Хлобустов Олег Максимович: другие произведения.

Отягощенное наследство госбезопасности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава из новой книги :"Андрополь: КГБ СССР. 1954 - 1991". Препринт

   Отягощенная наследственность госбезопасности
  (Глава из книги "Андрополь: КГБ СССР. 1954 - 1991").
  
  
   Становление КГБ при СМ СССР сопровождалось тяжелой "родовой травмой" - раскрытием и разоблачениями многочисленных нарушений законности, вершившихся его историческими предшественниками - НКВД - МГБ СССР в конце 30-х - начале 50-х годов.
   Как бы ни показалось это парадоксальным, но борьбу с нарушениями законности сотрудниками МГБ СССР начал в марте 1953 г. сам... Л.П. Берия.
   После образования 5 марта 1953 г. Министерства внутренних дел СССР, в состав которого были включены и подразделения упраздненного министерства государственной безопасности, заместителями министра Л.П. Берии[1] были назначены С.Н. Круглов, Б.З. Кобулов, И.А. Серов. (Помимо этого Берия являлся заместителем председателя Совета министров СССР и членом Президиума ЦК КПСС).
   Как известно, 27 марта 1953 г. был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР об амнистии, принятый по инициативе Л.П. Берии.
  
  Всего же по этому указу по амнистии были освобождены 1 201 738 человек (около 45% осужденных), вследствие чего лагерное "население" ГУЛАГА на 1 апреля 1954 г. составляло 1 360 303 заключенных[2]. Однако эта амнистия не затронула осужденных за "контрреволюционные преступления", т. е. по статье 58 УК РСФСР 1926 г.
  
  Кстати сказать, это были не первая амнистия и реабилитации, проведенные по его инициативе: сменив на посту наркома внутренних дел Н.И. Ежова 8 декабря 1938 г., Берия выступил с инициативой освобождения репрессированных в годы "большого террора".
  
  Всего в 1939 - 1940 гг. из лагерей были освобождены 223 800 осужденных, и еще из колоний-поселений - 103 800 ссыльных (то есть более 327 тысяч человек)[3].
  
  Всего, как отмечал доктор юридических наук В.В.Лунеев, основываясь на официальных статистических материалах КГБ СССР - МБ РФ - ФСК - ФСБ России, только до 1954 г. было реабилитировано 827 692 человека, осужденных в 1917-1953 годы. Однако реабилитация почти не касалась тяжких обвинений. Из их числа всех реабилитированных только 1 128 человек, или 0,14%, были приговорены к смертной казни[4].
  
   11 марта 1953 г. Берия направил на имя председателя Совета министров СССР Г.М. Маленкова и Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева письмо, в котором дал удручающую характеристику происходившего в последние годы в МГБ, где, в том числе, указывалось: "Значительная часть чекистских кадров, имеющих опыт - разгромлена... Необходимо будет рассмотреть материал на арестованных чекистов и в зависимости от результатов принять решение об использовании их на работе в МГБ"[5].
  
  Была образована следственная группа для пересмотра ряда особо важных дел: "дела врачей", "арестованных сотрудников МГБ", "арестованных МГБ Грузинской ССР группы местных работников" (т.н. "менгрельское дело").
  
  И действительно, из-под ареста были освобождены и возвращены на работу многие чекисты, арестованные при В.С. Абакумове и С.Д. Игнатьеве[6], что, впрочем, пагубно сказалось на судьбе некоторых из них после "разоблачения банды Берия" в июне того же года.
  
  И уже 3 апреля Берия о результатах проведенной проверки докладывал Президиуму ЦК КПСС. На основе его доклада было принято решение о полной реабилитации и освобождении обвиняемых "по делу врачей" и членов их семей (всего 37 человек). Несколько позже последовали и другие освобождения из-под ареста и от обвинений.
  
   Берия заверил Президиум ЦК о том, что в МВД "...проводятся меры, исключающие возможность повторения впредь подобных извращений в работе".
  
   Позднее Президиум ЦК постановил, что "ввиду допущенных серьезных ошибок в руководстве бывшим МГБ" невозможно оставить на посту секретаря ЦК КПСС С.Д. Игнатьева[7].
  
   Пункт IX Постановления Президиума ЦК КПСС от 10 апреля 1953 г. гласил:
  
   - Одобрить проводимые т. Берия Л.П. мероприятия по вскрытию преступных действий, совершавшихся на протяжении ряда лет бывшим МГБ СССР, выражавшихся в фабрикации и фальсификации дел на честных людей, а также мероприятия по исправлению последствий нарушения советских законов, имея в виду, что эти меры направлены на укрепление Советского государства и социалистической законности[8].
  
   Мы привели эти факты для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что пересмотр следственных дел бывшего НКГБ-МГБ начался задолго до XX съезда КПСС.
  
   Однако положение в органах госбезопасности в свете приводимых документов по-прежнему продолжало оставаться непростым.
  
   А 26 июня 1953 г. на заседании Президиума ЦК КПСС в Кремле последовал арест заместителя председателя Совета министров и министра внутренних дел СССР Л.П. Берии.
  
  Одновременно с арестом Берии был проведен арест ряда заместителей министра и группы руководящих работников МВД, суд над которыми состоялся в декабре 1953 г., причем большинство обвиняемых были приговорены к "высшей мере социальной защиты" (расстрелу) ("приспешников" Абакумова та же участь ждала через год).
  
   Официальное же сообщение об аресте Берии и назначении новым министром МВД СССР С.Н. Круглова было опубликовано только 29 июня.
  
   В приложение к протоколу заседания Президиума ЦК КПСС от 26 июня 1953 г. "К решению вопроса о Берия" присовокуплен проект доклада Г.М. Маленкова, в котором содержится целый ряд обвинений, в том числе и следующее: "Враги хотели поставить органы МВД над партией и правительством. Задача состоит в том, чтобы органы МВД поставить на службу партии и правительству, взять эти органы под контроль партии.... Задача состоит в том, чтобы не допустить злоупотребления властью".
  
   Однако документы свидетельствуют о том, что мы специально подчеркнули ранее, что высший партийный орган - ЦК КПСС, в начале 50-х годов не только был информирован о деятельности органов МГБ, но и принимал непосредственное участие в формировании их политики. Хотя реальный контроль за деятельностью МГБ СССР и был в значительной мере персонифицированным, то есть сосредоточенным в руках Генерального секретаря ЦК И.В. Сталина[9].
  
   Позднее этот факт информированности руководителей ЦК партии о конкретных "делах" МГБ замалчивался высшим партийным руководством с целью вывести себя из-под возможной критики, что стало основой и причиной сокрытия многих фактов, что неизбежно вело к искажению исторической правды.
  
  13 июля 1953 г. министр внутренних дел С.Н. Круглов представил предсовмина Г.М. Маленкову докладную записку о реакции населения на арест Берии и его заместителей.
  
  В ней приводилось высказывание одного из современников: "...Я убежден, что будут следующие. Как ни сильна машина, а развал начался. Скандал большой и гнусный. Теперь будем ждать и наблюдать, что дальше, чей черед". Там же содержалась и следующая оценка происшедших событий: "От смены руководства режим у нас не меняется. Он был и есть, по существу, полицейский. Я не верю ни в какие идейные мотивы в поступках не только Берия, но и других. Это откровенная борьба за власть. По-моему, дележка власти только началась. Так или иначе, крах этой структуры рано или поздно неизбежен"[10].
  
  Следует особо подчеркнуть, что сразу после сообщения об аресте Л.П. Берии как "врага народа", в органы прокуратуры и ЦК КПСС стали поступать многочисленные заявления и жалобы осужденных и их родственников по поводу пересмотра уголовных дел, и применения незаконных методов в процессе ведения следствия.
  
  В записке в Президиум ЦК от 19 марта 1954 г. Прокурора СССР Р.А. Руденко и министра внутренних дел С.Н. Круглова отмечалось, что в лагерях, колониях и тюрьмах содержатся 467 946 осужденных за контрреволюционные преступления, немалую долю среди которых составляли предатели, каратели и пособники немецко-фашистских оккупантов, и еще находятся в ссылке после отбытия основного наказания за контрреволюционные преступления 62 462 человека.
  
  Так, на основании совместной директивы Прокуратуры и МГБ СССР от 26 октября 1948 г. N 241/66сс из 45 048 человек, ранее осужденных за "контрреволюционные преступления", и освобожденных после отбытия наказания, 12 081 человек были арестованы органами МГБ и направлены в ссылку "в отдаленные районы Сибири и Крайнего Севера".
  
  Отметим, однако, что эта директива была издана во исполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 г. о ссылке на поселение в отдаленные районы бывших шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, "правых", меньшевиков, эсеров, анархистов и националистов, освобожденных по отбытию наказания из лагерей и тюрем после окончания Великой Отечественной войны[11].
  
  Разумеется, подобные действительно волюнтаристские решения являлись грубым нарушением принципов отправления правосудия и конституционных прав граждан, вследствие чего имелись бесспорные юридические основания для реабилитации лиц, ставших жертвами беззакония и правового произвола.
  
   В указанной записке Р.А. Руденко и С.Н. Круглова также подчеркивалось, что с августа 1953 по 1 марта 1954 г. в органы прокуратуры поступило 78 982 обращения граждан с ходатайствами о реабилитации, в связи с чем предлагалось создать специальную Центральную комиссию по пересмотру дел осужденных[12].
  
