Джонс Джулия: другие произведения.

Меч из красного льда.Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
   8
  
   Повозка, запряженная двенадцатью лошадьми
  
   - Рейна. Что ты об этом думаешь?
   Рейна Черный Град проследила за взглядом Анвин Птахи через земли Черного Града на юг. Они стояли на заброшенной галерее лучников, что притулилась на южной стене круглого дома. Длинноголовый сказал, что никто не бывал здесь десятилетиями, и Рейна могла понять, почему. Галерея была построена на наружном куполе военачальником Эваном Черным Градом. Сын Эвана убил последнего короля Дхуна, и Эван боялся возмездия. Среди множества спешно построенных оборонительных укреплений была кольцевая стена, которая окружала Круглый дом на расстоянии двухсот футов, сторожевая башня в шесть ярусов, построенная на вершине Раскопанного Холма в восточном сосновом частоколе, и ряд ям-ловушек и других земляных хитростей вдоль границы Дхуна с Черным Градом, насколько знала Рейна, эти ловушки сгубили немало овец. Прошло пять веков, а какие-то выдумки Эвана по-прежнему стоят. Судя по трещинам в каменной кладке и легкому колыханию выступа, далеко за ними ходить не надо.
   Спокойно. Здесь было хорошо. Дул странный восточный ветер, порывами ломая каменные сосны и уплотняя вокруг них остатки старого снега. Краснохвостый ястреб скользил на потоках нагретого воздуха, высматривая через голые ветви Старого леса ласок и другую мелкую добычу. Небо было ясным, и светило холодное и блестящее солнце. С вершины круглого дома видно было на лиги вокруг.
   И никто, кроме человека, стоящего рядом, не услышит, что ты говоришь. Рейна взглянула на свою старую подругу, заведующую хозяйством клана Анвин Птаху. Анвин старела. Ее обветренное лицо было покрыто морщинами, а в глазах стояла влага. Не в первый раз Рейна спрашивала себя, почему Анвин настолько загоняет себя. Она никогда не была замужем, не имела семьи, о которой бы Рейна знала, но у нее было больше целеустремленности, чем у кого-либо еще в целом клане. Когда она не выпекала хлеб на две тысячи человек, она разделывала туши убитых зимой животных в мясном погребе, доила овец в молочной, потрошила угрей на кухонном дворе, общипывала гусей в птичьем сарае, перегоняла старку в винокурне, или мастерила стрелы в мастерской. Ее жизнью был клан. Сравнивая самоотверженность Анвин со своей собственной, Рейна находила свою недостаточной. Тем не менее, это была она, Рейна Черный Град, кто в мясном погребе произнес:
   Вождем буду я.
   - Вон там, - сказала Анвин, мотнув подбородком на юго-запад, - на опушке.
   Рейна посмотрела снова, и на этот раз она увидела, как что-то появляется из темно-зеленого скопления сосен на юге. Упряжка из двенадцати лошадей тянула военную повозку к круглому дому. Повозка была сложена из цельных ошкуренных бревен, отсвечивавших на солнце красным, и вес ее был так велик, что для ее поддержки потребовалось шесть колесных осей. Из трубы, сооруженной в центре крыши, сгустками шел черный дым. Пара стрелков с заряженными арбалетами рыскала по плоской деревянной крыше, и дюжина до зубов вооруженных всадников создавали живой щит вокруг повозки и упряжки.
   - Ты видишь их цвета?
   Рейна покачала головой:
   - Темные, это все, что я могу сказать.
   Они молча смотрели, как огромное, дымящееся чудище накренилось и покатилось по неровной поверхности дороги на пастбище. Рейна подумала, что Анвин ощущала ту же степень беспокойства, что и она. Еще с тех пор, как начались войны между кланами, все дороги в клановых землях находились под мощной охраной. На ключевых поворотах и разъездах были поставлены укрепления. Ничто не могло появиться рядом с круглым домом без разрешения. Так кто это разрешил? И почему они с Анвин нио чем не знали?
   - Это, вероятно, какая-то военная хитрость, привезенная для защиты Ворот Краба, - Анвин повернулась к повозке спиной и взглянула Рейне в глаза. Внезапное движение заставило лисий амулет, висевший на ее шее, выскочить из-под выреза платья.
   - Первая тысяча уезжает на рассвете. Мейс только что сказал Орвину, что намерен ехать во главе.
