Хермис Анна: другие произведения.

Мир "Цельнометаллического алхимика" - О пользе откровенных бесед

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир "Цельнометаллического алхимика" - Странные люди появляются в Штабе, странные события происходят вокруг Роя и Ризы, странное знакомство заводит Уинри. Остается найти того, кто сможет определить причину этих странностей.


   О пользе откровенных бесед
   0x01 graphic
   Глава 1
   -- За все нужно платить. Особенно за любовь, -- мрачно констатировала Уинри, в сотый раз подкидывая на плече тяжеленную сумку. Ремонтный набор для старшего представителя семейства Элриков от травмы к травме, заполученной неутомимым и падким на приключения алхимиком, весил все больше и больше. Дежурную сумку с деталями-инструментами-жидкостями-винтами Уинри давно уже перестала разбирать после коротких, но всегда очень эмоциональных ремонтных встреч - как начал величать регулярные приезды Уинри Эд -- а только докладывала в нее последние новинки, регулярно появлявшиеся на рынке автоброни. Вот и на этот раз сумка изрядно прибавила в весе из-за набора смазок, гарантирующих, как уверял красочный рекламный проспект с до зубов вооруженным брюнетистым красавцем с искусственными руками, "безотказную работу автоброни в условиях запредельной влажности, запредельного давления и запредельного мороза", кои, судя по слухам, с незавидной регулярностью возникали на тернистом пути братьев Элриков. Несмотря на аляповатую рекламу, смазки оказались действительно неплохими, и после очередного звонка Эда - "Знаешь, Уинри, ты уж прости, но у меня что-то пальцы плохо двигаются. Это, наверное, потому что винтик отлетел. Когда фаланги помялись. Когда кисть развалилась..." -- начинающий, но очень талантливый автомех забросила в сумку очередную тяжеленную упаковку и, взвалив груз на плечо, потащилась на вокзал.
Именно по пути к вокзалу ей и пришла в голову мысль, что за все нужно платить, особенно за любовь, особенно к такому парню, как Эдвард Элрик, который, хоть и компенсировал от щедрот армии все расходы механика на свою починку, тем не менее, оставался ее постоянным клиентом только потому что стрелка на шкале чувств Уинри давно уже покинула деление "дружба" и прочно застряла на показании "любовь".
На вокзал она успела ровно к отходу поезда. Паровоз выпустил в небо густое белое облако, взревел и уже дернул состав, когда Уинри вылетела на перрон. К счастью девушки, проводник ближайшего вагона вошел в положение опаздывающей, протянул руку и быстренько втащил тяжеленную сумку в тесный тамбур, а уж необремененная грузом Уинри легко запрыгнула следом. Поблагодарив проводника и выяснив, в какую сторону двигаться в поисках общего вагона, девушка живо миновала узкие проходы купейных мест, и оказалась среди гудящей-шуршащей-кричащей толпы, жаждущих попасть в столицу, но не желающих - или не имеющих возможности - заплатить за купейный вагон сограждан. Нет, Эд неоднократно компенсировал подруге поездки в купе, но последний ее визит в столицу, когда билет, купленный в спешке, оказался местом в вагоне ВИП-класса с персональным обслуживанием, вылился в такую сумму, что Уинри до сих пор краснела при воспоминании. Эд подписал расходы молча, но лицо его было столь выразительным, что девушка поклялась в следующий раз из принципа взять самый дешевый билет и ткнуть в него алхимика носом, сопроводив тычок трагическим рассказом о поездке с риском для жизни среди скопления малоадекватных мужланов.
Практически все сиденья в вагоне оказались заняты. Собственно, свободных было только два - рядом с полной дамой, с колен которой то и дело норовила свалиться гора сумок и узелков, и рядом с девчушкой лет семи, с недетской серьезностью взиравшей на окружающих ее пассажиров. Уинри, недолго думая, уселась рядом с малышкой. Девочка внимательно осмотрела незваную соседку с головы до ног и с ног до головы, тряхнула длинными черными косичками и отвернулась к окну.
Поезд набрал максимальную скорость, с каждой секундой приближаясь к столице.
Уинри плюхнула сумку на пол, расстегнула боковой карман и вытащила бутылку с водой. Марш-бросок по жаре давал о себе знать. Она успела сделать два больших глотка, когда перехватила жадный взгляд малышки, повернувшейся на громкое бульканье. Девочка выразительно сглотнула, потом облизнула губы и спрятала глаза. Уинри на несколько секунд замерла в растерянности, потом чуть толкнула соседку локтем и протянула бутылку:
-- Пить хочешь?
Малышка недоверчиво посмотрела на бутылку, потом на Уинри и осторожно потянулась к воде. Уинри улыбнулась и поудобнее расположилась на скамейке. Девочка жадно выпила едва ли не половину запаса, запоздало оценила нанесенный ущерб и живенько извлекла из-под сиденья тощий узелок. В развязанном платке оказались слегка помятые пирожки.
-- Угощайся, -- радостно предложила малышка. - Я стащила с кухни на дорожку... -- она тут же испуганно хлопнула глазами и тихо добавила, надеясь отвлечь соседку от неосторожной фразы: -- Вот только про воду забыла...
-- Спасибо, -- механик потянулась к пирожку и небрежно добавила: -- Меня, кстати, Уинри зовут.
-- А меня Эйя.
Знакомство состоялось.
Пирожок, надо сказать, оказался хоть и свежим, но совсем не похожим на домашние, бабушкины. Среди толстенного слоя теста едва нашлась мясная начинка, размером с молодую вишенку, но новую знакомую Уинри это, видимо, совсем не смутило. Она с аппетитом лопала пирожки, любопытно осматривалась по сторонам и улыбалась всему миру.
-- Ты в столицу едешь? - решила продолжить разговор Уинри и тут же поняла, что совершила ошибку. Эйя разом сжалась, опустила взгляд и едва заметно кивнула. - Да ты ней бойся, -- поспешила успокоить ее девушка. - Просто ты маловата путешествовать в одиночестве, вот я и забеспокоилась.
-- Меня в столице ждут, -- тихо, но уверенно ответила Эйя, и Уинри пожала плечами.
-- Ну, ждут так ждут. Меня тоже ждут. Друг. Он государственный алхимик.
Эйя едва не подпрыгнула на скамейке и уставилась на соседку широко распахнутыми изумленными глазами:
-- Алхимик? - не сразу смогла выговорить она. - Так я же тоже...
Она заметалась, торопливо осмотрела вагон, потом подхватила платок, в котором раньше лежали пирожки, смяла его и бестолково заозиралась.
-- Ты что? - удивилась Уинри.
-- Мне бы бумажку и что-нибудь рисующее...
Уинри засунула руку в недра сумки и извлекла помятый листок и карандаш. Девочка даже охнула от волнения. Она торопливо расстелила листок на полу, шлепнулась на колени, нарисовала преобразовательный круг и положила в центр скомканный платок.
-- Смотри, -- торжественно прошептала она и приложила ладони к краю круга.
В вагоне полыхнуло синим. Народ шарахнулся, кто-то из мужчин крепко выругался, но, видя, что ничего страшного не происходит, пассажиры быстро затихли, ограничившись недовольными взглядами в сторону юных пассажирок.
А на платке появилась игрушка.
Биологическая принадлежность таинственного существа совершенно не определялась - даже первые игрушки, создаваемые в совсем юном возрасте Эдом, были больше похожи на зверей -- и, тем не менее, факт оставался фактом: алхимическое преобразование произошло.
-- Здорово... -- протянула Уинри, разглядывая пухлый комок, бывший недавно платком. - Это ты сама научилась?
-- Да, -- азартно кивнула Эйя. - К нам в приют приезжали алхимики - показывали всякие фокусы. И у меня вдруг сразу стало получаться.
-- В приют? - повторила Уинри, а Эйя охнула и снова резко сникла. - Так ты одна? У тебя нет родителей?
-- Нет... -- неохотно выдавила Эйя и отвернулась к окну.
-- Подожди-ка, -- Уинри нахмурилась и, наклонившись, заглянула девочке в лицо. - Тогда к кому же ты едешь в столицу?
-- Это государственная тайна, -- тихо, но непреклонно заявила Эйя и наклонила голову ниже.
Всю дорогу до конечной станции малышка то оттаивала и охотно рассказывала о детстве и друзьях в приюте, то надувалась и отмалчивалась, когда Уинри то так, то сяк пыталась перевести разговор на загадочную цель поездки, оказавшейся государственной тайной. В какой-то момент в голову Уинри даже пришла дурацкая мысль, что девочка могла оказаться внебрачной дочерью самого фюрера, ибо других государственных тайн с участием ребенка девушка придумать не смогла, но пытать на эту тему ребенка из приюта у нее не повернулся язык. Так, за разговорами и отмалчиванием и прошло время в пути.
Поезд уверенно ворвался в границу города, за окном появились высокие дома, и Эйя, разом позабыв про разговор, прижалась носом к стеклу, восторженно ахая при каждой смене пейзажа.
-- Тебя встретят?
Увлеченная необыкновенными видами Эйя даже не смогла испугаться очередного страшного вопроса.
-- Нет, но я знаю, куда идти.
-- Слушай, давай я тебя провожу.
-- Нельзя. Это государственная тайна, -- в который раз повторила Эйя, косясь на соседку уже с привычной обидой. - Я же тебе сколько раз объясняла.
-- Ну да, -- кивнула Уинри и, подумав, снова влезла в сумку за бумажкой и карандашом. - Знаешь что, если тебе вдруг понадобится помощь, здесь адрес, по которому ты сможешь меня найти. Я остановлюсь у очень хороших людей. Ну и кстати, как я и говорила, мой друг - алхимик. Вдруг тебе будет полезно с ним познакомиться.
Эйя нахмурила лоб, кивнула и аккуратно свернула бумажку.
-- Знаешь, ты очень хорошая, -- тихо сказала она. - Спасибо тебе. Когда я стану государственным алхимиком, я буду помогать тебе и твоему другу.
-- Ну, до государственного алхимика тебе еще далековато, -- улыбнулась Уинри. - Сначала нужно подрасти и многому научиться. Эд говорил, что экзамены на сертификат очень тяжелые - он готовился не один месяц.
-- Не всем нужно сдавать экзамены, чтобы стать государственным алхимиком, -- вдруг безапелляционно заявила девчушка. - Бывает иначе.
-- Иначе это как? - удивилась Уинри.
-- Ну, иначе... -- уклонилась от ответа Эйя, соскакивая со скамейки. Поезд ощутимо тормозил.
-- Подожди-ка, -- Уинри заступила девочке дорогу и крепко взяла ее за плечи. - Слушай, я за тебя очень волнуюсь. Правда. Столица - город непростой. Здесь всякое может случиться. Я очень хочу, чтобы у тебя все было хорошо. Пожалуйста, пришли хотя бы записку по адресу, который я дала, чтобы я не переживала. А еще лучше - в центре города находится здание Главного Штаба - ты его ни с чем не перепутаешь, оно самое большое, -- Эйя широко распахнула глаза и изумленно уставилась на Уинри. - Не бойся, я не военная, -- поспешила успокоиться ее девушка, но, судя по изменившемуся взгляду Эйи, та ожидала чего-то другого. - В общем, так, -- решила заканчивать Уинри, -- через площадь, напротив западного входа в штаб, есть кафе. Его держит дядюшка Рональд. Сегодня вечером часов в семь я зайду туда поужинать. Забеги, скажи, что с тобой все в порядке. Пожалуйста, а?
-- Спасибо тебе за то, что ты обо мне беспокоишься, -- поднимая на новую подругу разом повлажневший взгляд, тихо сказала Эйя. - Обо мне еще никто никогда не беспокоился... -- малышка порывисто шагнула вперед и обняла Уинри за талию. Девушка погладила вздрагивающие плечи и снова предложила:
-- Так может все-таки тебя проводить?
-- Нет, -- тут же отскочила от нее Эйя. - Я сама. Я знаю, куда идти.
В этот момент поезд с натужным скрипом остановился, и Эйя скрылась в потянувшейся к выходу толпе взрослых.
Уинри вздохнула и подняла сумку.
   Глава 2
   Риза Хоукай, не успев отвернуться от проезжавшей мимо машины, получила порцию грязной воды на всю физиономию и не смогла даже выругаться от усталости. Над столицей ровно в полдень разверзлись хляби небесные. Еще с утра ничто не предвещало дождя и поганого настроения. Риза, хоть и шла на работу в предчувствии горного массива из неотработанных документов, никак не предполагала, что события примут столь тоскливый оборот.
По входу в кабинет, старший лейтенант сразу поняла, что трудолюбивые коллеги свалили на ее стол всю бумажную работу, а сами скучковались у окна, разглядывая фотографии очередной пассии Хавока. Любимый начальник, полковник Рой Мустанг, завидев подчиненную, как бы ненароком переместился между Ризой и ее столом, перекрывая своей широкой грудью вид на бумажный завал, и тут же изобразил поддельную озабоченность на лице.
-- О! Старший лейтенант! Вас-то я и ждал.
-- Я не сомневалась, что рабочий день в этом кабинете начинается с моим появлением, -- невозмутимо согласилась Риза.
-- У меня есть для вас срочное поручение, -- нимало не смутившись, продолжил гнуть свое драгоценный начальник.
-- Срочнее разбора вон того завала? - Риза попыталась заглянуть за спину полковника, но тот грамотно изменил диспозицию, перекрывая подходы к столу.
-- Задание исключительно для вас - с вашей тонкой душевной организацией и умением находить к людям правильный подход. Больше никто не справится, -- заверил Мустанг.
Коллеги по кабинету дружно развернулись к окну, вдруг разом заинтересовавшись проплывающим по небу облачком. Риза сдалась.
-- Я слушаю.
-- Нужно... съездить в больницу к Цельнометаллическому... узнать, как он там... -- приказ был отдан как можно небрежнее, но Риза заметила, как помрачнело лицо полковника, а глаза виновато потухли.
Полковник Мустанг, надо признать, действительно едва не потерял бесценного подчиненного, причем исключительно из-за собственного упрямства. Надо же было так случиться, что в момент вызова на задержание очередного преступника с алхимическими способностями оба государственных алхимика с детсадовским задором обсуждали собственную исключительность и незаменимость.
-- Да я сейчас в одиночку этого придурка вам за шкирятник в кабинет притащу, -- пообещал Эд, заслышав тревожный вызов. - Это вам для работы команда поддержки требуется - и обязательно с пистолетом и зонтиком, -- добавил юный нахал, нарочито не глядя в сторону Ризы.
-- Я бы тебя отправил одного для эксперимента, чтобы ты наконец-то понял, для чего существует команда, но ты же в одиночку за этим придурком весь день бегать будешь, да еще полгорода попутно разнесешь, -- небрежно процедил полковник. - Команду я беру исключительно для минимизации ущерба и ускорения процесса. Пять минут и максимум одно разрушенное здание - вот цель, к которой стремится каждый государственный алхимик.
-- Это цель, до которой ВАМ как до неба, -- фыркнул Эд, разваливаясь на стуле. - Это вы в прошлый раз решили подпалить преступника на сухих торфяниках - вся армия две недели тушила пожар вокруг города! - Полковник подавился глотком воздуха, подчиненные сдержанно захихикали в кулачки. -- А вот я... -- Эд чуть не свернул головы, пытаясь обернуться, не изменив при этом хамски-расслабленную позу на стуле, -- ну максимум при помощи Ала... этого типа скручу ровно в пять минут и без разрушений.
-- Мелковат ты еще для таких подвигов...-- обронил полковник.
-- Это кого вы обозвали последней фасолиной из урожая в засушливый год?! - взвыл Эд, разом взлетая со стула.
-- Братик! Братик! - вмешался разумный Ал, хватая брата за плечи и насильно усаживая обратно. - Полковник не о том...
-- О том - о том! -- подлил масла в огонь раздухорившийся Мустанг, на самом деле только сейчас вспомнив о больном месте подчиненного. - Подрасти сначала, потом будешь объяснять мне, как работать!
-- На спор! - взвыл Эд, выворачиваясь из цепкой хватки брата. - Пять минут, и без разрушений. Я и Ал.
-- Ну, хорошо. Достал. Катись вперед, -- смилостивился полковник. - У тебя пять минут форы. Потом подъезжаем мы и наводим порядок.
-- На что спорим? - не угомонился настырный подчиненный.
-- Ты месяц не обсуждаешь ни одного моего приказа. Молча встаешь и делаешь.
-- А вы... -- Цельнометаллический быстро осмотрел кабинет, потом вдруг замер и вернулся прицельным взглядом к Ризе. Старший лейтенант насторожилась.
-- Но-но! - сразу упредил потенциальное неосторожное заявление полковник. -- В ту сторону не смотреть!
-- На кого ж тогда смотреть-то, на них что ли? - буркнул разом поостывший подросток, покосившись в сторону мужской половины обитателей кабинета. - Я не по этой части. Ну, лады. На месяц отпускаете нас с Алом в свободный полет с оплатой всех расходов.
-- И куда же это вы, голуби, полетите? - с ехидцей осведомился полковник.
-- А что, уже денюшки считаете? Понимаете, что проиграли?
-- Пошел отсюда! - рыкнул Мустанг. - Пять минут... Вернее, уже четыре пятьдесят девять.
Эд рванул к выходу.
-- И чтобы никаких разрушений, -- заорал вслед полковник.
Надо признать, у Эда были все шансы выиграть спор. А у полковника на месяц избавиться от неугомонного подчиненного. Дилетант-алхимик угрозы жизни Эду не представлял. Но кто же знал, что парень успел снюхаться с местными грабителями, в аккурат за день до этого разжившимися изрядным количеством огнестрела и боезапасом для оного. Подоспевшая к месту битвы группа полковника Мустанга обнаружила похожего на сито Ала, который успел в первый момент атаки прикрыть собой брата, и взбешенного Эда, взятого в кольцо двумя десятками бандитов и пытавшегося выстроить защиту, знатно меняя при этом архитектуру столицы. Полковник со товарищи рванул на помощь, но, памятуя о торфянике, вовремя сообразил, что поливать огнем патроны и гранаты дело небезопасное. Дело вылилось в обычную перестрелку, в которой Риза из табельного пистолета аккуратно лишила подвижности большую часть бандитов, перепуганный до полусмерти дилетант-алхимик так и отлежался в недрах склада, позабыв о своих способностях, а Цельнометаллический получил-таки чем-то крупнокалиберным в искусственную руку и мелкокалиберным в плечо, после чего был препровожден в армейский госпиталь. Тихий пятиминутный арест обернулся очередными глобальными разрушениями, местные жители снова пришли к выводу, что от бандитов вреда меньше, чем от армии, Эд попал на больничную койку, а полковнику было стыдно за собственное поведение, которое пора было перерасти еще в детском саду.
Риза вздохнула.
-- Сейчас съезжу, узнаю как он.
Полковник засунул руку в карман и извлек на свет божий несколько мелких монет.
-- И слушай... купи ему что-нибудь вкусненькое...
-- Может, подрастет... -- тихо добавил Бреда.
-- Размер не имеет значения, -- фыркнул Хавок, и мужчины, разом забыв про серьезность, радостно заржали.
Риза укоризненно покачала головой, взяла деньги, ключи от машины и отправилась в госпиталь.
Цельнометаллический, надо сказать, уже неплохо себя чувствовал. У его постели стояла чудовищных размеров сумка, в которой, зарывшись в нее едва ли не по пояс, копошилась Уинри. У стены сидел Ал, терпеливо ожидавший, когда же у братика заработает рука, чтобы тот смог восстановить целостность доспеха. Оставив на столе вишневый пирог и тепло пообщавшись с Уинри, Риза вышла из госпиталя, и тут же поняла, как близка и понятна ей ненависть полковника к дождям. С неба падала стена воды. Судя по сине-свинцовому небу и низким облакам, прекращения потопа в ближайшие часы не ожидалось. Риза вымокла до нитки только добежав до машины. Двигатель мягко заурчал, заработала печка, и старший лейтенант поехала в Штаб, выстраивая маршрут так, чтобы не оказаться в явно затопленных низинках. В трех кварталах от Штаба под капотом что-то противно звякнуло, и машина, по инерции прокатив еще метров сто, остановилась. О процессах, происходящих в недрах самодвижущегося автотранспорта, Риза имела весьма смутное представление. Пару раз безуспешно попытавшись завести машину, она еще раз взглянула на небо, убедилась, что окончания ливня можно ждать и до завтра, и решительно вышла под дождь, мысленно нарисовав себе напоминание забрать наконец-то из квартиры Мустанга скопившуюся там коллекцию зонтиков. В дождливую погоду полковник послушно забирал переданный ему Ризой зонт, но ленился их возвращать. Когда последний зонтик исчезал из машины, старший лейтенант отправлялась в гости к начальнику собирать в прихожей позабытое армейское имущество.
Поплотнее укутавшись в шинель, но понимая всю тщетность попыток защититься от ледяных струй, Риза отправилась в штаб пешком. К тому моменту, когда она вошла в холл главного здания, струйка воды холодным ручейком безостановочно стекала по ее спине. Капли весело посыпались на мраморный пол, быстро собираясь в лужицы. Заранее представляя реакцию коллег и прикидывая, сразу вытащить пистолет для острастки или приберечь в качестве плана Б, Риза шагнула на ступеньку и услышала:
-- Боже мой, госпожа Хоукай, что с вами случилось?
Риза подняла голову.
Генерала Эштона старший лейтенант видела уже неоднократно. Вместе со своей командой, он возник неоткуда чуть больше месяца назад. По слухам, героически отслужив много лет где-то на востоке, генерал, в конце концов, поддался на уговоры своего друга детства -- по случайности с годами ставшего ни много ни мало самим Фюрером Аместриса -- перебраться в столицу, и в сопровождении одного полковника и двух старших лейтенантов занял небольшой кабинет в подвале Штаба. Фюрер лично с лучшей стороны отрекомендовал генерала коллегам, так что, несмотря на то, что никого из бывших сослуживцев Эштона любопытным армейцам разыскать не удалось, пришлось признать, что абы кого Фюрер в Штаб не привел бы.
Возможно, появление очередного генерала - пусть даже рекомендованного Самим - и прошло бы без особой помпы, если бы не нестандартная команда, сопровождавшая новоприбывшего. Мрачного вида полковник, не имевший привычки здороваться, одним взглядом заставлял работников Штаба вжиматься в стены; один из старших лейтенантов -- развеселый говорун Тедди - мигом стал душой всех штабных компаний благодаря умению подобрать анекдот по любому поводу и развеять любую мрачность; а - гвоздь программы! - пышногрудая и длинноногая блондинка Эриси, при первом же появлении околдовала все мужское население Штаба. Где бы не появлялась Эриси, работала умирала: мужчины столбенели, а женщины расстроено прятали глаза. Генерал Эштон любил показываться в компании старшего лейтенанта, по-неуставному проводя девушку под локоток по коридору под завистливыми взглядами коллег. Полковник Мустанг, впервые увидев красавицу-блондинку, как и все, впал в ступор, молча проглотил предложение своей помощницы подобрать слюни, пока она сходит за ведром ледяной воды, но, надо признать, быстро очнулся, то ли осознав всю тщетность усилий по охмурению красотки, то ли действительно вдруг утратив к ней интерес. Чего нельзя было сказать об остальных членах команды, поглядывающих на сослуживицу со щенячьей тоской в глазах. Риза, убедившись, что любимому полковнику ничто не угрожает, выбросила новоприбывших из головы, а вот теперь, на ступенях лестницы, прямо перед ней стоял генерал Эштон, каким-то чудом узнавший или вспомнивший, как ее зовут, и любовался звонким ручейком, катившимся с одежды Ризы вниз по ступенькам.
