Хиневич Александр Юрьевич: другие произведения.

Неизведанные гати судьбы. Глава 71

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.35*33  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение. "Неизведанные гати судьбы". Глава 71. Обновление от 30/05/2020.
    Все обсуждения и комментарии по данной главе, прошу делать в общем разделе рассказа.

  Неизведанные гати судьбы
  
  Глава 71
  
  Поселение "Урманное"
  В Алтайском Белогорье
  
  После захода Ярилы-Солнышка, заметно похолодало, уже чувствовалось, что затянувшуюся осеннюю пору вскоре окончательно сменить студёная зима. Но память почему-то выдала слова моего деда, что "ежели Матушка-Осень долго не отдаёт бразды правления миром, значит ждите зимой неожиданности в погоде".
  Лунный свет ярко освещал старую лесную дорогу ведущую в наше поселение, а бескрайние небеса покрылись сияющими россыпями звёзд и мерцающих созвездий. Мягкое и укачивающее движение пролётки незаметно усыпляло, и я даже не заметил, как задремал. Проснулся я от того, что наша проверенная временем пролётка остановилась.
  Несмотря на позднее вечернее время, в окнах поселянской Управы был виден свет. Похоже, что наш сын снова почувствовал когда мы вернёмся домой, поэтому ожидал нас в моём рабочем кабинете. Когда Яр остановил пролётку у крыльца Управы, из её дверей вышли Ванечка, а также два оставшихся артельных рыбака, Мирослав со Станиславом.
  Мы покинули нашу пролётку и поздоровались. Ванечка хотел сразу начать мне рассказывать о том, что происходило в таёжном поселении, во время нашего отсутствия, но я остановил сына и сказал, что "все разговоры оставим на завтрашний день, ибо у нас терпения осталось лишь на то, чтобы сходить в баньку, дабы погреться и помыться, а также на лёгкую трапезу и сон".
  Пока мы с Яринкой согревались в парилке, а потом смывали с себя дорожную усталость в бане, парни вчетвером перенесли все вещи из пролётки в наш дом. Когда мы чистые и довольные вышли из баньки, пролётки в нашем дворе уже не было, а поджидавший на крыльце дома Иван, сообщил, что "на кухне нас ожидает горячий ужин". Сын также тихо сказал мне, что "всем парням дал по несколько вкусных пирожков, из большой кастрюли стоявшей в пролётке". Я лишь ответил ему, что он поступил правильно. После лёгкого позднего ужина, мы все отправились спать.
  