   Рейна медленно кивнула, позволяя новости улечься. Она надеялась, что ее муж будет вести военный отряд, отправляющийся к Ганмиддишу, но до сих пор не была в этом уверена. С тех пор, как Арлек Байс и Клег Троттер вернулись от Крабьих Ворот, круглый дом готовился к войне. Оружие, броня, кони, мулы, повозки, припасы - все должно быть собрано и увязано. Мейс взял на себя ответственность за планирование, но когда его спросили, собирается ли он сам ехать на защиту Ганмиддиша, он уклонился от ответа. Он был волком, нельзя забывать это. Скрытность была одной из его сущностей. Как смогут враги устроить заговор против тебя, если они не знают твоих планов?
   - С уходом Мейса мы будем в состоянии вернуть какой-то порядок в наш дом. - Это после той ночи в мясном погребе ближайшая подруга Анвин перешла к открытой критике вождя Града. Похоже, она могла и еще добавить, но Рейна, заговорив, прервала ее.
   - Ремонт идет хорошо. Как только остатки Градского Камня будут убраны, мы сможем заделать восточную стену.
   - Если они когда-нибудь будут убраны, - парировала Анвин. - Тот человек, который может решить судьбу камня, уезжает на рассвете с восходом солнца. Это наша душа лежит здесь, превращенная в пыль. Как он может стоять в стороне и смотреть, как ее уносит прочь?
   - Тс-с-с, - прошептала Рейна. Даже здесь она беспокоилась о доглядчиках мужа. Маленькие мышки с ласкиными хвостами.
   - Если Мейс уезжает завтра, не приняв решения, это неплохо нам подойдет. Я буду решать, что будет сделано. Я присмотрю, чтобы останки шестнадцатого священного камня Черного Града были похоронены с должным почетом. Я, жена двух вождей. И как только это будет сделано, я отправлю отряд на восток, в Транс Вор, и прикажу им вернуться с новым камнем.
   Рейна вряд ли знала, откуда пришли эти слова. До последнего момента, пока она не проговорила их, она была совершенно против вмешательства в судьбу священного камня. Вот как работает власть, она представляла. Разгляди возможность и воспользуйся ею.
   Мышцы на полном лице Анвин сжались, и Рейна испугалась, что сделала ошибку. Тем не менее, хозяйка клана просто кивнула:
   - Достаточно честно. Кто-то должен это сделать.
   Рейна поискала серые глаза Анвин, но та отвела взгляд. Я потеряю друзей, поняла она. Начни претендовать на власть, и люди будут осуждать тебя. Рейна вдруг очень захотелось пробежать через весь круглый дом, найти Дагро и крепко прижать его к своей груди. Было так легко вызвать в воображении его запах - запах лошадей и дубленой кожи, и тот прекрасный аромат жизни, что был его собственным. Боги, как она скучала по нему. Она не хотела такого. Неужели Анвин на самом деле подумала, что она хочет быть вождем? Она все бы отдала, чтобы вернуть мужа обратно, охотно пошла бы и всю оставшуюся жизнь жила в горной пещере с дикими племенами и не ела ничего, кроме кроличьих лап и древесной коры. Но вспять время повернуть невозможно. В детстве ей рассказывали истории о драконах и колдовстве, и истории о великанах, где лесной народ похищал детей, когда они спали, и утаскивал их в зачарованные миры, где злые колдуны превращали людей в камень, и где боги голыми руками сокрушали целые армии, а на следующий день строили стены из костей. Ни одна из этих чудесных, невероятных историй никогда не упоминала время, повернувшее вспять. Никто не осмеливался предлагать ложные надежды.
   Анвин могла читать мысли людей, решила Рейна, так как она произнесла:
   - Последние месяцы нелегко дались каждому из нас, Рейна. Гибель любимых. Война. Нужда. И теперь камень. Тем не менее мы - Черный Град, первый из всех кланов, мы не прячемся и не скрываемся, и мы отомстим.
   Волоски на руках Рейны встали дыбом. Клич клана. Вытянув руку, чтобы не упасть у каменной балюстрады, она позволила восточному ветру пробежать по лицу. Она ощутила запах сосновой смолы и замерзшей земли. Да, она хотела отомстить. Ее муж лежал убитым в холодной крови. Ее тело было осквернено. Шор Гормалин, человек, который защищал бы ее, убит выстрелом в затылок. И что она, Рейна Черный Град, сделала, чтобы исправить это зло? Ничего. Она разделила постель с человеком, который это сделал.
