Хмельницкая Татьяна Евгеньевна: другие произведения.

2.Парадокс Стратим

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Парадокс Стратим" вторая новелла из цикла "Другой мир", посвящена одной из четырёх стихий, стихии Воздуха. Главная героиня новеллы Вика, желая получить максимальную выгоду от жизни, использует свой дар, "пускаясь во все тяжкие". Продолжалось это довольно долго, но всему и всегда приходит конец, а там где кончается одна история, всегда начинается другая. Так и жизнь Вики делает неожиданный поворот, ставя жирный крест на прошлом.

  
  
  Аннотация: Обладать необычным талантом мечтают многие. Но если вдуматься, наличие дара не страхует от неправильных поступков. Виктория, предприимчиво решила воспользоваться тем, что подарила ей природа, только не подумала о расплате.
  
  Совещание длилось два часа. Слушать доклады скучно и потому рассматривала обстановку кабинета. Он достаточно просторный и залит солнечным светом, проникающим внутрь через пластиковое окно. Голубоватых тонов стены завешаны черно-белыми фотографиями в серебряных рамках. Светлая мебель, серого тона искусственно состаренный пол в безусловных традициях современного дизайна. Мысленно ухмыльнулась над совместимостью слов: 'традиция' и 'современность'. Особенно насмешливо мной воспринимались эти сочетания букв, когда что-то касалось распространённых находок дизайнеров нынешнего века.
  Мне всегда нравились исторические фильмы. В них бутафорские комоды и шкафы фиксировали определённый период времени, в рамки которого, вписывалась сюжетная линия. С другой стороны в те далёкие времена, наверное, дизайнерские находки хозяев поместий тоже считались 'традиционными' и 'современными'.
  Я взглянула на окно и непроизвольно улыбнулась. За этой пластиковой преградой во всей красе и зное полыхало лето. Самое любимое мною время года. До того как очутиться здесь, в 'Центре необычных явлений', каждый сезон на несколько дней старалась выбраться на черноморское побережье. Валялась на пляже и пропитывалась горячими лучами великого светила. От воспоминаний в душе поднялась тёплая волна. Из блаженного потока мыслей меня вырвала фраза:
   - Это определенно не знает границ!  вещал седой старичок в мятом пиджаке.
  Это Петр Анисимович, и он большая 'шишка' среди здешних господ-ученых. Жизнь щедро расписала его лицо глубокими морщинами, но глаза остались яркими и светящимися, как у ребенка. Про таких, как он говорят: 'в нем есть жажда жизни'. Наверное, это так. Не первый день наблюдала за пожилым мужчиной. Он с энтузиазмом озвучивал свои заключения и яростно отстаивал собственную точку зрения.
  - Только представьте, - тряс рукой в воздухе старичок, - что может получиться, если назначить правильный тренинг, и...
  Окинула взглядом собравшихся в кабинете людей. Все внимательно слушали Петра Анисимовича. Взор задержался на парне, чуть старше меня с очами цвета моря. Я видела его несколько раз в коридоре Центра, когда шагала на очередной тест. Сегодня утром перед совещанием довелось познакомиться с остальными членами здешнего сообщества. Среди них был этот парень. Зовут его Оскар. Парень перехватил мой взгляд, и сердце бешено заколотилось о ребра, извещая о приближающейся панике. Пришлось отвести взор и пару раз сделать глубокий вдох. С недавних пор не любила, когда на меня смотрели в упор.
  - Значит, нас можно поздравить? - поинтересовалась брюнетка, сидящая рядом с Оскаром.
  Ее звали Ада, и мы виделись с ней довольно часто. К тому же, пару тестов прошли вместе. Её имя всё время словно таяло у меня на языке, и не могла его ухватить, чтобы запомнить.
  - Да! И еще раз - да! - порадовал Пётр Анисимович ответом. - Мы имеем дело с шестым случаем проявления этого феномена в истории. Господа, разрешите еще раз представить, Виктория - наследница дара Борея.
  Докладчик поперхнулся, откашлялся в кулачок и продолжил:
  - Древнегреческого божества, олицетворяющего воздушные силы природы.
  Все посмотрели на меня. Паника усилилась, захотелось покинуть собрание. Сжав кулаки, передернула плечами.
  - Борей, Стрибог - в древнерусском язычестве, Шу - в античном Египте, Ваю - в Индии. Перечислять можно много, - встрял в разговор худощавый молодой человек со спутанными локонами.
  Его волосы торчали в разные стороны, и это делало его похожим на ежа. Парень улыбнулся мне и подмигнул. Сделав короткую паузу, продолжил:
  - Они все мужчины. В целом, это мужской дар. Странно, что достался такой привлекательной девушке, - развеселился говоривший. - Меня Иваном зовут, кстати.
  Сотрудники хитро улыбнулись, а я посмотрела на Петра Анисимовича. Старичок о чем-то размышлял, так и не присев после доклада.
  Богиня. Я мысленно усмехнулась. С моими грехами только на Олимп и карабкаться. Жутко становилось, когда эксплуатировала память и выуживала из нее не только самые крупные проступки, но и подсчитывала мелочи. Пожила на 'широкую ногу', десять долгих лет. Теперь домой путь заказан. Нет-нет, почему столько пессимистично? Всё закончится, и смогу уехать ненадолго.
  Смотря перед собой, задумалась. Тени прошлого почувствовали внутреннее смятение, и вылезли из всех щелей, выстроившись за спиной. Мои демоны всегда со мной...
  
  ***
  
  Я была совсем крохой, когда поняла, что мир для людей выглядит иначе, чем для меня. Мы с мамой пошли выбирать подарок на мое трехлетие. Лето. Зной клубился по асфальту, словно прозрачное марево. Родительница надела на меня легкое платьице и белую шляпку. В новом наряде манерничала и строила глазки прохожим. Они щедро одаривали меня улыбками и над их головами вспыхивали чудесные оранжевые блики. Нечто подобное всегда витало в воздухе вокруг мамы, когда она смотрела на меня.
  Мы зашли в магазин, и направились к отделу игрушек. Давно хотела иметь в друзьях маленького белого мишку. Своего мягкого приятеля увидела сразу, и побежала со всей скоростью, на которую была способна. Когда заветный дружок находился на расстоянии вытянутой руки, остановилась, чтобы взять его, как можно бережнее. Не преуспела, меня опередили. С полки пушистого медведя сняли тонкие женские руки, по всей длине которых змеились выпирающие вены.
  - Это мой медведь, - растерянно сказала я.
  Оторвав взгляд от безобразных конечностей, увидела перед собой ухоженное лицо. Вокруг головы дамы, держащей моего медведя, витали черно-фиолетовые блики и лучами расходились размытые зеленые полосы. Она пристально посмотрела на меня, а потом, не удостоив ответом, направилась в сторону кассы. Игрушка удалялась с каждым шагом, а злость в моей душе росла, впитываясь в каждую клеточку тела. Я стояла и смотрела на прямую спину незнакомки и слёзы жгли глаза. Хотела одного: вернуть белого друга.
  Женщина шла, нанизывая слои воздуха на свое тело. Они клубились и пытались прийти в равновесие подпитываемые более свежими потоками, струящимися через витрины и щели магазина. Воздух облагораживал себя, вытесняя из плоти удушающий аромат духов той злой дамы. Тогда твердо решила, что мишку не отдам, и наклонилась, ухватив самый нижний слой воздуха. Он показался очень тяжелым, плотным и не поддавался мне. Детских сил на него могло и не хватить. Но я присев, схватила слой двумя руками. Уперев ноги в пол, рванула невидимую ткань на себя, и она накрыла меня с головой. Видела сквозь прозрачную вуаль, как женщина, покачнулась и упала на пол. По залу пронесся глухой звук, а дама осталась лежать на полу.
  Покинув своё воздушное укрытие, я стряхнула с себя куски разорванного полотна других слоев и подошла к женщине с некрасивыми руками. Встала возле нее и вгляделась в черные как смоль глаза, с густо накрашенными ресницами. Мой белый друг валялся на полу рядом с ее распластанным телом. Я наклонилась и подняла его. После чего обхватив обеими руками, прижала к себе очень крепко. Женщина смотрела на меня и блики вокруг ее головы были черными с включением красных пятен. Я наклонилась к той, что чуть не унесла с собой моё чудо и произнесла:
  - Не надо было забирать моего друга.