  Также ЦК КПСС информировался и о том, что во внесудебном порядке Особым совещанием при наркоме/министре внутренних дел и госбезопасности (ОСО) в 1934-1953 годах было осуждены 442 531 человек, большинство из них - по "политическим обвинениям" (эти лица были включены в ранее указанное общее число осужденных, но данное обстоятельство было специально выделено отдельно в связи с особыми обстоятельствами вынесения приговоров). В 1941-1944 годах ОСО также рассматривались дела на разоблаченных агентов германских спецслужб, фашистских карателей и пособников оккупантов.
  
  Из этого общего числа осужденных ОСО за 19 лет его существования (оно было ликвидировано 1 сентября 1953 г.) к высшей мере наказания были приговорены 10 101 человек, к лишению свободы на различные сроки - 360 921, к ссылке и высылке - 67 539 человек[13].
  
  На основании предложения Прокурора СССР Р.А. Руденко и министра внутренних дел С.Н. Круглова, изложенного в записке от 19 марта, в мае 1954 г. по решению Президиума ЦК КПСС была образована Центральная комиссия по рассмотрению жалоб и ходатайств граждан, осужденных за "контрреволюционные" преступления (статья 58 УК РСФСР 1928 г. Данная статья имела 10 частей - различных составов преступлений - от шпионажа, диверсии, вредительства, терроризма до антисоветской агитации и пропаганды - статья 58-10).
  
  Эта комиссия была наделена правом пересмотра приговоров осужденным за контрреволюционные преступления Коллегией ОГПУ, а также Особым Совещанием (ОСО) НКВД - МГБ СССР.
  
  О результатах работы Центральной комиссии Р.А. Руденко докладывал Президиуму ЦК КПСС 29 апреля 1955 г., что комиссией были пересмотрены уголовные дела на 237 412 человек, при этом было отказано в смягчении наказания 125 202 проходившим по ним лицам.
  
  В то же время были отменены приговоры или прекращены уголовные дела в отношении 8 973 человек, что означало их реабилитацию, были освобождены из мест лишения свободы 21 797 человек, отменена ссылка 1 371 осужденному. Помимо этого были сокрашены сроки наказания 76 344 осужденным и в отношении 2 891 из них были переквалифицированы обвинения на менее тяжкие составы преступлений[14].
  
  Помимо этого были созданные Выездные комиссии Президиума Верховного Совета СССР (всего их было образовано 97), наделенные правом объявления амнистии в отношении осужденных рядовых граждан и коммунистов, но не номенклатурных партийных работников.
  
  На основании выявленных Центральной комиссией многочисленных фактов нарушения норм и принципов ведения следствия, в КГБ при СМ СССР, КГБ союзных и автономных республик Союза ССР, управлениях КГБ по краям и областям были созданы аналогичные комиссии для пересмотра следственных и уголовных дел с участием прокурорских работников, наделенные правом пересмотра решений внесудебных "двоек" и "троек", образовывавшихся при районных и краевых управлениях НКВД[15]. В результате работы этих комиссий вскрывались многочисленные факты нарушения законности в ходе следствия и необоснованного привлечения к уголовной ответственности граждан, что влекло пересмотр их дел, снятие обвинений либо смягчение формулировок обвинения с досрочным освобождением осужденных.
  
  Но были примеры и иного рода, о чем свидетельствуют судьбы генералов П.А. Судоплатова, Н.М. Эйтингона и полковника Я.И. Серебрянского[16].
  
  В связи с выявленными в процессе пересмотра уголовных дел многочисленными фактами нарушений социалистической законности, в конце 1955 г. в ЦК КПСС была образована специальная Комиссия во главе с секретарями ЦК П.Н. Поспеловым и А.Б. Аристовым для оценки деятельности органов НКВД-НКГБ-МГБ-МВД СССР в 30-е - 50-е годы[17].
  
   Таким образом, процесс реабилитации необоснованно осужденных граждан начался задолго до ХХ съезда КПСС.
  
   Подчеркнем и следующие важные обстоятельства.
  
   По обстоятельствам, вскрывавшимся в процессе пересмотра уголовных дел в 1954 - 1957 годы, а также по результатам следствия в отношении высокопоставленных работников органов госбезопасности, началось выявление и привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушениях социалистической законности.
  
   Весной 1954 г. ЦК КПСС также образовал комиссию под председательством К.Е. Ворошилова для рассмотрения дел "спецпоселенцев", результатом работы которой стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 июля 1954 г. "О снятии некоторых ограничений в правовом положении со спецпоселенцев" - освободивший от режима спецпоселения семьи раскулаченных, российских немцев, греков.
  
   Это было началом по пересмотру многих законодательных актов, определявших карательную политику Советского Союза.
  
   Еще 1 сентября 1953 г. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР было ликвидировано Особое совещание (ОСО) при МВД.
  
   19 апреля 1954 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление "Об освобождении из ссылки на поселение ранее осужденных за антисоветскую деятельность" лиц, осужденных на срок до 5 лет.
  
   3 августа 1954 г. Постановлением СМ СССР было снято ограничение со спецпоселенцев-кулаков.
  
   17 сентября 1955 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета (ПВС) СССР "Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны", в соответствии с которым подлежали освобождению от наказания военнослужащие РККА и ВМФ, осужденные за сдачу в плен.
  
   29 октября 1955 г. через месяц после установления дипломатических отношений с Федеративной Республикой Германией в порядке "жеста доброй воли" Президиум Верховного Совета СССР издал Указ "О досрочном освобождении и репатриации немецких военнопленных, осужденных за военные преступления".
  
  Естественно, что новая волна ходатайств о пересмотре уголовных дел нахлынула после появления информации в марте 1956 г. о докладе Первого секретаря ЦК Н.С. Хрущева с разоблачениями культа личности И.В. Сталина, о чем мы расскажем далее. А это, в свою очередь, породило новые проверки и "чистки" в рядах сотрудников КГБ, новые разоблачения беззаконий и наказания.
  
  "Пересмотр архивных уголовных дел" стал на несколько лет одним из главных направлений деятельности органов КГБ, кстати сказать, возможно, в ущерб иным направлениям работы.
  
  Последующие шаги и меры по ликвидации последствий нарушений законности периода культа личности были выработаны после ХХ съезда КПСС (14-24 февраля 1956 г.), ставшего отправной точкой отсчета нового этапа отечественной истории. "Оттепели", как его вскоре окрестили публицисты.
  
   Неожиданный для делегатов съезда доклад 25 февраля Н.С. Хрущева о культе личности И.В.Сталина расколол советское общество, а затем - и международное коммунистическое движение. Неоднозначность восприятия и оценки итогов ХХ съезда КПСС показывает также полемика, проявившаяся в материалах, посвященных полувековому юбилею этого события[18].
  
  В силу целого ряда обстоятельств, неизвестных сегодняшнему поколению наших молодых сограждан, ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза, начавший свою работу в Большом кремлевском дворце 14 февраля 1956 г., действительно стал эпохальным событием мирового значения.
  
  А между тем, на этом съезде были обнародованы новые принципы внешней политики СССР. Принцип мирного сосуществования государств с различным социально-политическим устройством был конкретизирован констатацией возможности отказа от войн, их предотвращения.
  
  В то же время была отмечена неизбежность острой идеологической борьбы между двумя социальными системами - миром социализма, и миром капитализма. Напомним, что Соединенный Штаты Америки в тот период во внешнеполитической сфере открыто руководствовались доктриной "Отбрасывания коммунизма".
  
  Следует особо подчеркнуть, что одобренные съездом основы внешней политики СССР не остались лишь политическими декларациями, а последовательно реализовывались в дипломатических и политических акциях советского правительства.
  
  Например, что уже через месяц после окончания работы съезда, 27 марта 1956 г. советский представитель внес для рассмотрения Подкомитетом Комиссии ООН по разоружению предложения об ограничении и сокращении вооружений обычного типа и вооруженных сил всех государств. Они, в частности, предусматривали сокращение под международным контролем армий СССР, США и КНР до 1 - 1,5 миллионов человек, Англии и Франции - до 650 тысяч военнослужащих, армий остальных стран - до 150 тысяч, а также прекращение испытаний ядерного оружия, уменьшение военных бюджетов.
  
  Но эта и иные мирные инициативы СССР, включая масштабное сокращение Вооруженных Сил в 1955 - 1960 годах, не были адекватно оценены ведущими зарубежными государствами. Что со всей очевидностью доказывает риторика сорокового президента США Р. Рейгана[19].
  
  Ничуть не умаляя международного значения внешнеполитических инициатив Советского Союза, впервые обнародованных на ХХ съезде КПСС, следует отметить, что наибольший интерес, а также оживленные, порой жесткие дискуссии и полярные оценки, как в нашей стране, так и за рубежом, все же вызывали и вызывают поныне вопросы внутренней политики.
  
  Как вспоминал об этом бывший в ту пору заместителем директора Центрального разведывательного управления США Рей Клайн, "Выступление Хрущева стало событием исторического значения, ибо документировано обличив сталинизм как невиданных размеров политическое зло, он был вынужден перейти к более мягким формам тоталитарного управления страной"[20].
  
  Отметим, что в Отчетном докладе ЦК КПСС съезду критика культа личности Сталина и порождавших его ошибок в государственном строительстве и управлении, прозвучала лишь в третьей части доклада, да и то достаточно обтекаемо.
  
