Хлобустов Олег Максимович: другие произведения.

"Икона", "Картель", "Аэродинамик" и другие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В статье рассказывается о первых подрывных операциях ЦРУ и СИС против СССР в первое послевоенное десятилетие.

   В июне 1944 г. "представительное собрание" украинских националистов [1] приняло единую для всех националистических организаций "политическую платформу", в которой говорилось, что Советский Союз, будто бы, выйдет из войны ослабленным, вследствие чего создастся благоприятная обстановка для борьбы за образование "украинского самостоятельного соборного государства".
   Прежде всего, указывалось в "платформе", необходимо организовать "единый всеукраинский национальный фронт", получивший название Украинской головной вызволильной рады (Украинского высшего освободительного совета, УГОС). Задачами УГВР были определены:
   1) руководить борьбой всех украинских националистов против Советской власти за "самостийность" Украины;
   2) представлять украинских националистов за границей;
   3) образовать "первое украинское правительство" и собрать "первое украинское всенародное представительство".
   В "платформе" также декларировалось, что объединение различных групп и организаций произошло на основе их общего стремления к вооруженной борьбе против Советской власти, и подчеркивалось, что в борьбе за "самостийность" Украины УГВР будет стремиться к союзу с националистами всех стран Европы и Азии.
   Однако, в связи со стремительным продвижением Красной Армии на запад, главари УГВР не успели развернуть активной деятельности: уже в конце июля 1944 г. "президиум" принял решение оставить на освобождаемой территории Украины "президента" К. Осьмака, "вице-президента" И. Вовка, члена "президиума" М. Дюжего, и "главу правительства" и командующего УПА Р. Шухевича, а остальных "руководителей" и авторитетных "представителей" переправить за границу, чтобы там они добивались поддержки заинтересованными силами "освободительной борьбы за самостийность", против "советской оккупации".
   Представители британской Сикрет интеллилженс сервис (СИС) еще в 1944 г. приняли решение об установлении контактов с командованием УПА, поскольку предвидела будущую конфронтацию с союзником по антигитлеровской коалиции по поводу границ и сфер влияния в Европе. Причем ни британцев, ни американцев немало не смущал тот факт, что многих их контакты являлись военными преступниками и имели перспективы оказаться на скамье подсудимых именно в этом качестве.
   Да и сам факт налаживания сотрудничества Организацией украинских националистов (ОУН) контактов с британскими спецслужбами не являлся секретом для МГБ СССР. В датированной еще 5 декабря 1944 г. справке Главного управления по борьбе с бандитизмом НКВД СССР "О связях ОУН с англичанами" говорилось следующее:
   "После освобождения территории Украины от немецких захватчиков Красной Армией, успешного продвижения ее на Запад и значительного разгрома органами НКВД украинского националистического подполья, руководство ОУН в целях укрепления пошатнувшихся позиций среди членов организаций-участников УПА и националистически настроенной части населения западных областей Украины и дачи "перспективы" в борьбе с советской властью после потери надежды на Германию, стало распространять слухи о связях ОУН с руководящими центрами Англии и Америки.
   В оуновских кругах стали появляться заявления о том, что Англия и Америка заинтересованы не в победе СССР над Германией, а их взаимном ослаблении, после чего Англия вторгнется в пределы Советского Союза и создаст "Самостоятельное Украинское государство".
   Неизбежность вооруженного столкновения с СССР аргументируется утверждением невозможности мирного разрешения вопроса о послевоенной границе Польши, ее государственном устройстве, а также нежелательностью существования на континенте Европы сильного Советского государства.
   Также приводились следующие подробности по этому вопросу. Арестованный референт ОУН по Ровенской области Ткачук показывал на допросах: "В 1943 - 1944 гг. в руководящих украинских националистических кругах поговаривали о переориентации ОУН. Высказывались пожелания, чтобы националистическое движение нашло своих сторонников среди реакционных английских деятелей".
   Член Центрального Провода (высшего органа) ОУН Ординец показал, что ему лично рассказывал Р. Шухевич, что он "ведет переговоры о заключении соглашения с немцами и одновременно с представителями английской разведки".
   Арестованный член ЦП ОУН Стэпаняк М.Д. показал: "Для налаживания связей с Англией провод послал ряд лиц в нейтральные страны. В Швецию через Финляндию был назначен для поездки доктор теологии Гриньох... В Швейцарию также был назначен представитель ОУН... Их задачей было информировать политические закордонные круги о деятельности ОУН и в первую очередь через эти или непосредственно связаться с англичанами и попытаться найти общий язык...".
   Инструктор боевой подготовки окружного провода ОУН по Львовской области Дьячишин П.М. показал: "Если раньше у националистов имелась надежда на то, что немцы смогут разгромить Красную Армию, а сами в этой жестокой борьбе значительно ослабнут и создастся перспектива установления "самостийной Украины", то теперь националисты о немцах уже не вспоминают, а надеются на новых союзников - англичан. В настоящее время среди националистов стали усиленно муссировать слухи о том, что после разгрома Германии, несомненно, возникнет война между Советским Союзом и союзниками в лице Англии и Америки и тогда наступит канун национальных революций в Европе, в процессе которых украинские националисты при поддержке англичан и американцев могут добиться "самостийности" Украины, которая станет буфером между Россией и "демократической Европой". В начале сентября 1944 г. на состоявшемся совещании командиров сотен УПА представитель от областного и краевого провода ОУН заявил о неизбежности войны между СССР и союзниками. Говоря о задачах УПА в процессе этой войны и несомненной поддержке оуновцев англичанами и американцами против Советского Союза".
   Арестованный командир куреня УПА Власюк П.П. показал: "Пошатнувшееся доверие к ОУН и УПА в глазах крестьянства и участников организации руководство ОУН и УПА пытается поддержать агитацией о том, что, якобы, Англия и Америка, закончив войну с Германией, будут воевать с Советским Союзом и помогут ОУН "освободить Украину" [2].
   Что касается роли США в эскалации "холодной войны" против СССР, то в статье "Начало холодной войны в советской западной Украине в 1944 - 1949 годах" профессор Северовосточного университета Джефри Бурдс с опорой на многочисленные факты, приходит к выводу о том, что именно поддержка американскими спецслужбами вооруженных формирований УПА "стала одной из причин эскалации "холодной войны" с обеих сторон при плачевных результатах [3].
   В феврале 1945 г. совещание Центрального провода ОУН(Б) в Вене постановляет: - Не порывая окончательно связи с немцами, войти в контакт с англо-американскими заинтересованными органами.