-- Что с вами случилось? - повторил генерал, с живым беспокойством оглядывая девушку.
-- Прогулялась без зонта, -- констатировала Риза, стараясь не стучать зубами.
-- Воспаление легких минут через десять вам гарантировано. У вас есть во что переодеться?
Риза вздохнула и мотнула головой, признавая, что нет.
-- У Эриси куча вещей в кабинете. Идемте-ка, -- генерал подхватил Ризу под локоть, как обычно поступал со своей помощницей, и потащил ее вниз по ступенькам.
-- Нет, спасибо, -- уперлась Риза, для верности цепляясь за перила. - Я пойду к себе.
-- К себе? - повторил генерал, чуть повышая голос и изучая старшего лейтенанта внимательным взглядом светло-голубых глаз. - Милая моя, вы случаем не подумали, что я пытаюсь заманить вас в свою страшную пещеру, где собираюсь запереть в надежде надругаться над вами в ближайшем будущем?
Риза хлопнула глазами, не найдя, что ответить.
-- Бросьте. Если вы не собираетесь устраивать влажную уборку в кабинете Роя Мустанга - так, кажется, зовут вашего начальника - предлагаю воспользоваться гардеробом Эриси и ее же помощью. Обещаю на это время тактично удалиться.
Мокрая одежда давила тяжким грузом на плечи и противно липла к телу. От гуляющих по коридорам сквозняков стучали зубы, а в носу уже начинало гаденько свербить. Риза вздохнула, отцепилась от перил и пошла следом за генералом.
   Глава 3
   К удивлению Ризы, в свой кабинет генерал не ворвался с шумом и треском, по-мустанговски, а деликатно постучал, открыл дверь и пропустил вперед гостью. Эриси оторвалась от изучения бумаг и замерла в легком шоке, уставившись на обтекающую коллегу.
-- Что вы с ней делали, генерал? - тихо спросила она.
-- Я ее спас, -- уверенно объявил начальник и подтолкнул Ризу вперед. - Теперь твоя очередь. Найди девушке что-нибудь переодеться.
Не вдаваясь в дальнейшие подробности, Эриси сочувственно покачала головой и направилась к ближайшему шкафу. На одной из полок вместо бумаг Риза разглядела стопку аккуратно сложенных вещей.
-- Генерал, позволите? - Эриси извлекла форму и обернулась к начальнику.
-- Ухожу, -- краем глаза Риза заметила внимательный взгляд, который генерал кинул на свою помощницу, а потом на часы, и уже хотела было поддаться зову трусости, извиниться и покинуть кабинет, но Эштон быстро развернулся и скрылся за дверью.
Ловкости и быстроты Эриси было не занимать. Слушая комментарии сексапильной блондинки ("Здорово, что у нас один размер"), Риза и глазом моргнуть не успела, как с нее стянули ледяную задубевшую шинель ("Сколько же она весит в мокром виде?"), кинули под ноги пакет для мокрой одежды ("Все сюда, потом забросим в прачечную, постирают и высушат"), пеструю рубашку ("Это вместо полотенца, вытирайся, пока не простудилась"), стянули с волос заколку ("Распущенные быстрее высохнут"), и только когда Риза начала одеваться в сухое, до нее дошло, что брюки Эриси не носила. Короткая юбка теоретически тоже могла считаться составляющей униформы (а уж в мечтах полковника Мустанга и вовсе была ее незаменимой частью), но вот только Ризе и в голову бы не пришло появиться в Штабе в подобном виде. В подобном неподобающем виде, стоило добавить. Она тоскливо посмотрела на скомканные мокрые брюки.
-- Замечательно, -- промурлыкала Эриси, оглядывая коллегу с легким прищуром, напомнившим Ризе госпожу Мустанг, когда та нанимала новую девочку. - Держи расческу, косметичку.
-- Я не крашусь, -- быстро отказалась Риза, тем не менее, принимая расческу, чтобы разодрать свалявшийся под заколкой мокрый колтун.
-- Зря, -- пожала плечами Эриси, но настаивать не стала.
Риза тряхнула влажными волосами, опустила взгляд и почувствовала, как на щеки наползает густой румянец. Из-под юбки торчали длинные голые ноги. Надо признать, довольно красивые ноги. Но старший лейтенант почувствовала себя практически раздетой.
Эриси ее смущение истолковала по-своему. Метнулась к столу и извлекла из-под него что-то хрупкое и изящное на тонкой шпильке.
-- Надевай.
-- Не-е-ет, -- протянула Риза, босиком отступая от модного роскошества поближе к сапогам.
-- Брось. Тебе не на линию фронта в них шагать.
- Я в сапогах. Они не промокли.
-- Ну, и так можно. Сапоги с мини-юбкой это практически эротика в стиле садо-мазо, -- вдруг одобрила Эриси, а для Ризы вариант с сапогами разом показался менее привлекательным.
- Не переживай, все когда-то начинали. Денек поковыляешь с непривычки, потом втянешься. Тебе же не на линию фронта в них ехать. Надевай.
Риза помедлила, потом осторожно засунула одну ногу в туфлю. Мир сразу стал ниже.
-- Отвыкла как-то, -- буркнула она, ощущая себя совсем не в своей тарелке. В лакированной дверце шкафа отражались две длинноногие блондинистые красотки в военной форме - со спины вообще не различишь. Оставалось утешаться мыслью, что магическая метаморфоза должна была продлиться лишь один день.
Словно прочитав ее мысли, Эриси покачала головой.
-- Знаешь, с таким начальником тебе нужно одеваться так каждый день. Шансов будет больше, -- доверительно сообщила красотка.
-- У нас с полковником чисто уставные отношения, -- буркнула Риза, надеясь, что тема на том будет закрыта.
Эриси фыркнула и подмигнула.
-- Ну да, ну да. У всех неуставные, а только у тебя уставные. Конечно, верю.
-- У кого это, у всех? - чувствуя, что ведется на провокацию, но не в силах сдержаться, поинтересовалась Риза.
-- Да есть здесь пара ассистенток, которые охотно расскажут, как хорош Мустанг в постели. Я уже даже начала жалеть, что не повелась на его заходы.
Риза похолодела. Нет, она подозревала, вернее практически знала, что далеко не каждый вечер полковник проводил в гордом одиночестве или в компании бутылки... Но узнать о том, что он подцепил кого-то в Штабе, что его таланты в постели обсуждают, и за ним буквально начинает выстраиваться очередь ... Нет, конечно, Мустанг ничего ей не обещал, конечно, она была счастлива ролью его правой руки, его помощницы, его телохранителя, конечно, она не мечтала о большем. Конечно. Вот только она мечтала. И от мысли, что полковник готов затащить в постель любую, стало тоскливо, а в сердце засела острая щепка. Риза понимала, что "жили долго и счастливо и умерли в один день" это лишь несбыточная надежда, но нельзя же жить без надежды. Тем более, рядом с Роем...
Эриси сгребла мокрую одежду в пакет, картинно распахнула дверь кабинета, и генерал Эштон тут же материализовался на пороге.
-- Боже мой... -- изумленно протянул он, осматривая Ризу. Старший лейтенант сразу почувствовала себя чистокровной лошадью на аукционе и поспешно одернула юбку. - Ко мне, увы и ах, вот-вот придут на встречу... -- протянул генерал, с нехорошей кошачьей гибкостью в походке медленно приближаясь к девушке, -- а иначе я бы непременно пригласил вас на чашечку чего-нибудь согревающего. Вы...
-- Я должна поблагодарить вас и вашу помощницу за помощь, но я... -- Риза гордо выпрямилась, по привычке сделала широкий шаг к двери и поняла, что несколько лет без практики не прошли бесследно. Каблук подвернулся. Девушка взмахнула руками, чтобы удержать равновесие, генерал метнулся вперед, чтобы ее поддержать, и в этот момент с порога раздалось:
-- Генерал Эштон, меня просили к вам зайти...
Риза окаменела.
Несколько секунд прошли в тишине и неподвижности. Потом старший лейтенант медленно выпрямилась, опираясь на плечи генерала, повернулась в сторону двери и уперлась взглядом в потрясенного полковника Мустанга.
   Глава 4
   Уинри вышла за ворота военного госпиталя и вздохнула с облегчением. Весь день Эд юлой вертелся под ее руками, якобы успокаивая тихо-мирно сидящего у стеночки Ала обещаниями вот-вот уже вернуть изрешеченному пулями доспеху былую красоту и прочность. Первые часа четыре Ал терпеливо поддакивал, кивал и уверял, что даже день-другой в подобной ситуации большой роли не сыграет и вряд ли что-нибудь изменит, но на пятом часу не осталось сомнений, что утешает Эд скорее самого себя, чем брата, и Ал просто затих. Отчаявшись заткнуть друга детства, Уинри сначала ругалась, потом громко скрипела зубами, потом снова ругалась и даже от души замахнулась на Эда большим гаечным ключом -- но в последний момент побоялась, что под горячую руку приложит алхимика до отключки, а манипуляции с искусственной рукой непременно требовали его активного участия.
К семи вечера, скорее не благодаря, а вопреки стараниям Цельнометаллического, ремонт удалось завершить. Эд активно повращал рукой, в ажитации едва не заехав Уинри по носу искусственными пальцами, потом торжественно сложил ладони перед грудью и повернулся к Алу. В палате взметнулись голубые всполохи, доспех громыхнул сочленениями и поднялся.
-- Знаешь, братик, кажется, я стал ниже, -- с нескрываемым смущением признался Ал.
-- Ты на что намекаешь? - разом вскинулся закомплексованный старший, уперев руки в боки и всем своим хлипким телом наступая на возвышавшегося над ним младшего. - Что я тебя специально ниже сделал? Чтобы не чувствовать себя рядом с тобой пересохшей фасолиной из самого недоспелого стручка???
-- Да нет же, братик... -- замахал руками Ал, и Уинри снова лишь чудом удалось увернуться от металлической ладони. Ал смутился еще сильнее и застыл по стойке смирно. - Я зря это сказал, прости...
-- Тебя наполовину изрешетили, -- снизошел до объяснений самый юный в истории Аместриса государственный алхимик. - А железа у меня здесь нет. Так что, прости - доводить металл до толщины фольги не хочется, пришлось задействовать размер. Но ты не переживай, -- по-своему толкуя тихую панику брата продолжил Эд, -- вот выйдем отсюда, и я что-нибудь придумаю.
-- Хорошо-хорошо, -- торопливо закивал головой Ал. - Все как ты скажешь.
Эд расслабился и плюхнулся на постель. Изрядно подуставшая Уинри отпихнула свою сумку поближе к стенке.
-- Ну, пока все. Завтра еще разок проверим, и могу возвращаться домой.
-- Здорово, что ты есть, Уинри, -- широко улыбнулся Эд, закладывая руки за голову. - Что бы мы с Алом без тебя делали...
-- Вызывали бы бабулю, -- отрезала Уинри, и в лице изменился даже доспех. - Ладно, пойду. Приду после завтрака, если буду проблемы - сразу скажешь.
-- Спаси-ибо, -- протянул Эд, начиная сладко позевывать. Все пережитое за день обернулось непрерывным стрессом, который, миновав, сразу начал погружать малолетнего алхимика в сонное состояние.
-- Тогда я ушла, -- давно знакомая с привычками братьев, Уинри догадливо направилась к двери. - Спокойной ночи.
-- Угу, -- промурчал Эд уже практически во сне.
-- Пока, Уинри, -- прогудел из доспехов Ал.
-- До завтра.
Уинри остановилась у ворот больницы. Можно было отправляться в гости к миссис Хьюз, но с пустыми руками приходить не хотелось. Малышка Элисия очень любила всякие вкусности от Рона, к тому же Уинри хотелось убедиться, что новая знакомая из поезда не разыскивала ее в кафе, ненароком попав в беду в столице, и механик автоброни, перепрыгивая через лужи, поспешила по знакомому адресу.
Эйю она увидела не сразу. Девочка пряталась за дверью, с откровенной паникой косясь то на хозяина заведения, то на махину Центрального Штаба через площадь.
-- Привет! - издалека позвала Уинри, обегая особенно большую лужу перед входом в кафе. - Здорово, что пришла! Я...
-- Тихо-тихо, -- зашептала Эйя, прикладывая указательный палец к губам. - Мне уже нужно убегать, но я очень хотела сказать тебе спасибо...
Уинри присела на корточки перед девочкой и внимательно посмотрела ей в лицо.
-- С тобой точно все в порядке? Ты нашла людей, которых искала?
-- Да-да-да, -- быстро закивала головой Эйя, и едва не засветилась от радости. - Все так, как они мне обещали. Я смогу стать государственным алхимиком. Они меня берут. Только ты никому-никому об этом не говори. Это очень серьезная государственная тайна. Ладно?
-- Ну, подожди, -- Уинри нахмурилась и обернулась на здание Штаба. - Государственным алхимиком можно стать только через военных. Для этого...
-- Ага, -- снова закивала головой Эйя, не дожидаясь окончания. - Они берут меня учиться. А потом я сразу стану алхимиком. Такой очень серьезный генерал и его помощница. Она очень красивая. У нее такие же светлые волосы, как у тебя, но она совсем взрослая и похожа на королеву из сказки. Я должна была сразу у них остаться, но мне очень хотелось попрощаться с тобой, -- Эйя застенчиво погладила Уинри по руке. - И я сказала, что оставила вещи на вокзале. Они разрешили сбегать, только попросили обещать, что я ничего никому не скажу. Они будут меня учить. Это очень-очень тайная военная программа. А когда я вырасту, я буду помогать тебе и твоему другу. Хорошо?
Уинри задумалась. Из Эда, конечно, слова было не вытянуть, когда разговор переходил на работу, но чтобы он не взвился на тему того, что в алхимики начали брать малышей...
-- Эйя, а ты уверена, что эти люди тебя не обманывают?
-- Нет, -- потрясенно расширив глаза, ахнула Эйя. - Они не могут врать. Он настоящий генерал, он вышел прямо из здания Штаба. А она очень умная и красивая. Она ему помогает. Просто это страшная тайна. Не говори никому, хорошо? А то меня тогда выгонят... Не скажешь? - Эйя смотрела на Уинри с такой мольбой, что той оставалось только кивнуть. - Клянешься?
-- Клянусь, -- подтвердила Уинри.
-- Ну, я побежала. Пока, -- Эйя на секунду прижалась лбом к плечу девушки, и со всех ног помчалась в сторону Штаба.
"Странные вещи творятся у алхимиков", -- подумала Уинри, выпрямляясь. Подводить малышку не хотелось, но и просто забыть о новой знакомой и странной тайной программе обучения алхимиков механик не могла.
"А не заглянуть ли в гости к Ризе? Благо повод расположился буквально на расстоянии вытянутой руки".
Уинри вошла в кафе и окинула взглядом витрину, определяясь с выбором.



"Выгонят из армии - пойду работать в цирк канатоходцем", -- решила Риза, аккуратно балансируя на высоких каблуках по пути к выходу из Штаба. Вспоминать дурацкий дождь, поломку машины и поведение Мустанга не хотелось совершенно.
Полковник, надо признать, застал старшего лейтенанта и генерала в весьма странной позе, истолковать которую можно было по-всякому. Не говоря уже о необычном внешнем виде Ризы -- все годы знакомства с огненным Алхимиком постоянно награждавшей его тычками за идею-фикс раз и навсегда нацепить на подругу детства мини-юбку, а тут вдруг оказавшейся в оной в чужом кабинете.
Мустанг стоял столбом долго. Мысли, терзавшие потрясенный рассудок, легко читались по его физиономии - он не поверил глазам, удивился, смутился, растерялся, а потом прошел сет по второму кругу.
Насмотревшись на потрясенного начальника, Риза наконец-то рискнула повернуться к генералу и выпрямилась, осторожно отпуская плечи Эштона. А когда она, уже твердо стоя на ногах, вновь обернулась к дверям, лицо Мустанга заледенело. Вернее, в глазах алхимика билось гневное пламя, а лицо стало ледяным. И в голову Ризы впервые закралась нехорошая мысль, что близкий и любимый человек мог заподозрить ее - ее! - в измене. "По себе, что ли, судит?"
-- Доброго денечка, старший лейтенант Хоукай, -- процедил сквозь зубы Рой.
-- Уже здоровались, -- машинально напомнила Риза. Мустанг недобро прищурился и вдруг посоветовал:
-- Аккуратнее в общении со старшими по званию.
-- Простите меня, генерал, -- на всякий случай, извинилась Риза, отступая от Эштона, а, сделав шаг к двери, вдруг поняла, что под старшим по званию полковник имел в виду вовсе не генерала.
Заглянув в глаза Мустанга и увидев там пустоту, Риза окончательно растерялась.
-- Полковник, я могу с вами поговорить? - пытаясь вытянуться в струнку и принять официозный вид, выпалила она.
-- Не вижу необходимости, старший лейтенант, -- мрачно отрезал Мустанг. - Не имею оснований мешать вашей личной жизни. Правда, еще надеюсь, что рабочее время вы будете проводить в моем кабинете...
-- А не хотите спросить, что случилось? -- возмутилась Риза, но Рой даже не повернулся в ее сторону, упрямо сверля взглядом стоящий у дальней стены стол. Эштон и Эриси молча наблюдали за происходящим. Понимая всю глупость оправданий и выяснения отношений на глазах у посторонних, Риза звенящим от обиды голосом поинтересовалась:
-- В таком случае, позволите удалиться, полковник?
-- Удалитесь, старший лейтенант Хоукай, -- рыкнул Мустанг.
На миг Ризе стало интересно, придет ли любимый человек ей на помощь, если по пути к двери она снова навернется с каблуков, но, похоже, с перепугу она шла настолько прямо, что в пять шагов оказалась в коридоре и услышала, как грохнула за спиной дверь. Оставалось только прислониться к стене в ожидании, когда Мустанг отговорит с Эштоном.
Дверь открылась уже секунд через тридцать, но надеждам Ризы не суждено было сбыться. Из кабинета тихонько выскользнула Эриси.
-- Стоишь? Ждешь? - поинтересовалась она.
-- Глупость какая-то, -- пожаловалась Риза. - Мне нужно все объяснить полковнику.
-- О! - Эриси вдруг ехидно прищурилась и рассмеялась. - Ну, да, конечно. Поплачь, прощения попроси. Глядишь - даст разок пинка и простит.
-- Полковник никогда... -- мигом разъярилась Риза.
-- Никогда что? Не обращался с тобой как с женщиной? - с ехидцей уточнила Эриси. - Считал тебя девочкой на побегушках? Собачкой у ноги? Сваливал на тебя все, что лениво было делать самому? - Риза потрясенно замерла. - Да брось ты! Ты впервые похожа на женщину. Твой Мустанг впервые понял, что ты не его игрушка, что кроме него в твоей жизни могут быть другие люди. И что теперь? Ты собираешься за это извиняться? А он перед тобой хоть раз извинился за свои ночные похождения? За девиц, которых он таскает к себе домой?
Риза отвела глаза. Ответить было нечего.
-- Хоть раз не унижайся перед ним, а? Пусть переварит все, что увидел. Пусть поймет, что тебя могут желать другие, и он может тебя потерять. Пусть задумается. Нет? Не согласна?
Риза молчала. Нет, у нее никогда не возникало желание портить жизнь Рою, что бы он ни вытворял - наоборот, в этом мире он давно стал самым близким и дорогим ей человеком, для которого она готовы была пойти на любые жертвы. Да и он, в тяжелые минуты, бросая все дела и наплевав на все риски, кидался ей на помощь. Но в обычной жизни, каждый день, как же Риза иногда его ненавидела... Когда Рой целовался с девочками в салоне мадам Кристмас, когда на улице заглядывался на каждую юбку, когда прилюдно таскал у Хавока фотографии его пассий...
Ну, женщина она, в конце концов, или нет?
-- Я пойду домой, -- сказала Риза, отворачиваясь от двери кабинета.
-- Боюсь, что не дойдешь, -- фыркнула Эриси, многозначительно кивая на туфли. - С непривычки точно собьешь все ноги. Давай подброшу. У меня ключи от машины генерала Эштона.
Две роскошные блондинки продефилировали к выходу из штаба. За их спинами ординарцы сворачивали шеи, а офицеры сталкивались на ходу, роняя бумаги, не в силах отвести взгляды от красоток. Непривычная к мужскому вниманию Риза, то краснела, то бледнела. В качестве последнего гвоздя в гроб ее низкой самооценки, прямо у ворот она услышала потрясенное:
-- Риза, это что, ты?
Старший лейтенант оторвала взгляд от земли и обнаружила прямо перед собой Уинри.
-- А я как раз шла к тебе. С подарками, -- не сводя глаз с Ризы, Уинри потрясла яркой упаковкой с плюшками. - Ой, ну, какая ты красивая... -- не сдержавшись, выдохнула она.
Стало обидно до слез. За одинокую жизнь, за бабника-полковника, за изуродованную ради мира во всем мире спину.
-- Вот наша машина, -- позвала Эриси. - Девочки, садитесь.
Подходя к двери, Риза почему-то зацепилась взглядом за номер: ва138. С "в" начинались все военные номера, единица напомнила об одиночестве, цифра три о математическом знаке принадлежности, а восьмерка о вечности.
"Практически "одна навсегда," -- совсем помрачнела девушка и обернулась к Уинри:
-- Ты к Грейсии? Давай подбросим. Нам по пути.
Растерявшаяся при виде расстроенной старшей подруги Уинри молча забралась в машину. Желание расспросить Ризу о тайной программе подготовки алхимиков сразу пропало.
   Глава 5
   Несмотря на старания Эриси, долгая прогулка под дождем не прошла для Ризы бесследно. К утру в носу захлюпало, а в горле запершило. Что было вдвойне обидно с учетом хорошей погоды за окном. Надев старенькую, привычную форму, сапоги и прихватив волосы заколкой, Риза сразу почувствовала себя нормальным человеком. События вчерашнего дня уже казались далекими и странными. В конце концов, что случилось? Да ничего. Прошла целая ночь. Полковник наверняка успокоился, а если нет, то точно по приходу на работу пересказал добрым коллегам, какой приключился конфуз, и на весь день старшему лейтенанту будут обеспечены смешки и подначки.
Риза выпила травяной чай, собрала коллекцию носовых платков и отправилась на работу. У входа в Штаб ее поймал ординарец с ключами от отремонтированной машины, и жизнь засияла для Ризы яркими красками.
К ее удивлению, в кабинете стояла мертвая тишина. Коллеги, старательно прятавшие лица за нагромождениями бумаг, коротко поздоровались и снова вжались в столы. Полковник Мустанг, так и не взглянувший на подчиненную, молча строчил какой-то трактат. Риза и не подозревала, что начальство умеет водить пером по бумаге с такой феноменальной скоростью. Вдоволь насладившись похоронной атмосферой, девушка подмигнула коллегам и уселась заполнять скопившиеся формы. Последующие полчаса тишину в кабинете нарушал только скрип перьевой ручки Мустанга, периодически раздиравшей бумагу, и хлюпанье Ризы, которая всерьез начала опасаться, что собранных носовых платков ей хватит максимум до обеда.
Первым не выдержал Ховак, жизнерадостность которого требовала выхода на свободу.
-- Риза, где это ты простудилась? - заботливо поинтересовался он. Получив тему для беседы, коллеги с облегчением загудели.
