Хлобустов Олег Максимович: другие произведения.

Что знал Сталин. Неизвестное об известном

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В эссе, которое со временем, весьма вероятно, перерастет в книгу, раскрываются малоизвестные факты биографии "вождя". Именно потому, что автор продолжит работу над темой, ему будут весьма интересны и полезны отзывы читателей.


   Что знал Сталин. Неизвестные страницы биографии.
  
   Признаюсь, не думал никогда, что в один из летних дней начну писать о Сталине....
   "Герой" сей в особой аттестации не нуждается, хотя и не является объектом моего почитания или интереса, но по причинам, о которых читатель узнает далее, высказать кое какие соображения о некоторых действиях генералиссимуса представляется необходимым.
   Надеюсь, голос мой не утонет в том хоре голосов, что не первый уже год до хрипоты и истерик спорит о личности, вкладе и роли этого человека в отечественной, хотя и не только отечественной, истории.
   Я излагаю только факты, часто - мало известные, лишь иногда сопровождая их собственными комментариями.
   Дважды в год - 9 мая в День Победы и 22 июня в День памяти и скорби многие из нас вспоминают еще по зову сердца о трагедии Великой войны нашего народа.
   И так же из года в год задаются многочисленные вопросы о том, что знал Сталин о приготовлениях к нападению гитлеровской Германии на СССР, и можно ли было избежать ее столь драматического начала?
   На последний вопрос, наверное, можно уверенно ответить "да". Хотя история нас и научила, что уроки ее не усваиваются и из них не извлекается никаких выводов на будущее.... Но об этом речь еще впереди.
   Кандидат исторических наук, ветеран разведслужбы КГБ СССР Игорь Анатольевич Дамаскин в только что вышедшей книге "Вожди и разведка от Ленина до Путина" (М., 2008), пишет "...попробуем еще раз ответит на вопрос, кто же виноват в том, что война обрушилась на нашу страну столь внезапно. На поверхности, -- подчеркивает Дамаскин, как будто есть и ему известен и другой, -- один ответ: Сталин, который не доверял ни докладам разведки, ни предупреждению Черчилля, ни показаниям перебежчиков. Однако есть один довод в его защиту: он должен был вылавливать сообщения разведки среди сотен других докладываемых ему бумаг...."(с.82).
   Я специально привел столь пространную цитату, что бы не согласиться с этим "доводом защиты": Сталин не "должен был вылавливать сообщения..." -- вся наиболее важная поступающая по линиям разведки и контрразведки информация докладывалась ему наркомом госбезопасности В.Н. Меркуловым....
   А вот заботиться о безопасности страны Сталин, как и любой другой руководитель, был просто обязан!
   "Виновата ли разведка? - задается вопросом И.А. Дамаскин, и тут же отвечает: "Да, бесспорно".
   Мы находимся с Игорем Анатольевичем примерно в одинаковом положении, но только я, в отличие от него, специально изучал историю тех драматических предвоенных лет. Поэтому и не могу согласиться со многими его выводами.
   И все далеко не столь "бесспорно", как пытается убедить читателей Дамаскин.
  
   Накануне Великой войны
  
   Поскольку многие факты и обстоятельства, предшествовавшие нападению Германии на Советский Союз вызывают и по сей день немало горячих споров, версий и дискуссий, представляется целесообразным познакомить читателей с некоторыми документами той поры.
   Многие из них, помимо приводимых нами далее, заинтересованные читатели могут найти в интереснейших сборниках документов из личного архива И.В.Сталина, раскрывающих как его личное отношение, так и особенности "партийного руководства" ВКП(б) деятельностью органов ОГПУ - НКВД - НКГБ - ГУКР НКО "Смерш" -- МГБ СССР (Лубянка: Сталин и ВЧК - ГПУ - ОГПУ -- НКВД. Январь 1922 - декабрь 1936. (Составители В.Н. Хаустов, В.П. Наумов, Н.С. Плотникова). М., 2003; Лубянка: Сталин и ГУГБ НКВД. 1937 - 1938. (Составители В.Н. Хаустов, В.П. Наумов, Н.С. Плотникова). М., 2004; Сталин и НКВД - НКГБ - ГУКР "Смерш". 1939 - март 1946. (Составители те же). М., 2006; Сталин и МГБ СССР: март 1946 - март 1953. (Составители те же). М., 2007. Интерес представляет также книга Л.А.Наумова "Сталин и НКВД". М., 2007).
   Накануне и в годы Великой Отечественной войны Народный комиссариат внутренних дел и Народный комиссариат государственной безопасности (в феврале - июне 1941 г.) СССР призваны были решать многие вопросы обеспечения государственной и национальной безопасности страны.
   Важнейшими в их ряду являлось добывание информации о политических и социальных процессах в сопредельных государствах, а также о планах, замыслах и намерениях их политического руководства в отношении нашей страны.
   Следует отметить, что ценная оперативная информация, в том числе и о политических и военных планах сопредельных государств, добывалась как разведывательными, так и контрразведывательными подразделениями органов госбезопасности. При этом и контрразведка нередко добывает информацию, которую можно назвать разведывательной. В этом отношении понятия "разведывательная" и "контрразведывательная информация" являются в значительной степени условными, и главным образом указывают на каналы, источники ее получения.
   Как писал один из признанных авторитетов в области истории специальных служб профессор Рочестерского университета и ведущий сотрудник Архива национальной безопасности США Джеффри Т. Ричелсон, "события 30-х - начала 40-х годов в Центральной Европе и в Пирл--Харборе наводят на мысль, что разведки ряда крупных держав оказались трагически неспособны справится со своими главными задачами в мирное время. И все же неудачи внешней политики Великобритании, Советского Союза и США, их неспособность прислушаться к предупреждениям проистекали из целого ряда факторов, многие из которых находились вне сферы ведения разведывательных организаций этих держав" (Ричелсон Д. История шпионажа ХХ века. М., 2000, с. 136).
   Между тем, уже в начале 30-х годов в недрах ОГПУ шли сложные и весьма противоречивые процессы. Наряду с уходом из органов ОГПУ по разным причинам опытных сотрудников "школы Дзержинского", на смену им приходило молодое пополнение, как не знавшее в должной мере контрразведывательной работы, так и стремившееся добиваться результатов любой ценой, в том числе незаконными методами ведения следствия, фабрикацией уголовных дел. Тем более, что в теории доказательств царствовал постулат А.Я. Вышинского о "признании собственной вины" как "царице доказательств" обвинения.
   Первые тревожные симптомы проявились уже в начале 30-х годов. В частности, летом 1931 г., когда в ГПУ Украины были вскрыты факты фальсификаций в процессе проведения "операции "Весна", явно умышленно раздутой. Но эта практика получила поддержку наркома внутренних дел Г.Г. Ягоды. Хотя и встретила сопротивление со стороны заместителя председателя ОГПУ С.А. Мессинга, начальника Административно-организационного управления И.А. Воронцова, начальника Секретно-оперативного управления Я.К. Ольского (все они впоследствии были репрессированы), других руководителей чекистских органов.
   Но на совещании в ЦК ВКП(б) в августе 1931 г. Ягоду поддержал Сталин, а по результатам обсуждения было принято решение разогнать "гнилых либералов" в руководстве органов безопасности, чья деятельность якобы вела к "расшатыванию железной чекистской дисциплины и ослаблению бдительности органов ОГПУ".
   Вскрытые факты массовых необоснованных репрессий, сопровождавших сплошную коллективизацию, были объявлены "отступлением от правильной судебной политики", а циркуляр наркомата юстиции предписал прокурорским работникам впредь "бороться против ненужного массового привлечения и огульного применения репрессий".
   Получив, после образования в июле 1934 г. НКВД, всю полноту власти в свои руки и пользовавшийся доверием Сталина Ягода как провел расстановку преданных ему кадров на ключевые посты, так и принялся насаждать собственные представления о методах чекистской деятельности.
   Всего при образовании НКВД штат ГУГБ составлял 1 410 сотрудников, работавших в его центральном аппарате, а возглавляли его первый заместитель наркома Я.С. Агранов, и замнаркома Г.Е. Прокофьев, ранее занимавшие посты заместителей председателя ОГПУ.
   Первоначально в ГУГБ НКВД были сформированы отделы:
   - Иностранный (ИНО, занимавшийся организацией и ведением разведки за рубежом, в котором работал 81 сотрудник, и который возглавил А.Х. Артузов);
   - Особый (255 сотрудников, М.И. Гай);
   - Секретно-политический (СПО, 196 сотрудников, Г.А. Молчанов);
   - Экономический (ЭКО, 225, Л.Г. Миронов);
   - Оперативный ( Оперод, в задачи которого, наряду с охраной высших руководителей партии и государства, входили также осуществление наружного наблюдения, производство арестов, обысков; 293 сотрудника, К.В. Паукер);
   - Специальный (шифровальная работа, обеспечение режима секретности в ведомствах, 100, Г.И. Бокий);
   - Транспортный (ТО, 153, В.А. Кишкин);
   - Учетно-статистический (107, Я.М. Генкин).
   Следует особо подчеркнуть тот факт, что никакого Положения о НКВД СССР и его органах на местах принято не было, в связи с чем в правовом отношении его деятельность, а также деятельность подчиненных ему подразделений госбезопасности, не была урегулирована в правовом плане должным образом. А это создавало предпосылки для произвола, беззакония и злоупотреблений властью, что крайне отрицательно сказалось на их деятельности.
   Представляется необходимым проанализировать получивший широкое распространение в предыдущие годы пропагандистский тезис о том, что-де "в Советском Союзе в предвоенных годы искусственно раздувалась "шпиономания", насаждалась психология "осажденной крепости".
   В этой связи целесообразно проанализировать вопрос о том, насколько обоснованы эти суждения, насколько они реально отражают объективные процессы, имевшие место на европейском континенте в годы, предшествовавшие началу Второй мировой войны.
   Следовательно, возникает далеко не праздный на сегодняшний день вопрос о том, насколько выводы советских теоретиков соответствовали выводам их зарубежных коллег. Особенно в связи с начавшимся уже в те годы явно ощущаться "процессом глобализации", то есть усиления взаимосвязи и взаимовлияния государств в системе международных отношений.
   Особо подчеркнем тот факт, что как Первая, так и Вторая мировая войны начались, по сути дела, с террористических актов, вызвавших "широкий международный резонанс". В первом случае это было убийство наследника австрийского престола в Сараево, во втором - провокационное нападение группы агентов "Абвера" на радиостанцию в немецком же городке Гляйвице.
   В предисловии к опубликованной в Париже в 1937 г. книге "Центр германской секретной службы в Мадриде в 1914 - 1918 гг.", бывший в то время вице-председателем Высшего военного совета Франции генерал Максимилиан Вейган пророчески писал:
   "Вероятно, никогда еще столько не говорили о войне, как теперь. В разговорах все сходятся на том, что если бич войны снова поразит Европу, то на этот раз война будет "всеобъемлющей" ("тотальной"). Это значит, что в борьбе будут участвовать не только люди, способные носить оружие, но будут мобилизованы и все ресурсы нации, в то время как авиация поставит самые отдаленные районы под угрозу разрушения и смерти".
   Напомним, что писалось это еще за полтора года до начала реализации гитлеровских планов по "расширению германского жизненного пространства", но когда уже предчувствие новой большой беды стало постепенно овладевать элитами сопредельных Германии государств.
   "Наряду с открытым нападением на врага, - продолжал Вейган, - в широких масштабах развернется и так называемая "другая война" - война секретная и также "всеобъемлющая", в задачу которой войдут деморализация противника, восстановление против него широкого общественного мнения (пропаганда), стремление узнать его планы и намерения (шпионаж), препятствование снабжению (диверсии в тылу)....".
   Здесь следует отметить, что Максимилиан Вейган хорошо знал, предмет о котором он говорил, поскольку до этого в течение 5 лет возглавлял французский Генеральный штаб, которому подчинялось знаменитое "2-е бюро" - военная разведка Франции.
   А в описываемый период он лично вел переговоры с турецкими властями и представителями антисоветской кавказской послереволюционной эмиграции об организации разведывательно-подрывной работы на территории СССР.
   Давая общую оценку работе Ривьера Вейган достаточно прозорливо отмечал, что "подобные книги, разъясняя факты минувшего, дают читателю возможность до некоторой степени проникнуть в тайны будущего".
   Уроки и итоги "другой" Мировой войны извлекались и подводились со всех сторон фронтов - в России, Германии, Франции, Великобритании и даже в США, позднее всех вступивших в войну.
   И именно поэтому работы зарубежных авторов по вопросам разведки и контрразведки, их роли в современной войне стали издаваться также в СССР:
   Представляем эту библиографию в хронологическом порядке:
   Стюарт К. Тайны дома КРЮ. Английская пропаганды в мировую войну 1914 - 1918 гг. М - Л., 1928;
   Герма К. Тайная война: Записки бывшего начальника тайной полиции, прикомандированной к VI германской армии. М., 1932
   Берни А. Разведка на войне. М., 1934 ;
   Ринтельн Ф. Воспоминания о секретной войне. М., 1935
   Букар Р. За кулисами французской и германской разведок. М., 1935, 1938;
   Массар Э. Шпионаж и шпионы в Париже. М., 1936
   Вальд Г. На службе шпионажа во время мировой войны (Пер. с немецкого). М., 1937;
   Ландау Г. Секретная служба в тылу немцев (1914 - 1918). М., Воениздат, 1937, (2-е изд., М., Соцэгиз, 1943)
   Лаказ Л. 4 года разведывательной работы (1914 - 1918). М., 1937;
   Россель И. Разведка и контрразведка. М., 1937;
   Роуан Р. Разведка и контрразведка. М., 1937;
   Букар Р. В недрах секретных архивов. М., Воениздат, 1938; 2-е изд. 1943.
   Вудхолл Э. Разведчики мировой войны. М., Воениздат, 1938 (2-е издание - 1943);
   Ньюмен Б. Английский шпион в Германии. М., 1938
   Томсон Б. Шпионаж во время войны. М., 1938
   Астон Д. Британская контрразведка в мировой войне. М., 1939;
   Байуотер Г. Морская разведка и шпионаж. Эпизоды из мировой войны. М.-Л., 1939;
   Ронге М. Разведка и контрразведка. М., 1939;
   Тохай Ф. Секретный корпус. М., 1940.
   Помимо этого публиковались и работы отечественных авторов (также в хронологическом порядке):
   О методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры. М., 1937;
   Хамаден Я. Японский шпионаж. М., 1937;
   Фашистская разведка (Сборник статей и материалов). Сталинград, Сталинградское областное книжное издательство, 1938.
   Помимо указанного нами выше, по-видимому, были и иные аналогичные открытые издания, но они не сохранились даже в спецхранах библиотек.
   Понятно, что после подписания известного советско-германского договора 1939 г. "О дружбе и границе", прямое упоминание о деятельности немецкого Абвера исчезло из советской печати до поры до времени.
   Продолжим однако наш библиографический перечень:
   Вотинов А. Японский шпионаж в русско-японскую войну 1904 - 1905 гг. М., 1939.
   Савельев Л.Е. Шпионы перед Советским судом (О коварных методах иностранных разведок). М., 1940;
   Сейдиметов Д., Шляпников Н. Австро-германская разведка в царской России // Исторический журнал, М., 1938, N 1, СС. 29-40;
   Сейдиметов Д., Шляпников Н. Германо-австрийская разведка в царской России. М., Воениздат, 1939;
   Минаев В. Коварные методы иностранных разведок. М., 1940;
   Минаев В. Разведка и контрразведка Великобритании. М., Воениздат, 1941;
   Минаев В. Фашистская разведка и ее гнусные методы. М., ОГИЗ, 1941, 1942;
   Минаев В. Разведка и шпионаж на флоте М.-Л., 1941;
   Никитинский И., Софинов П. Немецкий шпионаж в России во время войны 1914-1918. М., ОГИЗ, 1942.
   Японский шпионаж в царской России. М., 1944.
   Разумеется, на последующее восприятие угрозы шпионажа со стороны иностранных спецслужб и предпринимавшиеся в этой связи меры по повышению бдительности населения не могли не влиять политические выступления и директивы И.В.Сталина. Особенно его заключительное слово на мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г.
   Тогда вождь призывал "Помнить и никогда не забывать, что пока есть капиталистическое окружение, - будут и вредители, диверсанты, шпионы, террористы, засылаемые в тыл Советского Союза разведывательными органами иностранных государств, помнить об этом и вести борьбу с теми товарищами, которые недооценивают значения факта капиталистического окружения, которые недооценивают силы и значения вредительства" (Сталин И.В. Доклад и Заключительное слово на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 - 5 марта 1937 г.. М., 1937, с. 36).
   Эта установка "Верховного главнокомандующего" объясняет последовавшую вскоре весьма широкую публикацию в СССР переводных работ иностранных авторов о роли разведки в мировой войне, а также их последующие переиздания в 1942 - 1944 годах.
   Однако подобное политико-конъюктурное отношение к работам зарубежных авторов в то время отнюдь не умаляет значения содержащихся в них объективных констатаций фактов, выводов и суждений о роли спецслужб в мирное и военное время.
   Тем более, что многие из них впоследствии нашли свое подтверждение в совместной борьбе стран Антигитлеровской коалиции с фашизмом во Второй мировой войне.
  
   В сентябре 1936 г., Г.Г. Ягоду, запустившего маховик массовых репрессий, на посту наркома внутренних дел сменил секретарь ЦК ВКП(б) по кадрам Н.И. Ежов, рассматривавший свой долг в непосредственной и бездумной реализации указаний И.В.Сталина.
   Первоочередной своей задачей он поставил "очищение" органов госбезопасности, вследствие чего только за первые три месяца из системы ГУГБ НКВД "за принадлежность и связи с контрреволюционерами, троцкистами, правыми, националистами, за предательство и шпионаж" были изгнаны 1 361 сотрудник, из которых 884 были арестованы.
   Так начиналась фальсификация, "демонизация" и мифологизация как истории страны, так и отельных политических фигур прошлого. В частности, так был порожден миф о "железных Ежовых рукавицах" - по имени "сталинского наркома" Н.И. Ежова, впрочем, в скором времени развеянный его преемником на этом посту Л.П. Берией.
   Как известно, составной частью этого мифа, его "постановочной частью", являлись фальсифицированные политические процессы 30-х годов. Немалую лепту в нагнетание обстановки политической истерии в стране, раздувание шпиономании, подозрительности и доносительства в то время внесла и пресса.
   Следует, на наш взгляд, подчеркнуть то важнейшее обстоятельство, что в связи с репрессиями, анафеме и забвению предавались труды и идеи репрессированных. Это в равной мере касается как трудов академика Н.И. Вавилова, юристов, так и первых советских контрразведчиков - А.Х. Артузова, К.К. Звонарева и других, что не могло не сказаться как на уровне профессиональной подготовки чекистов, так и на результативности и эффективности контрразведывательной и следственной работы в органах безопасности в 30-е -- 50-е годы.
   Артузов Артур Христианович (1891 -- 1937), один из руководителей советских органов государственной безопасности, корпусной комиссар (1936).
   Выходец из семьи швейцарца итальянского происхождения, переселившегося в Россию. Член РСДРП с 1917 г.. Окончил Петербургский политехнический институт. В 1918 г. участвовал в боях с английскими интервентами под Архангельском. С декабря 1918 г. - особуполномоченный Особого отдела ВЧК, с мая 1919 г. - заместитель начальника Особого отдела. В 1922 - 1927 гг. - начальник Контрразведывательного отдела ГПУ - ОГПУ, в 1927 - 1931 гг. - помощник начальника Секретно-оперативного управления ОГПУ, с августа 1931 по 1935 г. - начальник Иностранного (разведывательного) отдела ОГПУ - НКВД. С 1926 г. читал лекции в Высшей пограничной и Центральной школе ОГПУ. В 1935 - 1937 гг. - заместитель начальника IV (Разведывательного) управления Генерального штаба РККА.
   Арестован по ложному обвинению в мае 1937 г., в августе того же года расстрелян "как враг народа". Реабилитирован в 1956 г.
   Звонарев Константин Кириллович (Звайгзне Карл Кришьянович) (1892 - 1938), полковник. Член РАСДРП с 1908 г. На военной службе с 1913 г., участник Первой мировой войны. В РККА с 1918 г.. В 1918 - 1920 гг. на командных и военно-политических должностях. В 1920 - 1921 гг. - заместитель начальника Информационного и Оперативного (агентурного) отделов Регистрационного (разведывательного) отдела Полевого штаба РевВоенСовета Республики РСФСР. В 1922 - 1923 гг. военный атташе СССР в Турции. В 1924 - 1927 гг. - помощник начальника Разведывательного отдела, затем - Управления Штаба РККА. В 1933 - гг. начальник кафедры разведки Военной академии им. М.В.Фрунзе. Арестован органами НКВД в ноябре 1937 г., расстрелян в августе 1938 г. Реабилитирован в 1956 г.
  
