжение. Поэтому то, я и собираюсь окружить себя людьми, для которых эти цели, не только приемлемы, но и желательны. И пусть они выполняют эту работу. Это-первое, что я сделаю для тебя как наследницы. А второе, это то, что я вызвал в столицу Ахтырский полк. И хочу сделать тебя шефом этого полка. Но мы с тобой разыграем спектакль, который повысит твою популярность в этом полку.
  - Какой спектакль?
  - По прибытию полка, ты попросишь меня дать этому полку наименование в честь генерала Давыдова и вернуть ему его историческое наименование. Я соглашусь и этот полк станет двенадцатым гусарским Ахтырским генерала Дениса Давыдова, Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полк. Парадную форму полка ты тут же обговоришь с офицерами. Хотя полк, по сути, и останется драгунским[17], и его полевая форма останется не изменой. Остальные полки, я тоже преобразую, вернув им их исторические названия и оставлю их драгунскими, по сути. Но зато парадная форма измениться. Но попрошу тебя поспеши, где-то через месяц мне очень сильно понадобиться твоя помощь и помощь твоего полка.
  - Я могу узнать в чём? - Ольга снова бросила внимательный взгляд на Николая. И тот ответил:
  - Я сделаю попытку переговоров с японским императором. Без посредников и без унижения, как нашей империи, так и японской. И в спектакле вокруг этого мне нужна будет помощница. И верный ей полк. Причём желательно как с древней историей, так и с богатыми воинскими традициями.
  - Понятно, - протянула наследница престола, - Когда там говоришь будут испытания на полигоне морских снарядов?
  - Зачем тебе это, Оля?
  - Ну как наследница престола, я должна знать, чем вооружён мой флот. Или не должна?
  - Спасибо сестрёнка, - только и ответил, улыбнувшись Николай.
  
   [1] Ныне город Хмельницкий в Малороссии.
   [2] На 6 января 1905 года Ахтырский гусарский полк был 36-м Ахтырским драгунским полком (с 18 августа 1882 года), входившим в 12 кавалерийскую дивизию. А с 6 декабря 1907 года был вновь преобразован в 12-й гусарский Ахтырский Её императорского высочества великой княгини Ольги Александровны полк. 26 августа1912 года, в ознаменование100-летия Бородинского сражения, полку присвоено имя генерала Дениса Давыдова.
   [3] Статус каторжной территории, в то время, не предполагал размещение на ней воинских формирований, только тюремной стражи.
   [4] Взрыватели по терминологии того времени.
   [5] Так, по терминологии того времени, назывались фугасные снаряды от шести дюймов, включительно. Снаряды меньшего калибра назывались гранатами.
   [6] Это имело место в реальной истории, не смотря на происшествие и наличие раненых, ни церковная служба, ни артиллерийский салют, в котором прозвучало 101 залп, прерваны не были.
   [7] Великий князь Николай Константинович, по обвинению, в недостойном великого князя поведении, был лишён всех званий и привилегий. И под именем князя Искандер был сослан, на пожизненную ссылку, в Ташкент.
   [8] Министр внутренних дел князь Святополк-Мирский сославшись на то, что он болен не присутствовал на церемонии. И со слов свидетелей, прибывших к нему сообщить о происшествии, то они застали министра, в крайнем возбуждении, от ожидания новостей. И именно ему принадлежит версия, что картечный заряд забыли вынуть при проведении стрельб 4 января.
   [9] Реально имевшая место проблема в русской армии, во время русской-японской и Первой Мировой Войны, когда русские войска проявляли достаточную стойкость в обороне, но не охотно шли в наступление. Усугублённую, во время Первой Мировой Войны, ещё и массовой сдачей в плен. Что породило в Европе миф, о низком качестве русских войск. И лёгкости победы над ними. Что вызвало уже большое удивление, у европейцев, боевыми качествами уже советских войск во время Великой Отечественной Войны.
   [10] Прорубь на реке для проведения освещения воды.
   [11] Великий князь, Александр Михайлович, в 1902 году, более чем за год, до начала русско-японской войны, указывал что с конца 1903 и в 1904 году японцы будут иметь преимущество в кораблях на Тихом Океане. И исходя из этого, именно на этот срок предсказывал начало войны с Японией. А ещё в 1898 году, великий князь, предложил проект броненосца береговой обороны с однородным вооружением, подобным последовавшим после этого линкорам. Однако от постройки подобного корабля, уже получившего название "Адмирал Бутаков" было решено отказаться. В первую очередь с подачи действующего генерал-адмирала.
   [12] Великий князь Николай Михайлович помимо службы в армии, был ещё и учёным. Проводящим исследования в области лепидоптерологии (область биологии, занимающаяся такой формой насекомых как бабочки) и занимавшийся историей России. Имея несколько признанных трудов в этих областях. В 1915 году по решению Совета Московского университета получил степень доктора русской истории. В императорской семье считался оппозиционером и либералом.
   [13] Из воспоминаний Александра Михайловича: "Мне пришло в голову, что, хотя я и не большевик, однако не мог согласиться со своими родственниками и знакомыми и безоглядно клеймить все, что делается Советами только потому, что это делается Советами. Никто не спорит, они убили трех моих родных братьев, но они также спасли Россию от участи вассала союзников.
   Некогда я ненавидел их, и руки у меня чесались добраться до Ленина или Троцкого, но тут я стал узнавать то об одном, то о другом конструктивном шаге московского правительства и ловил себя на том, что шепчу: "Браво!".
   [14] Пробыв в первом браке до 1916 года Ольга Александровна так и осталась без детей. Так как её муж совершенно ею не интересовался. Будучи как тогда говорили "зелёным". Но у неё тут же появились дети, как только она второй раз вышла замуж.
   [15] Так, в то время, называлась политика стабилизации общественных отношений, в Российской империи. Хотя, как такие попытки не назови, заморозка, застой или стабильность их суть остаётся всегда одинакова.
   [16] Процесс, имевший место в 1932-1933 годах в США и получивший название дефарминг.
   [17] Подразумевая что по своей выучке часть останется в первую очередь ездящей на лошадях пехотой, а не превратиться в лёгкую кавалерию.
  
  
  
  

Глава 2

  
  
  
   Следующее утро тоже то же вышло далеко не таким умиротворённым, как оно того хотелось. Давать о себе знать и полученная рана, да и вчерашний кутёж, в одном мундире, на морозе сказался. Сложно сказать насколько помогли принятая, перед сном, крепкая настойка с перцем, да и хорошо выпитый чай, с ударными порциями лимона и мёда. В общем болело плечо и откровенно знобило. Но это было ещё терпимо, если вспомнить, что генерал Алексеев в феврале 1917 года отправился его свергать, будучи больным инфлюэнцей. И имея температуру под сорок градусов. Это же как он там умудрился так насолить людям, что свергать его шли, зная, что могут не вернуться, даже в случае успеха. Конечно, такого допустить он никак не мог. А посему командир одного из отрядов генерал Алексеев теперь отправиться преподавать в одну из военных академий. Что бы быть и под контролем, и при этом не обладать ни малейшей возможностью хоть как-то повлиять на развитие ситуации. Так что пришлось поднимать свою больную и требующую покоя тушку. Облачать её в мундир и тащиться в свой кабинет. Никто кроме него не мог остановить революции, которой что бы заполыхать, теперь могло хватить, в общем-то, мелочи, Кровавого Воскресенья. А ведь подобные расстрелы случались в России десятками в год. Ну, может быть не такие масштабные. Но сейчас могла пролиться кровь, та самая, которая стала бы последней каплей. Ну, или пресловутой соломинкой приближающейся к спине дромадера. И надо было или срочно убирать верблюда, или отбивать соломинку. Ибо возглавлять революцию снизу и не особо то хотелось. Да и никто ему бы это не позволил. Там свои вожаки, для слишком буйных, имелись. Причем в достаточном, так сказать товарном количестве, количестве. Как тех, так и тех. В смысле и вожаков, и слишком буйных.
   Революции как сверху, так и снизу, при всём том что, в общем-то, ведут к одному и тому же, контрреволюции и обычно гражданской войне, имеют и каждая свои недостатки. Так революция сверху обычно имеет половинчатый характер, растягивает на бесконечный срок, и никогда не приводит к желаемому результату. Заканчиваясь обычно крайне негативно для страны. Но обычно вызывает малую гражданскую войну, на вроде событий в СССР 1936-1938 годов. В которой и нейтрализуют наиболее замшелых контрреволюционеров. Революция снизу же обычно отличается чрезмерной экспрессивностью. И порождает огромный беспредел, вызванный параличом силовых структур государства. И часто приводит к большой гражданской войне. Усугубляемой интервенцией. Что приводит к огромным потерям и разрушениям. Но обычно имеющая более полный характер. Со сломом всего и вся. Поэтому то Николай и принял решение на недопущение революции снизу. Но вот революцию сверху надо было начинать.
   Причём времени на раскачку не то, что не было, не было времени, даже на хоть какие то действия. Послезавтра поп Гапон поведёт рабочих к Зимнему Дворцу. И поэтому встал царская морда и вперёд, спасать всё, что нужно спасти. А тут ещё эта война с японцами, предательство Франции, противостояние с австрийцами, при желании немцев откровенно нажиться на проблемах России. Вот там, многие почему-то были уверенны, что Россия кормила хлебом весь мир. И при этом они почему-то не хотят знать, что туже Финляндию, в составе России кормила Германия. Ну не хотели финские парни брать мусорную русскую пшеницу, причём мягких сортов, даже во время Первой Мировой войны. Предпочитая добротное, отборное, зёрнышко к зёрнышку, чистое зерно, твёрдых сортов, из Германии. И это мы ещё не вспомнили про бюджет России. Обычно, когда хотят сказать про тот, что в России всё было хорошо. И бюджет был сбалансирован все года её существования, то в качестве примера приводят официальный бюджет. Со всеми его дебитами и кредитами. И там действительно всё хорошо. Красиво так. Но вот только на бумаге. В реальности у России было два бюджета. Просто бюджет, который сводился в ноль каждый год и который показывали иностранным заёмщикам, чтобы получать от них кредиты. И был ещё Особый бюджет. Который покрывал дефицит того, публичного бюджета. И который формировался за счёт займов. И тратился на долговые обязательства правительства и содержание армии. Да, да Россия не могла содержать свою армию. И содержала её в кредит, беря всё более увеличивающиеся займы. Но и уменьшить армию не могла. Что бы тут же не получить войну от соседей.
   Так что куда не кинь, везде клин. А людей, на которых можно было бы положиться в окружении не было. И даже не об ближайшем окружении была речь. Тут вообще были одни лизоблюды, жаждавшие только преференций для себя лично. И которым было вообще на всё начихать, кроме собственных, личных интересов. И особенно было начхать, если не сказать грубее, на интересы России. Так что опереться на окружавших его людей Николай не мог. Да и получить от них той же пресловутой табакеркой в висок было ой как легко. Картечь кстати он уже получил. Поэтому в приоритете было не допустить впредь силового подавления выступлений. Ну и окружить себя людьми, в окружении которых можно будет не держать под подушкой Браунинг. Хотя что-то в этом направлении и делалось. Уже ночью из Гельсингфорса прибыл финский лейб-гвардейский стрелковый батальон, которые занял первый этаж Зимнего дворца. Завтра должны были начать прибывать части первой пехотной дивизии. Потом ожидалось прибытие ахтырцев. Ну а там возможно и братик успеет сформировать корпус быстрого реагирования. Не очень сильно связанный с аристократической верхушкой России. Но спешить с преобразованиями не стоило. Для начала надо было собрать штыки, на которые можно было бы и опереться. А вот потом уже искать и тех, на ком можно было бы и разместить седалище. Ведь как гласит известная мудрость, на штыках сидеть то нельзя.
   При этом нельзя было сказать, что тот Николай совсем не пытался изменить ситуацию. Но, не сильно то и разбираясь в людях, Николай решил сделать ставку на "немцев". При нем, представители всяких малых народов, на вроде шведов или остзейских немцев составляли, в низших офицерских чинах, всего семнадцать процентов, а в генералитете их уже был каждый третий. Николай целенаправленно продвигал, в высшие эшелоны власти, представителей этих народов. И на замечание, что они будут служить своим историческим родинам, а не России отвечал, "что пусть они не будут сложить России, зато они будут служить мне". О том, насколько он ошибся, показала история. Когда, одни и те же офицеры, отлично себя показали в войне с Японией. А потом в войне с Германией сделали всё, чтобы Россия не победила. Когда же, в России, случился февральский переворот, то только два генерала отказались присягать Временному правительству. Генералы Келлер и Хан Нахичеванский. А все остальные нацкадры, царя Николая, разбежались по национальным квартирам. Перейдя на службу откровенным врагам России. Принимая участие в последовавших войнах, во враждебных, по отношению к России сторонах. И тут следует помнить, что непосредственно Выборгской резнёй руководил ещё один бывший русский генерал, швед по национальности, Левстрем Эрнест Лаврентьевич. Императорский гвардеец, сменивший гвардейский мундир на мундир прогерманской армии. Так что, теперь многим "немцам", предстоит застрять в своей карьере в подполковниках. Ну кроме будущего генерала Келлера, которого, не смотря на его сотрудничество с немцами в 1918 году, всё так следует приблизить к себе. А вот Хана Нахичеванского, оставшегося верным России, надо ставить на гвардию. Дав ему в заместители именно генерала Келлера.
   Хотя идея с браунингами была интересна. Ведь будь в салоне вагона пистолет, навряд ли генерал Рузский сумел бы выкручивать руки царю. При полном попустительстве охраны, за тонкой стенкой. Которая всех впускала и всех выпускала, кроме самого царя конечно. Просидевшего в салоне все эти дни. Вот так и подмывало спросить, с малороссийским акцентом: "ну що, сынку, помогли тебе твои немцы?" Но того Николая не чувствовалось, от слова совсем. И озадачив подчинённых изменением закона о престолонаследии, а также подготовкой ряда циркуляров, направленных на запрещение применения оружия войсками, при подавлении беспорядков, если нет непосредственной угрозы должностным лицам. И о запрещении применения артиллерии и стрельбы залпами в скопления людей. Кроме как при подавления вооружённого мятежа. Плюс распорядился от его имени направить приглашения на аудиенцию князю Искандер, вызывая его из Ташкента, мануфактур-советника Морозова Савву Тимофеевича, из Нижнего-Новгорода, а также великого князя Николая Михайловича, контр-адмирала Вирениуса, начальника военно-научного отдела Морского Министерства. И двух полицейских чинов. Одного действующего, товарища министра внутренних дел Дурново, Петра Николаевича. Рассчитывая назначить его министром. И отставного Зубатова Сергея Васильевича. Видя его руководителем новой службы государственной безопасности. После чего послал Гондарева, у которого погоны были вновь девственно чисты, в магазин приобрести "своему высокоблагородию, у которого состоишь денщиком" несколько пистолетов фирм Браунинг и Маузер. Рассчитывая поработать с документами гвардии, которую он оставил за собой. И теперь рассчитывал сформировать в её составе ряд технических подразделений. И помня, что генерал Линевич говорил об нежелании русских войск идти в атаку решил сформировать в гвардейских полках добровольческие батальоны, батареи и эскадроны. Направив их в действующую армию, в качестве штурмовых подразделений. А вот весь Петербургский округ Николай решил на себя не брать. Доверив руководство Петербургским военным округом генералу Куропаткину. Которого срочно вызвали в столицу. Московский округ возглавил заместитель дяди Серёжи, генерал Малахов.
   Однако плодотворно поработать с документами гвардии не получилось, в дверь постучался камердинер Трупп, которого, вместе с камердинером Чемодуровым, горничной императрицы Демидовой и поваром Харитоновым[1], Николай особо выделил среди слуг. Доверив только им приближаться к себе или императрице. И войдя в комнату камердинер произнёс:
  - Ваше величество, прибыла ваша мама, вдовствующая императрица, Мария Фёдоровна, и просит аудиенции.
  - Просит или требует? - отложив бумагу произнёс Николай и посмотрел на слугу.
   На лице камердинера не дрогнул ни один мускул, но глаза выдали мысли слуги, смягчившего ситуацию:
  - Просит, ваше величество.
  - Хм, странно, мне казалось, что должна была требовать, - произнёс в ответ император пытающийся оттянуть наступление крайне неприятного момента, - Ну что же проси. И пока вдовствующая императрица будет в кабинете никого сюда не пускать. Совсем никого.
   Про себя подумав, что от такой напасти пистолет не спасёт, и нужно придумывать что-то другое.
  
  
  
  
  
   Ну что же править, даже скорее править, это далеко не то, что только царствовать. Николай спокойно процарствовал до конца шестнадцатого года. Но стоило ему только попытаться начать править, как против него ополчились все те, кто считал себя 'патриотами'. Ведь Николай покусился на самое святое, на их доступ к бесконтрольной кормушке. Всего лишь желая сделать то, что в общем то сделали правительства всех воюющих стран ещё в начале Великой войны. А именно мобилизацию экономики страны, и государственный контроль над ценами и производством. Вот и Николай хотел всего лишь, подчинить капиталистов и помещиков жёсткому диктату государства, в целях общего блага. Но для этой категории 'патриотов' - это стало угрозой для получаемых сверхприбыли на контрактах для фронта. И в результате именно высшая элитка страны и пошла на свержение монархии. В стране, где после событий 9 января 1905 года была подорвана вера в монархию. А ведь ещё философ Константин Николаевич Леонтьев, ушедший в мир иной в 1891 году, за два года до своей смерти уверял, что в России нет социальной базы для либеральных идей, а есть такая база для идей социалистических. В которых философ, в отличие от либеральных идей, видел большой творческий, созидательный потенциал. Особенно в России. И призывал, сам будучи монархистом, и для спасения монархии, возглавить действующему монарху социалистические преобразования в России. И пАпА, Александр Александрович, мог начать такие образования. Но не стал, а вот Николаю, его всесильные родственники, не дали сделать даже гораздо меньшие шаги.
   И сейчас, к вечеру пятницы Николай, попивая чай после парной, чувствовал себя опустошённым, и морально и физически. И при этом понимал, что практически не продвинулся к решению стоящих проблем. Весь сегодняшний сумбурный день он был похож на лягушку бултыхающеюся в молоке. Но масла под лапками пока не чувствовалось.
   Появление первой на аудиенциях мамы, вдовствующей императрицы, протоколом не определялось, но было вполне ожидаемым. И встречать её пришлось, не сидя за столом, а встав посреди комнаты. И та обрушилась на, как ей казалось непутёвого, в смысле слишком самостоятельного, то есть больше прислушивающегося к жене, а не к матери, как хотелось Марии Фёдоровне, сына.
  - Ники! Ты что себе позволяешь? - как только за мАмА закрылась дверь, тут же вскричала Мария Фёдоровна, - Как ты можешь так относиться к брату и к счастью родной сестры?
  - И, вам, не хворать, мАмА, - тут же ответил, сморщившись Николай, дотронувшись до плеча, а потом показательно откашлялся, - Может быть присядете, а то в ногах правды нет. И чаю?
  - Нет, не хочу, - бросила в ответ Мария Фёдоровна, направившись к столу, но остановившись посмотрела на сына и произнесла, с участием в голосе:
  - Болит? И у тебя инфлюация?
  - Да, мАмА, да, - ответил Николай, направляясь к столу, где, взяв колокольчик, вызвал камердинера, - И болит, и по-хорошему мне бы отдохнуть, но вот благодаря вам, мне приходиться переносит инфлюацию на ногах.
  - Благодаря мне? -удивилась вдовствующая императрица и проследовала к предложенному сыном стулу.
  - А кому же? Кроме как благодаря вам с пАпА. ПАпА свалил всё на братьев и во всё слушался вас, мАмА, - ответил, морщась, когда опускался на свой стул, Николай, - А в результате мои дядя набрали столько власти, что я вынужден ждать, во избежание военного мятежа, пока дядя Серёжа покинет пределы империи, дабы...
   В этот момент в дверь кабинета постучали и в неё вошёл слуга, которому Николай произнёс.
  - Любезный, я вас попрошу принести нам чаю. Мне с лимоном и мёдом.
   Камердинер склонил голову и молча вышел. А вдовствующая императрица, посмотрев на Николая, произнесла:
  - Дабы, что?
  - Ну думаю вам это можно сказать мАмА, - ответил Николай, вторгнув вдовствующую императрицу в раздумья, - бабушке в общем то без разницы, какие внуки, сядут на трон. Главное, чтобы именно они возглавили империю. Так вот я хочу обнародовать изменения в акте о престолонаследовании в Российской империи. Уравнивая в правах великих князей и княгинь. Коими теперь будут являться только дети, братья и сёстры государя. Так что, по обнародованию изменений, у нас несколько измениться порядок престолонаследования. И ваша опора мАмА, братья моего батюшки не смогут реально претендовать на трон. Слишком уж далеко они окажутся. Да и будет нюанс, я намерен оставить за действующим монархом озвучивать изменение в этом порядке. Так что не удивляйтесь мАмА, если вдруг окажется, что сестрицы Ксения и Ольга, в престолонаследовании, окажутся раньше некоторых из моих же дочерей.
   Мария Фёдоровна внимательно посмотрела на сына, а потом произнесла:
  - Именно из-за этого ты расторгнул брак Ольги? Чем тебя, Ники, не устроил её муж? Она же была во вполне равнородном браке, за представителя нашей же династии. А то Ольга уже объявила об расторжении своего брака.
   В этот момент, слуга, постучав в дверь, внёс заказанное императором и Николай, указав на стол, произнёс:
  - Прошу поставьте всё на стол и можете быть свободны, любезный.
   И как только когда дверь за слугой закрылась, Николай взял свою чашку, сделал глоток, чувствуя, как отпускает боль в горле и ответил:
  - Брак принцессы, причём очень близкой к наследованию трона должен приносить державе большие дивиденды. Это раз. А брак сестры, ничего кроме упрочнения вашей позиции при дворе мАмА не принёс. Да и то это оказалось под сомнением. Так как муж сестрицы зелёный. Причём на столько, что сестра так и не познало женское счастье. Это два. Ну и третье, спасибо мАмА за близкородственные связи. Алексей болен, и серьёзно болен. По этому его как наследника престола рассматривать не стоит. Плюс не известно кто болен из моих дочерей. Что, в условиях, когда на троне должен быть мудрый, жёсткий, счастливый в браке и обладающий здоровым потомством монарх, тоже совершенно невозможно. Женщина с больным ребёнком зациклиться на этой проблеме. А это повтор сегодняшней ситуации. Когда я вынужден отправить единственного брата на Кавказ сформировать хотя бы одну воинскую часть, не связанную с другими кланами нашей семьи. И на верность, которой я бы мог положиться.
  - То есть, Ники, ты хочешь сказать, что Михаил не в опале? И отправился на Кавказ по своей воле, - вдовствующая императрица внимательно посмотрела на сына.
  - А с чего ему быть в опале? - вполне искренне удивился Николай, - Я предложил брату сформировать воинскую часть, которой он в перспективе будет командовать и на которую, именно наш клан, сможет опереться. А то согласись мАмА ситуация, когда даже гвардия больше склонна подчиняться дяде Володе, а не мне, несколько противоестественна.
  - Понятно, Ники, понятно, - произнесла Мария Федоровна, - И я хочу...
   Но её прервал Николай:
  - МАмА, здесь хочу я. Вы уже довольно нарубили дров в пользу милой вашему сердцу Дании и ваших ближайших родственников. Мне вполне хватает того, что принадлежащая им, да и вам мАмА компания, снабжает Японию для её войны против России. Но за всё надо платить или расплачиваться. В том числе и за старые ошибки.
   Мария Фёдоровна посмотрела на сына и произнесла:
  - Ники, ты о чём?
   Николай сделал ещё несколько глотков чая. Наслаждаясь тем, как при каждом глотке боль в горле слабеет. А потом произнёс:
  - Я о Норвегии, мАмА. И о том обмени, что произошёл, когда обменяли наши семейные владения в Шлезвиг-Гольштейне, на титул наследник Норвежский. Правда потом Дания умудрилась потерять и то, и то. Но формально именно я являюсь наследником Норвегии. А по моей информации, в Норвегии, вот, вот, произойдут некие события, которые могут низложить там унию Швеции и Норвегии[2]. И вот вам, мАмА, предстоит убедить ваших родственников, что бы они помогли именно мне вернуть нам наше наследство. В частности, я намерен сделать так, чтобы королём или королевой Норвегии был наследник престола России. Соответственно я буду намерен помочь в решении вопроса, о возвращении Дании, нашей части сделки. Ну и ещё я, именно я, сделав своим личным владением, хочу купить Датскую Вест-Индию[3]. Коли она не стала вашим приданным мАмА. Всё равно Дания скоро получит предложение, от которого она не сможет отказаться. И продаст эти затратные для себя острова. Так вот, мАмА, я хочу, чтобы вы, хлопнув дверью, немедленно выехали в порт имени нашего пАпА, где вас уже ждёт яхта 'Стрела'. И предложили Дании союз. Условия я озвучил. Пора вам, мАмА подумать не только о милой вам малой родине, но и в своих внуках. Которым тоже надо будет где-то поруководить. Да и...
   При этом Николай внимательно смотрел на маму, стремясь понять, согласна ли она с подобной постановкой вопроса или нет. Отлично понимая, что если человек имеет внутреннее предубеждение или что-то ему экономически не выгодно, то он будет всячески саботировать порученное ему дело. А не хотелось бы, что бы мАмА сорвала полученные ей задания. Отлично понимая свою заинтересованность в их благоприятном разрешении. Для этого он и намекнул, что на трон Норвегии сядет кто-то из её потомков. Но, лицо бывшей датской принцессы Марии Софии Фредерики Дагмар было не проницаемо. Она только спросила:
  - Зачем это тебе, Ники?
  - Норвегия мне нужна, для подготовки большой войны в Европе. Чуть менее года назад, Франция и Англия заключили соглашение против Германии. И теперь большая, я бы сказал великая война, которая затмит всё своими размерами, неизбежна. И у меня пока есть выбор, к кому присоединиться. К Германии, с Италией. Против Англии, Франции и Австро-Венгрии. В этом случае мне Норвегия нужна, чтобы не допустить флоты противника на Балтику. Имея базы в Северном море и оказывая поддержку флоту союзника. И при этом не ставить под удар Данию. С учётом её интересов в Германии конечно. Или же присоединиться к союзу Англии и Франции. Против уже Германии, Австро-Венгрии и Италии. В этом случае мне Норвегия нужна уже как место, где мы сможем круглогодично торговать с союзниками. Ибо за позицию Турции я ручаться не могу. Но крайне велика вероятность, что в любом случае она будет враждебна России. При этом опять Дания остаётся нейтральным государством. Но, может рассчитывать на благосклонность России, в деле восстановления контроля, над потерянными Данией территорий.
  - А острова тебе, Ники, зачем? - вдовствующая императрица наконец то взяла свою чашечку и сделала глоток чая.
  - Северо-Американские Соединённые Штаты, в прошлом году начали строительство Панамского канала. И нашему флоту понадобиться база, для переходов через два океана, - только и ответил Николай, посматривая на маму, с которой было ой как сложно, - Плюс я хочу заполучить личное владение, где будет руководить один из представителей нашего клана, мАмА. Ну и иметь место, куда мы сможем сбежать, в случае неудачи, чтобы не прозябать в нищете.
  - Ты изменился, Ники, - произнесла Мария Фёдоровна, - Очень изменился. Откуда это?
  - Если честно, то пророчество Авеля, - покривил душой Николай, - Прочитав его я понял, насколько близки мы к катастрофе. Благодаря тому, что наши беспринципные и в то же время безнаказанные родственники, довели Россию до того, что мы не можем выиграть войну с Японией. И там было, про вчерашнее покушение. И про то, что будет ранен адмирал Авелан. Которого прикроет городовой.
  - И ты специально встал перед адмиралом? - Мария Фёдоровна удивлённо и даже несколько ошарашенно посмотрела на сына.
  - Да, мАмА, да. Что бы моя, пролитая кровь, дала мне возможность исправить, то, что вы сделали с пАпА. И дала моральное право вернуть всю власть нашему клану. Особенно ту, которой, с вашей подачи, отец поделился с братьями. Сделав так, что последним самодержцем, в России, был мой дед. А отцу, и мне, уже пришлось делиться властью, с теми, кто за свои действия ответ держать не привык. А иначе случиться страшное. Настолько страшное, что я это хочу избежать.
  - Что случиться? Это всё вздор, - бывшая датская принцесса Дагмар в упор посмотрел на Николая.
  - Ты хочешь, чтобы, за американские деньги[4], меня, Михаила и Алексея расстреливали из револьверов, а твоих внучек кололи штыками... - начал было холодно и отстранённо Николай. Но Дагмар побелев лицом, вскричала:
  - Такого не может быть!
  - Может, мАмА, может и ты это сама понимаешь, - так же холодно и жестоко произнёс Николай, - И если ты хочешь избежать этого, а также того, чтобы ты и твои дочери, с твоими внуками, прозябали в нищете, то помоги мне избежать этого.
   После чего, отпивая свой чай, стал прямо смотреть на вдовствующую императрицу. Которая сидела, прикрыв глаза рукой, а потом не отрывая руку от глаз произнесла:
  - Ники, тебе не кажется, что ты слишком жесток? Ты бы мог просто приказать расстрелять всех, кто готов покуситься на нас.
  - Всё население империи? Не проще ли возглавить процессы, и тем самым избежать эксцессы? мАмА, у нас и так имидж в Европе, совсем отвратительный. И я не хочу его ещё больше портить. А наоборот хочу поднять и использовать. И тем самым спасти нас всех, - всё так же без эмоционально продолжил Николай, - Так как, мАмА ты поможешь мне?
   Мария Федоровна опустила руку от глаз, посмотрела на сына и произнесла:
  - Хорошо, Ники, я вдруг поняла, как давно не была в Дании. И не видела своих родных. Когда мне можно отправиться туда.
  - Чем быстрее, тем лучше, мАмА. И не забудь громко хлопнуть дверью, когда выйдешь.
  
