Hitech Алекс: другие произведения.

Живёшь только трижды - последнее обновление отдельным файлом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.78*34  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последнее обновление романа, выложенное отдельно от остального текста. Обновлялось 18 марта 2019 года.

*   *   *

Обновление 18.03.2019

Оглавление:

Обновление 18.03.2019

  MI6 штурмуют пещеру Тома Риддла
  Волан-де-Морт узнаёт о потайном ходе в «Хогвартс»
  MI6 заполучают медальон Слизерина
  Бонд готовится навестить Рона и Уизли



*   *   * Обновление 18.03.2019

Море производило обманчивое впечатление тишины, чистоты, спокойствия и безмятежности, напоминая обстановку в кабинете директора во время разговора о потенциальном повышении зарплаты. То есть в целом, конечно, «мы вас очень ценим» и «вы приносите неоценимый вклад в развитие нашей фирмы», но «сложная экономическая ситуация на рынке не позволяет нам увеличивать расходы на зарплатный фонд» и «вклад неоценимый, поэтому и прибавки не будет» звучат, как плевок в лицо. Плевки в лицо в исполнении прибрежного моря в начале апреля были особенно обидными.

Билл Таннер в очередной раз отёр лицо от брызг насквозь мокрым рукавом непромокаемой робы и издал вздох принятия. Он уже прошёл через стадии отрицания, гнева, торга и депрессии. Стадия торга особенно запомнилась Джейкобу Дауни, потому что именно тогда Билл начал угрожать увольнением всему аналитическому отделу и особенно Изабелле Крулл, которая инициировала эту безумную поездку, но сама осталась в Вавилоне-на-Темзе. На стадии депрессии Билл просто застыл на носу катера, подставляя лицо свежему солёному морскому бризу и периодически перегибаясь через борт. Никто в аналитическом отделе не обладал иммунитетом к морской болезни, и начальник отдела беззастенчиво пользовался своим служебным положением, заняв наветренную позицию по отношению ко всему остальному персоналу.

Группа солдат SAS, приданная MI6 для проведения этой операции, какое-то время подшучивала над сухопутными крысами, но на стадии гнева Таннер клятвенно пообещал капитану отправить их выполнять крайне важное для обороноспособности Британии, но абсолютно бессмысленное десятилетнее задание по подсчёту проплывающих мимо тюленей где-нибудь на побережье канадских Северо-Западных Территорий, где солнце видно только два раза в году, когда в тамошнюю глушь добивает сигнал телевидения, а до ближайшего бара полгода ходьбы на лыжах, и проникшийся капитан принялся столь резво одёргивать своих людей, что к началу стадии депрессии на катере воцарилась тишина.

Впереди поднимались из воды белые утёсы. На западе возносились знаменитые восемь скал, почти нетронутых человеком; безграничная память Таннера напомнила ему, что именно здесь снимали белые скалы Дувра для нашумевшего несколько лет назад фильма «Робин Гуд: Принц воров». Начальник аналитического отдела меланхолично подумал о логике, заставившей назвать группу из восьми скал «Семь сестёр»[385], но быстро устал подбирать эпитеты для местного населения. На востоке прямо из воды поднимался бело-красный конус маяка Бичи Хед. Если бы не пронзительный ветер и не облака, периодически закрывающие и без того нежаркое апрельское солнце, вид можно было бы назвать чудесным.

Примерно посередине между маяком и «Семью сёстрами» неширокий галечный пляж исчезал, и океанские волны били прямо в основание белых утёсов. Отколовшиеся от меловых скал валуны высовывали из волн покрытые водорослями головы, вода между ними бурлила и кипела, словно в исполинском котле. Билл даже не удивился, увидев, что как раз туда и направляется катер[386].

— Не бойтесь, сэр, – возник рядом с Таннером капитан спецназовцев. – Это обычной лодке сюда нипочём не пристать. А мы, – солдат изобразил рукой траекторию пьяной змеи, сматывающейся от землетрясения, – обойдём эти камушки так, что вы даже ничего и не почувствуете.

Катер провалился в ложбину между двух волн, и тут же послышался сильный удар в днище. Спецназовец стёр с лица улыбку. Таннер обернулся к Дауни:

— Напомни, почему мы лезем туда?

— Изабелла подняла материалы на детей, учившихся в приюте одновременно с Томом Риддлом. Основной идеей было уточнить его психологический портрет, ну и попутно выяснить возможные методы давления. Известно, что Риддл страдал энурезом до подросткового возраста, возможно, кто-то из его бывших соседей по комнате знает, как вызвать это состояние вновь… Во время проверок личных дел бывших учеников приюта она обнаружила, что Эми Бенсон и Деннис Бишоп, независимо друг от друга, обратились к психотерапевтам с целью избавления от подспудного страха, депрессии и приступов паники. Не сумев выяснить причину страхов конвенциональными методами, психологи, опять же независимо, погрузили Эми и Денниса в гипнотический транс, и вот в трансе они рассказали о некоем пугающем событии, которое произошло в пещере во время одной из экскурсий в течение их обучения в приюте, причём назвали имена друг друга, что и позволило Изабелле потом связать между собой эти истории.

— Погоди, я думал, что беседы пациента и психотерапевта являются врачебной тайной, – нахмурился Таннер.

— Согласись, это очень полезно, когда люди так думают, – закивал Джейкоб. – Как бы то ни было, психотерапевты использовали регрессивную гипнотерапию, чтобы найти и устранить причину паники. Полностью решить проблему им не удалось, но в сочетании с антидепрессантами и установкой заградительных якорей в подсознании они сумели качественно улучшить жизнь пациентов. За годы после окончания лечения Эми сообщила только о четырёх незначительных приступах, Деннис — о шести, тогда как до лечения приступы были частыми, продолжительными и глубокими и происходили, как по часам, весной и осенью.

Катер бесстрашно нырнул в кипящий пеной котёл между скал, и шкипер начал демонстрировать чудеса навигации, ювелирно протискивая тушу кораблика сквозь хоть и пассивную, но очень грамотно организованную противодесантную оборону утёса. Билл моргнул, когда мокрый бок очередного рифа промелькнул на расстоянии ладони от его носа, развернулся спиной к борту и сделал шаг вперёд. Его лицо было по-прежнему безмятежным, как и полагается английскому джентльмену, но костяшки пальцев руки, сжатой на леере, побелели от напряжения.

— Дальше, – подстегнул он Джейкоба.

— Ну, Изабелла продолжила сводить воедино истории Эми и Денниса, и картина начала вырисовываться, – продолжил тот. – Детей из приюта время от времени вывозили на экскурсии по стране. Во время одной из экскурсий они попали в пещеру, и там произошло что-то ужасное, настолько страшное, что отравило им обоим жизнь на десятилетия вперёд. А дальше начинаются странности. Они не помнят, что именно произошло в пещере, они не помнят, кто ещё был в пещере, — при том, что оба без колебаний назвали друг друга и говорили, что с ними был ещё как минимум один человек, — и, что самое странное, они не помнят, как оказались в пещере. Они помнят поездку к морскому берегу, затем что-то, неизвестно что, происходит в пещере, а потом они снова оказываются на морском берегу и не помнят ничего из событий в пещере, пока к ним не применили регрессивную гипнотерапию, заставив пережить этот день снова. Как будто киномеханик, проигрывая фильм их воспоминаний, разорвал плёнку с поездкой на побережье и вставил в середину мутный кусок фильма ужасов.

— И тут у Крулл в голове зажглась лампочка, – протянул Таннер.

— Да нет, вообще-то, лампочка у неё зажглась, когда она узнала о двух воспитанниках, страдающих от депрессии и паники по необъяснимой причине, – возразил Дауни, – а тут у неё зажёгся прямо зенитный прожектор. Или маяк, – он ткнул пальцем в скрывающуюся за выступом скалы бело-красную башенку. – Аж искры из глаз посыпались. Риддл перенёс детей в пещеру магическим путём, что-то с ними сделал, а затем поставил блок на эти воспоминания и вернул их обратно. Он заставил детей забыть личность того, кто их туда переносил, но недостаточно хорошо продумал свой приказ, поэтому они запомнили друг друга. Кроме того, он явно не знал, что подавленные, забытые воспоминания вызовут в будущем депрессию и панические атаки.

