Хищная Птица: другие произведения.

Право на волшебство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Исследование причин популярности цикла о Гарри Поттере. Опубликовано в 2006 году в журнале "Порог".

  

Наталия Девятко

  

Право на волшебство

   []
  
  
  Волшебство, культура, религия, люди... Человечество всегда рассказывало сказки, передавая из поколения в поколение самые главные знания: знания о добре и зле, чести и подлости, дружбе и предательстве, гордости и никчемности. И каждое новое поколение создавало свои сказки.
  Не так давно в нашей стране появились книги английской писательницы Джоан Роулинг, повествующие о приключениях мальчика-волшебника (по замыслу автора книг должно быть семь, столько, сколько лет длится обучение в школе волшебников Хогвартс, на данный момент издано шесть частей).
  Казалось бы, ничего особо интересного, очередная сказка, но история о Гарри Поттере покорила весь мир, вызвала просто ураган эмоций. Оценки цикла колеблются между гениальностью, новым культурным феноменом и сатанизмом, неоязычеством, посредственностью, пустотой, бизнес-проектом.
  Об этой сказке говорят, спорят, намеренно не замечают, сводят к обычным постмодернистским играм и возвышают до нового слова в литературе. Поклонниками мира Роулинг создаются тысячи сайтов и фан-клубов, собираются даже научные конференции (и не только на Западе, даже в Москве в 2003 году прошло подобное собрание, которое называлось "Гарри Поттер и узники философской комнаты: порядок фантастического в современной российской культуре"). В противовес всемирному восторгу церковь призывает сжигать сатанинские книги, а критики и психологи разных стран пытаются понять, в чем же секрет успеха суперпопулярной книги.
  Попытаемся понять это и мы.
  
  Джоан Кэтлин Роулинг, автор цикла о мальчике-волшебнике Гарри Поттере, родилась 31 июля 1965 года (впоследствии последний день июля станет днем рождения Гарри) в английском местечке Чиплинг Содбери. До 1990 года успела закончить Эксетерский университет по специальности французский язык и литература, сочинить два вполне взрослых романа, которые впоследствии сама же и уничтожила, и сменить несколько ничем не примечательных секретарских работ, одна из которых была в издательстве, где Джоан сочиняла и отправляла вежливые отказы авторам не принятых рукописей. В 90-м в поезде, следующем из Манчестера в Лондон, она придумала сюжет о Гарри Поттере.
  В одной из многочисленных легенд говорится: тогда Джоан увидела своего героя, задумчиво смотревшего в окно, подумала, что это обычный мальчик, но через несколько секунд он исчез, а Роулинг поняла, что ребенок создан ее фантазией. Чувство было такое, словно она влюбилась. Так началась история о мире волшебников.
  Через два года Джоан вышла замуж за португальского журналиста Жоржи Арантеш, родила дочь и через год развелась, вернулась на родину, поселилась в Эдинбурге поближе к младшей сестре, устроиться на работу не получалось из-за маленького ребенка.
  Пока писательница склеивала по кусочкам мир Гарри, ее собственный рушился на глазах. Назвать свое существование достойным она не могла: жизнь на 70 фунтов в неделю, безработица, депрессия ("мне кажется, что рядом со мной постоянно находились дементоры", - из интервью Роулинг).
  Первая книга была написана в кафе. По одной из легенд, чтобы не замерзнуть в своей нетопленой квартире, на салфетках (писательница до сих пор огрызается, утверждая, что пила не кофе и писала не на салфетках, а заказывала чай, и оригинал первой книги следует искать на чайных пакетиках). По другой, потому что единственным способом усыпить дочь было шататься по кафе. Есть и третья версия, что дементоры приходили к ней только тогда, когда Джоан оставалась одна.
  А в 1995 году Роулинг получила грант от Шотландского совета по искусству, книга была закончена, начались мытарства по издательствам.
  Сейчас писательница отказывается назвать издательства, отвергшие рукопись. Основная причина отказа была такая: "для книги про то, как дети ходят в школу, эта слишком длинна". Но таких издательств было очень много. Гонорар от издательства "Блумсбери", которое решилось опубликовать книгу небольшим тиражом, составил совсем немного - 2500 фунтов.
  Изданная в 97-м книга "Гарри Поттер и философский камень" получила несколько призов, была объявлена лучшей британской детской книгой года, а позже побила все рекорды, продержавшись на верхних строчках списка бестселлеров "Нью-Йорк таймс".
  Сейчас книги Роулинг издаются миллионными тиражами, переведены почти на все языки, четыре части экранизированы, причем актеры и образы героев в первых двух фильмах совпадают на 99%. Роулинг стала одной из самых богатых женщин в мире.
  
  Говорить о незаконченном цикле достаточно тяжело, но уже сейчас общество разделилось на тех, кто считает книги Роулинг сказкой века, и тех, кто либо не видит в них ничего оригинального, либо признает феномен не как культурный, а как удачный рекламный проект (такие настроения свойственны и для постсоветских стран, и для европейских, хотя у нас Гарри Поттера больше критикуют, чем хвалят). Церковь же в основном встретила новую книгу в штыки.
  Существует несколько проблем, с которыми сталкивается исследователь, когда начинает анализировать феномен Гарри Поттера. Книгой, написанной вроде бы для детей, зачитываются взрослые разных возрастов (впрочем, нередки утверждения некоторых родителей, что они никогда не позволят своим детям читать такие книги, и заверения фанов, что цикл совсем не детский). Значит, в этой сказке есть что-то такое, что привлекает читателя независимо от пола, возраста, профессии, взглядов на жизнь. Поэтому исследователи часто делят аудиторию книги на детей и взрослых, и для каждой категории находят свои причины популярности. Хотя даже есть мнение, что бум вокруг книги создан не детьми, а ностальгирующими по школьным годам родителями. А Владимир Кукушкин убежден, что писательница сконструировала "идеальный архетипический сюжет для среднего класса. В этом собственно и состоит новаторство Джоан Роулинг - она написала хорошую увлекательную книжку не для детей, а для маленьких взрослых" [14].
  Но самое распространенное объяснение, почему взрослым нравится мир Хогвартса, это объяснение постмодернистов.
  
