Харламов Игорь Борисович: другие произведения.

Попадос-4. Подождём до понедельника... До 1947 года

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.74*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это вы всё читаете на свой личный страх и риск. Пародия, есть пародия. Ирония, есть ирония. Сарказм, есть сарказм. Юмора, где будет смешно и весело не обещаю, а вот мучительно больно быть может легко. Надеюсь вы испытываете доверие, к принципиально невозможным событиям. Дополнение 30.01-01.02.23

   Продукт книжный, буквосодержащий.
   Я не писатель, я читатель.
   Авторский произвол - это данность, ощущаемая в восприятии.
   Не проверено. Не вычитано. Не напечатано. И не будет.
   Если это не личная страница автора, то значит, вы читаете честно уворованный текст.
  
  

  
   Попадос-4
   Подождём до понедельника... До 1947 года
   (предчерновик, не вычитано, не проверено и не будет)

  
  
   []
  
   Советский флаг над Фудзи,
   Гайдзин брюхо зашил,
   Не будет самураю чести...
  
  
  

Пролог I

  
   - Ну, вот опять не получилось. Хоть чит-коды используй. Хотя... А почему бы их и нет, и не использовать? Что там у нас есть? А вот этот, 'перенос знаний из одного персонажа в другой, более ранний персонаж игры', может быть и интересен.
  
  

Пролог II

  
   О том, что анестезия подействовала, он понял, увидев, как перед его взором, на жёлтом фоне стали возникать квадратные, увеличивающиеся в размере, чёрные канты. Исчезавшие при столкновении друг с другом. Давая возможность возникнуть новым. И не ощущая своё тело, он как будто опустил взгляд вниз. И как будто оказался, в каком-то не то туннеле, не то коридоре. Где, всё, было какое-то круглое. Овальное сечение изгибающегося по окружности туннеля, с плавно изгибающимся тротуаром, с одной стороны. Так же образованным некой скруглённой по так же изгибающейся уходящей за изгиб возвышенностью. При этом он оказался как бы на перекрёстке двух подобных туннелей. Причём они оба были ярко-красные, по цвету. И какие-то чешуйчатые по структуре. Всё, и стены, и потолок, и пол, покрывали какие ярко-красные пластины, с заострённым нижним краем, наезжающие им друг на друга.
   Всё так же, не ощущая тело, он мысленно склонил взгляд налево, и его понесло по коридору, за его ближайший изгиб. Что бы вынести прямо в овальную комнату, с такими же точно чешуйками на стене, потолке, полу, но с огромным изогнутыми экраном. Буквально на всю противоположную стену. Причём жёлтым экраном явно монитора. По которому бежали снизу, вверх незнакомые и разноцветные, синие и зелёные, символы командных строк. И не чувствуя тело, он, как будто одним сознанием, завис в центре овальной комнаты. Как раз напротив этого экрана. И почему то, взглянув на них, он ощутил некоторое спокойствие. Но тут стали стремительно появляться целые строки фиолетовых символов, и он ощутил непонятную тревогу. Хотя и продолжал совершенно не осознавать, что именно, его так начало волновать. Ощущая, при этом, всё большую и большую тревогу, наблюдая за тем, как экран всё больше и больше заполняют командные строки фиолетового цвета. Когда же, практически весь экран, оказался заполнен командными строками фиолетового цвета, внизу появились зелёные символы. И он почувствовал, что его буквально выдернули из этой комнаты. А перед глазами всё померкло.
  
  
  

Глава I

  
  
  
  1
  
   - Это попадос! Это точно попадос!
   А что ещё можно было сказать, увидев в зеркало широко известное лицо. Не узнать в отражении в зеркале Климента Ефремовича Ворошилова было очень сложно. Причём наличие на плечах маршальских погон и весьма роскошная и при этом европейская обстановка кабинета, где он пришёл в себя, говорили о том, что это явно время окончания войны. А вид из окна прямо говорил, что сейчас лето. И пошатываясь, человек подошёл к столу и посмотрел на календарь, отметив, что сейчас шестнадцатое июля тысяча девятьсот сорок пятого года. После чего опустился на стул, буквально откинувшись на его спинку. Осознавая, что на него накатывается память реципиента. Который в ноябре прошлого года был исключён из Комитета Государственной Обороны, был отстранён от любой практической военной работы. Ну, нельзя же, для члена президиума ЦК, за таковую считать деятельность председателя Трофейного комитета. И сейчас, находясь в венгерском Дебрецене, руководил Союзной контрольной комиссией, которая контролировала соблюдение Венгрией условия перемирия. В общем можно было сказать, что его отстранили от реальной власти, дав пусть и почётные, но ничего не значащие должности. Эдакие синекуры.
   Но ситуация складывалась весьма и весьма напряжённая. Завтра должна была начаться Потсдамская конференция. А сегодня, в США, на полигоне Тринити, близ Аламогордо, штата Нью-Мексико, произошло испытание первого ядерного заряда. Причём успешное испытание. И завтра президент США, сразу же, по началу конференции, начнёт пугать Сталина этим своим мощным и новейшим оружием. И следовало предупредить Сталина, об этом. А также о том, что союзники планировали провести операцию 'Немыслимое', в которой, Черчилль, планировал нанести удар силами союзников по СССР. Причём с использованием сил, сдавшихся союзникам немецких войск. Для чего они и оставили на свободе, в своё время, германское правительство Дёница. Но против этого плана выступил президент США Трумэн, которого больше волновала война на Тихом океане. И который был заинтересован в том, что СССР вступил в войну против Японии. И нужно было донести эту информацию до Сталина, тем самым обратив его внимание на свою персону.
   И Ворошилов наполнил стакан, водой из графина, залпом выпил его и, поставив пустой стакан на стол, поднял трубку стоявшего на столе телефона и произнёс:
   - Соедините меня с товарищем Ивановым[1]. Скажите, что дело очень срочное и безотлагательное. Я буду в своём кабинете.
   После чего Климент Ефремович подошёл к окну кабинета, и стал, всматриваясь вдаль, обдумывать, как ему организовать свой диалог с Иосифом Виссарионовичем. Ведь от того насколько он сможет убедить Сталина зависело очень многое. Гораздо большее, чем просто его судьба.
  
  2
  
   Зима, в России, всегда приходит внезапно. Как её и не ожидают. Так и звонок от начальника приходит внезапно, как его и не ожидай. Вот и маршал, сидя на стуле и буквально сверля взглядом телефон, вздрогнул, когда тот зазвонил и, сняв труб с аппарата и произнеся:
   - Ворошилов у аппарата.
   Услышав в ответ из трубки голос Поскрёбышева:
   - Товарищ маршал, с вами хочет переговорить товарищ Сталин.
   А после того как в трубке прошло несколько щелчков от переключения из трубки послышался голос Сталин:
   - Клим?
   - Здравствуй, Коба[2], - ответил Ворошилов и добавил, - Есть важный разговор.
   - Здравствуй, Клим, - послышался всё такой же спокойный голос Сталина, - Что случилось?
   - Коба, тебя завтра Трумэн будет пугать своей новой, мощной бомбой. Атомной. Они её сегодня испытали у себя на полигоне. И собираются два имеющихся у них боеприпаса испытать в Японии. Против их городов.
   С минуту из трубки слышалось только дыхание Сталина, а потом он произнёс:
   - Клим, информация достоверная?
   - Источнику верю, как себе, Коба, - ответил Ворошилов, а потом произнёс, - И теперь у них есть планы, собрав необходимое количество бомб, начать с нами войну, пока у нас такой бомбы нет. Они прикинули, что они могут, необходимые им, для войны с нами, сто атомных бомб собрать к первому января пятидесятого года. И тогда реализовать то, что хотели в своём плане 'Немыслимое'[3]. Они же от него не отказались, они его просто перенесли. Пока мы с Японией не расправимся. И хорошо, что Черчилля, через неделю, отставят. И будет Эттли. С ним будет проще. Правда и он не согласиться на то, чтобы мы укрепились в Турции и Иране[4]. Но британские двигатели, для реактивных самолётов, с него стрясти можно будет. Трумэн, это не Гопкинс[5], и он готов будет нас терпеть, пока не закончиться война с Японией. А потом все наши договорённости с Рузвельтом он соблюдать, не намерен. Он не позволит получить нам, в Европе, пояс из подконтрольных нам капиталистических государств. У него есть планы подмять их все и выйти на наши границы. Вот Гопкинс эту договорённость соблюдать стал бы[6]. Как и продолжил бы идею, предложенную Рузвельтом, о мирном сосуществовании двух систем. Трумэн ставленник партии войны. И как только закончиться война с Японией он тут же возьмёт курс на конфронтацию с нами.
   За всё время, когда Ворошилов произносил свою речь, Сталин не произнёс не одного слова. Только в трубку было слышное его дыхание. Промолчал он, где с минуту и когда Ворошилов замолчал, и теперь в напряжении ожидал что произнесёт в ответ Верховный Главнокомандующий. А тот спросил:
   - Клим, насколько мощная бомба?
   - Испытательный был раза в пять мощнее, чем было, когда в Галифаксе взорвался пароход[7], - ответил маршал, - Те, что применят против Японии, в начале августа, будут ещё мощнее. Коба, одна бомба будет способна уничтожить целый город. Убить десятки тысяч людей.
   На что Сталин всё так же сохраняя спокойствие в голосе произнёс:
   - Я понял тебя, Клим. И ты думаешь, что они от плана нападения отказались, не из-за того, что мы про него узнали и начали готовиться[8]?
   - Коба, это всё так. Но операция 'Немыслимое' это план Черчилля. Американцы не были готовы на его реализацию, если не получиться быстро, навязать нам их волю. И не готовы, отказаться от планов, по нашему участию в войне против Японии. Но как только Япония капитулирует, они сразу же откажутся от всех договорённостей. В том числе и не только, по договорённостям об поставках по ленд-лизу. Потребовав немедленно вернуть всё, что нам предоставили. Но и есть планы не пустить нас до оккупации нашей части Японских островов[9].
   - Хорошо, Клим, я подумаю над тем, что ты сказал, - произнёс в ответ Сталин, добавив, - Конец связи.
   - Конец связи, Коба, - ответил Ворошилов и, услышав в трубку гудки, опустил её на рычаг телефонного аппарата. После чего достал из кармана платок и обтёр им лицо. Теперь оставалось только ждать.
   Весь следующий день Ворошилов в буквальном смысле не находил себе места. Ожидая того, какое решение примет Сталин. И вопрос тут был не в том, что он боялся за свою жизнь. И за более серьёзные разговоры Сталин не делал негативных организационных выводов. Пусть он в данный момент и отказался от принципа коллегиального руководства. Полностью сосредоточив всю власть в своих руках. Так что если и был Сталин диктатором, то только во время войны. После неё снова вернувшись к коллегиальной системе руководства. Но на кону стояли весьма серьёзные вопросы.
   И всё разрешилось вечером следующего дня, когда подбежавший к Ворошилову дежурный сообщил, что с ним хочет переговорить Верховный Главнокомандующий. И тогда, вернувшись в свой кабинет, Ворошилов взял трубку и произнёс в неё:
   - Маршал Ворошилов, у аппарата.
   Услышав в ответ, голос Поскрёбышева, который и сообщил, что с Ворошиловым хочет переговорить Сталин и что он соединяет их. А потом из трубки послышался голос Сталина, который произнёс:
   - Здравствуй, Клим.
   - Здравствуй, Коба, - поздоровался маршал и услышал в ответ:
   - Клим, бросай всё и приезжай в Потсдам. Есть разговор.
   - Понял, Коба, немедленно вылетаю, - произнёс было Ворошилов, но услышав как в трубке хмыкнул Сталин, поспешил добавить, - Я помню, о запрете, для высшего руководства, на полёты, но дело не терпит отлагательств. Это надо, Коба, времени нет.
   - Хорошо, Клим, лети. Жду. Конец связи, - послышалось из трубки. А потом из неё раздались гудки, сигнализирующие о том, что на другом конце провода повесили трубку.
  
  3
  
   Добраться из Дебрецена до Потсдама получилось лишь практически под утро. И начальник личной охраны Сталина генерал Власик, на звонок Ворошилова с ближайшего к Потсдаму аэродрома, сообщил, что Сталин уже отдыхает. И будет ждать маршала утром. И не во дворце Цецилиенхоф, где проводилась конференция, а на вилле, которую занял Сталин, в Нойбабельсберге. И о том, что Сталин проснулся и ждёт его, маршалу сообщат. Пришлось остановиться в одной из гостиниц возле аэродрома. Что бы привести себя в порядок и хоть немного подремать, перед тем как выехать к вилле Сталина.
   И когда машина, с маршалом, подъехала к каменной, двух этажной, с мансардой и полукруглым крыльцом перед фасадом здания, вилле, то вышедший Власик окинув внимательным взглядом маршала и удостоверившись, что у того нет оружия сообщил, что товарищ Сталин ожидает маршала Ворошилова. И в центральном, из трёх, окне второго этажа виллы мелькнула фигура верховного главнокомандующего. Который встретил Ворошилова уже в своём кабинете стоя по его середине. Произнеся, указав рукой, с зажатой в ней трубкой, на один из стоявших у стены стульев:
   - Здравствуй, Клим, присаживайся. И ты был прав, как только Трумэн меня увидел, так тут же поведал об успешном испытании новой, сверхмощной бомбы.
   - Здравствуй, Коба, - присев как школьник, на указанный ему стул ответил Ворошилов, - Ну меня это не удивляет. Они же точно эту бомбу создали не против японцев, а против нас. Хотя и испытают те две штуки зарядов, что у них сейчас есть, против японских городов.
   - И у них сейчас только два таких заряда, Клим? Ты уверен? - Сталин внимательно посмотрел на маршала, продолжая стоять в центре комнаты.
   - Да, Коба, сейчас у них два заряда. Один из урана, другой из плутония, - кивнул Ворошилов, - Они их сбросят на японские города. Что бы испытать окончательно. Правда, японцы на это особое внимание не уделят. Американцы уже сожгли, своими авианалётами, три четверти крупных японских городов, и два города больше, два меньше, для японцев уже не важно. Они списали как необходимую жертву уже всю свою метрополию. И это только усиливает их решимость обороняться. Единственное что может поколебать эту решимость борьбы наше стремительное, в течение двух недель, наступление в Маньчжоу-Го. Там у японцев находиться недосягаемый для американцев промышленный район. Захват, которого полностью лишит Японии даже шанса на заключение мира. Который позволит им сохранить лицо. Для этого японцы имеют намерение предложить нам стать посредниками между ними и американцами, британцами и китайцами. За то, чтобы по мирному договору за ними остались Корея, Маньчжоу-Го и часть Китая они готовы отдать нам юг Сахалина и Курилы. Что бы получить то, что нам согласен отдать Трумэн, нам не надо даже вступать в войну. Больше американцы нам отдавать не хотят.
   Сталин внимательно выслушал монолог Ворошилова, буквально замерев на месте, с трубкой в руке, а потом, указав чубуком трубки на Ворошилова, произнёс:
   - Ты откуда всё это знаешь, Клим?
   На что Ворошилов, вздохнув и внимательно посмотрев на Сталина произнёс:
   - Коба ты меня знаешь, я тебе лгать не буду. Нет, я не знаю, как так получилось, но как будто я прожил ещё одну жизнь, после того как умер, в этом теле. И это то, что я знаю из тех времен, когда всё это перестало быть секретом.
   - Это как Вольф Мессинг[10]? - пройдя к окну и встав перед ним, снова спросил Сталин и в его словах Ворошилов уловил нотки иронии. Но на что, покачав головой, маршал ответил:
   - Нет, не как Мессинг. Я не могу предсказывать, как он. Я, Коба, просто знаю, как было там. Откуда ко мне пришла эта информация. Кстати можешь спросить Мессинга, когда распадётся Советский Союз. А я скажу, что это, для меня, в декабре тысяча девятисот девяносто первого года, - при этих словах Ворошилов заметил, как вздрогнул Сталин, похоже, его охлаждение к этому предсказателю и было обусловлено тем, что он знал подобные предсказания, а маршал продолжил, - Коба, Мессинг не скажет, почему это может произойти. А я знаю, из-за чего это произошло. И верю, что ты придумаешь, как это можно будет избежать. Я верю в тебя, Коба. Но сейчас нам надо не проиграть мир, после этой войны.
   После чего маршал замолчал, смотря на верховного главнокомандующего, который стоял перед окном и всматривался вдаль. И промолчав несколько минут, Сталин затянулся и коротко бросил, не поворачиваясь:
   - Клим, кто?
   - К сожалению, Коба, мы все, в том числе и я. Не воспрепятствовав под ковёрным играм интриганов в партии. Но и ты, Коба, тоже, когда внезапно, возможно и благодаря помощи других, внезапно вышел из игры, не оставив после себя команду и того, кто мог бы продолжить твоё дело.
   - Хочешь, Клим, сказать меня убьют? Кто? - Сталин, резко повернувшись, буквально впился глазами в Ворошилова. Но тот, выдерживая его взгляд, и так же смотря прямо в глаза, в глаза, произнёс:
   - Хрущёв, Коба. Хрущёв. Он интригами пролезет в твоё ближайшее окружение. А потом, почти сутки, простоит над тобой, ещё живым, но беспомощным. И вызовет врача, когда будет поздно. И тот только констатирует твою смерть. В будущем это будет считаться преступным не оказанием помощи, и будет приравниваться к убийству. Но у нас, до марта пятьдесят третьего года, точно время есть. Я предлагаю на эту тему поговорить позднее. Сейчас надо бы решить более насущные проблемы.
   Сталин хмыкнул, приподнял бровь, и произнёс, сначала помянув Хрущёва, а потом уточнив:
   - Ну, Никитка... А как же Власик?
   - А Николая Сидоровича, по надуманному предлогу, перед этим арестуют. Поводом станет наличие, у него дома, большого количества кино и фотоаппаратуры. Хотя он и будет говорить, что 'не будет меня, не будет и Сталина'. И как только его от тебя уберут, убрав непосредственно с твоей охраны, а потом и арестовав, с подачи Берии, то сделают тебя, Коба, совершенно беззащитным.
   Сталин покачал головой, и пройдя к своему столу, сел на свой стул, за этим столом. После чего проговорил:
   - Ладно, Клим, ещё переговорим, на эту тему. И надо будет такую статью, об преступном неоказании помощи, внести в Уголовный Кодекс. А сейчас, ты, с чем, прибыл?
   - Коба, сейчас я предлагаю, пока есть время решить, что нам делать. И не только с Японией. Начну с того, что мы разгромим их войска[11] за две недели. После чего тут же станем врагами коллективного Запада.
   - Интересный термин, - снова хмыкнул Сталин и, указав чубуком трубки, в сторону Ворошилова, добавил, - И идеологически правильный. Надо будет ввести. Но продолжай, Клим.
   - Вот я и говорю, Коба, что как только Япония будет разгромлена, то мы тут же станем врагами этого Запада, - продолжил Ворошилов, - И я предлагаю дать им реализовать свои планы на войну. Пусть повоюют, а мы потянем время, со Вторым фронтом. Как они тянули. С сорок второго, по сорок четвёртый тянули. Вот и мы время потянем, пока это не станет выгодно нам. Плюс в следующем году намечается засуха. А это, как ты, Коба, понимаешь, голод.
   - Точно будет засуха, - тут же живо спросил Сталин, на что Ворошилов, кивнув, ответил:
   - Точно будет, Коба, точнее не бывает. И как только мы разгромим Японию, то программа ленд-лиза будет свёрнута. А в следующем году она нам, ой, как понадобиться.
   Сталин в ответ кивнул, соглашаясь с данным тезисом, а потом произнёс, и в его голосе послышалась заинтересованность:
   - И что это за планы, Клим?
   - Это 'Даунфол' против 'Кецу-Го', Коба. Первый американский по вторжению в Японию. Второй японский, по его отражению. По своему плану американцы планируют два десанта. Первый, в четырнадцать дивизий, в первом броске, в октябре этого года, по окончанию сезона тайфунов, и по окончанию выжигания японских городов, на самый юг Японских островов. У американцев это называется план 'Олимпик'. И в случае его успеха, захвата части Кюсю, в марте следующего года, до начала сезона тайфунов, будет высадка в районе Токио. Или план 'Коронет'. Там должно будет быть задействовано двадцать пять американских и от трёх до пяти британских дивизий в первой волне, и три американских дивизий в резерве. Плюс от британцев потребуют задействовать флот и авиацию. После чего планируется наступление высаженных войск на встречу друг другу. По американским планам война продлиться до сорок седьмого года. И их потери составят порядка миллиона солдат. Дополнительно планируется провести наступательные операции в Бирме и Малайзии. С возвращением контроля над Сингапуром. При этом планируется применение тех ядерных бомб и непосредственно по войскам Японии. Так как численность японских войск, и число боевых самолётов, в метрополии Японии, превосходит силы союзников в два раза. Нам в этом плане отводиться вспомогательная роль. Что мы будем сковывать японские войска в Маньчжоу-Го. Не позволяя им перебрасывать войска, оттуда, на Японские войска. Ну и выведя из игры, против американцев, японские заводы по производству химического оружия.
   - Тут всё понятно, Клим, а что планируют японцы?
   - Тут всё сложнее, Коба, - вздохнув, произнёс Ворошилов, - Японцы, осознавая, что имея, в метрополии, войск и самолётов, раза в два больше, чем смогут высадить союзники, и так же осознавая, что эффективность их войск гораздо ниже, чем у союзников, так же собираются применять оружие массового поражения. Как химическое, так и бактериологическое. И это помимо применения смертников. Они собираются использовать в их атаках до пяти тысяч самолётов и две с половиной тысячи подводных лодок и катеров. Плюс миллионы смертников из солдат, включая и своё ополчение. Куда собираются включить порядка тридцати миллионов, двадцать пять миллионов так точно, подростков, женщин, стариков, вооружённых бамбуковыми копьями. И которые намеренны, бросать в атаки на американцев. Из расчёта, что патроны у американцев закончатся раньше, чем закончатся атакующие. Которые, всё-таки, доберутся до американцев, сойдясь с ними в штыковом бою. И сейчас японцы собираются в основном атаковать своими смертниками не боевые корабли, а транспортные. Осознавая, что это и легче, и то, что выход из строя половины транспортных кораблей приведёт к срыву вторжения. При этом японцы, исходя из того, что мы не вступим в войну, собираются оборонять Японию, опираясь на Маньчжурию. Эвакуировав туда императора. И используя имеющийся там промышленный район, недоступный для американской авиации. Нанеся, при этом, союзникам непереносимый ими урон вынудить тех пойти на переговоры. Дабы сохранить под контролем Японии как можно больше территории. Использовав, как посредников, нас. Предложив нам юг Сахалина и Курилы. По планам Японии наше участие, в боевых действиях, не считается вероятным. Точнее, наше вступление в войну японцы осознают, как катастрофу. Но, напомню, у японцев, огромные проблемы с топливом. Которые мы можем помочь им решить с помощью добычи нефти в северной части Сахалина. Ну или контрабандой через наших людей в Синьцзяне[12]. В том числе и поставив японцам немецкие заводы, по производству синтетического бензина, из угля.
   Сталин, всё время, пока Ворошилов произносил эту свою речь, молчал, и только хмурился. И когда Ворошилов закончил говорить, напомнил:
   - Клим, мы обещали, что начнём войну с Японией в течение полугода, после окончания войны в Европе. А так помогать врагу...
   - Коба, мы кому обещали? Рузвельту и Черчиллю? А сейчас будем иметь дело с Трумэном и Эттли. Им мы ничего не обещали. Сейчас же они бояться нашего усиления. И выступят против единой Германии, предлагая её поделить. Не дадут разобраться с Турцией, укрепиться в Иране. Попытаются выдавить нас из Восточной Европы. Коба, пока мы не разгромим Японию, а разгромим мы её за две недели, из американцев и британцев можно будет вить верёвки. Позже они ополчаться против нас. А пока можно будет, под программы помощи, с них многое что взять. И более полноценно использовать то, что уже получили. Занявшись восстановлением в стране, пока союзники повоюют.
   - Эттли точно будет премьер-министром Великобритании? - тут же уточнил Сталин.
   - Да, чуть больше чем через неделю Черчилля сменит Эттли, и на конференции тоже, - подтвердил Ворошилов, и Сталин удовлетворённо кивнув, произнёс:
   - Это хорошо. И мы это учтём. Но, Клим, не находишь, - Сталин внимательно посмотрел на Ворошилова, - что это не хорошо, помогать врагу. Он же потом всё это против нас использует.
   Но маршал, продолжая прямо и неуклонно, смотреть в глаза Сталину, не отводя взгляда, произнёс:
   - А вот тут, Коба, нам бы сейчас определиться, кто для нас больший враг. Пиндосы или японцы...
   - Пиндосы? Это что за словечко такое, Клим? - переспросил Сталин.
   - Это пингвины, с сербского языка. Так, в будущем, у нас, американцев называть будут, - ответил Ворошилов, и, заметив, что Сталин кивнул, восприняв новое для него слово, продолжил, - Они торговали в открытую с Гитлером до декабря сорок первого, когда немцы под Москвой стояли. Да и потом через нейтралов торговали. Уже воюя с Гитлером сами. При этом мы пока ч японцами не воюем. И почему бы американцам так прямо не сказать, бизнес есть бизнес, ничего личного. Так как, есть такая поговорка, долг платежом красен. Было время у пиндосов разбрасывать камни. Пришло время им их собрать. Ну а по поводу того, что используют против нас, то свои поставки, через тот же Синьцзян, сможем сократить до минимума, за полгода до удара. Нам же надо, чтобы американцы, при своих 'Олимпиках' и 'Коронетах' кровью умылись. Всё одно мы от них благодарности не дождёмся. А вот 'охоту на ведьм', на наших сторонников в США, сразу после победы над Японией получим. Причём желательно так, чтобы они, эти планы, 'Олимпик' и 'Коронет', у них там, не смотря на применение ядерного оружия, сорвались. Ну а заводы и запасы топлива в Маньчжурии уничтожим в первые дни.
   - И много, Клим, у них этих бомб? Ядерных, - покачав головой уточнил верховный главнокомандующий.
   - Сейчас две, Коба, но они их в начале августа используют, - ответил Ворошилов, - К концу следующего года сделают ещё менее десятка. К середине сорок седьмого года смогут сделать десятка полтора. Всего, с учётом и тех, что в следующем году сделают. И чем больше их на Японию упадёт, тем дольше они будут делать те, что уже для нас рассчитаны будут. У нас будет больше времени свою сделать и испытать. Если у нас такая бомба будет, то пиндосы войну начать не рискнут.
   - Хорошо, Клим, - кивнул Сталин, - Сделаем так. Останешься тут, на конференции. Ты у нас, кажется, трофеями заведуешь?
   И дождавшись кивка Ворошилова, в знак его согласия, продолжил:
   - Вот и тут на конференции будешь от правительства курировать, на конференции, вопрос трофеев. А наше представительство в Дебрецене пусть возглавит Пушкин[13]. Ну а мы сейчас закончим. Продолжим если, Черчилля сменит Эттли. Благо время, чтобы, если что, перенести операцию, против Японии, у нас будет.
  
