Хмельницкая Татьяна Евгеньевна: другие произведения.

Любовь, магия и неприятности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Волшебная страна Тария погружена в магический кризис. Двадцатилетняя война между кланами Единорогов и Драконов закончилась вынужденным бегством королевы. В лесу ведьма нашла чуть-живую девочку. Спустя семь лет Злата Шиткари поступает в Университет прикладной магии.

  Татьяна Хмельницкая
  
  
  Любовь, магия и неприятности
  
  Пролог
  
  Герцог Мстислав Волтанский стоял на краю поляны и наблюдал за ходом битвы. Маги ордена Единорогов держали оборону, но Драконники давили мощью. Мужчина на себе ощущал каждый удар, уносивший жизнь соплеменника. В воздухе слышался тошнотворный запах крови с примесью демонской магии. Военачальник корил себя за ту погоню, которая привела его солдат в ловушку. Ему не хватило прозорливости понять не случайность появления отряда врага на лесной дороге неподалёку от постов охраны. Это была не разведка, как показалось ему сначала, это - приманка. Решение преследовать пришло сразу. Он стеганул хлыстом коня по рёбрам и бросился вдогонку. Ратники последовали за своим предводителем.
  Ветер стегал лицо. Боевой меч, покоившийся в заплечных ножнах больно бил по спине. Чужаки скакали во весь опор, но лошади Единорогов, окутанные магией, были быстрее. Лес поредел, и впереди замаячил просвет. Полянка. На открытой местности проще одержать победу, чем древесной чаще. Какой он был самонадеянный болван! Как же он сейчас корил себя!
  Когда войско Единорогов ворвалось на залитую солнцем площадку вслед за неприятелями, лошади под всадниками упали замертво. Мстислав был вышиблен из седла. Покатившись по невысокой траве, ему чудом удалось увернуться от камня, что лежал на поляне. Мужчина, вскочив на ноги, помчался вперёд к противоположной стороне лужайки, выхватывая из заплечных ножен меч. Отовсюду на поляну бежали Драконники. Яркие рубахи, цвета огня стекались красно-оранжевой тучей со всех сторон. Их эспадоны горели магическим бледно - зелёным огнём. Остановившись и встав в оборонительную стойку, герцог огляделся по сторонам. Соплеменники были рядом. Все. Это успокоило. Мстислав творил заклятие на свой меч, но оно будто стекало с тусклой стали. Посмотрев по сторонам, он понял, что его собратья, пытались сделать подобное, но тщетно. Осознание бессилия защитных амулетов и блокирования магии чужими заклинаниями, болью пронзало сердце. Рассчитывать приходилось только на свои человеческие силы, а это верная гибель.
  Атака врага была стремительной и жестокой. Окружив бойцов Волтанского, противники с двух сторон устремились в центр обороны Единорогов. Укрепление пало за считанные секунды, и войско разделилось на две части. Оба окружения бились не на жизнь, а на смерть, но перевес остался на стороне неприятеля.
  - Сдавайтесь! - кричал мужчина в тёмно-синей рубахе. - Я приказываю вам сдаться! Я - Мирэль из ордена 'Красной змеи' приказываю сложить оружие!
  Солдаты остановились и замерли. Мстислав понимал, что его соплеменники ждут приказа. Он не мог отдать его, и не мог проиграть. Слишком многое сейчас зависело от его решения. На одной чаше весов жизни его людей и на другой - правительницы Тарии. Он долго не выбирал.
  Герцог тогда опустил меч и выпрямился. Ему была нужна сила, чтобы открыть портал. Получить её он мог только одним способом. Великое 'Заклятие крови' соединяло всех солдат ордена и их оружие. Друзья всё понимали. Они крепче ухватили рукоятки своих мечей и приготовились к последнему в их жизни бою во имя королевы Тарии.
  Скрежет мечей. Короткие крики. Тяжёлое дыхание. Запах пота и крови. Битва во имя смерти. Самоубийство с оружием в руках. Военачальник вонзил свой меч в мягкую землю поляны и смотрел, как погибали его собратья. С каждой новой смертью, магия из крови убиенного воина переходила в меч Волтанского. Каждый последний вздох, наполнял булат сиянием. Мстислав взирал на то, что происходило вокруг. Видел, как рубятся его ратники. Он запоминал их лица, их глаза. Он молил Великих Древних лишь об одном, чтобы жертва его друзей не была напрасной.
  - Тебе это не поможет! - ревел Мирэль сквозь скрежет железа. - Ты не уйдёшь!
  Командующий не обращал внимания на крики. Сейчас он умирал вместе с каждым из солдат, а сталь воткнутого в землю оружия, сияла всё ярче. Мстислав был там, на передовой и не желал возвращаться в мир, где был вопящий рыцарь на чёрном жеребце, где Драконники добивали последнюю горстку его войска. Гладиус светился магией, и этот свет больно жёг глаза. Наклонившись, предводитель Единорогов схватил рукоятку 'железного друга' и выдернул его из земли. Меч был тяжёлым. Ни один из противников не мог теперь подойти к Мстиславу. Магический кокон, образовавшийся вокруг него, служил щитом. Герцог мог повернуться и уйти с поля боя невредимым, но это был не его план. Он твёрдо решил отомстить, и его месть должна быть страшной. Взмахнув оружием, герцог атаковал противников. Это бойня во имя его павших друзей, во имя ордена Единорогов, во имя королевы Тарии.
  
  ***
  
  Солнце повисло высоко на небосклоне и одарило Тарию своими лучами. Королева стоит у открытого окна и наблюдает за птицами, что бегают по брусчатке двора пытаясь отыскать себе пропитание. Чёрное платье, одетое на женщине, свободного кроя. Каштановые волосы, собранные в аккуратный пучок украшает заколка в виде паука. Под кружевной манжетой платья виднеется татуировка розы. Это символ её клана, который наносится магическим заклинанием при рождении.
  - Ваше величество, - раздался голос за спиной королевы. Ярилла обернулась и посмотрела на обращающегося к ней мужчину средних лет. - Я с докладом. 'Круг семи' ожидает вас в зале совета. Прошу принять участие в совещании в связи с неординарной ситуацией.
  - Идёмте, - сказала правительница Тарии и направилась к двери. 'Круг семи' собирается не часто, а только в экстренных случаях. Так было всегда из века в век.
  В далёком прошлом волшебную страну, которую атаковали низшие демоны, захлестнула война. Погибло много людей и тёмным почти удалось одержать победу над тарийцами. В день последнего сражения, когда воины готовы были принять свой последний бой, между двумя враждующими силами из воздуха возникла фигура молодого юноши с глазами цвета ореха. Жрец - провидец. 'Кто готов пожертвовать жизнью своих детей из вас, чтобы избавить страну от нашествия? Подойдите ко мне', - обратился он к солдатам. Вперёд вышли семеро. Остальные бойцы даже не шелохнулись. 'Так тому и быть. Я наделяю вас особой силой. Вы семеро изгоните демонов', - произнёс маг, и сияние заполнило всё поле боя. Вызвавшиеся чародеи встали в круг, и образовался портал, под которым разверзлась земля, и Мрак призвал нечисть. После того, как проход в мир подземелья захлопнулся, на месте, где стояли семеро солдат, остались лишь серые камни с человеческий рост. Король, правящий в ту пору принял решение, возвести замок вокруг этих глыб. Дар древних магов, одержавших победу над демонами, передался их потомкам. И так было из рода в род, до сегодняшнего момента. Древние валуны держат теперь своды 'Зала семи', где в центре стоит круглый стол, разделённый на восемь равных частей.
  - Господа, я внимательно слушаю вас, - произнесла молодая женщина, устраиваясь за столом.
  - Королева, мы с дурными вестями, - начал говорить Игнатий, самый молодой из 'Круга'. - Установлена прочная связь между демонами и орденом Драконов.
  - Тёмный лорд ищет лазейки от силы 'круга', - продолжил мысль своего соплеменника Пётр Лукич и взглянул на королеву. Взгляд его голубых глаз пронзил насквозь, точно он видит все тайные мысли и любые желания. Это единственный человек, которого великая правительница боится. Боевой маг, не знающий страха, недавно переведён на простую мирную работу в университет 'Прикладной магии' на должность преподавателя по боевым искусствам. Таков приказ отца королевы, прежнего правителя Тарии. Своего поступка родитель тогда объяснять никому не пожелал, но её величество до сих пор ощущает вину перед этим смелым человеком. У него могла сложиться прекрасная карьера военного, а теперь он обучает сопляков правильно держать меч в руках. Женщина потупила глаза и спросила:
  - Какие у 'Круга' будут соображения?
  - Соображений не так много, ваше величество, - вступил в диалог Иван Сыромятников, молодой человек лет двадцати пяти, с ясным взором лазурных, как небо глаз и волевым лицом. - Судя по всему, нам придётся согласиться с ультиматумом и прекратить боевые действия.
  - Об этом и речи быть не может! - вспылила Ярилла, но вовремя одёрнула себя. Далее сдерживая поток негодования, она стала говорить спокойным холодным голосом. - Почему мы должны отступать? Это наша земля. Если Драконам взбрело в голову прислушаться к демонам, это их право, как и право умереть. Других законных возможностей я не вижу. Они связались с врагом и пошли против страны и короны. Моё слово - нет.
  - Подождите разбрасываться такими короткими, но ёмкими словами, - снова заговорил Пётр Лукич. - Вы так хорошо говорите о земле и короне, что это вселяет в меня надежду. Однажды Единороги снова будут у власти, а Тария вновь обретёт справедливого и мудрого правителя, любящего свою родину и свой народ. Но дело сейчас обстоит иначе. Если мы продолжим борьбу с орденом Драконов, то наша страна просто погибнет.
  - Поясните, - жёстко приказала королева.
  - Всё просто и сложно одновременно, ваше величество, - продолжил прерванное Пётр Лукич. - Драконы используют силу демонов, и черпают мощь из мрака и страха. Наши воины, пополняют запасы чар, заряжая свои артефакты от земли Тарии. Чем больше атака Драконов, тем чаще требуется пополнять запасы. Ещё пять лет войны, и наша отчизна будет погребена под песчаными бурями. Сейчас есть возможность найти баланс и его упускать нельзя. Демоны не захотят лишиться такого лакомого кусочка и заполнят бреши в магическом поле страны. Естественно они будут постоянно подпитывать королевство и люди выживут. В противном случае нас ожидает Четвёртое необратимое затмение.
  - Из ваших слов получается, что Единорогам нет возможности вернуть всё назад, - еле сдерживаясь, произнесла Ярилла. Бессилие перед ситуацией подняло бурю в её душе.
  - Из любой ситуации можно найти выход, - заверил Игнатий, и в его черных глазах мелькнула досада. - Надо отыскать в древних манускриптах возможность изменить ход событий. Я займусь исследовательскими изысканиями. Великие Древние рано или поздно наведут нас на мысль. Надо поработать с легендами нашей страны и попытаться спасти их от Драконников. Большинство старинных книг я спрятал в надёжном хранилище. Думаю, там мы сумеем найти пути решения проблемы, - закончил Игнатий Павлович.
  - К тому же, орден 'Красной змеи' объединил усилия с Драконниками. Мы проиграем в любом случае, - подытожил Пётр Лукич. - Ради нашей родины, мы должны пойти на перемирие.
  Возле стены в воздухе появился портал и из его двери вышел Мстислав Волтанский. Меч в его руках озарил помещение зала совета, ярко-голубым пламенем. Мужчина, выйдя из прохода, огляделся по сторонам и, найдя глазами королеву, заметно расслабился.
  - Ваше величество, Ярилла, - направляясь к правительнице, изрёк герцог и поклонился. - Враги у стен замка. Надо уходить.
  Молодая женщина обвела взглядом семерых магов и медленно поднялась из кресла.
  - Вам надо бежать, ваше величество, - скороговоркой произнёс Иван. - В горах Шарти есть небольшой клан. Он не виден глазу, но есть заклинание, которым можно его отыскать. Бегите туда. Но долго там не задерживайтесь.
  Семеро магов сотворили портал, через который прошла королева с герцогом. Затем они зачистили все следы, что могли нащупать демоны и покинули "Зал совета".
  Глава первая
  
  
  Утренний лес был окутан серо-голубой дымкой. Листья на ветках деревьев являли миру свои зелёные глянцевые лица, омытые ночным дождём. Жуки, спрятавшиеся в своих укрытиях во время ненастья, совершали прогулку по влажным изумрудным травинкам. Ветер ленился разгонять тучи, и они застилали небо дымчатым покрывалом. Беспросветное серое марево тумана гасило палитру природы, смешав истинные тона с тусклым колером тени. Запахи стремились занять главенствующее положение, на фоне блеклости зрительной красы, и одурманивали своей поспешной силой и одновременной лёгкостью. Именно в такой унылый день ведьма по имени Матрёна обнаружила возле крыльца своего дома чуть живую девочку. В то утро она собиралась пойти на работу в Университет 'Прикладной магии', где преподавала 'Травоведение и целительство'. Женщина занесла ребёнка в дом и положила на кровать, чтобы осмотреть. Ей хватило пяти минут понять причины недуга. Ведунья сбегала за водой к колодцу и, пропустив её через прозрачное заговорённое сито, принялась читать заклинания. Обтирая кожу водой, и окуривая травами, она взывала к той магии, которая присуща только ведьмам, и молила волшебство естества. Бисеринки пота появлялись на лбу чародейки, но она продолжала произносить слова, древнего языка, взывая к силе, которая дарила жизнь.
  Её сестра Марьяна в то время была в городе людей, где трудилась хирургом в обычной больнице. Вечером она вернулась домой и, не успев захлопнуть портал, которым пользовалась для перемещения на службу и обратно, увидела свою родственницу, занимающуюся врачеванием. Женщина моментально оценила ситуацию и поспешила присоединиться, взяв сестру за руки, тем самым создав замкнутость ворожбе. Энергия волхования пульсировала между руками ведьм, но они продолжали монотонно читать заговор. Воздух казался разряженным, как от надвигающейся грозы. Марево, воцарившееся в комнате, вытесняло из тела лежащей на кровати девочки недуг, и питало энергией мощи. Они бились за жизнь крохи три дня.
  Первое, что увидела малышка, когда опомнилась - это подшитый деревянными досками потолок, с ползущей по нему осой. Девочка глубоко вздохнула и попробовала что-нибудь сказать. Из горла вырывался только сип. Новые попытки заканчивались неудачей.
  - Ой, малютка очнулась, - тёплый женский голос разрушил тишину. К кровати, на которой лежала девочка, подошла женщина и склонилась над ней. Черные брови и карие глаза контрастировали с белой кожей и льняного цвета волосами. Мимические морщины вокруг глаз едва наметились.
  - Я сейчас настоя тебе дам, деточка, вмиг заговоришь. Он у меня знатный. Рецепт приготовления из уст в уста передавался из поколения в поколение. Пей доченька, пей.
  Отвар был горький. Осушив целую кружку, малышка почувствовала облегчение.
  - Вот и хорошо, деточка. Отвар минут через десять подействует. Потом ты сможешь мне всё рассказать. Закрой глазки и подыши, - предложила черноглазая женщина и её ладонь пощупала лоб 'найдёныша'. - Ну же давай вместе: вдох-выдох, снова глубокий вдох и выдох. У тебя лёгкие слабые, поберечь их надо. Отвар должен подействовать. Меня зовут тётя Матрёна. Попробуй сказать, как зовут тебя.
  - Не...пом-ню-ю, - слова девочки сопровождались сипом и кашлем.
  - Не помнишь? Надо постараться, малышка. Сейчас я свою сестру позову, она осмотрит тебя. Не бойся, это не страшно, она приложит ладонь к твоему лбу и попробует уцепиться за нить памяти. Зовут её тётя Марьяна.
  Через некоторое время возле кровати с 'найдёнышем' стояли две женщины похожие друг на друга, как две капли воды.
  - Это Марьяна. Всё будет хорошо.
  Марьяна положила тёплую ладошку с изящными пальцами на лоб девочки и закрыла глаза. Прошло достаточно много времени, пока женщина заговорила.
  - У девочки стёрта память, - вынесла вердикт тётя Марьяна. - Это не амнезия, а произведение искусства. Я такое в своей жизни встречаю впервые.
  - Значит, работал маг? - переспросила Матрёна.
  - Да. Этот маг хорошо потрудился.
  - Но малышка не выглядит овощем, а напротив глазки умные. Мало того она понимает язык, а это значит, она из нашей страны, и маг тоже. Здесь задействованы иные формулы магии, и ложатся они на двух уровнях: сознательном и подсознательном.
  - Совершенно верно, кроме одного, я не знаю таких магов в Тарии. Головоломка, которую придётся разгадать. В одном я уверена точно, девочка жила там, где нежить чувствует себя свободно.
  - Почему ты так решила?
  - Видишь эту отметину на её левой руке? - ведьма приподняла руку и развернула её тыльной стороной. На запястье виднелся бордовый шрам в виде треугольника. - Это метка называется 'Признание'. Просто так их не раздают, - пояснила сестра.
  - Да, вижу, - призадумалась Матрёна, разглядывая кисть девочки. - Очень похоже, кто-то из родственников или близких друзей семьи выставил защиту от зова. Позже надо будет проверить её на наличие магических сил, когда малышка окрепнет.
  - Ты не поняла сестрица. Подобные метки не наносятся по желанию или нежеланию кого-то из родственников. Эта отметина - дар Нечистых, а они не разбрасываются подобными подарками.
  Девочка, лежала на кровати и пыталась понять, что с ней не так. Этим двум женщинам она верила и разглядывала шрам на запястье. Под багряными полосками словно, что-то двигалось. Болезненных ощущений не было, но выглядело со стороны так, словно червяк распят у неё на сгибе.
  - М-да-а, дела. Надо девочке имя дать, нехорошо без имени, - сокрушалась Марьяна. - Она светленькая, голубоглазая, надо чтобы и имя было подобающее.
  - Волосы у неё красивые, золотистые. Будем называть её Златой. Ты согласна малышка? - поинтересовалась ведьма и, дождавшись пока девочка кивнёт, закончила, - Злата - очень красивое имя.
  Прошло некоторое время, пока 'подкидыш' смогла самостоятельно передвигаться по небольшой избушке приютивших её женщин.
  Через три недели Матрёна взяла девочку с собой в 'Университет прикладной магии', чтобы показать профессорам и получить хоть какую-нибудь ниточку к её прошлому. Найдёныша привели в большую хорошо освещенную комнату с высокими потолками и стенами, вдоль которых, были выставлены шкафы с книгами. В центре комнаты находился высокий стол с огромным количеством колб, пучков сухих трав, баночек.
  - Знакомьтесь господа, наша спасённая - Злата.
  - Какое замечательное Чудо-расчудесное к нам пожаловало, - первым заговорил черноволосый мужчина высокого роста. Глаза у него были тёмно-карего цвета, обрамлённые густыми ресницами. Такое сопоставление между цветом глаз и волосами поражало и притягивало одновременно. Одет он был в тёмные брюки и грифельного цвета рубашку. Незнакомец подал руку девочке, и та протянула свою ладошку для рукопожатия.
  - Меня зовут Игнатий Павлович, я - некромант и занимаюсь миром мёртвых. Эти господа Иван Иванович, он обучает студентов выживанию, и Пётр Лукич, ректор университета в котором работает твоя тётя. Не бойся нас, мы хотим помочь тебе отыскать родных.
  Девочка выслушала внимательно некроманта и оглядела представленных ей мужчин. Призадумалась и немного не уверенно кивнула соглашаясь. Конечно, ей хотелось узнать, где её родные и понять, откуда она родом. Ещё было ужасно страшно ничего не помнить о себе. У людей, что внимательно за ней наблюдали очень умные и добрые глаза. Внутренне хотелось доверять им. К тому же вполне возможно, скоро она снова встретит своих родителей.
  - Вы обратили внимание на её метку, что на запястье? - поинтересовалась Матрёна. - Это не простой дар. Это послание и если хотите, возможность. Подобные случаи в истории единичны. Я просматривала архивы. Нечто подобное произошло всего три раза.
  - Вы на что намекаете, госпожа Матрёна? - спросил мужчина средних лет, которого звали Пётр Лукич.
  - Первый раз это ...ммм...явление было делом долга. Вторичное событие - реванш. Третий раз чуть не погубили весь мир, нарушив баланс силы, - ответила тётушка.
  - Да, это может быть. Очень может быть тот самый случай, - пощипывая подбородок двумя пальцами правой руки, соглашался Игнатий Павлович. - В любом случае это неспроста.
  - Надо сделать анализ крови и увидеть слепок ауры, и таким образом можно будет отыскать её родню. Позвольте-ка барышня свою ладошку, - щуплый мужчина средних лет протягивал к девочке руку и она последовала его примеру. Его звали Иван Иванович.
  Тепло разливалось от ладони к сердцу крохи, принося с собой чувство заботы и невероятную нежность. В это время Пётр Лукич вонзил крохотную иголочку в безымянный палец. На поверхности тут же появилась небольшая капля крови и стала потихоньку сползать, оставляя красный след на детском пальчике. Затем приложили стёклышко к раненому мизинцу, и Иван Иванович мягко погладил ручку. Рубиновая жидкость стала вползать обратно и когда последняя микроскопическая капелька спряталась под кожным покровом, ранка затянулась.
  - Тебе было больно, малышка? - поинтересовался Иван Иванович и, увидев отрицательное покачивание головой, улыбнулся. - Вот и хорошо, Злата. Сейчас нам всё станет понятно.
  Ждать пришлось совсем не долго, на стёклышко через небольшую гибкую прозрачную палочку нанесли бесцветную жидкость, и произошло болезненное для глаз свечение лабораторного стекла, а потом размазанная по нему кровь загустела, превращаясь в блестящие кристаллики, и осыпалась на пол, сверкая в лучах августовского солнца.
  - Это не вероятно! - воскликнул некромант. - Этого просто не может быть!
  - Видите же, есть, - задумчиво сказал Пётр Лукич.
  - Что со мной? - забеспокоилась девочка и заёрзала на табурете. - Вы скажете?
  - У тебя необычная кровь, малышка, - начала разъяснения тётя Матрёна, а Пётр Лукич прервал её.
  - Кровь у тебя обычная для помощника мага, хоть такого яркого во всех смыслах доказательства не было уже давно.
  - Помощник? - удивилась Злата и приготовилась к окроплению детскими слезами нарядного платья, работы тётушки Марьяны. Ей почему-то совсем не захотелось быть помощником.
  - У тебя слишком маленький потенциал магических сил, но он есть и этим можно воспользоваться. Помощник почётная должность для любого, кто связан с магией. Ты всегда будешь рядом со своим магом. Вы будете лучшими друзьями, и ваши узы станут крепче, чем у родных, - гладя девчушку по волосам, пояснила Матрёна.
  Воцарилось молчание. Всё смотрели на 'найдёныша' и раздумывали, как поступить. Первой не выдержала женщина и произнесла:
  - Неизвестно сколько времени мы будем искать кровных близких малышки, поэтому я попрошу свою семью Шиткари принять её в клан. Злата нуждается в защите в связи с открывшимися обстоятельствами.
  - У меня есть предложение господа учителя, - оторвался от тягостных и глубоких раздумий ректор. - Раз Злата всё равно, что белый лист бумаги, предлагаю его заполнять своими знаниями. До тех пор пока, что-нибудь не произойдёт...чудесное, а пока сохраним всё в тайне, - закончил Пётр Лукич.
  - За семь лет многое можно успеть... - таинственно изрёк Игнатий Павлович.
  Через пару недель состоялось посвящение Златы в клан Шиткари. На церемонию слетались все родственники по традиции верхом на мётлах. В день торжества двери деревянного дома ведьм не закрывались и на пороге то и дело приземлялись мужчины и женщины со всклоченными волосами, в накидках до пола в зеленовато-коричневую клетку. Когда приглашённые гости были в сборе и успели привести себя в порядок, Марьяна, будучи старшей из сестёр, провозгласила начало ритуала. Ведьмы и ведьмаки взошли в круг, произносили древнее заклинания роднящее кровь и соединяющее души соплеменников. Потом в центр волхвы ввели Злату, и она поклялась в верности клану и служению ему. После последнего слова обета, сказанного девочкой, все разом положили правую руку на область сердца и под их ладонями, разгорелось зеленоватое пламя. В единый миг из-под кисти каждого члена круга вырвалось по искре, устремившейся к центру, где стояла малышка. Огоньки проникали под детскую ладошку, покоящуюся на левой груди, и под ней вспыхивало яркое малахитовое пламя. После посвящения закатили праздник, и отметили на славу.
  Ведьмы усиленно занимались образованием своей воспитанницы. К этому процессу были подключены профессора, объявив себя 'наставниками' и все члены клана. Семь лет Злата Шиткари впитывала знания: от Игнатия Павловича - распознавание и классификацию нежити и умертвий, Ивана Ивановича - заклинания для выживания в разных условиях окружающей среды, Пётра Лукича - навыки боевого мага, от ведьм и ведьмаков клана - знания трав и целительство.
  
  Глава вторая
  
  По каменистой дороге шёл мужчина в чёрном кожаном плаще. Размеренная походка говорила о том, что он точно знал куда направляется. Холодный ветер Балтийского моря трепал его длинные русые волосы, и боролся с полами плаща. Человек был сосредоточен и смотрел перед собой. Он не обращал внимания на то, что благоустроенная поверхность давно закончилась, и теперь он двигался по узкой тропинке, петляющей среди огромных валунов, направляясь к морю. Подойдя к краю скалистого брега, путник поднял руки ладонями вверх, и закрыл глаза. Гортанные звуки заклинания перекрыли рёв холодного ветра:
  - Шунта-а-а, полура такл ордай!
  Над морем образовалось небольшое полупрозрачное облако и полетело к скале, на которой стоял незнакомец, сверкая мелкими искрами и постепенно обретая ровную форму шара. Русоволосый мужчина наблюдал за происходящим, не опуская поднятых к верху рук. Затем он развёл их в стороны, и его кожаный плащ плотно натянулся на спине, обрисовывал мощные мускулы сильного физически развитого человека.
  - Шунта-а-а, полура такл ордай!
  Шар заполыхал и разверзся. В открывшейся полости виднелась брусчатая стена с врубленной в неё дубовой дверью. Камни кладки были тёмные, местами разрушенные безжалостным временем. Путник устремился к двери и, открыв её, прошёл внутрь. Ровный пол глухими звуками реагировал на тяжёлую поступь гостя, а эхо, подхватывая отклик, возвещало стенам о новом посетителе. Огромный зал, выполненный в готическом стиле, пустовал. Зажжённые факелы, закреплённые на колоннах, освещали путь. Прохладный воздух, проникший внутрь вместе с путником, шевелил пламя факелов и тени, что отбрасывали выступающие части кладки и фигура мужчины, расползались по стенам и сводчатому потолку размытыми бесформенными пятнами.
  Пройдя зал насквозь, человек в кожаном плаще остановился перед дверью в следующее помещение и отомкнул её. За ней был такой же готический зал, как и предыдущий, но только меньше. Он был ярко озарён и обитаем. Свет дарила люстра, подвешенная на крюк, торчащий из сводчатого потолка. На противоположной от двери стене красовался огороженный специальным заслоном огромный камин, более поздней постройки, чем само здание. Заслонка была установлена так, чтобы слишком большой поток тепла не причинял неудобства. Возле стены с правой стороны находился массивный стол, застеленный скатертью. На нем стояли тарелки с всевозможными угощеньями, и бутылки с вином. Девять мужчин сидели на разном расстоянии от камина в мягких креслах. Они одновременно повернули головы, когда распахнулась дверь, и прибывший гость приветственно кивнул головой.
  - Добрый день брат Гаруа, - промолвил самый пожилой из мужчин. - Проходите, перекусите и поведайте нам новости.
  - Здравствуйте братья. Новостей не так много и я охотно поделюсь ими, - ответил гость и прошёл к свободному креслу. Удобно устроившись, и благодарно приняв бокал с вином из рук смуглого молодого человека с раскосыми глазами, откинулся на спинку кресла.
  - Господа, я отыскал девушку. Она жива и здорова.
  - Да, это хорошая новость для нашего ордена, - вступил в диалог молодой голубоглазый юноша со светлыми волосами, которого звали Марио.
  - Я навёл справки и могу с уверенностью утверждать, что она до сих пор не вспомнила своё прошлое, - продолжил Гаруа.
  - Вот как? Это меняет дело, - заговорил хмурый сероглазый брюнет и глотнул напиток из бокала, что держал в руках. Этого человека звали Мирэль. Он был из древнего рода и обладал неограниченной властью в ордене.
  - Да, это всё меняет, Мирэль, совершенно всё, - Марио поджал губы и поправил волосы, сбившиеся ему на лоб. - Надо видоизменить саму структуру нашего предприятия. Всё дело в том, что я предпринял некоторые шаги для установления контакта с девушкой. К сожалению, моя попытка не увенчалась успехом. Я желал попробовать ещё, но не могу её нащупать. Магически она для меня исчезла.
  - Я не сомневаюсь в ваших способностях брат Марио, вы прирождённый поисковик и к тому же весьма одарены магическим потенциалом, но смею вас заверить, вы не сможете связаться с девушкой. Её защищают своды Университета 'Прикладной магии', она работает там и всё время на глазах у своих наставников, - пояснил Гаруа.
  - Наставников? - и брови молодого человека поползли вверх. - Мне нужно знать всё.
  - Несомненно, я объясню, - улыбаясь, сказал Гаруа. - Девочка была подброшена семь лет назад на порог не к кому-нибудь, а к ведьмам из клана Шиткари. Сами понимаете, этот клан славиться своей свирепостью к тем, кто причиняет вред их соплеменникам. Тот факт, что она живёт с ними, и они растят её как собственную дочь, даёт право просить помощи у всех Шиткари в случае непредвиденной опасности. К тому же одна из ведьм по имени Матрёна работает в Университете 'Прикладной магии' и постоянно водит девушку с собой. Поздно вечером они возвращаются к себе в избу. Но этого мало. У этой барышни, с лёгкой руки чаровниц, появились наставники. Их персоны вам хорошо знакомы. Это Иван Сыромятников, Игнатий Звонов и многоуважаемый ректор университета Пётр Лукич Стихийнов. К этой милашке не подобраться.
  - Да, придётся поломать голову над решением этой головоломки, - озадачено произнёс Марио и опустил глаза. Раздумья терзали его умную голову, а решительность нашёптывала поиск выхода из сложившейся ситуации. В зале воцарилась тишина, и только треск камина нарушал её.
  - Семь лет мы пытались отыскать меченого ребёнка и что теперь? Её не достать? - повысил голос старейшина ордена по имени Аристарх. Он сидел в кресле, не меняя позы, но ощущение его недовольства витало в воздухе и чувствовалось всеми собравшимися в зале.
  - Увы, - отозвался Гаруа. - Шиткари древний клан, и славен своими традициями, одна из которых - 'Заклятие крови'. Сами понимаете, древность рода накладывает отпечаток на магические возможности каждого члена семьи. У этой семьи они практически не имеют ограничений. Их род ведёт своё начало ещё с Первого затмения. В любой момент девушка или любая из её опекунш попросит всю мощь, что есть у соплеменников и получит её. Пренебрегать такими обстоятельствами глупо. Одни они могут войти в 'круг заклинаний' и нанести урон нашим покровителям. Шиткари появились в тоже время, когда на земле родились первые маги. Нужно выжидать.
  Все братья замолчали, слушая собственные мысли и переваривая полученную информацию. Такие обстоятельства дела никого не устраивали.
  - А как там наш друг Атанас поживает? - через мгновение возобновил диалог Марио. - Поговаривают, он решил возродить свои попытки создать армию и ввёл обязательную подготовку для всех.
  - Да, брат вы абсолютно правы, - улыбаясь прозорливости молодого человека, сказал Гаруа. - Я навещал нашего общего знакомого. Он тревожится из-за сложившейся ситуации и пытается предпринять шаги для решения вопроса. Но сами понимаете без нас ему не обойтись, и он вторично просит о содействии и поддержке. События семилетней давности предопределили нынешнее положение вещей и правительству страны просто некуда деваться. Рано или поздно король согласиться с доводами Атанаса Артака и у нас будет куча возможностей.
  - Что на этот раз беспокоит нашего друга? - вмешался в разговор Мирэль, машинально хватаясь за рукоятку небольшого клинка. Эта привычка выработалась у него за многие годы тренировок в спортивном зале и на площадке битв без правил, что устраивали колдуны в человеческом мире.
  - Король и Атанас переживают о потенциале противоположной стороны. Единороги, принявшие новую власть неприкосновенны. Среди них есть хорошие воины. К тому же следы королевы и Волтанского дол сих пор не найдены. Может подняться волнение, к тому же кризис назревает в стране, - пояснил Гаруа и допил напиток из бокала. - Нам тоже не выгоден магический кризис сейчас. Он может пошатнуть доверие к Драконам. Волнения принесут хаос в наш план, и это вызовет недовольства, которые могут обернуться войной. Она нам сейчас не нужна, но с другой стороны, необходимо дать понять не только королю, но и магам, что существование Тарии целиком зависит от наших покровителей. Так будет проще завоевать пространство, вынуждая народ уповать на силу извне.
  - Так надо дать ему то, что просит. Это в наших общих интересах. К тому же его можно подтолкнуть к решению проблем ордена не особенно посвящая в подробности. Главное, чтобы никто не заподозрил истинные намерения. Наш общий друг тот ещё затейник, и может попробовать переиграть нас.
  - Я не допущу этого брат, - вклинился в разговор Марио, - у него, как и у любого другого человека есть свои слабости и страхи. Я знаком с одним из них, это сын всеми нами уважаемого Атанаса, и он меня на крючке. Немного уловок, щепотку бахвальства, не желания прислушиваться к мнению окружающих и лесть - это тот самый напиток, который делает любого человека послушным и заставляет идти на шаги, что в других условиях не имели бы ни какого смысла. Я думаю этого достаточно для преклонения Тарии перед великим Мраком.
  - Я не согласен с вами Марио, - сделал попытку возразить Мирэль. - Страна просто так не покорится и не перейдёт под власть демонов. Это долгий путь. Сейчас пока ещё магия поддерживается естественной фауной и жизнедеятельностью людей Тарии. Но наступит момент, когда силы начнёт не хватать. Такое уже было и амулеты, заряженные нашим способом, помогли восстановить баланс после войны. Действие даров ордена заканчивается через три месяца. Впереди великий праздник смены времён года, и в этот момент может всё обрушиться. Мы должны предотвратить это, но в то же время необходимо, чтобы люди, живущие в чародейской стране, уяснили, кто им на самом деле помогает. Мы победим этих гордецов тарийцев их же оружием. Они попадут в зависимость от наших покровителей. Те будут дарить им энергию, а маги своих близких и детей.
  - Любопытно, - поджав губы, заключил Марио. - Бескровная война, или покупка по наиболее сходной цене. Глупцы даже сами не поймут, как попадут в зависимость и будут служить нам за толику магии. Покровитель знает об этом?
  - Он всё это и придумал, - ответил вместо Мирэля Гаруа. - Великое искусство войны, это то чем владеют демоны в совершенстве.
  - Ого! - обрадовался Мирэль и поднял свой бокал. - Да здравствует великое искусство, дарящее нам послушных глупцов!
  Камин награждал теплом собравшихся чародеев. Все присутствующие молча осушили свои бокалы и, распрощавшись, разошлись по своим комнатам. Геруа, Мораль, Марио и предводитель ордена остались сидеть на своих местах. Им было, что обсудить с глазу на глаз.
  
  Глава третья
  
  Семнадцатилетние - произнося это слово вслух и смакуя каждый слог, понимаешь, насколько мало живёшь на свете для такого количества чередования гласных и согласных букв. Поначалу я ненавидела этот праздник. Что поделать, была ребёнком. Меня, как воспитанницу таких славных людей в мире магии почитали долгом пригласить на торжества по любому случаю, и уж тем более, если это детские торжества.
  Мне повезло, что на протяжении семи лет меня окружали такие замечательные люди. Даже вспоминать не хочется, какой глупышкой была в детстве. Веселясь вместе со всеми, я то и дело натыкалась на глаза родителей других детей смотрящих на свои чада с гордостью. Меня начинало трясти. Сейчас осознаю, что это была обычная зависть, но тогда это поедающее изнутри чувство брало верх. Я пыталась доказать, что лучше этих отпрысков и тоже достойна любви. Внимание - это то за что я сражалась, и у меня получалось, ведь удивлять я умею. В играх, на детских турнирах, в школе, в гостях, на скачках, я везде была первой и неслась вперёд, оставляя позади себя злые взгляды и слёзы проигравших ребят. Наставники радовались моим успехам, и каждый раз при вручении очередного приза, хлопали громче всех. Я росла и потихоньку начинала осознавать своё положение, и ценить заботу совершенно чужих людей ставших мне родными. Думать о прошлом, о том кто мои родители и как я жила десять лет до знакомства с ведьмами, я себе запрещала потому и накапливала новое 'минувшее'. День за днём и так семь лет подряд. Тогда я примиряла себя с обстоятельствами и принимала всё как данность.
  Сегодня первый день моей взрослой жизни. Подготовка к этому событию началась задолго до наступления оного. Наставники пожелали сделать этот праздник не забываемым, а я спорить не стала. После долгих поисков места проведения мероприятия, было решено пойти в самый дорогой и роскошный ночной клуб в мире людей. Надо признать, что в среде магов это заведение пользуется потрясающей популярностью. Хозяином был кто-то из высокородных чародеев. Личность этого господина весьма таинственная, ведь до сих пор никто его не видел, и не говорил с ним. Про него шепчутся, рассказывая разные истории, но ни одна до сих пор не подтвердилась. Интрига сохраняется, а клуб процветает. Хороший коммерческий ход, приносящий немалый, по меркам человеческого мира доход, дал возможность администрации клуба устраивать приличные шоу.
  От передвижения через портал в помещение ночного клуба я решительно отказалась и, после трёх фужеров шампанского, оседлала новенькую метлу, подаренную ведьмами и, умчалась на высокой скорости по небу человеческого города. Море света, огней, пульсирующих реклам, маленьких машин, окон домов, освещённых жёлтым светом электрических ламп. Город живёт, город гудит, город поздравляет меня. С визгом делаю вираж в небе и камнем бросаюсь вниз. Забавно видеть выражение лиц группки нежити возле входа в ночной клуб 'Фиалка', когда с грохотом и дымом мы вместе с метлой, вывалились из иллюзорного кокона, проткнутого черенком метлы во время пике. Мы, так и застыли с ней вдвоём, с метлой, строго вертикально к плоскости земли. Кручусь вместе с метлой вокруг её оси, как и положено при аварийном спуске, а бедный дяденька на красном 'шевроле' так растянул свой открывшийся рот, разглядывая меня в лобовое стекло, что буковка 'О' в исполнении его уст оказалась слишком растянутой. Метла закончила вращаться и плавно перешла в горизонтальное положение. Припарковав своё транспортное средство возле дверей клуба, я сняла с головы строительную каску, что сотворил уважаемый Пётр Лукич для моей безопасности во время полёта. Затем извлекла из прутьев 'хвоста' извозового средства туфли на высоком каблуке, в тон платью, и маленькую сумочку для всяких женских 'штучек' - подарок некроманта. Быстро всё это на себя надела и шатающейся походкой подвыпившего человека вошла во взрослую жизнь, а точнее сказать в двери ночного клуба 'Фиалка'. Там меня тут же обступили со всех сторон мои наставники. Потоптавшись у входа, моя группа поздравляющих магов разбилась на пары и чинно-благородно направилась к заказанному заранее столику. Только вот пройти дальше фойе не получилось. Мы застопорились на месте потому, что бедный Иван Иванович всё время спотыкается о свои же ноги. Тётя Марьяна, будучи с ним в связке, женщина находчивая и дабы не позориться перед колдунами и магами, перенесла его, с рук долой, прямо за забронированный ранее столик. Все воодушевились этой живой идее, и вскоре вся наша тёплая компания разместилась на заказанных ранее местах.
  - Всем шампа-а-а-анского! Ик...три раза...Ик... по три подхода...сразу, - привстав и махнув рукой, изображая широкий жест, произнёс Игнатий Павлович подошедшему официанту. Тот учтиво кивнул, слушая клиента, а некромант ещё раз махнул рукой, повторив широкий жест, но вместо продолжения заказа, почему-то икнул. Официант понял, что на этом всё и быстренько побежал исполнять заказ. Пятьдесят четыре бутылки шампанского на шестерых вполне для нашего веселья, но мне не сидится за столом и душа просит чего-то иного.
  Я спускаюсь на танцпол и забираюсь в самую гущу пляшущих людей. Тела дёргаются ритмично, образуя хаос своими движениями и при этом вливаясь в общую картину, как необходимый пазл. Мельканье света, пульсация музыки, руки, бёдра и снова руки. Я качаюсь на волне удовольствия, выгибаюсь и кружусь, подпевая попсовому мотивчику о глупой юношеской любви.
  - Шикарно танцуешь, - мужские руки сомкнулись у меня на животе, и горячее дыхание опалило ухо. - Не останавливайся, - и меня прижали к себе, надо сказать, жестковато.
  - Следующий танец можно исполнить в 'кабинете', - я моментально разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и столбенею на месте. Такого мне видеть не доводилось: черные волосы до плеч, спортивная фигура, высокий рост, длинные ноги, а губы...Это не мужчина, а безупречная красота, посетившая землю и случайно забредшая сюда, на танцпол.
  - Кровь драконья! - шепчут мои губы, а непревзойдённый красавец улыбается.
  - Пойдём? - господин 'Безупречность' протягивает мне руку. Надо брать, раз сам предлагает, нельзя отказываться, вдруг потом передумает, а мне так хочется его коснуться.
  - Пойдём, - хрипло произношу я, и киваю в подтверждении своих слов. Похоже, с голосом наметились проблемы, он хрипит и не слушается. Надо будет водички попить, а то спугну 'Аполлона' своими звуковыми данными. Мы вместе выбрались из движущейся мерно человеческой массы, и пошли к неприметной двери у дальней стены. Он придерживает меня за талию, а я всё смотрю на него, и боюсь моргнуть, чтобы не рассосался, словно иллюзия Ивана Ивановича. Дверь милостиво распахивается перед нами, хоть её никто не трогал, и мы проходим внутрь. Оглядываюсь по сторонам, а там... Лапа Драконья, красотища-то какая! Стены зеркальные, потолки зеркальные, пол прозрачный, а под ним нижний этаж с таким же танцполом. На этом полу...Стоп, это что такое на этом полу? Кровать? Нет, кровать красивая, большая, круглая, белая...мягкая...тёплая...Ну, я тебе сейчас устрою! Вот негодяй! Даром, что восхитительный! Ну, я тебе сейчас покажу, ну я тебе...
  Я мило улыбаюсь незнакомому парню и иду вперёд, прямо к этой белой и мягкой кровати и усаживаюсь на нее. Бедолага просиял. На что он интересно надеется? Какая у него потрясающая улыбка. Жаль такую улыбку, очень жаль. У меня защемило сердце, но наглец должен быть наказан. Закидываю нога на ногу, совершенно не заботясь о длине юбки, или хотя бы о том, что эту юбку стоит одёрнуть. Томный взгляд получился у меня идеально. Не зря так долго тренировалась перед зеркалом. Мне стоило огромных трудов скачать книжку 'Как покорить необыкновенного мужчину' на свой мобильный телефон, ведь любое подсоединение к интернету строго отслеживается моими наставниками.
  Усмешка у парня стала хитрой и такой сладкой, что невольно промелькнула мысль: 'Хорошо бы видеть такую улыбку каждое утро на завтрак, чтобы чай не подслащивать'. А что очень выгодно получится, между прочим, фигуру бережёшь и сладкое получаешь. Смотрю на молодого человека и понимаю, ведь он гораздо моложе, чем показался в заполненном бьющимся рваным светом танцполе. Он идет ко мне и садится рядом. Походка, голос, руки - это всё так совершенно и безукоризненно, что оторваться невозможно.
  - Ты так красива, - шепчет он мне прямо в самое ушко, - я хочу тебя. А я в ответ томно сморю ему в глаза, и осознаю, что прекраснее и зеленее глаз я еще не встречала в своей семнадцатилетней жизни. Скалюсь и нежно, насколько это возможно при моём испорченном голосе, произношу:
  - Ну, и что дальше делать будем? - парень даже отшатнулся, и сидит на меня смотрит.
  - А ты занятная, - осклабился и снова придвинулся ко мне. Я наблюдаю за тем, как его лицо приближается к моему, как он слегка наклоняет голову на бок, и облизывает губы, которые едва касаются моих. Он медлит, словно в нерешительности. Моя голова кружится, и мозг потихоньку заволакивает туман. Причем это было бы простительно, если заволокло от любовной агонии, так ведь нет, от шампанского. Обычно мне везёт, но видимо не в этот раз. Внутри меня полыхает огонь, рвёт на части, изъедает внутренности. Руки наполняются энергией магии. Меня трясёт, и мои челюсти начинают стучать друг о друга.
  - Ты горячая штучка, - шепчет мне в лицо молодой человек. - Нам будет хорошо вместе.
  Я поднимаюсь с кровати и заставляю встать его. Он слушается беспрекословно, оглядывая меня горящим взглядом. Мне плохо. Голова раскалывается, а руки тяжелеют от прилившей к ним силы. Желание сбросить это всё огромное. И в этот миг парень обнимает меня и притягивает к себе. Меня тошнит, и я пытаюсь вырваться из круга его рук. Думаю, он посчитал, что это игра, и крепче сжал в объятьях. Мне нужно освободиться и я стряхиваю с рук порцию магии, сковав искусителя магическими путами. Я смотрю на прозрачный пол, на качающуюся толпу под ним, и я начинаю раскачивать своё тело в такт музыки, доносящейся с танцпола. Мне вдруг становится весело, и я обрушиваю зеркальный потолок одним взмахом руки. Осколки, сверкая, полетели вниз, и вонзились в мягкую поверхность ложа. Нет-нет, веселье еще не окончено. Щелкнула пальцами. Кровать самопроизвольно стала разрываться на мелкие кусочки. Быстро так, равномерно, пока через пару секунд в центре разгромленной комнаты не появилась аккуратная гора из останков чего-то белого, и мягкого.
  Кружусь сама и покручиваю кистью руки, заставляя присоединиться к танцу господина 'Идеальные глаза'. Из пут ему не выбраться, и потому они кружат его в разные стороны. Парень пытается позвать на помощь, но меня не проведёшь. Я провожу пальцем по своим губам, и полупрозрачная полоска, появляется на пухлых губах красавчика.
  - Нет, нет и нет! Это еще не всё! - изгибаясь всем телом, говорю я, и покручиваю указательным пальцем, шепча заклинание. Самый красивый мужчина на свете сильно зажмуривается в предвкушении очередного сюрприза. Но меня это не устраивает, и глаза он распахивает после новой порции сброшенной с моих рук магии. Вся груда, которая была когда-то кроватью неожиданно начала тлеть и вонять. Парень сморщился от едкого дыма, но нос рукой прикрыть не смог, путы помешали. Удивительно, по мне так пахнет апельсинами. Гора мусора тлела не долго, вспыхнул огонь и поднялся до самого потолка, на котором теперь болтались оборванные рейки, к которым когда-то и был приделаны бывшие зеркальные полотна. Огонь проглотил всю кучу, а под конец засверкал разноцветным салютом.
  - Всё, шоу окончено, можете покинуть партер! - пьяно заявила я и сотворила себе стул. Странно даже. Как это у меня получилось? Я даже порталы с трудом открываю, а тут магия фонтанирует. Причем, что интересно, я сбрасываю, а она множится. Щелкнула пальцами и путы с молодого человека слетели.
  - Давай зна-а-а-коммиться, - залихватски предложила я, а у парня отчего-то глаз задёргался. Странное дело, до этого хрипела, а теперь еще и язык не слушается.
  - Нет. Хватит. Простите, - неожиданно обрёл голос парень и почему-то зло взглянул на меня. Мне даже не хорошо стало, от такого демонстративного негатива в отношении моей персоны. - Я всё осознал. Приношу свои глубочайшие извинения, юная барышня.
  - Не ну ты посмотри, какой вежливый попался, - отчего-то меня это возмутило. - Продолжим?
  - На этом разрешите откланяться.
  Парень развернулся и ушел, а мне стало так обидно, что разревелась, как маленькая. Открыла свою сумочку и гаркнула, что есть мочи в нее, призывая своих наставников. Первым в кабинет ворвался Игнатий Павлович, и быстро оценив ущерб, нанесённый помещению, задал потрясающий вопрос: 'С тобой всё хорошо?' Я заревела в голос и уже не обращала внимания на то, что все наставники один за другим прибежали в 'кабинет'. Пётр Лукич открыл портал, и мы оказались дома. Хорошо дома, хоть и рассвет уже занимается. Пора в постельку и на бочок, чтобы сны приснились о том писаном красавце с алыми губами и глазами цвета изумруда. Жаль, забрать метлу лично не получится, сама завтра прилетит, а то может еще раз встреча состоялась бы. Эх! Гордость. Заткнуть бы ее куда поглубже, так ведь нет, наружу рвётся, покою не дает. И всё-таки хорошо погуляли, ничего не скажешь. Чаще бы так.
  Последний день перед новым учебным годом для меня полон тревог и смутных надежд. За семь лет, я привыкла бывать в среде студентов Университета, вливаться вместе с ними в гудящий людской поток на главной галерее, который осушается с началом занятий. У меня много знакомых среди студентов, и мне всегда есть с кем поболтать на переменке между их занятиями и моими трудовыми подвигами в лаборатории и драконьей. Я так часто видела те опыты, которые они ставили под чутким оком тётушки Матрёны, и уж заранее знала, куда нужно нести защитные амулеты. Да-а-а, сегодня последний день перед совершенно новой жизнью. Только вот на душе очень не спокойно. Решение встретиться со своими друзьями со старших курсов пришло моментально. Я пустила легкое заклинание 'почтового голубя' с оповещением о сборе на нашей любимой поляне, чтобы послушать наисвежайшие сплетни о лучших студентах Университета, о том кто кому в любви признался, и как очередной богатенький горе-маг был оставлен на переэкзаменовку. Надо признать, что в маги шли только отпрыски богатых и обеспеченных семей. В помощники, отбраковывались чародеи более низкого сословья, ну а все остальные могли рассчитывать на места низшего ранга. Мне можно сказать повезло, моя большая семья на полном основании смогла протащить меня в помощники к магу. Знать бы только светлый он будет или тёмный. Лично мне светлый приятнее, хоть я со всем уважением отношусь к моему дорогому воспитателю некроманту.
  Солнечный погожий денёк окутал меня кольцом запаха опадающих листьев и осенних последних цветов. Друзья были в сборе и встретили меня улюлюканьем и подтруниванием. Завязался разговор и всезнающие братья Крим Олег и Павел выплеснули в наши уши наисвежайшую информацию о поступивших студентах.
  - Говорят звезда нашего королевства красавчик, стройный, богатый, воспитанный. Второкурсницы перешёптываются и спорят, кто первая будет с ним встречаться. Уверен, что приз достанется Урсуле, - оживлённо рассказывал Олег. Он был высокого роста, долговязый и не складный, но у него был один единственный дар, что по мне лучше, чем любая красивая внешность - он прекрасный оратор.
  - Да, маги и некроманты по Урсуле слюни пускают от первого курса до последнего. К тому же она из очень богатой семьи, а значит хорошая партия, - согласился с братом Павел. Он совершенно не похож на брата. Таких, как он называют - живчик. Парень всё время находится в движении. Внешность у него совершенно обыкновенная, но глаза выдающиеся. Огромные очи, с длинными черными ресницами, слегка раскосые. Такого цвета глаз я не видела ни у кого - буро-фиолетовый яркий оттенок.
  - Это о ком новая сплетня? Поделитесь? - улыбаясь, промолвила я и пододвинула стул, что стоял около стены.
  - О-о-о, это новый студент. Будущий маг, - разъяснила Лиса, подружка Павла и его необыкновенная любовь с рыжими как пламя волосами. Они с Олегом учились в одной группе, вот он и познакомил брата с его будущей избранницей. Выслушав восторженную фразу Лисы, Павел хмыкнул и подмигнул мне своим раскосым глазом. Получилось это забавно, и я рассмеялась, хватаясь за живот.
  - Между прочим, будет учиться вместе с твоим будущей Альфой, - не унималась Лиса, начиная пританцовывать. У этой девчонки очень подвижное воображение, особенно, что касается преувеличений.
  - А сколько девушек магов в нынешнем наборе? - поинтересовалась я у своих друзей.
  - Их семеро, также как и Помощниц. Скоро у тебя появиться подруга на всю жизнь, - одарил меня информацией Рой, которую я и так знала. Этот парень был самым лучшим учеником, то мне порой казалось, что он знает всё. Черные вьющиеся волосы до плеч, тёмная лаконичная цветовая гамма в одежде, все в нем говорило о хладнокровии и скромности.
  - Рассказывают, что среди Помощников есть парочка очень симпатичных и магически сильных. Особенно выделяют парня по имени Марко. Он из Италии. Его семья недавно разорилась, и бедному магу пришлось соглашаться на более низкую долю, - все не унималась Лиса и правильно, мне же интересно с кем предстоит учиться и вполне возможно общаться более тесно.
  - А как имя того мага-альфы, что заранее разбил столько сердец? - улыбнулась я, и переплела свои руки на груди.
  - Его имя Ян Артак Ошкуй Адзевз - произнёс Олег сложное древнее имя, сочетающее в себе несколько прославленных древних родов. О представителях этих династий слагали легенды.
  - Ого, какая птица залетела под нашу крышу, - присвистнула я, переваривая полученную информацию. - Ладно, с вами хорошо, а мне пора в кроватку, чтобы завтра встать бодрой. Новый учебный год начинается, ура господа! - с этими словами я ударила себя по коленке и легко поднялась с жухлой травы.
  - Ну да, про день рождения можешь и не рассказывать, ведь это ерунда что твои друзья скончаются от любопытства во цвете лет, - хихикнула Лиса и закатила глаза. - У бедного Игнатия Павловича с утра голова болит, ему Матрёна твоя первую помощь оказывает.
  - Главное все живы и есть что вспомнить, - парировала я и подмигнула Лисе.
  - Поделишься? - не остался в стороне Павел. - Сгораем от любопытства, а никто и даже полусловом не обмолвился.
  - Ага, так и рассказала, - хохотнула я и направилась к порталу. - Мучайтесь.
  Найдя тётю Матрёну, я вместе с ней вернулась через портал домой. Так быстрее и надёжнее, меня всё еще пошатывало после вчерашнего. Тётушка дала мне настойку и через пять минут я была уже в постели и ждала прихода яркого и незабываемого сна. Что-то Матрёна перемудрила с настойкой или пузырьки перепутала, всю ночь мне снились кошмары.
  Я была на поляне залитой солнцем. Ногам холодно. Я босиком. Может крикнуть?
  - Ау, - шепот вместо крика и руки дрожат. - Ау-у, есть кто-нибудь? - ответом мне был холодный порыв ветра, осыпавший меня снежными хлопьями. Не хорошо это, совсем не хорошо. Так затягивают в магический туннель, знаю наверняка, профессор-некромант очень тщательно проработал со мной этот урок. Мало того у меня была еще и практическая работа. Стоит признать, Игнатий Павлович умеет посеять страх. Так, надо сначала повернуться вокруг своей оси с закрытыми глазами. Затем сложить перекрещенные руки на груди и ладони должны лежали на плечах. Это поможет магии, что течет в моей крови искусственно сконцентрировать силы только для одного направления энергии - отражения зова. Да, что делать тем, у кого маленький запас магических сил? Правильно их использовать и при этом экономно. Технически я становлюсь неуязвима, замыкая течение магии только на себе. Почувствовав огонь, разгорающийся внутри моего тела, я шепотом произнесла заклинание 'кокона закрытости': 'Ишхе-е тартта мунас'. Я видела как ветер гнёт деревья, вырывает комья земли вместе с травой, гонит чёрную тучу к поляне, и мне было всё равно. Кому пришло в голову призвать меня, тот перебьётся. Вдруг, сквозь 'кокон закрытости', я расслышала голос тётушки Матрёны: 'Сахтэ, сутрмэ, отэ'. Помощь пришла, я смогла это пережить, я в безопасности.
  - Тётя! - вскрикнула я, как только мои глаза распахнулись. - Меня звали, мне страшно!
  - Ты молодец, ты справилась, - гладя меня по спине, и прижимая крепче к себе, успокаивала Матрёна.
  - Ты успела ухватить след?
  - Нет, не получилось, - сокрушенно сказала тётушка, и вытерла слезу на моей щеке. - Не переживай из-за этого, в следующий раз я успею схватить этого мерзавца. Он будто почувствовал моё приближение и затёр след. Обещаю, если это повторится, я его схвачу, - и потрясла кулаком в воздухе. Если тётушка что-то пообещала...короче, жаль мне позвавшего, очень жаль. - Пора вставать, поздравляю тебя с новым учебным годом.
  - Ура! Что есть на завтрак, - прищурившись, спросила я. Уверена, сегодня я еще раз смогу удивиться кулинарным способностям своей тёти.
  - Умываться, одеваться, причёсываться и за стол, - перечислила Матрёна намечающиеся действия с моей стороны, чтобы потом, получить вкусненького.
  - О-о-о, нет! Так много? - решила поканючить я, но не получилось. В итоге была пристыжена и потопала в умывальню.
  