  
  
  
  
   Беседы же между Николаем, и сначала новым министром внутренних дел Дурново, а потом и перспективным министром народного просвещения Российской империи, великим князем Николаем Михайловичем, прошли в более конструктивной обстановке. Чем попытка сломать через колено собственную маму. По сути различия свелись лишь к тому, что министр внутренних дел простоял перед столом императора. Внимательно выслушивая пожелания того. В первую очередь касательно действий полиции направленных на то, чтобы шествие рабочих девятого января обошлось без эксцессов. В том числе и Николай поставил задачу полицейским чинам организовывать добровольные дружины. Из собравшихся. Кому сами рабочие делегировали бы право следить, что бы в их коллективах соблюдался порядок. И что бы именно они сдавали дебоширов сотрудникам полиции. Которым рекомендовалось, без необходимости, воздерживаться от применения оружия. А больше руководить движением колон. Которые следовало направлять, так что бы они не подошли одновременно к Зимнему дворцу. А оказались бы вытянуты вдоль маршрута. А на Дворцовую площадь в первую очередь должны были попасть те, в благонадёжности которых полиция должна быть уверена. И именно они должны будут вручить петицию. А потом всем объявить, что петиция передана. А так как царь ранен, то ответ он даст позже и выборным от народа. Ещё на что обратил внимание Николай, давая инструкции Дурнового, это на то, что утренними газетами будет объявлено о запрете телесных наказаний в империи. По этом полиции вести себя корректно и применять силу только для противодействия беспорядкам или уголовным преступлениям. Второе, о чём объявят утренние газеты, станет сообщение о том, что будут прощены все недоимки по выкупным платежам. Ну и попросил найти и доставить, на аудиенцию к Николаю, к завтрашнему дню, некого Александрова. Который был регентом хора в одном из Петербургских храмов. Но в настоящий момент находиться в Бологое. Причём доставить с полным уважением. После чего Дурново отправили готовиться к воскресенью. Но такому, чтобы оно не стало Кровавым. Назначив на следующий день совещание между министерством внутренних дел и гвардией. С целью размещения гвардейских частей, для перекрытия улиц. И направления людских потоков в нужную сторону.
   А вот с дядей, пусть и двоюродным, Николаем Михайловичем, это было скорее беседа. И тут следует понимать, что среди семьи Гольштейн-Готторпов, которые скрывались под брендом Романовых, существовало несколько кланов. Связанных с их прародителями. Так у Николая Павловича было несколько сыновей, Александр, Константин, Николай и Михаил. Каждый, из которых, получил толику власти и доступ к кормилу. Пока ещё в виде руля, а не в виде большой бадьи. Константин возглавил флот. Николаю досталась армия. А Михаилу артиллерия. Но, как известно племянник короля королём стать не может, так как у короля свой сын есть. Так получилось и тут. У Александра Николаевича появились своя сыновья, Александр, Владимир, Сергей, Алексей и Павел. Александр возглавил империю после отца. Бездетные Сергей и Алексей возглавили Москву и флот соответственно. Причём последний оттеснил Константина Николаевича и его отпрысков в сторону, где и судьба князя Искандер сыграла большую роль. Полностью убрав им возможностью пользоваться кормилом. Уже в смысле не что бы рулить, а в смысле, чтобы жрать. А Владимир возглавил гвардию. И именно за его спиной начались махинации по отстранению потомков брата Александра от власти. В результате сложилось несколько кланов, с различными возможностями, по влиянию на власть, в России. В первую очередь это были Владимировичи. Союзниками, которых, стали сами бездетные великие князья Сергей Александрович и Алексей Александрович. Вторым кланом по значимости стали Николаевичи, потомки Николая Николаевича старшего, ну там ещё и младший был, и их так и называли, чтобы различать. А вот кланы Павловичей, Михайловичей, за которыми осталась артиллерия, и находившихся в конце списка, по влиянию, Константиновичей, практически никакой роли в политике империи не играли. Хотя Сандро, муж Ксении, и пытался выбиться самостоятельно, но все его начинания были пресечены более влиятельными кланами. И вот теперь Николай решил, несколько пододвинув самый влиятельный клан в сторону, вознамеривался приподнять, в пику тем, кланы аутсайдеры. И вызвать борьбу между ними и более старыми чемпионами. А то тем же Михайловичам, от государственного пирога, досталась только артиллерия. При этом высшие чиновники российской империи весьма ревностно следили, что бы в их епархию великие князья не попадали. Ведь стоило только Сандро попасть в правительство, пусть и не министром, а просто главноначальствующим, как на него тут же ополчились не только представители других кланов. Но и объединились все высшие чиновники. И в результате, совместными усилиями, выжили его из правительства. Просто из-за опасения, что появление великих князей в политике ставит под угрозу их карьеры. И закроет доступ в высшие эшелоны власти.
   И вот поэтому Николай, как только его тёзка и дядя появился в кабинете, тут же предложил тому присесть и приказал принести им чаю. Начав разговор издалека. Совсем издалека. С истории России, с работ своего дяди в этой области, а потом рассказал, что якобы слышал легенду о древних городах на юге Урала. Где высокие, белокожие люди, с русыми волосами варили бронзу. И что было это четыре тысячи лет. И что один такой город находиться возле высоты Аркаим. Имеющей это название ещё с тех, давних времён. Дядя заспорил, и Николай предложил ему пари. Что тот найдёт эту страну. Что там будут обнаружены боевые топоры. Те же самые, что были на вооружении белой расы, в момент, когда эта раса завоёвывала Европу. И что дядя сам удивиться от найденных материалов. И выводу, сделанному из этих находок, что именно Россия колыбель всех европейских цивилизаций. Николай Михайлович тут же стал просить деньги, на столь масштабное исследование. Особенно когда племянник высказал мысль, что для поиска городов лучше всего использовать аэростаты. Что помогут обнаруживать находящиеся в дневном переходе города. И царь предложил Николаю Михайловичу возглавить Министерство народного просвещения Российской империи. Которое Николай, как царь, хотел видеть не только как занимающуюся одним образовательным процессом структуру. Но и ведущую целенаправленную научную деятельность организацию. Причём крайне либеральную, вплоть до того, что Николай спокойно посмотрит, если в университеты начнут принимать и девушек. О чём и следует громогласно объявить в конце весны. А количество высших учебных заведений подобных Императорскому Московскому техническому училищу[5] должно только увеличиться. Причём многократно. И что и свои изыскания Николай Михайлович сможет вести из фондов своего министерства. В общем, Николай Александрович, уговорил Николай Михайловича, подумать, возглавит ли тот министерство в новом правительстве.
   Но, пожалуй, самый сложный разговор оказался с контр-адмиралом Вирениусом. Который, помимо того, что исправлял должность начальника Главного Морского Штаба, ещё и руководил военно-научным отделом этого самого штаба. И, как только адмирал доложил о своём прибытии, император произнёс:
  - Проходите, ваше превосходительство, присаживайтесь. Разговор у нас будет долгий, сложный, а в ногах правды нет.
   И когда контр-адмирал присел, и поднял свои глаза, на своего императора, тот продолжил:
   - Вопрос касается, если так можно сказать, моего желания провести, не сколько, переговоры, сколько обмен мнениями на высшем уровне между мной и микадо. И мне нужна ваша, превосходительство, помощь и консультация. Причём если дело получиться, то к вам будут обращаться уже высокопревосходительство, и вы будите начальником Главного Морского Штаба, а не исправляющим должность. Но начну я издалека. Вовремя моего путешествия, чтобы загладить свою вину, за мою рану, от японского городового, действующий император Японии сделал подарок. Подарил меч, которому около полутысячи лет. К тому же работы одного из весьма значимых мастеров. Вы понимаете ценность этого меча? Вы же, кажется, бывали на 'Витязе' в Японии?
  - Да, ваше величества, я бывал в Японии и знаком с её культурой, - тут же произнёс в ответ Вирениус, - И смею вас заверить это действительно ценное для японцев и, весьма значимая для истории, особенно истории Японии, оружие. К тому же принадлежавшее императорскому дому Японии. Но я не понимаю, причём здесь это оружие и обмен вашим с микадо мнением.
  - Очень хорошо, ваше превосходительство, именно об этом я и подумал, когда приглашал вас к себе, - кивнул в ответ Николай, - О значимости этого оружия для японцев. А по поводу обмена мнениями, то прошу вас мне в этом деле помочь. В принципе, ваше превосходительство, от вас многое сделать не придётся. Просто через две недели я объявлю, что в знак того, что война будет идти между нашими странами, до полного уничтожения, я уничтожу подарок императора. Допустим через месяц. Это будет выглядеть спонтанно. Я просто публично вспомню о существовании этого подарка, потребую его найти. Дам месяц сроку, на поиски. Дабы публично уничтожить этот меч.
   Николай внимательно посмотрел на адмирала, тот кивнул, соглашаясь, и император продолжил:
  - Вам же, ваше превосходительство, через своих агентов, возможно и военных атташе Франции или Германии, или ещё через кого то, кто сможет выйти на доверенных слуг микадо. Тут, ваше превосходительство, полностью на ваш выбор. Главное же, что бы дело осталось в тайне. Но надлежит довести до сведения императора Японии, причём до истечения срока, в две недели, что я жду, в России, с его предложениями, члена императорского дома Японии. В идеальном случае это могла бы быть одна из дочерей микадо. Которую мы, несомненно, примем, конечно же, под мои личные гарантии, и с полным уважением и этикетом, под видом прекрасной и смелой незнакомки. И которая, конечно же, сможет, уговорит меня, не уничтожать меч. Я верну ей это оружие. В результате получиться красивая, и надеюсь романтичная история, о смелой принцессе, и галантном и весьма просвещённом монархе. Которая позволит сохранить лицо и нам, и микадо. И в тоже время произойдёт хотя бы обменяться мнениями, между нами. Что вообще останется за ширмой этой истории.
   По мере, того, как Николай говорил, у невозмутимого финна ползли вверх брови, и отвисала челюсть:
  - Но зачем такие сложности, ваше величество. Не проще ли было бы все вопросы решить через министра иностранных дел?
  - К сожалению, ваше превосходительство, не проще. Так как операция имеет несколько слоёв, и нужна для достижения сразу множества целей. Именно поэтому я и обращаюсь для её проведения к разведке флота. Благодаря старанию нашего министерства Россия уже полсотни лет воюет одна, без союзников. И находиться под опасностью глобальной войны со всем миром. Да я, можно сказать, не доверяю собственному министерству иностранных дел, во главе с откровенным англофилом. И тут есть ещё один нюанс. Я хочу поднять международный имидж, как России, так и себя лично. Представ последним рыцарем Европы, причём весьма печального образа. Ну и последним слоем операции является то, что я намерен провести через проливы, для возвращения принцессы в Японию, пару броненосцев из Чёрного моря. Но все, кроме сообщения микадо о моём желании обменяться мнениями желательно оставить в тайне.
  - Я понял, ваше величество, - только и произнёс финн на русской службе, постаравшись не уточнять тонкости плана, но уточнить детали и связанные с ними риски, - Вопрос как доставить посланника, ваше величество. Его же придётся везти через третьи страны. А этот срок может быть явно больше месяца.
   Николай сделал вид, что задумался, а потом ответил:
  - Насколько я знаю, в порт Талиенвань прибывает, снабжение, для второй японской армии. И если моя идея найдёт ответ у микадо, то посланец может прибыть туда. Оттуда добраться до Инкоу, или даже сразу прибыть, из Японии, в Инкоу. Где есть принадлежащая уже англичанам железная дорога. И там его встретят ваши агенты...
  - Прошу простить меня, ваше величество, но у меня нет агентов в Инкоу, - развел руками контр-адмирал.
  - Как нет агентов Инкоу, ваше превосходительство? - деланно удивился Николай, и тут же сменил тон, заговорив более казённым языком, заставив вскочить контр-адмирала, - Ставлю вам это на вид[6]. Должны быть, пусть и под видом англичан. А то и сами англичане. Который не только наблюдает за перевозками японцев. В том числе и по железной дороге из Талиенваня и Дальнего. Вербуя для этого китайцев, а то и японцев. И помимо этого ещё проводят диверсии, в порту и на железной дороге. Например, платят копеечку малую, за болты, для крепления рельсов. Вы, надеюсь, поняли мою мысль, ваше превосходительство. И присаживайтесь. Больше выговаривать я вам не собираюсь. Но жду от вас проекта по реформированию, как Главного Морского штаба, так и военно-научного отдела. У флота должны быть, как своя разведка, так и своя контрразведка. И свои диверсионные подразделения. Даю вам неделю срока, потом явитесь на аудиенцию. Мы с вами обсудим и эти вопросы. Кстати всё связанное с вопросом о посланнике докладывать немедленно.
   Контр-адмирал присел свой стул и произнёс:
  - Есть, ваше величество, сделаем. И как я понимаю, в дальнейшем вы предлагает, используя ту ветку английской железной дороги, что они ещё строят до Мукдена, для доставки посланника в этот город. А дальше мне надлежит доставить его по железной дороге. Но даже скорый поезд идёт довольно большой срок.
  - Как только посланник окажется на нашей территории, то необходимо будет организовать для посланника литерный поезд. И как можно быстрее доставить сюда. Мне не нравится ситуация, которая сложилась в настоящий момент в Манчжурии. Сдача Порт-Артура высвободила третью японскую армию. Что составляло треть от всей японской действующей армии. И если раньше наши войска имели преимущество перед японцами, то теперь валентные силы японцев приблизительно равны нашим. И можно ожидать крупное японское наступление. Которое было невозможно буквально несколько дней назад. Возможно, этот обмен мнениями оттянет японское наступление. И позволит усилить наши войска в Манчжурии. Так что я полностью надеюсь на вас, ваше превосходительство, - Николай в упор, сурово посмотрел на контр-адмирала.
  - Я всё понял, ваше величество, - тут же ответил Вирениус, - И приложу все усилия, что оправдать ваш выбор.
  - Тогда ступайте, ваше превосходительство, - с этими словами Николай отпустил собеседника.
  
  
  
  
  
   Болеть плохо. Нет, реально, болеть плохо. Особенно плохо болеть монарху, у которого на завтра намечается революция. А у монарха, видите ли, инфлюэнцея. Он, видите ли, решил в одном мундирчике, по крещенским морозам, побегать. После того как картечную пулю схлопотал. Хорошо, что ещё на излёте. Но как бы того не было, а все симптомы были на лицо. Першение, сухость и боль в глотке, общее недомогание, головная боль, боли в суставах и мышцах, повышенная температура тела. Но вот в качестве врача Николай потребовал вызвать к себе доктора медицины Императорской медико-хирургической академии Полотебнова, Алексея Герасимовича. Правда, профессор уже лет десять как был, за выслугой лет, в отставке. Но когда зовёт царь, хочешь, не хочешь, но являться надо. И поставив царю диагноз, острый тонзиллит и назначив лечение, профессор уже было собирался откланяться, но был остановлен царём. Который произнёс:
  - С одной стороны болеть мне сейчас совершенно не к месту, но с другой стороны, ангина помогла нам с вами встретиться, господин профессор.
  - Острый тонзиллит,- произнёс было Полотебнов, но Николай кивнул, в знак согласия и продолжил:
  - Вот я и говорю, ангина обыкновенная, хорошо, что хотя бы не воспаление лёгких. Но знаете, господин профессор, я вынужден вам попинать. Вы тридцать лет назад очень нехорошо поступили.
  - Это в чём же, ваше величество, я поступил очень нехорошо? - поджал губы Полотебнев, - Да и вам нельзя, в вашем состояние, волноваться.
  - Да я и не волнуюсь, - вымученно улыбнулся в ответ Николай и поспешил добавить, - И я про вашу работу, господин профессор, которые завершились статьёй 'Патологические значения зелёной плесени'. Ведь если бы продолжили работу и даже начали бы применение препаратов на основе этой плесени для лечения инфекционных кожных заболеваний, то думаю, буквально несколько инъекций поставили бы меня на ноги, и я бы мог более полноценно заниматься государственным управлением. Но, к сожалению, господин профессор, ни вы, ни доктор Манасен, не реализовали ваши наработки. Остановившись на достигнутом. А ведь французский врач Эрнест Дюшен, в 1897 году, подтвердил ваши наработки. При этом итальянец Бартоломелео Гозио, ещё в 1896 году, сумел выделить, из плесени, обладавшую лечебными свойствами кислоту. К сожалению, название я и со здоровым горлом не произнесу. Но я очень хочу, чтобы вы обессмертили своё имя профессор и продолжили работы в этом направлении. Если уж не вы лично, то ваши ученики точно бы завершили работы. И мы могли бы получить лекарство, способное спасти многие тысячи жизней. От той же гангрены.
  - Это не так просто, ваше величество, - усмехнулся в ответ профессор, - В своё время возникли проблемы с очисткой препарата. Я его ещё мог бы применять для наружного действия. Но для внутреннего применения, получаемая концентрация была мала. Да и достичь необходимой чистоты препарата, ни я, ни доктор Манасен не смогли. Мы даже, в отличие от Гозио, не смогли выделить обладающее лечебным свойством вещество.
  - Мне понятны ваши замечания, господин профессор, - согласился было с доводами царь, - Но наука не стоит на месте. И то, что не смогли сделать вы, через четверть века сумели выделить. Это раз. Плюс как я, пообщавшись с химиками, понял, что если это кислота, жидкость в агрегатном состоянии, то можно превратить её в соль, которое будет уже иметь твёрдое агрегатное состояние. Сохраняя свои свойства. Ведь та же синильная кислота, продолжает быть опасной и в виде солей. Так вот изменив агрегатное состояние, нужного нам вещества, в котором его уже можно будет очистить, растворив если не в воде, то в органическом растворителе, например, в том же ацетоне, мы можем получить раствор чистого вещества. Из чего эту соль можно методом экстракции...
  - Каким, каким методом? - переспросил Полотебнов.
  - Экстракции, господин профессор, - повторил царь, - мне тут намедни рассказали интересный случай, произошедший в действующей армии. Так получилось, что для двигателя газогенератора воздухоплавательного парка пришлось смешать керосин со спиртом. И тут вдруг выяснилось, что нижние чины парка пьяны. Выпив этого спирта.
  - Но они разве не отравились керосином, ваше величество? - врач удивлённо посмотрел на царя.
  - Нет, нижние чины просто взяли ведро с дыркой в днище. Забили дырку деревянной пробкой. А потом налили полведра смеси керосина со спиртом, и добавили полведра воды. Размешали. Керосин, отдав воде спирт, всплыл наверх. И нижние чины, использовав метод экстракции, не имея даже понятия как этот метод по-научному называется, для очистки, выбив пробку, получили необходимый им продукт.
   Полотебнов рассмеялся, а потом произнёс:
  - Да, ваше величество, богата наша земля самородками. Жаль, что не во благо же используют.
  - Ну так и я про вас, господин профессор, и говорю, улыбнулся Николай, - Сделали открытие, я могу даже сказать, что мирового масштаба. И остановились, на полпути. А продолжили бы работы в этом направлении. Экстрагировав соль нужной нам кислоты любым эфиром. Той же 'грушевой эссенцией' например.
  - Хм, ваше величество, - задумался профессор, а ведь так можно будет и концентрацию активного вещества поднять. Одно плохо, подобное исследование надо вести в хорошо оборудованных лабораториях. И сами по себе они будут не дёшевы.
  - Вот поэтому то, господин профессор, - Николай перешёл на официальный тон речи, - я прошу вас вернуться на службу. И создать, а потом и возглавить Российский Имперский Университет Микробиологии. Финансирование я вам положу из своих средств. И лично государю будите по тратам и достигнутым результатам отчитываться. Согласны?
  -Да, ваше величество, - произнёс, тут же поднявшийся со стула, Полотебнов, - Приложу все свои усилия, что бы оправдать доверие.
  - Конечно приложите, господин профессор, - усмехнулся Николай, - Этот наш разговор всё одно должен был состояться. Возьмите учеников, очень рекомендую сына вашего учителя, доктора Боткина, привлечь. Как он из действующей армии вернётся. Ну и пригласите, в свой новый университет, Гозио с Дюшеном. Кажется, каждого из них, у себя, на своей исторической родине, ни того, ни того должным образом не оценили. Пусть Россия станет для них новой родиной. Где они и поработают на благо человечества. Но есть ещё один не маловажный вопрос господин профессор. Точнее два.
   Произнося последние слова, Николай позволил себе улыбнуться.
  - Это, какие вопросы, ваше величество? - произнёс Полотебнов, внимательно посмотрев на царя. А тот снова улыбнувшись, произнёс:
  - Господин профессор, если уж мы вместе будет работать на величие России, как говориться, да возвеличиться Россия, да сгинут наши имена, то думаю вам, ко мне, можно обращаться просто, Николай Александрович.
   Полотебнов усмехнулся и ответил:
  - И тогда и вы обращайтесь ко мне просто Алексей Герасимович. А что за второй вопрос?
   Лицо Николая тут же приняло серьёзное выражение, и он ответил:
  - Я, Алексей Герасимович, очень ваш прошу сделать две вещи. Первая, сделать всё так, чтобы приоритет России, в этом изобретении никто, и никогда, даже не мог подумать оспорить. А то любят в насмешку говорить, что Россия родина слонов. А второе заключается в том, что вы должны всё сделать так, чтобы за границей как можно дольше не могли повторить результат ваших исследований. И как человек, который будет оплачивать их, я на этом пункте настаиваю особо. Нет, я не собираюсь наживаться на страданиях. Красный Крест, для своих операций будет получать препарат на льготных условиях. Но я хочу, чтобы это лекарство прочно ассоциировалось с Россией. Вы меня понимаете Алексей Герасимович?
  - Да, Николай Александрович.
  - Тогда с богом. Жду вас через неделю, как государь, с вашими предложениями по организации университета. Ну и приблизительной сметой, что необходимо закупить. И ещё надеюсь, что завтра вы меня посетите, как доктор.
  
  
  
  
  
   Болеть в начале двадцатого века, это далеко не то что бы болеть в начале двадцать первого. Это не выпил шипучку, что снимет все симптомы недомогания, брызнув на воспалённое горло чем-то из баллончика, что тут же сняло болевые ощущения. И может, и дальше вести практически не ограниченную жизнь. Болезнь в начала века это было серьёзно. И её надо было превозмогать. Хотя обезболивающие препараты и имелись. В основном на основе наркотических веществ. И приём таких обезболивающих препаратов приводил к быстрому привыканию. Плодя многочисленных кокаинистов и морфинистов. Причём эти наркотики, в то время ещё и считались стимулирующими препаратами. Да что уж говорить, если даже 'Кока-Кола' первоначально была не освежающим напитком, а медицинским препаратом, созданным для того, чтобы снять привыкание, у своего создателя, от обезболивающих препаратов. И первоначально продавалась, как настойка, в аптеках.
   Не смотря на то что столица была полна слухами, о том, что царь болен, и не выйдет к шествию к Зимнему Дворцу организаторы всё равно готовили это шествие. Возлагая на него большие, и не только политические, но и личные надежды. И Николай понимал, что его появление грозит ему опасностью попасть под обстрел боевиков эсеров. А не выйти означало то, что японцы называют 'потерять лицо'. И означала потерю веры в царя. С последующим отходом большей части крестьянства от монархической идеи. И потерю весьма большого влияния идеи монархии среди рабочих. Нельзя было пускать и вожаков шествия во дворец. Так как это сразу же подняло бы их авторитет, в глазах рабочих, на недостижимую высоту[7]. И поэтому, как только за профессором Полотебновым закрылась дверь, Николай потребовал принести мундир. Пусть министр внутренних дел и командующий гвардейского корпуса князь Васильчиков Сергей Илларионович, по приказу Николая, начали совещание без него. Но узнать, до чего там они договорились. Плюс совещания никто не отменял. А Николай вызывал во дворец всё руководство флота кроме генерал-адмирала, но пригласив Сандро, армии и гвардии. К сожалению прибытие в столицу третьего Нарвского полка и его командира полковника фон Таубе ожидалось только вечером. Хотя приказ полку и его командиру немедленно же прибыть к Зимнему дворцу был уже телеграфирован.
   Но жизнь вносит в планы свои коррективы. Как оказалось, Министр Дурново не зря ел свой хлеб. Александров, который даже не успел ещё взять себе этот псевдоним, был найден и срочно доставлен в Зимний Дворец. И приказав переодеть молодого человека в приличный костюм, Николай выслушал общее решение Дурново и Васильчикова. В общем утвердил его, уточнив что позиции непосредственно перед Зимним Дворцом будет занимать Нарвский полк. А охрану непосредственно дворца осуществлять лейб-гвардейский Финский стрелковый батальон. При этом Дурново получил новые распоряжения. Направленных на то, чтобы не допустить межнациональных конфликтов в Баку[8]. Для чего полностью исключить использование для подавления беспорядков солдат местных национальностей. А наводнить регион русскими полицейскими. Командировав их в этот город. Но при этом, в обязательном порядке, постараться выявить и арестовать боевиков националистических партий. Как армянских, так и каспийских татар, как тогда называли азербайджанцев. Хотя последние и показывали лояльность власти. В отличие от армян. По этому генералу от кавалерии Накашидзе надлежало, не пресечь действия армянских боевиков, столкнув их с татарским населением, а поступить полностью наоборот. Исключив малейшее участив, в конфликте армянских боевиков с властью, татарского населения. Огородив при этом от татар и армян. Стараясь максимально не затрагивать мирное население, любой концессии. При этом выйти на священников армянской церкви обратив их внимание на положение их единоверцев в Турции. И сообщить, что в планах младотурок значиться совершить геноцид не турецкого населения Турции. В том числе и армянского. И в этом Россия готова помочь армянам сохранить жизни. Плюс сообщить, что армянской церкви будут возвращено конфискованное у неё имущество. Армянская церковь на территории России будет уравнена в правах с православной церковью. И армянам разрешат открыть свои школы. И приказав Васильчикову явиться на вечерние совещание, Николай, отпустив министра и князя направился в свой кабинет. Куда и приказал направить Александрова.
   Которого, ошалевшего от всего происходящего, буквально втолкнули в кабинет царя. Но царь не стал, живьём есть молодого человека. Которому и было только двадцать один год от роду. А вместо этого, назвав его подающим надежды композитором Николай протянул Александрову стихи, несколько изменённого гимна будущей Российской Федерации. Придав им более имперскую, а не союзную направленность. При этом слегка покривив душой, не Александров первый, не он и последний, кого обманут, во имя великих целей, сообщил, что нашёл этот старый текст в одной из книг кабинета-библиотеке. А так как лист рассыпался сам собой, то переписал текст от руки. И попросив композитора продекларировать стихи, сам наиграл мелодию по памяти. Буквально вынудив Александрова пропеть последний куплет и припев. После чего Николай ещё больше ошарашил Александрова, сообщив ему, что он намерен положить эти стихи на музыку. А саму музыку сделать гимном Российской Империи. И даёт композитору время до утра написать музыку. И подготовить оркестр к его исполнению. Дав понять, что в случае успеха подвиг композитора не останется незамеченным. И отправив окрылённого молодого человека совершать подвиг, заодно отдав распоряжение слугам, выполнять все разумные требования Александрова, Николай позволил себе немого расслабиться. Прежде чем в его кабинет вошли все те, кого он вызвал было на совещание.
   Но как только камердинер доложил, что собрались военный министр генерал-лейтенант Сахаров Виктор Викторович, морской министр адмирал Авелан, Главноначальствующий Главного управления торгового мореплавания и портов великий князь Александр Михайлович. Инспектор всей артиллерии великий князь Сергей Михайлович. А также, временно исправляющего дела начальника Главного Штаба генерал-майор Поливанов, Алексей Андреевич, и временно исправляющий дела начальника Морского Главного Штаба контр-адмирал Вирениус, Николай распорядился их всех пригласить в кабинет. И как только все расселись за столом в центре кабинета, Николай, встав в картинную позу произнёс:
  - Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие.
   После чего обвёл комнату взглядом и добавил:
  - Нет к нам не едет ревизор, всё гораздо банальнее, мы просто проигрываем войну японцам. И я хочу спросить, какого чёрта это случилось? Ведь изначально речь шла о маленькой и победоносной войне. А не о том разгроме, японцы что учинили и нашей армии. Под Ляояном и Порт-Артуром. И нашему флоту, под тем же Порт-Артуром. Я, господа, совершенно недоволен вами. Поэтому я склонен довести до вашего сведения ряд вопросов, которые, по моему мнению, вы совершенно зря упускаете из виду. Вопрос первый, касается резкого усиления японской действующей армии, за счёт высвободившейся третий армии генерала Ноги. И японской тяжёлой артиллерии, включая и те орудия, что они захватили в Порт-Артуре. Что способно резко усилить японские силы на фронте. И нивелировать имеющееся сейчас у нас преимущество в Маньчжурии.
  - Но, ваше величество, мы планируем наступательную операцию, - напомнил военный министр, - которая в случае успеха позволит нам вернуть Ляоян.
  - Это так, ваше высокопревосходительство, - согласил Николай, - Но я собрал вас не для того, чтобы мы вернули Ляоян, а для того, чтобы довести до вас одну мысль. Нам сейчас надо приложить максиму усилий, что бы мы хотя бы свели войну вничью. Ту самую войну, которую мы проиграли в начале 1897 года. Когда меня убедили не проводить операцию в Проливах. К которой было всё готово. А в результате наш Черноморский флот имеет большие проблемы, для выхода в океан. И мы не можем потерять ещё двести тысяч человек, и потратить два миллиарда, чтобы получить победу в этой войне. Поэтому я и исхожу из того, что нам надлежит поставить Японию в такое положение, что бы она не могла продолжать войну. И надо мериться, на условиях, хотя бы не значительно ухудшающих наше положение. Поэтому то я и хочу, предложить некоторые меры, которые позволят, по моему мнению, улучшить положение нашей действующей армии.
  - И мы можем узнать, что за меры вы, ваше величество предлагаете? - тут же спросил генерал Сахаров.
  - Конечно, для этого я вас господа и собрал, - кивнул Николай и откинулся на спинку своего стула, - Начну с неприятного. Есть мнение, что наши части, имеющие в большинстве своём призванный из запаса контингент, старших возрастов, крайне неохотно идёт в наступление. Они ещё могут проявить упорство в обороне, но не готовы проявить его в наступлении. Залегая сразу же как встречают противодействие противника. Вступая с ним в перестрелку. Поэтому я бы не стал слишком уж надеяться на успех наступления. Дай бог Сандепу взять. И выйти на рубеж реки Шахэ. Можно сказать, что я крайне недоволен планированием войны Военным министерством и Главным Штабом.
   С этими словами Николай посмотрел на военного министра и начальника Главного Штаба, причём так, что те опустили глаза. А царь продолжил, переведя взгляд на великого князя Сергея Михайловича:
  - При этом артиллерия, имеющая в своём составе один основной трёхдюймовый калибр, с одним шрапнельным снарядом не способна поразить находящиеся в укреплениях войска противника. Да что там про укрепления говорить, если даже поставленный на удар шрапнельный снаряд не может пробить, сделанный из сырой глины, дувал. Превращая любую китайскую деревушку в мощнейшее укрепление. Которую не способно разрушить наша полевая артиллерия.
   Великий князь ничего не ответил, а только поднял глаза под потолок, как будто рассматривая там что-то. И Николай, ещё раз осмотрев всех собравшихся произнёс:
  - Посему мои предложения будут касаться нескольких направлений. Первое это артиллерия. Для нашей армейской артиллерии необходимо срочно закупить в Германии гаубицы. Причём как двенадцатисантиметровые и пятнадцатисантиметровые Круппа, аналогичные используемым японцами, так и десяти с половиной сантиметровые, в максимально возможном количестве, с поставкой к лету. Из которых сформировать несколько, лучше три или четыре, артиллерийские бригады. Кои и направить в действующую армию. Для разрушения позиций противника. А для нашей основной трёхдюймовый артиллерии пересмотреть спецификацию выпускаемых снарядов. Не одна граната, на семь шрапнельных снарядов. А четыре гранаты на одну шрапнель. Кстати гранаты для орудий можно будет заказать и во Франции. Что бы быстрее их получить. А то что-то наша промышленники не способны обеспечить нашу армию всем необходимым. Начиная и со снарядов[9]. Кардинально же систему артиллерийского вооружения нашей армии мы будем менять уже после окончания войны. А сейчас, у меня есть предложение как флот и Главное управление торгового мореплавания и портов смогут помочь нашей армии.
   Николай перевёл взгляд на моряков, успев заметить и как Сергей Михайлович, оторвавшись от лицезрения потолка бросил в туже сторону удивлённый взгляд. И смотря теперь уже на моряков царь сказал:
  - Флоту и Главному управлению торгового мореплавания и портов надлежит немедленно подготовить и направить в распоряжении армии, на фронт, все валентные орудия. Особенно находящиеся в запасе. А также все десантные орудия и пулемёты с кораблей. Сформировать несколько артиллерийских дивизионов из имеющихся за флотом орудий Барановского. Из имеющихся за флотом пулемётов создать пулемётные команды. Обеспечив их личным составом, зарядными ящиками и гужевым транспортом. И немедленно по формированию отправить в Маньчжурию. Из имеющихся в запасе флота орудий и броневых листов создать блиндированные поезда. Использую дюймовую и полуторадюймовую броню[10], а не как англичане создали из канатов 'Волосатую Мери'[11]. Блиндированные поезда вооружать однородным вооружением. Так, на лёгкие бронепоезда, ставить или одни четырёхфунтовки, или одни девятифунтовые орудия. Для самообороны использовать многоствольные пушки и вооружённых винтовками стрелков. Предназначены данные блиндированные поезда, для поддержки войск в районе железнодорожного полотна. И для защиты тылов армии от рейда вражеской кавалерии. Тяжёлые бронепоезда должны быть вооружены пушками калибра более шести дюймов. И предназначены для огневой поддержки войск.
   Генералы Сахаров и Поливанов при этих словах переглянулись и закивали головами. Соглашаясь с таким положением дел. А царь продолжил:
   - От Морского ведомства в данном случае орудия, броня и личный состав. А также их снабжение. Главное управление торгового мореплавания и портов обеспечивает создание подобных блиндированных поездов. Но это не всё. Морскому ведомству надлежит восстановить морские полки. В первую очередь расформированные три первых. И к лету направить на фронт. Используя свободный личный состав и стрелковое вооружение из своего ведомства. Управлению же надлежит сформировать не менее четырёх добровольческих морских батальона. Из добровольцев как из морского ведомства, так и штатских. При этом вооружить батальоны ружьями-пулемётами конструкций Мондрагона и Мадсена. Причём разрешаю, для того что бы вооружить как можно быстрее использовать ружья-пулемёты под любой патрон. Но управлению обеспечить снабжение этих подразделений боеприпасами. Так же разрешаю вооружить эти батальоны охотничьими самозарядными Винчестерами, образца 1903 и этого годов. Возможно так же вооружение ударных подразделений пистолетами системы Маузер.
   И переведя взгляд уже на генералов Николай произнёс:
  - Военное ведомство же должно применять эти батальоны только как ударного подразделения. Для организации острия атаки, при поддержки пехотных полков. И никогда не держать их на передовой. А в резерве, при штабе не менее чем армии. Что должно быть на контроле у главноначальствующего Главного управления торгового мореплавания и портов великого князя Александра Михайловича. Которому я разрешаю на вышеназванные цели использовать средства из 'Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования'.
   Генералы удивлённо переглянулись, но перечить царю не стали, а высказали своё согласие. А Николай переключился на другую тему, снова глядя на моряков:
  - Помимо этого флоту и Главному управлению торгового мореплавания и портов надлежит выделить в распоряжение действующей армии валентные мелкокалиберные орудия системы Гочкиса. Установленные, с помощью управления портов, на колёсный ход. Морскому ведомству надлежит сформировать дивизионы из четырёх, восьмиорудийных, батарей. Которые должны будут придаваться наступающим дивизиям, из расчёта одной батареи на полк. Для непосредственной поддержки пехоты. Морскому ведомству обеспечить дивизионы личным составом, материально-техническим обеспечением и транспортом. И обеспечивать снабжение в дальнейшем. Инспектору всей артиллерии надлежит обеспечить использование данных артиллерийских систем в интересах действующей армии.
   К этому моменту генералы расслабились, решив было что их ничем нагружать не будут, а только усилят их позиции, но Николай, повернувшись к ним, начал было высказывать и в их адрес:
  - Конечно, появление новых ударных подразделений, которые должны будут увлечь наши откровенно слабые войска и поддержать их огнём, это хорошо. Но несколькими батальонами и батареями войну не выиграть. Её даже в ничью не свести. А посему, Военному Ведомству надлежит, обеспечить переброску в действующую армию не менее трёх, четырёх корпусов из состава частей расквартированных в Европейской части страны. И имеющих кадровый состав. А не призванный из запаса. И именно эти части приготовить для проведения летнего наступления. Плюс Военному Ведомству надлежит и самому подготовить батальоны из добровольцев, в качестве ударных частей. В том числе и из гвардейских, - Николай внимательно посмотрел на командующего гвардейским корпусом, который только прикрыл глаза в ответ, - и гренадерских частей. Не менее чем по одному батальону от каждого гвардейского или гренадерского полка. И перебросить их в действующую армию. Но обращаю внимание, на то, чтобы у нас, в Западном Крае общее количество войск не уменьшилось. И мы имели части в достаточном количестве, для противостояния Германии и Австро-Венгрии. Дабы не спровоцировать их. Кроме того, я хочу, чтобы наши Туркестанские военные корпуса были полностью подготовлены к боевым действиям. Но оставлены в местах постоянной дислокации. При этом из 8-го Закаспийского стрелкового батальона и 5-го Кушкинского резервного батальона сформировать 15-й и 16-й Туркестанские стрелковые полки. Кроме того, я хочу, чтобы была сформирована дикая дивизия... Кавказская туземная конная дивизия, командующим которой мы хотим видеть полковника Хана Нахичеванского, его заместителем командира 15-го драгунского Александрийского полка полковника Келлера. Начальником штаба дивизии я хотел бы видеть войскового старшину, из 1-го Читинского Забайкальского казачьего полка, Мамантова. Дивизию к началу лета развернуть в районе города Гирин. Так же обращаю внимание Военного Ведомства на необходимость скорейшего вооружения ударных частей гранатами конструкции штабс-капитана Лишина. Он как раз сейчас в действующей армии.
   Николай ещё раз окинул взглядом собравшихся, тяжело вздохнул и произнёс:
  - Вот вкратце и все мои новые требования. Какие будут вопросы, предложения, претензии и кто, и с чем, не согласен?
  