   Что и было сделано тем же летом в Риме: руководителя разведки ЗЧ ОУН Б. Пидгайного "аккредитуют" при СИС, с осени 1946 г. начинается тесное сотрудничество ЗП УГВР с американской разведкой. Причем это "распределение ролей" сохранится на долгие годы, хотя работа с ОУН/УПА осуществлялась СИС и ЦРУ совместно.
   Оба украинских центра имели собственные, скрываемые от западных "союзников", службы безопасности, разведки и связи с Украиной, что должно было повысить их репутацию и авторитет. "Политическую информационную службу" ЗП УГВР возглавил Василий Охримович (чуть позже был завербован ЦРУ под псевдонимом "Эвальд"), а "службу безпеки" ЗЧ ОУН в 1947 г. возглавил Мирон Матвейко (в 1941-1944 гг. служил в отделе абвер-З во Львове). Несмотря на декларируемое "полное сотрудничество", между этими спецслужбами, также как и между ОУН и УГВР, существовало все обостряющееся соперничество на почве конкуренции за субсидии западных разведок.
   Через названные эмигрантские организации ЦРУ, помимо прочего, надеялось установить действенный контроль за более чем семистами тысячами беженцев с Украины, оказавшихся после окончания войны в "лагерях перемещенных" лиц, рассматривавшимися западными разведками в качестве "вербовочной базы" для борьбы против СССР.
   В том же 1945 году свои услуги американским оккупационным властям предложил выпускник спецшколы абвера 1940 г. в Закопане М. Лебедь, являвшийся руководителем "безпеки" - службы безопасности ОУН. Вместе с ним контакты с представителями западных спецслужб установили бывший капеллан батальона "Нахтигаль" Иван Гриньох и руководитель службы пропаганды ОУН(б) Мырослав Прокоп. Именно они и возглавили созданное в 1944 г. Заграничное представительство Украинской Головной Вызвольной Рады (УГВР) - Лебедь в этой структуре занимал пост "генерального секретаря закордонных дел", а Гриньох - был "вице-президентом".
   4 октября 1949 года М. Лебедь вместе с семьей (дочь и жена) с оформленными ЦРУ эмиграционными документами прибыл в США, чтобы стать основным контактным лицом в операции "Аэродинамик". Он поселился в Нью-Йорке, ему был предоставлен постоянный вид на жительство, а затем американское гражданство. Это обеспечило ему безопасность от покушений и возможность возвращаться в США после служебных поездок в Европу, а также позволило вести переговоры с украинскими эмигрантскими кругами. То, что среди украинцев в Нью-Йорке он считался ответственным за "массовые убийства украинцев, поляков и евреев", при этом не обсуждалось [4]. Непосредственно оплачиваемыми агентами ЦРУ стали 6 занимавших руководящие посты членов Заграничного руководства ОУН(б)/УГВР.
   На первоначальном этапе, с 1946 по 1953 год, американская разведка ставила перед собой задачу "поддерживать активное вооруженное сопротивление на территории Советской Украины". Для этого, в частности, на территорию УССР забрасывались агенты, которые и должны были "поддерживать отношения с участниками антисоветского сопротивления", а заодно собирать информацию о "политическом и военном положении внутри Украины, Польши и Чехословакии" [5].
   На этот же период приходится начало одной из первых масштабных операций ЦРУ - "Картель", целью которой явилось выявление организаций, способных стать американскими "союзниками" в тайной войне против СССР - было принято решение "работать" примерно с 30 эмигрантскими организациями. Так, "работа" с украинской диаспорой, а точнее - использование оказавшихся на Западе этнических украинцев в целях борьбы против СССР, первоначально получила название операции "Картель", а годом позже она была переименована в "Аэродинамик". (Сразу отметим, что фактически она завершилась только в 1990 г., когда ЦРУ пришлось выплатить серьезные "выходные пособия" в сумме 1,75 миллиона долларов своим многолетним агентам). А в 1948 г. в ЦРУ решило "плотно работать" с ЗП УГВР М. Лебедя, а с ЗЧ ОУН С. Бандеры - сотрудничать совместно с СИС.
   В рамках "операции "Аэродинамик" ЦРУ брало на себя финансовую, материальную поддержку "беженцев", а также осуществляло подготовку из их числа агентов для дальнейшей их переброски на территорию СССР. К операции подключилась также британская MI 6, работавшая напрямую с С. Бандерой, имевшим к тому времени с "группой Лебедя" довольно напряжённые отношения из-за присвоения последним общих денежных активов.
   На первом этапе операции ЦРУ ставило задачу получить от заброшенных на Украину агентов информацию о реальной обстановке в республике, "силах национального сопротивления", изучить его возможности и определить пути его использования в случае возникновения военного конфликта между западными союзниками и СССР.
   В конце 1947 г. на Украину был направлен эмиссар ОУН с долгожданными инструкциями от американской разведки по реорганизации действий ОУН/УПА. Кроме инструкций, он должен был передать Р. Шухевичу конфиденциальное послание, в котором обсуждались перспективы выступления ОУН/УПА в случае войны западных стран против СССР.
   Полученная по каналам УГВР и ОУН информация, несмотря на ее весьма относительное соответствие действительности, весьма обнадеживала руководство ЦРУ: оно пришло к выводу, что на Украине существует "организованное и хорошо законспирированное подпольное движение", которое "даже крупнее и лучше развито, чем предполагалось в более ранних докладах". Особое удовлетворение вызывал "высокий уровень выучки в УПА, её способность к дальнейшим акциям и новости о том, что ... активное сопротивление советскому режиму неуклонно распространяется на восток, за пределы бывшей польской греко-католической провинции" [6] . В 1950 г. ЦРУ решило расширить свои операции поддержки и использования украинских националистов в целях дестабилизации обстановки для срыва весьма беспокоивших Запад "планов Кремля" и разведки. "Ввиду распространения и активности движения сопротивления на Украине", - писал помощник по координации политики директора ЦРУ Фрэнк Визнер, - "мы считали этот проект высокоприоритетным" [7].
   По данным ЦРУ, УПА - фактически ликвидированная к 1949 г., "действовала во многих районах Украины, пользовалась популярностью среди украинцев и была способна выставить до 100 тысяч бойцов в случае войны". Френка Визнера особо впечатлял тот факт, что "с конца Второй мировой войны до 1951 года ОУН/УПА удалось устранить около 35 тысяч советских войск и членов компартии". Что, без сомнения, многое говорит о "морали" американских "рыцарей плаща и кинжала", располагавших информацией о том, что приведенная цифра означала около 14,5 тысяч вооруженных вылазок националистов, в том числе 4 912 террористических актов, 195 диверсий на различных объектах, в том числе гражданских объектах жизнеобеспечения, 457 нападений на военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов.