  В частности, Н.С. Хрущев подчеркивал:
  
  -- Опыт показывает, что малейшее ослабление социалистической законности враги Советского государства пытаются использовать для своей подлой, подрывной работы. Так действовала разоблаченная партией банда Берия, которая пыталась вывести органы государственной безопасности из-под контроля партии и Советской власти, поставить их над Партией и Правительством, создать в этих органах обстановку беззакония и произвола. Во враждебных целях эта шайка фабриковала лживые обвинительные материалы на честных руководящих работниках и рядовых советских граждан.
  
  Центральный Комитет проверил так называемое "Ленинградское дело" и установил, что оно было сфабриковано Берия и его подручными для того, чтобы ослабить ленинградскую партийную организацию, опорочить ее кадры. Установив несостоятельность "ленинградского дела", Центральный Комитет партии проверил и ряд других сомнительных дел".
  
   Сразу оговоримся, что здесь, как и в некоторых местах доклада о культе личности Сталина, Хрущев допускает неточности, поскольку не Берия являлся инициатором "ленинградского дела", а секретарь ЦК КПСС Г.М. Маленков. Продолжим однако цитирование Отчетного доклада ЦК ХХ съезду партии.
  
   "ЦК принял меры к тому, чтобы восстановить справедливость. По предложению Центрального Комитета невинно осужденные люди были реабилитированы. Из всего этого ЦК сделал серьезные выводы. Установлен надлежащий контроль Партии и Правительства за работой органов госбезопасности. Проведена значительная работа по укреплению проверенными кадрами органов госбезопасности, суда и прокуратуры. Полностью восстановлен в своих правах и усилен прокурорский надзор.
  
  Необходимо, чтобы наши партийные, государственные, профсоюзные организации бдительно стояли на страже советских законов, разоблачали и выводили на чистую воду всякого, кто посягнет на социалистический правопорядок и права советских граждан, сурово пресекать малейшее проявление беззакония и произвола.
  
  Следует сказать, что в связи с пересмотром и отменой ряда дел у некоторых товарищей стало проявляться известное недоверие к работникам органов государственной безопасности. Это, конечно, неправильно и очень вредно. Мы знаем, что кадры наших чекистов в подавляющем своем большинстве состоят из честных, преданных нашему общему делу работников, и доверяем этим кадрам.
  
  Нельзя забывать, что враги всегда пытались и будут пытаться впредь мешать великому делу построения коммунизма. Капиталистическое окружение засылало к нам немало шпионов и диверсантов. Наивным было бы полагать, что теперь враги оставят свои попытки всячески вредить нам. Всем известно, что подрывная деятельность против нашей страны открыто поддерживается и афишируется реакционными кругами ряда капиталистических государств. Достаточно сказать, что США выделяют, начиная с 1951 года, 100 миллионов долларов ежегодно для подрывной деятельности против социалистических стран. Поэтому мы должны всемерно поднимать в советском народе революционную бдительность, укреплять органы государственной безопасности".
  
  В числе важнейших задач в Отчетном докладе ЦК КПСС требовалось:
  
  "Бдительно следить за происками тех кругов, которые не заинтересованы в смягчении международной напряженности, своевременно разоблачать подрывные действия противников мира и безопасности народов.
  
  Принимать необходимые меры для дальнейшего укрепления оборонной мощи нашего государства, держать нашу оборону на уровне современной военной техники и науки, обеспечивающем безопасность нашего социалистического государства"[21].
  
  Но все же, главным событием ХХ съезда, придавшим ему не только поистине всемирно-историческое значение, но и некоторую таинственно-детективную составляющую, явился закрытый доклад Н.С. Хрущева о культе личности Сталина, уже после окончания работы съезда, предварительно не обозначенный в его повестке дня.
  
  Поскольку нам в дальнейшем придется еще не раз обращаться к содержанию этого исторического документа, представляется целесообразным коротко познакомить читателя с некоторыми положениями этого доклада.
  
  При подготовке текста доклада Хрущев опирался на материалы, представленные ему Прокуратурой СССР, КГБ при СМ СССР, Комиссией П.Н. Поспелова и А.Б. Аристова, Комитетом партийного контроля ЦК КПСС.
  
  В отчете о работе последнего за период с октября 1952 по 1 марта 1956 года отмечалось:
  
  "...В результате разоблачения ЦК КПСС банды Берия и его сообщников выяснилось, что они, злоупотребляя властью, творили вопиющий произвол, грубо нарушали социалистическую законность -- без всяких оснований зачисляли в число врагов народа честных и преданных партийных работников, пытались поставить органы госбезопасности над партией.... КПК проводилось расследование и рассмотрение дел на работников НКВД-МГБ, допускавших фальсификацию следственных материалов... установлено, что бывшее руководство Прокуратуры СССР (т. Сафонов) и Главной военной прокуратуры (Т. Васильев) не выполняло своей первой партийной и государственной обязанности - высшего надзора за соблюдением социалистической законности судебно-следственными органами. Давая санкции на арест советских граждан по политическим обвинениям, они слепо верили материалам следствия НКВД-МГБ и в дальнейшем не осуществляли контроля и надзора за следствием по этим делам, штамповали обвинительные заключения, составленные фальсификаторами....
  
  Военная Коллегия Верховного Суда СССР... глубоко не разбиралась, на каких конкретных материалах и доказательствах основаны эти обвинения, не изучала обстоятельства того или иного дела, в результате чего выносились неправедные приговоры... В ряде случаев приговоры Военной Коллегией выносились заочно, заявления подсудимых о невиновности не принимались во внимание, дела рассматривались в течение 10 - 15 минут, свидетели не опрашивались..."[22].
  
  Необходимо сразу подчеркнуть, что сам текст доклада Хрущева, без опубликования его в печати, после съезда в качестве закрытого документа Центрального комитета ЦК КПСС был разослан во все партийные организации и зачитывался на партийных и комсомольских собраниях. Было ознакомлено с ним и руководство зарубежных коммунистических партий.
  
  Не смотря на то, что текст доклада имел конфиденциальный характер, уже в июне 1956 г. его содержание, а именно серьезнейшие обвинения в адрес "вождя всех народов" стали широко известно по всему миру: фотокопия доклада была передана в Варшаве сотруднику Шабак (израильской "Службы общей безопасности", т.е. контрразведки страны) обозревателем агентства ПАП Виктором Граевским[23].
  
  К широкой публикации текста доклада Хрущева о культе личности на Запада приложили руку непосредственно государственный секретарь и директор Центрального разведывательного управления США братья Джон Форстер и Аллен Даллеса: 4 июня 1956 г. он был одновременно опубликован в США Государственным департаментом и газетой "Нью-Йорк таймс", а затем зачитывался в передачах контролировавшихся ЦРУ радиостанций "Свобода" и "Свободная Европа".
  
  Позднее в своей книге "Искусство разведки" в 1963 г. А. Даллес писал: "Я всегда рассматривал это дело как одну из самых крупных разведывательных операций за время моей службы в разведке. Поскольку доклад был полностью опубликован госдепартаментом, добывание его текста было также одним из тех немногих подвигов, о которых можно было сказать открыто, лишь бы источники и методы приобретения документа продолжали оставаться тайной"[24].
  
  Несмотря на то, что в Советском Союзе идентичность опубликованного текста подтверждена не была, он был помещен во многих зарубежных сборниках выступлений и интервью Н.С. Хрущева с пометкой "в соответствии с текстом, переданным для ознакомления делегациям зарубежных коммунистических партий"[25].
  
  Горькая и тяжелая правда доклада Хрущева была столь впечатляюща, что уже в 1988 и 1989 гг. издательство "Телекс" в США выпустило на русском языке второе и третье издание брошюры "Хрущев о Сталине", снабдив его послесловием-комментарием из "Воспоминаний" бывшего генсека ЦК. (Во избежание возможных сомнений и спекуляций по этому поводу, сразу отметим, что отрывки воспоминаний Хрущева идентичны их российскому изданию).
  
  Официально в нашей стране текст доклада Н.С. Хрущева делегатам ХХ съезда КПСС "О культе личности И.В. Сталина и его последствиях" был впервые опубликован лишь в марте 1989 г. в журнале "Известия ЦК КПСС" (N 3(4).
  
  Естественно, что многие положения доклада или их интерпретации, активно использовались в антисоветской и антикоммунистической пропаганде как за рубежом, так и в самом СССР, других социалистических странах, что привело к серьезным политическим кризисам осени 1956 г. в Польской Народной Республике и Венгерской Народной Республике.
  
  Также сразу оговорюсь, что мне, естественно, известна получавшая некоторую популярность в нашей стране книга американского профессора Гровера Ферра (Furr Grover) "Антисталинская подлость", в 2006 году, в год пятидесятилетия ХХ съезда КПСС, изданная в Англии. (В англоязычном варианте ее заглавие даже более категорично: "Хрущев лгал!" (Khrutchev Lied).
  
  Однако не следует легкомысленно воспринимать на веру его слова о том, что "из всех утверждений "закрытого доклада" партии, разоблачавших Сталина или Берию, не оказалось ни одного правдивого"[26].
  