Катер снова наткнулся на камень. Со стороны мостика послышалась солёная морская терминология, живописующая занимательные, но предосудительные даже по меркам просвещённого двадцатого века отношения шкипера с катером, камнем, морем и нынешним заданием. Скрип металла о скалу был таким пронзительным, что вызывал зубную боль. Таннер подождал, пока очередная волна отнесёт кораблик от рифа, и сказал:

— А как она обнаружила саму пещеру?

— Проверила все поездки воспитанников на побережье, в которых участвовали Эми, Деннис и Том Риддл. Такая экскурсия была только одна. Затем Изабелла нашла полный список участников этой единственной экскурсии, отыскала тех из них, которые ещё были живы, пригрозила их лечащим врачам, и те подтасовкой медицинских данных убедили этих людей согласиться на регрессивную гипнотерапию. А погружение в гипноз и допрос проводили уже наши мозголомы. Под гипнозом люди смогли вспомнить, что на протяжении полутора часов не видели этих троих, — Эми, Денниса и Тома. Регрессивная гипнотерапия — великая вещь, позволяет достоверно пережить даже те события, которые, казалось бы, давно забыты, и уж тем более легко вспомнить такой волнующий эпизод жизни, как экскурсия на побережье, — для неизбалованных развлечениями воспитанников детского приюта…

— Нет, я имею в виду, — как она обнаружила нужную пещеру? – Билл обвёл рукой возвышающиеся прямо над ним пятисотфутовые утёсы. – Это меловые скалы. Они легко разрушаются водой. Тут всё побережье должно быть в гротах, пещерах и кавернах! И зачем мы лезем в эту пещеру?

— Шеф, она ваша подчинённая, вот вы её и спрашивайте, – пожал плечами Джейкоб, что было непросто сделать, цепляясь обеими руками за страховочный леер на качающейся палубе. – Она уверена, что место, в котором Том Риддл впервые попробовал управлять мыслями и чувствами других людей, должно преставлять для него огромную важность. Возможно, он скрывается в этой пещере. Возможно, хранит в ней что-то важное. Возможно, воспоминания. Если мы сумеем получить доступ к его воспоминаниям, как сумели получить доступ к воспоминаниям Директора Пасеки, мы будем лучше понимать, с кем имеем дело.

Билл оценил возможные последствия. Результат ему не понравился:

— Погоди, то есть он сам может быть внутри? И мы лезем туда всего лишь с двумя десятками солдат?! Эй, шкипер, разворачиваемся и уходим!

— Нет-нет-нет! – Джейкоб схватил Билла обеими руками, выпустив леер. В полном соответствии с законом подлости, катер немедленно накренился набок, и Джейкоб буквально вцепился в своего начальника. – Во-первых, мы уже почти на месте. Во-вторых, у маленькой группы больше шансов пробраться внутрь незаметно. В-третьих, нас прикрывают вертолёты, а буквально в нескольких километрах дрейфует крейсер в полной боевой готовности. И в-четвёртых, мы не сражаться идём, а только посмотреть, буквально одним глазком!

— Одним глазком посмотреть — это к Нику Фьюри, он по «посмотреть одним глазком» спец, – пробурчал Билл, позволяя себя переубедить. – Хорошо. Шкипер, отставить разворачиваться и тикать!

С мостика вновь донёсся рокот морской терминологии, приправленной бурчанием в сторону не определившегося с желаниями начальства. Таннер его невозмутимо проигнорировал:

— Как мы попадём в эту пещеру? Я отсюда даже не вижу входа в неё, скалолазаньем я не занимался со времён учебки, а скалолазаньем по мокрым скалам, когда внизу методично шлёпают о камни многотонные волны, — вообще никогда!

— Вот потому-то нам и нужны ребята из SAS, – осклабился Дауни. – У них подъёмы в полной выкладке и без дополнительных приспособлений на сто метров по отвесной мокрой скале входят в ежедневную утреннюю зарядку. Они залезут ко входу в пещеру, тем более что лезть невысоко, установят там лебёдку, и мы поднимемся, как на лифте.

Очередной вал поднял катер и со всей силы шваркнул его о скрытый под водой камень. Рядом с едва не потерявшими равновесие разведчиками материализовался капитан спецназовцев:

— Джентльмены, прошу на выход!

— «Как на лифте», да? – поперхнулся Таннер. – Что здесь выглядит похоже на лифт?!

— Джентльмены, я вам скажу, что здесь точно не похоже на лифт, – склонил голову капитан. – У лифта ведь есть дно, так? Ну, а у нашего катера… Так что живенько, живенько, шевелим конечностями…

Мимо пробежал шкипер. С выражением крайней сосредоточенности на лице он вскочил на фальшборт и сиганул дальше, шмякнувшись о скалу с грацией медузы и цепляясь за неё всеми пальцами.

— Но ведь капитан должен покидать корабль последним! – несколько растерянно осведомился у пытающегося вжаться в белый мел шкипера Джейкоб.

— Как хорошо, что я не капитан, а всего лишь лейтенант! – ответил тот, пытаясь слиться с утёсом воедино.

Новая волна выросла за кормой, но, в отличие от всех предыдущих случаев, катер не поднялся вместе с окружающей его водой. Билл и Джейкоб, не сговариваясь, повторили подвиг шкипера и повисли на утёсе, к тому моменту уже облепленном спецназовцами в чёрной униформе. Снизу в неприятной близости от ступней раздался треск, и разведчиков окатило брызгами воды, перемешанной с не поддающимися опознанию крошечными деталями катера, что волшебным образом придало сил давно нетренированным мускулам двух ярких представителей офисного планктона.

Выветрившийся меловой утёс, как оказалось, выглядел лёгкой задачей для скалолазания только теоретически. На практике же камень крошился под руками, осыпался при попытке найти упоры для ног, а водоросли и брызги образовали на его нижней части такой скользкий ковёр, что удержаться на поверхности скалы было непросто даже самим водорослям.

Спецназовцы, однако, не стали терять время даром. В поверхность утёса вонзились буры и костыли, споро ввинченные страховочные крюки обросли нейлоновыми верёвками. Работа спорилась, потому что альтернативой было падение в беснующийся океан внизу, где каждая волна самоубийственно стремилась шваркнуть себя и всё, собой подхваченное, о камни. Принайтовавшись к утёсу, бойцы SAS спустили петли застывшим разведчикам и шкиперу, к тому моменту вторично вымокшим до нитки.

— Цепляйся за петлю, – сказал Билл, подавая пример. – Надеюсь, второй конец этой верёвки закреплён, как полагается.

Затем были пущены в ход ручные лебёдки, ещё до отплытия намертво притороченные к разгрузочным жилетам спецназовцев, — иначе те с удовольствием забыли бы их на затонувшем катере. Спустя некоторое время, показавшееся Джейкобу и Биллу бесконечным, хорошо ошкуренные о меловой утёс аналитики встали перед горловиной узкой трещины.

— Сверху эта расселина совершенно не видна, – пробормотал Билл, листая фотографии аэрофотосъёмки, извлечённые из непромокаемого планшета[387]. – Так, куда же теперь…

Джейкоб указал на самый край скалы, где цепочка неровных выемок образовала опоры для ног, позволявшие спуститься к валунам, что лежали, наполовину утопая в воде, у самой стены обрыва. Со стороны моря их закрывал огромный валун, в незапамятные времена отколовшийся от утёса; поэтому с воды не было видно ни саму расселину, ни уходящего вглубь обрыва тёмного туннеля. Закрывавший вход валун служил заодно и волноломом, поэтому вода в глубине тоннеля была почти неподвижна.

— Нам туда, – сказал Дауни и подал пример, спускаясь к воде. – Придётся немного вымокнуть.

— Надо было надеть гидрокостюм, – скривился Билл, погружаясь в тёмную воду. Спецназовцы прикрывали разведчиков и с фронта, и с тыла, свет ярких переносных фонарей заставил мокрые стены туннеля сверкать, словно те были усыпаны бриллиантами.