Риза оторвалась от бумаг:
-- Прогулялась под дождем от госпиталя, когда ездила к Эду. Машина сломалась.
-- Да, ливануло вчера знатно... -- подхватил Ховак. - Мы добрых полчаса у окна стояли и смотрели. Прямо стена воды...
-- Одеваться надо теплее, старший лейтенант Хоукай, -- оборвал рассказ Ховака мрачный голос Мустанга.
- Мне казалось, вы давно настаивали на новой униформе. Не понравилось? - не сдержалась Риза.
-- Странно, что не понравилось вам. Вернулись к старому. Или у вас сегодня никаких встреч по расписанию?
-- Я свое расписание подстраиваю под вас...
Команда, отлепившись от столов, синхронно поворачивала головы от Ризы к Мустангу и обратно. Старший лейтенант и полковник язвили, старательно не глядя друг на друга.
-- Ах да, я же еще ваш начальник. Как здорово, что вы это помните. Перевестись в другой отдел еще не желаете?
-- Еще пара часов в таком духе и, возможно, возжелаю, -- рыкнула Риза, и чуть не зажала рот рукой, не понимая, как вырвались дурацкие слова. На пару секунд вся жизнь в кабинете умерла.
-- Дело ваше, старший лейтенант. Насильно здесь не держат, -- Мустанг в сердцах отшвырнул ручку.
-- Здесь вообще мало интересуются подчиненными. Сразу делают собственные выводы, -- снова сорвалась Риза.
-- Не нравится - пишите рапорт о переводе.
-- Вот, значит, к чему вы ведете. Похоже, полковник, замену мне вы уже нашли.
-- Да уж один не останусь.
-- Эй-эй-эй, -- вмешался как обычно рассудительный Бреда, а вся команда, сообразив, что происходит нечто экстраординарное, повставала с мест. - А можно узнать, что тут творится?
-- У вас творится работа. А у меня встреча с начальством, -- объявил Мустанг и, собрав свои записи, промаршировал из кабинета.
Риза пристально разглядывала пустые бланки на столе. Буквы постепенно начинали расплываться.
-- Какая собака между вами пробежала?
Старший лейтенант прикусила губу, чтобы окончательно не разрыдаться. Коллеги, выбравшись из-за столов, дружно окружили ее кресло. Фарман гладил по плечам, Хавок держал за руку, Бреда сочувствующе заглядывал в лицо, и от этого боль в сердце становилась еще пронзительнее.
-- Не расстраивайся, -- попросил Хайманс. - Полковник в последние дни не в себе. Его каждый год срывает под юбилей ишварских событий...
Риза чуть не всплеснула руками. Как же она могла забыть - очередная годовщина гибели Ишвара. Годовщина смертей, которых Мустанг так себе и не простил.
-- Иди-ка ты лучше домой, отлежись, -- предложил Хавок. - Завтра с утра мы все изобретем дела в городе, а вы с полковником останетесь вдвоем и спокойно поговорите.
Горло перехватило, дышать стало совсем тяжко, и Риза быстро вытерла мокрые щеки, радуясь, что покрасневшие глаза можно списать на простуду. Тепло улыбнувшись коллегам, она подхватила сумку и вышла из кабинета.
То сморкаясь, то пытаясь отдышаться, старший лейтенант спустилась в холл и обнаружила идущую ей навстречу Эриси. Роскошная красотка, ничуть не изменившись со вчерашнего дня, вышагивала по холлу Штаба, как по подиуму.
-- О-о, подруга, -- протянула она, -- похоже, мы тебя не спасли.
Называться подругами, по мнению Ризы, им было рановато, но решив не эскалировать конфликт, девушка слабо улыбнулась и пожала плечами.
-- Твою форму высушили и погладили. Лежит у меня в шкафу, -- продолжила Эриси. - Можешь спуститься, забрать или... -- блондинка хитро прищурилась и выдержала паузу. - Если не хочешь спускаться к нам, принесу сюда.
-- А что, у генерала и на сегодня назначена встреча с полковником Мустангом? - невозмутимо уточнила Риза.
Эриси фыркнула.
-- Ой, я чувствую, твой полковник снова тебя отстроил. Ладно, не переживай, оставайся пай-девочкой. Сейчас все принесу.
-- Мне не трудно спуститься, -- сказала Риза и решительно направилась к лестнице.
-- Подожди, -- вдруг крикнула вслед девушке Эриси, и Ризе показалось, что в голосе прозвенел испуг, но каблукам было не тягаться с сапогами по скорости перемещения. Старший лейтенант легко сбежала вниз и распахнула дверь в кабинет генерала.
Эштон сидел за своим столом и запечатывал пухлый коричневый конверт. При виде Ризы, генерал растерянно замер, потом расплылся в откровенно наигранной улыбке и поднялся под приветственное "госпожа Хоукай, я очень рад вас видеть". Судя по настороженному взгляду генерала, радостью в кабинете и не пахло. Подоспевшая Эриси метнулась в глубь прохода между столами и передала гостье сверток с вещами. Чем ее. нежданное появление смутило Эштона, Риза так и не поняла. Оставалось только забрать вещи, попрощаться и шагнуть к двери, в которую уже заходил посетитель, которого Риза не сразу разглядела, и в результате ткнулась лбом в военную форму. Подняв взгляд, она обнаружила прямо перед собой полковника Мустанга.


-- Отлично. Очень тебя прошу - ничего больше не ломай, -- заученно повторила Уинри давно ставшую традиционной просьбу и застегнула сумку.
-- Братик будет очень осторожен, -- заученно повторил добрый Ал.
-- Да ничего со мной не случится, -- заученно пообещал государственный алхимик. Формальную процедуру сдачи-приемки автоброни можно было считать законченной.
Уинри поднялась, закинула сумку на плечо и улыбнулась братьям.
-- Все. Я на вокзал.
-- Давай проводим, меня все равно уже выписывают, -- буркнул Эд и не без выпенджера подхватил искусственной рукой тяжеленную сумку.
Солнышко припекало, ветерок приятно холодил кожу, прогулка к вокзалу в сопровождении братьев Элриков стала самой приятной частью из всей поездки. В ожидании поезда троица остановилась на краю платформы, и Уинри вдруг поняла, что не простит себе, если уедет, так и не задав важного вопроса.
-- Эд, скажи, а ты, случаем, ничего не слышал о программе подготовки алхимиков из совсем маленьких детей?
-- Ты на что намекаешь? - разом взвился Эд.-- На то, что я...
-- Нет-нет-нет, -- мигом представив гору сухой фасоли мал-мала-меньше поспешила остановить приятеля Уинри. - Как думаешь, могут военные организовать школу подготовки алхимиков для малышей с хорошими способностями?
Эд призадумался и только уже открыл рот, чтобы придумать возражение, когда вмешался Ал:
-- Да нет, точно нет. Зачем им это нужно? - удивился разумный младший братик. - Они каждый год проводят экзамены на получение сертификатов, и конкурс там две дюжины алхимиков на место. Зачем бы военным тратить деньги и открывать какую-то школу, если они постоянно бесплатно получают уже готовых алхимиков?
Уинри чуть не охнула. Подобный аргумент совсем не приходил ей в голову.
-- Слушайте, ребята, -- тихо начала она, понимая, что нарушает страшную клятву и поступает совсем нечестно, но не в силах справиться с волнением. - Со мной тут такая история приключилась. В поезде я познакомилась с девочкой...
Эд выслушал ее рассказ не перебивая, но все больше и больше хмурясь.
-- Чушь какая-то, -- объявил он, когда Уинри замолчала. - Такого не может быть, потому что быть не может.
-- Братик прав, -- поддержал старшего Ал. - Стали бы военные возиться с детьми, пусть даже и алхимиками, если у них взрослых желающих полна столица.
-- Так что же делать? - растерялась Уинри. - Что случится с этой малышкой? В какую историю она попала?
Паровоз просвистел над ухом, состав дернулся, и девушка беспомощно заметалась.
-- Слушайте, может, мне остаться? Может, поискать ее?
-- Где ты ее искать собираешься? В подвалах Штаба? - мрачно поинтересовался изрядно озадаченный рассказом Эд. - Так тебя туда и пустили. Давай-ка вот что сделаем: мы с Алом побродим вокруг Штаба - вдруг увидим какого-нибудь малыша и отследим, с кем он встречается. Что тебе сказала эта девочка? Генерал и красивая женщина?
-- Да, -- кивнула Уинри, старательно вспоминая слова Эйи. - Генерал и очень красивая блондинка.
-- Мы поищем, -- серьезно пообещал Ал, а уж на его слова Уинри всегда могла положиться. Старший, уже погрузившись в проблему не меньше младшего, тоже машинально кивнул и закинул сумку Уинри в тамбур вагона.
-- Все, залезай. Хорошего пути.
-- Берегите себя, ребята. И если понадобится помощь...
-- Мы сразу позвоним...
-- Но лучше не надо...
Все трое рассмеялись, обнялись на прощанье, и братья Элрики отправились к воротам вокзала. Уинри провожала их взглядом и улыбалось. На сердце было тепло, но тревожно.
   Глава 6
   Обновленная версия "Инструкции Центрального Штаба по оформлению и перемещению входяще-исходящих документов, а также контролю за внутренней перепиской" оказалась идеальным снотворным средством. Или Риза действительно так устала, что легко заснула средь бела дня. Проснулась она уже в темноте. За окном горели фонари, на диване, под ее боком, лежа на спине и раскинув лапы в стороны, сладко похрапывал Хайят. Риза потянулась, стараясь не толкнуть собаку, и снова свернулась комочком под пушистым пледом. Горло почти не болело, нос прогрелся и вспомнил, как дышать.
Денек, конечно, выдался достопамятный. После второй встречи у кабинета Эштона Рой даже не стал возмущаться. Просто гордо бросил в пространство "Я так и знал" и оскорбленно удалился на второй этаж. Не зная, то ли плакать, то ли смеяться, Риза проводила его взглядом и поняла, что сил бежать за начальником у нее не осталось. И поехала домой.
Утро вечера мудренее. Завтра они встретятся и обсудят недоразумения последних дней. И пусть только полковник попробует сбежать - она прикует его к себе наручниками и будет повторять свою версию событий до тех пор, пока он окончательно ей не поверит. Хотя, конечно, реакция Мустанга наводила на некие приятные мысли. Приобретенный за годы военной службы пессимизм заставлял предположить, что полковник просто не желал терять высококвалифицированную подчиненную, умевшую быстро перелопатить горы бумаг в офисе и прикрыть спину начальнику на поле боя, но все равно оставался шанс - пусть даже крошечный и дышащий на ладан - что за гневом алхимика скрывалось что-то совсем другое -- живое, теплое и искреннее. О чем мечтает любая женщина.
Риза закрыла глаза и снова начала погружаться в дрему, когда в темноте затрезвонил телефон. Звонков от подруг или родных не ожидалось за отсутствием оных, а потому с полной уверенностью можно было предположить, что случился катаклизм на работе. Риза осторожно перебралась через Хайята, расстроенно заурчавшего в предчувствии очередного расставания с хозяйкой, и сняла трубку.
-- Старший лейтенант Хоукай, слушаю.
-- Госпожа Хоукай, вечер добрый, простите, что беспокою так поздно, -- забубнил застенчивый голос в трубке. - Это Рональд говорит, не узнали, наверное...
Хозяина знакомого всем штабным кафе Риза действительно сразу не узнала, но, поняв, с кем говорит, быстро сделала логическое умозаключение и потянулась за ключами от машины.
-- Госпожа Хоукай, у меня тут ваш полковник сидит. Вы уж извините, но пьяный в стельку. Страшновато его на улицу выпускать - не дойдет ведь до дома. А я закрываюсь через час. Может, подъедите за ним, или попросите кого...
Отправляться в ночи за сильно нетрезвым полковником Мустангом Ризе было не впервой. Собственно, владельцы всех кафе и баров, где любил коротать вечера дорогой начальник, всегда держали под рукой телефон Ризы, и, убедившись в невменяемом состоянии алхимика, привычно отзванивали его помощнице.
-- Сейчас буду, -- пообещала Риза и почесала лоб пригорюнившемуся Хайяту. - Прости, малыш. Надо ехать. Остаешься дома за старшего.
Песик деловито тявкнул, принимая дежурство, и направился бдить к порогу.
Дорога заняла больше времени, чем предполагала Риза - машин в столице становилось все больше и больше, улицы уже не пустели даже по ночам - и, подъезжая к кафе, девушка успела сочинить целую извинительную речь по поводу своей задержки. Она быстро вошла в кафе, осмотрелась - но полковника Мустанга не обнаружила.
Рон выглянул из подсобки.
-- Госпожа Хоукай! Вы уж простите меня, звонил вам, но вы, видать, уже уехали. Увели вашего начальника. Дамочка из Штаба - такая я вам скажу красотка, -- Рон всхрапнул как жеребец при виде кобылы и пригладил усы. - Нет, вам, конечно, она не пара, -- заторопился он уверить гостью, но быстро сбился с темы, -- но хороша, как хороша, я вам скажу! - хозяин кафе закатил глаза и тяжело вздохнул. - Эх, был бы я такой же, как ваш полковник, ох я бы за ней приударил. Глазищи голубые на пол-лица, ноги от ушей, грудь здоровущая - есть за что ухватить, блондинка... - Рон застонал с таким вожделением, что Риза едва воздержалась от ехидного "не собирается ли хозяин кафе кончить прямо здесь от одних лишь воспоминаний"?
-- Давно его увели?
-- Да уж полчаса будет.
-- Ну, приятной ночи полковнику, -- процедила сквозь зубы Риза и уже повернулась к дверям, когда вслед раздалось:
-- Только вы, если не трудно, шинельку его захватите и конверт. Забыл он их.
Рон кивнул в сторону столика у окна. На лавочке лежала знакомая шинель. Риза подняла тяжелую ткань, и обнаружила под ней толстый коричневый конверт.
-- Это полковнику курьер принес, -- пояснил разговорчивый Рон. - Полковник как конверт этот вскрыл, так пить и начал. Весь вечер какие-то фотографии смотрел.
-- Спасибо, забираю, -- Риза попрощалась и вернулась к машине. Шинель она бросила на заднее сиденье, несколько секунд смотрела на конверт, раздумывая, не изучить ли содержимое, но влезать в личную жизнь Роя без его на то согласия было как-то стыдно. Риза спрятала конверт под шинель и села за руль, направляясь к дому.


-- Братик! Братик! - заорал Ал издалека, и Эд обернулся на крики и грохот металлического доспеха. - Я все видел, братик! - взволнованно сообщил младший, чуть не приплясывая от волнения.
-- Тихо, Ал, держи себя в руках, -- взял ситуацию под контроль юный алхимик и вытянул вперед обе ладони, призывая к спокойствию. - Вздохни поглубже. Тьфу, в смысле отдышись. Тьфу ты... Ну, ладно. Давай рассказывай.
Ал помедлил, пытаясь исполнить совет брата, но эмоции снова взяли верх.
-- Братик! - заохал младший, громыхая сочленениями. - Я их видел! Я точно их видел!
-- Кого? Где? Давай детали.
-- Малыш, -- едва не простонал Ал. - Совсем еще кроха. Подошел к Штабу, долго стоял, потом к нему вышли двое - мужчина в чине генерала и женщина, старший лейтенант. Все, как говорила Уинри - блондинка, очень-очень красивая. Они поговорили с малышом, потом женщина посадила его в машину и увезла. Братик, это наверняка были они!
-- Лица запомнил? - посерьезнел Эд.
-- Да! Я их узнаю сразу!
Эд нахмурил брови и окинул мрачным взглядом здание Генерального Штаба.
-- Как бы нам устроить тебе смотр сотрудников? - призадумался юный алхимик. - Ну, давай так - завтра прямо с утра пойдем в Штаб и будем болтаться по этажам. Ты, как только увидишь кого-то из этой парочки, сразу пихни меня в плечо. Надо разобраться, на фига эти умники собирают детей со всей страны.
-- Я еще номер их машины запомнил, братик! Может, их можно найти по номеру?
-- Молодчина! - обрадовался Эд. - Это вообще то, что нужно. Пойдем завтра к Шеске -- она наверняка видела все штабные бумаги по машинам. Сразу скажет, кто нам нужен.
-- Здорово, братик, -- воодушевился Ал. - Узнаем, чья машина, легче будет за ней проследить. А потом выясним, куда увозят малышей...
-- Точно, -- Эд боевито расправил плечи. - И если там действительно алхимическая школа, ну, устрою я полковнику небо в алмазах за то, что заставил меня сдавать экзамен...
-- Да ладно тебе, полковник, в общем, неплохой...
-- Ага, в общем. А чем дальше от него, тем он еще лучше, -- буркнул Эд, отворачиваясь от махины Штаба и выдвигаясь в сторону квартиры, которую предоставили ему военные. Ал печально мотнул хвостиком на шлеме то ли соглашаясь, то ли уклоняясь от спора, и направился следом.
Несмотря на позднее время, на улицах было немало народа. С каждым годом столица засыпала все позднее и позднее. Эд зевнул и споткнулся.
-- Осторожнее, -- поспешил догнать брата Ал. - Нужно было давно увести тебя домой - тебя же только сегодня выписали.
-- Ерунда. Мы важное дело сделали!
Взбодрив себя совершенным подвигом, Эд ускорил подъем в горку.
-- Эй, ребята! - услышали братья, и рядом затормозила машина. За рулем сидела старший лейтенант Хоукай. - Привет. Что не спите так поздно?
-- Слушайте, старший лейтенант, уж не хотите ли вы...
-- Это намек на возраст, а не на рост, -- тут же угомонил эмоционального братца Ал, и Эд замолчал, на всякий случай все-таки обидевшись.
-- Мы загулялась, сами не заметили, как стемнело, -- на ходу сымпровизировал младший, торопливо прикидывая, где это можно было так погулять, но на его счастье Ризу больше беспокоила безопасность братьев, чем их приключения.
-- Садитесь, подброшу, -- предложила она.
Эд залез за переднее сиденье, Ал растерянно посмотрел на заднее, прикрытое знакомой шинелью.
-- Садись-садись, -- подбодрила его Риза.
-- Тут, кажется, чья-то одежда... Я боюсь ее помять.
-- Ничего, -- мстительно процедила старший лейтенант. - Я ее не из стирки везу.
Ал упаковался на заднем сиденье, и машина сорвала с места. Водила Риза не по-женски жестко. Мимо пролетали улицы, дома, попутный автотранспорт быстро отставал. Эд ткнулся головой в боковое стекло и, несмотря на тряску, задремал.
-- Спасибо вам, -- тихо прогудел Ал, завидев на горизонте знакомые строения. - Мы бы, наверное, полночи шли.
-- Да не за что, ребята. Удачи вам.
-- Вы здорово водите. Даже лучше, чем полковник.
Риза улыбнулась.
-- Принимаю, как двойной комплимент. В Штабе до сих пор очень мало женщин садится за руль, -- призналась она.
Ал подался вперед.
-- А вы всех женщин знаете, которые могут водить? - стараясь, чтобы голос не звенел от интереса, спросил он.
Риза пожала плечами и повернулась к заднему сиденью, в настроении продолжить разговор.
-- Да нет, конечно. А что, ты кого-то ищешь?
Ал замялся и с тоской посмотрел на брата. Уставший за день алхимик дрых без задних ног и явно видел десятый сон. Риза пытливо изучала доспех. Врать ей не хотелось, но откровенничать тоже, ибо интуиция убеждала Ала, что, потянув за ниточку, старший лейтенант не остановится, пока не извлечет целого носорога. В итоге, ответственность за решение младший трусовато решил переложить на старшего брата и толкнул Эда в плечо.
-- Что? Приехали? Уже? - спохватился тот.
-- Братик... -- робко начал Ал в предчувствии разноса. - Я тут спросил у Ризы, много ли женщин водят машины... Помнишь, ты видел такую красивую...
-- А-а, ну да, -- согласился Эд, разом по-хозяйски раскидываясь на сиденье с видом многоопытного мачо. - Мы тут с Алом спорили, кто себе такую фигуристую девицу отхватил... Ой, простите старший лейтенант, -- спохватился алхимик, увидев подозрительный блеск в глазах девушки.
-- Переходный возраст. Подростковые комплексы, -- ту же пояснил сообразительный Ал. Эд тихо рыкнул на брата.
-- Ты бы Уинри о них рассказал, -- слащаво-ласково посоветовала Риза.
Четко понимая, что одним ударом гаечного ключа подобный рассказ не закончится, Эд мигом вылетел из машины с клятвенными уверениями, что никаких женщин ему не надо. Ал выковыривался следом. Риза посмотрела на расстроенное лицо алхимика и, истолковав его по своему, покачала головой.
-- Ты кроме фигуристой девицы лучше б номер машины запомнил. Тогда ее проще было бы найти.
-- А мы запомнили! - тут же встрял Ал и, сообразив, что сболтнул лишнее, грохнул по нижней части забрала железной перчаткой. Эд окаменел.
Но Риза, не подозревая, что братья уже зависли над пропастью разоблачения, только улыбнулась и развела руками:
-- Скажи на милость! Все-таки мозги отключились не совсем. У тебя есть будущее, Цельнометаллический. Ладно. Давай номер.
-- Какой номер? - попытался отступить Эд.
-- Номер машины, -- терпеливо объяснила Риза. - Узнаю, чья она.
Братья переглянулись, и Ал тихо и обреченно прогудел:
-- Ва138.
-- Ва...
Риза подняла на братьев разом помрачневший взгляд. Ва - военная машина. Один как одиночество, три как математический знак принадлежности, восемь как вечность. Одна навсегда.
-- Я вам сразу отвечу, -- быстро, стараясь отделаться от темы, сказала она. - Это машина генерала Эштона.
-- Вот же гадина! - взвыл Эд.
-- Почему? - разом прервала его причитания Риза. - Что он тебе сделал?
Эд прикусил язык, ощущая себя мышью под метлой, и вдруг сообразил, что недавние события дают ему замечательный повод отмазаться.
-- Так это же его старший лейтенант, который все время курит и анекдоты травит, Тедди, вроде, меня науськал разругаться с полковником, -- пояснил алхимик, радуясь, что случайная беседа, едва не обернувшаяся трагедией, теперь подарила ему выход из ловушки. - Сказал, мол, Мустанг тебя ребенком считает. Дурачком и неумехой. И всем об этом говорит. Только всякой ерундой разрешает заниматься. Ну, типа, плюнь ты на него как-нибудь и сделай по-своему. Ну, я и сорвался, как только узнал, что появилось серьезное дело...
Риза нахмурилась, быстро вышла из машины и, оказавшись прямо перед Цельнометаллическим, мягко, но уверенно взяла его за плечи. В ее глазах Эд увидел такое тепло, с каким смотрела на него только мама, и иногда - правда очень редко! - учитель. Старший Элрик замер в растерянности.
-- Послушай меня. Да, полковник считает тебя ребенком. Только ты не забывай, что при этом он отлично знает, на что ты способен. Он никогда - никогда, слышишь? - не считал тебя дурачком и неумехой. Он просто очень не хочет, чтобы ты погиб, не успев научиться тому, что потом сможет спасти тебе жизнь. И не хочет, чтобы ты рисковал без причины, -- Риза тревожно смотрела в глаза Эда ища подтверждения тому, что он понял ее слова. Эд замялся, не желания признавать правоту старшей коллеги, но потом угрюмо кивнул.
Риза притянула его к себе, второй рукой обняла Ала, и юный алхимик едва не разрыдался, ощутив почти материнское тепло и заботу.