  4
  
   И оставшиеся, до двадцать шестого июля, дни, когда были объявлены окончательные результаты выборов в Великобритании, на которых победили лейбористы, Ворошилов занимался тем, что договаривался с союзниками насчёт трофеев. Которые можно было взять с Германии. И тут он сразу поставил вопрос о том, что часть оборудования, заказанного СССР, до июня сорок первого года он не получил, а это именно имущество СССР. И оно, в случае его обнаружения на территории занятой союзниками, должно быть передано СССР. Ворошилов отлично помнил, что СССР заказывало в Германии оборудование которое по своим характеристикам, особенно точности изготовления, позволяло воспроизводить оборудование. В тоже время, поставленные, в десятки раз больших количествах станки, из США, позволяли обрабатывать метал только для производства предметов, но не позволяли на них воспроизводить те же станки.
   И вообще Ворошилов стал настаивать на том, что немецкий промышленный потенциал использовался союзниками для производства. Продолжая выпускать продукцию. В первую очередь гражданского назначения. Но и доделать имеющий высокую степень готовности военную продукцию. А также осуществить ремонт имевшихся у союзников трофеев. Ну кому, как не Ворошилову было знать о тех двух тысячах, только имевшихся в частях, на линии соприкосновения с союзниками, трофейных танков, самоходных установок, бронеавтомобилей и бронетранспортёров. Которые Ворошилов был намерен отремонтировать. И полноценно использовать. Да и вообще получить их больше. Отлично осознавая, что РККА испытывает большую нехватку как самоходных, мелкокалиберных зенитных средств, так и крупнокалиберных зениток, способных бороться с тяжёлыми, четырёхмоторными бомбардировщиками. Причём на большой высоте. Ещё чем очень интересовался Ворошилов были немецкие бронетранспортёры. На дележе которых, и продолжении их выпуска, для нужд союзников, советский маршал так же настаивал особо. Мотивируя всё это необходимостью предстоящей борьбы с Японией.
   Вот он и развёл бурную деятельность, что, исходя из того, что трофеи захваченные каждой из сторон, до подписания предварительной капитуляции Германии, это трофеи тех, кто их захватил. А вот захваченное после этого момента должно делиться на три относительно равные части. Тайно исходя из мысли, что СССР пригодятся все новейшие разработки Германии. Ну и намереваясь получить более богатые трофеи с Германии и Италии. Хотя с последней можно было рассчитывать только на корабли её флота. Но и получить больше кораблей с Германии Ворошилов тоже рассчитывал. В том числе и рассчитывая оставить за СССР захваченные в ходе ведения боевых действий корабли. А их было не мало. В том числе были и авианосец 'Граф Цеппелин' и тяжёлые крейсера 'Лютцов' и 'Зейдлиц', правда последний немцы уже сначала начали переоборудовать в авианосец, а потом и разбирать на метал, несколько десятков подводных лодок. Как захваченных на Балтике и Чёрном море, так и взятых в недостроенном виде на стапелях в Данциге, и в Эльбинге. Плюс, в СССР, находился купленный перед войной крейсер 'Таллин'. Который был приобретён перед войной. И теперь Ворошилов настаивал на его достройке в СССР за счёт Германии. К сожалению остов линкора, а скорее линейного крейсера 'Гнейзенау', был не пригоден для восстановления. У этого корабля была полностью демонтированная носовая часть. И Ворошилов даже не заикался о том, чтобы считать его трофеем, а не уничтоженным кораблём и восстанавливать. Но вот 'Графа Цеппелина', 'Лютцова' и 'Зейдлица' и 'Таллина' Ворошилов хотел восстановить и ввести в строй. Причём силами промышленности Германии, пусть и за счёт средств СССР. Как и по подобной схеме ввести в строй тридцать четыре подводных лодок типа XXI, захваченных на стапелях в Данциге. В том числе четырнадцать ещё в виде комплектов секций. Из которых их должны были собрать. Четыре десятка, захваченных в Эльбинге, подводных лодок типа 'Зеехунд', или тип XXVII[14], как и захваченная на Балтике средняя 'U-250', вместе с малыми черноморскими 'U-9', 'U-18' и 'U-24', и с четырьмя сверхмалыми бывшими итальянскими лодками, за ценные трофеи, у Ворошилова, не шли. Впрочем, как и учебный корабль, бывший броненосец 'Шлезвиг-Гольштейн'. Но союзники выступали не то что против подобного, а даже против любого усиления советского флота.
   Исходя из того, что необходимо учитывать все захваченные немецкие корабли. Передав все корабли, немецкого флота, взятые у других стран их прежним владельцам. А оставшиеся, только корабли немецкого флота, в том числе и захваченные союзниками ранее, утопить. Но позиция Сталина, что союзники со своими кораблями могут делать что угодно, а советскую долю должны передать СССР привели к тому что трофейные корабли союзники решили поделить. Разделив их на несколько категорий. Обозначив эти категории буквами. В первую или категорию 'А' должны входить все немецкие корабли пригодные к немедленному использованию или же подлежащие незначительному ремонту. Корабли, которые можно было привести в исправное состояние, в том числе и находящиеся в состоянии строительства, в течении полугода входили в категорию 'В'. И дележу подлежали только эти корабли. Все остальные, бывшие немецкие корабли, в том числе и захваченные советской армией тяжёлые немецкие корабли и подводные лодки, входили в категорию 'С'. И эти корабли подлежали уничтожению, в частности затоплению. При этом союзники настаивали на том, чтобы подводные лодки Германии, доставшиеся союзникам, были затоплены все.
   Вообще вопрос с подводными лодками Германии оказался довольно сложным. Получив сообщение об капитуляции, экипажи двести тридцать девять[15] подводных лодок, в том числе шестнадцать уже выведенных из эксплуатации, и пять, ещё не введённых в оную, затопили свои корабли. В том числе три лодки в советской зоне оккупации Германии. И тридцать две единицы на самой её границе. А экипажи сто пятидесяти шесть подводных лодок капитулировали. При этом разделу, как чисто немецкие, подлежало сто сорок восемь подводных лодок[16]. Остальные подлежали возврату старым владельцам. И вот союзники выступали за то, чтобы затопить и эти подводные лодки. А также все те, что находились на стапелях, в высокой степени готовности. Хотя, в дальнейшем, союзники и согласились поделить три десятка подводных лодок. Затопив остальные.
   Что вызвало крайне противоположную реакцию Ворошилова. Который, мотивируя тем, что предстоит тяжёлая, совместная борьба с Японией, настаивал на дележе всего подводного флота Германии. После его предварительной оценки и исключения, из состава подлежащих дележу подводных лодок, ну уж совершенно не пригодных к использованию. И поделить остальные. Причём подняв и уже затопленные было немцами подводные лодки. Где доводами маршала стало то, что, во-первых, находящиеся в доступных, для немцев, местах эти подводные лодки, особенно новых типов, могут быть в дальнейшем подняты и использованы немцами, а во-вторых против японцев могут понадобиться любые мореходные плавсредства. В том числе и оборудованные в качестве транспортных подводные лодки, напомнив, что был момент, когда снабжать Севастополь можно было только с подводных лодок. При этом необходимо самих немцев заставить привести, затопленные ими лодки, в пригодный для эксплуатации вид. Причём за свой счёт. Ну конечно же за вычетом совершенно не пригодных к использованию лодок. Уверяя, что подводные лодки, даже в качестве транспортных могут сильно пригодиться союзникам при высадке десантов на Японские острова. На этом же основании Ворошилов настаивал на продолжении производства немецких десантно-высадочных средств. Причём за счёт всё той же Германии. И их раздел между основными странами победителями. Ну а все категории кораблей Ворошилов предлагал отнести на период капитуляции уже Японии. Затопив корабли, которые к тому времени окажутся в категории 'С'. Во всю оппонируя союзникам, совершенно не желавших усиления советского флота.
   Ещё одним вопросом поднятым Ворошиловым была советская зона оккупации Германии. И как можно быстрейшее передача её под контроль советских войск. С оставлением всего ценного и положенной части трофеев союзниками для советских войск. Ещё одним затронутым Ворошиловым вопросом стал скорейший выход войск союзников с территории Чехословакии. Но тут стало известно о том, что выборы в Великобритании выиграли лейбористы. И премьер-министром, этой страны должен был стать Эттли. И в этот день Сталин вызвал Ворошилова к себе.
  
  5
  
   В этот раз Сталин встретил маршала сидя за столом и набивая свою трубочку табаком из сигарет 'Герцеговина-Флор'. И поздоровавшись, раскурил трубочку, после чего ткнув чубуком трубки в сторону стула, стоявшего перед столом, произнёс:
   - Садись Клим. И ты снова оказался прав. На выборах в Великобритании победил Эттли. Что ещё предсказать хочешь?
   - Я бы всё предсказал, Коба, - сев на стул, и усмехнувшись, ответил Ворошилов, - только это не предсказания. Я могу поведать только об наших ошибках, что были сделаны в той версии, которую я знаю. Предостеречь от них. Но какие другие ошибки мы сделаем сейчас, и чем вся эта игра закончиться, я предсказать не могу. Я могу предостеречь от людей, которые показали себя предателями. И которых мы можем использовать, не допуская их до постов, где они станут уже фигурами и смогут повлиять на ситуацию. Могу предостеречь от действий, вреда от которых будет больше чем пользы. Но решать, Коба, тебе. И по поводу этих действий необходимо решать уже сейчас.
   - И какие это действия, Клим? - поинтересовался Сталин, на что Ворошилов, поморщившись, произнёс:
   - Взять хотя бы вопрос стрелкового оружия. Нет, и СКС-44, и РПД-44, и КПВ-44 оружие не плохое[17]. И вполне себе будут использоваться ещё и в начале следующего века. Их надо ставить в производство и как можно быстрее. Насыщая наши войска этим оружием. Причём на основе пулемёта Владимирова срочно делать зенитные установки, в том числе спаренные и счетверённые. И не ждать окончания их войсковых испытаний. Изменения и так вносить придётся. Но есть резон поставить, уже сейчас, на производство и автомат Судаева. Пусть он и слишком тяжёл и нуждается в доработке. В войсках он нужен уже сейчас. Ну а потом заменим его победителем нового конкурса на автоматы. Возможно, что сам Судаев его и доведёт. Главное не допустить его смерти в следующем году от язвы желудка, - и увидев, как Сталин кивнул, в знак того, что воспринял эту информацию, и, понимая, что теперь здоровьем конструктора плотно займутся, продолжил, - Из противотанковых средств, то создаваемый сейчас РПГ-2[18] на вооружение пойдёт. Но есть идеи, как создать подобное оружие лучше. Да и с большим диапазоном применения. Но об этом я с конструкторами поговорю. Плюс предлагаемая модернизация пулемёта Дегтярёва позволит получить приемлемое средство поддержки пехоты на ротном звене. В батальонном ещё долго будет играть свою роль пулемёт Горюнова. Но вот от предлагаемого военными нового пистолета я бы хотел предостеречь. Точнее от патрона, который они будут предлагать использовать. Девятимиллиметровый курц, или короткий.
   - А что там не так, Клим? - поинтересовался Сталин, всегда много внимания уделявший вооружению армии. На что Ворошилов, снова поморщившись, ответил:
   - Нашим генерал очень понравились пистолеты, так называемые ППК, полицай пистоле криминал, под эти патроны. Лёгкие, компактные, удобные. Идеальные пистолеты для полицейских, которым с бандитами не воевать. А так, шантрапу гонять. Но в бою им можно будет только застрелиться. А не тем же лётчикам, для самообороны использовать, выбираясь из тыла противника. Хотя не спорю, патрон, для ТТ, избыточен по мощности, для пистолета. И наибольшее распространение, в перспективе, для пистолетов получат именно патроны к Парабеллуму. Благо и для пистолет-пулемётов, эти патроны тоже будут подходить. А под короткий, девятимиллиметровый патрон такое приличное оружие не создать.
   - Вопрос с этим понятен, Клим, - кивнул Сталин, - И думаю, вопросы дальнейшее развитие вооружения курировать будешь ты. В том числе и артиллерии, и танковых войск, и авиации и даже флота. Ведь не зря же ты так бьёшься за трофейные корабли. Что там не так, с теми, подводными лодками?
   - Союзники потом, втихаря, поднимут подводные лодки, как говорят немцы, семнадцатой серии. То есть лодки с единым типом двигателя, как для надводного, так и подводного хода. Правда, они там, по типу самих лодок, будут сильно различаться. Но союзники, поднимут их, втихаря. Изучат. И с нами, полученной информацией, не поделятся[19], - произнёс маршал, снова получив покачивание головы Сталина, в знак того что тот воспринял информацию, - И я думаю немецкие наработки в этом направлении нам очень пригодятся. А подводный флот, это самый дешёвый способ бороться с военно-морской немощью. Плюс авианосцы нам могут очень сильно пригодиться, при высадке на Хоккайдо. Так что два трофейных необходимо завершить, до начала нашей войны с Японией.
   - Всё-таки, ты, Клим, предлагаешь подождать с началом войны с Японией, - Сталин в упор посмотрел на собеседника не мигающим взглядом, который маршал выдержал, не отведя взгляда, - Но ты понимаешь, что если мы не начнём войну и не завершим её до распутицы, то война затянется. А все военачальники говорят, что нам надо не менее двух месяцев, для разгрома японских сил, в Маньчжурии. И что бы не завязнуть в грязи в конце октября, нам необходимо начать войну в начале августа.
   - Понимаю, Коба, - теперь настало время кивать головой, в знак согласия у Ворошилова, - всё понимаю. Только Жуков исходит из того что встретит врага, как на Халхин-Голе. Но они не учитывают, что сейчас в Маньчжурии находятся совсем другие войска. Все наиболее подготовленные части японцы перебросили на Японские острова. А остались далеко не лучшие части. Треть, из которых, к тому же не японцы, а местные. Так что, как я знаю, через две недели, после начала нашей войны с ними, японцы выйдут из игры. И в первых числах сентября война закончиться. Вот тут и надо подумать, стоит ли что-то делать себе во вред.
   И теперь уже Ворошилов, не моргая, прямо смотрел на Сталина. Который, затянувшись, спросил:
   - Ты считаешь, что начать войну, против Японии это во вред нам? И как быть с нашими договорённостями, что мы начнём войну с Японией в течение полугода?
   - Да, Коба, считаю, что наша война с японцами в этом году это большая ошибка, - всё так же прямо смотря, в глаза Сталину, ответил маршал, - И начну, пожалуй, с ответа на вопрос, что делать. Тянуть время. Сейчас сослаться на то, что не успеваем развернуть. В ноябре, когда подойдёт срок, сослаться на то, что не смогли подготовить войска в войне зимой. Весной, сослаться на распутицу и на то, что есть проблемы с переброской войск с зимних квартир. Летом у нас будет засуха, и мы воевать не можем. Так как проблемы с продовольствием. Осень опять распутица. Зимой... Знаешь, Коба, я бы ударил, по японцам, зимой сорок седьмого года.
   - Это почему, Клим?
   - Во-первых, всё замёрзнет. И темпы нашего наступления будут, скорее всего, выше. Ну и, думаю, к этому моменту американцы и их союзники навоюются в Японии до полной невозможности продолжать войну. Они уже сделали под полмиллиона своих медалей 'Пурпурное сердце', - и, увидев удивление в глазах Сталина, Ворошилов поспешил уточнить, - Это награда, которая вручается тем, кто получил ранение. В общем, эти полмиллиона наград они не потратят ещё и в начале следующего века. Я предлагаю дать им возможность израсходовать их сейчас. А тут мы победители и во всём белом. Это если образно, Коба. А мы в это время, восстановим страну. Всё что у нас порушено было. Причём используя технику, что пойдёт к нам по ленд-лизу. Убив в хлам те же полученные нами студебекеры. Всё одно, эти машины, на фоне других, не самые лучшие[20]. И нам их пиндосы дают по принципу, на тебе убоже, что нам не гоже. И будут топить в океане те машины, что мы им вернём. Так что лучше их убить эксплуатацией ещё у нас, причём в интересах нашего народного хозяйства. Хотя завод по их производству купить и перевезти к нам можно. Американцам такие машины сами не нужны. Но вот для наших условий такой завод был бы не плох. Но после окончания войны нам такую возможность, его купить, не предоставят. Все соглашения, после капитуляции Японии они, в течение недели, нарушат. И мы ничего не получим. Плюс у них сейчас есть готовые к высадке в Японию силы и средства. Которые они введут, не пустив нас в те зоны оккупации Японии, о которых уже имеется договорённость. А после года войны, не факт, что они смогут быстро занять всю территорию Японии. Не пустив нас на Хоккайдо. Так как мы, к началу сорок седьмого года, сможем перебросить на Тихий океан часть своего флота. Как по железной дороге. В виде трофейных секций подводных лодок. Собрав их на Дальнем Востоке. Так и секции быстроходных десантных барж, паромов Зибеля и различных катеров. Плюс сможем перебросить на ТОФ и крупные корабли. Я так рассчитываю, что там можно будет собрать до восьми крейсеров. По два, с Балтики, Чёрного моря, два те, что сейчас есть на ТОФе, один достроив, второй отремонтировав. А то, у нас, там сейчас ни одного боеспособного крейсера. Ну и 'Мурманск'[21], с севера, а восьмым, уже как получиться. Либо трофейный, либо достроенный 'Таллинн'. Плюс не менее дюжины эсминцев, включая как наши, так и трофейные, и несколько десятков подводных лодок. Опять же с учётом трофейных. Что, совместно с тем, что побережье замёрзнет, а у японцев ледоколов нет, позволит нам полностью защитить наши берега, от возможного удара японского флота.
   - Если море замёрзнет, как же мы сами будем действовать? - усмехнувшись, произнёс Сталин. На что Ворошилов, разведя руками, ответил:
   - А у нас ледоколы есть. А у японцев, зимой, промерзает только пролив Лаперуза. Но у нас есть ледоколы. Так что, наши корабли, смогут действовать у берегов Японии относительно свободно. Ну а для поддержки десантов и как корабли управления можно использовать трофейный учебный броненосец и выкупить броненосец береговой обороны у финнов[22]. Всё одно им, по договору, финнам, его, куда-то девать надо.
   - Может быть, ещё предложишь, у финнов, подводные лодки купить? - с нотками сарказма в голосе произнёс Сталин.
   - Нет, Коба, не предложу, - покачал головой Ворошилов, - Резона нет, покупать у них ещё что то. А броненосец, совместно, с нашими 'Хасанами'[23], позволит обеспечить поддержку десанта в Татарском проливе, на Сахалин, а далее на Южные Курилы и Хоккайдо. А бывший немецкий учебный корабль использовать в северной части Курил. Но для этого наш флот на Тихом океане необходимо максимально усилить. А то у нас там сейчас один крейсер никак не достроят, а второй на ремонт поставили. А нам, чтобы Хоккайдо и Цусимские острова забрать, не помешает флот посильнее. Хотя бы не уступающий японскому, что будет, у них, через год.
   - Да ты, Клим, у японцев хочешь и Цусиму отнять? - снова с сарказмом произнёс Сталин, усмехнувшись в усы. На что маршал, тяжело вздохнув, произнёс:
   - Видишь ли, Коба, я хочу лишить японцев всех земель, что Японии дала Россия. В конце восемнадцатого века, в Японию, из России, прибыло посольство. Которое предложило установить дипломатические отношения, начать торговлю и установить добрососедские отношения. Для чего передавали японцам север Хоккайдо. Который был в русском подданстве. Японцы подарок забрали, а от всего остального отказались. А в начале девятнадцатого века высадились на Курильских островах, выдавливая оттуда русских. Ну и прочих алеутов, и эскимосов. Произошёл конфликт. В которых отметились корабли 'Юнона' и 'Авось'. После чего японцы плюются при упоминании этих кораблей, так что не помешает иметь такие корабли в составе нашего тихоокеанского флота. Но как бы то ни было, тогда Сахалин и Курильские острова севернее Урупа отстоять получилось. Хоть они и обезлюдили. И завершилось это всё во времена войн с Наполеоном инцидентом Головина, в одну тысячу восьмисот тринадцатом году. Когда южные острова Курильской гряды и Хоккайдо ради установления мира отдали такой японской колонии как княжество Эдзо. И в состав Японии эти земли попали уже во второй половине девятнадцатого века, после того, как ставшее республикой, княжество было завоёвано уже самой Японской империей. А в тысяча восемьсот семьдесят пятом году, в счёт отказа японцев только от претензий на Сахалин им отдали и оставшиеся обезлюдившие Курилы.
   - И ты, Клим, хочешь вернуть всё то, что по доброй воле, по договорам отдали? - перебил Ворошилова, Сталин, добавив, - А Цусима тут причём?
   На что маршал, разведя руками, ответил:
   - Ну когда граф Витте-Полусахалинский[24], на претензии японцев на Сахалин вспомнил этот договор, то тогдашний министр иностранных дел Японии ответил, что война перечёркивает все ранее достигнутые договора, вы проиграли, давайте исходить из сложившегося положения. Пора вернуть японцам эти слова. К тому же, географически, это Хоккайдо самый южный остров Курил. И совсем недавно, всего несколько тысячелетий назад был полуостровом Приморья. Отделённым, от остальной Японии, которая тогда была единым островом, проливом. Как, впрочем, и от острова Цусима, который не только тогда, но и всего сотню лет назад был одним островом. Это потом, после землетрясения и образования залива, японцы прокопали канал и сделали два острова. Так вот в тысяча восьмисот шестьдесят первом году этот остров, Японии, передали русские. После конфликта с Японией и Великобританией, в этом году. Тогда Россия взяла под свой протекторат, ну это как была Хива там или Бухара, княжество на островах Цусима. Которое после войны Кореи и Японии, ещё во времена далёкие, теперь почти былинные, то есть времена Смуты, в России, было под протекторатом Кореи. Которая в этой войне победила. Но в девятнадцатом веке, из-за этого острова Цусима Россией, возбудились Великобритания и Япония. И России пришлось острова передать Японии. И пока есть 'окно возможностей', то надо вернуть эти острова Кореи. Это позволит нам исключить ослабить Японии над этим проходом в океан. Особенно если мы воспользуемся 'окном возможностей' и заберём всю Корею, под свой контроль.
   - Окно возможностей? Что это? - переспросил Сталин, внимательно смотря на Ворошилова, - А так, Клим, план не плохой, мне нравиться.
   - Окно возможностей, Коба, это когда реализации планов способствуют не только внутренние возможности, но и внешние обстоятельства. Вот взять наше возможности создать пояс безопасности, не только в Европе, но и создать подобный буфер в Азии. Вернув территории, отданные Турции, в хоте гражданской войны. Создать буферные государства курдов и азербайджанцев на севере Ирана. Развить вторую Восточно-Туркестанскую Революционную республику[25] в Синьцзяне. Пока идёт война с Японией внешние обстоятельства будут на нашей стороне. Вплоть то того, что мы сможем взять под свой контроль ещё и Мэнцзян. Создав на его территории Народную Республику Внутренней Монголии. Которую потом присоединим к МНР. Ну и можно будет подмять под свой контроль Маньчжоу-Го. Благо мы их признали независимыми.
   - Хм... - хмыкнул в ответ Сталин, - Не любишь ты Китай, Клим. И китайские товарищи будут против таких планов.
   - Я очень люблю Китай, Коба, и хочу, что бы их было как можно больше. В худшем случае два. Южный и северный. К тому же китайцы сами установили свою северную границу. Это их пресловутая стена. Всё что севернее это не Китай, а северные варвары. В данном случае мы, - серьёзно ответил Ворошилов, а потом усмехнувшись ответил, - А по поводу китайских товарищей, то товарищи, среди нас есть такие, китайские товарищи, которые нам, товарищи, совсем не товарищи. Товарищи.
   Сталин рассмеялся, а Ворошилов продолжил:
   - Ты сам, Коба, говоришь, что Мао он как редиска. Красный снаружи и белый внутри. И они все там такие. К тому же не надо таскать каштаны из огня для них. Сами то они свою страну освободить не хотят? Нет, мы им конечно поможем. И Восточно-Туркестанская Революционная республика, в которую снова введём Алтайскую Революционную армию, вернув под свой контроль Синьцзян, и Народная Республика Внутренней Монголии, а то и полностью МНР, и империя Маньчжоу-Го, вместе с Корейской Народно-Демократической республикой им, в войне, с капиталистическим, южным Китаем, помогут. И мы оружие дадим. Трофейное. Как японское, так и немецкое. Благо к тому моменту мы Японию разгромим. И пока все будут заняты сначала войной с Японией, а потом гражданской войной в Китае, мы свои проблемы, в Иране и Турции решим. И укрепим курдскую республику, с курдской Рабочей партией во главе[26]. Вот они курдов в Турции и подымут. А мы ещё, в этот процесс с Турцией, болгар и греков подключим. И возможно не только территорию Грузии и Армении расширим, но и проливы под себя подгребём. Плюс сможем вмешаться во внутренние дела Греции. Не дав там британцам уничтожить коммунистов.
   - Британцы будут против этих проектов, Клим, - задумчиво произнёс Сталин.
   - Будут, Коба, будут, - согласился Ворошилов, - Вот только сейчас к базе 'суперкрепостей', на острове Тиниан, идёт тяжёлый крейсер. С ядерной бомбой на борту. И если японская подводная лодка, что там сейчас находиться, его потопит, то один из двух японских городов под испытания ядерного оружия не попадёт[27]. А значит, все шансы на то что войну получиться затянуть на долго есть. Времени у нас не много, сообщить японцам, но использовать его можно было бы.
   При этом Ворошилов посмотрел на Сталина, а тот молча кивнул в знак согласия и маршал продолжил:
   - Правда, Коба, есть одна бомба. Созданная на основе окиси этилена. Само по себе это вещество не взрывается, но оно очень летуче, при нормальных условиях. И в смеси с воздухом создаёт мощный объёмный взрыв. Полутонная бомба взрывается как пятитонная. Можно было бы создать такую бомбу. И напугать ею американцев.
   - Ты знаешь, Клим, как такая бомба устроена? - Сталин пронзительным взглядом стал буквально сверлить маршала, на что тот, разведя руками ответил:
   - Только в общих словах, Коба. Только в общих словах. Тот, чью память я получил, ведь там совсем другим делом занимался. И к таким боеприпасам отношения мало имел. Знаю только то, что о них писали в открытой прессе, ну и тот человек о них читал. Благо по истории и военном деле, читал он много. Плюс имел боевой опыт.
   - Воевал? Где? - тут же заинтересовался Сталин, даже подавшись несколько вперёд, на что Ворошилов тяжело вздохнув, произнёс:
   - Да там же, где и я начинал, в Луганске, он у них старое название имел. Да, и там, Сталино, стал не Юзовкой, а Донецком. Так вот когда их Луганск, да и Донецк, восстали против пришедших, к власти, в их подобии УНР, в результате военного мятежа бандеровцев, которых поддерживали петлюровцы, то он пошёл добровольцем. Воевал в бригаде 'Призрак', в 'Добровольческом Коммунистическом Отряде', в ДКО. Сначала Луганск защищали, потом Дебальцево освобождали. И воевал из расчёта восстановления СССР, через эти области. Вот, по его опыту и настаиваю, на том что бы автомат Судаева в серию пустили. Потом сменим на другой. Но войскам такое оружие нужно уже сейчас.
   - А что там было потом? - заинтересованно поинтересовался верховный главнокомандующий.
   - А потом, Коба, в Луганск приехали донецкие, вооружённым путём сместили в Луганске тех, кто угрожал интересам местных олигархов. Командир бригады погиб во время теракта, бригаду переформировали в территориальный батальон. А ДКО полностью разогнали.
   При этих словах маршала Сталин поморщился и по-грузински выругался. А Ворошилов продолжил:
   - По этому, когда там начался конфликт местного аналога УНР, с аналогом местной республики Керенского, то так сказать особой активности в этом конфликте не проявляет. Причём там конфликт очень похож на войну Китая с Японией. Быстрое первоначальное продвижение одной стороны, а потом долгое и упорное бодание на рубежах соприкосновения. При этом тоже, никто, другому, как и у нас, войну не объявил. Но тут взгляд чисто со стороны. Его как специалиста в энергетике призывать его не стали. Причём ситуацию он оценивал и как аналог времён Империалистической войны[28].
   - А что так, Клим? - продолжал интересоваться Сталин.
   - Да понимаешь, Коба, помнишь скандал с сахаром связанный, когда выяснилось, что царская семья продукты, в Германию, продаёт? - проговорил Ворошилов, смотря на Сталина, тот кивнул, в знак того, что помнит про тот скандал, и маршал продолжил, - Вот тут так же. Солдаты гибнут в окопах. А существует зерновая сделка. По которой в Одессу идут танкеры с топливом для украинской армии и польских наёмников. Существует острое желание продолжить поставлять из России аммиак через Одессу. Продолжается прокачка нефти, и природного газа, через занятую их УНР территорию, в Европу. С оплатой Россией этих услуг Украины. На которые та, с Россией, и воюет.
   - Да они там что, с ума все, что ли, сошли?- в сердцах произнёс Сталин, на что Ворошилов, усмехнувшись, произнёс:
   - Нет, Коба, нет. Не сошли. Но там у них капитализм. И прибыль превыше всего. Но им прямо говорят, что 'Сталина на вас нет' и 'воевать надо настоящим образом'. Но пока это их руководство не проняло.
   - Понятно, Клим, - сурово произнёс Сталин, - Но давай всё подробно рассказывай, как там у них всё организовано. И как они докатились до жизни такой. И главное кто в этом виноват.
   - Всё сразу вспомнить сложно, Коба, - с сомнением произнёс Ворошилов, - а давай я как что вспомню, так записки писать тебе буду?
   - Хорошо, Клим, пиши. Обо всём и обо всех пиши, - сурово произнёс Сталин и, увидев усмешку на лице Ворошилова добавил, - Я что-то смешное сказал?
   - Нет, Коба, не сказал, - покачал головой Ворошилов, и под пристальным взглядом собеседника продолжил, - Сидит Петька, что то пишет. Подходит Чапаев и спрашивает, что тот делает. Петька и отвечает, что пишет оперу. Ну, Чапаев и интересуется, про кого он оперу пишет. А тот и отвечает, что про всех, и про Чапаева, и про Фурманова, и про Анку пулемётчицу, так как, опер сказал обо всех писать.
   - Не уважаешь ты, Клим, Чапаева, - усмехнувшись в усы и затянувшись из трубки, произнёс в ответ Сталин.
   - Уважаю, Коба, но учитываю менталитет народа. И его мнение, об публичных людях, Коба. И там ещё плакаты есть, на фоне твои изображение, с надписями: 'При мне, такой хрени, не было' или 'Ну что, товарищи, поняли кто такие враги народа', а на другом 'СССР, нам всем там было хорошо'. И об этом я тоже напишу. Как и о себе напишу, и как я, в пятьдесят третьем позволил себя обмануть, и как в пятьдесят седьмом проиграл, попав в 'антипартийную группу'. Но пока, Коба, нам надо решить, что сейчас делать. Я считаю, что удар по Японии сейчас преждевременен. И больше вреда нанесёт, чем будет пользы, от выполнения союзнических обязательств.
   - Я тебя понял, Клим, - кивнул внешне спокойный Сталин, продолжая попыхивать трубкой, - Но поговорю с Вячеславом[29], узнаю его мнение по международным делам. Поговорю и другими членами Государственного Комитета Обороны. Передав им твоё мнение. Узнаю, что они скажут. А там и примем решение.
   И заметив, что при упоминании ГКО Ворошилов помрачнел, будучи исключённым из него в сорок четвёртом году, Сталин, снова затянувшись, спросил:
   - Что, Клим, считаешь, что тебя зря исключили, из комитета?
   - Нет, Коба, не считаю. Сам виноват, в том, что меня направили трофейные портянки считать. Единственное о чём сожалеют, что штаб партизанского движения рановато разогнали. Надо было его ещё, как минимум, на год оставить. Просто есть проблемы, которые решать необходимо прямо сейчас. Не мешкая.
   - Соглашусь, Клим, - кивнул Сталин, - Со штабом партизанского движения мы поспешили. И что за проблемы? Которые следует решить не мешкая.
   - Первое, что надо сделать, это как можно быстрее всем союзникам заключить мир с Германией. Причём на наших условиях. Ибо, во-первых, наши союзники потом объединят свои зоны оккупации в Тризонию. И создадут на этой территории Федеративную Республику Германии. Где американцы заключат так называемый канцлер-акт. По которому канцлер Германии будет утверждаться в Вашингтоне. Что приведёт к тому, что мы у себя вынуждены будем создать Германскую Демократическую Республику. В результате мы не сможем использовать потенциал Единой Германии в наших интересах. А для англосаксов, сильная, единая Германия, да и ещё в союзе с нами это кошмар на яви. Ну и во-вторых, ни при каких условиях нельзя отдавать земли полякам. Ни какие. Ни из состава СССР, ни из состава Германии. Даже Данциг нельзя отдавать. Именно Гданьская судоверфь, будучи в Польше, стала катализатором развала социализма. А немцы более дисциплинированны и наша поддержка в Германии была несколько выше, чем в Польше. И если южная часть Восточной Пруссии, с центром в Данциге, останется за Германией, то мы только усилим наши позиций в Европе. Но я обо всём подробнее распишу.
   - Пиши, Клим, оперу, обо всех пиши, - с ухмылкой произнёс Сталин, - Опер, сказал обо всех писать. И самым подробнейшим образом пиши. Утром что бы материалы, про Германию и Польшу, были у меня. И я подумаю. С Вячеславом посоветуемся. А ты сейчас ступай, и утром, мне, записку пришли.
   - Коба, времени мало, если откажемся от операции, против Японии, - осторожно произнёс Ворошилов.
   - Времени достаточно, что бы перенести её сроки, Клим, - жёстко ответил Сталин, - А вот у тебя, на то что бы составить докладную записку, с твоими предложениями и своим видением развития ситуации, становиться всё меньше. Так что ступай.
  