Тоннель сжался до размеров щели шириной не больше трёх футов, по которой с шумом, плеском и фырканьем продвигались люди. Ноги не чувствовали дна. Вода была очень холодной, — даже летом Ла-Манш не прогревается выше пятнадцати градусов, — а мокрая одежда сковывала движения.

Вскоре туннель повернул влево и привёл к небольшой площадке, с двух сторон огибаемой расселиной с водой, а с оставшихся двух ограниченной нависающей скалой. Спецназовцы, готовые отразить любую угрозу, кроме тех, ради анализа которых и прибыли на это место Билл и Джейкоб, сноровисто организовали периметр, пропустив аналитиков в центр площадки. Те, отфыркиваясь, вылезли из воды, напоминая диковинных тюленей, и первым делом активировали химические грелки, чтобы хоть немного согреться после заплыва в ледяной воде.

— Бедные детишки, – сказал Билл, зажимая грелку под мышкой и вынимая из разгрузочного жилета термос. – Один только спуск должен был испугать их до потери пульса. Они-то спускались с самой верхушки обрыва, почти триста футов по почти отвесной стене. Потом ещё это плавание… – Таннер открутил крышку термоса, и стоящий рядом спецназовец заинтересованно потянул носом и скорчил гримасу кота, неожиданно обнаружившего, что пойманная им мышь сделана из войлока. – Какао будешь?

— Какао?! Почему не виски? – опешил Джейкоб.

— Нам надо согреться после купания. Алкоголь расширил бы сосуды, создавая ощущение тепла, но на самом деле мы бы теряли энергию ещё быстрее; алкоголь не согревает. Поэтому нужен горячий напиток с лёгким стимулирующим действием. Кофе тоже неплох, но мне хватает его в офисе… Так что насчёт какао?

— Да, налей мне чашечку.

— Вам, ребята, я не предлагаю. Я знаю, что бойцы SAS в принципе не пьют ничего, что не горит…

Когда пальцы перестали трястись, Джейкоб вытянул из водонепроницаемого кармана собственного разгрузочного жилета прибор размером с зажигалку и щёлкнул им. Тот с готовностью заморгал жёлтой лампочкой.

— Здесь применялось волшебство, но очень давно, – пояснил он не нуждающемуся в пояснениях Биллу. – Квантовые эффекты незначительны, сложная электроника работать будет. Возможно, с ошибками и не бесконечно, но будет, и это хорошо, потому что…

Из рюкзака, надетого на одного из спецназовцев, был извлечён очередной прибор, похожий одновременно на фен и на полицейский радар. Маленькое окошечко с противоположной стороны от похожего на толстый ствол раструба осветилось.

— …Потому что Изабелла говорила, что интересующая нас пещера подходит к краю утёса на расстояние примерно в тридцать футов. Мы проплыли двадцать от начала туннеля, то есть эта пещера начинается буквально за стеной. И эту стену надо найти.

Радиоизотопный уровнемер тихонько зажужжал, когда свинцовая заслонка внутри него повернулась, позволяя потоку гамма-излучения пронизать сложенную из осадочных пород скалу. Джейкоб уставился в окошечко, считывая толщину камня, и начал медленно поворачиваться:

— Ага, тут сплошной массив… Восемнадцать… Четырнадцать… Семь… Три… Пять…

— А ну-ка, вернись туда, где было «три», – попросил Билл. Джейкоб с готовностью осветил скалу потоком высокоэнергетических фотонов. – Видишь?

На скале, облучаемой гамма-лучами, замерцало изображение, напоминающее контур арки. Скала внутри никуда не делась, да и сама арка не светилась, а, скорее, поблёскивала, как паутинка в солнечных лучах, но, несомненно, она указывала на запечатанный проход.

— Какое банальное заимствование, – с разочарованием протянул Джейкоб. – Что нужно сделать? Сказать пароль «друг» и пройти?

— Вряд ли Том рассчитывал, что здесь будут шастать друзья, – хмыкнул Билл, несколькими движениями баллончика с краской очерчивая примерный периметр прохода.

— «Враг»! – громко сказал Джейкоб, опустив затихший уровнемер. – «Неприятель»! «Злыдень»!

Арка с глубочайшим наплевательством к потугам заместителя начальника аналитического отдела продолжила оставаться скалой.

— Джейкоб, вряд ли Том был согласен предоставить доступ к этой пещере врагу, – включил логику Билл. – Если это место действительно столь ценно для него, как считает Изабелла, то он должен был предпринять меры, препятствующие проникновению внутрь любого другого человека, кроме него самого. Зная, что он змееуст, я бы поставил на то, что пароль, если он, конечно, голосовой, должен быть на парселтанге. Что-нибудь пафосное и бессмысленное, «Слава чистокровным!» или похожий бред.

— Но я не знаю парселтанга, – нахмурился заместитель.

— И я тоже не знаю. Но зато я знаю, как решать проблемы.

Билл постучал по скале. Это была хорошая, прочная меловая скала с вкраплениями кремния.

— Сила, – продолжил начальник аналитического отдела. – Сила способна решить любую проблему. Если она не решает стоящую перед тобой проблему, значит, ты просто применил недостаточно сил, и пора взять молоток побольше[388]. А у нас здесь есть целая команда тренированных профессионалов в деле применения силы. Ребята, – Билл постучал по плечу капитана спецназовцев, – вот вам задача: имеется метровой толщины скала, а нам надо попасть на другую сторону. Вы можете что-нибудь организовать?

В замкнутом пространстве взрывы сначала кумулятивных зарядов, а затем заложенной в получившиеся шурфы пластиковой взрывчатки были оглушающими. Вскоре скала внутри арочного прохода перестала существовать.

Когда звон в ушах утих, аналитики и солдаты прошли внутрь и оказались на нешироком скалистом берегу, окаймляющем гигантское, невообразимо огромное подземное озеро. Над неподвижной маслянисто-чёрной водой мерцал какой-то зеленоватый проблеск.

— Вот теперь я понимаю, как Изабелла вычислила нужную пещеру, – пробормотал Билл, возясь с приборами. – Точечный источник излучения такой мощности можно и с поверхности обнаружить!

— А это излучение не опасно? – поинтересовался капитан спецназовцев, отшвыривая с дороги гальку размером с кулак — раздробленный камень из пробитого арочного прохода.

— Конечно, нет! – возмутился Джейкоб, следя за тем, чтобы капитан всегда оставался между ним и источником странного зеленоватого свечения.

Камешек, отброшенный спецназовцем, скакал по скальному берегу озера, пока не впечатался в выступ породы. Галька закрутилась на месте, заскользила и с мягким плеском шлёпнулась в воду.

В следующий момент поверхность озера взорвалась. Что-то синюшно-белое, гуманоидное, выросло из воды у самого берега и, размахивая руками, попыталось нашарить возмутивший поверхность озера предмет.

— Это ещё что за чертовщина?! – не потерял дар речи капитан.

Существо обернулось на звук, расставило руки, словно приглашая обняться, и с удивительной быстротой двинулось к людям.

— Стой, стрелять буду, – несколько неуверенно проинформировал капитан, поднимая свой пистолет-пулемёт к плечу.

— Не нужно, – нервно сказал Джейкоб, отступая за линию спецназовцев.

— Не нужно стрелять?!

— Не нужно предупреждать! Огонь!

Выпущенные короткой очередью три пули вонзились в середину груди существа, отбросив его назад, но оно немедленно поднялось снова. Бескровные раны даже не замедлили его движений.

— В голову, – предложил Билл. – Вообще-то было бы лучше стрелять в основание черепа сзади, чтобы отделить спинной мозг от головного, но просто пуля в лоб тоже должна сработать.

Капитан спецназовцев прицелился. Существо обзавелось стильной дырочкой в центре лба и шлёпнулось обратно в озеро, против ожиданий, не вызвав никаких дополнительных инцидентов.

— Это что было? – осведомился капитан, меняя магазин и доснаряжая только что вынутый четырьмя патронами из подсумка. Абсолютно спокойный и невозмутимый голос свидетельствовал об охватившем бесстрашного спецназовца инфернальном ужасе.

