Хохлов Анатолий: другие произведения.

Интерлюдия 1. Лиса на пепелище

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


 []

Потому, что ты - монстр.

Повесть.

Вступление.

Лиса на пепелище.

Скачать текст.

  
  
   Недоброжелатели, шепчущиеся за спиной правителя страны Рек, называли его хромым инвалидом, грубым солдафоном, клейменым каторжником, вождем пораженцев и дезертиром. Средства массовой информации, конечно, таких высказываний себе не позволяли, но регулярно припоминали великому дайме грабительские рейды на мирные поселения островных людоедов, три года позорнейшего для самурая рабства и четыре года бандитизма. С удовольствием мазали главу государства интимными отношениями с простыми солдатскими юдзе и в трагических красках расписывали убийство рабыни, которую лорд Тамоцу в порыве гнева зашиб насмерть ударом кулака. Порывшись в архивных записях работорговцев, они даже выяснили откуда была та девушка, нашли ее родственников и, сообщив о судьбе дочери, в ярких красках донесли до зрителей всю гамму их ярости и горя.
   Шелест ядовитых голосов нарастал, по мере того как благородные самурайские кланы набирались сил, вооружая подрастающих молодых солдат. Каждый из аристократических родов копил возмущение от того, что на троне, над всеми ними, сидит всего лишь строевой офицер из фактически уничтоженного клана.
   В чем его заслуги? Когда Северная Империя разгромила армии Рек и оккупировала страну, он сдался в плен, позволил надеть на себя ошейник раба и гнул спину на строительстве для захватчиков, в то время как введшие интервентов в заблуждение показной лояльностью кланы спасали народ от грабежа, на законных правах собирая со своих земель подати для имперцев. Да, он сорвал с себя ошейник, сильно покалечив детонацией печати левую руку, сбежал из рабства и примкнул к банде дезертиров, с момента оккупации страны прячущихся и разбойничающих на проклятых островах. Да, он собрал разрозненные группы ронинов в одну большую и даже захватил старый пиратский броненосец, при виде орудий которого одичавшие людоеды скрежетали зубами, но делились с бандитами рыбой, овощами и зерном. Разве это подвиг? Тот, кто должен был сделать харакири на поле проигранной битвы, попросту трусливо и жадно цеплялся за свою никчемную жизнь.
   Не Тамоцу, генерал сбежавших пораженцев, а оставшиеся в стране кланы подняли великое восстание, когда имперские войска ушли подавлять масштабный бунт в соседних странах! Сохранившие свою честь благородные кланы собрали все силы и напали на поселение оккупантов, после девятичасового сражения сломив сопротивление оставшейся в обороне горстки горных бородатых увальней и женско-детского ополчения. Аристократы, а не дезертиры, очистили страну от интервентов!
   Увы, оказия случилась и хромой солдафон получил свой шанс, когда шесть сотен бойцов имперской панцирной пехоты вернулись в страну Рек после разгрома их войск объединенной повстанческой армией. За семь лет оккупации, многие офицеры и солдаты интервентов перевезли на место службы свои семьи. Родителей, жен, детей. Вернувшиеся бородачи надеялись забрать их и под охраной оружия проводить обратно до родных долин в холодных горах, но... из мирной, покорной, дружелюбной и солнечной страны Рек некого было забирать. Глазам обомлевших горцев предстали следы безудержной оргии рабов, дорвавшихся до ставших беззащитными хозяев. Повешенные на деревьях старики. Изнасилованные и зверски убитые женщины. Дети, растерзанные с не меньшей жестокостью, чем взрослые.
   Три тысячи солдат восставших кланов окружили имперских панцирников, дружно навалились на них и в кровавой свалке на треть полегли, а на две трети разбежались, спасая свои жизни. Бородачи-келькурусы, не щадя раненных и просящих пощады, перебили всех кто слишком поздно понял, что воин-ветеран куда опаснее покалеченного или больного солдата гарнизонной стражи, кое-как вооруженной женщины или ребенка. Келькурусы разогнали нападавших, захватили обоз и, свалив награбленные повстанцами ценности в одну большую кучу, сожгли сначала ее, а затем свое опустошенное поселение, оставив на месте домов только оплавленные контуры каменных стен.
   Шестью сотнями, отбивая переполненные трусостью попытки повстанцев напасть снова, озверевшие солдаты погибшей империи шли от одного кланового замка к другому, атакуя, вырезая всех кто прятался за стенами и сжигая клановые поселения дотла. Забирали только еду для поддержки собственных сил, мощнейшими ударами боевых дзюцу ровняли с землей здания и бастионы. Ни изнасилований, ни издевательств. Суровые горцы резали и жгли, огнем вычищая землю от гнусного зверья, не подумавшего вовремя остановиться и многократно умножившего зло.
   Благородные кланы в панике спасались бегством, удирали за границу, надеясь на помощь тяжелой кавалерии страны Лесов или конных лучников великой пустыни, как вдруг карательный марш бронированной пехоты натолкнулся на заслон из четырех тысяч бойцов разношерстного сборища ронинов. Закаленные лишениями и борьбой за жизнь бандиты вернулись на родную землю. Уверенно сомкнув щиты, они стояли, готовые поставить точку в семилетней кровавой трагедии.
   С тыла подошел сброд благородных кланов и уменьшившийся к этому времени до четырех сотен, отряд келькурусов принял свой последний бой. Очередная война стала достоянием истории.
   Истории, переписать которую не так уж сложно.
   Что сделал он, этот дезертир, узурпатор, выждавший момент и напавший со своими бандитами на истекающего кровью врага, которого мы, герои-освободители, уже почти уничтожили?
   Роняемые таинственными силами, семена предательства падали на плодородную почву. Золотой блеск трона манил, а занимавший его генерал бандитов с каждым днем казался десятку старших благородных сынов десятка благородных кланов все более и более ничтожным.
  

Эпоха Войн

Год 533

16 Ноября.