   Основной удар и вал репрессий в РККА, а также разведке НКО и НКВД пришелся на 1937 - 1939 годы.
   Уже доклад наркома Ежова на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. "Уроки вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов" был призван обосновать получивший официальное признание тезис о "неизбежности обострения классовой борьбы по мере продвижения страны по пути строительства социализма", что дало дополнительный импульс и подвело "теоретический базис" под последующие репрессии. Следует отметить, что впервые этот тезис прозвучал еще на Пленуме ЦК ВКП(б) в июле 1928 г., но в качестве политического лозунга дня он был поставлен именно в марте 1937 г..
   Оценивая деятельность Ежова на посту наркома на торжественном собрании по случаю 20-й годовщины образования ВЧК член Политбюро ЦК ВКП(б) А.И. Микоян подчеркивал:
   "Т. Ежов создал в НКВД замечательный костяк чекистов, советских разведчиков, изгнав чуждых людей, проникших в НКВД и тормозивших его работу. Т. Ежов сумел проявить заботу об основном костяке работников НКВД - по-большевистски воспитать их в духе Дзержинского, в духе нашей партии, чтобы еще крепче мобилизовать всю армию чекистов".
   А об НКВД было сказано "советские разведывательно-карательные органы - один из авангардов нашей партии и нашей революции, поставленный на передовую линию огня для защиты советского народа от всяких и всяческих врагов".
   Однако, несмотря на внешний юбилейный антураж, в действительности все было далеко не столь лучезарно.
   Конечно, далеко не все чекисты могли и мирились с валом беззакония, творимого в стране.
   А через год, в конце своей карьеры, в письме в ЦК ВКП(б) с просьбой об отставке, Ежов дал следующую "самокритичную" оценку своей деятельности: "Вместо того, чтобы учитывать, что заговорщикам из НКВД и связанным с ними иностранным разведкам за десяток лет минимум удалось завербовать не только верхушку ЧК, но и среднее звено, а часто и низовых работников, я успокоился на том, что разгромил верхушку и часть наиболее скомпрометированных работников среднего звена. Многие из вновь выдвинутых, как теперь выясняется, также являются шпионами и заговорщиками".
   Начало витку репрессий в органах военной разведки и госбезопасности положило выступление И.В. Сталина 21 мая 1937г. на совещании в НКВД, где он заявил, что "...управление разведки вместе со своим аппаратом попало в руки немцев. Разведсеть надо распустить. Лучше всего - всю".
   2 июня по сути та же оценка прозвучала и на Военном Совете наркомата обороны:
   "...в области разведки оказались битыми как мальчишки. Разведки нет, настоящей разведки.
   Наша разведка по военной линии плоха, слаба, она засорена шпионажем.... Наша разведка по линии ГПУ возглавлялась шпионом Гаем, и внутри чекистской разведки у нас нашлась целая группа хозяев этого дела, работавшая на Германию, на Японию, на Польшу....
   Разведка - это та область, где мы впервые за 20 лет потерпели жесточайшее поражение. И вот задача стоит в том, чтобы разведку поставить на ноги. Это наши глаза, это наши уши" ("Невольники в руках германского рейхсвера". Речь И.В. Сталина в Наркомате обороны. // Источник. М., 1994, N 3, с. 79).
   Гай Мирон Ильич (1898 - 1937), комиссар госбезопасности 2 ранга. В органах ВЧК с 1921 г. С 1932 г. - заместитель, с 1933 г. - начальник Особого отдела, в 1934 - 1937 - начальник 5-го (Особого) отдела ГУГБ. В 1937 г. арестован, осужден "как враг народа" к расстрелу, реабилитирован посмертно.
  
   Разумеется, что подтверждают последующие события, сталинская оценка была далека от действительности, но за этими устрашающими заявлениями последовали многочисленные аресты.
   Только в июле 1937 г. последовали аресты 20 сотрудников Разведупра РККА как "врагов народа". С августа по октябрь НКВД были арестованы еще 23 человека, а в ноябре - декабре более 50 руководителей ГРУ были смещены со своих должностей.
   И это при том, что Разведуправление НКО СССР в 1937 г. имело в своем штате всего 403 сотрудника (234 из них были военнослужащими, а 169 - гражданскими работниками).
   В начале 1940 г. начальник военной разведки И.И. Проскуров докладывал Сталину, что за "последние два года чистки разведорганов от чуждых и враждебных элементов", были арестованы свыше 200 человек, "заменен весь руководящий состав до начальников отделов включительно. ...только из центрального аппарата и подчиненных ему частей отчислено по различным политическим причинам и деловым соображениям 365 человек. Принято вновь 326 человек, абсолютное большинство из которых без разведывательной подготовки".
   Как было подсчитано немецким исследователем М.Улем, более половины репрессированных сотрудников военной разведки занимали должности от начальника отделения и выше, а всего были арестованы 33 начальника отделений, 17 зарубежных резидентов, 16 военных атташе, 12 заместителей начальников отделов, 22 начальника отдела, 3 заместителя начальника и 4 начальника разведывательного управления. (Уль М. Чистки среди руководителей НКВД и в ГРУ // Исторические чтения на Лубянке. 2003 год. Власть и органы государственной безопасности. М., 2004, с. 102).
   Помимо этого были арестованы и осуждены 5 руководителей Разведывательного управления РККА: С.П.Урицкий (начальник Разведупра с апреля 1935 по июнь 1937 г.), Я.К.Берзин (возглавлял РУ РККА в 1924 - 1935 и 1937 гг.), С.Г.Гендин (сентябрь 1937 - май 1938 г.), А.Г.Орлов (1938--1939),
   И.И.Проскуров (апрель 1939 - июнь 1940 г.).
   Понятно, что эта волна репрессий представляла собой сильнейший удар по системе военной разведки в предвоенный период.
   На смену смещенным сотрудникам Разведуправления Генерального штаба РККА пришло молодое поколение офицеров - средний возраст около 35 лет, с академическим образованием за плечами, но без опыта практической оперативной работы.
   И это последнее обстоятельство сыграло трагическую роль в судьбе военной разведки и ряда ее заграничных резидентов, о чем мы еще скажем впоследствии.
   И тем не менее, начинается работа по восстановлению разведывательных позиций за границей, восстановлению связей со старыми и поиск новых источников информации.
   И все же определенная доля правды, как и собственной вины, есть в словах наркома обороны К.Е. Ворошилова на Пленуме ЦК ВКП(б) 28 марта 1940 г.: "Разведки как органа, обслуживающего и снабжающего Генеральный штаб всеми нужными данными о наших соседях и вероятных противниках, их армиях, вооружениях, планах, а во время войны исполняющего роль глаз и ушей нашей армии, у нас нет или почти нет.
   Военную разведку, достойную нашей страны и армии, мы обязаны создать во что бы то ни стало и в возможно короткий срок. Необходимо ЦК выделить достаточно квалифицированную группу работников для этой цели" ( Независимое военное обозрение, М., 2007, N 28, 24 августа).
   Столь же печальная участь в предвоенные годы постигла и внешнюю разведку НКВД СССР.
   Отметим, и то обстоятельство, что поводом и одной из причин начавшихся репрессий в разведке явились как отдельные реальные провалы заграничной агентуры ГРУ и НКВД, так и бегство сотрудников загранрезидентур В.Г. Кривицкого, Н.М. Рейса, А.М. Орлова.
   Однако даже эти обстоятельства, существенной сказавшиеся на оперативных возможностях разведки, отнюдь не оправдывают, не могут оправдать вакханалию беззакония и произвола, обрушившуюся на военную разведку и органы госбезопасности СССР.
   Помимо этого, вследствие подозрительности И.В. Сталина, так и реальных провалов, в 1937-1938 годах были ликвидированы многие зарубежные резидентуры ГРУ и НКВД.
   И прямая ответственность за это лежит на бывшем в 1938 - 1939 гг. начальнике 7 отдела ГУГБ НКВД В.Г. Деканозове, ставшим в ноябре 1940 г. полпредом (послом) СССР в Германии.
   Понятно, что вызовы в центр, аресты, увольнения и осуждения сотрудников разведки разрушали тонкий механизм систематического получения информации о процессах в разведываемых странах и планах их руководства, что самым неблагоприятным образом сказалось на работоспособности разведки и получаемой ей разведывательной информацией.
   Таким образом, самые сильные удары в предвоенный период советская разведка - и Разведуправление РККА и НКВД СССР, получили отнюдь не со стороны противника. Достаточно сказать, что в 1941 г. в Берлине и Токио в составах резидентур НКВД имелось всего по три оперативных работника, причем некоторые из них даже не владели языком страны пребывания.
   "Только читая появившиеся за последние годы "Очерки истории российской внешней разведки", -- писал бывший заместитель ПГУ КГБ СССР генерал-лейтенант Виталий Григорьевич Павлов, -- представляешь весь масштаб уничтожения положительных результатов в создании мощного разведывательного аппарата за рубежом, которые были достигнуты неимоверным трудом многих десятков разведчиков...." (Павлов В.Г. Трагедии советской разведки. М., 2000, с. 338).
   В мае 1939 г. внешнюю разведку НКВД - 5 отдел ГУГБ - возглавил 32-летний Павел Михайлович Фитин, к моменту назначения на эту должность прослуживший в разведке лишь 7 месяцев.
   Фитин Павел Михайлович (1907 - 1971), генерал лейтенант. В органах внешней разведки НКВД с марта 1938 г. С 1939 по 1945 г. возглавлял разведывательные управления НКВД - НКГБ. В 1946 г. - заместитель уполномоченного МГБ в Германии. В 1947 - 1951 гг. - заместитель начальника УМГБ по Свердловской области, с сентября 1951 г. - министр госбезопасности Казахской ССР. 9 октября 1953 г. уволен в запас.
  
   Выбор Фитина, сделанный лично Сталиным, был связан исключительно со стремлением назначить на столь ответственный пост человека, безусловно не связанного как с "разоблаченными "врагами народа"", так и "скомпрометированного связью", точнее - совместной работой с ними, более опытных сотрудников, таких как П.А.Судоплатов, Н.И.Эйтингон и другими.
   Следует однако подчеркнуть, что этот почти случайный выбор одного из 200 направленных в разведку по "партийной разнорядке" новобранцев, оказался чрезвычайно удачным - все годы Великой Отечественной войны П.М.Фитин возглавлял советскую разведку, которая добилась не только немало успехов, но и создала сильные оперативные заделы на будущие годы.
   Сам П.М.Фитин в написанных в 1970 г. кратких воспоминаниях, отмечал сложившееся "ненормальное положение в органах государственной безопасности, и в первую очередь в разведке. В 30-х годах сложилась обстановка недоверия и подозрительности ко многим чекистам, главным образом к руководящим работникам, не только центрального аппарата, но и резидентур. Их обвиняли в измене Родине и подвергали репрессиям. В течение 1938 - 1939 годов почти все резиденты за кордоном были отозваны в Москву и многие из них - репрессированы".
   Как писал о нем уже цитировавшийся нами В.Г. Павлов, Фитин, "приняв под свое руководство 5-й отдел ГУГБ с наличным составом немногим более 100 человек в Центре и по нескольку сотрудников в большинстве зарубежных резидентур, сумел многое сделать для восстановления нормальной работы внешней разведки за 2 года, оставшиеся до начала войны...".
   В середине 1941 г. в центральном аппарате разведки уже работали 695 человек. Благодаря самоотверженной работе сотрудников отдела, внешняя разведка сумела восстановить работоспособный агентурный аппарат в Германии, Италии, Англии, Франции, США, Китае. Всего к этому времени действовали 40 резидентур, в которых работали 242 разведчика, имевшие на связи в общей сложности около 600 различных источников разведывательной информации.
   Следует также отметить, что исключительный вклад в восстановление разведывательной работы в Германии внес лично Александр Михайлович Коротков, обеспечивший получение Советским Союзом разведывательной информации из Германии и после начала Великой Отечественной войны.
   Коротков Александр Михайлович (1909 - 1961), генерал майор. В ОГПУ с 1928 г., с 1933 г. - сотрудник ИНО. В 1933 - 1938 годах на нелегальной работе в Европе (Франция, Германия). В 1939 г. уволен из разведки без объяснения причины (В действительности она заключалась в отказе вернуться в СССР главного резидента НКВД в Испании А.М. Орлова, под началом которого начиналась работа Короткова во Франции). После личного письма на имя наркома НКВД Л.П.Берии, А.М.Коротков был восстановлен на работе и направлен заместителем резидента в Берлин, где восстановил связи с ценнейшими источниками, составившими ядро берлинской группы "Красной капеллы".
   24 июня 1941 г. Коротков лично передал 2 радиопередатчика участникам группы, явившиеся главным каналом получения стратегической информации из Берлина в последующие месяцы.
   В 1941 - 1945 гг. Коротков начальник немецкого отдела ПГУ НКВД, в 1946 - 1950 гг. - заместитель начальника ПГУ МГБ СССР. 1954 - 1957 гг. заместитель начальника ПГУ КГБ. С 1957 г. - официальный представитель КГБ при МГБ ГДР. Скоропостижно скончался в Москве 12 августа 1961 г.
  
   И эти созданные разведчиками НКВД-НКГБ резидентуры, в том числе и "берлинская нелегальная резидентура", в которую входили 14 немецких антифашистов, стали составной частью впоследствии знаменитой "Красной капеллы", добывавшей в 1941 -- 1942 годы для советского командования ценнейшую разведывательную информацию.
   11 сентября 1941 г. по приказу Сталина было достигнуто "соглашение" о координации загранработы между НКВД и ГРУ, в соответствии с которым действовавшие в Германии и оккупированных ее странах разведгруппы НКВД были переданы Разведывательному управлению НКО.
   Приведем один поразительный факт: за рубежом во многих городах Европы ежегодно проводятся памятные мероприятия, посвященные арестам гестапо участников "Красной капеллы". Так наши зарубежные современники чтут подвиг антифашистов, боровшихся от спасения всего мира от "коричневой чумы" ХХ века.
   Ведь только с августа по октябрь 1942 г. в Германии по подозрению в принадлежности к советской разведке были арестованы 130 человек. 49 из них были казнены в декабре того же года.
   Помимо этого в Бельгии, Голландии и Франции также были арестованы более 100 человек.
   В Брюсселе нелегальную резидентуру РУ РККА возглавлял разведчик "Кент" - А.И.Гуревич, в Париже - Л. Треппер,
   Помимо этого сохранились три резидентуры Р. Дюбендорфера ("Сиси"), У. Кучински ("Соня") и Ш. Радо ("Дора") в Швейцарии.
   Гуревич Анатолий Маркович (оперативный псевдоним "Кент"), (1913). С 1930 г. - в РККА. В 1937 -- 1938 гг. адъютант-переводчик начальника военно-морской базы в Картахене (Испания). По возвращению в СССР в конце 1938 г. становится сотрудников РУ ГШ РККА. С 1939 г. резидент военной разведки Брюсселе. В марте 1942 г. резидентура "Кента" была ликвидирована ГФП ("гехаймнисе фиелдстаатсполицай", тайной полевой полиции, аналога гестапо, действовавшей на оккупированных германскими войсками территориях), и зондеркомандой Абвера "Роте капелла" ("Красная капелла"), созданной для борьбы с советской разведывательной сетью в Европе, а сам он арестован был в ноябре. Центр не обратил внимания на условный сигнал "Кента" о том, что он вынужденно работает под контролем Абвера, участвуя в организованной им радиоигре.
   Вот он - разрыв преемственности в ведении разведывательной работы и непосредственных связей с резидентурами, -- на который мы указали ранее, сыгравший столь трагическую роль в судьбах некоторых резидентов советской разведки!
   Хотя, скажем прямо, объективно они оказались использованными противником для проведения дезинформационных мероприятий, хотя и не изменяли присяге, долгу и Родине!
   Тем более, что НКВД стало известно об оперативной игре "Северный полюс", проводившейся в 1942 - 1944 годах, в результате которой Абвером был установлен полный контроль над руководимым британской разведкой голландским подпольем!
   Это обстоятельство послужило в дальнейшем основанием для обвинения Гуревича в измене Родины. Однако и находясь под арестом и участвуя в оперативной игре Абвера, Гуревич завербовал руководителя зондеркоманды "Роте капелле" Х. Панвица, с которым явился в один из штабов РККА. В мае 1945 г. в Москве арестован, и в 1948 г. осуждения на 25 лет лишения свободы. 5 октября 1955 г. освобожден по амнистии. В июле 1991 г. - полностью реабилитирован.
   В ноябре 2007 г. были опубликованы мемуары А.М.Гуревича "Разведка - это не игра".
   Треппер Леопольд Захарович (1904 - 1982). Родившись в Польше, в 1924 г. эмигрировал в Палестину, где в 1928 г. избирается членом ЦК Компартии Палестины. С 1932 г. В Москве, окончил Коммунистический университет национальных меньшинств Запада (КУНМЗ) им. Ю.Ю.Мархлевского. С 1935 г. - сотрудник РУ РККА, с 1938 г. резидент в Бельгии, с 1940 г. - в Париже. Арестован в ноябре 1942 г., в сентябре 1943 г. бежал. В 1945 г. обвинен в измене Родине, осужден. Освобожден в 1954 г. С 1957 г. проживал в Польше, с 1973 г. - в Израиле. Автор воспоминаний "Большая игра", на основе которой в 2005 г. французскими кинематографистами был создан телесериал.
   Дюбендорффер Рашель (1900 - 1973). Немка, с 1934 г. сотрудник ГРУ. В 1945 г. арестовывалась по обвинению в измене. С 1950 г. проживала в ГДР.
   Вернер Рут (урожд. Кучински Урсула, оперативный псевдоним "Соня"), (1907 - 2000), полковник ГРУ. С 1926 г. член КПГ. В 30-е годы на оперативной работе в Китае, Маньчжурии, Польше, Швейцарии, Англии. С 1950 г. проживала в ГДР. Автор воспоминаний ""Соня" рапортует....".
   Радо Шандор (1899 - 1981), крупный венгерский ученый, географ. С 1918 г. член Венгерской компартии, участник Венгерской Советской республики, после поражения которой с 1919 г. в эмиграции в Вене. С 1921 г. - сотрудник Коминтерна, с 1925 г. на работе в Берлине, с 1933 г. - во Франции. С 1935 г. - сотрудник IV (Разведывательного) управления Генштаба РККА.
   С 1936 г. - резидент военной разведки в Швейцарии. В 1945 г. - репрессирован, в 1955 г. освобожден из заключения, жил в Будапеште. Автор воспоминаний "Под псевдонимом "Дора".
   Нарушая здесь хронологический порядок нашего повествования, подчеркнем, однако, что безусловная часть вины за необоснованные осуждения резидентов лежит как на тогдашнем руководстве ГРУ Министерства обороны СССР - И.И. Ильичеве и Ф.Ф.Кузнецове, не смогшем (или не пожелавшем?) объективно разобраться в отнюдь непростых "делах" резидентов Ш. Радо, А.М. Гуревича, Р. Дюбендорффер, Л.З. Треппера.
   Хотя на его исходе сказывалось в равной мере убеждение в их виновности как самого генералисимусса Сталина, так и его любимца В.С. Абакумова, сначала руководившего военной контрразведкой НКО "Смерш", а затем - с 16 марта 1946 г. - Министерством государственной безопасности СССР, в ведении которого находилось как оперативное обслуживание ГРУ, так и следствие по делам о шпионаже и переходе на сторону врага.
   В отличие от П.М.Фитина, Абакумов не посмел выступить против мнения Сталина.
   И, пожалуй, самое трагичное в истории разгрома советской разведки в предвоенный период заключается в том, что вместе с ликвидацией в 1939 - 1940 гг. секретной базы организации отпора врагу в случае агрессии против СССР, созданной усилиями И.Г. Старинова по линии военной разведки и Я.И.Серебрянского по линии НКВД, были уничтожены и подготовленные ими кадры для нелегальной зафронтовой работы в тылу противника в случае оккупации советской территории, что расценивалось как предательство, паникерство и трусость.
   Старинов Илья Григорьевич (1900-2000), полковник. В РККА с 1918 г.. Участник Гражданской войны 1918-1920 гг., войны в Испании 1936-1939 гг., Финской войны 1939-1940 гг., Великой Отечественной войны.
   В 1941-1945 годах был консультантом 4 Управления НКВД СССР, в 60-е годы - один из создателей и преподаватель Курсов усовершенствования оперативного состава (КУОС) КГБ, где готовились сотрудники спецподразделений КГБ СССР. (Подробнее см.: Попова А.Ю., Цветков А.И. Бог диверсий : профессор русского спецназа Илья Старинов. М., 2004).
   Серебрянский Яков Исаакович (1892 - 1956), полковник. В органах ВЧК с 1920 г. С 1926 г. - начальник Группы специальных операций ИНО ОГПУ. В ноябре 1938 г. арестован по обвинению "в сотрудничестве с иностранными разведками", приговорен к высшей мере наказания в июле 1941 г. Освобожден в августе 1941 г. Л.П.Берией по прямому указанию И.В.Сталина. В 1941-1945 гг. - начальник направления в 4 управлении НКВД СССР. Повторно арестован в августе 1953 г. как "пособник Берии". Умер на допросе в кабинете следователя в Бутырской тюрьме. В 1972 г. полностью реабилитирован.
  
