Хохлов Анатолий: другие произведения.

Глава 1. Серый шут

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Вселенная 126830329-го Звена Великой Цепи,
  под протекцией Восьми Несокрушимых.
  (Орден Тьмы)
  Мир Ордарион.
  Уровень развития - раннее средневековье.
  
  
  Закат окрасил небеса в алые цвета и замок начал пробуждаться от дневного сна. Один за другим загорались огни на башнях, зазвучал лязг металла и скрип работающих механизмов. Со стороны учебного плаца донеслось натужное уханье солдат, приступивших к тренировкам.
  Князь, не сумевший сомкнуть глаза за весь долгий день, нетерпеливо вызвал слугу и отправил его разузнать, готова ли его сестра к жертвоприношению.
  ─ Как там чудовище? ─ осведомился владыка двенадцати городов, когда в его комнату спешно вбежал и упал ниц капитан замковой стражи. ─ Хорошо ли спал? Понравилось ли ему угощение?
  ─ Маленький монстр не думал даже ложиться спать, мой господин, и не касался еды. ─ ответил капитан. ─ Он весь день играл с магическими огнями, ходил по камере и говорил с призраками. Он... тюремщики не дали ему ведра, так посреди дня он сам сходил за ним.
  ─ Как это?
  ─ Взламывая двери, поднялся по лестнице, вышел во двор и забрал пустое, помойное, возле солдатской кухни. После этого, извинившись за беспокойство у сбежавшихся стражников, спокойно вернулся в камеру, справил нужду в ведро, и снова принялся играть с магическими огнями.
  ─ Значит, наши обереги и охранные круги не остановили его?
  ─ Он трижды пересекал линию соляного круга, а листы оберегов использует в качестве носовых платков и подтирки!
  ─ Откуда же вшивые крестьяне призвали в наш мир эту тварь? Из Ада или с Небесного дворца?
  ─ Мой господин, осмелюсь заметить, маленький монстр слишком уродлив, чтобы быть слугою богов. Он похож на мелкого беса-привратника с картин жрецов Киамори.
  ─ Но у этого беса-привратника хватило сил чтобы призвать штормовой ветер и разметать по прибрежным скалам непобедимый флот западной орды. И ценой спасения страны стала всего одна грязная крестьянская девка! Посмотрим, на что готов будет пойти этот мелкий бес ради принцессы, в жилах которой течет кровь первого бога!
  Приняв ванну и завтрак, одевшись и наложив макияж, князь Таюджин вызвал отряд сопровождения и направился к подземелью, в котором было заключено чудовище, тайно доставленное в столицу княжества с западного морского побережья. Магический зверь - редкая добыча. Немало легенд гуляет среди народа о счастливчиках, изловивших магического зверя накануне событий, ставших великими благодаря колдовству. Эта маленькая костлявая тварь доказала, что владеет тайными силами и может быть чрезвычайно полезной. Смущало великого князя только то, что магического зверя призвали не жрецы и не колдуны-отступники, а горстка обычных крестьян, напуганных слухами о приближении флота западной империи, что шел вдоль побережья и уничтожал города островных княжеств. Они выманили эту нечисть из неведомых пространств каким-то варварским ритуалом и кровью молодой крестьянки, а через пару дней страшный шторм обрушился на чужестранные корабли и шпионы быстро донесли князю о низкорослой твари в серых лохмотьях, что сидело на вершине скалы. Объятое мистическим призрачным пламенем, оно явно управляло ураганом.
  Демон? Бог? Какая разница? Таюджин получит его силу! И не важно, сколько за это придется заплатить! Главное не упустить монстра и сохранить тайну поимки, иначе соседние князья немедленно бросят все свои силы в атаку против счастливого обладателя магического зверя.
  Отряд отборных и самых доверенных солдат был тотчас отправлен в прибрежную деревню с приказом захватить чудовище и перебить крестьян, но подготовка к резне оказалась излишним трудом. Солдаты не нашли в деревне ни единой живой души, только в центре ее, на куске скалы, сидело чудовище, с ног до головы закутанное в серые лохмотья. Куда исчезли люди? Понятное дело. Притом, что имущество, даже съестные припасы и деньги, остались лежать в домах. Зачем чудовищу мусор? А вот то, что все магические звери - кровососы или людоеды, давно известно. Призывать подобную тварь, будучи беспомощными крестьянами - не верх ли глупости?
  Совсем иное дело - князь. В замке тридцать жрецов и полторы тысячи солдат, а так же больше сотни рабов, кровью которых можно будет поить чудовище. Двух рабов, мужчину и женщину, на весь день посадили в подземелье к монстру, но тот почему-то проигнорировал угощение. Может, брезгует рабами? Но крестьян же сожрал! Хорошо, придется сделать сразу главное подношение, заодно и избавиться, под благовидным предлогом, от последней родственницы, сын которой теоретически мог бы оспорить власть детей Таюджина.
  Принцесса Суотан, наряженная и украшенная шелковыми лентами, в сопровождении двух служанок, уже больше получаса ждала своего брата. Несчастная девушка едва находила в себе силы стоять от ужаса и отвращения. Она в красках представляла, что ждет ее после знакомства с бесом, но воспитанная жертвовать собой во благо семьи, не могла даже помыслить о сопротивлении. Пусть даже брат убил отца и братьев в борьбе за княжеский браслет, пусть даже он сбросил мать с вершины башни за перехваченное дружеское письмо соседнему князю. Принцессе ничего не остается, как подчиняться правителю. Она должна не задумываясь отдать жизнь и душу ради процветания рода.
  ─ Дай-ка я взгляну на тебя, сестренка. ─ взяв девушку за ухо, князь заставил ее повернуть голову вправо-влево. ─ Ты прекрасна, как весенний цветок! Постарайся, девочка! Твоя красота принесет нашему роду власть над всеми островами!
  Пренебрежительно оттолкнув от себя девушку, князь шагнул к тяжелой двери. Стража поспешно своротила в сторону тяжелую деревянную плиту, преграждающую путь во тьму.
  Спуск в подземелье был довольно долгим, под замком располагался достаточно обширный комплекс катакомб, с запасами продовольствия, камерами для узников и пыточными.
  ─ Почему замки и засовы на дверях не сломаны? ─ спросил князь, вспоминая историю с ведром. ─ Уже заменили?
  ─ Взламывая двери, монстр не повреждал замки, мой господин. ─ ответил капитан. ─ Магией, он способен открыть любую дверь, даже без ключа.
  ─ Опасная тварь. Почему стража не пыталась его задержать?
  ─ Мы следовали за чудовищем и собирали силы, готовясь сражаться при первом его угрожающем движении. Но он был абсолютно спокоен и даже спросил разрешения у повара, прежде чем забрал ведро.
  ─ У них там что, в подземном дворце, есть школа хороших манер? Разве не полагается богам и демонам быть высокомерными или снисходительными в отношении смертных? Покладистый зверь. Где посадили, там и сидит, еды не просит, даже гадит аккуратно. В легендах с ними всегда были какие-нибудь проблемы.
  Ответить капитан не успел, князь уже вплотную подошел к двери самой большой из подземных камер, буквально увешанной священными амулетами и засыпанной солью. Повинуясь жесту руки, солдаты поспешили отомкнуть замки и отступили в сторону.
  ─ Благостного вечера тебе, гость из неведомого мира, и доброй ночи! ─ сказал князь, входя в камеру и удостаивая поклоном сидящую в центре комнаты худосочную, истинно детскую фигурку, замотанную в серые лохмотья. ─ Пред тобою великий лорд Кадохару Таюджин, владыка западного побережья и гор Тейку! Верховный господин восьми городов и прилегающих к ним областей, вождь двадцати пяти тысяч лучших мечников восточного архипелага, владелец девяти крепостей и семнадцати боевых кораблей!
  ─ Вечер добрый, лорд Таюджин. Мое имя - Андрон, что происходит от созвучия с моим смертным именем, и словосочетанием "Анд-роон", что в переводе с языка знакомых мне каменных големов означает "Многословный", или, проще говоря, "Болтун". Моему лучшему другу и наставнику было проще выговаривать имя именно в таком звучании, и за восемьсот лет я уже отвык слышать свое прежнее. У вас есть ко мне дела?
  ─ Что?! Ни владений, ни титулов? Кто ты такой?!
  ─ Мечтатель, романтик, убийца смертных. Странник, собиратель душ, исполнитель желаний. Отец множества прекрасных детей и, как утверждают многие мои ближайшие подруги, - настоящая сволочь!
  ─ Что за чушь ты несешь? ─ лорд Таюджин чувствовал, как в нем поднимается злоба. Как смеет эта жалкая нечисть допускать отстраненный тон и шуточки в разговоре с великим князем?! Князь - потомок бога! Низшие демоны, без владений и титулов, должны принимать за милость дозволение слизнуть пыль с его сапог!
  ─ Почему сразу чушь? ─ замотанная в рванье фигура пожала плечами. ─ Просто я многогранная и разносторонне развитая личность.
  ─ Повторяю вопрос еще раз. Кто ты такой? Бог? Демон? Волшебный зверь? Отвечай!
  ─ Низший служитель бога. По-вашему - волшебный зверь.
  ─ Так я и думал. А раз ты волшебный зверь, значит должен знать кто я! Я - дитя бога, высший жрец и мессия высших сил на земле! Произнесенное мною - воля бога!
  ─ Да, я ознакомился с вашей мифологией, пока плел схемы пространственных переходов и выискивал в бесконечном множестве вселенных дорогу домой. Ваша мифология обычна для великого множества миров и даже не слишком-то занимательна. Один бог и четкий пантеон с начала мира, до нынешних дней. Причем не балующий смертных вниманием. Ваш мир - совершенно рядовой и серый инкубатор душ, расцветить красками который вы, правда, сумели собственными силами. Жизнь кипит на этой планете. Страшная, тяжелая, но рождающая воинов с закаленными и сильными душами. Солдат, способных без малейшего страха взглянуть на глаза чудовищным порождениям Адской Бездны. Не мне, мусорщику, критиковать чужие методы. Я просто иду своим путем.
  ─ Ты пойдешь своим путем, когда я тебе это разрешу! ─ Таюджин схватил низкорослого монстра за плечо и встряхнул, попутно испепеляя ничтожного служителя пылающим взглядом. ─ Отвечай, ты ли призвал шторм, уничтоживший флот западной империи?
  ─ Я просто отблагодарил крестьян, вытянувших мою душу из Потока Грешников. Они попросили меня о защите, я сверился с Оракулом, получил разрешение у местных властителей и разнес корабли в клочья. Империя получила кару за сожженные храмы Киамори на западном побережье, а ваши народы воспримут тот шторм как знак благоволения и заботы бога. Все в выигрыше. Кроме двухсот пятидесяти тысяч свирепых мародеров, пошедших ко дну вместе с обломками кораблей. Ну ничего, ваши боги позаботятся об их душах.
  ─ Ты действительно ужасно болтлив.
  ─ Не самый страшный порок, тем более что терпеть вам меня, темнейший князь, долго не придется. Я еще вчера наладил силовые линии портала и давно готов покинуть ваш мир. Можно было бы и от путешествия сюда отказаться, но слишком уж забавно ваши солдаты землю вокруг меня подкапывать начали, чтобы вместе со скалой на телегу перетащить. Определенно, эпоха темного средневековья в любом мире - моя любимая. Смеху не оберешься, и поработать есть над чем! Жаль, что ваши боги запретили мне серьезное вмешательство и даже приказали выкупить те души, что я забрал. Вот, великий лорд Таюджин, здесь у меня есть одна вещица, что будет получше "Кровавой Царицы", за которую ваш прадед отдал целый город! ─ маленький монстр поднял руки и из развернувшегося искажения пространства ему на ладони упал меч в искусно украшенных ножнах. ─ Прошу, примите, в уплату за сорок одну душу крестьян, присвоенных мною. Оракул показал мне незавидное будущее деревни, и я позаботился о ней раньше ваших солдат.
  Князь принял меч, извлек его из ножен и застыл в изумлении, любуясь удивительным серебристым клинком. Что это за металл?
  ─ Адамантит. ─ угадал мысли князя маленький монстр. ─ Меч выкован под ваши габариты тел и в соответствии с вашими методами боя. Не ржавеет, не тупится. Его проще потерять, чем сломать. В общем, владейте, а я пошел.
  ─ Стоять! ─ рявкнул князь.
  ─ Ну что еще? Только не говорите, что мало! Жадность - порок, пострашнее болтливости!
  ─ Я - мессия высших сил! И, как потомок бога, приказываю тебе, зверь, служи мне! Ты делаешь хорошее оружие. Вооружи им мою армию! Ты владеешь магией. Обрушь всю ее мощь на головы моих врагов! Я мог бы просто заковать тебя в цепи, но хочу, чтобы ты оценил мое великодушие и щедрость! Тебе понравилось пожирать души крестьян? Я позволю тебе убивать моих подданных по десятку в день, и даже преподнесу совершенно особенное угощение, которое берег для именно такого, особенного случая! ─ взмахом руки, князь приказал вести принцессу. ─ Понимаешь ли ты, кто перед тобой? Она - такой же потомок бога, как и я. Ее единственный изъян в том, что она родилась женщиной. Я позволю тебе поглотить ее душу, в награду за верное служение мне!
  ─ Нет-нет-нет. ─ лишь мельком глянув на девушку, монстр помахал лапой в отрицающем жесте. ─ Зачем мне принцесса? Им же нужны условия, обслуга и роскошь. Ненавижу нянчиться со взрослыми девушками. Но мое мнение даже не важно. Оракул показал, что если я заберу леди Суотан, ваше княжество распадется и будет уничтожено армиями соседей. В процессе, захватчики порежут сотни тысяч людей и обратят ночь в день пламенем горящих городов. Если же я оставлю ее здесь, то сын этой девушки станет следующим великим князем и объединив две сильные области, подарит этим землям немалый период мира, который так необходим вашим островам для восполнения потерь населения за годы войн.
  ─ Что?! Ее сын?! Да что ты мелешь, презренная тварь?! ─ не удержав своего гнева, взбешенный князь замахнулся и сокрушительной оплеухой швырнул монстра на пол. ─ Еще раз откроешь пасть без разрешения, и я вырву тебе язык!
  ─ Слушай, князь, а тебя в детстве с лавки не роняли? ─ поднимаясь на ноги, ответил монстр.
  ─ Что?!
  ─ Ты только что ударил существо, способное за три минуты утопить целый флот! Ха-ха! И даже не понимаешь, насколько глупым было это действие! Застарелая травма мозга? Боже мой, я разговариваю с идиотом! Еще немного и окружающие могут подумать, что я тоже идиот! Извините, темнейший князь, но мне действительно пора. ─ по мановению руки низкорослого монстра в двух шагах от него развернулось пространственное искажение, за которым было видно синее небо и заснеженный луг.
  ─ Ах ты... ─ Таюджин попытался поднять руку для нового удара, но его тело едва двигалось, скованное внезапным параличом от пяток до макушки. Паралич не был совсем уж жестким, чтобы люди могли сохранять равновесие и не падали. ─ Да я тебя...
  ─ Грубый ты. ─ вздохнул монстр. ─ Раздражаешь, просто жуть как! Но я, как бывший ангел светлых сил, не буду отвечать злом на агрессию. Может, тебе просто не хватает любви и счастья? Держи их в подарок, и можешь не благодарить. Я же все-таки богине любви когда-то служил! Самой настоящей.
  Пространственное искажение поглотило низкорослую фигурку и сомкнулось, бесследно исчезая.
  ─ Великий князь! ─ сбрасывая путы паралича, солдаты бросились к своему господину. ─ С вами все в порядке?
  ─ Все прочь! ─ свирепо выкрикнул Таюджин. ─ Тащите сюда жрецов! Пусть призовут обратно эту мелкую мразь, и если... ─ взгляд великого князя вдруг упал на помойное ведро, то самое, за которым среди бела дня ходил малорослый волшебный зверь. ─ Если... если они не сумеют... ─ сделав несколько шагов, он приподнял пестро исчерченный непонятными знаками лоскут бумаги, которым было накрыто ведро и заглянул внутрь. ─ Это... это нужно почистить.
  ─ Я... ─ капитан старался спрятать свое удивление. ─ Я немедленно пришлю рабов, и они обо всем позаботятся, темнейший князь.
  ─ Я сам! ─ рявкнул князь и, столкнув на пол клок газеты, лично поднял ведро, на дне которого плескались испражнения чудовища. ─ Где у нас канава со сточной водой? Принесите мне щетку и чистящий порошок! Я заставлю... заставлю это ведро снова засиять!
  
  Правители городов и главы черного храма встретились снова спустя три ночи после первого срочного совещания, созванного сразу после отбытия волшебного зверя. В зале присутствовала принцесса Суотан, перед которой, на бархатной подушке, лежал чудесный меч из адамантита и клок газеты, который священники приняли за лист с колдовскими заклинаниями волшебных зверей, тщательно скопировали и отчаянно пытались расшифровать.