   Глава 7
   "Что же, похоже, сегодня у полковника будет повод распушить хвост, -- мрачно размышляла Риза, выруливая по узким переулкам к Штабу. -- Не каждому мачо достается на ночь добыча в виде красотки Эриси". Желание оправдываться перед начальником пропало еще вчера в ночи. Нет уж, пусть поревнует. Или просто подуется, если для ревности у Мустанга действительно нет повода. Ну, женщина она, в конце концов, или нет?
Заранее представив, как войдет в кабинет с абсолютно непроницаемым лицом, Риза задумалась, и едва не протаранила остановившуюся перед ней машину. Взвизгнули тормоза, сзади что-то глухо шлепнуло, и Риза, даже не оборачиваясь, поняла, что это упала с сиденья шинель полковника. Потом что-то прошелестело, и старшему лейтенанту пришлось-таки повернуть голову. Видимо, вчерашнее ерзанье Ала на заднем сиденье не лучшим образом сказалось на сохранности конверта - коричневая бумага треснула, а когда прикрывавшая ее шинель упала на пол, фотографии цветной мозаикой рассыпались по сиденью. Риза кинула взгляд на ближайшее фото и резко вырулила к обочине.
Ей понадобилось несколько минут, чтобы собраться с силами и снова обернуться. Совсем рядом, между сиденьями, лежало фото сожженного ребенка. Чуть дальше еще фотографии - тела женщин, детей, мужчин. Они возвышались грудами или валялись по отдельности, но на всех отчетливо видны были следы огня. А сверху лежала фотография Роя. Нет, Риза знала, что на войне работали фотографы, и появлялась они в самый неподходящий момент, невозмутимо фиксируя окружавший военных кровавый ужас, но она никогда не думала, что снималось происходящее с такими ужасающими подробностями. Рой стоял на стене, пойманный в тот самый момент, когда только успел щелкнуть пальцами, и прямо от него к хлипким постройкам неслась чудовищная стена огня. Риза сгребла фотографии и быстро начала перебирать. Еще одно фото с Роем среди трупов, еще огонь, еще мертвые дети. Перед глазами поплыл Ишвар. Стало жутко и захотелось для верности схватиться за винтовку, потому что только ее всегда теплый под жарким солнцем металл в те месяцы позволял Ризе ощутить спокойствие. Среди фотографий обнаружилась белая бумажка, на которой ровный почерк не без ехидцы вывел: "С очередной годовщиной Ишвара, полковник".
Так вот почему он вчера напился...
Риза торопливо собрала фотографии в стопку, дотянулась до конверта, осмотрела плотную бумагу. Тем же почерком на конверте было выведено "Центральный Штаб, Огненному Алхимику Рою Мустангу" -- и больше никакого адресата. Старший лейтенант попыталась снова завернуть фотографии в бумагу и подумала, что незнакомый доброжелатель не поленился собрать толстую стопку, едва помещавшуюся в конверт. Где-то она недавно видела такой же... Только где?
Время поджимало, Риза включила скорость, и машина помчалась к штабу. Что же творится? Кому понадобилось мучить воспоминаниями полковника Мустанга? Кому-то из ишваритов? Ей бы оказаться рядом, помочь и поддержать, прикрыть спину, как обычно - но она, как назло, влипла в эту дурацкую историю с генералом Эштоном. Ну ладно в первый раз, но во второй она вполне могла попросить Эриси принести ей вещи. Да и генерал, при ее появлении...
Запечатывал конверт. Толстый коричневый конверт. Точно такой же.
Риза даже охнула и сильнее нажала на газ.
Что же получается? Один из старших лейтенантов Эштона науськивает Эда в одиночку отправиться на разборку с дилетантом-алхимиком, но на месте, где скрывается преступник, оказывается целая банда со стратегическим запасом вооружения, и Эд остается в живых, скажем прямо, лишь благодаря удачному стечению обстоятельств. У Ризы вдруг ломается машина, и добрый генерал Эштон спешит на выручку, переглядываясь со своей помощницей и посматривая на часы. Чтобы она не ушла до появления Мустанга? Эриси, сыграв на женском самолюбии, практически ссорит ее с полковником, и тот остается один. Затем Эштон отправляет Мустангу ишварские фотографии, и полковник напивается в кафе, откуда его забирает та же Эриси. Логичным было задать вопрос: а так ли приятно провел ночь полковник, как она себе навоображала?
Риза остановила машину перед самым входом в Штаб и со всех ног бросилась вверх по ступенькам. Сердце стучало как тогда, в Ишваре. Только в пустынном городе оно заходилось от отчаяния, и теперь колотилось от страха. Пусть дуется, пусть ругается - лишь бы с ним все было хорошо.
Старший лейтенант влетела в кабинет, даже не подумав притормозить для порядка, и сразу увидела непривычно серьезные лица коллег. Стол полковника пустовал.
-- Что-то случилось? - выдохнула она.
Хавок перекусил сигарету и полез в стол за новой пачкой, Фьюри отвел глаза, Бреда углубился в изучение половицы под ногой, а Фарман, оглядев соратников, печально пришел к выводу, что удар придется брать на себя, и медленно подошел к Ризе.
-- Слушай, ты только держи себя в руках...
-- Что-то с полковником? - голос сорвался. Комок в горле не давал ни дышать, ни говорить. -- Он жив? Нет? Да скажи что-нибудь?
Фарман вздохнул, широким движением вытащил стул из-за ближайшего стола и поставил его рядом с девушкой.
-- Села бы ты лучше... -- тихо попросил он.


-- Нужно было у Ризы машину попросить, -- прогудел Ал из доспеха, высовывая кисточку на макушке из-за куста в попытке осмотреться, и тут же снова скрываясь в пышной зелени.
-- Ты водить умеешь? - мрачно поинтересовался Цельнометаллический, обдирая листики на ветке в надежде обеспечить себе обзор. - Или мы машину на себе потащим? За компанию?
-- А мы бы ее вместе с Ризой попросили, -- не успокоился рассудительный младший. - Она бы не отказалась помочь.
-- Знаешь, Ал, по большому счету, нам бы вообще рассказать все это полковнику. А там либо он сознался бы, что давным-давно все знает об этой дурацкой алхимической школе для детей, либо организовал бы грамотную слежку за машиной Эштона. И не пришлось бы нам с тобой париться в кустах, как двум дурным детишкам.
-- Так, может, рассказать? - тут же предложил сильно удивившийся свежести мыслей брата Ал. - А то мы и правда... как двое дурных детишек... -- и младший торопливо сгорбил плечи в ожидании, как минимум, подзатыльника. Но к его удивлению Эд только вздохнул:
-- Может, Риза и права. Будь мы взрослыми, так бы себя не вели.
Младший выжидательно замер.
-- Ладно, давай так... -- дозрел до решения Цельнометаллический.
-- Ой, братик... -- охнул Ал. - Смотри, Тедди идет. С каким-то малышом...
-- Все, Ал. Действуем как обычно. Я ныряю в багажник. А ты за машиной...
-- Братик, ты что?
-- Давай, Ал!
-- Братик, не надо!


Ризу начало колотить от одного вида стула, а уж когда Фарман попытался надавить ей на плечи, убеждая присесть, у нее откровенно застучали зубы.
-- Ребята... -- прошептала она, -- пожалуйста, это шутка, да? Он жив? Ребята, ну я вам все прощу, только скажите, что это прикол после вчерашнего...
-- Да хватит ее мучить! - взвился Фьюри. - Жив полковник, жив! Только у него серьезные проблемы.
-- Он в больнице? - начала перебирать варианты Риза, отчаявшись дождаться нормальных объяснений.
-- Он практически в тюрьме, -- сообщил Хавок, не сводя глаз со старшего лейтенанта и глубоко затягиваясь, но Риза среагировала непредсказуемо радостно:
-- То есть, он жив? Здоров?
-- Ну, да, -- протянул Хавок и тоном пониже добавил: - Только непонятно, надолго ли.
Риза перевела дыхание, вытерла холодный пот со лба и попыталась взять себя в руки.
-- Так, где он? Его в чем-то обвиняют?
-- А-а, видишь ли, Риза... -- протянул тактичный Фарман и снова замолчал, обводя вопросительным взглядом товарищей. Те снова старательно прятали глаза. - Сегодня утром... Эриси вызвала военную полицию... в квартиру полковника, -- Фарман кинул на Ризу взгляд исподтишка и быстро закончил: -- И заявила, что полковник ее изнасиловал...
Риза замерла, не уверенная, что правильно поняла сказанное.
-- Он что сделал? - переспросила она. Тишина стала ей ответом.
-- Еще раз, -- потребовала Риза. - Я спрашиваю, что сделал полковник?
-- Надругался над честной невинной девушкой, невзирая на ее несогласие доставить ему удовольствие своим присутствием, -- переформулировал для понятности Бреда.
Риза закрыла глаза и наконец-то села на предложенный стул.
-- Он над ней надругался или она над ним? - мрачно уточнила старший лейтенант. - Потому что полковник вчера ночью был пьян в стельку. В таком состоянии ни один мужчина ничего не сможет.
-- Ну отчего же! - вступился за весь мужской род оскорбленный в лучших чувствах Хавок, но быстро замолчал под недобрым взглядом представительницы прекрасного пола.
-- Так, ребята... -- Риза без особой цели разглядывала кабинет, пытаясь выстроить хоть какую-то систему из хаоса в голове. - Похоже, полковника подставили...
-- Здорово, что ты это понимаешь! - тут же обрадовался Бреда, а коллеги заметно оживились. - А то мы уж боялись, что ты ему не поверишь после вчерашнего...
-- Где он?
-- На допросе военной полиции двумя этажами выше.
-- А Эриси?
-- Говорят, написала служебную записку с подробным изложением случившегося и уехала из Штаба.
-- Можно почитать?
-- О-о! Многие бы не отказались. Полштаба хочет видеть этот бестселлер, -- честно ляпнул Хавок и закашлялся под мрачным взглядом старшего лейтенанта, чуть не проглотив сигарету. - В общем, нет. Записка где-то у следователей.
-- Есть два варианта закрыть дело, -- вмешался Фарман. - Найти доказательства, что Эриси врет, либо заставить ее отказаться от своих слов.
-- Так, ребята, похоже, придется рассказать вам одну историю... вернее, несколько историй, из которых получается интересная цепочка событий. Давайте-ка устроим мозговой штурм и подумаем, что мы может накопать и изобрести... -- Риза окинула взглядом собравшихся вокруг нее кружком коллег и решила начать с амбиций Цельнометаллического алхимика и склада с оружием, максимально оттягивая момент, когда в красках придется описывать боевым товарищам свое явление полковнику в мини-юбке Эриси.
   Глава 8
   Уже начало смеркаться, когда из ворот Штаба вышел Рой Мустанг. Он шел ссутулившись, глядя себе под ноги, и прошел бы мимо Ризы, если бы она не заступила ему дорогу.
-- Добрый вечер, полковник...
Мустанг поднял голову, растерянно посмотрел на подчиненную и даже отступил на шаг, кажется, плохо понимая, что от него хотят.
-- Забирайтесь. Поехали.
В пустых глазах мелькнула хорошо знакомая теплинка, но тут же исчезла.
-- Не боитесь садиться со мной в машину, старший лейтенант? - не без горечи в голосе поинтересовался начальник.
-- Да идите вы, полковник, -- беззлобно посоветовала Риза, для надежности подхватывая Роя за плечо и фактически запихивая на пассажирское сиденье.
Машина помчалась по быстро темнеющим улицам. Мустанг молчал, отвернувшись к окну.
-- С чем вас отпустили? - стараясь придать интонациям небрежности, поинтересовалась Риза.
-- С обещанием не покидать столицу, -- тяжело ответил Мустанг.
-- Ясно...
В машине снова наступила тишина.
-- Полковник...
Рой наконец-то повернулся к ней и посмотрел с такой серьезностью, что у девушки защемило сердце.
-- Знаешь, Риза, -- "Риза. Вместо старшего лейтенанта Хоукай. Совсем дело плохо", - если ты правда хочешь перейти к генералу Эштону, я не буду возражать. У него сейчас спокойнее.
Риза фыркнула.
-- Послушайте, полковник, у вас еще осталось чувство юмора?
-- Нет.
-- Ну, это меняет дело, -- Риза кивнула и насмешливо посмотрела на начальника, который в данный момент категорически не разделял ее оптимизма. - Я просто пыталась решить, можно над вами поглумиться по поводу ваших беспорядочных сексуальных связей, или придется сразу переходить к делу. Видимо, юмор сегодня не для вас.
-- Абсолютно, -- коротко согласился Мустанг.
-- Итак, полковник, скажите, с чего все началось?
-- Я напился у Рона.
-- Да нет, это уже практически финал, и его мы обсудим отдельно. Давайте-ка начнем с Эда и его подвигов.
-- Риза, прости, но мне сейчас не до Эда, -- буркнул Рой, тщетно пытаясь скрыть раздражение.
-- Хорошо, тогда послушайте меня и попытайтесь углядеть систему. Старлей Эштона ловит в Штабе Эда и убеждает его, что вы относитесь к мальчишке, как к ребенку. Что, конечно, правда, только выразить ее можно разными словами. Эд отправляется брать одного доходягу-алхимика, вдруг обнаруживает там целую банду и чуть не погибает. Вы принимаете все на свой счет. У меня ломается машина, и мне, мокрой насквозь, предлагает помощь генерал Эштон... -- Риза скосила глаз на Роя. Тот хмурился и молчал. - Зная, что у вас назначена встреча, он демонстрирует вам меня во всей красе практически в его объятиях...
-- То, что во всей красе, это ты правильно сказала, -- вдруг прервал ее Рой, впервые ухмыльнувшись и машинально кинув взгляд на прикрытые брюками колени старшего лейтенанта.
-- Продолжаем, -- не позволила отвлечь себя Риза. - Эриси убеждает меня потрепать вам нервы в надежде, что вы начнете ревновать...
-- Что? - Мустанг разом вышел из ступора и уставился на девушку. Риза покраснела и внимательнее уставилась на дорогу.
-- Ладно. Понимаю, что расчет был глупый, но, скажем так: вы расстроились из-за перспективы потери ценного работника.
Рой разглядывал старшего лейтенанта, позабыв закрыть рот.
-- Потом курьер принес вам фотографии. Из-за которых вы напились...
-- Ты откуда знаешь? - отвлекся от лицезрения подчиненной Мустанг.
-- Они лежат на заднем сиденье вместе с вашей шинелью...
Полковник недоверчиво обернулся.
-- Кстати, подъезжаем, а я еще не закончила.
Рой посмотрел на темную дверь подъезда и пожал плечами.
-- Можно подняться ко мне. Чашку кофе для гостя я всегда сварю.
-- Не боитесь уединяться со мной в пустой квартире, полковник? - игриво поинтересовалась Риза.
-- Да идите вы, старший лейтенант, -- повторил ее интонации Мустанг и впервые за вечер в его голосе прозвучали по-настоящему веселые нотки.
Риза рассмеялась и вышла из машины. В квартире полковник с порога проводил девушку на кухню, где тяжело оперся о стол, разглядывая полку с продуктами, и Риза прищурилась на начальника.
-- Вы когда ели в последний раз?
Мустанг задумался и пожал плечами.
-- Не помню. Вчера.
-- Садитесь-ка, -- приказала Риза, усаживая Мустанга на свое место и по-хозяйски оглядывая кухню. - Сейчас я вас чем-нибудь накормлю.
-- Не хочу, -- вяло оказал сопротивление алхимик. - Меня тошнит от одной мысли о еде.
-- Вас тошнит от голода. Садитесь, а я продолжаю, -- Риза достала мясную нарезку, овощи, молоко и быстро замутила густую подливку к макаронам. - Так вот, возвращаясь к теме фотографий. Прислал их вам, похоже, тот же самый генерал Эштон...
Риза специально выдержала паузу, а потом обернулась к начальнику. Тот сидел как памятник самому себе, даже не пытаясь поймать отвалившуюся челюсть.
-- Что? - потрясенно переспросил он.
-- А когда вы в расстроенных чувствах напились, -- невозмутимо продолжила Риза, -- столь обожаемая вами Эриси якобы случайно обнаружила вас в кафе и притащила сюда...
Рой молчал, не сводя взгляда с подчиненной. Нахмурившись и уперев в бедро поварешку, Риза сделала шаг к начальству.
-- Так что здесь вчера произошло?
Мустанг на всякий случай вжался в спинку стула.
-- Ничего. Ну, клянусь тебе, ничего. Помню, как упал на диван и отрубился. Проснулся утром под визги этой стервы...
Риза прицельно изучила начальника, заставив того покрыться холодным потом, потом сжалилась и вернула свое внимание сковородке.
-- Хорошо, допустим, -- отрезала она, тем не менее, оставляя шанс сомнению. - Так вот, мы возвращаемся к интересному вопросу: что имеет против вас генерал Эштон?
-- Даже придумать не могу, -- протянул Рой, мысленно прокручивая в голове всю свою военную карьеру. - Я впервые увидел его месяц назад в Штабе. До этого мы никогда не встречались.
-- А с его командой?
-- Тоже.
-- Тогда есть второй вариант, -- Риза достала глубокую тарелку и положила полковнику с верхом макароны с подливкой. Мустанг принюхался, подумал, потянулся к вилке и через пару секунд уже поглощал аппетитное блюдо, успевая, однако, следить за ходом рассуждений подчиненной. - Кто-то имеет на вас зуб. И этот кто-то попросил Эштона посодействовать. И, значит, этот кто-то друг Эштона.
-- Йо фыфл у го дын дуг -- фрер, -- буркнул Рой, не отрываясь от макарон.
-- Чего? - не смогла расшифровать Риза.
Рой вздохнул, проглотил очередную порцию и внятно пояснил:
-- Я слышал, у него один друг - фюрер.
-- Ну, знаешь, зачем бы фюреру выживать тебя из армии...
-- Незачем, -- согласился Рой, пытаясь подобрать вилкой остатки соуса со дна посудины. - Все, -- Мустанг отставил тарелку и удовлетворенно откинулся на стуле. - Слушай, ты будешь носить мне в тюрьму что-нибудь вкусненькое?
-- О, к вам вернулось чувство юмора, -- одобрила Риза.
-- До чувства юмора Эриси мне далеко.
-- Ребята весь день ищут свидетелей и копаются в архивах, -- призналась Риза. - Тут все может пригодиться - от компромата на Эриси, Эштона, списка его друзей, где окажутся твои враги, до любых свидетелей, которые подтвердят, что на подвиги в постели ты был не способен. Попутно нужно попробовать выяснить, где Эштон достал ишварские фотографии и доказать, что это он прислал их тебе - получим личную вражду, косвенно доказывающую заинтересованность его подчиненной. В общем, завтра утром ребята притащат все, что накопали, и начнем изобретать план защиты. Должен быть способ заставить Эриси отказаться от обвинений.
-- Спасибо... -- Рой слабо улыбнулся и зевнул, прикрывая рот ладонью. Он снова ссутулил плечи и тщетно пытался усидеть прямо. Риза поставила грязную посуду в раковину и потянула полковника за плечо.
-- Все. В душ и спать. Сегодня мы уже ничего не изменим.
Рой шагнул к ванной и вдруг обернулся.
-- А ты?
-- Что я?
-- Ты домой?
-- Ну, да, -- удивилась Риза.
-- Не уезжай, -- тихо попросил Мустанг. Риза растерянно посмотрела на полковника. - Не хочу оставаться один... -- Рой вдруг по-мальчишески ухмыльнулся, хотя ухмылка получилась не слишком веселая. - К тому же, вдруг Эриси опять пожалует. На вторую ночь. Для усиления эффекта. А у меня будет свидетель... -- Мустанг замер, уже готовый услышать отказ, но Риза улыбнулась:
-- Хорошо. Беру себе диван. У тебя найдется для меня какая-нибудь рубашка? Не в форме же спать.
-- Диван беру себе, -- оживился Рой, быстро направляясь к шкафу. - А рубашку мы сейчас найдем...
-- Нет уж, на диване ты не поместишься, а тебе надо как следует выспаться. Спи на кровати.
-- Категорически не согласен. Я отказываюсь спать, зная, что ты скорчилась на этом мебельном недоразумении.
-- Тебе это недоразумение вообще в полроста...
-- Слушай... -- Рой заискивающе посмотрел на подчиненную, сразу став похожим на обделенного куском любимого сыра щенка, -- не подумай чего плохого... правда после сегодняшнего много чего можно подумать... но мы с тобой взрослые люди. Давай ляжем на кровати по разные стороны. И ты выспишься, и я. Клянусь к тебе не приставать! - быстро закончил он, для убедительности вытягивая вперед открытые ладони.
-- Да уж, второе обвинение тебе сейчас не к чему, -- буркнула Риза, косясь на не слишком широкую кровать. - Ладно, договорились. Что мы, действительно, не сможем выспаться рядом...
Заулыбавшийся Рой метнулся в ванну, а Риза вдруг поняла, что сама не заметила, как они снова перешли на "ты".
   Глава 9
   Иногда ночь дарила ей сны о том, как все сложилось бы, если бы Рой хоть иногда видел в ней не старшего лейтенанта, на фронте и в тылу прикрывающего ему спину, а любимую женщину. Утром одной рукой он легонько притягивал ее к себе, а она прижималась лбом к его плечу, а потом, поняв, что проснулась, терлась щекой о его предплечье и открывала глаза. Рой уже не спал. Он лежал рядом и смотрел на нее с таким теплом и нежностью, что хотелось быть к нему как можно ближе, и Риза ткнулась губами ему в шею и прошептала:
-- Доброе утро...
-- Привет, -- улыбнулся он, пропуская сквозь пальцы ее шелковистые волосы. Риза снова закрыла глаза, наслаждаясь сном... пока в душе не начали появляться смутные сомнения. Она застыла, испуганно уставилась на Мустанга, любовавшегося ее реакцией с улыбкой чеширского кота, и тут же отпрянула.
-- Ну, знаешь... -- буркнула Риза, приподнимаясь на локте и отползая на край кровати.
-- А что случилось? - притворно удивился полковник. - Проснулись, поздоровались.
-- Мог бы предупредить.
-- О чем?
-- О том, что это не сон! - рыкнула до глубины души возмущенная Риза.
-- Так вот какие сны тебе снятся? - живо заинтересовался Рой, перекатываясь на бок, поближе к ней. - А что происходит дальше?
-- Слушай, для удовлетворения физиологических потребностей в твоем распоряжении все девочки мадам Кристмас. Да и в Штабе много кто не откажется, -- отрезала Риза, натягивая одеяло повыше.
Мустанг пристально уставился на нее вдруг посерьезневшими глазами.
-- Думаешь, мне нужно только это?
-- А что еще? Любовь? Большая и чистая? - Риза почувствовала, что слова прозвучали зло и резко, и поспешила исправиться. -- Ну, подожди, время у тебя еще есть. Может, встретишь женщину, которую по-настоящему полюбишь.
-- Риза, ты правда хотела, чтобы я ревновал? - Мустанг не сводил с нее глаз, и это Ризу страшно нервировало.
-- Хотела. И что? А кто бы не захотел? - решив, что дружба сносит все преграды, поможет справиться и с этой бедой, старший лейтенант полезла на амбразуру. - Рой, от тебя без ума половина женщин в Штабе. Не говори, что я открываю тебе глаза на мир.
Мустанг пожал плечами и продолжил сверлить взглядом старшего лейтенанта. Молчать в подобной ситуации было совсем некомфортно, и Риза, немного потерзавшись, решила довести выяснение отношений до конца.