  Глава четвёртая
  
  Андрей Ростов уютно расположился на заднем сидении свой машины. Наёмный водитель старательно объезжает московские пробки, но город перегружен автотранспортом и остановка неминуема. Сейчас машина двигается слишком медленно, скорее всего, на выезде с улицы образовался затор. Мотор автомобиля мерно урчит, а мужчина разглядывает происходящее за окном. Сегодня серый город превратился в один большой цветник. Дети, сопровождаемые родными, вышагивают с букетами в школу. Тех, кто в первый раз идет учиться видно сразу. Мордашки счастливые, глаза горят, одежда выглажена родителями, а цветы в руках выше их самих. Мужчина вспомнил восторженное состояние Людмилы, своей дочери, когда он отвел ее в элитную городскую школу в мире людей. Они долго обсуждали с женой, где будет учиться их дочь, но в конечном итоге, мир людей показался более привлекательным, нежели Тария. В конце концов, переселение из волшебной страны в человеческий мир дело времени. Если не удастся отыскать возможность найти источник магии, то страна просто погибнет. Разрушится и превратиться в пыль.
  Ростову изначально не нравилась политика, которую выбрал нынешний король. Кланы, ордены, рыцари, турниры - это всё прошлый век. Динамика развития человеческого мира, прогресс, технологии дают возможность с комфортом устроиться тут и стать элитой. Со временем можно полностью подчинить мир себе. Безусловно, кого-то из людей можно будет наделить правом войти в круг управления странами, но в основном, правящей верхушкой будут маги. Тарийцы же в большинстве своём предпочитают держаться за своё государство, что хоть и удручает, но можно использовать.
  Магия в обоих мирах одинаково распределена, просто в мире людей она не однородна и всё что доступно для использования и подвластно чародеям пополняется за счёт эмоций простых рядовых жителей Земли. Нежить атакует этот мир, ведь в большинстве своём питается изначальной силой, а это и есть эмоции.
  Как только маг Андрюша Ростов с дипломом университета 'Прикладной магии' переступил порог портала, оставив за спиной Тарию, то сразу понял, чего он хочет от жизни. А желает он многого, слишком многого. Первое, что он сделал, это завёл друзей среди нежити и полу-демонов. Это очень удобно, если собираешься начать собственный бизнес. Дальше - больше. Тария была поглощена войной на протяжении двадцати лет, а мирное время в ней длиться только семь. Ростов нашёл тех, кто бежал из чародейской страны во время войны и осел тут, на земле людей. Он познакомился с некоторыми из них и завязал дружеские отношения. Эмигранты с радостью впусти в свой круг новичка, и готовы были помогать, чем могли. Андрею оставалось только баловать их сказками о далёкой стране, которую они покинули, но по которой скучали, и получать информацию о 'сильных мира сего'.
  Андрей Ростов регулярно посещал балы и турниры, что устраивали маги в государстве человеческого общества и на одном из них он познакомился с девушкой по имени Мария. Она была племянницей одного из эмигрантов первой волны, и прибыла погостить к дядюшке. Каждый раз, как бизнесмен вспоминал их первую встречу, он понимал, насколько ему повезло тогда. Невысокая, тоненька, с огромными желтовато-карими глазами шатенка, заняла всё пространство в сердце жесткого воротилы, которым стал к тому моменту владелец фирмы 'Светлая даль' Ростов. Он влюбился в красавицу с первого мгновения, как ее увидел. Они очень быстро поженились, а потом родилась Людочка, которая, как и ее мать, перевернула душу олигарха и присвоила себе на веки. До появления дочери на свет предприниматель хотел иметь только деньги, чтобы была возможность прекрасно жить семьёй и при этом обходиться без проблем по бизнесу. После того как он взял на руки, крохотное существо и жена сказала: 'Теперь ты папа', делец захотел присвоить весь мир.
  В идеале, было бы не плохо, видеть этот мир очищенным от человеческого народонаселения и заселить его жителями Тарии, но тогда магия перестанет существовать. Сталкиваясь с людьми, Ростов стал ненавидеть их всё больше. Очень часто возникало желание сотворить 'морное заклинание' и вывести эту плесень под названием 'человечество' с лица земли. Воротилы бизнеса, с которыми он имел дело, были бы уничтожены в первую очередь. Более подлых существ и назвать трудно, хотя набрасывая сетку распознавания их страхов и тягостей жизни, он даже сочувствовал им. В общем и целом люди управляющие другими имеют собственные невзгоды.
  Сегодня мужчина как раз едет на встречу со своими партнёрами по бизнесу. Предстоит сложная работёнка для его конторы, и стоит получить максимальную выгоду из запланированного мероприятия. Научившись у партнёров грязному ведению дел и всё время вспоминая занятную пословицу: 'деньги не пахнут', Андрей Ростов готов браться за всякую работу. Любая контрабанда ввозится в страны и вывозится из них без особых помех. Каналы и маршруты проработаны тщательно. Не зря он держит в штате самых лучших специалистов. При любой мелочи, мешающей выполнить заказ в срок, есть возможность моментальной перестройки всего плана. Порой заказы идут от поставщиков оружий, и наркобаронов. Конфиденциальность и чёткость исполнения в этом случае максимальные. За двадцать лет ни одной осечки и недопоставки. Олигарху всё равно, откуда получать прибыль, он иногда даже радуется, что эти 'человеки проредяться'. Ему удалось создать не плохую группу реагирования, для выполнения заданий различного направления. Маги, живущие среди людей и желающие подзаработать, радушно принимаются фирмой 'Светлая даль'. При поступлении на работу, каждый чародей обязан пройти тестирование, после чего он определялся в ту или иную команду. Конечно же, в компании работали и обычные люди, которые обеспечивали всю документальную обработку. К тому же это было выгодно и с другой стороны: люди не умеют жить спокойно. Они полны радостей и горестей, а значит эмоций. Ими-то и подпитывались уставшие после трудов маги, цепляя на себя силу сотворённую 'человечишками'.
  Делец в душе, Андрей Ростов хотел подобный образ жизни привить и среди тарийцев. Однажды он обратился с подобным предложением к королю и даже составил подробное прошение, по обмену между Тарией и миром людей. Как выяснилось позже, далеко не многие хотят поступиться традициями. В этом нет ничего предосудительного, но отчего-то бизнесмен, решил настоять на переменах в упорядоченное течение жизни народа волшебной страны. Правитель отклонил просьбу под благовидным предлогом. К тому же он пространно объяснил деловому человеку, что магам достаточно разовых посещений мира людей, чтобы понимать полезность прогресса. Чародеям дана возможность выбирать, где растить своих детей и какие навыки им прививать. Ко всему прочему, в тот день государь попросил предпринимателя стать официальным смотрителем за человеческим обществом. Теперь в обязанности олигарха вошло отслеживание любых провокаций со стороны недоброжелателей или распоясавшейся нежити.
  - У вас, господин Ростов, насколько мне известно, есть штат сотрудников занимающихся особыми поставками. Думаю, вам не составит труда создать нечто подобное для соблюдения правопорядка на территории иного мира, - спокойно заключил правитель Тарии.
  Ростову ничего не осталось, как принять предложение короля. В какой-то момент это задело мужчину, но он справился с эмоциями. Именно в этот самый миг в его голове созрел план, который теперь, спустя пять лет, начал реализовываться.
  Машина мягко затормозила перед 'идеалом' современного строительства, сотворённого из бетона, железа и стекла и легко вылез из машины. На проходной он сообщил своё имя и его моментально пропустили внутрь. Предстоял нелепый разговор с 'партнерами', но, в конце концов, от него сейчас зависит очень многое, и потому он вправе потребовать небольшую прибавку к положенной прибыли.
  - Господа, я так понимаю, партия уже подготовлена, - поинтересовался Ростов у мужчин, сидящих с ним за одним столом, и, посмотрев на прозрачную столешницу, невольно поморщился. 'Что за причуда делать столы переговоров из прозрачного стекла?' - подумал он и закинул ногу на ногу.
  - Да, она полностью сформирована, и мы хотим посотрудничать с вами, - произнёс худой господин в бледно сером костюме. Кажется, этот человек был из банды одного местного криминалитета. Эта шайка занимается контролем сбыта наркотиков в ночных клубах южного округа Подмосковья. 'Занятная компания собралась, - подумал предприниматель, - эти ребятки неспроста объединились. Надо будет магов-поисковиков задействовать и вампиров, для получения информации о грузе'.
  - Я уже не первый год занимаюсь логистикой, и понимаю всё опасность мероприятия, - начал объяснять бизнесмен всем собравшимся.
  - Мы готовы оплатить все ваши риски, по обычной схеме, - заверил председатель совета директоров той фирмы, с которой, впоследствии, будет заключён контракт. Но не на прямую, а через несколько фирм однодневок, либо это будут организации готовые к закрытию, которыми можно пожертвовать, как только груз будет доставлен на место.
  Сидя за столом переговоров и слушая собравшихся бизнесменов, Андрей Ростов попутно отметил все нестыковки в поручаемом деле. Ему вдруг стало интересна цель доставки груза и кто будет принимающей стороной. Боевой маг в прошлом он моментально сотворил заклинание и легонько щелкнул пальцами. Связь в деловых отношениях стала видна как на ладони. Самое интересное из всего этого, что все следы общения между этими людьми сводятся к одному очень важному гостю на этих переговорах, вампиру по имени Игорь Беркутов. Предпринимателю было не выгодно, просто поступаться своими интересами. Ему нужна услуга, которую могут предоставить эти люди.
  - Я готов пожертвовать некоторыми интересами фирмы, ради кое-какой иной выгоды, - забросил 'удочку' Ростов. - Мне нужна услуга и более ничего. Все риски я беру на себя. Это подарок за длительное сотрудничество с моей логистической фирмой. Так называемая скидка.
  - Чем обязаны такими скидами? - задал вопрос Беркутов. В отличие от остальных здесь собравшихся, эта персона одна из сильнейших. К тому же Игорь Беркутов, не простой общинник среди вампиров, он глава московского клана.
  Глаза мужчин встретились, и Ростов понял, что еще немного и его план будет раскрыт. Вампиры умеют читать ауру, что окружает человека и понимать, какие эмоции испытывает тот, кто сейчас перед ними. Делец приготовился отринуть чужое вмешательство и сотворить заклинание, но вампир неожиданно откинулся на спинку кресла, на котором сидел и, улыбаясь, спросил:
  - Пожалуй, можете не объяснять причину, просто хочу поинтересоваться, что бы вы хотели в подарок за ваши труды?
  - Антикварную вещь. Я большой любитель старины, и наслышан об этой уникальной безделушке. Мечтаю приобрести её. К моему великому сожалению владелец данной старины не желает её продавать. У вас есть возможности...попросить у этого господина изменить своё решение. Это вне сферы деятельности, с которой я сталкиваюсь обычно, но зато у меня есть вы, кто может купить для меня эту безделицу.
  - Так-так. Ради подобных скидок вы готовы взять риски на себя? - въедаясь в кожу, беркутовский вопрос опалил лицо Андрея.
  - Увы, господа, но только половину. Скидки не беспредельны, - засмеялся бизнесмен, и дружный хор мужских голосов подхватил его бархатный смех.
  - Хорошо. Все координаты местонахождения этого...пустячка, сообщите позже. Сейчас нас интересует, как будет двигаться товар. Сбыт продукции намечен в определённое время, которое мы сообщим Вам позже. Поставка должна произойти вовремя, - продолжил Беркутов. - Зачисление денег и вашей старинной вещицы, будет организована в тот же самый срок, как произойдёт передача груза принимающей стороне.
  - Я не против таких условий. Только пусть доставку осуществит мой курьер. Он отправится в тот город, где проживает владелец и в момент передачи груза, будет передана посылка. Там же можно выполнить и перевод денег на мой счет. Мой человек проследит за этим.
  - Отлично. Так и решим. Теперь хотелось бы послушать вас, господин Андрей.
  - Маршрут груза, будет проходить по наиболее людным трассам. Это самый короткий путь, который обеспечит доставку вовремя.
  - А вы я сморю, любите играть с удачей в прятки? - засмеялся председатель директоров и придвинул кресло ближе к столу. Облокотившись на него, он стал ожидать продолжения повествования.
  - Иногда нужно, что-то положить на самое видное место и тогда его не найдут, - улыбнулся 'воротила бизнеса' и продолжил рассказывать о деталях предприятия.
  Через час он ехал в свой офис с подписанным контрактом и надеждой, что Грааль уже через месяц будет у него. Оставались детали, которые он поручит решить руководителям групп реагирования. Поставка груза назначена на середину сентября. Скорее всего, придется задействовать команду сильных магов для пересечения товара через границы, но в остальном можно обойтись более слабыми чародеями. После того, как кубок будет в его руках, мужчина готов был идти к королю с определенными требованиями. Раздумывая, предприниматель посмотрел в окно и его взгляд наткнулся на хрупкую фигурку девушки идущей по тротуару. Каштановые волосы, слегка вьющиеся у лица, карие глаза. Она была похожа на его дочь. В какой-то момент мужчина даже вздрогнул, но вглядевшись, понял что обманулся.
  'Это хорошо, что Люда с сегодняшнего дня будет жить в общежитии для магов', - подумал он и откинулся на мягкую спинку сидения машины. С тех пор, как он решил выкупить чашу у антиквара, он не чувствовал, что его близкие в безопасности. Король давно снюхался с орденом 'Красной змеи', а те нашептывают ему, как поступать в том или ином случае. Орден давно пользуется дурной репутацией и открыто поклоняется демонам. Жертвоприношения малоприятное и одобряемое обществом Тарии и потому любое сотрудничество с орденом происходит тайно. Правда в той борьбе с Единорогами, только благодаря поддержке красно-змеих была одержана победа, и народ, уставший от войны, вздохнул свободно. Демоны незримо присутствуют в жизни Тарии. И как возмутитель спокойствия устоявшейся власти, Ростов может стать угрозой своим близким. Потому он отправил жену в дальний замок в Шотландии, к своим дальним родственникам, а дочь определил в университетское общежитие.
  Стены университета 'Прикладной магии', в который поступила Людмила, защищены, как никакой другой замок волшебного мира. Прорваться через его магическую оборону не возможно. Старинные стены, в которых располагается учебное заведение, обмотаны магией в несколько слоёв. Кокон, что защищает учеников, прочнее кокона королевского замка. К тому же Стихийнов, ректор университета, бывший боевой маг. Хоть он и воевал на стороне Единорогов, но ему сохранили жизнь после войны. Мало того, он сделал блестящую карьеру, пробившись из рядовых преподавателей в ректоры университета. Король высоко ценит этого человека и порою, даже кажется, что он преклоняется перед ним. Эта загадка до сих пор ни кем не разгадана, но дела обстоят так, как они обстоят.
  В кармане брюк зазвонил телефон и Ростов достал его, чтобы принять звонок. На сенсорном экране новейшей модели мобильника отобразилась фотография жены. Радость заполнила сердце мужчины и он провел по экрану пальцем, чтобы оживить электронную безделушку.
  - Алло, - приложив телефон к уху, сказал владелец 'Светлой дали'. - Здравствуй Маша. Как ты дорогая?
  - Здравствуй Андрей. Я нормально, отдыхаю и ни в чем себе не отказываю. Ты как? Как Людочка? Я не могу до нее дозвониться.
  - Я нормально. Люда уже в университете. Сама понимаешь, там электроника не берёт. Я наведаюсь к ней завтра, а сегодня перешлю вещи. Не волнуйся, там такая защита стоит, что всё рухнет, а этот замок останется стоять нерушимым.
  - Ты намекаешь на ту байку? - спросила Мария и в ее голосе послышалось сомнение.
  - Любая байка или лучше сказать сказка имеет определенную подоплёку. Почему тебе не перестать расстраиваться и переживать?
  - Всё просто, Андрюша, я - мать, - пригвоздила Мария своим ответом, а бизнесмен заулыбался.
  - Послушай, мать, а нет у тебя желания сегодня увидеть мужа? Доложу тебе по большому секрету, я соскучился.
  - Переговоры тяжелые были? - насторожилась женщина и ее голос дрогнул от волнения.
  - Переговоры лёгкими не бывают, но все снова получилось. Хочу тебя поскорее обнять и прижать к своей 'исстрадавшейся' мужской груди. Я люблю тебя, жена.
  - После таких заявлений придется поступиться своими вечерними занятиями и уступить своему любимому и ненаглядному муженьку. Во сколько тебя ждать?
  - В восемь вечера и я буду не один, с сюрпризом.
  - Жду вас обоих, но тебя больше. Пока, - ответила Мария Ростова и положила трубку.
  
  Глава пятая
  
  Двери 'Зала торжеств' натужно скрипнули и впустили меня в суетливый нарядный мир праздника. Студенты с разных факультетов снуют туда и обратно, создавая хаос людского потока. Одни обнимаются, приветствуя старых друзей, другие скромно стоят в уголочке, и дожидаются начала церемонии. Но общее у всех одно: радость на лицах и огонь в глазах. Воодушевившись, я смело зашагала в поисках своей студенческой братии. Наставники предупредили, что нужно искать плакат с указанием номера группы. Пришлось остановиться, чтобы присмотреться к надписям на стенах. В этот момент меня толкнули со спины, да так сильно, что на краткий миг боль захватила всё моё существо. О нет! Этого я не прощу. Разворачиваюсь к напавшему, к тому же совсем не одна, а со всей мощью своего гнева и перекошенным лицом в придачу, и натыкаюсь на...того самого 'господина Безупречность' из ночного клуба 'Фиалка' собственной персоной. Он тоже на меня смотрит и при этом лицо искажено злостью. Ох, вот это он зря! Я набираю в грудь больше воздуха и...
  - Это ты? - ревёт этот зеленоглазый мои слова мне в лицо. Я разозлилась и растерялась одновременно. В руках у меня тетрадь, которую я принесла с собой для работы в классе. Заношу её над своей головой и со всего размаху бью брюнета ею по голове. Молодой человек остолбенел и уставился на меня. Кажется, есть ровно секунда, чтобы пуститься наутёк, и я это понимаю. Разворачиваюсь, кричу: 'Убивают!'. Студенты замерли, а я, бегу вперёд расталкивая руками будущих магов. В абсолютной тишине несусь уже целых три секунды по образовавшему коридору из расступившихся людей. Оборачиваюсь, а красавчик мчится за мной, да так резво, что вот-вот схватит. Хорошо у меня есть фора в три секунды и эффект неожиданности про запас. В честном бою тетрадями мне не выстоять против него, мала ростом. Слышу за спиной дыхание и ощущаю гнев господина 'Восхитительные глаза', но впереди стенка, а значит, ещё есть шанс. Около самой стены я резко склоняюсь вправо и бегу вдоль неё. Характерный шлепок за моей спиной предоставил мне ещё одну фору в три секунды, а если повезёт даже в пять, и теперь моя задача добежать до угла. Быстро перебираю ногами и готовлюсь к следующему трюку. Группируюсь, наклоняюсь и...парю в воздухе над всеми студентами к учительскому подиуму, продолжая по инерции перебирать ногами. В целом я спасена, но видя лицо Петра Лукича, понимаю, что мне сильно не поздоровиться. Плыву, смотрю по сторонам и вижу: брюнет тоже летит и в том же направлении. Лохматый, чёлка один глаз прикрывает, на скуле специфичное покраснение виднеется, на лбу бугорок образуется, губы поджаты, глаза пылают гневом. Вот ведь денёк выдался, прямо с утра и уже врага нажила в студенческой среде.
  - Так-так, Злата Шиткари и Ян Артак Ошкуй Адзевз, - строго сказал Пётр Лукич и поставил нас подлетевших на подиум. - Нарушаем распорядок в первый же день? Не хорошо. Кто зачинщик?
  Я таиться не стала, и честно указала пальцем на неприятеля, но тот совсем совесть потерял и сделал тоже в отношении меня. Кто бы мог подумать, что он способен на такое? Стоп! Как назвал этого зеленоглазого ректор? Ян Артак Ошкуй Адзевз? Ого, это тот самый маг, что наделал шуму в Университете только одним своим поступлением? Надо было его ещё сильнее приложить, чтоб неповадно было детей из бедных семей толкать. Хотя тёти у меня не из бедных, да и другие наставники тоже.
  - Интересно, очень интересно... - промурлыкал себе под нос Петр Лукич. - Хорошо, тогда я прочту отрезок 'короткой' линии памяти у каждого из вас и решу, кто виноват в случившемся. После этого один из вас неделю будет стоя изучать все уроки, - с этим не поспоришь, наставник требователен и строг.
  Коснувшись по очереди своей рукой наших лбов, ректор задумался на некоторое время и потом спокойным голосом возвестил решение:
  - Удивительно, но никто из этих молодых людей не виноват. Это стечение обстоятельств, не более. Наказание не имеет силы. Прошу вас господа присоединиться к своей группе.
  Мы молча сошли с учительского подиума, и Ян двинулся сквозь толпу, а я за ним. Мне так и не удалось отыскать плакат своей группы, а вот 'Аполлон' потрёпанный, похоже, знал куда направляется. Очень уверенно идёт, гордо. Смотрю, чёлочку рукой поправляет, пиджак форменный одёргивает. Я по его примеру тоже пиджачок свой натянула и по распущенным волосам провела. Вроде всё в порядке, надо тоже плечи выпрямить.
  В гнетущей тишине мы дошли до той самой стены, о которую ударился новоиспечённый студент, и встали в первую шеренгу, рядом. Пётр Лукич на нас посмотрел очень внимательно, взмахнул руками, и появилась трибуна, за которую он и встал. Церемония поздравления началась.
  - Уважаемые студенты, я рад приветствовать вас в стенах нашего Университета. Вы будущий цвет нашего магического общества, - полилась речь моего наставника, а я приготовилась слушать и внимать его словам, как вдруг услышала еле различимый шёпот. Ну конечно, это богатенький маг всё никак не успокоится.
  - Ты на всех людей нападаешь или выборочно? - ехидно прошипел Ян.
  - Я не нападаю, а защищаюсь, - также тихо парировала я. При этом мы стояли, расправив плечи, и сосредоточено смотрели на оратора.
  - Интересно, в какой из двух встреч ты нападала, и в какой защищалась? - перешёл на язвительный тон будущий 'цвет магии'.
  - Неужели не понятно? Когда тебя сразу укладывают в постель, не спросив имени не говоря о желании, - это защита, - разозлилась я и поджала губы. - Когда на тебя набрасываются с сзади - это тоже самозащита.
  - Ты не сильно сопротивлялась в первый раз, скорее наоборот, - продолжил свою мысль Ян, а я разозлилась ещё больше. Подумать только какой поклёп на меня возвёл! Обнимал, на ушко шептал, с танцпола увёл, а теперь ещё и всю ответственность на меня перекладывает. И я не выдержала. Со всего размаху, всадила каблук своей туфельки в мысок его ботинка. Я очень рассчитывала на вопль или хотя бы стон, но будущий чародей оказался весьма выдержанным господином и сумел порадовать меня только сверхъестественной бледностью и поджатыми губами. Похоже, с болевыми нагрузками он справляться умеет. Жаль, но я обязательно ещё раз как-нибудь попытаюсь проверить его на болевую восприимчивость, вдруг получится.
  - ...потому мне остаётся только выразить надежду, что этот день вы будите вспоминать как один из лучших дней вашей жизни, - договорил ректор свою речь, которую я так и не услышала и всё из-за этого господина по имени 'Не обучен хорошим манерам'. Захлопала я в ладоши с воодушевлением, периодически поглядывая на своего соседа по строю.
  - А теперь объявляю начало занятий и прошу разойтись по классам на свой первый урок. Удачи вам господа студенты.
  Наша группа не очень стройно потянулась к выходу из 'Зала торжеств' и тут я заметила, что мой недруг сильно прихрамывает. Если не приложить особый настой трав, то нога будет болеть долго. Моё сердце сжалось от сострадания. Это оказалось очень некстати, ведь нутром я понимала, что год мне предстоит тяжелый, и таковым мне его сделает вот этот холёный богач. Угораздило же меня связаться с магом из высшей касты, да еще и побить его прилюдно.
  - Злата задержись, пожалуйста, - остановил меня подошедший Иван Иванович. - Твоя тётя рассказала, что случилось сегодня утром. Вполне возможно ничего страшного не произошло переживать не из-за чего, но лучше подстраховаться. Поэтому ты некоторое время поживёшь в общежитии для студентов.
  - Я? Я не хочу уезжать от тётушек и жить неизвестно с кем, - мои кулаки сжались сами собой. Подобная ситуация показалась не справедливой по отношению ко мне.
  - Мы определили тебя в самую южную комнату, и соседка у тебя замечательная, - принялся уговаривать меня Иван Иванович. - Пойми это вынужденная мера. Университет защищен магически, и ты на его территории неуязвима. Девочка моя, это для твоей же пользы.
  - Слушаюсь и повинуюсь, - зло сказала я и покинула помещение.
  Первый урок был вводным, а потом нам надлежало отдыхать. Это радовало и злило одновременно. С одной стороны успею разместиться на новом месте жительстве, а с другой меня просто лишала сил мысль, что придётся делить комнату с посторонним человеком. Жизнь у меня моментально окрасилась в серый цвет. Захотелось схватить новую метлу и лететь, куда глаза глядят. Пока я занималась самобичеванием сидя на последней парте, урок закончился, и все студенты принялись собирать свои вещи. Вдруг дверь распахнулась и в класс вошла Урсула Голиш. Все первокурсники моментально замерли и уставились на нее. На эту девушку обычно все так смотрят в первый раз, а потом привыкают и реагируют уже спокойнее. Урсула огляделась по сторонам и улыбнулась кому-то. Затем она медленно двинулась вдоль рядов ученических парт, огибая застывших парней и девушек. Тонкая изящная фигура, длинные рыжие волосы, завивающиеся крупными кольцами, огромные голубые глаза, обрамлённые черными ресницами и алые пухлые губы. Да, тут конечно есть на чем взгляду остановиться, хотя у некоторых студентов он задерживается надолго. Поклонников у Урсулы огромное множество, что вызывает определённую долю зависти к ней, но каждому своё. Поговаривают, будто у нее в роду были эльфы, а эту кровь ничем не испортить.
  - Ян, Ян Артак, - позвала Урсула и махнула рукой. Голос у нее не обыкновенный, так и хочется слушать его день и ночь. Чувствую, во мне начинает развиваться комплекс неполноценности, и ничего с этим поделать нельзя. Хотя, я могу признать ее лучшей из всех девушек и уйти всплакнуть куда-нибудь, где народу поменьше.
  - О, Урсула Голиш. Рад тебя видеть, - заулыбался молодой человек и поправил чёлку. Лучше бы он этого не делал. Вся его правая сторона заметно припухла, а на скуле даже посинела.
  - Ян, что с тобой случилось? - прозвенела своим хрустальным голосом эта выскочка и кинулась рассматривать повреждения.
  - Ничего страшного, просто...Большое недоразумение, - отозвался отпрыск богатой семьи и посмотрел на меня так, будто 'Большое недоразумение' это моё имя, а не события, участниками которых мы стали.
  - Я немного опоздала, но мне рассказали, как ты бегал за какой-то малышкой по всему залу. Совершенно не допустимое поведение для достойной девушки, - хмыкнула Урсула и даже не удостоила меня взглядом. Кровь в моих жилах закипела, и я шагнула к этим голубкам. Подойдя вплотную к парочке высокородных магов, громко кашлянула, привлекая к себе внимание. Зеленоглазый, который следил за мной с самого начала разговора с Урсулой, отреагировал моментально и попытался закрыть её своим телом. Быстро учится, молодец.
  - Я признаю, что повела себя не достойно только один раз и заставила бегать за собой такого милого мальчика, а вот ты Урсула ведешь себя недостойно второй год. Но у меня есть смягчающие обстоятельства, я это сделала не нарочно, в то время как ты делаешь это постоянно и корыстно, - я развернулась и гордо потопала к входной двери класса и быстренько скрылась за ней. Переведя дух, я со всех ног припустилась по университетской галерее и свернула в переход к студенческому общежитию.
  Пройдя до самого конца длинного коридора, и поднявшись по лестнице наверх, я остановилась перед единственной на этаже дубовой дверью. Это и была самая южная комната, в которой селили девушек из родовитых фамилий. Спрашивается, чего я так обиделась на своих наставников? Они и здесь исходили из самых лучших побуждений.
  - Спасибо вам мои дорогие, - произнесла я шепотом и отварила дубовую дверь.
  Комната была достаточно большой и светлой. Лёгкие шторы, пастельного тона обои, два резных комода, два шкафа, два стула и два рабочих стола с выставленными на них письменными принадлежностями. Всё это мило и уютно, и казалось бы невероятно девичьим и трогательным, если бы не две кровати. О, это шедевры! Широкие, высокие, даже на вид мягкие кровати, с ниспадающими балдахинами, и расшитыми покрывалами бледно-розового цвета стояли и манили к себе. Насмотревшись на эту красоту и по-поросячьи взвизгнув, я с разбегу бросилась на эту роскошь и растянулась, закрыв от удовольствия глаза. Пожалуй, мне начинает нравиться моя начинающаяся жизнь под названием: 'гнёт непонятных обстоятельств'.
  Пока я возлежала на своей кровати и предавалась радужным мыслям, дверь в комнату распахнулась, и кто-то очень тихо вошёл внутрь. Я нехотя открыла глаза и, приподнявшись на локтях, обернулась. Возле двери стояла тоненькая девушка, примерно одного со мной роста, с каштановой косой и орехового цвета глазами. Она была так мила и скромна, что мне только и оставалось, как умилиться подобной небывалой, в наше время скромности.
  - Здравствуйте Злата, - еле слышно поприветствовал меня этот ангел с порога. - Я ваша соседка. Меня зовут Людмила Ростова.
  Сердце драконье! Так это же самая богатая невеста в нашем не простом магическом мире. Кстати в мире людей тоже. Там ее отец бизнесмен, регулярно бьющий все мыслимые таблоиды популярности богатых людей. Великий Мерлин! В чем подвох? Такая богачка и такая скромница? Быть такого не может.
  - Откуда знаешь, как меня зовут? - задала я вопрос и тут же вспомнила утреннее происшествие. - Да-да, можешь не отвечать, меня знали многие, а теперь знают все. Проходи, располагайся. Я тут кроватку себе присмотрела, но если ты против, могу уступить, - спешно подскакиваю и поправляю помятое покрывало.
  - Что ты? Я готова занять другую кровать, - улыбается девушка и смотрит на меня теплыми как солнце глазами. Вот это блеск, вот ведь чистое золото, которое скрыто под невзрачной студенческой формой и скромной прической. Что такое блеск Урсулы, когда есть вот такая милая красота? Пшик ёлочной гирлянды, мишура, что имеет дешевый глянец. - Почему ты молчишь, Злата? Извини, я что-то не то сказала? - смущенно спрашивает Людмила, а я начинаю соображать, что этот бриллиант не понимает, какое впечатление производит на людей. Ого, как интересно.
  - Всё нормально просто обдумываю кое-что. Как ты думаешь, они подбирают будущих соседей по росту?
  - Думаю в нашем случае именно так, - рассмеялась Людмила и с достоинством прошла к своей кровати.
  В тот самый момент как всё у нас так спокойно и замечательно появился портал прямо посередине комнаты и из него вывалились мои тётушки, нагруженные чемоданами и сумками. Быстро поставив свою ношу на пол комнаты, и закрыв хлопком в ладоши портал, Матрёна с Марьяной огляделись по сторонам. Я мило улыбнулась и помахала им рукой.
  - Деточка ты моя, ненаглядная, - причитая, прошествовала Матрёна ко мне с протянутыми руками, - и как ты бедная тут одна, без поддержки, без ласки, без участия? Исхудала то как, осунулась, - пустила слезу тетушка и к груди меня прижимает, усевшись на мою роскошную кровать.
  - Матрёна, утри слёзы, будь стойкой, - еле удерживая солёные не прошеные капли, четко произнесла Марьяна, а потом кинулась ко мне, и, усевшись на кровать с другой стороны, вырвала из рук своей сестры и принялась обнимать с такой силой, что мне и оставалось только сказать: 'Ой. Ой-ё-ёй'.
  - Тётушки, познакомьтесь это моя соседка Людмила Ростова. Людмила, это мои тётушки Марьяна и Матрёна, - вырвавшись, наконец, из цепких объятий Марьяны представила я свою новую знакомую.
  - Здравствуйте, - поднялась девушка со своей кровати и присела в реверансе. Надо же, как она это славно делает. Обязательно попрошу, чтобы научила. Тётушки живо приветствовали Людмилу и вечер перестал быть гнетущим. Нам четверым удалось наговориться всласть, развешивая в шкаф мои вещи, а потом вещи из прибывшего багажа Людмилы. Потом был чай с плюшками и пирогами, веселая болтовня и слезливое прощание. Когда тётушки час махая платочками на том конце портала, всё-таки нашли в себе силы захлопнуть его, Людмила грустно сказала:
  - Повезло тебе с семьёй, - слова девушки понеслись, полетели и наконец, болезненно устроились прямо у меня в сердце. Почему мне так больно? Ужасно хочется плакать из-за потери, которой в моей жизни не было или была? Что со мной? Так всё надо собраться и лечь спать, ведь завтра...выходной. Есть возможность насладиться бездельем и сходить к друзьям разжиться новой информацией.
  - Давай укладываться спать, - сказала я. Предложение не самое новое в этой жизни, зато самое мудрое. - Если у тебя будет желание, то завтра я покажу тебе Университет. Ты ведь не была здесь раньше?
  - Нет, покажи здесь всё, пожалуйста. Зови меня Милой - улыбаясь, ответила мне новая знакомая и на ее розовых щечках, отогретых тётушкиными пирогами, появились маленькие ямочки. - Давай дружить, - неожиданно предложила Людмила и протянула правую руку, настороженно глядя на меня. Меня, как током ударило. Кажется, я нашла своего мага, а точнее магиню, значит полдела сделано, осталось только научиться работать в паре, ну и знаний набраться.
  - Давай, - просто ответила я и пожала протянутую руку.
  На этом первый и такой непростой день можно было считать законченным, если бы не то обстоятельство, что у меня не только тётушки есть, а еще и наставники-маги. Только мы с Милой разорвали рукопожатие, как в дверь тихонечко постучали. Пришлось приглашать желающих войти. В узкую щелку приоткрытой двери просунулась голова Игнатия Павловича.
  - Здравствуйте девочки. Матрёны нет поблизости? - шепотом вопрошал некромант, пытаясь слиться с дверью.
  - Они с тётей Марьяной ушли, десять минут назад, - порадовала я профессора.
  - Ты уверена, что Марьяны тоже нет? - спросила голова Ивана Ивановича, просунувшаяся чуть ниже головы Игнатия Павловича. - Ты везде посмотрела?
  - Портал закрылся с другой стороны. Горизонт чист, проходите, - начала я зазывать напуганных работников науки и заслуженных учителей.
  - А как он закрылся? Дым голубой был? В ладоши хлопали? - посыпались вопросы от появившейся в самом низу головы Петра Лукича.
  - Хлопали-хлопали, и дым был голубым, так ведь Мила? - обратилась я к своей соседке, а та энергично закивала в знак согласия.
  - Ну, слава тебе Сила Драконья! - восторженно на три головы выдохнули преподаватели и распахнули дверь настежь. Затем прошли гордо и чинно в комнату.
  Мила моментально побежала ставить само разогревающийся чайник, привезенный моими тётями и вытаскивать пироги. Я тем временем поставила два стула, а еще три наколдовал Петр Лукич. Все расселись, заулыбались и расслабились.
  - Как обустроилась, деточка? - спросил некромант и взял чашечку с блюдцем в руки. - Пирожки Матрёна пекла?
  - Она, - заверила я учителя и принялась описывать свой восторг от свалившегося на меня счастья. В общем и целом я не соврала, и день был скорее удачным, чем так себе. Пётр Лукич припомнил, как я удирала от этого богатенького Яна и все вместе смеялись, описывая впечатления. И вот в тот самый момент, когда каждый из моих наставников съел по пятому пирожку, неожиданно прозвучавший голос тёти Марьяны заставил всех обернуться и уставиться на дверь. Там было на что посмотреть, а главное чего бояться. Две внешне похожие женщины с мётлами в руках стояли со злыми лицами у распахнутой настежь двери.
  - Ой, Марьянушка, - прошелестел нежным голоском Иван Иванович, - а мы тут пирожками балуемся, - и, положив шестой или седьмой по счету пирожок, быстренько встал, подошел к стенке, щелкнул пальцами и раствориться в мареве желтого дыма.
  - Даже не попрощался, таракан выживающий. Ну, я ему покажу! - потрясла в воздухе метлой тётушка и вошла в комнату.
  - Матрёнушка, свет мой ясный, - нервно хихикнул некромант и прикинулся тенью самого себя. Потом как-то быстро пополз по стулу, перекинулся на пол и ужом скользнул в щелку между порожком и закрытой дверью.
  - И этот тоже не попрощался, - спохватилась Матрёна. - Научу я этого гада - ползучего родину любить. Всё душу тёмную вытрясу, мертвяки за господина своего молиться будут.
  За столом остался только Пётр Лукич, который ошарашено посмотрел по сторонам и, оценив сложившуюся ситуацию, стукнулся о каменный пол, устланный пушистым ковром, и превратился в маленького мышонка. Жалостливо пискнув, моментально пересёк комнату и скрылся в дырке между наружной стеной и внутренней, и через мгновение за окном улетел уже ясным соколом и только крик его гордый еще долго доносился до наших ушей.
  - Всё девочки, вам пора спать, - ласково сказала тётя Матрёна и поставила свою метлу возле стенки.
  - Мы тут покараулим, чтобы еще гости не нагрянули, а вы пока в душ сходите, да в постельку ложитесь, - успокоила Марьяна, последовав примеру сестры. - Ступайте, ступайте, мы тут всё приберём.
  На тётушек можно положиться, и кивнув своей новой подруге, я схватила полотенце и банный халатик.
  - Давай, поторапливайся, пока тёти на страже, - объявила я соседке, а та моментально схватила свои банные принадлежности и засеменила в ванную комнату, следом за мной.
  Намывшись и просушившись, мы обе уселись на стулья, а мои ненаглядные тётушки принялись расчёсывать нам влажные волосы. Я с детства любила это занятие. Сидишь, и получаешь удовольствие от мягких рук, умелых движений, ласки. Такие сны после этого снятся, что просыпаться не хочется. Вот и сейчас сижу, а у самой глаза слипаются. Да не я одна тут такая, Мила тоже носом 'клюет'.
  - Ложитесь в постель девочки, и пусть вам сны приснятся, самые радостные. Просыпайтесь бодрыми и полными сил, - напутствовала нас Марьяна, а мы тем временем с Милой уже укладывались в кровать и накрывались тёплыми пуховыми одеялами. Да здравствует сон! Ура тому, кто придумал кровати!
  Алые губы смеются над моими шутками. Вижу отчетливо, как они растягиваются, обнажая белые молочные зубы. Я чувствую тепло солнечного света, но не обращаю на него внимание. Всё моё сознание обращено к этим губам. Мне почему-то очень важно, чтобы они не прекращали растягиваться на мои шутки. Тёплая рука касается моего плеча. Я знаю, кто это и не боюсь. Ни что не угрожает мне, я под защитой. Вдруг всё меняется. Солнце становится холодным, вокруг серость и мечутся тени, пробегая по ступеням мраморной лестницы. Мне больно и мне впервые по-настоящему страшно. Я хватаюсь за перила руками и продолжаю сидеть на лестнице. И тут я спиной чувствую приближение. Оборачиваюсь...
  - Злата, очнись, - трясет меня за плечо Мила, - очнись же, прошу, - на подругу тяжело смотреть, глаза болезненные, и их окрас изменился и стал черным. Нет, это, наверное, игра света и тени. Поднимаюсь, усаживаюсь на кровати и пытаюсь выровнять дыхание. Вдох-выдох, и снова вдох-выдох. Так всегда заставляли меня делать тётушки, когда я просыпалась от кошмара. Причем самое странное, что кошмар один и тот же навязчивый, липкий, серый.
  - Всё в порядке, - похлопала я по руке обнимающую меня за плечи подругу и положила голову на подставленное её плечо. Холодный пот застилает глаза. Надо найти в себе силы встать и пойти умыться.
  - Я сейчас полотенце намочу, - скользнула с кровати Мила и устремилась к ванной комнате. - Тебе обтереть лицо нужно.
  Я киваю потому, что говорить всё еще трудно, и пытаюсь улыбнуться. Не получается. Через пару секунд намоченная в мятном растворе махровая салфетка скользит по моему лицу, стирая остатки кошмара и страха.
  - Спасибо, - шепчу я и откидываюсь на подушку. - Дальше я справлюсь. Иди, ложись в свою кровать. Так и не выспишься из-за меня.
  Подруга идет к своей кровати и через мгновение гаснет ночник. Снова сон на подходе. Надеюсь, теперь это будет что-нибудь простое и тёплое.
  Утро встретило нас солнышком и холодным ветром. Быстро справившись с утренними омовениями и утеплившись, мы пошли в столовую, а затем осматривать Университет. Прогулка придала бодрости и я с большим энтузиазмом рассказывала о студентах, что закончили наш Университет, о приключениях магов-добровольцев во время двадцатилетней войны, многие из которых вошли в историю. Я увлеклась не на шутку, ведь у меня был такой замечательный слушатель. Когда я начала рассказ о самом любимом своем герое войны герцоге Мстиславе Волтанском меня грубо перебили:
  - О, подкидыш бредит героями? - ехидно хихикнув кому-то, сказала Урсула, а я резко обернулась и вонзилась взглядов в ее прекрасные холодные очи. - Это не мудрено, ведь герои не досягаемы, как и привилегии магов для тех, кто беден.
  - Урсула, малышка просто рассказывает истории. Мне тоже нравились герои...в детстве, - улыбнулся одними губами Ян Артак и подмигнул мне. За кого он меня принимает? За маленькую глупышку? А еще эта Урсула со своей группой подлиз гаденько хихикает.
  - Я сейчас покажу, кто тут маленький, - ринулась я в бой, и даже сделала шаг вперед, но меня остановили. Никогда бы не подумала, что Людмила может обладать такой силой.
  - Не надо, пойдем дальше, - попросила меня подружка и потянула за рукав пальто. - Герцог Волтанский мой самый любимый герой войны. Расскажешь? Мне интересно.
  - Кхе-кхе, - захлебнулась своим кашлем рыжая второкурсница, - еще бы тебе было не интересно. Хоть кто-то восторгается 'плохими дяденьками' такими же, как твой отец.
  Я внимательно наблюдала, как Мила бледнеет и покрывается красными пятнами. Губы трясутся, в глазах слёзы, хочется подойти и утешить, но вместо этого я бегу прямо к этому чудовищу в красивой оболочке и бью в челюсть кулаком. Недруг повержен, а я стою руки в боки. Урсула поднимается с помощью руки поданной ей Яном и моментально утыкается ему в грудь лицом. Он еще и платочек ей дал, к себе прижал.
  - Ты всех бьёшь сразу или задумываешься на секунду? - холодно, резко и хлёстко произносятся слова такими прекрасными устами, устами Яна. - Если бы ты не была женщиной, то я вызвал тебя на дуэль.
  Ого! Мне даже дышать тяжело стало. Как он может заступаться за эту...красавицу?
  - Если ты не можешь вызвать ее на дуэль, то я к твоим услугам, - раздался глубокий бархатистый голос, и мы все обернулись на него. Черные длинные волосы, карие глаза, лёгкий смуглый оттенок кожи, четкая линия подбородка, спортивная фигура, высокий рост и всё это зовётся Марко. Это именно про него судачили мои друзья, и это именно он придержал дверь класса, когда я входила на урок. Он так мило сказал 'Привет, я Марко', - и улыбнулся, а я...а я сказала 'Угу, оно и видно', - и пошла дальше.
  - Марко, эта деревенщина без рода и племени ударила меня, - начала жаловаться Урсула.
  - Поделом тебе, она защищала свою подругу.
  - Я готов сразиться в любом месте и в любое время, - зло произнёс красавчик, безупречность которого моментально померкла перед лицом другой красоты, такой теплой и итальянской.
  - Не надо, - вмешалась в разговор Мила. - Лучше мы уйдем поскорее.
  - Стоп-стоп, - не выдержала моя натура и снова влезла в переплёт. - Я сама готова принять вызов.
  - Если ты настаиваешь... - произнёс с большим ударением на шипящий звук Ян, и выдернул из ножен клинок, который моментально трансформировался в меч. Картина впечатлила и поразила меня в самое сердце.
  - Условия, - по-деловому заговорила я и сделала шаг в сторону родовитого мага. - Если ты проигрываешь, то стрижешься наголо. Пусть все видят твою лысую голову и понимают, что тебя уделала обычная 'малышка'.
  - Если ты проигрываешь, - шипит мне прямо в лицо Артак, - то целуешь меня при всех и просишь прощенье у Урсулы.
  - А почему два условия вместо одного? Так не честно, - зверею я, а этот 'Идеал с алыми губами' склоняется всё ниже и ниже. Еще чуть-чуть и наши носы соприкоснутся.
  - Потому, что я - маг, а ты - помощник. Я буду драться с низшим. Тебя надо проучить, и потому поцелуй будет прилюдным и принесённые извинения тоже. Добро пожаловать в этот мир, малышка, - холодно произнёс слова наследник славного рода, а мне захотелось плакать.
  - Я готова прямо здесь и прямо сейчас, - шёпотом сказала я и подошла к Марко. - Одолжишь? - а тот и не сопротивлялся, молча отдал мне уже удлинённый после трансформации меч и приобнял за плечи в знак ободрения.
  - Покончим с этим, - согласился наперсник великих чародеев, и вышел на залитую солнцем полянку. Я последовала за ним.
  Мои руки чувствуют кожу рукоятки, глаза ищут недостатки фигуры и формируют в голове серии выпадов, дыхание свободное. Абсолютное сосредоточение и...
  - Это что тут происходит! - кричал бегущий к нам Пётр Лукич, махая руками. Прибежал, запыхался. Дышит тяжело. Тут из-под земли вырастает Иван Иванович и встает в полный рост между нами с Яном. От дерева лениво отделяется тень и скользит по зеленой траве, постепенно формируя фигуру некроманта.
  - Господа, дуэли в нашем Университете запрещены. Немедленно сложить оружие - вещает, отдышавшись, ректор. Сопротивление высшей воли бесполезно потому мы передаем свои мечи Игнатию Павловичу и Ивану Ивановичу, а Пётр Лукич продолжает:
  - Месяц наказания. Выходные отменяются. Проведете их с пользой в трудовых подвигах. После десяти часов вечера, по своим комнатам.
  Кровь дракона! Это не справедливо!
  
