Хмельницкая Татьяна Евгеньевна: другие произведения.

3.Закрытый пансион.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рано оставшись без матери Ада воспитывается в элитном пансионе. Жизнь сироты меняется кардинальным образом, когда в ней появляется молодой человек по имени Карим. Тайны пансиона вынуждают Аду и её друзей рисковать жизнью. Но как говорится: "кто не рискует, тот не пьёт шампанское". Это третья новелла из Цикла "Другой мир" и посвящена она стихии Огня.

  Хмельницкая Татьяна
  
  
  ЗАКРЫТЫЙ ПАНСИОН
  Аннотация: Рано оставшись без матери Ада воспитывается в элитном пансионе. Жизнь сироты меняется кардинальным образом, когда в ней появляется молодой человек по имени Карим. Тайны пансиона вынуждают Аду и её друзей рисковать жизнью. Но как говорится: "кто не рискует, тот не пьёт шампанское". Это третья новелла из Цикла "Другой мир" и посвящена она стихии Огня.
  
  
  - Убедительно, - горячо закончил Пётр Анисимович, - а сейчас прошу всех разойтись по своим рабочим местам и заняться предложениями по работе с данным феноменом.
  Перекинувшись еще парой слов, господа-учёные закрыли свои блокноты и устремились к двери. Я поднялась со стула и последовала их примеру. Прямоугольный проход процедил через себя дружную компанию сотрудников и те расползлись, словно насекомые, по холлу каждый в свою сторону.
  - Ада, - окликнул меня Оскар. Я обернулась и подождала, когда он поравняется со мной. Глаза цвета моря и лёгкая улыбка коснулась губ парня. Он сотрудничает с компанией лет пять, и всё это время я не могу понять, как к нему относиться. С одной стороны - душевный молодой человек, красавчик, но с другой...с другой стороны я чувствую опасность, словно общаюсь с хищником, облачившемся в шкуру ягнёнка. Я невольно поёжилась, когда он приблизился ко мне, и в который раз за время знакомства мысленно одёрнула себя и растянула губы в улыбке.
  - Я хочу кое-что обсудить с тобой, - начал Оскар. Возникла пауза, в течении которой я успела заскучать и мысленно отругать этого милашку за нерешительность. Торопить его с разговором я не решилась потому, что сразу смекнула - это личное. В конечном итоге секунды тянутся, а я стою и гляжу на бледное лицо и трепещущие длинные, будто у девушки-кокетки ресницы.
  - Ада, я подал прошение об отпуске на неопределенное время, - возобновил разговор молодой человек, а я мысленно послала хвалу всем известным Богам планеты Земля, и даже тем о которых мы не знаем. - У меня родился ребенок, сын и...отношения с матерью мальчика сложные. Хочу отправиться к ней, чтобы утрясти ситуацию и возможно решить еще кое-какие проблемы, - выдавил из себя признание Оскар, а я еле удержала мину холодности на своем лице. К таким откровениям с его стороны я никогда не привыкну!
  - Хорошо. Ты присутствовал на собрании или пропустил всё, что там обсуждалось мимо ушей? Сейчас нужно сконцентрироваться на работе и попытаться в короткие сроки изложить план взаимодействия всех людей с необычным потенциалом. И...И почему вы с той девушкой не вместе если у вас общий ребёнок? - выпалила я и в упор посмотрела в очи Оскара.
  - Это долгая история, - отмахнулся парень и уставился на стену холла. - Я виноват перед ней, и...она теперь одна из нас, из людей моря. Я сделал это против её воли.
  - Так это возможно?! - взревела я и вытаращила глаза на собеседника.
  - Есть легенда и ...короче, это сложно объяснить и ещё трудней понять. Моему роду повезло тем, что наша тайна приоткрыта. Вот и всё. В остальном нужно изучить древние фолианты или заняться простейшими этнографическими исследованиями, чтобы разобраться в феноменах Виктории и твоём. Как думаешь, этого достаточно для устного предложения по работе руководителю проекта от моего имени?
  - Вполне, - спокойно сказала я и призадумалась. Оскар что-то еще говорил о своей женщине и желании её увидеть, а я углубилась в свои мысли. Вполне возможно он прав и есть те, кто может стать такими как мы, а не родиться особенными. Морскому народу действительно повезло, что сохранились упоминания об их существовании. Но что касается моего дара, то всё гораздо сложнее. Собственно как и Викин талант к воздушной стихии.
  - Я поняла твою мысль и попытаюсь правильно обосновать вынужденный отпуск перед Ивановым, - произнесла я, причём слово "вынужденный" проговорила с нажимом. - Также доложу о твоих соображениях.
  - Спасибо тебе. Отмолю свои грехи и вернусь. Обещаю ускориться, - заверил меня молодой папаша и просиял, а я напряглась. Черты лица Оскара заострились и мужчина стал похож на акулу. Возможно, это моё воображение пририсовало ему это сходство, но мне всё равно не по себе. Этот парень обладает даром, который ничуть не уступает моему и чувствует себя в солёном море "как рыба в воде", причём в прямом смысле этого выражения.
  - Надеюсь, твой грех будет прощён, - невесело сказала я и опустила глаза.
  - Говорят, все грехи искупаются, нужно только правильно их искупить, - парировал развеселившийся Оскар, а я сказала:
  - Есть такие проступки, что для их исправления и целой жизни мало. Ладно, беги ненаглядной.
  - Пока.
  Оскар быстро пересёк холл и устремился к лестнице, ведущей на пирс.
  - Счастливо тебе, грешник, - тихо прошептала я вслед удаляющемуся мужчине и медленно пошла по коридору.
  Кабинет встретил меня искусственным светом и белыми стенами. Фон кипенных стен прекрасно контрастирует с алой мягкой мебелью и черно-белыми фотографиями в рамках угольного цвета. Помню, когда я сама решила обустроить свой рабочий уголок руководитель нашей группы очень обрадовался, что моя неуёмная натура будет занята некоторое время и выдал кругленькую сумму денег на расходы. Ремонт был сделан и я пригласила профессора полюбоваться апартаментами. Пётр Анисимович раскрыв входную дверь, оторопел и, перешагнув порог, огляделся.
  - Ну, как? Нравится? - поинтересовалась я, ехидно улыбнувшись.
  - Ещё ка-а-ак, - несмело произнёс великий научный муж и добавил:
  - А ты уверена, что это приличествует работе?
  - Что тут неприличного? - удивилась я и даже развела руками, демонстрируя недоумение.
  Руководитель научного проекта быстро кивнув, развернулся на пятках и резво сбежал.
  Я улыбнулась, вспомнив этот эпизод из моей жизни, и расположилась за рабочим столом. Беспокойство овладело мной еще там, в кабинете во время совещания. То, что Виктория непроста, я почувствовала сразу. Независимость читается в каждом её движении, хоть и напускает она себе в глаза лёгкой придури, меня не проведешь. Придётся ухо держать востро. Раздался стук в дверь.
  - Войдите, - громко сказала я и развернула своё рабочее кресло, чтобы видеть посетителя.
  - Еще раз привет, - лучась счастьем, произнёс Иван, перешагивая порог кабинета. - Я принёс данные по нашей госпоже Стратим.
  - Там есть что-то любопытное? - спросила я и откинулась на спинку кресла.
  - Ага, ты даже не представляешь на что способна эта красотка вместе со своим женихом, - хохотнул старинный друг и присел на стол прямо передо мной. Ваня - Бог компьютерного мира. Мы познакомились с ним в специализированной школе, которая волей основателей считалась "пансионом". С виду он обычный парень: сутуловат, волосы торчком, очки на носу. Но я-то доподлинно знаю, на что он способен, если этого потребуют обстоятельства.
  - И эта папочка в твоих руках подтверждение правдивости слов? - ехидно поинтересовалась я, а Ванька энергично кивнул.
  - Толстовата, - заметила я и взяла в руки добытую другом информацию.
  - Твоя не тоньше будет, - раздвинув губы в клоунской улыбке, произнёс хакер.
  - Эй, мы тут все не лыком шиты... Расскажи вкратце, что с этой девчонкой не так?
  - Коротко не получится. Могу заметить лишь одно: она склонна к авантюрам. Вот потому-то ваши с ней тесты почти идентичны. Я не психолог, но девочка крученная и пойдёт на контакт только с равным себе. Своего парня она считает где-то даже лучше её самой. Хотя по тому, как они обтяпывали делишки, этот парнишка действительно гений.
  - Они нашли друг друга. Аминь.
  - Не злись Адка. Придумаем что-нибудь. Пойду еще покопаюсь во всемирной паутине.
  Иван встал и покинул мой кабинет, махнув напоследок рукой. Когда за ним закрылась дверь, я почувствовала зуд в ладонях и стянула перчатки. Сразу стало легче. Потерев лоб, раскрыла принесённый другом компромат и сосредоточилась на его прочтении. Вика действительно оказалась не так проста. Махинации, которые они с подельником проворачивали, всегда заканчивались успехом и хорошими денежными вознаграждениями. Конкуренты жестоко избили девушку, и ее напарник Вадим сообразив к чему всё это приведет, перевел все средства в офшор на несколько счетов. Они богаты и потому странно, что готовы сотрудничать. Ладно, что ими движет мне придётся выяснить чуть позже, сейчас можно остановиться на простом "прощупывании".
  Листая бумаги и читая информацию, мой взгляд натолкнулся на фотографию молодого человека в чёрной рубашке с хмурым выражением лица. Я узнала его. Это Мирослав Некрасов. Он изменился за пять лет и из красивого подростка превратился в холёного мужчину с надменным взглядом. Он стоит в обнимку с девушкой. Я пролистала бумаги и нашла снимки Вики до операции. Это точно она. На заднем плане здание. По виду загородный дом. На ступенях веранды сидит Вадим, жених повелительницы воздуха и что-то рассказывает светловолосому красавчику. Этого не может быть! Карим? Мои мысли в голове, словно взбесившиеся кони понеслись галопом. Память болезненными вспышками оживила предыдущую жизнь. Всё напрасно, я снова там в прошлом...
  
   ***
  Мне исполнилось семь, когда мамы не стало. Я помню похороны и людей, что плачут возле гроба. Смотрю по сторонам и не понимаю, почему все рыдают? Мама ушла в другой мир, и то, что сейчас все оплакивают, странная кукла с лицом женщины, которую я люблю. Солнечный луч пробился сквозь зелёную листву и упал мне на лицо. Я прикрыла один глаз и посмотрела на крону дерева туда, откуда сумел проникнуть свет. Ветер весело перебирает зелёные листочки и они шуршат, отвечая а его прикосновениям. Бледно-желтые цветочки, что рассыпаны по веткам, пахнут мёдом и травой. Они одаривают своим лёгким ароматом всех, кто сейчас стоит вокруг прямоугольной ямы. Липа, так кажется, называется это дерево, как и всё происходящее.
  Церемония закончена и кукла зарыта. Меня тянут за руку и ведут в машину. Потом всё оборачивается длинным сном. Папа, профессор геологии, сгорбившись, сидит во главе стола и перед ним рюмка с белой жидкостью. Женщины, ступающие тихо-тихо, словно бояться кого-то разбудить. Мужчины с хмурыми лицами, говорящие ободряющие слова отцу, а он кивает им и пьёт рюмку за рюмкой. Я поднялась со стула и пошла в свою комнату, чтобы не видеть того что происходит. Мне потом еще долго снилась та женщина-кукла в коробке, которую зарыли вместо мамы. А мама ушла, и я видела, что её последние слова были обо мне.
  В тот последний день, я пришла в больницу и села на кровать к родительнице. Она плохо выглядела, но мне заулыбалась. Я взяла её за руки и долго держала в своих ладонях. Вдруг словно вспышка пришло озарение. Вот мама лежит и ей больно. Она шепчет молитву и просит всевышнего пожалеть и позаботиться обо мне. Конец фразы вылетает из маминого горла вместе с последним выдохом. Всё. Тело мамы лежит, а она уходит в темноту, машет мне рукой на прощанье и, улыбаясь, говорит:
  - Я всегда рядом, дочка. Я люблю тебя.