  Проснулся я довольно поздно, когда солнышко уже стремилось к полудню, а нашу комнату наполнило светом. Мне показалось странным то, что ни Ванечка, ни Яринка меня не разбудили. Я возможно, ещё дольше проспал, если бы Лизка не стала вылизывать моё лицо своим шершавым языком. Эта лесная котейка была внучкой Мурлыки и любимицей Ивана. Она всегда ходила за моим сыном как хвостик, а после получения чего-нибудь вкусного, любила лизать его лицо и руки, вот поэтому Ванечка назвал её Лизкой, то есть Лизаветой.
  Посмотрев в сторону двери, я сразу понял, что Лизка не может выйти из комнаты по своим кошачьим делам, ибо комнатные двери были плотно закрыты. Выпустив котейку, я быстро оделся и пошёл умываться. Когда я привёл себя в порядок, в дом зашёл Иван.
  - Ванечка, а чего меня никто из вас не разбудил? - спросил я сына. - На енто дело лишь одна Лизавета сподобилась, да и то потому, что выйти моей из комнаты не смогла.
  - Так я ещё с раннего утра ушёл на охоту в ближний урман, а Лизку у вас в комнате закрыл, чтобы она за мной не увязалась. Мне повезло, я недалеко от поселения молодого, но отъевшегося кабанчика добыл, а на обратном пути, проверил свои петли у ловушки на зайцев. Я их два десятка в мешках принёс. Нам оставил четырёх ушастых, а остальных отдал поселянским девчатам, оне их сами разделают и закоптят. Так что, отец, когда я уходил в лес, вы с матушкой ещё спали.
  - Понятно, сынок. Тогда давай кушать. Ты видать ушёл в лес не поевши, а мать, как я понял, с утра в свою больничку ушла.
  - Скорее всего, так оно и произошло. Я там подводу лесхозовскую возле нашей больнички видел. Наверное, сызнова кого-то поломанного или придавленного с лесных делянок лесхозовцы привезли. Ты присаживайся за стол, отец, у меня вся еда давно приготовлена, она с поздней ночи в печи томится.
  - Так ты что... поднялся ни свет ни заря, приготовил на всех завтрак, и на охоту ушёл?
  - Так и было, - спокойно ответил Иван, и быстро наложил две тарелки каши. Затем заправил кашу зажаркой с подливой.
  Гречневую кашу мы съели с большим удовольствием, после чего, приступили к чаепитию. К свежезаваренному цейлонскому чаю, что мы привезли из Барнаула, у нас на столе были вкусные пирожки с различной начинкой приготовленные Лукерьей Степановной.
  Когда мы закончили трапезничать, я спросил сына:
  - Ванечка, а райисполкомовские в Урманное привозили что-нибудь?
  - Привозили, отец. На пяти грузовиках привезли всё добро. Два трёхтонных "Захара" были доверху нагружены мешками с отборным зерном. Ещё на двух "полуторках" нам привезли ящики с патронами к различным видам оружия, а в кузове последнего грузовика, неизвестного мне названия, находились только мешки с мукой. Там одна половина мешков была с ржаной мукой, а вторая с пшеничной. Хорошо ещё, что в четырёх автомашинах грузчики приехали. Их старший из райисполкома приказал, чтобы мужики помогли всё разгрузить на склады за Управой. Благодаря их помощи, мы быстро управились, иначе бы мы втроём, дня два енти пять машин разгружали бы. Мы потом покормили всех приехавших обедом, а за оказанную помощь, сделали всем мужикам копчёные подарки. Они все очень довольными уехали в тот же день. Отец, скажи честно, сколько ты райисполкомовским чиновникам денег заплатил, чтобы они нам столько добра привезли?
   - Нисколько, Ванечка. Енто они нам вернули все недоимки, что у нас вороватый чиновник, из райисполкомовской Комиссии по продовольствию, за три года украл. Его с подельниками уже суд ждёт. На самолёте, вместе с твоей матушкой, московские следователи прилетели. Вот они-то и будут разбираться с ентим делом. Я думаю, что остальные члены Комиссии, дабы под следствие за компанию не попасть, решили нам всё украденное возвернуть, да ещё и сверху от себя чуток добавить.
  - Тогда мне всё понятно.
  - Ты мне вот что, сынок, скажи... Ты привезённым добром уже распорядился?
  - Самую малость, отец. На следующий день, после того как машины уехали, я всем жителям выдал муки обоих видов, из расчёта по два фунта на человека, а также по полпуда отборного зерна на семью. И заодно сказал всем нашим поселянам, что остальное ты сам распределишь, когда вернёшься.
  - Правильно сказал, Ванечка. Ещё что-нибудь из привезённого брали?
  - Мы только один ящик с патронами к "Винчестерам" открыли, для охоты в три ствола.
  - А кто с тобой на охоту ходил? Яр же со мною в городе находился.
  - Так Мирослав со Станиславом. Мы втроём договорились, что два дня охотимся, а потом, также втроём, два дня рыбачим. Таким образом у нас больше добытого получается. Девчата и женщины без дела не сидят, одни нашу добычу потрошат, а другие её коптят. Если ты увидишь нынче потомство Урчаны, то не узнаешь его. Наши женщины рысям теперь всю рыбную и мясную требуху отдают, так что те не особо голодают. Рыськи теперича нас на охоте сопровождать стали, и в нашу строну самую крупную дичь загоняют. Так что промыслово-охотничья артель продолжает действовать, и наполняет наши холодные склады копчёными продуктами.
  - Вот такие новости и подход к делу мне нравится, сынок. Вижу, что в будущем ты сможешь стать достойным Главой не только нашей артели, но и всего нашего таёжного поселения...
  
  ***
  Вскоре наступила зима. Если в первую треть, погода была такая же как в прошлые времена, то после наступления календарного Нового года, что ввели большевики, погода в Алтайском крае сильно поменялась, и проявляла себя довольно необычно. В первые январские дни очень резко потеплело, а вскоре начались проливные дожди, которые затем сменились затяжной снежной бурей. В такие дни, об охоте и зимнем рыбалке, никто даже не думал. Почти всю вторую половину зимы, когда в лесных урманах гуляла неистовая непогода, на нашем заднем дворе, в большом овине, доверху заполненном сеном, проживали с десяток рысьих семейств.
  Всё это время было тревожно не только рысям, но и жительницам нашего поселения. Ведь в непогоду к нам не могла приехать почтальонша из города, а почти все наши девушки и женщины с нетерпением ждали писем от ушедших в армию мужчин.
  Погода помаленьку начала успокаиваться лишь к самому концу зимы. К её окончанию мы подготовили продовольственный обоз на четырёх санях. В город отправились все четверо наших парней. Я решил, что неделя отдыха от охоты и рыбалки им пойдёт на пользу. Старшим обоза, я как всегда назначил Яра Тарусова. Перед самым отъездом обоза, я посоветовал Яру переговорить с дедами, в нашем артельном представительстве, чтобы они отобрали для таёжного поселения крепких и толковых парней, которые умеют обращаться с лошадьми, ибо негоже промысловикам бросать рыбалку с охотой, и занимать места кучеров обоза. О том, что примерно половину нашей копчёной продукции следует обменять у представителей власти, я сказал Яру ещё раньше.
  
