Хэлтья : другие произведения.

Шархаан. Главы 3-7

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
Оценка: 6.17*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не смогла устоять перед теми, кто просил продолжения ;) Спасибо большое за помощь в вычитке Lepon, Шани и Диплеру.


   ГЛАВА 3
  
   Шархаан Свард'ара Армо
  
   Наше утро началось с очень правильного и традиционного занятия.
   - Кэп, ты псих. Очень опасный, неуравновешенный, обделенный чувством самосохранения... нет, совсем без него! Ты мог совершить самоубийство менее извращенным способом?! Ты мог не соглашаться на условия психованной всемогущей малолетки?!!!
   - Это вопрос? - пролепетал Торран, закутавшись в одеяло и со страхом взирая на меня из дальнего угла кровати. Ха, будто расстояние спасет от гнева Пробужденного Сварда!
   - Нет, признание в любви!!! - завопил я. - Ну и как предлагаешь убивать вэйр?!
   - Я?! Это же ты должен делать, - начало вышло законно-возмущенным, но концовка подкачала - вместо справедливого укора мальчишка сорвался на панический всхлип.
   - ДА НЕУЖЕЛИ?!! - от моего очень громкого ехидства паренька еще сильнее вжало в стену. - Дурак, - уже тихо и спокойно констатировал я. - Мораль моего урока не "пошел ты в гарем к дьяволу", а "думай мозгами, а не мозжечком, и ДО дела". Ясно?
   Молчание.
   - Шархаан... а что такое "дьявол" и "мозжечок"?
   - Потрясающие познания... - "вслух" прокомментировал я. - Ну что ж, ты один из немногих, кто хоть начал спрашивать.
   - Начал спрашивать?
   - Ага, - мрачно сказал я. - Большинство "хозяев" переставали меня понимать после второго слова, прям как ты...но они, в основном, ничего не спрашивало.
   На самом деле, запугивание и заругивание Торрана - скорее небольшое развлечение, чем необходимость. Его слова и рассказ мне были абсолютно не нужны. В головах "хозяев" я копался с такой же легкостью, как старый опытный библиотекарь в своих каталогах и книгах, и реплики мальчишки мог предугадать заранее. А вот сюжет этой странной пьесы или хотя бы слова остальных героев были бы очень кстати. И очень интересно узнать - кто же у нас сценарист? Попить бы крови мерзавца... информативно, а приятно-то как! Эх, мечты, мечты...
   По сути, история стояла на трех столпах - двух вэйр и сестре Тора. Одна ведьма отловила сестру и братца, после чего добрым и старым, как мироздание, шантажом послала парня в древнюю гробницу за мной. Великий я, очевидно, по сценарию должен пресечь нежелательную жизнь третьей участницы-вэйр. Но это не вся наша история, это всего лишь вступление. Меня вот, например, весьма интересует, откуда ведьма знала о месте моего сладкого сна, и почему она оказалась единственной хранительницей сего великого секрета? Готов спорить на свою Дэйосскую гарду, если бы моя прописка была повсеместно известна, даже смертельные проклятья не отвадили бы охотников за наживой! А "сон" у меня чуткий, незамеченными гости остаться не могли.
   И, наконец, вопрос-заключение, "на десерт": почему ведьма сама не пожелала обзавестись скромным красавцем Шархааном? И почему послала этого ребенка?! Не могла обчистить гробницу? Не смешите мои ножны! Маловероятно. Интриги? О, уже теплее. Все вместе?
   Отсюда вывод один - надо напиться крови и хорошенько погулять по чьим-нибудь мозгам. Великолепное средство, помогает всегда. Вот только чью голову одарить такой честью? Единственный ответ на этот вопрос мне оч-чень, невероятно, неописуемо не нравился. Ведь было бы жалко терять "хозяина", сунувшись к двум сбрендившим львицам, не правда ли?..
   - Тор, тебе завтра идти на разговор с вэйр-заказчицей? - уточнил я.
   - Д-да... а откуда ты знаешь? - удивился Торран. Копание в голове он, очевидно, не замечает. Неудивительно.
   Никто не замечает.
   - Раз уж нам предстоит занимательный предмет над названием "вэйр", почему бы не сделать домашнее задание?
   - О чем ты, Шархаан?! Ты можешь выражаться понятно?!
   - О разведке, друг мой, - проигнорировал я просьбу. - Хочу посмотреть на нашу всемогущую диковинку. Продолжая аналогию со школярским житьем-бытьем, перед практикой необходимо изучить материал. То есть всевозможные слухи, байки, факты, и, желательно, побольше. Что для этого нужно? - Тишина. - А для этого, друг мой, потребуется энциклопедия. Или справочник.
   - Я ничего не понял, - жалобно простонал Торран.
   - И не надо, - жизнерадостно пропел я.
  
   ***
  
   Трактир "Голодный странник" был довольно приличным местом с постоянной клиентурой, хорошей кухней и уютной обстановкой. Атмосфера в заведении царила вполне спокойная и мирная - завсегдатаи меланхолично поглощали заказанное, вполголоса обсуждая свежие сплетни и делясь впечатлениями от прожитого дня, а немногочисленные случайные посетители, глядя на эту идиллию, не спешили устраивать скандалы и нарушать спокойствие. Пожалуй, "Голодный странник" и ничем бы не отличался от сонма прочих заведений, если бы не слыл излюбленным местечком Гамила Ройана, самого осведомленного, и, пожалуй, профессионального сплетника Олехары.
   Мы с Торраном почтили "Голодного странника" своим присутствием и ныне сидели за дальним столом, в углу, рядом с дверью на кухню. Это чудное место мало того, что предоставляло чудесную точку для обзора всего помещения, так и располагалось прямо под висящими на стене ножнами с декоративным двуручником. Мимо такого пройти я не мог.
   - Скоро уже? - недовольно спросил Торран. Я в ножнах лежал на столе, рядом с мальчишкой, а сам "хозяин" сидел, подперев кулаком щеку, и время от времени прикладывался к небольшой кружке с пивом. Так как алкоголь из организма один скромный меч-артефакт выводит за пару мгновений, да и особых разборок не предвиделось, я позволил мальчишке расслабиться. - Мне скучно.
   Ну вот, началось. Детский сад.
   - Скучно - кинь меня острием вперед вот в того парня в красном плаще поверх кольчуги. Гарантирую - сразу станет весело.
   Тор поскреб голову, окончательно взлохматив короткие грязные волосы, и недовольно скривился. От драк под моим управлением он был явно не в восторге.
   - А как ты развлекаешься? Скучно же, наверное, все время в ножнах лежать?
   - Чушь. В мире есть множество прекрасных и увлекательнейших вещей, не заметных с первого взгляда, которые меня весьма развлекают. Вот, например, видишь этого человека в красном плаще? Да не кривись, знаю, что ты не хочешь с ним драться, я о другом. Посмотри внимательно. Во-первых, он мечник, причем довольно неплохой - видишь, как держится? Не видишь? Ну и ладно. И, острием чую, на дальнем расстоянии от него не скрыться. Во-вторых - парень этот, между прочим, маг. Правда, несильный и не особо умелый. И жена у него магичка... ну, или не жена, а любовница. Какая разница? След на нем от ее магии и привязанности есть. Еще наш друг недавно дрался, да так, что до сих пор оправиться не может - силы у него мало, и "свежая" она какая-то, еще не совсем его, вроде бы как не освоилась. И убивает он часто - смертей на нем висит весьма изрядно. Лечился много и недавно - как пить дать, с дела какого-нибудь. То ли наемник, то ли убийца, то ли шпион - в общем, из этой братии. А с виду не скажешь, да? Ты и о кольчуге-то не догадался. У него, между прочим, еще полно метательных ножей по одежде запрятано, кинжал на поясе, арбалет он даже не скрывает... А еще - это самое веселое! - одежда у нашего друга магией залатана. Есть такое заклинание, не иллюзию создает, а реально чинит. Только не сразу, его надо наложить, а потом не трогать, иначе...
   Обсуждаемый вдруг резко вскинулся, а потом с громкими проклятьями оглядел собственную одежду. Красный плащ разошелся на жалкие лоскуты, ткань потемнела, сморщилась, превращаясь в жалкие лохмотья. Посыпались вещи из многочисленных внутренних карманов, и почти все запрятанное оружие стало достоянием изумленной общественности. Штаны человека постигла та же печальная участь, что явило миру подштанники ярко розового цвета.
   - Ух ты! Какой стиль! Вот розового я не ожидал...а где сердечки? - счастливо изумился я и авторитетно заключил. - Вот это и происходит, когда начинаешь трогать заклинание "Рисковый портной".
   Человек, все еще ругаясь, подхватил манатки и в рекордное время сбежал, преследуемый насмешливыми взглядами посетителей.
   - Шархаан!!!!! - вознегодовал Тор.
   - А что? Сам виноват. Ты, причем, а не он. Кто со скуки скулил, я, что ли?
   - С тобой невозможно спорить, - вздохнул Торран
   - А как же, - с гордостью откликнулся я.
   - И вообще, что мы здесь делаем?
   - Ждем.
   - Гамира Ройана? А почему его?
   - Потому что, когда мы его увидим, я смогу спокойно сказать: вот тебе пожалуйста - энциклопедия мифов! А также слухов, баек, скандалов и прочих непроверенных данных.
   - Так данные же непроверенные! И зачем они нам?
   - А проверенные достаются при личном общении, - парировал я. - Оно тебе надо? Мой совет - попробуй найти более скромную и благовоспитанную девушку, чем всемогущая ведьма.
   - Мне не нужна девушка! - раздраженно огрызнулся Торран.
   - А кто нужен? Ой, неужели, мальчик?! - деланно изумился я. - Тор, и как тебе не сты...
   - Да как ты смеешь?! - густо покраснел ребенок. Хорошо, что он уже научился мысленно общаться со мной, а то вот была бы потеха выпивохам за соседними столами. - Я хочу спаси свою сестру! А ты, вместо того, чтобы помочь мне, говоришь всякие непонятности и... непристойности!
   Оп-па, это что, он пытается во мне совесть пробудить? Хм, безнадежное занятие. Я же небольшой, скромный полуторный меч, а не двуручная махина. Совесть не влезла, зато ум, сила и скромность в изрядных количествах.
   Я уже собирался поделиться этой поучительной историей с "хозяином", как в трактир вошел наш "объект", и пришлось отложить шуточки на потом.
   - Кэп, уступи мне место.
   Торран сердито засопел, но противиться "захвату" не стал.
   Я вытащил из кармана штанов пару медяков, аккуратно сложил их горочкой и пристроил у пустой кружки. Потом неторопливо накинул куртку, незаметно выдвинул себя из ножен где-то на полпальца и спокойно двинулся навстречу Гамиру.
   Торран паниковал.
   Не дойдя до "клиента", я сделал вид, что запнулся, и рухнул прямо под ноги человеку. Отовсюду послышались смешки, Тор изумленно заткнулся, перестав повторять "Только не убивай его... только, Шарх, пожалуйста, не убивай...".
   - С вами все в порядке? - учтиво поинтересовался Гамир Ройан, помогая мне подняться.
   - Д-да, - я сделал вид, что смутился и неловко поблагодарил человека. Однако Ройан уже не слышал. Он смотрел на меня, на меч, еще больше вывалившегося из ножен. Гамир, словно зачарованный, был не в силах оторвать взгляд от клинка, странно сверкающего в полутьме трактира.
   - Разрешите? - спросил он, протягивая ко мне руку.
   - Конечно, - беспечно согласился я молодым голосом Тора.
   Ройан полностью вынул меня из ножен, с восхищением осмотрел клинок, лихо закрученную гарду и контргарду, потянулся было к изумительной вязи рун, то отчетливо сверкающей, то пропадающей, но так и не осмелился прикоснуться к металлу.
   Да, производить впечатление на людей я умею.
   Давай, дружок, познакомимся...
   Уже через пару минут, когда я вернулся в законные руки Торрана и загладил некоторую неловкость знакомства с Гамиром (авось, сгодится для чего-нибудь), мы с мальчишкой вышли из резной деревянной двери "Странника".
   - Я думал, ты его убьешь, - признался "хозяин".
   - Зря, - жизнерадостно ответил я, с интересом разбираясь с полученной информацией. Так как времени было мало, я по-быстрому покопался в голове Гамира, отделил ненужные личные воспоминания и с помощью специальных чар сгрузил себе оставшуюся память человека. Интересного - начиная свежими слухами и кончая знанием человека об истории - набралось не так уж и мало. И, главное, Ройан знал, где живет вэйр, и имел некоторые весьма убедительные теории о планах ведьмы на вечер.
   - Запомни, кэп, я никогда не убиваю без причины.
   - Мда?
   - Ага. Но ведь всегда есть вариант, что человек мне просто-напросто не нравится... - Тор застонал. - И вообще, кончай хмуриться - сегодня мы пойдем знакомиться с девушкой! Вот дождемся, когда она отгуляет на Дне Открытия какого-то там трактира - и познакомимся... только - тсс! - тайно.
   Тор ничего не понял, сплюнул, и решил не обращать внимания на зловредный, ехидный и наглый артефакт.
   Глупенький. Неужели он думает, что у него получится?
  