   Всего же, как было подсчитано историком М. Улем, к началу 1940 г. из 322 руководителей центрального аппарата НКВД СССР и республиканских наркоматов и областных управлений внутренних дел был арестован 241 человек или 75% руководящего состава.
   О масштабах репрессий в органах безопасно свидетельствуют данные об убыли сотрудников ГУГБ НКВД СССР с 1 октября 1936 по 1 января 1938 г., приводимые историографами ФСБ России.
   Из 24 500 сотрудников ГУГБ за этот период выбыло 5 898 человек, или почти четверть его кадрового состава. При этом были арестованы 1 373 человека, 153 из них - работники центрального аппарата ГУГБ.
   Из 1 220 арестованных работников периферийных органов ГУГБ НКВД обвинения в контрреволюционной деятельности были предъявлены 884.
   По должностному положению арестованные составляли:
   - наркомы, начальники УНКВД, их заместители и помощники - 59;
   - начальники отделов УГБ, их заместители и помощники - 98;
   - начальники ОКРО, ГОРО, их заместители и помощники - 23;
   - начальники райгоротделений, начальники отделений,
   их заместители и помощники - 351;
   - оперуполномоченные и помощники оперуполномоченных - 485,
   - другие сотрудники - 204.
   За этот период только в Контрразведывательном отделе центрального аппарата были арестованы 20 сотрудников ранга начальников отдела и отделений, 26 их заместителей и помощников, то есть практически трижды произошло обновление руководящего состава контрразведки страны.
   Для восполнения кадровой убыли в марте 1938 г. на работу в органы ГУГБ по "партийному набору" были направлены около 800 коммунистов и комсомольцев. После окончания трехмесячных курсов они вливались в чекистские коллективы. 200 выпускников Центральной школы НКВД, направленные в разведку, прошли дополнительно 6-ти месячное обучение в ШОН (Школе особого назначения НКВД СССР), праобразе Института КГБ СССР им. Ю.В. Андропова, на базе которого в 1992 г. была создана Академия внешней разведки.
   Не менее 60% cотрудников контрразведывательных подразделений в Москве и на периферии составляли вновь пришедшие сотрудники.
   Была полностью нарушена преемственность поколений, утрачен опыт оперативной работы, контрразведывательное мастерство, оперативные позиции, профессионализм кадров.
   Многие оперативные работники осуждались за "причастность к заговору в органах НКВД", изобретенному Ежовым. Основанием являлась критика и протесты против утверждавшихся методов оперативной и следственной работы. Таким образом, чекисты сами становились жертвами репрессий, при этом ответственность за массовые репрессии впоследствии была возложена Берией и другими на самих работников НКВД, представлялась как результат "деятельности врагов народа", пробравшихся в НКВД.
   В коллективах подразделений ГУГБ формировалась атмосфера подозрительности и недоверия, сковывавшая инициативу работников, порождавшая стремление перестраховаться, придержать собственное мнение.
   Сам факт длительной работы в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД становился поводом для подозрительности и репрессий, либо "за шпионаж" и "связь с врагами народа", а в действительности как нежелательных свидетелей произвола и беззаконий.
   В 1933-1938гг. репрессии осуществлялись в том числе по обвинениям "в проведении незаконных репрессий по заданию иностранных разведок в целях компрометации линии партии путем расправы с невинными людьми".
   Впоследствии Ежов заявлял: "Я почистил 14 тысяч чекистов. Но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил... Кругом меня были враги народа, мои личные враги..." (Лубянка, 2. Из истории отечественной контрразведки. М., 2007, с. 204).
   О размахе "внутренних" репрессий в НКВД свидетельствует тот факт, что только в 1934-1939 годах за "контрреволюционные преступления" были расстреляны 21 880 бывших и действовавших сотрудников органов безопасности (Крючков В.А. Личное дело. Часть первая. М., 1996, с. 402).
   Естественно, что подобный вал репрессий оказывал крайне тяжелое воздействие не только на органы НКВД, но и на все общество.
   Принятое 17 ноября 1938 г. совместное постановление ЦК ВКП(б) и СНК "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия" перекладывало ответственность за массовые репрессии с их вдохновителей и организаторов на исполнителей.
   В нем, в частности, говорилось: "...работники НКВД совершенно забросили агентурно-осведомительную работу, предпочитая действовать более упрощенным способом, путем практики массовых арестов, не заботясь при этом о полноте и высоком качестве расследования... отвыкли от кропотливой, систематической агентурно-осведомительной работы...
   Органы Прокуратуры со своей стороны не принимают необходимых мер к устранению этих недостатков, сводя, как правило, свое участие в расследовании к простой регистрации и штампованию следственных материалов... не только не устраняют нарушений революционной законности, но фактически узаконивают эти нарушения.
   Все эти отмеченные в работе органов НКВД и Прокуратуры совершенно нетерпимые недостатки были возможны только потому, что пробравшиеся в органы ... враги народа всячески пытались оторвать органы НКВД и Прокуратуры от партийных органов, уйти от партийного контроля и руководства, а тем самым облегчить себе и своим сообщникам возможность продолжения своей антисоветской подрывной деятельности. Они сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные дела." (Цитируется по: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. Том I. Книга I. М., 1995, с. 5).
   Однако о том, что дела обстояли далеко не так, свидетельствует следующая шифртелеграмма, направленная ЦК ВКП(б) 10 января 1939 г. секретарям обкомов и крайкомов, в ЦК компартий республик СССР, а также наркомам и начальникам управлений НКВД: "...ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП(б)... Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата и притом применяют его в самых разнообразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружившихся врагов народа как совершенно правильный и целесообразный метод" (Цитируется по: Известия ЦК КПСС. М., 1989, N 3, с. 145).
   Назначенный 25 ноября 1938 г. наркомом внутренних дел Л.П.Берия должен был исправить наиболее вопиющие преступления и ошибки своего предшественника. При нем прошли первые реабилитации невинно осужденных лиц. В то же время "за допущенные ошибки и нарушения законности" были осуждены к высшей мере наказания Ежов и его заместители Агранов, Фриновский, Берман, Прокофьев, Жуковский, Заковский. Также был расстрелян ряд действовавших и бывших руководителей ГУГБ и ОГПУ - А.Х.Артузов, М.И.Гай, В.А.Кишкин, Л.Г.Миронов, Г.И.Бокий, Г.А.Молчанов, К.В.Паукер, В.А.Балицкий, А.Г.Белобородов, Г.С.Мороз, М.И.Лацис, И.А.Акулов, С.А.Мессинг, Я.Х.Петерс, М.А.Трилиссер, И.С.Уншлихт и многие другие.
   На XYIII съезде ВКП(б) в марте 1939 г. массовые репрессии и разного рода "чистки" были подвергнуты критике, что и привело к окончательному развенчанию мифа о "железных Ежовых рукавицах", давивших "гадину контрреволюции".
   В решениях съезда был записан тезис о том, что основные усилия социалистической разведки, как тогда именовали органы госбезопасности, должны быть направлены не внутрь страны, а на борьбу с иностранными спецслужбами.
   В связи с явным усложнением международной обстановки, особенно в Европе, ростом внешней угрозы безопасности страны, существенным возрастанием объема разведывательных задач, к 1939 г. был значительно увеличен разведывательный, 5-й отдел ГУГБ, в котором теперь трудились 225 штатных и 8 664 нештатных сотрудника.
   Конкретнее о некоторых итогах работы внешней разведки НКВД мы расскажем далее.
   Возвращаясь к реорганизациям органов госбезопасности в предвоенные годы, следует отметить, что к январю 1940 г. штат центрального аппарата ГУГБ, с учетом Главного экономического, Транспортного управлений, Следственной части и некоторых других подразделений к январю 1940г. составлял 2 689 гласных и 11 637 негласных сотрудников.
   При очередной реорганизации, произошедшей 3 февраля 1941 г., оперативно-чекистские подразделения были выделены из НКВД в самостоятельный наркомат государственной безопасности. Но в связи с начавшейся войной, 20 июля 1941 г. оба наркомата вновь были объединены в НКВД.
  
  
  
   Стратегические просчеты
  
   Одним из важнейших является вопрос о степени осведомленности советского руководства о подготовке Германии к нападению на СССР, а также о предпринимавшихся в этой связи мерах.
   Понятно, что сообщения об усилении германской военной группировки в Восточной Пруссии, Генерал-губернаторстве (оккупированной Польше), Словакии, Румынии и Финляндии объективно составляли основной поток информации о действиях Германии на территории сопредельных государств.
   Наиболее интенсивно, как о том свидетельствуют опубликованные документы НКВД -- НКГБ , информация о подготовке Германии к нападению на СССР стала поступать с начала июля 1940 года, когда вермахт, после разгрома Франции, активизировал переброску боевых частей к границам Советского Союза.
   Так, еще 9 июля 1940 г., задолго до утверждения Гитлером известной директивы N 21 ("Барбаросса"), начальник 5-го отдела ГУГБ П.М. Фитин направил в Разведуправление РККА письмо с просьбой - дать оценку материалам о подготовке Германии к войне против СССР.
   В ответном письме РУ ГШ РККА от 7 августа 1940 г. подчеркивалось: "Сведения о перебросках германских войск в восточном направлении представляют интерес и являются ценными. В основном они подтверждают имеющиеся у нас данные, а в некоторых случаях почти дублируют их. В дальнейшем желательно получить освещение следующих вопросов...".
   В тот же день в соответствии с высказанной просьбой заместитель развупраления ГУГБ дал указание: "Вопросник срочно направить наркомам в Киев, Минск, начальнику УНКВД по Ленинградской области, а также начальникам ГУПВ, ГТУ (Главного транспортного управления НКВД) с просьбой ориентировать закордонную агентуру на добывание новых сведений о военных приготовлениях немцев на территории генерал-губернаторства...".
   (Здесь и далее приводимые документы опубликованы в сборнике: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. 1941-1945гг. М., Том I, 1995).
   Подобный обмен разведданными между ГУГБ НКВД и РазведУправлением РККА продолжался и далее. Однако отметим, что ряд сообщений органов НКВД-НКГБ направлялся только И.В. Сталину и В.М. Молотову, минуя как Разведуправление, так и Генеральный штаб РККА.
   Как отмечал по этому поводу в 70-е годы Г.К.Жуков, не вся, добываемая даже по линии военной разведки, информация поступала руководству Генштаба. Начальник Разведуправления НКО СССР Ф.И. Голиков стремился докладывать ее сначала напрямую Сталину, а последний оценивал ее, опираясь при этом на мнение Л.П. Берии.
   Только та информация, которая вызывала у Сталина полное доверие, считалась "проверенной" и представлялась Жукову, как начальнику ГШ РККА. (Об этом же писал в своих воспоминаниях и бывший в то время начальником Информационного отдела Разведывательного управления РККА В.А. Новобранец).
   Приведем следующий любопытный факт.
   11 марта 1941 г. НКГБ СССР сообщал в ЦК ВКП(б) и СНК, то есть И.В.Сталину, о том, что 6 марта английский посол в СССР Криппс провел своеобразную пресс-конференцию.
   Предупредив присутствовавших на ней корреспондентов английских и американских газет о том, что "его информация носит конфиденциальный характер и не подлежит использованию для печати", в частности, Криппс заявил: "советско-германская война неизбежна. Многие надежные дипломатические источники из Берлина сообщают, что Германия планирует нападение на Советский Союз в этом году, вероятно, летом... Другая причина, по которой советско-германская война должна начаться в этом году, заключается в том, что Красная Армия все время крепнет, тогда как мощь германской армии, если война с Англией затянется, будет ослаблена. Поэтому Гитлеру выгоднее попытаться сломить Красную Армию до того, как будет закончена ее реорганизация".
   Отвечая на вопросы, Криппс заявил, что германский генеральный штаб убежден, что Германия в состоянии захватить Украину и Кавказ вплоть до Баку, за 2 -- 3 недели.
   Можно предположить, что "пресс-конференция" была организована британским послом как дополнительный канал доведения этой информации до Сталина после ряда официальных попыток руководства Великобритании и США предупредить советское руководство о готовящейся агрессии Германии.
   В статье "Барбаросса" авторитетной во всем мире "Энциклопедии шпионажа" ее авторы Норман Полмар и Томас Б. Ален пишут:
   "у американского и британского руководства имелась полная информация о планировавшемся нападении Германии на Советский Союз... К середине 1940 г. британская разведка стала получать многочисленные подтверждения подготовки Германии к войне с Советским Союзом.... В официальном справочнике "Британская разведка во второй мировой войне" (British Intelligence in the Second World War, 1979) Ф. Гарри Хинсли и его соавторы отмечают, что .... 3 апреля премьер-министр Великобритании У. Черчилль послал первое и единственное свое предупреждение советскому лидеру". (Энциклопедии шпионажа. М., 1999, сс. 79 - 80. Также см. Ричелсон Дж. Т. История шпионажа ХХ века. М., 2000, с. 149 -- 150).
   Однако эта попытка вызвала у Сталина реакцию скорее обратную ожидавшейся в Великобритании, лишь усилив его подозрительность в отношении подлинных намерений Великобритании и США.
   Слухи о предстоящем нападении Германии на СССР, появившиеся еще в феврале 1941 г. среди дипломатического корпуса в Москве были настолько распространены, что военно-морской атташе Германии Баумбах был даже вынужден направить 24 апреля 1941 г. своему руководству следующую шифртеграмму:
   "1. Циркулирующие здесь слухи говорят о якобы существующей опасности германо-советской войны, чему способствуют сообщения проежающих через Германию.
   2. По сведениям советника итальянского посольства, британский посол называет 22 июня как дату начала войны.
   3. Другие называют 20 мая.
   4. Я пытаюсь противодействовать слухам, явно нелепым".
   До сих пор многие задаются вопросом: почему же Сталин, располагая информацией об агрессивных намерениях гитлеровской Германии, не принял адекватных мер для организации обороны страны?
   На наш взгляд, одна из причин этого коренится в особенностях человеческой психологии. Точнее, в том феномене, что получил у прогнозистов название "эффекта Эдипа". Суть его состоит в том, что, стремясь избежать нежелательных последствий, человек неосознанно лишь ускоряет их неизбежное приближение.
   Конкретно в анализируемой ситуации, он связан с тем, что на протяжении длительного периода времени - более 7 месяцев, еще до официального утверждения Гитлером директивы N 21 "План "Барбаросса", в разведывательных донесениях в Москву фигурировали разные даты начала военных действий.
   Если в сообщениях 1940 г. указывалось начало следующего года, то в последующих - его весна, затем - март-апрель. Наконец, в сообщениях появляются - май, конкретно - 15 мая. Как известно, накануне последней даты - 5 мая в Кремле состоялось известное выступление И.В.Сталина перед выпускниками военных Академий столицы. В котором была подчеркнута вероятность близкой войны.
   Подобные, объективно обусловленные, многочисленные переносы даты дня "Д", чисто психологически, не могли не породить у Сталина, как у любого другого человека на его месте, иллюзии безопасности, уверенности в том, что ожидаемый нежелательный вариант развития событий "не наступит и на этот раз". Особенно если самому не пытаться их ускорить, не спровоцировать развитие нежелательных событий собственными активными действиями. Отсюда - и известное "Заявление ТАСС" от 14 июня 1941 г. о советско-германских отношениях.
   По-человечески понятно, что Сталин стремился таким образом отсрочить военный конфликт, надеясь, что планы Гитлера могут измениться под воздействием каких-либо привходящих внешних обстоятельств, например, начала британского наступления. И немедленного вооруженного конфликта удастся вновь избежать. Известно, например, что дата нападения на СССР в начале мая была изменена ввиду начала агрессии против Югославии, которая ранее не входила в планы Гитлера.
   В связи с появившейся в 80-х годах и ныне весьма популярной в некоторых кругах "версией" перебежчика В.Резуна (пишущего под звучным псевдонимом "В. Суворов") относительно начала Великой Отечественной войны, отметим два важнейших обстоятельства.
   Во - первых, отсутствие упоминаний о якобы "вскрытых планах" военного "нападения со стороны СССР на Германию" в "Военном дневнике" начальника штаба сухопутных войск вермахта Ф.Гальдера.
   Во - вторых, то обстоятельство, что информация о военных приготовлениях Германии к вероломному нападению на СССР имеется в дипломатических, военных и разведывательных архивах США и Великобритании, а также давно введена в научный оборот.
   В этой связи распространение "версии" Резуна объясняется только исключительно политическими, идеологическими и пропагандистскими соображениями психологических операций "холодной войны".
   Остается только сожалеть и недоумевать по поводу того, что эта фальшивка, неоднократно разоблаченная, до сих пор пользуется спросом и способна вызывать интерес и внимание к себе.
   Среди многочисленных сообщений о германских военных приготовлениях у советских границ за период с 15 по 21 июня 1941 г., наибольший интерес представляет "Календарь сообщений агентов берлинской резидентуры "Корсиканца" и "Старшины" с 6 сентября 1940 по 16 июня 1941 года".
   Поскольку его роль в истории и страны, и органов безопасности, советской разведки чрезвычайно велика, расскажем о нем подробнее. А предистория его появления такова.
   16 июня, ознакомившись с очередными разведывательными донесениями из Берлина, Сталин вызвал к себе наркома госбезопасности В.Н.Меркулова и начальника внешней разведки НКГБ П.М.Фитина.
   Генсека интересовали подробности об источниках берлинской резидентуры НКГБ "Старшине" и "Корсиканце". Отвечая на вопросы, Фитин объяснил, почему разведка им доверяет. Завершая беседу, Сталин заметил: "Идите, все уточните, еще раз перепроверьте эти сведения и доложите мне".
   Выполняя указание Сталина, "немецкое" отделение разведки и подготовило к 19 июня указанный "Календарь ...", включая в него сообщения этих агентов с 6 сентября 1940 г. по 16 июня 1941 г..
   Под псевдонимом "Старшина" советской разведке был известен обер-лейтенант люфтваффе Харро Шульце-Бойзен (1909 - 1942).
   А "Корсиканцем" был Арвид Харнак (1901 - 1942), референт министерства экономики Германии, с 1935 г. поддерживавший связь с советской разведкой. Оба они были арестованы в сентябре 1942 г. и в декабре того же года казнены.
   В октябре 1969 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР боевыми орденами была награждена "группа немецких граждан за активное участие в борьбе против фашизма, помощь Советскому Союзу в период Великой Отечественной войны и проявленные при этом мужество, инициативу и стойкость". Из 32 человек 29 были награждены посмертно. А.Харнак и Х.Шульце-Бойзен были награждены орденами Боевого Красного знамени.
   В этом документе, подготовленном заместителем начальника "немецкого" отделения Зоей Ивановной Рыбкиной, ставшей позднее известной писательницей Зоей Воскресенской, были сконцентрированы все основные донесения, предупреждавшие о подготовке к войне. Следует также особо подчеркнуть, что информация "Старшины" и "Корсиканца" подтверждалась также и многочисленными сообщениями иных источников НКГБ, как разведывательными, так и контрразведывательными, а также данными разведотделов пограничных войск НКВД СССР.
   Так что лишь отчасти прав И.А. Дамаскин, объективно констатируя, что "...ни в одной из советских разведывательных служб не было аналитического подразделения, а тем более не было органа, который мог бы на основании всех имеющихся данных представить ему глубоко обоснованное заключение с четким и прямым ответом на вопрос: начнется ли война и когда?".
   В данном конкретном случае - анализе сообщений берлинской резидентуры НКВД - НКГБ, такая работа была проделана и ответ был дан.
   Кстати, и само отсутствие аналитической службы в разведке - не столько беда, сколько вина самого Сталина. Впрочем, как и Берии, Меркулова и Голикова.
   20 июня "Календарь..." был передан П.М.Фитиным наркому госбезопасности для повторного доклада Сталину. Однако, опасаясь отрицательной реакции генсека, Меркулов отказался его подписать и направить в Кремль.
   22 июня "Календарь" был возвращен Фитиным начальнику немецкого отдела разведки П.М.Журавлеву с резолюцией: "Журавлеву. Имейте у себя. П.Ф. 22.VI".
   Достаточно долго, до июня 1991 года, об этом документе вообще не было известно. Однако он, по-видимому, спас жизни многим разведчикам, доказавшим как свой высокий профессионализм, преданность Родине, так и свою "невиновность" в стратегическом просчете, допущенном высшим политическим руководством страны.
   Подчеркнем также, что в 2008 г. был опубликован "Перечень донесений военной разведки о подготовке Германии к войне против СССР (январь -- июнь 1941 г.). (См.: Военная разведка информирует: Документы Разведывательного управления Генштаба РККА январь 1939 - июнь 1941 г. М., 2008, сс. 701 - 712).
   По сути дела, его назначение аналогично "Календарю сообщений "Корсиканца"...", однако составлен он был после 22 июня...
   Так что вряд ли возможно столь однозначно, как это делает И.А.Дамаскин, всю вину возлагать на советскую разведку.
   В целом же ныне опубликованные документы советской разведки об агрессивных приготовлениях вермахта на советской границе в пух и прах разбивают так называемую "новую историческую концепцию" предателя В.Резуна о "превентивном ударе" Гитлера.
   Значительный интерес представляют также ориентировки военной контрразведки - Особого отдела ГУГБ НКВД, а с марта 1941 г. - 3 Управления НКО СССР, - об устремлениях и деятельности иностранных разведок против вооруженных сил СССР.
   В одной из них, от 30 ноября 1940 г., освещались "некоторые моменты работы германской разведки", установленные в процессе агентурной работы и следствия: "...Наиболее заслуживающими внимания и характерными являются: установка на разложение воинских частей Красной Армии, попытки склонить военнослужащих к измене Родины и использование самого различного элемента из числа жителей западных областей Украины и Белоруссии...".
   Это обстоятельство целесообразно особо подчеркнуть потому, что как показывал Международному военному трибуналу для главных нацистских преступников бывший начальник отдела "Абвер-1" Г.Пиккенброк, "уже с августа-сентября 1940 г. со стороны Отдела иностранных армий Генштаба значительно увеличились разведзадания абверу по СССР ... О более точных сроках нападения Германии на Советский Союз мне стало известно в январе 1941 г.".
   В ориентировке 3 Управления НКО СССР о деятельности германской разведки от 25 мая 1941 г. приводятся конкретные задания, получаемые агентурой противника и, в частности, отмечается, "основным контингентом агентуры, используемой германскими разведывательными органами, забрасываемой к нам через западную границу являются поляки - 52,4%... Второе место по численности среди агентуры занимают украинские националисты, которые составляют около 30 % ... Около 20 % агентуры составляют белорусы, литовцы, латыши, эстонцы, русские белоэмигранты и незначительное количество евреев. Среди агентуры - до 10 % женщин молодых, с красивой внешностью... Больше половины всей агентуры, засылаемой на нашу территорию, имеет возраст до 25 лет, 3/4 всех агентов имеют возраст до 30 лет.".
   В разведсводке НКГБ СССР N 1510 от 20 июня, направленной начальнику РУ РККА, отмечалось "...Германская разведка направляет свою агентуру в СССР на короткие сроки - 3-4 дня. Агенты, следующие в СССР на более длительные сроки - 10-15 суток, инструктируются о том, что в случае перехода германскими войсками границ до их возвращения в Германию, они должны явиться в любую германскую часть, находящуюся на советской территории".
   Приведем также данные о лицах, арестованных и высланных органами НКВД в связи с угрозой агрессии в июне 1941 г.: в Молдавии были арестованы 4550 и выселено 13 980 человек (далее указываются категории арестованных и выселявшихся), в Литве - 5664 и 10187 человек, в Латвии - 5625 и 9546 человек, в Эстонии - 3178 и 5978 человек. Основанием для проведения этой акции послужили следующие события.
   В начале апреля 1941 г. НКГБ Латвии были арестованы 73 агента германской разведки, входившие в антисоветскую организацию "Тевияс Саргс" ("Страж отечества"). Названная организация в частности, имела задачи:
   "...1) объединения всех националистически настроенных латышей и подготовку вооруженного восстания с целью свержения Советской власти и восстановления "независимой национальной Латвии";
   2) практически приступила к объединению под своим руководством ряда других подпольных ячеек и групп в Риге, так и в других городах и местечках (Двинск, Виндава, Любава, Елгава и др.);
   3) создала несколько нелегальных контрреволюционных ячеек в частях РККА ("Латвийский национальный корпус") из числа бывших офицеров латвийской армии и развернула работу по скупке и хищению оружия...
   По показаниям арестованного Вятиньша, руководство организации "Тевияс саргс" было информировано через Шинке (немецкий резидент в Риге - О.Х.) в феврале 1941 г. о том, что через 2 месяца политическая ситуация изменится, Латвия будет оккупирована Германией и после 25 марта, когда окончится репатриация и комиссия (по репатриации немцев - О.Х.) вернется в Германию, начнутся активные военные действия германских войск, которые предпримут одновременное наступление с юга (Украина) и с севера (Финляндия)...
   Следствием установлено, что возглавляемая Шинке резидентура Абвера
   имела своими задачами:
   1) сбор сведений о дислокации частей РККА, их вооружений и политико-моральном состоянии;
   2) сбор данных об экономическом и политическом состоянии Советского Союза;
   3) контрразведывательную работу для выявления нашей агентуры, забрасываемой в Германию в связи с репатриацией немцев;
   4) создание на территории Латвии после репатриации шпионской сети, связанной с местными антисоветскими повстанческо-диверсионными формированиями...".
   27 мая 1941 г. НКГБ Литовской ССР сообщал в Москву: "В декабре 1940 г. из Германии в г. Кретинга нелегально приходил бывший капитан литовской армии Михелькявичус, который на подпольном собрании, состоявшемся 20 декабря в м. Якубово ... сделал доклад следующего содержания: "Поддержка литовским повстанцам изначально обеспечена со стороны Германии, где уже создано Литовское национальное правительсво во главе со Шкирпой (бывшим литовским послом в Берлине. Несколько забегая вперед, все-таки необходимо отметить, что 5 августа 1941 г. оккупационный режим ликвидировал просуществовавшее менее полутора месяцев "независимое национальное правительство" во главе со Шкирпой. - О.Х.). Наше объединение "Литовский союз активистов" на территории Восточной Пруссии имеет крупную военную организацию - легион, во главе с генералом Плехявичусом. Нападение на Советский Союз Германия произведет весной 1941 г. Мы, литовцы, должны поднять восстание в тылу Красной Армии и развернуть большую диверсионно-подготовительную работу по взрыву мостов, разрушению железнодорожных магистралей, нарушению коммуникаций...".
   Арестованный в начале июня в Эстонии участник подпольной организации Тийт Борис, бывший участник профашистской организации "Вабс", показал, что созданная в марте 1941 г. организация, связанная с немецкой репатриационной комиссией, ставила своими целями:
   - оказание вооруженной помощи Германии во время войны с СССР;
   - сбор разведывательных данных о частях Красной армии и передача их в Германию, для чего имела радиостанцию.
   Активная диверсионно - подрывная работа гитлеровской "пятой колонны" велась и на Украине. В период с 1 января по 15 июня 1941 г. в
   западных областях Украины были ликвидированы 38 политических и 25 уголовных банд с общим количеством 273 активных участника, арестованы 212 пособников и укрывателей бандитов, арестованы 747 участников "Организации украинских националистов" (ОУН). Во время операций по задержанию были убиты 82 и ранено 35 бандитов.
   Потери НКВД составили 13 убитых и 30 раненых оперработников.
   На 15 июня 1941 г. имелись данные о наличии в Западной Украине 77 бандгрупп и 366 участников, 51 из них с 274 участниками - оуновские.
   Появившиеся в британских и шведских СМИ в начале войны сообщения о якобы имевших место "повсеместных выступлениях в тылу Красной Армии" подтверждают тот факт, что противником заблаговременно была подготовлена "пятая колонна", которая, как известно, проявила себя весьма активно в первые дни войны в западных и северо-западных районах СССР.
   (Подробнее см.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. 1941-1945гг. М., Т.1, Кн. 2, сс. 234,247-248.
   О деятельности украинских националистов подробнее см.: Роман Шухевич у документах радянских органiв державноi безпеки (1940 - 1950). (Сборник документов органов НКВД-МГБ УССР и СССР в 2-х томах. (Предисловие на украинском языке). Киiв, 2007).
   Любителям своевольно переписывать историческое прошлое, каким бы трагическим оно не было, следует напомнить слова нашего великого современника: История -- единственная наука, превращающая человека в Гражданина!
   И именно поэтому историю своей страны надо не только знать, но и помнить.
   В связи с приведенными фактами возникает закономерный вопрос об ответственности, в том числе персональной и политической, а в нашем случае - исторической, за допущенные стратегические просчеты в канун Великой Отечественной войны.
   Вместе со Сталиным ее, безусловно, разделяет и его ближайшее окружение из Политбюро ЦК ВКП(б). И в первую очередь, допущенные к материалам разведки наркомы В.М.Молотов и К.Е.Ворошилов, начальник разведупра НКО в 1940 -- 1941 Ф.И. Голиков.
   В этой связи представляется небезосновательным привести и следующие исторические факты.
   В своем выступлении 17 июня 1991 г. на закрытом заседании Верховного Совета СССР в Кремле председатель КГБ СССР В.А.Крючков отметил:
   - Реальность такова, что наше Отечество находится на грани катастрофы. То, что я буду говорить вам, мы пишем в наших документах Президенту и не
   скрываем существа проблем, которые мы изучаем. Общество охвачено острым кризисом, угрожающим жизненно важным интересам народа, неотъемлемым правам всех граждан СССР, самим основам Советского государства.... Через несколько дней будет ровно полвека, как началась война против Советского Союза, самая тяжелая война в истории наших народов. И вы, наверное, сейчас читаете в газетах, как разведчики информировали тогда руководство страны о том, что делает противник, какая идет подготовка и что нашей стране грозит война.
   Как вы знаете, тогда к этому не прислушались. Очень боюсь, что пройдет какое-то время, и историки, изучая сообщения не только Комитета госбезопасности, но и других наших ведомств, будут поражаться тому, что мы многим вещам, очень серьезным, не придавали должного значения. Я думаю, что над этим есть смысл подумать всем нам" (выделено мной, - О.Х.).
   Приведем также отрывок из протокола допроса В.А. Крючкова от 17 декабря 1992 г. :
   - Поступала также информация о том, что после распада Союза начнется направленное давление на отдельные территории, совсем недавно единого бывшего Союза для установления на них иностранного влияния с далеко идущими целями.
   Поступали сведения о глубоко настораживающих задумках в отношении нашей страны. Так, по некоторым из них, население Советского Союза якобы чрезмерно велико, и его следовало бы разными путями сократить.
   Речь не шла о каких-то нецивилизованных методах. Даже приводились соответствующие расчеты. По этим расчетам, население нашей страны было бы целесообразно сократить до 150 - 160 миллионов человек. Определялся срок - в течение 25 - 30 лет.
   Территория нашей страны, ее недра и другие богатства в рамках общечеловеческих ценностей должны стать достоянием определенной части мира. То есть, мы должны как бы поделиться этими общечеловеческими ценностями". (Цитируется по: Степанков В.Г., Лисов Е.К. Кремлевский заговор: Версия следствия. М., 1992, с. 61).
  