   Следует однако подчеркнуть, что планы американской разведки отнюдь не являлись секретами для московских и украинских чекистов. Так, уже в конце 1946 г. в ходе ликвидации Дрогобыческого и Луцкого надрайонного "провода" ОУН были захвачены сентябрьские директивы С. Бандеры, в которых ставилась задача приступить к сбору данных о ходе демобилизации РККА, составе и дислокации остающихся частей, особенно в Западной Украине, политико-моральном состоянии войск и гражданского населения, восстановлении производственных объектов, работе военных заводов, дислокации складов стратегического сырья и т.п. В мае 1947 г. аналогичные инструкции были обнаружены у референта СБ ОУН "Армянина".
   У ликвидированного МГБ рогатинского надрайонного "проводника" "Шувара" нашли вопросник по изучению восточных районов СССР. А в одном из "схронов" (замаскированных бункеров) на Львовщине были обнаружены даже сведения... о Забайкальском военном округе!
   Вместе с тем, эти инструкции предписывали скрывать от рядовых участников движения, что разведка ведется в интересах США.
   Захваченный в июле 1951 г. эмиссар-парашютист М. Яремко показал на допросах, что в английской разведшколе в Миттенвальде (Германия) ему поручили собирать информацию о советских войсках, промышленных объектах, железных дорогах, урановых приисках, шахтах Донбасса и системе противовоздушной обороны Одесского порта.
   Понятно, что украинские зарубежные центры, прежде всего - Зарубежные части (ЗЧ ОУН) во главе с С. Бандерой и Зарубежное представительство УГВР, их активное сотрудничество с западными разведками, сохранение остатков националистического подполья, особенно в западных областях, изрядно "портили кровь" как обитателю Кремля, так и Первому секретарю ЦК компартии Украины Н.С. Хрущеву, в связи с чем борьбе с украинским национализмом уделялось неослабное внимание как в Киеве, так и в Москве.
   В целом за послевоенный период на Украине было разоблачено 74 украинских националиста, которые были переправлены западными разведками из-границы: - один прибыл по каналу легальной репатриации, остальные были заброшены в СССР нелегально: тридцать девять были десантированы с самолетов на парашютах, пятеро - высажены на морское побережье, остальные двадцать девять пешим порядком пересекали сухопутную границу по одиночке и в группах.
   Однако к началу активной фазы операции "Аэродинамик" (1950 - 1951 гг.) подполье ОУН в юго-восточных областях Польши было уже уничтожено, а в западных областях Украины понесло критические потери и медленно, но верно ликвидировалось органами безопасности и правопорядка СССР. Так, по состоянию на сентябрь 1946 г., были ликвидированы или задержаны пять из восемнадцать членов "Центрального провода" ОУН, 138 краевых и областных "проводников", 4 698 других функционеров. Понятно, что основное внимание чекистов направлялось на ликвидацию (выявление, розыск, захват и арест) верхушки ОУНовского подполья, которое пока еще сохраняло организационные связи и строго вертикальное подчинение "проводникам".
   В августе 1946 г. МГБ и МВД Украины образовали специальную совместную группу - координационный центр по розыску и нейтрализации руководителей подполья, а сама эта масштабная операция получила кодовое обозначение "Нора". В ее результате только с 1 декабря 1948 по 1 марта 1949 г. были ликвидированы 44 "провода", 102 организации и 58 отдельных подпольных групп, были ликвидированы (арестованы или погибли) 352 руководителя ОУН различного ранга. 5 марта 1950 г. при попытке ареста был убит и "командующий УПА" Р. Шухевич.
   Только на протяжении января-сентября 1950 г. советскими спецслужбами были ликвидированы 335 молодежные группы ОУН, в которых насчитывалось 2 488 членов.
   Отметим, однако, что помимо названной операции на Украине, ЦРУ одновременно проводило еще целый ряд тайных программ и операций, направленных на подрыв экономического, военного и морально-политического потенциалов, ослабление СССР:
   - 1949 - 1954 гг. REDSKIN - программа массовой засылки агентуры из числа "перемещенных лиц" (В связи с полученными МГБ СССР сведениями о начале реализации программы REDSKIN в марте 1951 г. для розыска перебрасываемых агентов была образована специальная оперативная группа под руководством полковника О.М. Грибанова. Всего до 1959 г. ЦРУ предприняло более 150 попыток по заброске в СССР агентов-нелегалов ЦРУ, подавляющее большинство которых было арестовано в течение нескольких дней. В этой связи, вследствие эффективной работы советской контрразведки, эта программа в 1954 г. была признана неэффективной и прекращена);
   - 1949 - 1955 гг. - программа SPAIN - создание конспиративных сетей для ведения разведывательно-подрывной работы против групп советских войск за границей;
   - 1952 - 1964 гг. - программа AEACRE (как составная часть REDSOX) - планирование и вербовка, обучение, инструктаж агентов на оперативных базах ЦРУ в Европе и Азии, их засылка в СССР, последующие анализ и оценка поступающей от них информации;
   - программа AEASTER - вербовки, подготовки и заброски агентов из числа граждан национальных меньшинств, проживающих в РСФСР;
   - 1954 - 1960-е гг. - REDSOX - программа использования краткосрочных легальных поездок иностранцев в СССР;
   - 1950-e - 1960-е гг. - программа поддержки националистических движений в Прибалтике AEFREEMAN, включавшая подпрограммы AEFLAG - работа в против Латвийской ССР, AEPOLE и AEBASIN - против Литовской и Эстонской ССР. В 1962 г. они были заменены программой AEBALCONY - использованием для проведения разведывательных акций проживающих за рубежом этнических выходцев из этих республик, бегло владеющих национальными языками;
   - 1949 - 1960-е гг. программы AEROSOL (затем - AESAURUS, с 1958 г. - AENOBLE) - операции по использованию в СССР и в европейских странах агентов из числа членов НТС. Считалась еще одной приоритетной программой в области тайного проникновения в СССР.
   В апреле 1951 г. в Лондоне состоялось специальное совещание представителей ЦРУ и СИС по вопросам активизации использования ОУН в разведывательно-подрывной деятельности против Украины и СССР. И результаты его были весьма серьезными: уже в мае в на Украину, помимо иной агентуры, забрасываются "сами" руководители конкурирующих служб ОУН и УГВР, причем не только в качестве высокопоставленных посланцев этих организаций, но и агентов-организаторов ЦРУ и СИС В. Охримович и М. Матвейко. Тот факт, что одновременно два руководителя двух конкурирующих между эмигрантских спецслужб оказались в Украине, свидетельствовал как об отсутствии подлинного доверия между ними, так и о неком компромиссе между курирующими их СИС и ЦРУ. Возможно, это также была уловка в целях обеспечения большей объективности и безопасности сверхважных тайных разведывательно-организационный миссий.