  
   Мраморная Корона, один из роскошнейших комплексов императорского дворца времен Единой Империи, за две тысячи лет довоенной истории успел послужить главной резиденцией многих исторических личностей. Верховный административный узел сплоченного человечества, тогда он был расположен в центре самых густонаселенных земель обитаемой части мира.
   В столице нынешней страны Рек. Обезлюдевшей, истерзанной и растоптанной в беспощадных конфликтах Эпохи Войн.
   Дворец без императора, сокровище в слабых руках, за пять сотен лет он был многократно разграблен, частично сожжен и разрушен. Роскошные храмы Пяти Стихий лежали в руинах, множество зданий жилого комплекса и администрации нуждались даже не в ремонте, а в полномасштабной реставрации. Ветер, огонь и дождевая вода слишком долго хозяйничали здесь. Последние останки величественных строений сохранились на своих местах только благодаря тому, что нынешние жители полувымершего города набирали достаточно материалов для своих построек в развалинах брошенных жилых кварталов и не таскали каменные блоки из разбитых зданий дворца.
   Рухнула грозная Северная Империя, оккупационные войска были разгромлены и обосновавшийся в заброшенном дворце новый правитель опустошенных земель начал мало-помалу восстанавливать хоть какое-то подобие функциональности громадного комплекса. По его приглашению, в страну вернулась могучая международная организация, Единство Культуры, в считанные месяцы воздвигшая на окраине города свой замок, с ядерной электростанцией, посадочной площадкой для дирижаблей и складом запчастей, где можно было недорого закупиться материалами для восстановления порушенной инфраструктуры.
   В жилых зданиях дворца снова начал зажигаться свет. В банкетных залах время от времени звучала музыка. Стражи в блестящих латах выходили на сторожевые посты, а благородные дамы и няньки зорко следили, чтобы едва повзрослевшие, первые послевоенные дети самураев и чиновников не бегали играть в заброшенные руины. Бандиты, сумасшедшие мутанты и изуродованные в Затмении люди могли запросто устроить себе логово в катакомбах или среди разбитых зданий. Темное ментальное эхо приходило к упрямым восстановителям пепелищ ночными кошмарами, отчаянием, безумием и болезнями, но чем дальше, тем больше оптимизма поселялось в сердцах людей.
   Возвращая людям веру в завтрашний день, Единство Культуры помогало гуманитарной помощью, поставляя в разоренный регион продуктовые наборы и коробки с медикаментами. Дети всей страны с нетерпением ждали праздников, когда к обеду в школах и приютах, кроме обычной плошки жидкого супа, им дадут конфет в ярких многоцветных фантиках. К врачам Единства всегда стояла огромная очередь, а массовики-затейники, специалисты по фейерверкам, музыканты и певицы всегда были готовы добавить в серый быт измученного народа щедрую горсть ярких эмоций и красоты.
   Столько было сделано добра, народ был так благодарен Единству, что никто в стране Рек и не удивился, когда их правитель начал выказывать особое внимание очаровательной, благовоспитанной и мудрой леди, что сопровождала его всюду и в любой трудной ситуации могла дать хороший совет. Конечно, все знали что она не сама думает над проблемами, что за ней стоит огромный и опытный аналитический отдел мощнейшей организации, но что в этом плохого? Советы от этого не переставали быть мудрыми и полезными. Прошло всего несколько месяцев и советница из Единства, после галантных ухаживаний влюбленного мужчины, согласилась стать его женой, в течении пяти лет родившей мужу троих детей.
   -- Мы - выживем! -- уверенно вдохновлял на борьбу малолетних принцев и принцессу великий дайме возрождающейся страны. -- Ужасов новой мировой войны никто больше не допустит. Вы повзрослеете, у вас тоже будут дети, а потом родятся и дети ваших детей. Земли, что сейчас выжжены и прокляты, будут очищены, освящены и засеяны. Видели, какие виноградники зеленеют на склонах долин около столицы? Страна Рек и весь Обитаемый Мир, все вокруг скоро наполнится жизнью!
   Войны закончены? Он был слишком мечтателен и наивен.
   Восемь лет мира пролетели как сон, и в ночной тьме незримо проскользнувшее мимо охраны, над мирно спящим правителем поднялось ужасное существо. Сотканная из тьмы тень с пылающими глазами. Демон, акума. Прорвавшееся в материальный мир воплощение ненависти, опустошения и смерти.
   -- Не время для отдыха, великий лорд. -- сказал Черный Вестник. -- От вашей страны мало что осталось. Города безлюдны, дороги разбиты, а на месте виноградников пустоши и сорная трава. Люди измученны, но придется нам всем напрячь силы. Если не хотите погибнуть и увидеть как ваши земли выжигает новый захватчик, прислушайтесь к моим словам. Заключите тайный союз с жителями пустынь и бросайте все силы на обработку тех земель, что могут стать пахотными. Оставьте в покое погибающий виноград и фруктовые сады. Нужен хлеб. Очень много зерна. Созовите совет и решайте, что сеять будет эффективнее. Рожь, кукуруза или пшеница, я не агроном и не могу идеально предсказать, под что именно следует отдать плодородные поля.
   -- Ты... -- едва очнувшийся от первого шока, дайме глянул на мирно спящую жену, а затем устремил изумленный взгляд на демоническое создание. -- Проник в мой дворец, посреди ночи, и пробрался сюда, чтобы посоветовать мне... выращивать кукурузу?!
   Демон улыбнулся ему в ответ, а затем указал рукой на карту мира, украшающую одну из стен покоев правителя. Дайме посмотрел на карту и вдруг мир вокруг него обратился белым туманом. Облака прильнули к человеку и отпрянули, а правитель страны Рек увидел себя стоящим на огромной трехмерной карте обитаемой части мира. Справа от него простирались бескрайние лесистые равнины великой империи, пылающий вулканами тектонический разлом и покрытые снегами древние горы. Слева раскинулась необозримая жаркая пустыня, за которой, вдалеке, виднелись благодатные земли страны Чая.
   -- Через пять лет, -- сказала живая тьма, указав направление бесплотной рукой, -- Ваш нынешний союзник, страна Лесов, мнящая себя сильнейшей и высочайше развитой империей в мире, получит удар с севера.
   У границы разлома взметнулось высоко вверх и начало стремительно распространяться пламя пожара. Один за другим, вспыхивали крошечные города и крепости. Огонь расплескался, начиная пожирать леса исполинских деревьев. Дрогнувший дайме услышал хорошо знакомые ему звуки войны. Звон сталкивающихся мечей. Яростные крики солдат, свирепое ржание боевых коней и вопли убиваемых.
   -- Шиамы придут. -- холодея от страха, произнес он.
   -- Да. Темнокожие дети Огня, что в эру Великого Обледенения тридцать тысячелетий укрывались от преследования в самом центре пылающего тектонического разлома, не забыли обид. Ненависть к тем, кто объявил их демонами, впиталась в кровь шиамов, стала их силой. С этой ненавистью они создавали могучие машины, плавили металл и ковали оружие. В ненависти к "холодным" рождаются и растут их дети, в беспредельной жажде мести их народ сплавлен в единый крепчайший монолит. Пятнадцать лет назад, генетические центры по всей империи шиамов получили крупнейший в истории нашего мира правительственный заказ на модифицированных солдат. Сейчас, в эти дни, часы и минуты, шесть миллионов пятнадцатилетних детей самоотверженно готовятся к войне беспрецедентного масштаба. Регулярная армия шиамов даже без них внушает ужас и заставляет трепетать сильнейшие страны. Их флот совершает рейды и собирает откупные с прибрежных регионов по всему миру. Но шиамам не нужна ни дань, ни извинения. Они не намерены никого прощать. Пройдет пять лет, и темнокожие гиганты бесчисленными ордами сойдут с огненных гор, чтобы утопить северо-восток Обитаемого Мира в очищающем пламени своей кровожадной ненависти. Города, замки, армии? Все на их пути будет стерто в пыль. Самые развитые и богатые регионы страны Лесов, с более чем четвертью нынешнего мирового населения, подвергнутся тотальному геноциду. Когда падут армии защитников и рухнут бастионы клановых замков, начнется беспрецедентная резня. Перепуганные люди сорвутся с места и побегут, спасая свои жизни. Куда? Прочь от опасности, на юг и запад. Вашу страну заполонят десятки миллионов беженцев. Ваша задача - подготовить для них ресурсную базу и рабочие места.
   Черный Вестник оценивающе смотрел на нервно дрожащего, нахмурившегося человека.
   -- Для этих беженцев нужен будет хлеб. Для них, и... для миллионов солдат южных регионов, что не останутся в стороне и придут на выручку. Северный Альянс больших и малых стран должен перестать быть Северным и превратиться в альянс всех обреченных на геноцид стран и народов Обитаемого Мира. Здесь, на этом рубеже, мы обязаны выстоять и показать детям Огня, что они пришли истреблять не безнадежно деградировавшие низшие расы, а сильное и гордое человечество! Пусть в данный момент и страдающее кошмарным букетом общественных проблем, но способное одолеть свои слабости, сплотиться и доказать наше общее право на жизнь!
   -- Ты... ты хочешь нам помочь?
   Демоническая тень вдруг свернулась, сжалась и распалась бесплотным туманом, оставив на своем месте красивую молодую девушку в стальных доспехах, обжигающую замершего человека пронзительным взглядом светлых зеленых глаз. Правитель страны онемел, глядя на нее. Конечно же, он сразу понял, кто именно посетил его в этом навеянном сне. Кто еще из Багровых Теней и Осколков Затмения может появиться перед правителем страны не с целью убийства, не с угрозами и требованиями денег, а с советом сеять кукурузу?
   Если бы такой Черный Вестник появился перед императором Песков двадцать лет назад, может быть он успел бы подготовиться и беженцы из плодородных земель, изгнанные вторжением Северной Империи, не остались бы без средств к существованию посреди бескрайней пустыни?
   -- Хочу ли я помочь? -- с теплой улыбкой и бесконечной добротой в глазах сказала великому дайме зеленоглазая девушка. -- Как бы вы ни боялись меня, как бы ни проклинали, но вы - мой народ. Без вас я никогда не смогу построить такой мир, в котором даже монстры вроде меня... смогут снова стать людьми.
   Мир сна пришел в движение, завертелся, закружил вокруг дайме словно вихрь и внезапно он оказался в своем дворце, в разрушенной части комплекса, внутри давным-давно заброшенного и лежащего в руинах храма Огня.
   -- Вот здесь, -- девушка в доспехах указала на груду щебня от разрушенных колонн и стен. -- Мы с моими людьми устроили тайник. Золотые и серебряные монеты, ювелирные украшения, изъятые у контрабандистов алмазы, два ящика бумажных денег. То, что мы награбили за время войн с бандитскими армиями в малых странах на западе. Сложно сосчитать, на сколько это вытянет миллиардов, но вам для реформ, покупки рабов и найма специалистов, никакие деньги не будут лишними. Сообщите всем, что обнаружили и опустошили лисий схрон, пообещайте потратить средства на благо народа. Тогда вас не станут уличать в сотрудничестве с демонами, а услышав, что деньги от меня, мало кто осмелится заниматься расхищением и нецелевой тратой средств. Не пытайтесь заставить благородных работать, иначе будут бунты, но дайте хорошую оплату всем, кто придет на помощь стране добровольно. Как получите урожай, продайте излишки и попытайтесь компенсировать расходы доходами. Страна Рек славится умелыми земледельцами. Я уверена, что вы сможете работать не в убыток себе.
   -- Я слышал, что вы помогли странам Озер, Туманов и Птиц деньгами на развитие скотоводства.
   -- Одной кукурузой трудно прокормиться.
   -- Страна Фруктовых Садов и империя Песков получила деньги на выращивание зерна, как и мы.
   -- Да. За пять лет нам нужно не только накормить голодное население, но и создать большие запасы продовольствия.
   -- Я это понимаю, но... как вам удалось набрать столько средств?!
   Улыбка девушки стала печальнее.
   -- Шесть лет. -- сказала она. -- Шесть лет войн, разграбления обозов, обирания трупов и вскрытия бандитских тайников. Мы пробирались в сокровищницы преступных организаций, изымали из банков средства контрабандистов, аферистов и казнокрадов. Мы разоряли клановые сокровищницы на проклятых островах, охотились на воровские шайки и опустошали их общаки. Кровь, боль и смерть... У меня нет других источников дохода.
   -- Твое золото - подарок демона. Я поверю в твое предупреждение, но подарки от монстров принять не могу. Тебе придется уйти, немедленно.
   -- Думаешь, в нашем мире остались еще деньги, не замаранные в крови? Темного ментального эха на них нет. Никто не сойдет с ума и не умрет. Мне нужно зерно для людей...
   -- Но людям помогают люди! У нас союз с Единством и империей Лесов! Жена предупреждала меня, что ты придешь, она даже угадала, чем будешь пугать и то, что попытаешься подкупить. Нет, демон! Даже если ты сказала правду и шиамы действительно готовятся к войне, я не предам своих друзей! Они помогали нам шесть лет, я не сменяю их доверие на горсть грязного золота! Говори что хочешь, но я буду следовать их, а не твоим советам. Развей морок и убирайся из моей страны, черное чудовище!
   -- Говорю же, не нужно никаких союзов со мной! Заяви, что отогнал меня силой оружия, возьми эти средства и пустить в дело...
   -- Замолчи, нечисть!
   -- Посмотри на другие страны! Я помогала им, и они не стали проклятыми землями!
   -- Убирайся из моих снов! Убирайся из моего сознания! Пошел прочь, Безликий Лжец!
   Черная Вестница сникла.
   -- Жена хорошо обработала тебя. -- рот зеленоглазой вдруг разломился в широком белозубом оскале, обратившись пастью кошмарного хищника. -- Этого следовало ожидать. Всюду, где хозяйничает Единство, цветет глупость, деградация и гибель! Ничего страшного. Мы еще посмотрим, чем все это обернется!
   Яркая вспышка зеленого света разорвала иллюзию, правитель страны вскочил на постели, хлопая глазами и озираясь. Рядом, вскочившая на долю секунды раньше, стояла, окутанная призрачным зеленым пламенем, его жена. Женщина взмахнула рукой и нанесла рубящий удар вытянутой ладонью. Срываясь с пальцев, призрачное пламя оставило в воздухе серповидный след, что со скоростью стрелы метнулся к цели и насек надвое... обычного городского голубя, видимо влетевшего в комнату через приоткрытое для вентиляции окно.
   -- У него на спине - багровая силовая печать! -- выкрикнула жена. -- Я почувствовала гендзюцу! Ты был под иллюзией целую секунду!
   -- Черная Лиса пыталась подкупить меня! -- кубарем скатившись с кровати, дайме схватил и вырвал из ножен самурайский меч. -- Охрана! Все сюда! Демоны во дворце!!!
   Пока стражи сбегались к спальне своего господина, дайме успел кое-как натянуть штаны, а его жена накинула на ночную рубашку шелковый халат.
   -- К храму Огня! -- указывая направление клинком меча, выкрикнул дайме. -- Демоны сложили там свое золото и сейчас забирают его!
   Снаружи, с молниями и громом, бушевал холодный ноябрьский ливень.
   Лязгая доспехами и бряцая оружием, отряд из сотни стражей, во главе с сопровождаемым женой правителем страны, устремился по коридорам дворца. Хромой генерал путался у самураев под ногами, замедлял всех, и двое солдат подхватили его на руки. Сразу же набрав скорости, маленькая армия выбежала из парадного входа и устремилась к заброшенному храму. Несколько минут бега по разбитым дорожкам темных аллей, сквозь шелест струй дождя по опавшей листве, и солдаты очутились перед ступенями холма, на котором возвышались разбитые строения храма.
   На ступенях, попирая ногами несколько опрокинутых торий, над остановившимися в смятении людьми нависал черный каменный гигант. Струи дождя хлестали его и стекали по каменной броне, с шипением испаряясь при прикосновении к алым пульсирующим прожилкам, словно сеть вен оплетающим фигуру исполина.
   -- Что нужно? -- пророкотал из недр камня хмурый мужской голос. -- Проваливайте. Вы отказались принять наш подарок.
   -- Думаешь мы позволим вам, Осколкам Затмения, свободно приходить и уходить? -- дайме направил оружие на каменного великана. -- Ты - не Безликий Лжец? Где то чудовище, что командует вами?! Пусть выходит! Или эта трусливая падаль будет прятаться за спиной простого солдата?
   Багровые силовые линии каменного исполина полыхнули ярче и он, вдруг сорвавшись с места, ринулся на людей. Взмах огромного каменного кулака. Самураи закрылись щитами, но это было подобно попытке заслониться от мчащегося на всех парах железнодорожного локомотива. Двумя ударами наотмашь, великан раскидал латников, словно легких игрушечных солдатиков.
   -- Сюда, монстр!!! -- дайме вскинул меч и заслонился им, держа правой рукой за рукоять, а ладонью левой подпирая тыльную сторону клинка. -- Идзуми! Ближе ко мне! Вместе, давай!!!
   Женщина прижалась к спине самурая. Смешивающееся синее и зеленое призрачное пламя энергии Ци взметнулось над их телами. Гигант замахнулся, его правая лапа вытянулась в подобие грубого каменного клинка. Этой массой можно было раздавить кого и что угодно, но самурай даже не пытался увернуться и в момент удара рокот, подобный рокоту камня при движении гор, раскатился над комплексом дворца. От ног великого дайме по земле распространялась синяя Ци, укрепляющая межмолекулярные связи и превращающая огромный блок почвы под ногами генерала в единый монолит, подобный постаменту под бронзовой статуей. Кости, мышцы и даже кожа великого лорда стали крепче титановых пластин. Сколько раз, не знающие о способностях правителя Рек, самонадеянные конные самураи со всего маху расшибались о него, надеясь сбить с ног и размазать нахального пехотинца по земле?!
   Громадный каменный меч в рубящем движении врезался в подставленный меч самурая и прошел по касательной, грамотно отведенный в сторону. Второй удар, третий!
   Земля рокотала, дайме скрежетал зубами от жгучей боли, разгорающейся в поврежденных суставах, сухожилиях и межпозвоночных дисках.
   Сейчас!
   На очередном замахе гиганта, генерал взмахнул мечом, с клинка которого сорвался длинный шлейф смеси синей и зеленой Ци. Шлейф изогнулся бичом и, когда дайме нанес удар, хлестко стегнул по груди каменного исполина, оставив на камне глубокий, широкий разруб. Борозда перечеркнула несколько алых силовых линий, зеленый, положительный заряд Ци помог силовым потокам самурая не рассыпаться при касании демонических энергий и энергосеть каменного великана в нижней его части слегка пригасла.
   -- Он ранен! -- захохотал дайме. -- Этого монстра можно развалить!
   Его солдаты суетились вокруг гиганта, вели обстрел из луков, метали копья и дистанционные боевые дзюцу. Они целились в сочленения рук и ног, в багровые линии силовых схем, но особого успеха не достигали. Синяя Ци простых стражей бессильно рассыпалась и таяла, едва ее касались всплески призрачного алого сияния. Нужны жрецы! Но жрица здесь всего одна, на весь отряд...
   Гигант вдруг, не обращая внимания на рядовых бойцов, сделал шаг вперед и нанес мощнейший удар ногой, буквально пнув стоящую перед ним крошечную фигурку генерала.
   Дайме заорал от боли. Земля под его ногами и сами ноги деформировались, не выдержав столкновением с многотонной массой камня. Теряя контроль над своими силами, генерал упал, но на последних осколках сознания, почти инстинктивно, попытался уберечь по-прежнему льнущую к нему женщину.
   -- Идзуми! -- ударившись о землю выставленными назад локтями, генерал спас свою драгоценную жену от травм и, превозмогая боль, попытался подняться. -- Оставь меня! Беги!
   Суставы ног изуродованы, сухожилия порваны. Бой проигран.
   Лишенная шеи и плеч, плавно переходящая в туловище, голова каменного исполина нависла над замершим правителем страны. Гигант склонился, приближая к человеку свое лицо, похожее на паутину из алых нитей и руноподобных знаков. Самураи с воплями бросались на монстра, отчаянно пытались повредить его и отвлечь внимание чудовища на себя.
   -- Зачем все это геройство? -- пророкотал голос из недр камня. -- Зачем вы нападаете на меня? У тебя, твоих солдат, твоего народа, нет никаких дел поважнее?
   Тяжело дыша и едва не теряя сознание от боли, дайме попытался ответить, но вдруг гигант замер и силовые линии на его теле начали угасать.
   Завершая прыжки длинною в несколько сотен метров, вокруг каменного чудовища и раненного генерала начали приземляться воины в тяжелых серебристых доспехах, с золотыми птицами на наплечниках и узорами мощных силовых схем по всей броне. Оружие их горело яркой зеленью, а в каждом движении сквозила решимость и жажда боя.
   -- Идзуми! -- выкрикнул командир солдат Единства. -- Направление на оператора, быстро!
   -- Туда! -- агент влияния указала рукой в сторону городских руин, небрежно оттолкнула раненного мужа и прыгнула, ловко приземлившись капитану монстроборцев на подставленную спину. Секунда, и она надежно устроилась, обхватив самурая руками и ногами. -- Быстрее! Удирает!!!
   Одно мгновение, и отряд унесся, не проявив ни малейшего интереса к каменной марионетке с оборванными шлейфами дистанционного управления.
   Дайме страны Рек не видел, как с закрытых тучами небес к руинам спикировал крылатый монстр, ловко подхвативший своего нелетающего товарища и мгновенно унесшийся в небеса. Не видел как примчавшиеся в опустевшие руины серебристые начинают шарить среди брошенных зданий, выискивая следы и улики. Он не видел как за тысячи километров от места действия, сидевшая в центре выгоревшей алой силовой схемы молодая светловолосая девушка заложила руки за голову и откинулась на спину, чтобы неспешно полюбоваться сияющими у нее над головой звездами и подумать. Великий дайме видел только холодную грязь, в которой лежал, парализованные ноги, выкашлянную из отбитого нутра кровь и своих помятых, покалеченных солдат.
   Серебристые даже не взглянули на них. Жена, добрый друг и советница, толкнула прочь, как мешок с рисовой соломой. Да, союзники поступили как должны были поступить, но откуда же это жгучее чувство их полного пренебрежения к правителю и его солдатам? К хромому дезертиру и его бандитам. К жалким, бесполезным слабакам, не нужным никому.
   Над не таким уж и великим дайме склонялась брошенная марионетка с оборванными управляющими нитями. Вода падала с небес и струилась вниз по покрытым шрамами камням.
  