  ─ Все наши усилия оказались напрасны. ─ завершил свой доклад верховный жрец Киамори. ─ Владыка ночи даже не удостоил ответом наши молитвы и не избавил лорда Таюджина от проклятия. Кара, обрушившаяся на нашего владыку, является следствием проявленного им неуважения к волшебным зверям и божественной силе. Таким, вероятно, он будет до самой смерти и, возможно, не избавится от проклятия до полного разрушения души.
  ─ Поговаривают, что он даже о еде забывает, так увлечен своим новым призванием! ─ хохотнул лидер морских разбойников, крепости которых располагались на восточном побережье владений князя Таюджина. ─ Как учует смрад, так счастьем весь и светится!
  ─ Любовь и счастье? ─ сказал глава храма. ─ Любовь к чистке отхожих мест и счастье видеть "сияющую" чистоту после своей работы. Вот уж воистину - проклятие с фантазией! Опасное это дело - злить служителей бога.
  ─ И самое скверное, что скрыть факты невозможно. ─ сказал глава крупнейшего из городов княжества. ─ Видения о произошедшем посетили и друзей и врагов лорда Таюджина. Ему конец. Солдаты и народ... не примут князя со столь смешными и отвратительными пристрастиями. Нам нужен новый лидер.
  ─ Предлагаете воплотить в жизнь видение о лорде Кейдомару? ─ спросил глава храма. ─ Мирный период был бы очень полезен для нас, сейчас уже некому работать на полях и заниматься строительством. Если так пойдет дальше, то острова не смогут противостоять новой угрозе с запада.
  Принцесса Суотан, услышав эти слова, почувствовала как румянец прихлынул к ее щекам. Волшебный зверь, когда отказался забрать ее, показал принцессе несколько видений о красивом и сильном мужчине, с которым ей вскоре предстоит встретиться. Маленькое чудовище что-то говорило об особых чарах, из-за которых объятия подарят им утроенное блаженство, из-за чего любая другая девушка покажется принцу Кейдомару лишь бледной тенью по сравнению с Суотан. Он будет к ней нежен, будет беречь ее и никогда даже не подумает об измене. Причем без малейшего насилия над душой!
  Кроме того, Суотан уже успела заметить, что все болячки, нажитые за годы мучительного страха, неправильного образа жизни и экспериментов по улучшению внешности, магическим образом сошли на нет. Она сможет родить принцу Кейдомару здоровых детей! Скорее бы увидеть его!
  Суотан приходилось собирать всю силу воли, чтобы сдержать улыбку. Этот малыш ростом в половину дора (три метра) не такой уж и злобный, как того можно было бы ожидать от беса из подземного дворца. Принцесса понимала, почему служители Восьми Несокрушимых не уничтожили это маленькое существо сразу, как только крестьяне призвали его. Может быть он даже изгой? Ведь чудовища сияющей лавы не потерпят добродетельных сородичей. Добродетельна только Тьма. И нужно вознести хвалу Несокрушимым, за их величайшее милосердие!
  
  * * *
   Вселенная Лазурной Чешуи, под протекцией Вольного Единства.
  (Орден Света)
  Поселение беженцев из иных миров, Генсокье.
  Уровень развития - смешанный.
   Год 140-й с начала ведения исторических записей.
  14 января.
  
  Мокрый белый снег захрустел под сапогами жрицы храма Хакурей, когда она, отменив заклятие левитации, приземлилась на улицу сонного вечернего поселения и направилась к торговым лавкам. Держалась жрица твердо и производила впечатление уверенного человека. Только она сама должна знать, что ноги ее подкашиваются от голода, а в кошельке испуганно жмутся по уголкам и складочкам четыре последние медные монетки.
  Нельзя показывать кому бы то ни было, в каком плачевном состоянии храм и его хозяйка! Дело даже не в том, что храм еще меньше станут посещать, а... потому что стыдно!
  И кто во всем виноват? Подлый серый ящер, трехметровая костлявая образина, что увел из Генсокье в Безымянный Мир три четверти людей, фей и йокай! Раньше, когда все друг у друга на головах сидели, драки случались почти каждый день и работы у жрицы было хоть отбавляй!
  Да уж, отбавляй... пришел серый паразит, и отбавил. За целый год ни одного серьезного инцидента! А жить-то на что? Даже феи хулиганить перестали, играются целыми днями где-то, никому не мешают.
  В хлебной лавке Рейму купила пакет муки, а в мясном магазинчике ухватила за одну медную монету сразу шесть куриных голов. Пришлось продавцу наврать, что в храм кошка пришла, для нее мол, головы, не для себя.
  Вареная мука с куриными головами. Хватит на четверых? Нет, Риноске придется не звать. Потерпит до весны, он же мужчина!
  В кошельке осталась последняя монета. Потратить и ее? Ладно, пусть останется на самый черный день.
  Заклятие левитации взвихрило снег вокруг жрицы Хакурей и девушка взлетела высоко над сонной деревенькой. Темнеющее зимнее небо приняло ее в свои объятия, окутало белой пеленой начавшегося снегопада и не отпускало до самого холма, на котором был расположен маленький храм. Здесь метель быстро сошла на нет. Снежные феи до сих пор помнили гнев грозной жрицы и побаивались шалить возле ее дома. Или в том была заслуга костлявого дракона, по поводу и без повода наставившего самых разных барьеров вокруг храма? В общем, какая разница?
  Рейму спикировала к главному входу и, пропахав плохо утоптанный снежный наст каблуками сапог, остановилась точно у коробки для пожертвований. Привычка проверять отсутствие прибыли выработалась с годами. Даже сейчас, после довольно непродолжительной отлучки, Рейму не смогла удержаться и заглянула в коробку. Как и ожидалось, пусто. Только снегу внутрь намело.
  ─ Принесла? ─ отталкивая в стороны две створки простой деревянно-бумажной двери, из храма выбежали еще две девушки, ждавшие возвращения хозяйки храма с жарким нетерпением. ─ Что так долго? Давай же, хвастайся, что добыла?
  Говорила, правда, только одна из двух. Вторая была слишком скромна и хорошо воспитана, чтобы укорять в нерасторопности ту, что принесла еду.
  Вся в нетерпении, Мариса выхватила из рук Рейму сумку и вытащила пакеты с добычей.
  ─ Мука и куриные головы? Фу-у-у... как это есть-то можно?
  ─ А, значит, ты на ужин не останешься?
  ─ Я такого не говорила! ─ бойкая девушка обернулась к скромнице. ─ Алиса! Тащи кастрюлю, сейчас будем варить суп!
  ─ Я думала сварить только головы, а из муки лепешек напечь. ─ высказала свое мнение Рейму. ─ Мариса, отдай сумку! Все на мои деньги куплено!
  ─ Супа получится больше! ─ наглая белобрысая ведьма уже ускользнула в храм и утащила за собой свою молчаливую подружку. Алиса очень хорошо умела заваривать чай, а значит и в готовке супа могла пригодиться.
  Рейму тяжело вздохнула. Суп, так суп. Все равно лепешки из одной муки ужасно жесткие и пресные. Надо только Марису отогнать подальше от плиты, пока не успела испортить драгоценные продукты.
  
  Готовить пришлось жрице. Мариса была совершенно несовместима с кухней, а Алиса, получающая жизненную энергию из магического эфира, никогда всерьез не изучала кулинарию.
  ─ Готово? Готово? ─ вертелась вокруг плиты Мариса, но Рейму умело блокировала все ее попытки вмешаться.
  ─ Сейчас во двор выкину! ─ начиная сердиться, прикрикнула на оголодавшую ведьму жрица. ─ Сядь, и успокойся! С каждым движением и каждым словом, твою порцию буду уменьшать!
  ─ А, со мной Алиса поделится! ─ ответила Мариса, но все же ускользнула к столу и села, спрятав ноги под котацу. ─ Она же волшебница! Ей есть не обязательно.
  ─ Я... я с самого лета ничего не ела. ─ виновато ответила Алиса. ─ Простите... что именно сейчас создаю проблемы, но желудок опустел уже две недели назад и чувство голода... я могу еще потерпеть, но...
  ─ Но это не нужно. ─ Рейму постучала по краю кастрюли, сбрасывая налипшую на ложку массу обратно в булькающее варево. ─ Не беспокойся, Алиса, на троих тут хватит. Я даже отдам тебе порцию Марисы, если она не угомонится!
  Мариса, что тыкала Алису пальцем в бок, надеясь спровоцировать подругу на шуточную драку, тотчас дернулась и села с видом самой примерной девочки в Генсокье.
  Воцарилась тишина, но Рейму даже не надеялась, что спокойствие продлится долго, как вдруг все трое девушек, собравшихся на кухне маленького храма, насторожились и прислушались.
  Снаружи доносилось тихое похрустывание снега. Кто-то осторожно, крадучись, ходил за стенами храма.
  ─ Вы слышите? ─ Мариса резво вскочила на ноги. ─ Йокай! Давайте поймаем, и зажарим!
  ─ Стой! ─ Рейму схватила ее за плечо. ─ Йокай сквозь защиту храма так просто не пройдет! Значит там человек? Пригласишь его сюда? За чей счет кормить будем? Тихо! А ну, затаились обе, я сказала! ─ протянув руку к масляной лампе, Рейму пригасила огонь. ─ Никого дома нет! Все в гостях!
  Минуты две девушки вслушивались в хруст снега за стенами, а неведомый ходок возникал то во внутреннем дворе, то справа, то слева от храма. Прыгает он, что ли? Или их там несколько? Даже жутковато как-то становится...
  ─ Да наплевать, я пойду, проверю! ─ крепко сжав кулаки, Мариса вскочила.
  ─ Стой! ─ бледная и дрожащая, Алиса вцепилась в одежду боевой ведьмы. ─ Это же как в том страшном фильме, который ты в Безымянном Мире стащила! Ты пойдешь посмотреть и не вернешься, за тобой пойдет Рейму, и тоже исчезнет. А потом пойду я, и сначала не найду никого, а потом мне на плечо упадет капля крови и когда я посмотрю наверх...
  ─ Алиса, ты выросла среди демонов Макая, ─ Мариса пыталась освободиться от хватки волшебницы, но та держалась крепче клеща. ─ Как ты можешь бояться чудовищ?
  ─ Чудовища разные бывают! Вдруг там кто-нибудь по-настоящему страшный?
  ─ Суйка, небось, пьяная шарахается, ─ Рейму презрительно фыркнула, смеясь над страхами подруг. ─ Или феи чудят, да над нами потешаются, думая, что напугали. Сейчас я им там наведу шороху!
  ─ Разделяться нельзя! ─ упрямилась Алиса. ─ Неужели страшные фильмы вообще никого ничему не учат?
  ─ Ладно, вместе пойдем. ─ Рейму вынула из потайного кармана пару бумажных амулетов повышенной мощности. ─ Только держитесь позади меня, чтобы под удар не попасть, когда я этого ходока в снег вбивать буду!
  Держа наготове оружие и магические силовые схемы, храброе трио крадучись вышло в коридор и подобралось к дверям храма, ведущим во внутренний двор. Хруст снега доносился откуда-то справа. Выждать пару секунд... еще одну...
  Хрустнуло во внутреннем дворе.
  ─ Ага! ─ Рейму рванула створки двери в разные стороны и сделала шаг наружу. ─ Так, кого тут среди ночи принесло?
  Тишина. Ни шороха, ни звука. Девственно-ровный снежный наст, без единого следа.
  ─ Призраки, что ли? ─ девушки подались вперед, начиная озираться в поисках таинственного гостя, как вдруг...
  С кухни донесся грохот падающей на пол крышки, а через долю мгновения громкое и смачное чавканье, вперемешку с жадным рычанием и булькающими звуками сглатывания.
  ─ Наш суп!!! ─ хором взвыла троица боевых волшебниц и, сметая все на своем пути, девушки ринулись обратно на кухню.
  Краткое мгновение, и они вломились в открытую дверь, но вместо того чтобы обрушить на злодея всю мощь своей магии, вдруг замерли на пороге.
  На плите, не удостаивая вниманием припекающий снизу огонь, сидел грузный трехметровый ящер с серой шкурой, здоровенной головой, длинными лапами и костяным хвостом. Запрокинув голову и разинув зубастую пасть, он торопливо вываливал себе в глотку варево из кастрюли и при этом подгребал половником, чтобы каша текла быстрее.
  Он казался увлеченным своим делом, но на вторжение хозяйки кухни и ее гостий среагировал тотчас. Опустил кастрюлю, глянул на замерших у порога девушек, нервно сглотнул набитую в пасть кашу и... выпуская из лап кастрюлю, со скоростью молнии метнулся под котацу.
  ─ Андрон вернулся! ─ опомнившись, Мариса первой бросилась к столику и заглянула под одеяло, как будто угловатый костлявый ящер, три на полтора метра без учета хвоста, мог хоть как-нибудь поместиться под обычным котацу.
  Под столиком никого не было, а с плиты снова донеслось смачное чавкание и скрежет половника по стенкам кастрюли. Девушки дружно глянули туда, а серое чудовище, захлопнув наполненную кашей пасть, глянуло на них шальными глазами и, в прямом смысле слова, ушмыгнуло за плиту, без малейшего труда просочившись в щель шириной с половину человеческой ладони.
  ─ А ну стой! ─ Рейму, Алиса и Мариса прыгнули к плите и, толкаясь, попытались ухватить ускользающего монстра за хвост или лапы, но тот уже исчез, а прежде чем девушки успели отстраниться от плиты, две длинные костлявые лапы протянулись из-за их спин, сцапали кастрюлю с остатками каши и утащили ее.
  ─ Без резких движений. ─ сказала Рейму, и волшебницы осторожно, словно действительно боясь кого-нибудь вспугнуть, обернулись.
  Серый ящер сидел на столе и деловито, с шелестящим скрежетом, вылизывал длинным черным языком стенки опустошенной кастрюли. Кастрюля уже блестела так, словно была только что снята с полки для мытой посуды. Даже сажу с внешних стенок слизнул, жадюга.
  ─ Деф-фчонки! ─ вскакивая со стола, ящер всплеснул лапами, раскрывая объятия и, заодно, отбрасывая кастрюлю прочь. ─ Как же я рад вас видеть!!!
  Не дожидаясь ответной реакции, он одним махом сгреб в охапку всех троих девушек и, от полноты чувств, принялся мотать их вправо-влево, словно тряпичных кукол.
  ─ Сколько лет, сколько зим! Целых два с половиной месяца! Соскучился, ужас как! Вот, держите подарки из страны великанов! Тебе, тебе и тебе! ─ с этими словами, монстр выпустил помятых волшебниц и, выхватывая предметы из разворачивающихся порталов, сунул в руки девушкам по фарфоровой чашке, каждая из которых размерами больше походила на ведро. ─ А вы-то совсем не изменились! ─ продолжал восторгаться монстр. ─ Только постройнели, губы побелели, да глаза ввалились! А ты, Рейму, все так же великолепно готовишь жуткую гадость! Я как знал, что стоит прийти к тебе в гости, сразу будет место для подвига!
  Жрица покраснела, но серый изверг и ухом не повел.
  ─ Буду теперь всем хвастаться, что пробовал особо диетическую пищу для девушек, желающих обрести красоту такой же фигуры, как у меня! ─ Андрон покрасовался выпирающими ребрами и ярко выраженными мослами суставов. ─ Но честно скажу, девочки, завязывали бы вы с диетами. К кому ни ввались в гости, никогда путной жратвы не найдешь!
  ─ Пошути мне, пошути! ─ Рейму взяла с плиты половник и погрозила им насмешнику. ─ Как будто не знаешь, что это именно ты виноват в моем безденежье!
  ─ Я?! ─ вытаращив глаза, ящер в картинном изумлении приложил руки к груди.
  ─ А кто же еще? Из-за тебя в Генсокье сплошная тишина, и работы у меня нет совершенно!
  ─ О, правда? Ну, тогда я должен это хоть как-то исправить. Тишину устраню, проложив через Генсокье транспортную линию для реактивных воздушных судов. А работа? У меня, как раз, есть для тебя работа, за которую я расплачусь шикарным банкетом, способным надолго пустить крахом все ваши страдания из-за диет!
  ─ Что, опять с феями поиграл, и они тебе скелет переломали? За лечение - десять золотых монет!
  ─ Одна золотая монета, и не спорь. Я - монополист на поставки тяжко изувеченного меня в храм Хакурей, так что цены устанавливаю сам. В любом случае, разве не видите, что я здоров как молодой дракон? ─ серый ящер гордо ударил себя кулаком в широкую грудь, закашлялся, шумно высморкался в лоскут собственных лохмотьев, вынул и проглотил какие-то таблетки, и только после этого извлек на свет стеклянную сферу, словно заполненную изнутри призрачным серым туманом. ─ Воскресить кое-кого надо.
  ─ Воскресить? ─ встряла Мариса. ─ Сознавайся, чудовище, кого убил?