  Глава шестая
  
  По одной из центральных московских улиц шагал молодой человек в черной спортивной куртке. На голове у него была надета бейсболка с длинным козырьком. Он щурился от света, что щедро раздаривали витрины магазинов и уличные фонари. Походка его была пружинящей и лёгкой. Ступал он медленно, будто просто прогуливался поздно вечером на сон грядущий или в поисках приключений. В какой-то момент парень сбился с шага, обратив внимание на стройную девушку в обтягивающих джинсах и коротенькой курточке белого цвета, что шла ему на встречу. Шелковый легкий шарфик был повязан вокруг тонкой шейки и его концы выпущены на волю. Рыжие волосы гладкой волной укутывали плечи юной красавицы, как шаль и ниспадали до талии. Парень остановился и, обернувшись в след незнакомке, улыбнулся. 'Это то, что нужно', - прошептали губы молодого человека, и он направился за девушкой.
  Урсула Голиш торопилась на встречу к своей сводной сестре Лидии Голиш. Они одного возраста, и когда во время свадьбы пять лет назад отец представил Урсуле ее будущую родственницу, то чародейка сразу прониклась симпатией к новому члену семьи. Лидия была высокого роста, статная, с прекрасными женственными формами. Русые волосы вились крупными локонами, а голубые глаза всегда были полны оптимизма и жажды жизни. Урсула с детства отличалась спесивым нравом, но в своей сводной сестре души не чаяла. Отец не переставал удивляться такой глубокой дружбе между чужими друг другу людьми, но подобная ситуация его полностью устраивала. В семье, наконец, воцарился мир и счастье. Вот и сейчас своенравная Урсула шла достаточно быстрым шагом, чтобы успеть к назначенному времени. Лидия помешана на пунктуальности и когда сестра опаздывала больше чем на пять минут, устраивала ей выволочку. Красавица это терпела, ведь от дорогого человека потомки эльфов могут вынести всё. Такова эльфийская природа, и коли любят то прощают многое. Девушка не замечала ничего вокруг, и думала о разгоревшемся утром скандале и об этой несносной девчонке, что посмела ударить ее.
  Ян Артак - завидный жених и необыкновенный мужчина заставлял женские сердца трепетать при его появлении. В окружении Урсулы только о нем и говорили, начиная от подруг и заканчивая родителями. Выгодная партия во всех смыслах. Отец, Атанас Артак, приближенный к королю и обладатель безграничной власти в Тарии. Сам Ян, красавец, от присутствия которого даже у холоднокровной Урсулы начинало трепетать сердце. По всем параметрам они с Яном могли стать великолепной парой и жить 'долго и счастливо' в браке. Схожесть взглядов на жизнь, увлечение скачками, единый круг общения, позволяли надеяться девушке на возможность этого союза. Они часто виделись при дворе и на балах, устраиваемых знатью чародейской страны. Ян всегда оказывал знаки внимания эльфийке и давал понять, что она ему не безразлична. Это была даже не робкая надежда, как у других девушек их круга, это была самая настоящая уверенность. Урсула старалась поддерживать интерес молодого человека и при этом не надоесть ему. Сложная задача, но для умницы Урсулы Голиш, первой красавицы королевства вполне по плечу.
  Сегодняшнее утро подвергло сомнению всю схему выстроенных отношений с Артаком. Когда нынче утром она пришла к первому вводному уроку, то ей поведали дикую историю, как 'великий и прекрасный' Ян Артек, будто пятиклассник гонялся за низкорослой девицей на глазах у всего университета. Урсула поначалу отказывалась верить в подобное, но когда утреннее происшествие обсуждали все студенты, решила взглянуть на эту 'пигалицу'. Она дождалась окончания урока и отправилась в класс, где занимались первокурсники. Ян выглядел так, будто по нему колесница богов проехала. Больше всего пострадало лицо. Надо признать, что синяки и ссадины красоту молодого человека только подчеркнули. Он встретил ее, как обычно, и Урсула была этому рада, но в тот момент, когда подошла эта светловолосая 'малявка' Яна словно подменили. Магиня никогда не видела этого парня таким напряженным и при этом внимательным. Он ловил каждое движение блондинки. В какой-то момент показалось, будто никого и ничего не существует для этих двоих. Мир в них и они в мире, где все остальные только тени. Урсуле в этот момент сделалось дурно. Сердце на мгновение перестало биться, а когда снова принялось толкать кровь по венам, то эльфийку бросило в жар. Вглядываясь в изумрудные глаза будущего мага, девушка прочла в них восхищение и желание покорить. Из собственного опыта чародейка знала, что подобную смесь выплёскивают на противоположный пол, когда есть зерно влюблённости. Если это всё пустить на самотёк, то Ян Артак просто уплывет из-под носа. Этого допустить никак нельзя. Но как бы Урсула не желала сдержать себя ничего не вышло. Только эта 'кроха' появилась на горизонте, во время утренней прогулки по университетским территориям, Ян моментально потерял интерес к их разговору, что завязался вроде бы случайно и наблюдал за этими двумя девицами Златой Шиткари и Людмилой Ростовой. Ведь это надо поселить одинаковых маломерок в самую шикарную комнату в университетском общежитии! Явно опекунши подсуетились и охмурили профессоров так, что они теперь им возражать даже не пытаются.
  Кстати сказать, произошло еще кое-что, и это самое 'кое-что' стоит обсудить с сестрой. Три дня назад, в клубе 'Фиалка' Урсула собственными ушами слышала, как двое магов из охраны короля, что пришли расслабиться в клуб и попытать счастье с девушками из кордебалета, обсуждали одно странное исчезновение. Естественно эльфийка навострила свои и без того остренькие ушки и попыталась расслышать подробности. Ей удалось. Разговор касался небезызвестной Урсуле девушки по имени Марта. Она была баронессой и принадлежала той же компании, что и сестры Голиш. Дружить с этой 'серой мышкой' чародейка не пыталась, но иногда перекидывалась парой слов. Так принято, и ничего в этом нет особенного, одарить бедняжку парой фраз. Было занятно наблюдать, как эта девчушка пытается привлечь внимание Яна, и краснеет, когда он к ней обращается с какой-нибудь ничего не значащей репликой. Зато она всегда яростно болела за него на скачках и была неистовой и преданной его поклонницей. И вот теперь она исчезла. По срокам получается, что ее нет уже неделю, и именно всю эту неделю барон и баронесса Зорри хранят молчание в общении со знатью Тарии.
  Урсула чрезвычайно заинтересовалась разговором двух служащих и, выйдя на танцпол, начала извиваться всем телом, чтобы они заметили ее и пригласили за свой столик. Так и вышло, а спустя пять минут, обсуждение темы про баронессу Зорри продолжилось уже в ее присутствии. По всему выходило, что девушка пропала, возвращаясь из гостей. Она навещала свою подругу Людмилу Ростову в ее московской квартире. До ближайшего портала было примерно полкилометра, и Марта решила прогуляться. Больше ее никто не видел. Странное стечение обстоятельств заставило Андрея Ростова подключиться к ситуации и потребовать у магов из мира людей присоединиться к процессу поисков. Но всё было напрасно. Следы обрывались на месте, где пропала баронесса, а именно не доходя пятидесяти метров до портала перемещения. Были тщательно исследованы все связи Марты и нити памяти, которые она дублировала в специальном дневнике, но результат не порадовал родителей девушки и Ростова. Инцидент был вынесен на рассмотрение королю, и тот поручил магам, специализирующимся на тайнах вмешаться в ситуацию. В поисковую комиссию были включены все сильнейшие маги чародейской сраны, и розыск ведётся до сих пор.
  В тот день, в клубе получив свою порцию интриги, Урсула жаждала поведать всё своей сестре при разговоре. Лидия училась в Шотландии в закрытой школе для ведьм, и любой контакт с внешней средой до наступления дней отдыха был под абсолютным запретом. Эльфийка невыносимо страдала, от невозможности рассказать все своей родственнице, но мирилась с обстоятельствами. Лидия с большим трудом поступила в эту элитную школу, куда принимали не всех, а только исключительно талантливых и боялась пренебрегать правилами учебного заведения даже ради своей любимой сводной сестры. Кстати сказать, основной преподавательский состав в ведьмовской школе были Шиткари. Странно, что они не подсуетились и не устроили своего 'найдёныша' поближе к клану, а отдали ее в помощники в университет 'Прикладной магии'. Видимо, эта белобрысая совсем бездарна, что годиться лишь в вечные слуги. Хотя в Тарии эта должность является достаточно почётной.
  В какой-то момент Урсула прервала свои мысли и остановилась. Оглядевшись по сторонам, и не заметив ничего странного, девушка пошла дальше. Кафе, где назначена встреча, располагалось в ста метрах за ближайшим поворотом. Вдруг, Урсула почувствовала на себе чей-то взгляд. Это обычное дело, что на нее заглядываются прохожие люди, к этому эльфийка давно привыкла, но этот взгляд был иным. Девушка снова остановилась и резко обернулась назад. Прямо за ней стоял молодой человек в черной спортивной куртке, подчеркивающей его подтянутое тело и бейсболке одетой на голову. Глаза были в тени козырька головного убора, но вся фигура, как на ладони в свете рекламных щитов и витрины магазина.
  - Здравствуй красавица, - заговорил мелодичным голосом парень.
  - И тебе не хворать, - резко ответила Урсула и поёжилась. Она сама не понимала, почему так грубо сказала молодому человеку. Не в ее правилах подобное поведение, но отчего-то сорвалась. Мужчина ухмыльнулся, растягивая ярко красные губы в ровную линию. Урсуле показалось это не нормальным, вот так улыбаться. В этом есть что-то противоестественное, будто некто невидимый хватает за щеки незнакомца и тянет их в разные стороны, заставляя тем самым растягиваться уста.
  - Я давно за тобой иду. Разреши тебе представиться? - попросил незнакомец, и его губы удлинились еще больше. Мелкие мурашки побежали по телу магини и чувство беспокойства смешанное с болезненной пустотой вползли в душу красавицы.
  - Не надо. Я не хочу слышать твоё имя, и не желаю говорить своё, - резко возразила девушка.
  - Не хочешь, и не надо. Я и так знаю твоё второе имя, Урсула Голиш. Очень надеялся, что ты сама, по доброй воли, захочешь со мной познакомиться. Нам предстоит очень многое пережить вместе, и я не хочу терять время на препирательства.
  Парень махнул рукой, и свет вокруг стал притушенным. Улица будто погрузилась в тягучие сумерки.
  - Отко-рэ-трако-штими-рай, - проговорил на одном дыхании парень. Всё вокруг померкло и стало серым. Проходящие мимо люди растворились в воздухе, стих рёв машин, гул огромных магистралей. Урсула развернулась и побежала по опустевшей улице. Ноги будто вязли в тягучей грязи и разъезжались. Через квартал такого бега, девушка уже еле переводила дыхание. Остановившись и оглянувшись назад, она не увидела за собой погони. 'Оторвалась', - промелькнула мысль в голове у Урсулы. Теперь эльфийка пыталась выровнять дыхание, согнувшись и уперев руки в колени.
  - Думала, сбежишь? - услышала чародейка голос прямо у себя над ухом.
  Резко разогнувшись и на мгновение затаив дыхание, девушка вгляделась в темноту. Лицо незнакомца размытой маской было на расстоянии вытянутой руки. Взвизгнув, Урсула побежала через улицу во дворы, надеясь отыскать дом с проходным подъездом. Центр Москвы красавица знала, как свои пять пальцев. То, что она спасётся бегством, сомнений не возникало. Нужно было быстрее работать ногами, которые скользили на асфальтовой дороге так, будто в один момент тротуар покрылся коркой льда.
  Минуя два квартала и свернув во двор, магиня направилась к знакомому дому. Именно в этой многоэтажке, построенной в начале двадцатого века, проживала мать Золика, несостоявшаяся королева Тарии. До сих пор король без ума от этой женщины и хранит ей верность. Герцогиня Фрэй, единственная любовь правителя, которая никогда в своей жизни не сможет стать королевой. Она умерла. К Урсуле эта необыкновенная женщина относилась хорошо, и всегда выделяла ее на балах и приёмах, которые организовывала магическая знать, живущая в мире людей для своих отпрысков. Сама она дочь эмигрантов первой волны, покинувших Тарию двадцать семь лет назад, когда между Единорогами и Драконами вспыхнула война.
  Урсула направилась к подъезду, где точно знала, что найдет спасение от преследовавшего ее парня. Двигаться приходилось почти на ощупь. Стало слишком темно. Нужно пересечь двор и вбежать в подъезд. Натолкнувшись на ребячью карусель, и больно ушибив ногу, девушка не стала останавливаться и, превозмогая боль, двинулась дальше по детской площадке. 'Если не изменяет память, то за скамейкой, должен быть невысокий забор. Еще два метра и крыльцо. Почему так темно вокруг?' - магиня двигалась, не переставая размышлять о случившемся. Все обстоятельства происходящего кажутся нелепыми.
  - А ты прыткая, - услышала Урсула мелодичный голос преследователя. - Я поистине получил массу удовольствия. Спасибо тебе.
  Эльфийка продвигалась всё дальше, стараясь не шуметь. Любой шорох мог выдать ее. На самый последний случай, девушка решила просто закричать, человеческое слово: 'Спасите'. Перешагнув забор, Урсула поняла, что стало совсем темно. Встав спиной к ограде, чародейка двинулась по перпендикулярной траектории, надеясь наткнуться на стену дома, а затем нащупать входную дверь.
  - Ты смелая. Люблю таких. Умна, красива, вкусно пахнешь, - те достоинства, что ценны в моём обществе. Я одинок, почти, и ты поможешь скрасить мне заточение, - выдал не понятную фразу незнакомец. Урсуле показалось, что в словах парня слишком много пафоса, и намерения запугать. Значит он исполнитель. Тогда кто заказчик? Что происходит? Мысли кружили в голове девушки пока она шла.
  - Хватит игр, пора и делом заняться, - резко выпалил молодой человек. - Урсула Саррия Голиш, немедленно иди ко мне.
  Молодая рыжеволосая красавица, как во сне повернулась на своё полное имя и двинулась в противоположном от спасительной двери направлении. Он назвал ее второе имя, данное ей при рождении и оберегаемое родными и близкими как зеницу ока. Никто не смел знать ее тайну, и никто не мог выдать эту тайну чужаку. Мысли разлетелись в разные стороны. В голове стало пусто.
  - Саррия, немедленно ступай за мной. Портал открыт.
  Магиня переступила через порог туннеля и поскользнулась на вязкой жиже. С потолка прохода свисала паутина, а стены были покрыты вонючей грязью. С каждым шагом душа пустела, оставляя позади переживания, страхи, любовь, боль, ненависть. Впереди конец прохода, и в голове у чародейки осталась единственная мысль: 'Надо дойти до конца'.
  
  Глава седьмая
  
  
  Я сидела в проёме бойничного окна и наблюдала, как Ян идет по щебеночной дороге к открывшемуся порталу. Он достаточно часто уходил подобным образом и возвращался под утро. Не то чтобы я за ним следила, просто не доверяла. Впустив в себя молодого человека, портал захлопнулся, а я отвернулась. Так часто можно посещать только родителей, а иначе, зачем всё время куда-то уходить?
  Сколько себя помню, я завидовала детям, у которых были родственники и они могли беседовать с ними, рассказывать о своих успехах, рассчитывать на любовь и ласку. Безусловно, мне крупно повезло с наставниками и тётями, любви и заботы мне хватает, но никого из них я не могла назвать такими тёплыми словами как 'мама' и 'папа'. Когда я была маленькой, то часто задавала вопрос своей новой семье, откуда я и просила поискать еще и еще в моей памяти следы ниточек, что связывали меня с прошлым. Но наставники только разводили руками. Потом я просто перестала задавать эти вопросы и ждала, когда память отомкнёт свой засов и впустит меня в мир былого, а великая царица Память, как ее не умоляй даже и пытаться не хочет приоткрыть мне маленькую щелочку тайны, и впустить в мою душу тоненький лучик надежды.
  Бывали времена, когда я наоборот не желала знать своего прошлого и гнала кошмары, что преследовали меня начиная с того момента, как попала к моим любимым ведьмам и очнулась. Я боялась, и страх затмевал мне разум. Могло случиться так, что мои родители просто выбросили меня за ненужностью и оставили умирать. В такие дни мне хотелось выть от безнадежности и желать только одного, чтобы память никогда не вернулась.
  Сейчас всё иначе, я выросла и не страшусь встретить свою былую жизнь, какая бы она не была. Я готова простить маму и отца, если они действительно избавились от меня. Намерена вникнуть в обстоятельства, которые возможно, заставили их поступить так, и разлука была лучшим выходом. Может они ищут меня и никак не могут отыскать? Значит надо пытаться сделать это самой. Вопрос в данном случае один: как мне это сделать? Ответ тоже единственный: не знаю.
  В тот день в ночном клубе, на празднике по случаю моего дня рождения я почувствовала, что-то такое, чего не было в моей прежней жизни. Это было краткий миг, немного раньше объятий Яна и его приглашения уединиться. Нечто неуловимое, доброе, теплое и ласковое. Оно коснулось меня и одарило внутренним огнем. Я ощутила, что невидимый неповторимый свет обогрел меня изнутри, и стало так хорошо, как никогда прежде. После был Ян, и тот позор в клубе. А вот сейчас мы с этим богатеньким магом повязаны, причем во всех смыслах.
  Месяц тому назад мои наставники вмешались в начинавшуюся между нами дуэль, разоружили и определили наказание. Мне было так обидно, что забывшись, начала перечить Петру Лукичу, доказывая несправедливость происходящего, как такового. Ян меня поддержал, и в итоге нас постигла еще большая кара. Заключалась она в том, что на нас наложили магические узы под милым названием 'короткий поводок' и теперь мы обречены проводить всё время вместе за исключением сна. На тот момент казалось невозможным находиться рядом с человеком настолько заносчивым и высокомерным, но сейчас я смотрю на это иначе. Просто так сложилось, что я влюбилась в этого напыщенного и вместе с тем прекрасного парня.
  Даже не верится, что прошел почти месяц, который перевернул всю мою жизнь. В тот день стояла тёплая сентябрьская погода. Занятия закончились, студенты разошлись по своим делам, а мы с напарником по несчастью остались сидеть и учить уроки. Всё равно идти на улицу не было никакого желания. Я взглянула на сидящего рядом за одной партой Яна Артака и не сдержала тяжелый вздох.
  - Неужели я настолько ужасен, что вызываю у тебя такие гнетущие эмоции? - не поворачивая головы, заговорил со мной молодой человек.
  - Эмоции это часть магии, а значит, какие бы они не были, обязаны вызываться, - ответила я и снова вздохнула. Надо было сосредотачиваться на задании, которое я к тому моменту прочла уже четыре раза. Оно, как назло, не пыталось даже зацепиться в моей голове, не говоря уже о том, чтобы задействовать все возможные механизмы мозговой деятельности.
  - Я вижу у тебя не получается задачка, могу помочь, - предложил будущий маг.
  Задание было для моего восприятия действительно трудным, и я согласно кивнула. Мой собеседник оказался замечательным репетиром, и решение задачи пришло в мою голову, будто само собой. Покончив с уроками, мы решили прогуляться. Я и помыслить не могла, что этот отпрыск богатой семьи может быть таким милым и простодушным. Мы разговаривали обо всём и ни о чем одновременно. Зато было весело. Распрощавшись у моей двери ровно в десять часов вечера, когда снимались чары, я поспешила зайти в комнату. Это и понятно, ведь замешкавшись при расставании, Ян так на меня смотрел и так дышал, что я решила быстрее убраться с его глаз подальше и от всякого случайного происшествия заодно.
  Утро следующего дня было похоже на предыдущее за исключением моего настроения. Оно было великолепным. Нынче всё вокруг лучилось светом и вселяло радужные надежды. Впереди много всего, но то, что нужно уже случилось: я влюбилась.
  Прошло три недели с того момента, как я осознала, что Ян Артак - единственный мужчина на свете. Не хочу сказать, что я уверена в собственных силах, но его глаза так всегда светятся, когда им удаётся удерживать мой взгляд. Наши прогулки незабываемы, беседы дарят уют и тепло, занятия на переменках и внеклассных уроках просто божественны. Он делает всё, чтобы быть полезным и приятным в общении, а я таю только при одном взгляде на его губы. Засыпая, я думаю о том, что завтра снова нас привяжут друг к другу путы, и мы будем вместе. Любовь для меня чувство новое. Я всегда смеялась над девчонками и считала их дурёхами, которые сохли по парням и вздыхали при их появлении. Сейчас со мной происходит нечто подобное. У меня постоянная потребность в его присутствии и болезненное ощущение, когда его нет рядом. Наверное, правильно, что пустота приносит боль, ведь иначе не ощутишь, как это здорово быть вместе. Когда он слегка дотрагивается до моего лица, поправляя выбившиеся из причёски волосы, улыбается мне, склоняя голову на бок и прищуривая глаза, я готова исполнить любое его желание. Но он ничего не просит. Когда я лежу в своей кровати и таращусь в потолок, то понимаю насколько я глупо себя веду, но ничего не могу поделать. Я перестала существовать, есть только он. Усилием воли приходится возвращать себя и пытаться быть собой. Иногда получается, но всё больше и больше я погружаюсь в этого красавчика, я тону, и уже нет надежды на спасение.
  Сегодня я проснулась раньше обычного и села на кровати сладко потягиваясь. Мила еще спала потому, что ей не надо было собираться на ежедневную пробежку, а я ее пропускать не собиралась. Быстро умывшись и переодевшись в спортивный костюм, я одела кроссовки и выбежала из комнаты.
  - Ой, - вскрикнула я, натолкнувшись на что-то твёрдое, а потом сообразила кто это. - Что ты тут делаешь?
  - И тебе доброе утро, - широко улыбаясь, поздоровался Ян.
  - До наложения 'уз' еще два часа. Иди спать, - посоветовала я и попробовала обогнуть живое препятствие.
  - Я в курсе, просто решил составить тебе компанию в пробежке. Сегодня день турнира и я хочу быть в форме.
  - Имеешь право. Догоняй, - хихикнула я и припустилась вниз по лестнице, чтобы быстрее оказаться на галерее и выбежать во двор. Наперсник по наказанию не отставал, хоть и бежал достаточно тяжело. Это и понятно, ведь помимо хорошей физической подготовки желательно иметь ещё и подвижный корпус тела. С таким торсом много противников не победишь, придется отлёживаться в медпункте пару дней до полного заживления ран. То, что его туловище не склонно к гибким манёврам, мне бросилось в глаза еще тогда во время спора месяц назад, ставшего причиной нашего наказания. В прямом честном бою, подобное телесное сложение может оказать неоценимую услугу, но жизнь устроена иначе, и кто из врагов будет биться по правилам? Никто. Да, сегодня день первого турнира в нашем Университете. Чуть больше месяца мы осваиваем введенный недавно предмет в рамках программы по боевым искусствам. Это нечто новое, но кровожадное на мой вкус. По правилам турнира происходит жеребьёвка и приглашаются участники к бою. Всего на арену вызывается шестнадцать человек, и разбиваются на пары. Начинается первый раунд, в котором определяется победитель в каждой паре. Затем снова жеребьёвка и снова попарное разделение с борьбой во втором раунде, и так происходит до тех пор, пока не останутся двое. Отличительная черта этого соревнования в том, что здесь не делается скидка на физиологические данные. Мало того схватку можно вести любыми способами, без правил и ограничений с физической стороны, но есть дополнение: магией пользоваться нельзя. Единственное, что служит конечной точкой битвы, это ранение одного из противников. Победивший переходит в полуфинал, который состоится в конце учебного года. При жеребьёвке выбор может пасть на любого студента Университета ранее не участвовавшего в сражении. Раньше мне было трудно смотреть, на бедных первокурсников, которые сражались с сильными и умелыми магами со старших курсов. Теперь я на их месте.
  - О чем задумалась? - прервал мои мысли бегущий рядом Ян.
  - Ни о чем особенном, просто слежу за дыханием, - ответила я и ринулась вперед. Пора было ускоряться, ведь скоро наступит время 'уз', а мне еще в душ надо.
  Для улучшения подготовки студентов пять лет тому назад в общую программу обучения в высших школах магического искусства были введены коррективы, которые касались физической подготовки студентов. Не знаю в чью голову пришла идея турнирного сражения, но эта мысль не только прижилась, но и пустила корни. Каждый университет проводил одинаковые спортивные соревнования внутри своих стен, выявляя лучшего. Затем, лучшие из лучших маги каждого университета сражались друг с другом. На таком турнире присутствовал сам правитель и вся знать Тарии. Владыка лично награждал победителя и занимался его протекцией в дальнейшей карьере. Естественно, большинство студентов мечтали стать победителями. Для этого во всех чародейских слоях велась активная подготовка подрастающего поколения.
  В моем родном Университете арена для турнира располагалась на задней площадке замка. Надо сказать, что тот, кто придумал проект замка, был не только удивительным магом, но и весьма дальновидным. Расположение здания с высоты драконьего полёта напоминало число восемь. Два сплетённых между собой круга, соединялись узким перешейком, на котором стояли вторые по значимости ворота. Всего ворот было трое, двое из которых были главными. Два 'блюдца' площадок распределялись по функционалу, но несли на себе равную защитную функцию. На первой площадке располагалось здание университета, на второй - крытая арена. В период войны в случае осады и прорыва войск неприятеля подобное сооружение могло вместить всех людей, кто находился внутри стен замка. Арена по площади была равна общей квадратуре замка, что было весьма кстати. Прилегающие к основной стене территории занимал парк, в котором прогуливались студенты. Он тоже был обнесен стеной, которая считалась внешней. Во время осады пространство между двумя стенами можно было затопить водой, тем самым образовать дополнительную преграду врагу.
  Турнир должен начаться через полчаса, а до этого момента будет происходить долгая и мучительная жеребьёвка. Опаздывать нельзя. Если тебя выберут для состязания, за задержку могут наложить штраф прямо во время боя. Придется дать фору противнику и не отражать первую атаку. Это может стоить состязающемуся студенту ранения и выбывания из турнира. Такие вот правила, зато никто не опаздывает, а напротив стремятся прийти пораньше.
  - Давай быстрее Злата, - торопит меня Мила, а я потихоньку начинаю закипать. Кто бы мог подумать, что мне придется одеваться в специальный костюм для соревнования, стоя за ширмой с огромным желанием держаться, как можно ближе к моему напарнику по 'поводку', который был сейчас здесь. Он же, словно назло пытается отойти подальше, чтобы я была прямо около тканевой преграды.
  - Да иду я уже, иду, - натягивая брюки, раздраженно сказала я. - Осталось одеть сапоги и буду полностью готова.
  - Тебе помочь? - весело спросил Ян, а я издала нечленораздельный звук, гибрид мычания и шипения и вышла из-за ширмы. Брюнет был уже полностью одет, а Мила стояла у окна и любовалась видом парка с высоты пятого этажа. Вообще это не справедливо, что помимо нас с Яном еще и подруга терпит неудобства, но таково наказание, которое скоро должно закончиться. Осталось всего ничего, три дня.
  - Да, ня-я-нюфка натяни мне сапохи-и, - коверкая слова и подстраиваясь под произношение трёхлетнего ребенка, протянула я фразу.
  - Всё что угодно, моя малышка, - хохотнул Ян и действительно надел мне обувь, усадив перед этим на кровать. Странная смесь смущения, удовольствия и теплоты посетила мою девичью душу и пробежала мурашками по телу, но я быстренько одёрнула себя и, постучав надетыми на ноги сапогами о пол, показала язык и бросилась к входной двери. Выскочив в коридор, стремительно пронеслась по лестнице и оказалась на галерее. Мне даже не надо было оглядываться, я и так знала, Ян мчится за мной, пытаясь сократить расстояние. Это в его интересах, иначе 'поводок' покажет что может, и парню сильно не поздоровиться. Замыкающей в нашей компании бегущих, была Людмила. Вот так вот не очень легко, но непринужденно мы добрались до арены, и заняли свободные зрительские места.
  - В следующий раз... - пытаясь отдышаться, заговорил будущий маг, - я... я не знаю, что с тобой сделаю, когда догоню, - пообещал он и согнулся, уперев руки в коленки.
  - Вот не знаешь, так и не говори, - парировала я и снова показала язык. Посмотрев на Милу, решила в следующий раз я постараться бежать медленнее.
  В центр арены, укрытой огромным полотнищем, вышли двое чародеев, в одном из которых я узнала Пётра Лукича, и выбор участников соревнования начался.
  - Господа студенты, мы открываем первый тур нашего ежегодного соревнования, - начал ректор и остановился, чтобы послушать оглушительные аплодисменты. Все студенты как один яростно хлопали в ладоши.
  - Ежегодный турнир важен для процесса обучения и для вашей всесторонней подготовки, - продолжил Пётр Лукич своим ярким мощным голосом, а я вдруг так загордилась своим наставником, что даже глаза наполнились слезами. - Весь год мы будем отбирать лучших людей в этом непростом деле. Итогом этого спортивного марафона будет выявление единственного претендента, который по окончании своей учебы, получит распределение в помощники к приближенным властителя или станет магом наравне с первыми лицами государства. Это большая честь для любого, кто готов сразиться за свою страну и свой народ. А сейчас приступим к жеребьёвке.
  Перед ректором появился шар, который был наполовину заполнен небольшими бумажками. Клочки летали внутри сферы, подначиваемые магическим вихрем. Для меня не было секретом, что в них, но обернувшись и взглянув на других студентов, поняла: им любопытно.
  - Что это? - задал своевременный вопрос Ян, и посмотрел на меня.
  - Естественный отбор, - пожала я плечами.
  - Итак, начнём соревнование, - взмахнув руками будто благословляя, предложил оратор и началось...
  Академик магии, всесильный Пётр Лукич, вылавливал листочки один за другим из огромного прозрачного шара и зачитывал имена, а названные студенты робко спускались по ступеням на арену. На площадке рядом с ректором стояли старшекурсники и пока первому курсу везло. Осталось два места и все с замиранием сердца следили за тем, как ректор вылавливает очередной листок. Наконец небольшая бумажка была поймана.
  - На арену приглашается... - Пётр Лукич запнулся и уже больше секунды вглядывался в написанный текст на листке. Справившись с собой, он всё-таки закончил оглашение:
  - Приглашается Злата Шиткари, факультет некромантии.
  Я вздрогнула от произнесённого наставником имени и медленно встала. Видимо у меня сегодня день такой быть битой старшекурсниками. Ох, и не везет же мне. То узами повяжут, то в первый же турнир вызовут. Опустив голову, я прошествовала на арену, но не одна. Ян следовал за мной.
  - Ах, да-да, 'короткий поводок', - вспомнил Пётр Лукич, узрев наши фигуры, вышагивающие друг за другом, и отдал распоряжение рядом стоящему магу снять на время турнира наказание. Пока мы освобождались от кары, наставник ухватил еще одну небольшую бумажку, что лежала сверху на куче других таких же.
  - И последний участник турнира, Ян Артак.
  Ян, заметно напрягся и взглянул на ректора, а потом на всех кто уже стоял на арене. Его взор ощупал каждого, и остановился на мне. Грусть, тоска, боль, злоба, страх всё читалось в зелёных озерах глаз. Справившись с потрясением, Ян встал в общую шеренгу рядом со мной. Мне захотелось его поддержать и я шепнула:
  - Буду рада встретиться с тобой в финале соревнования. Один на один. Дуэль.
  - Это и пугает, - зло прошипел Артак. - Ты только до финиша дотяни, пожалуйста. Береги себя.
  - Ты тоже.
  Вот и всё, мы разошлись по парам, которые определились магами во время нашего с Яном разговора.
  
  Глава восьмая
  
  Утром был обнаружен труп девушки. Начальник 'Отдела ?9' полиции позвонил магу по экстренным вопросам, дежурившему сегодня. Чародеи уже давно сотрудничали с органами власти, помогая по мере сил отыскивать преступников, и под этой эгидой был создан специальный отдел, который плотно работал с потусторонними силами и необычными ситуациями. Он так и назывался 'Отдел реагирования на магические явления'. Сокращенно название звучало не очень благозвучно 'ОРМЯ' и потому его стали именовать 'Отдел ?9' по номеру дома, в котором он расположился. Сотрудникам полиции приходилось работать с разным контингентом и главное условие при приёме на работу - это стрессоустойчивость. Разбирались в основном с людьми, пытающимися выдать себя за колдунов или ведьм. Вот сидит такой горе-чародей на допросе и вместо того, чтобы давать показания по какому такому праву принес в жертву мальчишку-пятиклашку из местной школы сидит и заклинания читает, взывая к своим хранителям. Разобраться в том на самом деле он великий маг всех времен и народов или самозванец, с больным воображением, помогают чародеи из Тарии. В какой-то момент два мира стали настолько плотно друг к другу привязаны, что само существование волшебства перестало отвергаться даже наукой. Простые граждане всё чаще начали обращаться к ворожеям и колдунам и силам иных проявлений, опровергающие чётко выстроенные математические теории, заставили пересмотреть все возможные прагматические измышления.
  Сегодняшний труп отличался от любого другого двумя исключающими друг друга аномалиями. Первая странность заключалась в том, что тело убиенной девушки было абсолютно обескровлено. Такое произошло всего один раз за все века совместного проживания нежити, обладающей чарующими способностями и простых людей. В те далёкие времена виновника происшествия нашли свои же и придали медленной и мучительной смерти. С тех пор инцидентов не случалось до сегодняшнего утра.
  Вторая странность была из разряда магической противоестественности. Аура умершей молодой девушки не отпечаталась на предсмертном взгляде. Обычная практика в подобных случаях, позволяла сделать слепок с эфирного ядра сгустка и разобрать его на отдельные волокна. Улика позволяющая отследить не только последний момент жизни человека, но и ауру того кто умертвил. Остаётся лишь сличить отпечатки всех аур чародеев в стране людей и Тарии и покусившейся на жизнь будет разоблачён. Здесь же все возможные нити были затёрты.
  Маги-оперативники прибыли на место преступления и попытались при помощи заклинаний оживить нить памяти умершей. Ничего не вышло. Оставалось единственное средство. Старший из бригады занимающейся девушкой набрал номер телефона Андрея Ростова, который отслеживал преступные деяния в мире людей и, сотворив заклинание 'почтового голубя' пустил его в направлении Тарии. Таковы были инструкции, прописанные лучшими умами волшебной страны и утвержденные самим королём.
  Сыскари из полиции тем временем занялись своей обычной работой, и во всех подробностях принялись составлять акт о месте преступления. Единственное, что они старались не трогать до поры до времени это сам труп. По негласной договорённости первыми осмотры проводили тарийцы.
  Андрей Николаевич Ростов и Игнатий Павлович Звонов явились на место злодеяния одновременно. Портал, действующий по миру людей, и портал из Тарии располагались недалеко от места, где нашли мёртвую девушку. Обоим мужчинам это показалось странным. Поприветствовав друг друга легкими кивками головы, они встали по обе стороны от трупа. Полицейские моментально прекратили все свои следственные действия, и отошли в сторонку, уступив место магам.
  Ростов наклонился к убитой. Девушка была юна и хороша собой. Каштановые волосы уложены в причёску, безжизненные карие глаза - аккуратно накрашены. Бледность мёртвого лица оттенила аристократичность черт. Джинсы и курточка, подчеркивали все изгибы фигуры. 'Жаль, очень жаль. Она была красавицей', - подумал бизнесмен. Присев на корточки возле распростёртого на желтых опавших листьях тела, предприниматель упёр локти в колени, а кисти рук развернул ладонями вверх. Магия в крови Ростова, нашла отклик в магии мира людей. Тонкие слои силы потянулись к ладоням чародея и начали переплетаться друг с другом, образуя голубоватый 'кокон познания'. Со стороны это выглядело, как огромный непроницаемый мыльный пузырь, переливающийся на солнце всеми цветами радуги. Полицейские за много лет совместной работы привыкли к подобным фокусам и не удивлялись происходящему. Для них было важно найти убийцу и раскрыть преступление. Какими методами это достигнуто не важно, главное не будет очередного 'глухаря'. Игнатий Звонов стоял рядом с 'коконом познания'. Переплетенные на груди руки, бледное лицо с черными, как смоль глазами, тонкий нос, пухлые алые губы, подчеркивал черный костюм некроманта.
  - Я призываю твоё подсознание в свидетели, - спокойно произнёс олигарх. - Отразись на 'коконе'.
  Тонкий купол засветился изнутри и на гладкой поверхности, как на экране появилась фигура девушки. Внешне она была не такой как тело, что лежало на земле. Это была маленькая девочка лет семи с вздёрнутым носиком и горящими счастьем глазами.
  - Здравствуй. Как зовут тебя? - спросил предприниматель максимально мягким голосом. Подсознание было не сформировавшимся ребенком, а значит обидчивым и капризным. В любой момент оно могло сбежать к своей хозяйке и умереть внутри нее. Сейчас важно не спугнуть и попытаться узнать о случившемся. К тому же надо торопиться, контуры фигуры расплывчаты и будто смазаны. Судя по очертаниям вызванного Подсознания, девушка умерла поздно вечером.
  - Людмила, - ответила девочка и улыбнулась, а Ростов вздрогнул от произнесенного имени. - Люда, давай поговорим. Мне очень хочется знать, как получилось, что ты лежишь сейчас на голой земле в парке возле метро?
  - Меня дядя сюда привел, - ответила малышка и опустила глаза.
  - Он обидел тебя? Как он выглядел? - продолжил спрашивать бизнесмен, а девочка повела плечами, словно от холодного ветра.
  - Он запретил мне говорить, и я ничего не скажу.
  - Хорошо, я и сам знаю, как он выглядел. Поправь меня, если я ошибаюсь. Итак, на нём была тёплая куртка и шапка, - Андрей на мгновение затормозил с описанием, внимательно наблюдая за реакцией девчушки. Та кивала и хитро улыбалась. - У него были голубые глаза, тонкие губы и черные волосы.
  - А вот и нет, - засмеялась кроха, - он был со светлыми волосами и...
  Картинка, отображающуюся на куполе распалась на несколько частей и то, что говорила девочка, было уже не расслышать. Отдельные слоги, окончания слов. Обрывки подсознания медленно сползли по выгнутой поверхности 'кокона познания' и опали на яркие листья осеннего парка.
  - М-да. Хорошо, что теперь знаем цвет его волос, - ухмыльнувшись, сказал некромант, а бизнесмен выпрямился в полный рост и зло прищурил глаза.
  - Будем искать блондина, это зацепка, - уперев руки в бока, холодно подытожил маг.
  - Абсолютная, - хохотнул Игнатий. - Снимай 'кокон познания' попробую узнать, откуда он притащил ее сюда.
  - С чего ты решил, что убийца 'притащил' ее? - поинтересовался олигарх и огляделся по сторонам в поисках ответа. Ничего не отыскав, он снова посмотрел в угольно-черные глаза некроманта.
  - Всё просто, Андрюша, - вздохнул Игнатий. - Для того чтобы совершить подобное с человеком, нужно, как минимум воспользоваться дополнительным потоком силы. Обойтись собственными магическими ресурсами под силу разве, что Великим Древним. Итак, убийца искал дополнительную энергию. А самые большие потоки у нас где?
  - В местах расположения порталов, - ответил на вопрос Ростов.
  - Здесь два прохода, а значит наибольшая концентрация чародейства. Таких мест не много, что значительно сужает поиски. И это в том случае, если наш убийца обычный маг решивший поиграть в колдуна. Нежить в этом случае я просто исключаю.
  - А в другом случае, - вновь заговорил предприниматель, - это кто-то нам не известный, который в курсе наличия блуждающих порталов.
  - Верно дружище, - одобрил некромант. - Надо проверить, не пытался ли кто-нибудь разузнать расписание портального перемещения. Если нет, то убийцу мы найдём быстро. Но если...я даже не хочу думать, что может произойти. Отойди в сторонку, я сейчас разбужу покойницу. Сам знаешь, когда умершие 'свеженькие', то они вытворяют иногда такое, что становится стыдно за них.
  - Приступай, хоть и не пойму, что будешь искать. Подсознание разлетелось, крови нет и ауру напитать нет возможности, чтобы сделать слепок. Нить памяти не читается.
  - Ну, думаю можно что-нибудь придумать. Приготовься в любой момент сделать что попрошу, - ухмыльнувшись, ответил Игнатий. Андрей Ростов и пасущиеся неподалёку маги-оперативники вместе с полицейскими отошли на безопасное расстояние.
  Звонов встал прямо и опустил руки. Глаза его смотрели на мертвое тело, а губы бесшумно шевелились, произнося заклинание. Некромантия - наука тишины и неспешных движений. Еще на первом курсе любого учебного заведения волшебной страны и в их филиалах в человеческом мире, магов работающих с загробными силами и телами умерших людей учат пластике движений и гибкости. Некромант медленно и плавно поднял руку. Затем протянул ее к трупу. Кисть убиенной девушки дернулась. Через мгновение девушка приподнялась и, села озираясь по сторонам. Остекленевшие глаза, словно что-то искали.
  - Ищет жертву, - шепотом сказал один из полицейских спецотдела. Он работал уже не первый год в 'Отделе ?9' и часто выезжал на место преступления вместе с магами-оперативниками.
  - Какую жертву? - также шепотом спросил новый сотрудник, для которого вся эта ситуация казалась странной. С самого начала, когда только приехали 'на труп', его предупредили, об особенностях дела и чтобы он ни чему не удивлялся. Любопытство разъедало молодого человека с того момента, как из-ниоткуда материализовались маги-оперативники и потом прибыли эти два гражданина, в хороших дорогих костюмах.
  - Мертвяки, из которых кровь пустили, обычно пытаются ее восстановить в своём организме, - пояснил первый полицейский. - Я уже на пятый такой труп выезжаю, и всё время одно и то же. Бросаются эти твари на тех, кто рядом из живых находится, и пытаются укусить. Правда, вот этих двоих, - он указал на хорошо одетых мужчин, - вижу первый раз. Да и пузырь тоже впервые. Видимо дело серьёзное, раз главных позвали.
  - А те, что 'не серьёзные' дела, там какие мертвецы? - не унимался молодой сотрудник.
  - Да там обычно малосильные колдуны и ведьмы жертвоприношением занимаются. Вот получит такой неудачник по наследству дар от пра-прадеда или бабки и воображает, что может всё. А культуры колдовства и нету. Ну и ловят вот таких. А бывает, нежить управляет обычными людьми. Подсадит человека себе на крючок магический и заставляет для себя так сказать 'еду' доставать. Им самим-то нельзя охотиться, а человечины хочется. Вот и делают для них это всё другие, то есть люди. Вот так, браток.
  - М-да, занятно тут у вас. Меня когда на работу брали, всё допытывались, верю я в нечто потустороннее или не верю. Я тогда сказал, что за такую зарплату поверю во что угодно, - хохотнул стажер. - Теперь вот стою и глазам своим не верю.
  - Привыкнешь. Чаще всего встречаются те, кого опасаться не нужно. Сумасшедшие, вообразившие себя экстрасенсами. Хотя я тут пятый год уже, с самого основания отдела и могу поклясться тебе подобная ситуация не так часто встречается. За этот год только пятый раз настоящее проявление магии. А такое сложное вообще впервые.
  Тем временем оживлённый труп поднялся на ноги. Игнатий резко выбросил правую руку вперед и, умертвие отреагировало на этот жест оскалом. В воздухе вокруг девушки возникли полупрозрачные искры, и закружились против часовой стрелки. Затем искры остановили своё кружение и осыпались на землю к ногам умершей ровным кругом.
  - Я твой хозяин, - тихо, но уверенно произнёс некромант. - Повелеваю тебе повторить всё, что происходило.
  - Нет, - осклабилось зомби и дернулось всем телом.
  Девушка стояла прямо на негнущихся поставленных плотно друг к другу ногах и раскачивалась из стороны в сторону, словно маятник старинных часов. В какой-то момент тело зависло в сантиметре от земли и резко вернулось в вертикальное положение. Быстрое передвижение трупа в сторону Звонова заставил всех наблюдавших за происходящим вздрогнуть и отступить на пару шагов назад. Игнатий Павлович не шелохнулся, когда оскалившаяся физиономия умертвия оказалось возле его лица, и только внимательно смотрел перед собой. Девушка попыталась напасть, но наткнулась на невидимое препятствие. Она повторила попытку прорваться к магу, отступив сначала на несколько шагов назад и затем, разбежавшись, вновь ударилась о преграду.
  - Я твой хозяин, - невозмутимо сказал некромант, наблюдая за новыми попытками его 'подопечной' добраться до него.
  - У меня другой хозяин, - прошипело, извиваясь всем телом зомби.
  - Назови его, - приказал чародей, но лицо девушки озарилось победоносной улыбкой. Она даже перестала пытаться напасть на некроманта.
  - Не-е-ет, - нараспев сказала умершая девушка. - Он тебе не подчиняется, Игнатий.
  - Он сообщил тебе моё имя? Это интересно...Не скажешь имя? Нет? Тогда мучайся и он сам отзовётся.
  Некромант плавно развел руки в стороны и поднял на уровень плеч. Мёртвое тело дернулось и выгнулось. Его корёжило и закручивало от заклинаний произносимых магом. Все вокруг смотрели на завязанное в узел тело валяющиеся на желтых осенних листьях. Кто-то из полицейских девятого отдела нервно закурил и отвернулся, чтобы не видеть происходящее, другие пытались рассматривать свои ботинки и листья под ногами. Никто не вмешивался. Все молчали и ждали.
  Ростов тоже наблюдал за событиями и пытался решить для себя, что же на самом деле его так беспокоит в том, что случилось с этой красавицей. Вполне возможно ему стало не по себе, когда умершая молодая девушка назвалась Людмилой. По возрасту они ровесницы с его дочерью. Волосы одного цвета и длинны. 'Неужели это послание?' - подумал бизнесмен и нахмурился. Совпадения во внешности девушки с обликом его дочери могут оказаться случайными, но страх за Люду заставляет кровь бежать по жилам быстрее.
  - Хозяин, я призываю тебя! - взвыло завязанное в узел тело, голос которого сравним был с утробным рычанием дикого зверя. - Хозяин!
  В воздухе появился шар ярко-оранжевого цвета. Он завис не далеко от зомби. Некромант моментально отреагировал на появление необычного предмета и бросил в него магический сгусток. Но было уже поздно. Светящийся объект влетел в тело девушки и спалил его дотла.
  
  Глава девятая
  
  Арена проведения сражения, по особому распоряжению короля, ежегодно обязана менять конфигурацию, чтобы турнир был проведён по всем правилам, и не было возможности заранее подготовиться к состязанию. В этом году площади для баталии выглядели весьма своеобразно. Прерывающаяся винтовая лестница, вокруг единой сверкающей стойки. Первый кусок серпантина, поделённый на восемь равных частей, одним концом лежал на земле, и после полного оборот вокруг центра обрывался в воздухе. Следующий фрагмент 'ленты', меньшей ширины был расчерчен уже на четыре равные части и брал своё начало на поверхности первого, точно также после полного оборота вокруг центра заканчивался ничем. По такому же принципу был построен круг для двух пар. Самая сложная схватка предстояла победителям трёх турниров. Узкая полоска и больше ничего. Никакой возможности для манёвра. Это плохо.
  Помощник Петра Лукича по проведению соревнования раздал нам мечи, пожелав удачи каждому, развернулся и ушел на трибуну. Судьба послала мне на первом этапе рыхлого телосложением парнишку с рыбьими глазами и нахальной улыбкой. Он пристально рассмотрел меня, затем выпрямился, расправив плечи, сложив толстые губы в трубочку. Воздушный поцелуй получился в его исполнении чавкающей плюхой. Я стойко вытерпела подобную 'ласку', закатила глаза, выразив отношение к его выходке. Начинающий маг выдавил из себя смешок, в тот момент, когда мои закатившиеся глаза вернулись в обычное положение 'смотрю на вы'. А потом и вовсе зашёлся игривым хохотом, открыв рот, показал мне язык. Сердце драконье, он выделывает им такое, что приличной девушке, коей я являюсь, даже прикрыв один глаз смотреть противно. Самое ужасное в этой ситуации, что творит он это, адресуя мне. Зря, честное магическое, зря! Ведь достанется ему, да так, что потом месяц отлёживаться будет и никакое ведьмино зелье не исправит ситуацию!
  Гонг, и я моментально начала атаку. Резко подскочила к противнику, оттолкнувшись от пола правой ногой, левой ударила его в грудь. Парень пошатнулся, но на ногах устоял. Это собственно мне и надо было. Его нужно чуточку раскачать из стороны в сторону. Я подпрыгнула, снова нанесла удар в грудь другой ногой. На этот раз противник повалился на спину. Теперь он был мой! Я могла вытворять всё, что душе угодно. Быстро подскочила к нему, и хорошенько ударила в челюсть со всей силы девичьего гнева. Надо признать, хоть я и мала ростом, но рука у меня тяжёлая. Этот тюфяк вместо блокировки удара весь съёжился и зажмурил глаза.
  Да, рыцарь! Коготь дракона! Куда там всем остальным? Ну, уж нет голубчик, так просто этот бой для тебя не кончится.
  Я ухватила его за волосы и потянула на себя, заставляя подняться. Крик боли, страх в глазах, а вместе с тем полное подчинение моей воли, были не достаточным для меня извинением. Придётся ему ещё помучиться. Из-за разницы в росте мой захват, давал мне дополнительные преимущества безопасности, ведь противник находился в весьма неудобной позе. Согнувшись пополам, горе-рыцарь демонстрировал зрителям свою филейную часть. Я встала за его спину, дёрнув за волосы, притянула к себе, приставив к горлу меч.
  - Ну, что? Как себя чувствуем? - поинтересовалась я. - Разоружаться надумали? - вежливость для меня это редкость.
  Ответом послужил брошенный на гранитный покров арены меч и поднятые руки. Это победа, лёгкая абсолютная победа! Я отпустила его волосы. Всплеск эмоций и крики толпы заставили меня вздрогнуть. Огляделась и поняла, что первой закончила бой. Что ж, мне крупно повезло. Я поклонилась рыбьеглазому и пошла к зрительским местам.
  Мой взгляд пробежался по остальным участникам соревнований, машинально оценивая возможности каждого. Надо признать выделялись двое. Ян и еще один маг из выпускного класса, его имя Золик. Он с факультета некромантии. Моё отношение к нему всегда было не однозначным: с одной стороны будущий некромант поистине яркая неординарная личность во всех смыслах; с другой - неимоверно жестокий и коварный чародей. Сильных мира сего, как он принято уважать или бояться, и я уважала и побаивалась.
  Последний из дуэлянтов повержен и трибуны взрываются торжественными криками. Первый раунд окончен. Раненых уносят с арены, а моё сердце начинает биться в ускоренном темпе. Следующий тур более сложный. Не известно, какого противника мне предоставит судьба. Я огляделась по сторонам и отыскала взглядом Милу. Она сидела на трибуне несколькими рядами выше и разговаривала с Марко. Похоже, у этой парочки намечается роман, ведь так взирать на девушку, как это делает Марко, может только влюбленный мужчина. Я глубоко вздохнула и посмотрела перед собой. Надо сосредоточиться, ведь предстоит более сложное сражение. Итак, я остановилась на том, что самыми опасными дуэлянтами на арене являются Ян и Золик. Скорее всего, мне придется сразиться с одним из них в финале, если судьба не подбросит сюрприз стать неприятелем одного из них в этом туре. Остальные маги мне не соперники. У каждого видны недочёты и слабые стороны, которые неумело прикрываются во время битвы. Пару тройку дополнительных телодвижений и они ослабят защиту. Дальше дело техники, а она у меня на высоком уровне. Неожиданно почувствовала на себе чей-то взгляд, подняла глаза и натолкнулась на холодные и решительные глаза Золика. Страх вполз мне в душу и заставил непроизвольно поёжиться. Маг улыбнулся, обнажив белые, как снег ровные зубы. Да, улыбочка впечатляет, особенно в купе с таким взглядом. Тем временем Золик поднёс правую руку к левой груди и легко с достоинством поклонился. Я ответила тем же.
  - Заигрываешь с будущим противником?
  - Ян? Что ты тут делаешь? - удивилась такому повороту событий я.
  - Пытаюсь сделать с тобой тоже, что ты сейчас делала с Золиком, - хохотнул Артак и, протянув руку, заправил мне за ухо выбившийся локон. - Ты отлично дерешься, не ожидал, - похвалил собрат по наказанию и продолжил весело улыбаться.
  - Спасибо. Я тоже наблюдала за тобой. У тебя хорошая техника, и ты прекрасно маскируешь недостатки своей комплекции и превращаешь их в достоинства. Но это не всё для победы. Ты идешь в лобовую атаку, что не всегда правильно. Поверь, если бы мы сразились на дуэли, то победа была за мной.
  - Могу одно сказать с уверенностью, я бы почел за честь пасть от руки такого сильного противника. А какие недостатки ты успела разглядеть в Золике?
  - У него один большой недостаток, он очень силён. С этим можно жить и даже сражаться, но одной силы для выигрыша в схватке мало, надо еще и смекалку иметь, - рассмеялась я и хлопнула парня по плечу. Ян поймал мою руку, поднес к губам и поцеловал.
  - Послушай меня внимательно, моя малышка, - серьёзно заговорил молодой человек, продолжая держать мою руку в своей. - Я переживаю за тебя. Если так случится, что мы сегодня станем противниками, то...
  Ян не успела закончить фразу, его прервал сильный гортанный голос ректора, оглашающий результаты жеребьёвки. Этого не может быть! Сила драконья, этого не должно быть!
  Мы с Яном стоим на арене друг напротив друга и оба собираемся с силами. Он и я всё прекрасно понимаем, потому и молчим. Я посмотрела по сторонам и нашла фигуру Золика. Столько достоинства, самоуважения, холодности, внимания. Он будто почувствовал мой взгляд и обернулся. Глаза свирепо сверкнули, а губы растянулись в улыбке. Хищник, опасный хищник, не знающий преград и сострадания. Молодой маг полностью развернулся ко мне и повторил поклон, как и там, на зрительских трибунах. Мне ничего не оставалось делать, как кивнуть. Золик улыбнулся и подмигнул.
  - Клянусь, я сделаю всё, чтобы ты не встретилась с ним один на один, бой будет жестким, - оповестил мня о своих намерениях Артак, а я ахнула от удивления. Вот умеет этот красавец разозлить.
  Гонг. Мы оба начали атаку. Наши мечи скрещиваются одни раз, второй. Мне удается оттолкнуть меч противника и увернуться, отступив назад. Ян ринулся меня преследовать, но нарвался на жесткую защиту. Мой удар мечом, а противник, отклонившись от удара, сгруппировался и сделал выпад. Сальто назад мой единственный выход. Приземляюсь на обе ноги и принимаю стойку. Жесткая атака соперника, я - отхожу. Мой прыжок и удар ногой в челюсть. Ян пошатнулся, удержался на ногах. Прыжок, удар другой ногой, но Ян увернулся и ушёл с линии поражения. Пришлось сделать кувырок и снова встать в защитную стойку. Мы смотрим друг на друга, пытаясь предугадать следующий шаг. Небольшая заминка заставляет переступать нас с ноги на ногу. Ян старается держаться у меня сбоку. Это плохо, нужно исправлять ситуацию. Я нахожусь на линии его атаки и не имею возможности для большего количества манёвров. Мой кувырок вперед и я сбоку от противника. Перераспределение сил, и теперь Артак в уязвимом положении. Группируюсь и замахиваюсь мечом. Звон железа, серия ударов. Наши мечи скрещены, мы тяжело дышим друг другу в лицо. Ян отталкивает и я отлетаю на некоторое расстояние. Атака противника впечатляет. Серия махов оружием заставляет меня отступать, прогибая корпус назад. Выпрямляюсь и тут же наклоняюсь вперед потому, что меч соперника свистит у меня над головой. Есть возможность для единственного манёвра и тем самым перелома в ходе битвы. Я созрела, чтобы заставить Яна проиграть раунд. Надо заманить его в ловушку. Кидаюсь на землю и качусь под ноги противнику. Ноги его самое слабое место, он не умеет ими правильно работать. Ян падает, но моментально собирается и уже кувырком заканчивает комбинацию. Секунда и я на ногах. Есть возможность моей атаки: выпад, серия ударов. Главное не позволить магу встать. В положении лёжа он более уязвим для нападения. Махи мечом делаю резче. Но, увы, Ян уже на ногах. Мне нельзя открываться, надо группировать руки. Разворачиваю меч и укладываю лезвие вдоль своей руки. Эфес теперь служит кастетом для кисти. Со всего размаху бью рукояткой в скулу будущему чародею. Сосредоточилась, присела, ушла от ответного удара. Кровоподтёк на скуле, разбитая губа противника достойная награда для моих глаз. Теперь другая комбинация: манёвр Артака, мой выпад и отошла. Равновесие нарушено и мне удалось завладеть ситуацией на поле битвы. Пора заканчивать бой, я знаю, как поступлю дальше. Переворачиваю меч и он снова продолжение моей руки. Удар. Отражение Яна и его оружие вновь в боевой готовности. Наши мячи скрещены, мы смотрим друг другу в глаза. Моральный перевес на моей стороне и соперник это ощущает. Мои дальнейшие действия для отпрыска богатой семьи всегда будут тайной за семью печатями, ведь он привык только к лобовым атакам и если оружие есть, то стоит ли при этом распускать руки? Для него это не является правильным, а для меня в порядке вещей. Сжимаю кисть в кулак и бью ему в живот. Дыхание противника сбилось. Отталкиваю Яна и он, пошатываясь, пытается обрести равновесие. Прыгаю, отталкиваясь правой ногой, а левую выбрасываю вперед. Яну снова досталось, на сей раз в бок. Моя серия ударов мечом, противник отступает, слабо сопротивляясь. Темп, надо держать темп. Я завожу меч вправо, это последний удар и дуэлянт будет повержен. О, кровь драконья! Не могу сдвинуться с места, руки не слушаются. Промедление грозит потерей драгоценных мгновений. Ноги застыли на месте, и оторвать их нет никакой возможности. Сердце драконье, это магия! Кто-то незаконно подыгрывает Яну. Парень использует моё замешательство и наносит удар по руке. Кровь моментально окрашивает рукав моего костюма красным цветом. Ян бросает свой меч и обхватывает меня за плечи. Его пальцы на моей руке с силой сжимают рану. Боли не чувствую, скорее досаду, кто-то продолжает использовать магию, теперь помогая мне локализуя кровотечение.
  - Малышка моя, прости, - шепчут губы напарника по 'поводку'. Он склоняется к моему плечу, чтобы рассмотреть рану. Его лицо рядом с моим, губы напротив моих и я шепчу: 'Золика можно победить, только обманув. Правила. Там подсказка. Победи'. Ян смотрит мне в глаза. У меня всего мгновение до того, как целители займутся мной. Я касаюсь своими губами его губ и целую. Боль иглой пронзает мой мозг. Темнота.
  Тени танцуют на стенах. Я сижу в подвале и смотрю на игру света и тьмы. Это моё любимое место в доме. Мама ушла утром, и предупредила всех, что я могу снова сбежать в подвал. Пока меня не хватились, и посижу на старой раскладушке и помечтаю о будущем. Мой взгляд устремлён вверх к небольшому решетчатому окну. Там прогуливаются люди, а мне видны только ноги обутые в сапоги и туфли. Сегодня мой день рожденья. Придёт куча народа, а я снова захочу сбежать ото всех. Утром, пока я лежала в кровати и претворялась спящей, мама тихо вошла в мою комнату и присела на кровать. Ласковые руки принялись гладить мои волосы. Тоненькие пальцы пощупали мой лоб, чтобы проверить, нет ли у меня температуры и лёгкий поцелуй запечатлелся на моей щеке. Цветочные духи всё еще рядом со мной, а мама тем временем уже покинула квартиру. Теперь есть только няня. Зная повадки своей надсмотрщицы я покрепче зажмурилась и дождалась, пока она за мной понаблюдает. Когда дверь за няней закрылась, я тихонько вылезла из-под одеяла и прошла к шкафу. Натянув на тело любимые джинсы и футболку с длинным рукавом, накинула на плечи теплый свитер и завязала рукава от него у себя на груди. Можно отправляться в своё укрытие и сидеть там до самого завтрака. Открыв медленно дверь своей комнаты, я тихонько прошла мимо гостиной, где расположилась прислуга и смотрела утреннею серию 'мыльной оперы' и, прихватив кроссовки, прошмыгнула в лифтовой холл, прикрыв плотно входную дверь.
  Свобода никогда не была настолько прекрасной, как в это утро моего десятилетия. Я не пошла в своё обычное место в подвале, а решила поэкспериментировать и свернула в другую сторону. Мне показалось, что в этой части подвала жизнь гораздо интереснее. Сидя на старой раскладушке и глядя в окно я стала свидетельницей странной сцены. Мужчина, а был это именно мужчина, судя по дорогой обуви и брюкам цвета топлёного молока, остановился напротив окна. Через мгновение к нему подошёл другой человек в кроссовках и джинсах. Они о чем-то говорили, переминаясь с ноги на ногу, а потом первый выронил огромный нож, нечто среднее между тесаком и мечом. Металл лезвия сверкнул на солнце и красный камень в рукоятке загорелся изнутри. Красивее я ничего в своей жизни еще не встречала. Этот огромный нож-меч казался живым. Второй мужчина наклонился к нему и, ухватив за рукоятку поднял. Я успела рассмотреть татуировку в виде трёх лепестков на его запястье. Неожиданно гул улицы пропал и до меня долетел обрывок диалога между двумя незнакомцами.
  - ...сегодня же. Она готова принять девчонку.
  - Я выполню приказ мой повелитель.
  - Помни, никого не должно остаться. Это наш шанс.
  Гул города снова захватил всё вокруг, а я легла на раскладушку. Глаза закрылись и я провалилась в сон. Спустя некоторое время я проснулась и пошла в свою квартиру. Дверь приоткрыта, что меня насторожило. Обычно прислуга щепетильна в этом вопросе, и оставить дверь нараспашку это нарушение хозяйского слова. В квартире тихо. Войдя и прикрыв за собой входную дверь, я прошла в гостиную. Всё залито кровью. Три женщины изрублены на куски и смотрят в потолок невидящими глазами. Я остановилась на пороге, не зная как поступить. Пустой желудок внутри меня свернулся в тугой узел, и едкая жижа подступила к горлу. Меня вырвало прямо здесь на пороге гостиной. Чья-то рука легла мне на плечо и я, вздрогнув, обернулась. Мужчина с раскосыми глазами цвета ореха и ласковой улыбкой стоит рядом.
  - Ш-ш-ш, малышка, всё хорошо, - сказал незнакомец и присел рядом со мной на корточки. Я сейчас так напугана, что бросилась к этому человеку на шею и дала волю слезам. Он гладит меня по спине и говорит тихим голосом успокаивающие слова. А потом когда мои рыдания стали стихать, он вновь заговорил со мной:
  - Злата, прости, что не уберег твоих знакомых и маму. Я не успел.
  - Ма...му? - отшатнувшись, спросила я. - Что с мамой? Где она?
  - Маму убили на улице, сегодня утром, когда она выходила из дома.
  Мир сразу перестал существовать вокруг, буря внутри меня готова уничтожить всё. Я закричала и заплакала одновременно, заставляя предметы вокруг меня подняться в воздух и зависнуть между полом и потолком. Я забилась в истерике, а предметы начали ударяться о стены. Только тёплая рука мужчины, с орехового цвета глазами коснувшаяся моего лба заставила меня остановиться на мгновенье. Я замерла и уставилась в его пронзительные очи. Губы незнакомца дрогнули и я услышала странные слова:
  - Шариии-трэк-саммай! До встречи малышка.
  Мои мысли закружились в голове, причиняя невыносимую боль, и я провалилась во тьму.
  Открыв глаза, я долго не могу понять: откуда этот сон явился ко мне? Было ли это правдой или жестоким вымыслом, навеянным сегодняшним турниром и ранением. Скорее всего это побочный эффект от тётушкиных настоев, которыми она начала меня отпаивать, сразу как только моя голова коснулась подушки больничной кровати. С другой стороны, этот странный мужчина, часто являлся ко мне во сне за прошедшие семь лет. Не надо быть целителем, чтобы разобраться в ситуации. Мой мозг до сих пор пытается нащупать лазейку в прошлое, чтобы соединить его с настоящим. И это загадка, которую пока не возможно разгадать.
  Я подняла руку и потрогала шрам в виде треугольника у себя на запястье. Он нещадно горит и светится даже в темноте. Кроваво-красный цвет, как на том коротком мече из сна камень, жжёт кожу. Я дотронулась до предплечья, куда был нанесен удар оружием Яна. Рана затянулась, к утру не останется и следа от увечья. Хорошо быть воспитанницей клана ведьм, знающего древние обряды, помощь будет оказана по-королевски.
  