  На душе у меня стало неспокойно, когда через две недели не вернулся наш обоз из города. Яринка меня успокаивала, говорила, что "с нашими мальчиками всё в порядке, просто их что-то в городе задержало". Всё разъяснилось лишь через три с лишним недели, когда наш обоз наконец вернулся назад в поселение. В санях, на мешках и ящиках, сидели восемь парней, а также Лукьян Анисимович со своей женой Лукерьей Степановной.
  Когда все сани разгрузили, Мирослав и Стась пошли показывать новым поселянам дома, где они будут жить, а Яр с Иваном зашли в Управу, чтобы доложить о своей поездке в Барнаул. Троих крепких парней, из нашего артельного представительства, мы разместили в просторном доме, где у нас в прошлом проживали учителя из Барнаульской средней школы, а Лукьяну Анисимовичу с женой и сыном, мною был выделен большой добротный дом, где раньше жил Иван Иваныч.
  Напившись чаю с дороги, Яр начал рассказывать.
  - Поначалу всё было как обычно. Мы приехали в город, разгрузились, я позвонил деловым и представителям властей, что прибыл обоз и на следующий день можно получать наши копчёные продукты. Больше всех обрадовались представители власти, так как от нас за всю зиму не было ни одного продовольственного обоза. Я им объяснил, что у нас все дороги занесли снежные бури, и мы просто не смогли пробить дорогу, ибо большинство артельщиков ушло в армию. Объяснения их устроили и они лишь уточнили, сколько и чего мы привезли на обмен по новому договору. Все наши планы начали меняться через день, после небесного знамения. Вечером первого марта небо над Барнаулом озарилось всполохами полярного сияния. Ванька глядя на небесное сияние сказал, что "всё енто светопреставление не к добру". И как всегда оказался прав. Спустя десять дней в речке Барнаулке начался подъем воды. Речка вышла из своих берегов. Сначала затопило базар и Пушкинскую улицу, а потом часть двух проспектов. Старожилы в городе, а также наши два деда из представительства, говорили, что енто природа предсказывает суровые испытания для всех нас, и нашей страны. Нам можно сказать, повезло. И дело не в том, что воды Барнаулки не добрались до места нахождения нашего представительства, а в том, что мы приняли от властей мешки с мукой и зерном ещё до начала местного потопа. Опоздай мы с обменом хотя бы на один-два денёчка, и нам могли привезти мокрые мешки с зерном и подмоченную муку. Вернуться домой мы смогли лишь после того, как резко похолодало и выпал снег.
  - Понятно. Что скажешь про пополнение, которое вы привезли?
  - Троих крепких парней для нас Фёдор Андреич отобрал, они хорошие лошадники и рыбаки, а Анисим Авдеич отправил к нам своего сына с семьёй. Лукьян Анисимович назначен наставником у парней, а Лукерья Степановна для них всех будет кушать готовить. Анисим Авдеич также мне сказал, что его старший сын и внук до охоты большие любители. Вот только он попросил, чтобы вы им мосинские карабины выдали. Они их гораздо лучше знают, чем "Винчестеры" американские.
  - Вот за енти вести, благодарю особо. Ещё есть что рассказать?
  - Да. Мы на выезде из города нашу почтальоншу повстречали. Она нам кучу писем передала для наших поселян. Вот я и не знаю, что делать. Сегодня женщинам и девчатам письма раздавать или до завтра подождать? Ведь почтальонша до нас через дня три-четыре только добралась бы.
  - Сегодня все письма раздай людям. И не собирай всех в Управе, а сам по домам пройдись. Ежели новостей больше нет, то расходимся по домам, отдыхать пора.
  Со следующего дня деятельность нашей артели оживилась. Городские парни показали себя умелыми рыбаками, а Лукьян Анисимович с сыном, своей доставленной добычей доказали, что они прекрасно знают, как нужно оружие на охоте в руках держать. Частенько вечером молодые парни приходили в Управу. За чаем я им рассказывал, как жило наше таёжное поселение раньше, и что все наши поселяне понимают под словом "Родина"...
  
