Хищная Птица: другие произведения.

Возможности влияния современных жанров: фантастика, фентези, сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
  • Аннотация:
    Опубликовано в 2005 году в журналах "Порог" и "Полдень XXI век", в 2009 году в журнале "Український фантастичний оглядач (УФО)"

  

Наталия Девятко

  

Возможности влияния современных жанров: фантастика, фентези, сказка

  На протяжении многих лет ведутся споры о влиянии искусства, а в частности литературы, на сознание и подсознание человека, и в контексте этих споров часто вспоминаются жанры, сформировавшиеся в ХХ веке и претерпевающие изменения сейчас. Но чтобы говорить о влиянии современных так называемых "не реальных" жанров, нужно обозначить понятия.
  По утверждению С.И.Ожегова "сказка - это повествовательное, обычно народнопоэтическое, произведение о вымышленных лицах и событиях, преимущественно с участием волшебных, фантастических сил".
  Таким образом, если исключить народные сказки, которые именно и подпадают под оговорку "народнопоэтические", то и сказка, и фентези, и фантастика могут довольствоваться этим определением. Кроме того, зачастую, особенно когда произведение пишется на стыке жанров, критики и литературоведы не отделяют фентези от фантастики.
  Определения жанра фентези обычно вообще не дается или ограничивается переводом с английского "fantasy" - фантазия, включая в жанр фентези все, что может быть создано фантазией автора.
  Распространено также мнение, что фентези - это "сказка для взрослых" или "то же самое, что и фантастика, только вместо космических кораблей и бластеров в ней драконы и мечи".
  Но такое различие на уровне атрибутов себя не оправдывает. Так, например, в цикле "Звездные войны" есть и звездолеты, и мечи (их лазерное происхождение в данном случае роли не играет), а в многочисленных фильмах по типу "Власть огня" драконы живут и уничтожают мирное население в отнюдь не фентезийных городах.
  Разговор о критериях различия фентези и фантастики не является предметом исследования данной статьи, но он необходим для понимания как выше указанных жанров, так и современной сказки, ведь все три жанра можно объединить как "то, что создано человеческой фантазией, не претендует на прямое отображение действительности" (этим рассматриваемые нами жанры отличаются от детективов, приключений, путешествий, любовных романов, как в современных, так и в исторических декорациях, для которых главное доказать, что так действительно было, есть или будет со дня на день, как повествуется).
  На прямое отображение действительности также не претендует постмодернизм, стремясь, наоборот, как можно дальше отойти от "ложной действительности". Постмодернизм оказал огромное влияние на литературу, "раскрепостив" автора, открыв новые пути описания и возможности влияния. Хотя на современном этапе постмодернизм, в том виде, в котором он представлен, изживает себя.
   [] В частности, под влиянием постмодернизма росли и развивались жанры фантастики и фентези, но наибольшее влияние постмодернизм оказал на сказку, которая становится объектом его игр наравне с мифическими персонажами. Впоследствии сказка вновь осознает и свою форму, и содержание, но берет от постмодернизма ощущение свободы и раскованности (именно раскованности, а не раздерганности и расхлябанности, которые присущи постмодернизму в наше время). Сказка изменяется и становится современным жанром с огромным потенциалом влияния на читателя.
  Сейчас произведения нового жанра только создаются, но, как будет показано дальше, именно современной сказке суждено стать знаковым жанром в ХХI веке. Поэтому наибольшее внимание мы уделим не фантастике и фентези, о которых много написано и сказано, а сказке, называемой нами "современной".
  