   ***
  
   - Шарх, я боюсь. Хоть это и просто разведка, но...
   - Ты - бесстрашный воин, кэп, следовательно, ты не боишься, а лишь проявляешь осторожность.
   - Это так называется страх?
   - У героев - да!
   - И кто же придумал такое определение?
   - Один из моих "хозяев". Он был неплохой маг.
   - Может, я его знаю?
   Мы сидели в засаде у дома ведьмы, поджидая, когда она соизволит вернуться с очередной гулянки. Судя по сведениям Гамира, вэйр была до них ох как охоча. Хоть анекдот составляй: - "Ты любишь ведьм?" - "О, да, почти готовый шашлык - с вином и приправой..." Торран явно приуныл и заскучал.
   - Может, и знаешь. Мориус.
   - Ох, ничего себе... твой "неплохой" маг считался самым сильным... до появлении вэйр.
   - Ну, в конце его же все-таки убили, что несколько умаляет как его силу, так и мозги, - раздраженно и цинично буркнул я. Черт возьми, это не дает мне покоя до сих пор! И вряд ли когда-нибудь уйдет грусть и тоска по единственному настоящему партнеру-хозяину. Вернее...
   Хм, похоже, хозяйский секрет так никто и не узнал.
   - Разве? Я думал, он умер сам... от старости...
   - Чушь! Ему еще с век можно было огнем плеваться без забот.
   Или больше. Наверняка больше. Неужели я не нашел бы, как продлить жизнь человека?!
   - Шарх, слушай... если чего не выйдет, и меня убьют... ты же все равно останешься, да? Ты ведь позаботишься о Дэйри?
   - Хорошо, Тор. И вообще - перестань по глупостям трястись, ничего не случится... ну, посмотрим на ведьму, что тут такого? Просто полюбуемся, как туристы на тот уродливый фонтан на главной площади. А там, глядишь, я очарую твою вэйр, и она не захочет рисковать столь ранимым и прекрасным существом.
   Эх, хотел бы я сам быть настолько уверенным в нашем счастливом будущем.
   - А если не выйдет? А если вэйр нас заметит? А если она разозлится и скормит своим ручным демонам, упечет в личную преисподнюю и обречет на вечные муки...
   - Та-ак, зря я тебе дал слухи послушать. Кэп, ну это же чушь полнейшая! Как можно верить, что по Миру бродит куча существ с личными демонами? - Очень даже можно, между прочим. - И как у каждого может быть личная преисподняя? Ерунда! - Запросто. Если вэйр умеют обращаться с астралом, то даже миры не придется создавать. - И вообще, такому описанию подходят лишь Боги! - а также некоторые старые Истинные Драконы и прочие древние представители бессмертных рас. - Так что нет повода для беспокойства!
   И правда, нет. Если бы в этом мире обитала хоть пара-тройка древних драконов, это уже был бы филиал Хаоса Первозданного, или чего-то еще менее упорядоченного. А вэйр... вэйр - всего лишь люди. Что взять с людей?
   Вдруг у меня возникло какое-то странное ощущение - будто в лицо ударил порыв ветра, но не физически, а...
   - Вы, двое. Выходите.
   О, да, с людей действительно нечего брать. Они сами возьмут, да так, что мало не покажется. Торран мысленно вопил от ужаса, я, все еще держа "хозяина" под контролем, медленно поднялся и посмотрел на говорившего. Вернее, говорившую.
   Мне показалось, что от ее мощи я просто ослепну. Да какой там порыв ветра? Буря, ураган, торнадо! И все это составляло разномастный, абсолютно дикий коктейль из разных сил. Как только мир держит эти Стихийные Бедствия, которых глупые люди безобидно назвали "ведьмами"?
   - Вы еще скажите, что на звезды в кустах любовались, - хмыкнула вэйр. Я частично перешел на человеческое зрение Тора, чтобы не отвлекаться на Силу ведьмы, но и не упустить атаку. Для человека вэйр выглядела вполне неплохо - молодая, лет двадцати пяти, стройная девушка с узким красивым лицом, темными волнистыми волосами и завораживающими голубыми глазами. Не будь Торран так напуган, обязательно бы оценил привлекательность ведьмы, а то я, если честно, совершенно ничего в людской красоте не понимаю.
   - А где твой дружок? - спросила вэйр мелодичным голосом. Тут до меня дошло... она же меня чует! Чует сознание Пробужденного!
   Глаза ведьмы удивленно расширились, когда до нее дошло, кто же этот самый "дружок", я понял, что лучшего шанса не будет, и ринулся в молниеносную атаку, одновременно уходя с линии предполагаемого огня. Сознание словно раздвоилось - я стремился познакомиться с вэйр поближе, отведать всемогущей кровушки, и в то же время держал под контролем тело "хозяина". Меня буквально обожгло защитой, я вгрызся в плетение чар, разрушая связки потоков и добираясь до ведьмы... воздух! Эта тварь переместилась! Если бы не пришлось так долго разбираться с хаотичной силой вэйр, девчонка уже была бы в моей власти - с ее-то реакцией только воришек мелких гонять, а не драться с Пробужденным Свардом...
   Я прыгнул вверх, пропуская под собой поток пламени и нацеливаясь на хрупкую фигурку, стоящую в пяти шагах. Опасность! Все еще в полете к вэйр отмахиваюсь от языков пламени прошлой атаки, алчно тянущихся ко мне, успеваю завершить круг и уже радостно въезжаю... почти. Вэйр успела опомниться и, взвизгнув, исчезнуть с моего пути, с траектории серебристого смертоносного клинка. Она вообще исчезла.
   Восторг от стремительной драки ничуть не мешал тщательно "прощупывать" окружение на предмет ходячего недоразумения сил, как я мысленно классифицировал вэйр. Это было чудеснейшее ощущение - как вампир, у которого буквально от клыков отвели горло очередной сладкой жертвы, я жаждал продолжения, смерти, победы, и в то же время не давал хмелящему счастью битвы вскружить голову. Холод и жар, равнодушие и страсть - это все бой, это...
   Что? Заклятье? Но...
   Сила, спеленавшая меня, была вязкой, аморфной, ее не удавалось разрушить, разъединить - все равно что бить клинком по воде, по туману, по воздуху... но как?.. Перемещение?!..
   Я ничего не видел и мало что понимал, но из последних сил рванулся куда-то в темноту, наугад, на чистой интуиции направляя удар... кровь. Безумная сила, хаос, мощь, столь пьянящая, стекающая по клинку, украшенная величайшей из приправ - смертью. Сладость. Конец боя. Победа...
   Я все еще ничего не видел - ни магическим зрением Пробужденного, ни человеческими глазами Торрана, но все равно переживал настоящую бурю эмоций и впитывал совершенно неизвестную, но столь прекрасную силу вэйр. О, действительно деликатес... всемогущий.
   Вдруг меня словно скрутило судорогой, ударило током, расплавило в пламени - и все сразу, неожиданно и бесповоротно, Сила вэйр вылетела из меня, как пробка из бутылки под умелыми пальцами Эйзара**, кажется, забирая даже что-то из моих запасов.
   Но... "Это может означать только одно", - мелькнула мысль, когда я вновь попытался ударить наугад, закутавшись во все охранное и чароподбное, что смог собрать за пару мгновений.
   И промазал.
   Но она же умерла!.. Не может быть...
   Темнота.
  