— Это был инфернал, – ответил Билл. – Проще говоря, зомби. Классическое соответствие всем характеристикам: синюшная кожа, обезображенное лицо, отсутствие трупных пятен, быстрые, но угловатые и неестественные движения, невосприимчивость к поражению периферийных органов…

— Какие там периферийные органы, – возмутился спецназовец, – я ему в грудь три пули положил! Даже если попал мимо сердца, что вряд ли, лёгкие у него в кашу превратились!

— Инферналы не дышат, и у них нет кровообращения, – пожал плечами Билл. – Вместо крови по их жилам течёт… Неважно, что, у вас нет допуска. Но вот центральная нервная система у них сохраняется, поэтому пуля в голову — неплохой способ их успокоить. Упокоить. Как я уже говорил, лучше было бы стрелять сзади в основание черепа, стрельба спереди может быть не настолько эффективна. Обезглавливание тоже неплохо сработает. Ещё они боятся огня и яркого света.

— Обезглавливание?! Я свой меч забыл дома, – криво ухмыльнулся капитан. – Тоже мне, there must be only one. Откуда они вообще взялись, эти зомби?

— Их как раз Том Риддл и наклепал, – пояснил Джейкоб. – Методами, к которым у вас нет доступа, с целью, к которой у вас нет доступа. К самому существованию инферналов у вас тоже, в принципе, нет доступа, но теперь уже поздно. Мы даже подписку о неразглашении с вас брать не будем, ведь даже если вы расскажете, что воевали с зомби в пещерах под Бичи Хед, вам никто не поверит. Будем надеяться, отсутствие доступа к факту существования инферналов не помешает вам обеспечить им отсутствие доступа к нам.

Капитан искренне попытался продраться сквозь эту тираду, но бросил на полпути и предпочёл сорваться на подчинённых:

— Эй, мокрохвостые, сомкнуть ряды! Двое — охранять вход в пещеру! Кто тронет поверхность воды, сам отправится к этим зомби!

Билл задумчиво рассматривал мерцающий вдали зелёный огонёк.

— Уверен, что это свечение там неспроста. Наверняка Том предусмотрел какой-нибудь экстравагантный и неимоверно глупый способ перемещения по озеру, но, как и с аркой, мы просто не сможем его отыскать, потому что мы не маги. Капитан, прекратите делать вид, что вы не прислушиваетесь к моему бормотанию, к которому у вас тоже нет доступа, и скажите: у нас есть какой-нибудь способ добраться до источника света?

Спецназовец прикинул расстояние:

— Ну, у нас есть надувная лодка с химическим наддувом и двигатель для неё, но как мы спустим её на воду? Эти зом… Инферналы… Они ведь разорвут нас на части.

Билл посмотрел на озеро, подобрал небольшой округлый камешек и взвесил его на ладони:

— Необязательно. Вы заметили, что упокоенный инфернал, хлопнувшись в озеро, не поднял ещё одного инфернала? В них встроена базовая система распознавания «свой-чужой». Если поверхности воды касается такой же зомби, функционирующий или нет, они не нападают. Капитан, сможете шлёпнуть десяток-другой инферналов так, чтобы не повредить брюшную полость? Мы накачаем их углекислым газом, чтобы обеспечить положительную плавучесть, и закрепим под дном лодки, таким образом, лодка не будет касаться воды.

Спецназовец обдумал идею.

— Хитро́, – признал он. – Но как мы будем двигаться? Винт двигателя или вёсла должны будут погружаться в воду.

— Для этого я тоже кое-что придумал, – скромно признал Билл. – Отрубим инферналам ладони, склеим их быстротвердеющим органическим полимером и насадим на лопасти винта, а ось… Ну… Тоже чем-нибудь покроем. Кишки у инферналов есть? Знаете, как в древности презервативы делали? Вот. Ну так что, готовы?

Джейкоб подёргал начальника за рукав:

— Шеф, я тут подумал… Том Риддл ведь наверняка настроил какую-нибудь систему оповещения, если эта пещера так для него важна. Что помешает Риддлу почувствовать, что мы вломились в его пещеру?

— О, на это легко ответить, – улыбнулся Таннер. – Во-первых и в-главных, он недооценивает маглов. Он считает, что если человек не маг, — ребята, продолжайте не слушать, у вас нет допуска к этим сведениям, — то его можно не принимать в расчёт. Вот если бы сюда проник волшебник, то, готов поспорить, его система сигнализации верещала бы вовсю, но принимать меры предосторожности против маглов?! Для этого надо быть умным. Хорошо, что Том не такой.

— Это во-первых, – щёлкнул языком совершенно не успокоенный Дауни. – А во-вторых?

— А во-вторых?.. – Билл вздохнул. – Ты помнишь разломившийся об утёсы катер, вбитые в скалу костыли и крючья? Наш заплыв по туннелю? Серию взрывов, чтобы сделать пролом в скале? Тебе не кажется, что беспокоиться о сигнализации уже несколько поздновато?

*   *   *

Волан-де-Морт сумрачно взглянул на своего верного соратника. Люциус, выступавший на сей раз в роли вестника несчастья, заморгал.

— Повтори ещё раз, медленно, – попросил Тёмный Лорд, переводя взгляд заполненных кровью провалов в глазницах на тонкие белые узловатые пальцы.

— В школе форменное светопреставление, – начал Малфой. Его голос не дрожал, в отличие от самого волшебника. – Детишки Уизли опоили Поттера амортенцией. Слизнорт сварил противоядие, детишек взяли под стражу мракоборцы, целый отряд которых совершенно неожиданно в тот же вечер прибыл для размещения в школе. Пока Поттер пил противоядие, в кабинет Слизнорта трансгрессировали какие-то колдуны, как минимум один из которых был нашим. В перестрелке с аврорами одному из колдунов с Чёрной Меткой снесло башню, остальные исаппарились в неизвестном направлении, прикрыв отступление адским пламенем. Теперь мракоборцы взяли школу под плотный контроль, антиаппарационный щит подкреплён несколькими внутренними разработками аврората, все входящие и выходящие проверяются, переписка перлюстрируется, авроры роют носом землю.

— Зачем? – не понял Волан-де-Морт.

— Пытаются понять, что эти неизвестные колдуны забыли в кабинете зельеделия, и рассматривают странное совпадение, по которому Дамблдор снял антиаппарационный щит именно тогда, когда в школу трансгрессировали неизвестные.

— Нет, это я понимаю. Зачем рыть носом?

Люциус сосредоточил преданный взгляд на плоском участке кожи между глазницами и безгубым провалом рта Тёмного Лорда.

— Это такое выражение, милорд. Означает, что они очень тщательно проверяют всё, до чего могут дотянуться. Они не знают точно, что именно им следует искать, поэтому с предельным вниманием проверяют всё подряд.

Волан-де-Морт задумчиво пожевал нижнюю губу.

— Того колдуна с Чёрной Меткой опознали?

— Пока нет, милорд, тело сильно обгорело, оно было в центре прорыва адского пламени. Но, по косвенным данным, это Снегг. Он единственный из отмеченных Меткой, кто находится вне Азкабана и кого я не смог отыскать.

— Снегг… Это осложняет дело. – Волан-де-Морт оттянул нижнюю губу пальцами и посмотрел в открывшееся пространство; отсутствие носа имело свои сомнительные преимущества. Малфоя передёрнуло, правда, он попытался скрыть свою реакцию. – Сведения точные?

Люциус изящным жестом достал белоснежный носовой платок и промокнул выступившие на висках капли пота. Сейчас предстояло быть предельно аккуратным: в комнате находилась Нарцисса. Хоть она и вышивала под торшером в противоположном углу комнаты, но Люциус знал, что ещё никогда её уши не пропустили ни одного сказанного в её присутствии слова, неважно, как тихо оно было произнесено. Если он сейчас сорвётся, тёмнолордское «Круцио» покажется ему ласковым почёсыванием спинки по сравнению с тем, что устроит ему Нарцисса.