  Глава десятая
  
  Ночь потихоньку заползала через окно в комнату и отвоёвывала у света территории. Густая плотная вуаль постепенно окутывала все предметы в комнате, и они перестали быть различимы. Это её право окрашивать всё в призрачные тона. Краски, что были яркими ещё днём, понемногу превращались в оттенки серого и чёрного. Ян Артак лежал в кровати и вглядывался в полумрак, рассматривая предметы и пытаясь отстраниться от грустных мыслей. Он всегда ненавидел это время суток. Будучи ребёнком и ложась в кровать, старался быстрее закрыть глаза. Зажмуривал их как можно сильнее. Ему казалось, будто с приходом темноты всё вокруг умирало. Но сейчас ему не было страшно, а только больно и тошно. Он бросил взгляд на кровать у противоположной стенки и вспомнил о своём соседе по комнате. Стас. Он наполовину нежить, а на другую половину маг. Таких в Тарии не ценят и вышвыривают в мир людей. Но это не тот случай. От этого паренька просто так никто не избавлялся. Его отец Станислав Никольский, наравне с родителем Яна был приближен к правителю, и знать мило замалчивала тему его происхождения. Он хороший приятель, только странный немного.
  Ян глубоко дышал, пытаясь расслабиться. У него не получалось. Перед глазами стояла одна и та же картина: кровь на рукаве Златы, её бледность, ошарашенный взгляд.
  'Бр-р-р, это не возможно! Надо отключиться от воспоминаний, и сосредоточиться на сне. А ведь Злата спасла меня, прошептав подсказку', - неслись одна за другой мысли в голове у молодого человека. Когда он сражался с Золиком, то твердо составил план схватки и выиграл, просто обманув его. Ещё там, на арене, он силился понять, о каких правилах говорит Злата, а потом понял. Золик начал моментальный натиск и преуспел в нападении. Его меч порхал, словно бабочка. Отступать было трудно, но необходимо. А потом Ян вспомнил правила и сделал всё, чтобы отступить. Золик всё больше увлекался, нанося удары, а Ян просто отходил в сторону. Заступив за черту арены противник проиграл не получив ни одного увечья. Это была чистая победа.
  'Моя малышка была права: достоинство можно превратить в недостаток. Эта девчонка настоящий стратег. Редко можно встретить настолько объективного и внимательного противника. Я убеждён, что та дуэль, которую мы в первый же день затеяли, окончилась бы моим провалом. М-да, и сверкать мне лысой головой на радость этой маленькой заносчивой ведьмочки. Характер у неё сильный, а темперамент - огонь', - размышлял чародей, присматриваясь к теням на потолке. Сероватое сияние отразилось на плоской поверхности, затем сползло по лепнине на стену и там замерло. 'Видимо кто-то прошёл по порталу', - всматриваясь в световой отпечаток прохода, подумал Ян. Неожиданно нахлынувшие воспоминания увлекли его в тот день, когда он слегка хмельной ввалился в ночной клуб 'Фиалка' вместе со своим другом Марио и замер на пороге, увидев танец девушки. Ещё тогда он понял, что она не такая как все. В ней была изюминка, пыл и внутренняя красота. Та выходка в 'Зале торжеств' в первый день учебного года, когда вместо извинений, молодой маг получил тетрадкой по голове, он теперь вспоминал, как благодать Судьбы. Вечером сидя в компании друзей в 'Фиалке' он поспорил с ними, что завоюет расположение 'крохи', а потом отомстит. 'Сила драконья, какой глупец! Я и помыслить не мог, что это хрупкое создание с горящими глазами займёт все мои мысли и чувства', - ругал себя Артак. Весь месяц он пытался изучить понравившуюся студентку. Злата порой поступала, как настоящий солдат, и принимала взрослые решения, а временами рассуждала словно ребёнок. Это удивительное сочетание было манящим и побуждающим к действиям. Ему хотелось обладать 'несносной малышкой' и быть для неё всем.
  Раньше ему нравились девушки похожие на Урсулу Голиш. Красивые, из благородных семей, умные, спокойные. В женских существах его всегда привлекала кротость и благоразумие. Его вдохновлял томный взгляд, дрожь ресниц, румянец на щёках от смущения. Таких юных особ он часто встречал при дворе правителя, и в простой земной жизни. Ян за многими ухаживал, иногда волочился и ему это нравилось. Дружелюбным характером парень отличался только в Тарии, а когда покидал свою страну, то вырывался из омута запретов. Ночная жизнь и веселье поглощали его полностью, заставляя пускаться во все тяжкие забыв о своём высокородном положении и принципах, оберегаемых его родителем и двором короля. Игорные дома, ночные клубы, кутерьма стриптиз-баров, вдыхали в него новые силы и помогали взглянуть на свою жизнь с другой стороны. Так иногда хотелось быть просто парнем из мира людей, что порой возвращение обратно в Тарию давалось с трудом. Приходилось одевать рамки приличия и улыбаться господам-магам, поддерживая давно изжившие себя традиции чародейской страны.
  Единственная девушка, которая признавала Яна таким, каков он существовал вне границ Тарии, была Урсула. Он часто встречал её при дворе. Они прекрасно проводили время вместе. Их роднили одни и те же воззрения на многие вещи, положение в обществе, суждения и интересы. 'И что теперь? Я ловлю каждый взгляд этого маленького 'подкидыша', и желаю, как можно крепче прижать её к себе. Идиот!', - корил себя парень. Он ворочался на кровати со спины на живот. От воспоминаний и мыслей было только хуже, но этот бегущий поток образов уже не остановить:
  'Сейчас я отомщён. Одолел соперника в турнире и сорвал поцелуй. Двойная победа на глазах у всей студенческой братии, а мне хочется выть на луну, как какому-то незадачливому романтичному и слезливому магу. В тот момент, когда меч ранил Злату, и она пошатнулась, мой мир перевернулся. Я вдруг отчётливо всё представил, словно мысли сами собой, наконец, выстроились в нужном порядке. Я влюблён в эту малышку и, похоже, с той самой ночи в клубе', - вздохи молодого человека нарушали тишину комнаты. Картины и тени событий, переплетались и смешивались в его голове. Наступало прозрение. Жёсткое, болезненное понимание складывающейся ситуации: всё это время он обманывал себя, тешась мыслью о победе над Златой. На самом деле все действия направлены были на завоевание расположения этой девушки. Первоначально он был оскорблён и поспорил с друзьями, что она непременно будет его. То, что он делал тогда, было самым низким поступком за всю его не долгую жизнь. Ян отчётливо понимал - она его 'зацепила' и он хотел её, всю без остатка. Самый лучший способ не отойти от цели, это дать кому-нибудь честное слово. Слово было дано на пирушке подвыпившей компании его хороших знакомых. Однако этого оказалось не достаточно, Артак ввязывался в спор с ней на второй день после праздничного вступления в Студенчество. 'Дуэль. О, великие драконы, как я желал увидеть покорность в этих глазах! Мне хотелось, чтобы она оценила во мне хотя бы силу', - проносились в голове парня болезненные фразы. Он твёрдо осознавал, что это была единственная настоящая причина, на фоне всех наносных оснований озлобленного и разгневанного мага. Молодой человек понимал, каково это быть влюблённым без возможности рассчитывать на ответное чувство. Он сам себя подстегивал, заставлял злиться и предпринимать всё больше и больше шагов, для сближения с девушкой. Для всех друзей и однокурсников он был очень расстроен, что 'короткий поводок' приковал его к этой 'занозе', но наедине с собой он прокручивал день, проведённый с ней, анализировал. За месяц наказания он всё уяснил про 'строптивую девчонку' и был готов к атаке и осаде неприступной крепости, если бы не турнир.
  Когда Злату вызвали на арену, ему показалось, что весь мир перевернулся с ног на голову. Но судьбе этого оказалось мало, и она столкнула их в бою. 'Как простить себе, что дрался с ней на равных? Надо было поддаться, и она сейчас опять сидела на башне в своём любимом бойничном окне здоровая и невредимая. Я сомневаюсь, в принятом решении драться до конца', - перевернувшись на бок, и уставившись в стену, рядом с которой стояла кровать Яна, он неожиданно резко стукнул по каменной тверди рукой. Во время схватки он в какой-то момент чувствовал, что проигрывал и двигался, словно марионетка в руках умелого кукловода по имени Злата. У неё был план битвы, и он чувствовал, как она втискивала его в расставленную ловушку. Чем больше Ян сопротивлялся, тем сильнее увязал в паутине рисунка боя. Такого мощного противника с хорошо продуманными шагами магу не встречал. Мгновение отделяло девушку от победы, а его - от поражения. 'Почему она замешкалась? Я был у неё будто на ладони. Магия исключена. По правилам соревнований соперники могут пользоваться только своими физическими возможностями. Почему она остановилась? Это невозможная головоломка, у которой нет решения. Я не желаю думать, что она намеренно уступила мне первенство, ведь знала, как победить Золика. Значит, просчитала, как одолеть меня. Что же произошло? Что?' - мысли в голове юноши стремительно бежали, опережая друг друга. Вопросы сыпались за вопросами, но ответов на них не появлялось. В какой-то момент душа будущего мага сжалась, и сердце пропустило один удар. Артаку стало не хорошо от нахлынувшего беспокойства. 'Скорее всего, это волнение из-за завтрашней поездки', - решил он.
  Для того чтобы уберечь себя от ненужных случайностей Яну предстояло хорошенько продумать план для выполнения поручения отца. Очень мало данных для поиска некоего Грааля, который под знаком государственной тайны растворились в никуда. Предстояло обратиться к своим давним знакомым, поспрашивать, чтобы отыскать след. Отец предполагал, что, скорее всего, эта важная вещица, находится в мире людей, ведь в противном случае она где-то да всплыла в Тарии.
  - Пожалуй, я впервые пойду в мир людей не для того, чтобы поразвлечься, - ухмылялся своим мыслям молодой человек. - С другой стороны, это даже на пользу. Карьера уже обеспечена, спасибо ненаглядной девчонке, пора остепениться, налаживать связи между двумя странами и заставить эти самые связи работать на меня. Если повезёт, то стану спасителем Тарии и героем на все времена. Это обеспечит возможность нашей женитьбы с ней. К тому же, Злате нужен респектабельный муж.
  Ян впервые думал о чем-то подобном. Связи с другими девушками приносили массу удовольствия, но ему никогда не хотелось жениться. Теперь всё иначе. Желание прожить всю жизнь с этой 'занозой' становилось навязчивым. При одной мысли, что эта девушка может принадлежать другому мужчине, хотелось разбить что-нибудь. Только он - Ян Артак и никто не посмеет к ней прикасаться.
  - Доброй ночи, моя малышка, - шептали губы молодого мужчины ночному мраку и творили заклинание 'почтового голубя'. - О, великие драконы! я совсем помешался на этой маленькой девчонке и веду себя, как полный кретин!
  
  ***
  Мне не спалось. Тётушка пошла за травами, а я осталась одна. Долго ворочалась с боку на бок в поисках удобного положения. Так и не обретя блаженный сон встала, оделась и пошла на террасу, которая являет собой достояние медицинской комнаты. Ступив на твёрдую брусчатую поверхность пола площадки, и подойдя к каменному ограждению, я глубоко вдохнула холодный воздух. Ночь. Густая холодная ночь. Я невольно поёжилась и обхватила себя руками. Небо облепили звёзды, соревнуясь в сиянии с народившимся тонким месяцем.
  - Доброй ночи, моя малышка, - шёпот заставил меня обернуться, и я увидела сгусток белого дыма являющего собой оттиск лица Яна. Подумать только, ему тоже не спиться. Белое облако развеялось, и я улыбнулась. Адресату не требовался обратное послание, и это вполне закономерно. Он так привык выглядеть правильно и элегантно, красоваться перед всеми. Ему не нужен ответ простой девчонки вроде меня, которая ничего не добьётся в жизни кроме, как умереть, прикрывая спину 'своего' мага. И всё-таки я его люблю. Этого заносчивого, высокомерного, богатенького парня. Я слышала от других девушек, каковым он может быть, чтобы добиться своего, и каким когда добьётся. Разбитое сердце это самое простое испытание для тех, кто не сможет пройти мимо и отвернуться, наблюдая, как он одурачивает очередную жертву своего обаяния.
  - М-да, кто бы мог подумать... - вслух произнесла я собственные мысли.
  Сколько себя помню, я подсмеивалась над влюблёнными девушками. Они мне казались больными, хоть и не наблюдалось чётких показаний к нездоровью. Эти красотки могли часами рассматривать фото своего возлюбленного, говорить с ним по телефону, странно улыбаться, когда разговор только-только закончился и ее возлюбленный больше не шипит в ухо.
  Подростком я считала любовь наказанием и всех молодых людей, которые пытались со мной познакомиться, отбривала при попытке завязать отношения. Единственным исключением стал Стас Никольский.
  Мы познакомились на одном из турниров, устраиваемых знатью Тарии. Это было лет пять назад или шесть. Весна тогда вступила в свои права и мучила всех жителей волшебной страны перепадами температур. Турнир, на который меня пригласили вместе с моим наставником Игнатием Павловичем, был ежегодным. Приз в этом турнире тоже был ежегодным - поездка на море и проживание в красивом замке времён эпохи Второго затмения. Поехать мне очень хотелось. Я читала о нём в книгах и легенда, связанная с этим местом была потрясающей: о настоящей любви и преодолении трудностей. Хотя все легенды из того времени про горести и мытарства. Мы сразились со Стасом на турнире и я выиграла. Хорошо помню его реакцию на это событие, он был рад за меня. Подошёл и, поклонившись, сказал: 'Я счастлив, что приз достался самой достойной девочке во всём королевстве'. От неожиданного признания я поперхнулась воздухом и закашлялась. На глаза выступили слёзы, но мальчик стоял и внимательно дожидался окончания приступа. Через пару минут кашель прекратился и мой бывший соперник продолжил: 'Я хочу с тобой дружить, пусть даже и не достоин твоего внимания'. И мы подружились. Мне всегда было хорошо с ним и надёжно. То, что я испытывала к Стасу, казалось необычным, и я твёрдо решила, что это любовь. Стас про это не знал, но относился ко мне со вниманием и заботой. Со временем я осознала заблуждение и поняла - любовь это другое. Между мной и Стасом это родство душ и одинаковость взглядов. Потом что-то разорвалось в нашей связке. Мы отдалились друг от друга. Когда парень пошёл учиться в Университет, его словно подменили. Цедил сквозь зубы слова, пренебрежительно разговаривал со мной, порой забывал поздороваться. Мне было больно, но я пережила это, успокаивая себя словами тёти Марьяны: 'Иногда друзья перестают быть друзьями. К этому надо привыкнуть'.
  От моих грустных воспоминаний меня отвлёк появившийся серовато-сизый свет. Я обернулась и увидела мерцающее марево. Засветившись изнутри, оно вдруг разверзлось, и внутри оказалась Людмила. Она вышла из пылающего сгустка и направилась ко мне. Глаза её горели янтарным огнём. Белков в глазницах не было видно, собственно как и зрачков. Я не из пугливых, но поёжилась от увиденного.
  - Люда, что ты тут делаешь? - задала я вопрос, обращаясь к подруге. Но она, сохраняя молчание, двинулась ко мне.
  - Людмила Ростова, очнись, - приказала я, а девушка, остановившись на расстоянии шага от меня заговорила:
  - Ты должна выполнить своё предназначение. Найди Мстислав Волтанского. Он ответ на все твои вопросы. Помни мы рядом, мы поможем. Пользуйся своей меткой, и ты сможешь многое. Прощай.
  - Кто мы? Люда очнись! - подбежала я к подруге и, схватив её за плечи. Принялась трясти.
  Девушка уставилась на меня, и я поняла, что это вовсе не моя подруга, а кто-то другой вселившийся в неё. Я отпустила плечи 'нечто' и отступила на шаг. Оранжевые глаза вспыхнули, и справа от меня появился портал. Холодный ветер налетел со всех сторон и оторвал моё тело от земли. Я полетела к проходу. Уцепившись за ограду, я попыталась прекратить полёт, но холодная дыра засасывает. Сопротивление бессмысленно, а я по-прежнему цепляюсь за ограду площадки. Мои пальцы соскользнули с гладкой поверхности полированного камня, из которого была высечена ограда, и портал меня поглотил.
  
  Глава одиннадцатая
  
  День клонится к закату. Последние брызги заходящего солнца алыми пятнами растеклись по тяжёлым облакам. Миркаль с детства любил этот момент и старался не пропускать. Всего пара мгновений и на страну опустится ночь. Но есть в этом периоде суток нечто загадочное и пугающее одновременно. Это как последний вдох умирающего человека, перед тем как уйти в мир иной. Ты присутствуешь, видишь, ощущаешь, сопереживаешь, а остановить течение жизни, не можешь. Сегодня момент понаблюдать за заходом солнца пришлось разделить с одним из своих соратников Атанасом Артаком. Того требовали особые обстоятельства.
   - Милейший, я вызвал вас не для того, чтоб выслушивать неуместные отговорки, - холодно проговорил Миркаль своему подчинённому. Мужчина был зол, и не пытался это скрыть. Вот уже месяц он пытается найти выход из сложившейся ситуации, надавливая на всевозможные рычаги, но выхода нет.
   - Простите, государь, - извинился Атанас и вежливо поклонился. - Безусловно, назревает магический кризис в нашей стране, и понемногу она приходит в упадок. Но надежда на изменение ситуации есть. Учёные пытаются отыскать залежи энергии в самых, казалось бы, недоступных местах. По их теории, в которую я верю, магия не может исчезать бесследно. Как и любая энергия, она способна переходить из одного состояния в другое. Вот именно поисками новых оболочек энергии и занята группа учёных под моим руководством. Их опыты направлены на развитие обратных процессов, и получение силы из предметов, которые эта магия создала. Результаты пока скромные, но они есть. Требуется время, для закрепления и подтверждения теории. К тому же, есть ещё одна возможность получения энергии. Это очень сырая теория одного учёного, оформленная в виде статьи, но она небезынтересна.
   - И в чем состоит теория? - развернувшись всем корпусом к окну, и тем самым оставив докладчика за своей спиной, спросил правитель Тарии.
   - Всё удивительно просто, и лежит на поверхности нашего бытия, государь. Мир, в котором мы живём, сам по себе провоцирует появление магической энергии. Перерабатываясь в иные формы, она концентрируется в наших соотечественниках. Мы сами являемся производителями волшебства, только не умеем это использовать. Эмоции, которые мы все испытываем можно представить в виде частиц, которые имеют одинаковую структуру с магической энергией, что содержат недра нашей земли. Учёный, написавший эту смелую статью, утверждает, что нечто подобное происходит в мире людей. Помимо энергии магического свойства, что изначально зародилась, в человеческом мире, сами люди производят эту энергию своей жизнедеятельностью. Чудотворные атомы блуждают в пространственных потоках и сталкиваются друг с другом, образуя поля. Таким образом, появляется устойчивый плотный поток чистой энергии, заряженной эмоциями. Поток утяжеляется и ложится на землю. В дополнении я бы хотел заметить, что в поисках по старинным книгам и обрывкам древних писаний я понял лишь одно, мы можем сами возродить свою страну без помощи Ордена "Красной змеи". Потому мне показалась интересной данная статья учёного, как возможность получать энергию постоянно, без дополнительных затрат. Мало того, я переговорил со своим сыном и попросил его заняться этим специфическим делом. Он мальчик смышлёный и участвовал в некоторых разработках в лаборатории. Он вдумчиво прочитал все мои записи и кое-что обнаружил в них. Я думаю, можно будет, впоследствии, снарядить экспедицию.
   - Мне нравится идея и я готов её профинансировать, - ударив кончиками пальцев по подоконнику окна, у которого всё ещё стоял, произнёс Миркаль. - Свяжитесь с этим учёным и согласуйте условия сотрудничества с ним. Самым главным для меня являются сроки получения результатов, а по сему, обязательно обговорите их. Пустышка мне не интересна. И ещё, пусть как свободную ветвь своих исследований этот маг разовьёт мысль о возможности каждого из граждан Тарии получать энергию из источников на территории людей самостоятельно, без посредничества. Я вижу это так: любой гражданин, пополняет свои запасы и заряжает амулеты независимо, и тем самым экономит ресурсы страны.
   - Совершенно справедливо, повелитель, - поклонился Атанас и откашлялся. - Что касается других источников магического...эээ...свойства, то друзья, которые готовы снова заняться порученным им делом, весьма не довольны. Я имею в виду Орден.
   - Чем не довольны братья? Мне кажется всё предельно ясно. Мы готовы пойти на небольшие послабления в отношении несанкционированных ритуалов. Думаю подобного достаточно, чтобы орден пожелал помогать нам.
   - Не совсем так, владыка, - опустив глаза, вымолвил Атанас. - Они считают, что прошлые договорённости не были полностью нами выполнены.
   - Какие из договорённостей нами не выполнены?
   - Это касается девочки. Спешу напомнить, она была с необычным шрамом. Это было семь лет назад.
  Мы разыскивали меченого ребёнка, но безрезультатно, - повернувшись лицом к своему подчинённому, заверил Миркаль.
   - Это не совсем так. Им первым удалось обнаружить эту девушку, и они требуют её выдачи. Я тщательно просмотрел данные по меткам и понял, что мы имеем дело с необычным даром. Девушка носит на своей руке "Признание". Такие достоинства могут пригодиться и нам. Мы можем напрямую потребовать подземный мир демонов снабжать нас энергией, и они не посмеют отказать. Все договоры с Орденом можно будет считать расторгнутыми.
   - И где теперь это дитя?
   - Я провёл расследование и выяснил, что девочке дали имя Злата, и в данный момент она обучается в Университете "Прикладной магии" на первом курсе. Проживает в одной комнате с дочерью Андрея Ростова. У интересующей нас особы, хвала Драконам, нет особенных способностей. Она будет помощником мага, по окончании университета.
   - Как любопытно...Надо доставить эту молодую магиню во дворец и заставить выполнять наши требования. Мы сможем решить сразу несколько проблем одновременно. Передай ордену, что мы отказываемся от их содействия в снижении кризиса Тарии.
   - Я, конечно, передам ордену ваши, государь, слова, но смею вас заверить, это немного преждевременно.
   - Поясни, - потребовал Миркаль.
   - Дело в том, - начал свои разъяснения чиновник, - что девочка волей случая попала не к простым гражданам нашей страны. Её воспитанием активно занялся клан Шиткари и цвет профессуры университета. Обе ведьмы из клана состоят в чувственных отношениях с профессорами, один из которых некромант Игнатий Петрович Звонов. Сами видите фигура небезызвестная и очень сильная. К тому же в воспитании подростка принимал участие ректор Пётр Лукич, потому что находится в дружественных отношениях с упомянутым некромантом. Так просто Единороги не отдадут девицу, нужны веские основания. Боюсь, что в нынешнем положении может иметь место конфликт. Я предполагаю: трое из "Круга" это слишком для нашей нынешней политики.
   - Да, конфликт будет непременно. Можно попробовать приблизить её ко двору.
   - Каким образом государь? - удивился Атанас.
   - Самым лучшим поводом для подобного переезда может быть замужество. Я не думаю, что если эту самую Злату посватает высокородный маг её наставники и опекунши смогут на это найти возражения.
   Атанас, в который раз поразился изворотливому уму владыки. Мужчина даже готов был допустить, что именно так всё и случится, и он приступил бы к сбору необходимых документов, чтобы отыскать тот самый артефакт, о котором упоминается в маленьком послании времён первого затмения. Роясь в архивах в поисках распознавания знака на руке "подкидыша", Атанас случайно наткнулся на странный текст. В те времена случилось что-то такое, о чем есть только смутные легенды, но Тария была в опасности, и страна чуть не расползлась как зыбучие пески. Доподлинно известно лишь одно: Великие Древние наградили "Признанием" одного из магов. Что произошло дальше не известно, но волшебная страна была спасена. Теперь эта метка у Шиткари. Клан пойдёт войной за свою соплеменницу. Если они воспользуются "Заклятием крови", то это может привести к необратимым политическим последствиям. Атанас предполагал и то, что Шиткари знали, с чем имеют дело, и потому приняли девочку под свою защиту.
   - Правитель, вы поражаете меня своей прозорливостью, я немедленно займусь подготовкой документов. В скором времени представлю вам всех достойнейших кандидатов.
   - Не трудитесь, мой друг, - и правитель прошёл к стоявшим посередине кабинета креслам и рукой предложил Атанасу присаживаться. Мужчины с удобством расположились и Атанас продолжил своё повествование. Король задумался на некоторое время и Артак не стал ему мешать. Взгляд подданного принялся шарить по кабинету. Шкафы с книгами, красные тканевые обои, камин и большой рабочий стол были педантично подогнаны под стиль времен Третьего затмения. То, что король любитель старины, знали все и в дни празднеств одаривали его безделушками из прошлых веков. Он всё это принимал с благодарностью, но ни одна из этих вещиц не попала в его кабинет.
   -Золик рассказывал мне об одной девушке по имени Злата, в которую он влюблён уже два года? - барабаня по подлокотнику кресла пальцами, начал трудный разговор Миркаль.
   - Два года, господин?
   - Да, с тех самых пор, как она начала работать в лаборатории "травоведения", куда ее устроила одна из сестёр ведьм Шиткари, что ее воспитали, - правитель Тарии опустил голову. Атанас предпочел не мешать раздумьям и, откинувшись на спинку кресла, взглянул в окно. Темнота потихоньку впрыскивала серую краску в цветовую гамму природы. Яркие оттенки тонули в сумраке, звёзды зажглись ярче. - Я потрясён Атанас, насколько этой девочке везёт. Это даже любопытно. При других обстоятельствах, я бы предпочёл другую жену для сына, но сейчас...
   - Я с большим удовольствием займусь всеми необходимыми документами. В ближайшее время вы сможете предложить этой безродной стать наследной принцессой Тарии.
   - Я жду завтра от тебя доклад. Приходи к десяти утра.
   - Да, повелитель. Сейчас уже четверть двенадцатого и у вас назначена аудиенция с господином Ростовым и Звоновым. Я оповещал вас о происходящих странностях в двух мирах.
   - Да, это дело безотлагательное и государственной важности и потому я готов переговорить с этими магами.
  Мужчины поднялись с кресел и двинулись в сторону входной двери. Выйдя из кабинета, они прошли по общей галереи дворца и спустились по лестнице. Дубовая дверь в зал совещаний была немного приоткрыта. Приглушенный свет просачивался в щель. Король резким движением распахнул дверь и вступил в комнату. Атанас Артак последовал за своим повелителем. В комнате находились двое чародеев. Они удобно расположились в мягких креслах, стоящих возле огромного стола для переговоров.
  - Доброй ночи, господа, - поприветствовал собравшихся магов Миркаль. Ростов и Звонов приподнялись и поклонились правителю Тарии. Когда владыка волшебной страны и Артак заняли свои места, король задал беспокоивший его вопрос:
  - Я так понимаю, есть ещё жертвы среди населения?
  - Да, государь, - согласился Игнатий Звонов.
  - Рассказывайте, - потребовал всевышний маг.
  - У нас жертвы и в мире людей таинственные смерти, - начал свой доклад бизнесмен. - За последние две недели обнаружены три трупа с одинаковыми признаками умерщвления. Последняя убиенная была обнаружена не далее, как вчера недалеко от городского парка между двумя порталами. Мы с господином Ростовым пытались отыскать зацепки, но безрезультатно. Останки девушки были уничтожены сгустком энергии, как только она призвала своего хозяина. Полицейские из 'Отдела ?9' заняты установлением связей между всеми убитыми. Зацепок пока нет, кроме одной: убийца блондин.
  После фразы тёмного мага повисла пауза между собеседниками. Каждый осмысливал сказанное и пытался анализировать.
  - Это не всё, - спустя некоторое время продолжил рассказ некромант. - В Тарии стали исчезать магини. Все эти девушки в возрасте от шестнадцати до двадцати лет. На сегодняшний день пропало три человека. Тела пока не найдены, но поиски ведутся активно. Общее среди них одно - они все в свой последний день были в человеческой среде. Закономерности в территориальном поиске обнаружить не удалось.
  - Попросите полицейских поискать наших людей по их картотекам, может магини числятся в неопознанных, - холодно приказал Миркаль. Предприниматель кивнул и откинулся на спинку кресла. Его озадачил тот факт, что на земле тарийцев происходят подобные случайности. С другой стороны механическая часть проблемы была, как раз в контролируемом им мире, но интуиция подсказывала, что убийцу нужно искать среди чародеев.
  - Я сегодня же издам указ об ограничении передвижения девушек в человеческий мир. Господа, но указ проблему не решит, - с нажимом на последнее слово сказал король.
  - Согласен, ваше величество, это проблему не решит, - откликнулся на слова тёмного мага некромант. - Я думаю, это бесчинствует Орден 'Красной змеи'. Скорее всего, он возобновил ритуалы жертвоприношения. Ведь для нас с вами не секрет, что Тария приближается к своему Четвёртому Затмению. Вы оттянули время ненадолго, оно всё равно произойдёт. Природа страны могуществу чародеев не подвластна. У неё свои законы и права. Именно в них она и вступит в день смены времён года.
  - Что вы хотите этим сказать Игнатий! - возмущённо прошипел предводитель тарийцев. - Вы забываетесь.
  - Отнюдь, ваше величество. Ко всему прочему мы с вашим верным слугой Атанасом Артаком в поисках движемся в одном и том же направлении. Он ищет Грааль Первого Затмения. Признаюсь Единороги тоже.
  - Грааль? Атанас? - развернулся всем корпусом к чиновнику Миркаль. - Потрудитесь объяснить происходящее.
  - Да, это так, - чеканя каждое слово, произнёс Артак. - Я рассказывал Вам о задании, которое выполняет мой сын в соответствии с записями на древних манускриптах. Там говорится о некоем Граале, который может наполнить Тарию магией. Это бесценный артефакт.
  Никто из присутствующих не заметил, как у Андрея Николаевича Ростова напряглись мышцы под пиджаком делового костюма и его рука немного задрожала. Он легко опустил её на колено и принялся внимательно наблюдать за реакцией магов.
  - Раз карты раскрыты, может, объединим усилия? - предложил некромант, а король и чиновник кивнули. Лёгкая усмешка пробежала по лицу бизнесмена, но он подавил её. Не далее как сегодня утром груз, который поручил ему перевезти Игорь Беркутов прошёл таможенный досмотр на границе. Артефакт будет передан посыльному вовремя и уже к вечеру наступающего дня он, Андрей Ростов, будет готов торговаться за трон Тарии с её нынешним правителем.
  
  Глава двенадцатая
  
  - М-да, дела, - высказал мысли вслух Ян Артак, и ещё раз вгляделся в то, что недавно было зелёной лужайкой. - Обстоятельства. Пустыня - этого никогда не было в Тарии.
   Он протянул руку и ухватил горсть белого песка, который начал сбегать из плена его ладони и по крупинке возвращаться к своим собратьям. Небольшой островок иссушенных горячих крупинок посередине увядающей лужайки. 'Такого не бывает', - пронеслось в голове у юноши. Будто лишай на коже больного человека, жёлтые прогалины отвоёвывают себе территорию на поверхности земли. Тария не здорова. Яну очень захотелось, чтобы его родина была излечима.
  Три дня назад его отец Атанас Артак явился к нему в общежитие для магов и предложил заняться необычным делом. Главное условие: нельзя никого ставить в известность о намечающемся мероприятии. Тогда Ян отнёсся к этому очень скептически, но родителя выслушал. По его версии получалось, грядёт апокалипсис, и через два месяца страны не станет. Четвёртое Затмение. Срок был назван с такой точностью, что Ян вздрогнул от услышанных слов. Атанас говорил так убедительно и спокойно, что парень почти поверил, но сомнения остались.
  Модель происходящей будущей катастрофы чиновник нарисовал удивительно холодно, словно сделал доклад на своём учёном совете. Первым по его словам нарушится магический баланс в природе. Густые травы, деревья, цветы рассыплются в мелкий сухой порошок потому, что не будет хватать магии для возобновления процесса регенерации. Песок будет захватывать всё большие территории, стремясь соединиться с другими такими же образованиями. Но это только начало. Магические порталы, связывающие Тарию с человеческим миром захлопнуться навсегда, и ни один житель чародейской страны не сможет выбраться из неё. По официальной версии, которая была озвучена правящему королю, поиск источников магии и возможность привлечения партнёров из ордена необходимы для поддержания порталов в рабочем состоянии, чтобы была возможность эвакуировать, часть народа. Срок магического амулет дарованного орденом 'Красной змеи' истекает через три месяца, но к тому моменту страну постигнет ужасающее положение. Песчаные бури будут разрушать постройки, выдувая из них магию и расщепляя до состояния измельчённой каменистой груды. Появятся жертвы среди людей от смерчей, что родятся от хаотичных перемещений волшебной энергии, стремящейся соединиться с другими осколками силы. Последний день Тарии наступит ровно через два месяца и четырнадцать дней, в момент смены времён года. В праздник перехода от лета к зиме наступит апокалипсис. В этот день происходит самый большой расход магии. Песчаные ураганы нападут на остатки поселений и частицы магии устремятся в одном направлении. Именно там возникнет воронка, которая засосёт тех, кто к тому времени будет ещё жив. Тария исчезнет. Но есть возможность миновать страшного удела. Отец попросил Яна под любым предлогом отправиться в мир людей и попытаться отыскать некий артефакт. Его название: 'Преступающие время'. Образно говоря, он работает как втулка, которой люди пользуются для получения берёзового сока из ствола дерева. Эта вещица будет воткнута в определённом месте волшебной страны и через неё потечёт магия в Тарию из человеческой среды. Получится источник неиссякаемый и наполненный.
  Молодому человеку захотелось доказать отцу, что это всё не правильно и магия не разрушит родину. Отец только покачал головой на протесты, а потом объяснил все так просто и доступно, будто сыну не семнадцать, а пять лет: 'Король вынужден рассматривать претензии ордена 'Красной змеи', предотвратить апокалипсис. Нельзя смотреть на проблему только с точки зрения тарийца. Пойми, нельзя допустить того, чтобы мир людей принял всех. Это будет способствовать нарушению баланса магии на чужой территории. Тем самым, мы оттянем гибель выживших и погубим, приютивший нас мир. В человеческой среде начнётся голод от перенаселения, и как следствие войны. В случае крайней ситуации о надвигающейся трагедии сообщат не всем чародеям'. Атанас долго объяснял о природе эмоций питающих слои магии в мире людей. Из его монотонно произнесённой речи парень вынес лишь одно: магия не останется такой же нейтральной, каковой является сейчас. Может произойти перекос и материя начнёт поглощать тех, кто ею пользуется. Из средства для жизни сила превратиться в обречённость на смерть.
  Слушая отца, маг верил во всё сказанное, но часть его желала доказательств. Он их получил. Песчаные проплешины появились среди зелёных лугов. Проникнуть в это место оказалось непросто. Перейдя по порталу, молодой человек очутился за несколько километров от положенной точки земли. Магия здесь ослабла или попросту перестала существовать. Прогнозы Артака-старшего начали сбываться, и это разозлило Яна.
  Бессилие - блюдо, которое сдабривают отчаяньем и злобой, и молодой маг ел его сейчас, глотая горечь не пролившихся слёз. Он твёрдо решил отыскать артефакт. Пусть на это уйдёт много времени и сил. Ясно одно, правитель воспользуется услугами ордена 'Красной змеи', но отложит Четвёртое Затмение. Жаль, что при этом пострадает маг или чародейка. Он или она будут принесены в жертву на алтаре у ордена во славу великой Тарии.
  Ян выпрямился и отряхнул руки от песка. На коже образовался, ожёг. Догадка, возникшая в голове, болью отозвалась в сердце. Он понял, как люди в стране умрут, они просто заживо сгорят. Парень закрыл глаза пытаясь успокоиться, но воображение подсовывало одну картинку за другой. Вот Злата стоит на башне финального пристанища людей, и солнце сверкает последними лучами, обагряя небо. Она смотрит вдаль и до последней минуты надеется на то, что этот миг не последний в её короткой жизни. Всё напрасно. Вспышка луны становится последним, что она унесёт с собой в могилу. Да и могилы не будет, останется лишь горстка пыли подхваченной смерчем. Тело молодого человека затряслось от нарисованного его воображением, и он снова уселся на корточки и руками прикрыл лицо.
  - Сейчас не время для паники, - дрожащим голосом сказал маг. - Надо отыскать этот важный артефакт и сохранить страну.
   Ян резко встал и пошёл в сторону наибольшей концентрации магии. Ему нужно создать портал и перейти в мир людей немедленно...
  - М-да. Придется топать шесть километров по иссохшей траве, - сам себе сказал молодой человек.
  Ночной клуб 'Фиалка' принял его уставшее тело и погрузил в атмосферу праздника и безумства. Ян полюбил этот клуб с самого первого дня, как попал сюда вместе с Марио. Друзья гуляли по городу людей и рассчитывали весело провести время. На улице познакомились с хорошенькими девушками, которые работали в этом самом ночном клубе танцовщицами. Ян и Марио составили красоткам компанию, и позже стали приходить в клуб достаточно часто. Марио - тёмный маг, оказавший однажды Яну неоценимую услугу. Это случилось три года назад и с тех пор они были 'не разлей вода'. Отец косо смотрел на общение сына с этим парнем, а Ян старался не вслушиваться в его нудные доводы.
  Сейчас, съев свой ужин и откинувшись на спинку дивана, парень вгляделся в полумрак танцпола, пытаясь отыскать закадычного друга. Но всё бесполезно, мага не было. 'Скорее всего, отлёживает сейчас бока рядом с какой-нибудь брюнеточкой', - усмехнулся своим мыслям юноша. Он глубоко вздохнул и взял со стола бокал с вином.
  - Можно присоединиться? - задал вопрос кто-то у него за спиной. Ян вяло повернул голову и посмотрел на говорившего. Это была молодая девушка с очень обворожительной внешностью. Чёрное короткое платье выгодно подчёркивало её изящную фигуру и контрастировало с поразительно редкого рыжеватого цвета волосами. 'Надо же чистое золото заплетено в косу', - подумалось чародею, но он оторвал свой взгляд от миловидной блондинки и вознамерился продолжить пить вино.
  - Неужели нет желания познакомиться? - поинтересовалась красавица, и присела на диван, который стоящий по другую сторону от столика, за которым ужинал Ян. Красавица лучезарно заулыбалась, а парень только ухмыльнулся.
  - Я не свободен, у меня есть девушка и потому предлагаю Вам поискать кого-нибудь ещё, но другом месте, - грубо сказал маг, а соблазнительница только шире улыбнулась и не пошевелилась.
  - Я вижу, что твоё сердце не свободно, но я к тебе по другому делу. Тебе не стоит задавать мне вопросов, потому что не будет на них ответов, но обещаю, ты скоро все поймёшь.
  - Милая девушка, а вам не кажется, что мне не нужно вам задавать вопросы и уж тем-более получать на них ответы? - взбесился Ян и поставил бокал на стол. Тот в свою очередь отчаянно звякнул о столешницу, но его жалобу на плохое обращение унесла музыка и растворила в своём ритме.
  - Не кипятись. Я преступаю законы, а ты хочешь преступить время. Могу дать подсказку. Время, которое можно преступить, сможешь ухватить за хвост, - рассмеялась блондинка и подмигнула мужчине густо накрашенным глазом.
  Молодого человека, словно током ударило, когда он услышал из её уст завуалированное указание на его поиски. Ян напрягся и, оттолкнувшись от спинки дивана, перенёс свой корпус вперёд и облокотился о столешницу.
  - Я не могу тебе помочь в поисках явно, но укажу путь. Не спрашивай почему, просто прими как данность этот момент. Попробуй отыскать в этом городе ангела, в котором течёт кровь демона, - произнесла девушка и резко поднялась с дивана. Подойдя к парню, она наклонилась и прямо в самое ухо прошептала:
  - Помни, когда найдёшь, сможешь понять, что тебе делать дальше. Не отказывайся от помощи.
  Ян на мгновение замер переваривая информацию, и когда снова обернулся к своей собеседнице, рядом с ним уже никого не было. В толпе отплясывающих маг заметил Марио. Молодой человек с распущенными волосами цвета спелой пшеницы стоял у стены ночного клуба и скучающим взглядом наблюдал за тремя девушками танцующими неподалёку от него. Ян улыбнулся и вытащил из кармана мобильный телефон. Быстро отыскал имя своего друга и нажал кнопку вызова. Вызов пошёл, но прервался.
  - Не надо этого делать, - посоветовали чародею в самое ухо, а Ян развернулся на сто восемьдесят градусов. Перед ним стоял огромного роста детина в кожаной 'косухе' и чёрной бандане на голове. На плечо спадали несколько прядок чёрного цвета, выбившиеся из косынки. Парень оторопел, а незнакомец приложил указательный палец к своим губам и произнёс:
  - Тс-с-с, не надо волноваться. Пойдём, выйдем.
  Предложение конечно весьма не продуктивное, но отказать этому своеобразному молодому мужчине маг не смог, и как телёнок на поводке, пошёл вслед за ним. Они пересекли танцпол и добрались до служебных помещений. Детина распахнул дверь, и они втиснулись в узкий коридор.
  - Иди прямо и никуда не сворачивай. Там тебя ждут, - оповестил богатырь в 'косухе', а Ян нервно сглотнул. - Ах да, - вдруг опомнился мужчина и сделал несколько пассов руками. Зелёная дымка родилась под его руками и увеличилась в размерах. Прозрачное марево облепило юношу с ног до головы, чётко очерчивая силуэт. Ян не смог пошевелиться, чтобы сбросить с себя колдовство. Дымка сдавила всё его тело и впилась в кожу острыми иглами. Молодого человека прошиб холодный пот. Слабость и изнеможение захватили в плен. Ян готов был отправиться в страну забытья, и вдруг всё закончилось, а марево рассеялось.
  - Ну, как-то так. Прости, что не предупредил, но ты мог не согласиться. Теперь я за тебя спокоен, - изрёк мужчина и, хлопнув молодого человека по плечу, ушёл, закрыв за собой дверь.
  - Сколько народу странного тут шляется, - проворчал Ян и подёргал ручку двери. - Закрыто. Похоже путь у меня один, в конце этого коридора. Эх, жаль за ужин не заплатил.
  Немного посокрушавшись над обстоятельствами вечера, парень пошёл, петляя по коридору и пытаясь открыть двери, попадающиеся на пути. Как назло ни одна не поддалась. Выбравшись на улицу, Ян встал и, вдохнув холодный осенний воздух человеческого города, огляделся по сторонам. В глубине сквера стоял юноша. Завидев Яна, он направился к нему:
  - Эй, Артак. Я за тобой.
  - Как мило, - промурлыкал Ян и сунул руки в карманы джинсов. Спешить ему было не куда, да и не имело смысла, раз его поджидали. Главное теперь разобраться что за дело у этого странного человека.
  - Привет. Меня зовут Матвей, - подойдя ближе, проговорил юноша. Он был рослый, коренастый лет восемнадцати с буро-фиолетовыми волосами до плеч.
  - И зачем я тебе понадобился? - вяло поинтересовался Артак и, вытащив руки из карманов джинсов, поправил воротник своего короткого пальто. Октябрь в этом году морозный и ветер пронизывает насквозь.
  - С тобой разговаривали? Я могу помочь найти артефакт, - пояснил незнакомец и обхватил себя руками. Жест обычный для замёрзшего человека. Шутка ли, на улице минус пять градусов, а он стоит в тоненькой курточке и без шапки.
  - Хорошо, будем искать, только один вопрос: кто ты такой? - спросил Ян, и, сцепив пальцы обеих рук, выгнул ладонями вперёд так, что они щёлкнули.
  - Привратник, - ответил 'буро-фиолетовый' и впился в чародея взглядом.
  - Нельзя перебарщивать со спиртными напитками, пацан, - напутственно проговорил Артак и приготовился сотворить парализующее заклинание.
  - Сейчас увидишь сам, раз не понял, кто подошёл к тебе в клубе. Ты приглашён, - резко сказал Матвей и взмахнул рукой.
  Ян очутился посередине огромного зала. Резные колонны из прозрачного хрусталя поддерживают высокие своды. Лучи солнца, проникая сквозь большие окна, ласкают жемчужно-голубого цвета стены, вдоль которых стоят изящные скамьи. Всё помещение кажется настолько чистым и светлым, что начинают болеть глаза. Парню часто приходилось посещать замки и в человеческом мире и в Тарии, но они казались обжитыми, с историей, которую можно было прочитать с картин на стенах, с домотканных гобеленов, посуды. А здесь пустота. Глаз скользит по сводам, преградам перегородок, полам и не может ни за что зацепиться. Ни что не указывает на хозяев, на их характеры, привычки, пристрастия. Пустота и покой. Ян неожиданно ощутил возникшую в душе тревогу, перерождающуюся в страх.
  - Проходи, располагайся, - услышал чародей голос и обернулся. Перед ним стояла та самая девушка из клуба, что пыталась познакомиться. Только теперь на ней летнее миленькое платье в мелкий горошек и на лице нет косметики. 'Она прехорошенькая', - подумал Ян и кивнул головой в знак приветствия.
  - Виделись уже, - бросил фразу Артак и прошёл к скамье. Незнакомка наблюдает за движениями гостя и улыбается. 'Еще немного и покатится со смеху', - пронеслось в голове парня, пока он устраивался на мягкой бледно-голубого цвета с золотым рисунком скамье. Миниатюрная барышня с рыжеватого цвета волосами последовала за ним и присела рядом.
  - Меня зовут Легна, - новая знакомая щелкнула пальцами, и появился поднос с кофейником и двумя маленькими чашками. - Угощайся. Уже утро. Хочешь позавтракать?
  - Спасибо, но я не пить, не есть не хочу, - помня уроки выживания, которые преподавал Иван Иванович, отказался маг.
  - Предусмотрительно, - поджав пухленькие губки, сказала Легна и щелкнула пальцами. Поднос испарился, а Артак принялся внимательно разглядывать собеседницу. - Я проверяла тебя в клубе, и надеялась, что момент настал. Твоя реакция на мои слова убедила в том, что скоро всё случится. Я остановлю время, чтобы ты мог здесь задержаться и выслушать меня.
  Блондинка развела руки в стороны и заискрилась, словно драгоценный камень под ярким светом. Глазам парня стало больно и он прищурил их. С рук девушки, будто водопад потекла магия. Всё вокруг застелил туман. Контуры зала стали еле различимы. Нереальность - это потрясающий мир, в котором ты можешь парить. Красавица перестала светиться и стряхнула с рук остатки силы.
  - У нас меньше часа, и потому без всяких предисловий, начну с главного: ты должен исполнить 'Волю трёх'.
  - Здорово! - хохотнул Ян и положил ногу на ногу. Разговор предстоял занятный, к тому же он понятия не имел, где находится и с кем разговаривает.
  - Ты не веришь, - поджав губки, сделала вывод Легна. - Я могу и заставить тебя поверить, но не хочу. Всё что происходит добровольно, обычно, имеет лучший результат. Хорошо, смотри, - холодные пальчики коснулась лба чародея, и Ян провалился в чужие воспоминания.
  Артак почувствовал себя живущим в просторах межвременья, на стыке магии и реальности, ему запрещают вмешиваться в дальнейшие дела волшебной страны и мира людей. На него накладывают заклинание и он даёт обет не менять подвластные миры. Но он любит Тарию и любит мир людей, потому находит лазейку в клятве. Ян может направлять, подсказывать, намекать людям обоих миров. Теперь парень полетел в бездну и снова ощущает себя на скамье в голубом зале. Холодная ладошка оставляет его лоб.
  - Ты видел и должен понять. Два раза мы нарушили запрет. Первое и Третье Затмения произошли по нашей вине. Мы вмешались. Оправдываться нет смысла, мы делали это по велению сердца. Сейчас новый реванш, который хотят обратить в свою пользу Демоны. Они хотят завоевать оба мира и подчинить их себе. Пока у них это получается. Нам не запрещено оказывать содействие и потому ты здесь.
  - Что за 'Воля трёх'? - поинтересовался Ян, и невольно склонил голову в поклоне.
  - Всё просто и сложно одновременно. Я не могу назвать это, но могу загадать три загадки.
  - Развлеки меня загадками, - снова не удержался молодой человек и хохотнул. Не каждый день ему приходится общаться с Древними, а спасать мир уж тем-более. Для себя он решил, ещё там возле песчаной пустоши, что если не нащупает где искать артефакт, то заберёт Злату и покинет погибающий мир навсегда. Ян не плохой маг, хоть и не доученный. Найдёт грамотных чародеев, заделается подмастерьем. Они со Златой проживут как-нибудь. С другой стороны если предоставляется возможность спасти Тарию, то глупо отказываться от такой удачи.
  - Ты сомневаешься и думаешь о любимой, - улыбнувшись, произнесла собеседница чародея. - Она сейчас далеко, хоть и в одном мире с тобой. У нее есть предназначение, и пока она не справится с ним, ничего изменить нельзя. Спасешь мир, но всё останется по-прежнему, и ты не сможешь стать ей мужем. Не мешай ей, пусть она идет своей дорогой, в конце вы встретитесь.
  - Сколько тумана, мамзеля! - взревел Артак и вскочил на ноги. - Где она?! Что происходит?!
  - Тс-с-с-с, успокойся, с твоей 'малышкой' все в полном порядке, - нежно заговорила Легна, и дотронулась до руки парня. Ян обмяк от прикосновения. Ноги его подкосились и он упал на скамью. Последнее что молодой человек запомнил до провала в черноту, это голубое марево, пронизывающее его тело и заставляющее содрогаться от его проникновения в кожу, голубые стены зала, и тихий голос, проникающий ему в ухо:
  - Ищи Ангела с кровью демона. Убей его второй раз и окропи свои руки его кровью. Тот, кто явится к тебе, даст ответ. Задай вопрос правильно, иначе ваши пути со Златой не пересекутся.
  