   ГЛАВА 4
  
   Пробуждение было намного пакостнее последствий анабиоза, с которыми я имел дело всего несколько дней назад. Видимость отвратительная, боевая готовность... пожалуй, не более тридцати процентов... м-да. Крепко досталось.
   Выходит, вэйр умеют воскресать. Черт бы их побрал.
   - С добрым утром, герой, - насмешливо пропела ведьма. - Крепкий ты, однако, хм... мечок? Как тебя называть-то, железяка?
   Я бы ответил... так ответил... издевается еще, поганка.
   - Что, говорить не можешь? Или общаешься только с малолетними идиотами по типу подобное с подобным?
   Голос издевательски звенел, он злил и раздражал, словно фальшивые ноты посреди прекрасной баллады. Конечно, когда с тобой разговаривают - это хорошо, лучше уж болтовня, чем на тот свет без предупреждения, но эта чертова ведьма меня уже серьезно запугала. Что может всемогущая сделать с оружием? Ч-черт, разнообразие поражает.
   И я по-прежнему ничего не ощущал. Это тоже было страшно.
   - Иди сюда... - неожиданно ласково пропела ведьма, беря меня за рукоять, и - подумать только! - почти нежно погладила клинок. Принимать это за ласку в ответ на мою явную неотразимость я не рискнул, а прослушать ведьму как прежних своих владельцев не смог.
   - Ну и что с тобой делать? Продать? Подчинить? Выпить Силу? Хотя... мне в руки попал такой превосходный... материал.
   НЕТ! Не вздумай, ты, гнусная, проклятая Богами и демонами дочь глисты болотной и навозной кучи! Я тебе не мышь подопытная, ты...
   Последующие ощущения были до того странные, что я даже не уверен в их реальности. Я вообще перестал быть хоть в чем-то уверен.
  
   Кажется, меня сломали. Сами посудите: у меня такое чувство, будто площади я занимаю раз в десять больше, хотя и испортить мой клинок практически невозможно - сам Мастер ковал, лично своей пятидесятитысячелетней чешуйчатой персоной. Владыка забери этих вэйр и используй их по своему желанию, будь их предки трижды отданы некроманту-извращенцу...
   ...Ну наверняка сломали. Или нет? Проклятье на этот мир, я вообще ничего не понимаю! Надо что-то решать. Анализировать... только не соображаю я ничего. Ох, как страшно. Жутко. Владыка милостивая, ну что со мной происходит? Готовность к бою... так, лучше я сделаю вид, что фразу эту слышу в первый раз и не понимаю таких слов даже по отдельности. Эй, а что это я делаю? Что-то странное... Я... дышу?!!
   А-а-а-а!!... Да гори все во Владыкином огне!!
   Прошел, наверное, где-то час. Или день. Или... не, вряд ли больше. Людям надо иногда пить, без воды человек, это убогое создание, больше трех дней не протянет, значит, на неделю я никак не мог отрубиться. Одно это умозаключение показалось мне достаточным доказательством, что я окончательно и бесповоротно спятил. Кроме того, по-хорошему мне полагалось рвать на себе волосы, биться новенькой головой о стенку и искать десять способов безболезненно закончить непутевую человеческую жизнь. Вернее, мне хотелось смешать эти три действия в причудливый коктейль и попробовать эту горькую смесь, но почему-то все стремления почти сразу увяли.
   Я безрадостно поднялся на ноги, опираясь о стенку.
   В управлении человеческой моторикой кой-какой опыт у меня определенно был - большинство моих хозяев-"героев" в одиночку не следовало выпускать даже против дворовой псины, ибо результат боя обескуражил бы их верных поклонников и порядком подпортил репутацию, так что, когда дело касалось схватки, мне приходилось брать все под свой контроль. За сим чутким руководством даже восьмилетний ребенок, взяв меня в руки, мог забить большого страшного дядю. Вероятно, в нынешнем человеческом виде драться даже легче - не придется разделять сознание на меня-клинок и меня-человека, да еще и отбиваться от разума "хозяина"...
   Вот только стоило мне попытаться воспроизвести даже самую элементарную атаку... лучше бы не пытался. Лучше бы сразу сдох. Я не умел ничего.
   И с каждым шагом - устойчивое впечатление, что моя крыша съезжает со все большей скоростью и я неотвратимо становлюсь человеком, одним из тех, кого я пятьдесят лет высмеивал и так и не понял до конца. Я все время думал, что стоит лишь снова улечься на землю, и все вернется на круги своя, оставив лишь неприятный осадок и возможность нервно посмеиваться - мол, вот оно как бывает!
   Пробовал. Не вышло. Только голову стукнул, когда ложился. И лишь тогда до меня окончательно дошло, что все ВЗАПРАВДУ.
   И мне стало СТРАШНО.
   Человеком быть отвратительно, панически размышлял я. Это вредно для здоровья и психики! Человек движется медленно, как откормленный осьминог на суше. Человек все неправильно видит. И абсолютно неверно воспринимает. Человек...
   Я мог продолжать долго. Мне абсолютно не нравилось окружение - ужасающе далекое небо, высокие неуклюжие дома, кривая кладка улиц, через камни которых ехидно проглядывают изумрудно-зеленые травинки. На кой мне это сдалось? Со своей прошлой, правильной жизни, я помню другое - стремительные росчерки схваток в кроваво-красных тонах, ослепляющие нити заклятий, нескончаемый поток образов людей и не-людей, длиннющий, кажущийся бесконечным перечень слабых точек всех встречных созданий и структур...
   Мой взгляд упал на солидную лужу, спрятавшаяся от губительных лучей солнца в тени дома. "Почти зеркало. Ой, Мастер... забери меня обратно..."
   Нехитрые наблюдения выявили, что я стал сомнительно счастливым обладателем человеческого тела лет двадцати с яркими, пронзительно-рыжими нечесаными патлами и невинными голубыми глазами. Как ни странно, стервозная вэйр расщедрилась на костюмчик - потрепанные штаны (цвет неизвестен - когда-то были синими, выцвели до где-то до грязно-желтого, где-то - до зеленого, причем все пятнами), рубаха навыпуск (с окраской та же история) и сапоги. Последние можно было упрекнуть лишь за урезанный наполовину комплект шнурков. Неожиданно меня все это чрезвычайно развеселило.
   Я некоторое время пялился в лужу, потом поднял голову и примерно столько же разглядывал безоблачно-прекрасное небо над головой. Бред какой-то. А что?
   Весело.
   Такого со мной еще не случалось.
   Разве есть что-нибудь, с чем бы я не справился?
   После этого горделивого размышления я хмыкнул и, с плюхом пройдясь по грязи, уверенно направился по одной из одинаковых улочек.
  
   Удар.
   - Вы, выродки слабоумные! - завопил я, стараясь вырваться и встать хотя бы на колени. Вот теперь время вспомнить все, что я умею, и изо всех сил попытаться использовать это на практике, хотя мое новенькое тело наверняка было знакомо со словом "драка" лишь теоретически. Как ни странно, вырваться мне удалось - после того так трое нападавших поочередно схватились за одну из болевых точек.
   Воинственные подростки озадачились. Беспомощная на первый взгляд жертва оказалась довольно кусачей, причем те удары, которые достигали-таки цели, обладали редкостной убойностью. В бытность свою мечом я дрался исключительно грязно и без правил. И всегда знал, когда надо убегать... так что уже через минуту припустил по очередной бесконечной узкой улочке и несся, куда глаза глядят, пока окончательно не обессилел. Отдышавшись и не услышав звуков погони, я медленно двинулся вверх по довольно широкой дороге, вымощенной камнем, совершенно не представляя, куда же выйду.
   Пекло как в Преисподней. Глубокие царапины на щеке немилосердно саднили, ровно как и ушибленные локти-коленки. Падать я определенно не умел... Это не шутка, господа дорогие. Искусство ведения боя включает в себя в том числе умение грамотно приземляться, не ушибая подвернувшиеся под землю части тела, точно так же, как и навык обращения с оружием или без оного. Поверьте - я большой специалист в этой области. Уж опыт-то никуда не денется.
   Я безобиднее крысы, но теоретически круче чемпионов...
   Итак. Ненужные переживания к черту. Хорошо. Будем думать. Не надо быть человеком, чтобы понять, насколько крупно я вляпался. Начнем с того, что некоторые чисто людские аспекты жизни меня ранее ничуть не трогали (шляется хозяин неподалеку - и то хорошо... а чем он занимается... да какая разница? Что с человека возьмешь?), посему ныне и некоторые дети осведомленнее меня касательно самостоятельной жизни. Это еще самое безобидное... Хуже всего, что я ни черта не умею. У полученного тела попросту отсутствуют профессиональные навыки! Как у трех-пяти годовалого ребенка, разве что ростом побольше да ходить лучше умею, ну, и хотелось бы верить, интеллект повыше...
   Хотя вряд ли.
   В общем, мне нужен учитель. Но, Проклятые боги, кто возьмет себе двадцатилетнего ученика?! Только слепой и больной на голову, не иначе. Вэйр хорошо, изящно пошутила - взрослый парень, абсолютно ничего не умеющий кроме владения базовыми моторными навыками - жалкое зрелище.
   "И недолговечное", - неутешительно заключил я. Если от голода не загнусь, прибьют к демонам собачьим, и не вспомнит никто Шархаана, да и не знает меня никто из ныне живущих.
   Нерадостные эти рассуждения проносились в непутевой голове, пока я шел по какой-то улочке, стараясь держать общее направление в наугад выбранную сторону. Хоть куда-нибудь выйду - или к центру, или к окраинам.
   Жара постепенно высосала все мысли вместе со способностью что-либо соображать. Я спрятался в тени заброшенного дома и присел на корточки. Неудобная поза... И мысли... неудобные. Ох, ну как же от них избавиться? Вообще-то пусто в голове, только бьется одно воспоминание, как мотылек, пойманный шаловливым мальчишкой в сложенные ладони, бьется, словно пытается выйти наружу...
  