* * *

Год 533

24 Ноября.

   День выдался солнечный и теплый.
   Постукивая по древним мраморным плитам простой деревянной тросточкой, хромающий на обе ноги правитель страны прогуливался по террасе, греясь в лучах осеннего солнца и вдыхая свежий воздух. Надо успеть надышаться, пока есть силы стоять на ногах. Да и синоптики сообщают, что погода портится. Снег в этих широтах выпадает редко, но скоро снова начнутся долгие ливневые дожди.
   Шурша по камням дорогими тканями юбок, на террасу вышла Сагихара Идзуми. Именно Сагихара, а не Тэнно и уж точно не Тэнхо, ведь ее муж не наследник мирового трона, ведущий родовую линию от великих императоров человечества, а всего лишь обычный генерал, взявший власть в регионе, давным-давно влачащем жалкое существование без законного правителя. Правящая семья страны Рек подчистую истреблена задолго даже до прихода Северной империи и уже три столетия на ее троне восседает буквально кто попало...
   Дайме удивленно посмотрел на жену, ведь на ней было дорожное пальто и шляпка. Вернулась из какой-нибудь поездки?
   -- Вижу, тебе лучше, Тамоцу. -- сказала женщина, приблизившись к остановившемуся генералу. -- Как себя чувствуешь? Болят суставы?
   -- Разработаю, восстановлю. -- ответил ей дайме. -- Не первый раз такое ранение. Идзуми, я ждал. Ты не приходила ко мне.
   -- Прости, была занята. Ты лежишь и не знаешь, но из-за этой кутерьмы с демонами все как с ума сошли. Единство в ярости из-за того, что мы упустили чудовище, а Северный Альянс, империя Песков и еще некоторые... желчью дышат. Простой народ взбесился, ведь ты напал на их обожаемого героя. Эта зеленоглазая негодяйка... -- быстрый пронзительный взгляд в сторону мужа. -- Опять вылезла на телевидение и дала интервью о том, что случилось. Что она предлагала миллиарды на развитие сельского хозяйства и что ты напал на нее, просто потому... потому что она - монстр.
   -- Так и сказала?
   -- Так ее слова повторяет чернь! Все болтают о том, что лиса хотела отдать деньги в помощь людям, а ты набросился на нее, отнял клад и забрал его себе! С наших администраций по всей стране флаги сдирают! Камни в окна швыряют, переворачивают экипажи с чиновниками! Оппозиция истерит и с митингами по улицам ходит! Акции протеста по всей стране! Проклятые фанатики! Лежишь, отдыхаешь?! А они вот-вот ворвутся во дворец, выволокут всех нас во двор и отрежут головы!
   -- Что может посоветовать ваш отдел аналитики?
   -- Отдел прогнозирует массовые беспорядки и кровавый бунт в ближайшие пару дней! Вели раздать лисий клад народу! Выступи перед прессой! Мобилизуй войска! Арестуй бунтарей!
   Тамоцу призадумался, старательно пряча ядовитую горечь, подкатившую к его горлу. Не далее как вчера его навестил давний друг, генерал из империи Песков. Для шпионских силовых схем, смуглый командир конных лучников беспрестанно наговаривал о том, как раздраженно недавними событиями его командование, а лежащий в постели дайме читал письмо, которое вручил ему пустынник.
   В письме кратко обрисовывалась ситуация, а затем, без доказательств, без улик, добавлялось утверждение, что весьма вероятно, за бунтами в стране стоит никто иной, как Единство Культуры и страна Лесов. Агенты Единства намеренно выставляют лживыми идиотами государственные средства массовой информации, выдавая им глупейшие тексты с нелепой героизацией нападения дайме на демонов. В свободной и иностранной же прессе выворачивают слова Черной Лисы на максимально оскорбительные против властей формулировки и разжигают, разжигают злобу в народных массах. Люди, специально обученные и получающие деньги из-за границы, ждут сигнала чтобы вывести на улицу местных дураков, с которыми смешаются приезжие бандиты. В северо-восточном имперском информационном поле уже вовсю ведется болтовня о том, что доведенный до отчаяния народ страны Рек готовится восстать против коррумпированной, жестокой и вороватой власти. Как только дайме жестко отреагирует на угрозу, хранящиеся в банках империи Лесов средства его государства будут заблокированы, а в прессе начнется вой о кровавом тиране и страданиях простых людей. Разведчики Северного Альянса поделились информацией, что бандформирования уже подтянуты к границе и роют землю сапогами от нетерпения, готовые ринуться нести хаос в лишенный управления, беспомощный регион. Создавать предлог для военной интервенции, грабежа и порабощения. Под благозвучнейшим предлогом наведения порядка. Все прекрасно и все идет по плану. Не у него. У тех кого когда-то он сам пригласил в свой дворец. У тех кто восемь лет всюду распускал свои корни и, притворяясь игривой любящей красоткой, готовил убийство целой страны.
   Империя Лесов уже прислала предупреждение о недопустимости применения силы против "мирных людей, выражающих гражданскую позицию" и требование сдать ценности, обнаруженные в указанном демонами тайнике. Утверждалось, что большинство из этих средств награблено в стране Лесов, а значит империя - их законный владелец.
   Что объявит Единство, когда Тамоцу исполнит указания "союзника и покровителя"? Что островной бандит украл ценности и готовится бежать за границу?
   Спорить и сопротивляться настоятельно не рекомендовалось.
   Со страной Рек покончено? Спасения нет?
   -- Единство может успокоить народ... -- сказал дайме и, опираясь одной рукой на трость, второй потянулся к жене, раскрывая ей объятия, но та не сделала движения навстречу.
   -- Каким образом?! -- она всплеснула руками, в отчаянии и гневе. -- Ты обидел проклятую богиню безмозглой черни! Народ никого не хочет слушать, наших глашатаев закидали камнями и тухлыми яйцами! Нужно приструнить наглую мелюзгу! Слышал, что они кричат? Называют тебя вором, а меня бандитской шлюхой! Они угрожают отрезать головы нашим детям! Ты это стерпишь?! Ты сможешь это стерпеть?!
   Генерал нахмурился, закрывая объятия и опуская голову в тяжелых раздумьях.
   -- Можешь думать и колебаться сколько хочешь, -- жена с надменным видом отвернулась от него. -- Но я с детьми уезжаю в империю, к родителям. Мой отец и его солдаты уж точно сумеют и не побоятся нас защитить!
   -- Детьми рисковать нельзя. -- отвернувшись от жены, ответил генерал. -- Ты права, Идзуми. Приказать приготовить дирижабль?
   -- Ни о чем не беспокойся, ты же ранен! -- язвительно ответила женщина и направилась к выходу с террасы. -- Мне не привыкать обо всем заботиться самой, я справлюсь!
   -- Хорошо, как пожелаешь. Займись подготовкой, а я попрощаюсь с детьми...
   -- Тю-у-у! -- жена, обернувшись, обожгла мужа презрительным взглядом. -- Думаешь, я стану ждать, когда ты соизволишь подняться с постели и позволю детям оставаться там, где их угрожают убить то демоны, то бунтари? Нет! Моих детей чернь не разорвет! Я пять дней назад отправила их в империю, с няньками и кормилицей.
   -- Что?! Идзуми!
   -- Ну что, что?! Надо было оставить их в этом... проходном дворе?! Под защитой бесполезных болванов и самого... самого бесполезного...
   -- Дорогая! Следи за языком!
   -- Да? А то ты что? Ударишь меня? Ну да, меня ты сможешь ударить! Я же просто женщина, а не демоническая кукла, и не бунтарь с самодельной бомбой!
   Генерал вдруг резко сделал несколько шагов к жене и сцапал левой рукой икнувшую от испуга женщину за плечо. Подняв правую руку, он сжал пальцами щеку леди Идзуми и пустил Ци в ее кожу, попутно слегка массируя.
   Простейший способ разоблачения мастера маски. Пленка из тончайшей резиноподобной субстанции, используемая специально обученными шпионами для копирования чужих лиц, под воздействием Ци отслаивается от кожи и вздувается пузырем. Любой самурай, даже из первого поколения, легко может разоблачить такого лазутчика.
   Если тот вызовет к себе подозрения, конечно же.
   Но пузырь не образовался. Маски нет. Лицо настоящее. Побледневшая от возмущения, женщина ударила мужа по руке и, освободившись, отвернулась от него.
   -- Извини. -- сказал лорд Тамоцу. -- Просто на миг показалось, что моей женой пытается притвориться Черная Вдова или Нэкомата.
   Он обнял женщину за плечи, привлек ее к себе и шепнул на ухо:
   -- Идзуми, тебя заставляет твое начальство? Оно приказало порвать со мной? Просто кивни и я все пойму, любимая. Подыграю в чем угодно и буду ждать, когда тебе разрешат...
   Яростными движениями плеч и торса, женщина освободилась. Она резко обернулась, показав мужу целую гамму чувств на ее лице. Гамму, в которой не было ни любви, ни сомнения, ни душевного надлома. Только отвращение, слепая ярость, ненависть и желание причинить зло. Генерал даже опешил, а жена отмахнулась от него, как от назойливой мухи и ускользнула в дверной проем, спасаясь бегством как от чего-то отвратительного, ненавистного, что слишком долго, мучительно долго приходилось терпеть.
   Дрожь пробила все тело пятидесятилетнего мужчины. Боевого генерала, в карьере которого хоть и не значилось великих военных походов, но было немало сражений с бандитами, интервентами и пиратами. Видевшего смерть, терявшего друзей, терпевшего поражения и с надрывом сил пытавшегося волочь на себе бремя правителя изуродованной страны. Всю его волю, всю его стойкость, вмиг смело и растерзало чудовищной болью. С него словно бы сорвали кожу, а на обнажившееся мясо вылили кипяток. В нем горело все, от пяток до макушки, и только слез не лилось из остекленевших, полных безумия глаз, закрытых впившимися в лицо руками.
   Еще месяц назад, когда его жена начала вести себя странно, сдержанно третировать его и отказывать в близости, лорд Тамоцу тайно от всех заказал генетическую проверку, которая не выявила обмана. То, что происходит сейчас, Единство планировало с самого начала и месяц назад начало подготовку к сбору добычи. Розжиг ненависти к властям, подъем недовольства в самурайских кланах, воровство средств для искусственного создания финансового голода и озлобления нищего народа. Знающая что ее муж обречен на выбор между смертью и позорным бегством, Идзуми просто начала позволять себе вольности, осторожно показывать истинную себя. Ту, что никогда не любила навязанного ей мужа и безумно устала от бесконечного притворства. Тамотсу назвал Черной Вдовой и Нэкоматой не кого-то там, а ее, Идзуми, настоящую, что с самого начала тайно ненавидела его и презирала.
   Отвернувшись от зияющего пустотой дверного проема, лорд Тамотсу несколькими шагами приблизился к краю террасы и стоял так минут десять, тяжело, с дрожью, дыша, прежде чем отнял руки от лица и положил ладони на каменные перила террасы. Боль отступала, сменяясь злобой и черной ненавистью. Генерал крепко сжал пальцами холодный мрамор.
  