  Исследователь Юрий Мачкасов, ссылаясь на эссе Германа Гессе "О читателях книг", делит читателей на три категории. Первая в процессе чтения просто следит за развитием сюжета, вторая за этим развитием пытается разглядеть самого писателя, с улыбкой любуется умело заплетенными и не менее умело вскрытыми приемами, заставляющими сопереживать вымыслу, третья же рассматривает читаемый текст как всего лишь отправную точку в плетении своего ассоциативного ряда. Мачкасов считает, что дети более других подвержены чтению первого рода [18]. С этим утверждением нельзя не согласиться, но сомнительно, что взрослые читают о Гарри Поттере только из-за игры в ассоциации. Постмодернистское мышление больше свойственно писателям, чем читателям. Поэтому мы предполагаем, что влияние постмодернизма на современное общество сильно преувеличено.
  Вместе с тем уже стало общепринятым сравнение поттеромании с битломанией (по величине популярности), а Роулинг с Диккенсом (якобы все истории о мальчике-волшебнике - сплошная литературная игра с классиком английской литературы). Приведем несколько примеров.
  По мнению Ирины Егоровой, романы о Поттере представляют собой многослойный текст, скрытые слои которого часто представлены литературными аллюзиями, реминисценциями и отсылками к более ранним литературным источникам. Так, Егорова связывает Смертины с именинами мисс Хевишем ("Большие надежды") и образом Марли ("Рождественская песня в прозе"), кот Крукшенкс по мнению исследовательницы - прямая отсылка к кошке Леди Джейн ("Холодный дом"), которая также ведет себя не совсем по-кошачьи, и художнику Крукшенку ("Очерки Боза"), а Сириус Блек для Егоровой - это полное воплощение Абеля Мегвича ("Большие надежды").
  Оба преступники, оба осуждены несправедливо, скрываются от закона (Блек бежит из тюрьмы, Мегвич возвращается в Англию, из которой был выслан), оба хотят отомстить людям, предавшим их, оба не имеют собственных детей, а всю любовь вкладывают в детей приемных и погибают по косвенной вине тех, ради которых рисковали, обоих сравнивают с собакой. Также исследовательница приравнивает Сириуса к Артуру Кленнему ("Крошка Доррит"), т.к. оба из влиятельных семей, ненавидят атмосферу мрачных домов, в которых выросли, оба ищут поддержки у "врагов" семьи [8].
  Алексей Фанталов тоже явственно видит стилистику Диккенса, герои Роулинг для него однозначны, а дементоры живо напоминают упокоища из "Властелина колец", чудесное избавление от них Поттера - спасение Фродо эльфом Глоуфиндейлом. По его мнению, Поттер проходит инициацию, взрослеет, поэтому он так популярен, поскольку современное общество отчасти ориентировано на идеал инфантильности [24]. О психологических причинах мы еще поговорим, а сейчас вернемся к литературным играм.
  Сложно спорить с тем, что английская литература не оказала на Роулинг никакого влияния. Оказала, без сомнения. Но смеем заметить, что сравнивать можно практически любых писателей и практически любые произведения, а если объекты сравнения написаны на одном языке, в одной стране, и подавно.
  И Диккенс, и Толкиен, и Роулинг воплотили в своих произведениях дух Англии и ментальность английского народа. Именно поэтому фамильные дома так похожи по восприятию, мрачны, населены призраками.
  Но главное сходство не в этом, а в том, что вся литература строится на архетипах.
  В разных литературах существуют сотни животных, которые ведут себя достаточно странно (типичный сказочный мотив, в сказках разговаривает большинство птиц и зверей). Художник и кот с похожими, но не одинаковыми именами - вообще притянуто за уши, также как упокоища и Фродо. А сходство Мегвича и Сириуса исходит лишь из того, что оба изгнанники, одиночки, и ведут они себя как типичные изгнанники, соответственно не могут создать семью, но имеют потребность любить, конфликтуют с обществом.
  Архетипичность образов доказывается сравнением героев с псом. Здесь следует рассматривать знак пса как знак волка, только волка униженного, практически уничтоженного, у которого осталось только желание отомстить. Такой герой-пес может снова стать волком, только если достойно погибнет, пожертвует собой.
  Поэтому попытка Егоровой убедить читателя, что Роулинг делает акцент на литературной игре (а в работах других критиков есть и обвинения в плагиате и заимствованиях), выглядит весьма сомнительной.
  Мы подозреваем, что в действительности такая статья только доказывает, что цикл о Поттере находится на границе постмодернизма и сказки нового века, создаваемой в наше время новым поколением.
  Есть существенное различие между постмодернизмом и сказкой. Сказка непосредственно обращается к архетипам, интерпретирует их, а постмодернизм оперирует архетипами, уже обработанными другими авторами. И суть постмодернистской, литературной игры в том, поймет ли читатель, в чем разница между трактовкой автора прошлого и трактовкой трактовки автора-постмодерниста. Таким образом, постмодернизм по сути своей вторичен, а свободу понимает как отрицание.
  Литературные игры, обязательные для постмодернизма, находят в тексте Роулинг далеко не все. Например, один из интернет-обозревателей не видит в книгах о мальчике-волшебнике намеков для взрослых, которых издевательски жалеет как "замордованных постмодернизмом", но в то же время считает, что в книге также нет "здорового абсурда" в стиле Алисы с ее вундербаром или Винни-the-Буха с его "посторонним В" и асексуальным Иа с утерянным хвостом". Гарри Поттер - обычный супер-сериал как Бондиана [26].
  Да, "здорового абсурда" в Гарри Поттере действительно нет, а для ассоциативных игр, как ехидно отмечают противники постмодернизма, может сгодиться любая бумажка с буквами. Мы не говорим, что нет читателей, которые увлечены книгами Роулинг потому, что играют в литературные игры, но сомневаемся, что это секрет популярности среди большинства взрослых. Будем искать дальше, но сначала дадим слово противникам Гарри Поттера.
  