  
  
  
  
  
  
   Кто же был отцом "холодной войны"?
  
   "Холодной войной" в исторической науке и политологии именуются периоды напряженности в советско-американских отношениях, ассоциируемых с противостоянием двух ядерных сверхдержав и двух мировых социально-политических систем, условно датируемые 1946-1972 и
   1980-1991 годами.
   Впервые этот термин прозвучал 24 октября 1948 г. в выступлении в американском Конгрессе известного политика Б.Баруха, заявившего, что "хотя война закончена, мы находимся в состоянии холодной войны, которая становится все теплее".
   28 января 1992 г. президент США Дж. Буш-старший заявил: "По божьей воле, Америка выиграла холодную войну".
   В ходе первой встречи Буша с президентом России Б.Н.Ельциным 1 февраля 1992 г. было заявлено об "окончании "холодной войны", и объявлено о том, что обе стороны не считают более друг друга потенциальным противником[1].
   О событиях периода "холодной войны" напоминает и инициатива Конгресса США в феврале 2008 г. о сооружении памятника "Победе в "холодной войне" против СССР".
   Но и ныне, по прошествии более шестидесяти лет после окончания Второй мировой, не утихают споры о причинах возникновения "холодной войны", которую некоторые авторы небезосновательно называют "третьей мировой".
   Каковы же были ее причины и кто является подлинным "отцом" этого феномена международных отношений?
   И главное - понимал ли советский лидер Иосиф Сталин истинные намерения Черчилля и Трумэна, лишь пунктирно обозначенные в марте 1946 г. в Фултоне?
   Правы ли те зарубежные исследователи, да и некоторые наши соотечественники, которые заявляют о якобы "односторонней ответственности" СССР за выход из союзнических договоренностей 1941-1945 годов, об экспансионистских устремлениях и планах Советского Союза? Не являются ли они жертвами необъективной информированности?
   Правдивые ответы на этот важный политический вопрос представляются необходимыми.
   Попробуем ответить на эти непростые вопросы методом сравнительного анализа, опираясь на один из интереснейших документов из архива российской внешней разведки.
   Документ этот был получен советской разведкой благодаря ее ценному источнику Джону Кернкроссу.
   Кернкросс Джон, оперативный псевдоним "Каредиан" ((1913 -- 1995).
   Англичанин, один из участников знаменитой "Кембриджской пятерки" советской разведки, сотрудничавший с ней с конца 30-х годов. В 1942 г. Кернкросс работал в Государственной кодо-шифровальной школе (ГКШ), британском центре радиоперехвата и дешифровки, добившемся возможности расшифровывать большинство германских кодов.
   Будучи допрошенным в 1964 г. британской контрразведкой МИ-5, Кернкросс подтвердил, что передавал СССР секретную информацию из ГКШ, о планах и действиях германского командования, заявив, что помогал союзнику, от которого западные державы несправедливо утаивали важную информацию. Кернкросса не привлекли к ответственности как по истечению срока давности, так и посчитав, что он своей деятельностью не причинил вреда Великобритании. (Подробнее см.: Модин Ю.И. Судьбы разведчиков: Мои кембриджские друзья. М., 1997).
  
   Оговоримся, однако, что предпринятый нами анализ позволяет утверждать, что в основе нового раскола мира, знаменовавшегося началом проведения недавними западными союзниками СССР политики "холодной войны", лежали геополитические интересы Великобритании и США, а одним из подлинных ее отцов являлся не только экс-премьер британского правительства У.Черчилль, но и .... фашистский военный преступник, имперский министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп!
   Ведь известная "фултоновская речь" Черчилля является фактическим изложением его сверхсекретной директивы, переданной нацистским дипломатам 16 февраля 1945 года!
   Следует также подчеркнуть, что, вне зависимости от того, была ли директива Риббентропа доведена до сведения официальных представителей союзников в указанных странах, она докладывалась британскому премьеру Черчиллю. Поскольку была перехвачена британской разведкой в рамках осуществлявшейся сверхсекретной многолетней криптографической операции "Ультра", обеспечивавшей контроль за германской шифрованной перепиской[2].
   Разумеется, тогда этот документ имел гриф "совершенно секретно", причем равно как в Германии, в Великобритании, так и в... Советском Союзе.
   Подчеркнем только то чрезвычайно важное обстоятельство, что западным историкам он стал известен еще в 50-е годы прошлого века, наши же отечественные специалисты узнали о нем только 42 года спустя.
   Представляем читателю самому судить, насколько предложения казненного по приговору Международного трибунала для главных нацистских военных преступников Риббентропа совпадает с печально известной "фултоновской речью" У. Черчилля, которой обычно историками и датируется начало эры "холодной войны".
   Для более глубокой и адекватной оценки данного документа следует также отметить, что в целом наличие тайных контактов нацистских эмиссаров с представителями "западных демократий" не являлось секретом для советского руководства[3].
   Мало известен, быть может, лишь тот факт, что первая попытка установить сепаратные контакты нацистскими эмиссарами с представителями западных держав была зафиксирована советской разведкой еще в июне 1942 года.
   Переговоры с посольством США в Швейцарии велись уже летом этого года. По сообщению посла "вишистской" Франции в Берне, "крупные английские и американские банки отправили в Швейцарию своих представителей, которые уже имели несколько секретных встреч с представителями германских банков. На этих встречах обсуждались вопросы послевоенного финансирования Германии и экономического устройства Европы".
   Другой дипломат так характеризовал фашистские внешнеполитические замыслы в начале 1943 г.: "Немцы думают, что союзники в конце концов усмотрят в советской победе опасность не только для Европы, но и для Англии и Америки. Немцы очень хорошо знают, что между англичанами и американцами, с одной стороны, и русскими, с другой, что-то не ладится. Немцы были бы плохими политиками, если бы не учитывали данные обстоятельства".
   В подготовленном летом 1944 года для Государственного Комитета Обороны СССР докладе разведслужбы НКГБ отмечалось:
   "С самого начала мировой войны, а особенно в ходе советско-германской войны, усилия германской дипломатии были направлены на недопущение и срыв блока антифашистских государств, на ликвидацию угрозы войны на два фронта. Для достижения этих целей германская дипломатия действовала в 2-х направлениях:
   а) распространение провокационных слухов о якобы ведущихся мирных переговорах с одной из стран антифашистского блока, чтобы посеять раздоры и недоверие в лагере союзников (по антигитлеровской коалиции - О.Х.);
   б) действительные попытки зондирования возможности заключения сепаратного мира с Англией и США... Все попытки фашистской Германии договориться с Англией и США за счет СССР успеха до сих пор не имели.... Группы крупных промышленников и банкиров и выражающие их интересы политические группы в Англии и США опасаются "советизации" Германии и стремятся к сохранению в Германии реакционного режима.
   Несомненно, что по мере приближения разгрома гитлеровской Германии мирные попытки ее правящей верхушки, а также торгово-промышленных, военных и церковных кругов будут актуализироваться".
   В начале июля того же года германский посланник в Швеции Ганс Томсен передал представителю Великобритании следующие предложения:
   "Ввиду преобладающей необходимости для Германии защищать себя и Европу против большевистской угрозы Германия  согласна (здесь и далее выделено мной - О.Х.)  допустить вступление в Германию англо-американских войск с Запада без сопротивления или только с показным сопротивлением".
   За это Англия и США должны были гарантировать "категорический отказ в разрешении русским войскам (?! - О.Х.) вступить на германскую территорию к западу от линии, проходящей между Одером и Вислой. Англичане и американцы в своей послевоенной политике по отношению к Германии проявят разумную умеренность".
   В еженедельной разведывательной сводке Управления стратегических служб (предшественника ЦРУ) США - а такие документы также регулярно докладывались советскому руководству! - от 21 июля 1944 г. отмечалось:
   "Нацистские руководители намерены продолжать борьбу до конца в надежде, что упорное сопротивление ослабит англо-американскую решимость воевать и что конфликт между западными державами и СССР будет развиваться в направлении, дающим возможность Германии маневрировать и добиться заключения компромиссного мира.
   Пропаганда, рассчитанная на иностранцев, в основном проводит идею необходимости компромиссного мира, в то время как внутренняя пропаганда готовит население к дальнейшим военным поражениям.
   Представляя большевизм как угрозу всему человечеству, немецкая пропаганда призывает западные страны прекратить "абсурдную" войну".
   Шаги гитлеровской дипломатии подчас находили поддержку и понимание на Западе. По сообщению советской разведки, в августе 1944 г. Черчилль после аудиенции у Папы Римского встретился с германским послом в Ватикане Эрнстом Вейцзекером, которому передал британские условия - что можно считать официальным ответом Лондона на ранее сделанные через Томсена предложения гитлеровского МИДа: полная капитуляция Германии (чего не желала допустить фашистская клика), а также последующее сотрудничество немцев "в устранении опасности коммунизма".
   Предлагаемая вниманию читателей телеграмма главы берлинского МИД является как бы ответом на эти предложения, последней попыткой направить англо-американские усилия " дранг нах остен" (на восток), именно опираясь на известные антикоммунистические воззрения британского премьера.
   Отметим еще и следующие немаловажные обстоятельства.
   В недавно изданной монографии В.Молодякова "Риббентроп. Упрямый советник фюрера" (М., 2008), равно как и в иных изданиях, посвященных этому нацистскому военному преступнику, включая его дневник, о данной директиве не упоминается вовсе. Равно как и в цитировавшейся уже книге И.А.Дамаскина "Вожди и разведка от Ленина до Путина".
   Мелочь? Да. Если не иметь в виду, что речь идет об имевшей далеко идущие последствия стратегической дипломатической операции, призванной всего лишь добиться заключения мира на Западном фронте и продолжения войны на Восточном!
   Предоставляем читателям самим судить, кто же был настоящим "автором" политики "холодной войны", "железного занавеса", и чье же "завещание" начало претворяться в жизнь вскоре после того, как замолкли последние залпы второй мировой.
   Отметим лишь, что данный документ был получен советской разведкой в середине февраля 1945 г., и, разумеется, привлек самое пристальное внимание И.В.Сталина, который, как известно, обладал хорошо развитой памятью. (Текст шифртелеграммы приводится с незначительными сокращениями).
  
    Директива   министра иностранных дел Иаохима фон Риббентропа германскому посланнику в Ирландской республике
  
   "16 февраля 1945 г.
   Ниже передается директива только для главы миссии, а также его уполномоченных.
   Изложенное здесь должно быть использовано в разговоре с особо важными политическими лицами, которые в состоянии передать его сущность высокопоставленным и влиятельным англичанам и американцам. Мне не известно, на каких англичан и американцев вы можете рассчитывать в конкретном случае. Если представится возможность, то прошу передать сущность этой директивы через представителей наиболее важной английской или американской службы. Ни в коем случае от вас не должно исходить чего-либо в письменном виде.
   Содержание директивы следующее:
  