-- В общем, я бы от тебя тоже не отказалась. Но я - женщина разумная и прекрасно понимаю, что наши с тобой отношения за рамки дружбы никогда не выйдут. Так что, не переживай. Будем работать дальше.
-- А если выйдут? - не унялся Мустанг, и осторожно потянулся к ней одной рукой.
Риза суетливо завозилась в складках одеяла, стараясь отползти подальше от алхимика, и зависла на краю кровати.
-- Я не хочу стать девочкой на одну ночь. Ты со мной переспишь и забудешь. А мне всю жизнь терзаться.
-- Хорошенького ты обо мне мнения! -- вдруг искренне возмутился Рой. - А что, ты думаешь, я должен сделать, чтобы ситуация изменилась? Сразу предложить тебе руку, сердце и обручальное кольцо?
-- Ну, нет, -- смутилась Риза, растерявшись от странного поворота разговора. - Это глупо как-то.
-- Логично, -- одобрил Мустанг и косо пожал свободным плечом. - Тогда что дальше делать будем?
-- Да что делать-то? - взорвалась окончательно запутавшаяся Риза. - Объясни мне простыми, понятными словами, чего ты от меня хочешь!
-- Сейчас скажу банальность, но молчать не могу, -- вздохнул Рой. - Меня сегодня могут отправить в тюрьму. И я остаток дней буду сожалеть, что проворонил полжизни и ни разу не занимался любовью с женщиной, которая давно стала для меня дороже всех на свете.
-- Это с кем? - машинально удивилась Риза и замерла, завязнув, как муха в паутине, во внимательном взгляде Мустанга. - Подожди... Только не говори, что ты обо мне.
-- Я о тебе, -- обреченно отрезал Рой, словно ставя окончательный диагноз.
Риза села на кровати, по привычке плотно прижимая к груди одеяло.
-- Ты хочешь... прямо сейчас?..
-- Я хочу тебя давно и всегда, -- невозмутимо сообщил Мустанг. - Только мне казалось, что тебе нет дела до моих желаний.
-- Да я... -- Риза уставилась на полковника расширившимся то ли волнения, то ли испуга глазами, и тихо прошептала: -- А если у нас ничего не получится?
-- В смысле? - не понял Мустанг.
-- Ну, если окажется, что мы не друг для друга. Что у нас вот здесь, -- Риза для убедительности постучала ладонью по простыне, -- просто ничего не складывается?
Рой выразительно нахмурил лоб, изобразил работу мысли и, выдержав паузу, объявил:
-- Попытаемся, не получится, останемся лучшими друзьями. В конце концов, должен у нашей идеальной дружбы быть хоть один недостаток - несовместимость в сексе, например. Но мне почему-то кажется, что если ты и я захотим, все у нас будет хорошо...
Риза сморгнула наворачивающиеся на глаза слезы и героически кивнула головой.
-- Давай попробуем... -- шепнула она, и Рой осторожно притянул ее к себе.
Риза медленно откинула одеяло и сползла пониже по подушке. Рой навис над ней, еще раз тревожно-вопросительно посмотрел в глаза, но она уже решилась. Ободряюще кивнув Мустангу, Риза медленно начала расстегивать пуговицы на рубашке и замерла, когда ее пальцы перехватила его уверенная рука.
-- Подожди. Не торопись. Разреши, я сам...
Он прищурился, приглядываясь к ней, наклонился, и его губы коснулись ее губ. Сначала легко, дразняще, затем все увереннее, настойчивее. Потом по ее губам скользнул язык, требуя входа, и она послушно открылась ему, повторяя его движения, вдыхая его запах, запустив пальцы в густые черные волосы. Когда дышать стало нечем, Рой оторвался от нее, и робко, кончиками пальцев, она коснулась его лица, провела по скулам, погладила подбородок и снова кивнула. Мустанг опустил голову, распахнул ворот и начал целовать ее шею. Риза запрокинула голову и охнула. Умелый язык лизнул ключицы, зубы игриво прихватили кожу, и Риза рванула пуговицы, торопясь подставить под его ласки все свое тело, но, к своему удивлению, поняла, что рубашка давно расстегнута. Рой понимающе улыбнулся, его широкая рука легла ей на грудь, пальцы уверенно погладили, поиграли с разом затвердевшим соском, и Риза изогнула спину, сильнее упираясь в его ладонь. Ее тело начало наполняться чем-то пылающим, и центр этого то ли наслаждения, то ли пытки постепенно опускался вниз, вслед за губами Мустанга.
Он ласкал ее тело жадно, неудержимо, требовательно, и она отзывалась каждому его движению. Рой начал задыхаться -- его окружал запах Ризы: аромат ее влажной кожи, горячего дыхания и растущего возбуждения женщины, о которой он мечтал столько лет. Его пальцы скользнули по ее ногам, погладили колени, и Риза послушно распахнулась ему навстречу.
Она притянула его к себе, и этого хватило, чтобы отринуть последние сомнения. Сил продолжать прелюдию больше не было, остатки самоконтроля приказали долго жить. Рой накинулся на нее, целуя, облизывая, покусывая кожу, Риза стонала уже непрерывно и все шире разводила ноги, подталкивая его туда, где исходил жаром центр этой пытки. Наконец, его пальцы скользнули между ее ног, и Риза до крови прикусила губу, чтобы не заорать во весь голос, когда мужские руки начали ласкать чувствительную плоть, поддразнивая то нежной, то грубоватой лаской.
-- Хочешь большего? -- шепнул Рой.
Говорить она уже не могла. Риза только неистово закивала головой, и Рой накрыл ее своим телом, вдавил в постель и замер на миг, смакуя ее теплоту, а потом медленно, дюйм за дюймом, начал толкаться в нее.
-- Прости, малыш, я не маленький, -- шепнул он, всхлипывая между усилиями, и Риза выгнулась, помогая ему войти. -- Тебе не больно? -- простонал он, в очередной раз замирая.
-- Не больно, нет. Только не останавливайся!
Мустанг толкнулся сильнее и полностью вдвинулся в нее. Риза запрокинула голову и то ли вскрикнула, то ли застонала, не понимая, приближается она к блаженству, или вот-вот умрет от сжигавшего ее изнутри жара. Рой приподнялся, почти полностью выйдя из нее, и в ответ на протестующий стон резким выпадом снова вошел в нее. Риза охнула и впилась ему в плечи, уже плохо понимая, на каком свете находится. Мустанг стонал, толкаясь в нее все сильнее. Остановиться он бы, наверное, не смог, даже если бы захотел. Она нужна была ему целиком, полностью, вся, и она полностью отдавалась ему. В запале страсти он бился в нее, позабыв про всякую нежность, но она уже ощущала его частью себя и изгибалась ему навстречу, заранее страшась момента, когда это счастье закончится. Он толкался в нее бедрами все резче, погружаясь все глубже, сильнее и быстрее. Еще один удар, и Ризу затрясло. Она прокричала его имя и застыла, глядя на алхимика широко распахнутыми глазами, в которых читались изумление и восторг, и лишь тогда Рой позволил себе ударить в последний раз, до самого конца, впившись губами в ее губы... и выплеснуться.
Потом они долго лежали рядом, пытаясь выровнять дыхание.
-- Так не бывает, -- убежденно прошептала Риза, прижавшись лбом к плечу Роя.
-- Знаешь, малыш, мы с тобой бездарно потратили все эти годы, -- согласился Мустанг, приподнимая голову и заглядывая Ризе в глаза. - Что ты там говорила, что у нас не получится?
-- Лучше не вспоминай. Мне стыдно, -- Риза спрятала лицо на груди Роя, рассыпав по его плечам мягкие, теплые волосы. Алхимик обнял ее, ткнулся носом в золотистую макушку и закрыл глаза.
Во входную дверь заколотили. Рой вскинулся, растерянно посмотрел на Ризу и, огласив комнату стоном, извлек откуда-то из-под кровати трусы.
-- Какого же идиота сюда принесло? - мрачно прошипел он, одной рукой хватая брюки, а другой открывая ящик тумбочки, где лежали перчатки из пиродекса.
-- Сейчас выясним, -- мрачно ответила старший лейтенант, с не меньшей скоростью застегивая рубашку и на ощупь разыскивая в сложенной у кровати форме кобуру с пистолетом.
-- Ты куда? - рыкнул Мустанг, оглядывая полуобнаженную боевую подругу. - А ну обратно в постель.
-- Тот факт, что мы переспали, не означает, что я теперь не могу тебя защищать, -- отрезала Риза, ныряя в коридор.
-- Тот факт, что мы переспали, не означает, что ты теперь будешь лезть поперед меня в пекло, -- объявил Мустанг, хватая Ризу за ворот рубашки и оттаскивая назад. - А ну быстро мне за спину. Диспозиция не изменилась.
Риза нахмурила брови, но послушно кивнула. Мустанг приблизился ко входу, коротко переглянулся со старшим лейтенантом и резко открыл дверь.
-- Ну, вас только за смертью посылать, полковник, -- объявили с порога, и в квартиру ворвался красный вихрь.
-- Ой! - пискнула Риза, увидев в шаге от себя Цельнометаллического, и одной рукой торопливо одернула рубашку. Во второй руке мешался пистолет.
-- Нифига, -- охнул юный алхимик и, не сдержавшись, громко присвистнул.
-- Не свисти, денег не будет, -- машинально посоветовал Рой, по-собственнически вклиниваясь между гостем и своей - уже - женщиной. - И вообще, тебя кто учил заявляться без спроса? Марш на кухню!
-- Ага, -- протянул Эд, выворачивая шею на Ризу. Старший лейтенант метнулась в спальню.
-- А что случилось, братик? - полюбопытствовал задержавшийся на пороге Ал.
-- Да тут такое творится... -- протянул Эд, насмешливо глядя на старшего товарища. Рой глухо зарычал и ткнул указательным пальцем в сторону кухни:
-- Марш туда! И сидеть! Сейчас приду.
-- Ну, кто же знал, -- шипела в спальне Риза, торопливо натягивая форму.
-- Пусть гаденыш только протрепится, до конца дней будет снег убирать вокруг северной заставы, -- клялся Рой, застегивая мундир.
-- Гаденыш все слышит! - донеслось с кухни. - Здесь очень тонкие стены. Удивительно, как в такой квартире вы смогли кого-то изнасиловать. Соседи должны были вызвать полицию в первую же минуту...
Рой и Риза переглянулись и одновременно покраснели.
-- Врет, -- убежденно заявил полковник по здравому размышлению. - Соседям ничего не слышно.
-- А, кстати, жаль, -- вспомнив о делах, вставила свои пять монет в разговор Риза и защелкнула на затылке заколку. - Это было бы дополнительным аргументом в твою защиту.
-- Сказать откровенно, черт с ней, с защитой. Хочу надеяться, что это была не последняя ночь, и пусть никакие соседи нам не мешают, -- тихо ответил Рой, притягивая к себе засмущавшуюся помощницу.
-- Не последняя, -- шепнула она ему в губы, и Рой затянул поцелуй по максимуму, не желая расставаться с любимой женщиной.
-- А чем это вы там занимаетесь? - громкогласно заскучал Цельнометаллический.
-- Убью нахала, -- уже спокойно пообещал Рой и, обняв Ризу за талию, повел ее на кухню. Ал стоял у окна практически по стойке смирно. Юный алхимик развалился на стуле и встретил начальство ехидной усмешкой.
-- Сейчас я напою свою женщину кофе и поговорю с тобой по-мужски, -- объявил полковник, снимая с полки чашки.
-- Ну, вы готовьте, -- милостиво разрешил старший Элрик, -- а я пока расскажу вашей женщине, как провел ночь в машине генерала Эштона.
Чашки с грохотом рухнули на пол, Рой проводил их взглядом и обернулся к алхимику.
   Глава 10
   -- Где ты провел ночь? - недобро переспросил полковник, разом забывая об утренней благостности и мрачно прищуриваясь на старшего Элрика.
Сообразив, что дело пахнет паленым, Эд выпрямился на стуле с видом отличника-первоклашки и четко отрапортовал:
-- Ал и я провели проверку ряда настораживающих фактов, полученных в результате анализа неофициально обнаруженной информации, -- на этом военный запал младшего алхимика иссяк, и он закончил с привычной ехидцей: -- У генерала Эштона, похоже, рыльце в пушку.
-- Давай сначала про ночевку в машине, -- потребовал полковник, нависая над подчиненным. Эд начал тихо отползать к стенке вместе со стулом, но практичная Риза мигом сообразив, что скандал с пухом и перьями - а также разрушениями локального и районного масштаба - прояснить ситуацию вряд ли поможет, деликатно оттерла начальника к раковине.
-- Подождите, полковник, дайте ему сказать...
Эд воспрял духом и живо изобразил оскорбленную невинность:
-- А что? Что? Я же все правильно сделал. В одиночку на штурм не полез, сразу примчался к вам, все рассказал, совета попросил...
-- Что с багажником? - прорычал полковник, тщась дорваться до подчиненного из-за плеча Ризы.
-- Ну, я в него залез. Нужно же было как-то проследить, куда поедет машина генерала Эштона.
-- Да за каким... -- Рой открыл было рот, но перевел взгляд на Ризу и сглотнул слово, -- ты начал за ним слежку?
-- Генерал, похоже, собирает в столицу кучу детей с алхимическими способностями. Причем только сирот, у которых нет никаких родственников, -- наконец снизошел до объяснений Эд.
-- И зачем ему это нужно? - туповато поинтересовался полковник.
Убедившись, что гроза миновала, Риза отступила в сторону и встала рядом с Алом, сложив руки на груди.
-- Так вот бы знать! - торжественно открыл карты Эд. Риза с Мустангом недоумевающе переглянулись, а старший Элрик затараторил:
-- Уинри в поезде познакомилась с девочкой. В ее детский дом приезжали военные алхимики, показывали фокусы, искали детей, которые их могут повторить. На прощание предложили мелкой приехать в столицу, и пообещали, что ее возьмут в супер-секретную военную школу, где будут бесплатно учить, а потом просто так выдадут лицензию государственного алхимика.
-- Бред какой-то, -- нахмурился Мустанг. - Слыхом о таком не слыхивал.
-- Так естественно! - обрадовался правильной реакции Эд. - Девчонка пришла в штаб, ее запихнули в машину и увезли. Потом еще одну, потом еще. Троих, как минимум. А может и больше.
-- Откуда ты все это знаешь, про детей?
-- Первая девчонка протрепалась Уинри. Уинри - нам. А мы решили разобраться, что происходит.
-- Какое отношение к происходящему имеет генерал Эштон? - вмешалась Риза.
-- Так на его машине его помощники этих детей и увозят, -- едва ли не по слогам, как для тупых, разъяснил Эд.
Старший лейтенант и полковник застыли в тяжком молчании.
-- А братик влез в багажник машины Эштона, чтобы узнать, куда они все уезжают, -- заложил брата уставший ждать продолжения Ал, когда пауза затянулась.
-- Ну, знаешь... -- полковник хмуро посмотрел на Цельнометаллического. - И что было дальше?
-- А дальше... -- Эд подался вперед на стуле. - Мне было не слишком хорошо слышно, но помощник Эштона, Тедди, всю дорогу расспрашивал у мальчишки, которого забрал у Штаба, правда ли, что у него нет родственников, и никто не будет его искать. И кто еще знает, что он удрал из детского дома, чтобы поступить в эту дурацкую школу.
-- Дальше, -- нетерпеливо потребовал полковник.
-- А дальше мы куда-то приехали. Я дождался, пока они выйдут из машины, и преобразовал дно багажника, чтобы можно было вылезти, только там не очень-то вылезешь. Машина стояла посреди пустой стоянки, кругом была колючая проволока и какое-то здание. По виду старая база. И много военных с оружием.
-- Много это сколько? - тут же уточнила Риза.
-- Десятка полтора.
-- Дальше, -- снова отбил полковник.
-- Да я и говорю дальше! -- возмутился ненавидящий силовое давление Эд. - Вернулся Тедди уже без мальчишки, сел за руль, прошипел что-то про то, как ненавидит маленьких ублюдков, и поехал обратно.
-- Место базы ты не запомнил? - не надеясь на оптимистичный ответ, уточнил Мустанг.
-- Место нет, но я бросал звездочки.
-- Что ты делал? - не поняла Риза.
-- Я прикрыл дыру в багажнике, чтобы всполохов было не видно, и лишний металл преобразовал в звездочки, -- Эд засунул руку в карман и извлек блестящий кривоватый кругляшок. - И кидал их из дырки в багажнике на дорогу. Мы ехали небыстро. А в город зарулили с севера. Их можно найти, там дорог немного.
-- Звездочки? - сомневаясь в собственной адекватности, переспросил полковник и перевел взгляд на старшего лейтенанта. Риза тактично пожала плечами.
-- Ну, теоретически могло бы сработать. Но практически малоосуществимо.
-- Это что значит? - насторожился старший Элрик.
-- Это значит, что нужно землю носом копать, чтобы найти твои опознавательные знаки, -- буркнул полковник. - Хотя за непредсказуемость и фантазию с чистой совестью ставлю тебе пять с плюсом.
-- Но ведь можно попробовать... -- расстроено начал сам не уверенный в продуктивности идеи Эд.
-- Все, забудь, -- Мустанг тяжело вздохнул, призадумался и тряхнул головой, принимая решение. - В общем, делаем так: едем в Штаб...
-- Вот этого не надо! - вскрикнул Эд. Аналогичное "не надо" эхом донеслось из доспеха.
-- Что за новости?
-- Я там уже был с утра, полковник, -- признался юный алхимик, снова расплываясь в кривоватой усмешке. - Ваши ребята сказали, что, если вы не хотите весь день провести по кабинетам начальства, сидите лучше дома. О ваших подвигах не судачит только ленивый. Народ делает ставки, сколько женщин вы соблазнили, сколько бросили, и какой у вас, простите, длины...
-- Молчать! - рыкнул Мустанг, пряча глаза от старшего лейтенанта. Риза выразительно приподняла брови, но промолчала.
-...список поклонниц, -- невозмутимо закончил Эд. - А вы что подумали?
Рой покраснел. Риза скромно потупилась.
-- Полковник, давайте сделаем вот что, -- поспешила закрыть не слишком приятную для нее тему старший лейтенант Хоукай. - Нужно позвонить в Штаб и вызвать ребят сюда. Заодно они расскажут, что смогли накопать за вчерашний день. Попутно решим, как нам организовать слежку за машиной Эштона, чтобы найти эту базу.
-- Пусть привезут подробные карты севера города со всеми старыми и новыми военными объектами, -- добавил Рой. - Может, все-таки сумеем вычислить, куда тебя возили.
-- Зачем им дети? - повернулась к Эду Риза. - Причем только те, у кого есть талант в алхимии?
Старший и младший Элрики переглянулись и одновременно пожали плечами.
-- Ладно, -- подвел итог беседе Рой и повозил мыском тапочка по осколкам чашек на полу. - Риза, звони ребятам. Я пока преобразую хлам в нормальные кружки и накормлю этого просидевшего всю ночь в засаде следопыта каким-никаким завтраком.
-- Я сардельки люблю, -- подпустив в голос детской наивности, сообщил Эд.
-- А есть будешь омлет, -- отрезал полковник, доставая сковородку.
-- Мне нужно съездить домой, -- с сожалением призналась Риза. - Там Хайят почти сутки один. Его нужно вывести, да и воду он всю наверняка выхлебал из миски...
-- Осторожнее там, -- буркнул полковник и, выразительно покосившись на Цельнометаллического, который тут же возвел очи горе - мол, "делайте, что хотите, чего я только не видел" -- чмокнул Ризу в щеку.
-- Я быстро, -- пообещала старший лейтенант и бросилась к двери. Эд пару секунд подождал реакции полковника, но, не дождавшись, буркнул в пространство "Аки дети, право слово. Всему-то вас нужно учить" заорал вслед:
-- Старший лейтенант!
Риза от двери вернулась на кухню.
- Старший лейтенант Хоукай, -- начал Эд, хитро поглядывая на Мустанга, -- вы бы Хайята сюда привезли. Что вам кататься туда-сюда без толку?
Риза хлопнула глазами и вопросительно взглянула на Роя.
-- Да вези, -- небрежно протянул тот. - Пока у нас работы навалом, пусть и правда здесь поживет.
-- Спасибо! - одарив полковника лучистым, любящим взглядом, Риза умчалась к машине.
-- Хорошая идея, Цельнометаллический, -- неохотно признал сообразительность старшего Элрика полковник, и Эд, снова ощутив себя на коне, раскинулся на стуле и небрежно бросил в спину повернувшегося к плите Мустанга:
-- Помнится, полковник, вы со мной по-мужски поговорить обещали... Так, пока здесь нет женщин, может, расскажете, как вам удалось уломать старшего лейтенанта...
Полковник поудобнее ухватил сковородку.


Когда команда Мустанга с шумом, гамом и прибаутками ввалилась в квартиру начальника, оба алхимика сидели по разные стороны стола и откровенно дулись. Между ними возвышался Ал.
-- Пока вас не было... -- начал Эд, обрадовавшись прибавлению свидетелей.
-- Братик... -- печально попросил Ал. Эд махнул рукой и замолчал.
-- Пока вы сюда не торопились... -- не удержался Мустанг.
-- Полковник... -- с тихим укором простонали из доспеха. Рой закатил глаза к потолку и заткнулся.
-- Вижу, вам тут было не скучно, -- констатировал Хавок, сваливая на стол охапку макулатуры, в которой с трудом угадывались карты.
-- В общем, полковник, по результатам вчерашних расследований могу с уверенностью заявить, что мы воюем с призраком, -- объявил Бреда.
-- В каком смысле? - не понял Мустанг.
-- Генерала Эштона не существует, -- вмешался Фьюри и развел руками во всю гостиную. - Нет такого. Не родился, не учился, не служился... В общем, Шеска клянется и божится, что до позапрошлого месяца не видела ни одного документа, где упоминался бы генерал Эштон. А вот именно в позапрошлом месяце, вдруг, в архиве возникло его толстенное личное дело с описанием подвигов на благо государства мелким почерком.
-- Эштона знает фюрер, -- напомнил Рой.
-- Наверняка знает. А как думаете, полковник, кто еще мог извлечь из ниоткуда целого генерала, если не фюрер? - поинтересовался Фарман.
-- И если верить теории Ризы о том, что Эштон работает на человека, который хочет вас устранить... -- Хавок многозначительно посмотрел на начальника.
-- Дальше не продолжай, -- резко остановил его Мустанг и покачал головой. - Да нет же, быть не может. Фюрер всегда был на нашей стороне. С чего ему записываться в наши враги?
-- А что мы знаем о Фюрере? - тихо спросил со своего конца стола Цельнометаллический.
-- Эд... -- Рой покачал головой. - Нет, ребята. В эту сторону мы не смотрим. Возвращаемся к Эштону.
-- Риза говорила... -- Хавок вытащил из кармана пачку сигарет и осмотрелся. - А кстати, где Риза?
-- Поехала за Хайятом, -- пояснил Мустанг и вдруг, помрачнев, достал из кармана серебряные часы. - Что-то, кстати, долго она. Давно уже должна вернуться.
-- Не переживайте, полковник, -- отмахнулся Фьюри. - С Ризой нашей ничего не случится - она умеет за себя постоять. Да и Хайят - парень не промах.
Рой тряхнул головой, отгоняя нехорошие мысли, и повернулся к картам.