  Критики Глеб Шульпяков, Аделаида Метелкина, Дмитрий Ольшанский лично уязвлены существованием феномена. А по мнению Анатолия Королева, "художественный уровень сказки близок к нулю, она банальна и написана беспомощным языком домохозяйки, но зато идеально приспособлена для потребления как кукла Барби или мягкая игрушка. По сути, это универсальная успокоительная таблетка от любых серьезных проблем, которые сведены к детскому уровню. И решить их можно все и мгновенно, одним взмахом волшебной палочки в руке Гарри Поттера" [13].
  Мы не можем с этим согласится. Если бы книги были действительно пусты, вокруг них не разгорелось бы столько страстей, и детей не обманешь. Ребенка нельзя убедить прочитать что-то модное или умное, как часто бывает со взрослыми (особенно с поклонниками "здорового абсурда"). Если ребенку не интересно, никакая рекламная кампания не поможет.
  Но рассмотрим поближе аргументы противников Роулинг.
  В основном те, кто критикует Роулинг, утверждают, что популярность цикла объясняется широкой рекламной кампанией, легким и живым языком (или вообще отсутствием оного), удачным выбором организации сюжетной линии, заимствованием многих популярных решений.
  Но рекламная кампания была начата издательством далеко не сразу, лишь после того, как успех стал свершившимся фактом, а сюжетные решения "бытовой магии", "маги рядом", "обучения", использование фольклорно-сказочных персонажей - основа даже не книг, но давно существующих жанров, да и описание жизни в частной школе-пансионе не актуально для многих стран [10].
  Второе обвинение, которое часто предъявляется Роулинг, - обвинение в использовании правил ролевых игр, в том, что она заложила в основу книг бездарные схемы компьютерных игр, предав тем самым литературу. Например, Анна Ландер считает, что популярность книг Роулинг объясняется структурой, близкой алгоритму интерактивных электронных игр [16].
  Возразить этому может Владимир Александров, который пишет, что "ролевая игра всегда была, есть и будет одним из главных способов познания мира для ребенка" [1]. А мы можем добавить, что книги Роулинг "отобрали" детей и у компьютеров, читать оказалось намного интереснее. Значит, секрет не в системе ролей, кроме того, стоит сказать, что роль в данном случае можно рассматривать как живой образ героя, которым хочет и может стать читатель. Получается, если образы героев живые, то их хочет примерить почти всякий, сыграть роль.
  Еще одно обвинение, звучащее из уст критиков, - плагиат. Дмитрий Ольшанский уверен, что фабула Поттера якобы "бесстыдно прихвачена из блестящего "Волшебника Земноморья" Урсулы Ле Гуин", которая пишет более замысловато. "Словом, история учебы мальчика Гарри, несомненно, понравится тем диким современным детям, которые не видели и не читали ничего, кроме скудоумных комиксов, угрожающих текстов компьютерных игр, американских мультфильмов и апокалиптических притч о Бивисе и Батхеде" [21].
  Но наиболее распространенный вариант этого обвинения - обвинение в не оригинальности. Алена Солнцева убеждена, что эпоха автора завершилась, никакой Роулинг скорее всего нет, есть проект (среднее арифметическое "Истории Тома Джонса, найденыша", книг Толкиена, "Тимур и его команда", "Оливер Твист", "Сказки братьев Гримм", "Записки о Шерлоке Холмсе", "Трое в лодке, не считая собаки"). Роулинг исполняет роль Золушки, а ее книги - аналог "Макдональдса" - "качественно, недорого, легко воспроизводимо и, безусловно, питательно. Снобы и зазнайки - плохи, бедные, но дружные - хороши, дружба побеждает, ябеда наказан, зло вечно, но добро его сдерживает" [22].
  А Глеб Шульпяков утверждает, что романы о Поттере - это есть универсальный аккумулятор всех детских сюжетов (Золушка, Старик Хоттабыч, Маленький принц, Кортик, Черная курица, Библия, Витя Малеев в школе и дома, Бронзовая птица, Илиада, Алиса в Стране Чудес, Васек Трубачев и его товарищи), писательница выступила в роли евангелиста, предлагая свою альтернативную версию священной истории. "Механизм прост до идиотизма: переносишь свойства обыденной жизни на волшебную (или наоборот) и получаешь бытовуху с элементами фантастики... Сказки Роулинг выстроены по взрослой логике - по логике мстительной барышни, да еще со склонностью к депрессии. В них нет ничего иррационального, "запредельного" - то есть ничего из того, что мы относим к разряду "детского", "детской логики". Дети всего мира без ума от Гарри, потому что в итоге им подсовывают не сказку, а "волшебный" суррогат все той же реальности, которая узнаваема и предсказуема на сто очков вперед" [25].
  Хотелось бы спросить господина Шульпякова, как же он тогда объяснит именно непредсказуемость, о которой говорят не только дети, но и взрослые, невозможность предугадать сюжетные повороты?
  Для полноты картины приведем еще несколько оценок образа главного героя.
  Обозреватель Вести RU: "Гарри Поттер - не столько волшебник, сколько просто хороший парень. Учится он так себе, жука в пуговицу превращает с большим трудом, в заклинаниях не силен. Зато добр, честен, благороден и отзывчив сердцем - все, что нужно, если хочешь стать настоящим пионером-героем. Гарри Поттер - новый вариант Вали Котика и Марата Казея, ребенок, который борется с мировым злом с помощью недетской силы духа" [17].
  А вот мнение Аделаиды Метелкиной: "Поступки Гарри продиктованы исключительно боязнью за собственную шкуру. Амбициозностью. И неудержимой ненавистью к тем, кто не желает гладить его по шерстке. Даже если эти поступки поданы как подвиги добродетели. Да, по мнению Роулинг, это и есть добродетель: эгоизм, злоба, коварство, наушничество, трусость. Филистерство и сердечная глухота" [19].
  Анатолий Королев вообще полагает, что книга представляет собой ужасную угрозу: "Мир жаждет инфантилизма. При таком подходе триумф незатейливой сказки о хорошем мальчике в очках вполне сравним с атакой компьютерного вируса. Цель вируса - уничтожить информацию, записанную на жестких дисках и превратить компьютерный мозг в дебила. Цель супер-мальчика похожа - свести решаемость мировых проблем до уровня чисто вымытых рук, выученного урока и потерянной зубочистки" [13].
  Одновременно с этим для обозревателя Королева "вселенная по имени "Гарри Поттер" создает параллельную реальность, которая лишена земных проблем, там нет ни Ирака, ни голода, ни СПИДА, ни террористов, ни даже смерти, правда, там чувствуется нехватка Кока Колы" [13]. Возникает вопрос к господину Королеву, читал ли он вообще книги, которые обозревает? А как же Седрик Дигори, Сириус Блек, Альбус Дамблдор?..
  
  Но отвлечемся от отдельно взятых мнений и постараемся понять, почему российские критики так негативно оценивают Гарри Поттера. Причин три: неоправданное и неправильное деление аудитории, плохой перевод, "советское мышление".
  Исследователь Ф. Лосев считает, что в странах, подобных Советскому Союзу, где "добро" уже победило "зло", зло вытесняется в бессознательное. Такому обществу необходимы враги, а "террор - это психологическая компенсация для одностороннего морализма" [17] (это мы видим и в России, и в Америке, которые позиционируют себя как однозначное добро).
  Но для XXI века актуален не добродетельный пионер-герой и злой несколько свихнувшийся гений, а многомерный и неоднозначный человек, чья сила в синтезе добра и зла, власти над собой, и благодаря этому власти над миром. И герои Роулинг, а особенно Гарри, именно такие.
  Пройдя их путь, читатель познает и самого себя, обретет власть, словно станет адептом новой религии (именно поэтому многие церковники выступают против книг Роулинг). Но суть новой религии в том, что человек возвращает себе право на волшебство, которое умирает в мире, где четко поляризированы добро и зло (вспомним народные сказки, там поляризация была очень условной, однозначные характеристики свойственны сказкам ХХ века, служащим господствующим идеологиям).
  Отсюда вытекает также отвратительность переводов на русский язык, ведь все переводчики издательства "Росмэн" до сих пор считают, что ребенок должен расти на сказках, где точно известно: это добро, это зло. Поэтому они не могут передать идеи популярной книги XXI века, а вместо того, чтобы попытаться понять, просто "дописывают" текст и перевирают книги (а, например, украинский перевод очень удачно передает оригинал, в некоторых местах даже удалось сохранить ритмику речи героев).
  В России также есть переводчица, которая смогла прочувствовать мир Роулинг (к сожалению, ее переводы можно найти только в Интернете). Вот что думает Мария Спивак о феномене: "Книги о Гарри Поттере вполне можно было бы назвать "Занимательная психология и философия" - в первую очередь, это книги об уникальной ценности каждой личности, о поиске своего и только своего места в жизни, своего пути. Каждый персонаж действует в поразительном соответствии со своим образом, никогда, нигде из него не выпадая. Редкостно точны описания взглядов, жестов, звуков - настолько, что "писательский труд" становится незаметен. Феномен ее произведений - каждому кажется, что это - его, что это полностью ложится на его мироощущение, а на самом деле каждый улавливает свое" [9].
  Удивительно, но Мария Спивак поначалу была уверена, что книги Роулинг невозможно перевести на русский язык, хотя Марии удалось хорошо перевести пять частей. Жаль, что русские критики не прислушиваются к ее мнению, но даже переводчица не раскрывает секрет популярности, а только подтверждает мастерство писательницы. Но мастерства мало, должно быть что-то, что дает ощущение, о котором говорит Мария Спивак.
  