  6
  
   Все последующие дни, до окончания конференции, Ворошилов продолжал решать вопросы, связанные с дележом трофеев. В зоны затопления немецких подводных лодок, с подачи Ворошилова, была отправлена трёхсторонняя комиссия. Которая подтвердила факт, что британцы тайно подняли и использовали немецкие подводные лодки. Передав одну из них американцам. И тут судьба поднятых, втайне от СССР, англичанами подводных лодок, с единым двигателем, очень сильно помогла советской делегации. Укрепив её позиции на переговорах. При этом трёхстороння комиссия, не только осмотрела, все сдавшиеся подводные лодки, на предмет их дальнейшего использования. Выделив, из их числа, наиболее изношенные и не пригодные для использования. Но и осмотрела затопленные лодки. Из расчёта перспективности их подъёма и дальнейшего использования.
   А сам факт того, что англичане уже начали подъём и ремонт затопленных немцами кораблей позволил поставить вопрос о подъёме, затопленных в результате капитуляции кораблей, на поверхность и оценку их состояния не только одними британцами, а под контролем международной комиссии и совместными усилиями. Для чего, по предложению Ворошилова и под зубной скрежет британцев, было создано объединённое командование от служб спасения всех трёх флотов. Американского, британского и советского. С выделением сил спасательных служб от всех трёх флотов. И первым от СССР прибыл 'Коммуна'[30]. Спасательное судно-катамаран, специально построенное для спасения подводных лодок. И которое стало буквально выдёргивать немецкие подводные лодки со дна морского. Ну кроме самых крупных. Да и состояние поднятых кораблей уже оценивали совместной комиссией. А не только созданной британцами.
   Да и вопрос о разделе всего немецкого подводного флота потерял свою остроту. Особенно после того как Сталин произнёс, 'вот вы и топите свою долю'. Теперь вопрос стоял, что каждая из сторон будет самостоятельно решать, как ей предстоит поступить с причитающейся ей частью бывших немецких подводных лодок. В том числе и сверхмалых субмарин. Общее число которых среди трофеев превысило три сотни. И которые, как знал Ворошилов, в другом варианте были разобраны британцами. Теперь же на более чем сотню таких, пусть и малозначимых, кораблей претендовал СССР. И имел все шансы их получить. Но в любом случае переговоры шли сложно. И как знал Ворошилов раньше октября завершиться они не могли.
   Но зато теперь СССР претендовал на две, из пяти поднятых союзниками, бывших немецких подводных лодок, с единым двигателем. Пусть и не самыми сохранившимися. И не самыми лучшими. При этом одна из доставшихся СССР лодок этого типа скорее была опытной, чем боевой. Согласившись, что остальные британцы и американцы заберут себе. И каждая из сторон решить самостоятельно, как с ними поступит.
   Ещё одной новостью стала гибель американского крейсера 'Индианополис' возле острова Тиниан. И осторожно поинтересовавшись Ворошилов выяснил что крейсер погиб до своего прибытия на Тиниан[31]. Причём и тут, о его гибели узнали не сразу и не случайно, что привело к гибели большего числа его экипажа и пассажиров. И высказав соболезнование, натянув на лицо маску сочувствия, Ворошилов отметил про себя, что как минимум одна из атомных бомб упокоилась на дне океана. И что вопрос было ли это с подачи Сталина или нет, пусть так и останется тайной. Благо за дни конференции в особняке Сталина успели побывать не только члены Государственного Комитета Обороны Жуков и Молотов, но и начальник Генерального штаба генерал армии Антонов и командующие Дальневосточными фронтами. Ну а народным комиссаром обороны был сам Сталин. Хотя какое решение там было принято Ворошилов и не знал.
   Усиленно занимаясь эпистолярным жанром. Стараясь подробно описать всё, что он помнил из другой истории. В том числе и всё про военное дело. Начиная от перспективных образцов вооружения и заканчивая особенностями его применения. В том числе, как про ядерное и термоядерное оружие, так и про боеприпасы объёмного взрыва. Вспоминать и перспективные образцы химического оружия. И что антидотом к ним является атропин. Но больше всего пришлось потрудиться над описанием всех событий, случившихся в известный период. Причём с упоминанием и описанием процессов, происходивших в это время. И лиц, которые оказались в них задействованы. А то и замараны.
   И начал своё описание Ворошилов с событий связанных с попыткой СССР создать вокруг своей границы пояс безопасности из буферных государств. Или попытки отодвинуть свои границы, от значимых территорий. В частности, для защиты своих интересов, возникших в Синьцзяне, с подачи СССР, и была создана республика, которая просуществовала, до сорок девятого года, будучи поглощённой китайскими коммунистами. И, казалось бы, где китайцы, а где унгуры. Но китайские коммунисты постарались быстро занять осенью сорок пятого года занятую СССР Маньчжоу-Го. И быстро подавили всякую попытку монгол создать, на территории так же признанного СССР Мэнцзяна, Народную Республику Внутренней Монголии. После чего использовали эти территории как базы в борьбе с гоминьданом. Где разгромив, к сорок девятому году буржуазную республику, китайские коммунисты подмяли под себя почти всю территорию Китая, по крайней мере, всю его материковую часть. И ещё через два десятка лет выступил против СССР, в середине семидесятых присоединившись, в качестве союзников, к американцам. Так что тут Ворошилов делал предложение попытаться занять весь Синьцзян частями второй Восточно-Туркестанской Революционной республики. Не позволив китайцам, для начала гоминдановцам контролировать этот регион. Полностью заняв его с помощью, вновь созданной Алтайской Добровольческой Армии. Куда можно направить тех же бывших белогвардейцев. В Мэнцзяне, создав Народную Республику Внутренней Монголии, сразу же признать её. И постараться присоединить её к МНР. Не дав там укрепиться китайским коммунистам. Но и как Восточно-Туркестанскую республику считать их союзниками, воюющими с гоминданом. В вооружённые силы, которого будут включены созданные японцами части коллаборационистов. Что Ворошилов призывал использовать, как повод не признавать гоминдан на освобождённой СССР территории. К тому же у гоминдана, к СССР, будут территориальные претензии, из-за присоединения Тувы, присоединения ещё в тысяча девятисотом году так называемого 'маньчжурского клина', на Амуре под Благовещенском[32]. А ещё будут и в Маньчжоу-Го, из-за демаркации границы с этим государством. И поэтому Маньчжоу-Го Ворошилов предлагал сохранить. И даже сохранить под властью действующего императора. Который будет согласен на всё, лишь бы не оказаться под властью китайских коммунистов. Дабы отступившие, в Маньчжурию, части китайских коммунистов не могли подмять власть над этой территории под себя, но могли бы иметь тут союзников. Для дальнейшей борьбы с буржуазным Китаем. Причём тут Ворошилов, проводя аналогию с войной в Корее, предполагал, что в случае полного занятия Кореи советскими войсками именно Китай может стать ареной противостояния коммунизма и капитализма. Будучи разделенным, пополам. На север и юг. С независимыми Восточным Туркестаном, Монголией и Маньчжоу-Го. Причём тут, на помощь китайцам, могли бы прийти и корейские добровольцы. Что позволило бы СССР, в случае оккупации Японии, без заключения с ней мирного договора, гарантированно позволяло бы получить, на этом направлении, весьма широкую зону безопасности. Которая могла быть и более значительна, при дружеских отношениях с Афганистаном. Где Ворошилов предостерегал от свержения шаха. И настаивал на том, чтобы всячески стараться сделать Афганистан нейтральным.
   Ещё одним направлением на который Ворошилов рекомендовал обратить внимание на то, что до того момента, как будет разгромлена Япония, необходимо осуществить попытку создать буфер в Иране. Используя созданные для этого республики курдов и азербайджанцев. При этом попытка создать их после разгрома Японии привели к нарушению связей с британскими лейбористами. С которых обязательно нужно было, до возникновения этого конфликта, получить реактивные двигатели. Так как они гораздо совершеннее трофейных немецких. При этом одновременно, с созданием этих республик, возник конфликт с Турцией, из-за попытки СССР вернуть переданные Турции, в двадцатые года, территории Грузии и Армении, а так-же из-за попытки изменить, на более удобный СССР, статус проливов. Но эти попытки приведут только к конфронтации, как с Турцией, так и Ираном. Которые получат поддержку от Великобритании и США. Уже не нуждающихся, в таком союзнике как СССР. И которые, после разгрома Японии, даже пойдут на конфронтацию с СССР.
   При этом СССР, против Турции, вполне мог бы получить и поддержку курдов в Турции. Мечтавших о своём государстве. И создание курдской республики в Иране могло поднять в Турции весьма сильное курдское движение. Опираясь на которое можно было бы получить, на новой границе, лояльную Советскому Союзу курдскую республику. Так же против Турции могли бы выступить Болгарии и Греция. При этом в последней всё шло к возникновению гражданской войны, между греческими коммунистами и королевской властью, поддерживаемых британцами. И хотя СССР обещал не вмешиваться во внутренние дела Греции, но вполне мог вмешаться во внешние. А в этой стране были сильны антитурецкие настроения. Там ещё помнили резню греков, устроенную турками, в Смирне, двадцатилетие назад. И предложение Греции решить свои внутренние проблемы за счёт Турции вполне могли найти понимание, как среди коммунистов, так и у короля Греции. А обиженная Болгария, которую опять, по результатам войны уменьшили в её территориях, вполне могла так же попытаться взять реванш, вновь выйдя к берегам Мраморного моря. А СССР, так как США и Великобритания будут заняты конфликтом с Японией, и не смогут вмешаться в эти конфликты СССР с Турцией и Ираном. Хотя Ворошилов и прямо написал, что Иран, и Турция будут в перспективе враждебны СССР. Как и Греция, в случае начала там гражданской войны и уничтожения всех левых сил в этой стране к сорок девятому году. И что бы иметь базу в Греции Ворошилов предлагал постараться погасить уже возникший конфликт между левыми и правыми в этой стране.
   Ну а потом Ворошилов переключился на решение европейских проблем. Сразу же дав знать, что позиция США и Великобритании, сразу после победы над Японией, будет требовать вывести, из-под контроля СССР территории Италии и Дании. Конкретно итальянский город Триест и датский остров Борнхольм. Плюс США и Великобритания начнут вмешиваться во внутренние дела стран оказавшихся под контролем советских войск. Как оказывая им экономическую помощь, введя план Маршала. По которому страны, оказавшиеся в советской зоне, получат кредиты, на покупку американских товаров. Так и поддерживая враждебные СССР силы. В том числе и ведущие диверсионные действия. В том числе будут поддерживать вооружённые группировки вплоть до лесных братьев в Прибалтике и бандеровцев в Галиции, и на Волыне. И будут вызывать выступления в них различные антисоветских элементов, начиная от выступлений недобитых фашистов в Германии и Венгрии. Ну и спровоцирую Берлинский кризис. Вынудив правительство СССР ввести блокаду западных районов города. Что находятся в их зоне оккупации. А потом и создадут своё государство на оккупированной ими части Германии.
   Что в свою очередь приведёт к тому, что у власти, в странах находящихся под контролем СССР, дабы не потерять их, придётся ставить только коммунистов. И насильственно проводить в них социалистические преобразования. Что встретит отторжение у крестьянства и мелкобуржуазного элемента в этих странах. Плюс вызовет конфликт с Югославией Броз Тито. Который попытается, пользуясь своей популярностью в странах Восточной Европы создать конфедерацию восточно-европейских государств вокруг Югославии. Не смотря, на то, что сама Югославия, это детище Версаля, очень рыхлое, искусственное образование. С большими межнациональными проблемами. И которое развалиться на составляющие сразу после смерти хорвата Тито. И попытки сербов взять всю полноту власти в этом государстве. Причём развалиться весьма кровавыми способом. В отличие от Чехословакии, которая тоже распадётся, но уже мирным путём
   Что вызовет отказ СССР от политики, на сохранение единой Германии. И приведёт к созданию просоветского германского государства, которому Ворошилов предлагал оставить ту часть Восточной Пруссии, которая заселена кашубами. Как территорию коренных жителей Восточной Пруссии. Сделав центром этих земель Данциг. Так как немцы окажутся более верными союзниками, чем поляки. Которые к тому же будут изничтожены на территории Польши. Где мы столкнёмся с полным изгнанием иных, чем поляки, народов. Немцев, евреев, белорусов и прочих. И полная ополячивание, на основе польского национализма, всего населения Польши, враждебного для всего советского. По этому Польше ничего из земель не отдавать. Ни из состава Германии, ни из состава СССР. Оставив у себя и Белосток, и Перемышль. Решив вопрос с Сиваликским выступом. Включив его в состав Белоруссии. И так же следует быть осторожным с Израилем. СССР окажется одним из наиболее активных сторонников проявления этих государства. В котором выясниться, что даже мнимые левые представители этого народа окажутся оголтелыми националистами. Совсем как случилось с Пилсудским. Который, получив независимость Польши, тут же перестал быть социалистом, а стал националистом. Создав фашистский режим в Польше. И то же самое случиться в независимом Израиле. Где сражу же проявиться национализм, и государство быстро примет фашистские формы. Что очень быстро вызовет конфликт СССР с этими государствами. С переходом Израиля в союзники США. При этом СССР, а в дальнейшем и Россию, будут считать враждебным Израилю государством[33]. Что приведёт к тому, что в дальнейшем СССР придётся сделать ставку на окружавших Израиль арабские государства. Поэтому следует осторожно относиться к появлению этого государства. Ожидая, что очень быстро, это государство, переметнётся на сторону противника. Используя для этого любой повод[34].
   А вот описать внутрисоюзные проблемы Ворошилов не успел, как закончилась Потсдамская конференция. И сразу же после её окончания Сталин вновь вызвал Ворошилова к себе. В тот самый особняк.
  
