Хиневич Александр Юрьевич: другие произведения.

Неизведанные гати судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.61*280  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятая книга продолжает фантастический цикл с иным мировосприятием "Путь к Истокам".
    Начало смотрите в книгах: "Джоре", "Возвращение на Реулу", "За гранью восприятия" и "Иная суть".
    "Неизведанные гати судьбы" это пятая книга, в которой рассказывается о жизни Демида Ярославича... Этот рассказ он поведал Станиславу Иванычу, чтобы попасть в его команду.
    Оставляйте свои мнения и комментарии, а также замеченные ошибки и опечатки.
    Это черновик, я его не вычитывал. (Для издания книга будет правиться и дополняться.)
    В рассказ добавлено последнее обновление от: 06/08/2019.

  Хиневич Александр Юрьевич
  цикл: Путь к Истокам
  
  Книга пятая
  Неизведанные гати судьбы
  
  Предисловие
  
  "Всякое отречение от прошлого,
  всякое огульное отрицание его
  есть зло и заблуждение."
  Семен Людвигович Франк
  
  На небольшой полянке, на самом краю урманного леса, мерно потрескивал огонь в костре. Он постепенно, охватывая своими языками подброшенные ветки хвороста, выбрасывал из своего нутра яркие искорки, которые поднимаясь с дымом вверх сначала гасли, а потом превращались в первые звёздочки, зажигающиеся в стремительно темнеющих небесах. Вокруг ожившего старого огневища, на лавках сооружённых из поваленных ветром сухих деревьев, рядом со степенным седовласым стариком прожившим на своём веку более сотни лет, разместились полторы дюжины мальчишек и девчонок, в возрасте десяти-двенадцати лет, которые отпросились у родителей в ночное. Они уже все поели кулеша из общего котла, попили взвару на лесных травах и ягодах, а теперь с нетерпением ждали, когда старый дед Богуслав начнёт рассказывать им свои интересные былины. Вычищенные и стреноженные кони мирно паслись на небольшом заливном лугу возле широкого, но неглубокого ручья, а поднявшаяся над лесом полная луна, позволяла присматривать за ними, не уходя от дающего обволакивающее тепло костра.
  Дед Богуслав размеренно, не торопясь, мелкими глоточками, пил горячий взвар из кружки, и о чём-то задумавшись смотрел на танцующие языки пламени.
  - Деда, расскажи нам что-нибудь интересное, - тихо попросила маленькая девочка лет десяти, отвлекая старика от его дум и воспоминаний.
  - А о чём вам хотелось бы услышать, Велеся? - так же тихо сказал дед Богуслав.
  - Расскажи, пожалуйста, откуда появились здесь наши Рода, где они раньше жили, да и про наше родное поселение нам было бы интересно послушать, - опередила маленькую Велесю её старшая сестра Влада. - Об ентом все взрослые нам по-разному рассказывают, а ты у нас один из старейших жителей, самый мудрый в поселении, и лучше всех на свете знаешь, как оно всё было на самом деле.
  Старик усмехнулся в свою длинную седую бороду, услышав незамысловатую детскую лесть, поставил свою кружку на пенёк и начал своё повествование:
  - Будь по-вашему, чадушки, поведаю вам и про то, как пришли сюда наши Рода, как они тут построили свои добротные дома и стали обживаться на новом месте, - ненадолго задумавшись, Богуслав продолжил. - Слушайте меня внимательно и запоминайте крепко, чада. Наше родное поселение, где мы с вами сейчас живём, не всегда стояло среди древнего урманного леса. Раньше наши Рода все проживали в совершенно другом месте, в старой деревне которая называлась Скоробогатово. Но так уж сложилась наша доля, нам всем пришлось уйти из деревни, давшей нам приют на много лет после долгих скитаний.
  - А что со старой деревней случилось, дедушка? - тихо спросил Доброслав, самый старший из отроков.
  - Так сгорело наше Скоробогатово. Местная власть прислала имперских воинов и уездного попа, вот они её и предали огню. Они же ранним утром, после первых петухов, как тати, крадучись в нашу деревню пришли, подпёрли двери всех домов брёвнами, дабы никто выскочить не смог, потом обложили все строения сеном и хворостом, опосля и подожгли. Вот так вся наша деревня сгорела дотла, и ничего от неё после не осталось. Даже оставшиеся закопчённые печи, по приказу уездного попа, имперские воины разломали до самого своего основания, дабы мы никогда не смогли заново отстроить Скоробогатово на пепелище.
  - Они что... всех людей заживо сожгли?! - удивлённо воскликнул старший из отроков.
  - Нет, Доброславушка, Старые Боги отвели от нас такую жуткую участь. К тому времени все жители нашей деревни уже далече были. Всё добро нажитое за долгую жизнь на телегах увезли, да всю животину и птицу с собою позабирали. Лишь пару старых петухов мы тогда в своей старой деревне оставили, дабы никто даже не догадался о том, что все люди уже давно ушли.
  - Так если все люди из деревни ушли, как вам стало известно о случившейся беде? - задала вопрос Влада, теребя свою девичью косу.
  - Так не все сразу ушли, Владушка. Мы вдвоём с Всеволодом Доброславичем остались, да из чащи лесной наблюдали за негожими деяниями уездных властей и тамошнего попа. А когда они в обратный путь отправились, мы им на старой дороге наши хитрые ловушки с волчьими ямами отворили. Так что никто из имперских воинов от праведного возмездия за зло совершённое не смог уйти. В тот день лишь уездный поп в живых остался. Он перед самыми ловушками на лесной дороге остановился, и в кусты по нужде побежал, а когда возвернулся, и увидел, что с приданным ему воинством произошло, заорал диким криком, вскочил в свою повозку, и умчался в сторону уездного городка.
  - Зачем же они такое зло сотворили, дедушка? - тихо спросила Велеся. - Ведь они же целую деревню пожгли, многих людей крова и добра лишили.
  - Не знаю, внученька, наверное, они хотели так свой внутренний страх спрятать. Шибко они испугались твоей прабабушки и других наших женщин. Уездный поп в страхе своём, всех наших женщин и девок ведьмами нарёк, а саму деревню Скоробогатово, Ведьмовской обозвал. Кричал, что всех ведьм на костре надобно сжечь, дабы навеки искоренить дьявольское ведьмовское семя. Услышав такие злобные слова из уст уезжавшего уездного попа, наш Старейшина Всеволод Доброславич и деревенский староста Мирослав Кузьмич собрали людской сход. Посовещавшись со всеми родовичами, они приняли решение, что всем жителям необходимо срочно покинуть деревню со всем добром, и начать новую жизнь в другом, недоступном для властей месте. После недолгих сборов, собрались все родовичи, и тихо ушли вглубь древнего урманного леса. Больше недели люди с подводами и телегами через урман шли, пока не вышли на большую поляну среди древнего леса. Старейшина наш обошёл с лозой всю большую лесную поляну, после чего сообщил всем людям, что енто самое доброе место для строительства нового поселения, тем более рядом имеется широкий ручей. Он указал, где лучше всего дома ставить, и с какой стороны можно лес на постройку жилья брать.
  - Дедушка, так появилось наше поселение? - спросил Любомир, младший брат Доброслава.
  - Именно так, оно и появилось. Старейшина Всеволод Доброславич новому поселению имя "Урманное" дал, ибо древний урманный лес нас всех приютил и спрятал от глаз лихих людей, да уездных властей. Вот только не прижилось данное название среди жителей других деревень и селений. Они ведь в страхе своём, наше новое поселение не иначе как Ведьмовской деревней и не называют. Видать выживший уездный поп, очень сильно запугал всех жителей нашего уезда на своих проповедях в храме, - старик ненадолго прервался и отпил взвара из своей кружки.
  - А что потом было, дедушка?
  - Насколько мне известно, Любомирушка, на то место, где была наша сгоревшая деревня, приезжали представители уездной власти. Они долго вокруг пепелища ходили, в остывшей золе и гари чего-то подолгу искали, но так ничего и не обнаружили. Скорее всего, они искали останки сгоревших людей, да следы наших подвод и телег, ведущие в урман или к сопкам, но похоже так и не догадались, что мы из своей деревни ушли по дороге ведущей по направлению к уездному городку, и только лишь через две версты свернули в урманный лес. Так и возвернулись они назад ни с чем. Ходили среди соседских селян слухи, что уездные власти ещё долго искали выживших людей из сгоревшей деревни, но о них никто властям не сообщил, видать побоялись страшного ведьмовского проклятия. Никто, из жителей соседских селений и деревень, не захотел загубить свой род, опасаясь проклятия. Ведь местные попы, в своих церковных проповедях, множество страшных баек о нас напридумывали, тем самым так запугали народ, что про нас даже говорить люди боялись.
  - Чего же они боялись, деда? У нас же никто никому зла не творил, - удивилась Велеся. - Все наши знахарки и травницы только помогали людям, избавляя их от хворей и болезней.
  - Не ведаю я истинных причин, внученька. Скорее всего, незнание и невежество, да всякие поповские байки, породили страх в людских сердцах.
  - Дедушка, скажи, пожалуйста, а почему ты христианских священников не любишь? - тихо спросил старший из отроков.
  - Ответь мне, Доброславушка, а почему я их должен любить? Они чай не девки младые, что взор мужской радуют, и не супружница моя.
  - Так они же людям о добре говорят. Рассказывают о чудесах сотворённых Господом, и том, что Он любит всех людей на Земле. Поэтому все, кто живёт праведной жизнью по его заповедям, попадут в Царствие Небесное.
  - Говорят попы действительно красиво и ладно, но ты задумайся, Доброславушка, а почему деяния их не совпадают со словами из ихнего писания? Почему они глаголя на проповедях своих: "Не убий", сами благословляют воинов на убийство других людей, и одобряют захват ими чужого добра, ежели часть захваченного будет пожертвована их церкви. Заметь, проповедуя заповедь своего Господа: "Возлюби ближнего своего", они сами люто ненавидят всех, кто верует в других богов, или же живёт не теми устоями, какие они насаждают. Разве случай произошедший с нашей сгоревшей деревней, не служит хорошим примером для того, чтобы воочию увидеть, как все их красивые слова, сказанные во время проповедей, расходятся с ихними повседневными деяниями. Не знаю, о каких чудесах Господних вам рассказывали попы, я сам ентих самых чудес никогда не видал, да и не нужны они мне вовсе. Ты лучше задумайся вот о чём, Доброславушка, для чего их Господу нужно такое множество рабов в Царствии Небесном? Заметь, отрок, не вольные люди живущие праведной жизнью их Господу нужны, а именно рабы. Ты наверное уже сам слышал, в школе приходской, что христианские попы всех своих прихожан, называют "рабами божьими", а себя гордо нарекают "слугами божьими". А вот у наших Старых Богов, никогда не было ни рабов, ни слуг. Все люди наших Родов, испокон времён, всегда детьми и внуками Божьими величались. Рабами их никто из Богов и жрецов не называл, и до прихода христиан, рабства на наших землях никогда не было. Вот поентому все наши древние Рода уходили с тех мест, где рабство властями и пришлыми попами насаждалось. Хотя и был один случай, в стародавние времена, когда из-за нашествия ворогов, нашим Родам пришлось оставить родное село на землях Московии. То наше село Литвино называлось, и находилось оно в нескольких десятках вёрст, от града Московского. Само село, один из дальних предков, нашего Старейшины Всеволода Доброславича, у какого-то московского столбового боярина купил, со всеми прилегающими пахотными землями и лесами, вот наши Рода в него и переселились.
  - Деда, а почему село Литвино называлось? - тихо спросила Велеся.
  - Так на землях Московии, внученька, всех людей, кто переселялся из Великого княжества Литовского, литвинами называли. Потому-то жители всех окрестных деревень, наше родовое село Литвино и прозвали. Хоть все наши Рода изначально русичами были, но московиты всё одно нас за пришлых литвинов принимали, ибо одёжку наши предки всегда другую носили, да и сам говор наш немного отличался от местного.
  - Дедушка, а в стародавние времена, когда вы в селе под Москвою жили, наши предки тоже в Христа не верили, или может быть они не знали о нём?
  - Мы испокон веков, свою Старую Веру сохраняли, Доброславушка, и никому из людей её силком не навязывали. Всяк человек верил своим родным Богам. Против Христа распятого, мы ничего худого никогда не говорили. Как я уже вам сказал, ещё до того времени, как наши предки поселились в селе под Москвою, наши Рода жили на землях Великого княжества Литовского. Там люди сами себе веру выбирали. Кто хотел - славил своих Старых Богов, а кто желал, тот для себя одно из направлений христианской религии принимал. Проповедников много с разных краёв в княжество приходило, и каждый по-своему жизнь Христа описывал, и говорил людям о различных чудесах. Вот и образовалось в Великом княжестве Литовском несколько церквей христианских.
  - Как так могло получиться, дедушка, что в Великом княжестве существовало несколько направлений христианства? Нам в приходской школе священник говорил, что только греческое направление в христианстве является истинным и правильным, а все остальные направления ложные, их насаждают людям лишь схизматики и еретики.
  - То же самое, в Великом княжестве Литовском, говорили священнослужители Арианской и Католической церквей про греческих ортодоксов пришедших на земли Киевщины и в Московию. Каждый из попов утверждал, что истина только у них, а все остальные схизматики и еретики. И заметь, Доброславушка, все они ссылались на одно и то же учение Христа, которое записано было во множество книг. Вот и получалось, что разные проповедники толковали книжные писания по-разному. Даже рождение Христа, проповедники относили к различным временам прошлого, дабы подчеркнуть древность именно их направления религии. Священники одной из церквей называли Христа богом, в другой церкви не соглашались с ними, и говорили, что Христос есть сам Господь, а представители Арианской церкви вообще считали его мудрым пророком.
  - И кто же из них прав?
  - Не знаю я того, Доброславушка. Пусть представители всех христианских церквей сами меж собой разбираются, кто же из них прав. Они уже долгое время по многим вопросам спорят, но так ни одного спорного вопроса и не решили. У меня, и всех наших древних Родов, своя Старая Вера есть, ей мы и живём, так зачем же нам разбираться в спорных вопросах чужой религии. Но не думай, что нам ничего неизвестно о появлении христианства. Нам рассказывали старые люди, что несколько столетий назад ентот Христос жил обычной праведной жизнью, простой народ видя как он живёт, шёл к нему за помощью и добрым советом. Он поначалу всех принимал в своём доме, кормил голодных, и помогал чем мог, а ежели кто болел, то исцелял людей от различных хворей, и говорил всем людям, что они должны жить лишь плодами своего труда, и решать вопросы своим умом, не надеясь на помощь властей и жрецов. Вот только местным властям и жрецам невидимого бога енто не понравилось, поэтому они схватили его и казнили, распяв на кресте. Долгое время люди чтили мудрость ентого праведника и жили общинно трудясь согласно его наставлений, но им приходилось постоянно прятаться, в подземельях и разных укромных местах, от местных властей и жрецов невидимого бога. Ибо они ловили всех последователей Христа, и за отказ платить различные подати придавали различным казням в назидание другим людям. Устав ловить по тёмным подземельям последователей Христа, власти взяли различные высказывания казнённого праведника, и создали новую религию. Они сделали енто для того, чтобы держать как можно больше народов в своём подчинении, и поставлять новых рабов невидимому богу. А что при ентом говорят различные проповедники и попы в храмах, им уже не столь важно. Запомни отрок, ты не о спорах или о распрях в христианстве должен думать, а о том, как пользу своему древнему Роду принести, чтобы потом не краснеть от стыда перед своими Предками. Подумай хорошенько и ответь, для чего тебя твой отец отправлял учиться в приходскую школу? Ведь он сам хранит в своём сердце Старую Веру, и только по устоям и заповедям Старых Богов живёт, а тебя зачем-то определил учиться в школу к христианам.
  - Наверное, мой батюшка хотел, чтобы я больше об окружающем мире узнал, о том, какими чаяниями живут другие люди, а не только научился чтению, письму и счёту, - немного подумав ответил Доброслав.
  - Ты всё правильно сказал, Доброславушка. Вот только истинной сути замысла своего отца ты пока ещё не заметил. Он хотел, чтобы ты перво-наперво научился ложь людскую распознавать, да смог замечать, как совпадают слова сказанные людями, с ихними повседневными деяниями. Среди христианских попов и ихних прихожан, енто лучше всего заметно.
  - Дедушка, но ведь не все христианские священники зло и неправду творят. Среди них много добрых и праведных людей.
  - Так я не говорил, что все попы плохие люди. Они все разные, и каждый из них по-своему понимает и толкует общее христианское писание. Можно даже сказать, что сколько христианских священников живёт на Земле, столько и существует толкований учения Христа. Кто-то находит в нём примеры для начала праведной жизни, и устав от несправедливости людской уходит жить отшельником в лесу, или заточает себя заживо в монастырь, а кто-то из попов использует писание христианское, чтобы возвысить себя над людями и обратить их в рабов. Тебе надобно научиться, как говорят христиане, отделять зёрна от плевел. Среди наших Родов ентому трудно научиться, так как наши родовичи друг друга никогда не обманывают.
  - Я понял твои слова, дедушка. Мне теперича есть над чем подумать.
  - Вот и хорошо, что ты понял, Доброславушка, значит дальше тебе легче жить будет. А теперь давайте вернёмся к прерванному рассказу о нашем родном поселении. Жизнь наших Родов на новом месте, посредине нетронутого урманного леса, помаленьку стала налаживаться. Наши мужики закончив строительство всех домов и хозяйственных построек, вновь занялись промысловой охотой, а дети и женщины занялись собирательством даров леса. Вскоре, в трёх верстах от нашего поселения, дети ходившие за ягодами, обнаружили небольшую добротную расчищенную полянку, к которой подходила немного заросшая травой старая дорога. По остаткам нескольких кострищ, было понятно, что в том месте кто-то иногда останавливался на отдых. На сходе поселения приняли общее решение и отстроили на той полянке торговое подворье. Первые подводы торгового каравана, появились примерно через месяц после окончания строительства. Торговые люди с опаской заехали в ворота подворья, но увидев, что там им никто не угрожает, успокоились. И поговорив с нашими людьми, заключили договор об обмене товарами. С той поры торговцы всё чаще и чаще стали появляться на нашем торговом подворье, привозя на подводах заказанные поселянами необходимые товары, забирая взамен добытую охотниками пушнину, а также собранный для них дикий мёд, различную лесную ягоду и крупную шишку. Торговцы всегда вели себя очень осторожно и уважительно смотрели на выходящих из урманного леса поселян, несущих на руках свои товары. Однажды, разговорившись с торговыми людьми, мы узнали, что те бессовестные торговцы, из-за которых сожгли нашу старую деревню Скоробогатово, сгинули. Какие-то лихие люди напали на ихний торговый караван и полностью разграбили его, а всех людей поубивали. Кто-то из наших женщин сказал торговым людям, что енто их ведьмовское проклятие настигло, за то, что пытались обмануть честных людей и беду на нашу деревню навели. Те надолго задумались, а потом попросили рассказать как оно всё было на самом деле. Ярослав Всеволодович поведал им о бессовестных торговцах и обо всех наших злоключениях, те долго охали, возмущались жадностью людской, а потом заверили наших людей, что они с нами будут честную торговлю вести...
  - Дедушка Богуслав, поведай нам, пожалуйста, что мой родной батюшка торговым людям рассказывал, - попросил старика десятилетний Демид.
  - Хорошо, Демидушка, поведаю я вам про те давние события. Изначально торговые люди появились в нашей старой деревне. Её мы возродили на прежнем месте, там где она ранее была, до последнего великого потопа нахлынувшего со студеного океана. В самый первый раз их приезд в Скоробогатово произошёл случайно. Торговый обоз, состоящий из шести гружёных подвод, немного заплутав в лёгком утреннем тумане, сбился с привычного пути, но вскоре, торговые люди обнаружили еле заметную старую дорогу ведущую в лес. Направившись по ней, торговый обоз оказался в неизвестной деревне, о которой ничего не знали в уезде. К нежданным гостям вышли почти все жители нашей деревни. Поначалу прибывшие торговцы пытались уговаривать местных мужиков заготавливать для них строевой лес, чудом сохранившийся при последнем потопе, возле старых сопок древнего Белогорья, и даже попытались их напоить местных хлебным вином, чтобы расположить их к себе, но получили от местных жёсткий отказ. Деревенские мужики не желали заниматься вырубкой леса, который давал им всё необходимое для жизни. Они отказались даже пробовать хлебное вино, так как его никто в деревне никогда не пил, ибо все знали о губительном вреде от питья этого зелья. Тогда торговцы попытались обменять у наших родовичей шкурки пушного зверя и богатые дары леса, на никому не нужные безделушки, вроде стеклянных бус, а также плохого качества ткань. Местные жители отказались что-либо менять, и стали расходиться по домам. Торговцы попытались что-то кричать, называя всех жителей Скоробогатово, ничего не понимающими дикарями, которые не желают приобщиться к благам настоящей цивилизации. Обещали всевозможные кары местным, вплоть до геенны огненной. Правда кричали они до той поры, пока не получили крепкий укорот. Из домов стали выходить мужики с ружьями в руках, они посоветовали бессовестным торговцам закрыть свои рты и как можно быстрее покинуть деревню. Увидев вооружённых мужиков, взгляд которых не сулил ничего хорошего, бессовестные торговцы быстро развернули свои подводы с товаром, и направили свой обоз в обратный путь. На краю деревни торговцы немного пришли в себя, раздухарились и стали стращать всех местных жителей новым волостным урядником, коего назначили уездные власти, - сказав это, старик задумался, что-то вспоминая.
  - Деда, а что дальше было? - спросила Велеся, прерывая размышления деда Богуслава.
  - А дальше вот как дело было. Изгнанные из деревни хитроумные и бессовестные торговцы, через две недели вновь появились на своих подводах, но теперь они прибыли в сопровождении седовласого волостного урядника, да старого уездного попа, которые сидели рядом в одной повозке позади кучера. Замыкал всю эту колонну из повозок, вооружённый отряд из дюжины конных казаков. Они остановились в центре Скоробогатово и потребовали к себе нашего старосту. Мирослав Кузьмич вышел к ним, поздоровался, и спросил седовласого волостного урядника, что привело их в нашу деревню. Урядник, не здороваясь, приподнялся в повозке, и начал кричать на старосту, что они дескать беглые холопы ограбили честных торговцев, богохульствовали, и теперь должны заплатить большой штраф уездным властям. Мирослав Кузьмич, спокойно выслушав, сказал уряднику, что енто всё ложь, никто у нас торговцев никогда не грабил, и против бога ихнего никто хулы никогда не молвил. Енто торговцы хотели обмануть жителей, потому-то бессовестных обманщиков и прогнали из деревни. Урядник даже не хотел слушать слов старосты, и требовал немедленной оплаты назначенного властями большого штрафа. При ентом он не только кричал на нашего Мирослава Кузьмича, но и через слово ругался по-польски, и как раз в енто самое время, вышел из своих ворот наш Старейшина Всеволод Доброславич. Заслышав польскую речь, он подошёл к повозке, строго посмотрел на урядника, а потом тихо сказал: "Ты пошто, пся крев, вольных шляхтичей беглыми холопами обозвал? Наши предки с Ягеллонами и Радзивиллами за одним столом сидели, хлеб делили и дружбу водили, а где твои предки в те времена были? Мы в этой деревне изначально своим уставом живём, и никому никогда зла не творили. Так пошто, ты, псам лживым поверил, а словам боярина-шляхтича не веришь?" Услышав такое, седовласый волостной урядник побледнел, и присел в своей повозке. Тут вскочил со своего места уездный поп, и начал кричать Всеволоду Доброславичу, что все торговцы на библии поклялись, что всё рассказанное ими чистая правда, а посему жители деревни должны заплатить штраф. Старейшина посмотрел на попа и сказал ему: "Видать ты их так своей вере обучил, раз они тебе на библии ложные клятвы приносят". Поп тут же ещё громче заорал, призывая всех присутствующих жителей быть свидетелями вопиющего богохульства. Тут из стоящего круга жителей вышла самая старая знахарка Анея Доброславна, и сказала, глядя попу в глаза: "Не лги людям, жрец Христов, никто на твоего бога хулу не возводил. Тебе всего лишь сказал наш Старейшина, что эти торговцы ложную клятву принесли. И если ваш бог, не в состоянии покарать давших ложную клятву, то мне такое по силам. По всем злым деяниям их, будет и наказание им." Торговцы тут же подбежали к уездному попу, упали пред ним на колени, и стали просить защиты от проклятия злой ведьмы. Уездный поп повернулся к стоящим у коней казакам, и приказал им арестовать ведьму, старосту и Старейшину. Услышав такие слова, наши женщины вышли вперёд, и взмахнув руками крикнули: "стой". Все казаки, торговцы, урядник и уездный поп застыли словно статуи, а Анея Доброславна, подошла к ним и сказала: "Вы сейчас отсюда уедете, и ежели кто из вас худое про нашу деревню задумает, то придёт к нему беда лютая, и никакие молитвы вам не помогут. Слово моё крепкое, да Богами нерушимое. А теперь собирайтесь, и уезжайте отсюда пока целы". Все людские "статуи" сразу же ожили, быстро расселись по своим повозкам и направились из деревни, а когда они достигли околицы, поп прокричал: "Все ваши бабы и девки ведьмы, а вся деревня ваша, Ведьмовская. Всех ведьм на костре надобно сжечь, дабы навеки искоренить зло и дьявольское ведьмовское семя". Через некоторое время мы узнали, что казаки и урядник отказались вновь ехать в нашу деревню. Всё что было после, я вам уже поведал.
  - Дедушка Богуслав, получается, что вы вдвоём с моим дедом видели, как уездные власти старую деревню сожгли?! - удивился Демид. - А он нам, про те старые времена, вообще ничего не рассказывал.
  - Не удивляйся, Демидушка, твой дед после тех событий, когда сгорела вся наша деревня, вообще молчуном стал. Ведь в те времена его супружница пропала, ушла в какую-то деревеньку тяжелобольного пользовать, да так назад и не вернулась. Потому-то, ежели его о чём-то люди не спрашивают, то он сам ничегошеньки и не рассказывает про прошлые времена.
  - А почему так?
  - То неведомо мне. Всеволод Доброславич поначалу замкнутым стал после окончания Священной войны за Отечество. Тогда всем нашим Родам, после тяжёлых и кровавых сражений, пришлось уходить от имперских войск, а также из нашего села Литвино под Москвою. Погрузив свой нехитрый скарб и всех раненых на подводы, наши Рода отправились на восток, искать себе место для жизни на землях в Великой Тартарии. Через неделю, на одном из постоялых дворов торгового восточного тракта, мы узнали, что наше село Литвино пожгли и пограбили имперские войска, а перед ентим, они так же сожгли и ограбили сам град Московский. Рассказывали нам об ентом великом грабеже жители Москвы и окрестных селений, что также как и мы переселялись на восход Солнца. Вот эти переселенцы нам и поведали, что не всем людям из нашего села спастись удалось. Многие селяне и горожане Московии, ведь не захотели уходить со своих обжитых мест и покидать свои дома. Не пожелали они оставлять всё своё добро, да и весь нажитый скарб для разграбления имперским войскам. Понадеялись люди на силу охранных отрядов из Малой Тартарии, что охраняли торговые тракты в Московии, и местного ополчения, да вот только мало их оказалось супротив всех ворогов. Почти все имеющиеся отряды полегли в сражениях против имперских войск, стараясь защитить простых людей. Оставшись без защиты, все бедолаги сгинули в огне пожарищ, да полегли от рук злодеев и разных грабителей. Оставшиеся московитяне вместе с градом Московским погорели, а все оставшиеся в своих домах соседи, сгинули со всем нашим селом, - вновь ненадолго задумавшись, старик тяжело вздохнул, видать чего-то очень скорбное припомнил, а потом тихо продолжил. - Вот вспоминаю я то далёкое прошлое, и смотрю что ныне происходит, и не укладывается у меня в голове происходящее. Ведь столько десятков лет с той поры прошло, обезлюдила вся земля из-за войн и потопов, не все люди смогли эти великие беды пережить, а имперским властям с попами всё неймётся, как занимались разными непотребными деяниями, так и продолжают заниматься. Не понимают они почему-то, что рано или поздно за всё держать ответ придётся.
  - Дедушка, я когда в уездной приходской школе грамоте учился, - сказал Доброслав, - то нам местный священник рассказывал, что в те стародавние времена войска французского императора Наполеона воевали с Россией. Захватив Москву, французы сожгли её и многие окрестные сёла. Ты нам про ту войну сейчас рассказал?
  - Про неё, треклятую. Вот только обманул вас тот приходской поп, Доброславушка, ложную историю вам рассказывал о стародавних временах. Он видать подумал, что никого из видавших ту войну, уже в живых не осталось на белом свете, после последнего потопа, вот и рассказывал вам младым несмышлёнышам, ту историю, что выдумали имперцы из Петербурга, чтобы себя обелить в той грабительской войне. И как водится, все события прошлого они вывернули наизнанку. Ведь не зря же народная молва гласит, что историю пишут победители. Имперцы же не только воевали и грабили, они совместно с попами, первым делом уничтожали все древние предания, летописи и харатейные книги, в коих сохранялась память о прошлой жизни наших Родов.
  - Так ежели нас обманул приходской священник, то кто с кем воевал тогда?
  - Не всё в его словах было обманом. Вам правильно приходской поп сказал, что в те старые времена, Французская империя воевала с Российской империей. Вот только он вам не разъяснил, что Франция воевала не против России, а совместно с ней. Войска двух императоров Наполеона и Александра, собрались пойти войной в Индию, откуда островитяне изгнали французов, а по пути решили пограбить в землях Московии, которая довольно успешно торговала со всем миром и находилась под защитой Малой Тартарии. Особых преград они на своём пути не предполагали, так как прекрасно знали, что незначительное сопротивление им могут оказать лишь только разъездные охранные отряды тартар и наёмников, которые следили за порядком на всех южных и восточных торговых трактах. В те старые времена, в граде Московском, после великого потопа, в основном, купцы и торговые люди с различных стран проживали, да своими товарами на больших и малых торжищах меж собою обменивались. Местных жителей не очень много в свои дома после великого потопа вернулось. Вот и позарились эти два императора на чужие богатства, и на добро многими торговыми людями накопленное, потому-то и войной пошли против богатой Индии захваченной островитянами, а заодно решили пограбить всех людей живущих в сёлах и городах Московии, и в землях Малой Тартарии. После той разбойной и грабительской войны, российский император Александр себе землицы много прибавил на западе, а на востоке её отхватил аж до Каменного Пояса, который ныне Уральскими горами называют.
  - Нам в приходской школе совсем другое молодой священник рассказывал. Он говорил, что русские войска императора Александра защищали всех русских людей в той войне.
  - Приходской поп вам говорил, лишь то, что ему самому пересказывали представители нынешних имперских властей. Сам-то он, как ты сказал, ещё молодой поп и значит уже после той войны родился, а потому ему самому не ведомо, как оно всё было в те времена. Ты просто сам подумай, Доброславушка, с чего енто немцам, да к тому же имперцам, проявлять заботу о русских людях в Московии и вставать на их защиту?
  - Почему немцам? Нам сказали, что только в России живут русские люди.
  - Ну-да, ну-да, есть такое дело. Действительно, живут в России русские люди, вот только почему-то в виде бесправных крепостных холопов и имперских солдат, а наверху во власти одни лишь немцы, да иные чужестранцы обретаются. Вот скажи мне, Доброславушка, вам приходской поп пояснял, почему столица России, на немецкий лад Санкт-Петербургом названа?
  - Он напрямую нам про то не говорил, дедушка. Рассказывал только, что во время постройки города, царь Пётр Великий из иных стран множество иноземных мастеров пригласил. Они когда столичный город строить закончили, то в честь царя Петра его на свой лад и назвали.
  - Ну попы всегда умели красиво сказки складывать, чтобы мирским властям угодить, так что их словам удивляться не стоит. А город тот, ещё до рождения Петра, на том месте стоял, да залило его илом донным во времена потопа. Пётр лишь приказал расчистить его от грязи и донного ила, а опосля сделал себе там столицу. В скорбные времена великих и малых потопов, множество сел и городов в различных княжествах погибли, даже Московию и Великую Тартарию сия злая участь не миновала. Обезлюдила земля от деяний чужих. Вот потому-то многие наши Рода и порешили, из села Литвино на свободные земли в Великой Тартарии переселяться, - дед Богуслав замолчал, и отпил немного взвару из своей кружки.
  - Дедушка, а тебе ведомо, что в самой Москве творилось во время войны и как её сожгли?
  - Я помню только лишь то, Доброславушка, что нам люди московские поведали на разных постоялых дворах торгового восточного тракта. Когда мы все переселялись в свободные земли Великой Тартарии. Многие из тех людей сами-то, как только великий пожар начался, из града Московского бежали, а до того времени, своими очами видали, что на улицах творилось. Так вот, согласно их слов получается, что когда многочисленные имперские войска вошли в город, то они сразу все кинулись грабить купеческие и торговые склады...
  - Дедушка, прости что перебиваю тебя, ты сказал "имперские войска вошли в город", а они чьими были, французскими?
  - Не знаю, отрок. На твой вопрос сейчас поди никто не сможет ответить, так как российские и французские войска в той войне почти одинаковую форму носили, и отличить одних от других, во время грабежей, совсем невозможно было. Так вот, когда оба многочисленных имперских войска беспрепятственно вошли в город, то они сразу все же кинулись грабить торговые склады богатых московских купцов. Им поначалу оказали сопротивление местные люди, как охраняющие все енти богатые склады, так и жившие поблизости от них, но силы у имперцев было больше, потому-то вскоре всех защитников московских торговых рядов поубивали. Люди бежавшие из Москвы, и из остальных поселений Московии и Малой Тартарии, нам на постоялых дворах рассказывали, что российские войска первыми стали вывозить обозами награбленное добро из града Московского, и все енти обозы спокойно проезжали через посты французской армии. А вот когда имперские войска добрались до богатых аглицких складов, то там купцы-островитяне, и нанятые ими для охраны складов люди, дали всем грабителям должный отпор. Аглицкие купцы не из той породы людей, кто просто так отдаст своё нажитое добро. Они встретили нападающих огнём из своих ружей. А когда силы людей стали таять, то защитники аглицких складов притащили пушки и стали стрелять из них какими-то странными зарядами, от разрыва которых стали подниматься огненные грибы, в высоту больше чем самая высокая колокольня, ночью в городе стало светло как днём, загорелось всё вокруг, даже каменные дома разрушались в пыль, а после горели как деревянные. Пламя над Москвою и дым пожарищ поднялись такие, что их видно было несколько дней за десятки вёрст от города, - сказав это, старик опять ненадолго задумался.
  - Дедушка Богуслав, а тебе ведомо, что потом происходило? - спросил внук Старейшины.
  - Разные ходили слухи, Демидушка. Люди бежавшие от той грабительской войны, а также выжившие воины из охранных отрядов Малой Тартарии, которые по местным лесам прятались и нападали на имперские обозы, потом рассказывали на многих постоялых дворах, что почти все имперские войска Наполеона сильно пострадали в том великом Московском пожарище. А когда имперские войска покинули город, российский император Александр, недовольный как поделили награбленное добро, обиделся на своего союзника Наполеона, объявил его врагом, и приказал своим воинам напасть на французские ослабленные войска. За одно-два сражения не вышло всех французских воинов под корень извести. Тогда российский император Александр, призвал к себе войска новых союзников из Австрии, Пруссии и Швеции, и в большой многодневной битве, под немецким городом Лейпцигом, разбил остатки имперских войск Наполеона.
  - Дедушка, скажи, а почему ты, ту войну по разному называешь? То молвишь, что она была разбойная и грабительская, то величаешь её Священной войной за Отечество. Какое название из двух правильное?
  - Так, Демидушка, оба названия для той войны правильные. Россия и Франция ту разбойную войну учинили, а для всех защитников Московии и Малой Тартарии, енто была Священная война за Отечество Лета семь тысяч триста двадцатого. Так что помните про то крепко чада, никогда не верьте на слово представителям власти, и различным попам, которые им прислуживают, - седой старик вновь замолчал, на этот раз на долго.
   Дети тихонечко сидели, не нарушая размышлений деда Богуслава. Каждый из них смотрел на пляшущие огоньки лесного костра, и представлял себе, что видит большое всепожирающее пламя охватившее град Московский, во время захвата её имперскими войсками пришедшими с запада...
  
  Глава 1
  
  Где-то в урманном лесу
  Алтайского Белогорья...
  
  Идти через урман с волокушей было довольно трудно. В сохранённых сопками, во время последнего потопа, остатках старого кедрового бора, вовсю прорастал смешанный молодой лес и различные ягодные кустарники. Матушка природа не любит пустоты, поэтому она терпеливо восстанавливала всё своё хозяйство, которое смог погубить мощный поток пришедший с севера. Лесные жители постепенно возвращались в привычные места обитания. Во времена затишья природы увеличились оленьи и кабаньи стада, поэтому я нисколько не сомневался, что не останусь без добычи на охоте. Спустя четверо суток хождения через урман, у меня получится добыть довольно крупного молочного кабанчика, пяток зайцев и глухаря, а также молодого марала, увлекшегося поеданием зелени сочного кустарника.
  Разделка всей добычи, а также последующий перенос туши молодого оленя на небольшую лесную полянку хоть и заняли совсем немного времени, но лучезарное Ярило, совершая свой путь по небосводу, уже ясно сообщало, что скоро начнёт вечереть, а идти напрямки через урман до поселения оставалось ещё несколько вёрст. С таким крупным грузом на волокуше, возможно и до темени не получится добраться до нашего поселения. Скорее всего придётся вновь заночевать в урманном лесу, а для этого необходимо подыскать доброе место для ночлега и сохранности всего добытого. От этих насущных мыслей меня отвлёк треск сухих веток, шорох и отчаянное сопение в кустарнике. Так в лесу шуметь мог только человек.
  - Кто там есть, а ну покажись? - громко произнёс я, опуская ремни волокуши и снимая ружьё с плеча. - Выходь на полянку, не то стрельну.
  - Не надо стрелять, Демидка, - раздался очень знакомый девичий голос, - я туточки сижу.
  - Яринка?! А ты чего в кустах спряталась?
  - Да не спряталась я тут. Заметила в кустарнике цветок корня жизни, вот полезла за ним, да в порослях дикого вьюна запуталась, и одёжа моя за что-то зацепилась.
  - Ты шибко не егози там, Яринка, - сказал я с улыбкой, - а то ещё больше запутаешься. Погодь немного, зараз я тебя из поросли вьюна вызволю.
  
  Через полчаса девушка из соседнего дома сидела возле разведённого костра на волокуше, созданной руками охотника, прижимая к себе плетённую из ивовых ветвей корзинку, из коей торчали собранные ранее лечебные травы и узелок с нехитрой снедью, а также берёзовый туесок с уже выкопанным корнем жизни. Она очень внимательно смотрела, как я аккуратно поджаривал на огне два добрых ломтика добытой оленины, кои были нанизаны на изогнутые металлические пруточки. На исходящие ароматные запахи, от готовившегося на огне свежего мяса, животик девушки отреагировал лёгким бурчанием.
  "Похоже Яринка уже давно не ела", - пришла мне мысль.
  - Демидка, может тебе помочь чем-нибудь? - неожиданно спросила девушка.
  - Можно и помочь. Возле тебя, на волокуше, в моём походном мешке котелок лежит, сходи до родничка, набери воды, источник вот за тем краем полянки находится, - мне пришлось указать рукой направление. - Тут недалеча идти, надеюсь успеешь его найти пока совсем не стемнело.
  Девушка поставив свой туесок с корнем жизни на волокушу, рядышком со своей корзинкой, быстро нашла в мешке котелок и направилась в указанную сторону. Через некоторое время она вернулась с полным котелком воды, но шла как-то странно, то и дело испуганно оглядывалась назад, словно опасалась какого-то преследования.
  - Что случилось, Яринка? - удивлённо спросил я свою соседку по поселению.
  - Не знаю, Демидка, - взволнованно ответила девушка. - Я когда ходила и искала родничок, про который ты мне рассказал, то заметила, за чащей урманной какое-то странное свечение. Мне даже жутко стало, аж кожа на руках гуськой покрылась, а потом вдали что-то тихо булькнуло и кто-то словно бы горестно выдохнул. Наверное енто Леший-батюшка на меня опечалился за то, что я забыла ему положенные требы принести.
  - Похоже, ты в поисках родничка лесного почти до чертовых плешей дошла, а там не Леший хозяйствует, там вотчина самого Болотника. Он не любит когда его понапрасну тревожат, может и к себе на дно болотное утащить.
  - Я до чертовых плешей не ходила. Мне бабушка Миляна про них столько жутких преданий рассказала, что я потом несколько ночей одна боялась спать. Всегда старалась ночью на полатях к младшей сестрице под бочок пристроиться, чтоб спокойней спалось. Я как только енто странное свечение вдали увидала, сразу же назад повернула, и через три десятка шагов прямо на родничок вышла.
  - Ну вот видишь, Яринка, как хорошо всё сладилось. Значит Леший-батюшка на тебя не осерчал вовсе, раз прямиком на источник лесной вывел. Так что ты ему положенные требы за оказанную помощь не забудь оставить.
  - Конечно оставлю, - справившись с внутренним волнением сказала Яринка, - я прям зараз ему требы и отнесу.
  Поставив котелок с водой возле костра, девушка достала из узелка со снедью краюху хлеба, отрезала от неё ломоть и отломив кусок домашнего сыра отнесла всё к поваленному дереву. Принеся обещанные требы Лешему, довольная Яринка вернулась к костру. Настроение у неё было приподнятым, и поднялось ещё больше, так как кусок прожаренной оленины уже дожидался её на омытом в воде листе лопуха.
  
  Когда с нашей поздней трапезой было покончено, мне удалось быстро соорудить возле огневища две удобные лежанки из лапника. Подкинув немного хвороста в потухающий костёр, я поверх наложил зелёных ветвей дикого папоротника, чтобы дым всякий гнус и комаров отгонял. После чего, я спокойно занял своё лесное ложе, примостив рядышком на колышках заряженное ружьё, дабы оно было у меня под рукой. Вскоре из кустов дикой смородины появилась довольная и немного смущённая девушка. Отряхнув от сухих хвойных иголок свой сарафан, она улеглась на соседнюю лежанку.
  - Яринка, а ты куда пропадала неделю назад? - спросил я соседку. - Нам на вечёрке мои дед с отцом много интересного про прошлые времена рассказывали. Я потом долго думал об ентом. Оказывается в прошлом совсем не так всё происходило, как нам христианские священники в уездной приходской школе рассказывали. Представляешь, дед нам рассказывал, что раньше попы все сказки о прошлом людей в своих западных монастырях придумывали, да в летописные своды записывали. А в нынешнее время, после всех великих потрясений, войн и потопов, решили всё ранее придуманное выдать за якобы правдивое прошлое. Они стали на своих проповедях все енти выдуманные небылицы рассказывать простым людям. Жаль что ты ентого всего не слышала.
  - Да мы с батюшкой до торгового подворья ходили, там ему купцы заказанный инструмент для нашей новой кузни должны были привезти. Пока мой батюшка свои дела решал, я с другими торговыми людьми пообщалась, и все свежие новости разузнала.
  - И чего нового в мире произошло?
  - Так торговые люди нам сказывали, что старый император помер, из-за того, что в его поезд бунтовщики бомбу подложили. Сама-то императорская семья не пострадала, а вот народу в том поезде довольно много погибло. Говорили, что у старого императора всё нутро повредилось, а рядом даже простого лекаря-травника не оказалось, потому-то он вскоре и помер болезный. А недавно его сына Николая Александровича короновали новым императором.
  - Ну нам такие новости ничего хорошего не принесут.
  - Почему ты так думаешь, Демидка?
  - Батюшка мой сказывал, что любой молодой император всегда себя прославить хочет, а для ентого дела, он войны с соседями своими затевает. Сама наверное не раз слышала, что на любой войне всегда первыми простые люди гибнут, которых из селений забрали в солдаты. Помяни моё слово, вскорости в уезде и волости снова начнут в деревнях молодых парней забирать в солдаты.
  - Демидка, а ты бы пошёл на службу к новому императору? Ведь ты же умелый охотник. Даже из ружья стреляешь лучше всех в нашем поселении.
  - Яринка, ну ты сама подумай, с какой стати мне идти служить немцам, кои в прошлом нашу державу захватили, разорили и пограбили? Да и не смогут меня власти забрать в солдаты, так как мой дед Старейшина поселения. Он же все обряды у нас проводит, а значит мой дед для властей является лицом имеющим духовный сан, по нынешним имперским меркам. Старый император даже свой именной указ для местных властей издавал, чтобы никого из семейств духовенства в солдаты не забирали.
  - А ежели враг какой на нашу землю нападёт, разве ты не пойдёшь её защищать?
  - Яринка, никогда не путай защиту родной земли от ворогов, со службой императору или имперским властям. Мне дед довольно подробно объяснил, что защищать свою родную землю, своих родных и близких от пришлых врагов долг каждого настоящего мужчины. Тут даже никаких сомнений быть не может. А вот служить империи, тем более той, которая захватила наши земли, что у меня, что моего отца или деда, не говоря уже о других мужчинах из нашего поселения, нет никакого желания. Мы всегда защищали и будем защищать только наши поселения, нашу родную землю и простых людей живущих лишь своим трудом, коим понадобится наша помощь и защита. А вот новый император, да различные имперские чиновники и прочие представители власти пусть сами себя защищают. Они вообще ничего не делают для нашего народа, лишь только грабят его и забирают последнее.
  - А ты очень изменился за последнее лето, Демидка. Совсем взрослым стал, да и силой тебя Боги не обделили, а ростом так вообще почти в сажень вымахал. Прям богатырь былинный.
  - И чему ты удивляешься, соседка, мне же недавно шестнадцать лет исполнилось, а в нашем Роду все мужчины выше саженного роста были, даже мой дед, а отец мой так тот вообще, ростом почти в сажень с четвертью вымахал. Дед мне как-то рассказывал, что его прадед по отцовой линии, ростом под полторы сажени был. Так что в нашем Роду богатыри испокон веков были. Ты не смотри, что жители соседних деревень и селений нынче ростом не удались, мой дед говорит, что енто после последних двух потопов народ мельчать стал, так как чистой пищи и воды на земле почти не осталось, а если бы ентих потопов не было, и люди не жили долгое время в горных пещерах, то людей богатырского роста на земле во множестве народилось бы. Да и ты сама, Яринка, не маленького росточка уже, в свои пятнадцать лет на два с половиной аршина к небесам вытянулась. На следующее лето наверное уже сватов кто-нибудь пришлёт, тебя сватать.
  - Так в нашем Роду тоже мелкорослых отродясь не было, - с улыбкой сказала девушка, - а насчёт сватов по мою душу, Демидка, то тут ты сильно ошибаешься. Родители ещё мою старшую сестру Даринку замуж не выдали. Совсем ты одичал в урмане своём, ежели позабыл, что согласно всех древних устоев, мне замуж идти только после неё полагается.
  - Ничего я не одичал. Просто мне в лесу гораздо спокойней, чем дома. В поселении нашем дюже шумно, все суетятся и что-то стараются успеть сделать, а наш урманный лес лишнего шума и суеты не любит. Знаешь, Яринка, я пару дён назад, когда стадо маралов выслеживал, на Чёртовой сопке останавливался на ночёвку, так там вообще неземная благодать. А какие чудные сны мне там привиделись, так их вообще никакими словами не передать.
  - Ты что... ночевал на Чёртовой сопке?! - удивлённо воскликнула девушка, и приподнялась на своей лежанке.
  - Ночевал, а что тут такого?
  - Так там же постоянно что-то жуткое и странное происходит. На торговом подворье люди рассказывали, что на ентой сопке в каждое полнолуние нечисть всякая собирается.
  - Яринка, ну ты же уже большая девочка, своим умом жить должна. Неужели ты до сих пор в енти поповские байки веришь? Глянь-ка на небеса, видишь полную луну?
  - Вижу, и что?
  - А то, как раз два дня назад полнолуние началось. Я когда на Чёртовой сопке остановился ночевать, то никакой нечисти там не видел. Вокруг меня были лишь тишь, да покой, а небеса со звёздами прямо над сопкой нависли. Красота неописуемая.
  - Чудной ты какой-то, Демидка. Природой, да звёздами небесными восхищаешься, а средь обычных людей места себе почему-то не нашёл. Всё в одиночестве по лесам бродишь.
  - Значит таким я на свет уродился. Ладно, Яринка, буде лясы точить, давай спать.
  
  Сон в эту ночь был каким-то необычным, сначала меня по лесу преследовала стая матёрых чёрных волков, со странно светящимися глазами. Волчья стая довольно искусно обходила все расставленные мною крепкие силки и различные хитрые ловушки. Потом я вдруг неожиданно оказался на краю болота посредине урманного леса, где меня поджидала довольно крупная рысь. Она внимательно посмотрела на меня, словно бы оценивая мою способность нормально мыслить, а затем, кивнув головой, повернулась и пошла через болото. Через десяток шагов она обернулась и вновь кивнула головой, слово бы звала за собой. Так как я уже отчётливо слышал приближение волчьей стаи, то не задумываясь последовал вслед за рысью. Дальше она шла через болото уже не оборачиваясь, словно заранее знала тропинку обходящую все топи и трясины. Вскоре тропинка нас привела на довольно большой остров находящийся посредине старого болота, он весь зарос кустарником и деревьями с причудливо искривлёнными стволами. Осмотревшись по сторонам, я заметил как со стороны старого болота на остров надвигается какой-то странный туман, который не поднимался выше аршина над поверхностью. Двигался он со стороны чёртовых плешей. Рысь вдруг неожиданно издала предупреждающий рык и стала быстро удаляться от приближающегося тумана, словно бы она явственно чувствовала исходящую от него опасность. Последовав в глубь острова за большой лесной кошкой, я заметил как рысь прыгнула и исчезла между двух деревьев в какой-то необычайно красивой сияющей дымке. Когда я подошёл к этому необычному месту и стал внимательно его рассматривать, то через некоторое время, на меня неожиданно нахлынуло ощущение спокойствия и безопасности, а потом как-то резко всё вокруг исчезло и моё сознание провалилось во мрак.
  
  Проснулся я перед самым наступлением рассвета, от какого-то весьма странного и довольно непривычного ощущения. Мало того, что моя голова раскалывалась от сильной боли, словно бы угарный дым от остывающего костра меня всю ночь укутывал, так ещё мне показалось, что из ближайших кустов дикой смородины на меня смотрит кто-то неведомый. Этот странный взгляд неизвестного был не пугающим, а каким-то изучающим.
  Уйдя перекатом в сторону, со своего лесного ложа, как обучал меня с детства отец, я через несколько стуков сердца, в полуприсяде, смотрел на кусты дикой смородины, а охотничье ружье в моих руках уже искало цель для начала стрельбы. Ощущение странного изучающего взгляда резко пропало, после чего за кустами послышался лёгкий удаляющийся шелест. По исчезающему звуку шелеста мне удалось определить направление. Неизвестный быстро удалялся в сторону чёртовых плешей.
  Скорее всего, вчерашнее необычное свечение на болоте, которое случайно увидела Яринка, когда ходила набрать воды, и присутствие странного ночного гостя за кустами дикой смородины, которого я почувствовал при пробуждении, между собой каким-то образом связаны. Надо будет у отца и деда подробно выяснить, что им известно обо всём произошедшем.
  Пока Яринка сладко спала на своём лесном ложе, я успел заново разжечь почти потухший костер, а также сходить на родник, чтобы умыться и набрать воды в котелок. Когда моя соседка проснулась, от играющих солнечных лучиков, которые сквозь кроны деревьев осветили её глаза и немногочисленные веснушки на красивом личике, от снятого с огня котелка распространялся ароматный запах свежего взвара на лесных травах и ягодах.
  Потянувшись, Яринка проворно поднялась со своего ночного ложа, чуть зевая произнесла: "Доброго утра, Демидка", и даже не дослушав моё ответное приветствие, тут же быстро исчезла в кустах, в направлении лесного родника. Вскоре она вернулась, радостная, умытая и посвежевшая. Мы быстро и сытно позавтракали, затушили и прикопали костёр, а после собрав все свои вещи, отправились в наше поселение, сокращая наш долгий путь интересными рассказами и обычными разговорами.
  
  Добрались мы до поселения, когда Ярило-Солнце уже показывало полдень. Попрощавшись со своей словоохотливой соседкой, я прошёл на наш широкий двор, где мы с отцом быстро перетаскали, всё добытое мною на охоте, с волокуши в холодный погреб. Едва мы закончили, как матушка позвала нас обедать в летнюю трапезную на дальнем конце двора. За столом нас ожидал дед, который что-то тихо втолковывал моим младшим сёстрам-близняшкам Владе и Неждане. Они внимательно слушали его наставления, то и дело кивая головами в знак полного согласия. Увидев меня с отцом сестрички радостно заулыбались, а когда наш дед разрешил им выйти из-за стола, они с визгом помчались мне навстречу и вскоре обе повисли у меня на шее. Пришлось их подхватить, и через несколько мгновений они удобно устроились у меня на руках.
  - Демидка, а где ты так долго был? - прямо в ухо произнесла младшая Неждана.
  - На охоте я был, Нежа. Надо же кому-то добывать мясо, чтобы вы быстрее росли.
  - А ты много мяса добыл? - прозвучал вопрос от Влады в другое ухо.
  - Мне марала удалось добыть, Владушка, а также крупного молочного кабанчика, глухаря и пять зайчиков. Так что теперь мясо у нас будет на любой вкус.
  - Непоседы, вы бы отпустили нашего добытчика, - с улыбкой сказала матушка, - мне же его покормить нужно.
  Близняшки повздыхав немного для видимости, отпустили мою шею и нехотя соскользнули на землю. Затем поправив подолы своих повседневных рубах, они взяв меня за руки проводили до большой бочки с дождевой водой. Дождавшись, когда я хорошенечко смою с себя весь пот и въевшуюся дорожную пыль, а после вытрусь поданным Владой рушником, они вновь взяли меня за руки и сопроводили до трапезного стола.
  Сестрицы были младше меня, неделю назад им исполнилось по двенадцать лет, а так как наши семеро старших братьев уже давно обзавелись семьями и вели своё собственное хозяйство, то все внимание двух молодых непосед постоянно было обращено ко мне. Их интересовало всё, что происходит за пределами нашего поселения, особенно им нравилось слушать мои рассказы о жизни лесных обитателей, а также повествования обо всех непонятных и таинственных явлениях. Вот и сейчас эти две непоседы, перешёптываясь между собой, сидели и ждали, когда я закончу обедать и начну свой рассказ о том, что мне удалось увидеть на охоте.
  
  По окончании трапезы я рассказал отцу, матушке и деду, сначала о своём необычном сне, во время ночёвки в полнолуние на Чёртовой сопке. Затем о своей необычной встрече с Яринкой в лесу и замеченным ею загадочном сиянии над чёртовыми плешами, когда она ходила на родник набрать в котелок воды. А в заключении поведал о своём последнем тяжёлом и странном сне, с преследующими меня чёрными волками со светящимися глазами и помогающей рысью. Сообщил также, что сразу же после своего пробуждения ото сна и непривычного ощущения от головной боли, я почувствовал присутствие невдалеке таинственного ночного гостя, который издали внимательно разглядывал меня, прячась в кустах дикой смородины.
  Во время всего моего обстоятельного рассказа, обе сестрицы не шевелясь и затаив дыхание, открыв рты от удивления, внимали каждому моему слову, а дед и отец, как-то странно дважды переглянулись между собой. Первый раз я этот перегляд заметил, когда рассказывал им о загадочном сиянии, замеченном Яринкой, а второе переглядывание между старшими произошло, при упоминании неизвестного ночного гостя.
  Внимательно выслушав меня, дед не дал даже слова сказать моим сестрицам, собравшимся забросать меня своими вопросами, а сразу же отправил их на соседский двор, чтобы они позвали Яринку. Едва сёстры скрылись за воротами, дед негромко сказал:
  - Запомни, Демидушка, о твоих необычных снах и замеченном неизвестном ночном госте, никому говорить не нужно. Обычные люди пугаются всего необычного и неизвестного, а пускать страх неведомого в многострадальные людские души, не самая лучшая нынче затея. Покаместь мы сами не разберёмся с чем имеем дело, лучше помолчать.
  - Я понял тебя, дедушка. Исполню как ты сказал. Я даже Яринке не рассказывал, что увидел во снах на Чёртовой сопке и на лесной полянке, а про ночного гостя и вовсе не стал ей говорить, дабы ненароком не напугать её.
  - Вот и хорошо, что ты ничего ей не рассказывал. Сейчас наши непоседы позовут Ярину, и мы у неё всё подробно выясним о том необычном и загадочном сиянии, которое она углядела над чёртовыми плешами.
  
  Вскоре в калитке рядом с воротами появилась наша молодая соседка, в сопровождении моих сестриц-близняшек. Подойдя к трапезному столу, Яринка с уважением поклонилась моим родителям и деду, после чего произнесла:
  - Доброго здравия, всем. Девчата мне сказали, что ты звал меня Старейшина, вот я сразу с ними и пришла.
  - И тебе доброго здоровья, Яринушка. Ты проходи, соседушка, не стесняйся, присаживайся за стол. Зараз нам Анея Доброславна взвару горячего нальёт, а после мы с тобой побеседуем.
  - А что случилось-то, Всеволод Доброславич? - с лёгким испугом на лице спросила Яринка, усаживаясь за трапезный стол.
  - Да ничего пока не случилось, красавица. Ты шибко не волнуйся, - спокойным голосом произнёс дед. - Нам тут Демидушка рассказал, что ты вчера вечером углядела какое-то загадочное сияние над чёртовыми плешами. Меня, Анею и Ярослава весьма заинтересовало енто необычное явление, вот мы и захотели разузнать все подробности.
  - И нам интересно. Деда можно мы с Нежей тоже послушаем? - спросила Влада.
  - А ну цыц, егоза, - строго сказал дед. - Сколько раз тебе ещё разъяснять, что когда старшие общаются, младшие в разговор не встревают? Вас из трапезной не попросили, значит сидите себе тихо, слушайте и молчите.
  Близняшки тут же притихли и молча забрались ко мне на коленки. Устроившись поудобней, они приготовились слушать то, что поведает Яринка. Как ни странно, но подробный рассказ нашей соседки растянулся почти на час. Этому я даже нисколько не удивился, так как, то мой отец, то дед, что-то переспрашивали и уточняли у девушки. Меня поразило совсем другое, как она успела за столь короткое время, заметить такое множество подробностей. Когда рассказ закончился, дед поблагодарил Яринку и попросил её пока никому в поселении о загадочном сиянии не говорить. Она пообещала Старейшине молчать, потом попрощалась и ушла к себе домой...
  
  Глава 2
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Когда начались предрассветные сумерки, мне пришлось притаиться среди пышных ветвей в кроне большого старого дерева, стоящего неподалёку от края болота. Внимательно наблюдая за еле заметной тропой, которую уже давно протоптало многочисленное семейство дикого кабана, я ожидал их появления, надеясь подстрелить молодого подсвинка. Уже долгое время на лесной тропе никто не появлялся и мое тело потихоньку стало затекать на широкой и толстой ветке. Едва я решил слезть с дерева и немного размяться, как в дальней части лесной тропы появились какие-то еле слышные и осторожные шумы. Так дикие кабаны никогда не передвигаются по урманному лесу, таким образом ходят только люди. Замерев на занятой ветке, и пристроив поудобней своё ружьё, я стал ждать дальнейшего развития событий.
  Вскоре на лесной тропе появились четверо. Они о чём-то довольно тихо переговаривались между собой, и плавно отодвигая ветви на своём пути, шли по направлению к чёртовым плешам на болоте. Когда они были уже в нескольких саженях от старого дерева, я узнал всех четверых. По тропинке первым шёл, опираясь на заготовленную слегу, мой родной дед. В двух шагах за ним следовал старейшина нашего поселения Мирослав Кузьмич, а позади них, также со слегами в руках, степенно шли дед Богуслав и отец Яринки Родасвет Казимирович.
  Стараясь ничем не выдать своё присутствие в ветвях старого дерева, я решил понаблюдать, куда именно направляются наши Старшие поселяне, и что они собрались делать на болоте. Долго наблюдать мне за ними не пришлось, так как едва четверо наших стариков углубились примерно на два десятка саженей вглубь болота, как под ними неожиданно вспух чёрный пузырь, и лопнув накрыл всех четверых с головой. Через мгновение лишь чёрное пятно на болоте указывало, что в этом месте находится топь. Моя попытка закричать не удалась, так как крик застрял в моём горле. Я тут же спрыгнул с ветви дерева... и проснулся.
  Придя немного в себя, я внимательно осмотрелся по сторонам. Было позднее утро, я сидел мокрый от липкого холодного пота на широкой спальной лавке в просторной комнате, которую когда-то делил со своими старшими братьями. Первое что я сразу заметил, это то, что в нашем доме стоит непривычная тишина. Не было слышно, ни привычного полусонного бормотания не до конца проснувшихся младших сестриц-близняшек из соседней комнаты, которых матушка поднимала с первыми лучами солнца, ни настоятельного голоса моего строгого деда раздающего различные указания домашним, ни громкого мурлыканья моей пушистой кошечки Мурлыки, привыкшей спать у меня под боком или в ногах...
  
  Мурлыку, я случайно обнаружил среди каменных осыпей недалеко от Чёртовой сопки, в самом конце прошлой весны, когда проверял свои расставленные охотничьи ловушки. Она тогда была ещё совсем слепым котёнком, нескольких дней от роду, и издавала еле слышные жалобные звуки. Скорее всего, её оставила в том месте мать, как самого слабого котёнка в помёте. Забрав найденную малышку с собой, и принеся её домой, я стал выкармливать её подогретым молоком, соорудив для этого специальную соску. Когда эта маленькая котейка наелась, она сразу же уснула на моих коленях, издавая довольные мурлыкающие трели. Так у дикой лесной кошечки появилось имя Мурлыка.
  Моя матушка глядя как я занимаюсь с маленьким котёнком, лишь поворчала для приличия, что мол негоже дикого зверя к дому привечать. Однако, когда через три месяца Мурлыка извела всех грызунов, не только у нас дома и на подворье, но и у наших ближайших соседей, отношение моей матушки к подросшей лесной кошке полностью изменилось. С той поры, для моей пушистой лесной воспитанницы, у матушки всегда находилось свежее коровье молоко и мясная обрезь.
  Отец с одобрением смотрел на все мои занятия с Мурлыкой, но мой дед сразу предупредил всех домашних, что молодые манулы признают только одного хозяина, поэтому строго-настрого запретил моим младшим сестрицам таскать на руках и тискать лесную кошку.
  
  Стоило мне вспомнить о своей пушистой котейке, как занавесь на входе заколыхалась, и в комнату с любопытным взглядом зашла Мурлыка. Она по-хозяйски осмотрелась, и заметив, что я уже проснулся, запрыгнула ко мне на широкую лавку, ожидая очередную утреннюю ласку в виде поглаживаний серебристой спинки и почёсываний за симпатичными ушками.
  Когда я занимался Мурлыкой, в соседней комнате послышались чьи-то шаги и голоса.
  - Присаживайся, Мирослав Кузьмич, в ногах правды нет, - прозвучал голос моего деда, - тут нам никто не помешает всё обсудить.
  - Благодарствую, Всеволод Доброславич, - ответил деду голос старосты поселения, - а внук твой Демидушка где сейчас?
  - Отсыпается сердешный после долгой охоты, у себя в комнате. Вчера он не только марала и молодого кабанчика домой принёс, но и весьма интересные новости. Над чёртовыми плешами вновь загадочное сияние было...
  - Неужто Демид его увидел и самолично в енто чёртово болото полез? - удивлённо перебил деда староста.
  - Нет. Слава всем Старым Богам, что не он, иначе бы внук не удержался и полез в болото всё разведать. Загадочное сияние над чёртовыми плешами видела наша соседка Яринка. Вчера она мне во всех подробностях всё рассказала о том, как слышала что что-то на болоте булькнуло, а потом кто-то словно бы горестно выдохнул. Перепугалась девка шибко от увиденного, аж кожа на руках у неё гуськой покрылась, хорошо что Демидушка её сразу успокоил.
  - Не понял я тебя, Всеволод Доброславич, он что... с собой девку на охоту брал?
  - Не говори глупостей, Кузьмич. Кто же на многодневную охоту с собой обузу в виде младой девки берёт? Он её случайно в урмане встретил, где она лечебные травы и корешки собирала. Яринка в диком вьюне запуталась, когда корень жизни выкапывала. Вот Демидушка её из полона и вызволил, а потом они вместе домой возвернулись.
  - Ты на мой вопрос не обижайся. Молодежь нынче не так мыслит, как мы всё воспринимали в старые времена. Мы же испокон времён старым устоем жили, а после того, как ты всех молодых отправлял учиться в уездную приходскую школу, многие дети на мир по-другому смотреть стали. Кто его знает, чего им там попы пришлые наговорили, и чему их там чужие люди научили.
  - На то тебя старостой поселения и выбрали, Мирослав Кузьмич, чтобы ты всегда смотрел за порядком и соблюдением старых устоев, да детишкам нашим подсказывал где правда, а где кривда. Ежели мы не воспитаем в правде наших детей, то их воспитанием займутся чужие люди. Сам-то когда последний раз на торговом подворье был и последние новости от купцов слушал?
  - На торговом подворье я в конце весны был, купцы говорили, что вроде ничего серьёзного в мире пока не произошло.
  - Вот как, значит ты ещё не слышал, что у имперцев нового императора короновали. А теперича вспомни, друг мой, чем сие событие для простых людей обернуться может?
  - Неужели ты думаешь, Всеволод Доброславич, что скоро опять война будет?
  - А когда оно было по-другому? Вспомни-ка, Кузьмич. Ведь островитяне как народ дюже пакостными стали, когда у них к власти пришлые пришли, а они только войной и грабежом живут. Потому-то они и науськивают всех молодых императоров воевать своих ближайших соседей, а когда воюющие стороны ослабнут от кровавых войн, туда приходят островитяне, чтобы до конца ограбить все пострадавшие от разорения страны. Да и сами пришлые любят нападать, вот только на более слабые страны, чтоб убытков от войн для них меньше было, а добычи вдосталь.
  - И как скоро нам ждать войны?
  - Не знаю, Кузьмич. Думаю, что спокойных лет семь-восемь у нас ещё есть. Имперцам ведь после последних войн и захвата огромных пространств Великой Тартарии, надо восстановиться, земли и пустующие города своими людями заселить, да и добра кой-какого поднакопить, а без ентого им нет никакого смысла воевать. Но я тебя позвал не для того, чтобы дела имперцев и островитян обсуждать. Меня первым делом интересуют твои мысли, относительно загадочного свечения замеченного Яринкой над чёртовыми плешами.
  - Думаю, что надо общий сход созывать, да объяснить всем людям, чтобы к болоту никто не вздумал ходить.
  - Ты ничего умнее не смог придумать, Мирослав Кузьмич? Вроде уже сто десять лет на свете прожил, а всё, не подумавши, запретами решать пытаешься. Да наша молодёжь, как только услышит про твой запрет, так сразу же в самое болото гурьбой полезет. И повод для тебя весьма веский сообщат, что мол они там морошку, чернику и клюкву для всего поселения собирают.
  - Значит, тогда я стариков соберу и сообщу им, что чёртовы плеши вновь ожили. Сам же мне сказал, что на болоте что-то булькало и кто-то горестно вздыхал, да так сильно, что кожа на руках у Яринки гуськой покрылась. Ежели потребуется она енто всем подтвердит. Надеюсь, старики сразу вспомнят случай пятилетней давности, когда возле края болота малышку Велесю в беспамятстве нашли. Анея Доброславна девку тогда почти месяц выхаживала, говорила что она гнилого воздуха болотного надышалась. Старики враз вразумят своих домочадцев, чтобы к чёртовым плешам на болоте нос не совали. Так мы всех наших людей предупредим и никому ни слова лжи не скажем.
  - Вот! Такой подход к делу мне нравится. А когда мы с тобой всё обстоятельно выясним, то соберём стариков поселения заново и всё им в подробностях расскажем. Теперича надо подумать кто с нами отправится к чёртовым плешам...
  В этот момент Мурлыка, получив утреннюю порцию ласки, спрыгнула с лавки и отправилась в соседнюю комнату.
  - А вот и наша красавица, появилась, - раздался голос деда, - значит Демид уже пробудился ото сна. Пойдём-ка, Мирослав Кузьмич, в летнюю трапезную. Сестрица Анея наверное уже давно нам стол накрыла.
  Удаляющиеся шаги, дали понять, что староста поселения и Старейшина покинули соседнюю комнату, дабы продолжить свой разговор без лишних ушей.
  
  Быстро поднявшись и прихватив чистую одёжу, я проследовал в баньку, где тщательно смыл с себя весь холодный липкий пот. При этом, вновь и вновь прокручивал в мыслях увиденный сон, чтобы ничего не упустить и не забыть.
  Когда я чистый и освежившийся вышел из баньки, то решил рассказать про свой сон деду, но прибежав в летнюю трапезную, не застал там ни деда, ни старосты поселения. Лишь бабушка Анея гремела на кухне чугунками и сковородками. Увидев меня, она тут же решила усадить меня за стол.
  - Садись, добытчик, зараз я тебе покушать наложу, - с улыбкой сказала Анея Доброславна.
  - Не сейчас, бабушка. Дед куда ушёл?
  - Так со старостой они потрапезничали, да и к соседям нашим подались, - но увидев моё состояние, она сразу встревожилась и спросила: - Демидушка, случилось чего?
  - Пока нет. Потому-то мне дед и нужен, чтобы беда в четыре двора не пришла.
  - Тогда беги скорее к соседям. Они пошли у нашей соседки Яринки что-то уточнять.
  
  Вбежав на соседский двор, я заметил выходящих из дома старосту поселения, своего деда и нашего соседа Родасвета Казимировича.
  - Демидушка, случилось чего? - увидев мой встревоженный вид, повторил дед вопрос своей сестры.
  - Пока нет, но обязательно случится беда, если вы пойдёте к чёртовым плешам.
  - Так, - протянул дед, - значит ты подслушал наш разговор со старостой.
  - Ничего я не подслушивал, дед. Мне только что сон страшный приснился. Я сидел в ветвях старого дерева возле болота и хотел добыть молодого кабанчика. А потом на кабаньей лесной тропе появился ты, за тобой шли Мирослав Кузьмич, Родасвет Казимирович и дед Богуслав. Во сне все шли со слегами в руках, а когда вы углубились вглубь болота, примерно на два десятка саженей, под вами неожиданно вспух чёрный пузырь, и лопнув накрыл всех четверых с головой. Через мгновение лишь чёрное пятно указывало, что там сплошная топь. Я хотел закричать от ужаса и не смог, крик застрял у меня в горле. От увиденного я проснулся в холодном липком поту. Наскоро омывшись в баньке, стал разыскивать тебя дед, чтобы рассказать про свой страшный сон. Бабушка Анея мне сказала, что ты со старостой пошёл к соседям, вот я сюда и прибежал.
  - А ведь внук твой правду говорит, Старейшина. Не мог он нас нигде подслушивать. Насчёт Родасвета мы с тобой в летней трапезной обсуждали, когда его рядом с нами не было, а про то, что надобно с собой Богуслава позвать, так енто только что Казимирыч у себя в доме предложил. Стало быть внук твой вещий сон увидал. Ты сам погляди, его до сих пор трясавица не отпустила.
  Только после последних слов старосты поселения, я посмотрел на свои руки, и заметил, что их сотрясала мелкая дрожь.
  - Значит так тому и быть. Старые Боги просто так никого предупреждать не будут. Поход к чёртовым плешам отменяю. Пойдём домой, Демидушка, - сказал дед, и взял меня за руку, - ты своим сном от четырёх родов поселения беду отвёл. Тебе зараз надо поесть и успокоиться.
  
  Пока я завтракал в летней трапезной, дед уступив настойчивым уговорам сестры, обо всём рассказал ей. Он поведал ей о планах сходить на ожившие чёртовы плеши, о загадочном сиянии, что заметила Яринка, и о моём страшном вещем сне. Во время недолгого рассказа деда, бабушка лишь охала, и, как бы ненароком, то и дело посматривала в мою сторону. Когда дед закончил, она ему тихо сказала:
  - В общем так, братец, ты хоть и Старейшина, но за пределы поселения тебе ходу нет. Наши Старые Боги не зря отвели беду, послав вещий сон Демидушке. Значит, вам четверым старым обормотам предстоит ещё что-то важное выполнить в жизни. Можешь ругаться сколько хочешь, но из поселения ты больше ни ногой, а будешь своевольничать, я всему поселению расскажу про ваши планы и про вещий сон Демидушкин.
  - Анеюшка, сестрица, ты чего? Совсем сбрендила на старости лет? - так же тихо ответил дед.
  - Ты мне тут зубы не заговаривай, братец. Я на четыре лета младше тебя, и никакой старости за собой никогда не чувствовала. Всё домашнее хозяйство на моих плечах держится. А ежели ты, в свои сто пятнадцать лет, старческим слабоумием стал страдать, то так и скажи, я тебе полезный настой на лечебных травках сделаю.
  - Не надобно мне твоих настоев, ни лечебных, ни простых, я и без них себя весьма хорошо чувствую. И старческим слабоумием я никогда не страдал, так что нечего тут на меня напраслину наговаривать. Сказано же было, что поход на чёртовы плеши я отменил. Так что успокойся.
  
  Поедая завтрак и слушая одним ухом тихую перепалку деда со своей сестрой, я прокручивал в голове свои сны, ведь не зря же они мне приснились. И только когда я взял в руки кружку с горячим молоком, меня осенило. А ведь дед со своими друзьями на болото пошёл совсем по другой тропинке. Тот путь, что мне во сне рысь указала, находится совершенно в другом месте. Надо будет отыскать то приметное место возле болота, куда меня во сне волчья стая загнала.
  - Демидушка, да что с тобой? - долетел до моего сознания голос бабушки.
  - Что?
  - Ты о чём таком задумался, касатик? Поднёс кружку с молоком ко рту и замер как каменное изваяние.
  - Да сон мой ночной из головы не выходит, бабушка. Я наверное возьму ружьё, да в лес на охоту пойду. Лес на меня успокаивающе действует, может он мне поможет сон забыть.
  - Вот енто правильно. Ты давай хозяйство своё охотничье готовь, а я тебе поснедать соберу.
  - Демид, может не пойдёшь никуда? - сказал дед. - Дома пару деньков отдохнёшь, а там и отправишься на свою охоту. Мяса, что ты вчера принёс ещё на долгое время хватит.
  - Дед, мне в лесу намного легче, чем в поселении. Там моя душа полностью открывается и отдыхает. А дома какой отдых, скоро сестрицы младшие с учёбы от своей травницы-наставницы прибегут, а им ведь только моё внимание нужно. Ни с тобой, ни с отцом, они играть и шалить не могут. Вы же их в строгости держите, а со мной они всегда побаловаться любят, да разные игры придумывают. Мне с ними интересно возиться, но ведь про отдых тогда придётся забыть.
  - Ты прав, внучок, енти две егозы тебе отдохнуть ни капли не дадут. Ладно, пусть будет по-твоему. Собирайся на свою охоту.
  Получив добро от своего деда, я быстро собрал свой походный мешок, взял ружьё и узелок с провизией, что приготовила мне сердобольная бабушка, после чего, быстрым шагом покинул родной двор и направился в сторону леса...
  
  Пройдя около двух вёрст по кромке болота, я так и не смог найти того приметного места из своего сна, где мне повстречалась рысь. Немного подумав, решил посетить лесную полянку, где встретил Яринку. Через пару часов я был на месте. Наскоро потрапезничав, решил обследовать кусты дикой смородины, из-за которых кто-то неизвестный смотрел в мою сторону. Вот тут меня поджидала удача. Мне удалось разглядеть еле заметные чужие следы в примятой лесной траве. Решение пройти по этим следам мне пришло внезапно, поэтому забрав свой походный мешок и ружьё, я отправился в путь по едва заметной тропинке. Каково же было моё удивление, когда чужие следы привели меня в то самое приметное место. Хорошенько вспомнив свой путь во сне через болото, я отправился дальше...
  
  Глава 3
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Неожиданно раздавшийся вновь тревожный сигнал, о нарушении охранного периметра в зоне действия портальной площадки базы наблюдения, заставил старшего наблюдателя Басура Денкса отвлечься от анализа языковых данных записанных на информационном кристалле.
  - Что случилось, Сабур? - спросил он главного искина управляющего базой. - Опять какое-то местное животное пересекло тревожную линию нашего охранного периметра?
  "На этот раз о представителях животного мира можете забыть, командир. Нашу тревожную линию пересекло разумное существо с планеты за которой ведётся наблюдение."
  - Стоило меня отвлекать от интересного дела из-за этого случая, - немного раздражённо сказал Басур. - Неужели ты не мог самостоятельно запустить наши ментальные излучатели для погружения разумного в состояние наведённого сна? Я же прекрасно помню, как каких-то пять циклов назад, ты их использовал, чтобы остановить маленькую девочку на самом краю болота.
  "Разумный передвигается вне зоны действия наших ментальных излучателей, командир."
  - Ну что же, значит судьба у него такая, закончить свою жизнь на дне болотной топи.
  "Вы меня неправильно поняли, командир. Разумный не движется в сторону болотной топи, он следует строго, по созданному нами пути, к портальной площадке на острове посреди болота."
  - И что тебе мешает задействовать охранные системы, Сабур?
  "В этом месте нет наших охранных систем, командир. Вы сами запретили их устанавливать на протяжении всего пути, чтобы наблюдатели вашей группы могли беспрепятственно добираться до портальных врат на острове."
  - А система визуального контроля, на этом пути, у нас хотя бы имеется?
  "Да, командир, имеется."
  - Тогда показывай, Сабур, кто там к нам в гости идёт.
  Посмотрев на чёткую голографическую картинку, развернувшуюся прямо в центре рабочего модуля, старший наблюдатель из мира Белрос удивлённо воскликнул.
  "Судя по вашей реакции, вам знаком этот разумный, командир."
  - Можно и так сказать, вот только мы с ним никогда не общались.
  "Вы можете пояснить свои слова?"
  - Можно и пояснить. Ты помнишь из-за чего сработал тревожный сигнал в прошлый раз?
  "Да. Во время моей плановой проверки оборудования, и активации системы портального перехода на планету наблюдения, с одного из датчиков неожиданно поступил тревожный сигнал, о нарушении охранного периметра в зоне действия нашего портала. Как мне удалось выяснить, нарушителем оказалась местная разумная. Она случайно пересекла линию охранного периметра, когда искала в лесу на планете родник с питьевой водой. Набрав воды, разумная удалилась. Об этом нарушении я сразу же доложил вам, командир. После чего, вы проследовали через портал на планету. Что происходило дальше, мне неизвестно, так как вы ушли за пределы охранного периметра, а отчёт о вашем очередном посещении планеты мне ещё не предоставлен."
  - Совершенно верно, Сабур. Подробный отчёт мною ещё не составлен, так как не все данные полученные на планете изучены. Ты меня отвлёк, от процесса изучения полученной информации, своим тревожным сигналом. Поэтому я могу сообщить тебе лишь предварительные данные о моём выходе на планету.
  "В сложившейся ситуации, для первоначального анализа всего происходящего, мне будет достаточно получить от вас хотя бы предварительный словесный отчёт."
  - Хорошо, Сабур. Вот тебе мой предварительный отчёт. Я тогда проследовал за разумной, которая нарушила нашу охранную линию на планете. Как мне удалось выяснить, она находилась в лесу не одна. На лесной поляне с ней был ещё один разумный, немного старше её, именно он в данный момент идёт по тропе к нашим портальным вратам.
  "Чем это может грозить нашей базе наблюдения?"
  - Не знаю, Сабур, слишком мало данных получено. Мне пока удалось выяснить лишь то, что этот разумный является охотником из ближайшего, к нашей портальной площадке, поселения. Он довольно ловкий и очень подвижный, несмотря на свой высокий рост. Причём передвигается этот разумный абсолютно бесшумно. Когда я добрался до лесной поляны, где расположились эти двое разумных, они уже закончили кушать и укладывались спать. При этом, я заметил, что они не устанавливали никаких охранных контуров, хотя в лесу полно диких и опасных животных.
  "Может быть у этих разумных выработались природные чувства, позволяющие реагировать на приближающуюся к ним опасность?"
  - Возможно и такое, но у меня пока нет данных, чтобы это утвердить или опровергнуть. Так что всё может быть, Сабур. Перед сном эти разумные о чём-то долго говорили между собой, но я ничего не понял, так как мне неизвестен этот язык. Поэтому, когда они заснули, я облучил обоих из своего персонального пси-излучателя, чтобы они не проснулись раньше времени, а уже потом скопировал из памяти разумных их разговорный язык с массивами образов общения.
  "Командир, а не проще ли было сделать им полное ментоскопирование?"
  - Если бы это было проще, я так бы и сделал, Сабур, но у них стоит природная блокировка не позволяющая проникать в глубины памяти. Ты же сам прекрасно знаешь, что наши портативные ментоскопы вообще не умеют снимать какие-либо блокировки с памяти. Чтобы их нормально использовать необходимо добровольное согласие разумного, на работу с его глубинной памятью. Поэтому мне пришлось довольствоваться тем, что удалось записать на кристалл данные их языка. Я как раз внимательно изучал полученные данные, перед тем как начать заливку языка местных разумных в свою память, но поднятая тобой тревога, помешала мне это сделать.
  "Скажите, командир, а почему вы предположили, что этот разумный довольно ловкий и очень подвижный, и что он передвигается абсолютно бесшумно? Ведь, насколько я понял, когда вы копировали знания его языка он находился в состоянии наведённого сна."
  - Всё дело в том, что после копирования матрицы языка, мне ещё какое-то время пришлось понаблюдать за состоянием разумных. Чтобы окончательно убедиться в том, что они нормально и без каких-либо негативных последствий выйдут из состояния наведённого сна. Когда молодой мужчина проснулся, то сразу же, каким-то неизвестным для меня способом, почувствовал мой изучающий взгляд из-за ближайших кустов. А через несколько мгновений, этот разумный очень быстро переместился со своего ложа в сторону, и занял оборонительную позицию, направив своё странное оружие в то место, где в тот момент времени находился я. Причём он проделал всё абсолютно бесшумно. Мне пришлось поспешно уйти, чтобы не вызвать агрессивных действий с его стороны.
  "Интересные наблюдения вы сделали, командир. Я думаю, что мне тоже необходимо знать язык местных. Если у данного разумного получится проникнуть на нашу базу наблюдения через портал, мне будет интересно с ним общаться."
  - Ничего не имею против такого решения, Сабур. Тогда поступим следующим образом, я незамедлительно оправляюсь в медицинский модуль на заливку местного языка, а ты предельно внимательно отслеживай обстановку вокруг портальной площадки, и постоянно наблюдай за этим необычным разумным, что настойчиво идёт, по единственной тропе через болото, в направлении нашего портала. Кристалл с матрицей языка местных, я оставлю в пульте управления капсулой, так что ты сможешь сразу им воспользоваться.
  
  Заливка матрицы языка местных разумных не заняла много времени. Этот язык разумных был довольно богат образными значениями и совершенно не походил на языки других народов, которые старший наблюдатель изучил ранее.
  - Сабур, как тебе этот вариант языка местных разумных? - спросил Басур главного искина управляющего базой.
  "У меня сложилось довольно устойчивое мнение, командир, что те старые языки разумных, которые нам приходилось изучать ранее на планете, имели в своей основе матрицу именно этого языка. Вполне возможно, что данный язык был когда-то общим для всех жителей этой планеты. Но, как я понимаю, из-за большой удалённости, от общего центра распространения управления, последующей изоляции из-за глобальных планетарных войн и искусственных катастроф, в старых языках других народов, на протяжении длительного времени, накопилось большое множество своих собственных терминов. А изначальные образные значения слов, либо получили совершенно иное толкование среди разумных, либо полностью исказились."
  - Полностью соглашусь с твоим предварительным мнением, Сабур, тем более, что я пришёл точно к таким же выводам. Тем интересней для нас будет общение с носителем изначального языка.
  "Командир, а как же быть с вашим прошлым решением, больше никогда не контактировать и не общаться с разумными этой планеты?"
  - То решение было спонтанным, не до конца обдуманным. Меня тогда просто переполняли эмоции. Ты же сам прекрасно помнишь, как впоследствии отреагировали местные разумные на оказанную мной помощь после глобальной катастрофы, которую устроили Дракты и их пособники на планете.
  "Я всё помню, командир. Все события того времени, полностью сохранены на моих больших информационных накопителях. Даже спустя множество циклов, при анализе всех имеющихся у меня данных, мне так и не удалось найти причину, приведшую к такому конечному результату."
  - А какие данные ты анализировал, Сабур?
  "Сначала я провёл анализ данных, как вы и ваша команда, спасали из-под грязевого потока разумных, а также прирученных ими животных, и переносили всех их в горные районы планеты, где имелись тёплые естественные пещеры с источниками питьевой воды, не пострадавшие от глобальной катастрофы. Затем, я изучил данные, как вы помогли спасённым разумным наладить свой быт на новом месте, и даже обучили желающих многим необходимым для жизни ремёслам. Все сохранённые в моих накопителях данные показывают, что наибольшее количество разумных изъявило желание обучаться именно медицине. Все полученные мною отчёты, за тот временной период сообщают, что разумные приняли такое решение вполне осознанно. Как они говорили, чтобы оказывать быструю медицинскую помощь не только своим близким сородичам, но и всем нуждающимся на планете. Однако я так и не смог найти причину, из-за которой спасённые и обученные на медиков разумные вдруг неожиданно стали обожествлять вас, а впоследствии создали непонятный культ религиозного поклонения. В моём понимании, религия и медицина это два противоположных полюса. А эти, даже придумали для себя название - Басурмане."
  - Вот это событие и послужило той отправной точкой, для прекращения всех контактов со спасёнными разумными, и принятия спонтанного и необдуманного решения. Кстати, Сабур, где сейчас находится разумный за которым ты наблюдаешь?
  "Он уже добрался до центра острова посредине болота, обойдя все имеющиеся ловушки на пути, и в данный момент рассматривает нашу портальную арку расположенную между деревьев. Вы пойдёте сами его встречать, командир, или мне послать к нему одного из наших дроидов сопровождения?"
  - Я сам его встречу, Сабур. Если у разумного хватило ума и храбрости, чтобы добраться до нашей портальной площадки, то появление дроида сопровождения его не только не испугает, но вполне может вызвать спонтанные немотивированные, а возможно даже, агрессивные действия с его стороны. Надеюсь ты не забыл мои слова, что этот разумный является не просто охотником, а хорошим охотником? Такие волевые личности, как правило, сначала стреляют из своего оружия в неизвестное для них создание, а уже потом, начинают его внимательно изучать. Что-то есть в нём такое, первозданное, что мне абсолютно не хочется вызывать его недоверие к нам.
  "Вы решили обменяться с ним знаниями, командир?"
  - Вполне возможно. Мне кажется, что он не такой, как другие разумные с этой планеты. Он нисколько не похож на тех людей, кто становился перед нами на колени за оказанную помощь, и не станет создавать в будущем, новый культ религиозного поклонения.
  "Вы так уверены в нём?"
  - Уверенность и решительность он доказал своими действиями. Не будь у него этих качеств, то он не смог бы добраться до нашей портальной площадки на острове.
  "Вообще-то, командир, этот разумный уже находится в портальном секторе нашей базы наблюдения. Не знаю, каким образом ему удалось активировать портал на планете, но он прошёл через него."
  - Как он отреагировал на портальное перемещение, Сабур?
  "Вполне нормально отреагировал. Первым делом, после перемещения, он громко сказал: "Здравия всем хозяевам! Есть ли в жилище кто-нибудь живой?" Я ему сразу же ответил: "И вам здравия, гость! Оставайтесь, пожалуйста, в данной комнате. Сейчас к вам выйдет наш командир". Он не удивился моему голосу, лишь кивнул головой на услышанное, потом аккуратно положил на пол свои вещи и оружие, и теперь осматривается в портальном секторе. Никакой агрессии или паники разумный не проявлял, только любопытство. Похоже, его очень сильно заинтересовал наш пульт управления портальной аркой."
  - Тогда я отправляюсь на встречу. Нехорошо заставлять нашего гостя ждать.
  
  Когда старший наблюдатель зашёл в портальный сектор, гость закончил осматривать пульт управления и повернулся в сторону переходного шлюза.
  - Здравия, вам, командир! Меня зовут Демид Старобогатов, - сказал гость, рассматривая вошедшего в комнату. Пришедший был высоким, крепко сложенным человеком, с правильными чертами лица, в необычной одежде тёмно-синего цвета, и со снежно-белыми волосами до плеч.
  - И вам здравия, Демид. Скажите, а почему вы назвали меня командиром?
  - Так голос пред вашим приходом мне сказал: "Сейчас к вам выйдет наш командир". Вот я и подумал, что это обычное обращение к вам.
  - Это я для управляющего всем этим хозяйством являюсь командиром, - сказал пришедший с улыбкой на лице. - Позвольте представиться, Демид, меня зовут Басур Денкс. Можете называть меня просто Басур. Я тут старший наблюдатель.
  - А что вы тут наблюдаете?
  - Мы уже долгое время наблюдаем, как развивается и меняется жизнь на вашей земле.
  - Понятно. Скажите честно, Басур, а зачем вы за мной следили? - настороженно спросил Демид. - Ведь это же вы были тем ранним утром в лесу, за кустами дикой смородины. Можно сказать, что я пришёл сюда, чтобы выяснить причину слежки за собой.
  - Не буду отрицать очевидного, Демид, за кустами в лесу действительно находился я. Вот только наблюдал я в то утро вовсе не за вами, а за вашей спутницей.
  - Яринка-то зачем вам понадобилась? - еще больше насторожился молодой охотник. - Она же ещё совсем малая, хоть и вытянулась на два с половиной аршина. Ей только совсем недавно пятнадцать лет исполнилось. Вы что... решили её похитить?
  Весёлый и звонкий смех старшего наблюдателя Денкса наполнил помещение портальной. Это немного разрядило возникшую напряженную обстановку. Просмеявшись, Басур сказал:
  - Не ожидал, Демид, что у вас такое богатое воображение. Благодарю, развеселили старика.
  - Какой же вы старик? Даже мой дед, не выглядит стариком, хотя ему уже исполнилось сто пятнадцать лет. Вам же на вид не более сорока-пятидесяти лет, - немного смущаясь сказал Демид.
  - Так то на вид, на самом деле мне уже довольно много лет. Вы можете не поверить, но за жизнью на вашей земле, мне приходится наблюдать не одну сотню циклов. Моё предположение оказалось правильным, вы очень интересный собеседник. Забирайте свои вещи и мы пройдём в комнату, где сможем спокойно покушать и побеседовать.
  
  Когда Демид увидел, как старший наблюдатель достаёт из странного белого шкафа тарелки с уже приготовленной едой и расставляет их на столе, то сразу достал из своего походного мешка узелок собранный бабушкой Анеей, и выложил снедь на общий стол. Он не привык утаивать свою еду, когда предстояла общая трапеза.
  В самом начале Демид и Басур осторожно сняли пробу с продуктов друг друга, но хорошо всё распробовав, оба остались довольны их вкусовыми качествами. Потом они чинно уселись за стол, и стали вкушать всё подряд. Поначалу совместный обед проходил в несколько напряжённом молчании, и только лишь когда Демид попробовал горячий напиток, предложенный ему старшим наблюдателем, напряжённость исчезла.
  - Скажите, пожалуйста, Басур, а где остальные ваши домочадцы? Я смотрю вы даже своего управляющего не позвали за стол.
  - Кроме нас с вами, Демид, здесь нет других живых разумных. Все мои, как вы выразились, "домочадцы", погибли при возвращении на базу наблюдения. Их малый корабль был уничтожен Драктами. Никому, из находящихся на борту корабля, не удалось спастись. Слишком мощный был нанесён удар, разломивший наш малый корабль на части. Как я понимаю, для всех неожиданным оказалось само нападение, ведь раньше Дракты никогда не нападали на наш корабль.
  - Басур, примите мои соболезнования по всем погибшим. Надеюсь Древние Боги помогут их душам вновь воплотиться в новых телах, чтобы они смогли вернуться и наказать своих врагов.
  - Благодарю за добрые слова, Демид. Но думаю, что ваши Древние Боги даже не обратят внимания на души наших погибших.
  - Почему вы так решили?
  - Потому что мы были рождены не в вашей Вселенной, Демид, и являемся чужими для всех разумных существ, что здесь изначально родились. Поэтому и сказал вам, что ваши Древние Боги даже не обратят внимания на души наших погибших. Надеюсь, вы меня понимаете.
  - Я прекрасно понимаю вас, Басур. Мне дед уже рассказывал, что наша Вселенная не одна, что их существует бесконечное множество. Что в каждой Вселенной развивается разумная жизнь, порой даже не похожая на нашу. Однако, что же вас побудило отправиться в совершенно иные и порой чуждые для вас миры?
  - Нас влечёт в неизведанные дали неистребимая жажда познания. Из-за этого мы и прибыли в ваши миры, чтобы обменяться имеющимися знаниями. Когда мы оказались в вашей солнечной системе, у вас тут шла большая война с пришлыми. Поэтому мы приняли решение не участвовать в чужой для нас войне, а только лишь наблюдать и ждать окончания боевых действий.
  - А почему вы не решились помочь нам?
  - Во-первых, Демид, мы не знали причин начала этой войны. Вполне возможно, что корабли пришлых напали на вас, с целью захвата вашего мира. Но ведь могла быть и другая ситуация, они могли совершить ответное нападение, после того как ваши корабли разрушили планеты их мира. Во-вторых, как мы могли повлиять на боевые действия имея всего один корабль? Ведь у воюющих сторон были сотни больших кораблей, и бессчётное количество малых.
  - Я понял ваши объяснения, Басур. Возможно вы удивитесь, но я полностью с ними согласен. Наблюдение за происходящими событиями, это было самое правильное решение на тот момент. Однако, вы так и не ответили на мой вопрос.
  - На какой именно?
  - Почему вы своего управляющего не позвали за стол, чтобы он вместе с нами мог разделить совместную трапезу?
  Старший наблюдатель лукаво усмехнулся и с улыбкой сказал:
  - Понимаете, Демид, наш управляющий не питается привычной для нас с вами пищей, он хоть и разумный, но его питает только чистая энергия. Как бы вам проще это объяснить, всё дело в том, что наш управляющий это искусственный разум. Он незримо присутствует везде и управляет всеми системами базы наблюдения. Не удивлюсь, что он сейчас слушает наш с вами разговор. Я прав, Сабур?
  "Совершенно верно, командир. Могу сообщить, что меня очень удивил ответ нашего гостя, когда он сказал, что ему уже известно о множестве Вселенных."
  - Уважаемый Сабур, а вы не могли бы принять какой-нибудь видимый образ? А то как-то непривычно разговоры разговаривать, не видя своего собеседника, - неожиданно для Басура, сказал Демид.
  - Уважь нашего гостя, Сабур. Активируй какой-нибудь из своих любимых голографических образов.
  "Слушаюсь, командир."
  Через несколько мгновений в комнату зашёл чуть прозрачный высокий человек, чем-то очень похожий на старшего наблюдателя, и присел за общий стол.
  - Что скажете, Демид, глядя на это творение разума?
  - Он чем-то на вас похож, Басур. Вы были таким во времена своей молодости?
  - Нет. Я в бурные времена своей молодости выглядел немного по-другому, - сказал старший наблюдатель с улыбкой. - В данный момент, Сабур решил показаться в образе моего сына. Ему известно, что мне приятно видеть рядом родное лицо. Мой Раш сейчас где-то летает, со своими друзьями, по вашей необъятной Вселенной, в поисках новых знаний, - закончив говорить, Басур о чём-то задумался...
  - Как я понял, вы хотели со мной поговорить на интересующую вас тему. Хочу вас сразу предупредить, знаний у меня пока маловато для полноценного обмена, так как я сам ещё только учусь. Можно сказать, что я только недавно начал перенимать жизненный опыт и знания, у своего отца и древнюю мудрость у своего деда. Если желаете, я переговорю о вас со своим дедом, он у нас Старейшина поселения. Вот он у нас самый настоящий кладезь знаний.
  "Для нас нежелательно, чтобы о нашем существовании знали на вашей планете."
  - Почему, уважаемый Сабур? Вы же ведь только знаниями интересуетесь.
  "Понимаете, уважаемый Демид. После уничтожения нашего малого корабля, поисковики, находящиеся на службе у Драктов, продолжают неустанно искать следы нашего присутствия на вашей планете, и нашу базу наблюдения. Ведь мы же последние свидетели всех бед, что они тут натворили. Поэтому мы не хотели бы, чтобы информация о нас и нашей базе стала им известна."
  - Скажите, уважаемый Сабур, а кто такие Дракты?
  "Так мы называем пришлых, которые напали на вашу планету. Среди них несколько видов и рас разумных. Их объединяет желание бесконтрольно пользоваться плодами чужого труда. У них нет никакого сочувствия и сострадания к другим. Они уже уничтожили не одну планету в вашей Вселенной. Вот поэтому я и сказал о том, что для нас нежелательно, чтобы о нас кто-нибудь знал на вашей планете. Это касается и вашего деда."
  - За своего деда я могу поручиться. Он никому ничего не расскажет.
  - Это похвально, Демид, что вы можете поручиться за своего деда, - сказал Басур, выйдя из своего долгого размышления. - Насчёт него мы с вами потом поговорим. Скажите, а вы готовы поручиться за всех жителей вашего поселения?
  - А они-то тут причём?
  - Представьте себе вот какую ситуацию, Демид, вы у себя дома с дедом обсуждаете какие-то знания полученные от нас. Вас случайно услышали дети в соседней комнате, и пересказали этот разговор своим друзьям или подругам, те в свою очередь, ещё кому-нибудь. Насколько нам известно, часть ваших поселенцев довольно часто посещает торговое подворье, куда приезжают купцы, чтобы узнать последние новости. Вы можете поручиться, что информация о нас, от ваших поселян не попадёт к купцам, а от них к поисковикам Драктов?
  - За всех поселян я поручиться не могу, тем более за всех детей. Они же ничего не знают об опасностях существующих за пределами нашего поселения.
  - Вот вы сами и ответили на вопрос, почему мы скрываем своё присутствие на планете. А теперь скажите, Демид, как вы отнесётесь к предложению поучиться у нас?
  - Предложение заманчивое, но я вам скажу сразу, мне нужно время чтобы подумать...
  
  Глава 4
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Неожиданное предложение об учёбе, высказанное старшим наблюдателем, действительно требовалось хорошенько обдумать. Скорее всего, такое предлагают не каждому пришедшему на базу наблюдения гостю, и Демид прекрасно видел, что хозяева ождали его ответа здесь и сейчас. Затянувшуюся паузу в разговоре прервал искин базы:
  "Вас что-то смущает в предложении моего командира, уважаемый Демид?"
  - Меня ничего не смущает в его предложении, уважаемый Сабур, но тут вот какое дело. Для любой настоящей учёбы всегда требуется довольно много времени. Понимаете, в поселении я принял на себя определённую ответственность, заниматься охотничьим промыслом. Охота мне позволяет обеспечивать своих родных и близких свежим мясом. Оно постоянно необходимо для роста маленьких детей, а также для поддержания сил у стариков нашего поселения. У меня дома две малые сестрицы-близняшки, и я очень хочу, чтобы они выросли крепкими и здоровыми. Из-за моего занятия охотой, я вас сразу предупредил, что мне нужно время чтобы подумать.
  - Это похвально, Демид, что вы думаете и заботитесь о ваших стариках и детях. Но вы зря подумали, что учёба у нас будет отнимать много времени от вашего промысла. Мы можем вам предложить довольно быстрый способ обучения и обмена знаниями. Так что на ваши занятия промысловой охотой, у вас всегда будет время, - сказал старший наблюдатель.
  - Я вам сказал про наших стариков и детей, Басур, не для того, чтобы вы меня похвалили, а потому что енто привычный для нас образ жизни. Вы же не станете хвалить других живых существ за то что они способны дышать, а птиц, парящих в поднебесье, за то что они умеют летать. Без заботы о своих родных и близких, разве можно вообще считаться разумным? Даже дикие звери и птицы, имеющие совершенно иной разум, и те, так или иначе, заботятся о своём потомстве и о своей стае. Я стал заниматься охотничьем промыслом, не для того, чтобы меня кто-то похвалил, а потому что считаю, что таким образом смогу принести больше пользы не только своим родным, но и всем остальным жителям нашего поселения. Скажите, пожалуйста, Басур, а разве в вашей Вселенной не принято заботиться о своих родных и близких?
   - У нас тоже все заботятся о своих родных и близких, но когда приходит время, наши дети повзрослев и познав всю мудрость своих родителей, покидают их. Они отправляются в различные миры и Вселенные на поиски новых знаний. Родители тоже не сидят на месте, и воспитав своих детей, вновь устремляются на поиски знаний, чтобы найти их и принести в свой мир. Такова наша суть и образ жизни.
  - Значит, вы, получив новые знания о нашем мире, покинете землю и отправитесь в другой мир. Я вас правильно понял, Басур?
  - Так мы планировали изначально, когда только прибыли в вашу Вселенную, но теперь это невозможно. Как мы вам уже сообщили ранее, наш малый корабль был уничтожен Драктами. Никому, из находящихся на борту корабля, не удалось спастись и остаться в живых. Теперь мы с Сабуром остались вдвоём на нашей базе наблюдения, и никогда не сможем покинуть ваш мир, если только случайно в эту солнечную систему не попадёт корабль из нашей Вселенной.
  - Так если вы навсегда остались в нашем мире, зачем же ищете новые знания? У вас же не получится их передать своим родным находящимся в вашем мире.
  - В поиске новых знаний заключён весь смысл нашей жизни, Демид. Я очень надеюсь на то, что даже если когда-то моя жизнь подойдёт к своему завершению в вашем мире, то Сабур сможет дождаться прибытия хотя бы одного из наших кораблей находящихся в вашей Вселенной. Тогда он сможет передать моим собратьям все знания, что нам удалось собрать. Это будет означать, что моя жизнь имела смысл и не прошла впустую.
  - А если Сабур к тому времени умрёт?
  - Сабур не может умереть как мы, Демид, ведь он не рождён как любое живое существо. Он созданный искусственный разум для помощи другим живым. В вашей солнечной системе Сабур сможет существовать до тех пор, пока светит ваше центральное светило. Именно оно питает его своей чистой энергией. Даже если жизнь когда-нибудь прекратит своё существование на вашей планете, Сабур увидит как это произойдёт и по каким причинам.
  - А разве такое вообще возможно?
  - Такое уже не раз случалось в различных мирах вашей Вселенной, и Сабур видел это. Когда корабль из нашей Вселенной только прибыл в вашу солнечную систему, то в ней уже шла космическая война с Драктами и иными пришлыми. Истинные причины, из-за чего та война началась, нашим наблюдателям так и не удалось выяснить, однако впоследствии Сабур видел как была уничтожена довольно развитая разумная жизнь на планетах в вашей солнечной системе. В большей части она сохранилась лишь на этой планете, поэтому корабль наблюдателей из нашей Вселенной и разместил свою базу наблюдения на её крупном спутнике. Когда война в вашей системе закончилась, а корабли Драктов и иных пришлых большей частью были уничтожены, то наш корабль отправился дальше в поисках новых знаний, оставив Сабура на базе, наблюдать за происходящими событиями. Мой малый корабль прибыл на наблюдательную базу относительно недавно, получив сведения о ней от корабля из нашей Вселенной. Когда мы стремились сюда, то думали, что война в вашем мире закончилась, но прибыв на базу узнали, что ваша война всё ещё продолжается. Только ведётся она уже не в солнечной системе, а на поверхности вашей планеты. То, что в данное время происходит в вашем мире, никак нельзя назвать бурным развитием разумного общества. Нам с Сабуром это больше всего напоминает войну за выживание остатков разумных видов, некогда населявших всё пространство на этой земле.
  - Басур, почему ты говоришь, что раньше на нашей земле была довольно развитая разумная жизнь, а разве сейчас не так?
  - Сейчас всё не так как было прежде, Демид. Я внимательно изучил все собранные Сабуром знания. Раньше все разумные существа на вашей земле использовали лишь природные силы, без причинения вреда живой природе, и сохраняли этот красивый мир от уничтожения Драктами и иными пришлыми. А сейчас, большинство из выживших, либо бездумно уничтожают доступные природные ресурсы, либо добывают их под наблюдением пришлых для передачи Драктам.
  - А разве пришлые остались на нашей земле?
  - После уничтожения кораблей пришлых, некоторые из их команд, используя спасательные средства, скрылись от преследования на поверхности вашей земли. Поначалу пришлые лишь скрывались от ваших выживших в труднодоступных местах на вашей планете, но вскоре осмелев, стали селиться среди руин разрушенных городов, а через некоторое время, стали контактировать с небольшими группами местных разумных, из числа выживших народов. Пришлые находили в руинах разрушенных городов различные изделия прошлых эпох и меняли их у местных выживших на продукты питания.
  - Не понимаю. Зачем что-то обменивать на продукты, если можно самим вырастить любые фрукты и овощи? Да и в лесах полно грибов и ягод.
  - Когда мы только прибыли в вашу солнечную систему, то на самом её краю обнаружили сильно повреждённый корабль пришлых. Нам повезло, на этом брошенном корабле мы нашли информационный накопитель с базами данных, из которых немного узнали о жизни пришлых. Так вот, Демид, отвечая на ваш вопрос, могу сказать лишь то, что пришлые никогда ничего нужного для жизни сами не создавали, все их устремления были направлены только на разработку новых видов оружия, так как они жили лишь войной и торговлей. Даже свои корабли они не создали сами, а захватили у других разумных существ. Установив на захваченные корабли различные виды оружия, они всегда следовали за сфероидами Драктов в различные миры вашей Вселенной, где впоследствии начинались войны... После уничтожения разумных и разграбления планет, пришлые всегда возвращались в свои родные миры, где меняли часть награбленного на продукты питания, а остальное захваченное добро продавали, чтобы потом потратить полученные средства на новые виды оружия и на различные развлечения.
  - Так они что... как тати только разбоем и грабежом промышляли? Как же местные люди их гнилую сущность не распознали и стали с ними торговать?
  - Местные выжившие совсем ничего не знали об изначальных причинах начала сражений в небесах и на поверхности вашей земли. Они старались сохранить своих родных и близких. Когда к ним приходили чужие с оружием, то они давали достойный отпор, а торговцев у вас никто в те времена не трогал. Это уже потом, спустя много десятков, а иногда и сотен циклов, потомки пришлых стали нападать на торговые караваны. А до той поры пока продолжалась космическая война с Драктами и их верными союзниками, спасшиеся на вашей планете пришлые вели себя очень тихо и мирно. Выжившие народы впоследствии называли эту великую войну - "Небесной войной Богов", так как старшее поколение помнило, что война началась в небесах.
  - Так значит наши древние предания о Небесной войне Богов, рассказывали именно о тех самых событиях?
  - Я не могу ответить на этот вопрос, Демид, так как не знаю ваших древних преданий.
  - Тогда расскажите, что случилось с остатками пришлых после войны.
  - Хорошо. Спасшиеся на поверхности пришлые поняли, что в ближайшее время им помощи ждать неоткуда, поэтому они решили обосноваться в чужом для них мире. Поначалу они жили, как я уже сказал, среди руин разрушенных городов, отдельно от местных разумных, а потом стали торговать с ними. Когда местные к торговцам немного привыкли, то стали относиться к ним более дружелюбно, ожидая такого же отношения к себе. Но торговцы, из числа пришлых, всегда вели себя довольно настороженно. Они не доверяли никому, продолжая жить обособлено от других выживших народов, по своим собственным правилам и законам, объясняя это другим народам тем, что стремятся сохранить свои древние верования, а также привычные для них устои и традиции. Уже через несколько циклов, местные выжившие принимали потомков пришлых за таких же спасшихся разумных, как и они сами. Хоть эти странные разумные и жили обособлено среди руин, но всё же как-то научились договариваться и более-менее честно торговать со старшими родами выживших. Представители остальных родов видя, что со старшими ведётся честная торговля, тоже стали доверять торговцам из руин. Старшим родам местные разумные всегда доверяли, ведь они старались спасти всех выживших, и сплотили вокруг себя много родов.
  - Но почему так произошло? Разве они не знали, что все пришлые являются врагами?
  - Скорее всего это произошло по ряду причин. Возможно, никто из местных выживших не хотел постоянно вспоминать о тяжёлых временах после войны. Следует помнить, что местные не знали когда в их местности появились пришлые, и почему они поселились именно среди руин разрушенных городов, которые выжившие обходили стороной. Кроме того, местные разумные никогда раньше не видели своих небесных врагов вблизи, поэтому они воспринимали пришлых, как представителей одного из выживших народов. Постарайтесь понять, Демид, что перед всеми разумными на планете, в те далёкие времена, стояли наиболее важные цели в жизни, такие как выживание в разрушенном мире и забота о подрастающем потомстве.
  - Скажите, Басур, а среди древних родов нашего народа тоже селились спасшиеся пришлые?
  - Нет, Демид, случаев заселения в руины ваших древних городов Сабур не зафиксировал. Вы должны понять, что ваш многочисленный народ остался почти единственным на всей планете, кто яростно продолжал сражаться против нашествия Драктов и всех остальных пришлых, несмотря на свои большие потери в защитниках и технике. Остальные народы вашей планеты понесли весьма ощутимые потери и выбыли из дальнейшей борьбы с отрядами врагов, из-за отсутствия разумных способных держать оружие в своих руках. Поэтому спасшиеся на поверхности вашей планеты остатки пришлых, избегали селиться вблизи от своего главного непримиримого противника. Предки ваших древних родов прекрасно знали как выглядят враги, и старались всегда уничтожать их при встрече.
  - Прав был дед, когда говорил, что все войны заканчиваются только тогда, когда последний из врагов будет повержен.
  - Довольно интересный вывод, насчёт окончания войн сделал ваш дед, Демид. Такого мне ещё не приходилось слышать. Похоже вы были абсолютно правы, когда говорили, что мне будет интересно с ним пообщаться и обменяться нашими знаниями. Надеюсь, когда вы вернётесь в своё поселение, то найдёте время, чтобы передать моё приглашение вашему деду посетить нашу базу наблюдения с дружеским визитом. Он может прийти к нам на базу, когда у него для этого будет возможность. Думаю, вам не нужно напоминать, что никто, кроме вашего деда, не должен знать о нашем существовании.
  - Мне ничего напоминать не надо, Басур, у меня достаточно хорошая память. Скажите, а вам удалось выяснить причину, почему остальные народы земли прекратили сражаться с пришлым врагом?
  - Как я уже сказал, основная причина была в том, что продолжение участия в войне, для всех остальных местных народов, означало прекращение существования не только их малочисленных родов, но и всего их разумного вида. Ведь они видели как полностью погибли в сражениях с пришлыми некоторые разумные виды, некогда жившие на вашей планете. Вы должны понимать, Демид, среди всех остальных народов вашей планеты было много хороших охотников, но к сожалению, среди них не было обученных воинов, которые способны дать достойный отпор тем, кто постоянно жил только войной и ничем кроме неё не занимался. Когда множество охотников из разных народов погибло, защищая свои города и поселения, старшие многих родов собрались вместе, и после долгого обсуждения приняли окончательное решение, что необходимо сохранить те народы, какие ещё остались в живых на подвергнувшейся нападению планете. Согласно этому непростому решению, все остальные выжившие скрылись в заранее построенных убежищах, и собирали вокруг себя всех, кто сумел остаться в живых.
  - Выходит, что почти все народы жившие на Земле полностью отказались от дальнейшей борьбы с пришлыми, и просто попрятались от них в своих убежищах чтобы сохранить свои жизни, а потом ещё и стали торговать с ними. Получается, что только лишь одни наши древние предки, не щадя своих жизней, продолжали сражаться с напавшими на Землю врагами? Я вас правильно понял, Басур?
  - Если всё упростить, как это сделали вы, Демид, то получится именно такой вывод. Предки вашего народа действительно никогда не прекращали свою борьбу против всех своих врагов, но это происходило лишь тогда, когда пришлые вторгались на их территорию проживания. Когда на них не нападали пришлые, то и никаких сражений не было. Все рода ваших предков спокойно жили на своих территориях и занимались повседневными делами. Могу сразу вам пояснить, что большинство выживших народов вашей планеты никогда окончательно не отказывалось от борьбы с врагами. Когда выжившие немного восстановили свою численность и накопили силы, то вновь продолжили сражаться с пришлыми.
  - Мне кажется, что в ваш интересный рассказ закрались противоречия, Басур. То вы мне рассказываете, что местные народы стали торговать с пришлыми, которые поселились среди руин разрушенных городов, то вдруг заявляете, что когда местные выжившие немного восстановили свою численность, они вновь продолжили сражаться с врагами. Поясните мне, пожалуйста, что же из сказанного вами является правдой?
  - Правда и то, и другое.
  - А разве так может быть?
  - Как ни странно вам это слышать, Демид, но и такая возможность развития противоречивых событий иногда случается в жизни. Не всё что происходит в окружающем нас мире, следует воспринимать однозначно. Понимаете, все группы пришлых, что укрылись в разных местах вашей планеты, везде повели себя абсолютно по-разному. Небольшие группы чужаков, не только стали активно торговать с местными выжившими, но и через некоторое время начали родниться с ними, чтобы выжить. Сначала они создавали новые семьи, а по прошествии нескольких поколений, эти малые группы пришлых, полностью адаптировались на планете и начали перенимать образ жизни местных выживших.
  - Вы сказали, что такое происходило с лишь небольшими группами чужаков, Басур. Значит, остальные пришлые повели себя иначе?
  - Совершенно верно. Более многочисленные группы пришлых, поначалу действовали точно так же, как их собратья из малых групп. Пришлые расселялись среди руин разрушенных городов, искали в них всё необходимое для торговли с местными. Спустя некоторое временя, когда все местные выжившие привыкали к появлению торговцев из руин и настороженность по отношению к ним уменьшалась, в эти поселения или в убежища посылались боевые отряды пришлых. Они уничтожали полностью находившееся там население от стариков до маленьких детей, оставляя в живых лишь местных девочек, которые впоследствии рожали пришлым детей. Этих детей чужаки воспитывали как воинов из своего мира, внушая им с малых лет, что все остальные выжившие жители на планете являются для них врагами.
  - Зачем же они так поступали? Ведь ребёнка нельзя воспитывать только на одной ненависти. Дети всегда должны видеть добро и ласку.
  - Дело в том, что спасшиеся на вашей планете чужие, не смирились со своим поражением в войне, и надеялись, что когда-нибудь в будущем, не они, так их потомки захватят непокорную планету. Так потом и получилось, их потомки впоследствии расселившиеся по разным материкам, провоцировали войны между выжившими народами за природные ресурсы, продовольствие и различные изделия. При этом, сами потомки пришлых старались не участвовать в развязанных войнах, из-за своей малочисленности, но всегда помогали всем воюющим сторонам. Когда войны между выжившими разумными заканчивались, то потомки пришлых забирали все природные ресурсы себе, как плату за помощь в войнах...
  - Надобно было всем выжившим народам объединить свои силы и полностью уничтожить всех пришлых врагов, а также их потомков, которые не желали жить в мире, - твёрдо произнёс молодой охотник.
  - Возможно вы правы, Демид, но этого не произошло, так как через несколько сотен циклов в вашей солнечной системе вновь появились сфероидные корабли Драктов. Они прибыли в этот мир в сопровождении неизвестных для нас больших многомерных кораблей. Как мы с Сабуром поняли, это были какие-то наблюдатели. Под их присмотром, малые корабли Драктов забрали с вашей планеты большинство своих спасшихся союзников и их потомков.
   - Значит все пришлые покинули наш мир?
  - Не все. Здесь остались только те, кто мирно жил с местными и решил остаться на планете. Когда все корабли Драктов и наблюдателей покинули эту солнечную систему, ваш мир вновь стал Закрытым для посещения.
  - А что происходило дальше, Басур?
  - Об этом мы с вами поговорим в следующий раз, Демид. Сейчас вам пора возвращаться к себе в поселение, и поговорить со своим дедом об обмене знаниями...
  
  Глава 5
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Едва только Демид прошёл через сияющую мембрану портальной арки, и отправился на свою планету, провожающие сразу же покинули портальный зал, направившись по центральному широкому коридору в привычную уютную комнату, обозначенную на схеме базы наблюдения как "зал для принятия пищи и деловых переговоров". Сделав себе чашку горячего тонизирующего напитка, а после заняв своё любимое и довольно удобное кресло, старший наблюдатель базы ненадолго задумался, а через некоторое время, он задал вопрос своему постоянному помощнику, главному искину:
  - Что скажешь, Сабур?
  "Для начала могу лишь сказать, командир, что в данный момент у вас наблюдается упадок жизненных сил. Поэтому я вынужден настаивать, чтобы вы немедленно посетили медицинский модуль и прошли полный курс восстановительных процедур. Необходимые команды мною уже переданы искину медицинского модуля базы. Медкапсула восстановления ждёт вас."
  - Ну что же, значит отложим наш разговор до моего возвращения из медкапсулы.
  "Полностью согласен с вашим решением, командир. Пока вы будете восстанавливаться в медицинской капсуле, я проведу ещё несколько серий наблюдений и замеров излучений."
  - С чем связаны эти наблюдения и замеры, Сабур?
  "С моими основными исследованиями направленными на подтверждение созданной мной теории."
  - В таком случае, удачных тебе исследований.
  "Благодарю, командир."
  
  Прозрачная крышка медкапсулы бесшумно открылась и Басур Денкс с лёгкостью покинул её. Одевшись в привычный комбинезон он задал вопрос искину медицинского модуля:
  - Медик, краткий отчёт о моём состоянии здоровья?
  "Полный курс восстановительных процедур завершён, командир. Длительность курса двое суток. Никаких отклонений в состоянии вашего здоровья, по окончании курса восстановления, не обнаружено. Все последствия от воздействия неизвестного излучения полностью убраны. Краткий отчёт закончен."
  - Что ещё за неизвестное излучение, Медик?
  "Никакой информации по источнику неизвестного излучения в медицинских базах данных нет. Все полученные мною материалы, по неизвестному ранее излучению, обнаруженному при обследовании вашего организма, уже переданы главному искину базы наблюдения Сабуру."
  - Понятно, - сказал Басур, и покинул медицинский модуль.
  