  Это ощущение сравнимо с рождением новой религии? Возможно.
  Все указывает на то, что Гарри Поттер стал первым текстом, соединившим западных и наших детей, одним из немногих общеизвестных произведений, не входящих в нашу школьную программу (известно, что обязательность прочтения убивает интерес).
  После распада Советского Союза изменился культурный контекст, детям нужны новые книги. Но только не такие, - заявляет церковь.
  Восприятие книг о мальчике-волшебнике в церковных кругах может быть отдельной темой. Остановимся на некоторых моментах.
  Практически во всех странах мира собираются подписи возмущенных родителей, не всегда верующих, но всех до единого запрещающих своим детям читать "вредные" книги, которые учат невинных детишек злу (Роулинг получила очень резкое письмо от одной мамаши после выхода второй книги. "Это просто возмутительная книга, и я считаю, что столь талантливый автор, как вы, мог бы придумать для следующей книги концовку получше". Писательница ответила очень коротко: "Не читайте следующих книг. С наилучшими пожеланиями. Дж.К.Роулинг").
  Церковь утверждает, что подобные книги сближают со злом, магией, оккультизмом, демонизмом, порождают страхи, вызывают отрицательные эмоции, содержат антипедагогические отрывки [2]. (Дети, читающие истории о Гарри Поттере, действительно перестают беспрекословно подчиняться взрослым, у ребенка появляются не только гордость и ответственность за свои поступки, но и собственное мнение).
  Впрочем, подобное изменение поведения детей оценивается по-разному. Например, ветеран Н. Кондрашин уверен, что создательницей книги "ставится цель: оторвать детей от учебы, от дел, делая их непослушными, грубыми, жестокими, безмозглыми юными преступниками, которые начинают понимать, только попадая в колонию, в тюрьму" [11].
  Есть и более глобальные обвинения. Так "недавнее заявление нового папы римского Бенедикта XVI о том, что Гарри искушает незрелые умы, намекает, что в форме волшебной выдумки перед нами новое восстание против Бога" [13].
  Книги изымаются из библиотек, попадают в "черные списки", сжигаются особо ретивыми борцами с сатанизмом. (Следует заметить, что радиоинтервью, где Роулинг якобы заявляет, что провела специальное исследование магических обрядов и язычества, на самом деле никогда не звучало в эфире, а описанные в книгах зелья невозможно воплотить, ведь в каждом из них есть как минимум один несуществующий компонент, такой как, например, кровь дракона или шерсть единорога).
  Хотя не все священники единодушны (что странно, ведь для христианства любая магия одинаково мерзка и преступна), например, диакон Андрей Кураев по-своему оправдывает мальчика-волшебника, оправдывает сказку, утверждая, что "сказка - это надгробный камень на могиле мифа" [15]. (С этим утверждением можно спорить, ведь именно сказка может возродить утраченное через детей).
  В противовес Гарри Поттеру Россия готовит "свой ответ" - "Юлиана или опасные игры" Юлии Вознесенской. Вместо заклинаний появляются "скромные чудеса религии", описаны православные приключения по всем законам современной литературы: "единорога обзывают козлом, благородные юноши сокрушаются о непорочности дев, а непорочные девы тем временем путешествуют по виртуальным мирам" [12].
  Произведениям Роулинг также вменяется в вину дискриминация по половому и национальному признаку, косвенный призыв к насилию, провокация обрести "волшебную силу". И самое главное: разрушающее воздействие, в том числе на детские умы и молодое поколение. Искажается представление о том, какой должна быть детская литература.
  Говорить о наличии "разрушающего воздействия" могут только психологи, мы еще обратимся к их мнению, но прежде дадим слово тем критикам, которые спорят с церковью.
  Например, Елена Дьякова убеждена: "Чему он (Гарри Поттер), в конце концов, научит нашу молодежь? Да храбрости. Порядочности. Милосердию. Защите слабого, нелепого и смешного. Любви к книгам. К своим профессорам. К своим ученикам" [7].
  Есть также мнение, что мальчик-волшебник у церкви "паству отбивает", отучает от смирения и беспрекословного повиновения, а людьми со свободной волей сложно управлять.
  Мы ничего не имеем против религии, но церковники вообще часто начинают врать, когда разговор заходит о Гарри Поттере (действует схема: "Книгу я не читал, бесовщина это всякая, но хочу высказаться"). Например ложь про Алекса Кроули, мирового вождя сатанистов, который "высоко оценил цикл" (Кроули умер раньше, чем мир заговорил о книгах Роулинг), или про Христа, представленного в сказке жалким слабаком (ни одного слова про Христа ни в одной из шести книг). А тому, как ловко защитниками истинной веры из контекста вытаскиваются фразы, с последующей их интерпретацией, позавидовал бы любой политтехнолог.
  
  И вот здесь мы подходим к теме, чему может научить Гарри Поттер. Некоторые исследователи считают, что популярность Роулинг объясняется так: "В клубке чудес и нелепостей всего важнее оказался мотив школы, профессиональной преемственности, профессиональной среды и профессиональной легенды как единственной семьи абсолютно одинокого одиннадцатилетнего интеллектуала. Вот чем до Роулинг не интересовался ни один сказочник. А это живой мотив", - Елена Дьякова [6].
  А Евгения Надеждина даже поднимает вопрос о реорганизации системы образования на постсоветском пространстве, но с учетом опыта Хогвартса [20].
  Ольга Гринкруг также согласна с тем, что идея со школой волшебства не слишком заезжена и плодотворна, а весь секрет состоит в том, чтобы подмешать к сказке определенную дозу банальной английской действительности и не ошибиться в пропорциях, и главная прелесть состоит в милых деталях, а не в лихо закрученном сюжете [3]. (Как мы уже отмечали выше, некоторые критики утверждают, что книга "предсказуема на сто очков вперед", и как еще увидим, не все находят детали Роулинг "милыми").
  Исходя из социологических опросов, можно утверждать, что многие из малолетних читателей Гарри Поттера действительно начинают учиться лучше, но мы предполагаем, что и Елена Дьякова, и Ольга Гринкруг идут не от причин к следствиям, а наоборот. Более вразумительный ответ дает Владимир Александров, который объясняет, что Роулинг удалось решить проблему мотивации, ведь ученикам Хогвартса знания нужны не потому, что так принято, а потому, что сегодня и сейчас им предстоит с помощью этих знаний решать вопросы жизни и смерти [1].
  Но чтобы дети начали не только читать, но и учиться, в книгах должно быть что-то невероятно увлекательное. Послушаем, что думают по этому поводу психологи.
  