  Всю весну мы с дедами продолжали наполнять наши тайные склады в представительстве различными продуктами. Занимались деды этим по ночам, когда остальные работники отдыхали. Нам троим казалось, что мы не успеваем с наполнением складов, что война может начаться уже со дня на день. Хотя во всех центральных, краевых и местных газетах, все статьи по содержанию мало отличались друг от друга. Кто-то докладывал товарищу Сталину и Советскому правительству о своих успехах и перевыполнении плана. Кто-то писал о том, как в их районе шла упорная борьба с сорняками, а также какой из районов края победил в очередном соцсоревновании, или выиграл розыгрыш по волейболу и многое другое. Но ни в одной из газет, не было ни слова о возможной войне с Германией.
  Всё изменилось в четвёртое воскресение начавшегося лета. Проснулись мы в этот день всем семейством, не только очень поздно, но и в каком-то угнетённом состоянии. После завтрака моя Яринка сказала, что в мире что-то случилось, ибо она никогда себя так плохо не чувствовала. Иван тоже сообщил, что после того, как он приготовил кушать и лёг спать, ему приснился плохой сон. Вот только он никак не может вспомнить, о чём он был.
  Когда мы с Иваном шли по улице к Управе, то везде видели хмурые лица наших девушек и женщин, стоявших возле своих домов. Мы как и раньше здоровались со всеми, но я заметил, что все люди хотели меня о чём-то расспросить, но почему-то не решались. Лишь парни, переехавшие к нам из Барнаула, собравшись у широкого крыльца поселянской Управы, что-то довольно весело обсуждали. Когда они увидели моё встревоженное лицо, смех сразу же прекратился.
  - Демид Ярославич, случилось что? - первым спросил меня наставник парней.
  - Пока не знаю, Лукьян Анисимович, но похоже что-то нехорошее произошло. Ты наверное, сам уже видел лица наших поселянских женщин и девчат?
  - Видал. Оне все с утра почему-то хмурые и какие-то настороженные.
  - Енто потому, что оне все от рождения ведьмами являются, а ведьмы всегда всё нехорошее своим сердцем чувствуют. Надеюсь, вы ещё не позабыли, что из города в Ведьмовскую деревню жить переехали? - спросил я, и грустно улыбнулся.
  - Такое захочешь, да не скоро забудешь. Лекарки всем нашим парням застарелые болячки и вывихи быстро залечили, словно их вообще никогда не было. Сегодня я хотел всех парней на охоту сводить, чтобы посмотреть, кто из них для этого дела годным может оказаться. Вот поэтому и ждём вас, чтобы оружие на всех для охоты получить.
  - Сегодня никто никуда не пойдёт, Лукьян Анисимович. Тревожно что-то у меня на душе. Ты сегодня парней отправь на помощь в коптильни. Дождёмся нашу почтальоншу и послушаем, что нынче в мире происходит. Вот тогда и будем думать что дальше делать.
  - Ну ежели и вас тревожная чуйка гложет, то действительно, никому идти в лес не надобно.
  Лукьян Анисимович повел всех парней помогать девчатам в коптильнях, а я направился в свой рабочий кабинет, готовить полугодовой отчёт о деятельности нашей промысловой артели. Подсчёты меня на время отвлекли от разных тяжких мыслей, но они вновь вернулись вечером, когда стало ясно, что почтальонша в этот день уже не приедет.
  Она приехала на машине в обед следующего дня. По расстроенному и заплаканному лицу было видно, что у неё что-то случилось. Прежде чем раздать письма поселянам, и передать мне газеты, она попросила всех жителей не расходиться. Когда все поселяне внимательно посмотрели на почтальоншу, то она громко сообщила, что вчера по радио прозвучало обращение товарища Молотова, который сообщил всему советскому народу "О вероломном нападении Германии на Советский Союз". Она также сказала, что в крайдрамтеатре был отменен объявленный спектакль "Испанцы", а в помещении летнего театра состоялся народный митинг. На всех предприятиях и в учебных заведениях Барнаула, власти проводят большие митинги. На призыв коммунистической партии большевиков: "Ответим врагу жестоким ударом!", в городской военкомат выстроилась очередь добровольцев. Вот так все поселяне узнали, что началась война. Многие наши женщины плакали, так как понимали, что могут не дождаться своих любимых мужчин домой.
  Затем почтальонша передала мне свежие газеты, а женщинам раздала пришедшие письма. Пока люди тихонько обсуждали услышанное о начале войны с Германией, а также молча читали полученные письма от любимых и родных людей, почтальонша незаметно уехала из поселения.
  