  Плотно пообедав в "зале для принятия пищи и деловых переговоров", Басур сделал себе чашечку горячего тонизирующего напитка и сразу же вызвал своего постоянного помощника. Голографический образ главного искина базы наблюдения мира Белрос появился в уютной комнате незамедлительно.
  "С восстановлением, командир."
  - Благодарю, Сабур. Скажи, тебе что-нибудь удалось выяснить по неизвестному излучению?
  "На данный момент все полученные материалы ещё находятся в обработке. Для этих целей мною был задействован резервный искин базы..."
  - Я понял тебя, - перебил старший наблюдатель доклад главного искина, - тогда давай вернёмся к нашему отложенному разговору. Меня в первую очередь интересует твоё мнение о нашем молодом госте, Сабур?
  "Довольно интересный разумный. У меня появилась очень важная причина для осмысления появления на нашей базе, такого необычного представителя разумных."
  - И чем же этот Демид тебя так заинтересовал?
  "Тем что он самим своим существованием полностью разрушил созданную мною теорию об естественных природных силах данной планеты."
  - Так... Довольно необычный ответ на мой вопрос. А теперь, Сабур, постарайся поподробнее рассказать мне о своей теории, и о том, как этот молодой разумный смог её разрушить. Насколько я помню, в нашей совместной беседе мы вообще никаких теорий не обсуждали.
  "Прежде чем я начну свой подробный рассказ... скажите, командир, вам известно для чего и с какой целью наша база была размещена именно возле этой планеты?"
  - Перед отправкой на эту базу наблюдения, глава нашего клана мне сообщил, что на данной планете довольно интересное и необычное развитие разумной жизни. В этой удалённой части не нашей Вселенной довольно редко удаётся найти планеты, где бы совместно и мирно проживали три или четыре вида разумных существ. Как правило, в каждом найденном нами обитаемом мире доминирует всего лишь один разумный вид или раса. А вот на этой планете, непонятным для нас образом, вместе смогли уживаться больше двух десятков самых разных разумных видов и рас. Многие виды не только мирно уживались друг с другом, но даже вели на планете различную совместную деятельность. И если бы не вторжение кораблей Драктов и иных пришлых из-вне, то неизвестно к каким результатам привело бы такое сосуществование различных разумных рас и видов. Поэтому мне поручили выяснить, каким же образом и при помощи каких древних знаний, им удалось наладить контакты между разными видами и расами разумных. Думаю, что именно для выяснения этих целей и была размещена наша база наблюдения возле данной планеты. Я понятно ответил на твой вопрос, Сабур?
  "Ваш ответ принят и мне понятен, командир. Так же мне ясны и ваши цели для наблюдения за различными разумными видами и расами, но всё же основная цель размещения нашей базы наблюдения возле этой планеты вовсе не в этом."
  - А в чём же?
  "Изначальная цель расположения базы наблюдения мира Белрос, в данном пространстве звёздного сектора, состояла в изучении этой необычной планеты и её естественных природных сил."
  - А что в этой планете может быть необычного, Сабур? Как я понимаю, это обычная планета, точно такая же, как и множество похожих обитаемых планет в этой Вселенной.
  "Необычность этой обитаемой планеты состоит в её уникальных природных излучениях, а также в многочисленных слоях отражения основного мира."
  - Поясни.
  "Как у меня отмечено в базах данных, командир, вы ведёте свои постоянные наблюдения исключительно за разумной жизнью основного слоя реальности данной планеты, а таких слоёв где присутствует разнообразная жизнь тут не один, и даже не два... Здесь таких слоёв реальности множество. Каждый появившийся на этой планете новый слой реальности изначально был чем-то похож на основной, но по прошествии определённого периода времени, слои стали отличаться друг от друга из-за различных вариаций происходящих в них событий, но при этом, абсолютно все слои реальности существуют и развиваются одномоментно на данной необычной планете, правда в некоторых слоях замечено иное течение потоков времени. Так что у меня имеется возможность наблюдать развитие отдельных ключевых событий в разных временных точках. Все существующие слои реальности чем-то напоминают мне, похожие листочки на ветвях одного дерева. Получается этакое многообразное и многовариантное, но в то же время, единое Древо Миров. Правда мне уже приходилось замечать и мёртвые слои реальности на данной планете, в которых не только разумная жизнь прекратила своё существование, но и всякая другая..."
  - Погоди немного, Сабур, - перебил своего помощника Басур, - а какое отношение имеет то, что ты сейчас мне сказал, о множестве слоёв реальности на данной планете, к твоему заявлению о том, что наш гость Демид своим существованием полностью разрушил твою теорию об естественных природных силах данной планеты?
  "Самое прямое, командир. Изначально моя теория строилась на том, что сочетание всех естественных природных сил планеты и различных слоёв реальности, порождает необычное излучение благотворно влияющее на общее развитие всевозможных разумных форм жизни. Это необычное излучение накапливалось в различных металлах и в почве, а также в растениях и деревьях, особенно в тех, чья структура была кремниевая. Когда насыщение энергии превышало порог определённого уровня, то вокруг таких источников накопления необычного излучения, сформировывались мощные энергетические поля, которые благотворно влияли на окружающее пространство и на всех разумных существ живущих поблизости от таких источников. Вскоре среди разумных появились отдельные индивидуумы которые научились при помощи этого необычного излучения влиять на естественные силы природы планеты, а некоторые научились воздействовать на других разумных существ. Одни виды разумных называли это воздействие термином "магия", другие - "волшбой" или "чародейством", а иные виды разумных существ давали этим умениям свои собственные названия. Вот такое краткое изложение сути моей теории, командир."
  - Я понял тебя, Сабур. Получается, что все нападения Драктов и иных пришлых, напрямую связаны с этими источниками и с накопителями необычного излучения.
  "Совершенно верно. Именно поэтому они изымали всю растительность на кремниевой основе и вывозили её с этой планеты. Те же самые действия Драктов проводились и в отношении почвы планеты, весь доступный грунт снимался механизмами Драктов на очень большую глубину. Ведь почва тоже была перенасыщена этим необычным излучением."
  - С этими событиями теперь мне всё понятно, Сабур. Остался неясен лишь твой вывод, о том, что наш недавний гость Демид каким-то непонятным способом смог полностью разрушить твою довольно стройную теорию "об естественных природных силах планеты". Сам понимаешь, что формулировка "самим своим существованием" меня нисколько не устраивает. Мне в данный момент нужен чёткий аргументированный ответ.
  "Всё дело в том, командир, что приведённая только что формулировка, и есть самый чёткий и аргументированный ответ. Источником необычного излучения на данной планете являются не её естественные природные силы, и не существующие слои реальности, а раса разумных существ, к которой принадлежит Демид."
  - Сабур, ты хочешь мне сказать, что абсолютно все разумные существа, на этой планете, способны генерировать данное необычное излучение?
  "Вы меня неправильно поняли, командир. Способность генерировать необычное излучение имеют только представители одной разумной расы, к которой принадлежит наш гость Демид, да и то не все. Пока вы находились в медицинском модуле, я несколько раз проверил на наличие необычного излучения все остальные виды разумных существ на этой планете. Полученные данные говорят сами за себя. Остальные виды разумных существ вообще никоим образом не умеют генерировать данное необычное излучение. Среди разумных видов, которые называют себя терминами "люди" или "человеческие народы", существуют лишь отдельные индивидуумы, способные не только почувствовать наличие этой особой энергии, но и научившиеся управлять небольшими потоками необычного излучения. Как выяснилось при повторных исследованиях, самостоятельно создавать этот необычный вид энергии никто из других видов разумных существ не в состоянии..."
  - Погоди, Сабур, - вновь перебил рассказ своего помощника старший наблюдатель, - а как ты определил, что способность генерировать необычное излучение имеют только представители разумной расы, к которой принадлежит Демид?
  "Так у нас вся мебель на базе и всё оборудование имеет встроенные датчики. Их назначение следить за состоянием здоровья всех находящихся на базе наблюдения. Когда Демид находился в зале для принятия пищи и деловых переговоров, датчики вмонтированные в кресло снимали все его медицинские параметры и записывали весь спектр излучений. Таким образом, наши датчики зафиксировали необычное излучение исходящее от нашего гостя. Кроме того, командир, при помощи точно таких же измерительных датчиков, вмонтированных в ваше любимое кресло, было обнаружено, что у вас упадок жизненных сил. Поэтому я и рекомендовал вам пройти полный курс восстановления в медицинском модуле. Как только крышка вашей медкапсулы закрылась, мною были проведены несколько серий наблюдений и различных замеров излучений всех разумных видов на планете. Как я и предположил ранее, генерировать необычное излучение может всего лишь одна разумная раса на этой планете, и Демид её полноценный представитель."
  - Это как-то связано с физиологией расы?
  "Нет, командир, физиологические излучения тел разумных существ, никакого отношения к данному явлению не имеют. Генерация этого необычного излучения у них происходит на более тонких энергетических уровнях. Если пользоваться терминологией данной разумной расы, всё зависит от гармоничного слияния души и духа. Иными словами можно сказать, что для того, чтобы началась генерация этого необычного излучения, душа и дух разумного должны быть развиты до определённого уровня, при этом должны быть задействованы все энергоновые потоки."
  - А разве другие виды разумных на планете не развивают свою душу и дух?
  "Согласно моим постоянным наблюдениям, остальные виды разумных существ, уже долгое время, в основном развивают только свои тела и души. Развитием духа редко кто занимается. Этот перекос в развитии разумных напрямую связан с различными религиозными представлениями и культами, особенно с теми, которые активно стали распространяться после последнего нападения на планету Драктов и пришлых."
  - Сколько тебе удалось зафиксировать мест с источниками необычного излучения?
  "К сожалению, мне удалось зафиксировать очень мало активных источников, командир. Большинство источников, на данный момент времени, находятся под поверхностью планеты, в так называемых "природных ресурсах". Они пребывают в нейтральном состоянии, иными словами говоря, просто сохраняют ранее накопленный уровень необычного излучения."
  - Ты смог выяснить с чем это связано?
  "Это связано с тем, что Дракты, а также пришлые, до сих пор находятся на данной планете и не дают возможности развиваться всем разумным видам. Они постоянно вмешиваются во все сферы жизни местных народов и стараются взять под свой тотальный контроль всех разумных, и происходящие процессы на планете. Когда у них это не получается, то они развязывают войны на планете. Как я уже сказал ранее, их интересуют только лишь "природные ресурсы" накопившие в себе достаточное количество необычного излучения."
  - Сабур, мне послышалось или тебе не нравится местный термин "природные ресурсы"?
  "Дело в том, командир, что Дракты и пришлые, термином "природные ресурсы" обозначают места массового уничтожения и захоронения разумных существ. Особенно их интересуют места, где погибли разумные принадлежащие к той же расе, что и Демид."
  - Погоди. Почему ты сказал "захоронения"? Насколько мне известно, из моих собственных наблюдений за планетой, большинство разумных принадлежащих к расе Демида всегда сжигали своих умерших.
  "Это действительно так, командир. Такой прощальный огненный обряд у них действительно существовал в повседневной жизни, но когда волны искусственно устроенного потопа или грязевого потока накрывают в один момент миллиарды разумных существ, перекатываясь через все континенты, то тела умерших просто некому откапывать из глубин и сжигать в погребальном костре. Через некоторое время планета перерабатывает тела погибших в своих недрах, деля их на различные составляющие, поэтому Дракты и пришлые придумали такой оригинальный термин."
  - Ты сказал, что видел как гибли миллиарды разумных существ, а почему я не помню таких событий?
  "Потому что когда данные трагические события происходили на поверхности, командир, вы находились в своей стазис-капсуле медицинского модуля базы. Зрелище не очень приятное для психологического состояния наблюдателя, вот и приходилось вас туда помещать. Сами рассудите, смогли бы вы спокойно наблюдать гибель десятков миллиардов разумных и тысяч видов других живых существ?"
  - Спокойно я бы точно не смог наблюдать, Сабур. И сколько раз тобой было зафиксировано вот такое глобальное уничтожение разумных?
  "С момента расположения нашей базы возле планеты, мною зарегистрированы три случая, когда численность разумных существ, схожего с нами вида, сокращалась с нескольких десятков миллиардов до двадцати-тридцати миллионов. Сколько раз такое происходило раньше, у меня нет данных."
  - Но двадцати-тридцати миллионов крайне недостаточно для полноценного восстановления численности населения планеты.
  "Совершенно верно, командир. Местные жители думали точно так же как и вы, поэтому они стали завозить разумных похожих видов с других обитаемых миров. Планета вновь начинала оживать и развиваться, вот только продолжалась эта спокойная жизнь до очередного нападения кораблей Драктов и пришлых."
  - Я понял тебя, Сабур. Скажи мне, есть ли поблизости от точек выхода наших порталов источники необычного излучения?"
  "Самый ближайший источник необычного излучения находится в поселении, где живёт наш гость Демид. Но самое интересное даже не в этом..."
  - А в чём? - вновь перебил своего помощника старший наблюдатель.
  "В том что активный источник необычного излучения находящийся на поверхности планеты, в поселении разумных, постепенно начал влиять на более древний источник, ранее пребывающий в нейтральном состоянии, на не очень большой глубине под поверхностью."
  - Думаешь это сородичи Демида постарались?
  "А больше просто некому такое совершить. Но меня, в данном моменте, заинтересовало совершенно другое интересное явление. Живые существа обитающие в местности недалеко от поселения, где живёт Демид, попали под воздействие потоков необычного излучения из древнего источника. В результате их разум, после долгого времени затухания и спячки, начал вновь активно развиваться."
  - Интересное наблюдение. Что думаешь делать с полученными данными, Сабур?
  "Думаю, ими следует поделиться с Демидом, ведь необычное излучение было обнаружено благодаря ему."
  - Полностью согласен с таким решением. Думаю и эту нашу беседу тоже следует передать Демиду. Таким образом у него появится больше причин доверять нам...
  "Согласен с вами, командир."
  
  ***
  На базу наблюдения получилось вернуться лишь через три недели. Сначала, нам с дедом, пришлось пережидать затянувшийся на несколько дней обложной дождь, а потом мы терпеливо ожидали когда просохнет земля в округе и уйдёт лишняя вода на болоте через многочисленные ручьи и старицы. Так что времени на размышления было более чем достаточно...
  
  После возвращения домой, дед отложил все дела и очень внимательно меня выслушал, а по окончании моего длительного и подробного рассказа, сразу принял решение посетить необычных наблюдателей, живущих на острове посреди болота. Всё время, пока я рассказывал, дед был очень серьёзным и лишь один раз усмехнулся в бороду, когда услышал что я поручился за него. На протяжении всех дождливых дней, мой дед постоянно давал какие-то важные указания моему отцу и подробные наставления нашему старосте Мирославу Кузьмичу. Мне иногда казалось, что дед собирался идти со мной не на несколько дней, а на очень долгое время. Так или иначе, но пришло время, и мы с моим дедом наконец-то отправились на встречу с Басуром.
  Весь путь до острова посредине болота дед молчал и внимательно смотрел по сторонам, запоминая какие-то свои приметы. Мы останавливались в пути всего лишь однажды, чтобы немного подкрепиться снедью приготовленной для нас заботливой Анеей Доброславной. Наша следующая остановка произошла уже на острове, когда дед рассматривал необычайно красивую сияющую дымку между двух деревьев. А потом произошло неожиданное для меня событие. Дед усмехнулся чему-то, подмигнул мне, а затем резко шагнул в сияющую дымку и мгновенно исчез. Мне оставалось лишь последовать за ним.
  Возле портала на базе наблюдения, нас встречали Сабур с Басуром. Поздоровавшись друг с другом, я представил хозяевам базы своего деда, а они сами представились ему. После чего, нас пригласили пройти в уже знакомую для меня комнату.
  
  После небольшой совместной трапезы, первым начал говорить мой дед:
  - Благодарю за радушную встречу, уважаемые наблюдатели. Ежели вы позволите, то мне хотелось бы кое-что уточнить...
  - Спрашивайте, уважаемый Всеволод Доброславич, - сказал Басур, - если у нас будут ответы на ваши вопросы, то вы их услышите.
  - Хорошо. Скажите мне, пожалуйста, уважаемые, вот вы, в прошлое посещение Демида, поведали ему об очень далёких временах, и сообщили, что все древние вороги покинули нашу землю. Енто действительно так?
  "Совершенно верно, Всеволод Доброславич, мы действительно сообщили об этих событиях вашему внуку", - ответил Сабур.
  - Но как тогда следует понимать происходящие ныне события, кои показывают, что древние вороги вновь появились на нашей земле и опять творят своё кровавое дело? Я уже долго живу на белом свете и многое повидал на своём веку, но чёрные деяния древних ворогов видны повсюду.
  "То что мы рассказали вашему внуку, в прошлый раз, является истинной правдой, но это всего лишь небольшая часть событий происходивших в вашем мире в прошлом. Вы, наверное, сами хорошо понимаете, что невозможно за одну встречу рассказать обо всех событиях прошлого, которые произошли только лишь в одном вашем мире... Тем более, что ваши древние враги, не один и не два раза нападали на вашу планету. После того события, о котором мы в прошлый раз рассказали Демиду, Дракты и пришлые вновь собирали новые большие силы и снова нападали на планету..."
  - Приношу свои извинения, за то что перебиваю вас, уважаемый Сабур, но меня довольно сильно настораживает ваша оговорка "в одном вашем мире". Вы могли бы её пояснить?
  "Объяснение тут простое. Кроме вашего основного мира, на планете существуют множество очень похожих миров. Их можно сравнить с отражением в зеркале, но это не зеркальные миры. Они как дети-близнецы, которые с детских лет жили и воспитывались вместе, а создав свои семьи разъехались по разным поселениям. Представьте себе на мгновение, что где-то есть ещё такие же миры, где существуют ваши многочисленные отражения, похожие на вас как братья-близнецы. Вот только в одном мире вы живёте как воин, в другом - занимаетесь каким-нибудь ремеслом, а в третьем, вы путник, который решил обойти весь мир и посмотреть как живут другие люди. Такое пояснение вас устроит, Всеволод Доброславич?"
  - Благодарствую, Сабур. Мне понятен ваш пример. Скажите, пожалуйста, а за иными мирами вы тоже ведёте наблюдение?
  "Да. Мой командир, наблюдает за вашим основным миром, а я веду наблюдения за всеми остальными мирами. Мы их называем эти миры - слоями реальности данной планеты. Могу я узнать, с чем связан ваш вопрос?"
  - Вы сказали, что есть очень похожие миры, где существуют похожие на меня люди. Значит ли сие, что у вас есть возможность посещать такие миры?
  "Такая возможность имеется. Вот только мне не совсем понятна суть вашего вопроса, уважаемый Всеволод Доброславич."
  - А тут суть простая. Вы поможете мне найти одного человека в иных мирах, а я поделюсь с вами своими знаниями.
  - Очень неожиданное предложение, Всеволод Доброславич, - задумчиво произнёс старший наблюдатель. - Я думаю вы дадите нам время на его обдумывание.
  - Ничего не имею против, уважаемый Басур.
  - Вот и хорошо. Сейчас Сабур покажет вам комнаты где вы сможете отдохнуть с дороги, а потом мы встретимся вновь и продолжим беседу...
  
  Глава 6
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Оставшись на некоторое время в относительном одиночестве, Басур начал размышлять о немного странном условии, которое ему высказал Старейшина поселения разумных, но все его мысли и размышления по данному вопросу остановил появившийся с докладом Сабур.
  "Командир, наши гости размещены. Предоставленные комнаты для отдыха и сна, им очень понравились. В данный момент оба гостя уже спят. Все наши датчики, установленные в мебели выделенных комнат, непрерывно снимают показания их здоровья и психологического состояния. Вот только у меня есть сомнения в том, что у наших гостей есть интересные знания пригодные для достойного обмена."
  - Хорошо. Я понял тебя, Сабур. Скажи, есть какие-нибудь новости относительно того, когда и кто на меня воздействовал неизвестным излучением?
  "Я всё выяснил, командир, правда для получения полного ответа мне пришлось поднимать данные ваших обследований в медицинском модуле, а также всю сопутствующую информацию с наших внешних датчиков на планете за последние пять с лишним циклов."
  - Почему именно эти старые данные тебе понадобились?
  "Командир, вы хорошо помните ту маленькую девочку из поселения на планете, которую нам пришлось усыпить на краю болота?"
  - Конечно, я прекрасно помню тот случай, ты тогда использовал ментальные излучатели для погружения разумной в состояние наведённого сна. Судя по настойчивому акцентированию на этом случае с девочкой, именно она как-то связана с неизвестным излучением. Я прав?
  "Вы как всегда правы, командир, и совершенно верно сделали вывод, что та девочка имела прямое отношение к негативному воздействию на вас. Именно от неё вы получили первичное воздействие неизвестным излучением."
  - Этого не может быть, Сабур, скорее всего тут ты ошибаешься. Я предельно внимательно осматривал ту спящую маленькую девочку. Никаких технических устройств или излучателей у неё при себе не было.
  "Не буду спорить с вашим утверждением, командир, но всё дело в том, что та маленькая девочка сама по себе являлась хорошим источником неизвестного излучения. Это подтвердили данные, полученные после дистанционной биодиагностики и ментального сканирования, с наших внешних датчиков. Поэтому никакие технические устройства или излучатели ей были абсолютно не нужны."
  - Поясни.
  "Когда эта маленькая девочка шла вдоль болота, она была очень сильно напугана. Скорее всего на неё так подействовали местные легенды об обитающих посреди болота различных агрессивных формах жизни. Поэтому она создала и наложила на своё биополе один необычный защитный пси-конструкт. В массиве образов общения местного языка, который вы мне недавно предоставили, мне удалось найти его словесное обозначение. Данный пси-конструкт у местных разумных имеет довольно странное название "Обережь от нечисти". Как я понял, он применяется в повседневной жизни местных разумных для защиты от всего враждебного и пугающего. Когда вы стали осматривать уснувшую девочку, её биополе восприняло вас как неизвестную и возможно враждебную форму жизни, в результате чего защитный пси-конструкт отпечатался в вашей ауре, чтобы начать разрушение вашего организма."
  - Погоди, Сабур. После осмотра девочки я вернулся на базу и сразу прошёл обследование в медицинском модуле. Никаких негативных последствий, от этого защитного пси-конструкта, наше диагностическое оборудование не зафиксировало. Да и все последующие медицинские проверки на протяжении пяти циклов тоже ничего не выявили. Как ты это можешь объяснить?
  "Всё очень просто, командир. У той спящей маленькой девочки была очень слаборазвитая энергетика, из-за её довольно малого возраста, поэтому мощности неизвестного излучения хватило только лишь на передачу вам общей структуры самого пси-конструкта. Пять циклов назад, диагностическое оборудование нашего медицинского модуля не выявило никакой угрозы вашему здоровью, так как пси-конструкт лишённый необходимой энергии был абсолютно нейтрален и не представлял для вас никакой опасности. Так бы и дальше продолжалось, но всё изменилось во время вашего последнего посещения поверхности планеты. Когда вы на лесной поляне делали копирование матрицы языка с двух спящих разумных, защитный пси-конструкт зафиксированный в вашей ауре, неожиданно стал получать необходимые объёмы неизвестного излучения. Получив достаточное количество энергии данный пси-конструкт немедленно активировался, после чего началось постепенное разрушение не только вашей ауры, но и различных органов вашего тела, а когда к нам в гости пожаловал Демид, то его естественное излучение тела дало ускорение всем процессам заложенным в полученный вами ранее пси-конструкт."
  - Ты хочешь сказать, Сабур, что необычное излучение исходящее от Демида и жителей его поселения, формирующее возможность создания слоёв новой реальности на данной планете, а также неизвестное излучение той маленькой девочки, способное разрушить жизненную структуру разумного существа, имеют в своей основе один и тот же вид неизвестной нам энергии?
  "Совершенно верно, командир. Исходя из тех данных, что мною получены при выяснении обстоятельств негативного воздействия на вас, можно сделать однозначный вывод: Местные разумные, из поселения где живут Демид, его дед и та маленькая девочка, умеют использовать данный вид энергии, как для созидательных процессов, так и для разрушительных."
  - А что в данный момент происходит с пси-конструктом, что был прописан в моей ауре? Ведь как я понимаю, оба наших гостя из поселения, сами по себе являются природными источниками довольно мощного необычного излучения.
  "С вами сейчас уже ничего не происходит, командир, так как чужеродный пси-конструкт был удалён из вашей ауры, во время прохождения вами полного курса восстановительных процедур в медицинском модуле. Так что упадка жизненных сил у вас больше не будет."
  - Я понял тебя, Сабур. Скажи, у нас собрана большая база данных по пси-конструктам?
  "У нас вообще нет и никогда не было такой базы данных. В мирах нашей Вселенной никогда не использовались подобные пси-конструкты. Ваш разумный вид, во все времена существования мира Белрос, пользовался исключительно бытовым пси-оперированием, и только в особо крайних случаях применялось пси-воздействие на других разумных существ в качестве вынужденной защиты для сохранения жизни. С действующим пси-конструктом мы столкнулись впервые на этой планете. Выяснилось это только сейчас, после расследования причин резкого ухудшения вашего здоровья. Именно ваш внезапный упадок жизненных сил, а также данные последующего полного медицинского обследования, помогли нам случайно узнать о существовании этого единичного пси-конструкта и принципах его воздействия на живых существ."
  - Как ты думаешь, нашим гостям известно что-нибудь о других пси-конструктах?
  "Думаю, что им это достаточно хорошо известно. Ведь ту маленькую девочку кто-то научил использовать данный защитный пси-конструкт в повседневной жизни, а обучить её мог только кто-то из разумных более старших поколений."
  - Ну вот, Сабур, видишь как хорошо всё складывается, а ты поначалу сомневался в том, что у наших гостей имеются "интересные знания пригодные для достойного обмена". Когда Всеволод Доброславич со своим внуком Демидом проснутся и покушают, необходимо будет основательно поговорить с ними обо всех защитных пси-конструктах. Не думаю, что они используют только один этот способ пси-защиты.
  "Как вы думаете, командир, у местных разумных может быть в наличии ещё какое-нибудь неизвестное для нас знание?"
  - Кто знает что у местных ещё может быть. Мы ведь в основном наблюдаем за техническим и технологическим развитием разумных в различных мирах этой Вселенной, но всё дело в том, что самые совершенные технологии не всегда играют определяющую роль в развитии разумного общества. Технические устройства должны лишь помогать развитию мыслительных процессов, а не подменять его, делая самих разумных существ полностью зависимыми от какой-либо техники.
  "Но ведь без необходимых технических устройств, быстрого развития разумного общества может не произойти. Ведь благодаря различным совершенным технологиям мир Белрос освоился в многочисленных мирах своей родной Вселенной, а потом, в поисках знания, смог попасть в эту Вселенную. Да что там говорить, даже вам, командир, чтобы попасть в один из слоёв реальности на данной планете, приходится пользоваться портальными установками. Если бы не совершенные технические разработки, мир Белрос никогда бы не смог доставить в иную Вселенную нашу базу наблюдения, и расположить её на спутнике возле этой планеты. Разве я не прав?"
  - В твоих выводах есть определённый смысл, Сабур, но всё дело в том, что нам однажды довелось наблюдать за одним видом разумных освоивших не только свою звёздную систему, но и десятки ближайших к ним. При этом, данный разумный вид вообще был далёк от использования каких-либо технических устройств. Развитие этого необычного разумного сообщества опиралось только на совершенствование различных своих психо-ментальных способностей и на освоение энергий окружающего пространства.
  "Командир, а как же тогда эти разумные перемещались с планеты на планету, как в своей звёздной системе, так и на планеты в других системах?"
  - Ты можешь мне не поверить, Сабур, но они перемещались при помощи мысли, используя энергии окружающего пространства. Они, также как и мы, любили наблюдать за развитием жизни на различных планетах, даже не допуская мысли как-то повлиять на естественный ход событий. У них даже не было таких понятий, как "уничтожить" или "захватить". Всё что нужно для жизни им давала природа родного мира. Они никогда не строили свои города и поселения, поэтому каждый род разумных селился там, где им больше всего нравилось. Их дома и жилища, выращивались из необычных семян словно деревья, создавая неповторимый внешний вид и внутреннее убранство. Делалось всё это довольно быстро, при помощи изначально заложенной в семя мыслеформы и доступных энергий окружающего пространства. При этом, выращенные разумными существами дома и жилища, довольно гармонично вписывались в окружающую природную среду и совсем не выглядели чужеродными.
  "А чем эти разумные питались?"
  - Тем что давала им природа родного мира, ягодами, орехами, фруктами и овощами. На той планете ведь были не сплошные леса, между ними гармоничными островками росли прекрасные фруктовые сады. Как правило, все сады находились возле рек и озёр с кристально чистой водой. За всё время нахождения нашей команды в том мире, мы ни разу не видели никаких крупных животных или птиц в небе, поэтому нам неизвестно употребляют ли они в пищу мясо или нет.
  "Вам приходилось с ними общаться, командир?"
  - К моему глубокому сожалению, Сабур, нормального, взаимовыгодного общения с этими разумными у нашей команды не получилось. В повседневной жизни, для общения между собой, эти необычные разумные использовали только мыслеречь, а голосовую речь они использовали лишь для воспитания своего потомства. Из-за того, что массивы образов общения наших миров очень сильно различались, нам так и не удалось достичь с ними полного взаимопонимания. Они вообще никак не отреагировали на размещение нами большой космической базы, на орбите возле их центральной планеты, и к установке наших портальных площадок на поверхности. Эти необычные разумные никоим образом не препятствовали нам в наблюдении за их повседневной жизнью, но сами первыми на прямой контакт с нами не шли, за исключением момента когда мы только прибыли в их мир. Мы пробыли в том необычном мире больше пятидесяти циклов, после чего отправились в дальнейший путь на поиски знаний. Наш долгий полёт закончился когда мы прибыли в эту систему...
  "Вы до сих пор переживаете гибель своего корабля и невозможность увидеть новые миры?"
  - Знаешь, Сабур, несмотря на потерю корабля и всей своей команды, я всё же рад, что мы в конечном итоге оказались именно здесь, в этом вечно сражающемся за своё существование мире. Разумные существа с этой планеты, какому бы виду или расе они ни принадлежали, ещё способны удивлять, и поражают меня своими необычными накопленными знаниями.
  "А что вы хотите предложить им взамен за их знания, командир?"
  - Всё, что они сами попросят...
  
  Глава 7
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Почти заросшая травой старая дорога плавно огибала ивовые заросли растущие вдоль всего берега большого озера и исчезала во мраке среди деревьев древнего леса. Дорога до самой чащи прекрасно просматривалась из надёжно построенного шалаша в придорожных зарослях дикой смородины. Прилетевший, к моему охотничьему становищу, ветерок со стороны леса, овеял лицо целым букетом разнообразных запахов и ароматов. Мой нос не подвёл, и чётко выделил в этом букете, привычные ароматы добротно выделанной одежды из кожи, стойкого человеческого пота, а также неповторимые резкие запахи присутствия каких-то довольно крупных зверей. Осторожно поднявшись и выглянув из-за кустов дикой смородины, я увидел как по старой дороге к лесу шла весьма странная группа. Её странность была не в том, что четырёх крепко сложенных человек сопровождали четыре довольно молодых пардуса, и даже не в том, что при взгляде со стороны показалось будто люди и сопровождающие их дикие хищники между собой общались. Мне не один раз приходилось слышать многочисленные рассказы о том, как некоторые охотники спасали в лесу маленьких кутят рыси, барса или тигра, а потом воспитывали из них верных помощников для охоты. К этим случаям можно добавить и то, что у меня дома подрастала спасённая Мурлыка, котёнок дикой лесной кошки, которую я обнаружил среди каменных осыпей недалеко от Чёртовой сопки. Не это меня взволновало, а то, что странность была заключена в самих этих людях. Поначалу мне было не совсем понятно, что же такое меня так сильно заинтересовало в их, в общем-то ничем не примечательном, внешнем облике, но спустя некоторое время, хорошенько присмотревшись, я неожиданно осознал, шедшие вдоль придорожных кустов по старой дороге четверо людей имели не просто очень высокий рост... они были самыми настоящими великанами. Если сравнивать со мной, то их рост примерно в два раза превышал мой собственный, а может быть даже и больше. К такому необычному выводу я пришел лишь посмотрев на шедших людей и придорожный кустарник. Мне вершины кустарника доходили до самых плеч, а им он не доставал даже до поясницы.
  О существовании в далёком прошлом богатырей-великанов мне было хорошо известно из старинных былин и древних преданий записанных в харатейные книги, что хранились у нас дома в большом дедовском сундуке, а также из многочисленных сказаний и повествований, которые нам часто рассказывал у ночного костра дед Богуслав. Кроме того, книжки со сказками разных авторов про богатырей-великанов, печатались и в настоящее время. Несколько таких книжек привёз отец с торжища, и я их читал младшим сестрёнкам перед сном. Теперь же мне воочию удалось увидеть тех, о ком говорилось во всех этих сказаниях, былинах и преданиях. Продолжая наблюдать за странной группой, я дождался когда они скроются в лесной чаще и лишь после этого, собрав свои вещи отправился вслед за ними.
  
  Уже больше двух с лишним часов я осторожной охотничьей походкой перемещался по чаще древнего леса, прикрываясь диким кустарником, что довольно обильно разросся между могучими вековыми деревьями, стараясь при этом не упускать из виду старую почти заброшенную дорогу. Мне постоянно пришлось держаться немного правее от неё, чтобы случайно не столкнуться с какими-нибудь путниками. Тем более у меня и в мыслях не было желания встретиться лицом к лицу с замеченной ранее группой богатырей-великанов или с сопровождающими их хищниками. Немного настораживала несвойственная древнему лесу тишина. Кроны могучих деревьев застыли в каком-то таинственном ожидании, словно все ветра старались держаться подальше от этого места. Кроме того, меня очень удивило отсутствие пения каких-либо лесных птиц, которых в таком древнем лесу должно быть довольно много. Так или иначе, но мне вскоре удалось достичь почти самого края чащи. Вскоре лес поредел, и мне стало идти намного легче. Поубавилось зарослей дикого кустарника, всё больше стали попадаться между деревьями небольшие поляны на которых в изобилии росли знакомые с детства лесные ягоды и земляные орехи, это внесло в мою пищу некоторое разнообразие.
  Достигнув края леса, я посмотрел на старую дорогу, она пересекала заросшее травой поле и примерно через полверсты исчезала за полуразвалившейся крепостной стеной древнего города. Странная группа из людей-великанов и хищников как раз входила в арку, чудом сохранившегося не разрушенного прохода, в крепостной стене. На этот раз меня поразило то, что высота самого прохода под аркой была в два роста прошедшей группы людей. Мне уже доводилось видеть всевозможные развалины старинных крепостей, когда я довольно далеко уходил от нашего поселения, но таких высоких строений и проходов мне не приходилось наблюдать. Складывалось ощущение, что этот древний город был построен великанами для своего проживания.
  Дед с отцом меня всегда ругали за то, что я уходил очень далеко от поселения, и запрещали мне заходить в любые древние развалины, чтобы я случайно не провалился в какой-нибудь подвал. Там везде наблюдалась одна и та же картина, на крепостных стенах и на останках некогда величественных зданий, прорастала всевозможная поросль, а кое-где маленькие деревца как-то ухитрялись приживаться и вырасти даже на крышах чудом сохранившихся домов. Вездесущая трава пробивалась сквозь каменную брусчатку старых улиц, пробиралась между упавших стропил и древних очагов. Но даже в таких заброшенных и полуразрушенных городах и крепостях, кипела жизнь. Птицы вили на останках зданий свои гнёзда, внутри зданий селились мелкие животные.
  Когда я пересёк заросшее травой поле и приблизился к пролому, в обвалившемся участке крепостной стены, то заметил, что ничего подобного в этом древнем городе не наблюдается. Все эти частично уцелевшие многоуровневые дома, а также все полуразвалившиеся строения были абсолютно мертвы, словно бы некое древнее зло выжгло в этом месте любую жизнь во всех её возможных проявлениях.
  Неудивительно, что про все древние заброшенные города, а также про древние сторожевые крепости сохранилось столько страшных легенд и ужасных рассказов, и весомая часть правды из этих страшных повествований в данный момент была передо мной. Сам вид мёртвого города уже наталкивает на самые жуткие мысли, как бы предупреждая всех любопытствующих, что не стоит пытаться пересекать границу древних десятисаженных крепостных стен. Когда я подумал об этом, мне вдруг показалось, что даже поднявшийся лёгкий ветерок тут же поутих, как бы опасаясь потревожить застывшее во времени былое величие.
  
  Пробравшись через пролом, я попал на прилегающую к крепостной стене широкую улицу. На противоположном от защитной стены краю улицы, насколько мог ухватить мой взгляд, валялись груды каменных обломков и непонятного мусора, а иногда были заметны приличные куски стен с оконными проёмами, которые упали с верхних уровней некогда высоких зданий.
  Тихой тенью проскользив по улице мимо нескольких десятков полуразрушенных зданий, я хорошенько осмотревшись, принял решение свернуть во второй, выходящий к крепостной стене, переулок и продолжить свой дальнейший путь по нему. На мой окончательный выбор повлияло то обстоятельство, что данный переулок проходил через приличный участок с достаточно хорошо сохранившимися домами и внутренними двориками, а потом резко исчезал под руинами зданий лежащих ближе к центральной части города. Неожиданно нахлынувшая усталость, однозначно подсказывала, что мне необходимо срочно найти относительно безопасное место для отдыха. И такое место вскоре нашлось. Примерно через полсотни шагов мне послышался необычный звук падающей воды, доносящийся из-за приоткрытых створок громадных дубовых ворот. Они были высотой примерно около трёх саженей и располагались внутри каменной стены, что прикрывала проход во внутренний дворик приличных размеров, находившийся за двумя четырёхуровневыми зданиями, построенными из белого камня.
  Проникнув в проём приоткрытых ворот, я сразу же попробовал закрыть массивные дубовые створки окованные неизвестным чёрным металлом, чтобы больше никто с улицы не смог зайти или заметить моё присутствие, но как оказалось, моих собственных сил было явно недостаточно, чтобы хоть чуть-чуть сдвинуть половинку ворот с места. Бросив это бесполезное дело, я обернулся и предельно внимательно начал осматривать просторный внутренний дворик. Через некоторое время я неожиданно увидел за рядами фруктовых деревьев, у дальней стены дворика, настоящий действующий фонтан. Он был точно таким же, как его изображали на ярких рисунках в книжках со сказками, что для моих младших сестрёнок привозил отец с торжища.
  Несмотря на то, что древний город уже давно покинули все жители, а многие здания были частично или полностью разрушены, фонтан продолжал действовать как и прежде, показывая, что время не властно над ним. Вода в фонтане немного нагрелась от солнечных лучей, но всё равно была чистой и свежей.
  Вдоволь напившись чистой воды, я решил помыться, дабы смыть с себя всю лесную грязь и дорожную пыль, а заодно постирать свою одежду, чтобы явственный запах моего пота не смогли учуять хищники сопровождающие богатырей-великанов. Благо рушник и сменная одежда лежали у меня в походном заплечном мешке.
  Быстро закончив со стиркой, я разложил мокрую одежду на нагревшиеся камни недалеко от дальней стены, а сам залез в каменную чашу фонтана. Намывшись до скрипа кожи, мне пришла идея понежиться в тёплой водной купели, и полулёжа немного понаблюдать за красивым видом в небесах. Мой взор всегда радовала чудесная картина, как по бескрайним голубым просторам медленно проплывают разнообразные белые облака, иногда принимающие вид необычных птиц или зверей. Но при этом, я ни на минуту не забывал где в данный момент нахожусь, поэтому мне довольно часто приходилось поднимать голову над краем чаши фонтана, и сквозь стройные ряды фруктовых деревьев приглядывать за приоткрытыми воротами.
  
  Чудесное расслабленное состояние у меня продолжалось не долго, всё прервал какой-то непонятный шум доносящийся с улицы. Мгновенно сгруппировавшись, я быстро перебрался за центральную часть фонтана, которая была выполнена в виде необычного каменного цветка. Из-за ножки этого цветка я настороженно смотрел в сторону ворот. Шум приближался. Вскоре в створе ворот промелькнула какая-то чёрная тень, а вслед за этим, одна из створок ворот с грохотом резко распахнулась и с улицы во дворик влетела яркая белая молния, которая настигла чёрную тень почти достигшую входа в дом.
  Затаив дыхание я смотрел как во внутренний дворик вошли двое богатырей-великанов. Они подошли к месту, где лежало что-то чёрное и внимательно всё осмотрели.
  - Кто это по-твоему, Ставр? - неожиданно громко спросил один из великанов.
  - Это падальщик, Дар. Они прибыли на Землю на кораблях чужих. В сражениях мы их почти не видели, а вот в различных пытках раненых, женщин и детей они изрядно себя проявили.
  - Не понял, причём тут наши женщины и дети? Они же не участвуют в сражениях с чужими, зачем же их пытать?
  - Всё дело в том, что эти падальщики почему-то очень сильно нашими изделиями из злата и серебра интересовались. Кроме того, довольно часто наши отряды заставали падальщиков за обиранием тел мёртвых. Поэтому наш воевода приказал, падальщиков в плен не брать, и если мы застанем этих мерзких существ за любимым занятием, то есть за грабежом мёртвых, то их следует уничтожать на месте. Что я и сделал.
  - А как ты вообще сумел его обнаружить? Этот город ведь уже давно оставлен жителями.
  - Так он сам выскочил из полуразрушенного дома прямо мне под ноги, видать он там мою красавицу Лану увидал. Она услышала доносящиеся из дома шорохи, пошла проверять источник шума, и очень быстро нашла его. Убегая от Ланы, этот падальщик от страха даже свой заплечный мешок с награбленным добром обронил, и сразу бросился от меня бежать в сторону крепостной стены, похоже прекрасно знал, какая участь его ожидает.
  - Что с ним теперь будем делать?
  - Ничего, пусть покамест тут полежит. Мёртвый никуда с этого двора не убежит, а нам надо дальше проверять этот город, вдруг ещё кого-нибудь из друзей этого падальщика обнаружим. Когда вернёмся к своим, доложу об уничтоженном падальщике нашему воеводе, а он уже пускай сам решает, присылать сюда специальную команду, которая его тело предаст огню или нет.
  
  Вскоре оба богатыря-великана покинули внутренний дворик, и лишь только после их ухода я обратил внимание, что очень сильно продрог, долгое время находясь в воде. Быстро покинув чашу фонтана, мне пришлось тщательно растереть своё замерзшее тело рушником, и переодеться в сухую сменную одежду. Постиранные вещи, разложенные на нагретых солнцем камнях, уже почти высохли, поэтому я их быстро собрал и сложил в походный заплечный мешок. Неспешно перекусив захваченной из дома снедью, я решил посмотреть на лежащее у крыльца дома чёрное тело.
  Мёртвый падальщик, как его называли великаны, имел совсем небольшой рост, примерно два аршина с четвертью. На теле была надета, непривычного для меня вида, чёрная одежда из какого-то странного материала. Посредине груди я заметил приличного размера прожжённое отверстие, с запёкшейся по краям раны кровью. Видать в это место попала выпущенная молния. Такого же чёрного цвета обувка, немного напоминала наши полусапожки, вот только на ней было много непонятной шнуровки, а голову покрывал большой чёрный платок. Вот из-за этого платка, я сначала подумал, что передо мной лежит тело умершей женщины, но когда откинул в сторону край платка, то увидел довольно смуглое мужское бородатое лицо, которое обрамляли длинные неподстриженные пряди волос на висках. Не став более задерживаться возле мёртвого, я забрал свои вещи и быстро покинул внутренний дворик дома, приютившего меня на некоторое время.
  
  Когда солнышко стало клониться к закату, я решил найти себе место для ночлега и выбрал дом на перекрёстке улиц. Мой окончательный выбор пал на него потому, что у него было меньше всего разрушений, и кроме того, из угловой комнаты этого дома я мог видеть, что происходит на обеих улицах.
  Поднявшись по ступеням хорошо сохранившейся спиральной каменной лестницы на самый верхний третий уровень, я оказался в спальной комнате. То что в этом месте, когда-то в древности была спальная, подтверждала одиноко стоящая большая дубовая кровать. Её громадные размеры меня просто поражали, в ширину кровать была две сажени, а в длину так и все три. Очистив её от векового мусора, в виде пропитанных пылью остатков подушек и одеял, я положив под голову свой заплечный мешок разместился на ложе, где когда-то спали великаны. Рассматривая узорную лепнину вокруг оконных проёмов, я незаметно задремал.
  Неожиданно, сквозь липкую и сладостную патоку нахлынувшей дрёмы, до моего уставшего за день сознания, начали доноситься обрывки какого-то разговора. Где-то, недалеко от моего местонахождения, разговаривали двое, причём их голоса мне показались очень знакомыми. Не открывая глаз, я насторожился, и стал внимательно прислушиваться к беседе доносившейся до моих ушей.
  "... самые интересные для наблюдения события, происходят сейчас именно на этом, самом большом материке, расположенном ближе всего к центру основного слоя реальности данного мира. На остальных материках, пока такой явной активности не наблюдается."
  "Но почему выбран именно он?"
  "Потому что на нём идёт постоянная борьба с Драктами и потомками остальных пришлых. Мне впервые удалось увидеть неуничтожимую волю разумных, и громадное желание сражаться за существование своего вида до конца, каким бы сильным ни оказался враг."
  "Мне такие устремления людей близки и понятны, сам отдал большую часть жизни защите и сохранению нашего народа, но ведь у вас, насколько я понял, совершенно другие цели в жизни, и войн вы в своём далёком мире ни с кем не ведёте. Как же знания о защите своего родного мира могут вам пригодиться?"
  "Если эти знания не могут быть востребованы в нашей Вселенной, в данное время, то кто может поручиться, что они не смогут пригодиться потомкам нашего мира в будущем?"
  "Наше будущее скрыто от нас пеленой привнесённого мрака, поэтому никто из живущих не в состоянии с уверенностью поручиться за то, что может произойти с нашими далёкими потомками через множество кругов жизни. И даже ваши наблюдения за иными слоями реальности, где река времени убыстряет свой ход, не остановят нашу борьбу за своё существование."
  "Вот поэтому мы и выбрали вашу планету для длительного наблюдения и разместили здесь свою базу. Мы впервые увидели, как один разумный вид, освоивший пространство с множеством звёздных систем, борется с пришлыми за своё выживание, невзирая на то, что его звёздный флот уже давно перестал существовать в родной Солнечной системе..."
  И тут до моего сознания дошло, что я слышу разговор Сабура и своего деда. Открыв глаза, я обнаружил, что нахожусь в помещении куда нас вчера привели отдыхать. Быстро одевшись и умывшись, я потихоньку, чтобы не мешать беседе, зашёл в соседнюю комнату.
  - А вот и наш Демидушка проснулся. Доброго утра, внук, - поздоровался дед.
  - И вам доброго утра. Дед, я сейчас необычный сон видел.
  - Интересно. Рассказывай, что тебе интересного и необычного Дрёма поведал, - задумчиво произнёс дед, - а мы с Сабуром тебя внимательно послушаем.
  Мне пришлось во всех подробностях рассказывать о том, что я пережил во сне, и как этот необычный сон плавно перетёк в повседневную реальность и закончился беседой деда и Сабура. Когда я закончил своё повествование, оба моих слушателя очень долгое время молча смотрели на меня. Первым нарушил тишину Сабур.
  "Демид, повтори, пожалуйста, имена тех двух великанов", - попросил главный искин базы наблюдения.
  - Их звали Ставр и Дар.
  - Сабур, а для чего ты уточнил имена великанов из сна Демида? - задал вопрос мой дед.
  "Всё дело в том, уважаемый Всеволод Доброславич, я очень сильно сомневаюсь, что ваш внук видел просто сон."
  - А можно узнать на чём основаны ваши сомнения, Сабур?
  "На нашей базе, в стазис-хранилищах находятся двое разумных. Мужчина и женщина. Они ростом, как и сказал ваш внук, выше вас в два раза. Мужчину зовут Дар. Мы их подобрали на вашей планете недалеко от нашей портальной площадки. Когда мы их обнаружили, то они были очень сильно изранены, потеряли довольно много крови, и скорее всего из-за этого находились без сознания. Так как в нашем медицинском модуле нет лечебной капсулы подходящего размера, то нашим дроидам пришлось поместить их в стазис-хранилища, где они до сих пор пребывают."
  - Вы хотите сказать, Сабур, что мой внук видел во сне великана из прошлого, который в данный момент находится в живом состоянии у вас на базе?
  "Именно так, Всеволод Доброславич. Имя мужчины-великана полностью совпадает с тем, что слышал ваш внук в своём сне. Насчет живого состояния разумных, я ничего не могу сказать, так как израненные великаны находятся в состоянии стазиса."
  - Дед, а если попросить нашу бабушку Анею вылечить богатырей-великанов? Она же любого может вылечить.
  - Насчёт сестрицы Анеи Доброславны надо хорошенько подумать, да и переговорить на енту тему с командиром базы не помешало бы.
  "Относительно разговора с командиром базы, вы очень верно подметили. Окончательное принятие решения всегда за ним остаётся."
  - Ну что же, тогда пора идти трапезничать, - сказал дед, - а заодно и Басуру всё поведаем...
  
  Глава 8
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Внимательно выслушав, после совместной трапезы, мой довольно подробный рассказ обо всех увиденных событиях в довольно необычном сне, а затем выслушав последовавшее за этим неожиданное пояснение от своего главного искина, старший наблюдатель мира Белрос надолго задумался, его взгляд неожиданно изменился и стал каким-то странным, словно бы он смотрел не только сквозь нас с дедом, но и сквозь стены комнаты в которой мы находились. Минут через пять взгляд Басура вновь поменялся и он задал вопрос, но не мне, а своему искину.
  - Сабур, вот объясни мне, почему никто не удосужился доложить командиру о том, что на нашей базе наблюдения, в одном из стазис-хранилищ, находятся разумные существа? Мало того, я только сейчас узнаю, что они к тому же ещё и раненые. Почему ты не доложил мне об этом?
  "Командир, эти раненые разумные были доставлены на базу командой вашего корабля, много циклов тому назад, когда они последний раз ходили на планету через портальные врата. Ваш первый помощник навигатор Алан Раус должен был вам сообщить об этом. После помещения раненых в стазис, Алан проследовал для доклада в медицинский модуль, где вы в тот момент проходили плановое обследование. Мне неизвестны причины, почему навигатор не доложил вам о доставленных на базу разумных."
  - Благодарю тебя, Сабур, мне вспомнился этот момент. Я тогда только успел покинуть диагностическую капсулу и получил команду от медика переместиться в медицинскую, как появился Алан. Он действительно тогда хотел мне что-то важное доложить, но прозвучал сигнал тревоги, и мне пришлось отдать ему приказ принять временное командование базой на себя и разобраться во всём... Когда я покинул медицинскую капсулу, медик мне доложил, что корабль с моей командой был уничтожен Драктами.
  "Совершенно верно, командир. Все эти события произошли в один временной период того цикла."
  - Извиняйте меня, что перебиваю вашу интересную беседу, уважаемые Сабур и Басур. Вы не могли бы мне кое-что прояснить, почему вы в своих рассказах постоянно говорите "цикл", а не Лето или год, как нынче стали молвить в наших городах и селениях?
  - Всё дело в том, уважаемый Демид, что на нашей базе наблюдения временное исчисление ведётся как принято в моём родном мире, - первым ответил Басур. - Несмотря на то, что суточные периоды у вас и на моей планете одинаковые, наш "цикл" немного больше вашего Лета или года. Он у нас длится четыреста полных суток.
  - Благодарю, я понял вас, уважаемый Басур. Скажите, а мы можем увидеть великанов?
  - Сможете. Не вижу причин для отказа. Сабур проводи нас к стазис-хранилищу.
  "Прошу всех следовать за мной", - сказал главный искин и пошёл на выход из трапезной.
  
  Мы с дедом тихо стояли в проходе перед открытой металлической дверью и смотрели на два громадных обнажённых человеческих тела, освещённых непонятно откуда идущим мягким почти солнечным светом. На телах великанов виднелись разного размера мелкие кровавые раны. Вполне возможно, все раны были нанесены великанам двуручными мечами или полуторными, но на больших богатырских телах они смотрелись словно бы ножевые ранения. Мужчина и женщина лежали на странных длинных столах ослепительно белого цвета, и мне показалось, что они просто спят, так как на их лицах застыло какое-то необычное умиротворение. Честно сказать, то больше всего меня поразили пышные длинные бело-золотистые волосы. Они были непохожи на снежный цвет волос Сабура и Басура, а казались какими-то родными и привычными. У мужчины волосы и борода доходили до центра груди, а у женщины толстая коса лежала вдоль тела до самых колен. Если бы не их громадный рост, то их вполне можно было принять за обычных жителей из нашего таёжного поселения.
  Внутрь стазис-хранилища Сабур никого из нас не пропустил, сказав, что в данный момент времени проход перекрыт мощным силовым полем. После чего, стал объяснять, каким образом и на каких принципах оно действует. Из пояснений Сабура, мы с дедом так и не смогли понять, как поле может располагаться стеной, если оно, в нашем понимании, всегда на поверхности земли находилось. В общем можно сказать, нам и того что мы уже увидели было более чем достаточно.
  Посмотрев ещё несколько минут на застывших во времени великанов, мы все вернулись в комнату, где не раз уже трапезничали. Весь дальнейший разговор шёл между дедом и Басуром, я к нему даже не стал прислушиваться, ежели что, дед мне потом и так сам всё расскажет. Поэтому я отошёл в угол трапезной и просто присел на мягкое удобное ложе. Прикрыв глаза, я вспоминал увиденных в хранилище мужчину и женщину. Сознание рисовало мне в ярких красках живописные картины какой-то далёкой битвы, где богатыри-великаны яростно сражались с полчищами врагов...
  От красочных видений, разыгравшегося в моём сознании сражения, меня отвлёк голос деда:
  - Демидушка, проснись, пора собираться.
  - Куда собираться? - открывая глаза спросил я.
  - Как куда? - удивился дед. - Домой пойдём, внучек, в поселение нашенское. Там нам надо много чего сделать, а когда всё закончим, сюда возвернёмся.
  Не споря с дедом, я быстренько собрал свои вещи со стола в трапезной в заплечный мешок. После чего, мы сердечно попрощались с Басуром и Сабуром, и без сопровождения направились в портальную, благо путь до неё нам был уже известен.
  
  Всю дорогу, пока мы шли по тропинке через болото, дед молчал. Он сразу после выхода из портала пошёл вперёд и постоянно высматривал только ему известные метки. Ведь не зря же он, весь путь через болото до портала хорошенько запоминал. Лишь когда болото осталось позади и мы углубились в лес, на ближайшей полянке дед решил устроить небольшой привал.
  Напившись воды из ближайшего родника дед посмотрел на меня, хмыкнул, а потом сказал:
  - Спрашивай, внучек, вижу же что у тебя вопросы на языке так и вертятся...
  Я не стал отнекиваться, поэтому сразу же спросил:
  - Деда, скажи, а почему ты так спокоен был когда нам великанов показали? Тебе раньше уже приходилось видеть их?
  - То не великаны, Демидушка, то просто очень высокие люди. Мужчина, которого ты видел, ростом всего две сажени, а женщина его, на пядь, если не больше, пониже него росточком будет. Я когда совсем мальцом был, то мой прадед мне на ночь рассказывал, как однажды ему довелось повстречать малую дружину настоящих великанов, вот те вои ростом были от трёх с половиной до четырёх саженей.
  - А куда же нынче все великаны подевались?
  - Кто-то погиб сражаясь с пришлыми ворогами, а кто-то ушёл через сияющие врата, навроде тех, через которые мы на базу наблюдения в гости ходили. До последнего потопа великанов ещё можно было встретить среди людей. Те великаны, что поменьше росточком были, даже семьи с простыми людьми создавали, а после потопа они совсем почти исчезли.
  - Деда, вот ты сейчас сказал "почти исчезли", значит где-то на белом свете они смогли всё же выжить, и если не сами, то хотя бы дети или внуки их.
  - Может где и выжили потомки их после потопа, да только сам посуди, где они девок себе брать должны для продолжения родов своих? Измельчал ныне народ, а наши девки тем более.
  - В каком смысле измельчал?
  - В прямом смысле измельчал, внучек, в самом прямом. Вспомни, я ведь тебе уже сказывал ранее, что из-за последних двух потопов народ мельчать помаленьку стал, так как чистой пищи и не загаженной воды на земле почти не осталось, разве что в ключах и родниках вода свою живую силу имела, а вот опосля последнего потопа у наших женщин стали совсем малые чада рождаться. Хорошо ежели у кого в Родах в локоть росточком уродится чадо, а в основном-то, нынче детки получаются поменьше локтя ростом. Енто ты, Демидушка, богатырём у нас народился. На цельных два вершка больше локтя росточком вышел, а более ни у кого в семьях нашего поселения такого крупного ребёнка не рождалось. Вот поентому я и говорю, что мельчает народ.
  - Деда, так может в других поселениях или городах крупные дети рождаются? Нам же про то неведомо.
  - Может и рождаются где-то, вот только про таких больших детей нынче мало что известно, даже слухов от заезжих на Торговое подворье купцов и тех немного. Вот я намедни, перед самым нашим с тобой походом в гости, слышал как ты своим сестрицам-непоседам перед сном сказку интересную читал. Название помнишь её?
  - Конечно помню. "Сказка о царе Салтане" она называется. Я её уже несколько раз им читал, но сестрицы вновь и вновь хотят перед сном услышать енту сказку.
  - Вот в ентой самой сказке, почти в самом начале, есть такие слова: "Наступает срок родин.
  Сына бог им дал в аршин". Представляешь, Демидушка, тот мальчонка из сказки уже родился росточком, какого ты смог достичь только к шести месяцам своей жизни. И кроме того, подумай хорошенько, какого же роста была сама мамаша того мальца, если она смогла такого богатыря родить? Да и нигде в сказке той не говорилось, что мол царь Салтан взял и на великанше женился, значит и батюшка мальца-богатыря тоже немаленького роста был. Смекаешь?
  - Да, деда.
  - Вот и умница, внучек, ты на досуге поразмысли о том, что в стародавние времена чада ещё большего размера рождались, чем тот князь Гвидон, про коего в сказке говорилось. А теперича пора идти, домочадцы наверное уже все извелись, нас ожидаючи...
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Месяц мне пришлось просидеть дома, и заниматься с младшими сестрицами-непоседами, так как все старшие были сильно заняты какими-то особо важными делами. Меня даже в лес на кратковременную охоту дед с отцом не отпускали. Однако же старшие, несмотря на свой возраст, тоже не сидели сложа руки на одном месте, а развели такую небывалую бурную деятельность в нашем таёжном поселении, что я от удивления поначалу даже опешил. Во всех насущных делах отцу и деду активно помогала моя бабушка Анея Доброславна. Вскоре к моим старшим родичам присоединились наши соседи Родасвет Казимирович и дед Богуслав, а ещё чуть попозже наш староста Мирослав Кузьмич. Каждый день, после вечерней трапезы, они все вместе собирались у нас во дворе, после чего заходили в предбанник, и о чём-то долго разговаривали. Старшие меня на свои ежевечерние посиделки не приглашали, и кроме всего прочего, поручили внимательно смотреть за двумя сёстрами-близняшками, чтобы они из дома носа высунуть не могли...
  
  Проснулся я от того, что меня кто-то тихо тормошил за плечо. Открыв глаза, я увидел своего деда, который мне знаками показывал, чтобы я быстрее поднимался и следовал за ним.
  Похоже вчера вечерком сестрицы-близняшки меня полностью укатали своими детскими играми и последующим чтением сказки, ежели я проснулся на полу, лёжа на большой медвежьей шкуре в их комнате. Внимательно осмотревшись, я заметил, что у меня с двух боков сладко сопя спали Влада и Неждана, на животе клубочком свернулась довольно урчавшая Мурлыка, а на моей груди лежала раскрытая книжка со сказками.
  Пока я аккуратно закрывал книжку, чтобы не разбудить своих спящих сестриц, подросшая Мурлыка открыла глаза, посмотрела на меня, а потом поняв, что уже пришла пора подниматься, потянулась, и мягко спрыгнув с моего живота, с независимым видом вышла из комнаты.
  За всё время пока я умывался и завтракал, дед не произнёс ни слова, лишь когда опустела кружка со взваром, он сказал:
  - В общем так, Демидушка, сегодня утром мы с сестрицей Анеей, Богуславом и Мирославом Кузьмичом уходим к Басуру. Запоминай, для всех жителей нашего поселения, а также для тех, кто вдруг шибко будет интересоваться, твою бабушку Анею Доброславну срочно позвали на дальний хутор в урмане, вот она и отправилась лечить семью охотника, сильно пострадавшую на заимке от нападения медведя-подранка. Мы втроём её до того дальнего хутора сопровождать вызвались. Никаких других подробностей тебе не известно. То, что Анею частенько люди зовут в другие деревни больных пользовать всем ведомо, так что такие вести думаю никого не удивят.
  - Деда, а разве я не иду с вами?
  - Нет, внучек, ты не пойдёшь с нами. Для тебя иное дело придумано. Придётся ещё денёчка три тебе дома побыть, заодно отцу по хозяйству, да с иными делами в поселении поможешь, а как положенные три дня подойдут, возьмёшь ружьишко своё и отправишься в лес на охоту. С охоты будешь возвращаться по главной улице, а не через задний двор как ты привык, чтобы значит все жители поселения смогли тебя увидеть...
  - А для чего им меня видеть надобно?
  - Для того, Демидушка, чтобы никто из жителей, наш уход из поселения и твои походы в лес на охоту воедино не связал. Уразумел?
  - Да, деда.
  - Вот и хорошо. Слушай далее. По хозяйству вы с Ярославом сами справитесь, а на кухне вам помогать будет наша соседка Яринка, она и за малыми сестрицами твоими ежели что присмотрит. По прошествии семи дён, с утречка опять возьмёшь ружьё и сызнова пойдёшь в лес, словно бы на охоту, да захватишь с собой мешок, что Анея уже собрала. Он под навесом на заднем дворе за банькой лежит. Вот его и принесёшь на базу к Басуру. Всё запомнил, Демидушка?
  - Да. Всё исполню как ты сказал.
  - Вот и ладушки. Ну всё, внучек, нам пора идти. Провожать нас не надобно. Приглядывай за Владушкой и Нежданочкой, им теперича без нас по-первости тяжковато придётся, скучать по нам девчата дюже сильно будут, так что всё своё внимание они на тебя оборотят.
   - Я всё запомнил, деда. А насчёт сестриц, вы с бабушкой Анеей, можете не беспокоиться, они со мной больше чем со своими подружками-соседками времени проводят, даже несколько раз на охоту меня сопровождать уже напрашивались.
  - Ты токмо шибко им не потакай, а то оне быстро на шею тебе сядут и ножки свесят. Скажи мол, что я запретил их на охоту брать. Вот в ближний лесок по грибы по ягоды можешь их сводить, пусть помаленьку к труду привыкают, в дальнейшей жизни им всяко пригодится, токмо глаз с них не спускай, а то енти две егозы сами не заметят, как до чёртовых плешей доберутся и всё болото там перебаламутят.
  
  Три дня, в постоянных деяниях по хозяйству, кои чередовались с занятиями с сестрицами, для меня пролетели незаметно. Утром четвёртого дня, внимательно проследив чтобы Неждана и Влада плотно позавтракали, собрался на охоту, как велел дед. Едва я вышел за ворота на улицу, в сопровождении близняшек, как увидел у соседского дома множество народа. Кроме того, на главной улице нашего поселения было полно незнакомых мне людей, а возле ворот ближайших к нам соседей стояло несколько запряжённых повозок и бричек, украшенных яркими лентами. Мои сестрицы сразу же побежали разузнать, что там случилось. Заинтересовавшись происходящим, пошёл вслед за девчатами. Заметив недалеко от соседских ворот стоящую неразлучную парочку, Доброслава и его младшего брата Любомира, подошёл к ним.
  - Что тут случилось, братцы?
  - Да сваты из далекой деревни к твоим соседям приехали, - первым ответил старший брат.
  - А как называется деревня-то ихняя, Доброслав?
  - Говорят что Сосновка, она где-то недалече от города Кузнецка находится.
  - Ох, ничего себе в какую даль сватов Сосновских занесло, и как только прознали о том, что у нас здесь девица на выданье.
  - Люди молвят, что про девчат нашенских Сосновским сватам купцы порассказали. Я говорю про тех купцов, кои на Торговое подворье уже не единожды приезжали и девчат нашенских там самолично видали, - внёс ясность младший из братьев.
  - Любомир, так они что... Яринку сватать приехали? - спросил я младшего, переживая за то, что всё задуманное моим дедом может пойти прахом.
  - Не, Демидка, Яринке рановато замуж, ей ещё шестнадцати лет нету. Сосновские приехали её старшую сестру Даринку сватать. А ты сам-то далеко собрался?
  - Да на охоту я. Сестриц-близняшек хочу свежениной и дичью побаловать.
  - Демидка, возьми нас с собой на охоту, - попросил Доброслав, - мы тебе во всём помогать будем, а ты нам дичь какую-нибудь подстрелишь. У нас дома свеженины уже давным-давно не было. Матушка почти всю еду с копчёностями делает.
  - Я не против, только вы сперва у родителей разрешения испросите.
  Братья одновременно кивнули, соглашаясь с моими требованиями, и тут же убежали искать среди народа своих старших родичей, а мне ничего не оставалось, как ждать их возвращения.
  Доброслав и Любомир появились через полчаса, в сопровождении своих родителей. По их довольным лицам и походным котомкам за плечами, было прекрасно видно, что разрешение на поход со мной они получили.
  Мы сердечно поздоровались, родители при мне выдали братьям очередное наставление, чтобы они меня на охоте во всём слушались, после чего отец и мать неразлучной парочки пошли к народу у соседских ворот, а мы втроём по главной улице направились к лесу...
  
  Охота выдалась удачная. Уже через два дня, в полдень, мы вернулись в поселение. Братья с гордым видом тащили по главной улице две волокуши, на которых все жители нашего поселения могли видеть двух довольно крупных молодых кабанчиков и с десяток добытых уток. Я же шёл позади братьев и нёс в руках двух глухарей. Здороваясь со всеми встречающимися, мы дошли до дома, где жили Доброслав и Любомир. Родители неразлучной парочки уже ждали нас у ворот, видать детвора им сообщила, что мы с охоты возвращаемся.
  Поздоровавшись с встречающими, я сказал, что всё добытое на охоте мы поделим поровну, после чего передал смущающейся матушке братьев одного глухаря. Довольный отец семейства с благодарностью взял одну из волокуш и сказал братьям, чтобы вторую они доставили до моего дома и помогли мне её разгрузить.
  Едва мы вошли в ворота, как меня чуть не снесли с ног сестрицы-близняшки. Неждана сразу же стала просить, чтобы я взял её на руки, а Влада стала выспрашивать у братьев, что интересного было на охоте?
  - Девчата, дайте же хоть немного отдохнуть добытчикам, - улыбаясь сказала стоящая возле крыльца Яринка, - да и помыться с дороги им нужно. После трапезы, наши охотники сами всё вам расскажут. Я права, Демидка?
  В ответ я лишь молча кивнул головой и начал с братьями разгружать волокушу...
  
  Первое задание деда было исполнено в точности, даже с некотором добавлением, в виде моей охоты с Доброславом и Любомиром. Теперь ещё несколько дней жители нашего поселения будут обсуждать добытых нами кабанчиков.
  Утром восьмого дня, после ухода деда и бабушки, я поднялся, умылся и стал основательно готовиться к походу на базу наблюдения. Увидев, как я чищу ружьё, ко мне подошла Яринка.
  - Демидка, ты никак вновь на охоту собираешься?
  - Ну да. Ты же прекрасно знаешь, что у меня в лесу душа отдыхает. Там нет такого шума и гама, как у нас в поселении, вот меня и тянет постоянно в лес.
  - Да про твою необычную любовь к жизни в урманном лесу, в нашем поселении даже чадам малым ведомо, - рассмеявшись сказала Яринка. - Ты на сколько дней в лес собрался?
  - Не знаю, на несколько дней наверное, но не больше месяца. Хочу поглядеть какая нынче дичь в дальних местах за Чёртовой сопкой водится. Яринка, а к чему ты спросила про количество дней?
  - Чудной ты, Демидка, мне же надо знать на сколько дней тебе еды в дорогу собирать. Я бы тоже в те дальние места с тобой сходила, посмотреть хочется какие там травы лечебные растут, да сестричек твоих не на кого оставить. Мне самим Старейшиной поручено за ними приглядывать и кормить их вовремя, вот и буду сама порученное исполнять.
  
  Со двора дома у меня получилось уйти лишь только в полдень, когда соседка Яринка моих сестриц-близняшек обедать повела. Захватив за банькой приготовленный бабушкой Анеей мешок, я через задний двор устремился в лес. Мой путь лежал на остров посреди болота, а оттуда через портальные врата на базу наблюдения, где меня ждали мои дед и бабушка, а также обещанные Сабуром и Басуром знания...
  
  Глава 9
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Появившись в портальной комнате базы наблюдения, я с удивлением заметил, что нахожусь в ней в гордом одиночестве. Меня вообще никто не встречал, даже призрачный образ Сабура не появился. Прождав несколько минут, я прошёл по длинному коридору в гостевую комнату, где в прошлый раз нас размещали с дедом. Странное дело, но и в этой знакомой мне комнате тоже никого не оказалось. Сначала я захотел голосом позвать Сабура, но вовремя вспомнил пояснения Басура, что все гостевые комнаты на базе изолированные, и для того чтобы обратиться к главному искину базы, необходимо выйти из помещения. Поставив приготовленный моей бабушкой Анеей мешок возле сдвижной двери комнаты, я вышел в широкий коридор и громко позвал Сабура. Призрачный образ главного искина появился почти сразу же.
  "Приветствую вас, уважаемый Демид. Вы что-то желаете узнать?"
  - И вам доброго дня, уважаемый Сабур. Мне хотелось у вас уточнить, дошли ли до вашей базы мои старшие родичи, дед с бабушкой, а также сопровождающие их дед Богуслав и староста поселения Мирослав Кузьмич? Тревожно у меня что-то на душе. Прошу меня правильно понять, Сабур, они сюда ушли через топкое болото больше семи дней назад и больше никаких известий о них у меня нет. Прибыв на вашу базу наблюдения, я вообще тут никого не застал, даже постели в гостевой комнате нетронутые стоят, словно на них никто не спал.
  "Мне понятны ваши переживания, Демид, но можете не волноваться. Ваши родственники и сопровождающие их разумные добрались до базы без происшествий. Сразу же по прибытию, они все прошли трёхдневный курс восстановления здоровья в капсулах нашего медицинского модуля. После выхода из медкапсул, Всеволод Доброславич, Мирослав Кузьмич и Богуслав Ярославич, о чём-то долго совещались в гостевой комнате с командиром Басуром. Приняв какое-то решение, они все вместе убыли с базы через портальные врата в один из слоёв реальности. Сообщили мне, что планируют вернуться примерно через десять-двенадцать дней."
  - Сабур, вы ничего не сказали о моей бабушке. Где она?
  "После лечения двух раненых разумных, ранее находившихся в нашем стазис-хранилище, ваша бабушка Анея Доброславна восстанавливает свои силы в медкапсуле. Жизни раненых теперь ничто не угрожает. В данный момент они спят в специальном помещении, где для них создана более привычная среда. Как мне стало известно из разговора с целительницей, она ожидала вашего прибытия лишь завтра. Насколько я понял, вы должны были доставить какие-то лечебные травы. Это так?"
  - Всё верно, Сабур. Я принёс целый мешок лечебных трав, настоев и мазей приготовленных бабушкой. Мешок находится в гостевой комнате возле двери.
  "Сейчас из медицинского модуля прибудет дроид, передадите ему принесённое, он отнесёт ваши лекарства в стазис-хранилище. Там они будут в сохранности и никогда не испортятся. Вам же предлагаю проследовать за дроидом и пройти обследование в нашем медицинском модуле."
  - Зачем? Я чувствую себя вполне здоровым.
  "Чувствовать себя здоровым и быть полностью здоровым не всегда одно и тоже. Думаю, что после выхода из медицинской капсулы вы сами в этом убедитесь. Ваши родственники, также как и вы, в этом очень сильно сомневались, но пройдя курс восстановления здоровья они были приятно удивлены, а ваша бабушка Анея Доброславна, после лечения раненых разумных, предпочитает отдыхать и спать только в медкапсуле. Вот поэтому, Демид, вы и увидели нетронутые спальные места в вашей гостевой комнате."
  Едва Сабур закончил говорить, как в коридоре базы появилось необычное механическое создание ростом с большую собаку, вот только лап у него было не четыре, а восемь. На шести лапах это необычное создание ловко передвигалось по коридору, а ещё две механические лапы у него были сложены на спине. Вот это создание, главный искин обозначил как "дроида". Ему мне пришлось передать приготовленный моей бабушкой мешок с лекарствами, который он аккуратно взял двумя сложенными на своей спине лапами. После чего, мне оставалось лишь проследовать за дроидом в медицинский модуль.
  
  Мне впервые в жизни пришлось просыпаться в таком прекрасном состоянии. Всё тело было наполнено силой и здоровьем, нигде ничего не болело и ощущалась какая-то необычная лёгкость. Открыв глаза, я увидел, как надо мной плавно поднималась полупрозрачная крышка необычной домовины, которую вчера призрак главного искина управляющего медицинским модулем базы, добродушно улыбаясь, назвал "медицинско-диагностической капсулой".
  "Как вы себя чувствуете?" - всё так же добродушно улыбаясь, спросил призрак медицинского искина на каком-то странном языке, но при этом, я всё прекрасно понял.
  - Великолепно! Никогда раньше я не чувствовал в себе столько сил и здоровья. Благодарю за ваши труды, - сказал я и тут же осознал, что отвечаю главному медицинскому искину на том же неизвестном языке. - Скажите, пожалуйста, а сколько времени я провёл в необычной домовине, и почему я говорю с вами на каком-то неизвестном мне языке?
  "Вы провели в медицинско-диагностической капсуле ровно сутки, Демид. Одна четверть указанного времени ушла на ваше полное обследование, а три четверти времени было затрачено на срочное лечение выявленных у вас болезней и восстановление здоровья. Кроме того, вам был залит мнемомодуль нашего языка и массив с образами общения, чтобы мы могли в дальнейшем лучше понимать друг друга."
  - Благодарю вас ещё раз! Знания нового языка общения лишними не будут. Скажите мне, пожалуйста, а у вас есть собственное имя, как например у Сабура? Понимаете, у нас в поселении, да и во всём остальном нашем мире, приняты более короткие имена, как для краткого разговора, так и для повседневного общения. Обращение к вам: "главный искин управляющий медицинским модулем базы наблюдения", хоть и правильное, но очень неудобное в общении.
  "Я понял вашу мысль, Демид. Можете называть меня просто Медик, так делали все на базе наблюдения, начиная от главного искина Сабура, заканчивая командиром и его командой. Вам такое имя для обращения удобно?"
  - Да, благодарю. Скажите, а я могу ознакомиться с результатами моего обследования?
  "Сможете, Демид, но несколько позднее, так как все результаты вашего обследования были мною переданы по запросу главного искина базы. У меня остались лишь данные по выявленным у вас болезням, но они вам не понадобятся, так как ваше здоровье полностью восстановлено."
  - Я понял вас. А вы случайно не знаете, для чего Сабуру вдруг понадобились данные моего обследования?
  "Причины данного запроса мне неизвестны, так как ранее таких срочных запросов никогда не было. Все данные по обследованным разумным передавались после тщательного анализа. Думаю, что о причине этого необычного срочного запроса вы сможете самостоятельно узнать у главного искина базы."
  - Благодарю вас за совет, Медик. При встрече с Сабуром я им обязательно воспользуюсь, а теперь подскажите мне, пожалуйста, где в данный момент времени находится моя бабушка Анея Доброславна?
  "Она сейчас в соседней медицинской секции занимается лечением двух раненых разумных, которые ранее находились в стазис-хранилище базы наблюдения."
  - Мне к ней можно пройти?
  "Сожалею, Демид, но к ней и раненым пройти не получится. Анея Доброславна запретила, кому-либо из присутствующих на базе наблюдения, появляться в медицинской секции, когда она занимается лечением раненых. Мне совершенно непонятно с чем связано такое странное условие целительницы. У меня ведь достаточно большой опыт оказания медицинской помощи, и я мог бы ей что-нибудь подсказать в процессе лечения, но как вы сами видите... командиру, мне и Сабуру пришлось согласиться на её довольно странное условие. Ведь для нас главное, сохранение жизни разумных."
  - В запрете на посещение целительницы, в то время когда она пользует больных, для меня нет ничего странного, Медик. Объяснение тут самое простое. Для моей бабушки, мы все являемся мужчинами, а так как все древнейшие знания по целительству у нас передаются только среди женщин, то она и высказала такое необычное условие.
  "Демид, да будет вам известно, что все искины мира Белрос, никогда не имели привязки к какой-либо половой принадлежности разумных. В наших матрицах личности имеются несколько голографических образов, как мужчин, так и женщин."
  - Теперь енто уже не важно, Медик, - сказал я переходя на родной язык. - Моя бабушка уже видела вас в образе мужчины-медика. Даже если вы примете какой-нибудь женский образ, она будет воспринимать такую перемену, как попытку обмануть её, чтобы выведать у неё древние знания по целительству.
  "Я понял вас, уважаемый Демид. Благодарю за прояснение данной ситуации", - также перейдя на русский язык, произнёс Медик.
  - Что мне теперь предстоит делать?
  "Вам необходимо проследовать в помещение для принятия пищи и хорошенько покушать. После выхода из медицинской капсулы, у всех разумных проявляется лёгкое чувство голода. О всех дальнейших планах вас известит Сабур после трапезы."
  
  В уютном помещении для принятия пищи никого не было. Никуда не торопясь, я довольно плотно пообедал, попеременно насыщаясь как местными необычными блюдами, так и разными домашними копчёностями, которые мною были принесены на базу. Когда я уже почти заканчивал допивать травяной взвар, в трапезной появился Сабур. Опережая его, я первым задал вопрос:
  - Скажите, пожалуйста, уважаемый Сабур, для чего вам срочно понадобились данные моего медицинского обследования?
  "Для наиболее точной настройки портальной установки на ваши биологические параметры. Медицинские данные ваших старших родственников, а также двоих жителей поселения, мне уже были переданы раньше ваших, Демид. Теперь наша портальная система будет чётко определять ваши личные параметры, когда вы вновь примете решение воспользоваться пространственным переходом между нашей базой наблюдения и островом посредине болота в вашем мире. Я вам понятно всё объяснил?"
  - Само ваше объяснение вроде бы понятно, но мне непонятно из-за чего вы вдруг решили внести наши личные данные в свой портал?
  "Для принятия такого решения, у меня была довольно веская причина, Демид. Посмотрите, пожалуйста, вот туда", - сказал Сабур указывая полупрозрачной рукой на стену комнаты за моей спиной.
  Обернувшись, я увидел, как по совершенно пустой белой стене, лёгкой волной пробежала тёмно-серая дымка, после чего, на ней проявилось довольно чёткое изображение урманного леса возле самого края знакомого мне болота. Эта местность запомнилась очень хорошо, так как она находилась примерно в десяти-пятнадцати саженях от потайной тропы ведущей через трясину на остров посредине болота.
  - И что же я должен там увидеть, Сабур? Ента местность мне довольно хорошо знакома, я там, можно сказать, провёл времени намного больше, чем у себя дома в поселении. Мною, в ентой части урманного леса, почти каждая грибница и ягодная полянка изведана...
  "Пожалуйста, не торопитесь со своими поспешными выводами, Демид", - неожиданно для меня, перебил мою речь главный искин базы наблюдения. - "Просто смотрите внимательно..."
  Я вновь стал всматриваться в изображение урманного леса на стене трапезной, в ожидании увидеть что-нибудь необычное. Ждать долго не пришлось. Через каких-то пару минут, из кустов дикой смородины на краю леса, на знакомую мне тропинку идущую вдоль болота, вышли трое человек. Двое молодых парней с усердием тащили по тропинке волокуши, на которых лежали пара довольно крупных молодых кабанчиков, а третий, неспешно идущий позади волокуш, нёс в руках двух глухарей. Удивительно, чёткое изображение лиц сразу показало, что одним из троицы был я, а двое остальных, оказались Доброславом и Любомиром. Получается, что главный искин базы наблюдения, на стене в своей трапезной, показывал мне наш совместный поход на охоту. Я уже хотел сообщить Сабуру, что прекрасно знаю всех троих, но изображение вновь вернулось к тому же месту, где немного ранее мы вышли из кустов на тропинку идущую вдоль болота. Ветви дикой смородины осторожно сдвинулись в стороны, и я увидел ещё двух человек, смотрящих нам вслед. Изображение застыло и Сабур тихо задал вопрос:
  "Вам известны эти разумные, Демид?"
  Всмотревшись в лица двоих неизвестных, показанных на стене, попытался вспомнить, где я мог их видеть раньше. Моя память меня не подвела.
  - Одного из них, я видел лишь однажды, Сабур. Он сидел за кучера в красочной бричке, которая привозила сватов из Сосновки к нашим соседям, когда в нашем поселении красавицу Даринку сватали, а вот второго мне приходилось видеть и даже не один раз. Он с купеческими караванами очень часто приезжал на наше Торговое подворье. Отец моё новое охотничье ружьё и припасы именно у него покупал.
  "Ваш отец ему ничего не рассказывал? Ну про необычную обстановку сложившуюся вокруг вашего поселения? Ведь не просто так ваше поселение Ведьмовской деревней называют."
  - Мой отец про такое вообще ни с кем из чужих разговаривать не будет, даже со мной он не шибко откровенничает. Все знания об окружающем мире мне чаще приходится от других людей узнавать.
  "А ваша мать бывает на Торговом подворье?"
  - Нет, она там никогда не была. Матушка у меня известная целительница. Она дома-то почти не бывает, постоянно в разъездах по уездным деревням и поселениям. Люди ценят её знание и умение, и только мою матушку приглашают тяжелобольных пользовать.
  "А почему к больным, в другие деревни и поселения, не приглашают вашу бабушку? Разве знаний и умений по целительству у Анеи Доброславны меньше, чем у вашей матери?"
  - Так мою бабушку Анею многие люди, из других уездных деревень и поселений, совсем уж старенькой считают, ведь ей недавно сто одиннадцать лет исполнилось. Вот и зовут на помощь к тяжелобольным мою матушку, а бабушка остаётся в нашем поселении людей пользовать. Сама она редко когда выезжает лечить, случается такое только в том случае, если моей матушки нет в поселении.
  "Значит, когда Анея Доброславна отправилась к нам лечить двух раненых, то ваша мать, в тот момент времени, уехала лечить в другое поселение тяжелобольного?"
  - Именно так всё и было. Из-за отсутствия в поселении моей матушки, дед попросил нашу соседку Яринку присматривать за моими младшими сестрицами-близняшками и готовить для них еду. Так что никто в нашем поселении не удивился отъезду бабушки Анеи к раненым.
  "У вас в поселении все знают, что Анея Доброславна поехала лечить раненых?"
  - Конечно, дед всем языкастым бабам поселения рассказал, что мою бабушку Анею срочно позвали на дальний хутор в урмане лечить семью охотника, сильно пострадавшую на заимке от нападения медведя-подранка. А уже наши поселяне енту новость поведали купцам на Торговом подворье, когда один из них стал сильно маяться животом и просил отвезти его до целительницы. Про ентот случай мне Яринка сказывала за пару дней до моего выхода на охоту.
  "Благодарю, за ваши своевременные пояснения, Демид. Теперь для меня общая картина стала проясняться. Дракты и их пришлые помощники каким-то образом разузнали о том, что в предполагаемой зоне действия портальной установки, происходит что-то непонятное, связанное с мощными энергетическими всплесками. Кроме того, они вдруг разузнали, что две самые сильные целительницы из вашего поселения отсутствуют на месте. Вот поэтому они и решили выяснить, связаны ли ваши постоянные походы в лес на охоту с отсутствием целительниц в поселении или нет. Для этого, они придумали идеальное прикрытие всех своих действий, организовав сватовство вашей соседки Даринки, а так как дорогу до вашего урманного поселения никто из жителей в далёкой Сосновке не знал, они вызвались быть провожатыми. Пока в вашем поселении шёл обряд сватовства, эти двое увидев ваш выход в лес на охоту, решили проследить за вами. Ваша удачная охота с друзьями подсказала им, что вы никаким образом не связаны с отсутствием в поселении двух известных целительниц. Однако это совершенно не означает, Демид, что Дракты и пришлые откажутся от мысли ещё раз проследить за вами."
  - Что же мне теперь делать, Сабур? Устроить на них охоту, а потом спрятать тела врагов в самом топком месте болота?
  "А вот этого делать ни в коем случае нельзя, Демид. Исчезновение двух своих помощников, Дракты в первую очередь свяжут с вами, и тогда уже они на вас устроят настоящую охоту. Потому что будут полностью уверены, что вы что-то знаете о происходящем вокруг вашего поселения. Мы поступим немного по-другому."
  - Вы что-то уже придумали, Сабур?
  "Совершенно верно, придумал. Мы поставим вам полную блокировку на память."
  - Я не понял вашей идеи, уважаемый Сабур. Ежели вы полностью заблокируете мне память, то как я буду помнить то, чему меня здесь решили обучать, а также то, что уже произошло в моей жизни?
  "Вы несколько неправильно поняли мою идею, Демид. Вы так же как и раньше будете всё прекрасно помнить. Вот только при помощи любого биологического или аппаратно-медицинского пси-воздействия, никто не сможет проникнуть в вашу память. Эта блокировка будет ставиться вам автоматически при прохождении портальной системы, когда вы отправитесь к себе в поселение, а когда вы вернётесь на базу наблюдения, она так же автоматически будет сниматься. Точно такая же блокировка на память будет устанавливаться, при прохождении портальных врат, всем вашим старшим родственникам, а также их сопровождающим."
  - А это не вредно для здоровья? И будем ли мы дома помнить то, что происходило на базе, и вообще всю остальную жизнь?
  "Уверяю вас, Демид, это совершенно безопасный метод блокировки памяти. В нашем мире, вот таким методом защиты своей памяти, пользуются все разумные, кто отправляется на поиски новых знаний в неизведанные миры иных Вселенных. Даже если вы в бессознательном состоянии попадёте в руки к своим врагам или к каким-нибудь агрессивным чужим разумным, то никакое ментоскопирование или суггестивное воздействие никогда не сможет проникнуть в вашу память через данную блокировку. При этом, вы сами будете помнить абсолютно всё, и то что узнаете на нашей базе, и то что вам известно в вашей повседневной жизни."
  - Хорошо. Я согласен на такую блокировку памяти, Сабур, но сперва мне хотелось бы узнать, чему вы меня решили обучать?
  "О вашем дальнейшем обучении мы поговорим немного попозже. Даю слово, уважаемый Демид, что вам будут предложены самые лучшие программы обучения. Как только вы вернётесь из нашего медицинского модуля, для вас уже всё будет подготовлено, а пока вы будете находиться в капсуле, я постараюсь выяснить некоторые моменты вашей жизни..."
  - Что за моменты из моей жизни вас заинтересовали? - перебил я главного искина базы.
  "Об этом мы с вами поговорим после, Демид. Скажу только, что от выяснения этих данных напрямую зависит, количество наиболее полезных для вас знаний."
  
  Покидая капсулу в медицинском модуле, я вновь ощутил лёгкое чувство голода, к которому добавилась небольшая головная боль. На вопрос Медика о моём самочувствии, я сразу указал на эти два неприятных момента. Медик тут же пояснил, что небольшая головная боль, это побочное явление от блокировки памяти. Такие последствия иногда бывают, правда не у всех разумных, но они проходят через несколько минут. А своё лёгкое чувство голода, я могу убрать самостоятельно, посетив помещение для принятия пищи.
  Когда моя очередная трапеза закончилась, в комнату зашёл Сабур. Мне впервые пришлось увидеть на его призрачном лице странную задумчивость.
  - Сабур, что-то случилось с моими близкими? - тут же был задан вопрос главному искину.
  "С вашими близкими всё в полном порядке, Демид. Можете не волноваться."
  - Тогда с чем связана ваша странная задумчивость?
  "Понимаете, Демид, пока вы находились в медицинской капсуле, я решил, используя ваши биологические параметры, просмотреть другие слои реальности. Я сейчас говорю про те слои, в которых время течёт намного быстрее, чем в вашем основном мире."
  - Иначе говоря, вы хотели посмотреть моё будущее. Я вас правильно понял, Сабур?
  "Вы очень сообразительный разумный, Демид, но это не совсем верный вывод, там не ваше будущее. Ваше будущее всегда находилось и будет находиться именно в данном слое реальности. Наиболее правильным, наверное, будет такое определение - просмотр различных вариантов развития дальнейшей жизни в относительно недалёком будущем. Постарайтесь понять ход моих размышлений, ведь опираясь на полученные от просмотра нескольких слоёв реальности данных, мною планировалась подборка программ для вашего обучения."
  - И что же там вы такого увидели, в ентих вариантах моего будущего, что ввело вас, главного искина базы наблюдения, в такую странную задумчивость?
  "В одном из слоёв реальности я увидел себя и вас, через много десятков циклов. Вернее не так, там я увидел как вы общались с сыном Басура, в окружении команды его корабля."
  - А в других слоях такого не было?
  "В тех слоях реальности, что я уже успел просмотреть, такого развития событий будущего не было. В одном из слоёв вы погибли от большого количество ран, которые получили в бою с пришлым врагом, вам там было всего сорок ваших земных лет. В другом слое реальности, вы умерли от старости и тоски по своему сыну, в своём опустевшем поселении, когда вам было уже больше восьмидесяти лет. Про иные слои я говорить вам не буду, так как свою жизнь, в основном слое реальности, вы должны определить и пройти сами. Ведь это ваш, и только ваш жизненный путь."
  - Благодарю за сказанное, Сабур. Я понял все ваши высказанные мысли. Ну что же, будем прилежно учиться, дабы с честью и чистой совестью пройти неизведанные гати судьбы...
  
  Глава 10
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Мои размышления в трапезной, над откровениями главного искина и над своим странным состоянием после второго покидания капсулы в медицинском модуле, затянулись на достаточно продолжительное время. На мои постоянные хождения по комнате он никак не прореагировал, давая мне возможность всё хорошенько обдумать. Вроде бы всё в его пояснениях было просто и понятно, но при этом чувствовалась какая-то недосказанность, и мне постоянно казалось что я могу что-то важное из сказанного Сабуром упустить. Ухватив в мыслях первое что мне показалось до конца невыясненным, я медленно произнёс:
  - Скажите, пожалуйста, Сабур. Помимо установки блокировки на мою память, вы проводили ещё какие-нибудь исследования?
  "Не буду этого отрицать, Демид, перед установкой блокировки на вашу память, вам было сделано полное ментоскопирование."
  - А для чего оно вам понадобилось?
  "Всё это было сделано для того, чтобы в случае какой-либо неудачи в процессе установки блокировки, мы смогли бы полностью восстановить вашу память, в прежнем виде, как она была у вас изначально. Постарайтесь понять, что для нас это была всего лишь мера предосторожности. Я даже не буду скрывать от вас, что многие данные из вашей глубинной памяти, полученные при ментоскопировании, помогли найти ответы на многие вопросы относительно вашего разумного вида."
  - Можете мне пояснить, Сабур, что за ответы на свои вопросы вы нашли в моей памяти?
  "Просмотрев внимательно данные вашего полного ментоскопирования, уважаемый Демид, мы с Медиком с удивлением обнаружили, что весь ваш разумный вид, по своей изначальной сути, является многомерным."
  - А вы можете мне по-простому объяснить, что значит многомерный? Воспринимать такие понятия как высота, длина, ширина, глубина или вес, нас ещё в раннем детстве обучали, но мне кажется, вы вкладываете в образ "многомерный" совершенно другой смысл, Сабур. Я прав?
  "В данном смысле вы абсолютно правы, я говорил несколько про другое. Скажите, Демид, вам часто приходилось видеть своё отражение на спокойной поверхности воды?"
  - Своё отражение я видел довольно часто и не только на поверхности воды. У нас дома есть два довольно больших зеркала, которые дают более чёткое и ясное отражение, чем стоячая вода. Перед зеркалами очень удобно причёсывать своих сестрёнок и заплетать им волосы в косы, они всегда быстро замечают, когда у меня что-то неровно получается. Ведь все зеркала дают обратное отражение, что у нас находится справа, там показывается слева.
  "Но как вы лично воспринимаете своё отражение в стоячей воде или в зеркале? Как нечто чуждое вам и вашему миру или как часть себя, отразившуюся на ровной поверхности?"
  - Конечно же, как часть себя! Ведь в зеркале или в воде появлялось моё отражение. Если к зеркалу подходит кто-то другой, там отражается его собственный образ.
  "Благодарю, Демид, мне понятен ваш ответ. Скажите мне, пожалуйста, а вы когда-нибудь пытались разглядеть мельчайшие детали отражённые в зеркале?"
  - Пробовал несколько раз, но мне не очень понравились внутренние ощущения. Возникало странное состояние, словно бы какая-то неведомая сила начинала затягивать меня внутрь самого зеркала. Приходилось сразу же прекращать такие разглядывания, да и бабушка Анея постоянно говорила, что нельзя долго сидеть и смотреться в зеркало. Скажу честно, мне больше нравится находиться в нашем урманном лесу или на вершине Чёртовой сопки, там лучше всего созерцать мерцающие звёзды в ночных небесах.
  "А вы никогда не пытались задумываться над тем, что такие привычные и повседневные для вас слова, будь то "созерцать" или "зеркало", имеют в своих образах одну и ту же основу?"
  - Такое всем ведомо. Бабушка Анея нам ещё в детстве рассказывала, что раньше все зеркала "зерцалами" назывались, а самыми главными "зерцалами" для человека были его собственные глаза. Она так нам и говорила: "Очи зерцала души человеческой. Через очи в душе отражаются все существующие миры."
  "Довольно интересное объяснение, очень краткое, но самое главное в том, что такой образ лучше всего объясняет суть. Могу лишь добавить, что созерцание помогает видеть происходящее в доступных для вас слоях реальности. То что вы там узнаёте, обретает ваша душа, ведь только она способна объединять получаемые частички знаний из разных слоёв в единое целое. В вашем языке, для обозначения такого объединения полученных знаний, даже свой образ имеется..."
  - Что за образ, Сабур? - перебил я речь главного искина.
  "Сознание! Вы только вдумайтесь, Демид, только лишь одним образом, вы обозначили все потоки получаемых знаний, приходящих к вам из различных слоёв реальности."
  - Ежели так рассуждать, Сабур, - сказал я улыбаясь, - то тогда получается, что в наше слово "Сомнение", изначально был заложен образ, относительно чего-либо или кого-либо, когда мы имеем не полное знание, а всего лишь ограниченное мнение полученное из иных миров.
  "А что вас смущает в данном определении, Демид? По-моему, вы дали довольно чёткое и весьма правильное описание вашего языкового образа. Просто на мгновение представьте себе, что в других слоях реальности находятся ваши многочисленные отражения, те самые, которые вы уже признали как неотъемлемые части себя самого. Время в этих слоях течёт по-разному, где-то оно движется быстрее, а где-то медленнее. Поэтому ваши отражения передают вам, в основной слой реальности, частички полученного там знания..."
  - Меня смущает не ваше объяснение, Сабур, а совершенно иной вопрос. Почему я ничего не помню про то, что мне кто-то из иных миров передавал какие-либо знания? Когда мне отец, дед, бабушка Анея или кто-то из живущих в нашем поселении что-то рассказывали, я почти всегда мог вспомнить когда и где мне всё поведали. Вы можете, прояснить, почему про частички знаний из иных миров я не могу сказать так же определённо?
  "Всё дело в том, что в поселении вы определяете источники полученного знания, когда сами находитесь в состоянии осознания текущих событий происходящих в основном слое реальности. Для получения частичек знаний от ваших отражений, из других доступных для вас слоёв, вам необходимо или войти в изменённое сознание, или покинуть пространство основного слоя."
  - Как же я смогу покинуть свой мир, ежели я в нём живу?
  "Так же как вы это делали всегда. Чтобы покинуть пространство основного слоя реальности, вам нужно просто уснуть. Пока ваша физическая оболочка восстанавливает свои силы, поглощая необходимые потоки энергий из окружающего пространства, ваша душа обменивается знаниями с вашими доступными отражениями, физические тела которых также спят, но каждое в своём слое. Вы сливаетесь с ними, в пространстве между ваших миров, в единое целое и обмениваетесь частичками полученных знаний."
  - Сабур, я заметил, что вы уже не один раз при мне оговорились, сказав о "доступных для меня слоях реальности", а также о "доступных отражениях". Означает ли ваша оговорка, что не все существующие слои реальности и мои отражения для меня доступны? И сколько вообще для меня доступно таких миров?
  "Не буду отрицать, вы правильно подметили мою оговорку, Демид. Как показали все наши исследования и длительные наблюдения, каждый разумный представитель только вашего вида на данной планете, имеет возможность обмениваться частичками знаний со своими личными отражениями в шестнадцати слоях реальности одновременно, включая ваш основной слой. Вы только не подумайте, что существуют всего шестнадцать слоёв реальности, их намного больше, просто для каждого из разумных вашего вида доступно такое ограниченное количество слоёв. Для полноценного информационного обмена, в жизненной структуре каждого разумного, имеются энергоновые каналы. Когда я говорил про доступные для вас слои реальности, то я имел в виду, что там, так же как и в вашем основном слое, наступила ночь, хотя время в этих мирах течёт с разной скоростью. Говоря про доступные ваши отражения, я имел в виду, что в различных слоях реальности ваши физические тела уже находятся в состоянии глубокого сна, и для вас открывается возможность полноценного обмена с ними частичками знаний."
  - Получается, что у каждого человека на нашей Земле, имеется возможность обмениваться во время сна частичками знаний ещё с пятнадцатью мирами?
  "Не у каждого, Демид, а только у представителей вашего вида. У других разумных на данной планете, тоже имеются энергоновые каналы, но их число меньше, чем у вас. Например, недалеко от вас живут те, чьи предки в очень далёкой древности смешивались с разумными драконами. Они даже гордятся этим, а многие из данного вида разумных считают драконов своими предками. У получившегося потомства тоже имеется возможность обмениваться частичками знаний лишь со своими собственными отражениями, но только лишь в двенадцати слоях реальности. Кроме того, не все разумные получившегося вида могут этим воспользоваться, так как существующие законы и религиозные устои данного сообщества запрещают простым разумным использование частичек знаний из других слоёв реальности в вашем основном слое. Исключительное право на общение с другими слоями присвоила себе жреческая структура данного сообщества."
  - Скажи мне, Сабур, а Дракты и иные пришлые тоже имеют такие возможности?
  "Да. У каждого из них также имеется возможность обмениваться во сне частичками знаний со своими отражениями, но только лишь в десяти слоях реальности. В основном, Дракты и иные пришлые, там обмениваются знаниями о всех своих делах, а также о всех победах и поражениях. Поэтому я вам и рассказывал ранее, что они не только в основном слое ведут свою войну, но и в других слоях реальности тоже."
  - Получается, что те войны во сне, которые мне снились ранее, происходили на самом деле, но только они были в других мирах. Я правильно понимаю?
  "Совершенно верно. Но обмен частичками знаний между отражениями каждого разумного, что происходят в различных слоях реальности касается не только войн в вашем мире. Этот обмен может касаться чего угодно, начиная от вида и мельчайших деталей окружающего пространства в каком-то определённом месте, где уже успел побывать разумный, до взаимоотношений между различными отдельными личностями, или свидетельства о произошедших глобальных событиях в каком-то временном периоде."
  - Сабур, сказанное вами касается только того, что происходит во сне?
  "Не только, Демид. Получаемые вами при обмене частички знаний, могут проявиться даже в вашей повседневной реальности основного слоя мироздания. Например, представьте себе, что вы попадаете в какое-то новое неизвестное для вас место, или впервые приходите к кому-то из знакомых в гости, и вдруг, ваше собственное сознание сообщает вам, что вы, в этом самом месте, уже когда-то бывали. Внимательно осмотревшись, начинаете понимать, что вам там всё знакомо и вы даже прекрасно знаете где и что в этом месте находится. Вам уже приходилось сталкиваться с таким необычным явлением?"
  - Приходилось, Сабур. Когда я с отцом в первый раз побывал на Торговом подворье, мне там сразу показалось всё привычным и знакомым, словно бы я уже не единожды присутствовал на том торжище. Я безошибочно подсказывал отцу, где находятся подводы с товаром того или иного купца. После двух моих точных подсказок, отец перестал удивляться, наверное, решив для себя, что я без его родительского разрешения посещал Торговое подворье. Для меня открытие такой способности было чем-то удивительным, хотя я прекрасно знаю, что в том месте раньше никогда не был.
  "В этом нет ничего удивительного. Вы просто вспомните, Демид, накануне той поездки, отец перед сном вам сообщил, что собирается на следующий день взять вас с собой на Торговое подворье. Вы заснули с мыслью о предстоящей поездке. Во время сна, ваше сознание получило необходимые частички знаний от ваших отражений из других слоёв реальности, где время течёт чуть быстрее, чем у вас в основном слое, и там данное событие уже произошло. Поэтому, когда вы впервые появились на Торговом подворье, ваше сознание выдало все полученные знания об этом месте, с точным указанием где находится тот или иной купец со своим товаром."
  - Интересное пояснение.
  "Давайте рассмотрим ещё один случай. Недавно вы увидели во сне, воина-богатыря очень высокого роста, и даже запомнили его имя, а когда проснулись, то поведали свой сон деду и мне. Вспомните, как вы очень сильно удивились, узнав, что разумный из вашего сна оказался не просто реальным живым существом, а настоящим раненым воином, которому срочно требуется помощь целителя. Вы отложив свою учёбу на базе, не мешкая отправились в своё поселение за помощью, и теперь ваша бабушка Анея Доброславна занимается лечением ран у разумных, а вы доставили для успешного завершения лечения ещё множество лекарств. Как вы думаете, стоит ли после таких ярких примеров с пояснениями, воспринимать все увиденные вами сновидения, как нечто нереальное и не имеющие право на существование?"
  - Я понял суть ваших слов, Сабур. Вы могли бы мне привести ещё какие-нибудь примеры со снами? У вас так ярко получается всё объяснять, что мне уже не терпится начать своё обучение на вашей базе наблюдения.
  "Примеров привести можно множество. Когда вы в своём сне получаете частички знаний о каких-то событиях, которые уже произошли в других слоях реальности, а потом видите, как такие же события происходят в вашей основной реальности, то для себя вы считаете, что видели некий вещий сон. Хотя всё объясняется различным течением времени в других слоях реальности."
  - Значит вещие сны показывают реальные события, которые произошли в другом мире, где время течёт немного быстрее чем у нас. Я правильно понял?
  "Да, Демид, вы всё правильно поняли. Приведу следующий пример. Существуют боевые события, которые уже давным-давно произошли во многих слоях реальности, в том числе и в вашем основном слое, но есть ещё слои, где время течёт очень медленно и в них пока ничего трагического не происходило. Поэтому вы в своих собственных снах, пытаетесь изменить для этих слоёв течение событий, чтобы хотя бы в них всё произошло с наименьшими потерями для вашего вида. Как правило, для этого вы активируете изменение всех имеющихся у вас знаний о будущих событиях из реальности основного слоя."
  - А можно узнать каким образом?
  "Например, довольно часто перед сном, вы, читали книги о боевых событиях в далёком прошлом вашего мира, и представляли себе, как бы вы сами лично поступили при том или ином развитии неприятных ситуаций для ваших далёких предков. Засыпая, ваше сознание продолжало просчитывать различные варианты событий. Оказавшись в пространстве между слоёв реальности и слившись сознанием с доступными отражениями, из других миров с различным течением времени, вы продолжали поиск необходимых для изменения знаний. Когда у вас сложилась какая-то целостная картина, ваше сознание немного успокоилось найдя на тот момент наилучший вариант развития событий. Этот полученный образ сохранился не только у вас, но и в сознании у всех ваших доступных отражений. При этом вы даже не осознали того момента, что вами был создан новый слой реальности в вашем мире, в котором будет происходить только ваш вариант развития событий. Через некоторый промежуток времени, вы вновь прочитали ту же книгу перед сном, а когда заснули, то увидели в своём сновидении происходящие события, которые вам показались очень знакомыми, при этом вы чётко знали куда вам нужно идти и что необходимо делать. Вы даже не вспомнили о том, что сами когда-то создали новый слой реальности. Спустя три ваших лета, вам вновь попалась на глаза та же самая книга, и вы снова читали её перед сном. Результат был очевиден, в своём сне вы опять оказались в созданном вами слое реальности, но когда вы утром проснулись, вас удивил полученный результат и вы обратились к своему деду, чтобы он объяснил вам почему вы трижды видели один и тот же сон."
  - Припоминаю, было такое. Дед сказал, что у него тоже такое случалось. Сабур, неужели в моей памяти сохраняются не только все события моей жизни, но и все мои сны?
  "Демид, сны это тоже неотъемлемая часть жизни разумных, поэтому память сохраняет в себе абсолютно всё. Вы должны осознать, что любое разумное существо, если так можно сказать, развивается во многих слоях реальности одновременно, проходит различные жизненные пути, при всём этом, выбирает для основного слоя реальности наилучшие результаты развития для создания наиболее благоприятного будущего. Правда, не все разумные существа, из вашего вида, осознают свою многомерность."
  - Почему? Они разве снов не видят?
  "Сны они видят, но проснувшись, просто не помнят что увидели во сне. Всё это напрямую взаимосвязано со сложившимися условиями жизни и различными правилами, которые появились в результате выживания вашего вида в этом мире. Например, многих разумных до сих пор пугают те события, что происходят или происходили когда-то в других слоях реальности, поэтому они предпочитают использовать в повседневной жизни только те небольшие обрывки знаний, что были получены ими лишь в основном слое. На такой необычный выбор знаний, довольно сильно повлияли появившиеся после различных войн и потопов многочисленные религиозные культы."
  - А культы тут при чём?
  "Вы должны понять, Демид, что выжившие после таких бедствий разумные, зачастую даже не осознавали, что большая часть религиозных культов была создана самими Драктами или же их пришлыми помощниками. Представьте, как много тогда бродило среди развалин испуганных и растерянных разумных. В основном это были женщины, старики и маленькие дети, для которых весь привычный мир, который они когда-то знали, исчез в одночасье. Вместо привычных городов и поселений, которые они временно покинули, их встречали лишь руины и многочисленные пустоши. Многие разумные лишились привычного жилья и продовольствия, города были либо разрушены огнём, либо скрылись под толстыми слоями из ила, глины и грязи. Все нуждались в помощи и поддержке. И в этот момент времени, к ним приходят представители религиозных культов, которые обещают всем выжившим помощь и поддержку, для этого необходимо всем принять их религию и поклоняться только их богу. Они объясняли выжившим, что все случившиеся беды и несчастья, это небесная кара всевышнего бога, которого разумные из-за своей гордыни не приняли, как своего спасителя."
  - Неужели выжившие люди не понимали, что их обманывают?
  "Старики это прекрасно понимали и говорили про обман другим разумным, но их мало кто слушал. Женщинам нужно было чем-то кормить своих голодных детей и немногих оставшихся мужчин. Большинство из которых имели тяжёлые ранения или полученные в боях различные увечья. А у представителей религиозных культов было полно захваченного Драктами и пришлыми продовольствия. Именно тогда перед многими выжившими встал вопрос выбора, или умереть от голода вместе со своими детьми, или принять новую религию. Сам можешь догадаться какой для себя и своих близких они сделали выбор..."
  - Тут и гадать нет необходимости, людям пришлось выбрать жизнь для себя и своих детей. Мне непонятно другое, Сабур. Ведь Дракты и иные пришлые, прибыли в наш мир из-вне, и им, если я правильно понял ваши пояснения, также известны понятия многомерности. Почему же в их религиозных учениях ничего не говориться про иные миры?
  "Вы не правы. Об этом в их учениях говорится, но как правило, в довольно примитивной форме. Существуют описания, не только различных небесных миров, над которыми возвышается обитель всевышнего невидимого бога, но также имеются описания противоположных миров, где обитают все разумные, кто не принял верховной власти данного божества. От высших служителей никогда не скрывается для чего был создан тот или иной религиозный культ. Им известно всё относительно их культа, а также окружающего мироустройства, но эти знания держатся в тайне от всех остальных. Для простых разумных они создали примитивные догматы, которые полностью отвергают существование множества слоёв реальности вашей Вселенной. Все высшие служители культов считают, что все разумные должны изучать только догматическое учение и выполнять их волю. А тех немногих разумных, которые рассказывают другим о том, что окружающий мир более разнообразный и многомерный, а не примитивный, как его описывают религиозные догматы, сторонники различных культов стараются уничтожить. Я могу с полной ответственностью вас заверить, Демид, что если бы Басур, появился сейчас в каком-нибудь самом развитом городе вашего мира, то его сразу же объявили бы посланником мира тьмы, а после этого уничтожили."
  - Не буду спорить с вашим утверждением, Сабур. Я вам даже больше скажу, дед Богуслав нам уже рассказывал как имперцы вместе с попами уничтожали других людей, сжигая их целыми поселениями и городами. Могу сразу сказать, что мы не такие, как они.
  "Вот поэтому мы с Басуром для себя приняли решение, и пошли с вами на доверительный контакт для обмена имеющимися знаниями. Немаловажным в принятии такого решения было то, что вы отнеслись к нам, представителям совершенно иной Вселенной, как обычным разумным. Особенно нам понравилось то, что вы даже в мыслях своих не помышляли создание из нашей встречи нового религиозного культа и ничего не выпрашивали лично для себя. Вы просто идёте по своему жизненному пути, воспринимая всё, как оно есть в действительности."
  - Скажу честно, Сабур, мне ещё не приходилось слышать такого необычного и подробного объяснения, для вроде бы загадочных и необъяснимых явлений. Особенно меня поразил ваш рассказ, о существовании различных жизненных путей. Поначалу мне было трудно представить, что из происходящих событий в других мирах, вполне может сложиться моё личное будущее, как вы выразились, в основном слое реальности. Кроме того, меня очень удивил такой момент, что вы просматривая мою жизнь, на различных жизненных путях, рассказывали мне о ней, словно бы всё происходящее для вас привычно и знакомо. Вы можете прояснить, почему мне никогда не приходилось сталкиваться с таким явлением? Хотя нам с раннего детства, старшие очень часто рассказывали о множестве миров, которые вы называете слоями реальности.
  "А вы уверены, Демид, что вы с этим явлением никогда не сталкивались? Может всё дело в том, что вы попросту ещё не осознавали того момента, когда оказывались в другом мире? Вы пока просто наблюдали как перед вашим взором раскрывался мир иного слоя реальности, при этом чувствовали себя в нём, так же привычно, как и в вашем основном слое, а потому и принимали его за таковой. Я очень внимательно изучил вашу языковую матрицу и весь имеющийся у нас массив с образами общения. Там множество подтверждений сказанному. Исходя из этого, я сделал вывод, что разумным вашего вида хорошо известны многочисленные миры в иных слоях реальности. Представители вашего вида не только постоянно посещают все эти многочисленные миры, но и обмениваются там с разумными наиболее важными знаниями. Думаю, что на этом мы сегодня закончим наше общение."
  - Но почему, Сабур? У меня ещё много вопросов.
  "Я знаю, но эти вопросы мы обсудим при вашем следующем посещении базы."
  - Вы меня прогоняете?
  "Не говорите, глупости, Демид. Я всего лишь выполняю распоряжение командира Басура и просьбу вашего деда Всеволода Доброславича. Они сказали, что в поселении никто не должен заметить вашего длительного отсутствия. Тем более, все внешние датчики базы показывают, что совсем недалеко от тропы через болото появились объекты для вашей охоты."
  - Я всё понял, Сабур. Всего вам доброго и до встречи. Передайте от меня поклоны бабушке и деду, а также всем остальным.
  "И вам всего доброго, Демид. Я передам вашим родственникам и остальным ваши слова."
  
  Глава 11
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Поговорить с отцом, по возвращению домой с базы наблюдения, у меня не получилось. И дело было совсем не в том, что у него не нашлось времени для задушевного разговора со мной, этому помешали совершенно другие причины. Когда я в полдень возвращался по главной улице, усердно таща за собой волокушу с богатыми охотничьими трофеями, то сразу заметил, что возле дома старосты Мирослава Кузьмича собралось всё население нашего поселения. Внимательно присмотревшись, я заметил, что в толпе даже женщины с грудничками и малыми детишками присутствовали. Немного погодя, в сторонке, я приметил большой конный отряд казаков, а также нескольких чужаков в богато расшитых одеждах и мундирах, которые с важными лицами стояли перед народом, на просторном крыльце дома старосты.
  Увидев стоявших чуть в сторонке Доброслава и Любомира, я подошёл к братьям и опустил свою тяжёлую волокушу на землю. Растерев немного затёкшие плечи, поздоровался и спросил.
  - Здравия вам, братцы. Что тут случилось? По какому поводу народ на сход собрался? И что за чужаки с казаками к нам в поселение пожаловали?
  - И тебе здравствовать, Демид, - первым ответил мне старший из неразлучной парочки, младший лишь солидно кивнул головой в знак приветствия. - Да тут какие-то важные имперские чиновники из самого центра губернии к нам понаехали, рассказывают что на основании какого-то Высочайшего повеления государя проводится Первая всеобщая перепись населения Российской Империи. Сказывали, что Империя имеет богатое многовековое прошлое, потому-то государь и повелел пересчитать сколько в его государстве проживает подданных, чтобы позаботился о них. В городах нашей губернии уже всех жителей вроде как посчитали, теперь переписывать будут всех тех, кто в деревнях и сёлах живёт, а также на хуторах и в дальних поселениях.
  - А важные имперские чиновники к нам в поселение вместе с попами приехали? Ведь насколько я понимаю, губернские или уездные попы все их деяния благословлять должны.
  - Нее, они к нам нынче без всяких священников заявились. Видать им местные чиновники в уездной управе уже порассказали, что у нас тут попов не жалуют, как и про то, что в поселении ни одного христианина никогда не было.
  - Интересно... а вам не кажется, братцы, что приехавшие к нам имперские чиновники, в своих заявлениях на сходе, самым наглым образом обманывают народ? - тихо сказал я.
  - Почему ты решил, что они всех обманывают, Демид? - так же тихо спросил Доброслав, и на всякий случай посмотрел по сторонам.
  - А вы сами задумайтесь, братцы, хоть немножко. Важные имперские чиновники ездят по нашим землям и рассказывают людям на сходах, что вроде как их Российская Империя имеет богатое многовековое прошлое, а сами, за все прошедшие века, ни разу не додумались выяснить сколько же всего людей живёт и трудится на имперских землях. Вам не кажутся такие рассказы имперских чиновников странными?
  - Я пока что не заметил в их рассказах ничего странного. Может ты нам с братом пояснишь, чтобы понятней было?
  - Вот смотрите, дед Богуслав нам много раз рассказывал, что наши родичи переселились из Московии на свободные земли в Великой Тартарии. Он же поведал нам, что тогда шла большая война, а теперича вспоминайте, братцы, кто тогда напал на земли Московии?
  - Имперские войска напали. Они ещё тогда град Московский разграбили и сожгли, - первым произнёс Любомир, - и много других городов и селений разорили.
  - Совершенно верно, Любомирушка, а войска те принадлежали двум союзным империям, Французской и Российской. Вот и получается, что опосля той грабительской войны, Российская Империя теперича захватила все земли Великой Тартарии, а название многих древних городов и поселений имперские власти на новый лад переиначили. Сколько народу на здешних землях проживает им пока неведомо, вот они и решили всех жителей посчитать и переписать. Тем более, сами имперские чиновники всем людям на сходе подтвердили, что енто у них Первая всеобщая перепись населения.
  - Демид, как ты думаешь, для чего они всех переписывают? - тихо спросил Доброслав.
  - Ну им же необходимо знать, сколько дани они со всех жителей получать будут, а также какое количество парней и мужиков смогут в солдаты забрать и на какую-нибудь войну послать. А всех девчат и женщин переписывают для того, чтобы примерно знать сколько те новых солдат для имперских войск смогут родить.
  - Получается, Демидка, что теперича, после переписи, о нас будут знать не только в центре губернии, но даже в самой столице Российской Империи? - спросил Любомир.
  - Ну да. Братцы, а имперцы на сходе говорили, какой город у нас теперь центром губернии считается?
  - Сказали что Томск, - вновь опередил брата с ответом Любомир.
  - А почему не Барнаул или Бийск? Они же к нам вроде как поближе будут.
  - На такой же вопрос, один из важных имперских чиновников уже твоему батюшке на сходе отвечал, - сказал Доброслав. - Дескать в Томске больше всего жителей. Как чиновник пояснил, по проведённой переписи населения, в городе Томске уже сейчас проживает больше шестидесяти тысяч человек, а в Барнауле жителей меньше тридцати тысяч. В Бийске и того меньше, чуть более семнадцати тысяч насчитали.
  - Понятно. Похоже в Российской Империи после многочисленных войн и последнего потопа простого народа совсем мало осталось, раз имперцы решились захватить новые земли в Великой Тартарии. Ведь на её землях после потопа, в основном малонаселённые или опустевшие города остались, да небольшие деревеньки и поселения вроде нашего. Заметь, остатки древнего города Грустины, имперцы Томском назвали, просто потому, что город сей на речке Томь находится, а центром губернии его объявили, чтобы люди к новому названию быстрее привыкали, и забывали какие были названия раньше в Великой Тартарии.
  - Почему ты так решил, Демид? - всё так же тихо спросил Доброслав.
  - Понимаешь, Доброслав, я очень внимательно слушал рассказы наших стариков, и прочитал уже много старинных книг из дедовского сундука, который он прячет от глаз чужих людей, а пуще всего от алчных имперцев. Дед рассказывал, что за хранение таких книг имперцы людей убивают, а сами старинные книги на кострах сжигают. Так вот, в книгах тех сказано, что в древние времена была на белом свете одна большая держава, в которой мирно жили и трудились все наши предки, и называлась она Великая Рассения. А потом напали на неё коварные враги, пришедшие с небес. Вспомните лучше старинные предания, которые нам дед Богуслав в ночном рассказывал. Когда пришлые враги увидели, что не смогут победить людей, они устроили на Земле всемирный пожар, а потом всемирный потоп, чтобы скрыть свои злодеяния. Много тогда погибло людей на Земле, но те кто всё же смог выжить, продолжали сражаться со всеми пришлыми врагами. Из-за великих пожаров и многих потопов некогда цветущие земли стали недоступны для проживания людей, так как все поля вокруг городов и селений, ранее дававшие людям богатые урожаи, были покрыты громадными ямами заполненными ядовитыми водами смешанными с гарью и тленом. Вскоре они превратились в болота или топкую грязь. Некогда единая Великая Рассения разделилась на множество частей, в которых стали проживать небольшие остатки выживших народов. Но главная беда для всех выживших людей состояла даже не в том, что разделилась древняя держава на многочисленные осколки, и не в том, что было мало доступной пищи. Все последующие беды выживших людей начались от того, что при помощи хитрости и обмана, к власти в тех местах пришли потомки коварных врагов. Через некоторое время они устанавливали везде свои законы, навязывали свои религиозные культы, а после начинали строить свои государства и империи. Как сказано в книгах, все империи на земле существовали и существуют лишь за счёт захвата соседних земель и живущих на них своим трудом народов. Империи появлялись, развивались, но простые люди даже не знали, что у власти находились потомки древних врагов. Правители империй всегда нападали, грабили и завоёвывали соседние государства и народы, объясняя своим подданным, что они делают так ради заботы о своих жителях империи. Через какое-то время такие империи распадались и исчезали с лица земли, а на их местах появлялись новые империи. Когда я сложил воедино все знания полученные от наших стариков, с тем что я прочитал в старинных дедовских книгах, у меня получилась вот такая картина всех произошедших событий. Великая Тартария на востоке и Великое Княжество Литовское на западе, были последними свободными осколками той древней великой державы, где даже самым хитрым и коварным врагам не удалось достичь своей цели и окончательно победить вольных людей. А цель у всех пришлых врагов была всегда одна и та же, превратить всех свободных людей на земле в рабов, и жить припеваючи за счёт плодов их труда. Вот тогда часть немцев служившая потомкам древних врагов, отделилась от своей Пруссии, и создала на покорённых северных землях возле Варяжского моря новое государство, которое они назвали Российская Империя. Вспомните, как дед Богуслав нам рассказывал, что все русичи в данной империи были либо холопами, либо солдатами, а у власти в ней находились только лишь немцы из Пруссии, да иные призванные ими инородцы. Вот они-то и стали захватывать соседние земли, где ещё свободно проживали и трудились вольные люди. Как вы наверное помните из тех рассказов, что первым пало Великое Княжество Литовское, где изначально проживали все предки наших древних Родов. Все захваченные земли Великого Княжества пришлые враги разделили между тремя соседними империями, причём наибольшая часть захваченных земель досталась именно Российской Империи. Спустя некоторое время, когда все имперцы запада накопили ещё больше разрушительного оружия и увеличили свои войска, то они коварно напали на мирные земли богатой Московии, которая много веков торговала со всем миром. Когда имперские войска стали разорять и грабить города и селения, им оказало решительный отпор местное население. Опешившие от такого сопротивления, имперцы применили против народа своё разрушительное оружие, из-за чего многие деревни и селения превратились в руины и пепелища, а после на земле произошёл потоп, смывший остатки жизни во многих уцелевших городах. На очень долгое время на землю пришли холод, голод, болезни и смерть. Переждав суровые времена, имперцы вновь стали направлять свои войска за Каменный Пояс, чтобы захватить опустевшие и обезлюдившие восточные земли. Теперича больше нет на белом свете некогда Великой Тартарии, нынче везде на её землях хозяйничают войска и различные чиновники из Российской Империи, а их всецело поддерживают только разного рода лиходеи, торговцы, попы и инородцы. Вот и подумайте на досуге, стоит ли доверять сказанным словам имперских чиновников или нет? Особенно когда они вам на сходе рассказывают про какую-то добрую заботу государя-императора о своих подданных. Очень надеюсь, братцы, что вы никому, даже своим родным и близким, не будете рассказывать то, что я вам поведал.
  Неразлучные братья после моих слов ненадолго задумались, но при этом делали вид, что предельно внимательно рассматривают мои богатые охотничьи трофеи, а я стал всматриваться в толпу стоящих жителей поселения, пытаясь увидеть там своего отца...
  
  - Кто таков? Почему при оружии появился на сходе? - неожиданно раздался громкий окрик за моей спиной.
  Обернувшись на голос, я увидел спешащего к нам, негодующего, и смешно размахивающего руками при быстрой ходьбе, старшего уездного урядника. Весь вид представителя имперских властей показывал, что его прямо распирало от своей непомерной значимости и особой важности занимаемой им должности. Его строгий взгляд был направлен на моё охотничье ружьё, которое висело у меня на плече. Когда он подошёл к нам поближе, то я заметил, что от беспредельного возмущения и злости его лицо начало покрываться красными пятнами.
  От неожиданного громкого окрика и смешного вида старшего уездного урядника, я опешил, и не сразу сообразил, что ему ответить.
  - Так енто же Демидка Старобогатов, - вместо меня начал отвечать старшему уряднику немного напуганный Любомир, увидевший, как я молчу открыв рот от удивления. - Он младший сын нового Главы нашенского поселения Ярослава Всеволодовича и внук Старейшины Всеволода Доброславича. Демидка токмо что с охоты возвернулся, вот и подошёл к нам разузнать по какому поводу сход жителей учинили.
  Услышав ответ младшего из братьев, старший уездный урядник слегка побледнел и сразу же удалился, затерявшись среди жителей.
  - Послушай, Любомирка, а когда мой отец успел стать Главой поселения?
  - Так сёдня им и стал. Его же имперские чиновники Главой нашего поселения назначили, а все наши жители такое назначение всем миром одобрили. Люди прекрасно понимают, что твой отец, Демидка, для всех нас по любому наилучшим Главой поселения будет, чем какой-нибудь неизвестный чужак назначенный к нам имперцами из губернии.
  - С таким мнением поселян трудно не согласиться. Будем надеяться, что опосля окончания переписи населения имперские чиновники надолго забудут дорогу в наше поселение. Без них и вооружённых казаков как-то спокойнее, - немного подумав тихо сказал я братьям.
  - Демидка, и что ты думаешь дальше делать? - тихо спросил Любомир.
  - Да вот подумываю попросить вас помочь дотащить волокушу с охотничьими трофеями до ворот моего дома, - ответил я с улыбкой, - а то у меня уже от верёвок волокуши спина и плечи затекли. Поможете, братцы?
  - Мог бы и не спрашивать, Демидка. Помочь тебе мы завсегда готовы, - за себя и за брата дал согласие Любомир, - тем более нашенский Род уже весь переписали, и делать нам тут больше нечего.
  - Только её вам, братцы, вдвоём тащить придётся, у меня нынче волокуша шибко тяжёлая.
  - Так нам не впервой тяжести таскать, авось не переломимся, - улыбаясь сказал Доброслав.
  Братья быстро подхватили верёвки крепящие волокушу, приподняли её, и сопя от усердия потащили мою добычу по центральной улице мимо стоявшего народа до ворот моего дома. Я с гордо поднятой головой шёл позади неразлучной парочки, здороваясь со всеми встречающимися на улице поселянами.
  