  Многие психологи находят секрет популярности в том, что Гарри по природе своей несчастен, все его обижают, все над ним смеются, Гарри маленький, слабый физически, в очках, и вдруг он оказывается могущественным волшебником. А те дети, которые тоже не удовлетворены жизнью, начинают верить, что и у них все получится, что они также, возможно, на самом деле могущественные волшебники.
  Это утверждение справедливо, но есть очень много книг, где герой из гадкого утенка превращается в лебедя (например, несчастный Бастиан из "Бесконечной истории" попадает в страну Фантазию, а потом мстит своим обидчикам, прокатившись на драконе удачи Фалькорне и в реальности, а герои "Хроник Нарнии", совершенно обычные в реальном мире, становятся королями и королевами Нарнии).
  Кроме того, в мир Роулинг влюблены и совершенно успешные дети, не белые вороны, которых все травят, поэтому смеем заметить, что главное в предыдущем утверждении - возможность мечтать. А вот о чем мечтать, попробуем разобраться.
  
  По мнению Дины Дубровской, секрет успеха Роулинг в том, что в тексте успешно реализуются самые расхожие мечты ребенка: о крыльях (о метле), о верных друзьях, чтобы по щучьему велению (но при этом в героическом контексте тоже) были наказаны враги. Роулинг - певец, который умеет спеть для других о том, что интересно ему самому. Кроме того Дубровская считает, что мир Роулинг не оторван от реальности, поэтому так привлекателен, писательница сделала магию "научной", дистанциировавшись от "немного смешной и трогательной в своей немотивированной имманентности магии фентезийного разлива", но не грузит читателя ненужными серьезными подробностями и не убивает чудо, сняла налет девальвации со слова "магия" [5].
  Начнем с начала. "Расхожие мечты", о которых говорит Дина Дубровская, действительно "расхожие", поэтому в каждой второй сказке герой получает возможность летать (обычно, это первое желание, которое просит исполнить герой-ребенок, следует также вспомнить, что один из атрибутов одеяния волшебника, плащ, символизирует крылья, возможность оторваться от земли, поэтому несложно провести параллель).
  Да, безусловно, магия стала более обоснованной (отсылка к фентези объясняется тем, что жанр фентези среди критиков до сих пор считается низким жанром для глупых людей, хотя для такой оценки нет причин). Но циклу многого не хватает, например, магического мироощущения, когда весь мир наполнен жизнью, говорит, имеет Имена, и герой неразрывно связан с миром, а мир с героем. Этого ощущения, именно ощущения, а не описания, в книгах Роулинг нет (впрочем, среди фентезийных авторов также практически нет тех, кто действительно ощущает и понимает магию, может воплотить ее в тексте). Поэтому мы думаем, что критик Дубровская мало знакома с законами магии и воспринимает заклинание как аналог механизма из научной фантастики.
  Момент с не оторванностью от реальности также спорен, как мы уже увидели, часть исследователей считает, что "не оторванность" - это негатив. Да и любая книга, сколь фантастична она не была бы, оперирует человеческими категориями, то есть уже является частью реальности. Исключением есть постмодернизм, поэтому утверждение Дубровской можно рассматривать как попытку отделить цикл о мальчике-волшебнике от постмодернизма.
  Далее, Роулинг действительно "спела" о том, что интересно ей, а оказалось интересно и всему миру, но, учитывая, что исследователь не дает точного определения, о чем "спела" Роулинг, можем высказать свое предположение: еще с детства любимой игрой будущей писательницы была игра в волшебников. Именно поэтому Роулинг и смогла снять "налет девальвации" со слова "магия" (точнее будет использовать слово "волшебство", ведь слово "магия" практически не встречается в оригинальном тексте, автор успешно пользуется несколькими десятками синонимов).
  Тем более странно слышать о девальвации от человека, который ругает фентези, ведь именно из-за огромного количества критиков, утверждающих, что фентези не есть литература, тем самым унижающих основу нового жанра - магию, мы и имеем сейчас жесткое, но надуманное противостояние "высоких" и "низких" литературных жанров.
  