  Через три дня, когда мы с Иваном пили чай в моём кабинете, незадолго до начала обеда, в поселение приехала легковая машина, а следом за ней, на улице появилась грузовая полуторка, переделанная под перевозку людей. Оба автомобиля остановились возле крыльца поселянской Управы. Из чёрной легковушки вышли двое военных, один из них был мне хорошо знаком. Он нам привозил патроны, когда местные власти в первый раз разорвали договор с нашей артелью. Оба военных проследовали в мой кабинет.
  - Здравствуйте, товарищи военные. Что привело вас в наше таёжное поселение?
  - Здравствуйте, Демид Ярославич. Мы здесь по долгу службы, - ответил мой знакомый. - За вашими сержантами запаса прибыли. Вот повестки о призыве в армию, - он показал мне пачку листков. - Нам также сообщили, что у вас, в таёжном поселении, находятся ещё четверо молодых людей, приписанных к горвоенкомату. Их повестки о призыве также у нас.
  - Всё верно. Четверо молодых людей из Барнаула находятся у нас в поселении, и трудятся в промыслово-охотничьей артели "Урманное".
  - Вы не могли бы за ними послать вашего помощника? - второй военный кивнул головой в сторону моего Ванечки.
  - Сынок, сбегай, оповести всех парней, что за ними прибыли военные из крайвоенкомата, а нашим женщинам скажи, чтобы им побольше еды в походные мешки собрали.
  - Хорошо, отец, - сказал Иван и вышел из кабинета.
  - Моего сына тоже сегодня в армию заберёте, товарищ военный? - спросил я знакомого.
  - Нет. Младший лейтенант запаса Старобогатов Иван Демидович, по спецсписку проходит. На него, как на переводчика, разнарядка из Москвы поступила. Думаю, за ним дней через десять, совершенно другие товарищи приедут. Сами понимаете, знающих два иностранных языка днём с огнём не найти среди призывников, а ваш Иван Демидович, на пяти иностранных языках может свободно общаться, а также читать и писать.
  - Вообще-то на шести, но древнегреческий нынче мало кому нужен, разве что профессорам изучающим древние свитки и рукописи.
  - А зачем же он его тогда изучал?! - удивлённо спросил второй военный.
  - Так я его древнегреческому языку обучил. В царские времена, когда я сам учился, латынь и древнегреческий язык были обязательными предметами во всех учебных учреждениях. Может чаю попьёте, пока ваших призывников собирают?
  - Ничего не имеем против чая, Демид Ярославич, - ответил за двоих мой знакомый.
  Я пригласил их за стол, и налил два стакана чаю для гостей.
  - Вы можете что-нибудь сказать о том, что происходит на германском фронте? - спросил я своего знакомого военного.
  - Обстановка тяжёлая, Демид Ярославич, бои идут на протяжении всей западной границы. Немецкие самолёты бомбят наши города. Кроме того, против наших войск сражаются армии не только Германии, но и Румынии. Румынские войска вместе с немецкими полчищами вторглись на территорию нашей Украины. А сегодня нам сообщили, что Финляндия объявила войну Советскому Союзу. Финские войска начали наступление в Восточной Карелии, в направлении Ленинграда и Выборга. Так что мы воюем не только с Германией, а с несколькими европейскими государствами.
  - Понятно. Значит опять будет долгая война.
  - Почему вы так решили?! - удивлённо спросил второй военный. - Враг будет вскоре разбит, и под руководством нашей партии, мы уничтожим его малыми силами на чужой территории.
  - Не нужно мне цитировать лозунги, товарищ военный, я их всё равно не воспринимаю. Мне достаточно вспомнить, что прошлая война с Германией длилась целых четыре года. Значит и ента война продлится примерно столько же. Одного желания победить врага мало, ещё надобно уметь оружие в руках держать и метко стрелять. Вот вы нынче молодых в Красную армию набираете, а они винтовку на военных сборах в первый раз увидели, и по три раза из неё выстрелили, притом некоторые даже в мишени не попали. Много такие вот бойцы вам навоюют?
  - Вы что не верите в победу Красной армии? - стал злиться второй военный.