  7
  
   Привели Ворошилова в столовую. Где помимо Сталина, за столом сидел Власик и ещё несколько охранников[35]. При этом на столе стоял борщ, несколько видов супов, включая и уху. Была отварная рыба, а именно в тот день были налимы. Запечённые рёбрышки. Чёрная икра, кавказские сыры. Фрукты, овощи и по кавказской традиции много зелени. И было много различных бутылок. На столе одновременно стояли несколько бутылок с грузинскими винами, армянским коньяком, водкой, перцовкой, шампанским. Как обычно стояли и бутылочки с боржоми. Но социализм это когда равноправие, а не когда уравниловка.
   Иосиф Виссарионович ел медленно и много, запивая блюда вином. Хотя и ограничивался за всю трапезу одним бокалом вина. Но постоянно произносил тосты, не выпить, после которых, было бы оскорблением хозяина. Так что, присоединившись, по приглашению хозяина к столу, Ворошилов, к тому моменту, когда между ним и Сталиным начался серьёзный разговор, то уже успел захмелеть. И решив, что маршал уже готов, для доверительного разговора[36], Сталин склонился к нему и тихо произнёс:
   - Клим, я поговорил с Вячеславом и другими, по твоему вопросу. И Вячеслав подтвердил, что как только мы разгромим японцев, то наши возможности по воздействию на британцев и американцев резко сократятся. И пока существует период неопределённости, связанный с боевыми действиями против Японии, то мы сможем реализовать больше своих замыслов. Ты точно уверен, что японцы выдержат удар британцев и американцев? И не сдадутся очень быстро.
   - Ну я тоже считаю, что пока будет идти война с Японией, наши, так называемые, союзнички, на многие наши действия глаза закроют. Поэтому и предлагаю, сначала решить наши проблемы, а потом уже помочь с проблемами даже нам не союзников. Да и вообще, Коба, во-первых нам надо менять приоритеты, - посмотрев на Сталина, произнёс Ворошилов, - пора начинать говорить американцы и британцы. И то, упоминать последних, далеко не обязательно. Их влияние, в результате войны, хорошо просело. И теперь они даже не на вторых ролях в мире. А во-вторых, японцы сейчас планируют авиаудар, с подводных лодок, по шлюзам Панамского канала. И если у них всё пойдёт по плану, то на шлюзы выйдут на полгода из строя[37]. Сам понимаешь, Коба, насколько это сократит возможности американцев на оборону.
   - Клим, самолётам с подводных лодок? - Сталин с прищуром посмотрел на Ворошилова, - Разве это возможно?
   - Вполне возможно, Коба, - кивнул головой маршал, - Японцы уже наносили удар, со своей подводной лодки, по территории метрополии американцев. В сорок втором году, эта лодка тогда потопила одну из наших подводных лодок, которые мы на север перебрасывали, с Тихого океана.
   Сталин тоже, в знак согласия, кивнул, вспомнив тот случай. А Ворошилов продолжил:
   - Японцы, после того случая, решили создать целый флот подводных лодок с ударными гидросамолётами на борту. И которые могут их, и выпускать, и принимать на борт в океане. Сейчас у японцев есть четыре таких подводных лодки. На двух по два самолёта, ещё на двух по три. И они намеренны, выпустить по шлюзам шесть торпед и сбросить четыре бомбы. И у японцев есть хорошие шансы реализовать этот план.
   - Я понял, Клим, - медленно произнёс Сталин, - И когда говоришь, японцы планируют это сделать?
   - Выход подводных лодок планируется в первой декаде августа, - ответил Ворошилов, - И планируется два удара. Один по промежуточной базе американцев в Тихом океане. Остров, извини, не помню. После чего планируется переход к берегам Панамы. С ударом по шлюзам в конце августа[38]. И если бы операция осуществится, то это сильно затруднит поставки грузов в Австралии, в западные штаты США, некоторые страны Южной Америки, из Европы. А также сильно повлияет на снабжение американских войск на этом театре военных действий. Плюс, до уничтожения этих подводных лодок, которые будут наносить удары, после этого рейда, уже по территории США, американцам придётся задействовать значительные силы, для противодействия им.
   - Клим, их всего четыре лодки, десяток самолётов, - произнёс Сталин, - американцы их быстро уничтожат.
   - Уже есть пятая, оборудованная в танкер снабжения, - пожал плечами Ворошилов, - Плюс в достройке ещё по две, из каждого типа, в высокой степени готовности. И есть ещё одна, из тех, что побольше, на три самолёта, повреждённая правда, во время большого налёта в конце июля[39]. И пока они их все не утопят, то так и будут вынуждены значительные силы отвлекать от удара по Японии. Сам понимаешь, Коба, это не способствует успеху в десантной операции. Особенно такого масштаба. Что американцы планируют. Особенно на весну следующего года. Та, что планируется сейчас, на октябрь, нужна в первую очередь для захвата аэродромов. С которых американцы и хотят прикрыть снабжение главного десанта.
   - Я понял, Клим, - снова медленно произнёс Сталин, - Конечно, эту информацию мы Трумэну говорить не будем. Посмотрим, как там ситуация разрядить. Но вот Жуков и остальные говорят, что меньше чем за месяц они Японию не одолеют. А ты говоришь про две недели.
   - Коба, - Ворошилов посмотрел прямо в глаза Сталина, не отводя взгляда, - Жуков и остальные учитывают только военную составляющую вопроса. А при этих условиях, да, нам возиться с войсками японцев и их союзников в Маньчжурии месяц, а то и два. Но они не учитывают политическую и экономическую составляющие. Наш удар лишает японцев последнего безопасного экономического района. Без которого они не могут продолжать войну. И осознав, что они там проигрывают, и мы займём эту территорию за месяц боевых действий, причем при их сопротивлении, японцы капитулируют. Так, что через две недели наши десантные части займут все ключевые точки в Маньчжурии. А остальные части ещё с месяц будут идти до Порт-Артура. Так же нам надо будет рассчитывать, что воздушные и морские десанты нам понадобятся, что бы высадиться в Корее и на северных островах Японии. Где надо готовиться создать Социалистическую республику Эдзо.
   - Ты думаешь японцы отрекутся от императора? - усмехнулся в усы Сталин. На что Ворошилов произнёс:
   - Ну давай, Коба, начнём с времён, совсем не былинных. И от нас совершенно не далёких. Всего то это было лет восемьдесят пять назад. Когда, на Хоккайдо, существовала республика Эдзо. Так что появление этой республики, причём как Социалистической Республики Эдзо, вполне обоснованно. Надо только создать благоприятный имидж тем, кто её создал, после того как их предал последний сёгун. И что именно северяне долго сопротивлялись диктату южан. Будучи более развитыми и цивилизованными. Да и юг Японии, это китайцы, север, это совсем другой народ. Который южане называли черноногими. Но их можно назвать народом ямато, близкий тибетцам. И который создал эту империю. Будучи оттеснённым пришлыми на север. А император может быть почётным главой государства. Одно, другому не мешает.
   - То есть, Клим, предлагаешь там сыграть на отделение севера от остальной Японии. А стоит ли эта овчинка выделки?
   - Ну народ там, Коба, дисциплинированный, трудолюбивый, упорный. Можно устроить соревнование между капитализмом и социализмом.
   - Хорошо, Клим, в общем, я принял твоё мнение, - согласился Сталин и добавил, - Решено, пока начало операции откладываем на девятое ноября. Дадим себе время оценить обстановку и принять решение. Пока мы не выходим из рамок достигнутого, с союзниками, соглашения. Хотя военные и настаивают на проведение операции летом. Опасаясь распутицы. Но если наш удар по японцам настолько для них катастрофичен, то думаю, такая проблема не сильно нам помешает. Но что ты так зацепился к трофеям? Зачем они тебе?
   - Трофеи, Коба, это уже наше, а все эти студебекеры придётся вернуть, - поморщившись, ответил Ворошилов, - А то, что возьмём трофеями, может послужить и несколько десятилетий. А то и в следующем тысячелетии послужит[40]. Плюс я хочу получить как можно больше немецких технологий. Мы уже не только получили две немецкие подводные лодки с едиными двигателями, но и смогли получить доступ к нескольким типам новых немецких самолётов. Приборам, позволяющим видеть в темноте. Ну и многому другому. Да и своё забрать смогли. Наши члены комиссий уже обнаружили довольно большое количество оборудования, которое успели сделать, по торговому соглашению, но к нам не отправили. Оно так в ящиках и осталось. Теперь его забираем и вывозим. И есть ещё один вопрос, который можно понять, если только смотреть глазами тех, потомков.
   - Это какой вопрос Клим? - Сталин снова прямо смотрел на Ворошилова, а тот, подняв взгляд к потолку начал отвечать:
   - Понимаешь, Коба, я хочу использовать трофейную технику в двух ипостасях. Первая для обучения, - Ворошилов перевёл взгляд на Сталина и продолжил, - вот представь Коба, идёт обучение курсантов. Ты в окопе, а на тебя прёт танк. Тебе страшно, но ты знаешь, твой отец, дед, прадед, от него не бегал. И ты не моги. Ну и потом, уже на полигоне, ловя в прицел орудия знакомы и ненавистный силуэт, пусть и другого такого танка, ты понимаешь, промахнуться ты тоже право не имеешь. И в обучение будешь вкладывать всю свою пролетарскую ненависть.
   - Сильно, Клим, сильно. Учится военному делу настоящим образом, причём со всей пролетарской ненавистью, это ты действительно сильно сказал. И надо будет подумать, над этим вопросом, - кивнул в ответ Сталин, и сам спросил, - Ну а вторая ипостась, это что?
   - Это, Коба, память, - произнёс Ворошилов, - Вот сейчас очень живы воспоминания об этой нашей победы. И мы не способны осознать величие всей нашей победы, которая стоила нам жизни двадцати семи миллионов человек, в том числе более восемнадцати миллионов кто был убит пришедшими к нам врагами...
   - Сколько? - буквально вскричал Сталин, заставив встрепенуться Власика, который увидев, что Сталин хоть, и возбуждён, но продолжает беседу, несколько успокоился и продолжил ужинать, хотя и бросал короткие, недовольные взгляды на Ворошилова. А Сталин продолжил:
   - Ты в своём уме, Клим? Откуда такие цифры?
   - Увы, Коба, так оно и есть, - стараясь выглядеть и говорить спокойно, произнёс маршал, - Мне это тоже тяжело говорит, аж горло перехватывает, но эти подсчёты от туда. Усреднённый уровень смертности для нашей страны несколько более двух миллионов человек в год. Что поделать, люди смертны, и это приходиться принять. Но есть такое понятие как сверхсмертность, когда уровень смертей начинает, по разным причинам, превосходить этот обычный уровень. Так вот, эти четыре года, средняя сверхсмертность составила четыре с половиной миллиона в год. От сюда, и эта цифра, наших военный потерь, восемнадцать миллионов. Двадцать семь, это все, кто умер, за это время, в том числе и по естественным причинам.
   Сталин наполнил цинандали[41] свой бокал для вина второй раз и залпом выпил его содержимое. Из-за чего Ворошилов удостоился осуждающего взгляда Власика. А Сталин, с мрачным видом и глубоко дыша, от осознания трагедии, продолжил выслушивать Ворошилова, который стал развивать мысль:
   - Тут нам, Коба, уже и не изменить ничего. Если только не снизить наши потери в войне с японцами. Пусть там они и будут в десяток тысяч, но для нас сейчас важна каждая жизнь. И тут не помешает использовать силы союзников против японцев. Да и уже лет через двадцать, двадцать пять будут поколения, которые об этой войне будут знать только понаслышке. И им важно будет самим узнать, руками пощупать, какую силу сломили их, не вернувшиеся с войны, отцы и деды. И на чём они воевали. Начиная с того какое оружие было в сорок первом. Поэтому то, очень важна сохранившаяся на Дальнем Востоке техника. Самолёты, те же И-16[42]. Или же танки БТ-7 и Т-26[42]. Орудия, что были в войсках на начало войны. И эта техника, должна попасть не на переплавку, а в музеи, на памятники. Но и не менее важно, чтобы люди видели, с чем именно столкнулись их героические предки. И в музее должна быть экспозиция не только нашей техники, но и немецкой, причём в тех залах, где будут показывать звериную сущность фашизма. Показывая, насколько они были сильны, когда им сломали хребет. И что это была вся Европа. Эдакий Евросоюз. Так что иностранная техника, взятая у вермахта, тоже должна быть представлена. И желательно в полном объёме. Так что все выставки трофейной техники необходимо будет сохранить. В том числе и центральную выставку, ту, что в Москве[43]. Хотя конечно позже, когда она будет мешать развитию города, то можно будет и перенести эту экспозицию, куда-нибудь под Кубинку. На высоте наша техника, где-то в низине трофейная. Да и вообще, все наши центральные памятники могут иметь композицию из двух элементов. Вверху, на высоком постаменте, техника победителя с гордо поднятыми вверх стволами орудий. А у подножия постамента, поверженный враг, со стыдливо опущенным стволом, и задранной вверх задней частью. Плюс фильмы, где можно для полноты и торжества соцреализма нужно будет использовать настоящую немецкую технику, вооружение и снаряжение. Причём подобную технику можно будет использовать не только в фильмах, но и для, различных подобных театрализованных представлениям. В перспективе, подобные мероприятия, когда зрителям будут показывать события Бородинского сражения, или там Полтавы, а также события этой войны будут весьма популярны. И не помешает оставить для всего этого антураж.
   - Это всё понятно, Клим, - тяжело вздохнув, произнёс Сталин, - Но такие цифры. Я не думал, что мы понесли такие потери.
   - По этому, Коба, у меня и есть предложение максимально использовать. Поляков, румын, болгар, финн. Направив их части на Дальний Восток. И использовать их для прорыва японских укреплений, - проговорил маршал, - Плюс есть ещё два предложения. Одно направленно на то, чтобы компенсировать потери населения, а вот второе...
   Ворошилов посмотрел на собеседника, который сидя всё ещё с крайне мрачным видом проговорил:
   - И что же ты, Клим, предлагаешь?
   - Я Коба с одной стороны предлагаю дать возможность всем бывшим соотечественникам вернуться. Всем, кто эмигрировал в своё время за рубеж. Так сказать, гарантировав им не только безопасность, но и карьеры. Второе, не изгонять население с тех территорий, которые войдут в состав СССР. Пусть уезжают те, кто хочет, а те же немцы, в Пруссии, или в перспективе японцы на Сахалине и Курилах могли бы и остаться. И принять гражданство. А то могли бы переехать и те, кто хочет жить в Советском Союзе. Включая и тех, кого из своих домов начнут выгонять чехи и поляки. Ведь если Силезию и Померанию отдадут полякам...
   - Не отдадут, Клим, я снял своё требование о компенсации земель Польше со стороны Германии. И Белосток, с Перемышлем и Сувалками остаются за нами, - прервал маршала, Сталин, - Полякам оставим только те земли, что лежат между старой польско-германской границей на западе и севере, ну и по нашу новую западную границу с ними. Даже Данциг они не получат. Тот отходит в нашу зону оккупации Германии.
   - Не знал, Коба, честно не знал, - развёл руки в стороны Ворошилов, - Но это и не плохо. Пусть так и будет. Я только за. Но всё равно несколько миллионов немцев живёт в Чехии, сотни тысяч в Польше. И их всех изгонят. Причём в весьма жёсткой форме и с большими жертвами[44]. Особенно среди женщин, детей. Плюс союзники назвали интернированными большое количество немецких военнослужащих, попавших к ним после капитуляции. И не распространяют по отношению к ним нормы Женевской конвенции[44]. Они даже их учёт не ведут. Разместив их в чистом поле. В таких условиях, что и немцы не обеспечивали нашим военнопленным. А это приведёт к тому что, к весне, там умрёт до восьмисот тысяч человек, которые окажутся как бы пропавшими без вести.
   - И что ты предлагаешь, Клим? - казалось, что успокоившийся Сталин, буквально буравит маршала взглядом. На что Ворошилов, не отводя взгляда ответил:
   - В ближайшем будущем союзники сделают нам предложение, от которого будет сложно отказаться. Амнистировать осуждённых по статье о контрреволюционной деятельности, как политической. Предоставив такие условия, что отказаться будет невозможно.
   - Они уже выступили, с предложением амнистировать всех, кого мы уже осудили за измену родины. И их предложения действительно таковы, что отказаться сложно, - произнёс Сталин. На что Ворошилов, кивнув, продолжил:
   - Плюс руководители, из Западной Украины и из Прибалтики, начнут слёзно просить вернуть из Сибири их уроженцев. Так как эти местности совершенно обезлюдили. Но я считаю, что так делать совершенно нельзя. Большая часть таких амнистированных сразу же уйдёт в леса. Пополнив ряды тех, кто сейчас бандитствует, выступая против нас. И этот шаг только усилит националистическое подполье в Прибалтике и Западной Украине. Нет, тех, кто смалодушничал, а то и осознал, что был не прав, и готов исправиться, надо будет направить в штрафные части. Искупить так, сказать вину, но остальных выпускать нельзя. Так что, надо, по, так сказать, вновь открывшимся обстоятельствам, на всех, кого мы осудили за предательство, завести дела по уголовным статьям. Таким как грабежи, насилия, убийства. И оставить их в лагерях. Но уже как уголовных. Хоть и амнистировать за измену Родине. Но перед союзниками поставить вопрос, что, для подготовки к войне с Японией, нам нужны будут рабочие руки, ну и предложить поделиться, этими так сказать, интернированными. Уроженцами занятых нами территорий, да и вообще желающими. Обменять, так сказать, чистое поле, посреди зимы, за колючей проволокой, с тарелкой баланды, причём не каждый день, на содержание у нас. Плюс принять желающих из Польши и Чехии. Но и это не всё.
   - Что ещё, Клим?
   - Понимаешь, Коба, если брать Прибалтику, то там складывается такая арифметика, - поморщившись, произнёс Ворошилов, - За немцев выступило порядка двухсот девяносто тысяч уроженцев этих республик. Часть из них погибло, но большинство выжило, и сейчас сидят в лагерях. На нашей стороне оказалось порядка двухсот пятидесяти тысяч уроженцев Прибалтики. Плюс, от террора гитлеровцев и местных националистов там погибло более полумиллиона уроженцев этих мест. Которые поддерживали нас перед войной. Такая история сложилась и на Западной Украине. Там тоже физически уничтожили наших сторонников, и если ещё и разрешить вернуться туда, находящимся в лагерях, нашим врагам, то в этих регионах будут преобладать наши идеологические противники. Которые будут уверять, что никто на референдумах за присоединение к СССР не голосовал. Можете спросить у кого угодно. Но у мёртвых не спросить.
   - И что предлагаешь, Клим? - Сталин откинулся на спинку стула, продолжая внимательно наблюдать за собеседником. Одновременно набивая трубку табаком. А тот ответил:
   - Ни в коем разе не разрешать им возвращаться в эти места. Всячески оставляя их на поселении в восточных регионах страны. А Западную Украину и Прибалтику насытить репатриантами, желающими переехать туда немцами, ну и вообще уроженцами России. Плюс есть такая фраза, хочешь победить врага, воспитай его детей.
   - Предлагаешь, Клим, из их детей воспитывать новое подобие янычар, - взяв время, прежде чем ответить, на то что бы раскурить трубку и один раз затянуться, произнёс Сталин, - Не считаешь, что это слишком жестоко?
   - Ну, это можно назвать и так, Коба, - проговорил в ответ Ворошилов, - Но иначе мы получим новое поколение своих врагов. Если позволим выжившим нашим противникам, в Прибалтике и на Западной Украине, заняться воспитанием детей. И там, если мы не воспитаем их детей, то к моменту, когда они вырастут и заведут своих, встанет вопрос об уничтожении уже их. И воспитание их детей. И сейчас я, наверное, скажу то, что тебе, пожалуй, совершенно не понравиться. Но это позволит в перспективе, если не полностью исключить, то значительно снять остроту уже проявляющихся проблем.
   - Говори, Клим, - произнёс с некоторыми нотками заинтригованности Сталин. На что маршал произнёс:
   - Я исхожу из того, что нам необходимо всё-таки перейти на идею не союза государств, а вернуться к твоему предложению об автономизации государства. Нет, я понимаю в начале двадцатых, когда Германия могла стать социалистической, то конечно же ни о каком её вхождении в состав России, даже на правах автономии не могло быть и речи, но сейчас ситуация кардинально изменилась. И надо отходить и от этой уже устаревшей концепции. Подкреплённой требованиями бывших грузинских и украинских эсеров-националистов[45].
   - А как же быть со словами Ленина, о том, что все нации имеют право на самоопределение, - с насмешкой произнёс Сталин, при этом продолжая пристально смотреть на Ворошилова, который разведя руки в стороны ответил:
   - Так-то нации, а не народности не то с гор спустившиеся, не то из болот выбравшиеся, и при этом самостоятельно существовать не могут. А менталитет которых, выработанный их историей и культурой, чтобы выжить, требует преклониться не перед теми, кто прав или ближе, а перед тем, кто сейчас сильнее. И которые, такую смену хозяина за предательство не считают. Поэтому и предлагаю, Литву, с Курляндией, кроме Мемеля, отдать Белоруссии. Как автономную республику из трёх областей. Мемель же вместе с немецким населением присоединить к нашей части Восточной Пруссии. Которую следует создать как область в РСФСР. Так же Белоруссии необходимо передать обе области Волыни и северную часть Тарнопольской области[46]. Ту из неё, что до Империалистической войны входили в состав России, а не Австро-Венгрии. Как Волынскую автономную республику. Сделав, оставшуюся часть Латвии, в виде Лифляндской автономной области, с центром в Двинске[47], и Эстляндскую, из Эстонии, с центром в Юрьеве[47], автономные области РСФСР. Украину же полностью переформировать. Сделать в ней Новороссийскую, как автономную территорию русских, автономную республику. Территориально это должны быть юг и восток. С центром в Харькове. Слободскую автономную республику, из Черниговской и Сумской областей. Малороссийскую, с центром, где-то в Виннице, так как Киев необходимо вывести, в УССР, как отдельную структуру, и Червонорусскую, автономные республики. Последнюю состоящую из трех областей Галитчины. Плюс автономной республикой, в состав УССР, включить Молдавию. При этом в Молдавии необходимо выделить автономный округ для гагаузов. И вдоль Днестра, на восточном берегу провести в составе Молдавии, русский автономный округ. В отдельную автономную область необходимо выделить Закарпатье. А и да, в особые автономные округа включить территории, населённые гуцулами. Сделаем подарочек украинским националистам. Да и Закавказскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику воссоздать надо. Не надо их там делить, пусть друг с другом разбираются. Карелию и Среднеазиатские республики вернуть в состав РСФСР в качестве автономных, а не союзных республик.
   - Хм... - хмыкнул в ответ на такую тираду Сталин, - Не обычное предложение. Оставить в составе СССР всего четыре республики. А чем это обосновать можно?
   - Большими потерями в населении, этих территорий, уничтоженном гитлеровцами. И невозможностью, в связи с этим, самостоятельной хозяйственной деятельности, - не отводя взгляда, от Сталина, ответил Ворошилов. Заставив своего собеседника снова хмыкнуть и, ещё раз затянувшись из трубки, произнести:
   - Хорошо, Клим, мы этот вопрос ещё обсудим. А там и примем решение. Я вижу, что ты исходишь из опасений национализма. Но, как известно у любой катастрофы есть имя, фамилия и отчество. Давай перейдём к ним. Про кого и что хочешь сказать?
   - Ну придётся поговорить об многих, но начнём всё же с тебя, Коба, - произнёс Ворошилов, заставив своими словами, приподняться бровь у Сталина, и внутренне усмехнувшись, маршал продолжил, - Вопрос в том, что ты не заботишься о своём здоровье. И у тебя вполне возможно уже в октябре случиться первый удар[48]. Из-за проблем, с твоими кровеносными сосудами. И ты до декабря можешь выйти из игры. А сам понимаешь, что твоя роль, именно сейчас крайне важна. Поэтому прошу, постарайся подлечиться. Отдохни. А в результате, в такой период, когда мы начнём создавать зону безопасности вокруг СССР, суметь остаться в политической игре.
   - Клим, ты сказал первый? - внимательно всматриваясь, в лицо Ворошилова, медленно произнёс Сталин.
   - Да, Коба, первый, - подтвердил тот, - Второй может случиться в конце пятидесятого, пятьдесят первого года. Тогда ты приравняешь свою подпись к подписям трёх твоих замов. А вот что будет потом, в марте пятьдесят третьего года, сказать сложно. Есть мнение, что имел место, как удар, так и отравление. По крайне мере над тобой стояли почти сутки, пока ты не умер.
   - Стояли? - произнёс Сталин, а потом уточнил, - Ты, Клим, упоминал только Никитку. Были ещё кто то?
   - Были, Коба. Вроде бы потом, он вызвал Маленкова и Берию, - задумчиво произнёс Ворошилов, - Как лидеров других группировок, в руководстве партии. Но всё равно, они вызвали врача, когда стало слишком поздно. Но тут опять же я говорю, не о своей памяти, а со слов людей, что там были. Тут надо вспоминать и нужно время вспомнить всё. И всех, включая и предателей, что перебегут на запад.
   - Понятно, Клим, понятно. Вспоминай и всё записывай. Все записи предоставишь мне, - согласился Сталин, а потом посмотрев на Ворошилова произнёс, - Но не находишь, что странный подбор, лидеров группировок, причём даже странно, что они сговорились. И ладно Маленков, но почему не было ни тебя, ни Вячеслава?
   Ворошилов тяжело вздохнул, поднял взгляд к потолку и произнёс:
   - А вот тут, Коба, следует учитывать то, что ты сам, на будущем девятнадцатом съезде, подвинешь всех нас, в том числе и Микояна. Так как мы все потеряем твоё доверие. По разным причинам. И тут я сам виноват, я очень сильно подвёл страну, когда был министром обороны. Да и в ходе войны себя не очень показал, плюс моя супруга, вызовет у тебя подозрения. А молодые поддержат во многом Хрущёва.
   - Так, Клим, причём тут твоя жена? - с подозрением посмотрел, на маршала, его собеседник.
   - Понимаешь, Коба, тут сказалась её национальность. И то, что Молотов, во всём делиться со своей женой. Во многом прислушиваясь к её советам. И пока нет такого государства как Израиль, то это не сильно сказывается на наших делах. Но в сорок девятом году Берия, чтобы убрать Власика, раздует так называемое дело врачей. Там пройдёт информация, что врачи еврейской национальности, не правильно лечат высшее руководство страны. В частности, якобы из-за этого и умрёт Жданов. И это вызовет наш конфликт с этим государством. И тут выясниться, что по своему менталитету все иудеи крайние националисты. И что жена Молотова делиться получаемой от него информацией с представителями своей диаспоры. И от них эта информация уходит к нашим врагам.
   - Клим, и ты, об этом молчал! - буквально вскричал Сталин, снова заставив задёргаться Власика.
   - Коба, ну всё сразу вспомнить нельзя, - примирительно, с виноватыми нотками, в голосе ответил Ворошилов, - В общем, после этого ты перестал доверять и мне тоже. Но не только мне, Берии тоже. А Микояну перестанешь доверять, не только из-за разногласий с ним, но и из-за его родственника.
   И увидев удивлённый взгляд Сталина маршал поспешил добавить:
   - Сын Микояна будет женат на дочери Кузнецова[49]. Который и погорит в так называемом Ленинградском деле. Когда, после смерти Жданова, всплывёт, что партийные лидеры Ленинградской парторганизации, подделывают результаты тайных голосований. Уверяя, что их избирали единогласно. И при разбирательстве дела выясниться, что они, с прошлого года, используют в личных целях государственные средства. Пока там суммы не очень большие, но лет через пять будут измеряться в сотнях тысячах рублей. И их расстреляют, за это. И Микоян обидеться за родственника. И выйдет у тебя из доверия. В результате ты выдвинешь Хрущёва. А потом попытаешься изменить на съезде структуру власти. Сделав так, что не государство будет при партии, а партия при государстве. Где первую роль будут играть хозяйственники и специалисты. Выдвинув их, причём молодых, в руководство партии. Которая по этим преобразованиям должна остаться только направляющей и контролирующей силой. Не имеющей реальной власти. И эта возможная потеря власти испугает и Берию, и Маленкова, и Хрущёва. И иже с ними, в виде республиканских, областных и краевых партийных органов. И потом будет март пятьдесят третьего. После которого Хрущёв, имевший как бы минимальные шансы на то что бы возглавить страну, за счёт интриг и опоры на Жукова, за счёт интриг и аппаратных игр сначала физически уберёт Берию. Там будет мутная история. И сложно будет сказать, когда его убьют. Не то сразу, прямо в кабинете, а потом разыграют комедию с двойником. С арестом, следствием, судом и расстрелом. Не то это была всё-таки трагедия, и всё это с ним произойдёт в действительности. А потом Хрущёв отодвинет в сторону и стариков и начнёт разрушать твою модель экономики. Начнёт с закрытия строительств туннеля на Сахалин, заполярной железной дороги. Потом прикроет план преобразования природы. Когда ты спланировал создание лесополос в степных регионах. Вместо этого начав Целинную эпопею, в северном Казахстане. Распахав там землю и очень быстро уничтожив там плодородные почвы. При этом полностью уничтожив все артели, приусадебные хозяйства у крестьян. А потом ещё и уничтожив всё централизованное управление экономикой. Разрушив Госплан. Создав из него две структуры. Которые только рекомендовали, что можно сделать. Одна занималась таким планированием на год. Другая на пять лет. При этом, не взаимодействуя друг с другом. Полностью убрав при этом институт уполномоченных Госплана. Плюс, он откажется, от централизованного руководства экономикой введя местные руководящие структуры. Причём отдельно промышленные, отдельно сельскохозяйственные. В результате перспективными развитием страны перестанут заниматься полностью. А все будут заниматься своими местечковыми проблемами. В результате просядут темпы роста экономики. Народ, с пятьдесят девятого года, начнёт возмущаться. Пока в шестьдесят втором, по личному приказу Хрущёва не откроют огонь по возмущающимся рабочим.
   - Ну, Никитка, ну погоди. Вот же жук нашёлся, - проговорил Сталин, и сурово посмотрев на Ворошилова, произнёс, - А вы куда смотрели. Как могли допустить такое?
   - Так перед тобой сидит член антипартийной группы. Или ты думаешь в пятьдесят восьмом Ворошиловоград из-за чего в Луганск переименуют. Правда потом в честь меня название вернут, но не на долго, - развёл руками Ворошилов, - Мы, старики, кроме Микояна, тот Хрущёва во всём поддержит, в пятьдесят седьмого попытаемся отстранить Хрущёва. Вынесем решение на политбюро. Но, пока мы будем это решение оформлять, то Хрущёв, с помощью Жукова, на военных самолётах, соберёт ЦК партии. И ЦК наше решение отклонит. В результате нас всех разошлют по разным синекурам. А Молотова вообще исключат из партии.
   - Я понял, Клим, - задумчиво смотря вдаль, произнёс Сталин, - В общем, напиши всё что вспомнишь. Особенно как в СССР капитализм построили. И кого вспомнишь тоже пиши. Особенно этих перевёртышей. И быть может тебя назначить главным за разработку той же сверхбомбы? Как-никак ты многое из этого знаешь. Как ты на это предложение смотришь?
   При последних словах внимательно посмотрев на Ворошилова. Который покачав головой ответил:
   - Отрицательно смотрю, Коба, отрицательно. Тут нужен хороший организатор. И Берия отлично справился с этими задачами. Сумев не только организовать создание атомной бомбы. Но и потянув весь атомный проект. С созданием необходимой промышленности, необходимой научной базы и организаций добычи и переработки урана. Плюс создал атомную энергетику и создав действующий практически круглогодично атомный ледокольный флот. Не говоря уже про атомные подводные лодки. Я что, я ничего могу только подсказать. И то не сильно много. Я уж лучше и дальше буду, трофейные портянки считать.
   - Понятно, Клим, - внимательно посмотрев на Ворошилова, произнёс Сталин, - И жаль коли так. Но ты хоть со мной?
   - С тобой, Коба, с тобой. Я, что Хрущёва, что Жукова, голыми руками порвать готов, - произнёс в ответ маршал, - Хотя потом, что бы не давать Жукову много власти Хрущёв и его с дороги уберёт, что бы единолично руководить. Вот и наруководит, до полного непотребства.
   Сталин в ответ кивнул и произнёс:
   - Ну хорошо, Клим, оставайся тут. И пока занимайся трофеями. Пиши, всё и обо всех пиши. Кто и на что способен. Срок даю месяц. Потом направим тебя нашим представителем к союзникам, на Тихий океан. Какого-нибудь генерал-майора они серьёзно воспринимать не будут. А вот ты сможешь за всем следить из первых рядов, так сказать. Тебе на присутствие везде и во всём они отказать не смогут. А ты проследи, как у них ситуация с высадкой, в Японии, пойдёт. И по твоей информации мы и решим. Ударим в ноябре, или повод найдём перенести всё на весну. А мы пока, с товарищами, твои остальные предложения обсудим.
  
  
  