   Согласно достоверной информации, авторитетные берлинские политические круги характеризуют ситуацию таким образом:
   1. Германия сейчас, как и всегда, намерена непоколебимо бороться на стороне своих союзников, защищая империю всеми возможными средствами и продолжать войну до тех пор, пока враг Германии не поймет, что она и ее союзники не могут быть побеждены.
   2. Современное международное положение порождает в берлинских кругах следующие мысли: новым и самым важным фактом, вскрытым нынешней войной, является военная мощь Советского Союза. Насколько силен Советский Союз сегодня, свидетельствует его зимнее наступление. Оно показало, каким образом действует Советский Союз. Сталин подчинил своей власти фактически всю Восточную Европу и Балканы...
   Меры, к которым обращаются русские в этих странах, показывают (хотя русские иногда пытаются скрывать факты), что они не имеют никакого намерения отказаться от них и в конечном счете хотят преобразовать их в коммунистические государства как часть Советского Союза. Даже во Франции и Италии коммунисты исключительно активны....
   3. ... Однако наступление против Германии показывает, что Сталин добивается, помимо всего этого, осуществления более великой цели: он планирует завоевание и оккупацию Германии и этим думает завершить свою программу осуществления господства над Европой... Германия на сегодня является единственной силой, которая борется против Советского Союза. Германия представляет собой стену, которую Сталин должен разбить, если он хочет пробить себе путь в Европу. Если Сталину удастся сломить сопротивление Германии на восточном фронте, то большевизация Германии, а отсюда и всей Европы будет навсегда свершившимся фактом.
   Если один русский солдат когда-либо войдет в Берлин, тогда без всяких сомнений Европа станет Коммунистической. И с этой точки зрения наивно и нереалистично верить в то, что англичане и американцы, выполнив свой план подчинения Германии посредством использования большевизма, смогут затем нанести полное поражение замыслам Сталина путем соглашений о разделе на зоны оккупированной территории Германии. Даже если бы Сталин пошел бы на такое соглашение во время конференции глав трех правительств, то это была бы просто тактика и ни в коем случае не меняются его замыслы о большевизации Европы и о полном ее подчинении сюзеренству Кремля....
   Если большевизм когда-либо победит в Германии, то он не ограничится районом Эльбы, Везера или даже Рейна, а распространится по всему европейскому континенту. Что это будет означать для Англии довольно очевидно".
   Данный пассаж фашисткого военного преступника Риббентропа целесообразно сравнить со следующей выдержкой из знаменитой речи бывшего британского премьер-министра У. Черчилля, произнесенной в качестве главы Консервативной партии Великобритании в г. Фултоне (США) в присутствии президента Г. Трумена 5 марта 1946 г., в которой он призвал к созданию военно-политического союза против СССР и других стран народной демократии ("Фултоновская" речь Черчилля была опубликована в газете "Правда" 11 марта 1946 г.).
   "От Штеттина на Балтике до Бреста на Адриатике железная завеса спустилась на континент... Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София - все эти знаменитые города и население в их районах находятся в советской сфере и все подчиняются в той или иной форме не только советскому влиянию, но и в значительной степени увеличивающемуся контролю Москвой... Коммунистические партии, которые были очень незначительны во всех восточных государствах Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность....
   Русские в Берлине пытаются создать квазикоммунистическую партию в своей оккупационной зоне в Германии...
   Если в настоящее время советское правительство пытается при помощи сепаратного действия создать прокоммунистическую Германию в своей зоне, то это вызывает серьезное затруднение в английской и американской зонах и дает побежденным немцам возможность сыграть на противоречиях между советскими и западными демократиями".
   В главе "Роль разведки в холодной войне" книги "Искусство разведки" бывший директор ЦРУ США А.Даллес, по-видимому, на этот раз цитируя Черчилля, также писал:
   "Когда кончилась война, коммунисты снова двинулись в поход. К этому времени они закрепили свои границы на реке Эльбе в глубине Западной Европы, а их оккупационные войска и подрывной аппарат насаждали коммунистические режимы в Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии...".
   Следует ли только говорить, что руководитель европейского отдела Управления стратегических служб (УСС, военного предшественника ЦРУ), также был знаком с директивой Риббентропа?? Кстати, о сепаратных переговорах с нацистскими эмиссарами откровенно рассказал сам Даллес. Жаль только, что книга эта -- Даллес А. Тайная капитуляция. (М.,2002), пришла к нам через 57 лет после описываемых в ней событий.
   Продолжим, однако, цитирование телеграммы Риббентропа:
   "В данное время Сталин все еще осторожно продолжает вести дела с мистером Черчиллем. Но, как только германский противовес исчезнет с пути, Сталин покажет себя Черчиллю в своей настоящем виде. ...Нефтяной интерес Англии в Иране и на Ближнем Востоке будет потерян для нее в течение короткого времени и никакая сила в мире не помешает Сталину пробить себе дорогу к Суэцкому каналу. Крайняя опасность для английского флота остаться без своей собственной нефти и опасность для империи встать перед фактом прерванного морского пути в Индию являются очевидными. Однако даже это не является конечной целью Кремля...".
   У Черчилля в этой связи читаем: "Турция и Персия глубоко встревожены и обеспокоены претензиями, которые выдвигает московское правительство", что свидетельствует о том, что доводы нацистского министра отнюдь не кажутся ему лишенными оснований.
   Подстраиваясь под известные антисоветские настроения Черчилля, Риббентроп предписывал германским послам подчеркивать в беседах с представителями западных держав:
   "Решающим фактором является (как хорошо известно), то, что Сталин ненавидит англичан. Поэтому после покорения Европы уничтожение Британской империи Советским Союзом будет только вопросам времени. Для каждого политически грамотного человека достаточно бросить взгляд на карту, чтобы убедиться в данном факте. Уничтожение британского империализма, как цитадели капитализма, что уже проповедовалось Лениным, будет тогда путем продвижения в направлении Индии и установления там коммунизма.
   Отношение Сталина к современному господствующему классу в Америке хорошо известно в Берлине. С Рузвельтом Сталин также ведет только тактическую игру. Америка совершенно одна предстанет перед созданным таким образом мощным европейским блоком, который еще никогда не существовал в мировой истории.
   Нет нужды вдаваться в подробности о том, что это будет значить для Америки в Восточной Азии: всякое влияние США в Восточной Азии сразу же прекратится и большевизация в самих США этим гигантским мировым блоком вновь будет только вопросом времени.
   5. Предложения американцев и англичан о том, что Германия может быть демократизирована, а не советизирована, рассматриваются в Берлине как пустая иллюзия. Помимо всего прочего, наличие миллионов немцев, дома которых разрушены во время налетов (англо-американских ВВС. - О.Х.), и огромный экономический и моральный ущерб, причиненный войной, делают определенным то, что Германия станет большевистской, если национал-социалистский режим будет уничтожен. Но существенный момент заключается в следующем: Сталин рассматривает налеты англо-американской авиации как манну небесную, ибо знает, в какой степени это способствует осуществлению политических задач Кремля. Утверждают, что он назвал англо-американские воздушные силы своей "европейской артиллерией", а американские и английские соединения охарактеризовал как выполняющие исторические задачи, ибо они помогают Советам завладеть Европой.
   Если германский восточный фронт будет действительно когда-нибудь разбит, вышеупомянутая советская программа начнет осуществляться немедленно. Всякая попытка изменить направление современной английской и американской военной политики тогда станет совершенно невозможной. Будет правильным сказать, что со дня нашего поражения на восточном фронте судьба Европы, Британской империи, в конечном счете Америки будет решена....
   Единственным политическим и духовным противовесом несомненно грозной доктрине коммунизма является сейчас национал-социализм, то есть именно тот фактор, который англичане и американцы намерены уничтожить. Поэтому английская корона, английская консервативная партия и американские правительственные классы должны иметь только одно желание, а именно: чтобы не случилось никакого несчастья с Адольфом Гитлером.
   Во время войны 1914-1918 годов положение было иным. В то время коммунизм не распространялся еще за пределы России. Однако даже тогда невозможно был принять эффективных военных и политических мер против коммунизма в России: английские войска, находившиеся в Архангельске, были очень быстро отозваны из этого района, так как они не только не могли ничего сделать в военном отношении, но уже сами начали заражаться коммунизмом.
   Однако сейчас за спиной агрессивного духа коммунистической концепции о международной политике стоит Сталин приблизительно с 650 дивизиями, готовыми прийти на помощь туда, где любая европейская или неевропейская держава, то есть сами англичане или американцы, выступят против большевизации и насаждения коммунизма в Европе, не в состоянии будут многого сделать в конце концов в борьбе против мощного блока России и Германии с его огромными людскими и материальными резервами.
   Надежда англичан и американцев на то, что в случае поражения Германии они могут положить конец коммунизму в оккупированных ими районах, в то время, как Советы будут вводить коммунизм в оккупированных ими районах, является в глазах политических деятелей, знакомых с методами большевизма, ошибочной и наивной. В действительности же коммунизм может в течение короткого времени победить также и в англо-американских оккупационных зонах. Ни один немец не поднимет руки для того, чтобы помешать этому. Ненависть по отношению к англичанам и американцам за бомбардировки ими Германии слишком велика для этого. Очевидно, английские и американские штыки бессильны в борьбе с коммунистической идеей.
   Видимо, также придется учитывать опасность проникновения большевистской заразы в английские и американские армии, находящиеся в Европе, так как следует принять во внимание, что со времени первой мировой войны пропаганда и подрывная деятельность Советов поставлены гораздо более широко и эта опасность стала бесконечно большей.
   6. Исходя из военного и политических моментов, никто в Берлине не понимает политики Англии и США, ибо эти государства делают все возможное для уничтожения фактора, который является единственным противовесом и препятствием для объединения Советским Союзом крупных людских резервов и материальных ресурсов всей Европы. Таким фактором является Германия.
   После того, как станет очевидной колоссальная мощь России, не только Германия, но и вся Европа должна будет тратить свои силы на протяжении поколений на защиту от опасности, идущей с Востока. Поэтому для Англии не возникает больше никакой опасности со стороны Европы. В Берлине сложилось мнение, что вместо прежней системы равновесия в Европе должна возникнуть в будущем новая система среди великих держав. Принимая во внимание огромную силу России, в будущем сможет существовать установка равновесия в западном полушарии только в том случае, если европейские страны будут стоять плечом к плечу против России, а морские пути, идущие в США, будут открытыми.
   Подобным же образом существование Японии как великой державы является обязательным условием для уравновешивания сил в восточно-азиатском районе, так как сила России огромна: Россия, несомненно, является самой богатой страной в мире, исключительно сильной в биологическом отношении (высокая и все еще повышающаяся рождаемость). Ее военная промышленность, созданная в течении всего нескольких лет, разбросана по всей стране и практически не подвержена опасности атак.
   Решающим фактором, однако, является пробуждение и техническая подготовка самих русских. Это помогло Кремлю использовать естественные ресурсы страны и народ, создать наиболее мощную военную машину из всех существовавших когда-либо ранее. Если Германия будет когда-либо уничтожена, то чаша весов раз и навсегда упадет в сторону Советской России. Однако с германским, и, в дополнение к этому, европейским потенциалом в людях и технике, которые будут иметься в его распоряжении, Советский Союз будет всесильным. Германия искала честного союза с СССР и с этой целью она заключила с ним соглашение летом 1939 г.
   Сталин, однако, питал надежду на то, что Германия будет вовлечена в длительную войну на Западе, и надеялся, что ему удастся воспользоваться данной войной для того, чтобы подорвать Германию посредством пропаганды и использовать ее в своих интересах.
   В момент начала войны в Берлине было уже более тысячи русских агентов в так называемой советской делегации, которые использовали каждый час вечера с тем, чтобы заразить германских рабочих идеей коммунизма.
   Когда после поражения Франции Сталин увидел, что его расчеты были ошибочны, он стал проводить более агрессивную политику (действия, направленные на захват Прибалтийских государств и Румынии, визит Молотова, во время которого он претендовал на Дарданелы и на выход из Балтийского моря). Наконец, в своей речи, произнесенной перед слушателями академии им. Фрунзе в мае 1941 г., он совершенно открыто проповедовал войну против Германии.
   О последнем факте стало известно от трех русских офицеров, видных военных чинов, которые были взяты в плен в разное время и допрашивались отдельно. Эти офицеры присутствовали на военном банкете и полностью подтвердили факты".
   Здесь следует отметить несколько важных обстоятельств.
   Во-первых, это выступление, в котором говорилось о скорой возможности войны, было основано на сообщениях советской разведки об агрессивных приготовлениях Германии. (Более подробно об этом см.: Секреты Гитлера на столе у Сталина. Разведка и контрразведка о подготовке германской агрессии против СССР. Март - июнь 1941 г. Документы из центрального архива ФСБ России. М.,1995; Органы государственной безопасности СССР в годы Великой Отечественной войны. Т.1 Накануне. Книги 1 и 2. М.,1995).
   Во-вторых, подчеркнем тот важный факт, что приводимые аргументы об "агрессивных намерениях СССР" в отношении Германии доказывают, что в действительности никаких данных о наступательных приготовлениях РККА у абвера и немецкого военного командования не было. А ведь еще в июне 1941г. абвер создал специальную команду для поиска документов о якобы "планировавшемся нападении со стороны СССР". Однако как показывал на допросе в 1945 г. ее бывший руководитель, несмотря на все усилия, ей так и не удалось добыть никаких доказательств "наступательных военных приготовлений со стороны СССР".
   В этой связи примечательно, что Риббентроп даже не считал нужным оправдывать нападение на СССР ссылками на якобы имевшие место военные приготовления в СССР. Кстати сказать, об этом свидетельствует и "Военный дневник" начальника Генерального штаба вермахта Ф. фон Гальдера, хорошо известный как в нашей стране, так и за рубежом.
   Сам по себе приводимый пассаж Риббентропа служит еще одним опровержением "мифа ледокола", создаваемого перебежчиком Резуном, укрывшимся под псевдонимом "Суворов".
   Риббентроп требовал от германских дипломатов заверить западных партнеров по переговорам, что "Германия будет вести борьбу против Советского Союза до конца. Однако подойдет время, когда Германия должна будет выбирать между Востоком и Западом. Широкие круги германского народа, особенно население, имущество которого погибло во время бомбардировок, а также широкие партийные круги совершенно определенно устремляют свои взгляды на Восток. На основе этой тенденции должны быть сейчас сделаны выводы. В течение последнего времени эта тенденция все больше и больше дает себя чувствовать. Несомненно, это будет рассматриваться англичанами и американцами как блеф, однако, с точки зрения Берлина, это что угодно, но не блеф, и в случае, если не удастся удержать восточный фронт, Германия и народ решили, несмотря на серьезные бедствия, которые в результате этого падут на Германию, продолжать этот путь до самого конца. Если американцы и англичане не верят этому, то их научат события, которые произойдут в этом случае. Во всяком случае Германия при таких обстоятельствах не в состоянии будет изменить в каком-либо отношении ход событий. Если Запад упустит психологический момент, тогда Германия будет вынуждена неизменно ориентироваться на Восток.
   7. По концепции Берлина, мировое равновесие не является обязательным фактором для того, чтобы предотвратить дальнейшее... В современном мире с существующим развитием техники никогда более не может быть где-либо пустота в политическом или военном отношении. Самая сильная держава все время будет заполнять такую пустоту своей силой".
   Вновь обратимся к выступлению Черчилля 5 марта 1946 года: "Я не верю в то, что Советская Россия хочет войны. Она хочет плодов войны и безграничного распространения своей силы и своих доктрин.... Русские больше всего восхищаются силой, и нет ничего такого к чему бы они питали меньше уважения, чем военная слабость. По этой причине наша старая доктрина равновесия сил является несостоятельной. Мы не можем позволить себе полагаться на незначительный перевес в силах, создавая тем самым соблазн для пробы сил...
   Если население Содружества нации, говорящих на английском языке, добавить к США и учесть, что будет означать подобное сотрудничество на море, в воздухе, в области науки и промышленности, то не будет существовать никакого шаткого и опасного соотношения сил".
   А Риббентроп давал все новые и новые аргументы для выстраивания нового антисоветского курса западных союзников России:
   "Поэтому в интересах Англии и Америки важно, чтобы Германия и в Восточной Азии Япония продолжали существовать как великие державы и чтобы эти две великие державы участвовали в предстоящем соглашении великих держав мира как могущественные факторы силы.
   Цель Германии в войне ясна. Она желает уйти вместе со своими собственными народами в пределы ее границ. Германия желает, чтобы все нации в Европе были свободными. Утверждение о том, что Германия стремится к господству в Европе, является продуктом иностранной пропаганды.
   Политика, которую Германия проводила во Франции и на Балканах, показывает, что Германия никогда не имела намерений нарушать свободу отдельных наций. Даже внутренняя политика национал-социализма настолько извращена пропагандой противника, что ни один англичанин или американец в действительности не представляет себе, что значит национал-социализм.
   В Берлине убеждены, что каждая страна, включая Англию и Америку, должна окончательно разрешить социальную проблему без промедления и если она не пойдет по пути все разрушающего большевизма или коммунизма, то она может в социальном отношении только следовать по пути Адольфа Гитлера. В Берлине убеждены, что национал-социализм является упорядоченным синтезом капитализма, а поэтому он является формой отрицания коммунизма.
   Еврейский вопрос[4] является делом внутренней политики и должен быть разрешен в Германии, если она не станет жертвой коммунизма. Еврейский вопрос в других странах не интересует Германию. Вместе с тем на практике в Германии придерживаются мнения, что немцы могут сотрудничать с другими странами в разрешении еврейского вопроса во всем мире.
   Клевета особенно велика в связи с церковным вопросом. Несомненно, что радикальное крыло партии (НСДАП - О.Х.) придерживается антиклерикальных взглядов. Однако в течение нескольких лет в данном вопросе происходит все усиливающаяся эволюция даже внутри самой партии. В результате этого все церкви в Германии больше посещаются, чем когда-либо ранее. В основном партия, как всегда, настаивает на принципах партийной программы, то есть ее отношение к христианству является положительным. Программа устанавливает, что каждый человек может иметь свою собственную веру. Однако то, что церковь не может вмешиваться в государственные дела, является принципом, который теперь утвердился на практике и не вызывает вопросов в руководящих кругах, несмотря на случайное вмешательство со стороны радикальных кругов, которое могло иметь место.
   Как интересный симптом в связи с этим можно отметить, что государство ежегодно предоставляет в распоряжение германских церквей более миллиарда марок из национального дохода.
   В экономическом отношении в Берлине придерживаются такой точки зрения, что следует стремиться к максимальному производству необходимых товаров в пределах собственной территории страны и что базис максимального самообеспечения необходимыми товарами является основным условием экономического переустройства и обмена товарами между различными странами и таким образом процветания мировой торговли.
   8. В Берлине ясно представляют себе, что только сотрудничество великих держав между собой и участие Германии в будущем устройстве мира поможет добиться согласия и обеспечить сотрудничество мировых держав. Сотрудничество мировых держав, которое должно занять место военных союзов и в котором Германия должна принимать активное участие, поможет само по себе предотвратить возникновение третьей мировой войны. Однако все требования, предъявляемые Германии ее противниками[5], направлены на предотвращение всякого сотрудничества такого рода в будущем и на создание условий для вечной войны. Безоговорочная капитуляция и предполагаемые отправки немцев, закованных в цепи, в Сибирь будут означать только сдачу Германии на откуп коммунизму.
   В Берлине удивлены тем, что никто в Лондоне и Вашингтоне не признает этого факта и того обстоятельства, что настоящая политика Англии и Америки привела и должна привести не к обеспечению длительного мира, а как раз наоборот - к состоянию вечной войны.
   Эти мысли, которые вскрывают глубину эволюции, происходящей сейчас в Германии, в то же время содержат в себе предупреждение о будущих событиях. Но если момент будет упущен и германская империя будет уничтожена большевизмом, тогда больше не представится возможности договориться с Германией, так как она никогда больше не сможет быть демократическим государством, а станет только коммунистической страной и будет лишь влачить свое существование. День поражения на германском восточном фронте будет поэтому в полном смысле слова поворотным пунктом в мировой истории".
   Как нетрудно заметить из этого документа, доводы Черчилля о необходимости создания "антибольшевистского блока народов демократических государств" во многом заимствованы у Риббентропа. А подчас и перекликаются с тем, что приходится слышать и сегодня.
   Разумеется, "фултоновская" речь британского экс-премьера также не ускользнула от внимания Сталина, а ее содержательное и концептуально-стилевое сходство с директивой Риббентропа не могло не вызвать крайней озабоченности советского руководителя относительно будущего мира.
   Отвечая на вопросы корреспондента "Правды" в связи с выступлением Черчилля (интервью Сталина было опубликовано 14 марта 1946 г.), Сталин расценил ее как "опаснейший акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и затруднить их сотрудничество... По сути дела, г. Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И здесь он не одинок", присовокупил Сталин.
   Процитируем еще несколько строк из фактического ответа Сталина на упреки и угрозы со стороны Черчилля, чтобы обозначить ту дилемму политического выбора, которая была предложена западным политикам, предоставляя читателю вновь самостоятельно судить о том, на чьей же стороне находится  историческая  правда.
   " - Г-н Черчилль бродит около правды, когда он говорит о росте влияния коммунистических партий в Восточной Европе. Следует однако заметить, что он не совсем точен. Влияние коммунистических партий выросло не только в Восточной Европе, но почти во всех странах Европы, где раньше господствовал фашизм (Италия, Германия, Венгрия, Болгария, Финляндия), или где имела место немецкая, итальянская или венгерская оккупация (Франция, Бельгия, Голландия, Норвегия, Дания, Польша, Чехословакия, Югославия, Греция, Советский Союз и т.п.).
   Рост влияния коммунистов нельзя считать случайностью. Он представляет вполне закономерное явление. Влияние коммунистов выросло потому, что в тяжелые годы господства фашизма в Европе коммунисты оказались надежными, смелыми и самоотверженными борцами против фашистского режима, за свободу народов. Г-н Черчилль иногда вспоминает в своих речах о "простых людях из небольших домов", по-барски похлопывая их по плечу и прикидываясь их другом. Но эти люди не такие уж простые, как может показаться на первый взгляд. У них, у "простых людей", есть свои взгляды, своя политика, и они умеют постоять за себя. Это они, миллионы этих "простых людей", забаллотировали в Англии г-на Черчилля и его партию, отдав свои голоса лейбористам. Это они, миллионы этих "простых людей", изолировали в Европе реакционеров, сторонников сотрудничества с фашизмом и отдали предпочтение левым демократическим партиям. Это они, миллионы этих "простых людей", испытав коммунистов в огне борьбы и сопротивления фашизму, - решили, что коммунисты вполне заслуживают доверия народа. Так выросло влияние коммунистов в Европе".
   Исторической правды ради, подчеркнем, что Сталин также был информирован и о том, что в западных, в том числе и английских правящих кругах, нет полного единогласия в вопросе о политическом курсе в отношении Советского Союза.
   И хотя, по мнению правительства лейбористов, сменивших в июле 1945 кабинет Черчилля, последний "сделал слишком большие уступки русским", влиятельный министр иностранных дел Э.Бевин вполне отдавал себе отчет в том, что "политика России направлена на достижение двух целей: повышение жизненного уровня населения до уровня, существующего в США и Англии, и обеспечение безопасности страны" (Сообщения НКВД и МГБ СССР И.С.Сталину и В.М.Молотову по этим вопросам см.: Очерки истории российской внешней разведки. Том 4. Советская разведка в годы Великой Отечественной Войны. (М., 1999, сс. 640-647).
   В заключении представляется возможным подчеркнуть, что полная и подлинная история "холодной войны" еще не написана. И вряд ли есть основания говорить об "односторонней виновности" СССР в ее возникновении. Интересные признания на этот счет имеются в книге бывшего заместителя директора ЦРУ Рея Клайна "ЦРУ от Рузвельта до Рейгана" (на русском языке,. Нью-Йорк,1989. Англоязычное издание книги появилось на восемь лет раньше).
   Даже если согласиться с выдвигаемыми обвинениями в "советском экспансионизме", то следует также признать, что и предложения Риббентропа западным союзникам СССР и их последующие действия есть также ни что иное, как тот же самый экспансионизм, являющийся подлинным "отцом" политики "холодной войны".
   Важно ли знание истории, в том числе и возникновения "холодной войны" для современности и будущего?
   - Безусловно!, - считают историки и политические деятели на Западе.
   Именно поэтому Центр исследования политики имени Вудро Вильсона в США уже не один год финансирует и реализует международный исследовательский проект "Холодная война", в том числе, и с привлечением документов из советских - ныне российских архивов, с тем чтобы раскрыть и исследовать технологии ее ведения и отражения. Делается это, разумеется, с прицелом на будущее.
   Целью этого проекта является раскрытие, на основании архивных документов и сравнительных исследований, подлинной подоплеки и содержания тех или иных событий эпохи 1945-1989 годов. И делается это, надо полагать, не только из "любви к исторической истине", но и для выработки механизмов достижения собственных внешнеполитических целей и решения возникающих проблем. Хотя, как показывает история, это и не исключает повторного наступления США "на те же самые грабли". Как это было, например, с интервенцией 2003 г. против Ирака.
   Российская же наука сегодня, насколько нам известно, аналогичных исследований не проводит. И вряд ли это является разумным и обоснованным.
   Подытоживая историю зарождения политики "холодной войны", следует отметить, что именно она породила глобальный и тотальный характер соперничества и противостояния двух сложившихся в мире социально-политических систем, тем самым, определив и характер разведывательного противоборства, которое органам госбезопасности СССР пришлось вести в последующие годы.
  
  
  
   Был ли "фальшивкой" "План Даллеса"?
  