   Ведь до боли похоже все было. Девчонка... эта бы не стала ловить бесполезных мотыльков, готов поклясться! Выбрал бы то, что можно продать впоследствии... тоже сидела без сил у какого-то дома, встрепанная, грязная, ужасающе тощая и голодная. У нее даже глаза были странные, непохожие на человеческие - от голода и постоянного, не исчезающего даже в полубреду стремления найти кров и еду, их выражение было как у потрепанного суровой зимой волчонка.
   Я в то время так раз потерял очередного хозяина, с которым не успел пробыть и недели. Ну кто его, идиотину, просил в бордель переть, предварительно оставив меня в комнате постоялого двора? Шлялся по самому злачному району города, вот и огреб по первое число от дяди арбалета. Нечего быть таким болваном... Что самое забавное, именно в этот день в комнату хозяина забрался воришка и тщательно все обчистил, так что весть о безвременной кончине владельца пришла ко мне во время переезда. И именно тогда я увидел нищую девчонку.
   Сначала я заметил отнюдь не титанические способности мага и даже не колоссальную жизнеспособность ребенка, а этот голодный, звериный, такой побитый взгляд. И... пожалел. До этого за мною такого не водилось. Да и как я бы работал по специальности, если бы жалел всех и вся? Сочувствие было таким неожиданным и сильным, что я незамедлительно устроил себе "выпадение" из мешка воришки и терпеливо ждал, пока странный человечек не найдет в себе силы подойти и с трудом поднять выпавшее оружие с холодной, мокрой земли...
   Этому дикому, исхудалому и слабому ребенку впоследствии суждено стать одним из величайших воинов-магов. Разумеется, до появления вэйр.
   Будь они прокляты.
  
   Я встряхнул головой. Волосы мокрые, по лицу и спине струится пот. Гадость какая! Надо поесть, помыться, поспать... Как?! Теперь ведь я на месте того испуганного, побитого мальчонки! И стоит припомнить некоторые из болезненных воспоминаний Мориуса о детстве, как такой страх наваливается, что в глазах темнеет.
   Мысли путаются.
   Надо б денег. Откуда взять?
   Ну, явно не на заброшенной улице рядом с пустующим домом. Подняться удалось лишь со второй попытки, далее дело пошло на лад, и, сделав несколько шагов с помощью покосившегося забора, я смог, наконец, отлепиться от ненадежной опоры. Даже законченному пьянице вряд ли удалось бы добиться столь неустойчивой походки.
   Город казался мне изощренным лабиринтом, взявшим за цель выжить полуторный меч-артефакт со свету. Безлюдный квартал оказался явно исключением из каких-то правил заселенности: стоило мне пройти с десяток домов и свернуть на боковую улочку, как двуногих стало пугающе много. Не поймите меня неправильно, это не праздная трусость, просто в нынешнем состоянии я оказался отвратительно уязвимым. Каждый прохожий, казалось, специально стремился толкнуть меня плечом, отдавить ноги, пихнуть здоровенной корзиной. После пятого тычка этого громоздкого приспособления я не выдержал и аккуратно свистнул лежащую сверху морковь, напрочь забыв и про беспомощность, и про хрупкую оболочку. И тут же понял, что сотворил абсолютную глупость.
   Поздно.
   - Эй, держите вора!!!
   Какой пронзительный голос... ЧТО?!
   А ноги уже несли меня по площади, голова отказывалась анализировать ситуацию, вместо этого вмещая только истошный крик, стук крови в висках и безумную, безнадежно мешающую панику.
   Кажется, вслед мне неслись крики. Кажется, кто-то пытался подставить подножку, но я просто чудом ее заметил и перепрыгнул, чуть не грохнувшись при приземлении. Кажется, я перемахнул через столик продавца, опрокинув его и повалив яркие, аппетитные фрукты. Кажется, продавец пытался мне врезать, но я уклонился.
   Кажется...
   ...оказывается, это был кулак.
   Ну а в наступившей потом темноте сомнений не было никаких.
  
   ГЛАВА 5
  
   Шафира Йерре Гроэль
  
   - Папа, это был несчастный случай. Я все могу объяснить.
   Зрол, ну как же достал, а? Только не говорите, что я в пятьдесят буду такой же безнадежной занудой! Лучше сразу повеситься.
   - Шафира, проклятье, ну сколько же можно?! Это было забавно, когда тебе едва исполнилось десять, объяснимо в четырнадцать-пятнадцать, но недопустимо в восемнадцать!!!
   Ну-у... может, у меня задержка в развитии?
   - Ты успешно изучаешь философию и историю, признанный специалист по Малой Эпохе, но, стоит мне отвернуться, вытворяешь такие... безответственные, злые, недалекие шуточки! Когда же тебе надоест?! Зачем ты сказала Войо, что господин Коган интересуется практическими занятиями из Школы Цуэй*?! Ты же знала, что ученик Стойкой Молнии настолько обрадуется, что начнет свое... обучение ("Папочка, ты хотел сказать - избиение!") не взирая на недоумение и возражение почтенного господина!
   Ну па-а-а... ни зрола ты не понимаешь! Войо же та-акой оба-алденный мужчина! А когда дерется, сняв рубашку - все девки окрестные сбегаются! И, чтоб ты знал, твой господин Коряга, морда старая, ко мне пристает с весьма пикантными намерениями! О, вот это надо сказать. Только потом, сейчас не прокатит. Бедный папочка решит, что оправдание придумываю... правда, под каким соусом подать тогда то, что я жарко шепнула вышеупомянутому господину Коряге, что без ума от цуэйтов? То-то он так держался!
   Я поняла, что Коган Трэйд, глава торговой гильдии, представляет опасность, когда эта пятидесятилетняя туша начала под разными предлогами посещать резиденцию Йерре Гроэлей как можно чаще, при этом регулярно приставая ко мне со светскими разговорами. Вежливые расшаркивания плавно переходили в предложение на летнюю практику пойти под его начало историком-консультантом в антикварную лавку. Так или иначе, все эти махинации упорно наводили меня на мысль о брачном обряде, и мысль эта, признаться, была сдобрена изрядной долей ужаса и громкого, истеричного "НЕТ!". Надо было срочно занять почтенного господина, чтобы всякие идиотские идеи надолго покинули его голову и не мешали молодой, красивой девушке наслаждаться жизнью. Так был изобретен План.
   Есть у нас в городе некий Войо, представитель Школы боя Цуэй, она же Стойкая Молния.
   Только не расхохотаться! Только не заржать в голос! Шафи, девочка, потом вспомнишь физиономию главы гильдии купцов, когда к нему подкатил наш здоровенный цуэйчик и торжественно, со вспарыванием ладони и руническим кровавым ритуалом, объявил его учеником!
   Вам, в общем-то, наверное, и не смешно. Наоборот, пожалеете "почтенного господина"... А скажите тогда, как жить, если к вам пристает с нехорошими намерениями тридцатилетний дядька? И делает все возможное, чтобы заполучить вас в свою постель? Нет, не знаете? Вот и молчите тогда! Не судите и не судимы будете. Философия, Университет Сайро, курс первый.
   Стою, опустив голову. Вообще, любопытный феномен эта поза: считается, что выражение искреннего раскаяния - это поникшие плечи, взгляд под ноги и склоненная черепушка. Но как понять, что собеседник признает свои грехи, если не смотреть в глаза? Настоящее раскаяние отражается там, в глубине, в темных зрачках, и достоверно сыграть его не сможет ни один актер в мире. Ну и что делают люди? Этим своим стереотипом дают возможность врать напропалую, всего лишь опустив очи долу, свесив плечи и пошмыгивая носом. Ах, да, еще главное говорить нужные слова правильным голосом. Например, как в данном случае:
   - Папа, это было чудовищно глупо. Зрол, мне так стыдно! Но не могу же я рассказать почтеннейшему Когану о своей отвратительной шутке?
   Папочка, похоже, хотел применить именно такие меры.
   - Почему же не можешь, Шафира? - и ледяным голосом добавляет: - Я считаю, ты должна сделать именно это! И пусть сие признание, весьма нелегкое, будет тебе уроком.
   О, нелегкое. Это точно. Мне б после него живой остаться. Если бы я, конечно, захотела извиняться... а так мы еще посмотрим, кто кому будет земные поклоны бить!
   - Разумеется, я очень бы хотела, и считаю это самым правильным... нелегким решением, но... но... а как быть с поставкой для Университетской библиотеки? Я не могу пойти на успокоение своей совести такой ценой! Ты сам учил меня...
   ...так, слово "просчитывать" здесь не годится... появится ассоциация с расчетом, притворством и папочка может что-то заподозрить. Так, тогда остановится на невинном "размышлять" или...
   -...думать о последствиях.
   Вот так. До папочки дошло. Ну, будь умницей...
   - Светлые боги... это зролова поставка действительно очень необходима! - папочка мигом из заботливого родителя стал деканом университетского факультета. И ссориться с купцом, весьма великодушно предложившим заняться довольно громоздким и малоприбыльным заказом, он явно не хотел. - Так, Шафи, кто мог знать, что назначение главного купца в ученики цуэйской школы подстроено одним по-идиотски ляпнутым словом?
   - Вообще-то, "ляпала" слово не я... сначала устроила "громкий" разговор с Димитаром, который "случайно" подслушала Кенгочка, после чего это узнал весь город... потом подговорила Фимиру обратиться к Войо с неким предложением, ну я ж знала, что он ей откажет и она вспылит, да ляпнет про его ученика что-то нехорошее. Ну и пошло поехало. Он спросил, что за ученик, ему ж позарез надо кого-то обучать, чтоб повышение дали и жениться разрешили, он давно на Фимиру глаз положил. Только парень спросил, подвалило с пяток наших девок, рассказали про купца, ну он и понесся... - я выпалила все почти на одном дыхании. А сейчас самое трудное. - Только эти пять девок знают, что я все устроила.
   После проникновенного монолога я назвала нужные имена и застыла в позе приговоренной покорности.
   Папочка, чуть было успокоившийся, снова пришел в предынфарктное состояние.
   - Ну-у... доча. Мы с тобой еще поговорим! - грозно прошипел он и, соскочив со стула, ринулся прочь из комнаты. Я убедилась, что родительский след простыл и даже закоченел, после чего позволила себе расхохотаться. Господина Корягу проучила и частично обезопасила от него себя, а любимый папочка грамотно заметет следы. Пара фраз - и кто-то возьмется решать твои серьезные проблемы.
   Мне это определенно нравится.
   Ничего плохого моим помощницам не будет, папочка узнает, будут болтать или нет, денег даст, и успокоится. Для серьезного шантажа слишком мелкое дело, да и людей я подбирала, чтоб не сильно наглые да хваткие были.
   Секундой позже я вылетела из папочкиного кабинета, пронеслась по третьему этажу, сбивая с ног горничных, и выбежала аккурат к началу перил. Короткий, захватывающий спуск - ветер свистит в ушах! - и я полетела на диван, спружинила с мягких подушек и ринулась к себе в комнату.
   Неторопливость леди при приведении туалета в порядок давно стала даже не темой анекдотов и шуточек, а уже просто устоявшейся аксиомой. Видели бы меня сейчас нетерпеливо мнущиеся кавалеры! Идя на заклание (или воспитание), я предпочла образ маленькой домашней девочки, с хвостиком, в простом платье и без макияжа. Влетая в собственные апартаменты, я торопилась в рекордные сроки исправить внешность в более старшую и умудренную жизнью сторону.
   Вихрь по комнате, минута у зеркала дабы распустить хвост и сплести что-то более подобающее для прогулки по улице, пара мазков теней и помады, скоростное влезание в легкое платье, и - вуаля! - вот она я. Готовая. Дальше уже все просто и отработано. Папочка наверняка сказал меня не выпускать, и тут поможет мой любимый кулончик в виде сердечка на цепочке, который, впрочем, весьма ощутимо разит магией и регулярно обеспечивает комфортабельную левитацию из окна через забор на улицу, минуя исполнительных слуг. Ну а дальше остается изобразить обычную послеобеденную прогулку, невзначай продвигаясь к "Пронзенным латам", лучшему в городе оружейному магазину. И вряд ли кого-то заинтересует богатенькая девушка, заходящая в означенное заведение - не притон, чай, а приличная лавка. Мало ли что?..
  