   [1] Один из псевдонимов, которым пользовался Сталин. Причём в телефонных разговорах.
   [2] Ещё один из псевдонимов Сталина, причём один из первых. По которому его знали однопартийцы ещё с дореволюционным, с времён до революции 1905-1907 годов, стажем.
   [3] Операция по нападению на советские войска, в Европе, летом 1945 года. Планировалась Черчиллем на 1 июля 1945. С целью навязать СССР волю Великобритании и США. Но от операции, в тот момент, отказались, решив, что у Великобритании и США, совместных сил будет недостаточно, для разгрома советских сухопутных сил. К тому же Трумэн был настроен на непременном участии СССР в войне против Японии. Что привело к тому, что операция была отложена.
   [4] Именно из претензий СССР на Турцию и северный Иран произошёл разлад между советским правительством и правительством лейбористов.
   [5] Гарри Ллойд Гопкинс, друг и соратник Рузвельта. Полностью поддерживавший все политические начинания Рузвельта. В том числе и в отношении СССР. Но на выборах 1944 года Рузвельту, для получения поддержки от истеблишмента США, пришлось делать вице-президентом Трумэна. Сам же Гопкинс скончался от рака в январе 1946 года.
   [6] Между Рузвельтом и Сталиным существовала договорённость, что не будет коммунизации, занятых войсками СССР, европейских государств. Которые так и останутся буржуазными государствами. Но при этом они станут дружественными, а то и союзными СССР. Образуя для него пояс безопасности. Оставшимися реликтами этих договорённостей остались послевоенные Финляндия и Австрия.
   [7] Взрыв парохода 'Монблан' в 1917 году. Когда мощность взрыва оценивали в 2900 тонн, в тротиловом эквиваленте. Этот взрыв считается самым мощным из всех в доядерную эпоху.
   [8] Есть мнение, что как через кембриджскую пятёрку советское руководство узнало об этом плане. После чего советское военное руководство стало готовиться к обороне. И узнав об этих приготовлениях, американцы отказались от проведения операции. Начав переброску войск на Тихий океан. В одиночку Черчилль не рискнул пойти на конфликт с СССР.
   [9] Имелась договорённость о том, что, подобно Германии, острова Японии будут оккупированы Великобританией, Китаем, СССР и США. С выделением этим странам зон оккупации. Однако США самостоятельно полностью заняли территорию Японских островов, не пустив на другие страны.
   [10] Вольф Григорьевич (Гершкович) Мессинг, заслуженный артист РСФСР. Советский эстрадный артист (менталист), выступавший с психологическими опытами 'по чтению мыслей' зрителей. Так же есть мнение, что он сделал ряд серьёзных предсказаний.
   [11] Квантунская и Корейская армии Японии, войска Маньчжоу-Го и Мэнцзяна. Или Внутренней Монголии, под командованием князя Дэ Ван Дэмчигдонрова. Всего более 1,3 миллиона человек, более 400 танков, более 600 боевых самолётов.
   [12] С 1933 и до 1943 года Синьцзян, сейчас Синьцзян-Уйгурский автономный район, находился под контролем СССР. Но в 1943 году его губернатор присоединился к Гоминьдану. При этом в северной части этого региона образовалась просоветская вторая Восточно-Туркестанская Республика.
   [13] Пушкин, Георгий Максимович, советский дипломат. Второе лицо, после Ворошилова, в составе Союзной контрольной комиссии в Венгрии, в 1944-1945 годах.
   [14] Вопрос с трофеями в Эльбинге довольно сложный. Немцы говорят об постройке там 56 лодок, из которых 16 наиболее готовых они успели взорвать. Наши же насчитали там более 150 подводных лодок, этого типа, на различных этапах строительства. Возможно разница заключается в том, что верфи было заказано 500 лодок этого типа. 144 из них успели сдать, до выхода советских войск в тот район. 56 были официально в постройке, но на остальные были заказаны материалы.
   [15] В том числе 20 лодок типа II, 67 - типа VII, 6 -типа IX, 7 - типа XVII, 85 - типа XXI, 31 - типа XXIII и 7 иностранных. Еще три лодки типа VII (U-963, U-979 и U-1277) экипажи затопили, находясь в море.
   [16] Из этого числа 33 лодки были переданы СССР, США, Великобритании и Испании. Которой достались интернированные в этой стране подводные лодки. А затопили 115 подводных лодок, из них 93 были обычными (3 - типа II, 75 - типа VII и 15 - типа IX), а 22 относились к числу так называемых электролодок (4 - типа XXI и 18 - типа XXIII). Хотя немцы сами их называли не типа, а серии.
   [17] СКС-44, самозарядный карабин Симонова, РПД-44, ручной пулемёт Дегтярёва, стрелковое оружие, созданное под промежуточный патрон образца 1943 года. И испытывавшееся, в ходе боевых действий, в 1944 году. Но поступившие, на вооружение, уже после Великой Отечественной войны. При этом РПД-44 был снят с вооружения, и заменён РПК - ручным пулемётом Калашникова, только из-за желания унификации вооружения в пехотном отделении. КПВ-44, крупнокалиберный пулемёт Владимирова. Основное вооружение советской лёгкой бронетехники. Так же, первоначально, широко использовался в зенитных пулемётных установках.
   [18] Семь, построенных подводных лодок этой серии, помимо экспериментальных, были затоплены по приказу. При капитуляции Германии. Пять из них были, в тайне от СССР, подняты англичанами. Две, наиболее старые, были разобраны. Две были передана американцам. Где были изучена, но не восстанавливалась. И были разобраны. А наиболее сохранившуюся U-1407 англичане подняли, отремонтировали и зачислили в состав своего флота, под названием 'HMS Meteorite', которая состояла в составе британского флота до июня 1949 года. Недостроенные лодки этого типа были разобраны, под британским контролем, на стапелях.
   [19] Противотанковый гранатомёт, предшественник РПГ-7.
   [20] Машины этого типа предназначались для 'бедных союзников'. И практически все выпущенные машины этой марки были поставлены на территорию СССР. И в других странах практически не эксплуатировались. Плюс грузоподъёмность этой машины всего 2,268 тонны. Меньше чем у выпускавшейся в СССР 'трёхтонки' ЗИС-5.
   [21] Старый крейсер типа 'Омаха', постройки 20-х годов, полученный от США, в 1944 году. Но не по программе ленд-лиза, а в счёт трофеев с итальянского флота.
   [22] В советском флоте мореходный монитор 'Выборг', купленный, в Финляндии, в начале 1947 года. Так как по мирному договору Финляндии запрещалось иметь торпедные катера, подводные лодки и броненосцы.
   [23] Тип кораблей советского ВМФ. Представляли собой мореходные мониторы. Предназначенные для боевых действий в Татарском проливе, против японской части Сахалина.
   [24] За мирный договор с Японией, глава российской делегации Витте, получил титул графа. И тут же в России был прозван графом Полусахалинским. Так как Россия вынуждена была уступить часть своей исконной территории. Половину острова Сахалин.
   [25] Созданная СССР в 1943 году, после перехода Синьцзяна под контроль гоминьдана, на части этой провинции, подконтрольное себе, буферное образование. В 1949 году было присоединено к КНР. До, этого в 1933 году, была создана прояпонская, с сильным протурецким влиянием, Восточно-Туркестанская республика. Которая стала вести боевые действия против местного губернатора. Но который получил поддержку оказавшихся в этом регионе белогвардейцев. На помощь губернатору Синьцзяна пришёл и СССР, введя на эту территорию части РККА и НКВД. Которые объединившись с белогвардейцами разбили прояпонскую республику. Для маскировки эти формирования носили форму белогвардейских формирований, с погонами. И во входивших, в состав этой армии, красных частей, командиры именовались товарищами поручиками и товарищами штабс-капитанами. И доходило до анекдотичной ситуации, когда в документах НКВД проходило: 'на политических занятиях в роте групповод занятий поручик Волков, проводя рассказ 'Гражданская война и создание Красной Армии' не подготовил карту, не указал всех направлений наступления белогвардейцев и интервентов на Советскую Республику. Кроме этого поручик Волков недостаточно знал места основных побед Красной Армии над белогвардейцами, не упомянул о зверином облике белого офицерства и их зверствах по отношению к рабочим и крестьянам'. Но, как бы сейчас сказали 'косплеивший' белых, 171 батальон НКВД, находившийся во время Великой Отечественной Войны, до 1943 года, на территории Синьцзяна, продолжал защищать интересы СССР, в этом регионе. А находившиеся в этом регионе белые, ещё в середине 30-х, переселились в СССР.
   [26] Так называемые Демократическая Республика Азербайджан и Республика Махабад появившиеся в конце Великой Отечественной войны в советской зоне оккупации в Иране. Но, под давлением США и Великобритании, СССР был вынужден свернуть эти проекты в 1946 году.
   [27] Крейсер 'Индианополис' прибыл на остров Тиниан, в группе Марианских островов, поздним вечером 26 июля 1945 года. Доставив секретный груз и пассажиров. Подводная лодка I-58, японских ВМС, капитана Мотицуро Хасимото, хотя и обнаружила прибытие крейсера, атаковать его не успела. При этом крейсер точно доставил на Тиниан компоненты атомной бомбы 'Малыш'. И специалистов по её сборке. Но 29 июля 1945 года, около одиннадцати часов вечера, вышедший из базы на острове Тиниан крейсер был снова обнаружен I-58. Которая в этот раз сумела выйти в успешную атаку.
   Атомная бомба 'Малыш', это первая, удачно взорванная урановая бомба и первая, в истории, применённая, в военных действиях, атомная бомба. 6 августа 1945 года она была сброшена на японский город Хиросима.
   [28] Название Первой Мировой Войны в советский период.
   [29] Молотов, в то время народный комиссар иностранных дел.
   [30] Бывший 'Волхов', судно постройки 1915 года. На 2021 год судно числилось в составе Черноморского флота. Одной из самых крупных, подводных лодок, спасённых этим судном, оказалась 'L-55'. Подводным водоизмещением в 1150 тонн.
   [31] Автор в курсе, что прибытие крейсера 'Индианополис' на остров Тиниан и оглашение победы Эттли, на выборах в Великобритании, в реальной истории, пришлись на один день, 26 июля 1941 года.
   [32] Существующие претензии Китайской Республики на Тайване к Российской Федерации.
   Маньчжурский клин, территория, оставшаяся под контролем Китая, на северном берегу Амура, в ХIХ веке. Восточнее Благовещенска. И послуживший базой для нападения китайцев на этот город во время русско-китайской войны 1900 года. Но с началом боевых действий, после отбития нападения из этого района был занят ополчением, сформированным в Благовещенске. При этом ни на этой территории, ни в китайском квартале города, не были обнаружены женщины, дети и старики, а только мужчины, так сказать призывного возраста. После чего пленных, так как их содержать возможности не было, отправили, вплавь, на противоположный берег Амура. Однако китайские войска на южном берегу Амура открыли огонь из стрелкового оружия по переправляющимся. Что привело к большой гибели среди них.
   [33] РФ и сейчас является, согласно, государственной доктрины Израиля, враждебным для него государством.
   [34] Формально поводом для предательства Израилем СССР стало так называемое дело врачей. Что позволило обвинить СССР в антисемитизме.
   [35] У Сталина за столом, по кавказским обычаям, не только угощались, но и решали различные вопросы. И помимо гостей находилась и охрана.
   [36] Хотя сам Сталин пил мало, однако заставлял всех с кем сидел за столом выпивать.
   [37] Оценочные сроки восстановления работоспособности канала, существовавшие в то время, в случае выхода из строя шлюзов.
   [38] По плану промежуточный удар должен был быть нанесён по острову Уитли. А удар по шлюзам Панамского канала планировался на 25 августа. Но 14 августа, находившиеся в море подводные лодки, получили приказ капитулировать.
   [39] Авианалёты совершённые против японского флота 24-27 июля 1945. После чего японский флот практически прекратил своё существование.
   [40] В начале 20-х годов ХХI века, из числа трофеев с Германии, в Севастополе ещё находились в строю танкер и рейдовый катер.
   [41] Марка грузинского вина.
   [42] Последний авиационный полк, имевший на вооружении И-16. был перевооружён на самолёты новых типов в начале августа 1945 года. По несколько сотен Т-26 и БТ применялись в ходе боевых действий против Японии в 1945 году.
   [43] Располагалась в Парке имени Горького, в Москве до 1949 года. После чего большая часть экспонатов была отправлена в металлолом.
   [44] Подобное имело место в реальной истории.
   [45] Причины, приведшие к тому, что предложение Сталина об автономном, а не союзном, устройстве, создающегося единого государства, не было принято. При этом внутри страны основными противниками устройства страны, на основе принципа национальных автономий, стали бывшие члены национальных социалистических партий, перешедшие в ходе гражданской войны в состав ВКП(б). Которые настояли на том, что бы их национальные образования стали союзными государствами.
   [46] Ныне Тернопольская области.
   [47] Города Даугавпилс и Тарту соответственно.
   [48] Тогда так называли и инсульт.
   [49] Сын Микояна Серго был женат на Алле Кузнецовой.
  
  
  

Глава II

  
  
  1
  
   Потсдамская конференция закончилась. Руководители стран разъехались. Но работа различных структур между союзниками продолжилась. Советские войска, наконец-то, смогли занять полагающуюся им зону оккупации в Германии. Произошла передача всего обнаруженного недопоставленного в СССР в 1941 году оборудования. Были поделены трофеи. За исключением бывших немецких кораблей. На территорию СССР стали перемещать грузы, предназначенные для погашения репарации. При этом часть продукции, в котором высказал свою заинтересованность СССР, а это были крупнокалиберные зенитки, мелкокалиберные зенитные автоматы, фаустпатроны, были продолжены на территории Германии из имевшихся для них заделов. На территорию Германии, в советскую зону оккупации, в этой истории так и не оказавшуюся под контролем Польши, которая на западе ничего не получила, а на востоке оказалась ограниченной границей СССР 1939 года, оказались переведены вся захваченная СССР трофейная военная техника. Ну и был переведён и крейсер 'Таллин', который было решено достроить в Данциге, так и не ставшем Гданьском. Хотя судоверфь уже получила имя Ленина. А сам Данциг стал столицей оставшейся у Германии части Восточной Пруссии. Но там нашлось большое количество материалов, которое было заготовлено для отправки в СССР, для достройки крейсера, но не отправленных до начала боевых действий. При этом Советский Союз скромно умолчал о наличии на территории занятой его войсками американской и британской техники, некогда захваченной немцами. И оказавшейся в руках Советского Союза. Только бомбардировщиков типа В-17 'Летающая крепость', в состоянии, позволявших их восстановление, на территории контролируемой РККА, хватало на два авиационных полка[1].
   Хотя нельзя сказать, что из-за того, что война ещё не закончилась, вопрос с подъёмом затопленных немецких кораблей, не продолжил, решатся. Все подводные лодки и крупные немецкие корабли, оказавшиеся под советским контролем, затопленные на мелководье и пригодные к их спасению готовились к подъёму. И их дальнейшему восстановлению уже под контролем СССР. При этом произошёл вывод из состава флота Финляндии тех кораблей, которые по договору не должны были быть в его составе. При этом СССР купил у этой страны единственный сохранившийся в составе её флота броненосец береговой обороны 'Вяйнямёйнен'. Который в состав советского флота вошёл как монитор 'Выборг' и тоже перешёл на ремонт в Данциг. А вопрос о возвращении Румынии и Болгарии, их бывших боевых кораблей, вошедших в состав советского Черноморского флота, после окончания боевых действий в Европе, даже не поднимался[2].
   При этом Ворошилов продолжал писать записки Сталину. Заостряя внимание на несколько ситуаций, которые стали проявляться в пятидесятые-шестидесятые годы. Которые в дальнейшем и привели к отрицательному подбору руководящих кадров. Первое на что он указал, это на то, что в состав единого органа госбезопасности были включены и армейская контрразведка. Создав там структуры, получившие сленговое наименование 'погоны', в отличие от уже существовавших структур, прозванных 'пиджаками'. При этом по решению Хрущёва, высшее партийное руководство оказалось полностью выведено из-под контроля служб государственной безопасности. А в него стали массово проникать люди, являющиеся весьма ценными специалистами в хозяйственной деятельности, но не являющиеся убеждёнными коммунистами. А теми, про кого, сами руководители партии, говорили, как про 'социал-демократов'. В результате на высшие партийные должности проникли не только не верящие в коммунизм и легко ведомые люди на вроде Горбачёва, но и откровенные враги как Яковлев и Шеварднадзе. И даже такой внук кулака, который стремился отомстить коммунистам, за своего деда, как откровенный алкоголик Ельцин. Причём их движение в политику как раз пришлось на начало пятидесятых годов.
   Но, не смотря на то, что структуры госбезопасности, оказавшись в составе одной структуры, не могли официально контролировать, но что бы попасть туда, необходимо было стать членом партии, но при этом необязательно надо было быть коммунистом, по убеждениям. И при этом необходимо было устраивать контору, по своим нравственным и этическим качествам. Которые были далеки от идеала, выказанного Дзержинским, что 'сотрудник спецслужб должен был иметь горячее сердце, холодный ум и чистые руки'. И в результате отрицательного отбора в структурах не только государственной безопасности, но и в других спецслужбах, появились люди профессионалы своего дела, но далеко не с чистыми руками. Из-за своей беспринципности, и, при этом, не коммунисты, по своим убеждениям. Что с одной стороны привело к появлению откровенных предателей. Которые, с одной стороны, во многом обрушили нашу иностранную разведку. Где осталось недостаточно людей, работавших по идеологическим причинам. С другой даже в структуре 'погон' госбезопасности появились откровенные предатели. Которые собрались вокруг ставшего их руководителем Андропова и которые разработали план по уничтожению альтернативного, для всего человечества, пути, в СССР.
   Чему способствовали две стратегические ошибки. Одна, из которых, была идеологическая. Так называемая теория конвергенции[3], которая предполагала возможность мирного сосуществования различных экономических систем. Путём их сближения, за счёт взаимного проникновения. Но при этом, так как, во главе партии, народного хозяйства страны и служб безопасности, при полном отсутствии, как руководства страны, так и рычагов воздействия у тех, кто ими числились, не оказалось убеждённых коммунистов, а были только члены партии, то стала преобладать идея о доминировании капитализма над социализмом. В этом сосуществовании. И тут возникло две проблемы. Первая стала заключаться в том, что, глядя на то, как живут и сколько получают люди их ранга за рубежом, псевдосоветская элитка пришла к выводу, что им не доплачивают. Ну и вторая случилось из-за того, что в их среде вызрела мысль, что в случае их сдачи социализма их примут за своих. И позволят войти в число тех, кто управляет миром. Правда, они упустили два момента, первый предателей только презирают. Используют, пока они полезны, а потом выбрасывают, за ненадобностью. Но в свой круг не включают никогда. Особенно в круг потомственных управленцев, которые руководят уже не одно столетие. И где безродные, появившиеся на свет, где-то в глухих селениях, не нужны от слова 'совсем'.
   Вторая же ошибка, и, пожалуй, определяющая, была экономическая. Но имевшая значимую политико-экономической направленность. Что вылилось в новую экономическую модель, которую стали реализовывать в СССР. Прозванную, по имени человека её осуществившую, Косыгинской реформой, а по имени человека её разработавшего, реформой Либермана. Основанной на том, что не было возвращено единое руководство экономикой страны, с помощью Госплана, а было ещё более упрощено планирование, чем при тех условиях, что существовали при Хрущёве. И в экономические представления был внесён такой антисоциалистический элемент как прибыль. Что тут же вводило завуалированную эксплуатацию работника. Превращая советского рабочего, у которого отчуждалась его право на общественную собственность на средства производства, в угнетаемого пролетария. При этом коллективным капиталистом начинало выступать уже государство. А коллективным угнетателем начинало выступать уже партийная номенклатура. Реально управляющая уже не общенародной собственностью. Что и привело к тому, что социалистическая экономическая модель превратилась в государственно-капиталистическую. Что стало повышать градус негатива в общенародном настроении трудящихся в СССР. Приведший к тому, что, не видя для себя перспектив в этом обществе, трудящиеся перестали верить, как государственным, включая и органы безопасности, так и партийным органам.
   Хотя кризис капитализма, так как ему расширяться далее было не куда, назрел ещё в семидесятые года. И это было время, когда имелась, вполне обоснованная, возможность руководству СССР добиться капитуляции капитализма и возглавить мировую экономику. Но тогда руководство СССР, в виде Брежнева, Суслова, Косыгина не рискнуло взять на себя ответственность за весь мир. А у капиталистов возникла идея спасения капитализма, путём получения прибыли, за счёт сокращения издержек. Что позволило капитализму дать те необходимые полтора десяток лет, пока предатели в составе псевдосоветской элитки 'дозреть'. И не смотря, на то, что имел место кризис капитализма, который вот, вот должен был обрушить эту экономическую систему, 'птенцы гнезда Андропова' пошли на откровенное предательство. Обрушив, именно экономическую модель, существовавшую в СССР. Что дало капитализму просуществовать ещё несколько более трёх десятков лет. Пока для получения нормы прибыли перестало хватать и снижение издержек. Так как далее снижать было уже невозможно.
   При этом на Тихом океане один за другим произошло несколько событий. И если шестого августа ничего не произошло, то девятого августа атомная бомба, под названием 'Толстяк' была сброшена на Хиросиму. Но вступление СССР в войну в этот день не произошло. И война продолжилась, как ни в чём не бывало. А в результате, в течение августа произошли два необычных авианалёта японских самолётов. Сначала внезапному авиаудару, десятка самолётов, сбросивших два десятка авиабомб, подверглась промежуточная база американцев на острове Уитли. А в ночь с двадцать пятое на двадцать шестое произошёл удар по Панамскому каналу. При этом японцами были применены не только авиабомбы, но и торпеды. В результате удара оказались не только выведены из строя два шлюза канала. И произошёл сброс воды из озера Гатун, через разрушенные створки шлюзов Педро Мигель. При этом в одной из параллельных шлюзовых камер, хлынувшим потоком воды, оказался затоплен транспорт типа 'Либерти'. А другая параллельная камера, уже в озере Мирафлорес, подпёртого, со стороны уже океана, одноимёнными шлюзами, оказалась перекрыта транспортом, получившим в корпус торпеду, и затонувшим перед входом в шлюзы, загородив вход в эту камеру. Что исключало подъём, этих транспортов, и требовало их разделку на месте. В результате по оценке специалистов канал вышел из строя не менее чем на полгода. И за всё это японцы заплатили всего несколькими самолётами. Американцы, правда, заявили, что уничтожили пять самолётов японцев, учувствовавших в налёте. Но японцы признали сбитыми только два. И один потерянный без вести, вместе с экипажем. А остальные семь, по полученным уже после войны данным, смогли не только нанести, в буквальном смысле, стратегический удар по союзникам, но и вернуться на свои носители.
   Причём стратегический смысл этого удара заключался не только в том, что логистика союзников в Тихом океане оказалась серьёзно нарушена, тем, что Индокитай и большая часть Голландской Ост-Индии[4] всё ещё находились под контролем японцев. Что заставляло корабли союзников идти из Европы в обход этой территории по большой дуге в Австралию. Что бы потом, тоже по большой дуге, огибать эту контролируемую японскими войсками территорию. А обе Америки теперь оказались трудно обходимой преградой на пути американских войск и грузов, которые хотели перебросить из Европы на Тихий океан. И приходилось всё выгружать на восточном побережье, везти через территорию США, на её западное побережье. И уже там, в портах тихоокеанского побережья, всё грузить на другие транспорта. Это оказалось мелочью, по сравнению с тем, какие силы теперь пришлось задействовать, для обороны тихоокеанского побережья обеих Америк. И контроля водного пространства. От их побережья и вдоль основных транспортных маршрутов.
   Ведь японцы не только нанесли ещё несколько ударов по побережью обеих Америк, а так же Австралии и Новой Зеландии. Причём не только США. Где буквально в середине сентября бомбовому удару подвергся Сан-Франциско. Но и в Южной Америке удару подверглись порты, из которых вывозилась чилийская селитра. Ударам подверглись и берега британских доминионов. Что потребовало развёртывание дополнительных, и весьма значительных сил вдоль всего побережья. А в результате американцы уже в сентябре согласились со всеми требованиями советской делегации, по разделу немецкого флота. И со своей стороны надавили на англичан, чтобы и те быстрее пошли на заключение договорённостей. Что бы, как можно быстрее, включить бывшие немецкие корабли в систему обороны западного побережья. В результате договор по разделу германского флота заключили в середине сентября. На более выгодных условиях для СССР. При этом с подачи Ворошилова, союзники согласились отремонтировать и советские трофеи. Особенно их заинтересовали бывшие немецкие авианосцы. Заинтересованность, в которых, выказали американцы. Намереваясь использовать их в качестве авиационных транспортов, для перевозки самолётов, из Европы, через Атлантический океан. И в результате 'Графа Цеппелина' и 'Зейдлица', ставших 'Чкаловым' и 'Леваневским', стали поднимать не только советские спасатели, но и американские. А потом корабли стали на ремонт, совместно с 'Лютцовым' и 'Шлезвиг-Гольштейном'. Ставшими 'Слава' и 'Бородино' соответственно. Причём эти корабли стали ремонтироваться в германских портах британской зоны оккупации. С использованием материалов и фирм оказавшихся под контролем союзников. Ну а ещё один камень преткновения, из-за чего шли споры между моряками, немецкие подводные лодки оказались поделёнными между союзниками. Причём включая не только те, что предлагалось союзниками к затоплению, но и те, что оказались затопленными при капитуляции Германии, а теперь по настоянию советской стороны поднимались на поверхность. В результате советский флот обзавёлся дополнительно, к уже выделенному ему десятку подводных лодок, ещё и по шесть единиц малых и больших подводных лодок старых типов. А также тридцатью девятью средних подводных лодок старого типа. Но что оказалось более ценным, в распоряжении СССР, оказалось ещё двадцать одна большая и тринадцать малых подводных лодок нового типа. И это помимо тех тридцати четырёх больших подводных лодок нового типа, что лежали на стапелях, в советской зоне. Правда почти полусотня из них были бывшими утопленниками, и требовали большого ремонта[5]. Да и британцы, не были бы британцами, если бы не указали, что оставшиеся небоеспособными, в течение полугода, после окончания всех боевых действий, трофейные корабли подлежали обязательному затоплению. Но с этим пунктом, скрывая улыбку, Ворошилов приказал согласиться.
   Но, раздел бывшего флота Германии произошёл несколько позднее. Уже в середине октября. А в конце сентября, узнав, что в Берлин доставили партию тяжёлых танков типа ИС-3, Ворошилов приказал прогнать их через этот город. Благо парада общей победы, в начале сентября, в Берлине не случилось. А вот протрясти союзников советской мощью не помешало бы. И ревя моторами и гремя гусеницами, в одно сентябрьское утро, через все три оккупационные зоны союзников, вызывая у них оторопь, прошли полсотни советских тяжёлых танков. Заставив союзников очень, очень вежливо и также очень, очень осторожно поинтересоваться, что это такое было. Получив ответ от Ворошилова, что это передислоцировались танки, предназначенные для переброски на Дальний Восток. И их просто прогнали прямым путём. А то, что утром, так это что бы не мешать жизнедеятельности города и союзников. А через несколько дней Ворошилов получил новое назначение, быть представителем советского командования у союзников на Тихоокеанском театре военных действий. Для чего и убыл, через США, на Окинаву. Успев только, перед отъездом, написать записку Сталину: 'ты как Коба? ' Получив уже на Окинаве, в конце октября, ответ: 'всё благополучно, Клим'.
  