   Эта, воспринимаемая в Вашингтоне и Лондоне как триумфальмая, фаза операции "Аэродинамик", благодаря мастерству чекистов под руководством министра госбезопасности Украины Петра Ивановича Ивашутина, обернулась сокрушительным провалом: в двух десантируемых на парашютах группах из 12 человек имелись агенты госбезопасности, причем агент польской контрразведки "Владек" входил в группу Матвейко (оуновский псевдоним "Усміх", в MI 6 - "Модди"), с которым он сблизился еще в период обучения в британской разведшколе.
   Несмотря на наносимые чекистами серьезные удары по подполью, тем не менее, в начале 1951 г. на Украине еще действовали Львовский и Карпатский краевые, 14 окружных, 37 надрайонных и 156 кустовых организационно-территориальных звеньев - некоторые из них оперативно контролировались чекистами с тем, чтобы обеспечить полное раскрытие всей структуры и схемы националистического подполья, чтобы полностью обеспечить его ликвидацию в республике. По данным МГБ, в лесах и "схронах" сохранялось до двух с половиной тысяч боевиков УПА. С марта 1950 г. командующим УПА и председателем "генерального секретариата УГВР" был назначен оставшийся последним на Украине член "Центрального Провода" ОУН Васыл Кук, которому все же удавалось поддерживать связь с разрозненными, рейдирующими по лесам бандами ("куренями повстанческой армии").
   Исторической справедливости ради, следует указать, что, став командующим виртуальной "армии", понимая, что дальнейшее вооруженное сопротивление, насилие и террор приводят к бессмысленным жертвам и усугубляют разрыв с населением, в 1952 г. В. Кук неоднократно приказывал минимизировать боевые и террористические акции, негативно относился к попыткам использовать "бойцов сопротивления" в разведывательной работе на иностранные разведки. Именно эти обстоятельства, в итоге и сохранили ему жизнь.
   Именно эти-то отщепенцы и представлялись ЦРУ и его "союзникам" вожделенной и легко достижимой "социальной базой" для расширения фронта "тайной войны" против СССР.
   Руководители ЗП УГВР и ЗЧ ОУН не только идеологически "вдохновляли" отправлявшихся в СССР агентов, но, порой, и "лично отдавали дань" их мужеству, сопровождая вплоть до летного поля американских военных аэродромов на территории Германии или Греции. Ставшая достоянием гласности после рассекречивания в 2008 г. фотография демонстрирует М. Лебедя и И. Гриньоха и курсантов английской разведшколы "Богдана", "Славко" и "Семенко" на военном аэродроме перед напосредственным их вылетом в Советский Союз 24 сентября 1951 г.
   Чекисты ожидали "прибытия высокопоставленных заморских гостей" 10 - 15 мая. Для организации их "достойной встречи" были созданы десятки постов слежения за воздухом (посты ВНОС), сигналов которых ожидали в готовности к вылету 14 истребителей, был подготовлен оперативный резерв из почти 11 тысяч сотрудников МГБ, военнослужащих, милиционеров и бойцов истребительных батальонов для розыска парашютистов по горячим следам.
   Выброска "высокопоставленных эмиссаров" произошла 10 мая 1951 г., но сигналов ВНОС о пролете самолета-нарушителя не последовало. Теперь британских агентов и ОУНовских эмиссаров предстояло искать, что называется, "втемную".
   Ситуацию спас "Владек" - в документах МГБ Украины он значится как "Свiй" ("Свой"). Отправленный "на разведку" во Львов "Владек" вышел на конспиративный контакт с руководством областного управления МГБ и уточнил информацию о личном составе и задачах группы, чем обеспечил конспиративный арест "Усміха" и сопровождавших его агентов 5 июня. После разведки "Владека", на Матвиейко, по всем законам конспирации, вышли люди одной из подконтрольных МГБ групп с поддельным "удостоверением" от В. Кука. Поведение агентов было настолько естественным, что опытный и грозный шеф СБ ОУН согласился пойти с радистом на их лесную базу.
   Высокопоставленному гостю был устроен столь радушный прием, что растроганный "Усміх", рассказывая о мытарствах, искренне радовался встрече с "друзьями-боивкарями". Агенты угостили эмиссаров вином, медом, но через несколько минут прозвучала условная фраза ("Давайте закурим"), и оба "гостя" без сопротивления оказались в наручниках на траве.
   В скором времени также "без шума" взяли и остальных людей "Усміха". Вторая группа эмиссаров ОУН, в которую, входил агент МГБ УССР "Кара", также была конспиративно арестована чекистами. Но "Эвальд" (В. Охримович), информацией о заброске которого чекисты располагали благодаря нашему разведчику, одному из руководителей СИС "Тому" (Ким Филби), обнаружен среди задержанных не был.
   Все арестованные британские агенты были поставлены перед жестким выбором - деятельное раскаяние в целях искупления собственной вины перед украинским народом, либо тайная казнь по приговору Особого Совещания при министре МГБ СССР.
   Во внутренней тюрьме МГБ в Киеве Матвейко быстро пришел к выводу, что единственный его шанс на сохранение жизни - сотрудничество с чекистами, которыми ему был присвоен псевдоним "Четвертый". "Четвертый" чистосердечно показал, что Бандера поставил перед ним задачи активизировать деятельности УПА и подполья, расширить сбор и передачу на Запад разведывательной информации об обороноспособности страны. Он поведал немало подробностей из жизни верхушки ЗЧ ОУН. В частности, ему поручалось убедить В. Кука признать верховенство именно ОУН, а в случае отказа - ликвидировать его и самому возглавить все подполье на Украине.
   В конце июня при личном участии Матвиейко-"Модди" начинается радиоигра с английской СИС и ЗЧ ОУН под названием "Метеор" - это масштабная оперативная игра вполне закономерно стала классической в истории органов безопасности Украины. Ее основными задачами ставились: подчинить "Четвертому" все подполье в регионе, дезинформировать противника, взять под личный контроль прибытие на Украину новых курьеров и эмиссаров ОУН, осуществить внедрение в СИС и ОУН агентуры МГБ и упрочить положение уже действовавших там агентов, скомпрометировать перед зарубежным руководством отдельных наиболее неуязвимых для чекистов вожаков нацподполья. Только с 2 июля 1951 по 18 мая 1952 г. по каналу "Метеора" из лондонского разведцентру "Модди" было передано 29 радиограмм, а в радиоцентр СИС в Кельне принял 32 радиотелеграммы от "Усміха".