  Женщина прикрыла глаза и потом снова их распахнула. Я скорее почувствовала, чем услышала ее просьбу наклониться к ней. Опустилась на колени и подставила ухо. Слова злюке давались тяжело и сквозь хрип смогла расслышать:
  - Ты. Однажды. Пожалеешь.
  Потом ею занялись подоспевшие врачи. Их вызвала мама, а медведь мне достался бесплатно потому, что женщина уже успела за него расплатиться. В такой суете никто на это не обратил внимания. Мама и я сопровождали даму в больницу, забравшись в карету 'Скорой помощи'. Пострадавшей делали уколы, пытаясь снять боль.
  Как только каталка с женщиной скрылась за белыми дверьми, которыми оканчивался коридор, родительница опустилась на стул и обхватила лицо руками. Сумочка той холеной злой дамы была в маминой руке.
  - Это тётина сумочка? - задала я вопрос, хоть и знала ответ наверняка.
  Мама бросила на меня быстрый взгляд и произнесла:
  - Ты умница Вика, надо сообщить близким людям этой бедняжки о том, что произошло.
  Раскрыв элегантный аксессуар, мама высыпала содержимое на сиденье. Там было столько всего красивого и женского, что я испытала настоящий восторг от увиденного. Среди великолепия обнаружилась красненькая книжица, небольшого размера. Паспорт. Родительница прочитала адрес, и мы уехали из лечебного заведения.
  Дом, к которому мы подъехали, выглядел роскошно и был похож на огромный замок со множеством окон. Вошли в подъезд и поднялись на второй этаж. Нужная дверь оказалась первой от лестницы и мама нажала на звонок. Открыла нам дверь пожилая дама с мягким взглядом и доброй улыбкой. Вокруг ее головы блестели большие пятна оранжевого цвета и небольшое количество серых полос. По всей видимости, она чем-то болела.
  - Здравствуйте, - начала разговор родительница, а женщина, улыбнувшись ей обратила свой взор на меня. - Простите, но Эвелина Артуровна здесь живет?
  - Да, это моя хозяйка. А что случилось? - озабоченно спросила пожилая дама, снова переведя взгляд на мою маму.
  - Мы сегодня были в магазине игрушек, и там произошло несчастье с одной покупательницей. Эта сумка принадлежит ей. Я открыла её, чтобы узнать адрес, где она проживает.
  Мама кратко рассказала о произошедшем, и объяснила, где можно найти потерпевшую. Потом мы повернулись и ушли. На этом суматошный день закончился, но не закончились мои эксперименты с воздушными слоями. Мне нравилось с ними играть, и чем старше становилась, тем ощутимее чувствовала необычный дар. Знала силу и возможности каждого потока или воздушного пятна. Точно могла определить срок, сколько воздух заперт в том или ином помещении. Стала ненавидеть закрытые двери, ведь моему любимому новому другу, воздуху, негде было гулять.
  ***
   Мне исполнилось десять, когда отец ушел жить в другую семью. Соперницу звали Света, и она из тех самых, что называли: 'молодая да ранняя'. Сказать, что очень страдала от его отсутствия родителя, не могла. Он всю жизнь пребывал в командировках, и моим воспитанием всецело занималась мама. Папа так и называл меня: 'мамина дочка', когда ненадолго приезжал домой. Я сторонилась его и липла к родительнице. Было заметно, как его это коробило, но быстро справлялся с ситуацией и одаривал очередными безделушками.
  Перемену в бюджете семьи после ухода папы мы с мамой ощутили не сразу. На столе по-прежнему не залеживались всякие вкусности, а безделушки теперь доставлялись по почте. Однажды, придя из школы и пробежав по обыкновению на кухню, застала маму плачущей над кастрюлей с супом.
  - Что случилось? У тебя что-то болит? - обеспокоенная слезами дорогого мне человека, спросила я.
  - Нет, дочка, не болит, - произнесла мама, вытерла соленую дорожку на щеке.
  Возникла пауза, во время которой сердце стучало о ребра, будто сумасшедшее. Продолжая помешивать закипающий суп, мама вздохнула и сказала:
  - У тебя родились братья. Папа звонил.
  - Братья? Это Света родила? Да? - допытывалась я.
  - Да, Света родила. Вас теперь трое родных людей.
  На этом разговор и закончился. Позже съездила пару раз к отцу в его новую квартиру, посмотрела на братьев. Их назвали Мишей и Павликом.
  К тому моменту в нашем семейном бюджете наметились перемены. Нечастыми гостями в холодильнике стали деликатесы, потом мясо. На смену им пришли каши, грибы, и макароны. Мы с мамой улыбались и подбадривали друг друга.
  Через год родительница устроилась уборщицей в местное ремонтное управление, а я стала ей помогать. Мама брала всё больше и больше участков работы, и мы уже не справлялись вдвоем. Колоссальную часть бюджета высасывали коммунальные платежи. В итоге, сдали нашу четырёхкомнатную квартиру внаём, а сами переехали в 'однушку' рядом, сняв ее у соседей по площадке.
  Заселилась в нашу квартиру чета 'новых русских'. Мне всегда казалось, что бизнесом должны заниматься люди, у которых на лицах написано 'три высших образования' и мудрость в глазах. У наших арендаторов на физиономиях было выгравировано совсем иное, то, от чего мороз по коже.
  Сначала оплата за квартиру вносилась ими вовремя. Постепенно стали происходить задержки, недоплаты, и под конец вовсе неуплаты за аренду. Мама пыталась через районного полицейского разобраться с происходящим, но всё кончилось угрозами в наш адрес со стороны проживающих, и недовольством 'участкового'. Так мы и остались жить в 'однушке'. Денег резко стало не хватать, а мама набирала дополнительные участки работы. Хорошо помню тот день, когда Судьба решила устроить мне кастинг, на место баловня. Видимо в тот момент оно оказалось вакантным.
  Я сидела по своему обыкновению во дворе и ждала, когда родительница домоет очередной подъезд. До этого убралась в двух девятиэтажных домах и, выдохнувшись, оставила маме трёхподъездную пятиэтажку. Спину и руки ломило, а живот скрутило так, что пришлось согнуться пополам.
  - Эй, мала′я, - позвал хрипловатый мужской голос. - Ты как?
  Подняв голову, увидела рядом с собой темноволосого парня немногим старше меня. Одет он был куртку 'косуху' и джинсы. Вокруг его головы светился ореол всех цветов радуги. В своей жизни видела такое впервые.
  - Нормально, - отозвалась я.
  Сделала попытку улыбнуться. Получилось 'на троечку'.
  - Сейчас полвторого ночи, детка. Пора домой, - ласково произнёс юноша и наклонился, чтобы взять меня за локоток.
  Одернула руку и нехотя пояснила:
  - Мама моет лестницу в этом подъезде, и я ее жду.
  Не в моей привычке что-то объяснять незнакомым людям, но почувствовала, что если это не сделать, то парень не отстанет.
  Тишина двора изредка нарушалась шорохом шин проезжающих автомобилей. Неожиданный собеседник внимательно вглядывался в мою физиономию.
  - А-а-а. Ничего если я проверю? - задал вопрос незнакомец, а я только рукой махнула, приглашая его войти в подъезд.
  - Понятно, - кивнул юноша. - Маму твою как звать?
  - Мария Михайловна. Сейчас выйдет, познакомлю, - парировала я.
  Недоверие раздражало, но пришлось смириться. Человек добра хотел и невольный порыв должен умилять, а не злить. Боль понемногу улеглась, и я могла дышать полной грудью.
  - Ты не против, если я тут постою, рядышком. Мало-ли что... Меня Вадимом зовут. Можно просто Вадя, для друзей, а тебя как?
  - Виктория, можно просто Вика, - весело представилась я.
  Вот так просто и без затей начался новый этап моей паршивой жизни. Не берусь судить сама себя, но даже на непредвзятый взгляд существование покатилась под откос. Мы - всё то, что успели сделать или не сделать. Люди сотканы из противоречий, желаний, глупостей и мелких радостей. А еще: ненависти и любви, страхов и безрассудств.
  Вадя заходил за мной по вечерам, и мы шли прогуляться, романтично взявшись за руки. Жаль только, что на самом деле это лишь прикрытие. Нас влекло приключение, которое находили в ближайшем магазине.