   "Под взглядом безликого стража,
   Никто никогда не солжет.
   Плетут пауки паутину,
   Но час откровений придет.
  
   Падут в пыль красивые маски,
   Лжецы побегут из дворца,
   Увидев во сне или в тени,
   Оскал золотого лжеца."
  
   Хоть пролезающих всюду агентов Единства называют не пауками, а крысами, в остальном все сказано верно. Крысы побежали, оставив глупого волка одного перед сворой науськанных ими же собак. И никого рядом. Совсем никого?
   -- Тамоцу-сама! -- стремглав вырвавшийся на террасу, самурай-ординарец припал на колено перед владыкой. -- Тамоцу-сама, трансляция из Северного Альянса! Черная Лиса передала им кассету с записью своего обращения к нашему народу!
   Багровый морок вдруг был сдернут с сознания и развеялся. Ударная доза адреналина вскипела в крови и, усилием воли загнав боль израненного тела на самую дальнюю грань сознания, дайме поспешил за самураем. Несколько минут быстрой ходьбы по коридорам и перед хромым генералом раскрылись двери видеозала. По экрану видеоцентра плыла лента объявления о том, что трансляция начнется через двадцать секунд. Через десять... пять...
   Счетчик обнулился и на экране возникла просторная светлая студия, к трибуне в центре которой, под вспышками фотоаппаратов со всех сторон, вышла молодая светловолосая девушка в легких дамских доспехах Единства Культуры, золотой феникс на наплечниках которых был аккуратно закрашен серебристой краской и перечеркнут нарисованной четырехлучевой золотой звездой.
   Добыла, и хвастается!
   Едва стало известно, что на помощь погибающим под бандитским беспределом малым странам пришли не кто-нибудь, а серые стражи во главе с Безликим Лжецом, Единство Культуры отправило не один десяток самых разных боевых групп с приказом добыть лисью голову. Охотники рыскали от города к городу, прочесывали леса и некоторые даже находили тех, кого искали, после чего лиса неизменно хвасталась разными любопытными боевыми трофеями.
   Дайме Рек не смог не улыбнуться, вспомнив передачи с зареванной благородной воительницей Единства, сквозь слезы рассказывающей о том, как на их мирный конвой с гуманитарной помощью вдруг, ни с того ни с сего, набросились страшные демоны. Серые стражи поотрывали головы всем, кто схватился за оружие, а Черная Лиса, лично, направила на хлопающую глазами молодую леди клинок меча и приказала раздеваться. Нахально отобрала у перепуганной красотки отделанный горностаевым мехом плащ, оружие, доспехи, одежду и украшения.
   "Я на свои деньги собрала помощь для людей и поехала с отрядом, смотреть чтобы раздавали только бедным, а она... она меня..."
   А ее, не тронувшая ни один гуманитарный конвой из Северного Альянса или империи Песков, Черная Лиса оставила посреди дороги, без гордости, сопровождения, кареты и трусов.
   "Захваченный нами конвой внезапно свернул на объездную дорогу, обогнул засаду изголодавшейся армии бандитов и благополучно прибыл в город, а я... а модная я получила в награду роскошный мех гламурно крашеной мыши! Хотите послушать, что посол Единства сказал, узнав, что конвой в городе и не разграблен? Примчался, увидел переодетую меня, принял за свою подчиненную и налетел как коршун, а я совершенно случайно cпрятала под плащом диктофон. Уберите от телеэкранов детей, я же не знала, что благовоспитанный лорд может употреблять в адрес дамы так много грубых и нецензурных слов"!
   Благородная разбойница, пронырливая шпионка и разящая наповал своей прямотой, комедийная актриса. Зеленоглазая блондинистая бестия.
   Громко хлопнув ладонью о трибуну, прекрасная воительница взмахнула рукой в пламенном жесте и начала речь, обратившись к народу страны Рек. Она призывала не вестись на провокацию врагов государства, расписывала страшные последствия, что принесет им бунт и анархия.
   -- Жаждущая новых колоний, империя Лесов обломала зубы о малые страны на западе, и теперь пытается ограбить южного соседа по новой методике! Под видом народных волнений и с флагом справедливости в руках! Они радостно приплели к своим грязным играм мое имя, надеясь свалить всю вину на меня, очернить меня как разносчицу хаоса и кровавых гражданских войн! Они говорят - я оскорблена отказом вашего правителя? А я говорю всем, для кого мое слово имеет вес - кидайте камни в тех, кто зовет вас на баррикады! Гоните их, глумитесь над ними! Это предатели и лжецы, желающие гибели вашей родине! За пачку цветной резанной бумаги продавшие и свою страну и всех вас вместе с нею! Они кричат о коррупции? О продажности власти? Призывают громить и убивать ради светлых идей? А есть ли у них эти идеи в сердцах и душах? Давайте посмотрим, как быстро завянут голоса радетелей за народное благо, когда я найду и пресеку питающие их зарубежные денежные потоки! Крыс не замечают, пока они не мешают жить, но пусть никто не думает, что мы, все вместе, позволим им вылезать из нор и рвать заживо отдельных людей или целые народы!
   Почувствовав чье-то присутствие за спиной, дайме обернулся и увидел свою жену, стоящую в дверях и смотрящую на завершающую выступление прекрасную лицедейку. Лицо леди Единства было бледно и перекошено от злобы. Дрожь бежала по ее телу, пальцы в дорогих шелковых перчатках мелко тряслись.
   Начальство ведь утверждало, что Единство держит под наблюдением все телецентры, где лиса может дать пресс-конференцию! Они же гарантировали, что выступления не будет, что при попытке появиться под камерами, зеленоглазая тварь будет мгновенно сожжена и развеяна в пыль!
   Леди Идзуми посмотрела на своего мужа и увидела жизнь, разгорающуюся в его глазах. Сломленная серая тень исчезала. Правитель погибающей страны услышал слова богини слабаков и готовился к битве. Как крестьяне, что в присутствии лисы вилами и кольями опрокидывали самураев. Как ведомые лисьими сказками рабы, не раз и не два менявшие ход мировой истории.
   Улыбка лорда Тамотсу становилась все шире и шире, при виде того как корежит от ненависти и бешенства его впадающую в неистовство жену. Казалось еще чуть-чуть и из скрючившейся в дверях фигуры, роняя на пол женский наряд и сброшенную человеческую кожу, выскочит громадная, зубастая, серая крыса.
  

* * *

Год 533

26 Декабря.