   - Здравствуй, господин Зомир. Как поживает твой кошелек? Исправно наполняется или приезжие простаки уже перевелись?
   - Даже если не знать Вашего чудного голоса, госпожа Йерре Гроэль, вычислить Вас совсем не трудно. А у меня все в порядке, благодарю. Боги, дураки и проблемы - это то, что было всегда, есть и вряд ли переведется... А ваш заказ готов, между прочим!
   Я изобразила что-то одобрительно-вежливое.
   - Сейчас принесу, - заторопился торговец. - Оставляю вместо себя Гавана, он не даст Вам заскучать.
   Смешной дядька. И расторопный. И понятливый. Как-то раз мне пришлось выкупать у него меч Цафарата, это было пару лет назад, и, признаться, во время торга я изрядно сглупила. Папочка как услышал конечную цену, сгреб меня за ухо, притащил к Зомиру и приказал научить "бестолкового будущего магистра истории" оценочному и торговому ремеслу... Не сказать, что я из очень знатного рода, да и не очень мы богаты, но после того концерта, который устроил лорд Йерре Гроэль, никто о правах распоряжаться не упоминал. К слову, Зомир после сей беседы преисполнился к папочке уважения и хотел вернуть часть куша, но мой строгий родственник гордо отказался. Оно и правильно - разбушевался он не из-за денег, а пробела в моем воспитании, и не на меня или владельца лавки, а на себя. Мол, как же так?! Не научил кровинушку столь важному ремеслу!
   От Гавана, помощника оружейного мастера, я узнала "рабочую" версию моей интрижки. Забавно, но молва без моего участия объясняла эксцентричное поведение немолодого уже купца банальным желанием привлечь внимание некоей девушки или же полным идиотизмом на почве несбывшейся любви. К слову, объект для воздыхания Коряге приписали отличный от некоей Шафиры, и это моя заслуга, поскольку греметь на весь город как будущая невеста какого-то немолодого купца - фи! Я же молодая, обаятельная, уважающая себя и только себя (за редким исключением) девушка.
   В данном случае мне такое несоответствие тоже на руку - я давно заметила, что ассоциативные связи нередко выходили боком не одному поколению интриганов. Вроде и никак человек не проходит рядом, ан нет - мелькнет поблизости имя-фамилия, и сразу почему-то какая-то деталь всплывет. Такое часто в нашей истории было, а я, как ни странно, действительно ее неплохо знаю, особенно Малую Эпоху.
   - Ваш заказ, Шафира.
   Я аккуратно приняла ножны, медленно вытащила коллекционный, древний меч.
   Ох, какая красота! Изящный, тонкий клинок, увитый, как плющом, затейливой гравировкой, где нет-нет да встречаются сложные руны, не раз виденные мною в старинных рукописях, ниже изумительно подходящая гарда и рукоять. Весь облик меча так и звал - возьми, возьми меня в руки! Взмахни, прокрутись винтом, станцуй хоть пару ударов, и я твой, твой навеки! Я не удержалась, послушалась безмолвного призыва. А может, и не было ничего - не знаю. Просто вдруг обнаружила, что стою посреди зала, посетители изумленно и завистливо пялятся на оружие в моей руке, а юбка, оказалось, совсем не стесняла движения, весело закружившись в небывалом танце вместе со мной...
   Необыкновенными движения были лишь для меня. По сути, воспроизвела я лишь пару простейших финтов, и то неуклюже. Боец-то из меня аховый. Конечно, тут дело в том, что не учили леди из рода Гроэль толковому обращению с оружием, да и не стремилась я к таким занятиям. Лучше дайте в руки арбалет и посмотрим, кто кого. То ли вы железкой попадете, то ли я в глаз болт засажу.
   Но этот меч даже из рук выпускать не хотелось! Очень не хотелось. Я вздохнула. Взяла себя в руки (ты же благородная, мать его, это благородство, леди, не смей показывать слабость) и легко вложила меч в ножны.
   - Это то, что нужно, господин Зомир. Вы его достали и честно отработали плату, благодарю Вас. Приятного вечера, господа!
   Никто не произнес ни слова. Инфантильную леди в белом платье, которая принялась невесть зачем размахивать мечом, а потом отдала за него бешеные деньги, просто провожали взглядом, но мне казалось, что вечером я обнаружу на платье дырку. На спине. Или, гм, ниже.
   Следующим номером - гостиница, "Приют Айи". Здесь у меня выкуплена комната, куда приходит леди Йерре Гроэль, а выходит темноволосая девка в штанах, рубахе и с сумкой через плечо. Разумеется, весь макияж, прическу и прочее я смыла-разрушила, волосы распушила и заставила упасть на лицо, руки держу в карманах. Маскировке до идеальной еще далеко, ну да ладно.
  
   Всю печаль как рукой смело, да еще и сверху тряпкой протерло. Да здравствует новая долгосрочная цель и Идея, а впереди - физиономия Димитара, когда я вручу ему клинок!
   Я легко забралась на лошадь и пустила ее рысью (пусть все разбегаются), начиная обдумывать предлоги и нужное плетение слов, дабы уговорить папочку пустить дочу в самостоятельное плавание. Ох и нелегкое дело... но где моя не пропадала?
   Да нигде.
  