-- Ладно, тогда к делу. У нас две основные задачи - организовать слежку за машиной Эштона и попробовать разыскать к северу от города военную базу. Подробностями поделится Цельнометаллический.
Команда Мустанга сосредоточенно уставилась на юного алхимика, и тот, в полном сознании собственной важности, повел рассказ о достопамятном путешествии в багажнике.
-- Полковник... -- тихо позвал Хавок минут через пять, устав коситься на мрачнеющее с каждой минутой лицо начальника, -- давайте я сгоняю к Ризе. Потороплю ее, если что, или помогу.
-- Давай, -- тут же согласился Мустанг, и Хавок ретировался из комнаты.
Пол застелили картами, Эд крутился юлой, пытаясь вспомнить, куда и через какое время поворачивала машина, Бреда и Ал тихо комментировали с подоконника, а Фьюри и Фарман ползали по картам, обводя подозрительные места. Полковник наблюдал за процессом, устроившись на подлокотнике кресла.
За окном начало темнеть, когда дверь с грохотом открылась, и в гостиную влетел Хавок. Висевший у него в руках Хайят потянул носом, узнавая знакомые запахи, остановил взгляд на полковнике и вдруг горестно взвыл.
-- Что? - Мустанг рванул вперед. Остальные слова застряли у него в горле.
Хавок покачал головой.
-- Я не знаю, полковник. Я нашел Хайята на улице. Он скулит. Я пощупал - похоже, надавали сапогами по ребрам. Квартира Ризы открыта. Ее нигде нет.
   Глава 11
   Все в комнате замерли. Мустанг застыл на полпути к Хавоку и смотрел куда-то в пространство прямо перед собой невидящими глазами. Молчание затянулось, открыть рот первым никто не решался, хотя единственная версия событий напрашивалась сама собой. Первым заскулил Хайят, устав висеть на руках у лейтенанта.
Сердобольный Ал, чуть не потоптав разложенные на полу карты, живо метнулся от подоконника к собаке, обустроил многострадального песика в кресле и отправился на кухню за миской с водой.
-- Есть варианты, кроме Эштона? - наконец, решился проговорить то, что вертелось у всех на языке, Фарман.
Хавок, извлекая из пачки мятую сигарету и нервно затягиваясь, пожал плечами:
-- Риза сама оставила дверь открытой, надавала пинков Хайяту и пошла гулять. Но мне в это плохо верится.
-- А может какая-нибудь шпана? - робко предположил Бреда.
-- Любую шпану Риза отстроила бы даже без пистолета, -- возразил многоопытный Фьюри, не раз попадавший под горячую руку старшего лейтенанта.
- Как будем ее искать?
-- Возвращаемся к вопросу слежки за машиной Эштона, -- напомнил Хавок, и присутствующие медленно начали выходить из ступора.
Эд молчал, не сводя глаз с будто окаменевшего Мустанга.
-- Нам нужны...
Телефонный звонок прозвучал так неожиданно и оглушительно, что все разом вздрогнули и успели посмотреть и друг на друга, и в окно, пытаясь сообразить, что за звук действует на нервы, пока очнувшийся Мустанг не схватился за трубку.
-- Да... -- услышав ответ, полковник прищурился, несколько секунд напряженно вслушивался, потом открыл было рот, собираясь что-то сказать, но его собеседник, видимо, дал отбой, и алхимик медленно опустил трубку на рычаг.
-- Что? - хором выдохнули все.
Мустанг обвел взглядом свою команду, на секунду задержался на Эде, слабо улыбнулся и опустился в кресло, едва не придавив задремавшего Хайята. Именно эта улыбка полковника - странная, пустая - заставила Цельнометаллического помрачнеть и выразительно скрипнуть зубами. В принципе, комментариев уже не требовалось, но Мустанг ровным голосом пояснил:
-- Похоже, это был кто-то из эштоновской команды. Завтра я должен согласиться со всеми обвинениями, сдать часы и лицензию алхимика и с позором вылететь из армии. После этого Ризу отпустят, -- Рой невесело усмехнулся и спрятал лицо в ладонях.
-- Но вы же... -- начал было Фьюри, но, взглянув на начальника, понял, что возражения можно оставить при себе. Полковник подписал капитуляцию.
Команда Мустанга траурно молчала, погрузившись в раздумья, когда Эд все-таки сорвался. Подростковый максимализм не позволял признать безнадежность ситуации.
-- И что будет дальше, полковник? - младший алхимик сверлил старшего коллегу пристальным взглядом золотистых глаз из-под насупленных бровей. - Вам не пришло в голову, что все закончится не так романтично? Что из-за вашего признания, вас просто упекут в тюрьму до конца дней, а старшего лейтенанта после этого тихо пристрелят? И все потому что вы решили сдаться, не...
-- Хватит, Цельнометаллический! - рявкнул полковник во всю мощь своих легких, демонстративно не глядя на старшего Элрика. - Мы понятия не имеем, где ее держат. Если я откажусь или начну против них военные действия, Ризу точно убьют. Если я сдамся, у нее будет шанс, -- Мустанг сложил перед собой ладони, и Ал с порога даже охнул, увидев, как дрожат у Огненного алхимика руки. - Все, ребята. Дискуссия закрыта. По домам.
-- Но полковник! - Эд вскочил, опрокидывая стул. - Мы же можем...
-- Дискуссия закрыта, я сказал! - заорал Мустанг так, что звякнули стекла в окне. - Расходимся.
-- Вот уж не думал... -- Эд еще несколько секунд неверящими глазами рассматривал начальника, потом упрямо мотнул головой, засунул руки в карманы и промаршировал к выходу. - Ал, пошли, -- позвал он уже на пороге, и младший, еще раз кинув сочувственный взгляд на Хайята, поспешил следом.
В столице совсем стемнело. Эд вышел из мрака подъезда под свет фонаря, поковырял мыском ботинка асфальт и обернулся к брату:
-- Ну вот тебе и все решения, которые могут принять взрослые. Сдаться и признать поражение.
-- А мы что будем делать, братик? - уточнил догадливый Ал.
-- А мы...
-- Хочешь все-таки попробовать найти свои дурацкие звездочки? - поинтересовались из темноты, и к братьям из мрака дверного проема шагнул Хавок.
Так и не дождавшись ответа нахохлившегося Эда, лейтенант сплюнул бычок, вытащил очередную сигарету и прищурился на юного алхимика.
-- В принципе, под подозрением шесть дорог, -- неторопливо начал он. -- Которые потом, конечно, ветвятся, сходятся и расходятся, но если поймем хотя бы по какой из шести тебя вывезли из столицы, уже здорово сузим площадь поиска. Можно пройтись по каждой метров по пятьсот и посмотреть -- вдруг найдем хоть одну твою железячку. Времени займет немного, а совесть будет чиста.
-- Нельзя же просто опустить руки и сдаться, -- пожаловался, взглянув на светящиеся окна квартира Мустанга, Эд.
Хавок посмотрел на звездное небо.
-- В темноте искать бесполезно, но светает сейчас рано, -- глубоко затянувшись, он извлек из кармана ключи от машины и кивнул братьям. - Поехали. Поспим в машине, а как только рассветет, начнем поиски.
Хавок и Элрики успели лишь шагнуть к машине, когда от подъезда окликнули:
-- Джин! - все трое обернулись и обнаружили на ступеньках Бреда, Фармана и Фьюри. Эд выжидающе прищурился на команду Мустанга.
-- Вы уже что-то напридумывали? - троица, словно оставив оцепенение в квартире начальника, живо прошагала к Элрикам и вечному куряге. Фарман многозначительно кивнул, Фьюри застыл по стойке смирно, а Бреда едва не приплясывал от нетерпения.
-- Так что будем делать?
-- А он там как? -- уточнил Хавок, кивая на подъезд.
Фарман отмахнулся.
-- Считаем, что полковник вне игры. К нему сейчас с идеями лучше не лезть, а то еще подпалит под горячую руку. Сами разберемся.
-- Понадобится огневая мощь, чтобы вытащить Ризу - позовем, -- философски отнесся к происходящему Джин Хавок, и взял руководство в свои руки. -- Так, ребята, берем обе машины, едем на север и спокойно отсыпаемся до рассвета. А с первыми лучами начинаем искать дурацкие эдовы звездочки.
-- Да не дурацкие они, -- по-детски обиделся алхимик. - Я же не идиот какой, пылью дорогу посыпать. Они немаленькие, их только слепой не найдет.
-- Это наша единственная надежда, -- признал Хавок и мотнул головой в сторону машин:
-- Все, ребята, поехали.
-- Вы точно поняли приказ? - донеслось от подъезда, и все шестеро, обернувшись, обнаружили на ступенях мрачно прищурившегося полковника. - Что за сходка? Я сказал, по домам и без самодеятельности.
-- Ну, слушайте, полковник... -- начал честный Эд, но тут же был перехвачен локтем под шею Фарманом и коротким пинком закинут на заднее сиденье. Следом живенько втиснулся Ал, всей своей металлической массой прикрывая Эда от начальника.
-- Да мы все поняли! - аж поклонился от избытка чувств полковнику Бреда, одновременно пятясь ко второй машине.
-- Мы без вашего разрешения ничего делать не будем! - борясь с фальшивыми нотками в голосе, и безнадежно проигрывая, поклялся Фьюри.
-- Мы по домам! Никуда не заезжая! - торопливо заводя двигатель, проорал Хавок.
-- До свидания, полковник! -- донесся из окон машин нестройный хор, и оба транспортных средства, разбудив визгом шин мирно спящих жителей окрестных домов, вылетели из переулка.
Мустанг мрачно смотрел вслед подчиненным.
   Глава 12
   Риза открыла глаза и не поняла, ослепла она или оказалась в кромешной тьме. Ее знобило от холода, лежала она на чем-то ровном и жестком, а вокруг стояла такая тишина, что звенело в ушах. Хотя, вполне возможно, что в ушах звенело после порции той остро пахнущей гадости, которую ее заставили вдохнуть на пороге квартиры.
Риза медленно развела руки в стороны и правой сразу наткнулась на стену. Левая опоры не нашла. Старший лейтенант осторожно приподнялась и спустила ноги на пол -- голова тут же закружилась, к горлу подкатил кислый комок, и Риза тяжело задышала, борясь с тошнотой. Через пару минут стало легче. Она встала, нащупала стену и сделала лишь пару шагов, когда пальцы наткнулись на решетку, идущую перпендикулярно стене. Решетка тянулась метра два, потом снова уходила в каменную кладку. Камера с одной зарешеченной стеной. Понимая бесполезность попытки, но в душе надеясь на чудо, Риза засунула руку под мундир, нащупала кобуру, но привычной рукояти пистолета не обнаружила. Чего и следовало ожидать. Наощупь она снова добралась до кровати, села и задумалась.
Она помнила, как вышла из машины, как вошла в подъезд, поднялась на свой этаж и как раз открыла дверь в квартиру, когда ее схватили за шею и прижали к лицу остро пахнущую тряпку. Реакция Ризу не подвела - она сумела перекинуть нападавшего через плечо и даже схватилась за пистолет, но странная смесь работала быстро. Руки отяжелели, глаза закрылись, ноги подкосились, и Риза осела на пол, услышав только, как возмущенный лай Хайята перешел в жалобный визг.
Попалась. Риза потерла лицо ладонями и глубоко вздохнула. Она забралась на кровать с ногами спиной к стене, положила подбородок на колени и погрузилась в раздумья.
Сложно было определить, сколько прошло времени, когда в отдалении что-то заскрипело, и мир вдруг стал белым. Болезненно вскрикнув, Риза зажмурилась и для надежности спрятала лицо в ладонях. Где-то уже совсем рядом раздались шаги, и старший лейтенант, морщась и щурясь, попыталась рассмотреть, где находится.
Да, она сидела в небольшой камере с зарешеченной стеной. Потолок уходил куда-то очень высоко, и оттуда ярким белым светом слепила лампа. За решеткой оказалась просторная пустая комната, а рядом с дверью, скрестив руки на груди и внимательно изучая пленницу, стоял генерал Эштон.
Риза, вдруг разом забыв о выдержке и самоконтроле, взлетела с кровати и вцепилась в решетку, стремясь дорваться до шкуры генерала.
-- Ну, знаете ли, это уже выходит за все границы. Вы даже представить себе не можете, чем это все для вас закончится! - захлебнулась она возмущением.
Эштон осклабился и покачал головой:
-- Какая живая у вас реакция, госпожа Хоукай! И волне, надо сказать, предсказуемая. Только, боюсь, вы до конца еще не осознали сложности своего положения. Все не так просто, как вы думаете.
-- Хотите через меня добраться до полковника?
Эштон откровенно рассмеялся.
-- Знаете, милая, у меня еще пара часов до начала эксперимента, так что я вполне в настроении с вами поболтать. Вы так переживаете за Мустанга?
-- Что он вам сделал?
Генерал насмешливо прищурился и снова покачал головой.
-- Знаете, милая, ваша романтическая привязанность к начальнику вызывает у меня прилив нежности, но боюсь, ни на вашей, ни на его судьбе это не отразится. Один очень высокопоставленный человек хочет, чтобы полковник Рой Мустанг с позором вылетел из армии и провел остаток жизни в тюрьме, где определенные люди позаботятся, чтобы он никогда уже не смог применить свою алхимию. И, да, вы сильно поможете мне в этом.
-- Рой не сдастся! - бросила Риза, надеясь, что голос не дрожит и не выдает ее крайнюю неуверенность в этом вопросе. Ради нее Рой мог сложить оружие. Особенно после того, что произошло прошлым утром. И вряд ли кто-то из команды сумеет его переубедить.
Эштон взглянул на девушку с тихим сожалением:
-- Уже сдался, дорогая. Утром полковник признает все обвинения в надежде, что мы вас отпустим. Ну, а после этого помочь вам он уже не сможет.
-- Что вам надо? - едва слышно прошипела Риза, уже начиная понимать всю безнадежность ситуации.
-- Лично мне? - уточнил генерал, интерпретируя вопрос по-своему. - Бессмертие. А тому, кто мне его подарит, нужно избавиться от полковника Мустанга. Вот так мы и пришли к полному взаимопониманию.
-Бессмертие? - изумленно переспросила Риза и недоверчиво уставилась на генерала. - Что за глупое обещание? Человек не может жить вечно.
-- О-о, милая моя, сколько еще вы не знаете, -- генерал заложил руки за спину и прошелся вдоль решетки. - Хотя, кстати, вполне возможно, что успеете узнать, поскольку проживете подольше, чем ваш полковник, да и находиться будете фактически в эпицентре событий.
-- Вы меня не убьете? - Риза хмуро рассматривала Эштона, уже перестав понимать, к чему клонит генерал.
-- Что вы, милая, что вы. На ближайшее время вы для меня -- самая главная ценность. Вы, можно сказать, едины в трех ипостасях. Благодаря вашей скромной персоне, я, во-первых, помогу важному человеку, во-вторых, гарантирую тишину и покой во время проведения эксперимента, а в-третьих, добуду ценную информацию, за которой гоняюсь уже много лет. И все благодаря лишь вам.
Риза сложила руки на груди и попыталась навести хоть какой-то порядок в хаосе мыслей. - Так дело не только в Мустанге?
-- Видите ли, милая, вы находитесь в лаборатории, -- снизошел до объяснения Эштон, вложив в слово "лаборатория" вселенскую значимость. -- В одной из лучших лабораторий Аместриса, где проводятся исследования высочайшего класса. Помимо того, что вы избавляете моего знакомого от полковника, вы еще и страхуете меня от неприятностей - я заметил, что братец Цельнометаллического алхимика в последние дни крутится вокруг моей машины. Сегодня мы проводим эксперимент, материал для которого собирали много месяцев. Мне бы очень не хотелось, чтобы в самый разгар событий сюда заявился этот щенок и разнес своей алхимией пол-лаборатории. А теперь, появись он здесь, мы прикроемся вами. Вряд ли Эдвард Элрик посмеет начать военные действия зная, что этим поставить под удар жизнь друга.
-- Эксперимент? - ухватилась Риза за важное сейчас слово. -- Какой?
-- О! Заинтересовались? - понимающе оживился Эштон. - Вы, конечно, уже наслышаны о философских камнях?
Риза кивнула.
-- И знаете, из какого материала они производятся?
Риза тяжело сглотнула и снова кивнула головой.
-- А не задумывались ли вы, что качество законченного продукта всегда зависит от качества его составляющих?
-- Философские камни создаются из крови и душ людей.
-- Точно, -- живо согласился Эштон. - Только каких людей? Вам не приходило в голову, что камень, созданный из чистых душ, наделенных талантом, будет сильнее камня, созданного из такого же количества уличных отбросов?
-- Такого же количества? - с тихим ужасом переспросила Риза. - Вы же не экспериментируете здесь с...
-- Именно! - с триумфом подтвердил Эштон, с уважением взглянув на старшего лейтенанта. - А вы быстро схватываете азы. Мы пытаемся понять, из каких людей получаются лучшие камни. Чтобы знать, кого пускать на их создание, а кто останется быдлом, корячащимся на наше благо в новом мире.
-- Дети? - потрясенно выдохнула Риза. - С алхимическими способностями? Вы за этим их собирали по всей стране?
-- Точно, -- бесстрастно признал Эштон. - И вот сегодня мы... Постойте-ка. А откуда у вас информация про детей?
Риза чуть не ударилась головой о решетку от злости. Проболталась.
-- Та-ак, -- Эштон заметно поугрюмев, исподлобья посмотрел на девушку. - Значит, вы в курсе событий. А если знаете вы, о детишках наверняка осведомлены Мустанг и Цельнометаллический... Хорошо, что мы вас сюда привезли. Придется вам во время эксперимента побыть рядом со мной и полюбоваться этим малоприятным зрелищем, но другого выхода нет -- мало ли какую глупость надумают учудить ваши приятели. Я скоро вернусь. Отдыхайте пока, -- Эштон развернулся и направился к двери, когда Риза крикнула ему в след.
-- А что будет со мной потом? Убьете?
Генерал приостановился на пороге и обернулся.
-- Вы, милая, как оказалось, сами по себе очень ценный экземпляр. Вернее, не лично вы, а информация, которая изложена на вашей спине. Вот ею мы скоро и займемся.
-- Откуда вы знаете? - изумилась Риза.
-- Я много лет разыскивал архивы вашего отца. Хватался за каждую записку, встречался с его редкими знакомыми. И, в конце концов, пришел к выводу, что ваш маньяк-папаша исследование всей свой жизни передал дочери. В своеобразном виде.
-- Вы ничего не сможете разобрать. Рой сжег татуировку.
Эштон усмехнулся.
-- Это я понял. Но знаете, милая, наука не стоит на месте. Я постараюсь ее восстановить.
-- У вас ничего не получится, -- отрезала Риза, от всей души надеясь, что права. - Рой понимал, чем мы рискуем. Он не пощадил меня, когда сжигал татуировку.
-- Что ж, -- Эштон шагнул за порог, задержался и снова пожал плечами, -- есть другие способы. Можно попробовать восстановить татуировку, сняв кожу с трупа, -- Риза широко распахнула глаза. - Но это на крайний случай, -- любезно поспешил успокоить ее генерал. -- Сначала попробуем по-живому. А в процессе, глядишь, вы и сами нарисуете для меня все то, что сжег ваш полковник.
Эштон улыбнулся и вышел, хлопнув дверью. Лампа погасла, камера снова погрузилась в темноту.
   Глава 13
   Ночевка на свежем воздухе началась весело - с дележки спальных мест. Четверо взрослых мужчин, один подросток и один доспех оценивающими взглядами окинули два транспортных средства, на которых и прибыли на природу, и мысленно распределили территорию.
-- У нас две машины, передние и задние сиденья, четыре человека прекрасно выспятся. Один останется дежурить, -- с умом подошел к делу Фарман.
-- Не надо никому дежурить, -- участливо вмешался Ал. - Вам отдохнуть надо хорошенько, а я все равно не сплю. Вот и посторожу.
-- Святой человек! - охнул Фьюри и радостно повернулся к товарищам, но тут же посмурнел: -- Но тогда у нас проблема. Пять человек на четыре места.
-- Одно заднее сиденье мне! - категорично потребовал старший Элрик. - Я у вас теперь единственный алхимик. Мало ли, что завтра случится - я должен быть в форме.
-- Вот и поспишь в багажнике - опыта тебе уже не занимать, -- ехидно посоветовал Бреда, отмахиваясь от облака дыма, выпущенного Хавоком.
-- Да и куда тебе такому маленькому целое... -- поддержал вечный курильщик и тут же заткнул уши от истошного вопля:
-- Ты назвал меня неуродившейся фасолиной из отсохшего стручка!? - Эд, сжав кулаки и вытянувшись в струнку, с упоением нырнул в состояние аффекта, откуда его по привычке кинулся извлекать младший брат.
-- Братик-братик, он совсем не то хотел сказать...
-- Не то? А что тогда? - не унимался оскорбленный до глубины любимого комплекса юный алхимик, осматриваясь по сторонам в раздумье, какой бы природный катаклизм учудить, дабы выпустить пар.
-- Ладно-ладно-ладно, -- примирительно выставил вперед ладони занервничавший Фьюри. - Заднее сиденье твое. И пусть с тобой в одной машине спит Хавок.
-- А второе заднее сиденье мое, -- ненавязчиво оповестил всех Фарман. - Старость надо уважать.
-- Какую еще старость? - возмутился Бреда.
-- Я среди вас самый старший, -- подпустив в голос нотку трагичности, сообщил Фарман...
-- Ну, вы разбирайтесь дальше, а я пошел спать, -- объявил практичный Эд и уютно свернулся калачиком на заднем сиденье машины Хавока. Сам Хавок, решив не длить дискуссию до утра, молча устроился на передних сиденьях, с головой накрывшись шинелью.
Фарман, невзирая на жалобы на возраст, живенько метнулся на заднее сиденье второй машины. Бреда и Фьюри, так и не соблазнившись на багажник, тихо переругиваясь, уселись на передние сиденья и попытались уснуть.
Ал, решив, что в ногах правды нет, устроился на травке между машинами и, подперев забрало перчаткой, уставился на звездное небо.
Ночь прошла под тихие постанывания и беззлобные поругивания неудобняцки разместившихся в машинах военных.
Побудку Ал решил объявить с первыми лучами солнца. Для начала он пару раз деликатно постучал по стеклам машин и убедился, что просыпаться никто не собирается. Затем тихо и вежливо попросил присутствующих продрать глаза, но также не дождался активности. В итоге, отчаявшись, он открыл водительскую дверь, последний раз осмотрел мирно спящий бивуак и изо всех сил нажал на клаксон.
Взвившийся от нежданного рева народ хряснулся макушками о крыши машин и на том проснулся.
-- О! Уже почти что-то видно, -- прищурился Фьюри в полутьму, выбираясь на свежий воздух и потирая поясницу. -- Так какой у нас план действий?
-- Строимся в шеренгу и проходим метров по пятьсот по каждой дороге, -- предложил Хавок, с утра пораньше начиная загрязнять окружающую среду сигаретным дымом. - Если ничего не находим, едем дальше. Вопросы есть? Нет? Помаршировали.
Шестерка выстроилась рядком и медленно направилась вперед, тараща глаза под ноги. Не прошло и получаса, как заявленные пятьсот метров остались позади, а с дороги были подобраны три серебряные монетки, которые оптимистичный Фьюри тут же внес в общий фонд предприятия. Повздыхав и слегка пав духом, военные погрузились в машины и отправились к следующему выезду из города.