  Очнулась я от виденья и поняла, что время мамы истекает. Остались песчинки и у меня есть возможность побыть рядом с ней это время. Я до ночи просидела в больнице, пока не уснула. Как не старалась это произошло. Потом почувствовала, что меня взяли на руки и я попробовала выбраться из дрёмы, но вместо этого заснула еще крепче. Я точно видела время, в которое мамы не станет и хотела, побыть с ней, но увы. Сон, во всём виноват только он.
  Следующее, что я помню из своего детства, это прибытие в школу-интернат, которую все почему-то называют "Закрытым пансионом". Мы с отцом сидим в просторном кабинете, обставленном красивой мебелью. Папа рассказывает о нашей утрате, невозможности сконцентрироваться на работе из-за постоянных проблем со мной. Ему как хорошему родителю есть дело до моего всестороннего развития и он желает, чтобы это самое развитие я получила под присмотром хороших педагогов. Директор интерната пытается объяснить отцу, что мы прибыли слишком поздно и классы сформированы. Отец убежден в своей правоте и настаивает на том, чтобы меня проэкзаменовали.
  - Хорошо, - согласился Степан Анисимович Иванов. Моложавый мужчина, с намечающейся лысиной и стройной подтянутой фигурой улыбнулся и подошел ко мне.
  - Как тебя звать-величать? - поинтересовался он и присел рядом на широкий кожаный диван, на котором я с удобством разместилась сразу, как только вошла в кабинет.
  - Ада Михайловна Стравинцева, - бодро ответила я и растянула губы "от уха до уха".
  - Прекрасно. А что ты умеешь, милая? Писать, считать? Я могу дать тебе текст или листок с математическим заданием? Как думаешь, сколько тебе времени нужно, чтобы справиться с и написать ответы на вопросы?
  - Дайте то и другое и посмотрим, - потупив глазки, ответила я.
  Тесты оказались лёгкими и, проверив мои ответы, хозяин кабинета дал более сложный урок. Тут я его снова смогла удивить и он предпочел еще раз меня проэкзаменовать. Но я не выдержала и заявила:
  - Вам не хочется брать меня? Тогда я удивлю вас напоследок.
  Подойдя к Степану Анисимовичу, я взяла его за руку. Он ничего не понял и улыбнулся мне. Я ухватила своей ладонью вторую кисть директора и дала свободу своему гнев. Тот ойкнул и мелко затрясся, громко стуча зубами. Я отпустила его и тряска прекратилась.
  - А еще, вы умрёте спустя десять лет в этом самом кабинете. Вас застрелят.
  Иванов уселся на диван и схватился за левую сторону груди. Папа сориентировался очень быстро и сунул директору под язык таблетку. Затем выбежал и я услышала как он просит секретаршу вызвать скорую. Спустя пять минут в кабинет вбежали двое мужчин в медицинских халатах и занялись хозяином кабинета. Мы же с родителем притулились на стульях и постарались слиться с мебелью, по крайней мере, я уж точно.
  Итогом всей этой возни стал купированный сердечный приступ у Степана Анисимовича, и приказ о приёме меня в специализированный класс, который перед отбытием в пансионский госпиталь продиктовал своей секретарше директор интерната. Папа вздохнул с облегчением, а я попробовала отрешиться от происходящего и подумать, о маме. Моя самая любимая на свете женщина приложила немыслимое количество труда, чтобы я смогла блеснуть перед этим чванливым мужчиной своими знаниями. Наверное, она была бы довольна тем, что я теперь пристроена.
  Для оформления бумаг потребовалось достаточно много времени и мы с папой заночевали в гостинице при школе. Во время каникул или воскресные дни родители и близкие школьников могли оставаться в ней, чтобы еще один день провести со своими чадами.
  Расстались мы с отцом легко, улыбаясь друг другу и радуясь, что прощанье оказалось коротким. После этого заместитель директора, дама нордической внешности с ледяным взглядом, провела меня по всему зданию, которое состоит из нескольких корпусов соединяющихся между собой протяженными коридорами, стоящими на колоннах за исключением здания, где находятся классы "одарённых детей". Мы вышли на улицу, пересекли небольшую полянку и подошли к высокому каменному забору. В нем оказался небольшой проём со встроенной калиткой. Замок на калитке электронный и открывается исключительно специальной картой.
  Корпус для особо-талантливых явил собой шедевр зодческого искусства екатерининских времен. Но тогда я не смогла оценить всю красоту и щедрость души организаторов пансиона, которые кинули к ногам детей такую роскошь. Я просто поразилась внешней разнице домов. Осмотренные здания выглядят современно, а это как дворец. Сопровождающая меня дама потихоньку объяснила мне условия существования на территории красивого дома и сказала, что детей подобных мне всего одиннадцать человек: шесть мальчиков и пять девочек. С появлением меня в стенах пансиона теперь и тех и других поровну. Для каждого ученика отведена отдельная комната со всеми удобствами. На первом этаже обиталище мальчиков, на втором - девочек.
  - Распорядок дня ты узнаешь отдельно. Советую соблюдать его неукоснительно, но об этом с тобой еще поговорят. Сейчас я покажу твою комнату и принесу обед. Дети вместе со своими менторами должны обедать в столовой и это считается нарушением, но сегодня сделано исключение. После того как ты закончишь с трапезой и немного отдохнёшь за тобой придут и проводят в класс. Там представят нашим воспитанникам. Всё поняла?
  - Ага, - улыбнулась я как можно шире и в упор посмотрела на заместителя директора пансиона. Тёмно-синий строгий костюм, минимум косметики, очки на носу и гладкая причёска. Холодный взгляд серых, как осеннее утро глаз без малейшего оттенка нежности и доброты.
  - Не "ага", а "да", - так следует отвечать.
  - Да.
  Комната оказалась маленькой, но уютной. Хорошенькие двойные занавески кремового цвета, в тон им покрывало на кровати и коврик на полу. Обои на стенах в мелкий цветочек. Небольшой стол, компьютер на нём, и рядом стул.
  - Так комната должна выглядеть всё время обучения тебя в этих стенах. Дверь направо - ванная, налево туалет. Дверь между ними гардеробная. Там ты можешь увидеть свои сумки. Разобрать их придётся самостоятельно и определить вещи на полки по порядку: лето, осень, зима и весна. Отдельно будут висеть спортивные вещи и школьная форма по временам года. Остальное разъяснит позже учитель, прикреплённый к тебе. Теперь отдыхай.
  Дверь за женщиной закрылась, а я повалилась на кровать и зарыдала. Поплакав немного, поклялась, что это будут мои последние слёзы, которые я пролью в этом интернате. Затем я закрыла глаза и задремала. Поспать удалось только час, а потом меня накормили вкусным обедом и оставили в одиночестве. Я воспользовалась этим и снова уснула.
  Новенький черный костюм "тройка" с эмблемой учебного заведения сел на мою фигуру как влитой. Единственное, что нарушает регламент школьной одежды, это тонкие хлопчатобумажные перчатки, которые я ношу с тех пор как умерла мама. В какой-то момент я заметила, что если моя кожа на руках не соприкасается с кожей рук других людей, то их последние минуты жизни остаются для меня загадкой. После этой находки жить стало гораздо легче. Исключение я сделала только для директора пансиона и не прогадала. И вот теперь я стою перед одноклассниками и рассматриваю их. М-да, взгляды хмурые и хищные. Я поняла, что некоторое время придется пожить обособленно.
  Мама воспитывала меня мирным человеком, и по своей натуре я таковой и являюсь, но если кто-то меня заденет не раз и не два, то вступаю в военные действия и драться буду до самого конца. Столько раз случалось, что конфликт затевала не я, но столько же раз меня наказывали. Меня это не останавливало тогда, не остановит и сейчас. Сколько бы родители не говорили, что нужно уметь отойти в сторону, я с упрямством осла стояла за себя. По сути, мне удобно быть одной, я не умею прогибаться под других и не люблю когда кто-то довлеет надо мной. Я считаю, что дружба это дар и относиться к нему надо с уважением. Наверное, потому с детских лет одна и меня это не угнетает, скорее напротив. Так честнее жить перед самой собой и перед окружающими меня людьми. А еще стоя перед одиннадцатью парами глаз я поняла, что моё детство кончилось и мамы, которая защитит и утешит, больше нет. Я одна, и обязана выжить.
  Мне не жаль себя, ведь ничего не теряю, если выгонят из этого элитного пансиона. Папе будет сложно найти новый интернат, но ему так хочется избавиться от проблем связанных с заботой обо мне, что я в скором времени снова буду стоять перед учениками в новой школе.
  - Ребята, эта девочка будет учиться здесь, вместе с вами. Зовут её Ада Стравинцева. Иди на заднюю парту к окну. Присаживайся и доставай тетрадку с ручкой. Учебник тебе выдаст учитель, - чеканя каждое слово, сказала та самая женщина, с которой я пробыла сегодня полдня. - Продолжайте урок Пётр Анисимович.
  Вот так и начался мой десятилетний период существования. Дети отнеслись ко мне с настороженность, а я не стала претендовать на их внимание. На перемене Пётр Анисимович представил мне учеников. Он же рассказал о правилах, которые нужно неукоснительно соблюдать. На следующий день моя жизнь в корне изменилась и стала походить на соревнование биатлонистов. Проехала дистанцию? Стреляй. Не попала по мишени? Штрафной круг. Я включилась в это сражение и постаралась не слишком отставать. Каждый последующий день стал похож на предыдущий и я перестала замечать всё вокруг, включая посещения отца. По правде сказать, родитель по началу навещал меня каждые выходные, а потом он ввязался в один научный проект и визиты стали носить хаотичный характер. Потом и вовсе "сошли на нет". Удивительно для самой себя, я отнеслась к этому спокойно, словно распорядок дня выдавил из моего ума и сердца все чувства и мысли. Сон, зарядка, уроки, ежедневные занятия различными видами спорта, посещение столовой, подготовка к следующему дню и снова сон. Среди учителей приходящих со стороны нет, и жить они обязаны вместе с нами на этажах. Их как и нас - двенадцать. Моей надзирательницей стала молодая девушка с миленьким личиком и огромными голубыми глазами. Мы с ней появились в этом корпусе с разницей в один день. Я не знаю почему, но мне в первый же момент как её увидела, захотелось броситься к ней на шею.
  - Здравствуй Ада. Меня зовут Светлана Петровна Иванова. Буду твоим воспитателем на протяжении учёбы в этом пансионе, - представилась она, а я сразу сопоставила факты и поняла что она дочь одного из учителей. Ничего не ответив, я кивнула и села на свою кровать. Ярость затопила всё моё существо, и захотелось закричать и вытолкать эту хорошенькую учительницу из моей комнаты. Скорее всего, это сработал защитный рефлекс. От девушки веет такой добротой и материнством, что моё детское одинокое сердце моментально отреагировало.
  - Давай договоримся, Ада. Я знаю о твоей потере и очень хорошо понимаю тебя. Примерно в этом же возрасте я стала сиротой. Хочу быть тебе старшим другом, с которым ты сможешь поговорить.
  Я посмотрела на неё очень внимательно и решила спросить:
  - У вас тоже был старший друг?
  - Да. Это моя няня. Есть такие моменты, когда человеку просто необходимо выслушать чужое мнение, чтобы принять правильное решение или укрепиться в своей правоте. Вот тогда и нужен человек, у которого жизненный опыт больше, чем у тебя.
  Минут пять я рассматривала свои черные лаковые туфли с элегантными бантами на носах и обдумывала сказанное. Светлана сидела рядом и старалась не мешать размышлениям.
  - Ладно.
  - Называй меня Светланой. Я стажерка и потому это допускается, - улыбнулась ментор и её огромные очи осветились лаской. Я еле сдержала слёзы и попросила её уйти, чтобы мне успеть подготовиться ко сну.