  
  
   История ХХ века хранит еще немало тайн и загадок. Одной из них является история так называемого "Плана Даллеса для СССР", и поныне вызывающего немало споров. Тем более, что недавно была доказана его якобы "недостоверность".
   Но обо всем по порядку. Сначала приведем оспариваемый документ полностью:
   "Окончится война, все как-то утрясется. И мы бросим все, что имеем, - все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей... Посеяв там (в России - О.Х.) хаос, мы неизменно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как?
   Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России... Мы будем браться за людей с детских, с юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь. Станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников и космополитов...
   Эпизод за эпизодом будет развиваться грандиозная по своему масштабу трагедия самого непокорного на земле народа, окончательного его угасания. Из литературы и искусства мы ...вытравим социальную сущность, отучим художников заниматься изображением...
   Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом всякой безнравственности.
   В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности.
   Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться. Хамство и наглость, пьянство и наркоманию, ложь и обман, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу - все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом" (Цитируется по: Дроздов Ю.И. Записки начальника нелегальной разведки. М., 1999, 24-25).
   20 января 2005 г. газета "Московский комсомлец" опубликовала этот текст, снабдив его "анализом" известного журналиста Марка Дейча. Опубликовал с единственной целью - "разоблачить" эту фальшивку (Дейч М. "Зловещий "план Даллеса").
   Скажем сразу, что М.М. Дейч продемонстрировал вполне убедительный для неспециалистов, лексический и источниковедческий анализ "сомнительного" текста.
   И, именно не обнаружив "первоисточника" появления "пресловутого "Плана Даллеса", Марк Дейч пытается убедить читателей, в том, что этот документ фальшивка!(?).
   Пожалуй, только в одном соглашусь автором "опровержения": "план" этот, действительно, не план в прямом смысле слова - в нем не указываются конкретные исполнители, их задачи, этапы и сроки, формы и методы их деятельности т.д.. И в этом смысле "зловещий план Даллеса" представляет собой ничто иное как проект, в то время не утвержденный руководством США
   и не принятый на доктринальном уровне. Он представляет собой не более чем оперативный замысел, в свою очередь, предполагающий разработку и реализацию соответствующих мероприятий...
   Прежде чем ответить на кажущийся Дейчу самым главным вопрос - об источнике появления анализируемого документа, а его мы дадим и в узком, и в широком смысле слова, - сформулируем, как это полагается в источниковедческой экспертизе, вопросы, требующие конкретного, определенного ответа.
   Этих вопросов четыре:
   1. Мог ли этот документ появить в указанное время - в апреле 1945 г.?
   2. Мог ли этот документ в то время стать достоянием советского руководства?
   3. Есть ли свидетельства идентичности содержания документа взглядам приписываемого ему автора?
   И, наконец,
   4. реализовался ли он на практике?
   Мы представляем на суд читателя развернутые ответы  на каждый из этих вопросов.
   Поскольку, после кончины президента США Рузвельта 12 апреля 1945 г., вопрос о будущем мира внезапно встал перед недостаточно компетентным и информированным вице-президентом Гарри Трумэном. Естественно, что он вызвал также оживленные дебаты и в политической элите Америки.
   Нет ничего удивительного и в том, что было запрошено мнение и главного резидента Управления стратегических служб (УСС, разведки США, предшественника ЦРУ) в Европе Аллена Даллеса. Да и в разведке Даллес не был новичком - работать в ней он начал еще в 1915 году и прослужил на европейском театре военных действий четыре года.
   Мнением резидента УСС мог поинтересоваться и Конгресс, перед которым Даллес не счел нужным скрывать свои взгляды, тем более, надеясь найти им поддержку со стороны законодателей.
   Таким образом, цитируемое Дейчем выступление Даллеса в Конгрессе США представляется вполне вероятным.
   Но мог ли он, в этом случае, стать достоянием советской разведки?
   Это тоже весьма вероятно. Одним из возможных источников информации об этом документе мог, например, быть Элджер Хисс, высокопоставленный сотрудник администрации президентов США Рузвельта и Трумэна. По крайней мере, выдача государственных секретов инкриминировалась ему в вину в 1950 г. (Сотрудничество Хисса с советской разведкой доказано не было).
   Мы не случайно упомянули лексический анализ, проделанный Марком Дейчем, на основании которого он делал вывод о том, что авторство документа  не могло принадлежать Даллесу. В частности, в виду различия трактовок понятия термина "космополитизм" в то время на Западе и в СССР.
   На наш взгляд, как раз известная кампания конца 40-х годов по "борьбе с безродными космополитами", с значительной степенью вероятности свидетельствует о том, что Сталину был известен этот план.
   А сама кампания являлась весьма недвусмысленным завуалированным сигналом Западу о том, что враждебные замыслы против нашей страны известны и что ситуация в СССР находится под контролем.
   В пользу того, что высшее советское руководство - И.В. Сталин и еще 2-3 его ближайших сподвижника, - знали о "плане Даллеса", свидетельствует и появление в апреле 1947 г. плана "мероприятий по пропаганде советского патриотизма". Понятно, что патриотизм - антипод и антитеза космополитизму, в том числе, и в его американской интерпретации.
   Обратим внимание и на тот факт, что план "по пропаганде патриотизма" также был секретным (См.: Сталин и космополитизм. 1945 - 1953 гг. Документы Агитпропа ЦК ВКП(б). М., 2005, сс. 110 - 116).
   Равно как и сообщение разведки Сталину о содержании "плана Даллеса". И мы полагаем, что в весьма непродолжительном времени оно "всплывет" в "Особой папке" Сталина, а может быть, и спокойно ожидает там своего публикатора. В указанном нами сборнике текста сообщения советской разведки нет, но в связи с этим еще раз подчеркнем, что в нем опубликованы только документы Отдела пропаганды ЦК ВКП(б).
   Показательно - в плане переклички, то есть противопоставления "плану Даллеса", и выступление члена Политбюро ЦК Г.М. Маленкова на совещании представителей компартий 22 сентября 1947 г. (См.: там же, сс. 140 -142).
   При этом очевидно, что советские представители, даже осведомленные, не должны были показать США, что им известен "замысел" Даллеса.
   В стратегию логического продолжения противодействия "плану Даллеса" ложится и выступление на упомянутом совещании 25 сентября секретаря ЦК ВКП(б) А.А. Жданова, в котором подчеркивалось, что "...одним из направлений идеологической кампании... порабощения Европы, является нападение на принцип  национального суверенитета,  призыв к отказу от суверенитета  прав народов..." (Там же, сс. 144).
   При этом мы отнюдь не будем утверждать, что "план Даллеса" начал немедленно осуществляться с апреля 1945 г.. Наоборот, слишком многие факты свидетельствуют о том, что он был до поры до времени "положен под сукно". И именно поэтому конфиденциальное высказывание Даллеса могло "не отложиться" в официальной историографии США.
   В этой связи не вполне корректна ссылка М.Дейча и на американский документальный сборник "Сдерживание", тем более, что большинство американских историков и политологов относят формулирование внешнеполитической концепции "Сдерживания коммунизма" к 1947 г.
   Здесь следует особо подчеркнуть, что ныне этот сборник документов из Архива национальной безопасности США был издан в России под названием: Главный противник: Документы американской внешней политики и стратегии. 1945 - 1950. (М., 2006).
   Обратим внимание и еще на одно важное обстоятельство: этот появившийся в США в 1987 г. сборник документов, не смотря на "гласность" и "политику нового мышления", в нашей стране был опубликован.... Только через 19 лет!
   Об этом нелишне вспомнить именно сегодня, когда экс-президент США Дж. Буш - старший награждает своего визави Михаила Горбачева "Медалью свободы" за "вклад в дело окончания "холодной войны"". (Сообщение РИА "Новости" от 15 июня 2008 г.).
   Самый сильный -- для неосведомленного читателя, -- аргумент Дейча это отсутствие - или незнание им(!), "первоисточника" появления этого документа, действительно, способное озадачить читателя.
   Откроем, однако, и эту тайну, содержащуюся в "Записках начальника нелегальной разведки" генерал-майора Ю.И.Дроздова, хотя он упоминался и в более ранних газетных публикациях.
   Действительно, в тексте книги Юрия Ивановича нет ссылки на "первоисточник" его осведомленности. Но не будем задавать неуместных, неделикатных вопросов бывшему резиденту КГБ в Нью-Йорке.
   В конце концов, никто же не спрашивал Аллена Даллеса, откуда он получил текст "секретного" доклада Н.С.Хрущева ХХ съезду КПСС.(Сам директор ЦРУ позднее писал: "Я всегда рассматривал это дело как одну из самых крупных разведывательных операций за время моей службы в разведке. Поскольку доклад был полностью опубликован госдепартаментом, добывание его текста было также одним из тех немногих подвигов, о которых можно было сказать открыто, лишь бы источники и методы приобретения документа продолжали оставаться тайной").
   Прежде чем поставить точку в этой истории, обратимся, однако, к третьему и четвертому из сформулированных нами вопросов экспертизы.
   А именно: есть ли свидетельства идентичности содержания документа взглядам самого Аллена Даллеса и реализовался ли он на практике?
   Для этого в свидетели призываются ... Аллен Даллес и его заместитель в ЦРУ Рэй Клайн.
   Для удобства читателя мы будем пользоваться изданием книги Даллеса "ЦРУ против КГБ: Искусство шпионажа" 2000 г. издания (предыдущее издание 1992 г. имеет множество редакционных купюр, вызванных заявленным стремлением издателей "избавиться от наследия "холодной войны", что значительно исказило как смысл сочинения Даллеса, так и снизило познавательную ценность данного издания).
   В специальной главе "Разведка в "холодной войне" Даллес писал в 1963 г., что главным орудием разведки является разложение населения стран противника. "Неудачи, которые потерпели коммунисты, произошли не в последнюю очередь в результате применения специальных средств разведки, и не только нашей, но и наших друзей и союзников".
   Отметим, что Даллес отнюдь не был первооткрывателем этой стратегии, и отечественные и зарубежные исследователи делали аналогичные выводы задолго до него, основываясь на уроках Первой мировой войны.
   Далее Даллес подробно описывает то, что получило в дальнейшем название "экспорта контрреволюций".
   Обратимся к заключительным строкам указанной главы сочинения Аллена Даллеса: "Стратегия и тактика государства... должны определяться дальнозоркой политикой, учитывающей в первую очередь коренные национальные интересы, а не абстрактные принципы, какие высокие цели они бы ни преследовали... Мы сами должны определить, когда, где и каким образом нам действовать, по возможности, вместе с другими ведущими государствами свободного мира, готовыми оказать такую поддержку..." (выделено мной, - О.Х).
   Заместитель директора ЦРУ Рэй Клайн позднее писал: "ученым известно, что судьбы народов формируются комплексом трудно улавливаемых социальных, психологических и бюрократических сил. Обычные люди, чья жизнь - к худу ли, к добру ли, - зависит от игры этих сил, редко понимают это, разве что смутно и весьма поверхностно. Одной из таких сил - с начала 40-х годов стала разведка".
   При Трумэне - мы цитируем русскоязычное издание книги Клайна "ЦРУ от Рузвельта до Рейгана", выпущенное в Нью-Йорке в 1988 г., - Совет национальной безопасности США в декабре 1947 г. возложил на ЦРУ проведение тайных операций и акций психологической войны, хотя этой задачи ЦРУ и не было указано в законе о его образовании, принятом двумя месяцами ранее.
   В мае 1948 г. для проведения тайных акций в ЦРУ создается Управление координации политики (УКП).
   Интересная деталь: если в 1949 г. в УКП были 302 сотрудника, то в 1952 г. -- уже 2 812 человек трудились только в его вашингтонской штаб-квартире, не считая 3 142 сотрудников, работавших за границей. Бюджет УКП увеличился с 5 млн. долларов в 1949 г. до 82 млн. долларов в 1952 г., поглощая львиную часть средств, ассигновывавшихся для работы ЦРУ.
   К февралю 1953 г., то есть к тому моменту, когда Даллес возглавил американскую разведку, подчеркивает Клайн, "ЦРУ располагало материальными ресурсами и прочими возможностями для реализации большей
   части планов, вынашивавшихся Даллесом задолго до этого".
   Марк Михайлович Дейч безаппеляционно, но бездоказательно категоричен в своем выводе. Мы не навязываем читателю своего мнения, предоставляя ему возможность самостоятельно делать выводы и умозаключения на основании предоставленной и легко  проверяемой информации.
   Так что для утверждения о том, что "фальшивка" разоблачена", время еще не пришло.
   Можно, конечно, сказать, что подобные взгляды на назначение разведки уже канули в Лету, как канула туда и породившая их политика "холодной войны". Однако, предостерегая от подобных скоропалительных выводов, хочется посоветовать повнимательнее прислушиваться и повнимательнее обдумать очень многие голоса и призывы, раздающиеся из-за океана и сегодня.
   Хотелось бы также высказать мнение о том, какие исторические фонды могли бы поставить окончательную точку в дискуссии о "плане Даллеса для СССР".
   В нашей стране это - Архив президента Российской Федерации, где, как известно, отдельным фондом помещена "Особая папка" И.В. Сталина.
   В США это также, помимо архива Конгресса США и его библиотеки, Архив национальной безопасности и архив Центра по изучению истории "холодной войны" при университете им. Вудро Вильсона.
   Целью деятельности последнего является исследование и раскрытие на основании архивных документов и сравнительных исследований подлинной подоплеки и содержания тех или иных событий этой эпохи всемирной истории.
   В рамках этого международного исследовательского проекта, в частности, издается одноименный периодический журнал.
   И делается это, надо полагать, не только из "любви к исторической истине", но и с определенным прицелом на будущее. Хотя, как показывает история, это и не исключает повторного наступления США "на те же самые грабли". Как это было, например, с интервенцией 2003 г. США против Ирака.
   В России же, насколько нам известно, аналогичных исследований не проводится. И вряд ли это является оправданным.
   В заключении остается только выразить недоумение и сожаление по поводу того, что редакция "Московского комсомольца", гордящаяся своей многотиражностью, не пожелала, в духе "демократии и свободы слова", опубликовать настоящую точку зрения, не разделяющую сомнительные "доказательства" М.М. Дейча.
  
  
  