   Англичан прежде всего интересовала обстановка в подполье, его готовность сотрудничать с СИС и ЦРУ, условия заброски новых курьерских групп, сведения о Прикарпатском военном округе, возможность приобретения источников информации в центрах оборонительной промышленности СССР, тактико-технические характеристики советской военной техники, транспортная и промышленная инфраструктура.
   Разумеется, для укрепления доверия к "Усміху" руководители радиоигры, наряду с оперативной дезинформацией, санкционировано передавали и второстепенную информацию военно-экономического характера. В ходе радиообмена у СИС (и ОУН) целенаправленно формировалось мнение о "трудностях подпольной борьбы", сообщалось о подготовленных "пунктах приема" новых групп, паролях для "комитетов встречи", зарубежные лидеры призывались "лично возглавить визвольні змагання в Краї" ("освободительное движение в Крае").
   Для коллег-эсбистов "Усміх" сообщал данные об уже известных подполью формах и методах работы МГБ и "контрмерах СБ УПА" и об острой необходимости, в этой связи, переброски в западно-украинские земли опытных работников "безпэки".
   И, что характерно, заранее обусловленного сигнала "борщ" ("работаю под контролем МГБ"), в текстах передаваемых радиограмм не было...
   Отметим, что в сентябре 1951 г. начинается еще одна радиоигра с СИС под кодовым названием "Вызов".
   Объем работы по радиоиграм МГБ достиг такого масштаба, что в марте 1953 г. в 4-м управлении МВД УССР создается специальный (3-й) отдел в составе "английского и американского" отделений, в котором трудились 19 оперсотрудников, имевших на связи семь спецагентов и 14 агентов. Понятно, что деятельность отдела находилась в центре внимания министра госбезопасности.
   Ключевая фигура радиоигры с Лондоном "Метеор" агент "Четвертый" ("Усміх") был поселен на конспиративной даче МГБ, иногда, в сопровождении чекистов, гулял по Киеву, ездил на экскурсии в другие города, в тоже время легендируя свое нахождение в гуще "подпольной борьбы".
   Однако "Четвертый" не верил в данные ему "гарантии личной свободы и безопасности", и решил взять судьбу в собственные руки. Усыпив бдительность своего чекистского окружения, "особо опасный государственный преступник М. Матвейко" 16 июня 1952 г. похитил из небрежно оставленного оперативным работником пиджака ключи и пистолет с "Вальтер" с двумя обоймами патронов и покинул конспиративную квартиру. Понятно, что побег "Четвертого" мог привести к крупному провалу целого ряда мероприятий и операций МГБ Украины.
   7 июля 1952 г. Политбюро ЦК КП(б) Украины приняло специальное постановление "О факте бегства большого государственного преступника, арестованного органами МГБ УССР", содержавшееся, в частности, "организационные выводы" о наказании причастных к подобному беспрецедентному чрезвычайному происшествию чекистов (серьезно был понижен в должности начальник управления, а министру госбезопасности Украины Н.К. Ковальчуку "за допущение неумелой агентурно-следственной работы с крупным государственным преступником и за бесконтрольность по организации его охраны" был объявлен выговор [8].
   Собственно говоря, данное чрезвычайное происшествие и стало одной из причин решения И.В. Сталина о направлении П.И. Ивашутина на Украину.
   Впрочем, побег Матвиейко не был продолжительным - пройдя по оставшимся у него явкам, он убедился, что подполья уже нет, помощи ему ждать неоткуда, и через несколько дней добровольно явился в МГБ.
   Несколько по иному сложилась миссия и судьба руководителя "Политической информационной службы" УГВР Василия Охримовича: он был десантирован с американского самолета в ночь на 20 мая 1951 г. для "координации действий" с подпольем. Он сумел встретиться и побеседовать с Васылем Куком, убеждая его встать на сторону УГВР, к чему тяготел сам Кук. Больше года Охримовичу удавалось кочевать по лесным "схронам", отчитываясь об увиденном перед американскими хозяевами. Отметим, что мастерство чекистов было столь высоко, что у западных спецслужб даже не возникло сомнения в успешности аналогичной миссии "Усміха"-"Модди".
   Арестован агент ЦРУ "Эвальд" был только 6 октября 1952 г., т.е. через несколько дней после прибытия П.И. Ивашутина в Киев. Опытный и циничный Охримович не стал долго запираться, а согласился на предложенное ему чекистами сотрудничество и ему был присвоен псевдоним "Грузин". Так же, как и Матвейко-"Модди", он, с санкции ЦК КПСС, продолжая сеансы радиосвязи, начал свою радиоигру "Ловушка", на этот раз с американским разведцентром.
   Всего же в ходе контрразведывательной операции МГБ Украины "Звено" с 1951 по 1954 год чекистами были перехвачены четыре курьерские группы ОУН и УГВР (восемь человек), что означало, как перехват инициативы в борьбе с подпольем, так и создание серьезных предпосылок для его полной ликвидации, в руки чекистов попали 10 радиостанций, большинство из которых было включено в радиоигры с зарубежными центрами - непосредственно в оперативных играх было задействовано пять бывших эмиссаров. Помимо этого были обезврежены 33 агента CIC и ЦРУ (18 из них были убиты или покончили с собой при задержании), другие же пошли на сотрудничество с органами МГБ и были задействованы в радиоиграх теперь уже с западными разведцентрами [9].
   Нам представляется целесообразным познакомить читателей с еще одним историческим документом, подготовленным Л.П. Берией к заседанию Президиума ЦК КПСС и касающемуся социально-политической обстановки на Украине (Љ 63/б от 16 мая 1953 г.):
   Произведенной МВД СССР проверкой установлено, что работа органов б[ывшего]. МГБ Украинской ССР по борьбе с остатками антисоветского националистического подполья и его шпионско-террористических банд в западных областях Украины все еще находится на низком уровне.
   В ряде районов западных областей Украинской ССР антисоветское подполье продолжает существовать, а его банды терроризировать трудящееся население и партийно-советский актив.
   Низкий уровень агентурно-оперативной работы органов госбезопасности Украины привел к тому, что руководящие звенья националистического подполья в западных областях УССР до сих пор не выявлены и надежной агентуры, способной внедриться в эти звенья, не имеется.