  В последующее время отношения с ребятами можно свести к банальной фразе: холодная вежливость. Я не задевала их, а они не задевали меня. У меня появились постоянные партнёры по некоторым занятиям, но это не добавило мне теплоты в отношении других учеников. Так в спарринге по восточным единоборствам и занятиям спортом моим постоянным напарником стал Саша Медведев. Светловолосый, высокий, крепкий с добродушной улыбкой и ясными глазами, он словно сошедший с картины былинный богатырь, только пока еще ребенок. Про себя я прозвала его "Финист". Соревноваться с этим парнем дело не из лёгких, а у меня как выяснилось не плохие спортивные данные. Разок мне удалось его победить на ринге и это упало в копилку заслуженных наград "особого класса". Это не просто, надо признать, ведь мальчишка обладатель редкого дара, который выражается особым составом костей. Они гнутся у него в разные стороны и не ломаются. Моя победа заставила Финиста отнестись к занятиям более серьёзно, а меня определили к нему постоянным спарринг-партнёром. На занятиях я отдавалась битве со всей душой и каждый раз пыталась придумать хитрость, которая поможет мне победить. Удавалось достаточно часто, и помогали мне в этом занятия на логическое мышление с моим вторым компаньоном - Иваном Суворовым. У этого мальчишки дар прорезался с первых же дней его осознанной жизни и родители подыскивали ему достойное учебное заведение. Вот так он и попал в класс для одарённых. Всё что связано с компьютерами - это мир, в котором этот паренёк Бог. У меня тоже оказались способности, но до гения мне далеко. После того как удалось победить Сашку, под подушкой в моей комнате я обнаружила скомканный листочек бумажки. Запись краткая, но впечатляющая:
  "Покорён. Хочу дружить. Иван Суворов".
   Пробежав бумажку пару раз глазами и поразмышляв над написанным, я пришла к выводу, что единомышленники мне не помешают. На следующий день я поздоровалась с мальчиком за руку, тем самым вложив в его ладонь ответ: "Давай дружить". Только вот единомышленниками с Иваном мы не успели сделаться потому, что эту стадию проскочили и стали друзьями. В конце первого года Финист, присоединился к нам. Порядками пансиона и в особенности нашего класса дружба не возбранялась, но мы с ребятами всё равно предпочитали осторожничать и свои тёплые отношения не афишировали. К концу учебного года все ученики, так или иначе, сбились в стайки, но мы с друзьями предпочли обособленность.
  Так пролетел первый учебный год, и пришло время каникул. Пансионат опустел, это я поняла по стихшему за забором гулу детских голосов. Школяры нашего класса тоже отправились по домам, кроме меня и моих друзей. Родители Финиста, не смогли убрать руку с пульса своего развитого бизнеса, а бабушка Вани попала в больницу. Узнав, что компаньон сирота я прониклась к нему особым отношением. Мой отец погряз в своём проекте и потому обрадовался, что у меня есть компания и я готова остаться в интернате.
  Лето - это нечто незабываемое. Мы и наши воспитатели купались, загорали, резвились, устраивали гонки на велосипедах и ходили в походы. Счастье наше не знало границ и потому первое сентября мы встретили с разочарованием. Для меня второй год стал переломным и после него моя жизнь, словно начала выворачиваться наизнанку.
  - Сегодня к нам приедут важные гости, - объявил Степан Анисимович, заявившись на завтрак в столовую. - Они являются меценатами проекта, в котором вы все принимаете участие. Каждый из вас покажет свои способности, кроме Ады. Я объясню гостям причины и они не будут против. Вместо этого Ада встанет в спарринг с Александром, чтобы он смог проявить себя. Вести себя нужно выдержанно. Ваши воспитатели будут с вами и помогут в подготовке.
  К полудню за окнами класса, разыгралось настоящее ненастье. Поднялся сильный ветер и раскаты грома свирепо известили о начинающемся ливне. Первые тяжёлые капли упали на подъехавшие к крыльцу три чёрные машины, и молния грозно сверкнула над крышей здания. Я зажмурилась от вспышки потому, что стояла у окна женского туалета и видела, как затормозили автомобили. Из них вышли несколько мужчин, раскинув над своими головами черные зонты. Я насчитала шесть человек, затем, отлепившись от окна, снова подошла к умывальнику и открыла воду. Сегодня с утра мне нездоровилось и, видя моё состояние, Пётр Анисимович отпустил меня. Я сунула ладони под воду и закрыла глаза. Затем влажными руками протёрла лицо и попыталась отдышаться. Дурнота не пропала, но стало немного легче. Я услышала звук открывающейся двери и чьи-то лёгкие шаги.
  - Ада, тебе совсем плохо? - услышала я голос Светланы и разлепила глаза.
  - Мне уже лучше.
  - Давай я провожу тебя в госпиталь, - предложила воспитательница, а я покачала головой и еще раз умывшись, выпрямилась.
  - Нет, я готова. Сама не знаю, что на меня нашло? - попыталась я улыбнуться и, судя по лёгкому вздоху Светланы, у меня получилось.
  - Тогда пойдём. Гости уже в спортивном зале и мы успеем к тренировке Саши.
  Я кивнула в ответ и, взглянув на своё отражение в зеркале, попробовала собраться с силами. С серебристой глади на меня взглянула девочка со светло-карими глазами и волнистыми каштановыми волосами. Девочка выглядела измученной и испуганной. Малышка моргнула, глядя на меня и потянулась за перчатками, что остались лежать на умывальнике возле крана. Я повторила движенья крохи и, увидев её одобряющую улыбку, повернулась к Светлане.
  Войдя в спортивный класс за руку со своим ментором, я поняла, что мы успели. Светлана отпустила мою кисть и легонько подтолкнула к ребятам, а сама отошла к сослуживцам.
  - Эй, на тебе лица нет, - тихо произнёс Медведев и заглянул в мою физиономию.
  - Не знаю, вдруг плохо стало. Сейчас всё в норме, - отозвалась я и улыбнулась, начиная осознавать, что нездоровье действительно отступило. - Ежа нашего уже экзаменовали?
  - Ванька, еще не демонстрировал свои способности. Сейчас дело за физическими нагрузками и тут предпочтений гости не сделали.
  - Ого! А я думала они ищут таланты, - хохотнув изрекла я, а Сашка прикрыл свой рот рукой, удерживая смех. Он на редкость смешливый мальчик, в этом я смогла убедиться на протяжении нашего общения. И тут я почувствовала, как холодная волна окатила меня с ног до головы и сосредоточилась на затылке. Мне стало трудно дышать, словно невидимая рука сдавила мне горло и отпускать не собирается. Я пропустила несколько ударов сердца и глубоко вздохнула. Затем медленно повернула голову и наткнулась на черные, будто агаты, глаза, обрамлённые длинными загнутыми к верху ресницами. В трёх шагах от меня, в одном из кресел для гостей, закинув ногу на ногу, сидит парень лет семнадцати-восемнадцати и сверлит меня взглядом. Красивое лицо с высокими скулами, прямым носом, волевым подбородком, обрамлённое волнистыми черными волосами. Меня прошиб холодный пот, и руки мелко затряслись.
  - Ромашка, тебе нехорошо? - шепотом спросил Финист. - Ты побледнела. Возьми платок, вытрись.
  - Спасибо, - я приняла белый хлопчатобумажный квадрат и вытерла лоб и шею, отвернувшись перед этим от молодого гостя. - На ринге сил не жалей, я в норме. Мне просто страшно стало.
  - Еще-бы, как только ты вошла он, так и шарит по тебе своими глазами. Это кого хочешь напугает.
  Я огляделась и заметила, что мой второй друг Ванька уже отдыхает на скамейке в уголке и наблюдает за нами с Медведевым. В глазах напарника тревога, а на лице - безмятежность. Видимо моё нездоровье не укрылось от его очей, и он волнуется за меня, но не хочет привлекать внимание к моей особе. Финист вроде бы случайно поднял руку, что на нашем негласном языке означает: "Всё под контролем". А я легонько кивнула, стараясь сделать это незаметно. И тут мне в спину ударила горячая волна, и я поняла, что снова нахожусь под бдительным контролем. В этот момент подошла наша с Сашкой очередь демонстрации своих физических возможностей, и мы заняли позиции друг напротив друга в центре небольшого спортивного зала.
  - Бой, - крикнул директор, и мы с Финистом принялись усердно драться. Сражение закончилось ничьей, что меня слегка удивило, и как следствие, закрались подозрения на счёт моего противника по рингу. Тот не взглянув в мою сторону, прошел к Ежу, и мне осталось только любоваться его прямой осанкой.
  В этот день мы еще много что делали, и похоже, что смогли убедить меценатов в своих талантах. Они душевно распрощавшись с обоими братьями Ивановыми отбыли на своих блестящих машинах так же чинно и благородно, как и прибыли. В тот год нас больше не тревожили комиссии и проверки и все зажили обычной жизнью, все кроме меня.
  Моё восьмилетие, которое пришлось на последнюю субботу октября мы с друзьями и нашими воспитателями решили отметить неподалёку от внешних стен нашего пансионата, в лесу. Осень уже частично сдала свои дела зиме по ежегодному списку и побаловала нас ранними заморозками и неожиданными солнечными морозными днями. Сидя на небольшой полянке и оглядываясь по сторонам, я поняла, что осталась лишь малость от роскоши золота, что украшало кроны деревьев, и шуршание сухой листвы под ногами повторится только в следующем году. Всё вокруг укрыл тонкий слой белого рыхлого снега, не пожелавший зацепиться за ветки смешанного леса, и сползший к корням. "Зимней сказки не будет", - подумала я и глубоко вдохнула прохладный воздух. Отсутствие волшебной панорамы леса не помешало нам разжечь костёр и пожарить по первой порции шашлыков.
  Пока взрослые готовят угощение, мы с ребятами бесимся и бегаем вокруг костра. Ментор Сашки подсмеивается над своим подопечным, успевая при этом переворачивать шампуры. Мы с друзьями расшалились не на шутку и стали играть в салки. Затем эта игра перешла в возню и мы хохоча во всё горло попытались устроить состязание в борьбе.
  - Я сморю день рожденья проходит весело, - донёсся до меня голос заместителя директора пансиона. По мимо меня ее фразу услышали и ребята. Мы как по команде прекратили копошение и уставились на неё. - Я пришла сюда, чтобы передать тебе Ада подарок от одного из наших меценатов. Его зовут Карим Мухаммедов. Ты произвела на него неизгладимое впечатление своими упражнениями в спортивном зале, и он решил взять тебя на особый контроль. Это его презент.
  Женщина подошла ко мне и отдала небольшую коробку, а затем развернулась и покинула наш праздник. Раскрыв коробку, я поняла, что стала обладательницей новейшего переносного компьютера на зависть моего друга Ваньки-Ежа. Следующий подарок мне вручил сам покровитель, заявившись в канун Нового года и вызвав меня в комнату для встреч в гостинице пансиона.
  Я вместе со Светланой остановилась возле двери, и моя воспитательница постучала в нее костяшками пальцев. Мы вошли в комнату, как только из-за деревянного лакированного массива послышалось глухое: "Да". На мягком диване в глубине роскошно обставленного помещения восседает тот самый молодой человек, что не спускал с меня глаз в день приезда спонсоров. Меня взяла оторопь, и я замедлила движение. Светлана почувствовала сопротивление и обернулась. За эти полтора года мы научились понимать друг друга с полувзгляда и, заметив мою растерянность, воспитательница остановилась и, улыбнувшись, сказала:
  - По правилам нашего учебного заведения, моё присутствие при разговоре ученицы с людьми не состоящими в родственных с ней отношениях обязательно.
  - Да. Это прекрасно, что здесь настолько строгие правила. Не зря моя семья инвестирует именно эту закрытую школу. Подойди ко мне Ада и присядь рядом со мной. Твоя воспитательница будет поблизости вот в этом кресле, - указав на совершенство мебельной промышленности, сказал Карим.
  Я подошла и присела на краешек дивана, стараясь соблюсти дистанцию между нами. Светлана заняла своё место и как орлица уставилась на парня. Тот еле-заметно улыбнулся и обратился ко мне:
  - Догадываюсь, что ты знаешь моё имя, но представлюсь еще раз. Меня зовут Карим Мухаммедов и я по личной инициативе решил взять над тобой "шефство". Ты не против? Я привёз новогодний подарок, и хочу чтобы ты его надела и поехала вот по этому билету на бал. Думаю, тебе понравится. Сопровождать тебя будет ментор. Я уже всё уладил и проблем не возникнет.
  - Меня мама водила на "Елки". Спасибо. С большим удовольствием вспомню детство, - протянув руку для того чтобы забрать билет произнесла я. Молодой человек заливисто рассмеялся и пока не успокоился не отдал мне небольшой картонный лист.