   ГЛАВА 6
  
   Sharhaan Sward'ara Armo
  
   - С тобой все в порядке? - меня бесцеремонно пошлепали по щекам, и, похоже, собирались продолжить избиение беспомощного человека.
   - А вы как думаете? - автоматически буркнул я, открывая глаза. Надо мной склонился немолодой уже дядька, вооруженный неплохим одноручником и, пожалуй, парочкой метательных кинжалов в наручных ножнах под широкими рукавами. Уж больно подозрительно там ткань топорщится. Кстати, одежка у этого типа от первой до последней нитки указывала на приличное благосостояние. - Ох, простите...
   Ну да, надо извиниться. Если не он меня по морде бил, так и вовсе не за что его ругать, а даже если он... с таким дядькой в моем нынешнем состоянии лучше не ссориться.
   - Встать можешь?
   - Как Эйзар после попойки...
   Я с видимым усилием сел, безрадостно схватившись за голову. Дядька собирался уже подняться на ноги и отчалить в неизвестном направлении, но после моего признания тут же присел на корточки.
   - Эйзар? Ну и откуда тебе знакомо это имя? - с издевкой хмыкнул он.
   - Историю надо учить, господин почтенный, - снова ляпнул я. - Ой, извините...
   - Лорд Ральт Йерре Гроэль.
   - Шарх Армо.
   - А ты наглец, я посмотрю. Что-то я не припомню род Армо в списке знатных и благородных. И вообще нигде не припомню.
   Я удивленно приподнял брови, впервые уставившись лорду в глаза:
   - Простите, не понял?
   - Вас учили истории, но упустили этикет? Ну-ну. Известно ли вам, молодой человек, что после представления знатного господина сразу называть себя может лишь столь же... скажем, знатный.
   - Ой. Простите. А что должен говорить простолюдин?
   - Ты напоминаешь мне мою дочь. Точно такой же невинный взгляд и нахальные выходки.
   - Надеюсь, вы не собираетесь вызывать меня на дуэль?
   Лорд с непроизносимым родовым именем расхохотался.
   - Зрол, ну ты шутник. Неужто действительно историю знаешь? А ведь действительно, пятьсот лет назад за такое и в самом деле можно было огрести замечательное приглашение на поединок.
   Пятьсот лет назад, я думаю, еще вопрос, кто бы огреб... а вообще, неплохой дядька. И не скажешь, что лорд. Надо его занять разговором, может, и работенку найдет?
   - Я как раз очень неплохо разбираюсь в диапазоне семьсот-пятьсот от нашей отметки.
   - Хотя я тебя и не припоминаю, но ты случайно не мой внебрачный сынок, а? Ну просто вылитая Шафира.
   - Вас я тоже не припомню! Ой... простите, лорд Ральт.
   Йерре Гроэль вздохнул и снисходительно пояснил:
   - Этикет. Урок два. Называть меня можно или лорд плюс родовое имя, которое, как я понял, ты запомнить с одного раза не смог, или благородный лорд. А лорд Ральт - это для друзей, чье имя ты опять-таки не запомнишь с первого раза. Ладно, я-то уже ко всему привык, но другие благородные господа могут обидеться.
   - М-да, благодарю. Извините еще раз. А вы интересуетесь историей?
   Я подумал, что разговаривать, сидя на холодном полу и прислонившись к грязной стене какого-то дома, крайне невежливо, поэтому с трудом по этой стенке поднялся. Лорд с интересом поглядывал на мои страдания, но помощи не предлагал.
   - Я ее преподаю. В Университете. Декан факультета Истории Магии.
   - Гм?! Э-э-э... здорово.
   Я почесал маковку. Разговор зашел в тупик, очевидно.
   - Вот что, Шарх, не хочешь мне составить компанию в небольшой прогулке до Канатовой улицы? А дальше я тебя отпущу по твоим делам.
   - Разумеется, я к вашим услугам.
   Ральт опять рассмеялся.
   - Первая часть фразы на троячок, а вторая на твердую пятерку. Учись, студент! Где тебе подпортили красоту?
   - Не понял? - снова обалдел я. Лорд красноречиво провел рукой по своей щеке и кивнул на меня. - А, это... маленький спор о целесообразности прогулки по улице одним скверным летним утром, а также разговор об извечном вопросе благородства при ведении боя и, кстати, сомнительности гарантий победы при отсутствии оного.
   - Хорошо загнул. Где учился?
   - На практике, - не подумав, вздохнул я. Лорд Йерре Гроэль приподнял брови, но я так и не сочинил, где человек на практике может освоить риторику, посему смирно молчал. У меня это пришло... ох, ну не знаю даже. Мастера наслушался, драконы вообще любят шокировать собеседника фразой поцветистее, да и годков мне пятьдесят четыре, не меньше, чем любопытному лорду.
   - На практике, значит... и чему же ты еще учился подобным образом?
   - Разбираюсь в оружии, - я тут же начал рекламную компания во благо себя, любимого.
   - Вот как? Ну ладно... что это за штука?
   Лорд привычным, неуловимым движением выхватил из наручных ножен метательный нож и показал его мне.
   - Разрешите? - я раскрыл ладонь, прося отдать мне оружие. Лорд на секунду замешкался, но все же вложил свой ножичек.
   - Ого! Раритет, однако. И не жалко историческую ценность использовать? Такие штуки делались во времена Моэля Зас... ой, по хроникам он Тимрон, для его наемных убийц. Их около сотни производилось, а потом соперники стукнули Троика, мастера, и секрет уплыл в дальние края со стариком. - Я помолчал, внимательно оглядывая лезвие. Красивая работа! Функциональная, изящная, идеально подходящая для цели - а целью было усекновение оппонента с большой степенью вероятности. - При попадании в плоть срабатывает пружина, и по краям выдвигаются дополнительные лезвия, ядовитые, кстати, у вас яд есть? Проверять на себе не буду, спасибо большое. Мне продолжить? Я могу, это несложно.
   Молчание. Вокруг, обтекая нас, проходили волны народа, вечно торопящегося, нетерпеливого, но опасливо обходящего моего богато одетого спутника, ну и меня, заодно.
   - Зроллова урца!
   Это, похоже, уже что-то совсем нецензурное. Если их любимый "зрол" вроде Мастерового "черта", то "урца"... в общем, поругался дядя.
   - Молодец, парень. И ведь даже не могу сказать, что ты угадал, да? Мало кто знает про оружие убийц Моэля Засранца, не бойся меня шокировать историческими прозвищами. М-да-а... Загадочный ты парень, я посмотрю.
   Я смотрел на лорда. У того были черные глаза, затягивающие, выдающие опыт и силу, растерянность и... любопытство. А вот тут я понял, как добиться того, чтобы высокородный Йерре Гроэль устроил мне жизнь.
   - Какие секреты, благородный лорд? Вы здорово польстили мне, предполагая, что они водятся. Я не такой уж странный персонаж чтобы иметь нужные вам ответы.
   Я протянул нож обратно.
   Ральт снова развеселился. Принял вызов.
   - Что ж, тогда до встречи, господин обычный человек! - он махнул рукой, обозначая прощание, и мгновенно растаял в толпе. Моих познаний в этикете хватило для того, чтобы понять, что аудиенция закончена, и преследовать благородного чревато.
   Эх-х, такой кошелек упустил! Надо было лучше соображать и любым способом заманить попутчика в трактир, что б хоть покормил.
   И если б я знал, в какое состояние приду через неделю, кинулся бы в ноги лорду, умоляя взять меня хоть штатным шутом, во все горло вопя свои самые сокровенные секреты...
   А может, и нет.
  
   Шафира Йерре Гроэль
  
   Как я добралась до резиденции Гроэль, точно не помню. Наверное, как-то у меня это получилось, поскольку проснулась дома у себя в кровати. Не самое худшее окончание, как мне кажется.
   Димитар всегда был на высоте, когда дело касалось гулянок и прочих безумств. Всю свою жизнь я поражалась, как это выходило? Он как-то чуял, куда пойти, какую еще выходку учинить и кого вовлечь в безумную прогулку по городу, изученному, казалось бы, до самых маленьких и темных подворотен. Ну а вчера напоследок он превзошел самого себя. И все же после того, как силуэт друга скрылся где-то вдали, меня потянуло на безалаберный экспромт, и в итоге я огребла чудную потерю памяти наутро. Ладно, может, еще вспомню чего-нибудь.
   - Шафи, доча, подымай свои кости с кровати и шагай прямо в Университет!! У тебя первый урок - прикладная механика.
   - Какого урца? Па-а, да ну ее, механику... потом у наших спишу...
   - Что спишешь? У кого? - хмыкнул папочка. - А за урцу заставлю работу по этикету писать на двадцать рукописных листов с приложением.
   - У-у-у... какой же ты противный, лорд Йерре Гроэль! Ну па-а-а, мне надо исследование писать, я собиралась в библиотеку утром пойти, вместо занятий, ну не ходить же на фехтование?!
   - Ага, там бы уже пари заключали, как же ты выглядишь, если бы не видели со мной. Кстати, ты бы хоть гуляла оттуда с умом, а? А то потом я не пойду за тебя просить, как в прошлом году.
   - Па-а, и так ты радуешь дочку перед целым днем труда во благо науки?!
   - Так, встала-умылась-вышла! - лорд появился на пороге комнаты, увернулся от кинутой подушки, потом от тапочка и подсвечника. Вазу папочка поймал и аккуратно водрузил на столик у зеркала, после чего в духе жесточайших палачей Малой Эпохи сдернул с меня одеяло и щелкнул пальцами, призывая ледяной дух. Помимо большого числа научных трудов и раскидистого родового дерева, лорд Йерре Гроэль обладал несильным, зато изобретательно используемым даром к магии. И знает меня папочка все мои восемнадцать годков, посему через час я шла-таки в Университет, хотя и опозданием в урок-другой. Если зайду в трактир позавтракать - гуляю первые два занятия, если пойду прямо на занятия... а, чего напрягаться, все равно ведь поесть зайду!
   Перепалка с почтенным папочкой несколько приподняла мне настроение, но во время прогулки по утреннему городу оно снова катастрофически упало. Жизнь казалась какой-то обычной и малоинтересной, впереди меня ждало лишь пару неинтересных дисциплин да сидение в библиотеке до вечера, после чего с трудом выползаешь из мягкого кресла, нехотя переставляешь ноги и безумно хочешь где-то развеяться, только - вот незадача! - сил на это совсем не остается. Вот и приходится плестись домой, щурясь на свет фонарей и раздраженно отмечая, что вокруг уже струится опасно-беззаботная "ночная жизнь", к которой ты, трудовая пчелка, не имеешь никакого отношения.
   Не спешите хоронить мою золотую молодость, обычно я много гуляю и довольно хорошо отношусь к библиотекам, поскольку не раз убеждалась, что большего источника сюрпризов найти сложно. Вот только сегодня...
   Нерадостные мысли прервались стуком трактирской двери и звучным, смачным воплем:
   - Нет, ну какой урцев поганец!! Я же говорила, что еды ты здесь не найдешь!
   - А я вот нашел! Благодарю, сударыня, обещаю заходить по случаю еще! Чао!
   В дверях трактира со мной столкнулся и тут же велеречиво извинился какой-то парень с такой огненной шевелюрой, что, казалось, ей можно с успехом освещать подземелья вместо факела. Мне он неожиданно показался знакомым, но я никак не могла вспомнить, где именно я его видела.
   - Ах да, леди Йерре Гроэль, нормально добрались?
   - Я не леди... пока... - немного опешила я. Парень, хоть и был редкостным
   симпатягой, особенно эта его чаровная улыбка, но выглядел оборванец оборванцем. А я не считаюсь самой известной девушкой в этом городе.
   - Ох, чертов этикет, опять перепутал какое-то глупое правило... Ну, извиняйте, госпожа! - жизнерадостно пропел парень и, слегка поклонившись, пошел прочь.
   - Стой, как там тебя...
   Он обернулся.
   - Шарх Армо, к вашим услугам.
   Этот шут отвесил странный поклон, а я вдруг поняла, что совсем ему не весело. Взгляд усталый, обаятельная физиономия помята, а одежда... ну, ей уже ничто в этом мире не страшно. Но притворяется хорошо, раз сразу не заметно.
   - Э-э-э... я тебе проблем доставила вчера?
   Откровенно говоря, проблемы его мне побоку, только вот не спросишь же, что я натворила? Гордость не позволит.
   - Никаких, - он неожиданно усмехнулся, понимающе так, и беззаботно добавил. - Кстати, Ваш поцелуй был незабываем, и нести Вас было истинным удовольствием.
   Ой, мама... ну все, завязываю с гулянками... чтоб какой-то бродяга на руках притаскивал, как куль с мукой, до родного дома, это ж позор такой! И...
   ПОЦЕЛУЙ?!!!!!
   - Чао, леди!
   Пламенно-рыжая голова еще пару раз мелькнула среди унылых домов, после чего я, наконец, опомнилась, подобрала челюсть и зашла-таки в трактир, озадаченная и немного напуганная.
  