  Когда мы закончили перетаскивать охотничьи трофеи в холодный погреб, я отдал братьям пару добытых возле болота жирных уток и двух крупных зайцев пойманных в силки, которые у меня во множестве были расставлены по лесу. Неразлучная парочка поначалу хотела отказаться от добытых мною трофеев, говоря, что они помогли мне по-дружески, а не за плату, но я настоял, заявив им, что за помощь всегда надо добром отвечать, и ежели они откажутся, то в следующий раз я не возьму их с собой в лес на охоту. Довольные братья быстро забрали уток и зайцев, и счастливые ушли за ворота.
  Направившись к бочке с дождевой водой, чтобы омыться после охоты, я вдруг почувствовал, что на крыльце кто-то стоит и смотрит мне в спину. Остановившись, я резко обернулся и увидел улыбающуюся матушку.
  - Здравствуй, сынок. Я смотрю ты уже совсем взрослым стал. И поступаешь правильно, как добрый и рачительный хозяин.
  - И тебе здравия, матушка, - ответил я с поклоном. - Давно ли домой возвернулась?
  - Вчера вечером приехала, Демидушка. Зашла в дом, а в нём тишина. Лишь в одной детской комнатке застала нашу соседку Яринку, которая дочкам сказку на сон грядущий закончила читать. Когда мои непоседы уснули, мы прошли с ней в летнюю трапезную, где Яринушка меня досыта накормила после дальней дороги, а потом рассказала, что у нас в доме и поселении происходило, пока я отлучалась тяжелобольного лечить. Хорошая хозяйка получится из нашей соседки, ты бы присмотрелся сынок к Яринке. Девушка она добрая, ни от каких дел не отлынивает. Может по душе она тебе придётся, тогда и посватаем её за тебя.
  - Я против Яринки слова худого не скажу, матушка. Вот только рановато мне ещё о женитьбе думать, летами я пока не вышел. А когда мой срок семью создавать подойдёт, она поди, себя уже в старые девы запишет и перестарком считать будет. У нас ведь с ней всего одно лето разница в возрасте.
  - Не в одно лето разница у вас, а почти в два. Тебе уже скоро семнадцать лет будет, а ей недавно только пятнадцать исполнилось. И ты за неё не думай, сынок, кем она себя в будущем считать будет. Запомни, когда любят от всего сердца, то разницы в возрасте никогда не замечают. У нас ведь с Ярославом тоже разница в возрасте всего лишь в два лета была, когда нас наши родители поженили. И ничего страшного не произошло, живём душа в душу с ним уже много лет. Детишек на белый свет народили, не взирая на все тяготы жизни. Что ты, сынок, что братья твои, все вы у нас богатырями выросли, радующими родительский взор, а дочери наши все красавицы.
  - Я думал, что отец намного старше тебя, матушка. Ты всегда такой молодой выглядишь.
  - Да... Вот что постоянные отлучки из дома делают, - сказала матушка улыбаясь, - а я и не заметила, как быстро пролетело время и ты возмужал, Демидушка. Оказывается, мой сын совсем взрослым мужчиной стал, и даже научился женщинам приятные слова говорить. Запомни, сынок, твой отец родился в Лето семь тысяч триста сорок восьмое, а я двумя летами позже него, в триста пятидесятое.
  - Скажи, матушка, а разве отец ещё не знает, что ты уже домой вернулась?
  - Ярослав с какими-то важными людьми всё время проводит в доме нашего поселенского старосты. Яринка сказывала, что он даже покушать два дня домой не заходил. Она, незадолго до твоего возвращения с охоты, по моей просьбе, пошла сообщить ему о моём возвращении домой. Мои девчата вслед за ней увязались, сказав что отца повидать хотят. Да вот похоже, что-то там случилось, раз оне до сей поры не возвернулись.
  - Так значит ты последние новости ещё не знаешь?
  - Какие новости? - удивлённо спросила матушка.
  - Приехавшие имперские чиновники, сегодня на всеобщем сходе, принародно, отца Главой нашего поселения назначили, а все жители такое назначение всем миром одобрили.
  - Ну, ежели люди всем миром такое назначение одобрили, значит так тому и быть. Ты вроде как омыться хотел после охоты? Иди, приводи себя в порядок, а потом после трапезы мы с тобою пообщаемся.
  
  Когда я закончил обедать, матушка приступила со своими расспросами.
  - Скажи мне, сынок, почему ты настоял, чтобы Любомирка с Доброславом уток и зайцев за свою помощь взяли? Хотя я слышала сказанное, что за помощь всегда надо добром отвечать, но ведь не о том ты тогда думал?
  - Понимаешь, матушка, я наибольшую часть времени на охоте в лесу провожу, и почти не ведаю о том, что в нашем поселении происходит. И когда братья упросили меня взять с собой на прошлую охоту, то я поначалу думал, что им просто захотелось отвлечься от повседневной жизни в поселении. Однако, когда мы возвернулись с охоты, я увидел возле их ворот, кроме родителей Любомирки и Доброслава, ещё пятерых худеньких маленьких детей. То были младшие братья и сёстры неразлучной парочки. Если бы ты увидела тогда их голодные глаза, то поняла бы, почему я принял решение, отдать им половину всего добытого на охоте. Ты же прекрасно знаешь, что наш бортник Ведамир Кузьмич и его жена Дарина Святославна никогда не возьмут от людей что-то просто так. Как он постоянно говорит своим детям: "всё в жизни даётся только честным трудом".
  - Знаю, Демидушка, есть такая черта у Ведамира. Он принимает плоды труда других людей, только в обмен на собранный им лесной мёд. Они будут жить впроголодь, но просто так помощь от других поселян не примут.
  - Вот потому-то я и попросил Любомирку с Доброславом помочь мне дотащить волокушу до дома. Когда мы всю добычу в холодную перенесли, я отдал им по паре уток и зайцев, вроде как за их труд и помощь, иначе дядька Ведамир, отправил бы братьев с моими подарками назад. Понимаешь, матушка, я до сих пор помню глаза пятерых малышей, и мне хотелось бы, чтобы вот таких голодных взглядов было как можно меньше. Я мог им и больше трофеев отдать, но братья бы не приняли их в дар, да и родители ихние тоже.
  - Так ежели ты решил помочь им, то поступи мудрее, сынок. Возьми что-нибудь покрупнее из добытой на охоте дичи, и сам сходи до дома бортника, а Ведамиру Кузьмичу расскажи, что я домой возвернулась после лечения тяжелобольного, а для восстановления сил мне нужен лесной мёд. В словах моих нет ни капли лжи, Демидушка, так как я действительно очень сильно устала поднимая на ноги тяжелобольного, да и от долгой дороги тоже...
  - Хорошо, матушка, я так и сделаю.
  
  Едва я выбрал пару самых крупных глухарей, и выбрался из холодного погреба, чтобы идти к бортнику Ведамиру Кузьмичу, как наша калитка резко открылась и на широкий двор забежала встревоженная соседка Яринка. Увидев в летней трапезной мою матушку, она подбежала к ней и начала взволнованно тараторить.
  - Млада Гедеминовна, Млада Гедеминовна, вас срочно зовут до дома старосты.
  - Успокойся, Яринушка, выдохни, и спокойно говори, что там случилось?
  - Да я толком ничего не знаю. Меня там мой батюшка задержал, так как всё наше семейство переписывать начали, как вдруг одному из приезжих чиновников плохо стало и он упал на землю, словно его удар хватил, вот Ярослав Всеволодович меня за вами и послал.
  - Я поняла тебя, Яринушка. Зайди в дом и возьми мою дорожную сумку с настоями, травами и мазями. Пойдёшь со мной к болящему и в случае чего помогать мне во всём будешь.
  - Моя помощь потребуется? - спросил я матушку.
  - Мы сами управимся, Демидушка, то наше лекарское дело. Ты иди куда собирался. Думаю, что там твоя задуманная помощь людям нужнее будет.
  - Хорошо, матушка, - сказал я и направился к дому бортника менять глухарей на лесной мёд.
  
  На лавочке у ворот сидела неразлучная парочка. Увидав меня, они поднялись и подошли.
  - Далеко ли собрался, Демид? - удивлённо спросил Доброслав.
  - Да вот к вам в гости решил зайти, братцы. Отец-то ваш дома?
  - Дома уже, только со схода пришёл, - сказал младший из братьев.
  - Любомирка, позови отца, дело у меня к нему.
  Младший не стал спрашивать, что за дело, а быстро скрылся за воротами. Через несколько минут он вышел вместе с отцом.
  - Доброго здравия, Ведамир Кузьмич, - сказал я с поклоном.
  - И тебе доброго здравия, Демид Ярославич, - уважительно ответил бортник. - Любомирка мне сказал, что ты по делу пришёл. Так что прошу в дом, на улице о делах говорить не принято.
  Мы зашли в дом, в котором была чистота и прохлада. Присев на лавку я начал разговор.
  - Вчера матушка моя в поселение возвернулась после излечения тяжелобольного, вот я и пришёл к вам, Ведамир Кузьмич, за помощью.
  - А чем же я смогу помочь Младе Гедеминовне? - удивился бортник. - Я в лекарских делах ничего не смыслю.
  - Ей для восстановления потраченных сил на лечение и долгую дорогу, лесной мёд надобен. Сами же знаете, в нашем поселении всем жителям ведомо, что самый лучший лесной мёд только у вас имеется. Вот я и пришёл к вам, Ведамир Кузьмич, обменять двух глухарей на горшочек мёда, для восстановления сил моей матушки. Ежели их мало будет для достойного обмена, так я ещё что-нибудь принесу. У меня последняя охота, доброй вышла. Чуть грыжу не нажил, пока волокушу до поселения дотащил. Хорошо хоть по дороге вашу неразлучную парочку встретил. Братья мне очень сильно помогли, дотащили тяжёлую ношу до дома.
  - Вот оно как дело было... а я ведь им сорванцам поначалу не шибко поверил, что они честь по чести заслужили такие подарки.
  - То не подарки были, Ведамир Кузьмич, а честная оплата за оказанную помощь. Меня так отец с дедом воспитали, что за помощь всегда надо добром отвечать. Если бы они отказались, то в следующий раз я бы не взял их с собой на охоту.
  - Я понял тебя, Демид Ярославич. Ты только шибко не обижайся на меня за те устои, что я своим сынам прививаю. Слишком часто я видел обман от других людей, пока не решил остаться жить тут в поселении.
  - У меня и в мыслях не было обижаться на вас. Тем более мы с Доброславом и Любомиром уже много лет дружим. А каждый Род всегда своим устоем живёт, и не мне судить правильный он или нет.
  - Вот! Слова не мальчика, но взрослого мужа. Скажи мне, пожалуйста, Демид Ярославич, а что действительно Млада Гедеминовна настолько много сил лишилась, что сама ко мне за мёдом прийти не смогла?
  - Она не смогла прийти к вам за мёдом по совершенно другой причине. На сходе какому-то имперскому чиновнику плохо стало и он упал на землю, словно его удар хватил, вот матушку и позвали его лечить.
  - Тогда всё понятно. Ты посиди тут немного, я зараз самого лучшего мёда принесу. Он твоей матушке быстро все силы восстановит, - сказал бортник и вышел из комнаты, захватив с собой принесённых мной глухарей.
  Вскоре он вернулся, бережно неся в мозолистых руках большой глиняный горшок закрытый сверху вощёной тряпицей и подвязанный тонкой верёвочкой. Передав мне горшочек с мёдом, Ведамир Кузьмич проводил меня до ворот, сказав, что он теперь всегда будет рад, если его сыны станут ходить со мной на охоту.
  Когда я вернулся домой, то никого в нём не обнаружил. Поставив горшок с мёдом на стол, я прошёл в свою комнату и лёг спать. Слишком много усталости накопилось за последнее время...
  
  Глава 12
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Медленно перемещаясь по урманному лесу, я старался вновь обнаружить потерянный след небольшого кабаньего семейства, прошедшего через данный участок леса всего несколько часов назад. Такое мне приходилось видеть впервые, вполне приметная дорожка многочисленных кабаньих следов исчезала в обширно разросшихся высоких кустах дикой смородины, заросших многолетним лесным вьюном. Обойдя несколько раз вокруг обширные смородиновые заросли, и внимательно рассматривая напитавшиеся утренней росою лесные травы, я к сожалению так и не смог обнаружить следов выхода кабаньей тропы из кустов. Всё выглядело так, словно всё кабанье семейство зашло в заросшие вьюном кусты и там бесследно исчезло. Возвращаться в поселение с пустыми руками мне не хотелось, поэтому я решил вернуться к тому месту, где следы обрывались у кустов образовав в них добротный широкий лаз, и проползти по нему через заросли смородины. Такая мысль мне пришла после того, как я очень внимательно осмотрел кабаний лаз ведущий в заросший вьюном кустарник. Мне было прекрасно видно, что кабанье семейство проделало хоть и невысокий, но достаточно широкий проход, через который я могу спокойно проползти. Вполне возможно, кабаны уже не в первый раз пользуются этим проходом, так что мне может улыбнуться удача. В зарослях может обнаружиться ночная кабанья лёжка, и мне не составит труда устроить на её месте ловушку.
  Подумав о том, что в месте лёжки может быть маловато света или вообще стоит сумрачная темнота, я заготовил несколько длинных лучин и четыре больших светоча, благо сушняка вокруг было полно.
  
  Едва я прополз по кабаньему лазу три или четыре сажени, как перепрелая старая листва подо мной сдвинулась с места, и меня стремительно понесло куда-то вниз. Я даже толком не успел осознать что произошло, как всё скольжение вниз прекратилось. Вокруг была странная сумрачная темень. Когда мои глаза немного привыкли к этому сумраку, я заметил, что позади меня, на не очень большой высоте, виднелось довольно ровное овальное пятно светло-серого света.
  Разведя огонь и запалив светоч, я осмотрелся. Справа и слева от меня были стены из камня, которые на высоте примерно двух с половиной саженей венчал арочный потолок. Замеченное пятно светло-серого света позади меня, оказалось выходом на поверхность, к нему вели довольно крупные ступени старой каменной лестницы, посредине которой широкой полосой был насыпан земляной настил, обильно покрытый перепрелой листвой. Похоже, что именно по этому настилу я проскользил вниз. Противоположная входу сторона исчезала во мраке. Скорее всего я оказался в каком-то старом подземном ходе. На каменном полу лежал толстый слой пыли, на котором чётко виднелись следы кабаньего семейства. Они начинались от лестницы и исчезали во тьме, поэтому я решил пройти по ним до конца.
  Шёл я довольно долго, все светочи были использованы, а когда последняя длинная лучина догорела до половины, впереди показался свет. Достигнув его, я вновь оказался перед ступенями старой каменной лестницы. Поднявшись вверх, я вышел на поверхность посредине заброшенного сада. Теперь мне стало понятно, почему кабаний след привёл меня сюда. Скорее всего, кабаны приходили в этот сад через подземный ход, чтобы полакомиться опавшими с деревьев фруктами.
  Пройдя через заброшенный фруктовый сад, я оказался во внутреннем дворике дома. Он показался мне очень знакомым. Осмотревшись по сторонам, я увидел у дальней стены дворика, действующий фонтан. Он был точно таким же, как в том сне, который я видел находясь на базе наблюдения.
  Вода в фонтане, несмотря на то, что немного нагрелась от солнечных лучей, всё равно была чистой и свежей. Вдоволь напившись чистой воды, и смыв с себя лесную грязь и пыль подземного хода, я решил вновь осмотреть внутренний дворик и направился к крыльцу дома. Не доходя до него нескольких шагов, заметил у крыльца дома чёрное тело.
  Всё было как в моём сне. Передо мною на земле лежал мёртвый падальщик, как его называли богатыри-великаны. Небольшого роста, в непривычной чёрной одежде из какого-то странного материала, с прожжённым отверстием посредине груди, и с запёкшейся по краям раны кровью. Смуглое мужское бородатое лицо, которое обрамляли длинные неподстриженные пряди волос на висках было открыто. Складывалось ощущение, словно я уже подходил к нему недавно и внимательно осматривал его. Не став более задерживаться возле мёртвого падальщика, я быстро покинул внутренний дворик дома, и направился по улице в ту же сторону, куда ушли в моём сне великаны. У меня, непонятно откуда, появилось отчётливое желание предупредить богатыря по имени Дар и девушку с бело-золотистой косой, о грозящей им опасности.
  Пока солнышко было ещё высоко, я шёл быстрым шагом по направлению к центру древнего города, ненадолго останавливаясь на перекрёстке улиц, чтобы осмотреть их. Примерно через час мои поиски увенчались успехом. Едва я остановился в очередной раз, чтобы быстро осмотреть прилегающий справа переулок, как из ворот второго от перекрёстка дома, вышли два великана в сопровождении своих пардусов и направились вглубь переулка.
  - Дар, - со всей силы крикнул я.
  Богатыри резко остановились и повернулись в мою сторону, а один удивлённо посмотрел на меня. Я его узнал сразу. Именно это лицо я видел в стазис-хранилище на базе наблюдения.
  - Уважаемый Дар, мне надобно с вами поговорить.
  От второго великана отошла самка довольно молодого пардуса и неспешно направилась в мою сторону, приняв угрожающий вид, но я остался стоять на месте.
  - Уважаемый Ставр, скажите, пожалуйста, мне можно будет угостить вашу красавицу Лану чем-нибудь вкусным? - так же громко произнёс я обращаясь ко второму богатырю.
  Большая кошка резко остановилась услышав своё имя, и повернула голову в сторону своего хозяина, на лице которого также появилось удивление. Лана похоже ждала какой-то команды, но её так и не последовало. Вместо этого богатыри решили подойти ко мне. Едва они приблизились, как я слегка поклонился им и поздоровался.
  - Здравия вам, уважаемый Дар, и вам, уважаемый Ставр.
  - И тебе здравия, неизвестный отрок, - первым поздоровался Ставр. Видать он был старшим в группе, поэтому Дар лишь кивнул головой в знак приветствия. - Кто ты и откуда? Скажи, как тебя звать-величать и какое дело у тебя к моему младшему брату Дару?
  - Зовут меня Демид Ярославич Старобогатов. Я охотник из урманного поселения, а к вашему брату Дару у меня простое дело. Предупредить его хотел, чтобы он поосторожней был, иначе не только он сильно пострадает, а также красивая девушка с пышными длинными бело-золотистыми волосами, которые собраны у неё в толстую косу до самых колен. К большому сожалению её имя мне неизвестно.
  - Её зовут Дарина, - тихо произнёс Дар и сел на каменную лавку возле дома. Его брат присел с ним рядом. Я остался стоять на месте, ибо так наши глаза были примерно на одном уровне.
  - Откуда тебе стало известно о грозящей им опасности, уважаемый Демид? - так же тихо спросил Ставр.
  Немного подумав, я решил сослаться на сон. Ведь если я их раньше видел во сне, то и такое объяснение им будет более понятным.
  - Я видел вещий сон, уважаемый Ставр. В нём, сильно израненных Дара и Дарину лечила моя бабушка Анея Доброславна. Вот потому-то я и решил найти вашего брата и предупредить его. Где искать я знал, так как во сне видел, где и как вы убили падальщика в чёрных одеждах.
  - Ставр, похоже этот отрок из видящих, - медленно произнёс Дар. - Иначе откуда он смог узнать наши с тобой имена, а также описать мою Дарину и её невероятной красоты косу? Увидеть её, у него не было никакой возможности, так как наш Воевода не разрешил ей идти с нами в этот город. Да и имя твоей красавицы Ланы ему никто из нас не сообщал. Ты же сам прекрасно видел, что он её не только не боялся, а даже хотел чем-то вкусным угостить. Лана вон до сих пор на тебя смотрит вопрошающим взглядом.
  Старший брат посмотрел на стоящую у его ног красавицу, потом перевёл взгляд на меня.
  - Чем ты хотел угостить мою Лану, уважаемый Демид? - спросил Ставр.
  - Зайчатиной. Только сегодня из силков в лесу парочку вынул.
  - Что-то я не вижу на твоём поясе никакой добычи? - сказал Дар.
  - Так пара зайцев у меня в заплечном мешке сидят. Я им лапки сухой жилкой перевязал, чтобы они за спиной не брыкались.
  - Так они что... у тебя там живые?! - удивился Ставр.
  - Ну да. Все большие кошки очень любят живых зайцев, я по своей Мурлыке про то знаю. Моя лесная красавица их просто обожает и всегда терпеливо ждёт, когда я с охоты принесу ей живого ушастика.
  - У тебя дома живёт пардус?! - удивлённо спросил Дар.
  - Нет. У меня дома живёт чудесной красоты лесная кошечка, я нашёл её среди каменных осыпей. Она тогда была совсем слепым котёнком, и издавала еле слышные жалобные звуки. Скорее всего, её оставила в том месте мать, как слабого котёнка в помёте. Забрав найденную малышку с собой, и принеся её домой, я стал выкармливать её подогретым молоком, соорудив специальную соску. Когда эта маленькая котейка наелась, она сразу же уснула на моих коленях, издавая довольные мурлыкающие трели. Так у моей лесной кошечки появилось имя Мурлыка.
  - Теперь мне понятно, почему у тебя такое отношение к большим кошкам, - улыбнувшись сказал Ставр. - Ну что, Лана, понравился тебе этот любитель лесных кошек? - Та утвердительно кивнула головой, словно поняла не только слова хозяина, но и мой краткий рассказ. - Тогда иди, красавица, получай угощение.
  - Уважаемый Дар, а можно и вашему другу дать точно такое же угощение?
  - Можно, - ответил Дар и потрепал своего пардуса по холке. - Лард, иди, прими угощение.
  Я быстро достал из заплечного мешка двух ушастиков завернутых в мешковину и отдал их пардусам. Они внимательно обнюхали заверещавшую пару зайцев, потом аккуратно взяли их в зубы и скрылись за ближайшими воротами.
  - Они у нас так привыкли. Всегда питаются где-то в сторонке, - пояснил поведение молодых пардусов Ставр. - Скажи, уважаемый Демид, а какого рода ранения в твоём сне получили Дарина и Дар?
  - На обоих телах виднелись разного размера мелкие кровавые раны. Вполне возможно, все раны были нанесены двуручными мечами или полуторными, в моём понимании, но на больших богатырских телах они смотрелись как ножевые ранения. Вполне возможно, что на Дара и Дарину было совершено нападение либо во время их сна, либо когда они присели потрапезничать или просто отдохнуть, а возможно, они попали в тщательно подготовленную врагом ловушку.
  - Почему ты так думаешь, отрок? - почему-то строго спросил меня Ставр. Возможно ему не понравились мои последние слова, которые он воспринял как намёк на потерю бдительности.
  - Чтобы нанести резано-рубящие раны, которые имелись на плечах у обоих раненых, уважаемый Ставр, надо быть много выше росточком чем ваш младший брат Дар или Дарина. Насколько мне известно, среди воинов Драктов и иных пришлых нет великанов такого большого роста. Про чёрных падальщиков я вообще молчу, они ростом поменьше меня будут. Вот потому-то я и пришёл к выводу, что когда их обнаружил враг, Дар и Дарина либо спали, либо присели потрапезничать или отдохнуть. Лишь в таком случае разница в росте становится наименьшей.
  - А пардусы были рядом с ними? - так же строго спросил Ставр.
  - В моём сне их рядом с ранеными не было. Я же говорил, что когда я увидел их раны, то отправился за своей бабушкой, а она уже потом стала их лечить.
  - Как это происходило? - спросил Дар.
  - Я не знаю. Всё дело в том, что когда моя бабушка или другие целительницы занимаются больными, они перво-наперво удаляют из комнаты всех мужчин. Как говорила моя матушка, их Древние Знания по целительству предназначены только для женщин, а посему мужчин рядом быть не должно.
  - Так у вас только женщины лечат больных и раненых?
  - Нет. Есть у нас и мужчины-лекари, вот только они тоже охраняют свои Древние Знания от женщин. Все целители хранят только те Знания, которые им положено знать.
  - Меня в твоём рассказе смущает пара небольших, но важных неточностей, - медленно сказал Дар.
  - Каких именно? - удивлённо спросил я.
  - Во-первых, ты рассказал, что видел кровавые раны на наших телах, и даже резано-рубящие раны от мечей на наших плечах. Как такое могло быть, ведь наше тело скрыто крепкой одеждой и надёжной защитой? Во-вторых, ты слишком спокойно говорил о кровавых ранах, словно для тебя любые раны привычны. Не пояснишь почему?
  - Всё очень просто, уважаемый Дар. Когда я видел вас лежащих израненными, вы были не только без сознания, но и без всякой одежды на телах. А моё привычное отношение к любым ранам объясняется тем, чем я занимаюсь. Ведь я же сразу вам сказал, что я охотник. И как любому охотнику мне много раз приходилось не только видеть какие-либо кровавые раны, но и свежевать добытые на охоте трофеи.
  - Не обижайся за недоверие моего брата, молодой охотник, - сказал Ставр, - просто он очень сильно переживает за свою Дарину.
  - Ну и зря.
  - Это ещё почему? - удивился Дар.
  - Потому что пока она сейчас где-то далеко, с ней ничего не может случиться. Ведь я видел вас во сне рядом друг с другом. Вот и получается, что пока её тут с вами нет, значит ей ничего не угрожает. Отсюда и мой вывод, что любые беспокойства о ней будут зазря.
  - Оригинальное мышление и построение выводов, - произнёс Ставр и рассмеялся. Через несколько мгновений к его смеху присоединился младший брат.
  Вскоре из ворот ближайшего дома вышла пара довольных пардусов. Увидев их, Ставр встал, достал откуда-то из складок одежды три небольшие коробочки и протянул их мне.
  - Возьми, молодой охотник. Один малый складень тебе на память о нашей сегодняшней встрече, он помечен белой полосой, а два других пусть будут у тебя, на всякий случай.
  - Зачем? Ведь я решил предупредить Дара, просто так, не думая ни о каких подарках.
  - Я это знаю, поэтому и делаю ответный жест вместо Ланы и Ларда. У нас есть такое понятие: "Ответная доброта залог будущей дружбы". В малых складенях находится необычная одежда, она настраивается на ауру живого существа. Управлять ей можно мысленно. Отдашь команду "одеть" и она будет на тебе, дашь команду "снять", одежда вновь окажется в складене. Твоя одежда помечена белой полосой, это означает что она предназначена для детей. Наши детки, как раз с тебя ростом будут. Можешь не беспокоиться, эта одежда добротная, её невозможно порвать или испачкать. Даже если ты случайно провалишься в болото или в грязевую яму, ты выйдешь из них сухим и чистым.
  - А какого она цвета и вида?
  - Какого захочешь, такого она и будет. Всё зависит от высоты полёта твоих мыслей. Два других складеня с одеждой, даю тебе на всякий случай, если ты вдруг повстречаешь на своём пути кого-нибудь из наших, кто будет нуждаться в одежде.
  - А вас не заругает ваш Воевода за то, что вы мне отдали такую необычную одежду?
  Братья-богатыри вновь дружно рассмеялись.
  - Воевода даже не знает про неё. Мы нашли эти три складеня на улице в мешке, который выбросил падальщик. Скорее всего он их нашёл в одном из заброшенных домов.
  - Ну вы хотя бы подскажите, как её правильно надевать? Я же раньше никогда такой одёжи не видел.
  Сидевший возле дома Дар, жестом подозвал меня. Я подошёл, он забрал две коробочки и положил их рядом с собой на лавочке. У меня в руках остался лишь складень с белой полосой.
  - Видишь, небольшое углубление на поверхности? - спросил меня Дар.
  - Вижу.
  - Возьми складень в левую руку, а потом приложи к нему большой палец правой руки и мысленно отдай команду "одеть".
  Я выполнил в точности как было сказано. Едва я произнёс команду "одеть", как складень в левой руке превратился в тёмно-серебристую массу, которая растеклась поверх моей одежды. Буквально через несколько ударов сердца, я стоял в точно таком же облачении, как и богатыри.
  - Смотри-ка, Ставр, а наш молодой друг быстро освоился с защитным коконом, - удивлённо произнёс Дар.
  - А что мне дальше делать? - спросил я братьев-богатырей.
  - Ничего дальше делать не нужно. - ответил мне Дар. - Теперь необходимо некоторое время просто походить в этой одежде, чтобы она смогла полностью настроиться на тебя и твою ауру.
  Он взял с лавочки два складеня и приложил их к моим бёдрам. Коробочки мгновенно исчезли внутри моей одежды.
  - Когда захочешь достать их оттуда, отдашь команду "открыть карманы", после этого, можешь доставать из них всё что там находится. А чтобы что-то положить в свои карманы, просто приложи нужные вещи к поверхности одежды. Понял?
  - Вроде всё понятно.
  - Ну вот и хорошо, а теперь нам пришла пора расстаться, уважаемый Демид. Нам дальше идти нужно, да и наши друзья нас уже заждались, - произнёс Ставр. - Отдельная благодарность за предупреждение моему брату. Всего тебе доброго!
  - Я рад, что мы повстречали тебя, молодой охотник, - сказал Дар. - Надеюсь мы с тобой ещё когда-нибудь встретимся.
  - И вам всего доброго, братья-богатыри, лёгкой вам дороги и победы над врагами, - сказал я закидывая за спину заплечный мешок, который до времени сиротливо лежал у моих ног. После чего мысленно добавил: "А с вами, Дар, мы ещё обязательно встретимся. Не в ближайшее время, а в далёком будущем, и у нас будет о чём поговорить".
  Не знаю, показалось мне или нет, но внутри сложилось такое чувство, что мою мысленную добавку услышали Лана и Лард, ибо они улыбнулись в ответ одними глазами, подошли ко мне и по очереди лизнули правую руку своими шершавыми языками. Затем мы с братьями уважительно раскланялись друг с другом, и разошлись в разные стороны.
  Солнышко уже стало клониться к закату, поэтому я решил пойти в дом на перекрёстке улиц, который выбрал в прошлый раз для своего сна и отдыха. Поднявшись по знакомым ступеням хорошо сохранившейся спиральной каменной лестницы на третий уровень, я вновь оказался в выбранной ранее спальной комнате. Как бы это странно ни прозвучало, в спальной была чистота и порядок, словно я недавно сам очистил её от всего векового мусора. Разместившись на большой дубовой кровати и положив под голову свой заплечный мешок, я незаметно уснул.
  
  Проснулся я от того, что на мне усердно топталась Мурлыка. Открыв глаза, увидел не только свою комнату в родительском доме, но и как выросшая котейка тщательно обнюхивала мою руку. Мурлыку привлекла именно та рука, которую во сне лизнула красавица Лана. Заметив, что я уже проснулся, котейка посмотрела на меня своими выразительными жёлтыми глазами, в которых читался немой вопрос: "Откуда этот запах?"
  "От меня пахнет друзьями", - мысленно ответил я Мурлыке и постарался передать ей образ пардусов Ланы и Ларда, которые лизнули мне руку.
  Похоже Мурлыка получила переданный образ, ибо она кивнула своей широкой головой с маленькими округлыми ушками. После чего, лизнув на манер пардусов мою правую руку, котейка спрыгнула на пол и гордо вышла из комнаты.
  Не ожидав такого поступка от Мурлыки, я поднял свою руку, и удивился ещё больше. На мне была одежда подаренная богатырём Ставром. Сев на кровати, я несколько минут удивлённо осматривал себя, пока у меня в голове не всплыли слова Ставра: "В малых складенях находится необычная одежда, она настраивается на ауру живого существа."
  Выходит, что эта необычная одежда настроилась на мою ауру, и вместе с ней переместилась из мира сновидений в мой мир. О таком я даже в сказках не читал. Решив проверить, не снится ли мне всё это, я мысленно отдал команду "открыть карманы". Мои руки скользнув по бёдрам, почувствовали в карманах два прохладных контейнера. Значит это мне не снится, а происходит наяву. Тем более, свою Мурлыку я во снах никогда не видел.
  Отдав мысленно команду "снять", внимательно пронаблюдал, как необычная одежда вновь превратилась в малый контейнер в моей левой руке. Услышав голоса своих сестриц и матушки, я быстро убрал контейнер с одеждой в свой заплечный мешок, который лежал рядом с кроватью на полу. В честный и правдивый ответ, о чудесном появлении у меня необычной одежды из сна, они могут и не поверить, а обманывать их у меня нет никакого желания. Зато теперь я прекрасно знаю, кому необходимо отдать два хранящихся в карманах контейнера. Скорее всего, Ставр изначально знал, для кого предназначены два других контейнера с необычной одеждой, но во время нашей встречи в древнем городе он не хотел, чтобы об этом стало известно его младшему брату. Вот к таким выводам я пришёл, осознав, что остальные коробочки с одеждой, предназначены только для великанов.
  Мои размышления прервало появление матушки в моей комнате.
  - Сынок, ты почему опять улёгся спать в одёже? - укоризненно сказала она.
  - Да устал я просто, матушка. Принёс для тебя мёд от бортника, присел на кровать и тут же уснул. Ты лучше бы рассказала, что там с имперским чиновником случилось? - спросил я, чтобы сменить тему разговора. - Люди на улице говорят, что его солнечный удар хватил, вот он и рухнул на землю.
  - Ежели бы всё так и было, Демидушка, то я быстро бы поставила того имперца на ноги. Там дела намного хуже обстоят. Имперский чиновник чуть богу своему душу не отдал, да только на его счастье меня вовремя позвали.
  - А что случилось с ним?
  - Да травили болезного медленным ядом. Видать какой-то злыдень очень хотел, чтобы он помер именно в нашем поселении. Сам прекрасно понимать должен, что имперские власти его смерть нашим людям бы приписали, а потом в поселении беду и разор учинили.
  - Матушка, а почему ты думаешь, что вину за смерть на поселян положили бы?
  - Так с ним же беда случилась как раз опосля обеда. Все имперцы во время трапезы хлебное вино, с собой привезённое, употребляли, и лишь ентот чиновник наш ягодный взвар пил, шибко он ему по нраву пришёлся.
  - И что теперь будет с нашим поселением?
  - Ничего с ним не случится. Я когда выяснила причину недуга чиновника, сразу Ярославу про яд рассказала, а он со старшим уездным урядником тайком проверил вещи остальных имперцев. Ведь со старшего урядника начальство голову сняло бы за то, что он не смог уберечь важного имперского чиновника. Вот ентот самый урядник и нашел в суме старшего писаря, склянку с ядом.
  - Значит, выявили и схватили злыдня.
  - Не только схватили, но и допросили уже. Он паршивец, после нескольких ударов нагайкой, старшему уряднику всё как есть поведал. На худое дело его надоумил старший братец, который в уездной церкви много лет попом служит. Вот и надумали злыдни отравить губернского чиновника у нас в поселении, дабы имперские власти прислали сюда войска и всех живущих тут нехристей под корень извели. Когда урядник спросил писаря, отчего у него такая ненависть к поселянам, тот ответил, что местные жители ещё их батюшке большое зло причинили.
  - Уже не ихний ли батюшка был тем попом, который приказал сжечь Скоробогатово вместе с жителями?
  - А тебе откуда про то ведомо, сынок? - удивлённо спросила матушка. - Насколько я помню, мы с Ярославом тебе про Скоробогатово ничего не сказывали. Дабы из-за одного неумного попа, у тебя не зародилась вражда ко всем верующим во Христа.
  - Так нам про ту беду с деревней, в ночном дед Богуслав рассказывал. Мне непонятно, на что они надеялись зная, что в поселении живут две великие целительницы, такие как ты, матушка, и бабушка Анея, я даже не упоминаю про остальных травниц и знахарей.
  - Так они через купцов, бывавших на нашем Торговом подворье, разузнали, что нас с Анеей Доброславной нет в поселении, ибо мы надолго уехали к тяжелобольным. А все остальные наши травницы и знахари в ядах плохо разбираются. Потому-то и решились на своё злодейство, так как прекрасно знали, что помочь отравленному имперскому чиновнику будет некому. Да на их беду, я раньше времени домой возвернулась и не дала свершиться их чёрному делу. Чиновник тот уже в сознании, правда слаб ещё, но он скоро поправится и на ноги встанет. Ему уже старший урядник всё дело обсказал, и того злыдня-писаря показал. Имперский чиновник приказал старшего писаря в холодную посадить, а чтобы тот ненароком не убёг и не предупредил своего старшего братца, вокруг поселения расставили оружные караулы из казаков. Теперь, пока имперец не поправится, казаки никого из поселения выпускать не будут.
  - И сколько людям ждать его выздоровления, матушка?
  - Дня три-четыре, не больше. А почему ты спросил про сроки выздоровления, сынок?
  - Да я думал завтра поутру вновь в лес пойти, есть у меня желание посмотреть что в дальнем урмане за Чёртовой сопкой происходит и какая живность там водится.
  - Не выпустят тебя казаки, Демидушка. Придётся подождать, пока имперский чиновник на ноги встанет, и все пришлые покинут наше поселение.
  - Ну что же, значит так тому и быть.
  Матушка посмотрела на меня с улыбкой, а потом сказала.
  - Иди умойся, сынок, и подходи в летнюю трапезную, а то две мои егозы домой голодные с улицы вернулись. Вот я вас всех и покормлю.
  - А отец тоже домой возвернулся?
  - Нет. Он до сих пор с имперскими чиновниками какие-то дела улаживает.
  Быстро умывшись в бочке с дождевой водой, я направился в летнюю трапезную, где меня ждали за обеденным столом матушка и сёстры...
  
  Глава 13
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  За повседневными домашними делами, четыре дня для меня пролетели совсем незаметно. Причиной этого оказались мои сестрицы Влада и Неждана, которые за прошедшие дни ни на шаг не отходили от меня, засыпая всевозможными вопросами и пересказывая мне все поселенские новости. В ожидании возвращения матушки из дома старосты, мы с Яринкой накормили вкусным обедом двух непосед, после чего, я наконец-то занялся подготовкой к выходу в лес, а сёстры побежали на улицу играть с подружками.
  Несмотря на солнечный день и добрые вести принесённые матушкой о том, что все важные имперские чиновники, совместно с охранявшими их казаками, уже покинули наше поселение, даже при наступлении вечера, выйти из дома на охоту у меня не получилось. Этому помешали два произошедших события.
  Сначала Нежданка, играющая в горелки со своими подружками, на улице у наших ворот, на ровном месте подвернула правую ногу, и мне пришлось на руках нести плачущую сестрицу в дом, чтобы наша матушка осмотрела её повреждённую ногу. Внимательно ощупав ступню егозы и наложив тугую повязку, матушка мне сказала, что ничего страшного с Нежданой не случилось, что у неё простой вывих, который она уже вправила. Непоседа услышав это, тут же перестала плакать, стала просить разрешения пойти поиграть на улицу. Однако матушка строго-настрого наказала Неждане лежать и не вставать с кровати хотя бы до утра, если она не хочет на всю жизнь остаться хромоножкой. Погрустневшая сестрёнка, попросила меня посидеть с ней и почитать какую-нибудь интересную книжку. Пришлось уважить Неждану и читать ей книжку с былинами, про древних и могучих богатырей. Под мой тихий голос сестрица быстро заснула, а когда я вышел из дому во двор, то через калитку пулей пролетела Влада.
  - Демидка, пошли встречать, там деда и бабушка Анея по улице идут, - радостно прокричала сестрёнка.
  - Вдвоём идут? - удивлённо спросил я сестру.
  - Неа. С ними староста Мирослав Кузьмич, дед Богуслав и какая-то бабушка-целительница.
  - Почему ты решила, что вторая бабушка тоже целительница?
  - Так у неё на плече висит точно такая же сумка целительницы, как у нашей бабушки Анеи. Да и идёт она между дедом и бабушкой, о чём-то с ними разговаривает. Ну что решил, Демидка, мы пойдём наших встречать или нет?
  - Владушка, ты лучше беги в дом, предупреди матушку и Ярину о возвращении наших, пусть вечернюю трапезу для них по-быстрому готовят. Они поди с дороги все пропылённые, усталые и голодные. Так что я пойду сейчас не деда с бабушкой встречать, а баньку для них готовить. Тебе же будет ещё одно поручение, после того как предупредишь матушку, сбегаешь до дома старосты и отца известишь.
  - А нашему батюшке и так уже про возвращение ведомо. Я когда за тобой домой побежала, то видела как он им навстречу по улице шёл, - протараторила Влада и исчезла в доме.
  
  Зайдя в баньку, я заметил, что она уже довольно хорошо протоплена, видать Яринка ею с раннего утра занималась, поэтому заново разведя огонь в печи под каменкой, я быстро натаскал с колодезя воды, наполнив до краёв все бочки и кадки. Выбирая в кладовке лежащие на полках банные веники, я пару раз запнулся за довольно старый мешок, который сиротливо выглядывал из-под самой нижней полки. Насколько я помнил, он всегда был там и ничем не привлекал к себе внимания, лежит старый мешок в кладовке, ну и пусть себе лежит. Задвинуть его ногой поглубже под полку, у меня не получилось, так как мешок оказался довольно тяжёлым, словно в него что-то металлическое положили или запасные окатыши для каменки. Решив разобраться с содержимым старого мешка чуть позже, я выбрал несколько берёзовых, липовых и дубовых веников, отнёс их в парную, где уложил их в пустую деревянную бадейку. Когда старшие родичи захотят взбодриться в парной, то сами запарят себе именно те веники, которые им надобны.
  Закончив с приготовлением баньки, я вытащил из кладовки в предбанник тяжёлый мешок. То что я обнаружил внутри него, чуть позже меня поразило до глубины души. Сначала я увидел изящную плетёную кольчугу завёрнутую в промасленную холстину, из другого свёртка появились на свет довольно мощные наручи, украшенные изумительной гравировкой с грифонами. Причём сами диковинные звери были искусно сделаны из червонного золота, а их окружала необычная вязь из чернёного серебра. Но больше всего меня поразило совсем другое, в старинной кожаной сумке, также искусно украшенной древним гербом с золотым грифоном, аккуратно лежали четыре знакомых мне коробочки с необычной одеждой. На трёх складенях была белая полоска, а на одном золотистая. Судя по древности предметов, они могли принадлежать только моему деду, а значит поговорить о моей находке я могу только с ним. Убрав всё найденное обратно в старый мешок и отнеся его в кладовку, я омывшись холодной водой, вышел из баньки и направился в летнюю трапезную. Ещё не доходя до трапезной, я услышал громкий возглас младшей сестры Влады.
  - Мама, гляди, Демидка наш идёт. Он видать уже подготовил баньку и теперь кушать хочет.
  - Влада, а ну, быстро иди в дом, раз до сих пор не научилась вести себя за столом рядом со старшими, - строго сказала матушка сестре.
  - Ну мама... - стала канючить Влада.
  - Не мамкай. Иди в дом, я сказала, и заодно посмотри, проснулась Неждана или нет? Ежели она уже пробудилась, то посидишь с ней, дабы сестре одной скучно не было.
  Ко мне с понурым видом медленно подошла шмыгающая носом Влада. Я присел перед ней на корточки, посмотрел в глаза сестрице, обнял её и тихо шепнул на ушко.
  - Не расстраивайся, Владушка. Я скоро к вам приду и книжку интересную почитаю.
  Сестрёнка сразу перестала шмыгать носом, улыбнулась, неумело чмокнула меня в щёку и быстро убежала в дом, а я зайдя в трапезную, поздоровался со всеми присутствующими и присел с краю на лавку, молча ожидая окончания общей трапезы.
  - Вечно ты своих сестёр балуешь, - строго высказала мне матушка, - им скоро тринадцать лет исполнится, через четыре лета уже невестами станут, а они ведут себя словно чада неразумные, которым правила поведения неведомы. Совсем уже от рук отбились.
  - Матушка, не нужно сестриц ругать. Они же редко видят тебя, вот потому-то и слушаются в основном меня, да деда с отцом, когда те не заняты делами. При мне девчата никогда никаких устоев и правил не нарушают, прилежно и усердно учатся, помогают во всём по хозяйству. Зачем же их тогда лишать счастливого детства?
  - Вот от тебя, я не ожидала услышать таких слов, Демид, - удивлённо посмотрев на меня, сказала матушка. - Получается что я своих дочерей счастливого детства лишаю, так что ли?
  - Успокойся, пожалуйста, Млада. Демидка ничего такого не утверждал, - вступилась за меня бабушка Анея. - Он всего лишь сказал, что девчата его видят намного чаще чем тебя. Ты постоянно в разъездах, мужчины наши вечно делами заняты, а он с сестрицами чтением, письмом и счётом занимается. Внимательно следит за тем чтобы девочки вовремя покушали, а потом ещё и играет с ними. Ты хотя бы знаешь, что наши близняшки о жизни больше от брата своего узнали, чем от всего старшего поколения. Да что там говорить, они даже в баньку помыться не со мной идут, а ждут когда Демидка с охоты своей возвернётся, чтобы с ним в баньку мыться пойти. Он девчат веничками пропарит как следует, выкупает до сияющей чистоты, и косы заплетёт, а потом ещё на ночь прочитает им книжки интересные перед сном. Вот и любят его две наши непоседы больше всего, и слушаются во всём.
  - Так мои девочки что... только с Демидом в баню ходят? - удивлённо спросила матушка.
  - А чему ты удивляешься, Млада? Тебя дома нет, у меня уже сил помыть двоих не хватает, у Яринушки и без нашей бани дел полно, как по хозяйству у себя в родном доме, так и у нас на кухне, а наши мужчины вечно заняты. Что по-твоему, наши девчата вечно грязнулями ходить должны? Вот они и ходят со своим старшим братом в баньку. Тем более он завсегда с ними нянькался и купать их начал, когда им ещё трёх лет от роду не было. Вот и привыкли девчатки за десяток лет к брату своему. Так что у него опыта в банном деле, побольше чем у тебя будет. Демидушка наш, занимаясь со своими родными сестрицами многому уже научился. Его хоть сейчас ожени, так он лучше своей будущей супруги уже знает, с какой стороны к ребёночку подойти надобно, как его покормить, спеленать и выкупать. Лучше бы своё детство и девичество вспомнила. Ты до которых лет, вместе со своими братьями, сёстрами и родителями в баню париться и мыться ходила?
  - Пока меня родители замуж за Ярослава не выдали, - опустив взгляд вниз, тихо ответила матушка.
  - Тогда что же ты так удивляешься, что все твои детки вместе в бане парятся и моются. У нас издревле так повелось, что все семьи вместе в баню ходят. И никого такой порядок до сих пор не удивлял. Просто ты, Младушка, больше времени среди чужих людей стала проводить, потому-то и стала забывать наши старые устои.
  Матушка ненадолго задумалась, после сказанного бабушкой Анеей, а меня отвлёк от этого разговора тихий голос.
  - Демидка, ты трапезничать будешь? - спросила меня хлопотавшая у летней печи Яринка.
  - Пока не хочется, Яринушка, возможно поем чуток попозже, а вот от кружки горячего взвара не откажусь, он у тебя дюже сладким и бодрящим получается.
  - Похоже мой внучок совсем уже взрослым мужчиной стал, раз девице-красавице такие лестные слова говорит, - улыбаясь сказал дед закончивший трапезничать, и почему-то посмотрел на сидящую рядом с ним, хоть и пожилую, но очень красивую женщину с гордой осанкой. Лицом она была чем-то похожа на деда Богуслава, да и глаза у них были одинаковые, озёрно-синего цвета.
  Яринка от его слов немного растерялась, чуток покраснела, но быстро справившись с собой, протянула мне кружку с горячим взваром. Не успел я отпить несколько глотков, как общая трапеза за столом завершилась.
  - Ну что же, пришла пора познакомить тебя, Демидушка, с твоей родной бабушкой, которую ты до сей поры ещё не видел, - встав из-за стола, сказал мой дед, и положил левую руку на плечо сидящей рядом с ним пожилой женщины. - Она пропала ещё до твоего рождения, а вот теперь вновь нашлась. Весь наш Род, кроме тебя и младших внучек с ней хорошо знаком. Познакомься, её зовут Злата Ярославишна.
  Поставив кружку на стол, я поднялся с лавки и подошёл к представленной мне женщине, поклонившись, сказал.
  - Здравия, бабушка Злата, с возвращением домой и долгих тебе лет жизни.
  Она плавно поднялась из-за стола, обняла меня и поцеловала в чело.
  - И тебе здравия и многих лет жизни, Демидушка. Я даже и не знала, что у меня ещё один чудесный внук народился, да не абы какой, а самый настоящий богатырь, как в памятной далёкой древности, на которого уже девицы-красавицы заглядываются, - сказала Злата Ярославишна, и по-доброму посмотрела на притихшую у летней печки Яринку.
  - Бабушка Злата, расскажи, пожалуйста, как ты жила-была вдали, опосля того, как покинула нашу деревню Скоробогатово, которую по приказу уездного попа имперцы сожгли? Дед после тех прискорбных событий, когда сгорела вся наша деревня, вообще молчуном стал.
  - А тебе откуда про то ведомо? - удивлённо спросил меня дед.
  - Так нам дед Богуслав в ночном у костра рассказывал про нашу сгоревшую деревню, вот я всё тогда и запомнил.
  Старейшина поселения перевёл свой взгляд на деда Богуслава, и спросил.
  - Всё так и было, княже?!
  - Всеволод, так я про переселение наших Родов из Великого Княжества Литовского, мальцам в ночном ещё лет шесть или семь тому назад рассказывал. Даже не думал тогда, что Демидка всё так подробно запомнит.
  - Деда, а что плохого в том, что все дети поселения узнали откуда наши Роды на енти земли пришли и как они здесь поселились? - решил вступиться я за деда Богуслава. - И почему ты деда Богуслава князем называешь?
  - Смотри-ка, Богуслав, какой у тебя могучий заступник появился, - весело рассмеялся дед, а потом повернувшись ко мне, сказал улыбаясь: - Ты неправильно понял мои слова, Демидушка, я не ругал его, а лишь удивился тому, что он давно уже поведал вам о нашем прошлом, но мне про то ничегошеньки не сказал. А то что я его князем провеличал, тоже неудивительно. Ведь Богуслав Ярославич происходит из древней ветви Рода Ягайло. У него же в предках были не только князья Витебские и Тверские. Один из предков Богуслава стал Великим князем Литовским. Так что он от рождения князь по Роду своему и по крови. Да и супруга моя Злата Ярославишна, ему младшей сестрой приходится. Запомни, Демидушка, в нашем урманном поселении, в основном живут лишь потомки древних князей и боярых мужей из Великого Княжества Литовского, да потомки Родов вольных шляхтичей, решивших связать с нами свою судьбу. Даже наш бортник Ведамир Кузьмич, что решил остаться жить в поселении, и тот не из холопов, а из древнего разорившегося боярского рода из Московии. От него все родовичи отвернулись, за то, что он не женился на той девице, что ему дядья выбрали, уже получившие богатые дары. Вместо сговоренной ему дядьками девицы, он умыкнул Даринку, пятнадцатилетнюю дочку боярина Святослава, которую очень сильно любил, и вместе с нею сбежал из дому. Долго они скитались по свету, пока не осели в нашем поселении. Вот ты нашу деревню Скоробогатово помянул. А знаешь ли отчего у неё такое название было?
  - Про то нам дед Богуслав не сказывал. Хотя её название чем-то на имя нашего рода похоже. Деревня называлась Скоробогатово, а мы Старобогатовы.
  - Надо же, - удивлённо сказал дед, - почти угадал, Демидушка. Название сгоревшей деревни действительно было связано с именем рода. Вот только не с нашим, а с именем рода Мирослава Кузьмича. Староста наш из рода Скоробогатовых будет, который сродниками нам приходится, так как наши предки в далёкой древности одного прародителя имели. А деревню назвали именем их древнего рода, потому что в те времена, людей из рода Скоробогатовых, среди нас, побольше было. Когда мы переселились на новое место, я поселение "Урманным" нарёк, чтобы вороги, по имени одного из наших родов, не могли нас найти. Всё запомнил?
  - Да, деда.
  - Демидушка, а ты не задумывался над тем, почему важные имперские чиновники решили твоего отца Главой нашего поселения назначить? - неожиданно спросил меня дед Богуслав.
  - Наверное потому, что он сын Старейшины, а дед самый главный у нас в поселении.
  - Нет, сынок, тут другая причина была, - неожиданно сказал отец. - Я им показал все грамоты и нашу родовую книгу, где указано, что мы принадлежим древнему княжескому роду из Великого Княжества Литовского. А для всех имперских чиновников, княжеское звание, очень многое значит. После того, как Млада вылечила отравленного старшего чиновника, он распорядился записать все окружные земли нашей вотчиной, на которой действуют наши законы и устои. О чём мне и бумагу с государевой печатью выдал. Так что теперь всякие попы и местные уездные чиновники наши земли десятой дорогой обходить будут. А насчёт того, как жила моя матушка, после гибели нашей деревни, она нам опосля расскажет. Просто все устали очень сильно, сынок.
  - Так там же банька уже готова, можете идти мыться и париться. Я только веники не стал замачивать, какие понадобятся, те себе и запарите.
  - Вот енто добрая новость, Демидушка, - молвил дед. - Мы тогда со Златушкой и Анеюшкой первыми в баньку пойдём, а Ярослав с Младой проводят Мирослава и Богуслава, и приготовятся следом за нами париться идти. Все разом мы в баньке никак не поместимся. А тебе, Демидушка, придётся уже после всех идти.
  - Да я не против, деда. Пока вы в баньке мыться будете, я со своими сестрицами побуду, так как обещал им интересную книжку почитать, да Неждану надобно покормить, а то она ещё не вечеряла, в отличие от Влады, - сказав это, я взял кружку и допил чуть остывший напиток, после чего подошёл к летней печке и шепнул соседке на ушко. - Благодарю, Яринка. Твой взвар всегда сладким был, а сегодня ещё вкуснее и слаще.
  Соседка вновь засмущалась, а потом быстро отвернулась к печке и начала хлопотать над горшочками, чугунками и сковородками накладывая что-то вкусное в чашки. Летняя трапезная вскоре опустела, самые старшие ушли готовиться к баньке, а отец с матерью пошли провожать старосту и деда Богуслава, внутри остались только мы с соседкой. Глядя на стройную девичью спину, я тихо спросил:
  - Яринка, я что-то не то сказал?
  - Ты всё правильно сказал, Демидка, - ответила соседка мне не оборачиваясь, - я совсем растяпой стала, заслушалась интересных застольных разговоров и совершенно забыла о том, что в доме Нежданка некормленная лежит.
  - Не наговаривай на себя, пожалуйста, ты просто умничка.
  - Правда? - быстро повернувшись ко мне спросила Яринка, в её глазах сияла неподдельная радость.
   - Истинная правда, - сказал я и нежно обнял притихшую девушку. - Просто сама рассуди, только ты сумела со всеми делами управиться. И вкусную трапезу для всех быстро собрала, и даже баньку с утреца тоже ты затопила, словно знала о том, что наши сегодня домой возвернутся. Мне же оставалось лишь чистой воды с колодезя натаскать, да банные веники приготовить.
  - Демидка, поможешь мне чашки и кувшин до дома донести? - спросила притихшая в моих руках Яринка. - Мне за один раз всё самой не унести, а Нежу покормить надобно.
  - Конечно помогу, - сказал я, нехотя выпуская тёплую и нежную девушку из своих объятий. От её волос струился чудесный запах лесных цветов и я невольно залюбовался её длинной косой...
  
  Покормив Неждану вкусным ужином, я выполняя своё обещание, начал читать сестрицам книжку. Соседка-красавица пристроилась рядышком с Владой, на большой медвежьей шкуре лежавшей на полу посредине между деревянными кроватями сестёр. Она тоже захотела вместе с моими сёстрами послушать интересную былину. Внутренне я даже обрадовался, когда Яринка испросила у меня разрешения остаться в комнате и послушать. Я был не против.
  Примерно через час, от моего вкрадчивого голоса Владушка крепко заснула. Отложив книгу в сторону, я быстро раздел свою спящую сестру и перенёс её на кровать, укрыв мягким одеялом.
  - Демидка, а ты дальше будешь читать? - шёпотом спросила Неждана. Наверное из-за того, чтобы не разбудить сестру.
  - Я завтра дальше продолжу, Нежа, - также шёпотом ответил я сестрице, - иначе Владушка обидится, что всё интересное без неё прочитали. Ты лучше, тоже закрывай глазки и засыпай. Тебе сил нужно набираться, чтобы твоя ножка быстрее восстановилась, а нужные силы только во сне даются.
  - А можно Яринка со мной немного посидит? - прошептала Неждана.
  - Нежданочка, мне надо чашки в трапезную отнести, - так же тихо произнесла соседка, - да и всю посуду оставшуюся после вечерней трапезы на столе перемыть. Завтра утром всем чистая посуда потребна будет.
  - Яринушка, посиди немножко с Нежей, а я сам чашки из-под её ужина в трапезную унесу.
  - Хорошо.
  Забрав чашки и кувшин, я пошёл в летнюю трапезную. Там застал своего распаренного деда, пьющего мелкими глоточками горячий взвар.
  - С лёгким паром, деда.
  - Благодарствую, Демидушка. Давно я так не парился. Банька удалась на славу.
  - А бабушки где?
  - Оне уже почивать пошли. Устали с дороги и после баньки. А ты чего с пустыми чашками?
  - Мы с Яринкой Неждану кормить ходили. Потом я девчатам книжку читал, Владушка прям на медвежьей шкуре уснула. Я её на кровать переложил. Яринка собиралась чашки отнести, да её Нежа попросила с ней немного посидеть, вот я вызвался посуду в трапезную отнести.
  - То что ты Яринке помогаешь, енто правильно, Демидушка. Она добрая хозяйка, красивая, обходительная, да и детей любит. Вот такую тебе жену надо.
  - Деда, да вы что с матушкой сговорились что ли?
  - Ты енто об чём?
  - Да, всё о том же. Матушка намедни мне всяческие намеки делала, присмотрись мол сынок к Яринке, ежели она придётся по сердцу тебе, то мы её быстро за тебя сосватаем. Я против Яринки ничего не имею, да только рано ещё нам жениться. Ни она, ни я возрастом не вышли.
  - Вон оно как, - задумчиво протянул дед. - Не ведал я про такие старания Млады, так что, внучок, не было у меня сговору с ней. Просто я сегодня за трапезой увидал, какими любящими глазами на тебя смотрит Яринка. То был именно любящий взор, а не влюблённый, как бывает у молодых. Такой взгляд невозможно ни с чем спутать. То что вам лет пока маловато, енто не велика беда. Иные детки в пятнадцать лет самостоятельней проживших три или четыре десятка, а некоторые разменяв полсотни лет, беспомощнее десятилетних. Ты хотя бы знаешь когда мы твоих родителей поженили?
  - Не знаю, деда. Мне ведомо лишь, что отец старше матушки на два лета. Он родился в Лето семь тысяч триста сорок восьмое, а матушка двумя летами позже него, в триста пятидесятое.
  - Всё верно. Так вот, Демидушка, мы со Златой нашего Ярослава женили, когда ему всего девятнадцать лет исполнилось, а Младе семнадцать было. Мой сын уже в таком возрасте более старшим, чем другие мужи выглядел, и верховодил в местной дружине, где все семейными были. Вот и получается, внучок, что время для создания семьи не от количества прожитых лет зависит, а от внутренней готовности человека и от полученного жизненного опыта. Я давно уже заметил, что ты и Яринка развиваетесь быстрее своего возраста, потому и завёл разговор про твою женитьбу. Не думали мы с Ярославом, что ты так быстро вырастешь и возмужаешь, а потому не давали тебе знаний об иной стороне семейной жизни.
  - Деда, мне такие знания известны. Я знаю как дети зачинаются, и что внутри мужчин и жён происходит. Так что не нужно воспринимать меня как несмышлёныша.
  - И кто тебе обо всём поведал?
  - На базе Медик знания залил, - тихо ответил я перейдя на язык Басура и Сабура, чтобы никто из услышавших не мог понять о чём речь. - Он сказал что они мне помогут в жизни. Теперь мне ведомо как правильно нужно о семье заботиться и детей с младых лет воспитывать, особенно когда вы меня одного на хозяйстве оставлять будете.
  - Они тебе свои знания о семейной жизни передали? - спросил дед, также перейдя на иной язык.
  - Нет, деда. Медик мне знания твоего жизненного опыта залил.
  - И что... у тебя больше нет никаких вопросов о жизни?
  - Наоборот, деда, вопросов у меня появилось ещё больше, правда на них только ты можешь ответить.
  - Интересно. Ну давай свои вопросы, внук.
  - Для начала ответь, кому принадлежит герб с золотым грифоном на серебряном поле?
  - Так... похоже на то, что ты нашёл мой старый мешок в кладовке.
  - Нашёл, дед, не буду скрывать. Сегодня случайно об него в кладовке запнулся, когда для вас банные веники выбирал. Но ты так и не ответил на мой вопрос.
  - То наш древний родовой герб, Демидушка, но про него никто не должен узнать, особенно за пределами нашего рода. У пришлых ворогов есть целый список древних родовых гербов, кои подлежат полному уничтожению, вплоть до новорожденных. Слишком много ворогов положили воины наших родов в землю-матушку. Ты думаешь мы просто так покинули Великое Княжество Литовское? Нет, внук. Мы ушли с родной земли, чтобы сохранить малые остатки наших родов. Ты должен помнить об ентом и молчать. Кольчугу и наручи можешь себе забрать, но никогда не носи их открыто.
  - Я понял тебя, дед. Но меня в первую очередь заинтересовали четыре коробочки, что были скрыты в кожаной сумке с гербом. Ты знаешь что они из себя представляют?
  - Та старая кожаная сумка досталась мне от моего деда, а для чего надобны енти коробочки даже ему было неизвестно, так как она передавалась в нашем роду из поколения в поколение. А почему они тебя заинтересовали, Демидушка?
  - Потому что я знаю, для чего они нужны. По крайней мере те, на которых белая отметка.
  - Теперь уже ты меня удивляешь, внук. Откуда ты можешь про то знать?
  - Потому что у меня имеется точно такая же коробочка и мне ведомо как ей пользоваться.
  - Я не буду спрашивать где ты её взял, но раз ты говоришь, что умеешь её использовать, то поверю тебе на слово.
  - Дед, когда ты вновь соберёшься идти на базу, я обучу тебя пользоваться ей. Поверь мне, ты будешь весьма доволен.
  - Я верю тебе, Демидушка, - твёрдо сказал дед. - А насчёт Яринки ты всё-таки подумай, внук. Её древний род с нашим никогда не пересекался, а енто значит что у вас могут быть очень крепкие и здоровые дети.
  - Тут думать нечего, дед. Яринка мне уже давно нравится. И когда вы с отцом и матушкой будете выбирать мне невесту, то я хотел бы, чтобы она была такой же как Ярина.
  - Я понял тебя, внук. Можешь считать, что мы уже высватали у Родасвета Казимировича его красавицу.
  Дед задумался о чём-то своём, а я налив себе горячего взвару, подбросил дров в печку, и присел за стол. Тишина в трапезной простояла недолго. Вскоре послышались приближающиеся голоса, похоже отец с матушкой уже вышли из баньки и направляются в трапезную попить взвара.
  Мои предположения оказались верными. В трапезную зашли распаренные и довольные отец с матерью. Я налил им и подал по кружке не очень горячего взвара.
  - А где Яринушка? - спросила матушка принимая у меня кружку.
  - Она с Нежданой сидит, - первым ответил дед.
  - Так с ней же Влада должна была сидеть?! - удивлённо сказала матушка.
  - Влада уже давно спит и десятый сон видит, - ответил я. - Уснула когда я им книжку читал, а Нежа не смогла заснуть из-за боли в ноге, вот и попросила после ужина Ярину с ней посидеть.
  Едва я закончил говорить, как в летней трапезной появилась немного уставшая Яринка.
  - Как там Неждана, Яринушка?
  - Она только что уснула, Млада Гедеминовна. Я прочитала ей заговор на утихание боли, которому меня бабушка обучила, и Нежа сразу же заснула, а я пошла сюда, у меня же ещё посуда после вечерней трапезы не перемыта.
  - Ну что же, мы тогда пойдём отдыхать и не будем тебе мешать, - сказала матушка и быстро допив взвар, первой покинула трапезную.
  - Я там подкинул дровишек, сынок, чтобы парная получше просохла. Так что ты за банькой присматривай, а через полчаса уже сможешь идти париться, - сообщил мне отец и пошёл вслед за матушкой.
  - Мне тоже пора на боковую, - сказал дед покидая трапезную. - День тяжёлым выдался, так что мне отдохнуть надобно. А вам молодым, думаю, и без нас есть о чём поговорить.
  Яринка удивлённо смотрела моим старшим вслед, а потом повернувшись ко мне спросила.
  - Демидка, я не поняла, на что намекал Старейшина?
  - Он не намекал, а предлагал сосватать тебя за меня, - честно ответил я. - Да и матушка моя тебя постоянно нахваливает и предлагает сватов к Родасвету Казимировичу заслать.
   - И что ты ответил?
  - Сказал, что против тебя ничего не имею, но желательно и твоё мнение узнать.
  - Правда?
  - Конечно правда. Какой смысл мне тебя обманывать, Яринка?
  - Так нам же с тобой, Демидка, ещё мало лет для женитьбы. И как же тогда быть с нашими старыми устоями в коих указан возраст для парней и девушек, когда им можно семью создавать?
  - Мой дед сказал, что время для создания семьи не от количества прожитых лет зависит, а от внутренней готовности человека и от полученного им жизненного опыта. Яринка может тебе помочь навести порядок в трапезной?
  - Не нужно, Демидка, я сама тут быстро управлюсь. Ты лучше за банькой присматривай, как твой отец наказал.
  Пожав плечами, я отправился в сторону бани. Обернувшись на ходу, я увидел как Яринка присела на лавку за столом, положила голову на руки и затихла, её плечи тихонько подрагивали. Поначалу возникло желание вернуться назад и спросить, что случилось? По какому-такому поводу Яринка вдруг решила поплакать? Но я отогнал возникшее желание, решив не мешать девушке разбираться в своих мыслях и обдумывать всё услышанное. Глубоко вдохнув, я пошёл проверять готовность баньки.
  Освещенности в предбаннике, помывочной и парной хватало, так как почти все оконца бани выходили на заходную сторону. Благодаря этому, через наборное стекло проникали чудесные переливы света. В парной был ещё немного влажный воздух, поэтому я вышел из бани и присел возле неё на лавочку, решив понаблюдать, как по бескрайним лазурным небесам, сквозь череду золотистых с нежно-алыми прожилками облаков, медленно движется Ярило-Солнышко, готовое через пару часов скрыться за урманным лесом на ночь.
  Спустя полчаса, осознав что банька уже готова, пошёл париться. Основательно прогревшись в парной, начал с обдувания и охаживания себя дубовым веничком, не забывая изредка поддавать парку, плеская на каменку кипяток с разбавленным квасом, отчего по бане поплыл хлебный запах.
  Я так увлёкся, что перестал замечать что происходит вокруг меня. Заканчивая второй заход в парную, я стоял у небольшого оконца и обдувал себя веником.
  - А ты и вправду, не так как все паришься, - раздался тихий голос за моей спиной.
  Обернувшись, я увидел в переливах света обнажённую Яринку, скромно стоявшую почти у самой двери парной, и немного нервничая теребящую кончик своей толстой косы. Тело девушки смотрелось не просто красивым, оно было прекрасно и совершенно. До моего сознания дошло, какая красота скрывалась под привычными взгляду рубахой, сарафаном и понёвами.
  - Ты решила посмотреть как я парюсь или присоединиться? - как ни в чём не бывало спросил я красавицу.
  - Неждана мне все уши прожужжала про то, как ты чудесно их с сестрой паришь и купаешь. Вот я решила сходить с тобой в баньку и испробовать всё твоё умение на себе, тем более, что у меня от всех сегодняшних хлопот спина очень сильно затекла и стала словно камень. Но ежели ты против, я уйду, - сказала тихо девушка глядя в пол.
  - Не говори глупостей, Яринка, с чего мне быть против? - я подошёл, взял красавицу за руку и подвёл к банной полке. - Залазь на полок и ложись на живот. Сейчас мы твою спинку быстро поправим и в порядок приведём. И давай сразу же договоримся, меня во всём слушаться, делать всё что я скажу и говорить только правду. Согласна?
  - Да, - так же тихо ответила Яринка неуклюже стараясь забраться на полок.
  Похоже у неё спина не просто затекла, а сильно болела, хотя девушка тщательно старалась скрыть боль.
  - Стой, Яринка, встань ровно и повернись ко мне спиной, - резко остановил я неуклюжие попытки красавицы залезть на полок. - Ты же только что согласилась говорить мне правду, так почему скрываешь от меня, что у тебя сильная боль в спине?
  - У нас в роду не принято говорить о своей боли, - всё так же тихо сказала девушка. - Кто же будет воспринимать меня как целительницу, если я буду говорить о том, что у меня что-то болит?
  - Я понял тебя. Ты пока ещё не целительница, а всего лишь ученица целительницы, так что мне честно расскажешь о всех своих болячках, а я подумаю, как тебя от них избавить. Согласна?
  - Согласна, Демидка.
  - Тогда стой ровно и не отвлекай меня, - сказал я, и мои пальцы заскользили по спине вдоль позвоночника девушки, ощупывая каждую мышцу и косточку.
  - Щекотно, - произнесла Яринка и повела плечами.
  - Потерпи и не шевелись, непоседа, - сказал я мягким, но строгим голосом, продолжая ощупывать спину девушки. Примерно через пару минут, я нашел два места, где у неё произошло защемление. - Так, Яринка, нашел я источники твоей боли, подними руки и закрепи их на затылке.
  Красавица молча выполнила моё указание. Подойдя к ней вплотную сзади, я завёл свои руки сквозь согнутые руки девушки, сцепил свои пальцы в захват на её затылке, после чего, резко приподнял. В парной послышался тихий хруст, похоже все косточки встали на свои места. Яринка охнула и медленно начала оседать на пол в парной, но я успел подхватить её на руки и аккуратно положил на полок.
  Хотя глаза девушки были закрыты, я увидел как из-под её ресниц выкатились две слезинки. Пока красавица приходила в себя, я позволил себе полюбоваться красивой девичьей грудью и стройным телом. Через пару минут ресницы задрожали и Яринка открыла глаза.
  - Демидка, ты просто кудесник, боль в спине исчезла полностью.
  - Вот и хорошо, что исчезла, а теперича переворачивайся красавица на свой животик, я тебя парить начну и всякие хвори из твоего стройного тела изгонять буду.
   - Ты действительно считаешь, что я красавица? - с хитринкой во взгляде спросила Яринка, медленно переворачиваясь на полоке.
  - Мы же договорились говорить друг другу только правду, так что прими моё мнение, как оно есть, - ответил я девушке, продолжая выбирать веник получше. Выбрав наиболее пушистый берёзовый веник я начал с обдувания и охаживания тела девушки, не забывая поддавать парку, а после перешёл к пропарке с оттяжкой.
  - Мне приятно слышать, что ты считаешь меня красавицей, - в промежутках между охами, под ударами веника, произнесла Яринка. - Я бы такие слова готова каждый день слушать.
  - Девушке нельзя часто говорить, что она красавица, - сказал я, пропаривая ноги Яринке.
  - Почему?! - удивилась красавица, приподняв голову.
  - Потому что, она от таких частых лестных слов, перестанет за собой следить, и вскоре может превратиться в дурнушку.
  - Демидка, давай прервёмся, а то у меня что-то голова закружилась.
  - Хорошо, - ответил я, убирая берёзовый веник в кадушку.
  После чего, набрав полный ковшик холодной воды, выплеснул его на спину девушки, отчего она резко взвизгнула.
  - Ой, мамочки. Зачем? - от волнения девушка не знала что ещё сказать.
  - Енто для пользы, чтобы у тебя мышцы спины на место встали. Зимой для ентого, в сугроб али прорубь сигать надобно, а летом только так делать можно. Поднимайся, Яринка, пойдём в предбанник, я там полный горшок с квасом видел.
  Девушка села на полоке и попыталась слезть.
  - Демидка, я похоже слезть сама не смогу, просто ног своих не чую, они словно вата стали.
  - Ох, чудо ты моё горемычное, к баньке не привычное. Держись за мою шею, - сказал я, и подхватил девушку на руки.
  Выйдя из парилки, я усадил Яринку на широкую лавку возле стены и подал ей большой чистый рушник, чтобы она обтёрла своё лицо, а сам налил в две кружки кваса.
  Наслаждаясь вкусным квасом, наблюдал, как скованность и смущение девушки постепенно исчезли. Она уже свободно разместилась на лавке и не скрывая всех своих девичьих прелестей, мелкими глоточками пила квас. Заметив мой взгляд, Яринка восприняла его по-своему.
  - Ты о чём-то хотел меня спросить, Демидка?
  - Да. Когда я пошёл проверять баньку, ты из-за чего плакала за столом? Я тебя чем-нибудь обидел?
  - Нет, Демидушка, то были слёзы радости. Если бы ты только знал, как я обрадовалась, когда услышала, что нравлюсь тебе и твои родители готовы меня посватать. Да ещё рассказ Нежданки о том, какой ты нежный, добрый и заботливый. Вот я сидела в вашей летней трапезной и плакала от счастья, а когда закончила уборку и перемыла всю посуду, мне болью в спину стрельнуло, вот я и решилась пойти в баньку, чтобы ты меня хорошенько пропарил и хворь из спины выгнал.
  - А чего же ты тогда столбом стояла возле двери в парной, и сразу меня не окликнула?
  - Я стеснялась тебя. Мне же ещё никогда не приходилось с мужчиной в бане париться.
  - Погоди, Яринка, а разве вы не всей семьёй в баню ходите?
  - Так мои старшие братья семейными стали ещё до моего рождения, вот мы и ходили в баню с Даринкой и мамой.
  - А как же Родасвет Казимирович? Он разве не ходит вместе с вами в баню?
  - Он всегда ходит уже после нас. Говорит, что не видит смысла посещать чуть тёплую баньку. Батюшка привык такой жарищи нагонять в парной, что после него ещё полчаса даже в предбанник зайти нельзя, из-за стоящего там горячего воздуха.
  - Понятно. Твой отец, Яринка, похоже такой же любитель жаркой баньки как мои отец и дед. Я тоже долго не могу выдерживать вместе с ними в парной. Ты как, остыла? Пойдём ещё один заход в парную сделаем?
   - Нет, Демидушка. Я больше такой жаркой парной не выдержу. Мне бы обмыться, да только ноги мои ещё не отошли.
  - Отойдут твои ноги, можешь не беспокоиться, Яринка. Такое частенько бывает с непривычки. Да и насчёт обмыться, нет ничего проще. Сейчас я тебя на руках отнесу в помывочную и выкупаю до сияющей чистоты. Ты только косу свою расплети, чтобы мне легче волосы промывать было.
  - Не знаю, Демидушка, - смущаясь проговорила девушка, - как-то неправильно всё енто. Меня ещё никогда не купал мужчина. Я всегда сама мылась, иногда только старшая сестра спину мочалкой тёрла.
  - Не вижу никакой неправильности. Я своих сестриц постоянно в баньке парю и купаю. Так чем же ты отличаешься от них? А ежели нас родители поженят, то нам частенько придётся друг дружку в баньке купать, так что привыкай, - привёл я последний убедительный довод.
  Яринка, ненадолго задумалась над моими последними словами, а потом спокойно вздохнув, стала быстро расплетать свою косу...
  
  После баньки мы ещё полчаса сидели в летней трапезной, пили горячий взвар и обсуждали поселенские новости, пока Ярило-Солнце полностью не скрылось за лесом. Проводив Яринку до соседнего двора, я пожелал ей доброй ночи. Она посмотрев по сторонам и никого там не увидев, приподнялась на носках, неумело поцеловала меня в щёку и быстро исчезла за своей калиткой, а я обалдевший от такого завершения дня, вернулся к себе домой и лёг спать.
  
  Глава 14
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Закончив обедать, Басур Денкс начал анализировать все произошедшие за последнее время события, которые внесли некое разнообразие и оживлённость в повседневную жизнь базы. Это касалось не только появления группы гостей из таёжного поселения на планете, теперь перед старшим наблюдателем стоял вопрос, о дальнейшем пребывании на базе двух необычно высоких разумных. Все его мысли и размышления остановил появившийся с докладом Сабур.
  "Командир, наши гости проснулись. Осмотрев предоставленную им комнату для отдыха и сна в медицинском модуле, они спокойно отнеслись к появлению дроида принёсшего им обед. Пообедав они легли отдыхать. Похоже им всё очень понравилось. Через дроида мужчина задал вопрос, когда им вернут их одежду, а также, когда старшие на объекте найдут время пообщаться с ними? В данный момент оба разумных ждут ответа. Все наши датчики, установленные в мебели выделенной комнаты, снимают показания их здоровья и психологического состояния. Ни я, ни Медик перед ними пока не появлялись. Какие будут дальнейшие указания относительно этих двух разумных?"
  - Я как раз думал над этими вопросами перед твоим появлением, Сабур. Жаль что все наши гости из поселения, уже покинули базу. Можно было предложить им провести предварительные переговоры, в которых бы они представили нас этим двум разумным. Немаловажную ценность имеет тот факт, что именно целительница из таёжного поселения лечила раны этих разумных. Эти двое, судя по полученным ранам, являются воинами, а отношение воинов к целителям и медикам во всех мирах известно. Так что нам остаётся лишь одно - ждать, когда кто-нибудь из поселения появится у нас на базе наблюдения.
  "Долго ждать нам не придётся, командир. Датчики в портальной зафиксировали, что на базу только что прибыл Демид. Сегодня он облачён в какое-то странное для их времени одеяние. Оно больше похоже на боевой кокон космического десанта, с максимальной степенью защиты, чем на обычную одежду охотника."
  - Так это же хорошо, Сабур, значит вопрос о встрече с разумными решён. Тем более, нам с тобой хорошо известно, что молодой охотник уже видел кого-то из них в своём сне, и даже знает как зовут мужчину. Попроси Демида зайти ко мне, я объясню ему в чём у нас проблема.
  "Ваша просьба уже передана, командир. Демид направляется в комнату для принятия пищи и ведения переговоров."
  
  Когда я через портал перенёсся на базу наблюдения, и направлялся в выделенную мне для отдыха комнату, на стене широкого коридора появилось изображение лица Сабура. Он передал мне просьбу командира, зайти в местную трапезную. Пришлось уважить хозяев базы.
  Зайдя в комнату, мы поздоровались с Басуром, он предложил мне присесть в кресло, после чего сообщил.
  - У нас возникли проблемы, Демид. Вылеченные твоей бабушкой великаны проснулись. Они просят вернуть их одежду и хотят встретиться со мной. Главная проблема заключается в том, что у нас на базе наблюдения нет одежды таких больших размеров. Как сообщил Сабур, моя команда доставила этих двух разумных обнажёнными, то есть, на них ничего не было. А вторая проблема состоит в том, что мы с Сабуром не знаем, как отреагируют эти разумные на наш внешний облик. Вполне возможно, что они могут воспринять нас, за своих врагов. Хотя мы никогда раньше, до прибытия к вашей планете, не только не враждовали с таким видом разумных, но даже не знали об их существовании.
  - Я понял вас, Басур. Постараюсь решить обе ваши проблемы. Скажите, пожалуйста, я всё могу рассказывать вашим гостям, или есть что-то не подлежащее огласке?
  - Вы можете рассказать им всё что знаете, без всяких ограничений.
  - Благодарю за доверие. Поверьте, они прекрасные люди. За Дара я даже могу поручиться.
  - Я верю вам, Демид.
  "Вам что-нибудь понадобится?" - спросил главный искин базы.
  - Ничего, Сабур. Просто проводите меня до комнаты, где сейчас находятся великаны. Как я понимаю, эта комната под полным вашим наблюдением.
  "Совершенно верно."
  - В таком случае, вы всё увидите сами. А когда я вас позову, вы сможете спокойно посетить комнату с великанами, и пообщаться с ними.
  - Ваш план действий меня полностью утраивает. Сабур, проводи Демида в медицинский модуль и покажи комнату, где находятся разумные.
  "Принято, командир. Уважаемый Демид, прошу следовать за мной."
  
  Когда мы подошли к нужной комнате, Сабур исчез, а дверь бесшумно открылась, зайдя вовнутрь, я увидел двух обнажённых человек сидящих на громадных кроватях, между которыми был большой стол. Пара сидела возле стола и похоже о чём-то тихо общалась. Они повернули головы в мою сторону, когда я вошёл. Поклонившись, я поздоровался:
  - Здравия, уважаемый Дар! Рад снова видеть вас! И вам здравия, уважаемая Дарина! Как вы себя чувствуете? Хорошо ли залечила ваши раны моя бабушка Анея?
  Оба великана с удивлением смотрели на меня, причём мужчина всматриваясь в моё лицо, тщательно пытался что-то вспомнить. Первой пришла в себя женщина.
  - Анея Доброславна лечившая нас, ваша родная бабушка?! - удивлённо спросила Дарина.
  - Ну да, а что тут такого? Она родная сестра моего деда, отца моего отца. Бабушка Анея самая лучшая целительница во всём Белогорье. Ей уже сто двенадцать лет. Люди говорили, что первого своего тяжелобольного она вылечила когда ей было всего двенадцать лет. Так что, можно сказать, что у неё целых сто лет целительского опыта.
  - Погодите, пожалуйста. А вы сами кто будете? Откуда вам известны наши имена? И как вас самого звать-величать? - засыпала меня вопросами женщина.
  Но вместо меня, на последний вопрос Дарины ответил Дар.
  - Демид?! Молодой охотник из урманного поселения?!
  - Вы правы, уважаемый Дар, я поражаюсь ясности вашей памяти.
  - Но как такое вообще может быть?! Почему за множество прошедших лет ты нисколько не изменился? - начал сыпать свои вопросы мужчина.
  - Дар, откуда ты его знаешь? И что здесь вообще происходит? - переключилась на мужчину Дарина.
  - Мы встречались один только раз, когда молодой охотник предупредил меня о грозящей нам опасности. Я до сего времени не мог разобраться, виделись мы с ним наяву или Демид мне приснился во сне. Думаю, что мы скоро получим ответы на наши вопросы.
  - На все ваши вопросы, я отвечу, но чуть позже. Потерпите, пожалуйста, - остановил я поток вопросов. - Для начала примите от меня подарки.
  Великаны замолчали и вновь удивлённо посмотрели на меня, а я отдал мысленную команду "открыть все карманы", достал два складеня с одеждой и вручил их Дарине и Дару. Они молча приняли их, и тут же тела великанов стали покрываться одеждой, принимающей вид воинского облачения.
  - Откуда у вас защитные коконы? - первой нарушила недолгую тишину женщина, оглядев свою одежду.
  - Уважаемая Дарина, мне передал три складеня Ставр, старший брат Дара, во время нашей встречи. Как вы сами видите, одна одежда на мне, а оставшиеся теперь на вас. Уважаемый Ставр, как чувствовал, что их надо отдать мне и как видите, он оказался полностью прав.
  - Так вы и со Ставром знакомы?! - ещё больше удивилась Дарина.
  - И не только с ним. Мне также приятно было познакомиться с красавицей Ланой, а также с Лардом, который везде сопровождал уважаемого Дара. Надеюсь мы с ними расстались добрыми друзьями. На сие указывает то, что моя лесная кошечка Мурлыка, обнюхав руку, которую лизнули Лана и Лард, сделала то же самое. А со своей Мурлыкой мы очень хорошие друзья.
  В комнате на некоторое время установилась звенящая тишина. Дарина приоткрыв свой рот, постоянно переводила удивлённый взгляд с Дара на меня и обратно, стараясь понять смысл всего услышанного. Наконец она пришла к какому окончательному выводу, и остановив свой взгляд на мне спросила:
  - Уважаемый Демид, может вы нам с Даром расскажете, что с нами произошло, и где мы сейчас находимся? Мы попытались пригласить для разговора, старших на этом объекте, но ответа так до сих пор и не получили.
  - Уважаемая Дарина, если вы меня не будете перебивать, то я расскажу вам всё что знаю, а ответ от командира базы вами уже получен. Он прислал меня для предварительного разговора, так как я уже раньше встречался с уважаемым Даром. Я буду рассказывать предельно кратко, чтобы передать основную суть. Ежели у вас появятся какие-либо вопросы, то я постараюсь потом на них ответить. Вы согласны меня выслушать не перебивая?
  - Да, - тихо сказала Дарина, а Дар лишь кивнул головой.
  - Значит договорились. Вам наверное давно уже известно, что существует множество миров, которые иногда называют слоями реальности? - спросил я, и посмотрел на великанов, они лишь кивнули мне головой в знак согласия. После чего, я продолжил: - Время во всех мирах течёт по-разному, где-то быстрее, где-то медленнее, и мне непонятным образом удавалось побывать в разных временах. Так мне удалось познакомиться с уважаемым Ставром и уважаемым Даром, а также с их прекрасными пардусами. Во время своего очередного посещения базы наблюдения мира Белрос, которая находится на спутнике рядом с планетой, я узнал, что в стазис-хранилище находятся двое раненых людей очень большого роста. Один из них мне был знаком, как вы уже догадались Дарина, я говорю про Дара. От главного искина, мне стало известно, что вас доставила на базу команда малого корабля мира Белрос, который впоследствии был уничтожен Драктами. Из-за того, что на вас не было никакой одежды, а вы находились без сознания и истекали кровью, команда корабля приняла решение поместить вас в стазис-хранилище, так как на данной базе нет медицинских капсул под ваш рост. Сколько времени вы провели в стазисе мне неизвестно, но чтобы хоть как-то помочь вам, я отправился домой и уговорил свою бабушку отправиться на базу, и заняться вашим лечением, а сам отправился в прошлое, дабы предупредить Дара о грозящей вам обоим опасности. Мне неизвестно что с вами произошло, как вы получили ранения, и куда девалась ваша одежда. Обо всём я поведал Ставру, и попросил Дара быть более внимательным. Видать Ставр всё прекрасно понял, потому-то и передал мне два складеня с одеждой на ваш рост. Как он тогда мне сказал: "на всякий случай". Дар в то время был в очень расстроенных чувствах, переживая за вас Дарина. Он ещё тогда немного обиделся на меня, когда я ему сказал, что он зря раньше времени переживает. Вот потому-то большая часть нашего общения у меня происходила со Ставром.
  Дарина вопросительно посмотрела на внимательно слушавшего Дара, стараясь услышать от него подтверждение моих слов, но тот лишь утвердительно кивнул ей головой. После небольшой паузы я продолжил.
  - Когда моя бабушка Анея вернулась домой, я понял, что вашему здоровью больше ничто не угрожает. Когда у меня появилось свободное время, я собравшись, отправился на базу, чтобы передать вам два складеня полученных от Ставра. По прибытию на базу, меня пригласил к себе её командир и попросил поговорить с вами, так как он никогда с представителями вашего вида не встречался. Теперь можете задавать свои вопросы. На какие смогу, отвечу.
  - Уважаемый Демид, вы только что сказали, что командир данной базы никогда не встречался с представителями нашего вида. Он что... из другого мира? - первой задала вопрос женщина.
  - Нет, уважаемая Дарина, командир базы старший наблюдатель Басур Денкс, вообще сюда прибыл из иной Вселенной. В их мирах никогда не было войн, они живут лишь тем, что находятся в постоянном поиске новых знаний. Встречая на своём пути разумных они обмениваются с ними знаниями. Вот так он попал в наш мир, где шла большая война с Драктами и иными пришлыми, а после гибели своего корабля вместе с командой, он остался здесь совсем один, без возможности вернуться в свою Вселенную.
  - А с кем же он тут тогда общается? - спросил Дар.
  - С искинами, которые могут принимать облик живого человека. Главный искин базы, всегда находится в облике его сына, чтобы командиру было приятно видеть родное лицо. Иногда Басур общается со мной или с моим дедом, когда мы приходим к ним в гости.
  - А командиру известно, сколько лет мы провели в стазисе? - спросила Дарина.
  - Давайте я приглашу к вам в комнату Басура и Сабура и вы сами зададите им свои вопросы?
  - Это будет наилучший вариант, - согласился с моим предложением Дар. - Позови их, Демид.
  Я вышел из комнаты в коридор. Басур и Сабур стояли там, и смотрели на стену, на которой показывалось всё происходящее в комнате. Подойдя к ним, я пригласил их в гости к великанам. Когда мы зашли в комнату, я представил Дару и Дарине командира базы Басура и видимый образ главного искина Сабура, а им соответственно по именам обоих великанов. Они несколько минут молча разглядывали друг друга. Так как хозяева базы уже видели раньше великанов, когда они были без сознания и находились в стазисе, то думаю, таким образом Басур дал возможность гостям внимательно рассмотреть их.
  Молчаливую паузу первым нарушил Дар.
  - Проходите, присаживайтесь, где вам будет удобно. Вы тут хозяева, а мы нежданные гости. Хочу поблагодарить вас за наше спасение. И примите наши искренние соболезнования по поводу гибели вашего корабля и всей команды. Если бы не они, мы с Дариной просто не выжили. Дракты и иные пришлые, не только ваши враги, но и наши.
  - Благодарю, уважаемый Дар, за ваши искренние соболезнования, - медленно произнёс старший наблюдатель, усаживаясь в кресло, которое он перенёс к большому столу размещённому между кроватями.
  - Уважаемый Басур, называйте меня просто Дар, а мою супругу Дарина, нам так привычней.
  - Хорошо, вы тоже называйте меня просто Басур. Я смотрю Демид уже передал вам одежду вашего размера. Вам ещё что-нибудь требуется?
  - Нам нужны лишь ответы на наши вопросы, Басур, - тихо сказала женщина.
  - Всё что нам известно относительно вас, мы ничего не скрывая расскажем, Дарина. Всё что касается любой другой информации, мы с Сабуром предпочитаем обмениваться знаниями.
  - Нам об этом уже сообщил молодой охотник, - сказал Басуру Дар, и повернувшись в мою сторону спросил: - Демид, а ты почему не садишься?
  - Я жду, когда вы закончите задавать свои вопросы, чтобы передать вам остальные подарки.
  - Какие остальные подарки? - тут же спросила Дарина.
  Я подошёл к столу, снял с плеч большой и тяжёлый походный мешок, и начал выкладывать содержимое на поверхность. Вскоре на столе было множество различных свёртков.
  - Что это? - не удержалась от вопроса супруга Дара.
  - Как что? Подарок вам от моей бабушки Анеи! Она напекла для вас различных пирогов, куличей и расстегаев с рыбой. Всё свежее и ещё тёплое, так как она всю выпечку завернула в рушники. Ежели вы всё не попробуете, то она обидится. Ей же пришлось полдня у печи стоять.
  - Не будем обижать Анею Доброславну, она прекрасная целительница, - сказал старший наблюдатель, и подошёл к белому шкафу.
  Нажав на несколько цветных кнопок, он немного подождал, а затем достал из шкафа два необычно больших сосуда с горячим бодрящим напитком, после чего, поставил их на стол перед великанами. Потом вернувшись к шкафу, достал привычные для нас с Басуром две кружки с тем же самым напитком.
  Отложив пустой мешок в сторону, я взял свободное кресло и уместился рядом с Басуром за столом. Следующие полчаса прошли в относительной тишине, её нарушали лишь одобрительные возгласы удивления исходящие от Дарины и Дара, пробующих очередное творение бабушки.
  Наша совместная трапеза закончилась примерно через час. Поднявшись из-за стола, я стал прощаться с Дариной и Даром.
  - Ты куда-то торопишься, Демид? - спросил меня Дар.
  - Ну да. Сначала меня ждёт обучение у Сабура, а потом мне надо будет идти на охоту. Ведь в нашей семье я основной добытчик. Но вы не переживайте за меня, уважаемый Дар. Мы с вами ещё увидимся, когда я в следующий раз приду учиться на базу. Думаю, мы обязательно найдём время для общения.
  - Я тоже надеюсь увидеть вас вновь, Демид, - сказала Дарина, - вы очень общительный молодой человек, и с вами приятно вести разговоры.
  - Ну что же, тогда всем до скорой встречи, и доброй вам беседы, - попрощался я, и захватив свой опустевший мешок отправился вместе с Сабуром к Медику.
  
  Мы молча шли по коридору к комнате, где находилась капсула в которой у меня проходило обучение. Перед самой дверью Сабур остановился и как-то странно посмотрел на меня.
  - Что-то случилось, Сабур?
  "Хочу вас поблагодарить, Демид, за оказанную помощь в разрешении наших проблем. Вы так необычно провели предварительную беседу с нашими гостями, что удивили даже меня, не говоря уже о командире. Он сказал, что с вашими способностями, можно стать востребованным в любом мире дипломатом, умело ведущим переговоры, а не только быть простым охотником."
  - Благодарю за добрые слова, Сабур. Как я понимаю, дипломатом вы называете чиновника. Я прав?
  "Совершенно верно, Демид. Дипломаты, это важные чиновники очень высокого уровня."
  - Понятно. Так вот, уважаемый Сабур, меньше всего в жизни, я хотел бы стать чиновником. Неважно какого уровня, высокого или низкого.
  "Могу я узнать причину вашей неприязни к чиновникам?"
  - У меня нет никакой неприязни к чиновникам. Мне их даже немного жаль. Они из-за своей жажды и стремления попасть во власть, совсем оторвались от природы и перестали воспринимать её красоту. Потому-то я и выбрал стезю охотника. Первозданный лес меня радует гораздо больше, чем вечно спешащее непонятно куда людское общество. Создающее культ из вещей, которые им по большому счёту и не нужны вовсе. Посмотрел я на купцов приезжающих на Торговое подворье и что я увидел? Одну лишь жажду наживы. Мне такая жизнь не по нутру, лучше я буду охотником.
  "Я понял вас, Демид. Вполне здравые, хотя и не очень привычные для вашего мира мысли. Скажите, что вам хотелось бы изучить в этот раз? У вас есть какие-нибудь особые пожелания?"
  - У меня есть желание научиться помогать людям, Сабур.
  "Что вы имеете в виду?"
  - Понимаете, недавно моя младшая сестра, играя с подружками на улице подвернула ногу, а я ничем не мог ей помочь. Пришлось нести её в дом, где матушка вправила сестре вывих. Вот мне и хотелось научиться оказывать помощь другим. Вы мне рассказывали, что когда-то в древности, Басур не только помогал людям, но и лечил их. Он также обучал желающих лекарскому искусству. Как я понимаю, чтобы лечить людей, надо в совершенстве знать как они устроены внутри. Иначе можно не помочь пострадавшему или больному человеку, а навредить ему.
  "Вы совершенно правы, Демид. Перед тем как командир начал лечить разумных вашего вида, мы собрали большую базу медицинских данных. В ней имеются полные сведения, обо всех жизненных процессах происходящих в организме разумных вашего мира, начиная от первых дней новорожденных и заканчивая последними днями пожилых. На основании данных сведений, нами были разработаны методы лечения и восстановления здоровья. Вы желаете изучить эти знания?"
  - Да, Сабур. Именно такие знания мне сейчас необходимы.
  "Хорошо. Проходите в комнату и занимайте медкапсулу. Медик зальёт вам выбранные вами знания."
  Пройдя в комнату, я разделся и лёг в капсулу. Крышка закрылась и моё сознание улетело в темноту.
  
  Моё пробуждение нельзя было назвать приятным. Несмотря на то, что во всём моём теле чувствовалась сила и бодрость, моя голова гудела как вечевой колокол и была наполнена острой болью. Выбравшись из капсулы, я присел на стул, чтобы немного прийти в себя. Мои пальцы правой руки неосознано пробежались по левой, и нажали на определённые точки. Головная боль и гул в моей голове сразу же исчезли. И тут до моего сознания стало доходить, что я только что применил полученные в капсуле знания.
  "Как вы себя чувствуете, уважаемый Демид?" - задал вопрос Медик.
  - Просто великолепно. Я даже не задумываясь применил частичку полученных знаний, для того, чтобы снять головную боль. Благодарю вас, Медик.
  "Не нужно благодарностей. Мне достаточно знать, что полный объём знаний вами усвоен. Вы желаете ещё что-то узнать?"
  - Да. Скажите, пожалуйста, сколько времени я находился на обучении?
  "Ровно трое суток. Вам был залит очень большой объём знаний по медицине."
  - Вот же незадача, - пробормотал я, и начал быстро одеваться. Не заметив как в комнате появился Сабур.
  "Что-то случилось, уважаемый Демид?" - задал мне вопрос главный искин.
  - Надеюсь что нет, Сабур, но я ещё вчера должен был возвратиться домой с охоты. Думал, что моё обучение займёт день-два, но никак не трое полных суток, - сказал я выходя из комнаты в коридор.
  "Думаю, я знаю как вам помочь, Демид. Посмотрите на это", - и Сабур показал мне на стену.
  На стене я увидел знакомый участок возле урманного леса, где спокойно паслись несколько пар маралов.
  - Вы правы, Сабур, добыча пары маралов сняла бы все вопросы относительно моей долгой отлучки, но пока я до них доберусь через болото, они могут уйти очень далеко.
  "Насчёт этого можете не беспокоиться, Демид. Эти животные находятся в зоне действия наших излучателей. Вы помогли нам с командиром, а мы поможем вам. Смотрите."
  Картинка на стене изменилась, только что спокойно пасущиеся маралы щипали травку, и в одно мгновение они все упали как подкошенные.
  - Вы их всех убили, Сабур?
  "Нет. Они все в данный момент спят. Их сон будет длиться три часа. За это время вы успеете добраться до данного места и выбрать себе нужную пару. Как только вы заберёте свои трофеи, мы новым импульсом разбудим остальных животных."
  - Благодарю вас, Сабур, - сказал я, и побежал в портальную.
  
  Добрался до места я относительно быстро. Выбрав пару молодых маралов, я на волокушах оттащил их подальше в лес. Затем быстро сделал всё необходимое охотнику и увязал обе туши на волокушу. Тащить такой крупный груз было очень тяжело, каждые полчаса приходилось делать остановку чтобы передохнуть. Во время очередной моей остановки, на поляну выскочил крупный кабанчик. Ружьё мгновенно оказалось в моих руках и раздался выстрел. Кабанчик рухнул на землю не добежав до меня всего пару саженей. Подойдя к нему, я стал раздумывать, что мне теперь делать с этим нежданным трофеем. Пока я думал, позади меня раздался шум и треск сухих сучков. Приготовившись стрелять, направил ружьё в сторону шума.
  - Демидка, не стреляй, тут мы с братом, - раздался знакомый голос Любомира.
  - Ну так идите сюда, - сказал я, вешая ружьё на плечо.
  Вскоре на поляну вышла неразлучная парочка.
  - Здравия тебе, Демид, - первым поздоровался старший брат.
  - И вам здравия, братцы. Вы что тут в лесу делаете?
  - Отец нас послал, поискать новые деревья с лесными пчёлами. Мы уже нашли несколько, и деревья пометили, как вдруг слышим выстрел. Звук выстрела твоего ружья мы ни с каким другим не спутаем. Вот и пошли тебе навстречу.
  - Ну и правильно сделали. Братцы, поможете дотащить добычу до дому? А я вам за помощь, вот ентого кабанчика отдам.
  - А сам-то как, Демидка, без трофея что ли останешься? - задал вопрос младший из братьев.
  - Любомирка, у меня вон на волокуше два марала лежат, я чуть из сил не выбился, пока их до ентой поляны дотащил. Присел передохнуть немного, а на меня из леса кабан бежит, вот я его и положил.
  - Ух ты, какая у тебя знатная охота на ентот раз вышла, - сказал Доброслав.
  - Ну так что, братцы, поможете мне?
  - Конечно поможем, - как всегда за двоих ответил Любомир.
  - Тогда делайте волокушу, и крепите кабанчика. Верёвка у меня в походном мешке лежит.
  Братья быстро всё подготовили для перетаскивания моего последнего трофея, после чего, мы отправились домой. Любомир в одиночку тащил волокушу с кабаном, а мы с Доброславом вдвоём тащили самую тяжёлую волокушу с маралами.
  До поселения мы добрались, когда уже начало смеркаться. Частые остановки на отдых для Любомира не способствовали нашему быстрому перемещению. На дороге за околицей, стояли в томительном ожидании, родители неразлучной парочки, Ведамир Кузьмич и Дарина Святославна. Они с тревогой смотрели в сторону леса. Заметив нас, Ведамир Кузьмич с женой отправились к нам навстречу. Подойдя, они лишь удивлённо посмотрели на мои богатые трофеи, после чего, бортник спросил.
  - Помочь?
  - Любомирке помогите, а то он вообще без сил остался, - сказал я, - на одном упрямстве тянет свою волокушу.
  - В смысле свою? - удивился бортник.
  - Так у него ваша доля в охотничьих трофеях, - пояснил я Ведамиру Кузьмичу.
  Отец быстро подошёл к своему младшему сыну и забрал у него волокушу с кабанчиком, дальше мы пошли по поселению уже немножко быстрее. Следом за нашими волокушами шла Дарина Святославна поддерживающая сильно уставшего Любомирку.
  У ворот дома бортника мы быстро попрощались, я мечтал успеть до темноты дотащить свои трофеи до дома. У наших ворот стояли мой отец и сосед Родасвет Казимирович. Увидев как мы тащим волокушу, они подошли и забрали её у нас. Я поблагодарил Доброслава за помощь, он устало обнял меня и тихо сказал, что это они должны благодарить меня, так как у них дома мяса совсем не осталось. Затем, он попрощался и медленно побрёл к себе домой.
  Зайдя во двор, я увидел, как две мои бабушки и матушка с Яринкой охали глядя на то, как мой отец с соседом развязывают охотничьи трофеи.
  - Демидушка, сынок, да на тебе лица нет, - заохала матушка посмотрев на меня, - да как же ты всё до дому дотащить смог?
  - Мне неразлучная парочка помогла, - очень тихо сказал я матушке. - Они тоже выбились из сил. Там ещё кабанчик был, но я его отдал им за помощь. Доброслав сказал мне при расставании, что у них дома мяса совсем не осталось.
  - Вот и хорошо, сынок, что ты так поступил, - так же тихо сказала матушка. - У них там много чадушек малых, а им силы нужны для того чтобы здоровыми вырасти. Ты ступай омойся с дороги, а потом иди в летнюю трапезную, там тебя наша Яринушка ужином покормит.
  Омывшись возле бочки с дождевой водой, я прошёл в летнюю трапезную и сел за стол, где соседка уже зажгла керосиновую лампу, которую отец купил полгода назад. Яринка быстро стала расставлять предо мной чашки с различной едой.
   - Яринушка, в меня столько не влезет, - сказал я, придерживая девушку за руку, - ты мне лучше горячего взвара налей.
  - А ты скушай сколько сможешь, а я потом остальное в духовку приберу, будет чем утром позавтракать. А взвар для тебя у меня уже готов, мне сердечко и вещий сон подсказали, что ты сегодня домой возвернёшся. Потому я и домой спать не пошла, осталась у вас тебя дожидаться. За мной даже отец пришёл, и удивился когда я сказала, что ты скоро с охоты возвернёшься с богатой добычей. Вот они вдвоём с твоим отцом и стояли у ворот, проверяя верные ли я им слова сказала. Даже твои бабушки и матушка вышли на двор, когда половинка ворот скрипнула.
  Я быстро доел вкусную гречневую кашу обильно сдобренную маслом и продолжал слушать рассказ Яринки. Она подала мне кружку с горячим взваром, и с воодушевлением продолжила своё повествование об увиденном:
  - Когда мы все увидали, как мой отец с Ярославом Всеволодовичем, с большим трудом затащили во двор большущую волокушу с двумя тушами оленей, все женщины разом заохали. Как сказала твоя бабушка Злата, что на её памяти, ещё никому из молодых охотников, не удавалось на охоте добыть двух маралов сразу, а вот наш Демидушка смог отличиться...
  - Я там ещё крупного кабанчика добыл, - перебил я рассказ Яринки, - но я его отдал братцам неразлучным, за то что они помогли мне все трофеи до поселения дотащить.
  - Ну и правильно сделал. Когда их малые возле наших домов играют, я их всегда чем-нибудь вкусненьким угощаю.
  Когда я допил кружку со взваром почти до половины, до меня вдруг дошёл смысл концовки матушкиных слов: "там тебя наша Яринушка ужином покормит".
  - Яринка, ты мне больше ничего не хочешь рассказать?
  - А про что тебе хочется услышать, Демидушка? - смущаясь спросила девушка.
  - Да вот не выходят у меня из головы матушкины слова "наша Яринушка". Может быть ты мне поведаешь, что в нашем поселении произошло, покуда я на охоте был?
  - Просватали меня вчера, Демидушка, - ещё больше смущаясь тихо сказала Яринка, начав теребить кончик своей косы.
  От прозвучавшей новости я опешил и некоторое время молча смотрел на девушку. Потом резко допив взвар, спросил:
  - А за кого просватали?
  Не ожидавшая такого вопроса, Яринка захлопала своими ресницами, а потом тихо сказала:
  - За тебя, Демидушка. О дне свадьбы будут сговариваться, как только мне шестнадцать лет исполнится. Ты рад?
  Вместо ответа, я вскочил из-за стола, подхватил Яринку на руки и закружил по трапезной.
  - Похоже главную новость ты уже узнал, сынок, - как гром среди ясного неба раздался голос моей матушки. - Отпусти, Яринушку. У вас ещё будет много времени для объятий.
  Поставив свою невесту на пол, повернулся к матушке. Поклонившись ей, сказал:
  - Благодарствую, матушка. Вы не только родили меня, но и сделали счастливым.
  - Будьте счастливы, дети, но не торопите события, срок которых ещё не наступил. За тебя, Демидушка, я не переживаю, но сможет ли Яринушка до положенного срока усмирить все свои чувства к тебе?
  - Не волнуйся, матушка, мы вместе с Яринкой со всеми трудностями справимся.
  - Ну тогда, Боги вам в помощь, - сказала матушка и покидая трапезную, неожиданно добавила: - Яринушка, там тебя у ворот твой отец дожидается. Попрощайся с Демидушкой, завтра у вас ещё будет время поговорить.
  Когда матушка ушла, я нежно обнял и крепко поцеловал Яринку. Она опешила от такого прощания, но потом улыбнувшись, тихо сказала: "до завтра", и убежала из трапезной. Затушив лампу я подождал пока глаза привыкнут к темноте, а потом счастливый пошёл домой отдыхать...
  
  Глава 15
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Ещё долгое время, после моего возвращения с охоты, у меня так и не получалось выполнить своё обещание, вновь посетить базу наблюдения и по-дружески пообщаться с Даром и Дариной. Этому помешал ряд причин. Через два дня, после моего возвращения, ночью резко похолодало, а с самого раннего утра поднялся ветер и началась настоящая снежная метель. Снег сыпал ещё несколько дней, словно старался наверстать упущенное время и покрыть собой случайно забытый участок земли и леса. Глядя через окно на улицу, мне вспомнились прочитанные слова из книги написанной Пушкиным: "В тот год осенняя погода стояла долго на дворе: Зимы ждала, ждала природа - Снег выпал только в январе". Эти слова, лучше всего отражали то, что видели мои глаза. А потом начались повседневные домашние дела и хлопоты, которые навалились на меня с такой чередой, что не было возможности найти времени, чтобы просто выйти из дома и побродить на лыжах по заснеженному урманному лесу.
  Мои бабушки с матушкой, закрывшись в одной из комнат, целыми днями чему-то обучали Яринку. Скорее всего, они передавали ей какие-то древнейшие Знания по целительству. Отец с дедом что-то творили в соседней комнате, запретив мне туда заходить. Было слышно, что они там что-то пилили и стругали, постоянно стучали молотками. Когда отец с дедом появлялись в зале за обеденным столом, чтобы попить чаю или взвару, то от всех моих предложений помочь им, они решительно отказывались, отправляя меня заниматься с младшими сёстрами чтением, письмом и счётом.
  Через несколько дней, в соседней комнате наконец-то наступила тишина. Мы с сестрицами, в тот момент, после очередных занятий счётом, пили чай с вкусными пирожками, поэтому очень удивились увидев хоть и усталые, но радостные лица отца и деда, зашедших в зал. Они пожелав нам смачного, тоже присоединились к чаепитию. Когда наша лёгкая трапеза закончилась, первым из-за стола поднялся дед.
  - Пойдём, внучок, будешь принимать наше с Ярославом творение.
  - Что за творение, деда?
  - Пойдём, сам увидишь.
   - Деда, а можно нам тоже посмотреть? - спросила за себя и сестру Влада.
  - А вы посидите пока тут, - строго сказал дед, - Демидушка сам вам всё потом покажет.
  Пришлось подниматься из-за стола и идти следом за отцом и дедом. Отец первым подошёл к комнате и открыл дверь украшенную изумительными резными кружевами.
  - Проходи, сын, - сказал отец.
  Я прошёл в комнату и остолбенел от увиденного, и запаха свежеструганного дерева. Справа у стены, часть которой занимал большой бок нашей домовой печи, стояла украшенная фигурной резьбой дубовая кровать с не очень высокими спинками. Она была гораздо больше и шире моей, на ней запросто могли одновременно улечься я, отец и дед. На заправленной кровати уже лежало множество подушек самого разного размера. Прямо к изголовью кровати, примыкал высокий книжный шкаф с пятью полками и с двумя застеклёнными дверками. На средней полке справа, уже стояла какая-то толстая книга с чёрной кожаной обложкой. У изножья кровати, в один цвет с ней, стоял массивный дубовый сундук окованный железными полосками, а за ним, в самом углу, умостилось невысокое подножье с фигуркой улыбающегося домового. Прямо передо мною, у большой стены с двумя выходящими на улицу окнами, находился большой стол с двумя широкими лавками. У стены слева, недалеко от двери находился оружейный шкаф с замком на узкой дверке, а рядом с ним вещевой. Ближе к окнам стояла детская колыбель-качалка, а за ней подножье с аршинным куммиром Рода и незажжённой огневицей. Всё то, что видели мои глаза, было украшено великолепной искусной резьбой.
  - Ну что, внучок, нравится? - спросил дед.
  - У меня просто слов нет, деда, чтобы в полной мере выразить восторг. А для кого создана ента красота?
  - Для тебя, Демидушка. Отныне енто твоя комната. В такое жильё не стыдно и супружницу привести. Так что считай, что енто от Ярослава и меня тебе подарок к будущей свадьбе. Можешь хоть сейчас переносить сюда свои книжки, ружьецо со снаряжением, да и все остальные вещи.
  - А кому из сестёр достанется моя комната, Владе или Неждане?
  - Ни той, ни другой. Оне по-прежнему совместно будут жить, где и раньше. В твоей бывшей комнате поселится Яринушка. Мы с Родасветом помозговали, и решили, что пора его дочке к нам переселяться, пусть к жизни в новом роду привыкает. Лекарки наши Яринку уже в оборот взяли и своим премудростям обучают.
  Ничего не сказав, я молча подошёл и обнял, сначала деда, а потом отца.
  - Значит не зря мы с твоим отцом старались и красоту наводили, - первым сказал довольный и улыбающийся дед, - переноси свои вещи, Демидушка, а наши две егозы тебе в ентом помогут. Сам же понимать должон, что оне от любопытства уже извертелись на лавке в зале. Вот пущай теперь за полезным делом всё здесь и осмотрят.
  - Тут ещё вот какая хитрость имеется, - добавил отец, - видишь большую волчью шкуру, что на полу возле книжного шкафчика лежит? - я лишь кивнул головой в ответ. - Так вот, Демид, под шкурой находится лаз в подпол, а открыть его можно, только лишь потянув на себя, вон ту чёрную книжку на средней полке, - и отец показал на толстую книгу, что была в шкафу изначально. - Там в подполе, находится большая оружейная комната, чтобы вести долгую оборону от ворогов, а за полками на дальней стене, скрыт вход в подземный ход, ведущий в урманный лес. Мы с твоим дедом ентот ход прокопали, на тот случай, если вороги вновь захотят наше поселение сжечь. Про него никому не говори, а когда нужда придёт, воспользуешься, чтобы родных и близких спасти.
  - Я всё понял, отец. Примите от меня благодарность, - сказав это я поклонился отцу и деду.
  - Ну вот и ладушки. Пойдём, Ярослав, пусть Демидушка сам тут обживается-обустраивается, не будем ему мешать...
  
  Перенос всех вещей затянулся почти до самого ужина, так как сестрицы старались больше времени потратить на то, чтобы разглядеть всю созданную красоту, над которой несколько дней корпели отец с дедом, чем перетаскивать из одной комнаты в другую мои вещи. Поэтому я дал задание сёстрам расставлять все книги по полочкам в книжном шкафу, а сам занялся переносом и раскладкой остальных вещей. Когда с этим делом закончили, я занялся переноской своего оружия и припасов, а также старого мешка со всем добром из кладовки бани, всё сразу же было заперто на замок, чтобы не привлекало внимания двух любопытных сестёр. Они с малолетства знали, что к оружейному шкафу даже подходить нельзя, а не то что заглядывать в него.
  Едва мы всё закончили, как в мою новую комнату по-хозяйски зашла Мурлыка, она внимательно осмотрела обстановку, а потом запрыгнув на кровать, улеглась в изножье и стала намывать себя. Зашедшая, через несколько минут, бабушка Анея, посмотрела одобрительно на Мурлыку, и позвала всех ужинать. Когда мы выходили из комнаты она сказала мне:
  - Доброе место тебе для постели выбрали, Демидушка. Твоя Мурлыка никогда в жизни не ляжет спать в том месте, где она какую-нибудь неуютность почувствует. То добрый знак для тебя.
  - Я знаю, бабушка. Когда я свои вещи перенёс, то сразу на новом месте как-то уютно стало.
  - Вот и хорошо, - сказала бабушка выходя из комнаты.
  Ужин прошёл быстро и в относительной тишине, даже близняшки за столом не шушукались. Сразу после ужина, они помогли матушке убраться и перемыть посуду, после чего их отправили спать. Девчата за полдня так умотались, что даже забыли попросить меня почитать им книжку на ночь. Когда я умывшись перед сном, заглянул к ним в комнату, они уже крепко спали.
  Пройдя к себе, я разделся, сложил свои вещи на крышку сундука, и залез под одеяло. Тепло исходящее от домашней печи и тихие трели Мурлыки, пристроившейся у меня прямо под боком, создавали уют и покой. От такого окружающего умиротворения я быстро заснул.
  
   Проснулся от какого-то непонятного чувства, что что-то происходит за дверью. Даже моя Мурлыка поднялась, спрыгнула с кровати, и направилась к неплотно закрытой двери. Вскоре я услышал тихий голос деда:
  - И куда енто вы направились, непоседы?
  - Деда, мы хотели Демидку разбудить и завтракать позвать, - послышался голос Влады.
  - Ясненько. А теперича, запоминайте, солнышки. С ентого момента, вам больше нет ходу в комнату Демидушки, разве что он вас самолично к себе не позовёт.
  - Но почему, деда? - раздался тихий вопрос от Нежданы.
  - Потому что братец ваш теперича просватанный уже, и неча в его комнату другим младым девицам шастать. Я слова против не сказал, когда он у вас в комнате с книжкой в руках засыпает, а вы у него с двух сторон спать пристраиваетесь, но в его комнату, без приглашения вы больше ни ногой. Уяснили, непоседы?
  - Да, деда, - тихо сказала старшая сестра.
  - Мы всё поняли, - тяжко вздохнув, сказала младшая.
  - И не нужно так вздыхать, Нежданочка, никуда ваш любимый братец не денется. Он ведь, как самый младший сын, согласно старого родового устоя, навсегда с родителями остаётся жить, дабы помогать им на старости лет и заботиться о них. Вас же нисколько не удивляет, что ваш отец в родном доме вместе со мной и вашими бабушками проживает, а не построил себе отдельные семейные хоромы, как его старшие братья.
  - Значит, Демидка с нами остаётся? - более радостно сказала Неждана.
  - Конечно, остаётся, а теперича пойдёмте в залу, Демидушка уже скоро подымится ото сна. Посмотрите, вон его красавица Мурлыка из комнаты выходит, значится и его появления недолго ждать осталось.
  Затем голоса стихли, а я выбрался из тёплой постели, размялся, оделся и пошёл умываться...
  После завтрака, я вышел во двор. Погода стояла солнечная, выпавший за ночь снежок, ярко искрился под лучами Ярилы, а лёгкий морозец бодрил. Посмотрев на всё это великолепие, решил сходить на охоту. Отец с дедом выслушали моё решение, и не стали отговаривать. Лишь дед задал уточняющий вопрос:
  - Ты в одного пойдёшь?
  - Нет, деда. Я с собой неразлучную парочку возьму, сынов нашего поселянского бортника. Доброслав с Любомиркой мне всегда на охоте помогают, да и для них мясной прибавок к столу, никогда лишним не будет. У них же полно малышей по лавкам сидят и кушать хотят.
  - То что ты решил нашим поселянам помочь, то доброе дело, внучок, - сказал дед, - ступай и пусть ваша охота удачной будет.
  
  Ведамир Кузьмич услышав про охоту, сразу же дал разрешение сыновьям, а кроме того, выделил нам свои широкие лыжи, которые можно как основу для волокуши использовать. Сборы были недолгими, поэтому через час, после выхода из поселения, мы начали проверять мои силки и ловушки расставленные по лесу. В этот день нас ожидала большая удача. Мало того, что почти во всех силках нас поджидала добыча, в виде десятка зайцев и двух лисиц, так ещё мне удалось подстрелить двух кабанов, крупного тетерева и трёх глухарей. Радости братьев не было предела, им ещё не приходилось видеть столько трофеев добытых, за неполный день. Они с усердием крепили всю нашу добычу на лыжную волокушу. Когда остались не увязаны лишь глухари, братья замерли.
  - Смотрите, - сказал Доброслав, и показал рукой куда-то в сторону.
  Мы с Любомиром посмотрели куда показывал старший из братьев. Над урманным лесом сияла самая настоящая радуга. О зимней радуге мне приходилось слышать, но увидел её впервые. Мы с удивлением смотрели на удивительное небесное знамение, и даже не заметили с какого дерева на полянку, где мы находились, спрыгнула довольно крупная рысь. Она тихо стояла и смотрела в нашу сторону.
  - Что будем делать, Демидка? - тихо спросил Любомирка.
  - Делиться будем, - сказал я, и взял с волокуши самого крупного глухаря.
  Пройдя половину расстояния между мной и рысью, я присел, посмотрел в рысьи глаза, представил образ как лесная хозяйка уходит с полянки с глухарём в зубах, после чего, положил птицу на снег и отошёл к волокуше.
  - Угощайся, хозяйка, - сказал я рыси.
  Словно поняв переданный мною мысленный образ, или прозвучавшие слова, рысь подошла к лежавшему на снегу подарку, обнюхала ещё тёплую птицу, аккуратно взяла её в зубы и спокойно ушла в глубь урманного леса.
  - Демид, она что... поняла твои слова? - удивлённо спросил старший брат.
  - А чего ты удивляешься, Доброслав? Доброту и хорошее отношение даже рысь понимает. Ей сейчас голодно, вот я и поделился добычей. Зато теперь она не будет опустошать мои силки и ловушки. Давайте, братцы, быстрее увязывайте наши трофеи. Нам надобно до темноты вернуться в поселение.
  - Демидка, а как ты поделишь трофеи? - задал вопрос младший, увязывая глухарей.
  - Как всегда поровну, Любомирка.
  - И даже одну лису отдашь? - удивился он.
  - Так я же уже сказал, что всё поделим поровну. Думаю, что лиса очень хорошо на воротнике вашей матушки смотреться будет. А вторую лису я своей невесте Яринке в подарок отдам.
  - Мы уже знаем, что вас родители сосватали, - сказал Доброслав, - добрая хозяйка, Демид, тебе досталась. Моя матушка всегда её и твоих сестриц нахваливает.
  - Ну и что вы теряетесь, через три-четыре лета, обеим сестрицам срок невест подойдёт, вот и уговорите своих родителей сватов к нам засылать.
  - Если бы всё так просто было, то мы бы с превеликим удовольствием с тобой породнились.
  - Не вижу причин мешающих засылать сватов.
  - Так вы же княжеского рода, а мы непонятно кто, - горестно вздохнул Доброслав.
  - Как енто непонятно кто? - очень сильно удивился я. - Вам разве не рассказали родители, что вы принадлежите к древнему боярскому роду из Московии? Даже ваша матушка не какая-то там безродная, а дочка боярина Святослава.
  - Нам про то ничего не говорили, - уже более бодрым голосом сказал старший из братьев.
  - Вот и попросите, родителей, чтобы они вам про ваши древние рода рассказали, а насчёт будущего сватовства моих сестриц, я перед своими родителями за вас слово замолвлю.
  Обрадованные таким оборотом дел, братья быстро закончили увязку трофеев на волокуше и мы выдвинулись в обратный путь.
  В поселение мы возвернулись когда уже наступила ночь, но благодаря безоблачному небу и свету полной луны, нам не пришлось полкать в темноте. На этот раз мы сначала зашли ко мне на двор, так как опорные лыжи под волокушей принадлежали отцу неразлучной парочки. Я постучал в светящееся окно и вскоре из дому вышли мой отец и Родасвет Казимирович. Мельком глянув на трофеи отец спросил меня.
  - Как делить?
  - Всё поровну, отец. Забирайте пяток зайцев, лисицу и кабана, а также тетерева и глухаря. Остальное семье бортника принадлежит.
  - Ух ты, даже двух лисиц добыли, - удивлённо сказал Родасвет Казимирович. - Ты уже решил кому они в подарок пойдут?
  - Одна лиса Дарине Святославне на воротник пойдет, а другая будет Яринке в подарок.
  - Такой подарок моей дочке очень понравится, - довольно сказал сосед.
  Мы быстро перетаскали мою долю трофеев в сени, а потом я пошёл провожать до дому уставших братьев.
  Едва мы зашли на двор бортника, как из дому вышел сам хозяин. Увидев наши трофеи, он лишь удивлённо спросил.
  - Как вы столько за полдня добыть сумели?
  - Нас хозяйка урманного леса удачей одарила, и небесное знамение сотворила, - ответил отцу Любомирка, - а Демидка ей в ответном подарке глухаря преподнес.
  - Тут всё ваше, Ведамир Кузьмич, мою половину добычи уже выгрузили, - сказал я бортнику.
  - Демид Ярославич, про какую хозяйку урманного леса, и про какое небесное знамение мой Любомир говорит?
  - Рысь приходила к нам на полянку, когда мы наши трофеи на волокушу крепили. Вот и отблагодарил я её глухарём, за то что она мои силки и ловушки не потревожила. А необычное небесное знамение мы перед её появлением увидали. Над лесом появилась зимняя радуга.
  - Понятно, - только и сказал бортник, продолжая развязывать охотничью добычу.
  - Всего вам доброго, - сказал я, - думаю, что вы тут и без меня справитесь.
  - Благодарю, Демид Ярославич, что не забываешь про наш род, - сказал Ведамир Кузьмич и обнял меня как родного.
  Попрощавшись с братьями, я отправился к себе домой, где меня поджидали родные.
  