  Бродили между рядов и пытались приметить камеры и посты охраны. Вадя прекрасно справлялся с разработкой плана по похищению ряда продуктов, а на мне оставалось исполнение. Почему на мне? В момент знакомства с Вадей мне исполнилось тринадцати лет, и в тюрьму, если поймают, никто не посадит. Соратнику стукнуло шестнадцать, за которые он успел нажить солидный багаж приводов в полицию. Короче говоря, воплотить задуманное мог кто угодно, только не он. Я и воплощала, да так виртуозно, что в первый же день ушли с большим кушем награбленной снеди. В подъезде разделили добычу поровну и договорились продолжить и далее наши 'подвиги'. Мама удивилась подаркам, и начала задавать вопросы. Кое-как отмахнувшись, побрела поглощать знания из учебников.
  Через некоторое время полностью доверила свою тайну Вадиму, и тот хоть и удивился, но после демонстрации таланта моментально придумал, как этим можно пользоваться. Для успешного выполнения наших планов необходима хорошая физическая подготовка, и мы стали бегать вместе по утрам в городском парке.
  Наши с Вадей 'бандитские будни' продолжались около года. За все время, что работали в паре, поняла одну вещь: Вадя самый надёжный компаньон.
  Жизнь шла своим чередом, но госпоже Судьбе стало скучно, и она решила опустить меня на самое дно.
  ***
  Был прекрасный летний вечер, и мы с Вадимом сидели в парке, отмечали сданные им экзамены. На лавочке, которой обретались, высилась груда пакетов с чипсами, стояли пластиковые бутылки с газировкой. Впереди у друга маячил 'школьный выпускной' и он живо рассказывал о планах на будущее.
  'Будущее' - странно звучит. Вспоминая все обстоятельства жизни, следовало разложить это слова на два: 'будет' и 'еще'. В нашем с Вадей случае уместнее некий калейдоскоп понятий, которые не подавались объяснению тогда, и невозможно понять сейчас, спустя годы. Если бы Рок решил изменить свое отношение к нашим персонам, то два слова придется переставить местами. В довершении словарной преснятины поставить жирный вопросительный знак и с этим вопросом обратиться к высшим силам: 'Еще будет?'
  Итак, полуденное солнце одаривало собой мир и заставляло прохожих жаться ближе к деревьям, где на них снисходила прохлада, рождаемая кронами деревьев. Мы с другом сидели на скамейке под самым солнцепёком. Вадим обливался потом, но продолжал увлеченно повествовать о днях последующих, а я млела от количества витамина 'Д' впивающегося в кожу.
  - Привет детки, - раздался у нас за спинами мужской голос. - Погодке радуетесь?
  Мы обернулись, прервав свою беседу на полуслове. Это был Макс по кличке Змей - местная знаменитость. Он известен незаконными делишкам и родством с криминальным авторитетом местного пошиба. В меру красивый, с хорошей спортивной фигурой и тщательно подобранной одеждой, производил впечатление парня, у которого всё в 'шоколаде'. Вполне возможно так и было, хотя по слухам в наших мелко-бандитских кругах в последнее время, что-то в их группировке не ладилось. Вроде как, его родственничек попал в немилость к одному очень влиятельному человеку, на которого собственно и работал, не жалея живота своего. Вот ведь жизнь, живешь себе, живешь, 'шестеришь' понемногу, пресмыкаешься ради дополнительных грошей, что оседают в карманах, а потом щелк - немилость. Стало любопытно, что Змею понадобилось от нас, но от вопросов воздержалась. Вместо меня заговорил Вадя:
  - Привет Змей. Погодка блеск, раз даже тебя заставила прогуляться.
  - Хм. А ты парнишка язвительный, - заметил Макс и доброжелательно улыбнулся. - Мне такие не нравятся. Я их наказываю, но сегодня ради такого солнышка готов сделать исключение.
  Мы с Вадимом молча, смотрели на бандита, выжидая продолжения, а местный 'браток' все не начинал разговор. В одном прекрасном произведении было сказано: 'Главное-это умение держать паузу, чем больше артист - тем больше у него пауза'*. Вполне возможно, Макс пожелал добиться театрального эффекта, потому замер, вглядываясь в нас. А может, по какой другой причине?
  Мне порядком надоело молчание, и потому развернулась к Максу спиной. Принялась за газировку.
  - Смелая, значит? - выдавил сквозь зубы Змей. - Ну-ну...
  - Есть что сказать, говори, - предложила я. - Нет? Тогда иди себе по вектору, нечего своей физиономией людям вечер портить.
  Не поворачивая голову в сторону местечкового криминалитета, продолжила глотать сладкую воду и закусывать ее соленым картофелем.
  - Ты это...аккуратнее, а то ведь я... - стал мямлить молодой человек.
  - Тронешь ее, не посмотрю что 'уважаемый', прибью,- вступился за меня Вадим. - В больничке окажешься.
  - Да, я слышал ты парень горячий, и вроде пацаны тобой довольны, - перешел на примирительный тон склочник. - Вадим, я искал тебя и твою малолетку. Тут ребята подсказали, где вас можно найти. Дело у меня к вам на хорошие деньги.
  - Дело говоришь? Сразу скажу: 'нет', - отрезал мой друг. - Я и Вика с наркотой не связываемся. Всё остальное, пожалуйста, но на это - табу,
  Объяснения Змея не воодушевили, но он проглотил их, как и мой кивок. По-прежнему не поворачивала голову в сторону бандита и рассматривала ближайшие деревья.
  - Нет-нет, - суетливо начал Макс, - дело в другом. Надо выкрасть документы, из сейфа одного полицейского. Это очень важные бумаги... На самом деле один листочек.
  Спокойный тихий голос бандита насторожил, но любопытно, что ему нужно? В любой момент можно соскочить, если договоренности не понравятся.
  - Ладно, - бросила я через плечо согласие, словно это подачка. - Расскажи в чем дело?
  - Ты догадываешься, наверное... - замялся Максим. - Это Некрасов. Сейчас ведется следствие. Короче, если бумажка окажется в деле, то...
  Сразу стало понятно, с какими силами предстояло связаться. Не нравилось мне предложение, но несчастный документ похоже, на вес золота. Интересный поворот в нашей с Вадей судьбе...
  - Мне тут порекомендовали... - тем временем говорил Змей.
  - Нас?.. - брови Вади полезли на лоб.
  - Да. Если кто-то посерьезнее сунется, хана. Вы шпана, и можете отделаться легко. Даже если придется на отсидку согласиться - поможем. Адвокаты, то-сё...
  - Цена? - спросил Вадим.
  - Просьба, - сказала я. - Пусть твой благодетель выполнит просьбу, любую.
  Друг смотрел мне в глаза и пытался найти ответ. Так ничего не обнаружив, сдался.
  - Отлично, - кивнул Вадим. - Ради разнообразия пусть будет просьба. Можно по просьбе от каждого или только одну на двоих?
  - Одну на двоих, зато наверняка, - хмыкнул бандит. - Попросите луну с неба, и она у вас будет.
  - Сколько времени на подготовку? - поинтересовался Вадя у 'работодателя'.
  - На всё про всё неделя, ребятки. Уложитесь?
  - Не впервой, - заверил друг. - Нужны данные и, как можно больше.
  - Сегодня вечером на 'мыле' прочтёшь. Я тебе скину. Бывайте детки.
  Змей стремительно нас покинул, пройдя через газон парка и перешагнув небольшой забор сел в свою машину и был таков.
  - Может ты объяснишь, Вика, что это будет за просьба? - спросил Вадик после того, как мы остались одни.
  - Мало-ли что в жизни может случиться? Тут не угадаешь... - уклончиво ответила я.
  На подготовку у нас ушло пять дней. Решили не откладывать 'операцию' на потом. Погода в этот день выдалась пасмурная. Ветер гнал тяжелые облака по небу, пытаясь укутать ими всё свободное пространство голубого купола. Трудился бродяга-вихрь над этим уже неделю. Всё шло к тому, что усилия его не пропадут даром и атмосфера разродится ливнем.
  Я караулила полицейского неподалёку от дверей РУВД. По договоренности с Вадей при приближении 'объекта', на телефоне должен был раздаться звонок. Нужно сбросить его, имитировать разговор. Когда полицейский поравняется со мной Вадик, пробегая мимо, вырвет мобильник из рук. Дальше слёзы, заявление в полицию от 'пострадавшей', и возможность подобраться к сейфу.