  2
  
   Пробуждение было обычным, всё таким же, как и в предыдущие дни этих двух последних недель. Хотя организм привык к гулу этих корабельных механизмов, идущего на крейсерском ходу огромного корабля. Не воспринимая ни этот гул механизмов, ни вызываемую ими вибрацию, не слыша даже плеск волн за бортом американского линкора 'Миссури'. В адмиральской каюте, которого, и находился представитель советского командования при войсках союзниках маршал Ворошилов.
   Чуть более двух недель назад началось противостояние американских и японских планов относительно островов Японии. Так сказать, 'Даунфол' был против 'Кецу-Го'. Американскому плану захвата Японии, противостоял японский план её обороны. Когда, выйдя с острова Окинава, американские силы вторжения, утром двадцать шестого октября, подошли к южному побережью острова Кюсю. Где американцы и начали реализацию первой части своего плана, а именно стали осуществлять операцию 'Олимпик'. И в течении первых пяти дней силы вторжения обрушили на побережье Японии всю мощь американского флота и авиации. Для чего был задействован третий флот адмирала Хэлси. При этом в состав этого флота входило семнадцать авианосцев, восемь линкоров, двух десятков крейсеров и семьдесят пять эсминцев, не считая прочих кораблей и судов. А их ударам подверглись не только районы высадки трёх американских корпусов, позиции береговой обороны или аэродромы, и прочая военная и гражданская инфраструктура на острове Кюсю, включая ведущие на соседний Хонсю мост, но и южное побережье островов Сикоку и Хонсю. Выставлялись мины в пролив Симоносеки и во Внутри-японском море. Блокируя возможность переброски резервов на Кюсю. Что с одной стороны должно было подготовить районы высадки к десанту американцев, а с другой не только нарушить логистику японцев, но и создать у противника заблуждения относительно именно места высадки. Хотя американцы не знали, что японское посольство в Москве оказалось осторожно, как бы невзначай, проинформировано о сроках, и местах проведения десантов по плану 'Даунфол'. Получая сейчас подтверждение о том, что именно южная часть Кюсю и станет местом наибольшего сосредоточения сил двух сторон. Тем паче что в течении этих пяти дней 40-я пехотная дивизия армии США высадилась на небольших островах Танегасима, Якусима и Косикидзима, лежащие южнее Кюсю. Захватывая их, дабы по опыту предыдущих высадок обеспечить себе защищённые якорные стоянки, где могли отстаиваться транспортные суда и куда могли отходить повреждённые корабли. Одновременно с этим союзные силы начали отвлекающие наступательные операции на Гонконг и Кантон[6].
   А первого ноября наступил 'день Х'. В этот день на трёх участках побережья острова Кюсю стали высаживаться три американских корпуса. На пляж в районе города Минамисацума стал высаживаться V-й корпус в составе 2-й, 3-й и 5-й дивизий морской пехоты. Имея задачей быстро заняв полуостров выйти к западному побережью Кагосимского залива, захватить город и порт Кагосима. В дальнейшем продолжая наступление, на север, на город Кирисима. Где находился удобный аэродром. Восточнее их, на противоположном, восточном побережье Кюсю, в заливе Сибуси, должен был высадиться XI-й корпус, в составе 1-й кавалерийской, Американской дивизии[7] и 43-й пехотной дивизии. Которые заняв полуостров восточнее Кагосимского залива, включая и город Сибуси, должны были соединиться восточнее города Кирисима, как с западной, так и северной группировками американских войск. При этом севернее них в районе города Миядзаки, где тоже находились удобные для аэродромов места высаживался I-й корпус, в составе 25-й, 33-й и 41-й пехотной дивизии. В резерве группировки находился IX-й корпус, в состав которого входили 81-я и 98-я пехотные дивизии, а также отдельные 11-я воздушно-десантная и 77-я пехотные дивизии. Всего в десантной операции должны были принять участие более полумиллиона человек. Которые и должны были занять южную часть острова Кюсю[8]. Организовав на этой территории крупную авиабазу, для поддержки основного десанта в районе Токио.
   Ворошилов приподнялся на кровати и, отодвинув шторку, посмотрел в иллюминатор, отметив, про себя, что корабли американской эскадры проходят мимо южной, гористой, части острова Кюсю, которая так и осталась под контролем японцев. Не смотря на всю кажущуюся всё сокрушающей мощь американских сил. Нет, удары американских сил нанесли японцам большое поражение. Их оборона оказалась сильно повреждённой, войска понесли огромные потери. Но моральный дух японцев не был сокрушён, и японское командование учло опыт предыдущих боёв. Так японцы, используя построенные для тактических целей подземелья, могли, по ним, совершать манёвр силами, плюс для противодействия десанту японцы применяли самоубийственные сюрпризы. Начиная от установленных, в вероятных местах высадки десанта, всплывающих огневых точек, или водолазов камикадзе, которые должны были идти по дну, к приблизившимся к берегу судам. Будучи, при этом, вооружёнными минами на длинных шестах. Которыми они должны были тыкать снизу, вверх, в днища, приблизившихся к берегу американских десантных судов. И это, не говоря уже об тысячах взрывающихся катеров, человеко-торпед, начинённых взрывчаткой самолётов. Ну и о сотнях миниатюрных подводных лодок. Имевших на вооружение торпеды, экипаж в четыре человека и дальность в полторы тысячи миль. И всё это обрушилось не на американский флот. Нет, американские корабли не игнорировались. И авианосцы, и линкоры тоже атаковывались японскими камикадзе. Но раз в десять реже, чем американские транспорта. Именно американские транспорта, наполненные войсками и грузами стали главными целями японской авиации и немногочисленных надводных кораблей и полноразмерных подводных лодок[9]. При этом американский флот вторжения из трёх тысяч судов должен был в течение десяти суток непрерывно подвергаться ударам японских сил. Которые, по расчётам японского командования, должны были потопить и вывести из строя до восьми сотен кораблей и судов противника.
   Ворошилов перебрался через ограждавший кровать бортик из труб. И так как было ещё довольно темно, то включил лампу на прикроватной тумбочке. Которая высветила убранство адмиральской каюты. Где напротив кровати находился шкаф, где на приоткрытой металлической створке, которого находилась белая форма с маршальскими погонами. А чуть дальше находился металлический двухтумбовый стол, с лежавшей на столешнице картой острова Кюсю, с окрестностями. Которую удерживал, установленный на её угол, телефонный аппарат. Перед столом находился стул, а над столом висела деревянная трёхсекционная полка. На самом верху, которой, лежала белая фуражка с советской кокардой. И посмотрев на свою форму, советский маршал усмехнулся, вспомнив каким скептицизмом, встретили американские командиры, на последнем, перед высадкой, совещании, его слова что, по его мнению, необходимо ослабить авиационное прикрытие боевых кораблей. А всемерно усилить как воздушное, так и морское прикрытие транспортов. С войсками и грузами. Так как именно они будут главной целью ударов японских сил. На что американцы ответили, что даже при битве при Окинаве, японцы в первую очередь пытались вывести из строя боевые корабли. И усмехнувшись, вспомнив каким удивлением, стало для американского командования то, что девять из десяти ударов оказались направленны против транспортов, а не боевых кораблей, которые только связывали боем, маршал направился к персональному умывальнику, в личном гальюне. Дабы привести себя в порядок.
   А в результате нельзя было сказать, что японцам не удалось реализовать свой план. Первый день высадки на Кюсю стал настоящим первым днём локального Армагеддона, если конечно правомерно применить этот термин для сражения между людьми. Но кровопролитного, упорного сражения двух непримиримых сил. Несмотря ни на что, эти обе силы проявляли упорство. Японцы, опираясь на минные заграждения, установленных как в воде, так и на суше, береговые батареи, противодесантные заграждения и препятствия, а также связанные в единую оборонительную систему сеть укрепленных огневых точек, бункеров и подземных сооружений, стремились не допустить на берег американских десантников. При этом и на берегу, и в глубине обороны, против десанта было развернуто множество пулеметных гнезд, минных заграждений, мин-ловушек и снайперских гнезд. А отряды смертников, с набитыми взрывчаткой ранцами на груди или за плечами, спрятавшиеся в замаскированных подземных укрытиях, так называемых 'паучьих щелях', должны были внезапно, возникая буквально из-под земли, атаковать американских десантников, их танки, артиллерийские орудия и прочую технику. Взрывать склады боеприпасов и остальных грузов, выгружаемые американцами на берег. В горах, позади прибрежных полос, были развёрнуты подземные сети, состоящие из пещер, бункеров, командных пунктов и госпиталей. Которые были соединены, друг с другом, сетью многокилометровых подземных ходов. С десятками входов и выходов. Некоторые из таких 'тактических подземелий' вмещали тысячу бойцов. А с огневых позиций, размещённых в отдалении от берега, артиллерийские батареи вели бы огонь по порядкам наступающих американцев. При этом орудия, установленные на железнодорожных платформах, выдвигались на боевые позиции из укрепленных туннелей. А потом, в случае возникновении им угрозы, орудия закатывались назад в укрытия. Не позволяя их уничтожить, в случае обнаружения, вражеской авиацией или корабельными орудиями.
   И в результате в первый день высадки американцам пришлось брести к берегу, по минам, под ураганным, а то и перекрёстным, артиллерийским, минометных и пулемётным огнем. Пробираясь между нагромождениями камней, бетонных глыб и заграждениями из колючей проволоки. Причём установленных таким образом, чтобы направлять нападавших в проходы, пристрелянные японцами. Но, не смотря, а всё это, пользуясь поддержкой корабельной артиллерии и авиации, американские войска сумели высадиться во всех запланированных пунктах, закрепиться на берегу и продвинуться в глубину острова Кюсю. Захватив три обширных, хотя и не очень широких, тут их размеры определялись уже возможностью поддержки корабельной артиллерии, плацдарма. Заняв города Минамисацума на западном плацдарме. Кусима, Сибуси, Осака, Хигасикусира, Кимоцуки, на восточном плацдарме. И Миядзаки, Синтоми и Таканабе на северном. Но как только, наступающие американские войска, вышли к окружавшим зоны высадки возвышенностям, а тем паче покинули зоны, где их мог поддержать своим огнём флот, то наступление американских войск застопорилось. И теперь им приходилось буквально прогрызаться вперёд. Заняв, за прошедшие со дня высадки, дни территорию меньшую, чем смогли занять в первый день. При этом позиции, занятые днём, в течение ночи могли быть утрачены в течение ночи. И облачившись в белый мундир, позавтракав в офицерской столовой, кают-кампании линкора 'Миссури', советский маршал направился бывшие учебные помещения линкора. В которых и был, развёрнут штаб всей операции. Благо к мнению советского маршала стали прислушиваться. После того как он предугадал главные цели японского противодействия. А особенно после того, как наблюдая за действиями американских десантников на берегу, он произнёс, что 'при штурме Берлина наши штурмовые группы использовали залповую стрельбу из трофейных фаустпатронов для разрушения заграждений и уничтожения огневых точек'. И теперь американцы массово носили базуки, применяя их не только против редкой японской бронетехники. Но и расчищая с их помощью себе путь вперёд.
   И в штабе маршал ознакомился с очередной сводкой. В которой снова сообщили об уничтожении очередных сотен японских самолётов, многих десятков взрывающихся катеров, десятках малых подводных лодок японцев. Что, однако, не помешало потерять очередную сотню боевых самолётов, десяток боевых кораблей и транспортных судов потопленными и вышедшими из строя, в результате повреждений, почти сотней кораблей и судов. При этом, в сводке, снова указывалось на потерю американцами нескольких тысяч погибшими и до полутора десятков тысяч ранеными, заболевшими, а начались массово фиксироваться опасные инфекционные заболевания, или пострадавшими, в результате различных инцидентов. Хотя большое количество пропавших без вести американцев, в ходе японского наступления, говорило о том, что количество погибших американцев было несколько больше. Так как ожесточение с обеих сторон достигло такого уровня, что пленных не брал никто. При этом Ворошилов отметил про себя, что ночью в результате контратак японцы снова вернули под свой контроль города Каноя, Хиоки и район города Мияконодзё. С окружающими его городами.
   Возвращение японцами города Каноя означал, что американцы потеряли выход к восточному берегу Кагосимского залива. И японские части, оборонявшиеся на восточном берегу у входа в этот залив, в гористой части полуострова снова соединились со своими войсками. Продолжение боёв за город Хиоки, снимал угрозу городу Кагосима. Который американским командованием рассматривался как перспективный порт снабжения всей своей сухопутной группировки. И снимал угрозу отсечения японских сил в гористой местности на западном берегу Кагосимского залива. А оставление японцами города Мияконодзё, из-за атаки с двух сторон не только снова разрезал северный и восточный плацдармы, с находящимися на них корпусами американской армии. Но и деблокировал японские силы в гористой местности между городами Кусима и Миядзаки. При этом в отчёте отмечалось об массированных банзай-атаках, вооружённых бамбуковыми копьями, стариках, женщинах и подростках. Атакующими волнами. При поддержки японскими солдатами, поверх их голов, огнём огнестрельного оружия. Для поражения ведущих огонь, по волнам ополченцев, американских огневых точек. Всё говорило о том, что операция превращаться в ожесточённую бойню, с обеих сторон, с минимальными достижениями.
   И в очередной раз, удостоверившись, что операцию 'Олимпик' всё больше и больше начинает буксовать. Хотя того что одна из сторон начала выдыхаться заметно не было. Американцы планировали операцию из расчёта на срок в четыре месяца. Высаживая каждый месяц на юг Кюсю, ещё по три дивизии. Но при этом обе стороны начали в общем то буксовать. Буквально завязнув в кровопролитных, позиционных боях. О чём Ворошилов и составил свой очередной отчёт в ставку. Лейтмотивом, которого стало сообщение, что противник завяз в позиционных боях. И что похоже Японцы применили бактериологическое оружие. Распорядившись сотрудникам советской миссии зашифровать его и отправить в Москву, маршал, совместно с переводчиком, поднялся на главную палубу линкора. И, обогнув кормовую башню главного калибра, направился в сторону ходового мостика 'Миссури'. Где уже собрались руководители операции, недовольно поглядывая на него, сверху вниз. О чём-то резко переговариваясь друг с другом.
  
  3
  
   В этот момент, американские боевые корабли, идя вдоль южного побережья острова Кюсю, стремились занять положение, которое обеспечивало бы им прикрытие транспортных судов, от атак японцев, с наиболее вероятного направления. Ведь японцы планировали по своему плану обороны ежедневное нанесение ударов по кораблям противника. При этом в составе каждой такой, ежедневной, волны планировалось применять две, а то и три сотни самолётов, ведомых смертниками. Которые должны были прикрывать истребители. Что бы позволить ударным самолётам прорваться к их главным целям, транспортам с живой силой противника и припасам для них. При этом удары камикадзе координировались не только с действиями прикрывавших их действия истребительной авиации, но и с ударами сил флота. Начиная от ударов человекоуправляемых торпед, взрывающихся катеров и малых подводных лодок, так и действиями пусть и не многочисленных, но ещё действующих надводных кораблей и подводных лодок обычных классов. Хотя последние тоже выпускали управляемые людьми торпеды. Стремясь сблизиться с целями с безопасных направлений. И так было все предыдущие дни с момент высадки на остров Кюсю.
   При этом, что бы поддерживать боеспособность своего флота американцы практиковали передачу топлива в море на ходу. При этом крупные корабли, такие как линкоры, авианосцы, крейсера, для приёма топлива выходили в безопасный район, где и принимали топливо с танкеров. А вот эсминцы снабжались на ходу, буквально в зоне боевых действий. Вот и сейчас, когда Ворошилов, поднимался по трапам на мостик 'Миссури', от борта линкора, ложащегося на боевой курс, с целью прикрыть от удара район, где концентрировались оставшиеся в ордере транспорта, отходили два эсминца, которые побортно принимали топливо. Что бы теперь занять свои места в охранении эскадры. И проводив взглядом, отходящие эсминцы Ворошилов спросил разрешения у командира линкора разрешения подняться на мостик. И получив разрешение от, командира корабля, Стюарт Шадрика Мюррея, взошёл с трапа на площадку. После чего и направился к стоящим, на одном из крыльев мостика командующими операции. Дугласу Макартуру командующего всей операцией, Уолтеру Крюгеру, командующего Шестой армией Соединенных Штатов, высадившейся на Кюсю, и Уильяма Фредерика Хэлси-младшего, командующего Третьего флота, осуществлявшего прикрытие этой операции. И подойдя к ним, советский маршал преподнёс руку к околышу фуражки, удостоившись ответного жеста, и протянул руку Макартуру. Которую тот, с недовольным видом, пожал и, даже не отпустив руку, резко произнёс:
   - Сэр, когда ваша армия вступит в борьбу?
   Ворошилов внутренне усмехнулся, подумав про себя, что долг платежом красен. И как мы ждали открытие второго фронта, так и вы сейчас подождёте. Да и вообще обещанного три года ждут. Но сохранив непроницаемое выражение лица, маршал вытянул руку, из ладони Макартура и прямо глядя в глаза американскому командующему ответил:
   - Сэр, наша армия столкнулась с обстоятельством непреодолимой силы. Мы не успели ни развернуть необходимые для операции силы, ни обеспечить имеющиеся войска необходимым снабжением. Есть участок, где все наши силы получают снабжение только через одну железную дорогу. Что и привело к задержке начала военной операции. Как только все подготовительные операции будут завершены, так наша армия тут же вступит в войну с Японией. Ведь, кому как не вам это знать, к чему может привести преждевременное начало боевых действий. Как это случилось в Дьепе[10]. Мы от своих обязательств не отказываемся, просим лишь немного потерпеть, дать нам время. Да и дипломатически, после нашего демарша, с требованием о прекращении боевых действий и разрыва дипломатических отношений, мы рано или поздно начнём войну с Японией.
   Ворошилов попытался создать хорошую мину, при плохой игре, напомнив, что уже после начала десантной операции союзников СССР выступил с требованием к Японии прекратить сопротивление союзникам, и после её отказа разорвал дипломатические отношения с Японией. Но сохранив их с Маньчжоу-Го. После чего советские войска были приведены в повышенную боеготовность, но боевые действия не стали начинать. Но, как и следовало ожидать, американцев, аргументы маршала, не устроили и Крюгер, в сердцах, произнёс:
   - Мы потеряли почти семьдесят тысяч человек погибшими и пропавшими без вести. Что в наших условиях означает только одно, их гибель. И более двухсот тысяч ранеными и заболевшими. При этом сопротивление противника не ослабевает. А вы отказываетесь вступить в войну.
   - Сэр, - стараясь произносить фразу как можно более ровнее, проговорил Ворошилов, - Наши войска сдерживают в Маньчжурии и Корее две японские армии и войска местных коллаборационистов силами почти в полтора миллиона человек. И эти силы точно не появятся против ваших войск генерал. И этим, на войска только своим присутствием, уже помогают союзникам. Оттягивая на себя силы врагов.
   А потом, посмотрев на американского генерала произнёс:
   - И очень много заболевших, сэр?
   - Да, сэр, - очень много согласился командующий шестой американской армией, - Причем очень много заболевших такими болезнями как тиф, чума, чёрная оспа, холера, ботулизм и сибирская язва.
   - У меня есть опасения, сэр, что японцы применили новый вид оружия Бактериологический. И у меня есть опасения, что ваши войска ждут эпидемии этих болезней.
   - Вы, что то знаете, сэр? - произнёс Макартур. Внимательно, как и два других американских командующих, глядя на Ворошилова, на что тот, в ответ, произнёс:
   - Имеется, не проверенная информация, что у японцев, в Китае, есть секретная лаборатория, существующая под легендой подразделения осуществляющего снабжение войск водой. Но которая, на самом деле, занимается разработкой средств применения особо опасных болезней, для ведения боевых действий. Но ни проверить достоверность информации, ни узнать какие-либо детали, относительно этой информации, мы получить не смогли.
   Про себя отметив, что информацию, про этот отряд 731, расположенный, где в двух десятках километров южнее Харбина, советскому командованию, сообщить необходимо будет, как только доберётся до своей каюты. Заметив, что к этому моменту, на американских кораблях, а не только на 'Миссури' все буквально засуетились. Особенно после того как к капитану линкора подошёл, и что-то доложил, один из офицеров корабля. После чего командир линкора Мюррей стал отдавать команды. Результатом которых, стало то, что зенитные установки, на линкоре стали, разворачиваться на борт. Готовясь встретить врага с наиболее вероятного направления. И стоявшие на мостике офицеры поняли, что корабельные радиолокаторы на американских кораблях обнаружили приближающиеся к ним самолёты противника.
   - И вы, сэр, об этом молчали? - в сердцах произнёс Крюгер, поднеся бинокль к глазам, - Теперь придётся проводить дополнительные медико-санитарные мероприятия. И требовать под них дополнительные медико-санитарные силы и необходимое для них дополнительное снабжение. Причём срочно и в больших объёмах.
   - Флоту это будет сложно осуществить, - тут же, с задумчивым видом произнёс командующий третьим флотом адмирал Хэлси, так же рассматривающий горизонт в бинокль, - С начала операции мы потеряли почти семь десятков кораблей и судов только потопленными. Более шестисот получили такие повреждения, что вынуждены были покинуть зону боевых действий и уйти на ремонт. При этом активность противника не снижается. Особенно в прибрежной зоне. Где действуют разнообразные, управляемые смертниками средства. И как только флот, хотя бы частью сил будет вынужден покинуть эту зону, чтобы уйти на восполнение припасов, вечно флот не может находиться в море, то есть опасения, что снабжение войск, на Кюсю, может оказаться затруднено. Противник избегает атак боевых кораблей, но проявляет большое стремление атаковать именно транспортные и десантные суда, производящие снабжение и перевозки. Причём именно в прибрежной зоне. Но, не входя в зону действия береговой обороны. И все эти перемещения судов, в этом районе, необходимо сопровождать боевыми кораблями и истребительной авиацией.
   - Ну у меня есть предложения, господа, - проговорил Ворошилов, - Первое, это постараться задействовать, для операций, в прибрежной зоне, всех доступных малых кораблей. Включая и корабли, которые были получены из состава итальянского и немецкого флотов. В том числе и британцами. Так сказать, применить обратный ленд-лиз[11]. Ну и второе предложение, это применить для снабжения подводные лодки. Как мы применяли подводные лодки для снабжения наших гарнизонов в начале войны. Вместо торпед, за исключение пары, в носовых торпедных аппаратах, и мин на борт грузятся грузы или размещаются люди. Лодка выходит в плавание, при подходе в опасную зону погружается и доходит до места назначения. Где сдаёт груз. В том числе и передавая топливо из своих цистерн. Принимает эвакуируемых и уходит. Снова преодолевая опасную зону в подводном положении.
   - Подобным образом и японцы снабжают свои изолированные гарнизоны, - произнёс Макартур, - Правда, они используют специализированные транспортные подводные лодки. Вопрос сколько они могут принять на борт грузов.
   - При снабжении Севастополя и Ханко наши подводные лодки, в зависимости от типа брали от нескольких десятков и до нескольких сотен тонн грузов на борт, - произнёс в ответ Ворошилов, - С учётом доставляемого в танках топлива. Так что думаю, рейс буквально нескольких подводных лодок может решить проблему снабжения дивизии в течение суток.
   - Возможно придётся и нам применить эту схему, для снабжения наших войск, особенно если главные силы флота будут вынуждены выйти из зоны боевых действий, - проговорил Хэлси, - Правда остаётся вопрос самообороны подобных лодок, от атак самолётов и катеров, с экипажами из смертников. Противник не оставит их без внимания. И если они будут следовать в надводном положении днём, то могут подвергнуться атакам японцев.
   - Ну тут, сэр, я могу порекомендовать только одно, - произнёс в ответ маршал, - Можно применить опыт, что пытались использовать немцы, снабжая свои подводные лодки несколькими счетверёнными универсальными автоматическими установками. Что бы отбиться от атак самолётов. Но у немцев это, из-за наличия радиолокаторов, на четырёхмоторных противолодочных самолётах, это не сработало. Такие самолёты оказались слабо уязвимы для огня мелкокалиберных орудий. Не входя в их зону действия. Японцам же будет необходимо приблизиться вплотную. А наличие локаторов на наших кораблях позволит заранее приготовиться к отражению атаки.
   Выслушав Ворошилова, адмирал кивнул, в знак согласия и произнёс:
   - Вполне возможно, сэр, мы и воспользуемся вашим предложением. Надо будет его всесторонне обдумать. Но сейчас, господа я буду вынужден вас покинуть. Мне необходимо руководить действиями вверенного мне флота.
   И с этими словами адмирал направился к ходовой рубке линкора, в которой и находилась бронированная боевая рубка корабля, в которую вела овальная толстая бронедверь, подвешенная на паре больших петель. Ну а остальные трое остались на крыле ходового мостика, рассматривая приближающиеся с севера самолёты японцев. При этом было видно, что вокруг большой, более чем в две сотни ударных самолётов, формации японские и американские истребители ведут бой. При этом американцы пытаются прорваться к японским ударным самолётам. А их японские визави, пользуясь своим превосходством в количестве истребителей, всячески пытаются этому противостоять. И за счёт больших потерь пока не позволяют американским истребителям прорваться к самолётам, ведомым камикадзе. При этом вся формация ударных самолётов пытается обойти строй американских кораблей под кормой. И выйти в атаку, на американские транспорта, ранее, чем попадут под зенитный огонь американских боевых кораблей. Хотя находящиеся в конце колонны корабли и открыли огонь из своих крупнокалиберных зениток. И если судить, по весьма близким разрывам американских снарядов, возле японских самолётов, американцы вовсю применяли радиовзрыватели[12] на своих снарядах. Но что бы обстрелять японские самолёты всеми кораблями третьего флота, их было необходимо развернуть, чем, похоже, если судить по тому, как вокруг, стоявших командующих, засуетились матросы линкора, поднимая какие-то сигналы, и решил заняться адмирал Хэлси. Благо его наиболее крупным кораблям мало что угрожало. Вдоль их бортов, с наиболее угрожаемого направления, на небольшом удалении от линкоров, уступом шли эсминцы. Своими, и зенитками, и корпусами прикрывая капитальные корабли от ударов японских самолётов.
   Но при этом Ворошилова насторожил один момент. При предыдущих подобных авианалётах противник всегда несколькими десятками ударных самолётов всегда атаковывал крупные надводные корабли, линкоры, авианосцы и крейсера. Но сейчас казалось, что японцы полностью игнорировали американские крупные корабли. И маршал, опустив бинокль от глаз, через который он, как и все остальные, рассматривал японские самолёты, и огляделся. Увидев, что с противоположного направления, спереди-справа, идя по разным, но выводящим их на американские линкоры, курсам, к американским кораблям, на небольшой высоте, идя буквально над гребнями волн, стремительно приближается десятка три точек. Маршал вскинул бинокль и увидел, что к линкорам третьего флота США, под очень острым курсом идут двухмоторные, с длинными округлыми носами, весьма изящные на вид самолёты. Внешний вид, которых портили весьма заметные 'горбы' за кабинами пилотов[13]. Ещё несколько десятков подобных самолётов, но уже без 'горбов' на фюзеляже, направлялись наперерез курса американских авианосцев. При этом было заметно, что прикрывавшие главные силы флота истребители связанны боем со своими японскими визави. А осуществить попытку поднять в воздух дежурные истребители с авианосцев не позволял фактор времени. Японские самолёты достигали своих целей ранее, чем в атаку на них успели бы выйти только собирающиеся подняться в воздух истребители. И хотя вокруг японских самолётов уже начали вспухать облачка разрывов зенитных снарядов, линкоры прикрывались и с этого направления, Ворошилов всё же произнёс, что тут же было повторено переводчиком:
   - Японец на одном часе, на бреющем полёте.
   Скорее всего не его предупреждение сработало, но зенитки, этого борта линкора, начали своё движение только после предупреждения маршала. Успев всё-таки открыть огонь по японским самолётам прежде, чем они достигли своей цели. И идущий головным японский самолёт, у которого на носу был виден шток, от взрывателя вспыхнул, но продолжил горящим лететь прямо на 'Миссури'. Причём по расчёту Ворошилова он должен был удариться как раз об линкор. И схватив, застывших в наблюдении, за приближающимся японским самолётом, Макартура и Крюгера за одежду, маршал потащил их за собой, рассчитывая оказаться так, чтобы между ними и взрывом оказалась бы рубка линкора. И он успел буквально в последний момент, когда, между кормовой надстройкой и кормовой башней главного калибра 'Миссури' блеснуло пламя мощного разрыва. А от сильнейшего удара палубу буквально выбило из-под ног. И Ворошилова сбило с ног, и он полетел на палубу, заметив, что на него, сверху, валяться два американских генерала. А потом правую ногу пронзила резкая, сильная, в буквальном смысле острая боль.
  