  ─ Чуть меньше тысячи трехсот часов личного свободного времени, пока искал бриллианты в сточной канаве, да пытался выплыть из реки обреченных душ, куда меня невзначай засосало. Опасное это дело - рыбачить в Потоке Грешников. Особенно для падших ангелов, лишенных божественной искры. Думал все, прощай родная Сфера! Но нет, зацепился за нить призыва к давно умершему богу, и выбрался! А в шарике с туманом - те самые бриллианты, ради которых я рискнул серой шкурой. Сразу восемь настоящих героических душ из разных миров! Вот им-то и надо дать материальное воплощение. Но давайте отвлечемся от болтовни, по глазам вижу, что вы настаиваете на авансе!
  Над столом развернулся серый портал, и из него на стол посыпалась глиняная посуда, наполненная самой разнообразной и весьма аппетитной на вид едой.
  ─ Пельмени по-домашнему! ─ серое страшилище сняло крышку с самого большого глиняного горшка. ─ Солянка с колбасой и перцем, красная как борщ! ─ монстр поднял крышку с горшка поменьше. ─ Плов куриный, диетический! Блины с медом и молоком! Пироги "Ассорти", с разными начинками! ─ резко вскинув руку, Андрон поймал большое металлическое блюдо с жаренным зверем, богато украшенным зеленью. ─ Барашек цельный, с чесноком... на стол не помещается. ─ одно движение лапы, и блюдо улетело обратно в портал. ─ Место осталось только для краюхи свежего ржаного хлеба и двух пакетов. Встречайте, кетчуп и майонез! Все вместе - обеденный набор "Под ветвями развесистой клюквы"!
  С потолка свесились пушистые хвойные ветви, усыпанные крупными алыми ягодами.
  ─ Ягоды есть не пытайтесь, это пластик. Остальное более чем съедобно. Да, чуть не забыл, у меня вот тут бар... ─ оттопырив полу рваного плаща, серый ящер вынул оттуда... тумбочку со стеклянными дверцами, за которыми были видны ряды разноцветных бутылок. ─ ...С богатым выбором безалкогольных напитков.
  ─ Почему безалкогольных? ─ разочарованно спросила Мариса.
  ─ Потому что не хочется мне потом удивленным героическим душам объяснять, что жрица была пьяна и фокус не удался. Ну что, налетели?
  Уговаривать себя девушки не заставили и через пару мгновений все четверо уже уминали дармовое угощение, что на вкус оказалось так же хорошо, как и на вид.
  ─ Ох, красота! С новогодних праздников так плотно не ела! ─ радовалась Мариса, наворачивая одну миску пельменей за другой. ─ Слушай, Андрон, а как ты все это богатство на таком маленьком столике разместил?
  ─ Это магия! ─ серый ящер всплеснул руками, словно высвобождая неведомую волшебную энергию. ─ Магия искажения пространства. А ты не заметила, что на этой крошечной кухне, в которой раньше вы втроем едва помещались, теперь еще и без проблем разместилась такая здоровенная и неуклюжая монстрятина, как я? Знание информационных блоков Великой Сферы крайне полезно в повседневной жизни. Я бы на твоем месте кроме улучшения всяких там энергетических лучей и снарядов занялся изучением бытовой магии.
  ─ Нет, это ты, мирный домосед, можешь изучать магию глажки белья или мытья окон, а я - боевая ведьма! ─ Мариса вскочила из-за стола и гордо выпрямилась, вся буквально озаренная геройским духом. ─ Мне нужно оружие, а остальное как-нибудь само добудется!
  ─ Надо было Риноске позвать. ─ со стыдом вспоминая недавнее маленькое предательство, не в тему вздохнула Рейму. Не пригласила друга разделить ужин. Стыд-то какой! Голод утолен и человечность сама собой просыпается, вместе со своей подельницей, совестью.
  ─ Зачем? ─ Андрон, подняв переднюю лапу и вцепившись в нечто невидимое, рванул вниз, раздирая пространство. Заглянув в прореху, девушки увидели Риноске, владельца вечно пустующего магазинчика редких и необычных вещей, лежащего на футоне и сладко похрапывающего. ─ Ему и так хорошо.
  Рядом с футоном стояла "великанская" фарфоровая чашка с недопитым саке и лежали два термопакета из-под куриц гриль.
  ─ Я его первым делом навестил, сразу после Алого особняка и ледяного домика на берегу озера. ─ сказал Андрон.
  ─ Первым делом? ─ не упустила возможность съязвить Мариса. ─ Тут, значит, три красивые девушки в одиночестве, а он, первым делом, к парню побежал? Может это... любовь?
  Длинная костлявая лапа молниеносно метнулась к зловредно хихикающей фантазерке и Мариса испуганно взвизгнула, почувствовав хватку когтистых пальцев на тыльной стороне своего воротника.
  ─ Просто я знал, что надолго тут зависну и завершил важные дела прежде чем отправиться расслабляться. ─ отстраненным тоном объяснился Андрон и, подтянув насмешницу к себе, вдруг завертел и закружил ее в руках, а через пару секунд поставил на место, но...
  Одежда на Марисе была перевернута. Не одета задом на перед и не вывернута наизнанку, а именно перевернута. Ноги торчали из рукавов, белые носки красовались на руках, а панталоны с пикантным кружевом - на голове.
  ─ Ты... ты что сделал?! ─ краснее вареного рака, Мариса сдернула панталоны с головы, с изумлением осмотрела себя и, багровея еще больше, поскакала в соседнюю комнату, переодеваться.
  ─ А ты не шути с падшими ангелами! ─ смеясь, крикнул ей вдогонку серый злыдень. ─ Шикарные панталоны, кстати! Где украла?
  ─ Где украла, там уже нет! ─ сердито откликнулась Мариса из-за бумажной перегородки, а Алиса вдруг густо покраснела.
  ─ Не может быть! ─ глаза серого ящера стали шире раза в два. ─ Мариса, как тебе не стыдно у подруги последнее тащить?!
  ─ Нет-нет, это не мои! ─ роняя палочки, Алиса замахала руками перед собой, отрицая все домыслы. ─ Просто когда она попыталась их в магазине стащить, запищал какой-то прибор на выходе, и охрана схватила Марису. А мы были вместе и... и у нее совсем не было денег. Пришлось мне платить за нее. Так стыдно было!
  ─ Беда. ─ Андрон сокрушенно покачал своей тяжеловесной головой. ─ Мариса, клептомания, - это болезнь! Будешь втягивать в свои подвиги подруг - пропишу лечение ремнем и экскурсией по местному чистилищу! Сдам тебя леди Шинки, будешь месяц без передышки нотации выслушивать!
  ─ Не трожь Марису, змей с ногами! ─ Рейму погрозила Андрону кулаком. ─ В том, что ее клептомания развивается, тоже ты виноват!
  ─ Я?! ─ Андрон повторил картинный жест изумления.
  ─ А кто нас всех без средств к существованию оставил, а? Я и сама частенько, когда мимо магазинов хожу, вижу разные красивые наряды и ужасно хочу их купить, а не могу! Денег-то у меня хватает только...
  ─ ...На пиво! ─ закончил за нее фразу Андрон, и заработал от жрицы взгляд испепеляющей свирепости. ─ Ох, вот ведь пристали-то, а? Ладно, тираны беспощадные, пейте мою кровь! ─ Андрон жестом фокусника выхватил из недр лохмотьев три ярко раскрашенные бумажки. ─ Готов, по-дружески, подарить три талона на товар лучшего из фирменных бутиков дамского платья в Безымянном Мире! На каждый из талонов можно приобрести штук пять панталон, плюс красивое платье и туфли, да еще на какие-нибудь ленточки останется! Плюс спецобслуживание, плюс удобные порталы туда-обратно. Все для клиента! Магазин на много параллелей, каждая группа покупателей попадает в отдельную пространственно-временную линию, так что можете там хоть весь день разгуливать и не беспокоиться о том, что столкнетесь с какими-нибудь чванливыми принцессами. Или технически развитыми киборгами, которые обязательно будут вас уверять, что биологические глаза и зубы - это давно уже не модно!
  ─ А что в спецобслуживании? ─ Мариса, в одной рубахе и панталонах, выглянула из-за двери.
  ─ Бани, массаж, салон красоты и прохладительные напитки! Талоны, кстати, многоразовые. Будут заново активироваться каждый месяц. Видите эти печати в верхней части листочков? Если зеленые - магазин приглашает. И, чтобы лишнего беспокойства никому не доставить, я наложил на талоны чары "антипотеряй-ка". Где бы вы их ни посеяли, кто бы у вас их не стащил, как захотите воспользоваться услугой, они тут же вернуться к вам!
  ─ Обалдеть! ─ Мариса сцапала один из талонов и принялась рассматривать. ─ А как активировать?
  ─ Силой мысли!
  ─ Тогда, давайте попробуем!
  ─ Сейчас? ─ Рейму слегка переела, и ей было лень суетиться. Хотелось завернуться в теплый футон и спать, спать, спать...
  ─ А чего время терять? ─ Мариса уже начисто забыла о том, что у Андрона было какое-то дело. ─ Я в одном фильме видела салон красоты, и давно хочу тоже попробовать! Алиса, пойдем! Расслабимся, и выберем тебе какое-нибудь миленькое платье!
  Алиса согласилась почти сразу, чтобы уболтать Рейму, Марисе потребовалась еще пара минут. Как раз хватило времени кое-как завершить одевание, чем безбашенная ведьма занималась теперь прямо на кухне. Андрона она нисколько не стеснялась. Во-первых - свой, во вторых - ящерица!
  ─ Ну хорошо, как тут у нас... ─ Мариса забрала талоны у серого чудовища, отдала пару подругам и, подняв свой повыше, громко выкрикнула: ─ Волшебный портал, откройся!
  Пространственное искажение, сияющее магическими огнями, развернулось перед девушками и Мариса, осторожно шагнув к нему, запустила в радужную пелену сначала руку, а затем сунула голову и, помедлив мгновение, отступила.
  ─ Там и правда салон красоты! ─ с восхищением сказала она и, сцапав подруг за руки, потянула Рейму и Алису за собой.
  ─ Можно подумать, что я вас каждый раз обманываю. ─ хмыкнул Андрон, наворачивая когтистыми лапами новую порцию блинов. ─ Хорошо вам повеселиться, девочки!
  ─ А работа? ─ с сомнением спросила Рейму у самой грани портала.
  ─ Терпит! Героические души спят в безвременье, они и миллиард лет не заметят, не то что пару часов.
  Мариса рывком втянула Рейму в портал и искажение закрылось, чтобы буквально тотчас развернулось вновь.
  ─ Ух! ─ Рейму вышла первой, а за ней, держа в руках пакеты с покупками, плелись лучащиеся счастьем Мариса и Алиса. ─ А вот и мы! Не измаялся в ожидании?
  ─ Не стоит переживаний! ─ Андрон помахал ладонью в отрицающем жесте. ─ Разве что от желания полюбоваться вами, мои красавицы! Ох, как вы засияли! Приятно, когда подарки нравятся!
  Мгновенно перемещаясь в пространстве и возникая от девушек то справа, то слева, Андрон нахваливал их новые наряды и прически, макияж и маникюр, пока обилием мужского внимания окончательно не застеснял всех троих.
  ─ Ну, а теперь как насчет того, чтобы сказать дарителю спасибо? ─ серый ящер указал когтистым пальцем себе на щеку.
  ─ Да, не поспоришь, заслужил! ─ отставив пакеты в сторону, Мариса потянулась к Андрону, но тот ускользнул.
  ─ Один момент! ─ серый ящер вынул из своих истинно бездонных лохмотьев небольшую бутылочку и, откупорив, выплеснул ее содержимое себе в пасть.
  Вихри магии, что была на десятки порядков сильнее любой доступной ему, окружили серого ящера и чудовище начало резко уменьшаться в размерах. Разглаживалась чешуйчатая шкура, втягивалась морда и хвост, укорачивались конечности. Массивный скелет обрастал мышцами. Ярко засветившись, жалкие лохмотья ящерицы обратились в добротное мужское кимоно. Прошло секунд десять, и перед тремя девушками стоял уже не жуткий ящер, а молодой мужчина с пепельно-серыми волосами и рубиново-алыми бровями, унаследовавшими цвет от алых полос, что тянулись через всю морду ящера, от носа к мягким рожкам на затылке. В этом была некоторая несуразность, ведь полосы остались после того, как архангел по воле богини Геры крючьями вырвал ноздри наглецу, посмевшему бросить полный ненависти взгляд на свою мучительницу. Но ящер не возмущался и был благодарен своей новой хозяйке за допущенную вольность. Алые брови куда лучше, чем красный нос!
  ─ Вот теперь все идеально. ─ сказал Андрон, точным броском отправляя опустошенную бутылочку в мусорное ведро. ─ Ну, и где же мои "спасибы"?
  Счастливая и веселая, Мариса тотчас повисла у него на шее, вздохнула и от души прижалась губами к правой щеке щедрого дарителя. Алиса, краснея и смущаясь, подошла, встала на цыпочки, крепко зажмурилась и оставила на левой щеке блаженствующего бродяги алый отпечаток губной помады.
  Поцеловать? Вот так вот запросто, да еще и мужчину? Ну и нравы пошли! Между прочим, мама никогда и ни с кем не целовалась, а дочь родила, помолившись святому духу! Если родить ребенка можно после простой молитвы, зачем вообще нужны мужчины?
  Краснея больше Алисы, Рейму посмотрела на Андрона и, вдруг, встретилась с ним взглядом. На несколько мгновений жрица замерла без движения и даже дыхание задержала, столько тепла было в глазах порождения мертвых миров. Андрон любовался ею, и Рейму почувствовала, как незримая сила будто бы обнимает ее. Магия? Наверное, это какая-то магия.
  ─ С... спасибо... ─ только и смогла выдавить из себя несчастная жрица.
  ─ Всегда рад! ─ бодро отозвался краснобровый маг. ─ Ух! ─ Подхватив на руки Алису и Марису, он от полноты чувств крутанулся на месте. ─ Женская красота, это то, чего мне больше всего не хватало в мертвых мирах! Вот уже четыре десятка лет в бунтарях, а все никак не успокоюсь! Здесь, в Генсокье, я как умирающий от жажды путник, потерявшийся среди пустыни и, вдруг, вышедший к кристально чистому роднику! Посмотрю на вас, богини мои, и снова жить хочется! Кстати, о роднике...
  Поставив девушек на пол, падший ангел открыл перед собою пространственное искажение и, запустив в него руку, извлек из неведомых пространств здоровенную бутыль вина.
  ─ Думаю, никто не поспорит, что удачный шопинг необходимо как следует отметить? Где там мои великанские чашки?
  Остатки банкета провалились в открывшиеся миниатюрные порталы, а на стол, буквально с потолка, спланировало большое блюдо с жареным барашком, тем самым, что был обделен вниманием за неимением места на столе. Со звоном посыпались ножи и вилки, пакеты с приправами к мясу и шоколадными конфетами, для любителей. Алиса предпочитала к спиртному сладкие закуски. Последним, на тумбочку для готовки, приземлился высокотехнологичный музыкальный центр.
  Ну все, сейчас будут танцы.
  ─ А как же работа? ─ стараясь отвлечься на посторонние темы, спросила Рейму.
  ─ Терпит, терпит! ─ смеясь, ответил Андрон, разливая вино по чашкам. ─ Не переживай, завтра все сделаем! Я вот буквально из пасти Ада чудом выскочил, что же, и повеселиться недельку по этому поводу нельзя? Да и не потеряем неделю. Вино со спиртозаменителем, безпохмельное, так что в запой не загремим. Ну что, красавицы мои, за встречу?
  
  Вино и правда было безпохмельное. Даже отключившись под утро и очнувшись только следующей ночью, Рейму не чувствовала никаких последствий вчерашнего веселья. Ох уж эти бывшие ангелы! Чего только не натащат из иных миров.
  Жрица забытого людьми храма, приподнялась на постели. Лежала она на футоне, укрытая одеялом, но одетая. Значит, не сама добиралась. Андрон, наверное, по окончании праздника, устроил грандиозную доставку пьяных волшебниц до мест отдыха. Заботливый такой, просто некуда деваться! Ладно хоть за годы знакомства ни разу не додумался воспользоваться женской беспомощностью и раздеть мирно спящую девушку. Убивай его потом за бесстыжие глаза!
  Тихонько завозившись в дальнем углу, с постели поднялась худенькая девчоночья фигурка, судя по одежде и коротким волосам - Алиса. Рейму притаилась. Понятное дело, по какой причине гостья вздумала прогуляться среди ночи. Сейчас главное не спугнуть ее, иначе уляжется обратно и будет отчаянно стесняться естественной физиологии, пока в футон не напрудит.