  
  
  
  
  Глава тринадцатая
  
  Я стою на середине широкой просёлочной дороги и злюсь. Подумать только, ещё пять минут назад была на террасе и любовалась открывшимся моему взору видом, а явилась эта Людмила Ростова и швырнула меня в портал. Ладно бы, переход был чистый и ухоженный, так ведь нет. Паутина клочьями свисает с потолка, кругом пылища и мусор. Пока пробиралась по нему, два раза оступилась, три раза споткнулась и весь тенёт на себя собрала. У выхода я начала счищать с себя грязь, а дверь из прохода сама открылась, и туннель выдавил меня прямо в огромную рыже-коричневую жижу на дороге. Я быстро поднялась на ноги и уцепилась за край закрывающегося портала, но он всё равно захлопнулся, придавив мне пальцы, и растворился, будто его и не было. Грязь налипла на волосы и куртку. Холодный пронизывающий ветер чуть не сбил меня с ног. Погода для середины октября показалась мне уж слишком морозной. Тонкий слой снега крепко вцепился в мёрзлую землю. Как меня угораздило свалиться в единственную лужу на всей дороге? Надо вычистить одежду и привести себя в порядок. Я произнесла заклинание и хлопнула в ладоши. Ничего. Снова, сотворила заклинание и снова ничего. Мне стало плохо. Магия в моих руках исчезла совсем. Её и так было 'кот наплакал', а теперь и вовсе нет. Я со злости топнула ногой. Вопрос: 'Где я?' - заставил меня всхлипнуть и попытаться зареветь. Не вышло. Помотав головой в разные стороны так и не сообразила, куда мне нужно двигаться. Пейзаж со всех сторон был одинаковым. Поле, лес, дорога - это все что сумели подметить мои глаза. Я опустила голову и посмотрела на свои сапоги. То, что они совершенно грязные этим можно мысленно пренебречь, а вот то, что они на тонкой подошве внушает опасения за моё здоровье. Надо поскорее принять решение в какую сторону двигаться. Итак, сначала нужно определить моё местоположение: мир людей или Тария. Судя по солнцу, высоко висящему над головой это мир людей. В Тарии сейчас около часа ночи, а там где я нахожусь - утро. Я потянулась к заднему карману джинсов и извлекла из него мобильный телефон, который носила с собой везде. Я включила устройство и на экране отобразились цифры '9.00'. Я с надеждой бросила взгляд на 'дорожку связи', и сообразила, что рассчитывать на звонок опекуншам не приходится. Вот собственно и всё, что пока понятно. Мои рассуждения наедине с самой собой прервал порыв ледяного ветра, и я решила двигаться наугад. Какая разница, ведь дорого есть и по ней недавно кто-то проехал. Свежие следы чуть замела позёмка, но они всё ещё чёткие. В человеческом обществе хорошо только в одном: куда не пойдёшь, везде кто-то живёт. Главное сейчас добраться до населённого пункта, а там уже видно будет, как выбираться отсюда. Вот тогда можно будет дать волю чувствам.
  Мои зубы стучат, руки окоченели, тело сотрясается мелкой дрожью. Самое главное понять, сколько ещё топать? Через некоторое время я осознала, что совершенно окоченела. Согнув руки в локтях, я побежала. Основное в моей ситуации не замёрзнуть. До моих ушей долетело урчание мотора, и, оглянувшись, я увидела чёрный джип, выезжающий на дорогу. Поравнявшись со мной, машина остановилась и я заглянула в салон. На месте водителя сидит парень примерно моего возраста, или на пару лет постарше и улыбается.
  - Эй, тебя до посёлка подвезти? - открыв боковое окно, поинтересовался юноша и подмигнул мне. - Смотрю, день не задался, раз ты такая грязная. Садись, до посёлка подброшу, а там может, кто и до города довезёт.
  - Спасибо.
  Кабина просторная, и тёплая. Я устроилась на пассажирском сидении рядом с водителем.
  - Как звать тебя девица-красавица? - ухмыляясь, спросил молодой человек.
  - Злата, - отвечаю я и хмурюсь. Не нравится мне этот улыбчивый малый, совсем не нравится. Что-то подозрительное в нём есть. Вроде приветлив, а глаза злые и...голодные.
  - А тебя как звать-величать? - спрашиваю я тем же тоном и внутренне готовлюсь к отражению любого нападения.
  - Зови меня Лёшкой, - хохотнул новый знакомец и широко улыбнулся, обнажая выросшие клыки.
  - Эй, Лёшка не скалься, а? Неприглядно смотришься. Страшненький такой сразу стал.
  Вампирова улыбка исчезла. Лёшка резко захлопнул рот и уставился на меня. Хорошо хоть рулить не перестал.
  - Ты мне лучше скажи, дружище, где мы находимся? Попала я сюда случайно, а выбираться мне очень нужно и как можно быстрее. Тут большой город есть поблизости, с аэропортом? - засыпала я вопросами молодого вампира, а он всё не отрываясь, смотрел на меня.
  - Ты не чувствуешь зова? - вопросом на вопрос ответил мне парнишка, а я разозлилась. Марьяна мне в голову столько раз вкладывала науку дипломатичного отношения ко всем гражданам великой Тарии, что подобная невежливость заставляла меня закипать от злости. С другой стороны, я слышала про зов, и про последствия сего действа, но сама его никогда не ощущала.
  - Метку видишь? - спросила я и отвернула рукав промокшей куртки, выставляя на обозрение небольшой шрам в виде треугольника на запястье. Вампир внимательно рассмотрел метку и, отвернувшись от меня, уставился на дорогу.
  - Так, где мы находимся? - переспросила я и одёрнула рукав.
  - Под Магаданом в деревне Протасовка.
  Моё удивление описать не возможно. Мало того, что я могла замёрзнуть, совершая марш-бросок по обледеневшей дороге, так ещё и на краю человеческой географии! В слух я своё возмущение высказывать не стала, а обхватила себя руками и попыталась расслабиться. Конечности стало пощипывать. Они потихоньку отогревались. Остаток пути до посёлка мы ехали в полном молчании и свои зубы мне Лёша больше не показывал. Я прикрыла глаза и попыталась отключиться от происходящего, но мысли, блуждающие в голове не давали мне покоя. Всё происходящее мне показалось странным и нелепым, но это случилось. В памяти всплыли горящие глаза подруги и её слова: 'Ты должна выполнить своё предназначение. Найди Мстислава Волтанского. Он ответ на все твои вопросы. Помни, мы рядом, мы поможем. Пользуйся своей меткой, и ты сможешь многое'. Найти Волтанского, пропавшего семь лет назад, это всё равно, что найти иголку в стоге сена. Самая большая дикость, которую я слышала за всю свою жизнь. Хотя странностей в последнее время в моей жизни не занимать. Когда же это началось? Ах-да, на турнире! Я готовилась нанести последний удар и сразить Яна, но почувствовала магическое воздействие, сковавшее меня по рукам и ногам. Зачем? Вывод напрашивается сам собой: кто-то желал, чтобы я оказалась в медицинском кабинете. Тот портал, что похитил меня, распахнулся рядом с открытой площадкой, на которой я стояла. Даже если я не пошла любоваться осенней ночью, то всё равно оказалась бы здесь. А теперь важный вопрос: кто этот 'кто-то'? За ответом придётся отправиться в Москву и отыскать тётушку в больнице, или для начала попробовать дозвониться до близких мне людей.
  Подкатив к небольшому, но добротному дому парень остановил джип и обратился ко мне:
  - Хорошо, что ты мне метку показала, а-то...Сама понимаешь, жить хочется даже нежити, а уж тем-более целому клану. Здесь наш глава живёт, Степаном его называй. Войдя в дом, ты ему метку покажи, чтобы он понимал, с кем дело имеет. Ничего не бойся, он тебя не обидит. Если честно, даже не знаю, кто из наших тебя обидеть сможет, - хохотнул молодой человек. На этот раз клыков у него уже не было. Я открыла дверь и спрыгнула на землю. Холодный воздух моментально обнял моё тело, и забрался за ворот мокрой куртки. Поёжившись и потоптавшись на месте, я двинулась к крыльцу обиталища этого самого Степана. Постояла немного у двери и, решившись всё-таки, открыла её. Запах свежеиспечённых пирогов хлынул мне в лицо. Я помедлила, но порог переступила.
  - Эй! Есть кто живой или не совсем живой? - крикнула я, и мой голос отразился от стен жилища.
  Похоже, что дом необитаем. Неужели Лёшка-вампир обманул меня? Даже если это так, то ничего не мешает мне тут устроиться с комфортом. Главное вымыться и просушить одежду. А там дальше, придумаю, как быть. Я прошла через комнату и подошла к печке. В ней весело потрескивали паленья и огонь перепрыгивал со щепки на щепку, захватывая другие бруски, что были в топке. Приложив руки к стене печи, я издала непроизвольный вздох. Окоченевшие пальцы, моментально закололо. Я оглянулась по сторонам и попробовала оценить увиденное мной жилище. На самом деле ничего особенного, обычная деревенская комната. В меру просторная, аккуратная. На подоконнике стоят цветочки, на столе постелена скатёрка. Два массивных стула, стоят у стены и две скамьи по обе стороны стола. Нехитрая кухонная утварь выставлена на полке над разделочным столом.
  - Здравствуй девушка, - пропел мне кто-то в ухо ласковым голосом. Я вздрогнула и обернулась к говорившему. Передо мной был среднего роста мужчина, удивительной красоты. Голубые глаза, обрамлённые густыми черными длинными ресницами, контрастировали с черными волосами до плеч. Высокие скулы, прямой нос, и тонкая нитка губ, выдавали в нем породу. На вид ему лет тридцать, а сколько на самом деле? Пойди, разбери. Упыри живут вдвое дольше, чем обычные люди и маги из-за особенности своего 'питания'. Чужая кровь, которую они пьют, замедляет процессы старения, но вечно-живущих на свете не существует. Это миф. Скорее всего, это и есть предводитель клана по имени Степан. Вампиры по своей сути нежить ведущая оседлый образ жизни. Они приживаются на одном месте, и если приходится его менять, то к новому привыкают десятилетиями. Красавец по всей видимости, из тех, кто не решился переселиться и прозябает здесь, или приехал на отдых в старые пенаты. Увидев алчный блеск в глазах незнакомца, я моментально вспомнила про слова Лешки. Не слова не говоря, отогнула рукав куртки и продемонстрировала свой шрам. Мужчина присмотрелся к моему клейму и отшатнулся.
  - Как тебя звать? - спросил Степан и скромно потупил глаза.
  - Злата, - отозвалась я.
  - Хорошо, что сразу метку показала, - забубнил он, скукожившись как старый дед. - Проходи, чувствуй себя, как дома. Что прикажешь подать к столу?
  - Что? Ах, да конечно, я голодна, но мне хочется принять ван...помыться, - ненавязчиво посветила я вампира в свои первостепенные желания. - Моя одежда запачкана и мне нужно знать, где можно ее почистить и просушить.
  - Я новую тебе куплю, а пока найду что-нибудь переодеться.
  Протестовать я не стала и под конвоем вампира прошла в соседнюю комнату. Эта комната была меньше предыдущей, но не менее уютная. Печка была и здесь. На окне сатиновые занавески, на полу домотканый коврик, в углу современный шкаф. Степан подошёл к этому шкафу и, открыв, принялся там рыться. Через пару минут у меня на руках лежали чистые джинсы, футболка и теплая толстовка.
  - Думаю, будет в пору. Это одежда сестры. Раздевайся, я сейчас тебе ванну наполню. Можешь одеть вот этот халат. Он чистый.
  Как только дверь за вампиром закрылась, я принялась ускоренно раздеваться. Грязную одежду побросала прямо на пол. Горло саднило, и нос заложило. Кто мог подумать, что в такой глухомани в простом доме будет ванная? М-да, видно не простой этот упырь, богатенький. У Лёшки тоже джип не из дешёвых. Надо основательно попариться, чтобы болезнь не пристала. Одев чистый халат, я плюхнулась на кровать и укрыла ноги пледом, что был постелен поверх ложа. По всей видимости, этот шрамик что-то значит, раз сегодня встреченная мной нежить исполняет все поручения и при этом даже не покушается на жизнь и здоровье. Эх, если бы знать что этот шрам означает, то могла бы отыскать своих родных...
  Я вспомнила тот сон, что приснился мне после турнира. Ту женщину я называла мамой, и была уверена, что это она. Неожиданно из груды одежды раздалась музыка рингтона моего мобильного телефона. От неожиданности я подпрыгнула на месте, но быстро сообразив, кинулась к джинсам и, выдернув их из груды тряпок, полезла в карман. На экране появилась фотография Марьяны.
  - Алло! - крикнула я, прижав телефон к уху.
  - Злата, доченька, ты где? - взволнованный голос тётушки раздался в трубке.
  - Я под Магаданом, Марьяна!
  - Алло! Злата! Алло!
  - Тётушка, ты слышишь меня?
  Шипение в трубке смазало Марьянин ответ. Я встала с колен на ноги и попробовала поймать волну сотовой связи, но безрезультатно, шипение усилилось. Я снова опустилась на колени, и попыталась расслышать тётин голос. Отдельные слоги глотались телефоном. Сгибаясь всё ниже я, в конце концов, распласталась на полу, лёжа на животе периодически крича: 'Алло, тётушка, алло!'.
  - Может тебе телефон дать или компьютер? Зачем так нервничать? - поинтересовались рядом со мной, а я подняла голову, и мой взгляд упёрся в мужские ботинки. Я перевернулась с живота на спину и посмотрела вверх. Надо мной возвышался Степан, держа два банных полотенца в руках.
  - Ой, - застенчиво сказала я и подняла руку с зажатым в ней телефоном. - А я тут тёте звоню.
  - Вижу, - отозвался вампир. - Иди, попарься, а потом я дам тебе позвонить со спутникового телефона. Только посиди в ванной подольше, а-то носом уже хлюпаешь. А я пока тебе чаю с мёдом приготовлю.
  - Спасибо, - поблагодарила я и задала волнующий меня вопрос, - а что за метка у меня на руке? По мне так просто шрамик необычной формы.
  - Это 'Признание', - хрипло произнёс хозяин дома. - Такой подарок дарится не каждому. Поговаривают, что за всё время таких меток было сделано всего три. Когда я смотрю на твою печать, то понимаю, что должен выполнить все твои поручения. Иначе весь мой клан погибнет. Так будет с каждым, кто откажет тебе.
  - Здорово, - протянула я и вскочила на ноги. - Тогда выполни мою просьбу. Я хочу домой, отвези меня в город и посади на самолёт до Москвы. Только документов у меня нет.
  - Я сейчас позвоню знакомому и он купит тебе билет на ближайший утренний рейс. Документы сделаем иллюзорные, и никто не заподозрит, что ты показываешь им просто сложенный вчетверо лист бумаги. Сейчас иди, мойся, Злата. Времени очень мало.
  Утром я была в аэропорту города Магадана и всматривалась в стоящее на опорах табло. Мой рейс задерживался на час. Я наклонилась и подхватила сумку с вещами, что купил мне у своих знакомых упырей Степан. Он подобрал мне одежду по каталогу с филигранной точностью по моей фигуре, и потребовал, чтобы всё, что он заказал, привезли немедленно. Так и вышло. Не успела я выпить чаю с мёдом и съесть качественно приготовленный ужин, как в дверь ворвался Лёшка и притащил поклажу набитую одеждой. Новая куртка мне необыкновенно шла, впрочем, как и все остальные вещи. И сейчас я щеголяла в обновках, пытаясь найти место, где можно устроить свой багаж и самой присесть. До тётушки я дозвонилась и мы условились с ней встретиться около торгового центра.
  - Красотка, аккуратнее, - басисто прикрикнул на меня мужчина средних лет с унылым выражением лица.
  - Извините, я не хотела, - принялась я оправдываться, а дядька и не думал замолчать.
  - Извините, это слишком много для такой пигалицы. Думаешь можно вот так просто людям обзор загораживать?
  - Нет, людям нельзя, а вот таким типам как вы, можно, - огрызнулась я. Внутри меня уже начала подниматься буря гнева и негодования, но объявили посадку на рейс, и мне пришлось, подхватив свою сумку двигаться к стойке регистрации пассажиров.
  Стоя в очереди, я ощутила вибрацию мобильного телефона, что лежал у меня в кармане джинсов, и решила ответить на звонок.
  - Привет, - поздоровался со мной незнакомец. - Это Стас Никольский. Помнишь такого.
  -Привет. Так неожиданно. Что звонишь? - поинтересовалась я. Получается Стас в мире людей, раз сумел до меня дозвониться. Надо бы с ним встретиться. В этот момент, будто прочитав мои мысли, Стас заявил:
  - Мы с тобой летим одним рейсом. Я немного впереди тебя в очереди. Иди ко мне, - меня два раза уговаривать не надо. Я подхватила свою сумку и помчалась к молодому человеку.
  Весь полёт мы весело болтали, как в прежние времена. Я не верила в своё счастье! В московском аэропорту старый друг предложил помочь донести сумку. Я совсем не против подобного проявления галантности, и приняв у него из рук небольшой рюкзак, отдала ему свой битком набитый саквояж. Мы доехали на электричке до Москвы и потопали к месту, где меня должна была встретить Марьяна. Четверо молодых людей подошли к нам и окружили со всех сторон.
  - Вам чего ребята? - спросил друг юности, а парни рассмеялись.
  Драка началась моментально. Первым нанёс удар прямо в челюсть моему товарищу парень в короткой спортивной куртке и бейсболке. Стас пошатнулся и бросил мою сумку на землю. Схватившись за челюсть рукой, он потряс головой и закрыл глаза на мгновенье. Я, видя ситуацию, быстро спросила:
  - Что вам нужно?
  - Посылку, который он везёт. Ты ведь везёшь что-то, я не ошибаюсь? - спросил ударивший Стаса, а я в растерянности задала тот же вопрос, обращаясь к другу:
  - Ты везёшь что-то, он не ошибся?
  Приятель молчал. Он опустил руки вдоль туловища и поменял позу, поставив одну ногу вперёд. Я осознала, что он готовится к бою. Взглянув на противников, я поняла, что они ничего не заметили. Тем хуже для них, уж я-то Стаса знаю, он нанесённый удар просто так не спустит этим головорезам. Я моментально приготовилась к битве, желая отразить любой удар. Друг слегка покачал головой. Этого не может быть! Он не хочет, чтобы я участвовала в бое?
  - Отдай 'посылку' нам и разойдёмся по-хорошему, - предложил всё тот же парень, а его подручные принялись разминать кисти рук и сжимать их в кулаки. Бравада мне не понравилась и намёки 'четвёрки' тоже.
  - Отпустите девчонку, поговорим, - ответил Стас и, согнув руки в локтях, сжал кулаки.
  - Э-нет, так дело не пойдёт, - хохотнул, молчавший до сих пор молодой человек, спортивного телосложения в кожаной куртке. - Пусть она тут постоит.
  Мой приятель утвердительно кивнул и проговорил:
  - Хорошо, брат, как пожелаешь.
  Я сразу всё поняла. Стас просит о помощи и хочет, чтобы я была рядом. Видимо в рюкзаке ценная вещь ему за неё голову начальство снесёт. Он пару лет назад устроился работать в крупную логистическую компанию курьером по особым поручениям. Помню, он был так рад, что его приняли туда. Ему всегда хотелось стать независимым от отца. Свои юношеские мечты он связывал только с миром людей.
  - Встречаемся где обычно, - сказал друг, обращаясь ко мне и наши глаза встретились. Он сообщил всё этой краткой фразой. 'Посылка', за которой пришли эти парни находится у меня за спиной в рюкзаке. Мне нужно помочь Стасу и если всё пойдёт не так убежать. Он найдёт меня позже в нашем любимом кафе. Рисунок боя моментально сформировался в моей голове. Приятель медленно скосил глаза в обе стороны, показывая кем, займётся он. Ими оказались те, что стоят ближе к нему, мне он оставил остальных. М-да, не зря мы так часто тренировались вместе в наши детские годы, не зря.
   - Хорошо. Контейнер как выглядит, может, я поищу? - задала вопрос я, надеясь на проницательность друга.
  - Примерно как мини-сейф, - хохотнул Стас, а я моментально сообразила, что могу не переживать за драгоценность. Присев на корточки я потянулась к валявшейся на земле сумке. Взяла её за ручку и подтащила к себе. Я чувствовала на себе взгляды, а это означало, что Стас может напасть. Удар раздался над моей головой, и я резко выпрямилась. В руке у меня была сумка, и я ею ударила в живот одному из противников. От неожиданности тот согнулся, и мой кулак влетел ему в челюсть. Я развернулась всем корпусом и, перенеся свой вес на левую ногу, правой пнула в живот второму парню. Тот тоже согнулся пополам, хватаясь за место чуть ниже рёбер, и я нанесла удар в нос. Предыдущий соперник оживился, но я начеку и с разворота выставила блок его прямому удару. Сама же свободной рукой врезала ему по носу и затем ногой в пах. Напавший на меня упал на колени, держась за ушибленное место и взвыл, хватая ртом воздух. Я подлетела к нему и, схватила за волосы. Потом, согнув ногу, ударила его голову о своё колено. Парень вырубился, а я увернулась от подбежавшего сзади противника. Мы стоим друг напротив друга, сгруппировавшись и сжав кулаки. Неприятель тяжело дышит и из его носа течёт кровь.
  - Ах ты, кукла маломерная, - сплёвывая окрашенную кровью слюну, изрёк противник. Я начинаю закипать от злости потому, что ненавижу, когда со мной так обращаются. Делаю выпад и мой неприятель тоже. Кулак устремлён мне в лицо, но я уклоняюсь и, он пролетает мимо. Сама приседаю и делаю кувырок через левое плечо в ноги соперника. Рюкзак больно надавил на спину и его содержимое, скорее всего, угол коробки, впился в мышцу рядом с позвоночником. Я, лёжа на боку, резко бью пяткой в коленную чашечку парня. Хруст и глухой крик прозвучали одновременно и неприятель, схватившись за ногу, не удержал равновесие и упал на асфальт. Я быстро встала на обе ноги и нависла над врагом. Он застонал и попытался подняться. Безрезультатно. Я прекратила его мучения, пнув ногой. Он моментально отключился.
  Стас к этому моменту уже расправился с одним из недругов и бился с другим. Им оказался тот самый парень в спортивной куртке, что ударил Стаса в начале разговора. Ярость, с которой приятель наносил удары, меня удивила, а вот противник даже не напрягался, ставя блоки. Подозрения моментально закрались мне в душу, но высказать их вслух я не успела. В разгар драки влетел Марко. Он был вооружён и воспользовался этим. Стас, тяжело дыша, поднял руки и сделал пару шагов назад. Его соперник поступил также. Марко вытащил из кармана своего тёмного пальто ещё один меч и бросил Стасу.
  - Это тебе дружище, - задорно сказал Марко, словно он не стоит с оружием посередине глухой улицы, а пребывает в увеселительном заведении или хорошей компании. Никольский поймал небольшой металлический эфес и шепнул заклятие. Выросший из середины рукоятки узкий эспадон блеснул бледно-зелёным сиянием.
  Парень, оставшийся единственным из четверых напавших на нас, криво усмехнулся и из обоих карманов достал по небольшой рукоятке. Заклинание оживило сразу оба оружия, и узкие двусторонние мечи полыхнули в руках незнакомца ярко-зелёным пламенем.
  - Беги Злата, - скомандовал Стас. - Дождись нас.
  Я бегу по глухой улице. Шум города нарастает, и я понимаю, что уже близко с проезжей магистралью. Ещё немного и свет уличных фонарей принимает меня в свои объятья. Кафе, в котором мне нужно дождаться ребят находится в двух кварталах от того места где я сейчас стою. Я рванула в нужном направлении и, подбегая к условленному месту, натолкнулась на мужчину.
  - Простите, - произнесла я и перевела дух.
  - Ничего страшного, барышня, - ответил мне незнакомец и откинул со лба капюшон. Наши глаза встретились, и мне стало дурно. Орехово-золотистые радужки светились изнутри, словно расплавленная лава, сосредоточенная в глазницах. У меня закружилась голова и я начала проваливаться в забытьё.
  
  
  Глава четырнадцатая
  
  
  - Алло, - прорезал пространство юный девичий голос. - Ян привет. Это Лиса, помнишь, мы общались однажды?
  - Да, помню. Ты прости, я устал ужасно. Ночка выдалась не слишком...весёлая - скосив глаза в сторону зеркала у стены, сказал Ян. - Ты, что звонишь?
  - Я не хотела тебя беспокоить по пустякам, просто... - девушка замолчала на мгновение, а у Яна сжалось сердце, словно перед надвигающейся бедой. - В университете твориться Дракон знает что! Злата не с тобой?
  Всё тело Яна отреагировало на этот странный вопрос напрягшимися мышцами. Рука, сжимающая телефон, мелко затряслась.
  - Златы здесь нет. Если она не с вами, её друзьями, то где?
  - Мы сами ничего не понимаем. В общежитии её нет. Людмиле она ничего не сказала. Профессор Шиткари с ума сходит. Все стоят на ушах! Сегодня было экстренное собрание в 'Зале торжеств'. Ректор объявил о похищении нескольких девушек в Тарии. Одна из них Урсула Голиш. Ты ведь знаешь её? Во время собрания пришло известие о гибели Стаса Никольского. Ты с ним вместе в комнате живёшь...жил. Если Златы нет с тобой, то...я не хочу даже думать. Ребята рассказали, ректор попробовал отыскать магический след своей воспитанницы, сотворив заклинание 'чёрного ворона'. Сам понимаешь, подобные вещи делают только в экстренных случаях. Без результатов. Она словно растворилась. Злата пятая из тех, за кем было послано это заклинание.
  Сбивчивая речь Лисы калёным железом врезалась в мозг Яна. Злата пропала. Легна предупредила его, пусть даже завуалированно, но она это сделала. Ему надо начать поиски и тогда он найдёт девушку. Каким-то нелепым образом всё переплелось в его ещё недавно такой спокойной жизни. Сейчас поиски артефакта, который снабдит его страну магией на долгие годы, плотно связан с поисками его любимой. Неожиданно парень осознал, что дороже этой вредной маленькой блондинки никого на свете нет. Ему никто не нужен, только она. В голове пульсирует единственный вопрос: почему жизнь Златы напрямую зависит от этого артефакта? Понятно, что пропажа других девушек не случайна. Скорее всего, есть закономерность в выборе жертв, или её нет? Девушки украдены путём необъяснимого веления сумасшедшего разума? Яну захотелось встретиться с наставниками юной магини и переговорить с ними. Но он уверен, они попытаются найти хоть какую-нибудь ниточку. Возможно, девчонка сама себя обнаружит, или попробует с кем-нибудь связаться. Надо подождать и попробовать отыскать ответ на задание Великой Древней.
  - Алло, Ян, - позвала трубка девичьим голосом.
  - Я здесь, просто... Наставники и опекунши Златы в университете?
  - Нет, они предупредили, что покидать пределы стен здания без наших близких нельзя. Все сейчас сидят и дожидаются, когда за ними прибудут. Я смогла выбраться час назад.
  - Понятно. Спасибо что сообщила. Если будут новости, прошу тебя, позвони мне. Пока.
  - Пока.
  Ян отключил телефон и сотворил 'почтового голубя' для доставки сообщения каждому из близких людей его возлюбленной. Он попросил их явиться к нему домой для обсуждения дальнейших действий. Ответа пока нет.
  После разговора с Великой Древней он вернулся в клуб. Марио уже в 'Фиалке' не было. Набрав номер друга и не получив ответа Ян расплатился и ушёл домой. Он не стал брать такси и решил прогуляться. Ветер стих, но парень не почувствовал этого, его знобило. В какой-то момент он взглянул на противоположную сторону дороги и увидел Марио, вышагивающего в сторону городской больницы. Похоже, молодой маг очень торопится. Ян решил окликнуть знакомого, но тот подошёл к двум молодым людям, сомнительного вида и они вместе отправились во двор. Ян ещё раз попытался дозвониться до друга, но безуспешно. Сейчас, сидя на кухне за барной стойкой Артак глотал горячий кофе. Ему необходима бодрость, для разговора с наставниками Златы. Домофон зазвонил и чародей пошёл открывать. Он даже не сомневался, что это кто-то из близких его сердечной подруги.
  Первым гостем оказался сам ректор университета. Он поздоровался и вошёл в распахнутую перед ним дверь. Ян поразился перемене во внешности Петра Лукича. Тот словно постарел на сто лет.
  - Я могу вам что-нибудь предложить? Чай, кофе? - поинтересовался хозяин квартиры, а маг отрицательно покачал головой.
  - Мои коллеги прибудут с минуты на минуту, давай их дождёмся, - предложил чародей. Через пару минут домофон возвестил о приходе новых гостей. Через четверть часа весь цвет университета 'Прикладной магии' сидел в гостиной Яна Артака.
  - Господа, я не просто так потревожил вас, в столь тяжёлый момент, - начал говорить молодой человек. - Времени крайне мало, поэтому начну с главного...Я люблю Злату и хочу её найти.
  Чародеи мгновенно среагировали на признание парня и как по команде подняли на него глаза. Марьяна схватилась за висок и принялась его методично тереть. Ректор сотворил заклинание кокона непроницаемости, а некромант вплёл в него отталкивающие заклинания. Иван Иванович соткал полотно отвода глаз.
  - Повторюсь, я хочу найти Злату, и абсолютно честен перед вами, - продолжил Артак, после действий профессоров. - Я расскажу всё, что знаю. Я желаю, чтобы поиски начались немедленно, но пока не понимаю в каком направлении мне нужно двигаться. У меня есть кое-какие зацепки.
  - Мы слушаем тебя, - произнёс Игнатий Павлович и взял за руку Матрёну. Это был знак поддержки, но Ян удивился тому, как это было нежно и обыденно сделано.
  - Господа. Сегодня ночью я получил приглашение от Великой Древней по имени Легна. Для меня подобное оказалось сюрпризом, но с Великими не спорят. Начну я не с этого... Думаю, для вас не является секретом, что в день смены времён года Тария может исчезнуть. Хоть всё и держится в строжайшей тайне, уверен, вы в курсе этого. Единороги всегда были прозорливы в вопросах сохранения магии и её приумножения. К тому же трое из вас принадлежат 'Кругу'. Я не хочу вдаваться в сложные вопросы и не желаю участвовать в политической войне ни на чьей стороне. Мне нужна только Злата. Итак, я предполагаю, что король воспользуется помощью ордена 'Красной змеи' и в страну будет впрыснута очередная доза магической силы. Но зависеть от демонов ни правитель, ни мой отец не желают. Папу интересовали некоторые древние документы и летописи для изучения. Он выявил, что вполне можно обойтись без помощи демонов. Нужно найти один из древних артефактов. Эти 'безделицы' разбросаны в двух мирах и могут быть где угодно. Они сами по себе являются сборниками и аккумуляторами магии. Изучив материалы, я понял одно: во время каждого из трёх Затмений участвовал артефакт, который путём оживления его магической силы наполнял Тарию чарами, получая их из мира людей. Любая из этих вещей была всего лишь уравнителем весов магии обоих миров, человеческого и Тарии, заполняющим бреши. Из данных моего отца ясно просматривается закономерность. Она такова, что даже если не иметь колоссальных расходов магической энергии на гражданские войны, все равно магия будет исчезать из Тарии. Это необратимые процессы, которыми пренебрегать нельзя. Один раз в тысячу лет сердце нашей страны даёт сбой и начинает останавливаться. Его надо перезапускать. Мы напрямую зависим от человеческого мира и можем существовать исключительно в пересечении с ним. Каждую тысячу лет находится то, что оживляет Тарию, открывая канал для закачки энергии. Буквально сегодня ночью у меня состоялась встреча. Я посетил дворец Великих Древних. Её зовут Легна, и она дала мне пару намёков, куда мне стоит двигаться, чтобы отыскать Злату. О разговоре с Великой Древней я расскажу после получения информации от вас. Ответьте мне на вопрос: что вам удалось раскопать?
  - Мы двигались по тому же пути, что и многоуважаемый Атанас. Но, даже рассказав о своей части исследований, картина не будет казаться оконченной, - произнёс Пётр Лукич и поджал губы. - Не хватает частей общей мозаики для полного понимания происходящего.
  - Я слушаю вас в любом случае, - перебил Ян учителя. - Вполне возможно, что новый кусок этой головоломки лежит на поверхности и ждёт, чтобы мы его разгадали. Древняя дала мне подсказку, но для исполнения поручения мне необходимо знать то, что знаете вы.
  - А вы не так просты, молодой человек, как кажетесь, - заговорил Игнатий Павлович. - Вы далеко пойдёте.
  - Главное я не собираюсь ходить бесполезно, но если надо, то вполне могу пойти и далеко. Это не угроза, но предупреждение. Король очень быстро заинтересуется моими знаниями. Господа маги, я не собираюсь вас убеждать или заставлять дать мне информацию. Рано или поздно я всё равно её получу. Просто в связи с исчезновением Златы, я хочу провести расследование без проволочек.
  - Ты прирождённый политик, Ян, - одобрительно крякнул Иван Иванович. - Я расскажу тебе всё. Если мои коллеги не согласны с этим, это их проблема. Для меня главное - жизнь Тарии. Когда семь лет назад госпожи Шиткари представили нам девочку, мы обследовали её. Именно исследования натолкнули нас на поиск данных в древних летописях. Но мы не обнаружили ничего подобного. Зато в старых манускриптах были другие пути решения проблемы. Мы патриоты и, безусловно, желание, чтобы Единороги сидели на престоле огромное. Это заставило нас приберечь информацию до момента, когда сумеем ею воспользоваться.
  - Так что необычного в обследовании Златы? - поторопил Ян своего преподавателя.
  - Кровь.
  - Кровь? - удивился парень, а маг только утвердительно кивнул.
  - Кровь у неё не такая как у остальных жителей Тарии. Ты знаешь что такое 'Нерветро'?
  - Это на языке древних. Точного перевода не знает никто. Есть только приблизительное определение. Оно означает: нулевой, точка отсчёта, идеальная магия.
  - Совершенно верно, юноша. Считайте, вы сдали годовой зачёт по моему предмету, - заявил некромант и улыбнулся. - В те далёкие времена, что были до Первого Затмения, Нерветро был послан на землю Тарии. Согласно древней легенде, которую мы с присутствующими здесь сложили буквально по клочкам, разбросанным по всему свету, Демоны и Великие немного увлеклись в своей любви к магическому народу. Они спорили, кто должен управлять всеми нами, точнее нашими предками. Все возражения разрешило появление 'Точки отсчёта'. Но это была не простая логическая идея, а самостоятельное проявление магии. Сейчас есть толки, что чары это не инструмент в руках мага, а самая 'живая' материя, живущая собственной жизнью. Это только теория, которую косвенно подтверждает легенда. Злата - Нерветро.
  - И чем это может грозить? - спросил Ян. Его внутреннее напряжение достигло апогея, и он попытался не сорваться.
  - Нам не понятно до сих пор. Мы не знаем, как использовать это знание и кровь Нерветро. Мы наблюдали всё это время за нашей воспитанницей. Она никак не проявила себя. К тому же у нас стойкое ощущение, что легенда не закончилась и в ней есть кульминация.
  Ян еле сдержал себя от возмущения и желания надавать этим учёным мужам тумаков. Всё это время они обладали ценностью и не знали, как применить её. Вот и всё что их расстраивает. Злата им не нужна. Наверное, потому они и приняли её в клан Шиткари, чтобы со временем кто-нибудь не изъял или не убил их 'драгоценность'. Страховка от пропажи. И тут Яна осенило:
  - А разве вы не можете пустить по следу 'Заклятие крови'? - задал он вопрос, обращаясь к Матрёне.
  - Пробовали. На Злату это не действует, - ответила расстроенная женщина.
  - Если предположить, что любая магия имеет полярность, то... - не закончил парень свои рассуждения, потому что его прервал ректор:
  - В том-то и дело, её полярность отсутствует. Она не тёмная и не светлая. Она абсолютно уравновешена в своём магическом поле.
  - А если попытаться раскачать уровень магического поля? Дестабилизировать состояние Златы? - спросил Ян и увидел удивление на лицах профессоров.
  - Потрясающе, - прошелестел одними губами некромант. - Я, кажется, начинаю понимать, что происходит!
  - Объясните, Игнатий, - потребовал Пётр Лукич.
  - Мы всё время связываем смерти людей и пропажу магов в один узел. А если разделить эти два преступления, то вырисовывается совсем иная картина. Нерветро сосуд идеальной магии. Она течёт по его венам. Если расщепить силу на несколько составляющих то получится узконаправленная магия, которой обладают наши маги. Например, магия стихий и боевая магия. Ни одного чародея найдено не было до текущего момента. Смею предположить, что Некто пытается собрать кровь Нерветро искусственно. Не считая Златы, пропало четыре девушки. Если предположить, что нашу воспитанницу никто не похищал и ситуация обстоит иначе, то до полного 'коктейля' не хватает ещё трёх человек из Тарии.
  - Это так страшно, что похоже на правду, - заговорил Стихийнов после того как прошло не меньше минуты с выдвинутой некромантом догадки.
  - Если будет создан искусственный Нервертро, что станет со Златой? - спросила Марьяна, до этого хранившая молчание.
  - Боюсь, это станет известно только после того, как всё будет сделано. Предполагать можно разное, но оптимизма размышления не придадут, - пояснил Игнатий Звонов.
  Портьеры сдержали поток солнечного света, пытающийся проникнуть в комнату молодого мага. Сумрак помещения разрезали солнечные лучи, проникшие внутрь через узкие щели между полотнами штор. Один из них больно полоснул по глазам Артака. В полной тишине, думая каждый о своём тарийцы сидели не долго.
  - Почему в этот раз родился Нерветро, а не просто найден Артефакт для предотвращения утечки магии? - спросила Марьяна.
  - Этого не знает никто, - ответил Сыромятников.
  Посередине комнаты над коконом появился воздушный оттиск облика Андрея Ростова. Хмурое, осунувшееся лицо с ввалившимися щеками, посмотрело на некроманта и прошептало невнятные слова. Кокон пришлось снять, и все услышали новости:
  - Стас Никольский погиб так же, как и девушки из мира людей. Подозреваю, что это нападение связано с его деятельностью в моей компании. Он исполнял ... особые поручения и сейчас при нем нет вещи, которую он вёз для меня.
  - Для подобных гипотез нужны веские основания, - ответил Игнатий Звонов своему заклятому другу.
  - Они есть. Я жду вас коллеги на месте гибели парня.
  Через пятнадцать минут пять профессоров университета 'Прикладной магии' склонились над телом убитого чародея. Лица их сделались непроницаемыми и жёсткими. Каждый осмотрел труп Стаса. Всё это прошло в глубоком молчании. Полицейские из 'Отдела номер 9' отошли в сторону и предоставили полную свободу действия гостям из Тарии. Они тихо встали у своих машин и занялись описанием места преступления, оформляя протокол. Кто-то из опергруппы пошёл осматривать прилегающие территории для выявления дополнительной информации и поиска камер слежения. До сих пор у оперативников не было примет и показаний свидетелей.
  Смерть Стас встретил в конце тупикового глухого проезда городской больницы. Им никто не пользовался с периода Великой отечественной войны, когда на территории усадьбы купца петровских времён был основан госпиталь, а в послевоенное время больница. Сначала проезд закрыли воротами, а впоследствии, при ремонтных работах и установке нового забора, вовсе перекрыли асфальтовую дорогу.
  Пока маги осматривали труп, Андрей Ростов отошёл в сторонку для разговора со своим подчинённым Степаном Савиным. Глава первой группы реагирования с самого начала отслеживал перемещение Стаса. Он полетел в Магадан на свою родину с целью подстраховать передвижение 'посылки'. Ему довелось снова посетить родной клан. Лёшка, как его заместитель, прекрасно справляется с обязанностями, и волноваться не приходится о состоянии дел и будущем.
  Рассказывая шефу о своей командировке, Степан умолчал про появление девчонки с меткой 'Признание'. Андрей Ростов беспринципный и жёсткий маг и дать ему такое оружие, это всё равно, что породить монстра убивающего всё на своём пути. Узнав о возможности отметины, он вполне может этим воспользоваться в своих целях. А возможности этой необычной 'росписи' безграничны. Степан окончил исторический факультет. Он изучил каждое необычное явление, происходящее в чародейской стране, но такого мощного оружия против всего тёмного рода он не смог припомнить. Пока девушка спала в комнате его сестры, он порылся в древних книгах и отыскал упоминание о Втором Затмении. Там точного указания вины Демонов нет, а только скользкий намёк на обстоятельства дела. Тогда метку на своей руке носил светлый герцог. Легенда о том времени красивая и до сих пор устраиваются турниры среди молодой 'поросли' знати Тарии, за возможность поехать на несколько дней в замок к морю. Но метка на руке той крохи и метки 'Признания', которые раздавалась в прежние периоды, отличается своей мощью. Порабощение - это чувствуется моментально, как только глаза натыкаются на этот красноватый шрам. Это не простая сила, она поглощает и не выпускает. Она может заставить раболепствовать даже тех, кто наложил этот символ. Степан, вглядевшись в 'Признание' на руке пацанки с голубыми глазами, почувствовал, что оно воздействует на всех уровня иерархии среди тёмных и во всех мирах. Даже великий Мрак не имеет права причинить той девчушке малейший вред, и должен подчиниться любой её прихоти. Такие обязательства горят уродливым шрамом и накладываются на любого, кто является порождением тёмной сути. Это очень странно и необъяснимо. Словно все великие расписались в своей несостоятельности перед лицом этой маломерки-Миссии.
  В периоды Затмений подобные отметины служили отражателем силы, или другими словами сдерживающим фактором. Когда Великие Древние и Демоны переходят границы, перетягивая 'одеяло' ситуации на себя, метка появляется у представителя противоположной стороны. Приказать Древним или Демонам носитель не в состоянии по условиям 'росписи', но отразить нападение или выровнять уровень силы способен. Главной ролью отмеченного во все времена Затмений является удержание Артефакта в руках, пока Тария наполняется чарами из новых источников силы или чары, скопившиеся на тёмной или светлой стороне, выравниваются и стабилизируются. После этого 'Признание' исчезает. Так прописано во всех древних книгах, к которым профессор истории Степан Савинов имел доступ во время написания докторской диссертации. Он стал учёным ещё до двадцатилетней войны и горько сожалел, когда узнал, что архив древних манускриптов расхищен.
  - Ничего необычного не заметил? - вклинился в размышления вампира голос предпринимателя.
  - Нет, ничего, - отозвался Степан, сбрасывая с себя пелену раздумий. - Стас сел в Магадане на самолёт и прибыл в московский аэропорт. Далее проследовал намеченным маршрутом. На этом всё.
  Тёмному магу совсем не захотелось рассказывать о встрече в аэропорту его подопечной и Стаса. Когда он заметил, что Стас уставился на Злату, в его глазах застыл немой вопрос. Молодой человек это заметил и без предисловий пояснил, что она подруга детства. Степан поразился стечению обстоятельств. Мужчина поинтересовался, почему чародей такого сильного уровня дружит с обычным человеком. На это юноша ответил, что у блондинки крайне малый потенциал магической силы, но её наставники имеют вес в королевстве и они же пристроили её в университет 'Прикладной магии'. Вампир присвистнул от удивления. Он сам предложил парню отдать 'посылку' девушке и тем самым обезопасить себя от иссушения магией. Контейнер с ценной безделушкой, словно бездонная дыра поглощал чародейские силы, а Стасу в случае непредвиденной ситуации необходима вся магическая мощь для отражения нападения. Сейчас глава группы реагирования призадумался над судьбой украденной вещицы и пропажи девушки. Шефу он о своих мыслях ничего не рассказал и когда почувствовал, что тот на него набрасывает 'раскрепощающее' заклинание, скрыл свои мысли за пологом раздумий над текущей ситуацией.
  