  В Западной критике феномен объясняется тем, что в книгах Роулинг говорится о важнейших детских страхах - страхе быть покинутым, страхе одиночества, боязни не оправдать надежды родителей. Книги Роулинг убеждают детей в том, что они справятся со всеми трудностями [1].
  И снова мы видим уверенность, но обретенную уже не через мечты, а через страх. Да, действительно в цикле о Гарри Поттере много страшных моментов, каждая новая книга мрачнее и тревожнее предыдущей, и поэтому более интересна и захватывающа. Дети устали от сладких историй, устали от плоских героев, устали от хеппи-эндов. Психологи давно доказали, что дети всегда любили страшные сказки и больше им верили. Детям нужны и такие психологичные, мрачные книги, а вот зачем, может ответить исследователь Ф. Лосев.
  Этот исследователь рассматривает цикл о мальчике-волшебнике с точки зрения теорий Юнга. По Юнгу, целью всякой работы души является обретение "самости", "индивидуализация" личности. "Обретение самости означает также интеграцию зла. Нужно воспринять зло как момент собственной судьбы, часть своей личности, а не принимать как нечто внеположное... Равным образом нельзя принимать добро как объективно заданное, как норму" [17]. Только соединив в себе добро и зло, признав их наличие, можно сделать настоящий выбор.
  В течение целого века нас убеждали, что сказка должна быть доброй и только доброй, а как компенсацию детям подсовывали "страшные стишки" про "маленького мальчика". (Сейчас уже доказано, что эти стишки придумывали взрослые, а не дети, и поддельный "детский фольклор" отрицательно влиял на психику, в начале XXI века "вбрасыванием" нового "детского фольклора" стали заниматься меньше и дети уже почти не вспоминают о "маленьком мальчике, который нашел пулемет").
  Но вернемся к психологии Гарри Поттера. Герой не только познает мир, он в первую очередь познает себя, познает зло в своем сердце и становится сильнее. В каждой книге Гарри приходится делать выбор между добром и злом, и каждый раз герой выбирает добро, но чем старше он становится, тем труднее ему, тем осознаннее его выбор.
  Уже в первой книге Волдеморт предлагает Гарри стать его союзником, угрожает смертью, но ответ Гарри - никогда. Герой знает, что его волшебная палочка - сестра палочки Волдеморта, Сортировочная шляпа хотела отправить юного волшебника в Слизерин, но ведь сейчас он учится в Гриффиндоре, поэтому пока в Гарри нет сомнения.
  Сомнение появляется во второй книге, когда даже сам Гарри подозревает, что мог случайно открыть Тайную комнату, что он сам стал причиной бед в Хогвартсе. Гарри снова оказывается лицом к лицу с Волдемортом, и снова делает выбор, предпочитая драться до последнего, преодолевает страх.
  В третьей книге Гарри побеждает ненависть и желание мести, которые мучили его не один год. Ему, тринадцатилетнему ребенку, приходится выступить в роли судьи, и чтобы друзья покойного отца не стали убийцами, Гарри дарует жизнь предателю Петегрю.
  В четвертой книге на долю Гарри выпадает еще больше испытаний: одиночество, зависть, недоверие, постоянная угроза, явные и тайные враги, у него на глазах гибнет Седрик Дигори. Автор заставляет ребенка выбирать - умереть, "склонившись перед своей смертью" или оставшись гордым. Здесь уже не идет речь о спасении, ведь Гарри уверен, что Волдеморт убьет его, но не боится смерти.
  Дуэль Волдеморта и Гарри - это не только поединок удачи и мастерства, а в первую очередь поединок воли. И оказывается, что воля обоих героев равна, а мастерство и сила - пока нет.
  В пятой книге рушится практически все, во что верил Гарри, он начинает ненавидеть самого себя, Дамблдор оказывается далеко не абсолютным воплощением добра, Снейп всегда говорил правду, отец совсем не идеален. Гарри подвергает смертельной опасности лучших друзей, по его вине гибнет Сириус, да и он сам впервые отдает душу злу, перестает себя контролировать, Волдеморт говорит его устами.
  Белатрис Лестранж, от чьей руки погиб Сириус, учит юного волшебника непрощенному заклятию, но Гарри и сам хочет убить Белатрис, сначала помучив ее. Он ненавидит по-настоящему. Когда Волдеморт произносит "Авада Кедавра", ребенок даже не пытается защититься, у Гарри просто не осталось сил, ненависть сожрала его волю. Теперь Гарри полностью познал зло, понял, что он и Волдеморт столь же братья, сколь сестры их волшебные палочки.
  Шестая часть не просто очень эмоциональна, но и очень сложна психологически. Гарри перестает воспринимать себя как воплощение зла, что было в предыдущей части, он обретает в Дамблдоре друга и учителя, понимает свое значение и место в борьбе с силами зла. И одновременно с этим он узнает о Волдеморте столько, сколько почти никто не знает, Гарри учится понимать своего врага, видит в нем не просто злую силу, а личность. Просматривая воспоминания о Волдеморте, Поттер все больше осознает, насколько они похожи и насколько разные.
  В новой части возникает новая дилемма. Кто главный герой: человек или орудие в руках светлых сил? Он и сам не может ответить. Ненависть и месть снова просыпаются в его сердце, теперь уже к Северусу Снейпу, заглушая все остальные чувства: неприязнь к Драко Малфою, любовь к Джини Уизли, уважение перед законом и министерством магии. Чтобы стать сильным, Гарри проходит через ужасные испытания, он спасает Дамблдора, помогает ему вернуться в Хогвартс, но как оказывается, все те страдания, через которые прошел директор волшебной школы, чтобы добраться до части души врага, напрасны. Дамблдор погибает на глазах у Гарри. И частично по его вине, ведь именно Гарри, выполняя приказ Дамблдора, заставил учителя выпить до дна зелье, приготовленное Волдемортом для того, кто избегнет всех ловушек на пути к тайнику. Зелье отобрало у великого волшебника все силы.
  И Гарри снова делает выбор, снова выбирая добро. Он считает, что его цель найти и уничтожить все оставшиеся части души Волдеморта, иначе победить врага невозможно, ради этого Гарри даже решает не возвращаться в Хогвартс и не посвящает в свои планы Орден феникса. Теперь с ним рядом остались только двое друзей - Рон и Гермиона. Теперь между Волдемортом и Гарри больше никто не стоит, все, кто защищал мальчика, погибли.
  Сложно предугадать, что будет в последней части. Вероятно, что на долю Гарри выпадет очень много испытаний психологического характера, ему придется победить свою ненависть, возможно даже довериться тому, кого он ненавидит сейчас больше Волдеморта. Но нет сомнения, что в конце последней книги, когда образ Гарри будет равен образу Волдеморта, юный волшебник сделает свой выбор снова, абсолютно сознательно, а не под чужим влиянием или в плену эмоций, избрав добро, как некогда Тот-кого-нельзя-называть избрал зло. Пусть даже этот выбор будет стоить главному герою жизни.
  И выбор этот уже усложнился пророчеством, озвученным в конце пятой книги: только Гарри Поттер может победить Лорда Волдеморта, а значит стать убийцей. Где же тогда дорога добра? Или Гарри должен погибнуть? Или занять место "врага волшебников"? Ответы на эти вопросы может дать только Роулинг, поэтому нам ничего не остается, как ждать последнюю книгу, и пытаться разгадать секрет популярности мальчика-волшебника.
  
  Раз уж мы коснулись главной психологической линии книг Роулинг, то стоит поговорить и о структуре ее произведений и об особенностях образа ее героя, что поможет нам лучше понять, как воспринимают ее мир простые читатели, а не критики.
  Структура книг Роулинг очень специфична, и даже ее детективный сюжет нестандартен, ведь абсолютно все намеки, а их сотни, имеют несколько расшифровок, причем все трактовки истинны: расшифровку первого прочтения; значение, возникающее после того, как читатель закончит очередной том; и значение, понятное только с учетом каждой последующей книги. Таким образом, каждый намек Роулинг имеет как минимум три значения, а зачастую и больше, именно поэтому читатель "подозревает всех".
  Но не все критики могут согласиться с нашим утверждением. Например, Владимир Губайловский обвиняет писательницу в том, что детали у нее "не порождающие", "проходные", что ее мир хаотичный и мозаичный, а "вместо вещей расклеены рекламные этикетки", делает вывод, что Роулинг не писательница, а имитатор [4].
  Вот здесь и следует коснуться трех проблем.
  Первое, так называемые "проходные детали", которые тем не менее надолго западают в память детей (странно, не правда ли, господин Губайловский?). Второе, очень сложная система многозначных намеков, о которой говорилось выше. Третье, эмоциональный пласт, создаваемый талантливым автором, вкладывающим в книгу не только свои переживания, но и то, что "видит" сам автор, независимо от тех слов, которыми он пользуется, а соответственно "видит" и читатель. Таким образом, слова - только вершина айсберга, своеобразные ключи к миру сказки.
  Доказательством этому могут служить, например, дементоры, которых практически все читатели представляют в темных одеяниях, но не в черных, хотя в тексте везде есть только характеристика "черный". Выходит так, что читатели восприняли эмоциональный пласт, а не сам текст. То же самое происходит, когда читатели описывают героев, одинаково описывают, используя не только те характеристики, что есть в книгах.
  Мы подозреваем, что критики невосприимчивы к эмоциональному пласту. Такие случаи не единичны, в основном эмоциональный пласт не доступен взрослым, хотя далеко не всем, и почти всегда доступен детям.
  Поэтому особенность образа Гарри Поттера не могут воспринять многие критики. А суть в том, что до Роулинг главный герой в сказках (именно с ним зачастую ассоциирует себя читатель) никогда не занимался магией, а тем более герой-ребенок.
  В сказке у героя всегда был волшебный помощник (Гендальф у Фродо, Карлсон у Малыша, Волк у Ивана Царевича) или могущественный артефакт, временный волшебный дар (амулет у Бастиана, огниво у Солдата).
  Магия главного героя Роулинг неотделима от него самого (в фентези подобное сплошь и рядом, но фентези создается для взрослых, поэтому дети почти никогда не бывают главными героями фентезийных произведений). Таким образом, Роулинг не только оправдывает магию, но и дает право каждому ощутить себя волшебником. Вот та мечта, те крылья, тот секрет популярности, который не могут принять наши критики (почему, мы объясним чуть позже), а сейчас посмотрим, как воспринимает и принимает эту мечту читатель.
  