  Но то, что можно объяснить и простить зарубежному автору, не может не удивлять у некоторых наших соотечественников. Немалая доля возражений и "разоблачений" Ферра касалась голословных обвинений Берии, тогда как реально к этим деяниям были причастны другие лица - Ягода, Ежов, Заковский, Абакумов и т.д., что не меняет их преступной сущности, и в не меньшей степени - роли самого Сталина в репрессиях 30-х - 50-х годов.
  
  О нем в диктовавшихся в конце 60-х годов мемуарах Н.С. Хрущев говорил "Во всем, что касается личности Сталина, встречается и хорошее, правильное, и дикое, не укладывающееся ни в какие рамки. Надо рассматривать все стороны этой сложной личности"[27]....
  
  На наш взгляд, следует также коснуться вопроса о мотивах выступления Хрущева, безусловно, лично причастного к репрессиям, с докладом о их разоблачении. О чем достаточно откровенно писал сам Хрущев: "...несмотря на то, что я довольно давно сомневался в справедливости обвинений в адрес многих "врагов народа", в целом у меня не возникало недоверия к Сталину. Я считал, что имели место перегибы, однако в основном все было сделано правильно". И чуть ниже не менее откровенно признавал: "К рубежу 50-х у меня сложилось мнение, что когда умрет Сталин, нужно сделать все, чтобы не допустить Берию занять ведущее положение в партии"[28].
  
  Непосредственно данные о личной причастности Н.С. Хрущева к осуществлению репрессий приводятся в записке Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному расследованию репрессий, имевших, место в период 30-х - 40-х и начала 50-х годов в ЦК КПСС от 25 декабря 1988 г.[29].
  
  Поступавшие в адрес ЦК КПСС после ареста Л.П. Берии и его окружения письма репрессированных и их родственников, материалы их проверок органами прокуратуры в 1953-1954 годах, вскрывали многочисленные факты злоупотреблений следователей, необоснованности и недоказанности выдвигавшихся обвинений.
  
  "У меня возникла потребность, - писал Н.С. Хрущев, - приподнять занавес и узнать, как же все-таки велось следствие, какие имели место аресты, сколько людей всего арестовали, какие существовали исходные материалы для ареста и что показало потом следствие по этим делам... Постепенно все (члены Президиума ЦК КПСС, - О.Х.) согласились, что необходимо провести расследование, создали Комиссию, возглавил ее Поспелов".
  
  Ответ на этот вопрос Президиуму ЦК КПСС представили справки 1-го спецотдела МВД СССР от 11 декабря 1953 г.. Приведем выдержки из этих документов.
  
  Статистические данные о количестве арестованных и осужденных по материалам органов ВЧК - ОГПУ - НКВД - МГБ СССР в 1921 - 1953 гг.
  
  
  
  По делам органов ВЧК - ОГПУ за 1921 - 1929 годы
  
  (* Имеются ввиду "контрреволюционные преступления"- ст. 58 УК РСФСР. Антисоветская агитация м пропаганда - статья 58-10 УК РСФСР.
  
  ** ВМН - "высшая мера наказания" - расстрел).
  
  
  
  По делам органов ОГПУ - НКВД за 1930 - 1936 годы
  
  
  
  По делам органов НКВД за 1937 - 1938 годы
  
  
  
  По делам за 1939 - 1953 годы
  
  
  
  (По материалам справок и.о. начальника 1 спецотдела МВД СССР полковника Павлова)[30].
  
  Согласно этим справкам МВД СССР о количестве осужденных по материалам органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД СССР, всего за указанный период 1921-1953 годов в судебном и несудебном порядке были осуждены 4 060 306 человек (в 1921-1929 годы - 208 863 человека, 1930-1936 годы - 1 391 093 человека, 1937-1938 годы - 1 344 923 человек, в 1939-1953 (первое полугодие) - 1 115 427 человек).
  
  Необходимо особо подчеркнуть, что из общего числа 1 115 427 осужденных за контрреволюционные преступления в период 1939 - первую половину 1953 годов, на годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годы приходятся 476 617 осужденных.
  
  Из общего числа осужденных по материалам органов госбезопасности 799 455 человек были приговорены к высшей мере наказания, остальные -- к лишению свободы, ссылке, высылке или иным мерам наказания (выдворению за границу, принудительному лечению, к исправительно-трудовым работам, осуждены условно)[31].
  
  Помимо осужденных за "контрреволюционные преступления" по уголовным делам судами и внесудебными органами НКВД - НКГБ - МГБ СССР, с 1940 по 1952 г. в целом по стране было выселено (направлено в ссылку) около 2 млн. 300 тысяч человек[32].
  
  Особо подчеркнем, что какими бы горькими не были эти цифры, уже в 1988 г. они имелись в распоряжении специальной Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-х - 40-х и начала 50-х годов, возглавлявшейся А.Н.Яковлевым, но не были тогда объявлены официально, вызывая массу всевозможных домыслов и политических спекуляций, самым негативным образом сказывавшихся на морально-политической обстановке в обществе.
  
  Говорить об этих драматических страницах нашей истории и знать правду необходимо потому, что, как говорил наш известный соотечественник Н.М. Карамзин - История, единственная наука, превращающая человека в гражданина! Напомним, что история не выставляет оценок за невыученные ее уроки, она лишь наказывает за их незнание!
  
  Представленный в Президиум ЦК в январе 1956 г. доклад Комиссии П.Н. Поспелова и А.Б. Аристова потряс узкий круг его читателей - даже самые осведомленные, самые "многолетние" члены высшего партийного руководства, вряд ли до этого имели представление о подлинной картине репрессий, но они, естественно, не горели желанием обнародовать эти факты, резонно полагая, что неизбежно встанут вопросы об их личной осведомленности, участии и т.д..
  
  Каковы бы ни были мотивы, которыми руководствовался Никита Сергеевич Хрущев, предлагая предать гласности открывшиеся членам Президиума ЦК обстоятельства, это, бесспорно, было мужественное, принципиальное политическое решение.
  
  Убеждая своих коллег по партийному руководству, Хрущев говорил:
  
  - Когда от бывших заключенных партия узнает правду, нам скажут: позвольте, как же это: состоялся ХХ съезд и там нам ни о чем не рассказали. Сказать, что мы ничего не знали, будет ложь: ведь мы теперь знаем обо всем правду, и о репрессиях, ничем не обоснованных, и о произволе Сталина.
  
  Возражая, бывший нарком обороны К.Е. Ворошилов справедливо предупреждал о неминуемых последствия выступления о репрессиях:
  
  - Слухи о том, что происходило при Сталине, станут достоянием гласности и тогда от нас потребуют ответа. Как мы сможем объяснить, что мы делали при Сталине?!
  
  Все же большинство членов Президиума ЦК проголосовало за то решение, что бы с соответствующим докладом выступил персонально Н.С. Хрущев.
  
  Хрущев был прав, говоря о том, что "большинство слушателей впервые узнало правду о трагических событиях: делегаты были поражены рассказом о зверствах, которые были совершены по отношению к заслуженным людям, старым большевикам и молодежи..... Это была трагедия для партии и для делегатов съезда"[33].
  
  Увы, трагедия состояла еще и в том, что партийное руководство не продумало того, а что же должно последовать с его стороны за докладом о преступлениях предыдущей эпохи?
  
  Вследствие этого Политбюро ЦК КПСС, Хрущев утратили инициативу: напомним, что Постановление ЦК о преодолении последствий культа личности Сталина появилось только 5 июля 1956 г., через месяц после того, как содержание доклада стало известным за рубежом, и он начал зачитываться на волнах радиостанций, вещавших на СССР и страны народной демократии на языках населяющих их народов....
  
  Было ли обнародование горькой правды неизбежным? - Безусловно!
  
  И 25 февраля, обращаясь к делегатам съезда, Н.С.Хрущев пророчески предрек:
  
  - Сейчас речь идет о вопросе, имеющем огромное значение и для настоящего, и для будущего партии.
  
  Первый секретарь ЦК КПСС подчеркивал необходимость "серьезно разобраться и правильно проанализировать этот вопрос для того, чтобы исключить всякую возможность повторения даже какого-либо подобия того, что имело место при жизни Сталина, который проявлял полную нетерпимость к коллективности в руководстве и работе, допускал грубое насилие над всем, что не только противоречило ему, но казалось ему... противоречащим его установкам".
  
  Тот же руководитель, кто старался доказать свою точку зрения, "тот был обречен на исключение из руководящего коллектива с последующим моральным и физическим уничтожением".
  
  В период 1935-1938 годов, неслось с трибуны партийного съезда, "сложилась практика массовых репрессий по государственной линии сначала против противников ленинизма,... а затем и против многих честных коммунистов, против тех кадров партии, которые вынесли на своих плечах гражданскую войну, первые самые трудные годы индустриализации и коллективизации.... Это привело к вопиющим нарушениям революционной законности, к тому, что пострадали многие совершенно ни в чем не виновные люди, которые в прошлом выступали за линию партии".
  
  Вполне естественно, что на партийном съезде Хрущев говорил о репрессиях против членов ВКП(б), хотя необоснованные политические репрессии непосредственно затронули и многих наших беспартийных сограждан. Эта, вполне понятная и объяснимая непоследовательность и недосказанность Хрущева, породила впоследствии немало вопросов, дискуссий и споров.
  
  Для борьбы с "инакомыслием", продолжал докладчик, мнимыми и подлинными преступлениями была изобретена удобная формулировка, лишенная юридического содержания - "враг народ".
  