  Алиса вышла и снова наступила тишина, если не считать за нарушение тишины тихое похрапывание и бормотание, доносящееся со стороны бесформенного кома, состоящего из дикого переплетения мятого хлопкового матраса, одеяла, подушки и Марисы. Продолжить спать по такому заразительному примеру? Можно было бы, но если слишком много спать - голова болеть будет. А что делать ночью? Ох уж эти пьянки! Вечно весь суточный распорядок порушат.
  Выбравшись из футона, Рейму кое-как привела себя в порядок и покинула в комнату, отправившись на поиски последнего своего гостя, местоположение и судьбу которого после разгульного веселья пока еще установить не удалось. Варианты были самые разные. Спит где-нибудь рядом? Опять забыл, что хмельные девушки не терпят шуточек, был избит и выброшен на мороз? Или сам ушел по каким-то своим внезапным делам?
  Андрон привычно страдал глупостями. Оккупировав энгаву (Энгава - открытая внешняя пристройка, напоминающая веранду, огибающая дом с двух или трех сторон), он глазел куда-то в неистово буйствующую метель. Время от времени запуская руки в стоящий рядом с ним мешок, серый маг вынимал пригоршни шоколадных конфет и, с легким замахом, кидал их в снежную круговерть.
  Метель не захлестывала храм благодаря магическим силовым полям, выставленным серой ящерицей во вторую зиму его пребывания в Генсокье. Барьеры защищали храм зимой от холода, а летом от испепеляющей жары. Они были высшим благословением и Рейму много раз думала о том, что надо бы Андрона за них поблагодарить. Вспоминала от случая к случаю, пока, за семнадцать лет, не забыла совсем.
  В конце концов, он и сам же пользуется всеми благами, что сделал для храма! Вон какая метель свирепствует, а на энгаве тепло и только редкие снежинки, проникнув через барьер, кружат в воздухе.
  ─ Метель - твоя работа? ─ ворчливо спросила Рейму, присаживаясь рядом с падшим ангелом, что до сих пор оставался в облике человека и от того только больше стеснения наводил своим присутствием.
  ─ Побочный эффект. ─ ухмыляясь, ответил Андрон, отправляя в метель еще одну пригоршню конфет. ─ Я подумал о том, что нехорошо нам одним праздновать все подряд, и сотворил чудо для самых многочисленных обитательниц Генсокье. Каждый раз, когда я бросаю конфеты, повсюду в Генсокье открываются маленькие порталы и из них сыплются разные сладости, которые снежные феи просто обожают! И сладости не простые. Летучие, скоростные и маневренные. Феи любят активные игры и вовсю веселятся, гоняясь за конфетами. А кто зимой спит... ─ Андрон развернул перед собой призрачный лист магической книги и пробежался пальцами по символам, активируя какое-то волшебство. ─ ...Проснувшись, найдет большую и сладкую конфету рядом с собой.
  ─ Кто еще для фей чудо учинит, как не ты? ─ улыбнувшись, вздохнула Рейму. ─ А о людях и йокай ты подумал? Каково им в такую метель? Погибнуть ведь могут.
  ─ Не переживай. Все продуманно. Сейчас четыре сотни жриц черно-белого храма заняты помощью тем, кто мог бы пострадать от метели. Видишь, какой я? Хочешь - веселье, хочешь - работа, всем обеспечу!
  ─ Кстати, о работе...
  ─ Да отстань ты, трудоголик! Я же сказал, что терпит. Дай отдохнуть душою. Ты не знаю, а я успею еще наработаться. Глянь-ка что я, накануне падения в Поток Грешников, добыл! ─ Андрон бросил в метель еще пару пригоршней конфет, как топливо в печку, а затем сунул руку за отворот своего кимоно и вынул... три осколка разбитой кофейной чашки.
  ─ Полезная вещь, наверное. ─ с сарказмом заметила Рейму.
  ─ Даже не представляешь себе, насколько! Не зря, когда Ран призывает меня для помощи в мытье полов, я каждый раз мусорное ведро у них на кухне проверяю!
  ─ Псих.
  ─ Псих, или не псих, но у меня голова идет кругом от открывшихся возможностей! Первые два осколка сильно повреждены и пользы от них будет мало, но на третьем, смотри, совершенно целая фигурная ручка!
  ─ Неужели?
  ─ Да. Эта чашка собственноручно сделана Юкари, а она уже не раз жаловалась, что слабые артефакты у нее не получаются. В ручке на осколке сокрыта такая мощь, что... что... я боюсь работать с нею в живых мирах. Одна ошибка, и целая вселенная может быть выжжена за долю мгновения! Сейчас мой оракул старательно ищет мертвую вселенную, под протекцией врагов Олимпа, которые отнесутся нейтрально к вторжению моему, но с яростью набросятся на карателей Олимпа, если те вздумают на меня напасть. Там, в мертвом мире, я займусь этими осколками и... и даже не знаю, что могу с ними сделать! ─ глаза Андрона блестели безумием. ─ Прикручу осколки к дубинке и любой ангел Олимпа, получив удар, улетит за горизонт! Или встрою в щит, и пусть великий Зевс лично мечет в меня свои молнии, все поймает обратно, да с процентами! Понимаешь, что это значит, Рейму?
  ─ Наверное, что ты станешь невероятно могуч и во всем подобен богу?
  ─ Нет. ─ падший ангел спрятал осколки обратно в потайной карман. ─ Это будет означать только то, что я смогу покинут Генсокье, без опасения нос к носу столкнуться с миллиардом-другим свирепых и кровожадных ангелов, пылающих огнем праведного гнева и жаждущих отомстить мне за предательство. Я смогу продолжить свой рейд по мирам смертных!
  Рейму почувствовала, как что-то тревожно сжимается в ее душе. За минувшие восемнадцать лет, Андрон надолго покидал Генсокье раз тридцать, но каждый раз возвращался и приносил с собой планету, или приводил народ, которых брали под свою опеку местные владыки. Он с печалью в голосе говорил о том, что сильно ограничен в возможности путешествий по мирам и способен вмешаться в судьбы только тех планет, где его не ждала немедленная расправа со стороны его бывших хозяев. Но теперь, если он сделает себе сверхщит из осколков, как часто он будет покидать Генсокье? И не исчезнет ли навсегда, бесследно растворившись где-то там, в бескрайнем и бесконечном множестве миров?
  ─ Тихо! ─ шепнул вдруг Андрон.
  ─ Что?
  ─ Тихо, я сказал! Сейчас, маскирующее поле накину, но оно звуки не глушит!
  Рейму притихла, а еще через миг из-за угла показалась Алиса, возвращающаяся от вспомогательных пристроек на заднем дворе. Довольная от того, что никого не потревожила своими ночными хождениями, девушка прошла мимо Андрона и Рейму, тихонько приоткрыла дверь и, скользнув во внутренние помещения храма, исчезла.
  ─ А что это ты прятаться вздумал? ─ задрав нос, спросила вдруг Рейму.
  ─ О тебе же беспокоюсь, глупая! Помнишь, как Алиса с Марисой нас у горячего источника застали? Краснела потом целую неделю! Вдруг сейчас то же самое будет?
  ─ Смеешься, да? А попробуй-ка, объясни Марисе, что ты, болван, в этот источник залез за полчаса до моего прихода, и я даже не знала что ты там! Так опозорил меня перед подругами!
  ─ Потому-то и скрытничаю. Сидим же, вдвоем, рядом! Позорище... после такого ведь и в жены могут не взять! А виноват опять, как всегда, я. Ну ничего, красавица моя, недолго тебе мучиться осталось. Вот приделаю к чему-нибудь осколки, и ф-ф-фью! ─ Андрон сделал жест рукой, изображая лист, уносимый ветром.
  ─ Так не терпится из Генсокье сбежать? ─ проворчала Рейму. ─ Как в тюрьме здесь, наверное, да?
  ─ У-ти, какая злая! ─ Андрон легонько тыкнул жрице пальцем в бок, заставив девушку дернуться. Ну да, он так при любой возможности Рейму доводил до белого каления, от него Мариса и научилась злить людей, тыкая в них пальцами. ─ Ворчит, ругается. Рейму-чан, а ты случайно не цундере? (Цундере - персонаж, маскирующий свою влюбленность под показной неприязнью и язвительным отношением.)
  ─ А ты манги не перечитал ли, падший ангел?
  ─ Что Юкари из моего мира притащит, то и читаю, если не совсем тошнотворно. Литература на Терре в ужасном упадке, и я бы расстраивался, если бы родина была единственным источником развлечений. В Великой Сети море книг, фильмов и игр из бесчисленных миров Великой Сферы, оракул может такого натягать, что окунешься и уже в реальность не вернешься никогда! Миллионы богов и ангелов... да что там, целые миры уходили в виртуал, да там и оставались до самой смерти. Это страшнее наркотика и, потому, я сам не суюсь, и тебе не дам. Меня... ─ Андрон вдруг раскрыл объятия и, плавным движением, обнял вздрогнувшую и испуганно замершую жрицу. ─ ...Пока еще реальность не разочаровала.
  ─ Эй, эй! ─ Рейму завозилась, пытаясь без лишней грубости оттолкнуть его руки. ─ Ты что-то вытворяешь?
  ─ Тс-с-с! Тихо. Подожди минуту, дай насладиться моментом!
  ─ Спятил? Сейчас метлой по голове получишь!
  ─ По-до-жди... ─ Андрон едва не урчал, подобно большому коту. ─ Рейму, ты не представляешь, как плохо быть серой ящерицей. Совершенно другое обоняние, слух и зрение, даже осязание другое! У ящерицы грубая, жесткая шкура, сквозь которую трудно почувствовать хоть что-нибудь. Ах, как же это приятно, будучи человеком, обнять девушку! Да еще такую красивую и привлекательную, как ты, Рейму. Думаешь запугать меня волшебной антиящеровой метлой? ─ бывший ангел сжал объятия крепче. ─ Я просто убегу, когда ты за ней потянешься, а в памяти у меня останется твоя мягкость, твое тепло, и стук твоего сердца, живого и человеческого...
  ─ Не подлизывайся, не подлизывайся! Все равно целовать тебя я не буду. Вы с Юкари хоть до конца времен можете играть в "Красавицу и чудовище", но меня не впутывайте, пожалуйста!
  ─ Ты что, думаешь, я такая сволочь? ─ оскорбленный в лучших чувствах, Андрон убрал руки и сел к жрице вполоборота, почти спиной. ─ Да я о той розе вспоминаю, только когда надо злодея по голове хорошенько огреть! Юкари, конечно обещала снять с меня метку проклятого, если я за двадцать лет найду девушку, что подарит мне поцелуй истинной любви, но разве это важно, пока я могу... воровать в доме Юкари воду из-под крана?!
  ─ Что?
  ─ А ты думаешь из чего я оборотное зелье готовлю? Гера - богиня двадцать девятого ранга, чтобы ее метку перебороть, зелье надо космической мощности! Вот я и повадился по чашечке, по тазику, по ведерку... уже целую бочку воды из запредельных пространств натаскал, на тысячу лет зелья варить хватит. А волшебную розу я как в оружие переделал, так оружием и оставил. Единственное, что меня расстраивает, так то, что когда два последних лепестка отвалятся, артефакт в пыль разлетится. И чем я буду монстров разных удивлять? Обратно к костяной косе и магии смертных придется возвращаться.
  ─ Ради игры, или не ради игры, а руки все равно не распускай! Уничтожу, понятно?
  ─ Понятно, что тут не понять? ─ Андрон слегка повернулся. ─ А сидеть вот так, рядом, можно?
  ─ Сидеть? Можно.
  ─ А вот так? ─ Андрон подвинулся ближе к Рему.
  Жрица, без всякого дара предвидения угадывая, что будет дальше, отвернулась и тяжело вздохнула.
  ─ А вот так можно? А вот так? ─ Андрон продолжал подвигаться, пока не прижался к Рейму боком. ─ А так тоже можно?
  ─ Нельзя!
  ─ Правда? ─ с глубокой теплотой в голосе, сказал Андрон, положив голову девушке на плечо. ─ Рейму, неужели ты действительно думаешь, что сможешь запретить мне смотреть на тебя, проявлять теплые чувства и наслаждаться теми волшебными моментами, когда мы с тобой по-настоящему близки? Нет, не сможешь. Все потому, Рему, что я люблю тебя. По-настоящему, понимаешь? И дело тут даже не в том, что ты красива как ни одна девушка на всем бескрайнем свете, и даже не в том, что душа твоя добра и полна нежности, которую тебе слишком долго было некому дарить. Просто... просто... когда наши души касаются друг друга, я чувствую то самое тепло, что возникает при соприкосновении с душами самых близких и дорогих людей. Ты замечаешь то, что я часто ухожу по разным делам, но по-настоящему стоит заметить то, что каждый раз, что бы ни случилось, я возвращаюсь. Ты думаешь, я возвращаюсь в Генсокье? Рейму... Рейму, каждый раз, открывая портал в этот маленький мир, я возвращаюсь к тебе.
  Отстранившись от потрясенной девушки, зловредный служитель богов отсел от нее на полметра и, опершись на руки, запрокинул голову. Он щурился и улыбался, легко можно было увидеть, что душа его поет.
  ─ Ты... ты это все серьезно сказал? ─ то краснея, то бледнея, спросила Рейму.
  Андрон открыл один глаз, посмотрев на свою собеседницу с несказанно глубоким удивлением.
  ─ А что, похоже было?
  На хохот и отчаянные вопли убиваемого энкватарха, смешанные с грохотом взрывов магических печатей, прибежали не только Алиса и Мариса, но и двурогая они, Ибуки Суйка, что еще прошлой ночью отправилась к Рейму в гости, но по пути перепила саке из своей бездонной фляги и уже вторые сутки мирно спала в сугробе буквально в сотне метров от храма.
  
  Под вечер, когда Рейму и ее гостьям удалось по кускам собрать в хлам убитого падшего ангела и жрица честно заработала золотую монету за исцеление увечного, в храм нагрянула очередная гостья. Буквально с небес к главному входу низринулась стремительная тень и, сбрасывая ускорение, обратилась молодой и красивой девушкой с черными крыльями за спиной. Шамеймару Ая, представительница одной из популярнейших среди воронов-тенгу профессий. Репортер. Тенгу, особенно вороны, обожали собирать сплетни и обсуждать всяческие слухи. Добыча тем для пересудов была смыслом жизни целой армии репортеров и когда-то эта армия была настоящим бичом для Генсокье, но с появлением под боком Безымянного Мира, вороны получили для сования любопытных носов сферу диаметром в пятьдесят световых минут. Восемнадцать планет, бесчисленный рой летающих островов и двести пятьдесят миллиардов населения. В таких масштабах армия репортеров-тенгу растворилась почти бесследно и Генсокье вздохнуло с облегчением. Тиранить и шпионить в совершенно расслабившимся крошечном мирке остались только самые, как говорил Андрон, упоротые.
  Сонно позевывая, Мариса отозвалась на стук в дверь, открыла ее и получила фотовспышку прямо в лицо. Разозлившись, ведьма схватилась за артефактный магический лучемет, Хаккеро, но обошлось без боя. Ая уже поднимала руки, капитулируя в окружении десятка вооруженных кукол-марионеток Алисы. Под угрозой беспощадной расправы, фотография растрепанной и сонной Марисы была стерта из новенького цифровика репортерши. Ая особо не переживала. У нее таких фотографий было уже больше десятка.
  ─ Ну, так каким ветром тебя принесло, многоуважаемая тенгу-сама? ─ уткнув Хаккеро в подбородок прижатой к стене репортерши, свирепо спросила Мариса.
  ─ Я... я...
  ─ Йа, йа, дас ис фантастишь! ─ передразнила Аю злорадствующая ведьма, помянув одну из непонятных фраз, которой частенько бросался серый ящер в ее присутствии.
  ─ Да прекрати ты! ─ ворона-тенгу оттолкнула Хаккеро от своего лица. ─ Я просто хотела написать статью о приготовлениях к грандиозному празднику!
  ─ Какому еще празднику? ─ удивились Алиса и Мариса.
  Репортерша ответить не успела, ведь к ее ужасу из-под энгавы показалась вдруг двурогая они, внешне и размерами похожая на девочку лет двенадцати. Тенгу горы йокай частенько хвастались, что могут перепить даже они, но это было до того, как из неведомых подземных глубин на свет солнца выползла Суйка. Теперь перед любым тенгу, попавшим в ее руки, частенько вставал трудный выбор - получить в подарок тяжелейшее алкогольное отравление или не менее тяжкие телесные повреждения. Причем если собутыльник оказывался слаб на вино и быстро сдавал позиции, то второй подарок сам собой комбинировался с первым.
   ─ Как это, к какому? ─ на счастье Аи, Суйке было не до нее. ─ Я что, зря целые сутки сюда добиралась? Вот, у меня и приглашение есть! ─ они показала ярко размалеванную бумажку, исписанную корявыми символами письменности подземных жителей. ─ Шестнадцатое января, этого года. Большой праздник в честь воскрешения восьми великих героев! Пьянки, танцы, драки и фейерверк! Гостей из Генсокье собирают в храме Хакурей!