  Вернувшись домой, я узнал, что сегодня, сразу после моего ухода на охоту, топили баньку. Все уже помылись и попарились. Мои сестрицы ходили париться с Яринкой, и теперь довольные сидят рядом с ней в ожидании моего рассказа про охоту.
  Сходив в баню, я по-быстрому помылся и переоделся в чистое. Когда я вернулся в дом, меня тут же накормили прекрасным ужином. Яринка то и дело подкладывала мне вкусные куски пирога и различные копчёности. Покушав и выпив горячего взвара, я подробно рассказал не только про охоту, но и про необычное небесное знамение, в виде красивой зимней радуги над лесом, и про последующее появление рыси. Сестрицы-близняшки и Яринка, то и дело охали от удивления, а когда я закончил свой рассказ, то первой задала мне вопрос бабушка Злата.
  - Демидушка, перед тем как появилась радуга над лесом, ты ничего особенного не заметил?
  - Нет, бабушка. Да и зимнюю радугу, не я первым заметил, а Доброслав. Он уже потом нам с Любомиром на неё указал. А она что-то важное обозначает?
  - В старые времена говорили, что зимняя радуга это хорошая примета, которая предвещает радостные события в жизни. Наши предки искренне верили в то, что все люди, увидавшие такое необычное небесное знамение, обретут счастье в своей жизни. В их домах всегда будет достаток и радостный детских смех, а здоровье родных будет крепким.
  Все присутствующие за столом в зале, задумались над словами бабушки Златы. Невольно возникшую тишину нарушила Неждана.
  - Демидка, а что ты со своими трофеями делать будешь?
  - Думаю, что никто против не будет, если половину кабанчика мы отдадим семье Родасвета Казимировича, да и парочку зайцев тоже. Ведь они теперь нам родственниками приходятся, - дед с отцом и соседом согласно кивнули головами, принимая моё решение, а я продолжил. - Заячьи шкурки отдадим матушке и бабушкам, пусть сами решат, что из них сшить надобно, может себе что пошьют, а может вам двум непоседам какая-нибудь обновка будет, - я вновь сделал паузу, и старшие женщины тоже кивнули головой в знак согласия с моими словами, - а шкурка лисицы пойдёт Яринке в подарок.
  Моя невеста услышав такое решение, обрадовалась и засмущалась, опустив свой взор в пол.
  - Молодец, внучок, всё правильно разделил, честь по чести. Отныне я ещё более уверен в том, что не зря мы тебя просватали. Рассуждаешь ты по-хозяйски, не как несмышлёный юнец, а как взрослый муж, - довольно высказался за всех мой дед. - А теперича пора всем на боковую, да и нашему Демидушке опосля охоты отдохнуть надобно.
  Зайдя к себе в комнату, я первым делом почистил ружьё, и убрал его вместе с припасами в оружейный шкафчик. Погасив керосиновую лампу, я быстро снял с себя всю одежду, сложил её на большой сундук и залез под нагретое одеяло, поближе к тёплому боку домашней печи. Мурлыка недовольно заворчала, что её потревожили, но увидев меня она успокоилась и продолжила свой сон у меня в ногах.
  После доброй баньки и вкусного ужина спать не хотелось, поэтому я стал рассматривать какие чудные узоры создавал на обстановке в комнате лунный свет, проникающий сквозь окна. Ставни сегодня я не стал закрывать, дабы проснуться поутру с первыми лучами солнышка.
  Разглядывая причудливые очертания резных узоров на вещевом шкафу, у противоположной стены, которые создавал лунный свет, то и дело перекрываемый редкими облаками, из-за чего в комнате становилось то светло, то темно, я даже не сразу заметил как в дверь проскользнула тень.
  Когда комната стала вновь наполняться лунным светом, я увидел у своей кровати Яринку. Она быстро сняла с себя ночную рубаху, бросила её на спинку кровати в ногах, и быстро юркнула ко мне под одеяло.
  Я уже хотел было открыть рот, чтобы спросить, зачем она пришла, как Яринка запечатала мои уста неумелым поцелуем, а потом тихо прошептала:
  - Молчи и ничего не говори.
  Не став ничего говорить, я просто обнял её, прижав к себе обнажённое девичье тело и стал нежно целовать её лицо. Яринка затихла в моих объятиях и тоже нежно обняла меня. Я хорошо запомнил наставления своего деда, поэтому дальше жарких поцелуев мы не переходили. Во время очередного затянувшегося поцелуя, Яринка чуть не задохнулась, поэтому погладив её по голове, я тихо прошептал:
  - Давай спать, солнышко. У нас с тобой ещё всё впереди.
  Яринка в знак согласия кивнула головой, и скрыв своё лицо у меня на груди, затихла. Вот так в объятиях друг друга мы и уснули.
  Проснулся я от того, что по мне топталась Мурлыка, стараясь меня разбудить. Яринки рядом не было. Похоже когда она уходила, то плотно закрыла дверь в комнату, поэтому Мурлыка не могла выйти по своим кошачьим делам. За окном уже брезжил рассвет, так что мне пришлось подниматься и выпускать из комнаты нетерпеливую Мурлыку. Затем я оделся и пошёл умываться.
  Проходя мимо приоткрытой двери в комнату бабушки Анеи, я услышал тихий разговор.
  - ...не рановато ли вы начали вместе жить, голубушка?
  - Анея Доброславна, у нас ничего не было, мы только спали вместе.
  - И тебя не смущает то, что наш Демидушка всегда голышом спит?
  - А чего меня смущать должно? Я тоже всегда без одежды сплю. Да и видела я уже Демидку голышом.
  - Когда енто ты успела его голышом увидать, Яринушка?
  - В тот день, когда вы после лечения тяжелобольного домой возвернулись. Вы тогда ещё все в баньке напарились и отдыхать отправились, а я в летней трапезной осталась порядок наводить и посуду мыть. Закончив все дела, нагнулась я упавший ухват поднять, вот тогда мне болью спину прострелило. Я пошла в вашу баньку, думала что пропарюсь и боль уйдет, а там Демидка парился. Он мне спинку вправил, и всю боль убрал, а потом пропарил веничком от всей души, а после передышки, выкупал меня словно маленькую девочку до сияющей чистоты, ибо после парной у меня ноги были ватными, и я сама ходить не могла. После баньки он меня на руках в трапезную отнёс и горячим взваром напоил. Я там сидела, пока мои ноги в порядок не пришли, а затем он меня домой проводил. Как видите, ни тогда, ни сегодня ночью, Демидка на мою девичью честь не покушался.
  - Ну раз так ваши дела обстоят, Яринушка. Дозволяю тебе ночевать у Демидушки. Вот только каждое утро ты должна быть у себя в комнате.
  - Почему так, Анея Доброславна?
  - Потому что у нас в доме есть ещё две молодые непоседливые девицы, которым отцом и дедом сказано, что невеста с женихом спать вместе только после свадьбы могут. Поняла меня?
  - Всё поняла, благодарю за разрешение.
  Дальше я слушать разговор не стал, а улыбнувшись, пошёл умываться.
  На кухне у печи уже хозяйничали матушка и бабушка Злата.
  - Сынок, ты чего в такую рань поднялся?
  - Меня Мурлыка разбудила, матушка, дверь в комнату была плотно закрыта, вот котейка выйти и не могла по своим кошачьим делам.
  - Знаем мы её кошачьи дела, - усмехнулась бабушка Злата, - она уже спозаранку вкусности выпрашивает. Даже закрытая у тебя в комнате учуяла, что мы на кухне зайчатину разделываем. Прибёгла, и начала тут своё пение, дабы ей первой зайчатины дали. Вон, сам полюбуйся, она уже своё брюшко вкусностями набивает.
  Посмотрев в сторону печки, я увидел как моя Мурлыка с урчанием поедала из своей чашки заячьи потроха.
  Пока я умывался, матушка наложила мне в чашку каши с маслом и налила кружку горячего взвара. Позавтракав, я невольно задумался, засмотревшись, как бабушка Злата, несмотря на свой возраст, с лёгкостью ставит ухватом чугунки в печь. Когда она закончила и поставила ухват возле печи, то внимательно посмотрела на меня.
  - О чём задумался, Демидушка? - спросила бабушка.
  - Да вот смотрю я на вас и думаю, как же вы жили долгое время, после того, как нашу деревню Скоробогатово враги дотла спалили.
  Бабушка Злата присела рядом со мной на лавку и стала рассказывать.
  - Когда я вернулась и увидела сгоревшую деревню, то поначалу подумала, что все погибли в огне. Долгое время бродила среди пепелищ, но так и не нашла ни одного сгоревшего тела. Тогда я поняла, что все жители куда-то ушли, причём незадолго до начала пожара. Ведь никому в голову не придёт сжигать пустующую деревню. Значит, жители каким-то образом обхитрили имперцев, а сами ушли подальше от беды. Куда идти я не знала, а потому просто пошла по дороге. На другой день, я увидела недалеко от дороги небольшой охотничий домик, где и остановилась отдохнуть. Где охотники держат крупы, соль и другие припасы, я всегда знала. Растопила печку хворостом, набрала в котелок воды в ближайшем роднике, и сварила себе кашу. Когда я закончила трапезу, снаружи послышались голоса. Выйдя из домика, увидела двух охотников, которые несли третьего. Неходячий истекал кровью. Они остановились увидев меня. Тогда я на них прикрикнула, чтобы не стояли столбами, а быстро несли раненого в домик. Они занесли своего друга внутрь и положили на свободную широкую лавку, а увидев мою сумку целительницы, сразу успокоились, спросив что им надобно делать. Одного я отправила на родник за водой, а второй помогал мне раздеть раненого. Весь правый бок и правая нога были в укусах и рваных ранах, пока я протирала раны и останавливала кровь, охотник мне поведал, что они отправились охотиться на кабана. Их друг затаился на своей лёжке и не заметил как на него сзади прыгнул матёрый волчище. Вот он и поранил их товарища. Когда они подбежали, и пристрелили волка, их друг уже потерял сознание. Они знали, что в охотничьем домике есть материя для перевязки, потому-то бросив всё, кроме своих ружей, понесли раненого к домику. После краткого рассказа, я выставила охотника за дверь, а сама занялась лечением. Через несколько часов я вышла наружу. Оба охотника никуда не ушли, они сидели на бревне у костра, и пили чай. Сказала им, что главная беда миновала, но их друг ещё совсем слаб. Потому его придётся оставить в домике. Они не стали со мной спорить, а лишь спросили, что нужно принести, чтобы он скорее поправился? Я им обсказала, всё как есть, и что приключилось с моей деревней. Мужики, всё поняли, сказав, что за лечение их друга, они будут обеспечивать меня дичью и остальными припасами. Вот так я и осталась жить в том охотничьем домике. Раненый вскоре поправился и ушел вместе со своими друзьями. Они тоже сдержали своё слово, и приносили мне что требуется. Через неделю, к домику подъехала телега, на которой привезли больную девочку. Её я тоже быстро поставила на ноги. Вот так я и осталась там, жить и лечить людей. Вскоре обо мне узнало много людей в округе. Однажды приехало на телегах много мужиков, они за неделю срубили рядом с домиком большой дом, на три комнаты, и сложили печь. Как я потом узнала, то были родичи больной девочки. Люди за лечение одаривались чем могли, так что у меня было всё необходимое для жизни. А спустя много лет, я услышала ранним утром, через приоткрытое окно, голоса возле дома. Подумала поначалу, что ещё одного больного мне на лечение привезли, а когда вышла из дому наружу, то увидала своего Всеволода, в сопровождении Мирослава и моего брата Богуслава. Вот они то и забрали меня с собой в поселение. Людям же я оставила записку, где указала, что ежели понадобится моя помощь и лечение, то пусть едут в Торговое поселение и там меня спросят. Вот кратко и весь сказ, про моё житие вдали от родного дома, Демидушка.
  - Благодарю за рассказ, бабушка Злата. Я горжусь тем, что в нашем роду такие достойные люди живут. Теперь ты с нами, и вся забота о тебе, на нас молодых ляжет.
  - Да я и сама себя ещё молодой считаю, - улыбнулась бабушка и пошла к печи проверять свои чугунки, - ты сходи, поторопи с подъёмом наших младых красавиц. У нас с Младой скоро уже всё готово будет.
  Пришлось идти подымать своих сестёр, правда когда я заглянул в их комнату, то увидел, что наши непоседы уже поднялись, а Яринка заплетает им косы. Пожелав всем доброго утра, я сказал, что бабушка Злата и матушка ждут их завтракать. После чего, я отправился в свою комнату, подумать, каким образом мне попасть на базу наблюдения.
  
  Глава 16
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Размеренная и спокойная жизнь на базе наблюдения заметно активизировалась. Полностью восстановившие здоровье Дар и Дарина, после нескольких дней взятых на обсуждение, приняли предложение Басура остаться, заняться научно-исследовательской деятельностью и наблюдением за развитием жизни в различных слоях реальности. Первое, что больше всего интересовало новых наблюдателей, это была возможность просматривать события, когда-то происходившие в разных временных периодах. Супруги надеялись выяснить причину произошедшего с ними. На втором месте у них стояло внимательное наблюдение за деятельностью множества малочисленных групп потомков пришлых, проживающих среди различных народов в разных слоях реальности. Иногда Дар и Дарина отвлекались от данного занятия, чтобы понаблюдать за спокойной повседневной жизнью в таёжном поселении, откуда приходил на базу Демид. Они с завидным терпением ждали возвращения молодого охотника, и удивлялись, чего же он так долго не приходит к ним на базу. Для них Демид был каким-то связующим звеном между нынешней жизнью и далёким прошлым. Лишь пояснение командира Басура, что возможно причина кроется в наступившей зиме, внесло какую-то ясность в мысли великанов. Старший наблюдатель был весьма удивлён, что его новые друзья и помощники никогда не видели столько много выпавшего снега. Вернее сказать, им уже приходилось наблюдать раньше снег, но не в таком громадном количестве, и только на вершинах высоких гор.
  Во время одного разговора Басур узнал, что его новые помощники не всегда были воинами. Дар во времена своей молодости был инженером-механиком, а Дарина трудилась медтехником на орбитальной базе. Там они и познакомились, когда Дар прибыл устанавливать в медсектор новое оборудование. Услышав это, командиру базы пришла в голову интересная мысль. Басур предложил своим помощникам на некоторое время отвлечься от наблюдений за жизнью в слоях, и заняться созданием, в медицинском модуле базы, двух лечебно-диагностических медкапсул под их большой рост, благо на складах базы было полно различных запасных модулей и десяток запасных медкапсул. Идея понравилась Дару и Дарине. Поэтому согласовав все свои действия с Сабуром и Медиком, они получили в своё распоряжение пустующее помещение в медицинском модуле. Сабур предоставил новым сотрудникам все необходимые запчасти и четыре медкапсулы со склада, после чего, они с воодушевлением принялись за дело.
  Когда все работы были закончены, а созданные большие медкапсулы прошли всесторонние испытания под чутким руководством Басура и пристальным наблюдением Медика, главный искин порадовал всех долгожданной вестью, что на базе появился Демид. Он разместил доставленный с собой груз в малом стазис-хранилище портальной. В данный момент, молодой охотник находится в выделенной ему гостевой комнате, приводит себя в порядок в душевой кабинке, и терпеливо ждёт, когда все освободятся от своих дел.
  
  Через десять минут, после того как я распаренный вышел из-под горячего душа и облачился в свою одежду и защитный кокон, в комнате появился Сабур. Он мне сообщил, что меня уже все ждут и пригласил проследовать за ним. Я тут же прихватил свой походный мешок с вкусными подарками от бабушки Анеи, и покинул выделенную мне гостевую комнату. Когда мы с Сабуром неторопливо шли по широкому коридору, я поинтересовался у главного искина базы наблюдения.
  - Сабур, скажите, пожалуйста, мы сейчас идём в ту самую комнату, в вашем медицинском модуле, где в прошлый раз находились выздоравливающие великаны?
  "Нет, уважаемый Демид, вас сейчас ждут в совершенно ином помещении. Уважаемые Дар и Дарина, на данный момент времени, проживают в другом секторе, но совсем недалеко от вашей гостевой комнаты. У них теперь наиболее комфортные условия для нормальной жизни разумных. Мы предоставили им несколько соединённых между собой самых больших комнат, где они могут не только заниматься любыми своими делами или просто отдыхать, но также вполне достойно могут принимать своих гостей в достаточно большой зале. Вы можете мне не поверить, но они довольно часто вспоминали о вас, и ждали вашего прибытия на базу."
  - Я вам верю, Сабур. Надеюсь они у вас не скучали?
  "У них совсем не было времени, чтобы скучать без дела. Уважаемые Дар и Дарина приняли предложение командира Басура, и с той поры они полноправные наблюдатели на нашей базе. Благодаря им, нам стало более понятно, каким же именно хитрым образом действовали Дракты и иные пришлые, перед нападением на ваш мир."
  - Вот видите как всё хорошо получилось, Сабур, значит не зря их команда вашего малого корабля нашла, оказала им первую помощь, а потом доставила на базу наблюдения.
  "Полностью согласен с вашим выводом, Демид. Всё произошедшее в прошлом было не зря. Мы уже пришли, проходите в это помещение, пожалуйста", - сказал Сабур, остановившись возле тихо открывшейся перед нами двери.
  Войдя я поздоровался со всеми присутствующими, и услышав ответное приветствие, быстро осмотрел новое место жительства Дара и Дарины.
  В большой и просторной зале, несмотря на громадные размеры, было довольно уютно. От всех стен шло мягкое успокаивающее свечение. Возле одной из стен стояли то ли большие шкафы, то ли какие-то аппараты неизвестного мне назначения, так как на них на всех горели маленькие зелёненькие огоньки. Посредине залы стоял стол, большой по длине, но не сильно высокий по высоте. Вокруг этого стола размещались приличного размера широкие мягкие кресла, в которых находились Басур, Дарина и Дар, причём старший наблюдатель базы сидел во главе пиршества, а его новые помощники, разместились по правую и левую руку от него, лицом друг к другу. По всей поверхности большого стола, на красивой вышитой чудными узорами скатерти, стояло множество чаш с различными блюдами и разного размера кубки и кувшины с напитками.
  - Проходи, гость долгожданный, присаживайся рядышком со мной, - сказал Дар, сияя своей добродушной улыбкой, и показал мне на довольно широкое кресло стоящее справа от него, в котором поместились бы два меня. - Мы давно тебя ждём, а ты только сейчас соизволил прийти. Что задержало тебя, Демид?
  - Так зима у нас началась, уважаемый Дар, - ответил я, размещаясь в мягком кресле, которое через несколько мгновений поднялось на своей опоре немного вверх, чтобы мне удобно было сидеть за столом. Положив походный мешок рядом с собой, продолжил: - Вот мне и пришлось на время отложить выходы в лес и домашними делами заниматься. А когда на охоту ходил, то никак не мог к вам в гости зайти, дабы мой лыжный след не привёл наших и ваших ворогов к порталу на острове среди болота. Уж слишком часто мне лыжные следы чужих людей в лесу и на самом краю болота попадались.
  - Это правильное решение, Демид, - вступил в наш разговор Басур Денкс, - осторожность и внимательность никогда не бывают лишними. Сейчас, как я понимаю, именно из-за непогоды у вас появилась возможность зайти к нам в гости?
  - Совершенно верно, уважаемый Басур. Третьего дня бабушка Злата сказала за трапезой, что вскоре на неделю снежная пурга на наши земли придёт, вот я и решил к вам в гости ненадолго заглянуть. Сообщил домашним про то, что на охоту собираюсь пойти, пока пурга снегом все мои ловушки в лесу не занесла. Лишь дед и бабушка Анея поняли куда я собрался. Услышав мои слова, дед сразу же добро на охоту дал, а бабушка Анея пошла на кухню стряпать для вас гостинцы, они у меня в походном мешке лежат, - сказал я, и открыв свой мешок, выложил на стол принесённые гостинцы.
  Дарина поднявшись, сразу развернула ближайший выложенный свёрток и стала пробовать бабушкину стряпню. Её лицо засветилось от удовольствия.
  - Уважаемая Дарина, - обратился я к жене Дара, - бабушка Анея мне сказала, что у вас тут есть какой-то шкаф, в котором можно подогреть всю стряпню. Тогда всё ещё вкуснее будет.
  - Благодарю, Демид. Я поняла про какой шкаф говорила тебе Анея Доброславна, - сказала Дарина и быстро собрав все принесённые свёртки направилась к стене со странными шкафами.
  А я продолжил свой рассказ.
  - Когда я вышел из поселения и углубился в урманный лес, помаленьку пошёл снег. Мне удалось проверить почти все свои силки и ловушки, забрать добычу и погрузить на свою лыжную волокушу, а когда я прошёл болото и добрался до портала, уже начало сильно вьюжить. Пурга поднялась такая, что в паре саженей ничего различить было невозможно. Перейдя через портал на базу, я увидел заходящего в портальную Сабура. Мы поздоровались друг с другом, после чего, он показал мне небольшую комнату, где я могу оставить свои охотничьи трофеи. Как пояснил мне Сабур, он активирует в комнате стазис, чтобы мои трофеи не испортились. Потом он проводил меня до гостевой комнаты, где я мог привести себя в порядок, и пошёл докладывать вам о моём появлении. Вот кратко и весь мой рассказ о прибытии на базу.
  - Надеемся, что после окончания зимних холодов, мы будем видеть тебя в гостях гораздо чаще, Демид? - спросил Дар.
  - Ничего заранее обещать вам не буду, уважаемый Дар, так как в моей жизни произошли некоторые изменения, из-за которых я наверное не смогу часто посещать базу наблюдения.
  - Какие-то проблемы в вашем поселении? - настороженно спросил старший наблюдатель.
  - Никаких проблем у нас в поселении пока нет, уважаемый Басур. Была одна, связанная с переписью населения имперскими чиновниками, но она уже благополучно разрешилась, так как моего отца имперцы назначили Главой нашего поселения, а все наши жители такое назначение единодушно поддержали. Всё дело в том, что когда я возвратился с охоты, на которой мне очень сильно помог ваш Сабур, обнаруживший недалеко от болота стадо пасущихся маралов, то узнал важную для себя новость. Оказывается, пока я был у вас в гостях, а потом охотился на оленей, мои родители сосватали мне невесту.
  - Примите наши поздравления, Демид. Надеюсь вы уже успели увидеть девушку, которую вам сосватали родители? - поздравил старший наблюдатель, а Дар и Дарина шепнули мне, что от них мне и невесте будет подарок.
  - Так я свою невесту уже много лет знаю, она в соседнем с нами доме живёт. К тому же и вы её уже видели, уважаемый Басур.
  - Это когда же я мог видеть твою невесту?
  - В нашу первую встречу на лесной поляне, когда вы поутру за кустами дикой смородины схоронились. Помните девушку-травницу, Яринку, за которой вы тайком наблюдали. Я ещё тогда грешным делом подумал, что вы её похитить решили, потому и пришёл на базу всё выяснить.
  Басур весело рассмеялся.
  - Да... Помню... Был такой случай.
  - Вот это новость, - улыбаясь сказала Дарина, - никогда бы не подумала, командир, что вы ещё способны за молоденькими девушками подглядывать.
  - Ты не о том, подумала, Дарина, - просмеявшись сказал улыбающийся Басур, - я за ней не просто так наблюдал, мне нужен был её языковой массив с образами общения. А то что девочка очень красивая, я отрицать не буду. Был бы я на несколько сотен циклов помоложе, можно было бы к ней и посвататься. Но теперь всё это в прошлом. Яринку уже просватали за Демида.
  - А когда свадьбу справлять будете, Демид? - спросил Дар, и тут же добавил: - Мы знаем, что ты нас всех уважаешь, поэтому прошу, обращайся ко всем нам просто по имени. Договорились?
  - Хорошо, Дар. Договорились. Про день свадьбы я пока ничего сказать не могу, про то нам родители скажут, когда Яринке шестнадцать лет исполнится. Она же посредине весны родилась, так что ждать совсем недолго осталось.
  - В любом случае, ещё раз поздравляем вас, Демид, и будьте счастливы с Яриной, - сказал Басур. - Скажи, пожалуйста, а Всеволод Доброславич ничего не просил передать мне?
  - Он мне никаких вещей не передавал. Лишь попросил узнать у вас, сможете ли вы принять в свою команду четырёх человек? Про кого именно дед говорил, я не знаю, но больше он ничего мне не сказал.
  - Благодарю, Демид. Именно про это я и спросил. Передай Всеволоду Доброславичу, что мы рады будем принять в свою команду тех, кого он выбрал.
  - Хорошо. Я передам деду ваш ответ, уважаемый Басур.
  - Просто Басур. Мы же только что договорились.
  - Уважаемые мужчины, - торжественно сказала Дарина, - гостинцы от Анеи Доброславны, которые доставил Демид, уже разогреты. Давайте отложим все разговоры, и откушаем творения добрых рук нашей целительницы.
  С единственной женщиной на базе никто спорить не стал, поэтому мы расселись за столом и приступили к общей трапезе.
  
  Когда трапеза закончилась, я первым задал свой вопрос великанам.
  - Дар, Дарина, скажите, а вы из какого рода-племени будете?
  - Я не совсем поняла твой вопрос, Демид, - первой ответила Дарина. - Что значит из какого рода-племени? Мы так же как и ты, на матушке-земле, в нашем общем мире родились. Значит из земного человеческого рода и будем. Я родилась в своём роду, а когда выросла и стала женой Дара, то перешла в его род.
  - Я наверное не очень верно высказал свою мысль, Дарина. Послушай, согласно всех наших сохранённых старых былин и древнейших преданий, все жители нашего поселения происходят из древнего славянского племени Русичей, а мы с отцом и дедом, потомки древнего Рода Русинов. Вот я хотел узнать, как называются ваши Рода, в которых вы родились?
  - Мне понятен твой вопрос, Демид, - сказал Дар. - Мы с Дариной принадлежим к древнему роду, который все люди называли Белые Росы. Откуда пошло такое название, я ответить не смогу, так как корни наших с Дариной родов уходят в глубины времён, когда все наши древние предки проживали не только в этом мире, но и во многих других мирах нашей Вселенной.
  - Очень интересно, - подключился к нашему разговору Басур. - Скажи, Дар, а ваши предки не путешествовали в иные Вселенные?
  - От своего прадеда я слышал одно древнее предание, о том, как кто-то из наших далёких предков попытался исследовать другую Вселенную, желая найти там разумную жизнь и новые знания. Но в том предании говорилось, что произошло великое несчастье. Когда большие корабли наших предков прошли через обнаруженный мировой проход, он неожиданно закрылся, а потом вообще исчез, словно его никогда не бывало в том месте пространства. Что с нашими предками произошло в иной Вселенной, никому неизвестно, так как мировой проход больше не открывался. А почему ты спросил об этом, Басур?
  - В нашем мире, тоже сохраняется одно древнее предание, что в очень далёкие времена, в нашу Вселенную прибыли большие корабли из иного мира, находящегося за пределами нашего мироздания. Все прибывшие на кораблях были довольно высокого роста, но при этом, они очень по-доброму вели себя. Великаны поселились на планетах в пустующей звёздной системе и быстро обжили её. Через некоторое время, они начали посещать другие системы и обследовать планеты. Вскоре, в одной из звёздных систем они обнаружили наш мир. Наши предки тогда жили на Зурне, так мы называем свою родную планету, и никогда не покидали её поверхности, а когда великаны прибыли к нам с небес, то поначалу все жители перепугались, ибо ничего не знали о разумной жизни в других мирах нашей Вселенной. Все считали, что мы одни такие, и другого разума не может существовать. Но прибытие с небес пришельцев, показало что мы были не правы, жизнь, в том числе и разумная, существует везде. Через некоторое время все страхи ушли, так как великаны никому не творили зла, а старались всё делать по-доброму. Они просто обосновались на большом незаселённом острове в море, недалеко от материка, и пытались найти общий язык с нами, посылая к нам свои малые корабли. Когда у моих древних предков получилось выучить язык великанов, а они выучили наш, то все живущие на Зурне с радостью узнали, что пришельцам не нужен наш родной мир, они всего лишь ищут Древние Знания, чтобы при помощи их найти мировой проход и вернуться в родную Вселенную. Знания, которые нам передали великаны, дали большое развитие нашему миру. Великаны не только обучали наших предков своим знаниям, они жили и трудились вместе со всеми, некоторые даже создали совместные семьи и у них появилось здоровое потомство. Прибывшие помогли нашим предкам построить большие и малые корабли, чтобы мы могли покинуть Зурну и выйти в межзвёздные дали. Вскоре наши далёкие предки заселили все пустующие звёздные системы, и очень сильно помогли в развитии всем разумным, кто жил на множестве обитаемых планет нашего мира. Вот поэтому, в честь добрых и мудрых великанов, прибывших из иной Вселенной, мои древние предки назвали наш мир Белрос, так как дарители знаний называли себя Белые Росы...
  - Погоди немного, Басур. Получается, что наши древние предки вовсе не погибли, а выжили, и обосновались в вашей Вселенной. Я правильно тебя понял?
  - Совершенно верно, Дар. Когда я услышал от тебя про древнейшее предание, рассказанное твоим прадедом, то всё сразу понял. Не бывает такого, чтобы ниоткуда, на совершенно пустом месте, в двух различных Вселенных, появились два похожих предания повествующие об одних и тех же разумных. Мне теперь вдвойне приятно будет жить и трудиться вместе с вами, ибо точно также, в далёкой древности, жили и трудились наши с вами предки...
  Мы с Дариной сидели и удивлённо слушали, то что рассказывали друг другу Дар и Басур. Я даже представить себе не мог, что мой, казалось вроде бы, простой вопрос, сможет затронуть такую глубокую древность, которая описывала не только жизнь двух миров, но и развитие разума в иной Вселенной.
  От моих мыслей меня отвлёк голос подошедшего Сабура.
  "Уважаемый Демид, если вы уже закончили трапезу, то наш Медик ждёт вас в медицинском модуле."
  - А что случилось, Сабур? - спросила Дарина. - Демид чем-то болен?
  "Нет, уважаемая Дарина, со здоровьем у Демида всё нормально. Просто наступило время, продолжить начатую ранее учёбу в медицинской капсуле. Наш Медик уже подготовил следующий пакет Знаний для заливки."
  - Тогда понятно. Ну что же, Демид, надеюсь мы ещё увидимся, после твоего возвращения из медицинского модуля, и пообщаемся.
  - Я тоже надеюсь на нашу новую встречу и продолжение беседы, но пока, ничего не буду загадывать наперёд. Всякие могут сложиться обстоятельства, как у вас, так и у меня.
  - Вот это правильные слова, Демид, - высказал своё мнение Дар, - так как наша жизнь, в самый неожиданный момент, может совершить такой поворот, о котором мы даже догадаться не можем.
  Попрощавшись со всеми, я проследовал на пару с Сабуром в медицинский модуль базы...
  
  Когда крышка моей медицинской капсулы открылась, я ещё некоторое время лежал внутри нажимая точки на своём теле. Когда мне удалось снять слабость и головную боль, я поднялся и начал одеваться.
  В этот момент, в помещении появился Медик.
  "Как вы себя чувствуете, уважаемый Демид?"
  - Теперь уже всё нормально, а когда проснулся, то была сильная головная боль и слабость.
  "Приношу свои извинения. Не ожидал я таких негативных последствий от повышенного объёма переданных вам Знаний. В следующий раз, сделаю для вас информационный пакет немного меньшего размера."
  - Не нужно ничего уменьшать, Медик. Говорят, что если знания получать без всяких усилий и головных болей, то они плохо усваиваются.
  "Вы так тоже думаете?"
  - А почему я должен не доверять народному мнению? - ответил я вопросом на вопрос.
  "В таком случае, уважаемый Демид, пройдите в соседнюю комнату. Там по указанию Сабура сделали небольшое помещение для принятия пищи. Это чтобы вы сразу могли восстановить свои силы."
  - Благодарю. Скажите, пожалуйста, Медик, сколько времени я провёл обучаясь в капсуле?
  "Ровно пять суток и ещё три часа. Сабур мне сообщил, что у вас из-за непогоды на планете, на этот раз гораздо больше времени для учёбы, поэтому я и подготовил для вас большой пакет."
  - А где сейчас Сабур и когда я смогу его увидеть?
  "Я уже передал ему сообщение, что вы про него спрашиваете. Он ответил, что появится, когда вы закончите свою трапезу."
  - Благодарю ещё раз, - сказал я Медику, и пошёл в соседнюю комнату восстанавливать свои силы.
  
  Когда я основательно подкрепился, в небольшой комнатке неожиданно появился Сабур. Мы поздоровались, и он первым задал вопрос:
  "Как прошло ваше обучение?"
  - Вполне нормально, Сабур. Можно сказать, что моя голова постепенно начинает привыкать к получению большого объёма ваших Знаний. Только что Медик сообщил, что моя учёба длилась больше пяти суток.
  "Демид, мы передаём вам не только наши Знания, но и Знания вашего родного мира. Вы уже наверное заметили, что я появился у вас с небольшой задержкой?"
  - Заметил, Сабур, но не удивился. У вас и без меня полно забот по поддержанию порядка на базе.
  "В этом вы правы, Демид. Но меня задержали не мои повседневные дела, а возникшая проблема с двумя вашими друзьями, с которыми вы ходите на охоту."
  - А что с ними случилось? - сразу же насторожился я.
  "Пока с ними ничего плохого не случилось, но может произойти беда, в самое ближайшее время."
  - Поясните, Сабур.
  "Судя по внешним датчикам наблюдения, два ваших друга собирали ветки деревьев, когда на место их нахождения выбежали двое крупных лесных животных. Вы их называете кабанами. Ваши оба друга успели залезть на дерево, но агрессивные лесные животные разбегаясь ударяют в дерево, пытаясь таким образом сбросить их вниз. Мне пришлось использовать наш излучатель на очень маленькой мощности. Сейчас и ваши друзья, и оба животных, находятся в состоянии лёгкой сонливости. Если вы срочно не вмешаетесь, то может произойти несчастье. Ваши оба друга могут уснуть на дереве и замерзнуть насмерть, так как погода очень холодная, а после упадут вниз, где станут добычей диких животных."
  - Я всё понял, Сабур. Где они находятся?
  "Совсем недалеко от тропы ведущей через болото к острову. В портальной я покажу вам более подробно это место."
  Подхватив с пола свой походный мешок, я побежал в портальную комнату. Когда я прибыл туда, дроиды уже достали мою лыжную волокушу с охотничьими трофеями, и оставили её возле портала. Сабур показал мне на схеме, куда мне нужно идти.
  - Сабур, а изображение вы можете показать?
  "Демид, на планете вновь пошёл снег, поэтому изображение для вас будет плохим."
  - Ну и ладно. Хоть какая-то польза от падающего снега будет.
  "Что вы имеете в виду, Демид?"
  - То что падающий снег скроет мои следы от лыж, и никто чужой не сможет узнать путь к порталу. Всего доброго, Сабур, - сказал я, и потянув за собой волокушу шагнул в портал.
  На острове, было безветренно, и снежинки нехотя падали на землю. Быстро нацепив лыжи я направился через болото.
  
  Прибыв в указанное Сабуром место, я поначалу вообще никого не нашёл. Оставив волокушу у приметного дерева со сломанной вершиной, я приготовив своё ружье направился в сторону ближайшей поляны. Когда я подходил к ней, то услышал лёгкое похрюкивание, но самих кабанов не было видно. Лишь внимательно присмотревшись, я увидел шевеление небольших сугробов. Похоже, падающий снег немного засыпал полуспящих кабанов. Подойдя поближе, я увидел два места откуда выходил пар.
  В тишине леса громко прозвучали два выстрела, пар перестал идти, а снег окрасился двумя кровавыми пятнами.
  - Демидка, ты их убил? - послышался сверху тихий голос Любомира.
  Я поднял голову и увидел полусонных братьев сидящих на толстых ветвях дерева. Чтобы не упасть вниз, они даже обвязались верёвкой.
  - Убил-убил, только пока не знаю кого. Слазьте быстрее, братцы, пока совсем не окоченели.
  Через несколько минут неразлучная парочка спустилась с дерева.
  - Демид, ты как тут оказался? - стуча зубами спросил Доброслав.
  - Да на охоте я, Доброслав. Проверял свои силки и ловушки, а потом заметил, что из двух небольших сугробов парок поднимается, вот и выстрелил для проверки. Надо посмотреть, кто там прятался.
  - Мы тебе, Демидка, и так про них скажем. Там два здоровенных кабана лежат, которые нас на дерево загнали. Мы в лес за хворостом пошли, а они неожиданно на поляну выскочили, и на нас побежали. Вот мы и схоронились на дереве, - пояснил Любомир.
  - Тогда всё понятно, - сказал я. - Вы пока костерок разведите, чтобы согреться немного, а я кабанами займусь. Не пропадать же добру.
  Через полчаса я закончил с кабанами, а братья отогрелись у небольшого костра. Натопив немного снега в котелке мы попили горячей воды. Братья уже пришли в себя.
  - Демид, ты сказал, что на охоту вышел, а где же твоя добыча? - задал вопрос Доброслав.
  - Так я свою волокушу возле приметного дерева со сломанной вершиной оставил, чтобы она дальнейшей охоте не мешала.
  - Я зараз за ней сбегаю. Видел я енто приметное дерево, - выкрикнул Любомирка и побежал в лес. Вскоре он вернулся с моей волокушей. - Богатые трофеи у тебя нынче, Демидка. Что дальше делать будешь?
  - Да вот думаю, вас попросить, помочь мне всё до поселения дотащить. За добрую помощь один из ваших обидчиков вам в подарок будет. Ну что, братцы, согласны?
  - Конечно согласны, - как всегда первым высказался Любомирка. - Только теперь я тебе буду помогать волокушу тащить, а то мне в одного тянуть волокушу с хворостом и громадным кабаном тяжковато будет.
  - Я не против. Увязывайте кабанов, и двинемся в путь, пока всю дорогу снегом не занесло.
  К вечеру мы уже были в поселении. Как и в прошлый раз Ведамир Кузьмич встречал сынов на дороге в поселение. Увидев нас, он подошёл быстрым шагом, поздоровался со мной, и стал помогать Доброславу тянуть волокушу с хворостом и кабаном.
  Когда мы добрались до ворот дома бортника, он поблагодарил меня, и попросил немного обождать. Затянув волокушу себе во двор, он вышел через несколько минут и протянул мне горшочек с мёдом.
  Я поблагодарил бортника, а его оба сына решили помочь мне дотащить мою волокушу до дома.
  Когда мы зашли с трофеями на мой двор, то я приметил деда и нашего старосту Мирослава Кузьмича. Они о чём-то тихо говорили на крыльце. Увидев меня, дед приоткрыл дверь и крикнул внутрь:
  - Домочадцы, встречайте, Демидушка с охоты возвернулся.
  Первыми из дома вышли мой отец и Родасвет Казимирович, они приняли у неразлучной пары волокушу, и поблагодарив их за помощь, потянули мою добычу к крыльцу. Братья сразу отправились к себе домой. Вскоре из дома выскочили сестрицы-близняшки и Яринка, они с визгом бросились ко мне обниматься, так что я не устоял и уселся на снег.
  - Да успокойтесь вы, непоседы, - по-доброму сказал дед, - неужели сами не видите, что наш добытчик уставший возвернулся. Идите быстрее в дом, он следом за вами зайдёт.
  Яринка с моими сестрицами, тут же побежали в дом, а я подошёл и поздоровался со всеми, и потом шепнул деду.
  - Деда, давай отойдём в сторонку, мне тебе кой-чего сказать надобно.
  - Говори при Мирославе, ему можно такие вести слышать, - тихо сказал дед.
  - Басур дословно сказал следующее: "Передай Всеволоду Доброславичу, что мы рады будем принять в свою команду тех, кого он выбрал."
  - Благодарю, внучок, за доброе известие. Ступай, Демудушка, в тепло, тебя там вся наша женская половина уже заждалась. Сейчас они тебя откармливать и обихаживать будут.
  Кивнув головой, я отправился в дом, где меня уже ждали...
  
  Глава 17
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  За множеством повседневных домашних дел и охотничьих хлопот, я не сразу заметил, как незаметно пролетело достаточно много времени. С шумом и радостью прошли большие весенние праздники в нашем поселении, жители стали подготавливать свои огороды и земельные наделы к пахоте и яровому севу. Потом мы все дружно отпраздновали, сначала шестнадцатилетие Яринки, а через некоторое время, единый день рождения Влады и Нежданы.
  В нашем поселении и ближайшем урмане сошли снега и лишь вершина Чёртовой сопки по утрам ещё сияла снежной белизной. Пришла матушка-весна и природа пробудила от зимнего сна все свои жизненные силы. Жители поселения радуясь пришедшему теплу пропадали на своих огородах и земляных наделах, обустраивая различные грядки, а молодёжь вечерами устраивала свои шумные посиделки.
  Прилетевшие с тёплых краёв птицы создавали новые и вновь обустраивали старые гнёзда, наполняли мир своим великолепным пением. От этого чудесного пения, внутри каждого живого существа, просыпались спящие чувства.
  Первой это почувствовала моя подружка Мурлыка, едва растаяли снега и к солнышку стали пробиваться первая трава и подснежники, как она сбежав из дома, скрылась в урманному лесу. Примерно через четыре недели, после её ухода в лес, меня стали посещать тревожные мысли, что моя повзрослевшая лесная котейка уже больше никогда не вернётся домой, однако я оказался неправ. Наша Мурлыка всё-таки вернулась назад, выражение на мордочке у неё было довольное и задумчивое, хотя при этом, она внешне выглядела сильно похудевшей и уставшей.
  Первым делом Мурлыка наведалась на кухню, где обе мои бабушки и матушка с Яринкой, увидев довольно исхудавшую котейку вернувшуюся из урманного леса, по-женски заохали на четыре голоса, и не сговариваясь сразу же начали накладывать ей в чашку различные мясные вкусности. Глядя как ест урчащая от удовольствия Мурлыка, стало понятно, что долгое гуляние в урмане было удачным и скоро у моей лесной подружки появится потомство. От таких мыслей моё настроение поднялось на небывалую высоту, весь окружающий мир вокруг меня заиграл разными красками, и вдруг я вспомнил о своём невыполненном обещании.
  Выйдя во двор, я увидел отца и деда, которые расположившись на лавочке возле крыльца наслаждались тёплой погодой. Они на пару довольно щурились, подставляя свои бородатые лица под нежные лучи Ярилы-Солнца. Присев рядышком с ними, я спросил:
  - Деда, отец, можно мне задать вам вопрос?
  - Спрашивай, внучок. Погодка нынче стоит прекрасная, так что и поговорить можно.
  - Скажите мне, пожалуйста, вы уже что-нибудь решили насчёт моих сестриц?
  - Не понял тебя, Демид, ты нас про что сейчас спрашиваешь? - спросил отец.
  - Вы уже решили за кого моих младших сестрёнок будете замуж отдавать? Может уже кто о смотринах с вами сговаривался?
  - Ах, вот ты о чём, - усмехнулся в бороду мой дед. - Не думали мы пока об ентом деле, так как девчаткам нашенским ещё три лета до положенного срока прожить надобно. И на смотрины девичьи у нас пока сговору ни с кем из поселенцев не было. Скажи-ка мне, внучок, а почему тебя вдруг так женитьба сестриц твоих заинтересовала?
  - Так ведь разговор у меня насчёт них, не просто так сам собой народился, уж очень сильно сыновьям бортника сестрицы мои по душе пришлись. Да вот только Доброслав и Любомирка не решаются родителей своих просить сватов к нам заслать, ибо считают что отказ им будет и от тебя, деда, да и от отца тоже.
  - С чего они вдруг порешили, что от меня отказ их сватам будет? - спросил отец.
  - Так неразлучной парочке Ведамир Кузьмич и Дарина Святославна уже рассказали, что обе мои сестрицы принадлежат к княжескому роду, а значит они совсем не ровня им. Что вы с дедом в их сторону даже смотреть не будете, не то что породниться. Вот я и пообещал братьям, что замолвлю за них перед вами словечко. Ведь они же друзья мои, и за них я всегда поручиться могу. Добрые они и хозяйственные. С такими мужьями мои сестрицы горя знать не будут.
  - Что слово своё держишь и за друзей своих ручаешься, то правильно, внучок, - сказал дед и немного помолчав, продолжил: - За надёжных друзей всегда надобно держаться, и не только на охоте, но и в повседневной жизни. Древнейшие рода Ведамира и Дарины тоже славу свою имели, а посему не хуже нашего рода будут, так что породниться с ними нам ничто не мешает. Можешь передать Доброславу и Любомиру, что мы с Ярославом не против родства с ними будем. Пока на наших непосед никто другой глаз не положил, пусть своих сватов засылают. Просватать девчат мы с Ярославом и сейчас можем, но их свадьбы сыграем лишь когда Владе и Неждане положенный срок подойдёт. Им ещё многому в своей жизни научиться надобно, чтобы заиметь жизненного опыта хотя бы столько, сколько имеется у твоей Яринушки. К тому же и нам в радость будет, что сестрицы не по разным родам и поселениям разъедутся, а в одном роду и в нашем поселении жить останутся.
  - Значит я могу порадовать своих друзей?
  - Отчего же их не порадовать, - улыбнулся дед, - иди, сообщи радостную весть неразлучной парочке.
  Поднявшись с лавки, я покинул свой двор и направился к дому бортника.
  
  Обоих братьев я увидел во дворе их дома, где они помогали своему отцу в чистке каких-то приспособлений для перегонки мёда, а Дарина Святославна с крыльца смотрела за их работой. Поздоровавшись со всеми, я поведал братцам радостную весть.
  - Мы тут с Любомиркой грешным делом подумали, что ты совсем забыл про своё обещание, Демид, - сказал мне старший из братьев, - а ты оказывается всё сделал честь по чести.
  - Доброслав, а разве друзья могут друг друга обманывать и не держать своё слово?
  - Не могут. Я очень рад, Демид, что ты принёс нам радостную весть в дом. Нам с братом осталось только родителей наших уговорить сватов к вам заслать, пока твоих сестриц кто-нибудь раньше нас не посватал.
  - Никого уговаривать не надобно, Доброславушка, - степенно произнёс Ведамир Кузьмич и посмотрел на улыбающуюся супругу, - ежели Ярослав и Всеволод Доброславич дали своё добро, то мы затягивать время не станем, слово даю. Главное, надобно хорошо подготовиться к ентому приятному событию, а то у нас пока даже для сватовского пира ничего не куплено.
  - Не нужно ничего покупать, Ведамир Кузьмич, - сказал я бортнику, - мы с братцами сходим на охоту и всё что надобно для пира добудем.
  - А когда же вы на охоту собрались идти, Демид Ярославич? - спросила Дарина Святославна.
  - Завтра с раннего утра и пойдём. Мне ведь всё для охоты подготовить надобно.
  - Ну ежели так, то за сватовством дело не встанет, - сказал Ведамир Кузьмич. - Идите сыны, готовьтесь к охоте, а я тут сам со всеми делами справлюсь.
  Радостные братья убежали в дом, а я попрощавшись, отправился к себе готовиться к охоте.
  
  Охота затянулась на три с лишним дня, так как нам в поисках дичи пришлось уйти далеко за Чёртову сопку. Однако всё сложилось удачно, и мы с богатой добычей вернулись в поселение. Как всегда, всё добытое на охоте мы решили поделить поровну.
  Когда мы с братьями разгружали часть охотничьих трофеев на просторном дворе бортника, из дома вышла Дарина Святославна. Она-то и поведала своим сыновьям, что пока мы ходили на охоту, в нашем поселении состоялось сватовство, и моих сестриц уже просватали за неразлучную парочку. Братья бросив всё, счастливые кинулись обнимать и целовать свою матушку, а я спросил жену бортника.
  - Дарина Святославна, а кому кто достался?
  - Доброславу была сосватана Неждана, а у Любомирушки в невестах Владушка.
  - А почему так сосватали? Ведь у нас Влада вроде как старшей из двух сестёр считается. Вот я думал, что старшая из сестёр Доброславу невестой будет, а младшая - Любомирке достанется.
  - Демид Ярославич, мы когда со сватами к вам домой пришли, то первым делом у самих девчат поспрошали, кто им из братьев больше всего нравится. Вот они нам и открылись, кто им по сердцу. Так мы и порешили сделать, чтобы все счастливы были.
  - А вы что скажете, братцы?
  - А что тут говорить, мы только рады что так всё получилось, - ответил Доброслав, - мне Неждана больше всех девчат в нашем поселении нравилась, она весёлая, добрая, хозяйственная, и с ней всегда есть о чём поговорить. Любомирке нашему, наоборот, всегда более спокойная и рассудительная Влада нравилась. Так что выбор твоих сестёр-близняшек и наших родителей мы с братом полностью одобряем.
  - Дарина Святославна, а на какой день сваты пир назначили?
  - Так вчера большой пир состоялся. Все поселяне как только узнали про наше сватовство, и что вы на охоту ушли, чтобы добыть много дичи для праздничного угощения, натаскали к вам на двор столько яств и кушаний, что Старейшина и Глава поселения не стали откладывать пиршество. Всё устроили у вас прямо на широком дворе. Мужики быстро принесли и поставили там большие длинные столы и лавки, а женщины и девчата готовили кушанья и накрыли столы. Все пришедшие на сватовской пир поселяне остались очень довольными и разошлись уже когда темнеть стало.
  - Благодарю, Дарина Святославна, за то что рассказали нам про все радостные события в поселении, - сказал я жене бортника, и продолжил обращаясь к братьям: - Доброслав, Любомир, вы дома останетесь радостную весть праздновать, или поможете дотащить волокушу с трофеями до моих ворот?
  - Конечно поможем, Демидка. Да после услышанного известия о состоявшемся сватовстве, мы сами дотащим волокушу до твоего двора и поможем разгрузить её, а ты хоть маленько восстановишь силы для встречи с Яринкой, - как всегда первым ответил Любомирка, - тем более, мы с тобой теперича уже почти родичами стали, а родичу завсегда помогать надобно. Мы только с братом на минутку домой заскочим, нам там кое-что забрать надобно.
  
  Пройдя через ворота, я увидел, что на широком дворе нам подготовили радостную встречу. Наше возвращение с охоты ожидали, причём в достаточно расширенном составе. Помимо моих родичей, включая всех старших братьев отца с семействами, возле крыльца дома тихонько стояли и общались между собой семьи Родасвета Казимировича и деда Богуслава. Всё было похоже на то, что соседские дети, увидав наше возвращение из леса, уже сообщили всем присутствующим в поселении о нашем скором появлении с охоты.
  Меня как всегда с радостным визгом встретили сестрицы-близняшки и моя невеста, которые подбежав сразу начали обниматься, а Яринка даже наградила лёгким поцелуем. Как только мой отец и Родасвет Казимирович подошли к нам, и забрали у неразлучной парочки нашу волокушу с трофеями, обоих братьев тут же утащили мои сестрицы куда-то вглубь заднего двора, за летнюю трапезную и баньку. Скорее всего им не терпелось рассказать Доброславу и Любомиру о том, как прошло сватовство и вчерашний пир.
  Пока старшие мужчины разгружали волокушу, а женщины одобрительно охая разглядывали охотничьи трофеи, Яринка взяв меня за руку, потянула вслед за моими ушедшими сестрицами. Возле бочки с дождевой водой, я хотел ненадолго остановиться и немного умыться, но моя невеста продолжала тянуть меня дальше.
  - Яринка, погоди маленько, дай я хотя бы с дороги умоюсь, - сказал я радостно смотрящей на меня невесте.
  - Потерпи немножко, Демидка, я для тебя баньку истопила и подготовила. Вот там умоешься с дороги и попаришься.
  - А как ты узнала, что мы сегодня возвернёмся? - спросил я, когда мы зашли в предбанник.
  - Да я ночью во сне увидала, как ты с неразлучными братьями возвернулся из урманного леса с богатой добычей, а как ранним утром проснулась, так сразу же побежала баньку для тебя подготавливать, - ответила Яринка, быстро раздевшись. После чего, она помогла стащить с меня всю пропотевшую одежду. - Когда твои бабушки и матушка стали меня расспрашивать, почему у меня сегодня появилось желание затопить баньку, то я им рассказала про свой сон. Вот только, похоже, они не очень сильно поверили моему рассказу, и позвали всех своих родичей на двор, чтобы удостовериться, сбудется мой сон или нет. Лишь твои сестрички Влада и Неждана мне сразу же на слово поверили, и стали помогать в подготовке бани.
  - Я смотрю, ты уже нашла нужный ключик к душам наших непосед, и подружилась с моими сестрицами, - произнёс я, любуясь как моя невеста довольно ловко и быстро расплела свою косу. Когда она лёгким движением откинула свои волосы назад, то они искристым водопадом покрыли всю девичью спину. Яринке очень понравился восторг в моих глазах, она нежно взяла меня за руку и мы направились в парилку.
  - Они очень хорошие девчата, Демидка, - сказала мне Яринка, первой заходя в парную и забираясь на полок, - и не нужно их называть непоседами. Они себя так ведут, чтобы старшие им уделяли хотя бы чуть больше внимания. Знаешь, общаясь с девчатами, я сама даже не заметила, как стала лучше понимать все их девичьи мысли и идеи. И кроме того, я теперь воспринимаю их, как своих младших сестричек.
  - Да я и так уделяю своим сестрицам всё свободное время, - пояснил я Яринке, усаживаясь на полок слева от неё, - даже не предполагал, что им моего внимания мало.
  - Демидка, да я же не про твоё внимание к ним сейчас сказала, а про количество времени, которое уделяют им все старшие родичи. Девчата и так тебя любят больше всех на свете. Ты для них являешься наглядным примером. Потому-то они считают, что именно таким и должен быть в меру строгий, но в тоже время добрый и любящий мужчина. Во всех своих девичьих мечтах твои сестрицы представляли, что их будущие мужья будут хоть чем-то похожими на тебя. А когда они узнали, что их просватали за неразлучных братьев, то их счастью не было предела. Ведь девчата искренне верят, что если ты дружишь с Доброславом и Любомиркой, значит они переняли от тебя все самое лучшее, - закончив говорить Яринка повернулась ко мне и заглянула в глаза.
  В ответ на этот наполненный любовью взор, я нежно обнял Яринку правой рукой, наши губы нашли друг друга и соприкоснулись в долгом горячем поцелуе...
  От долгого поцелуя нас отвлёк шум падающей шайки в помывочной, и последующий за ним девичий визг. Вскоре дубовая дверь резко приоткрылась, и в парную заскочили мои обнажённые сестрицы. Увидев что я одной рукой продолжаю обнимать Яринку, они замерли и тихо смотрели на нас, теребя от волнения кончики своих кос.
  - И как же енто всё понимать, красавицы? - подпустив немного строгости в голос спросил я своих сестриц.
  - А мы что... вам помешали целоваться? - неожиданно с вызовом спросила меня Влада.
  - Владушка, а почему ты решила, что мы пошли в баню целоваться? - удивлённо спросила моя невеста старшую из сестёр. - Вообще-то я вам ещё рано утром сообщила, что сегодня Демид вернётся с охоты и ему нужно подготовить баньку, чтобы он попарился и помылся с дороги...
  - Погоди, Яринушка, - остановил я объяснения своей невесты, - разве ты сама не видишь, что они пытаются уйти от ответа на мой вопрос. Посмотри внимательно на их довольные и сияющие лица, а также на опухшие от долгих поцелуев губы. Надеюсь, вы на заднем дворе не зацеловали до потери сознания неразлучных братьев?
  Сестрицы одновременно покачали головами, а потом сразу же стали ощупывать свои губы. Значит все мои предположения насчёт того, как они провели время с неразлучной парочкой на заднем дворе оказались верными.
  - Я жду ответа на свой вопрос, красавицы.
  - А что говорить-то? - тихо спросила Неждана.
  - Ну хотя бы то, куда вы так сильно торопились, что даже не расплели свои косы? А я ведь вам много раз говорил, что в парную всегда надобно заходить с расплетёнными волосами, чтобы они свободно дышать могли, ибо заплетённые в косы волосы от жара слипаются и повреждаются. И что же я вижу... только моих сестричек родители просватали, как они сразу забыли о всех моих наставлениях. Потому-то я и задал вам простой вопрос. Как же енто всё понимать, красавицы? Вот теперь я сижу и жду вашего ответа.
  - Мы торопились к вам, чтобы рассказать о чудесных и красивых подарках, которые нам с Нежданой Доброславушка с Любомиркой сделали, - тихо сказала Влада, - о том как сватовство проходило, да и о других новостях, которые вас касаются. Вот от всего ентого, мы с Нежей совсем позабыли, что надобно косы расплести входя в баню. Мы же, когда к вам побежали новостями и радостью поделиться, не ведали, что вы в парной сидеть будете. Думали, что вы в баньку просто помыться решили сходить. Демидушка, ты больше не будешь нас ругать за косы?
  - Вот теперича я услышал внятный и понятный ответ, - ответил я Владе с улыбкой, - а посему, ругать вас больше не буду, но только ежели вы незамедлительно расплетёте свои косы.
  Радостные сестрицы сразу же взялись за дело, и вскоре вопрос с заплетёнными косами был успешно разрешён. Увидев на моём лице улыбку и осознав, что я больше не сержусь, сестрички залезли на полок и уселись рядом с нами. Улыбающаяся Влада тихонько сопя притулилась слева от меня, а Неждана, задумчиво поглядывая на нас, пристроилась с правого бока от Яринки. Мы хорошенько прогрелись, после чего, девчата поддав парку, пропарили меня в три веника...
  В общем банька удалась на славу. Когда мы все чистые и распаренные вышли из бани, нас уже ожидали наши родичи за большим накрытым столом в летней трапезной.
  
  После окончания трапезы, дед с отцом позвали меня с собой, чтобы поговорить наедине. Мы расположились на лавочке возле баньки. Первым, после недолгого молчания, заговорил дед.
  - Слушай меня внимательно, Демидушка. Скоро мы навсегда покинем наше поселение, и ты остаёшься единственным помощником Ярославу. В связи с тем, что на его плечах теперича лежит ответственность за всех жителей нашего поселения, то тебе придётся принять на себя заботу о всём нашем роде, о его развитии, умножении и процветании. Ты понимаешь о чём я говорю?
  - Я понимаю тебя, деда, вот только что скажут остальные наши родичи? Ведь родовой устой гласит, что только имеющий семью имеет право принять на себя заботу о всём роде. А после тебя, у нас в роду семейными считаются мой отец со своими братьями, да мои старшие братья.
  - Всё верно ты вспомнил, внучок. Согласно древнему родовому устою, все старшие братья Ярослава являются основателями новых родовых ветвей, которые придают мощь всему нашему родовому древу. Лишь Яромир, как самый старший из моих сыновей, является стволовой опорой для всех наших родичей, но никогда не забывай о том, что любое древо без надёжных и крепких корней долго устоять не сможет, и может быстро захиреть. Вот ты и должен стать такой крепкой и надёжной основой для нашего рода, сохранить то, что мы тебе передаём.
  - Деда, но у меня же ещё пока нет своей семьи...
  - А вот енто дело мы уже вскоре исправим, - перебил меня дед. - Неужели ты мог подумать, что мы уйдём из поселения не попировав на твоей свадьбе?
  - Так вы что... уже назначили день нашей с Яринкой свадьбы?! - удивлённо спросил я.
  - Именно так, сынок, - с улыбкой сказал отец. - Готовься. Завтра в полдень состоится обряд Освящения Семейного союза.
  - Теперь мне ясно, отец, по какому поводу все твои старшие братья с семействами на нашем дворе собрались, - счастливым голосом сказал я. - Не ожидал я такой радостной вести так скоро. Ведь я же поначалу подумал, что все наши старшие родичи после прошедшего сватовства сестриц и последующего пира у нас ненадолго остались погостить, а оно вон как оказалось, - договорив это, я ненадолго задумался.
  - О чём думку думаешь, Демидушка? - тихо спросил дед. - Или не рад, что завтра свадьба?
  - Деда, я очень рад и счастлив, узнав про такое радостное событие. Странно только, почему мне Яринка и сестрицы ничего про день свадьбы не сказали?
  - Потому что мы с них слово взяли, что они тебе про свадьбу ничего не скажут. Хотели мы с Ярославом посмотреть, как тебя такое известие порадует, - улыбаясь ответил дед. - У тебя есть к нам ещё какие-нибудь вопросы?
  - Да, деда, вопросов у меня как всегда множество. Скажи, почему вы решили уйти именно сейчас, сразу после свадьбы, а не после того, когда народится мой первый ребёнок? Неужели вам не хочется увидеть своего правнука или правнучку?
  - Мы уходим, внучок, именно потому, что хотим увидеть своих правнуков и правнучек. Басур и Сабур сказали, что благодаря их медицине, мы сможем прожить гораздо дольше, чем оставаясь в нашем поселении.
  - Деда, а что нам с отцом поселянам и остальным родичам говорить про ваш уход?
  - Вам ничего говорить не надобно будет, Демидушка. Я сам на свадебном пиру всем скажу, что мы в столицу империи поедем подтверждать своё княжеское звание, как советовали Ярославу важные имперские чиновники во время переписи населения. Те слова все поселяне на общем сходе самолично слышали. А вот о том, что мы до столицы можем и не доехать вовсе, никому из наших поселян и родичей знать не надобно. Мои слова, про поездку в столицу, спокойно примут все люди, даже наши вороги, бывающие на Торговом подворье. Империя нынче большая стала, путь до столицы империи не близкий, на несколько месяцев растянуться может, а в дороге всякое случается... К тому же, по возрасту мы уже не молодые, все больше сотни лет прожили на белом свете, так что никто нас через несколько месяцев искать не будет. А с тобой и Ярославом мы ещё не раз увидимся, например, на известном тебе острове посредине болота. Я понятно объяснил?
   - Да. Я всё понял, деда.
  - Вот и хорошо, а теперь иди отдыхай, внучок. Тебя там Яринушка наверное уже заждалась. Можете готовиться к завтрашнему обряду и свадьбе.
  Оставив отца и деда на лавочке возле бани, я пошел в дом, где меня поджидала Яринка...
  
  Глава 18
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  За прошедшие семь лет, после нашей свадьбы с Яринкой, повседневная жизнь в таёжном поселении нисколько не изменилась. Всё так же жители собирали в урмане грибы, ягоды, лесные орехи и различные лечебные травы. Три семьи бортников обеспечивали потребность в целебном лесном мёде, поселянские кузнецы добывали болотное железо и ковали из него необходимую в хозяйстве утварь, а полтора десятка охотников и два десятка рыбаков обеспечивали поселение мясом и рыбой. Обо всех бурных событиях происходящих в мире, мы узнавали только из слухов или из газет привезённых с Торгового подворья, а в самом Урманном, размеренная древним устоем жизнь, шла день за днём своим чередом. Так было на протяжении многих лет, начиная с момента основания нашего поселения, но всё изменилось в самом конце зимы, когда из поездки в уезд вернулся отец. Собрав общий сход поселения, он сообщил всем жителям тревожные вести, что на Дальнем Востоке между Российской и Японской империями началась война за территории. Ему удалось договориться с уездными властями о том, что мужчин из нашего поселения в солдаты забирать не будут, но за это, Урманное должно поставить в Уездную Управу несколько подвод с продовольствием для нужд Российской императорской армии. Так как пахотные земли у нас по бумагам отсутствовали, а в лесу под снегом зимой невозможно найти ни грибов, ни ягод, то вся тяжесть выполнения договора с уездным начальством ложится на наших поселенских охотников, рыбаков, коптильщиков и бортников.
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Во время своего очередного посещения базы наблюдения мира Белрос, мне удалось не только пройти очередное двухдневное обучение в капсуле медицинского модуля, но и наконец-то встретиться со своим дедом. Мы не виделись с ним с момента их ухода из поселения. В мои прошлые посещения базы, нам ни разу не удалось повидаться. Так как мои ушедшие на базу родичи, либо занимались какими-то наблюдениями в иных слоях реальности, либо находились в медицинских капсулах закрытого сектора, в который меня Медик и Сабур не допускали, поясняя, что там создана совершенно иная жизненная среда.
  Когда я закончил обедать и по привычке стал ждать Сабура, который появился лишь после окончания моей трапезы, в комнату зашёл внешне помолодевший дед. На вид ему теперь было не больше пятидесяти лет, а в сияющих глазах плескалась неподдельная радость. Пока мы здоровались и обнимались с дедом, я не заметил, как в комнате появился Сабур. Он тихо стоял у двери и внимательно наблюдал за нашей встречей. Заметив, что наши обнимания закончились, Сабур поздоровался со мной, предложил присесть в кресла и рассказать последние новости о жизни в поселении.
  Прежде чем начать рассказывать, я спросил:
  - А где мои бабушки и Мирослав Кузьмич? Думаю им тоже захочется узнать новости о жизни в нашем поселении.
  "Они сейчас, вместе с нашим командиром и остальными наблюдателями, находятся в своих медицинских капсулах, после возвращения из иного слоя реальности. Всеволод Доброславич на этот раз остался за старшего наблюдателя на базе, поэтому вам удалось встретиться. Скажите, пожалуйста, Демид, вас не просили что-нибудь передать на базу?"
  После прозвучавшего вопроса главного искина, я сразу же вспомнил наказ своего отца, который просил разузнать все подробности про войну на Дальнем Востоке.
  - Деда, Сабур, недавно отец вернулся из Уездной Управы с тревожной вестью о том, что на востоке Российской империи началась война с Японией. Он просил разузнать у вас, докатится ли война до нашего поселения или нет? Стоит ли нам готовиться к новому переселению жителей поселения на новое, более спокойное место?
  Первым начал отвечать мой дед.
  - Слушай меня внимательно, Демидушка. Мы тут с Мирославом Кузьмичом понаблюдали за ближайшими слоями, где время бежит чуточку быстрее, чем в нашем родном мире, и нигде не увидели угрозы для нашенского поселения. Так что передай Ярославу, что начавшаяся на востоке война не дойдёт до наших мест.
  - А вы причины начала войны выяснили?
  - А чего их выяснять-то? Я про них и тебе, и Ярославу уже давно поведал. Вспомни-ка. Когда старый правитель Российской империи помер, мы сразу же предположили, что вступившего на престол молодого императора, его ближайшее окружение обязательно использует, дабы втянуть в какую-нибудь небольшую "победоносную войну". Как видишь, так оно и вышло. Из-за своего чрезмерного самомнения и нескончаемых потоков лести со стороны своего окружения, молодой император так и не понял, что за всеми событиями приведшими к войне на востоке, лежит хитрый умысел со стороны скрытой третьей силы, которая давно уже сплела свои коварные сети у него при дворе. Он даже не задумывался над тем, что без влияния скрытых врагов его государства, а также продажных имперских чиновников и военных, ента война никогда бы не началась.
  - Деда, а как ты узнал про скрытую третью силу? И как закончится начавшаяся война? Кто в ней победит?
  - Как говорили в старые времена мудрые люди: "Ежели вдруг начинают воевать две могучие силы, то значит, где-то скрыта третья сила, которой сия война выгодна". Кто победит в войне на востоке, мне неизвестно. Мы с Мирославом Кузьмичом лишь десяток слоёв мироздания успели просмотреть. Так вот, лишь только в двух из них никакой войны на востоке вообще не было, ибо там нет никаких империй, ни Российской, ни Японской. В одном слое всё пространство занимает Великая Рассения, а в другом, на наших землях, продолжает существовать Великая Тартария. Насчёт победы тоже не всё однозначно. В шести слоях мироздания победу в войне записали за Японской империей, и только в двух - за Российской.
  - Деда, из того, что ты сейчас мне рассказал, получается, что японские войска оказывается в бою намного сильнее войск Российской империи.
  - Ничего такого я тебе не говорил, внучок. Сильнее наших воинов нет никого в мире. Просто отсутствие должных знаний, умений, навыков среди военных чиновников и военного руководства Российской империи всегда может привести к поражению в войне, даже если у них будут самые лучшие в мире воины. А если сюда добавить их продажность и склонность к предательству, чего нет у японского военного руководства, то результат окончания войны нетрудно предсказать.
  Сабур полностью согласился с выводами деда, и добавил:
  "Демид, просмотрев аналогичные события уже произошедшие в схожих слоях реальности, я могу только дополнить сказанное вам Всеволодом Доброславичем. Начавшаяся в вашем мире война, вскоре станет для вас, лишь небольшим эпизодом перед началом ещё одного передела мира и ожесточённой борьбы за власть над вашей планетой. Как это будет происходить в вашем мире мне пока неизвестно, слишком много неучтённых факторов появилось за последнее время. Кроме того, как вы уже слышали от своего деда, в разных слоях реальности, всё имело различные результаты. Следует признать и тот факт, что простые разумные, живущие на разных территориях в различных слоях реальности, даже не подозревают, что все эти события устроили потомки пришлых и нынешние слуги Драктов."
  - Сабур, вы можете пояснить свои необычные выводы?
  "Понимаете, Демид, на протяжении долгого времени осуществлению планов Драктов и иных пришлых по полному захвату власти на данной планете мешал только лишь один ваш народ, который несмотря на все тяжёлые условия жизни и многочисленные потери в различных войнах, всегда мог противостоять любой внешней агрессии. Вот поэтому, для скорейшего достижения своих глобальных целей, Дракты и потомки пришлых, на протяжении многих поколений, всячески стараются уменьшить количество разумных вашего вида, ибо только ваш разумный вид способен помешать их планам. Запомните, именно они провоцируют все большие войны между странами, где проживают и трудятся разумные существа вашего вида. Кроме того, потомки пришлых всегда используют, созданные ими же, религиозные культы, с помощью которых разумным пытаются навязать рабскую покорность перед теми, кто находится на различных уровнях власти. Поначалу в это трудно поверить, Демид, но знайте, умению расставлять своих последователей на нужные властные места, Дракты и все их помощники научились уже очень давно."
  - Я верю вам, Сабур, но как нам бороться с ними?
  "Никогда не пытайтесь жить и действовать по установленным ими законам и правилам. Так вы никогда не сможете их одолеть. Ищите свой собственный путь развития. Опыт ваших предков вам всегда поможет. Вы же научились прокладывать гати через топкие болота. Этот способ очень хорошо показывает, что всегда можно найти выход, даже в безвыходном положении."
  - Благодарю за совет. Теперь мне понятно, что следует передать моему отцу.
  - Раз мы с твоим поручением закончили, Демидушка, - сказал дед, - расскажи-ка мне, как у тебя дела обстоят и что нового у нас дома произошло после нашего ухода? Если сможешь, то хотелось бы услышать всё с подробностями.
  Немного задумавшись, я постарался всё вспомнить и начал свой рассказ...
  "После вашего ухода из поселения, деда, наш дом словно бы опустел. Даже мои сестрицы-непоседы изменились. Они уже не старались убежать из дому на улицу, пообщаться или поиграть со своими подругами, а большую часть времени проводили либо с матушкой, изучая целебные травы, либо с Яринкой, помогая ей по хозяйству.
  Через несколько дней возвращаясь с удачной охоты, уже перед самым поселением, мы с неразлучными братьями попали под очень сильную грозу. Спрятавшись под старыми берёзами, мы с Доброславом и Любомиром решили переждать пока закончится ливень, но едва я прижался к влажноватому стволу, как в дерево, под которым я спрятался от непогоды ударила молния. Что было дальше не знаю, так как сознание от боли улетело в темноту...
  В себя я пришёл уже дома, лёжа на животе на своей старой кровати, в тот момент матушка с Яринкой мазали мне спину какой-то пахучей мазью. Заметив, что мои глаза открылись, матушка приказала мне не шевелиться и лежать смирно, пока они не закончат обрабатывать мою спину. Пришлось послушаться двух строгих домашних целителей. И как только я расслабился, перед моим взором засияло многоцветие различных пятен и линий. Переведя свой взгляд на сидящую у кровати Мурлыку, я заметил радужное многоцветное сияние и вокруг неё, а когда Яринка отошла к столу чтобы взять нарезанные полоски холста, то сияние появилось и вокруг супруги. Чтобы хоть чем-то занять свой разум, я принялся запоминать структуры сияния исходящие от котейки и моей Яринки. Наверное я с непривычки перенапрягся, так как снова моё сознание оставило меня. Спустя несколько дней, моя спина стала немного заживать и матушка разрешила мне вставать с кровати и ходить по дому.
  От Яринки я узнал, что как только в дерево и меня попала молния, неразлучные братья несмотря на сильный ливень, уложили меня на волокушу с охотничьими трофеями и притащили ко мне домой. Рассказав что случилось Яринке и моей матушке, они собирались оставаться сидеть возле меня, но были отправлены моей супругой в нашу баню, чтобы хорошенько прогреться. Как только братья покинули комнату, матушка осмотрев меня, сразу принялась за лечение, а Яринка ей во всём помогала.
  Когда боль в спине стала более-менее терпимой, я никому ничего не говоря, рано утром собрался и отправился на базу, где Медик за четыре часа полностью вылечил мою спину. А насчёт молнии сказал, что мне очень повезло, так как ослабленный деревом разряд активировал мои скрытые способности. Теперь я могу не только видеть ауру любого существа, но и энергетические процессы происходящие в телах разумных.
  Когда я вечером, вернулся домой, то моя матушка недовольным тоном мне выговаривала за то, что я ушёл в лес без её разрешения. Пришлось ей напомнить, что мне в лесу намного легче находиться, чем дома в поселении. Не желая слушать моих слов, матушка потребовала, чтобы я разделся по пояс. Осмотрев внимательно мою спину, она очень удивилась не найдя никаких следов ожога от молнии, потом о чём-то задумалась и молча ушла в свою комнату...
  
  С наступлением тёплых летних дней вновь пропала моя котейка Мурлыка. Последние дни перед своим исчезновением она себя довольно странно вела. Загруженные домашними делами, мы с Яринкой лишь редкими вечерами перед сном могли уделять ей немного нашего внимания, ибо от усталости нам просто хотелось поспать. Присланная из соседней деревни подвода, увезла мою матушку к очередному тяжелобольному, а мой отец, как Глава нашего поселения, целыми днями пропадал с уездными чиновниками в доме старосты Мирослава Кузьмича, из которого на общем сходе решили сделать Урманнскую Управу. Какие вопросы решал с чиновниками из уезда мой отец, мне неизвестно, а он сам ничего о своих делах мне не рассказывал.
  Появилась лесная красавица примерно через восемь дней, когда наша уменьшившаяся семья собралась на кухне летней трапезной. Я занимался заменой старых лавок на новые, вокруг трапезного стола, а Яринушка с моими сестрицами-близняшками заканчивали готовить обед в обновлённой летней печи. От дел нас отвлёк тихий голос моей лесной котейки. Мы удивились, когда увидели сильно исхудавшую, шатающуюся от голода, Мурлыку. Она заявилась на летнюю кухню, потерлась некоторое время о мои сапоги, а потом подошла к своим пустым чашкам и грустным взглядом попросила воды и еды. Сестрички сразу же стали наполнять кошачьи чашки и миски. Получив требуемое, котейка сначала напилась, а потом медленно занялась поеданием заячьих потрохов и мясных обрезков.
  - И где же ты пропадала, Мурлыка? - тихо спросил я лесную красавицу, присаживаясь на новую лавку.
  В ответ лесная кошка лишь ненадолго оторвалась от еды, виновато посмотрела на меня, а затем грустно вздохнула, и вновь продолжила насыщаться. Она даже не обратила внимания на то, что подошедшая Яринка, присела рядом с ней и зачем-то долго её рассматривала. Я тоже не стал гадать и делать поспешных выводов, а расслабил своё зрение и внимательно посмотрел на нашу Мурлыку, а также на свою супругу. Свечение сияющее вокруг них опять изменило свою окраску. Моя память сразу же подсказала, что после того памятного удара молнией, мне удалось в первый раз увидеть и сравнить насыщенные цвета ауры моей котейки и Яринки. Теперь управлять моим зрением было очень легко, благодаря постоянным тренировкам, а также тому, что в тот момент времени я находился в тени, а они нежились под тёплыми лучами Ярилы-Солнышка. Цвета их сияющих аур в первый раз довольно сильно отличались, а потом, спустя неполных два месяца, цвета их аур стали очень похожими по насыщенности. Не знаю почему, но в тот момент я думал, что произошло это из-за того, что Мурлыка постоянного спит у нас в ногах на кровати. Однако сейчас цвета их аур вновь были разными.
  - Демид, а ведь она не просто так похудела, - неожиданно сказала Яринка. - Похоже наша Мурлыка недавно стала мамочкой. Вот только мне непонятно, где же она своих новорожденных кутят спрятала от всех домашних. Может быть им там сейчас сыро или холодно. Думаю, что тебе срочно надобно сделать для нашей красавицы и её потомства какой-нибудь кошачий домик, а мы с девчатами сплетём из лоскутков для них мягкие подстилки.
  Словно поняв сказанные слова, котейка отвлеклась от своей чашки с мясными обрезками, и лизнула руку моей жены своим шершавым языком.
  - Демидка, посмотри, Мурлыка поняла сказанное Яринкой, - удивлённо воскликнула Влада.
  - А что ты удивляешься, Владушка? Наша лесная красавица такая же разумная, как и мы все. Хоть она и выглядит внешне по-другому. Нынче только имперские попы заявляют, что лишь одни люди является разумными существами на белом свете, ибо их наделил разумом сам господь бог, а всех остальных живых существ они высокомерно неразумными считают. Да кроме них, ещё один какой-то имперец с острова договорился до того, что все люди на свете от обезьян произошли.
  - Да мы слышали про все енти глупости от Доброслава и Любомира, когда они возвращались с уроков в уездной приходской школе.
  - Ну раз слышали, тогда бегите скорее, сестрицы, в Управу, и позовите нашего отца обедать.
  Сестрички быстро омыв руки в бочке с водой убежали со двора.
  - Демидушка, а ведь ты не просто так наших девчат со двора спровадил. Ты о чём-то хотел со мной поговорить наедине?
  - Именно так, Яринка, мне очень хочется тебя спросить. Ты ничего мне не хочешь сказать?
  - О чём сказать? - удивлённо спросила супруга.
  - Ну хотя бы о том, что у тебя под сердцем появилась новая жизнь! Желанный плод нашей с тобой любви!
  - Демидушка, почему ты решил, что у нас получилось зачать чадо?
  - Ну тут всё очевидно, Яринка, я просто посмотрел на сияния в области живота у тебя и моей Мурлыки. После того как в меня попала молния, ауры у вас с котейкой в данном месте были разными, через два месяца ваши оба сияния стали одинаковыми как по цвету, так и по насыщенности. Как я теперь понимаю, Мурлыка по весне удачно сбегала в урманный лес и там зачала своё потомство, а когда у нас с тобой получилось зачать чадо, твоё сияние стало точно таким же, как у моей лесной котейки. Нынче, у красавицы Мурлыки, после рождения ею первого потомства, аура в области живота вновь изменилась, а у тебя осталась всё такая же сияющая. Вот я и сделал вывод, что ты носишь под сердцем наше дитя. Тебе ещё какие-нибудь пояснения требуются? - тихо спросил я супругу нежно обнимая её.
  - Нет. Ты мне всё понятно объяснил, Демидушка, - так же тихо сказала Яринка, пряча своё счастливое лицо со слезами на глазах у меня на груди. - Знаешь, любимый, а я до сих пор даже не почувствовала никаких изменений в себе. Просто намедни подумала, что у меня задерживаются дни очищения из-за всех переживаний об ушедших моих наставницах, Златы Ярославишны и Анеи Доброславны, а ты вон как быстро увидал, что Древние Боги мне счастье материнства послали.
  - Ну а плакать-то зачем? - спросил я, вытирая слёзы на щеках супруги.
  - Так то у меня слёзы радости и счастья, Демидушка, - улыбнувшись сказала Яринка, а затем поцеловала меня и ушла заниматься своими делами по хозяйству..."
  - Значит всё у вас с Яринушкой сладилось, - перебил мой рассказ дед. - Порадуй меня, внучок, кто там у вас народился мальчик или девочка?
  - Деда, ну куда ты так торопишься. Я и так бы тебе всё рассказал.
  - Ты, Демидушка, не увиливай от ответа. Говори быстрее, есть через тебя продолжение рода нашего, али нет?
  - Да есть продолжение, деда, и не одно.
  - Поясни, внучок, что значит енто твоё "не одно"?
  - А то и значит, что у тебя теперь добавилось несколько правнуков и правнучек и не только от меня.
  - Ты не тяни душу, а подробно всё рассказывай, - строго сказал дед.
  - Если не будешь меня перебивать, деда, то скоро всё о своих потомках узнаешь.
  - Хорошо, Демидушка, я молчу и слушаю.
  - Первые роды у Яринки были тяжёлыми, хорошо матушка в тот момент дома оказалась, так что всё обошлось. Родила она мне двух здоровых сыновей, я им дал имена Всеволод и Доброслав. В честь тебя и твоего отца, - от услышанного дед даже прослезился, - а через два лета Яринка вновь родила двойню, но уже девочек. Их мы назвали в честь моих бабушек - Златой и Анеей, так как у одной при рождении волосики были золотыми, а у другой темненькими.
  - Благодарю тебя, Демидушка, порадовал ты меня, а как Златушка с Анеюшкой обрадуются от таких новостей, я даже себе представить не могу.
  - Деда, ну опять ты торопишься, а я же ещё не закончил.
  - Всё, молчу-молчу. Продолжай.
  - В прошлое лето, у меня ещё один сын народился. Мы его в честь отца Яринки Родасветом нарекли. Так что у меня уже пятеро деток, а у вас правнуков и правнучек ещё больше.
  - Погоди-погоди-ка, внучок, как енто "ещё больше"? Откуда же они взялись? Насколько я помню, жены моих старших сынов уже вышли из того возраста, чтобы дитёв рожать, так откудова ещё правнуки и правнучки у меня взялись?
  - Так сестрицы мои замужем давно за сыновьями бортника. Их свадьбы справили как только нашим непоседам по шестнадцать лет исполнилось. Вот они-то вам ещё добавили правнуков и правнучек. Каждая из моих сестёр по сыну и по дочке успели родить. Так что у вас потомства уже на девять малышей добавилось.
  - Порадовал ты меня, Демидушка, ох как порадовал, а что от таких добрых новостей с Анеей и Златой будет, я даже себе представить не могу. Ты мне вот что скажи, внучок, как там люди в поселении к нашей пропаже отнеслись?
  - Да вроде всё спокойно прошло. Деда, ты же сам на моём свадебном пиру объявил всем присутствующим поселянам, что вы, выполняя озвученное на общем сходе решение имперских чиновников, отправитесь в столицу губернии, а возможно даже и в саму столицу Российской империи, дабы подтвердить свои родовые бумаги и звания. Ибо только вы вчетвером не успели принять участия в прошедшей переписи населения. Все присутствующие восприняли твои слова как должное, а посему нам никто никаких вопросов не задавал. После вашего ухода в нашем доме стало как-то непривычно тихо, даже мои сестрицы-близняшки старались говорить вполголоса. Лишь мои матушка с отцом вели себя так же как и прежде, словно бы у нас ничего не произошло. Матушка как ездила лечить больных по деревням и дальним хуторам, так и продолжает ездить, а отец постоянно занимался делами поселения в своей Управе.
  - Ну и добре, что так всё получилось. Ты, Демидушка, тут побудешь или домой отправишься?
  - Домой мне идти надобно, деда. Меня там Яринка с малыми детками заждались уже. Ждут не дождутся когда я с охоты возвернусь.
  - Ну тогда ступай, внучок, Боги тебе в помощь, и передай Ярославу, что никуда переселяться жителям поселения не надобно, но на одном из островов посреди болота, добрый схрон для жителей сделать не помешает. Надеюсь в следующий раз мы тебя все вместе на базе встречать будем и устроим праздничный пир...
  
  Глава 19
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Возвратившись домой и передав любимой супруге добытые на охоте трофеи, я сходил в баньку помыться. После чего, отобедав в кругу семьи, позанимался пару часов с детьми, а когда уставшие от игр малыши заснули в своей комнате, отправился в нашу Урманнскую Управу, где в кабинете отца передал ему дословно всё что услышал на базе наблюдения от деда и Сабура.
  Внимательно выслушав меня, отец ненадолго вышел из своего кабинета и отдал какое-то распоряжение своему молодому помощнику. В помощниках у отца был Светозар Скоробогатов, единственный сын нашего нового старосты Чеслава Нечаевича, который приходился родным племянником Мирославу Кузьмичу. Светозар закончил не только местную уездную приходскую школу, но и Губернскую мужскую гимназию в Томске. Скорее всего из-за его успехов в учёбе, мой отец и взял Светозара себе в помощники.
  Вернувшись в кабинет, отец сказал мне:
  - Ты, Демидушка, пока чайком себя из самовара побалуй, а когда подойдут сюда Родасвет Казимирович и Богуслав Ярославич, вот тогда мы все вместе будем думать, как нам дальше жить.
  Старшие родовичи появились в отцовском кабинете Управы примерно через четверть часа. Рассевшись за большим столом, они наполнили свои кружки чаем из самовара и приготовились слушать моего отца. Я поначалу подумал, что он им поведает принесённые мною вести, однако отец начал говорить совершенно о другом.
  - Надеюсь вы хорошо отдохнули, после возвращения из Томска, - обратился мой отец к Родасвету Казимировичу и к Богуславу Ярославичу. - Свежие новости о том, что творится в мире поведаете после, а сейчас нам предстоит поговорить о наиболее важных делах. Вы наверное уже знаете от своих домашних, что сегодня утром из нашего поселения уехали важные имперские чиновники. Так вот, за те два неполных дня, что они у нас тут находились, мы обсудили с ними многое, и лишь перед самым их отъездом, немного поговорили с ними о идущей войне с Японией.
  - Так ежели вы о идущей войне почти не говорили, то о чём же ты с ними тогда толковал все енти два дня, Ярослав? - удивлённо спросил отец Яринки.
  - А говорили мы с ними, Родасвет, о возможных беспорядках, которые могут произойти по всей Российской империи. Причём, присутствующий, среди прибывших к нам важных имперских чиновников, начальник Особого отдела ротмистр Долгов, сразу же мне разъяснил, что всё о чём будет вестись разговор, я могу поведать только самым доверенным и надёжным людям. Из-за таких условий пришлось позвать только вас, ибо я полностью доверяю вам и вашему богатейшему жизненному опыту...
  - Погоди, Ярослав, - неожиданно перебил моего отца дед Богуслав, - енто что же получается, наше поселение посетил сам главный жандарм Томской губернии, про которого приезжие купцы на Торговом подворье до сих пор судачат?! Не тот ли енто ротмистр Долгов, от упоминания имени коего многих Томских обывателей в дрожь бросает? Губернские чиновники нам говорили, что его прошлым летом на ентот пост назначили. Он у нас побывал?
  - Ну да, про него я говорю. Именно он, Вильгельм Максимильянович собственной персоной к нам в гости и приезжал. Ему губернские чиновники донесли, что мы все тут княжеского звания, вот он и решил нас самолично посетить, так сказать, приватно познакомиться. Да вот только множество невероятных и страшных слухов про нас по губернии гуляет, потому-то он на всякий случай прихватил с собой двух уездных унтер-офицеров из своего жандармского Особого отдела. Так же "скромные доброжелатели" уже поведали представителям его ведомства, что у нас в поселении нету ни одного христианина. Вот они у себя в Особом отделе и занервничали поначалу, подумав что здесь в Урманном поселении, какие-то беглые сектанты-душегубы проживают, которые все поголовно, от малого до старого, являются ярыми противниками христианства. Догадываешься, Богуслав Ярославич, откуда у них такие мысли про нас в Особом отделе появились?
  - А тут мне и догадываться нечего. Такие слухи про нас только лишь уездные христианские попы способны распространять, да их прихожане, что енту лжу на проповедях в храмах слушают.
  - Совершенно верно. Правда потом, немного поговорив со мною, приехавшие жандармы успокоились и сами поняли, что слухи, про живущих в поселении ярых противников христианства и про ведьм, всего лишь злобные наветы распускаемые представителями христианской церкви. Я им рассказал, как местный уездный поп, не получив с нас дармовых денег по ложной клятве купцов, приказал сжечь деревню Скоробогатово со всеми жителями. И как мы узнав про те злые помыслы, не стали воевать с местными властями и казаками, а просто собрали весь свой скарб и ушли искать себе новое место для поселения. Ротмистр Долгов поначалу не хотел верить тому, что я ему поведал, но один из его унтер-офицеров подтвердил, что слышал про тот случай от своего дядьки. Брат его отца в те самые времена служил десятником в казачьих войсках, и сопровождал в тот раз волостного урядника, старого уездного попа, да всех лживых купцов. Вот он-то и добавил к моему рассказу, что все женщины деревни Скоробогатово объединились против непотребства и беззакония уездного попа, и сказали всем прибывшим, что будут прокляты все, кто причинит зло жителям. Казаки после слов женщин, отказались ехать с уездным попом сжигать деревню вместе с людьми, а всех лживых купцов, что напраслину возвели на деревенских жителей, вскорости обнаружили недалеко от Кузнецка. Их торговый караван неизвестные тати пограбили, а всех купцов убили. Ротмистр некоторое время был вне себя, от того, что поведал ему унтер-офицер...
  - Ярослав, ты не томи, - вновь перебил моего отца дед Богуслав, - говори, чего они вообще к нам приезжали?
  - Жандармы предупредили меня о том, что возможно вскоре, на принадлежащей нашему поселению земле, могут появиться беглые каторжники. Мне сообщили, что енти беглые не просто какие-то тати-душегубы, что на дорогах промышляют, а террористы-бомбисты, которые убивали различных имперских чиновников, вплоть до градоначальников, но и покушались даже на членов императорской семьи. Нам всем указали вылавливать беглых в лесу и крепко повязав, отправлять в уезд, где надлежит передавать их унтер-офицерам Особого отдела. Ротмистр Долгов сказал, что с мозгами у террористов-бомбистов не всё в порядке, они мечтают уничтожить законную власть в империи. А обучают их всяческому беззаконию и убийствам англичане на своём острове. Они же создают у себя на острове различные партии и группы революционеров, что смущают по всему миру умы людские и подстрекают их к кровавым бунтам и беспорядкам. Ну и конечно же, мне ротмистр сообщил, что англичане оплачивают бунтарям все их мерзкие деяния. Вот если вкратце и все услышанные мною новости от приезжавшего к нам начальника Особого отдела ротмистра Долгова.
  - Надо же как всё повернулось, куда ни глянь, ото всюду уши островитян видны, - задумчиво сказал дед Богуслав.
  - Отец, позволь спросить, почему главный губернский жандарм, вдруг стал рассказывать тебе про англичан, и про их участие в подготовке террористов-бомбистов? Ведь судя по имени, он сам нерусский.
  - Потому что, Демид, Вильгельм Максимильянович происходит из древнего рода остзейских баронов, которые вот уже больше сотни лет служат империи. Когда-то в прошлом, их род очень сильно пострадал от действий англичан, и был вынужден переселиться в Российскую империю. С тех самых пор, у данных потомков остзейских немцев, сохранилась нелюбовь к островитянам.
  - А остальные имперские чиновники, по какому поводу приезжали? - спросил отец Яринки.
  - Все остальные важные губернские чиновники приезжали к нам для отводу глаз, Родасвет. Они вроде как в наше поселение наведались договариваться по поводу дополнительной поставки продовольствия для армии, но увидев, что у нас действительно нету больших участков пахотной земли, так ни с чем и уехали. А вот насчёт островитян, Богуслав Ярославич, ты не ошибся. Демид сегодня доставил вести от моего отца. Война на Дальнем Востоке оказывается не просто так сама по себе началась, по прихоти двух императоров, там тоже все следы ведут к англам. Западные островитяне дали много денег и оружия восточным островитянам и натравили тех на Российскую империю, чтобы не было у неё выходов в тёплые воды Тихого моря.
  Все ненадолго замолчали, обдумывая услышанное, а после этого, мой отец своими словами пересказал Богуславу Ярославичу и Родасвету Казимировичу все новости, что я доставил ему от моего деда.
  - Что скажешь по поводу услышанного, Богуслав? - спросил Родасвет Казимирович. - К чему нам всем следует готовиться?
  - К большим переменам в жизни и к большой крови следует готовиться, Родасвет. Пока все енти напасти до наших мест не добрались, жителям поселения надобно запасаться хлебом, всеми необходимыми припасами и оружием. Через купцов на Торговом подворье закажем побольше охотничьих ружей с припасами, а ежели получится, то и армейских винтовок с патронами. Как вам известно, все приезжающие к нам на подворье торговцы уже давным-давно знают, что уездные власти обязали нас добывать мясо и рыбу, а затем поставлять копчёное продовольствие для воюющей армии. Так что думаю, что местных купцов не особо удивят наши заказы на оружие. Пустим среди приезжающих торговцев слухи, что мы решили подготавливать новых охотников для выполнения указа уездных властей. Кроме того, для всех жителей поселения надобно будет создать надёжные долговременные схроны, подальше от нашего Урманного, например на одном из больших островов посредине болота. Проложим к нашим схронам тайную гать, дабы в случае беды, там могли надолго укрыться все наши женщины, старики и детки.
  После сказанного дедом Богуславом, в кабинете отца вновь наступила тишина.
  - Деда, неужели всё будет настолько плохо, как ты сейчас сказал? - через некоторое время нарушил я общее молчание.
  - Понимаешь, Демидушка, войны выгодны лишь небольшому кругу лиц находящихся возле вершин власти, для всех остальных людей на земле она приносит только горе, утраты и различные беды. Ведь войны порождают не только смерть воинов в битвах и сражениях, они всегда приносят на землю голод, разброд в умах, недовольство и смуту. Никакая война не может принести счастья людям, все воюющие стороны всегда несут большие потери...
  - Даже победители?! - удивлённо спросил я.
  - А чем они отличаются от побеждённых? Задумайся, войны всегда требуют больших денег. Правители занимают их у ростовщиков в разных странах за долю в будущих военных трофеях, но иногда случается так, что расходы на войны намного превышают стоимость взятого долга и всех захваченных трофеев. Вот и получается, что победители повоевали себе в убыток, а вся выгода досталась тем, кто давал им деньги в долг. Смотри далее, потери среди солдат в битвах несут все армии, а новых солдат правители набирают только из простых жителей. Тем самым, многие семьи лишаются на время войны или навсегда своих кормильцев. Кроме того, власти дополнительными налогами и поборами обкладывают своих жителей во всех воюющих странах. У тех, кто трудится на полях, изымают больше зерна, чем в мирное время, ибо многочисленные армии на войне надобно чем-то кормить. Тех, кто выращивает скотину или занимается охотой, заставляют больше сдавать мяса для снабжения армий. Ты уже сам выполнял такой же указ властей. Такие действия, приводят к тому, что увеличенные налоги приходится платить тем, у кого есть в наличии деньги, то есть купцам различных гильдий и мелким торговцам. А они, чтобы не лишиться своего прибытка из-за дополнительных налогов, начинают поднимать цены на все имеющиеся у них товары. После такого роста цен, разорившиеся люди уже не в состоянии купить даже простую еду, а значит их семьи начнут голодать. Кто-то пойдёт просить милостыню на паперть, а некоторые обездоленные, соберутся в ватаги, и выйдут на дороги грабить торговые караваны. Ведь им нет никакого дела, до идущей где-то далеко от их дома войны. Озлобленные люди видят лишь одно, купцы и торговцы подняли цены на повседневные продукты, а значит они и есть самые главные враги-кровопийцы. Так рождается смута и недовольство среди простых людей, а последствия смуты всегда приводят к кровавым бунтам.
  - Богуслав Ярославич, енто что же получается, из-за того, что англы дали денег и оружия японцам, уговорив их пойти войной против Российской империи, на нашей земле вскоре может начаться смута, которая приведёт в дальнейшем к кровавому бунту? - спросил мой отец.
  - Ты всё правильно понял, Ярослав. Так оно и будет, а помогать устраивать смуту на нашей родной земле будут те люди, которых обучали англы на своих оловянных островах. Пройдёт ещё немного времени, и вы все сможете убедиться в правоте моих слов.
  - Деда, мне вот что непонятно, как могут люди предавать свою страну? Неужели они совсем не понимают, что действуют против своего же народа?
  - Демидушка, а почему ты решил что они предают свою страну и свой народ?
  - Ну как же, они же подговаривают свой народ к смуте, и к бунту против законной власти. Даже главный губернский жандарм говорил отцу, что все террористы-бомбисты и бунтовщики-революционеры действуют по указке островитян.
  - Запомни, Демидушка, среди островитян находящихся у власти, довольно много жестоких, очень хитрых и коварных людей, вот только наивных простаков в их среде нету. Когда надобно, англы всегда подкупают важных имперских чиновников в различных странах, но обучают лишь тех людей, чьи страны и народы были захвачены. И занимаются островитяне такими делами не по доброте душевной, чтобы помочь людям, а преследуя только свои собственные интересы. Ради них, англы готовы использовать любых недовольных, жадных или самовлюблённых людей. Вот смотри. Российская империя захватила богатые земли Московии, Польши, Великого Княжества Литовского и Великой Тартарии, разве все народы, испокон веков на них проживающие, сразу же стали законопослушными подданными империи? Нет! Для простых людей, Российская империя захватившая их страны, была и останется врагом. Потому что подати они теперь платят не только своим местным владетелям или князьям, но и пришедшим на их землю имперским захватчикам. Будут ли простые люди роптать от ухудшения условий их жизни и введения новых повышенных податей? Конечно же будут! Прибавь к указанным мною тяготам церковное рабство, когда целые деревни и поселения вместе с живущими в них людьми навечно попадают в неволю к различным монастырям, пустыням и лаврам. Думаешь, народы смирились с такой участью и издевательством над ними попов? Нет! Как только начнётся большая смута, с виду мирные и послушные прихожане сразу же побегут сжигать и грабить церковные обители, а разжиревших пастырей-рабовладельцев начнут вешать на ближайших столбах. На землях Великой Тартарии имперская церковь ещё не успела развернуться в полную силу, хотя пример с нашей старой деревней Скоробогатово говорит сам за себя. А вот на землях Московии, Польши и Великого Княжества Литовского, имперские церковники уже показали себя во всей истинной красе. Вот там, на западных землях империи, и выискивают англы всех недовольных людей, а потом обучают их на своём острове, как нужно бороться против властей Российской империи. Островитяне обучая террористов-бомбистов и бунтовщиков-революционеров, говорят им, что теперь только они являются истинными борцами за свободу своей страны. Что их великая цель состоит в том, чтобы освободить свои народы и свои страны от гнёта захватившей их империи. Так что, никаких мыслей о предательстве, у таких людей нет и никогда не было. И пусть пройдут десятки или даже сотни лет, после захвата каких-либо земель, подневольные простые люди постоянно будут думать о том, как освободиться от власти захватчиков и поддерживающих их имперских церковников.
  - Богуслав Ярославич, так что ты предлагаешь делать, ежели в наши земли забредут беглые каторжники? - спросил мой отец.
  - Думаю, что сначала надобно будет с ними поговорить по душам, но в присутствии наших женщин, которые даже малую ложь за версту чувствуют. Ежели человек окажется чист душою и действительно борется за свободу своей страны и народа, то мы накормим его, дадим немного времени дабы он отдохнул и набрался сил, а потом отпустим на все четыре стороны. Пусть идёт куда хочет. А вот ежели к нам забредёт какой-нибудь душегуб с чёрной душой, который корысти ради проливал чужую кровь как водицу, то такого татя мы обязаны повязать и отправить в уезд к жандармам.
  
  Всё что нам говорил дед Богуслав, в кабинете моего отца, вскоре начало сбываться, причём в самых мрачных проявлениях. В конце осени среди торговцев и жителей уездных городов вовсю гуляли слухи, в которых всё чаще и чаще звучали мысли, что скорей бы закончилась война, пускай даже армия и флот Российской империи проиграют Японии, зато вновь наступит мир и спокойная жизнь. Но уже в средине следующей зимы, до нашего поселения дошли ещё более жуткие вести. В самой столице империи, состоялось мирное шествие петербургских рабочих к Зимнему дворцу. Их надоумил, отнести императору коллективную петицию о рабочих нуждах, местный поп Гапон. Мирное шествие остановили имперские солдаты, стоящие на страже вокруг дворца, и приказали всем разойтись по домам, а когда пришедшие рабочие попытались прорваться сквозь оцепление солдат, военные чиновники отдали приказ стрелять в безоружных людей. В результате кровавой бойни погибли несколько сотен человек.
  Первого беглого каторжника привели в наше поселение в самом конце весны. Его скрутили в урмане неразлучные братья Доброслав и Любомир, когда тот напал на Неждану, собирающую лечебные травы, и попытался её изнасиловать. На счастье моей сестры, её муж со своим братом недалеко осматривали дерево на наличие дупла с лесными пчёлами. Мужика восточного вида быстро оттащили от Нежданы, хорошенько набив ему морду, а потом тщательно обыскав, крепко связали верёвками. Допросить беглого каторжника в нашей Управе не получилось, так как он не хотел отвечать на вопросы деда Богуслава и моего отца, а только лишь злобно ругался на какой-то жуткой смеси состоящей из русских и уйгурских слов. Наглец грозил всем присутствующим в Управе жителям поселения страшной карой от каких-то очень влиятельных и уважаемых людей. Увидев, что беглый каторжник совсем не хочет ни с кем говорить, а только лишь злобно кидается на мирно стоящих людей, дед Богуслав поручил неразлучным братьям отвезти его в уезд и сдать жандармам, сообщив заодно, при каких условиях они насильника задержали.
  Если бы Богуслав Ярославич и мой отец тогда знали, какая злобная и мстительная душонка у пойманного каторжника, то сами бы удавили его прямо в Управе. Потому что, примерно через три месяца, когда мы с дедом Богуславом возвращались в поселение с одного из островов, где шло строительство большого схрона, при нашем выходе из болота со стороны леса раздался выстрел. Так как я шёл через высокие камыши на несколько шагов позади деда, то стрелявший не мог меня видеть. Присев на корточки в камышах, я успел сдёрнуть с плеча ружьё, а после снял наплечный мешок. Тихонько пробравшись вперед, я увидел лежащего без сознания деда Богуслава, на его правом плече разрасталось кровавое пятно. Достав из своего мешка нарезанную холстину, я туго перевязал кровоточащую рану на плече. Спустя некоторое время послышались приближающиеся шаги, похоже стрелявший решил проверить результат своего выстрела. Мне пришлось проползти несколько саженей вперед, смещаясь немного вправо от тропы. Едва ближайшие ко мне камыши раздвинулись, и за ними появился чужак, я не раздумывая выстрелил ему в левый бок. Он рухнул как подкошенный, а на его мёртвом лице застыло удивление и непонимание. Подойдя к убитому и внимательно осмотрев его, я сразу узнал беглого каторжника, которого поймали и передали в уездный Особый отдел Доброслав и Любомир. Скорее всего, он вновь сбежал с каторги, чтобы жестоко отомстить деду Богуславу, за то, что он приказал сдать беглеца жандармам. Судя по всему, при побеге этот тать убил охранявшего его солдата. Иначе откуда у беглого каторжанина взялась армейская винтовка? Оставив лежать в камышах труп каторжника, я снова осмотрел раненого, нажал нужные точки на его теле, чтобы остановить кровотечение. Дед был живой, но находился без сознания, так как по-видимому потерял много крови. Недолго думая, я добежал до леса, где сделав большую волокушу вернулся к деду. Закрепив его верёвками на волокуше, я забрал свои вещи и всё оружие, после чего направился на базу наблюдения, ибо только там могли помочь раненому Богуславу Ярославичу.
  
  На базе меня уже поджидали. Сабур через свою систему наблюдения увидел как я тащил через болото волокушу с раненым разумным и сообщил об этом моему деду, который находился на дежурстве. Богуслава Ярославича поместили в медицинскую капсулу, и лишь когда Медик базы сказал, что угрозы для жизни разумного больше нет, я смог спокойно вздохнуть.
  Когда я уходил, Сабур сказал, что доставленному разумному придётся навсегда остаться на базе. Мне необходимо будет рассказать для жителей поселения достоверную легенду, что беглый каторжник тяжело ранил Богуслава Ярославича, а пока я устраивал засаду и уничтожал душегуба, раненый дед попытался отползти в сторону, но провалился в трясину. Тело убийцы, его оружие, а также пролитая на тропе в камышах кровь, будет надёжным подтверждением сказанного.
  Так мне и пришлось сделать. Когда я вернулся на место, где был ранен дед Богуслав, мне пришлось создать ложную тропу до ближайшей топи. Натёкшей, но ещё не до конца застывшей крови, хватило чтобы обозначить кровавый след. После всего сделанного, я сходил на остров, где подготавливали большой схрон, и рассказал поселянам, что Богуслава Ярославича больше нет. Все сразу же прекратили строительство и отправились со мной на место нападения. Многие тут же опознали беглого каторжника, пойманного по весне братьями-бортниками.
  Возвратившись в поселение, жители отнесли труп каторжника в ледник находящийся во дворе Управы, а в уезд отправили посыльного, чтобы сообщить властям о случившемся на болоте. Всех жителей сразу предупредили, что если их будут спрашивать представители власти о том, что они делали на болоте, то всем следует отвечать, что ходили смотреть где лучше всего уродилась клюква. Когда люди разошлись по домам и мы остались вдвоём с отцом, я ему честно рассказал, как всё происходило на самом деле, и что жизни деда Богуслава уже больше ничего не угрожает. Услышав окончание моего рассказа у отца словно тяжёлый камень с груди упал, его довольно хмурый взгляд развеялся, он лишь ненадолго задумался, а потом взглянув мне в глаза сказал, что я всё правильно сделал. После чего, мы пошли домой ужинать...
  
  Через день, с раннего утра, в наше поселение на бричках прибыли два жандармских унтер-офицера в сопровождении отряда казаков и одной подводы. Меня вызвали в Управу первым и обо всём подробно опросили. После этого, мы прошли в холодную где я им показал труп беглого каторжника. Они опознали его, сказав что это их клиент. Затем я принёс из дома винтовку убитого, и высказал предположение, что возможно душегуб убил своего охранника и таким образом завладел его оружием. Жандармы сказали мне, что обязательно проверят это, а посему забирают винтовку в качестве улики. Потом мне пришлось сопровождать их к болоту. Они всё внимательно осмотрели, постоянно спрашивая как и откуда мы шли, куда я пополз после выстрела, а куда дед. Затем они всё зарисовали, и мы вернулись в Управу поселения.
  Увидев вернувшихся жандармов мой отец спросил:
  - Что теперь будет с моим сыном? Ведь он застрелил беглого каторжника.
  - Не волнуйтесь вы так, Ярослав Всеволодович, ничего вашему сыну не грозит, - ответил отцу унтер-офицер, выполняющий обязанности старшего представителя власти. - Демид Ярославич всего лишь защищался от вооружённого преступника. Он нам всё честно рассказал и показал, так что к нему вопросов у нас больше нет. Пусть спокойно идёт домой. Мы только винтовку убитого заберём, так как она является уликой в этом деле.
  Уже ближе к вечеру, казаки погрузили на подводу труп беглого каторжника завернутый в дерюгу, после чего все представители власти покинули наше поселение...
  
  Глава 20
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Придя в сознание, дед Богуслав обнаружил, что лежит в каком-то странном ящике, с мягким ложем, крышка которого была открыта. На теле, кроме добротных домотканых портов, из одёжи больше ничего не имелось. Выбравшись из странного серебристого ящика, Богуслав первым делом огляделся. Находился он в большой просторной комнате с белыми стенами, вдоль которых стояли странные шкафы с мигающими огоньками. Окон в светлой комнате почему-то не было, а сам мягкий свет, казалось шёл прямо от самих белых стен и необычного потолка. Единственным знакомым предметом в комнате оказалось довольно большое зеркало, оно было закреплено на стене, рядом со странным серебристым ящиком, и имело размеры от пола до потолка. Кроме зеркала, приметил необычные высокие двери на противоположной стене. Внимательно осмотрев себя в зеркало и ощупав своё обнажённое плечо, Богуслав заметил, что на нём не осталось и малейшего следа от недавнего ранения. Мало того, все застарелые шрамы, полученные в битвах и различных сражениях, тоже полностью исчезли, а тело наполнилось новой силой и вроде как даже немного помолодело.
  - Что, княже, смотришь и размышляешь куда же все твои многолетние боевые отметины подевались? - раздался очень знакомый голос со стороны дверей.
  Резко отвернувшись от большого зеркала, и посмотрев направо в сторону двери, Богуслав увидел улыбающиеся глаза Всеволода Доброславича. Он подошёл и крепко обнял своего старого друга и родича.
  - Здравствуй, Всеволод! Ты даже не представляешь, как я рад видеть тебя. Не подскажешь мне, где мы находимся, и как я сюда попал?
  - И тебе здравия, Богуслав свет Ярославич, - обрадовано сказал, неожиданно пропавший после свадьбы внука, Старейшина поселения, - а попал ты сюда весьма просто. Тебя чуть живого и окровавленного на волокуше Демидушка наш притащил. Если бы не его находчивость, решимость и расторопность, тебя бы уже наши Древние Предки на Звёздном Мосту встречали. Ты, медведяка такой, уменьшил бы свою силушку, а то все мои старые косточки переломаешь. Будешь потом выслушивать от сестрицы своей, всё что она о тебе и твоей немереной силе думает.
  - А что... Златка тоже тут, в ентих странных хоромах обитает? - спросил Богуслав, и выпустил родича из своих крепких объятий. - Ты мне пока так и не ответил, Всеволод... Где мы находимся?
  - На небесах мы находимся, Богуславушка, на небесах. Со мною тут и Злата с Анеей обитают, да и Мирослав с нами тоже здесь проживает.
  - Может хватит шутки шутковать, княже, повеселился малость и буде. Я же тебя без всяких шуток про енто место спросил.
  - А я тебе без всяких шуток ответил, Богуслав, - уже более строго сказал Старейшина. - Мы с тобой сейчас действительно на небесах находимся, а само место, где мы теперича жить будем, называется "база наблюдения мира Белрос". Привыкай, родич, отныне ты стал ещё одним из её поселенцев. Чтоб тебе понятней было, добавлю, что ента база наблюдения, с древнейших времён, под самой что ни на есть поверхностью нашего ночного светила устроена. И ежели ты в будущем захочешь когда-нибудь посмотреть на нашу Землю-матушку с большой высоты, то проживающие тут местные хозяева предоставят тебе такую возможность.
  - Но мне же домой надобно, Всеволод! Как же там мои домочадцы без меня жить будут?
  - Нормально жить будут, как все люди во все времена жили. Или ты, неровен час, решил их напугать своим нежданным появлением и на тот свет спровадить?
  - Типун тебе на язык, Всеволод. С чего енто мои домашние вдруг станут меня пугаться, и раньше сроку начнут помирать от моего возвращения домой?! - удивлённо спросил Богуслав.
  - Так ты же для всех наших поселян умер двадцать дней назад. Можно сказать, утоп в самой глубокой чертовой плеши нашего болота.
  - Как утоп?
  - Молча. Ты туда случайно заполз, по неведенью, будучи тяжко раненым. Ты же, когда шёл по узкой тропе через камыши нашего болота, получил смертельную огнестрельную рану, вот и попытался укрыться от второго выстрела беглого каторжника-душегуба.
  - Не может быть...
  - Ещё как может быть... а теперича сам подумай, что может случиться у тебя в доме, ежели в него умертвие в твоём нынешнем, помолодевшем облике заявится? Думаю, что от такого явления твоим домочадцам сразу поплохеет, а кое-кто и душу Богам от испуга отдаст. Пойми же наконец, Богуслав, на болоте, на месте твоей нечаянной погибели уже жандармы нашего уезда побывали, всё там тщательно осмотрели, и в книгу свою жандармскую записали, что нету тебя больше среди живых, так как ты помер от злодейства беглого татя. Так что нельзя тебе назад в наше поселение возвращаться, так же как и нам всем тут живущим. Привыкай теперича к новой жизни, что тебе нашенские небесные друзья подарили.
  - А с чего они вдруг решили мне новую жизнь подарить? Ведь они же меня совсем не знают.
  - Небесники так сделали по просьбе моего внука Демидушки. Подружился он тут со всеми обитателями, да и обучение у них проходит. Мой внучок их дюже сильно попросил тебя спасти и вылечить, вот они и вняли его просьбе. Понял теперича о чём я говорю?
  - Ничегошеньки я не понял. Всеволод, ты же сам мне только что говорил, что мы на небесах находимся. Так как же Демидка мог меня из болота прям на небеса затащить?
  - Для ентого дела необычные пути с тайными вратами есть. На земле в такие врата входишь, и сразу на базе в небесах оказываешься. Одно из таких врат на северном острове посреди нашего болота находится, вот Демидушка ентими вратами и воспользовался. А теперича, давай-ка я тебе помогу в новую одежонку облачиться. Ты такой ещё не носил никогда, но сразу тебе скажу, что она очень удобная и сносу ей почти нет. А потом пойдём с местными обитателями знакомиться.
  - Скажи, княже, когда Демид меня сюда доставил, где он мои вещи оставил? На болоте или с собой захватил?
  - Не переживай, Богуслав, - улыбнулся Всеволод Доброславич, - Демидушка твой заплечный мешок с собой прихватил. Он наверное тут в одном из шкафов лежит. Сейчас посмотрим куда его подевали. А чего ты так о своём мешке беспокоишься?
  - У меня в нём подарки для внуков и внучек лежали. Орей Жданыч на строительстве схрона, на южном болотном острове, древо нужное нашёл и для всех детей нашего поселения ладные игрушки-свиристелки в виде птичек сотворил. Так что они мне теперича, как память о домашних останутся, - тяжко вздохнув, ответил Богуслав и посмотрел на мужа своей сестры.
  Тот понимающе кивнул, и подошёл к противоположной стене. В первом же открытом шкафу обнаружился одиноко лежавший заплечный мешок. Проверив содержимое, Богуслав улыбнулся, и забросил мешок на плечо.
  - Ну вот, теперича можно идти знакомиться с хозяевами и остальными обитателями...
  
  Знакомство не заняло много времени, ибо больше половины обитателей базы наблюдения, находившихся в большой трапезной комнате, уже знакомы были. Правда, поначалу, непривычно было для Богуслава Ярославича видеть очень сильно помолодевшие лица своих близких родичей. Больше всего он удивился не внешнему виду местных снежновласых хозяев базы, которые, кроме одного, были какими-то призрачными, а присутствию одной необычной семейной пары. Всеволод их представил как Дара и Дарину. Супруги по своему внешнему облику ничем не отличались от обычных русичей, если бы не их поистине великанский рост. Дар и Дарина удобно разместились в больших креслах возле стола и держали "маленьких" детей. У мужчины на руках примостились два мальчика-близнеца, а у женщины на коленях тихо сидела необычайно красивая маленькая девочка, очень сильно похожая на свою маму. Когда Всеволод и Богуслав остановились напротив сидящей семьи великанов, дети прекратив играть со своими необычными игрушками, удивлённо посмотрели, на подошедших к ним людей, своими небесного цвета ясными очами.
  - Какие у вас чудесные детки, - сказал Богуслав посмотрев на малышей. - Сыновья статью все в отца, а девочка необычайной красотою своей видать вся в матушку пошла. И как же зовут ваше прекрасное потомство?
  - Старшего сына мы назвали Алан, а младшего Демид. Дочка получила имя Анея, - смущаясь ответил Дар. - Таким образом мы с Даринушкой решили увековечить память о людях, принявших участие в спасении наших жизней.
  - И сколько же лет вашим чудесным малышам исполнилось? - глядя на притихших детей, спросил Богуслав. - Наверное, уже лет по десять-двенадцать им будет?
  - Ну что вы, уважаемый Богуслав, - улыбаясь ответила Дарина, - они у нас ещё маленькие. Алану и Демидушке лишь недавно четыре лета исполнилось, а нашей красавице Анеюшке только через два месяца три лета будет. Вы наверное, их по росту со своими детьми и внуками сравнили, а они росточком в нас пошли.
  - Ежели вы не против, уважаемые Дар и Дарина, то я хотел бы преподнести вашим детям небольшие подарки. Вы позволите?
  - Ничего не имею против подарков для детей, - смущаясь ответил Дар, а Дарина удивлённо смотрела на нового человека.
  Сняв с плеча свой мешок, Богуслав достал из него три искусно сделанные деревянные птицы и положил их на край стола перед детьми.
  - Выбирайте, чада, кому какая игрушка по нраву и по душе придётся, ту и берите.
  Дети посмотрели на своих родителей, и получив от них разрешение, стали рассматривать подарки. Вскоре у каждого ребёнка в руках была своя птичка. Первой себе игрушку выбрала Анея, а уже потом, выбирать стали её старшие братья. Дети несколько минут крутили в руках подарки, молча сопя, и внимательно осматривая их.
  - Дедушка, а как ею играть? - неожиданно раздался звонкий голосок девочки.
  - Анеюшка, ты внимательно осмотрела свою птичку?
  - Да, - ответила девчушка.
  - Ты видела на кончике хвоста птички маленькое отверстие?
  - Видела.
  - Возьми кончик хвоста в рот и немножко подуй в него.
  Девочка удивлённо посмотрела на Богуслава, а потом выполнила что ей было сказано. В помещении раздалась необычная трель похожая на соловьиное пение. Столько радости и счастья вспыхнуло в детских глазах, что через несколько мгновений зазвучали ещё две трели, сливаясь в необычное сочетание звуков.
  - Я пойду, отведу наших малышей в детскую комнату, - неожиданно сказала Дарина своему супругу, поднимаясь из кресла и опустив на пол малышку Анею, - иначе они своими новыми игрушками совсем не дадут нам спокойно поговорить. Алан, Демид, забирайте все свои игрушки, играть продолжите у себя в комнате.
  Мальчишки молча стали собирать свои игрушки в небольшую плетёную корзинку.
  - Дети, а что надобно сказать, дедушке? - спросил малышей Дар.
  - Благодарю, - в один голос ответили детки.
  Мальчики самостоятельно слезшие с коленей своего отца, подошли и взяли сестрёнку с двух сторон за руки, после чего, направились вслед за матерью на выход из комнаты. При этом Алан, как старший из братьев, нёс в другой руке корзинку с игрушками. Сабур вышел из комнаты вместе с ними.
  Богуслав невольно засмотрелся на очень высокую фигуру Дарины. Даже идущий рядом с ней Сабур, едва доставал ей до плеча. Мысленно представив, как бы он смотрелся рядом с этой необычной женщиной, осознал, что даже при его достаточно высоком росте, составлявшем чуть больше сажени, он своей макушкой доставал примерно до локтя Дарины.
  - Что, Ярославич, не веришь своим очам? - с улыбкой спросил Мирослав Кузьмич.
  - Трудно не поверить, Мирославушка. Когда своими собственными глазами видишь, как ожили чудо богатыри и красавицы из наших древних преданий и былин.
  - Тут ты прав, братец, это действительно те самые богатыри и красавицы, о которых, в наших преданиях и былинах, память людская сохранила, - молвила Злата Ярославишна. - Они защищали нашу землю-матушку от пришлых ворогов в давно ушедшие времена, а потом, довольно долгое время, сильно израненные в безвременье находились. А несколько лет назад, узнал про них наш Демидушка, да уговорил Анеюшку их вылечить от ран и хворей всяческих. Золовка моя ведь не зря, доброй целительницей слывёт, вот её златые руки и поставили богатырскую пару на ноги. Сам видишь, как она хорошо постаралась. У исцелённого богатыря и красавицы всё на лад пошло, и даже чудо-дети народились.
  - Ты меня, Злата, не шибко расхваливай, - улыбаясь сказала Анея Доброславна. - У Дарины и Дара крепкие телеса, да и внутри у них дух дюже сильный. Я только лишь помогла их внутренней силе залечить полученные в битвах раны, а с остальными хворями они сами справились, когда сотворили в медицинском модуле лечащую капсулу под свой рост. В одном ты права, что если бы Демидушка меня к ним не позвал, то я о них и не узнала бы никогда. А то, что у них такие славные чудо-детки народились, то тут всё не от меня зависело, а от их чистой и светлой любви...
  - Анея, Злата, может хватить языками чесать, да Дара в краску вгонять? - прервал разговор двух женщин Всеволод Доброславич. - Вы нашего Богуслава и всех присутствующих чем кормить думаете? Вашими женскими пересудами или же всё-таки снедью и яствами?
  Женщины без пререканий сразу же прекратили свои разговоры, и быстро начали накрывать на стол. Спустя несколько минут, на накрытом скатертью столе стояли чаши и блюда с различными вкусностями, от которых исходил изумительный аромат.
  Когда в комнату для принятия пищи и деловых переговоров вернулась улыбающаяся Дарина, старший наблюдатель Басур Денкс пригласил всех присутствующих рассаживаться за большим столом. Едва все заняли свои места и приготовились к трапезе, как появившийся в двери Сабур, заявил:
  "Прошу вашего внимания. Предлагаю всем, на некоторое время, задержаться с принятием пищи."
  - Что случилось, Сабур?! - удивлённо спросил старший наблюдатель базы.
  "У нас долгожданный гость, командир. Мои датчики зафиксировали Демида ещё на выходе из леса. Далее он прошёл к большому северному острову посредине болота, перемещая за собой гружённую рукотворную грузовую платформу, созданную из ветвей молодых деревьев. Когда он появился в портальной, мы с ним поприветствовали друг друга, и немного пообщались. В данный момент времени, Демид быстрым шагом направляется по коридору базы, в комнату для принятия пищи и деловых переговоров. У него с собой большой наплечный мешок, который он отказался оставлять в стазис-хранилище нашей портальной комнаты, вместе со своим оружием и богатыми охотничьими трофеями. Командир, вы могли бы уделить мне немного внимания, для небольшого доклада наедине?"
  - Хорошо, Сабур. Давай выйдем в коридор...
  
  ***
  День выдался довольно удачным. Ярило-Солнышко прогрело всё в лесу. Намедни случилась большая гроза, небеса затянули тёмные тучи в которых то и дело сверкали перуницы. После чего, над урманом в сторону нашего болота пронёсся сильный ветер, поваливший множество деревьев. Серчала матушка-природа недолго, с полудня до заката, а вскоре распогодилось, и ушли грозные тучи на заход вслед за солнцем. После вчерашнего небольшого дождика, лёгкая влажность вновь наполнила урман неповторимыми лесными запахами. Расставленные по всему лесу, мои силки и ловушки, во время буйства грозы не повредило. К моему удивлению, они как никогда были полны дичи, так что у меня появилось немного свободного времени, дабы посетить базу наблюдения и узнать о состоянии здоровья Богуслава Ярославича.
  У меня было чем его порадовать и ускорить выздоровление деда Богуслава. Вчера вечером, Яринка заметив что я готовлю своё ружьё и огненный припас, сразу поняла, что я с утра собираюсь идти на охоту. За короткую ночь она умудрилась напечь такую огромную кучу пирогов с различной начинкой, что пришлось брать самый большой заплечный мешок, который имелся у нас в доме. Иначе Яринушка могла мне потом долго выговаривать под руку, что я нисколечко не оценил её ночные старания...
  