  Илья Калинин предполагает, что действует механизм "личного соотнесения", суть которого в доверии, в восприятии "мира Роулинг" как близкого, злободневного, своего [10]. Продолжим мысль исследователя. Существует два типа восприятия текста, позволяющие "попадание" в текст.
  Первое, соотнесение читателя и героя ("Я бы так не поступил", "Я бы тоже так сказал"). Это восприятие очень эмоционально. Роулинг пишет не от первого лица, а использует прием "глазами героя", точнее глазами Гарри. Поэтому читатель знает не больше Поттера, ассоциирует себя с Гарри, особенно это касается мальчиков (исключение - первая глава первой книги, две главы из шестой части и, вероятно, последняя глава последней книги).
  Второе, герои как друзья. И действительно, Роулинг пишет так, что многие могут представить себя другом (или возлюбленной) Гарри Поттера, Драко Малфоя и т.д.
  Но в обоих случаях читатель ставит мир Хогвартса выше реальности, т.к. реальность менее красочная и поэтому менее настоящая. Вышесказанное относится в большей степени к детям, незашоренным, не предавшим фантазию, не верящим в объективность реальности. Взрослые в основной массе находятся на позиции высокомерных наблюдателей, которые знают истину или не знают ничего, но дети в их понимании знают еще меньше (к сожалению, большинство критиков точно так же относятся к читателям и еще живым авторам, как взрослые к детям).
  Следует обратить внимание еще на несколько психологических моментов. Человек, а особенно взрослый, который почти всегда не реализовал себя в достаточной мере, одинок, он находит отдушину, мир, куда можно убежать, а молодежь ищет благодаря Гарри Поттеру единомышленников.
  И самое главное, в основу книги положена идея тайны и двойной жизни. Мы видим ее в интерпретации Спайдермена, Бетмена, Тени, но Гарри Поттер в этом отношении намного сильнее. Попытаемся объяснить.
  Архетипична двойственность человеческой природы. В разные времена мы видим разные пары: божественное и звериное, сознание и подсознание, реальность и зазеркалье, люди дня и люди ночи (точнее, человек дня и человек ночи, живущие в каждом человеке).
  В произведениях Роулинг два мира: мир маглов (по большому счету наша реальность) и мир волшебников (который не менее реален, чем наш). Роулинг дарит читателю мечту, что он не такой, как все, но чтобы это воспринять, нужно перестать быть наблюдателем, "попасть" в текст.
  И если дети ждут прилета совы и многие согласны учиться в волшебной школе, даже в тысячу раз худшей чем Хогвартс, только бы в волшебной, а некоторые подростки искренне верят, что их случайно не пригласили, то со взрослыми сложнее. Взрослые и львиная доля закончивших магловскую школу не думают, что где-то есть Хогвартс и Волдеморт, но в глубине души убеждены, что магия существует и они волшебники, и их обязательно найдут другие волшебники или они сами отыщут вход в волшебный мир, отгадают пароль, неожиданно проявятся сверхчеловеческие способности (возраст здесь роли не играет, только с годами становится обязательным возвращение молодости и бессмертие, причем разум молчит, ведь мечта живет в подсознании).
  Мечта о крыльях - мечта тех, кто хочет быть волшебником. Каким же видят читатели образ волшебника?
  Интересные мысли по этому поводу высказывает Владимир Александров. Он считает, что для того, чтобы стать по-настоящему взрослым, ребенку необходимо обучиться как раз тем вещам, от которых его ежеминутно лицемерно отучают взрослые. Ему нужно научиться лгать, приспосабливаться и т.п. И самое главное, ему нужно отучиться верить. Но ребенок верит в чудеса, и именно это позволяет ему преодолеть все страхи.
  Приглашение в Хогвартс дети получают именно тогда, когда по логике вещей они должны утратить веру в волшебство. У каждого ребенка есть свой Хогвартс. Из тех, кому удается сохранить его в себе на всю жизнь, получаются незаурядные люди. Не маглы.
  Все учащиеся Хогвартса защищены от опасности превратиться в среднестатистических взрослых. Они могут стать маглами только через предательство, измену идеалам, поэтому противники Гарри Поттера - безнадежно повзрослевшие люди, "они совершенно незаменимы и полезны в любой сфере деятельности" [1].
  Смеем продолжить мысль критика: тот, кто читает книги Роулинг, любит ее мир, тот "лечится" красками ее мира от будней и неудач, познает волшебство в собственном сердце, тот защищен от Пустоты. Ведь только волшебник, чьи фантазия, уверенность, бесстрашие, воля - основы магии, может бороться с серостью.
  Необычное мнение также высказывает Александр Суханов: "Больше всего этот мир (мир Гарри) похож на холодную и мрачную Британию диккенсовских времен, и только Хогвартс, эта отдушина и окно, пришел в этот мир из второй половины века двадцатого" [23]. (Не в этом ли причина постоянных отсылок к Диккенсу!). Кроме того "еще в первой трети ХХ века почти поголовно все (и лучшие из лучших, не одни Дурслеи) были уверены, что простые истины "каждый сам лучший защитник своих интересов" и "мой дом - моя крепость" идеально подходят для организации жизни" [23].
  Для XXI века эта философия не подходит. Философия XXI века: "Помните Седрика Дигори! Помните его всякий раз, когда вам придется выбирать между простым и правильным".
  Этот призыв обозначил главный водораздел книги: наступает момент, когда не думать становится невозможно, когда приходится примерить его судьбу на себя и сказать: "да, я тоже умру" или "нет, я хитрый, подлый, я вовремя перебегу на нужную сторону, со мной этого не будет".
  Маски сорваны, больше нет "удачливых бизнесменов", "людей с отличным происхождением" и "выскочек" - есть мы и ОНИ, те, кто знают, что выживут, потому что достаточно для этого подлы" [23].
  Роулинг заставила Запад посмотреть на свою жизнь с другой стороны, доказала, что не все так хорошо в обществе, просто, но не правильно. А Россия почувствовала себя обиженной, ведь так усердно перенимала опыт Запада, этим и объясняется реакция российских критиков.
  