   Если применение чекистско-войсковых операций в борьбе с националистическим подпольем и его вооруженными бандами в первое время после освобождения западных областей Украинской ССР от немецко-фашистских оккупантов и оправдывалось конкретной обстановкой, то в последний период времени, когда с остатками этого подполья нужно было бороться преимущественно агентурно-оперативными методами, широкое применение войсковых операций вплоть до 1953 г., естественно, не могло дать должных результатов. Так, из 1023 операций, проведенных в 1952 году, закончились без всякого результата 946 операций, из 120 операций за 3 месяца текущего года - 109. Эти операции, как правило, сопровождались сплошным "прочесыванием" населенных пунктов и массовыми обысками населения. В результате производились аресты и выселение граждан по малозначительным материалам, а иногда вовсе без всяких оснований.
   За период с 1944 по 1953 г. в западных областях Украины арестовано, убито и выслано до 500 000 человек, из них:
   1. Арестованы по обвинению в принадлежности к антисоветскому националистическому подполью - 103 003 чел[овек]., в том числе были осуждены с содержанием в лагерях и тюрьмах - 82 930 чел.
   2. Арестованы по обвинению в шпионаже, диверсиях, вредительстве, террористических намерениях, антисоветской агитации, пособничестве и участии в карательных действиях немецко-фашистских органов и войск во время оккупации западных областей Украины - 31 464 чел., в том числе были осуждены с содержанием в лагерях и тюрьмах - 26 787 чел.
   3. Убиты как участники шпионских террористических групп националистического подполья - 153 259 чел.
   4. Высланы за пределы УССР как пособники этих банд - 203 737 чел.
   Естественно, что такое положение не могло не озлобить широкие слои населения и способствовало усилению среди них влияния вражеских элементов.
   Однако необходимо отметить, что наряду с изложенными выше недостатками в работе б[ывших]. органов госбезопасности Украины, по поступающим сигналам, среди населения западных областей УССР, особенно сельских районов, имеет место недовольство проводимыми советской властью мероприятиями, в частности, налоговой политикой.
   По данным МВД УССР, за последние два-три года от крестьян западных областей Украины поступило большое количество жалоб на неправильное обложение их налогами. Так, за 1951 год поступило свыше 45 000 жалоб на непосильное обложение налогом, в 1952 году - свыше 36 000 и только за первые три месяца текущего года - свыше 50003.
   За три месяца 1953 года отделом военной цензуры МВД УССР было конфисковано по западным областям УССР 31 695 внутрисоюзных и 194 590 адресованных за границу писем, в которых содержались отрицательные высказывания и недовольство действиями местных органов власти.
   В период 1949-1950 гг., вследствие слабого политического обеспечения набора молодежи в ремесленные училища и школы ФЗО4, до 8000 чел. молодежи перешло на нелегальное положение и использовалось антисоветскими элементами во вражеских целях.
   Непрекращающаяся активность националистического подполья в западных областях УССР объясняется также и тем, что, несмотря на значительное время, истекшее после воссоединения западных областей с Украинской ССР, все еще в достаточной мере не созданы кадры руководящего партийно-советского актива из числа местного населения. Как известно, в большинстве западных областей и районов партийные и советские организации возглавляются работниками, командированными из восточных областей УССР и других республик Советского Союза.
   Так, из числа 474 чел. руководящих работников областных, городских и районных исполкомов Советов депутатов трудящихся западных областей Украины местные кадры составляют - 179 чел., а из 311 руководящих работников областных, городских и районных партийных органов этих же областей - только 18 чел. являются местными кадрами.
   Аналогичное положение имеет место и по работе среди интеллигенции. Из 1718 профессоров и преподавателей 12 львовских высших учебных заведений к числу местной интеллигенции принадлежат только 320 чел., остальные являются русскими или уроженцами восточных областей УССР.
   В Торгово-экономическом институте все 56 дисциплин преподаются на русском языке; в лесотехническом институте из 41 дисциплины на украинском языке преподаются только 4; в сельскохозяйственном институте из 37 дисциплин - 5; в полиграфическом институте из 39 предметов - только 3; в педагогическом институте из 37 дисциплин читаются на украинском языке только 7.
   В руководстве указанных 12 высших учебных заведений гор. Львова нет ни одного директора из числа уроженцев западных областей Украины; в числе 25 заместителей директоров этих институтов только один человек является местным жителем.
   В 27 техникумах гор. Львова из числа 428 преподавателей выходцами из западных областей УССР являются только 58 чел., а из 60 чел. руководящих работников этих техникумов - только 3.
   Такое положение создалось не только из-за недостатка в соответственно подготовленных кадрах интеллектуальных работников - выходцев из западных областей Украины, но и, очевидно, в результате недопонимания всей важности сохранения и использования кадров западноукраинской интеллигенции.
   Видные представители западноукраинской интеллигенции, по данным МВД УССР, расценивают такую "политику" правительства и ЦК КП Украины как "русификаторскую". Так, например, писатель Лукьянович Д.Я. говорит: "Процесс обрусения проявляется в ряде направлений и ведется очень продуманно и последовательно. Из западных областей выселили большую часть ее интеллигенции, выселили, переселили и продолжают переселять очень многих крестьян. Более 90% всех заканчивающих вузы и втузы студентов направляют на работу в РСФСР и другие республики, а не оставляют во Львове и западных областях... Так естественно и незаметно происходит ее обрусение. А впрочем, оно осуществляется и на школьной скамье: преподавание ведется почти исключительно на русском языке. Даже те студенты, которые настроены более националистически, не знают ничего, да и не могут знать о том, что украинский народ имел своих выдающихся людей - ученых, героев, писателей, художников и других не только в лице КОТЛЯРЕВСКОГО, ШЕВЧЕНКО, ФРАНКО, КОЦЮБИНСКОГО, ЛЫСЕНКО, но и в лице многих других писателей, поэтов и ученых. Учат только биографии выдающихся русских людей, но не украинцев".
   Научный работник филиала Академии наук УССР ОГАНОВСКИЙ В.П. высказывал свое возмущение тем, что в Торгово-экономическом институте, в котором он преподает, "полностью русифицировано руководство. Украинца ГАРКАВЕНКО сменил чистокровный русак - ЧИСТЯКОВ (на посту директора института); украинца МАЙБОРОДУ - рязанец НИКИТИН (замдиректора по научной части), а БИЛЕВИЧА, говорят, сменит НОВОДЕРЕЖКИН (зам. директора по учебной части). Ни один из них не умеет говорить по-украински. Представляете себе, какое впечатление произведет разговор с ними на ту местную молодежь, которая приедет из районов и будет поступать в этот "украинский" институт".