  
  
  
  
   После тяжёлого заседания, результат которого не понравился никому из присутствующих, Николай вышел из кабинета, мечтая только об отдыхе. Буквально выжитый как лимон, как болезнью, так и не желанием, как флотских, уступить хоть что-то армейцам. Так и армейцев уступать хоть что-то из своей вотчины. Сначала армейцы благосклонно приняли предложение, что флот им поможет. Благо число тех же пулемётов, на позиции под Мукденом, измерялось шестью десятками. И усилить свои позиции, за счёт флота, генералы посчитали за благо. Но тут же, буквально встали на дыбы, стоило только Николаю заикнуться о передаче, чтобы хоть как-то успокоить недовольных таким раскладом адмиралов, береговой артиллерии флоту. Армейцы, буквально не желая терять такой жирный кусок из своего кормила. Так что заседание вышло жарким. И все расстались к взаимному неудовольствию. Но всё-таки уступивших давлению царя. Но при этом и армейцы, и флотское начальство, держали, и фиги в карманах, и скрещенные пальцы за спинами. Образно конечно. Но их желание противодействовать начинаниям царя, Николай буквально чувствовал. Так что, похоже, без создания Совета государственной обороны было не обойтись и тут. Но вот ставить на эту должность дядю великого князя Николая Николаевича - младшего не хотелось, от слова совсем ни как не хотелось[12]. Помня, что он там наворотил, будучи как председателем совета, так и чуть позже верховным главнокомандующим. Так что пока стоило подумать, кого поставить на этот совет. Хотя бы временно.
   Вот с этими мыслями выйдя из кабинета, Николай и увидел офицера в форме полковника русской армии, который заметив царя, тут же вытянулся во фрунт и произнёс, отдавая честь,
  - Ваше величество, полковник фон Таубе, командир третьего Нарвского полка, по вашему приказанию прибыл.
   Николай вздрогнул, но собравшись с мыслями ответил:
  - Рад вас видеть, господин полковник. Вы как раз вовремя. У меня, к вам, будет весьма ответственное задание. И от вас буквально зависит судьба России.
   При этом Николай про себя усмехнулся, заметив, как дрогнули брови у полковника. Ведь царь заикнулся не об интересах бога, не об интересах царя в частности или монархии вообще. И даже не об Отечестве, о том, что мы сейчас понимаем, под малой родиной. Царь произнес, что предстоит защищать интересы того, что вообще не входило в государственно образующие понятие: 'За Веру, Царя и Отечество!' А Николай продолжил:
  - Я вам ещё больше скажу, господин полковник, от вас зависит судьба народа России. Кстати, какие части прибыли? Что ожидается? В ближайшем будущем.
  - Прибыл первый батальон, ваше величество, второй батальон разгружается. В течение ночи ожидается прибытие третьего и четвёртого батальонов полка.
  - А остальные части дивизии, когда прибудут, господин полковник?
  - Четвёртый Копорский полк начнёт прибывать ближе к рассвету. Части 'белой бригады' [13] начнут прибывать с завтрашнего вечера.
  - Хорошо, господин полковник, - кивнул Николай, - до прибытия командования вашей бригады и дивизии лично возглавьте прибывший личный состав. И учтите, приказы вашей дивизии, завтра, могу отдавать только я. А сейчас пройдём в кабинет. Я вам поставлю задачу.
   И уже в кабинете Николай поставил задачу по охране Зимнего дворца. Приказав разместить войска так, чтобы никто не смог силой прорваться во дворец. При этом запретив применять огнестрельное оружие. Даже при проведении провокаций, со стороны боевиков. Предупредив об их наличии среди демонстрантов. И что таких нейтрализовать только с применением белого оружия[14]. И полковник должен обеспечить принятие петиции царю, от демонстрантов. И обеспечить их дальнейшее шествие прочь от дворца. Дабы царь мог лично лицезреть всех демонстрантов. И оценить весомость петиции. При этом особое внимание Николай указал на необходимость ротации частей. Давая возможность солдатам и отдохнуть, и принять пищу и согреться. Причём в помещениях дворца. Непосредственную охрану, которого будет осуществлять финский батальон. Который на завтрашний день придаётся третьему Нарвскому полку. При этом Николай прямо дал понять, что если завтра полковник фон Таубе, которого царь знает, как верного России и её народу офицера[15], справиться с поставленной задачей, то его военной карьере ни что мешать не будет. И что царю будет нужен толковый военный министр, верный, в первую очередь, России и её народу. А потом, Николай приказал направить полковой оркестр в распоряжении композитора Александрова. Который именно сейчас трудиться во дворце. Что бы тот, в случае успеха композитора, выучил, для исполнения завтра, новый гимн России. После чего царь и отпустил ошарашенного полковника фон Таубе.
  
  
  
  
  
   Николай стоял возле окна дворца, и из-за тяжёлой шторы, наблюдая, как мимо дворца проходит ещё одна колонна демонстрантов. Очень надеясь, что это будет последняя. И это воскресенье так и не станет кровавым. И одна из точек возможного начала революции снизу будет пройдена относительно бескровно. По крайней мере, выстрелы по городу не гремели. Да и топота копыт носящихся по городу кавалеристов слышно не было. Всё происходило чинно и относительно тихо. Относительно тихо конечно. Без попыток спровоцировать войска на открытия огня не обошлось. Периодически, при прохождении мимо войск, из колонн демонстрантов начинали греметь выстрелы. Но, имея приказ не стрелять, солдаты просто тут же ощетинивались штыками. А в колонну, в то место, откуда начинали стрелять, тут же кидались дежурившие рядом полицейские, и сами же демонстранты. При формировании колонн, с подачи подходившего полицейского, в них, самими демонстрантами выбирался старший в колонне. В помощь, которому, выбиралось до полутора десятков помощников. Призванных следить за порядком в колонне. И получившие, для выполнения этой задачи, взятые на флоте, бело-синие повязки вахтенных. При этом старший, которого по деревенской традиции тут же начинали величать старостой, получал бумагу с маршрутом движения. Графиком движения. Ему указывались, где тех, кому станет плохо, можно будет передать в карету с врачом. Для оказания помощи. Ну и сообщалось, что царь болен, выйти не сможет, но петицию ему передадут. На которую царь лично ответит выборным, из рабочих, через десять дней. И что царь сам хочет посмотреть, сколько народу принесёт эту петицию. Поэтому все и пройдут мимо дворца. И тут же требовали всех, в колонне, пересчитать. Ибо, по прохождению мимо Зимнего дворца, всех будет ждать пункт питания. Где каждый сумеет выпить, на выбор, или стакан горячего, сладкого чая, с пряником, либо чарочку водки. с крендельком. И из-за этого и необходимо знать, сколько всего народу будет. Ну и предупредили об 'японских шпионах', что попытаются стрелять из толпы. Так что попытки, достать пистолет или револьвер и попытаться выстрелить, тут же пресекались. Если не соседями, так крепкими парнями с повязками. Которые и сдавали 'японских шпионов' полицейским. Получая благодарность от имени самого царя. Хотя стекольщики уже и стеклили, пару окон во дворце.
   Но сейчас колонна должна была пройти, похоже, мирно. Благо выпивали и закусывали те, кто прошёл в колонне раньше, буквально в зрительной видимости, от проходившей мимо дворца колонны. И головы у всех, в этой колонне демонстрантов были больше повёрнуты в сторону, где и находился пункт питания. А отнюдь не в сторону Зимнего Дворца. Тем паче, что самые буйные как раз и находились в первых колоннах. Намереваясь спровоцировать стрельбу солдат. И пока Николай не знал, сколько и кого задержала полиция. А только наблюдал, за несколькими подобными эксцессами, что случились у дворца. При этом за петицией был послан разжалованный в рядовые Гондарев, бывший фейерверкер, и теперь состоявший при особе государя императора. В отличие от остальных виновников. Которых отправили каторжанами на Сахалин. Организовывать там береговую оборону[16].
   И именно Гондарева Николай отправил за петицией, приказав передать полковнику фон Таубе, что это задание он получил от имени государя. И что бы больше никто с этим вопросом к демонстрантам не подходил. И Гондарев доложив полковнику, о решении императора исправно подходил к колоннам. Пока после перепалки не сумел получить, как понял Николай, от Гапона эту петицию. Благо Николай предупредил своего личного охранника, что уже прочитал в газетах содержание петиции. Но, так как сам болен, он и не выйдет к демонстрантам. И никого кроме врачей не принимает. При этом Николай исходил из того, что нижний чин будет пользоваться расположением демонстрантов. А история, как он попал к государю, вызовет сочувствие у простых людей, которые и надавят на желавшего прорваться лично к царю Гапона. Вынудив отдать петицию солдату. Чему должно была содействовать и неисправимая страсть к халяве. В виде дармовой водки, в зоне видимости. Так что Николай рассчитал правильно. Рабочие встали на сторону солдата. Вынудив Гапона отказаться от личной встречи. Хотя именно тогда, при передаче петиции, и прозвучали выстрелы по дворцу из пистолетов.
   А к колонне за окном привычно подъехал на коне полковник фот Таубе и зычным голосом, который был слышан даже за окнами дворца, произнёс:
  - На исполнение нового гимна, мужики, шапки долой.
   И как только все демонстранты обнажили головы, как тут же, в исполнении полкового оркестра, под руководством Александрова, грянул гимн. Играли уже заметно лучше, чем самый первый раз. Который Николай прослушал лично и, сказав, что в общем то приемлемо, но надо потренироваться, отправил оркестр исполнять гимн. При проходе каждой колонны. При этом солдаты, по команде, тут же брали винтовки из положения 'к ноге', в положении 'на караул'. Вот и сейчас строй солдат ощетинился взметнувшимися вверх штыками. Хотя уже и не так чётко, как в первые разы. Офицеры тоже устало, и размеренно приложили руки к козырькам фуражек. Давая прозвучать мелодии нового гимна.
   И Николай вспомнил, что завтра должны будут состояться похороны раненого возле иордани полицейского. И что ему необходимо будет появиться на кладбище. Что бы проститься с усопшим. Поблагодарить за спасение. Положить хорошую сумму денег на похороны. Ну и сообщить, что детям и вдове погибшего, он царь, из своих средств положит пенсион. И оплатит обучение детей погибшего полицейского. Очень надеясь, что этот ход понравиться его же подданным. И позволит хоть несколько сбавить накал страстей в России. От этого он, в народной молве, менее Кровавым не станет, но возможно, что и получит возможность для реализации своих планов. В том числе и главный, в его случае, стратегический ресурс - время.
   В этот момент гимн стих. Полковник фон Таубе подал команду, махнув рукой в сторону освободившихся столов, на которых, нанятые из кабаков, половые уже стали выставлять стаканы с парящим на морозе чаем, стопки с водкой и навалить печатные пряники и калачи:
  - Головные уборы надеть. Движение продолжить.
   В этот момент Николай заметил, что на площадь выходит новая колонна солдат. Причём по белой опушке формы он понял, что это прибыли части первого и второго полков русской армии. Которые должны будут сменить дежуривших с рассвета солдат. И действительно вновь прибывшие заняли позиции перед дворцом. А уже порядком подуставших солдат повели в помещения дворца. А, так как за колонной показались конные полицейские, которые должны были замыкать шествие, то полковник фон Таубе, спрыгнув с лошади, очень быстрым шагом тоже направился во дворец.
  - Ваше величество, - тут же начал доклад полковник, как только его пропустили к царю, - ваше приказание выполнено. Провокации были пресечены. Беспорядки не допущены. Без применения силы. Потерь, во вверенных мне частях, нет.
  - Рад это слышать. Поздравляю вас званием генерал-майора, ваше превосходительство, - кивнув, ответил Николай, услышав в ответ, от тут же повеселевшего фон Таубе:
  - Рад служить вашему величеству!
   Николай же в ответ сделал вид, что задумался, а потом, как бы в сомнениях, произнёс:
  - Вот как вы думаете, ваше превосходительство, не поменять ли нам уставные ответы. Сделать один уставной ответ, как для господ офицеров, так и для нижних чинов. Что бы он звучал: 'Служу России!' Как вам такая мысль?
  - Хм, - несколько выпал в осадок свежеиспечённый генерал-майор, - Вы знаете, ваше величество, весьма неожиданно. Но я считаю, что в этом, что-то есть. Объединяющее, что ли.
  - Мне тоже такая мысль в голову пришла, - кивнул царь, - А давайте ка, ваше превосходительство, мы это дело испытаем. Сейчас вы спуститесь к своему полку, проинструктируете всех. А потом подойду я и объявлю всем свою монаршую благодарность. И пусть мне именно так мне и ответят.
  - Есть, ваше величество, - только и ответил, теперь уже генерал-майор фон Таубе, - Сейчас всё организуем. Разрешите идти?
  - Ступайте, ваше превосходительство, ступайте. Организуйте всё необходимое. Я минут через десять подойду.
  
   [1] Находились вместе с бывшим императорским семейством в Ипатьевском доме в Екатеринбурге и были убиты вместе с ними и доктором Боткиным. Кроме Чемодурова оказавшегося, по болезни, в больнице. И да, на начало 1905 года доктор Боткин находился в действующей армии.
   [2] Имели место в феврале-ноябре 1905 года. И закончились появлением независимого Норвежского королевства.
   [3] Несколько небольших островов в Карибском мору рядом с Пуэрто-Рико. Были приобретены США в 1917 году. За 25 миллионов долларов, став Американскими Виргинскими островами.
   [4] Как это ни парадоксально, но единственными иностранными деньгами в казне РСДРП(б) оказались поступления из США, выданные межрайонцу Троцкому, и попавшему в казну большевиков, после 26 октября 1917 года, в связи с присоединением межрайонцев к партии большевиков. А так, основная часть поступлений, на революцию, после февраля, оказалось, от представителей высших классов, бывшей Российской империи, безопасность которых обеспечивали вооружённые подразделения большевиков. Второй, по значимости, статьёй доходов были пожертвования, например, от Максима Горького, ну и третьей по значимости были партийные взносы, которые платили в партийную казну большевики. До февраля 1917 года, ещё одной статьёй пополнения партийной казны, была экспроприация денежных средств у империи.
   [5] Сейчас Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана.
   [6] Объявляю замечание, если говорить современным языком.
   [7] О том что царя нет в столице, 9 января 1905, года знали если не все, в столице, то многие. Но большинство участников шествия были почему-то уверены, что царь к народу выйдет. Обязательно выйдет. Объясняя свою уверенность фразой: 'Как не выйдет? Должен же выйти к народу.'
   [8] Начались в феврале 1905 года и вылились, в августе, в огромный пожар на нефтепромыслах в Баку. Что привело, к потери Россией своих позиций в международной торговле керосином.
   [9] Русская промышленность не смогла обеспечить снарядами русскую армию даже во время войны с Японией. В результате к окончанию войны оказались полностью очищены от запаса снарядов. Что привело к тому что запас снарядов был поднять с нескольких сот снарядов на орудие, до 2000 снарядов на орудие. Но и эти запасы были полностью израсходованы к весне 1915 года.
   [10] 25,4 и 37 миллиметров соответственно.
   [11] Для защиты бронепаровоза 'Хэвлок', который солдаты прозвали 'Hairy Mary', что переводится, как 'Волосатая Мэри', во время англо-бурской войны использовались толстые корабельные канаты.
   [12] Был создан в 1905 году, просуществовал до 1908 года. Предназначался для координации действий армии, флота и министерства иностранных дел. Руководителем был великий князь Николай Николаевич - младший.
   [13] Первая пехотная бригада, первой пехотной дивизии, в составе первого Невского и второго Софийского полков. Имела такое название за, уникальную для русской армии, белую выпушку на форме.
   [14] Название холодного оружия в то время.
   [15] Барон Александр Александрович фон Таубе, генерал-лейтенант российской армии, после революции главковерх советских войск в Сибири. Попав в плен к белогвардейцам, отказался присоединиться к врагам России и их пособника. Сказав: 'Мои седины и контуженные ноги не позволяют мне идти на склоне лет в лагерь интервентов и врагов трудящейся России.' Был приговорён военно-полевым судом в Екатеринбурге к смертной казни. Но скончался от тифа, в Екатеринбургской тюрьме, в январе 1919 года.
   [16] Большая часть ополченцев оборонявших Сахалин летом 1905 года были бывшими каторжниками.
  
  
  
  
  

ЧАСТЬ 2
   Принцесса политического цирка.

  
  
  
  

Глава 3

  
  
  
   Великий князь Алексей Александрович, он же генерал-адмирал русского флота с тоской проводил взглядом снаряд. Выпущенный из шестидюймовки Канэ. И который, пронзив, три составленных друг за другом паровых котла, от старых кораблей, так и не разорвавшись, зарылся в песчаном склоне. Царь буквально потребовал, что бы неразорвавшиеся снаряды зарывались в песчаный грунт за целью. И пришлось поискать такое место на полигоне и установить котлы, относительно орудий так, чтобы воля царя выполнилась. Всего по имитирующей вражеский корабль цели были выпущено два десятка снарядов. Десять из шестидюймового орудия. И десять из двенадцатисантиметрового. Из которых не взорвалось семь. А из тринадцати взорвавшихся снарядов, почти половина взорвались, только после того как сумели пронзить цель. В том числе несколько снарядов разорвались уже зарывшись в песок склона. Хотя из орудий и стреляли ослабленными пороховыми зарядами, имитируя дистанцию боя в полсотни кабельтовых. И только шесть снарядов взорвались внутри имитирующих цель котлов. Которые внешне не так уж сильно и пострадали. Явно демонстрируя ничтожное воздействие русских снарядов на цель.
  - Ну и, дядюшка? - ехидным голосом произнёс царь, опустив свой бинокль, - Вы понимаете, что результатом вашего управления стало то, что у нас нет флота. Ибо без приличных снарядов флот, это не флот, это плавающие мишени. Вы понимаете дядюшка, что мы не может послать дальше эскадру ещё одного виновника происходящего, адмирала Рожественского. Дабы она вступила в бой. Мои корабли просто не в состоянии вести бой!
   По мере того как Николай говорил его голос приобретал всё более и более агрессивные нотки, и последнюю фразу он буквально прокричал:
  - Где мой флот, дядюшка! Я ещё раз спрашиваю! Где! Мой! Флот!
   И стоявшая рядом с Николаем его сестра Ольга взяла брата за руку и только произнесла:
  - Ники.
   Николай тяжело вздохнул и, кивнув, произнёс:
  - Хорошо, сестрёнка, хорошо. Я и так знаю где мой флот, генерал-адмирал может и не отвечать на этот вопрос. Мой флот, в виде брильянтов, украшает ошейник у мопса одной французской балеринки, Элизы Балетта.
  - Французского бульдога... - начал было говорить Алесей Александрович, но царь, прервав его бросил:
  - Да хоть пуделя, или болонки. Но вот генерал-адмиралом, вам дядя, больше не быть. Я требую, что вы немедленно написали прошение об отставке, и сегодня же убыли в свой Париж. Я вас больше видеть не желаю, позорище династии.
   С этими словами Николай отвернулся от Алексея Александровича в сторону Сандро и произнёс:
  - Отныне вы, господин контр-адмирал, исправляющий должность главного начальника флота и Морского ведомства. И я думаю, нам стоит засекретить результаты сегодняшних испытаний.
   Сандро торжествующе глянул на сникшего Алексея Александровича, который буквально как оплёванный уходил прочь с полигона и ответил:
  - Есть ваше величество, исправлять должность главного начальника флота и Морского ведомства. И приложу все усилия.
  - У меня в этом нет, ни малейшего сомнения, - кивнул Николай и, уже обращаясь к адмиралу Авелану, сказал, - Ваше высокопревосходительство, мы давали вам, задание относительно проверки новой взрывчатки для наших снарядов. Что бы хоть как-то компенсировать ничтожное действие наших снарядов. И мы надеялись сегодня же увидеть результаты работ. Где они?
   Адмирал Авелан, побледнел, но всё-таки попытался оправдаться:
  - Ваше величество, так ведь святки же. Праздник. К тому же вы были тогда ранены, и мне показалось, что вы были немного не в себе...
  - Ваше высокопревосходительство, немного не в себе я сейчас, и только благодаря вам, - Николай сурово посмотрел на адмирала, тяжело задышав, - Какие, к чёрту, святки? Если вы не забыли, то всё равно напомню, мы воюем, и японцы ждать не будут. Из-за этих святок год назад сорвались переговоры с японцами. Которые просто не дождались нашего ответа и начали войну. Вы ещё раз хотите повторить подобное. Немедленно начать работы. И обо всём докладывать исправляющему должность главного начальника флота и Морского ведомства. И запомните оба, этот вопрос на моём особом контроле. О результатах докладывать мне сразу же. А то у меня возникает желание сменить и морского министра. Вы всё поняли, ваше высокопревосходительство?
  - Да, ваше величество, всё понял, сегодня же отдам команду, - только и ответил Авелан. А Николай ещё раз сурово посмотрел на морского министра и произнёс:
  - Перейдём к другому вопросу, господа. Сейчас мы имеем несколько неразорвавшихся снарядов. Распорядитесь, что бы их откопали из песка. Как, впрочем, и осколки от разорвавшихся снарядов. Мы тоже желаем на них взглянуть, дабы знать, как именно разрываются наши снаряды. И как после взрыва летят осколки от этих снарядов. А благодаря не разорвавшимся снарядам мы сможем точно узнать точную причину, по которой у нас не взрываются снаряды, - и, повысив голос, так что бы его слышали и окружающие матросы, и солдаты, Николай добавил:
  - Нижнему чину, разрядившему неразорвавшийся снаряд, и трубку от него, дабы мы могли точно узнать причину, от меня лично будет сто рублей и знак отличия военного ордена.
   Все номера расчётов орудий только молча переглянулись, но ни кто не высказался быть добровольцем. И только Гондарев, стоявший, с самозарядным, охотничьим винчестером, позади Николая, произнёс, уже успевший понять, что царь слов на ветер не бросает:
  - Разрешите мне ваше величество?
  - Хорошо братец, ступай, как только разрядишь, с докладом и снарядами ко мне, - ответил Николай и добавил, - всем остальным нижним чинам взять лопаты и выкопать снаряды и осколки. Найденные осколки разместить так, как они располагаются после разрывов. Распорядитесь, господа офицеры.
   После чего Николай снова повернулся к Сандро и Авелану и произнёс:
  - А нам с вами господа предстоит пока обсудить несколько вопросов. И вопрос первый касается наших интернированных кораблей. Я хочу знать ваше мнение по поводу продажи этих кораблей Финляндии.
   Ответом Николаю стало хихиканье Ольги, закрывшей рот рукой. И удивлённый возглас Сандро:
  - Финляндии?
  - А кому ещё? - сделал вид, что он искренне удивлён, ответил Сандро, Николай, - Ну не создавать же флот Бухарского эмирата[1]. Согласитесь, что вот уже это, господа, будет ну совершеннейшим образом смешно. А так мы продаём интернированные корабли нейтральному государству. Пусть и формально нейтральному, формальному государству. Они формально уходят на Балтику. Но пока они идут, это государство будет упразднено. И они присоединяться к нашим кораблям в Индийском океане. Не говоря уже про то, что деньги будут просто переложены из одного кармана в другой. Там, кажется, интернированы броненосец, два крейсера и сколько-то контрминоносцев?
  - Да ваше величество, там интернированы 'Цесаревич' и пять истребителей в Циндао. Четыре истребителя и несколько катеров в Чифу. 'Аскольд', 'Маньчжур' и истребитель 'Грозовой' в Шанхае. И крейсера 'Диана' в Сайгоне, и 'Лена' в Сан-Франциско, - тут же перечислил интернированные корабли русского флота адмирал Авелан, явно находясь в большом смущении, от неожиданного решения императора, - Но ваше величество, формально мы конечно можем это сделать, но я опасаюсь, что те же англичане и американцы возмутятся. А японцы просто попытаются уничтожить эти корабли, по выходу из порта.
  - Правильно ставите акценты, ваше высокопревосходительство, - согласился Николай, - Но бог с ней с 'Леной', она одна стоит в их портах. Не получиться вызволить её, то и бог с ней. Не в ней проблема. А вот остальные корабли находятся либо в портах Китая, либо в Циндао, либо в Сайгоне. За них можно будет побороться. И вам предстоит решить, как сделать так, чтобы японцы их не потопили. А вот заткнуть рты, дабы не возмущались всякие там британскоподданные, это уже моя забота.
   И Николай вспомнил, как буквально намедни состоялась его встреча с британским послом. Которого сначала потомили перед дверьми кабинета. А уже после, Николай, которому в этот момент медсестра оказывала медицинскую помощь, принял посла. Прямо заявив, что, несмотря на то, что он склонен в сложившейся международной обстановке, рассматривать Великобританию как временного партнёра, в тоже время многого не потерпит. В частности, попытку за британские деньги его убить или свергнуть. И когда британский посол заявил, что правительство Великобритании требует доказательств, то Николай прямо заявил, что дел с правительством Великобритании он иметь не будет. Пока оно оплачивает мероприятия, подобные случившемуся в октябре Парижскому совещанию оппозиционных партий. Финансируемых британцами и японцами. И что он лично намерен решить проблемные вопросы со своим царственным братом, британским королём. Надеясь встретиться со своим царственным братом в ближайшей перспективе. Либо на Мальте, либо в Гибралтаре. А посему послу и всему посольству он настоятельно рекомендует покинуть приделы Российской империи, убыв на родину, для проведения консультаций. Оставив в России только одного секретаря, для экстренной связи. После чего объявил, что аудиенция закончена, и посол может быть свободен.
  - Кстати, Ники, - послышался голос Ольги, - можно будет для флота Финляндии приобрести и 'экзотические' крейсера[2]. В Аргентине и в Чили.
  - Хм, - Николай посмотрел на сестру, - Правильно мыслишь сестрёнка. Глобально, по государственному. Вопрос, в том, что нам необходимо будет всё сделать правильно. Сейчас создать финский военно-морской флот. А то, видите ли, есть отдельный норвежский флот и отдельный шведский флот. Почему бы нам не иметь отдельный финский флот. Который начнёт искать корабли, для приобретения. Я думаю, можно будет поднять вопрос, о покупке Финляндией боевых кораблей. Можно будет купить тот же 'Пелайо'[3] и несколько истребителей в Испании, несколько крейсеров в Китае. Попытаться купить напрямую крейсера в Аргентине и у Чили. И когда наша вторая эскадра появиться в водах Китая Финляндия купит корабли у России. Держать интернированными корабли нейтрального государства, в особенности Китаю, я думаю, все посчитают большим моветоном. И мы присоединим их к нашей второй эскадре. А там Япония пусть объявляет войну хоть Финляндии, хоть Бухаре.
  - А ведь может сработать, - произнёс Сандро, - План то, в общем то, не плохой.
  - Главное, чтобы не подкачало исполнение. Я не вступаю в безнадежный бой. Там выход был. Вы просто не заметили[4], - усмехнувшись, ответил Николай, - Так что за дело господа, надеюсь у вас всё получиться. И пока мы не перешли к ещё одной важной теме, обращаю ваше внимание на ещё один момент. Точнее на одного человека. На командира контрминоносца 'Бедовый', капитана второго ранга Баранова[5]. С корабля его снять, направить на Каспий. Командовать плавучим маяком.
  - Но, почему, ваше величество? - подал голос адмирал Авелан, который понял, что вот буквально в данный момент его опале подвергать, не намерены, но который очень удивился, что государь мало того что вспомнил, про какого то там капитана второго ранга, но и самолично ополчился против, как все считали весьма перспективного офицера, - Капитан второго ранга всегда показывал себя справным и хорошим офицером. Катера императорской фамилии всегда находились в блестящем состоянии. И ни каких нареканий не вызывали.
  - Можете считать это моей блажью, ваше высокопревосходительство, - ответил сразу помрачневший Николай, - но я считаю, что ему даже лайбу доверять нельзя. Так что соблаговолите выполнить моё распоряжение.
  - Есть, ваше величество, - тут же пошёл на попятную Авелан, не рисковавший спорить с царём, в данной ситуации. А Сандро тут же попытался сменить тему:
  - А что ещё за очень важная тема, ваше величество, о которой вы упомянули?
   Николай кивнул в ответ и произнёс:
  - Очень хорошо, что вы господин контр-адмирал задали этот вопрос. Я уже говорил о том, что я хочу передать флоту функции береговой обороны. Береговую артиллерию, сформировать в составе флота морские полки. Так сказать, морскую пехоту. И вопрос касается именно сегодняшнего момента. Когда все боеспособные корабли уйдут из Балтийского моря. Но перед моряками задачу защиту той же столицы никто не отменял. Дабы, как сойдёт лёд, под окнами Зимнего Дворца не оказались британские броненосцы. И я хочу сформировать на Балтийском море крепость Петра Великого[6]. Имеющей несколько минно-артиллерийских позиций. Укрываясь за которыми имеющиеся у нас, как миноносцы, так и другие корабли, смогут обеспечить безопасность столицы империи. При этом я исхожу из того, что развитие артиллерии приведёт к тому что, уже в ближайшей перспективе, Финский залив можно будет перекрыть артиллерийским огнём. Сформировав три позиции. Передовая на линии Гангута и острова Осмусар. Центральная позиция, на линии Поркала-Уд и Ревель, в частности, можно превратить буквально в крепость, остров Нарген. Ну и тыловая позиция, на линии Красная Горка и Ино. Плюс сформировать фланговые позиции Либава и Моонзундский архипелаг слева. И Шхерно-Аландская позиция справа. При этом артиллерия на Аландских островах должна перекрывать Ботнический пролив, вплоть до побережья Швеции.
  - Ники, это же грандиозно, - только и произнёс Сандро, а перед его глазами встали огромные суммы, которые пройдут через его руки, - Но нам нужны будут ещё и морские мины. Что бы перекрыть море от одного берега до другого.
  - Несомненно, несомненно, я рассчитываю, что только на Балтийском море нам придётся установить тысячи морских мин, - согласился царь, - И это количество мин со шлюпок не установить. Будут нужны минные заградители. А у вас даже проблемы с заградителем 'Волга' возникли. Ни как в строй не введёте.
  - Можно будет переоборудовать в заградители другие суда и корабли. Например, те корабли, которые ещё достаточно прочные, но не пригодны к использованию, как полностью устаревшие, - произнёс адмирал Авелан. И Николай внутренне возрадовался, людям свойственно с большим воодушевлением реализовывать мысли, которые они считают своими. Чем тем, которые им озвучили. И царь поспешил тут же поддержать идею адмирала:
  - Полностью с вами согласен, в это вопрос, ваше превосходительство. Обдумайте, что за суда это могут быть, я думаю, особенно перспективно будет переоборудовать в такие минные заградители крейсера старых типов, и где-то через неделю подайте рапорт.
  - Есть, ваше величество, подать рапорт, - тут же ответил Авелан. А Николай ещё раз обвёл всех присутствующих взглядом и произнёс:
  - Но, помимо Балтийского моря, мои опасения вызывает и береговая оборона на Чёрном море. Последние события показали, что наши силы на Чёрном море совершенно недостаточны. И подобный флот может быть легко блокирован превосходящими силами флота противника. И посему я приказываю рассмотреть вопрос о создании на Чёрном море, подобной же крепости Екатерины Великой. Основой, для которой является береговая оборона Крыма и Тамани. Включая и Новороссийск. А то губернский центр, оборудованный отличным портом, не имеет даже своего постоянного гарнизона. Не говоря уже про береговую оборону. По сути, мы видим на Чёрном море несколько позиций. Основную Евпаторийско-Севастопольско-Ливадийскую позицию. Керченско-Таманскую, с защитой таких портов как Феодосия, Керчь, Новороссийск и Керченского пролива. И Одесско-Николаевскую. Призванную защитить эти порты. При этом все позиции должны обеспечивать защищённое мореплавание в этих районах. И обеспечивать возможность развёртывание там сил флота. Ну и я совершенно не буду возражать, если будет существовать ещё и Сухумско-Батумская позиция. Для поддержки сухопутных сил. Как то я слабо верю, что с Турцией мы разойдёмся миром[7]. И, конечно же, позиции, как крепостей Петра Великого, так и Екатерины Великой, должны иметь и в мирное время, необходимые артиллерийские батареи, части морской пехоты, необходимые дозорные корабли и минные заградители, и запас мин для них.
   И как бы новоиспечённый исправляющий должность генерал-адмирала не пытался было сохранять невозмутимый вид, но от открывшихся перспектив распила бюджета, а это далеко не современное изобретение, Сандро возликовал. И полный воодушевления произнёс:
  - Есть, ваше величество, задачу понял. Сделаем. Флот не подведёт.
  - Конечно сделаете, куда же вы денетесь, - согласился Николай, - Но обращаю внимание ещё на одну позицию, которую будет необходимо оборудовать в крепости Екатерины Великой. Это Перекопская позиция. Кажется, совсем недавно флот отрабатывал возможность высадки там десанта противника. И противодействие ему. И насколько я помню, пришли к выводу, что противник может легко высадить там десант и отрезать Крым от Новороссии. Это так?
  - Да, ваше величество, это так, - согласился Адмирал Авелан, - Но потом из-за резкого усиления нашего Черноморского флота, пришли к выводу, что это невозможно.
   Николай, соглашаясь, кивнул, но произнёс:
  - Это все так, ваше высокопревосходительство, но ситуация меняется. И если у нас получиться вывести черноморские броненосцы в океан, то нет никакой гарантии, что они вернуться назад. И поэтому и следует реорганизовать оборону империи на ключевых направлениях. Заодно, для организации батарей, используете и орудия из запасов флота и с устаревших кораблей, которые будем выводить из состава флота.
  - Я вас понял, ваше величество, всё организуем, - тут же ответил адмирал, - Но если мы будем выводить из состава флота корабли, то предстоит решить, какие именно корабли мы будем строить взамен.
  - Да вопрос о моём видении флота надо бы обсудить. Но пока его оставим на потом, на после победы, над Японией, - ответил Николай, и перевёл взгляд за Адмирала, куда-то всматриваясь за него, - За одним исключением, я желаю видеть в составе флота побольше минных крейсеров типа 'Доброволец' и поменьше контрминоносцев дальнейшего развития концепции контрминоносца 'Прыткий'. По возможности предпочитайте заказать минные крейсера, взамен контрминоносцам. Скажем так, я бы хотел контролировать лично запрос, связанный с заказом новых кораблей для нашего флота. Те, что уже заложены, пускай достраиваются. По остальным контракты пересмотреть. А вот какие именно корабли будем строить мы решим после того как я определюсь, кто именно является нашим противником, Великобритания или Германия. Единственное, что стоит сделать немедленно, так это разработать проект броненосца, с четырьмя двухорудийными башнями, под двенадцатидюймовые орудия. И перезаложить под этот проект четыре недавно заложенных броненосца. По два на Балтийском и Чёрном морях.
  - Есть, ваше величество, сделаем, - тут же произнёс Авелан и, обернувшись, увидел подходящего контр-адмирала Вирениуса, который подойдя, поднёс руку к треуголке и произнёс:
  - Ваше величество, разрешите доложить. По интересующей вас теме, из Японии, получен положительный сигнал. Они дали своё принципиальное согласие.
  - Замечательно, ваше превосходительство, замечательно, - тоже поднеся руку к околышу фуражки, ответил Николай, - Немедленно докладывайте мне о любых изменениях. А сейчас организуйте в европейских газетах появление нужного нам материала.
   И уже обращаясь, ко всем присутствующим, царь произнёс:
  - Дамы и господа, особенно это касается сплетен в твоём салоне, Оля, но прошу всем говорить, что я вспомнил о подарке мне микадо, во время моего путешествия в Японию. Это очень древний японский меч. Так вот, уверяйте всех, что я распорядился найти этот подарок, в течение месяца и доставить ко мне. А я якобы намерен его уничтожить. Так как подарок сделан в знак вечной дружбы.
  - Ники, ты действительно собираешься сломать этот меч? - кутаясь в меховой воротник, спросила Ольга.
  - Пока нет, но потом посмотрим, пока же мяч на поле противника, дождёмся его действий, - только и ответил Николай, - Но вам стоит поддержать распространение этого слуха. Он имеет определённое значение.
   Потом император задумчиво посмотрел на сестру и добавил:
  - Пока не спрашивай в чём дело Оля, но возможно мне понадобиться твоя помощь. И не в одном деле. Хорошо?
   Великая княгиня Ольга Александровна приподняла было бровь, задумчиво посмотрела на брата, а потом ответила:
  - Но обязательно потом мне всё расскажешь, Ники.
  - Конечно, Оля, - улыбнулся в ответ Николай. И услышал со спины голос Гондарев, который произнёс:
  - Ваше величество, разрешите доложить, всё готово. Разоружено девять снарядов.
  - Что? - удивился Николай, - Как девять то, если не взорвалось только семь. И как ты, так быстро братец справился то?
  - Мне помогли, ваше величество, - тут же ответил Гондарев, кивнув на стоящих недалеко в строю четверых нижних чинов, - Я только четыре успел разобрать. А так у двух снарядов только донышки выбило. Вот и почудилось, что они разорвались. Но и трубки из их тоже разобрали.
  - Понятно, понятно, - ответил Николай, а потом, поднеся руку к околышу произнёс, - Спасибо братцы, вы сегодня спасли много православных душ. Благодарю за службу!
  - Рады стараться, ваше величество! - тут же рявкнули все нижние чины, включая и Гондарева.
  - Что? - вкрадчиво, в ответ, произнёс император.
  - Служу России! - тут же рявкул, исправляясь Гондарев, поддержанный и остальными.
  - Вот, то-то, братцы, - погрозил пальцем Николай, достал заранее приготовленные ассигнации и, отсчитав нужное количество, протянул их Гондареву, со словами, - Потом поделите.
   И, найдя взглядом великую княгиню, уже обращаясь к ней, произнёс:
  - Оля, награди героев, а то думаю разглядывание использованных снарядов для тебя уже не так интересно.
   И представительная делегация направилась к лежащим на земле разряженным снарядам. Тут следует уточнить, что русские снаряды имели донные взрыватели. То есть у снарядов донце соединялось с корпусом снаряда на резьбовом соединении. И вот уже в донышко вворачивался донный взрыватель, или трубка, по терминологии того времени. Которая и имела весьма сложную конструкцию. Начнём с того, что трубка имела два бойка. Тупого стального бойка, на ударнике. Который при ударе снаряда о цель, должен был сойти с предохранителя и ударить по капсюлю от обычного винтовочного патрона. Который и должен был воспламенить пороховую петарду. Оная в свою очередь должна была инициировать алюминиевый боёк. Который уже должен был инициировать основной капсюль-детонатор, с гремучей ртутью. Находящийся уже не в стальной части снаряда, а под латунным колпаком. И что бы инициировать капсюль, боёк должен был ударником пройти через отверстие в стальной оболочке. А вот уже капсюль, в свою очередь, должен был вызвать последовательно взрыв двух пироксилиновых шашек. От взрыва, которых, и должен был сработать основной, тоже пироксилиновый, заряд снаряда. И вот в девяти случаях он не сработал. Два раза трубки срабатывали как надо но, похоже, помещённый в корпус, для герметичности снарядов, воск[8] не позволил сработать основному заряду снаряда, флегматезируя его. Ну а мощности петард самой трубки хватало только на то что бы выбить донышко снаряда. Из-за чего эти снаряды и посчитали было разорвавшимися. И бегло осмотрев эти снаряды, в которых заряд только опалило, и решив заменить воск, в снарядах, на деревянную пробку, все обратили внимание на остальные семь снарядов. В которых не сработали трубки. Солдаты их разобрали. И все члены комиссии увидели, что первый стальной, тупой боёк во всех трубках сработал. Инициировав пороховые заряды. Но вот алюминиевый боёк во всех случаях оказался погнут и основной капсюль-детонатор не сработал, в свою очередь, не вызвав детонацию гремучей ртути. Ну и соответственно не вызвал детонацию пироксилиновых шашек, ставшихся целыми. Не порадовали царя и осколки разорвавшихся снарядов. Русские снаряды раскалывались на сотни полторы крупных, весом до несколько килограммов, снарядов. Которые из-за малого количества пироксилина в снаряде имели низкую скорость. И не вызывали большие разрушения. Хотя средний вес осколка и составл, как потом выяснилось, четверть килограмма. Да и тут осколки, сразу же завязли в песке, рядом с местом разрыва. При этом основным направлением разлёта осколков оставалось направление полёта снаряда[9]. Что и вызвало неудовольствие царя, заявившего, что количество осколков должно быть не менее чем в пять раз большее. Но более серьёзные вопросы у Николая оказались к взрывателям.
  - Ну и? - повертев в руке алюминиевую деталь от несработавшей трубке, с согнутой ударной частью, произнёс император, - Какие будут предложения господа?
  - А что, если, ударную часть алюминиевого детонатора, сделать стальной[10]? - ответил вопросом, на вопрос, адмирал Авелан, сам, из-за своей задумчивости, не заметив этого, - Тогда и эта проблема исчезнет. А мы сможем быстро наладить выпуск модернизированных трубок. И быстро заменить их на кораблях.
  - Действуйте, ваше превосходительство, - только и произнёс император, - Проведите необходимые работы. Потом испытаниями проверти результат. И если благополучный результат подтвердиться, то быстро наладьте производство нужных деталей и замените ими проблемные детали. Для всех снарядов. Особенно для кораблей второй эскадры. Её обеспечьте надёжными трубками в первую очередь. Благо трубки вполне разбираются, и заменить детали можно будет непосредственно на кораблях. И держите меня в курсе всех событий.
  - И меня, и меня держите в курсе, - послышался из-за спины голос Ольги.
  - Есть ваше величество, и ваше высочество, - ответил морской министр, - Доклады последуют незамедлительно.
  