— Сведения абсолютно точные, милорд. Личинки Уизли были арестованы мракоборцами по обвинению в неэтичном колдовстве первой степени. Согласно уголовно-процессуальному кодексу, принятому Министерством Магии в 1836 году, арестованному предоставляется право однократного засовывания башки в камин. Вы же знаете Хельги Филиппсона, он яростный поборник правил… Дочка воспользовалась школьным камином, достучалась до коровы-Уизли и пересказала ей всю историю, так что сведения достоверные.

Люциус скосил глаза в сторону торшера. Нарцисса продолжала вышивать, как ни в чём не бывало. Но… Ему показалось, или движения руки с ниткой замедлились?

Волан-де-Морт медленно моргнул:

— Младшая Уизли — это которую не дожевал василиск, вызванный моим духом, сохранённым в расковырянном клыком василиска дневнике? Она рассказывала свою историю матери. Откуда эти сведения у тебя? Или я чего-то не знаю о твоих семейных делах?

Люциус ещё раз прошёлся по вискам платочком:

— Она рассказывала историю через камин, Ваше Лордство. А школьные камины под колпаком у Долли Амбридж, недалёкой стервы, умеющей только гадить, строить козни и разрушать хорошо работающие организации. Она, конечно, верна Фаджу, но она — слизеринка, а к таким людям я знаю подход. Убедить тупую выскочку, что подслушивание конфиденциального разговора — в интересах Фаджа, не составило труда. Младшие Уизли — несовершеннолетние, поэтому за их действия несут ответственность родители. Уизли-старшему прямо сейчас предъявляются обвинения. Когда у него срастутся кости после предъявления обвинений, он будет отстранён от работы в Министерстве на неопределённый срок.

На самом деле, разумеется, блондин получил сведения напрямую от Молли, но не признался бы в этом даже под пытками. Впрочем, он не горел желанием проверить свою стойкость.

— Как это меняет наши планы? – спросил вслух Волан-де-Морт. Вопрос был риторическим: никто из его помощников не собирался демонстрировать психованному лорду умение мыслить самостоятельно. Однако и совсем без реакции оставлять вопрос самозванца было нельзя:

— Ну, я думаю, нам придётся отложить атаку на школу, пока личинкам Уизли не позволят вернуться к учёбе, – осторожно протянул Малфой. – Сейчас нам вообще не на кого опереться. Никто не сможет провести меня с Ноттом в школу, чтобы мы могли выпустить внутри Петтигрю.

— Нет! – взревел Тёмный Лорд, шарахнув кулаком по столу. Нарцисса вздрогнула и уронила иголку, Люциус отшатнулся, Петтигрю, пискнув, забился под стол. – Мы и так слишком долго ждали, мы не можем откладывать нашу атаку! Малфой, подумай ещё раз, неужели и правда нет никого, кто мог бы открыть нам ворота изнутри школы?

Малфой мысленно прошёлся по плану.

— Потайной ход в школу известен только Поттеру, Уизли и Грейнджер, – осторожно начал он. – Сведения от самих Уизли. Возможно, есть ещё кто-то, посвящённый в секрет, но Уизли о таких людях не сказали, а значит, рассчитывать на них мы не можем. Оба Уизли, находящиеся сейчас в школе, сидят под стражей. Грейнджер не будет сотрудничать с целью убийства Поттера. Сам Поттер…

Сам Поттер горел желанием заманить Волан-де-Морта под совместный удар Ордена Феникса и Пожирателей Смерти, но Тёмному Лорду знать об этом необязательно. Спохватившись в последний момент, Малфой начал кромсать свои мысли на кусочки, чтобы легилимент не мог их прочесть.

— …Сам Поттер, понятно, тоже не будет с нами сотрудничать. Поэтому…

— А сколько всего есть потайных ходов в школу?

— Ну, в годы моей учёбы ходили слухи о трёх, – ответил Люциус. – Я проверил два из них, Крэбб-старший лазил в третий, и мы потом две недели натирали кубки, — там стояли сигналки. Уизли говорили о действующем ходе, о котором Филч не знает, значит, должен быть ещё один. Итого — четыре.

— Их больше, – подал голос Петтигрю.

— Что, прости? – Малфой не привык к тому, чтобы Питер подавал голос по собственной инициативе. Тёмный Лорд уставился на своего помощника так, словно видел его впервые в жизни.

— Потайных проходов больше, – более уверенно начал Петтигрю. – Мы с Поттером-старшим, Блэком и Люпином создали карту «Хогвартса», и поисковое заклинание открыло несколько потайных ходов из школы. К сожалению, я занимался алгоритмом распознавания личностей, а не картографическими заклинаниями, поэтому ничего не могу сказать про общее количество ходов, но гарантированно существует потайной ход из Визжащей Хижины. Именно по нему меня протащили два года назад в кармане Рона Уизли, когда Блэк и Люпин чуть не пустили меня на кошачий корм. Со стороны школы потайной ход заканчивается у Дракучей ивы, которая не подпускает к нему учеников, со стороны Хогсмида — в Визжащей Хижине, её дурная репутация сама по себе является отпугивающим фактором. Дракучую иву можно нейтрализовать нажатием на сучок около корней. Этот проход был создан Дамблдором для Люпина, чтобы тот пережидал свои критические дни в безопасном для учеников месте; именно для того, чтобы беситься с ним, мы — я имею в виду Поттера, Блэка и себя — и разработали мутагенные чары для превращения магов в анимагов. Это точно не тот проход, который имели в виду Уизли, потому что Дракучая ива находится на видном месте, любой посторонний, прошедший по этому проходу, будет на виду у всей школы, как дерево в степи… Если, конечно, он не может превратиться в крысу, которую невозможно заметить издалека.

В комнате воцарилась гробовая тишина. Затихла даже державшая ушки на макушке Дринки, по своему обыкновению выполнявшая монотонную нескончаемую работу по поддержанию комнаты, в которой в настоящую секунду находился Тёмный Лорд, в чистоте.

— Ты всё это время знал о потайном проходе в «Хогвартс» и ничего не говорил?! – Волан-де-Морт, казалось, не был готов поверить в такую глупость.

— Причины не было, – пожал плечами Петтигрю.

— Какие-нибудь следилки? Охранные заклинания?

— Когда мы учились в школе, ничего такого не существовало, – вновь пожал плечами Человек-Крыса. – После того, как Люпин получил аттестат, этим подземным ходом пользоваться перестали, а затем и вовсе про него забыли, так что я лично очень удивлюсь, если узнаю, что о нём вспомнили и перекрыли. Два года назад меня протащили по нему снова, и я ничего не почувствовал. Если что-то и есть, оно достаточно непритязательное, чтобы не отреагировать на трёх детей, двух взрослых незарегистрированных анимагов и одного Снегга, который пришёл туда наводить свои порядки, хотя его никто не звал.

— Это не опровергает возможности существования простой сигналки, – Волан-де-Морт переглянулся с Малфоем. – Мелкое заклинание, которое никак себя не проявляет перед идущими по потайному ходу волшебниками, но просто информирует нужного мага о том, что потайным ходом кто-то воспользовался. Те, кто идут по потайному ходу, ничего даже не заметят.

Малфой обдумал эту идею:

— Вряд ли, милорд. Судя по тому, что рассказал нам Питер, Филча не ставили в известность об организации этого прохода. То есть в руководстве школы об этом проходе знали считанные единицы. Наверняка — Дамблдор: этот тип готов предать собственную расу, лишь бы помочь несчастным оборотням. МакГонагалл, как декан факультета, на котором учился Люпин, должна была знать, где он проводит свои критические дни. Возможно, об этом проходе знали другие деканы факультетов, а они затем передавали информацию своим преемникам; это объяснило бы, каким образом Снегг последовал за школьниками в Визжащую Хижину. Есть шанс, что знает Хагрид, хотя не думаю, что Дамблдор объяснял ему, зачем нужна Дракучая ива; скорее всего, лесничему просто приказали посадить дерево, и всё. Получается пять магов, и это максимум; всего пятеро. Милорд, у школьного входа в этот потайной ход растёт Дракучая ива, а у Визжащей Хижины настолько жуткая репутация, что к ней никого и на верёвке не подтащишь; к нам в Министерство каждую неделю обращаются взволнованные граждане с жалобами на зловеще затаившихся, и поэтому тихих, призраков Визжащей Хижины. Значит, к ходу никто в здравом уме приближаться не будет, и он достаточно хорошо защищён для того, чтобы его не отыскали случайно. Получается, что теоретически о потайном проходе могут знать Дамблдор, МакГонагалл, Снегг, Флитвик и Стебель. Ни одному из названной мной пятёрки не захочется тратить силы на установку отвлекающих сигналок в ходе, которым и так никто не пользуется. И есть ещё один довод.