  Книги Роулинг учат всех нас быть волшебниками. Что это значит?
  Волшебник может быть любым: плохим или хорошим, могущественным или беспомощным, но не может быть пошлым и вульгарным. В волшебнике всегда живет память о величии, пусть утраченном, пусть преданном, но величии.
  Это подобно магии, подобно тому, как прекрасно держать огонь на ладони, не властвуя над ним, но зная, что тебя это пламя никогда не обожжет, потому что именно ты дал ему жизнь, поэтому пламя верно тебе и благодарно.
  В этом разница между волшебником и маглом. Магл обзывает величие гордыней, а пламя вызывает у него неодолимый ужас. А волшебнику нет дела до магла, который только и может, что приспосабливаться и искать оправдания для своей неверности, у магла не хватит духу решиться на поступок, выбрать сторону, защитить жизнь от Пустоты.
  У волшебника хватит сил бороться, и стираются возрастные и национальные границы, только чтобы мир оставался красочным, чтобы люди мечтали о крыльях.
  Вот о чем книги Роулинг, и не имеет значения, хотела ли она написать их именно такими, понимает ли она собственных героев. А читатели понимают, пусть подсознательно, и желают быть такими, как ее герои, мечтают стать волшебниками.
  Все сказочники так или иначе говорят о магии, которая есть жизнь. Поэтому, зачастую, прочитав детскую сказку (или просто настоящую сказку), человек обнаруживает в ней нечто глубоко созвучное собственному ощущению мира, пониманию смысла бытия, находит отголоски мыслей великих людей, проводит параллели между словами сказочных персонажей, гениальными философскими теориями и собственными мыслями.
  Встреча с такой книгой становится событием, и именно такие книги остаются с человеком на всю жизнь.
  Волшебная палочка сама выбирает своего хозяина. И не нужна волшебная палочка тому, у кого чары в сердце, кто сам воплощение магии, потому что умеет мечтать.
  Мы все волшебники, а сказки возвращают человечеству способность творить чудеса, право на величие каждого, право на волшебство, право на жизнь в новом тысячелетии.
  
  Источники
  
  1. Александров Владимир "Кто придумал футбол, или Гарри Поттер в школе и дома" // интернет-версия журнала "Новый Мир" 2001, ?7 (http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2001/7/aleks.html).
  2. Андрулаки Елена "Гарри Поттер: посвящение в магию" // "Интернет-журнал Сретенского монастыря" (http://www.pravoslavie.ru/jurnal/culture/harrypotter.htm).
  3. Гринкруг Ольга "Ученик чародеев" // Еженедельный интернет-журнал "Итоги.ru" ? 48 (234) (http://www.itogi.ru/paper2000.nsf/Article/Itogi_2000_11_23_173558.html).
  4. Губайловский Владимир "Чужое детство" // интернет-версия журнала "Новый Мир" 2001, ?7 (http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2001/7/aleks.html).
  5. Дубровская Д. "Поттеромания как скорая эскапологическая помощь" // Подана для публикации в сборнике докладов конференции "Гарри Поттер и узники философской комнаты: порядок фантастического в современной российской культуре", прошедшей в Москве 17-18 октября 2003 года под эгидой Института Европейских Культур, и предоставлена для публикации сайту "Neocortex" (http://www.neocortex.ru/library/iek/doubr.html).
  6. Дьякова Елена "Гарри Поттера сдали в "Леголэнд" // интернет-издание "Газета.Ru" (http://www.gazeta.ru/2001/07/05/garripottera.shtml).
  7. Дьякова Елена "НИИЧаВо по версии миллениума" // инернет-издание "Газета.Ru" (http://www.gazeta.ru/2000/12/18/nii4avopover.shtml).
  8. Егорова Ирина "Диккенсовые аллюзии в романах Дж.К.Роулинг" // Подана для публикации в сборнике докладов конференции "Гарри Поттер и узники философской комнаты: порядок фантастического в современной российской культуре", прошедшей в Москве 17-18 октября 2003 года под эгидой Института Европейских Культур, и предоставлена для публикации сайту "Neocortex" (http://www.neocortex.ru/library/iek/floy.html).
  9. Интервью с Марией Спивак "Жалко, что не я написала эти книги" // интернет-издание "Русский журнал" 27 декабря 2001 (http://www.russ.ru/krug/20011227_kalash.html).
  10. Калинин Илья "Ощущение "Своего мира" в книгах Джоан Роулинг - источники и последствия" // Предоставлена для публикации сайту "Neocortex" (http://www.neocortex.ru/library/iek/r1312.html).
  11. Кондрашин Н. "Гарри Поттер" России не нужен" // издание "Уральский маяк": Газ. Челяб. обл. отдел. КПРФ (Златоуст). - 2002. - 9 мая. - ? 19 (388). - С. 4. (http://fandom.rusf.ru/about_fan/kondrashin_1.htm).
  12. Кормилова Мария "Православный Гарри Поттер" // интернет-издание "Религия и СМИ" (http://www.religare.ru/monitoring11353.htm).
  13. Королев Анатолий "Гарри Поттер, Всевышний и мировой инфантилизм" // материалы сайта "РИА Новости" (http://www.rian.ru/analytics/20050718/40926099.html).
  14. Кукушкин Владимир "Мидл-класс тэйл: и никакого розового детства" // интернет-издание "Полит.ру" (http://old.polit.ru/documents/388399.html).
  15. Кураев Андрей "Гарри Поттер": попытка не испугаться" // материалы сайта www.kuraev.ru (http://www.kuraev.ru/garry.html).
  16. Ландер Анна "Магический ботан: победоносный Гарри Поттер - отличник и очкарик, который может все" // интернет-издание "Независимая Газета. Exlibris" (http://exlibris.ng.ru/kids/2000-02-17/6_potter.html).
  17. Лосев Ф.И. "Борьба добра со злом .... или жизнь согласно Юнгу" // материалы сайта www.magical-fellowship.com (http://www.magical-fellowship.com/index.php?option=com_content&task=view&id=3&Itemid=25).
  18. Мачкасов Юрий "О некоторых аспектах популярности "Гарри Поттера" - взгляд американского читателя второго рода" // Подана для публикации в сборнике докладов конференции "Гарри Поттер и узники философской комнаты: порядок фантастического в современной российской культуре ", прошедшей в Москве 17-18 октября 2003 года под эгидой Института Европейских Культур (http://www.neocortex.ru/library/iek/).
  19. Метелкина Аделаида "Тридцать первый подход" // интернет-издание "Русский журнал" 18 декабря 2000 (http://www.russ.ru/krug/period/20001218-pr.html).
  20. Надеждина Евгения "Образовательные технологии Хогвартса или как стать волшебником?" // Подана для публикации в сборнике докладов конференции "Гарри Поттер и узники философской комнаты: порядок фантастического в современной российской культуре ", прошедшей в Москве 17-18 октября 2003 года под эгидой Института Европейских Культур (http://www.iekharrypotter.narod.ru/harrydok.htm).
  21. Ольшанский Дмитрий "Грязный Гарри" // "Издательство "Семь дней" ? 288, 26 декабря 2000 (http://www.segodnya.ru/w3s.nsf/Contents/2000_288_life_text_olshanskii.html).
  22. Солнцева Алена "Яблочко на тарелочке" // интернет-издание "Время новостей"
  ? 188 18 декабря 2000 (http://www.vremya.ru/2000/188/10/4525.html).
  23. Суханов Александр "Выбор Гарри" // материалы сайта www.magical-fellowship.com (http://www.magical-fellowship.com/index.php?option=com_content&task=view&id=4&Itemid=25).
  24. Фанталов Алексей "Гарри Поттер" // материалы сайта www.politolog.h11.ru (http://www.politolog.h11.ru/potter.htm).
  25. Шульпяков Глеб "Разбирая Гарри" // интернет-издание "Независимая Газета. Exlibris" (http://exlibris.ng.ru/lit/2000-12-14/1_potter.html).
  26. DV aka Ведьма "Potter. Гарри Поттер" // материалы сайта yacht.zamok.net (http://yacht.zamok.net/DV/Potter/harrypotter.html).
  

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"