  Глава пятнадцатая
  
  Я плыву на волнах покоя и блаженства. Мне так хорошо, как никогда в моей жизни. Ветер обхватил моё запястье и сдавил своей прозрачной ладонью. Больно, мне это не нравится. Сильный воздушный порыв разбросал мои волосы. Он стал кружить вокруг меня, образуя воронку.
  - Злата, - позвал ветер. - Очнись девочка, очнись.
  Я замерла на месте и зажмурилась сильнее. 'Это сейчас пройдёт, и я снова буду парить, купаясь в счастье', - пронеслись в моей голове мысли.
  - Злата, открой глаза и посмотри на меня, - приказал холодный мужской голос, или женский? - Я хочу с тобой поговорить.
  Я разомкнула веки и всё закончилось. Ветер сжал мои руки, и я полетела к узкой черной дыре высоко над моей головой. Я приблизилась к тесному 'горлышку' прохода, и воздушный поток подтолкнул меня вверх. Теперь я поняла, другой мир поглотил меня.
  Реальность встретила меня теплым апельсиновым цветом. Всё вокруг было оранжевое, словно я нахожусь внутри облака, на которое устремил своё влияние закат. Тон окраса воздуха именно такой, согревающий и не режущий глаз. Я села и потрогала поверхность, которая служит мне опорой. Плотная и мягкая одновременно. Я протянула руку и взмахнула ею. Кисть натолкнулась на густую пластичную массу. Сжав ладонь в кулак, я резко ударила в желто-красную пелену. Рука утонула в прозрачной дымке.
  - Добро пожаловать домой Злата, - голос окружил меня со всех сторон. Я вздрогнула и огляделась. Никого.
  - Эй, ты кто такой? - поинтересовалась я и стукнула кулаком, но на этот раз в пол, если этот плотный поток можно так назвать.
  - Отвечу. Вижу тебе неприятно общаться в таком положении и потому предлагаю что-нибудь себе вообразить, привычное. Ты моделируешь, а я исполняю.
  Я прикрыла глаза и представила квартиру, что видела однажды во сне после турнира. Детали прорисовались моментально, и ощущение твёрдости предметов мебели получилось очень реальным. Я приоткрыла один глаз, и огляделась. Да, та сама комната. Резная светлого тона кровать, балдахин над ней, медведь в углу, завалившийся на бок, ролики около двери, мягкий бледно-розовый с бежевой отделкой ковёр, лёгкие занавески. Я рукой пощупала постель, и шелк покрывала согрел мне ладонь.
  - Что это? - поинтересовалась я у незримого собеседника.
  - Теперь представь того, с кем тебе приятно пообщаться сейчас и мы сможем все обсудить. Я отвечу на интересующие тебя вопросы.
  Я прикрыла глаза снова и в уме нарисовала себе облик Яна. Именно его мне захотелось нарисовать сейчас. После турнира он устроил целый спектакль для опекунши, но проникнуть в корпус, где я лежала после ранения, так и не смог. Я наблюдала из окна за его действиями и хохотала над его ухищрениями. Но тётя Матрёна всегда на чеку, и магу прорвать оборону не удалось. Представив его сейчас таким, как в тот день в залитом кровью костюме для сражения и с мольбой в глазах я распахнула веки.
  - Привет, - улыбаясь, сказал Ян и присел рядом со мной на кровать.
  - Привет, - ответила я и дотронулась до него рукой. Это не иллюзия, какие заставлял меня прорисовывать Иван Иванович, а настоящий человек. Я помолчала, разглядывая ненаглядного.
  - Я не настоящий Ян Артак, а только копия, - пояснил 'Господин Прекрасные глаза'. - Мне нужно поговорить с тобой. Это важно.
  Я напряглась, и чтобы немного успокоиться принялась молча рассматривать всё, что меня окружает. Пусть себе говорит, если хочет, главное это сейчас собраться с мыслями и найти возможность разузнать, как отсюда выбраться. Я встала с покрывала и подошла к мягкой игрушке в углу. Присев рядом с медведем я вгляделась в его пуговичные глаза и вспомнила, что мне его подарила мама на день рожденья. Мне тогда исполнилось пять лет. Я не расставалась с этим плюшевым существом и засыпала, обняв его обеими руками. Друг - имя моей любимой игрушки. Я взяла его и вместе с ним подошла к кровати. Села рядом с Яном. Привычно обняла мехового медведя обеими руками и уставилась в окно.
  - Я хочу рассказать тебе одну историю. К ситуации имеет прямое отношение, - заметил парень, а я согласно кивнула. - События произошли в далёкие времена еще до Первого Затмения. Тогда люди жили общинами и верили в разные чудеса. Именно такая вера привела к появлению меня. Я побочный продукт работы их чувств. Знания в те времена были не в цене, зато вера и страх породили две полярные силы: тёмную и светлую. Сейчас меня называют Магия, но тогда я олицетворяло собой всё необычное. Чем больше люди боялись, тем сильнее верили. Учёные в мире людей назвали бы меня субстанцией, а профессора Тарии - магической силой. Я заняло пространство параллельное миру людей и открыло каналы для получения дополнительных сил или, проще говоря, подпитки. Сейчас это порталы, по которым шагают маги в обе стороны. Но тогда никто не мог пересечь линию миров и попасть сюда, кроме одного человека. Я обрадовалось подобному событию, но гость ушел, сказав, что в его мир лучше иллюзорного. Канули века, прежде чем границу миров смог пересечь другой человек. Его звали Нервертро. Он пришел сюда и волей своей мысли сотворил природу похожую на людскую, только сделал её чище и идеальнее. В своем человеческом мире он открыл школу магии и способных учеников он отправил осваивать чародейскую страну. Он же и придумал ее название - Тария. Это имя он дал в честь своей невесты. Прошло несколько веков, и Тария стала настоящим государством. Но слишком много у чародеев от людей и никто не может жить из них в мире, пусть даже и идеальном. Население высосало силы, и Тария пришла в упадок. Каналы захлопнулись, и я чуть не погибло. Спас меня новый человек, потомок того второго мага. У него оказалась та же идеальная кровь. Он спас меня тем, что придумал новые условия для стабилизации магии в Тарии и перераспределения ее между мирами. Потом были Затмения и будут еще, но моей жизни ничего не угрожает. Всегда найдётся тот, кто удержит Артефакт и меня снова наполнят людские эмоции.
  - Значит, тебя зовут Тария? - задала я вопрос и заглянула в изумрудные глаза Яна.
  - Да, это моё имя. Так назвал меня Нервертро.
  - А Великие и Демоны они откуда взялись? - поинтересовалась я и приготовилась услышать ответ.
  - Это порождение тех эмоций, что испытывает человек. Люди верят в добро и зло. Страхи питают Демонов, любовь и жертвенность - Великих.
  - Хорошо, а я зачем тебе ...Тария? - задала я следующий вопрос, но ответ на него услышала спустя продолжительное время. Парень опустил глаза и принялся рассматривать свои руки. Терпением я не отличаюсь, но здесь я готова потратить времени столько сколько потребуется.
  - Ты потомок Нервертро и мне снова нужна помощь. Я могу измениться, насильно. Меня перекроят и перешьют как старое изношенное платье. Где-то убавят, что-то наставят. И всё это не спросив меня. Существовать по новым правилам придётся всем: людям, чародеям, мне. Меня устраивает то, чем сейчас я являюсь и не желаю быть другим. Прошу тебя, помоги, - зелёные глаза посмотрели на меня с мольбой, а лицо стало бледным. Я резко встала и прошлась по комнате.
  - Чем я могу тебе помочь? Я даже не помню, кто я и кем были мои родители, - зло закричала я и ударила в стену кулаком. Жест отчаянья, я понимаю, но иначе меня разорвёт от гнева. Медведь выпал из моих объятий и упал на пол.
  - Я заблокировало твою память и лишило огромной части силы. Это было необходимо, чтобы никто не догадался. Прости, я в тот день не успело спасти твою маму...в мире людей вся информация передаётся слишком медленно. Прости.
  Я обернулась и уставилась на брюнета. Он ответил прямым искренним взором на мой злой взгляд. Доброта и боль, сочувствие и растерянность, вина - всё это хлынуло на меня. Я чуть не задохнулась от этого потока и стала ртом хватать воздух, словно тону, и вода вот-вот полностью поглотит меня. Пришлось присесть на корточки и обхватить себя руками. Вдох-выдох и снова вдох. Так делать научила меня ведьма, моя опекунша. Дыхание выровнялось, и я снова встала в полный рост. Комната качнулась. Я упала на мягкий ковёр. Ян подбежал и встал на колени возле меня. Поднял и обнял.
  - Успокойся. Ты разнервничалась и мир, созданный тобой начинает колебаться. Всё хорошо. Просто успокойся.
  Я закрыла глаза и, прижимаясь к груди иллюзии, вспомнила настоящего Яна. Его ласковые глаза, нежность в голосе, когда он обращался ко мне с каким-нибудь вопросом, и поняла, что ради него я готова сделать многое. Я знаю, что для такого как Артак, потомка древнего рода, важно оставить всё как есть сейчас. За себя я не уверена, но он важнее меня самой. Данных о том, что поведано мне Тарией в хранилищах книг и архивах древних манускриптов и летописей нет. Но что-то внутри меня верит всему сказанному безоговорочно. Я готова сохранить привычный мир для Яна и Людмилы, пусть даже этот мир мне не по душе. У меня нет желания быть Помощником мага, и я не хочу подчиняться традициям рождённым задолго до меня. А хочу я малого: Ян Артак должен быть счастлив. Раз это всемогущее, что кто-то когда-то назвал Тария, нуждается во мне, то я окажу любую помощь.
  - Спасибо, - прошептал мне родной голос в ухо, и теплая волна накрыла меня с головой.
  - Объясни, что нужно сделать, и я помогу. Говоришь я потомок того кто однажды смоделировал тебя? Тогда я могу сделать это, как и мой предок.
  - Теперь это не так просто, - ответил мне лже-Ян и помог подняться с пола. Мы вместе снова переместились на кровать, и он продолжил объяснение:
  - Информация о том, что происходит, заложена в твоей памяти. Я разблокирую её, и ты сможешь вспомнить и проанализировать всё, что ты слышала в детстве. Мне очень жаль, но некоторые воспоминания принесут тебе боль. Прости ещё раз, я не успело тогда. Тебе нужны будут помощники, и они у тебя есть. Это Ян и Людмила. Я воспользовалось Людмилой, чтобы привести тебя к Артефакту. Это та 'посылка', что вёз Стас из Магадана. Теперь Грааль у тебя. Когда его употребить ты поймёшь. Но это не всё. У твоей подруги есть дар предвиденья, ведь она из древнего рода, который славится своими Предсказателями. Прислушивайся к ее словам, это поможет. И последнее, прежде чем я разблокирую твою память, скажу: враги могут стать друзьями и наоборот. Во время перемирия во имя общей цели усилия объединяют всех союзников в единый узел. Не отказывайся от помощи. Ты всё поймёшь сама. И ещё, ты сможешь увидеть те проходы, о которых никто не знает. Я направлю тебя в тот, что находится рядом с кладбищем. Там есть статуя. Она самая высокая и ты не ошибёшься. Ангел с закрытыми глазами. Там будет твой Ян. Он в опасности.
  - Кладбище? Что он там делает? - заорала я, и вскочила на ноги. Голова закружилась от резкого движения, и я пошатнулась, но устояла.
  - Пока всё хорошо. Он ищет тебя. Твои союзники направили его туда за информацией. Он ее получит, но дальше придётся действовать тебе. А сейчас пришла пора всё вспомнить.
  Вихрь закружил меня и сдавил моё тело. Меня начал бить озноб, а перед глазами замелькали события давно минувших дней. Боль, радость, терзания и снова боль. Я вспомнила всё, и это раздавило меня окончательно. Я и предположить не могла, что события так жестоко переплетутся, выводя нас с мамой к единственному страшному событию в жизни. Если была хоть одна малейшая зацепка изменить ход событий, я сейчас была с мамой. Но нет, жизнь вспять не повернуть. Из-за простой человеческой оплошности погибло столько людей и вполне возможно в ближайшем будущем погибнет еще. Мне стали понятны исчезновения магов и почему это происходит. Кто-то играет не по правилам и создаёт Нерветро. Создание его описано в том фолианте, что хранился у мамы. Я помню всё до последней буквы и не сомневаюсь в своей догадке. Этого просто не может быть. Я упала на колени и закрыла голову руками. Мне захотелось всё остановить, но воспоминания продолжили появляться. В какой-то момент я отчётливо увидела последние события, которые обрекли меня на семилетнее забвение. Меня вырвало от воспоминаний прямо на пушистый ковёр. Я отползла в угол комнаты и сидя на коленях, упёрлась лбом в холодную стену. Слёзы, стекая по моим щекам, капают на джинсы, образуя на них потемневшие сырые пятна. Мне захотелось разбить голову о стену и тем самым забыть снова тот кошмар. Но это не возможно. Моя жизнь и моя память вернулись ко мне.
  - Теперь ты можешь идти. Портал я тебе открою, - прозвучал голос моего возлюбленного, а я даже не пошевелилась. Единственное, что мне захотелось это опровергнуть всё, что успело произойти, но назойливая мысль врезалась мне в мозг.
  - Это произойдёт в начале декабря? - задала я вопрос, на который итак знала ответ. Но мне захотелось услышать его со стороны, чтобы вырвать себя из болезненных переживаний.
  - Да, - последовал короткий ответ.
  - Значит, у меня есть три недели... - холодно произнесла я и отлепилась от стены. Уперев ладони в каменную вертикальную поверхность, я медленно встала и развернулась к собеседнику.
  - Да, - короткий ответ и больше ничего.
  - Я буду там. Обещаю, - заверила я молодого мага.
  - Ты будешь там не одна. Союзники прибудут вовремя.
  - Ян может пострадать и другие тоже. Не надо союзников, никого не надо. Это только моё дело и больше ничьё, - заявила я. Ко мне вдруг вернулась уверенность и спокойствие. Мир вокруг приобрёл прежние краски. В голове созрел план действия, а точнее я поняла, чем займусь в ближайшие три недели.
  Тария попробовал что-то сказать, но я жестом остановила его. Подошла к постели и наклонилась, чтобы подобрать с пола рюкзак. Расстегнув молнию, я опустила руку и пошарила в его нутре. Через мгновение я извлекла небольшую металлическую коробку. Рюкзак я положила на кровать, и села с ним рядом. Копия Яна водрузилась возле меня и тоже принялась разглядывать контейнер.
  - Можешь открыть? - поинтересовалась я и протянула серебристый пенал лже-Яну.
  - Ты сама можешь это сделать. Вспомни заклинание.
  Я кивнула и слепила из магии ключ. Вставив в замочную скважину, повернула его и контейнер открылся.
  - М-да, неплохо обладать таким количеством магии, каким обладаю сейчас. Даже и предположить не могла, что это так приятно, - хохотнула я, и локтём ткнула Яна в руку. Жест получился дружеский и брюнет заулыбался.
  - Соглашусь, это не может, не нравится, - засмеявшись, ответил Тария.
  Я вытащила ключ и отбросила крышку контейнера. На дне оказалась небольшая узкая чаша из желтого металла. По размерам она напоминает небольшую сувенирную рюмку. Я взяла ее за тонкую ножку и вытянула из коробки. Мы с Тарией уставились на безделушку в четыре глаза.
  - Кто бы мог подумать, - присвистнув, сказала я и повертела вещицу в руках. - Вот из-за чего тут сыр-бор разводить, а? Или я ничего не понимаю в искусстве?
  - Скорее второе, - ответил мне парень и еще раз внимательно вгляделся в желтый металл.
  - Ценитель, ага, - засмеялась я во всё горло и показала пальцем на лже-мага. - Живёшь столько лет, а ерунду от ценности отличить не можешь. Ну, в чем ее красота, в чем?
  Тария повертел металлическую чашу в руке и отдал мне. Похоже, он тоже не нашел ничего ценного в ней или решил отделаться быстрее.
  - Пусть ты не догадываешься о цене Артефакта, но думаю, другой человек догадается. Главное, чтобы это произошло вовремя. Тебе пора. Ян уже впустил в свою московскую квартиру твою подругу Милу и они беседуют о ее видении. Оно о том, где искать ответ на вопрос Яна. Ему это посоветовали Великие Древние. Если ты поторопишься, попадёшь в нужный момент. Я немного приостановлю время, чтобы ты смогла попасть туда своевременно.
  - Приостанови на-подольше, - ответила я и вцепилась в лацканы пиджака Тарии, а потом хорошенько встряхнула парня, не обращая внимания, на то обстоятельство, что он выше меня на две головы. Жест вызывающий, но ничего с собой поделать не могу. За семь лет я так устала от недосказанности, незнания кем являюсь, и сама себе готова простить подобную вольность. - Рассказывай, что она там увидела и как ты про это узнал...узнало?
  Зеленоглазый брюнет засветился изнутри разноцветными искрами, и на мгновенье показалось, что он сейчас растворится. Не обращая на меня внимания, он развёл руки в стороны и с его кисти полились потоки магии. Я с замиранием сердца смотрела на происходящее. В какой-то момент захотелось коснуться льющегося волшебства, но я не решилась на это. Движение вокруг меня остановилось. Я почувствовала это по замершему огню в камине, по отсутствию движения воздуха, по моему дыханию.
  - Вот что ты за человек такой, а? - задал вопрос Тария, когда прекратил фонтанировать чарами. - У тебя там любимый того гляди на тот свет отправится, а ты вопросы задаёшь.
  - Ничего, быстрее объяснишь, быстрее я пойду спасателем работать, - ворчливо заметила я, но ворот так и не отпустила.
  - Хорошо-хорошо. Ты настырная, но может это и к лучшему. Провидцы черпают информацию на разных уровнях. Они цепляют эмоции людей и магов, преображая их по необходимости или в магическую энергию, или в визуальный ряд. В человеческом мире любой маг выдавливает из себя столько же чувств, сколько и обычный мирянин из среды обитания людей. Другими словами все равны перед всемогущими эмоциями. Поэтому Провидец может понять намерения других чародеев задолго до совершения ими чего-либо. Желания, которые выплёскиваются наружу, перед этим рождаются в мозгу и в сердце. Это готовый сгусток, который запускается в общую материю магии в человеческом мире. Провидцы хватают эту мысль и соединяют ее с потоками чар. Поэтому они порой видят то, что должно случиться в обозримом будущем.
  - Ты прирождённый оратор, - похвалила я и отпустила воротник одежды Тарии. В довершении я похлопала его по плечу и потребовала продолжить рассказ о том, что видит Мила в эту минуту и как про это знает 'Господин прекрасные глаза'.
  - Ты я вижу совсем пришла в себя. Это на пользу всему мероприятию в целом, - просиял лже-Ян, а я подошла к кровати и, взяв рюкзак, сунула в него валявшуюся на покрывале рюмку. - Я чувствую каждого, и мне передаются все ощущения от колебания магии в крови любого тарийца. Уверяю тебя то, что сейчас рассказывает Люда очень важно, ведь Ян разыскивает тебя уже два дня.
  - Ничего себе я тут зависла, - хмыкнула я и рванула молнию. Сумка закрылась, а я закинула ее за спину и продела руки в лямки. - Ладно, уговори...ло. Я тебя покидаю и бегу на всех парах спасать своего ненаглядного мага, ну и пророчицу заодно. Не провожай, портал я сама найду. Может, еще свидимся. Только...
  Тария напрягся и внимательно посмотрел мне в глаза. В какой-то момент мне почудилось, что я вижу очи древнего старца, который выдохся и готов умереть. Я легонько толкнула его рукой и радостно улыбнулась:
  - Не переживай, всё что смогу я сделаю, а там... похорони меня в красивом месте...пожалуйста.
  - Обещаю Нерветро, но в своё время.
  Старческие глаза наполнились слезами, но солёные дорожки не покинули пределов век. Вместо этого брюнет подошел совсем близко ко мне и заключил в крепкие объятья. Я положила голову ему на грудь, и мы немного постояли так.
  - Дай мне меч, а? - нарушила идиллию я и подняла глаза на Тарию.
  - Он в правом заднем кармане твоих джинсов. Я наделило его свойством возвращаться к своему хозяину. Это всё, что я пока могу для тебя сделать.
  Объятья мы расцепили, но продолжили стоять рядом, сверля друг друга взглядом. Именно сейчас, вглядываясь в эти древние, как мир глаза, я осознала, что хочу жить и сделаю всё для этого. Мне не пристало раскисать и не позволю этого не Яну не Людмиле. Мы сможем всё преодолеть и вернём всё на 'круги своя'. Мы еще поборемся, кто бы ни был наш враг.
  Тария снова засветился изнутри, и я поняла, что через мгновение время пойдёт своим чередом. Портал раскрылся, и я нырнула внутрь. Проход по виду показался ветхим. Но времени рассматривать состояние древнего канала в мир людей у меня времени нет. Я бегом пересекла коридор и резко распахнула дверь. Похоже, я попала в самый разгар битвы.
  Оценить ситуацию мне хватило двух секунд. Мила Ростова стоит у разбитого памятника залитого кровью и напряженно наблюдает за схваткой. Ян делает чёткие взмахи мечом и рубит воздух, пытаясь настигнуть противника. Марио, так кажется, зовут того длинноволосого блондина, ловко уходит от ударов.
  Я спрыгнула с зависшего в воздухе коридора и, не оглядываясь, побежала к бойне, продолжая наблюдать за происходящим. Марио перешел к решительным действиям и принялся орудовать своим мечом, делая резкие короткие махи. Ян начал отступать, защищаясь. В какой-то момент под натиском противника он оступился и упал на землю, выронив оружие. Марио остановился и, улыбаясь, навис над брюнетом.
  - Ну, давай прощаться, Ян Артак. Я был рад дружить с тобой, особенно зная, что рано или поздно перережу тебе глотку.
  Молодой маг, лежа на земле, попытался ударить блондина ногой, но тот увернулся и расхохотался. Затем он резко выпрямился и занёс над Яном меч. Удар пришелся на стальное лезвие моего оружия, которое я успела подставить, кинувшись на землю под удар, прикрыв собой Яна. Я с силой отбросила плоскую сталь и вскочила на ноги. Марио ошалело уставился на меня, но быстро справился с растерянностью и кинулся в атаку, выставив перед собой лезвие. Я кувыркнулась через правое плечо и, быстро встав на ноги, выпрямилась во весь рост. Блондин тем временем пробежал иноходью мимо и резко остановился. Разворот его корпуса произошел моментально, чему я несказанно удивилась, а он возобновил нападение. Теперь он был готов к моим выкрутасам и я это поняла сразу. Ян тем временем поднял на ноги и попытался взять свой меч, но не успел, им завладел Марио, схватив его в свободную руку. Ухмылка снова озарила симпатичное лицо блондина, а я только подивилась такой самоуверенности.
  - Эй, Ян двигай к Миле, я тут разберусь, - крикнула я своему возлюбленному, не отводя глаз от противника.
  - Я тебя сейчас прибью, девчонка, - зло сказал соперник и заулыбался. - Это доставит мне удовольствие. Твой дружок так часто говорил о тебе, что меня тошнит от твоей персоны. С превеликим удовольствием расправлюсь с тобой.
  - Ну, это мы еще посмотрим, - весело отозвалась я. - Значит, этот заносчивый павлин болтал про меня частенько? И много лестного говорил?
  - Да он влюблён в тебя с того дня в клубе, - отозвался Марио и ринулся на меня. Серия ударов не увенчалась ничем, и мы оба отступили на шаг назад и застыли друг напротив друга в позе ожидания. Краем глаза я заметила, как Ян кинулся ко мне, но Марио остановил его, приставив лезвие меча к горлу. Парень застыл, внимательно наблюдая за моими действиями. Теперь дело за мной, чтобы Ян чего доброго не попытался мне помочь.
  - Это отлично! Ты открыл мне глаза. А-то я всё никак не могла понять, как он ко мне относится? Хорошо когда друзья такие общительные, - порадовалась я, а Марио осклабился.
  - Видишь, перед смертью всё выяснилось, - изрёк глубокую мысль тёмный маг, а я разглядела за его спиной мерцание. Так и есть, проход. Не обманул Тария и мне теперь подвластны все порталы. Это облегчит мою задачу. Я продолжила улыбаться Марио и подначивать его. Не выпуская из правой руки оружие, левой я взмахнула, бросив в воздух сгусток магии. Проход открылся, а я всё той же левой рукой сконцентрировала поток чар у себя в ладони.
  - Не старайся детка, - ухмыльнулся парень, - еще никому не удалось сражаться и пользоваться магией. Тем более, у тебя ее мало.
  - Да, никто не мог пользоваться магией и драться...до меня.
  Я резко выбросила руку вперед, и поток энергии подхватил Марио и оторвал от земли. Я сосредоточилась на открывающемся канале, но оружие из правой руки не выпустила. Расслабила кисть и, взмахнув ею, отправила тёмного чародея в портал. Он сгруппировался и, взяв один из мечей как копьё, бросил его в меня. Я отбила чужое оружие, резко взмахнув своим. Последнее, что увидела, когда портал затянулся, это глаза блондина. Они были полны удивления и страха.
  Всё закончилось, и я устало присела на корточки и, воткнув в землю плоскую сталь меча, оперлась на него. Первым опомнился Ян и, подбежав ко мне, упал на колени, прямо в грязь. Он обхватил ладонями моё лицо и посмотрел в глаза.
  - Привет, - устало сказала я. - У нас мало времени. Сейчас откроется еще один портал и нам надо в него попасть. Хватай Милу и давайте двигаться. Нам надо добраться вон до той ограды.
  Ян беспрекословно поднялся и помчался к Людмиле, а я проследила за ним взглядом. Девушка так и стоит среди обломков бывшей статуи Ангела и даже не шевелится. Брюнет подбежал к ней и схватил за руку. Она дёрнулась, но с места не сдвинулась. Он потянул её за собой, и Люда сделала первый шаг. Потом дело пошло быстрее и они оба оказались возле меня. Ян помог мне подняться. Меч моментально уменьшился, и я засунула его в задний карман джинсов.
  - Потопали, - скомандовала я и мотнула головой, указывая направление движения.
  Мы подоспели вовремя, и портал завис над нами, а потом тихонько опустился к нашим ногам. Мы вступили на твёрдую поверхность канала и оказались в туннеле. Я знаю, куда ведёт эта дорога. Радость заполнила моё сердце, и я потрусила вглубь, чтобы быстрее оказаться на той стороне. Друзья последовали моему примеру. Жизнь налаживается и этому я несказанно рада.
  
  
  
  Глава шестнадцатая
  
  Горы Шарти встретили нас ярким лазурным сиянием. Долина, на которую мы вышли из лабиринта портала, покрыта невысоким слоем снега. Сочетание белого и голубого придаёт парадный и в то же время нежный вид скалистым возвышенностям.
  - Дом, - потянувшись, сказала я и оглянулась на своих спутников.
  Ян осмотрелся и, услышав мои слова, кивнул, а Людмила радостно улыбнулась и произнесла:
  - Да, дом.
  Молодой человек внимательно посмотрел сначала на неё потом на меня, но от вопросов воздержался. Я подошла к подруге и обняла её за плечи. Она, в ответ, сделала то же самое. Мы молча любуемся красотами Шартийских голубых гор, думая каждая о своём. Ян не мешает. Он остановился позади нас и затих.
  - Ты ведь узнала меня, Мила, но отчего-то не призналась, - тихо промолвила я и взглянула на подругу. Та ответила весёлой усмешкой.
  - Мне сказали, что жить я буду в комнате с девушкой, у которой отшибло память. Я узнала тебя, но не захотела торопить. Если Хранитель заблокировал твою память, то и мне стоит помалкивать о том, кто ты есть на самом деле. Опасность существует и последние события в университете...яркое тому доказательство. Мне достаточно того, что ты жива. И я могу снова быть с тобой рядом. Мы всем кланом оплакивали вашу с мамой кончину. Я тогда столько слёз пролила, что отец всерьёз стал опасаться за моё душевное состояние и попросил Матрёну и Марьяну Шиткари осмотреть меня.... Спустя семь лет такой подарок!
  - Я что-то пропустил? - вторгся в нашу беседу Артак. Он нахмурил брови и попытался разобраться в сути происходящего. Похоже, у него это не получилось. Я сняла руку с плеча Милы и обернулась к парню.
  - Ничего не пропустил, кроме одного...ко мне вернулась память.
  Лицо брюнета отразило весь спектр нахлынувших эмоций от растерянности до счастья. Причём стадии между этими двумя диаметральными чувствами меня рассмешили. Ян не смог сдержаться и бросился ко мне. Он подхватил меня на руки и закружил, выкрикивая какие-то нечленораздельные фразы. Люда расхохоталась, видя эту сцену, и захлопала в ладоши. На месте ей явно не стоится и она начала подпрыгивать от переполнявшей её радости. Веселье продолжилось, когда мы с Яном упали в снег, и он попытался засыпать меня им. Я уступать не стала и в ответ с ног до головы забросала его снежными комьями. Люде досталось от нас обоих, и она принялась отражать атаки. Шуточная война длилась достаточно долго, и после неё девственно чистый склон стал похож на поле, где резвились липпозлы, в брачный период. Запорошённые, уставшие и ликующие мы все трое одновременно упали в белое пушистое покрывало снега и воззрились в льдисто-голубое небо. По нему плывут лилейные облака, только теперь они словно выстраиваются в одну линию. Из своего детства я хорошо помню этот важный момент, ведь мне тогда казалось, что Древняя богиня Легна одевает себе на шею жемчужное ожерелье и заставляет горы расступаться.
  - Нам пора, сейчас откроется проход, - произнесла Мила, и села оглядываясь на нас. Ян вскочил на ноги первым и помог нам обеим подняться с земли. Видя, как счастлива подруга, на меня навалилась паника. Я не была дома семь долгих лет, и всё может случиться. Вполне возможно я не нужна там никому. Нет-нет надо успокоиться и дождаться когда увижу всё своими глазами. Я уверенна, дядя примет меня, пусть даже и не узнает сначала.
  Облака вытянулись вдоль гор в прямую черту, и Люда произнесла заклинание. Ян напрягся и сосредоточенно стал наблюдать за происходящим. Оказывается, я не одна в этой компании боюсь перехода за линию скал. Зеленоглазый тоже робеет, хоть виду старается не показывать. Тем временем скалы раздвинулись, и между ними показалась ровная ухоженная каменная дорога.
  - Нам пора, - обернувшись, сказала кареглазая чародейка и, не дожидаясь ответа, пошла к проходу. Мы с Яном последовали за ней. Быстро пересекли узкую площадку между утёсами и вошли на территорию древнего клана Шарти. Я обернулась и, протянув руку, создала сгусток магии. Он повис в воздухе, словно яркая шаровая молния. Я легонько дунула и он полетел к центру площадки, на которой мы резвились ещё несколько минут назад. Долетев до середины, шар остановился и разорвался тысячей мелких искорок, как ёлочный фейерверк. Склон занесло снегом вместе со следами нашего пребывания на нём.
  - Это заклинание собьёт со следа, - радостно просветила я друзей, и они согласно кивнули.
  - Здорово, - сорвалась похвала с губ Яна. - Думаю я смогу к этому привыкнуть.
  Идти нам пришлось не долго. Угодья клана начинаются сразу около подножья гор. На мостовой появились всадники лорда Кэрроя Шарти. Брюнет быстро оглядел конный отряд и обернулся ко мне. Я осталась стоять в расслабленной позе, и мой ненаглядный успокоился, видя мою реакцию. Он молча принялся разглядывать бойцов. Посмотреть действительно есть на что. Одежда рода отличается от классического кланового облаченья принятого в королевстве. Черные утеплённые брюки заправлены в высокие кожаные сапоги до колен. Короткий приталенный полушубок из ягнёнка липпозла чёрного окраса скроен как двубортный пиджак. На ремне, затянутом на талии висят несколько ножен для мечей. На голове воинов одеты высокие шерстяные шапки с пушистой отделкой. Для походов в холодные ветряные дни и во время снежных бурь к боковине шапки пришита защитная маска, сделанная из шерстяного полотна, свободный конец которого пристёгнут к верхушке головного убора. Горы Шарти непредсказуемы и обманчивы своей погодой. Для многих тарийцев любовь к красотам высокогорья обернулась долгим лечением у целителей от переохлаждения.
  Глава отряда молча осмотрел нашу троицу. Люда улыбнулась проницательному взгляду мужчины, а я сосредоточилась на подсчёте человек и оружия. Кивнув моей подруге в знак приветствия, Глава принялся рассматривать нас с Яном. Парень сделал пару шагов в моём направлении и встал рядом, прикрывая своим телом. Перемещение не укрылось от глаз бойцов и их командира. Каждый взял в руки по эфесу, но команда 'бой' пока не произнесена. Мне ничего не осталось, как обогнуть брюнета и выйти вперёд, чтобы все собравшиеся могли меня рассмотреть.
  - Здравствуйте господа, - вежливо сказала я и отвесила классический шартийский поклон. - Прошу вас отослать дяде Кэррою заклинание 'почтового голубя' с известием о прибытии его родных племянниц Хрисы Орти Эфен Шарти и Миллакии Орти Эфен Шарти.
  Я мельком взглянула на Яна и поняла, что он подхватил самую распространённую болезнь, которой заражаются во время общения со мной - ступор. Бедняга даже рот открыл от удивления. Оно конечно понятно. При поступлении Люды в университет её полное имя по матери было скрыто. А зря, роду Эфен Шарти есть чем гордиться. Старинный, благородный, сильный - это малая толика эпитетов, которыми можно описать наше 'житьё-бытьё'. Но главное 'Господин прекрасные глаза' уловил и это видно по его изумлённому взгляду. Да, мы с Милой кузины и что тут такого? У нашего дяди две родные сестры и у обеих дочери. Моя мама старшая, тётя Мария - младшая. И всех лорд Кэррой Шарти воспитал и 'на ноги поставил' и при этом остался грозным и великим, всемогущим и беспощадным властителем древнейшего клана. Насколько мне известно, мама Людмилы сохранила перед мужем тайну о своём происхождении и для него, мага высшего уровня, она племянница эмигранта первой волны. Так и есть, но с небольшой поправкой. Дядя Генрих один из 'Круга семи' и он вполне может оказывать влияние на политическую ситуацию страны. Это не плохая прибавка к красоте и стати тёти Марии в глазах её супруга, Андрея Ростова. Про родословную все выходцы из нашего клана помалкивают перед своими мужьями и жёнами. Как удаётся годами 'водить за нос' своих благоверных? Это тайна шартийцев, но навык, передаётся с молоком матери и с годами шлифуется до идеала обмана.
  Солдаты удивлённо посмотрели на меня, а я нахально помахала им рукой и оскалилась во все тридцать два зуба. Глава отряда после моего приветствия взглянул на Милу и, получив расцвеченный улыбкой утвердительный кивок, опомнился, быстро сотворил заклинание-известие и снова уставился на меня. Через пять минут на дороге открылся портал, и дядя Кэррой выбежал оттуда с безумными глазами. Из одежды на нём только батистовая рубашка, лёгкие брюки кремового цвета и домашние туфли. Каштановые волосы аккуратно зачёсаны назад, являя миру большой лоб. Широкие брови, высокие скулы и прямой нос подчёркивают аристократичность лица. Дяде сейчас должно быть чуть-чуть за сорок, но выглядит моложе. Спортивная подтянутая фигура и высокий рост добавляют шарма его облику.
  Моему сердцу стало тесно в плену рёбер, и оно принялось стучать по ним. Воздуха явно стало меньше вокруг меня, и я начала задыхаться. Пришлось присесть на корточки и обхватить себя руками. Вдох-выдох и снова вдох. Рядом со мной опустился кто-то на колени, а потом кто-то ещё и ещё, но я ничего не замечаю вокруг. Мои лёгкие работать отказываются и я готова распрощаться с жизнью.
  - Девочка моя, дыши-дыши, - раздаётся рядом голос лорда, а Ян держит меня за руку и делает глубокие вдохи вместе со мной, и просит, чтобы я повторила его движенья.
  - Исса! - заорал глава клана. Брюнет не вздрогнул, не удивился, а продолжил одной рукой держать меня за руку, положив при этом себе на колени, и другой - придерживать голову.
  - Злата, держись, - шепчет Ян, а я смотрю в его изумрудные глаза и понимаю, что не желаю оставлять его одного. Дыхание начинает выравниваться и кислород большими порциями попадает внутрь меня. Я огляделась и увидела родные взволнованные лица. Мила, Ян, Кэррой. Похоже, я их здорово напугала.
  - М-да, это у неё с детства, - произносит Мила, разъясняя ситуацию Яну. - Сильное потрясение приводит к такому состоянию. Мы показывали её врачам в мире людей и магам в Тарии, но ответ один и тот же - здорова.
  Артак кивает, и любимые очи снова смотрят на меня. Внимание! С каким выражением лица он это делает? Жалость? Нет, дорогой мой человек подобные чувства будят во мне зверя! Я резко поднимаюсь, зацепив его подбородок своей головой. Вскакиваю на ноги, не обращая внимания на его стоны: 'Ой' и 'М-м-м-м', - которые слетают с губ Яна, после чего он хватается за лицо.
  - Что?! Не нравится что я не такая как все твои писаные красавицы?! - кричу на брюнета и нависаю над ним. Он трёт ушибленное место, а я сверлю его взглядом. Это длится не долго, но в абсолютной тишине.
  - Нравится. Потому и люблю, - спокойно отвечает парень и поднимается с колен. Он отряхивает снег с джинсов и помогает Люде подняться. Потом он подходит к камню и собирает с него снег, чтобы приложить к подбородку. Дядя встаёт сам и, заключив меня в объятья, крепко сжимает. О! бедные мои кости! Сила драконья, за что мне всё это!
  - Как же я счастлив! Ты...ты... - всемогущему лорду не хватает красноречья, и он замолкает, снова сжав меня. Потом резко отстраняется и всем корпусом поворачивается к брюнету.
  - Ты её что? - интересуется дядюшка, а я начинаю бояться за красавчика. Мне он нужен живым и лучше если здоровым. Скрывать не буду, я всеми силами души хочу слышать от него эти слова, но сказанные вот так и при таких обстоятельствах в корне всё меняют.
  - Ты меня что? - спрашиваю я следом за главой клана, хмурю брови и упираю кулаки в бока. Поза, внушающая опасение, и Ян это понимает. Мила делает пару шагов и встаёт перед Яном, закрывая его своим телом. Дядюшка замер и я тоже, а Мила примиряюще улыбаться и произносит:
  - Дядя разреши мне представить тебе нашего однокурсника Яна Артака Ошкуй Адзевз. Он сопроводил нас до замка.
  Великий лорд хмуро посмотрел на парня. Подруга отошла в сторону и присела в реверансе. - Ян это наш с Хрисой дядя, Кэррой Орти Эфен Шарти.
  - Миленько, - фыркнула я, и ни на кого не обращая внимания, двинулась в сторону замка. Идти не далеко, прогуляюсь, заодно успокоюсь. Хотя вот до покоя мне как до тарийской луны. Я хочу, чтобы Ян любил меня, чтобы он мечтал взять меня в жены, но именно меня, а не мой титул в придачу к родословной. До всего этого я была 'занозой', а теперь вдруг он меня полюбил. Эка невидаль! Я теперь прекрасно понимаю, почему все наши женщины скрывают своё происхождение и глава рода до сих пор не женат.
  Через пятнадцать минут я оказалась у стен замка. За семь лет он совершенно не изменился. Исключение - небольшая пристройка, смутно напоминающая теплицу. Надо будет обязательно ознакомиться с этим новоделом. Я поднялась по каменным ступеням и вошла в парадные двери. Минуя огромный холл и поднявшись по мраморной лестнице, я вошла в центральный зал замка. Члены семьи и друзья собрались за широким столом, ожидают обеда и обмениваются впечатлениями. Моё появление заметили все присутствующие и обернулись. Затем, всем скопом, кинулись меня обнимать, целовать, плакать от радости и говорить всякие торжественные глупости. Первой я узнала тётю Марию, а в девичестве Марилину Орти Эфен Шарти. Она почти не изменилась с тех пор, как я видела её последний раз. Имена остальных вертелись в моей голове, но из-за общего шума и ликования я не смогла собраться и вспомнить их. Ничего, когда кутерьма стихнет я смогу сконцентрироваться на каждом.
  Обед проходит в дружественной обстановке, только мне отчего-то хочется сбежать в горы подальше от восторженных глаз, проливающих на меня ежесекундную любовь и ласку. Ян оживлённо принялся болтать с моей роднёй и расположил к себе буквально всех. Стараньями двоюродной сестрёнки потомок знатного рода Ян Артак представлен 'принцем голубых кровей'. Мне бы радоваться тому, что любимый мной мужчина нравится членам клана, но стало ужасно тоскливо и больно. Я жду чего-то или кого-то. В это время разговор вильнул в сторону и пошёл в иной колее. Родственники стали интересоваться основаниями нашего прибытия в родные пенаты посередине учебного года и Мила с Яном объяснили причину незапланированных каникул. Рассказ оказался страшным. Несколько магов пропали без вести. Одну из исчезнувших я знаю. Это Урсула Голиш. Несколько магинь учились в других университетах страны, но от этого проблема не становится менее ужасной. Скорее всё больше запутывается. Когда разговор зашёл о Стасе, я невольно вздрогнула и, отложив вилку, стала ловить каждое слово. Боль разрезала моё сердце, а в голове зазвучала одна фраза: 'Стас умер, его больше нет'. Мозг принялся пролистывать картинки нашего последнего дня и вспоминать лица тех, кто теперь стали моими врагами. Мысль о Марко и о том, что он ввязался в драку, заставила мою душу сжаться, и мне снова не стало хватать воздуха. Очередное недомогание мне не к чему и я запретила себе поддаваться эмоциям. Нужно узнать судьбу мага. О нём никто не заикнулся, и значит, есть надежда, что он жив и находится где-то вместе с остальными пропавшими.
  Ян поймал мой затравленный взгляд и ободряюще улыбнулся. Пришлось ответить ему тем же. Энтузиазма при этом чувствуется ноль и я сосредоточилась на своей тарелке. Пришлось вяло ковырять вилкой холодную перепёлку, чтобы родственники не пристали с расспросами. Аппетита нет совсем. Дверь распахнулась, и на пороге зала объявился тот, кого собственно я и жду всё это время. Золик, собственной персоной.
  Все разом посмотрели на вновь прибывшего, и дядя вышел из-за стола, чтобы поприветствовать гостя. Парень внимательно посмотрел вокруг и, заметив меня, вежливо поклонился. Кто бы сомневался, а? Его высочество всегда отличался галантными манерами и злым себялюбивым нравом. Я теперь важная птица вот самцы и слетаются. Это практически официальное объявление брачного периода в клане Шарти. Мы с Милой переглянулись, и я закатила глаза. Госпожа Ростова прыснула в ладошки, но быстро собралась и, выпрямив спину, уселась, как и подобает знатной девушке. Я поступила также.
  Кэррой пригласил Золика за стол. Тот недолго думая уселся напротив меня и томно вздохнул, потупив глазки. Надо же! Передо мной теперь не гроза всего университета 'Прикладной магии', а романтичный юноша. Толи ещё будет, ой-ё-ей! Ян заметно напрягся и, сузив глаза, взглянул на чародея.
  - Привет, давно не виделись, - обратилась я к гостю. - Как дорога? Сугробов много намело?
  - Здравствуй Исса, - расцвёл улыбкой наследный принц. - Дорога уже еле прощупывается. Думаю, несколько дней нам придётся побыть в замке.
  - Хорошо, ваше высочество, - я мило потупила глазки и сделала попытку покраснеть. Не получилось. - Ты ведь знаком с Яном Артаком?
  - Мы встречались... - нахмурив брови, произнёс Золик и посмотрел на Яна. Маги кивнули друг другу и как по команде уставились на меня.
  - Вот и отлично. На этом с хорошими манерами покончено! Ты второй человек кто должен был узнать меня и освежить мне память. Но ты, как и моя любезная кузина не потрудился этого сделать. Есть причина?
  Обедающие замолчали и вперили глаза в свои тарелки. Сейчас стало слышно, как воет вьюга за окном. Это хорошо, никто не сможет отыскать нас. Даже если кто-то отважится на поиски, то попадёт в бураны. Они в Шарти мощные и длятся не меньше пяти-семи суток.
  - Есть, - коротко ответил парень после непродолжительного молчания и ласково (кто бы мог подумать!?) посмотрел на меня.
  - Твой отец знает обо мне?
  - И 'да' и 'нет', - ответил чародей.
  - Восхитительно, а главное в твоей обычной манере, - чеканя каждое слово, сказала я и поднялась из-за стола.
  - Прости, я...
  - Ты! Именно Ты! И все вы здесь! - громко произнесла я и махнула рукой. Затем повернулась и покинула зал. Никто не решился меня догнать. Я поднялась в свою комнату и кинулась на постель. Обняв подушку руками, я вдоволь наревелась, а потом перевернулась на спину и подоткнула её себе под голову. Судя по обстановке в комнате ничего не стали менять с того момента как мы с мамой покинули замок. Пыли нигде не наблюдается. Значит, уборка производится регулярно, а потом также регулярно ставится всё на прежние места. Дяде в педантичности не откажешь или они догадывались, что я жива? Я перевернулась на бок и закрыла глаза. Мысли заметались в моей голове, разрывая её на части, и я снова открыла глаза, тяжело вздохнув.
  Золик. Он внук одного из Предводителей строя. Второй Нерветро женился на магине и остался жить в Шартийских горах, построив крепость. Через какое-то время к нему на службу попросились несколько воинов. Он с радостью принял их. Маги стали помогать хозяину замка. Время шло, и дружба тех людей породила клан Шарти. Главой рода стал Нерветро, а его помощники - Предводителями строёв. Маги приходили и оставались в горах, осваивая новые территории и неся службу в рядах. Титулы и звания передавались в клане согласно изначальному порядку, вот потому дядюшка сейчас в лордах и ходит. Много лет назад дочь одного из Предводителей строя влюбилась в парня по имени Миркаль. Тот пожелал на ней жениться, но девушка была не нужна ему. Основной целью являлся клан. Ему хотелось власти, и он надеялся, что Шарти поддержат его в войне против Единорогов. Кончилось всё печально. На девушке никто не женился, а война была развязана. Прошло лет пять или семь после первых боевых действий против Единорогов, когда предводитель узнал, что его единственная дочь ждёт ребёнка. После изнуряющих бесед выяснилось, что отцом ребёнка является Миркаль и он повторно готов просить руки и войти в клан. Новый отказ породил новый всплеск слёз и истерик, и как следствие всего этого преждевременные роды. Девушка умерла во время родов, хоть и была окружена лучшими магами клана. После победы в двадцатилетней войне Миркаль сел на трон и назначил Золика своим преемником. В клан нынешний правитель не вхож, но с этим прекрасно справляется его сын. Когда мы с принцем подросли, нас объявили женихом и невестой. Тактический ход со стороны клана оправдал себя и король 'на удочку' попался. С тех пор парень вообразил себя моим защитником и настоящим суженым. Я уверена, о моём прибытии ему сообщил его дед. Это понятно. Другое дело, поведение во время учёбы в университете. Он никому из клана не сообщил о том, что я жива. Пусть с головой у меня проблемы, но среди близких мне людей я могла быстрее всё вспомнить. Здесь что-то не так. Надо будет поговорить с Золиком, но для начала выдержать паузу. Всем известен мой нрав и придётся быть последовательной и соответствовать ему. В этот момент у меня возник план, как мне действовать дальше и что предпринять. Идея показалась настолько хорошей, что я принялась обдумывать детали.
  В дверь постучали, и я потащилась открывать. На пороге, облокотившись на дверной косяк, стоит Ян.
  - Привет, - мило произносит он, а моё девичье сердце замирает от счастья. М-да, этот парень может обаять любого и мне надо взять себя в руки.
  - Виделись уже, - буркнула я и нахмурилась.
  - Можно с тобой поговорить? - поинтересовался чародей, а я отрицательно покачала головой в ответ. - Я много времени не займу.
  - Нет.
  Ян наклоняется и целует меня в губы. Я не успела опомниться, как водоворот чувств захватил меня и потянул за собой в страну сладости, нежности, страсти. Буквально полчаса назад меня раздавила смерть Стаса и вот я снова парю в облаках и на что-то надеюсь в грядущем. Нет, сначала надо разобраться с проблемами, а уже потом...Его руки сомкнулись на моей талии, и он прижал меня к себе. Я обняла его за шею. Поцелуй продолжился, и я потеряла чувство реальности.
  - Заходи, - шепчу я охрипшим голосом и делаю шаг назад. Он повторяет моё движение и мы разрываем объятья.
  - Нет, это не правильно, - произносит он еле слышно.
  - Правильно, - настаиваю я и хватаю парня за руку, заставляю войти в комнату. - Я объясню тебе почему.
  Ян переступил порог, прошёл вглубь помещения и остановился. Обернулся ко мне. Я закрыла дверь и повернула ключ в замке. Облокотившись на дубовое полотно спиной, я внимательно посмотрела на молодого человека. Постояв так некоторое время, отлепилась от двери и подошла к Яну. Он, не отрываясь, смотрит на меня. Я взглянула в зелёные глаза и обвила его шею руками.
  - Предлагаю объединиться в союз, - сказала я. - Сейчас, ты поцелуешь меня и не станешь останавливаться и останавливать меня. Потом, когда всё между нами произойдёт, ты расскажешь мне что знаешь об ордене 'Красной змеи', их вкладе в магическую жизнь Тарии. К тому же мне интересны некоторые персоны при дворе.
  Ян внимательно слушает меня и смотрит во все глаза. Понимание и решительность отражаются на его лице. Он заключает меня в объятья и притягивает к себе. Наклоняется, и его губы оказываются рядом с моими.
  - Я не хочу просто так, Злата, - шепчет маг. - Я хочу стать твоим мужем.
  Меня сковывает напряжение, и я пытаюсь что-то сказать, но слов нет. Ян выдерживает паузу и легко целует в губы. Отстранившись, он продолжает говорить:
  - У тебя есть жених, но для меня это ничего не значит. Я люблю тебя и прошу стать моей женой.
  Я облизываю губы и пытаюсь унять бросившееся вскачь сердце. Это не помогает, оно продолжает стучать, отдаваясь в моей груди глухими ударами. Всё слишком хорошо, чтобы быть реальностью. Неужели кто-то рассчитал заранее мои поступки и теперь втягивает меня в игру? Нет-нет, это просто неуверенность и страх перейти грань. К моему сожалению этой грани уже давно нет, а мы глупые людишки, всё рисуем её и пытаемся навязать другим своё видение.
  - Золик назван моим женихом в угоду новому королю, чтобы заключить пакт о ненападении. Это выгодное для обеих сторон сотрудничество и не более. Я свободна от обязательств, и никто не будет меня неволить, выдавая замуж.
  - Хорошо.
  Ян опустился на одно колено передо мной и, прижав правую руку к левой груди торжественно произнёс:
  - Хриса Орти Эфен Шарти, прошу твоей руки и сердца. Я клянусь, что до конца своих дней буду тебе хорошим мужем, верным другом и соратником. Я буду любить и дорожить тобой, служить опорой во всём пока в моей груди не остановится сердце. Отныне нет для меня другого, более священного долга, чем оберегать твою жизнь и свободу. Клянусь.
  - Я сожалею... - начала говорить я, но парень остановил меня поцелуем. Сладость, любовь, нежность нахлынули на меня, и я ответила ему тем же. Спустя какое-то время я отстранилась от чародея и сказала:
  - Ян Артака Ошкуй Адзевз, я клянусь до конца своих дней быть верной и любящей женой, пока ты не захочешь всё изменить. Ты по своему усмотрению можешь нарушить клятву, данную мне.
  У меня нет нужды и желания привязывать Яна к себе, и дала ему это понять. Для меня сейчас важно выполнить своё предназначение, и я справлюсь с этим.
  - Злата, я не собираюсь нарушать клятву, пойми! - зарычал парень, и зло посмотрел на меня.
  - Ш-ш-ш-ш, - приложив указательный палец к его губам, сказала я и пошла к валявшемуся в углу рюкзаку. Я извлекла из него Грааль и вернулась к брюнету. - В нашем роду существует ритуал бракосочетания. Он давно забыт. Мы скрепляем супружеские узы также как и все в Тарии. Но когда-то давно, члены нашего клана считали обязанностью пройти церемонию по всем правилам. Это требует определённой уверенности в партнёре, как в самом себе. После клятв произнесённых друг другу жених и невеста заключают кровный союз. Они смешивают кровь в чаше и читают заклятие. Сила наполняет обоих супругов и уравновешивается. Они становятся одним целым и имеют равные возможности. Я доверяю тебе. Мне хочется верить, что ты распорядишься силой достойно.
  - Мне нужна только ты, а не древние ритуалы.
  - Если не сделать по-старинному Золик оспорит наше бракосочетание и жениться на мне.
  - Раз это единственный шанс быть с тобой, то я готов.
  Я вытащила из заднего кармана меч и отдала его Яну. Чашу оставила себе потому, что она может лишить возлюбленного силы. Я начала произносить слова супружеской клятвы из древней церемонии, а Ян повторять за мной фразы. В конце парень сделал нам обоим надрезы на ладони, из которых тут же полилась кровь. Я подставила чашу под рубиновые капли. Когда моя кровь и кровь Яна смешались на дне Грааля, струя яркого свечения хлынула из металлической чаши и магическая сила разлилась и заполнила всё пространство. Снежная буря за окном моментально стихла, и яркое солнце осветило небосклон. Чаша опрокинулась и кровь, превратившаяся в серебристые гранулы, рассыпалась по полу комнаты. Долетев до плоской каменной поверхности, они распались в прах. Ян опомнился первым и, вытащив из кармана носовой платок, принялся перевязывать мне руку. Закончив, он схватил полотенце и перемотал своё запястье. Я всё это время молча наблюдала за его действиями и силилась понять, в какой момент он скажет мне правду.
  - Теперь ты Нерветро, - тихо сказала я и взглянула на своего супруга. Он выпрямился и, взяв меня за плечи, со всей силы сжал руками.
  - Мы наполнили Тарию магией! - ликующе произнёс парень. - Мы спасли нашу страну, Злата!
  - Да.
  - Теперь ты мне жена и ... - благоверный не стал договаривать. Он нежно обнял меня и приник своими губами к моим. Райская истома затопила моё существо. Реакция тела на простое действие показалась странной, но блаженно прекрасной. Руки Яна стали поглаживать мою шею, спину, бёдра. Жар от ладоней супруга передался моей коже. Дыхание участилось, и в какой-то момент я растворилась в происходящем. Мои руки обвили его торс, и я крепче прижалась к нему. Кисти сами собой стали поглаживать спину. Брюнет застонал и, оторвавшись на мгновенье от моих губ, впился в них с большей страстью. Поцелуи стали настойчивыми, а объятья сильными и пламенными.
  
  Глава семнадцатая
  
  
  Андрей Ростов пребывал в тихом бешенстве. Совместная работа магов из его групп реагирования и 'Отдела номер 9' принесла свои плоды. Чётка картина того как передвигался Стас на каждом отрезке пути начала прорисовываться. На гладкой поверхности его рабочего стола лежат диски с записями видеокамер со зданий, мимо которых проходил парень и фотографии, сделанные Степаном Савиновым. Единственное время в дороге, которое провёл его сотрудник без наблюдения, это самолёт, доставивший мага в Москву.
  Андрей Николаевич откинулся на спинку кресла, в котором сидел, и завёл ладони себе за голову. Ему сейчас необходимо всё хорошенько обдумать прежде, чем предпринять серьёзные шаги. Мужчина прикрыл глаза и представил свою жену. Светло-карие глаза, каштановые волосы, тёплая улыбка. Сердце в груди забилось чаще, и бизнесмен разомкнул веки. Он соскучился по своей Марии, но не может прервать работу. К тому же они с дочерью внезапно куда-то уехали и сообщили об этом сегодня утром. Сейчас господину Ростову нужно сосредоточиться и правильно использовать ситуацию.
  - Марина, кофе мне принеси, - приказал он секретарше, нажав кнопку на переговорном устройстве. - Сахар положи три куска.
  Предприниматель встал из-за стола и прошёлся по кабинету. Подойдя к окну он, уперев руки в подоконник, выглянул во двор. Шлагбаум пропускного пункта поднят вверх и по асфальтовой дороге проехал внедорожник Степана. Робкий стук в дверь заставил Ростова выпрямиться и обернуться.
  - Войдите.
  - Ваш кофе Андрей Николаевич, - сказала секретарь и прошла к столу. Тоненькая, высокая, гибкая Марина обладательница мягкой улыбки и нежных глаз с первых дней работы будоражит кровь бизнесмена. Тёмно-рыжие вьющиеся волосы укрывают плечи и заканчиваются немного пониже лопаток. Именно эти медные локоны больше всего нравятся мужчине. Сняв с небольшого металлического подноса чашку с налитым в неё 'капучино' молодая женщина остановилась ненадолго возле стола в ожидании дополнительных распоряжений. Они не последовали. Робко, потупив глаза, она устремилась к двери и, замерев около неё на мгновенье, взялась за ручку.
  - Марина останься, - произнёс предприниматель, и секретарша безропотно повернулась к нему. - Мне нужно чтобы ты была рядом...
  Дальнейших слов не потребовалась. Молодая женщина вскинула голову и взглянула на Андрея. Улыбка озарила её лицо, и она медленно двинулась к Ростову.
  - А я думала наш роман закончен, - нежно проговорила девушка, обняв дельца за шею. - Мне так тебя не хватало.
  Андрей Ростов наклонился и принялся целовать губы секретарши. Через некоторое время Марина отстранилась и, нащупав дрожащими руками застёжку 'молнию' на спине платья, попыталась её расстегнуть. Мужчина пришёл ей на помощь, и облачение пало к ногам девушки. Предприниматель, в который раз поразился красоте фигуры любовницы. Он медленно стянул лямки лифчика и опустил его на талию секретарши. Его взору открылся безупречной формы бюст. Маг наклонился и, взяв одну грудь в руку, принялся целовать другую, слегка покусывая. Марина застонала и выгнулась от удовольствия. Взяв на руки девушку, он отнёс её на диван и, положив на кожаную поверхность, расстегнул рубашку и улёгся сверху. Он продолжил ласкать тело любовницы. Ему нравится заниматься с ней сексом, ведь в момент близости она одаривает его необыкновенным эмоциональным потоком, который тут же трансформируется в магию. Этого не происходит ни с одной женщиной, даже с женой. После трудных переговоров, во время которых ему приходится использовать чародейское воздействие, он всегда уединяется со своей секретаршей и проводит с ней ночь напролёт, наполняя себя силой. Но сегодня ему захотелось простой женской ласки, обожания и покоя. Проще добраться до ближайшего портала и отправиться к жене, но дела требуют его постоянного контроля, и провести время в кругу семьи нет возможности.
  Получив порцию магии, Андрей Ростов лёг рядом и уткнулся в плечо молодой женщины. Марина молча легла на бок к нему лицом и поцеловала страстно в губы. Затем провела рукой по груди и прессу бизнесмена. Она всегда так делает, когда соитие совершено, и страсть начинает утихать. Это стало привычным для Андрея. С женой всё иначе. После занятия любовью он никак не может остыть и ещё долго ласкает её тело, стремясь продлить удовольствие. Пыл угасает, но он всю ночь сжимает свою супругу в объятьях, пытаясь насладиться запахом её кожи. Безумие, охватывающее его каждый раз при лёгком прикосновении к ней, не ушло с годами, а стало сильнее. Он изучал её все эти годы, ночь за ночью пытаясь удержать в памяти каждый вздох, каждое постанывание. Ему это нужно, чтобы ощущать себя единственным мужчиной в мире умеющем доставлять Марии подлинное удовольствие. Кто-то может сказать, что любая женщина после прожитых двадцати лет в браке становится для своего мужа 'прочитанной книгой'. Это всё глупости. Хорошо знакомые повадки женщины - это уверенность в результате. Ростов привык всё контролировать и подобная ситуация для него не утомительна, скорее наоборот ему необходимо чтобы всё было в его власти и жена тоже.
  Марина выгнулась, лёжа на боку и её пышный бюст оказался прямо у губ мага. Ростов поцеловал упругий сосок и девушка застонала. Всё повторилось: порывистость, страсть, нежность. Только ласки он дать не может. Она целиком и полностью принадлежит супруге.
  - Марина, мне нужно ещё поработать. Позови ко мне Степана и иди домой. Я вечером приеду к тебе, - произнёс хозяин кабинета и встал, чтобы отправиться в душ. Открыв дверь в комнату отдыха, он взглянул на секретаршу и остановился в нерешительности. Взгляд любовницы ему не понравился. Смесь чувств и ничего конкретного, но мужчина испугался. Он мысленно соткал заклинание и набросил на Марину. Ему стали доступны её мысли. Ничего нового, кроме одного: она хочет уйти из жизни. Способ, которым она желает это сделать, уже придуман. Весьма странный надо сказать способ. Подарить свою сущность какому-то парню, всю без остатка, чтобы он избавил её от мыслей и переживаний.
  - Ты ничего мне не хочешь сказать? - спросил чародей и развернулся к молодой женщине. Та отрицательно покачала головой и поднялась с дивана. Медленно поправила лифчик и, наклонившись, подобрала платье с пола. Постояв с ним в руке под выжидающим взглядом Ростова, девушка начала одевать его на себя.
  - Подойди, я помогу застегнуть 'молнию', - предложил мужчина. Марина приблизилась к нему и повернулась спиной. Андрей положил руки к ней на плечи и поцеловал в шею. Странная смесь удовольствия и нежности посетила его сердце. Ему стало жаль свою любовницу, как никогда до этого. Он погладил её руки, поцелуями покрыл спину и опустился на колени, положив ладони на бёдра. Девушка запрокинула голову назад, и её длинные волосы дотянулись до лба чародея. Бизнесмен снова накинул сплетённое заклятие и проник в мысли шатенки. Она мечтала о нём, она желала его, она хотела быть только с ним. Тот странный парень, о котором она размышляла пару минут назад, растворился в тумане обожания к нему, Андрею Николаевичу Ростову.
  - Я люблю тебя, - шёпотом сказала Марина, и мужчина услышал её слова. - Понимаю, что надеяться мне не на что, но... Если я тебе не нужна, скажи об этом прямо.
  Марина резко развернулась и сверху вниз посмотрела в глаза своего работодателя. Андрею ещё ни разу не доводилось видеть такой взор от кого-нибудь в его жизни. Он знает, что жена его любит, но даже она не смотрит на него так.
  - Зайка, кто тот парень? - ласково задал вопрос бизнесмен и поднялся с колен. Теперь он выше этой девчонки и ей приходится смотреть на него снизу верх. Лучше бы он этого не делал. Ему стало странно больно от этого взгляда полного обожествления и тоски. Она смотрит на него, словно он кумир, который однажды посетил её жизнь.
  - Ты о ком? - спокойно спросила Марина.
  - Ну, тот мужчина, о котором ты всё время думаешь. Ты уверена, что он не причинит тебе боль?
  - Нет. Он может подарить мне забвение...Это спасение для меня.
  - О каком забвении ты говоришь? - заорал Андрей и, схватив Марину за плечи, резко дёрнул на себя. Она не стала сопротивляться. Словно кукла смотрит в одну точку и не моргает. Через несколько секунд она чуть слышно произнесла слова, которые насторожили бизнесмена:
  - Быть упокоенной заживо лучше, чем жить, и натыкаться каждый день на твоё равнодушие.
  Андрей попытался проникнуть в мысли своей любовницы, но там теперь царит пустота и желание поскорее покинуть кабинет. Будучи человеком умным он понял, что сейчас происходит переломный момент в их отношениях и если он проявит внимание и заботу, то вполне возможно девушка расскажет ему всё, что происходит. Он поднял её на руки и поднёс к своему рабочему столу. Одной рукой смёл все бумаги с него и усадил Марину на жёсткую поверхность.
  - Нет уж милая, упокоиться заживо я тебе не позволю. Ты у меня сейчас молить будешь о пощаде!
  Он никогда и никому не делал то, что в этот вечер сделал для Марины. Она стонала под ним, извивалась, ныла, кричала и снова стонала. Через некоторое время он перенёс её на диван и продолжил занятие любовью. Он отпустил себя полностью, перестал контролировать и отдался безудержной страсти. С женой он пытался стать лучшим и заранее обдумывал каждое своё действие. Часто сдерживал себя, чтобы сделать хорошо ей. Сейчас он с животной яростью впивается в молодое тело и ему это нравится. Другого мужчины у этой малышки быть не может. Только он и никто иной. Магу стало всё равно, что происходит вокруг. Для него важно получить желаемое, а именно, чтобы Марина поняла: он может быть безрассудным. Когда всё закончилось, девушка снова застонала и протянула руки к своему любовнику. Он поцеловал её кисти и завёл их себе за голову.
  - Приготовься. Впереди ещё несколько раундов, - хрипло сказал мужчина.
  - Ещё? - тихо отозвалась Марина и выгнулась навстречу любовнику. - Я и не думала, что так хорошо может быть. Ты мой и только мой...сейчас.
  - Я твой, - отозвался маг, - сейчас только твой. Приготовься к продолжительно ночи, полной страсти. Я тебе докажу, что нужна мне.
  - Докажи.
  Это приговор, который Андрей принялся исполнять с энтузиазмом и пылом. Мужчина решил, что до утра все сложные решенья подождут. Сейчас главное это головокружительное упоение, которое он испытывает. Он и его страсть, сдерживаемая годами брака, принадлежат этой хрупкой человеческой девушке.
  