Малфой легонько стукнул по плечу Петтигрю. Тот, не привыкший к таким ярким проявлениям чувств со стороны хозяина дома, трусливо закатил глаза и попробовал упасть в обморок. Люциус щёлкнул пальцами перед его носом, заставляя прийти в себя.

— Петтигрю труслив, как и полагается анимагу-крысе. Прости, Питер, я изменю свои слова: Петтигрю предельно внимателен и всегда готов к неблагоприятному развитию событий. Это означает, что он постоянно настороже. И он неплохой маг, раз уж, по его словам, он справился с заклинанием распознавания личностей. Если при всём при этом в необычной ситуации, когда Петтигрю два года назад волокли по проходу в кармане Рона Уизли, то есть когда Петтигрю ожидал неприятностей, он не почувствовал никаких следилок, значит, их действительно не было.

— Что, конечно, не означает, что их там не появилось, особенно сейчас, когда щит над школой укреплён аврорами, – цыкнул зубом Тёмный Лорд. – Петтигрю, готовься. Нотт отвезёт тебя в Хогсмид, ты в образе крысы пройдёшь этим потайным проходом до Дракучей ивы и вернёшься обратно, не выходя в школу. Проверишь наличие охранных чар и следилок, и заодно присмотришься к защитному куполу школы. Не волнуйся, я не прошу тебя снимать чары аврората; срисуешь ветвление потоков и вязь основных энергетических узлов, и мы вместе попробуем разобраться и разработать контрмеры. А на следующий день снова пройдёшься по потайному ходу, чтобы узнать, как часто авроры меняют используемые заклинания. Не волнуйся, даже если там будут следилки и тебя засекут, двигайся вперёд. Мракоборцы решат, что ты обычная крыса, провалившаяся в этот ход, так что тебе ничего не угрожает.

Петтигрю кивнул с неподдельным энтузиазмом идущего на эшафот смертника. На его заострённом лице смешались выражения мрачной решимости и безграничного ужаса.

— Малфой, я удивлён, что ты не предложил самую очевидную кандидатуру для того, чтобы взломать ворота, – продолжил Волан-де-Морт, переведя взгляд на другого участника разговора. – Разве твоего сына выгнали из школы? Почему бы ему не сделать для нас пустячок-другой?

Люциус представил, какой «пустячок» сделают с Драко мракоборцы, если застанут его взламывающим вход для бригады Пожирателей Смерти, и побледнел ещё сильнее:

— Но милорд, разумно ли лезть в школу сейчас? Там полно авроров, а у нас нет союзника, который завёл бы Поттера в западню!

— Мракоборцы не уберутся из школы ни завтра, ни послезавтра, ни через месяц, – холодно возразил Волан-де-Морт. – И союзник у нас есть. Люциус, твоему сыну придётся придумать, как отвести Поттера туда, где мы сможем его схватить.

*   *   *

Джейкоб Дауни спрыгнул на скалистую поверхность крошечного островка, тщательно следя за тем, чтобы не коснуться обманчиво-безмятежной поверхности воды. Вслед за ним выбрался Билл Таннер. Спецназовцы пришвартовали лодку к уходящей под воду старой цепи и организовали внешний периметр.

— А вот и второй конец паромной переправы. – Таннер постучал ногтем по ржавой железной бадье, вокруг которой была обмотана цепь. – Если бы мы продолжили искать, мы почти наверняка нашли бы где-нибудь на берегу второй конец этой цепи. Ну, если бы он был видимым, конечно; у организовавшего этот подземный Диснейленд Тома не было желания облегчать людям поиск транспорта, поэтому, допускаю, он второй конец этой цепи спрятал или замаскировал.

Джейкоб подошёл к источнику зелёного света. Вблизи он был настолько ярким, что глаза при прямом взгляде начинали болеть.

— Интересное излучение, – заметил он, проводя вокруг каменного постамента со стоящей на нём большой чашей счётчиком Гейгера. – По цвету напоминает соли урана в ультрафиолете, но радиоактивность на фоновом уровне. Однако какие высокие показатели колдовства!

По знаку Билла капитан спецназовцев сделал несколько фотографий. Затем Таннер сел на корточки рядом с чашей. В прозрачной ёмкости медленно колыхалась светящаяся изумрудным цветом жидкость, на дне смутно виднелся какой-то предмет.

— Я не могу взять образец! – пропыхтел Джейкоб, тщетно пытаясь дотронуться пипеткой до поверхности светящейся жидкости. Как он ни старался, между ними оставалось не меньше дюйма.

— Очень интересная интерпретация идеи силового поля, – прокомментировал Билл, пытаясь зачерпнуть жидкость голой ладонью и с удовлетворением замечая, как невидимая преграда останавливает её в воздухе. – Всё явно сделано с одной-единственной целью: помешать взять то, что лежит на дне этой чаши. Вся эта многоуровневая защита возведена только ради этого предмета. Тем более нам нужно его достать. Ну что, Джейкоб, экспресс-тест: как добыть предмет, защищённый силовым полем?

Дауни попытался коснуться жидкости авторучкой, тонким проводом, замыкающим батарейку из фонарика, и попробовал намочить носовой платок, — всё безрезультатно. Наконец, он подобрал маленький камешек и уронил его в чашу. Камешек завис над жидкостью. Капитан спецназовцев вытаращил глаза.

— Пробовать стрелять в жидкость мы не будем, – предвосхитил Таннер, с отеческой улыбкой наблюдая за бесплодными действиями своего подчинённого. – Пуля срикошетит и улетит в озеро, а ещё один зомби нам ни к чему.

— У силового поля должен быть какой-то предел прочности, – возразил Дауни. – Что-то ведь его генерирует, у генератора есть выходная мощность. Если мы заставим его превысить этот предел, генератор выйдет из строя, и мы преодолеем это поле.

— Всё так, но мы ведь говорим о магии, – Билл уселся по-турецки. – Я думаю, это какая-то разновидность «Протего». Может быть, эта штука выдержит даже ядерный взрыв, — вспомни, её делал один из двух сильнейших магов последнего столетия. Я не хочу пробовать взрывать здесь ядерную бомбу, и ты этого тоже не хочешь, уж поверь.

Капитан спецназовцев всем своим видом дал понять, что сопровождение двух рассуждающих о магах и ядерных бомбах работников службы внешней разведки в забитые оживающими трупами пещеры под Бичи Хед является совершенно стандартным времяпроводжением солдат SAS.

— Ты видишь здесь где-нибудь мага? – продолжил Таннер. – И я не вижу. Значит, перед нами генерирующий «Протего» артефакт. Что нам надо сделать, чтобы артефакт перестал кастовать «Протего»?

— Найти артефакт и обезвредить его! – осклабился Дауни. – Но артефактом может быть сама жидкость. У славян в народном фольклоре есть примеры таких артефактов: живая вода, мёртвая вода.

— Выражение «вилами по воде писано» приобретает новый смысл, – прокомментировал Таннер. – Тебе напомнить, что в нашем, британском фольклоре называется «живой водой»?[389]

Джейкоб аккуратно убрал камешек с силовой подушки и принялся внимательно осматривать резную, украшенную орнаментом чашу, в которой хранилась зелёная жидкость.

— Ты думаешь, это?..

— Том Риддл знал об Омуте Памяти, – напомнил Билл. – А он является артефактом для демонстрации воспоминаний. То есть ему даже ничего придумывать не надо было, можно было использовать готовую схему разделения на артефакт и защищаемую субстанцию. Уверен, чаша и есть артефакт, создающий над жидкостью силовое поле. А Том наверняка знает способ это поле отключить.