  - Успокойтесь, товарищ военный. Наша армия обязательно победит. Вот как только научится воевать, так сразу и победит. А пока бойцы не обстрелянные, трудновато нашей армии придётся. И запомните на будущее. Одними лозунгами войны никогда не выигрывались. Считать всех врагов дураками и идиотами последнее дело. За енту несусветную глупость, всегда приходится отдавать самой дорогое на свете, жизни наших сыновей. И вы, как красный командир, обязаны понимать енто в первую очередь.
  Дальше мы молча продолжили пить великолепный цейлонский чай. Вполне возможно, что военные обдумывали мои слова. Было бы неплохо, если командиры начнут думать не только о победах, но и о своих бойцах.
  Вскоре в моём кабине появились не только все парни, но и Лукьян Анисимович. Военные допили чай и вручили всем, кроме моего сына и наставника парней, повестки о призыве в ряды Красной армии. После чего, всем призывникам дали час на сборы.
  Когда все призывники были собраны, я предложил военным пообедать, а заодно и проводы в армию всем парням устроить. Моё предложение военным понравилось, и вскоре прямо перед Управой были установлены и накрыты столы...
  Через полтора часа обе машины уехали из поселения, увозя с собой призывников.
  - Отец, а ты случайно не знаешь, почему меня, вместе с остальными парнями, в армию не забрали? - спросил Иван, глядя как девушки и женщины убирают всё со столов.
  - За тобой примерно через девять или десять дней приедут. Как сообщили мне военные: "Младший лейтенант запаса Старобогатов Иван Демидович, по спецсписку проходит. На него, как на переводчика, разнарядка из Москвы поступила". Так что, за тобой, Ванечка, совершенно другие товарищи приедут. Можешь считать, что нынче и твои проводы в Красную армию состоялись.
  - Значит мне пришла пора потихоньку собирать свой походный мешок? Я правильно понял?
  - Правильно, Ванечка.
  - Как ты думаешь, отец, мне стоит с собой на войну свой "Кольт" взять?
  - Лучше "Наган" свой возьми, сынок. Для него ты патроны всегда найдёшь, хотя тебе их по штату выдать должны, а вот патронов для "Кольта" тебе негде взять будет.
  - А ежели я свой "Кольт", и патроны для него приберу, в карман моей особой одежды.
  - В таком случае, можешь взять с собой три ящика патронов для "Кольта". Вот только сами деревянные ящики не бери, а помести в карманы только пачки с патронами.
  - Я понял, отец. Пойду собираться, да и с рысями надо будет попрощаться. Заодно попрошу их, чтобы они за моей Лизаветой присмотрели, чтобы её никто в лесу не обижал.
  Когда Иван ушёл в сторону дому, Лукьян Анисимович меня спросил:
  - Что теперь делать будем, Демид Ярославич?
  - Для начала перегородим дорогу с двух сторон поселения, чтобы чужие машины и подводы к нам не смогли проехать. Сам наверное помнишь, что когда наступают военные времена, то изо всех щелей разные бандиты, грабители и душегубы вылезают. Теперь таёжное поселение, можно сказать, переводится на военное положение. На территорию Урманного теперь могут только наши подводы въезжать. Все остальные пусть ожидают за околицей.
  - А ежели страдальцев в больничку привезут?
  - Посмотрим, ежели там действительно неходячие больные будут, то такую подводу мы с тобой пропустим. А если кто сам ножками идти может, то пусть пешком до больнички идёт. И вот ещё что, Лукьян Анисимович. Пойдёмте-ка в Управу, я вам там "Наган" и кавалерийский карабин Мосина выделю, с патронами. С ентого дня, без оружия даже в нужник не ходить. Поняли меня?
  - Понял, Демид Ярославич. Нам это дело знакомо, батя с детства к оружию любовь привил. Так что я вас не подведу. А насчёт перегородки улицы за околицей, у меня одна мысль появилась. Давайте я два шлагбаума сделаю, с верёвочкой?
  - Я не против, действуйте. Рядом со шлагбаумами можно будет по столбу вкопать и повесить на них по рынде. Их ещё во времена гражданской войны наши артельщики у зелёноармейцев на Торговом подворье нашли. Возле каждой рынды дети могут подежурить, а когда чужие появятся они нас звоном предупредят.
  - Неплохая задумка. Так и сделаем.
  Наследующий день, довольный Лукьян Анисимович пришёл в Управу, и доложил, что они с моим Иваном оба шлагбаума уже установили за околицей поселения, и два столба с рындами вкопали. Дети заступили на дежурство и очень довольны, что им поручили такое ответственное дело. Я лишь удивился, что всё так быстро сделали.
  