   [] Вернемся к определению фентези как "сказки для взрослых". Да, действительно, фентези старается отдалиться от сказки, включая в текст сцены далеко не платонической любви. Но подобное не является принципиальным и объясняется тем, что фентези родилась в ХХ веке, когда сказка была насильно втиснута в рамки детского жанра.
  Хотя на протяжении многих веков сказка не была детской. В работах исследователя Проппа великолепно и поэтапно показано, как из мистического знания волшебная сказка постепенно перерождается, в чем-то упрощается и с отмиранием культов становится все более доступна простому народу, который, случается так, старается новыми или переделанными сказками "добить" умирающий культ.
  И когда эта цель достигнута, сказки за ненадобностью "отдаются" детям, которые благодаря своему мировосприятию легко встраивают волшебные истории в систему своего мира.
  Подобное явление можно наблюдать вплоть до середины ХIХ века, когда в "детскую" библиотеку попадают отнюдь не детские произведения. "Робинзон Крузо" и "Путешествия Гулливера" - далеко не детская литература, а социально-политические памфлеты для очень умных и очень образованных взрослых. Но времена изменились, старые памфлеты уступили место новым и представляют ценность только для исследователей. Они потребляются детьми из-за недостаточного количества сказок и благодаря тому, что в названных памфлетах присутствуют внешние элементы сказки.
  То же самое происходит с мифами и легендами, но их особенность в том, что элементы сказочности в них больше внутренние, кроме того, в мифах и легендах заложена значительная часть архетипов, поэтому детская аудитория, у которой взаимоотношения с архетипами проявляются значительно ярче, чем у взрослых, активно принимает в свой мир мифы и легенды.
   [] Профессионально написанием сказок начали заниматься не так давно. Сначала это проявляется в собирании народных сказок наравне с песнями и верованиями. Такие сказки (в их оригинальном, а не адаптированном в ХХ веке варианте) представляют собой остатки давних знаний о мире, зачастую общих для разных мировых мифологий. Так, преклонение перед птицами, особенно хищными, в большей или меньшей мере свойственно практически для каждой мифологии (мы говорим "практически для каждой", хотя исследования доказывают, что, вероятно, птичий культ был в каждой мифологии, но это только гипотеза, так как многие мифы и легенды утрачены). А наделенные даром речи звери, ветер, солнце, земля и т.д. в народных сказках - прямое свидетельство стремления к гармонии и пониманию природы и мира в целом, ведь без понимания невозможно волшебство.
  Примерно в одно и то же время в разных странах известные писатели начинают создавать свои сказки, впоследствии называемые первыми авторскими сказками. Но и Пушкин, и братья Гримм основываются на народной традиции и часто практически забытых и на тот момент еще не полностью утраченных сказках, пропуская их через собственное мировосприятие и очень сильно изменяя. Сказки эти не адресуются детям.
  Также не адресуются детям сказки Андерсена (имеется в виду не современная адаптация, где, например, Русалочка живет долго и счастливо и не превращается в пену морскую). Гофман к своим сказкам приходит через мистику, а по свидетельству Толстого, длинный нос Буратино на самом деле говорит о незаурядном мужском достоинстве героя (интересно то, что "Буратино" во многом типичное явление для русской литературы, в которой очень долго не формируется традиция перевода, а вместо нее сильна традиция вольного пересказа, полностью не изжитая до сих пор).
   [] Только ХХ век сознательно создает "сказку для детей". ХХ век не стремится открывать ребенку богатства мира, ведь для подобной почетной миссии есть семья и школа, а цель века - внушить ребенку моральные нормы, сделать ребенка слугой идеологии (у нас пик достигается в 80-е годы, стоит только вспомнить великое множество талантливых интересных сказок с идеологическим подтекстом, таких как "Королевство кривых зеркал", цикл о Незнайке, "Два цвета радуги" и т.д.). Одновременно с этим адаптируются, а на самом деле упрощаются как народные, так и авторские сказки. Из сказок вынимаются эмоциональные сцены, особенно связанные со смертью и страданием. Хотя этот мировой процесс достаточно хаотичен, и наши советские мультфильмы 30-х годов показывают такие батальные сцены, от которых не по себе становится даже взрослому человеку, а японское аниме вообще практически не подвержено этому процессу, но в целом к концу 70-х - началу 80-х годов (огромный вклад вносят американские студии) в мире устанавливаются "негласные запреты":
  1. Можно тысячу раз ударить кота Тома по голове, но он не просто останется жив, но и практически не пострадает - запрет на боль.
  2. Можно грозить любыми карами, но на теле ребенка допустима только чужая кровь, а в идеале крови вообще не должно быть, и даже "злодей из злодеев", пронзенный блестящим мечом, рассыплется прахом или оступится в бездонную пропасть - запрет на кровь.
  3. Можно совершать превращения над второстепенными героями, исчезают целые царства, гибнут народы, но в конце все положительные герои должны либо остаться жить, либо воскреснуть - запрет на смерть.
  4. Самым интересным среди запретов является запрет на страсти и соединение в одном герое добра и зла. Это наиболее сложный запрет, потому что герой, наделенный сильными чувствами, обусловленными наличием в его сердце как добра, так и зла, - такой герой очень яркий, живой, "непокорный" авторской воле и "хороший" или "плохой" только в силу сложившихся обстоятельств.
  Такой герой влияет на читателя сильнее всего, но его образ не только сложно создать, но еще сложнее просчитать последствия, кроме того, практически невозможно соединить величие и силу героя с моралью и идеологией, которую стремится внушить читателю или зрителю автор.
  Поэтому ХХ век отказывается от опасного героя, в подтверждение этого тезиса каждый может вспомнить свое детство и сразу увидит, что герои книг и фильмов тех лет - не личности, а скорее типы или качества (храбрость, подлость, глупость, мудрость и т.п.).
  Адаптация старых сказок, ярко напоминающая "высасывание у сказки души", проходит параллельно с разрушением сказочных структур, своеобразной подменой. Подменяется все: образы, чувства героев, базовые понятия, идеи, вводятся новые герои, искажаются сюжетные линии и т.д. Подобное можно видеть как в советских экранизациях сказок, так и в современных экранизациях и народных, и авторских сказок. А чего стоит сборник политкорректных сказок, в котором выхолощены абсолютно все чувства (об этом сборнике и самом явлении подробно рассказано в книге Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием").
  