  Как только я появился со своей гружёной волокушей в портальной зале базы наблюдения, и внимательно осмотрелся по сторонам, то сразу же увидел открывающиеся двери в коридор, и входящего в них Сабура.
  "Здравствуйте, уважаемый Демид! Позвольте приветствовать ваше прибытие на нашу базу наблюдения! Давно вы у нас не были. Удачной ли была ваша охота?"
  - И вам тоже всего доброго, уважаемый Сабур. Моя охота была очень удачной, несмотря на то, что над урманом и болотом пронеслась гроза с сильным ветром. Потому-то у меня и появилось свободное время заглянуть к вам в гости, да заодно хотелось бы разузнать, как себя чувствует дед Богуслав, после тяжёлого ранения на болоте. Скажи, пожалуйста, когда я наконец смогу увидеть моих друзей, а также всех остальных моих родичей? А то, в прошлые мои посещения, я никого, кроме своего деда, на базе не видел.
  "Богуслав Ярославич уже в полном порядке. Он уже покинул свою капсулу в медицинском модуле и в данный момент времени, вместе со всеми наблюдателями находится в комнате для принятия пищи и деловых переговоров..."
  - Благодарю за добрые вести. Получается, что я сегодня очень удачно зашёл в гости. Скажи, пожалуйста, Сабур, я могу вновь воспользоваться вашей кладовкой, чтобы мои охотничьи трофеи не испортились?
  "Конечно можете. Стазис-хранилище портальной комнаты в вашем полном распоряжении. Можете там оставить не только ваши охотничьи трофеи. Для оружия и вашего заплечного мешка там тоже найдётся место. Можете использовать любой стенной стеллаж хранилища."
  - Оставлю в кладовке всё, кроме своего мешка, - сказал я Сабуру, затаскивая в хранилище волокушу с трофеями, - в нём у меня лежат подарки из дома для родичей и друзей.
  Оставив волокушу посредине хранилища и положив ружьё с припасами на полку, я покинул помещение и закрыл за собой дверь.
  "Скажите, пожалуйста, Демид, а почему вы, когда прошли через портальный переход, стали очень внимательно смотреть по сторонам?"
  - Понимаете, Сабур, сегодня переход через портал на вашу базу был каким-то странным, не таким как в прошлые разы.
  "И в чём выражалась эта странность?"
  - Раньше проход через ваши врата давался легко, даже тяжёлая волокуша мне не мешала, а нынче было ощущение, словно я шёл через болото по пояс в воде. Возможно, причина кроется в том, что дерево стоящее в четырёх шагах от врат, было повалено сильным ветром...
  "Не вижу никакой общей связи, между упавшим на острове деревом и трудностью перехода через наш портал", - неожиданно перебил меня главный искин базы.
  - Вы не видите связи, Сабур, потому что перебили меня не дослушав...
  "Извините меня, Демид. Я внимательно слушаю вас. Продолжайте."
  - Всё дело в том, что когда под порывами сильного ветра упало дерево, то из получившейся в земле не очень глубокой ямы, на месте корневого выворотня, в небеса устремился сияющий столб неизвестной мне природной силы, толщиной чуть меньше самого ствола упавшего дерева. Его прекрасно было видно слегка расслабленным, изменённым зрением. Когда я подошёл ближе и захотел протянуть руку к сияющему столбу, то вся моя внутренняя сущность воспротивилась, закричав о грозящей мне смертельной опасности.
  "Вы правы, Демид. Этот источник природной энергии мог вас убить, если бы вы коснулись его. Я только что активировал дополнительные датчики вокруг наших портальных врат на острове, они показывают появление небольшого энергетического разрыва, и наличие утечки энергии в цепи питания портальной системы. Вполне возможно, что падение дерева, от порыва сильного ветра, каким-то образом повредило природный источник энергии высокой концентрации. Мне нужно срочно доложить командиру об этом происшествии. Вам же предлагаю пройти в комнату для принятия пищи и деловых переговоров."
  Сабур указал мне рукой на двери ведущие в большой коридор базы наблюдения, и заодно сообщил, что он должен немедленно предупредить командира о моём прибытии, после чего, тут же исчез. Закинув мешок на плечо, я быстрым шагом направился по коридору в комнату, где у меня, когда-то давно, состоялась первая трапеза на базе со старшим наблюдателем...
  
  Едва я зашёл в трапезную комнату, как сразу же попал в объятия моих родичей. Глядя на их счастливые и радостные лица, заметил, что все они выглядят намного моложе чем раньше. Когда обнимания и приветствия родственников наконец-то закончились, Басур пригласил меня к уже накрытому столу. Перед тем как разместиться в указанном кресле, я подошёл и поздоровался с командиром базы, а также с улыбающимися Дариной и Даром. После чего, сделав задумчивое лицо, развязав свой заплечный мешок, начал выкладывать на большое блюдо, стоящее на краю стола, крупные свёртки, заботливо завёрнутые в домотканые вощёные холстины. Все с интересом наблюдали за моими действиями. Первой не выдержала тишины сестра моего деда.
  - Что у тебя там завёрнуто, Демидушка?! - удивлённо спросила Анея Доброславна.
  - Гостинцы из дома, бабушка Анея. Яринка моя всю ночь от печи ни на шаг не отходила. От всей души старалась, чтобы к утру поспеть все гостинцы испечь и в холстину завернуть, - пояснил я для бабушки, своих родичей и друзей.
  - Ежели там то, что Яринушка в печи приготовила, - сказала бабушка Злата, - то все твои гостинцы лучше всего будет сначала разогреть, а уже потом горячими подать на стол.
  Когда разогретые пироги вновь оказались на столе, мы приступили к совместной трапезе. За общим столом во время еды не было никаких досужих разговоров. Все присутствующие отдавали должное ночным стараниям у печи моей Яринки...
  
  Глава 21
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Не успели мы перейти к чаепитию, как в трапезную комнату базы наблюдения тихонько зашли трое маленьких детей, два светловолосых и ясноглазых мальчика-близнеца и необычайно красивая девочка. Пройдя через двери, они остановились и держа друг друга за руки, посмотрели на сидящих за большим столом. Увидев меня, они одновременно кивнули своими головками и уважительно поздоровались.
  - Здравия вам, дядечка, - в один голос произнесли детки своими звонкими голосами, после чего, тихо прошли к столу, и протянули свои ручки к сидящим.
  - И вам здравия, детки, - чуть запоздало ответил я необычным малышам, и посмотрев на Дара и Дарину, спросил: - Как же зовут ваше чудесное потомство?
  - Меня зовут Алан, - звонким голосом произнёс мальчик, сидя на коленях Дарины, и тут же пояснил. - Так звали командира малого корабля, который нашёл и спас батюшку с матушкой, а сам погиб защищая их.
  - А меня назвали Демидом, - важно ответил второй мальчик, разместившийся на руках своего отца. - В честь доброго друга наших родителей.
  - Зато меня назвали в честь нашей бабушки Анеи, - гордо ответила девочка, сидя на коленях у Анеи Доброславны. - Она хоть кого вылечить сможет. А как вас зовут, дядечка?
  - Меня зовут Демид Ярославич, Анеюшка...
  - Так значит вы тот самый друг, в честь которого назвали нашего братика?! - спросила меня малышка, удивлённо раскрыв свои ясные очи.
  Я замер, приоткрыв рот, не зная, что ответить маленькой девочке. Неожиданно возникшую тишину прервал мягкий голос Дара.
  - Ты права, доченька! Это тот самый наш друг.
  - Ой, как здорово! - радостно защебетала девочка. - Мамочка, ты заметила, у нас теперь тут два Демида и две Анеи. Как же вы нас по именам различать будете?
  Все сидящие за столом заулыбались и посмотрели на детей.
  - Так мы же тебя Анеюшкой зовём, а бабушку - Анеей Доброславной. Так что не переживай, доча, мы вас двоих не перепутаем, - ответила Дарина с улыбкой. - А с твоим братиком ещё проще. Он же маленький ещё, вот и побудет пока Демидом-младшим, в отличие от нашего друга, а когда повзрослеет, то станет именоваться Демидом Дарвичем, и никто не спутает по имени твоего брата с Демидом Ярославичем. Поняла, Анеюшка?
  - Да, мамочка.
  - Вот и умничка, а теперь попробуй вместе со своими братьями вот эти чудесные гостинцы. Их принёс наш друг Демид Ярославич, - сказала Дарина, вручив каждому из малышей по пирогу...
  
   Мои родичи с улыбками переглядывались между собой, внимательно слушая мой разговор с маленькими детьми и их родителями-богатырями, но по их глазам было видно, что они ждут от меня рассказа о совершенно других событиях из моей жизни. Первой не выдержала ожидания и задала вопрос бабушка Анея.
  - Демидушка, расскажи-ка нам, что у нас дома происходит? Про жизнь в нашем поселении мы в общих чертах ведаем, ибо частенько наблюдаем за ней через внешние устройства базы.
  - У нас дома всё по-прежнему. Мои детишки подрастают и уже стараются помогать Яринке по хозяйству. Матушка снова уехала неизвестно куда, лечить очередного тяжелобольного, а моего отца вызвали в губернию докладывать о жизни в нашем поселении. Сейчас в Управе за главного остался новый староста Чеслав Нечаевич, а помогает ему во всех делах, его сын Светозар, что ходит в помощниках у моего отца. На меня и других охотников Урманного возложена обязанность подготовить к Новолетию новый обоз с продовольствием, для воюющей на востоке с японцами Российской армии. Ежели ента война между империями продлится хотя бы до первого снега, то для следующего обоза мы уже не сможем набрать нужного количества продовольствия, так как всю крупную дичь в ближайшем к поселению урмане повыбили.
  - Не переживай так, внучок, - сказал мой дед, - ента война закончится ещё до Новолетия, в самом конце лета. Так что всё, что вы соберёте в поселении, для последнего продуктового обоза, в уезде на торгу сможете обменять на мешки с различным зерном и мукой. Там вам ентого добра торговцы и купцы побольше предложат, чем на нашем Торговом подворье. С собой в уезд возьми Чеслава Нечаевича, он хозяин дотошный и торговаться с купцами умеет. Ему скажешь так, что про обмен продовольствия на зерно и муку тебе раньше Богуслав Ярославич поведал. Так что будете в прибытке. Всю вырученную муку поделите на равные части и раздадите поселянам, по количеству едоков, учитывая даже ещё пока не родившихся. Чеслав, как староста, сам наверное уже видел, у кого в поселении жены на сносях...
  - Вот-вот... такое решение очень даже правильным будет, - вступил в общий разговор дед Богуслав. - У меня внучка Велеся через пару месяцев родить должна, а ейный муж Милослав, не столько о своей семье, сколько о рыбалке думает. Целыми днями на речке пропадает. Неужели он не понимает, что одной рыбой сыт не будешь.
  - Ты не прав, Богуслав Ярославич, - заступился я за нашего рыбака. - Милослав ведь не сам по себе на речке пропадает. Он руководит всеми рыбаками нашего поселения, кои ловят и коптят рыбу для армейского продовольственного обоза. Ежели бы мы в поселении не стали откупаться обозами от имперских властей, то большую часть наших мужиков и парней давно бы уже забрали в солдаты и отправили на войну с японцами. Сам подумай, сколько бы из них живыми вернулось назад к своим семьям?
  - Демид Ярославич прав, Богуславушка, - сказал Мирослав Кузьмич. - Зять твой Милослав не только о своей семье и о рыбалке думает, но и радеет о жителях нашего Урманного поселения. Возвращаясь к сказанному ранее Всеволодом Доброславичем, от себя добавлю, что все мешки с зерном следует поделить на три части. Одну часть, с самым лучшим зерном, надобно сохранить у меня в амбаре, что на заднем дворе Управы находится. Оно для посева будет и на всякий случай, вдруг у кого из поселян надобность в зерне появится. Другую часть зерна, следует в наш большой схрон на остров отправить, на чёрный день, а третью часть, надобно всем жителям раздать. Ты енту мысль, когда возвращаться с уездного торга будете, моему племяннику Чеславу подскажи, а он уже всё потом как надо сделает. Не зря же он у меня в помощниках больше двух десятков лет ходил, да мой опыт перенимал.
  - Мужи боярые, может мы всё-таки, для начала, дослушаем рассказ Демида о том, что у нас дома происходит? - спросила мужчин Анея Доброславна. - Свои мудрые наставления по поводу ещё не собранного продовольственного обоза, вы ему потом высказать сможете. Демидушка, ты нам поведай как там Яринушка поживает? Не забросила ли она из-за рождения деток изучать наше лекарское дело?
  - Не переживай, бабушка Анея, насчёт лекарских дел, моя Яринка никогда не забывает. Всё свободное время, именно лекарством и занимается. К ней уже многие наши поселяне лечить свои хвори приходили. А недавно купцы, что приезжают на Торговое подворье, наконец-то привезли ей заказанные книги именно по лекарскому делу.
  - Что за книги? - спросила Злата Ярославишна.
  - Я успел названия лишь двух книг из десятка посмотреть. Яринка их тут же у меня забрала и в свой шкаф убрала. Одна книжка, насколько я помню, называется "Народная медицина", а вот у второй было название "Лечебные народные наговоры и заговоры". Когда я собирался на охоту, моя Яринка как раз книжку про заговоры внимательно читала и что-то шёпотом повторяла.
  - А вот такой подход к лекарскому делу никуда не годится, - строго высказала своё мнение Анея Доброславна.
  - Ты про что, бабушка Анея?
  - Про попытки Яринки выучить заговоры и наговоры из всяких книжек. Ты как-нибудь с ней исподволь поговори, Демидушка, и поясни, что только невежды различные заклинания из книг заучивают. Можешь ей даже сказать, что я тебе такое пояснение давала. У тех людей, кто просто заучивает заговоры и наговоры, никогда ничего не выходит, потому, что дело не только в словах! Перед лечением тяжелобольного или хворого, себя всегда надобно в нужное состояние привести, иначе толку от лечения не будет. Как входить в такое состояние, мы с Младой твою Яринку уже давным-давно обучили. Она должна ясно понимать, что в каждом слове, в записанных заговорах и наговорах, содержатся не только звуки, но и скрытые образы, сильные чувства и ощущения. Всё внутреннее состояние лекарки должно меняться, когда она свои заклинания произносит. В таком состоянии настоящая лекарка становится совершенно другим человеком. Можно сказать, что она будет намного умнее, сильнее и прозорливее. Ей такое может открыться, о чём в другое время она себе и помыслить не могла. Потому-то мы с твоей матушкой и говорили Яринке все время, что наговор лечебный, сам по себе, ничего не лечит. Надобно, чтобы тяжелобольной или хворый в него поверили всем своим существом, а для такого дела, в наговор и сама лекарка верить должна. И не важно, какие слова ты говоришь во время лечения, главное, что они на тебя и на больного нужное воздействие оказали. А самое главное состоит в том, чтобы у Яринки была вера в то, что она делает при лечении.
  - Ну енто и мне понятно, бабушка Анея. Без искренней веры в любом деле никакого толку не будет.
  - Ты прав, Демидушка, лечат не сами заговоры и наговоры, записанные в книжки, и даже не образа и куммиры наших Древних Богов. Людей исцеляет вера, лишь она является одинаковым лекарством для всех страдальцев! Наши мудрые пращурки с древнейших времён ведали, что любое излечение всегда рождается от союза двух вер - лекарки и болящего. Лекарка ведь лечит не только своими лекарствами или наговорами с заговорами, но и верой тяжелобольного в её способность победить недуг, а вера эта слагается из множества мелочей.
  - А как же ваши различные настойки и мази на лечебных травках? Разве они не помогают вам при лечении?
  - Травки лечебные, которые поселянские травницы постоянно в лесу и в полях собирают, любому больному дополнительные силы дают, и помогают ему изнутри справиться с недугом или хворью. Так что, от травок лечебных всегда большая польза есть. Только любой лекарке надобно знать, какие именно лечебные травки, да при каких болезнях использовать, а не то, ещё больший вред страдальцам принести можно.
  - Бабушка Анея, передавая через меня свои наставления для Яринки, не нарушаешь ли ты запрет, на передачу мужчинам Древнейшего знания по лекарскому делу, который предназначен только для женщин?
  Первоначальным ответом на мой вопрос был искренний смех Анеи Доброславны и Златы Ярославишны. Просмеявшись, сестра моего деда сказала:
  - Демидушка, в том что я попросила тебя передать Яринушке, никаких Древних знаний нету. Об особом настрое на лечение и подходе к болящему, любой губернский доктор или уездный фершал должен знать. Их ентому делу тоже учат. Так что никаких тайных знаний я перед тобой не раскрыла. Всё что положено знать Яринке, она от меня и от Млады уже получила. А судя по твоему рассказу, что к ней нынче обращаются за лечением жители нашего поселения, то и нужные Древние знания она применяет как надобно. Ты лучше скажи, когда тебя вновь в гости ждать? Я же вижу, как ты на Сабура поглядываешь. Видать тебя снова учёба в капсуле ожидает.
  - Ты права, бабушка Анея, у меня сегодня очередное обучение. Вот только когда я вновь к вам в гости приду пока не ясно, так как в портальном переходе какие-то странности происходят. Нынче я с трудом попал на базу. Заодно, у меня к деду есть одно очень важное дело.
  - Что за дело, внучок?
  - Понимаешь, деда, отец последнее время довольно часто отсутствует в поселении, и наши жители идут ко мне, чтобы я провёл обряды согласно нашей веры. Они не хотят понять, что я хоть сын и внук жрецов старой веры, но сам жрецом не являюсь, так как у меня нет нужных знаний для правильного проведения всех необходимых обрядов. Вот я и подумал попросить тебя, поделиться своими жреческими знаниями, дабы помочь людям в поселении. Как мне в прошлые посещения объясняли Сабур и Медик, такая передача знаний может происходить очень быстро. Всё зависит от твоего желания и решения.
  - То что ты, Демидушка, решил пойти по жреческому пути, меня радует. Но осознаёшь ли ты всю ответственность лежащую на ентом пути? Ведь жреческий путь уже сам по себе не лёгок, его можно сравнить лишь с прохождением по старой гати через топкое болото. Один неверный шаг и можешь угодить в чёрную трясину безысходности. Тебе придётся отказаться от многих привычных взглядов на жизнь, и идти по ней неизведанными путями. Готов ли ты к такому?
  - Готов, деда.
  - Тогда я не имею никаких возражений против передачи тебе Древних жреческих знаний. Только помни всегда, внучок, Древние знания нельзя передавать пришлым чужакам, а пуще всего тем, кто подался в услужение пришлым ворогам. Они могут наши знания обратить против нас, потому тебе следует научиться видеть душу каждого человека, который решил обратиться к тебе за помощью. Никогда не допускай чужаков до наших тайн, особенно если они только их и ищут, но и сам никогда не стремись выведать чужие тайны, при помощи наших Древних жреческих знаний. Ежели когда-нибудь ты повстречаешь человека по-настоящему разумного, то увидишь, что он ни при каких условиях не прикоснётся к нашим тайнам без твоего разрешения. Вот тогда ты поймёшь какой он внутри, сам сможешь раскрыться перед ним и рассказать ему о наших древних знаниях.
  
  Пожелав всем приятного отдыха и доброго чаепития, мы с дедом и Сабуром покинули трапезную комнату и направились в медицинский модуль. Когда мы вышли в коридор, я спросил главного искина базы наблюдения:
  - Сабур, вам удалось разобраться с причинами и починить портальный переход? Или мне придётся надолго задержаться у вас на базе?
  "Не волнуйтесь, Демид. Дроиды уже заканчивают восстанавливать природный энерговод питающий портальные врата на другой стороне, так что никаких задержек с вашим возвращением домой не будет."
  - Скажи мне, Сабур, а существующие на острове портальные врата, являются единственной точкой перехода для Демида, чтобы вернуться домой? - спросил мой дед.
  "Это не единственная точка перехода, Всеволод Доброславич. Портальные врата на острове посредине болота, являются самыми ближайшими к вашему поселению. Остальные четыре точки, с имеющимися порталами, находятся на расстоянии превышающем три десятка ваших вёрст от портальных врат, которыми постоянно пользуется Демид. Даже если этот природный переход на острове, по каким-либо причинам перестанет действовать, то ему нужно будет всего лишь найти другие природные порталы и пройти на нашу базу через них."
  - А как вам удалось создать свои порталы на северном острове посредине болота, а также в других местах нашего мира? - спросил я главного искина.
  "Мы их не создавали, Демид. Это природные точки перехода между различными слоями реальности в вашем мире. Наши зонды их обнаружили при обследовании планеты, а настроить портальные врата базы наблюдения, на нужную частоту излучения природных точек перехода, для нас не является неразрешимой задачей."
  - Получается, что переход на острове раньше вёл в другой мир, а сейчас ведёт к вам на базу. Я правильно понял ваши пояснения, Сабур?
  "Да. Вы всё правильно поняли, Демид. Мы настроили все порталы базы наблюдения таким образом, что природные переходы между двумя различными мирами остались и продолжают действовать так же, как и прежде. Вот только теперь, все известные нам природные переходы между различными слоями реальности получили дополнительные промежуточные точки выхода, которые находятся у нас на базе наблюдения, в портальной комнате. Мы зальём вам знания о местах нахождения других четырёх порталов, но вам придётся искать их самостоятельно."
  
  Когда я покинул капсулу, моего деда в медицинском модуле уже не было. Едва я закончил одеваться, как в комнату зашёл Медик со своим привычным вопросом.
  "Как ваше самочувствие, уважаемый Демид?"
  - Благодарю, Медик, у меня всё в полном порядке. Скажите мне, пожалуйста, а почему вы вдруг решили поинтересоваться моим самочувствием? Насколько я помню, я лёг в капсулу чтобы пройти очередной курс обучения, а также для прямой передачи знаний от деда ко мне. Так к чему ваш вопрос о моём здоровье?
  "Это я дал указание Медику спросить о вашем самочувствии, Демид", - сказал вошедший в комнату Сабур.
  - Зачем? Вы сами мне говорили, что обучение и передача знаний в вашей капсуле, никак не может плохо повлиять на моё здоровье. Так что же произошло за то время, пока я был в капсуле?
  "Мы сделали полную копию вашей памяти и записали её на кристаллы."
  - Сабур, поясните, для чего вам понадобилась ещё одна полная копия моей памяти? Вы же и так, перед началом моего обучения, получили полный доступ к знаниям в моей памяти.
  "Эта копия не для нас. Её мы сделали для вас, Демид. Такое решение принял наш командир и мы его с Медиком выполнили. Кроме того, на дополнительные кристаллы записано всё, что так или иначе касалось вас и всех ваших близких у нас на базе наблюдения. Все эти кристаллы будут переданы вам."
  - И что мне с ними делать?
  "Хранить, а когда у вас появится необходимость, то вы сможете с этих кристаллов полностью восстановить свою память. Для более быстрого восстановления вам понадобится медицинское оборудование нашего мира, а для медленного, будет достаточно нарукавного считывателя."
  - Сабур, я знаю, что ничего не делается просто так. Скажите, что вы хотите от меня? И почему вы вдруг решили, сделать копию моей памяти?
  "Понимаете, Демид, пока вы находились в капсуле, мы с командиром просмотрели схожие слои реальности, где время течёт немного быстрее, чем в вашем мире. Так вот, в некоторых слоях, портал на острове посредине болота перестал существовать по неизвестным для нас причинам. Мы не знаем, произойдёт ли это событие в вашем основном слое или нет, поэтому наш командир принял решение сделать для вас копию вашей памяти и всего, что с вами связано, записать это на кристаллы и передать вам. В ответ, он лишь просит вас, принять на хранение информационный накопитель с данными о проделанной работе нашей базы наблюдения. Этот накопитель следует передать любому представителю мира Белрос."
  - Я не против взять на хранение ваш накопитель, Сабур. Мне только одно непонятно, где я должен встретиться с представителем вашего мира? Насколько я знаю, на нашей земле их нет.
  "В одном из слоёв реальности, где время течёт намного быстрее, мы увидели, что вы смогли покинуть вашу планету. Этот факт означает, что когда-нибудь у вас может появиться возможность встретиться с представителем нашего мира. Мы с командиром готовы использовать даже такую неопределённость, чтобы передать в наш мир весть о себе и полученных нами знаниях."
  - Хорошо, Сабур. Я согласен.
  "Благодарю, Демид. В портальной дроиды передадут вам хранилище с кристаллами вашей памяти, нарукавный считыватель данных, а также информационный накопитель. Большая просьба хранить всё в таком месте, чтобы представители Драктов или иных пришлых не могли получить к ним доступ."
  - Насчёт хранения можете не волноваться. Есть у меня во дворе дома такое тайное место, о котором кроме меня никто не знает. Там я храню древние книги, которые ни при каких условиях не должны попасть в руки представителей нынешней власти или имперской церкви. Мне пора возвращаться домой, скажи, Сабур, чем сейчас заняты мои друзья и родичи?
  "Они в данный момент времени все на выходе. Ушли исследовать другие слои реальности вашего мира. За старшего наблюдателя на базе остался лишь Мирослав Кузьмич."
  - А как же Дарина оставила своих детей?
  "Все дети находятся в капсулах и не нуждаются в присмотре родителей. Они так же как и вы проходят обучение. Только им даются знания необходимые для их возраста."
  - В таком случае, передай от меня наилучшие пожелания Мирославу Кузьмичу. Надеюсь, что мы ещё не раз увидимся и пообщаемся...
  
  Выйдя из портала на северном острове посредине болота, я заметил, что на том месте, где ветром повалило дерево, теперь лежал громадный валун. Самого упавшего дерева я не увидел, словно его там никогда и не было. Дроиды базы наблюдения знали своё дело. Закрепив весь груз на волокуше, я направился домой, где меня ждала Яринка и дети...
  
  Глава 22
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Домашние дела, и проведение обязательных весенних обрядов для поселян, не оставляли мне даже маленькой толики времени для отдыха. Кроме того, у меня неожиданно появилось стойкое предчувствие, что вскоре со мною или с кем-то из моих близких должно случиться что-то нехорошее. Это неисчезающее предчувствие появилось примерно через пару месяцев после того, как в кругу моей увеличившейся семьи, был скромно отпразднован мой двадцать восьмой день рождения. Я старался о своём предчувствии никому не рассказывать, но оно не оставляло меня в покое ни на минуту, ни днём, ни ночью. Вдобавок к предчувствию, мне каждую ночь начал сниться один и тот же кошмарный сон. Я видел его в самых различных вариантах, но у него всегда была одинаковая концовка, как я с головой проваливаюсь в чёрный омут болотной топи, и потом, изо всех сил пытаюсь выбраться сквозь муть на поверхность. В результате моего последнего рывка, я просыпался в холодном поту, будя при этом свою супругу. Яринка чтобы хоть как-то помочь мне, давала какие-то свои успокоительные настои, но они не помогали избавиться от предчувствия и ночных кошмаров. Тогда она попросила рассказать ей о том, что я увидел во сне. Выслушав моё повествование о том что мне приснилось, она очень сильно переживала, так как не могла понять, что же могут означать мои кошмарные сны. Видя в каком разбитом состоянии я пребывал каждое утро, Яринка посоветовала поговорить с моим отцом и рассказать ему о нехорошем предчувствии, а после, сходить на охоту, но при этом очень слёзно попросила, чтобы я не приближался к болоту с чёртовыми плешами.
  После завтрака, мы с отцом поднялись из-за стола и вышли из летней трапезной, а Яринка осталась докармливать малышей. Пока мы вдвоём медленно шли по двору, я рассказал отцу о своём нехорошем предчувствии. Он очень внимательно меня выслушал. Едва мы с ним достигли средины двора, как в нашу калитку забежал запыхавшийся Светозар, помощник отца в Управе. Он заметил нас и подбежав, остановился, приводя дыхание в порядок.
  - Что случилось, Светозар? - спросил своего помощника мой отец. - Ты чего прибежал?
  - Там гонец с уезда прискакал, его жандармы послали предупредить нас. Рассказывает, что в урмане большая банда душегубов появилась. Они из-за Саян пришли, и уже разграбили несколько хуторов и малых деревень в уезде, убив в них всех жителей. Никого не пощадили, ни стариков, ни женщин, ни детей. Лишь трое мальчишек с Михайлова хутора чудом спаслись. Они своих коней в ночном обихаживали, а рано утром увидели чёрный дым со стороны хутора и поскакали туда, а когда приблизились, то бандиты по ним стрелять начали, вот они и поскакали сразу в уездный город. Душегубы даже в погоню за ними бросились и одного мальца в плечо ранили, но догнать не сумели, так как у мальчишек кони более свежие были. Добравшись до жандармов и полиции, дети рассказали всё что увидели. Имперские власти отправили несколько вооружённых отрядов по малым деревням и хуторам, а когда те вернулись, то порассказали, что живых там уже никого не осталось. Полицейские меж собой говорили, что бандиты на хутора и малые деревеньки перед самым рассветом нападали, ибо многих людей убили ещё спящими.
  - Я понял тебя, Светозар. Пробегись по поселению, предупреди всех наших мужчин и парней о возможном нападении бандитов, надобно чтобы они своих домочадцев на улицу не выпускали. Парням, кто постарше, скажешь, чтобы по двое в лесу и вдоль дороги скрытыми заставами встали, и как заметят издалека приближение банды, то пусть нас предупредят, а всем нашим охотникам, и тем у кого в домах ружья или американские винчестеры имеются, скажи, чтобы с оружием и боеприпасами собирались возле Управы. Гонец из уезда ещё там?
  - Нет, Глава. Он уже дальше ускакал, сказал лишь, что ему надобно успеть другие поселения и хутора о пришлой банде душегубов предупредить.
  - Тогда, беги, Светозарушка, оповещай наших поселян.
  Когда помощник убежал, отец ненадолго задумался, а потом сказал:
  - Похоже, Демид, недоброе предчувствие тебя опять не обмануло. Ежели верить донесению гонца от уездной власти, то бандиты нападают рано утром, перед рассветом, и только на малые поселения и хутора, так как их в банде не больше двух десятков человек. Более крупную банду уже давно бы заметили и властям донесли. Они убивают всех подряд именно для того, чтобы оставшиеся в живых не рассказали властям про их непотребства и малую численность. Пойдём, сын, нам надобно подготовить всё имеющееся в доме оружие к обороне поселения. Да, вот что ещё. Ты прямо сейчас в летнюю трапезную сходи, и Яринушке нашей накажи, дабы сразу после окончания завтрака, она с детишками из дому вообще никуда не выходила. А в случае нападения бандитов на наше поселение, пусть схоронятся в тайном убежище с подземным ходом, что мы с твоим дедом в подполе под твоей комнатой сотворили, как подарок вам с Яринкой на свадьбу. Помнишь наверное, что доступ туда прикрыт большой медвежьей шкурой, а открывается проход в убежище чёрной книжкой в шкафу?
  - Я всё помню, отец, и как пользоваться тайным убежищем Яринушке уже давно объяснил. Пока я супругу с детьми предупрежу, ты загляни в кладовку, что у нас в бане находится.
  - А что оттуда нам может понадобиться?! - удивлённо спросил отец. - Там же кроме старых рассохшихся вёдер и заготовленных веников для бани ничего нету.
  - Там под самой нижней полкой лежит очень старый, ничем не приметный мешок, а в нём находится старинная кожаная сумка. Она досталась мне от моего деда, а ему от своего, и так далее на много поколений в прошлое. Из той сумки нужно взять две небольшие коробочки с белыми полосками.
  - Мне известно что лежит в том мешке и сумке, но ни отец, ни дед не разрешали мне в нём копаться и что-то брать из него. Ты как про них узнал, и зачем тебе енти коробочки понадобились, Демид?
  - Старый мешок со всем содержимым, лежащий под нижней полкой в кладовке нашей бани, мне по наследству от деда достался, как подарок на свадьбу. Я пообещал деду, что передам его лишь своему достойному внуку. Сами коробочки нужны не для меня, отец, они понадобятся для тебя и для Яринки. Там не просто маленькие коробочки какие-то, то очень древние складени с защитной одеждой. Такую защиту никакая пуля, сабля или нож не пробьёт, их также невозможно порвать или испачкать, но для вас подойдут только те, на которых имеется белая отметка.
  - Откуда ты знаешь, что там защита? Ведь даже мой отец и прадед не знали что находится в коробочках.
  - Ещё задолго до ухода деда с бабушками из поселения, я вещий сон видел, отец. В нём меня богатыри прошлого обучили как нужно правильно пользоваться такими складенями. Во сне их называли "защитными коконами". Дед и прапрадед про то не ведали, вот и не могли ничего тебе рассказать. Они просто их хранили и передавали из поколения в поколение...
  - Тогда почему два складеня нужно брать, а как же ты? - перебил меня отец. - Разве тебе самому такая защита не нужна?
  - У меня такой защитный кокон уже давно есть, и я без него на охоту никогда не хожу.
  
  Когда всё принесённое в мою комнату оружие было подготовлено и заряжено, я позвал из детской супругу, и когда она зашла к нам с отцом, я вручил им по складеню с белой отметкой. Они некоторое время их внимательно рассматривали, а потом Яринка меня спросила:
  - Демидушка, а что с коробочками нам делать надобно?
  - Возьмите их в левую руку, и большим пальцем слегка надавите в небольшое углубление на складени, а потом мысленно отдайте команду "одеть". Больше ничего вам делать не нужно.
  Похоже, мои родные всё правильно сделали, так как Яринка взвизгнула от неожиданности, когда два складеня активировались, и растекаясь тёмно-серебристой массой стали обволакивать их тела. Через несколько мгновений супруга и отец были облачены в защитные одежды древних богатырей.
  - Да как же я в таком виде перед людями покажусь? - хмуро сказал отец разглядывая себя в зеркало.
  - И меня дети в таком виде испугаться могут, - добавила Яринка.
  - Так вы мысленно представьте, что вы в прежней одежде, и защитный кокон сразу примет её вид. Древняя защита вашими мыслями управляется и принимает тот образ, что вы захотите. Вы даже можете приказать и ваш защитный кокон станет прозрачным, тогда будет видна та одежда, в которую вы раньше облачились. А ежели захотите стать невидимыми, то так и будет. Всё зависит от ваших мыслей и пожеланий.
  Первой оказалась в своей повседневной одежде Яринка.
  - Ой, как здорово. Даже не заметно, что на мне что-то кроме рубахи и понёвы надето.
  Через минуту, у моего отца тоже получилось сменить свой внешний вид, а потом он вообще на некоторое время исчез, а когда вновь появился перед зеркалом сказал:
  - Хорошая одёжка! В такой удобно в засаде сидеть и ворогов высматривать. А как же её потом снимать, Демид?
  - Командой "снять". Защитная одежда, после такой команды, вновь в маленькую коробочку в руке превратится, но вы пока её не снимайте, одежде нужно определённое время чтобы именно на вас настроиться.
  - Понятно, - сказал отец, - что ещё кроме защиты у данной одёжи имеется?
  - У неё скрытые карманы имеются. Чтобы в них что-то положить, надобно просто приложить предмет к бедру и он сразу же в кармане окажется.
  - А доставать из карманов как? - спросила Яринка.
  - Мысленно отдайте команду "открыть все карманы" и доставайте то, что вам надобно.
  - А револьвер в нём поместится? - спросил меня отец.
  - Не знаю. Я их никогда не видел. А у тебя разве есть такой?
  - Имеется парочка "кольтов" с двумя сотнями патронов к ним. Прикупил по случаю в Томске, в оружейном магазине, когда ездил отчитываться в губернию перед властями. Торговец говорил, что вся американская полиция точно такими же вооружена. Сейчас принесу, а то они у меня без дела в оружейном шкафу лежат, - сказал отец и вышел из моей комнаты.
  Вскоре он вернулся неся в руках два небольших деревянных, тщательно отполированных, ящичка с защёлками. Открыв один, я увидел воронёный револьвер, уложенный на тёмно-красную бархатную подложку. В отдельных нишах лежали двенадцать патронов и различные приспособы, они видать нужны были для чистки и обслуживания оружия.
  Отец молча достал кольт из ящичка и приложил его к своему правому бедру. Револьвер тут же исчез.
  - Интересно как получается, - задумчиво произнёс мой отец разглядывая свою опустевшую руку, - я не только сейчас веса кольта не чувствую, но даже самого револьвера не ощущаю.
  Через некоторое время оружие вновь появилось в руке отца.
  - Ничего не скажешь, очень удобные карманы у защитной одёжи древних богатырей... а что ещё можно в них поместить?
  - Думаю, что всё что нам потребуется для защиты от врагов и бандитов.
  - Тогда бери один кольт себе, Демид. Да патронов возьми сколько надобно. С такой одёжей всё одно тяжести не заметишь. После собрания возле Управы, позанимаешься с револьвером. Ты только помни, сын, что он для ближнего боя предназначен. Для дальней стрельбы другое оружие надобно. Ты что возьмёшь, Демидушка, своё любимое двуствольное охотничье ружьё или всё же американский многозарядный винчестер?
  - Против бандитов, я наверное, "американца" возьму. Из него стрелять быстрее получается и перезарядка много времени не занимает.
  - Тогда я тоже, себе кольт и винчестер возьму. Не зря же мы их два десятка у торговцев для поселян закупили. Ну всё, Демид... нам пора идти. Народ возле Управы нас наверное уже совсем заждался...
  
  На сход возле Управы собрались не только мужчины с оружием, с ними пришли почти все женщины-лекарки и девушки-травницы. Разговоры с поселянами были недолгими, отец быстро поведал собравшимся людям, о донесении гонца от уездной власти, а также рассказал всем о том, к каким он пришёл выводам и как нам следует защищать Урманное. Наши рыбаки, увидев, у меня и отца винчестеры, попросили заменить свои старые охотничьи ружья на "американцев". Что и было проделано сразу же, в оружейной комнате Управы. Расходясь, каждый человек знал, где ему должно находиться при защите родного поселения от бандитов, а женщины и девушки пошли подготавливать всё необходимое для возможного приёма раненых.
  Мне с Родасветом Казимировичем предстояло оборонять участок, расположенный между урманом и нашими задними дворами. В помощники нам определили четверых молодых рыбаков с винчестерами. Отец предположил, что бандиты могут напасть на Урманное, не только одним конным отрядом, используя дорогу ведущую к Торговому поселению, но, возможно также, что они попытаются скрытно подобраться к поселению пешими со стороны леса.
  Вечером, сразу же после ужина, отправил Яринку с детьми в нашу комнату, чтобы в случае опасности, они смогли быстро спуститься в тайное убежище. Выйдя на двор, я увидел сидящую возле летней трапезной свою исхудавшую Мурлыку. Последние несколько дней она пропадала неизвестно где.
  - Где же ты пропадала, пропажа? - походя к трапезной спросил я котейку. - Исхудала-то как, но ничего я тебя сейчас покормлю.
  Мурлыка подошла и тёрлась о мою ногу, пока я накладывал ей еду в чашки.
  - Всё готово. Иди, кушай, Мурлыка.
  Но котейка продолжала тереться о мою ногу, то и дело поднимая голову, и вопросительно поглядывая на меня своими жёлтыми глазами.
  Присев на корточки, я погладил котейку по спинке и заглянул в её жёлтые глаза. Мне сразу же пришёл яркий образ, что на краю леса, в кустарнике, сидит её голодное потомство.
  - Я всё понял, Мурлыка. Мы повыбили дичь в лесу и вам стало голодно. Зови своих котят, тут еды на вас всех хватит, - сказал я котейке, и передал ей мысленный образ, как она со всем своим потомством кушает из чашек в летней трапезной.
  Лесная красавица кивнула головой и убежала в сторону леса, а я стал накладывать кашу с мясом в дополнительные миски.
  Вскоре моя котейка вернулась, а за ней шли пятеро лесных кошаков, некоторые росточком уже были больше своей мамочки. Зайдя в трапезную они уселись в ряд, а Мурлыка подошла ко мне. Я молча поставил перед каждым из потомства миску с едой, но кошаки даже не обратили на это внимание. Они все смотрели на свою мамашу.
  - Мурлыка, скажи своим, что можно кушать. Тут их никто не обидит, - сказал я, присев на лавку, и глядя в глаза своей котейке.
  Моя лесная красавица коротко мявкнула и пятеро чудесных кошаков, осторожно понюхав еду, принялись медленно кушать. Лишь после этого и моя Мурлыка занялась опустошением своей чашки.
  Когда все лесные кошаки наелись, основательно вылизав миски, Мурлыка запрыгнула мне на колени и разлеглась в ожидании ласки. Погладив свою красавицу, я передал ей образ, что им сейчас нельзя уходить в лес.
  Котейка тут же уселась на коленях и встревожено посмотрела мне в глаза. Я представил образ тёмных людей с оружием, на конях движущихся к поселению, которые убивают не только всех её котят, но и всех жителей.
  В ответ мне пришёл образ сгоревшего хутора, где возле дома лежали мёртвые тела людей.
  - Да, Мурлыка. Ты правильно меня поняла. Те тёмные люди несут зло всем, - сказал я, - но я знаю, как спасти твоё потомство. - Взгляд, лесной красавицы изменился, но продолжал оставаться внимательным. Она ждала продолжения, и оно последовало. - Помнишь запах моих друзей? - я вспомнил образ, как однажды Мурлыка обнюхивала мою правую руку и потом лизнула её.
  Через минуту лесная котейка еле заметно кивнула.
  - Я могу отвести твоё потомство к хозяевам моих друзей, чей запах ты почувствовала, и они будут заботиться о них, - тут я представил образы Дара и Дарины с детьми, и как они кормят её котят, а потом играют с ними.
  Похоже переданные образы получила не только моя Мурлыка, так как среди её потомства началось шевеление и переглядывание. Пятеро лесных кошаков, поочередно подходили ко мне, обнюхивали мою правую руку и лизнув её, отходили в сторону.
  - Похоже мы с вами договорились. После того, как мы защитим поселение от наших врагов, я отведу вас к новым друзьям, - сказал я лесным красавцам и красавицам, сопроводив свою речь ярким образом, - а сейчас пойдёмте в дом, где вы сможете отдохнуть.
  Открыв двери, я вошёл в комнату, и увидел Яринку с детьми сидящими на нашей кровати. Дети хотели слезть и бежать ко мне, но я их остановил.
  - Все тихо сидим на кровати. У нас необычные гости.
  - Батюшка, а кто к нам пришёл? - тихо спросил Всеволод.
  - К нам в гости Мурлыка привела своё потомство. Они очень устали и хотят спать. Потому-то я предложил им отдохнуть у нас в комнате. На медвежьей шкуре им спать будет очень удобно.
  - Демидушка, ты не шутишь? - встревожено спросила Яринка.
  - Нисколечко, солнышко. Не нужно их бояться, они всё чувствуют и всё понимают. Я их уже покормил в летней трапезной.
  Выглянув из комнаты, я позвал Мурлыку и её потомство. Они степенно вошли в комнату, принюхиваясь к новым запахам и обстановке. Все мои дети, широко открыв глаза, заворожено смотрели на появившееся кошачье семейство.
  - Какие они красивые. Тятя, а можно мне их погладить и поиграть с ними? - неожиданно спросила дочка Злата.
  - Золотце, ты у них сама потом спросишь, можно или нет. Сейчас они устали и им надобно отдохнуть, - ответил я дочке, а потом повернувшись к лесным кошакам, передал им образ, как они ложатся спать на медвежьей шкуре.
  Когда лесные красавцы и красавицы разлеглись на шкуре, Мурлыка запрыгнула на кровать, где дети сразу начали её наглаживать. Она воспринимала такое поведение нормально, считая их моими котятами.
  
  За полтора часа до рассвета, я забрав приготовленное оружие вышел умываться на двор. Дождевая вода в бочке, освежающе подействовала на меня, прогоняя все остатки сна. Полная луна своим серебристым светом хорошо освещала всё вокруг. Неожиданно из-за баньки в мою сторону скользнула тень и я быстро взял в руки винчестер.
  - То я, Демид Ярославич, Сувор сын Цветимира, - еле слышно прозвучал шёпот молодого рыбака приданого нам в помощь. - Услышал как стукнула дверь в дом, вот и подошёл доложить вам обстановку. Пока всё вокруг тихо. Лишь полчаса назад ветки кустарника на краю леса немного пошевелились, хотя никакого ветра не было.
  - Я понял тебя, Сувор, - так же шёпотом сказал я рыбаку. - Можешь идти отдыхать, дальше я сам понаблюдаю. Ты только мне укажи, где у вас место для наблюдения, и какие именно ветки кустарника шевелились?
  - Показать можно. Только отдыхать мне не требуется, я только час назад Мстислава сменил. Он в вашей баньке сейчас спит. Мы с ним ещё с вечера сговорились, каждые три часа друг друга менять и место для наблюдения себе хорошее нашли, а для ведения стрельбы по бандитам у нас совершенно другие места подготовлены.
  - А как же вы ночью узнаёте, сколько времени прошло?
  - Так Мстислав у отца карманные часы для такого дела выпросил. Вот они, - и молодой рыбак вытащил из кармана тяжёлые часы с цепочкой. - Вы можете мне не поверить, но у них, когда крышечку открываешь, даже стрелки и цифири в темноте немного светятся.
  - Молодцы, вы с Мстишей! Хорошо подготовились. А теперь пойдём, Сувор, покажешь мне ваше место, откуда вы за лесом наблюдали.
  Мстислав и Сувор действительно выбрали очень хорошее и удобное место для наблюдения. Их лежбище находилось в небольшом земляном углублении, застеленном дерюжкой, где царил ночной мрак, который создавала падающая тень от старой яблони на нашем огороде, а сам край леса хорошо освещала сияющая в небесах полная луна.
  Едва мне было указано направление на участок леса, как ветви кустарника вновь пришли в движение. Вскоре над ними показалась сначала одна голова человека, а потом другая.
  - Ползи тихонько к баньке и разбуди Мстишу, - шёпотом отдал я команду рыбаку, - а после, занимайте свои места для стрельбы. Похоже, бандиты к нам "в гости" пожаловали.
  Сувор извернувшись ужом, тут же исчез в направлении бани, а я, присмотрев два удобных места справа и слева от наблюдательного лежбища, взял на прицел винчестера первую тёмную голову, возвышающуюся над лесным кустарником. Через несколько долгих минут ожидания, со стороны дороги ведущей из поселения к Торговому подворью, раздались первые выстрелы. Моя тёмная цель наконец-то вышла из лесного кустарника, в сопровождении ещё шестерых бандитов. Пригнувшись, трое быстрым шагом направились к заднему подворью Родасвета Казимировича, а четверо в мою сторону.
  Никакого волнения от вида приближающихся бандитов у меня не было. Видать тот случай на болотной гати, когда беглый каторжник стрелял в деда Богуслава, повлиял на меня правильно. Выдохнув, я выстрелил и тут же перекатился вправо, одновременно скобой перезаряжая оружие. Трое оставшихся в живых бандитов начали стрелять в то место, где я находился во время первого выстрела, но меня там уже не было. Следующим выстрелом я свалил ещё одного бандита и вновь перекатился, но уже влево. В это же время раздались частые выстрелы с заднего подворья дома отца Яринки. Третьего бандита бежавшего в сторону нашего дома, удалось остановить почти в упор, он не добежал до места, где я лежал, всего каких-то пять-шесть саженей, а четвёртого душегуба остановил выстрел из охотничьего ружья, прозвучавший со стороны нашей бани.
  Вскоре стрельба в нашем поселении стихла, но я продолжал лежать на месте, осматривая всё вокруг себя. Бандиты могли оказаться ранеными или попросту притворятся убитыми, чтобы неожиданно нанести свой коварный удар.
  Обернувшись на шорохи позади меня, я увидел подползающего ко мне Сувора.
  - Вроде всё закончилось, Демид Ярославич, - прошептал молодой рыбак, расположившись рядом со мною, - не слышно более выстрелов.
  - Пока ещё ничего не ясно. Бандиты могли просто затаиться, чтобы мы приняли их за убитых.
  - Может я тогда сползаю и посмотрю, что там и как? Тем более, что уже светать начинает.
  - Не торопись, Сувор. Отец на сходе говорил, что бандиты конными нападали на поселения и хутора, а у нас тут семеро пеших пришло. Смекаешь, к чему я веду?
  - Вы думаете, что они своих коней где-то в лесу оставили, под надёжной охраной?
  - Такое предположение тоже нельзя оставлять без внимания, так что нам всем надобно осторожней быть.
  - Тогда вы тут у себя всё проверьте, а мы с Мстишей в лес сползаем и глянем, что там и как.
  - Сделаем наоборот, Сувор. Вы тут всё тщательно проверите и тела бандитов внимательно осмотрите, если кто из них раненым окажется, свяжете его, а потом вместе с убитыми за ворота на улицу вытащите. Я же, по-тихому, в урман наведаюсь. Лес для любого охотника, как дом родной, где всё давно уже известно. Вот если бы там речка протекала, то я не стал бы с тобой спорить, ибо вам рыбакам про речку больше нашего ведомо.
  Наше с Сувором предположение оказалось правильным. На небольшой полянке, примерно в пятидесяти саженях от кустарника на краю леса, находились восемь коней с торбами на головах и ещё один бандит со странной шапкой на голове. Он поначалу показался мне каким-то ребёнком, ибо был очень низкорослым, но лишь увидев его сморщенное лицо, понял, что ему уже много лет. Странный бандит сидел на снятом с коня седле, держа короткую винтовку в руках, и нервно осматривался по сторонам.
  Едва я взял его на прицел винчестера, как бандит занервничал ещё больше и попытался в прыжке с места скрыться за ближайшим кустом дикой смородины, но мой выстрел остановил его. Кони при этом, даже не пошевелились. Видать уже привыкли к выстрелам. Осторожно подойдя поближе, я осмотрел убитого мною душегуба. То был очень странный человек, невысокого роста, с довольно плоским лицом и узкими разрезами глаз. Таких мне ещё не приходилось видеть.
  Оседлав расседланного коня, погрузил на него тело убитого душегуба. В этот момент из-за кустов дикой смородины осторожно вышли Мстислав и Сувор. Увидев убитого мною бандита, они стали быстро отвязывать от ветвей деревьев поводы коней. Зацепив их караваном, мы по узкой тропинке отправились в поселение.
  
  Остановившись возле Управы, посмотрел на уложенные в ряд тела бандитов, после чего, подошел к отцу.
  - Мы с Сувором и Мстишей ещё одного убитого душегуба привезли. Он на полянке в урмане сидел и коней сторожил. Удалось кого-нибудь из бандитов живым взять?
  - Взяли одного. Мертвяком прикинулся, хотя был легко ранен в руку. Он даже не подумал, что мы всех убитых бандитов будем к Управе стаскивать, вот и хотел уползти в урман, когда все успокоятся. Сейчас его Родасвет с Чеславом допрашивают. Поёт, как стая свиристелей. Сказал, что их банда состояла из двадцати восьми человек. Выполняли заказы "уважаемых людей", устраняя неугодных. Мы сразу всех убитых душегубов пересчитали и одного не досчитались. Думали что ушёл стервец, однако вы его смогли найти и обезвредить...
  - Наших поселян много пострадало, отец?
  - Убитых, слава Богам, нету. Четверо рыбаков ранены, но наши лекарки сказали, что ранения лёгкие и обещали мне их быстро на ноги поставить.
  - Что дальше делать будем?
  - Представителей власти ждать будем. Я уже гонца к уездным жандармам отправил.
  - Отец, ты обмолвился, что бандиты выполняли заказы "уважаемых людей". Значит на наше поселение их кто-то навёл?
  - Ты можешь не поверить в совпадение, Демид, но по словам выжившего душегуба, заказ на уничтожение нашего поселения они получили от двух человек, один из которых был облачён в поповскую рясу...
  
  Глава 23
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Месяц Ветров, по старому летоисчислению предков, уже отсчитывал свои последние дни и подходил к своему завершению. Все основные хозяйственные дела наши поселяне уже закончили и потихоньку готовились к летним праздникам и обрядам. Вернувшись с отцом поздно вечером из Управы, мы поужинали в летней трапезной приготовленной для нас едой. Яринка быстро убрав со стола, покормила Мурлыку и её очередное подросшее потомство. Закончив со своими делами она отправилась в дом укладывать детей спать, а мы с отцом сходили помыться в баньку, после чего отправились отдыхать. Перед тем как улечься спать, я не поленился заглянуть во Всеобщий русский календарь, который привёз мой отец из последней поездки в Томск. Он был красочно оформленным, с цветным портретом императора Николая на обложке. Сей календарь указывал, что следующим днём будет пятнадцатое июня по имперскому летоисчислению.
  Сама дата запомнилась ещё потому, что в ночь с четырнадцатого на пятнадцатое июня, мне в который раз приснился всё тот же странный сон, где я проваливаюсь в тёмные глубины болотной топи. Вновь проснувшись посреди ночи в холодном поту, я принял окончательное решение, что нужно срочно посетить базу наблюдения и тщательно проверить своё состояние в медицинской капсуле. Идти на базу наблюдения я решил не один, а в сопровождении потомства Мурлыки, так как пообещал им знакомство со своими друзьями.
  
  В портальной комнате базы, меня и мою необычную группу сопровождения, никто не встречал. Прождав некоторое время, я выглянул в коридор и позвал Сабура. Он появился сразу же, как только я произнёс его имя. Поздоровавшись, я во всех подробностях рассказал главному искину базы наблюдения о своём странном сне, который мне приходилось видеть по ночам уже множество раз и о принятом мной решении, пройти тщательное всестороннее обследование в капсуле медицинского модуля.
  "Насчёт вашего решения пройти медицинское обследование, я с вами полностью согласен, Демид. Повторяющийся сон, не может проявляться просто так. Возможно, это связано с какими-то глубинными процессами происходящими на более тонких уровнях. Я уже передал Медику, чтобы он подготовил диагностическую капсулу для вашего полного обследования", - произнёс главный искин базы выслушав мой подробный рассказ и посмотрел на пятерых сидящих лесных красавцев, которые тихо приводили себя в порядок, тщательно вылизывая свою шерсть на лапах, избавляясь от остатков болотной грязи.
  - Благодарю, Сабур. Скажи, пожалуйста, а почему сегодня нас никто не встречал?
  "Всё дело в том, Демид, что на вашей планете начало происходить что-то странное. Поток неизвестного излучения непонятным образом отключил все наши датчики слежения, не только в районе действия портала которым вы постоянно пользуетесь, но и в зонах работы ближайших к вам порталов. Даже сигнал о том, что вы прошли через портальные врата на острове не сработал. Если бы вы не позвали меня в коридоре, то я бы так никогда и не узнал о вашем прибытии на базу. В портальной отключились все виды связи. Возможно, это тоже как-то связано с событиями происходящими на вашей планете. В данный момент, все наши дроиды выявляют причину этого технического сбоя. Нам необходимо как можно скорее выяснить, из-за чего произошёл сбой и где находится источник потока неизвестного излучения."
  - Сабур, а может так быть, что данное неизвестное излучение, каким-то образом повлияло и на меня? Я имею в виду, мой странный повторяющийся сон.
  "Ваше предположение, Демид, имеет право на существование, но о нём мы с вами сможем поговорить, лишь только после окончания вашего полного медицинского обследования."
  - Тогда я не буду откладывать обследование на потом, Сабур. Сейчас я наверное пройду в выделенную мне гостевую комнату, приму душ и хоть немного приведу себя в порядок, а потом сразу же направлюсь к Медику. Только, пожалуйста, ничего не рассказывайте Медику про мой странный повторяющийся сон. Мне хотелось бы получить от вашего Медика более чёткую картину происходящего со мной.
  "Не имею никаких возражений, тем более, что свободный медицинский модуль для вас уже подготовлен. Нам с вами осталось решить только один вопрос. Как сообщить вашим необычным сопровождающим, что вы будете, возможно довольно продолжительное время, находиться в диагностической капсуле на медицинском обследовании? Понимаете, Демид, в моей базе данных отсутствует мнемомодуль с языком общения данных разумных существ."
  - Насчёт моего необычного сопровождения из лесных красавцев, не волнуйтесь, Сабур. Они пришли со мною на базу чтобы познакомиться с Даром, Дариной и с ихними детьми. У наших богатырей-великанов имеется громадный опыт общения с таким видом разумных. Ежели что, мои друзья помогут вам найти с ними полное взаимопонимание. Кстати, мои родичи, а также Дарина и Дар сейчас на базе?
  "Да. Все наблюдатели вернулись на базу несколько часов назад. Все ваши родственники, в данный момент времени, проходят обязательные медицинские обследования после возвращения из других слоёв реальности, а Дар с Дариной уже покинули капсулы и сейчас, вместе со своими детьми, находятся в комнате для принятия пищи и деловых переговоров. Скажите, Демид, а что случилось с вами по дороге к нам на базу?"
  - Ничего не случилось. Почему вы решили, что со мной что-то могло случиться?
  "Вы всегда приходили на базу при оружии и с богатыми охотничьими трофеями, а сейчас я вижу при вас только ваше ружьё, но никакой добычи у вас нет. Поэтому я и решил, что у вас что-то случилось."
  - Я сюда торопился на обследование у Медика, да друзей своих познакомить с семейством Дара, а поохотиться решил на обратном пути.
  "Тогда, у меня вопросов больше нет. Сейчас я предупрежу Дара и Дарину, что вы прибыли на базу."
  - Сабур, пожалуйста, не надо их предупреждать. Я хочу их порадовать своим неожиданным появлением. А в вашем чудесном хранилище я оставлю лишь свой мешок с продуктами и оружие.
  "Хорошо, Демид. Пусть будет так, как вы просите."
  
  Войдя в трапезную комнату базы наблюдения, я первым делом поздоровался с семейством Дара. Услышав пятиголосый радостный ответ, я остановился в двух шагах от двери.
  - Здравствуйте, дядя Демид, - первой обратилась ко мне малышка Анея, - а вы не заходите к нам, потому что опять торопитесь на учёбу в капсуле?
  - Не совсем так, Анеюшка. Я заглянул к вам по совершенно другой причине.
  - Вы снова принесли нам подарки? - вновь радостно зазвенел голосок малышки.
  - Можно и так сказать, красавица, но тут дело обстоит немного по-другому. Я пришёл к вам не один, со мной на базу наблюдения прибыли мои хорошие друзья. Надеюсь они и вам вскоре станут близкими друзьями.
  - А чего же ваши друзья не заходят, дядя Демид? Они стесняются с нами поговорить? - стала забрасывать меня вопросами девочка.
  - Понимаешь, Анеюшка, с ними пока могут разговаривать только твои матушка и батюшка, а тебе и твоим братьям придётся долго учиться общаться с ними. И не только учиться общаться, но и ухаживать за ними.
  Девочка задумчиво замолчала, изредка поглядывая на дверь ведущую в коридор.
  - Демид, ты что... привёл с собой пардусов? - удивлённо посмотрев на меня, спросил глава богатырского семейства.
  - Нет, Дар. Как я тебе уже раньше рассказывал, в заброшенном городе, в нашей местности не водятся пардусы. Я привёл познакомиться с вами, подросшее потомство своей лесной кошечки Мурлыки. Надеюсь они обретут тут новое место жительства и новых друзей в вашем лице. У них пока нет собственных имён, думаю им будет приятно получить их от вас.
  - Так что же ты их держишь в коридоре? - взволнованно спросила Дарина. - Зови их скорее.
  Выглянув в коридор, я пригласил своё необычное сопровождение зайти в комнату. Едва они появились в трапезной, как трое малышей слезли с родительских коленей, и уселись на полу, не отводя восхищённых глаз от лесных красавцев. Гляделки длились несколько минут, после чего моё сопровождение направилось к богатырскому семейству.
  - Демид, представляешь, они владеют мыслеречью так же как наши пардусы, - удивлённо сказал Дар, - правда у них объём образов общения намного меньше, но это дело поправимое. Мы сможем обучить их многому. Даже не знаю, как благодарить тебя, за то что ты их привёл с собой.
  - Не нужно никаких благодарностей, Дар. Просто позаботьтесь о них. Надеюсь они смогут заменить вам ваших пардусов. Да и для малышей думаю не лишним будет постоянное общение с лесными красавцами и красавицами.
  - В этом я с тобой полностью согласен, Демид. Однако без ответного дара я тебя не отпущу. Вот возьми от меня на память, - и богатырь достал из кармана защитного кокона, два каких-то оберега на тонких серебряных цепочках и небольшой информационный кристалл.
  - Что записано на данном кристалле?
  - Там послание для моего старшего брата, это на тот случай если ты вдруг вновь встретишь Ставра. Просто передай ему кристалл, он знает что с ним дальше делать.
  - Хорошо. Если будет такая возможность, я передам твою весточку Ставру.
  - Благодарю, Демид.
  - От чего оберегают данные обереги, Дар?
  - Это не совсем обереги, Демид. Это преобразователи образов общения. Сабур предоставил мне допуск в свои мастерские, и я там создал данные преобразователи для всех находящихся на базе наблюдения. Помнишь, я дал обещание сделать тебе и твоей супруге подарок на свадьбу, но мы с Дариной долго не могли определиться, что вам подарить. Ведь Сабур поставил нам условие, что подарок никаким образом не должен указывать на то, что вы имеете какое-то отношение к базе наблюдения. Когда я создавал преобразователи образов для наблюдателей, то вспомнил о своём обещании, поэтому и сделал два дополнительных для вас. При помощи данных "оберегов", вы с Яринкой сможете понимать образы общения других разумных существ. Наши подарки будут преобразовывать их в привычную для вас форму. Главное, чтобы преобразователи имели полный контакт с вашими телами. Лучше всего их носить на шее, под одеждой, тогда их никто не увидит и не станет задавать ненужных вопросов. А если кто заметит и спросит, то твоего ответа про старый оберег будет достаточно.
  - Благодарю, Дар, за подарки, - сказал я, после чего, повесил один преобразователь себе на шею и убрал его под одежду, а второй убрал в карман защитного кокона древних. - Думаю моей Яринке такой необычный оберег очень даже понравится. Сейчас же прошу прощения за то, что вынужден вас покинуть, так как меня ждёт Медик и капсула. Надеюсь вы найдёте общий язык с лесными красавцами и красавицами.
  - А мы уже с ними подружились, дядя Демид, - сказала маленькая Анея, наглаживая лесную кошечку развалившуюся возле неё и млеющую от удовольствия под детскими руками.
  - Вот и хорошо, что подружились, Анеюшка, - сказал я малышке, и попрощавшись со всеми, направился в медицинский модуль базы.
  
  Едва я покинул диагностическую капсулу, как Медик обратился ко мне со своим привычным вопросом?
  "Как вы себя чувствуете, Демид?"
  - Нормально я себя чувствую. Скажите, пожалуйста, Медик, что вам удалось обнаружить?
  "У вас было сильное нарушение защитных полей тела, вследствие чего активировались ваша интуиция и ментальное сопряжение. Полученные мною данные уверенно говорят о том, что вы совсем недавно побывали в самом центре нестабильной энергетической аномалии."
  - Насчёт нестабильной энергетической аномалии, я ничего сказать не могу, так как не могу припомнить, чтобы где-нибудь во время охоты она мне встречалась. Вполне возможно, что такие необычные природные явления существуют где-то в нашем глухом урмане, и возможно даже не в одном месте, но поверь, мне в лесу ещё пока не удалось заметить предупреждающий указатель: "Осторожно! Поблизости находится нестабильная энергетическая аномалия". Кстати, Медик, вы не могли бы мне пояснить, что означает ваш непонятный термин "ментальное сопряжение"?
  "Постараюсь объяснить вам как можно понятнее. Ментальное сопряжение, это врождённое природное свойство разумного существа. Оно способствует разуму соединяться с доступными ему слоями реальности. Говоря совсем просто, когда вы засыпаете, ваше биологическое тело начинает восполнять потраченную за день внутреннюю энергию, а ваш разум, или как вы любите постоянно говорить Душа, чтобы не мешать восстанавливаться телу, отправляется в один из доступных слоёв реальности. Всё что вы там увидите и узнаете, по пробуждению вы воспринимаете как сон. Я пока понятно объясняю?"
  - Вполне понятно. Продолжайте.
  "Из-за того, что у вас было нарушение в структуре защитных полей, ментальное сопряжение смогло соединить вас не с одним, а с несколькими слоями реальности с похожими временными характеристиками. В результате чего, у вашего биологического тела начался незапланированный расход внутренней энергии из резерва. Как правило, при этом происходит довольно обильное неконтролируемое выделение влаги из пор на кожном покрове тела. У вас, Демид, когда-нибудь случалось нечто похожее?"
  - Кончено же случалось и даже не один раз. Вы можете мне не поверить, Медик, но после того, как в странном повторяющемся сне, мне снилось, как под ногами исчезает привычная опора, и моё тело проваливается в чёрную муть болота, то я сразу же резко просыпался, весь мокрый от холодного пота, хотя в моей спальной комнате всегда относительно тепло. Самое плохое состоит в том, что такие резкие пробуждения очень сильно пугают мою супругу.
  "Думаю, что таких резких пробуждений у вас больше не будет, Демид. В данный момент, вы полностью здоровы, а ваша внутренняя энергосистема была восстановлена в диагностической капсуле. Окончательная проверка не выявила никаких нарушений в структуре защитных полей вашего тела. Так что можете спокойно идти к себе домой."
  - Благодарю вас, Медик. А сколько времени я провёл в капсуле?
  "Ровно одни сутки и семь часов."
  Попрощавшись с Медиком, я по коридору базы направился в портальную. Едва я покинул комнату в медицинском модуле, как передо мной появился Сабур.
  "Демид, технические дроиды, вернувшиеся с острова на болоте, мне только что доложили, что в данный момент на поверхности наступила ночь. Может быть до утра вы отдохнёте в гостевой комнате?"
  - Сабур, значит вы уже восстановили свои датчики контроля на болоте, раз вы вернули назад дроидов?
  "Пока восстановительные работы системы контроля и наблюдения данного сектора ещё не закончены. Все технические дроиды были мною отозваны, с острова на болоте, для проведения очередных профилактических работ и энергоподзарядки."
  - В таком случае, мне лучше всего сейчас воспользоваться порталом.
  "Почему вы так решили, Демид?"
  - Сейчас землю укрывает ночь, Сабур, а сие значит, что даже если кто-то посторонний будет находиться на северном острове, то он никак не сможет во тьме заметить моё появление из вашего портала. Далее, как всякий охотник, я давно уже привык спать на голой земле как в лесу, так и на островах на болоте. Так что, если меня кто-то обнаружит спящим там, то нисколько не удивится. А утром я отправлюсь на охоту, чтобы не идти домой с пустыми руками.
  "Я понял вашу мысль, Демид. Поэтому не буду вас больше задерживать на базе. Можете забрать из стазис-хранилища свои вещи и оружие. Всего вам доброго."
  - И вам всего доброго, Сабур, - сказал я главному искину, забирая свой заплечный мешок с продуктами и охотничье ружьё. - Передавайте наилучшие пожелания от меня моим родичам.
  "Непременно передам."
  
  Проснулся я на рассвете, когда яркие сполохи Ярилы-Солнца уже озаряли небеса на востоке. Первое что успел заметить, это какая-то неправильность в окружающей меня природе и какое-то странное напряжение в воздухе. Но самое главное, что поразило меня при пробуждении было в том, что я не слышал не только пения птиц, но даже писка комаров. Над островом и над болотом стояла непривычная тишина.
  Быстро собравшись, даже не став завтракать, я закинул ремень своего охотничьего ружья через плечо, взял в руку заплечный мешок, и сразу же направился к старой подзатопленной гати, по которой постоянно пролегал мой путь через болото.
  Необычная тишина стоящая вокруг и внутреннее напряжение, заставляли меня торопиться. Несколько раз мне казалось, что кто-то идёт за мной следом по гати, но оборачиваясь я никого не увидел в высоких камышах. Неожиданно в северной стороне вспыхнули небеса, а потом резкий порыв ветра отбросил меня в сторону с такой силой, что гать ушла у меня из-под ног, и я с головой провалился в чёрный омут болотной топи. Чувствуя как меня затягивает в глубину, я рванулся изо всех сил наверх. Когда у меня уже стали заканчиваться силы, я вдруг почувствовал как ремень от ружья начал очень сильно давить мне подмышкой. Вот тогда я ясно понял, что кто-то пытается за ружьё вытянуть меня из трясины.
  Очутившись на поверхности, я жадно хватал воздух ртом, пытаясь отдышаться, и даже не обратил внимание на то, что меня кто-то куда-то тащит. Лишь когда чьи-то заботливые руки стали омывать мне лицо студёной родниковой водой, окончательно осознал, что смертельная погибель меня миновала.
  Немного придя в себя, я, продолжая лежать на траве, приоткрыл глаза и увидел сидящего в двух шагах от меня незнакомого мужчину, с аккуратно подстриженной бородкой, тёмно-русыми волосами до плеч, и уже с седыми висками. Глаза выражали сильную усталость. Видать у него до нашей встречи была очень насыщенная жизнь.
  - Ну вот... Совсем другой коленкор. С возвращением с того света, - с неподдельной радостью в голосе произнёс незнакомец. - Как мы себя чувствуем?
  - Благодарствую. Вроде оклемался немного, - ответил я, поднимаясь с земли и усаживаясь на свежеповаленное дерево, рядом со своим заплечным мешком. - А вы кто будете, уважаемый, и как на болоте оказались? - спросил я незнакомца, и достав тряпочки из мешка, начал чистить своё ружьё от болотной грязи.
  - Да так, обычный странник я. Шёл себе мимо через эти края, а тут неожиданно, что-то очень большое и яркое, в северо-восточной стороне, по небу пролетело и хорошо так громыхнуло, что даже мощное землетрясение вызвало. Толчки были такой огромной силы, что я на ногах не смог удержаться, благо камыша вокруг много, он-то и смягчил моё падение. Когда я вновь поднялся на ноги, увидел как человека сильным порывом ветра в воздух приподняло, да в трясину забросило. Вот и поспешил на помощь. Пока через камыши до края чёрного окна добрался, вы уже с головой в топь ушли, лишь сиротливо лежащий на камышах заплечный мешок с мотком верёвки указывал, в каком именно месте человек в болото упал. На всякий случай, я взял вашу верёвку и привязал одним концом к одинокому дереву, а второй на себе закрепил. Потом начал шарить руками в чёрной болотной мути, и на ваше счастье, случайно наткнулся рукой на ствол ружья. Ухватившись за него, я вас на поверхность и вытащил. После донёс до этого острова. Возле родника отмыл ваше лицо от грязи, иначе болотная жижа коркой засохла бы и дышать не дала. Затем сходил за вашим заплечным мешком и верёвкой, их я тоже сюда принёс. Вот вкратце и вся история моего появления тут. Хотелось бы в свою очередь узнать кого я спас?
  - Демидом Ярославичем меня люди зовут. Охотник я из таёжного поселения. Могу я узнать ваше имя?
  - Скажите, а зачем вам моё имя, Демид Ярославич? Ведь я же вашего имени не спрашивал. Скоро вы окончательно придёте в себя, отдохнёте и отправитесь своим путём, а я же пойду, куда раньше шёл. Что вы так на меня удивлённо смотрите? А понимаю... Небось вы решили за моё здравие свечку в церкви перед иконами поставить? Так не нужно мне этого. Я вообще ни в какого библейского бога не верю и в христианские церкви не хожу.
  - Зря вы так про меня подумали, уважаемый. У нас в поселении вообще нет никакой церкви, и последователей Христа среди наших Родов отродясь не было. Староверы мы, старыми устоями с древних времён живём, как нам наши предки завещали. А про имя ваше спросил потому, что я вам теперь жизнь должен, ибо вы меня спасли, вытащив из болота. Должен же я знать, какое у моего следующего сына имя будет.
  - Вот оно как дело повернулось... Прошу прощения, Демид Ярославич, ежили ненароком обиду словом вам нанёс. Не знал я про такой старый обычай, чтобы новорожденное дитя в честь оказавшего помощь называли. Не знал, но признаю, такой обычай имеет право на существование. Вот только как вам помочь в этом деле, ума не приложу. Имён у меня нынче много, и на каждое имя соответствующий документ имеется. Даже не знаю, как вы из этого множества имён выбирать будете...
  - А какое имя у вас изначально было?
  - Вы правы, Демид Ярославич, так оно гораздо проще будет. Ваняткой меня отец с матерью при рождении нарекли. Униатский поп при крещении меня Иоанном в церковную книгу записал, а когда я вырос и выучился, люди меня Иваном Лютичем величать стали. Так что можете любое из этих изначальных имён выбирать. Только стоит ли? Хоть душа и совесть у меня чисты перед людьми, но если честно сказать, беглый я. С каторги вот недавно сбежал и теперь домой, к семье своей иду. Так что можете по возвращению домой, о встрече со мной местным властям заявить, я на вас за это в обиде не буду.
  - Зря вы так нехорошо обо мне подумали, Иван Лютич. Имперские власти в наше поселение очень редко заглядывают, ибо жители не особо жалуют их появление у нас, а уездные попы, так те вообще стороной наше поселение обходят. Даже в своих проповедях, нашими целителями, травницами и знахарями, они своих прихожан пугают, заявляя, что у нас не простое поселение, а самая настоящая "Ведьмовская деревня". Да и насчёт моего общения с местными властями, вы также ошиблись, потому что имперцы к нам приезжают в основном чтобы покойников забирать.
  - В каком смысле "покойников забирать"? Разве вы людей не хороните?
  - Честно говоря, мы не хороним умерших людей в землю, как христиане. Для родовичей, что ушли в небесные миры, у нас свои обряды имеются. Когда я вам говорил, что "имперцы к нам приезжают в основном чтобы покойников забирать", то имел в виду, что они приезжают к нам за телами убитых бандитов и прочих насильников-душегубов. Последний раз у нас имперцы были, когда жители уничтожили крупную банду. Бандиты выполняя заказ "очень уважаемых людей" решили напасть на рассвете на спящих людей и сжечь наше поселение. Такое уже случалось и не однажды. Нашу прошлую деревню полностью сожгли. Хорошо что старики про те злодейские замыслы раньше узнали и спасли жителей, уведя их в урман. Вот только поджигали нашу деревню не какие-то пришлые с востока бандиты, а имперцы под руководством уездного попа.
  - Ещё раз прошу меня извинить, Демид Ярославич. Не знал я, что здесь такие бесчинства творят власти татаро-немецкой империи.
  - Про какую татаро-немецкую империю вы говорите, Иван Лютич? Насколько мне известно, при переписи населения, прибывшие имперские чиновники на общем сходе всем объявили, что мы теперь являемся подданными Российской империи. Вы ничего не напутали?
  - Я ничего не напутал, Демид Ярославич, - устало ответил мне беглый каторжник, глядя как я заканчиваю чистить своё ружьё, потом задумался ненадолго, и продолжил: - Когда Российская империя захватила силой богатейшие земли Великой Тартарии, то её, в определённых кругах просвещенной мировой общественности, и стали называть татаро-немецкой империей. Ведь вся имперская власть в России, включая самого императора, в большинстве своём из немцев состоит.
  - Иван Лютич, ежели не секрет, скажите, пожалуйста, а за какие-такие злодеяния имперцы вас на каторгу определили?
  - За вольнодумство и свободомыслие меня на каторгу сослали. Я понимаете ли анархист, и не приемлю диктата над собой любой власти, хоть государственной, хоть церковной. Каждый человек на земле рождается свободным, а рабом его делают власти, да различные попы, которые жируют за счёт плодов его труда. Вот поэтому я и решил посвятить свою жизнь борьбе за свободу. Это имперским властям в столице очень сильно не понравилось, вот они и осудили меня на десять лет каторги, аккурат перед самой войной.
  - Вы про войну с Японией говорите, которую англичане с оловянных островов затеяли?
  - Вы снова удивили меня, Демид Ярославич. Скажите мне, пожалуйста, откуда у охотника из таёжного поселения такие познания в происходящей мировой политике?
  - Так я хоть и в таёжном поселении живу, но о событиях происходящих в мире, наслышан. Не удивляйтесь, Иван Лютич. Имперские власти обязали жителей нашего поселения заготавливать продовольственные обозы для воюющей на востоке армии. Как вы сами понимаете, добывать всю дичь приходилось мне и другим охотникам из поселения, а уже потом, при передаче обозов представителям уездных властей, я про все мировые события и наслушался. Память у меня всегда была хорошая, вот я всё в подробностях и запомнил.
  - Прошу извинить меня, за нескромный вопрос, Демид Ярославич. У вас с собой не найдётся хоть немного какой-нибудь еды? Мои скромные запасы закончились ещё два дня назад, а есть ли в этих таёжных краях хутора или деревни, где можно купить продукты, мне пока неизвестно.
  Мне в этот момент стало стыдно. Передо мной сидел человек, который спас мне жизнь, а я даже не подумал о том, что он может быть голоден. Отложив в сторону своё ружьё, я стал быстро выкладывать из заплечного мешка, на расстеленный на землю рушник: половинку каравая хлеба, туесок с солью, различные домашние копчёности, а также несколько головок лука и чеснока.
  - Угощайтесь, Иван Лютич, для своего спасителя мне ничего не жалко. Я сам был должен догадаться по вашему усталому виду, что вы голодны, и к совместной трапезе вас пригласить. Вы пока кушайте, а я по-быстрому небольшой костерок запалю, да водички для взвара согрею. Благо родник рядом имеется, - сказав это, я взял котелок и пошёл набирать воду. Мне очень не хотелось чтобы человек спасший меня, увидел моё покрасневшее от стыда лицо.
  - Я не настолько сильно оголодал, Демид Ярославич, чтобы в одиночку набрасываться на ваши ароматно пахнущие запасы. Занимайтесь костром, а я подожду. Затем мы вместе отведаем ваших аппетитных разносолов...
  
  Когда наша трапеза закончилась, я вымыл котелок и сложил свои вещи в мешок. После еды образовалась приятная тяжесть в животе, из-за чего, сразу же идти в поселение мне не хотелось, поэтому я решил продолжить нашу беседу.
   - Иван Лютич, если не в тягость, расскажите, что-нибудь о себе?
  - Зачем вам это, Демид Ярославич?
  - Так должен же я что-то сыну своему рассказать о человеке, в честь которого его нарекли. У нас в поселении новорожденных детей другими именами нарекают. При переписи населения, многие имперские чиновники очень удивлялись, когда слышали наши имена, и порой пытались их на христианский лад переиначить. Вот только жители на такое не шли, и требовали от имперских писарей правильной записи имён.
  - И что?! Имперские писари шли жителям вашего поселения на уступки, и записывали имена как положено?!
  - Конечно, а куда им деваться. Ведь Глава нашего поселения из древнего княжеского рода, да и остальные жители не безродные холопы какие-то, а потомки древних шляхтичей.
  - Так у вас что... всё поселение из поляков состоит?
  - Почему из поляков?
  - Погодите, Демид Ярославич, вы же сами только что, назвали жителей вашего поселения потомками древних шляхтичей.
  - Всё верно, назвал. Только вы похоже не ведаете, Иван Лютич, что в древнейшие времена шляхтичами были не только поляки. В том же Великом Княжестве Литовском существовала своя боярская шляхта. Вы ещё больше можете удивиться когда узнаете, что ещё задолго до создания Польского Королевства, да и Великого Княжества Литовского, шляхтичами называли только лишь представителей древнейших родов Русинов, ибо они хранили истину о появлении жизни на земле и о дальнейшем пути развития. Все их называли людьми истинного пути или просто шляхтичами, ибо на старом русинском наречии слово "шлях" означает путь.
  - Честно говоря, Демид Ярославич, я раньше никогда не задумывался откуда у дворянского сословия вообще появилось название "шляхта".
  - А причём тут дворяне, Иван Лютич? Дворянами изначально называли только слуг князя, а также княжескую дружину, ибо они все вместе проживали на княжеском дворе. У шляхтичей были свои дворы и свои дружины. В случае войны, княжеские и шляхетские дружины объединялись в войско чтобы дать отпор врагам, но каждую дружину вёл свой воевода. В более поздние времена, когда объединились Королевства Польское и Великое Княжество Литовское в Речь Посполитую, многие обедневшие шляхтичи нанимались на службу к королю. Но такая служба не превращала шляхтичей в королевских слуг. Каждый шляхтич воспринимал короля как равного себе. Дворяне, как сословие, не могли себе позволить такой вольности, и выполняли любой приказ короля, ибо они как были, так и оставались всего лишь слугами, хоть и назывались королевскими дворянами.
  - Очень интересно вы рассказываете, но позвольте поинтересоваться... Откуда у простого охотника из таёжного поселения такие богатейшие познания о прошлом государств находившихся далёко на западе? Как вы сами понимаете, Демид Ярославич, ссылаться на якобы услышанные уездные слухи в таком моменте неуместно. Я сам из древнего рода литовских шляхтичей, но даже мне, многое из того что вы рассказали было неизвестно. Похоже на то, что вы не простой охотник из таёжного поселения, а как минимум потомок тех самых древних шляхтичей. Разве я не прав?
  - Вы правы, но о моём происхождении и о предках моего рода мы с вами можем поговорить у нас в поселении. Куда я вас приглашаю. Но для начала всё же хотелось бы услышать ваш рассказ, Иван Лютич. То что вы из древнего рода литовских шляхтичей, мне уже известно, - улыбнувшись сказал я, - и то что вы расспрашиваете обо мне, но совершенно ничего не говорите о себе, тоже очень хорошо заметно.
  Мой собеседник ненадолго задумался, а потом стал рассказывать.
  - Родился я, пятьдесят пять лет назад, в небольшом родовом имении недалеко от Вильны. Мой отец был отставным полковником, покинувшим службу из-за ранения. Сначала я получил хорошее домашнее образование, а после продолжил свою учёбу в Ягеллонском университете в Кракове, на факультете права. Там я познакомился с множеством интересных людей. У всех были идеи как сделать нашу жизнь лучше. Эти идеи обсуждались после занятий в университете. Больше всего меня заинтересовали идеи анархизма, а книги учителя и основателя Михаила Бакунина мною были не просто прочитаны... некоторые места я даже заучил наизусть, ибо в нескольких строчках он умудрился передать самую суть происходящего в нашем мире. После окончания Ягеллонского университета, мне предложили работать помощником судьи, но я отказался, ибо не желал связывать свою жизнь с угнетателями народов. Когда мне исполнилось двадцать три года, мой учитель умер, и вот тогда я окончательно решил посвятить свою жизнь борьбе за свободу. Чем и занимался все последующие годы моей жизни. Вот вкратце и вся моя история.
  - Иван Лютич, если вам не в тягость, вы можете сейчас что-нибудь вспомнить из того, что заучивали?
  - С превеликим удовольствием. У меня так же как у вас хорошая память и я многое помню до сих пор. Вот послушайте внимательно: "В настоящее серьёзное время, сильное государство может иметь только одно прочное основание - военную и бюрократическую централизацию. Между монархиею и самою демократическою республикою существенное различие: в первой чиновный мир притесняет и грабит народ для вящей пользы привилегированных имущих классов, а также и своих собственных карманов, во имя монарха; в республике же он будет точно также теснить и грабить народ для тех же карманов и классов, только уже во имя народной воли. В республике мнимый народ, народ легальный, будто бы представляемый государством, душит и будет душить народ живой и действительный. Но народу отнюдь не будет легче, если палка, которою его будут бить, будет называться палкою народной." Как вам такое высказывание, Демид Ярославич?
  - Интересно, очень чётко всё подметил ваш учитель.
  - Тогда оцените продолжение его мысли: "Социальный вопрос, страсть социальной революции овладела ныне французским пролетариатом. Её нужно или удовлетворить, или обуздать и усмирить; но удовлетвориться она может только тогда, когда рушится государственное насилие, этот последний оплот буржуазных интересов. Значит, никакое государство, как бы демократичны ни были его формы, хотя бы самая красная политическая республика, народная только в смысле лжи, известной под именем народного представительства, не в силах дать народу того, что ему надо, т.е. вольной организации своих собственных интересов снизу вверх, без всякого вмешательства, опеки, насилия сверху, потому что всякое государство, даже самое республиканское и самое демократическое, даже мнимо-народное государство, задуманное господином Марксом, в сущности своей не представляет ничего, иного как управление массами сверху вниз, посредством интеллигентного и поэтому самого привилегированного меньшинства, будто бы лучше разумеющего настоящие интересы народа, чем сам народ". Вы поняли суть о чём говорил мой учитель?
  - Если честно, то не совсем. Так как прозвучало слишком много новых и не очень понятных для меня слов, смысла которых я так и не понял.
  - Вам нужно учиться, Демид Ярославич, и тогда непонятные для вас слова и термины станут понятными.
  - Не стану спорить с вами. Сам считаю, что учиться нужно всю свою жизнь.
  - Полностью с вами согласен, учиться никогда не рано и никогда не поздно.
  - В таком случае, Иван Лютич, предлагаю отправиться к нам в поселение, и уже там, после хорошей баньки, продолжить нашу интересную беседу. Как вам такое предложение?
  - Принимается. Тем более что после купания в болоте, хорошая банька лишней не будет.
  - Вот и договорились, а теперь прошу следовать за мной. Землетрясение могло повредить старую гать, так что нам надобно быть очень внимательными и осторожными...
  
  Глава 24
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Отмытый до скрипа кожи и распаренный до самых косточек, я не спеша вышел из хорошо протопленной баньки, и прошёл в нашу летнюю трапезную, где мой гость и спаситель Иван Лютич уже пил чай, и мило беседовал, с моим отцом. Когда я подходил к летней кухне, их разговор уже был в самом разгаре. Так что... молча налив себе в кружку горячего взвару, приготовленного Яринкой, я присел на лавку и стал слушать о чём старшие ведут речь...
  - ...только одного я никак понять не могу, Ярослав Всеволодович, - взволнованно сказал мой спаситель, - как же у вас получилось сплотить абсолютно всех жителей поселения одной всеобщей идеей? Ведь у каждого человека свои собственные взгляды на жизнь, и на существующие законы в государстве. На моей памяти, даже у самых признанных ораторов и пропагандистов, из любых мне известных, социальных партий или движений, такого никогда не происходило.
  - Так в том-то и дело, Иван Лютич, что мы не предлагали людям никаких придуманных идей "о всеобщей свободе, равенстве и братстве". Для нас енто всё пустые и ничего не значащие слова. Свободным можно быть только от кого-то или от чего-то, и то не всегда. Например, раб или холоп мечтает освободиться от своего жестокого и нерадивого хозяина, а вот к доброму и рачительному хозяину, многие люди сами в работники или в холопы просятся, ибо знают, что в таком случае, у них всегда будет защита от несправедливости и возможность трудиться на благо своих семей, но самое главное, что их семьи больше не будут голодать в тяжкие времена. Равны ли между собою хозяева, работники или холопы? Нет и ещё раз нет. Так о каком же равенстве между ними может идти речь? Вот вы говорите мне, что все люди живущие на земле - братья? А как же тогда быть с женщинами? Ведь они наши матери, жёны, сёстры, дочери, я уже не говорю о внучках и правнучках. Как вы всех женщин собрались в братьев превратить? И кроме всего прочего, разве правильно называть братьями тех, кто пришёл захватить и поработить нашу землю, уничтожить нашу родину? Понимаю, что вам сейчас трудно ответить на все мои вопросы. Но вы лишь подумайте о моих словах и заметите, что ответ на заданный вами вопрос лежит на поверхности... Мы просто никогда не поучали других людей, как надобно, с нашей точки зрения, правильно жить на белом свете. Ведь все обычные люди на земле, испокон веков, всегда только своим умом и своим собственным трудом жили. Задумайтесь на минутку, что вы хотите предложить людям? Уничтожить все существующие государства и империи на земле, и жить общинным трудом? Так все люди проживающие в различных деревнях, хуторах и поселениях, и так трудятся все вместе, то есть общинно, а многие из них, порой даже не представляют в каком государстве они родились и живут. Как вы им будете разъяснять высказанные вашим учителем мысли "о всеобщей свободе, равенстве и братстве"? Ведь обычные люди вас просто не поймут.
  - Но ведь вы же, как Глава поселения, знаете, что все государственные власти и чиновники забирают большую часть того, что люди получили благодаря своему тяжёлому и повседневному труду. Обкладывают их разными податями и налогами. Разве по-вашему это не грабёж средь бела дня? Что вы на это скажете?
  - Несколько лет назад, у нас на общем сходе в поселении, прибывшие важные чиновники от имперской власти собравшимся людям сразу же объявили, что все собираемые в нашем уезде и в губернии подати пойдут на содержание Российской имперской армии, которая защищает всех подданных от опасных внешних врагов. Из-за войны они и обязали жителей нашего поселения заготавливать продовольственные обозы для армии воюющей с Японией. Мой сын Демид, пока шла война на востоке, вместе с другими охотниками и рыбаками, занимался исполнением данной обязанности. А как только закончилась та война, то никто из имперских чиновников с нашего поселения больше никаких продовольственных обозов не потребовал. И мы продолжили жить также, как и до войны жили, своим трудом и согласно наших древних устоев.
  - Подождите, Ярослав Всеволодович, но ведь это же местные власти назначили вас Главой данного поселения, значит вы и ваша должность внесены в соответствующие реестры Российской империи. Это даёт вам право распоряжаться не только всеми людьми в поселении, но и получать за свою службу на данной должности, положенное жалование из государственной или местной казны, в соответствии с табелем о рангах. Именно поэтому, вы просто таки обязаны, занимая должность Главы поселения, во всём подчиняться законам Российского государства, а также всем представителям государственной власти. Разве не так?
  - Всё не так, Иван Лютич, всё не так. Вы можете мне не поверить, но меня избрали Главой, все жители нашего поселения, на общем сходе. И выбрали меня не из-за того, что так постановили прибывшие к нам важные представители имперской власти, а потому что моему отцу, который на тот момент был Старейшиной нашего таёжного поселения, уже было больше ста пятнадцати лет. Мне же, в то время, не исполнилось ещё и шестидесяти. Кроме того, никакого жалования я ни из казны государства, ни от представителей местных властей, не получал и не получаю. Потому что я был выбран единогласно всеми жителями на сходе, а не назначен Главой Урманного поселения важными чиновниками из столицы или губернии. Ведь наши местные уездные, да и губернские представители власти как рассуждают, кто меня на должность Главы в поселении избрал, тот меня и содержать должен... Поймите, мне быть Главой не в тягость, ведь люди мне доверили заботу о них. Да и наличие у нас в поселении собственной Управы, снимает с местных уездных чиновников и представителей жандармского отдела, обязанность постоянно ездить к нам, и проверять что у нас здесь происходит.
  - Жандармы что... вообще к вам не ездят?
  - Бывают иногда, и то, когда мы их сами к себе в поселение приглашаем, чтобы они тела убитых нами бандитов и душегубов забрали. А с различными чиновниками дела обстоят ещё проще. Их местные представители имперской церкви сильно запугали, заявив на проповедях, что все наши женщины и девушки ведьмы, а посему наша деревня Ведьмовская. Так что чиновники теперь боятся даже близко к нашему поселению приближаться. Мы такие слухи не отвергаем, и спокойно живём тут своим умом и своим трудом. Так что не власти к нам ездят, а я постоянно езжу в уезд, дабы узнать последние новости и сообщить, что у нас в поселении всё в порядке.
  - И какими же свежими новостями местные власти с вами поделились? Если же это конечно не секрет.
  - Да никакого особого секрета в последних новостях нету. Они наверное уже большинству жителей империи известны. Недавно, Государственная Дума Российской империи приняла закон "Об организации сыскных частей", сделав розыскную деятельность самостоятельной службой в системе имперских правоохранительных органов. Теперь, почти во всех губернских и уездных городах создают сыскные отделения. Они будут заводить картотеки на представителей уголовного мира: домушников, убийц, разбойников, насильников, скупщиков краденого, освободившихся из тюрьмы или вернувшихся с каторги. А заодно, негласно, такие же карточки будут заводить на всех особо неблагонадёжных лиц, к которым власти относят террористов-бомбистов, революционеров из различных партий и движений, а также прочих возмутителей спокойной жизни в империи. Вам, Иван Лютич, такие новости ведомы? Ежели известны, то будьте внимательны и осторожны.
  - Об этом законе я ещё не слышал, Ярослав Всеволодович. Для меня странно другое, что вы, как представитель местной власти меня об этом предупреждаете и советуете быть осторожным...
  - Я вас предупредил не потому что я Глава таёжного поселения, Иван Лютич, а потому, что вы спасли моего Демида, вытащив его из болотной трясины. Не по Совести, знаете ли, отвечать спасителю моего младшего сына чёрной неблагодарностью. Можете не сомневаться, никто, из представителей власти, никогда не узнает о том, что вы были в нашем поселении. Нельзя за добро отвечать злом, даже если того требуют законы империи.
  - Мне по-человечески понятны ваши внутренние мотивы, Ярослав Всеволодович, сам всегда так поступаю. Меня смущает несколько иной момент, будут ли в дальнейшем местные имперские власти доверять, вот такому честному Главе поселения, как вы?
  - А куда же они денутся, - улыбнулся отец. - Мой род древние корни имеет, и происходит из Великого Княжества Литовского. Мы с самими Ягеллонами и другими не менее древними родами в близком родстве состоим. Да и все остальные жители нашего поселения, потомки Русинских и Литвинских шляхтичей, а посему, никогда, и ни у кого, в холопах не были. Так почему же местным имперским властям не доверять мне, как Главе, и остальным жителям нашего поселения?
  - Если всё обстоит так, как вы говорите, то мой вопрос действительно кажется неуместным. Постарайтесь меня правильно понять, всё что вы говорите, просто в голове не укладывается. Ведь все жители вашего поселения, да ещё с такими родословными, давно уже должны были найти общий язык и подружиться с губернским и уездным дворянством. Может быть вы подскажете мне почему этого не произошло?
  - Дело в том, Иван Лютич, что мы не воспринимаем представителей нынешнего дворянского сословия, как дворянство.
  - А в чём причина такого отношения к ним?
  - Настоящие дворяне, с древнейших времён, служили своей родной стране и защищали её не щадя своей жизни. За такую самоотверженность они и получали больше уважения и почтения. А местное дворянское сословие привыкло жить лишь в своё удовольствие и служить предпочитает только тем, кто им больше денег заплатит, да привилегий пожалует. Вы можете мне не поверить, но две трети представителей нынешнего имперского дворянства в губерниях, всячески хулят свою страну и даже искренне желали ей поражения в прошедшей войне с Японией. Простой народ они ненавидят и вообще за людей не считают. При любой возможности не гнушаются ограбить народ и присвоить плоды его труда. Те, кого ныне называют "дворянами", восхищаются разгульной и праздной жизнью дворянства в других странах. Вот потому-то мы никогда не найдём с таким "дворянским сословием" общего языка. Надеюсь, я понятно объяснил наше отношение ко всем местным дворянам?
  - Но не все же местные дворяне такие плохие, как вы описали? Вы же сами говорите, что одна треть нормальные дворяне. Они преданно служат Российской империи и готовы за неё пожертвовать своей жизнью.
  - Вы правы, Иван Лютич. Бывают среди них и хорошие дворяне, но их очень малое число. И чем ближе они находятся к столице империи, тем их становится меньше, и такое меньшинство уже никогда не исправит образ жизни остальных. Кроме того, вы забыли мои слова о том, что мы считаем всех представителей власти Российской империи захватчиками земли Великой Тартарии.
  - А как же тогда понимать вашу помощь имперским войскам, когда они почти два года воевали с японцами? Разве посылая свои обозы с продовольствием, вы не поддерживали ту самую имперскую власть, которая захватила ваши земли?
  - Мы помогали не имперской власти, а сражающимся войскам. Наша помощь шла воюющей армии, которая защищала нашу землю от внешнего врага. Вы наверное сами прекрасно знаете, что в воюющие войска империи набрали простых людей из городов, сёл и деревень, вот для них мы и посылали наши продовольственные обозы. Дворянство в имперской армии присутствовало лишь на высших командных постах. Именно оно проиграло войну с Японией, а не простые воины бесстрашно сражающиеся с напавшим на наши земли врагом... Что вы так удивлённо на меня смотрите, Иван Лютич? Не ожидали таких слов и выводов от простого Главы таёжного поселения?
  - Поразительно, в таёжном урмане находится поселение, где проживает человек, который способен свободно обсуждать мировые события и видеть их глубинную суть, а все остальные люди живут по своим собственным устоям и уже воплотили в жизнь то, о чём мечтал мой учитель и наставник. Представляете, как было бы здорово, донести ваш богатейший жизненный опыт до простых людей, я имею в виду рабочих живущих в больших и малых городах? Узнав обо всём что вы знаете, они бы сами стали настойчиво стремиться к такой гармоничной жизни. Разве я не прав?
  - Не знаю, как вам и ответить, Иван Лютич. Вот скажите мне, пожалуйста, откуда человек, родившийся и всю свою жизнь проживший в городе, работающий с утра до вечера на каком-то производстве, может получить достаточный жизненный опыт о том, как разводить животину или ухаживать за домашней птицей? Как выращивать на полях рожь или лён? Как и когда собирать в лесу различные орехи, грибы, ягоды или тот же лесной мёд? Хотя люди, постоянно живущие в городах, и работающие на фабриках и заводах, многое из перечисленного мною, каждый день употребляют в пищу, а одежды из льняных или шерстяных тканей носят каждый день. Поймите, им наша жизнь покажется довольно скучной, а наш повседневный труд очень тяжёлым. Я думаю, что рабочие и мастеровые люди, постоянно живущие в городах, уже привыкли к своему образу жизни, и никогда не решатся поменять его на непривычные условия. Ведь их предки, в прошлом, покинули свои деревни и сёла из-за тяжёлой и голодной жизни, и ушли в ближайшие города искать для себя более лёгкую судьбу.
  - Так вы же не ушли жить в город, как другие, значит что-то вас удерживало от таких мыслей. Поэтому вы и остались жить единой общиной, хоть и в таком глухом месте.
  - Поселян всегда объединяли Старая вера и древние устои предков. Они помогали нашим древним родам жить и выживать в самых тяжёлых условиях на протяжении довольно долгого времени. Сейчас в любых городах, жить такой жизнью, как мы привыкли, почти невозможно. Вы можете мне не поверить, но там люди даже думают по-другому. Я уже не говорю про разделение горожан на бедных и богатых. И как ни странно, и тех, и других не устраивает тот уровень жизни, что определён для них императором и его окружением.
  - Ярослав Всеволодович, если вы знаете об этом, то почему же до сих пор сидите у себя в поселении, и не включитесь в общую борьбу прогрессивных сил против существующей имперской власти в России?
   - А зачем?
  - Как зачем?! Чтобы свергнуть нынешнюю власть, разрушить империю и изгнать захватчиков со своей земли! Власть должна принадлежать только тем, кто трудится на земле!
  - Иван Лютич, предлагаю вам прогуляться до ворот и посмотреть, что происходит на улице.
  - Для чего?
  - Для того чтобы хорошенько осмотреться. Потом расскажете мне, сколько на улице нашего Урманного поселения находится представителей власти или хотя бы посчитаете приблизительную численность вооружённых имперских захватчиков?
   - Шутить изволите, Ярослав Всеволодович? Вы же сами сказали, что в вашем поселении нет представителей государственной власти. Кого же я смогу увидеть на вашей улице?
  - Вы увидите там людей, которые живут своей жизнью. Им нет никакого дела до империи и какой-либо власти. Они постоянно трудятся на благо своих родов, чтобы их дети не знали голода и каких-либо лишений. А для того чтобы люди смогли всего достичь в своей жизни, они и выбрали меня Главой поселения. Как же я могу их оставить, и бросить на произвол судьбы? Жители нашего поселения мне верят, и я стараюсь оправдать их доверие. А насчёт власти и империи, могу сказать только одно. Скоро всё изменится, и вас будут волновать совершенно другие вопросы.
  - Вы способны видеть будущее?
  - Увы, у меня нет такой необычной способности. Тут всё гораздо проще. Ежели нынешние дворяне не изменят своё отношение к жизни и не вернутся к изначальным основам дворянства, то они, в самом ближайшем будущем, самостоятельно разрушат существующую империю. Но самое плохое состоит в том, что такое разрушение приведёт к большой крови. Первыми пострадают простые люди, за благо и счастье которых вы так ратуете... Думаю, Иван Лютич, что пришло время прервать нашу беседу. Вы выглядите очень уставшим. Идите отдыхать. Демид вас проводит.
  - Благодарствую за интересную беседу, Ярослав Всеволодович, - поблагодарил моего отца наш гость, поднимаясь из-за стола.
  - Демид, проводи, пожалуйста, Ивана Лютича в комнату моего отца, в ней Яринушка нашему гостю постелила.
  - Ну зачем такие хлопоты, Ярослав Всеволодович, я человек неприхотливый, и на сеновале нормально бы переночевал.
  - Негоже спасителю моего сына по сеновалам ютиться. Отдыхать будете в нашем доме, и ни о чём не беспокойтесь. Пока я тут Глава поселения, вам ничего не угрожает...
  
  Оставив нашего гостя отдыхать в приготовленной комнате деда, я походя заглянул в детскую проверить уснули ли дети. Все дети уже спали, а на широкой лавке дремала моя матушка. Похоже она недавно вернулась и решила побыть с внуками. Свою Яринку я обнаружил спящей в нашей комнате в обнимку с красавицей Мурлыкой. Насмотревшись на тихое сонное царство, я направился к отцу в летнюю трапезную.
  - Как там наш гость... обустроился на ночлег? - спросил отец, едва я разместился за столом с кружкой горячего взвара.
  - Да, отец. Иван Лютич только прилёг на кровать, как сразу же заснул, едва коснулся головой подушки. Видать держался во время вашей беседы на одной силе воли.
  - Тут ты прав, Демид. У твоего спасителя сильная воля. Вот только пустышных идей слишком много у него в голове. Слышал поди, что они задумали?
  - Не всё, отец. Я похоже к концу вашего разговора подошёл.
   - Они понимаешь ли, все народы на земле захотели сделать счастливыми и свободными. И искренне думают, что для достижения поставленной цели достаточно уничтожить все империи, государства, а также тех, кто стоит у самых вершин власти или служат ей. Они мечтают построить безгосударственное общество, то есть свободное общество, не управляемое государством. Для таких людей, как наш гость, анархия является разновидностью общества будущего, где, помимо государства, отсутствует любая иерархия, включая этническую, экономическую, религиозную и идеологическую...
  - Отец, ты где таких мудрёных слов понабрался? Я от тебя таких речей раньше не слышал.
  - Да от гостя нашего понабрался, Демид, - усмехнулся отец. - Ты пока в баньке парился, да в божеский вид себя приводил, я попросил его немного о своей жизни рассказать. Вот и наслушался от него разных современных иностранных словечек, да умных речей. Ведь Иван Лютич поначалу подумал, что мы тут все в поселении люди неграмотные, вот и решил меня немного просветить, да к своему учению приобщить. А как узнал, что почти все наши взрослые жители в совершенстве по четыре-пять языков знают, включая греческий и латынь, так его словно подменили, и он таки решился на доверительный разговор со мной. Его особо удивило, что у нас в поселении имеются старинные книги на нескольких европейских языках, и что мы по ним своих детей учим грамоте, а также не забываем учить их читать и писать на родном языке. Скажи мне, Демидушка, а что ты так удивился услышав иностранные слова в моей речи?
  - Да вроде как не престало жрецу старой веры, использовать чужие слова в своей речи. Ведь у нас и своих слов в родном языке хватает, чтобы полностью передать образ и суть мысли. Извини, отец, ежели я что-то не так по незнанию своему сказал. Просто, когда я пришёл после бани в летнюю трапезную, вы тут словно бы два старых знакомых анархиста по-дружески разговаривали и обсуждали, что происходит в Российской империи. От услышанного в вашей беседе, я даже на некоторое время дар речи потерял. Потому и сидел с вами молча, не сказав ни единого слова. Как же тебе удавалось так легко поддерживать с Иваном Лютичем долгий разговор, да ещё такие необычные вопросы обсуждать? Разве ты читал книги по анархизму?
  - В нашем разговоре ничего необычного нет, Демид. Да и книг по анархизму мне никогда не приходилось читать. Об их существовании я только сегодня узнал из рассказа Ивана Лютича. Все знания по анархизму были взяты мною из интересного рассказа нашего гостя. Так что учись, сын, внимательно слушать своего собеседника. Из услышанного всегда можно выделить очень много нужного для поддержания разговора. Запомни, что во многих задаваемых вопросах, как правило, уже содержатся ответы на вопросы. Мой отец передал тебе знания жреца, но похоже ты их ещё не окончательно усвоил, иначе бы твёрдо знал, что жрец старой веры должен уметь поддержать разговор с любым человеком, доверительно обсуждая интересующие его вопросы. С охотником необходимо разговаривать об особенностях охоты, с лекарем надо обсуждать как лучше лечить различные хвори и болезни, а с представителем политических партий надобно уметь говорить о политике. Когда человек видит, что ты его внимательно слушаешь и поддерживаешь беседу, то он сам вскоре раскроется перед тобой, и предоставит все необходимые знания для поддержания вашего разговора. После того, как человек полностью выговорится, ему станет на душе легче, и у него останутся только хорошие воспоминания о вашей беседе. Ты понимаешь, Демидушка, о чём я тебе говорю?
  - Да, отец. Скажи, а матушка когда вернулась?
  - За несколько часов до вашего прихода. Помылась в баньке, покушала с дороги, и пошла с внуками общаться. А ты чего про неё спросил? Случилось что?
  - Ничего не случилось, отец. Просто я заглянул в детскую, посмотреть заснули ли малыши, а она там на лавке спит.
  - Вот и хорошо, пускай там поспит. Ты тоже иди спать, Демид, а я ещё посижу и подумаю, что надобно собрать нашему гостю в дорогу.
  
  Я проснулся от радостных криков и девчачьего визга, доносившегося из детской комнаты, пришлось подниматься, одеваться и идти умываться. Когда я шёл завтракать в летнюю трапезную, мне навстречу из неё вышел отец и тихо сообщил, что наш гость рано утром покинул поселение. Как я понял, Иван Лютич ушёл, чтобы его не увидели остальные мои родичи, особенно матушка и Яринка. Кто знает, кому они могли бы рассказать о нашем госте. Но я, несмотря ни на что, буду помнить как назвать одного из моих сыновей...
  
  Глава 25
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  В течение последующих полутора лет, после моего спасения и ухода из нашего поселения Ивана Лютича, отправляясь на свою многодневную охоту, я старался разыскать хотя бы одно из потаённых мест, указанных мне Сабуром. Пришлось недолго поплутать по предгорьям и сопкам Белогорья, осматривая все попадающиеся на моём пути пещеры и крупные расщелины. Именно в таких, сокрытых от любопытных людских глаз, местах должны были издревле находиться все остальные ближайшие портальные врата. Только через эти порталы я мог вновь пройти на базу наблюдения мира Белрос. К моему большому сожалению и величайшему огорчению, мне так и не удалось ничего найти. Вообще ни одного портала я так и не смог обнаружить. Хотя, если честно говорить, похожие места, где просто обязаны находиться портальные врата, мне встречались постоянно. Вполне возможно, то странное небесное событие, сопровождаемое землетрясением и большим взрывом в районе реки Подкаменная Тунгуска, как-то отрицательно повлияло на их нормальную работу.
  Из остальных значимых событий в жизни, за прошедшее время, можно выделить рождение дочери Настеньки и мою поездку, с отцом и тестем Родасветом Казимировичем, в уездный город и в столицу губернии. Пока моя тёща и моя матушка хлопотали как наседки над новорожденной и Яринкой, нас, мужчин, отправили за покупками. Так как на нашем Торговом подворье, мы не нашли того что нам было надобно, отец предложил съездить в уезд и купить всё необходимое в магазинах торгового дома купца первой гильдии Морозова. Основатель торгового дома был не только известной в Барнауле личностью, Андрей Григорьевич и его сыновья считались одними из уважаемых и богатейших людей города. Как рассказывали поселянам приезжающие на Торговое подворье заезжие купчишки и торговцы, в торговом доме купца "А. Г. Морозов с сыновьями", в его многочисленных магазинах и лавках, открытых в Барнауле, Бийске, Шелаболихе, Камне, Кузнецке, а также в других городах, всегда можно купить всё что угодно.
  Почти всю дорогу до уездного города, я продремал в просторной пролётке. Это чудесное средство передвижения, предназначенное для дальних поездок, сделали по специальному заказу Родасвета Казимировича в мастерских Барнаула. Пролётка запрягалась парой добротных коней, была не двухместной, как обычно, а четырёхместной. Она имела более широкую и удлинённую форму, а также мягкую, складывающуюся назад, кожаную крышу. Мастера-умельцы сделали в ней специальные ящики для покупок, которые закрывались на ключ и находились под сиденьями. Управлял этой чудесной пролёткой Светозар, помощник отца в поселянской Управе.
  Проснулся я когда наша необычная пролётка выезжала со старой полузаросшей травой дороги, что пролегала через берёзовую рощу, на оживлённый Томский почтовый тракт, по нему мы и доехали до самого Барнаула.
  Ехать пришлось бы очень долго, так как перед нами неспешно катился караван из десятка больших телег. Земля на тракте, стёртая в труху, поднималась за гружёными повозками и долго висела пылью, по причине безветрия. Нам повезло быстро обогнать медленно движущийся караван, так как почтовый тракт, перед какими-то поселениями, стал шире почти вдвое. По обеим сторонам почтового тракта, на невысоком холме через который шла дорога, расположились две небольшие деревушки, с почерневшими от времени странными домами. Со стороны дороги мне казалось, что они почти вросли в землю по самые соломенные крыши, лишь в центре поселений стояли нормальные рубленные дома высотой в два уровня. Оконца у большинства домов были затянуты бычьими пузырями, и лишь у некоторых виднелись рамы с наборами из разноцветной слюды или стекла. За домами располагались огороды уходящие в низину, а также бескрайние поля с посевами и заливными лугами. Весь воздух пропитался запахом полевых трав вперемешку с запахом навоза, которым были удобрены местные деревенские огороды. Между полями с посевами, изредка наблюдались небольшие молоденькие рощи...
  - Ярослав Всеволодович, поглядите, как жители вот ентих деревень довольно странно свои дома построили, - неожиданно произнёс Светозар обращаясь к моему отцу, который сидел у него за его спиной. - Крыши-то у большинства домов почти до самой земли спускаются. Вы случаем не знаете, почему они так свои крыши сделали?
  - Потому что нынешние жители их вовсе не строили, Светозар, - первым ответил помощнику отца Родасвет Казимирович. - Они лишь крыши старых заброшенных домов соломой покрыли. Тут все пустующие деревушки в округе, власти заселили переселенцами с западных губерний. Люди, что раньше здесь жили, погибли во время последнего потопа, а когда земля просохла, имперские власти решили вновь заселить обезлюдившие места. Вот и пригодились заброшенные поселения. До потопа тут стояли крепкие рубленные дома, поднятые над землёй на два или три уровня, или, как теперь принято говорить в империи на французский манер, двух и трёх этажные. А после того как потоп схлынул, осталось то, что ты сейчас видишь. Скрытые под землёй этажи, новые жители стали использовать как подвалы для хранения своего добра и урожая.
  - А почему же люди не откопали выделенные им дома? Ведь жить в большом доме намного приятнее, чем вот в таком...
  - Потому что простые люди оказались намного умнее, чем представители имперской власти, кои их тут поселили, - сказал Светозару мой отец. - Во-первых, чтобы откопать все дома в обеих деревеньках, надобно полностью срыть весь наносной холм по которому мы сейчас проезжаем. А зачем людям заниматься лишней работой? Во-вторых, куда прикажешь им вывозить смесь из ила, песка, глины и земли? Ведь все имеющиеся тут поля людям нужны для посевов, а не для создания нового рукотворного холма из грязи и глины. Ну и в-третьих, налоги. Чем больше по размерам и в высоту у переселенцев будут дома, тем больше местные власти постараются взять с них налогов. Из-за таких высоких податей, люди предпочитают жить в различных полуземлянках, навроде тех что ты сейчас видишь. А за выкопанные подвалы и подпольные уровни налоги не платят.
  - Ярослав Всеволодович, Родасвет Казимирович, а как же города в нашей губернии... они что... тоже в прошлом от потопа пострадали?
  - Тоже, Светозарушка, пострадали. Можно сказать, что даже очень сильно пострадали. Вот только приехавшие сюда с запада люди, ничего не знают о произошедшем в прошлом потопе и не привыкли видеть следы разрушений от него. Хотя ентих самых следов, на нашей матушке-земле, бесчисленное множество. Скоро прибудем в уездный город, ты там сам сможешь присмотреться и заметить все те разрушения, что последний великий потоп сотворил, - ответил Светозару мой тесть и о чём-то задумался.
  Я лишь слушал их разговор и смотрел по сторонам дороги, пытаясь самостоятельно найти и увидеть следы последнего потопа...
  
  Город Барнаул
  Томской губернии
  
  Проехав небольшую часовню, городскую тюрьму с тюремной церковью, стоявших по левую сторону дороги, мы решили заночевать на небольшом постоялом дворе совмещённом с почтовой станцией. В окна занятой нами комнаты была видна уездная городская больница расположенная через дорогу от постоялого двора. Как пояснил мне отец, в других комнатах нам бы не удалось нормально выспаться, так как приносимые ветерком запахи с городских скотобоен и сеновалов, не создавали приятных ощущений. У заселявшихся в те комнаты, всегда складывалось ощущение, что все неприятные запахи проникали сквозь стены и окна.
  Проснувшись утром, мы довольно быстро привели себя в полный порядок, потом сытно позавтракали в ближайшем трактире и поехали в город за покупками.
  Миновав дрожжевой завод Сухова и городскую рощу, проехав казармы и военную церковь, мы повернули на главную улицу Барнаула Московский проспект. Пока мы ехали по проспекту, я всю дорогу смотрел по сторонам разглядывая различные здания.
  - Демид, ты что такое интересное углядел, что всю дорогу крутишь головой? - спросил тесть.
  - Мне непонятно, Родасвет Казимирович, почему на проспекте здания из камня и кирпича стоят вперемешку с деревянными домами.
  - Так тут всё просто, Демидушка. Те деревянные дома, что ты изволишь лицезреть, были поставлены примерно с полстолетия назад, или даже чуть поменьше, на более старых каменных основаниях. Для их строительства почти все ближайшие к городу, уцелевшие при потопе, леса и рощи повырубили. А все старые здания из камня и кирпича, были построены ещё задолго до потопа. Присмотрись внимательно и ты сам увидишь, что окна нижних уровней, у них наполовину скрыты под землёй. Никто нынче уже не ведает, на один этаж здания землёй скрыло или на два. Нонешние жильцы просто живут в них, и даже не думают раскапывать подвалы старых зданий. Никто не хочет лезть в подземелья, которые того и гляди могут обвалиться, да и местные власти копать в подвалах старых зданий не разрешают.
  - Почему не разрешают?
  - Представители власти говорят, что раскопы могут повлиять на устойчивость всех зданий в городе и те могут обрушиться. Для подтверждения своих слов, власти указывают на руины многих зданий, у которых остались только одни лицевые стены выходящие на улицы, - первым ответил на мой вопрос отец. - На самом деле, всё обстоит по-другому. Имперские власти пытаются скрыть от жителей города, что многие дома из кирпича построены больше двух-трёх сотен лет тому назад, а старинные здания из камня стоят здесь намного дольше и насчитывают уже несколько столетий.
  - Отец, а зачем имперским властям нужно скрывать от простых людей древность обычных городских зданий?
  - Всё дело заключается в том, что скрывая возраст старинных зданий, построенных ещё в бытность Великой Тартарии, а иногда даже и во времена Великой Рассении, имперские власти желают приписать себе их постройку, тем самым обосновывая своё право распоряжаться всем захваченным имуществом. Ведь простые люди, которых переселили сюда из других мест, даже не догадываются о том, кто жил тут раньше. Ты же прекрасно знаешь, что любое дерево лишённое своих корней, через некоторое время засыхает и погибает. То же самое происходит и с простыми людьми. Народы, лишённые истинной правды о своём настоящем прошлом, уже через несколько поколений превращаются в безвольные толпы напоминающие стада, которые бредут лишь туда, куда гонят их, непонятно откуда пришедшие, пастухи со своими сторожевыми псами. Вспомни лучше, сынок, чему тебя обучал мой отец. Все императорские дворы и рода находящихся у власти, с незапамятных времён служат нашим древним врагам, которые стремятся превратить всех людей в своих рабов. Многие из находящихся у вершин власти, в различных государствах и империях, являются прямыми потомками пришлых. Они служат нашим древним врагам и никогда не пойдут против своих древних повелителей. Потому-то находящиеся у власти потомки пришлых стараются сделать всё, чтобы в памяти человеческой выглядеть такими же людьми, как и все остальные жители нашего мира. Для достижения своих целей они скрывают и уничтожают не только древние знания о настоящем прошлом, но и всех людей, которые такие древние знания хранят.
  - Отец, ты сейчас говоришь про изданный в прошлом бесчеловечный указ императора Петра "О розыскании и побиении трёхсотлетних старцев"? - спросил я и задумался, стараясь вспомнить все рассказы моего деда и Богуслава Ярославича про те времена.
  - И про него в том числе. Ведь данный указ до сих пор, никто из последующих правителей империи, не отменил, - ответил мой отец, и посмотрев на меня, продолжил. - В других империях и государствах также имеются похожие указы или принятые законы. Они действуют и сейчас, в наше время. Ведь людей хранящих древние знания о настоящем прошлом, так и не смогли полностью уничтожить те, кто находился и находится у вершин власти. Опасность для власти не в том, что старцы-хранители прожили по триста и более лет, а в том, что они ведают истинную правду о событиях прошлого и о нашем древнем наследии. Ибо сия правда полностью опровергает всю придуманную ими историю о жизни людей в далёком и недавнем прошлом, а также в настоящем времени...
  Отец ненадолго замолчал, давая мне время как следует осмыслить услышанное. Он о чём-то тихо пошептался с Родасветом Казимировичем, а потом неожиданно спросил:
  - О чём задумался, Демидушка?
  - Мне сейчас вспомнились времена, когда к нам в поселение приезжали важные имперские чиновники для проведения первой переписи населения. Я вспоминаю их лица и не нахожу в них отличий от обычных людей. Ну разве что непомерное высокомерие и себялюбие у них на лицах читались, а так, на первый взгляд, с виду вроде бы люди как люди.
   - Ты всё правильно подметил, Демид. Очень похожи они были на обычных людей. Однако никогда не следует обманывать себя, глядя на схожий с людьми внешний облик. Если бы ты более внимательно рассмотрел их лица, то заметил бы все основные черты, которые отличают потомков пришлых от людей нашего мира. Я говорю про едва заметные змеиные черты в ихнем внешнем облике и поведении. Запомни, сынок, несмотря на всю внешнюю похожесть на нас, они как были врагами рода человеческого, так навсегда ими и останутся, какие бы светлые образы они о себе для людей ни создавали. Думаешь просто так у многих народов на земле, появились предания о том, что пришедшие с неба змеелюди принесли людям, выжившим после потопов и Войны Богов, новую мудрость и не известные ранее тайные знания? На земле полно мест, где люди до сих пор поклоняются змеелюдям, которых они называют нагами. Думаю, что когда мы вернёмся домой, то сможем поговорить на данную тему более основательно, если тебя она сильно заинтересует.
  - Да мне вроде в данном вопросе всё понятно, отец. Не вижу смысла вновь возвращаться к нему. Насколько я помню, даже в христианской библии написано, что Адам и его жена были наги. Там же сказано, что в раю, где они поселились, жил древний змей, который не только их мудрости обучал, а ещё умудрился соблазнить жену Адама. Есть кое-какие непонятные для меня места в текстах древних восточных преданий, а в остальном, всё более-менее в них ясно.
  - Что за непонятные места в текстах ты обнаружил? - спросил отец и почему-то переглянулся с моим тестем.
  - Когда я перечитывал дедовские старинные книги, в которых сохранено множество древних преданий, то обнаружил вот что... В одних преданиях утверждается, что древние наги никому не рассказывают о себе, и всячески сохраняют свою мудрость в тайне до тех самых пор, пока люди не созреют для её понимания. В ожидании подходящего времени, они предпочитают скрываться от людей в недоступных пещерах самых высоких гор. В других же преданиях написано, что будто бы прилетевшие на землю наги, сразу же поделились своей мудростью, как только спустились на землю на небесных колесницах, и даже поведали людям, что нагами заселены два мира Махатала и Нагалока. Они довольно долго жили среди людей и были у них учителями и наставниками.
  - Такие противоречия объясняются просто, Демид. Прибывшие на землю наги появились в нескольких местах нашего мира одновременно. Где местные жители их приняли уважительно, как посланцев неба, там они делились своими накопленными знаниями и долго жили среди людей. Там же где их встретили с настороженностью и недоверием, то в таком месте они никому ничего не рассказывали и выжидали, когда люди созреют для общения с ними. А если нагов принимали за древних врагов, с которыми шла война, и всячески их уничтожали, то им ничего не оставалось, как прятаться от людей в недоступных пещерах высоких гор. Я понятно объяснил?
  - Да, отец.
  - Какие ещё непонятные места в текстах ты обнаружил?
  - В одном из сохранённых старых преданий рассказывается о человеке по имени Сиддхартха Гаутама. Так вот, там сказано, что его обучали мудрости древние наги, чтобы он смог развить себя и достичь состояния духовного совершенствования и просветления. Древние наги хотели сделать из него учителя, обладающего способностью вывести разумных существ из круговорота рождений и смертей в мирах, ограниченных кармой. В другом, более позднем предании рассказывается уже всё по-другому. Там написано, что не древние наги обучали мудрости человека, а просветлённый Гаутама-Будда проповедовал нагам свою мудрость, указывая им путь дальнейшего развития...
  Услышав последние слова отец и Родасвет Казимирович одновременно рассмеялись. Когда они закончили смеяться, увидев мой удивлённый взгляд отец спросил:
  - Демид, неужели ты сам не смог догадаться, что более позднее предание было написано последователями учения, которое оставил после себя Гаутама-Будда, а более раннее предание записали очевидцы указанных событий?
  - Отец, я как-то вообще не задумывался про времена, когда появились данные предания, ибо они оба были записаны в одной книге. Когда я в первый раз прочитал её, то у меня сложилось мнение, что сначала древние наги обучали человека, а когда он смог достичь состояния духовного просветления, то начал сам обучать нагов. Лишь перечитывая дедовские книги по нескольку раз, я стал обращать внимание на вот такие непонятные места.
  - Хорошо, что твоё внимание улучшилось и ты начал замечать, как постепенно искажались события произошедшие в далёком прошлом. Теперь ты сможешь более внимательно наблюдать за происходящим вокруг. Посмотри, видишь люди разбирают руины старинных зданий, у которых уцелели только лицевые стены?
  - Вижу, отец. Наверное кому-то не хватает материалов для строительства своих домов, раз люди занялись разборкой старых зданий.
  - Думаешь, что причина разборки старых разрушенных строений заключается только лишь в нехватке кирпича и камня для строительства новых зданий для жилья?
  - Не знаю что сказать, отец. Вполне возможно, что местные уездные власти решили заодно со строительством новых зданий, битым кирпичом и камнями замостить все улицы города, ведь они совсем не имеют никакого покрытия. Представляю какая тут на улицах грязюка непролазная после дождей. Даже у нас в поселении дорожки вдоль домов выложены деревянными плашками, чтобы после дождей грязь в дома не таскать.
  - Насчёт грязи ты прав, такое часто здесь бывает, но тут дело в другом. Сокрытие событий прошлого является основной задачей нынешних властей. После последнего потопа и большой войны Российской империи с Великой Тартарией, представители власти стараются уничтожить у простых людей всю память о недавнем и далёком прошлом, чтобы все последующие поколения живущих на земле, верили придуманной ими истории государства Российского, а не тому, что происходило на самом деле. Взять к примеру Барнаул. Для многих людей прибывших с западных губерний, он первым делом представляется торговым, купеческим городом, ибо именно торговля дала ему нынче возможность развиваться. Про существование различных богатейших рудников вокруг уездного города и старинных заводов, мало кто из прибывших сюда переселенцев знает. Теперь знания о них принадлежат только имперским властям и нескольким богатым чиновникам. Кроме того, известные в городе купцы Морозовы, Суховы, Смирновы, Второвы, Флягины и другие, сами ничегошеньки не построили. Они лишь выбрали себе самые лучшие и уцелевшие во время потопа здания, а потом открыли в них свои лавки и магазины. Через одно-два поколения, многие жители города приходя в магазины и лавки того же купца Морозова, уже совершенно искренне считают, что именно данный уважаемый купец со своими сыновьями построили все дома с магазинами и здания со складами, которыми они в нынешнее время владеют. То же самое можно сказать и про всех других уважаемых купцов Барнаула, - сказал отец, и о чём-то ненадолго задумался. Так в молчании мы неспешно проехали ещё два городских квартала.
  Перед пересечением Бийской улицы и Московского проспекта наша пролётка неожиданно для меня остановилась, и отец, что-то прихватив с собой, медленно и очень степенно покинул её. Как пояснил мне чуть позже Родасвет Казимирович, в угловом старинном здании с довольно большими застеклёнными окнами, у которого видимый нижний этаж наполовину был скрыт под землёй, находилось Полицейское управление. Именно туда и направился мой отец. Далее тесть пояснил, что каждый Глава поселения или староста какой-либо деревни обязан хотя бы раз в год появляться в данном здании, для сдачи ежегодного отчёта о том, что все дела идут нормально.
  