  
  
  
  
   Конечно ни кто не спорит, что технические вопросы как то, промежуточный патрон, или там командирской башенки на танке, вещи важные. Вот и Николай, конечно же, встретился со всеми значимыми, для технического развития России, людьми. От простых оружейников включая не только Фёдорова, но и Токарева, с Дегтярёвым. Которым царь прямо указал на устройство затвора у винтовки Манлихера. Где запирание затвора при выстреле осуществлялось его поворотом. И даже посоветовал им обратить внимание на изобретателя первого русского пистолета Прилуцкого, а также Коровина. В это время весьма молодых людей. Не обошёл вниманием царь и изобретателя первого в мире гранатомёта Рябушинским. Даже Ясиновского, человека, который превратил, в России, винтовку Манлихера в автоматический карабин, приглашали к царю. Не говоря уже про то что, царь самолично съездил к Менделееву, где поговорил, с великим химиком, о таком разделе химии, как радиохимия, и настоятельно просил начать работы с таким элементом как уран. Стараясь все работы в этом направлении, как можно дольше, сохранить в секрете. Там же состоялся разговор и с младшим сыном учёного, о гусеничных, бронированных и вооружённых, боевых вездеходах. Где царь описал ещё даже не существующий, даже ещё и в мыслях, танк фирмы Рено. Но все эти технические вопросы не могли решить главного вопроса, стоявшего перед царём, как избежать революции в России. А точнее избежать революции снизу. Нет, предложение как её избежать было. Начать революцию сверху. Но тут возникала другая проблема. Найти тех, кто мог бы в её проведении быть движущей силой этой революции. Роль направляющей силы Николай хотел, если уж не оставить себе, то по крайней мере примазаться, к направляющей революцию силе. А помочь ему, в этом, должен был один человек. Который, в данный момент, степенно сидел напротив царя, в царском кабинете и внимательно смотрел на императора. И этим человеком был русский предприниматель, меценат и благотворитель, мануфактур-советник, а также представитель старообрядцев и человек, который ежемесячно субсидировал большевиков на 2000 рублей, а вы ещё спрашиваете, откуда у большевиков деньги, Савва Тимофеевич Морозов. И который по мнению Николая, и должен был дать ему доступ к направляющей силе революции. И тяжело вздохнув, Николай начал разговор:
  - Савва Тимофеевич, я вас пригласил к себе, что бы попросить вас помочь мне. Причём помочь сразу в двух вопросах.
  - И в чём же я могу вам помочь, ваше величество? - Морозов продолжал внимательно смотреть на царя. Который не только официально пригласил на аудиенцию. Но и принял весьма радушно, сразу же пригласив присесть.
  - Ну, Савва Тимофеевич, этот разговор так сказать неофициальный, к тому же мы одни, по этому думаю именно сейчас вы можете обращаться ко мне, Николай Александрович, - улыбнулся император, вызвав своими словами удивление на лице собеседника, - Ведь я, рассчитываю увидеть, в вашем лице, единомышленника. Единомышленника в вопросе как нам преобразовать Россию. Благо, мы с вами, похоже сходимся в том, как должны выглядеть эти преобразования. В частности, я готов решить вопрос в Российской империи, со свободой слова, печати, собраний. Я готов рассмотреть вопрос о создании профсоюзов. Причём как для рабочих, так и для ряда государственных служащих. Тех же врачей, преподавателей. Помимо этого, я намерен отменить сословное деление общества в России. Введя всеобщее равноправие, неприкосновенность личности и жилища. Свободу вероисповедании. Ввести презумпцию невиновности. Причём для всех подданных Российской империи. Ну, и это уже не говоря о том, что я хотел бы рассмотреть вопрос об обязательном школьном образовании. Нам нужны люди не только малограмотные, которые могут читать, по слогам и наизусть знают все молитвы. Нам нужны люди, которые должны получить образование достаточное, что бы они могли учиться самостоятельно. Как вам такие предложения?[11]
   Морозов всё время, пока император говорил, внимательно смотрел на Николая, и когда тот замолчал, произнёс:
  - Это очень интересные предложения, ваше величество...
  - Николай Александрович, - тут же поправил император.
  - Как вам будет угодно, Николай Александрович, - тут же поправился Морозов и продолжил, внимательно наблюдая за царём, - Для нас промышленников, да и простых людей такие инициативы весьма интересны и заманчивы, но они идут в разрез с интересами весьма влиятельных людей. Которые выступят против этих изменений.
  - Конечно же, выступят Савва Тимофеевич, - согласился Николай, и, стараясь избежать слова революция, пока избежать, стал убеждать Морозова дальше, - Любые преобразования, даже сверху, вызовут противодействие. С ними уже сталкивались и Иван Грозный, и Пётр Великий.
   При упоминании императора Петра I, Морозов, будучи старообрядцем, и которые считали его антихристом, поморщился, но вслух это высказывать не стал. Но Николай заметил эту реакцию собеседника и поспешил уточнить:
  - Савва Тимофеевич, не настолько он и был плох. Возможно, из-за той войны со шведами он и не успел полюбовно решить вопрос с церковным расколом. Но зато это позволит решить этот вопрос нам с вами. Если уже в России будет свобода вероисповедания, то не думаю, что ваша вера будет в чём-то ущемляться. Вас такая постановка вопроса устраивает?
  - Вы знаете, Николай Александрович, - произнося эти слова Морозов, пристально всмотрелся в лицо императора но, похоже, будучи удовлетворённым его реакцией, продолжил, - Меня такая постановка вопроса настолько устраивает, что мне даже удивительно, что вас что то сподвигло на подобные решения.
   Николай улыбнулся и ответил:
  - Вы знаете, Савва Тимофеевич, есть такая фраза, 'ни что так не прочищает мозги, как пуля, даже если она попадает в седалище'. Мне пуля попала в плечо. Можно сказать, этого хватило взглянуть на ряд вопросов по-новому. А если говорить серьёзно, то я хочу спасти жизнь, если уж не свою лично, то своих детей точно. И думаю, объединившись, мы с вами, сможем сберечь не только эти жизни, но и избежать угроз вам лично, со стороны черносотенцев[12]. Не думаю, что они рискнут угрожать главе правительства Российской Империи. Как вам, Савва Тимофеевич, такое предложение?
  - Вы знаете, Николай Александрович, предложение очень лестное, очень, - кивнул в ответ Морозов, продолжая буравить взглядом Николая, - Но могу ли я узнать, почему это предложение вы делаете лично мне?
  - Всё просто, Савва Тимофеевич, всё просто, - тоже смотря прямо в глаза Морозову и стремясь и не моргнуть, и одновременно не отвести глаз, ответил император, - Уж не вам-то знать, что дело надо поручать тому, кто будет радеть за него всей душой. Тогда и дело будет спориться. А если поручить дело тому, у кого оно вызовет внутренний протест, то и не стоит удивляться, если сие дело испортят. Как есть испортят. Нет, я, конечно, могу приказать, организовать в империи парламент, составить и принять конституцию. Где будет указано, что государственный бюджет будет подконтролен этому парламенту. Как, впрочем, и правительство будет делать отчёты о своей деятельности в парламенте.
   Эти слова снова заставили удивлённо взглянуть Савву Тимофеевича на царя, который всё так же прямо и не мигая, смотря на промышленника продолжил:
  - А вот вам, Савва Тимофеевич, как своему единомышленнику, я могу доверить реализацию этих планов. Так как, поможете мне?
   Морозов отвёл взгляд, и, откинувшись на спинку стула, ответил:
  - Ваше предложение, Николай Александрович, весьма неожиданное, я могу подумать?
  - Конечно, конечно, Савва Тимофеевич, - согласил Николай, - Вы даже можете отказаться. Главное, прошу, не затягивайте с ответом. К тому же, я намерен включить в ваше правительство великого князя Николая Михайловича, как министра народного просвещения, князя Искандер, как министра торговли и промышленности. Ну и пока остаётся открытым вопрос о Военном, Морском министрах. А также о назначении министра внутренних дел, и министра иностранных дел. Тут уж я сам решу, кто войдёт на этих должностях в ваше правительство. И да, место обер-прокурора Священного Синода, будет вакантно. Сами понимаете, Савва Тимофеевич, что при свободном вероисповедании эта должность в правительстве не нужна. А вот министр по делам национальностей, ровно, как и министр сельского хозяйства, я думаю, нам очень даже будут нужны.
   Морозов кивнул, соглашаясь, понимая, что засилью одной православной церкви и гонению другой обещает наступить конец, а Николай продолжил давить на Морозова:
  - А вот вопрос с другими министрами в вашем правительстве мы с вами, Савва Тимофеевич, обсудим.
  - Я ещё не дал согласие, Николай Александрович, - произнёс было Морозов, но царь поспешил парировать это выпад:
  - Но и не отказали же, Савва Тимофеевич, так вот министром путей сообщения я бы хотел видеть Леонида Борисовича Красина. Вы же кажется, с ним, знакомы?
   Морозов вздрогнул, и с полным недоумением посмотрел на царя, который усмехнувшись, произнёс:
  - Хотя вы правы Савва Тимофеевич, князя Хилкова обежать не стоит. Хотя место в Госсовете за ним точно зарезервировано будет. Так что пусть пока Леонид Борисович Красин побудет товарищем министра[13].
   Но Морозов быстро совладал с неожиданностью и уже вполне спокойно произнёс:
  - Весьма неожиданное предложение, Николай Александрович. И вы что-то знаете?
  - Конечно же, знаю, - улыбнувшись, ответил царь, - Иначе этого разговора, Савва Тимофеевич, не было бы. Да и ваш выбор наших единомышленников меня вполне устраивает.
  - Вы считаете, что они наши единомышленники? - Морозов снова повернулся к царю и внимательно на него посмотрел, - С чего вы это взяли, Николай Александрович?
  - Кажется мы, Савва Тимофеевич, определились, что наши цели совпадают? Я очень надеюсь, что это так? - произнёс император, прямо смотря в глаза Морозову, и дождавшись его одобрительного кивка, продолжил, - И для реализации своих целей вы выбрали именно эту силу, помогая им, в том числе и финансово. Иначе бы не помогали. Вот и я хочу сделать ставку на эту силу. Которая должна быть действующей силой преобразований, ведь нам нужны помощники, чтобы перевернуть эту глыбу. Ну а сами мы сможем влиять на направляющую сторону этой силы. Надеюсь, подобная постановка вопроса у вас отторжения не вызывает.
  - Нет, не вызывает, Николай Александрович, - согласился было Морозов, но поспешил спросить, - Но меня удивляет столь резкое изменение вашего политического курса. И не только удивляет, но и настораживает.
  - Тут всё просто, Савва Тимофеевич, - тяжело вздохнув, произнёс, - опустим вопрос моего ранения, но перед этим я прочитал некое сообщение, и оно направило мои помыслы на обдумывание будущего, как державы, так и моей семьи. И для более полного восприятия своих мыслей я прочитал работы, в которых моделируется ближайшее развитие мира. Блиоха с его 'Будущая война...' в частности. Но, и так же прочитал записки Леоньева. Знаете ли, был такой дипломат во времена моего пАпА и деда. Весьма образованный и умный человек. Так вот он в своих записях прямо говорил, что России нужны преобразования. Причём он не видел смысла в либеральных преобразованиях для России. Так как у нас отсутствуют опора, в обществе, для либерализма. Но при этом он видел опору, в этом же самом обществе, для социалистических идей. В коих, он видел, в отличие, от тех же либеральных, большой и творческий, и созидательный, потенциал. И он сделал предложение, что именно царь должен возглавить движение именно в сторону социалистических преобразований. Однако мой пАпА, исходил из того, что именно в консервации существующего положения и есть спасение России, этому предложению не внемлил. Я же, осознав, что преобразования просто необходимы, подумал, а почему бы нет. Особенно если это будет на благо как нашей державе вообще, так и мне лично.
  - Понятно, Николай Александрович, - согласился Морозов, правильно оценив, как знак искренности, личную заинтересованность Николая который продолжил:
  - И вот тут будет озвучена моя вторая просьба. Прошу вас, Савва Тимофеевич, помочь мне выйти на эту силу. Особенно на некого Ульянова Владимира Ильича. Он же Старик, и он же, уже кажется, Ленин. Да я знаю, что он очень осторожный человек, но зная, что он довольно отважен, то надеюсь, что он согласиться на встречу на нейтральной территории. Причём желательно до запланированного на апрель съезда партии. Поможете? Сказав, например, что есть ещё один меценат, готовый пожертвовать крупную сумму на партийную борьбу. Но он просит личной встречи.
  - Постараюсь, Николай Александрович, - только и ответил, задумавшийся было Морозов, - Ни чего не могу обещать за других.
  - Я всё понимаю, Савва Тимофеевич, - продолжая прямо смотреть на Морозова, проговорил Николай, - А в остальных делах поможете? Будет трудно, сложно, опасно, но где наша не пропадала?
  - Мне надо подумать, Николай Александрович, поговорить с людьми, - Морозов посмотрел на императора, - Вы, знаете, ваше предложение довольно необычное и внезапное.
  - Знаю, - снова согласился, с Морозовым, Романов, - Поэтому и не настаиваю на немедленном ответе. Я думаю, что две недели вам хватит? Решить все возникшие вопросы.
   Морозов снова жестом выразил своё согласие и император продолжил:
  - Тогда через две недели жду вашего ответа. А через три недели, жду ваши предложения по составу вашего кабинета министров и предварительный план его работы. По преобразованиям в стране. Персоналии мы с вами обговорим. В том числе, я не стану возражать, если вы включите в своё правительство и Баумана[14]. Подумайте где можно использовать ещё одного вашего знакомого. И кстати, будет ещё одна просьба, Савва Тимофеевич.
  - Я слушаю, Николай Александрович, - Морозов откинулся на спинку стула.
  - Вопрос касается должности министра иностранных дел, - Николай тяжело вздохнул, - У меня совершенно нет честного человека на эту должность, возможно, я буду просить вас, Савва Тимофеевич, назначить на эту должность князя Хилкова. Он, после службы в армии, начинал государственную службу именно в МИДе. И думаю чисто с техническими вопросами справиться. Руководя двумя министерствами. Но мне бы очень хотелось видеть на дипломатической стезе некого Чичерина, причём как уполномоченного посла с правами министра. Вы уж посодействуйте его возвращению на работу в министерство. А то он всё ещё числиться на службе в МИДе. А сам находиться неведомо где.
  - Я могу узнать, с чего вас, Николай Александрович заинтересовал этот человек? - как будто невзначай поинтересовался Морозов.
  - Конечно, Савва Тимофеевич, конечно, сможете узнать, - только и ответил император, - Благодаря негативной деятельности нашего МИДа, мы проиграли Крымскую и Балканскую, 1877-1878 годов, войны ещё до их начала. Точнее даже не сами войны, а наступивший после них мир. И всё из-за неверной оценки ситуации, сложившейся, в мире. Когда Россия оказывалась одна против противостоящей ей коалиции, причём тех, кого считали союзниками, оказывались в стане врагов. Аналогичная ситуация сложилась и сейчас. Когда мы благодаря МИДу оказались в состоянии войны с Японией, которой откровенно помогают Британия и САСШ. При этом же, наш ближайший союзник Франция заключила союз с нашим врагом Британией. По сути, оставив нас один на один со всеми врагами. А это я считаю полным провалом работы МИДа. И при этом мне даже некем заменить графа Ламсдорфа[15], откровенного англофила, кем ни будь из его подчинённых. Что бы при этом, как тот же Извольский, который сам откровенный франкофил, обеспечил бы, что бы наш МИД проводил политику в интересах России, а не другой страны, к которой душевно тяготеет глава, я уже и не уверен, в этом случае, что нашего, международного ведомства. И которое, однако, может ввергнуть нас в очередную не выгодную нам, но выгодную предмету вожделения, главы этого ведомства, войну[16]. А вы, Савва Тимофеевич, надеюсь, согласны со мной, что для России, война в настоящий момент противопоказана? И лучше всего, что бы её не было с треть века.
  - С последним тезисом соглашусь, - ответил Морозов, - И вам, Николай Александрович, виднее как этого добиться.
  - Ну вот мы и тут оказались единомышленниками, - усмехнулся император, - Тогда, пожалуй, закончим эту вашу аудиенцию, Савва Тимофеевич, и я буду ждать вашего ответа две недели. Пожмём друг другу руки?
   С этим словами Николай протянул своему собеседнику правую ладонь, которую опешивший было сначала, ведь этот жест прямо говорил, что государь считает своего собеседника, купчишку, по понятиям того времени, равным себе, Морозов крепко пожал. Потом промышленник степенно поднялся, склонил голову в сторону царя и сообщив, что даст в скорости ответ, вышел из кабинета. И тут же, как только за Морозовым закрылась дверь, как кабинет зашёл камердинер, который поклонившись, произнёс:
  - Ваше величество, аудиенции просит контр-адмирал Вирениус. Вы предупреждали, что бы его немедленно допускали к вам.
  - Проси, любезный, - только и ответил Николай и, поднявшись, подошёл к окну и как только адмирал вошёл в кабинет и доложил о своём прибытии, как царь спросил:
  - Что случилось, ваше превосходительство?
  - Во французское консульство, в Инкоу, прибыла некая, интересующая ваше величество, особа.
  - Ну так доставьте её немедленно в Санкт-Петербург, ваше превосходительство. Надеюсь для этого всё готово?
  - Всё готово, ваше величество, но она не одна, её сопровождают четыре женщины и мужчина.
  -Хм, неожиданно конечно, ваше превосходительство, - усмехнулся Николай, - но этого следовало ожидать. Отец заботиться о своей дочери. По крайней мере, о её имидже. Хотя думаю и вопросы её безопасности там тоже должны решать. А так, придётся принять и их. Надеюсь, это не сильно мешает вашим планам, ваше превосходительство?
  - Ни как нет, ваше величество, не мешает, уже завтра они убудут из Инкоу. Но я посчитал необходимым сообщить вам эти детали, ваше величество. Вы приказали держать вас в курсе происходящего.
  