  Так всё и произошло. При мне сейф следователь открыл, а испариться из кабинета не пожелал. Тут Судьба решила мне подыграть, видимо поняла, что дала заведомо проигрышные карты.
  Я сидела за столом дознавателя и лила слёзы. Неожиданно спазм в животе ударил острой болью изнутри, и скрутил в тугой узел, не дав возможности распрямиться. Стало трудно дышать, в глазах потемнело. Озноб завершил картину моего приступа. Полицейский засуетился вызывал карету 'Скорой помощи' и побежал на пост, скорее всего за аптечкой.
  Приступ не унимался. Стало обидно, ведь обстоятельства сложились, как нельзя лучше. Путь к открытому железному ящику свободен, а я даже дышать толком не могла. Вторичный спазм разогнул мое тело и заставил лечь на стоящий рядом стул. Я увидела ее... Она смотрела на меня своим механическим холодным 'глазом' и передавала мои мучения на компьютер. Видеокамера. Вадим не знал про ее существование, потому и замыслил этот простой план. Получалось, если пробовать стащить документ, то единственная просьба к Некрасову, была бы свобода. Хитро продумано, ничего не скажешь. Причем Змей об этом говорил, а я дуреха не поверила. Помнится, от него последовал даже намек на адвоката и какое-то 'то-сё'. Вадика не сдала бы, и загремела 'под фанфары' за решетку 'в сырую темницу'. Не веселая получалась обстановка.
  Резкая боль заставила свернуться калачиком лежа на двух стульях. Перед глазами стали расплываться темные пятна. Они постепенно разрастались. Разум заволакивало. Находилась в пограничном состоянии между сознанием и обмороком. Вдруг мягкий свет из окна от фар проезжающей машины, выхватил на долю секунды несколько пылинок, что висели в воздухе. Они покоились на толстом воздушном слое. Протянув руку, коснулась пальцем 'ленты'. Она извивалась, как новогодний серпантин. Я, зажав узкий воздушный поток в кулак, встряхнула его. По ощущениям это скользкая гладкая кожаная тряпица. Осталось правильно ее направить и задание будет выполнено.
  Собрав остатки сил, сосредоточилась на потоке у меня в руках. Почувствовала, как из-под волос на висок скатилась капля пота. Нужно торопиться, ведь провалиться в обморок могла в любую минуту. Необходим один плотный слой, чтобы переплести его с тем, который зажат в кулаке.
  Опустив руку, смогла ухватить плотный дырявый, словно кусок сыра, пласт. Его неоднородность - минус для задуманного мной, но ждать, когда подплывёт другой, нет времени. Я подтолкнула поток вверх. Поравнявшись с линией моего рта, он завис на долю секунды. Выдохнула. Струйка воздуха изо рта узкая, но достаточная, чтобы заставить задуманному осуществиться.
  Слой начал собирать потоки вокруг себя. У меня получился обычный сквозняк, и вихрь на большой скорости врезался в дверь сейфа, распахнул ее. Оставалось подсечь нужную бумагу. На моё счастье она там лежала в одиночестве.
  Ухватив ленту за один конец, я резко выкинула руку вперед. Подсечка. Бумага зацепилась за поток. Подхваченный воздухом злосчастный клочок бумаги, полетел ко мне. Свернула документ и убрала в карман. То, что происходило дальше, не волновало, ведь провалилась в глубокий обморок.
  
  ***
  Через три недели меня выписали из больницы. Выходя из дверей корпуса, я не ожидала, что будут встречать трое: мама, Вадим и тот полицейский. Мама кинулась ко мне на шею и, удерживая слезы, начала посыпать поцелуями лицо. Полицейский стоял рядом. Когда родительница отпустила, он неожиданно обнял и прижал к себе. Я была готова ко всему, но только не к этому.
  - Ну и напугала ты меня девочка! Хорошо успели вызвать 'Скорую'.
  Отстранилась и посмотрела на него внимательно. Надо же какие у него добрые отеческие глаза. Никогда не видела, чтобы мужчина так улыбался. Столько света в очах. Я невольно засунула руку в карман джинсов и нащупала сложенный в несколько раз лист бумаги. Значит, он меня не заподозрил.
  - Я больше так не буду, - проговорила я, имея в виду свой поступок. - Обещаю. Это стечение обстоятельств.
  - Больше и не надо, - встряла в разговор мама. - Ведь аппендицит тебе вырезали. Надо сказать, что вовремя, иначе он лопнул бы внутри тебя. Перетонит - это опасно.
  - Ну и напугала ты нас, Вика, - не остался в стороне Вадим.
  Я посмотрела на счастливую маму и на глаза навернулись слезы. Раньше не задумывалась над отношениями с другими людьми. Просто жила и принимала их присутствие рядом со мной, как нечто само собой разумеющееся. В быту, все чувства притупляются, становятся неважными, пустыми. Вероятно, потому высшие силы создали для человечества беды и несчастья, чтобы мы могли оглядеться вокруг, почувствовать на острие проблемы боль и переживания близких людей. Уметь задуматься о том, насколько великое чувство любовь и каково оно в купе с сопереживанием.
  В круге страха и отчаянья перестаешь быть ориентированным на внешние интервенции добра и зла, а сосредотачиваешься на маленьком мирке под названием семья. Это полезный опыт для любого человека, ощутить свой тыл и понять насколько он крепок. Тебя любят просто так, потому, что ты существуешь. Тебя благодарят за это, хоть порой воюя за себя с внешним миром, ты не обращаешь на это внимание.
  Я, как и все порой забывала об элементарном проявлении чувства, которое испытывала к маме. За красивыми словами о долге, обязательствах, возможностях трудно говорить простое слово 'люблю'. Куда там! Любовь - это так банально. В непростых обстоятельствах, в которых с мамой оказались, это звучало почти капитуляцией. Почему я избегала говорить об этом? Почему считала слабостью? Видя глаза мамы, наполненные слезами радости готова упасть на колени перед ней, вымаливать прощение за бездарно потерянное время.
  Вадим мялся рядом, стараясь проявлять сдержанность. Но я знала, что друг переживал за меня. Чего стоили его проникновения в палату реанимации после того, как закончилась операция, понятно мне одной. Придя в чувство после наркоза, ощутила, что кто-то держит за пальцы. С трудом разлепив веки, увидела своего закадычного приятеля. Он, сгорбившись, сидел на полу палаты и смотрел на меня. Спать очень хотелось и потому, сказав ему: 'Привет', снова провалилась в дрему. Очнувшись утром посчитала, что это все пригрезилось. Приближение ночи доказало обратное. Вадим, вполне материальный, проник в палату и всю ночь развлекал историями.
  Приятно оказаться за стенами больницы, о чем и сказала своим близким. Затем предложила поскорее удалиться. Всей компанией двинулись в машину дознавателя и с ветерком доехали до нашего дома.
  Припарковаться во дворе сложно и полицейский проехал немного вперед, предварительно высадив нас у подъезда. Мы стояли рядом с Вадей и он, обняв меня за плечи и прижав к себе, рассматривал свои кроссовки. Я догадывалась, о чём он думал, и не мешала. Мама стояла немного в сторонке и с радостью взирала на нас.
  ***
  Я часто вспоминала тот день, после выписки из больницы. Именно тогда в наш дом, наконец, пришло счастье и покой. Антон Борисович, так звали полицейского, решил вопрос с квартирой. Помог маме вернуться на законную территорию. Для меня стало приятным сюрпризом, когда вместо соседской 'однушки' мы открыли дверь собственной квартиры. Устроившись на кухне, и расставляя приборы для чаепития, мама кратко поведала историю возвращения собственности. Антон Борисович, скромно улыбался и поглядывал на родительницу влюбленным глазами.
  На следующий день ко мне домой наведался Змей и, получив долгожданный документ, недоверчиво посмотрел. Он не удосужился ее развернуть, просто стоял и разглядывал.
  - Что? - не выдержала я. - Говори уже или проваливай.
  - Как только дело решиться, так просьба будет исполнена, - холодно оповестил Макс.
  - Я приберегу просьбу для крайнего случая.
  - Запасливая девочка, уважаю, - ухмыльнувшись, заметил молодой человек, а потом развернулся и ушел.