  4
  
   Падение на него двух американских генералов, в результате попадания камикадзе в 'Миссури', не обошлось бесследно. Ни для него, ни для американского линкора. И теперь Ворошилов, с переломом ноги, оказался на борту госпитального судна ВМC США 'Беневоленс'. Идущего, с ранеными, на Окинаву. Пусть и в индивидуальной каюте. А линкор вместо того, чтобы послужить местом подписания капитуляции Японии потянули на восток, в сторону Гавайских островов. В общем, это оказался один из самых удачных ударов японцев, а удар, по американскому флоту оказался комбинированным, несколько позднее подошли и японские катера, и подводные лодки. И в результате боевых столкновений, только из крупных надводных кораблей ВМС США, был потоплен один легкий авианосец, а из строя, подобно 'Миссури' вышел и ещё один авианосец. Были потоплены или получили такие повреждения, что их было решено не восстанавливать, ещё несколько эсминцев и транспортов. А также с десяток десантных судов, на которых, с транспортов, попытались было доставит подкрепление и снабжение, высадившимся на берег, американским войскам. Но не доставили. В общем, ни одна и сторон, не добившись стратегического превосходства, пыталась вынудить противника отказаться от дальнейших действий путём его истощения. Ну а жертвой противостояния оказался и советский маршал, которого теперь стремились доставить в советскую миссию на Окинаве.
   И лежа на кровати, ожидая, когда схватиться гипс на ноге, ну и заодно приходя в себя, Ворошилов заметил, как в каюту вошла молодая, и довольно миловидная женщина. С его вычищенным мундиром и фуражкой в руках. И женщина, бросив на него недовольный взгляд и поджав губы, повесила мундир и фуражку в шкаф. При этом в её взгляде, брошенном на маршала, сквозило такое, что Ворошилов не выдержал и спросил, и только произнеся эту фразу, осознал, что сказал это по-русски:
   - Я вас чем-то обидел? Интересно чем?
   Но в ответ услышал тоже на русском языке, хотя и с некоторыми запинками:
   - Ненавижу, всех вас ненавижу, из-за таких, как вы мы, потеряли Россию!
   - Ну да сначала, свергли царя, а вот теперь вы ноете, что ах, какую Россию мы потеряли. А ведь Ленин сверг не царя, а вас свергнувших царя. Что вы ему простить и не можете. И позвольте, сударыня, представиться Ворошилов, Климент Ефремович. С кем имею честь беседовать?
   - Агнес Кослофф, - бросила в ответ женщина, - Я сторонница Учредительного собрания, которое вы разогнали. А от царя, как, впрочем, и от недорезанных вами помещиков, надо было и так избавляться.
   - Где-то я это уже слышал, - усмехнулся Ворошилов, - А, да, Булгаков.
   - Вы, читали Булгакова? - удивилась Агнес.
   - Читал. И даже, представьте себе, и 'Белую гвардию' тоже читал, - снова усмехнулся Ворошилов, - Почему бы мне не прочитать великого советского писателя, клеймящего язвы той самой интеллигенции, которую ещё император Александр Александрович[14] назвал вшивой. Взять хотя бы того же профессора Преображенского. Этого преступника, да вообще отражение зла в чистом виде.
   - Это вы с чего взяли?
   - Ну начнём с того, что он вор, своровавший органы у покойника. Далее, он что бы покрыть преступление, совершает подпольный аборт, у несовершеннолетний. Лишая, эту дурочку, счастья материнства. Профессор вообще зло в чистом виде, считая, что главное, во вселенной, это его личный комфорт, его хотелки. И он, с полным пренебрежением, относиться не только к потребностям, но и к жизням остальных. К тому же, попытавшись, стать таким же творцом как бог, он тут же проявил свою сатанинскую сущность. Бросив своё творение на произвол судьбы. Не занявшись его обучением, воспитанием, совершенствованием. Хотя у того и появлялись попытки подняться в своей социализации в обществе. А потом и вообще уничтожил. И вообще там единственный положительный герой, это управдом. Который в тех условиях пытается не только позволить выжить людям, но и повысить их уровень.
   - Ну и что, он великий учёный! - в сердцах воскликнула женщина.
   - Соглашусь, он злой гений. Популярный, в наше время, литературный персонаж, - кивнул Ворошилов, - Но тут это идеальное зло. И поверьте, в аду не жарко, в аду беспросветно холодно.
   - И всё равно я считаю, что зло, это вы. Именно вы. Ведь вы же разогнали Учредительное собрание, - вскинув подбородок, произнесла Агнес, - И не надо мне говорить про холод, мой дед, по маме, принял участие в Великом Сибирском ледяном походе Каппеля. Что бы спастись от вас, большевиков. Что бы не пропасть, как пропали остальные. Вот что вы сделали с остальными? Теми, кто остался и попал к вам в руки. Повесили?
   - Что мы сделали с теми, кто остался в России? - произнёс в ответ Ворошилов, А спросите это у маршала Говорова, бывшего колчаковского офицера-артиллериста, у маршала Баграмяна, бывшего офицера националистической армии Армении. У академика Александрова, бывшего врангельского пулемётчика. У писателя Бианки, у актёра и режиссёра Шварца. Просто они поняли, что воевали за интересы интервентов, если верить словам Черчилля, было бы ошибочно думать, что в течение всего этого года мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело. А когда интервенты поняли, к осени девятнадцатого года, что они проигрывают, то ваш дед давал им время создать санитарный кордон. То есть опять же сражался за интересы врагов России. И знаете, как понять, что на фотографии времён гражданской войны именно белый террор?
   - И как же? - встав, в горделивую позу, произнесла женщина.
   - Если на фото повешенный, то это точно белый террор. Это вы только вешали, в то время. У нас вешают только предателей, перешедших на сторону врага. И потом кем бы я стал при вас? Если бы даже случайно выжил.
   В ответ женщина только презрительно фыркнула:
   - И не надо тут изображать из себя культурного и образованного человека, я-то знаю каковы вы изначально.
   - Ну как вам сказать сударыня, - пожав плечами, проговорил Ворошилов, - Повышение культурного и образовательного уровня народа одна из основных задач нашей партии и советской власти. Это вы желаете видеть в народе малообразованные и малокультурное быдло. Рабочий скот по-польски. Того самого грязного хама. Или как вы говорите чернь.
   - Ну и что. Вы заключили мир с Германией. Потоп организовали голод в Поволжье. Был у вас голод и когда вы организовали свою коллективизацию. Это второе крепостничество. А в империи голода никогда не было.
   - И сколько стоит молодая колхозница, телом статная, лицом пригожая и в рукоделии искусная, для утех банных? - насмешливо произнёс в ответ Ворошилов, - И главное кому деньги, за неё, заносить надо, председателю колхоза, секретарю обкома или сразу товарищу Сталину? А сто лет назад такая дева, как вы, десятку стоила, новому барину.
   - Дурак, я не то имела в виду! - в ответ возмущённо бросила женщина, но тут же осознав, что сказала, смутилась, зарделась и стала бормотать извинения. А Ворошилов продолжил насмешливо:
   - И да, у царя голода не было, только недород. Но буквально каждый год, только в разных местах. И даже был такой царь-недород как в 1891 году. Когда даже граф Толстой сказал, что голод в России начинается не когда рожь не уродиться, а когда лебеда не уродиться. Сейчас, в СССР, лебеду давно уже никто не ест. Ну а по поводу последнего голода, то это было событие мирового масштаба. Которое коснулось не только территорию СССР, но и Европу. Ту же Польшу, в частности Львов. А также Румынию и Чехословакию. Был голод и в США. У вас он называется дефарминг. И расчётные потери США, а статистика за это время засекречена, составляют от шести и до восьми миллионов человек сверхсмертности[15].
   К этому моменту женщина уже совладала со своим смущением и произнесла:
   - Ну и что это были благородные рыцари. Рыцари без страха и упрёка. Они хотели лучшего России. Свободы! А вы, большевики, брали деньги у Германии. Это все знают.
   - Доказательств последнего нет. От слова совсем. Кроме откровенного вранья. Причём такого уровня, что даже Геббельс не рискнул обвинить в этом ни большевиков, ни Ленина. А ведь все германские архивы были в его распоряжении, - ответил Ворошилов, - А мы большевики воевали с немцами. Вот взять меня. Я начал воевать, воюя с Германией, весной, летом 1918 года. Начал отступая с Донбасса. А последний бой с немцами принял, когда они прижали нас к Дону. Мост, по которому мы могли перейти на восточный берег, был повреждён. И нам пришлось обороняться, пока можно было в ручном режиме перекатить через повреждённый мост вагоны по одному. И в том бою немцев прикрывали, с флангов, казаки Краснова и дроздовцы. При этом прорвавшиеся к госпиталям дроздовцы штыками стали убивать раненых немцами бойцов. И кто после этого враг России и союзник Германии? [16] Да и то, что ваши, февралисты, свергали царя на деньги британцев и французов, так это факт. Не знаю ли, в курсе ли вы, что 1916 году проходила Парижская конференция Антанты. Решения, которой предопределяли потерю суверенитета Россией. Николай Кровавый отказался принять решения этой конференции. И с тех пор был обречён. Британцы и французы решили убрать его, поставить на его место свою марионетку. Для чего британский посол объединил все существовавшие против Николая Кровавого заговоры. Используя в качестве массовки, находящиеся у них на содержании партии эсеров и различных националистов. Финских, польских, прибалтийских, закавказских, украинских. И даже сибирских. Они-то и обрушили тот стержень, на котором держалась Российская Империя. Уничтожив основу государства, что и предопределило её распад в течение весны и лета 1917 года. А мы большевики спасли Россию.
   Женщина снова презрительно фыркнула и с вызовом произнесла:
   - Да кому нужна Россия этой черни. Этого взбунтовавшегося хама. Пусть бы она распалась. Зато была бы свобода, как в цивилизованных странах. Демократия, в виде независимых ветвей власти.
   - Это, сударыня, не демократия, это сударыня либерализм, - произнёс в ответ маршал, - идея семнадцатого века, выдвинутая рабовладельцем, а не демократия. Демократия, это власть прямая демоса. Не всего народа, кстати, по-гречески охлос, а только тех домовладельцев, которые могли служить в армии полиса гоплитами, тяжеловооруженными воинами. И это было не право, а обязанность. И для торжества демократии, согласно мнению её создателя, у каждого демократа должно быть несколько рабов. Да и у нас советская власть гарантирует именно демократию. Так как все граждане являются собственниками средств производства. Пусть и через общественную собственность на них. И сами выбирают свои советы, делегируя в них своих представителей. И уже сами советы исполняют роль всех ветвей власти, законодательной, исполнительной, судебной. При этом избиратели имеют право в любой момент отозвать своего представителя. Если он неправильно выполняет их волю. И назначить другого. Ну а по поводу того, что хотели февралисты, так сохранение своих привилегий, вседозволенности и безответственности они хотели. Вот взять тех же юнкеров, которые выступили против Октябрьской революции, то это не безусые бывшие гимназисты, а прошедшие войну бывшие унтера из крестьян. Которые очень хотели получить привилегии дворян. И сохранить их для себя.
   - Я думаю, что...
   - Вы знаете сударыня, в чём проблема интеллигенции?
   - В чём? - женщина удивлённо посмотрела на мужчину.
   - А в том, что они, не зная реальность, произносят, 'я думаю', при этом априори ошибаясь. И потом на основе вот этой ложной, ошибочной базы строит некий конструкт, который, замечу, изначально ложный, как истину, в высшей инстанции. Подгоняя реальность под эту лож. Давайте говорить о том, что действительно знаем.
   - Ну это же знают все, - снова с вызовом произнесла Агнес, - Обманули крестьян, не дав им, в частною собственность землю, которую обещали. Обманули рабочих, не дав им заводы.
   - А с чего вы решили, что мы большевики обещали крестьянам землю? - с улыбкой ответил на её выпад Ворошилов, - У нас на землю были свои планы. В виде государственных агрохолдингов, в которых должны работать сельскохозяйственные рабочие. Но которые мы не реализовали до сих пор. Но, увы, логика происходящих событий всегда важнее логики намерений. И нам пришлось реализовать, в аграрной сфере программу своих врагов, эсеров. Которые, официально, будучи прокрестьянской партией не собирались реализовать главные требования своих избирателей. Узаконивать случившийся летом 1917 'чёрный передел' земли. Осуществлённый крестьянами в реализацию своих реальных, а не выдуманных интеллигенцией чаяний. Которые вот так произнесли 'я думаю, крестьяне хотят землю в частную собственность'. Люди далёкие от действительности приняли как истину, ведь им именно так удобно считать. И теперь на этой лжи строят свои умозаключения. В результате, согласно нашему декрету о земле прошла социализация земли. Всё согласно чаяниям крестьянства.
   - А с чего вы взяли, что согласно этим чаяниям? - нахмурившись, произнесла женщина, - Мы думаем, что как раз вопреки им.
   - Ну доказательство что именно мы выражали чаяния крестьянства на землю, выражается как раз в том, что, мы победили в горячей фазе гражданской войны. Когда ваших было всего-то менее полумиллиона, даже меньше чем единовременно имелось на территории России интервентов. Тех единовременно находилось в России порядка миллиона в совокупности. А нас поддерживала армия, в которой было более пяти миллионов человек. Так вот, летом 1919 года, когда крестьяне осознали, что их чаяния на землю выполняем только мы. А от вас следует ожидать, если не экспроприацию земли, так, в лучшем случае, очередные выкупные платежи, как будто крестьяне не платили их с 1861 по 1905 года. Вот это и вызвало, что летом 1919 года в состав РККА вернулось чуть менее миллиона дезертиров. И мы начали окончательно побеждать. А вот сейчас победили немцев. И знаете кто разработал программу восстановления России, которую
   - Кто? Какой-то большевик? - внимательно посмотрела на Ворошилова женщина. А тот, усмехнувшись, ответил:
   - Это программа члена одного из белогвардейских правительств. Фамилию сейчас не вспомню[17], но именно он разработал эту программу и опубликовал её в 1919 году. К сожалению, он тогда умер, от тифа и не смог реализовать свою программу в реальности. И кстати экономическую систему мы взяли из идей, высказанных германским профессором Карлом Баллодом, в его работе 'Государство будущего'. И именно он нас консультировал, как всё организовать. Так что у нас всё имеет научную основу. И, как вы видите, мы готовы, к сотрудничеству со всеми. Особенно с теми, кто раскаялся и искренне готов нам, готов России, помогать. Пусть он в чём-то и не согласен с линией партии. Но если он не занимается политикой, то и это несогласие ему ничем не грозит. И этот человек может стать и маршалом, и академиком. Ну а по поводу рабочих, да и всего народа, да они не получили заводы в личную собственность. Но они всю страну получили в общественную собственность. Социализм, это экономическая и политическая система, основанная на общественной или коллективной собственности на средства производства, которая подчеркивает экономическое равенство. То есть социализм, это когда все средства производства находятся в общенародной собственности. И дивиденды от этого, хотя бы в виде снижения 'стоимости', в кавычках, так как этот термин тут не совсем правомочен, но наиболее информативен, продукции, получает каждый гражданин. И мы приступили к этому весной 1941 года. Надеюсь в ближайшей перспективе продолжим. И если же говорить максимально примитивно, то при социализме всё является корпорацией. Можно сказать, что это такое закрытое акционерное общество, эдакое ЗАО, где у каждого есть не отторгаемый пай, общественной собственности, на средства производства, при этом целью этого ЗАО не является получение прибыли, а является удовлетворение основных потребностей человека. Причём именно основных, именно тех, которые позволяют человеку совершенствоваться. И это далеко не базовые потребности, которые не позволяют человеку не умереть. Но и далеко не удовлетворение извращений. В виде пяти дворцов, пяти яхт, пяти крутых машин, а то и поболе, всего этого. Включая и такое извращение, как потребность в куче челяди. Социализм, это там, где человек, после своего труда, получает удовлетворение потребностей, необходимых для его дальнейшего развития, совершенствования. В общем, мы имеем общество, с равной собственность на то, что производит продукты потребления, и неприкосновенной личной собственностью. Общество, где запрещена эксплуатация человека, человеком. Но, никто не запретит, лично вам, открыть своё личное кафе и лично там совершенствоваться, в кулинарном искусстве. Но трудиться, ибо трудятся на своё благо, это работают на чужое благо, вы будите там или сам, или же все сотрудники будут иметь равные, с вами, права, на средства производства. Надеюсь, я вам понятно объяснил, что мы никому землю и фабрики не обещали?
   В ответ женщина кивнула, а потом резко выпалила:
   - Но вот это точно все знают, так это то что вы разогнали Учредительное Собрание. И это вам никогда не простят! Вот!
   - Сударыня, давайте начнём с того, что членов учредиловки, расстрелял, в октябре 1918 года Колчак. После своего военного переворота, когда, этот британский адмирал, стал военным диктатором. И он первым делом расстрелял правительство, которое было организованно бывшими его членами. Бросив остальных в тюрьму. А по поводу разгона, то после того как матрос, начальник караула, при этом замечу анархист, а не большевик, сказал, что 'ему надоела говорильня, караул устал и вообще они уходят'. После чего члены Учредительного Собрания, отказавшиеся признать 'декрет о земле' и 'декрет о мире', потихонечку разошлись. От греха подальше. Вот не дай бог крестьяне, в серых шинелях, об этом бы прознали.
   - Колчак не был британским адмиралом, - с напором, из-за уверенности, в своей правоте воскликнула женщина, - Да и вообще вы расстреляли демонстрацию, которая шла поддержать Учредительное собрание. Не пустили их членов в то здание.
   - Сударыня, если они уж так были правы, что им мешало собраться в другом здании? А знаю, полная уверенность, что их там побьют крестьяне. Те могут, если на их землю покушаться. А демонстрация сама повздорила с солдатами мимо казарм которых проходила. Ну вот кто их за язык тянул говорить солдатам, что они за то, чтобы тех отправили в окопы, не дали землю, а они бы в это время жировали бы, на сверхприбылях, в тылу? Ну а Колчак ещё в декабре 1917 года подал прошение о переходе на британскую службу. На это прошение ответили положительно. И он отправился на новое место службы. На Месопотамский фронт. Но получил новое назначение от британской короны. Отправиться в Сибирь, и там с помощью вооружённого переворота сместить правительство Учредительного Собрания. И выполнять команды из Лондона. Что он и осуществил.
   Агнес, всё это время глубоко дыша, прищурившись смотрела на маршала, а потом выпалила:
   - Но вот это точно все знают, что невиновные пострадали в этих ваших ГУЛАГ-ах. От этих ваших троек. Миллионы пострадали.
   - А чем наши тройки отличались от существовавших, во времена царя? Ведь это исторически сложившаяся в стране судебная система в чрезвычайных ситуациях, - переспросил Ворошилов, а потом насмешливо добавил, - А да, знаю, в наших, в отличие от царских, обязательное присутствие прокурора. Как человека ответственного за законность. Да и в наших как вы говорите ГУЛАГ-ах, хотя он один, это главное управления, находиться меньше людей, чем ваших американских частных тюрьмах. Где из заключённых выжимается прибыль. А у нас происходит попытка перевоспитать человека трудом.
   - И из-за этого вы объявляете человека врагом народа? Которого, пусть не вешают, а расстреливают. А он ведь не виновный, - проговорила женщина, - Все знают, что у вас страдают невиновные. В том числе страдают и члены их семей.
   - Ну можно подумать у вас в либеральной Америке не отправляют невиновных на казнь. Да не спорю, что у нас порой страдают невиновные, - парировал, выпад Агнес, Ворошилов, - Судебные ошибки бывают всегда. Хотя у нас и один из самых высоких процентов оправдательных приговоров. И потом допустим в 1938 году к расстрелу, как японского шпиона, приговорили человека. Который за двадцать лет до этого вступил в банду, созданную японской разведкой. И находившийся под командованием японского офицера разведки. После чего он два года принимал участие в терроре против представителей антияпонских сил, членов их семей, под командованием японского шпиона. И в интересах Японии. Да, потом он сбежал в другую местность. Сменил имя и фамилию и якобы спокойно жил. Хотя мы знаем, что связь с иностранной разведкой она навсегда. И такие люди являются резервом для иностранных разведок. Правомочно ли его потомкам поднимать вопрос об его реабилитации? И требовать покаяние с потомков людей, которые его разоблачили[18]?
   - Но тут не знаю, что сказать, возможно, всё-таки допущу, что вы можете быть и правы. Но каяться не грех!
   - Ну да, вот только по церковной этике. Заметьте, сударыня, по церковной, а не по религиозной этике, при покаянии надо заплатить. Так сказать, в доказательство окружающим и священнику, что покаяние искреннее. И чем оно искреннее, тем плата должна быть выше. И я прямо чувствую, как из вашего круга к нам буквально кричат, кайся и плати. Плати и кайся.
   - Фи, - фыркнула, в ответ женщина, - Но называть всех врагами народа, это разве не грех? Это же так низко, подло и пошло. Когда за вину одного страдают члены их семей. Откуда эта дикость?
   - Вообще-то, сударыня, враг народа, это норма римского права, - напомнил Ворошилов, - И семейная ответственность за преступления члена семьи это тоже оттуда же. Да и как можно назвать человека, который ворует общественную, а значит у всего народа, собственность. В особо крупных размерах, а у нас это относиться к контрреволюционной деятельности. И проходит по политической статье. Но не важно, а важно то, что вы хотите сказать, что жена, и взрослые дети, не знали, чем занимаются их глава семейства? И всем этим пользовались.
   - И что они должны были на него, как говориться стучать. Сообщать в вашу полицию? - с вызовом произнесла женщина.
   Вызвав тем самым улыбку на губах Ворошилова, который ответил:
   - У нас полиции нет. Полиция, как цепные псы, правящего класса, это у вас. У нас милиция, сиречь вооружённый народ. В которую именно народ посылает служить своих представителей. Но подобными делами у нас занимаются другие люди. Из службы государственной безопасности. Которая существует в любом государстве, даже в таком либеральном, как США. И выполняют те же роли, что и в вашем государстве. Защищают его, согласно законам. Да и если говорить по правде, то в США самая, что ни наесть республиканская форма правления. Так сказать, в США, полностью либеральное социальное устройство. При чисто республиканском государственном устройстве. Так что демократией там и не пахнет.
   - Зато там свобода и все живут по законам.
   - Это вы мафии, итальянской расскажите. И Бонни с Клайдом, тоже расскажите. Пусть посмеются. Что они по законам живут. В США по законам живут те, у кого денег нет. А остальные пользуются главными либеральными правами, вседозволенностью и безответственностью. Вот, зная вашу избирательную систему, предложим такую ситуацию, что при выборах выборщиков президента, сложилась патовая ситуация. И кто победит, набрав нужное количество сторонников среди выборщиков, решают голоса выборщиков одного штата. Допустим, это будет Флорида. И там, по подсчёту голосов избирателей, побеждают сторонники одного из кандидатов в президенты. Но судья штата, по совместительству двоюродный брат, проигрывающего кандидата, выносит судебное решение, что все испорченные бюллетени считают как голоса в пользу его брата. Ну и, по совместительству, кандидата в президенты. И тот получает голоса выборщиков от этого штата[19]. Сударыня, кто, в таких условиях, победит на выборах президента? Хотя за него проголосуют на миллионы меньше граждан страны, чем за его оппонента. Это я ещё не говорю про предательство выборщиков. Которых выбрали отдать голоса за одного из кандидатов в президенты. А они переходят на сторону другого кандидата, делая президентом его. И какая это демократия?
   На что женщина с тоном, полным презрения, в голосе бросила:
   - Но всё равно, Гитлер уничтожал чужие народы, а Сталин свой!
   - Да ладно, чужие, а как же политика Гитлера, по уничтожению тех немцев, кто был безнадёжно болен, оказался недееспособным из-за умственных способностей. Или оказался плодом связи сенегальца, из оккупационных войск, с немкой. Ведь все они считали себя немцами. Так сказать, программа эвтаназии 'непродуктивных и не одобряемых'. Где были умерщвлены тысячи людей. Тяжелобольных или умственно отсталых немцев. И это помимо тех миллионов немцев которых Гитлер отправил в концлагеря. Где сотни миллионов из них умерли. Так что это как раз Гитлер уничтожал свой народ[20]. А мы если что-то и уничтожали, то только паразитические классы. А отнюдь никак не свой народ. И ваша претензия очень похожа по смыслу на существующую у нас, претензию к США. Шутливую правда претензию, 'а зато у нас негров не линчуют'. И кстати суды Линча, это по каким таким законам, в США проходят? И если уж говорить о свободе, то не напомните, как называется ваша политика по ограничению прав негров? Причём по ограничению прав свободных граждан, в, как вы говорите, свободной стране[21].
   Агнес в ответ недовольно поджала губ, а потом с пафосом произнесла.
   - Всё равно я считаю, что революция, это зло. И все честные люди должны быть только контрреволюционерами.
   - Зло как раз и есть контрреволюция, - проговорил в ответ Ворошилов, - Революция только отменяет старые обязательства и производит перезагрузку отношений. На новых принципах. А вот контрреволюция, которая начинает орать, что "я так не могу, где я харчеваться буду" пытается вернуть старые, изжившие себя, обязательства и такие же старые отношения. Причём вернуть террором и призвав, в свою страну, интервентов. Предавая свою страну и свой народ. И получает в ответ противодействие интервентам и ответный террор. И проиграв контрреволюционеры пытаться навесить все жертвы, в том числе и жертвы интервентов на революцию. Хотя сами, хотя бы и косвенно, в них, и виноваты. И этих жертв не было бы прими они новые правила игры. Так что контрреволюционер это по определению предатель.
   Женщина, глубоко дыша, с ненавистью и бешенством смотрела на Ворошилова, но ответить не успела, как в этот момент дверь, в каюту распахнулась и в дверном проёме появилась фигура врача, за которым стоял переводчик Ворошилова. И врач произнёс, переведённую переводчиком фразу:
   - Что здесь происходит? Вас мисс Кослофф направили помочь раненому, так как вы знаете его язык. А вы тут устроили крики на всё судно.
   Агнес смутилась и опустила глаза. Но Ворошилов поспешил всё объяснить, с помощью переводчика, который и перевёл врачу его слова:
   - Нет, сэр, мы только поговорили, и я очень благодарен сударыне, что она меня развлекла. К тому же наша беседа позволила мне понять один очень важный момент
   - Это какой же такой момент? - поинтересовался корабельный врач.
   - Что мы с вами, мисс Кослофф, и подобным вам, мыслим совершенно в разных парадигмах. И между ними нет ни малейшего соприкосновения. Мы просто не в состоянии понять друг друга. И соответственно прийти к какому-либо общему знаменателя. Увы, примирение между силами, которые мы представляем, невозможно априори. И, похоже, из-за этого та гражданская война не закончиться пока будет существовать одна из сил. Но это не повод вам, сэр, принимать меры к этой женщине. Которую к тому же на беседу спровоцировал я. И надеюсь, на этом, инцидент мы считаем исчерпанным?
   - Ну если вы так желаете сэр, - сурово произнёс врач, а потом посмотрев на Агнес добавил, - Если вы так её защищаете, то я готов оставить её. Если вы не против.
   - Не против, сэр, - произнёс в ответ Ворошилов.
   - Ну хорошо, сэр, - кивнул в ответ доктор, - Хорошо, тогда она останется при вас. Дабы вам помогать.
   После чего врач, вместе с переводчиком вышел из каюты. Закрыв за собой дверь. И женщина, посмотрев им в след, сказала:
   - Почему вы помогли мне? Ведь мы уже осознали, что непримиримы друг с другом.
   - Никогда не надо забывать, что ты мужчина, и офицер, особенно если в беде находиться слабая, беззащитная женщина. Особенно если в эту беду она попала по его вине. Значит надо защитить женщину. Это нормальная реакция на подобную ситуацию, - ответил Ворошилов.
   Агнес Кослофф в ответ только фыркнул, и молча вышла из каюты.
  
   [1] К середине мая, по донесениям с мест, в различных районах Польши, Румынии, Венгрии, Чехословакии и Югославии выявили 73 В-17 разных модификаций.
   [2] Захваченные у Румынии и Болгарии корабли, осенью 1944 года, вошли в состав Черноморского флота. Но по окончанию Второй Мировой Войны, с осени 1945 года эти корабли стали возвращать в состав флотов этих государств.
   [3] Конвергенция (от латинского convergere - сближаться, сходиться) - политическая теория второй половины XX века, согласно которой СССР постепенно становится более либеральным, а Запад - более социалистическим, в результате чего должна возникнуть усреднённая социально-экономическая система, сочетающая принципы социализма и капитализма (например, плановую экономику и политическую демократию соответственно).
   [4] Современная Индонезия.
   [5] Расчётно, помимо подводных лодок типа XVII, при таком раскладе, Советский Союз мог бы, помимо полученных, в реальности, по 4-е подводных лодок типа VII и типа XXI, а также по 1-й лодке типов IX и XXIII, претендовать на большее количество подводных лодок. Порядка 6-ти лодок типа II, 39-ти типа VII, 6-ти типа IX, 21-й типа XXI, 13-ти типа XXIII. Имея, помимо этого, возможность достроить ещё 34 подводные лодки типа XXI.
   [6] Сейчас Гуанчжоу.
   [7] Так называемая Americol Division или как это формирование обозначали на картах AMCL. С дивизионным значком. Дивизия была расформирована 12 декабря 1945 года. Но была восстановлена 1 декабря 1954 года как 23-я пехотная дивизия, сохранив название 'Американская' как часть ее официального обозначения.
   [8] При этом противостоять американцам должны были японские силы в количестве 14 японских пехотных дивизий, 7 комбинированных бригад, 3 танковые бригады и крупных подразделения морской пехоты. Численность японских войск на Кюсю составляло 790 000 солдат. Не считая ополчения.
   [9] Всего в составе японского флота оставалось боеспособными до 40-а подводных лодок, часть из которых оснащена управляемыми торпедами радиусом действия до 20-ти миль и 23-и эсминца и 2-а крейсера.
   [10] Рейд на Дьеп, в 1942 году, который потребовал создание, в составе армии США, десантного флота. Превосходившего, к концу войны, по численности корабельного состава, ВМС Соединённых штатов. И именно необходимость создание этого флота и позволяло союзникам, вполне официально, оттягивать начало создание второго фронта ещё в течении двух лет.
   [11] Помимо прямого, из США, закон о ленд-лизе предусматривал и обратный ленд-лиз. Когда союзники оказывали бесплатные услуги США. В частности, разрешали пользоваться своими базами или предоставляли какие-то другие услуги или материалы.
   [12] Радиовзрывтели, для зенитных снарядов, американцы применяли с середины Второй Мировой войны. Не смотря на весьма большую стоимость и высокую долю брака, при их производстве. Но их применение позволило резко поднять эффективность зенитного огня. Но подобные радиовзрыватели не только не поставлялись в СССР по ленд-лизу, но и сам факт их существования держали в секрете от советских представителей. И только в 1945 году советская разведка смогла заполучить образец такого взрывателя. Который был скопирован в СССР.
   [13] Самолеты-камикадзе Ки-167, на базе бомбардировщика Ки-67. При трехтонном боезаряде, на этих самолётах пришлось делать 'горб' на фюзеляже. Самолеты несущий заряд взрывчатки в 1800 кг. подобного изменения в конструкции были лишены. В носовых частях обеих типов таких машин устанавливались штоковые взрыватели.
   [14] Александр III, именно он автор этой фразы. Ленин отозвался, об буржуазной интеллигенции, как об некой субстанции.
   [15] Статистика по США за 1932 год засекречена до сих пор. И расчётные потери, за счёт свехсмертности, за этот год составляют несколько миллионов.
   [16] Происходивший в реальности бой. Когда белые совместно с немецкими интервентами сражались с красными.
   [17] План, который лёг в основу плана, по восстановлению экономики советской России, был разработан профессором Василием Игнатьевичем Гриневецким (1871-1919 года) в 1918 году. Который не принял большевиков и сотрудничал с правительством Южнорусским правительством Деникина, в качестве советника.
   [18] Случившаяся в реальности, в начале ХIХ века, имевшая весьма резонансные последствия, история.
   [19] Ситуация с выборами Буша, а точнее с подсчётом голосов по выбору выборщиков в штате Флорида. Когда судья штата решил, что победил его двоюродный брат. А не его оппонент набравший больше голосов.
   [20] В отличие, от Сталина, Гитлер действительно убивал свой народ.
   [21] Расовая сегрегация в США - политика, по ограничению прав 'цветных' граждан, в США, была отменена в 1964 году.
  