  
  
  
  
   А вот и другой его собеседник Сергей Васильевич Зубатов, вызванный к царю, и которого Николай очень хотел использовать в своих интересах, тоже был не менее 'крепким орешком'[17]. Этот человек считался с одной стороны гением политического сыска и страшным врагом всяческих революционеров. Который будучи убеждённым монархистом, добровольно пошёл работать полицейским осведомителем в революционную среду. Но и в тоже этот человек, не отрицал необходимость перемен. И будучи во главе Особого отдела Департамента полиции создал под эгидой полиции легальные рабочие организации, которые пытались легальным образом бороться за интересы рабочих. Однако в 1903 году Зубатов, министром внутренних дел Плеве, был отстранён от должности и отправлен в ссылку под полицейский надзор. После гибели Плеве, в 1904 году, от рук боевиков из партии эсеров, был восстановлен в правах, но на работу в полицию не вернулся. И вот теперь Николай был намерен использовать этого человека. И когда Зубатов вошёл в кабинет, царь, смотревший в этот момент в окно, бросил, не оборачиваясь к собеседнику:
   - Присаживайтесь, Сергей Васильевич, разговор у нас предстоит долгий, обстоятельный, а в ногах правды нет.
   И уже обращаясь к слуге Николай, добавил:
   - А, вас, любезный, я попрошу принести нам чаю. Что бы нам легче беседовалось.
   И Николай продолжил стоять в молчании, пока слуга принесёт всё необходимое для чаепития и сервирует стол. И только когда слуга удалился, царь обернулся к Зубатову и сказал:
   - Угощайтесь, Сергей Васильевич, наверное, вы в догадках, для чего я попросил вас сюда прибыть.
   Зубатов, усмехнулся, вспомнив, как он сам, вот так же, за чашкой чая склонял арестованных к сотрудничеству, и проговорил:
   - Спасибо, ваше величество. И понимаю, что я здесь не для того, чтобы составить вам компанию, почаёвничать. И если вы, ваше величество, вспомнили про скромного надворного советника[18], в отставке, то значит, я вам для чего-то нужен.
   - Не буду отрицать, Сергей Васильевич, - согласился царь, - что вы, нужны, очень нужны. Но сначала организуйте себе чайку. Очень он уж должен быть хорош.
   И дождавшись, когда Зубатов оценит вкус чая, царь, которому этот чай уже набил оскомину, и Николай буквально мечтал о хорошем кофе, но требовалось соответствовать привычкам, произнёс:
   - Вы, Сергей Васильевич, бывали ли знакомы с Константином Николаевичем Леонтьевым?
   - Нет, ваше величество, личное знакомство мы не вели, - отрицательно покачал головой Зубатов, - Дипломаты старались не сводить знакомства с полицейскими. Мы для них не рукопожатые. Но наслышан. В своё время выступал против идеи воевать за свободу балканских славян. Уверяя, что болгары никогда не станут верными друзьями России. И чем он вас, ваше величество, заинтересовал. Ведь, кажется, он уже умер?
   Николай покачал головой и произнёс:
   - Да, к сожалению, он уже умер и достаточно давно. Хотя и выдал прогноз, с которым я вынужден, буду согласиться, что именно эти независимые государства, на Балканах, взорвут спокойствие и стабильность Европы. И принесут множество неприятностей России. А вот то, что вы не рукопожаты, так не надо было полиции увлекаться провокациями. Но не будем об этом. Просто в своё время, Константин Николаевич, обратился к императору Александру Александровичу, с весьма интересным предложением. Которое во многом совпадает с тем, что делали вы. Когда вносили элементы социализма в монархию. Ведь согласитесь, Сергей Васильевич, те тред-юнионистские идеи, что реализовывали вы в рабочем движении, несли весьма большую социалистическую составляющую.
   Зубатов попытался что-то высказать, но Николай, уловив настроение собеседника, поспешил произнести:
   - Давай те я договорю, а потом вы, Сергей Васильевич, и выскажитесь. К тому же я вас ни в чём не корю. И даже наоборот, готов поддержать. Сейчас готов поддержать. Но к своему сожалению, я слишком поздно прочитал докладную записку, Константина Николаевича, нашему пАпА. В котором он прямо говорил о том, что идеи либерализма, в России, не имеют достаточной поддержки. В отличие от идей социалистических, в которых, господин Леоньев, видел огромный созидательный потенциал. И он предложил совместить монархию и социалистические идеи. Так что, Сергей Васильевич, знаете, после того как я обдумал эти мысли, я склонен с ними согласиться. А как оцениваете это вы?
   Зубатов, по мере монолога Николая, выглядел всё более и более удивленным. Явно не ожидая из уст самого царя услышать подобное. Услышать то, что не то что расшатывало, а буквально рушило, декларируемые устои. Пусть при этом и не выходило за рамки идей, которые существовали у самого Зубатова. И бывший полицейский произнёс, стараясь подбирать слова:
   - Вы знаете, ваше величество, вот что-что, а подобное услышать от вас, я совершеннейшим образом не рассчитывал. И сказать, что я удивлён, это ничего не сказать.
   Но, Николай, махнув рукой, с деланной беззаботностью, прервал Зубатова:
   - Но у вас то, Сергей Васильевич, это предложение отторжения не вызывает?
   - Нет, ваше величество, не вызывает.
   - Ну вот и замечательно, - тут же произнёс царь, - Просто я надеюсь, что вы согласитесь, что преобразования в России давно назрели. И если бы пАпА последовал курсу, выбранному нашим дедом, то проблемы как достичь победы над Японией не стояла бы. Япония просто бы не рискнула напасть на нас, как на очень сильного противника, выбрав для экспансии другую цель. Послабее. Но время было упущено и сейчас эту проблему предстоит решать нам с вами, Сергей Васильевич. Ведь вы мне поможете?
   С этими словами Николай посмотрел на Зубатова, тот кивнул, соглашаясь, пробормотав:
   - Конечно помогу.
   И царь продолжил:
   - Я долго рассуждал о дальнейшей судьбе России и пришёл к выводу, что преобразования в ней просто необходимы. И как я понял из вашей деятельности, Сергей Васильевич, вы, это понимаете. Понимаете, же?
   - Понимаю, - снова согласился с царём Зубатов.
   - Вот и я говорю, что понимаете, - улыбнулся Николай, смотря прямо в глаза Зубатову, - Причём настолько сильно понимаете, что даже самостоятельно пытались преобразовать Россию. В нужном направлении. Пытаясь организовать легальные профсоюзы рабочих.
   Зубатов внимательно посмотрел на Николая, но предпочёл промолчать. И Николай привстал со стула, стал ходить от стола к окну и продолжил убеждать:
   - Я долго рассуждал о направлениях этих преобразований. И пришёл к выводу, что социалистические преобразования более предпочтительнее либеральных преобразований. Для которых в России просто нет последователей. Да и либеральные преобразования приведут только к развалу России. И её неизбежному, в этом случае, падению. А вот социалистические преобразования, в свою очередь, способны подчинить капиталистов и помещиков жёсткому диктату государства, в целях общего блага. Что, несомненно, пойдёт на пользу Отечеству. И соответственно, на пользу всем населяющим Отечество нашим подданным.
   Николай остановился возле окна, на мгновение всмотрелся в него, а потом, резко обернувшись, произнёс:
   - Надеюсь, мои предложения, у вас, Сергей Васильевич, отторжения не вызывают?
   - Нет, ваше величество, отторжение не вызывают, - Зубатов осторожно поставил чашечку на стол, а потом прямо посмотрел в глаза Николаю и произнёс, - А от меня, вы что хотите, ваше величество? И, на работу в полицию, я не вернусь.
   - Так я вам, Сергей Васильевич, и не предлагаю вернуться в полицию. У меня для ваших талантов есть предложение, которое надеюсь заинтересует вас больше.
   - И какое же предложение, ваше величество?
   - Я вам, Сергей Васильевич, хочу предложить создать и возглавить новую службу. Назовём её КГБ, Комитет Государственной Безопасности. Причём не от слова государь, а от слова государство. И деятельность этой службы будет направлена на защиту всех возможных интересов России. Но не военным или политическим путём. А всеми возможными другими.
   - И как вы это видите, ваше величество? - во взгляде Зубатова мелькнула искра интереса.
   Царь усмехнулся и произнёс:
   - Ну так я вас не вижу занимающимся ловлей мелких преступников или охраной общественного порядка. Для этого существует полиция. И её уголовный розыск. Хотя вот обеспечением того, что бы под охраной порядка подразумевали соблюдение законности, а не обеспечения личного комфорта должностных лиц, вы заниматься должны. А то не хорошо получается, когда те же промышленники или помещики нарушают законы. А не имеющие возможность нанять адвокатов рабочие или крестьяне начинают возмущаться, этими нарушениями наших законов, то их возмущение топят в крови. Вы должны будите отслеживать подобное и разбираться с виновными. Нет, легальные профсоюзы или легальные политические партии, а мы намерены учредить в империи, и то и другое, в вашей области будут находиться опосредственно. Вы будите работать скорее персонально. Что бы и там, и там не было агентов, в том числе и агентов влияния, иностранных государств. Но опять же ваша деятельность должна быть, во-первых, в рамках закона, а во-вторых направленна на безусловное обеспечение безопасности государства.
   На лице Зубатова отразилась глубокая задумчивость и он произнёс:
   - Но тут имеется определённое противоречие, ваше величество. Если кто-то действует в рамках закона, но его действия направленны против империи, то у меня могут возникнуть проблемы с воздействием на них.
   - Отнюдь, отнюдь, Сергей Васильевич, ни каких проблем возникнуть не должно. Например, большинство политических партий, уже имеющихся в России, и думаю при наличии Парламента, и возможности легализации, они начнут действовать вполне открыто, имеют финансовую поддержку от иностранных кругов. Которую вы, ваша служба, должны будите вскрыть и тайно передать полученные материалы политическим оппонентам тех, кого следует опорочить. Вы представляете, Сергей Васильевич, какой процесс начнётся если те же социал-демократы, меньшевистского толка, громогласно заявят, что Азеф агент охранки. И сдаёт подельников. И пусть они займутся борьбой друг с другом. А кровавый царский режим тут как бы и не причём. Надеюсь вам, ваше высокородие[18], если вы конечно примите моё предложение, моя мысль относительно внутриполитической жизни понятна? Хотя есть, образно говоря, и другая сторона медали.
   - Вполне понятны, ваше величество, - согласился Зубатов, оценив перспективы для себя, - Я должен буду пресекать угрозу империи, если есть нарушение закона и интриговать, если закон ещё не нарушен, но угроза государству уже есть. И как я понял, Азефа я могу сдать? И что за вторая сторона медали?
   - Как впрочем, можно сдать и Савинкова, и других подобных одиозных боевиков-террористов. С террором вам, Сергей Васильевич, предстоит бороться самым жесточайшим образом. А вторая сторона медали заключается в том, что я исхожу из того, что главная угроза России исходит не от врагов внутренних. Если народ доволен и видит перспективу, то сподвигнуть его на глупости задача не выполнимая. И с врагами внутренними стоит бороться руками самого народа. А вот вопрос борьбы с врагами внешними, по моим представлениям, больше выходит на первый план. Например, мне совершенно не нужно, что бы тот же британский посол объединил всех недовольных против меня[19]. От великокняжеской фронды и до тех же эсеров. Мне не нужно что бы у британского посла даже была такая возможность.
   - Я понял ваше величество, - Зубатов, который при упоминании Савинкова поморщился, но тогда не произнёс ни одного слова, внимательно посмотрел на царя и добавил, - Но причём тут Савинков, ваше величество, он же не является агентом Охранного Отделения?
   - Зато он, Сергей Васильевич, теснейшим образом связан с британцами. И мне совсем не нравиться, что подданных Российской империи убивают, на деньги и по заказу иноземцев. В частности, британцев.
   И в этот момент в кабинет вошёл камердинер, держа в руке разнос, с лежащим на нём конвертом, и произнёс:
   - Ваше величество, срочное сообщение от контр-адмирала Вирениуса. С меткой об немедленном докладе.
   - Подай, любезный, - ответил Николай, слуга приблизился и протянул Николаю разнос. Царь взял конверт и отпустил жестом слугу. Потом открыл конверт ножом и вытащив лист бумаги быстро пробежал его взглядом. Это было сообщение, что в интересующем императора посланнике, прибывшем в Мукден, однозначно опознали, шестую дочь императора Японии, принцессу Цунэ-но-мия Масако-найсинно. И которая, после приёма у адмирала Алексеева, убыла, на литерном поезде, в вагоне-салоне в столицу Российской империи. Николай тяжело вздохнул и продолжил излагать свои мысли:
   - Я хочу, что бы вели деятельность не только внутри империи, но и за её приделами. По сути, я хочу переформатировать разведки, как флота, так и армии. А то у них случился полнейший конфуз. Когда у нас не оказалось ни одного агента в стране. С которой мы готовились воевать лет десять. А вот их агенты действуют у нас в огромном количестве. А своих контрразведок у армии и флота нет. И их необходимо вам, Сергей Васильевич, создать. И в дальнейшем контролировать. Но и этого мало, я хочу, чтобы в Министерстве Иностранных Дел были собственные разведки и контрразведки. Которые занимались бы добычей политической информации и операциями в других странах. И при этом обеспечивали бы сохранность наших политических секретов. Как, впрочем, и коммерческих, промышленных и технических секретов. К нам информация подобного рода должна идти, а от нас нет.
   - Но я опасаюсь, что не смогу контролировать всё и сразу, ваше величество, - Зубатов с сомнением посмотрел на царя, - Слишком большой и разнообразный круг обязанностей.
   - Я, господин статский советник, и не говорю, что вы должны заниматься этим всем сами. Поэтому-то ваша структура и называться комитет. И вы там председатель. Хотя и в ранге министра, подчиняющегося мне лично. Вы внутри существующих структур подчиняете себе имеющиеся подразделения, уже занимающиеся профильными проблемами. Например, служба перлюстрации сообщений в МИДе или военно-научные отделы в Главных штабах армии и флота. Или же создаёте новые, которые будут находиться формально в составе других ведомств, но которые вы и будите контролировать.
   - Что то придётся сначала создавать, - Зубатов внимательно посмотрел на царя.
   - Конечно придётся, - согласился Николай, - для противодействия тем же британцам, придётся создать много новых структур. Например, я знаю, что у британцев есть проблемы с ирландцами. И я бы хотел, чтобы эти проблемы только увеличились. Вплоть до того, что Ирландия сумеет освободиться от владычества Британии. Но при этом роль России в этих событиях должна быть завуалирована. В виде частного интереса, каких-то кругов в США, через которые, ирландские повстанцы и будут получать помощь от нас. И вам придётся создавать эти круги. И таких мест много. Хотя не везде придётся действовать тайно. Навскидку я могу сказать, что уже в течение ближайшего времени нам понадобиться вмешаться в процессы, происходящие в Норвегии и Иране. Что бы там переходные процессы произошли в интересах России. В Иране желательно привести к власти наших ставленников и взять страну под контроль. А Норвегию вообще присоединить к империи. На правах близких к правам Финляндии. И вам предстоит оказать всемерную помощь вдовствующей императрице. Но это для начала.
   - А что-то будет и потом? - произнёс заинтересованно Зубатов.
   - Несомненно, будет, - произнёс Николай, - Лично я намерен отомстить Маньчжурской династии во главе Китая. Эти нечестивцы мало того, что, будучи нашими союзниками, совершенно не оказывают нам помощь, в Маньчжурии, так и ещё заключили в 1903 году тайный договор с японцами. И теперь в тылу наших войск, под видом, хунхузов орудует 27-я кавалерийская дивизия китайской армии. Подразделениями которой командуют японские офицеры. Поэтому вам, господин статский советник, надлежит в Китае выделить недовольных Маньчжурской династии и при этом амбициозных провинциальных правителей. И спровоцировать их на свержении власти маньчжур. И обеспечить развал Китая. Устранив правителей верных центральной власти. И интригуя против революционеров в Китае. Они хотят видеть Китай единым, включая в его в составе и территории маньчжуров. Считая, что они имеют право на территории тех, кто их некогда завоевал. Но я считаю, что ханьцы сами установили свою северную границу. И всё что севернее Ивовой изгороди имеет отношение к Китаю, только до тех пор, пока там правит маньчжурская династия. Но это в последующей перспективе. Как, впрочем, в перспективе придётся уделить внимание и Турции, Португалии, Мексике. Где сделать ставку на революционеров. Турцию желательно развалить. В Португалии же получить под контроль ряд территорий, которые позволят нашему флоту бункероваться на переходах на Тихий океан. С Мексикой же сложнее, там необходимо будет противостоять попыткам САСШ взять эту страну под свой контроль. Правда есть ещё и проблема с Сербией, но это, пожалуй, потом.
   - А что там, ваше величество? - поинтересовался Зубатов.
   - А вот там всё гораздо сложнее, - поморщился Николай, - там, в результате переворота к власти пришли силы, которые, по сути, хотят создать на Балканах, нет, не Великую Сербию, в отличие от остальных балканцев, видящих проекты Великой Болгарии, Великой Румынии, Великой Греции, а державу всех проживающих там славян. Но под эгидой и главенством сербов. При этом эта держава, должна быть, по плану сербского руководства, должна быть создана с помощью России и быть направленной против России. Нет, по сути, они хотят создать региональную силу, направленную против всех. Но в число этих всех входит и Россия. Поэтому небольшая, отдельная Сербия может быть нашим союзником. Но для этого необходимо создать, как противовес экспансии сербов, государство Хорватов. И всемерно поддерживать независимость Черногории. Ведь как только сербы смогут объединить вокруг себя окружающие народы, которые, кстати, не горят желанием объединяться вокруг сербов, так тут же посчитают себя достаточно сильными, что противостоять интересам России. Что не выгодно нам. Но это проблема далеко не ближайшего времени. И пока больше дипломатическая. Хотя с организациями сербских националистов, с четниками, а они для нас в перспективе враги, и в частности, с пресловутой 'Чёрной рукой' надо начинать бороться уже сейчас. Но, не мне вас учить, как это делать, ведь так, господин статский советник. И надеюсь вам всё понятно?
   - Понятно, ваше величество, - ответил Зубатов, - И можно ли узнать, что за проекты великих держав видят румыны, болгары и греки? Просто я не вижу там территорий, для великих держав.
   - Все эти страны желают вернуть себе территории, входивших при наибольших расширениях, в существовавших некогда, на их территориях, государств. И вот болгары видят в своём государстве Аккерман[20], и побережье Ионического моря одновременно. А румыны облизываются не только на Трансильванию, из состава Австро-Венгрии, и на нашу Бессарабию, но и засматриваются ещё дальше. На Одессу. Единственная, из всех этих проектов, по созданию этих великих государств, где не предусмотрены территориальных претензий к России, это Греция. Которая намеренна, ограничиться островами в Эгейском море, включая Критом, с Кипром, и побережьем Малой Азии, населённых греками. Но и она хочет Константинополь. В общем все эти страны претендуют на одни и те же территории. Что не может не вызвать конфликта между ними, - Николай тяжело вздохнул и добавил, - Похоже основным нашим принципом политики на Балканах, должно стать, что там должен быть мир. И тот, кто его нарушает первым, получает от России.
   Зубатов кивнул и поблагодарил, за разъяснение:
   - Спасибо, ваше величество, мне понятны устремления этих... Великих держав.
   А Николай произнёс:
   - Тогда, господин статский советник, я даю вам время всё обдумать, составить план ваше деятельности, подобрать себе помощников. И попросить аудиенцию. В которой вам не будет отказано. А сейчас ступайте. Ещё раз напоминаю, вам предстоит очень многое обдумать.
  
  
  
  
  
   Но как бы не старался Николай, времени не хватало, на то что бы, во-первых найти единомышленников. Во-вторых, начать настоящие преобразования, перейдя к ним, от чисто косметических, а то и просто декларируемых, например, обещанием конституции. Ну и в-третьих, так сказать, избежать наказания, за свои 'преступления', от своих врагов. Которые, как понимал, да и как докладывал Зубатов, уже начали высказывать друг-другу своё недовольство, от 'неправильных', по их мнению, действиями царя. И Николай понимал, что пройдёт ещё не много времени, месяц, от силы два, и если он не предпримет правильных действий, то к нему придут. Причём придут и с серебряной табакеркой, для апокалиптического удара, и с шелковым шарфиком, что бы просто тихо придушить.
   Но пока всё шло своим путём. Он оправил правительство Витте в отставку, и поручил Морозову сформировать новое правительство. На фронте шла битва за Сандепу. Правда, в отличие от известного Николаю варианта, в сражении принимало участие не часть войск, а вся русская армия в Маньчжурии. Теперь и не участвующие, в наступлении, части проводили активные действия. Что бы не позволить японцам перебросить части со спокойных участков на атакуемые. Атаки шли на всём протяжении фронта. Да и резервы не береглись, а своевременно вводились там, где намечался успех. В результате правда не удалось окружить вторую японскую армию в районе Сандепу. Противник вырвался из образуемых 'клещей'. Отойдя второй армией за реку Шахэ. Но на этом успехи русской армии похоже и заканчивались. На фронт прибыла третья армия генерала Ноги. С тяжёлой артиллерией. Включая и трофейные русские орудия[21].
   Хотя и у русских, на фронт, отправили новые части, морские батальоны, морские пулемётные команды, батареи десантных орудий. В том числе отправлялись и не обычные, для России, части. Как-то блиндированные поезда и железнодорожные батареи с установленными на платформах морскими пушками. Отправились на фронт и первые гвардейские части. Несколько большего состава, чем гвардейская конно-пулеметная команда поручика Эксе[22], в составе 27 человек, при 6 ружьях-пулемётах образца 1902 года. Которая кстати тоже была отправлена на фронт. Но на фронт отправлялись и сводные батальоны гвардейских пехотных и гренадерских полков и эскадроны кавалерийских. Были и сводные артиллерийские батареи. При этом первая Его Величества батарея конной гвардейской артиллерии отправилась на фронт в полном составе. И Николай рассчитывал получить на фронте, к последней фазе неминуемого сражения, благодаря начатому японской армией наступлению, сводную гвардейско-гренадёрскую дивизию. Которая по его оценки и должна будет не позволить генералу Акияме, с его первой кавалерийской бригадой совершить глубокий обхват фланга русских войск и перерезать железную дорогу. Что в известной ему истории и заставило Куропаткина, который решил, что его почти окружили, начать отход. И тем самым проиграть сражение.
   Собирались отправить на войну не совсем обычный корабль и моряки. Для флота был приобретён пароход 'Белгравия'. Большой, в 21400 тонн водоизмещения, пароход, правда имеющий максимальный ход всего в дюжину с половиной узлов. И получивший название 'Рига', который планировали использовать в качестве рейдера. 'Рига' должна была действовать, маскируясь под иностранные коммерческие пароходы. Для чего пароход срочно стали вооружать. Да и в составе флота была сформированная первый бронеавтомобильный отряд в мире. Для чего были срочно закуплены все имеющиеся в мире, на тот момент бронеавтомобили. Все четыре, включая и самый совершенный австрийский, башенный Аустро-Даймлер Панцерваген, с лёгкой руки царя получивший название 'пузырь'. А также два французских Шарона модели 1902 года. И британский Симмс образца 1902 года. Имевший похожий на катер корпус и вооружённый помимо двух пулемётом ещё и мелкокалиберной, всего в два десятка миллиметров, пушкой. Помимо этого, были закуплены бронированный трактор Ивел Мотор Амбулансе. Который, по мыслям создателей, должен был не эвакуировать раненых к врачам. А доставлять врачей к раненым. Защищая и тех, и других откидными в стороны бронированными задними дверями. Но с подачи Николай его закупили как эвакуатор, для экстренных случаев. Последней боевой единицей, в этом отряде, должен был стать, первая самоходная орудийная установка. Вооружённый тридцатисемимиллиметровой зенитной пушкой, не бронированный автомобиль Эрхард-Декавиль. Который по задумке создателя, должен был носиться по фронтовым дорогам. В охоте за аэростатами противника. И подобравшись, и заняв удобную позицию, расстреливать эти воздушные шары из автоматической пушки. Но царь распорядился использовать эту машину в качестве средства огневой поддержки. Командовать этим формированием должен был подъесаул Накашидзе. Срочно вызванный с фронта, из 7-го Сибирского казачьего полка.
   Причём все эти автомобили были закуплены вместе с автомобилями для царского гаража. Николай оказался удивлён, хотя и не подал вида, когда оказалось, на начало 1905 года в распоряжении царской семьи был всего один автомобиль. И то им пользовалась вдовствующая императрица. И когда этот автомобиль стали грузить для отправки в Данию, где гостила вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, Николай осознал, что ему придётся любоваться крупами лошадей, как только он решиться на какие-то поездки, после болезни. И царь приказал закупить для его гаража два с половиной десятка различных автомобилей. В том числе и закупить несколько полностью закрытых. Включая и большие автомобили для перевозки слуг. Тем паче, что японская принцесса уже достигла территории России. И выяснилось, что её зимняя одежда несколько не соответствует погодным условиям Забайкалья. И Николай распорядился купить для девушки необходимую тёплую одежду. Ну и задумался как японскую принцессу доставить в Гатчинский дворец, где жила сестрица Ольга. И как потом привозить принцессу в Зимний дворец. Причём доставлять девушку пуская пыль в глаза. И желательно золотую пыль.
   Ну и последнее что успел сделать Николай, это то, что он сумел убедить, преодолеть личную обиду, и помочь ему с преобразованиями, князя Искандера. Убедив того отомстить клану Владимировичей, с его союзниками, бездетными братьями, которые вместе образовывали клан, который можно было Александровичами, Николай сумел подключить к работе в правительстве, пусть и изгнанного, опального, но всё же представителя клана Константиновичей. Которых, после гибели императора Александра Николаевича, полностью и отстранили от влияния великий князь Владимир Александрович, с братьями. В том числе и подставив Николая Константиновича. Что и предопределило крах этого клана императорского дома. Но теперь царь, вернув опального князя в столицу, давал шанс вернуть влияние потомкам Константина Николаевича. И князь Искандер согласился с его назначением в состав правительства.
   Хотя Николай и понимал, что высшее чиновничество будет крайне недовольно назначением в состав правительства великих князей. Видя в них привилегированных конкурентов, перекрывавшим тем путь в высшие эшелоны власти. Что давало ещё больше возможностей, к возникновению, не только великокняжеской фронды, но и оппозиции, ему лично, среди высших чиновников империи. Почему-то считавших, что их должны продвигать вверх, за их бесполезное протирание штанов в присутственных местах, с интригами друг против друга, с целью подсидеть. И защитой, чьих угодно, но только не российских, государственных интересов. И был ещё один человек, который мог стать идеологом и объединителем противостоящих Николаю сил. И этот человек, обер-прокурор Святейшего синода, теперь отставной обер-прокурор Святейшего синода, на должности которого он находился уже четверть века, сенатор и член Государственного Совета, Константин Петрович Победоносцев, находился в кабинете у царя. Явно собираясь вразумить своего неразумного ученика. При условии, что его первым учеником был даже не русский император Александр Александрович, отец царя, а ещё его старший брат, Николай Александрович Романов. Полный тёзка действующего императора.
   И вот сейчас царю просто предстояло выслушать этого непотопляемого представителя того самого класса, к которому принадлежал и сам царь. И волю которого он своим правлением обеспечивал. Хотя самому царю больше по душе было бы обсудить с новым главой правительства о том, какие заводы необходимо построить, чтобы обеспечить начало электрификации, а потом и индустриализации России. Или как решить земельный вопрос, при условии, что до сорока процентов пахотной земли в России принадлежали царской семье или государству. А с военными решать надо ли договариваться с фирмами 'Мадсен' и 'Маузер', о строительстве ими заводов в России. По выпуску пулемётов первыми и пистолетов вторыми. Из расчёта разработать в России автоматический вариант пистолета 'Маузер', с пристёгивающимся, а не встроенным магазином, а потом на его основе разработать и пистолет-пулемёт[23]. Хотел Николай, и наладить в России выпуск основных типов патронов, имеющихся в мире. Как винтовочных, так и пистолетных. Но вместо этого приходилось слушать человека, идеи которого, в Европе, ещё бы лет пятьсот назад назвали бы мракобесием. И вот этот пережиток прошлого, который ведь было даже не оставить стоять, в центре кабинета, пришлось предложить садиться на стул, вещал:
   - Ваше величество, я вас прошу, одумайтесь. Вы ведёте Россию в пучину низкопоклонничества западу. А ведь у России свой путь. И Россия расцветёт только тогда, когда в её основе будет великая русская национальная сила. В лице её лучших представителей. В коих есть рыцарский дух, естественное чувство внутренней дисциплины и жажда служения отечеству. А вы же, ваше величество, открываете дорогу на Русь бездне безбожия и свирепой жадности. Полностью отринув все наши, ещё с вашим дедом и отцом, попытки заморозить ситуацию в России. Перед тлетворными попытками либерализма напустить на святую землю волны безбожного бесчестия и жадности...
   - Алчности, - прервал Победоносцева Николай.
   Тот пресёкся, и внимательно посмотрев на царя и произнёс:
   - Вы, что то сказали, ваше величество?
   - Ну я просто уточнил, что тут более подходит термин алчность, чем жадность, Константин Петрович. Жадность, это когда не хочется отдавать своё. А алчность, которая свойственна европейскому либерализму, это когда желают чужое. Но как своё.
   - Так вы, ваше величество, против европейской заразы либерализма?
   - Конечно против, - тут же согласился Николай, - Я бы даже сказал, что идеи либерализма изжили себя. И ещё мы увидим их падение в горниле страшной войны.
   - О да, ваше величество, - тут же попытался оседлать своего конька Победоносцев, - Я бы даже сказал что там нет благодати, отсутствует необходимая религиозность, так как нет православия. И нам надо всячески пресекать проникновение либерализма в Россию. Делая ставку на её национальное единство, глубинный народ, обладающим рыцарским началом. Для борьбы с этими душевными пороками. Вызывающими революционность, которая есть дьявольским проявлением. А соответственно противоестественно человеческой природе.
   - Однако это ни как не помогает нам, Константин Петрович, в нашей борьбе против тех же японцев. Наша армия терпит одно поражение за другим. А в войсках не хватает совершенно ничего, мы уже истратили все накопленные военные запасы, для войны с таким недоразумением как Японская империя и всё равно находимся на грани поражения, так как не можем отправить туда больше войск. А имеющиеся войска обеспечить необходимым снабжением.
   - Ваше величество, нашим войскам, нашему народу, для победы не хватает духовности, - тут же стал отвечать Победоносцев, - Нас необходимо использовать естественное чувство сплочения народа, на основе веры. Сейчас как никогда необходимы духоскрепность, соборность. Нам необходимо ещё больше поднимать силу православия. Всячески включая в его состав инородцев, иноверцев и инославцев[24]. А вы ваше величество назначили главой правительства старообрядца. И по государству ходят слухи о том, что вы, ваше величество, собрались ввести свободу вероисповедания. Что противоестественно. И подрывает соборность России. В которой главным должно быть принцип православия, самодержавия и народности. Иначе держава падёт.
   - Держава, Константин Петрович, падёт гораздо раньше, если бедой в ней является не то, что не уродиться хлеб, а то, что не уродиться лебеда. Вот тогда наступает голод. И нам надо думать не о духовной составляющей, а о хлебе насущным. А также, о том, что одеть и на чём ездить. Ну и о патронах для солдат и о снарядах для пушек. Которые будут беречь жизни солдатские. Да и вообще жизни. А то у нас самая большая детская смертность в Европе.
   - На всё воля божья, и это воздаётся за грехи наши, - произнес, было, Победоносцев, но Николай покачал головой и ответил:
   - Договоритесь вы, Константин Петрович, ведь можно будет и подумать, что именно по воле божьей, который желает изничтожения православия, у нас дети умирают, в стране перманентный голод, а наша армия не может справиться с какими-то японцами. Хотя тут тоже есть нюанс. Аматерасу считается женским воплощением Будды. А это тоже монотеистическая религия. Так что объявлять их язычниками сложно. Но факт остаётся фактом. Во многом благодаря вашей заморозке мы отстали от передовых стран на четверть века. Первый раз мы отстали на четверть века при Николае Павловиче. А разрыв в полсотни лет, это большой, слишком большой разрыв. И как его не называй заморозка, застой, стабилизация, его надо не усугублять, а преодолевать. Иначе нового Смутного времени не избежать. Вот я и хочу преодолеть эту беду. Не дать ей возникнуть. В том числе и отделив православную церковь от государства. Вернув патриарха Русской Православной Церкви.
   Ну про то, что в то время православная церковь была частью государственной машины, а священники, по сути, были государственными служащими, а всё имущество церкви, за небольшим исключением, как-то собственность за рубежом, принадлежало государству, Николай решил не уточнять. Собираясь обложить церковь налогами. По принципу божье богу, а кесарю кесарево. Но и этого хватило, что бы Победоносцев взвился, будучи противником любых реформ в церковном управлении:
   - Это государь тлетворное влияние митрополита Антония. Мы с Иоанном Кронштадтским считаем, что нам нет необходимости, что-то менять в управлении церковью. И собирать Церковный Собор. Монарх, как вождь народа, должен использовать церковь против поползновений европейской демократии, нарушающей естественное чувство ранга у народа, естественное чувство, пропавшее у всех европейцев. Поражённых сполохами дикой алчности, как вы правильно заметили, ваше величество. И с этим надо бороться, а не потакать этому, ваше величество. Во всём должен быть порядок, диктат закона, диктат монарха. А любые выборы они вводят в соблазн и искушение. Начинают что-то требовать, бастовать, не хотят слушаться. Заводят эти богомерзкие союзы рабочих. Партии создают разные купчишки, которым чувство ранга вообще не ведомо. И которые, вместо проявления безграничного почтения и трепета, хотят свободы, либерализма. А всё это необходимо всячески избегать. Ибо царство Русское колеблется, близко к падению. Если в России безбожники не будут подвергнуты праведной каре закона, то Россия опустеет за свое безбожие и за свои беззакония.
   - Какое естественное чувство ранга, Константин Петрович? И это не тот ли Иоанном Кронштадтским, который в дорогой, шёлковой рясе на личном пароходике 'Любезный' проповеди читать направляется? Часть из которых вы мне только что сказали. А может священникам стоит быть поскромнее? Да и если Россия опустеет, как говорит отец Иоанн, то скорее от жадности священников. Мне бы хотелось видеть первосвященника православной церкви не в золоте, а только в серебре. И гораздо скромнее одетого чем в шелка.
   - Это вы к чему, ваше величество? - Победоносцев внимательно посмотрел на Николая.
   - К тому, Константин Петрович, что вся набожность народа сейчас держится только на статьях Уложения о наказаниях, а конкретно раздела 'о преступлениях против веры'. И как только я их отменю, а я их намерен отменить, как в церковь будут ходить только один из десяти, из числа тех, кого мы считаем православными. И не слишком ли накладно для государства содержать такое количество не справляющихся со своими обязанностями государственных служащих. Которые вместо того, чтобы служить делу оберегания государства сами требуют защиты. К тому же погрязли в роскоши, в тот момент, когда из-за отсутствия врачей умирают дети. А взрослые голодают, из-за того, что лебеда не уродилась. Про рожь мы даже и не заикаемся. И им ещё предстоит много потрудиться в поте лица, чтобы вернуть народу веру в бога и авторитет русской православной церкви. Так что пусть православные священники, как и представитель остальных концессий. идут на вольные хлеба...
   - Государь, вы не сделаете этого! - Победоносцев вскочил со стула и упираясь руками в стол, с вызовом посмотрел на Николая. Который выдержал взгляд экс-обер-прокурора и спокойно ответил:
   - А как же чувство ранга, Константин Петрович? Оно же естественное и у вас должно быть, или по вашему представлению оно должно относиться только к черни, но не к вам лично никакого касательства иметь не должно? Не находите в этом противоречие собственным декларируемым представлениям? А правило дискуссии гласит, что проигрывает тот, кто начинает противоречить сам себе. Так что сядьте. Вам, в вашем возрасте и с вашим здоровьем волноваться нельзя. Беречь вам, себя надо.
   Победоносцев опустился на стул, но его взгляд не сулил Николая ничего хорошего. И тот понял, что получил в лице своего некогда учителя непримиримого врага. Который точно станет идеологом противостоящих ему сил. К счастью, его ученик, Иван Ильин ещё довольно молодой человек. Который должен только, только закончить образование. Но и Победоносцева должно будет хватить для появления черносотенских партий. Ведь уже было объявлено, что новое правительство издаст закон, об политических партиях. И следовало ожидать появление, а скорее легализацию, не только нужных царю партий, но и партий оппозиционных ему сил. И их идеологом точно должен будет стать Победоносцев. Но вот ничего с этим монстром Никола сделать не мог. Даже не мог посадить на пароход и отправить восвояси, так что приходилось терпеть. И царь продолжил:
   - Вам, Константин Петрович, следует отдохнуть, подлечиться. Поэтому вашу отставку с должности обер-прокурора Священного Синода я принимаю. Но вы продолжаете оставаться сенатором и членом Государственного Совета. Так что я вас больше не задерживаю. И настоятельно рекомендую поехать куда ни будь на воды. Полечиться. Особенно полечить нервы.
   Победоносцев молча поднялся, подошёл к двери, а потом обернулся, посмотрел на Николая и произнёс:
   - Вы, ваше величество, сами на себя не похожи. Телом вы, но вот душа...
   После чего направился к выходу из кабинета. Но на секунду остановился услышав фразу, брошенную царём ему во след:
   - Вы, обещали что, после коронации на меня сойдёт божья благодать и всё наладиться. Можете считать, что эта благодать на меня снизошла. И теперь я всё налаживаю. Налаживаю так, как оно должно быть.
   Победоносцев бросил короткий взгляд на сидящего за столом Николая, поджал губы и молча вышел из кабинета, закрыв за собой дверь.
  