  - Хорошо, я не учёл кое-что, но в следующий раз исправлюсь. Ведь Новый год еще не наступил? Значит, у меня есть время. Но на этот бал сходи обязательно. А почему ты всё время в перчатках?
  - Говорят это из-за фобии.
  - Давай договоримся: ты мне не врёшь и я исполняю все твои желания, - голосом доброго дядюшки изрёк Карим, а я пожала плечами и кивнула. - Я знаю, что у тебя есть дар и очень хочу его испробовать на себе. Когда я умру Ада?
  Мне пришлось стянуть перчатки и взять его за руки. Я почувствовала себя старше на десять - двенадцать лет. Идёт дождь и сверкает молния. На мгновенье она высвечивает лицо красивой темноволосой девушки. Ей нужно сделать всего один шаг, чтобы оказаться в свете фар моей машины, но она медлит. Я приехала сюда за ней, зная, что это опасно. Я здесь, чтобы предупредить о чьей-то смерти, но не успеваю. Я делаю к ней шаг, гремит выстрел и последнее, что я слышу это скрип тормозов и ощущаю свет фар на своём лице. Я прихожу в себя в операционной и прошу Бога, чтобы не оставил ту темноволосую красавицу своей милостью. Я умираю, пытаясь произнести её имя.
  Возвращение в реальность меня не обрадовала, но я максимально точно передала содержание своего видения и, вырвав свои руки из ладоней Карима, натянула на них хлопковую защиту.
  - У меня совсем мало времени. Жаль, - с грустью и усталостью в глазах произнёс молодой человек, а я снова пожала плечами. - Ну, что-то же мне отмерено, значит, это время надо провести с пользой.
  Поболтав о разных пустяках мы с моим личным меценатом расстались. В билете значилась текущая дата, и у меня оставалось время, чтобы зайти в комнату переодеться. Сюрприз, что приготовил Карим оказался прекрасным и выразился он в бальном платье цвета чайной розы, небольшой диадемы и красивых туфелек. Натянув всё это на себя, я окрылилась и протанцевав весь Новогодний бал, который устраивали в каком-то загородном имении и порадовавшись театральной постановке, что была в шоу-программе, вернулась в пансион. На запуск фейерверков попасть не получилось потому, что нас со Светланой ограничили во времени, но и того что я увидела мне хватило за глаза. В новогоднюю ночь, сразу после полуночи в комнату пришла Светлана и принесла небольшую коробку. В ней оказался необыкновенно красивый плеер.
  С тех пор каждый праздник мне приносили дары, а мой покровитель появлялся и сопровождал меня то на какую-то модную премьеру, то в оперу, то на выходные в какую-нибудь страну. Я расслабилась и жила днём текущим, ожидая следующего как нечто удивительное. А "удивительное" немного затерялось по дороге, но дошло до адресата, то есть меня. Это случилось спустя два дня, после моего четырнадцатого дня рождения. В интернат приехал отец. Я привыкла к его нечастым визитам и удивилась, что этот пришёлся на мой день рожденья. Я подошла к уже знакомой за столько лет двери гостиничного номера и постучала. Прежде чем войти я прислушалась к себе и поняла, что волнуюсь. Это показалось странным.
  За эти семь лет папа практически не изменился. Исключением в обычном облике родителя явился дорогой хорошо скроенный костюм, аккуратная стрижка и начищенные ботинки. Неряшливым профессор геологии никогда не был, но лёгкая небрежность в одежде всегда присутствовала. А тут такие перемены! В груди что-то кольнула и я невольно поморщилась. Не доброе предчувствие змеёй залезло в душу и устроилось там с удобствами.
  Мы с отцом приветливо поздоровались и, обнявшись, сели на мягкий диван. Он расспросил меня о моей жизни, поведал о том, что закончил проект и теперь его ждут миллионы долларов. Он даже рассказал о желании забрать из пансиона, чтобы я смогла окончить школу, живя рядом с ним и поступить в престижный ВУЗ. А я всё ждала и ждала чего-то более важного и мысленно поторапливала родителя в его обстоятельном повествовании.
  - И еще одно событие скоро произойдёт, доченька. Я понимаю, что ты можешь на меня разозлиться, но маму не вернёшь и я...
  - И ты... - тихо продолжила я и остановилась.
  - В следующие выходные состоится моя свадьба. Инга прекрасная женщина и мы с ней родственные души. У нее есть взрослый сын. Он старше тебя на пять лет и живёт своей жизнью уже довольно давно. Я тоже один и... Она помогла... увлеклась моей идеей и стала спонсором проекта... Без нее моё детище было бы не осуществить. Она помогла мне и теперь мы...ты...Всё что я делаю в этой жизнь, делаю ради тебя. Я обещал это твоей маме и теперь могу сдержать обещание.
  Не хочу сказать, что меня это так уж поразило. Скорее я нечто подобное ожидала, но всё равно мне стало больно. Наверное, это ревность, а может не желание смириться с тем, что теперь я по-настоящему осталась одна, хоть и тешила себя все эти годы мифом о том, что папа очень занят. Я всё время ждала его визитов и жаждала ласки, тепла и доброго слова. Я не признавалась в этом сама себе, но это так! Я хотела внимания отца, хоть и старалась заслужить его, не мешая своей персоной. Теперь образ папа растаял, как снег по весне и я должна что-то сделать. Наверное отпустить родителя в свободное плаванье, пожелав ему счастья в новом браке, а самой кинуться с крыши или вены перерезать... Вместо этого я улыбнулась и сказала:
  - Рада за тебя папочка. Я буду на свадьбе.
  Перед официальным событием я приехала на нашу старую квартиру. Платье переправила вместе с отцом заранее, на его машине и попросила, чтобы он повесил его в моей комнате. Открыла дверь своим ключом и толкнула её. Не знаю, что хотела увидеть или почувствовать, но ожидаемого не случилась. Квартира встретила меня удушливым запахом пыли и затхлости. Войдя в альма-матер, я направилась к окнам и открыла их настежь. Холодный воздух осени ворвался внутрь и моментально принялся заполонять собой всё пространство. Глубоко вдохнув, я направилась в детскую. Оглядевшись, поняла, что ничего с тех пор, как я покинула это помещение, не изменилось. Всё как при маме. Платье, завернутое в чехол, единственный инородный предмет. Время у меня есть, и я решила устроить лёгкую уборку, ведь мне предстояло пробыть здесь не меньше трёх ночей. Ко всему прочему, наведение порядка хороший способ успокоить нервы.
  На всё ушло примерно четыре часа. После чего я приняла душ и, высушив волосы, уселась перед старым трюмо. Вытащив из рюкзака косметичку, которой я обзавелась накануне при помощи Светланы, накрасилась. Высушила волосы и собрала их в гладкую незамысловатую причёску. Посмотрев на себя в зеркало поняла, что справилась и воспитательница может гордиться мной. Дело осталось за малым: платье. Когда мне принесли подарок Карима на день рожденья, я поразилась красоте и изысканности того, что нашла в коробке. Шедевр выполнен из бледно-желтой лёгкой материи при этом удивительно облегает фигуру. Распаковав сокровище и показав его Светлане, я на несколько минут лишила наставницу дара речи. Теперь оно на мне, и я поняла, почему воспитательница настояла именно на гладкой причёске. Покрутившись у серебряной глади старого трюмо, я услышала звонок по телефону. Диспетчер таксопарка сообщил, что машина уже прибыла и готова меня отвезти по адресу. Сунув ноги в туфли, и накинув шикарное манто на плечи, я схватила тонкую изящную сумку-клатч и выбежала из дома.
  На церемонию бракосочетания я не попала из-за московской пробки, и маршрут движения изменила по пути. Пришлось отправиться сразу в ресторан. Войдя в двери, я показала своё приглашение швейцару и впорхнула вглубь заведения. Роскошь и размах меня впечатлили, а количество людей на ужине в честь женитьбы моего отца и незнакомой Инги, испугало. Я сосредоточилась на лице папы и на сидящих рядом с ним людях. Женщину рядом я идентифицировала как ту самую счастливицу и она мне не понравилась. Хищница. Высокие скулы, узкое лицо, среднего размера глаза, искусный макияж, крадущий у нее словно паранджа у восточных женщин её индивидуальность и превращающий в более привлекательную и молодую особу каких много. Дорогое платье сидит как влитое, что собственно не мудрено при такой красивой фигуре. Товар лицом и ничего не скажешь. Всё-таки мне она кажется опасной. "Снежная королева", - прозвала я про себя жену папы. Рядом с ней сидит молодой парень удивительно похожий на нее, только цвет волос у них разный. Оно и понятно, парень русоволосый, а женщина крашеная блондинка. Видимо это и есть пасынок папы и мой сводный брат. Красавец и хищник как его родительница, только пока еще голодный и жаждущий крови. Ладно, поживёт, побарахтается в предложенных обстоятельствах и станет таким же, как мамаша. И тут взор парня устремился на меня и замер на моём лице. Затем медленно прошелся с головы до ног по фигуре. Для меня это оказался не самый приятный момент за вечер, но я вытерпела и нахально улыбнулась. Надо уже выходить из тени и легализовать себя собравшимся.
  Я отлепилась от колонный, на которую опиралась плечом, разглядывая главных действующих лиц вечера и пошла по направлению к отцу. Родитель узрел меня и, вскочив с места, кинулся на встречу. Объятья, поцелуи, добрые пожелания, радость в глазах отца - смешалось всё и меня это захватило целиком и полностью. Я всё-таки рада за отца, пусть даже эта женщина, которая как в сказке теперь приходится мне мачехой, недостойна такого хорошего мужа.
  - Инга! Господа! - заговорил молодожен и вилкой постучал по бокалу, что стоит перед ним. - Представляю вам мою красавицу дочь. Ада. Я не могу выразить своё душевное состояние, но я горд, что такая умная и прекрасная девушка является частью меня.
  Все захлопали, я потупила глазки и изобразила смущение, Инга Вячеславовна справляясь с эмоциями попыталась доброжелательно улыбнуться, братец, имя которого я никак не вспомню, опешил и растянул рот до ушей приветствуя меня. Короче говоря, вечер перестал идти своим чередом и превратился из хорошо отрепетированной театральной постановки в цирковое представление.
  - Не знал, что мы теперь стали родственниками. Счастлив, - услышала я голос своего мецената и непроизвольно вздрогнула. Обернувшись, я наткнулась на агатовые глаза Карима.
  - Не поняла? - задала я вопрос и посмотрела на родителя, надеясь, что он даст мне разъяснения. Но объяснила мне всё его невеста:
  - Это мой родной племянник. Сестра, Маргарита Вячеславовна сейчас с мужем в отъезде и не смогли приехать. Вот Карим и отдувается за своё семейство. А вы знакомы?
  - Да, - состроив мину приветливости, произнесла я, и невольно взглянула в направлении выхода из банкетного зала. Это так, на всякий случай...
  - Ада, находится под моим личным контролем, и она моя протеже. Одарённым детям необходимо помогать. А эта милая девушка одарена сверх меры. Мы с родителями затеяли один благотворительный проект, и Ада принимает в нём участие. Она так поразила меня, что я вот уже несколько лет слежу за её успехами. Мало того, мне присылают её бюллетень успеваемости и видеоролики с занятий. Я горд, что могу познакомиться с вами Михаил Иванович, её отцом.
  Вечер пошел своим ходом и я, устроившись в кресле между папой и Каримом, уткнулась в тарелку и принялась медленно есть. Спонсор еще немного поболтал о моих достижениях, приукрасил возможности, и в целом пролил бальзам на сердце моего батюшки густым слоем. Утаил в разговоре совсем немного: подарки на праздники, еженедельные телефонные звонки, билеты в театры и на концерты, ну и еще много чего, что позволяет мне поддерживать любую беседу за столом, производя неизгладимое впечатление на жену отца и братца, которого как выяснилось, зовут Игорем. Пообщавшись немного с новыми родственниками и оставив их в задумчивости, мы с Каримом пошли танцевать. Братишка хотел проявить инициативу, но не преуспел и парень с черными как ночь глазами закружил меня по залу под звуки вальса.