   [] Постепенно постмодернизм сдает позиции, и сказка уже в 90-х становится самостоятельной, но создаваемые в это время произведения находятся в пограничной зоне с фентези, которая во второй половине ХХ века смогла отстоять свою независимость от других жанров. Одним из самых ярких произведений последних лет является цикл Джоанны Роулинг о Гарри Поттере. Сам цикл открывает огромный простор для отдельного исследования, но мы обозначим только то, что представляет интерес для нашей статьи.
  Находясь в пограничной зоне, цикл объединяет в себе многое и от фентези, и от новой сказки (это подтверждают бесконечные споры о том, к каком жанру отнести цикл и вообще можно ли это произведение читать детям). Цикл испытывает влияние постмодернизма, что особенно видно в первой части, но каждая последующая книга все более независима.
  Кроме того, в произведении Роулинг искусно вплетены современные технологии влияния, что является одной из причин его популярности, хотя и не единственной. Цикл, особенно экранизация, побеждает "негласные запреты", расшатанные в 90-х (огромный вклад в расшатывание приведенных выше четырех запретов внесли японские фильмы и аниме, наводнившие европейский и американский рынок).
  Говорить о недописанном произведении сложно, но уже сейчас видно, что цикл вероятнее всего строится по законам "жития святых", поэтому есть предположение, что главный герой погибнет в последней части, тем самым будут окончательно уничтожены "негласные запреты" и создан новый очень мощный миф.
  
   [] А теперь о фентези, которая рождается в условиях противостояния культуры "негласным запретам". Герои фентези очень смертны, очень страстны, очень переменчивы, на их долю выпадает много страданий, но часто в героях фентези нет величия, что принципиально для сказки. А страсти фентезийных героев зачастую ограничиваются страстью к противоположному полу, и действительно "живых" героев, которые эмоциями не уступают людям, а порой и превосходят, можно пересчитать по пальцам.
  