   [1] Бухарский эмират и Хивинское ханство находились под протекторатом Российской империи. Финляндия же считалась государством, находящимся в личной унии с российским императором. В аналогичной унии в то время находились Швеция и Норвегия. Имевшие каждые свою армию и каждые свой флот.
   [2] 'Экзотические' крейсера, это аргентинские однотипные японским броненосным крейсерам 'Ниссин' и 'Касуга' крейсера - 'Гарибальди', 'Сан-Мартин', 'Генерал Бельграно', и 'Пуэйредон'. А также чилийские крейсера, прототип 'Асамы' - броненосный 'О'Хиггинс', аналог русского броненосного крейсера 'Баян' - 'Эсмеральда', и 'Чакабуко', однотипный японскому бронепалобному крейсеру 'Такасаго'.
   [3] Есть мнение, что Испания, до начала русско-японской войны предлагала России купить броненосец 'Пелайо' и четыре контрминоносца.
   [4] Автор и исполнитель песен Альвар - 'Я не вступаю в безнадёжный бой':
  
   'Самоубийца!' - слышу за спиной.
   Но знаете, на том, на этом свете ли,
   Я не вступаю в безнадежный бой.
   Там выход был. Вы просто не заметили.
  
   Стратег? Ну да, возможно я такой.
   Один клинок - на сотню небожителей?
   Я не вступаю в безнадежный бой.
   Я собираюсь выйти победителем.
  
   Вообще-то, знаешь... план был неплохой.
   Немного подкачало исполнение.
   Я не вступаю в безнадежный бой.
   Зверь не способен к саморазрушению.
  
   Прощай. Прости. Я скоро за тобой,
   Похоже, не успеешь и соскучиться.
  
   Я не вступаю в безнадежный бой.
   Я просто - в бой.
   И дальше - как получится...'
   [5] Николай Васильевич Баранов - главный антигерой Цусимского сражения. Добровольно сдавший японцам контрминоносец 'Бедовый', командиром которого был. Вместе с находившимся на борту раненым вице-адмиралом Рожественским.
   [6] Крепостью Петра Великого, в реальной истории, называлась система береговой обороны на Балтийском море, призванная защитить побережье, при превосходящем флоте противника. Но полностью достроена крепость не была. Большая часть её построенных укреплений была уничтожена в 1918 году. Но отдельные позиции использовались и ещё во время Великой Отечественной Войны. Одни из таких позиций, сохранившиеся в России, - это форты Красная Горка и Серая Лошадь в Ленинградской области.
   [7] Первая мировая война на Чёрном море началась с 'Севастопольской побудки'. Внезапном нападении отдельных немецко-турецких кораблей на Севастополь, Одессу, Новороссийск и Феодосию. С большими разрушениями в двух последних городах. Которые, как и Одесса не имели защиты от удара с моря. Но в порту Одессы находились боевые корабли.
   [8] В дальнейшем воск был заменён на деревянные пробки.
   [9] Именно тем, что осколки русских снарядов, после взрыва и продолжали полёт вдоль полёта снаряда, и объясняют, столь низкий выход из строя японских орудий в Цусимском сражении. Который имел место быть. Когда от внутренних разрывов пострадало больше японских орудий, чем от русских снарядов.
   [10] При послевоенной модернизации ударная часть алюминиевого бойка была заменена на стальную деталь. Вставляемую в алюминиевый боёк. Что позволило решить эту проблему и в дальнейшем эти взрыватели срабатывали исправно.
   [11] Идеи высказанные Морозовым в его записке 'О причинах забастовочного движения. Требования введения демократических свобод'. Составленной в реальной истории после 9 января 1905 года.
   [12] В мае 1905 года, Савва Морозов был найден в номере гостиницы, с пулевым ранением груди. Рядом лежала записка, которая должна была представить дело так, как будто это самоубийство. Однако, есть сомнения, что это было самоубийство, так как предпосылок для него в данный момент жизни предпринимателя не известно. Но Морозову, в этот момент, угрожали расправой черносотенцы.
   [13] Заместителем министра.
   [14] Николай Эрнестович Бауман, большевик, который так же как и Красин пользовался покровительством Морозова.
   [15] Министр иностранных дел в это время.
   [16] Намёк на 'скандал Бухлау' и последовавший за этим Боснийский кризис 1908-1909 годов, которые оказались возможны именно в результате действий МИДа Российской Империи, руководимого Извольским, и едва не закончившиеся Первой Мировой Войной.
   [17] В марте 1917 года узнав, что следом за Николаем II, от принятия престола отказался Михаил II, своим императорским решением одновременно санкционировав создание Временного Правительства и Учредительного Собрания, и сумев отсечь от трона последующих претендентов, в перовую очередь Великого Князя Кирилла Владимировича, Сергей Васильевич Зубатов застрелился.
   [18] Согласно 'Табеля о рангах', надворный советник соответствовал 7-му рангу. В армии его аналогом был подполковник.
   [19] Согласно 'Табеля о рангах', это обращение соответствует 5-му рангу, или статскому советнику. Аналог в армейской среде был чин бригадира (бригадного генерала) или командора на флоте.
   [20] Отсыл к событиям февраля 1917 года, когда французский и британский послы смогли консолидировать действия различных противостоящих Николаю II группировок. Великокняжеской, недовольной влиянием царицы на царя. Военной, недовольной отстранением от армейского управления Николая Николаевича-младшего. Промышленной, недовольной попыткой царя мобилизовать экономику. И даже лево-радикальных и националистических группировок, желающих просто свергнуть царизм.
   [21] С 9 августа 1944 года город Белгород-Днестровский, Одесской области.
   [22] Японцы широко использовал взятые трофеи. Пока к ним имелись боеприпасы. Особенно широкое применение трофеев японцами наблюдалось после падения Порт-Артура.
   [23] Реально существовавшая и принимавшая участие в русско-японской войне часть. Так что сказать, что русская гвардия совсем не принимала участие в этой войне нельзя. Всего в составе русской кавалерии было сформировано 35 подобных конно-пулеметных команд. В которых по штату имелось 27 солдат, 40 лошадей, две упряжные телеги-двуколки, и 6 'ружей-пулеметов образца 1902 года', как тогда называли пулемёты системы 'Мадсен'.
   [24] В 70-х годах, в Бразилии, часть закупленных в Германии пистолетов 'Маузер', точнее его автоматического варианта, были переделаны в пистолеты-пулемёты.
   [25] По существовавшей в то время терминологии соответственно первое это язычники и иудеи, второе, представители других мировых религий, в виде мусульман и буддистов и последнее, представители иных христианских церквей.
  
  
  
  

Глава 4

  
  
  
  
   Из окна, скромно стоящей в стороне кареты, было отлично видно, как к станции Императорский Павильон в Царском селе, прибывал поезд, в котором помимо вагона-салона, с надписью 'служебный номер 3', были ещё только почтовый вагон, вагон третьего класса, для караула, а все остальные включая и командира караула разместились в вагоне-салоне принцессы, и вагон-столовая. Как тогда называли то, что сейчас мы знаем как вагоны-рестораны. И встречать его выстроился эскадрон и оркестр теперь уже снова, а Николай не стал ждать 1907 года, двенадцатого гусарского Ахтырского генерала Дениса Давыдова, Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полка, а не скромного тридцать шестого Ахтырского драгунского полка. Которым полк был всего пару недель назад. Хотя, положа рука на сердце, полк просто переодели в парадные коричневые, с золотой отделкой, гусарские мундиры. Но по оснащению, выучке, да и по тому, как планировалось использовать кавалерию, в Русской армии, полк остался драгунским. Но в парадной гусарской форме, пусть и без отменённого ментика, с развёрнутым георгиевским штандартом, сверкающими наградными трубами, эскадрон производил должное впечатление. Как производила впечатление и Ольга Александровна, в мундире шефа полка, с полковничьими знаками различия. Ведь именно сестре, и ещё князю императорской крови Российского императорского дома, звание великих князей младшие Константиновичи уже потеряли, Иоанну Константиновичу, Николай и поручил встретить японскую принцессу. И сопроводить её в гости к Ольге, в Гатчинский дворец. При этом форма первого кадетского корпуса, где как раз проходил обучение Иоанн Константинович, заметно уступала блестящей, на зимнем солнце, форме гусар.
   Первым из вагона-салона, на перрон вышел коренастый японец. В добротном, европейского покроя зимнем пальто, с меховым воротником, и цилиндре, сжимая в руках трость. Причём по форме рукояти трости Николай понял, что внутри трости прячется клинок. Вышедший японец, внимательным взглядом, с прищуром, окинул перрон. Выстроенный на нём караул. Встречающих. И когда он понял, кто перед ним стоит, то у японца широко открылись глаза, и он, приподняв цилиндр, довольно низко склонил голову. После чего японец сместился сторону. Открывая проход на перрон для юной девушки. Которая выпорхнула на перрон, кутаясь в длинную, до пят, пушистую белую шубу. И такой же пушистой, белого цвета, шапке на голове. Так что видны были только нос и глаза японской принцессы. За которой вышли две японки, в традиционных зимних японских нарядах. И так и не надевший цилиндр японец что-то успел сказать девушке. От чего та бросила короткий взгляд на Ольгу. Сразу выделив её среди встречающих. И тут началась церемония торжественной встречи. Со знакомством, рапортом командира полка, проходом вдоль застывшего по стойке смирно строя эскадрона.
   При этом Ольга, по совету Николая, явно стала описывать историю полка, с помощью одной, из следовавших за принцессой, женщин. Которая явно всё переводила для своей принцессы. Хотя по японкам и было видно, что они откровенно мёрзнут. А Ольга вела рассказ, про этот обычный, не гвардейский, полк, обращая внимание японки на полковые награды и отличия полка, который существовал с времён, когда в Японии совсем недавно установился сёгунат Токугавы. Дважды георгиевский штандарт полка, полученный за войну 1651-1681 и компанию 1814 годов соответственно. Серебряные и георгиевские трубы за отличия в кампанию 1812 и за войну 1828-1829 годов. Знаки на шапках с надписью 'За отличие 14 августа 1813 года' и 'петлицы за военное отличие' во время войны 1877-78 годов. И судя по тому, как японская принцесса стала внимательно рассматривать лица гусар, княгиня обратила её внимание и на серьгу, в ушах. У гусар. Которая тоже была тоже отличительным знаком полка. Только в этом полку регулярной русской армии разрешалось носить серьгу. И японке рассказали историю, что это память о тех временах, когда полк находился на границе с мусульманами, будучи Ахтырским слободским казачьим полком. И серьга предназначалась тому, кто, найдя тело погибшего в бою казака, похоронит его. Намекая на созвучие этой традиции и 'пути воина'. А потом Ольга обратилась к командиру полка, полковнику Саморядову. И тот, указывая на мундиры, тоже стал рассказывать. Дело явно дошло до рассказа, о традиционном, третьим тостом ахтырских гусар: 'За французских женщин, которые пошили нам мундиры из своих ряс!' Возникший, когда после взятия Парижа, в 1814 году полк был расквартирован вблизи одного из монастырей капуцинок. Монахини, которого носили рясы как раз коричневого цвета. А мундиры гусар к этому моменту поизносились. И для императорского смотра, из запасов монастыря было изъято всё сукно подходящего цвета, из которого и были пошиты мундиры для смотра. После чего император Александр Павлович и распорядился, что бы на вечные времена ахтырские гусары носили мундиры именно этого цвета. И эта история явно развеселила японок.
   Которых, после торжественного марша гусар подвели, к уже урчащим на холостом ходу, автомобилям. Один, из которых предназначался для принцессы Масако и встречающих её. А второй для сопровождавших принцессу лиц. Что вызвало не малое удивление и замешательство у всех японцев. При явных попытках сохранить лицо. Николаю со стороны это было отлично видно и вызвало только улыбку на его лице. Когда он смотрел в след уезжающим в сторону Гатчинского дворца автомобилям. И где вечером должен был состояться приём, организуемый Ольгой, по случаю приезда 'храброй незнакомки'. Как называли принцессу Масако в прессе. И ему, царю следовало бы там появиться, познакомиться с этой 'храброй незнакомкой'. Ну и назначить ей аудиенцию. Якобы для того, чтобы выслушать её просьбу, по поводу меча. А на самом деле высказать то, что он хочет донести до императора Японии.
  
  
  
  
  
   На следующий день Николай прогуливался в центре небольшого сквера Зимнего Дворца, как раз напротив главного входа во дворец. Со стороны Дворцовой площади. Когда в арку, через открывшиеся решетчатые ворота въехали несколько автомобили. Из первого, с помощью Иоанна выбрались принцесса Масако и Ольга. А из остальных выбрались японцы, сопровождавшие принцессу. И нельзя было сказать, что император их не ожидал. Мало того, что на приёме у Ольги Александровны, царь не только встретился с японской принцессой. Пригласив её в Зимний Дворец, но и выяснил, что девушка вполне прилично разговаривает на английском языке. Что позволяло им обойтись без переводчиков. И поэтому, как только он получил сообщение, из Большого Гатчинского дворца, что принцесса выехала, то русский император не спеша собрался и выбрался в дворцовый сквер. Ожидая принцессу и наиболее близкого, к принцессе Масако, по возрасту, представитель дома Романовых. Иоанн Константинович, получил приказ везде сопровождать дочь японского императора. И сейчас император остановился, ожидая, когда принцесса, и сопровождавшие её, подойдут поближе. После чего император поприветствовал всех легким наклоном головы, в ответ приветственные поклоны от японцев. При этом император отметил про себя, что принцесса поклонилась практически, так же, как и он, только чуть ниже склонив голову. Две стоявшие за её спиной девушки отвесили несколько более глубокие поклоны. Японец весьма прилично склонился в поклоне. А две оставшиеся японки склонились в поясном поклоне. Не плохо подсказав русскому императору взаимоотношение среди японской делегации. И обращаясь, в первую очередь, к двум, как Николай их назвал про себя - аристократкам, произнёс:
   - Дамы и господа, я попрошу вас дать нам возможность, с её высочеством, побеседовать тет-а-тет. Прогуливаясь по скверу. Если конечно её высочество не против.
   Произнеся последнюю фразу, русский император посмотрел на принцессу, но та произнесла:
   - Нет, не против, как будет угодно, вашему величеству, - и Масако жестом отослала своих сопровождающих. И Николай, развернулся и направился к заснеженному фонтану, центре сквера. А принцесса, осторожно ступая пошла следом, кутаясь в свою шубу. При этом на её голове была тщательно уложенная причёска, изобилующая заколками и гребнями. И остановившись напротив пустого, по случаю зимы, фонтана, император произнёс:
   - Летом тут совсем не так, как зимой. И я сожалею, что вас ваше высочество уже не будет в это время. Хотя, когда закончиться война, то я не буду против, если наши дома породнятся. У Иоанна есть несколько братьев. У меня тоже есть брат, да и у вас, ваше высочество, есть сёстры.
   Масако в ответ улыбнулась, и бросила короткий взгляд на Иоанна Константиновича. А Николай тяжело вздохнул и продолжил:
   - Но, к сожалению, сейчас, я вас, ваше высочество, пригласил немного по другому поводу. Гораздо более печальному, и требующему быстрого разрешения. Я о войне между нашими державами... И боюсь уже и между нашими народа. Давай те сегодня я тут выскажу вам, ваше высочество, своё видение ситуации, и как я вижу разрешение возникшей проблемы. Вы потом свяжетесь по телеграфу со своим отцом. Расскажите ему, то что я вам скажу. И потом сообщите мне его ответ. У вас же есть возможность связаться с вашим отцом по телеграфу?
   - Да, ваше величество, - тут же ответила японка, - я уже сообщила, что смогла добраться до вашей столицы. И Иоанн сумел быстро организовать, чтобы во дворце, где мы остановились, установили телеграф и организовали связь с Токио.
   - Надеюсь, ваше высочество, что и у вашего отца есть возможность напрямую общаться по телеграфу, - кивнул Николай и, усмехнувшись, добавил, - но так, что бы всякие там не читали ваши сообщения.
   Девушка согласилась в ответ. И Николай продолжил говорить. Двинувшись по кольцевые аллеи сквера:
   - Я хочу предложить вам, ваше величество поговорить откровенно. Без малейших опасений за вашу судьбу. Я дал вашему отцу слово оберегать вас. И я намерен выполнить его. У вас так много шпилек в причёске, даже интересно, сколько среди них скрытых кинжалов. Кстати, как они называются?
   - Там только один кинжал ваше величество. И он называется канзаси. И количество заколок соответствуют моему статусу.
   - Буду знать, хотя я помню, для чего японские женщины высокого положения носят его с собой. Но не думаю, что он вам понадобиться. Я далеко не агрессор. Хотя, знаете ли, ваше высочество, меня всегда удивляла попытка вашего правительства выставить Россию агрессором. Взять хотя бы историю с кораблями 'Юнона' и 'Авось'[1]. Которые, у вас в стране всячески проклинаю, и называют пиратскими. Хотя острова Курильской гряды и были открыты и присоединены к России совсем не в столь отдалённые времена, от того времени, как возник этот город. Причём русские поселения и подданные моей империи в то время жили и на Мацумае, или как говорят сейчас Хокайдо. До двух тысяч семей платили подати русской императрице Екатерине Второй, ещё до того, как княжество Эдзо смогло полностью подчинить Мацумай вашему государству. Были русские поселения и на всех Курильских островах. И приблизительно в то время, Японию посетила первая русская дипломатическая миссия. Которая предложила установить дипломатические отношения между Россией и Японией. При этом для установления дипломатических отношений, Россия предложила передать Японии север Мацумая и установить границу по Курильским островам и Сахалину. Япония, в лице правда сёгуна, а не императора от установки дипломатических отношений отказалась, но север Мацумая к рукам прибрала. И было это всего сто двадцать лет назад.
   - Зачем вы это мне рассказываете, ваше величество, - поинтересовалась девушка, заметив, что они стали описывать круг, вокруг фонтана в очередной раз.
   - Что бы вы донесли до вашего отца предел устремлений России, по отношению к Японии, - ответил Николай, - А то у вас принято обвинять Россию в агрессии. То мы агрессивно не даём вам ловить рыбу в своих водах, то мы агрессивно строим железную дорогу в Маньчжурии. Или агрессивно строим торговый порт в Жёлтом море. И вы собираетесь пресечь эту агрессию заняв Корею и Маньчжурию. И конечно же совершенно миролюбиво. Но вернёмся к 'Юноне' и 'Авось'. В это время интересы России на Тихом океане представляла Русско-Американская компания. И Сахалин, и Курилы были базой этой копании. Которая согласно указу императрицы Екатерины Второй, оставила свои фактории на Мацумае и не пересекала установленную границу. Но чуть менее ста лет назад японцы перешли эту границу и разрушили русские поселения на Сахалине и на Курильских островах. Включая и русское поселение на Цитронном, сейчас более известном как Итуруп. Пусть там и было всего три жителя. В том числе и крепость, пусть и практически заброшенную крепость, на острове Александра или Урупе. Причём в этот момент Россия вела большую войну в Европе. Сначала против Британии, потом против Франции императора Наполеона. В ответ компания, без санкции центрального правительства, снарядила два, уже названных корабля, и за одно лето практически восстановили статус-кво. За исключением нескольких островов южнее острова Александра. Присоединённые к России капитаном Шпанбергом островов Цитронный, Три сестры, Фигурный и Зелёный[2]. Оставшихся под контролем вашей страны. И России, в этот момент, было не до каких-то островов на её задворках. Французы стояли в Москве и угрожали столице империи. Поэтому, как только в столице империи узнали, про эту первую русско-японскую войну, её поспешили закончить. Пусть и через то, что у нас известно, как 'инцидент Головина'[3]. Что, однако, позволило установить границу обоюдную между нашими государствами. При которой Японии отошли острова южнее острова Александра. Которые в ходе рейда русских кораблей не оказались освобождены. И ваши подданные были допущены на Сахалин. Хотя продолжи Россия войну, в тот момент Японию бы разорвали бы европейские державы.
   Принцесса поморщилась, а Николай, усмехнувшись, продолжил:
   - Скажем так не в интересах России наличие в этом районе слабой Японии.
   - Это почему же? Ведь тогда вы бы смогли захватить Японию.
   - Скажем так, милое дитя, не в интересах России захват Японии, хотя бы по тому, что мы не смогли бы удержать её тогда. И не можем удержать сейчас. Ослабь Японию войной, лишив её флота, мы тут же спровоцируем её делёж великими державами. Что нам совершенно не нужно.
   - Но вы же собирались воевать с нами? - удивилась Масако.
   - Хм, - хмыкнул Николай, - Мы не собирались завоёвывать Японию, мы собирались обороняться. В наших планах было только ограничить устремления Японии в сторону Кореи и Маньчжурии. И направление её взора на юг. На Южный Китай, начиная с Шандунга, и дальше. Филиппины, Индонезия. Хотя помня, как экспансию в этом направлении Японии, триста двадцать лет назад, остановили испанцы, то конечно вам это направление кажется более опасным[4]. Но я вижу над этими землями, Сферы Сопроцветания, как объединения азиатских народов, вокруг Японской империи, японские флаги. Надеюсь, ваше высочество, я говорю вполне понятно?
   - Да, ваше величество, - ответила девушка, и по её виду было видно, что словам русского императора она если и не очень верит, то его слова заставили её задуматься. И Николай продолжил разглагольствовать:
   - Тогда вернёмся к событиям столетней давности. Когда княжество Эдзо ещё не было территорией Японии, а было её колонией, заморским владением. Кстати в состав Японии это княжество, точнее уже республика Эдзо, вошла уже после падения сторонников сёгуната. При вашем отце, ваше высочество. Но тогда девяносто лет назад, не смотря на договор о границе, дипломатические отношения не были установлены. В результате, почти сорок лет, больше ни каких отношений между нашими странами не было. Пока Россия не оказалась, в очередной момент, в состоянии войны практически со всей Европой. И что удивительно, снова в состоянии войны с Великобританией, как это и было во времена Головина. Не позволив тогда направит эскадру, для его освобождения. Что вынудило нас, после окончания Крымской войны, снова обратить внимание на Маньчжурию. Россия получила Приморье, за помощь против Англии и Франции, воевавших с маньчжурами, правившими в Китае. Договорилась с Японией по поводу владения Сахалином. И передала Японии, взамен её прав на этом острове, Курильские острова. Но наш союз оказался слишком коротким. И начав войну, против России, Япония, потеряла права на эти острова[5].
   - Отец, на это ни когда не пойдёт, - тут же произнесла принцесса, - Вы не выиграли не одного сражения.
   - А вот тут, я с вами, милое дитя, пожалуй, не соглашусь, - покачав головой, ответил Николай, - Россия может выиграть войну, не выиграв ни одного сражения во время этой войны. Просто явившись на войну. Ведь, по сути, Японская империя воюет с колонией Россией, Маньчжурией, а не с самой Россией. И поверьте, ваше высочество, буквально через полгода ваш отец будет требовать заключать мир, на любых условиях.
   - Кстати, да, ваше величество, его величество император Японии предлагает... - начала было говорить Масако, но её прервал Николай:
   - А давайте я угадаю?
   И когда принцесса кивнула, соглашаясь, то Николай продолжил:
   - Ваш отец, ваше высочество предлагает следующее. Россия признает право Японии на свободу действий в Корее. Войска России выводятся из Маньчжурии. И использует КВЖД исключительно для торгово-промышленных целей. Япония получает в безраздельную собственность железную дорогу Харбин - Порт-Артур, и занимает Ляодунский полуостров. Россией надлежит покрыть все военных расходов Японии, то есть выплатить контрибуции. Уступить весь Сахалин. И предоставить Японии право на рыболовство в российских водах. Я прав?
   - Да, это так, - произнесла девушка, и добавила, - Но откуда вы знаете? Правда отец говорил ещё про требование не усиливать ваш флот на Тихом Океане.
   - Эти предложения мы получили ещё в августе, кроме последнего, - ответил русский император, - И они полностью совпадают с целями войны Японией. Но, при этом, полностью не устраивают нас. В своё время, я предлагал вашему отцу разделить интересы. Отдать вам свободу действий в Корее. Были там и ещё некоторые предложения, которые могли помочь нам, избежать войны. И направил вашему отцу телеграмму. Есть мнение, что, узнав про такие мои, предложения британцы высказали мысль, что при таких моих предложениях война между нашими странами невозможна. Но Япония вместо этого напала на Россию. И знаете, ваше высочество, у меня есть мнение, что ближайшие советники вашего отца обманули его.
   - Обманули? - Масако удивлённо посмотрела на русского императора, - Но как?
   - Скрыв от него эту мою телеграмму, не показывая мои предложения вашему отцу, и вынудив его начать войну[6]. Хотя, как я понимаю у вас за подобные действия принято приносить микадо извинения. Как думаете, ваше высочество, тот меч, что я верну вам, для принесения подобных извинений подойдёт?
   - Я думаю да, - произнесла девушка, - Если это так, то этот меч вполне может подойти, для того, что бы виновные принесли свои извинения.
   Николай удовлетворённо кивнул:
   - Тогда можно запустить слух, что вы смогли убедить вернуть меня меч в Японию. При официальной передаче что ни будь там скажите. Например, что вы были ещё маленькой. Но в вашей памяти отложилось, как расстраивался ваш отец, отдавая этот подарок. Или наоборот, искренне считал, что такой дар послужит миру между нами. И поэтому вы просите его вернуть. По протоколу что-то нам с вами, ваше высочество, надо будет сказать. Хотя, одним из моих условий и является то, что вашему отцу должны будут виновные принести извинения. Вторым условием является то, что переговоры я предлагаю вести только прямые переговоры, отказавшись от любых посредников, причём на максимально возможном уровне.
   - Это почему же? - поинтересовалась принцесса.
   - Не хочу, что бы мы были, что то должны посредникам. Например, в Японии предлагают посредничество президенту САСШ. Те просят гарантии, со стороны Японии, для Филиппин. Что Япония не станет захватывать эти острова. Мне бы, для вопросов геополитики, не хотелось бы связывать подобными договорённостями руки Японии.
   - Понятно, - произнесла японка, - Но как я понимаю, будут ещё, какие то ваши предложения?
   - Да, будут, - ответил Николай, остановился, сгрёб с ветки снег и стал делать снежок, одновременно проговаривая, - Я понимаю, что Япония будет сопротивляться и дальше. И что бы победить, в этой войне, необходимо будет захватить Японию. А мне это делать совершенно не хочется. Так как, при этом, придётся погибнуть десяткам миллионов японцев и миллионам моих солдат. Ни я, ни, надеюсь и ваш отец, на подобное пойти не можем. Поэтому я считаю, что нам необходимо мириться. При этом Японии крайне важно сохранить флот. У Британии, на Тихом океане год назад было всего пять броненосцев и броненосный крейсер. У остальных, кроме САСШ, ещё меньше. Так что по моим представлениям Японии надо в первую очередь беречь свой флот. Дабы иметь возможность противостоять экспансии объединённой Европы и САСШ. Поэтому я в вопросе Кореи предлагаю вернуться к моей телеграмме. Как и то, что я предлагаю отказаться от британской идеи неделимости Китая. И вполне благосклонно отнесусь к тому, что у Японии будут развязаны руки в Китае, южнее Шандунга. В том числе и к тому, если там появиться марионеточное ваше правительство. Или эти территории войдут в состав Японии. Но вот Маньчжурия должна остаться за Россией. Включая и Ляодун. Где у России будет полная свобода действий.
   - Отец будет против возвращения Порт-Артура России. Его не поймут, в Японии. Как и отказ России выплатить репарации.
   - Понимаю, какие будут выступления в Японии, из-за отсутствия репараций. Но через полгода, причём постоянных побед, ваш отец будет согласен на мир при любых условиях. Хотя всё возможно, но если я не получу назад Порт-Артур, то значит война будет идти уже между нашими народами. Пока надеюсь такой вражды между ними нет. Но при необходимости вернуть Порт-Артур России пойдёт на то, что она и через сорок лет, в составе общеевропейской коалиции, будет загонять Японию обратно на ваши острова. Как вы думаете, ваше высочество, ваш отец хочет оставить своему внуку такую проблему?
   Масако опустила глаза и проговорила:
   - Это будет потом.
   - Фаталисты, - покачал головой Николай, - Но давайте вернёмся к вашим сёстрам и племянникам, ваше высочество. Одним из моих условий будет то, что дети императора Японии должны будут обучаться в России.
   - А ваши дети, - японская принцесса с вызовом посмотрела на Николая, - будут обучаться в Японии?
   - А у вас девушки смогут обучаться в университетах? А у нас с этого года смогут. Вот так то, - бросил в ответ русский император, - Но вернёмся к моим мирным предложениям. Я понимаю, очень хорошо понимаю, желание вашего отца получить в своё распоряжение железорудные и угольные копи в районе Ляояна. Думаю, вопрос о льготной, долгосрочной концессии для Японии в этом районе вполне уместен. Плюс я готов дать разрешение на то, чтобы ваша железная дорога в Корее была подключена к КВЖД. А через неё к железнодорожной сети Китая. Льготную перевозку грузов в Японию, ваших товаров в Китай, или в туже Европу я готов обсудить. В противном случае, ни каких грузов из Японии, через территорию России никуда не попадёт. Ну и я готов разрешить ловлю рыбы у берегов России. Конечно, будут более конкретные договора, о размере этой ловли, оплате за ловлю рыбы, но принципиально я готов дать согласие. Но это сейчас, в дальнейшем мои требования будут возрастать. Недаром же я рассказал вам историю русских владений на таком русском острове как Мацумай. Не думаю, что в интересах вашего отца довести дело до подобных обсуждений на переговорах.
   С этими словами Николай метнул снежок в соседнее дерево. Ударившись об которое снежок разлетелся в разные стороны. Заставив японку удивлённо на всё это посмотреть. И усмехнувшись, Николай скатал ещё один снежок и произнёс, протягивая снежок Масако:
   - Кажется у вас, в Японии, подобная забава не распространена. А что если вам, ваше высочество, вместе с вашими дамами, вступиться за честь империи вашего отца, в этом шутливом поединке снегом? Против моей сестры и её фрейлин. И попробуйте кинуть в меня. Смелее.
   Японка собралась с духом и кинула снежок в русского императора, который и разбился об него. И царь шутливо произнёс:
   - Ну всё, ваше высочество, теперь вам от поединка, не отвертеться. Так что готовьтесь.
   А потом Николай подозвал Гондарева и приказал ему пригласить княгиню Ольгу Александровну с четырьмя фрейлинами, для поединка с японской принцессой. В котором надо будет отстоять честь государей. И наблюдая уже за поединком двух женских команд, и за тем, как опираясь на свою трость, японец недовольно смотрит, как команда Ольги теснит команду Масако, Николай произнёс, снова посылая Гондарева с заданием:
   - Сходи ка, братец, передай моё распоряжение растопить для девушек баньку. И поставить для них самовар. Пусть, после баньки, попьют согревающего чёрного чаю, с настоящим липовым мёдом. А не японский освежающий зелёный, непонятно с чем. Что бы не заболели.
   Усмехнувшись при этом про себя, что японская принцесса не права, одну битву русские всё-таки выиграют. Пусть она будет и снежная.
  