  - Тебе это платье очень идет, - шепотом сказал мне на ухо молодой мужчина, а меня вдруг охватил трепет и я испугалась, испытав неизвестное до этого момента чувство.
  - Конечно, и теперь я должна похвалить твой изысканный вкус. О, благодетель! - парировала я, пытаясь справиться с голосом, дрогнувшем от волнения. - Всё чем ты одариваешь меня по праздникам выше всяких похвал!
  - Ты сбиваешься с ритма, Ада, - заметил Карим, наклонившись к самому моему уху. - Раз-два-три, раз-два-три.
   Я и в самом дела сбилась с ритма и только усилиями партнёра по танцу мы всё еще кружим по залу в нужном темпе. Злиться мне не следует, но у меня так дрожат руки от его тихого голоса, что я не выдерживаю:
  - Шипишь, словно змея, - ринулась я в атаку на покровителя, выровняв спину и вздёрнув подбородок. - Вместо того чтобы плевать мне в ухо замечания, помоги смыться отсюда домой. Еще три дня впереди, и боюсь я твоему двоюродному братцу и тётке по зубам надаю.
  - Чем они тебе не угодили? - скроив забавную физиономию, поинтересовался покровитель.
  - Заладили: ах, Ласкало! Ах, Ласкало! А у меня зубы сводит, когда вспоминаю оперу. Не дай опозориться на свадьбе, ведь драку, поди, не заказывали.
  Карим захохотал и закружил меня еще сильнее. Я скосила глаза и заметила, как Игорь следит за каждым нашим движением и его глаза сверкают недобрым огнём. Я бы назвала этот огонь похотливым, но пансионное воспитание не позволяет.
  - С тебя станется. Предлагаю план "А". Помнишь, как это было в театре в Париже? - поинтересовался Карим, а я, улыбнувшись, кивнула.
  Танец закончился и молодой мужчина потерял ко мне всякий интерес. Пригласил на следующий какую-то девушку. Та просияла от такого снисхождения и бросилась демонстрировать Кариму все свои достоинства и под различными ракурсами. Посмотреть там было на что, и думаю, мой новый родственник получил эстетическое наслаждение. Вскоре они покинули веселье вдвоем, и мне осталось сыграть свою роль. Я скромно уткнулась в тарелку, желая всем вокруг провалиться. Женушка папы, похоже, невзлюбила меня сразу. Да куда там до любви, коли я могу рассказать ей о самых новомодных тусовках последних семи лет и выставить деревенщиной даровитую падчерицу не получилось. Зато сынок Инги принялся буквально пожирать меня глазами. Потом я шепнула отцу на ухо о своем нездоровье и желание уехать с пира. Папа забеспокоился, но я утешила его, что это всё моя замкнутость и особый микроклимат пансиона так действуют на меня, что не могу находиться долго в подобных компаниях, а также сообщила ему, что вызвала такси и оно уже подъехало. Родитель повздыхал и отпустил. Я вышла на улицу, прошлась до конца здания, в котором находится ресторан и свернула за угол.
  - Такси вызывала, красавица, - услышала я голос мецената из подъехавшей машины. - Садись, вмиг довезу.
  Я рассмеялась и уселась на сидение пассажира. День закончился и я этому обрадовалась. Последующие три дня прошли сносно. Карим старался держаться на расстоянии, но и далеко не отдалялся. Новоиспеченный братец по имени Игорь буквально волочился за мной, а я с лёгкостью заправского шпиона ускользала. Игра в догонялки результатов не дала и данную мною характеристику парень оправдал: мелкий, но хищник. Окончание торжественных мероприятий не избавили меня от назойливости Игоря, и весь следующий учебный год вплоть до самых каникул он каждые выходные заезжал в пансион, чтобы встретиться со мной по-родственному. Не преуспел, но не сдался, а лишь отложил настойчивость в дальний угол и укатил на отдых в далёкую страну. Карима активность кузена забавляла, но он старался держать руку так сказать "на пульсе" и в случае необходимости, готов был вмешаться. Я понимаю своего благодетеля, он изо всех сил старался избежать кровопролитья и военных действий с моей стороны потому, как доподлинно знал мои физические возможности. Надо признать, что опасенья его были не беспочвенны.
  Новый учебный год привнёс в нашу обыденную и привычную пансионную жизнь много изменений и все они большей частью коснулись нашей общей подготовки. В расписание занятий, помимо обязательных дисциплин и тестов по природным дарам каждого из нас введено еще и военное дело. В частности стрельба по мишеням из различного оружия, ориентирование на местности, скалолазание и бег с препятствиями. Нагрузка увеличилась и я первое время еле ноги передвигала. Успевала лишь доползти до кровати и упасть на подушку чтобы забыться сном. Выходных я ждала как манну небесную, но проходили они не шатко не валко благодаря стараниям сводного братца. Но это еще не все нововведения. Наш класс официально разбили на четыре группы и похоже при формировании бригад руководствовались уже сложившимися симпатиями школьников. Группы получились, как это не покажется странным равным по количеству учеников. Четыре отряда по три человека, весьма не дурно для общего дела. Теперь мы соревновались друг с другом в командных играх, и это добавило остроты в нашу пресную школьную жизнь. Тренировки по отдельным дисциплинам стали индивидуальными для каждой команды и подсмотреть, как натаскивают противника, не было возможности. Всё вокруг покрывала густая вуаль тайны.
  Ваньку это насторожило сразу, и он не стал скрывать от нас своих подозрений. Мы с Сашкой отшучивались и хлопали компаньона по плечу, стараясь его подбодрить. Сами понимали, что Ёж прав и к каждому новому заданию на уроках подходили с подозрительностью, особенно после того, как я вдруг из "медиума" видящего последние часы жизни людей их глазами превратилась в существо, обладающее странными способностями.
  Случилось это накануне экзаменационного похода в горы. Прежде чем отпустить своих подопечных на законные каникулы, спонсоры решили проверить нас в деле. Мы своими бригадами обязаны были выйти в горы и проложить наиболее безопасную трассу. Но это еще не всё. Задание необходимо выполнить на территории чужой страны и при этом не вляпаться в неприятности. За финиш без приключений был обещан приз. Менторы по условиям командной игры должны ждать в указанной на карте точке. В нашем случае это квартира в крупном городе. Узнав правила, мы с друзьями переглянулись и поняли, что это как раз то, для чего нас всех собрали под этой крышей и тратят на нас такие огромные деньги. Теперь мы должны их отработать. Ход мыслей меценатов весьма прозаичен и то, что мы все здесь находимся пока в статусе детей здорово облегчает им задачу. Со школьников меньше спроса, ведь всегда обстоятельства поимки можно списать на излишний романтизм подростков.
  - Вот и началось, - заявил полушепотом Сашка, разводя привычными движеньями костёр для приготовления шашлыков. Мы всей компанией выбрались на пикник перед вылазкой, на котором решили обсудить наши шансы и возможности.
  - Да, они нас собрали и подготовили и теперь мы им должны. Вот так и покатится, - отозвался Суворов разламывая ветки хвороста и подкладывая их в разгорающееся пламя. - Жаль, что так глубоко увязли. Не выбраться.
  - Я тут программку придумал...Короче, подсунул я её в компьютер к директору пансиона. Не сам конечно, вы ж знаете меня, комар носа не подточит, - начал говорить Ёж и смутился. - За наш так называемый поход на счёт "Закрытого пансиона" перечислена круглая сумма денег. Причем я проанализировал все балансовые счета и понял, что такие суммы поступали равными долями несколько раз и моментально перетекали на счета в офшор. Причём эти замечательные события приходятся на дни перемен в расписании наших занятий, подготовку индивидуальных программ после разбивки на тройки и сейчас перед объявлением о странном походе в горы. И еще кое-что удалось узнать. Я заглянул в личные дела каждого из учеников нашего класса. Мы все из разных слоёв общества и попали сюда разными судьбами, но нас всех объединяет одно: у нас была в жизни какая-либо эмоциональная травма. Мы больны ребята и у всех нас один диагноз - психи.
  - М-да, дела, - пропел своим бархатным голосом Сашка. - Выходит, что если с нами что-то произойдёт то нашим близким объяснят, что мозг у нас перегрелся, вот мы и того...тю-тю. Ну, например, в горы потащились и там со скалы сорвались, или на пули нарвались на границе стран или еще, что-то в этом роде.
  - Знаешь, как они назвали класс, в котором мы учимся? "Коррекционный". Для детей с ослабленной психикой. Потому и учимся за высоким забором по верху которого, проходит колючая проволока и спонсорские деньги кажутся оправданными, ведь всё для детей в нашей стране и каждый может стать полноценным гражданином общества.
  - Что делать-то будем, ребята? - задала я риторический вопрос, любуясь яркими всполохами пламени, расцветшими усилиями моих друзей.
  - А что если у твоего Карима спросить? - вопросом на вопрос ответил Ванька.
  - Ёж, его в городе нет, также как и его кузена. Я звонила и тому и другому. Они оба испарились в самый интересный момент.
  - М-да, Ромашка выглядит это подозрительно, хотя вполне возможно, что совпадение, - произнёс, потирая лицо руками Финист. - Сейчас главное решить, как действовать будем. Задание выдадут на старте. Страну, в которую поедем, узнаем утром в день отъезда. Заранее подготовиться можно, но кто знает, что в пути пригодиться. Тем-более я тут кое-что засёк вчера ночью. Привезли двенадцать рюкзаков и столько же комплектов одежды. Думаю, нас запустят на точку при весьма скромных возможностях и взять личное не позволят. Это усложняет нам жизнь и облегчает одновременно, ведь нужно смотреть на обстоятельства с разных сторон.
  - Наша безликость, это хорошая защита для спонсоров этих игрищ. К тому же меня смущает еще одно обстоятельство: мы будем пересекать границу на самолёте, но самостоятельно и с наставниками встретимся только в конце. Не кажется это странным? - выдал свою порцию рассуждений Медведев.
  - Да, но как ты выразился "безликость" на руку и нам. К тому же мы можем попробовать переслать информацию и деньги на свободный ресурс и тем самым обеспечить себе дополнительные бонусы. Деньги у меня есть, об этом Карим и папа позаботились, а пересылка их в известное место задачка для Ежа.
  - Хорошая идея Адка. Завтра же займусь всем необходимым и по почте перешлю в Москву посылку и фальшивые документы. Да-да, мои юные друзья, ваш друг Ёж еще и не на такое способен! Потому и надо держать ухо востро, - ответил Ванька.
  - Я займусь подготовкой к походу и соберу вещички, которые могут нам пригодиться. Мало-ли, что они запихнут в рюкзаки на общих условиях, я может без своих любимых ножичков обойтись не могу, - хохотнул Медведев и состроил дурашливую физиономию.
  Я в этот момент подошла к ребятам и села рядом с ними поближе к костру. Вдруг мне захотелось протянуть руку к оранжево-красному пламени, чтобы ощутить жар тепла и понять, что всё мы придумали и сами себя пугаем. Страхи, переселяющиеся от человека к человеку, живут вечно в отличие от нас, и нужно наслаждаться вот этим небом, миром вокруг, теплом огня. Но сколько бы я не тянула руку к пламени, его тепло ощутить не смогла. Подойдя вплотную к костру, я вдруг заметила, что лепестки его распластались по земле. Ребята притихли и, поднявшись с одеял, встали за моей спиной. Я повторила трюк и Финист пораженно изрёк:
  - Вот это да!
  - Ужасно то, что чем ближе я подхожу к пламени, тем меньше ощущаю его тепло, - пожаловалась я, а Ванька подбежал, выхватил из центра костра полыхающую с одного конца ветку, и поднёс ко мне. Я протянула руку к горящему пруту и огонь, словно испугавшись меня, отклонился в сторону. Я решила коснуться оранжевых лепестков, они как живые от сбежали на землю и там угасли.
  - Не вероятно! Оно тебя боится! - еле сдерживаясь, возликовал Сашка, а Ванька принялся ему вторить. Кончилось это всё дружескими объятьями, криками "ура" и общим весельем.