Часам к восьми утра были обследованы четыре дороги, а копилка пополнилась еще пятью монетками. Помимо финансовых поступлений, из пыли в розыскном азарте извлекли еще четыре гайки, три винта и две шайбы, но Эд деликатно отказался от предложения подарить их Уинри, и находки улетели в окрестные поля.
К началу пятой дороги охотничий азарт и хорошее настроение армейских псов заметно подзатухли. Эд, вспомнив жалостливый взгляд полковника, впервые услышавшего про экспромт со звездочками, начал заводиться и кипеть, вскидываясь при каждом язвительном замечании коллег. Коллеги, впрочем, тоже постепенно теряли желание промывать кости автору идеи, медленно начиная смиряться с поражением.
Снова выстроившись в нестройный ряд, они побрели по пыльной колее, парясь под начавшим припекать солнышком, когда Фарман, в очередной раз демонстративно потирая поясницу и покряхтывая, наклонился, задумчиво покрутил в пальцах железный овал с неровными краями и для успокоения совести протянул его на ладони Эду:
-- А это, как думаешь, от чего отлетело?
Эд взял железку, несколько секунд туповато сверлил ее взглядом, потом перевел недоверчивый взгляд на Фармана и тут же заорал, радостно подпрыгивая и взбивая дорожную пыль:
-- Это же она! Она! Звездочка!
Вся команда дружно метнулась изучать бесценный артефакт, затем, не сговариваясь, снова изобразила шеренгу, и метров через двести была вознаграждена новой находкой - Фьюри торжествующе извлек из пыли еще один железный кругляшок.
-- Карту давай, -- потребовал Хавок.
На обочине, на зеленой травке, расстелили карту местности, и разом обнаружили, насколько сократилась территория поиска.
-- Мы их найдем. Теперь точно найдем, -- едва не подпрыгивая на месте от нетерпения, объявил Фьюри.
-- Вот только что будем делать дальше? - охладил пыл собравшихся Фарман.
-- Как что? Идти по следу! - объявил юный алхимик, и красный плащ взметнулся, когда подросток решительно зашагал по дороге.
-- Стоять! - рявкнул Хавок, и старший Элрик резко тормознул:
-- Да в чем дело? - не понял он.
-- Базу мы найдем, твоя идея сработала, -- признал лейтенант, выплевывая бычок и вытягивая из пачки очередную сигарету, оказавшуюся последней. Убедившись, что пачка не бездонная, Хавок с сожалением смял бумагу и закинул шарик в траву. - Но Фарман прав. Встает вопрос, что мы будем делать дальше. У меня предложение: давайте кто-нибудь все-таки метнется за полковником? Один алхимик это отлично, но второй нам тоже не повредит.
-- Ты в своем уме? - охнул Фьюри, непроизвольно отступая. - Он нам отдал прямой приказ не лезть в это дело. Представляешь, что он устроит тому, кто ему доложит о нашей самоволке?
-- Эх, была бы здесь Риза, ее отправили бы, -- с сожалением констатировал Бреда. - Ее бы полковник точно не убил.
-- Главная наша проблема как раз в том, что Ризы здесь нет, -- вздохнул Фьюри. - Кто готов пожертвовать жизнью и поехать на доклад к полковнику?
Команда Мустанга переглянулась и загрустила. Жить хотелось всем.
-- Да что вы так его боитесь? - наконец, возмутился Цельнометаллический. - Подумаешь, делов-то, прийти и сказать, что плюнули мы на его приказ, зато почти уже нашли базу. Да что он сделает?
-- Испепелит, -- мрачно ответила команда Мустанга в один голос.
-- Что, так сразу? - удивился Эд и затих, переосмысливая свои отношения с полковником.
-- Ну, давайте я ему скажу, -- подал голос Ал, выступая вперед всем своим металлическим доспехом. - С одного запала он меня не расплавит, а время пройдет, он и успокоится. А братик меня потом восстановит. К тому же, он еще в больнице обещал вернуть мне прежний рост, -- робко напомнил он и быстро сменил тему, увидев, как старший Элрик хватанул ртом воздух, собираясь завести знакомую песню про фасоль. -- Только я машину водить не умею, а пешком очень долго.
-- Тогда решаем, кто тебя повезет, -- не давая коллегам утонуть в дискуссии, объявил Хавок. - Ты идешь к полковнику, водитель будет ждать тебя в машине... Предлагаю бросить жребий.
Не без содрогания, народ согласился. В стороне остался только Эд, по причине юного возраста не успевший получить права. Да и машину водить не стремившийся.
-- Ну, что же... -- начал Хавок, отдирая от края карты полоску бумаги, разрывая ее на четыре части и рисуя на одной карандашом жирный крест. - Сейчас узнаем, кто попадет под раздачу...
-- С дороги только уйди, -- посоветовал отвлекшийся от изучения бумажек Фарман. - Машина едет.
Хавок посмотрел на пыльное облачко на горизонте и метнулся за руль:
-- Ты чего? - не поняли коллеги.
-- Перекроем-ка дорогу на всякий случай. Вдруг это Эштон. Тут мы его тепленького сразу и возьмем...
Первую машину Фьюри поставил поперек дороги, Хавок для надежности заблокировал трассу второй, и военные взялись за пистолеты, ожидая приближения потенциального врага.
-- У-у, -- протянул зоркий Эд, первым разглядевший, кто сидит за рулем. - Сейчас что-то будет, -- и осмотрелся, в поисках подручных материалов для создания заграждения повыше и поплотнее.
-- Доброе утро, полковник... - даже без намека на уставную браваду, простонала команда Огненного алхимика и аккуратно передислоцировалась за спину Цельнометаллического в надежде на защитные фортификации.
Машина аккуратно затормозила. Из-за руля на подчиненных в самоволке мрачно смотрел Рой Мустанг.
   Глава 14
   -- Почему-то я так и подумал... -- процедил сквозь зубы Мустанг, вылезая из машины.
-- О чем это вы, полковник? - неискренне удивился старший Элрик.
-- А мы тут... -- начал Фьюри, затравленно озираясь.
-- Грибочки собираем, -- подсказал Фарман, поднапрягший всю свою небогатую фантазию.
-- И травки... тоже... -- совсем убито закончил Бреда, как обезьянка перед питоном цепляясь взглядом за знакомые белые перчатки на руках полковника.
-- Так это вы в грибочки и травки из пистолетов постреливаете? - уточнил Огненный алхимик. - Когда они из леса в поле через дорогу перебегают?
Подчиненные смутились и спрятали оружие.
-- Я, помнится, отдал вам всем прямой приказ... -- тихо, но как-то недобро начал Мустанг.
-- Полковник, мы подумали и решили... -- начал Хавок.
-- Смирно! - команда грянула словно пушечный выстрел, и четверка подчиненных мгновенно вытянулась в струнку, для пущей убедительности выкатив глаза, дабы добавить виду служебного рвения.
В стороне остались только так и не привыкшие к военным замашкам старший и младший Элрики.
-- Решения в армии принимает командир, а не распоясавшаяся кучка нижних чинов. Совсем забыли, что такое дисциплина? - взбеленился Огненный алхимик.
Первым на амбразуру кинулся, как водится, Цельнометаллический, живо сообразивший, чем лучше зацепить руководство.
-- Пока вы тут орете, -- тактично начал он, -- совсем рядом на военной базе скрывают что-то, что вполне возможно удастся обменять на старшего лейтенанта.
Мустанг, уже набравший полную грудь воздуха, чтобы устроить разнос непутевому младшему коллеге, поперхнулся на первом же слове и закашлялся. Подчиненные, скосив глаза в сторону начальства, позволили себе перевести дыхание.
-- На какой базе? Ты о чем? - быстро взял себя в руки алхимик, когда смог заговорить.
Эд вытянул вперед ладонь с двумя железными овалами и не без самодовольства объявил:
-- Мы их все-таки нашли. Мои звездочки.
Полковник протянул затянутые белой тканью пальцы к пыльным кругляшкам, недоверчиво покрутил их в руках и вдруг разом сник.
-- Мы должны выяснить, ради чего вас подставляют... - прервал Эд затянувшуюся тишину.
-- Я не хочу рисковать жизнью Ризы... -- совсем другим тоном - тихим и уставшим - произнес Мустанг.
-- Полковник... -- старший Элрик упрямо выпрямился перед начальником и, засунув в карманы сжатые в кулаки ладони, взглянул Рою в глаза. - Вы же должны понимать, что старшего лейтенанта никто не отпустит, если вы сломаетесь. Она - единственный их шанс справиться с вами. У нас еще есть время. Пока они ждут вас в Штабе, давайте смотаемся на базу и посмотрим, что они скрывают...
Мустанг ссутулился, опустил голову и погрузился в раздумье.
Подчиненные, самовольно перешедшие из состояния "смирно" в состояние "вольно", напряженно ожидали решения начальника.
Полковник вздохнул, хмуро осмотрел свою команду, остановил взгляд на Элриках и коротко кивнул.
-- Ура! - возопили подчиненные и уже было метнулись на поиски следующей звездочки, когда их остановило короткое:
-- Стоять!
Народ застыл в неудобных позах и осторожно обернулся к начальству.
-- Если уж мы рискуем, то делать все будем аккуратно и грамотно, -- объявил Мустанг, жестом подзывая всех собраться вокруг него. - Вот как мы поступим...


Риза снова не смогла угадать момент, когда зажегся свет, и опять болезненно зажмурилась, но времени освоиться ей не дали. Клацнул замок, чьи-то жесткие пальцы ухватили ее за плечо, сдернули с кровати и вывернули руки за спину. На запястьях защелкнулись наручники, Ризу вытолкнули из камеры. К середине коридора ей удалось проморгаться. Двое военных - судя по форме, в звании лейтенантов - пихнули ее к длинной лестнице, заставили подняться на пару пролетов, потом провели лабиринтом коридоров, пока, наконец, не вытолкнули девушку в огромный зал, середина которого круто обрывалась куда-то вниз. По краю платформы расхаживал генерал Эштон, живо надевший на лицо маску любезности при виде пленницы.
-- Рад вас видеть, -- промурлыкал он, жестом отпуская охрану и цепко хватая Ризу за плечо. - Вы уж извините, но придется подержать вас рядом, во избежание инцидентов. Мало ли что задумает ваш Цельнометаллический щенок, и кто, если не вы, поможет мне убедить его не делать глупостей.
Генерал заглянул за край платформы. Риза из любопытства последовала его примеру и ахнула. Метрах в трех внизу, на дне круглого зала, толстыми черными линиями по бетонному полу был вычерчен огромный преобразовательный круг.
-- Никогда не видели, как создается философский камень? Феерическое, должен вам сказать, зрелище, -- Эштон ухмыльнулся и кивнул кому-то за спиной Ризы. Девушка обернулась и обнаружила совсем рядом Эриси.
-- Прости, -- пожала плечами помощница генерала. - Но бессмертие приходится отрабатывать.
-- Ты тоже веришь в эту чушь? - изумилась Риза. - Да кто же вас смог убедить, что бессмертие это не сказка?
-- Есть вопросы, на которые лучше вслух не отвечать, -- остановил беседу Эштон и быстро сменил хватку, прижав Ризу к себе локтем за шею. - Все, начинаем. Старший лейтенант остается здесь в качестве зрителя.
Эриси кивнула и скрылась в коридоре.
Внизу что-то скрипнуло, Риза скосила глаза и увидела, как открылись двери, и мимо десятка охранников, остановившихся у двух входов, в зал робко вошли дети. Им было лет по пять-семь. Они застенчиво косились на военных, задирали головы к высоченному потолку, а потом, осмотревшись и освоившись, с радостными криками бросались к преобразовательному кругу.
Чувствуя, как замирает сердце, Риза попыталась повернуть голову, чтобы взглянуть в лицо Эштону.
-- Вы понимаете, что сейчас одним приказом убьете этих детей? Что их смерти навсегда останутся на вашей совести? -- прохрипела она, начиная задыхаться в железной хватке генерала. Риза скорее почувствовала, чем увидела, как генерал пожал плечами:
-- Милая, -- невозмутимо промурлыкал он, -- на моей совести столько смертей, что еще несколько десятков ничего уже не изменят. Зато если полученный сегодня философский камень окажется мощнее, чем предыдущие, мы точно будем знать, кого использовать в качестве сырья.
-- Сырья? - с ужасом повторила Риза и суматошно начала оглядываться, пытаясь придумать хоть что-то, что помогло бы сохранить невинные жизни.
Дети внизу явно не понимали, что их ждет. "Крикнуть им, чтобы спасались? Но бежать-то все равно некуда. Есть ли смысл пугать тем, что случится через минуту, малышей, уверенных, что они пришли на урок алхимии?" -- Риза даже застонала от отчаяния и обмякла в руках Эштона. Ей оставалось только стать свидетелем очередного чудовищного эксперимента, затеянного больными на всю голову алхимиками, грезящими бессмертием. А завтра эти люди займутся ею. И страшно предположить, что случится, если изобретательный Эштон и правда найдет способ восстановить исследования Бертольда Хоукая.
Риза сморгнула наворачивающиеся на глаза слезы отчаяния и увидела, как в зал вошел Тедди. Куда только делся расслабленный весельчак и балагур, развлекавший анекдотами весь Штаб? Взгляд у Тедди стал холодным и цепким, движения уверенными и собранными. Он поднял глаза на Эштона, дождался подтверждения и громко крикнул:
-- А ну-ка, детишки, собрались в центре! Начинаем первый урок!
Все, кто еще стоял у стен, радостно побежали в круг. Эштон усмехнулся, Риза зажмурилась...
И вдруг где-то вдали глухо затрещали выстрелы.
Внизу отдали короткую команду, часть военных, выхватив оружие, выбежала из зала. Дети растерянно замерли.
-- Тед, не стой столбом! Быстро начинаем! - заорал Эштон. Лейтенант сделал шаг к краю круга и на несколько мгновений застыл, сосредотачиваясь и готовясь к таинству преобразования.
-- Не надейтесь, что ваш дружок успеет, милая, -- прошипел в ухо Ризе генерал Эштон. - Странно только, что дело ограничивается перестрелкой без алхимических преобразований. Могу предположить, что Цельнометаллический пытается подобраться к нам, пока его братец отвлекает внимание. Но, похоже, мальчишка не успеет...
Риза не сводила расширенных глаз с лейтенанта. Тот глубоко вздохнул, медленно развел руки ладонями вниз...
Риза, не понимая, откуда взялись силы, резко вывернулась из хватки генерала...
Открыл глаза и опустил взгляд на край преобразовательного круга...
Риза ударила генерала ногой в колено, тот взвыл, а Риза, проклиная мешающие наручники, пулей помчалась по краю платформы...
Медленно начал опускаться на колени...
Риза оказалась прямо над лейтенантом и прыгнула вниз, целя ему на спину.
Алхимику оставалось лишь коснуться ладонями узора, когда Риза рухнула ему на плечи. Тедди ткнулся носом в бетон, выругался и попытался приподняться, опираясь на локоть. Правое плечо Ризы полыхнуло острой болью, она оттолкнулась от пола и снова навалилась на алхимика, но тот спихнул ее и выкатился из круга. Девушка вновь упала на многострадальный правый бок, в плече что-то треснуло, и мир в ту же секунду почернел.
Старший лейтенант потеряла сознание.
   Глава 15
   -- Плоховато у вас, полковник, с физической подготовкой, -- гнусно посетовал утомленный медленным передвижением по вентиляционной трубе старший Элрик.
Рой Мустанг, с трудом вкручиваясь широкими плечами в крутые повороты узкой бетонной конструкции, не смог даже обернуться, чтобы подпалить нахалу челку.
-- Видишь ли, здесь только такая мелкота, как... -- начал злобно рыкать в ответ полковник, но вовремя прикусил язык, сообразив, что воздуховод может элементарно не выдержать истерического припадка Цельнометаллического алхимика. - Короче, труба узкая, лезть тяжело, -- заключил Мустанг и пополз дальше.
Юный алхимик двинулся следом, не особо стесненный в движениях в силу своего бесспорно невнушительного размера.
-- Может, нам тогда время не терять и где-нибудь из нее уже вывалиться? - снова заскучал старший Элрик минут через пять, когда Мустанг застрял в очередном повороте.
-- Хочешь рухнуть прямо на головы солдат где-нибудь в центре казармы? - подпустив в голос яда, осведомился полковник. - Вылезем рядом с ангарами. Если здесь и построили лаборатории, то, скорее всего, где-то в той части базы. Планировка в армии всегда стандартная.
Борясь с желанием преобразовать трубу во что-нибудь более удобное для передвижения, Эд пополз дальше. Полковник откровенно пыхтел и, уже не сдерживаясь, матерился себе под нос так, что даже выросший в простом деревенском окружении юный алхимик узнавал не все слова. Еще пару раз пришлось неестественно изогнуться в поворотах, и, наконец, Мустанг уткнулся лбом в сразу заинтересовавшую его решетку.
-- Кажется, сюда, -- прошептал он, под всеми углами оглядывая проходящий внизу коридор. - Справа должен быть вход в ангары, слева центральная лестница.
-- Ну, наконец-то, -- обрадовался Эд, напирая сверху и пытаясь заглянуть за плечи полковника, занимавшие весь объем воздуховода.
-- Никого, -- убедился Мустанг и вжался в стенку, давая пространство Цельнометаллическому. - Убирай решетку...
Эд, пихая полковника локтями, кое-как сложил ладони и коснулся железной сетки, разом обеспечив обоим алхимикам вожделенное жизненное пространство. Оба, словно в приступе клаустрофобии, рванули вперед и кулями вывалились на пол коридора.
Полковник живо поднялся, попутно вытаскивая из кармана и натягивая на руки белые перчатки из пиродекса. Эд отряхнул от пыли челку и плащ и осмотрелся:
-- Направо? К ангарам?
-- Точно. Идешь за мной, вперед не вылезаешь, -- приказал полковник и короткой перебежкой метнулся к двери. Эд, мрачно нахохлившись, как обычно в случаях, когда у него перехватывали инициативу, промаршировал следом.
Мустанг замер у створки, несколько секунд прислушивался, потом рывком распахнул дверь, как-то замысловато перекатился в коридор и уже оттуда рявкнул:
-- Стоять!
Здраво рассудив, что приказ относится не к нему - всю бессмысленность военной муштры применительно к семейству Элриков Мустанг усек уже давно -- Цельнометаллический, на всякий случай пригнувшись, высунул голову в дверной проем.
Справа и слева от двери стояли два охранника, оторопело прижимая к сердцу винтовки. Перед ними, готовый накрыть противников волной пламени, замер полковник. Судя по тихому ужасу на лицах военных, слава Роя Мустанга долетела и до них, и официального представления Огненному алхимику не требовалось.
-- Эд, мне за спину, -- коротко приказал Мустанг, и Эд метнулся к полковнику, пригибаясь пониже, чтобы ненароком не оказаться на пути готового вырваться в любой момент языка огня. - Оружие на пол, -- продолжил Мустанг, убедившись, что коллега по алхимическому цеху оказался под его прикрытием.
Охранники разжали пальцы, винтовки лязгнули об пол.
Мустанг сделал короткий шаг к военным и внезапно жестко рубанул ближайшего ребром ладони по шее. Парень охнул, потерял сознание и тяжело осел на пол.
-- Теперь поговорим, -- полковник повернулся ко второму, снова поднимая руку в белой перчатке. - Кто здесь главный?
-- Генерал Эштон, -- деревянными губами ответил охранник, не сводя наполненных ужасом глаз с пальцев полковника, готовых щелкнуть пиротканью.
-- Чем он тут занимается? - в темпе продолжил допрос алхимик.
-- Какими-то экспериментами. Вот там, в лабораториях, -- парень поднял дрожащую руку и показал на другой конец коридора. - Какими -- не знаю. Нас туда не пускали.
-- Генерал Эштон здесь?
-- Да. Со вчерашнего вечера. На сегодня запланирован очередной эксперимент.
-- Спасибо, солдат, свободен, -- завершил разговор Мустанг.
Охранник вжался в стену и ссутулился, явно уменьшая площадь мишени в ожидании струи пламени в лицо, но полковник, так же быстро и непредсказуемо, как и раньше, вдруг крутанул парня за плечо, двумя пальцами быстро нажал пару точек на шее, и невольный союзник прилег на пол рядом с коллегой.
-- Идем дальше, -- скомандовал Мустанг.
Цельнометаллический только хлопнул глазами и кивнул. Знамо дело, он давно убедился в умении начальника избавляться от врагов легким движением руки, но то, что полковник способен расправиться с противником тем же легким движением, только без помощи преобразовательного круга, старшему Элрику даже в голову не приходило.
Мустанг посмотрел на часы и помрачнел:
-- Ребята вот-вот начнут пальбу. Надо торопиться...
Алхимики как раз успели добежать до следующей двери, когда, приглушенные расстоянием, затрещали выстрелы.
-- Сейчас понесется, -- поморщился Мустанг. Цельнометаллический, приняв нетерпение начальства за команду к действию, уже нацелился прижать ладошки к очередной двери, преграждавшей путь, чтобы красиво разнести препятствие, но был пойман полковником за плащ.
-- Мне за спину! - рявкнул Огненный алхимик. В этот момент из-за двери отчетливо донесся вскрик. Мустанг выругался, за шкирку метнул Эда к дверному проему, тот, уже не задавая вопросов, быстро сложил ладони и шлепнул ими по железу, и в тот же миг полковник снова задвинул Эда себе за спину, а за исчезнувшей дверью перед алхимиками, как по заказу, предстал генерал Эштон. Он стоял на коленях, корчившись от боли, и тщась добраться до края обрывающейся вниз платформы, орал:
-- Быстрее! Начинай преобразование!
-- Девка в круге! - донеслось откуда-то снизу.
-- Плевать на нее! Давай! - взвыл Эштон, и Мустанг бросился к краю, торопясь понять, что происходит.
Платформа обрывалась в огромный зал, на дне которого толстыми черными линиями был начерчен преобразовательный круг. В центре круга сидели-стояли-толкались несколько десятков перепуганных детишек. У двух дверей, ведущих в зал, мялись охранники с винтовками, явно сторонившиеся черных линий на полу. Чуть поодаль, задрав лицо вверх, в нерешительности замер молодой лейтенант. Мустангу его физиономия показалось знакомой -- возможно, они встречались в Штабе, и надо было бы вспомнить, когда и где, но внимание полковника уже зацепилось за женскую фигуру, неподвижно лежавшую в круге, на самом его краю. Он видел только спину и светлые волосы - и мог бы засомневаться, потому что мало ли было в Аместрисе блондинок в военной форме - но дешевую дурацкую заколку он опознал бы из десятка таких же. Внизу, то ли живая, то ли мертвая, лежала Риза Хоукай. Сердце надрывно заколотилось, душу наполнил страх за единственного родного, близкого, любимого человека, и в ушах застучала кровь. Мустанг ошеломленно замер, с трудом оторвал взгляд от девушки и вдруг понял, что за всплеском эмоций упустил те драгоценные пару секунд, за которые все еще можно было исправить. Потому что лейтенант внизу уже начал опускаться на колени, расставляя ладони, чтобы начать преобразование -- наполнить силой тот самый круг, в котором толкались растерянные дети и лежала Риза. Даже самая мощная струя огня уже не успевала долететь до алхимика. Рой в ужасе осознал, чем заплатит за промедление, когда совсем рядом раздалось истошное, по-эдовски искреннее:
-- Не-е-ет!
И Цельнометаллический, опередив врага на один волшебный миг, грохнул ладонями по краю платформы.