   Божья сестра, кем я позволила себе стать?
   Глубоко выдохнув, Рейна рассматривала Анвин. Было непривычно видеть побелевшие поперечные сечения лисьей кости. Клановая хозяйка постоянно держала свой амулет спрятанным. Люди часто совершали ошибку, предполагая, что амулетом Анвин должна быть какая-то птица - фазан, индейка, стервятник, ястреб - но это было не так. У Анвин была лиса. Долгие годы Рейна не знала этого, так как амулеты были личным делом, и считалось дерзостью спрашивать кого-либо прямо, какой дух покровительствует ему. Вместо этого можно было выяснить через друзей и близких. Амулеты большинства знали вдовы, ведя свой подсчет вечерами вокруг очага. Именно Бесси Флап сообщила Рейне, что у Анвин была лиса. 'Чудаковатая она, наша Анни. На виду шум-гром, суета, а внутри спокойна, как лиса.' Бесси была мертва, погибла во время разрушения. Рейна никогда не сталкивалась с тем, чтобы сказанное ею не было верным.
   - Почему ты подталкиваешь меня, Анни? - спросила Рейна, удивляясь снова. - Из всего круглого дома, полного людей, почему я должна быть тем, кто сместит его?
   Анвин положила руку на юбку, чтобы помешать ветру забраться под нее. Когда она заговорила, обычные интонации исчезли из ее голоса, обнаружив глубокое, ясное звучание.
   - Кто еще? Дагро не единственный, кто погиб в Пустых землях. Мет Ганло, Тем Севранс, Джорри Шенк - все могли быть вождями. Шор Гормалин был убит месяцем позже. Кто остался? Орвин утверждает, что слишком стар. Подходящие люди, вроде Корби Миза и Баллика Красного, преданы своему вождю. Кто-то должен ему противостоять. Черный Град должен быть спасен.
   - Я родилась в Дрегге.
   - Скажи мне еще, что ты не считаешь себя черноградкой.
   Рейна не могла. Она прожила в этом доме семнадцать лет. Черный Град был ее жизнью.
   Всмотревшись вдаль, она увидела, что военная повозка застряла в колее. Возница спешился и хлестал по охвостью ведущую пару лошадей, а четверо вооруженных охранников упирались спинами в заднюю дверь. Повозка дернулась в сторону, и затем снова опустилась вниз. Спешились еще несколько охранников. Рейна все еще не могла определить их клан. Баннен, Дрегг, Харкнес и Скарп - все надевали в дорогу темные цвета.
   Мыслями Рейна вернулась к Анвин. Подстраивает, решила она наконец. Вот как она себя почувствовала. Использование Анвин кланового девиза было мелким ударом в спину. Анвин была настоящим зачинщиком. Это она устроила сегодня эту встречу, а до этого встречу в мясном погребе. И это она пригласила Орвина Шенка и жену вождя, а затем откинулась на спинку стула и ждала, чтобы увидеть, кто готов говорить об измене. Глядя в открытое, рыхлое лицо Анвин, причину понять было трудно.
   - Что ты хочешь от этого? - спросила наконец Рейна, устав думать.
   - Ничего, - Анвин держала себя ровно.
   Рейна изучала ее. Можно сказать правду, решила она, и оставить кое-что про запас. В таком случае она не может быть уверена.
   - Мне нужно знать, за кого ты, Анни.
   Клановая хозяйка перекинула свою длинную поседевшую косу за спину.
   - Я с Черным Градом, Рейна. Пока ты лучшая надежда для этого клана, я стою рядом с тобой.
   Рейна вздрогнула. Это была вся правда полностью, и она не была утешительной. Анвин будет с ней, пока одобряет ее действия. Вдруг устав, Рейна повернулась спиной к Анвин и направилась к низенькой чугунной двери, которая вела к очагу вдов. Пригнувшись, она проскользнула внутрь. В комнате было жарко и полно людей. Хэтти Заяц поставила ногу на отверстие ткацкого станка и повернулась взглянуть на жену вождя. Меррит Ганло и один из ребят Шенка передвигали рабочий стол к стене. Две девушки кланницы, стоя на полу на коленях, сворачивали ковер, третья протирала льняным маслом одну из стоек-распорок, и стройная и прелестная Мойра Лал, присев у жирного черного очага, подбрасывала щепки в огонь.