   Экономист Галушко, выражая недовольство "политикой обрусения", заявил: "Все делопроизводство в хозяйственных, особенно в торгово-кооперативных организациях, ведется на русском языке. Я вижу, что все здесь направлено к тому, чтобы ликвидировать все украинское. Местным людям ходу не дают, хотя среди них есть много людей, более знающих и достойных занимать руководящие места, чем среди тех, кто их занимает".
   Академик ВОЗНЯК, доцент медицинского института МУЗЫКА и некоторые другие видные западноукраинские интеллигенты, отмечая "тяжелое положение большинства колхозников", считают, что: "все это является результатом недостаточного внимания к нуждам местного крестьянства со стороны областных организаций; очень плохого подбора руководящих кадров в районных организациях и колхозах; голого администрирования вместо честного хозяйственного руководства в колхозах".
   Один из агентов МВД Украинской ССР "Объективный", подтвердив вышеприведенные настроения украинской интеллигенции, отмечает со своей стороны, также в качестве одного из фактов, неудовлетворительное положение и во Львовском отделении Союза советских писателей. Он говорит: "Во Львовском отделении Союза советских писателей плохо поставлена работа по выявлению и воспитанию талантливой молодежи из местного населения. За 6 лет в кандидаты и члены Союза было принято около 15 чел. и только один из них - Ростислав БРАТУНЬ - был местным украинцем, остальные - уроженцы восточных областей Украины и русские. Сейчас к приему в Союз есть только один кандидат из местного населения, молодой талантливый поэт - Дмитрий ПАВЛЫЧКО [10].
   Главный редактор Львовского книжно-журнального издательства ЦМОКОЛЕНКО, которому ПАВЛЫЧКО представил сборник своих стихов, уже два года задерживает издание этой книги. Учитывая, что стихи ПАВЛЫЧКО талантливы и в основном направлены против Ватикана и буржуазных националистов, такая книга могла бы сыграть большое воспитательное значение для местной молодежи".
   Немало отрицательных разговоров и обобщений вызывают факты тяжелого материального положения некоторых широко известных представителей местной интеллигенции. Так, например, бывший профессор Львовского университета Юлиан ЗАЯЦ работает в настоящее время в качестве библиотекаря филиала Академии наук УССР с окладом в 400 рублей. Известный в городе Львове старый адвокат ПАВЕНСКИЙ сейчас работает нормировщиком на пивоваренном заводе в городе Львове.
   МВД СССР принимаются необходимые меры к перестройке оперативно-чекистской работы органов МВД УССР с целью ликвидации националистического подполья и пресечения активных проявлений шпионско-террористических банд в западных областях Украины, устранению и поимке засланных из-за границы эмиссаров, изменению методов чекистской работы, а также укреплению органов МВД западных областей УССР кадрами из числа работников местного происхождения.
   Однако эти мероприятия, как это доказано многолетней практикой, не могут дать должных результатов, если одновременно по линии партийных и советских органов не будут приняты соответствующие меры.
   Поэтому возникает необходимость серьезного изучения обстановки в западных областях УССР. Нужно помочь ЦК КП Украины и Совету Министров УССР разобраться в создавшейся обстановке, тщательно проверить, нет ли серьезных извращений в вопросах колхозного строительства, элементов администрирования, проверить всю налоговую систему в целях возможного пересмотра ее и, если необходимо, - ослабления налогового пресса.
   Надо, на мой взгляд, потребовать от ЦК КП Украины решения вопроса подготовки, выращивания и выдвижения в западных областях УССР местных кадров; рассмотреть и утвердить программу массово-политической работы как среди сельского населения, так и городской интеллигенции, в особенности во Львове, имеющей определенное влияние на все слои населения западных областей УССР [11].
   В этих целях следовало бы командировать на Украину группу ответственных работников, поручив ей вместе с ЦК КП Украины и Советом Министров УССР тщательно ознакомиться с положением в западных областях Украины, на месте принять необходимые меры к устранению выявленных недостатков и подготовить предложения для рассмотрения их в Президиуме ЦК.
   Эта инициатива неожиданно подбросила Охримовичу-"Эвальду" еще один шанс на сохранение жизни. Возглавивший 5 марта 1953 г. объединенное МВД СССР, куда вошло и бывшее МГБ, Л.П. Берия хотел прекратить затянувшееся кровопролитные противостояние на Украине. Для этого в Москву на Лубянку был доставлен В. Охримович и некоторые другие находившиеся в заключении авторитетные участники движения - "президент УГКР" К. Осьмак, митриполит И. Слипый, через которых он хотел убедить остававшихся еще на свободе националистов в бесперспективности и бесполезности их дальнейшей борьбы.
   Конечно, трудно однозначно сказать, увенчался ли бы этот его замысел успехом, но последовавший 26 июня 1953 г. арест Берии положил конец этому ответвлению операции "Звено". Считая его "волюнтаристской авантюрой", а также учитывая то обстоятельство, что Охримович уклонялся от добросовестного выполнения поручений чекистов, он был по приговору трибунала Киевского военного округа расстрелян 19 мая 1954 г.
   Сообщение об аресте и последующем расстреле В. Охримовича произвело крайне удручающее впечатление как на сохранившееся подполье, так и на его "зарубежных представителей".
   Чекисты получили информацию о том, что соответствующий отдел английской разведки был разогнан, а его сотрудники уволены (поговаривают даже, что "проколовшийся" начальник подразделения CIC застрелился).
   Даже сам факт раскрытия МГБ Украины радиоигры "Ловушка", в ходе которой удалось углубить раскол между сторонниками Бандеры и УГВР - последней из которых "украинское подполье" передало все полномочия по представлению себя на международной арене, ударил по авторитету Бандеры на западе: MI 6 также прекратила сотрудничество с ним, а ЦРУ США - наиболее агрессивную фазу операции "Аэродинамик".
   В те же дни чекисты одержали и еще одну победу над националистическим подпольем: 23 мая 1954 г. в одном из подпольных схронов на Львовщине был конспиративно задержан вместе с женой "полковник Коваль", он же "главнокомандующий УПА генерал-хорунжий" (это звание было присвоено ему двумя годами ранее "в ознаменование десятилетия образования "повстанческой армии") Васыл Кук. ("Западня", как был назван комплекс оперативно-розыскных мероприятий для ареста Кука, была разработана и расставлена П.И. Ивашутиным аж в сентябре 1953 г.).
   Фактически этот арест знаменовал собой ликвидацию организованного националистического подполья на Украине. Таким образом, задача, поставленная перед Петром Ивановичем Ивашутиным ЦК КПСС и Советским правительством была полностью выполнена.