  ─ А нас что, не приглашают? ─ Мариса, выпуская несчастную репортершу, взмахом руки пригласила всех следовать за ней. ─ Ну-ка, пойдемте, разберемся!
  Идти далеко было не нужно, Андрон устранял последствия ночного побоища на заднем дворе. Рейму, вооруженная специально зачарованной антиящеровой метлой, стимулировала его к работе, попутно терпя издевательства несносной серой ящерицы.
  Услышав полный возмущения взвизг, четверо девушек шарахнулись к стене и прислушались, ожидая развитие событий, которые не заставили себя долго ждать.
  ─ Сволочь! ─ полный неподдельной злости и обиды, звучал голос Рейму. ─ У тебя же когти на пальцах! В каком только мире рождаются такие гады, что девушек пальцами под ребра тычут! Больно же! Синяк останется!
  ─ А ты не отвлекайся! Взялась контролировать, так контролируй!
  ─ Еще раз так сделаешь, убью! Честное слово!
  ─ Рейму, ну что ты совсем как Гера? Убью, убью, покалечу! Мне же тоже хочется чуть-чуть женского внимания!
  ─ И это повод синяки оставлять? Если хочешь внимания от девушки, сделай для нее что-нибудь приятное!
  ─ Например?
  ─ Например? ─ оттаяв, Рейму на несколько мгновений задумалась. На что бы раскрутить "бога халявы"? ─ Ну, если девушка действительно нравится, можно было бы пригласить ее отдохнуть на море. Золотой песок пляжей Комодо, коктейли и гигантские крабы! Вот это бы она оценила!
  ─ Пляжи Комодо? Крабы, коктейли? ─ проговорил Андрон задумчиво. ─ Смотаться что ли, пока есть свободное время? М-м-м... не-а, мороки много! Я лучше пальцем тыкну!
  Отвлекшаяся на мечтания о курорте, Рейму не успела среагировать, взвыла от боли и с яростными восклицаниями бросилась за хохочущим злодеем. Андрон, ринувшись к храму, вскочил на энгаву и, грохоча по доскам тяжеленными лапами, помчался прочь от преследующей его жрицы. На углу он с прокрутом развернулся и хотел бежать дальше, но со скрежетом когтей остановился и в приветственном жесте вскинул переднюю лапу.
  ─ О, девчонки, привет!
  И тут его настигла Рейму.
  Тычковый удар рукояти метлы смел трехметрового гиганта, словно соломенную куклу. Ударная волна повалила девчонок, а серый ящер пролетел через заснеженный двор и со всего маху врезался в одну из растущих у храма старинных сакур. Рокот сотрясающейся земли и грохот столкновения плыли над притихшими окрестностями.
  ─ Рейму, ты что, с ума сошла? ─ Ая, взмахнув черными крыльями, взлетела и устремилась к месту падения ящерицы. ─ Лорд Андрон, вы живы?
  ─ А что мне будет? ─ ящер, успевший магически укрепить сакуру и потому не снесший ее, а отлетевший в сугроб, поднялся из снега и гордо показал кроваво-красную полосу сорванной шкуры, в которой виднелись рваные мышцы и раздробленные желтые кости. ─ Попадание непрямое, рикошет!
  ─ Рикошет у него! ─ Рейму погрозила чудовищу метлой. ─ Только подойти еще ко мне еще хоть раз, будешь про непробитие хвастаться, с головой в брюхе!
  Андрон вздохнул, обреченно развел руками и вдруг канул в искажение пространства. Не успела Рейму даже охнуть, как серый ящер возник позади жрицы, ухватился за подол ее юбки и, магически удлинив ткань, рывком накинул юбку ей на голову.
  ─ Ах ты, гад! ─ путаясь в ткани, Рейму кое-как освободилась, и юбка ее тотчас вернулась в нормальное состояние. ─ Да я тебя!
  Андрон стоял перед ней метрах в десяти и, приставив растопыренные ладони к ушам, мотал головой, от чего длинный черный язык, свисающий из зубастой пасти, совершенно издевательски болтался.
  ─ Змей с ногами! ─ замахиваясь метлой, Рейму ринулась в атаку. ─ Ну все, молись какому-нибудь богу!
  Ящер, в притворном ужасе бросился наутек и оба бедодея исчезли в храме, откуда тотчас донесся грохот опрокидываемой мебели и падающей посуды, сопровождаемый треском ломающихся перегородок.
  ─ Это надолго? ─ спросила Ая.
  ─ Пока Рейму совсем не выдохнется. ─ ответила Мариса. ─ Часа два-три еще пробесятся, а потом будут во дворе рядом сидеть, пить чай с печеньем и любоваться падающими снежинками.
  ─ Нет, так дело не пойдет! ─ Суйка мотнула головой и, запрокинув бездонную флягу с саке, сделала несколько глотков. ─ Спокойно! Сейчас решим проблему.
  Крепко сжав кулаки, двурогая они вошла в храм и грохот изнутри сначала резко усилился, а затем, прошибая стену, на улицу вылетел серый ящер. Оборачиваясь на лету, он магией левитации замедлил свое падение и, подставив руки, поймал вылетевшую следом Рейму.
  ─ Ага, одна на двоих? ─ приземлившись в снег Андрон выпрямился и, перестав сутулиться, встал серой, грозной громадой высотой в три с половиной метра. ─ Не беспокойтесь, Рейму-химе, я, верный и доблестный дракон, здесь для того, чтобы защитить вас от этого ужасного тевтонского рыцаря!
  ─ Тевтонского? ─ удивленно спросила Рейму.
  ─ Точно. ─ Андрон просто кивнул, вместо того, чтобы хоть что-то пояснить про тевтонцев. ─ Рога надел, а шлем забыл! Ну, пьяный же!
  ─ Да с вами невозможно нормально напиться! ─ Суйка, слегка покачиваясь, выбралась из пролома и, отбросив отобранную у Рейму метлу, вынула цветастое приглашение. ─ Ты что, забыл? Обещал пир, давай-ка давай!
  ─ А, это? Ничего я не забыл, до начала же еще три часа!
  ─ До начала чего? ─ удивилась Рейму, которую Андрон аккуратно поставил на снег.
  Пришлось разъяснять.
  ─ Три часа? ─ ужаснулась жрица. ─ Ты почему не предупредил никого?! А... а как же приготовления? Угощение и напитки... украшения и всякое другое...
  ─ Не переживай, это мои проблемы.
  ─ А моральная подготовка? И... и... одеться же надо!
  ─ Что может быть проще? ─ Андрон резким повелительным жестом вскинул вверх когтистый указательный палец правой руки и три волшебных талона из элитного бутика Безымянного Мира возникли перед ним, словно послушные собачки перед дрессировщиком. Еще один легкий жест, и красные печати на талонах сменились зелеными. ─ Вот, можете готовиться, расслабляться и наряжаться, сколько душе угодно. Персонал проинструктирован, они помогут, если что.
  ─ А мы успеем всего за три часа?
  ─ Что я, по-вашему, зря течение времени во временных параллелях ускорял? Рейму, ты в прошлый раз этого так и не заметила? Один год там равняется, приблизительно, секунде здесь. Так что можете хоть месяц морально настраиваться, да наряды выбирать, никто никуда не опоздает!
  ─ Отлично, я тоже иду! ─ встряла Суйка. ─ И ты... ─ она сцапала попытавшуюся улизнуть репортершу и зажала ее подмышкой, словно большую плюшевую куклу. ─ Пойдешь со мной! Не бойся, вина в Безымянном Мире слабые, так что у тебя есть шанс на ничью!
  Не слушая сбивчивых отговорок про занятость на работе, двурогая они шагнула в развернувшееся пространственное искажение и утащила с собой несчастную тенгу.
  ─ А Суйке разве не нужен талон? ─ удивленно спросила Мариса.
  ─ Зачем ей? ─ серый ящер развел лапами. ─ Она же мне близкая родственница! До очередного развода с моим младшим, Гарольдом.
  ─ Несчастный мальчик. ─ вздохнула Алиса. ─ Столько раз расставаться с девушкой, наверное очень тяжело.
  ─ Не стоит переживаний! И свадьба и развод, это же просто поводы для грандиозных пьянок! Весь подземный мир ходуном ходит по любому из этих поводов, и плохо только то, что я, как всегда, - генеральный спонсор! Но что не сделает хороший аршел для своего квима? Мальчик-то, как подругу обрел, настоящим мужчиной стал!
  ─ Ага! ─ Суйка, ждущая своих подруг, выглянула из пространственного искажения. ─ Рог на макушке отрастил, курит, пьет, ругается на трех языках, а среди подземников прослыл как Гарольд - Алмазный Кулак! Все мои его просто обожают!
  ─ Совсем испортили ребенка. ─ язвительно комментировала Рейму. ─ Такой милый мальчик был! Вот что бывает, когда воспитание детей доверяют мужчине!
  ─ Топай-топай, специалистка. ─ Андрон несколько раз подтолкнул отбрыкивающуюся жрицу в сторону пространственного искажения. ─ Когда твой сын станет варлордом подземного мира, тогда-то и разрешу личным мнением блистать!
  ─ А у меня будут не сыновья, а дочери! ─ Рейму гордо вздернула нос. ─ От святого духа рождаются только девочки! Вы, мужчины, вообще просто генетическая ошибка, передающаяся наследственным путем!
  ─ Пф-ф-ф! ─ Андрон пренебрежительно помахал кистью верхней лапы. ─ Девочка всего сорок лет без мальчика, а уже ужасная цундере и воинствующий теоретик феминизма! Самый трудный подросток в радиусе четырех метров! Между прочим, ваша святой дух мне в карты проигралась! Припомню ей долги, и будет у тебя, красавица, вместо лапочек-дочек целая свора оголтелых пацанов!
  ─ Даже не вздумай, ты... ты... ─ Рейму покраснела от злости.
  ─ Стоп! ─ Андрон наставил на Рейму раскрытую ладонь в останавливающем жесте. ─ Будешь обзываться, не посмотрю, что красивая такая, талон отберу и заставлю здесь над подготовкой праздника работать!
  ─ Попробуй только! ─ Рейму не спасовала. Воевать с разными монстрами-то она как никто была привычна.
  ─ Ах так? ─ Андрон провел ладонями себе по рукам, делая вид что засучивает рукава. ─ Лишняя самонадеянность, между прочим, многих погубила!
  ─ Да сколько же вас можно ждать-то?! ─ Суйка выглянула из пространственного искажения, схватила Рейму за плечи и, предотвращая назревающую битву, утащила жрицу за собой.
  Еще мгновение, и обе они исчезли.
  ─ Чистая победа. ─ Андрон раскатал несуществующие рукава. ─ Алиса, Мариса, а вы кого ждете? А, хотите мне остаться помогать, вместо Рейму, да?
  ─ Не-не-не! ─ поняв намек, Мариса схватила подругу за руку и поспешила к искажению. ─ Мы лучше последим, чтобы Суйка там, в магазине, беспорядки не учинила. Рейму одна может не справиться!
  ─ Верно, верно. Хорошо, попробую сам все сделать. ─ вздохнул Андрон и, едва искажение сомкнулось, щелкнул пальцами. Наслоение пространства, в котором остались повреждения и беспорядок в храме, растаяли. Зная, чем грозят обернуться шутки над Рейму, он еще вчера подменил настоящий храм копией, и никто этого даже не заметил. Еще несколько копий в параллельных наслоениях пространства уже были вычищены, украшены и готовы для приема гостей. В случае любых неожиданностей и повреждений храма, можно будет быстро поменять одну копию на другую и как бы ни разгулялся праздник, когда Рейму потребует уборки с восстановлением, достаточно будет просто вернуть ее в настоящий храм.
  Пространственное искажение развернулось спустя долю мгновения после своего закрытия, а Андрон уже встречал приодевшихся девушек, стоя во дворе храма, сияющего праздничным великолепием. Сам он тоже сменил наряд, превратив истерзанные повседневные лохмотья в шикарный шелковый мундир, с золотыми шнурами и коротким плащом, украшенным серебряным гербом Безымянного Мира.
  ─ У меня все готово. ─ сказал Андрон, широким жестом руки указывая на блистающий храм. ─ И вы, мои красавицы, буквально само великолепие! Один маленький вопрос остался. И что же нам теперь делать целых два часа и сорок пять минут? Сидеть и бояться помять дорогие наряды?
  
  Празднование длилось восемь дней и восемь ночей. Безудержное разгульное веселье захватило все Генсокье и многочисленные его дополнения вроде Безымянного Мира, Ада Пылающих Огней, Макая и Небес. Уж что-то, а веселиться в мирах Отвергающих Зарю, умели от души. Нашлось место и военным парадам, и концертам, и танцам, и пышным застольям. Жизнь кипела, и восемь великих воителей, спасенных от падения в подлинный Ад, прониклись добрыми чувствами к мирам, так радушно приветствующим их. Былые хозяева предали своих воинов, но прежние боги - не вся Великая Сфера. Герой найдет себе народ, и народ найдет себе героя.
  ─ Порой, соединить сердца народа с сердцем вождя даже проще, чем свести вместе мужчину и женщину. ─ Андрон листал голографические странички с собранными данными. ─ Полный провал. Я чуть жизни не лишился, добывая принцев и императоров, а ни у одной из валькирий Генсокье буквально никакого на них отклика! Вечно эти несчастные ноют: "Принца бы, принца"! А как подашь им принца - тушуются, стесняются, уходят в себя и нос воротят. Так ведь и будут рожать от святого духа. Засранки. Одно радует, что у восьми воителей тоже серьезного интереса к валькириям не возникло, так что никто особо не расстроен. Дружеское, да уважительное отношение сложилось, на том и спасибо.
  ─ Аршел, вы действительно надеялись, что из этого что-то получится? ─ спросил Зигфрид, старший из сыновей Андрона. ─ Даже без оракула мог бы сказать, что шансы ничтожны.
  ─ Или провал запланирован? ─ добавила Сильвия, старшая из дочерей. ─ Подозреваю, что вам нужно было просто разрушить некоторые детские фантазии у вполне определенного человека.
  ─ Не будучи богами сами, люди мечтают о любви богов. ─ со вздохом, сказал Андрон. Несколькими взмахами ладони, он развеял голографические страницы, что распались световым туманом и истаяли, словно дым. ─ И простым смертным, вздумавшим добиваться внимания таких вот мечтателей, приходится бороться с фантазиями. А это тяжелая война и победа нисколько не гарантирована. Теперь, когда кое-кто видела принцев во плоти и поняла естественные духовные различия, не "лучше или хуже", а именно духовные различия, возможно, на людей одного с нею мира, она посмотрит немного иначе.
  ─ Хотите признаться ей, аршел? ─ Бернард, второй сын Андрона, возник из темного тумана, словно призрак. ─ Из этого не выйдет ничего хорошего.
  ─ Оракул пророчит мне отказ? ─ серый ящер откинулся в кресле и заложил руки за затылок. ─ И что же, теперь жить по указке паршивого калькулятора? Нет, квимы вы мои. Оракул показывает не неизбежное будущее, а лишь результат вычислений, на основе данных, что может заложить в него пользователь. Сколько раз он предсказывал нашу гибель? Но мы все еще живы. Сломать судьбу вполне реально. И если я не попытаюсь ее сломать, то не будет ли это фактом подтверждения правоты богов Олимпа, поставивших на мне клеймо низкосортной души и сбросивших в мертвые миры? Я люблю эту девушку, и что бы ни говорила Гера на пару с оракулом, от своего счастья отступаться я не намерен. Сегодня, этой же ночью, я сделаю Рейму предложение. Осталось... ─ серый бродяга рассмеялся. ─ Заманить эту злыдню туда, где нет ее проклятущей метлы!
  
  Уставшая от затянувшегося празднования, Рейму собиралась вернуться домой и даже не подозревала о том, что по ее душу строятся подлые козни.
  ─ Так, значит, что там говорил этот зловредный серый змей? ─ слегка хмельная и весьма сонная, она направилась к тории у храма. ─ Выйти, и зайти...
  В храме осталось еще несколько беззастенчиво дрыхнущих где попало гостей, но о них пусть позаботятся устроители праздника. Надоел уже шум и веселье. Хочется спать, в тишине и покое!
  Уже осведомленная о наслоении пространства, жрица вышла за пределы копии храма и, повернувшись, отдала мысленный приказ на возвращение в настоящий. Сейчас она будет дома, в своем маленьком, уютном уголке мира, там где теплый футон и горячий чай...
  Сладко зевнув, Рейму сделала шаг, но открыв глаза, с удивлением принялась озираться. Под ногами у нее вместо вымощенного камнями двора храма, была песчаная дорожка, а вокруг простирались густые бамбуковые заросли. Питая робкую надежду, жрица оглянулась, но позади нее уже не было тории. А без тории наслоения пространства переключаться не будут.