  Следующие восемь дней пролетели незаметно. Мы с сыном четыре раза сходили на охоту. Он пообщался с рысями, и передал им свою просьбу начёт Лизаветы. Я ещё раз напомнил сыну про защитную одежду подаренную ему дедом, и напутствовал, чтобы она постоянно на нём была, а заодно сказал, чтобы он при любой возможности писал письма домой.
  Когда я из Управы пошёл домой обедать, то увидел, как из калитки нашего дома выскочила довольная Вереслава. Она что-то нежно прижимала к своей детской груди. Увидев меня, девочка первой поздоровалась.
  - Здравия, дядя Демид.
  - И тебе здравия, Вереславушка, - ответил я девочке, и поудобней перевесил "Винчестер" на плече. - Ты небось опять с Ванечкой в лес ходила без матушкиного разрешения?
  - Нет, дядя Демид, Ванюша ходил в лес без меня. Когда я до вас пришла, он уже с ушастыми в мешке из урмана возвернулся.
  - А чего ты у себя на груди прячешь?
  - То Ванюша мне подарок сделал, - и девочка раскрыв свои ладошки, показала мне фигурку рыси аккуратно вырезанную из дерева. - Он сам енту рыську для меня выстругал, - гордо добавила Вереслава.
  - Значит Ванечка хотел, чтобы у тебя о нём память осталась. Его же скоро в армию заберут.
  - Я знаю, дядя Демид. Ванюша так и сказал, что енто подарок на долгую память. Я всегда его буду помнить, и ждать когда он назад с войны возвернётся.
  - В таком случае, Вереславушка, когда ты подрастёшь, я тебя сосватаю за моего Ивана.
  - Правда сосватаете? - обрадовано спросила девочка.
  - Конечно, правда. Разве я тебя когда-нибудь обманывал?
  - Не было такого, дядя Демид.
  - И никогда не будет, Вереславушка. Нам с тобой теперь нужно набраться терпения и ждать, когда война закончится и все наши по домам возвернутся. Поняла меня, малышка?
  - Поняла.
  - Вот и хорошо. А теперь беги домой и своей сестрёнке покажи Ванечкин подарок.
  Девочка вновь нежно прижала к своей детской груди деревянную фигурку рыси и побежала домой, а я прошёл в нашу летную трапезную, где меня ждали к обеду супруга и сын.
  Едва мы закончили обеденную трапезу, как над Урманным разнёсся звон рынды с околицы. Мы с Иванов сразу похватали с лавок свои "Винчестеры", а Яринка поправила поясной ремень, на котором находилась кобура с "Кольтом". Когда мы вышли на улицу, то увидели к какой стороне находились наши девушки и женщины с "Арисаками" в руках. Мы не останавливаясь направились к ним. Подойдя поближе я увидел два чёрных легковых автомобиля, которые остановились перед нашим закрытым шлагбаумом. Возле машин Лукьян Анисимович о чём-то разговаривал с тремя военными. Заметив меня, военные направились в мою сторону.
  - Здравствуйте, товарищ Председатель, - первым поздоровался пожилой военный. - Что у вас тут происходит?
  - Здравствуйте, товарищи военные. Вот только я не "Председатель", а Глава промысловой артели и таёжного поселения Демид Ярославич Старобогатов. Как вы сами видите, у нас введено военное положение, а с оружием присутствует отряд самообороны из местных жителей. Что вас к нам привело?
  - Но зачем вы ввели у себя военное положение?! - удивился пожилой военный.
  - Вы похоже не местный, товарищ военный, а потому не знаете о том, что в военное время по лесам нашего края начинаю бродить бандиты, грабители и душегубы. Наш отряд самообороны как раз и создан для того, чтобы дать им достойный отпор. Я пока так и не услышал ответ на свой вопрос "Что вас к нам привело?".
  - Мы приехали из самой Москвы, за младшим лейтенантом запаса Старобогатовым Иваном Демидовичем. Как я понимаю, это ваш сын.
  - Совершенно верно. На документы ваши я могу посмотреть?
  Пожилой военный даже не споря, показал мне не только свои документы, но и призывную повестку выписанную на моего Ивана.
  - Благодарю вас, товарищ военный. Значит вы те самые люди, о которых предупреждал наш военком из крайвоенкомата. Младший лейтенант запаса Старобогатов Иван Демидович, что у вас по спецсписку проходит, перед вами, - и я указал рукой на стоящего рядом сына.
  - В таком случае, Иван Демидович, - обратился военный к моему сыну, - у вас есть полчаса, чтобы собрать свои документы, необходимые в дороге вещи и попрощаться с родными.
  Прощание жителей поселения с моим Ванечкой произошло за околицей, возле закрытого шлагбаума. Последними попрощались мы с Яринкой и малышка Вереслава, которую Иван поднял на руки и поцеловал.
  Когда улеглась пыль от уехавших автомобилей, и наши поселяне разошлись заниматься повседневными делами, Лукьян Анисимович меня спросил.
  - Ну что, Демид Ярославич, отпустила вас тревожная чуйка или ещё гложет?
  - Пока гложет, Лукьян Анисимович. Значит, ни все ещё неприятности добрались до нашего таёжного поселения...
  