  Произвольно прерывая здесь речь Хрущева, к сожалению, следует отметить, что и позднее, в годы "перестройки", мы вновь встретились с рецидивом этого примитивно-конфронтационного мышления во времена поиска скрытых "врагов": перестройки, "прогресса" и "демократии".
  
  Сталин, констатировал Первый секретарь ЦК КПСС, отбросил "ленинский метод убеждения и воспитания, переходил на путь административного давления, на путь массовых репрессий, на путь террора. Он действовал все шире и настойчивее через карательные органы, часто нарушая при этом все существующие нормы морали и советские законы. Произвол одного лица поощрял и допускал произвол других....
  
  Массовые аресты и ссылки тысяч и тысяч... порождали неуверенность в людях, вызывали страх и даже озлобление... Если бы в этой борьбе [c "уклонистами" от партийной линии - О.Х.], был проявлен ленинский подход, умелое сочетание партийной принципиальности с чутким и внимательным отношением к людям, желание не оттолкнуть, не потерять людей, а привлечь их на свою сторону, то мы, вероятно, не имели бы такого грубого нарушения революционной законности, применения методов террора в отношении многих тысяч людей...".
  
  Хрущев информировал съезд, что рассмотрение ЦК КПСС в 1953-1955 годах ряда уголовных дел в отношении репрессированных лиц "обнаружило неприглядную картину грубого произвола, связанного с неправильными действиями Сталина".
  
  Признававшиеся "враги народа" в действительности никогда врагами, шпионами, вредителями и т.п. не являлись... Но были оклеветаны, а иногда, не выдержав зверских истязаний, сами на себя наговаривали (под диктовку следователей-фальсификаторов) всевозможные тяжкие и невероятные обвинения....
  
  Значительная часть этих дел сейчас пересматривается и большое количество их прекращается как необоснованные и фальсифицированные.
  
  Достаточно сказать, что с 1954 г. по настоящее время Военная Коллегия Верховного Суда уже реабилитировала 7 679 человек, причем многие из них реабилитированы посмертно....
  
  Репрессии, массовые аресты, - делал вывод докладчик, - нанесли огромный ущерб нашей стране, делу строительства социализма, активизировались всевозможные клеветники и карьеристы....
  
  За последние годы, когда мы освободились от порочной практики культа личности и наметили ряд мер в области внутренней и внешней политики, все видят, как буквально на глазах растет активность, развивается творческая инициатива широких масс трудящихся, как благотворно начинает сказываться это на результатах нашего хозяйственного и культурного строительства....
  
  Нам нужно решительно, раз и навсегда развенчать культ личности, сделать надлежащие выводы как в области идейно-теоретической, так и в области практической работы".
  
  Для этого конкретно предлагалось:
  
  -- искоренить как чуждый духу марксизма-ленинизма и несовместимый с принципами партийного руководства и нормами партийной жизни культ личности, вести беспощадную борьбу против всех и всяческих попыток возродить его в той или иной форме;
  
  -- последовательно и настойчиво проводить работу по строжайшему соблюдению во всех партийных организациях сверху донизу ленинских принципов партийного руководства и прежде всего высшего принципа - коллективности руководства, по соблюдению норм партийной жизни, закрепленных Уставом КПСС, по развертыванию критики и самокритики;
  
  -- восстановить ленинские принципы демократизма, выраженные в Конституции СССР, вести борьбу против произвола лиц, злоупотребляющих властью.
  
  По докладу Н.С. Хрущева съезд поручил вновь избранному Центральному комитету КПСС "последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидацию его последствий во всех областях партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективности руководства"[34].
  
  Доклад Н.С. Хрущева, отмечал его современник, "произвел прямо-таки ошеломляющее впечатление. Сразу воспринять все сказанное было просто невозможно, настолько тяжелыми и неожиданными оказались впервые обнародованные факты столь масштабных нарушений законности и чудовищных репрессий... Нужно было как следует осмыслить все сказанное, понять, как такое могло произойти в социалистической стране.... В стратегическом плане выбранный курс был единственно верным, без него невозможно было здоровое развитие общества. Тактически же мы совершили серьезную ошибку, пойдя на этот шаг без соответствующего пропагандистского обеспечения... Огромные же массы советских людей оказались в положении без вины виноватых, испытывая чувство горького разочарования и опустошенности"[35].
  
  Сразу подчеркну, что по моему убеждению, чтобы не говорилось и не писалось об Андропове, Юрий Владимирович всегда был и оставался последовательным приверженцем курса и решений XX съезда. Что и принесло ему репутацию "либерала" в некоторых слоях тогдашнего советского общества. Как это не парадоксально - в порой диаметрально противоположно настроенных группах - от партийного чиновничества разного ранга, до интеллигенции и "диссидентов" (об особенностях интерпретации и восприятия последнего термина мы подробнее поговорим далее).
  
  Дальнейшую конкретизацию комплекс мер по восстановлению законности и исторической правды и справедливости получил в постановлении ЦК КПСС "О преодолении последствий культа личности Сталина", опубликованном в центральном органе ЦК газете "Правда" 5 июля 1956 г.
  
  Поясню, что уже в начале 70-х годов прошлого века, изучая историю КПСС в чекистском ВУЗе, автор этих строк обратил внимание на то, что в официальном, периодически издававшемся многотомном сборнике документов "КПСС в резолюциях и решениях съездов партии и Пленумов Центрального Комитета" был помешен лишь краткий фрагмент этого документа, в связи с чем для современного читателя представляется необходимым привести его более полно, поскольку он также самым непосредственным образом связан с предметом нашего исторического повествования.
  
  В данном постановлении Центрального комитета, в частности, отмечалось, что выдвинутые ХХ съездом КПСС "важные принципиальные теоретические положения о мирном сосуществовании государств с различным социальным строем, о возможности предотвращения войн в новую эпоху, о многообразии форм перехода стран к социализму оказывают благотворное влияние на международную обстановку, содействуют разрядке напряженности, укрепляют единство действий всех сил, борющихся за мир и демократию".
  
  В то же время отмечалось, что в капиталистических странах развернута широкая пропагандистская антисоветская кампания, связанная с осуждением КПСС культа личности И.В. Сталина. При этом подчеркивалось, что "организаторы этой кампании прилагают все усилия к тому, чтобы "замутить воду", скрыть тот факт, что речь идет о пройденном этапе в жизни Советской страны; они хотят замолчать и извратить то, что последствия культа личности ликвидируются с исключительной настойчивостью и решительностью...
  
  Развертывая клеветническую кампанию, идеологи буржуазии пытаются бросить тень на великие идеи марксизма-ленинизма, подорвать доверие трудящихся к первой в мире стране социализма - СССР, внести замешательство в ряды международного коммунистического и рабочего движения.
  
  Съезд поручил ЦК КПСС последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидировать его последствия во всех областях партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективности партийного руководства....
  
  Обнародованные партией факты нарушений социалистической законности и других ошибок, связанных с культом личности И.В. Сталина, естественно, вызывают чувства горечи и глубокого сожаления. Но советские люди понимают, что осуждение культа личности было необходимо... Советский народ видит, что партия за последние годы настойчиво осуществляет практические меры, направленные на устранение последствий культа личности...".
  
  В постановлении подчеркивалось также, что органы госбезопасности имели несомненные заслуги перед народом и страной, но "дело изменилось тогда, когда контроль над ними со стороны партии и правительства был постепенно подменен личным контролем Сталина, а обычное отправление норм правосудия нередко подменялось его единоличными решениями", в результате чего были оклеветаны и невинно пострадали многие честные люди. "Факты говорят о том, что Сталин повинен во многих беззакониях, которые совершались особенно в последний период его жизни. Однако нельзя вместе с тем забывать, что советские люди знали Сталина как человека, который вставал всегда в защиту СССР от происков врагов, борется за дело социализма...".
  
  В постановлении говорилось, что приведенные факты объясняют, но отнюдь не оправдывают культ личности и его последствия, резко и справедливо осужденные партией:
  
  "Партия твердо стоит на страже ленинизма, дела социализма и коммунизма, соблюдения социалистической законности и интересов народа, обеспечения прав советских граждан.
  
  Это является лучшим доказательством силы и жизненности советского социалистического строя. Это вместе с тем говорит о решимости до конца преодолеть последствия культа личности и не допускать впредь повторения ошибок подобного характера".
  
  К сожалению, приходится констатировать, что страна и партия не смогла избежать рецидивов возрождения "культа личности" первых руководителей государства и во второй половине прошлого века.
  
  В постановлении также отмечалось, что осуждение культа личности и его последствий "вызвало одобрение и широкие отклики во всех братских коммунистических и рабочих партиях... Коммунисты зарубежных стран рассматривают борьбу против культа личности и его последствий как борьбу за чистоту принципов марксизма-ленинизма, за творческий подход к решению современных проблем международного рабочего движения, за утверждение и дальнейшее развитие принципов пролетарского интернационализма...".
  