  ─ В Эйентей, что ли, забросило? ─ сердито проворчала Рейму. ─ Нет, там ведь тоже должна быть зима! А здесь цикады стрекочут.
  Над миром царила тихая и теплая летняя ночь. Среди бамбуковых зарослей летали светлячки, воздух звенел от стрекота цикад.
  ─ Хорошо, что не стала тепло одеваться. ─ Рейму сняла со своей шеи шарф и повесила его на руку. ─ Вот и верь после этого падшим ангелам. Выйди и войди, сразу будешь дома! Да, да, шикарно настроенный портал! Где же это я? На одной из планет Безымянного Мира?
  Но взглянув вверх, девушка увидела звезды и сразу две золотистые луны. В Безымянном Мире нет звезд. А в Генсокье - одна луна и она серебристого цвета.
  Начиная беспокоиться, Рейму, на всякий случай, воззвала к своим силам и, почувствовав их отклик, обрела некоторую уверенность. Что бы ни случилось, Андрон не допустит, чтобы его ошибки хоть кому-нибудь навредили. Он придет, чтобы все исправить. Возможно, даже через минуту или две.
  А пока, почему бы не прогуляться немного? Здесь тихо, место буквально дышит покоем и ни малейшей угрозы не чувствуется. Наоборот, воздух напоен удивительной сладостью.
  Расслабившись и успокоившись, Рейму неспешно пошла по тропинке и, спустя пару минут, вышла к тихо журчащему ручью. На его берегу она увидела плечистую мужскую фигуру, которую узнала сразу, хоть Андрон и был в облике человека, да, к тому же, сидел к ней спиной.
  Падший ангел, обосновавшись на большом замшелом валуне, играл с окружающими его колдовскими огнями. Десятки огоньков кружили вокруг мага в завораживающем танце и на мгновения вспыхивали ярче, когда он касался их.
  ─ Привет. ─ сказала Рейму, приближаясь и отвлекая Андрона от его занятия. ─ Что это ты затеял? Решил пригласить девушку на прогулку? Спасибо. После восьми дней шумных праздников, это самое то, что надо.
  ─ Рад, что тебе понравилось. ─ Андрон улыбнулся девушке, поднялся, предложил сесть и, когда Рейму устроилась на валуне поудобнее, сел позади нее, прислонившись спиною к спине вздрогнувшей жрицы. ─ Красиво здесь, правда? ─ сказал маг, жмурясь и сладко вздыхая. ─ Я надеялся, что красота этого места произведет на тебя впечатление и ты простишь мне мою маленькую вольность с порталом.
  ─ А где мы, Андрон? ─ спросила жрица. ─ Это - Генсокье?
  ─ И да, и нет. Слышала ли ты когда-нибудь выражение, что мир - это сон бога? Эти слова родились не на пустом месте. Сны сильных богов, их мечты и мысли, сами собой воплощаются в реальность. Мы - во сне, Рейму. Это молодой мир, родившийся из светлых и печальных воспоминаний одной прекрасной и доброй женщины, грезящей во сне об ушедших временах безграничного счастья. Чувствуешь в воздухе сладкое томление, от которого болезненно щемит сердце? С этими чувствами люди зрелого возраста вспоминают свое детство, а старики - юность. Скажи, Рейму, если я вдруг исчезну, будешь ли ты, хоть иногда, вот так же, с теплой тоской, вспоминать меня?
  ─ Куда это ты собрался? ─ удивилась жрица.
  ─ А разве я не показывал тебе осколки чашки? Уже забыла тот разговор?
  ─ Нет... ─ Рейму стушевалась и поникла. ─ Значит, ты действительно хочешь уйти?
  ─ Не хочу. ─ Андрон покачал головой, Рейму почувствовала это по движениям его спины. ─ Я видел много миров, Рейму, разных и удивительных. Похожих на мою родину и совершенно отличных от нее. Но нигде так сильно, как в Генсокье, я не хотел остаться. Когда я смотрю в синие небеса этого мира, то мне кажется, что я вернулся на Терру. Когда я смотрю на живущих здесь людей, фей и йокай, то не чувствую отчуждения. Даже на Терре легко было лишиться родины, если переселиться в другую страну и остаться жить там. А здесь у меня нет ни горьких чувств, ни тоски. Эта земля стала мне родной. И родными стали мне люди, живущие здесь.
  ─ Почему же тогда ты так часто убегаешь неизвестно куда, а теперь и вовсе собираешься... исчезнуть?
  ─ Другие миры погибают, Рейму. Их пожирают чудовища, губят ужасные катаклизмы, болезни и истощение ресурсов. Гибнут целые планеты и цивилизации, бесчисленное множество людей взывает о помощи, но на их мольбы некому ответить. Даже после угасания божественной искры в моей душе, сил у меня осталось немало. Со всеми моими артефактами, я сейчас на уровне совсем неплохого архимага, и помочь могу многим.
  ─ И без тебя никто не справится? В Сфере, как ты говоришь, несчетное множество богов и их служителей, но при всем этом, спасать погибающие миры приходится тебе?
  ─ Разные бывают ситуации. Большинство миров находятся под властью не тех богов, что их создали. Причем эти боги весьма заняты своими собственными, божественными проблемами и то, что несколько миров внезапно перестанут приносить новые души, не станет для них значимым событием. Живые клетки погибают в организме каждый день, но организм этого даже не замечает. Масштабы Сферы непредставимы. Но я - фигура намного меньшего масштаба. Я вижу, чувствую, сопереживаю, когда на моих глазах погибает мир. Поэтому боги - там, а я - здесь. Мирозданию нужны и такие маленькие солдаты, как я.
  Девушка сникла и молчаливо задумалась о чем-то.
  ─ Но есть она опасность для таких как я, Рейму. ─ сказал Андрон. ─ Отравляя душу картинами погибающих миров, истребляя всевозможную нечисть, исправляя чужие ошибки и тут же срываясь в новый бой, легко сойти с ума. Человек, лишенный счастья, сорвавшийся в великое путешествие только ради мести, очень быстро превращается в ужасную кровожадную тварь или погибает, потому что его ничто не держит в этом мире. Он даже толком не успевает никому помочь. Так же будет и со мной, если ты откажешься помочь мне.
  ─ Ну-ну, начинается шантаж? ─ Рейму засмеялась. ─ Что же это ты все вокруг да около ходишь, серый хитрюга? Не можешь прямо сказать?
  ─ Прости, Рейму. Моя смертная жизнь была ужасно коротка и оборвалась прежде, чем я успел по-настоящему полюбить ее. Мое ангельское существование было переполнено ужасами войны в мертвых мирах. В день сражения против Генсокье, я уже был на грани и готов был безропотно погибнуть, отвергая и проклиная Великую Сферу. Продолжать мою войну долго не получится, но все больше и больше я думаю о том, что мироздание задолжало мне одну маленькую смертную жизнь. Две сотни лет? Три сотни? Нормальный период для взросления и обретения сил для души человека. Я бы хотел прожить эту жизнь. Здесь, в Генсокье, рядом с тобой.
  ─ Что?
  ─ Я люблю тебя, Рейму.
  ─ Да, да, конечно. ─ жрица толкнула падшего ангела локтем. ─ Опять шутишь, серый змей?
  ─ Нет, я совершенно серьезен. ─ Андрон, обернувшись, вдруг обнял девушку и крепко прижал ее к себе. ─ Хочешь верь, хочешь нет. Разве ты не замечаешь, Рейму, как я счастлив нашим встречам? Сколько издевался, сколько глумился я над тобой, ради внимания и общения, а ты все никак ничего не поймешь. Недогада. Не до гада тебе совсем, да? Вся в заботах и рутине повседневной жизни, наверное и не вспоминаешь о бродящей рядом серой ящерице? А я люблю тебя, моя прекрасная, брыкливая лентяйка. Люблю, как никого и никогда не любил за всю свою ужасно короткую жизнь. Моя душа рвется от желания видеть тебя счастливой и именно поэтому я, что бы ни случилось, всегда возвращаюсь в Генсокье. Для меня стал родным мир, в котором живешь ты. Милая моя... любимая моя, Рейму.
  Губы ангела, отвергшего собственных богов, коснулись губ жрицы храма, изначально не посвященного ни одному божеству. Рейму, опутанная словоплетением сероволосого мага и утонувшая в окутывающих ее волнах нежности, не смогла сопротивляться. Бамбуковые заросли зашелестели от налетевшего на них ветра, бесчисленное множество светлячков устроили в воздухе подобие водоворота из золотых огоньков.
  Чудо свершилось? Серому страннику удалось переломить свою судьбу?
  ─ Ты выйдешь за меня замуж, Рейму? ─ спросил Андрон, слегка отстраняясь от девушки.
  ─ Я... ─ жрица не могла найти слов. ─ Я...
  ─ Рейму, перед всей Великой Сферой, взяв в свидетели звезды и теплый ветер этого мира, я, серый странник Андрон, прошу тебя, великую жрицу храма Хакурей... ─ Андрон вынул из потайного кармана и вложил в руки Рейму красивую ало-золотую коробочку. ─ ...Стать моей женой.
  Мир растаял. Исчезли заросли бамбука, ручей, светлячки и волшебник, голос которого был полон странной тоски и теплоты. Рейму, вздрогнув, села на футоне и взглядом, полным растерянности, посмотрела по сторонам. Она была в жилой комнате своего храма, а напротив нее, у стены, плотнее придвинув друг к другу футоны и держась за руки, мирно сопели во сне Мариса и Алиса. Приснилось? Все, что было в волшебном бамбуковом лесу, просто приснилось?
  Нет.
  Рейму, сжав пальцы, подняла лежащую у нее в руках ало-золотую коробочку и, открыв ее, покраснела от глубочайшего стеснения, когда в ночной полутьме блеснуло вдруг золото обручального кольца.
  
  Поднявшись с замшелого валуна, Андрон со вздохом развернул перед собой голографические экраны и, направляясь прочь от ручья по тропинке, попытался работать, но дело не клеилось. Ударом руки, серый странник развеял экраны. Злой, поникший, смущенный и подавленный, он поплелся дальше, но вдруг, словно споткнувшись, замер на месте.
  Перед ним, всего в нескольких метрах, стояла жрица храма Хакурей. Тоже поникшая и смущенная, девушка не оборачивалась к серому страннику и была погружена в печальные мысли.
  ─ Рейму? ─ удивленно произнес Андрон. ─ Как... я же вернул тебя в реальный мир!
  ─ Мне показалось, что кое-что важное осталось недосказанным. ─ сказала жрица, помедлив долю мгновения. ─ Ты спросил, буду ли я вспоминать тебя с тоской и любовью, если ты исчезнешь. Да, буду. ─ девушка обернулась и улыбнулась, заметив, как вздрогнул Андрон. ─ А ты думал, я отвечу иначе? Юкари сказала мне однажды, что ты - человек с очень низкой самооценкой. Когда ты спрашиваешь о чем-нибудь, и оцениваешь отношение к тебе других людей, ты буквально ждешь предательства. Ждешь ответа, что я вижу в тебе бездушный источник благ, что готова удерживать только ради подарков и помощи в быту. Но ты ошибаешься, Андрон. Я не предам тебя. И Алиса, и Мариса, и даже Чирно, что при любой встрече самым наглым образом требует подарков, все мы тебя любим. Не смей исчезать, слышишь? Или я тебя никогда не прощу. В этот раз ты исчез после того, как мы с девочками, на вечерних посиделках, разболтались о принцах. Мы-то думали, что ты, устроившись ночевать на крыше, не слышишь нас. А ты подслушал, да? И помчался принцев добывать, да так, что сам едва в Аду не сгинул. Дуралей! Проклятый, несчастный, безмозглый дуралей! ─ Рейму смахнула проступившие на ее глазах слезы. ─ И что мне осталось бы от тебя? Такие вот горькие и тоскливые воспоминания? Жалкий дурак!
  Андрон несколько мгновений смотрел на стоящую перед ней девушку, а затем печально вздохнул.
  ─ Снова стираете грань между мечтами и реальностью, Юкари-сама?
  ─ Паршивец, я же так старалась! ─ "Рейму" окуталась вихрем золотых искр, а когда искры опали и истаяли, перед серым странником стояла женщина опасной красоты. Фигуристая, статная, и обладательница пышных форм. Одетая в роскошное фиолетовое платье, она раскрыла вычурный дамский зонтик и положила его себе на плечо, словно ночью было от чего защищаться. Из скрытой под куполом зонтика тьмы, на Андрона глянули глаза неведомого монстра, по-хозяйски наблюдающего за всем в Генсокье. ─ Как рассекретил? Сознавайся!
  ─ Кто еще, во всей Великой Сфере, будет так добр ко мне как вы, Юкари-сама? ─ Андрон низко поклонился богине, по-рыцарски приложив руку к груди и коснувшись земли правым коленом. ─ Смогу ли я когда-либо отблагодарить вас за вашу доброту и снисхождение? Я приложу все силы, чтобы сделать хоть что-нибудь значимое для вас.
  ─ Не перетрудить только, маленькая серая ящерка. Что такой понурый по моим снам бродишь? Сознавайся, опять о самоубийстве думаешь, суицидник неисправимый?
  ─ Не о самоубийстве, а об отражении адского вторжения...
  ─ Вот, вот, я о том и говорю. У вас, на Терре, такое лет в тринадцать начинается. Никто меня не любит и не ценит, я ничтожество, лучше бы мне вообще не рождаться! Поругался с родителями - из дому убежал. Девочка отказалась встречаться - повесился. Сверстники побили - с крыши прыгнул. Не узнаешь себя? Сколько тебе лет-то? Восемьсот пятьдесят? Поздновато тебя переходный возраст догнал, поздновато.
  ─ Издевайтесь, издевайтесь, Юкари-сама, вам можно. Но факт того, что Рейму меня отправит по определенному адресу, остается фактом. Кольцо подарил ей только для того, чтобы галочку в блокноте поставить, когда она мне его вернет. Вроде бы как "сделал попытку, можно с чистой совестью на покой".
  ─ Значит уже все, сдался? Лапки вверх?
  ─ Я не конченый дурак, Юкари-сама. Вы же обещали мне разрушение проклятия "Серой Ящерицы" после поцелуя истинной любви? Печать по-прежнему на мне. Рейму меня не любит, и я не смею ее обвинять.
  По воле Юкари, вокруг них с Андроном возникла гостиная шикарного особняка. Серый странник, благодарно кивнув богине, принял приглашение и сел в кресло напротив нее, но усидеть ему долго не удалось. Подчиняясь эмоциям, он снова вскочил, принимаясь расхаживать по комнате.
  ─ Кто я такой, чтобы претендовать на ее любовь? ─ говорил Андрон, для пущей выразительности, время от времени всплескивая руками. ─ Спаситель миров? Гроза чудовищ, страшный сон негодяев? Любой имбецил, обладая силами взрослого, станет самым сильным, если его, неспособного выжить и быть полезным в мире взрослых, поместят в детский садик, к детям лет трех-четырех. Я - вот такой взрослый имбецил в детском саду. Да, я могу поднять перевернутый стульчик и собрать разлившиеся каки из опрокинутого детского горшка. Я даже могу отогнать страшную собаку, пугающую детей, или высечь злого ребенка в воспитательных целях. Но это не делает меня... нормальным. Ни о какой "крутости" и "величии" вообще не может быть речи, и дети... все окружающие меня, видят это. Для них я просто дяденька-дурачок. Архимаг? Ха-ха! Я лишь унылая пародия на настоящих архимагов. Сфере не нужны такие как я. Сфере нужны солдаты. Великие воители, способные достойно противостоять отродьям Ада и Иносферцам. А я... низкоранговый добытчик ресурсов, только и всего. Кто-то должен растить хлеб и носить воду для господ-рыцарей. Кто-то должен ковать мечи и убирать навоз за боевыми конями. Но может ли низкоранговая душа претендовать на такие возвышенные чувства, как любовь? Женщины следуют воле Великой Сферы и любят солдат. Любят сильных и волевых мужчин, грозных лидеров, активных и агрессивных вождей. Даже в детском возрасте они не обманутся силой великовозрастного имбецила и не подарят ему ни любви, ни дружбы. Они будут использовать его, пока... пока он полезен... но дьявол меня разорви, это... это просто... унизительно. ─ Андрон подавился словами и замолчал.
  ─ Поэтому ты и лелеешь мечту о гибели в Армагеддоне? ─ сказала Юкари, наливая себе кофе в фарфоровую чашку и отпивая маленький глоток. ─ Мечтаешь погибнуть с честью и в сражении сам себе доказать, что Сфера ошибалась на твой счет? А что, если я скажу тебе, что Сфера на твой счет не ошибается? Что девушек от тебя отвращает только твое самоунижение и самобичевание? Ты не имбецил, Андрон. Ты - красив и силен. Просто тебя методично и с торжеством, все восемьсот тридцать лет, втаптывали в грязь и ломали, убеждая в том, что ты - ничтожество. Я открою тебе глаза. Скажи мне, Андрон, что на твой взгляд сильнее, добро или зло?