   ***
  
  Степан Савинов подъехал к офису и, выйдя из машины, направился к крыльцу. Дверь распахнулась и из неё выскочила 'вторая' секретарша Ростова, Люба. Девчонке лет двадцать-двадцать пять. Весёлая, курносая, задорная. Она улыбнулась вампиру, придержав дверь и поздоровалась.
  - Шеф у себя? - задал вопрос Степан. Дверь закрылась, соскользнув с маленькой ладошки Любы, а девушка, обернувшись на хлопок, снова взглянула на мужчину.
  - Да. Он с Мариной. Думаю, на сегодня поручений не будет. Они там...
  - Понятно...Ладно. Рабочий день к концу подходит, может по чашечке кофе? - предложил Степан и внимательно посмотрел на собеседницу. Та зарделась и, потупив глаза, кивнула.
  - Здесь недалеко ночной клуб 'Фиалка'. Кофе там приличный и ночная программа тоже. Сходим? Пятница же...
  - Отлично, только не в 'Фиалку'. Недалеко открылся новый ресторан, 'Казарма' называется, - отозвалась курносая и подняла голову. Взгляд 'в упор' пригвоздил вампира, а сердце его дрогнуло. Он понял, что девушка влюблена в него. Это отчётливо читается в её глазах.
  - Хорошо, - легко согласился на встречное предложение маг и улыбнулся секретарше. - Люба, если хочешь, можем в кино сходить после ужина.
  - Прекрасная идея, - поддержала предложение девушка и лучезарно улыбнулась.
  Степану стало неудобно под таким светящимся взором. Сблизиться с Любой он решил не потому, что она ему интересна, а для того чтобы побольше узнать о делах фирмы. Стас дальний родственник Степану. Хотя родство в вампирском обществе вещь весьма своеобразная, но мужчина чувствовал ответственность за паренька. Его мать, Марица, глава румынского клана нежити. Титул достался ей по наследству от родителя, как и дружеское расположение магаданского клана. Она планировала передать власть своему сыну. Теперь сына нет, и вина за его смерть лежит на Степане. Единственная возможность поправить ситуацию и не развязать войну это во всём разобраться. Чародей позвонил Марице и попросил дать ему время отыскать настоящего убийцу и передать его в руки румынских вампиров. Многолетняя дружба помогла убедить безутешную мать, и время было дано. Сейчас Степану нужно получить как можно больше информации о ситуации в фирме 'Светлая даль'. Любовница шефа, Марина, врятли захочет поделиться секретами, по одной простой причине, что ей эти секреты не известны. Ростов держит её за энергетическую подпитку и не более. Совсем другое дело Люба, которая выполняет всю работу за Марину, за себя и ещё за юриста. Степан давно приметил, эту девчушку и если бы не был на двадцать лет старше неё, то не отказал себе в удовольствии поухаживать за ней. Сегодня он твёрдо решил расположить к себе секретаршу и разработал план ухаживаний, а на самом деле это оказалось ни к чему. Курносая в него влюблена. Пара ласковых взглядов, нежных прикосновений, комплиментов и Люба поведает обо всех документах, что прошли через её руки. Вампиру важно узнать о 'посылке' как можно больше. Вполне возможно дело как раз в ней. Убийство Стаса произошло не случайно, в этом Савинов не сомневается. На теле парня обнаружены многочисленные раны от меча. Значит, он боролся. Только с кем? Куда делась та забавная блондинка вместе с 'посылкой'? Вопросы, на которые прежде чем ответить, нужно собрать информацию. Но самый главный вопрос, на который нет ответа - это способ убийства мага. Он погиб, как и молодые женщины из мира людей.
  - Пошли? - спросила Люба, переминаясь с ноги на ногу. Степан задумался и не заметил, что уже некоторое время стоит напротив девушки и молчит. 'Хорош ухажёр, нечего сказать', - подумал вампир и улыбнулся.
  - Извини, задумался. Работа в голове... - вежливо сказал мужчина. - Ты не будешь против немного прогуляться? Весь день в машине и...
  - Это прекрасно, - поддержала его секретарша. - Прогулка, это то, что нужно.
  Начало было положено, и вампир не стал сомневаться, что сегодня ночью он узнает обо всех проблемах логистической организации. Всего-то и надо воспользоваться влюблённостью это курносой и затащить её к себе домой. Разговорить симпатичную девушку не составит труда. В крайнем случае, он набросит на неё чары.
  Заняв место за свободным столиком, Степан сфокусировал всё своё внимание на собеседнице и чувственно глядя ей в глаза начал поглаживать её руку. Во время моциона до ресторана они обсудили погоду, и сейчас вампир попробовал нащупать новую тему для разговора. Она, как ни странно нашлась. Вибрация трубки мобильного телефона в его кармане заставила вздрогнуть и убрать руку с кисти девушки.
  - Прости...телефон...может с работы? - заискивающе произнёс Савинов и вытащил злополучное устройство из кармана брюк. Проведя по сенсорному экрану пальцем, он приложил аппарат к уху. - Да.
  - Привет, - раздался в трубке женский голос. - Это Злата. Помнишь, мы как-то пересеклись в деревеньке под Магаданом?
  Степан дёрнулся, словно его ударило током. Этого не может быть! Он записал телефон на бумажке и сунул его в руку той блондинке с меткой, не особо рассчитывая, что она ему позвонит. А тут такая удача!
  - Привет. Не ожидал.
  - Значит я 'как снег на голову'? - в трубке заливисто рассмеялись.
  - И 'да' и 'нет', - улыбаясь, ответил вампир. - Тебе снова нужна тёплая одежда и билет на самолёт?
  - Не-а, - задорно сказала собеседница. - Мне нужна помощь иного порядка.
  - Например....
  - Встретимся, расскажу.
  - Я сейчас... эээ...немного занят, поэтому...эээ...
  - Ага, вижу. Свидание дело хорошее. Поэтому прошу аудиенции на завтра. Часиков в девять вечера в клубе 'Фиалка'.
  - Ты видишь меня? - удивился Степан и принялся озираться по сторонам.
  - Ага. Да не верти ты так головой, оторвётся. Девушка твоя вон уже напряглась и лицо скуксила.
  Мужчина обернулся к Любе и взглянул на неё. Злата права, секретарша закусила губу и побледнела. Надо срочно спасать положение иначе все ухаживания и тёплые речи пойдут не впрок. Он не сможет получить желаемое.
  - Скажи ей, что я не 'скуксилась', а просто не люблю, когда так неинтеллигентно поступают, - выдала Люба и вампир растерялся.
  - Ладно-ладно. Не буду портить вам вечер. Короче - до завтра, - трубка замолчала.
  
  Глава восемнадцатая
  
  
  Бархатистый снег слепит глаза, и я щурюсь. Упавшее дерево, на котором я пристроилась, покрыто инеем, словно пушистым белым мхом. Красиво. Но это меня сейчас мало заботит. Мысли кружат в моей голове, и их вихрь сеет панику в душе. Мне нужно обмозговать план действий на сегодняшний вечер, но вместо этого я думаю только о Стасе. Память услужливо подсовывает картинки из детства.
  Я всегда знала, что меня не предадут, выручат, рассмешат. Друг детства всегда был на моей стороне. Чтобы не случилось он рядом. Мне трудно дался разрыв между нами и его отчуждённость. Он перестал обращать на меня внимание и замечать. Это произошло так резко и быстро, что я ещё долго не верила в наше расставание. Но это случилось. Матрёна и Марьяна разговаривали со мной, пытаясь посеять в душе 'разумное, доброе, вечное' и втолковать причины такого холода в отношениях. По их мнению, всё было слишком просто: 'Мальчик вырос, и у него появились взрослые интересы'. А мне куда деваться? Я хорошо помню, как запрятала свою тоску по другу в дальний уголок своей души и стала жить своей обычной жизнью, но по ночам долго плакала. Прошёл год и я прекратила лить слёзы и выбросила Стаса из головы. Меня перестало волновать, что мы сталкиваемся в университете и то, что пересекаемся во время перемен. Изменилось всё только однажды.
  Помню, был погожий весенний денёк. Я закончила помогать тёте Матрёне в университетской лаборатории и вышла на крыльцо учебного здания. Солнце стояло высоко, и на небе не было ни одного облачка. Я подняла руку и, приложив её ко лбу на манер 'козырька', посмотрела по сторонам. Мне нужно было отыскать Петра Лукича и позвать его к Матрёне.
  - Когда я вижу, блеск твоих волос на солнце, то не могу себя сдержать, - раздался у меня за спиной родной голос. Я резко обернулась и увидела Стаса. Сердце сжалось, а потом помчалось галопом.
  - Привет, - только и смогла произнести я. Постояв немного в замешательстве и борясь сама с собой, я закрыла лицо руками и уткнулась в грудь друга детства. Слёзы полились из глаз ручьём, а Стас принялся гладить меня по голове. Всхлипывая, я вытерла солёные дорожки на щеках и в упор посмотрела на мага.
  - Нам давно надо было поговорить, просто я не решался, - сказал парень и протянул руку. Мне осталось только вложить свою ладонь в его, как раньше, когда мы были детьми. Я так и поступила. Мы вместе спустились по ступеням и пошли в парк. Найдя укромное место, расположились на лавочке. Стас по-прежнему держит меня за руку, а я не делаю попыток избавиться от хватки.
  - Прости, что так всё получилось, просто... - начал молодой человек и замолчал. Было видно, что он никак не может сказать, хоть и пытается. Я, храня безмолвие, смотрю на него и жду. Понимаю, что сейчас он скажет, почему всё так произошло, но он не издаёт ни звука. Вместо этого Стас поднимается со скамейки и, положив ладони рук на затылок, начинает ходить из стороны в сторону. Шаги размеренные, словно он на прогулке и никуда не торопится. В какой-то момент он останавливается спиной ко мне и ладонью трёт шею, будто она у него затекла. Таким я ещё его не видела. Взрослый, серьёзный, спокойный, сильный. Постояв так немного, Стас обернулся в пол-оборота ко мне и подмигнул. Убрал руку с шеи и, подойдя к скамейке, сел на неё.
  - Злата, ты знаешь, что означает твой шрам на запястье? - задал вопрос парень и нежно улыбнулся.
  - Нет, - коротко ответила я и снова замолчала. Мне не захотелось продолжать разговор потому, что я побоялась спугнуть хрупкую удачу, которая обратила на меня сегодня своё внимание.
  - Не зна-а-а-ешь, - протянул слово Стас и взял меня за руку. Он перевернул мою кисть ладонью вверх и, наклонив к ней голову, поцеловал треугольный шрам. Чёлка щекотно коснулась моей кожи, и я улыбнулась. - Я тоскую по тебе, хоть и вижу часто.
  - Почему мы не можем быть, как и прежде друзьями? - задала я главный для меня вопрос, но друг детства на него не ответил. Он протянул руку и погладил мои волосы. Такой знакомый и такой трогательный жест заставил меня глубоко вздохнуть.
  - Злата я не умею подчиняться и не хочу. Мне трудно без тебя, но с тобой невыносимо тяжело. Если бы всё было иначе...Почему так?
  - Я не понимаю, о чём ты говоришь! Почему ты так со мной? - с обидой произнесла я. Слёзы навернулись на глаза и готовы пролиться солёными каплями.
  - Тебе не надо этого понимать, девочка моя. Пусть всё будет, как будет. Помнишь наше знакомство?
  - Да.
  - Я тогда очень хотел поехать в тот замок. История прекрасная и романтичная. Я стоял и думал о том, что нет равных мне, и я одержу победу. Потом я увидел тебя и что-то во мне перевернулось. С тех пор я всё время вспоминаю легенду, которая закончилась болью и страданием.
  Я вырвала свою руку и, вскочив на ноги, убежала прочь от Стаса. Всю ночь проплакала, а на утро я встретила его в университете, и между нами был прежний холод и пустота.
  Сейчас я дорого дала, чтобы вернуться в тот злосчастный день, когда Стаса не стало. Я не ушла бы, оставив парней биться с тем головорезом. Память, что же ты творишь со мной? Я закрыла глаза. Слёзы обожгли веки и тёплыми каплями поползли по щекам. Я не стала их вытирать, пусть себе текут.
  - И долго ты будешь себя казнить? - неожиданно раздался голос и я вздрогнула. Передо мной присев на корточки обретается Золик. Он так тихо подкрался, что я не заметила его.
  - Ты о чём? - дёрнув плечом, задала я вопрос.
  - О! Ты дёргаешься, значит, я прав, - не обращая на мои слова внимания, сказал маг и уселся на дерево рядом со мной.
  - Я задала вопрос, - грубо произнесла я, а парень даже не пошевелился. Сидит себе и вдаль смотрит на горы.
  - Красиво здесь. Я давно дома не был.
  - Не выводи меня из себя! - взорвалась я и толкнула рукой плечистого здоровяка.
  - Даже не пытаюсь. Ты думаешь о своём Стасе. Соболезную. Я приглядывал за тобой всё это время, и ваша дружба мне казалась искренней. По крайней мере, с твоей стороны. Жалко парня.
  - Да, ведь подойти и сказать, кем я на самом деле являюсь, духу не хватило! Куда там! Гроза университета великий и могучий принц всея Тария!
  - Кричи-кричи, это полезнее для тебя, чем изводить себя понапрасну.
  - Ты! Ты!..
  - Я-я-я, продолжай. Выпусти пар. Ударь, если хочешь. Мы даже можем сразиться на мечах, но только не вини себя в том, что тебя рядом не было в момент его смерти.
  Я беспомощно закрыла глаза руками и заревела. Золик притянул меня к себе и совсем как в недавних воспоминаниях Стас принялся гладить меня по волосам. Не знаю, насколько долго всё это длиться, но мне стало легче. Отодвинувшись от парня, я собрала снег рукой и умылась им. Раскалённой коже век стало легче. Я знаю, что соплеменник наблюдает за мной, но я не тороплюсь начать разговор с ним. Я зачерпываю следующую пригоршню ледяных хлопьев и снова прикладываю к лицу. Белый пух превращается в воду, и она течёт по моим рукам. Золик достаёт из кармана полушубка платок и протягивает мне. Я вытираюсь. Теперь я готова к любым разговорам и к любому повороту судьбы. Я не знаю, откуда у меня такая уверенность, но Стас будет отомщён. Это дело времени и моих стараний.
  Вчера вечером после первой брачной ночи я потихоньку покинула супруга и, взяв рюкзак, прошла в ванную комнату. Порывшись во всех карманах сумки, обнаружила визитную карточку Стаса. Там были телефоны и название фирмы - 'Светлая даль'. Похоже, что мой друг работал на отца Людмилы и был сослуживцем Степана Савинова, что помог мне с перелётом в Москву. Мне показалось это странным совпадением. Стоит разобраться с тем, что происходит и начать надо с такого удивительного поворота фортуны. Сегодня днём уличив минутку, я сбежала от Яна и родственников, проложив портал к московскому офису 'Светлой дали'. Сцена на крыльце показалась мне примечательной и я проследила за вампиром и девушкой. Незаметно прокралась в служебное помещение и позвонила знакомцу. Завтра вечером, мне надо будет снова улизнуть от благоверного. Вполне возможно удастся задействовать Золика.
  - Как семейная жизнь? - спросил принц Тарии, а я, повернув голову, уставилась на него.
  - Как у всех в первый месяц, - произнесла равнодушно и, выпрямившись, встала напротив старого знакомого. Глаза Золика напряженно смотрят на моё лицо. М-да не нравится мне этот взгляд. Ох, не нравится. Ревность мужчинам не к лицу. Собственно она всем не к лицу.
  - Странно...Тария наполнилась магией, а печать на твоём запястье осталась на месте. К чему бы это? - задал вопрос соплеменник. Мне осталось только пожать плечами, что я и сделала.
  - Это подарок или проклятье не знаю, но мне трудно понять замысел Великих, - пространно отозвалась я и посмотрела поверх головы парня. Горизонт чист, а значит, могу попробовать с ним пообщаться на интересующую меня тему. Я прошептала короткое заклинание и скинула сгустки появившейся магии с рук. Мелкие яркие песчинки замерцали в воздухе. Они стали множится и увеличиваться в размерах, образуя между собой связи. Через пару секунд над тем местом, где мы сейчас находимся с Золиком, появилась магическая сеть.
  - Впечатляет, - закивал головой принц и внимательно рассмотрел моё произведение.
  - Она непроницаема, - пояснила я и пожала плечами. - Мне надо поговорить с тобой.
  - Думаю, на этот момент ты самый искусный чародей в Тарии. Отец захочет пригласить тебя ко двору.
  - Я не хочу ко двору. Ты что меня не слышал? Я поговорить хочу, а не выслушивать твои ...твои...
  - Раз 'мои' так 'мои', - вздохнул шартиец и посмотрел на меня. - Говори.
  - Мне...
  - Тебе?..
  - Тария в опасности и нужно её защитить, - выпалила я и громко выдохнула. Лицо Золика не изменилось, только на дне глаз притаилась тревога.
  - Ты уверена? Нервертро может многое и даже изменить ход событий и правила. Если ты захочешь, все поменяется вокруг, только стоит пожелать этого. Ты сделала из своего мужа равного себе, но ведь тебе хорошо известно - ты альфа, а он только бета.
  - Золик, я не шучу. У меня есть подозрения и Ян тут не причём. Мне нужно разобраться во всём, понимаешь?
  - Могу помочь. Ты ведь знаешь, как я отношусь к тебе.
  Возникла неловкая пауза, во время которой, соплеменник смотрел на меня, а я на него. Глаза в глаза и ничего вокруг не существует. Я первой отвела взгляд. Струсила и оборвала странный поток чувств, хлынувший мне в сердце. Боль, ревность, счастье, тоска, надежда и снова ревность и боль. Золик всегда это умел, вот так вот навязать свои ощущения и передать эмоции тому, кому желал. Этот дар он взял от своей матери и усилил. В детстве мы вместе забирались глубже в парк, и я просила его придумать мне новый мир, в котором мы вместе могли гулять и играть. И он этот делал. Страна, в которую он помещал меня каждый раз, была новой и разной. Жаль, что мы выросли. Очень жаль.
  - Сердцу не прикажешь, - тихо произнесла я и дернула плечом.
  - Я ничего и не прошу. Просто хочу чтобы ты поняла - на меня можно рассчитывать в любой ситуации.
  - Да, я знаю. Мне нужна помощь в одном деле. Смерть Стаса не случайна и я хочу в этом разобраться.
  - Не лезь в это. Опасно!
  - Нет, если ты будешь рядом.
  Я знаю, что стоит мне сказать эту фразу Золик пойдёт на попятную. Так было всегда. Самое ужасное, что так будет всегда.
  - Хорошо. Я выслушаю тебя и помогу. Но обещай одно: как только это станет опасным, ты выйдешь из игры.
  - Ладно, будет по-твоему.
  - Рассказывай свои секреты Хриса, - хохотнул парень. - Люблю девчачьи сплетни.
  - Эй! Перестань, - толкнула я в бок своего соплеменника и устроилась на дереве возле него. - К сожалению, я знаю не много и информация разрознена. Нужны еще сведения, чтобы получилась полная картина. Часть из них я собираюсь узнать сегодня от одного знакомого. То, что останется выведать или понять будем выискивать вместе.
  - Начало мне нравится. Готов выслушать интригу целиком.
  Я рассказала ему всё. Начала с того как явилась Людмила и швырнула меня в портал. Про упоминание о герцоге Волтанском, которого надо разыскать. О встрече с вампирами, о Тарии. Самое тяжелое это было поведать о Стасе и Марке. Судьба одного закончилась, а другого неизвестна.
  - Значит, книга была у твоей мамы? - поинтересовался Золик, а я кивнула.
  - Да, и эта книга - я.
  - Не понял...
  - Книга не полная. Основные заклинания написаны, но нет анти-заклинаний. На страницах описан процесс создания, а вот предотвращение знаю только я. Тария наложил печать на мою память и теперь снял её. По сути, я осталась прежним малосильным магом, который годиться только в помощники. Меня питают силы заклинаний, что спрятаны в моём подсознании. Магия сама распоряжается моим телом и заставляет творить.
  - Странно... Хорошо, остановимся на последнем дне и встрече тебя со Стасом. С чего ты решила, что твой закадычный друг везёт нечто ценное?
  - Мне про это сказал Тария.
  - Ясно. Про Марка я узнаю. Остаётся совсем немного - понять что происходит.
  - У меня на вечер назначена встреча со Степаном Савиновым. Он служит у отца Люды, и я не хочу посвящать её во все тонкости. Надо разобраться.
  - Перед тем как я отправился сюда, Люда пришла ко мне и попросила передать тебе, что она на твоей стороне, даже если ей придётся воевать со всем миром. Ты не знаешь к чему это?
  - Предсказатели, - пожала я плечами и улыбнулась. - Разве их поймёшь?
  Мы засмеялись и на моей душе стало легко и светло. Хорошо, что я не одна в этом мире и у меня есть друзья. Одно только трудно мне даётся - это вера Яну. Почему? Самой бы понять.
  - О чём задумалась? - обнял меня за плечи Золик и как в детстве прижал к себе. - Не грусти. Однажды ты ему всё расскажешь. Если не хочешь это сделать сейчас, значит, у тебя есть причины. Не томи себя. Он хороший парень и в одно прекрасное время ...
  - Золик, я...я хочу тебе сказать...попросить.
  - Всё для тебя, моя королева.
  Я подняла на него глаза и всмотрелась в черты лица. Нет ни единого намёка на издёвку или насмешку. Доброта, чистота, серьёзность. Он не шутит, он так чувствует. Мне стало страшно и больно, что не могу ответить ему хоть малейшей взаимностью и кроме дружеских чувств к нему ничего не испытываю. Безусловно, он заслуживает самого лучшего в мире отношения к себе и самой чистой любви. Только так распорядился жребий, что всё это я ему дать не могу.
  - Не казни себя, - ответил он на мои внутренние терзания. - Я счастлив тем, что вижу тебя. Я смотрел на тебя все эти годы, пусть даже не мог подойти. Это уже удача для меня. Неважно, с кем ты, главное, что ты есть.
   Я уткнулась лбом в его грудь и заревела. Тяжелые тёплые капли поползли по моим щекам. Это знак моего бессилия перед такой мощью любви и преданностью. Всё что я могу - это просто сидеть и лить слёзы. Золик принялся гладить меня по спине и, как в детстве, я попала в поток его выдуманного мира. Он внушил мне новую сказку, в которой я жила и была безмятежна. В ней нет ничего болезненного, горького, удушающего. Блаженство, большое и безграничное. Я иду за мысленными образами и моё сердце бьётся всё сильнее.
  - Всё будет хорошо, - тихо прошептал мне ветер голосом принца в стране образов. Я поверила. Возвращение обратно произошло медленно. Золик решил не забирать у меня сразу возможность быть счастливой. Но вернуться пришлось. Я снова обрела способность мыслить самостоятельно и взглянула на своего друга. Он улыбнулся мне и свободной рукой убрал выбившийся из моей прически локон. Заправил его мне за ухо. Я приняла его ласку, а он неожиданно поцеловал меня. Теплота, покой, страсть, нежность, разлука - это всё я испытала при одном прикосновении его губ. Он решил проститься со мной и отойти в сторону. Он больше не претендует на меня и полностью устраняется. Он отдаёт меня Яну.
  - Я буду тебе другом столько, сколько ты сама захочешь, только останься в моей жизни, - прошептал Золик, когда оторвался от моих уст. Я утвердительно кивнула, но промолчала. Зачем слова, когда сердце ответило за меня? Маг всё понял и, закрыв очи, тяжело выдохнул воздух. Через пару мгновений он снова распахнул веки, и в глазах не было ничего, что указывало на его состояние. Покой, уверенность, решительность.
  Вечером я отправилась на встречу со Степаном в 'Фиалку'. Сбежать от мужа мне помог Золик. Официальная версия моего ухода - необходимость присутствия на церемонии 'Первого зимнего луча'. По традиции на этот праздник приглашались только девушки и женщины, и я была отпущена мужем 'в свободное плаванье' с большим сожалением в его глазах, глубоким вздохом нас обоих и ликованием внутри меня.
  Наверное, именно этот момент в моей жизни можно определить как 'начало конца'. Впоследствии, я много размышляла над этим и, прокручивая произошедшие события в своей голове многократно, пыталась отыскать хоть малейший намёк на то, что всё могло бы быть иначе, остановись я тогда и задумайся над происходящим. Но я была наивна и вспыльчива, меня распирала жажда любопытства, которая толкала на необдуманные поступки. С другой стороны, деяния совершенные мной в те далёкие дни развивались по самому быстротечному сценарию. Что было бы, если я остановилась? Позже, я часто задавала себе этот вопрос. До сих пор так и не нашла правильного ответа. Моя жизнь стремглав полетела под откос, увлекая за собой песчинки прошлого и настоящего. Я встряхнула пыль прожитых жизней и чуть не погубила веру в будущее страны. Всё это натворила я и всего лишилась. Но это была моя жизнь, которую полностью подарила Тарии и людям, что живут в ней. Звучит высокопарно, но это так. События уложились в пару дней и множество загубленных жизней. В ту минуту, что я стремглав побежала на встречу с вампиром я не задумывалась над этим, а просто делала, что велело мне сердце. Зря.
  - Привет, - весело и немного смущаясь, произнёс Степан, а я широко улыбнулась и ответила:
  - Привет.
  Ночной клуб 'Фиалка' порадовал обилием народа и новым интерьером. По всем стенам протянулись тонкие узоры, которые отчётливо напоминают о предстоящем наступлении календарной зимы и близости самого яркого и чудесного праздника - Нового года. Кружева 'зимнего узора' поблескивают голубоватыми искрами, а белоснежный мраморный пол усыпан блёстками конфетти. Праздник и праздность, сочетание странное и завораживающее одновременно. При этом следует добавить толику интеллигентности, романтизма, желания угодить и получится тот самый коктейль под названием 'стиль по-фиалковски', что доступен взору гостей клуба.
  Мы с темным магом присели за свободный столик и к нам подбежал официант. Сделав заказ, я опустила глаза пытаясь отыскать слова, чтобы начать беседу. Степан, видя моё замешательство, хмыкнул, и широко улыбнулся. Я ощутила кожей его пронзительный взгляд. Собравшись с духом, я решительно подняла глаза и начала:
  - Мне нужны кое-какие сведенья, о парне по имени Стас. Он недавно умер и я хочу знать, что явилось причиной его смерти.
  - Не с того начинаешь, малышка. Попробуй ещё раз, - посоветовал вампир, а я вспыхнула от подобного предложения. Характер свой я сдерживать не умею... жаль, но это так.
  - Твой хозяин послал моего друга за одной вещицей. Пока он вёз ее, с ним приключилась беда. Теперь его оплакивают родители, а ты сидишь напротив и ухмыляешься!
  - Эй, милая, не надо так. Я помогу, ведь это моя принципиальная обязанность раз метка всё еще на тебе.
  - Именно!
  Вампир помолчал немного и потом продолжил своим мягким вкрадчивым голосом:
  - Давай начнём сначала. Ладно? - я кивнула головой в знак согласия, чем порадовала Степана.
  - Я слышал, что Тария вновь наполнилась магией и успешно прошла магический кризис. Значит та самая 'вещица' оказалась в нужное время и у нужного мага. Что тебя беспокоит?
  - Мне интересно, что собирался сделать господин Ростов с этой 'штукой' и как умер Стас, - ответила я и попробовала унять свой буйный нрав. Мне не выгодно ссорится с этим вампиром и необходимо начать хоть с чего-нибудь прояснение ситуации.
  - На первое ответить не могу, - хмыкнул Степан. - Знаю только, что получение посылки и визит к королю следовали друг за другом. Вполне возможно эти события связаны, а может, я ошибаюсь.
  Облако с ликом Яна неожиданно появилось рядом со столом, за которым мы сидели с тёмным чародеем. Я уставилась на знакомые черты, а 'почтальон' изложил требования:
  - Злата Шиткари, предписано незамедлительно явиться во дворец в сопровождении своих опекунов и воина королевского гарнизона Яна Артака.
  Заклинание 'почтового голубя' рассеялось, а я попыталась собраться с мыслями. Король официально вызывает меня к себе во дворец - это что-то новенькое.
  - Я прошу тебя встретиться со мной ещё раз. Для меня всё это очень важно и отступать не собираюсь, - пролепетала я и резко встала с мягкого дивана.
  - Злата, я думаю, тебе не стоит идти во Дворец. Боюсь, там может пойти всё не так, - внимательно разглядывая меня, произнёс Степан, а я пожала плечами.
  - Послушай меня. Я знаю, что Андрей Ростов собирался к королю с некоторыми бумагами. Я мельком видел их. Предположить, что произойдёт позже вполне возможно. Тебя арестуют.
   - Что в этих документах?
  - Большей частью фотографии, но...это опасные фотографии... Для тебя. Как этим воспользуется король предугадать трудно, но я не пошёл бы.
  - Не явиться к королю я не могу, но спасибо за предупреждение. Скажи мне, как умер Стас?
  - У него сняли ауру, - опустив глаза, ответил вампир.
  - Ауру? Этого не может быть...
  - Увы, это так.
  Слова Степана потрясли меня. Я качнулась и начала оседать. Вампир моментально отреагировал и подхватил меня на руки. Усадив на диван, устроился рядом и подозвал официанта. Шум в моей голове заглушил все звуки. Неожиданно я почувствовала вкус воды на своих губах и сделала глоток. Гудение стало превращаться с ритм музыки, я снова начала различать голоса и, подняв глаза, наткнулась на обеспокоенный взгляд мага.
  Мне спешно пришлось покинуть Степана, ведь медлить нельзя я и без того слишком задержалась. Пройдя в дамскую комнату, я открыла портал. Дверь в него была маленькой, и я еле в неё пролезла. Дальше в туннеле передвигаться стало легче, и я припустилась бегом. Достигнув выхода, глубоко вздохнула, чтобы выровнять дыхание и открыла дверь.
  
  Глава девятнадцатая
  
  
  Королевский кабинет утонул в полумраке. Вокруг не души. Я тихонько вышла наружу из портала и осмотрелась. Каменные стены древнего замка завешаны гобеленами в стиле восемнадцатого века. Мягкая мебель, высокие шкафы для книг, камин - всё это напоминает мне исторические фильмы, что я люблю смотреть по телевизору в мире людей. Только там это декорации, выполненные из фанеры и картона, а здесь фундаментальные постройки, тщательно оберегаемые хозяевами подобных замков. Половину своей жизни я прожила среди 'исторического наследия', хоть мне по вкусу современность. Порой мне кажется, что подобное тяготение к давно ушедшему, не более чем желание власти сохранить иерархию. Королям кажется, что таким образом монархии ничего не угрожает. Всем магам с детства внушают одну и ту же мысль: постоянство залог процветания государства. Вполне возможно, но в таком случае необходимо изолировать чародеев от мира, в котором живут люди. Публика называет магию 'анахронизмом'. Бывая в их обществе, я тоже начинаю так думать. С другой стороны консервативность залог чёткого порядка и желание навязать покой народу, пусть даже и своеобразный. Думаю, это гуманное волеизъявление магической верхушки. Ладно, надо двигаться в сторону малого приёмного зала. Скорее всего, меня вызвали именно туда. Мне стоило заскочить в шартийские горы и вместе с Яном прибыть во Дворец. Так было бы правильно, но... в тот момент желание видеть мужа у меня не возникло. Степан предупредил о возможном аресте. Любопытно, что на фотографиях? Хотя своё любознательность я скоро смогу удовлетворить. Другое дело как поступить в этом случае?
  Я присела на диван и принялась рассматривать старинный гобелен, висящий на противоположной стене. Мне стоит заранее подготовиться к событиям, а для этого необходимо всё хорошенько обдумать. Жаль времени мало. Всё-таки стоит попробовать пораскинуть мозгами.
  Итак. Встретились мы со Стасом в аэропорту. Когда он подошёл ко мне, я удивилась насколько мало вещей у него с собой, хоть он и сказал что путешествует по отдалённым человеческим городам уже пару недель. Тогда я отмахнулась от этой мысли, а сейчас вырисовывается вполне чёткая картина. Думаю, он подошел ко мне не случайно. В тот день меня проводил на самолёт Степан. К тому же нежить и Стас трудились на одного и того же хозяина. Значит, Савинов страховал моего друга во время путешествия. Но вампир ничего не заметил или то, что он увидел, для него показалось естественным, и в докладе Ростову он этого не упомянул. По всей видимости, это был момент общения со мной. Вполне логично. Добрый кровопийца помогает заплутавшей студентке выбраться обратно. Тут только один момент не даёт мне покоя - я была полностью лишена магии. Вполне возможно Степан это почувствовал. Грааль поглощает много магической энергии и Стасу вполне могло стать плохо. В этой ситуации логично отдать мне лёгкий рюкзак и забрать мои вещи, чтобы помочь. Просто на тот момент чаша для меня была не властна. Убедившись, что Стас больше не лишен чародейских возможностей Савинов покидает аэропорт. А что? Вполне стройная теория. И согласно неё, именно в этот самый момент Некто вошёл в игру. Этот Некто был уверен, что погибший друг обязательно меня проводит. Ко всему прочему этот самый Некто знает хорошо и меня. Он вполне мог предположить, что я направлюсь на встречу к своим опекунам. Ведь враги поджидали нас именно на этом пути. Получается сопровождающих 'посылку' было двое - Степан и еще один человек. А вот теперь вопрос: кто мог знать об артефакте помимо Стаса, упыря и Ростова? Ответа пока нет. Однако есть продавец. Он запросто мог проследить, куда направляется его вещица, так горячо любимая и хранимая долгие годы. Он мог захотеть себе её вернуть. Сам по себе Грааль не представляет особой художественной ценности, но коллекционеры странные люди и их любовь к определенным вещам может вполне стоить кому-то жизни. Но что-то меня смущает во всём этом. Не логично получается. Ведь те психи, что решили отобрать у нас ценность, обладали магией. Выходит тот, кто негласно сопровождал чашу, знает, для чего она предназначена. А вот тут и начинается самое интересное, что выводит меня на другой уровень рассуждений. Из них я могу сделать вывод, что продавец безделушки никак не может быть убийцей Стаса. Сегодня мне предъявят обвинения. Сделано это будет при моём муже, хоть для знати Тарии сие является тайной, и опекунах. Значит, господин тёмный маг и великий блюститель порядка, а по совместительству влиятельный бизнесмен провёл независимое расследование и обладает чёткими данными. Мне стоит пойти к королю даже ради того, чтобы выслушать доводы Ростова. Мне почему-то кажется, что именно сегодня я, наконец, смогу отыскать ниточку, которая приведет меня к убийце моей мамы. С другой стороны: чем я рискую? Метка при мне, магические способности тоже. Это игра где мне подарили огромную фору, и я смогу при определённом умении выиграть. Но у моего врага тоже хороший расклад в этом сражении. Он знает, что я могу ему помешать, и мой нынешний арест пойдёт ему на пользу. Стало быть, надо стать умнее и не идти к королю. Жаль я не могу это сделать. Там Ян и Матрёна с Марьяной. Не могу отступить, надо выдвигаться.
  Я поднялась с дивана и направилась к двери. Решительность - основная черта моего характера и сейчас я готова на всё. Судьба, спустя столько лет, посылает мне возможность во всём разобраться и вернуть целиком и полностью не только свою жизнь, но и прошлое. Я пойду на всё, чтобы докопаться до истины. К тому же есть предпосылки, что даже если сейчас ничего не откроется для меня и завеса тайны не будет убрана с далёкого и призрачного 'в прежние времена', то мне просто придётся дождаться второго декабря лунного дня. В этот день убийца сам заявит о себе.
  Выйдя на галерею, я зашагала в нужном направлении. Мои шаги гулко раздаются в тишине замка, а прежние правители бесстрастно взирают на меня с полотен прославленных художников разных эпох. Нынешний владыка весьма закрытый для общения человек и слуги стараются передвигаться по Дворцу бесшумно, используя магию. Главное чтобы ничто не нарушало уединение властелина и не отвлекало его от мыслей о государстве и правлении. Перед огромной резной дверью я остановилась и, разгладив подол коктейльного платья, в котором я сегодня была в 'Фиалке' расправила плечи. Глубокий вдох и выдох. Ладонь касается металлической ручки и поворачивает её. Я словно вижу себя со стороны, и мне не нравятся мой поступок. Я всё решила для себя, и обратного пути нет, но мне страшно и сердце ноет, словно должно произойти нечто ужасное. Я с усилием нажимаю на ручку и толкаю дверное полотно. Дверь открывается и передо мной просторный зал, в центре которого стоит стол, стулья с высокими спинками и рядом с ними люди. От яркого света глазам больно и я щурюсь. Впору приставить ко лбу ладонь на манер козырька и оглядеть присутствующих. Пришлось себя одёрнуть, ведь предполагается, что моё положение шаткое и мне положено быть смирной и испуганной. Справившись с чувствами, я двигаюсь вперед и, подойдя к столу, отвешиваю вежливый поклон.
  Здесь все мои опекуны и благодетели, включая Петра Лукича, а также оба Артака - отец и сын, Золик, Ростов, дядя и еще двое доверенных лиц из клана Шарти ну и, конечно же, его величество король. Хорошенькая компания, нечего сказать! Самые сильные маги нашего времени. Ладно, будем думать, как выпутываться из сложившейся ситуации. Удивительно, что дядя вдруг решил проявить себя и вознамерился защитить свою племянницу и родную кровиночку.
  Я внимательно взглянула на порфироносца и поняла, что подобная защита ему самому удивительна. Что ж поделать Ваше Вашество? Шокировать я умею. Итак, расстановка сил на лицо. На моей стороне играют: весь ведьмовский клан Шиткари, великий и могучий, а главное независимый от воли монарха клан Шарти, сильнейшие маги университета 'Прикладной магии'. На чьей стороне будет играть мой новоиспечённый муж для меня загадка, а также к кому примкнёт Золик. Атанас Артак всегда на стороне правителя и готов исполнить любую его волю, что в целом и общем похвально для государева слуги. Но есть еще одна фигура, которая сильна не только своими возможностями магического характера, но теми, кто за ней стоит. А это не много и немало чародеи, живущие среди людей. Мне доподлинно известно, что среди эмигрантов, сбежавших от войны и тех, кто переселился в мир людей в более ранние периоды, господин Ростов является весомой фигурой и от его слова многое зависит. Он избран в правление эмигрантского сообщества и надзирает за порядком и счастливой жизнью граждан Тарии проживающих вне своей страны. М-да, ситуация! Занимательно как поведёт себя правитель в этой обстановке. Явление дяди явно обескуражило короля. С другой стороны не прибудь он в покои его величества, то мой приход сюда был бы ошибкой. В этом случае мне стоило открыть портал и исчезнуть из Тарии. Но расстановка сил изменилась, и теперь позиции выглядят куда более интересными.
  - Здравствуйте, - мило потупив глазки, сказала я и остановилась на этом. По этикету моим опекунам предстоит представить меня по всей форме. Любопытно кто из двух моих семей, родной и приёмной рискнёт это сделать первым?
  - Владыка, разрешите представить вам нашу с сестрой воспитанницу Злату Шиткари, - промолвила Матрёна и напряженно посмотрела на меня. - Вы пожелали видеть её в сопровождении официальных опекунов.
  Я еще раз поклонилась и замерла с невинной улыбкой на губах. Это не укрылось от глаз отца Людмилы, и он зло прищурился. Пускай пока копит негатив, а я посмотрю на развитие событий.
  - Здравствуй Злата Шиткари. Я пригласил тебя в связи с недоразуменеем, которое имеет место быть. Уверен, ты развеешь некоторые сомнения и ответишь на вопросы присутствующих, - вежливо, но с нажимом на слове 'сомнения' произнёс порфироносец. Сразу понятно, что король решил придерживаться нейтралитета в обществе стольких сильнейших чародеев обоих миров.
  - Я отвечу на любые вопросы, - мило улыбаясь, словно мне пять лет изрекла я и снова потупила очи, краем глаза всё - таки уловив ухмылку Яна и удивление Зойка. М-да, друзья детства, отрочества и юности знают меня как облупленную. Ничего, пусть немного помучаются. Опекуны и наставники ничего не заметили потому, что были сосредоточены на Андрее Ростове, а тот в свою очередь самодовольно ухмылялся. Интересно, он решил, что тут не меньше чем заговор, и он его хочет раскрыть, или просто так человеку нечего делать? Нет, тут игры посерьёзнее будут, и мысль о заговоре вполне может доставить кучу неприятных мгновений моим семьям.
  - Тогда приступим, - миролюбиво сказал правитель, а мой дядя неожиданно встрял:
  - Я лорд Шарти на законном основании заявляю, что любое обвинение моей племянницы будет рассмотрено судом старейшин.
  - Племянницы? - удивился владыка и в этот момент вечер перестал быть томным. Все уставились сначала на Дядю, а потом на меня. Отец Милы вначале растерялся, но затем собрал всю волю в кулак и нахмурился. Тётушки во все глаза смотрели на великого Лорда, Золик и Ян одновременно ухмыльнулись, а отец моего мужа неожиданно испугался.
  - Да ваше высочество. После смерти нашей сестры мы жили уединённо. Злату, а на самом деле Хрису мы разыскивали долгие десять лет, но результаты были нулевыми. Мы смирились с утратой, как вдруг цепь случайных событий привела племянницу в горы Шарти.
  - Она потеряла память и ничего не помнит, - встрял некромант и нахмурился.
  - Теперь она помнит всё, - заявил шартиец и победно улыбнулся.
  Минутное молчание сменилось бурным вздохом ведьм и магов, а Ростов ещё больше помрачнел. Скорее всего, он сейчас обдумывает, как предъявить теперь обвинение, если силы внутри игровой площадки перераспределились. Надо признать, как независимый судья я готова объявить один-ноль в пользу моей чести и достоинства.
  - Я поздравляю вас лорд Керрой, это действительно великое событие. Моя глубочайшая радость не знает границ, - заверил помазанник Великих и мельком взглянул на сына, а мой дядя просиял. Вероятнее всего король постарается обыграть это в пользу трона и обвинения вполне могут не прозвучать. Я теперь такая завидная невеста! Жаль, что в этом плане моя победа того гляди окажется досадным поражением. Судьбе интересно разыграть эту партию, и ей не интересна игра в один ход и сразу как в шахматах объявление мата. Нет, сейчас она готова сыграть на стороне Ростова и подбодрить его. Он так разозлился, что даже побелел.
  - Это не единственное событие, что случилось в шартийских горах, - взял слово Ян Артак и горделиво посмотрел на Золика. Что это? Ревность? Неужели Яну кто-то успел рассказать о том, что принца пророчили мне в мужья? Да, конечно! Людмила красочно поведала гостю о том, насколько ему повезло, породнится с великим родом и разделить со мной участь Нервертро. Вполне возможно подобным проявлением гостеприимства мог заняться и сам Керрой. Пока я раздумывала, мой муж рассказал о содеянном:
  - Злата Шиткари, отыскала артефакт и по праву метки, что у нее на запястье наполнила Тарию магией. В результате чего я получил в жены самую прекрасную девушку на земле - Хрису Орти Эфен Шарти. Прости отец, всё так неожиданно получилось...
  Ян изыскано поклонился и не заметил, как вытянулось лицо у Атанаса Артака, а Андрей Ростов еле заметно вздрогнул. С рынка невест я исчезла, не успев там появиться в новой ипостаси и это достойно разочарование венценосного отца. Зато обнаружение Нервертро вполне заслуживает внимания.
  - Насколько законен этот брак? - задал неожиданный вопрос владыка и требовательно взглянул на Атанаса.
  - Папа, - вмешался Золик. - Брак действителен, потому что скреплён древним обычаем крови. Его невозможно расторгнуть.
  Миркаль задумался на несколько секунд и улыбнулся. Но в глубине его глаз плещется ярость. Это становится опасно, но придётся остаться. Неожиданно разговор принял иной характер, и послужило этому заявление многоуважаемого тёмного мага, блюстителя порядка:
  - Я поздравляю всех собравшихся с таким необыкновенным стечением обстоятельств, - не вежливо и немного расхлябано начал председатель правления эмигрантского сообщества. По всей видимости, его разозлило именно то самое стечение обстоятельств, которое привело меня в горы Шарти и сделало персоной уважаемой во всех смыслах. - Но, я хотел бы напомнить, по какому поводу была приглашена Злата... хм...госпожа Хриса Шарти.
  Все резко замолчали и уставились на Ростова. Я мило улыбнулась и нагло взглянула ему в глаза. Подобного уважаемый бизнесмен никак не ожидал и на его лице, на краткий миг отразилось удивление. Он быстро собрался и, глядя в мои голубые очи, принялся обстоятельно докладывать, чеканя каждое слово. Я уверена, что рассказ был сокращен многократно и некоторые нелестные отзывы были забыты великим и ужасным предпринимателем навсегда, но сохранить лицо ему всё-таки захотелось. С филигранно отточенной трактовкой всех моих безобразий чеканка слов предала повествованию окрас принципиальности. Думаю именно это сейчас, и поддерживает господина Андрея Николаевича среди такого счастливого и высокородного магического сообщества и придает вес его персоне. Я даже и в голову взять не могу, что настолько мне не нравится отец моей лучшей подруги. 'Надо будет накинуть на него сеть болтливости, но сделать это один на один', - подумала я и принялась внимательно слушать обвинительный монолог.
  - Я счастлив, что моя родина наполнена магией и спасена от кризиса, но это ворованное счастье.
  'Ого! Как он гордо начал. Надеюсь, дальше будет гораздо веселее. Мне бы только до документов добраться', - подумала я и сосредоточилась на губах мага. Страх я не испытываю, только ноющую боль в сердце. Так было в тот день, когда мама, уйдя утром домой так и не вернулась, и все кто был в квартире, погибли.
  - Грааль, - продолжил бизнесмен, - предназначался для Тарии. Я выкупил его у одного коллекционера и собирался доставить в страну. Но произошло чудовищное событие! Мой посыльный погиб, и кубок был утрачен. Со всей уверенностью заявляю, что артефакт, использованный для блага Тарии и кубок, украденный у моего нарочного это одна и та же вещь. Вы готовы дать разъяснения по этому вопросу, многоуважаемая Злата Шиткари?
  - Да, - коротко ответила я и взяла паузу. Все стоят и, глядя на меня, ждут продолжения, но оно не последовало. Ростова затрясло от моего короткого ответа и продолжительного молчания.
  - Мы внимательно слушаем ваши разъяснения, - принялся торопить меня маг, а я пожала плечами и оставила свой рот закрытым. По бледному лицу отца Милы пошли красноватые пятна, и он отчетливо скрипнул зубами. Моё безмолвие тяжело отразилось на его нервной системе.
  - Злата вы испытываете наше терпение? - раздраженно изрёк господин бизнесмен, а я пожала плечами. Жест получился неопределённый, и обвинить меня в нежелании дать объяснение никто не может.
  - Госпожа Шарти намекает вам, на абсурдность ситуации, потому и не отвечает на ваши вопросы, - заступился за меня Керрой и широко улыбнулся.
  - Прошу меня извинить за несдержанность, господа маги, - зло сказал чародей страны людей и сжал кулаки.
  - Я не понял обвинения и готов потратить время на предъявленные факты, если таковые имеются, - вклинился в разговор монарх. - Хочу услышать подробный доклад о случившимся. Итак, ваш посыльный погиб, а кубок оказался в нужных руках и предназначение своё исполнил. Уверен, что убить девушка не могла и по сему, хочу располагать информацией для дальнейшего разрешения ваших претензий к этой милой магине.
  Я в свою очередь холодно посмотрела на Андрея Ростова и принялась слушать его доводы в свой адрес. Он долго рассказывал о том, как удалось ему восстановить факты, и сколько времени заняла расстановка событий, чтобы картина произошедшего тем ужасным днём была полной. По сути, он поминутно рассказал о наших передвижениях со Стасом и подтвердил это фотографиями и выдержками из отчёта Степана. Он прав, описание дня у него получилось великолепно и я готова согласиться с каждым его словом.
  - Так в чём вина чародейки? - не удержался от вопроса Атанас Артак и покосился на сына. Похоже, я заручилась поддержкой уважаемого слуги государева, и он уже успел просчитать все возможные перспективы от такой выгодной хоть и скоропостижной женитьбы Яна.
  - Мы добрались только до середины, потому прошу набраться терпения. Итак, двое хорошо знакомых друг другу людей следуют в одном направлении. Но пути должны разойтись и мой гонец, который испытывал тайную страсть к девушке, решается отступить от инструкций и проводить барышню к её родным, и погибает. Такое стечение обстоятельств можно назвать фатальным, но мне удалось кое-что узнать. По всему маршруту за парочкой приглядывали друзья многоуважаемой Шиткари.
  Словно фокусник олигарх достал фотографии и положил на стол. На всех снимках были запечатлены мои друзья, и мы со Стасом под разными ракурсами недалеко от них. Мне показалось странным, что никто из моих приятелей не пожелал быть узнанным и не попытался пойти на сближение. Вывод у меня такой же, как и у этого богатого сукина сына: они устроили слежку. Вот только за кем из нас двоих? По всей видимости, в том же направлении двигаются мысли и короля. Он не преминул задать этот вопрос Ростову.
  - Слежка началась до встречи с Шиткари. Этому свидетельствуют цифры на фото зафиксировавшие время. Снимки сделаны с камер видеонаблюдения. Спешу пояснить, что все эти люди входят в группировку образовавшуюся сравнительно давно. Идейного вдохновителя этого сборища никто не может обнаружить. Его имя скрывается и любыми способами оберегается приближенными главаря. В эту банду несколько раз я лично пытался пристроить разведчика, но от него максимально быстро избавлялись. Последний агент продержался сравнительно долго и успел передать мне данные на значимых членов шайки. Некоторых из них вы видите на этих фотокарточках. Вырисовывается определённая картина: передвижения Стаса отслеживаются группой лиц из 'Университета прикладной магии'. В определенный момент по сговору участников 'содружества' или разбойничьей шайки к моему курьеру присоединяется госпожа Шиткари или как теперь ее можно называть Артак и парень погибает. Причём способ смерти весьма впечатляет.
  Ростов сделал театральную паузу и оглядел всех собравшихся. Он явно чувствовал себя победителем и хотел насладиться этим. Последнего, кого он удостоил взглядом, была я. Пришлось выдержать этот леденящий кровь взор. Предприниматель смутился, и замешательство отразилось на дне его глаз. Занятно, но мне жаль этого напыщенного павлина, который потратил столько сил и возможностей для того, чтобы вывести меня и всех вокруг на чистую воду, а фокус не удался.
  - Я прошу разрешения вашего величества произвести арест Хрисы Шарти или как её иначе называют Злата Шиткари, до выяснения причин и заговора.
  Всё! Занавес! Его партия сыграна и все должны остолбенеть от потрясающей игры единственного актёра по имени Андрей Ростов. Наверное, так и должно быть, но в этом случае я не продвинусь вперёд в своём расследовании и буду топтаться на месте. Я обвела взглядом собравшихся и остановила взор на своих ближайших по крови родственниках. Бедный мой дядя стоит, словно громом пораженный. Ещё немного и начнётся бойня, которую мне никак нельзя допустить. Единственное что я хочу это получить как можно больше информации от этого напыщенного индюка. И я спросила:
  - Как был убит мой друг?
  Я знаю причины смерти, но решила услышать от Ростова. Господин обвинитель замешкался, и, взвешивая каждое слово, объяснил, поглядывая на некроманта.
  - В нашем государстве есть маги подобной величины и умения, чтобы суметь это выполнить? И если есть те, кто способен на такое в мире людей то необходимо вступить в переговоры с данными лицами, - заговорила я официальным языком. По взгляду, которым одарил меня отец моей двоюродной сестры, я поняла, что это самое уязвимое звено в его обвинении. При определённом старании всю эту театральную постановку можно разбить в пух и прах, чем и воспользовался Пётр Лукич.
  - Вполне возможно, что общение нашей подопечной со студентами нашего Университета сыграло против неё, но такова молодёжь...они все склонны к общению. К тому же ваша дочь проживает в одной комнате со Златой. Они подружились. Так что строить логические цепочки исключительно на студенческих связях, на мой взгляд, не дальновидно.
  Слушая ректора, я поняла только одно - он гений дипломатии. Два раза ударить собеседника словом в такой короткой речи, может исключительно талантливый человек. У бизнесмена нет другого выхода, он обязан пойти на попятную, что он незамедлительно сделал:
  - Скорее всего, вы правы многоуважаемый Пётр Лукич и факты требуют дополнительного подтверждения.
   - Полагаю, существует опасность для нашей маленькой чародейки, - растянув рот в доброжелательной улыбке, изрёк повелитель и с большим приятием посмотрел на меня. - Потому до окончания расследования предлагаю одной из семей взять Злату под свой контроль. Нам очень важно, чтобы государство не потеряло такую перспективную магиню. К тому же, если дела обстоят подобным образом и знакомые госпожи Шарти Шиткари Артак действительно связаны с бандитами, то она находится в опасности.
  - Вы совершенно правы, ваше величество. Разрешите нам присмотреть за Златой? - попросил дядя Керрой, а я уставилась на тётушек. Мне совсем не захотелось ехать в горы, в которых меня запрут, и я упущу все предполагаемые возможности засадить убийцу моей мамы в тюрьму.
  - Мы так же просим разрешить Злате проживать в нашем родовом замке в Шотландии. Наша воспитанница является частью нашего клана. Защита стен дома ничуть не хуже защиты гор Шарти.
  О великие Единароги! Тётушка поняла всё правильно и у меня теперь есть все основания отправиться к своей второй семье и воспользоваться книгами и заклинаниями ведьм. К тому же надзор за мной будет бутафорский для отвода глаз, и я смогу заняться своими делами. Только я успела порадоваться такому замечательному стечению обстоятельств, как поступило еще два предложения принять меня под кров:
  - Хриса Орти Эфен Артак теперь моя законная жена и мой долг защитить её, - влез в разговор мой новоиспечённый муженёк, а я перевела дух. - Место жены рядом с ее супругом и имение Артак Ошкуй Адзевзов готово принять ее.
  'Вот только этого мне и не хватало!' - пронеслось в моей голове и я, мило улыбнувшись, скромно потупила взор. Надо хорошенько обдумать ответ, чтобы попасть в ведьминский клан не нажив себе врагов.
  - Как наследник престола Тарии готов от своего имени предложить проживание своей родственницы в королевском дворце, - сверля взглядом Яна, предложил Золик.
  'О-о! И этот туда же! Милый мне нужна свобода, чтобы немного промяться на просторах мира людей и землях Тарии и переговорить со своими друзьями и еще кое-какими господами и дамами, чтобы распутать этот узел бед и несчастий. Твоё предложение весьма некстати', - мысленно взвилась я и начала хвататься за любые возможности для отказа. Безусловно, король предпочтёт моё уединение в этих стенах с Золиком, чем законного супруга и моих кровных и названных родственников. 'Я тебе не забуду этот удар под-дых! Ты у меня еще попляшешь!' - мысленно пригрозила я своему собрату и, скосив глаза, посмотрела на Золика. Тот ухмыльнулся, ощущая победу за собой. Я отчётливо поняла, что моя жизнь отныне может стать весьма трудной. Миркаль не упустит возможность расторгнуть мой брак и выдать замуж за своего наследника. Это выгодно по всем параметрам для него. Он убьёт сразу трёх зайцев, особенно ничем не рискуя. Во-первых: заручится поддержкой клана Шарти и тем самым разобьёт всех своих врагов и укрепит власть на долгие-долгие годы. Во-вторых: держать под рукой клан Шиткари, который связан со мной узами заклятия и до конца моей жизни и мои потомки будут членами клана. При любой опасности оба рода придут мне на помощь. А это значит, у Миркаля наступит период безраздельной власти. Можно утверждать о зарождении новой династии бесспорных абсолютных вседержителей. Ну и в-третьих: мои наставники из рода Единорогов будут верными служителями прихотей монарха. Ведь не будут они вредить своей питомице?
  'Красивая партия Золик, очень красивая. Пора поломать тебе игру. У твоего отца слишком большие амбиции, которые мне не по душе. Крепись дружище, игра только началась!' - подумала я, а вслух произнесла:
  - Спасибо всем за такую помощь и возможность не пасть от руки бандитов. Я готова исполнить свой долг как кровный, связывающий или супружеский. К тому же я благодарна Великим Древним, что у меня есть такой родственник как Золик, который в любой момент готов защитить меня и оказать посильную помощь... - в этом месте я остановила свой поток красноречья и одарила соплеменника ласковым взглядом. Принц заметно поёжился, почувствовав неладное за такими красивыми словами, а я продолжила:
  - Но прошу разрешить мне самой выбрать место своего пребывания. Ввиду такого стечения обстоятельств и для предотвращения неразумных последствий, а также ради сохранения тайны нашего сегодняшнего собрания здесь я бы хотела отправиться в родовое поместье Шиткари, но не одна. Возможно ли, пригласить с собой свою родственницу?
  - Как её имя, дитя? - ласково спросил у меня король, а я ответила:
  - Людмила Ростова, хотя у нас в клане она носит другое имя.
  - Какое имя? - справляясь с чувствами и немного заикаясь, поинтересовался Ростов у меня, а я чистосердечно ответила:
  - Миллакия Орти Эфен Шарти.
  Эффект разорвавшийся бомбы ничто по сравнению с реакцией всех собравшихся. У олигарха наступил ступор, глаза остекленели и он замер с протянутой ко мне рукой. Некромант зло сверкнул глазами, а Пётр Лукич принялся теребить свой подбородок. Иван Иванович ухмыльнулся, а тётушки удивлённо переглянулись. Хуже всех, конечно же, монарху и Атанасу Артаку. Оба побелели и вены на висках вздулись синими змеями. Золик единственный кто понял мою игру и зло прищурил очи. Сейчас он стал таким же опасным и жестким, каким считался в Университете. Соплеменник получил по заслугам и не обрадовался этому. Только Ян лучисто просиял и воодушевился от моего предложения. В дом к ведьмакам он мог пройти беспрепятственно, и возможность наших с ним встреч оказалась реальной.
  - Да, это прекрасное решение, которое мною одобряется, - сдавленным голосом прошелестел Миркаль. - С сегодняшнего дня чародейкам придется пожить в замке Шиткари.
  О, Драконы! Это маленькая, но победа. Теперь неизвестно кто из нас с Людой считаться заложником и олигарх это понял. Теперь он постарается применить всё своё умение, чтобы расположить к себе государя и вполне возможно Золику тоже придётся туго. Теперь в стране две самые желанные девушки, но у меня есть фора - я замужем.
  Дождавшись Людмилу, я распрощалась с собравшимися, и коротко переговорив с дядей и соплеменниками, вместе с сестрой отбыла в шотландский замок Шиткари.
  