  ***
  Приглашение от Некрасова поступило через три дня после того как с него сняли все обвинения. Случилось это в канун Новогодних праздников. Мне жаль Антона Борисовича, ведь он так и не смог засадить в тюрьму проходимца. Но такова цена моей ошибки, а расплатилась я за нее чужими эмоциями. О чем тогда думала?
  Звонок в дверь. На пороге появился дюжий молодец и напомнил о некоем событии. Дальше последовала настойчивое предложение сопроводить меня в гости к высокопоставленному господину. Я вздохнула и вовремя вспомнила о жребии, который может быть жестоким. Но перечить не стала и, утеплившись, последовала за незнакомцем.
  Вечер того дня предполагала провести за книгой в тёплой постели. Вьюга и мороз полностью отвратили от встречи с другом и соратником Вадей, что я не преминула ему сообщить в телефонном разговоре. Тот поканючил и на этом успокоился. Мы еще немного поболтали и распрощались весьма довольные друг другом.
   Влезая в присланную Некрасовым машину, и обнаружив там Вадика, я вдруг осознала, что мы с другом попали в передрягу. Но было поздно. Машина тронулась с места и плавно покатила в направлении области.
   Всю дорогу мы с компаньоном молчали, изредка бросая дуг на друга быстрые взгляды. Нам не нужны слова, и так знали, что попробуем выбраться из ситуации.
  Нас подвезли к роскошному особняку за городом и проводили в кабинет Некрасова. Владелец недвижимости оказался мужчиной лет пятидесяти с хищным взглядом и неприятной ухмылкой. Не слишком высокого роста, с темными волосами без намека на седину. Он поздоровался и предложил присесть в мягкие кресла. Холодные улыбки и ничего не значащий диалог с хозяином дома продолжался не долго. В комнату вошел симпатичный парень со светлыми волосами и карими глазами. Он присел в кресло рядом с Некрасовым.
  - Ребятки, - начал хозяин кабинета, - я человек прямой и разговаривать с вами намёками не собираюсь. Я пригласил вас сюда, чтобы предложить работать в моей команде.
  Мы с Вадимом переглянулись. Ответить за нас решился Вадим, а я уставилась на парня, что сидел напротив меня. Не знаю, что должна чувствовать девушка моего возраста рядом с таким красавцем, но мне стало не уютно. Интуитивно попыталась увеличить расстояние между нами и села глубже в кресло. Парень ухмыльнулся.
  - Я - студент, Вика - школьница. Чем можем помочь?
  - Все так. Но притормози парень. Отказать успеешь. Моё предложение о сотрудничестве вполне легальное. Вы получите покровительство, работу с официальным жалованьем. Только задания для выполнения будут неординарными.
  - Столько мёда, а где будут пчёлы? - встряла в разговор я.
  - Правильнее сказать: 'когда будут пчёлы', - поправил меня Некрасов. - Над твоей речью и произношением мы еще поработаем, а пока советую принять моё предложение. Сколько вам еще воровать по магазинам и исполнять мелкие поручения? Пора выходить на другие рубежи. Назовём это карьерным ростом.
  - Я так понимаю вариантов ответов у нас не много, только: 'да'? - поинтересовался Вадим.
  - Совершенно верно. Я хочу представить вам своего сына. Мирослав. Он будет корректором ваших заданий. Ему проще будет с вами связаться, ведь вы все примерно одного возраста.
  - Это всё? - задала я вопрос, потому как дальше разговор мог бы и не сложиться.
  С такими людьми, как Некрасов, лучше не спорить.
  - Да это всё. Вас отвезут. Все формальности будут внесены сразу после новогодних праздников. Хороших выходных.
  Мы покинули дом в том же составе, в каком и прибыли на встречу. Уже в машине Вадим взял меня за руку и крепко ее сжал. Он всегда так делал, когда предстояли нелёгкие дни.
  - Тебе надо будет записаться в спортивный клуб на боевые искусства, - поведал мне Вадим, а я кивнула.
  Так начался новый этап в судьбе. Даже сейчас, вспоминая события, произошедшие в моем бытие, я не готова признать, что именно в этот момент достигла 'дна'. Те годы казались счастливыми для меня, ведь человек всегда доволен, когда имеет сытую свободную жизнь. А как же совесть? С ней можно договориться.
  Первое задание мы с Вадимом получили спустя четыре месяца после встречи с работодателем. Всё это время он исправно платил нам заработную плату. Надо признать она оказалась весьма приличная не только для студента и школьницы, но даже и для многопрофильного специалиста.
  В начале апреля к нам явился Мирослав и, усевшись на стул на кухоньке Вадима, объяснил детали предстоящего дела. Нужно выкрасть документ, который по нелепой случайности выкуплен одним господином. По его милости бизнес нашего работодателя мог оказаться под угрозой. Этот самый мужчина - большой пройдоха. Решил перепродать перспективный документик конкуренту Некрасову, некоему господину Полякову. Конечно, фигура Полякова также известна в нашем городе, как и Некрасова. То, что они сошлись на одном поле, вполне естественно. Со стороны это выглядело так, будто за одним карточным столом встретились два шулера и пытались друг друга обыграть в карточной партии. Первый свой козырь в рукаве вытащил Поляков, желая перекупить важную бумажку, теперь ход за Некрасовым.
  Как объяснил нам Мирослав, встреча должна состояться на следующий день, на загородном шоссе в двадцати километрах от города.
  - Вот и всё. Крутитесь, - закончил Некрасов-младший.
  Он холодно посмотрел на нас, ожидая вопросов. Я густо покраснела, как это стало заведено каждую нашу встречу. Мой друг, покосившись на меня, а потом, воззрившись на собеседника, утвердительно кивнул. Он попросил перечислить две тысячи долларов на счет в банке для приобретения снаряжения.
  - Как я смогу получить документ? - задал вопрос Мирослав, после озвучивания финансовой стороны вопроса.
  - Ты должен будешь выехать из деревни 'Сосновка' в момент совершения сделки и двигаться по шоссе в сторону города со скоростью сто километров в час. Окна в машине держи открытыми. Это обязательное условие. Когда на колени упадёт документ, ты продолжишь просто ехать в направлении города.
  - Я не знаю, что вы задумали, но я там окажусь, - ухмыльнулся Мирослав и поднялся со стула.
  Похоже, что аудиенция закончена, а значит, увидеть я этого красавчика смогу только во время следующей встречи. Она состоится, как по расписанию, через две недели. По официальной версии Мирослав лично привозил нам работу на дом. В фирму мы устроились к его отцу, ведь парень похлопотал за нас. Хорошая версия, не придерешься.
  В тот день я проснулась рано и вышла на ежедневную пробежку по парку. Весеннее солнце решило поднять мне настроение и выкатилось из-за туч, что накануне нагнал порывистый ветер. Пахло талым снегом и мокрой корой деревьев. Вдохнув прохладный воздух, я побежала к парку. Там, как обычно, присоединился Вадим. Его задача состояла в том, чтобы посвятить меня в детали операции.
  Асфальтовые дорожки серыми лентами петляли между деревьев. Они были сухими, и пробежка обещала доставить массу удовольствия.
  - Ну что, старушка, готова к испытаниям? - весело подтрунивал надо мной компаньон.
  - Всегда готова, старичок, - ответила я в той же манере.
  - У тебя есть шанс произвести впечатление на своего 'принца холодного образа', - продолжал с ехидством Вадим.
  Остановившись на тротуаре возле ворот парка, он принялся выполнять разминку.
  - Эй, хватит! - толкнула я рукой друга и тоже принялась выполнять зарядку. - Ты же знаешь, что я его недолюбливаю.
  - Представь себе, как это будет эффектно выглядеть, когда ты положишь ему прямо колени украденный документ.
  - Ты специально попросил его ехать на машине?
  - Что не сделаешь ради...ненависти, - хохотнул Вадим и щелкнул меня по носу.
   Он всегда так делал когда подсмеивался надо мной.
  - Поймай ветер, детка!
  - Ладно! Ты всё рассчитал?
  - Обижаешь, старушка.
  Кивнув на прощание, мы разбежались по домам.
  В расчётное время двое молодых людей весело и с ветерком мчались по загородному шоссе в сторону области. На подъезде к месту сделки Вадим слегка притормозил, давая мне возможность рассмотреть необходимые воздушные слои.