— Хорошо, чаша — артефакт, – уступил Дауни. – Это всё ещё не отвечает на вопрос «Как мы доберёмся до скрытого под жидкостью предмета».

— Наоборот, – возразил Таннер, – вполне отвечает. Эй, служивые, у вас ещё пластит остался? Только так, чтобы осколки в озеро не попадали!

Грохот взрыва, расколовшего хрустальную чашу пополам, всколыхнул озеро. Зелёная жидкость, шипя, сотней тоненьких ручейков устремилась к воде. Дауни при помощи пинцета выхватил из стремительно пустеющей ёмкости тёмный предмет и триумфально поднял его над головой, следя за тем, чтобы капли таинственной зелёной жижи капали строго в приготовленный Таннером пакет для сбора улик.

Струйки зелёного света достигли озера, и в следующий момент оно вскипело: повсюду из воды принялись восставать бледные тела зомби. Спецназовцы, нервы которых начали сдавать ещё на стадии подготовки лодки к путешествию через озеро, принялись выкашивать наседающих со всех сторон живых мертвецов короткими, экономными очередями, но те шли вперёд с готовностью к самопожертвованию, достойной лучшего применения, и не думали успокаиваться.

— Сэр, придумайте что-нибудь, – взмолился капитан, вгоняя в пистолет-пулемёт очередной магазин, – иначе нас сметут!

Билл повернулся к ошарашенному Джейкобу:

— Что ты помнишь про инферналов?

— Живые трупы, поднятые тёмной магией… Размножение вирулентным путём… Слабые места — основание головного мозга…

— Страхи? Они боятся хоть чего-нибудь? Ну же, скорее!

— Они… Это… Ну, на языке крутится… Зомби…

Капитан вынул из разгрузочного жилета последний магазин и вынужденно прервал светскую беседу:

— Это ведь просто зомби, так? Ну, тогда, будем надеяться, голливудский фольклор не слишком про них врал. Йенс, Беннет, план «Б»!

И зомби отступили перед яростным рёвом двух ранцевых огнемётов.

*   *   *

— Тебе вовсе необязательно это делать.

Джеймс, затягивая ремни разгрузочного жилета, насупился:

— Надо. Герми, помнишь, что я тебе рассказывал?

Гермиона, очаровательно надув губки, отвернулась к окну. Её лицо освещалось лучами фонаря над школьным крыльцом, преломлёнными в свисающей с масверка[390] сосульке: дни уже стали по-весеннему тёплыми, хотя ночами всё ещё подмораживало.

— Я всё равно не понимаю, почему ты должен отправляться туда.

— Так. Давай, пройдёмся по логическим выкладкам ещё раз. Если окажется, что я неправ, я никуда не пойду, договорились?

— Договорились, – девушка бросила на агента быстрый взгляд через плечо. Тот, предельно серьёзно относясь к своим словам, прекратил проверять свою портупею и мягко положил ладони Гермионе на плечи. Та зябко поёжилась, потом склонила голову набок и прижалась щекой к пальцам суперагента.

— Ты знаешь о том, что Молли Уизли и Люциус Малфой собираются вынудить Волан-де-Морта напасть на меня, – начал Джеймс. – Ты знаешь также, что они собираются устроить в школе суматоху в лучших традициях Фреда и Джорджа и, воспользовавшись неразберихой, шлёпнуть Волан-де-Морта, Нарциссу Малфой и Артура Уизли.

Гермиону передёрнуло. Она до сих пор не могла поверить, что Молли, казавшаяся идеальной домохозяйкой и любящей женой, решила убить собственного мужа.

— Я, со своей стороны, собираюсь сотрудничать с ними, – продолжил Джеймс, поглаживая плечи девушки. – Потому что вся эта суматоха играет нам на руку. Воспользовавшись тем, что в школе будет вся верхушка Пожирателей Смерти и всё руководство Kentucky Fried Chicken, маленькая, но хорошо организованная и превосходно вооружённая команда клуба «Эндорфинная эйфория» сможет выбить наиболее одиозных личностей с обеих сторон, обеспечив мир в магической Британии на долгие-долгие годы.

Бонд тактично не стал заострять внимание на том, что рассчитывать на школьников в боевом столкновении с опытными, закалёнными в боях и психопатичными магами — это верх идиотизма, поэтому он искренне намерен убедить Эм выделить ему хотя бы взвод армейского спецназа для огневой поддержки.

— Это кого это ты решил завалить? – против воли заинтересовалась Гермиона.

— Ну, прежде всего мне на ум пришли Лестрейнджи, – возвёл глаза к потолку Бонд, – Долохов, Мальсибер, Макнейр, Фенрир. Ещё я бы мочканул Гойла и Крэбба, если они окажутся хоть чуть-чуть умнее вот этой сосульки. Если Волан-де-Морт решит взять с собой вспомогательные войска, — ведь в прошлый раз великаны сражались на его стороне, и сейчас Хагрид рассказал нам, что Безносый их снова обхаживает, — то можно будет как следует объяснить вымирающему виду, что связываться с нормальными магами чревато полным и окончательным вымиранием. С другой стороны, из оперативников Kentucky Fried Chicken было бы неплохо вывести за скобки самых непримиримых. Прежде всего Бруствера. Ещё можно кокнуть Флетчера, мне не нравится образ его мыслей. И, как ни прискорбно, Нюхалза, если он не превзойдёт по умственному развитию Крэбба с Гойлом, — хотя я почти уверен, что он не все мозги ещё растерял, гоняясь за овцами по Уэльсу.

— Интересный план, – цокнула языком девушка. – А как ты добьёшься, чтобы они выстроились и стояли спокойно, пока ты выбираешь, кого из них прикончить, а кого нет? У них ведь могут быть свои мысли на тему распределения смертей.

— Я просто буду поджидать их на открытой местности, – пожал плечами Джеймс, – где-нибудь на опушке Запретного Леса. Скажем, неподалёку от хижины Хагрида, оттуда легко отступить на огороды, к скалам возле озера или к Запретному Лесу, а от скал можно сделать круг и вернуться в замок или спуститься к квиддичному полю, и тогда пусть они попробуют ловить меня там, под трибунами. Но главное — есть минимум два хороших места для засады, – Джеймс поднял одну руку с плеча Гермионы и нарисовал на запотевающем стекле схему, – тут и тут. На огороде вообще можно заранее выкопать полноразмерные окопы, и вся школа решит, что это просто Хагрид в очередной раз собирается сажать овощи столь любимого им чудовищного размера. А главное — нападающим, откуда бы они ни появились, придётся преодолеть широкое и совершенно открытое пространство, и преодолеть бегом, потому что аппарировать из-под щита они не смогут. У засевших на Астрономической и на Южной башнях снайперов, – Джеймс мягко похлопал девушку по плечу, – будет как минимум полминуты, чтобы отщёлкать самых главных противников. При четырёх секундах на выстрел — ты одна, даже без наводчика, можешь положить половину намеченных целей ещё до того, как они до меня добегут. А там уже я встречу их кинжальным огнём трёх станковых авадомётов калибра .50 BMG, отсюда, отсюда и отсюда, – Бонд пальцем поставил крестики, – а остатки выкосит полевое усиление из «Эндорфинцев». Ну и я рассчитываю на то, что авроры, которых наверняка заинтересует месилово во дворе, впрягутся на стороне добра и справедливости, то есть на моей, хотя я бы на их месте не торопился ввязываться в обмен любезностями, пока не станет очевидно, кто побеждает.

Гермиона, которая вот уже несколько месяцев проходила снайперскую подготовку, внезапно осознала, что основная деятельность по уменьшению поголовья Пожирателей Смерти в предстоящем спектакле предстоит ей. С этой мыслью нужно было свыкнуться, поэтому Гермиона просто оставила её в сторонке, рассчитывая вернуться к ней и вдоволь поистерить попозже.

— И всё-таки, зачем тебе сейчас идти к аврорам? – упорствовала она.