  
   Органы государственной безопасности СССР и ХХ съезд КПСС
  
  
   ХХ съезд КПСС, проходивший с 14 по 24 февраля 1956 г., особенно "секретный" доклад на нем первого секретаря ЦК Н.С.Хрущева, стали отправной точкой отсчета нового этапа отечественной истории, "Оттепели", как его с "легкой руки" писателя Ильи Эренбурга вскоре окрестили публицисты.
   Этот, во многом противоречивый, этап истории нашей страны по прежнему вызывает немалый интерес у современников. В тоже время он является и в немалой степени мифологизированным вследствие политической ангажированности наших сограждан.
   Подробнее остановиться на вопросах истории органов НКВД-МГБ СССР нам представляется необходимым еще и потому, что они в немалой степени также мистифицированы в современном историческом сознании общества.
   Первый период мифологизации истории начался в 30-е годы, когда, вслед за удалением из общественно-политической жизни, нередко принимавшим формы борьбы за власть, изменялись прямо на противоположную оценки и трактовки роли конкретных личностей в истории государства, либо они подвергались полному остракизму и замалчиванию.
   Второй этап мифологизации истории советского государства приходится на первую половину 50-х годов прошлого века и в немалой степени связан именно с ХХ съездом КПСС.
   Следует напомнить, что историческое сознание общества формируется под воздействием нескольких взаимосвязанных информационных источников.
   Наиболее распространенным, и вследствие этого, его фундаментальной основой, являются школьные знания, в наиболее концентрированном виде содержащиеся в учебниках по истории. Но, в то же время, этот мировоззренческий пласт общественно-исторического сознания и в наибольшей степени является субъективированным, поскольку авторы учебников отражают собственную точку зрения, следуя наиболее утвердившимся и распространенным в настоящее время представления о прошлом.
   Еще одним важным источником, влияющим на осознание истории страны, являются специальные исторические и истриографические работы, а также документальные публикации.
   Наконец, существуют специальные профилизированные работы по истории отдельных отраслей, сфер государственного управления, например, по истории органов государственной безопасности. Эта библиография уже в настоящее время весьма обширна и насчитывает более тысячи наименований только книг, не считая не меньшего количества опубликованных статей, очерков, документов и т.д..
   Две последних группы источников в наименьшей степени влияют на обыденное сознание и настроения населения.
   В отличие от них, современные средства массовой информации (СМИ), особенно имеющие большие аудитории зрителей, слушателей и читателей, обладают несравнимо большими возможностями по оказанию воздействия на информационную ситуацию в обществе. Тем более, что в журналистике, массовых информационных процессах сохраняется и будет продолжать сохраняться тенденция к "актуализации проблем", связанная с наличием "информационного повода", в качестве которого нередко выступают те или иные юбилейные даты.
   Одной из подобных "актуальных" проблем исторического прошлого нашей страны является ряд вопросов о политических репрессиях в СССР. Причем в действительности его следует разделить две составляющих - об общем числе репрессированных и о необоснованных политических репрессиях.
   По сути дела они поднимались уже в 50-е годы прошлого века, хотя тогда они были освещены далеко неполно, и вследствие этого, также были в немалой степени мифологизированы. В том числе и на ХХ съезде КПСС, который, бесспорно, явился важным событием всемирной истории прошлого века.
   И именно под этим углом зрения нам представляется необходимым обратиться к его истории, выводам, урокам и последствиям.
   Однако февралю 1956 года предшествовало немало других важных и драматических событий, о которых нельзя не упомянуть в связи с рассматриваемыми нами вопросами.
   В начале 50-х годов прошлого века органы госбезопасности СССР также попали в фокус общественного внимания в силу различных причин.
   12 июля 1951 г. был арестован министр государственной безопасности СССР с марта 1946 г. В.С.Абакумов (его преемником до ликвидации МГБ в марте 1953 г. стал С.Д. Игнатьев).
   Этому предшествовало решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 11 июля 1951 г. "О неблагополучном положении в МГБ", в котором Абакумову инкриминировались "обман партии", затягивание следственных дел, злоупотребления властью. Позднее к нему присоединилось обвинение в "участии в сионистском заговоре в МГБ". За арестом министра последовал арест и ряда руководителей подразделений министерства.
   Как информировал в ноябре 1952 г. Сталина заместитель министра госбезопасности С.А. Гоглидзе, с 1 июля 1951 по 1 июля 1952 г. были освобождены "как не справлявшихся с работой" 1 583 сотрудника МГБ и уволено "за нарушение дисциплины", "советской законности", "злоупотребление служебным положением" и "морально-бытовое разложение" еще свыше 3 тысяч, в том числе 500 сотрудников центрального аппарата министерства (Петров Н.В. Первый председатель КГБ Иван Серов. М., 2005, сс. 104, 123).
   В подготовленной для Сталина в ноябре 1952 г. докладной записке "О положении дел в МГБ" отмечалось, что "требуемого улучшения работы органов государственной безопасности не произошло", и подчеркивалась необходимость "коренной перестройки агентурно-оперативной работы" (Там же, сс. 122-123).
   Вопросы "О положении дел в МГБ СССР" и тесно связанный с ним в связи с арестом Абакумова и расследованием МГБ "дела врачей" "О вредительстве в лечебном деле", рассматривались на заседании Президиума ЦК КПСС 1 декабря 1952 г. (изменение названия партии было принято на XIX съезде КПСС в октябре того же года. Тогда же высшим партийным органом стал Президиум ЦК), и в качестве "важнейшей и неотложной задачи" было сформулировано требование об усилении контроля партийных органов за работой органов МГБ. В частности, в разосланном в партийные комитеты совершенно секретном Постановлении ЦК "О положении в МГБ" от 4 декабря 1952 г. (в его основу были положены решения ранее упомянутого заседания Президиума ЦК) подчеркивалось:
   "... Считать важнейшей и неотложной задачей партии, руководящих партийных органов, партийных организаций осуществление контроля за работой органов министерства государственной безопасности. Необходимо решительно покончить с бесконтрольностью в деятельности органов МГБ и поставить их работу в центре и на местах под систематический и постоянный контроль партии, ее руководящих партийных органов, партийных организаций...". В нем также подчеркивалось, что "первые секретари обкомов, крайкомов партии и ЦК компартий союзных республик обязаны интересоваться агентурной работой органов МГБ...", а Бюро Президиума ЦК поручалось "...провести мероприятия по обеспечению постоянного контроля со стороны ЦК КПСС за работой министерства государственной безопасности СССР и по значительному укреплению [его] центрального аппарата...." (Там же, сс. 124, 273-274).
   Следствием рассматривавшегося на том же заседании Президиума ЦК вопроса о "вредительстве в лечебном деле" стало появившееся в "Правде" в середине января 1953 г. сообщение об аресте группы "врачей-вредителей".
   Это "дело", начавшееся в еще в конце 1951 г., было бесславно завершено после смерти Сталина снятием обвинений со всех подозреваемых, о чем также было сообщено в печати.
   Как в то время, так и в последующие годы, "дело врачей" стало символом незаконных методов ведения следствия и фальсификации уголовных дел.
   После преобразования 5 марта 1953 г. Министерства внутренних дел СССР, в состав которого были включены и подразделения упраздненного министерства государственной безопасности, заместителями министра Л.П. Берии были назначены С.Н. Круглов, Б.З. Кобулов, И.А. Серов. (Помимо этого Берия являлся заместителем председателя Совета министров СССР и членом Президиума ЦК КПСС).
   11 марта Берия направил на имя председателя Совета министров СССР Г.М. Маленкова и Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева письмо, в котором дал следующую характеристику происходившего в последние годы в МГБ: "Значительная часть чекистских кадров, имеющих опыт - разгромлена... Необходимо будет рассмотреть материал на арестованных чекистов и в зависимости от результатов принять решение об использовании их на работе в МГБ" (Цитируется по: Богданов Ю.Н. Министр сталинских строек. 10 лет во главе МВД. (О С.Н. Круглове). М., 2006, с. 446).
   И действительно, были освобождены и возвращены на работу многие чекисты, арестованные при Абакумове и С.Д. Игнатьеве, что, впрочем, пагубно сказалось на судьбе многих из них после "разоблачения банды Берия" в июле того же года.
   По инициативе Л.П. Берии была образована следственная группа для пересмотра ряда особо важных дел: "дела врачей", "арестованных сотрудников МГБ", "арестованных МГБ Грузинской ССР группы местных работников" (т.н. "мингрельское дело").
   И уже 3 апреля Берия о результатах проведенной проверки докладывал Президиуму ЦК КПСС. На основе его доклада было принято решение о полной реабилитации и освобождении подозреваемых и членов их семей (всего 37 человек). Несколько позже последовали и другие освобождения из-под ареста и обвинений.
   Берия заверил Президиум ЦК о том, что в МВД "...проводятся меры, исключающие возможность повторения впредь подобных извращений в работе".
   Позднее Президиум ЦК постановил, что "ввиду допущенных серьезных ошибок в руководстве бывшим МГБ" невозможно оставить на посту секретаря ЦК КПСС С.Д. Игнатьева
   Пункт IX Постановления Президиума ЦК КПСС от 10 апреля 1953 г. гласил:
   "- Одобрить проводимые т. Берия Л.П. мероприятия по вскрытию преступных действий, совершавшихся на протяжении ряда лет бывшим МГБ СССР, выражавшихся в фабрикации и фальсификации дел на честных людей, а также мероприятия по исправлению последствий нарушения советских законов, имея в виду, что эти меры направлены на укрепление Советского государства и социалистической законности" (См.: Реабилитация: Как это было. Март 1953 - февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I. М., 2000, с. 23).
   Мы привели эти факты для того, что бы еще раз подчеркнуть, что пересмотр следственных дел бывших НКВД-НКГБ-МГБ начался задолго до XX съезда КПСС.
   Однако положение в органах госбезопасности в свете приводимых документов по-прежнему продолжало оставаться сложным и напряженным.
   А в конце июня 1953 г. последовал арест заместителя председателя Совета министров и министра внутренних дел СССР Л.П. Берии и ряда его заместителей.
   В приложение к протоколу заседания Президиума ЦК КПСС от 26 июня 1953 г. "К решению вопроса о Берия" присовокуплен проект доклада Г.М. Маленкова, в котором содержится целый ряд обвинений, в том числе и следующее: "Враги хотели поставить органы МВД над партией и правительством. Задача состоит в том, чтобы органы МВД поставить на службу партии и правительству, взять эти органы под контроль партии.... Задача состоит в том, чтобы не допустить злоупотребления властью".
   Однако документы свидетельствуют о том, что высший партийный орган - ЦК КПСС, точнее - его руководство - секретари ЦК и члены Президиума ЦК, - в начале 50-х годов не только был информирован о деятельности органов МГБ, но и принимал непосредственное участие в формировании их политики. Но контроль этот в значительной мере был персонифицированным, сосредоточенным в руках Генерального секретаря ЦК КПСС И.В. Сталина.
   Позднее это обстоятельство замалчивалось высшим партийным руководством с целью вывести себя из-под возможной критики, что стало причиной сокрытия многих фактов, что вело к дальнейшему искажению исторической правды.
   При этом сообщение об аресте Берии и назначении министром МВД СССР С.Н.Круглова было опубликовано только 29 июня.
   Одновременно с арестом Берии был проведен арест ряда заместителей министра и группы руководящих работников МВД, суд над которыми состоялся в декабре 1953 г., причем большинство обвиняемых были приговорены к "высшей мере социальной защиты" (расстрелу) ("приспешников" Абакумова та же участь ждала через год).
   13 июля 1953 г. новый министр внутренних дел С.Н. Круглов представил предсовмина Маленкову докладную записку о реакции населения на арест Берии и его заместителей.
   В ней приводилось высказывание одного из современников: "...Я убежден, что будут следующие. Как ни сильна машина, а развал начался. Скандал большой и гнусный. Теперь будем ждать и наблюдать, что дальше, чей черед". Там же приводилось и следующее высказывание: "От смены руководства режим у нас не меняется. Он был и есть, по существу, полицейский. Я не верю ни в какие идейные мотивы в поступках не только Берия, но и других. Это откровенная борьба за власть. По-моему, дележка власти только началась. Так или иначе, крах этой структуры рано или поздно неизбежен" (Богданов Ю.Н. Министр сталинских строек. 10 лет во главе МВД. М., 2006, с. 474).
   Следует подчеркнуть, что после ареста Л.П. Берии в органы прокуратуры и ЦК КПСС стали поступать многочисленные заявления и жалобы осужденных и их родственников по поводу пересмотра ранее возбужденных уголовных дел и незаконных методов ведения следствия.
   В записке в Президиум ЦК от 19 марта 1954 г. Прокурора СССР Р.А. Руденко и министра внутренних дел С.Н. Круглова отмечалось, что в лагерях, колониях и тюрьмах содержатся 467 946 осужденных за контрреволюционные преступления, немалую долю среди которых составляют предатели, каратели и пособники немецко-фашистских оккупантов, и еще находятся в ссылке после отбытия основного наказания за контрреволюционные преступления 62 462 человека.
   В то же время отмечалось, что с августа 1953 по 1 марта 1954 г. в органы прокуратуры поступило 78 982 обращения граждан с ходатайствами о реабилитации, в связи с чем предлагалось создать специальную комиссию по пересмотру дел осужденных (Реабилитация: Как это было. Март 1953 - февраль 1956. Т.I. М., 2000. сс. 103-104).
   В соответствии с данным предложением в мае 1954 г. была образована Центральная комиссия, в КГБ союзных республик СССР, а также в краевых и областных управлениях КГБ также были созданы специальные комиссии с участием работников прокуратуры для проверки и пересмотра ранее возбужденных следственных и уголовных дел.
   О результатах работы Центральной комиссии в отношении осужденных за "контрреволюционные преступления" Прокурор СССР Р.А. Руденко докладывал Президиуму ЦК КПСС 29 апреля 1955 г., что комиссией были пересмотрены уголовные дела на 237 412 человек, при этом было отказано в смягчении наказания 125 202 проходившим по ним лицам.
   В то же время были отменены приговоры или прекращены уголовные дела в отношении 8 973 человек, что означало их фактическую реабилитацию, были освобождены из мест лишения свободы 21 797 человек, отменена ссылка 1 371 осужденному. Помимо этого были сокращены сроки наказания 76 344 осужденным и в отношении 2 891 из них были переквалифицированы составы преступлений на менее тяжкие" (Там же, с. 213).
   Учитывая, что вопрос об общем числе репрессированных по материалам органов госбезопасности вызывает неизменный интерес, представляется необходимым отметить, что, согласно справкам Спецотдела МВД СССР от 11 декабря 1953 г. о количестве осужденных по материалам органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД СССР в 1921-1953 годах, всего за указанный период в судебном и несудебном порядке по материалам органов госбезопасности были осуждены 4 060 306 человек (в 1921-1929 годы - 208 863 человека, 1930-1936 годы - 1 391 093 человека, 1937-1938 годы - 1 344 923 человек, в 1939-1953 (первое полугодие) - 1 115 427 человек).
   Из общего числа осужденных 799 455 человек были приговорены к высшей мере наказания, остальные осуждены к лишению свободы, ссылке и высылке, иным мерам наказания (выдворению за границу, принудительному лечению, к исправительно-трудовым работам, осуждены условно).
   Представляется необходимым особо подчеркнуть, что из общего числа 1 115 427 человек осужденных за контрреволюционные преступления в период 1939 - первую половину 1953 годов на годы Великой Отечественной войны - 1941-1945 годы, приходятся 476 617 осужденных (Подробнее статистику уголовных репрессий 1921-1953 годов см.: ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1917 - 1960. М., 2000, сс. 431-434, а также Реабилитация: Как это было. Март - 1953 - февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I - М. -2000 - сс. 76-77).
   Однако реальное число "репрессированных", то есть лиц, отбывавших наказания, было даже несколько меньше указанной цифры, поскольку некоторые лица осуждались неоднократно. А статистика фиксировала именно факты вынесения приговоров, не учитывая их возможно повторный характер.
   Так, на основании совместной директивы Прокуратуры и МГБ СССР от 26 октября 1948 г. N 241/66сс из 45 048 человек, ранее осужденных за "контрреволюционные преступления", и освобожденных после отбытия наказания, 12 081 человек были арестованы органами МГБ и направлены в ссылку "в отдаленные районы Сибири и Крайнего Севера".
   Отметим, однако, что эта директива была издана во исполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 г. о ссылке на поселение в отдаленные районы бывших шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, "правых", меньшевиков, эсеров, анархистов и националистов, освобожденных по отбытию наказания из лагерей и тюрем после окончания Великой Отечественной войны (См.: Государственная безопасность России: история и современность. М., 2004, с. 621).
   Разумеется, подобные решения не имели никаких юридических и иных оснований, являлись грубым нарушением принципов отправления правосудия и конституционных прав граждан, вследствие чего являются бесспорным основанием для реабилитации лиц, ставших жертвами беззакония и правового произвола.
   Помимо этого, повторные осуждения, как юридически обоснованные и мотивированные, так и юридически необоснованные, осуществлялись и в индивидуальном порядке.
   Показателен пример повторного осуждения фашистского пособника Васюры. В 1952 г. Военным трибуналом Киевского военного округа к 25 годам лишения свободы был приговорен Г.Васюра, бывший старший лейтенант РККА, попавший в плен 29 июня 1941 г. и служивший в украинских полицейских частях, созданных оккупантами. В 1955 г. Васюра был освобожден по амнистии. В последствии, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами об участии гауптмана СС Васюры, начальника штаба 118 полицейского батальона, в руководстве уничтожением жителей белорусского села Хатынь, в январе 1987 г. трибуналом Белорусского военного округа он был приговорен к высшей мере наказания (См.: Новости разведки и контрразведки, М., NN 19-20, октябрь 2004, с. 7).
   Также ЦК КПСС информировался о том, что в несудебном порядке Особым совещанием (ОСО) при наркоме/министре внутренних дел и госбезопасности в 1934-1953 годах было осуждены 442 531 человек, большинство из них - по "политическим обвинениям" (эти лица были включены в ранее указанное общее число осужденных, но это обстоятельство было выделено в статистическом отчете отдельно в связи с особыми условиями вынесения приговоров).
   В 1941-1944 годах ОСО также рассматривались дела на разоблаченных агентов германских спецслужб, фашистских карателей и пособников оккупантов.
   Из этого общего числа осужденных ОСО за 19 лет его существования (оно было ликвидировано 1 сентября 1953 г.) к высшей мере наказания были приговорены 10 101 человек, к лишению свободы на различные сроки - 360 921, к ссылке и высылке - 67 539 человек (См.: Реабилитация: Как это было. Март 1953 - февраль 1956. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том I., М., 2000, с. 72).
   Всего же, как отмечалось в записке КГБ СССР от 3 июня 1988 г. в Комиссию Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-х - 40-х и начала 50-х годов, в 1953-1962 годы были реабилитированы 1 197847 человек, а к концу 1983 г. - еще 157 055 человек (Реабилитация: Как это было. Документы. Т. 3. М., 2004, с. 77).
   В конце 1955 г. в ЦК КПСС для оценки деятельности органов НКВД-НКГБ-МГБ-МВД СССР в 30-е - 50-е годы была образована специальная Комиссия во главе с секретарями ЦК КПСС П.Н. Поспеловым и А.Б. Арестовым.
   По обстоятельствам, вскрывавшимся в процессе пересмотра уголовных дел в 1954 - 1957 годы, а также по результатам следствия в отношении высокопоставленных работников органов госбезопасности, началось выявление и привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушениях социалистической законности.
   В отчете Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС о работе в 1956 - 1961 годах отмечалось, что ею было рассмотрено 387 персональных дел на виновных в грубом нарушении законности, и 347 из них были исключены из КПСС. Среди них - 10 бывших министров внутренних дел и госбезопасности (союзных и республиканских) и их заместителей, 77 "ответственных работников" центральных, областных, краевых и республиканских аппаратов НКВД-МГБ, 72 начальника городских и районных отделов МГБ ( Реабилитация: Политические процессы 30-х - 50-х годов. М., 1991, сс. 86 - 88).
   Как сообщал в 1957г. в ЦК КПСС председатель КГБ при СМ СССР И.А. Серов, с момента образования КГБ в марте 1954 г. "из органов" было уволено более 18 тысяч человек, в том числе "более 2 300 сотрудников за нарушения социалистической законности, злоупотребления служебным положением и служебные проступки. Около 200 человек были уволены из Центрального аппарата КГБ, 40 были лишены генеральских званий". Он также отмечал, что, по сравнению с 1954 г., численность личного состава КГБ была сокращена более чем на 50%, а в 1955 г. численность личного состава была дополнительно сокращена еще на 7 678 единиц и 7 800 офицеров были переведены на положение рабочих и служащих.
   Как подчеркивал в выступлении на сессии Верховного Совета СССР в июле 1989 г. председатель КГБ СССР В.А.Крючков, только в 1954-1957 годах за грубые нарушения законности, приведшие к необоснованным репрессиям, к уголовной ответственности были привлечены 1 342 сотрудника НКВД-МГБ, в том числе некоторые из них были приговорены к расстрелу, в том числе и ряд бывших руководителей органов НКВД-МГБ в центре на местах. 2 370 человек понесли наказания в партийном и административном порядке (уволены из органов КГБ, исключены из КПСС, лишены пенсий, воинских званий и т.д.) (Выступление председателя КГБ СССР В.А.Крючкова на сессии Верховного Совета СССР 14 июля 1989 г. // Крючков В.А. Без срока давности. Книга 1. М., 2006, сс. 44 - 62).
   Следует особо подчеркнуть, что образование 13 марта 1954 г. Комитета государственной безопасности (КГБ) при Совете Министров СССР знаменовало собой действительно серьезный шаг по утверждению законности в нашей стране, хотя сам принцип законности неотделим от существующей системы права, имеющегося законодательства. А последнее, прежде всего, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, также претерпело существенные изменения в конце 50-х годов.
   В соответствии с Постановлением ЦК КПСС "О мерах по дальнейшему укреплению социалистической законности и усилению прокурорского надзора " от 19 января 1955 г. было разработано Положение о прокурорском надзоре в СССР, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета (ПВС) СССР от 24 мая 1955 г. Для осуществления надзора за следствием в органах КГБ при СМ СССР в Прокуратуре СССР был создан специальный отдел.
   В соответствии с Указом ПВС СССР от 17 сентября 1955 г. "Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны" были освобождены из заключения бывшие военнослужащие РККА и ВМФ, осужденные за сдачу в плен врагу.
   Также были приняты указы об освобождении и возвращении на родину немецких и японских военнопленных, находившихся в лагерях военнопленных, или отбывавшие наказание по суду как военные преступники.
   Последующие шаги и меры по ликвидации последствий нарушений законности были выработаны после ХХ съезда КПСС.
   Хотя его итоги, особенно "секретный" доклад Первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущева делегатам съезда 25 февраля о культе личности И.В.Сталина, были встречены отнюдь неоднозначно как в нашей стране, так и за рубежом.
   Как вспоминал об этом бывший в ту пору заместителем директора Центрального разведывательного управления США Рей Клайн, "Выступление Хрущева стало событием исторического значения, ибо документировано обличив сталинизм как невиданных размеров политическое зло, он был вынужден перейти к более мягким формам тоталитарного управления страной" (Цитируется по: Клайн Р. ЦРУ от Рузвельта до Рейгана. New-York, 1989, сс. 242-244).
   Неожиданный для делегатов доклад Н.С. Хрущева уже после завершения работы съезда, расколол советское общество, а затем - и международное коммунистическое движение.
   Неоднозначность восприятия и оценки итогов ХХ съезда КПСС показывает также полемика, проявившаяся в материалах, посвященных полувековому юбилею этого события.
   Нередко рефреном в ходе нее повторялись слова о том, что-де мало еще известно как о подготовке самого ХХ съезда, так и о реализации принятых им решений, что на наш взгляд, представляется не совсем обоснованным.
   В то же время, учитывая то обстоятельство, что многие цитируемые нами
   далее документы в силу целого ряда причин неизвестны современному молодому читателю, или же являются ныне библиографическим раритетом, нам представляется целесообразным и оправданным прибегнуть к достаточно пространному воспроизведению фрагментов некоторых из них.
   В самом Отчетном докладе ЦК КПСС делегатам съезда критика культа личности Сталина и порожденных им ошибок в государственном строительстве и управлении, прозвучала лишь в третьей части доклада, да и то достаточно обтекаемо. В частности, Н.С. Хрущев подчеркивал:
   "Опыт показывает, что малейшее ослабление социалистической законности враги Советского государства пытаются использовать для своей подлой, подрывной работы. Так действовала разоблаченная партией банда Берия, которая пыталась вывести органы государственной безопасности из-под контроля партии и Советской власти, поставить их над Партией и Правительством, создать в этих органах обстановку беззакония и произвола. Во враждебных целях эта шайка фабриковала лживые обвинительные материалы на честных руководящих работников и рядовых советских граждан.
   Центральный Комитет проверил так называемое "ленинградское дело" и установил, что оно было сфабриковано Берия и его подручными для того, чтобы ослабить ленинградскую партийную организацию, опорочить ее кадры. Установив несостоятельность "ленинградского дела", Центральный Комитет партии проверил и ряд других сомнительных дел.
   ЦК принял меры к тому, чтобы восстановить справедливость. По предложению Центрального Комитета невинно осужденные люди были реабилитированы.
   Из всего этого ЦК сделал серьезные выводы. Установлен надлежащий контроль Партии и Правительства за работой органов госбезопасности. Проведена значительная работа по укреплению проверенными кадрами органов госбезопасности, суда и прокуратуры. Полностью восстановлен в своих правах и усилен прокурорский надзор.
   Необходимо, чтобы наши партийные, государственные, профсоюзные организации бдительно стояли на страже советских законов, разоблачали и выводили на чистую воду всякого, кто посягнет на социалистический правопорядок и права советских граждан, сурово пресекали малейшее проявление беззакония и произвола.
   Следует сказать, что в связи с пересмотром и отменой ряда дел у некоторых товарищей стало проявляться известное недоверие к работникам органов государственной безопасности. Это, конечно, неправильно и очень вредно. Мы знаем, что кадры наших чекистов в подавляющем своем большинстве состоят из честных, преданных нашему общему делу работников, и доверяем этим кадрам.
   Нельзя забывать, что враги всегда пытались и будут пытаться впредь мешать великому делу построения коммунизма. Капиталистическое окружение засылало к нам немало шпионов и диверсантов. Наивным было бы полагать, что теперь враги оставят свои попытки всячески вредить нам. Всем известно, что подрывная деятельность против нашей страны открыто поддерживается и афишируется реакционными кругами ряда капиталистических государств. Достаточно сказать, что США выделяют, начиная с 1951 года, 100 миллионов долларов ежегодно для подрывной деятельности против социалистических стран. Поэтому мы должны всемерно поднимать в советском народе революционную бдительность, укреплять органы государственной безопасности".
   В числе важнейших задач в Отчетном докладе ЦК КПСС предлагалось:
   "...Бдительно следить за происками тех кругов, которые не заинтересованы в смягчении международной напряженности, своевременно разоблачать подрывные действия противников мира и безопасности народов.
   Принимать необходимые меры для дальнейшего укрепления оборонной мощи нашего государства, держать нашу оборону на уровне современной военной техники и науки, обеспечивающем безопасность нашего социалистического государства" (ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. М., 1956. Т. 1, сс. 42, 94 - 95).
   При подготовке текста предварительно не обозначенного в повестке дня работы съезда специального доклада о культе личности Сталина и его последствиях Хрущев опирался на материалы, представленные ему Прокуратурой СССР, КГБ при СМ СССР, Комиссией П.Н.Поспелова и А.Б.Арестова, Комиссией партийного контроля ЦК КПСС.
   В отчете о работе последней за период с октября 1952 по 1 марта 1956 года отмечалось:
   "...В результате разоблачения ЦК КПСС банды Берия и его сообщников выяснилось, что они, злоупотребляя властью, творили вопиющий произвол, грубо нарушали социалистическую законность - без всяких оснований зачисляли в число врагов народа честных и преданных партийных работников, пытались поставить органы госбезопасности над партией.... КПК проводилось расследование и рассмотрение дел на работников НКВД - МГБ, допускавших фальсификацию следственных материалов... установлено, что бывшее руководство Прокуратуры СССР (т. Сафонов) и Главной военной прокуратуры (т. Васильев) не выполняло своей первой партийной и государственной обязанности - высшего надзора за соблюдением социалистической законности судебно-следственными органами. Давая санкции на арест советских граждан по политическим обвинениям, они слепо верили материалам следствия НКВД-МГБ и в дальнейшем не осуществляли контроля и надзора за следствием по этим делам, штамповали обвинительные заключения, составленные фальсификаторами... Военная Коллегия Верховного Суда СССР... глубоко не разбиралась, на каких конкретных материалах и доказательствах основаны эти обвинения, не изучала обстоятельства того или иного дела, в результате чего выносились неправедные приговоры... В ряде случаев приговоры Военной Коллегией выносились заочно, заявления подсудимых о невиновности не принимались во внимание, дела рассматривались в течение 10 - 15 минут, свидетели не опрашивались..." (Цитируется по: Реабилитация: Политические процессы 30-х - 50-х годов. М., 1991, сс. 68 - 75).
   Необходимо сразу пояснить, что сам текст доклада Н.С. Хрущева, без опубликования его в печати, после съезда в качестве закрытого документа ЦК КПСС был разослан во все партийные организации и зачитывался на партийных и комсомольских собраниях. Было ознакомлено с ним и руководство зарубежных коммунистических партий.
   Прежде чем познакомить читателей с отдельными его положениями, отметим следующее чрезвычайно важное обстоятельство.
   Не смотря на то, что текст доклада имел конфиденциальный характер, уже в июне 1956 г. его содержание стало широко известно по всему миру. К широкой публикации текста доклада Хрущева о культе личности, полученного, как потом выяснилось, из Польши по каналам израильской разведки[1], приложили руку непосредственно государственный секретарь и директор Центрального разведывательного управления США братья Джон Форстер и Аллен Даллесы.
   Позднее в своей книге "Искусство разведки" в 1963 г. А.Даллес писал: "Я всегда рассматривал это дело как одну из самых крупных разведывательных операций за время моей службы в разведке. Поскольку доклад был полностью опубликован госдепартаментом, добывание его текста было также одним из тех немногих подвигов, о которых можно было сказать открыто, лишь бы источники и методы приобретения документа продолжали оставаться тайной".
   В США доклад Хрущева был опубликован газетой "Нью-Йорк таймс" 4 июня 1956 г., а затем зачитывался в передачах контролировавшихся ЦРУ радиостанций "Свобода" и "Свободная Европа".
   Впоследствии текст этого доклада помешался за рубежом во многих сборниках выступлений и интервью Н.С. Хрущева с пометкой "в соответствии с текстом, переданным для ознакомления делегациям зарубежных коммунистических партий".
   Официально впервые в нашей стране текст доклада Н.С.Хрущева делегатам ХХ съезда КПСС был опубликован лишь в марте 1989 г. в журнале Известия ЦК КПСС N 3(4).
   Обращаясь к делегатам съезда, Н.С.Хрущев пророчески предрек, что "сейчас речь идет о вопросе, имеющем огромное значение и для настоящего, и для будущего партии"
   Первый секретарь ЦК КПСС подчеркивал необходимость "серьезно разобраться и правильно проанализировать этот вопрос для того, чтобы исключить всякую возможность повторения даже какого-либо подобия того, что имело место при жизни Сталина, который проявлял полную нетерпимость к коллективности в руководстве и работе, допускал грубое насилие над всем, что не только противоречило ему, но казалось ему... противоречащим его установкам".
   Тот же руководитель, кто старался доказать свою точку зрения, "тот был обречен на исключение из руководящего коллектива с последующим моральным и физическим уничтожением".
   В период 1935-1938 годов, неслось с трибуны партийного съезда, "сложилась практика массовых репрессий по государственной линии сначала против противников ленинизма, а затем и против многих честных коммунистов, против тех кадров партии, которые вынесли на своих плечах гражданскую войну, первые самые трудные годы индустриализации и коллективизации.... Это привело к вопиющим нарушениям революционной законности, к тому, что пострадали многие совершенно ни в чем не виновные люди, которые в прошлом выступали за линию партии".
   Вполне естественно, что на партийном съезде Хрущев говорил о репрессиях прежде всего против членов ВКП(б), хотя они непосредственно затронули и многих беспартийных граждан. Такая, впрочем, вполне объяснимая непоследовательность и недосказанность, породили впоследствии немало вопросов, дискуссий и споров.
   Для борьбы с "инакомыслием", продолжал докладчик, "мнимыми и подлинными преступлениями была изобретена удобная формулировка, лишенная юридического содержания - "враг народ".
   Сталин, констатировал первый секретарь ЦК КПСС, отбросил "ленинский метод убеждения и воспитания, переходил на путь административного давления, на путь массовых репрессий, на путь террора. Он действовал все шире и настойчивее через карательные органы, часто нарушая при этом все существующие нормы морали и советские законы. Произвол одного лица поощрял и допускал произвол других... Массовые аресты и ссылки тысяч и тысяч... порождали неуверенность в людях, вызывали страх и даже озлобление... Если бы в этой борьбе [ c "уклонистами" от партийной линии - О.Х.], был проявлен ленинский подход, умелое сочетание партийной принципиальности с чутким и внимательным отношением к людям, желание не оттолкнуть, не потерять людей, а привлечь их на свою сторону, то мы, вероятно, не имели бы такого грубого нарушения революционной законности, применения методов террора в отношении многих тысяч людей...".
   Хрущев информировал съезд, что рассмотрение ЦК КПСС в 1953 -1955 годах ряда уголовных дел в отношении репрессированных лиц "обнаружило неприглядную картину грубого произвола, связанного с неправильными действиями Сталина".
   Признававшиеся "враги народа" в действительности никогда врагами, шпионами, вредителями и т.п. не являлись. Но были оклеветаны, а иногда, не выдержав зверских истязаний, сами на себя наговаривали (под диктовку следователей-фальсификаторов) всевозможные тяжкие и невероятные обвинения....
   Значительная часть этих дел сейчас пересматривается и большое количество их прекращается как необоснованные и фальсифицированные. Достаточно сказать, что с 1954 г. по настоящее время Военная Коллегия Верховного Суда уже реабилитировала 7 679 человек, причем многие из них реабилитированы посмертно...".
   Репрессии, массовые аресты, делал вывод докладчик, "нанесли огромный ущерб нашей стране, делу строительства социализма, активизировались всевозможные клеветники и карьеристы...
   За последние годы, когда мы освободились от порочной практики культа личности и наметили ряд мер в области внутренней и внешней политики, все видят, как буквально на глазах растет активность, развивается творческая инициатива широких масс трудящихся, как благотворно начинает сказываться это на результатах нашего хозяйственного и культурного строительства....
   (Именно эта особая морально-психологическая атмосфера, возникшая в обществе после частичного обнародования на закрытых собраниях партийно-комсомольского актива и публикации соответствующего постановления ЦК в газете "Правда" 5 июля 1956 г., и получила, с легкой руки писателя Ильи Эренбурга, наименование "Оттепели" - О.Х.).
   "Нам нужно решительно, раз и навсегда развенчать культ личности, - подводил итог Н.С.Хрущев, - сделать надлежащие выводы как в области идейно-теоретической, так и в области практической работы".
   Для этого конкретно предлагалось:
   - искоренить как чуждый духу марксизма-ленинизма и несовместимый с принципами партийного руководства и нормами партийной жизни культ личности, вести беспощадную борьбу против всех и всяческих попыток возродить его в той или иной форме;
   - последовательно и настойчиво проводить работу по строжайшему соблюдению во всех партийных организациях сверху донизу ленинских принципов партийного руководства и прежде всего высшего принципа - коллективности руководства, по соблюдению норм партийной жизни, закрепленных Уставом КПСС, по развертыванию критики и самокритики;
   - восстановить ленинские принципы демократизма, выраженные в Конституции СССР, вести борьбу против произвола лиц, злоупотребляющих властью.
   По докладу Н.С.Хрущева съезд поручил вновь избранному Центральному комитету КПСС "...последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидацию его последствий во всех областях партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективности руководства".
   Доклад Н.С.Хрущева, отмечал один из его современник, "произвел прямо-таки ошеломляющее впечатление. Сразу воспринять все сказанное было просто невозможно, настолько тяжелыми и неожиданными оказались впервые обнародованные факты столь масштабных нарушений законности и чудовищных репрессий... Нужно было как следует осмыслить все сказанное, понять, как такое могло произойти в социалистической стране.... В стратегическом плане выбранный курс был единственно верным, без него невозможно было здоровое развитие общества. Тактически же мы совершили серьезную ошибку, пойдя на этот шаг без соответствующего пропагандистского обеспечения... Огромные же массы советских людей оказались в положении без вины виноватых, испытывая чувство горького разочарования и опустошенности".
   Дальнейшую конкретизацию комплекс мер по восстановлению законности и исторической правды и справедливости получил в постановлении ЦК КПСС "О преодолении культа личности Сталина и его последствий", опубликованном в центральном органе ЦК КПСС газете "Правда" 5 июля 1956 г.
   В данном постановлении, в частности, отмечалось, что выдвинутые ХХ съездом КПСС "важные принципиальные теоретические положения о мирном сосуществовании государств с различным социальным строем, о возможности предотвращения войн в новую эпоху, о многообразии форм перехода стран к социализму оказывают благотворное влияние на международную обстановку, содействуют разрядке напряженности, укрепляют единство действий всех сил, борющихся за мир и демократию".
   В то же время отмечалось, что в капиталистических странах развернута широкая пропагандистская антисоветская кампания, связанная с осуждением КПСС культа личности И.В.Сталина. При этом подчеркивалось, что "организаторы этой кампании прилагают все усилия к тому, чтобы "замутить воду", скрыть тот факт, что речь идет о пройденном этапе в жизни Советской страны; они хотят замолчать и извратить то, что последствия культа личности ликвидируются с исключительной настойчивостью и решительностью...
   Развертывая клеветническую кампанию, идеологи буржуазии пытаются бросить тень на великие идеи марксизма-ленинизма, подорвать доверие трудящихся к первой в мире стране социализма - СССР, внести замешательство в ряды международного коммунистического и рабочего движения.
   Съезд поручил ЦК последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидировать его последствия во всех областях партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективности партийного руководства...
   Обнародованные партией факты нарушений социалистической законности и других ошибок, связанных с культом личности И.В.Сталина, естественно, вызывают чувства горечи и глубокого сожаления. Но советские люди понимают, что осуждение культа личности было необходимо...
   Советский народ видит, что партия за последние годы настойчиво осуществляет практические меры, направленные на устранение последствий культа личности...".
   В постановлении также подчеркивалось, что органы госбезопасности имели несомненные заслуги перед народом и страной, но "дело изменилось тогда, когда контроль над ними со стороны партии и правительства был постепенно подменен личным контролем Сталина, а обычное отправление норм правосудия нередко подменялось его единоличными решениями", в результате чего были оклеветаны и невинно пострадали многие честные люди.
   Факты говорят о том, что Сталин повинен во многих беззакониях, которые совершались особенно в последний период его жизни. Однако нельзя вместе с тем забывать, что советские люди знали Сталина как человека, который вставал всегда в защиту СССР от происков врагов, боролся за дело социализма..."
   Также отмечалось, что осуждение культа личности и его последствий "...вызвало одобрение и широкие отклики во всех братских коммунистических и рабочих партиях.... Они сплачивают и укрепляют связи и сотрудничество между собой. Идейное сплочение и братская солидарность международного пролетариата, рабочих и коммунистических партий разных стран тем более необходимы, что капиталистические могикане создают свои международные агрессивные объединения и блоки, подобные НАТО, СЕАТО, Багдадскому пакту, направленные против миролюбивых народов, против народно-освободительных движений, против рабочего класса и жизненных интересов трудящихся".
   В то время, - подчеркивалось в постановлении, - как Советский Союз многое сделал и делает для разрядки международной напряженности..., американский монополистический капитал продолжает ассигновывать крупные суммы для усиления подрывной деятельности в социалистических странах. В разгар "холодной войны", как известно, американский Конгресс официально (помимо тех средств, которые отпускаются неофициально), ассигновал 100 миллионов долларов только для подрывной деятельности в странах народной демократии и в Советском Союзе. Теперь, когда Советский Союз и другие социалистические страны делают все возможное для ослабления международной напряженности, сторонники "холодной войны" стараются активизировать действия, осуждаемой народами всего мира "холодной войны". Об этом говорит решение американского Сената о дополнительном ассигновании 25 миллионов долларов на подрывную деятельность, которая цинично именуется "поощрением свободы за "железным занавесом".
   Приводимая в цитируемом постановлении ЦК КПСС оценка американской внешней политики отражает и характеризует содержание доктрины "отбрасывания коммунизма", разработанной госсекретарем США Д.Ф.Даллесом и официально провозглашенной президентом Дуайэтом Эйзенхауэром в начале 1953 г..
   В то же время, составитель "Энциклопедии российско-американских отношений XVIII-XX века" Э.А.Иванян подчеркивал, что "в последние годы в свете рассекреченных внешнеполитических документов американские историки несколько пересмотрели традиционную репутацию Даллеса как твердолобого фанатика "пактомании" и "блоковой" дипломатии... Выдвигается утверждение, что политика Даллеса предусматривала подталкивание советского руководства к взятию на себя непосильных обязательств по оказанию помощи другим странам, что нередко приводило к обострению противоречий между СССР и этими странами" (Энциклопедия российско-американских отношений XYIII - ХХ века. М., 2001, с. 172).
   Аналогичная тактика США - усиления экономического давления на СССР, в сочетании с навязыванием роста расходов на вооружение в связи с военными действиями в Афганистане, была использована для подрыва потенциала СССР на всем протяжении 80-х годов, что привело к возникновению экономического кризиса, приведшего к дестабилизации общественно-политической обстановки в стране и, в конечном счете, к распаду Советского Союза.
   Далее в заключении Постановления ЦК отмечалось: "Мы должны твердо оценить этот факт и сделать из него соответствующие выводы... Все это свидетельствует о том, что нельзя допускать беспечность в отношении новых происков империалистической агентуры, стремящейся проникнуть в социалистические страны, чтобы вредить и подрывать достижения трудящихся...".
   Представляется однако необходимым пояснить современному молодому читателю некоторые идеологеммы и обстоятельства, упомянутые в Постановлении ЦК КПСС от 5 июля 1956 г.
   "Холодной войной" в исторической науке и политологии именуются периоды напряженности в советско-американских отношениях, ассоциируемые с противостоянием двух ядерных сверхдержав и двух мировых социально-политических систем, условно датируемые 1946-1972 и 1980-1992 годами.
   Впервые этот термин прозвучал 24 октября 1948 г. в выступлении в американском Конгрессе известного политика Б. Баруха, заявившего, что "хотя война закончена, мы находимся в состоянии холодной войны, которая становится все теплее".
   Документы Совета Национальной безопасности США по первой доктрине "холодной войны" - стратегии "Сдерживания коммунизма" (1945-1953 годов), - были опубликованы в 1978 году в сборнике "Contaiment: Documents on American Policy and Stragedy. 1945 - 1950. (New-York, Columbian Univercity Press, 1978). В 2006 г., через 18 лет после начала перестройки в СССР, этот сборник был издан в нашей стране под названием "Главный противник: Документы американской внешней политики и стратегии. 1945 - 1950"(М., 2006).
   Как отмечается в современной "Энциклопедии российско-американских отношений XVIII - XX века", "холодная война велась всеми средствами - дипломатическими, политическими, пропагандистскими, - за исключением военных", хотя последнее утверждение вызывает некоторые сомнения и нуждается в уточнении, особенно в свете событий 1980 - 1986 годов в Афганистане.
   Окончание "холодной войны" связывают с годами президентства Дж. Буша - старшего (1989-1993 гг.) 28 января 1992 г. президент Дж. Буш заявил: "По божьей воле, Америка выиграла холодную войну".
   В ходе первой встречи Дж. Буша с президентом России Б.Н.Ельциным 1 февраля 1992 г. было заявлено об "окончании "холодной войны", и объявлено о том, что обе стороны не считают более друг друга потенциальным противником.
   Как подчеркивает составитель "Энциклопедии российско-американских отношений XYIII - ХХ века" Э.А.Иванян, американские исследователи феномена "холодной войны" делятся на "правоверных", обвиняющих в ее развязывании Советский Союз, и "ревизионистов" 60-х - 70-х годов, считающих основным ее виновником США".
   Американский дипломат и историк международных отношений Дж.Ф.Кеннан считал, что "холодная война" отражала "...долгое и дорогое политическое соперничество, разжигаемое с обеих сторон нереальными и преувеличенными оценками намерений и мощи противоположной стороны".
   Определенное представление об обстановке в стране после ХХ съезда КПСС, предания частичной огласке материалов доклада Н.С. Хрущева о последствиях культа личности, дают выдержки из закрытого Письма ЦК КПСС
   "Об усилении политической работы в массах и пресечении вылазок антисоветских враждебных элементов" от 19 декабря 1956 г.
   В нем, в частности, отмечалось: "...Мы являемся сейчас свидетелями того, что международный империализм делает новые попытки предпринять атаки против социалистического лагеря, развернуть наступление на коммунистическое и рабочее движение, сорвать строительство социализма в странах народной демократии и восстановить там капиталистические порядки".
   В то же время подчеркивалось, что "империалисты понимают, что в наше время невозможно открыто выступать за восстановление капиталистических порядков, ненавистных всем народам мира.... Под воздействием международной реакции жалкие остатки антисоветских элементов в нашей стране, будучи враждебными настроенными против социалистического строя, пытаются использовать в своих гнусных целях все еще имеющиеся у нас трудности и недостатки, возводят злобную клевету на политику Коммунистической партии и Советского государства, распространяют всякого рода провокационные слухи, пытаются подорвать доверие народа к партии и веру в могущество социалистических государств, нерушимость их братской дружбы..., а свои враждебные действия прикрывают фальшивыми словами о критике и самокритике, лозунгами борьбы "за демократию".
   Нельзя не видеть, что враждебным элементам кое-где удается влиять на недостаточно стойких в идейно-политическом отношении, поддающихся воздействию буржуазной идеологии людей, которые под влиянием враждебной агитации теряют способность правильно оценивать международную и внутреннюю обстановку, становятся рупорами империалистической пропаганды, повторяя вслед за "Голосом Америки", "Би-би-си" и "Свободной Европой" разного рода клеветнические измышления о советском строе... Это не дает нам никаких оснований для беспечности и благодушия".
   В этой связи ЦК КПСС потребовал от партийных организаций "мобилизоваться на решительную борьбу по пресечению вылазок антисоветских элементов".
   В то же время указывалось и на недостатки в работе с молодежью:
   "... Нельзя пройти мимо того, что среди некоторой части студенчества имеют место нездоровые настроения, высказываются неправильные взгляды на нашу советскую действительность. За последнее время в ряде высших учебных заведений в Москве, Свердловске, Курске, Таллине и некоторых других городов были прямые антисоветские и националистические выступления... Активизировали свою деятельность антисоветские, националистические элементы среди студенческой молодежи Литвы и Эстонии. Этими элементами выдвигаются требования буржуазно-националистического порядка, всячески разжигается национальная рознь, одобряются действия венгерских контрреволюционеров, высказываются суждения о ликвидации комсомола и замене его национальными молодежными организациями. Имеются случаи, когда среди студентов распространяются антисоветские листовки. Эти враждебные вылазки не всегда пресекаются и получают должную политическую оценку со стороны партийных организаций".
   В этой связи партийным организациям предлагалось "...всемерно улучшить идейное воспитание студентов, глубоко разъяснять им политику нашей партии, прививать студенческой молодежи нетерпимое отношение к проявлениям буржуазной идеологии. Что же касается всякого рода антисоветских и враждебных вылазок, то их надо решительно пресекать... Партия не раз указывала, что мирное сосуществование стран с различными социальными системами отнюдь не означает ослабления идеологической борьбы... Наша идеологическая работа все еще носит зачастую оборонительный, а не наступательный характер... много еще декларативности и формализма, нет должной политической остроты, между тем нельзя забывать, что там, где слабо работаем мы, создаются благоприятные условия для разлагающего воздействия буржуазной идеологии, для оживления пережитков капитализма в сознании людей.
   Эти пережитки подогреваются реакционной зарубежной пропагандой, они усиливаются обывателями, которые подхватывают заграничные радиопередачи, распространяют разного рода слухи и сплетни и используются
   антисоветскими, враждебными элементами.
   Партийные организации не всегда учитывают, что за последнее время из мест заключения возвратилось значительное число амнистированных, реабилитированных, а также лиц, отбывших свой срок заключения. Большинство из них включилось в активную производственную и общественно-политическую жизнь, добросовестно исполняет гражданские обязанности, однако есть и такие, которые злобно настроены против Советской власти... Они группируют вокруг себя антисоветские элементы и политически неустойчивых лиц, пытаются возобновить свою враждебную, антисоветскую деятельность... В отношении же тех лиц, которые пытаются проводить антипартийную и антисоветскую деятельность, партийные организации и советские органы должны принимать самые решительные меры пресечения и поступать так, как мы всегда поступали с враждебными нашему строю людьми" ( Письмо ЦК КПСС от 19 декабря 1956 г. "Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоциалистических враждебных элементов" // Реабилитация: Как это было. Февраль 1956 - начало 80-х годов. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том 2. М., 2003, с. 209).
   Здесь нам кажется необходимым подчеркнуть то обстоятельство, что уже
   более пятидесяти лет назад обращалось внимание на взаимосвязь и взаимовлияние государств и процессов, протекающих в разных странах и регионах мира, что позднее получило название глобализации.
   Так же в этой связи нам представляются беспочвенными и безосновательными заявления о том, что якобы "наша страна" в тот период времени "выпала из русла развития мировой цивилизации", являющиеся, по сути своей, ничем иным как еще одной идеологической формой мифологизации собственного исторического прошлого.
   Разумеется, взаимосвязь и взаимовлияние социальных систем было далеко не столь элементарно-прямолинейно, как это определялось авторами цитируемого письма. Но именно на такую схему и такой механизм "обработки" населения "стран за "железным занавесом", делали ставку зарубежные теоретики и проводники политики "холодной войны".
   Таким образом, как теоретические воззрения, так и практические действия вовлеченных в конфликтное противоборство сторон, были адекватно-симметричными.
   В цитировавшемся ранее письме ЦК КПСС содержалось и следующее послание, имевшее конкретного специального адресата:
   "Коммунисты, работающие в органах прокуратуры, суда и государственной безопасности, должны зорко стоять на страже интересов нашего социалистического государства, быть бдительными к проискам враждебных элементов и, в соответствии с законами Советской власти, своевременно пресекать их преступные действия.
   Решительно разоблачая перед народом враждебную сущность вылазок антисоветских элементов, пресекая их зловещую деятельность, партийные организации в то же время должны учитывать, что часть советских людей иногда в силу недостаточной политической зрелости неправильно оценивает происходящие события и подпадает под влияние чуждой пропаганды. Таких людей нельзя сваливать в одну кучу с враждебными элементами...".
   В этой связи следует также подчеркнуть, что в 1958 г. начальник УКГБ по Ленинградской области Н.Р.Миронов направил на имя Н.С.Хрущева письмо, в котором предлагал некоторые меры по улучшению деятельности органов госбезопасности, и в частности, по расширению мер предупредительно-профилактического воздействия "по отношению к тем, кто в силу ряда причин высказывал иногда нездоровые мнения и даже совершал наказуемые проступки".
   Это предложение получило поддержку как у тогдашнего заведующего отделом административных органов ЦК КПСС, будущего председателя КГБ А.Н.Шелепина, так и у Первого секретаря ЦК КПСС.
   В этой связи в Положении о КГБ при СМ СССР и его органах на местах, утвержденном в январе 1959 г., подчеркивалось, что: "Органы госбезопасности обязаны непосредственно и через соответствующие организации принимать меры предупредительного характера в отношении тех советских граждан, которые допустили политически неправильные поступки в силу своей недостаточной политической зрелости", обязаны следить за тем, "...чтобы ни один гражданин не подвергся необоснованному привлечению к ответственности. Должны сурово пресекать нарушения социалистической законности и произвол как действия, посягающие на социалистический правопорядок и права советских граждан" (См.: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991.Справочник. Документы. М., 2003, с. 697).
   Однако нельзя не сказать и о том, что некоторые решения 1956 г. были далеко не продуманными и имели негативные последствия для развития нашего государства и общества.
   В первую очередь не были полностью искоренены элементы субъективизма и волюнтаризма в руководстве государственными и правоохранительными органами, что самым негативным образом сказывалось на состоянии правопорядка в стране.
   Под лозунгом "недопущения возврата к 1937 году" КГБ при СМ СССР и другим правоохранительным органам, в нарушение конституционного принципа равенства всех граждан перед законом, было запрещено собирать компрометирующие материалы на представителей советско-партийной номенклатуры.
   По мнению многих исследователей, это противоправное политическое решение 1956 г., выводившее из-под контроля правоохранительных органов значительные контингенты, наделенные властно-распорядительными, контрольными и хозяйственными полномочиями, было глубоко ошибочным, имевшим немалые негативные последствия для страны.
   Лишая представителей правящей элиты страны должного контрразведывательного прикрытия, оно облегчало зарубежным спецслужбам и преступным элементам возможность вербовочных подходов к ним, вовлечения их в коррупционную и иную преступную деятельность.
  