  Мимо нас на полной скорости проехала фура, и след разорванных ею слоев болтался на крыше и по бокам грузового отсека. Я потянулась и ухватила один, после чего постучала по плечу Вадима. Это был условный сигнал для продолжения движения на расчётной скорости. Я держала пойманный воздушный поток над головой двумя руками, и он развивался, точно знамя.
  Увидев две машины на обочине, в назначенной точке я, не раздумывая швырнула воздушный поток на стоящего в светлом плаще мужчину с папкой в руках. Представляла себя в этот момент тореадором, играющим плащом перед мордой разъяренного быка. Папка раскрылась, а лежащий в ней лист бумаги, скользнул по плотной глянцевой поверхности воздушной ткани. Сделав подсечку, я зацепила лист за край потока. Мы мчались на огромной скорости по трассе, а лист бумаги, летел за нами следом.
  Вадим коснулся моей руки, и я присел, поняв, что машина Мирослава находится в поле видимости. Поток начинал рассеиваться, от проезжающих мимо машин, несущих на себе ветровые вихри и бумажный листок мог упасть с него в любой момент. Я изловчилась и стеганула поток вперед, а затем резко выдернула его обратно и отпустила на волю. Лист украденного документа медленно залетел в раскрытое окно и лег на колени водителя. Я издала победный клич: 'Й-о-хо!', и крепче обняла своего компаньона за талию. Дело сделано.
  На следующий день эсэмэс, присланное на мой мобильный телефон из банка сообщало, что на расчётный счет поступила кругленькая сумма денег. Сомнений не было, моему другу было прислано, точно такое же сообщение.
  Заданий подобных этому за четыре года накопилось достаточно, чтобы купить собственную квартиру и машину. Окончив школу, я поступила в престижный университет, на не менее престижный факультет. Хотела стать управленцем и моя мечта потихоньку сбывалась.
  ***
  Вадим учился на последнем курсе, а я перешла на третий, когда произошло то, что госпожа Судьба не сумела предотвратить. А может это был ее план?
  Погожий весенний денёк. Я гнала по трассе в направлении Тулы машину, перестраиваясь на ходу из одного ряда в другой. Черного цвета 'БМВ' резко вырулил из общего потока и пристроился в мою колею, сохраняя расстояние.
  - Не к добру это, - бросила в пустоту я.
  Видя перестановку машин на дороге в зеркало заднего вида, сильнее нажала на педаль газа. Преследовавший автомобиль по-прежнему висела 'на хвосте' будто приклеенный. Поток начал редеть. Я забеспокоилась и попыталась вспомнить населенные пункты по пути следования. Всё тщетно. Страх туманил голову, заставляя мысли путаться.
  Все что смогла сделать - прибавила скорость. Главное продержаться до деревни 'Овсянки', о которой неожиданно вспомнила. Там пост дорожного патруля. Расчёт прост: привлечь внимание полиции, заставить их следовать за мной. Всё остальное по ситуации. Основное выиграть время и успеть сделать звонок Некрасову. До деревни около пятидесяти километров, и при скромном умении добраться до неё не проблема. Умение моё более чем превосходно, и потому сильнее надавила на педаль газа.
  'БМВ' так и болтался у меня на 'хвосте', и агрессию пока не проявлял. Основное чтобы пассажиры и водитель легковушки не смекнули, о плане и не попытались купировать его.
  - Скоростной режим. Скоростной режим. Соблюдай. Не вырывайся вперед. Не нервничай, - говорила я себе вслух.
  Мелодия мобильного телефона, раздавшаяся в салоне, заставила вздрогнуть. Машина дала сильный крен, и принялась вилять по шоссе. Необходимо оставаться в зоне движения во что бы то ни стало. Схватившись сильнее за руль, я всем корпусом наклонилась вправо. Руль пытался вырваться, но я, стиснув зубы, удерживала его в нужном положении. Телефон надрывался, призывая ответить абоненту. После того, как машина поехала ровно, и я прибавила газа, нажала на ушную гарнитуру.
  - Алло! Кто там, твою...
  - Вика, это Мирослав. Ты где? Мы полчаса тебя дожидаемся, - холодно проговорил Некрасов-младший.
  Не удивлюсь если он еще и губы поджал от досады, что мелкая сошка вроде меня заставляет его ждать.
  - Я на трассе, еду в сторону деревни 'Овсянки'. Меня преследует 'БМВ', - быстро отчиталась я.
  Прибавила еще немного газа. Спидометр отреагировал немедленно. Так 'с ветерком' я еще не ездила.
  - Можешь посмотреть номера? - обеспокоенно спросил Мирослав.
  Я ушам своим не поверила, когда услышала подобные нотки в его голосе.
  - Нет, номера залапаны грязью. Попытаюсь дотянуть до поста. Привлеку внимание дорожной службы, а там 'куда кривая вывезет'.
  - Я буду в 'Овсянке' через полчаса. После деревни сбавь скорость и сдайся патрулю.
  - Да.
  Сосредоточилась на дороге, нервно поглядывая на преследовавшую машину. До развилки оставалось несколько километров, и пока мой план оставался тайной для водителя 'БМВ'. После развилки он догадается, в чем дело. Что предпримет тогда мне неизвестно, но не просто же так он едет следом столько времени?
  Не сбавляя скорости, пролетела перекрёсток, не обращая внимания на то, что машина, двигающаяся перпендикулярно моему движению чуть не врезалась в мой автомобиль. Вот тут случилось то, что случилось...
  Преследовавшая легковушка стала набирать скорость. Поравнявшись с моей, 'БМВ' начал прижиматься к корпусу, сталкивая тем самым в обочину. Я приготовилась к манёврам и вынырнула вперед. 'БМВ' ускорился и вновь стал теснить к обочине. Я сбавила скорость, а потом на полном ходу развернула машину, посчитав за благо, что обе полосы дороги свободны. Оставив черный дугообразный след на областном асфальте, я на секунду остановилась и установила рычаг переключение скоростей в нужный режим. Мне не хватило доли секунды, чтобы пуститься в обратный путь по шоссе. Реакция водителя 'БМВ' оказалась быстрее. Развернувшись, лакированная машина подъехала ко мне, и преградила путь. Я выключила мотор и стала ждать. Двери джипа распахнулись. Из них выпрыгнули четверо мужчин спортивного телосложения и направились ко мне.
  - Выходи, красавица, - предложил самый молодой из парней.
  На вид ему столько же лет сколько и мне. Черные волосы, зеленые глаза с насмешкой смотрели на меня.
  - Выходи, кому говорю? - прикрикнул брюнет, и навёл на меня пистолет.
  Хлопок и окно в двери со стороны водителя разлетелось на мелкие кусочки.
  - Не-а, - спокойно сказала я, стряхивая осколки битого стекла с одежды.
  Моя сдержанность для меня самой было загадкой. Вполне возможно, сказывалось большое количество адреналина поступившего в кровь во время погони.
  - Хорошо, можно и так поговорить, только мне не очень хочется. Не уважительно как-то.
  - Ты кто такой?
  - Я - Виктор Поляков. Сын того самого Полякова, которого твой работодатель загнал в угол.
  - Это ваши дела, я тут не причем, - огрызнулась я и поправила причёску.
  Зачем это сделала не знаю. Еще бы помаду на губах поправила. Да, что с людьми опасность творит? Со мной, так вообще, не понятно.
  - Не согласен. Прежде всего, это твои дела, а точнее твои и твоего дружка, Вадима.
  - С чего ты взял?
  - Я просто, сопоставил мелкие хулиганства и административные штрафы с сорванными сделками. И вот что у меня получилось: происходили они в одно и тоже время, в одном и том же месте. Во всех этих случаях фигурируют только два человека. Это ты, красавица, и твой друг Вадим.
  - Совпадение. У меня таких 'хулиганств' хватит на всех бизнесменов по отдельности и вместе взятых.
  - Да, ты не ангел, хоть внешность у тебя, закачаешься. Я приглашаю тебя погостить у нас с отцом. Поживёшь, освоишься... Скрывать не буду, у отца намечается сделка, кое с кем, и мне совсем не хочется, чтобы она сорвалась.
  Он не шутил, это я поняла сразу. Вокруг его головы расцвели синие и малиновые блики, а это означало решительность в действиях, и желание настоять на своём.
   Случившееся дальше ужасно настолько, что даже спустя год тяжело дается моему пониманию. Психолог говорит, что когда моё сознание переварит или хотя бы примирит ситуацию с действительностью, я научусь вспоминать это. Не получается пока...