   Самурайские кони оставляли на барханах глубокие и ясно видимые следы, которые, впрочем, тут же засыпал искусственно созданный ветер, направляемый серыми стражами, встретившими гостей на побережье и уводящими их от каравана прочь, все дальше в бескрайнюю пустыню.
   Сопровождающие проверили гостей на наличие взрыв-печатей или маячков слежения, что могли быть подброшены врагами в одежду и сумки. Стражи постоянно были начеку. В небе, издали похожий на обычную птицу, кружил крылатый монстр, следящий чтобы Единство или еще какие спецслужбы не увязались за группой. По пути следования, прямо посреди моря золотистых барханов, отряду встречались замотанные в тряпье пустынных налетчиков люди, что кланялись гостям и отступали в сторону, чтобы остаться на месте и убедиться что никто не идет по следу.
   Великий дайме Рек, Сагихара Тамоцу, не беспокоился из-за этих средств безопасности. Всем известно, что Черную Лису называют Лжецом не потому что она постоянно врет, а потому что из года в год умудряется обманывать ищущих ее бесчисленных врагов и охотников. Меняет внешность и одежду, появляется то здесь, то там под разными именами, наносит сокрушительные удары врагам и снова перевоплощается, бесследно исчезая в толпе. Благодаря чему до сих пор жива.
   Черная Лиса, Безликий Лжец. Она сама придумала себе эти псевдонимы? Верность правде видна сразу, ведь нахальная хитрюга нисколько не черная, не лиса, не безликая и даже не лжец.
   За очередным барханом открылась искусственно созданная низина, простая огромная яма, у дальнего края которой стояла походная белая палатка с двумя черными знаменами у входа, украшенными золотыми четырехлучевыми звездами. Простой и выразительный символ. Вертикальные лучи этих звезд символизируют единство духовного и материального, а горизонтальные - богов и демонов. Причем какой луч символизирует конкретно духовность или демонов, не сообщалось, что подчеркивало установленное серыми стражами равенство.
   Перед палаткой грозными стражами стояли четверо людей в простой одежде пустынников. Без оружия, но оружие, обычно, солдатам Безликого Лжеца и не требовалось. Генерала с устаревшей генетикой и пару его телохранителей, что еще слабее командира, без проблем остановит и один такой монстр, а их здесь, учитывая проводника, заметателя следов и крылатого летуна в небе, семеро. Хорошо, что Черная Лиса принимает под свое командование только тех зараженных, что способны сдержать в себе демоническую тягу к убийству всего живого. До недавнего времени никто и подумать не мог, что могут существовать подобные йома, но одна маленькая добрая девочка выжила сама и создала новый вид чудовищ, пообещав высшему воплощению губительных сил ни много ни мало, а изменить человечество и наполнить положительными энергиями биофон всей планеты.
   Как могло такое серьезное существо, как многохвостый демон-акума поверить в детскую сказку наивного ребенка? Но факт есть факт. Серые стражи сражаются уже семь лет, число их растет и они мало-помалу... побеждают.
   Остановив коней в паре сотен метров от палатки, самураи спешились, лорд Тамоцу вынул из седельной сумки коробку с подарком, передал ее своему телохранителю и, сопровождаемый обоими самураями, направился к палатке. Они сделали десяток шагов, прежде чем, откинув полог, навстречу гостям вышел генерал чудовищ, собственной персоной.
   Высокая, стройная златовласая красавица, в форменной одежде и женских декоративных латах вдохновительницы воинов, что с недавних пор зачисляются в войска империи Лесов в виду катастрофического упадка боевого духа среди младших командиров и солдат. Вот неугомонная бандитка! Еще одну модницу домой голышом оправила? А крашенный в белое шлем где?
   Не далее как пять дней назад, в мировой прессе поднялся вой о вопиющем акте агрессии Черной Лисы против страны Лесов и человечности. Под колонной из двух с половиной тысяч миротворцев, нацепивших белые шлемы и вздумавших совершить маршбросок из империи Лесов до столицы страны Рек, неожиданно рвануло больше десятка тщательно замаскированных мощных зарядов, а затем из лесной чащи ринулись в атаку подвезенные поездом "отходы экспериментов", "неудачные стражи".
   Лишенные разума йома, ходячие мертвецы, ведомые только жаждой убийства и волей высшего акума, впервые за всю историю мира, заключившего договор с человеком.
   Не удалось имперским благодетелям позаботиться о недопущении кровопролития, взять под защиту разгоняемую демонами оппозицию и бегущие из страны голоса свободной правды. После этого разгрома, имперские послы, советники, лидеры оппозиционных партий набили чемоданы наворованными ценностями и ринулись на вокзалы, где их уже ждали силы государственной безопасности, с дотошной проверкой багажа и готовностью требовать отчет о происхождении вывозимых ценностей.
   У неприкосновенных ранее персон глаза вылезали из орбит от возмущения, когда простые солдаты городской стражи останавливали их с требованием пройти в служебное помещение и предъявить к осмотру чемоданы.
   В передаче демонического клада стране Лесов было отказано, ведь защитники страны получили не подарок от террористов, а отогнали преступников с боем и захватили законную добычу. Дайме лично заявил об этом уполномоченному представителю правительства империи, когда тот прилетел из метрополии на дирижабле и прибыл в Мраморную Корону.
   Шантаж и угрозы больше не пройдут. Тощий, измордованный раб теперь стоит перед гневным владыкой мира не один на один. Рядом с ним тень. Ужасная, кровавая тень... монстра.
   -- Прекрасная леди Корио, -- великий дайме и его самураи встали на колени. Они низко склонились, коснувшись песка налобниками шлемов. -- Благодарим за эту возможность увидеть вас и выразить нашу признательность за... за спасение нашей родины!
   -- Лорд Тамоцу!
   Дайме поднял голову и увидел воительницу, склонившуюся и протянувшую ему руку.
   -- Не нужно кланяться. Прошу, поднимитесь. Человек должен стоять с гордо поднятой головой! Тем более перед обычной террористкой и злодейкой, зараженной губительными силами. -- рассмеявшись, Черная Лиса помогла гостю подняться. -- Вы ведь здесь для того, чтобы попросить меня пощадить ваших уцелевших оппозиционеров и газетно-экранных лжецов? Так и говорите, если спросят. Никаких благодарностей демоническим отродьям. Никакого сотрудничества, никакой дружбы. Вы же не предатель человечества? Вот и не нужно кланяться чудовищам. Мы - враги, и просто иногда, совершенно случайно, наносим удары в одном направлении.
   -- Будете враждовать с нами так же, как с Северным Альянсом? -- вставший в полный рост, правитель Рек посмотрел в блестящие весельем зеленые глаза девушки и улыбнулся. -- С большим удовольствием приветствую такого врага. -- он повернулся к одному из своих самураев и принял из его рук обитую бархатом деревянную коробку. -- Примите, прошу, от меня этот скромный дар. В благодарность за ваше вмешательство, или в качестве выкупа за остатки того недальновидного дурачья, что по недомыслию поддались на уговоры иностранцев и продали свою совесть за цветные бумажки.
   Корио с большим любопытством приняла коробку. Песок слева от нее напитался энергией Ци, уплотнился, спресовался и пришел в движение, поднявшись около лисы прочным прямоугольным блоком.
   Положив на эту подставку подарок великого дайме, лицедейка открыла коробку и вздохнула от восхищения, увидев украшенную алмазами диадему из белого золота. Она взяла ее и вдруг лицо ее украсилось странной улыбкой, а даритель был награжден таким взглядом, каким кокетливые и игривые девушки оглядывают подошедших женихов.
   -- Это украшение я заказал для своей жены, на пятилетие нашей свадьбы, -- почувствовав, что где-то напортачил, спешно пояснил лорд Тамотсу. -- Так как она забрала свои драгоценности и выкрала из сокровищницы фактически все, что там было, а так же потому, что наш брак готовится к расторжению, я счел что в праве передать этот дар не ей, а той кто... несравнимо больше достойна подарков.
   -- Подарок к пятилетию брака? -- лиса-лицедейка искристо, по-доброму рассмеялась. -- Тогда все ясно! Как жаль, а я уже было подумала, что вы, господин генерал, признаетесь мне в любви и предлагаете выйти за вас замуж! Вот эти бриллиантовые бабочки, стремящиеся друг к другу, это символ нежного сердечного влечения. А золотая основа выполнена в виде двух деревьев, переплетшихся стволами и ветвями. Они - символ соединения двух судеб, проще говоря - брачных уз.
   Кровь ударила в голову незадачливому генералу, он густо покраснел, сгорая на месте со стыда.
   -- Ювелир хорошо выполнил свою работу, но ему нужно было сделать несколько пояснений заказчику о вложенном в подарок символизме. -- продолжая любоваться диадемой, сказала лиса и с легким удивлением посмотрела на дайме, виновато склонившего голову и протянувшего к ней руки с выставленными вверх ладонями. -- Нет-нет, что вы, благородный лорд, я не собираюсь отказываться от подарка! Носить незамужней девушке такое украшение, конечно же, нельзя, но ничто не запрещает мне положить это чудо в свою сокровищницу и с удовольствием наслаждаться блеском камней! Приберегу на будущее, потому что войны войнами, а как станет в мире хоть немного спокойнее, я обязательно задумаюсь о простом и естественном семейном счастье!
   Чувствуя огромное облегчение, лорд Тамоцу вздохнул и убрал руки. Не зря люди над Черной Лисой тихонько посмеивались и называли сорокой за то, что она, цапнув какую-нибудь блестяшку, отдавала ее обратно ничуть не проще, чем ребенок шоколадную конфету.
   -- Прошу, проходите. -- Корио пригласила гостя в палатку. -- Если только не боитесь попасть под лисьи чары и оказаться в мире иллюзий. Своих охранников оставьте здесь и предупредите, чтобы не пытались прервать мое гендзюцу. Если бы я хотела повредить вам мозг, лорд Тамоцу, я бы сделала это еще тогда, во время нашего демонического вторжения в ваш дворец. Ох! -- она тяжело вздохнула. -- Ну как вот вас угораздило жениться на злобной живодерке? Взяла и убила птичку. Я же того голубя потом избавить от печати и отпустить хотела. Честное слово, будет у меня свободная минутка, обязательно поймаю леди Идзуми, отругаю ее, пристыжу, пару раз несильно стукну ближайшим предметом мебели и заставлю пожертвовать что-нибудь в международный фонд реставрации матери-природы!
   Серые стражи подняли полог палатки и гость вошел внутрь следом за хозяйкой. Охранники остались снаружи, за опустившимся пологом.
   -- Вот вы и в логове зла. -- сказала лиса, с легким поклоном указывая на накрытый стол и мягкие стулья с подлокотниками, установленные на раскатанном по песку брезенте. -- Проходите, располагайтесь. Фрукты? Напитки? Спиртное не предлагаю, простите. Я его не переношу ни на вкус, ни на запах. -- она взяла кувшин и налила в высокий стакан желто-оранжевый напиток. -- Присаживайтесь, отдохните пару минут, лорд Тамоцу. Я сейчас.
   Поставив коробку на край стола, лиса вынула из нее диадему и молниеносным движением скользнула к дальнему углу палатки, где стояло большое, в полтора человеческих роста, напольное зеркало. Здесь же были установлены резной будуарный столик и комод, на котором обнаружился самурайский шлем дамского фасона, окрашенный в белое и декорированный белыми страусовыми перьями. Значит, точно миротворщицу раздела. Не дала, злодейка, девочке головы мужчинам покружить.
   Вдохновительницы в армии империи появились всего года полтора назад. Наследный принц страны Лесов насмотрелся на успехи Черной Лисы и решил, что если девушки-красотки начнут читать идущим на убой воинам вдохновляющие речи перед сражением, то те непременно вспомнят своих жен, сестер и матерей, которых настоящий мужчина обязан защищать. Этот всплеск эмоций, конечно же, разом перевесит нищенское денежное довольствие, прозябание в разваливающихся бараках, всеобщее разгильдяйство, дедовщину, расхитительство и пьянство, череду военных неудач и высмеивание в прессе. Даже высшие офицеры охотно ведут дела с контрабандистами, аферистами и бандитами, а убийства и изнасилования молодых солдат в гарнизонах - обычное дело. Что-то словно сломалось в военной машине могучей страны сразу, как только их грозный враг, Северная Империя, исчезла с политической карты мира. Виной стремительно урезанное финансирование? Или то, что в мирное время на высшие должности внезапно повылезали самодуры, казнокрады и дураки, готовые толпой сожрать любого честного офицера? Не важно. Как только сопливая девочка заберется на подставленный пенек и звенящим детским голоском начнет вопить нелепые банальности, в тысячах сгорбленных, лишенных воли и самоуважения, обессилевших и сломленных солдат обязательно проснется гордость, воля к победе и небывалое боевое рвение!