   Но и после сообщения о приведении в исполнение приговора в отношении В. Охримовича, радиоигра МГБ с СИС "Метеор" продолжалась. Только агенты-эмиссары ОУН с 1955 г. проходили подготовку уже в римской разведшколе. Благодаря "Метеору" было обезврежено еще несколько групп связников, часть из них - на территории Польши и Чехословакии. С. Бандера по-прежнему доверял "Усміху" и по указанным им подставным адресам по-прежнему доставлялись "директивы и указания" по организации "освободительной борьбы".
   О содержании борьбы чекистов с зарубежными эмиссарами сегодня уже можно сказать, что 19 % из них были выявлены советской агентурой, внедренной в первые же послевоенные годы в британские и американские спецслужбы, а также эмигрантские националистические организации, прежде всего - ЗП УГВР (Мюнхен и Вашингтон), и ЗЧ ОУН (Мюнхен и Лондон); 33 % были выявлены и обезврежены чекистами Украины в процессе ведения оперативных игр с зарубежными националистическими центрами; 16 % - выявлены агентурой МГБ на территории Украины; 9% были выявлены благодаря сообщениям ("сигналам") населения, вследствие проявленного им чувства повышенной бдительности и 7 % - в процессе проведения оперативно-войсковых операций.
   Следует однако заметить, что некоторых нелегалов-националистов, прибывших по различным каналам из-за рубежа в 1940-е - 1950-е годы, украинские чекисты под руководством председателя КГБ УССР В.Ф. Никитченко разыскали уже во второй половине 1960-х годов.
   За активную помощь в борьбе за ликвидацию националистического подполья, еще 19 июня 1958 года специальным Указом Президиума Верховного Совета СССР М.В. Матвиейко был помилован и освобожден от уголовной ответственности.
   А тем временем игра "Метеор" пришла к своему завершению: имитация существования и "кипучей деятельности" подполья, во что уже не верили ни Лондон, ни Вашингтон, входило в логическое противоречие с социально-экономическими процессами на Украине, в связи с чем в октябре 1960 г. было принято решение о прекращении с СИС оперативной игры "Метеор" с преданием гласности самого факта многолетнего нахождения "не у дел" главного эмиссара "украинского заграничного центра".
   Бывший руководитель "службы безопасности" ЗЧ ОУН теперь выступал по радио с разоблачением планов и замыслов этой организации, принимал участие в пресс-конференциях, отвечал на вопросы журналистов, а также на встречах в учебных заведениях, трудовых коллективах. Увидели свет несколько его брошюр (в частности, "Чорні справи ЗЧ ОУН". К., 1962).
   Кстати сказать, в 1960-1961 гг. с разоблачением и осуждением своего прошлого в средствах массовой информации выступили еще свыше 200 бывших активных и известных участников ОУНовского подполья.
   В Киеве Матвиейко по инициативе КГБ УССР выделили однокомнатную квартиру. Позднее он переехал на Львовщину, где и умер в селе Павлове 10 мая 1984 года.
   И еще один, о многом говорящий факт: племянник М. Лебедя, майор армии США и миллионер Марк Паславский, стал в 2014 г. одним из "спонсоров" и бойцов батальона оперативного назначения "Донбасс" Национальной гвардии Украины. Был убит бойцами донецкого сопротивления под Иловайском 19 августа 2014 г.
  
   Источники:
   1. Подробнее о предшествовавших годах формирования ОУН и украинского националистического движения см.: Хлобустов О.М. Национальные герои Украины: кто они? Правда против фальсификации истории. // http://samlib.ru/h/hlobustow_o_m/ounupa.shtml.
   2. См.: ГА РФ, Ф. Р-9478. Оп. 1, Д. 117, лл. 46-48. Цитируется по: Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. М., 2012, Т. 2, сс. 448-450.
   3. См.: Jeffrey Burds. The Early Cold War in Soviet West Ukraine, 1944-1948. // The Carl Beck Papers in Russian & East European Studies. Number 1505. Pittsburgh: The Univesity of Pittsburgh, 2001, P. 18. Подробнее с этой историей желающие могут познакомиться с рассекреченным в 2008 г. юбилейным докладом ЦРУ "Cold War Allies: The Origins of CIA's Relationship with Ukrainian Nationalists" // https://archive.org/stream/ColdWarAlliesCIAsRelationsWUkrainianNationalists/STUDIES%20IN%20INTELLIGENCE%20NAZI%20-%20RELATED%20ARTICLES_0015#page/n0/mode/2up. (Дата обращения 26.06. 2018 г.)
   4. Подробнее об укрывательстве властями США нацистских военных преступников см.: Breitman R., Goda N. Hitler' Shadow: Nazi War Criminals, U.S. Intelligence, and the Cold War. NY, 2010, p. 90. (Брейтман Р., Года Н. Тень Гитлера: нацистские военные преступники, американская разведка и холодная война).
   5. Подробнее об американских замыслах и планах разведывательно-подрывной деятельности см.: Хлобустов О.М. Американская стратегия "тайной" войны против России. // http://samlib.ru/h/hlobustow_o_m/strategiatainoywoyny.shtml.
   6. См.: Joint OSO-OPC Report On the Ukrainian Resistance Movement, December 12, 1950, NARA, RG 263, E ZZ-19, B 9, Aerodynamic: Operations, v. 9, f. 1. (Дата обращения 26.06. 2018 г.)
   7. См.: Operations into Ukraine, November 28, 1950, NARA, RG 263, E ZZ-19, B 9, Aerodynamic: Operations, v. 9, f. 1. Wisner to Director of Central Intelligence, Joint OSO/OPC Report on the Ukrainian Resistance Movement," January 4, 1951, and attachments, NARA, RG 263, E ZZ-19, B 9, Aerodynamic: Operations, v. 9, f. 1. (Дата обращения 26.06. 2018 г.)
   8. См.: Веденеев Д., Шаповал Ю. "Мальтийский сокол, или судьба Мирона Матвиейко", Зеркало недели, К., 10 августа 2001.
   9. См.: Веденеев Д.В., Лисенко О.Є. ОРГАНІЗАЦІЯ УКРАЇНСЬКИХ НАЦІОНАЛІСТІВ І ЗАРУБІЖНІ СПЕЦСЛУЖБИ (1920-1950-ті рр.). // Украинский Исторический Журнал. Кieв, Институт Истории АН Украины, 2009, Љ3, с. 142.
   10. Братунь Р.А. (1927-1995) - украинский поэт и общественный деятель. Народный депутат СССР (1989-1991). Павлычко Д.В. (р.1929) - украинский поэт. В независимой Украине был послом в Польше.
   11. РГАСПИ, ф.82, оп.2, ед. хр.897, лл.143 - 150.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"