  Меня выволокли из машины и грубо усадили в 'БМВ'. После того как машина тронулась с места на голову надели мешок и связали сзади руки. Всё происходило, как во второсортном боевике. Заброшенный дом, подвал, железная кровать со старым матрацем, темнота. Мне удалось уснуть и даже увидеть сон. В какой-то момент меня растолкали. Пришлось выныривать из дремы. Это последний нормальный день в моей последующей трехмесячной жизни.
  Яркий свет прожектора направленный мне в лицо, и красный глазок видеокамеры. Отчетливо помню, как поставили на ноги, и позволили умыться из поднесенного тазика. А потом...Первый удар в челюсть нанесенным огромным детиной, заставил скрикнуть. Я отшатнулась, и голова под напором чужого кулака повернулась в сторону плеча. Выровняла положение, потирая ушибленное место, и посмотрела на своего обидчика. Холодные глаза, тонкие губы, узкое лицо. Затем последовал второй удар, третий... Голова гудела, а удары сыпались, будто из 'рога изобилия'. Если я не могла встать сама, меня поднимали за волосы и снова били. Живот, рука, снова живот, челюсть, живот, и еще раз живот. От боли только стонала, потому что кричать уже не было сил. И в какой-то момент всё прекратилось, точно по мановению волшебной палочки, а точнее невидимого режиссёра, что снимал фильм об избиении.
  Меня бросили на кровать и включили верхний свет. 'Времянка', кажется, так называется одинокая лампочка, свисающая при ремонте. Именно она и была прикручена к потолку и дарила тусклый желтый свет. Перед уходом, мучитель оставил на столе половину пластинки с обезболивающим, и стакан воды. В полусне подошла к нехитрому предмету мебели, раскрыла таблетки и запила их водой. Скорее всего, я потеряла сознание потому, что ничего не чувствовала некоторое время. А потом всё повторилось заново, вплоть до оставленных на столе таблеток. Только в этот раз точно знала, что обморок меня настиг около стола.
  В следующий раз, стало еще хуже. Меня не только били, но и заставляли ползти от угла до угла небольшой комнаты на четвереньках и при этом издавать звуки, подобные голосам домашних животных. Если качественно выполню задание, то будет поблажка, и дадут пощечину вместо удара в живот. И я ползла, блеяла, мычала, выла, кукарекала. Делала всё, чтобы заслужить пощечину. Голова гудела и лицо, скорее всего, опухло. На четвёртый день мне принесли поесть, но я не смогла, потому что челюсть болела даже при приёме обезболивающего. Только пила, и то маленькими глотками.
  А потом я потеряла счет дням. Кто-то приходил, заставлял меня ползать, гавкать, танцевать, скакать и, надавав мне пощечин, уходил, а я снова проваливалась в забытьё. В какой-то момент не смогла встать, и меня таскали по полу. Я тихо постанывала, вглядываясь в окружающую темноту слипшимися гнойными глаза. Затем снова впадала в спасительную темноту обморока.
  ***
  Очнулась я спустя месяц в одноместной больничной палате. Рядом с постелью на стуле сидела блондинка в белом халате и внимательно наблюдала за мной. Как только мне удалось полностью открыть глаза, она встала и, наклонившись надо мной, растянула губы в улыбке:
  - Гутен таг, фрау Марта*
  Женщина потянулась к панели над моей головой, нажала кнопку и снова села на место. Через несколько минут в палату вошли пятеро мужчин. Двоих я знала. Это были Некрасовы - отец и сын. Мирослав подошел к кровати и присел на корточки.
  - Марта, милая, - начал Мирослав, но закончить не смог. Он уткнулся лицом в подушку, и заплакал.
  Сумасшедший дом! Почему Марата? Что не так?
  - Как состояние пациентки? - задал вопрос Некрасов-старший.
  Молодой человек рядом с ним заговорил по-немецки. Значит, это переводчик. Двое других начали что-то отвечать, периодически поглядывая на меня, и сдержано жестикулируя. Я закрыла очи и попыталась заснуть. Получилось.
  В следующий раз, когда я открыла глаза, была глубокая ночь. Палату освещала одинокая настольная лампа. На стуле возле кровати сидел Мирослав и смотрел на меня болезненным взглядом.
  - Доброй ночи, Вика, - тихо сказал мой работодатель и наклонился вперед. - Тебя сейчас зовут Марта, и для всех ты моя невеста. Прошу тебя не выдай эту тайну. А сейчас попробуй заснуть. Тебе сейчас надо много отдыхать, так ты быстрее выздоровеешь.
  Я послушалась тихого голоса и задремала.
  С тех пор каждый раз, как разлепляла веки, передо мной был Мирослав с его спокойным взглядом и тихим успокаивающим голосом.
  Спустя месяц я уже могла сама садиться на постели и кушать жидкую еду. Мирослав всё время был рядом, хлопоча возле меня. По вечерам он читал вслух книги, рассказывал, как обстоят дела на улице, и протекает жизнь в мире. Еще через некоторое время в моей палате повесили на стену телевизор. Спустя еще некоторое время Некрасов-младший решился объясниться со мной:
  - Я давно хотел рассказать тебе то, что случилось давно, но сначала поговорим о другом. Не знаю, как ты отреагируешь на мой рассказ, поэтому начну с главного для меня. Я безумно люблю тебя. Сейчас ты не готова к решениям, и прошу ответить позже. Ну а теперь мой долг тебе всё объяснить.
  Началась эта история давно, еще до моего рождения. Отец и Поляков были друзьями и вели один бизнес на двоих. Всё складывалось как нельзя лучше, и они стали монополистами в своей области. Как говориться у французов: 'ищите женщину', вот она и нашлась, сама пришла и устроилась к ним в фирму.
  Компаньоны влюбились в эту девушку. Её звали Эвелина. Сердце барышни выбрало моего отца, и вскоре произошли сразу два важных события: первое - компаньоны стали бывшими, и второе - состоялась пышная свадьба.
  Вскоре родился я, и в семье воцарилось счастье. Мне исполнилось три года, когда бизнес отца без Полякова начал дрейфовать. В какой-то момент ситуация сложилась так, что фирму папы могли объявить банкротом. Именно тогда в жизни мамы снова объявился Поляков.
  Отец стал дерганым и всё время пропадал на работе, пытаясь залатать 'образовавшиеся дыры' в бизнесе. Мама чувствовала себя несчастной, и у них с Поляковым случился роман, который закончился ее уходом от отца и рождением Виктора.
  Мне было пять, когда мама вернулась домой. Перед этим произошло несчастье. Она пошла выбирать для меня подарок и, поскользнувшись, упала в магазине. Женщина с маленькой девочкой, что сопровождали ее до больницы приехали сообщить об этом случае по месту прописки мамы. Родители так и не развелись, и папа этим воспользовался. Он сделал всё, чтобы она выздоровела, и очень многое, чтобы отсудить Виктора у Полякова. К большому сожалению, с последним ничего не вышло. К тому же отец Виктора запретил ему общаться с мамой и полностью взял его воспитание под свой контроль.
  То, что произошло с тобой, это месть Виктора мне за мою сложившуюся жизнь. К тому же неудачи Виктора, еще больше подстегнули его, и он сделал то, что сделал. Когда я увидел то видео...этот человек... и услышал комментарии произносимые Виктором за кадром, я...
  Я думал...Короче папа меня остановил и связался с тем полицейским, который тогда чуть не посадил его в тюрьму. Записи стали приходить ежедневно, и у нас были доказательства. Оставалось только отыскать место, где они держат тебя.
  Оказывается, найти человека очень сложно, но помог твой друг Вадик. Он по своим каналам отыскал след, точнее намёк на твое присутствие по одному адресу. Оставалось только всё это раскрутить. Прости, что на это ушло десять дней. Ты была вся избита, а твоё лицо...
  Тебе пришлось сделать пластическую операцию. Искать здесь тебя не будут потому, что уже три года я встречаюсь с несуществующей девушкой Мартой Кляйн из Германии, которая попала в автомобильную катастрофу. Три года назад я купил для тебя документы, хоть и надеялся, что они не потребуются. Ты теперь Марта Кляйн, моя невеста. Вот так, всё и случилось. Через неделю снимут бинты и гипс, и ты сможешь взглянуть на себя в зеркало.
  - Я...я хочу...попросить, - медленно произнесла я.