   Когда у Черной Лисы спросили комментарий, она сказала, что эта инновация - лечение раковой опухоли никотиновым пластырем. Посоветовала девочек наряжать не в доспехи, а в платьица спортивной группы поддержки, чтобы они бегали за сражающимися отрядами, махали цветастыми помпонами и мотивировали свежевыпотрошенных солдат не сдаваться бодрыми кричалками.
   И это была далеко не самая жесткая насмешка. Весь мир потешался над прогрессивным нововведением великой империи, но тем не менее, от желающих записаться во вдохновительницы не было отбоя. Проходить службу девушкам ведь предстояло не с какой-то там грубой, никому не нужной солдатней, а с благородными офицерами! С теми, что остались. Мужскую часть аристократии как косой косят интриги, межклановая и внутриклановая борьба, правила чести бусидо и неистовая самурайская буря тестостерона. В недавних войнах с пиратами проклятых островов и при подавлении бунтов в колониях погибло столько солдат и офицеров, что государство отказалось выплачивать семьям законные суммы содержания, попросту сославшись на отсутствие денег. Оставило на произвол судьбы сотни тысяч вдов с детьми, лишенных средств к существованию и готовых на все ради нахождения нового кормильца. Так что, если не хочешь остаться старой девой, учись презирать насмешки и отправляйся искать жениха туда, где они пока еще остались! Закажи доспехи дизайнерского исполнения, сшей форму у именитого кутюрье, нацепи лучшие драгоценности, и тогда на тебя обязательно обратит внимание один из нескольких уцелевших прекрасных принцев! Ну, или лиса.
   С доброй иронией, дайме смотрел на то, как надевшая сверкающую диадему девчонка любуется собой и позирует перед зеркалом. Ох и вертихвостка! А ведь перед ним, сейчас, пожалуй, единственная из настоящих вдохновительниц, что пламенной речью не вызовет у солдат ни насмешек, ни презрения. Ее доспехи не нелепая бутафория, а трофей, взятый в бою. Она не отсиживается в обозе, а ведет армию, принимая на себя самые тяжелые удары. Она... никогда не назовет рядовой состав вонючей солдатней, а ополчение бесполезным сбродом. Точно так же как не назовет его, лорда Тамоцу, нерешительным дураком, слабаком и трусом.
   Метель из золотых искр взвилась вокруг великого дайме, завертелась, закружилась и отпрянула, оставив его уже не сидящим за столом в палатке посреди пустыни, а стоящим в главном бальном зале Мраморной Короны. Высокие арочные окна, украшенный картинной росписью потолок, изящная скульптурная резьба на стенах и колоннах. Узор камня на мраморных плитах, сплетающийся в потоки и вихри урагана, зовущего гостей кружить в безудержном танце. Золото и хрусталь люстр. Витражи цветного стекла в верхних частях окон.
   Тамоцу изумлялся, глядя по сторонам, ведь он всю свою жизнь знал этот зал совершенно другим. С обрушенным потолком и разбитыми окнами, с поваленными колоннами, с покрытым трещинами и грязью полом, с разбитой резьбой, похороненной под слоями копоти, водных потеков и мха.
   Бесшумно ступая лапами по мраморному полу, из-за колонны выступила большая, размером с человека, золотисто-рыжая лисица с тремя длинными пушистыми хвостами.
   -- Вы знали, Тамоцу-сама, -- сказала она, посмотрев на генерала и совершенно по-человечески ему улыбнувшись. -- Что под руинами храмов Пяти Стихий спит великий бог-дракон? Владыка ручьев и рек, Мизучи-но-ками. Он разрешил мне заглянуть в его сны и показал давнее прошлое. Эпоху Единой Империи. Времена что нам, детям бесконечных войн, кажутся сказкой.
   Лиса поднялась на задние лапы, крутанулась на месте и обратилась зеленоглазой красавицей, в бордовом бальном платье, шелковых перчатках и украшениях из алмазов и рубинов. В сиянии золотых искр, дорожная одежда генерала сменилась парадным мундиром с популярными в южных малых странах эполетами и шнурами. Грудь самурая украсили несколько боевых наград, полученных им за время службы на границе и прекрасно дополнивших образ бравого офицера. Залюбовавшийся девушкой, лорд Тамоцу вздрогнул и посмотрел на себя. На свое тело, что стало стройнее и меньше мускулатурой. На свои руки с которых исчезли следы переломов, резанных ран и ожогов.
   Слева от генерала, повисая в воздухе, развернулось большое овальное зеркало, взглянув в которое, Тамоцу увидел себя, помолодевшего лет на тридцать. Исчезла из волос седина, пропали морщины, следы возрастных болезней, многолетних тревог и лишений. Только в глазах остались печаль прожитых лет и усталость, забыть о которой было не так-то просто.
   На что, в прочем, у златовласой богини иллюзий было свое мнение.
   Зеркало исчезло.
   Зазвучала плавная, чарующая мелодия и девушка сделала два шага, приближаясь к мужчине. Она присела в изящном реверансе и замерла в ожидании. Тамоцу, поклонившись, подал ей руку и девичья рука в изящной шелковой перчатке легла в его ладонь.
   В такт звучащей музыке, Тамоцу и Корио закружились в фигурном вальсе, первом танце выпускного вечера офицерских школ и женских гимназий, которым вчерашние дети знаменовали свое взросление и который становился началом бесчисленных романтических историй, ведь этот вечер у юных дам и кавалеров к этим годам был ярчайшим впечатлением жизни. У многих. У тех, кого не поставили под копье в семнадцать лет и не отправили недоучками охранять границу, на смену погибшим отцам и братьям.
   Молодой кадет офицерской школы, Тамоцу слышал разговоры сверстников об этом вечере. Он учил танцы, мечтая что скоро, уже вот-вот, тоже окажется в сказке. Перед ним появится изумительной красоты богиня в сияющем бальном платье и все в его теле замрет от сладкого томления при касании рук, при осторожных, трепетных объятиях.
   Но его взросление ознаменовала кровавая свалка строя копейщиков и стальной лавины тяжелой кавалерии страны Лесов. Яростно визжащие и лязгающие клыками бронированные кони, треск ломающихся древков, скрежет щита и доспехов, сминающихся под ударами копыт. В первом же бою молодой самурай повредил себе суставы ног. Не настолько, чтобы стать инвалидом, но достаточно, чтобы навсегда забыть о танцах.
   Да и какие танцы могут быть в военном гарнизоне, на краю руин вымершего города? В окружении брошенных деревень, в опустошенном регионе, с едва ли не ежедневными рейдами по границе в поисках следов банд и вторгшихся соседей. Из женщин только отчаянные солдатские подруги. Незамужние благородные дамы изредка заглядывали на заставу с караванами снабжения якобы ради свидания с отцами или братьями, но увидев мрачный быт гарнизона, со скоростью комет уносились прочь от мест службы хромого сотника... лейтенанта...
   В тридцать лет, накопив денег, Тамоцу выбил себе короткий отпуск, отправился на рынок рабов и вернулся в гарнизон с молодой рабыней из страны Птиц, с которой снял ошейник и поселил в своем доме, надеясь на обретение хоть какого-то подобия нормальной жизни. Не получилось. Глаза заволокла багровая ярость и он убил рабыню. Одним ударом кулака в висок, когда узнал что она, тайком поглядывавшая на молодых солдат, ему, хромому поседевшему увальню, плевала в еду и питьевую воду.
   Потом было вторжение Северной Империи и оккупация страны. Безнадежный бой, контузия, потеря сознания и плен. Три года рабства в трудовом лагере смерти. Побег. Годы бандитизма и возвращение в разоренную страну. Он не мечтал усесться на трон. Просто не было других претендентов. Благородные господа, увидев маневры соседей на границах и бедственное положение своей страны, струсили, уверенные что заявившего о власти в этих землях порежут вместе с семьей новые оккупанты с севера или юга. Но страна Рек продержалась. Год... другой... а затем, Единство Культуры предложило помощь и дайме с радостью согласился. Словно подарок богов, рядом с ним появилась Идзуми. Чарующе прекрасная благородная дама, которую хромой пират с клеймом каторжника на шее попытался обойти дальней стороной, но она сама к нему подошла и ласково улыбнулась, увидев румянец смущения на щеках сорокалетнего старика, при приближении леди почувствовавшего, как благородство и офицерская честь его зелеными ростками проклевываются сквозь наслоения серого пепла.
   Идзуми... Идзуми...
   С ней он тоже ни разу не танцевал, ведь когда он, как бы ради простой игры, предложил жене повальсировать по пустому залу, она лишь рассмеялась, красноречиво посмотрела на его изуродованные ноги и сменила тему.
   Сколько лет он не танцевал? С последнего урока в офицерской школе? Нет. По-настоящему, так как сейчас, пьянеющий от счастья и восторга, он не танцевал... никогда.
   Лорд Тамоцу кружил девушку и обнимал ее, делал шаги и складывал руками фигуры без единой ошибки, не только потому что когда-то хорошо заучил все танцевальные движения этого вальса. Он полностью отдался потоку музыки и чувств, освободил подсознательную память и чутко отвечал на движения своей партнерши, что наслаждалась музыкой и танцем не меньше, чем он. Никакой скованности и страха. Только искренние чувства и наслаждение.
   Забывая о предательствах и бедах, лиса и самурай-ветеран танцевали, а вокруг них расцветали колдовские огни. Бальный зал сменился зеленым лугом, затем бамбуковой рощей, осенним лесом, мостками над озером с водопадом, заснеженными горами, ночной парковой аллеей с бескрайним звездным небом над головой. Под осенним листопадом, снежинками или сорванными волшебным ветром лепестками цветов, офицер и девушка-волшебница тонули в красоте, пока головокружение не стало угрожать им обоим потерей сознания.
   -- Живое чудо, -- завершая танцевальный поворот партнерши и оказавшись позади нее, лорд Тамоцу привлек девушку к себе, крепко обняв волшебницу за талию и плечи. -- Почему мы не встретились раньше? Я ждал, я мечтал. Где же вы были, леди-лиса, столько долгих ужасных лет?
   Он чувствовал под руками, под нежным шелком и мягким бархатом, трепетное женское тело. Он чувствовал, что готов стоять так вечно, обнимая волшебницу и наслаждаясь чувством ее близости. Это были восхитительные мгновения, но вдруг Корио улыбнулась, рассыпалась золотыми искрами, выскользнула из его объятий и снова обратилась девушкой-красавицей, появившись в нескольких метрах от потянувшегося к ней генерала.
   -- Проводите меня, Тамоцу-сама? -- сказала она, протянув руку мужчине навстречу. -- Мы сейчас - в одном из парков у дворца правителя страны Лугов. Пробегая мимо, я лишь мельком глянула на него с крыши близлежащего здания, но мне бы хотелось, хоть недолго, пройтись здесь. Не беспокойтесь о задержке. Время в "Золотой Фантазии" летит иначе, чем в реальном мире. Равны ли час в реальности и час во сне? Существует ли во сне само понятие времени?
   -- Я не волнуюсь, леди Корио. -- ответил ей Тамоцу. -- Если можно задержаться подольше в этом прекрасном сне, я буду счастлив всюду сопровождать вас.
   -- Тогда пойдемте, господин генерал. Вы были когда-нибудь в этом саду? Может, проходили мимо во время дипломатического визита в страну Трав?
   -- Нет, я не был никогда в стране Трав, Корио-сама. Мне мало где удалось побывать, поэтому... буду счастлив, если вы покажете мне чудеса, что видели вы. Красивейшие места мира, сияющие от вашего волшебства и просто от того, что вы рядом.
   Лиса прибрала и подвернула рукой край пышной юбки своего платья, генерал взял ее под руку и они направились, в неспешной прогулке, вдоль по аллее ночного парка, освещенного высокими витиевато украшенными фонарями. Корио начала разговор о романтической истории, вычитанной ею в какой-то книге, но вдруг остановилась.
   -- Этикет нарушаем. -- сказала она. -- Здесь же нет рядом бального зала, а я в платье для танцев! Как смешно! Увидит кто-нибудь, и подумает, что я приняла бальное платье за платье для прогулок!
   Золотое облако волшебных искр взлетело из-под земли, окутало лису и генерала, через миг отпрянув от них и истаяв без следа.