  
  

Глава III

  
  
  1
  
   Всё время пока пришлось, находится в гипсе, Ворошилов провёл в советской миссии на Окинаве. И имея много, довольно свободного времени, получил возможность внимательно наблюдать за происходящими в мире событиями. Пытаясь определить происходящие подспудные события. Особенно пытаясь верно оценить складывающуюся на Кюсю военную обстановку. И тут ситуация складывалась для американцев крайне негативно. Они несли большие потери, что потребовало перебросить на юг этого острова не только дополнительные американские войска. Но и войска союзников. И на остров были переброшены, как британские войска, в основном индийские и австралийские, причём последние совместно с новозеландскими, так была переброшена и даже дивизия китайских войск. Готовились и французские войска. При этом китайские войска, коллаборационистского правительства, режима Ван Цзинвэя, переброшенные из Китая, появились и на противоположной стороне[1]. Особенно много их стало, когда на острове вспыхнули эпидемии сразу нескольких особо опасных болезней. Что и привело к тому, что наступательные операции, к концу декабря, на острове Кюсю стихли. При этом американцы сумели объединить свои зоны высадки в один плацдарм и даже захватить город и порт Кагосима. А также занять два, из трёх запланированных, перспективных района, где можно было развернуть аэродромы. В том числе и для тяжёлой бомбардировочной авиации. Но это американцам не сильно помогло. Они сумели занять только низинные районы острова. А противник продолжал удерживать все горные районы острова. Имея в тылу американского плацдарма несколько окружённых районов. В том числе и по обе стороны Кагосимского залива, а также возвышавшийся над южной частью острова Кюсю конус вулкана Сакурадзима. Который находился на полуострове, посередине залива. Будучи соединённым, с его восточным берегом, узким, менее километра в самой узкой части, перешейком. Деля залив на две части. Что практически полностью исключало возможность использования порта, который по плану должен был быть главным пунктом снабжения американских войск. По крайней мере, на входе в Кагосимский залив, японские взрывающиеся катера пытались атаковать американские корабли даже днём. Правда под прикрытием дымовых завес.
   И, несмотря на то, что американцы выработали тактику борьбы с ними, и весьма эффективно её использовали, потери от этих катеров были значительны. Уж больно много их было. Несколько тысяч[2]. При этом катера базировались в искусственных штольнях на берегу. Входы, в которые были замаскированы. При этом с наступлением ночи, от этих входов выводились быстро разборные, весьма часто просто деревянные рельсовые пути. По которым катера из штолен на тележках спускались в воду. И выходили на задание. Имея целью двигаясь на малом ходу подойти к американским кораблям и взорвать их. А им на смену буквально в следующую ночь приходили новые катера. Привозя необходимое, для оборонявшихся, на этом участке, войск, снаряжение. После чего катера готовились уже к боевому походу.
   Американцы всячески пытались противодействовать этому. На ночное время, отходя подальше от берега, не смотря на действия японских малых подводных лодок[3]. Которых в этом районе могло действовать под сотню штук. При этом внимательно наблюдая за морем, и обстреливая любую подозрительную цель. А для самообороны от катеров прямо к леерам были приварены шкворневые установки крупнокалиберных пулемётов. Из которых и расстреливались, успевшие подойти вплотную, к бортам американских кораблей, японские взрывающиеся катера. Но в тоже время отход всех американских, в том числе и патрульных кораблей, от берега, с одной стороны сокращал доступное для выгрузки на берег время. А с другой, давал возможность прорываться к берегу японским десантным баржам[4]. Как армейским, так и флотским. При этом четыре десятка принадлежавших армии десантных баржи были способны перебросить японский пехотный полк, со всем тяжёлым вооружением и необходимым припасами на неделю боевых действий. Но эти японские катера и десантные баржи не только прорывались с грузом. Но и производили минирование в акватории, в которой днём действовали американские корабли. А в результате этой борьбы обе стороны несли большие потери, но не одна не отказывалась от того, чтобы продолжить борьбу. Не смотря на потери.
   При этом попытка развернуть на Кюсю авиацию и использовать и её для снабжения войск встретило противодействие от окопавшихся в районах городов Кирисима и Миядзаке японских войск. Обстреливающих как пролетавшие в этом районе самолёты зенитной артиллерий, так и районы расположенных там аэродромов. И если севернее первого города уже находились полностью контролируемая японской армией часть острова Кюсю, то южнее второго находился один из горных районов, на котором находились отрезанные от главных сил японские войска. Один из таких занятых японцами районов. Которые и не позволяли американцам обеспечить нормальную работу аэродромов.
   И таких отрезанных от главных японских сил и друг от друга районов было несколько. И находящиеся на них японские войска и ополченцы продолжали сопротивление. Получаю поддержку с прорывающихся к ним японских десантных барж и катеров. Которые, утром тщательно маскировались. На мелководье в пещерах, среди груд камней. И обнаружить эти цели было возможно только с небольшого расстояния.
   И для уничтожения, которых американцы попытались использовать тактику, которую они применили против подобных японских сил на Филиппинах. Используя для этих целей весьма многочисленные в своём флоте суда поддержки десанта. Эти кораблики, созданные на основе корпусов десантно-высадочных кораблей, имели малую осадку, и оборудовались не только двигателями, позволявшими стянуть их с берега, но имели возможность, сбросив с кормы якорь, вытравить цепь. Что бы потом помочь себе сойти с мели. При этом имея весьма сильное, для своего водоизмещения, вооружение. И подойдя к занятому японцами берегу такие корабли садились на мель. Превращаясь в весьма устойчивую платформу. После чего открывали огонь из своих орудий по всем подозрительным местам на берегу. В первый момент, стараясь сорвать маскировку со всего, что было замаскированно японцами на берегу. А потом максимально быстро постараться уничтожить выявленные цели. До того момента, как ответный огонь японцев, с окружавших это место высот становился настолько действенным, что мог вывести из строя американский корабль. Или на него со штыками наперевес, а то и бамбуковыми копьями, кидались японские солдаты и ополченцы.
   В общем можно было сказать, что, к декабрю, бои, на плацдарме, вылились в непрекращающуюся череду кровопролитных боёв местного значения. Причём явно имеющих тенденцию боёв на истощение. И тут американцы решили воспользоваться как помощью союзников, так и захваченными трофеями. Если делёж флота Германии, как знал Ворошилов, в другой истории, закончился только в начале следующего года, то сейчас, в первую очередь с подачи США, флот Германии поделили уже в ноябре. Включая и все подводные лодки. При этом американцы выступили с предложением об обратном ленд-лизе от союзников. С передачей им, до окончания войны, всех судов и кораблей германского флота. Включая и подводные лодки. Англичане передали американцам все свои трофеи. А вот Советский Союз согласился передать, в дополнение к уже переданным, США двум авиатранспортам, только подводные лодки типов VII и IX, всего несколько более полусотни штук. А также переданные, в счёт итальянских кораблей, восемь старых, бывших американских эсминцев, переданных СССР англичанами. Столь же старый американский крейсер, носивший, в составе советского ВМФ, название 'Мурманск'. И три, бывшие британские, подводные лодки. От передачи остальных кораблей отказались. Так как планировали усилить ими свой Тихоокеанский флот. Ну а от бывшего британского линкора, переданного в качестве залога, за итальянские корабли, и носившего в советском ВМФ название Архангельск отказались сами американцы. Из-за его, ну уж совсем отвратительного технического состояния.
   И если подводные лодки американцы собирали для того, чтобы обеспечить снабжение своих войск. По крайней мере, американские подводные лодки имели возможность преодолевать опасные районы в любое время суток, в том числе и пользоваться портом Кагосима. В зависимости, от обстановки, перемещаясь либо в надводном положении. При отсутствии угрозы. Либо в подводном, при наличии угрозы, положении. Имея возможность, будучи прикрытыми пирсами в том же порту Кагосима, разгружаться как днём, так и ночью. Проходя, в этот залив, в подводном положении. То надводные корабли, американцы планировали использовать, против продолжавших совершать рейды японских подводных авианосцев. Которые, не смотря на потери, как самолётов, так и самих подводных лодок продолжали совершать рейды. Расширив их географию не только на Тихий, но и на Индийский океаны. Нанеся удары не только по побережью Индии, но и даже Африки. В том числе атаковав самолётами ведомыми смертниками корабли в Суэцком канале. По крайней мере, сбросив на корабли и суда, в канале, бомбы, японские лётчик повели в таранные удары против них и свои самолёты. Что привело к тому, что, для охраны восточного побережья Африки, были использованы и корабли итальянского флота. Вызывая большое напряжение сил у союзников. Особенно пока, в январе следующего года, не начал, пусть и ограниченно, функционировать Панамский канал.
   При этом ожесточение с обеих сторон дошло до такого предела, что на занятой американскими войсками территории не оставалась гражданского японского населения. Американцы видели, и часто вполне справедливо, в японских женщинах, подростках, стариках бойцов ополчения. И открывали огонь по любому, на ком не было, знакомой американцам, военной формы. В ответ японцы просто не брали американцев в плен[5]. При этом обе стороны применяли друг против друга оружие массового поражения. Причём если американцы, не стесняясь, применяли ядерное оружие. То в ответ японцы сначала применили различные болезни. Который равным образом ударили и по ним самим, потребовав применение различных эпидемиологических мер и у самих японцев. После чего пользуясь тем, что их оборона обычно шла по высотам, а оборона американцев обычно проходила ниже по уровню, то японцы стали применять химическое оружие. Что, однако, довольно легко нивелировалось с американской стороны использование средств защиты. Тех же противогазов. И отчасти по этой причине, что японские войска были оснащены противогазами, а также из-за опасения, что химическое оружие потом сойдёт на их же позиции, американские войска химическое оружие практически не применяли. Используя отравляющие вещества, в основном, только для зачистки обнаруженных подземных сооружений. Но зато ядерные бомбы сбрасывали при первой же возможности.
   Но тут американцев ожидали свои проблемы. Нет, Хиросиму они всё-таки разбомбили. Правда, случилось это уже в ноябре и удар, по городу, наносили несколько сотен 'сверхкрепостей'. А атомную бомбу американцы сбросили на Киото. Которой в этот день не повезло. Над Киото в этот день, в отличие от девятого августа, была хорошая погода. И случилось это, когда американцы смогли собрать ещё один боеприпас. Следующей целью, а найти, в доступной, для американских самолётов, зоне достойную, для атомной бомбардировки, цель стало невозможно, стал уже не японский город. Просто, в течение августа и сентября, массированными налётами 'суперкрепостей' были сожжены все оставшиеся целыми крупные города Японии. И поэтому, уже в начала декабря, целью бомбардировки стал один из горных районов, блокированных американской армией на юге острова Кюсю. Правда, попытка применить такого рода боеприпас, для захвата района, в общем-то, оказалась безрезультатной. Пошедшие было в атаку, после применения ядерной бомбы, американские войска смогли было быстро занять район непосредственного применения бомбы. Но как оказалось, подземные сооружения японцев, уже на сравнительно небольшом удалении от эпицентра взрыва, выдержали воздушный взрыв. Защитив находившихся в них японцев. Которые увидев наступающих американцев смогли преодолеть замешательство и стали оказывать американцам упорное сопротивление. А потом, перегруппировав силы, японцы и сами перешли в контратаку, чем уже деморализовали американцев, пошедших через зону взрыва в полной уверенности, что им ничего не угрожает, и восстановили утраченные позиции[6].
   А вот потом американцев ожидали две неудачи подряд. Связанные с тем, что, получив от Ворошилова информацию, про 'отряд 731', базирующийся, в двадцати километрах южнее, Харбина, и уточнив ситуацию, связанную с этим отрядом, советское руководство поставило американцев в известность о существовании этого отряда. Ну и о планах применить бактериологическое оружие уже непосредственно по Западному побережью США. А в результате район посёлка Пинфан, в двух десятках километров южнее Харбина, стал для американцев целью номер один, для атомных бомбардировок. Но японцы уже поняли, какую угрозу несут одиночные 'суперкрепости'. Поэтому, эти самолёты, уничтожались японской ПВО в первую очередь. Плюс, особенно после сброса, в конце июля, на императорский дворец в Токио, так называемой 'тыквенной бомбы', массогабаритного макета атомной бомбы, японский император был эвакуирован из Японии в Корею. В Сеул. В бывший дворец корейского правителя. И этот район оказался прикрыт чуть ли не лучшим районом ПВО, в Японской империи. Который ещё и прикрывал не только императора, но и оставшийся в распоряжении Японии, недоступный для союзной авиации, промышленный район Севера Кореи и в Маньчжурии. При этом, в порты Жёлтого моря, были переброшены и все оставшиеся крупные корабли, в том числе и недостроенные. Всего в Жёлтое море были уведены линкор 'Нагато', корпуса шести повреждённых и не восстанавливаемых авианосцев, различных типов, и такое же количество корпусов недостроенных авианосце. Причём авианосцев, принадлежавших как флоту, так и армии. И двух лёгких крейсеров, не имевших военного значения. Но пригодных для усиления ПВО. А также десяток недостроенных эсминцев. При этом после успешных действий своих подводных авианосцев, японцы вернулись к достройке, из крупных кораблей, только подводных лодок-авианосцев. Правда, всего двух подводных лодок. Большой, 'I-404', затопленной в июле, при девяностопятипроцентной готовности, но спешно поднятой и теперь спешно восстановляемой и достраиваемой. И малой 'I-15', имевшей, на момент приостановке строительств девяностопроцентную готовность. Ещё две подводных лодки, по одной каждого типа, так и остались заброшенными на стапелях. И помимо, двух больших подводных лодок, для японского флота, стали достраивать чуть более десятка малых подводных лодок. Что привело к тому, американцы потеряли две атомных бомбы в районе Корее. Сначала, из-за технической неполадки, 'суперкрепость' сбросила не активированную бомбу севернее Цусимских островов. А потом несущая атомный заряд самолёт оказался сбит над Жёлтым морем. И только с третьего раза, удалось совершить налёт на расположение 'отряда 731'. Уничтожив его. Причём налёт совершали, уже через территорию СССР. Пройдя на цель над Приморьем. С последующей посадкой самолёта на занятой китайцами территории.
   Правда от имени императора Пу-И в СССР был направлен протест, так как дипломатические отношения между СССР и Японской империи были разорваны. Но вот дипломатические отношения с Маньчжоу-Го оказались сохранены. При этом. стремясь не провоцировать советские войска, японцы в Маньчжурии и Корее отказались от проведения в отношении советских военнослужащих провокаций. И граница застыла в тревожной тишине. Японцы опасались дать повод, для начала войны, с СССР. А вот советское руководство оказалось занято совсем другими проблемами. При этом самой ближайшей, к Маньчжурии, зоной активности советского руководства стала Восточно-Туркестанская Революционная Республика. В Синьцзяне. Куда на помощь местным повстанцам оказалась введена Алтайская Добровольческая армия. Общей численностью в усиленную авиацией и бронетехникой бригаду, имевшая униформу и звания некогда белогвардейских частей, но оснащённая и вооружённая техникой, вооружением и амуницией бывшего вермахта. Начиная от стрелкового оружия, которое было только автоматическое или самозарядное, немецкие орудия, миномёты, бронетехнику, включая средние танки, лёгкие самоходные установки, бронеавтомобили и бронетранспортёры, автомобили и даже авиационную эскадрилью. Состоящую из 'Фоке-Вульфов', четырёх единиц '189-ой' и восьми '190-ой' модели. В варианте истребителя-бомбардировщика. Ну и четвёрки лёгких связных Fi-156 'Шторьхов'. И появление столь мощной группировки, пришедшей на помощь войскам Восточно-Туркестанской Революционной Республики, привело к тому, что, к новому году, все земли провинции Синьцзян, оказались заняты войсками республики и алтайскими добровольцами. Вытеснив с этой территории все гоминдановские войска. А само территория и само правительство Восточно-Туркестанской Революционной Республики оказалось признано СССР. Что заставило Чан Кайши отказаться от попытки вернуть эту территорию под свой контроль. Хотя бы до окончания войны.
   Далее на запад, уже на территории Ирана, в советской оккупационной зоне в Иране появились две республики. Демократическая Республика Азербайджан и Республика Курдистан. Известная так же как Мехабадская республика. Что вызвало недовольство иранского шаха. Но наличие, на этой территории, советских войск не позволяло армии шаха вторгнуться в эти районы. Что позволило укрепиться на этой территории, как курдам, так и азербайджанцам. Не подвергаясь сразу натиску шахской армии. Плюс появление курдского государства, пусть и признанного только СССР, способствовало тому, что забурлило население турецкого Курдистана. Которым своё государство было обещано странами Антанты ещё в 1919 году. Но в то время турки смогли подавить выступления курдов и оставить этой регион под своим контролем. Причём не без помощи СССР, который воспользовался противоречиями между турецкими республиканцами и армиями стран Антанты, и сумел тогда взять под свой контроль Закавказье. Хотя и не без потерь в территории, со своей стороны. Армянская республика потерпела в войне с Турецкой республикой сокрушительное поражение. И только ввод, на территорию Армении, советских войск спас народ этого региона от резни, подобной резне греков в Смирне. Но Карская область оказалась под контролем Турецкой республики. Как и территории, обещанные Грузинской и Армянской республикам, из состава Турецкой империи. Что было закреплено договором между СССР и Турецкой республикой.
   Но в ходе Второй Мировой войны позиция Турции, по отношению к СССР оказалась совершенно не дружественной. Что привело к тому, что, по окончанию боевых действий, в Европе, СССР предупредил что договор, срок которого истекает в сентябре, продлевать не будет. И предложил Турции либо заключить договор о союзе, с пересмотром режима прохода кораблями СССР проливов, и наличием советской военно-морской базой в проливах[7]. Либо же вернуть отторгнутые Турцией российские территории. При этом с территориальными претензиями в Турции выступили, как независимые государства, Грузинская и Армянская ССР. При этом последняя потребовала, от Турции, ещё и признать факт резни армян, во время Первой Мировой войны. После чего принести извинения армянскому народу. И выплатить компенсации. Что тут же привлекло благосклонное, для СССР, внимание, к этому конфликту, весьма многочисленной армянской диаспоры за рубежом. А с территории Мехабадской республики, на территорию Турции, стали проникать не только идеи независимости для курдов, но и пошло немецкое оружие. Пусть и не такого уровня, каким оказалась вооружена Алтайская армия. Но карабины маузера и немецкие пулемёты, пусть и времён первой мировой войны, через границу в Турцию пошли. Повышая напряжённость на территории населённой курдами.
   Что, однако, встретило активное противодействие Турции, отклонившей все требования. Ожидавшей что ей окажут помощь Великобритания и США. Но этим странам было несколько не до проблем Турции. К тому же СССР выступил с предложением о возвращении коллективного управления над проливами[8]. Да и вообще терять союзнические отношения с СССР в этот момент никто не хотел. Поэтому эти страны отделались меморандумами, с общими, мало что значимыми фразами. А претензии к Турции, с подачи СССР, обещавшей помощь в реализации их претензий, выказали ещё и Болгария с Грецией. Последняя, в правительство и армию которой, с подачи СССР, выступившем гарантом, что коммунисты не будут создавать угрозу королевскому роду Греции, и поспособствуют процветанию королевства, вернулись коммунисты, испытывая большие проблемы с финансами и продовольствием, потребовала компенсацию за резню греков в Смирне. Причём сумма компенсации была такова, что расплатиться Турция не смогла бы по определению. При этом часть трофеев с вермахта была передана Греции, усилив её сухопутную армию. А болгары потребовали вернуть территории, которые Болгария получила по результатам первой Балканской войны, но потеряла из-за вторжения на её территорию турецких войск во время второй Балканской войны. В ответ на это правительство Турции развернули войска на границах с Болгарией и Грецией, которые, в ответ, тоже подтянул свои войска к границе с Турцией. Группировка турецких войск усилилась и на границе с Ираном. Точнее вдоль границы с Мехабадской республикой. Которая тут же объявила о формировании своей армии и ополчения. Ну и заключила военный союз с Демократической Республикой Азербайджан. Которая тоже выдвинула свои войска к границе с Турцией.
   Произошла реорганизация и советских войск в этом регионе. Тбилисский и Бакинский военные округа оказались объединены в один Закавказский военный округ, под командованием маршала Конева. И в этот округ прибыли новые части. А в состав Одесского военного округа, во главе которого стал маршал Жуков, были переданы части и территория Таврического военного округа. После чего объединённые войска округа, так же получив новые части, стали выдвигаться на территорию Болгарии. После чего советский союз ужесточил требования. Буквально направив ультиматум Турции, суть которого сводился к тому, что необходимо турецкому правительству проявить волю к миру и удовлетворить возникшие к Турции претензии. Ну и ещё вернуть, в состав Сирии, переданные Турции, в тридцать девятом году, район города Хатая. Или как он был назван в советском меморандуме Александретты. Что тут же делало участниками конфликта Францию. Куда сразу же была направлена делегация, для проведения политических консультаций. Ну а правительства Великобритании и США оказались уведомлены, что из-за возникшего с Турцией кризиса, из-за отказа ею изменить режим прохода советскими кораблями проливов, согласно Потсдамской конференции, до его завершения СССР не сможет начать боевые действия с Японской империей. В общем, воспользовавшись этим кризисом, СССР снова отодвинул своё участие в войне на Тихом океане.
   Ну а в Восточной Европе шли совсем другие процессы. И тут страны, занятые советскими войсками, можно было бы разделить на два вида. Первые, это страны, которые в ходе войны оказались союзниками. Польша, Чехословакия, Югославия. С этими странами были сразу же заключены новые договора. Которые предусматривали, что в правительства этих стран войдут как представители правительств, созданных СССР, так и существовавших в изгнании. В основном в Великобритании. Ну, кроме Югославии, где одновременно прошла гражданская война, и все противостоящие коммунистам силы были изгнаны. Но в Чехословакии и Польше были созданы если так можно сказать объединённые правительства. Которые и объявили войну Японии. И все их воинские контингенты, оказавшиеся в составе войск союзников, убыли на Тихий океан. Куда направили и все, так называемые антисоветские элементы, оказавшиеся на территории занятой СССР. Так что для прозападных поляков и чехов, со словаками, война продолжилась. А, из-за ведения ими боевых действий, на территории этих стран остались советские войска. И на этих территориях начались подготовка к восстановлению нормальной жизнедеятельности. Причём не только политической, с выбором парламента и глав государств, но и с привязкой новой версии их промышленности и сельского хозяйства к экономике СССР. Именно СССР предоставил им целевые кредиты. Под которые, именно в СССР, было развёрнуто производство всего необходимого, для восстановления экономики этих стран. А для товаров из этих стран оказался открыт рынок СССР. Причём взаимно, они открывали рынок товарам из СССР, а рынок ССР был готов принять их товары. Ну а гарантиями стали, не только участие СССР в собственности ведущих предприятий этих стран, с владением там весьма приличных пакетов акций, но и, пункты в договорах, по которым назначение глав государств, глав правительств и ведущих министров, было возможно только по согласованию с СССР. Что было завуалированно требованием обязательного наличия, в правительствах этих стран, представителей левых сил. И не обязательно коммунистов. Например, в Югославии советское руководство настаивало на появлении партий социал-демократов и анархистов.
   А вот по отношению к странам, воевавшими против СССР, политика была более жёсткая. Финляндия, Румыния, Болгария, Венгрия, ну и советские зоны оккупации в Германии и Австрии, оказались заняты советскими войсками. С этих стран стали взыматься репарации. В зависимости от их участия в войне. И тут больше всего повезло Болгарии. Репарации с неё в СССР простили. Плюс в ней, да и в Румынии, были монархии. И с королями, этих государств, с которыми СССР тут же и заключил договора. Как о завершении войны, так и о союзе. И эти договора полностью подключали политику и экономики этих стран к СССР. Взамен Румыния и Болгария получили гарантии, для своих монархов, кредиты на восстановление и развитие, с их гарантиями, для СССР, в виде акций ведущих предприятий, и территорию СССР, в виде рынка, для сбыта для своей продукции. Открывая свои рынки, для советских товаров. И в этих странах начались подготовки для проведения демократических выборов. С широким участием левых сил. Но и опять же, с утверждением глав правительств, и ведущих министров в них, правительством СССР. Через действующих монархов. Которым СССР давал, по договору, разрешение утвердить, в должности, этих людей. Схожие процессы, но с учётом того, что это была республика, начались и в Финляндии. И договор, о мире и союзе, должно было, с СССР, заключить уже вновь образованное, и утверждённое, выбранными, уже по новым требованиям, парламентом и главой государства, правительство. Но и там начинались процессы, по интеграции экономики этой страны, с экономикой Советского Союза. Пусть все эти страны и планировалось оставить капиталистическими, но, так сказать, с большой социальной ответственностью.
   Ну а отношения с Венгрией, и оккупационными зонами, в обоих германских государствах, определялись уже оккупационными администрациями в этих странах. Хотя подготовка, к демократическим выборам, в них, с последующим формированием органов власти, и всё-таки заключением, с этими странами, новых договоров, начиная с договоров о мире, тоже шла. А вот их экономическое включение в орбиту СССР началось явочным порядком. И не ограничивалось ни какими условностями. Хотя нельзя было сказать, что это шло во вред большей части населения этих стран. Имевших перспективу, как в получении ресурсов из СССР, так и на рынке этой страны. А вот СССР получал перспективы на их рынках. Подключая эти страны к себе не только политическим или военным образом, но и экономически. И вот на этих событиях и закончился один, а потом и начался другой год, продолжавшейся Второй мировой войны.
  
  2
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   [1] Численность вооружённых формирований этого прояпонского правительства, носившего, как и режим Чан Кайши, название Китайская республика, достигала 1 миллиона человек.
   [2] Указывается, что взрывающихся катеров всех типов, как армейских, так и флотских, было построено, к сентябрю 1945 года, порядка 6000 единиц. Всего планировалось построить до 12000 взрывающихся катеров.
   [3] Всего для японского флота было построено 60 сверхмалых подводных лодок типа А, к сентябрю 1945 года погибло 23 таких подводных лодок, 1 типа В, 15 типа С, из которых, к сентябрю 1945 года, было потеряно 8, 115 типа D, самые совершенные из подобных лодок, 1 подводный минный заградитель типа М. И 213 сверхмалых подводных лодок типа Kairyu. Ещё 207 подводных лодок этого типа, на сентябрь 1945 года, находилось в постройке. А всего было заказано 760 подводных лодок типа Kairyu.
   [4] Десантных плашкоутов разных типов, как армейских, так и флотских, в Японии, было построено, на начало сентября 1945 года, - 3229 единиц.
   [5] При штурме Иводзимы, из порядка 20500 - 21000 защитников острова, в плен, к американцам, попало всего 216 человек. До 3000 человек считаются эвакуированными. Остальные погибли. Во время боёв за Окинаву, численность японской армии, на начало боевых действий составило порядка 76000 человек. Их поддерживали порядка 40000 местных, в качестве резервистов и ополченцев. При этом общее количество гражданского населения Окинавы оценивалось в 300000 человек, включая и резервистов с ополченцами. Общие потери Японии, включая и погибших моряков, за бои на Окинаве, оцениваются в 77166 убитых военнослужащих, плюс порядка 30000 местных ополченцев. Всего в плен к американцам попало порядка 7400 военнослужащих. Из гражданского населения общее количество погибших, в том числе и совершивших самоубийство оценивается более чем в 100000 человек. Потери американцев за время боёв составили 12 373 погибшими, 38 916 ранеными, при этом, боях за Окинаву 48 % американских солдат было контужено, а около 14000 были демобилизованы, после боёв, из-за нервных срывов.
   [6] Хорошим примером психологического состояния японцев, того времени, является пример поведения человека, Цутому Ямагути, официально пережившего оба ядерных взрыва. Есть ещё несколько случаев, когда люди уверяют, что попали под удар двух атомных бомб, но официально признаётся только случай с этим, в августе 1945 года, 29-ти летним инженером-судостроителем, и который 6 августа находился в командировке в Хиросиме. Оказавшись в 3 километрах от эпицентра взрыва. После чего он, придя в себя, добрался до бомбоубежища, где оказывал помощь другим пострадавшим. Считая, что ему ещё повезло, и его ожоги и раны, менее ужасны, чем у других. А на следующий день сел, на поезд, идущий в Нагасаки. Заметим, что японская железная дорога не прервала свою плановую работу. Приехав домой 8 августа. И будучи перевязанным в госпитале, куда он зашёл за помощью, направился домой. А утром 9 августа отправился на работу. Где оказался под вторым ядерным ударов, в своей жизни. После чего он, первоначально уйдя домой, где удостоверившись, что дом полностью разрушен, но все члены семьи живы, вернулся на работу. После чего долго отказывался от льгот, положенных ему как пострадавшему от ядерных ударов, считая себя пострадавшим меньше многих других. Умер в 2010 году, в возрасте 93 года.
   [7] Вопрос о пересмотре конвенции Монтрё, был поднят советской делегации на Потсдамской конференции. И в её решениях было предусмотрена, что эта конвенция, регулирующая проход проливов должна быть пересмотрена. Но после этого не случилось до сих пор.
   [8] До начала 30-х годов проливы, и Стамбул, находился под управлением сначала Антанты, в первую очередь британцев, а потом и Лиги Наций. Окончательно его вопрос, с передачей Турции, был решён только в 1936 году.
  
   []
  
Оценка: 6.74*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"