  Это были первые слова, сказанные за два месяца, что находилась в больнице.
  - Всё что угодно, любимая, - поспешно произнес Мирослав и наклонился к моему лицу. - Неужели ты...психиатр говорил...я счастлив.
  - Просьба, - выдохнула я и снова замолчала.
  Мне предстояла нелёгкая работа объяснить свои требования. Голосовой аппарат, данный природой при рождении, отказывался меня слушаться.
  - Всё, что угодно.
  - Отец. Твой. Он обещал. Просьбу. Хочу. Его. Видеть.
  Через три часа господин Некрасов-старший восседал на стуле возле кровати и внимательно слушал меня.
  - Вы обещали исполнить желание. Когда мы с Вадимом выкрали тот документ.
  - Я обещал и я исполню. Проси.
  - Я хочу, чтобы Вадик жил долго и счастливо, и ему ничего не угрожало. Я хочу однажды встретить его и порадоваться, что он стал дедушкой, и у него есть семья.
  - Почему ты решила попросить за него?
  - Ему угрожает опасность, я не хочу подвергать его риску. Вы обещали исполнить желание. Всё в ваших руках.
  - С твоим другом пока всё в порядке. Чтобы и дальше так было, я об этом позабочусь, - по-деловому сказал Некрасов.
  - Мне можно будет с ним связаться и поговорить?
  - Да, это в наших силах. Думаю к твоей выписке, всё устроиться. Не волнуйся.
  На этом все бы и кончилось, но Судьба решила дать мне шанс всплыть со дна.
  После того, как я снова заговорила, со мной много и долго работали психологи, специально выписанные для этой цели из России. Я быстро шла на поправку, и даже начала привыкать к новой внешности, которая оказалась привлекательнее, моей прежней. Мирослав по-прежнему находился всё время рядом, с той только разницей, что на ночь он стал уезжать.
  В один из дней, Мирослав привёз мне ноутбук и, включив его, позволил увидеть родное лицо моего друга с экрана в режиме онлайн. Я попросила оставить меня наедине с Вадимом и Мирослав, улыбаясь, вышел из палаты.
  - Привет, старушка, - в своей обычной манере поздоровался Вадим.
  - Привет, дружище.
  - Тебя не узнать. Так похорошела! У тебя всё нормально?
  - Да, я в полном порядке. Ты как? Где ты? Я за тебя переживаю.
  Сказала расхожую, и ничего не означающую фразу для других, но только не для моего друга. Он понял сразу, без дополнительных наводящих разговоров.
  - Было немного трудно с погодой, но теперь просто рай. Солнце, море, ты в ноутбуке. Хочу начать путешествие, с ветром в парусах. Даже заказал туристическую визу и скоро отправлюсь в другую страну. Про тебя я слышал замуж выходишь? Мирослав все-таки решился сделать тебе предложение? Хороший выбор с его стороны. Желаю счастья. Ладно, мне пора. Всё нужно подготовить к путешествию с ветерком и свободой в кармане. Земля круглая, встретимся.
  - Хорошо, попутного ветра, и полных парусов. Я тоже люблю ветер. Пока, - помахала рукой и улыбнулась шире.
  Мирослав пришел на середине нашего разговора и, облокотившись на дверной косяк, внимательно наблюдал за мной. Когда беседа закончилась, забрал компьютер. Жених уселся рядом на постель и принялся болтать о разных пустяках. Подыграла ему. Это был первый вечер, когда мне хотелось быстрее остаться одной.
  Только за Мирославом закрылась дверь, я моментально улеглась в постель и закрыла глаза. Следовало всё спокойно обдумать и понять, что делать дальше. Так меня никто не побеспокоит, ведь когда у меня происходило нарушение сна, кололи успокоительное. Сейчас мне это не к чему. Пусть думают, что разговор с компаньоном меня успокоил и психика на сегодня, обойдётся без расслабляющих лекарств.
  Итак, мой друг на свободе, и похоже у него есть план. В планы Вадика я верила свято. Он хочет оторваться от семьи Некрасовых и я тоже. При этом Вадик готов рискнуть и уехать из страны, в которой сейчас находится. Значит, приобрел 'чистые' документы на нас обоих. Ехать он желает непременно со мной и уверен, что место, куда мы едем, не доступно для господ Некрасовых и Поляковых. Уж не ЦРУ ли это? А что? От моего друга и такого можно ожидать. В любом случае я еду, это решено.
  
  ***
  Самолёт взмыл в небо и взял курс на Соединённые Штаты Америки. Иллюминатор я закрыла пластиковой ширмой, чтобы яркий свет не бил в глаза. С тех пор, как побывала в том подвале, у меня появилось две мании: не люблю яркий свет, и ненавижу пристальных взглядов.
  Для меня всё еще загадка, как мой закадычный партнёр смог выкрасть меня из машины жениха, но это случилось. Простая ситуация на сломавшемся светофоре, и естественная для любого человека манера 'выяснить отношения', лишила меня участи стать женой сына миллиардера. Потом смена автомобиля и дорога до аэропорта.
  И вот я в самолёте лечу в Вашингтон. На соседнем кресле дремал компаньон, и я как романтичная влюблённая девчонка пялилась на него.
  - Ты на мне дырку прожжешь фрау Кляйн, - проговорил друг, не открывая очей. - Я тоже счастлив тебя видеть. Глаза не открываю потому, что ослепнуть боюсь от твоей красоты. Честно сказать я и прошлый вариант любил, но этот мне нравится больше. Главное что это ты, а больше мне ничего не надо.
  - Что-что? Любил? - переспросила я, и рассмеялась.
  - И нечего смешного, - распахнув веки, возмутился друг 'дней моих суровых', чем очень порадовал. - Я люблю тебя уже шесть лет, и при этом сплошные насмешки с твоей стороны. Тяжело с тобой старушка, ужасно тяжело. Ладно, разбуди меня на подлёте к Америке, мне тебе еще кольцо дарить и просить за меня замуж выйти. Поверь, это очень трудно.
  - Ну, уж нет! Дари сейчас, немедленно, а то улечу от тебя к жениху и поминай, как звали, - не растерялась я.
  - Ты серьезно, хочешь к этому избалованному парню? Хорошо, вылезай из кресла, буду тебе предложение делать. Мы оба встали со своих мест, и вышли в проход. Вадим опустился на одно колено, а в протянутой руке оказалась коробочка с колечком.
  - Дорогая, говорить я не умею, но очень хочу научиться описывать твою красоту, кроткий нрав, добрую душу. Очень хочу, чтобы у меня для этого была целая жизнь, рядом с тобой. Прошу не отказывай мне в этом. Будь моей женой.
  - Я согласна.
  Все, кто летел в самолёте, аплодировали. Стюардессы принесли нам шампанское. Мы с Вадей весь полёт рассказывали о мечте пожениться в Вегасе. Всё часть плана, разработанного моим другом, но в этот раз он превзошел сам себя и личное вплёл в общую канву.
  ***
  - ...Вполне возможно, что этот феномен можно развить и дальше, - ораторствовал Пётр Анисимович. Мне видится возможность притяжения вихревых потоков и концентрация их в одном определенном месте. Тесты показали, что предпосылки к этому есть. Остается утвердить программу подготовки и возможное увеличение силы, за счёт взаимодействия с другими стихийниками.
  Попробовала сконцентрировать внимание. Надо признать у меня получилось.
  - Предлагаю разработать программу под названием 'Стратим', - вмешался в речевой поток Оскар. - Я думаю, это вполне соответствует дару нашей новой коллеги.
  - Тогда нужно быть точным, - ехидно сказал Иван, и подмигнул мне. - Проект будет называться 'Парадокс Стратим'.
  - Убедительно, - заключил Пётр Анисимович. - А сейчас прошу всех разойтись по своим рабочим местам и заняться разработкой предложений по работе с данным феноменом.
  Заседание учёного совета закончилась, и я очутилась на залитом солнце пространстве коридора. Куда мне двигаться знала, и потому свернула на галерею. Шла по широкому светлому переходу. С обеих сторон - огромные стёкла, а под ногами - шлифованная гранитная плитка. Мне было хорошо и спокойно, к тому же уверена в завтрашнем дне на все сто процентов. Оставалось совсем не много для абсолютного счастья, всего две вещи: дойти до конца этого стеклянного тоннеля и упасть в объятья любимого компаньона.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"