  
  
  
  
   Николай стоял у окна, грея в руках бокал с коньяком. И смотрел вниз. Где в дворцовом сквере две его старшие дочери, японская принцесса и Иоанн играли в догонялки с колокольчиком. При этом водил, с завязанными глазами Иоанн. А остальные бегали с колокольчиками вокруг него. И Иоанн явно целенаправленно ловил Масако. Стараясь не особенно сильно отвлекаться на Ольгу и Татьяну. Которые, по сути, просто бегали вокруг него. А со стороны за этой идиллией наблюдали две японки, о чем-то разговаривающие, под цветастыми зонтиками. Но на которых уже были надеты шубы. И чуть в стороне стоял невозмутимый японец, опираясь двумя руками на выставленную перед собой трость. Принцесса Масако так и не пришла к нему, с ответом от отца. Хотя установленный в Гатчинском дворце телеграф исправно отправил, окружным путём, составленные принцессой сообщения в Токио. Но молчание микадо давало понять, пока японцы готовятся к своему наступлению в Маньчжурии, ответа ждать не следовало. Японский император явно ждал результата генерального наступления своей армии. И в ожидании ответа от японского императора, его дочь, вместе со свитой перебрались в Зимний дворец, хотя формально они продолжали считаться гостями Ольги.
   Русские тоже готовились к этому сражению. Военный министр генерал-лейтенант Сахаров, к названию должности которого только добавилось исправляющий, в новом правительстве Морозова, доложил, что первые гренадёрские и гвардейские части добровольцев начали прибывать к Мукдену. Концентрируясь, согласно пожеланию его величества, в резерве ставки, севернее этого города. Причём первыми стали прибывать гренадерские батальоны, из расквартированных в Московском округе гренадерских частей. А вот батальоны, из состава расквартированных в Варшаве, гвардейские частей только направились в дорогу. Правда, генерал предупредил, что подобное решение его величества сказалось на планах военного ведомства, по переброски войск в действующую армию. Сместив сроки переброски некоторых частей на более поздний срок. На что Николай дал распоряжение исключить из плана первую пехотную дивизии, да и вообще весь тринадцатый армейский корпус. И составить планы по переброске этого корпуса и двенадцатой кавалерийской дивизии в Крым. А так же рассмотреть вопрос о весеннем марше Кавказкой Туземной Конной дивизии к Екатеринбургу. Где потом произвести ремонт конского состава[7] этой дивизии и отправить дивизию железнодорожным путём, в Маньчжурию, уже оттуда, с Южного Урала. А так же сформировав два Туркестанских армейских корпуса, усилить их кавалерийской бригадой. И приготовить корпуса для их ввода в западные провинции Цинской империи.
   Доклад исправляющего должность Морского министра, адмирала Авелана, был более развёрнутым. Он касался не только модернизации как взрывателей к снарядам, так и самих снарядов, но и испытаний снарядов снаряжённых новыми видами взрывчатки. Давшими весьма приличный результат. Хотя по результатам испытаний от применения гексогена в снарядах решено отказаться. Но вот опыты по снаряжения морских мин и торпед этим вещество решено продолжить. На что Николай посоветовал делать смесь из гексогена и алюминиевой пудры, причём до трети последней. Авелан тогда поблагодарил царя, хотя по его внешнему виду было, что он удивлён, но продолжил доклад, сообщив, что для флота, в Германии заказано большая партия снарядов. Снаряженных толом. И тут Николай скрепя сердцем вынужден был удивить своими знаниями адмирала. Высказав мысль, что немцы могут подсунуть брак. Использовав для корпусов снарядов не качественную сталь[8]. Поэтому следует проверять качество снарядов. В том числе и для заказанных армией гаубиц. При этом Николай внимательно посмотрел на военного министра.
   И после того как удивлённые министры высказались, что они приложат все усилия, что бы брак не попал в Россию, адмирал Авелан продолжил доклад. Сообщив, что все части, которые его величество распорядился создать, уже сформированы. Единственное, что ещё формируется отряд бронеавтомобилей. И ещё оснащаются некоторые бронепоезда и железнодорожные батареи. Но эти работы идут к окончанию. А все остальные части уже отправлены в Маньчжурию. Причём первые пулемётные команды, батареи десантных орудий, а так же сформированная во Владивостоке железнодорожная батарея и сделанные там бронедрезины уже прибыли в Мукден. Царь тогда удовлетворённо кивнул и распорядился создать один бронепоезд из бронедрезин. Для охраны тыла армии. Состоящего из большого числа бронедрезин. Но и ещё оснащённого, помимо этого, паровозом, тендером, вагонами и платформами. Как база для бронедрезин. И как средство для их быстрого перемещения. И Николай нацелил министров направить офицеров во Францию и в Германию. К конструкторам дирижаблей. Где закупить, для экспериментов, дирижабли. Но и так просто отпускать адмирала царь не стал, поинтересовавшись готовностью кораблей к походу. В том числе и на Черном море.
   И Авелану пришлось докладывать о состоянии дел во Второй и в Третьей Тихоокеанских эскадрах. Сообщив что, все находившиеся в плавании корабли, включая канонерские лодки и миноносцы, находившиеся в Средиземном море, уже присоединились к эскадре адмирала Рожественского. А к кораблям Третьей эскадры присоединились четыре башенных фрегата, бронепалубный крейсер "Рында" и четыре минных крейсера. Которые будут готовы выйти в плавание в ближайшее время. На Чёрном море подготовлены к плаванию броненосцы "Ростислав" и "Двенадцать Апостолов". Остальные корабли, включая и броненосец "Потёмкин" ускоренно готовятся к плаванию. Ведутся работы и на броненосцах "Слава", "Александр II" и крейсерах "Память Азова", "Адмирал Корнилов", "Дон" и "Русь". Которые будут готовы к плаванию не ранее мая. Тогда же будут начаты работы по подъёму "Гангута". Ремонт, которого, вместе с модернизацией "Петра Великого" планируют завершить к сентябрю. Николай удовлетворённо кивнул, сообщив, что очень надеется на него, морского министра. Добавив, что он желает, переименовать "Гангут" в "Гренгам"[9]. Так как считает название несчастливым[10]. Ну и потребовал обеспечить приобретение, у владельцев, для императорской фамилии яхты "Семирамида". Которая ходила в Европейских водах под русским флагом, будучи сдаваемая в наём. Оставив её на Средиземном море. Куда к концу марта должна будет подойти и эскадра адмирала Небогатова. И удостоверившись, что морской и военный министры прониклись, Николай переключился на других министров правительства Саввы Морозова.
   Сразу же поставив вопрос перед правительством, о ряде политических преобразований. В частности свободы совести и вероисповеданий. Распорядившись подготовить документы, которые должны будут отменить уголовные статьи, за то, что человек меняет веру, или не является на причастие или другие церковные службы. А так же решить вопрос с собственностью церкви. При условии, что часть церквей было построено на государственные средства. Поэтому осуществить отчуждение у церкви государственной собственности. Оставив церкви только то, что принадлежало церкви до реформы Петра Великого, и то, что было пожертвовано церкви. При этом царь указал, что жизнедеятельность церкви теперь должны обеспечивать прихожане. А руководить патриарх, которого надлежало избрать. При этом со всей собственности церкви и её хозяйственно деятельности надлежало брать налоги. Как впрочем, и со всех остальных религиозных организаций тоже. При этом из ведения церкви должны будут быть выведены все школы. Хотя в течение пяти лет священники и могут преподавать в них. За государственную оплату. Но к этому сроку правительству надлежало подготовить учителей. Для всех школ.
   Но не только ущемлением религиозных структур надлежало заняться правительству. Оно должно было в кратчайшие сроки подготовить документы об отмене сословий в империи, и даровании народу свобод. Свободы совести, собраний и организаций. Кроме осуществляющих криминальную деятельность. А убийство или покушение на убийство, теперь должно рассматриваться в России со всей строгостью. А вот деятельность политических партий и тех же профсоюзов должна быть разрешена. Причём всё это должно быть завершено к окончанию осени выборами в Государственную Думу. И разработкой проекта конституции. Пусть и обеспечивающую, что император имеет в России большую власть и является главой законодательной, исполнительной и судебной власти. При этом в последней, тоже надлежало произвести реформу, обеспечивающую выборность судей. И указав, что он очень внимательно отнесётся к предложениям министров по другим политическим преобразованиям, которые Николай просит предоставить ему, он перешёл к экономическим вопросам.
   Начав свою речь с того, что для развития экономики необходимо покупательноспособное население, только которое и сможет приобретать необходимые товары. Причём в наибольшем количестве. А отсюда следует необходимость поднять плату за работу. В том числе и жалование госслужащим. Включая и офицеров. Это раз. И второе необходимо обеспечить рост промышленного производства в России. Что бы как можно быстрее вытащить из деревни лишних людей. Обеспечив их необходимой работой. Причём дав нужное образование. И это помимо создания и реализации переселенческих программ. Пока в Сибирь. А в перспективе возможно и в Маньчжурию. Для чего правительству надлежит решить земельный вопрос. Причём не огульно, а с учётом местных нюансов. И пожелания всех участников процесса. В том числе и крестьян. Которые в Центральных Губерниях Империи не желают частного землевладения, а хотят, что бы земля была государственной. И выдавалась общинам в аренду. При этом в тех же Южных, Прибалтийских губерниях или в Сибири частное владение землёй можно и оставить. Особое внимание, при этом, уделив землям казачьих войск. Которые, в связи с ликвидацией сословий, подлежать расформированию. А формируемые на этой территории части должны быть кадровыми и обеспечиваться всем необходимым не за личный счёт, а за государственный. С возвращением земли в государственную собственность. С передачей её в аренду, с учётом старых оснований. И с введением на этой территории общего налогообложения. Кстати налоги со всех должны браться одинаковые. А не так как сейчас с дворян берётся в несколько раз меньше чем с крестьян. И правительству надлежит решить и эту проблему. Причём так, чтобы не спровоцировать массовые выступления недовольных. Пошутив, что задачей правительства является "сплочение всех здравых сил империи, но крайне желательно, что бы не против себя".
   Тут же сразу Николай и предупредил правительство, что их главной задачей является консолидация сил, средств и финансов для проведения индустриализации в империи. По этому, Николай предлагает выкупить государством земли императорской фамилии. Взяв в специально созданном государственном банке беспроцентный кредит. Причем этот банк, который должен будет финансировать проекты правительства, аккумулировать налоги, ну и добиваться, что бы рубль обеспечивался не только золотом, но и всеми активами Российской империи, правительство и должно будет создать. А вырученные деньги направить на создание необходимых, так сказать базовых предприятий, для проведения индустриализации. А так же для массовой электрификации страны. И создание необходимых научных центров. Которые должны будут двигать вперёд и науку и на её основе промышленность империи. Тут Николай вспомнил свой разговор с Менделеевым о чете Кюри. И о том, что их деятельность следует перенести в Россию. Создав под них необходимое научное учреждение. Да и под работы с антибиотиками уже создавался необходимый институт. При этом предприятия, находящиеся в собственности царя, должны были управляться правительством. В интересах развития страны. Единственное пожелание Николая в этой области стало желание построить в России заводы по производству пулемётов Мадсен, пистолетов системы Маузер, и самозарядных охотничьих карабинов фирмы Винчестер. Ну и патронных заводов. Как по выпуску патронов, как к этим образцам, так и к основными мировым системам вооружения.
   А саму землю сдать в аренду. Причём в центральных губерниях сдать землю именно в аренду крестьянским общинам. И вообще в этих губерниях есть резон выкупать у банков заложенные помещиками имения. И полученную землю так же передавать общинам. Что бы увеличить наделы, именно в этих губерниях, в среднем на семью раза в два. Достигнув показателя 1861 года. И тем самым хотя бы ослабить имеющееся в деревне напряжение. При этом необходимо решить вопрос с простым выходом крестьян из деревенской общины. И переселение их в город или в другие регионы.
   И конечно такое предложение Николая не осталось без последствий. Одним из них стало прошение от Столыпина, ставшего товарищем министра внутренних дел. В котором, тот предлагал осуществить свою реформу. Разогнать общины, сделать ставку на крепкого хозяина и осуществить широкомасштабную переселенческую программу. На что Николай ему ответил:
   - Что если бы все это сделать, то уже в 1910 году примерно двенадцать миллионов голодных и злых мужиков окажется в городе. А наша промышленность, способна вобрать в себя лишь два миллиона человек. А вот оставшиеся, порядка десяти миллионов просто сметут нас. А нам необходимо избежать крупномасштабной гражданской войны, а не организовать её. Мне нужны не великие потрясения, мне нужна великая Россия.
   Столыпин попытался было защитить свою идею. Опираясь на опыт фермеров США, которые производят огромное количество зерна. Николай его выслушал, а потом произнёс:
   - Вы, Пётр Аркадьевич, к моему величайшему сожалению упускаете из виду один весьма важный момент. САСШ находятся в субтропическом климате. В отличие от нашего умеренного. И не находятся в зоне рискованного земледелия. Опять же в отличие от нас. И у них раз в десять лет не случаются мощнейшие неурожаи. Приводящие к массовому голоду среди крестьян. Хотя последнее, в случае мировой засухи возможно и там, в тех же САСШ. Что приведёт к разорению этих крепких хозяев. И случиться... Назовём это дефарминг[11]. Когда обанкротившихся, вот таких вот крепких хозяев, банки будут гнать, в буквальном смысле поганой метлой, с их бывшей собственности. И будут миллионные жертвы. С весьма большими потрясениями. Причём напомню не у нас, а в САСШ. В условиях России это будет случаться чаще и с большими жертвами. Давайте-ка мы, постараемся, как-то обойтись без подобного, тем паче, что вы, как товарищ министра внутренних дел и должны будите заняться обеспечением голодающих регионов зерновыми ссудами. И да отныне это голод, а не недород[12]. Нам необходимо переселить в города порядка восьмидесяти миллионов крестьян, оставив в деревне не более тридцати. Переселить, а не погубить. При этом оставшиеся три десятка миллионов крестьян должны полностью обеспечивать как продуктами питания Россию, включая и Финляндию, а то не порядок, что финны покупают зерно в Германии, а не в России. Так и необходимый объём экспорта зерна. Пусть это ячмень и овёс в основном объёме. Возможно получиться поднять экспорт ржи в Азию. А вот с пшеницей стоит заострить вопрос отдельно. В основном мы поставляем пшеницу на технические нужды. Так как она у нас в основном мягких сортов и идёт на экспорт неочищенная. Так вот, я хочу, чтобы правительство инициировало вопрос о том, что подобная пшеница будет облагаться повышенным налогом. А пшеница твёрдых сортов, к тому же очищенная от примесей и стандартизированная по размеру имела льготное налогообложение. Причём не только идущая на экспорт, но и продаваемая внутри империи. Займитесь этим предложением Пётр Аркадьевич.
   А вот разговор с Зубатовым, который выявил одну большую опасность, был более не приятным. Хотя Николай и ожидал нечто подобное. Хотя и надеялся, что это не случиться так быстро. Как только были разрешены политические партии, как тут же появились черносотенские организации. Которые буквально сразу же стали буквально сыпать угрозы в сторону Саввы Морозова. При этом эти черносотенские организации сразу же стали получать поддержку крупных чиновников, землевладельцев и представителей промышленников и купечества. А главным вдохновителем черносотенцев стал Иоанн Кронштадтский. Резко выступивший против намечавшихся изменений в церкви. Особенно против отделения церкви от государства и против избрания патриарха. А главным идеологом черносотенцев стал Победоносцев. Выдвинувший идею, главным мотивом которой стала мысль, что "царь не настоящий".
   Но пока их трогать Николай не разрешил. Сказав что, не стоит делать из них мучеников и борцов за идею, и пока необходимо просто дискредитировать их с помощью провокаторов. Для чего засылать к ним провокаторов, с силовой поддержкой, которые должны задавать неудобные вопросы, провоцируя сторонников враждебной стороны на драку. Где силовая поддержка должна обеспечивать создание скандальной ситуации и давать возможность полиции вмешаться, с арестом участников драки. Ну и помимо этого Николай распорядился найти нескольких человек. Троих из них, Юзефа Пилсудского, Льва Бронштейна и Якова Свердлова, по возможности дискредитировать, в первую очередь перед своими товарищами, сделав их политическими труппами. А в случае невозможности и физически нейтрализовать. Желательно организовав несчастный случай. А вот остальных неких Кострекова, Фрунзе, Джугашвили, Малиновского[13] найти и пригласить на встречу к нему. Причём Малиновского пригласить именно как врача занимающегося изучением крови. Для работы по профессии. Ну и найти в княжестве Финляндия Юрия Карловича Сиролу, которого Николай хочет пригласить для работы в правительстве. Последним кого Николай приказал доставить к нему должен быть Марцин Каспшак. Польский социал-демократ приговорённый к смертной казни, за убийство жандармов, и находящийся в Варшавской тюрьме.
   Но в момент, когда Николай стоял возле окна, воспоминание о крепнущей, у оппозиции к ему теории, причём крайне опасной, для Николая, теории заставило его поморщиться. И в этот момент, там, в сквере, Иоанн наконец-то сумел поймать Масако. Прижав девушку одной рукой к себе, а второй содрав повязку с глаз. И они оба на миг замерли. При этом японка внимательно смотрела, из-под пушистой шапки, снизу вверх, в глаза князя, наклонив голову на бок. И при этом Николай заметил, как напряглись японцы. Обе женщины замолчали, тревожно всматриваясь в парочку. А японец перехватил двумя руками свою трость. Но Иоанн и Масако на это не обратили внимание. И князь что-то сказал девушке и как будто потянулся к ней губами. Но Масако только рассмеялась, и легко вывернувшись, буквально выпорхнула из рук Иоанна. Заставив расслабиться японцев. В том числе и японца, который снова опёрся на свою трость. Опираясь на неё одной рукой.
   И в этот момент за спиной послышался голос Гондарева:
   - Ваше величество, телеграмма, от его высокопревосходительства генерал от инфантерии Линевича.
   - Давай братец, - Николай поставил бокал с коньяком на подоконник и, взяв телеграмму, развернул её, и прочитал сообщение, что японское наступление на Мукден началось.
  
  
  
  
  
   Николай сидел за своим рабочим столом, просматривая последнюю сводку с фронта. И она не радовала. По прошлой жизни он помнил общий результат сражения, но как то не помнил его ход. Помня, что главный удар наносила армия генерала Ноги. На правом, западном фланге русской обороны. А последнюю точку, в неудачном для русской армии сражении, поставил рейд первой кавалерийской бригады генерала Акиямы, перехватившего железную дорогу, после чего Куропаткин и отдал приказ на отход. Решив, что противник совершил глубокий обход его позиций и вот, вот окружит его главные силы. Но на удивление царя, в данном случае, хотя по данным разведки армия генерала Ноги как раз и находилась за позициями второй армии, противник первоначально нанёс удар, своими первой и пятой армиями, на противоположном, левом, восточном фланге русских войск. Где находились весьма незначительные силы русской армии. При этом там была выявлена одна, из входивших в состав третьей японской армии, дивизий, одиннадцатая. Что вынудило генерала Линевича перебросить туда не только свои резервы, но и даже переместить один корпус, сняв его со своего западного, правого фланга[14].
   И как оказалось, это был хитрый тактический ход японцев. Когда они отвлекли внимание русского командования от направления главного удара своих войск. Да и ещё и вынудили не только задействовать все имеющиеся резервы, но и ослабить на направлении главного удара японской армии свои силы. И этот удар, по истечению недели, после начала сражения не замедлил последовать. Вторая и третья японские армии начали наступление на ослабленном западном фланге русских войск. Против второй русской армии, заставляя её в буквальном смысле стремительно откатываться к Мукдену. При этом четвёртая японская армия тоже атаковала противостоящие ей русские войска. Не позволяя перебросить войска на угрожаемый участок. При этом основной удар, обходя фланг русских позиций, наносила армия генерала Ноги. Теоретически, от этого обходного манёвра японцев, вторую русскую армию, обороняющуюся на этой позиции, должен был прикрывать первый Восточно-Сибирский корпус. Но именно его перебросили было на помощь левому, восточному флангу. Что заставило теперь срочно перебрасывать русский первый корпус обратно, на правый, западный фланг. При этом в резерве у русского командования оставалась только сводная гвардейско-гренадёрская дивизия, которая спешно собиралась на станции Хушитай, в двенадцати верстах севернее Мукдена. Ближайшей крупной железнодорожной станции к Мукдену[15]. И этой дивизии были приданы не только сводная гвардейская кавалерийская бригада, но все морские полки и батальоны, что были переброшены в действующую армию. Их Николай запретил использовать без своего разрешения. Да и к тому же ещё даже не все части были собраны на станции. Некоторые части только, только миновали Байкал. И были нужны ещё несколько суток, для того что бы завершить концентрацию дивизии и морских частей в районе сбора. Но командующий русскими войсками в Маньчжурии, сообщив о возникшей ситуации, просил разрешения использовать гвардию, гренадёров и моряков, для отражения наступления японцев. И Николаю предстояло решить, когда задействовать, с таким трудом переброшенные на восток, ударные части. Хотя вот морскую артиллерию, как железнодорожную, так и десантную, морские пулемётные команды и бронепоезда русское командование уже успело ввести в бой.
   И в этот момент в кабинет вошёл слуга, который доложил, что по приказу царя доставлен некий Марцин Каспшак[16]. Николай тяжело вздохнул и произнёс:
   - Ну если доставлен, то проси. Пусть войдёт.
   И пока ни кто не вошёл Николай открыл верхний ящик стола, достал из него один документ и убрал со стола, в этот ящик карту и лежащие на столе бумаги. А потом, задвинув этот ящик на место, выдвинул второй сверху ящик, опустив в него кисть правой руки. И как только поляк вошёл в кабинет, Николай, указав взглядом на лежащий у него на столе документ, произнёс:
   - Подписывайте, уважаемый.
   Поляк вздрогнул, и даже не успев осмотреться, где это он оказался, посмотрел на лежавший, на столе, документ и произнёс:
   - Это что?
   - Это прошение, к российскому императору, о помиловании. От имени некого Марцина Каспшака. И ещё я попрошу вас, уважаемый, обращаясь ко мне добавлять, ваше величество.
   - Я республиканец, - приняв гордую позу, ответил Каспшак.
   - Я тоже, - бросил в ответ Николай, пожав плечами, - Но положение обязывает, так что соблаговолите следовать этикету и подписать сию бумагу. Мне необходимо сделать вам предложение. От которого, как я надеюсь, вы отказаться не сможете.
   Поляк вздрогнул, при первых словах Николая, удивлённого на него посмотрел, но решив, что над ним издеваются, снова вскинул голову и буквально вскричал:
   - Не подпишу, не хочу!
   - Забавно, - всё так же спокойно и холодно ответил ему Николай, - Ваш император хочет подписать эту бумагу, а вы не хотите. А ведь вопрос касается вашей жизни. Неужели она вам не дорога. Насколько я наслышан, жить хотят все.
   - Я готов отдать жизнь, за свой народ! - снова принял картинную позу поляк. Но при этом его взгляд постоянно бегал по кабинету, периодически останавливаясь взглядом на лежавшем на подставке, находящейся на столе для совещаний, большом японском мече, а потом бросая взгляды на Николая.
   - Я тоже готов отдать жизнь, за своих поданных. И мало того, каждый день прошу господа бога помочь мне обеспечить достойную жизнь моим поданных. Всем, без разбора по национальным различиям. Сделать их счастливыми не в силах даже бог. Тут помочь себе могут только они сами. И да, что бы вам думалось легче, ну что бы ваши мысли не отвлекались, на поиски чего-то тяжёлого, чем можно запустить в мою голову, подойдите поближе и посмотрите, - Николай указал взглядом на свою правую руку.
   Каспшак сделал несколько осторожных шагов. И осторожно посмотрел за стол. Увидев приоткрытый ящик стола. В котором на специальной стойке располагался пистолет конструкции Маузера. При этом пальцы, висевшей на подлокотнике руки Николая почти касались рукоятки и спускового крючка пистолета. Ствол, которого был направлен прямо на стоящего перед столом посетителя.
   - Да, да, всё выглядит именно так, как вы видите, - смотря на Каспшака, произнёс Николай, и, сделав приглашающий жест ладонью левой руки, добавил, - Присаживайтесь, а то вы и так уже сиделец, подписывайте документ. И мы с вами поговорим, как вы сможете послужить народам империи. В том числе и своему народу.
   Каспшак опустился в стул напротив стола, отчётливо понимая, куда теперь направлен ствол, пусть не маузера Дзержинского, но пистолета русского царя. И увидев, куда направлен взгляд собеседника, Николай произнёс, пытаясь сгладить ситуацию шуткой:
   - Да не нервничайте вы так, если мы с вами договоримся, то вполне возможно потом дам вам пострелять из этого пистолета[16]. Конечно же, шутка, но, как известно в каждой шутки есть только доля, шутки. И давай те ка, поговорим серьёзно. Но для этого вам следует подписать этот документ. Иначе наш разговор теряет любой смысл. И предупреждаю сразу. В свою очередь я подпишу этот документ. Как именно, зависит от вашего конкретного решения. Но в любом случае ваша казнь будет отменена.
   Каспшак откинулся на спинку стула, скрестил и руки на груди и вытянутые ноги, усмехнулся и произнёс:
   - И по вашему я должен верить человеку, который мало того что держит меня на прицеле пистолета, так и ещё самым бессовестным образом обманывает. Говоря, что он республиканец, сам, будучи монархом.
   - Ну одно другому совершенно не мешает, - пожал плечами Николай, - Совсем недавно, на нашей с вами памяти умер один из шведских королей. И когда его готовили к похоронам, то на его груди нашли татуировку "смерть королям". Когда то три французских республиканских офицера сделали себе одинаковые татуировки. Один из них стал королем, другой похоронен в Петербурге. Как главнокомандующий русской армии, погибший в сражении[18].
   - А третий? - поинтересовался Каспшак, - И вообще для чего вы это мне говорите?
   - Погиб в сражении, командуя одним из корпусов армии Наполеона I. Попав в окружении и отказавшись сдаться. А говорю я это вам из-за того, что внешние обстоятельства имеют гораздо большее значении при принятии политических решений, чем личные предпочтения политика. Ну, в данном случае монарха, - ответил Николай, разведя в стороны кисти рук.
   - И что вам мешает, учредить республики в России и Польше? Дать свободу Польше? - с заметной долей скептицизма в голосе тут же произнёс поляк. Всё так же сидевший в позе, как будто отгораживаясь от собеседника.
   Николай усмехнулся, посмотрел прямо в глаза собеседнику и подался, вперёд положив левую руку на стол, как будто направляя её на поляка, произнеся:
   - Вы не поверите, но как только я подпишу такой документ, то прежде чем высохнут чернила на подписи, как уже объявят, что в России новый монарх. А сам документ сгорит вот в этом камине. Так как, само моё окружение, не позволит мне вот так сразу произвести столь резкие, революционные изменения в России. Для этого мне необходимо окружить себя единомышленниками. Помощниками, которые и позволят мне подвести политическую ситуацию к подобным изменениям. И одним из таких помощников мне бы хотелось видеть вас.
   - И в какой ипостаси вы меня видите, в числе своих помощников?
   - Россия многонациональное государство. Настоящая империя, в хорошем смысле этого слова. Одновременно являясь и многонациональным государством и несущим наднациональный проект развития, - стал отвечать Николай, - Соответственно я намерен создать министерство по национальным вопросам. И хотел бы, что бы его возглавили вы.
   Каспшак усмехнулся и произнёс:
   - А как же независимая, свободная от иноземных оков Польша? Как я понял давать свободу Польской республике вы не намерены?
   - А зачем Польше и полякам такая свобода? - внимательно смотря на Каспшака, произнёс Николай, - Что бы получив независимость, тут же побежать на поклон к британцам. И потом выполнять их прихоти и распоряжения, будучи зависимыми от них?
   - Это будет выбор польского народа. И в интересах народа Польши, - тут же попытался парировать выпад русского царя Каспшак.
   - Очень интересная постановка знака равенства между польским народом и народом Польши, - медленно проговорил Николай, - Ведь сейчас это не тождественные понятия. На территории "от можа, до можа", на которую, кстати, претендует не польский народ, а только те, кого принято называть шляхтой или примазавшейся к ней, а таких, поверьте, будет очень много. Все кинуться искать предков из шляхты в роду, и, не имея таковых, будут их придумывать. Дабы примазаться к сарматской теории, предав предков, только лишь бы не считаться славянином, как представителем быдла, или рабочего скота, на русском. Так вот на этой территории живут евреи, малороссы, белорусы, литовцы. Немцы.
   Николай сделал упор на последнем слове, несколько секунд посмотрел на собеседника и продолжил:
   - Нет, лет через сто, устроив геноцид всем остальным народам и насильственное ополячивание случайно уцелевшим, вы получите мононациональное государство. Но не "от можа, и до можа", а сколько вам дадут соседи.
   - Польша великое государство! - тут же не согласился Каспшак, - И вместе с союзниками, мы сможем подтвердить это величие.
   Николай в ответ только рассмеялся, на что его собеседник, с обидой в голосе произнёс:
   - Я сказал, что то смешное?
   - Нет, - покачал головой в ответ Николай, - не сказали. Но вы высказали не что-то смешное, вы высказали подспудную мысль, которую вы понимаете, но ни когда не признаете, что без союзников вы ничто, вы ноль. Видите ли, кажется, есть такие мексиканские саламандры, которые всю жизнь проводят в стадии личинки. И, похоже, с поляками, происходит нечто подобное. Поляки это личинка нации. Что-то вам помешало, чего-то не хватило, да и чего-то было слишком много, и нормальный процесс развития затормозился. Хотя я, пожалуй, знаю, где вы застряли. Но, вы поляки - дети. Дети, грязные, плохо воспитанные, высокомерные, крикливые, порывистые, забывчивые и в то же время крайне жестокие. И на самом деле вы поляки только играете в могучую державу. У которой якобы есть могучая армия, якобы имеется мудрое правительство[19]. Руководствуясь только своими желаниями. И совершенно не желая просчитывать последствия своих действий. И реакцию на них окружающих. Но на самом деле, вы поляки, надеетесь только на союзников. На добрую волю, неких взрослых, которые, за ваши красивые глазки, придут и за вас всё сделают. Но вы упускаете, что в делах взрослых на первом месте стоят личные интересы. И ради этих интересов, предают, продают и бросают. Вот и Польшу бросят. А немцы, да, да, те самые немцы, которых вы поляки будите жестоко убивать десятками, если не сотнями тысяч, причём всех от младенцев и до стариков, смогут стереть вашу независимую Польшу за несколько дней. Буквально переписав надписи на карте. С Польши на генерал-губернаторство. Проводя при этом жесточайшую германизацию. И при малейшей попытке сопротивления просто стирая, с лица Земли, польские города. Варшава, так Варшава. Поверьте, не пройдёт и сорока лет, как Варшава будет полностью лежать в руинах. Разрушенная немцами.
   - А как же Россия? Неужели не придёт, в этом случае на помощь бедной, несчастной, доброй Польше? - Каспшак удивлённо посмотрел на Николая. Который усмехнувшись, покачал головой и произнёс:
   - Эко вы высказались. Главное соседям, про добрую Польшу не говорите. Никто же не поймёт-с. Ведь только стоит появиться независимой Польше, как она, даже у ближайших союзников, получит прозвище "гиены Европы". А что по поводу России, то я намерен полностью отказаться от идеологии основанной на идеи панславизма. И в последующим относиться ко всем славянам, да и не только славянам, к тем же армянам, например, с сугубо с прагматической точки зрения. И с чего вы взяли, что Россия должна кидаться на помощь тем, кто её ненавидит, кто её презирает, тем, кто хочет видеть народы России за быдло. Желая их видеть только в виде рабочего скота, которому запрещено передвигаться по тротуарам[20]. С чего Россия должна вам помогать. Ну, вы поляки, и как дети, ей богу. А в мире взрослых за такую детскую непосредственность надо жесточайшим образом расплачиваться.
   - И в чём вы видите причину, этой, как вы говорите, непосредственности нас поляков? - насупившись, произнёс Каспшак, - Мы поляки совсем не такие.
   - Да полноте вам, что вы совсем не такие, как думает поляк о своём же народе. Вот взять вас лично, ну вот о чём вы думали, какие последствия просчитывали, когда убили при своём задержании четверых человек. И ранили ещё несколько. А ведь у них семьи. А так вы своими действиями привели к тому, что рисковали, что вас застрелят. Ну или как вот сейчас приговорили к смертной казни. Рассчитывали на союзников. Лично у вас он оказался, но у многих поляков союзника, на деле, не окажется. А так, лично я считаю, что Польша, и поляки соответственно, застыла в XVI веке. В том самом веке, когда начался слом человеческой цивилизации. И она начала взрослеть. Переходя от детства феодализма, к отрочеству капитализма. Именно тогда, в момент создания Республики Посполитой, ведь Речь Посполитая, ведь и так перевести можно же? - произнёс Николай, и когда его собеседник кивнул, соглашаясь, то продолжил, - Так вот, там у вас как раз пресеклась одна из ваших династий. И на полгода выборным королём, этой республики, стал французский принц. Который сбежал через полгода правления[21]. Осознав, куда он буквально вляпался. Но успевший издать законы, давшие чрезмерные вольности шляхетству. В результате десятая часть Польши стала буквально упиваться вседозволенностью, жестоко угнетая остальных. В результате этого, Речь Посполитая стала превращаться в "больного человека Европы". А поляки, точнее шляхта, в своём развитии, как нации, затормозились в средневековье. И взрослеть не желают. Желая только вседозволенности. А ведь нерушимость границ Польши может только Россия. Причём при желании России граница может проходить по Одеру. Но при этом, как только Россия не захочет или не сможет гарантировать эту нерушимость, то Польша просто исчезнет, проглоченная Германией. И ни какая Великобритания этому помешать не сможет. Но разговор сейчас идёт не про Польшу, а про вас лично. Вы готовы возглавить новое министерство?
   Сидящий насупившимся Каспшак только покачал головой, в знак отрицания:
   - Я не могу поступиться своими принципами.
   - Где то я это уже слышал, - только и произнёс Николай, - И мне искренне жаль, что не получилось вас переубедить помочь мне. Ну, тогда подписывайте прошение. И соблаговолите отправиться в Петропавловскую крепость. Пока я вам облегчу наказание, до пожизненное заключение в крепости. Вам будут доставлять газеты, книги, бумагу и чернила. Как только осознаете мои цели и то, что интересы Польши напрямую связаны, с наиболее тесным союзом с Россией, пишите новое прошение. Рассмотрю.
   Каспшак несколько секунд посмотрел на лежащий перед ним лист бумаги, а потом пододвинул к себе этот лист и поставил подпись и дату. С вызовом посмотрев на Николая после этого. Но Николай молча позвонил в колокольчик. И когда в кабинет вошёл слуга и конвой произнёс:
   - Сего товарища, поместить в камеру Петропавловской крепости. Со всем бережением. Обеспечить его свежими газетами, книгами, возможностью писать. До, надеюсь скорой, встречи, товарищ Каспшак. Кажется, я говорил вам, что порой обстоятельства бывают выше личных желаний. Вот сейчас именно этот случай.
   - Будьте здоровы ваше величество, - поморщившись, ответил, поднимаясь со стула Каспшак.
   - Спасибо, здоровье и удача, мне понадобятся, - усмехнувшись, ответил царь. И когда за всеми закрылась дверь, то Николай сморщился, потёр руками виски и произнес, обращаясь в пустоту:
   - Ну что же сегодня за день такой, неудачный. Надеюсь, товарищ Сирола окажется более сговорчивым. И согласиться стать исправляющим обязанности министра по делам национальностей.
   После чего Николай пододвинул к себе лежавший на столе документ. Предстояло поставить свою визу. Сохранявшую Каспшаку жизнь, но и позволявшую больше его не искать. Держа его под рукой.
  