  В то время, подчеркивалось в постановлении, когда "Советский Союз многое сделал и делает для разрядки международной напряженности..., американский монополистический капитал продолжает ассигновывать крупные суммы для усиления подрывной деятельности в социалистических странах. В разгар "холодной войны", как известно, американский Конгресс официально (помимо тех средств, которые отпускаются неофициально), ассигновал 100 миллионов долларов только для подрывной деятельности в странах народной демократии и в Советском Союзе. Теперь, когда Советский Союз и другие социалистические страны делают все возможное для ослабления международной напряженности, сторонники "холодной войны" стараются активизировать действия, осуждаемой народами всего мира "холодной войны". Об этом говорит решение американского Сената о дополнительном ассигновании 25 миллионов долларов на подрывную деятельность, которая цинично именуется "поощрением свободы за "железным занавесом"[36].
  
  Далее в постановлении подчеркивалось: "Мы должны твердо оценить этот факт и сделать из него соответствующие выводы... Все это свидетельствует о том, что нельзя допускать беспечность в отношении новых происков империалистической агентуры, стремящейся проникнуть в социалистические страны, чтобы вредить и подрывать достижения трудящихся...
  
  Теперь, когда социализм стал мировой системой, когда между социалистическими странами установилось братское сотрудничество и взаимная помощь, создались новые благоприятные условия для расцвета социалистической демократии, для дальнейшего укрепления материально-производственной базы социализма, неуклонного подъема жизненного уровня трудящихся, для всестороннего развития личности нового человека - строителя коммунистического общества".
  
  Таково было содержание этого исторического документа, подводившего определенный итог под проделанной работой по освобождению от груза прошлых ошибок и преступлений, к разговору о которых нам придется еще не раз возвращаться в ходе нашего повествования.
  
  Осмысление приоткрывшейся картины "большого террора" требовало принятия мер, способных исключить повторение подобных трагедий.
  
  Одним из направлений стала отмена законодательных актов, создававших предпосылки для необоснованных репрессий.
  
  Так 19 апреля 1956 г. Указом Президиума Верховного Совета (ПВС) СССР были отменены постановления Президиума ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. "О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов" и от 14 сентября 1937 г. "О внесении изменений в уголовно-процессуальные кодексы союзных республик".
  
  28 апреля Указ ПВС СССР о снятии с депортировавшихся в 1944 г. народов Северного Кавказа и Крыма режима спецпоселения, что означало фвктическую реабилитацию сотен тысяч советских граждан ставших жертвой противоправного применения принципа объективного вменения несуществующей "вины".
  
  24 ноября 1956 г. ЦК КПСС принимает постановление о восстановлении национальной автономии ингушского и чеченского народов, депортированных в феврале 1944 г. (Соответствующий Указ ПВС СССР последовал 9 января 1957 г.
  
  В тоже время была восстановлена национальная государственность балкарского, калмыцкого и карачаевского народов[37].
  
  Параллельно с пересмотром уголовных дел шел процесс проверки личного состава органов КГБ на причастность к нарушениям законности - подобные факты нередко вскрывались в процессе пересмотра архивных дел по жалобам и обращениям граждан с просьбой о реабилитации.
  
  По этому поводу в отчете Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС о работе в 1956 - 1961 годах отмечалось, что ею было рассмотрено 387 персональных дел на виновных в грубом нарушении соцзаконности, и 347 из них были исключены из КПСС. Среди них - 10 бывших министров внутренних дел и госбезопасности (союзных и республиканских) и их заместителей, 77 "ответственных работников" центральных, областных, краевых и республиканских аппаратов НКВД-МГБ, 72 начальника городских и районных отделов МГБ[38].
  
  И.А. Серов докладывал по этому поводу в ЦК КПСС в июне 1957 г., что с момента образования КГБ при СМ СССР, то есть с марта 1954 г. "из органов" было уволено более 18 тысяч человек, в том числе "более 2 300 сотрудников за нарушения социалистической законности, злоупотребления служебным положением и служебные проступки. Около 200 человек были уволены из Центрального аппарата КГБ, 40 были лишены генеральских званий". Он также отмечал, что, по сравнению с 1954 г., численность личного состава КГБ была сокращена более чем на 50%, а в 1955 г. численность личного состава была дополнительно сокращена еще на 7 678 единиц и 7 800 офицеров были переведены на положение рабочих и служащих[39].
  
  Как впоследствии информировал народных депутатов на сессии Верховного Совета СССР в июле 1989 г. председатель КГБ СССР В.А.Крючков, только в 1954-1957 годах за грубые нарушения законности, приведшие к необоснованным репрессиям, к уголовной ответственности были привлечены 1 342 сотрудника НКВД-МГБ, в том числе некоторые из них были приговорены к расстрелу, в том числе и ряд бывших руководителей органов НКВД-МГБ в центре на местах. 2 370 человек понесли наказания в партийном и административном порядке (уволены из органов КГБ, исключены из КПСС, лишены пенсий, воинских званий и т.д.)[40].
  
  Как отмечалось впоследствии в записке КГБ СССР в Комиссию Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-х - 40-х и начала 50-х годов, от 3 июня 1988 г. всего же в 1953-1962 годы были реабилитированы 1 197 847 человек, а к концу 1983 г. - еще 157 055 человек[41].
  
  Примечания:
  
  1. Берия Лаврентий Павлович (1899 - 1954), с 9 июля 1945 г. - Маршал Советского Союза, с 30 января 1941 г. - Генеральный комиссар государственной безопасности. В 1921 - 1938 гг. - в органах ВЧК - ГПУ Азербайджана и Грузии, в 1931 - 1938 гг. - первый секретарь ЦК КП(б) Грузии. С 22 августа 1938 г. - 25 ноября 1938 г. - первый заместитель наркома внутренних дел СССР, с 29 сентября 1938 г. - начальник Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР, с 25 ноября 1938 по 29 декабря 1945 г. нарком внутренних дел СССР, 1946 - 5 марта 1953 г. - заместитель председателя СНК - Совета министров СССР (с 16 марта 1946 г.).
  
  С 5 марта 1953 г. - первый заместитель председателя Совета министров СССР, одновременно являясь министром реорганизованного МВД СССР, включавшего в себя и подразделения упраздненного Министерства государственной безопасности СССР.
  
  Арестован по обвинению в заговоре с целью захвата власти 26 июня 1953 г. Осужден Военной Коллегией Верховного суда СССР к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 23 декабря 1953 г.
  
  2. См.: Реабилитация: Как это было. Март 1953-февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I. М., 2000, с. 144.
  
  3. См.: Карпов В.Н., Антонов В.С. Расстрелянная разведка, М., 2008, с. 22.
  
  4. См.: Лунеев В.В. Преступность ХХ века: Мировые, региональные и российские тенденции. Мировой криминологический анализ. М., 1997, сс. 176-177.
  
   5. Цитируется по: Богданов Ю.Н. Министр сталинских строек. 10 лет во главе МВД. М., 2006, с. 446.
  
  Маленков Георгий Максимович (1901 - 1988), генерал-лейтенант (1943),
  
  Герой Социалистического труда (1943). С 1930 г. - на партийной работе в МГК ВКП(б); в 1934 - 1939 гг. заведующий отделом руководящих партийных органов ЦК ВКП(б). В 1939 - 1946 и 1948 - 1953 гг. - секретарь ЦК, одновременно в 1939-1946 гг. - начальник Управления кадров ЦК ВКП(б). В 1941 - 1945 гг. - член Государственного Комитета Обороны СССР (ГКО). В 1946 - 1953 и 1955 - 1957 гг. - заместитель председателя Совета министров СССР. 29 июня 1957 г. - выведен из Президиума ЦК и состава членов ЦК КПСС как один из главных фигурантов антипартийной группировки.
  
  6. Абакумов Виктор Семенович (1908 - 1954), с 1943 г. - комиссар государственной безопасности 2-го ранга, с 1945 г. - генерал-полковник. С декабря 1938 г. - начальник УНКВД Ростовской области, с 25 февраля 1941 г. - заместитель наркома внутренних дел СССР. С 19 июля 1941 г. - начальник Управления особых отделов (УОО) НКВД СССР и зам.наркома внутренних дел. С апреля 1943 г. - начальник Главного управления контрразведки Наркомата Обороны "Смерш" (ГУКР НКО "Смерш"), одновременно являлся заместителем наркома обороны СССР И.В. Сталина. С мая 1946 г. - министр государственной безопасности СССР. Арестован 12 июля 1951 г. по обвинению в организации "заговора в МГБ".
  
  Осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР 19 декабря 1954 г. к высшей мере наказания. Расстрелян. Не реабилитирован как виновный в фабрикации уголовных дел и нарушениях законности.
  
  Игнатьев Семен Денисович (1904-1983). Служил в органах ВЧК-ОГПУ в 1920-1935 гг., затем на партийной работе. С 9 августа 1951 по 5 марта 1953 гг. - министр госбезопасности СССР. Следует подчеркнуть, что, не смотря на то, что Игнатьев не привлекался к партийной и дисциплинарной ответственности за нарушения социалистической законности, имевшие место во время его руководства МГБ, как отмечалось в официальном некрологе, "в эти годы в практике деятельности МГБ продолжалась фальсификация уголовных дел, наиболее известным из которых являлось "дело врачей"".
  
  С марта 1953 г. до октября 1960 г. - на партийной работе.
  
   7. Цитируется по: Богданов Ю.Н. Министр сталинских строек. 10 лет во
  
  главе МВД. М., 2006, сс. 446 - 447.
  
   8. Реабилитация: Как это было. Март 1953-февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I. М., 2000, с. 23.
  