   -- Как вам, Тамоцу-сама? -- лиса повернулась на месте, позволяя своему спутнику любоваться ею со всех сторон. На ней было женское кимоно для визитов, ало-рыже-золотое хомонги, с пышными узором цветов по подолу. Дополненное блестящими украшениями, сумочкой, веером и бумажным зонтом.
   Парадный мундир на генерале тоже сменился классическим самурайским нарядом, со штанами-хакама и черной хаори, украшенной гербами клана. К костюму прилагалась пара мечей и даже небольшой деревянный веер с гербом государства. Ничего подобного Тамоцу ни разу в жизни не надевал, хоть и был настоящим благородным самураем третьего поколения. Увы, время таких нарядов потихоньку уходило. Хранилища наследия Японии и Китая были найдены раньше остальных и несколько тысячелетий оставались единственными, так что нахватавшиеся из них культурного богатства, жители нового мира приняли его как свое для всех наций и этносов. Даже после обнаружения хранилищ других стран, устоявшаяся культура долго сопротивлялась новым стилям в одежде и зодчестве, но естественная тяга людей к новым впечатлениям все-таки победила. Вычурность платьев с кринолинами и удобство нарядов нефтяно-ядерной эпохи привела к тому, что появление на улицах людей в кимоно потихоньку становилось все более редким явлением.
   -- В этом сложно было бы танцевать. -- сказал лорд Тамоцу с улыбкой.
   -- Да, непросто. -- согласилась лиса. -- Но с дамой не только танцуют, господин генерал. Ею... -- она со сладким вздохом приложила руку к груди. -- Еще и любуются!
   Искристо стрельнув хитрыми глазками в сторону самурая, Корио галантно прикрыла рот ладошкой и рассмеялась.
   Вдоволь покрасовавшаяся, хитрая вертихвостка снова призадумалась, оглядывая себя.
   -- Нет, все-таки немножко старомодно. -- сказала она и облако золотых искр снова взметнулось над землей, вернув Тамоцу офицерский парадный мундир, а кимоно на лисице обратив в длинное шелковое платье с пышными у плеч рукавами и украшенное волнами тонкого белого кружева. Кружевной зонтик от солнца и широкополая шляпка с композицией из шелковых цветов и перьев завершили образ.
   -- Вы словно актриса из фильма про любовь между морским офицером и благородной дамой. -- благодушно сказал ей генерал, беря свою спутницу под руку и продолжая прерванную прогулку.
   -- Это тот, в котором команде нужно было дочь дипломата доставить от страны Чая до империи Лесов?
   -- Да, и все офицеры команды за время плавания чуть не поубивали друг друга за нее на дуэлях.
   -- Ужасный фильм. Я, когда смотрела, металась между стремлением жестоко приструнить этих дураков методом трехнедельной отсидки в карцере и желанием выкинуть глупую вертихвостку за борт! Допускать, чтобы из-за тебя мужчины ссорились и ранили друг друга! Хорошо что никто на дуэлях не погиб, я бы точно выломала в кинотеатре кресло и запустила бы им в экран! Жаль, господин генерал, что меня не было на том корабле! Ух я бы их всех построила! Вместе с капитаном!
   -- Если бы вы были на том корабле, леди Корио, никто бы ту вертихвостку и не заметил.
   Лиса, прерванная на середине переполненного возмущением монолога, запнулась, густо покраснела, но наградила своего спутника благодарной улыбкой.
   -- Думаете? -- рукою в шелковой перчатке она стеснительно поправила кружева на лифе своего платья и посмотрела на мужчину в ожидании новых комплиментов.
   Не зря люди говорят, что измученную одиночеством лисицу крайне просто сбить с настроя простейшим комплиментом. Кое-кто даже пытался в бою это применить, с разной степенью успеха. Если в противниках хороший человек и комплимент искренний, бой может даже закончиться сразу и лиса попытается разойтись с нападающими мирно. Но если оглушить противницу таким способом попробует лживый, ненавидящий ее злодей, оскорбленная леди впадет в кровожадное бешенство и сотворит с хитрецом такие жестокости, какие творить изначально и не собиралась.
   Не делая над собой усилий, лорд Тамоцу похвалил платье, внешность и духи своей спутницы, подарив ей этим немалое удовольствие, после чего вернулся к прежней теме.
   -- И я полностью уверен, леди Корио, что у вас получилось бы навести порядок на том корабле. Ведь вы командовали целой эскадрой в морской битве, когда северные кланы пиратов попытались нанести контрудар возрождающейся стране Морей. Если не ошибаюсь, они привели семь броненосцев с самоходными баржами на захват столичного острова?
   -- Да. А я, вовремя получившая доклад о пиратских приготовлениях, просочилась в сильный клан морских бандитов юга, сказала что северяне слишком много богатств наберут после разграбления столицы, и лично повела на перехват пять броненосцев! Ох... ужасная ошибка. Может морские сражения и потрясают эпичностью столкновения стальных громад, но участвовать в них у меня с тех пор стало еще меньше желания. Особенно когда вражеский броненосец обрушил бортовой залп на надстройки нашего флагмана, где в боевой рубке находилась я. Прямое попадание трех снарядов не пробило броню, иначе сейчас меня рядом с вами бы не гуляло, но стальные листы согнуло и вышибло из их внутренней стороны целый рой осколков. Тяжелая контузия, два десятка кусков металла по всему телу, а почти всех офицеров скосило, так что надо метаться между приборами и смотровыми щелями, вычислять, учитывать и орать команды в передатчики то одной корабельной системы, то другой! Нет, в следующий раз, когда мне скажут что нужно сорваться с места и побежать командовать линейными кораблями, обязательно отвечу, что вообще-то я - девочка и всегда хотела стать актрисой, а не размазанным по переборке кровавым пятном! -- она посмотрела на смущенного генерала и рассмеялась. -- Просто шучу! Меня никто никогда не спрашивает, что я хочу, когда приходит пора взяться за оружие и подставить голову под град снарядов.
   -- Простите, леди-лиса, но здесь я вынужден не согласиться. -- ответил ей лорд Тамоцу. -- Ни у кого в нашем мире нет такого выбора судьбы, как у вас. Да, мне известно, что вам в грудь имплантирована ядовитая железа, которая убьет вас без регулярной подпитки энергией Ци от вашего хозяина, но... этот маньяк, Хебимару - не бог! Великий дайме Кано может найти врачей и жрецов, которые если не удалят, то намертво запечатают проклятую железу. С вашей способностью менять облик, вы можете скрыться от всех ваших врагов. Поселиться в городе или селе, стать актрисой или женой хорошего, уважаемого человека! У вас нет жизненной необходимости подставляться под снаряды и мечи. То, о чем вы мечтаете, может стать реальностью, в любой момент.
   -- О, так вы тоже думаете, что меня в темных подземельях демонов держит ядовитая железа? -- лиса горько улыбнулась, отступила от своего спутника на шаг и ее кружевное платье вдруг обратилось изломанными доспехами, покрытыми кровью и сажей. -- Нет. Она - лишь малое неудобство.
   Ночной парк растаял туманом и воплотился в просторный пыточный зал, оборудованный и подготовленный для одного-единственного пленника. Вернее пленницы. Поддерживаемый цепями, у стены стоял деревянный щит из толстых досок, к которому стальными штырями было прибито лишенное рук и ног тело Златохвостой Кицунэ, первой лисы-лицедейки, сбежавшей от творца монстров и попытавшейся притвориться человеком, чтобы жить среди людей. Вдоль стен, полукольцами справа и слева от щита, располагались колбы, в жидкости которых висели мертвые тела или куски тех, кто зная или не зная, приходил многострадальному лисенку на помощь, спасал ей жизнь, становился другом или близким человеком. Спецслужбы страны Камней нашли многих, живыми или мертвыми, еще даже до того, как поймали саму маленькую лису.
   Между колбами неподвижно замерли сразу шесть императорских стражей в позолоченных доспехах. Ни на мгновение не ослабляя бдительности, они внимательно следили за пленницей, готовые тотчас пресечь любую ее попытку освободиться.
   -- Сегодня, у меня тоже есть для тебя кое-что особенное, Кицунэ-чан. -- глумливо проговорил богато одетый молодой аристократ, едва взглянув на которого, лорд Тамоцу сразу вспомнил этого подонка. Однажды эта мразь приехала с инспекцией на строительство укреплений в страну Рек и приказала собрать пленных самураев. Потешаясь над изможденными рабами, Тэнно Рюджин, наследный принц страны Камней, ходил перед закованными в кандалы пленниками и, издеваясь, протягивал им нож, предлагая совершить харакири.
   Не ведая, что истекают последние недели существования его огромного царства, владыка Северной Империи смеялся над болтовней о златохвостой сказочнице и посылал убийц за головой той, что своим существованием сплачивала вражеских солдат и поднимала боевой дух в обреченных на рабство народах. Империи не стало, погиб император, но теперь сын его, устроивший ради мести самую опустошительную демоническую катастрофу в истории нового мира, стоит перед пойманной сказочницей и дышит злобой ей в лицо.
   Взмахом руки, принц отдал приказ, открылась дверь и еще один императорский страж втолкнул внутрь мальчишку, что судя по вышивке на кармане его школьной рубашки, был учеником второго класса средней школы, что соответствует возрасту тринадцати-четырнадцати лет. От силы толчка, мальчишка упал, пару раз судорожно вздохнул и поднялся. Он трясся и плакал, осматриваясь по сторонам, но замер, едва взгляд его натолкнулся на прибитое к щиту тело.
   -- Узнал? -- принц поманил пленника, подошел, взял мальчика рукою за плечо и подвел ближе к щиту. -- Ты ведь узнал ее, Хироши-кун? Да, да, это она. Та девочка, которую ты обнаружил прячущейся от холодного ливня в теплом углу вашего подвала. Мы прочитали ее память и все знаем, Хироши-кун. Мы знаем, как ты принес ей теплое одеяло. Как ты, тайком от родителей, потратил свои сбережения на то, чтобы купить ей еды. Как вы шептались, прижавшись друг к другу для тепла, как она плакала у тебя на плече, а ты млел от счастья и томился от желания ее поцеловать. Ты ведь знал о "Золотой Чуме", Хироши-кун? Ты ведь знал, что ничего из того, что ты сделал, делать нельзя? Но ты увидел несчастную, замученную девочку там, где должен был увидеть монстра. Ты влюбился в нее? Да, ты влюбился. Захотел помочь. Накормил, обогрел и спрятал, а когда она уснула в твоих объятиях, несколько часов сидел, боясь шевельнуться и разбудить ее. Ты был счастлив, Хироши-кун? Встреча с ней и первая любовь стали самым ярким, самым волшебным событием всей твоей жизни. Если хочешь знать, ты ей тоже очень понравился. Когда тебя не было, она любовалась твоими поделками в том подвале и мечтала только о том, чтобы ты поскорее вернулся. Когда ты был рядом, она думала о том, какой ты добрый, умный и красивый. Она очень хотела остаться, но ушла и даже специально показалась в другом месте, чтобы увести нас, ее врагов, подальше от твоего дома. Подальше от тебя, хорошего и доброго мальчика, которого она так нежно полюбила. Это было правильно, Хироши-кун. -- принц Рюджин вынул из припрятанного в рукаве крепления остро отточенный нож и свободной рукой крепко ухватил вздрогнувшего, застонавшего от боли школьника за коротко стриженные светло-каштановые волосы. -- Потому что я с наслаждением, с величайшей страстью убью любого, кого любит она!
   Полными слез глазами, дети смотрели друг на друга, а роняющий хлопья слюны монстр, смакуя каждое мгновение, поднял руку и поднес лезвие ножа к шее мальчишки.
   Не выдержав, генерал Тамоцу сорвался с места, замахнулся и, изо всех сил, добавляя к удару импульс Ци и яростный рев, заехал тяжелым кулаком в перекошенную физиономию мразотного принца.
   Весь мир всколыхнулся, иллюзия распалась и растаяла багровым туманом, в котором, отступивший на пару шагов дайме увидел скрюченную фигуру девушки, под разваливающимися от ржавчины доспехами на которой показалась серо-желтая роба лабораторного подопытного, с белой биркой номера на груди.