   ГЛАВА 7
  
   Sharhaan Sward'ara Armo
  
   Второй день в этом чертовом теле приближался к концу. Прошлая ночь вполне сносно прошла в саду у Йерре Гроэлей на услужливо подстеленном одеяле, куда я без сил упал и дальше уже не помнил ничего. Это была единичная услуга за доставку леди в резиденцию и, как я понял, проводилась в тайне от хозяина, моего нового знакомого Ральта. А честь передать Шафиру на руки отца перешла к ушлому поваренку, давшему мне приют и наутро вытолкавшему взашей. Ну и черт с ним, главное, что мне еще кусок хлеба с сыром обломился. А в трактире удалось заболтать страшненькую помощницу кухарки и выклянчить миску подгорелой каши, коей я наслаждался до вопля хозяйки. Вот грымза.
   Долго так продолжаться не могло. Никак. Один раз подали милостыню в богатом доме, другой бесплатно поел в трактире, а на третий пошлют к урцевой матери.
   В желудке обиженно бурчало что-то голодное, ненасытное, а полуденная жара сводила с ума. Моя настоящая жизнь, когда я был свободен, весел, циничен и высокомерен, когда чихать хотел на все опасности, поскольку их и не существовало для меня, казалась просто сном, глупой фантазией. Я шел по улице, и в голове проносились мысли разных "хозяев" из разных эпох и городов, всевозможные истории, байки и легенды, и поверх всего путались потерянные воспоминания прошедших дней. Выделить из них что-то определенное было невозможно. Справиться с потоком проносящейся информации не представлялось возможности. Вот мне и оставалось только идти, идти и идти, неизвестно зачем, непонятно куда.
   ...Наваждение кончилось неожиданно, резко, как пробуждение от пинка, вроде того, который мне отвесили сегодня утром. В одно мгновенье мысли разлетелись по закоулкам сознания и затаились, оставив меня недоуменно почесывать затылок. Идея, что я потихоньку схожу с ума, мне совсем не нравилась, но она казалась отвратительно верной. Иначе объяснить случившееся помутнение было сложно.
   С ужасом представив, что со мной станет, если все мои весьма обширные знания свалить в одну большую беспорядочную кучу, я зашел с черного хода в один из многочисленных трактиров и направился прямо на кухню. Не прошло и дня, а есть захотелось неимоверно, и эта тенденция меня здорово пугала. Я с легкостью блокировал неприятные ощущения голода своих "хозяев", вместо еды подпитывая их преобразованной энергией напрямую, но сам не представлял, что же это за раздражающее ощущение. Вот и представил, да так, что выть хочется.
   Кухни всех трактиров одинаковы - они теплы, уютны и желанны, и я, если честно, уже начал всерьез мечтать о том, чтобы поселиться в какой-нибудь. Правда, где-то на окраинах сознания бродила мысль, что нечего Пробужденному Свард'ара мечтать о жизни в тесной, заполненной людьми комнатушке, но быстро увядали под действием чудесных запахов.
   Я на миг застыл, представив волшебную картину: вот эта кухня "Серебряного кинжала" через сто лет, а в ней все также суетятся повара, носятся служанки, время от времени покрикивает хозяйка, но по-своему, по-домашнему, как на родных. Солнце проникает через небольшое окошко, а вечером зажгутся светильники, и станет еще уютнее, еще теплее. Но самое поразительное - запах - останется прежним. Аромат готовящейся пищи, чудесных специй, облаком вздымающихся при нечаянном движении помощницы, аромат тепла, уюта и доброты, и пусть замолчит тот, кто глумливо шепнет, что у них нет и не может быть запаха... а по вечерам все будут собираться у стола, под треск поленьев в печке рассказывая байки, легенды и истории, или просто сидеть, поглядывая на меня, висящего в своих родных дэйосских ножнах на стене, на почетном месте, и уже век наслаждающимся вечным запахом еды, теплоты и уюта...
   - Чего тебе?! - меня дернули за плечо, я шарахнулся от неожиданности и врезался в стенку.
   - Ой! Тьфу... А-а! - сверху упала дешевая картина в грубой деревянной рамке, и стукнула прямо по бестолковой голове. Все фантазии вымело, оставив лишь болезненно острое разочарование и беспомощную горечь.
   - У вас найдется поесть? - бестолково брякнул я.
   - Сейчас, - пообещала хозяйка и крикнула - Картан! Тут мальчику покушать надо. Подойди, а?
   Я неверяще уставился вслед женщине, но тут меня, как последнего щенка, взяли за шкирку и под треск ткани потащили через общий зал к выходу. Я тут же опомнился, попытался достать сильного вышибалу пинком или дать в глаз, но тот без труда блокировал неумелые удары и так дал по голове, что осознал я только полет по небольшой дуге над тремя ступеньками и болезненный, выбивающий дыхание удар о камни.
   Это было последнее, что я помнил.
  