   9. Подробнее об этом см.: многотомный сборник документов: Лубянка: Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 - декабрь 1936. Документы. М. 2003; Лубянка: Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. 1937 - 1938. М., 2004; Лубянка: Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР "Смерш". 1939 - 1946. М., 2006; Лубянка: Сталин и МГБ СССР. Март 1946 - март 1953. М., 2007.
  
   10. См. Богданов Ю.Н. Министр сталинских строек. 10 лет во главе МВД. М., 2006, сс. 456, 474.
  
  11. См.: Государственная безопасность России: история и современность. М., 2004, с. 621.
  
  12. Реабилитация: Как это было. Март 1953-февраль 1956. Том I, М., 2000, сс. 103-104.
  
  13. См.: Реабилитация: Как это было. Март 1953-февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I., М., 2000, с. 72.
  
  14. Там же, с. 213.
  
  15. Косаковский А. Трудная дорога к правде: основные этапы реабилитации жертв политических репрессий. // Лубянка: историко-публицистический альманах. М., 2004, Љ 1, сс. 91 - 100.
  
   16. Генерал-лейтенант Павел Анатольевич Судоплатов (1907-1996) начал службу в органах ВЧК в 20-е годы, и перейдя в ИНО, он неоднократно выезжает в загранкомандировки. В декабре 1938 г. Судоплатов исполняет обязанности начальника 5 отдела (разведки) Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР.
  
  В начале Великой Отечественной войны П.А. Судоплатов возглавляет Особую группу при наркоме, которая в январе 1942 г. была преобразована в IV управление НКВД СССР, которое организовывало и осуществляло всю зафронтовую деятельность органов госбезопасности. После войны Судоплатов продолжал службу на руководящих должностях в МГБ-МВД СССР.
  
  21 августа 1953 г. П.А. Судоплатов был арестован "как участник банды Берии" и в 1956 г. осужден на 15 лет лишения свободы. Наказание отбывал во Владимирской тюрьме.
  
  Освобожден Павел Анатольевич был только в августе 1968 г. В феврале 1992 г. указом президента России П.А.Судоплатов был полностью реабилитирован.
  
  Перу Павла Анатольевича принадлежит несколько книг о деятельности советской разведки, в том числе под псевдонимами А. Андреев и М.Л. Тополь.
  
  Первая его книга мемуаров "Разведка и Кремль: Записки нежелательного свидетеля", была опубликована в 1996 г. еще при жизни автора.
  
  21 июля 1953 г. также по "делу Берии" был арестован и генерал-майор Н.М. Эйтингон, возглавлявший один из отделов МВД СССР.
  
  Наум Исаакович Эйтингон (1899-1981, оперативный псевдоним "Наумов") был направлен на работу в Чрезвычайную комиссию в октябре 1919 г. по решению Гомельского губернского комитета РКП(б). С 1924 г. он - сотрудник Иностранного отдела ОГПУ, неоднократно выезжал в загранкомандировки, где возглавлял легальные и нелегальные резидентуры.
  
  Работал в Китае, Турции, США, Франции, Бельгии, Мексике.... С 1936 г. заместитель резидента НКВД СССР в Испании А.М. Орлова, а после побега последнего, с июля 1938 г. - резидент. В 1940 г. в Мексике руководил операциями в отношении Л.Д. Троцкого.
  
  С мая 1941 г. Н.И. Эйтингон - заместитель начальника 1-го управления НКГБ СССР, с июля 1941 г. - заместитель начальника Особой группы П.А.Судоплатова при наркоме. Являлся одним из руководителей партизанского движения как на временно оккупированных территориях СССР, так и в Польше, Чехословакии, Болгарии, Румынии.
  
  В послевоенные годы - заместитель начальника нелегальной разведки, координатор работы по обеспечению создания советской атомной бомбы.
  
   В октябре 1951 г. Эйтингон был арестован по так называемому "делу о сионистском заговоре" (его сестра С.И. Эйтингон была арестована по сфальсифицированному "делу врачей"), и был приговорен к 10 годам лишения свободы.
  
  В марте 1953 г., после прекращения "дела врачей", освобожден по распоряжению Л.П. Берии и восстановлен на работе в органах госбезопасности.
  
  В 1957 г. осужден как "пособник Берии" на 12 лет лишения свободы, был освобожден из Владимирской тюрьмы в 1964 г. В 1992 г. полностью реабилитирован.
  
  В октябре 1953 г. был арестован полковник госбезопасности Яков Исаакович Серебрянский (1892-1956). Его трагическая судьба во многом характерна для "старого" поколения чекистов, пришедших на службу в органы госбезопасности в годы гражданской войны. Начав службу в органах ВЧК в августе 1920 г., в 1923 г. он становится сотрудником Иностранного, то есть разведывательного отдела (ИНО) ОГПУ и уже в декабре того же года направляется на нелегальную работу в Палестину. В апреле 1929 г. Серебрянский назначается руководителем Особой группы при председателе ОГПУ ("Группа дяди Яши"), которая вела работу по созданию нелегальных резидентур во многих странах Европы, Азии и Америки.
  
  В ноябре 1938 г. Серебрянский был арестован в аэропорту по прибытию из зарубежной командировки по обвинению в шпионаже. На первоначальном этапе следствие по его "делу" вел будущий министр госбезопасности В.С. Абакумов.
  
  7 июля 1941 г. по сфабрикованным обвинениям Я.И. Серебрянский был приговорен к высшей мере наказания, но уже в августе того же года освобожден по ходатайству начальника специальной группы при наркоме П.А. Судоплатова и личному распоряжению И.В. Сталина.
  
  В годы войны Я.И. Серебрянский находился на руководящей работе в IV управлении НКВД, организовывавшем разведывательную работу на временно оккупированной территории СССР.
  
  Основанием для повторного его ареста стало... "дело" 1941 г.. и "сомнительные", по мнению следствия, обстоятельства его освобождения.
  
  30 марта 1956 г. Я.И. Серебрянский скончался на допросе у следователя Прокуратуры СССР в помещении Бутырской тюрьмы.
  
  В мае 1971 г. решением Военной Коллегии Верховного Суда СССР приговор 1941 г. в отношении Я.И. Серебрянского был отменен, а он реабилитирован. Указом президента Российской Федерации в апреле 1996 г. Я.И. Серебрянский был полностью восстановлен в правах. (Подробнее см.: Колпакиди А.И., Прохоров Д.П. Внешняя разведка России. М., 2001, сс. 348-352).
  
  17. Подробнее о работе этой комиссии см.: Реабилитация: Как это было. Март 1953 - февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I. М., 2000; Реабилитация: Как это было. Февраль 1956 - начало 80-х годов. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том 2. М., 2003; Доклад Н.С.Хрущева о культе личности Сталина на ХХ съезде КПСС. Документы. М., 2002.
  
   18. В преддверии полувекового юбилея ХХ съезда КПСС многие редакции СМИ провели на своих вэб-сайтах интерактивные опросы читателей по тематике этого события.
  
  Редакция журнала "Огонек" сформулировала свои вопросы таким образом: "Что такое ХХ съезд КПСС для вас?" и "Если бы вы принимали решение о проведении ХХ съезда, то....".
  
  Из 34 137(!, столь значительное число добровольных участников опроса свидетельствует о том, что его проблематика вызвала явный интерес и они пожелали четко зафиксировать свою лично-гражданскую позицию) принявших участие в интерактивном опросе, лишь около четверти - 26,8% заявили, что считают ХХ съезд важнейшим событием нашей истории, чем он и был в действительности. Причем удельный вес этой группы ответов последовательно возрастал в течение недели проведения интернет-опроса.
  
  Около половины - 50,4% по окончательному результату опроса полагали, что это был всего лишь "этап борьбы Хрущева за власть" (удельный вес этой группы оценок в процессе опроса последовательно снижался).
  
  Также последовательно снижался до 13,2% удельный вес ответов о том, что это было "очернением нашего славного прошлого".
  
  4,6% респондентов ответили вопросом на вопрос: "а что это было за мероприятие?". Впрочем, вполне вероятно, что этот ответ - ничто иное как юношеский эпатаж.
  
  40,1% принявших участие в опросе, причем значение этого показателя также постепенно снижалось, "радикальней осудили бы сталинизм", а 30,1% заявили, что "не стали бы делать громких заявлений".
  
  20,3% "не стали бы проводить съезд", а 9,5% заявили, что не знают, чтобы они решили.
  
  Из 1 094 человек, принявших участие в интерактивном опросе редакции "Московских новостей", 62% респондентов оценивали в историческом контексте доклад Н.С. Хрущева положительно, 18% - указали, что в нем содержались и плюсы, и минусы, и столько же участников опроса оценили его отрицательно.
  
  19. Подробнее см.: Хлобустов О.М. Неизвестный Андропов. М., 2009, сс. 24-26, 47-53, 56-62.
  
  20. Цитируется по: Клайн Р. ЦРУ от Рузвельта до Рейгана.New-York, 1989, сс. 242-244.
  
  21. ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. М., 1956. Т. 1, сс. 42, 94 - 95.
  
  22. Цитируется по: Реабилитация: Политические процессы 30-х -- 50-х годов. М., 1991, сс. 68 - 75.
  
  23. См.: Мельман И., Равив Д. Тайна эпохи "холодной войны": Как секретный доклад Никиты Хрущева попал в руки ЦРУ // За рубежом. М., 1994, N 14, с. 7.
  