  У современной сказки, фентези и фантастики есть несколько принципиальных различий, которые мы попытаемся описать, а также показать обусловленность возможности влияния всех трех жанров.
  1. Корни.
  Фантастика своими корнями уходит в науку, что, как наиболее яркий пример, проявляется в создании поджанра научной фантастики (сложно представить научную фентези и тем более научную сказку). Фантастика, как и наука, старается все объяснить, вывести формулы и устранить погрешности. Именно поэтому порой авторы с радостью готовы предоставить читателю чуть ли не стопки чертежей оружия и летательных аппаратов.
  А если фантастика обращается к магии, то это выглядит примерно так: есть некая способность группы существ, обусловленная радиацией, изменениями в природе, генетической предрасположенностью и т.д., а далее идет свод законов и правил, по которым действует магия.
  Фентези зачастую создается по принципу исторического романа. Фентези рассказывает историю в декорациях, причем материал для них может быть взят не только из прошлого, но и быть настоящим, хотя подобное встречается редко. Для фентези важно создать "реальный" мир. Реальный не в том, что он похож на действительность, а в том, что он настолько настоящий, что может развиваться по собственным законам. Именно родство с историей делает фентези масштабной и зрелищной.
   [] Но зачастую фентези зацикливается на том, насколько холодно в порванном плаще, как подгибаются от усталости ноги после долгого пути, сколько зубов у монстра и как давно он их не чистил. Монстры вообще отдельная тема в фентези, создается впечатление, что авторы фентези стремятся перещеголять друг друга в соревновании, чей монстр прыгнет внезапнее, щупальца какого душат сильнее и т.д. Но тем не менее фентези стремится создать свой мир, а не показать наш в далеком будущем, как это делает фантастика.
  В основе современной сказки наравне с традицией волшебных сказок прошлого лежит психология и богатство внутреннего мира героя, благодаря которому создается внешний мир, где эти герои и обитают. Современной сказке безразлично, почему драконы не сгорают изнутри от собственного пламени, а если современная сказка даже обратится к инопланетянам, то вряд ли в описаниях будет точно указана форма летающей тарелки.
  Не это является интересом современной сказки. Душа, эмоции, поступки, взаимоотношения героев и окружающего мира, порой неодушевленного, внутренний диалог - вот, чем занимается современная сказка, которую долгое время и на пушечный выстрел не подпускали к психологии, но сказка занимается своими исследованиями очень осторожно, создавая героев настолько живых, что порой читатель может усомниться в собственном существовании.
  Из этого вытекает различие в понимании магии между фентези и современной сказкой.
  Для сказки магия - это заполненная пустота, свет жизни, огонь, одновременно и теплый и холодный, который не обжигает, но может сжечь, не оставив пепла. А для фентези достаточно выучить заклинание землетрясения и бросаться огненными шарами. Для сказки этого мало: и читателю, и автору, и герою нужно в первую очередь ощущать целостность и динамичность мира и самого себя, тогда и только тогда можно удержать огонь на ладони.
  
   [] 2. Время.
  Одна из главных функций фантастики - прогностическая, поэтому фантастика зачастую оперирует будущим временем, стараясь просчитать последствия контакта с иными цивилизациями, возможность экологических катастроф и т.п. А в общем фантастика действует по принципу: что будет, если случится или не случится то-то и то-то?
  Вот только этот принцип - главная ловушка фантастики наравне с ошибками в предсказаниях вех прогресса (сложно воспринимать председателя галактического альянса в книжных завалах, когда во времени читателя без проблем пользуются компьютером, особенно страдают фантастические фильмы, которые очень быстро утрачивают свое влияние). Ловушка еще состоит в том, что если отнести предсказанное событие в тритысячиэнный год, то дата вообще перестанет восприниматься, а если обозначено очень скорое будущее, то фантастическое произведение "умирает", когда "день Х" приходит, а конец света не наступает. Например, фильм "Терминатор. Судный день" был частым гостем в телевизионном эфире, но "день Х" минул, и даже премьера третей части цикла не вернула фильм в эфир, как то происходило с "Детьми шпионов" и "Звездными войнами".
  Фентези обращается к прошедшему времени. Это было, могло быть или было где-то не в этом мире - такова формула фентези. Правда, иногда формула "было давным-давно" превращается в "будет нескоро-нескоро", делая произведение пограничным, как, например, циклы "Звездные войны" и "Вавилон-5".
  В обращении со временем фентези не так скована, как фантастика, поэтому действительно можно встретить фентези в настоящем времени.
  Современная сказка также находится в зоне прошедшего и настоящего времени, но настоящее ей ближе, а события прошлого практически всегда имеют непосредственное влияние на настоящее, что усиливает влияние на читателя и зрителя именно современной сказки.
  
   [] 3. Пространство.
  Пространство тесно связано со временем, во всех трех жанрах события зачастую происходят и "здесь", и "где-то там", хотя для фентези и фантастики предпочтительнее последнее, а современная сказка намекает на то, что "где-то там" это как раз и есть здесь, тем самым зачаровывая читателя.
  Ведь если человек поверит, что мир, о котором он читал, существует, то станет находить знаки, намеки и подтверждения в собственной реальной жизни, и влияние будет полно и бесповоротно.
  Психологи утверждают, что вернуть человека из такой психологическо-мифической ловушки практически невозможно, но также замечают, что подобное произведение еще не создано.
  "Гарри Поттер" мог претендовать на звание такой книги, но магия, описанная в нем, не имеет глубинной сути, прописаны только внешние проявления, поэтому очарование дает трещину. Хотя статистика показывает, что миллионы детей независимо от возраста искренне ждут прилета почтовой совы с приглашением учиться в волшебной школе, пусть в тысячу раз худшей, чем Хогвартс, но волшебной.
  