  
  
  
  
   Что бы не говорили, но похоже история тоже имеет эластичность. Нападение отряда генерала Акиямы, поддержанного китайской 27-й кавалерийской дивизии, хотя ещё и не маршала Чжан Цзолиня, под видом хунхузов, на станцию Хушитай всё же состоялось. О чём императору тут же доложил возглавивший оборону станции подполковник князь Масальский. Что, что, а отменить право, восстановить своё звание подвигами на войне, не мог даже царь. И теперь подполковник возглавил гвардейских артиллеристов, направившихся в Маньчжурию. И оказавшийся на станции, в момент атаки. А так как гвардейцы всё ещё оставались под личным командованием императора, то подполковник доложил царю, о том, что как гвардейские артиллеристы, так и кавалеристы вынуждены вступить в бой. После чего телеграфная связь с Мукденом прервалась. И вот теперь Николай склонился над картой района Мукдена. Ожидая дальнейших сообщений, отлично понимая, что в случае удачи, для японцев, эта атака может оказаться фатальной для русских войск. Поэтому и приказал, что как только связь будет восстановлена немедленно докладывать ему. Совершенно не обольщаясь по поводу выучки его гвардии. Русская гвардия не была элитой в виде боевой выучки. Не сильно в этом отношении отличаясь по боевой подготовки от простых полков. Но была гораздо выше замотивирована на победу. Для русской гвардии слова "гвардия погибает, но не сдаётся", не было простым звуком. Так что была надежда, что гвардия выстоит там, где сломались бы и сдались простые части Русской армии. О степени мотивирования которой говорило то что в 1914-1918 годах при порядка 700000 погибших на фронте сдались, или дезертировали, до пяти миллионов солдат и офицеров Русской императорской армии. Но сейчас находившиеся в Маньчжурии гвардейские пехотные части не могли оказать помощь кавалерии, у станции Хушитай. На западном фланге русской позиции в этот момент шёл бой за селение Юхуантунь. В 6 км к западу от Мукдена. Японская бригада Намбу, численность до шести тысяч человек, смогла стремительно захватить это селение. Угрожая непосредственно Мукдену. И теперь удерживала его. В том числе и от атаки русских гвардейцев. И поэтому, когда камердинер вошёл в кабинет, то царь очень внимательно посмотрел на слугу. Который, однако доложил, не о том, что ожидал Николай, а то том что принцесса Масако просит аудиенции.
   - Ну если просит, то пусть войдёт. А вы любезный приготовьте нам с ней чайку, - произнёс Николай и свернув бумаги, лежавшие у него на столе засунул их в приоткрытый ящик письменного стала и поднявшись направился к двери. Собираясь встретить японскую принцессу, как можно ближе к двери. Тем самым выказывая девушке своё уважение, и подчёркивая её статус. Но Масако вошла в кабинет прежде чем Николай даже успел дойти до стола для совещаний, с установленным на нём подставкой с древним японским мечом. И увидев девушку Николай слегка склонил голову и произнёс, прежде чем за девушкой закрылась дверь:
   - Приветствую, вас, ваше высочество, вот меч за которым вы сюда прибыли.
   Масако склонила голову чуть ниже, чем русский император, в отличие от сопровождавшего её японца, который согнулся в поклоне гораздо ниже, и произнесла:
   - И я приветствую, вас, ваше величество. Но я пришла сказать, что пришёл ответ от отца. И я должна сообщить вам, ваше величество его предложения.
   - Чуть позже, когда нам с вами принесут чай, - нахмурившись, произнёс Николай, подумав, что атака отряда Акиямы и появление японской принцессы в его кабинете могли быть связаны, - Но сейчас, пока мы не одни, я думаю, нам стоит удостовериться, что это именно подарок вашего отца.
   С этими словами Николай жестом предложил подойти к столу. А потом добавил:
   - Прошу осмотрите меч.
   Но японка не стала сама касаться оружия, а жестом предложила осмотреть оружие своему сопровождающему. И японец положив на стол свою трость с благоговением коснулся меча. Взяв оружие, за ножны в районе дужки, правой рукой. Направив рукоять под левую руку, лезвием к себе, а обухом к императору и принцессе[22]. А потом медленно вытянул оружие из ножен, держа оружие обратным хватом, лезвием к себе. При этом как бы японец не стремился сохранить бесстрастное лицо, но на него буквально, как говориться легла тень печали. И увидев это принцесса спросила:
   - Что то не так? Это не тот меч?
   Но пока Масако это произносила, японец уже достал оружие из ножен. И вознёс его вертикально вверх, всё так же держа лезвием к себе, на согнутой в локте левой руке. А потом несколько раз с силой ударил правой рукой себя по запястью левой. Выбивая клинышек из рога, который удерживал рукоять на хвостовике меча. И вытянув пальцами колышек, достал меч из рукояти. После чего, посмотрев на покрытый налётом ржавчины хвостовик, японец произнёс:
   - Это, Наследный Меч Императорского рода Японии, я вижу клеймо мастера Ундзи.
   - Но что тогда вам не понравилось? - удивлённо произнесла японка.
   - Его состояние, меч необходимо привести в подобающий этому оружию вид. Я бы мог заняться этим, но мне необходим мой набор для ухода за мечом.
   - Хм... - хмыкнул Николай, - я бы хотел это увидеть.
   - Мой набор, для ухода за мечом, находиться в моей комнате, - ответил японец, - эту шкатулку могли бы принести сюда.
   Николай посмотрел на японку и произнёс:
   - Мы сможем побеседовать о предложениях вашего отца в присутствие этого человека, ваше высочество?
   - Да, ваше величество, - кивнула в ответ Масако, - отец полностью доверяет этому слуге своих слуг[23].
   - Тогда мы, пожалуй, пройдём к столу и присядем, и когда нам принесут чай, то я распоряжусь что бы вам, уважаемый, доставили вашу шкатулку.
   Доставили чай, и сервировали стол для чаепития буквально через пару минут. При этом для девушки принесли японские конфеты, каштановые кинтоны. Основой для этого лакомства является каштан. К которому добавляется сладкий картофель, сахар, уксус и сладкий соус. Японка нашла европейские десерты слишком сладкими, и повара императора, при помощи сопровождавших принцессу женщин, стали готовить более привычные для неё лакомства. И пока девушка с видимым наслаждением стала лакомиться принесённым ей десертом, Николай распорядился, что бы камердинер принёс из комнаты японца необходимую шкатулку. И только тогда, когда, за слугой закрылась дверь, а японец приступил к уходу за мечом, русский император поставил свою чашечку на стол, и обращаясь к девушке, произнёс:
   - Так что предлагает мой царственный брат и ваш отец, ваше высочество?
   Японка в ответ тяжело вздохнула и оторвавшись от чашки, но продолжая держать её в руке стала повторять уже известные требования, озвучив только требование, что Россия не станет ещё укреплять и крепость Владивосток. И Николай стал сначала молча выслушивать девушку, внимательно наблюдая за действиями японца. Который сначала полировочным камнем удалил даже намёки на зазубрены на лезвии. Потом с помощью рисовой бумаги, которую перед этим японец помял, удалил старое масло и пыль с клинка, пройдясь несколько раз одним движением от места где должна быть цуба[24] и до кончика лезвия. Но при этом даже не дотронулся к покрытому налётом ржавчины хвостовику клинка. А вместо этого японец стал из бумажного мешочка буквально припудривать лезвие клинка. И выслушав принцессу Николай произнёс:
   - Прошу прощение, ваше высочество, но действие достопочтимого мастера меня заинтересовали. Так что я сейчас задам ему несколько вопросов, а потом выскажу своё видение ситуации. Хорошо?
   - Да, ваше величество, хорошо, - ответила японка, и взяв палочками кусочек конфеты, снова прикоснулась губами к свой чашке. А Николай, уже обращаясь к японцу, произнёс:
   - Уважаемый, а почему вы не стали чистить хвостовик меча?
   - Налёт ржавчины в этом месте, ваше величество, оставляют для того, что бы показать возраст оружия. К тому же, я могу повредить клеймо мастера Ундзи. Что может поставить под сомнение подлинность этого оружия.
   Николай про себя подумал, что в этом вся Япония, красивая, ухоженная оболочка и покрытая ржавчиной содержание, но не стал это говорить, а просто продолжил спрашивать:
   - Но почему, вы, протёрли клинок бумагой? У нас для этого используется ткань.
   - Это специальная рисовая бумага - васи, которую производят без использования кислот, ваше величество, чтобы не повредить клинок. К тому же, при её производстве стараются избежать крупных частиц. Что бы не оставить царапины на металле. При чистке клинке от старой смазки и грязи.
   - А порошок, которым, вы мастер посыпали клинок, тоже какой то специальный? Он для чего нужен?
   - Да, ваше величество, это порошок утико, на основе извести, - ответил японец, и в его голосе прозвучали нотки наставника, вразумляющего неразумных варваров как надо обращаться с оружием, - Она необходима, что бы поглотить всё масло или загрязнения, оставшиеся на лезвии после протирания. Обладая при этом полирующими свойствами. И не царапая поверхность метала.
   При этом японец взял новый лист бумаги, помял его и нанеся на бумагу другой порошок, с его помощью удалил насыпанную на клинок пудру. Несколько раз пройдясь, одним движением, по всей длине клинка. После чего внимательно осмотрел клинок. Тщательно проверяя всю поверхность лезвия, от любых следов масла или загрязнения, но так и оставив ржавым хвостовик клинка. И похоже удовлетворившись полученным результатом японец назидательным тоном продолжил:
   - С помощью мела и бумаги необходимо полностью очистить оружие от малейших следов предыдущей смазки или грязи, - при этом японец достал кусочек хлопчатобумажной ткани, капнул на неё несколько капель масла и стал протирать этой тканью клинок, проходя всё тем же одним движением всю длину клинка, растирая масло равномерным слоем по всей поверхности лезвия,- После чего необходимо смазать клинок небольшим количеством масла семян камелии, нанеся на клинок тончайший слой масла. Эта пленка масла защитит меч от ржавчины и влажности, содержащейся в воздухе. Но излишки масла не должны оставаться на мече. Так как к ним пристают частицы дерева и пыль из ножен, и при движении клинка в ножнах на нем образуются царапины.
   - Понятно, уважаемый, - кивнул, в ответ японцу, Николай, - Нет, когда оружие нужно только для того, что бы его красотой очаровывать женщин, то возможно так и надо к нему относиться. Но если оружие надо очистить от крови врага, после чего сделать правку лезвия, так как завтра очередная встреча с врагом, то всё это выглядит гораздо проще. Царапины наверняка будут и не от бумаги, а от оружия врага. И они будут гораздо глубже. Так что, когда воюешь, то, пожалуй, правильнее не заморачиваться, а привести оружие к бою. В первую очередь сделав так, чтобы оружие не ржавело. Иначе оно сломается, если им поставить блок, парируя удар противника. Хотя о чём это я, не в японской традиции фехтования принимать чужой клинок на свой, так что пусть хвостовик ржавеет. А вот когда оружие износиться, то по русской традиции, его следует заменить новым. Но спасибо вам, уважаемый, что просветили меня, относительно японских оружейных традиций.
   - Вы, ваше величество, считаете, что японская оружейная традиция усыпает русской? - поджав губы произнёс японец.
   - Да, уважаемый, считаю,- согласился Николай. А японец с вызовом посмотрев на русского царя произнёс:
   - Если бы у меня было с собой достойное оружие, я бы вам доказал ваше величество, что вы не правы.
   В ответ Николай только улыбнулся, произнеся:
   - Клинок преподнесённый адмиралу Путятину, по случаю его путешествия в Японию вас устроит, уважаемый? И если да, то давайте сделаем так. Положим на стол два кочана капусты и по команде каждый выхватит оружие и нанесёт удар по своему кочану. Посмотрим кто выиграет. Ведь важе оружие, насколько я помню, как и наша шашка, это оружие первого удара. Кто раньше нанёс удар, тот и выиграл.
   Японец в ответ поклонился и произнёс:
   - Да это так, ваше величество. И я согласен на такое испытание.
   А Николай, снова обратив свой взгляд на Масако, продолжил общение с принцессой:
   - Было очень интересно, хотя по мне все это лишено практического смысла, да и пора заняться государственными делами. Я вижу, к моему величайшему сожалению, позиция вашего отца, ваше высочество, осталось неизменной. Поэтому и я не вижу необходимости менять свою позицию. И подтвердить, что Россия пойдёт на мир, только при условиях, уже озвученных в ответе на прошлогодний ультиматум моего царственного брата. Но так как война всё ещё продолжается, то я подтверждаю своё безоговорочное требование о возвращении России Курильских островов.
   Девушка улыбнулась, а потом проговорила:
   - Но ваш флот разгромлен, а ваша армия не одержала ни одной победы.
   - Вы разгромили только один флот. А у России есть ещё два. Так что как только эти флоты дойдут до Тихого океана, то ситуация измениться. Хотя ситуация с флотом, благодаря вам, ваше высочество уже изменилась, - усмехнулся, в ответ принцессе, царь, - Да и сражение под Мукденом, ещё не закончилось далеко, не закончилось.
   - Но насколько я знаю, для вашей армии, там сложилась крайне неудачная ситуация, - Масако внимательно посмотрела на Николая, - И как бы вопрос об очередном поражении вашей армии стоит достаточно однозначно.
   - Я, милое дитя, намерен подождать окончания сражения, - улыбнулся Николай, - Пока оно не закончилось, то я бы предпочёл пока подождать окончательного результата. К тому же, ваше высочество, я не уверен, что даже победа в этом сражении не поставит Японию на грань поражения.
   - Это почему же? - поинтересовалась девушка.
   - Скажем так, вы считаете, что воюете с Россией, - с назидательным тоном ответил Николай, - Но по сути вы воюете с нашей колонией. А саму Россию война ещё ни как практически не затронула. При этом воюя с колонией, назовём её Жёлтороссией, вы превозмогаете эту войну прилагая все свои возможные силы. И я оцениваю, что эти силы у Японии уже закончились. У вас нет людей, продолжать войну, у вас нет ресурсов, продолжать войну, у вас нет денег продолжать войну. При этом, по сути, Россия только явилась на эту войну. Даже полк моей сестры ещё даже не планируется к отправке на фронт. А он надеюсь получил у вас, ваше высочество, достойную оценку.
   - Но ваша гвардия, ваше величество, уже же на фронте? - напомнила девушка.
   - Не вся, далеко не вся, - ответил царь, - Только добровольцы. И те. кто хочет своей храбростью, исправить допущенные ошибки. А так, силу России, ваше высочество, вы сможете оценить, во время поездки на юг. Я намерен перебрать в свой летний дворец. Ну и приглашаю вас, ваше высочество, в эту поездку. Где надеюсь вы увидите войска, которые даже и не собираются на войну с Японией. И увидите, как живут мои подданные. Которых эта война ни каким образом не затрагивает. А вот как сейчас живут подданные вашего отца, я, пожалуй, хорошо представляю.
   - Я рассчитывала, ваше величество, что мы будем вести переговоры, - произнесла Масако, внимательно посмотрев на русского императора.
   - А это и есть переговоры, даже война в которую втянули вашего отца это тоже переговоры, не говоря уже про идущую битву. Так что я понял мнение вашего отца, осознал и его аргумент, на этих переговорах, в виде этого сражения. Ну а мои ответные аргументы вы увидите во время нашего путешествия. Благо теперь моя очередь приводить свои аргументы. И вы, ваше высочество должны их увидеть, чтобы озвучить аргументы вашему отцу. К тому же я намерен подождать окончания сражения. Даже победного для вас. Вы, знаете, я уверен, что по окончанию битвы, японские генералы придут к моему царственному брату с сообщением, что войну надо заканчивать на любых условиях. А у меня ведь есть ещё аргументы, в виде флота.
   - Аргументы? - девушка приподняла бровь, - Вы имеете введу что их два?
   - Нет милое дитя, нет. Это уже использованный аргумент, - усмехнулся Николай, - Я говорю про другие аргументы. Помните, ваше высочество, на днях мы с вами приняли участие в закладке нового корабля для русского флота?
   Скажем честно, будучи в гостя в России девушка гораздо большей степенью свободы, чем дома в отцовском дворце. Она свободно посещала театры, музеи, публичные мероприятия, была приглашена ми на состоявшуюся официально закладку нового корабля, названного "Андрей Первозванный". Хотя проект корабля срочно перерабатывался, чтобы превратить его в корабль вооружённый восемью двенадцатидюймовыми орудиями. И с возможностью развить скорость хода до двадцати узлов. Ну и в ходе церемонии принцессе вручили одну из закладных досок корабля. С указанием что она приняла участие в этом мероприятии. И теперь Николай напоминал девушке об этом мероприятии и этом корабле.
   - Хм, - девушка выглядела немного ошарашенной, - но как корабль, который ещё надо построит может быть аргументом на наших переговорах, ваше величество? Он чем-то необычен?
   Русский император усмехнулся и ответил, с интересом наблюдая как меняется выражение лица японки:
   - Ну если не считать, что этот корабль только один обнуляет все существующие флоты мира, то он вполне обычный. Понимаете, ваше высочество, ни у одной страны мира, в том числе и Японии флота больше нет. Их всем надо создавать заново. Даже те корабли, что заказал флот Японии, только заказал, и даже ещё не начал строить уже устарели. И ничего не значат. Но, милое дитя, я приглашаю вас посетить Россию с визитом, когда "Андрея Первозванногой" будут спускать на воду. Дабы разбить перед спуском бутылку шампанского перед спуском корабля на воду. И да, возьмите с собой принца принца Нобухито. Ваш племянник родился в начале января. И именно его, по заключённому после войны договору я желаю видеть императором Японии, после его отца и вашего брата Ёсихито. Но вырасти и получить образование принц должен будет в России. Возможно и под вашим руководством, ваше высочество, воспитанным. Я не буду против если вы станете супругой одного из великих князей или князей императорской крови.
   - Это неприемлемое, для Японии, условие, ваше величество, - произнесла девушка, горделиво вскинув голову.
   - Осталось выяснить какое из них именно не приемлемо, - усмехнулся Николай, но продолжил, - И вот тут я готов ещё раз использовать флот, в качестве нового аргумента. После того как мы переберёмся в мой летний дворец, то я намерен принять участие, вместе с вами, в закладке ещё одного необычного корабля. Вот это будет действительно необычный корабль. Который может стать для японцев стихийным, не преодолимым бедствием. Заставив смериться с собой.
   Масако нахмурилась, внимательно смотря на Николая, и произнесла:
   - Это что за корабль, ваше величество?
   - Очень необычный, ваше высочество, но разрешите я начну объяснение издалека. С событий более чем трёхсотлетней давности. Когда Япония в очередной раз пыталась захватить Корею. И корейцы применили необычное оружие хвачха. Которое вынудило вашу армию тогда вернуться на острова. Вы, знаете, что это за оружие?
   - Нет, - покачало головой девушка.
   - Это такая ракетная установка, которая была способна обрушить на врага ливень из нескольких десятков ракет, в течении нескольких секунд, - произнёс в ответ Николай, - Но это пол беды, вы же были в музее нашего флота, ваше высочество, видели там же там макет построенной семьдесят лет назад подводной лодки конструкции Шильдера. Вооружённой двумя установками хвачхи. И способной стрелять этими ракетами из-под воды. Но тогда для подобной лодки не было двигателя. Сейчас же такие двигатели есть. И я намерен приказать изготовить дюжину подводных лодок. Способных из наших вод достигнуть Токио, а потом вернуться назад. И вооружённых каждой восемью установками хвачхи. С несколькими десятками направляющих труб. Ну где-то под шестьдесят на каждой. И способных ночью достичь залива перед Токио. Поднять над поверхностью воды направляющие трубы и обрушить, в течении считанных минут, на спящий город, построенный по сути из бумаги и сухих дощечек, тысячи ракет. В каждой из которых будет три или четыре зажигательных капсулы. Состав в которой будет невозможно затушить водой. И вот этот огненный дождь прольётся на спящий город, который думаю мгновенно вспыхнет. После чего подводные лодки уйдут. Что бы пополнив запас ракет вернуться. К следующему городу, чтобы повторить стихийное, не преодолимое бедствие. Ведь кажется все крупные японские города находятся на побережье?
   - Да это так, - ответила побледневшая девушка, - Но зачем вам это?
   - Не я начал войну, ваше высочество, но я намерен её закончить как можно скорее, - начал было говорить Николай, но в этот момент дверь в кабинет открылась. А на пороге возник камердинер держа перед собой разнос, с конвертами. И слуга произнёс:
   - Ваше величество, вы приказали, как только связь с Мукденом будет восстановлена тут же доставить телеграммы к вам.
   - Хорошо, любезный, оставь телеграммы на столе, - только и ответил царь. Но Масако тут же произнесла:
   - Мне тоже интересно, что там.
   Николай усмехнулся, посмотрел на спутника принцессы, который уже водрузил меч на стойку и собрал всё в шкатулку. Держа её в одной руке, а с помощью другой опираясь на трость, и обращаясь к японцу спросил:
   - Вы закончили, уважаемый?
   - Да, ваше величество, - склонив голову произнёс японец.
   - Тогда подождите несколько минут её высочество за дверью. И учтите завтра состоится церемония передачи меча, - ответил ему Николай. Но японец посмотрел на принцессу, и только подчиняясь её жесту направился к двери. А царь взял первую телеграмму и быстро пробежал её взглядом, потом вторую и третью, наблюдая как Масако внимательно смотрит на него. Ожидая что ей скажут. И русский император тяжело вздохнув произнёс:
   - У меня для вас, ваше высочество плохие новости. Атака на станцию Хушитай отбита, с большими потерями, для войск генерала Акиямы, и поддерживающих их хунхузов Чжан Цзолиня. Они оба погибли. Так же удачно для нас закончилось сражение за селение Юхуантунь. С прискорбием вынужден вам, ваше высочество, сообщить, что под ударами нашей гвардии погибла вся бригада, оборонявшая это селение.
   Лицо принцессы приняло мрачный вид, но она с некоторой надеждой в голосе спросила:
   - А что случилось на реке Хуньхэ, у селения Киузань?
   Николай усмехнулся, а потом спросил:
   - Вы в курсе, ваше высочество?
   Масако улыбнулась, продолжая внимательно и с некоторой надеждой, смотреть на русского императора. И царь покачав головой произнёс, наблюдая как вспыхнули глаза японки, а её губ коснулась радостная улыбка:
   - Понятно. И могу вас обрадовать, ваше высочество. В этом месте японской армии способствовал успех. Ваши войска смогли прорвать нашу оборону. К моему величайшему сожалению[25].
  
   [1] Опера "Юнона" и "Авось" посвящена как раз этим кораблям. И этим событиям.
   [2] Итуруп, Кунашир, Шикотан и остров в группе островов Хабомаи. Из этих островов только Зелёный сохранил изначальное русское название.
   [3] Инцидент Головина, захват в плен В.М. Головина, который прибыл на Курильские острова, не зная о начавшемся конфликте, и попавшего в плен к японцам. Ожидавших продолжения нападений русских кораблей. Пробыл в плену более 2 лет. И его освобождение оказалось связанным с первым договором с Японией.
   [4] В 1582 году была битва 40 испанских конкистадоров против 500 самураев. Испанцы победили. Сумев отстоять Филиппины.
   [5] Когда на переговорах российская делегация напомнила про этот факт японской делегации, то члены японской делегации Комура и Такахира заявили: 'война отменяет все договоры'.
   [6] В японской историографии принято обвинять в сокрытии этой телеграммы принято обвинять адмирала Алексеева. Что якобы именно он, получив телеграмму, от императора, к императору, приказал не отправлять её дальше.
   [7] Таким термином, в то время, называли уход за лошадьми.
   [8] Заказанные в Германии, в ходе Русско-японской войны гаубичные снаряды оказались крайне низкого качества. Причём именно из-за используемого в корпусах некачественного металла.
   [9] Сражение при Гренгаме - морское сражение, произошедшее в 1720 году в Балтийском море около острова Гренгам (южная группа Аландских островов). В ходе сражения русские захватили 4 шведских корабля, не имея, в ходе сражения, потерь в кораблях. Однако после сражения одна из галер, не имевшая возможность, из-за повреждений, продолжить плавание, была сожжена.
   [10] Броненосец "Гангут" погиб в результате аварии, всего лишь через несколько лет после постройки. Линейный корабль "Гангут" выгорел после пожара, так же после всего нескольких лет эксплуатации.
   [11] События в США в начале 30-х годов. При этом данные по демографической ситуации в США, за 1932 год, засекречены до сих пор. Но расчётную сверхсмертность, за этот год, в США определяют в 6-8 миллионов.
   [12] В Российской империи голод называли недородом. И боролись с ними предоставлением зерновых ссуд. Которые полагалось гасить урожаем следующего года. Но если и следующий год был голодным, то возникали большие проблемы с погашением этих ссуд. Занималось предоставлением такого рода ссуд именно Министерство Внутренних дел.
   [13] Костриков Сергей Миронович больше известен под партийным псевдонимом Киров. Малиновский Александр Александрович, имел партийный псевдоним Богданов - организатор и директор первого в мире Института переливания крови. Погиб вовремя, проведения на себе, медицинского эксперимента.
   [14] Именно по этой схеме и разворачивалось в реальной истории Мукденское сражение.
   [15] Захват японскими кавалеристами именно этой железнодорожной станции и привёл к отступлению русской армии от Мукдена.
   [16] Марцин Каспшак, польский революционер, социалистической направленности, один из лидеров Первого и основатель Второго Интернационалов, в описываемый период лидер социал-демократов Польши и Литвы. Считается одним из основателей современного Польского Государства. В 1905 году был казнён в тюрьме Варшавы. За убийство четверых и ранение ещё нескольких сотрудников спецслужб, при попытке его задержания.
   [17] В отличие от анекдота, про маузер Дзержинского, Феликс Эдмундович предпочитал револьвер.
   [18] Шведский король Карл XIV Юхан, из рода Бернадотов, бывший маршал императорской Франции, и генерал-фельдмаршал Российской Империи Монро, погибший в 1813 году в сражении при Дрездене, соответственно. Однако существует мнение, что на самом деле надпись гласила 'Да здравствует республика'.
   [19] Озвучена мысль Ежи Путрамент, высказанная им в романе 'Сентябрь' - "Кажется, есть такие мексиканские саламандры, которые всю жизнь проводят в стадии личинки. Может, и с Польшей происходит нечто подобное? Это - личинка нации. Что-то ей помешало, чего-то не хватило, или чего-то было слишком много, и нормальный процесс развития затормозился. Поляки - это дети, грязные, плохо воспитанные, высокомерные, крикливые, порывистые, забывчивые и в то же время жестокие, и все-таки они дети! Поляки только играют - в армию, в правительство, в могучую державу".
   [20] Реально существовавший в Польше, до 1939 года закон.
   [21] Генрих Валуа, польский король 24 января 1574 - 18 июня 1574. Сбежавший из Польши, как только осознал, куда он попал. В дальнейшем Генрих III Валуа, король Франции.
   [22] Держать холодное оружие рукоятью под правую руку, да и ещё лезвием от себя, считается в Японии верхом неуважения к собеседнику.
   [23] Слуга императора считался в Японии представителем аристократии. А вот уже слуга слуг императора, которые так же относиться к сословию самураев, можно было отнести в европейской традиции, к дворянам.
   [24] Цуба, в отличие от гарды не защищает руку от удара. Её назначение, ну кроме эстетического, это не допустить соскальзывание пальцев на клинок. В европейском оружии эту функцию выполняет упор для пальцев на рукояти. Поэтому применять к цубе термин гарда, это серьёзная ошибка.
   [25] Этот удар японцев на левом, восточном фланге русских войск, вынудил оборонявшие Мукден части выходить из полуокружения вне дорог, оставляя обозы, раненых и тяжёлое вооружение.
  
  
  
  

Глава 5

  
  
  
  
  
Оценка: 7.32*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"