   Рейна отошла в сторону, чтобы дать Анвин войти в комнату. Меррит быстро кивнула им обеим.
   - Будьте готовы послезавтра, - оборвала она.
   У Рейны ушло мгновение, чтобы понять, что Меррит заведовала вопросами по подготовке к размещению оброчных кланников. Предводительница вдов стоптала все каблуки в последние дни, но Рейна и без ссылок на это хорошо знала. Работа сейчас делается; она была благодарна за это.
   Анвин положила руку Рейне на плечо.
   - Я лучше отправлюсь обратно на кухню. Поставлю вторую выпечку сегодня. Военному отряду нужен хлеб.
   Рейна вышла из комнаты за ней. Когда резные деревянные двери закрылись за ними, и они остались наверху лестницы одни, она сказала:
   - Я использую отсутствие Мейса, чтобы изменить положение дел в этом доме, но ты не дави на меня. Я уважаю тебя, Анвин, и мы были подругами долгие годы, но не считай, что из-за того, что ты подтолкнула меня к этому, я нахожусь под твоим контролем. Хозяйкой себе я буду сама.
   Секунды шли. Рейна могла слышать, как обширный каменный лабиринт круглого дома оседал под тяжестью собственного веса. Выражение лица Анвин было трудно понять. За то время, что она пробиралась через балконную дверцу, она спрятала свой лисий амулет. Наконец она открыла рот и кивнула:
   - Тебе нужна помощь, и я здесь.
   Рейна не выдала облегчения. Удивительно, она больше не чувствовала усталости. Мейс покинет круглый дом. Завтра. Пока он будет отсутствовать, управлять кланом будет она. Это ее обязанность, как жены вождя. Как только пробоина в восточной стене будет заделана, она попросит Длинноголового построить великолепный высокий укрепленный амбар, и как только он будет готов, она разместит там скарпийцев. Уберет их из своего дома.
   - Спасибо тебе, Анвин, - сказала она.
   Анвин засуетилась. Что-то она сделала с плечами и грудью, и возвратилась маска, подобающая почтенной женщине.
   - Не могу стоять здесь и сплетничать целый день. Хлопотное время. Дурное и хлопотное.
   Она оставила Рейну на верху лестницы. У Рейны закружилась голова, достаточно сильно, чтобы потерять равновесие. Это другая сторона власти - она ударяет в голову.
   Неожиданно ей показалось, что этим днем можно наслаждаться, а не терпеть его. Ей захотелось пойти и поговорить с Длинноголовым об остатках камня, намекнув, что в ближайшее время что-то будет сделано. Потом ей нужно нужно будет проверить размещение скарпийцев в ее старых покоях. Там плохой приток воздуха, и ей нужно убедиться, что никто не протащил печек для готовки. После остаток дня будет в ее распоряжении. Может быть, она оседлает Мерси и прогуляется к Веджу. Отдаст дань уважения погибшим лошадям, что там похоронены. Позже она будет нужна на присяге кланников.
   Тысяча воинов выезжает завтра. Ее присутствие ожидается ими.
   - Леди.
   Рейна подскочила. Повернувшись кругом, она увидела Бева Шенка, который выходил из вдовьего очага. Он помогал Меррит передвигать тяжелую технику на хранение. Беву было не больше двадцати, но, как все Шенки, он уже начинал терять волосы. Он был новиком, обученным работе с молотом, и его амулетом был белохвостый олень.
   - Могу я поговорить с вами?
   Он был почтителен, как и подобало новику, когда он сталкивается с женой вождя.
   - Конечно, - рассудительно ответила Рейна.
   Бев смотрел на свои сапоги. Затылок у него обгорел и облезал. Кожа у Шенков всегда плохо переносила солнце.
   - Это о Дрее... - он боролся с собой мгновение, и затем выложил: - Мы с Гримом едем завтра в Ганмиддиш, и мы не знаем, что сказать ему про Битти.
   Известие пришло из Черной Ямы пять дней назад: Райф Севранс убил присягнувшего кланника в шахте. Брат Дрея был Увечным. Желудок Рейны мягко сократился. Так много потерь. Когда этому придет конец?