   Первое, что я услышал, была нестройная, неумело исполняемая мелодия. Это терзание инструмента заставило сразу открыть глаза, с раздражением прислушиваясь к болящим ушибам, и оглядеться. Я лежал у какого-то дома напротив давнего негостеприимного трактира. Похоже, вышибала сдвинул меня туда, чтоб не распугивал посетителей.
   Стемнело. Из окон лился свет, яркий у тех, что нашли деньги на дорогие магические лампы. Мимо ходили люди, зло косясь на источник жуткой музыки - паренька, стоявшего в десятке шагах от меня в желтоватом "круге" от окна. Через пару секунд из светлого проема высунулась рука, кинувшая в жуткого музыканта мелкой монеткой. Парень молниеносно выловил подношение, учтиво склонился и перешел на десяток шагов в сторону, рядом со мной, где и продолжил раздражающее музыцирование. Я уже догадался о гениальной системе, которая себя вполне оправдывала - через пяток минут в "музыканта" кинули очередной мелочью, причем, кажется, мстительно целясь в глаз, но ушлый паренек и тут проявил недюжинную реакцию. Далее последовал благодарный поклон, и он отправился травить слух жителей дальше. Я к этому времени кое-как соскреб свои кости с холодного камня и провел краткую диагностику организма. Вроде переломов нет.
   - Слушай, а если я еще буду петь, у нас быстрее получится. И мне треть прибыли.
   - Пошел ты... - буркнул "музыкант". - С попрошайками не связываюсь.
   - Сам ты попрошайка, урца драная, - буркнул я. Парень тут же ответил чем-то столь же грубым, а мне дико, до ломоты в костях, захотелось дать ему по морде. И то, что я все равно остался стоять, не уверенный в исходе поединка, взбесило меня неимоверно.
   До боли взбесило.
   ...я могу попрошайничать, не особо тревожа свою гордость, могу спать на улице и ходить в драной рубахе и грязных штанах, и это отнюдь не заставит почувствовать себя изгоем, отбросом или неудачником. Но не суметь постоять за себя... это низко. Смешно. Это постыдно, это презренная слабость и трусость - даже не попробовать дать нахалу в морду, это унижение, каких еще никогда у меня не бывало, и вряд ли будет. Чтобы я - Шархаан! Древний пробужденный артефакт! Мастер! - позволил вытолкать себя взашей из какого-то клоповника, бежал со всех ног от кучки неумех, вообразивших себя бандой, вот сейчас не решался проучить обычного семнадцатилетнего мальчишку... вдумайтесь - не решался! И это я?!
   Да черт возьми, что же это такое?! Что, Шарх, пожалел себя? Ох, больно мне, ох, побили, о камешек стукнулся головкой, бедный мальчик. Не кормят тебя, сиротинушку, и никого на свете нет... так, что ли?! Да пошел к чертовой матери весь этот мир, потому что я - сам по себе. Я - Шархаан Свард'ара Армо, и пусть меня побьют какие-то человеческие выродки, но я НИКОГДА не буду ни от кого бегать.
   Никто не заставит меня уклониться от поединка из трусости. Осторожность, расчет и тактика - сколько угодно, но НИКОГДА не маскируй ими обычный страх. Истинная гордость - в том, чтобы не врать себе, и называть труса - трусом, стратега - мудрецом, но не наоборот. Правды тебе никто не скажет, Шарх, ну ты знаешь, сколько сам врал, а? "Бесстрашный воин", "не боишься, а лишь проявляешь осторожность"... это для людей отмазки. Чтоб меньше думали и не отвлекали, чтобы нервы берегли, а то на регенерацию много сил уходит. Чтобы гордость у них хоть какая-то осталась, потому что все они рано или поздно понимали, чего стоят без меня.
   Да ни урца они не стоят.
   Вот и не будь похожим на них, Шарх. Не будь. Да, теперь ты человек. Ну и что? Зато ты знаешь, кем стать не хочешь, потому что ты стольких видел изнутри, что достаточно лишь одного воспоминания о своем презрении, о высокомерии и жалости. Да, легко быть артефактом, которому бояться просто некого, а теперь будем играть честно. И проверь, друг мой, кто же ТЫ на самом деле.
   Проверим?
   Да разумеется.
   Вот прямо сейчас.
   ...это было чудесно. Правильно. Я готовился к битве, но не так, как раньше - тогда всего и проблем-то было, что просчитать тактику, заготовить заклятья и взять подопечного под контроль. А сейчас все серьезно.
   Знай, что тебя будут бить и готовься так отделать обидчика в отместку, чтобы поостерегся, ур-рца, связываться еще когда-либо. Успокойся и сосредоточься, не думай о будущем и прошлом, есть только сейчас, только противник и те, кто может ими стать, и ты - твоя гордость, твое мнение и... твоя сила. И пусть, пусть ее не хватит даже на правильное удержание полуторного меча, да хоть тебя же в прошлом воплощении...
   Ну и что?
   Я - это я, а не моя оболочка. И если всю жизнь я считал себя достойным уважения, то будем соответствовать и ныне. Чего бы это не стоило.
   - Знаешь, мальчик, а хамить-то вредно.
   Что-то не то с моим голосом. Низкий, металлически дребезжащий, спокойно-угрожающий. Нехороший.
   - Сам придумал? - автоматически парировал "музыкант", с опаской косясь на меня. Что-то его явно пугало и настораживало. Я со злобным удовлетворением осклабился:
   - Знакомые научили. Я тебя сейчас тоже научу.
   Рывок, пусть и не молниеносный, но замершая в нерешительности жертва не успела ничего предпринять. Я схватил паренька за грудки и, приподняв, слегка встряхнул.
   - Слушай, я согласен! Давай петь будем! И... пятьдесят на пятьдесят прибыль!
   Я, признаться, немного удивился столь быстрой уступке и даже растерялся, но виду не подал. И из настроя не выскочил, хотя ликование так и норовило прорвать столь полезное решительное спокойствие.
   - Двадцать на восемьдесят! - продолжал парень. Я вдруг почти инстинктивно напрягся... и чудом, истинно чудом перехватил кинжал, готовый устроиться у меня в боку. Прости, родной, давай попозже познакомимся. Всегда любил вашего брата - полезные вы ребята, кинжалы...
   Хитрый мальчишка. Я выкрутил поганцу руку, немного затормозив при выполнении знакомого, но отнюдь не привычного приема, и парень, стеная, осел на землю. Кинжал выпал из ослабевших пальцев, я не дал ему залежаться и быстренько забрал себе. А потом, размахнувшись, отвесил мальчишке оплеуху.
   - Неверный ход. Будешь еще ошибаться? - хрипло поинтересовался я. Потом обыскал парня, не обнаружил ничего, напоминающего оружие, и отошел на шаг.
   - Не богатый у тебя арсенал, однако. Что, герой, еще шуточки будут?
   Мальчишка, сжавшийся в комок, несколько секунд мелко дрожал в таком положении, потом нерешительно взглянул не меня.
   - Нет. Что будешь со мной делать?
   - Как - что? Какого урца ты мне сдался? Проваливай. Что ж я - совсем мерзавец, детей избивать за просто так?
   Парень встал, отряхнулся, и почти невозмутимо заметил:
   - Не уличный значит, ты. Уличный бы побил и деньги все забрал. А ты странный какой-то.
   - А! Молодец что напомнил! Денег давай половину того, что у тебя есть. Мне тоже питаться надо.
   Ч-черт, старые привычки. Я стал настолько собой, что просто забыл о нужде пропитания. Мальчонка зашарил в карманах, потом что-то достал, кинул мне... и юркнул в ближайший переулок! Я дернулся было за ним, потом передумал (по подворотням шататься не хотелось) и поднял небольшой кожаный мешочек.
   Пустой.
   Ну... поганец. Сволочь. Нахал. То есть, уличный, как Мориус.
   Почему-то, даже не смотря на явный промах с деньгами и вновь подоспевший голод, на душе было спокойно как никогда, ну, за исключением "артефактных" времен, разумеется... ну так то отдельная песня. Вернее, отдельная жизнь.
  
   Утро. День третий. Следствием моей некомфортно проведенной ночи стал план и новая одежда, которую я наворовал с бельевых веревок. К Владыке на прием в таком не пойдешь, разумеется, но хотя бы выгляжу более-менее опрятно.
   Есть хотелось неимоверно. Есть. Кушать. Питаться. Жевать... Мясо, прожаренное, с черненькой корочкой сверку и умопомрачительным ароматом, присыпанное красными крупинками специй. Вокруг, как у короля, свита - гарнир (слово-то какое! Даже произносить приятно!): рис, дымящийся, залитый соусом, с прожилками кукурузы, мр-м-р...
   Ох, кушать-то как хочется.
   И обязательно, всенепременно к сему краюха свежайшего, теплого еще хлеба, который и в одиночку можно есть как чудесную сдобу, как необыкновенный подарок богов, ну а в сочетании с прошлым блюдом... которое, разумеется, бесподобно.
   ...мясо, прожаренное, с черненькой корочкой...
   У, черт, воображение надо отключать ко всем урцевым демонам, мне так худо еще не было. И кушать хочется!!
   Я тяжело вздохнул. По кругу провианта мысли скакали уже с полчаса, и уровень толковых идей стабильно держался на нуле. Так я скоро начну вместо людей видеть передвижное мясо со сладкими косточками, еще не дошедшее до светлой стадии термообработки, тогда вообще караул будет. И обнаружу в один прекрасный день соседа на своем вертеле...
   Тьфу. Все грехи от голода. Уже час я жду открытия Торговых ворот, когда начнут пропускать обозы купцов, и долгое стояние на холодном ветру без пищевой подпитки на пользу явно не шло. Я ежился в дешевой рубахе, пританцовывал на каменном тротуаре и поминал все грязные ругательства, которые знал.
   Наконец, среди стражи, или кто там у ворот шляется, прошло заметное оживление, тяжелые створки медленно разошлись в сторону, и потянулась вереница повозок, телег и море народу...
   Я сумел пробиться к отгороженному столу с навесом, где оформлялись пропуска и прочие формальности, особо меня пока не интересующие, и внимательно прислушивался к разговорам. Мне нужен был клиент - довольно богатый, из экзотичной страны, хоть из того же Нагана, чей язык знают немногие и потому запрашивают за перевод неимоверные деньги. Разумеется, за такую... неудобную конкуренцию меня наверняка захотят поучить путем синяков и переломов, но я легкомысленно рассудил, что как-нибудь убегу-отверчусь. Чтоб такой умный меч как я - и не выкрутился? Ха!
   Очередь продвигалась ужасающе медленно. Каждого дотошно допрашивали, потом сверяли полученные данные с донесением проверяющего (причем тому явно были не чужды магические науки), клепали и сразу подписывали нужные бумаги...
   Я обнаружил, что знаю практически все упоминаемые языки, одни лучше, другие хуже, но понимать-переводить хоть как-то смогу. Первые несколько купцов в моих услугах попросту не нуждались, дальнейшие привозили своих переводчиков или выбирали уже знакомых. Я серьезно подумывал, что идея пропащая, но решил мужественно дотянуть до конца дня, чтоб наверняка увериться в тупиковости сего пути. Ну и уверился. Только в противоположном.
   - Итак, молодой господин знает логосский? - подозрительно осведомился помощник каравана, невысокий пожилой человечек в коричневом дорожном плаще и такой же невзрачной шляпе. Видимого оружия у него не было, зато за спиной возвышался охранник. Еще один верзила топтался около главы каравана, нервно заполняющего бумаги. У них там явно творилось полное непонимание: все орали на ломаном языке оппонента, но так, что друг друга абсолютно не понимали. Ничего удивительного, я хоть и знаю оба языка в совершенстве, но тоже ничего не разберу...
   - Да, миссар, я буду счастлив оказать вам посильную помощь, - я учтиво поклонился, выждал положенную секунду и распрямился.
   - О, надо же, молодой человек, знающий правила этикета. Похвальное воспитание, - оценил заказчик. Я польщено улыбнулся, преданно глядя в бесцветные глаза логосца и искренне радуясь, что все утро подслушивал разговоры других работающих у ворот.
   - Мне приступать к работе?
   Миссар (это уважительное обращение к тому, чьего имени вы по какой-то причине не знаете) обеспокоено посмотрел на отчаянно спорящего шефа, бросил на меня страдальческий взгляд... и предложил за успешный день работы пятнадцать сребреников, лишь бы рабочий день начался ровно с этой секунды. Я ошалел от нежданного счастья, а физиономия сама собой расплывалась в благодарно-учтивой улыбке, губы пропели слова благодарности, а ноги понесли к столику регистрации...
   Даже удивительно, как можно запутать дело, если знать на языке собеседника два слова, и те ругательные. Мало того, что ничего не понятно, так и на ответы твои оппонент реагирует неадекватно. Я быстро извинился перед обоими от имени другого, объяснил, что кому от кого надо, максимально вежливо и учтиво, даже самому противно стало. Ладно, стерпим, главное - обед. Обе-е-ед. Еда... Я сглотнул слюну, взбодрился, представив, во имя чего страдаю, и подсел на одну из повозок логосского купца.
  
   * - Школа Цуэй, другое название Стойкая Молния - школа владения холодным оружием, отличающаяся весьма жестоким обучением. Дает мастерам возможность на время схватки не замечать боли и усталости, из-за чего бойцы высоко ценятся. Методы достижения стойкости хранятся в секрете, отчего обросли огромным количеством жутких слухов.
   ** - Согласно сохранившимся данным, Эйзар, уже упоминаемый хозяин Шархаана, известен как один из самых сильных существ до появления вэйр. Маг, воин, стратег. Обожал шумные пиры и трактирные гулянки. Был известен тем, что никогда не расставался с оружием, полуторным мечом, и в нетрезвом состоянии утверждал, что его оружие обладает разумом. Происхождение неизвестно.
  
  

Оценка: 6.17*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"