  Предчувствие меня не обмануло. На следующий день, в полдень, звон рынды с околицы вновь заставил взять жителей поселения в свои руки оружие. К нашему поселению приближалась колона машин, в ней были и легковые и грузовые автомобили. От такой необычной встречи, все машины остановились перед закрытым шлагбаумом. Общаться с приехавшими людьми сызнова пришлось Лукьяну Анисимовичу. Вскоре он поднял шлагбаум, и все машины смогли подъехать к Управе. Я всё это время стоял вместе с Яринкой на широком крыльце.
  Из машин начали выходить представители местной власти, одного я даже узнал, он был из райисполкомовской Комиссии по продовольствию и принёс мне извинения за своего вороватого чиновника. Но больше всего меня удивило, что из одной легковушки вышли два военных, ведь у нас больше некого было призывать в армию, разве что меня и Лукьяна Анисимовича. Приехавшие подошли к крыльцу Управы и я первым поздоровался со всеми.
  - Здравствуйте, товарищи. Что привело вас в таёжное поселение? Викентий Львович, может вы всё нам проясните?
  - Здравствуйте, Демид Ярославич. Вы наверное уже знаете, что началась война с Германией.
  - Ещё бы я об ентом не знал. У нас всех артельных добытчиков в Красную армию забрали, а вчера за моим сыном военные из Москвы приезжали. Так что у нас тут призывать больше некого. Одни лишь женщины с малыми детьми, да девчата остались.
  - Вот за ними-то мы и приехали, Демид Ярославич. Меня перевели в Комиссию по приёму эвакуированных. Насколько нам известно, все жительницы вашего поселения имеют не только многолетний опыт в лечении различных болезней и травм, нам доложили, что все ваши женщины и девушки с отличием закончили медицинские курсы при вашей поселковой больнице. Вы ещё не знаете, но в Барнаул уже прибыли первые эшелоны с эвакуированными. В основном это пожилые люди и маленькие дети. Наша городская больница стала надежным пристанищем для лечения и спасения эвакуированных. Медицинских работников катастрофически не хватает, вот и вспомнили про вашу поселковую больницу. Для перевозки ваших семей с вещами, мы выделили грузовые автомашины. Они смогут увезти всех ваших жителей с вещами за один рейс. Мы уже приготовили комнаты в общежитиях для размещения всех ваших медиков, а также их детей.
  - Ну енти хлопоты я считаю лишними, Викентий Львович.
  - Это ещё почему?! - удивился представитель власти.
  - Все семьи жителей Урманного поселения, мы можем сами разместить в здании нашего артельного представительства. Когда наши медики будут оказывать помощь всем нуждающимся, то работники представительства смогут приглядеть за ихними детьми. А комнаты в общежитиях, вам ещё пригодятся, например, для других семей эвакуированных. Дорогу, до нашего артельного представительства, вашим шоферам сможет показать наш Лукьян Анисимович.
  - Мне нравится ваше предложение, Демид Ярославич, оно полностью принимается. Я рад, что мы с вами смогли так быстро найти решение данной проблемы.
  - Я тоже рад, что проблема решена, Викентий Львович. Мне только одно не понятно. Что тут делают товарищи военные?
  - А это за вашей супругой приехали товарищи военврачи из Москвы. Как они нам сообщили, Ярина Родасветишна в случае начала войны должна возглавить какой-то военный госпиталь.
  - Совершенно верно, - сказала Яринка. - Вы общайтесь, а я пошла собираться в дорогу.
  - Не забудь взять свой "Кольт" и побольше патронов к нему, - шепнул я на ухо супруге. - Всё спрячь в потайные карманы своего защитного кокона. Где у нас находятся ящики с патронами ты и так прекрасно знаешь. Наш Ванечка именно так поступил.
  Яринка в ответ лишь кивнула головой, и направилась в сторону нашего дома.
  
  К вечеру, когда все машины с нашими жителями уехали, наше таёжное поселение почти обезлюдело. В нём остались только я, да Арина Родаславна с двумя маленькими дочками. Арину с детьми власти не стали забирать в город, ибо у неё не было никаких документов об окончании медицинских курсов. Викентий Львович посоветовал Арине продолжать лечить больных сельчан и работников местного Лесхоза, в нашей поселянской больничке.
  Как в последствии оказалось, за уезжающими из нашего поселения машинами наблюдали не только мы с Ариной, но и несколько рысьих семейств, которые смотрели из лесной чащи...
  
  
Оценка: 9.35*33  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Н.Джой "Выбор"(Постапокалипсис) O.Vel "C176345c"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"