Острые пики, вылетевшие из бетонного пола, отбросили лейтенанта назад и сломали контур круга. Дети испуганно завизжали, охранники нацелили винтовки наверх, и Эд даже не успел перевести дыхание, чтобы набраться сил для следующего преобразования, когда над его головой засвистели пули. Мустанг рванул к подростку, оттолкнул от края платформы и прижал к полу. Теперь, когда Цельнометаллический был в безопасности, полковник мог спрыгнуть вниз, чтобы узнать, что с Ризой, защитить ее, и лишь бы она была жива, потому что иначе Эштону конец. И плевать, генерал он или...
Эштон...
Мустанг обернулся как раз в тот момент, когда генерал сумел-таки выпрямиться и дотянуться до пистолета. Алхимик застыл с поднятой рукой, понимая, что ему нужны две драгоценные секунды, чтобы Эштона накрыла струя пламени. Эштон застыл, схватившись за пистолет, понимая, что ему нужды две драгоценные секунды, чтобы поднять оружие и выстрелить.
Внизу, всего метрах в пяти от них, метались люди с винтовками, и среди них лежала на полу беспомощная Риза. Мустанга начало ощутимо потряхивать.
Эд зашевелился. Рой скорее ощутил, чем увидел его движение.
-- Лежи! - приказал он.
-- Там, в круге, старший лейтенант, -- упрямо процедил старший Элрик, поднимаясь на четвереньки.
-- Я видел, -- выдавил Мустанг, не понимая намерений Эда.
-- Так занимайтесь Эштоном, а я разберусь с теми, кто внизу, -- потребовал Цельнометаллический с такой непреклонностью в голосе, что полковнику оставалось лишь кивнуть и переключить все внимание на генерала. Эд ужом скользнул к краю платформы и заглянул вниз.
   Глава 16
   -- Бросьте пистолет, генерал, -- мягко попросил Мустанг, опасливо оценивая шансы на успех и еще надеясь, что не придется привычно щелкать пальцами и наблюдать потом, как в доли секунды здоровый, дышащий человек вдруг превращается в живой факел.
-- Опустите руку, полковник, -- не менее снисходительно посоветовал Эштон, поглаживая рукоять пистолета. - Я быстрее успею поднять оружие и нажать на спусковой крючок.
Эд высунул голову за край платформы, изучил открывшуюся ему картинку и в два счета совершил преобразование. Комната сотряслась, внизу что-то ощутимо сдвинулось. В ответ сначала послышались крики, потом вновь началась пальба, и Эд благоразумно вжался в пол.
-- Хотите, чтобы я приказал своим людям не стрелять? - любезно предложил генерал. -- Опустите руку.
-- Чтобы вы потом убили всех разом? - собирая остатки выдержки, чтобы не сорваться, поинтересовался Мустанг. - Не смешно, генерал.
Комната снова дрогнула. Судя по тому, что Эд по-прежнему лежал у края, периодически пытаясь приподнять голову и не попасть под выстрелы, преобразование совершил оставшийся внизу лейтенант, отвечая на действия Цельнометаллического алхимика.
Эд выругался себе под нос, повторив что-то из словарной сокровищницы полковника, которой тот щедро делился в воздуховоде, и упрямо пополз к краю.
-- Неужели вы вот так спокойно запустите человеку пламя в лицо, а, полковник? - с наигранным недоверием поинтересовался Эштон. -- Вспомните Ишвар. Вам хорошо спится ночами?
-- Я очень постараюсь разойтись с вами мирно, -- пообещал Мустанг, стараясь убить в памяти толстую пачку фотографий, раскопанных Эштоном в архивах, -- но если вы меня вынудите, не рассчитывайте, что совесть не позволит мне сжечь вас в пепел, генерал, -- Огненный алхимик нахмурился и чуть сместился в сторону, стараясь держать в поле зрения Цельнометаллического. Ситуация с Эштоном заходила в тупик, мысли о Ризе мешали думать связно, а как остановить мальчишку в случае, если его действия станут откровенно рискованными, Мустанг вообще понятия не имел.
-- Да, трудновато с вами, -- вздохнул Эштон. - Знаете, полковник, вы как кость в горле кое-кому из сильных мира сего. Лучше бы вам давно смириться с поражением - не пришлось бы рисковать жизнями дорогих вам людей. Ну, да ладно. Повторяю в последний раз - опустите руку, и немедленно!
Эд коротко зыркнул за край, хлопнул ладошками и снова преобразовал что-то внизу. Ответ лейтенанта пришел с обычным запозданием - похоже, в отличие от старшего Элрика, заглянувшего за створки вечных врат, Тедди преобразовывать человека никогда не пытался и вынужден был терять время за классическим черчением на полу преобразовательного круга.
-- Вижу, по-хорошему вы не понимаете, -- вздохнул Эштон и, демонстративно набрав полную грудь воздуха, вдруг прокричал: -- Пристрелите девку!
Мустанг даже представить не мог, что именно увидел Эд после команды Эштона, но Цельнометаллический вдруг охнул, быстро совершил очередное преобразование и, кинув на полковника не по-детски серьезный взгляд, внезапно ссыпался вниз, за край платформы.
Мустанг похолодел и сжал пальцы. Судя по сузившимся в ту же секунду зрачкам генерала, тот тоже понял, что противостояние подошло к концу и решительно поднял пистолет. Щелчок и выстрел прозвучали практически одновременно. Мустанга что-то толкнуло в плечо, он машинально развернулся, но тут же выправился, чтобы увидеть на месте генерала живой, пылающий факел, который с криками заметался по краю платформы. Огненный алхимик, не сводя глаз с дела рук своих, едва не застонал, но заставил себя снова щелкнуть пальцами. Пламя взвыло, и то, что осталось от Эштона, рухнуло на бетонный пол, рассыпаясь клочьями пепла.
Мустанг бросился к краю платформы и уставился вниз.
Детишки, отчаявшись понять, что происходит, и не имея пути к спасению, скучковались в дальнем конце зала. Вернее, того, что осталось от зала, потому что дуэль алхимиков превратила помещение в горы криво посаженных друг на друга бетонных блоков, которые возвышались над полом, торчали из стен, кривили потолок. Там, где раньше проходила граница круга, невзирая на мешающие наручники, пыталась приподняться с пола очнувшаяся Риза. Сидящий рядом Цельнометаллический что-то быстро объяснял ей, периодически поднимая голову над окружившей их свежесозданной невысокой стеной. Тедди что-то лихорадочно рисовал карандашом на полу, видимо готовясь к очередному преобразованию. Двое оставшихся военных с винтовками поглядывали наверх и разом вскинули оружие, едва заметив полковника. Мустанг уже не медлил. Он швырнул в сторону солдат широкий веер пламени, и те, сообразив, что расстановка сил изменилась, живо выскочили из зала. Второй язык пламени сорвался в сторону увлеченного созданием очередного преобразовательного круга лейтенанта. Алхимик, живо отскочив от незаконченного рисунка, кинул взгляд наверх, и, видимо, не обнаружив поддержки начальника, так же поспешил метнуться в сторону дверей и ретироваться.
Мустанг спрыгнул вниз.
-- Эд, убери стенку, -- приказал он, и Цельнометаллический легко сравнял с полом закрывавшую его и Ризу бетонную преграду. Полковник бросился к девушке.
Растерянный взгляд старшего лейтенанта сразу изменился, едва она увидела подбегавшего к ней Мустанга. Плечо, похоже, не давало ей подняться, но, едва завидев рядом Роя, она снова попыталась оттолкнуться от пола, застонав и сморщившись от боли.
-- Не двигайся, малыш, -- шепнул Мустанг, торопливо поддержав подругу за плечи и щелкнув пальцами где-то рядом с наручниками. На секунду кисти Ризы обдала волна жара, а потом металлические браслеты распались.
-- Я боялась, что ты сдался, -- прошептала она, заглядывая в любимые черные глаза.
-- Что с рукой? - забеспокоился Рой, осторожно подхватывая девушку, помогая приподняться и прижимая ее к груди. Он разрывался между желанием покрепче обнять подругу и страхом причинить ей боль.
Риза ткнулась подбородком в плечо Мустангу, с облегчением погрузившись в тепло и защищенность родного человека. Полностью расслабиться и забыться ей мешала лишь годами выработанная привычка зорко отслеживать все, что происходило за спиной полковника. Пальцы левой руки скользнули по предплечью, коснулись чего-то мокрого, и Риза охнула:
-- Рой! Это кровь!
-- Чуть зацепило... -- шепнул он, не в силах оторваться от женщины, которую любил больше жизни и едва не потерял. - Главное, что ты цела...
-- Да ты совсем... - разом ожила Риза, возмущенно отстраняясь от Мустанга и торопливо осматриваясь в поисках чего-нибудь, что можно было использовать в качестве перевязочного материала. - Совсем с ума сошел! Ты сейчас кровью истечешь!
-- Прижгу... - устало шепнул Мустанг, утыкаясь лбом в грудь Ризы, и девушка зарылась губами в густые черные волосы.
-- Так зачем они сюда эту мелочь понабирали? - прервал идиллию взрослых Цельнометаллический, осматривая испуганно жавшихся друг к другу детишек.
-- Хотели сделать из них философский камень, -- тихо сказала Риза. Полковник мигом отстранился и, похолодев, уставился в глаза подруге.
-- Это и есть тот самый эксперимент, который проводил Эштон? - не желая верить в услышанное, ужаснулся он.
Риза кивнула и снова прижалась щекой к шинели Мустанга.
-- Надо убираться отсюда, -- вздохнул он, поднимаясь и помогая подняться Ризе. - Идти можешь?
Старший лейтенант кивнула.
Цельнометаллический, тем временем, решил взять инициативу на себя и, засунув руки в карманы, промаршировал к детишкам.
-- Эй, алхимики малолетние, слушаем сюда, -- начал он, -- случилась накладочка, нам надо отсюда сматываться. Все быстренько собираемся в кучку и идем за мной. Идти все могут?
Детишки, растерянно осматриваясь, начали неуверенно обступать Эда. Старший Элрик хмуро осмотрел ребятню, тяжело вздохнул и протянул настоящую, живую руку открытой ладонью к ближайшей девочке.
-- Привет. Цепляйся, -- предложил он.
Малышка осторожно взяла его за пальцы и шагнула поближе.
-- А нас все-таки будут учить алхимии? - тихо спросила она.
Эд присел на корточки и заглянул девочке в лицо:
-- А ты хочешь стать алхимиком?
Та кивнула со всей серьезностью:
-- Мне очень нужно.
-- Зачем?
Карие глаза на секунду затуманились, девочка несколько секунд размышляла, а потом, обняв Эда за шею, едва слышно прошептала ему на ухо:
-- У меня умерла мама... А алхимия ведь все может... Так говорил тот генерал...
Эд отпрянул и в тихом ужасе уставился на малышку, но, быстро сообразив, что испугал ее своей реакцией, понимающе кивнул и положил ладони на плечи девочке:
-- Тебя как зовут?
-- Эйя.
-- Меня -- Эд. Понимаешь, в этом мире все не так просто. Даже для алхимии. Хотя кое-что алхимия все-таки может...
Эд хлопнул в ладоши, коснулся пола и из бетона мигом выросла маленькая лошадка, гордо изогнувшая шею и поджавшая переднюю ногу, готовясь к прыжку. Эйя восхищенно охнула и подхватила игрушку.
-- Он даже не рисовал преобразовательный круг... - пронесся по толпе детишек потрясенный шепоток.
-- Все, ребята, маршируем за мной! - решительно приказал Цельнометаллический на волне произведенного им эффекта.
Мустанг усмехнулся, по достоинству оценив организационные способности младшего коллеги, понадежнее обхватил Ризу за плечи и сделал шаг к двери:
-- Может, разрешишь мне пойти первым? - ненавязчиво поинтересовался Огненный алхимик, вдруг решив, что совершенно не желает покушаться на авторитет Цельнометаллического в глазах спасенной мелкотни. -- Если возникнут проблемы, мне будет проще зачистить коридор.
Эд обдумал предложение под уважительными взглядами детишек и соизволил дать полковнику разрешение. Риза, полюбовавшись на двух лучших алхимиков Аместриса, быстро чмокнула Мустанга в щеку и деликатно спрятала улыбку.
   Глава 17
   Во сне Риза прилегла на правый бок и даже охнула от острой боли. Пришлось живенько перекатиться обратно на спину и открыть глаза. Постель заскрипела, где-то неподалеку послышалось шебуршание, а потом знакомый взвизг. Повернувшись на звук, Риза увидела, как в комнату из коридора, скользя когтями по паркету в повороте, влетает Хайят. Песик с порога мощным прыжком сиганул на кровать и азартно принялся вылизывать хозяйке лицо горячим языком. Здоровой рукой старший лейтенант то отпихивала от себя жаркую пасть, то теребила пса за холку, одновременно тщетно пытаясь увернуться. В конце концов, Хайят утомился прыгать вокруг девушки и плюхнулся на спину, подставляя хозяйской руке голое пузо. Риза почесала пса и осмотрелась. Она лежала в кровати Мустанга, в полураспахнутое окно светило веселое летнее солнышко и задувал теплый ветерок.
От вчерашнего дня осталась лавина странных и спутанных воспоминаний. Похищение, камера, преобразовательный круг. Потом появление Роя и Эда, спасение детей. Вырвавшись с территории базы при огневой - вернее, огнестрельной - поддержке команды Мустанга, они распихали малышей по машинам и помчались в Штаб докладывать о случившемся. Уже в Штабе срочно нашли врача, который перевязал руку Мустангу и объяснил Ризе, что она заработала трещину предплечья, и в ближайшие две недели вынуждена будет существенно ограничить физические нагрузки. Детей срочно распределили по городским детдомам, обежали все кабинеты с рапортами и докладами, отчитались даже лично перед Фюрером, который изволил прервать заседание генштаба, чтобы услышать рассказ о бесчеловечных экспериментах, в тайне от всех проводившихся на военной базе совсем рядом со столицей. Уже поздно вечером, уставшую и плохо понимающую, что происходит, Мустанг привез Ризу к себе домой, категорически заявив, что не сможет заснуть, если не будет уверен в безопасности своего старшего лейтенанта, под предлогом чего и запихнул ее в собственную постель. Риза заснула, даже не дождавшись момента, когда Рой заберется под одеяло. И вот, проснувшись, она обнаружила присутствие Хайята и отсутствие Мустанга.
Старший лейтенант вздохнула и выгнула спину, потягиваясь. Как раз в этот момент щелкнул замок, Хайят со звонким веселым лаем сорвался с постели и умчался в коридор, а через пару секунд, одной рукой отпихивая собаку, а другой удерживая яркий букет разноцветных астр, на пороге комнаты возник Мустанг.
-- У меня есть ваза, -- незамедлительно сообщил он, засияв улыбкой при виде проснувшейся Ризы. - Теперь я могу позволить себе дарить тебе цветы.
Риза рассмеялась и начала подниматься, но Рой торопливо шагнул к постели и остановил ее.
-- Отдыхай. Сейчас приготовлю завтрак и сварю кофе.
-- Ты хоть немного поспал? - забеспокоилась девушка. - Ты вчера был вымотан не меньше меня.
-- Я -- крепкий орешек, -- подмигнул Мустанг. - С утра успел метнуться в Штаб, выяснить, что исчезновение Эриси сняло с меня все обвинения, и удостоиться приема у самого Фюрера. Кинг Бредли крайне обеспокоен экспериментами, которые кто-то проводит под прикрытием армии, и пообещал взять расследование под свой контроль. Он поверить не может, что Эштон оказался предателем.
-- Знать бы еще, на кого все-таки работал генерал, -- вздохнула Риза.
-- Боюсь, это мы уже не выясним. Ни Эриси, ни Тедди найти не удалось. Четвертый парень из команды Эштона - полковник Корн, от которого шарахается весь Штаб - как оказалось, ни сном, ни духом в происходящем. Похоже, Эштон взял его в команду только чтобы прикрывать свои делишки.
Риза помрачнела и нахмурилась, но Мустанг ободряюще подмигнул ей, наклонился и поцеловал девушку в губы. Сначала легко, едва обозначив поцелуй, а потом крепче, настойчивее и увереннее.
Риза подняла здоровую руку, обхватила полковника его за шею и притянула поближе к себе.
-- Ты рискуешь, -- прошептал Мустанг, с трудом оторвавшись от нее через несколько секунд. -- Я не железный, могу и сорваться.
-- Что тебя останавливает? - искренне удивилась Риза.
-- Твое плечо. Боюсь, в запале надавлю на него, -- признался Мустанг.
-- Сейчас я открою тебе страшную тайну... Представляешь, сексом можно заниматься в разных позах... -- прошептала Риза, снова притягивая к себе Мустанга и настойчиво заваливая его на постель. - И сейчас я тебе покажу одну такую, что ты быстро забудешь про страх...
-- Вон отсюда, -- шикнул Мустанг на Хайята, торопливо сбрасывая на пол шинель. Сверху, по синей ткани, рассыпались яркие астры. Песик вздохнул, печально слез с постели и поплелся в коридор.
-- Мне раздеваться по-военному на время или устроить тебе стриптиз? - игриво предложил Рой, заглядывая в глаза Ризе.
-- О! Ты и стриптиз можешь! - искренне восхитилась старший лейтенант. - Ну, это мы оставим на вечер, а сейчас я просто хочу тебя. Знаешь, о чем я больше всего сожалела, когда думала, что уже не выберусь от Эштона?
Мустанг от души пульнул сапог в другой конец комнаты и замер, помрачнев.
-- Рой... - тихо позвала Риза, ловя взгляд полковника. - Больше всего я жалела, что мы были вместе только один раз...
-- Я никогда никуда тебя больше не отпущу одну, -- сердито буркнул Мустанг, снова оживая и быстро расстегивая рубашку. - А что до остального, то, обещаю, мы все наверстаем...
-- Тогда ложись, -- шепнула Риза, толкая Мустанга на простыню и сбрасывая на пол мешающее одеяло. Рой послушно распластался по кровати и с улыбкой уставился на нависающую над ним подругу.
-- Берешь инициативу в свои руки? - шутливо поинтересовался он.
-- И не только инициативу... - протянула Риза, опуская взгляд вниз и демонстративно расширяя глаза. - Ты на всех женщин так реагируешь?
-- Только когда думаю о тебе... - шепнул Мустанг. Риза фыркнула, не скрывая сомнения, но все же шаловливо тряхнула головой и рассыпала по груди Роя длинные светлые пряди. Мужчина довольно мурлыкнул. Старший лейтенант улыбнулась, и, с хитринкой в глазах, медленно начала покрывать поцелуями шею алхимика. Потом лизнула адамово яблоко, прихватила губами кожу на груди, стала спускаться ниже, жарко скользнула языком по животу, и Рой начал постанывать, запрокинув голову и дыша все глубже и тяжелее.
Осторожно, кончиками ногтей, Риза провела вверх-вниз по ребрам Мустанга, царапнула живот, ткнулась носом в волосы на лобке, потом двинулась ниже, и Рой зашипел и вскрикнул, судорожно сжав в кулаках простыню. Он настолько открыто наслаждался ее ласками, что Риза сама начала терять контроль над собой. Тянущее ощущение внизу живота стало просто невыносимым, и одним быстрым движением она села ему на бедра.
Рой дернулся и поднял было руки, чтобы схватить ее, но опомнился и снова вцепился в простыню.
-- Ты не сделаешь мне больно, -- прошептала девушка, нежно поднимая его ладони и укладывая их себе на бедра. Огненный алхимик погладил ее живот, скользнул пальцами по пояснице, и Риза, сама устав от этой сладкой муки, приподнялась и приняла его в себя. Рой простонал ее имя, на несколько секунд замер, а потом дернул бедрами вверх. Их руки заскользили по изгибам тел друг друга, прикосновения сменились поцелуями. Риза то наклонялась к Мустангу, то изгибалась, стремясь ощутить его как можно глубже. Он яростно вдвигался и выходил из нее, ладонями все крепче держа ее за талию и помогая находить нужный ритм.
Он погружался в нее глубже, жестче и быстрей, ощущая, как она все крепче сжимает его в себе, как с каждым ударом они приближаются к волшебному мигу, когда время останавливается, а мир сужается до двух людей, становящихся вдруг единым целым. Рой толкался в нее все сильнее, пока Риза, наконец-то, не содрогнулась и не зашлась в крике, то ли до боли, то ли до блаженства стиснув его бедрами, и буквально через секунду Мустанг запрокинул голову, ударился в нее в последний раз изо всех сил и тоже кончил.
Усталый и опустошенный, он помог ей скатиться на простыню, по-хозяйски приобнял за плечи и уложил ее голову себе на грудь, рассеянно поглаживая длинные золотистые волосы. Только в этот миг, впервые с того момента, как пропала Риза Хоукай, Рой Мустанг наконец-то ощутил, что вернулся в мир живых.
-- Рой, -- тихо шепнула девушка, -- лучше тебя никого быть не может...
-- Хочу слышать это от тебя почаще, поэтому всерьез задумываюсь об отпуске, -- буркнул ей в волосы Мустанг. - Тогда можно будет месяц не вылезать из постели.
-- Отличная идея. Может, прорепетируем? - заинтересовалась Риза.
-- Сегодня? Прямо сейчас? И до завтрашнего утра? - уточнил Мустанг.
Риза вдруг застеснялась собственной инициативы и виновато пожала плечами.
-- Эй, ты что, передумала? - забеспокоился он.
-- Ну, я-то вот нет, а вот ты...
-- Что я? Ты что, сомневаешься в моих способностях? - шутливо возмутился Мустанг и выскользнул из-под Ризы. - Ну, что? Второй заход? Версия исправленная и дополненная?
Риза рассмеялась, и они снова потянулись друг к другу


-- А ты что здесь забыл? - неприветливо поинтересовался фюрер, зайдя в свой домашний кабинет и обнаружив там незваного гостя. - Валил бы побыстрее из города. Прикрывать я тебя не собираюсь. Отмазался - катись, пока кто-нибудь не докопался до правды.
-- Я только хотел узнать, в силе ли еще наша договоренность, -- промурлыкал полковник Корн, внимательно глядя на фюрера. - Бессмертие в обмен на преданность и на возможность избавиться от Мустанга.
-- Один уже избавился, -- проворчал Бредли. - Сдох сам и чуть не подставил меня. Хочешь повторить его подвиг? Уж если Эштон не справился с Мустангом, тебе вообще нечего ловить.
-- Я смогу прикончить Мустанга, если тоже стану Огненным алхимиком.
-- О! - фюрер расхохотался. -- Ты про эту дурацкую идею воспользоваться исследованиями Бертольда Хоукая? Безнадежная затея.
-- И все же. Вся информация у девчонки на спине. Эштон был уверен, что сможет восстановить татуировку. А потом, либо убить Мустанга...
-- Либо взбесить его настолько, что он носом перекопает весь Штаб, пока не поймет, кто так жаждет избавиться от него и угрожает жизни его пассии. Нет уж, Корн. Мечтаешь о славе Огненного алхимика - парься без меня. Я заплачу только по результату.
-- Я добуду информацию со спины девчонки, -- упрямо прошипел Корн. -- А потом уничтожу Мустанга.
-- Удачи, -- милостиво кивнул Кинг Бредли. - Восстановишь татуировку, станешь Огненным алхимиком, прикончишь Мустанга - и добро пожаловать за бессмертием. Только, будь добр, не вовлекай меня в процесс.
Корн скривил губы в недоброй усмешке, по-издевательски отсалютовал главнокомандующему и тенью выскользнул из кабинета.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"