  На следующий день решили провести эксперимент и для этого отошли подальше от стен пансиона и натаскав хвороста разожгли огромны костёр. Пламя получилось впечатляющее, и я немного испугалась, что придётся сражаться с этим огромным красным демоном. Но всё повторилось, и я даже смогла не только приблизиться к дымящемуся чудовищу, но даже улечься на него. Огонь потух, не имея возможности спастись от меня бегством и переброситься на другие ветки, а на мне даже одежда не пострадала. Это для Ваньки стало знаковым, и он вынес вердикт, что в полутораметровом радиусе я гашу любое воспламенение. На следующий день опыт повторили, и для этих целей подожгли сарай в лесу. На этот раз мы вместе с Сашкой вошли в полыхающий дом. Парень встал за моей спиной и крепко обнял и прижал к себе, и мы сцепленные вошли внутрь. Огонь словно испугавшись моего присутствия, пригнулся к земле и точно вьюнок начал прокладывать себе дорогу в стороны от меня, пожирая старые доски домишки.
  - Надо выходить, я задыхаюсь! - крикнул друг, а я выпроводила его в дверь и сама снова ушла вглубь пожара. Мне стало интересно, как долго я смогу продержаться среди этого яркого свечения и не задохнусь ли угарным газом. Я слышу крики своих друзей их неистовство, но мне больше по душе то, что я вижу вокруг. Мне не жарко, не холодно. И тут я поняла, что абсолютно счастлива стоя в эпицентре пожара и наслаждаясь его красками изнутри.
  Сарай выгорел дотла, когда я покинула пепелище. Всё стало не важным в единый миг. Ни крики друзей, ни их истерзанные страхом лица, ни то, что они пытаются донести до меня. Главное что случилось в этой жизни, моей жизни, это произошло там, внутри горящего яркого кокона.
  Помириться с ребятами удалось только на третьи сутки, как раз перед началом Игры и далось это с трудом, но я справилась и смогла убедить их в том, что они сделали всё правильно, и смогли, наконец, раскрыть мой дар. Между нами тремя было решено не говорить об этом никому, даже нашим менторам, что на мой взгляд весьма разумно. Если уж они додумались устроить такие странные соревнования, то вполне возможно захотят использовать открывшийся дар.
  В канун "прогулки" в горы нас подняли ни свет, ни заря и выдали по комплекту одинаковой одежды: джинсы, майки, ветровки и кроссовки. Завтрак оказался плотным и только на три персоны. Это насторожило меня и я мельком посмотрела на каждого из друзей. Мои взгляды были пойманы, и в глазах Ваньки и Сашки, я смогла прочитать туже обеспокоенность. Получается, нас запускают в эту игру поступательно и группа за группой. Знать бы под каким номером стартует наша троица? После завтрака нам выдали рюкзаки и документы с нашими настоящими именами. Значит, предположения начинают сбываться, но частично и всё-таки кое-что мы придумали. Перед стартом Игры Иван проработал каждую из стран, где есть горы и путём логических размышлений заключил, что мы летим в Узбекистан.
  Прибыв в аэропорт ребята забрали наш дополнительный багаж и дождались посадки на самолёт. В полёте внимательно изучили маршрут и обсудили его. Дальше нам стоит держаться вместе и немного отстать от графика начерченного организаторами турнира. Мы переоделись в свои вещи, припасённые накануне, и двинулись в сторону гор. Недалеко от горного кластера мы поселились в гостинице. На следующий день пришел посыльный и принёс поддельные паспорта, которые дружище Ёж заказал у своего приятеля. Что не говори, а друг у меня большой умница. Ночью мы выдвинулись по маршруту и в течение четырёх дней добрались до первой после старта точки. Отставание от графика, созданного нашими учителями к тому моменту составило примерно двое суток. Мы начали подъем, но не успели добраться до привала. Люди в военных формах преградили нам путь и в вежливой форме попросили отложить наше посещение скал. Расспросив военных мы узнали, что на пути, который мы должны преодолеть случился обвал и есть пострадавшие. Время обрушения каменной стены пришлось как раз на момент второго привала, если бы мы соблюдали режим движения по маршруту. Таким образом, задержка в ожидании фальшивых паспортов спасла нам жизнь. Другой вопрос, кто в это время оказался под дождём камней? Посовещавшись, мы решили продолжить путь и пребыть на встречу к менторам.
  Разведку в поисках новых дорожек мастерски провёл Сашка. Он случайно натолкнулся на узкую заброшенную тропу, которая петляя, привела нас в конечную точку. Дальше наш путь лежал в гостиницу к менторам. Но со встречей мы немного помедлили и решили осмотреться. Собственно осматривался Ванька, а мы с Финистом всё больше бегали по столице бывшей советской республики и любовались достопримечательностями. Мы устроились в небольшой частной гостинице на окраине Ташкента, предъявив фальшивые документы. Суворов терзал компьютер дня три, и мы с Сашкой успели скататься на двухдневную экскурсию и насладиться красотами Самарканда. Когда мы счастливые и загоревшие вернулись в гостиницу Ташкента, наш хакер выдал порцию информации для размышления:
  - Я тут полазал кое-где...короче, операция удалась всем группам. Судя по отчётам перед спонсорами, денежные призы выданы всем школьникам. Другое дело, что в горы послали только нашу бригаду. Остальных направили в разные уголки нашей необъятной родины. Инцидентов отмечено не было и все явились на встречи к воспитателям в полном здравии и в соответствии с картой их задания. Только мы движемся с отставанием. Директор пансиона выяснил, что под обвал попали не мы, а группа студентов. Выживших нет. Твой Карим рвёт и мечет, что тебя до сих пор нет и активно интересуется твоим местоположением. Хорошо, что мы тут под чужими именами. Судя по бойкости обоих братьев, дело это семейное и операцию курировали именно они. А я думал, парни голову от тебя потеряли?
  - Дождёшься от них, скорее проглотят со всеми потрохами, - хмыкнула я и призадумалась.
  - Сейчас вопрос в другом, - заговорил блондин. - Как долго нам нужно скрываться? Может еще немного побыть здесь?
  - Это ребят, как вы решите, - отозвался компьютерщик. - По мне, так лучше вернуться в лоно родного интерната. Надо последить за денежными потоками, чтобы понять расстановку сил в спонсорском составе.
  - Не знаю, но на душе у меня муторно, - изрёк Сашка и посмотрел на нас. - Словно это мы должны там под обломками лежать.
  - Не нагнетай, - отозвался Ёж и принялся теребить пуговицу на рубашке. Заметив этот жест, я поняла, что хакер находится в весьма нервозном состоянии.
  - Хорошая идея. Лучше успокоиться, - поддержала я. - И вот еще что... Предлагаю объявить им войну и проучить как следует. А что у нас главное на войне? Информация! Я встречусь с Игорьком и попробую спровоцировать Карима. Мне интересно последить за их вознёй и понять, откуда ветер дует. Если честно, то и за отца страшно.
  - Ага, так Игорь и выложил тебе все секреты, - развеселился Медведев, а я схватила подушку с дивана и бросила в него. Смех компаньона перешел во всхлипывания, которые заглушила подушка, потому что он в неё уткнулся.
  - Я буду иметь доступ к компьютеру Игоря и смогу скачать нужные файлики. Ванька потом их расшифрует.
  - Отлично, Ромашка, - похвалил меня Ёж и улыбнулся, а Сашка оторвался от подушки и кивнул.
  - Ну, что? Едем в интернат и порадуем Карима с Игорьком? - спросил Финист. - Тогда по коням. Нам нужно ночью выходить, чтобы к утру добраться до посёлка, где наши наставники дожидаются.
  К полудню следующего дня мы встретились с нашими учителями и после объятий, разговоров и плотного обеда отправились в аэропорт. В Москве нас встретила цела делегация и, выразив восхищение блестяще выполненным заданием, попросила отчитаться о прохождении маршрута. Среди встречающих били оба кузена, и каждый из них облобызал меня, с трепетом прижимая к груди. Я с честью выдержала это испытание и с радостью занялась объяснением нашей задержки. Новым параллельным маршрутом и координатами остановок покровители остались довольны и, воодушевившись, погрузились в машины и укатили.. На следующий день нам выдали вознаграждение и мы купили путёвки на Кубу на целый месяц.
  Новый учебный год принёс еще больше изменений в расписании нашей подготовки и теперь занятия четырёх групп стали проходить отдельно друг от друга. Изоляция нашу группу не воодушевила, но мы на общем совете решили, пока не нервничать и понаблюдать за происходящим. Я еще больше укрепилась в своём решении позволить Игорю ухаживать за мной и моё пятнадцатилетие я отметила в романтической обстановке с ним, а не с Каримом. Тот по своему обыкновению преподнёс мне двойной подарок. Первой частью явилось платье потрясающей красоты, густого красного цвета, а второй - рубиновые серьги обрамлённые россыпью бриллиантов. Я по сложившейся традиции должна была блистать в этом наряде рядом с кареглазым малым, но вместо него эту роскошь лицезрел его братец. Карим, узнав об отказе встретится с ним удивился и пару раз попытался поговорить со мной, но телефон тем и хорош , что можно сослаться на занятость. Разговор так и не состоялся. Зато Игорь был покорён увиденным ярко-красным нарядом и на протяжении всей встречи заливался соловьем, восхваляя мою красоту и душевные качества. Вечер я провела банально, но зато смогла насладиться роскошью загородного дома Игоря и его кабинетом с компьютером на рабочем столе. Последнее для меня представилось крайне важным, и я нацелилась вытащить из этого чуда человеческой мысли как можно больше информации.
  Отношения с Игорем продолжились и я стала частым гостем в его апартаментах, потихоньку выуживая информацию из компьютера и передавая её Ивану. Карим надолго пропал из поля моего зрения и до Новогодних праздников не появился. Зато прислал роскошный букет цветов и символичную коробку конфет. Меня это несколько удивило, но намёк я поняла: теперь нас ни что не связывает и каждый сам по себе. Я не расстроилась и продолжила шпионить за Игорем. За год информации накопилось много, и Ваня сумел сложить её обрывки в более или менее стройную теорию.
  По его версии общий бизнес поделён на две части между родными сёстрами. Их отец, бывший советский партийный работник сумел хорошо устроиться за границей и открыть там своё дело. Разбогател и вернулся к русским берёзам. На родине он удачно выдал замуж двух своих дочерей, и благополучно скончался в преклонном возрасте, оставив на плечи зятьёв огромный конгломерат. Связи с партнёрами за границей помогли увеличить денежные обороты, и господам стало скучно. Вот именно в этот момент в голову отца Карима пришла не совсем новая, но зато любопытная идея. Свелась она к банальному желанию власти. Его предложение восприняли с интересом, и через некоторое время фортуна улыбнулась богачам. Осталось лишь идти к намеченной цели. Но Власть дама хищная и одними денежными вложениями обойтись трудно. Вот тогда и появилось желание следить за конкурентами по политическому олимпу и тем самым "подкладывать соломку" под спины тех, кто дружен с семьёй или втыкать в эти спины ножи, если противник артачится. Дела пошли в гору еще лучше, но счастье оказалось не полным. Наметился разлом в крепких родственных отношениях. Господа сели и поговорили, после чего появилась идея разграничить сферы влияния и счета. Получилось, что обе семьи не могут нагадить друг другу, они повязаны и без сложения двух частей единой картины не получить. Данные отдали в руки молодой поросли народившейся от сестёр и все на этом успокоились.
  - Значит, мы не можем обыграть их? - спросил Финист, после подробного доклада Ваньки на военном сборе.
  - Никто не может. Одна часть без другой не действительна, - вздохнув, сказал хакер.
  - А мы им зачем нужны? Допустим пансион понятно, но наш сумасшедший корпус им зачем? - поинтересовалась я и почесала затылок.
  - Благотворительность и бесплатная рабочая сила для слежки. Я когда влез в отчёты ребят, то понял, одна из групп явно была послана не случайно. Скорее всего, есть информация в отчётах о чём-то или о ком-то, но узнать доподлинно нет возможности.
  - Ну да, плату за свои телодвижения по сухопутным просторам получили все, и каждая из "троек" считает, что именно они справились с заданием. Занятно получается... - протянула я слова и опечалилась. Игра в партизан меня увлекла и любопытство требовало удовлетворения.
  - А что у тебя там с Каримом? Глухо? - спросил Сашка-Финист и испытывающе посмотрел на меня.