   - Ты должен сказать Дрею правду. Скажи это прямо. Вы потеряли брата в тот день. И он тоже.
   Она могла сказать, что это была новая мысль для юного новика. Райф Севранс был потерян для клана еще основательнее, чем Битти Шенк. Про Битти могут вспоминать, рассказывать о нем с уважением и любовью друзья и родственники. Дрею никогда не будет позволено назвать имя брата снова. Райф Севранс был предателем своего клана.
   Бев нахмурился, подумал немного, затем медленно начал кивать.
   - Да, леди. Да.
   Рейна положила ладонь ему на плечо:
   - Битти учил меня вязать ловушки, однажды утром, когда он пришел на Песчаный Ручей со мной и Эффи. Мы не поймали ни одной рыбешки, но не в этом дело. Битти терпел наши насмешки. Ты знаешь Эффи: пришлось вытаскивать ее из круглого дома со скандалом. Но она любила Битти, и я клянусь, что к тому времени, как Битти переходил ручей вброд, трезвоня свою особую подманивающую рыбу песню, она совершенно забыла, что была снаружи.
   Бев, сглотнув, слегка улыбнулся.
   - Стихотворение без рифм, - сказал он чуть позже. - И мелодии тоже не было.
   - Не было. И не помогло поймать ни одну рыбку.
   Они оба рассмеялись. В глазах Бева стояли слезы. Он был слишком молод для этого. Как и она.
   - Поезжай завтра с гордостью, Бевин Шенк, - сказала она, убирая руку. - Мы Черный Град, и Каменные Боги создали нас первыми. Когда мы умираем, они радушно принимают нас обратно.
   Ореховые глаза Бева смотрели в ее. Он удивил ее, поклонившись в пояс.
   - Вы добры к нам, леди. Добры к нашему клану.
   Она пожелала от всего сердца, чтобы он был прав. Ее сомнения должны касаться только ее самой. Этот мальчик уже потерял троих братьев. Завтра он отправится с подкреплением к Дрею Севрансу и Крабу Ганмиддишу к Крабьим Воротам. Она не могла отправить его на войну без надежды.
   - Клан будет держаться, пока вы не вернетесь.
   Это было обязывающее обещание, она поняла это, как только произнесла его. Тысяча человек уезжали завтра; они должны были иметь что-то веское, чтобы вернуться. Она, Рейна Черный Град, должна создать уверенность в этом.
   Бев принял ее слова с торжественным поклоном. Уходя, он направился вниз по полной сквозняков лестнице, без сомнений прокладывая путь к Большому Очагу и присягнувшим кланникам, которые там собрались.
   Рейна держалась прямо, пока он не скрылся из виду. Она перевела дыхание и замерла, восстанавливаясь. Время шло. Голоса людей, зовущих наружу, детский смех, собачий лай, стук топора, разрубающего дерево, закрываемых и открываемых дверей, и шаги, тысячи шагов, просачивающиеся на самый верх дома. Кто-то вышел из стен вдов, пройдя прямо рядом с ней. Порыв ветра, закручиваясь по лестнице, принес запах жареного лука и бараньих отбивных.
   Это заставило ее двигаться. Ощутив голод, она спускалась по лестнице. Как всегда, когда она добиралась до нижних уровней круглого дома, ей нужно было скрывать неприязнь. Когда-то чистые, отдающиеся эхом переходы были превращены в загаженные стоянки. Скарпийцы и их женщины продолжали жечь свои вонючие масляные лампы, позволяя свои паршивым домашним собакам бегать без присмотра, приседая и гадя у всех на виду. Группа скарпиек угощалась бараньими отбивными, подбирая соус свежим хлебом Анвин. Рейна отвела взгляд, когда прошла их, но не раньше, чем увидела, что пили они 'Сияние Дхуна' Гата Мердока. Она узнала бы эти старые козьи рога где угодно - он увел их у нее лет десять назад. Четыре коричневых с подпалинами цилиндра, покрытых глазурью, которые когда-то были наполнены нежным содержимым. Дагро купил ей их во время встречи кланов в Иль Глэйве. Она давно смирилась с тем, что Гат Мердок предъявил на них права. Гат есть Гат, и в каждом клане есть кто-то вроде него. Здесь было другое. Это было воровство. Никогда за миллион лет Гат не даст чужакам пить свое пиво. Щедрость для состарившегося мечника была идеей просто непостижимой. Нет. Кто-то нашел, понравилось, и стянул.