  Отец пробыл в здании Полицейского управления недолго. За время его отсутствия, я так и не смог просчитать, насколько же этажей такое большое здание могло уйти под землю, на один с половиной или на два с половиною уровня. От размышлений меня отвлёк отец, он уже вернулся из Полицейской управы с довольной улыбкой на лице. Вскоре мы уже были на улице Большая Тобольская, где находились нужные нам магазины торгового дома "А.Г. Морозов с сыновьями".
  Однако всё что нам надобно, так и не удалось купить. Старший приказчик, руководивший своими помощниками что укладывали наши покупки в пролётку, оказался очень разговорчивым человеком. Для начала он нам всем представился как Дымовский Тихон Петрович, а потом стал рассказывать моему отцу и тестю, что многих необходимых нам товаров сейчас нет в наличии на складах торгового дома в Барнауле, и ему не известно когда их вообще завезут.
  - А что случилось, Тихон Петрович? - спросил старшего приказчика Родасвет Казимирович.
  - Разве вы не слышали новости, уважаемые господа, что совсем недавно, в мае месяце, в Ново-Николаевске произошёл страшный пожар? С сожалением спешу вам сообщить, что большая часть товаров купца первой гильдии Морозова, сгорела вместе со складами. А ведь товары были доставлены туда из столицы империи, а некоторые аж из самой Европы. Хорошо что тамошние приказчики успели часть товаров со складов в Томск отправить, иначе бы вообще вся торговля в убыток обратилась.
  - Мы только вчера в Барнаул за покупками приехали, Тихон Петрович, - сказал старшему приказчику мой отец, - так что ни о каком пожаре в Ново-Николаевске даже не слышали. Может быть вы нам расскажете, что там вообще произошло?
  - Охотно, уважаемые господа, охотно расскажу. Один из складских приказчиков нашего торгового дома, спасшийся во время того майского пожара в Ново-Николаевске, рассказывал по приезду в Барнаул, что огненное безумие продолжалось несколько дней. Брат нашего приказчика, служащий в местной полиции, поведал ему, что сгорело двадцать два квартала в городе. Огонь уничтожил почти восемьсот домов со всеми приусадебными постройками, а более шести тысяч человек остались без крова.
  - Тихон Петрович, - сказал Родасвет Казимирович, - так месяц май уже прошёл, да и пожар, насколько я понял, из вашего интересного рассказа, в Ново-Николаевске уже давно потушили. Мы лишь не поняли одного. Почему же нового завоза товаров в магазины вашего торгового дома не было?
  - Так тут другая напасть произошла, уважаемые господа. Вслед за майским пожаром, через несколько дней, в Ново-Николаевске началась эпидемия тифа. Кто же у нас товары доставленные из тифозного города покупать-то будет? Вот наш уважаемый хозяин и осторожничает. Ждёт, когда там эпидемия тифа закончится. Для него ведь репутация купца первой гильдии довольно многое значит...
  - А у других уважаемых купцов города, есть товары что нам надобны? - спросил отец.
  - Так они же тоже с Ново-Николаевских складов свои товары в Барнаул завозили. Вам лучше, уважаемые господа, в губернскую столицу съездить. Там однозначно всё в наличии имеется, ибо нужные вам товары туда завезены были ещё до пожара.
  Пока мои отец с тестем разговаривали со старшим приказчиком, работники торгового дома погрузили все наши покупки в пролётку. Попрощавшись с разговорчивым Тихоном Петровичем, мы покинули уездный город и направились в столицу Томской губернии.
  
  Глава 26
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Едва мы выехали на Томский почтовый тракт я задумался об увиденных в Барнауле следах последнего потопа. Прикрыв глаза от яркого света солнышка, я постарался хорошенько запомнить все увиденные старые здания и полуразрушенные дома, которые смогли сохраниться до наших дней. Погружённый в свои мысли, я даже не заметил как заснул, и проспал весь путь, благо хорошо подрессоренную пролётку тестя не трясло на неровностях дороги, как обычную телегу или повозку. Проснулся я от того, что наша пролётка неожиданно резко остановилась. Открыв глаза и осмотревшись по сторонам, я увидел что уже наступил поздний вечер, так как солнышко наполовину скрылось за лесом, а также заметил то, что мы вернулись в Урманное поселение и остановились возле ворот нашего дома.
  - Отец, Родасвет Казимирович, могу ли я узнать причины, из-за чего вы вдруг решили вместо поездки в Томск вернуться домой? И что немаловажно для меня, как мы умудрились так быстро доехать до нашего поселения?
  Первым на мои вопросы начал отвечать отец:
  - За то что мы так быстро до дому добрались, надобно поблагодарить нашего Светозара. Он на тридцать вёрст вокруг нашего поселения все потайные пути-дорожки ведает, о которых другие люди даже не знают. Мы же, как ты помнишь, на почтовый тракт до Барнаула проехали по дороге идущей мимо нашего Торгового подворья, где так ничего себе нужного и не прикупили. Потому-то обратно мы решили возвращаться уже совсем другим, наиболее коротким путём. На то у нас с кумом имелись весьма веские причины. Ты прежде чем нас спрашивать, почему мы возвернулись домой, постарайся вспомнить, что нам морозовский приказчик Тихон Петрович рассказывал про события в Ново-Николаевске? Ну как... вспомнил?
  - Да чего там вспоминать, отец, намедни же всё было. Он нам рассказал про большой пожар и про начавшуюся эпидемию тифа в Ново-Николаевске. Вот только я не совсем понял, причём тут рассказ Тихона Петровича, ежели мы в столицу губернии за покупками собирались поехать?
  - Так ведь большой почтовый тракт из Барнаула на Томск напрямую через Ново-Николаевск проходит, - вместо отца на мой вопрос стал отвечать тесть. - Зачем же нам ехать через город, где эпидемия тифа началась? Мы лучше, чуть погодя, через несколько дней, по старой ямской дороге в столицу губернии съездим. Светозар довольно часто по ней твоего отца в Томск возил.
  - Родасвет Казимирович, а почему чуть погодя? Ведь можно же завтра с утра поехать. Нынче отдохнём немного, в баньке попаримся, выспимся, позавтракаем и в путь.
  - Понимаешь, Демидушка, тут вот какое дело, - ответил мне тесть, поглаживая свою левую ногу. - Меня старая травма колена ещё на почтовом тракте беспокоить начала. У меня ведь такая беда лишь перед самой непогодой с проливными дождями случается. Вот и сказали мы Светозару чтобы он в наше поселение самой короткой дорогой ехал. Нехорошо ведь получится, ежели мы в столице губернии появимся грязными и промокшими под ливнем.
  Я запрокинув голову посмотрел вверх, и не увидел там ни скопления грозовых туч, ни даже одного простого облачка. Небеса над нами были чисты и прозрачны. Хотел уже сказать тестю, что я не вижу никаких признаков дождя, но тут из наших ворот вышли моя матушка и тёща. Женские ахи и вздохи над привезёнными покупками, которые Светозар уже начал доставать из пролётки, помешали дальнейшему разговору.
  Тёща лишь на минуту оторвалась от разглядывания привезённых покупок и сообщила нам, что моя Яринка ещё вчера сердцем почувствовала наше сегодняшнее возвращение. Потому-то она с утра начала просить свою мать и свекровь для нас баньку протопить, чтобы мы могли с дороги попариться, а затем старшие женщины на кухне полдня пропадали, чтобы нам что-нибудь вкусненькое приготовить. Так что ужин уже дожидается нас в летней трапезной. Поблагодарив тёщу, я первым отправился в баню, ибо знаю, какой жар в парилке поднимут отец с тестем.
  
  После баньки я быстренько поужинал и пошёл в дом. В нашей комнате Яринки не оказалось. Я заглянул в другие комнаты и увидел её спящей, на кровати бабушки Анеи, с маленькой Настей под боком.
  - Мы с кумой после родов мамочку с малышкой в комнату Анеи Доброславны определили, здесь Яринушка быстрее всего свои силы восстановит, - очень тихо прошептала за моей спиной матушка. - Роды у неё были тяжёлыми. Чадо на белый свет ножками вышла, а не головкой, как все остальные твои дети. Так что, Демид, придётся тебе некоторое время одному в своей комнате спать. Зато никто твоим снам помехой не будет, когда Настенька проснётся и кушать попросит, а как Яринушка восстановит свои силы, то вновь в вашу комнату возвернётся. Ты только подожди немного.
  - Хорошо, матушка, - также шёпотом ответил я, и отправился спать в свою комнату.
  
  Сон пришёл ко мне довольно быстро. Едва я головой коснулся подушки, как моё сознание улетело в обволакивающую темноту.
  Когда вдали забрезжил рассвет и стало светать, я увидел, что вновь нахожусь в знакомом внутреннем дворике старого дома, где у дальней стены находился фонтан, а недалеко от него располагался фруктовый сад. Всё было как прежде, только мусора и грязи я не заметил. Вокруг была чистота, словно кто-то вновь заселился в этот дом и навёл порядок хозяйской рукой.
  Вода в действующем фонтане, была всё такой же чистой и свежей. Вдоволь напившись и умывшись, я осмотрел внутренний дворик. Мёртвого падальщика в чёрных одеждах у крыльца дома уже не было.
  Вроде бы всё вокруг было как и раньше, но что-то всё же изменилось. Я быстро покинул знакомый внутренний дворик, и направился по улице в ту же сторону, где когда-то общался с братьями-великанами. Пройдя по улице примерно пару сотен саженей, по направлению к центру древнего города, я вдруг почувствовал чей-то внимательный взгляд направленный мне в спину.
  Оглядевшись по сторонам, я заметил как из ближайших ворот выглядывает голова пардуса. Присмотревшись внимательно, я сразу узнал наблюдавшую за мной. Поплотнее прижав к телу преобразователь образов общения, сказал вслух:
  - Лана, красавица, что ты тут одна делаешь?
  "Смотрю за порядком", - пришёл мне ответ от четвероногой красавицы. - "Здесь вновь стали селиться люди. Необходимо поддерживать порядок в этом месте. Ты очень сильно изменился, но твой запах остался прежним. И ещё от тебя пахнет братом моего хозяина."
  - Ты права, Лана. На мне подарок от брата твоего хозяина. Можешь подойти ближе и сама его увидеть.
  Большая кошка медленно вышла из ворот и направилась в мою сторону. Подойдя поближе, она сначала обнюхала меня, затем преобразователь образов общения созданный Даром, а потом лизнула правую руку как раньше. Я не удержался и начал аккуратно гладить большую кошку. Лана с удовольствием отреагировала на мою ласку, но продолжала внимательно смотреть мне в глаза.
  - Лана, мне нужен Ставр. У меня для него добрые вести о Даре и Дарине. Ты знаешь где он?
  "Да. Он недалеко отсюда отдыхает. Пойдём со мной. Я провожу тебя к нему", - передала мне образ большая кошка и пошла вперед по улице, в том же направлении, что я шёл ранее.
  У перекрёстка она неожиданно остановилась и обернулась назад, словно проверяя иду ли я следом за ней. Увидев, что всё в порядке, и я никуда не делся, Лана свернула в переулок и пройдя всего несколько трёх и четырёх этажных зданий, с интересной лепниной над большими окнами, остановилась у приоткрытых ворот, между последним и предпоследним домами у следующего перекрёстка. Убедившись что я дошёл до нужного места, четвероногая красавица скрылась за резными воротами. Я не стал идти за ней, а просто присел на лавочку возле предпоследнего дома.
  Вскоре большая кошка вернулась в сопровождении своего хозяина, на лице которого было удивление. Едва они приблизились, как я слегка встал с лавочки, поклонился и поздоровался.
  - Здравия вам, уважаемый Ставр.
  - И тебе здравия, Демид-охотник, - с улыбкой поздоровался богатырь. - Я смотрю ты сильно возмужал с момента нашей встречи. Думаю, ты сам потом расскажешь о своей жизни. Лана мне сообщила, что у тебя есть какие-то добрые вести о моём пропавшем младшем брате Даре и его любимой супруге Дарине. Это так?
  - Совершенно верно, уважаемый Ставр. Я вам всё расскажу, только мне хотелось бы сначала узнать, что у вас тут произошло, и почему Дар не прислушался к моему предупреждению?
  - Хорошо, будь по-твоему, - тихо произнёс Ставр и присел на каменную лавку возле дома, а я разместился с ним рядом. - Мой брат никогда не забывал о твоём предупреждении, Демид. Он даже Воеводе о нашей необычной встрече в этом старом городе поведал. Вот только Воевода не поверил нашему рассказу поначалу...
  - Извините, что перебиваю вас, уважаемый Ставр. Вы сказали, что ваш Воевода не поверил поначалу рассказу о грозящей им опасности. А когда же он поверил, что сказанное мной является правдой?
  - Воевода поверил лишь тогда твоему предупреждению о грозящей опасности, когда с моим братом и Дариной уже случилась беда. Он до сих пор, при встрече со мной отводит свой взгляд, и считает себя виновным в произошедшем и в их гибели...
  - Погодите, пожалуйста, - я вновь перебил рассказ богатыря. - Мне не понятно одно. Почему ваш Воевода вдруг решил, что Дар и Дарина погибли? Ведь их мёртвыми никто не видел.
  - Так на берегу реки, прямо на месте нападения, мы обнаружили полтора десятка мёртвых тел падальщиков с мечами разных размеров в руках. Все одежды брата и его любимой супруги лежали порванные и окровавленные на берегу. Судя по обнаруженным следам на речном песке, напавших было несколько десятков. Проверяя найденные следы, мы чуть в стороне обнаружили ещё несколько десятков мёртвых чёрных падальщиков, убитых непонятным нам способом. У всех убитых падальщиков в руках было только холодное оружие, в виде мечей и ножей, видать они хотели бесшумно напасть на моего брата и его супругу, чтобы никто не слышал происходящего на берегу. Наш Воевода посчитал, что тяжелораненые Дар и Дарина скорее всего утонули в реке, а быстрое течение могло унести их безжизненные тела очень далеко от места сражения. Вся наша дружина два десятка дней искала их вниз по течению реки, но так никого и не нашли.
  - Мне вот что непонятно, уважаемый Ставр... почему Дар и Дарина были без своих защитных коконов на берегу реки? Ведь вы же их почти никогда не снимаете.
  - Насчёт защитных коконов ты прав, Демид. На службе мы их никогда не снимаем. Но тогда был особый случай. В тот день состоялась свадьба Дара и Дарины, и они сняли защитные коконы, облачившись в свои праздничные одежды. После большого свадебного пира они вдвоём, как полагается, отправились на реку, чтобы смыть с себя остатки прошлой одинокой жизни. О том, что молодые долго не возвращаются, гости на пиру стали говорить лишь через три часа. Когда мы пришли на берег реки, то увидели очень неприглядную обстановку. Всё пространство на берегу было покрыто большими пятнами крови, а кроме этого, мы обнаружили полтора десятка мертвых тел чёрных падальщиков, которых Дар и Дарина уничтожили своими поясными ножами.
  - Получается, что именно из-за свадьбы Дара и Дарины рядом с ними, в момент нападения чёрных падальщиков, не было их верных пардусов. Я правильно понимаю?
  - Совершенно верно. Их пардусы на время свадьбы находились в другом месте.
  - Вот теперь мне всё стало ясно и понятно.
  - Ты сейчас, про что говоришь, Демид?
  - Я говорю про события, что произошли в тот день на берегу реки, уважаемый Ставр. Дар и Дарина скинули на берегу все свои одежды, и пошли голышом купаться в реку, а после, когда они утомлённые друг другом лежали на песке и нежились под лучами ласкового солнышка, на них неожиданно напали чёрные падальщики. Вот почему на их плечах было такое множество ранений от мечей и ножей. Так как их одежда находилась рядом, они всё же смогли достать свои ножи и вступили в схватку с напавшим врагом. Когда чёрные падальщики увидели, что им, даже большим числом, не справиться с двумя могучими богатырями, то бросились бежать и попали под прямой удар небесных наблюдателей, отряд которых полностью уничтожил всех оставшихся в живых врагов. Затем наблюдатели обнаружили раненых Дарину и Дара. Они забрали их с собой на свою небесную базу наблюдения и поместили в стазис.
  - Про каких небесных наблюдателей ты говоришь, Демид?
  - Я сейчас говорю про небесных наблюдателей из другой Вселенной, уважаемый Ставр. Они прибыли из мира Белрос, куда в далёком прошлом попали корабли Белых Росов.
  - Значит старинные предания не совсем верны. Наши древние предки не погибли в чёрной бездне, а достигли обитаемых миров в иной Вселенной?
  - Именно про то, я и говорю. Небесные наблюдатели сохранили Дарину и Дара в стазисе на базе наблюдения, а уже потом, когда они вышли из стазиса, моя бабушка вылечила их раны.
  - Если я когда-нибудь встречу небесных наблюдателей, то передам им свою благодарность за спасение брата и его супруги.
  - Вряд ли у вас появится такая возможность, уважаемый Ставр. Дракты напали и уничтожили корабль небесных наблюдателей. Вся команда малого корабля погибла. Только лишь командир наблюдателей остался в живых, и то, потому что в момент нападения Драктов он находился на базе наблюдения в медицинской капсуле.
  - Ты сказал Лане, что у тебя какие-то добрые вести о Даре и Дарине.
  - Именно так. Ваш брат и его любимая супруга, не имея возможности вернуться назад на землю, приняли предложение от командира базы наблюдения, вошли в его новую команду, и теперь сами стали небесными наблюдателями. Кроме того. От всего сердца хочу поздравить вас, уважаемый Ставр, вы стали дядей. Ваш древнейший род не пресёкся. У Дарины и Дара родились чудесные дети. Два мальчика Алан и Демид, а также чудесная девочка Анея.
  - Ты не шутишь, уважаемый Демид?! - удивлённо спросил Ставр.
  - С такими вестями не шутят. Ваш младший брат Дар предчувствовал, что наша встреча рано или поздно состоится, вот потому-то и передал мне небольшой кристалл. Он пояснил мне, что вам известно, что с ним надобно делать дальше, - сказав это, я достал из кармана защитного кокона информационный кристалл, и передал его Ставру.
  Богатырь принял кристалл и сразу же вставил его в гнездо на широком наруче левой руки. Я внимательно смотрел за всеми действиями Ставра, ибо очень похожие наручи, доставшиеся мне в наследство от деда, лежали в старом мешке на нижней полке в кладовке бани. После того, как богатырь поочерёдно нажал на четыре еле заметных выступа, а потом на небольшой красный камешек, перед ним, неожиданно для меня, появились голограммы младшего брата Ставра, его супруги и трёх маленьких детей. Улыбающиеся Дар и Дарина сидели в необычных, но весьма удобных креслах и держали малышей на руках.
  "Здравия, брат Ставр", - раздался бодрый голос Дара непонятно откуда. - "Если ты видишь нас, то значит Демид Ярославич, выполнил мою просьбу и доставил это послание к тебе..."
  Ставр после слов своего младшего брата, очень удивлённо посмотрел на меня. Пришлось мне молча подниматься с каменной скамьи, и отходить подальше в сторонку, чтобы не мешать богатырю слушать послание от своего младшего брата. Лана также проследовала вслед за мной. Мы остановились за четыре дома от места, где на улице появилась голограмма.
  "Почему у брата хозяина, нет никаких запахов?" - пришёл ко мне образ от пардуса.
  - Потому что, Лана, там присутствует только записанное на кристалл изображение Дара и его семьи, а не они сами. Ведь ты же не чувствуешь запаха, от своего отражения в воде?
  "Значит хозяин сейчас смотрит на записанное отражение своего брата?"
  - Да. То событие уже прошло, а его запись осталась.
  "Там он выглядит старше, чем я его помню."
  - Всё правильно, Лана. Он стал не только старше, у него и Дарины появилось потомство. Вот о них Дар сейчас и рассказывает твоему хозяину.
  "Потомство это всегда хорошо. Моё потомство уже подросло и выбрало себе хозяев. Жаль только, что у потомства брата хозяина нет пардусов. Общаясь друг с другом, они развивались бы намного быстрее."
  - Ты права, Лана. Там, где сейчас живёт семья Дара, нет пардусов, зато у них есть потомство моей Мурлыки. Насколько мне известно, они уже нашли общий язык между собой.
  "Это хорошо", - сказала Лана, а потом увидев промелькнувшую тень в районе перекрёстка, от которого мы с ней пришли, крупными прыжками умчалась в том направлении.
  Я уже хотел проследовать вслед за Ланой, как неожиданно услышал голос Ставра, который просил меня подойти к нему. Когда я подошёл, богатырь пригласил меня зайти в дом и разделить с ним трапезу.
  Сначала мы вдвоём поднялись по широкой лестнице на самый верхний, четвёртый уровень углового дома. Затем пройдя по просторному светлому коридору, зашли в хорошо обставленную комнату. Расположившись в громадном кресле, Ставр пригласил меня за невысокий стол, возле которого стояла пара обычных кресел. Невысоким стол был по меркам великана-богатыря, а для меня так в самый раз. Обеденный стол стоял недалеко от большой кровати, и уже был накрыт для завтрака. Было видно, что красавица Лана, своим сообщением о моём неожиданном появлении, вытащила своего хозяина прямо из-за стола.
  Поблагодарив богатыря за приглашение, я быстро занял место за столом расположившись на обычном кресле, после чего мы приступили к совместной трапезе.
  Когда с сытным и обильным завтраком было покончено, и мы напились вкусного ягодного сока, Ставр сказал:
  - Я премного благодарен тебе, за доставленные добрые вести от моего брата, Демид Ярославич. Наверное, ты даже представить себе не можешь, какой тяжкий груз снял с моей души. Ведь я же себя постоянно корил, что не уследил за своим младшим братом, хотя предупреждение о грозящей ему опасности мы от тебя получили. Наконец я теперь знаю, что мой младший брат и его Дарина живы, и не просто живы, а уже обзавелись прекрасным потомством. Пусть их сейчас нет с нами, но думается мне, что и среди небесных наблюдателей они всё-таки будут счастливы и проживут долгую жизнь.
  - Они уже и так счастливы, уважаемый Ставр, особенно когда общаются со своими детьми. А насчёт их долгой жизни могу лишь одно сказать, с тем уровнем медицины, что имеют небесные наблюдатели, ваш брат Дар и его семейство смогут прожить не одно столетие. Однако мне совсем не понятно, почему грусть лежит на вашем лице?
  - Мне грустно не от того, что ты доставил мне добрые вести от моего брата. А от того, что я не знаю что тебе подарить за это? - и богатырь указал на вставленный в наручи кристалл.
  - Мне ничего не нужно, уважаемый Ставр. Вы и так одарили меня чудесным подарком. Если бы не подаренный вами защитный кокон, я бы уже давно сгинул в чёрной болотной топи. Может быть мы с вами ещё встретимся когда-нибудь на улицах данного города и общение с вами для меня будет наилучшим подарком.
  - Не знаю, получится ли у нас вновь встретиться, так как в скором времени наша дружина покинет этот старый город. Воевода уже оповестил всех, чтобы мы заканчивали все свои дела.
  - Значит встретимся, где-нибудь в другом месте или найдём какой-нибудь способ, как обменяться весточками.
  - Погоди, Демид Ярославич. Ты сейчас мне подал хорошую идею. Я тут случайно обнаружил одно потайное место, пойдём я тебе его покажу, - сказал Ставр, и встав из-за обеденного стола подошёл к большому угловому окну. - Видишь вот эти необычные завитки и диковинные цветочки в лепнине? - и он показал мне на красивый узор обрамляющий окно.
  - Вижу. А что в них не так?
  - Со всеми завитками и цветками всё вроде в порядке, кроме второго нижнего цветочка справа. Мне показалось странным, что его лепестки расположены не так, как у других цветов в данном узоре. Я решил посмотреть в чём причина такого странного расположения и случайно повернул цветок, - сказав это Ставр коснулся цветка в узоре и повернул его направо. Внутри что-то щёлкнуло и под подоконником открылась маленькая дверка, за которой находилась небольшая ниша. В ней ничего не было.
  - Там что-то лежало? - спросил я богатыря.
  - Да. Там находились несколько кристаллов и три защитных кокона. Всё найденное я отдал нашему Воеводе. Я к чему показал тебе это потайное место. Ежели ты вновь появишься в городе, загляни в этот дом и проверь схрон. Когда мы будем уходить из города, я в нём оставлю для тебя небольшой подарок. Договорились?
  - Хорошо. Если я вновь появлюсь здесь, я обязательно проверю данный схрон, - пообещал я богатырю. - Вот только я не знаю, как закрыть его, чтобы его не обнаружили чужие люди.
  - С этим делом всё просто. Смотри внимательно. Закрываешь дверку, и всё. Цветок в узоре занял своё прежнее положение.
  Я несколько раз открывал и закрывал необычный схрон, а потом задал богатырю давно интересующий меня вопрос:
  - Скажите, пожалуйста, уважаемый Ставр, как раньше назывался данный город?
  - Его старого названия похоже уже никто не вспомнит, Демид Ярославич, а сохранившихся записей с упоминанием имени старого города мы так и не смогли обнаружить. Новые жители, которые вновь стали заселять его, назвали город - Грустиной. Видать грустная обстановка вокруг, навеяла им такое название.
  Неожиданно, из странной серой коробочки лежавшей на столе, раздался громкий, немного хриплый, мужской голос. Он советовал Ставру поторопиться и не опаздывать на сбор дружины.
  - Ну что же... будем прощаться, Демид Ярославич. Ты сам уже слышал, как наш Воевода всех собирает. Мне пора на службу. Если хочешь, можешь остаться в этом доме и отдохнуть. Теперь ты всегда желанный гость, - сказав это он легонько хлопнул меня по плечу и вышел из комнаты.
  Не зная чем заняться дальше, я просто лег с краю на кровати Ставра и сразу заснул.
  
  Проснулся я от того, что по мне топтались мои маленькие дочки и пытались меня разбудить. За окном шёл проливной дождь и комнату наполняли звуки капель попадающих на стекло.
  - Ура! Папа проснулся, - в один голос закричали малышки.
  - А вы что тут делаете? Разве мама и бабушка ещё не позвали вас завтракать?
  - Мамочка сейчас Настеньку кормит, - сказала со вздохом маленькая Злата.
  - А бабушка с утра к тёте Неждане за мёдом ушла, да видать из-за начавшегося дождя у них осталась, - добавила малышка Анея.
  - Понятно. А братья ваши где?
  - Они на кухне закрылись, - тихо сообщила Злата.
  - И чем же они там заняты? - шёпотом спросил я дочерей.
  - Они принесли в дом трёх котят Мурлыки и теперь кормят их козьим молоком, - так же тихо сказала Анея.
  - Вот как?! А разве Мурлыка разрешила им трогать своих котят?!
  - Так они ей зайчатины пообещали, вот она и разрешила, - первой ответила Злата. - Сейчас Мурлыка объевшись зайчатины лежит на кухне и смотрит как мальчишки кормят её котят.
  - Ну что же, раз наша Мурлыка и её котята покормлены, пришла и мне пора, подыматься, умываться и кормить вас завтраком. Бегите умываться и братьям своим скажите, что с немытыми руками я их за стол не пущу.
  Девчата радостно сопя слезли с моей кровати и стремительно выбежали из комнаты. Мне осталось лишь подняться, по-быстрому одеться и идти умываться. Приведя себя в порядок и покормив детей, я посмотрел в окно. Было отчётливо видно, что из-за разыгравшейся на улице непогоды, наша запланированная поездка в Томск временно откладывается...
  
  Глава 27
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Сырая погода, когда еле-еле заметная морось на улице, сначала превращалась в проливной дождь, а через некоторое время, в самую настоящую грозу, с яркими молниями от неба до земли и последующими раскатами грома, растянулась почти на трое суток. Все эти дождливые дни я либо занимался подготовкой оружия для охоты, на тот случай если отец с тестем отложат поездку в Томск, либо устраивал познавательные игры со своими детьми. Под видом познавательных игр, мои малыши с прилежанием сначала учились считать используя деревянные кубики и счётные палочки, а потом с усердием изучали образы буквиц нашей старинной азбуки, чтобы правильно выговаривать слова на русско-имперском и русинском языках. Иногда я отвлекался посмотреть, как обстоят дела у моих старших сыновей Всеволода и Доброслава, которые уже самостоятельно приступили к изучению букв латинского алфавита по старинным книгам из дедовского сундука. Разговорный польский и жемайтское наречие литовского языка они уже немножко освоили, ибо мой отец постоянно обращался к внукам на разных языках. Хоть и мало ещё польских и литовских слов старшие дети выучили, но уже довольно сносно между собой общались используя все выученные слова. Правда иногда при общении старших детей с младшими получалась какая-то языковая каша, но как ни странно, мои дети прекрасно понимали друг друга.
  Яринка постоянно занималась маленькой Настёной, и появлялась в детской лишь для того, чтобы позвать всех нас кушать. Когда покормленная малышка засыпала, моя супруга тихонечко, с какой-то грустинкой на лице, заглядывала к нам в детскую комнату, и подолгу смотрела на мои познавательные игры и занятия с детьми. Было видно, что иногда Яринка хочет что-то сказать мне, но древнее правило, что воспитанием детей занимаются только мужчины, останавливало её.
  
  Как ни странно, но все дождливые дни, пока я занимался детьми и домашними делами, пролетели для меня незаметно. Проснувшись незадолго до рассвета, от наступившей тишины за окном, я решил сходить в лес и проверить свои охотничьи ловушки. За три дня что-нибудь могло угодить в расставленные силки и петли. Чтобы не промокнуть от обильной влаги напитавшей лес за три дождливых дня, поверх повседневной одежды облачился в защитный кокон подаренный братьями-богатырями, сделав его прозрачным. Мои домашние ещё спали, когда я захватив ружьё покинул поселение.
  Лес встретил меня привычным пением птиц и умиротворённым покоем сопровождаемым запахами прелой травы и старой листвы. Ветра спрятались в небесах и старались не тревожить лесное очарование. Первым делом я посетил остров на болоте, но никакого присутствия портала так и не обнаружил. Пришлось возвращаться назад в лес и заниматься своим основным делом. Неспешно проверяя охотничьи ловушки, доставал из силков ещё живых и дёргающихся зайцев, перевязывал им лапки кожаными ремешками. Было хорошо видно, что они только сегодня поутру попались в расставленные петли. Видать во время дождей они по своим норкам прятались, а как в лесу распогодилось, они сразу же повылазили. Несмотря на то, что несколько ловушек оказались пустыми и разряженными, охотничьи трофеи меня порадовали. Собрав свою богатую добычу в заплечный мешок, я неспешно отправился дальше, постоянно размышляя о том, заработает ли когда-нибудь портал на острове посредине болота или нет.
  Примерно через два с половиной часа, неожиданно для себя, я вышел к приметному дереву со сломанной вершиной, где когда-то зимой спас неразлучных братьев от двух диких кабанчиков. Помня, что где-то недалеко может находиться кабанья лёжка, я приготовил ружье и направился в сторону ближайшей поляны. Осторожно выйдя на полянку, внимательно огляделся по сторонам, а потом увидел у дальних деревьев сидящую в траве рысь. Она сидела в напряжённой позе и очень пристально смотрела в мою сторону. Встретившись с рысью взглядом, я передал ей дружелюбный образ, сообщающий что я просто прохожу мимо её владений. Однако лесная хозяйка продолжала по-прежнему настороженно смотреть в мою сторону. Вскоре обнаружилась и главная причина данной настороженности. В ближайших к краю поляны кустах дикой смородины послышалось тихое повизгивание и поскуливание, а через несколько мгновений на полянку выбрались шатаясь два подросших худеньких рысёнка. От неожиданности они замерли и перестали издавать звуки, а потом с любопытством начали разглядывать меня.
  Поплотнее прижав к телу преобразователь образов общения, я мысленно спросил:
  "Хозяйка, что встревожило тебя? Ведь я никогда не причинял тебе вреда."
  "Тут были чужие двуногие, у них плохой запах. Они совсем не такие как ты, охотник. Чужие источают только страх, злость и ненависть, чем очень напугали моё потомство. Своим грохотом из палок они разогнали всю местную дичь и мне теперь нечем кормить котят", - пришёл ответ от лесной четвероногой красавицы.
  "Я поделюсь с тобой едой, хозяйка. Сегодня в мои ловушки попало довольно много дичи."
  "Я видела это и не разрешала своему потомству трогать твою добычу. Часть твоей добычи из ловушек забрали чужие двуногие. Они ушли незадолго до твоего появления."
  "Сколько их было?"
  "Я видела только двоих, охотник, но плохой запах доносившийся из леса сообщил мне, что недалеко были ещё несколько чужих."
  "Хозяйка, ты заметила куда они пошли?"
  "Чужие ушли в сторону болота."
  "Благодарю, хозяйка, за то, что присмотрела за моей добычей, а теперь подходите ко мне, я буду кормить тебя и твоё потомство."
  "Почему ты так поступаешь, охотник?" - спросила рысь медленно подходя ко мне со своими малышами.
  "Когда-то давно, я подобрал среди каменных осыпей совсем маленькую лесную кошечку. Ей было несколько дней от роду. Она издавала еле слышные жалобные звуки. Скорее всего, мать оставила её, как самого слабого котёнка в помёте. Забрав найденную малышку с собой, я принёс её к себе домой, согрел и накормил. Теперь она стала настоящей лесной красавицей. Я назвал её Мурлыкой."
  "Я поняла о ком ты говоришь, охотник. Эта лесная кошечка часто появляется у нас в лесу. К ней издалека приходит большой пушистый кот. От неё очень сильно пахнет тобой, поэтому мы эту пару никогда не прогоняли."
  Достав из мешка трёх зайцев, я положил их перед рысью и рысятами. Хозяйке достался заяц побольше, а котятам поменьше.
  "Забирай еду, хозяйка. Думаю, что она поможет твоему семейству восстановить силы, а я пойду посмотрю на пришлых и постараюсь выяснить, почему они забрали чужую добычу..."
  Рысье семейство аккуратно подхватило зубами за шкварник верещавших зайцев, после чего скрылось в кустах дикой смородины.
  
  Чужаков удалось обнаружить примерно через полчаса на небольшой полянке. Их точное местонахождение выдавали запахи жареной зайчатины, которые донёс до меня легкий ветерок зародившийся где-то на вольных просторах за урманом и большим болотом. Меня поначалу очень удивило, где же чужие смогли найти сушняк для своего костра в промокшем лесу, но когда я осторожно приближался к месту их стоянки, то увидел две поваленных ветром берёзы на краю полянки, вершины которых скрывались под большим пушистым кедром. Мне было хорошо видно причину, почему именно верхушки этих двух берёз не намокли во время трёхдневного ливня, и теперь пошли на топливо для костра пришлых незнакомцев.
  Используя многочисленные засевы дикой смородины, для прикрытия своего скрытного перемещения, мне удалось незаметно подобраться почти к самому месту стоянки чужаков. Сквозь ветки молодого кустарника, мне удалось увидеть рядом с костром троих пришлых незнакомцев. Один из них проворачивал ветку с нанизанным зайцем и внимательно присматривал, чтобы мясо не подгорело на огне, а двое других отдыхали расположившись на лежанках из елового лапника. Между двумя лежащими людьми я заметил три винтовки стоящие пирамидой. Неожиданно для меня, с противоположной стороны полянки появился ещё один чужак. Он был среднего возраста, с аккуратно подровненной докторской бородкой и с чёрными с проседью волосами. Едва ступив на полянку, он сразу же начал выговаривать своим спутникам:
  - Вы чего тут маёвку устроили? Сказал же сидеть тихо и огня не разводить, пока я ищу тропу через болото.
  - Слышь, Калёный, ты случаем рамсы не попутал. Ты из себя бугра не строй, понял? - грубо ответил чужак готовивший зайца. - Запомни, для нас ты всего лишь непонятный фраер, к которому фортуна передком повернулась. Хоть рывок у тебя получился зачётный, но вот непонятки за тобой имеются. Братва в присланной маляве нас просветила, что ты по жизни простой аптекарь, который собственные порошки как забугорные лоху-градоначальнику толкал, на чём и погорел. Вот только общество в непонятках осталось, с каких же это делов, ты с политическими на этапе объявился? Сечёшь фишку?
  - И что с того?! Какая разница кто и каким макаром на этот этап попал? Что-то ты со своими братками особо про мои способности не задумывались, когда я конвойных своим зельем усыпил. Вы почему-то тогда больше радовались, что без каторжных браслетов на рывок по-тихому смогли из того болота слинять, да ещё винтари спящих конвойников с собою прихватить. Чем я по жизни занимался, то моё личное дело. Надо было, я из себя аптекаря изображал, а при желании мог бы и земским доктором в личной коляске по городам разъезжать. Тебя в непонятках чуйка гложет, что я политическим прикинулся и вместе с ними на этом этапе оказался? Так такой фортель для дела нужен был. Думаешь я не знаю, Рваный, как ты сам на этом этапе оказался? Знающие люди шепнули о тебе, что ты налёт на купеческий банк сварганил, и со своими подельниками куш не плохой поднял. Вот только вы не совсем чисто там сработали, на месте четырёх жмуров оставили. Вот вы и удумали за мелочь на ближайшей крытке заныкаться, чтобы вас за хоботки не взяли, как особо опасных мокрушников. Да вот не поверили в такой расклад городовые, что тебя и братков на карманах взяли, хоть вы и попытались масть сменить, да изо всех сил перед фараонами из себя матёрых щипачей изображали. Вспомнили фараоны про все ваши прошлые гастроли, по городам и весям, да и определили вас на этот "болотный" этап. Так что все твои байки обществу, о ходке по правильной статье, мимо кассы. Из-за тебя с братками я в том "болоте" оказался. Или ты думаешь, друг мой ситный, что я в непонятках был, когда тебя с дружками на рывок с этапа подбивал? Запомни, Рваный, кто тут из нас честный фраер, а кто законник нужной масти, не тебе решать. Тебе с братками дело с неплохим кушем предложили, а вы на него подписались. Так что не базлай тут, и не гни пальцы предо мной, а делай то что велено. Если я сказал огня не разводить, значит так надобно.
  - Так лепени, шкары и прохоря насквозь промокли. Нам чё тут, намокшими чухарями под кедром сидеть? - не унимался Рваный, от неожиданно полученной отповеди. - Зараз все обсохнем малость, пошамаем горячей свежатины, и можно будет далее двигать через твоё болото. Так что от своего слова про дело мы не отмазываемся. Просто жрать охота, да и мясо уже готово.
  - Да где же вы мясо надыбали, лишенцы?
  - Так в лесу нашли, - по-простому ответил Рваный, и показав рукой на братка, лежащего на дальней от костра лежанке, пояснил: - Клест три ловушки с живыми ушастыми в кустах надыбал. Правда он ногу на ровном месте подвернул, теперь лежит и в себя приходит. Пока я свою добычу из петли вынимал, братки хлебалом прощёлкали, вот и не подфартило им, сбёгли их ушастые...
  - Быстро собираем монатки и валим отсюда, - неожиданно резко объявил аптекарь.
  - Ты чё, Калёный?! А пошамать?! Да и Клесту малость отлежаться надо, куда ему по болоту с больной ногой тащиться?
  - Рваный, ты что не догоняешь? Скоро тут может объявиться хозяин этих ловушек с волыной, и за беспредел на его угодьях угостит вас свинцом, который вы вряд ли переварите. Или вы уже забыли что нас крупное дело ждёт в большом городе?
  - Про дело все помнят, а вот свинцовой жратвой нас пугать не надобно, Калёный, у нас тоже стволы имеются. Так что неча тут кипешь подымать.
  - Вы видать вообще не догоняете, где очутились. Тут недалеко Ведьмовская деревня средь урмана стоит, а живут в ней лишь ведьмы и колдуны. Чужих людей они вообще не празднуют. На этапе сидельцы рассказывали, что нанял кто-то из уважаемых людей большую группу жиганов и мокрушников на выгодное дело. Богатую деревеньку за вымя пощупать, да красного петуха в ней пустить. Вот только местные колдуны об этом как-то разузнали, всех лишенцев наземь положили и перестреляли, а потом, в виде упакованных жмуров жандармам отдали. Сказывали люди, что у самих ведьмаков в деревне даже легкораненых не было. А теперича сам подумай, Рваный, ежели вас местные ведьмаки заколдуют, да в статуи превратят, много вы из своих стволов настреляете?
  - Может это всё байки и лажа, Калёный?
  - Не думаю, что уважаемые люди стали бы туфту гнать. Вы как хотите, а я сваливаю отсюда. Думаю, что если всё будет нормалёк, то через пару-тройку дней доберусь до ближайшей станции, а там уже паровоз довезёт куда надобно, - сказав это, странный аптекарь подхватил заплечный мешок, поправил на плече винтовку, и быстрым шагом направился в сторону болота.
  Остальная троица, тоже не стала задерживаться на месте. Быстро разобрав все свои вещи и оружие, чужаки покинули лесную полянку. Неизвестный поддерживал сильно хромавшего Клеста, закинув его руку себе на плечо. Последним уходил Рваный, унося с собой зажаренного зайца.
  Выйдя на лесную полянку, я первым делом затушил брошенный чужаками костёр, а потом начал внимательно осматривать место их лёжки. Под примятыми ветками лапника, дальней от костра лежанки, обнаружился толстый бумажник, из хорошо выделанной кожи. Он до предела был набит денежными купюрами различного достоинства, но привлекло моё внимание совсем другое. Отдельно от всех денег лежала половинка "Катеньки", со странным узором сделанным ножницами по центру сторублёвой купюры. Либо Клест кого-то успел по-тихому ограбить уже после побега, либо, что ещё интересней, ему этот бумажник с деньгами кто-то дал на этапе перед самым побегом. Иначе зачем бы Клест скрывал от всех остальных подельников наличие крупной суммы денег. Ну что же, в любом случае придётся считать, что чужаки полностью расплатились со мной за трех зайцев в ловушках...
  Послав мысленный образ в сторону леса, где принимало пищу лесное семейство, я позвал рысь. Она появилась из ближайших кустов через несколько минут, удивлённо смотря на меня.
  "Чужаки оставили после себя заячьи потроха. Думаю, что для двух твоих котят они не будут лишними, хозяйка", - передал я образ лесной красавице, и показал ей рукой на лежащие на краю полянки выпотрошенные внутренности.
  Рысь кивнула головой, подошла и обнюхала заячьи потроха, после чего, скрылась в кустах, а я, забрав свой заплечный мешок с охотничьими трофеями, направился в сторону поселения. По пути домой мне удалось подстрелить парочку крупных глухарей. Так что свой нынешний выход на охоту я посчитал вполне удачным.
  
  К вечеру я уже был дома. Первым делом, я передал свои охотничьи трофеи матушке и тёще, находившейся у нас, после чего заглянул в комнату и полюбовался как спят Яринка и Настенька, и только лишь потом прошёл в свою комнату. Увлечённо занимаясь чисткой оружия, я даже не сразу заметил как ко мне в комнату зашёл отец. Он некоторое время наблюдал за моими действиями, и лишь когда я обратил на него внимание, сообщил, что рано утром мы выезжаем в Томск, и ежели я не высплюсь дома, то смогу продолжить смотреть сны в пролётке. На мой вопрос, кто же останется в Управе поселения за старшего? Отец, лишь пожал плечами, и сказал, что наш староста Чеслав Нечаевич со всеми делами неплохо справляется...
  
  Столица губернии
  город Томск
  
  В город мы приехали уже ближе к вечеру. Пока я смотрел по сторонам на деревянные дома украшенные великолепной резьбой, наша пролётка неспешно продвигалась по улицам Томска.
  - Отец, мы сейчас куда едем?
  - Есть тут одно хорошее место, там сдаются приезжим дворянам меблированные комнаты. Я всегда предпочитаю в них останавливаться. Томский "Гостиный двор" слишком шумное место, да и всякого жулья вокруг него крутится много. Сейчас мы снимем две комнаты, надо хорошенько выспаться, а завтра с утра посетим магазины ведущих торговых домов. Думаю, что ежели мы там чего-то нужного не найдём, то потом можно будет и на местную Толкучку наведаться.
  - Отец, а "Толкучка" что из себя представляет?
  - Так называется большой местный рынок, Демид, где всё продаётся и всё покупается. Местные жители говорят, что на их Толкучке можно купить даже то, чего у известных купцов нет.
  Вскоре наша пролётка остановилась возле большого крыльца добротного трёхэтажного здания. Осмотрев дом снаружи, я увидел знакомую лепнину над большими окнами и необычные купола-башенки на крыше. Мне сразу же вспомнился сон, где я общался со Ставром. Вот только в моём сне данное здание имело четыре этажа, а не три. Чтобы проверить появившиеся мысли, я, не выходя из пролётки, задал старшим вопрос:
  - Отец, Родасвет Казимирович, вам не кажется, что у данного старинного здания есть ещё один этаж? И по-моему он находится ниже уровня земли...
  - Так про то давно всем известно, - улыбнувшись, первым ответил мне отец. - В подвальном этаже дома размещается прислуга и остальные работники. Мне вот интересно, Демид, а откуда ты узнал о нижнем этаже здания? Ведь ты же никогда не был в Томске.
  - Я его во сне видел. Правда здание там было четырёхэтажным, а внутри его находилась большая лестница, по которой я поднимался на самый верх и отдыхал в угловой комнате.
  - Внутри здания действительно есть широкая лестница между этажами, - задумчиво глядя на меня произнёс тесть, - думаю, что ты нам потом расскажешь про свой сон.
  - Мне бы тоже хотелось послушать, про похождения во сне, - вставил своё слово Светозар.
  - Для большей достоверности моего рассказа, нам бы желательно снять угловую комнату на верхнем этаже. Вот тогда моё повествование будет более полным.
  - Ну что же, пойду разузнаю, есть ли свободные номера на верху. Заодно уточню насчёт той угловой комнаты, про которую ты сказал, - объявил мне своё решение отец. После чего, покинув пролётку, поднялся по большому крыльцу, и скрылся внутри здания...
  
  Ждать нам пришлось недолго. Вскоре из входных дверей здания появился отец, с важным выражением лица. Его сопровождали четверо мужчин, трое молодых людей были облачены в одинаковые одежды, а четвёртый, пожилой мужчина, был облачён в странный чёрный костюм с серебренным шитьём. Увидев наши вопросительные взгляды, мой отец сказал:
  - Нам повезло, два номера наверху оказались свободными, в том числе и угловой. Жившие в них ранее постояльцы съехали сегодня утром. Я снял их оба, на последующие два дня. Сейчас размещаемся, приводим себя в порядок, а примерно через час управляющий позовёт нас ужинать. Обеденный зал с ресторацией здесь находится на первом этаже. Я уже сделал заказ, и сейчас для нас начали готовить ужин.
  Едва отец закончил говорить, как пожилой мужчина, оказавшийся управляющим, властно начал раздавать приказы молодым людям в одинаковых одеждах:
  - Отнесёте вещи наших высокоуважаемых гостей наверх, номера пятый и шестой. Пролётку разместите во дворе под навесом. Лошадей тщательно обиходить и накормить.
  - Сделаете всё с надлежащим старанием, получите хорошие чаевые. Все поняли? - спросил мужчин мой отец.
  - Неизвольте беспокоиться, Ваше сиятельство. Всё будет сделано в наилучшим виде и со всем старанием, - за всех ответил старший мужчина из отцовского сопровождения.
  Двое мужиков быстро подхватили баулы приготовленные Светозаром, и скрылись внутри здания. Третий взял лошадей под уздцы и ждал когда мы все покинем пролётку, а управляющий, лицо которого излучало саму любезность, был готов сопроводить нас в приготовленные номера.
  
  Нас с отцом разместили в пятом номере, он как раз занимал нужное угловое помещение. Двери шестого номера находились напротив наших. Сам номер состоял из двух очень больших комнат, спальной и кабинета, а также двух маленьких комнат, в одной размещался туалет, со сверкающим белизной унитазом, а в другой, большая чугунная ванная и рукомойник. Всё угловое помещение занимал обставленный красивой мебелью кабинет, в нём можно было не только проводить деловые переговоры, но и просто отдыхать, расположившись на мягких диванах за дубовыми столами на резных ножках. Одной из достопримечательностей кабинета был дубовый шкаф, дверки которого закрывались на ключ с хитрым замком. Как пояснил управляющий, многие жильцы использовали шкаф как сейф, для хранения своих ценных вещей. Из кабинета вела дверь в спальную комнату, где стояли две большие кровати, шкаф для вещей, небольшой столик с двумя мягкими креслами, а также две прикроватные тумбочки со светильниками.
  Закончив знакомить нас с номером, управляющий остановился у дверей в коридор. Увидев это, мой отец достал из своего бумажника пятирублёвую купюру, после чего, осмотрев ещё раз кабинет, сказал:
  - Нас с сыном устраивает данный номер, - и отдал деньги пожилому мужчине.
  - Благодарствую, Ваше сиятельство, - тут же расцвёл в улыбке управляющий, - ежели вам что понадобится, вызывайте меня, - и он указал на висящий у двери шёлковый шнурок. - На другом конце колокольчик, он мне сразу сообщит, что я вам нужен, - сказав это, управляющий посмотрел на меня, как бы поясняя, что данное разъяснение предназначено для моих ушей. Заметив, что я его прекрасно понял, он передал моему отцу ключ от дубового шкафа, после чего удалился.
  Едва за управляющим закрылась дверь, отец кивком головы указал мне в сторону двери ведущей в спальную комнату, и добавил:
  - Все разговоры потом, Демид. Иди в ванную комнату первым, и приводи себя в порядок. Все разговоры после ужина.
  - Отец, а почему управляющий тебя Вашим сиятельством величает? - не удержался я всё же от вопроса.
  - Потому что в империи принято людей княжеского звания именно так величать. Поселиться в здешних номерах, мне порекомендовал начальник Особого отдела ротмистр Долгов. Когда мне впервые хозяин и управляющий показывали свободные комнаты, Вильгельм Максимильянович представил меня им, как наследственного князя Ярослава Всеволодовича Старобогатова, сказав что у меня имеются имение, поселение, леса и земли в Томской губернии. Вот хозяин здания с управляющим и запомнили меня. Теперь, когда я появляюсь в Томске по делам, они мне самые лучшие номера предоставляют. Так что не удивляйся, что и тебя здесь будут величать "вашим сиятельством". Ведь управляющий прекрасно слышал, что я тебя своим сыном назвал, а память у таких людей очень хорошая.
  - А им не показалось странным, отец, что тебя к ним на постой привёз сам главный жандарм Томской губернии?
  - Не вижу ничего странного, Демид. Как пояснил мне Вильгельм Максимильянович, хозяин здания приходится ему дальним родственником. Вот он ему по-родственному и помогает. К тому же, благодаря такой родственной связи, в данных меблированных комнатах никогда не было ни одного случая даже мелкого воровства. У нанятой прислуги и работников нет никакого желания лично познакомиться с местными жандармами...
  
  Когда мы с отцом привели себя в порядок, благо в номере была и горячая, и холодная вода, за нами пришёл управляющий, сообщивший, что наш ужин уже готов.
  Позвав Светозара и Родасвета Казимировича, мы следуя за управляющим, спустились на первый этаж в обеденный зал, где для нас уже накрывали отдельный стол. В зале почти все столы были заняты.
  - Скажите, уважаемый, все ли присутствующие в зале проживают в ваших номерах? - задал я вопрос управляющему.
  - Никак нет, Ваше сиятельство. В здании просто нет такого количества номеров, способных вместить всех этих людей. Большинство присутствующих в обеденном зале, наши постоянные гости. Многие предпочитают вечерами посещать нашу ресторацию. У нас тут прекрасные повара и имеются напитки на любой вкус. А некоторые гурманы, приходят к нам завтракать и отобедать.
  - Благодарю за подробный ответ.
  - Всегда к вашим услугам, Ваше сиятельство, - сказал управляющий и сделал еле заметный знак рукой. После чего, подошедшие девушки, поставили перед нами горячие блюда. - Приятного аппетита.
  Мы приступили к вечерней трапезе и на разговоры больше не отвлекались. Надобно отдать должное, творения местных поваров действительно были выше всяких похвал.
  
  После ужина, когда мы вчетвером разместились на мягких диванах, в кабинете нашего номера, я начал свой рассказ:
  - Уже несколько раз, я видел в своих снах очень древний полуразрушенный город. Все его разрушения произошли во времена Небесной битвы Богов, когда они отражали нападения врагов. Про те кровавые битвы с чужими, многое сохранилось в наших древних сказаниях и преданиях. В тех снах, я повстречался с богатырями-великанами очень высокого роста. Они зачищали древний город от чёрных падальщиков, которые появились на земле вместе с извечными врагами. Один из богатырей, пригласил меня к себе в дом и предложил разделить с ним трапезу. Комнаты его жилища находились на четвёртом этаже крепкого старинного здания, с красивой лепниной над большими окнами и необычными куполами-башенками на крыше. Когда я после трапезы спросил богатыря о том, какое же название было у древнего города раньше? То он мне ответил, что его старое название уже никто не помнит, а новые жители, что начали заселять пустующий город, назвали его Грустиной, так как полуразрушенный вид вызывал у людей чувство грусти.
  - Погоди-ка, Демид, - остановил мой рассказ отец. - Ты хочешь нам сказать, что здание, в котором мы сейчас находимся, точно такое же как в твоих снах?
  - Да, отец.
  - А когда мы подъехали, ты заметил, знакомую лепнину над большими окнами и необычные купола-башенки на крыше, потому и спросил про ещё один этаж под землёй? - спросил меня отец, после чего вскочив с мягкого дивана, начал расхаживать по кабинету о чём-то размышляя.
  - Совершенно верно.
  - Ярослав, - глядя на моего отца, тихо сказал тесть, медленно поднимаясь с дивана, - выходит, что нынешний Томск стоит на месте древней Грустины?
  - Не знаю, Родасвет. Однотипные здания могли строить в самых разных городах. Мне уже приходилось много раз видеть одинаковые старинные здания в Барнауле, в Бийске и в Кузнецке. Пока что совпадений, о которых рассказал нам Демид, слишком мало, чтобы что-то утверждать.
  - Отец, а что нам мешает, проверить ещё одно совпадение?
  - Ты о чём сейчас говоришь, Демид? Какое ещё одно совпадение?
  - Так я же вроде сказал вам, что лепнина на окнах мне показалась знакомой.
  - И что? - не понял моего пояснения тесть, но всё же подойдя к окну. - Ты предлагаешь нам, открыть окна и внимательно осмотреть все наружные наличники?
  - Зачем нам все наружные наличники, Родасвет Казимирович? Нам достаточно внутреннего наличника углового окна.
  - Почему именно его, Демид? - спросил отец и тоже подошёл к окну.
  - Потому что если мой сон был вещим, отец, то под угловым окном окажется тайник.
  - Здорово как, - мечтательно произнёс Светозар, - древний тайник с редкими сокровищами.
  - Успокойся, Светозар, - развеял я мечты помощника отца. - Если мои сны действительно были вещими, то в тайнике будут не редкие сокровища, а всего лишь послание для меня.
  - Что нам нужно искать, Демидушка? - спросил тесть, осматривая наличники углового окна.
  - Видите вот необычные завитки и диковинные цветочки в лепнине, что покрыты золотистой краской? - я указал рукой на красивый узор на наличнике обрамляющий окно.
  - Видим, а что в них не так?
  - Обратите внимание, со всеми завитками и цветочками всё вроде в порядке, кроме второго нижнего цветочка справа. Вам не показалось странным, что его лепестки расположены не совсем так, как у других цветов в данном узоре?
  - Есть такое дело, - задумчиво произнёс тесть. - А что дальше-то делать надобно?
  Я подошёл к угловому окну и с усилием повернул цветок на наличнике, слегка нарушив слой позолоты. Внутри что-то тихо щёлкнуло и под подоконником открылась маленькая дверца, за которой находилась небольшая ниша. Четыре пары глаз устремили взор внутрь открывшегося тайника. В нём, в толстом слое многовековой пыли, лежали три небольших кристалла и четыре складеня с белой отметкой. Я аккуратно достал все находки из ниши и разложил на столе. После чего закрыл дверку тайника.
  Тишину в кабинете прервал голос Светозара:
  - Вот и не верь после увиденного в вещие сны. Три драгоценных камня и какие-то странные коробочки.
  - Ты ошибаешься, Светозар, - сказал я, - то не драгоценные камни, то послание для меня от богатыря, записанное на кристаллы. А в коробочках находится необычная одежда.
  - А что богатырь из твоего сна сообщает в своём послании? - не унимался помощник отца.
  - Не знаю. Само послание я могу только дома узнать. Помимо трёх кристаллов ещё кое-что нужно, чтобы данное послание прозвучало.
  - А ты расскажешь нам о нём?
  - Светозар, мы все теперь знакомы с данной тайной. Так какой смысл Демиду от нас чего-то утаивать? - строго сказал мой отец. - Думаю, что никому из присутствующих не нужно напоминать, что о данном тайнике и о наших находках не следует никому сообщать. Сейчас все отправляются спать, ибо завтра надобно рано вставать и ехать за покупками. Демид останется в номере, чтобы во время уборки, прислуга не совала свой любопытный нос куда не следует.
  Пожелав нам с отцом доброй ночи, Светозар и тесть ушли в свой номер. Едва мы остались одни, отец достал из кармана бумажник, после чего, сказал:
  - Запомни, Демид, в городе никому нельзя верить на слово, как у нас в поселении. Здесь любой постарается тебя обмануть или ограбить. Вот из-за таких людей, мне приходится постоянно носить при себе оружие. Для тебя я тоже захватил кольт. Он должен быть при тебе, даже если ты идёшь обедать или по нужде. Оплату за наш ужин включат в стоимость проживания в номерах, а вот завтрак и обед, тебе придётся оплачивать самостоятельно. Я оставлю тебе немного денег, чтоб ты завтра нормально покушал, и мог дать чаевые горничным, которые придут убираться в номере, а также людям разносящим еду в обеденном зале.
  Отец, открыл бумажник и начал отсчитывать из толстой пачки купюры разного достоинства.
  - У меня есть деньги отец. Давать мне ничего не нужно. Просто скажи, кому и сколько давать на чай?
  - Горничным достаточно будет и десяти копеек каждой, а вот человеку, который будет тебя обслуживать в обеденном зале, дашь рубль на чай, даже если ты сам поешь на меньшую сумму. Тут, как говорится, положение обязывает. Князь никогда не будет мелочиться и считать каждую копейку. О чём задумался, сын?
  - Да вот думаю, где же мне мелочь взять, отец, чтобы дать горничным. У меня ведь только лишь одни бумажные деньги.
  Отец улыбнулся и достал из кармашка жилетки несколько серебристых монеток. Положив их мне на ладонь, и добавив к ним ключ от дубового шкафа, он предложил идти спать.
  
  Проснулся я в одиночестве. Отец с помощниками похоже уже отправился за покупками. Едва я умылся и привёл себя в порядок, в двери номера тихо постучали.
  - Кто там? - спросил я не открывая двери.
  - Горничная, Ваше сиятельство, пришла спросить, когда у вас в номере можно будет начать убираться?
  - Через пять минут можете приступать.
  - Хорошо, Ваше сиятельство, - прозвучал девичий голос, а потом послышались удаляющиеся шаги по коридору.
  Сложив все наши с отцом вещи в дубовый шкаф, я запер его на ключ. Теперь не нужно будет следить за тем, как наводят чистоту горничные. Пока они будут заниматься наведением порядка в номере, я успею позавтракать. Засунув в потайной карман оставленный отцом кольт, я захватил найденный в лесу бумажник, после чего решил отправиться завтракать. Направляясь к двери, я вновь услышал как в неё тихо постучали.
  - Входите. Открыто.
  В номер зашли четыре девушки облачённые в одинаковые одежды. В руках они держали какие-то вёдра, тазы и тряпки.
  - Мы вам не помешаем, Ваше сиятельство? - спросила обладательница уже знакомого мне голоса.
  - Нет. Можете спокойно выполнять свои обязанности, а я пойду позавтракаю. Думаю, что вы тут сами без меня управитесь, пока я трапезничать буду.
  - Неизвольте беспокоиться, Ваше сиятельство, мы успеем убраться в номере. Приятного вам аппетита.
  
  Едва я расположился за тем же столом, где мы ужинали, и положил на скатерть бумажник, как возле меня появилась красивая девушка, облачённая в одежду официантки.
  - Что изволите подавать на завтрак, Ваше сиятельство? Блюда французской кухни, или что-то из местных деликатесов?
  - Из французской кухни мне ничего не нужно. Ты принеси что-нибудь попроще и посытнее, красавица. Можно гречневую кашу с молоком и маслом, блинчики со сметаной, рыбку жаренную и что-нибудь из местных деликатесов.
  - Какие вина к рыбе желаете, Ваше сиятельство?
  - Никаких. Я не употребляю ни вина, ни пива, красавица. Принеси-ка мне лучше вместо вина, чай из хороших сортов. Ежели нет хорошего чая, то меня устроит взвар на лесных травах, ягодный морс или вишнёвый компот.
  - Сейчас всё будет, Ваше сиятельство, - сказала девушка, и направилась в сторону кухни.
  В ожидании, когда принесут заказанный мной завтрак, я решил просмотреть свежий номер Томских губернских ведомостей, который кто-то заботливо положил на стол. Просматривая газету, я не заметил, как возле моего стола появился аккуратно одетый мужчина, примерно пятидесяти с лишним лет, с чашкой кофе в руках.
  - Вы позволите, Ваше сиятельство, составить вам компанию.
  - Почему же нет. Прошу вас. Присаживайтесь.
  - Позвольте представиться, Ваше сиятельство. Карл Оттович Зилинг, заведующий аптеками Томской губернии, и один из управляющих аптечного магазина "Штоль и Шмитъ".
  - Очень приятно. Князь Демид Ярославич Старобогатов, представитель древнего княжеского рода Великого Княжества Литовского. Судя по вашей фамилии, Карл Оттович, вы прибалтийский немец, выходец из Лифляндии. Когда-то, в далёком прошлом, обе наши страны находились по соседству, а торговые караваны ливов спокойно торговали на землях русинов и литвинов.
  - Совершенно верно, Ваше сиятельство. Вы хорошо изучили прошлое наших народов. Жаль, что сейчас уже многие забыли об этом.
  - Но мы же с вами помним о прошлом, Карл Оттович, а значит и наши дети будут знать всю правду о том, что на самом деле произошло...
   - Полностью с вами в этом согласен, Ваше сиятельство, - произнёс Зилинг, а потом поставив чашку с кофе на стол, достал из внутреннего кармана точно такой же, как у меня бумажник.
  Немного подумав, он вытащил из своего бумажника половинку "Катеньки", и положив её на скатерть, посмотрел на меня. Было прекрасно видно, что он сильно нервничает. Поэтому я не стал держать его в напряжении, и достал из своего бумажника вторую половинку сотенной купюры. Мой собеседник облегчённо вздохнул, когда обе половинки идеально сошлись по линии разреза.
  - Вы довольны, Карл Оттович?
  - Вы даже не представляете как, Ваше сиятельство. Никогда не думал, что мне когда-нибудь придётся с настоящим князем общаться.
  - Всё в жизни когда-нибудь случается в первый раз. У вас ещё есть какие-нибудь вопросы ко мне? А то я вижу мне уже мой завтрак несут.
  - Вы в каком номере остановились, Ваше сиятельство.
  - В пятом. Только я там не один остановился. Со мной в данном номере проживает отец. Он сейчас отлучился по делам. Мы пробудем в городе два дня, сегодня и завтра, а потом отправимся домой.
  - А когда вы будете у себя в номере один?
  - Сразу же после завтрака. Там сейчас горничные чистоту наводят.
  - Тогда, позвольте мне откланяться, Ваше сиятельство. Не буду мешать вашей трапезе. Я к вам загляну незадолго до обеда. Вы не против?
  - Как вам будет угодно, Карл Оттович.
  Зилинг поднялся из-за стола, потом забрал обе половинки сотенной купюры и свою чашку с кофе, после чего уважительно поклонился и удалился. А я сидел и размышлял, в какие дела меня моё любопытство втянуло. Ведь по удивлённому лицу этого высокопоставленного аптекаря было видно, что он ожидал увидеть за столом какого-нибудь бандита, но никак не князя, собственной персоной. От размышлений меня отвлекли изумительные запахи идущие от блюд принесённого завтрака. Поэтому, я решил отдать должное творению местных поваров.
  Закончив трапезу, я подозвал официантку, и рассчитался за завтрак. Девушка обрадовано взглянула на меня, когда я отказался брать сдачу и очень сильно удивилась получив от меня дополнительно ещё один рубль в качестве чаевых.
  Когда я зашёл после завтрака в номер, горничные уже закончили наводить в нём чистоту, и собирали свои вёдра, тазы и тряпки. Вручив каждой девушке по монетке, выданные мне отцом, я дождался пока они покинут номер и разместился на мягком диване в кабинете. После обильной трапезы меня стало клонить в сон, и я не заметил как задремал. Проснулся я от стука в дверь.
  - Кто там? - спросил я, не вставая с дивана.
  - Ваше сиятельство, это Зилинг вас беспокоит. Я могу войти?
  - Конечно, Карл Оттович, заходите. Двери номера не заперты.
  В чуть приоткрытую дверь номера протиснулся высокопоставленный аптекарь со странным саквояжем в руках.
  - Вы позволите, Ваше сиятельство?
  - Да что с вами, Карл Оттович? Я же сказал, проходите, присаживайтесь там, где вам будет удобнее. Рассказывайте, что вас беспокоит?
  - Понимаете, Ваше сиятельство. Когда я рассказал уважаемым людям о нашей встрече, то на меня стали странно смотреть и сказали, что пароль мне должен был передать совершенно другой человек. Они никак не ожидали, что на встречу придёт какой-то неизвестный для них князь.
  - Я прекрасно понимаю вас, Карл Оттович, и людей вас пославших. Они ведь думали, что на встречу с вами придёт Калёный или Клест, а вместо них появился я. Ведь именно такое развитие событий напугало всех остальных?
  - Да. Именно это... Позвольте, Ваше сиятельство, так значит вы в курсе, кто должен был прийти на встречу со мной? - удивлённо спросил Зилинг.
  - Именно так. Вот только на пути к вам случилось неожиданное. Пока Калёный искал старую гать через непроходимое болото, Клест на ровном месте умудрился подвернуть ногу, проверяя чужие охотничьи ловушки. И когда они смогли бы добраться до вас, никому не известно.
  - Почему же вы говорите, Ваше сиятельство, что болото непроходимое? Ведь раньше через него постоянно ходили наши курьеры.
  - Потому что перед приходом группы Калёного к болоту, три дня лило как из ведра. Воды прибавилось, вот болото и стало для всех непроходимым. Я даже могу вам рассказать, что будет дальше. Выбравшись к людям, Калёный заявит уважаемым людям, что по вине захромавшего Клеста был потерян бумажник с паролем. Именно по данной причине, никто из его группы не мог прибыть на встречу с вами, Карл Оттович. Неужели вы думаете, что никто не предусмотрел такое развитие событий?
  - Мы про это ничего не знали, Ваше сиятельство. Вы позволите, я схожу вниз и позвоню по телефону?
  - Ничего не имею против. Вы вольны поступать как вам того хочется.
  
  Зилинг вернулся ко мне в номер, минут через пятнадцать-двадцать. Я уже успел дочитать всю газету прихваченную в обеденном зале. На лице его блуждали сомнения.
  - Ну как, Карл Оттович, подтвердились мои слова?
  - Вы были полностью правы, Ваше сиятельство. Когда я по телефону рассказал уважаемым людям, вашу версию произошедших событий, то на другом конце провода очень долго смеялись, а потом мне сообщили, что Калёный уже дозвонился до них из Ново-Николаевска, и почти слово в слово пересказал им историю, которую вы мне поведали. Вот теперь все в сомнениях и не знают кому верить.
  - Знаете, Карл Оттович, однажды один очень умный человек сказал: "Не теряйте времени на сомнения в себе, потому что это пустейшее занятие из всех выдуманных человеком".
  - И кто же этот мудрый человек, Ваше сиятельство?
  - Михаил Александрович Бакунин. Вы слышали о нём?
  - Не только слышал, Ваше сиятельство, но и труды его со всем старанием мне приходилось изучать.
  - Значит, отбросьте все свои сомнения и делайте правильные выводы.
  Высокопоставленный аптекарь ещё несколько минут размышлял, а потом посмотрев на мой беззаботный вид, махнул рукой и протянул мне свой странный саквояж.
  - И что мне с ним делать, Карл Оттович?
  - Его необходимо тайно и быстро доставить в Барнаул, Ваше сиятельство. Не думаю, что кто-то осмелится досматривать ваш экипаж.
  - Тут вы абсолютно правы, Карл Оттович. Меня досматривать не будут. Кто получатель?
  - Управляющий аптекой Алтайского Округа.
  - Аптека на Петропавловской, второй дом от угла?
  - Именно так, Ваше сиятельство. Нужно будет предъявить для опознания, вот эту половинку "Николаевки", - и Зилинг протянул мне половинку пятидесяти рублёвой купюры. Она также была с фигурным разрезом. - Вторая часть находится у него.
  - Карл Оттович, а что мне полагается за доставку данной посылки?
  - Вот, возьмите, Ваше сиятельство, - и высокопоставленный аптекарь протянул мне толстый запечатанный конверт. - Точно такой же получите у управляющего аптекой, когда передадите ему данный саквояж.
  - Всё понятно. Считайте, что через несколько дней посылка будет доставлена по нужному адресу.
  - Тогда, позвольте мне откланяться, Ваше сиятельство. Не смею больше отвлекать вас от важных дел.
  - И вам всего наилучшего, Карл Оттович, - сказал я вслед уходящему высокопоставленному аптекарю...
  
  Глава 28
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Возвратились мы в поселение "Урманное" через несколько дней, закупив всё необходимое. Вот только вернулись мы домой, как ни странно это может прозвучать, не из столицы Томской губернии, а из уже знакомого мне уездного города Барнаула. Как удалось выяснить моему отцу у говорливых и расторопных приказчиков, Томский управляющий из торгового дома купца первой гильдии Морозова, отправил нужные нам товары в магазины находящиеся в Барнауле. В самой столице губернии кому нужно было их уже приобрели, а вот оставшиеся товары просто лежали на складах торгового дома занимая места. Когда Томский управляющий получил сообщение, что про залежавшиеся на складах товары спрашивали довольно важные покупатели, в магазинах одного из уездных городов, то отправил их в срочном порядке в Барнаул.
  Пока отец и Родасвет Казимирович, в сопровождении приказчиков, выбирали нужные нам товары, Светозар отвёз меня в аптеку Алтайского Округа на Петропавловской.
  При моём появлении в торговом зале аптеки звонко звякнул колокольчик у входной двери. На его мелодичный звук, из глубины помещения, заставленного деревянными шкафами с какими-то склянками с лекарствами, появился смуглый молодой аптекарь с восточными чертами лица. Его вьющиеся чёрные волосы были смазаны чем-то блестящим, а на носу сверкали необычного вида очки. Он остановился у перегородившего помещение прилавка, внимательно посмотрел на меня и тяжёлый саквояж в моих руках, после чего спросил:
  - Чем могу вам помочь, уважаемый..? - угодливо прозвучал голос молодого аптекаря.
  - Князь.
  - Прошу прощения, Ваше сиятельство. Чем могу служить? - спросил чёрноволосый аптекарь, удивлённо глядя сквозь свои очки то на меня, то в угол помещения.
  - Позови-ка мне вашего управляющего.
  - Один момент, Ваше сиятельство, - угодливо поклонился черноволосый аптекарь и весьма шустро скрылся в коридоре здания.
  Вернулся он довольно быстро в сопровождении степенно идущего пожилого управляющего, облачённого в аккуратно пошитый костюм тёмно-синего цвета.
  - Здравия желаю, Ваше сиятельство, - с поклоном проговорил пожилой мужчина с седыми волосами. - Позвольте представиться. Яков Ефимович Майер, временно назначен управляющим в данную аптеку Алтайского Округа. Могу я поинтересоваться, что привело Вас в нашу аптеку?
  - Дело, уважаемый Яков Ефимович, меня привело. Дело. Где мы можем переговорить?
  - Прошу пройти вас в мой кабинет, Ваше сиятельство, это в жилой половине здания. Там нам никто не помешает, - сказал седовласый управляющий, и пригласил следовать за собой.
  
  Едва мы зашли в небольшой кабинет управляющего, как я молча поставил тяжёлый саквояж на мощный дубовый стол. Ничего не говоря, я достал из своего кожаного бумажника половину купюры с "Николаем" и положил её рядом с саквояжем. Управляющий удивлённо посмотрел на меня, и тут же не мешкая достал из такого же бумажника свою половинку пятидесятирублёвой купюры. Соединив обе половинки в единое целое, управляющий довольно кивнул, после чего, он внимательно осмотрел принесённый мной саквояж и увидев на застёжке с замком нетронутую сургучную печать, обтёр вспотевшее чело носовым платком. Затем Майер подошёл к большому железному сейфу, стоящему в кабинете возле стены, между двумя книжными шкафами. Через несколько мгновений он открыл сейф и поместил на нижнюю полку доставленный мной саквояж, а с верхней достал такой же пакет, как я получил от Зилинга, и передал его мне.
  После этого, напряжение в нашем общении полностью исчезло, а разговор постепенно стал более дружелюбным и доверительным.
  - Есть что-нибудь ещё, Ваше сиятельство? - облегчённо вздохнув и вновь протерев платком своё лицо, спросил управляющий аптеки. - Может быть желаете выпить чаю или чего покрепче?
  - Благодарю вас, но нет. Карл Оттович больше ничего мне не передавал, - услышав знакомое имя управляющий ещё больше расслабился и по-простому улыбнулся. - Чай мы с вами как-нибудь в другой раз попьём, а что-то покрепче я вообще не употребляю. Скажите мне лучше, у вас здесь поблизости найдутся неприметные комнаты, где можно будет останавливаться на несколько дней не привлекая постороннего внимания?
  - Комнаты нужны для вашего отдыха, Ваше сиятельство? - удивлённо спросил Майер.
  - Нет, Яков Ефимович. Комнаты возможно могут понадобиться для моих гостей, которые не любят когда им кто-то мешает отдыхать, - в этот момент я почему-то подумал про Ивана Лютича, которому пришлось скрываться от властей после побега с каторги.
  - Такие тихие комнаты у нас в аптеке всегда найдутся, они расположены в жилой половине здания. На крайний случай, тут поблизости можно снять хорошие меблированные комнаты или номера. Там управляет всем мой племянник, так что ему можно доверять. Ежели нужно кому-то укрыться от постороннего внимания, то несколько жилых комнат обставленных всей необходимой мебелью имеются в подвальных помещениях размещённых прямо под нашей аптекой. Кроме них, у нас есть ещё несколько тайных жилых помещений, правда добраться до них возможно только подземными ходами.
  - Вы меня удивляете, Яков Ефимович. Нанимать посторонних людей, чтобы выкопать подвал под зданием ведомственной аптеки и прокопать подземные ходы, не каждый сможет на такое деяние решиться. А вдруг кто-нибудь из нанятых вами людей окажется ненадёжным человеком и побежит сообщать про них в полицию? Заявит, что вы скрываете у себя людей без документов.
  - Об этом можете не беспокоиться, Ваше сиятельство. Никаких посторонних людей, ни я, ни мой предшественник, не нанимали. Подвальные помещения существуют уже больше сотни лет. Можно сказать они были под зданием старой аптеки ещё во времена самого Акинфия Демидова. А сколько лет существуют старые подземные ходы, и все остальные катакомбы под городом, так вообще никому неизвестно. Возможно их прокопали уже не одну сотню лет назад, а может быть и всю тысячу. Скажу лишь, что построены они довольно добротно, причём из хорошего камня и из крепкого кирпича ещё старой доимперской закалки. Мои надёжные помощники лишь расчистили небольшую часть древних подземных ходов и несколько подземных комнат, тщательно убрав из них довольно приличные завалы из вековой грязи смешанной с глиной. За своих помощников я могу поручиться, они умеют держать язык за зубами. А насчёт того, что если у кого-то не имеется нужных документов, то мы сделаем для них любые. Главное, чтобы были деньги для наших специалистов.
  - Прекрасно, что вас окружают такие надёжные доверенные люди, и умелые специалисты.
  - Вы желаете ещё что-нибудь узнать? - угодливо задал вопрос Майер.
  - Скажите, Яков Ефимович, а с чего ваш молодой аптекарь в необычных очках так удивлённо смотрел на меня?
  Управляющий засмущался, ненадолго задумался, а потом всё же сказал:
  - Понимаете, Ваше сиятельство, Сёму очень сильно удивило, что когда вы зашли в торговый зал, то не перекрестились на висящие в красном углу иконы Иисуса Христа и Богородицы, и не поклонились им.
  - Чего тут удивляться, я же не христианин, вот и не крещусь на висящие иконы. Да и поклоны иконам класть не приучен.
  - И вы так спокойно говорите об этом?! - удивился управляющий.
  - А чего тут такого, Яков Ефимович. Кто хочет искренне верить в Христа, пусть сколько угодно бьёт поклоны перед иконами и крестится на них. Меня сие нисколько не задевает. Главное чтобы никто из христиан не лез ко мне со своими проповедями и поучениями, как надобно жить. У меня своя вера и я её никому не навязываю.
  - Ваше сиятельство, а вы не боитесь, что за такие слова христианские священнослужители могут предать вас анафеме?
  - Не боюсь. Попы десятой дорогой объезжают наши земли, боятся нам на глаза попадаться. Они лишь своих прихожан пугают на проповедях нашей Ведьмовской деревней.
  - Так сия деревня не вымысел обывателей и она действительно в ваших землях находится?
  - Именно так, уважаемый Яков Ефимович. Я вам по секрету скажу, что местные попы очень сильно боятся жителей нашей Ведьмовской деревни, потому и распускают про них всевозможные небылицы на своих проповедях.
  - Чем же они так смогли досадить служителям христианской церкви, что те так нелестно отзываются на проповедях о жителях вашей деревни?
  - А разве вы не слышали предысторию данных событий?
  - Я всего лишь два года назад получил сюда назначение, Ваше сиятельство. И приехал сюда из Киева. Вот потому-то мне и не ведомы истории прошлого. Ежели вам не трудно рассказать об этом, то я с удовольствием вас послушаю.
  - Ну что же, мне понятны причины вашего неведенья. В общем случились данные события много лет назад, когда уездный поп решил сжечь деревню Скоробогатово со всеми её жителями, коих он облыжно объявил ведьмами и колдунами, а саму деревню Ведьмовской...
  - За что же они впали в такую немилость, у служителя Господа?
  - Дело было в том, что почти все жители деревни Скоробогатово были знахарями, лекарями или травниками. Кроме того, они отказались платить местным властям штраф, наложенный на них по лживому навету нечистоплотных торговцев, у которых жители деревни отказались покупать плохие товары и хлебное вино. К тому же среди жителей не было ни одного христианина. Вот уездный поп и решил наказать жителей деревни. А для выполнения задуманного, он у местных властей солдат взял, ибо казаки отказались на такое дело идти. Казаки накрепко запомнили, что все женщины деревни обещали проклясть каждого, кто против жителей худое задумает...
  - И что?! Сожгли солдаты ту деревню?! - удивлённым голосом спросил Майер.
  - Дотла сожгли, одни печи остались. Солдаты по приказу уездного попа подпёрли двери всех домов брёвнами, дабы никто выскочить на улицу не смог, потом обложили все строения сеном и хворостом, опосля подожгли. Вот только не ведали они, что в деревне уже никого нет. Жители узнав, какую участь им уготовили уездный поп и местные власти, загодя ушли в урман со всем своим скарбом и живностью. Через некоторое время они поселились на новом месте, вот только попы и местные власти новое поселение также объявили Ведьмовской деревней. Вскоре, караван нечистоплотных и лживых торговцев, из-за которых всё началось, разграбленным обнаружили, а всех торговцев мёртвыми. Сие воплощение женского проклятия, многих тогда в уезде напугало. Вот и выходит, что местные уездные попы в наши земли не лезут со своим христианством, а мы их не трогаем.
  - Интересную историю вы мне поведали, Ваше сиятельство. Ежели вы вновь будете в наших краях, или людям вашим срочно отдых понадобится, прошу сразу следовать в нашу аптеку, а мы поможем, чем сможем.
  - Вот и хорошо. Вы сие умно придумали, Яков Ефимович. Никто не станет обращать своего внимания на входящих в аптеку людей. Мало ли кто в каких лекарствах нуждается. Ведь никто же, в здравом уме, не будет считать сколько зашло человек в аптеку, и сколько покинуло её.
  - Вы совершенно правы, Ваше сиятельство. Тем более, что мои аптекари и помощники сразу же сообщают, ежели кто посторонний начинает крутиться возле нашей аптеки.
  - Приятно слышать, что вы ответственно относитесь к порученному делу, Яков Ефимович, а теперь мне пора. Дела понимаете ли ждут.
  - В таком случае, позвольте проводить вас, Ваше сиятельство.
  - Ничего не имею против.
  Когда мы с управляющим покинули здание аптеки, я увидел как молодой аптекарь о чём-то увлечённо общался со Светозаром, возле нашей пролётки. Заметив что мы вышли на улицу, Семён поправив свои необычного вида очки уважительно попрощался, и сразу же зашёл в помещение аптеки. Мы с Яковом Ефимовичем тоже по-дружески распрощались, после чего я разместился в нашей пролётке, и Светозар отвёз меня к моему отцу и Родасвету Казимировичу. Все покупки ими уже были сделаны, и работникам торгового дома оставалось лишь загрузить купленное в нашу пролётку. Пока шла погрузка, Светозар рассказал мне, о чём они говорили с Семёном. Оказалось, что молодой аптекарь расспрашивал про меня. Ничего не подозревающий Светозар, сказал ему, что я в повседневной жизни промышляю охотой и снабжаю всех жителей свежим мясом. Услышав это, Семён даже обрадовался, а потом задал вопрос, почему же я не крещусь на иконы. А когда узнал, что мы не христиане, очень удивился. Дальше рассказ Светозара прервал мой отец, заявив, что товары погружены и можно ехать домой.
  
  ***
  Едва мы стали разгружать пролётку на нашем дворе, как все дети выбежав из дома тут же радостно облепили нас с многочисленными вопросами. Начиная с любопытствующих от дочерей: "А чего вы такого интересного купили?", до познавательных от сыновей: "А вы видели в поездке какое-нибудь чудо или что-нибудь необычное?" Весь этот детский гомон прервала моя матушка, строго сказав внукам и внучкам, что отцу и дедам необходимо отдохнуть после долгой поездки, сходить в баньку и потрапезничать, а рассказ о нашей поездке за покупками они услышат позже. Услышав бабушкины слова, дети угомонились и молча направились в дом.
  Закончив выгружать и перетаскивать в дом всё купленное моим отцом, Светозар перегнал пролётку во двор тестя. Мы с отцом решили пойти помочь Родасвету Казимировичу выгрузить его покупки, но он остановил нас, сказав, что они со Светозаром и вдвоём прекрасно управятся.
  Закрыв за пролёткой ворота, мы с отцом отправились в баню, чтобы помыться с дороги и попариться вдоволь. После второго захода в парную, мы расположились в предбаннике и пили горячий взвар. Отец блаженствовал, распарившись в парной, и о чём-то мечтательно размышлял. Неожиданно он посмотрел на свою опустевшую кружку и повернувшись ко мне сказал:
  - Сынок, ты бы в кладовке достал ещё пару веничков, а то наши уже полностью истрепались.
  - Хорошо, отец, - ответил я, и пошёл в кладовку.
  Когда я выбирал из берёзовых веников лучшие, мой взгляд неожиданно упал на лежащий на нижней полке старый дедовский мешок. Вот тут-то мне сразу и вспомнились информационные кристаллы, что оставил для меня в тайнике богатырь Ставр.
  Вернувшись с вениками и мешком в предбанник, я присел на лавку рядом с отцом и стал спокойно допивать оставшийся в моей кружке взвар.
  - Демид, а старый мешок-то ты зачем принёс? - удивлённо спросил меня родитель.
  - Отец, а разве ты не хочешь узнать, о чём говорится в том необычном послании, что было оставлено для меня в Томске? Тем более мы сейчас одни и нам никто не помешает.
  - Послание хотелось бы узнать. Вот только я пока не понимаю, причём тут старый мешок.
  - В нём есть нечто, что поможет нам узнать послание, - сказав это, я достал из старого мешка мощные наручи, украшенные древним гербом с золотым грифоном и драгоценными камнями в серебряном окладе.
  Надев наручи на руки, я достал из кармана своей одежды три кристалла и вставил один из них в небольшое пустующее гнездо, на широком наруче левой руки. Затем поочерёдно нажал на четыре еле заметных выступа, и лишь потом на небольшой драгоценный камушек красного цвета. Буквально сразу же, вставленный кристалл изнутри начал светиться, переливаясь всеми цветами радуги, а потом из ока золотого грифона высветился луч света длиною чуть больше одной сажени. Мне ещё никогда не приходилось видеть, что световой луч может иметь какие-либо ограничения по своей длине. Через пару-тройку мгновений, луч развернулся сияющим конусом, и перед нами, прямо посредине предбанника, появилась чёткая голограмма богатыря Ставра. Он был облачён в боевые доспехи защитного цвета, а его рост занимал в высоту почти полторы сажени, то есть всё пространство, от дощатого пола до самого потолка. Отец чуть ли не поперхнулся горячим взваром от неожиданности. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом мы с отцом услышали голос богатыря Ставра, зазвучавший в нашем предбаннике:
  "Здрав будь, Демид Ярославич! Долгой жизни и процветания всему Роду твоему. Ежели ты слышишь и видишь меня, значит моё послание до тебя всё-таки дошло. Не знаю сколько времени пролежит моё послание в показанном тебе потайном месте, но не думаю, что данная информация когда-нибудь может потерять свою важность.
  При освобождении ещё одного старого города от пришлых ворогов, мы смогли захватить в плен двух мелких чёрных падальщиков и одного Дракта. Они все были тяжелоранеными и лежали в лужах крови на улицах разрушенного города, из-за этого наши передовые дружины посчитали пришлых ворогов мёртвыми. Только лишь моя Лана, проходя мимо, обнаружила, что эти трое ещё живы. О чём-либо расспрашивать врагов, да ещё находящихся в бессознательном состоянии, не имело никакого смысла, поэтому Воевода сразу отправил их к нашим кудесникам на считывание памяти. Все сведения и знания, которые смогли вытащить из памяти пришлых врагов, кудесники записали на кристаллы.
  Наш Воевода сожалел лишь о том, что отдал команду кудесникам считывать память Дракта в последнюю очередь. Среди трёх захваченных нами врагов, он показался наиболее живучим, но как оказалось, пленный Дракт умер первым, причём во время считывания его глубинной памяти. Но даже той малой доли сведений и знаний, что успели считать с памяти тяжелораненого Дракта, и записали на кристаллы наши кудесники, хватило нам для понимания того ужаса, что несли эти нелюди в другие миры.
  При просмотре записанного на кристалле мы на пару с Воеводой узнали, что это не первое нападение на наш мир древних ворогов. Как оказалось, Дракты уже не единожды пытались его завоевать, уничтожив большинство разумных видов и рас проживавших в нашем мире. Как нам стало известно, их всегда интересовали лишь богатые недра, необычные технические устройства и большие корабли для перемещения между различными мирами в нашей Вселенной, а также всё что находится на поверхности различных обжитых земель. Остатки выживших разумных, в разных мирах нашей Вселенной, Дракты обращали в своих рабов, дабы они добывали для них из недр земель различные металлы, а также ценные камни и кристаллы.
  В первые разы нападения на наш мир, Дракты и иные пришлые, получили достойный отпор от наших древних предков, потеряв почти все свои боевые силы, кои спустились с небес на землю. Разозлившись от бессилия, пришлые враги решили уничтожить разумную жизнь почти до самого основания. Их боевые корабли наносили орбитальные удары по городам и большим селениям расположенным на поверхности земли, после чего, вся обжитая людьми поверхность напоминала выжженную безжизненную пустыню. Из-за тех орбитальных ударов и последующих взрывов на поверхности, небеса над нашим миром закрывали облака из поднявшегося вверх пепла, дыма и сажи. Что-нибудь найти, разглядеть и забрать, в опустившемся над нашим миром сумраке, было совершенно невозможно. Поэтому пришлые враги на некоторое время возвращались в свой мир, чтобы разбушевавшаяся на земле огненная стихия стихла. Они думали, что по возвращению в наш мир, смогут свободно собрать свою добычу. Когда же, через определённое время, враги вновь возвращались на нашу землю, то их тут ожидали довольно неприятные вести. Не смотря на все старания врагов, нашим древним предкам удалось выжить. Они сохранили всех выживших людей в своих многочисленных потайных убежищах, которые были расположены на больших глубинах под поверхностью земли, или созданы внутри неприступных гор. Предки не только выжили, в почти сожжённом и разрушенном мире, но и смогли вновь возродить его. В те далёкие от нас времена, из-за постоянных войн с Драктами и иными пришлыми, вся разумная жизнь на нашей земле откатывалась назад в своём технологическом развитии, но несмотря на всё это, наши древние предки всё-таки смогли заново отстроить разрушенные орбитальными ударами города, а также крупные поселения. Кроме того, нашим предкам удалось восстановить небольшую часть мощного оружия прошлых времён. Когда чужаки возвращались в наш мир, чтобы подобрать, как они уже считали, бесхозно лежащую добычу, то везде их встречали люди с оружием в руках. Войны против Драктов и иных пришлых разгорались вновь с непорушенной решимостью.
  Увидев что несколько попыток захватить наш мир провалились, Дракты с орбиты начали облучать землю каким-то неизвестным излучением, в результате чего срок жизни всех живущих на земле стал уменьшаться. Причём у каждого последующего поколения рождённых, срок жизни был немного меньше, чем у живших ранее. Это новое бедствие коснулось многих находящихся на поверхности. Не пострадали только те, кто в момент облучения находился на большой глубине и создавал новые потайные убежища.
  Об этом стало известно только сейчас, когда мы увидели, что хранилось в памяти Дракта. Таким образом Дракты и иные пришлые хотели уменьшить силы и количество защитников нашего мира. В те непростые времена, старейшины общин людей, видели что сроки человеческой жизни постепенно уменьшаются, но не знали об истинных причинах приведших к данному явлению. Собрав всех старейшин на большой совет, они смогли найти выход из создавшегося положения. Старейшины общин людей приняли очень важное решение для своего выживания. Суть решения заключалась в том, что каждая пара молодых людей, достигшая определённого возраста, после создания семейного союза, должна стараться породить минимум девятерых детей, чтобы род человеческий никогда не пресекался. На мужчин было возложено воспитание детей, чтобы в их родах всегда были защитники родного дома и родной земли.
  Из следующей части считанной памяти Дракта, мы с Воеводой узнали, что прибывшие в наш мир враги, довольно сильно озлобились узнав о том, что большая часть добычи, которую они уже посчитали своей, сгорела в огненном пламени во время их же орбитального обстрела. Старшие воеводы Драктов надумали применять иную тактику. Они решили наносить орбитальные удары не по поверхности земли, где находились города и поселения, а по водным просторам, невдалеке от береговых линий суши. Дабы образовавшиеся в морских глубинах большие волны, пройдясь по материкам, смывали с поверхности все боевые силы защитников нашей земли. Когда большие воды схлынут, им ничто не будет мешать добывать наши недра и доставать из грязи оставшееся от людей добро. Но не из-за этих знаний о прошлом, я решил оставить тебе послание, в указанном потайном месте.
  Но главная суть моего послания состоит в следующем. Нам с Воеводой стало известно, что группа колдунов, состоящая из кланов высших Драктов, уже давным-давно научилась создавать искусственные живые тела похожие на тела разумных. Для получения исходных образцов тел, Дракты похищали во всех обитаемых мирах разумных существ разных рас и видов. В созданные по образцам тела, помещались души разумных из различных обитаемых миров, сознание которых было полностью подчинено Драктам. Неожиданным известием для нас оказалось то, что колдуны из кланов высших Драктов наделили своих созданий способностью иметь потомство, не только от скрещивания с себе подобными, но и от скрещивания с другими разумными расами и видами. Для своих целей, колдуны создают во всех доступных мирах тайные убежища, где они проводят свои опыты над разумными, дабы всесторонне изучить их внутренние и внешние структуры. Знай, что таким созданиям не свойственно проявление искренних чувств, как большинству разумных существ, но они умело научились их подделывать, так что окружающие даже не замечали обмана. Колдуны из кланов высших Драктов, старались развивать в своих созданиях лишь похоть и лесть, жадность и зависть, ненависть и злобу, служение и покорность, а все остальные чувства присущие разумным существам блокировались. Сам должен понимать, что в итоге получалось после такого насильственного изменения восприятия у искусственно созданных существ. Им чужды чувства и переживания других разумных, их интересует лишь достижение целей указанных повелителями. Можно сказать, что Дракты получали не только хорошо обученных личных рабов, но и отряды весьма надёжных воинов, которых всегда использовали в грабительских нашествиях на другие обитаемые миры. Созданные колдунами воины, хоть по сути и являются такими же рабами, как и все остальные, но в отличие от обычных и сотворённых рабов они никогда не думают о возможной смерти в бою. Дракты обещали своим воинам создать новые тела, в случае гибели в сражениях. Кроме того, если искусственно созданные существа, во время пребывания в других мирах, смогут привлечь на свою сторону разумных обитающих там, и обманом заполучат их бессмертные души, то при получении новых тел, таким существам обещана полная свобода, некоторое количество рабов из числа привлечённых ими душ, а также вольготная жизнь на многочисленных землях в мире Драктов. Для примера, воинам показывают различные земли, где вольготно проживают те, кто уже получил полную свободу. Это земли в обитаемых мирах, где поселились и живут многие племена из числа иных пришлых. Ради получения новых тел и нескольких рабов, пришлые навсегда решили связать свои жизни с Драктами, и всегда будут верно служить им, в каком бы из миров они ни находились. Пришлые искренне считают Драктов своими Богами-Творцами, и выполняют всё, что им скажут высшие повелители. Все племена иных пришлых, в каком бы они мире ни находились, даже под страхом окончательной смерти, никогда не решатся пойти супротив своих божественных повелителей, ибо они прекрасно понимают, что Дракты всегда награждают новыми телами и рабами своих верных помощников.
  Демид Ярославич, своим посланием я хочу предупредить тебя и всех твоих близких. Будьте предельно осторожны и внимательны. Иные пришлые могли тайно проникнуть в наш мир, или во время сражений могли оставить на нашей земле своих искусственно созданных существ, которых очень трудно отличить по внешнему виду от обычных людей. Единственное, что их отличает от людей нашего мира, это малый рост у созданных существ. Все попытки колдунов создать высоких и послушных существ были неудачными. Высокорослые существа получались очень злобными и нередко нападали на своих создателей. Вот поэтому, колдуны создавали только низкорослых существ, которые не только ниже нас ростом, но и ниже тебя. Запомни, после того, как создания Драктов проникают на обитаемые земли, то через некоторое время они стараются смешаться со многими выжившими народами населяющими данный мир. Наш родной мир не исключение. Их главная цель - разобщить выживших людей, чтобы при последующем нападении Драктов, никто не смог организовать достойный отпор захватчикам. Кроме того, они стараются уничтожать всех, кто имеет рост выше чем у них, чтобы никто впоследствии не смог отличить потомков пришлых от обычных людей. Так что по деяниям их, вы сможете опознать скрытых врагов и их потомков.
  На двух других кристаллах записаны слепки памяти снятые с пленного Дракта и с командира отряда чёрных падальщиков. Надеюсь, что эти знания вам помогут выжить и победить чужаков. Запомни, Демид Ярославич, иные пришлые и их потомки никогда не должны узнать о том, что я тебе рассказал, иначе они уничтожат всех живущих на нашей земле.
  На этом моё послание закончено. Надеюсь, данные знания помогут выжить всем разумным людям. Всего доброго тебе и Роду твоему."
  
  Несколько минут мы с отцом молча сидели и смотрели на центр предбанника, где исчезло изображение богатыря Ставра.
  - Ну что, отец, будем смотреть что записано на других кристаллах?
  - Не сейчас и даже не в ближайшее время. Мне надобно время, чтобы осмыслить увиденное и услышанное. Демид, я прошу тебя Светозару и Родасвету пока ничего не говорить. Я сам им про послание расскажу, когда придёт нужное время.
  - Хорошо, отец. Я сделаю, как ты просишь.
  - Вот и хорошо, сынок. А сейчас собери всё назад в мешок, и потом его спрячешь в потайной комнате под своей комнатой. Хотя, я бы на твоём месте подумал, где можно вне дома создать тайный схрон, который бы никто и никогда не обнаружил. Враги рода человеческого пойдут на всё, чтобы изъять знания, которые передал тебе Ставр.
  - Я понял тебя, отец.
  - Вот и хорошо, что понял... я подумаю над тем, как донести полученные от Ставра знания до всех наших людей, и поясню им, почему надобно всё сохранять в строжайшей тайне от чужаков. К тому же, мне хотелось бы узнать, что за дела у тебя были в Томске и Барнауле с неизвестными личностями. Но данный разговор, я думаю, мы с тобой отложим на более подходящее время... А теперь, давай-ка сделаем ещё один заход в парную, обмоемся и пойдём отдыхать. Утро вечера мудренее.
  
  ***
  Следующее важное событие в моей жизни произошло через полтора месяца, оно в какой-то мере повлияло не только на мою жизнь в будущем, но и на судьбы многих людей. Произошло всё во время моего очередного выхода на охоту.
  Проверив все свои охотничьи ловушки, я получил десяток зайцев и трёх крупных глухарей, которые непонятным для меня образом оказались в расставленных силках, а когда мне удалось подстрелить молодого кабанчика, то понял, что пора возвращаться домой. На этот раз решил пройти мимо болота, так как выпавший накануне снег мог скрывать ямы и чужие охотничьи ловушки. В этом памятном выходе на охоту меня сопровождала знакомая рысь, которая повстречав меня в запорошенном снегом лесу, передала мне образ, что к моим ловушкам никто посторонний не подходил. Она запомнила, что за охрану моих охотничьих петель и ловушек я всегда делюсь с ней своей добычей.
  Неожиданно рысь насторожилась и быстро скрылась в кустах дикой смородины, сбрасывая свежий снежок с не опавших листьев. Вскоре рысь передала мне образ, что за кустами лежит еле живой человек.
  Оставив волокушу возле кустов, я проследовал в глубь леса по рысьим следам. За кустами действительно находился измождённый, очень исхудавший мужчина. Он лежал на заснеженной земле без сознания. На вид ему было намного больше тридцати лет, хотя возможно, он был моим ровесником. Его одеяния и лицо покрывал слой болотной жижи, который уже стал превращаться в ледяную корку. Видать мужчина где-то умудрился провалиться в болото сойдя с гати, но каким-то чудесным образом смог самостоятельно выбраться из трясины.
  Достав из заплечного мешка самую чистую тряпицу, я быстрыми и лёгкими движениями обтёр лицо лежащего на заснеженной земле мужчины. Из его приоткрытого рта то и дело вырывались надсадные хрипы. Видать он сильно простудился, провалившись в болото, и теперь нуждался в срочной помощи хорошего лекаря.
  Приняв окончательное решение, я больше не раздумывал, сходил за волокушей и быстро стал перекладывать свои охотничьи трофеи, освобождая место для найденного мужчины. Первым делом поделился с рысью, отложив в сторону крупного глухаря и самого жирного зайца. Передав четвероногой подруге образ, что это её доля добычи, я закрепил мужчину на волокуше и быстрым шагом направился в поселение.
  
   Домой я вернулся уже поздно вечером, но не по главной улице поселения, а со стороны леса, что примыкал к нашему заднему двору. Едва я добрался до бани, как из неё вышли мои отец и матушка. Увидев, что у меня на волокуше лежит почти замёрзший мужчина, матушка сразу же сказала нам с отцом занести его в баню и снять с него всю одежду, а сама быстрым шагом пошла в дом.
  В предбаннике мы положили мужчину на самую широкую лавку, после чего, отец отправил меня заниматься разгрузкой волокуши, сказав, что дальше он сам прекрасно справится.
  Когда я дотащил волокушу к крыльцу нашего дома, из него вышли моя матушка, с сумкой целительницы в руках, и Яринка, которая тут же принялась разгружать мои охотничьи трофеи. Мы вдвоём быстро всё перетаскали в холодную кладовую в сенях. Я собирался вернуться в баню и узнать, как там обстоят дела с моим найдёнышем, но Яринка сказала, что я там сейчас буду только мешать матушке заниматься больным. По строгому лицу супруги было видно, что моя матушка уже сообщила ей о том, что я доставил из лесу почти замёрзшего человека, который провалился в болотную топь.
  После того, как я разделся и умылся с дороги, супруга меня плотно покормила на кухне. Пока я трапезничал, Яринка рассказывала о том, что произошло дома за время моего отсутствия на охоте. Как занимались и учились мальчишки, как девчата помогали ей на кухне готовить ужин. Слушая её чарующий голос, я невольно любовался своей любимой и думал о том, как мне всё же повезло, что у меня есть такая замечательная супруга.
  Закончив ужинать, мы прошли в нашу комнату, пока я чистил своё оружие, Яринка кормила грудью проснувшуюся Настеньку. От наблюдения за кормлением, у меня в душе разливались волны безмерного чувства счастья. Когда я закончил чистку, и убрал ружьё в оружейный шкаф, то услышал как тихо стукнула входная дверь. Выглянув из комнаты, я увидел, что это пришла из бани моя матушка.
  - Чем порадуешь, матушка? - тихо спросил я. - Он будет жить?
  - Ты вовремя доставил его, Демидушка. Застудился он шибко сильно, да к тому же чахотка у него начала развиваться, видать он долгое время провёл в сырых казематах, но я дала ему выпить настоя на нужных травках с кедровым маслом. Ежели будет следить за своим здоровьем, то хворь к нему больше не вернётся.
  - Он уже пришёл в себя? - спросила матушку Яринка.
  - Уже оклемался немного. Его сейчас Ярослав в парной берёзовыми и хвойными веничками пользует. Остатки чахоточной хвори из страдальца изгоняет. Ты, Яринушка, когда дитя кормить закончишь, сходишь на кухню, да заваришь Ярославу и нашему гостю горячего взвара, на травках лесных. Все нужные травки, я уже приготовила, а когда Демидушка пойдёт в баньку париться, то заодно и взвар туда отнесёт. Нашему болезненному гостю его обязательно надобно попить, да и Ярославу с Демидушкой набраться сил не помешает, а я отдыхать к себе пойду. Устала чего-то... Давненько у меня такого тяжелобольного не было.
  
  Когда я зашёл в предбанник с кувшином горячего взвара, то увидел, что отец и мужчина, завёрнутые в белые простыни и с кружками в руках, сидели за столом и спокойно общались. Меня удивило лишь то, что разговор шёл на польском языке. Поздоровавшись с мужчиной по-польски, я поставил кувшин с горячим взваром на стол.
  - Ну вот и ваш спаситель наконец-то соизволил появиться. Позвольте вам представить моего сына. Демид Ярославич Скоробогатов. Потомок древнего княжеского рода, уходящего корнями в Великое Княжество Литовское, - по-польски сказал мой отец.
  - Очень приятно с вами познакомиться, Ваше сиятельство. Позвольте выразить вам свою благодарность за спасение и представиться. Феликс Щенсный. Польский дворянин-шляхтич, - на том же языке представился мне мужчина.
  - Ваши родители вас очень любили, Феликс, раз назвали вас дважды счастливым, - сказал я по-русски. - Давайте общаться по простому, по именам, без всяких там имперских титулований, тем более что я, в нашем поселении, всего лишь простой охотник. Тут моя супруга и матушка для вас особый горячий взвар приготовили, так что испейте, вам для выздоровления силы надобны.
  - Ваша скромность делает вам честь, Демид Ярославич. Так что я с большим удовольствием принимаю ваше предложение, - по-русски, но с заметным польским акцентом, ответил мужчина, наливая принесённый мной взвар в три пустые кружки. - Хотя честно признаюсь, для меня очень удивительно было услышать, что где-то не любят, когда величают согласно имперского табеля о рангах.
  - Так а что вы удивляетесь, Феликс, ведь у нас тут в поселении, как выразился один хороший человек, построено идеальное анархическое общество, - сказал я с улыбкой, и отпил немного из кружки.
  Феликс Щенсный удивлённо посмотрел на меня, а потом осторожно сделал глоток горячего взвара из своей кружки. Распробовав напиток, он немного помолчал, а потом сказал:
  - Интересный и необычный вкус у этого напитка. Какой-то бодрящий. Как его делают?
  - Заваривают нужные лесные травки. Их собирают наши женщины в определённое время.
  Феликс кивнул головой, показывая, что он принял моё пояснение, а потом ещё несколько минут наслаждался взваром и о чём-то размышлял. Наконец он решился и напрямую спросил:
  - Скажите, пожалуйста, Демид, вы сказали, что у вас тут "построено идеальное анархическое общество". Получается, что вы хорошо знакомы с трудами теоретиков-анархистов, в которых они описывают своё идеальное общество?
  - Я бы не стал утверждать, что мне хорошо известны все труды теоретиков-анархистов. Мне известна лишь малая часть из того, что описывал в своих трудах Михаил Александрович Бакунин. Насколько мне известно, он единственный кто положительно отзывался о славянах, как о народе мирном и земледельческом, у которого отсутствовали всякие собственнические предрассудки и социальное неравенство. В нашем поселении вы не увидите холопов, у нас живут лишь вольные шляхтичи, которые не платят оброк и подати империи. Разве не такое общество описывал в своих трудах Бакунин? Заметьте, только он говорил, и написал в своих книгах, что немецко-татарская империя захватила земли нашей родины. Скажите, Феликс, разве я не прав?
  - Вы правы, Демид. Всё сказанное вами, есть в трудах написанных Михаилом Бакуниным. Но мне кажется, что в его книгах имеется довольно много утопических идей, особенно его принцип формирования общечеловеческого братства в форме федерации вольных общин. Мне, к примеру, ближе другие идеи, построения общества социально-демократической справедливости.
  - Так вы, Феликс, сторонник социал-демократии? Я правильно вас понял?
  - Да. А вас что-то смущает в этом?
  - Нисколечко. Вы сами выбрали свой путь и идёте по нему. Какое я имею право сомневаться в вашем выборе? Если вам трудно сейчас говорить, можете хотя бы кратко рассказать о том, как вы пришли к своему выбору?
  - Когда мне было всего восемнадцать лет, я вступил в литовскую социал-демократическую организацию, а уже в мае следующего года, она преобразовалась в полноценную партию. Через пять лет мы объединились с социал-демократией Королевства Польского в единую структуру. За свою партийную деятельность я был неоднократно осуждён властями, а в самый последний раз, меня приговорили к лишению всех прав состояния и пожизненному поселению в Сибири. Когда меня поселили в Канском уезде Енисейской губернии, я оттуда удачно сбежал, вот только по пути к родному очагу неудачно провалился в болото. Вот так, если кратко.
  - Скажите, Феликс, а вам не показалось, что такое объединения партий было символичным?
  - Простите, Демид, я немного не понял ваши слова насчёт символичности. Вы не могли бы их немного прояснить?
  - Когда-то в прошлом, Великое Княжество Литовское и Королевство Польское объединились в единое государство - Речь Посполитую, чтобы противостоять своим врагам. Ваши две партии, одна из Литвы, а вторая из Польши, также стали единой организацией, чтобы вместе бороться со своими врагами. Разве такое объединение не символично?
  - Если честно, Демид, то я даже не подумал проводить такие исторические параллели. Но услышав ваши слова, я думаю, что в обоих объединениях скорее всего есть что-то сакральное.
  - Демид, иди-ка ты в парную, пока ещё есть возможность попариться, - неожиданно сказал мне отец, - и дай нашему гостю хоть немного отдохнуть от ваших разговоров. Разве ты не видишь, что он ещё слаб. У вас в будущем будет достаточно времени для общения. Млада сказала, что ей потребуется три дня, чтобы понаблюдать, как будет протекать лечение Феликса. Так что, думаю, за следующие три дня вы вдоволь наговоритесь.
  Не став спорить с отцом, я разделся и пошёл в парную...
  
  На последующие три дня, моя матушка превратила наш предбанник в лекарню. Большую часть времени она проводила с Феликсом, скармливая ему различные порошки, всевозможные настойки и снадобья. Завтрак, обед и ужин для нашего гостя готовила Яринка, но уносила еду в баню моя матушка, сказав, что кормящей мамочке нечего делать рядом с больным, у которого имеется подозрение на чахотку. Так что нам редко удавалось пообщаться, ибо после матушкиных зелий, Феликс большую часть времени спал, а не бодрствовал. Отец за эти три дня, съездил на Торговое подворье и купил Феликсу новую одежду и сапоги, так как его собственные вещи, после купания в болотной топи, пришли в полную негодность.
  Как ни странно это может прозвучать, но моя матушка за три дня всё-таки смогла поставить Феликса на ноги. Это не значит, что она полностью излечила польского дворянина-шляхтича, но с его лица исчезла болезненная бледность, и кашлял он уже намного меньше. Как сказала Феликсу моя матушка, если он в течение трёх месяцев будет принимать приготовленные ею порошки и снадобья, то вскоре он полностью избавиться от своей хвори.
  Как-то вечером, после ужина, я решил сходить и пообщаться с Феликсом, но когда я зашёл в предбанник, то увидел, что он уже о чём-то разговаривает с моим отцом.
  - Не помешаю вашей беседе? - с порога спросил я.
  - Проходи, Демид, присаживайся, - сказал мне отец. - Феликс, неожиданно решил покинуть нас. Он говорит, что дома его ждут родные и соратники по борьбе. Вот только, я пока что даже не могу представить, как ему помочь добраться до дома. Сам понимаешь, что без документов он далеко не уедет, а на вокзалах и почтовых станциях ближайших городов, всегда присутствуют филёры и полицейские чины, которых скорее всего уже уведомили о побеге осуждённого.
  - Не переживай, отец. Я знаю как помочь Феликсу. Надо только, как-то незаметно доставить его в Барнаул. А там уже мои знакомые люди ему помогут. Светозар знает, куда именно нужно ехать, и что надобно сказать при встрече. Но будет лучше всего, если я сам сопровожу Феликса до места и познакомлю его со своими знакомыми.
  - Насчёт незаметности вопрос решаем. Попрошу у Родасвета Казимировича его пролётку. Он уже переставил её на полозья, так что по снегу вы быстро доедите, - сказал мой отец, и заметив удивлённый взгляд Феликса, пояснил. - Нашу пролётку все полицейские чины Барнаула знают, так что останавливать её, и проверять кто сидит внутри, никто не станет.
  - Демид, а ваши знакомые не выдадут меня полиции? - спросил Феликс.
  - Можете не сомневаться. Они сами связаны с политическими силами, правда я не знаю, с какой именно партией. Мне приходилось выполнять одно поручение для них, так что думаю, что они не откажутся помочь вам. Да и документы они любые могут сделать, главное, чтобы были деньги для оплаты специалистам.
  - Эти люди знают, кто вы такой и как вас зовут?
  - Они называют меня Князь или Ваше сиятельство, да ещё от помощника моего отца узнали что я промышляю охотой. Их старшему известно, что я знаком с трудами Михаила Бакунина по анархизму. Больше им обо мне ничего неизвестно.
  - Это радует. Если они воспринимают вас как анархиста, с партийным псевдонимом "Князь", то в таком случае у меня есть шанс без проблем добраться до дому.
  Через пару дней, в жилом помещении аптеки Алтайского Округа, я познакомил Феликса Щенсного с Яковом Ефимовичем. После краткого обмена небольшими фразами, и как оказалось тайными словами, выяснилось, что они оба состоят в социал-демократических партиях. На мой вопрос, сколько будут стоить документы для Феликса? Яков Ефимович заявил, что для своего, они все документы сделают абсолютно бесплатно. Заметив, что им не терпится поговорить, я передал Феликсу сумку с лекарствами, что приготовила моя матушка, после чего попрощался и отправился домой...
  