  24. См.: Даллес А. Искусство разведки. М., 1964, с. 83.
  
  25. See: Khrushchtev speaks: Selected speechеs, articles and press conference: 1949-1961. New-York, 1963, p. 126. А впервые в "академическом издании" доклад был напечатан в том же 1956 г.: Anti-Stalin Campaign and International Communism. New-York, 1956.
  
  26. Ферр Гровер Антисталинская подлость. М., 2007, с. 6.
  
  27. Следует также отметить, что в конце 60-х годов Н.С. Хрущев более объективно вспоминал о Берии, указывал, что тот принял назначение в НКВД без вдохновения. И даже приводил следующее высказывание:
  
  - Что такое? Арестовываем всех подряд, уже многих видных деятелей пересажали. Скоро сажать будет некого; надо кончать с этим. (Хрущев Н.С. Воспоминания. Время. Люди. Власть. М., 1999, т. 2, с. 152, 179).
  
  28. Хрущев Н.С. Воспоминания. Время. Люди. Власть. М., 1999, т. 2, с. 152.
  
  29. Реабилитация: Как это было. Середина 80-х годов - 1991. Документы. Том III. М., 2004, сс. 146 - 147.
  
  30. ГА РФ Ф. 9401, Оп. 1, Д. 4157, Лл. 201 - 205. Цитируется по: ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1917 - 1960. М., 2000, сс. 431- 434.
  
  31. Реабилитация: Как это было. Март - 1953 - февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I. М., 2000, сс. 76-77.
  
  32. В записке КГБ СССР "О выселении в 40-х - 50-х годах некоторых категорий граждан из западных районов СССР" в Комиссию Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-х - 40-х и начала 50-х годов от 23 сентября 1988 г. (Љ 16441-Ч) подчеркивалось:
  
  "...В послевоенный период, в условиях деятельности организованного и вооруженного националистического подполья, большого числа террористических и диверсионных актов, нелегальной заброски спецслужбами противника своей агентуры, в соответствии с решениями инстаний были арестованы и высланы из западных районов СССР крупные помещики, белогвардейцы, участники профашистских организаций, репатриированные из Англии бывшие военнослужащие армии Андерса, бандпособники и немецкие пособники, кулаки, активные иеговисты и их семьи, а также члены семей оуновцев, главарей и активных участников националистических банд.
  
  Перечисленные выше категории лиц на основании постановлений инстанций арестовывались и направлялись в лагеря на срок от 5 до 8 лет с последующей ссылкой на 20 лет, а члены семей выселялись в отдаленные местности Советского Союза на 20 лет. Имущество конфисковывалось.
  
  Всего из западных областей СССР в предвоенный и послевоенный периоды было выселено 618.084 чел., из них 49.107 арестовано. В том числе по республикам:
  
  из Латвии 57.546 чел., 7.682 арестовано (1941 г. - 15.171, 1949 г. - 42.322, 1951 г. - 53);
  
  из Литвы - 108.034 чел., 11.308 арестовано (1941 г. - 15.851, 1948 г. - 39.766, 1949 г. 29.180, 1950 - 1952 гг. - 22.804);
  
  из Эстонии - 30.127 чел., 4.116 арестовано (1941 г. - 9.156, 1949 г. - 20.702, 1951 г. - 269);
  
  с Украины - 250.376 чел., 11. 121 арестовано (1940 г. - 121.996, 1941 г. - 41.645, 1947 г. - 77.751, 1951 г. - 8.984);
  
  из Белоруссии - 105.257 чел., 9.401 арестовано (1940 г. - 73.521, 1941 г. - 31.754);
  
  из Молдавии - 66.726 чел., 5.479 арестовано (1941 г. - 29.839, 1949 г. - 34.270, 1951 г. - 2.617).
  
  Мероприятия по выселению осуществлялись органами НКГБ и НКВД с участием партийного актива, представителей местных советов депутатов трудящихся. Выселявшимся разрешалось брать с собой деньги, ценности, одежду, продукты питания, мелкий сельскохозяйственный инвентарь общим весом до 1,5 тыс. кг на семью.
  
  Подлежавшие выселению лица направлялись на жительство в районы Казахстана, Башкирской, Бурятской, Якутской и Коми АССР, Красноярского края, Архангельской, Иркутской, Новосибирской, Омской и ряда других областей под административный надзор органов милиции....
  
  Кроме того, в период войны по постановлениям ГКО были выселены в отдаленные районы страны: советские немцы - 815 тыс. чел., калмыки - 93.139 чел, крымские татары - 190 тыс. чел., чеченцы - 387.229 чел., ингуши - 91.250 чел., балкарцы - 37.103 чел., карачаевцы - 70.095 чел., турко-месхетинцы - свыше 90 тыс. чел.
  
  Таким образом, с 1940 г. по 1952 г. в целом по стране было выселено около 2 млн. 300 тыс. человек.
  
  После ХХ съезда КПСС указами Президиума Верховного Совета СССР ограничения со всех выселенных лиц были сняты и они освобождены из-под административного надзора. При этом снятие ограничений не влекло за собой компенсацию стоимости конфискованного имущества.
  
  В связи с отменой ограничений значительная часть выселенных лиц возвратилась на прежние места жительства....
  
  Как свидетельствует анализ архивных материалов, мероприятия по выселению из западных районов страны являлись чрезвычайной мерой и обусловливались сложившейся внешней и внутриполитической обстановкой, деятельностью агентуры вражеских разведок и значительным количеством лиц, выступавших против Советской власти, вплоть до совершения террористических актов в отношении партийного и советского актива, а в послевоенный период и вооруженными выступлениями националистических бандформирований. В 1941 - 1950 гг. в республиках Прибалтики бандформированиями совершено 3 426 вооруженных нападений. Убито советских активистов - 5 155 человек. Органами государственной безопасности ликвидировано 878 вооруженных банд.
  
  Однако в процессе осуществления мероприятий по выселению имели место факты нарушений социалистической законности - необоснованные аресты ряда граждан, огульный подход в оценке их социальной опасности. В течение 60-х - 80-х годов по ходатайствам граждан часть дел на лиц, арестованных и высланных, пересмотрена и они полностью реабилитированы.
  
  С учетом изложенного, Комитет госбезопасности СССР считает, что вопрос об обоснованности административного выселения отдельных граждан целесообразно рассматривать индивидуально при наличии ходатайств, как это и делается в настоящее время в республиках Прибалтики.
  
  Что касается предложения ЦК компартий Литвы, Латвии и Эстонии о признании неправомерными решений союзных инстанций о выселении в 40-50-х годах, то одновременная реабилитация всех категорий высланных была бы неоправданной, поскольку значительное число лиц, подвергшихся выселению, активно боролось против Советской власти".
  
  См.: "Мероприятия по выселению являлись чрезвычайной мерой..." // Источник. М., 1996, Љ 1, сс. 137 - 139.
  
  33. Хрущев Н.С. Воспоминания. Время. Люди. Власть. М., 1999, т. 2, сс. 176 - 193.
  
  34. См.: Реабилитация: Как это было. Март 1953-февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I. М., 2000, с. 380.
  
  35. Крючков В.А. Личное дело. Т. 1. М., 1996, с. 44.
  
  36. Приводимая в цитируемом постановлении ЦК КПСС оценка американской внешней политики отражает и характеризует содержание доктрины "отбрасывания коммунизма", разработанной госсекретарем США Джоном Форстером Даллесом и официально провозглашенной президентом Дуайэтом Эйзенхауэром в начале 1953 г.
  
  В то же время, составитель "Энциклопедии российско-американских отношений XVIII-XX века" Э.А.Иванян подчеркивал, что представляется важным для понимания последующей деятельности Андропова на посту куратора международных связей СССР с социалистическими странами, что "в последние годы в свете рассекреченных внешнеполитических документов американские историки несколько пересмотрели традиционную репутацию Даллеса как твердолобого фанатика "пактомании" и "блоковой" дипломатии... Выдвигается утверждение, что политика Даллеса предусматривала подталкивание советского руководства ко взятию на себя непосильных обязательств по оказанию помощи другим странам, что нередко приводило к обострению противоречий между СССР и этими странами". См. указанный источник, с. 172.
  
  Аналогичная тактика США - усиления экономического давления на СССР, в сочетании с навязыванием роста расходов на вооружение в связи с военными действиями в Афганистане, была использована для подрыва потенциала СССР на всем протяжении 80-х годов, что привело к возникновению экономического кризиса, приведшего к дестабилизации общественно-политической обстановки в стране и, в конечном счете, к распаду Советского Союза.
  
  37. Подробнее см.: Реабилитация народов и граждан. 1954 - 1994 гг. М., 1994.
  
  38. См.: Реабилитация: Политические процессы 30-х - 50-х годов. М., 1991, сс. 86 - 88.
  
  39. См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы. М., 2003, сс. 688-689.
  
  40. См.: Выступление председателя КГБ СССР В.А.Крючкова на сессии Верховного Совета СССР 14 июля 1989г. // КГБ лицом к народу: Сборник интервью и материалов выступлений председателя и заместителей председателя КГБ СССР. М., 1990, с. 30; Крючков В.А. Без срока давности. М., 2006, т. 1.
  
  41. См.: Реабилитация: Как это было. Документы. Т. 3. М., 2004, с. 77.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"