   Скарп. Они были как термиты, разгрызающие дом Черного Града, подрывая его основы. Рейна задумала вернуться назад и вырвать Дхунское сияние из костлявых скарпийских ручонок. Их пятеро против нее одной? Похоже, не лучшая идея. Даже если бы она победила, достоинство будет потеряно. Новости о жене вождя и ее схватке с кучей скарпийцев обеспечат круглый дом сплетнями, которых хватит на целую неделю.
   Он поспешила дальше. Когда она добралась до первого этажа, то нашла пятнадцатифутовую парадную дверь отведенной и открытой, и толпу оброчных фермеров и присягнувших кланников, слоняющихся вокруг прихожей. Черный грязный снег, нанесенный подошвами сапог, пятнами покрывал пол, и взрослые люди оскальзывались. Шагнув обратно вверх на лестницу, Рейна поискала дружеское лицо. Судя по всему, прибыл вестник. Стройный молодой кланник, в шапке из меха сурка и куртке, задубевшей от дорожной грязи, появился в центре внимания. Высмотрев помятую голову Корби Миза, Рейна поманила молотобойца.
   - Что происходит? - спросила она, когда Корби Миз проложил к ней путь через толпу.
   Корби был одет в тонкий серый шерстяной плащ, который сшила ему жена Саролин. Предназначенный для ношения поверх боевой брони и полного набора оружия, он потребовал в итоге три куска ткани. Когда Корби передвигался, это выглядело как его тень.
   - Прибыл Джемси от Даффа. Дом Дхуна взят Робби Дан Дхуном. Пенго Бладд захватил контроль над Визи, и направляет войско к югу, навстречу горожанам.
   Рейна моргнула. Вот это новости. В дни после Разрушения Черный Град занимался внутренними делами, как животное, зализывающее раны. Однако мир не остановился, когда священный камень разбился вдребезги. Вот доказательство. Пытаясь понять то, что она только что услышала, она сказала:
   - Я думала, что Визи уже управляется Бладдом.
   Рейна потянулась потрогать измельченный священный камень на талии, и должна была остановить себя. Священный камень был мертв, для нее там нет никакого утешения.
   - Почему Робби не отправил людей на помощь дяде?
   Корби издал горлом неприятный звук.
   - Робби Дан Дхуну все равно. Поговаривают, что это он спланировал все таким образом. В то время как Скиннер был занят атакой на Визи, Робби был свободен, чтобы тайком напасть на Дхун.
   - Нет. - Рейна не могла в это поверить. Нет кланника, способного сознательно отправить парней своего клана на верную смерть. Это был грех, и Каменные Боги не простят его.
   Корби торжественно кивнул, следуя ее мыслям.
   - Молись, чтобы он никогда не стал нашим союзником.
   Рейна бы стала.
   - Пенго захватил контроль над Визи, - продолжал молотобоец. - Он старше Ганро, и выше рангом. Джемси говорит, что он не позволяет младшим головы поднять. Пара дней для отдыха его команде, и он выступит к Ганмиддишу.
   - Милостивые Боги. Так быстро.
   - Когда человек побеждает, Рейна, это кое-что в нем меняет. Делает его сильным и решительным. - Корби смотрел на главный вход, по мере того, как прибыла новая группа воинов. - И помни, Пенго узнает сейчас, что Собачий Вождь был разгромлен. Владения Дхуна потеряны. Пути назад нет.
   - Что будет дальше? Поедем ли мы по-прежнему защищать Ганмиддиш?
   - А какой выбор у нас есть? Вождь Краба принес клятву Черному Граду. Ганмиддиш находится под нашей защитой. В этот самый час черноградцы идут к Крабьим Воротам.
   Рейна перевела дыхание. Это становилось рискованным делом. Только семь месяцев назад земли кланов жили в мире. Продолжалось старое соперничество, границы были спорными, права на воду были объявлены и защищены. Были стычки, были захваты лошадей и коров, но открытой войны не было. Год назад Дагро стоял в покоях вождя под этим самым залом и говорил ей, что после того, как вражда между Орлем и Скарпом окончена, он считает, что как вождь добился успеха. 'Клановые земли сейчас остаются спокойными. Наши мальчики воспитываются далеко, в Хадде и Колодезе, мы обменялись подарками с Фризом, Собачий Вождь стареет и смягчается. Скоро мне будет совсем нечего делать, кроме как оставаться в постели с моей прелестной молодой женой.'