   -- Печальный опыт Златохвостой доказал мне только одно. -- сказала она. -- Никого нельзя подпускать близко, пока не опрокинуты, не захлебнулись в черной крови все, кто готов ради того, чтобы ранить меня, убивать моих близких. Я убью всех принцев Рюджинов и Юидаев, всех принцесс Асакур. -- лорд Тамоцу видел, как кожа лисы покрывается трещинами и расходится, раздвигаемая изнутри черной пульсирующей массой, пронизанной алыми прожилками силовых линий. Рот чудовища разломился до ушей, обнажая острые черные клыки, из глаз потекло жуткое багровое пламя. -- Всем крысам и паукам оторву головы! Возомнили, что зло - признак силы? Нет, оно всего лишь признак смерти! Смерти всего вокруг вас, или вас самих! Когда люди поймут это и перестанут превращаться в крыс, может быть тогда и у меня... -- тьма перестала пульсировать, алые линии погасли и разломы кожи сомкнулись. Закрылась пасть, погасли глаза. Лиса печально и совершенно по-человечески улыбнулась. -- Получится стать человеком.
   -- Прости, что предложил тебе сбежать. -- чувствуя стыд и вину, сказал лорд Тамоцу. -- Я должен был понять, еще тогда, когда ты помогла мне очнуться от яда крашенных крыс, что именно ты делаешь. Ты защищаешь нас. Направляешь на себя всю ненависть и злобу тех, кого свергают и лишают власти твои солдаты. Принц Рюджин сошел с ума от жажды мстить Златохвостой, а не миллионам бунтарей, с ее именем на знаменах разрушивших Северную Империю. Империя Лесов ненавидит тебя, а не малые страны, отбросившие захватчиков и не попавшие в колониальное рабство. Единство и империя потерпели поражение в стране Рек, за что вся пресса мира изливает грязь и злобу на тебя, а не... на меня. Ты - громоотвод для всей этой ненависти, от которой вокруг тебя кипит земля. Ты отвергаешь дружбу и любовь, потому что сейчас ты - самый опасный друг во всем мире. И чтобы подойти к тебе ближе, нам всем нужно... сделать так, чтобы шторм закончился. Что осталось сделать? Разгромить две великие империи? Сложная задача, но враг материален и, после стольких сражений, у всех нас, сплоченных вашей помощью, шанс на победу появился вполне реальный. Вот увидите, леди-лиса, однажды вам уже не нужно будет бояться, того что стая уродов ворвется в ваш дом и заживо разорвет всех, кого вы позволите себе полюбить!
   Иллюзорный мир развеялся и лорд Тамоцу обнаружил себя сидящим за столом в палатке.
   Стоящая у зеркала девушка сняла со своей головы сверкающую алмазами диадему и положила ее на комод, рядом с самурайским шлемом.
   -- Даже если мы победим десять или пятнадцать империй, ничего не изменится, Тамоцу-сама. -- сказала Корио. -- Бессмысленно бороться без желания изменить людей, так мы заменим одного тирана на другого и в лучшем случае получим лишь краткую передышку длинной в одно-два поколения. Мы должны изменить социальный строй и всю цивилизацию. Чтобы люди перестали превращаться в животных, нужно вытащить наше мышление из каменного века, сделать точкой опоры нравственность и честность, а не эгоизм и жажду наживы. Пока, для создания базы, я могу предложить только два инструмента. Страх и ненависть. Страх для воров, убийц и лжецов. Ненависть к ним для народа. Увидев неизбежность кары за причиняемое зло, осуждение и враждебность общества к преступившим черту, многие легче справятся с черными соблазнами. Сделайте меня пугалом для предателей, казнокрадов и некомпетентных дураков. Я разослала письма самурайским кланам, в которых пояснила, что знаю об их сговоре с Единством и невоплощенных в жизнь предательских планах о государственном перевороте. Призвала покаяться и тяжелым трудом на благо государства искупить вину за договор, созданный под дурманом ядовитых крыс. Они выделят средства из собственных хранилищ, отправят работников на поля и строительство. Мастера стихий будут крайне полезны при создании оросительных каналов, расчистке полей и прокладке дорог. Аристократия должна прекратить держаться в стороне особой кастой, пора им встать с народом плечом к плечу в общей борьбе за жизнь и спасение. Тех, кто возмутится и взбунтуется, я убью. Некоторые, особо гневные и гордые, начавшие поднимать пыль сразу, убиты вчера и сегодня, пока вы были в пути с посольским караваном. Надеюсь, этого хватит. Если не хватит, рука не дрогнет продолжать. Пусть плачут. Пусть ненавидят меня и проклинают. Я верну их с небес на землю и приму все молнии, которыми они попытаются меня убить.
   -- Только не нужно выгонять солдат и офицеров на уборку кукурузы.
   -- Ха-ха! Разумеется. Солдат надо выгнать не в поля, а на строительство баз военной переподготовки. Офицеров - в школы командования и логистики. Таланты и профессии рабочего класса нужно не месить, а обеспечивать работой. С каждого - по способностям, каждому - по труду. У вас завод сельскохозяйственной техники вместо плугов и сеялок жестяную посуду выпускает. Нужно исправить.
   -- Он в частных руках. Мы пытались выкупить, хозяева отказываются. Даже чертежи техники и законсервированные станки не продают.
   -- Хм-м... Видимо, их Единство в кулаке держит. -- Корио призадумалась. -- У крашенных на владельцев какой-нибудь компромат по экономическим преступлениям, да еще пяток детей в Единстве и их карьера зависит от послушности владельцев завода. Пусть клепают свои миски. Закупим технику в соседних странах. Пока армии в частных руках, все остальное - мелочи. Солдат нужно вытащить из раковин-крепостей, соединить в одну большую армию и, вместе с офицерами, идеологически обработать. Объяснить, что пора заканчивать с феодальной раздробленностью, в которой каждый маленький замковладелец только за себя. Научить работать в тесном сотрудничестве, показать, что никакие они не конкуренты друг другу, а товарищи по оружию.
   -- И когда у нас будет армия, провести реструктуризацию всей страны! -- вскочив, генерал ударил кулаком по столу так, что стаканы и тарелки жалобно звякнули. -- Поставить солдат на продуктово-денежное довольствие, а клановые земли превратить в экономические регионы, под государственным контролем производства и торговли! Страны Лугов и Водопадов с такой системой в три раза численность армий увеличили! Конных и пеших ронинов со всего мира принимают, вместе с семьями на содержание ставят, и не разоряются! От нас все толковые бойцы туда перебежали. Пора вернуть.
   -- Лучше подумайте о приеме на службу имперских солдат. Они не бегут в северные страны потому что не хотят служить с давними врагами, келькурусами, но южные малые страны стонали именно под имперскими дезертирами и ронинами, ушедшими в бандитизм после подавления бунтов в разоряющихся кланах. Империя объявила мятежниками и разграбила своих же, чтобы накормить остальных, но надолго ли хватит добычи? Год-два, и снова начнется дезертирство. Дайте новоформирующимся толпам оголодавших солдат человеческие условия для жизни и они превратятся в верных наемников, а не лесных головорезов. Мои стражи помогут отсеять от них бандитов, насильников и убийц. Но не будем пока забегать далеко в мечтаниях и строить фантомные замки. Наша задача сейчас - начало сельскохозяйственных реформ и перевод частных армий под контроль государства.
   Дайме и лидер крошечной террористической группировки обсудили несколько вопросов по реформам и первым действиям, которые нужно предпринять. Основные вопросы решены. Встреча завершена?
   -- Как ни приятно мне познакомиться с вами лично, дайме-сама, -- сказала Черная Лиса, в глазах которой блеснула странная хитринка. -- Но я конечно не стала бы заставлять вас совершать такое долгое путешествие только ради обсуждения пары тонкостей наших дел и планов. Все это можно было бы сделать через посланника или еще одну птичку. Но ваше присутствие было необходимо, и я лишь хочу попросить прощения за то, что отвлекла на себя так много вашего времени и внимания. Не пугайтесь, я не собираюсь заражать вас черной печатью, корректировать память или делать еще что-нибудь демоническое. Я обсудила с вами мелкие дела прежде чем перейти к истинной цели только потому, что узнав о действительно важном, вы еще долго не смогли бы концентрироваться на рутине.
   -- Да? Так зачем же я здесь?
   Корио повернулась к нему боком и генерал почувствовал волны Ци, фиолетовой от смешения человеческой и демонической, распространившейся от ног предводительницы монстров. Песок пришел в движение, охватывая и выталкивая опоры палатки.
   Поднятый и отброшенный песком, тканевый купол упал на бок и сложился. Взгляду генерала открылся простор пустыни и склон высокого песчаного бархана, к которому вплотную примыкала только что упавшая палатка. Что-то спрятано внутри? Так и есть.
   Дзюцу элемента Земли продолжало работу, песок поднимался и волнами расходился в стороны, открывая проход в просторную комнату, стены которой были сформированы из уплотненного до каменного состояния песка. Осветительные силовые схемы на потолке, две вентиляционные отдушины и арочный выход на другую сторону бархана. На полу - ковер, на стенах закрывающие песок тканевые занавески и пара дешевых картин. Серые стражи определенно постарались, создавая уют в этом временном убежище.
   Все это великий дайме отметил лишь краем сознания и немного позже. Сейчас, у него перехватило дыхание от увиденного.
   -- Папа! Папа! -- мальчик и девочка, забывая о раскиданных по полу игрушках, вскочили на ноги и бросились к лорду Тамоцу. Едва не плача от радости, из кресла у стены поднялась нянька-кормилица, держащая на руках полуторагодовалого младшего хозяйского сына, тоже узнавшего отца и потянувшегося к нему ручонками.
   -- О все боги мира! -- заливаясь слезами счастья, дайме упал на колени, подхватил и крепко обнял своих детей. -- Корио-сама, как?! Откуда?!
   -- Дедушка и бабушка отдали нас злым гадам в золотой броне! -- сквозь слезы пожаловался старший мальчик. -- Гады приехали в замок, схватили нас и закинули в клетку! Слуги попытались нас защитить, но их избили палками и шокерами! Я хотел драться, а меня тоже шокером! Гады! Гады!!!
   -- Золотые? Имперская гвардия?!
   -- Да! А дедушкины самураи рты раскрыли, молчат и смотрят!
   -- Заложников хотели перевезти подальше от родных, в тюремный замок особых сил. -- пояснила Корио. -- Мы предполагали, что такое возможно и следили за замком генерала Коджиро.
   -- Вы напали на гвардию? Ради... ради моих детей?
   -- Золоченые банки в шоке растерялись, когда поняли, что у меня и моих бойцов может хватить наглости напасть на них не по дороге между замками, а буквально на выезде из ворот крепости генерала. Едва тюремный поезд начал появляться из-под арочного проема, мы жахнули каменным градом, разбили локомотив и бросили в атаку полторы сотни оставшихся у нас йома. Большинство пушек и вагоны с солдатами - внутри крепости. Против нас выскочить успело всего десятка два врагов. В пылу свалки осталось только выдернуть тюремный вагон из-под арки крепостной стены, вскрыть броню и забрать пленников. Видели сообщения о крушении имперского бронепоезда? Врут, что это авария по вине мастера-путепрокладчика. Не хотят признавать, что лисье войско их опять в блин раскатало! А мы знали, что будут врать, и наделали фотографий нашего сражения и тюремного вагона со спасением пленников. Теперь жду, когда завоют, что злобная лиса украла детей у несчастной мамочки. С удовольствием отхлещу их по щекам этими фотографиями!
   -- А что моя жена? Она ничего не сделала, когда детей забирали эти... выродки?
   -- Насколько я знаю, генерал Коджиро отослал дочь подальше от замка в день, когда прибыла гвардия. Видимо, все-таки переживал, что та может устроить скандал. Яростную истерику, с заламыванием рук и битьем посуды. Она ведь так хорошо позаботилась о безопасности детей! Так надежно выдернула их из зараженного крысами дома и спрятала в логове железных павианов! Кстати о безопасности. Еще полгода-год вашу страну будет серьезно лихорадить. Единство, империя и боящиеся потерять власть аристократы могут нанять убийц или устроить теракт. Вы официально направляетесь с дипломатической миссией в империю Песков? Продолжайте путь. Я получила ответ от императора. Он будет рад, если вы оставите детей погостить в его дворце. Это лучший выход. Пустынники - благородные люди, не забывшие что такое честь и гордость, в отличие от полностью потерявшей лицо империи Лесов.
   -- Леди Корио, вы... -- лорд Тамоцу запнулся от мешающих дышать рыданий. -- Вы - последняя богиня нашего мира! Я никогда... никогда не смогу выплатить такой долг!
   -- Не богиня, и даже не последняя. -- улыбаясь, Корио смотрела на плачущего от счастья мужчину. -- А что до долгов? У меня тоже есть такой неоплатный долг. Долг перед всеми добрыми людьми, отдавшими жизнь за меня и... по моей вине.
  
  
  
  
  
  
  
   18
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"