  
  Глава двадцатая
  
  
  - Это я тебя спрашиваю: что происходит? - шипит мне в лицо супруг. И ведь как шипит! Совсем по-змеиному. Вены на шее вздулись, лицо в красных пятнах, а глаза того и гляди из орбит выпрыгнут.
  - Ты в чем меня обвиняешь? - решила я уточнить, словно и так не понятно, что повинна во всех смертных грехах. Причём самый главный из них - абсолютное игнорирование мужниных замечаний в мой адрес.
  - Я? Опомнись милая! О, Великие древние! Как ты посмела в это ввязаться?
  - Я ни во что не ввязывалась, просто попыталась справиться ситуацией, - выпалила я, но получилось не убедительно. Яну только этого и надо. Он моментально выпрямился, и принялся взирать на меня сверху вниз глядя при этом с укором и яростью. Как эти два чувства объединились на дне его глаз не понятно, зато отчетливо ясно: мне не поздоровится.
  - Ты, сопливая девчонка, полезла во взрослые игры, - менторски промолвил муж, а я попыталась что-нибудь сказать, но не успела. - Драки - удел мужчин. Ты же подставила себя под магическую перестрелку. Можешь хоть иногда прислушиваться к чужому мнению?
  - Я хотела... не важно... - прошелестела я в ответ и опустила голову. Моему взору явился каменный пол замка Шиткари. Не знаю, что я надеялась найти на полу, но это единственный выход не встречаться с Яном взглядом. Чувство справедливости внутри меня бунтует и рвётся наружу, а желание решить наш скандал с мужем миром засело в мозгу. Сплошные противоречья и никакой конструктивной мысли, чтобы отыскать компромисс. По сути, красавчик прав и я появилась в неподходящее время в неподходящем месте. Но и остаться в укрытии, когда я могу реально помочь, я тоже не смогла.
  - Прости меня, - расстроенным голосом произнесла я и подняла на супруга очи полные тоски и раскаянья. Это сработало. Ян пару минут отвел себе на сомнения, а потом сдался и, схватив меня за плечи, притянул к себе. Поцелуй оказался жарким и увлеченным, а объятья - пылкими и активными. Пришлось спасаться бегством, сославшись на необходимость переговорить с наставниками.
   Поднявшись в свою комнату, я села на постель и приступила к раздеванию. Далось мне это с большим трудом. Подойдя к зеркалу, я внимательно осмотрела своё тело и пришла к выводу: в ближайшее время мне не позавидуешь. Весь кожный покров от ступней до плеч покрыт буро-синими пятнами вперемешку с рваными порезами. Радует одно - раны не глубокие. Некоторые из них покрылись коркой, другие - продолжают кровоточить. Зрелище не из приятных. Стиснув зубы, я прошла к шкафчику, где хранятся настойки и снадобья опекунш и, найдя нужные мне склянки, густо намазала себя с ног до головы их содержимым. Надев чистую рубашку для сна, я улеглась на кровать и укрылась одеялом. Всё тело заныло и начало гореть. На глаза навернулись слёзы, и я прикрыла веки, но несколько горячих солёных каплей всё-таки стекло по щекам. Через некоторое время боль начала потихоньку отступать. Муж прав и такое плачевное состояние это исключительно моя вина. Мысли путаясь, понеслись вскачь, и минувшие события поплыли перед глазами, словно серые нечёткие тени.
  После переезда в клан Шиткари, и расцеловавшись с теми собратьями, кто присутствовал на тот момент в замке, я бросилась в свою комнату, ухватив за руку кузину. Рядом с моей спальней есть смежная комната, куда я поселила Милу. Раздольем шотландского дома мы с сестрой воспользовались по-умному и порыскали в старинных фолиантах информацию, которая могла бы пригодиться в будущем, и заодно поспрашивали у моих соплеменников рецепты настоек, применимых для разных случаев жизни в экстремальных условиях. Интерес по большей части проявила этим госпожа Ростова, а я посчитала своим долгом топтаться рядом вроде как за компанию. Так прошло два дня, а на третий к нам хлынули гости. Лица визитёров все сплошь родные. Насупленные брови наставников красноречиво поведали нам о делах на просторах Тарии.
  К концу недели в замке стало многолюдно настолько, что 'яблоку негде упасть'. Наставники, тётушки, Керрой, Артаки, Людмила со своей мамой и я собрались за большим столом и уставились друг на друга. Золик, король и Ростов приглашены не были по причине нежелания до поры до времени посвящать их в дела Шиткари, Шарти и Артак. Это духовный приоритет кланов, к которым я по нелепой случайности судьбы принадлежу. Короче говоря - это дела семейные. Недоверие к Атанасу Артаку осталось, но он поклялся не выносить 'сор из избы' раз я теперь прихожусь ему роднёй, то защита моих, чести и достоинства, это нечто сугубо внутреннее не требующее огласки.
  - Я рада приветствовать вас в замке, - мило улыбаясь, произнесла Матрёна. Все собравшиеся моментально оживились и стало понятно, что беседа будет добрососедской, ведь начало положено.
  - Мы собрались здесь по весьма серьёзному вопросу и необходимо, чтобы все присутствующие были предельно откровенны, - заявил Иван Иванович.
  - Простите, но прошу немного подождать. Я пригласила еще одного гостя, без которого обсуждение считаю нецелесообразным, - высказала я свою точку зрения и все разом посмотрели на меня. Тяжелее всего, оказалось, выдержать взгляд Яна. В нём столько было ярости, негодования и ревности, что я втянула шею в плечи и потупила очи. Муж принялся сверлить меня глазами, и я отвернулась от него, заведя разговор с Милой. Та хихикнула и немного поиграла бровями, давая мне понять, что я всё еще нахожусь под наблюдением благоверного. Собственно это я и так знаю потому, что затылком чувствую негативный настрой красавчика. Спасло от адской пытки лёгкое покашливание и не прошеный смешок рядом с моим ухом.
  - Привет, Непоседа, - услышала я тихий голос Степана и обернулась. Вампир стоит вплотную к месту, где я сижу, и по-приятельски машет мне рукой. 'Видно прошел по порталу, про который я ему накануне рассказала', - пронеслось в моей голове. Я так растерялась и обрадовалась одновременно, что вскочив на ноги, резко отодвинула стул. Тяжелый предмет мебели повалился на бок, но перед тем как упасть ударил своей спинкой нежить в живот. Мужчина глухо охнул и согнулся, хватаясь за ушибленное место, а я, подскочив к Степану, заискивающе улыбнулась и представила вновь прибывшего гостям. После чего попыталась оказать первую помощь. Вышло так себе и, потоптавшись рядом со Степаном и наступив ему пару раз на ногу, я пожала плечами и развела руки в стороны, глядя на собравшихся. Люда встала из-за стола и помогла пострадавшему сесть на свободный стул. Теперь всё её внимание сосредоточилось на упыре, а тот продолжил ойкать, хоть сразу понятно, что уже оправился от нечаянного удара нанесённого мной. По неведомой мне причине он принялся строить из себя неизлечимо больного, а Мила - сестру милосердия. Я фыркнула и отвернулась. Зря. Передо мной появилась сияющая довольной ухмылкой физиономия моего благоверного, что оказалось с его стороны непростительной ошибкой. Я вроде бы нечаянно задела ему по носу локтём, пытаясь усесться удобней и для этого привстав со стула и рухнув на него обратно. Супруг схватился за лицо и затих. Я огляделась по сторонам и поняла, что всё гости наблюдают за нашими телодвижениями, кося глазами и скрывая улыбки. Это меня смутило, но справившись с собой, я величественно изрекла:
  - Начнём.
  Когда все участники собрания высказались, стрелки на настенных часах показывали два часа ночи. От усталости я сижу, вжавшись в стул, и пытаюсь привести свои чувства в порядок. Ян поглаживает мои пальцы, вложив мою ладонь в свою. Этот жест такой успокаивающий и нежный, что в душе у меня поселился хаос. Совершенно некстати я заметила, как вампир посмотрел в ореховые очи моей кузины, а та ему мягко улыбнулась. Лапа Драконья! От этого всего голова кругом. Я поднялась из-за стола и прошла к маленькому столику, на котором стоят напитки. Мне захотелось выпить что-нибудь крепкого, но Ян, оказавшийся возле меня, любезно (хоть его об этом никто не просил) налил мне яблочного сока. Пришлось, потупив взор возвращаться за стол и снова наблюдать за нерешительностью прилипшей, словно вторая кожа к лицам магов. В этот самый момент из ничего образовалось облако 'почтового голубя' и лицо Андрея Ростова сообщило известие:
  - В районе двух порталов с северо-запада Тарии обнаружены два трупа. Прошу явиться Игнатия Звонова и Злату Шиткари.
  Облако рассеялось, а я медленно поднялась со своего места и направилась к двери. Там я открыла портал, который должен был доставить меня прямо на место преступления. За моей спиной я услышала грохот отодвигающихся стульев. Оглянувшись, увидела своих опекунш и наставников в сборе, а также Яна, Милу и Степана. Атанас Артак, Керрой и тётя Мария нахмурившись, спешат к другому порталу.
  - Я на всякий случай подготовлю солдат клана, - обратился ко мне дядя. Атанас Артак повернулся к сыну и сказал:
  - Я за подмогой. Мало-ли что...
  Мы разошлись по разным туннелям. На душе у меня кошки скребут, и мыслями я унеслась очень далеко отсюда, в тот день, когда я уснула в подвале, а все кто меня окружал, погибли. Рука Яна, сжимающая мою, заставляла возвратиться в реальность.
  Они лежали недалеко друг от друга. Девушка и парень, оба молодые и красивые. Я даже не сразу сообразила, что передо мной Лиса и Павел. Остекленевший взор Павла устремлён на возлюбленную и правая рука тянется к ней. Пламенные волосы подруги разметались по белому снегу упругими медными кольцами. На ресницах замёрзли снежинки, и серые глаза устремлены в свинцовое небо. Я вздрогнула и потянулась к Яну. Он прижал меня к себе, и я уткнулась лбом в его грудь. Постояв так немного, я повернула голову и увидела, что кузина прижалась к Степану и её плечи вздрагивают. 'Плачет', - пронеслось у меня в голове, и я прикрыла веки.
  Сотрудники 'Отдела ?9' уже были на месте, когда мы появились и сейчас пытаются выполнить свою работу, при этом стараясь не мешать чародеям. Андрей Ростов тихо переговаривается с некромантом, давая нам возможность прийти в себя. Пожалуй, это ценно сейчас. Главное это прийти в себя.
  - Я могу с уверенностью сказать, что картина смерти вырисовывается такая же, как и в случае со Стасом, - заверил бизнесмен и нахмурился. - Выходит, что возможность найти живыми похищенных юных магов сводиться к нулю. Я не знаю, что предпринять. Прежние попытки узнать не увенчались успехом.
  - Я смотрела в архивах, что сохранились в доме Шиткари, - отлепившись от мужа и повернувшись всем корпусом к наставнику и олигарху, произнесла я. - Вы сказали, что нет ауры и крови. Подобные случаи уже были.
  - О чём ты, девочка? - сосредоточенно глядя на меня спросил Игнатий. - Такое уже было?
  - Да, - утвердительно кивнув головой, прошептала я. - Мы с двоюродной сестрой рылись в записях древних рецептов ведьм и обнаружили описание некоего ритуала. В нём рассказывается, как добиться такого эффекта и каким становится умертвий после. Всё сходится.
  - О какой книге и рецепте ты говоришь? - поинтересовалась Марьяна и сделала шаг ко мне.
  - Законы и обряды Второго затмения, - тихо ответила я и тяжело вздохнула. Мне снова перестало хватать воздуха, но я попробовала справиться с приступом. Сейчас не время для этого. Мертвы мои друзья.
  - Да, я что-то припоминаю, - заговорил Пётр Лукич, хранивший до этого момента молчание. - Ужасная история, которую превратили в красивый миф для детских умов. В той сказке парень-демон полюбил девушку. У юноши имелась метка, и ему необходимо было наполнить умирающий мир магией. Он решил сбежать со своей возлюбленной в среду людей и жить там, позабыв о Тарии. Но 'воля трёх' настигла его. На землю нашего государства пришли трое демонов и превратили его в камень. Перед этим он был обескровлен, и с него сняли ауру, чтобы он до скончания веков не слышал голоса Мрака.
  - Вы знаете не всё, профессор, - сказал Ян. - История на этом не закончилась. Молодой художник выточил из камня фигуру ангела и установил её на городском кладбище на могиле своей возлюбленной. Пока он работал над статуей, камень истекал кровью.
  - Откуда ты знаешь это? - поинтересовался Ростов. Ян вздохнул и, опустив ресницы, тихо произнёс:
  - Скульптором был Аристарх - предводитель ордена краснозмеих, а женщина, на могиле которой установлен памятник - мать Золика.
  - Но, откуда тебе известна эта история? - спросила Матрёна и обернулась к Ивану Ивановичу. Тот моментально оказался рядом и взял её за руку.
  - Я живо интересовался придворными слухами и потому, когда Легна загадала мне свои загадки, я вспомнил про это.
  - Это ничего не решает. Способ убийства мог разузнать кто угодно, - вздохнув, сказал Андрей Ростов и принялся тереть лоб. Жест человека, у которого огромное количество проблем и мало возможностей их все решить.
  Все замолчали, и каждый задумался о своём. Я отстранилась от мужа и подошла к Степану. Вампир всё еще крепко прижимал к себе дочку своего босса и мало на что реагировал. Пришлось окликнуть:
  - Степан. Помоги мне. Я знаю, нежить это может.
  - Что именно ты хочешь, чтоб я сделал, Непоседа? - отозвался вампир, и Люда обернулась ко мне.
  - Отдай мне несколько капель твоей крови.
  - Зачем, - выпучил на меня глаза помощник бизнесмена, а сестрёнка вздрогнула. Так всегда было, когда к ней приходили виденья.
  - Дай ей то, что она хочет, - приказала кузина и в упор посмотрела на подчинённого своего отца.
  - Что вы собираетесь делать? - вмешался в наш странный, как может показаться со стороны, разговор Игнатий Павлович.
  - Я хочу войти в неё...в Лису, - спокойно заявила я и сжала кулаки.
  - Это магия, которая не поддаётся даже чародеям высшего порядка, - воскликнул некромант, а Марьяна бросилась ко мне.
  - Девочка моя, что ты задумала? - схватив меня за плечи и умоляюще глядя, спросила ведьма.
  - Я хочу знать: кто убийца и что происходит? До Стаса пропадали только девушки. Теперь погибают по двое. Тактика у убийцы изменилась? Выходит, он либо торопится, либо Павел случайная жертва.
  - Это опасно для любого, - прошелестел одними губами Звонов. - Не смей.
  - Это опасно для любого кроме Нерветро, - ответила я, а наставники и Ростов онемели от удивления. - Да, это так и мой муж тоже. Трупы множатся, а разгадки нет. Потому я предлагаю не вытягивать хрупкое сознание и подсознание из моей подруги. Мы можем навредить делу. Есть другой путь. Что если мою сущность поместить в труп? Я смогу извлечь нужную информацию. Точнее её мысли станут моими мыслями, её ощущения моими. Да, опасность существует и это опасность невозврата. Ян позовёт меня и всё будет хорошо. Только у этого предприятия существует побочный эффект. Гость может не вернуться из чужого тела, даже если его позовут. Нужно много магической энергии. Я хочу применить заклятие крови Шиткари и Шарти.
  - Если ты решилась, доченька, то вся сила клана твои, - произнесла Матрёна, а Марьяна подошла к своей сестре-близняшке и взяв её за руку скала мне:
   - Только вернись к нам.
  Оперативник особого отдела достал из своего автомобиля одеяло, и я расположилась около мёртвой Лисы. Рядом со мной улеглась Людмила и, ухватив за руку, произнесла:
  - Я иду с тобой. Одну не отпущу. Я не проникну в тело, но буду рядом и смогу увидеть тоже, что и ты. Не пущу, слышишь? Я не потеряю тебя снова!
  Твёрдость, с какой сказаны слова моей кузиной, потрясла меня до глубины души. Я посмотрела на бизнесмена и поняла, что он еле сдерживается.
  - Папа, я с Иссой. Если что-то пойдёт не так, вытащите нас. Я не отпущу её сознание и...руку. Мы уже связаны. Заклинание знаю только я. Утянут её, погибну и я.
  Ультиматум олигарх принял стойко и, кивнув, отвернулся. Тётушки присели на одеяло и взяли нас с Милой за руки. Наставники заняли позиции на небольшом расстоянии друг от друга, образуя круг в котором мы стали центром. Степан подошел ко мне и, надрезав ладонь ножом, капнул несколько гранатового цвета капель в рот Лисы, а потом мне. Я прочитала заклинание и в последний раз взглянула на Яна. Он стал мертвенно бледен, но остался стоять в импровизированном круге вместе с наставниками. Мои веки сомкнулись, и чувство боли разорвало мне тело...
  Я оказалась в кромешной темноте. Тишина и покой окружили меня. Я крикнула, но ничего не произошло. Даже эхо не отозвалось из глубины мрака. Я позвала Лису, но никто не пожелал ответить. Мне стало страшно и, переступив с ноги на ногу, я достала из кармана эфес своего меча.
  - На подругу с мечом? - раздался за спиной голос и я резко обернулась. Передо мной стоит Лиса. Её белая кожа и рыжие волосы сверкают на фоне абсолютной черноты. Она улыбнулась.
  - Привет, - разлепив пересохшие губы, сказала я. Голос охрип, и я немного покашляла.
  - Привет, - некоторое время спустя поздоровалась Лиса и медленно подошла ко мне. - Ты зачем явилась?
  - Хочу узнать тебя, - ответила я и посмотрела в холодные бледно-голубые глаза подруги. В жизни ее очи потрясающего яркого цвета, такого серо-голубого с бирюзовыми крапинками. С первого дня встречи они приковывали моё внимание и не отпускали. Сейчас всё иначе и в мою душу заползает ужас. 'Хороший я некромант, нечего сказать. При первой же встрече с настоящим умертвием я готова бежать от него со всех ног', - подумала я, а вслух произнесла:
  - Твои мысли теперь мои мысли, твои воспоминания - мои, твои чувства сейчас и здесь стали моими.
  - Ты не сме-е-еш-ш-шь, - прошипела Лиса, изменившись в облике. Нос заострился, щёки впали, и скулы жесткими линиями разрезали поперёк обе половины лица. Острая неживая маска в обрамлении волнистых медных волос и ничего человеческого.
  - Смею.
  - Я позову хозяина, - прищурив глаза, сказало чудовище, которое совсем недавно было моей подругой.
  - Мне не нужен твой хозяин. Мне не интересно. Хочу увидеть твои воспоминания с рождения до момента смерти.
  - Ты умна-а-а, - извиваясь всем телом словно гуттаперчевая эквилибристка, прошептала молодая женщина и попыталась напасть на меня. Я осталась стоять на месте. Чувство паники заполнило всё моё существо, но вместо того чтобы позвать на помощь и вынырнуть в спасительную реальность из чужого тела я сказала: 'Веди', и протянула руку.
  Рыжеволосый оборотень снова стал моей университетской подругой и вложил свою ладонь в мою. В темноте возник огромный светлый квадрат. На нём маленькая пухленькая девчушка двух-трёх лет на руках у любящей матери. Они играют и смеются. У женщины густые каштановые волосы, которые ласкает солнечный свет и они переливаются красноватыми искрами. Ощущение такое, словно рождается пламя внутри этих волнистых тёмных нитей. И имя у мамы необычное яркое, как тот свет в волосах - Ярилла. На кисте у неё татуировка розы. Девочке нравится этот рисунок, ведь она считает, что её мама и сама похожа на этот цветок. Она такая же нежная, красивая и вкусно пахнет. Вдруг на лицо женщины падает тень и, обернувшись, малышка видит отца. У него волевое лицо и добрые глаза. Он щекочет по животу свою любимую доченьку и девочка хохочет заливисто и громко.
  - Не надо, Мстислав, - произносит мама малышки. - Не разыгрывай её, нам сейчас надо спать.
  Кольцо маминых рук сжимается, крохе становится уютно, она утыкается в мамино плечо и веки сами собой закрываются.
  Последующие воспоминания Лисы безоблачные и яркие. На них счастливая подрастающая девочка по-прежнему любима своими родителями и старается быть для них лучшей. Переселение в мир людей ничем не сказался на домашнем уюте и отношении внутри семьи, только Ярилла стала реже бывать дома потому, что у нее теперь появилась еще одна забота - ночной клуб 'Фиалка'. Но даже в это время счастье не уходит из этой обители.
  Перемены начались спустя три года. Волтанский всё чаще стал ходить хмурый и недовольный жизнью. Ярилла старалась поговорить с ним и убедить, что жизнь не так плоха, и они прекрасно устроились в чуждом им мире. Не помогало. В разговорах стали всплывать слова: 'трон', 'Тария', 'Единороги'. И вот однажды к воину пришли двое мужчин. Они показались девушке-подростку опасными, но отец обрадовался их приходу. Лиса подслушала разговор, из которого узнала, что оба человека из древнего ордена и зовут их: Аристарх и Гаруа. У гостей есть книга, которую они приобрели не совсем законным путём. Каким именно они не сказали, но поведали нечто иное: можно создать новый мир и прописать там другие законы. Эта страна будет более сильной и всемогущей потому, что наполнится свежей магической силой. В Тарии кризис и она долго не протянет без помощи образовавшейся державы. Амулеты для поддержания чародейского государства у ордена заканчиваются и послаблений для пополнения запасов правящий монарх не предоставляет. Но есть другой выход и можно не цепляться за Тарию, а создать нечто иное, более могущественное. Они станут высшими для тех, кто живёт сейчас в магическом краю, и смогут поработить кудесников. 'Богов' должно быть не много и потому чары будут расходоваться экономно и жизнь в новом государстве, будет протекать безоблачно. Тария больна потому, что в ней слишком много обитателей. Мстислав рассмеялся тогда и спросил: 'А почему сами не можете создать задуманное?'. Молчание затянулось, но после разговор возобновился, и мужчина по имени Аристарх объяснил: 'Мы не можем прочитать написанные в книге обеты, и не можем использовать заклинания. Мы орден полу-демонов, и нам не даются чудеса Великих Древних'. С тех пор отца поглотила подготовка к созданию нового света. Лису к тому времени через друзей семьи отправили учиться в 'Университет прикладной магии' и именно в этот период краски на светлом экране стали неестественно насыщенными. Я визуально ощутила перемену, и она оказалась неслучайной. Подруга влюбилась. Да, она встречалась с сыном друзей семьи Павлом, которые и пристроили ее для обучения, но самая настоящая страсть родилась в душе юной магини при первом взгляде на Золика. Окрас мира в разные тона, от тусклых, словно выцветших, до густых и насыщенных меня покоробил. В этой перемене я ощутила зависимость от того натыкается взгляд Лисы на предмет её мечтаний или нет. И вот в ее воспоминаниях появилась я. Надо признать, что чужие мысли о моей персоне меня удивили и обидели одновременно. В представлении Лисы я коротышка с пшеничными волосами, вздёрнутым носом и вечно на кого-то натыкающаяся и причиняющая боль или неудобства своей неловкостью. Даже у меня родились в голове мысли, когда при взгляде на себя глазами подруги о несуразности моего существа и того, что таким, как я не место в мире, где живут прекрасные маги. Я смешна и местами забавна. И тут всё изменилось: приступ ревности окрасил всё вокруг в густой бордовый цвет с сероватыми пятнами гнева. Я вижу чужими очами, как принц смотрит на меня. В этом взгляде радость и нежность. Вот он прячется в густой кроне дерева, подглядывая за тем, как я с ребятами из университета борюсь на мечах, и мне это с трудом удаётся. Теперь я вижу, как парень специально роняет колбы на пол на пол лаборатории моей тётушки Матрёны, чтобы я подошла к нему и вручила другие, потому как я там работаю. Его очи впиваются в моё лицо, и он словно замирает, когда я нечаянно касаюсь его локтем, собирая осколки разбитой склянки. Таких моментов множество. Они короткие, но судя по цветам экрана, на котором воспоминания высвечивают прошедшие дни, болезненные и давящие. И тут Лиса решает со мной подружиться, чтобы быть рядом и попадаться на глаза своей тайной любви. Украдкой она подмечает, что теперь ее ненаглядный наблюдает и за ней.
  Картина меняется и снова отец и мать девушки выходят на передний план. Вместе с орденом они разрабатывают план, и в нём нет места живым людям, только мертвецам. Аристарх поведал Волтанскому как можно создать новый эфир магии, другими словами параллельную Тарии реальность. Нужно забрать эмоциональную сущность людишек и их ауру, чтобы эта сущность не погибла. Появится новая волшебная субстанция, которую можно раздуть при помощи человеческого мира населенного живыми. Мстислав углублённо занимается древней рукописью и книга прочитана. Её повествование косвенно подтверждает предложение Аристарха, и чтобы создать Нерветро и новый мир, заговорщики организуют тайную организацию, в которую активно зазывают молодёжь. 'Союз' - так назвали это общество. План очень прост: чарами и обещаньями посеять в умах парней и девушек из мира людей желание стать частью совершенной среды для проживания, в котором всё решает волшебство. Роль главного мисси взял на себя сам Мстислав и занялся активными проповедями возможности будущего светлого и необыкновенного.
  Пока Отец занимается проповедями количество 'беженцев' в иное государство пополняется. Для этого и нужны люди. Они все умрут, Лиса это знает, но ей никого не жаль. Вместо этого она подключается к работе в тайном обществе и предлагает вступить в него своим друзьям Павлу и его брату Олегу. Мстислав пытается отыскать артефакт, который наполнит новую державу магией, и 'Каплю жизни' - древний символ, с которого началась Тария. О последнем написано в фолианте, отданном Аристархом и Гаруа. Волтанский прибегает к помощи своего старого друга Игоря Беркутова. 'Капля' будет доставлена и займётся этим не кто иной, как Андрей Ростов, сам того не зная.
  Лису мало что волнует в жизни кроме принца. Она словно ополоумевшая самка пытается настигнуть свою добычу, которая ускользает из рук. В этот момент отец рассказывает ей о том, что для создания 'свободного мира', так он называет этот жестокий проект, необходима кровь настоящего Нерветро. Если таковой нет, то можно собрать 'коктейль' путём смешивания крови представителей магического общества. И тут у девушки, словно взрыв в голове произошел. Первым ингредиентом стала Урсула Голиш. Она увивалась за сыном монарха, и ревности Лисы не было придела. Набросав список магов для ордена, чародейка отбыла в университет, где ее настигла счастливая весть: Ян Артак влюбился в 'замарашку' (так она окрестила меня) и они повязаны на месяц заклинанием 'пут', и будут терпеть общество друг друга. Золик стал ходить злой, а в душе девушки зазвучали фанфары. Турнир всё изменил. После него пропала я и страстная любовь чародейки не нашла отклик в душе Золика, который был занят моими поисками. Злость свою лже-подруга припрятала, но в Магадане, сопровождая 'посылку' решилась на отчаянный поступок. По её мнению наступила пора для моей встречи со смертью. Так и от конкурентки избавиться и перед отцом выслужится. Зная, что я обязательно свяжусь с кем-то из моих наставников, Лиса позвонила Яну, чтобы тот вызвал их всех к себе. Таким образом, она и её подельники смогут забрать Грааль, и никто им не помешает расправиться с курьером и мной. Я должна была попасть в западню. Сорвалось. Я пропала. Проследив за Яном, магиня оказалась на кладбище, где ее взору предстала картина, в которой Людмила магическим мечом разрубила каменную статую Ангела и из него брызнула кровь. В этот момент явился Марио, который был известен Лисе как один из ордена, и между Яном и тёмным рыцарем завязалась битва. Моя кузина окунула руки в кровь, и явился демон. Он был страшен и прекрасен одновременно, хотя лично по мне так просто жуткий и спросил что той надо. 'Спаси и защити мою сестру Хрису в день, когда она будет сражаться с орденом полу-демонов. Будь на её стороне и пусть она живёт долго', - крикнула шатенка красавцу-чудовищу. Тот поклонился ей и удалился, а я появилась из портала и бросилась на помощь Артаку. Лисе захотелось швырнуть в меня убивающее заклинание, но она побоялась ранить Марио. Бой резко закончился и наша троица скрылась в портале.
  Мы исчезли и Золик вместе с нами, и встретила его девушка только сегодня днём. Он кричал на неё и требовал объяснений, почему она хотела убить меня. А Лиса, смотря на своего возлюбленного, не смогла глаз отвести. Так ничего не добившись он ушел, и девушка заплакала. Сколько она лила слёзы не известно, но появился Аристарх и отнял её жизнь. В самый последний миг она увидела бегущего к ней Павла, его растерянное лицо и мир вокруг перестал существовать. Яркий квадрат потух, и всё снова погрузилось в темноту.
  - Теперь ты знаешь всё, - прошептала Лиса, которая ненавидела меня так, что желала смерти. - Останься со мной. Мне холодно и одиноко.
  - Нет, мне надо выбираться. Прощай.
  - Ты никуда не уйдёшь, - зашипела мне в лицо Лиса и захохотала. - Ты увязла милая. Тебе не выбраться.
  - Исса, - чей-то шепот коснулся моих ушей и я оглянулась. Темнота. Густая, черная, вязкая, ледяная темнота. - Исса, иди ко мне любимая. Я не могу без тебя.
  - Нет, - вцепилась в меня девушка и тряхнула медными локонами.
  - Я иду, Ян. Помоги, меня не отпускает Лиса.
  Тут я почувствовала прилив сил, и гудящий поток энергии обвил наши сцепленные друг с другом тела. Я с трудом подняла руку и ухватилась за плотную волну энергии. Немного усилий и я полетела в кромешной темноте куда-то. Странно, но не видно цели, просто ощущение полёта и не более. Куда я лечу вверх или в бок не понятно? Просто парю и планирую, крепко держась за струю силы...
  Боль в теле заставила меня открыть веки. От яркого света зарябило в глазах, и я простонала. Снова закрыла глаза. Чьи-то пальцы крепко сжимают мою руку.
  - Исса, посмотри на меня, - просит рядом девушка, а я не собираюсь выполнять её просьбу. Мне и так хорошо. Пытаюсь повернуться на бок, но тело не слушается меня.
  - Исса, открой глаза, мне страшно, - голос незнакомки, словно надтреснутый лист дерева и это выводит меня из себя.
  - Если кому-то приспичило страдать рядом со мной, то пусть отползёт в сторону. Иначе я за себя не ручаюсь. Встану и надою по шее, - грубо ответила я, а рядом со мной кто-то тоненько заскулил, и я отчётливо услышала всхлипы. Пришлось разлепить глаза. Желто-карие очи радостно взирают на меня, и улыбка на бледных губах кажется нелепой. Не может человек лежать и улыбаться с такими синими губами, ему явно холодно.
  - Встань сестрёнка, простудишься, - говорю я и закрываю глаза. - Я полежу чуть-чуть и тоже встану.
  - Это она, - говорит кузина кому-то, и я посмотрела к кому она обращается. То, что явилось моему взору, не порадовало. Бледные суровые мужчины и женщины, творящие заклинания и удерживающие магический круг. Лица отстранённые, словно у статуй. После слов Милы эти изваяния ожили, и первым кто ко мне подошел, был Ян. Кузину подхватил на руки вампир. Мы прошли в портал, и тепло замка Шиткари овладело моим телом.
  За столом, в огромной компании и под вкусно приготовленный ужин, мы с сестрёнкой поведали всё, что удалось узнать. Умолчали только о некоторых моментах. Рассказ от этого не пострадал.
  
  
  Глава двадцать первая
  
  
  Наутро я проснулась рано, и пошла на кухню, чтобы выпить кофе. Никого не оказалось дома, и я решила пройтись по комнатам. В замке были только я, Люда и прислуга. Соорудив завтрак на скорую руку, мы с кузиной поели и, одевшись, спустились в парк. Скроив заклинание, мы дождались его исполнения и уже через десять минут мчались на мётлах по небу людского города. Нашей целью являлся ночной клуб 'Фиалка'. Туда отправились буквально все наши родные и близкие, не предупредив нас.
  Мы ворвались в помещение в разгар боя. Я стремглав понеслась в массу дерущихся, по пути выхватывая из кармана джинсов эфес своего меча. Приведя оружие в боевую готовность, я осмотрелась по сторонам. В толпе мелькнула спина Яна, и я начала пробиваться к супругу раздавая удары направо и налево. Мила присоединилась к Марьяне и Матрёне, я это заметила. Они путём ведьмовских заклятий сдерживают парней и девушек из мира людей, рвущихся на помощь магам. Смотреть на эту человеческую массу стало больно. Скорее всего, они находятся под чарами. Другого объяснения я не вижу 'живому щиту' прикрывающему орден и 'Союз'. 'Пушечное мясо на алтаре амбиций', - пронеслось в моей голове. Смешалось всё и мне стало не до раздумий.
  Я с остервенением веду борьбу с каким-то парнем. Судя по его характерной одежде это один из ордена краснозмеих. Резко разворачиваюсь и его оружие колит воздух рядом с моим телом, а я делаю выпад и наношу удар в живот. Меч утонул в теле молодого мужчины, и я с силой выдернула его обратно. Парень падает на спину, а у меня новый противник. Я свирепо сражаюсь, работая булатом, и уклоняюсь от ударов врага. Победа снова за мной. Мой взгляд натолкнулся на книгу, которая принадлежала моей маме. Я несусь к ней, расчищая себе путь подарком Тарии. Я остановилась и осмотрела находку. Книга и рядом символ зарождения Тарии. Чаша с кровью, наполненная до краёв. 'Обряд не совершен', - мысленно отмечаю я найденные предметы. Оглядываюсь и выискиваю фигуру Волтанского, сражающуюся с профессором некромантии. В помещении полно народа. Помимо моих близких здесь немало воинов короля. Мстислав отбрасывает в сторону свой меч и из ножен достаёт другой эфес, который превращается в сияющий булат. Одного взмаха стало достаточно, чтобы отрубить ладонь Игнатию вместе с вложенным в нее оружием. Наставник ухватился за руку и крепко сжал, пытаясь остановить хлынувшую кровь. Он опустился на колени и согнулся пополам, прижимая к животу обрубок. Я поняла, что мгновения жизни Звонова сочтены и, не раздумывая, вложив всю силу Нерветро и магию в свой клинок, бросилась на помощь чародею. Успела вовремя и отразила удар Мстислава, когда лезвие пылающей стали было на пути к телу моего воспитателя. Наш бой с Волтанским стал коротким и победоносным для меня. Сила оружия врага померкла перед магией моего. Пётр Лукич и Иван Иванович подоспели вовремя и бывшего 'миссию' заключили под стражу.
  Вернув себе магию, я схватила со стола книгу и древний артефакт, открыла дверь небольшого портала и забросила в него фолиант и 'Каплю жизни'. В мою сторону полетели смертельные заклинания. Ярилла, это может быть только она.
  Я стаю в круге полыхающего огня, и языки пламени лижут моё тело. Больно. Я кричу, но не убегаю. Надо закрыть проход и я это делаю. Я чувствую, как жизнь покидает меня, и осталось совсем немного. Вспыхну словно свеча. Неожиданно огонь застыл и вместе со мной в круге появился прекрасный юноша. Я никогда не встречала настолько красивых людей. Парень улыбнулся мне и, протянув руку, сказал:
  - Пошли, я должен исполнить приказ, - и я тянусь к нему всем своим телом, а мир вокруг меркнет. Последнее что я вижу это чёрные как ночь глаза, которые бывают только у демонов.
  Рано утром я пришла в себя, но пробуждение меня не порадовало. К тому же рядом оказался Ян с его измученным больным взглядом.
  - Слава Великим Древним! Ты была в беспамятстве четыре дня, - тихо выдохнул он слова, и я поняла, что в ближайшем будущем мне придётся туго. Мой разлюбезный муж загонит к демонам одними своими упрёками. Так и вышло. Хорошо, что я теперь лежу на кровати и боль вроде отступила. Стук в дверь и я кричу:
  - Войдите.
  На пороге моя сестрица, перебинтованная, но улыбающаяся. Я тоже растянула губы и подмигнула застывшей на пороге Люде.
  - Успели мы с тобой попасть в переделку, - хихикнув, произнесла она, подойдя к моей кровати. Усевшись на постель, Мила поправила одеяло и пожала плечами.
  - Что стряслось?
  - Всё хорошо. Враги повержены, герои получили награды и все остались живы, только ранены. Орден тоже понёс потери и предстал перед судом королевства. Люди пострадали, но основную массу удалось спасти. Волтанский в тюрьме, а Ярилла оплакивает дочь и ждёт приговора.
  Я вздохнула и отвернулась к стене. Мысли закружились в моей голове вперемешку с воспоминаниями.
  - Я поговорить хотела...точнее попросить, - начала говорить кузина и замолчала.
  - Проси, - кротко сказала я, повернувшись к своей соплеменнице.
  - Если вдруг так случится, что ты решишь и покинешь Тарию надолго, то я прошу тебя приехать в одно место. Степан купил домик на берегу моря, вот адрес, - и девушка сунула мне в руки клочок бумаги.
  - А почему Степан купил домик и почему мне надо там появиться?
  - Это твоё обиталище. Не хочу снова оплакивать тебя и мучиться неизвестностью. Если ты не захочешь, то никто и не узнает где ты. Степан поможет первое время, а потом когда всё уляжется...
  - Что уляжется? Что ты видела, Мила? - сев на кровати и схватив сестру за руку спросила я.
  - Не знаю... возможно и не произойти. Прости, я пойду, прилягу. Тело стало ныть.
  Спустя три недели то, что попыталась сказать мне сестра, произошло. К этому моменту раны зажили, и я принялась готовиться к визиту во дворец. Между нами с Яном состоялся разговор, который перевернул всю мою дальнейшую жизнь. Свёлся он к простому и обыденному.
  - Почему ты должна снова отдать силу книге и стать посредственностью? - еле сдерживаясь, спросил супруг, а я обиделась на него за нелестное сравнение. Дальше последовали убеждения и желание стать единственными в своём роде чародеями, обладающими необыкновенными способностями и потребовать у коронованной особы огромной власти.
  Я попыталась убедить мужа отнестись по-другому к дару Нерветро и стать обычными гражданами страны. Не вышло. Ян отмёл любое предложение на этот счет и отказался слушать дальнейшие доводы.
  - Мы можем сделать невозможное, - увещевал он. - Ты и я и никто нам не указ.
  - Послушай меня и попытайся осознать мои слова, - с мольбой в голосе произнесла я. - Мать, не спросив моего согласия, сделала меня живым фолиантом. Наставники, узнав, что я Нерветро ждали момента воспользоваться этим. Я не хочу, чтобы такая сила, которая не является моей изначально, таила в себе угрозу для кого-то. Магию можно дать, а можно и забрать. В какие руки она попадёт в этом случае? Нам придётся жить с тем, что я рано или поздно попаду в западню и тогда всему, что нас окружает, придёт конец. Я хочу спокойно жить с тобой, растить наших детей и наслаждаться покоем.
  Супруг посмотрел на меня невидящим взглядом и продолжил доказывать, что моё беспокойство напрасно. Именно в этот день я поняла: желание власти Яном завладело всецело. Там нет места для меня или еще кого-то. Записка с адресом моего нового жилища очень пригодилась. Я перенеслась в мир людей и отдала магию книге. Затем, спрятала древний фолиант и 'каплю жизни' и попыталась забыть то, что в моём существовании была Тария. Почти получилось...
  
   ***
  Пятнадцать лет спустя.
  
  Тёплый южный ветер колышет кроны деревьев, перебирая своими прозрачными струями зеленые листья. Грянул гром и в мешанине серо-черных туч, словно кривой самурайский меч сверкнула молния. Я вышла на крыльцо, вздохнула и, порывшись в сумке, извлекла из неё зонтик. Придётся топать до своего обиталища пешком под дождём. Хорошо хоть место работы находится в трёх автобусных остановках от моего дома. Дунул ветер, принеся с собой запах берёзовой коры и влажной земли. Из придорожного кустарника выпорхнула небольшая стайка воробьёв и пронеслась над моей головой. Я инстинктивно пригнулась и, повернув голову, улыбнулась глядя в след удаляющимся пернатым.
  Я покрепче ухватилась за ремешок своей сумки и зашагала в нужном направлении. По пути попался продуктовый магазин, и я замедлила шаг. На днях ко мне должны были заглянуть Степан с Людмилой, и я подумала, что стоит купить торт к их приезду. Помявшись возле входа в 'Продмаг' я пошла дальше, решив, что в такую погоду никто меня не навестит.
  После того как я отдала свою энергию книге, восполнив её я снова стала маломощным магом годящимся только в Помощники. Ян дал мне понять, что смириться с этим не сможет, и я приняла для себя единственное на тот момент верное решение: покинула волшебную страну навсегда. Конечно, я могла бы остаться и пользоваться магией, находящейся в моём распоряжении, но это не правильно. Зная, что за этой древней рукописью охотятся, мама, будучи гениальной и очень сильной чародейкой, перенесла часть знаний из книги на меня. Но, как известно даже школьнику Тарии: с артефактами шутки плохи. Я поспешила снять с себя груз и стала сама собой.
  Спустя некоторое время ко мне явился Лёшка-вампир из далёкой магаданской деревни и, убедившись, что со мной всё в полном порядке и передав привет от Люды и Степана скрылся. Так он наведывался регулярно в течение года, а потом вместо него пожаловала сестрица со своим женихом. Я тогда очень удивилась тому, что Степану была оказана такая высокая честь, но с Судьбой не поспоришь и с любовью тоже. Вот и отец кузины спорить не стал, и счастье стало полным. Мои родственники поселились недалеко от меня и навещали при каждом удобном случае. В то время мне это было необходимо как воздух.
  Шиткари и Шарти разыскивали меня буквально с факелами. Артаки от них не отставали. Но ни тем не другим и не третьим это не удалось. Меня в очередной раз похоронили и занялись собственными жизнями. Матрёна и Марьяна вышли замуж за своих давних возлюбленных Ивана Ивановича и Игнатия Павловича. Пётр Лукич обливался счастливыми слезами на их свадьбах и всё вспоминал меня, желая хоть еще разок, перед смертью взглянуть на свою 'маленькую бунтарку'. До кончины ему еще далеко потому я не тороплюсь объявиться на пороге его квартиры.
  Что касается моего мужа Яна, то он, расправив плечи, взлетел очень высоко и теперь является первым лицом при дворе порфироносца. Годик-другой, погоревав над потерянной любовью он 'пустился во все тяжкие' и нажил себе репутацию Казановы. Атанас много лет пытался его женить, но Ян отшучивался и свободу оберегал. Самые блистательные невесты двора были отвергнуты. Ян умело давал им отставку, рассказывая о раненом сердце и незаживающей ране со слезой в глазу демонстрируя им мой портрет. Магини вздыхали и падали в его объятья гроздьями без всяких обязательств. После коротких романов ни одна не осталась обиженной на моего вдовца. Недавно стали поговаривать, что у молодого мужчины появилась сильная привязанность к одной чародейке и вроде бы в отношениях всё идёт к свадьбе. Её никто никогда не видел и кто такая никто не знает, и даже слежка маститых чародеев-воинов не дала результатов. Ладно, если так, хоть присутствие дамы сердца у моего бывшего-настоящего мужа мне неприятна. Но он заслужил счастье и имеет право на него, пусть и ценой моего разбитого сердца.
  Золик сдружился с Яном, но отошел от дел государственных, передоверив их другу, и всё больше обретается в Шартийских горах. Недавно он сделал предложение одной из соплеменниц и теперь у трона появятся достойные наследники. Людмила говорит, что она очень похожа на меня в детстве и младше моего друга на десять лет.
  М-да, всё течет и всё изменяет и то, что произошло пятнадцать лет назад, представляется теперь чем-то призрачным и ненастоящим.
  Я вздохнула и ускорила шаг. Несколько крупных капель упали на асфальт пешеходной дорожки, и в воздухе запахло дождём. Я вбежала на крыльцо своего дома, когда начался ливень. Быстро открыв дверь ключом, я вошла в своё жилище. Остановившись возле двери, я начала принюхиваться и вертеть головой, пытаясь понять, что меня настораживает. В доме пахнет морем и цветами. Ничего необычного, но беспокойство вдруг овладело моим существом.
  - Эй, тут есть кто-нибудь? - крикнула я в пустоту, но она мне ответила мирным тиканьем часов.
  Решив, что мне померещилось, я прошла на кухню и выложила купленную утром в хлебной лавке булку. Затем прошла в ванную вымыла руки с мылом. Сердце скакнуло и забилось в предчувствии чего-то. Вытирая руки полотенцем, я заметила, как они дрожат.
  Стук в дверь неожиданным мне не показался. Я словно испытала облегчение и, вздохнув, я подошла и открыла настежь деревянное полотно. На пороге во всей красе стоит Ян и таращится на меня во все глаза. Пару минут нам обоим потребовалось, чтобы прийти в себя.
  - Привет, - хрипло сказал мой 'вдовец' в который раз, за эту вынужденную паузу окинув меня взглядом с ног до головы.
  - Привет, - ответила я и отошла вглубь коридора, намекая тем самым что 'Господин зелёные глаза' приглашен. Артак переступил через порог, и я закрыла дверь. В молчании мы достигли гостиной, и я указала ему на диван. В звенящей тишине мой бывший супруг устроился на мягкой поверхности.
  - Чаю? Кофе? Сок? - поинтересовалась я, соблюдая правила гостеприимства.
  - Сок, если можно, - холодно ответил Ян.
  Я удалилась из комнаты на некоторое время, а когда вернулась, то застала красавчика в глубокой задумчивости. Приняв из моих рук стакан с напитком, Ян принялся вертеть стеклянный предмет кухонной утвари в своих руках, а я присела на диван.
   - Неожиданная встреча, - начала я разговор и улыбнулась. Что делать, ведь нельзя просто сидеть и молчать?
  - Отчего же? Вполне нормальная встреча. Муж и жена должны изредка видеться, - отозвался чародей и в упор посмотрел на меня. Мня это насторожило.
  - Для того чтобы сократить визит и не тратить твоё время попусту отвечу сразу: я умерла для всех и воскресать не собираюсь. Да, наши узы не разорвать и классического развода не выйдет, но я не собираюсь препятствовать твоему счастью. Поэтому можешь жениться и жить долго и счастливо. Этой встречи могло и не произойти, по крайней мере, я к ней не стремилась.
  - Вот как, - зло прошипел со своего конца дивана Ян. - Хорошо, что ты настолько покладиста в отношении моего счастья.
  - Ну, так не чужие-же, в самом деле, - пожала я плечами, а у чародея глаз задёргался. Странно, раньше такого не было. Видимо работа на благо короны все соки пьёт из красавчика.
  - Да и тут я тоже с тобой согласен, не чужие. Потому прошу от тебя небольших разъяснений. Я могу рассчитывать на них или поговорим о погоде?
  - Давай погорим о том, что тебя волнует... - уклончиво сказала я, видя, что бывший муж еле сдерживает гнев. Странно это всё. Друг другу и двух слов не сказали, а ведёт себя он, словно я его успела изрядно достать.
   - Отлично. Для начала я расскажу, какими судьбами оказался на пороге твоего дома. Я советник короля в Тарии, но и в мире людей у меня есть бизнес. И вот являются ко мне однажды люди, чтобы я помог им в рамках благотворительной деятельности и выделил деньги и помещение для талантливых и малоизвестных художников. Я помог и был приглашен на презентацию. И знаешь, чей портрет я там увидел? Ты не поверишь, ведь в тот момент, когда я узрел твоё лицо в золочёной рамке я и сам не поверил, но это точно была ты. Старше, но ты. Портрет назывался 'Чародейка' кисти некоего художника Елисея Земляникина. Мне стало любопытно, и я попытался тебя разыскать. А вот теперь вопрос: какая у тебя фамилия?
  - Земляникина. Но какое это имеет значение?
  - Как давно ты Земляникина?
  - Пятнадцать лет, - тихо ответила я.
  - Спасибо. Я все эти годы мучился тем, что ты ушла. Пытался понять тебя, винил себя, а на самом деле всё просто: ты бросила меня ради другого. Теперь всё прояснилось. Почему ты поступила так жестоко? Могла просто всё объяснить, я бы понял. Не принял бы, но понял.
  - Мы разговариваем пять минут, я ты меня уже обвиняешь. Прошло пятнадцать лет! - взорвалась я, как мыльный пузырь.
  - Да, прости. Я не имею права на это, - пошел на попятный Ян.- Главное что теперь всё стало ясно и прозрачно.
  - Тогда думаю, нам стоит попрощаться, иначе наговорим друг другу гадостей, и ты вызовешь меня на дуэль, - хохотнула я, вспоминая университетские годы.
  - Да, ты права, - грустно сказал бывший муж и поднялся со своего места. Мы вместе прошли к двери, и я распахнула её. Дождь шумной водяной завесой отделил мой дом от окружающего мира.
  - Могу дать зонт, - улыбнувшись, предложила я.
  - Нет, не надо, - отозвался Ян и приник к моим губам в страстном поцелуе. Мир раскололся и разлетелся в разные стороны и среди хаоса мелких осколков есть только мы: Ян и я.
  - Я люблю тебя, - произнес супруг, держа меня в своих объятьях.
  - Я люблю тебя, - вторю ему, ухватившись за него как за единственно реальное существо среди нереального мира.
  - Наконец-то, а то чуть не осталась безотцовщиной при живом родителе, - раздался задорный женский голос и мы с Яном обернулись на него как по команде.
  Ливень кончился. Яркая зелень, умытая небесными каплями, лоснится и сверкает. На дорожке палисадника стоит моя дочь, в обнимку со своей тётей Людмилой. Степан остановился за спинами женщин нагруженный объемными сумками. Дочь удивительно похожа на Яна. Те же черные блестящие волосы, изумрудные глаза, пухлые губы.
  - Здравствуйте, - только и смог выдавить из себя супруг глядя во все глаза на девушку.
  - Привет, - отозвалась моя дочь и, подойдя к Яну, протянула руку для приветствия. Словно в трансе Артак вложил свою ладонь в ее. - Меня зовут Янина Земляникина. А вас я знаю, вы мой отец.
  Мужчина пошатнулся и медленно опустившись, сел прямо на пол взяв свои колени в кольцо объятий. Я опустилась рядом и заглянула в глаза любимому. Янина тоже присела и, посмотрев мне в лицо, пожала плечами.
  - Вы не волнуйтесь так, - произнесла моя брюнетка и захлопала длинными черными ресницами, при этом интенсивно обмахивая своими ладошками отца. - Я знаю про вас уже давно. Мне тётя рассказала. Про приключения, про любовь и разлуку. Короче я всё понимаю и готова вас принять в нашу семью. Мама у меня решительностью в вопросе вас не обладает, а мне лучше иметь двух любящих родителей в наличие, чем любящих, но порознь. Тот портрет написала я, а Степан подговорил моих учителей по рисованию сделать выставку. Кандидатура ваша для меценатства даже не обсуждалась, ведь тётя тоже заинтересована и наложила чары на всех, включая директора нашей школы искусств. Всё произошло, как мы задумали, и... вы любите маму?
  - Да, - надтреснутым голосом сказал Ян.
  - Вот и отлично! - обрадовалась дочь и улыбнулась хитрой улыбкой.
  - А почему Земляникина? - спросил супруг, а я ответила:
  - Это фамилия моего родного отца. Харитон Земляникин. Он живёт здесь недалеко.
  - Только в Тарию я не поеду. Мне школу закончить надо и в институт поступить. Хочу быть декоратором. Так, что вы с мамой решайте, а на меня не рассчитывайте, - пригрозила Янина.
  - М-да, мне уже заранее жаль своего будущего зятя, - хохотнув, изрёк Ян.
  
  
  
  
  КОНЕЦ.
  
  
  
  Написано февраль 2014г.
  
   версию в другом формате (бесплатную) возможно скачать с сайта "Призрачные миры"

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"