  
   Источники и примечания:
  
   Кто же был отцом "холодной войны"?
  
   1. См.: Энциклопедия российско-американских отношений XYIII - ХХ века. М., 2001, с. 597; Краткая хроника основных событий России ХХ века. М., 2004, с. 232.
      -- Подробнее об операции "Ультра" см.: Полмер Н., Аллен Т.Б.
   Энциклопедия шпионажа. М.,1999, сс. 655,731-733,765,780-784. Официально Великобритания держала операцию "Ультра" в секрете от советского союзника, но часть получаемой в ее результате информации, передавала конспиративно через швейцарскую резидентуру ГРУ "Дора" (Шандора Радо), легендируя ее как полученную от агентурных источников в Германии. "Неофициально" информация операции "Ультра" поступала советской разведке с марта 1942 г. от Дж. Кернкросса и других источников "Кембриджской пятерки" - подробнее см.: Колпакиди А.И., Прохоров Д.В. Внешняя разведка России. М., 2001, сс. 440-441, а также Модин Ю.И. Судьбы разведчиков: Мои кембриджские друзья. М.,1997.
   3. См., например, Ерошин В.П.,Ямпольский В.П. Мировое равновесие и "вакуум сил": прогноз Риббентропа о судьбах послевоенного мира с приложением документов по истории сепаратных переговоров Германии с союзниками// Неизвестная Россия ХХ век. Выпуск 2. М.,1992,сс. 297-324; Сепаратные игры // Очерки истории российской внешней разведки. Том 4. Советская разведка в годы Великой Отечественной Войны.М.,1999,сс. 416-424.
   4. "Окончательное решение еврейского вопроса" - так официально именовалось в нацистских документах массовое уничтожение лиц еврейской национальности. Вопреки тому, что далее писал Риббентроп, уничтожению подвергались не только немецкие евреи, но также евреи - граждане Франции, Польши, Бельгии, Дании, Голландии, Чехословакии, Венгрии, Греции, СССР и других стран. Эти действия руководителей рейха были квалифицированы международным трибуналом как преступление против человечности.
   5. Имеется в виду так называемая Атлантическая хартия - совместная англо-американская декларация декабря 1941 г. о целях этих стран во Второй мировой войне и послевоенном устройстве мира, а также Московское заявление 1942 г. участников Антигитлеровской коалиции о наказании военных преступников, а также требования, выдвигавшиеся США и Англией в ходе сепаратных переговоров с представителями Германии в 1943-1945 гг.
  
  
  
   Органы государственной безопасности СССР и ХХ съезд КПСС
  
   1. Согласно наиболее распространенной и никем на сегодняшний день не опровергнутой версии, фотокопия доклада была передана в Варшаве сотруднику Шабак (израильской "Службы общей безопасности", т.е. контрразведки страны) обозревателем агентства ПАП Виктором Граевским. См.: Мельман И., Равив Д. Тайна эпохи "холодной войны": Как секретный доклад Никиты Хрущева попал в руки ЦРУ. // За рубежом. М., 1994, N 14, с. 7.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"