  - Глухо. Звонит один раз в неделю и задаёт вопросы о здоровье. Я отвечаю, и на этом он прощается. И так уже достаточно давно, - вздохнув, произнесла я.
  - Ты девушка и говорят у вас в крови уметь обратить на себя внимание, - хихикнул Сашка и получил от меня подзатыльник. - Не, в самом деле! Нам не разобраться без второго куска информации, - потирая затылок изрёк друг, хитро поглядывая на Ваньку.
  - Ладно, вечно мне в пекло из-за вас, - проворчала я и задумалась.
  Вечером внимательно изучила свои наряды в гардеробе и, выбрав скромное платье, облачилась в него. Заплела волосы в косу и вдела в уши рубиновые серьги - подарок Карима. Затем набрала номер телефона и стала дожидаться, слушая нудные длинные гудки.
  - Да, - ответила мне трубка голосом благодетеля и я, обрадовавшись, мысленно пожелала себе удачи.
  - Привет. Есть минутка или ты занят? - спросила я и зажмурилась. Мне сейчас предстоит навязать кареглазому своё общество, а этого я никогда не делала.
  - Да, - сухо ответил Карим.
  - Отлично, у меня тут проблемка нарисовалась и я не знаю как её разрешить. Поможешь?
  - Да, - снова коротко сказала трубка, а я начала потихоньку злиться.
  - Тогда надо встретиться. Мне трудно решить эту проблему по телефону.
  - Я вызову тебе такси и сообщу Светлане, что ты собралась ко мне. Приезжай.
  - Нет. Светлана тут не поможет. Надо встретиться с глазу на глаз...короче, это...личное, - промямлила я и сама того не ожидая закрыла ладонью глаза. Мне вдруг стало страшно и любопытно, что выйдет из моей затеи. Ванька выдал мне свою новейшую разработку, которая поможет скачать данные из компьютера старшего из братьев.
  - Я догадываюсь...Хорошо, приезжай всё равно... со своим...личным.
  Трубка замолчала, а я попыталась отдышаться. Тон сказанных слов мне не понравился, но выхода у меня нет, и придётся придумать проблему по дороге. Главное попасть в кабинет и извлечь информацию для Ваньки.
  Такси домчало меня очень быстро и я прошла через ворота загородного дама Карима. Надо признать, что это здание больше напоминает дворец, чем жилой дом и коттедж Игоря по сравнению с этим великолепием выглядит хиленькой сараюшкой. Набрав в грудь больше воздуха, я преодолела расстояние до входной двери дома. Не успела дотронуться до ручки двери, как та распахнулась, и на пороге появился хозяин особняка, во всей своей восточной красе.
  - Привет, - миролюбиво сказал Карим и впустил меня во внутрь.
  Мы пересекли холл и поднялись на второй этаж. Затем прошли по длинному коридору и остановились возле красивой двери.
  - Проходи, чувствуй себя, как дома, - сказал молодой мужчина и первым пересёк порог помещения. Это оказался кабинет. Я обрадовалась, что попала туда куда нужно, и теперь осталось воткнуть Ванькин аппарат в компьютер. Я скосила глаза на стол и увидела, что компьютер включён. Я скрестила за спиной пальцы на удачу, прошла вглубь кабинета и уселась на кожаный диван. Карим с удобством расположился рядом, и внимательно посмотрел на меня.
  - Ну, и какой у тебя вопрос, - спросил мужчина, а я поёжилась.
  - Я...очень волнуюсь. Просьба неожиданная...Можно мне водички?
  - Сейчас принесу, - озадачено сказал Карим, поднялся с дивана и вышел. Я подскочила и ринулась к рабочему столу, сунула Ванину разработку в разъём и вернулась к дивану. Вовремя. Карим вошел в кабинет и направился ко мне. В руке у него стакан с водой. Я с благодарным видом приняла напиток и несколько раз приложилась к хрустальному краю стакана.
  - Карим, - обратилась я к покровителю, - я знаю тебя с детства и податься с подобной просьбой могу только к тебе. Мы с Игорем встречаемся и в наших отношениях наступил такой момент...Я не умею целоваться, научи, - выпалила я последнюю фразу и сильно зажмурилась. Прошло не меньше пяти минут пока я решилась приоткрыть один глаз, чтобы осмотреться. Увидев лицо покровителя, я от удивления открыла не только второй глаз, но и рот. Сказать, что родственник ошалел от моего предложения, это значит не сказать ничего. Крепко стиснутые губы, бешеные глаза, раздувающиеся ноздри - это видение не для хрупкой женской психики.
  - Ты уверена, что я должен тебя целовать? - сквозь стиснутые зубы проговорил Карим.
  - Не побрезгуй, - жалостливо попросила я и заискивающе посмотрела в очи благодетеля.
  - Хорошо, но помни: ты играешь с огнём, - сжав кулаки, прошипел мужчина, а я мило улыбнулась и, закрыв глаза, вытянула уста трубочкой.
  Чужие губы обняли мои и жаркая волна обрушилась на меня и не отпустила пока я тихо не застонала. Сладость, страсть, нежность, ласка и пыл - это малая часть тех ощущений, что я испытала. Я буквально воспарила над собственным телом и вознеслась куда-то в удивительную страну, где нет преград и нет оков, а есть только любовь и безраздельное счастье.
  - Ты хочешь продолжать урок? - донёсся до моих ушей хрипловатый голос, и я распахнула веки.
  - Да, - только и смогла прошептать я.
  - Нет, так не пойдёт девочка. Боюсь, я слишком люблю тебя. Ты порвёшь с Игорем и выйдешь замуж за меня. Это не обсуждается. С братом я сам поговорю.
  Следующие две недели оказались для меня мучительными, ведь пришлось предстать перед светлыми очами отца и мачехи и подтвердить своё желание стать невестой Карима. Игоря я всё это время не видела, но вполне могла себе представить, что он чувствует. Друзья по пансиону поддерживали меня и я начала приходить в себя от всего произошедшего.
  По завершении учебного года мы вместе с женихом и нашими семьями поехали отдыхать в жаркую страну. По возвращении я встретила Игоря и попыталась объясниться с ним. Мой бывший возлюбленный принял мои извинения и мы сошлись на том, что с этого момента наша дружба словно огромный костёр воспылала с новой силой и она не дымит влюблённостью. В мой день рожденья Карим преподнёс красивое бриллиантовое кольцо и мы отправились кутить в шикарный ресторан.
  Не знаю, что я чувствовала тогда, но уверенность в том, что этот фарс однажды изживёт себя, окрепла к концу следующего учебного года. Мне предстояло определиться с будущей профессией и я позволила себе посомневаться. Изначально отец сделал меня совладелицей своей фирмы и я вдруг почувствовала в себе огромное желание заняться экономикой и помочь родителю. Институт я тоже выбрала с тем расчётом, что смогу на деле применять полученные знания.
  Мои друзья всё это время занимались поиском возможности получения информации и преуспели в этом. Ванька изобрёл нечто невообразимое, и отслеживание денежных потоков обоих братьев стали возможными без моего участия. Меня отстранили от всех вылазок на благо спонсоров и ребята прекрасно справлялись без меня. Я, конечно, переживала за них, но эмоции держала при себе. Светлана вышла замуж и я с большим удовольствием побывала на её свадьбе. Муж её мне понравился и мне захотелось, чтобы он никогда в жизни не разочаровал её.
  В конце мая предстояло еще одно дело, которое надлежало исполнить "без сучка и задоринки" и решено было привлечь меня. Карим немного повздыхал, но согласился. Все действия должны были происходить по той же схеме, что и тогда, когда мы с ребятами были в горах с той лишь разницей, что теперь это будет поезд.
  Мы отправились в лес на пикник и решили обсудить всё, что связано с этим делом. Друзья у меня головастые и при помощи их самоотверженности словно пазловая картина собралось истинное положение дел. Итак, во главе всего стоят две семьи. Все остальные покровители являются лишь помощниками в осуществлении основных задумок. Обязанности делятся поровну и это знак абсолютного доверия между семьями. Хотя по мне так это еще демонстрация открытости перед сторонними партнёрами по бизнесу. Все деньги крутятся между счетами вначале по одному кругу, где ответственными являются мачеха и Игорь, а затем все данные переходят ко второму кругу: Кариму и его родителям. Все довольны и распределение финансов происходит чётко и без задержек. Привлеченные компаньоны счастливы, семьи богатеют, конкуренты тихо кусают локти и наступает абсолютная нирвана для всех участников событий. Только вот не всё так гладко, как может показаться на первый взгляд. Деньги, которые поступают на счета, находящиеся в ведении Игоря идут транзитом и разлетаются обновлёнными и очищенными на счета кузена. Но вот в чём загвоздка: вливается одна сумма, хранится другая, а отправляется дальше третья. Мы с ребятами долго разбирались с этим вопросом и кучу книг перерыли и советовались со специалистами, пока не удалось заметить некоторую закономерность: счетов больше чем партнёров. Самым удивительным оказалось то, что одним из контрагентов оказался наш пансион. Сашка проник в "святая-святых" кабинет директора и ознакомился с Договором. Удивительно, но расчётный счет в реквизитах совершенно другой чем счёт, на который перечисляются деньги. Вопрос: откуда берутся лишние деньги внутри комбинации? Мы с ребятами долго терзались, но однажды меня осенило - это средства от провалившихся операций. Например, во время поставки пропал товар на некоторую сумму и те, кто его проворонил жестко наказаны, а потом похожая сумма всплывает на неофициальном счёте интерната. Мы с друзьями убедились, что догадка моя верна и решили забрать эту разницу. Для этого и собрались вокруг костра, чтобы в деталях обсудить готовящуюся поставку.
  - Наша группа возьмёт на себя всю операцию, а другие будут отслеживать перемещения конкурентов, - сообщил Ёж. Пламя заколыхалось от налетевшего ветра и на лице друга заплясали желто-красные отблески, подаренные светом костра.
  - Ада, мы с Ванькой всё проверили. Ошибки быть не может, - подтвердил слова напарника Сашка и, взяв тонкий прутик, принялся ворошить дрова.
  Я ничего не ответила и только утвердительно кивнула. В нашем плане мне отведена роль жертвы и это не слишком здорово. Главное убедить всех, что жертва не напрасна.
  - Ты не хочешь расставаться с Каримом? - задал вопрос Финист, а я ответила:
  - Я не очень верю в любовь такого парня как Карим. Он сольёт меня при первой же опасности. Уже слил.
  - С чего ты взяла? - Сашкины брови поползли на лоб, и в глазах читается неподдельное удивление.
  - Я думала над этим...У меня нет уверенности в том, что обе семьи не морочат головы своим партнёрами. Деньги могут распределяться по обоюдному согласию. На входе одна сумма, на выходе та же, а что происходит внутри процесса, это тонкости не для посторонних.
  - М-да, похоже, ребята любят играть по-крупному, - произнёс Суворов и посмотрел на меня. - А вдруг это ошибка?
  - Почему? - поинтересовался Финист и посмотрел сначала на меня, а потом на Ваньку. - Я говорил об этом только Адке...короче, фирма куда пансион переправляет деньги и дальше отсылает по этапам, это фирма её отца. На воплощение проекта уходит малая часть денег, а все остальные доходы расползаются по всем щелям и затем снова формируются на счёте Адкиной мачехи. Отец составил завещание в пользу дочери и отписал всё имущество ей, как совладельцу. Адка в любой момент может поинтересоваться делами фирмы и тогда "лавочку" придётся прикрыть.
  - Если я умру первой, то Инга успокоится, - добавила я объяснение к словам Ежа.
  - М-да дела-а-а... - тихо протянул слова Саша и почесал затылок. - Выходит, мы будем разыгрывать смерть?
  - Не совсем так. Когда мы украдём деньги останутся хозяева банковских счетов и начнут землю рыть, разыскивая виноватого. Не уверена, что мы не попадём под подозрение. Скорее всего, так и будет.
  - Ладно. Расскажите мне, что задумали? - хохотнул Финист.
  - Пока ничего не придумали. Ждём твоих идей. В общих чертах мы тебе рассказали, а детали надо обсудить, - подмигнув другу, ответила я. - И еще, ребята, я хочу всё. Все деньги этой шайки. Теперь мне мало только разницы, которая остаётся мошенникам. Я хочу натравить их друг на друга.