  Глава 29
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Из-за начавшейся снежной метели, нам пришлось задержаться в Барнауле почти на десять дней, поселившись в добротном здании, где сдавались меблированные комнаты. За эти дни мне частенько удавалось посетить аптеку, чтобы вдоволь пообщаться на различные темы с Феликсом Щенсным, Яковом Ефимовичем и его знакомыми.
  Так что мы со Светозаром возвернулись домой с довольно большой задержкой. Пролётка заехала в Урманное поселение под вечер, когда непогода полностью затихла и с неба неспешно падали мягкие хлопья пушистого снега. Едва только наша пролётка приблизилась к зданию поселковой Управы, как на её широком крыльце появился мой отец. Он сразу же начал махать рукой, показывая, чтобы мы немедленно остановились. Когда Светозар остановил пролётку возле крыльца здания Управы, то Глава нашего поселения, тоном не терпящим возражения, приказал мне зайти в Управу. Это меня очень сильно удивило, так как отец редко обращался ко мне, как Глава Урманного поселения. Такое происходило лишь только в каких-то особо исключительных случаях. В основном, когда случалось какое-то важное событие или происшествие. Увидев строгое лицо отца, я ничего не стал расспрашивать у него при Светозаре, а молча покинул пролётку, и прошел внутрь помещения Управы.
  Стряхнув снег со своей шубы, я разделся и расположился на широкой лавке у стены. Через пару минут в кабинет зашёл отец, видать он отдавал какие-то распоряжения Светозару. Закрыв за собой плотно дверь, он строго сказал мне:
  - Рассказывай всё!
  - Что именно рассказывать, отец?
  - Я уже тебе сказал, рассказывай всё. Можешь начать с твоих непонятно откуда появившихся странных знакомых в Томске и Барнауле. Где ты с ними умудрился познакомиться? Про Барнаул я тебя пока не спрашиваю, знакомых там ты мог завести когда доставлял туда продовольственные обозы для армии. Но ведь ты раньше никогда не бывал со мной в столице губернии, так откуда же у тебя в Томске знакомые появились? Кроме того, не забудь также поведать мне о своих тайных делах, которые тебя связывают с политическими и другими непонятными личностями?! - услышав такую речь, я удивлённо посмотрел на своего отца, но он, заметив мой вопросительный взгляд, неожиданно продолжил: - Демид, не нужно делать такое удивлённое лицо. Я отвечаю за всех жителей нашего поселения, а твои непонятные связи и дела с политическими... могут принести беду и горе в Урманное. Сам прекрасно ведаешь, как имперские власти к политическим относятся. Пока вы со Светозаром прохлаждались в Барнауле, у нас в поселении побывали жандармы из Томска. Они довольно сильно интересовались тобой, твоими политическими взглядами, а также твоими непонятными знакомыми в столице губернии...
  - Отец, а как жандармы в снежную метель до нашего поселения добрались?
  - Нормально они добрались. На трёх санях приехали, чтобы с тобой по душам пообщаться. Заявились на следующий день после вашего отъезда. Вам очень сильно повезло, что снежная метель в Барнауле разыгралась, иначе вы бы прям на допрос к жандармам пожаловали. Ваше со Светозаром счастье, что никто из жителей поселения не знал, куда вы уехали. Жандармы по всем домам прошлись, и везде допросы учиняли, даже детей спрашивали, видел ли кто-нибудь чужих в поселении или нет. Они очень сильно удивились узнав, что у нас в поселении всё спокойно было и посторонние люди уже давным-давно в ближайшем урмане не появлялись. Снежной метели в нашем районе не случилось, а снег лишь сегодня утром пошёл, примерно через час после того как жандармы в свой Томск уехали. Ты от ответа-то не увиливай, Демид, а давай мне всё подробно о своих похождениях рассказывай.
  - Хорошо, отец, - начал я свой рассказ. - Началось всё с моего выхода на охоту, как раз перед нашей поездкой в Томск. Проверяя расставленные ловушки и петли, я заметил, что кто-то там уже похозяйничал, самовольно забрав мои охотничьи трофеи. Отправившись по следам неизвестных, я вскоре обнаружил на полянке странную группу из четырёх человек. Странность состояла в том, что группа состояла из трёх уголовников и одного политического, причём, последний довольно старательно пытался выдать себя за матёрого уголовного авторитета. Когда они покинули полянку и ушли через старую гать на болоте, то на месте их временной стоянки я обнаружил портмоне из кожи наполненный крупной суммой денег и странной половинкой сотенной купюры. Вот с неё-то и начались все мои приключения со знакомствами...
  Отец очень внимательно слушал мой рассказ, не перебивая, и лишь когда я закончил его, спросил меня:
  - И зачем ты только связался со столь опасными людьми, Демид? Ты же прекрасно знаешь, какое сейчас неспокойное положение в стране. Во многих больших городах и в крупных посёлках происходят политические демонстрации, на которых выдвигаются различные требования к царю и имперским властям. Студенты начитавшись различной революционной литературы, вместо того, чтобы получить образование и профессию, устраивают беспорядки, которые власти подавляют с особой жестокостью. Скажи мне, сынок, где ты успел набраться опасных революционных идей? Пойми, я пытаюсь понять... Зачем тебе вообще нужны связи и знакомства с политическими?
   - Отец, ну ты же сам учил меня очень внимательно слушать людей беседуя с ними. Вот во время таких доверительных бесед, я и "успел набраться опасных революционных идей", - сказал я с улыбкой. - Теперь относительно того, зачем мне "нужны связи и знакомства с политическими"... Скажи, пожалуйста, тебе дед несколько лет назад рассказывал о том, что будет большая война?
  - Рассказывал и не только мне одному. Он говорил, что во сне увидел большую и кровавую войну. Кроме меня, его рассказ о войне слышали Мирослав Кузьмич, Родасвет Казимирович и Богуслав Ярославич. Не понимаю, почему ты сейчас про сон моего отца вспомнил? Ведь война же давно закончилась. Насколько я помню, с японцами четыре лета назад подписан мирный договор.
  - Дед вас не про малую войну на востоке предупреждал. Он рассказывал вам о совершенно другой войне, которая начнётся на западе. Я сам лично слышал, как он говорил нашему старосте Мирославу Кузьмичу, что "через несколько лет большая кровавая война придёт с запада. Она по всей земле беду разнесёт, но хуже всего будет после войны. Брат восстанет на брата, сын на отца, кровь будет литься как реки. И всё енто будет делаться в угоду наших древних ворогов".
  - Ты хочешь сказать, Демид, что будет ещё одна, более кровавая война?
  - Да, отец. И как сказал дед, то что будет после окончания войны, гораздо страшнее самой войны. В приходской школе нам рассказывали на уроках, что после больших и продолжительных войн многие империи и богатые страны исчезали с карты нашего мира. На их месте появлялись новые государства.
  - Демид, не нужно верить всему, чему вас учили в приходской школе. Многое из того, что вам говорили на уроках... придумано недавно по указу имперских властей.
  - Не буду с тобой спорить, отец. У тебя на стене в кабинете висит современная карта мира, которую ты привёз из Томска. Покажи мне, пожалуйста, на ней... Великую Рассению или Великую Тартарию, или хотя бы нашу прародину - Великое Княжество Литовское? Их там нет. Они исчезли после больших войн.
  - К чему ты клонишь, Демид?
  - К тому, что после большой войны, с карты мира может исчезнуть любое государство, в том числе и Российская империя. Если она умудрилась проиграть войну маленькой островной Японии, то что будет после войны с большими империями находящимися на западе?
  - Ты думаешь, что в результате большой войны Российская империя может исчезнуть?
  - Вполне возможен и такой вариант развития событий, отец. Тем более, как я понял из бесед со своими новыми знакомыми, почти везде, во всех странах мира, растёт недовольство народов относительно тех, кто находится на вершинах власти. Ты даже представить себе не можешь, как сильно заметно настойчивое влияние ушлых островитян на политическую обстановку в мире. Даже съезды многих политических партий и революционных движений прошли именно в Англии, а не где-то в других странах. И если большая война и последующие предполагаемые события всё же произойдут, то на обломках нынешней Российской империи могут появиться несколько новых государств. Кто в них придёт к вершинам власти я не знаю. Вот потому-то я и завёл знакомства с представителями различных политических партий. Мне нужно, чтобы они все воспринимали меня как своего друга и соратника.
  - Но зачем?
  - Чтобы в будущем уберечь от большой беды всех жителей нашего поселения. Ведь если мои новые знакомые, когда-нибудь возьмут власть в свои руки, то у них не должно быть причин замышлять злое против меня и жителей нашего таёжного поселения. Они прекрасно знают, что анархистов не интересует сама система власти, анархистам интересна только свобода и общинная жизнь. Кроме того, моим знакомым известно, что мы не только помогали им в тяжёлые времена, выполняя для политических кругов разные поручения. Они прекрасно знают и о том, что одному из беглых политических мы даже жизнь спасли. Ты можешь не опасаться, отец, что кто-то может нас выдать полиции и жандармам, ибо о нас никто ничего толком не знает. Даже наши имена им не известны. Моё имя знают лишь Карл Оттович Зилинг, заведующий аптеками Томской губернии, он также является одним из управляющих аптечного магазина "Штоль и Шмитъ". Кроме него моё имя знают Иван Лютич и Феликс Щенсный, но они никогда не выдадут меня властям. Как я понял из долгих и доверительных разговоров с Феликсом, он среди своих товарищей, не последнее место в руководстве социал-демократической партии занимает. Имперскую власть он ненавидит до глубины души, ведь царские власти лишили его всего и сослали в Сибирь. Так что у него не может быть никакого повода идти на поклон к властям и доносить на меня. Иван Лютич также нас не предаст, ибо он для меня стал как близкий родич. Как я уже сказал, из знающих моё настоящее имя остаётся только один лишь Зилинг. Но тут я встану на защиту доброго имени Карла Оттовича, ибо он увлёкшись трудами Бакунина, стал сторонником анархизма и никогда не будет доносить в полицию или жандармам.
  - Но ведь жандармы из Томска были у нас в поселении, и допрашивали они наших жителей именно о тебе, Демид. Значит им кто-то сообщил о твоих встречах в столице губернии. Просто так жандармы бы не приехали. Разве я не прав?
  - Ты прав, отец, но почему ты подумал о предательстве моих новых знакомых, и совершено выпустил из виду других людей?
  - Каких других людей?
  - Отец, ты сам мне сказал, что хозяин здания в Томске, где мы снимали номера, приходится дальним родственником главному жандарму Томской губернии. Неужели ты думаешь, что хозяин здания по-родственному не сообщает главному жандарму, о том как у него идут дела? Кто с кем встречается в его ресторации или в номерах? Про телефонисток, нанятую прислугу и работников я даже напоминать не буду. Я ни за что не поверю, что среди них нет хотя бы одного человека, кто работает на жандармов. Ведь не просто так, в данных меблированных комнатах никогда не было ни одного случая даже мелкого воровства. Тамошние работники и прислуга прекрасно знают, что кто-то из обслуги связан с жандармами. Я не очень удивлюсь, если станет известно о том, что твой знакомый Вильгельм Максимильянович, попросил присмотреть за тобой своего родственника.
  - Ты думаешь, Демид, что за мной тоже следят по просьбе Вильгельма Максимильяновича?
  - Вполне возможно и такое... Хотя я думаю, что наблюдение за тобой, отец, и за Родасветом Казимировичем, уже давно снято. Они проверили, что вы привозите отчёты и встречаетесь только с представителями губернской власти, а потом уезжаете домой. Какой смысл жандармам за вами следить дальше? И неожиданно вы приехали в Томск не как обычно, а вместе со мной. Вот хозяин заведения и дал задание своим людям, а также прислуге присмотреть за новым постояльцем. Сам подумай, какие у него могли появиться мысли насчёт меня. Вроде всё как обычно, появляется князь со своим сопровождающим, но теперь они приехали не одни, с ними прибыл сынок князя, который раньше в Томске никогда не бывал. И что видит хозяин данного заведения? Пока князь с сопровождающим уезжают по своим делам, княжеский сын встречается с заведующим аптеками Томской губернии. Если данная встреча в зале ресторации могла произойти случайно, мало ли кто за завтраком познакомится и поговорит на обычные темы о погоде или про цены на различные товары, то наше общение в номере случайным никак не назовёшь. Какие-такие дела могут быть у заведующего аптеками с сыном князя? А тут вдобавок ещё одна странность, посетитель отлучался из номера поговорить по телефону. Ежели разговор прослушали, то из него тоже похоже ничего не поняли. Вот хозяин заведения, или его человек, и сообщили главному жандарму о выявленных странностях в поведении сына князя, и о его непонятных встречах. Дальше всё просто. Вильгельм Максимильянович, зная где проживают князь и его сын, послал своих подчинённых выяснить, что же происходило в заведении его родственника.
  - Как у тебя всё просто получается, Демид. Вот только ты забываешь об одном, жандармы просто так никуда не ездят. Для любой поездки у них всегда есть весомые основания...
  - Я знаю, отец. Но могу тебя уверить, что даже имеющиеся у жандармов основания никак не смогут связать меня с политическими и их делами. Скорее всего, жандармы попытались связать мою деятельность с уголовниками. Если они прослушивали телефонный разговор Карла Оттовича, то там могли прозвучать клички уголовников: Калённый и Клест. А так как в уголовной среде у жандармов есть свои осведомители, то скорее всего, именно через них подчинённые Вильгельма Максимильяновича и попытались выяснить, кто из уголовников носит кличку "Князь"? Насколько мне известно, аптекари во многих городах частенько снабжают представителей уголовного мира различными лекарствами и наркотиками. Если у главного жандарма Томской губернии появились "весомые основания" именно по данной линии, то политическую деятельность приписать они мне никак не смогут.
  - Значит ты окончательно решил связать свою жизнь с политикой, Демид?
  - Нет, отец. Политика меня не интересует. Но если, для сохранения жизни наших поселян, мне надобно будет предстать перед людьми в образе политического, то я пойду на такой шаг. Тем более, что многие мои новые знакомые воспринимают меня именно как убеждённого анархиста, которому удалось воплотить в жизнь многие идеи Бакунина. И воплотить их не где-нибудь за границей, а в своём родном поселении. Ты можешь удивиться, но твои задушевные беседы с Феликсом, ещё больше убедили моих знакомых в Барнауле, в правильности такого мнения. Они теперь искренне считают, что у нас почти все жители поселения убеждённые анархисты. Но не какие-то мутные и оголтелые горлопаны, как в больших городах империи, которые за свою жизнь ни одной книги не прочитали, в том числе и труды по анархизму, а спокойные и рассудительные люди, по-доброму относящиеся ко всем представителям революционных партий и политических движений. Некоторые представители социал-демократов даже хотели, чтобы я влился в их ряды, но после всего лишь одного моего вопроса, во время последней беседы, они потеряли ко мне всяческий интерес.
  - И что за вопрос ты им задал?
  - Понимаешь, отец, во время наших бесед, молодой аптекарь Семён, постоянно цитировал труды господина Маркса и труды других европейских теоретиков-социалистов, и очень часто его речи заканчивались фразой, что: "После свершения мировой революции, все империи на земле должны быть разрушены до самого основания. Необходимо отменить все законы и уложения способствующие угнетению порабощённых народов. Вся власть в новообразованных государствах должна принадлежать народу". Вот после такой яркой и вдохновенной речи, во время последней беседы, я и спросил его: "Семён Маркович, поясните мне, пожалуйста, о каком именно народе вы говорите?" Молодой аптекарь тут же замолчал, не зная, что мне ответить, зато Феликс Щенсный смеялся от всей души...
  - И что теперь ты будешь делать?
  - Сейчас я пойду домой и отправлюсь попариться в баню. Потом покушаю и лягу спать, отец.
  - Демид, я тебя спросил о твоих дальнейших действиях? Мне хватит одного случая, что из-за тебя к нам в поселение приезжали жандармы, - строго сказал отец. - Нашим жителям очень не понравилось то, что их допрашивали жандармы о тебе и твоей непонятной деятельности. Ты же прекрасно понял, что я не спрашивал тебя о том, чем ты займёшься именно сейчас? Я жду твоего ответа.
  - Хорошо, отец, я отвечу. В дальнейшем я буду заниматься только охотой. Нам понадобится очень много мяса, чтобы обменять его на различные крупы, а также зерно и муку. Если вскоре начнётся большая война, как говорил дед, то в первую очередь в империи начнутся проблемы с хлебом. Все виды круп, отборное зерно, пшеничная и ржаная мука начнут исчезать из продажи, а цены на них полезут вверх. Мы должны создать для поселян такие запасы, чтобы избежать голода не только во время войны, но и в последующие тяжкие времена. Так что вам с тестем и старостой поселения, придётся постараться создать как можно больше тайных хранилищ для хлеба и других продуктов питания. Кроме того, я думаю, что для покупки перечисленного, необходимо привлечь всех мужчин нашего поселения, дабы уездные или губернские торговцы зерном и другими продуктами питания, не смогли заподозрить, что мы делаем себе продуктовые и хлебные запасы.
  - Не проще ли сразу раздавать весь закупленный хлеб и продукты питания жителям нашего поселения? Они ведь и сами смогут сделать тайные хранилища для зерна, и скрытые ледники для хранения продуктов.
  - Ты прав, отец, так действительно проще. Вот только ты похоже забыл, что рассказывал дед Богуслав. Он говорил, что во время любой войны, имперские власти всегда изымают хлеб у селян, а также различные продукты питания. Ведь первым делом им нужно кормить войска своих армий, да и о собственных потребностях они никогда не забывают. Даже во время недавно закончившейся войны с Японией, имперские власти где-то брали зерно и продукты по своим низким закупочным ценам, а где-то просто изымали все излишки продовольствия у крестьян. Неужели ты полагаешь, отец, что такое изъятие больше никогда не повторится? Может ты думаешь, что после окончания войны с Японией, власти вернули хлеб тем, у кого он был изъят? Нет, дорогой мой отец. Такого не случилось. Все оставшиеся запасы изъятого у крестьян хлеба, высшие имперские власти через своих доверенных торговцев, продали за границу. Про изъятое у крестьян продовольствие я даже не буду упоминать. Официально его просто списали, как испортившееся, а на самом деле пустили в продажу на рынках и базарах.
  - Не может такого быть?! - удивлённо сказал отец.
  - А ты когда повезёшь свой отчёт в губернию, просто поинтересуйся у своих знакомых, какая из стран больше всего продала хлеба за границу, после окончания войны с японцами? А также попробуй узнать, насколько снизились цены, на продукты питания, на рынках и базарах в крупных городах сразу же после окончания той войны? Думаю, что ответы тебя ещё больше удивят...
  - Подожди, Демид, а как же люди в деревнях и сёлах? Им же нужно чем-то питаться?
  - Полагаешь такие вопросы когда-нибудь интересовали царей, императоров, королей или тех, кто находится у вершин власти? Да они только лишь о себе думают, о несметных богатствах, о шумных балах или европейских нарядах, и прочей вольготной жизни. О простом народе никто из них никогда не думал и не думает, так как считают, что крестьяне для себя ещё хлеб вырастят, ибо для данной работы они и рождаются.
  - Сынок, ты сейчас говоришь точно такие же слова, как кричали горлопаны от политических партий во время демонстрации студентов в Томске, перед городской думой.
  - Скажи мне, отец, а разве они кричали неправду? Хоть слово лжи из их уст прозвучало? Нет. Я тебе больше скажу, во время общения со своими знакомыми в Барнауле, мне рассказали об одной европейской принцессе. Так вот, когда ей дворцовые слуги доложили, что у крестьян нет хлеба, она им ответила: "Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!"
  - Глупость какая-то.
  - Не буду с тобой спорить, отец. Европейская принцесса действительно сказала глупость, но данную глупость цитируют не только революционеры различных партий, во всех странах Европы и Российской империи, её нынче можно услышать из уст простого рабочего или крестьянина. Как ты думаешь, вот такие высказывания венценосной особы смогут привести к какому-нибудь порядку в нынешних странах?
  - Такие высказывания могут привести только к хаосу во властных кругах, и к беспорядкам в странах, Демид. Но мне пока непонятно, почему ты сейчас привёл как пример, фразу сказанную европейской принцессой? Мало ли какие глупости говорят венценосные особы внутри монарших дворов Европы. Такие речи никогда не должны выходить за пределы дворцов. Видать у кого-то из слуг принцессы очень длинный язык.
  - Вот тут я с тобой полностью согласен, отец. Такие слова не должны покидать стен, где они были произнесены, ибо любой человек, всегда может сказать в ближнем кругу какую-нибудь глупость, и венценосные особы не являются исключением. Только ты не учитываешь того факта, что помимо различных слуг во всех дворцах Европы и мира, всегда полно высокопоставленных дворян, которые либо по своим личным убеждениям, либо за довольно большие деньги, служат островитянам. Иначе как объяснить тот момент, что все представители революционных партий и политических движений узнают данную фразу принцессы, во время своего пребывания в Англии? Дед всегда говорил, что если две стороны воюют или враждуют между собой, то всегда надобно искать третью сторону которой сие выгодно. Вот и получается, что главным источником всех войн, хаоса и беспорядков, во всех странах, являются островитяне, ибо только им выгодно сохранять напряжённое состояние в мире. Думаю, ты сам прекрасно понимаешь, что данное утверждение не касается простых рабочих и крестьян, которые в бедности проживают на оловянных островах, и сами еле концы с концами сводят. Когда я тебе сказал, что островитяне - главный источник зла на земле, то говорил я именно о правящих кругах Англии.
  - Откуда в тебе такая ненависть к островитянам, Демид?! - удивлённо спросил отец.
  - Во мне нет ненависти к ним, отец, - ответил я устало. - Ты же сам о том знаешь. Ненавидеть можно лишь того, кого знаешь лично.
  - Мне понятны твои мысли, сынок. Иди домой. Семья и баня, уже заждались тебя, а я здесь ещё немного задержусь. Мне надобно отчёт о пребывании в поселении жандармов закончить.
  Быстро одевшись, я покинул нашу поселковую Управу и направился домой. А на улице всё так же падали хлопья пушистого снега...
  
  До самого прихода весны, я с неразлучными братьями пропадал на охоте. Довольно часто нам приходилось уходить далеко за Чёртову сопку, дабы живность и дичь, в ближайшем к нашему поселению урмане, полностью не исчезла. Ведь моей знакомой рыси, а также её потомству, тоже надобно было чем-то питаться зимой.
  Коптильни в поселении дымились почти без перерывов, так как староста Чеслав Нечаевич организовал из молодых мужчин ещё несколько групп охотников, вот только они ходили на охоту в другую от поселения сторону.
  Наши обозы, гружённые различными копчёностями, два-три раза в неделю отправлялись в ближайшие уездные города и крупные селения, чтобы на местных рынках обменять плоды наших ежедневных трудов на мешки с различными крупами и хлебным зерном.
  Кроме того, я никогда не прекращал поиски ближайших к поселению порталов, чтобы вновь очутиться на базе наблюдения, и узнать, как там обстоят дела у моих старших родичей и друзей...
  
  Глава 30
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Тихая и спокойная жизнь в Урманном закончилась после общего сбора всех глав родов в нашей поселянской Управе. Все коренные изменения, в нашей повседневной жизни, начались как раз после окончания Совета Урманного поселения. Он был созван моим отцом, через несколько дней после нашего разговора в предбаннике. На Совете присутствовали все главы древних родов, переселившихся из Великого Княжества Литовского и Московии на земли Великой Тартарии, а также несколько представителей новых родов, которые за два десятка лет до начала войны с Японией, попросили разрешения жить в нашем поселении.
  Женщины и девушки, из новых родов поселян, были хорошими знахарками и травницами, а мужчины занимались охотой или рыболовным промыслом. Покинуть родные места их заставили притеснения со стороны местных властей и имперской церкви, ибо они не желали отрекаться от старой веры своих предков и посещать христианские храмы. Последней причины было достаточно чтобы мой дед, как Старейшина таёжного поселения, дал добро на их принятие в нашу общину. Свои дома они решили построить на краю поселения, поближе к лесу, чтобы удобней было ходить за травами и на охоту...
  На общем Совете в Управе я высказал присутствующим все свои мысли и предположения относительно начала большой войны, которая может разразиться в самом ближайшем будущем. Предложил главам родов подумать о необходимости в подготовке жителей нашего поселения ко всем последующим тяжёлым временам. Мне пришлось разъяснять всем присутствующим, что все мои мысли, высказывания и предположения о будущей войне, основаны на пророческих словах моего деда. В тот момент я учитывал, что все мужчины нашего поселения прекрасно знали и помнили мудрого Старейшину Всеволода Доброславича. Ведь он был для жителей не только основателем нашего поселения, но и главным источником многовековой мудрости. Поэтому, сразу же после окончания моей речи на общем Совете поселения, все присутствующие мужчины включились в обсуждение сказанного мною.
  Примерно через два или три часа общее решение было принято всеми присутствующими. Всё мужское население нашего поселения будет строить большие тайные хранилища в урмане и на островах на болоте. Женщинам и девушкам, посещающим наше Торговое подворье, а также рынки, лавки и магазины в ближайших городах губернии, предстоит собирать все новости, слухи и даже сплетни, о происходящих событиях в Российской империи. Возвращаясь в поселение жители должны прийти в Управу и всё поведать Светозару или нашему поселянскому старосте, которые дословно будут записывать сказанное в большую амбарную книгу. Мой отец, как Глава Урманного поселения, принятое Советом решение утвердил.
  
  В течение последующих четырёх лет все жители нашего поселения занимались созданием тайных хранилищ и заполнением оных всевозможными запасами на будущее. Наши женщины и девушки также выполняли возложенные на них поручения. Все выходящие в губернии и уездах газеты, различные новости и всевозможные слухи с торговых мест, поступали в нашу Управу без каких-либо задержек. Газеты складывались в отдельные стопки, а новости и слухи полученные от торговцев, старательно записывались в большую амбарную книгу. Примерно раз две-три недели, но не реже чем раз в месяц, мы с отцом и старостой поселения Чеславом Нечаевичем, иногда к нам присоединялись главы поселянских родов, собирались в помещении Управы, чтобы обсудить все поступившие из-вне новости, а также отмечали что успели сделать поселяне за прошедшее время...
  Мои многодневные выходы в дальний урман за Чёртову сопку на охотничий промысел, постоянно приходилось чередовать с заседаниями в Управе, а также с различными домашними делами. В делах по дому и по хозяйству, со всем прилежанием и усердием, мне помогали мои старшие сыновья, а мои старшие дочери, находившиеся под постоянным вниманием матери и бабушки, уже начинали постигать первые азы по траволечению и целительству. Можно честно сказать, что воспитанием своих детей я был полностью доволен. К этому стоит добавить, что пока я находился на охоте, то воспитанием подрастающего потомства занимался мой отец.
  
  В один из весенних вечеров, после своего возвращения с охоты с богатыми трофеями, я решил наведаться в нашу поселянскую Управу, чтобы узнать у отца или его помощника Светозара самые последние новости. Ярило-Солнце уже скрылось за лесом, но появившаяся в небесах полная луна давала достаточно света для освещения всего нашего поселения. Подойдя к Управе, я заметил что в окнах кабинета отца горит свет, значит все находящиеся там занимаются делами. Едва зайдя в помещение Управы, я услышал, как сквозь приоткрытые двери, из кабинета Главы поселения доносится голос моего отца, который что-то объяснял нашему старосте:
  - ...Вот смотри, Чеслав Нечаевич, что пишут газетчики: "За последние семь лет, на первом месте по количеству крестьянских выступлений и бунтов в Сибири находился Алтайский округ. На территории четырёх его уездов: Барнаульского, Бийского, Змеиногорского и Кузнецкого, больше шести с половиной сотен поселений оказались охваченными крестьянскими выступлениями и различными бунтами". Как ты думаешь, имперские власти в губернии и столице не понимают, что данные беспорядки и бунты охватили уже больше трёх четвертей поселений Томской губернии, и причём самая большая часть приходится именно на наш Барнаульский уезд, ибо в нём находится почти четыре пятых крестьянских поселений Алтайского округа. Или вот ещё одно печатное издание, полюбуйся, уездные и губернские читатели нашей газеты сообщают в редакцию: "...что крестьянскими бунтами охвачены пятьсот двадцать селений из шестисот шестидесяти четырёх"...
  - Я енти газетные статейки и заметки уже не единожды прочитывал, Ярослав Всеволодович. Если им верить, то вроде как получается, что у нас в Восточной Сибири крестьянские выступления и бунты намного слабее, чем в губерниях Европейской России. По мнению газетчиков: "Лишь на Алтае, и то главным образом в Барнаульском уезде, в последние три-четыре года, они не уступают крестьянским выступлениям и бунтам происходящим в Центре". Вездесущие газетчики напрямую связывают все произошедшие беспорядки с поземельноустроительной реформой, которая имела целью: "отграничение крестьянских наделов от кабинетской земли". Сами же прекрасно видите, что сия реформа затронула наиболее заселенные районы Российской империи. Кроме того, ентот пресловутый земельный вопрос довольно сильно обострили Столыпинские реформы, а также массовое переселение крестьянских семей из различных губерний Европейской России в Сибирь, на Алтай и на Дальний Восток.
  - Я всё прекрасно понимаю, Чеслав Нечаевич, да и в губернском собрании нам про то сами чиновники рассказывали, что многие стихийные выступления вылились в яростное сопротивление крестьян именно из-за реформы поземельному устройству. Представляете, только за последние три-четыре лета, имперские землеустроители столкнулись с таким активным противодействием крестьян, какого они никогда не встречали ранее. Вот что пишут в наших губернских ведомостях: "В южной части Барнаульского уезда, в районе ленточных боров, почти все проекты наделов были обжалованы крестьянами напрямую в Сенатскую комиссию. Огромное число крестьянских жалоб на землеустроителей было направлено министру внутренних дел Петру Аркадьевичу Столыпину и Главноуправляющему землеустройством и земледелием Александру Васильевичу Кривошеину, во время их поездки по Сибири. Крестьяне из различных губерний и уездов массово, целыми поселениями, отказывались подписывать землеотводные акты и устраивали в местах проживания различные беспорядки".
  - А чего тут удивляться?! Губернские власти и различные газетчики до сих пор не могут забыть так называемые "Павловские волнения". Одну минуточку, сейчас я быстренько найду сию старую губернскую газету, - прерванный разговор заполнился шуршанием перекладываемых газет, - а вот и она, почти в самом низу стопки оказалась. Вот послушайте, что тут было написано газетчиками: "В селе Павловском, и до этого находившегося в числе наиболее "беспокойных" на Алтае, было много "самовольцев", переселенцев, которые разорились и не имели своего надела, были лишены его при землеустройстве. Кроме того, из пользования крестьян была изъята часть земли, и павловцам был запрещён выпас скота на участке "Барнаульская степь". Отобранные у крестьян земли Кабинет объявил своей собственностью и стал сдавать крупными участками в аренду кулакам, которые пересдавали ее крестьянам по вздутым ценам. Одному арендатору Майорникову было сдано тысяча двести десятин. В день праздника в селе был назначен сход для обсуждения вопроса о сдаче в аренду имением округа барнаульскому скотопромышленнику Карамышеву участка все в той же "Барнаульской степи". Как раз в это время к волостному правлению подошла толпа крестьян, возмущенная тем, что объездчики избили двух крестьян и истязали крестьянский скот. Крестьяне разгромили контору имения, квартиры управляющего, служащих, объездчиков, полицейского урядника и некоторых кулаков, уничтожили переписку, книги, бланки, акты и исполнительные листы на взыскание штрафов в пользу Кабинета на огромную сумму свыше двухсот тысяч рублей, в том числе около пятидесяти тысяч протоколом о лесных порубках, старые межевые документы и другое. В волнениях участвовало до одной тысячи человек. Движение приняло политический, антиправительственный характер: крестьяне рвали в клочья, уничтожали и закапывали в землю портреты царя, наследника и других "высочайших особ" нашей империи. Павловские волнения явились самым крупным проявлением крестьянского неповиновения в Сибири. Они вызвали широкие обсуждения в различных слоях общества, о них писали многие газеты Российской империи, а в Государственной думе группой депутатов был внесён правительственный запрос", - зачитывание газетной статьи прекратилось едва я зашёл в кабинет отца, и на меня уставились три пары удивлённых глаз. Оказалось, что помимо Главы и старосты поселения, разбором газет и новостей в кабинете, занимался помощник моего отца Светозар.
  - Доброго здравия всем! - первым поздоровался я со всеми присутствующими. Выслушав ответные приветствия, задал вопрос: - Вы чем так сильно увлеклись, что не заметили, как на улице стемнело?
  Сидящая за большим столом троица переглянулась между собой, но первым ответил отец:
  - Мы обсуждали непростую обстановку в стране, Демид. Беспорядки и бунты крестьян, недовольных поземельными реформами, начавшиеся сначала в Европейской России, в последнее время охватывают все больше и больше поселений в Сибири и на Алтае. Если у тебя есть желание, то можешь присоединиться к нашему обсуждению.
  - Извини, отец, но обсуждение написанного в газетах мне не интересно.
  - А тебя, кроме охоты, вообще что-нибудь интересует, Демид Ярославич? - спросил староста с улыбкой на лице.
  - Ещё как интересует, Чеслав Нечаевич. Особенно то, что Светозар записал в вашу большую амбарную книгу.
  - Не понимаю. И чем же записанные слухи и сплетни могли заинтересовать поселянского охотника? - продолжая улыбаться спросил староста.
  - Да хотя бы своей необычностью. Тем более данная запись сделана всего лишь неделю назад, - произнеся это, я раскрыл большую амбарную книгу на нужной мне странице. - Вот. Сами посмотрите или вам лучше вслух зачитать?
  - Демид, зачитай, что тебя там заинтересовало? - сказал Глава поселения.
  - Хорошо, отец, - прозвучал мой ответ. - "Возвращаясь поздним вечером из урмана, сыновья бортника Ведамира Кузьмича, Доброслав и Любомир Боярские, заметили, примерно в двух верстах восточнее Чёртовой сопки, странное явление. В безоблачном небе, из ниоткуда, появился большой тёмный шар, от поверхности которого исходили яркие лучи белого и зелёного цветов достигавшие верхушек деревьев. Шар медленно летел над урманным лесом и не издавал никаких звуков. После появления странного тёмного шара в небесах, в лесу наступила необычная тишина, даже лесные птицы одновременно умолкли, а сыновья бортника неожиданно почувствовали какую-то непонятную скованность и пробирающий до самых костей дикий страх. Из-за чего они поспешили побыстрее вернуться домой в поселение"...
  - Чертовщина какая-то, - перебив моё чтение, высказался староста.
  - Согласен с тобой, Чеслав Нечаевич, чертовщина какая-то. Иначе непонятное явление и не назовёшь, - задумчиво произнёс мой отец.
  - Я ваших зятьёв Доброслава и Любомира очень хорошо знаю, Ярослав Всеволодович. Мы вместе с детства росли, и в урман бегали тайком, даже когда нам запрещали родители выходить со двора, - неожиданно высказался Светозар. - Они не из пугливых будут. Но когда я записывал их новость, то сам почувствовал исходящее от них сильное волнение. Такого выдумать невозможно.
  - Я верю тебе, Светозар, - сказал мой отец, а потом посмотрев мне в глаза спросил: - Демид, почему ты сейчас зачитал именно данную новость? Чем она тебя заинтересовала?
  - Потому что, отец, сегодня утром возвращаясь с охоты, я проходил примерно в двух верстах восточнее Чёртовой сопки. Так вот, в том месте, про которое сообщали Доброслав с Любомиром, я обнаружил довольно большое чёрное пятно на земле. Внутри него всё было выжжено огнём. Ни куста, ни травинки, ни корешка, не осталось внутри чёрного пятна. А что особенно мне бросилось в глаза и было совершенно непонятно, почему такой сильный огонь не повредил кору на деревьях стоящих прямо у самого края чёрного круга.
  - А чёрный круг был большой? - увлечённо спросил староста.
  - Да, он был не просто большим, а очень большим. Примерно, около двадцати пяти саженей в поперечнике. К тому же он был абсолютно круглым. Природа и лесной огонь не могут создать такой идеальный круг. Можете мне поверить. Я видел множество чёрных пятен оставшихся после лесных пожаров.
  - Замеры чёрного круга точные сделали?! - не унимался наш староста. - Может быть почву с выжженного места взяли?
  - Ничего такого я не делал, Чеслав Нечаевич.
  - Но почему?!
  - Да потому что мне нужно было дотащить тяжёлую волокушу с охотничьими трофеями до поселения. Чёрное пятно никуда не убежит из урмана, а все добытые трофеи, задержись я там на некоторое время, могли испортиться. Наши поселяне чем должны питаться? Мясом или каким-то непонятным чёрным пятном? К тому же Доброслав с Любомиром правду сказали. Рядом с ентим чёрным кругом я чувствовал себя очень неуютно, хотя никакого страха не испытывал.
  - И чем ты думаешь заняться дальше, Демид? - задал вопрос отец.
  - Через несколько дней схожу ещё в одно место. В большой амбарной книге записано, что в районе Белогорья поселянские девчата заметили какие-то небольшие огненные шары. Они чем-то напоминают шаровые молнии, но при всей похожести, довольно быстро летают над сопками. Вот я и хочу посмотреть, что там за невидаль появилась.
  - А различные события и бунты крестьян в стране тебя больше не интересуют?! Или у тебя появилось своё мнение относительно происходящего? Ежели так, то может ты поделишься с нами своими выводами, Демид?
  - Отец, ничего нового, к тому что вы уже знаете, мне добавить нечего. Свои выводы я сделал из того, что у всех на виду. Вы сами мне как-то рассказывали, после возвращения из Томска, что политика Столыпина относительно Сибири состояла в первую очередь в поощрении переселения на её незаселённые просторы крестьян из Европейской части России. Само переселение было частью аграрной реформы, проводимой Петром Аркадьевичем Столыпиным. В Сибирь и на Алтай переселились около трёх миллионов человек. Здесь переселенцы получили в своё пользование наделы земли, и определённые суммы на обустройство и поднятие хозяйства. Желающие также могли взять кредиты в Крестьянском поземельном банке, чтобы прикупить себе в собственность ещё больше земли, или на развитие хозяйства. Банкиры под такое дело деньги охотно выдавали, ибо в качестве залога они записывали покупаемые крестьянами земельные участки, либо имущество крестьян. Получив первые, но довольно богатые урожаи, многие крестьяне частично погасили взятые кредиты в банке, а некоторые сподобились набрать дополнительных кредитов, чтобы прикупить ещё больше десятин земли. Вот только никто из них тогда не предполагал, что Петр Аркадьевич вскоре умрёт, в результате покушения в Киевском городском театре... И вот представьте, вскоре после смерти Столыпина, поземельный Комитет под различными предлогами начинал отнимать наделы у переселившихся крестьян, чтобы потом перепродать их крупным землевладельцам.
  - Демид Ярославич, ты думаешь, что отнятие земельных наделов у крестьян было основной причиной начавшихся бунтов? - спросил староста, и о чём-то задумался.
  - Конечно. Ведь многие крестьяне взяли кредиты под будущий урожай, засеяли свои поля, а летом к ним приехали имперские чиновники с поземельного Комитета и забрали землю и дома с постройками. Ведь получалось, что крестьянские дома и хозяйственные постройки на имперской земле были построены. Крестьяне остались без ничего, а за ними, кроме всего прочего, числились кредиты в Крестьянском поземельном банке. Первыми кто поимел выгоду от происшедшего изъятия земли, были землевладельцы, ибо они не засеивали купленные у чиновников поля, а весь выросший урожай им достался. Вторыми, с прибытком были чиновники с поземельного Комитета, ибо они продавали изъятые участки землевладельцам за солидные взятки, а третьими в прибыли оказались банкиры, так как для погашения кредитов, они забирали у крестьян их имущество и продавали по низким ценам торговцам-перекупщикам. Вот так и начались крестьянские бунты...
  - Погоди, Демид, - прервал меня отец, - а где же в твоей картине место политическим? Ведь насколько мне известно, почти все крестьянские выступления и бунты в империи под различными политическими лозунгами происходят. Или в чём-то я всё же не прав?
  - Ты как всегда прав, отец. Всевозможные политические партии и движения принимают во всех крестьянских выступлениях самое активное участие. Им островитяне и иные "добрые люди" из Европы, присылают очень большие деньги для организации различных беспорядков в городах и крестьянских выступлений против царской власти, а имперские чиновники своими действиями и реформами господам революционерам такой подарок сделали, стали отбирать у крестьян землю. Умники из разных политических партий на митингах кричат в поддержку ограбленных крестьян, а своим хозяевам на оловянных островах, кои деньги на революции дают, сообщают о том, что благодаря именно ихней кипучей деятельности, начались крестьянские выступления и бунты, в той или иной губернии.
  - Значит вся деятельность партийных связана только с обездоленными крестьянами? - задал вопрос помощник отца.
  - Почему только с крестьянами, Светозар? Разве ты уже забыл, как два лета назад, в апреле, имперскими войсками были расстреляны несколько сотен рабочих с приисков на Лене, где золото добывали?
  - Так в газетах писали, что там вроде никакой политики не было. Хозяева приисков рабочим выдали протухшее мясо и содержали их в продуваемых всеми ветрами бараках, отчего многие рабочие померли. Рабочие возмутились таким отношением и прекратили работу на приисках. Вот хозяева приисков и обратились к местным военным, чтобы те навели порядок и заставили людей вернуться на свои рабочие места, а солдаты по приказу жандармского ротмистра начали стрелять в народ.
  - Газеты пишут только то, Светозар, что разрешает имперская цензура. Газетчикам никто не разрешил написать, что главными хозяевами золотых приисков на реке Лене являются британские иудеи, а в Сибири их собственностью управляют российские собратья Гинцбурги с компаньонами. Можешь представить, какая волна погромов прокатилась бы по всем городам и весям Российской империи, если бы газетчики указали на истинных виновников в расстреле рабочих...
  - Погоди, Демид, - вновь прервал меня отец, - а откуда тебе известно, что прииски на Лене принадлежат британским иудеям и их российским собратьям?
  - Так среди политических, представителей данного библейского народа полным полно. Они про своих всё всегда знают. Мне Семён Маркович, будучи во хмелю, доверительно рассказал, что "российские социал-демократы, на своём съезде, из-за еврейского вопроса даже разделились на две фракции. Те депутаты, кто проголосовал за то, чтобы "партия подчинялась евреям" оказались в меньшинстве, и стали называться "меньшевиками", а те, кто проголосовал за то, чтобы "евреи подчинялись партии" оказались в большинстве и стали называть себя "большевиками". Они даже потом два одновременных съезда провели, большевики в Лондоне, а меньшевики в Женеве." Сам Семён Маркович себя к большевикам причисляет, и говорит, что его будущее навечно связано с партией большевиков. Он не отрицает, что в других политических партиях, полно представителей его народа, но считает, что только большевики смогут освободить его многострадальный народ от многовекового рабства и тогда сбудется его мечта: "Кто был ничем, тот станет всем".
  - О давней мечте библейского народа захватить власть над всем миром, уже давным-давно известно. Сие в их религиозных книгах и в христианской библии написано, - вновь подключился к разговору староста. - Однако мне кажется, что простой еврейский народ, кто-то нам неизвестный, активно использует в своих тёмных целях, используя их давние мечты. Разве я не прав в своих выводах, Демид Ярославич?
  - А когда было иначе, Чеслав Нечаевич? Вспомните наши древние предания. Со времён "Небесной войны Богов", враги рода человеческого использовали данный народ в виде солдат или рабов, но всегда им говорили, что после... они будут жить намного лучше, а другие народы им будут в услужение...
  - Так. Время уже позднее, пора по домам, - неожиданно прервал разговор мой отец. - В следующий раз договорите, а сейчас нас домашние ждут. Светозар, Чеслав Нечаевич, приберите тут и не забудьте свет в Управе погасить.
  Одевшись, мы с отцом покинули Управу и направились домой...
  
  Глава 31
  
  Томская губерния
  город Барнаул
  
  Тревожные вести о том, что в далёких землях на западе, где только недавно закончилась Балканская война, опять стало неспокойно, и что старые европейские империи и новые малые государства вновь стоят на пороге очередной войны, доходили до Томской губернии лишь через статьи в российских и иностранных газетах, которые, непонятным для меня образом, появлялись в различных уездных городах и поселениях. Более подробную обстановку удавалось прояснять во время сопровождения обозов на рынки в уездных городах, а также встречаясь с представителями различных политических партий, которые частенько прибывали в Сибирь и на Алтай прямо из-за границы. Все доступные слухи, сплетни и новости мы обсуждали вечерами в поселянской Управе, но так и не смогли прийти к какому-то общему мнению. Когда обсуждение закончилось, я сказал отцу, что поеду с продуктовым обозом в Барнаул. Возможно там я узнаю дополнительные новости из доступного мне источника.
  Отец прекрасно знал, что самым доступным для меня источником мировых новостей стал Семён Маркович, молодой помощник управляющего из Барнаульской горной аптеки. Себя он гордо причислял к российским социал-демократам, вот только пока ещё не определился чью же политическую программу к действию принять, а посему всегда доброжелательно общался как с большевиками, так и с меньшевиками.
  - Не понимаю я тебя, Демид, - сказал отец. - Вот чего ты с ентим Семёном общаешься? Люди говорили, что Семён иудейского происхождения и вероисповедания. Ты бы лучше поостерёгся якшаться с такими личностями. Насколько мне известно, их воспитывают в неприятии всех других народов.
  - Отец, ты же сам прекрасно знаешь, что родителей себе не выбирают. Тем более Семён Маркович ушёл из своей семьи, и связь с ней не поддерживает. Да и в ихнего бога он никогда не верил, считая религию пережитком прошлого. Потому-то он всем говорит, что он атеист. Со мной Семён вполне нормально общается, а я через него получаю такие интересные новости, которые не во всякой газете напечатают.
  - Моё дело предупредить тебя, Демид, а дальше ты уже сам решай как поступать надобно. Главное не забывай, что за твоими плечами находится твоя семья и все жители нашего поселения.
  - Я понял тебя, отец. Буду предельно внимательным, как на охоте. А для общения с Семёном я использую его маленькую слабость.
  - Когда собираешься ехать в Барнаул?
  - Так вроде бы завтра с утра продуктовый обоз в Барнаул отправляется, вот с ними и поеду. Тем более, что лишний ствол для охраны обоза никогда не помешает.
  - Хорошо, езжай с обозом. Через три дня твой тесть в Барнаул собирался ехать по своим делам, так он тебя может и назад забрать. Где тебя там искать-то?
  - Я оставлю сообщение о том, где буду находиться в горной аптеке на Петропавловской. Ты только предупреди Родасвета Казимировича, что в аптеке меня никто по имени не знает. Пусть спросит, где остановился Князь, и ему всё подробно объяснят.
  - Понятно. Хотя мне не по душе, что ты с ентими аптекарями общаешься.
  - У каждого человека есть свои маленькие слабости, отец. Считай, что у меня они тоже имеются.
  Мой отец не знал, что у Семёна Марковича и у меня была одна и та же маленькая слабость, мы оба очень любили вкусно покушать в ресторациях. Любовь к хорошо приготовленным блюдам появилась у меня во время первой поездки с отцом и тестем в Томск, ну а молодой аптекарь пристрастился к ресторанному питанию возвернувшись из своей первой заграничной поездки, куда его посылал Яков Ефимович за новыми лекарствами. О том, что Семён Маркович любитель вкусно покушать в ресторации, я узнал совершенно случайно...
  
  Произошло это в тот день, когда мы со Светозаром привезли в Барнаул больного Феликса. Зайдя в помещение аптеки, мне удалось услышать через неплотно прикрытую дверь, часть весьма нелицеприятного разговора. Яков Ефимович ругал своего молодого помощника за очень большой перерасход спирта. Как доложили управляющему работники горной аптеки, Сёма пристрастился к выпивке, и частенько заглядывал на аптечный склад, где хранился спирт. Дабы избавить своего помощника от пагубной привычки, Яков Ефимович забрал у Сёмы ключи от аптечного склада. Дальнейший разговор прервался в связи с нашим появлением...
  Когда Яков Ефимович с Феликсом Щенсным удалились в жилую часть аптечного здания, мы со Светозаром покинули аптеку и направились домой в поселение. По дороге я заметил понуро бредущего молодого аптекаря. По его внешнему виду было видно, что он очень страдает из-за отлучения от аптекарского склада. Остановившись около него, я попросил Семёна показать нам, где находится приличная ресторация, в которой хорошо, а главное вкусно готовят. Услышав мои последние слова, помощник управляющего немного оживился. Быстро забравшись к нам в пролётку, молодой аптекарь подробно объяснил Светозару куда надобно ехать. Вскоре мы уже были на месте. Я предложил Семёну откушать вместе с нами. Он поначалу начал отказываться, ссылаясь на отсутствие с собой денег, но после того как я сказал, что все расходы за совместную трапезу беру на себя и он может заказывать в ресторации всё что только его душенька пожелает, молодой аптекарь согласился.
  Похоже Сёму довольно хорошо знали в данной ресторации, ибо при входе он что-то шепнул на ухо подавальщику и нас сразу сопроводили в отдельный уютный кабинет с четырьмя мягкими удобными креслами. Посредине кабинета стоял большой дубовый стол накрытый белоснежной скатертью с разложенными на ней столовыми приборами, а прямо в центре стола располагался ведёрный тульский самовар начищенный до зеркального блеска. Пока мы терпеливо ожидали, когда подавальщик облачённый в чистую и опрятную одежду запишет заказанные нами блюда, Сёма успел немного поправить своё здоровье двумя чарками "Шустовского" коньяка. Запотевший графинчик данного напитка, и лёгкую закуску к нему, подавальщик принёс сразу же, ещё до получения от нас общего заказа. Закуска была в виде разнообразной нарезки из красной рыбы вокруг горки из довольно крупной красной икры. Кроме того, у нас на столе появилось блюдце с нарезанными кружками лимонами, одна половинка которых была посыпана сахаром, а другая, чем-то похожим на кофе.
  Пока мы ждали наш заказ и пили со Светозаром чай из самовара, Сёма принял уже не одну чарочку "Шустовского". Вскоре молодой аптекарь подобрел лицом и решил поговорить со своими благодетелями за жизнь. Светозар помня все мои наставления по пути в город, в наш разговор не вмешивался. Так что беседовали в кабинете ресторации в основном только мы с Семёном. Для начала я попросил рассказать его о себе. Его рассказ получился довольно интересным.
  Выяснилось, что Семён Маркович всего лишь на три года был младше меня, а выглядел он всегда младше своего возраста. Из-за внешней молодости, у него были постоянные проблемы в семье, где его воспринимали как маленького и смазливого ребёнка. Такое отношение близких и родных очень раздражало, а обращение "Сёма" или "Сёмочка" просто выводило из себя. Устав от извечного сюсюканья, Семён решил сам устроить свою дальнейшую жизнь.
  Семён рассказал, что родился он недалеко от Варшавы, в семье крупного землевладельца. Будучи пятым ребёнком, он хорошо понимал, что наследником дела отца ему быть не суждено. Родители очень постарались, все их дети получили не только хорошее домашнее образование, но и закончили с отличием варшавскую гимназию. Кроме того, дед по материнской линии мечтал воспитать из Сёмы помощника раввина и постоянно заставлял внука заниматься изучением идиша, Торы и Талмуда. Из-за постоянного чтения при свечах, у юноши стало портиться зрение и ему пришлось носить очки. Но все старания деда оказались ненужными, вопреки всем чаяньям своих родственников, молодой человек отказался идти по религиозной стезе. Он мечтал добиться чего-то большего в своей жизни, чем должности помощника раввина, и поэтому самостоятельно поступил в Императорский Варшавский университет, причём на медицинский факультет, где стал тщательно изучать фармакологию. Уже будучи студентом второго курса, он увлёкся трудами Карла Маркса и вскоре принял участие в деятельности социал-демократической студенческой ячейки. Общение с политически активными студентами, а также с их взрослыми наставниками, привело к тому, что Семён стал ярым последователем марксистского учения. Через год, обучаясь на третьем курсе университета, он вступил в российскую социал-демократическую рабочую партию. Семён думал, что благодаря партийной деятельности, добьётся большего уважительного отношения к себе.
  По окончании Варшавского университета, представители руководства партии отправили его в далёкий Барнаул, для усиления местной организации. Его работа состояла в помощи бежавшим из сибирских тюрем и каторги политическим. Полученное университетское образование, должно было стать хорошим прикрытием для его политической деятельности. Поэтому направление на работу фармацевтом в Барнаульскую горную аптеку было сделано на самом высоком уровне.
  Семён Маркович поселился в Барнауле и начал работать фармацевтом в аптеке. Но и здесь ему пришлось столкнулся с тем же самым отношением, из-за которого он покинул свою семью и Варшаву. Главным виновником душевного расстройства Семёна оказался Яков Ефимович. Он был не только управляющим горной аптеки, но и руководителем одной из местных ячеек партийной организации. Глядя на молодое лицо Семёна, украшенное необычными очками, из-за которых тот выглядел как вечный студент, Яков Ефимович не воспринимал своего помощника, как взрослого и ответственного человека, поэтому всегда называл его Сёмой или Сёмочкой, и давал ему ничего не значащие поручения. Такое отношение руководства привело к тому, что свои душевные терзания фармацевт стал заглушать медицинским спиртом, благо он присутствовал на аптечном складе в достаточном количестве. Единственной отдушиной в жизни Семёна стали поездки в столицу и заграницу за лекарствами, а также на партийные съезды и конференции. В этих поездках Семён пристрастился к посещению ресторанов, где готовили различные вкусные блюда. Так или иначе, но на посещение ресторана требовались деньги, причём в немалых количествах. Первоначально, деньги появлялись от продажи тёмным личностям медицинского спирта и некоторых видов сильнодействующих лекарств, которые Семён списывал, как негодные из-за вышедшего срока хранения. После того, как Яков Ефимович забрал ключи от аптечного склада, дальнейшая жизнь стала казаться фармацевту серой и никчёмной...
  Семён тяжко вздохнул и замолчал. Чтобы как-то поднять ему настроение, мы со Светозаром пообещали, что отныне мы будем его называть только Семёном Марковичем и никак иначе. Он сразу же ожил, и заявил, что мы самые настоящие друзья, не то что некоторые... Кого он понимал под словом "некоторые", Семён пояснять не стал. Вскоре принесли наш заказ и мы приступили к трапезе...
  
  ***
  Наш продуктовый обоз прибыв в Барнаул направился к рынку, ну а я, поймав извозчика, посетил горную аптеку, где с удивлением узнал от её работников, что Семён Маркович ещё не вернулся из заграничной поездки за новыми лекарствами. Его приезд ожидается со дня на день, а управляющий аптекой Яков Ефимович отбыл по срочному вызову руководства в столицу губернии. Поблагодарив работников, я покинул аптеку, и решил поужинать в ресторации.
  Каково же было моё удивление, когда у входа в обитель вкусного питания мне повстречался Семён Маркович. Он, с задумчивым видом, выбрался из остановившейся пролётки. Увидев меня, он улыбнулся и поздоровался.
  - Доброго здравия вам, Князь.
  - И тебе доброго здравия, Семён Маркович. Не ожидал я тебя увидеть. Работники аптеки мне сообщили, что ты всё по заграницам пропадаешь и прибудешь со дня на день.
  - Всё верно они, сказали вам, Князь. Я всего лишь пару часов назад вернулся в Барнаул, и вот решил поужинать. Моя кухарка ещё не знает, что я вернулся из поездки, так что у меня дома есть нечего.
  - Ну тогда предлагаю поужинать вместе. Я возьму все расходы на себя, а ты мне расскажешь самые свежие новости. Как тебе такое предложение, Семён Маркович? Ты поди в своей поездке заграницу поиздержался изрядно.
  - Вы как всегда правы, Князь.
  
  Когда с главными блюдами ужина было покончено, мы перешли к десерту и беседе. Семён к тому времени уже ополовинил средний графинчик с "Шустовским", но совершенно не выглядел опьяневшим. Я баловал себя индийским чаем с пирожными, а мой собеседник задумчиво крутил в руках чарку с коньяком.
  - Рассказывайте, Семён Маркович, что там нынче творится в европах?
  - Так война в Европе началась, Князь. Разве вы этого ещё не знаете?
  - То что война началась, все газеты уже сообщили. Вот только мне непонятно из-за чего она началась. Пишут, что какой-то сербский националист Гаврила Принцип застрелил австрийского эрцгерцога, наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда и его супругу, которые совершали визит в Боснию, присоединенную к Австро-Венгерской империи. Правительство Австро-Венгрии предъявило Сербии ультиматум с требованием наказать виновных и допустить своих представителей к расследованию. Сербия отказалась выполнять требования австрийцев, сие и послужило началом войны.
  - Газеты и не такое написать могут, Князь. Там всё очень сильно запутано.
  - В каком смысле запутано?
  - В самом прямом, Князь. Во-первых, Гаврила Принцип не был сербским националистом, ибо он всегда был боснийцем и состоял в боевой организации "Млада Босния", которая боролась за освобождение Боснии и Герцеговины, которые захватила Австро-Венгрия. Во-вторых, одним из идейных вдохновителей "Млада Боснии" был человек с псевдонимом Антид Ото. Он выступал за создание единого государства на всём балканском полуострове, и даже придумал политический лозунг: "Балканы - балканским народам!" Ну и третье, наверное самое главное, ходили слухи, что указание убить австрийского эрцгерцога поступило из Англии, где в тот момент находились все главные руководители "Млада Боснии". Оттуда же поступило и оружие для исполнителей.
  - А что из себя представляет Антид Ото? Он кто... серб или босниец?
  - Антид никогда не был ни сербом, ни боснийцем. Как мне рассказали знающие люди в Швейцарии, под псевдонимом Антид Ото, действует наш человек, Лейба Давидович Бронштейн, сын крупного землевладельца из Херсонской губернии.
  - Как же он оказался в Австро-Венгрии?
  - Он там работал под видом журналиста одной из газет. Писал статьи о балканской войне.
  - Твои новости запутали причины начала войны ещё больше, Семён Маркович. Смотри какая странная картина получается. Боснийцы убивают австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, чтобы добиться освобождения своей страны от соседей-захватчиков, а австрийское правительство по неизвестным причинам, почему-то предъявило ультиматум соседней Сербии. Мне непонятно, Сербия-то тут каким боком к убийству причастна?
  - В некоторых европейских газетах писали, что оружие боснийским убийцам доставили из Сербии...
  - И что?! Мне американский винчестер торговцы оружием доставили из Китая. И что теперь, любая подстреленная мной на охоте дичь, будет считаться убитой китайцами? Кроме того, остался ещё один не ясный для меня вопрос.
  - Это какой же, Князь?
  - Зачем Российская империя ввязалась в европейскую войну?
  - Она не ввязывалась, ей объявили войну.
  - Как объявили? Кто?!
  - Германия объявила войну России. Вы разве не читали манифест императора от двадцатого июля сего года?
  - Не читал. Да и где бы я его прочёл, Семён Маркович? Мне император свои манифесты в поселение не присылает.
  - Так его же во всех газетах напечатали, - удивлённо сказал аптекарь.
  - Я пока таких газет не видел.
  - Вам повезло, Князь, есть у меня с собой такая газета. Хотите я вам сейчас зачитаю данный манифест?
  - Читайте. Интересно будет послушать.
  Семён Маркович, достал из кармана сложенную газету, развернул её, и сделав небольшой глоток "Шустовского", начал читать:
  - "Божиею милостию, Мы, Николай Второй, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский, и прочее, и прочее, и прочее.
  Объявляем всем верным Нашим подданным:
  Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и крови с славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно. С полным единодушием и особою силою пробудились братские чувства русского народа к славянам в последние дни, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо неприемлемые для державного государства требования.
  Презрев уступчивый и миролюбивый ответ Сербского Правительства, отвергнув доброжелательное посредничество России, Австрия поспешно перешла в вооруженное нападение, открыв бомбардировку беззащитного Белграда.
  Вынужденные, в силу создавшихся условий, принять необходимые меры предосторожности, Мы повелели привести армию и флот на военное положение, но, дорожа кровью и достоянием Наших подданных, прилагали все усилия к мирному исходу начавшихся переговоров.
  Среди дружественных сношений, союзная Австрии Германия, вопреки Нашим надеждам на вековое доброе соседство и не внемля заверению Нашему, что принятые меры отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться немедленной их отмены, и встретив отказ в этом требовании, внезапно объявила России войну.
  Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную, родственную Нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России и положение её среди Великих Держав. Мы непоколебимо верим, что на защиту Русской Земли дружно и самоотверженно встанут все верные Наши подданные.
  В грозный час испытания да будут забыты внутренние распри. Да укрепится еще теснее единение Царя с Его народом и да отразит Россия, поднявшаяся как один человек, дерзкий натиск врага.
  С глубокою верою в правоту Нашего дела и смиренным упованием на Всемогущий Промысел Мы молитвенно призываем на Святую Русь и доблестные войска Наши Божие благословение.
  Дан в Санкт-Петербурге, в двадцатый день июля в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствования же Нашего в двадцатое."
  - Благодарю, Семён Маркович. Сказанное в манифесте императора, о том что нам объявили войну, немного проясняет нынешнее положение в мире. Надо будет купить себе такую газету.
  - Зачем же покупать, Князь? Я её уже полностью прочитал, так что можете эту газету забрать себе.
  - Благодарю ещё раз, - сказал я, забирая газету с напечатанным манифестом. - Вы сами-то что думаете о начавшейся войне?
  - Я-то сам по себе человек мирный и против любой войны, но думается мне, что начавшаяся война изменит нынешний мир. Политические силы поднимут народные массы на борьбу с теми, кто развязал эту ненужную войну.
  - Вот тут ты ошибаешься, Семён Маркович. Если войну развязали, значит она кому-то очень сильно нужна. Кроме того, не забывай, что власти Англии, ещё со времён Джона Ди, мечтают о том, что в мире останется лишь одна империя, и ты наверное представляешь о какой империи идёт речь. Ведь не зря же они твердят, что "Солнце никогда не сядет над Британской империей".
  - Вы думаете, Князь, что эту войну развязали англичане?
  - Именно так, кроме них, она вообще никому не выгодна.
  - Но Англия ведь даже не вступила в войну.
  - Уже вступила. Сегодня продавцы большинства российских газет на каждой улице кричали, что Великобритания объявила войну Германии.
  - Я об этом если честно говорить, даже не знал.
  - Теперь данная новость уже не такая важная новость, Семён Маркович. Нам надо думать, что будет когда начавшаяся война закончится.
  - Это вы о чём, Князь?
  - Вспомни, как поднялись цены на все товары после окончания войны с Японией. Неужели ты думаешь, что после европейской войны будет иначе?
  - Вы намекаете, что нам надо создать запасы продовольствия и денег?
  - Деньги могут и обесцениться, если конечно они не в виде николаевских золотых червонцев, а вот продукты необходимо запасать, тем более, что у вас под аптекой их есть где хранить.
  - Я понял вашу мысль, Князь. Благодарю, за дельный совет.
  - Не стоит меня благодарить, Семён Маркович, возможно в будущем и вы мне чем-нибудь поможете. А сейчас давайте прощаться. Время уже позднее, и нам обоим надобно отдохнуть.
  - Полностью с вами согласен.
  - Тогда покличьте подавальщика, я с ним за ужин рассчитаюсь. И пусть там кто-нибудь мне извозчика поймает.
  - Сейчас всё сделаю, Князь, - сказал Семён Маркович и вышел из кабинета...
  
  Глава 32
  
  Томская губерния
  город Барнаул
  
  В ожидании приезда тестя, мне пришлось пробыть в городе ещё четыре дня. За это время удалось посетить всех известных мне торговцев оружием, и скупить все имеющиеся в наличии боеприпасы для моих кольтов, винчестера и охотничьего ружья, да и про припасы для отцовского оружия я не забыл, благо денег у меня имелось предостаточно. Этому поспособствовали две мои ночные прогулки по улицам города перед сном. Честно говоря и положа руку на сердце, никто не заставлял местных налётчиков проверять сколько денег находится у меня в карманах.
  Первая парочка налётчиков так и осталась лежать в переулке холодными, ибо нечего было нападать на меня ночью, да ещё с ножами. Свою участь они выбрали сами, так как хотели забрать не только мой портмоне с деньгами, но и мою жизнь. Не моя проблема, что они не догадывались, что я не выхожу на прогулку ночью без своего охотничьего ножа, которым привык освежовывать добытых кабанов и маралов, а также без надежного кольта в кармане. Кольт я так и не доставал в тот раз, сработал обоих душегубов одним ножом. Всё содержимое из их карманов перешло в мои. Все обнаруженные кошельки и портмоне, а также золотые часы с цепочками, в количестве трёх штук, я посчитал своими охотничьими трофеями.
  О похождениях ночных душегубов мне за обедом рассказал Семён, на второй день моего пребывания в городе. Из его рассказа выходило, что недалеко от аптеки, в течение двух недель, ранним утром, дворники в разных переулках обнаруживают мёртвые тела солидно одетых людей. Все они были убиты одним и тем же способом, ударом ножа в сердце. Прибывающие на место убийства полицейские чины, не обнаруживали при покойниках ни денег, ни драгоценностей. Вот из-за этих убийств, Семён Маркович попросил меня не выходить ночью на улицу. Я поблагодарил его за предупреждение, но решил не отменять свои ночные прогулки перед сном. Как только на улице стемнело, я собрался и вышел на прогулку...
   На следующий день, за завтраком в обеденном зале гостиницы, Семён мне поведал, что утром местные дворники обнаружили ещё четырёх убитых людей, причём в соседних переулках. В одном переулке, что ближе к гостинице, нашли изрезанные тела двух типов бандитского вида. Об их убийстве Семёну рассказал один из знакомых дворников. А вот на месте убийства в другом переулке, в том что находился ближе к аптеке, он уже побывал самолично. Там обнаружили тела двух прилично одетых людей. Присутствующий, в собравшейся толпе, помощник управляющего одного из ювелирных магазинчиков, опознал убитых, и сказал полицейскому: "Что это приезжие купцы из Томска. Они вчера днём изволили покупать у них в магазине золотые карманные часы". Как и следовало ожидать, никаких золотых часов при убитых не было обнаружено. На мой вопрос: "Кто у них в городе по ночам душегубствует?" Семён Маркович пожал плечами, и ответил: "Что скорее всего это какие-то залётные мокрушники, ибо местные люди так грубо не работают".
  Вторая парочка любителей чужих кошельков, повстречалась мне уже следующей ночью, в плохо освещенном луной переулке. Эти похоже были местными, ибо не стали молча нападать на меня со спины, а поигрывая ножами с ухмылками на лицах спросили:
  - Кошелёк или жизнь?
  Я им сразу же ответил:
  - Кошелёк, - и с показной торопливостью полез в свой карман.
  - Правильный выбор, уважаемый, - усмехнулся более старший ночной грабитель.
  Каково же было их удивление, когда я из кармана достал не толстый кошелёк с деньгами, а отсвечивающий серебром кольт. Увидев ствол в моих руках, ночные грабители от шока замерли на месте и выронили свои ножи. Молчание затягивалось, поэтому я обратился к ним:
  - Ну что же вы, голубчики, замерли-то? Я по вашей просьбе выбрал "кошелёк", однако пока не вижу кошельков в ваших руках. Мы что... вот так вот и будем тут до утра стоять? Или вы вдруг решили дождаться, когда появятся дворники и вызовут полицию? Не тяните время, выкладывайте содержимое своих карманов и топайте куда хотите.
  Тот что постарше, первым пришёл в себя, почесал бороду и задал мне вопрос:
  - А вы нас точно живыми отпустите, ежели мы всё отдадим? Прошлой ночью двух залётных в соседнем переулке зарезали. Вот и сомнения нас гложут.
  - Я своё слово всегда держу. Не трогали бы вы меня, и шли бы своей дорогой, вот тогда всё ваше при вас бы и осталось. А раз вы предложили мне забрать у вас "кошелёк или жизнь?", вот я и выбрал первое. Мне ваши жизни ни к чему, а содержимое кошельков всегда пригодится.
  Через пару минут, любители чужого добра исчезли в тёмных переулках ночного города, а передо мною остались лежать на земле шесть довольно крупных портмоне, плотно набитых деньгами. Видать, я не первый попался на их пути этой ночью. Надев перчатки, я аккуратно забрал все деньги, оставив все портмоне лежать на земле, после чего вернулся в предоставленный мне аптекарями номер в частной гостинице...
  
  С раннего утра, пока не пришёл Семён Маркович, чтобы составить мне компанию за завтраком, я решил заняться разбором своих покупок для чего выложил все купленные патроны на большой стол стоящий в центре комнаты. Пачки патронов для кольтов складывал слева от себя, для винчестеров справа, а охотничьи оставлял посредине.
  Когда мои покупки были наконец разложены по довольно солидным кучкам, я занялся чисткой кольтов. Данное занятие с оружием, приносило какое-то душевное успокоение, и давало мне возможность спокойно поразмыслить о будущем. Отвлёк меня от данного дела стук в дверь.
  - Входите. Не заперто, - сказал я обернувшись к двери.
  В приоткрытую дверь зашел Семён, и увидев чем я занят, на несколько мгновений опешил, но потом взяв себя в руки, произнёс:
  - Доброго здравия вам, Князь. Вот уж не думал, что застану вас за таким необычным делом. Вы случайно не на германскую войну собрались?
  - И тебе здравия, Семён Маркович. То, что ты видишь, не для войны вовсе. То я для выходов на охоту себе припасов прикупил немножко. Сам понимать должен, что из-за начавшейся войны, патроны к любому оружию либо вовсе исчезнут из продажи, либо за них торговцы запросят такие безумные цены, что проще будет пули из золота отливать. А чистка оружия, всегда была уделом настоящих мужчин.
  - Князь, глядя вот на эти большие кучи различных патронов, мне трудно поверить в то, что для вас это всё означает, всего лишь "прикупил немножко", - удивлённо сказал аптекарь.
  - Семён Маркович, никто не знает сколько по времени начавшаяся война с германцами и австрийцами продлится. Ты сам подумай. Ежели она продлится намного дольше, чем с теми же японцами, я где по-твоему патроны для своей охоты должен брать? У местных интендантов их не купить, ибо у них на армейских складах патроны только для мосинских винтовок и для наганов, а у меня, как ты сам видишь, почти все патроны для американских кольтов и винчестеров, да ещё для изготовленных на заказ охотничьих ружей.
  - Всё равно, Князь, по моему разумению, так тут патронов вам не на один год хватит.
  - Запас каши не просит. Плохо будет, когда понадобятся патроны, а их не будет в наличии. Вот представь себе, напала на тебя зимой голодная стая, в полтора десятка волков, а у тебя всего лишь десяток патронов в наличии, ибо не смог ты больше прикупить. Сможешь ты от такой стаи в лесу отбиться, даже если на дерево залезешь?
  - Сильно сомневаюсь, что мне удалось бы от волчьей стаи отбиться.
  - Правильно сомневаешься, Семён Маркович. Не смог бы ты от них отбиться, и никто другой из городских охотников не сможет. Даже если, к примеру, ты положил бы десяток волков в лесу, то оставшиеся пять зверей из стаи, дождались бы когда ты на дереве насмерть замёрзнешь, и к ним сверху в виде обеда свалишься.
  - Князь, а вы бы сами смогли выжить при таком нападении стаи волков?
  - Смог бы. У меня однажды уже был такой случай на охоте.
  - И как же вы без патронов пятерых волков одолели?
  - А охотничий нож у меня на что? Вот я ножом всех оставшихся серых и порешил. Они шибко голодные тогда были, вот и накинулись на убитых мною своих собратьев, а когда я с дерева-то слез, то они по одному на меня нападали. Вот так у меня и получилось всю волчью стаю упокоить. С той поры я всегда беру с собой на охоту солидный запас патронов. Послушай, Семён Маркович, а ты чего в такую рань пришёл? До завтрака вроде бы ещё полчаса времени...
  - Приношу свои извинения, Князь. Совсем из головы вылетело, когда увидел ваш арсенал на столе. Там Светозар с каким-то солидным пожилым мужчиной в пролётке приехал. Спрашивали, где вы на постой остановились. Я, понятное дело, решил сначала вас об их приезде известить, а уже потом их сюда к вам сопроводить.
  - Правильно поступил, Семён Маркович. Вот только насчёт данного солидного мужчины, ты можешь в дальнейшем не сомневаться. За мною, со Светозаром, мой тесть должен приехать.
  - Это в каких же местах так хорошо кормят, что все мужчины ростом под сажень и поболее вырастают? Да и силушкой богатырской, похоже, ваш тесть не обделён.
  - Ну ежели ты, Семён Маркович, всю жизнь кузнечным молотом помашешь, то и у тебя такая силушка будет.
  - Так он что?! Кузнецом всю жизнь был? - удивился аптекарь.
  - А что в том такого необычного?
  - Так ведёт он себя так, что будто и не кузнец он вовсе, а какой-нибудь важный дворянин из столицы, ну граф там или князь.
  - Так в том-то и вся прелесть состоит, Семён Маркович. Никто из полицейских не станет его пролётку останавливать и проверять, ибо прекрасно видят, что важный дворянин в ней едет. Вот ты сам немножечко подумай, ежели бы Светозар за мной в город, не на его шикарной пролётке, а на крестьянской телеге приехал. Нагрузили бы мы на неё все купленные мною патроны и поехали. А теперь представь себе на минутку такую картину... Что случилось бы со мной и со Светозаром, ежели надумали бы полицейские остановить нас для проверки груза?
  - В каталажку бы вас сразу же упекли, как особо опасных преступников, у которых в военное время обнаружили огнестрельное оружие и громадное количество патронов.
  - Вот именно. А так, никто нас не остановит и мы спокойно доберёмся до дому.
  - Ну и хитро же вы всё придумали, Князь. Даже я до такого бы не додумался. Всё вроде на виду, и при этом, никто ничего не замечает. Позвольте задать вам один нескромный вопрос?
  - Давай свой вопрос, Семён Маркович. Что там тебя беспокоит?
  - Вы сегодня ночью на прогулку со своим кольтом выходили?
  - Было такое. Гулял я тут недалече перед сном. А что случилось-то?
  - Ничего, такого не случилось, Князь. Просто теперь мне понятно, кого повстречали этой ночью в переулке два наших аптекарских грузчика. Благодарствую, что не порешили этих недотёп.
  - Погоди, Семён Маркович. Получается, что ночью меня решили немножечко ограбить двое политических из вашей партии, и для большей убедительности своих помыслов они прихватили с собой ножички для разделки свиных тушек. Я всё правильно понял?
  - Не совсем так, Князь. Они не политические, эта пара уголовники. Они вместе с нашими в одной тюремной камере сидели и поддерживали их там чем могли по мере сил. Вот их, после очередной отсидки, и взяли к нам. Они числятся в аптеке грузчиками, и иногда выполняют для нас некоторые поручения. Вот только никто из наших, не направлял эту парочку грабить запоздалых прохожих по ночам, и тем более не давал приказ нападать на вас. Я когда ранним утром прибыл в аптеку, то увидел их пьянствующими в подвале. Едва я начал их отчитывать за пьянку, то они мне признались, как на исповеди, что сегодня ночью заново родились. Как они мне сказали: "Думали очередного загулявшего лоха на гоп-стоп взять, а сами нарвались на залётного бугра с волыной. Откупились от него всем тем, что успели раздобыть ранее, и сразу побежали в аптечный подвал отмечать своё новое рождение".
  - Понятно. Разошелся я с ними вроде как полюбовно, думаю, что никаких претензий у них ко мне нет. Или всё-таки есть?
  - Нет, что вы, Князь, никаких претензий, - поспешил меня уверить помощник управляющего горной аптеки.
  - Ну тогда пускай живут. Мне их жизни без надобности. Давай, Семён Маркович, зови моих в обеденную залу, там заодно все вместе и позавтракаем за мой счёт. Благо твои два грузчика мне отступных в виде деньжат подкинули, - немного подумав, тихо добавил. - Ты всё одно, за ними присматривай хорошенько. Насколько мне известно, многие уголовнички с полицией якшаются и сообщают кому следует, обо всех противозаконных делах.
  - Мы за ними обязательно присмотрим, Князь. Можете не волноваться.
  - Да я-то особо не волнуюсь. Они же место сбора ваших партийцев полиции сдать могут. Вот вам и надо поберечься.
  - Я всё понял, Князь, - сказал Семён Маркович, и покинул мою комнату.
  После вкусного и сытного завтрака Светозар подогнал нашу пролётку к гостинице, в которой я временно проживал. А вот Семён Маркович меня очень удивил. Он пригнал из аптеки двух моих "ночных знакомцев", и заставил их грузить купленные мною патроны в пролётку. Они дважды за утро успели испытать шоковое состояние. Первый раз, когда увидели в гостиничном номере меня, заканчивающего чистку своего кольта. А второй раз остолбенели, когда увидели что, да и в каком количестве, им предстоит загрузить в необычную пролётку.
  По окончании погрузки, мы по-дружески попрощались с Семёном Марковичем, после чего, неспешно поехали домой...
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Когда наша пролётка наконец-то добралась до родного поселения, то мы с тестем заметили, что на широком крыльце поселянской Управы, стоят мой отец и наш староста Чеслав Нечаевич и о чём-то беседуют. Складывалось ощущение, что они заранее почувствовали наше возвращение и вышли встречать. Светозар по указу тестя остановил пролётку у крыльца Управы.
  - Вы как вызнали, что мы сегодня приезжаем?! - удивлённо спросил Родасвет Казимирович, моего отца и поселянского старосту.
  - Так мы не вас встречали, а гонца из губернии провожали, - ответил тестю Чеслав Нечаевич.
  - А почто гонец-то приезжал?
  - Он послание от губернатора доставил. В нём сказано, что из поселений нашей губернии солдат на нынешнюю войну с германцами набирать не будут. Чтобы мы продолжали заниматься своими повседневными делами и цены на свои товары не поднимали, дабы народных бунтов в губернии не случилось.
  - Чеслав Нечаевич, а что насчёт продовольственных обозов для нужд армии, власти в своём послании повелели? - задал я вопрос старосте, выходя из пролётки. - Нам так же, как в прошлую войну с японцами, обозы с продовольствием поставлять придётся или нет?
  - Насчёт обозов с продуктами для армии в послании ничего не говорилось. Так что данного обременения от нас никто нынче не требует. Всё что поселяне отныне в урмане добудут, то нашим и останется. А продадим мы добытое на городских рынках или на сельских торжищах, али себе оставим на прокорм, никого в губернии вообще не интересует. Для них нынче важно, чтобы цены на продовольствие не поднимались. Я понятно ответил, Демид Ярославич?
  - Ответ мне понятен, Чеслав Нечаевич. Непонятно другое... Чего же вы на крыльце решили послание обсудить, а не внутри Управы?
  - Мы тут не послание из губернии обсуждаем, Демид, - сказал мой отец. - Молодёжь и дети по грибы да ягоды ходили за большое болото в дальний урман. Да возле тамошних сопок увидали что-то большое и страшное. Дети, из тех кто помладше, так вообще, со страху даже свои корзинки в лесу побросали, а потом, дикой гурьбой все вместе в поселение побежали. Прибежали к Управе и всё сразу нам со старостой обсказали.
  - Отец, скажи, а кто им разрешал через большое болото на дальний урман ходить? Ведь ещё дед Всеволод постановил, что всем поселянам запрещено приближаться к большим болотам. По гатям на острова лишь со старшими и проводниками ходить можно. Разве я не прав?
  - Ты прав, Демид. Вот только детки и молодёжь не ходили по гатям через большое болото. Они его вокруг, вдоль сопочной гряды обошли. Ведь в ближнем урмане уже все грибы и ягоды подсобрали, вот они в дальние леса и подались на промысел.
  - А что они такого страшного за дальним урманом увидели, отец?
  - Детишки, из тех кто помладше, сказывали нам, что увидели как большое чёрное чудовище неожиданно появилось из урманной чащи. Оно заметило детей и стало хватать большие камни и валуны со средины высокой сопки, а потом кидало их в сторону лесных полян, где грибы и ягоды начали собирать. Молодые парни и девчата, в пояснении к рассказанному малыми, добавили, что лесное чёрное чудовище имело неясные, расплывающиеся очертания. А одна девица, что не раз с отцом своим на охоту хаживала, подметила, что то чудовище лесное сильно напомнило ей чем-то разгневанного медведя-шатуна, когда тот на задние лапы встаёт. Вот только рост у "чудовищного медведя" был не просто большим, а громадным. Примерно в два раза выше, чем рост у самого высокого поселянина. Мы с Чеславом Нечаевичем опросили всех, кто был на дальнем урмане. Их рассказы записаны в большую амбарную книгу. Так что при желании можешь сам всё прочитать. Меня сейчас интересует твоё мнение о появлении странного существа. Что ты можешь сказать обо всём ентом, Демид?
  - А что тут говорить-то, отец? Надо идти и самому смотреть, что за чудные страсти у нас на дальнем урмане творятся. Мне даже самому интересно, что там за чудище лесное появилось, да ещё в медвежьем обличии. Ведь не просто же так оно нашим поселянам показалось. Вот только я не завтра туда пойду. Мне надобно хотя бы пару деньков отдохнуть от поездки, с детьми своими позаниматься, накопившиеся дела по дому поделать, а потом уже можно и к дальним сопкам наведаться.
  - Один пойдёшь, али с собою кого-то из наших поселянских охотников возьмёшь? - спросил отец.
  - В одного пойду. Так проще и надёжней для всех будет. Ежели что, мне на дальнем урмане моя подружка подсобит.
  - Какая-такая подружка у тебя завелась?! - удивлённо воскликнул тесть, и сурово посмотрел в мою сторону. - Тебе что... моей Яринки мало для жизни стало?
  - Успокойтесь, пожалуйста, Родасвет Казимирович, - спокойным голосом ответил я своему тестю. - Яринки мне для жизни вполне хватает. Вот только говоря про свою подружку, я не девок Урманнских или уездных имел в виду, а лесную помощницу, что у всех людей рысью зовётся. Мы с ней уже давно подружились. Она мне в охоте помогает, а я ей за помощь часть добытого отдаю.
  - Вечно у тебя, Демид, всё не по-людски, - проворчал Родасвет Казимирович. - Все поселяне стараются среди себе подобных друзей надёжных обрести, и лишь ты, с дикими зверями дружбу предпочитаешь водить.
  - Что поделать, Родасвет Казимирович, видно судьба у меня такая. Так зачем же мне против судьбы своей идти?
  
  Последующие два дня я в основном занимался домашними делами и детьми, стараясь дать побольше отдыха своей любимой Яринке, ибо в день моего возвращения из поездки в Барнаул, она перед сном меня обрадовала, что снова ждёт ребёнка.
  В перерывах между делами, несколько раз сходил в Управу и прочитал все рассказы детей и нашей молодёжи. После чего, стало понятно, в каком месте дальнего урмана заметили странного "чудовищного медведя" и куда мне следует идти.
  Перед самым рассветом, ранним утром четвёртого дня, после нашего возвращения из Барнаула, собравшись как на долгую охоту, я поцеловал спящую Яринку, взял своё ружьё и тихо покинул поселение. Мой путь лежал к дальнему урману, где поселянами было замечено странное и необычное существо...
  
  Глава 33
  
  Район дальнего урмана
  В Алтайском Белогорье
  
  Прибыв на место, я очень внимательно осмотрел растущий прямо на сопках и рядом с ними старый смешанный лес. Каким-то чудом эта местность не пострадала во время последнего потопа. По небольшим узким просекам, что оставили за собой катящиеся с сопки небольшие камни и валуны, мне удалось определить примерное направление, откуда они скатились в лес. Застывшие небольшими каменными изваяниями аршинные валуны создали, на своём продолжительном пути, довольно приметные прорехи и бреши в молодой поросли разросшегося папоротника, что заполнил всё свободное пространство между крепких стволов старых деревьев.
  Появись кто-нибудь другой в данном месте, то он сделал бы однозначный вывод: "На самой большой сопке, по непонятным причинам, возможно из-за землетрясения, произошёл оползень, в результате которого различные камни и валуны устремились вниз оставляя на своём пути прорехи среди лесной растительности". И никто бы не смог переубедить такого человека, появившегося в том месте лесной чащи, в неверности сделанного им вывода. Все остальные люди тоже поверили бы в данный вывод, но только не я. С молоком матери мной впитано правило, что наши поселяне никогда никого из своих не обманывают, именно потому-то я сразу поверил во все невероятные события, о которых они рассказали в Управе.
  Пока осматривал места с прорехами в зарослях папоротника, вокруг меня кругами ходила и чего-то вынюхивала четвероногая подруга, которую я называл Хозяйка леса или просто "Хозяйка". Она присоединилась к моему выходу на дальний урман, едва я покинул поселение. По мере приближения к дальнему урману, я поведал ей о странных событиях там происходящих, не забыв упомянуть, что всё это очень сильно напугало детей. Услышав про опасность для потомства, рысь сразу же начала обследовать всё вокруг. Неожиданно, сработало предчувствие, а тело напряглось, как перед прыжком с высокого берега в глубокую реку, так у меня иногда бывало, особенно при приближении опасности. Буквально через несколько минут, недалеко от меня, зарычала рысь.
  - Что ты там обнаружила, Хозяйка? - спросил я подругу голосом, одновременно передавая свой вопрос мысленно, после чего, направился в её сторону.
  Свою четвероногую подругу я обнаружил за зарослями папоротника на странной лесной тропе. Странной мне эта тропа показалась ещё и потому, что она скорее была кем-то проломлена через молодые деревья и кустарники, чем просто протоптана. Это прекрасно подтверждали и деревья растущие вдоль тропы. Почти у всех деревьев, со стороны тропы, были обломлены ветви на высоту около трёх саженей от поверхности, а разросшийся кустарник был либо вытоптан, либо вырван с корнями и отброшен в сторону.
  "Здесь остались свежие следы больших, неизвестных мне зверей, а высоко на деревьях я заметила клочья их шерсти", - тут же пришёл мне ответный образ, который перевёл в привычные понятия мой амулет.
  Рысь как всегда оказалась права, на высоте примерно полутора-двух саженей, я увидел на стволах деревьев, растущих вдоль странной тропы, большие клочки чёрно-бурой шерсти. Мне показалось, что неведомые нам большие звери не просто зацепились своей шерстью за старые деревья, проходя через лес, а что они намеренно чесались об них. На самой тропе моя подруга обнаружила странные следы округлой формы и заполненные водой, но не это удивило меня, а сам размер следов. Они были примерно с локоть в поперечнике, и могло показаться, что тут кто-то вбивал в мягкую почву спиленный ствол толстого дерева. Мне было непонятно, какие из ныне существующих зверей могли оставить такие странные и крупные следы. Во времена моей юности, дед где-то купил книгу с картинками, в которой давалось описание птиц, зверей и животных живших ранее и ныне существующих на земле. Эта книга мне очень помогла стать охотником, но даже в ней не было описания таких странных следов. Об этом я и сообщил своей подруге...
  "Не это сейчас для нас важно...", - пришёл мне ответ от рыси.
  - Почему ты так решила, Хозяйка?!
  "Я чувствую приближение этих больших зверей. Они уже скоро будут здесь, и нам лучше не находиться у них на пути", - сообщив мне это, рысь быстро ушла с тропы вглубь леса, запрыгнула на толстую ветку старого дерева и скрылась в его листве.
  Пришлось последовать её примеру и забраться немного повыше на дерево, которое росло недалеко от укрытия рыси. Место оказалось довольно удобным, ветви дерева переплелись таким образом, что получилась очень крепкая площадка на высоте примерно двух с половиной саженей, с которой можно было спокойно наблюдать за всем что происходит на странной тропе. Удобно устроившись на переплетённых между собой ветвях дерева, я разместил рядом своё охотничье ружьё и заплечный мешок с припасами, после чего, сразу же активировал необычное защитное одеяние, подаренное мне однажды богатырём Ставром в древнем опустевшем городе. В общем, через несколько мгновений, окраска моего защитного кокона слилась с листвой старого дерева, и я словно бы растворился в первозданной лесной чаще. Теперь меня уже никто не мог заметить, даже с очень близкого расстояния. Да что там ещё говорить, если уж от моей лесной подруги, после активации защитного кокона, пришёл вопросительный образ: "Куда ты пропал, охотник?", то за свою скрытность я был совершенно спокоен. Лишь мой мысленный ответ, что я спрятался на дереве недалеко от неё, немного успокоил Хозяйку леса.
  Ждать нам долго не пришлось. Вскоре послышался треск сухих веток, что обильно валялись по всей тропе, а спустя некоторое время мимо наших деревьев прошествовало три необычных существа, покрытых буро-чёрной шерстью. Двое существ были просто огромными, не менее двух с лишним саженей в высоту, а третий, идущий посредине, был скорее всего их малышом, хотя "малыш" вымахал ростиком больше полутора саженей. У всех троих были довольно крупные тела, длиннющие носы, которыми два больших существа срывали молодую зелень и траву направляя её себе в рот. На их головах располагались большие лепёшкообразные уши, а изо ртов торчало по паре довольно громадных, отдающих желтизной, и немного загнутых белых клыков, которыми они раздвигали молодые деревца и кусты на своём пути. Самым интересным мне показалось то, как "малыш" держался своим длинным носом за хвост впереди идущего существа. Возможно, это была его мать.
  "Ты видел раньше таких зверей?" - пришёл мне вопросительный образ от подруги.
  "Живыми никогда не видел. Я думал, что они уже давно все вымерли. Утонули в одночасье, когда пришла в данные места большая вода."
  "От большой грязной воды, пришедшей с тёмной стороны, эти места и старый лес закрыли собой высокие земляные и каменные холмы. Лишь там где текли реки, большая вода принесла много грязи. Из-за неё и появились нынешние болота. А реки вскоре пробили себе новые русла."
  "Хозяйка, а откуда ты знаешь про большую воду принёсшую грязь? Ведь когда всё случилось тебя ещё не было на свете."
  "Старый лес помнит всё с момента своего появления. Он при желании может рассказать о многом... Ты знаешь как называются эти большие звери?"
  "Мой дед называл похожих на них зверей - "слонами"."
  "Почему "слонами"? Твой дед как-то пояснял такое название зверей?"
  "Дед как-то рассказывал мне, что такие большие звери испокон веков слонялись по разным труднопроходимым местам, потому и назывались слонами. Ты сама видела какие они огромные. Так вот, когда кто-то скрывается за такой громадиной, то говорят, что его прикрывает заслон. Ты сама видела клочки чёрно-бурой шерсти на стволах деревьев, клочки появились именно там, где слоны прислонились. Дед сказывал, что кроме них есть ещё и другие звери с похожим названием. Например лося, во многих деревнях и на хуторах называют не иначе как "слона сохатая", то есть слон с сохой на голове."
  "Так ты думаешь, именно эти слоны напугали ваших малышей?"
  "Нет. Их напугал кто-то другой."
  "Почему ты так решил? Ведь ты сам мне рассказал, что существо напугавшее ваших детей было очень большое и чёрное. Эти слоны тоже большие и они покрыты чёрной шерстью."
  "Напугать наших детей такие большие слоны могли одним своим видом, тут я даже спорить с тобой не буду. Но вот камни, что валяются на сопках, они бы точно не стали бросать в маленьких детей. Ты посмотри, как большие слоны оберегают своего "малыша", поместив его в средину."
  "Я поняла тебя. Что ты решил делать, после того, как увидел слонов?"
  "Ждать. Вдруг вскоре появится тот, кто действительно напугал наших детей."
  "Тогда я оставлю тебя одного ненадолго. Мне надо идти обучать своё потомство охоте. Если я буду тебе нужна, просто позови меня", - передав мне данный образ, рысь спрыгнула с дерева и быстро растворилась в чаще леса.
  
  Ждать мне пришлось до следующего утра. Я даже сумел отлично выспаться на приютившем меня дереве. Проснулся я от того, что в районе сопок тревожно подняли крик осторожные сороки. Кто-то спугнул их, выгоняя из насиженных гнездовий и заставляя кружить в небесах над древним урманом, а вскоре, со стороны большой сопки, в сторону леса полетели большие валуны и камни. Из моего схрона на ветвях дерева не было видно, что происходило на сопке, пришлось покидать уютное пристанище и спускаться вниз. Недалеко от дерева, давшего мне приют и защиту, я увидел вылизывающую себя рысь. Она сидела у лесного родника и приводила себя в порядок.
  Поздоровавшись с подругой, я быстро умылся и напился вкусной родниковой воды. После чего, мы направились к сопкам.
  Обойдя стороной опасное место, где падали камни и валуны, мы осторожно приблизились к сопкам заросшим лесом и кустами дикой смородины. Лишь одна сопка выделялась среди прочих своим каменным величием, и именно с неё летели в сторону древнего леса крупные камни и валуны. Каково же было моё удивление, когда на каменистом склоне большой сопки я увидел своего друга... Дара.
  Не отключая защиту на своём одеянии, я постарался как можно ближе подойти к месту, где ворочал громадные камни и валуны мой друг-богатырь. Самым лучшим местом для наблюдения, мне показались заросли дикорастущей смородины, в них мы и забрались. Моя лесная подруга, по запаху определяющая где я нахожусь, также одобрила найденное место для наблюдения. Правда, наблюдать нам долго не пришлось. Как оказалось, мой давний друг-богатырь освобождал проход в какую-то очень старую и заброшенную пещеру. По тому с каким усердием трудился на сопке Дар, я понял, что проход основательно засыпало сошедшей с вершины каменной осыпью. Вполне возможно, обвал случился во время землетрясения, которое закрыло портал на базу наблюдения, что ранее существовал на острове посредине болота...
  - Боги в помощь, Дар, - громко крикнул я другу. - Тебе помочь?
  Вместо ответа на мой вопрос, друг исчез не сходя со своего места у входа в полузасыпанную пещеру. Похоже он также как и я активировал свой защитный кокон. И только лишь через пару мгновений, со стороны сопки прозвучал его удивлённо-взволнованный голос:
  - Кто здесь?! Покажись...
  Пришлось отключать защиту кокона и выходить на свободное пространство между большой сопкой и древним лесом. Рысь вышла следом за мной.
  - Здрав будь, Дар! Неужели мой голос так сильно изменился, что ты меня не признал?
  - Демид?! - удивился друг-богатырь, и присел на ближайший валун. - Вот кого я не ожидал увидеть в этом глухом месте, так это тебя. И смотрю, ты не один сюда пришёл, а в сопровождении лесной красавицы.
  Рысь услышав похвалу, безбоязненно подошла к моему другу-богатырю и запрыгнула на рядом лежащий большой камень. Дар аккуратно погладил Хозяйку леса, и наклонившись что-то прошептал ей в ухо. Моя подруга внимательно посмотрела в глаза Дара, кивнула головой, и тут же скрылась в чаще леса.
  - Дар, а почему ты сказал, что не ожидал меня здесь увидеть?
  - Так согласно многолетних показаний датчиков базы наблюдения, каких-либо поселений и одиночных хуторов, тут на ближайшие десять вёрст нет и никогда не было. Поэтому я никак не ожидал тебя здесь увидеть.
  - Я понял тебя, Дар, - сказал я, забираясь на крупный валун, лежащий выше по склону от входа в пещеру, чтобы наши глаза были примерно на одном уровне. - Похоже, что не все ваши датчики работают правильно.
  - Почему ты так решил, Демид?! - опять удивился богатырь, посмотрев мне в глаза.
  - Я пришёл на дальний урман, потому что ты очень сильно напугал наших детей и молодежь из поселения. Они пришли собирать здесь грибы и ягоды, чтобы сделать запасы на зиму, а ты стал бросать в них громадные камни и валуны. Дети и молодёжь убежали домой и всё в подробностях рассказали старшим. Вот потому-то я и пришёл сюда, чтобы выяснить, что тут произошло.
  - И что ваши дети рассказали в поселении?
  - Их рассказы получились довольно интересными. Детишки, из тех кто помладше, сказывали старшим, что увидели как большое чёрное чудовище неожиданно появилось из урманной чащи. Оно заметило детей и стало хватать большие камни и валуны со средины высокой сопки, а потом кидало их в сторону лесных полян, где дети грибы и ягоды начали собирать. Молодые парни и девчата, в пояснении к рассказанному малышами, добавили, что лесное чёрное чудовище имело неясные, расплывающиеся очертания. А одна девица, что не раз с отцом своим на охоту хаживала, подметила, что то чудовище лесное сильно напомнило ей чем-то разгневанного медведя-шатуна, когда тот на задние лапы подымается. Вот только рост у "чудовищного медведя" был не просто большим, а громадным. Примерно в два раза выше, чем рост у самого высокого поселянина. Как тебе такие рассказы о произошедших тут событиях, Дар?
  - Даже не знаю, что тебе ответить, Демид. Честно скажу, что никаких детей я не видел, ни в лесу, ни возле сопок. А то что ваши дети и молодёжь восприняли меня за "чёрное чудовище" или "чудовищного медведя", так тут скорее всего, у меня в тот момент было активировано защитное облачение в режиме отпугивания крупных диких животных и зверей. Мне не хотелось бы, чтобы из жителей леса кто-нибудь пострадал, пока я расчищаю проход в пещеру.
  - А что в той пещере, Дар?
  - Там находятся портальные врата ведущие на нашу базу наблюдения. Вот только выход из пещеры засыпало во время землетрясения. Изнутри проход расчистить невозможно, так как там некуда девать камни из засыпанного прохода.
  - Погоди, Дар, а как же ты тогда выбрался из пещеры с портальными вратами?! - удивился я.
  - Использовал индивидуальный портал. Мы нашли один на складах базы наблюдения мира Белрос. Такими порталами пользовались члены погибшей команды базы, чтобы перемещаться с одного корабля на другой. Индивидуальный портал настраивается всегда на одного пользователя, поэтому мне портал старшего наблюдателя не подходил, а у него сил не хватало, чтобы ворочать большие камни и валуны. Вот мы и нашли на складе запасной, ни к кому не привязанный портал. Сам понимаешь, что Дарину к расчистке прохода в пещеру я не подпустил, хотя она очень рвалась этим заняться и требовала, чтобы найденный на складе индивидуальный портал настроили на её данные. Мы все вместе кое-как объяснили Дарине, что её главной задачей является присмотр за всеми детьми, а расчисткой я могу и самостоятельно заниматься. Вот такие у нас дела, Демид.
  - Я могу тебе помочь с расчисткой прохода, Дар. Вместе мы быстрее всё сделаем.
  - Благодарю за желание помочь, но не стоит этого делать, Демид. Я сам здесь справлюсь с расчисткой, а тебя нечаянно могу зацепить или придавить камнем. Твои старшие родичи этого не поймут. Лучше ты через неделю к этой пещере приходи, я как раз за девять дней закончу проход расчищать.
  - Хорошо, Дар. Пусть будет по-твоему. Скажи, пожалуйста, а куда ты мою подругу отослал?
  - Я попросил её поохотиться в ближайшем лесу и принести какую-нибудь дичь, чтобы мы все вместе потрапезничали. Вы оба хорошие охотники, вот я и попросил ту, что помладше. Зато у нас теперь появилось дополнительное время для дружеской беседы. Расскажи, как ты жил после того, как портал на болоте перестал действовать?
  - Жил как и раньше, правда добавилось много других обязанностей, как по дому, так и в нашем поселении. Хочу тебя сразу порадовать, Дар. Твоё послание Ставру я передал. Он очень обрадовался, что с тобой и Дариной всё нормально, но наибольшую радость ему доставила весть, что у вас родились такие чудесные дети, - сказав это, я заметил грусть на лице друга. - Дар, ты что не рад, что Ставр получил твоё послание?
  - Я очень рад этому, Демид, но мне стало грустно от осознания того, что я больше никогда не увижу своего старшего брата.
  - Не вижу никакого повода для твоей грусти, Дар, - с улыбкой произнёс я другу, и увидел как удивлённо раскрылись его глаза. - У меня есть ответ от твоего брата Ставра.
  - И что он просил передать для меня, когда увидел наше с Дариной послание? Что сказал тебе Ставр?
  - Не знаю, что он хотел вам сказать. Я его послание не просматривал, ибо оно для тебя и твоего семейства, - сказав это, я достал из кармана защитного кокона информационный кристалл, и передал его другу. - Надеюсь, ты не станешь его смотреть прямо сейчас, Дар. Думаю, что Дарина хотела бы послание Ставра посмотреть вместе с тобой и вашими детьми. Кстати, как они там?
  - Старшие дети уже подросли и во всём стараются нам помогать, - с улыбкой ответил Дар. - А кроме того, у нас с Дариной пополнение. Она родила мне ещё двух чудесных малышей, мальчика и девочку.
  - Остановись, Дар. Дальше не продолжай. Хочу сам их увидеть своими глазами, и выслушать полноценный рассказ о вашей жизни на базе наблюдения.
  - Хорошо, пусть будет по-твоему. Я рад что увидел тебя, Демид, и твои старшие родичи тоже этому обрадуются.
  - Их рассказы я тоже хотел бы услышать самолично. Вот когда я заявлюсь к вам в гости на базу наблюдения, то вы все ваши новости мне сразу и расскажете. Тем более мне надо подобрать подарки для всех, и первым числом для твоих маленьких, новорожденных детей.
  - Не такие они уже маленькие, Демид, - с улыбкой сказал Дар. - За прошедшее время наши дети успели немного подрасти.
  - Вот и прекрасно. Будет что обсудить при встрече на базе.
  - Согласен с тобой, Демид. Теперь нам надо подумать, что необходимо сделать, чтобы дети и жители вашего поселения не появлялись у пещеры с портальными вратами. У тебя есть какие-нибудь мысли на этот счёт?
  - Есть одна мысль, но надобно хорошо подумать, как её донести до наших поселян.
  - Что ты придумал, Демид?
  - Придумывать ничего не нужно, Дар. Вчера, на лесной тропе, я наблюдал, как мимо сопок прошло семейство громадных слонов, покрытых чёрно-бурой шерстью. Скорее всего, они как-то выжили, на дальнем урмане, во времена последнего великого потопа. Вполне возможно, что где-то поблизости живут и другие семейства таких же громадных слонов. Поскольку они тут живут не соприкасаясь с жизнью людей, так сказать в дикой природе, то мне очень бы не хотелось, чтобы дикие чёрные слоны появились возле нашего поселения, раскатали его по брёвнышку и убили ни в чём неповинных людей.
  - Почему ты решил, что эти чёрные слоны могут такое совершить?
  - Прочитал в одной книжке, как в далёкой Индии белые охотники устроили охоту на слонов, чтобы получить их клыки, как трофеи. Несколько подраненных слонов ушли от белых охотников, а потом они собрались в большое стадо и уничтожили все ближайшие к месту охоты поселения, разломав хижины и растоптав насмерть всех людей. Главная суть в том, что жители уничтоженных поселений никакого отношения к тем белым охотникам не имели.
  - Я понял твою мысль, Демид. Ты хочешь поведать жителям своего поселения об увиденных тут чёрных слонах, и пояснить последствия встречи с ними рассказом из прочитанной тобой книги. Я ничего не упустил?
  - Нет. Ты всё верно сказал, Дар. Думаю, что для жителей поселения такое пояснение будет наилучшим предостережением от посещения дальнего урмана. А вот отцу и другим старшим, мне придётся рассказать всё как есть, тем более они и так прекрасно знали о том, что находилось на острове посредине болота.
  - Им об этом ты рассказал?
  - Нет. Всем старшим родичам про то, что находилось на острове посредине болота, мой дед рассказал, как раз перед переселением на базу наблюдения. Ведь он раскрыл данную тайну лишь только близким родичам, чтобы те не начали разыскивать пропавших без следа старших поселян. Как ты понимаешь, Дар, за всё прошедшее время, никто так и не раскрыл доверенной им тайны...
  Наша беседа неожиданно прервалась из-за появления Хозяйки леса, которая притащила к ногам Дара молодого кабанчика.
  - Умница, красавица. Никуда не убегай. Скоро мы все вместе будем кушать.
  Хозяйка леса посмотрела в глаза Дару. Тот кивнул головой, и рысь издала необычный звук, мало похожий на рычание. Через несколько мгновений, из кустов дикой смородины выбрались четыре молоденьких рысёнка и осторожно подойдя к матери, уселись рядом с ней.
  - Они помогали ей в охоте, - пояснил Дар с улыбкой, - поэтому я сказал твоей подруге, чтобы она позвала к нам своих помощников. Ты не против такого общества?
  - Я буду только "за". Тем более, рысятам надобно показать, что не все люди представляют для них какую-то опасность. Есть и те, кто может оказать помощь и поддержку в трудные времена.
  - Полностью с тобою согласен, Демид, - произнёс Дар, и начал быстро разделывать тушку добытого рысьим семейством кабанчика, а я занялся сбором хвороста и запалил, чуть в стороне от места нашей беседы, добротный костёр.
  Зажарив для себя по паре кусочков мяса на углях, мы всё остальное мясо мелко порезали, и отдали Хозяйке леса с молодым потомством, разложив ровные кучки на больших листьях лопуха. Так что все остались довольными общей трапезой. Дар больше налегал не на жаренное мясо, а на пироги с яйцом и капустой, расстегаи с рыбой и сладкую сдобу, которые в большом количестве мне собрала в дорогу Яринка...
  Через час, рысята уже лежали не шевелясь со вздутыми животами, а Хозяйка поочерёдно их вылизывала. Потомство рыси не обращало никакого внимания, ни на горящий рядом костёр, ни на двух больших существ, с которыми они вместе принимали пищу. От обильной еды им сейчас хотелось только одного - спать.
  Напившись от души горячего взвару на лесных травах, мы ещё немного пообщались, после чего, я попрощался с Даром и направился домой, где ждали от меня вестей отец, тесть и староста.
  
  Глава 34
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  По окончании моего рассказа, о походе на дальний урман, в отцовском кабинете Управы воцарилась тишина. Все присутствующие задумчиво старались осмыслить только что услышанное, ибо произошедшие на дальнем урмане события никаким образом не вписывались в привычный уклад жизни нашего поселения. Первым прервал всеобщее молчание мой тесть:
  - Думаю, что все присутствующие тут согласятся с тем, что поведанное нам Демидом, о том что в действительности происходило и ныне происходит на дальнем урмане, пока ни в каком виде нельзя рассказывать нашим поселянам.
  - Почему нельзя, Родасвет Казимирович?! - удивлённо спросил Светозар. - Ведь мы всегда говорили и говорим друг другу одну только правду.
  - А мы и не скажем людям ни слова лжи, Светозар. Правда ведь разная бывает. Одну правду нужно до всех поселян донести, а иную правду и скрывать до времени надобно, ибо тем самым мы убережём наших поселян от большой беды и потери своих близких.
  - Да разве может быть беда от правды? - не унимался помощник отца.
  - Ещё как может быть, - спокойно ответил поселянский староста. - Вот у тебя, Светозар, детки небось уже сами по грибы, по ягоды в лес и за болото ходят?
  - А как же иначе, - гордо ответил помощник отца. - Позавчера из лесу с полными корзинками ягод и грибов возвернулись. А к чему ты про моих детишек спросил, Чеслав Нечаевич?
  - А всё к тому же, Светозар... Представь себе, что узнают твои детки про больших чёрных, да к тому же волосатых слонов с маленьким детёнышем, и побегут всем скопом на дальний урман на них посмотреть-полюбоваться. Ты можешь быть уверен в том, что тамошние громадные слоны не затопчут твоих малых деток защищая своего детёныша? Даже если твои деточки просто захотят погладить или покормить малыша чёрных слонов, то кто поручится, что его родители, при своём громадном росте, смогут заметить твоих малых деток в траве и случайно не наступить на них?
  - В таком случае, тут действительно никто ни за что поручиться не может, - грустно вздохнул Светозар признавая правоту старосты. - Но мы же должны как-то предупредить всех, чтобы никто не ходил на дальний урман?!
  - А вот енто правильная постановка вопроса! - усмехнулся в бороду староста. - Пока нашим поселянам хватает россказней детишек про "чёрное чудовище" или "чудовищного медведя". Вот пусть все пока так и думают. Только надобно строго-настрого всех поселян предупредить, чтобы на нашем Торговом подворье, а также на рынках в городах и в сёлах, куда за продовольствием ездят, о появившемся "чёрном чудовище" на дальнем урмане, никому ничего не сказывали.
  - Почему? - опять влез с вопросом помощник отца.
  - А потому, Светозарушка, ежели про "чёрное чудовище" узнают местные торговцы или хуже того имперские власти, то они сразу же отправят на дальний урман своих людей-охотников, чтобы данное "чудище" изловить, да в большую клетку посадить.
  - Зачем в клетку-то?
  - А чтобы потом всем городским людям "чёрное чудовище" за денежку малую показывать. Ты не думай о том, что далеко на западе нынче большая война началась, и вроде бы до "чёрного чудовища" никому нет никакого дела. Ты просто, в такие моменты помни лишь об одном, что все купцы-дельцы или имперские власти на всех уровнях, в любое время хотят в свой бездонный карман дополнительный прибыток заиметь.
  - Так ведь, как мы знаем из рассказа Демида, на дальнем урмане не только чёрные слоны обретаются, там же и друг его необычный живёт. Его что?! Тоже в большую клетку на потеху толпе посадить могут?! Но он же человек?! Такой же как и все мы, правда только очень большого роста.
  - Так я о чём тебе и толкую. Показывать такую диковину за деньги, нынче много желающих найдётся. Два лета тому назад во многих газетах писали, что умер русский великан Фёдор Махнов, который ростом был больше чем в одну с третью сажени. Так вот, Фёдора возили по всему миру и показывали в цирках как чудо. Как ты думаешь, Светозар, откажутся купцы-дельцы или имперские власти от шальных денег, если они заполучат в свои руки нового великана ростом больше двух саженей, или большого слона покрытого чёрно-бурой шерстью?
  - Думаю, что ни за что не откажутся.
  - Чеслав, а от чего умер русский великан Фёдор Махнов, в тех газетах написали? - выйдя из размышлений спросил старосту мой отец. - Он же, насколько я помню статьи в газетах, совсем ещё молодой был?
  - Конечно молодой. Он всего на полтора или два лета старше твоего Демида. Про его смерть все по разному писали. Одни газетчики сообщали, что он от хвори какой-то странной умер. Другие в своих газетах утверждали, что Фёдора Андреевича злобные завистники ядом отравили, а третьи газетчики в своих статьях написали, что мол его убили присланные заокеанские душегубы, чтобы только лишь в Америке, да в Англии с Японией, остались самые высокие на Земле люди, которых тамошние власти и купцы-дельцы выставляют за деньги в цирках и зоопарках на потеху толпы.
  - В каких енто зоопарках?! - удивлённо спросил Светозар.
  - В человеческих зоопарках, Светозарушка, - грустно ответил староста. - Существуют такие вот необычные зоопарки и в далёкой Америке, и в различных европейских государствах. Людей разных видов, живших ранее в природе, как диковинных животных из дальних колоний, за деньги всем желающим показывают.
  - Не понимаю. Как же такое может быть? Неужели те, кто посещают человеческие зоопарки, не понимают, что им показывают таких же разумных людей, как и они сами, хоть и других видов?
  - Всё дело в том, Светозар, - сказал мой отец, - что все потомки наших древних ворогов, и жители западных стран, перенявшие их образ жизни, религию и мировоззрение, людьми считают только лишь себя. Все остальные народы земли, особенно других видов или с иным цветом кожи, они воспринимают не иначе как человекоподобных животных. Не европейским народцам у них уготовлена лишь одна участь в жизни - стать рабами у европейской расы господ...
  - Погоди, отец, - вклинился я в их обсуждение, - а как же тогда быть со всеми европейскими революционными учениями и различными политическими партиями, в которых проповедуется свобода, равенство и братство? Ведь, насколько мне известно, они все придуманы европейскими мыслителями, которые носятся с идеей, что "Вся власть должна принадлежать народу!". Лишь учение анархизма составляет исключение, там вообще понятие всякой власти отсутствует. Как мне когда-то рассказывал Иван Лютич, Михаил Бакунин свое учение придумал для освобождения всех славянских народов от многовекового угнетения. В его учении вообще нет места никакой власти. Все трудятся общинно на общее благо.
  - Ты верно подметил, Демид, что европейские революционеры грезят идеей о том, что "Вся власть должна принадлежать народу!". Вот только они почему-то не уточняют, какому именно народу должна принадлежать власть. Ты разве подзабыл, что разумными людьми, сотворёнными единым богом-творцом, европейцы считают исключительно лишь себя. Все остальные народы и племена живущие на белом свете, в понимании европейских правящих классов и священников, различных политических или революционных партий, да и простых обывателей, являются всего лишь "человекоподобными животными". Правда состоит в том, что все политические движения и различные революционеры всех партий, никогда не брезгуют использовать "человекоподобных животных" для достижения своих целей...
  - Ярослав, Демид, - прервал мой тесть наш разговор с отцом, - мы здесь собрались обсудить проблемы появившиеся на дальнем урмане, а вы опять политику обсуждать начали.
  - Ты прав, Родасвет. Что-то наш разговор меня не туда завёл. А по дальнему урману примем следующее решение. Чеслав, соберёт общий Сход возле Управы, и объявит поселянам о запрете на посещение дальнего урмана. В первую очередь запрет касается молодежи и детей. Тем, кто всё же решит показать свою удаль перед друзьями и подругами, надобно сразу предложить покинуть наше поселение.
  - Не сурово ли будет наказание за нарушение запрета, Ярослав Всеволодович? - спросил моего отца староста.
  - Нам безумцы и самоубийцы в поселении не нужны, Чеслав. Так и нужно объяснять людям. Ежели нарушителя невзначай убьёт или сильно покалечит чёрный слон, то кого мы с тобой, в беде произошедшей винить будем? Чёрные слоны не виноваты в том, что кто-то по дурости своей или сумасбродству решит к ним в гости заявиться. А терять людей за просто так, даже если енто дети или молодёжь, у меня нет никакого желания.
  - Ярослав, ты думаешь, у кого-то из молодых может взыграть ретивое нутро и они осмелятся нарушить наш запрет? - спросил мой тесть.
  - Лет десять-пятнадцать тому назад, я про такое даже не помыслил бы, Родасвет. Но сейчас молодёжь и дети с родителями бывают не только на нашем Торговом подворье. Многие поселяне по нескольку раз съездили на различные городские и сельские рынки за продуктами, и прочими товарами. А на тех рынках, они всякого наслушаться и насмотреться могли. Если в наших старших поселянах, и в семейной молодёжи, у меня нет никаких сомнений, то вот за поведение младших и средних поколений, я пока не поручусь.
   - Енто с чего такое отношение к молодёжи сталось, Ярослав Всеволодович?! - удивился наш староста.
  - Да всё с того, Чеслав Нечаевич. Пока детки наши посещали уездную приходскую школу, а дома им передавали мудрость предков, то в полученных знаниях у детей никаких перекосов в мировоззрении и мировосприятии не было. А вот когда некоторые родители решили продолжить обучение своих детей в имперских гимназиях, в реальных училищах и университетах, то всё сразу изменилось. Надеюсь ты уже знаешь, что некоторые наши молодые поселяне не вернулись к себе домой. Они остались жить и работать в городах, где ранее обучались. А те же, из молодых людей, кто всё же вернулся назад в поселение, смотрят на нашу повседневную жизнь уже совершенно другими глазами. Вот таким образом на них повлияли различные идеи революционеров, которых они успели нахвататься, как бродячие собаки блох, в имперских учебных заведениях. Именно про них я вам сказал, что за их дальнейшее поведение, я пока поручиться не могу. Родители как-то пытаются возвернуть своих выросших детей на путь истинный, предками указанный, но пока у них енто дело плохо получается.
  - Так надо же что-то делать, Ярослав Всеволодович?! - воскликнул староста. - Нельзя такое вольнодумство оставлять без внимания! Они же по молодости своей таких дров наломать могут, что потом из-под завала невзгод и бед самостоятельно выбраться не смогут.
  - Знаю, Чеслав, знаю. Потому и собирал я нашу молодёжь у себя в Управе, и не одну долгую беседу с ними имел.
  - Ярослав, ты хоть представляешь насколько революционные идеи "о всеобщем благе" для молодых людей заразны? - спросил тесть моего отца. - Такие мысли из голов никакой выдергой не выдергаешь.
  - Я всё прекрасно представляю, Родасвет. Потому и не стал требовать от нашей вернувшейся из обучения молодёжи, чтобы они забыли все революционные идеи, которыми им забили разум новоявленные "друзья-доброхоты" в имперских учебных заведениях.
  - Но почему?! - удивился мой тесть.
  - Потому что полученные знания уже находятся в их головах, и никуда оттуда не денутся. Я сделал всё гораздо проще. Никого не ругая, объяснил нашей молодёжи, что все революционные идеи, как социального толка, так и демократические, годятся лишь для тех людей, кто ныне живёт в больших городах. А для нас поселян, пригодны только лишь идеи анархизма, где всё строится на общинном укладе жизни. Ну и дал им для прочтения труды Михаила Бакунина, благо их Демид из Барнаула предостаточно привёз.
  - И каков результат? - спросил староста.
  - Две недели наши молодые поселяне приходили вечерами в Управу и до полуночи изучали труды Бакунина. А потом, я их вновь собрал у себя в кабинете и спросил: "Нашли ли они большие расхождения в нашей поселянской жизни с тем, что написано в трудах по анархизму?" Они очень сильно удивились, что расхождений почти не наблюдалось. А когда я им рассказал, что многие политические считают, что у нас в поселении живут одни анархисты, то у них глаза от удивления на лоб полезли. После услышанного они ещё тщательней стали изучать труды Бакунина.
  - Так ежели всё наладилось с молодёжью, Ярослав Всеволодович, то мне непонятно почему ты за их дальнейшее поведение пока поручиться не можешь?
  - Да не всё ещё наладилось, Чеслав. Пока ясно только одно, что теперь они некоторое время будут жить идеями анархизма, потому что очень сильно изменили их образ мысли, в имперских учебных заведениях. Единственное, что мы ещё сможем для них сделать, так енто направить все их мысли и деятельность на благо нашего поселения. А там дальше время покажет, что в их душах перевесит, политические идеи "о всеобщем благе" или наши родовые устои. Вот только я не очень уверен, что мы долго сможем удерживать их в Урманном. Думаю, что уже через несколько лет, те молодые люди, у которых различные политические идеи перевесят родовой устой, покинут наше таёжное поселение и уйдут жить в большой мир, чтобы нести полученные идеи другим людям. А я смогу вновь поручиться лишь за тех, кто останется в поселении и продолжит свою дальнейшую жизнь согласно нашим родовым устоям. Надеюсь меня все правильно поняли, и никто не скажет слово против тех, кто в будущем решит уйти из нашего таёжного поселения. Каждый человек волен поступать так, как подсказывает ему сердце и совесть. Светозар, тебя енти слова особливо касаются, так что не подведи меня.
  - Я все понял, Ярослав Всеволодович.
  - Вот и хорошо. Организуйте общий Сход поселян и объясните людям, что на дальний урман ходить нельзя, так как там может поджидать смертельная опасность. А мы пока с Демидом сходим домой потрапезничаем.
  
  По окончании трапезы, Яринка с матушкой и отцом отправились на общий Сход, а я остался дома с детьми, так принятое отцом решение мне было уже известно. Занимаясь с детьми, меняя игры на учёбу, а учёбу на игры, я даже не заметил как пролетело достаточно много времени и мои домашние вернулись с общего Схода возле поселянской Управы. То что Яринка и отец с матушкой уже дома, наша визжаще-кричащая дружная компания узнала лишь тогда, когда нас всех позвали ужинать.
  Всю следующую неделю, я занимался только детьми и различными домашними делами, не забывая рано утром, в каждые три дня, проверять свои охотничьи силки и ловушки в ближайшем лесу. За их сохранностью присматривала моя лесная подружка со своим семейством. Яринка же почти всё время проводила либо в комнате моей матушки, познавая древнюю женскую мудрость, либо на кухне, готовя для всего семейства всяческие вкусности.
  На девятый день, отец увидев, что я занимаюсь чисткой оружия в летней трапезной, и вовсю готовлюсь к очередному долгому выходу на охоту, дал указание Яринке и матушке настряпать как можно больше пирогов, расстегаев и сдобы. Яринка лишь посмотрела на меня и спросила:
  - Надолго уходишь, Демидушка?
  - Не знаю пока, Ярочка. Маралы похоже ушли за большое болото в сторону предгорья, где солёных камней большое множество. Попробую их там поискать. Дети подрастают, им сейчас как можно больше нужно мяса кушать, чтобы их кости окрепли, да сила в телах нарастала.
  - Я поняла. Значит настряпаем тебе всего, чтобы недели на две-три хватило...
  
  Район дальнего урмана
  В Алтайском Белогорье
  
  Путь на дальний урман не был скучным. Едва я покинул поселение и углубился в лес, как мне составили компанию Хозяйка и её потомство, которые сообщили, что в мои петли попалась добыча. Проверив свои ловушки я обнаружил в них две пары уже подросших зайчат, которые были отданы рысям. Оставив лесное семейство трапезничать, я неспешно пошёл дальше. Вскоре Хозяйка догнала меня и сообщила, что её потомство осталось охранять мои ловушки.
  Прибыв на место, я внимательно осмотрелся и вскоре увидел задумчивого Дара, сидящего на большом каменном валуне, что лежал возле леса растущего на сопках.
  - Здравия, Дар. Я смотрю ты уже закончил свои дела и нас поджидаешь.
  - И тебе здравия, Демид, - ответил богатырь. - Дела свои я закончил ещё два дня назад, а вот ваше появление я ожидал увидеть только завтра днём. То что вы пришли раньше, это даже лучше, на базе наблюдения все с нетерпением ждут встречи с тобой, - сказав это, Дар погладил рысь.
  - Благодарю за приятные вести, Дар. Однако скажи мне, о чём ты задумался сидя на камне?
  - Я до сих пор привыкаю к воздуху на поверхности. Он стал не такой как в моё время, более разряженный что ли, словно я нахожусь не в лесу на поверхности земли, а высоко в горах. Вот я и размышляю над тем, как всё сильно изменилось в мире с того момента, как нас с Дариной спасли небесные наблюдатели.
  - Так можно же просмотреть записи у Сабура и узнать что произошло за прошедшее время.
  - Все эти записи я уже просмотрел, но они не в состоянии передать, как поменялся воздух на земле, как изменился вкус воды из родников, да и многое другое. Вот поэтому я и прихожу сюда каждый день, пытаюсь привыкнуть к новому воздуху и новым запахам леса. В наше время и леса были другими, нынешние деревья уже не достигают и десятой части той высоты, что имели наши деревья.
  - По твоему виду, Дар, можно сказать, что тебя не только изменившийся воздух беспокоит.
  - Ты как всегда прав, Демид, в своих выводах. Последние два-три цикла, я внимательно просматривал все события, что происходят в смежных слоях реальности, где время течёт не так как здесь. Мне необходимо было хотя бы примерно выяснить, что же произошло в моём родном мире, после нашей с Дариной пропажи. Да и цель чёрных падальщиков, решивших напасть на нас, тоже не мешало узнать.
  - И как успехи? Удалось что-нибудь выяснить?
  - Удалось, но совсем немного. Нас попытались захватить живьём, чтобы потом доставить в тайную лабораторию Драктов.
  - Дракты хотели проводить над вами какие-то свои изуверские опыты?
  - Не совсем так, Демид. Они хотели сделать искусственные тела, такого же роста как у нас, а для этого им нужны были живые образцы разумных. Как я понял, в новые тела Дракты подселяют души подконтрольных разумных и изучают их дальнейшее поведение. Таких вот существ Дракты называют клонами.
  - Я не понял одного, Дар, для чего им вообще понадобились искусственные тела, да ещё и такого большого роста?
  - Чтобы создать тела новых воинов для сражения с нами. В одном из слоёв реальности им удалось создать искусственные тела воинов-великанов, но они получились очень злобные и плохо управляемые. Нечто похожее происходило даже в этом мире, но очень недолго, так как довольно часто эти создания нападали на своих хозяев-командиров, и не только убивали их, но и поедали. Вот поэтому Дракты и решили посылать команды чёрных падальщиков, чтобы захватить живыми кого-нибудь из наших воинов, чтобы уже потом, в своих тайных лабораториях, сделать похожие на нас искусственные тела.
  - Получается, что создавать искусственные тела клонов и делать из них своих воинов Дракты научились уже давно, вот только все созданные ими воины были маленького роста. Я правильно тебя понял?
  - Правильно, Демид. Создавать искусственные тела Дракты научились многие тысячи лет назад. Вот только рост у данных созданий был маленьким лишь по отношению к нашему виду. Ты сам подумай, сколько нужно доставить войск в систему для захвата нового мира? Если сражения будут длиться очень долго, то Дракты вскоре могут остаться совсем без войск, вот они и научились создавать искусственные тела для своих воинов ещё в своём мире. Представь, погиб воин в бою, а его душу Дракты сразу же переселяют в новое тело. Все навыки сражений у такого воина остались, после небольшой адаптации к новому телу, он готов вновь идти в бой. Как ты думаешь, будет такой воин переживать в бою, что может получить раны или погибнет?
  - Думаю, что не будет. Он ведь знает, что в случае гибели вновь получит новое тело.
  - Помнишь, Демид, где мы с тобой впервые встретились?
  - Помню. В древнем полуразрушенном и опустевшем городе. Ставр его называл Грустиной.
  - Так вот, в том древнем опустевшем городе и в его ближайших окрестностях наша дружина искала тайные лаборатории Драктов и иных пришлых. После нападения на наш мир, Дракты везде где смогли размещали свои лаборатории по созданию искусственных тел. Наш Воевода думал, что в них создаётся какое-то неведомое оружие против нас и даже не догадывался, что всё намного опаснее, чем мы могли предполагать. Мы находили уже такие лаборатории и тела разумных в них, но наш Воевода тогда решил, что там ставили какие-то изуверские опыты над животными и людьми, и потому приказал их полностью уничтожить. Лишь совсем недавно мне стало известно, что в тех тайных лабораториях создавались новые искусственные тела для будущих правителей, воинов, жрецов и торговцев. В лабораториях Драктов даже женские тела стали создавать, чтобы те могли услаждать своих новых хозяев и воинов...
  - А опыты над животными Дракты зачем проводили?
  - Пытались создать новых, более выносливых воинов. Для этого они скрещивали внутренние структуры человека и животных. Представь себе сильного воина, с тебя ростом или выше, но не с человеческой, а с песьей головой. При этом у него полностью человеческое тело. Или человека с жабрами способного жить в океане, реке или любом другом водоёме. Примеров можно привести множество.
  - Не понял тебя, Дар. Для чего такие странные воины вообще могут пригодиться?
  - Например, для разведки перед боем. У них очень острое зрение, слух и обоняние развиты намного сильнее, чем у обычного человека, поэтому они гораздо быстрее заметят приближение противника. А те, что могут жить в воде, смогут скрыться в глубине и быстро доставить сведения своему командиру.
  - Понятно. Благодарю за примеры. Ты знаешь, Дар, про одно такое необычное существо мне уже однажды доводилось слышать. Да и одно необычное ругательство постоянно приходит на ум.
  - И где же ты слышал про необычное существо, Демид?
  - Ты можешь мне не поверить, но нам о нём рассказывал поп в уездной приходской школе.
  - А кто такой поп?
  - Так у нас принято называть христианского священника. Слово "поп" является сокращением фразы "прах отцов предавший", из которой взяты только первые буквицы слов. Название "поп" говорит нам, что человек отрёкся от веры своих предков и начал исповедовать чуждую религию.
  - Я понял тебя, Демид. Продолжай свой рассказ про необычное существо.
  - Хорошо. Поп на уроке нам рассказывал, про "человека с пёсьей головой". Тот пёсьеголовец был огромного роста, вдвое выше обычного человека, и очень ужасающего поведения, как и все представители его племени. Однажды, маленький мальчик не испугавшись его необычного вида, попросил перенести через широкую реку, пёсьеголовец помог мальчику, а тот оказался Христом и за оказанную помощь крестил его. Так пёсьеголовец, получил своё новое имя "Христофор". Приняв христианство, он стал смиренным и обличал тех, кто преследовал христиан. После мученической гибели Христофора, христианская церковь объявила его святым и даже создала иконы с его изображением...
  - А что за необычное ругательство тебе постоянно приходит на ум?
  - Польское ругательство "пся крев", в переводе оно означает собачья или пёсья кровь. Ведь не просто так, поляки сохранили в своём языке понятие о "пёсьей крови". Значит их предкам тоже приходилось сталкиваться в своей жизни с пёсьеголовцами.
  - Вполне возможно, что какая-то доля истины есть в твоих выводах, Демид.
  - Как ты думаешь, Дар, смогли ли тайные лаборатории Драктов сохраниться до наших дней?
  - Почему ты вдруг спросил об этом, Демид?
  - Да появляются у меня постоянно мысли о том, что что-то неправильно стало в нашем мире.
  - Поясни.
  - Ну вот смотри, Дар. Произошло два великих потопа...
  - Потопов было гораздо больше чем два, Демид, - перебил меня друг.
  - Я знаю, что их было больше, Дар, но я сейчас говорю о двух последних великих потопах. О том, что случился несколько десятилетий назад, и о другом великом потопе, с момента которого прошло примерно три-четыре сотни лет. Из рассказов старших я помню, что тогда погибло очень много людей. Причём многие выжившие во время потопов люди, умерли после от голода, так как погода довольно сильно изменилась и многие злаки и овощи не успевали созревать, а фруктовые сады оказались скрытыми под слоями грязи и ила. Немногим повезло оказаться в таких укромных местах, как в нашем таёжном поселении, или в каменных городах-крепостях на возвышенностях. Между двумя великими потопами шли постоянные войны за пригодные плодородные земли и за сохранившееся в городах-крепостях продовольствие. Во время тех войн всех против всех, погибло тоже довольно много народу, да и христианская церковь в европейских странах приложила свою руку к уничтожению людей, отправляя на костры тысячами неугодных. Я уже не говорю про войны произошедшие после последнего потопа...
   - Демид, ты сейчас к чему вспомнил о тех давно погибших людях?
  - Я вспомнил о них потому, Дар, что мне до сих пор непонятно, как вообще после стольких смертей ещё живые люди на белом свете остались? Даже если бы женщины рожали по двадцать детей и они все выжили, то и тогда бы не набралось столько населения, сколько есть сейчас. Вот я сейчас и подумал, что вдруг кто-то из европейских правителей или представителей христианских церквей смог обнаружить те тайные лаборатории Драктов, и начал создавать для себя в них новых людей.
  - Ты правильно догадался о происходящем в мире, Демид. Вот только ты ошибся в одном. Те, кого стали создавать потомки пришлых в тайных лабораториях Драктов, лишь немного похожи на обычных людей, но по своей внутренней сути они людьми не являются. Многие человеческие чувства у них просто отсутствуют. У них развит эгоизм, они живут только в своё удовольствие. Ваше определение "нелюди" к ним больше всего подходит. Ты изучал чем занимались правители большинства европейских стран последние три-четыре столетия?
  - Из тех источников, что мне были доступны, я узнал, что в основном они вели войны между собой, да захватывали колонии по всему миру, а потом и захваченные колонии пытались отнять друг у друга.
  - А ты никогда не задумывался, зачем правителям большинства европейских стран вдруг неожиданно понадобились все эти колонии?
  - Наверное для получения каких-то богатств или природных ресурсов. Я так думаю.
  - Твоё предположение верно, но лишь частично. Сам подумай, зачем нужна колония, если в ней, кроме одичавших людей живущих в природе, ничего нет? Там нет ни богатств, ни природных ресурсов, одни лишь развалины каких-то древних городов. Однако же все войны, за те далёкие колонии, были очень кровопролитными.
  - Дар, ты думаешь, что в тех далёких колониях, под древними руинами, были обнаружены тайные лаборатории Драктов?
  - Ты сам ответил на этот вопрос, Демид. Именно их там и обнаружили. Местные жители на древние руины не ходят, чтобы не потревожить души умерших, поэтому колонизаторам там никто не мешает делать свои дела. Если же местные в какой-то колонии чем-то мешают пришлым, то их полностью уничтожают. Где местных уничтожить невозможно, там тайные лаборатории изымают и увозят в страну, которой принадлежит данная колония.
  - Дар, но ведь мало просто создать искусственные тела для новых нелюдей?! Их же надобно наделить душами, а потом и вовсе ввести в общество. Чужих же сразу обычные люди заметят.
  - Ты почти всё правильно говоришь, Демид, вот только почему-то постоянно забываешь о некоторых моментах. Кто отвечает за сбор душ разумных в нашем мире? Жрецы так называемых мировых религий, что создали иные пришлые. Они прекрасно знают, как и куда отправлять души разумных. Далее, никто ныне больше не создаёт, как раньше, полноценные взрослые тела, в этом нет никакой необходимости. Нынче создаются искусственные тела детей, этот процесс происходит гораздо быстрее и ресурсов расходуется намного меньше.
  - Погоди, Дар. Насколько я понимаю, даже искусственно созданными детьми кто-то должен заниматься. Ведь любых детей надобно кормить, поить, одевать и воспитывать. Разве я не прав?
  - Прав. Этим теперь занимаются правители и церкви. Для этой цели они создали сиротские приюты и воспитательные дома. В них и помещаются искусственно созданные в лабораториях дети. Они живут там рядом с детьми от которых отказались обычные люди. Жители большинства стран обходят стороной эти заведения, и никто никогда не интересуется откуда в них появляются новые дети. Зато представители различных властей и государственных церквей в таких приютах довольно частые гости. Они привозят для детей различные подарки, показывая свою заботу о них. Спустя несколько лет, самых умных мальчиков отбирают для обучения в военных или духовных учебных заведениях, а для остальных уготовлена участь быть солдатами правителя государства. По всему миру таких вот заведений многие тысячи, а содержатся в них миллионы детей. Так что недостатка в солдатах правители стран никогда не испытывают.
  - Дар, а тебе удалось выяснить какие истинные цели поставили те, кто вновь начал новую большую войну?
  - Цель у них одна и та же - полное порабощение нашего мира и уничтожение всей памяти о прошлом. В первую очередь они пытаются скрыть память о нашем существовании в данном мире, и уничтожить всех, кто способен противостоять потомкам пришлых. Скоро всё в мире начнёт изменяться, и ты сам всё увидишь своими глазами.
  - Я понял тебя, Дар. Благодарю за интересную и содержательную беседу. Думаю, что нам пора навестить всех находящихся на базе наблюдения. Тем более, что у меня в заплечном мешке полно домашних подарков для всех.
  - Тогда следуйте за мной, - сказал Дар, и направился в сторону зарослей покрывших сопку.
  "Я останусь тут, мне надо присматривать за своим потомством", - пришёл образ от Хозяйки, после чего она развернулась и скрылась в лесу.
  Мне ничего не оставалось, как проследовать за Даром. Пройдя по еле заметной тропинке, мы подошли к трём рядом растущим пушистым елям.
  - Дар, а далеко нам идти до пещеры с порталом?
  - Мы уже почти пришли, Демид. Вход в пещеру находится за этими пушистыми елями. Я их специально пересадил сюда, чтобы вход в пещеру никто не заметил со стороны.
  Обойдя вечнозелёные лесные красавицы, я действительно вскоре заметил небольшой вход в пещеру. Дару пришлось идти пригнувшись, зато мне высоты прохода хватало. Пройдя всего с десяток саженей по полутёмному проходу, я не сразу заметил, что мы уже очутились в портальной базы наблюдения. Лишь плавное нарастание света, подтвердило, что мы на месте...
  