   [] 4. Целостность.
  Здесь важно отметить, насколько важна структура для восприятия произведения. Чем целостнее текст, тем легче он воспринимается, и тем больший потенциал влияния у произведения.
  И если сравнивать три жанра, то наибольший потенциал влияния у современной сказки. В фантастике и фентези часты отступления, не связанные с последующим сюжетом, излишние описания, побочные линии, вставленные для украшения, что нарушает целостность.
  Современная сказка почти все описания вписывает в психологию героев, а отступления - в сюжет. Структура современной сказки не допускает литературных игр, ведь важно каждое слово, каждый намек, и часто пропущенный при чтении абзац влияет на понимание текста. Поэтому сказка при воспоминании меньше распадается на отдельные сцены.
  
  5. Имя.
  Во всех мифологиях мира Имя - одно из главных понятий, оно отражает сущность, и тот, кто знает Имя, имеет власть над называемым. Моисей, который воспитывался вместе с сыном фараона, в первую очередь спрашивает у Бога Имя, чтобы получить власть над горящим и несгорающим огнем, но Бог ограничивается ответом "Я есмь сущий". Знание Имен лежит в основах магии, поэтому священность Имени - строгое требование как магии, так и мифологии.
  Фантастика, руководимая научным мышлением, а не магическим или мифологическим, отрицает священность Имени. Поэтому имена героев из фантастических произведений зачастую очень тяжело вспомнить по прошествию времени.
  Фентези относится к Имени более бережно, и в своем стремлении создавать миры фентези также конструирует имена, но в них воплощается не магия, а стремление автора к непохожести или заигрыванию с мифологией.
  Герои современной сказки - в первую очередь личности, поэтому заигрывания с мифологией и историей недопустимы. Мифология реальна, также реален и текст современной сказки, поэтому Имена героев также священны, как и сама магия, которая в сути своей есть жизнь.
  
   [] 6. Цена.
  За каждый благородный поступок полагается награда, за каждый низменный - наказание. Каждый вопрос, ответ, деяние должны быть оплачены.
  Таков закон магии. Таков закон сказки.
  Фантастика этот закон не признает.
  Фентези соблюдает с точностью до наоборот. Поэтому принцесса, которую принц чудом вызволил из заточения, может случайно погибнуть под колесами колесницы через пять минут после освобождения и понятное дело, не будет "жить долго и счастливо". Так фентези стремится к действительности, о чем говорилось ранее.
  В сказке может произойти точно такая же ситуация, но принцесса до последнего мгновения останется Принцессой, а не просто случайной фигурой обычной женщины, но будет Женщиной и Героиней пусть даже третьего плана.
  Магия не терпит случайностей - они лишь неизвестные людям закономерности. Слово - это Имя и одновременно заклинание, и в заклинаниях нет лишних слов.
  
   [] 7. Мифология.
  Восприятие современного человека основано на архетипах, закодированных как в нашем подсознании, так и в национальной и мировой мифологиях. Интересно, как архетипы в смысловом, образном и ритмическом значениях воплощаются в языках, которые можно назвать своеобразными ключами к подсознанию и коллективному бессознательному целого народа. Именно поэтому, находясь в чужой стране, мы так страстно реагируем на родную речь. И человек, говорящий на чужом языке вместо своего, по магическим законам утрачивает силу, ключи его слов не подходят к замкам коллективного бессознательного народа, с которым он говорит. А если разговор все-таки происходит, то требует немалых умственных и эмоциональных затрат с обеих сторон. Эту ситуацию можно с легкостью наблюдать в Украине, интересно также то, что если украинцы, говорящие на русском, в силу различных причин, не испытывая по отношению к предмету негатива, сформированного социумом, начинают учить украинский язык, то неожиданно понимают, как легко им дается "новый", а на самом деле родной язык, и открывают в себе новые грани и таланты. Подобное "узнавание себя" происходит с молодыми писателями, ведь на своем родном языке творить и легче, и приятней, и эмоции сильнее, и слова ярче. Признаются в изменении своих ощущений относительно текста при переходе на родной язык и уже состоявшиеся писатели.
  Фантастика борется с мифологией, как и с мифологическим мышлением, обращаясь к разуму, а не к архетипам.
  Фентези пытается создать собственную мифологию, которая далеко не всегда гармонирует с архетипами.
  А сказка старается вплести архетипы в создаваемую мифологию, часто "восстанавливает" утраченные легенды, утверждая, что эти "восстановленные" легенды не придуманные, а настоящие. И сложно противоречить этому утверждению потому, что, если утраченные легенды возможно вернуть в мировое наследие, то сделать это вероятно можно только погрузившись в мифологию и магию сказки, для которой весь мир живой и даже травинка носит собственное Имя, а значит чувствует.
  И авторы пытаются воссоздавать утраченные легенды по обрывкам и намекам в других мифах. Так "Сильмариллион" Толкина, по утверждению автора, - "книга утраченных сказаний". Интересно то, что фентези начиналась с "Хроник Нарнии" Льюиса, "Алисы" Керола и творчества Толкина. Но ни одно из этих произведений не относится к жанру фентези. "Алиса" - преддверие игр постмодернизма, "Нарния" - адаптация для детей библейской истории, а произведения Толкина находятся в пограничной зоне между еще не родившейся фентези и сказкой, которую мы называем современной. Истинно, великие произведения опережают свое время.
  