  Через две недели я в сопровождении верзилы-охранника уселась в купейный вагон. В мои задачи вошло отследить передвижение важного груза. Собственно это обычная легковая машина, которая на некотором участке пути будет ехать параллельно железной дороге. Как только она окажется в зоне досягаемости начинается моя работа. В момент, как я нажму на клавишу компьютера, начнётся перевод денег от продавца к покупателю. В конце отрезка я должна буду снова нажать на клавишу и тем самым оповестить неведомых мне людей, что груз прибывает. Дальше дело техники. Окончательная передача денег состоится после моего подтверждения.
  С утра мне нездоровиться и я всё время хватаюсь за живот. Охранник хмурится, но мою унылую физиономию вроде бы не замечает. Я попросила у проводника чай и уставилась на компьютер. Через десять минут пришла женщина в форменной одежде и поставила передо мной горячий напиток. Я размешала сахар в стакане и положила ложку на столик. Промахнулась. Ложка полетела вниз и я наклонилась, чтобы поднять. Верзила неожиданно резко согнулся, чтобы помочь мне и наши руки переплелись над ложкой. Я увидела то, что произойдёт в скором времени.
  Дуло пистолета нацелено на меня, я оглядываюсь на компьютер, который развернула к себе, и вижу, что загрузочная дорожка не двигается и высветилась табличка. Боль в груди и струйка крови стекает по моей рубашке. Мой убийца молод, ему примерно лет тридцать пять. Я видела его в соседнем вагоне. Надо сообщить хозяину, но не могу пошевелиться. Перед глазами всё темнеет и я ухожу во мрак.
  Я одёрнула руку и охранник продолжил тянуться за ложкой. Ухватил ее и положил рядом с моим стаканом. Меня тошнит, и острая боль скрутила живот. Та табличка из видения, это мой сигнал Ваньке. Если нажать на нее, то вся операция будет отменена. Судя по всему, мы продолжим. Я почувствовала недомогание, встала и вышла из вагона. Я знаю, почему будет только один труп. Туалет оказался свободен и я заперлась внутри. Главное отсидеться сейчас, а на станции незаметно сойти. У меня есть документы, которыми мы пользовались в Узбекистане и проблем с возвращением не возникнет. Сейчас меня мучает другое: предательство. Карим согласился с тем, чтобы я участвовала в операции. Он подошел к тому парню из соседнего вагона, что сейчас разделывается с моим попутчиком, и говорил с ним долгое время. Значит, мы с Ванькой правы и моя смерть выгодна. Только я никак не могла предположить, что меня убьют вот так. Хотя, план отличный. Погибла при выполнении боевого задания, а денежки и груз исчезли. Виноватых нет, а товар можно продать повторно. Бедный мой папа! Я знаю, что вытащу его, но не сейчас. Главное красиво "умереть" и зажить потом вполне себе счастливо.
  Поезд замедлился, а значит станция уже не далеко. Я вышла из туалета и вошла в тамбур. Приставила к стеклу приспособление, которым снабдил меня Сашка, и несколько раз нажала на спусковой крючок по типу пистолетного. Стекло тихо треснуло и я, стянув джинсовую куртку, намотала её на руку. Резко ударила по прозрачной преграде. Затем я вылезла наружу и прыгнула. Полетела кубарем под откос и, зацепившись за корень какого-то дерева, прекратила падение.
  На железнодорожный вокзал я вернулась поздно вечером на попутке и позвонила ребятам.
  - Привет Ромашка! - кинулся обниматься Сашка, а Ванька обхватил нас обоих. - Мы уж думали, тебя пристрелили. Товар у покупателя и у нас двойная цена за него. Ёж всё забрал и счета у них голые. Твой отец банкрот.
  - Да, охранника убили, а я в туалете отсиделась, - коротко пояснила я.
  - Директора интерната пристрелили. Несколько часов назад. Карим разыскивает тебя. Боюсь не отыграть нам второй акт мелодрамы.
  - Напротив, сейчас самое время. Хочу выяснить отношения с женихом, - воспротивилась я, и ребята ни слова не говоря согласно кивнули. - Тебе видней Ада.
  Я взяла телефон у Ежа и набрала номер Карима. Свой я специально не взяла, чтобы не отследили моё передвижение. Сашка тоже поступил так же, и поехал на встречу ко вторым покупателям без мобильного.
  - Карим, это Ада. Надо встретиться.
  - Малышка, моя, ты жива! - голос в трубке захрипел и мне показалось, что связь прервалась. - Ты где? Я сейчас приеду.
  Я объяснила, где готова встретиться с женихом и в сопровождении Финиста отбыла на встречу. Ждать пришлось достаточно долго, но для меня это проблемой не стало. Сашка залез на дерево, а я присела на невысокий пень и попробовала вспомнить, что-нибудь из стихов. На ум ничего не пришло и я просто таращусь в темноту. Поднялся сильный ветер, а над головой сверкнула молния. Мелкий весенний дождь прошил своими каплями пространство между небом и землёй. Свет фар в общую картину не вписался, но это точно по мою душу. Я вышла из укрытия и направилась к машине. Карим встал напротив и открыл рот, но ничего не успел произнести, грянул выстрел.
  Он упал, словно мешок картошки и распластался на земле. Я бросилась на землю, и немного приподняв голову огляделась.
  - Сашка! - позвала я. Друг откликнулся и через пару минут по-пластунски подполз ко мне.
  - За деревьями мелькнул свет фар. Стреляли оттуда.
  - Там трасса?
  - Да, они уже уехали. Что делать будем?
  - Встаём и везем моего жениха в больницу.
  Я подбежала к автомобилю Карима и открыла дверцу. Ключи зажигания на месте и я, не раздумывая уселась на место водителя. Подогнала легковушку поближе к раненому и вместе с Финистом положила его на заднее сиденье. Перед тем как пойти на это дело Сашка хорошенько изучил карту местности и мы сейчас прямёхонько направляемся в областную больницу. Там мы передали моего жениха с рук на руки врачам и те, записав наши координаты, отпустили нас.
  - Третий Акт самый трудный, Ромашка, - предупредил меня Ванька, когда мы разрабатывали план по отъёму денег у спонсоров. Он оказался прав.
  Я позвонила начальнику службы безопасности предприятия, хозяином которого является Карим и сообщила о ранении его руководителя. Второй звонок я посветила отцу и предупредила, что жива и здорова. Поведала о трагедии, что постигла жениха и о том, что желаю поскорее воссоединиться с родителем. Папа предложил приехать за мной, но я отказалась. Довод, что приеду на машине Карима и не одна, а с другом из интерната возымел силу и мы с Ванькой отправились в сторону мачехиной дачи.
  Рассвело, когда мы с Суворовым оказались на шоссе. Видеокамеры развешаны через каждые пятьсот метров и то, что кульминация будет замечена и не вызовет ни у кого сомнений в нашей с Ванькой гибели стопроцентная. Я перестроила машину и покатила в крайнем правом ряду. Бензовоз, что плетётся впереди решил перебраться в другой ряд и, по всей видимости, не рассчитал свои габариты. Его развернуло поперек дороги и автомобиль Карима, в котором мы едем, пробил его бок. Произошел взрыв. Пламя взметнулось вверх. Я схватила друга за рукав и открыла дверь. Перелезла к нему на колени, и он меня обнял. Ванька со мною на руках покинул горящую машину и я увидела, как освободившееся пространство заполняет пламя. Друг поставил меня на ноги и мы в коридоре огня добрались до кустов. Там нас нашел Сашка, который по нашей задумке стал водителем бензовоза.
  Марш-бросок по лесу дался с трудом. Финиста при прыжке из машины подвернул ногу. На одном из дачных участков обнаружили потрёпанный "жигулёнок". Мы обнялись и, постояв так немного, разорвали объятья и погрузились в машину. Просёлочными дорогами добрались до ближайшего областного центра. Уже в машине Ванька вдруг спросил у меня:
  - Вдруг Карим не виноват и...
  - Карим не виноват, но теперь без разницы, - ответила я.
  - Почему? - удивился Ёж и посмотрел мне в очи.
  - Он умер. Я предсказала ему это десять лет назад.
  - Теперь обманутые партнёры весь свой гнев, за украденный общаг, обрушат на Ингу и Игорька. Разумно. Даже если Карим жив он по любому не причём, - согласился Ванька.
  - Карим действительно не причём, но это ничего не изменит.
  И вот спустя пять лет я вижу парня удивительно похожего на моего бывшего жениха и при этом он знаком с Викой. "Этого не может быть", - тихо прошептала я и схватила мобильный.
  - Суворов зайди ко мне. Немедленно! - крикнула я в трубку и стала дожидаться друга.
  - Что случилось? - спросил Ванька, едва открыв дверь моего кабинета.
  - Смотри сюда, - указала я пальцем на человека со светлыми волосами. - Не узнаёшь? Кто это? Приведение?
  - Ого, подруга! - приглядевшись к фотографии, произнёс Ванька. - Еще немного и я с тобой соглашусь. Сейчас проверю.
  - Позвони мне на домашний. Устала, спать хочу. Как только будет результат тут же сообщи.
  Я вышла на улицу и пошла вдоль длинного ряда офисных зданий. Поймала такси и отправилась на свою квартиру. Вошла в дом и пересекла холл. Лифт подъехал бесшумно и распахнул передо мной свои двери. Кабинка дёрнулась и подъемное устройство зажужжало. Цифры этажей высветились одна за другой и на "двенадцати" лифт замер. Двери распахнулись, и я оказалась у себя в квартире. Сбросила туфли и прошла в гостиную. Возле окна стоит мужчина. Я замерла и оценивающе пробежалась взглядом по его фигуре. Взвесив свои шансы, поняла, что они высоки и в случае борьбы. Приблизилась к окну и встала рядом с гостем.
  - Здравствуй малышка, - поздоровался Карим, а я ответила:
  - Салют.
  - Значит ты не приведение, - ухмыльнувшись, произнёс благодетель.
  - Ты тоже не приведение.
  - Занятно получается, как думаешь?
  - Занятно, - согласилась я и направилась к бару. - Будешь что-нибудь?
  - Нет, спасибо.
  - Дело твоё. Как жизнь? Бизнес? - устраиваясь на диване, поинтересовалась я и стала аккуратно следить за мужчиной.
  - Я отошел от дел. Всё горевал...
  - Что так?
  - Я потерял невесту, которую через год собирался сделать своей женой.
  - Да, есть от чего впасть в уныние. Значит, врачи тебя спасли. Я рада.
  - Не совсем так. Я умер на операционном столе, а они вернули меня к жизни. Спасибо, что не оставила подыхать там в лесу.
  - Ну, ты же человек, которого я всю свою жизнь знала. Не смогла...Теперь жалею, - тихо добавила я последнюю фразу. Но бывший жених услышал.
  - Ты сожалеешь? Почему?
  - Трудно сказать...Ты весь седой, жаль у тебя были красивые волосы...Знаешь, среди людей непринято жалеть собственных убийц.
  - Что-о-о? - закричал Карим, а я вздрогнула от неожиданности. - Я твой кто? Убийца?
  - Разве не ты хотел меня убить в поезде, а потом в лесу?
  - Я предупредить приехал и защитить, - сжав кулаки, сказал Карим. Я поверила. Взглянула в его очи и поверила. Если быть честной перед самой собой, то это случилось еще тогда, в лесу. Сейчас я вижу перед собой человека, который хочет поверить мне. Всё что я скажу он примет. Он простил меня пять лет назад, когда узнал, что умерла и скорее всего, придумал оправдание моему бегству, когда узнал что жива.
  - Садись, поговорим, - предложила я, а мой бывший жених подошел, воспользовался предложением и расположился рядом. Я рассказала ему всё, как было, утаив некоторые подробности, такие, как воровство денег, дар покорять огонь и осознание своей ошибки. Рассказ получился гладкий и правдоподобный, о девочке сироте и её страхе перед смертью, которая пыталась отыскать ее в горах, поезде и на федеральной трассе. Разве это враньё? По мне так это полуправда.
  
  Написано 26.02.2014г. Москва.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"