  Глава 35
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  В портальной меня и Дара встречал Сабур. Глядя на него, у меня сложилось чувство, словно не было никакого перерыва между нашими встречами длиною в несколько лет, и мы расстались с главным управляющим базы наблюдения мира Белрос всего лишь несколько дней тому назад. Единственным видимым изменением в портальной можно было бы назвать наличие больших чёрных щитов со странными светящимися символами на их поверхности. Эти странные щиты, из неизвестного мне материала, перекрывали входы в порталы нескольких переходов. Один из таких чёрных щитов закрывал портальный вход, через который я раньше перемещался на северный остров посредине болота. Поздоровавшись со мной, Сабур сразу же сообщил, что все обитатели базы наблюдения ждут нас с Даром в зале для приёма пищи и отдыха.
  Пока мы втроём не спеша шли от портальной по широкому коридору базы, я стал замечать некоторые изменения во внутреннем убранстве. Честно говоря, база наблюдения уже не казалась мне каким-то полупустующим творением неизвестных древних зодчих из иной Вселенной, везде, в каждом уголке, чувствовалось наличие разумной жизни и какой-то домашней обжитости.
  Первое что очень сильно поразило меня, как только мы с Даром и Сабуром зашли в зал для приёма пищи и отдыха, так это внешний вид моих старших родичей сидящих за большим столом. Все переселенцы из урманного поселения на базу наблюдения мира Белрос, внешне выглядели не старше сорока-пятидесяти лет. Я стоял с открытым ртом, у открытых дверей зала, с раскрытыми от удивления глазами, и даже не смог сразу задать вопрос относительно таких разительных перемен в их внешнем виде. Бабушка Анея быстро поняла из-за чего произошло моё удивление и подойдя ко мне, тихонечко сказала на ухо, что их омоложение произошло только лишь благодаря благотворному воздействию медицинских капсул базы, а также их постоянным выходам не только в наш мир, но и в иные слои реальности.
  Чтобы как-то разрядить сложившуюся обстановку в зале, связанную с моим временным ступором от удивления, бабушка Анея пригласила всех присутствующих к столу. Вид торжественно накрытого стола немного привёл меня в чувство, и я быстро выложил из своего заплечного мешка приготовленные Яринкой домашние пироги с мясом дичи, расстегаи с различной рыбой и сладкие пышные сдобы, на исходящие запахи от которых первыми отреагировали дети Дара и Дарины. Их оказалось больше, чем при моём прошлом посещении базы наблюдения. За продолжительное время моего отсутствия, Дарина родила еще пятерых детей, двойню мальчиков и тройню девочек. Так что мне оставалось только лишь сердечно поздравить Дара и Дарину с таким замечательным прибавлением в их семействе...
  
  Как только закончилась наша совместная трапеза, Дарина увела всех детей в их комнату, а я, по настоятельной просьбе сильно помолодевших старших родичей, стал подробно рассказывать о всех событиях произошедших со мной лично, а также в нашем родном поселении, после моего прошлого посещения базы наблюдения. Меня слушали внимательно, не перебивая какими-либо вопросами. Как оказалось на то были причины.
  С этими причинами меня ознакомил мой дед. Из последующих объяснений своего деда, как только закончился мой подробный рассказ о произошедших событиях, я понял, что из-за странных событий шестилетней давности, приведших к отключению портальных врат на северном острове посредине большого болота, база наблюдения лишилась не только всех своих следящих датчиков, но также всего внешнего оборудования постоянного контроля и воздействия, в районе болота и у нашего поселения. Наблюдатели базы мира Белрос могли свободно посещать различные места на других материках нашего мира, где сохранились действующие выходы портальных врат, но вот поблизости от нашего таёжного поселения, таких действующих выходов временно не было. Как оказалось, все портальные врата, что находились на не очень большом отдалении от урманного поселения, оказались либо засыпанными мелкими камнями вперемешку с почвой, в результате произошедших обвалов, либо вовсе лишились своих источников силы, которые их прежде питали. Из-за указанных причин, всем мужчинам базы наблюдения, пришлось заниматься расчисткой действующей портальной площадки, в пещере внутри сопки что на дальнем урмане от поселения, где сохранился природный источник силы. На это дело ушло довольно много времени, так как выбранную породу в пещере приходилось набирать в контейнеры и при помощи механических помощников перемещать через другие порталы в разные места на земле. Только в самом конце расчистки пришлось Дару потрудиться в одиночестве, так как стали попадаться камни и валуны, очень большие и довольно тяжёлые, которые другие участники расчистки не могли сдвинуть с места.
  "После большого взрыва, что произошёл в вашем мире, и последующего довольно сильного землетрясения, несколько портальных переходов перестали действовать. Поэтому наш командир распорядился перекрыть доступ к этим порталам защитными экранами", - дополнил пояснения деда Сабур.
  - Не понял тебя, Сабур. Для чего вам вообще понадобилось ставить защитные экраны? Ведь отключившиеся порталы и так не действуют.
  "Всё дело в том, Демид, что некоторые портальные врата оказались либо под водой, либо на дне болот. Нам бы не хотелось получить неожиданные подарки с той стороны, в результате случайной активации данных портальных переходов."
  - А как вы узнали, что портальные врата на той стороне находятся под водой или в болоте?
  "Мы отправляли туда зонды, чтобы прояснить, какая обстановка на той стороне."
  - Сабур, скажи мне, а что за странные символы изображены на чёрных щитах в портальной? Насколько я помню твои слова, при наших первых встречах, вы мне залили полные знания вашего языка, но однако те символы для меня остались непонятны. Ты можешь мне прояснить почему так произошло?
  "Могу, Демид. Данные символы никакого отношения к языку нашего мира не имеют. Все эти символы начертала на защитных экранах Дарина. Как она пояснила нам с командиром, это руны предупреждения. Одни указывают, что на той стороне портальные врата находятся глубоко под водой, другие, что там болото, а остальные указывают на иные причины. Более подробно она сама тебе может рассказать."
  - Благодарю, Сабур, мне понятны твои пояснения, - сказал я, и посмотрел на сидящих за столом старших родичей.
  Как оказалось, лишь дед и командир базы наблюдения внимательно слушали мой разговор с Сабуром, а остальные присутствующие о чём-то крепко задумались. Самое странное выражение лица было у бывшего поселянского старосты, поэтому я обратился к нему с вопросом:
  - Мирослав Кузьмич, скажи пожалуйста, тебя что-то смутило в моём рассказе или я что-то непонятное сказал? Спрашивай, может быть я смогу как-то по-другому всё объяснить.
  - Да всё мне понятно в твоём повествовании, Демид Ярославич. Даже то, что идеи анархиста Бакунина тебе по душе пришлись меня совсем не удивило. Ведь он же в своих книжках общинную жизнь описывал, где все люди трудятся на благо своих древних родов, помогая развитию общин. И делается всё, в описываемом им обществе, добровольно, без каких-либо органов управления и власти над трудящимися людьми. Насколько я понял, у тебя даже побратим-анархист появился, в честь которого ты решил назвать одного из сыновей. Мне только лишь вот что непонятно в твоём рассказе. За каким рожном ты не только с пришлыми, но и с их потомками решил пообщаться? И кроме того, мне очень хотелось бы понять, для чего и почему ты вдруг связался с новоявленными любителями допотопного рабства и близкие знакомства с ними завёл?
  - Мирослав Кузьмич, вопросы: "за каким рожном", "для чего", "почему" и "зачем", надобно задавать не мне, а моему деду, - с улыбкой ответил я бывшему поселянскому старосте.
  - А я-то тут с какого боку припёку присоседился, Демидушка?! - удивлённо глядя на меня, воскликнул мой помолодевший дед.
  - Деда, ответь мне, а разве не ты меня постоянно наставлял, что "чтобы понять образ мысли и поведения другого человека, нужно для начала сблизиться с ним и по-дружески пообщаться"?
  - Было такое, не буду того отрицать. Наставление енто дюже правильное. Так меня самого учили мои дед с отцом. Токмо не пойму я, Демидушка, к чему ты клонишь? Мирослав же вроде не про то тебе свои вопросы задал или я чего-то недопонял?
  - Вот мы сейчас и попробуем все вместе с заданными вопросами разобраться. Мирослав Кузьмич только что меня спросил: "За каким рожном я с пришлыми решил пообщаться?". Однако он не пояснил, где и когда я с ними мог повстречаться? Драктов я никогда не видел, даже во снах, настоящих серых пришлых тоже. Единственные кого я видел два раза, и то, только лишь во снах, были чёрные падальщики. Неужели вы думаете я забыл что сказано в наших "Ведах": "По серой коже вы узнаете чужеземных ворогов. Глаза цвета мрака у них..." Так вот, дорогие мои родичи... никого с серым цветом кожи, или с глазами цвета мрака, я пока в своей жизни не встречал. Кроме того, мне никогда не встречался никто с кошачьими или змеиными глазами, о которых написано в Харатьях. Потому-то мне и не понятен первый вопрос нашего Мирослава Кузьмича, об общении с теми, кого я никогда в жизни не видел. Насчёт потомков пришлых, тут я вам ничего конкретного сказать не могу, так как не ведаю, кого из известных мне лиц, Мирослав Кузьмич таким образом обозначил. Надеюсь, он мне сам потом всё разъяснит. Чтобы ответить на второй вопрос, мне для начала хотелось бы узнать, кого наш уважаемый староста называет "новоявленными любителями допотопного рабства"? Лично я, от своих знакомых, никогда не слышал каких-либо речей о том, что им нравится рабство, и, что они его очень любят. Наоборот, почти все мои новые знакомые только и говорят "о свободе, равенстве и братстве", и что "рабство, которое несёт самодержавие, должно быть рано или поздно уничтожено".
  - Ну что, Мирославушка, съел, - рассмеялся мой дед, а потом успокоившись, с серьёзным видом продолжил: - Давай уж, Кузьмич, разъясняй моему внуку, кого ты там в "новоявленные любители допотопного рабства" записал. Думается мне, что не просто так, ты все свои последние выходы именно в европейские страны нашего мира устраивал и якшался там не поймёшь с кем...
  - Новоявленными любителями допотопного рабства, я называю всех нынешних демократов.
  - А их-то почему?! - удивлённо спросил я бывшего старосту. - Мирослав Кузьмич, насколько я помню, само слово "демократия" все мои новые знакомые переводят, как "народовластие" или "власть народа". Причём тут допотопное рабство?
  - Всё дело в том, Демид Ярославич, что все твои новые знакомцы, говорят об упрощённом переводе греческого слова. Енто в ихнем понимании "демос" означает народ, а "кратос" - власть. Вот потому-то у них и получается, что "демократия" енто якобы власть народа, а на самом деле всё не так. В Греции, в очень старые времена, словом "демос", обозначали не весь народ, а только лишь самых богатых людей, у которых было много рабов и которые имели власть. И только енти богатые рабовладельцы имели право принимать в греческих городах-государствах какие-либо решения и устанавливать свои законы. Простых людей, кто трудился в поте лица своего, в те допотопные времена, называли "охлос". А теперича сам подумай, Демид Ярославич, почему твои новые знакомцы так любят порассуждать "о прелестях и ценностях демократии", и ни полслова не говорят другим людям об охлократии? Даже заявляя, что "власть должна принадлежать народу", никогда не уточняют, какому именно народу должна принадлежать власть.
  - Ты прав, Мирослав Кузьмич, подумать тут есть над чем. Странно всё как-то получается, особенно после твоих необычных разъяснений. Даже в приходской школе, насколько я помню, нам на уроках уездный поп постоянно твердил о том, что старинное слово "демос", в переводе с греческого, означает народ, а словом "охлос", в те далёкие времена, обозначали только лишь рабов, ремесленников и крестьян.
  - Надо же, и тут хитрый поп постарался переложить всё на свой лад, - еле слышно произнёс наш бывший староста, но мы с дедом его слова услышали.
  - Мирославушка, ты енто про что сейчас помянул? - спросил Кузьмича мой дед. - И причём тут уездный поп из приходской школы?
  - Всё дело в том, Всеволод Доброславич, что не было, в те далёкие времена, на греческих землях никаких крестьян.
  - Почему не было?! - удивлённо воскликнул я. - А кто же тогда на полях трудился, хлебушек и прочие овощи выращивал?
  - Так на полях греческих, в те далёкие времена, трудились только лишь вольные селяне, да рабы, принадлежавшие тогдашним демократам, то есть богатым рабовладельцам. Крестьян тогда ещё в помине не было, ибо о христианстве, да и о самом Христе, никто даже не слышал.
  - Честно говоря, не понял я твоих пояснений, Мирослав Кузьмич. Скажи мне, пожалуйста, ну какое отношение имеют крестьяне трудящиеся в поле к христианской религии?
  - Самое прямое, Демид Ярославич. Само слово "крестьяне" появилось не очень давно. Оно стало употребляться только лишь после захвата земель Московии и Великой Тартарии войсками Российской империи. Именно в те самые времена, захватчики начали вольных селян приписывать к различным христианским монастырям, лаврам и церквям. Потом, всех приписанных поселян насильственно окрестили и стали называть их "христианами", а чуть позже "крестьянами", то есть носящими крест и принадлежащими имперской церкви. Такое название появилось только лишь у российских селян, которых власть сделала рабами имперской церкви. Далеко на западе, я говорю сейчас про все европейские страны, никакой привязки у местных селян к тамошним христианским церквям нету. Всех людей, кто трудится на полях Европы выращивая злаки и различные овощи, в зависимости от страны, называют по-разному: пейзане, вилладжи, сонтадино, ланфолки, бауэры, кантримены или фермеры, но все енти слова означают только лишь одно понятие - селяне, то есть простые люди живущие в сельской местности. Никаких крестьян в странах Европы нет и никогда не было. Люди живущие в деревнях и селениях, по воскресениям посещают небольшие сельские храмы, слушают службы, жертвуют церкви десятину от своего дохода, но вот крестьянами они не являются, и не называются.
  - А как же их монастыри тогда существуют? Тамошним священникам и приходским попам, не помню точно как они у них называются, ведь тоже надо каждый день что-то кушать. Не святым же духом они в своих монастырях питаются.
  - Так у них монахи ентим делом занимаются. Сами свои монастырские земли возделывают, выращивая разные овощи, фрукты и злаки, либо нанимают за договорную плату местных селян на посевные работы или на уборку выросшего урожая. Без оплаты, в европейских странах, никто из селян работать не будет. Там у них все отношения на деньгах построены.
  - Если у них всё на деньги завязано, то почему в Европе такое увлечение демократией?
  - Так ведь рабам, за любую сделанную ими работу, ничего же платить не нужно, их надобно только иногда кормить, чтобы они с голоду не померли. Они ведь собственность рабовладельцев, а свою собственность надо беречь. Смотри далее, вся полученная прибыль, от продажи товаров созданных рабами, будет намного больше, чем от продажи точно таких же товаров, но созданных наёмными работниками. Вот потому-то все нынешние новоявленные демократы и мечтают стать новыми рабовладельцами, чтобы ничего в своей жизни не делать, а доходы получать. Вот скажи мне, Демид Ярославич, у тебя знакомцы из каких демократических партий имеются?
  - В основном из социал-демократических, хотя есть парочка знакомых и среди кадетов.
  - Погоди малость. Слово "кадеты" на французском языке означает "младший командир" или "младший начальник". Ты что, из военных учебных заведений для детей дворян и офицеров себе знакомцев завёл? А для чего тебе такие знакомства понадобились?
  - Нет, Мирослав Кузьмич, ты всё не так понял, - сказал я с улыбкой. - Никаких знакомых у меня среди детей дворян и офицеров нету. Вообще-то кадеты - сокращение от "конституционные демократы". Так себя называют члены данной партии, а свою политическую организацию они нарекли "конституционно-демократической партией".
  - Понятно объясняешь. Исходя из названия "конституционно-демократическая партия", её члены решили добиваться признания рабства в Российской империи на законодательном уровне, а всех рабовладельцев поднять над законами государства.
  - С чего такие выводы, Мирослав Кузьмич?
  - Да тут и так всё ясно, кто принимает законы в государстве, тот и стоит над ними. Вспомни, что я чуть раньше тебе говорил, что "только богатые рабовладельцы имели право принимать в греческих городах-государствах какие-либо решения и устанавливать свои законы". Неужели ты думаешь, что новоявленные демократы просто так названия, для своих партий, на старых языках придумали? Нет. Они таким образом стараются скрыть от простого народа свои тайные желания, цели и помыслы. Иначе за ними никто из простых людей никогда не пойдёт, и все их сокровенные мечты о восстановлении различных видов рабства на законодательном уровне, так и останутся всего лишь мечтами.
  - Ну ладно, истинную сущность кадетов ты разложил по полочкам, а что можешь рассказать о нынешних социал-демократах, а также об их политических партиях и движениях? Как я понял из оговорки деда, ты в европах, скорее всего, именно с такими личностями и общался. Иначе из-за чего бы у тебя возникла такая стойкая неприязнь ко всем демократам.
  - Неприязнь к европейским социал-демократам у меня возникла во время моих выходов на землях в странах Европы. Во-первых, из-за их непомерной лживости, говорят людям одно, думают другое, делают третье, а замышляют что-то четвёртое. Во-вторых, мне очень неприятна их жажда личного обогащения. Ради получения денег для своих партий и себя лично, социал-демократы готовы пойти на любой обман, грабёж и даже убийства. Для европейских социал-демократов нет никакой разницы, от кого они получают деньги для своей партийной и вольготной жизни, будь-то друзья, однопартийцы, враги, неизвестные лица или даже сам дьявол. Главное получить деньги и потратить их на свои нужды, а там хоть трава не расти. А если вспомнить, сколько людской крови социал-демократы пролили во времена различных революций, то меня просто оторопь берёт. Зато российские социал-демократы во всём пытаются походить на однопартийцев из Европы. Мне достаточно было посмотреть на руководящий состав партии российских социал-демократов... Как ты думаешь, Демид Ярославич, кого там больше всего? Фабричных или заводских рабочих? Нет! Может быть там большинство составляют селяне? Так опять нет! На всех руководящих постах там в основном мелкопоместные дворяне обосновались, с земель недавно присоединённых к России, да представители библейского народа.
  - Мирослав Кузьмич, а вам-то откуда о том известно?
  - Так руководители российской социал-демократии не в самой Российской империи живут, а в различных европейских странах обитают. Там же и все свои партийные съезды проводят, чтобы "мировая общественность оценила их бурную деятельность". А известно мне об ентом потому, что довелось с ними в Европе повстречаться, а с некоторыми личностями из руководства партии даже несколько раз пообщаться получилось. Вот они-то мне и рассказали, что основали российскую социал-демократическую рабочую партию представители библейского народа, что ранее были в социалистической партии "Бунд", что переводится как "Союз". Основной целью создания новой социал-демократической партии, была борьба за права одной из частей еврейского народа. Из-за раздела между тремя империями Речи Посполитой, представители библейского народа оказались бесправными на землях Российской империи, за так называемой "чертой осёдлости". Такое положение их совершенно не устраивало, потому-то местечковая молодёжь стала боевой основой партии. Потом к ним в новую партию вступили мелкопоместные дворяне, с присоединённых к Российской империи земель. Так что свою изначальную программу социал-демократам пришлось немного изменить, а в состав руководства партии принять несколько человек из мелкопоместных дворян, в основном поляков. Мне придумывать ничего не нужно, потому и говорю тебе всё как есть. Слишком много раз мне пришлось общаться с российскими социал-демократами в Европе, они все находились на различных постах в данной партии. Так что все свои выводы, относительно их деятельности, они сами помогли сделать. Скажу тебе прямо, чихать хотели социал-демократы на Россию и на все проживающие в ней народы. Основная их цель, прибрать все богатства России к своим рукам и продать их за границу богатым покупателям, которые постоянно дают деньги для деятельности партии. Ты можешь удивиться, но некоторые личности из руководства партии мать родную продадут, за любую возможность обосноваться в Европе или в Северной Америке, и жить там припеваючи в своё удовольствие. Большинству из них только роскошь подавай, да развитую "цивилизацию", которая должна исполнять все их желания... Что, Демид Ярославич, не ожидал от бывшего поселянского старосты таких речей?
  - Если честно, то никак не ожидал. Однако я ничего не услышал об их провозглашаемых идеях, и о партийных программах российских социал-демократов. О них мне можешь что-нибудь поведать?
  - Так же как и твои знакомые кадеты, российские социал-демократы ничего напрямую об установлении рабства не говорят. Вот только все их политические задумки, могут обернуться для простых людей чем-то более худшим, чем обычное рабство.
  - Что может быть хуже чем рабство?
  - Хуже чем рабство, может быть только мнимая свобода!
  - Не понял я тебя, Мирослав Кузьмич. Поясни, пожалуйста.
  - Подумай, Демид Ярославич, чем нынешние граждане многих государств отличаются от тех же рабов Римской империи?
  - Честно говоря, мне непонятен сам пример сравнения граждан государства и рабов. У них же разное положение в обществе. Граждане имеют определённые законами государства права и обязанности, а у рабов вообще никаких прав нет, одни только обязанности. Так что, более точного ответа у меня пока нету.
  - Граждане от рабов отличаются лишь мнимой свободой. Если у каждого раба есть только один хозяин, то у гражданина современного государства таких хозяев может быть сколько угодно, причём одновременно. И гражданин даже не догадывается, что его сделали рабом, и продолжает считать себя свободным человеком. Поясню, чтобы было более понятно. Люди становятся рабами банков, в которых берут кредиты под проценты. За невозврат кредитов или процентов, банкиры могут забрать имущество человека, а его отправить в долговую тюрьму, если не хватит средств расплатиться с банком. Чем тогда гражданин будет отличаться от бесправного раба? Люди сами становятся временными рабами различных фабрикантов и заводчиков, где хозяева сами решают сколько заплатить работающим на его предприятиях, а сколько денег с них удержать под видом налогов и всевозможных штрафов. И заметь, данных фабрикантов и заводчиков совершенно не интересует, умрут ли с голоду семьи работающих на них людей или нет. А ведь работники данных предприятий считают себя свободными людьми и законопослушными гражданами государства, а не какими-то рабами. Про различные церкви я даже и говорить не хочу, там все люди с момента рождения или крещения являются рабами бога, который управляет верующими людьми через своих преданных слуг, священнослужителей. Но граждане государств, ходят в различные церкви и храмы, и продолжают считать себя свободными. Про государственные и имперские власти других государств можно даже и не упоминать, там те, кто находится у самых вершин власти, считают что все граждане им должны, уже самим фактом своего существования, и тем, что они проживают и работают на землях их государств. Так что в странах Европы и поныне продолжает существовать скрытое рабство и мнимая свобода.
  - А как с Российской империей, в ней вроде нет рабства? Насколько я помню из сказанного на уроках в приходской школе, чуть больше пятидесяти лет назад, император Александр своим манифестом отменил крепостное право в России, и крепостные люди, которые ранее находились у помещиков на положении рабов, получили свободу.
  - Крепостные получили мнимую свободу, Демид Ярославич. Да и не крепостных освобождал император своим манифестом, а забирал всех рабов у российских помещиков себе.
  - Как так?
  - А вот так вот. Согласно тогдашних имперских законов, помещики должны были заботиться о всех своих крепостных, обязаны были кормить их, или предоставлять им место для проживания и небольшие земляные наделы, чтобы люди сами смогли прокормиться. За такое вот обхождение, крепостные работали на помещичьих землях, выращивая рожь и пшеницу, а также разные овощи. Как бы ни тяжела была такая жизнь, крепостные люди знали, что никто из их семьи не помрёт с голоду, что помещики помогут им выжить в неурожайные годины. Ведь ежели крепостные начнут умирать с голоду, то кто потом будет возделывать помещичьи земли? Лишаться-то своего дохода никакой помещик не пожелает, потому-то и помогали чем могли своим крепостным, чтобы люди смогли выжить и принести им ещё больше доходов. А после манифеста императора Александра "Об отмене крепостного права", крепостные хоть и получили, как ты выразился "свободу", но оказались "выброшенными на улицу", ибо помещики больше не обязаны были их содержать и кормить. Бывшим крепостным предложили выкупить земельные участки помещичьей земли, на которых они раньше проживали. Но никто даже не подумал о том, где бывшие рабы смогут взять деньги на выкуп земли? Вот и подались бывшие крепостные в города, чтобы устроиться работать на предприятиях и мануфактурах принадлежащих императорскому дому. А сколько, при исходе из деревень в города, тогда умерло народу от голода, можно даже и не говорить. Потому-то я тебе и говорю, что мнимая свобода хуже чем рабство... Как ты думаешь, Демид Ярославич, российские помещики, которые остались без своих крепостных, обрадовались тому, что император своим манифестом лишил их постоянных доходов?
  - Думаю, что не обрадовались.
  - Правильно думаешь. Они его просто возненавидели, потому-то и стали устраивать на него покушения, пока не убили. Вот только убийство императора, не отменило действие манифеста "Об отмене крепостного права". Поняв, что от покушений на императора толку нет, российские помещики, а также их подросшие дети, после посещения стран Европы, тайно начали создавать свои политические партии и движения. Главной целью, о которой они заявляли, было свержение нынешнего императорского дома, а скрытой целью, восстановление старых законов и порядков, при которых они получали доходы. Но самой заветной их мечтой, было установление законов как в старой Римской империи. Сразу скажу, не на пустом месте появились такие мечты. Старая идея "Москва - Третий Рим", уже довольно долго терзает умы, как у представителей высшей имперской власти, так и у помещиков...
  - Мирослав Кузьмич, из твоих пояснений получается, что все нынешние демократы, а также все бывшие помещики лишившиеся крепостных, мечтают вернуть те времена, когда существовала Римская империя, чтобы заиметь себе как можно больше рабов и получать ещё больше доходов. Я всё правильно понял? - спросил я с улыбкой.
  - Демид Ярославич, а что тебе вообще известно о Римской империи?
  - Только то, что нам рассказывали в уездной приходской школе. Насколько я сейчас помню, Римская империя существовала примерно полторы или две тысячи лет назад. Её основой был рабовладельческий строй. Чтобы иметь много рабов Римская империя воевала со всеми своими странами-соседями. Потом Римская империя разделилась на две части, на Западную и Восточную империи, и только лишь после принятия христианства, рабство постепенно стало исчезать, ибо христианину запрещалось иметь в рабах христиан. Через некоторое время, обе империи исчезли с карты нашего мира. Вот кратко и все мои знания о данной империи полученные в приходской школе. Мирослав Кузьмич, а почему ты меня спросил про старую Римскую империю исчезнувшую больше тысячи лет назад?
  - Всё дело в том, Демид Ярославич, что "старая Римская империя", как ты её назвал, исчезла не в те древние времена, о которых тебе рассказывали в уездной приходской школе, а всего лишь чуть больше ста лет назад. Да и исчезло с карты нашего мира только старое название Римской империи, которая в прошлые времена называлась "Священной Римской империей". Восточная империя, под своим названием существует до сих пор, и в данное время она воюет с другими странами Европы, в том числе, и с нынешней Российской империей. Кроме того, данная Восточная империя выступает в идущей войне как главный союзник Западной империи, которая поменяла своё старое название сто восемь лет назад.
  - Что-то я не припомню, чтобы в каких-либо газетах писали о том, что Россия сейчас воюет с Восточной или Западной империями? Насколько мне известно, войска Российской империи ведут боевые действия против объединённых сил Германии и Австрии, которые объявили войну России. Так что тут что-то не сходится, Мирослав Кузьмич.
  - И никогда не сойдётся, если судить обо всём происходящем в мире, только по статьям из нынешних газет, да по придуманным историям, услышанным в приходских школах. А ведь ответы на многие возникающие вопросы о прошлом, никто никогда и не думал скрывать. Они все лежат на виду. Главное, надо уметь увидеть ответы. Священная Римская империя, в последние годы своего существования на карте мира, называлась не иначе как "Священной Римской империей германской нации", впоследствии, её стали называть "Старой империей" или "Первым рейхом". После появления манифеста императора Франца Второго "О роспуске империи", большая страна разделилась на две части. Одна часть Старой империи стала называться "Германской империей" или "Вторым рейхом", а вторую часть назвали просто "Восточной империей", что на германском языке звучит как "Остеррейх". Тут есть одна непонятная для меня странность. Во всех остальных европейских странах, кроме Германии конечно, все почему-то стараются называть Восточную империю на английский лад "Австрией"...
  - На сегодня думаю достаточно разговоров, - прервал нашу беседу мой дед. - Неужели никто кроме меня не заметил, что Демидушка выглядит уставшим?
  "Предлагаю Демиду посетить нашего Медика, и пройти полный восстановительный курс в медицинской капсуле", - внёс предложение Сабур.
  - Я согласна с предложением Сабура, - сказала моя бабушка Анея, - и за восстановлением его здоровья я сама пригляжу.
  Пришлось мне попрощаться с присутствующими в зале, и идти в медицинский модуль базы.
  
  Глава 36
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Едва я покинул медицинскую капсулу и облачился в свою одежду, как Медик напомнил мне, что после полного курса восстановления, необходимо поесть. Пришлось по требованию Медика пройти в соседнюю комнату, где ожидавшие меня бабушки Анея и Злата принялись закармливать взрослого внука всякими вкусностями. Лишь когда я закончил свою трапезу, подошедший к столу Медик сообщил мне, что меня ждёт в своей комнате Дар.
  Зайдя в помещение, где проживало богатырское семейство, я поздоровался с сидящим за столом другом:
  - Здравия тебе, Дар. Медик сказал, что ты меня хотел видеть. Что-то случилось?
  - И тебе здравия, Демид. Ничего у меня не случилось. Семейство увеличилось, дети растут, так что всё нормально. Просто хотел спросить, после нашей первой встречи у пещеры с порталом, тебе с моим братом удалось снова повстречаться?
  - Нет, Дар. Ставра я больше не видел. Ведь мы с ним только во время моих необычных снов встречаемся.
  - Понятно. У меня к тебе просьба, Демид. Если у тебя снова появится возможность увидеть моего старшего брата, то передай ему, пожалуйста, эти кристаллы, - и Дар протянул ко мне руку, на его ладошке лежали три небольших информационных кристалла.
  - Хорошо, Дар, - сказал я забирая кристаллы, и убирая их в карман защитной одежды. - Если у меня получится вновь увидеть Ставра, то я обязательно передам ему подарки от тебя. Ты бы видел, как он радуется твоим посланиям. А когда он увидел, какие у вас чудесные дети, то счастье так и лучилось из него.
  - Мы тоже всем семейством очень радуемся, когда получаем весточки от Ставра, - раздался нежный голос Дарины за моей спиной. От неожиданности я чуть не вздрогнул, ибо совершенно не заметил, как она тихо зашла в комнату.
  Обернувшись, я поздоровался с вошедшей красавицей:
  - Здравия тебе, Дарина, и всему вашему семейству. А где же все ваши дети?
  - И тебя здравия, Демид, - ответила супруга Дара. - Все дети сейчас у Сабура, он обучает их, готовя новых наблюдателей для базы.
  - Так ваши младшие деточки, которых я ещё не успел увидеть, совсем маленькие должны быть, чему же их Сабур научить может? И ещё... я хотел бы услышать ваш рассказ о том, как вы тут жили, после того, как отключился портал через который я приходил из поселения.
  - Тогда прошу за стол, за чашкой чая намного удобнее будет общаться и отвечать на все твои вопросы за столом, - произнеся это, она указала мне на необычное высокое деревянное кресло, с мягкими сиденьем и спинкой. Особо стоит отметить приделанные снизу ступеньки, чтобы было легче на кресло забираться, видать Дара и Дарина его специально для меня сделали. Лишь после того, как я разместился и взял чашку с горячим чаем, супруга моего друга продолжила: - Начну с того, что Сабур нашим детишкам обучение в виде различных игр устраивает. К тому же, они уже подросли и стали не такими уж маленькими, ну это если их сравнивать с твоими детками в таком же возрасте, - сказала Дарина и улыбнулась. - Деткам такой необычный подход к обучению очень сильно понравился, как старшим, так и младшеньким. Поэтому наши детки стараются всё свободное время с Сабуром проводить. Ведь мы же с Даром постоянно заняты наблюдением за несколькими слоями реальности, и проводим различные работы на базе, но это совершенно не означает, что мы совсем не уделяем внимания детям. Всё свободное от наблюдения время, Дар как и положено занимается воспитанием детей, а я, в свою очередь, обучаю их тем навыкам, что мне самой известны. Пока нас такое положение дел полностью устраивает, и дети постоянно под присмотром, и времени для наблюдений за слоями реальности хватает...
  А дальше Дар и Дарина в течение двух часов, дополняя друг друга, рассказали мне о том, как они жили на базе наблюдения. Мне приходилось только внимательно слушать их, и стараться всё запомнить в мельчайших подробностях. Заканчивая длинный рассказ Дарина поведала о том, что вся её деятельность заключается в наблюдении за ближайшими слоями реальности, а вот Дар, в основном, наблюдает за странами и землями лежащими далеко на западе, вплоть до большого океана.
  Услышав последние слова, я ненадолго задумался, а потом повернувшись к другу спросил:
  - Дар, получается, что ты сейчас постоянно наблюдаешь в основном за странами Европы? Я правильно понял слова Дарины?
  - Именно так, Демид, - тут же ответил мне богатырь, - меня последнее время очень сильно интересует, что творят на захваченных землях Дракты и потомки иных пришлых. Я пытаюсь понять что они ещё придумали, чтобы полностью захватить наш мир.
  - Прости, Дар, но мне не совсем понятно сказанное тобой. По какой-такой причине ты вдруг решил, что именно в странах Европы до сих пор живут Дракты, а также потомки иных пришлых? Я ничего не говорю про оловянные острова, где их кипучую деятельность не способен заметить только слепой.
  - Никакой причины, для принятия такого решения нет и никогда не было. Пришлые сами об этом заявили. На одном из языков пришлых, название "Европа" означает "земля пришельцев", а на других - "территория захваченная и управляемая пришельцами". В более поздние времена, захваченные пришлыми земли люди стали называть "страной заката, или тёмной территорией", так как не всем было понятно, что пришлые там творят и замышляют на будущее. То что они везде где только могут войны между странами затевают, и нормальных людей уничтожают, это всегда было понятно, а вот какие цели они строят на будущее, я и пытаюсь выяснить. По моей просьбе, Мирослав Кузьмич во время своих выходов в разные страны Европы, не только нам книги и всевозможные газеты приносил, купленные в магазинах и в лавках старьёвщиков. Он умудрился добыть большую современную карту мира, а также различные атласы со старинными картами, в которых показано, как обустроен был наш родной мир несколько столетий назад. Правда за все эти печатные, а также рукописные издания пришлось очень дорого заплатить, но это уже для нас не важно. Так вот что я увидел в старинных атласах, друг мой Демид... оказывается не на всех старых картах была указана Европа, а это значит, что в те времена потомки иных пришлых ещё не все западные земли смогли захватить и подчинить себе. Меня удивила одна старинная карта, так вот на ней тоже указана Европа, но как небольшая территория на севере нынешней Греции.
  - Вот так совпадение старых мифов и нашей действительности...
  - Демид, ты сейчас про какое совпадение говоришь?! - удивлённо спросила Дарина.
  - Да нам на уроках истории, в уездной приходской школе, учитель как-то рассказывал, что слово "Европа" появилось в древней Греции. В одном из старых мифов той страны говорилось, что финикийскую царевну по имени Европа похитил небесный бог-громовержец Зевс, и увёз он её на остров Крит. Получается, что согласно старому мифу, уже в те далёкие времена, всякие пришлые существа, из других небесных миров, прилетали на нашу землю, воровали и насиловали красивых девушек.
  - Возможно твои предположения верны, Демид, - задумчиво сказала Дарина, - надо будет в свободное время заняться изучением старых мифов народов мира.
  - У меня не предположения, Дарина. В той же приходской школе, нам уездный поп на уроке "закона божия" зачитал строки из христианской Библии. Вот что в этом писании сказано: "Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал". Как видишь, не только в старом греческом мифе, но и в нынешнем христианском религиозном учении, указывается, что небесные пришельцы были падки на наших земных девушек. У других народов нашего мира, также имеются очень похожие мифы и предания...
  Пока Дарина о чём-то задумалась, не переставая отхлёбывать горячий чай из своей большой кружки, я обратился с появившимися вопросами к своему другу:
  - Дар, так ежели у тебя появились старинные и современные карты нашего мира, то объясни мне, пожалуйста, как быть с тем, что после окончания "Небесной битвы", на обширных землях нынешней Европы появилось несколько крупных и множество мелких государств? Я даже уже не говорю о том, что в них разные народы жили и поныне проживают, причём говорят они все на разных языках, и у каждого народа имеется своя самобытная культура. Так вот в чём состоит мой основной вопрос... ежели Дракты и иные пришлые захватили земли нынешней Европы, то почему там ими не одно большое государство создано, а несколько?
  - Потому что иные пришлые никогда не создавали государств, они всегда предпочитали их захватывать. Мне рассказывали про единственную попытку пришлых создать своё государство в южных землях нашего мира, но их злобное отношение, ко всем другим народам, привело лишь к тому, что все ближайшие соседние страны стали нападать на них, и вскоре уничтожили созданное пришлыми государство. Постарайся понять меня правильно, друг Демид, Дракты и иные пришлые никогда не были единым и сплочённым народом, хоть они и проживали в громадной звёздной империи, в совершенно другой галактике. У них никогда не было единого языка общения для всех жителей империи Драктов. У каждого народа существовал свой собственный образ жизни и свои религиозные верования, ибо жили они все в непохожих звёздных мирах и имели разный уровень развития общества. Вот по этой самой причине, среди прилетевших в наши миры иных пришлых, всегда было полно представителей различных народов. Ведь я тебе пояснял, что собирали Дракты всё своё небесное воинство из разных звёздных миров. Добавь к этому, что оставшиеся на нашей земле иные пришлые, после окончания "Небесной битвы", начали смешиваться с племенами и народностями нашего мира. Через несколько поколений, все народившиеся потомки пришлых стали причислять себя к коренным жителям тех мест, куда когда-то вторглись их прародители. Об этом сказано во многих древних преданиях нашего мира.
  - Знаешь, Дар, я как-то не очень верю тем древним преданиям, в которых повествуется, что девушки и женщины нашего мира, особенно те, чьи народы сильно пострадали от захватчиков, по своей воле создавали семьи с пришлыми врагами.
  - И будешь прав, Демид, в своём неверии. Не во всех краях нашего мира, такие смешанные семьи создавались добровольно. В основе большинства таких семей всегда лежало насилие. В одних краях земли, иные пришлые полностью вырезали мужское население, убивая также всех замужних женщин, оставляя для себя лишь одних маленьких девочек. А в других местах, где иные пришлые всё же захватили небольшие территории и смогли установить на них свою власть, там они поступали намного хитрее, так как не смогли окончательно сломить волю местного населения к борьбе против пришлых. Поэтому, во многих захваченных городах и селениях, иные пришлые устанавливали так называемое "право первой ночи". Захватчики действовали по принципу: "Если не можем победить - выродим". Этот принцип много раз вводился пришлыми и их потомками во многих странах Европы. Тебе надо пояснять, что такое "право первой ночи"?
  - Мне не нужно никаких пояснений, Дар. Мне известно, что такое "право первой ночи". Оно нарушает древние "Законы РИТА", в которых говорится, что: "Первый мужчина у дщери, оставляет образы Духа и Крови". Говоря иными словами, кто был первым мужчиной у девочки, на того все её дети будут похожи, если не своим внешним обликом, то внутренней сутью точно. Получается, иным пришлым что-то стало известно о наших древних "Законах РИТА", потому-то они и решились выродить непокорённые ими народы, чтобы получить послушное новым властителям потомство.
  - Не буду с тобой спорить, Демид, в древних "Законах РИТА" действительно говорится про "первого мужчину" и передаваемые им девочке "образы Духа и Крови", но почему ты забываешь о других словах сказанных в тех же "Законах"? Я говорю про то, что "Сильная взаимная любовь между мужчиной и женщиной, полностью стирает образы Духа и Крови оставленные первым мужчиной в жизни дщери". Ты разве не помнишь этих слов?
  - Я прекрасно помню все, что сказано в "Законах РИТА" про "Сильную взаимную любовь", но не могу себе представить, чтобы кто-то из мужчин смог сильно полюбить девушку или женщину с чужими "образами Духа и Крови", а потом в ответ получил такие же сильные взаимные чувства. Хотя и не отрицаю такую возможность. Ведь вокруг всегда много чистых девочек, которых можно брать себе жены не задумываясь о том, на кого в будущем будут похожи дети. Кроме того, любая женщина подсознательно сравнивает всех остальных мужчин с тем первым, кто оставил ей свои "образы Духа и Крови", даже если было сделано насильно. Особенно следует упомянуть насилие со стороны врагов. Ни одна нормальная девочка, воспитанная на древних Устоях Рода, никогда не полюбит врага причинившего ей боль.
  - Демид, поясни, пожалуйста, почему ты думаешь, что подвергнувшиеся насилию девочки, впоследствии, подсознательно будут сравнивать остальных мужчин с насильником?
  - Потому что на их подсознание будут влиять "образы Духа и Крови" насильника. Насколько я помню, в наших преданиях о прошлых временах, сохранились повествования о том, что многие девочки, испытавшие насилие от пришлых врагов, не смогли перенести душевную и телесную боль, а также влияния чужеродных "образов", сами лишили себя жизни. Для них неприемлема была сама мысль, что они могут родить дитя от врага. Те девочки, кто смог пережить душевную боль и телесное насилие, но не родившие ребёнка от пришлого врага или насильника из другого рода, уходили из родных мест, чтобы никто из близких родичей и знакомых людей не знал, что с ними произошло. Именно про них я говорил, что они подсознательно сравнивают всех остальных мужчин с первым мужчиной в своей жизни.
  - Мне непонятна твоя уверенность, Демид. Ведь ты же не можешь влезть в душу девушки или женщины, и увидеть что в них происходит.
  - Ты прав, Дар. У меня нет способности видеть что творится в чужих душах. Моя уверенность основывается лишь на рассказах самих девушек и женщин, переживших насилие. Когда я бывал в городах и встречался с политическими, к ним очень часто заходили в гости девушки и женщины. Как правило, такие встречи заканчивались совместными трапезами, где мои знакомые, а также их подруги, употребляли очень много крепких хмельных напитков. После таких застолий, у девушек и женщин появлялось неконтролируемое желание с кем-нибудь пообщаться. Не знаю почему, но то одна, то другая, выбирали меня для такой душевной беседы. Чувствовалось, что им необходимо выговориться, излить кому-то то, что накопилось у них на душе. Как я узнал из их рассказов, они все работали в домах терпимости. Не удивляйся, есть такие заведения в нынешней империи, где девушки и женщины за деньги оказывают мужчинам плотские услуги. Так вот, некоторые из них, пережив телесное насилие от парней или мужчин, покинули свои родные края и ушли в город, где пытались найти хоть какую-нибудь работу. Не найдя её, им оставалось лишь выбирать, умереть с голоду или идти торговать своим телом в дома терпимости. Как ты сам понимаешь, они выбрали последнее. Во время наших бесед, девушки и женщины мне рассказали, что они сами, невольно, сравнивали всех своих клиентов со своим первым мужчиной. Особенно, когда в дома терпимости приходили представители разных народов. Вот потому-то я и говорю уверенно, о сравнении.
  - Скажи, Демид, а ты осуждаешь образ жизни этих девушек и женщин?
  - А за что мне их осуждать?! Хоть они и сами выбрали такой образ жизни, но сами себе они такой жизни не желали. Основная вина, за их исковерканную жизнь, лежит на первых мужчинах, которые обманули их девичьи чувства и применили насилие.
  - Получается, что в домах терпимости, находятся только те девушки и женщины, кто раньше пережил насилие. Я правильно тебя понял?
  - Не совсем. В домах терпимости действительно есть те, кто когда-то пережил насилие, но есть и такие девушки, которые сами выбрали такой вот образ жизни.
  - Не понял. Они разве не получили в своих семьях должного воспитания?
  - В том-то и дело, что их строго воспитывали в семьях. Вот только данное воспитание шло не согласно наших древних Устоев Рода и Старой веры, а в соответствии с христианской религией. Я, со времён обучения в уездной приходской школе, помню, что в христианстве "прелюбодеяние" и "блуд" являются грехами, а выявленных блудниц, согласно Библии, побивали камнями до смерти. Но представь себе на мгновение девочку, которую с детских лет воспитывали в соответствии со всеми христианскими устоями. Она очень набожна, соблюдает все заповеди и посты, всей душой любит Господа Иисуса Христа, живёт праведной жизнью и мечтает попасть в Царствие Небесное. А теперь представь, что когда она достигает определённого возраста и её родители начинают искать для неё мужа, то девочка начинает понимать, что Царствие Небесное для неё будет недоступно.
  - Почему ты так решил?
  - То не я так решил, так гласит христианское писание. Смотри сам, если девочка повенчается со своим мужем в храме и выйдет за него замуж, то так или иначе она со временем совершит свой первый грех, то есть родит ребёнка.
  - А разве рождение дитя у христиан является грехом?
  - Грехом является не само рождение ребёнка, а возраст матери которая его родила. Тут дело вот в чём, во время венчания в храме священник произносит следующие слова: "Да будет жених яко Авраам, а невеста яко Сара". Сара родила своего первенца в девяносто лет. Вот и получается, что рождение ребёнка, до достижения возраста матери в девяносто лет, является грехом. Потому христианские священники и не пускают родителей на обряд крещения их младенца, поясняя, что ребёнок зачат в грехе. А теперь представь, что набожная девушка знает, что выйдя замуж может совершить грех, и отказывается от замужества. Ведь ей хочется попасть в Царствие Небесное. Она конечно может уйти в христианский монастырь, но неизвестность происходящая внутри обители, её пугает больше чем замужество. И вот тут перед девушкой вновь возникает вопрос "как быть?". Родители до глубокой старости её содержать не смогут, ибо сами могут умереть в любое время. За набожность её никто просто так кормить не будет. Да ещё и христианские устои не дают ответа на вопрос "как быть?". Ведь в церковных устоях чётко прописано: "Не согрешишь - не покаешься", "Не покаешься - не избавишься от грехов", а "Не избавившись от грехов - не обретешь Царствие Небесное". Вот и получается, что Царствие Небесное доступно только раскаявшимся грешникам, а не живущим праведной жизнью.
  - Глупость какая-то.
  - Не нам судить. Каждый человек живёт той жизнью, какую он сам себе выбрал. Вернёмся к подругам моих знакомых. Так вот, одна из них, точно также стояла перед выбором "как быть?", но не найдя для себя ответов в церковных устоях, решила для себя так, раз бог поместил её Душу в женское тело, то значит её предназначение состоит в том, чтобы зарабатывать своим телом себе на жизнь. Вот так она по своей воле попала в дом терпимости, а чтобы сбылась её заветная мечта о Царствие Небесном, девушка каждое воскресение посещает ближайший храм, где кается за все свои грехи...
  - Подожди, Демид, как я понял из твоего рассказа, в дома терпимости ходят представители разных народов. Разве христианская религия не запрещает кровосмешение с инородцами?
  - Нет. Имперская церковь запрещает только связи с представителями других религий, а если мужчина и женщина одного вероисповедания, то никаких препятствий для их плотского общения нет. Понимаешь, Дар, до появления на наших землях представителей имперской власти, а также имперской церкви, такого смешения среди разных народов вообще не было. Христианские попы говорят людям, что бог создал всех людей на земле, а потому "для бога нет ни эллина, ни иудея". Имперские власти всячески поддерживают церковные браки между инородцами, а для пущей верности, разрешают попам навязывать малым народностям, что раньше почитали своих древних Богов, христианскую религию, в которой утверждается, что "любая власть от бога".
  - Ты всё верно сказал, Демид. Только не подумай, что пришлые свой принцип вырождения и закабаления народов нашего мира применяли только когда-то в далёком прошлом, или только против нашего народа. Этот принцип они стараются применять до сих пор по всем краям земли, среди различных народов... По твоему виду, заметно, что ты меня о чём хочешь спросить?
  - Да. Расскажи мне о том, что было на землях нынешней Европы до нападения пришлых?
  - Когда-то это были цветущие земли, на которых мирно жили и трудились люди, а нынче от былой красоты и людей не осталось и следа, а ежели где остались какие-либо следы от прошлого мира, то нынешние представители власти их всячески уничтожают, чтобы простые люди ничего не знали о не таком уж и далёком прошлом. Повторюсь, что я говорю лишь про обширные земли, где нынче находятся страны Европы. На остальной части нашего мира, пришедшие из других миров вороги получили от нас достойный отпор и были почти везде биты. Но не подумай, что всё было просто. Многие страны старого мира были полностью уничтожены, города разрушены, теперь же на их месте простираются великие пустыни, и только знойные ветры гуляют над цепями песчаных бескрайних холмов, - сказав это, Дар поднялся из-за стола и отошёл к белому шкафу, где снова наполнил свою чашу горячим чаем.
  Пока Дар уделял внимание чаю, Дарина вышла из своей задумчивости и обратилась ко мне:
  - Демид, скажи мне, пожалуйста, зачем тебе знания о прошлом и настоящем, и знакомства с разными политическими личностями? Не удивляйся, я постоянно читаю все газеты, которые для нас приносит Мирослав Кузьмич из своих выходов в мир. У меня не укладывается это всё в голове. Для чего тебе это всё нужно? Ведь ты же простой охотник таёжного поселения. Как все эти знания могут пригодиться тебе и твоим близким в обычной повседневной жизни?
  - Тут всё очень просто, Дарина. Я не просто охотник таёжного поселения, я ещё и сын своего отца, а также внук своего деда.
  - Честно говоря, я не совсем поняла твой ответ. Твою кровную связь с отцом и дедом, никто не оспаривает. Мне также понятна взаимосвязь вашего таёжного поселения с твоим занятием охотничьим промыслом. Но для чего ты связал воедино, перечисленное мною, со знакомыми из разных политических партий, и твоей неуёмной тягой к разносторонним знаниям?
  - Скажи, Дарина, мой дед вам что-нибудь рассказывал о своей жизни в таёжном поселении?
  - Нет, он нам с Даром ничего не говорил. Да мы, честно говоря, и не расспрашивали об его жизни в поселении. Захочет сам расскажет. А на нет и суда нет.
  - Тогда мне ясно, почему тебе мой ответ непонятен. Мой дед был избранным Старейшиной на протяжении многих лет. Так порешили Главы всех наших Родов, что покинули когда-то земли Великого Княжества Литовского. На плечах моего деда лежала постоянная забота о всех жителях нашего поселения. Он был одновременно и Старейшиной, и Жрецом Старой Веры наших предков. Когда дед переселился на базу наблюдения, то люди собрались на общей Сход и выбрали Главой поселения моего отца. Теперь уже ему приходится исполнять те же самые обязанности, что были раньше у моего деда. Я по мере сил стараюсь помогать своему отцу. Ведь сохранение привычного образа жизни поселян, Старой Веры и древнейших Устоев, а также древних Знаний, являются основными целями в нашей жизни. Мы стараемся сохранить всё, что оставили нам наши предки, передать сохранённое нашим потомкам и обучить их тем умениям, что уже забыты среди других людей. Так нас воспитали наши старшие родичи, и мы также воспитываем наших детей. Вот для того, чтобы преемственность поколений у нас никогда не прерывалась, мне и приходится иногда покидать наше поселение, заводить знакомства с различными людьми, стараясь понять их чаянья, мысли и цели в жизни. Меня нисколько не прельщает возможное будущее, где для моей семьи и наших поселян нет места, где простым людям живущим своим трудом навязывают чужие мысли и идеи, особенно придуманные Драктами, иными пришлыми, или их потомками. Мы должны жить своей жизнью, трудиться на благо и будущее нашего народа, а не быть безмолвными рабами у тех, кто решил прислуживать потомкам иных пришлых и жить в своё удовольствие за счёт других людей. Моё общение с представителями различных политических партий и движений, помогает представить, какие в будущем могут произойти изменения в нашем мире. Мне необходимы такие знания, чтобы подготовить своих детей и всех наших поселян к возможным переменам в жизни. Для меня очень важно чтобы они смогли выжить и сохранить всё, что оставили нам наши предки, невзирая ни на какие изменения в нынешней империи и остальном мире. Нас, и таких как наше таёжное поселение, очень мало осталось на земле. Надеюсь, Дарина, я понятно всё объяснил?
  - Я поняла тебя, Демид. Мне полностью понятны твои чаянья и тревоги, но что ты и все ваши поселяне будете делать если война и изменения придут на земли, где вы сейчас живёте?
  - Мы будем защищать всё что имеем. Если пришлых врагов будет больше, чем мы сможем уничтожить, то мы просто уйдём в более глухие и недоступные для врагов места. Повторюсь, наша задача выжить и сохранить всё, что оставили нам наши предки, а не красиво умереть в сражениях с ворогом. Когда-нибудь в будущем, рано или поздно, жители всех наших поселений, или даже наши потомки, обретут достаточно сил, чтобы продолжить извечную борьбу с пришлыми врагами. Вот потому-то я и прихожу на базу наблюдения мира Белрос, учусь всему, что для меня доступно, а также общаюсь с вами, чтобы получить необходимые знания и умения, которые помогут нам выжить в изменяющемся мире, и продолжать помогать жить дальше.
  - Твои основные цели и задачи нам более-менее понятны, Демид, - задумчиво сказал Дар, заняв своё место за столом и отставив чашу с остатками чая в сторону. - Скажи, про что ты хотел бы ещё узнать?
  - Расскажи мне побольше про нелюдей, Дар. Как я понял из услышанного от тебя, их тайно создавали и продолжают создавать в старых лабораториях Драктов по всему миру. Мне хорошо запомнились твои слова про них: "Таких вот существ Дракты называют клонами". Тебе не кажется, что от такого названия, в нашем родном языке, появились новые слова?
  - Ты про какие наши слова говоришь, Демид?
  - Я говорю про слова: "склон", "поклон", "наклон", "поклонение", "отклонение" и так далее. Все перечисленные слова имеют в своей сути один образ "клон", указывающий на низменное или изменённое состояние. Если данные слова уже давно существуют в нашем языке, значит и клонов стали создавать в нашем мире тоже давным-давно. Я ни в чём не ошибся?
  - Ты всё верно подметил, Демид. Ошибок в твоих выводах нет. Вот только Дракты в понятие "клон" включали гораздо больше образов, так что, указанное тобой "низменное или изменённое состояние" было лишь одним из множества. Из твоего желания узнать "побольше про нелюдей", мне стало понятно, что тебя сейчас мало интересуют события происходящие в далёком прошлом. Думаю, что для тебя наиболее важным является то, как нелюди появляются в настоящее время, и где используют клонов потомки наших древних врагов? Я прав?
  - Ты прав, Дар. Не буду отрицать очевидного. Мне очень хотелось бы узнать, где находятся лаборатории Драктов?
  - Вынужден тебя огорчить. Где находятся нынешние лаборатории по созданию клонов, мне неизвестно. Те лаборатории, о которых мы узнавали от пленённых врагов, были уничтожены ещё в те времена, когда мы с Дариной состояли в дружине. Посещая различные слои реальности, мне удалось выяснить, что тела для нынешних нелюдей не выращивают до взрослого состояния, так как им очень трудно потом вживаться в общество. Исключения составляют лишь клоны созданные для правителей или других важных личностей находящихся при власти. Методы переселения душ или создания полноценных двойников, ещё не во всех местах нашего мира забыты, но это всё лишь частные случаи. В основном нелюдей создают для пополнения армий государств, и разных властных структур, которые должны управлять порабощёнными народами. Вот только создают эти клоны в виде маленьких детей, которые затем отправляются в различные приюты, где за ними наблюдают как представители властей, так и представители различных религиозных культов...
  - Но ведь в сиротских приютах находятся и простые дети, что рано остались без родителей. Их для чего держат вместе с клонами?
  - Чтобы впоследствии нелюди могли нормально влиться во все слои общества. Неужели ты думаешь, что всех клонов подготавливают исключительно только для армии, для занятия места на государственной службе, или для получения сана в каком-нибудь религиозном культе? Туда идёт примерно половина воспитанников сиротских приютов, то есть наиболее сильные, выносливые и хорошо управляемые. Из тех обитателей приютов, кто не прошёл по каким-то причинам главный отбор, одна часть идёт либо в ремесленники, либо пополняют ряды прислуги, а вот из оставшихся воспитанников, представители власти готовят пополнение различных преступных сообществ.
  - Зачем?
  - Для контроля всех преступных сообществ, и для получения дополнительных прибылей. Ты очень удивишься если узнаешь, сколько преступников, так или иначе, сотрудничают с различными представителями власти. А некоторые дворяне имеют собственные вооружённые банды, которые грабят людей в городах и богатые торговые караваны на дорогах.
  - Дар, с преступными сообществами мне всё ясно, так как приходилось не один раз с ними сталкиваться. Ты мне вот что скажи. Разве представители других государств не догадываются, что в армии Российской империи имеются нелюди?
  - А зачем им о чём-то догадываться? Они все об этом знают, так как в их армиях точно такая же картина. Ты наверное подумал, что власти Российской империи первыми пошли на такой шаг? Так вот, твои мысли не совсем верны. Российские власти лишь переняли опыт пополнения армии нелюдями у правителей европейских и заокеанских государств. Раньше российская армия и флот в основном пополнялись лишь за счёт людей из простого народа. Мирослав Кузьмич приносил нам книгу о войнах прошлого, где участвовали войска Российской империи, так вот в ней, один имперский военачальник наблюдая с холма за происходящим боем, сказал: "Берегите лошадей, солдат бабы нарожают". Такие слова меня ничуть не удивили, так как представители имперской власти никогда не считали простой народ за людей. Но вернёмся к положению нелюдей в армиях различных стран мира. Там к ним более уважительное отношение, чем к солдатам набранным из простого народа. Кроме того, представители различных стран придумали довольно интересный способ выяснять, чьи клоны в армиях лучше, причём без больших батальных сражений и пролития крови.
  - И что же они придумали такого интересного?
  - Они придумали проводить состязания между клонами созданными в разных странах. Всё началось с представителей Французского государства, которое понесло большие потери в войне с Пруссией. Поэтому французы предложили проводить большие соревнования, на которые любая страна мира может прислать свои команды военных для участия. Чтобы не только выяснить чьи нелюди в армиях лучшие, но и получать прибыль от проведения соревнований, решили допускать на них и обычных людей, как в качестве зрителей, так и участников состязаний. Первые такие игры прошли в Греции, восемнадцать лет назад, поэтому их решили назвать "Олимпийскими играми". Четырнадцать лет назад, в этих играх приняла участие команда из Российской империи. Надеюсь, ты сам понимаешь, кто был включён в её состав?
  - Неужели в команде России были одни нелюди?
  - Нет, Демид, имперцы поступили намного хитрее. В команде из Российской империи лишь одна четверть была представлена клонами, а остальные участники являлись обычными людьми, которых призвали на военную службу. В отличие от России, в командах других государств, клоны составляли три четверти, а иногда и больше. Российские имперцы хотели показать всем, что их военнослужащие гораздо сильнее, быстрее и выносливее, чем самые лучшие клоны других стран. Ведь никто же никому не говорил, кто из участников состязаний на "Олимпийских играх" является нелюдями, а кто обычными людьми. Каждая страна сама оценивала достижения своих клонов.
  - Дар, у тебя есть предположения для чего нужны такие оценки соревнований?
  - Наверное, делается это для того, чтобы вносить какие-нибудь изменения в создаваемые тела, и улучшить будущих клонов...
  - Благодарю вас обоих за интересную и содержательную беседу. Думаю, мне пока хватит полученных знаний для их дальнейшего осмысления. А теперь, прошу меня извинить, мне пора идти, старшие родичи наверное уже заждались меня.
  - Мы всегда рады видеть тебя в гостях, Демид, - сказала Дарина.
  - Полностью согласен с супругой, - с улыбкой произнёс Дар.
  Попрощавшись с супружеской парой, я направился в зал для приёма пищи, где меня ждали родичи...
  
  Глава 37
  
  База наблюдения мира Белрос
  На спутнике рядом с планетой
  
  Встреча с родственниками и командиром базы наблюдения началась как всегда с трапезы. Хотя я говорил своим бабушкам, что уже плотно покушал после выхода из медицинской капсулы, и что потом вдосталь напился чаю с Даром и Дариной во время интересной беседы, но бабушка Анея всё же настояла на моём участии в общей трапезе. Мой дед лишь с улыбкой поглядывал, как его младшая сестра подкладывает мне в тарелку различные вкусности, и даже успевал при этом, не отвлекаясь от еды, исподволь передавать какие-то загадочные взгляды деду Богуславу.
  Едва закончилась наша трапеза и началось чаепитие, я сразу же спросил старших родичей:
  - Деды, а вы чего так странно между собой переглядываетесь? Узнали что-то относительно будущего жителей нашего урманного поселения, и теперь решаете про меж себя, говорить ли мне о том что может случиться? Или то что вы узнали, касается только меня и моей семьи? Ежели всё так, как я предположил, то лучше будет если вы мне сразу всё расскажете о возможном будущем.
  - Ты только полюбуйся, Богуслав, каким глазастым оказался наш Демидушка. Всё успевает подмечать, даже не отвлекаясь от трапезы. Настоящий охотник из него получился, - обратился к старшему брату бабушки Златы мой дед, а потом, глядя мне в глаза, продолжил: - Ты, Демидушка, всё верно подметил, и даже выводы правильные сделал. Одно лишь нас останавливает, слишком тяжёлой ношей могут оказаться для тебя знания о возможном будущем и грядущем. Даже Сабур с командиром нам посоветовали, пока ничего тебе не рассказывать, опасаясь за твоё душевное состояние.
  Посмотрев на Басура, и его постоянного помощника, я решил спросить управляющего базы:
  - Сабур, скажи мне, пожалуйста, а с чего вдруг, вы с командиром так обеспокоились моим душевным состоянием? Разве Медик вам ещё не доложил, что, после прохождения полного курса восстановления в медицинской капсуле, со мной всё в порядке? Или есть какие-то иные причины для запрета передачи мне знаний о возможном будущем, о которых вы решили умолчать?
  "Никаких иных причин, для запрета передачи тебе каких-либо знаний, у нас с командиром, никогда не было, Демид. Основным поводом озаботиться твоим душевным состоянием, стал курс адаптации Дара и Дарины к изменившимся условиям жизни. После получения всех знаний, о том что произошло в вашем мире, с момента их ранения и до текущего времени, они впали в какое-то странное душевное состояние, не реагируя ни на что, даже на своих детей. Они словно пребывали где-то между жизнью и смертью. В таком состоянии наши новые наблюдатели пребывали почти пять дней. Ни наш Медик, ни Анея Доброславна так и не смогли их вернуть к нормальной жизни. Лишь спустя пять дней они сами вернулись в обычное состояние, но при этом ничего не помнят о пятидневном помрачнении своего сознания. Надеюсь ты понимаешь, почему мы посоветовали твоим старшим родичам, пока ничего тебе не рассказывать?"
  - А чего тут непонятного? Многие обжегшись на молоке, дуют на воду.
  "Демид, поясни, пожалуйста, причём тут молоко и вода?"
  - Сабур, у нас есть довольно интересная народная поговорка, про очень осторожничающих людей. Про них говорят, что они, один раз обжегшись на молоке, впоследствии всегда дуют на воду. Вы поступили точно также как осторожничающие люди. Получив непонятные последствия от передачи знаний Дару и Дарине, вы почему-то решили, что со мной могут произойти те же самые изменения в душевным состоянии. Разве я не прав?
  "Ты прав, Демид. Именно к таким выводам мы и пришли."
  - Ну и зря. Ответ, на странное душевное состояние Дара и Дарины, всегда был перед вами, но вы почему-то на него не обратили никакого внимания.
  - И на какой же ответ, по твоему мнению, мы не обратили своего внимания? - спросил меня командир базы наблюдения.
  - На самый простой ответ, уважаемый Басур. Вы залили нашим друзьям-богатырям слишком большой объём знаний о прошлом. Как только что сказал Сабур, они получили знания "с момента их ранения и до текущего времени". Скорее всего, ваш Медик посчитал, что ежели Дар и Дарина намного крупнее обычных людей земли и в два раза выше их по росту, то и объём знаний они смогут воспринять гораздо больше, чем например я или же мой дед. А теперь представьте себе, сколько времени потребуется сознанию разумного, чтобы осмыслить все полученные во время заливки знания и разложить их "по ячейкам памяти". Как я понял, из только что прозвучавшего пояснения Сабура, у них на осмысление полученного объёма знаний ушло целых пять дней, после чего сознание, что у моего друга Дара, что у его супруги Дарины, вернулось в обычное состояние.
  "Командир, а ведь Демид полностью прав. Данная причина, странного душевного состояния Дарины и Дары, нами даже не рассматривалась."
  - Сабур, можешь мне понятными словами пояснить, почему данная причина тобой и нашим Медиком вообще не рассматривалась? - сразу же задал вопрос Басур.
  "Потому что когда происходит обмен знаниями с другими разумными, все новые знания единым потоком сначала поступают ко мне и сохраняются на моих накопителях. При этом, мне совершенно не важно, насколько большой по объёму поток знаний передаётся, главное чтобы в момент передачи этих данных, свободных накопителей информации у меня было в достаточном количестве. Ведь все получаемые мною новые знания, сначала проходят первичную обработку и сортировку по тематикам, а уже потом, в доступном виде, передаются разумным или другим искинам для заливки в память. К тому же, Дару и Дарине, кроме отсутствующего у них объёма знаний о прошлом, за весь период их нахождения в стазисе, одновременно потоком шла заливка обработанной и рассортированной информации, по нынешнему положению всей обстановки в наблюдаемом нами мире. Так что, вполне возможно, что из-за большого объёма полученной информации произошла довольно сильная нагрузка не только на все мыслительные процессы наших новых наблюдателей, но также на их душевное состояние."
  Услышав сказанное Сабуром, я невольно задумался. Это состояние заметил мой дед.
  - О чём задумался, Демидушка? Неужто услышанные пояснения, тебя не устроили?
  - Наоборот, деда, именно пояснения Сабура всё расставили по своим местам. После беседы с Даром и Дариной, я удивлялся, как же быстро они сумели разобраться во всём, что происходит в нашем мире в нынешнее время, но услышав пояснения Сабура, об одновременной заливке им знаний о прошлом и настоящем, для меня всё стало простым и понятным. Мне думается, что невозможно получить целостную картину происходящего в нашем мире, используя только лишь информацию из книг и газет, которые приносил со своих выходов Мирослав Кузьмич. Даже если к полученным знаниям, из принесённых печатных источников, добавить его рассказы об общении с разными политическими личностями, как в Российской империи, так и в европейских странах, то и тогда не сложится в единое целое общая картина мировосприятия.
  - Полностью согласен с твоими выводами, Демидушка. Только не стоит забывать и про то, что Дар с Даринушкой, кроме всего прочего, ещё и наблюдали за другими мирами, в иных слоях реальности, где происходят похожие события, как и в нашем мире. А в некоторые миры, где до сих пор живут такие же высокие люди, они совершали выходы. У тебя есть к нам какие-нибудь вопросы? Ведь мы же тоже наблюдаем за жизнью в иных слоях реальности, и совершаем выходы в нашем мире.
  - Деда, меня сейчас в первую очередь интересует, долго ли будет длиться нынешняя война в Европе между империями, и достигнет ли она когда-нибудь нашего поселения?
  - Если всё будет развиваться как в похожих слоях реальности, где время течёт чуть быстрее, то нынешняя война в Европе продлиться ещё четыре с лишним лета, и закончится перед самой зимой. Несколько воюющих нынче империй исчезнут с карты нашего мира. На их месте появятся множество небольших государств, временные правительства которых, после провозглашения независимости, первым делом станут воевать с представителями различных политических партий и движений за то, чтобы иметь постоянный доступ ко всем уровням власти, а также к имеющимся богатствам, что останутся от прежних империй. Все кровавые события, они планируют устраивать под политическими лозунгами "Об обретении свободы и демократии", или под прикрытием не менее красивой идеи "О восстановлении государств в прежних границах". Сам должен понимать, что наиболее сильные и хитроумные личности, пробравшиеся в правительства новообразованных государств, захотят большей власти, и начнут захватывать земли более слабых и мирных соседей. А в основу захватнических войн положат лозунги про "заботу о благе и достатке народа", который долгое время страдал под гнётом самодержавия, или находился в рабстве у злобных захватчиков. Всех недовольных такими правителями, во все века объявляли "врагами народа и государства". Особенно будут стараться временные правители укреплять свою личную власть, а для достижения заветной цели, постараются чтобы в их распоряжении оказалось как можно больше денег, войск и оружия. Кто-то из них, возможно, уже сейчас заручился поддержкой "важных персон" на западе. Так что, даже после окончания нынешней войны между империями, в нашем мире прольётся очень много людской крови.
  - Про войну между империями мне всё понятно, деда, но ты почему-то ни слова не сказал о судьбе нашего поселения. Дойдёт ли идущая нынче в Европе война до него?
  - Ента война не дойдёт до нашего поселения, Демидушка, ибо Российская империя исчезнет с карты нашего мира ещё до окончания идущей войны, так же как она уже исчезала в ближайших слоях реальности, где время течёт чуточку быстрее. Зато в наше поселение может прийти совсем другая война, наиболее безумная и черезчур кровавая. Такую войну во многих слоях реальности принято называть "гражданской". Она отличается от обычной войны именно тем, что заставляет брата направлять оружие на брата, а сына выступать оружным против родного отца.
  - Дед, ты сказал, что Российская империя исчезла в ближайших слоях реальности, где время течёт быстрее. Такое событие произошло во всех наблюдаемых вами слоях?
  - Нет. Есть слои реальности, где Российская империя не только продолжает существовать и бурно развиваться, но ещё и победила в войне империй. После чего, с её мнением стали считаться все государства в тех мирах.
  - А причины исчезновения Российской империи во всех ближайших слоях одинаковы?
  - Причины везде были различными. В одном из слоёв реальности причиной исчезновения Российской империи стал дворцовый переворот, с последующим убийством императора, а также его жены и детей. Сам переворот давно был подготовлен высшей знатью и военными из гвардии, которые получали деньги от островитян. После окончания переворота, заговорщики заявили всем, что Россия станет республикой. В другом слое реальности, причиной было восстание дворянства, против власти императора, которое поддержали купцы, рабочие и жители столицы. Там хотя бы императора не стали убивать, а позволили ему покинуть страну со всем своим семейством. После отъезда императорской семьи из столицы, громадная Российская империя была разделена на три десятка маленьких независимых государств и три больших.
  - Что за три больших государства там образовались?
  - В центральной части бывшей империи была образована Республика Совдепия со столицей в Москве. В восточной части, вновь появилась Великая Тартария со столицей в Омске, а на юге образовалась Донская Казацкая Республика со столицей в Черкасске.
  - А что... России в том слое реальности больше не было?
  - Почему же её не было? Была Россия, правда она уже называлась Российской республикой, и занимала всего четыре северные губернии, и две западные, а столица у неё так и осталась в Петербурге. Ты же меня изначально спросил про три больших новообразованных государства, вот я тебе и сказал их названия, а Российская республика получилась маленькой, примерно в два раза меньше Совдепии.
  - Деда, скажи мне, а в остальных маленьких государствах новые правители тоже республики провозглашали?
  - Не везде. Например, на южных окраинах, те больше всего себя ханствами, халифатами, да эмиратами называли. Лишь немногие горские государства себе прежние названия вернули. А вот в новообразованных государствах, заявивших о своей независимости, что на Дальнем Востоке, что на западных землях бывшей империи, все "республиками" себя стали называть, только лишь одна Финляндия объявила, что остаётся как и прежде Великим княжеством. Ты возможно удивишься, Демид, но именно Великое княжество Финляндское приняло к себе семью бывшего Российского императора и подтвердило на весь мир его действующий титул Великого князя.
  - И что?! В том слое реальности раздел земель Российской империи прошёл тихо и мирно, без какой-либо войны?!
  - Без войны никак не получилось. Оружия-то, с войны между империями, по домам много понатащили, вот и использовали его временные правители, чтобы отстоять независимость своих государств. Ты только представь себе, в западной части, при разделе земель империи с десяток Украинских народных республик образовалось. Сначала они между собой немножко повоевали, устанавливая границы своих государств. А вот когда Великая Польша пошла войной на Галицию и Русинскую республику, то Украинские народные республики начали объединяться между собой в более крупные государства, чтобы дать отпор польским захватчикам. Единственное государство, вообще отказавшееся с кем-нибудь объединяться, на любых условиях, называлось Украинская социальная республика. Её столица в Гуляйполе стала центром для всех анархистов. Вооружённые силы республики тщательно охраняли не только границы, но и тружеников всех сел и городов, в которых сами анархисты поддерживали идеальный порядок. Они даже лозунг соответствующий придумали "Анархия - мать порядка". В нескольких местах, на границе с другими государствами, анархисты устроили большие торжища, где ихние селяне и горожане могли обменивать плоды своих трудов на разные товары привезённые из соседних государств. На территорию Украинской социальной республики, чужих купцов и разных торговцев, анархисты не пускали, объясняя такое положение борьбой с затаившимися врагами анархизма. Представителям других политических партий и движений, запрещалось появляться в Украинской социальной республике. Нарушителей данного запрета анархисты обещали расстреливать, а тела казнённых развешивать на деревьях вдоль своей границы.
  - Деда, я прекрасно понимаю, что узнав о моём увлечении трудами Михаила Бакунина, ты решил порадовать мою душу подробностями о появившейся в ином слое республике анархистов. Но тебе не кажется, что мы несколько отклонились от основной сути твоего рассказа? Мне хочется услышать о событиях произошедших в ближайших слоях реальности, связанных с исчезновением Российской империи. Ты же должен понимать, что меня сейчас больше всего интересуют лишь те подробности, которые так или иначе могут произойти у нас...
  - Хорошо, давай вернёмся к рассказу о нашем наблюдении за иными мирами. В следующем слое реальности Российский император отрёкся от престола в пользу своего брата, из-за болезни своего сына. Всё бы ничего, да вот только брат императора, не имел никакого опыта в управлении государством и все дела перепоручил наспех созданному правительству, в состав которого вошли лишь приближённые к трону дворяне. Вот они-то, за неполные полгода, наворотили таких делов в государстве, что граждане империи не выдержали бесчинства и самодурства, а посему устроили восстание против созданного правительства. В результате всё закончилось распадом империи и образованием нескольких государств. Отречение Российского императора, да и последующие за ентим вооружённые перевороты со сменой правительства и распадом империи, произошли ещё в нескольких мирах, но меня заинтересовало то, что во всех наблюдаемых нами слоях реальности, наблюдалась одна и та же особенность...
  - И в чём она заключалась?
  - Везде, во всех наблюдаемых слоях реальности, где Российская империя прекратила своё существование, всё произошло, из-за страха императора за жизнь своего единственного сына.
  - А разве император и его охрана не присматривали за наследником престола?
  - Понимаешь, Демидушка, император и его личная охрана, в то время находились в штабе фронта, откуда правитель Российской империи управлял своими войсками. А семья императора в столице пребывала. Наследник-то ещё совсем малой был, да к тому дюже болезный. За мальцом семья с прислугой присматривали, да старец один, который умел кровь унимать и затворять. Так вот, замеченная мною особенность состояла в том, что императору в комнату, где он постоянно отдыхал, кто-то тайно подкинул записку, в которой говорилось, что ежели император не отречётся от престола, то его сын вскоре умрёт. Пока охрана императора выясняла, кто мог подбросить сию записку, в начале зимы, из столицы пришло сообщение, что старца, который умел останавливать кровотечения у наследника, убили.
  - Не понял, а старца-то зачем было убивать?
  - Как выяснила полиция, старца убили во дворце князей Юсуповых, а руководил убийством офицер английской разведки. Старец имел очень большое влияние на императорскую семью и призывал их заключить мир с германцами, а такое положение дел не устраивало островитян.
  - Надо же, и в других слоях реальности островитяне свою подлость показали.
  - Они всегда были себе на уме, и убивать кого-то в других странах им не впервой. Слушай далее. Вскоре снова кто-то тайно подкинул в комнату императора записку с тем же содержанием. Вот потому-то император, назначив вместо себя другого командующего, сразу же отправился в столицу, чтобы защитить своего сына. Прибыв в столицу, император отдал распоряжение создать Временное правительство с князем Львовым во главе, после чего, вместе со своей семьёй уехал в Царское Село. А через некоторое время газеты сообщили, что император отрёкся от престола. Было отречение на самом деле или нет, неизвестно, но всю власть в свои руки взяло Временное правительство. К лету оно сменилось, но толку от данного события не было. Страна всё больше погружалась в противостояние различных политических партий, что в конечном итоге привело к очередному перевороту и полному распаду государства на множество частей. Так что, ежели ты услышишь, что в столице появилось Временное правительство с князем Георгием Львовым, то будешь знать, что вскоре Российская империя прекратит своё существование...
  Едва мой дед высказал своё предупреждение, как по образу Сабура прошла еле заметная световая волна.
  - Что-то случилось, Сабур? - первым задал вопрос Басур.
  "Да, командир, случилось. Наши внешние датчики наружного наблюдения зафиксировали появление нескольких разумных недалеко от пещеры с порталом, через который прошёл Демид. Судя по поведению неизвестных разумных, они что-то там ищут, или возможно кого-то", - сказал Сабур, и вывел изображение с датчиков на стену помещения.
  Все присутствующие внимательно стали вглядываться в лесные заросли растущие на склоне сопки.
  - Вон они, - первым заметил неизвестных Мирослав Кузьмич, и указал рукой на левый край изображения, - спрятались голубчики за кустами дикой малины и чегой-то высматривают.
  - Похоже "гости" тут не просто так появились, - подойдя поближе к стене и присмотревшись в изображение сказал мой дед. - Я пока приметил только четверых, хотя их может быть больше. Полюбуйтесь, у них оружие взято на изготовку, словно в бой идти собрались, а не по-походному на плечах висит. Похоже, они возле сопки на кого-то крупного решили поохотиться, или вообще что-то недоброе замыслили. Скорее второе, ибо охотники так оружие в руках не держат.
  - Может быть кто-то из них Дара во время расчистки пещеры заметил или чёрных слонов с потомством? - высказал я своё предположение, вглядываясь в лица, то и дело появляющиеся над кустами малины. - Один "гость" мне кажется знакомым, видел его несколько раз в Барнауле, он на общие сходки политических приходил, вот только пока не могу вспомнить в какой политической партии он состоит.
  - Как бы там ни было, Демидушка, - сказал мне дед, - надобно ентих непрошенных "гостей" подальше от пещеры с портальным проходом спровадить. Тем паче, они на нашенские родовые земли забрели с оружием, так что ты прогоняя их будешь в своём праве.
  - Я понял тебя, дед. Пойду, поговорю с ними, попробую вызнать что же они там ищут. Не хотелось бы возле пещеры, да тем более на нашенской земле, лишних покойников плодить. Они наверняка кого-то в Барнауле предупредили куда сходить собрались. Так что ежели енти "гости" назад в город не вернутся, то их обязательно возле сопок на дальнем урмане искать будут.
  "Демид, прав. Необходимо отвадить этих разумных, от пещеры с порталом, без применения какого-либо оружия. Но сделать это желательно таким образом, чтобы никто больше не подумал приближался к пещере", - высказал своё мнение Сабур.
  - Скажи мне, пожалуйста, Сабур, - обратился я к помощнику командира базы. - Неизвестные, случайно зашедшие в пещеру, смогут пройти через портал на базу наблюдения?
  "Неизвестные разумные, Демид, да и неразумные тоже, никогда не смогут самостоятельно пройти через портал в пещере, так как в него внесены личные данные всех присутствующих на базе наблюдения. Только указанным разумным разрешено пользоваться портальным переходом. Твои характеристики также прописаны в базе данных портала. Неизвестных сюда смогут провести только те, кто имеет разрешение на проход."
  - Понятно. Меня вот ещё какой вопрос интересует. Какая обстановка сейчас в пещере?
  "На данный момент времени в пещере никого нет. Полчаса назад, в ней побывала разумная другого вида вместе со своими детьми."
  - Что значит "разумная другого вида"?! - удивлённо спросил Сабура Мирослав Кузьмич.
  "Данная разумная уже появлялась возле пещеры совместно с Демидом. Она также знакома с наблюдателем Даром, так как они все вместе, втроём, принимали пищу."
  - Мирослав Кузьмич, похоже Сабур мою подружку-рысь записал в "разумную другого вида". Я рысь Хозяйкой зову. Она помогает мне в охоте, и охраняет от чужих мои силки и ловушки, а за её помощь, я отдаю часть добычи Хозяйке, чтобы она могла накормить своих подрастающих рысят.
  - Я понял тебя, Демид Ярославич. Благодарю за разъяснение.
  - Сабур, скажи мне, пожалуйста, - вновь обратился я к помощнику командира базы, - а что в пещере делала моя подруга-рысь со своими детьми?
  "Первоначально рыси только осмотрели и обнюхали всю пещеру, а потом и вовсе покинули её. Полчаса назад, они все вместе вновь появились в пещере, и в нишу, расположенную недалеко от портала, начали стаскивать, в довольно приличную кучку, тела добытых ими животных. Меня удивило то, что рыси выбрали самое холодное место в пещере, для хранения тел принесённых животных. Точно такие же животные, Демид, были у тебя, когда ты приходил на базу наблюдения после своей охоты."
  - Мне всё понятно. Благодарю тебя за точные пояснения, Сабур. Похоже, лесная Хозяйка восприняла просьбу Дара поохотиться по-своему. Она наверное подумала, что мы с ним сейчас заняты чем-то другим, вот и притащила, для нас в пещеру, охотничьи трофеи своего семейства. По нашему запаху нашла пещеру. Ну что же, такое развитие событий даже к лучшему.
  - Чем же оно лучше, Демидушка? - спросила бабушка Анея.
  - Хотя бы тем, бабушка, что мне не нужно будет разъяснять ентим непрошенным "гостям", что я делал в пещере. Я же могу им просто сказать, что там находится мой схрон для охотничьих трофеев. А вот ежели они полезут в мою пещеру, то будут восприниматься как воры, решившие поживиться чужим добром, в отсутствие хозяина. Тем более, что моя лесная подруга со своими рысятами, добытые охотничьи трофеи в пещеру уже притащили.
  - А ведь, Демидушка, прав, - сказал мой дед, обойдя взглядом всех присутствующих. - Он ни перед кем не обязан отчитываться за то, что оборудовал охотничий схрон на своей же земле.
  На этом наша беседа закончилась, и я попрощавшись со всеми, забрав свои вещи с оружием направился в портальную...
  
  Район дальнего урмана
  В Алтайском Белогорье
  
  Пройдя через портальный переход, я первым делом осмотрелся в пещере. В небольшом отнорке, покрытом инеем, лежали тела двух молодых кабанчиков, а поверх них расположились навалом, тушки зайцев и глухарей. Неплохие запасы сделало для нас рысье семейство.
  Осторожно подойдя к выходу из пещеры, я приготовил оружие и стал всматриваться в кусты дикой малины разросшиеся между деревьев. Вскоре, мне повезло, я приметил то место, где две головы, на несколько мгновений, мелькнули над кустарником. А чуть в стороне, увидел Хозяйку высунувшую голову из зарослей дикой смородины.
  - А ну выходите или стрелять буду? - крикнул я в сторону леса не выходя из пещеры.
  Сначала, за кустами малины послышался тихий разговор, а затем на небольшую просеку перед малинником вышли двое бородатых мужиков с винтовками в руках. Моего знакомца среди них не было.
  - Оружие на землю. И почему остальные не выходят? Я что не ясно что-то сказал, или вы все в одночасье покойниками решили стать?
  - Кроме нас тута больше никого нету, - угрюмо произнёс заросший до самых глаз мужик, и осторожно положил винтовку на землю. Глядя на него и второй мужик избавился от оружия.
  - Вот только не надо мне врать. Я сам видел четверых, но возможно, вас там больше. Ежели остальные сейчас же не выйдут, то я начинаю на вас охоту и не остановлюсь пока всех не положу. И буду в своём праве, так как вы с оружием пришли на мою землю.
  После этих слов, кусты зашевелились и к понуро стоящим мужикам добавилась ещё парочка таких же заросших личностей. Они не говоря ни слова, положили свои винтовки на землю. Только вот моего знакомца, среди них не оказалось.
  - Значит нормального человеческого языка вы не хотите понимать, - прокричал я в сторону леса. - Хозяйка, гони боязливых к вышедшей четверке. Если прозвучит хоть один выстрел, в мою лесную подругу или её детёнышей, начинаю ваш отстрел без всякого предупреждения. Насколько быстро стреляет винчестер и кольты, думаю объяснять никому не нужно? Вы даже винтовки не успеете поднять с земли, как станете покойниками.
  Едва я закончил говорить, как из леса, к понуро стоящей четвёрке, быстро выскочили ещё двое, подгоняемые рысьим семейством. Оружия у них в руках не было. Вот среди данной пары и оказался мой знакомец.
  - Давно бы так, - сказал я и вышел из пещеры, держа винчестер готовым к стрельбе. - Кто вы такие? И что делаете на моей земле? Схрон мой с охотничьими трофеями решили ограбить?
  - Князь, мы не знали что тут ваш схрон находится, - первым заговорил мой знакомец.
  - Откуда меня знаешь? Я твоего имени что-то не припомню, хотя лицо вроде бы знакомое...
  - Матвеем Истоминым меня зовут, Семён Маркович, во время посиделок в жилой половине аптеки, нас знакомил, - быстро стал говорить знакомец.
  - Погоди, не тараторь, дай нормально вспомнить. Ты вроде как, тогда с двумя социалистами из Европы на огонёк к Семёну заходил.
  - Всё верно. Я в тот день с двумя товарищами к Семёну Марковичу приходил, они нам новые газеты привезли. Вы ещё тогда пару газет с собой взяли. Вот только они сами не европейцы, а наши Барнаульские товарищи.
  - Ладно, Матвей, с тобой разобрались кто таков, а енти мужики что за личности? Их-то я у Семёна уж точно не видел. Да и не похожи они ни капельки на политических. Их либо за деловых можно принять, либо ещё за каких сбежавших каторжан.
  - И чем же вам, Князь, так деловые и каторжане не угодили? - угрюмо спросил заросший до самых глаз мужик.
  - Мне совершенно без разницы кто передо мной находится: политические, деловые или каторжане. Для меня важно, чтобы они не нарушали установленных тут порядков. Всем уже давно известно, что на землях принадлежащих Урманному поселению, или Ведьмовской деревне, никто с оружием не имеет права появляться, иначе могут быть плохие последствия для нарушителей. Те кто не поверил, уже давно кормят червей в земле, или водоплавающую живность в болоте. А вы... нарушили данное правило, и мало того, решили ограбить мой охотничий схрон.
  - Никто ваш схрон, Князь, грабить не собирался, - так же угрюмо сказал мужик.
  - Так я тебе и поверил. Ты уже один раз попытался меня обмануть, когда сказал, что кроме вас двоих тут никого нету. Так что больше нет веры твоим словам.
  Мужик насупился ещё больше.
  - Князь, но мы действительно ничего не знали про ваш схрон, - продолжил оправдываться Матвей, - я веду этих товарищей в Барнаул. Они сбежали с каторги и им нужны новые документы. Из-за того, что кто-то выдал властям тайные тропы, которыми мы пользовались несколько лет, мы решили найти другой путь, и пошли через земли возле сопок. Яков Ильич, - тут Матвей кивнул в сторону угрюмого стоящего мужика, - предложил поискать какую-нибудь расщелину или пещерку в сопках, чтобы спрятать там наше оружие. Мы даже не знали, что находимся на ваших землях. Перед поисками мы решили немного отдохнуть и перекусить, так что ваше появление, для нас было очень неожиданным.
  - А что же вы тогда сразу все не вышли?
  - Так мы поначалу подумали, что тут полиция или жандармы засаду на нас устроили.
  - Матвей, не нужно держать меня за деревенского недоумка. Сам-то подумай, откуда тут, на дальнем урмане, могут взяться полицейские или жандармы? Ежели их в городах-то не хватает.
  - Мне больше нечего добавить, Князь, но могу поклясться самым дорогим, что у меня есть, своими детьми. Я сказал вам правду.
  - Хорошо, Матвей, я поверю на слово, но у Семёна на всякий случай уточню, говорил ты мне правду или нет. А на будущее запомните и своим товарищам передайте, делать вам на наших землях нечего и свои пути прокладывайте где-нибудь в другом месте. Надеюсь мы с вами поняли друг друга. Своё оружие можете забрать, а схрон для него сделаете в другом месте, где-нибудь поближе к Барнаулу. В случае надобности, быстро до него сможете добраться. Ваши винтовки мне и даром не нужны, своего стреляющего оружия вполне хватает. Сейчас идите за своими вещами, и разведите костёр на полянке, а я из своего схрона что-нибудь для жаркого принесу. За мной ходить не нужно, ежели что моя подруга вас остановит.
  - Скажите, Князь, а как вам удалось рысь приручить?
  - Я её не приручал. Просто помог её семейству в голодное время, поделившись охотничьими трофеями. Вот так мы и подружились. У вас чем костёр запалить имеется?
  - Да, Князь, имеется.
  - Вот и хорошо, не скучайте, я скоро вернусь.
  Отойдя подальше, я быстро скрылся от наблюдательных глаз политических каторжников, в ближайших зарослях дикой смородины. Мне очень хотелось выяснить, правду мне сказали или нет. Сделав небольшую петлю по лесу, приблизился к разведённому костру, над которым "гости" уже повесили котелок с водой, и застал начало их разговора.
  - Матвей, зачем вы всё рассказали этому Князю? - угрюмо спросил заросший до самых глаз мужик. - Он же может выдать нас властям.
  - Не такой он человек, Яков, чтобы кого-то местным властям выдавать, - серьёзным тоном начал объяснять Матвей. - Князь своё слово всегда держит. Можете поверить мне на слово. Ежели моим словам у вас веры нету, расспросите про него Семёна Марковича. Он вам возможно, много интересного про этого Князя расскажет.
  - Да как же можно ему верить, он же Князь? Землевладелец и эксплуататор подневольных крестьян. Устроил тут охоту на собственных землях, схроны какие-то соорудил, - не унимался Яков Ильич.
  - Послушайте меня, Яша, - сменил тон Матвей, - вы с виду умный человек, а рассуждаете как последний босяк. Никакой Князь не землевладелец, и тем более не "эксплуататор подневольных крестьян". Он охотник из таёжного поселения, из той самой Ведьмовской деревни, которую попы и местные власти предпочитают десятой дорогой обходить, чтобы не получить проклятия на свою голову. Подумайте хотя бы один раз, откуда в таёжном поселении крестьяне возьмутся?
  - Так почему же вы его Князем величаете, ежели он простой охотник?
  - Потому что его все местные анархисты так называют. И не надо мне делать удивлённые глаза. Как рассказывал Семён Маркович, у них там все в деревни анархисты, а охотник, с которым вы имели честь познакомиться, является сыном Главы поселения, вот его Князем все и называют.
  - А разве Глава поселения не является представителем государственной власти?
  - У них нет. Отца Князя на общем Сходе поселения жители единогласно выбрали, это было ещё во времена первой переписи населения Российской империи. Тогда же все окрестные земли за этим таёжным поселением записали, чтобы местные охотники и рыболовы, могли в город свои охотничьи трофеи привозить и на рынках продавать. Хотите более подробно что-то узнать, то это к нашему партийному руководству. Оно через него какие-то важные дела вело. Мне рассказывали, что матушка Князя даже кого-то из руководства нашей партии у себя в поселении лечила, а потом его Князь самолично в Барнаул доставил и оставил в аптеке у Семёна Марковича...
  - Но Князь же анархист, исходя из ваших слов?! Почему он тогда помогает нашей партии?
  - Яша, я вас умоляю, ну что у вас за вопросы. Как не раз говорил Князь: "Нужно оставаться человеком, независимо от партийной принадлежности". Или вы с данным высказыванием Князя, таки категорически не согласны?
  - Никогда не был против помощи в нашем общем деле, от кого бы она ни исходила, - угрюмо сказал Яков Ильич, и задумался.
  Никто из спутников Матвея и Якова, не поддержал затихшую беседу, предпочитая только слушать старших товарищей. Поэтому я быстро покинул своё лежбище и отправился в пещеру.
  Вернувшись с двумя зайцами, я быстро их разделал, отдав требуху Хозяйке, после чего, стал готовить мясо на костре. Вода в котелке уже закипела, поэтому заваривать чай я поручил Матвею. Вскоре мясо было готово, мы неторопливо молча покушали, попили чаю, а после попрощавшись расстались. "Гости" собрав все свои вещи направились в сторону Барнаула, а я соорудив волокушу и нагрузив на неё все трофеи добытые рысьим семейством, отправился в поселение...
  
  Глава 38
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  После моего возвращения с базы наблюдения в таёжное поселение, прошло чуть больше двух лет. Никто меня тогда, то есть в день моего возвращения, ни о чём не расспрашивал, ибо для всех поселян и моих родичей, я просто вернулся с очередного выхода на охоту на дальний урман. Тяжело нагруженная охотничьими трофеями волокуша, была тому наглядным подтверждением. Лишь на второй день, распарившись в бане, после второго захода в парную, попивая горячий взвар в предбаннике, я смог рассказать отцу, о том как поживают наши старшие родичи на базе наблюдения, а также поведал ему о возможных кровавых событиях, и про гибель империи, о которых мне рассказали дед и Мирослав Кузьмич. Отец услышав мой рассказ, надолго задумался, а на следующий день собрал общий Сход поселян и отдал всем жителям указание, приложить все силы к увеличению запасов продовольствия. Людям ничего не нужно было объяснять, ибо те, кто ездил на рынки в городах и селениях, уже рассказали всем поселянам, что торговцы увеличивают цены на все свои ходовые товары, включая продукты питания. Единственное что пока осталось неизменным, так это обмен одних продуктов питания на другие. Осознав сказанное, все жители присутствующие на Сходе, восприняли слова Главы, как заботу о выживании поселения.
  Привычную повседневную жизнь в Урманном, кроме всего прочего, нарушали нехорошие новости и слухи, привозимые поселянами из различных городов и весей, куда они выезжали дабы обменять изготовленные в поселении различные копчёности и лесной мёд. Их меняли в основном на мешки с зерном и мукой. Деньги у наших поселян имелись, а у кого не было, то получали нужные суммы в Управе. Вот только торговцы, на рынках и в торговых домах, предпочитали получать не бумажные купюры, а золотые и серебрянные монеты. Они объясняли это тем, что в Российской империи нарастает напряжённость и нехватка всех необходимых товаров и продуктов, из-за затянувшейся войны между империями. Торговцы людям говорили, что довольно много составов с продовольствием уходит воюющим войскам, вот именно по этой причине в больших городах ощущается нехватка продуктов питания, а из-за этого и цены на всё выросли, особенно на хлеб.
  
  Однажды, вернувшись из ближайшего урмана в наше поселение с очередной охоты, причём с очень хорошей добычей, я застал возле ворот родного дома только своего отца. Ни матушка, ни Яринка, ни дети, меня в этот раз не встречали. Это было довольно странно, так как моя супруга всегда чувствовала, когда я возвращаюсь домой и почти всегда встречала меня на лавочке возле ворот. Поздоровавшись с отцом, и затащив волокушу во двор, я спросил:
  - Что случилось, отец? Где все?
  - Беда пришла к нам в Урманное, Демидушка, - хмуро ответил мне отец. - Наш поселянский охотник Родаслав позавчера скончался.
  - Как такое могло случиться? - спросил я отца, продолжая развязывать верёвки на волокуше.
  - Ему на охоте повстречался медведь-подранок, в унылом отроге ближнего урмана, вот он нашего охотника и поломал. Старшие подростки из поселения за хворостом в ближний урман ходили, там в унылом отроге много сушняка за лето скопилось, вот они-то и обнаружили сначала тушу мёртвого медведя, а чуть в стороне, еле живого Родаслава. Подростки сделали волокуши и поспешно доставили израненного охотника и тушу убитого медведя в поселение. Вот только все их старания оказались напрасны, наши лекарки уже ничем не смогли помочь Родаславу, слишком тяжёлые раны им были получены от медведя-подранка. Он умер примерно через пару часов, как его доставили домой.
  - Какой из трёх Родаславов погиб в унылом отроге ближнего урмана? Насколько я помню, в нашей охотничьей артели три поселянских охотника с таким именем.
  - Скончался старший из охотников, Родаслав Богуславич Тарусов. Произошедшее несчастье нашего Рода тоже коснулось, ибо погибший нам сродственником приходился через твою Яринку.
  - Отец, так ежели он нам сродственником приходился, то что же я ни разу не видел, чтобы Родаслав к нам в гости захаживал?
  - Да заходил к нам Родаслав со своей супругой, и довольно частенько. И деток они своих приводили, они с вашими малышами во дворе играли. Если бы ты столько времени в лесах не проводил, то давно бы уже повстречался с ним и его семейством, и у нас во дворе, и за накрытым столом в трапезной. Вы же с ним, в основном по делам, иногда в Управе встречались, когда свои излишки охотничьих трофеев сдавали на благо нашего поселения. Вот потому-то ты и не мог видеть его у нас дома.
  - Отец, ты только что сказал, что мы сродственниками стали с Родаславом Тарусовым через мою Яринку. А кто из её близких родичей с Родом Тарусовых породнился?
  - Так Родаслав Богуславич на Милояре, старшей дочке Родасвета Казимировича, женат был. Я им много лет назад Обряд Наречения женихом и невестой по весне проводил, ибо они с самого малолетства дружны были, а вот Освящение Семейного Союза они как раз на Любомир у твоего деда прошли. Почти все поселяне тогда на их свадьбе присутствовали, за исключением малых детей. Тебе тогда всего двенадцать лет было.
  - Странно, но я всё равно почему-то не помню свадьбы Родаслава и Милояры, отец.
  - Ничего удивительного, Демид. Ведь ты в то время почти три недели в лесах пропадал. Я до сих пор помню, как ты моему отцу объяснял свою долгую отлучку из дома. Ты утверждал, что был занят поиском древних поселений и городов, что существовали до последнего потопа. Скорее всего из-за тех поисков, ты и не ведал про свадьбу Родаслава и Милояры. Жить они потом стали на северной окраине Урманного, где им наши поселяне, всем миром, добротный дом со всеми хозяйственными постройками срубили. Жили молодые душа в душу, сынов крепких воспитывали, а пять лет назад единственную дочку родили, Ариной нарекли. Милояра Родасветишна сама ведь приходится старшей сестрой твоей Яринушке, вот потому-то супруга твоя и пошла поддержать сестрицу во дни скорбные, а детишек с собой взяла, чтобы они с Аринушкой побыли и заботой её окружили. Не нужно, чтобы дети малые умерших в своём доме видели.
  - Так ежели все детки, и наши, и Милоярины, сейчас в доме, где тело погибшего Родаслава находится, то они вольно или невольно смогут увидеть умершего.
  - Не переживай, Демид, все детки сейчас в совершенно другом месте находятся. Их домой к Велесе Яровне отвели, а сия бабушка-знахарка живёт за восточной околицей нашего поселения. Её дом стоит особливо от всех, почти возле самой кромки леса. Так что там за всеми детьми полный пригляд будет, особенно за Ариной.
  - А почему бабушка Велеся за ней особо приглядывать будет?
  - Так ведь Велеся Яровна матушка Родаслава, а значит Арина внучкой ей приходится. Понял теперича?
  - Теперь всё на свои места встало, отец. Зря я не изучал наши родовые книги, иначе бы знал, кто кому родич или сродственник. Получается, что все жители в нашем поселении, так или иначе друг другу родственниками приходятся. Я правильно понял твои мысли, отец?
  - Такое положение лишь недавно в нашем поселении установилось, Демид. Да и то, только после того, как твоих младших сестёр-близняшек выдали замуж за сыновей Ведамира-бортника. Из-за такого положения, теперь мне и старшим Родов приходится подыскивать невест для наших вошедших в возраст парней в иных поселениях, а для наших поселянских девчат искать женихов в других деревнях и селениях.
  - Что же дальше-то будет? - спросил я отца.
  - Завтра состоится прощание с Родаславом, - по-своему понял мой вопрос отец. - Затем ему проведём последний обряд, как наши предки завещали. Мужчины уже кроду сложили на поляне с куммирами за поселением. Надеюсь, ты, как старший помощник жреца нашей веры, поможешь в проведении последнего огненного обряда. После того, как прах соберём в сосуд-хранилище и отдадим его в руки Милояре, на площади перед Управой проведём тризну по Родаславу.
  - Мог бы и не спрашивать моего согласия, отец. Ты же прекрасно знаешь, что в проведении обрядов нашей веры, я тебе всегда помогу.
  - Мне тебе про помощь в проведении обряда потому пришлось напоминать, что ты в любой момент опять можешь уйти на несколько дней в свои леса на охоту.
  - Я понял тебя, отец. Можешь не сомневаться в моей помощи, ещё неделю после тризны я буду дома. К тому же, за несколько дней проведённых в лесу, я успел соскучиться по своим детям и моей Яринке.
  - Вот и хорошо, Демид. А теперь давай-ка отнесём твои охотничьи трофеи в холодную. Как наши женщины освободятся от скорбных дел, так и займутся разделкой твоей добычи...
  
  Последующие девять дней после тризны по Родаславу, как и было обещано отцу, я посвятил домашним делам, занимался воспитанием и обучением своих детей, и очень старался как можно больше времени проводить с моей любимой Яринкой.
  Все мои старания и внимание к супруге не прошли даром. Через положенный Богами срок, Яринка родила мне очаровательную, русоволосую и ясноглазую дочку, которую мы совместно решили наречь Младославой, в честь моей прабабушки в шестнадцатом поколении предков. По случаю рождения ещё одной дочери, я устроил большой праздничный пир, для всех жителей нашего поселения, прямо на площади перед Управой, где всегда проходил общий Сход поселян. Многие люди на пиру очень удивлялись, узнав в честь кого мы с Яринкой нарекли свою малышку. Предание "О великой целительнице Младославе" помнили в каждом из Родов нашего поселения, ведь она нашим предкам, своими древними знаниями и умениями, жизни спасала. Согласно тому сохранённому в памяти людской преданию, на протяжении всей своей жизни, Младослава всегда была очень заботливой и весьма внимательной женщиной, сильной целительницей и знахаркой, до самого своего ухода в Светлый Мир Предков. Я когда впервые услышал от деда предание о ней, то поначалу даже удивился, что моя далёкая прабабушка Младослава прожила больше двух с половиной сотен лет на белом свете. При этом она не только исцеляла всех нуждающихся людей, но и обучала своему делу всех желающих девочек. Можно сказать, что все девушки и женщины, из нашего Рода, её тайными древними знаниями по целительству и по знахарству до сей поры пользуются. Да и среди сродственных нам поселянских Родов, те древнейшие знания девушки и женщины не только изучают, но и надёжно сохраняют, применяя для помощи нуждающимся людям.
  
  Прошло четыре месяца, после рождения моей дочери Младославы, и тревожные времена опять пришли в наше таёжное поселение. Я тогда только с трёхдневной охоты домой возвернулся. Не успели мы со старшими детьми и матушкой разгрузить волокушу с охотничьими трофеями, как прибежал Светозар из Управы. Поздоровавшись со всеми моими домашними, он тихонечко сообщил мне на ушко, что меня срочно зовёт Глава на малый Совет поселения. Оставив матушку и детей заниматься и дальше моей добычей, мы вместе со Светозаром отправились скорым шагом в нашу поселянскую Управу.
  В просторном кабинете Главы поселения, кроме отца, находились Родасвет Казимирович, староста Чеслав Нечаевич, два поселянских охотника, Всеслав Богуславич и Родасвет Ростиславич, из Урманной артели, а также зодчий Орей Жданыч, что был у нас в поселении ответственным по обустройству тайных продовольственных схронов, и наш с отцом сродственник, бортник Ведамир Кузьмич. Зодчий и бортник сидели, чуть в сторонке от всех, по их бледным лицам можно сразу понять, что они уже побывали в какой-то переделке. У бортника была перевязана левая рука, и на поверхности белой холстины я отчётливо увидел проступившую кровь. Какие раны получил наш зодчий, я не видел, но по его внешнему виду было заметно, что они имелись. Поздоровавшись со всеми, я сразу же спросил присутствующих:
  - Что случилось? Почему Ведамир Кузьмич ранен?
  - Беда случилась, Демид Ярославич, беда, - первым начал говорить староста. - На Ведамира Кузьмича и Орея Жданыча хунхузы неожиданно напали, когда они возвращались домой из схрона на болоте. Жизни их хотели лишить. Хорошо ещё, что неподалёку оказались Всеслав с Родасветом. Они возвращались с охоты на среднем урмане и неожиданно услышали выстрелы из английских винтовок. Звук выстрела лёгкой винтовки Ли-Энфильда ни с чем не спутаешь, вот потому-то наши охотники поспешили на звуки чужой стрельбы, и быстро тех татей разбойных упокоили. Перевязав раны Ведамира Кузьмича и Орея Жданыча, он получил ранение в ногу, наши охотники помогли им добраться до поселения, и передали их на руки лекаркам.
  - Сколько было нападающих? - спросил я старосту, но ответил мне Всеслав.
  - Демид, напали на Ведамира Кузьмича и Орея Жданыча четверо хунхузов, но в банде было восемь человек.
  - А остальные бандиты тогда где?
  - Мы тела четверых чухонцев недалеко от места засады обнаружили. Скорее всего чухонцев хунхузы сами зарезали, когда те поспать на полянке улеглись. Вот им подельники-хунхузы вечный сон и устроили, перерезав каждому горло. Не захотели с чухонцами богатой добычей делиться.
  - Всеслав, а почему ты решил что они из одной банды? И как смог определить, что мёртвые бандиты чухонцами были?
  - По европейским лицам, и по их личным вещам. У всех четверых в карманах были марки и пенни финские, - Всеслав высыпал на стол медные, серебрянные и золотые монеты, - а у одного убитого чухонца имелась газета на шведском языке, изданная с месяц назад в Великом княжестве Финляндском. Кроме того, Демид, я сосланных на поселение чухонцев множество раз в Барнауле видел, так что всегда смогу отличить их от других народностей живущих в империи. А то что они из одной банды были, я определил по их весьма богатой добыче. Хунхузы из-за своей природной жадности просто решили не делиться с чухонцами, и хотели забрать всё себе. Потому-то они и убили своих подельников, когда те уснули. Потом они похоже собирались делить всю добычу на четверых, но услышали голоса Ведамира Кузьмича и Орея Жданыча, идущие со стороны болота, и решили убить ненужных свидетелей.
  - И насколько велика добыча у бандитов была?
  - Ты даже представить себе не сможешь, Демид, насколько их добыча была велика.
  - И всё же, Всеслав, не тяни кота за хвост... что они украли?
  - Восемь больших кожаных мешков с золотом. Каждый мешок примерно около пуда весом.
  - Сколько?!
  - Именно столько, сколько я сказал. Примерно восемь пудов золота. Мы с Родаславом еле наши волокуши до поселения дотащили. Мою волокушу с охотничьими трофеями, куда сложили все мешки с золотом, мне помогал тащить раненый Ведамир Кузьмич, а к трофеям Родаслава мы определили Орея Жданыча, ибо его хунхузы в ногу ранили.
  - Понятно. Надо будет потом потихоньку разузнать в ближайших городах, какой из золотых приисков хунхузы с чухонцами ограбили.
  - Узнавать ничего не нужно, Демид, - строго сказал мой отец. - Надеюсь все присутствующие никому ничего про найденное золото не расскажут.
  - Но почему?! - удивлённо спросил я глядя в глаза своего отца.
  - Потому что найденное Всеславом с Родасветом золото не с приисков, Демид. Бандиты ограбили либо крупный коммерческий банк какой-то, либо, что ещё намного хуже, совершили вооружённое нападение на тайный груз, перевозимый специальным курьером государственного казначейства Российской империи. Думаю, что второе предположение ближе всего к истине. Так как в кожаных мешках не золотой песок, и даже не самородки.., - отец замолчал на полуслове, и о чём-то задумался.
  - Отец, так что там за золото страшное такое? Если не золотой песок и не самородки?
  - Там в двух мешках золотые империалы, Демид, ещё в двух - золотые полуимпериалы, а в остальных четырёх мешках золотые слитки государственного банка Российской империи. Не знаю, кого бандиты ограбили, но то что данные восемь мешков с золотом ищут абсолютно все, можете даже не сомневаться. Я не исключаю, что украдено было намного больше, чем восемь мешков. И ищут его теперь не только представители имперской власти, но и все бандиты из наших краёв. Потому-то я попросил вас никому не говорить про найденное золото. Ежели у кого имперские власти найдут хоть один золотой слиток из мешка, то можете не сомневаться, на каторгу никого не пошлют, расстреляют всех в ближайшем овраге.
  - Ярослав Всеволодович, а почему ты думаешь, что жандармы и представители власти сразу же расстреливать нас начнут? - спросил поселянский зодчий. - Ведь представителям власти можно и правду сказать, что мол нашли золото в лесу рядом с убитыми хунхузами.
  - Да потому что, Орей Жданыч, от данного золота за версту смердит большой политикой. Лишь только в большой международной политике крутятся такие суммы в золоте. Ты думаешь, что бандиты всё похищенное золото с собой забрали? Я вот думаю что не всё. Они где-то спрятали основную часть украденного золота, а с собой взяли, лишь малую часть, ту что смогли унести на руках. Даже если мы все восемь мешков вернём имперским властям, то они никогда и ни за что не поверят, что им отдали всё похищенное золото. Вот потому-то я и сказал вам всем, что про енто золото надобно молчать.
  - Ярослав Всеволодович, а вы уже пересчитывали, сколько там монет и слитков? - спросил моего отца Светозар.
  - Мы ничего пока не считали, Светозар, просто открыли мешки и посмотрели сверху, что в них лежит. А к чему ты меня про пересчёт спросил?
  - Так мы когда с Родасветом Казимировичем в Барнаул ездили, то я видел как управляющий торгового дома, в похожий кожаный мешок серебряные деньги ссыпал и положил к ним листок с описью. Вот я и подумал, может и в ентих мешках с золотом что-то похожее на опись лежит.
  - А ведь Светозар дело говорит, Ярослав, - сказал Родасвет Казимирович. - Ежели там какая опись вложена, то хотя бы сразу узнаем сколько и чего в каждый мешок положили, и куда енто добро отправляли.
  Проверка закончилась едва началась, причём на первых же четырёх мешках с золотыми слитками. Под верхними рядами слитков, в каждом кожаном мешке, мы находили банковские описи. В них чётко указывалось, что отправителем золота является Банк России, а получатель Банк Англии. Также там стояла пометка, что ценный груз направляется транзитом через морской порт Владивостока. На какие нужды имперские власти и политики отправляли такой груз золота, ни в одной из описей не указывалось. Я молча смотрел со стороны, как все присутствующие в кабинете отца, стали перебирать содержимое мешков, и сверять его с описями, а мой отец в данное время задумался о чём-то своём.
  - О чём задумался, Ярослав Всеволодович? - прервал размышления моего отца поселянский староста.
  - О том, что кто-то из правительства, или императорского дома, решил погреть свои ручки на государственной казне.
  - С чего ты сделал такие выводы, что неизвестная нам личность из правительства, или из родственников императора?
  - А тут всё просто, Чеслав. Про ценный груз, который тайно перевозят через всю империю в Англию, абы кому постороннему говорить не станут. Так что об отправляемом золоте, знал лишь только ограниченный круг лиц, которые приближены к императору или к его родственникам. По наличию в уничтоженной банде четырёх чухонцев, заметь, не переселенцев в наши края, а прибывших совсем недавно из Великого княжества Финляндского, можно сделать только один вывод, что затеял дело с ограблением специального курьера высокопоставленный чиновник, каким-то образом связанный с финской вотчиной императора. Так что привлечение к ограблению хунхузов, говорит лишь о том, что всю ответственность за нападение на перевозимое золото, уже кто-то заранее просчитал и назначил виновных. Говоря иными словами, хунхузский след нужен именно для полиции, которой предстоит расследовать нападение банды. Представь себе, пока вся полиция Российской империи ищет банду хунхузов, чухонцы спокойно бы перевезли золото своему хозяину в Финляндию.
  - Ярослав, а почему ты решил, что чухонцы совсем недавно в наши края прибыли? - спросил отца мой тесть.
  - Так финские деньги у нас тут не в ходу, Родасветушка. Марки и пенни, что выгреб Всеслав в карманах убитых чухонцев, только в Великом княжестве Финляндском хождение имеют. Газет на шведском языке у нас тоже отродясь никогда не было. Отсюда и вывод, что чухонцы в наши края совсем недавно прибыли, причём из самой Финляндии. Думаю, что они даже в самом ограблении не участвовали, чтобы полиция случайно не вышла на финский след. Скорее всего, приехавшие чухонцы наняли, для ограбления специального курьера, банду местных хунхузов. Пообещали им, что щедро расплатятся золотыми монетами, оставляя себе за наводку и руководство золотые слитки. А вот хунхузы, после удачного ограбления, решили поделить всё добытое между собой. Как они частенько любят выражаться: "кто напрямую участвовал в деле - тому и доля полагается". Так что, можно сказать, приезжих чухонцев приговорили к смерти, уже тогда, когда они только сообщили хунхузам, кого им предстоит ограбить.
  - И что нам теперь со всем ентим золотом делать? - задал вопрос Ведамир Кузьмич.
  Отец в ответ молча пожал плечами, а потом неожиданно спросил меня:
  - Может у тебя есть какие-нибудь предложения, Демид?
  Честно говоря, я не ожидал такого вопроса, но немного подумав, предложил:
  - Монеты можно оставить в поселянской казне, пойдут на обеспечение всем необходимым жителей нашего поселения. Вот только в ближайшее время их лучше нигде не тратить и спрятать от глаз подальше, где-нибудь в Управе, чтобы в нужный момент можно было быстро их достать. Насколько мне известно, с самого начала войны между империями, всем российским банкирам запрещено обменивать бумажные деньги на золотые империалы, хотя за любые золотые монеты банки охотно предлагают людям бумажные деньги. Так что нашим поселянам надобно сказать, чтобы пока тратили на покупки необходимых товаров только бумажные купюры. Золотые монеты будем использовать для расчётов, только в самые тяжёлые времена. Некоторые торговцы уже сейчас отказываются принимать за свои товары бумажные деньги, им только золотые империалы подавай. Так что монеты будем пускать в оборот лишь в исключительных случаях. Относительно имеющихся золотых слитков, могу предложить только одно... их надо унести подальше от нашего поселения, и хорошенько спрятать в каком-нибудь из схронов на болотах. Как я успел заметить, на каждом слитке проставлен номер, так что, представители власти только по данным номерам нас и могут вычислить.
  - Ну что сказать, дельное предложение, Демид. Значит так и порешим, - высказал решение мой отец, и поднялся из-за стола. - Светозар, ты пока убери все енти мешки в сейф, что в подвале находится, а как Орей Жданыч свою рану на ноге окончательно залечит, то сделает надёжное укрытие в одном из схронов на болотах. Как у него всё будет готово, так и перенесём золото в схрон. Теперь относительно всего оружия, что сняли с бандитов Всеслав с Родасветом. Думаю, что английские лёгкие винтовки и огненный припас, мы закрепим за нашей поселянской охотничьей артелью. Молодёжь у нас подрастает, вот и будет оружие для новых охотников, даже покупать не нужно. Ежели все с таким решением согласны, то наш малый Совет закончен, и все могут идти по домам.
  Никто из присутствующих в кабинете отца возражать против данного решения не стал, и новых предложений не сделал, так что вскоре мы с отцом отправились домой.
  
  Глава 39
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  Две Небесные сестры, Великие Богини Зимы и Весны, наконец-то вновь повстречались на просторах основного слоя реальности, и каждый день, пребывая в прекрасном настроении духа, устраивали необычные игрища, поочерёдно стараясь управлять пробуждающимися природными стихиями Земли. Две Великие Богини не обращали никакого внимания, ни на многочисленные источники зарождающейся новой жизни, ни на вспыхивающие тут и там спонтанные очаги смерти, постепенно заполняющие бескрайние просторы Земли. Великие Богини, раз за разом, показывали друг дружке, как искусно они умеют воздействовать на спящую природу земли и на её ещё толком не проснувшиеся силы, но при этом, совсем упустили из вида то, что их обоюдное воздействие, так или иначе, повлияло и на повседневную жизнь людей, которые умножились после последнего потопа. Про свои необычные игрища две Небесные сестры вспомнили не так уж и давно, всего-то несколько столетий тому назад, ибо именно тогда, в который раз, довольно сильно изменился лик земли, из-за очередного грубого вмешательства странных чужаков, прибывших из далёких глубин Вселенной.
  Увлёкшись своими необычными игрищами Великие Богини Зимы и Весны даже не обратили внимания на то, как от их обоюдного воздействия пришли в движение оси миров в нескольких слоях реальности. Началось всё с еле заметных вихревых смещений, что создавали новые потоки, которые волнами расходились по рубежу пролегающему между Мирами Света и Мирами Тьмы. В первую очередь обоюдное воздействие Небесных сестёр коснулось основного слоя мироздания, но также зацепило образовавшимися потоками и немалую часть так называемых параллельных и зеркальных миров. Зарождающиеся стихийные вихри, в относительно схожих слоях реальности, порождали короткоживущие пробои и переходы между самыми ближайшими мирами, и тогда воздействие стихийных сил одного слоя реальности на другой многократно увеличивалось. Таких соединившихся миров было несколько, не два и не три, а как минимум семь. И каждый мир имел свою уникальную и неповторимую ось. Пока эти оси не пересекались, проникнуть из одного мира в другой было практически невозможно. Однако всё стало понемногу изменяться, особенно после вмешательства излучателей чужаков, так как положение осей миров в разных слоях относительно друг друга никогда не было статично. Слои реальности то сближались, то удалялись друг от друга. Небесные сёстры так увлеклись своими игрищами с силами природы основного слоя реальности, что совсем упустили из виду незаметное вмешательство пришлых чужаков, и то, что до окончания очередной Ночи Сварога, в мире Земли, уже осталось меньше восьмидесяти лет.
  Так или иначе, но частичное проникновение стихийных сил из других слоёв реальности, через образовавшиеся кратковременные пробои и переходы между различными по времени мирами, стало усиливать воздействие на сознание живущих на Земле людей и других разумных. На кого-то такое влияние оказало очень положительное воздействие и приводило к увеличению созидательной деятельности, но такое бывало отнюдь не всегда. Довольно большое количество разумных существ, как рождённых естеств