  ─ Зло, определенно. Нужно быть злым, чтобы уметь постоять за себя. Агрессивное поведение дает все блага, вызывает опаску и уважение у окружающих. Злой просто отберет все, что ему понравится, у доброго ...
  ─ Но почему же тогда ты сам встаешь на пути злодея и отрываешь ему голову? ─ златовласая богиня взяла с тарелочки конфету и развернула золотистый фантик.
  ─ Потому, что эта нечисть...
  ─ Вот. ─ Юкари, наслаждаясь шоколадом, пару раз кивнула головой. ─ Вот мы и добрались до сути. Я расскажу тебе кое-что о том ордене, что владеет миром, подарившем Сфере твою душу. Скажи мне, какая основная и доминирующая раса в войсках Олимпа? Я говорю не о высшем командном составе, а о рядовых воинах, которым нет числа.
  ─ Я... не знаю. Кентавры? Эльфы?
  ─ Гоблины.
  ─ Что?! Юкари-сама, это же... это же... но ведь гоблины - дети Тьмы! Олимп - орден Света!
  ─ Дети Тьмы отличаются от детей Света только циклами сна и бодрствования. Светлая у вас, в своем большинстве, только командная верхушка, и эта верхушка спокойно оперирует сонмами служителей, что по всем параметрам принадлежат к детям Ночи. Гоблины быстро размножаются, у них очень короткий срок жизни, они агрессивны и злобны, глупы и примитивны. Они привыкли к слепому и рабскому подчинению, они жертвенны. Идеальное пушечное мясо, не так ли? Я скажу тебе еще кое-что. Терра, и еще несколько миров Олимпа, что были заселены людьми, - всего лишь эксперимент. Крониды и Олимпицы "попробовали" людей, но люди им не понравились. Слишком свободолюбивые, слишком умные и благородные. Вы не вписались в стратегию войн Крона и его детей. Вас начали перекраивать под стандарт. Вас изменили, искусственно и очень грубо. Ты видел людей в других мирах? Сильные и сплоченные народы, почитающие закон. Благодаря высокому уровню совести и альтруизма, они никогда не допускают причинение вреда ближнему. Люди созданы для созидания. Миры людей - благоустроенные высокотехнологичные миры, со множеством прекрасных городов и цветущих деревень. Это миры, в которых торжествует добро. А что же Терра? Изгаженная, заваленная мусором и залитая кровью помойка, на которой ни на день не прекращаются войны. Люди в мирах Олимпа ныне - подобия гоблинов. И добрый гоблин действительно воспринимается остальными как слабак, как ничтожество. Гоблины - разрушители, и созидатель для них не более чем раб. Человек в царстве гоблинов будет забит, затерзан, унижен и уничтожен. Именно это и произошло с тобой. Вспоминаешь свою унылую жизнь в мире Терры? Свои терзания, когда девушка, в которую ты был влюблен, отвергла тебя? Чувствуешь унижение из-за того, что тебе приходилось наизнанку выворачиваться ради внимания не особенно-то и интересной тебе женщины? Покупать имитацию любви за дорогие подарки? А куда деваться, ведь ты ничтожество! Плохенькое жилье, нелюбимая и низко оплачиваемая работа, социальный статус раба и творящийся вокруг произвол, которому ты ничем не можешь помешать. Больше того, ты своими глазами видел крах огромной страны и хранишь память о том, что происходит с людьми, когда гоблины захватывают власть. Десятилетиями собиравшие в своих душах наследие Прометея, люди твоего народа были подкошены ударом изнутри и начали стремительное превращение в угодных Олимпу гоблинов. Твое личное унижение слилось с унижением всего социума и ты был сломан. Ты считаешь себя неудачником и действуешь как неудачник, с разной степенью убедительности пытаясь казаться крутым. Как и на Терре, ты думаешь, что девушки дружат с тобой только ради подарков, ты уверен, что стоит окружающим присмотреться к тебе, как они тут же переполнятся сарказмом и презрением. Не надо. Тот, кто считает себя неудачником, ВСЕГДА превращается в него.
  Андрон, поникший, словно нашкодивший мальчишка, стоял у окна и отстраненно смотрел на простирающийся до самого горизонта пейзаж из черепичных крыш и шпилей города, выполненного в готическом стиле. Уши серого странника ярко алели от стыда.
  Юкари поднялась и, плавным движением скользнув к Андрону, вдруг обняла его и улыбнулась, почувствовав, как вздрогнул падший ангел.
  ─ Ты больше не под властью Олимпа, маленький серый бродяга. Не нужно верить, что сделанное тобой добро останется без благодарности или будет осмеяно. Никто не заклеймит тебя сумасшедшим, за то, что ты отказался от понятия "личная выгода". Для жителей Генсокье, ты - не шахта с полезными ресурсами, не развлекающая машина и не источник всяческих благ. Ты друг для всех нас. Причем для кое-кого, очень даже близкий.
  ─ Я - человек, достойный дружбы и хорошего отношения со стороны людей? ─ Андрон не отстранился и не освободился от объятий Юкари, хотя прошло всего чуть больше получаса с момента, как он признался в любви другой. ─ Спасибо. Но что если этого мне вдруг станет мало дружбы? Сможет ли девушка действительно полюбить меня? Или я уже слишком гоблин для этого? Может, не нужно мучить ее и себя? Не лучше ли мне уйти и сражаться, остервенело и безумно, как это заложено в души гоблинов? Я - гоблин-предатель, ненавидящий породившую меня систему, но мне никогда не стать и человеком. Гоблин во мне жаждет крови и разрушений, а человек ищет красоты и теплых людских чувств. Стоя на руинах цитаделей Хаоса, по колено в крови и мясе всевозможных упырей, глядя на первый рассвет спасенного мира и просчитывая его прекрасное будущее, я чувствую... гармонию. Может быть этим и стоит мне заняться? Вместо того, чтобы играть роль кого-то другого, кем я не являюсь?
  ─ А кем ты являешься, Андрон? ─ Юкари разомкнула объятия и прошла по комнате, легко и бесшумно ступая по мягким коврам. ─ Вспомни, о чем ты мечтаешь. Победа в сражениях? Торжество над врагами? Да. Но какое место такие мечты занимают в сравнении с мечтами о семье и любви? Да, Рейму откажет тебе. Но не по тем причинам, о которых ты думаешь. Ты все еще глубоко убежден, что ты - гоблин. А девушка-человек просто не может полюбить гоблина. Если хочешь, чтобы Рейму полюбила тебя, сначала... стань человеком.
  Богиня подошла к двери комнаты и открыла ее. За окнами был солнечный день, но за дверью царила все та же тихая летняя ночь и светлячки, танцующие в бамбуковых зарослях. Открыв зонтик и положив его себе на плечо, Юкари оглянулась на поникшего мага, стоящего у окна. Теплая улыбка тронула губы богини и великая мать бесчисленных миров, ускользнув в ласковую ночь, закрыла за собой дверь.
  Андрон тоже не задержался в этой части сна. Но, перед уходом, он подошел к столу и, настороженно глянув по сторонам, сцапал и торопливо спрятал фантик от конфеты, оставленный богиней возле чашки.
  
  * * *
  Тихая, звездная ночь. Алиса и Мариса, устав от дневной суеты, сами не заметили, как уснули, сидя на расстеленном у стены одеяле. Волшебная книга сказок из Безымянного Мира, которую они на пару листали, читая истории и следя за подвижными картинками, раскрашивала отсветами магии лица спящих девушек. Прислонившись друг к другу плечами и головами, обе волшебницы тепло улыбались во сне. Так, что у жрицы, одиноко лежащей на своем футоне, от тоски начинало болеть сердце. Две души, сроднившиеся так, что при взгляде на них со стороны, можно увидеть мягкий золотой свет. Горькое одиночество, это не про них. А про кого? Про Рейму?
  После того, как пропала мама, кто был ей по-настоящему близок? Старая черепаха, Гендзи, мамин лучший друг и боевой товарищ, заботился о сироте, как мог. Рейму любила дедушку Гендзи, но за последние годы старик сильно сдал и почти все время спит, в краткие периоды бодрствования путая Рейму то с ее мамой, то с бабушкой, а то и вовсе с неизвестными ей людьми.
  Мариса? Суйка? Подруги по играм и приключениям. Нагловатые нахлебницы и творцы всяких бед, без которых Рейму совсем засохла бы от скуки. Близкие подруги. Но... но все-таки не семья.
  Таинственная леди-тень в фиолетовом платье, что приносила в храм Хакурей пищу и игрушки, пока Рейму была совсем маленькой? Юкари появлялась и исчезала, словно видение сна, дразня Рейму красотой материнских чувств, но никогда не позволяя ей коснуться настоящей любви. Андрон говорил, что Юкари совсем недавно получила страшный удар и горечь утрат туманит ей разум. Обвиняя в катастрофе себя, она готовит своих детей к суровой жизни, а себя саму к роли лидера. Лидера, но не матери.
  А что же сам Андрон?
  Жрица села в постели и посмотрела на ало-золотую коробочку, что тихо лежала на комоде и поблескивала в свете ночника.
  Глупая серая ящерица! Ну зачем ему вдруг понадобилось все ужасно усложнять?
   "Он признался тебе, Рейму". ─ сказал Мариса, когда жрица поделилась с ней своими переживаниями. ─ "С ним давно уже все понятно. А как ты относишься к нему? Кто он для тебя"?
  Друг. Почему-то Рейму никогда не представляла его иначе, как шкодливого насмешника, частенько наведывающегося в храм и учиняющего всякие безобразия. Он оказывал храму материальную поддержку? Да, ведь храм - узел, вокруг которого сплетены все пространственные искажения Генсокье и существование Безымянного Мира тоже зависит от храма Хакурей. За двадцать лет, Рейму привыкла к Андрону и его выходкам, действительно помогавшим развеять тоску пустых серых будней. Да, она замечала, как серый ящер все чаще и чаще тайком наблюдает за ней, лежа на тории, крыше или энгаве храма. Да, он целый год скрытно подбрасывал ей на стол красивые цветы и разные сладости, а когда Рейму насторожила капкан и поймала таинственного дарителя, едва в пепел не сгорел от смущения. Да, он постоянно искал повод наведаться в храм и в простейших играх с феями наносил себе ужасные увечья, чтобы Рейму занималась его лечением.
  Неужели это не было простой развлечением, ради шуток и веселья? Дурак несчастный!
  Разве не весело ему было ходить с компанией девушек по магазинам и фестивалям? Нормально ведь все вместе ездили на курорты и, однажды, даже в трехнедельный круиз на теплоходе! И зачем все было портить? Насколько Рейму знала о взаимоотношениях мужчин и женщин, после отказа девушки, мужчина всегда чувствует себя страшно оскорбленным. А Андрон оскорблений не терпел. Может и исчезнуть, очень надолго. В любом случае, отношения меняются кардинально и навсегда.
  Что же делать? Согласиться, боясь потерять дружбу?
  Рейму сердилась все больше.
  Ох уж эти мужчины! Неужели не умеют дружить нормально? Не зря и мама, и бабушка, и прабабушка никаких дел с мужчинами не имели. Даже когда Генсокье и святого духа еще не было!
  Может быть, все само как-нибудь утрясется? Протянуть с ответом еще день или два, а когда серый ящер не вытерпит и сам придет за ответом, то... что?
  ─ Нет, надо позвать его, и... и... все ему высказать! ─ Рейму решительно поднялась и начала краткие сборы..
  В конце концов, это просто оскорбительно, свататься к такой молодой девушке, как она! Ни один человек в Генсокье не станет заводить семью раньше шестидесяти-семидесяти лет, а уж чтобы к сорокалетней приставать, так это вообще надо быть настоящим извращенцем! До ста лет - розовая весна. До двухсот - зеленое лето. А уж за ними третье столетие, золотой осени. Какая свадьба?! Еще даже половину детства не отгуляла!
  Держа в руках коробочку с кольцом, Рейму оделась потеплее и вышла во двор храма. Она хотела громко крикнуть, призывая Андрона, но тот ждал ее. Плавно и беззвучно, окрестности храма обратились в подобие призрачного видения и исчезли, сменяясь зеленым ночным холмом. Лето? Неужели опять попала в сон?
  Рейму взглянула на себя и увидела, что ее одежда изменилась вместе со всем окружающим миром, превратившись в яркое летнее кимоно, с широким поясом и бантом за спиной. Одежда для фестиваля? Наверное, серый ящер целый сценарий написал. Сначала будет гуляние, поедание всяких сладостей и просмотр представлений, а затем, под окончание праздника, в сиянии фейерверков, Рейму должна будет сказать ему свое решение. Да уж, серая ящерица - непревзойденный любитель все усложнять! Но где же он сам?
  Тихо и осторожно ступая по дорожке, мощеной крупными булыжниками и время от времени переходящей в ступени, Рейму вышла к большой каменной площадке, окольцованной линией мраморных перил. Площадку освещали несколько электрических фонарей, и в их свете Рейму увидела того, кого искала. Серый ящер, в человеческом облике и праздничном мужском кимоно, стоял у края площадки. Опираясь руками о перила, он смотрел на пейзажи ночного города. Заметив появление девушки, он обернулся и замер, любуясь ею.
  ─ Рейму, как же ты все-таки красива! ─ спустя несколько мгновений, подарил он жрице незамысловатый комплимент, и вдруг речь его превратилась в сбивчивый набор фраз. ─ Ты... ты же все это... для меня? Столько труда и... стараний... столько красоты! Я... я... ─ краснея как мальчишка, серый бродяга просиял. ─ Я тронут.
  ─ Это не то, что ты подумал! ─ Рейму, понимая что вынесло Андрону соображение, даже отступила на пару шагов, делая руками отстраняющие жесты. Конечно, девушка не станет празднично наряжаться и украшаться только для того, чтобы огорошить мужчину отказом. Серый ящер уже нафантазировал себя всякого и загорелся мечтами? ─ Но разве ты не сам подготовил магию, чтобы меня сюда перенести? Я была одета как обычно, а когда оказалась в этом сне, то и одежда изменилась.
  ─ Что? ─ глаза Андрона слегка расширились и он, угасая, покраснел еще больше от сознания того, как сглупил. ─ Все ясно, извини. У нас же здесь праздник, и мои квимы, судя по всему, позаботились о том, чтобы гостья не оказалась на празднестве в неподобающем виде. Кимоно выбирала Эльза, скорее всего. Или Сильвия. Балбески. Я бы и сам что-нибудь сколдовал, без недоразумений. ─ серый ящер глубоко вздохнул. ─ Да и ты, Рейму, тоже хороша. Могла бы раз в жизни соврать! Я бы простил. Мужчины, вот, например, женщинам постоянно врут, чтобы сделать им приятное.
  ─ Один раз соврешь, а потом уже и не выпутаешься. ─ буркнула Рейму. ─ Я... я не хочу, чтобы ты лишнего подумал. И так натворил дел, дальше некуда. Андрон, честно тебе скажу, идея со свадьбой - самая глупая из всего, что ты когда-либо брался воплотить в жизнь. Юкари говорила, что у твоем родном мире срок жизни людей занижен раза в три-четыре, но ты же мог бы уже перестроить свое восприятие! Мне - сорок лет, а по-вашему, это, наверное, лет двенадцать будет! Что за бред, жениться на ребенке?!
  ─ Не двенадцать, а двадцать. У вас срок зрелости растянут, а не детство. Так что нормально все.
  ─ Но разве тебе не нравились те отношения, что были раньше?
  ─ Очень нравились. И именно поэтому я хочу остаться с тобой. ─ Андрон сделал шаг к девушке. ─ Рейму, я знаю, что ты привыкла к своему образу жизни. Я знаю, что одиночество и рождение детей от святого духа у вас вошло в традицию семьи. Но я хочу сломать эту традицию и наполнить мир для тебя тысячами новых красок. Счастлива ли ты? Счастлива ли ты так, как могла бы быть?
  ─ И что, появление мужчины рядом сделает меня счастливее?
  ─ А разве нет? ─ Андрон, искристо ухмыляясь, бросил на покрасневшую девушку насмешливый взгляд.
  ─ Конечно, нет! ─ Рейму, в отличие от Андрона, свои речи заранее не готовила и на Оракуле их не просчитывала. ─ От мужчин одни только проблемы! Я в журналах читала, что вы всюду лезете доминировать, подстраиваете семью под себя, и женщина должна...
  ─ Никто никому ничего не должен. Вопрос в том, что человек готов сделать ради своей семьи, ради любви и благодарности близких.
  ─ А ваши разбросанные где попало носки и ваше вечное помешательство на футболе?