   [] 8. Сказитель.
  В древности власть в племени принадлежала вождю, но была власть выше власти вождя - сказитель, он же рассказчик, впоследствии названный волшебником и магом.
  Сказитель пользовался огромным уважением в племени, его боялись (в последующие века институт придворных поэтов и певцов отражал изменения в истории, но это были те же сказители, от деятельности которых и идет всеобщая подсознательная вера в силу Слова и почти беспрекословное этому Слову подчинение).
  В древности сказитель не служил никому, он владел Словом, а значит называл Имена, то есть мог рассказывать сказки и колдовать, что в принципе одно и то же, как доказали технологии влияния ХХ века и нашей современности.
  Сказитель и магия были едины, но слово сказителя по сути своей - устное. Это очень важное отличие фентези от сказки (о фантастике мы в этом пункте не говорим, так как фантастика отрицает магическое мироощущение). Фентези в основу текста кладет письменную речь, а сказка - устную, то есть ритмомелодика сказки - это ритмомелодика речи сказителя, иначе говоря, записанные чары.
  Учеными давно доказано, насколько сильно на человека влияют ритмы, и то, что читатель неосознанно проговаривает каждое слово того, что читает. Получается, что читатель словно слышит голос автора, автора-сказителя, который все так же создает сказки, чары, только сказки эти несколько изменились, вобрав в себя опыт передовых технологий влияния.
   [] Так современная сказка превращается в потенциальное оружие, становится жанром, который более других жанров в современной ситуации может влиять на людей любого возраста.
  Для Украины вышесказанное еще актуальнее, чем для других стран, что объясняется несколькими причинами: 1) ритмомелодический потенциал яркого украинского языка просто огромен, не затерты значения и живы корни; 2) Украина нуждается в возрождении старой мифологии и традиций через создание нового массива сказок и легенд; 3) Украина издавна славилась своими ведьмами и колдунами (этот тезис требует развернутого пояснения, но стоит заглянуть как в мифологию, так и в современные мифы-фильмы и мифы-книги других стран, и особенность способностей народа, живущего по обе стороны Днепра, станет ясной). Даже существует теория, что практически все украинцы так или иначе имеют среди своих предков тех, кто знался с чарами, то есть у современных украинцев есть предрасположенность к плетению чар, созданию сказок, о которых говорилось выше.
  
  Сложно делать какие-либо предсказания, зачастую они ошибочны и неблагодарны, но слишком многое указывает на то, что в ближайшем будущем мы увидим творения нового жанра, которые будут одновременно и литературными произведениями, и мастерским использованием технологий влияния (по нашему субъективному мнению из украинских авторов к современной сказке более всего приблизились Марина и Сергей Дяченко, но в их произведениях еще слишком много элементов литературных игр и "лишних" слов и описаний, что свойственно фентези, а магия "лишних" слов не приемлет).
  Вот только какие цели будут преследовать авторы, создатели произведений нового жанра? Что будет заложено в глубинах их текстов, а впоследствии и в нашем подсознании? И готова ли Украина к появлению этого нового жанра?..
  На эти и многие другие вопросы можно ответить только в диалоге между деятелями культуры разных направлений и возрастов. Но очень сомнительно, что подобный диалог состоится. А современная сказка будет развиваться как явление, не контролируемая ни моральными нормами, ни здравым смыслом, и предстанет как перед читателем, так и перед критиком сложной системой, на которую уже никак не возможно повлиять.
  
  

Популярное на LitNet.com А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"