   Он не мог ошибиться сильнее.
   - Нам придется послать людей больше, - сказала она.
   - Да, - согласился Корби. - По крайней мере, еще тысячу. Может быть, больше. - Мыслями он уже был не с ней, поняла она. Он думал о Дрее Севрансе, Быке-Молоте, Томе Лоулессе, Лоудроу, Рори Клите и двух сотнях других черноградцев, которые стояли гарнизоном в Ганмиддише. Он ждал своего вождя, желая решить вопросы и встать на путь их защиты.
   Ей стало стыдно, потому что она не могла удержаться от мысли: Пожалуйста, пусть это не задержит отъезда Мейса. Ему было бы так легко решить послать первую тысячу на юг, а самому отправиться со второй группой. Можете ее проклясть, но она не думала, что сможет остаться с ним лишний день. Просто отдохнуть, положить голову на подушку и не тревожиться о том, что может принести следующее мгновение. С того дня в Старом лесу она не знала покоя. Всегда было: что еще приготовит Мейс дальше? Знает ли он, что я думаю? Может ли он сказать, как сильно я его презираю?
   Рейна расправила плечи и заставила себя уйти от темных мыслей. Если они так сильно ее занимают, то он победил.
   - Где мой муж? - спросила она Корби.
   Молотобоец распустил бугры огромных мышц выше локтей.
   - Как только он проследит, чтоб большой фургон съехал с пастбища, он отбывает. Он его сейчас сопровождает.
   Рейна взглянула на дверь. Она слышала голоса снаружи, но не могла ничего разглядеть, кроме большой толкотни кланников на пороге. Она услышала, как спрашивает спокойным голосом:
   - Ты знаешь, что в этом фургоне?
   Корби покачал своей мятой головой:
   - Я лучше пойду, Рейна. Встретишь его у двери.
   Восточный ветер стонал по круглому дому, прижимая людские плащи к ногам и задувая факелы. Со своего места, третьей ступени вверх, Рейна могла видеть большой круг прихожей. Она смотрела, как Корби обходил толпу, слышала гул, как что-то тяжелое приближалось.
   Вдруг раздался сильный толчок в дверь. Рейне показалось, что она слышала голос Мейса, но она не была в этом уверена. Кланники выкрикивали новости.
   - Бладд идет в Ганмиддиш! Дхун отбит!
   Сердце Рейны билось глубокими, мощными толчками. Лампу рядом задуло, затем другую. От них тянуло крепким черным дымом угасания. С другой стороны дверного проема проходили переговоры. Она знала, что Мейс сейчас там, его присутствие можно было определить по безмолвию. Люди успокаивались, когда слушали.
   Один кланник одобрительно крикнул. Его поддержал другой, и вскоре больше ста человек уже кричали:
   - Убей Бладд! Убей Бладд! Убей Бладд!
   Мейс обрадовал их. Он, должно быть, заговорил снова, так как шум быстро затих. Группа молотобойцев откололась и направилась через круглый дом с заданием. Корби Миза среди них не было. Рейна подавила желание бежать за ними и узнать, что происходит. Ей было невозможно узнать и невозможно не знать, ее разум метался туда и обратно, как лодка в бурю.
   Следующим прошел внутрь Орвин Шенк. Его лицо и уши горели. Когда он пересек прихожую, он увидел ее, но быстро отвел глаза. Как во сне, Рейна начала спускаться с лестницы. Люди расступались перед ней, открывая ей проход к двери. Она была женой вождя, но порой она забывала ценность этого звания. У скарпийцев не было уважения к ней, но здесь была толпа черноградцев, а не скарпийцев. Шагая по пространству, которое они освободили для нее, Рейна почувствовала тепло их тел. Это были большие, мощные мужчины, одетые в черную шерсть и потертую кожу, их тела отягощали молоты и длинные мечи, топоры и перевязи, ножи, ледовые кирки, лопаты.
   - Мы по-прежнему выезжаем завтра? - спросила она, ни к кому определенно не обращаясь.
   Дюжина ответов: - Да, леди.
   Солнечный свет из дверей ослепил ее.
   - А мой муж, он по-прежнему едет во главе?