  ─ В храме нет телевизора. Весь футбол - в Безымянном Мире. А вот унитаз я тебе поставил с сидением, так что одной из вселенских проблем нам не избежать. Не беспокойся, за пару хороших драк разберемся. Ну что, больше наветов и отмазок нет? Тогда... ─ Андрон преклонил колено и, подняв руки, обнял ладонями ладонь девушки. ─ Посмотри на небо, Рейму. Видишь эти звезды? А ведь до сегодняшнего дня, в небе над планетами Безымянного Мира не было ни облаков, ни луны, ни солнца. Вся красота неба была в мягком рассеянном сиянии, но я вложил немало сил, чтобы все перестроить. Как же хорошо, что я успел к этому дню! Это подарок, Рейму. Всем жителям Безымянного мира, и вечный знак моей любви к тебе. Миллионы влюбленных, глядя на это великолепие, будут вспоминать легенды о том, что красота вернулась небу, когда серый странник признался в любви прекрасной жрице тайного храма! И я мечтаю, Рейму, чтобы у тех легенд было самое красивое, романтичное и счастливое продолжение, какое мы только можем себе вообразить.
  ─ Но... но я не люблю тебя!
  ─ Не любишь? ─ Андрон поднялся и, вдруг, заключил Рейму в объятия. ─ Но, может, ты просто сама не понимаешь, как я тебе близок? Прошу тебя, ─ странник слегка склонился, приближая свои губы к губам Рейму. ─ Покажи мне свои настоящие чувства.
  Рейму, окаменев на мгновение в объятиях серого странника, опомнилась и начала вдруг яростно сопротивляться. Чувствуя гнев и злость в ее движениях, Андрон тотчас разомкнул руки и отпрянул.
  ─ Дурень! ─ жрица, буквально малиновая от злости, стыда и растерянности, шумно втянула сопли и утерла глаза. ─ Да что ты пристал-то ко мне? Не собираюсь я в ближайшие лет шестьдесят замуж выходить, понятно! А ты... ты... да кто тебя вообще такого полюбит?!
  ─ Какого-такого?
  ─ А вот такого! Ты... ты же придурок!
  ─ Я-а? ─ Андрон повторил жест, который исполнял всегда, когда Рейму выдавала ему какую-нибудь нелепую претензию. Приложил руки к груди и выразил на лице глубочайшее изумление.
  ─ Да, ты! Придурок, неряха, грубиян и... и да ты же просто унылый!
  ─ Бэ-бэ-бэ-пфы! ─ серый странник, не раз ругавшийся с разными злющими монстрами в мертвых мирах, на провокацию не повелся. ─ Бубнилка ты, с бантиком. Смотри, красивая, дообзываешься. Рассержусь, лишу чая с печеньками! На целый день! Ну так что, жениться сегодня не будем?
  ─ Нет!
  ─ Жаль. А погулять со мной останешься?
  ─ А? ─ Рейму даже слегка ошалела от такой наглости.
  ─ Этой ночью, на всех планетах и летающих островах Безымянного Мира - великий праздник звездного неба! Кстати, пока ты по тропинкам разгуливала, я на него Алису и Марису уже выдернул. Все наши здесь, в Безымянном Мире, развлекаются и веселятся, ждут грандиозного фейерверка. А у тебя, злюка, есть три варианта - отправиться домой и всю ночь прорыдать из-за потерянного счастья, пойти к остальным на праздник со мной, или, если уж очень я тебя сегодня замучил, отправиться к подругам в гордом одиночестве.
  ─ Тогда лучше по первому варианту сделаю. Я еще от восьми дней прошлых праздников опомниться не успела, а ты снова повод нашел. Сам-то отдыхаешь когда-нибудь?
  ─ Редко. Ты ведь знаешь, все на мне, все на мне! Я же не только почетный лорд, но и исполнитель желаний! Уже устал просителей чесоточными проклятьями от храмовых камней гонять. Даже сейчас атакуют. И знаешь с чем больше всего пристают? Девочки просят мальчиков, а мальчики девочек. Всем надо любви и избавления от одиночества. Одна ты заладила - "святой дух, святой дух". Тьфу на тебя, амазонка четвертого поколения. Безотцовщина. Ну ладно, раз ты домой, вместе пойдем. Мне одному на празднике плясать неинтересно. Еще и девчонки какие-нибудь обязательно прицепятся. Богатый, сильный красивый, ах! Одна беда, что рыцарь недобитый, да еще и в ржавых доспехах! Зато такого подинамить можно в меру сил и таланта. Набегут толпой, отбрыкивайся потом от них, стараясь не ранить нежную женскую психику.
  ─ Если уж ты такой популярный, может не нужно так брыкаться? ─ колко съязвила Рейму.
  ─ Еще как нужно, я ведь только тебя люблю! ─ снова не поддался бродяга. ─ Не знаю почему, но от одного чаепития с тобой я получаю больше удовольствия, чем от любых плясок и гуляний с кем угодно другим. Кстати, готовься. Я уже и самовар накипятил и японский набор твой, с порошковым чаем, приготовил. Как все нормальные люди, после трудов праведных напьемся, и спать пойдем.
  ─ А я тебя в гости не приглашала!
  ─ Хе! Жриц бояться, - в храм не ходить. Поговорка такая.
  ─ Мне все равно! Не пущу тебя в храм, понятно?
  ─ Это ты наедине с мужчиной оставаться стесняешься, да? Не переживай, валькирия. ─ Андрон напрягся и, вдруг, с треском и хрустом трансформировался в трехметровую серую ящерицу. ─ В таком виде меня даже в гарем пускать можно, этот мой облик ведь...
  ─ Знаю, знаю. Он у тебя исключительно для битв, и чувствительность у него почти до нуля занижена.
  ─ Вот, вот. Многие удивляются, почему я в облике ящерицы так невозмутим и холоден с дамами. Ну что, теперь пустишь несчастного бродягу переночевать? Подумай, самовар-то у меня!
  
  Вернувшись в храм и ради чая пустив на жилую территорию крайне подозрительную ящерицу, Рейму лишний раз убедилась, как опасно молодой красивой девушке оставаться наедине с мужчиной. Нет, Андрон сначала не позволял себе ничего лишнего и чай действительно подал в лучшем виде, с сахарными кренделями и печеньем. Но устав от молчания на первой же минуте чаепития, он развернул над столом призрачное видеоокно, переключая каналы на котором, выбирал только самые откровенные темы. С большим намеком.
  Сначала - трансляция из бального зала какого-то дворца. Целый вихрь празднично одетых пар, танцующих под вдохновенно-красивую мелодию. Затем - фрагмент из фильма о любви, с мужчиной и женщиной, гуляющими по пляжу в свете сияющего заката. А третьей была сценка из передачи о животных, с богомолом, охотящимся на какого-то жука. К чему был этот сюжет, жрица поняла, когда Андрон, положив пульт и выбравшись из-за стола, встал на четвереньки.
  ─ Рейму, не двигайся! Сейчас богомола покажу!
  Хозяйка храма, продолжая жевать печенье, покосилась на него с недоверием и подозрением, а серый ящер принялся тихонько к ней подкрадываться. Один короткий шажок, второй, третий и, безжалостно вонзив в пол когти нижних лап, Андрон изогнул хребет, приподнялся и опасно навис над замершей девушкой.
  ─ У-ню-ню, какая милая бронзовка! ─ Андрон поджал верхние лапы в жесте, который у богомола мог бы быть подготовкой к атаке, а у него выглядел как знак бесконечного умиления. ─ Хап! ─ стремительный рывок и, сцапав Рейму, ужасный монстр принялся беспощадно ее тискать, попутно тыкаясь мордой девушке в шею и плечи то справа, то слева. ─ Ням-ням-ням! Ням-ням-ням!
  Еле отбрыкалась.
  Затем Андрон, пока Рейму принимала душ перед сном, украл ее постельное кимоно и подложил вместо него вычурную ночную рубашку из шелка, с кучей оборок и бантиков. Пришлось заматываться в полотенца и идти отбивать свою собственность. Хорошо хоть духовное зрение позволило жрице сразу обнаружить убежище ящерицы в маленьком наслоении пространства, да и схваченный за клык подлый ящер никакого сопротивления не оказал. Только дулся потом, сидя у дверей жилой комнаты и обиженно поглядывал на Рейму из-под шелков и рюшей ночной рубашки, которую разозленная жрица надела ему на голову.
  Двух шуточек на сегодня хватит? Похоже, что нет.
  Рейму, готовясь отойти ко сну, подготовку к третьей шутке встретила гневным противодействием. Стоило Андрону войти в жилую комнату, как жрица тотчас накинулась на него с кулаками и... пролетела серого ящера насквозь, словно тот был бесплотным призраком.
  ─ Не смей тут шастать! ─ выкрикнула Рейму, поднимаясь с пола и отряхиваясь. ─ Не видишь? Я спать укладываюсь!
  ─ А? ─ призрак-Андрон ошалело глянул по сторонам. ─ Кто здесь? Показалось...
  Игнорируя гневные нападки со стороны хозяйки комнаты, Андрон деловито расстелил по полу футон, а затем сменил серые лохмотья на длиннополую рубаху и забавный белый колпак, увидев который Рейму не смогла не улыбнуться.
  ─ Шут несчастный! ─ высказала она свое мнение, а Андрон меж тем завел будильник, забрался под одеяло и, взбив подушку, улегся с таким блаженствующим видом, что девушка сдалась и окончательно раздумала на него злиться. Ладно, настоящего вреда от Андрона никогда не было, и если никто не увидит, что он спал здесь, то какой толк его гонять?
  Настороженно поглядывая на умилительно улыбающееся во сне трехметровое страшилище, Рейму подготовила свой футон, улеглась и расслабилась, но почти сразу же чувство опасности заставило ее встрепенуться и глянуть в строну ящера. Андрон спал, как младенец и только его тихое сопение нарушало царящую в комнате тишину.
  Рейму снова попыталась расслабиться и снова подскочила как пружина, устремляя взгляд на ящерицу. Снова ничего. Паранойя?
  Нет. Дернувшись в третий раз, Рейму поняла, в чем дело. Серый ящер не двигался и старательно создавал невинный вид, но... его футон, раз за разом, смещался ближе к футону Рейму!
  ─ Паршивец! ─ раскусив происходящее злодейство, жрица попыталась произвести ритуал изгнания серой ящерицы, но на всю ее суету Андрон ответил только несколькими усиленными всхрапами. "Я сплю", и все тут. ─ Ну ладно, если ты не уходишь, я сама уйду!
  Рейму вытащила свой футон в коридор, сердито захлопнула дверь, улеглась и... через долю мгновения поняла, что снова лежит в жилой комнате, а футон серого ящера переместился еще на полметра ближе к ней. Это была явная игра с пространственными искажениями. Сила, которую Андрон, по его собственным словам, взял в займы у Якумо Юкари.
  И как с таким воевать? Звать на подмогу великих духов? А у них ведь собственный разум есть. Что они себе навоображают, увидев эту картину? Или возьмут и ляпнут где-то там, в своей духовной сфере, что Андрон спал с Рейму, да не уточнят что всего лишь в одной комнате. Ужас! И куда несчастной жрице деваться после такого?
  ─ Все, значит, на своем Оракуле просчитал, да? Ну погоди у меня! ─ Рейму, плотнее закутавшись в одеяло, повернулась спиной к Андрону и твердо вознамерилась его игнорировать.
  Но это оказалось не так-то просто.
  ─ Рейму! ─ голос прозвучал буквально над ухом. Андрон придвинул свой футон уже вплотную и слегка подался вперед, чтобы его шепот был лучше различим. ─ Рейму, скажи, ты хоть немного переживаешь из-за твоего мне отказа?
  Жрица, покраснев, смолчала.
  ─ Если да, то не нужно. Я ведь прекрасно понимаю, почему это произошло. И дело даже не в том, что я натворил ошибок или неумело "бросил пыль в глаза". А еще, Рейму, я знаю почему ты такая жесткая и колючая, как самая настоящая бронзовка. Ты отталкиваешь от себя людей грубостью и агрессией, ты тиранишь йокай по поводу и без повода. Всему этому есть одно простое объяснение. Ты действительно хочешь остаться одинокой, Рейму. Так же как и я, ты привыкла к своему образу жизни и той боли, что приносит одиночество. Ноющая, назойливая боль одиночества все-таки далеко не самая страшная на первый взгляд. Ее довольно просто заглушить или принять за норму. Да и о воспитании нельзя забывать. Ты живешь в мире, в котором мужчины уже почти исчезли, как вид. Не только ты, но и все вокруг тебя привыкли к одиночеству. Вы знаете, что такое дружба и взаимопомощь, но уже начали забывать значение слова "любовь". И вдруг, откуда ни возьмись, появился чужак, который начал рушить ставший привычным порядок вещей. Я понимаю твою злость, Рейму, но об одном прошу: вспомни, что я - такой же как ты. Заживо похороненный в Мертвых Мирах, я до глубины души познал, что такое одиночество. Что такое вера в то, что тебя никто никогда не полюбит. Одиночество похоже на яд. Оно творит с людьми ужасные вещи и я видел миллионы его жертв. Феминизм, калечащий души в этом мире, и шовинизм, гложущий мою собственную душу - два демона, порожденных одиночеством и отсутствием любви. Все, что я хочу сейчас, Рейму, это спасти тебя и, вместе с тобой, спастись самому. Да, Рейму. Ты для меня - спасение. Прохладная тень посреди иссушающего зноя. Синее небо за решеткой темницы. Ласковое тепло и свет костра посреди ледяной пустыни. Поэтому видеть, как ты страдаешь, для меня невыносимо.
  Вихри магии закружили по комнате подобием теплых ветров и Рейму, оглянувшись, увидела Андрона, в облике человека, сидящим на футоне.
  ─ Я хочу, чтобы ты была счастлива, Рейму. ─ сказал он с доброй улыбкой. ─ Может быть, ты считаешь, что я недостоин тебя? С этими мыслями я нырнул в Поток Грешников надеясь отыскать души истинных героев, которых так любят девушки. Я знакомил тебя с этими героями, а потом сгорал от ревности, глядя на то, как вы общаетесь. Во мне кипели противоречивые чувства. Готовность принять твою любовь к другому человеку, отдать тебя ему ради твоего счастья, но в то же время чернейшая боль застилала мне глаза при мысли, что я, вот в эту минуту, могу тебя потерять. Рейму, ─ Андрон слегка подался вперед и потянулся к обмершей девушке, раскрывая ей свои объятия. ─ Во всей Великой Сфере, до самых дальних границ мироздания, нет и никогда не было человека, что был бы мне ближе и роднее, чем ты.
  Рука коснулась плеча...
  Взрыв вынес напрочь стену храма и тяжелое тело, брошенное ударной волной, рухнуло в снег, среди падающих досок внешней стены и кусков перегородки.
  ─ Ты что, с дуба рухнула?! ─ Андрон, за миг до удара чудом успевший обратиться в серую ящерицу, зажал уцелевшей лапой брызжущее кровью изуродованное плечо. ─ Идиотка! Я же защитные схемы не перенастроил! Сопли распустил, расслабился! Убить меня хочешь? Психопатка истеричная! Да тебя же от общества изолировать надо! Сдать в психиатрическую поликлинику, на опыты!
  ─ А ты... ты... ─ Рейму вышла из пролома, волоча за собой оторванную руку серого ящера. ─ Держи при себе свои лапы!
  Андрон поймал на лету изуродованные останки своей правой конечности, которые швырнула ему жрица. Рука приняла на себя основной удар магического всплеска и кости серой ящерицы были не в пример крепче человеческих. Только это и спасло.
  ─ Ну надо же, как мы рассердились! ─ язвительно выкрикнул падший. Разорванные кровеносные сосуды правого плеча уже сами собой пережались, останавливая кровопотерю. Жизнь вне опасности. ─ Пальчиком девочку тронули, о святые небеса! Позор и катастрофа! Небеса пусть покарают нечестивца!
  ─ Ты... ты сам виноват! В спальню пробрался, да еще и лапать полез! ─ Рейму глубже вздохнула, набираясь смелости и гнева. ─ Сволочь! Вы все, мужики, - грязные животные, и нужно вам всем только одно!
  ─ Да уж, домашний уют - во главе всего. Ну ладно, не будем бодать феминизм с шовинизмом. Теперь, красавица, твой отказ ранил меня достаточно глубоко. Пойду-ка я, пожалуй. Что-то игра в богомолов затянулась, самка вот-вот голову отгрызет, а я мне еще живой нужен. ─ повертев в левой руке оторванную правую, Андрон принялся тыкать изуродованную конечность в рану на плече. ─ Зараза, да как это тут держалось-то? Все вдрызг. Правду говорят, баба с магией - что обезьяна с гранатой... ─ запнувшись, Андрон глянул на Рейму, что таращилась на него с энгавы. ─ О, а ты еще здесь? Как неудобно получилось! Правду в глаза сказал.
  Портал, кипящий бескрайним серым туманом, развернулся под ногами падшего ангела и чудовище провалилось в него, исчезая мгновенно и без следа. Серый шут исчез, оставив девушку один на один с океаном противоречивых чувств, слез, сомнений и метаний.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"