— Понимаешь, – задумчиво почесал подбородок Джеймс, – мне пришло в голову, что совместная операция KFC и Пожирателей — очень удобное прикрытие, чтобы подставить меня под удар. Если Люциус был не вполне искреннен в своём желании гробануть Того-Кого-Нельзя, то, выведя Безносого на меня, он заработает себе дополнительные очки и поднимется в их иерархии. Если Молли решила сменить стороны, то, выведя Безносого на меня, она обеспечит себе входной билет в организацию Пожирателей. Поскольку я не доверяю ни Малфою, ни Уизли, я потребовал гарантий, что ни KFC, ни Пожиратели не причинят мне вреда.

— И эти гарантии?..

— Малфой прислал мне десяток амулетов вместе с уникальными активационными кодами. Несколько из них я надену на Джинни, Рона, и Драко, ещё парочку отправлю Фреду и Джорджу. Эти амулеты взорвутся по моему слову, а поскольку только я решаю, на чьей шее будет каждый из них, то ни Молли, ни Люциус не будут знать, кого из их детей я отправлю на тот свет, стоит мне только заподозрить что-то неладное.

Желудок Гермионы взбунтовался. Она уже не считала младших Уизли своими друзьями, но абсолютно бесстрастное обсуждение потенциального убийства людей, с которыми Грейнджер и Поттер дружили много лет, было для неё в диковинку. Мимоходом девушка задумалась, справедливо ли столь утилитарное отношение к людям для маглов вообще, или это отличительная черта магов, одержимых душами великих разведчиков; и есть ли хоть какой-нибудь способ удостовериться, что Поттер не собирается поступить с ней так же при первой возможности.

— Но, видишь ли, как только я получил амулеты и убедился, что они действительно взрываются по кодовому слову, Рон с Джинни предприняли абсолютно бездарную попытку напоить меня амортенцией, и внезапно в тот же вечер в школу прибывает отряд мракоборцев, которые немедленно берут под стражу незадачливых отравителей. Получается, теперь я не могу навесить на Рона и Джинни амулеты. Совпадение? Возможно. А возможно, Молли напрягла связи своего рогатого муженька и обеспечила безопасность своих детей, причём так, что я и предъявить-то ей ничего не могу.

Джеймс снова поскрёб подбородок. Он гладко брился каждое утро, и сейчас, поздно ночью, пробивающаяся щетина неимоверно чесалась.

— Чтобы обеспечить свою безопасность во время грядущего столконовения, мне необходимо пробраться к задержанным и заставить их надеть амулеты. Только так я смогу быть уверенным в том, что меня не пришибут, когда я буду играть роль наживки для Волан-де-Морта.

— Круто, – посочувствовала Гермиона, наконец отворачиваясь от окна. В уголках её глаз блестели слёзы. – У меня к тебе только три вопроса. Первый: у тебя ведь есть ещё Малфой, неужели его не хватит?

— Посмотри на ситуацию с точки зрения Молли, – улыбнулся Джеймс. – Она делала всё возможное, чтобы и Рон, и Джинни сочетались браком с обеспеченными волшебниками, сиречь с тобой и со мной. Сейчас Молли собирается грохнуть своего мужа и выйти замуж за представителя одной из самых влиятельных и обеспеченных семей магической Британии. Как по-твоему, женщину, зацикленную на обеспечении материальных удобств для своих детей, остановит угроза смерти законного наследника её будущего мужа? Если учесть, что после этой смерти Рон и Джинни, усыновлённые Люциусом, станут единственными наследниками всего состояния Малфоев? Да если бы я знал, что под ударом только Драко, я бы на месте Молли сам бы в меня каким-нибудь «Круцио» пульнул, чтобы удостовериться, что дети обеспечены по гроб жизни!

— Логично, – скривилась Гермиона. – Второй: как ты убедишь Рона и Джинни взять амулеты, о действии которых они не осведомлены, надеть их и не снимать? Ты же знаешь, что Фадж ухватился за этот случай, как книзл за пакет с валерьянкой: Рон и Джинни несовершеннолетние, поэтому за их преступление будут отвечать родители; с точки зрения Фаджа, это замечательный повод выгнать Уизли из Министерства и триумфально избавиться от последнего сотрудника, открыто поддерживающего Дамблдора. Поэтому Рона и Джинни держат под неусыпной охраной мракоборцев. Задержанным запрещено получать передачи, еду для них отбирают случайно, по выбору главы отряда мракоборцев, а со дня на день их вообще этапируют в Лондон, на суд Визенгамота. Как ты с двумя бомбами проберёшься в центр лагеря мракоборцев, преодолеешь установленную мракоборцами защиту и сумеешь уговорить двух задержанных взять амулеты непонятного действия от человека, которого они пытались опоить, и от которого поэтому не ждут ничего хорошего?

— Для того, чтобы добраться до одних Уизли, я воспользуюсь методом других, – ободряюще похлопал Гермиону суперагент. – Если устроить достаточное количество диверсий в разных концах школы одновременно, мракоборцы просто не смогут уделять достаточно внимания изоляции задержанных. А как убедить их взять амулеты, я уже придумал.

— Ладно, дело твоё, – пожала плечами девушка. – И третий вопрос: ты эти амулеты Флитвику показывал?

— Нет, конечно! – возмутился Бонд. – Я что, по-твоему, дурак? Он же увидит, что это взрывчатка.

— Будешь дураком, если не покажешь, – вздохнула староста. – Амулеты активируются по кодовому слову, так? Мог ли Малфой, изготовивший эти амулеты, зачаровать их на два кодовых слова, первое из которых активирует артефакт, а второе — деактивирует его? В момент начала атаки Люциус сможет просто прошептать второе слово и отменить взрыв всех этих амулетов, обезопасив детей как раз тогда, когда ты рассчитываешь на них как на заложников.

Бонд застыл перед своей девушкой с отвисшей челюстью. Мысль о том, что преступники-аристократы могут играть нечестно, не могла родиться в голове командора военно-морского флота. Для этого был нужен острый, хитрый, извращённый ум потомства дантистов.

*   *   *








[385] Из-за антропогенного загрязнения белые скалы Дувра сейчас, скорее, зелёные, поэтому когда для съёмок боевика 1991 года с Кевином Костнером потребовался пейзаж белых утёсов, его снимали в Бичи Хед, у «Семи сестёр». Когда скалам давали имена, их действительно было семь; восьмая откололась из-за океанской эрозии по историческим меркам совсем недавно.

[386] На самом деле небольшая галечная отмель есть на всём протяжении от Бичи Хед до «Семи сестёр», но её может заливать во время прилива. Я выбрал Бичи Хед не только потому, что это известная туристическая аттракция неподалёку от Лондона, куда гарантированно привезут детей из приюта, но ещё и потому, что именно в этом месте проводился кубок мира по квиддичу 1994 года в фильме «Гарри Поттер и Кубок Огня». Я знаю, что меловые скалы белые, а в книге «Гарри Поттер и Принц-Полукровка» говорилось про тёмные скалы, но мел может казаться очень тёмным, если он мокрый, а день пасмурный; а вот обрыва над морем, сложенного из тёмных скал — гранита, базальта, тефрита — рядом с Лондоном, увы, нет, за ними надо ехать в Уэльс или в Шотландию. Туристическая поездка детского дома из Лондона куда-нибудь к разлому Глен-Мор в 1930-х намного менее вероятна.

[387] Планшет в 1996 году был просто сумкой для документов.

[388] Литературный перевод известного высказывания «Violence is the ultimate solution for every problem. If it does not solve your problem, you haven't used enough of it».

[389] В Западной Европе «живой водой» называли только и исключительно высокоградусные растворы спирта, ценившиеся алхимиками как хорошие растворители веществ, развязыватели языков и улучшатели настроения. Слово «виски» дословно переводится с ирландского как «живая вода». С другой стороны, в Западной Европе действительно существовал миф об эликсире жизни, но чтобы получить его, надо было залить водой (или другой жидкостью) философский камень; то есть эликсир жизни был не самостоятельным артефактом, а продуктом, результатом действия другого артефакта.

[390] Масверк (нем. Maßwerk) — готическое украшение, все элементы которого построены при помощи циркуля. Стандарный элемент украшения окон в готических постройках. В «Хогвартсе» масверки встречаются, например, на окнах Большого Зала, — но, видимо, не только там.


Оценка: 7.78*34  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"