   Баллик Красный успокаивающе положил руку ей на локоть. Она не осознавала, что начала раскачиваться.
   - Мейс поедет с первой тысячей, как и планировалось, - сказал он ей, грубо картавя. - Второй отряд будет вести Грим Шенк.
   Баллик пахнет воском, подумала она бессмысленно. Наверное, использует его для защиты лука от влаги. Она вышла наружу. Какой-то миг она не видела ничего, так велик был контраст между темнотой дымной прихожей и резким солнечным светом полдня. Очертания людей утонули в ярком свете. Военная повозка, по форме похожая на куб, попала в поле зрения. С близкого расстояния она показалась больше, чем ей представлялось, печной дом на двенадцати колесах. Возница выпрягал взмыленных и дрожащих лошадей из хомутов.
   - Кто будет отвечать за защиту Градского дома в то время, как они уйдут? - спросила она ближайшего воина.
   - Вождь доверил честь Орвину.
   Она не узнала голос молодого черноградца, и не обернулась взглянуть на него. Ее мысли были как бусинки, связанные только тончайшей нитью. Пока все хорошо. Орвин Шенк - это самый лучший, самый разумный выбор. Он не будет вмешиваться в ее планы.
   Когда она была готова, она перевела взгляд на мужа. Мейс Черный Град стоял рядом с передней осью вагона, разговаривая с двумя мужчинами. Первым был Мансаль Стиго, который никогда далеко не удалялся от Мейса. Мансаль убил вождя Орля таким сильным ударом, что вогнал голову Спини в его грудную клетку. Месяцем позже Мейс пригласил Мансаля и его команду перезимовать в Градском доме. Второй человек стоял к Рейне спиной. У него были широкие плечи молотобойца, но что-то в его позе предупредило ее, что там было что-то еще. Его длинный до пола плащ был узким на спине и странно официальным. Меховой воротник был глубокого, роскошного коричневого цвета; она не могла решить, какое животное на него пошло. В отличие от него подол плаща был в плохом состоянии, весь оборванный и черный от грязи. Когда незнакомец заметил, что внимание Мейса с него переключилось, он обернулся посмотреть, на кого отвлекся Градский Волк.
   Рейна Черный Град пристально смотрела ровно обратно. Щеки незнакомца была покрыта насечками и татуировками так, чтобы создавать впечатление глубины. Солнечный свет исчезал в тщательно выверенных впадинах кожи. Это был скарпиец, она увидела это теперь по полоскам черной кожи, вплетенным в косы длиной до плеч, и его меховому воротнику, который был из редкой ласки, известной как норка. Он оценил ее, для этого не было никакого другого слова, оглядел сверху донизу и решил, чего она стоит.
   Мейс произнес слово, и все трое двинулись к ней. Три скарпийца. На одну стать. Рейна держала плечи прямыми, а кусочки складывались в ее голове. Фургон. Подол плаща. Лицо Мейса.
   - Рейна. - Голос Мейсом жестко контролировался. Под потертой кожей панциря ездовых доспехов его легкие отмеряли воздух порциями. - Я не думаю, что ты встречалась со Станнигом Бидом, клановым ведуном Скарпа и советником его вождя. Он привез нам подарок из своего клана.
   Милостивые Боги. Нет. Ветер ножом ударил по главному двору. Зазвенели цепи молотов, сухой снег зазмеился по камням. Все, что было Черным Градом, уносило ветром прочь, и она была дурой, воображая, что сможет одна остановить это. Рейна взглянула на фургон. Срезы бревен из ядовитой сосны сочились соком. Бедная Анвин. Она не предвидела такого будущего. Но боги знали. Вот почему они ушли.
   Не найдя что сказать, Рейна кивнула незнакомцу с темным бдительным лицом.
   - Рейна. - Он не поклонился; она и не ожидала от него. Также, как не высказал учтивого 'леди'.
   - Станниг расколол скарпийский священный камень, - сказал Мейс, повысив голос, так что могли слышать все, собравшиеся на главном дворе. - Сегодня он привез нам нашу половину. Черный Град больше не будет кланом без ведуна или священного камня. Тысячу лет мы делили воинов и клятвы с нашим братским кланом, теперь мы разделим и их камень.
   Наступила тишина. Дул ветер. И тогда Мейс Черный Град снова заговорил.
   - Станниг останется в нашем доме, пока Каменные Боги не вернутся.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"