Хохлов Анатолий: другие произведения.

(Книга 2) Безликий Лжец. Генерал без армии (полная версия +)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Весть о том, что под покровом ночной тьмы в региональную столицу одной северной страны проник нахальный молодой лис, не может оставить равнодушными ни местную городскую стражу, ни могущественные силы, в руках которых судьбы всего мира. Зачем пришел этот сумасшедший творец сказок? Поднять на восстание втоптанный в грязь и давно смирившийся народ? Отомстить монстроидальным владыкам за зло и жестокость? Пресечь воровство, восстановить справедливость? Не может быть, чтобы в его планах было что-то простое. Не может, и не будет!


  

Скачать книгу:

  
   MEDIAFIRE
  

Безликий Лжец.

Генерал без армии.

Повесть.

Пролог.

  
   В начале третьего месяца холодной, снежной весны, леса одной из малых северных стран подверглись безжалостному и беспощадному опустошению, которое может учинить только многочисленная голодная армия. В первые же дни в округе были выбиты все кабаны, следом выели оленей и лосей. Несколько медведей, четыре стаи волков и десятка полтора рысей были спасены от голодной смерти только тем, что отправились в солдатский котел следом за своей законной добычей. Теперь, спустя две недели вынужденного стояния в давно заброшенной людьми местности, фуражиры отрядов вылавливали по округе зайцев, таскали из рек крупную рыбу, добивали уток и гусей, возвращающихся на места гнездования после зимовки.
   Дважды, с северо-запада, прилетали громадные грузовые дирижабли гуманитарного союза, щедро сгружавшие прожорливым бойцам тонны зерна, ящики приправ, бочки дешевого спирта и коробки с витаминными таблетками.
   Благодаря помощи от союзников, Народная Освободительная Армия на жизнь не жаловалась. Солдаты попивали разведенный в воде спирт, играли в карты, учились атаковать строем, рубились на мечах и крушили макеты крепостных стен. До полного истощения ресурсов еще недели две или три, но командование точно не станет мариновать орду плохо управляемых громил так долго. Диверсанты внедрились в город и развернули там бурную деятельность. Ведут разведку, минируют стены и важнейшие здания, мутят народ тщательно замаскированными диверсиями вроде поджогов или заражения водоводов стойкими к хлорке штаммами болезнетворных бактерий. Купленная с потрохами оппозиция провоцирует местные власти на нелицеприятные поступки, собирает и разносит слухи, настраивающие население против местных властей.
   Работать диверсанты начали, конечно же, задолго до того, как гуманитарный союз вложился в найм армии и привел в окрестные леса веселые бригады в черно-зеленой броне. Разведчики внедрились, раскинули сети, осмотрелись, выждали когда немалая часть войск обороны покинет город и дали сигнал к началу. Этот регион, вся эта страна на периферии слабеющей империи - легкая добыча! У разношерстного сброда вполне хватит сил, чтобы уверенно реализовать здесь свои мечты и амбиции.
   Все получится, вот только недавние события на другом краю обитаемого мира, на побережье далекого океана, внушали немалые опасения. Пиратский флот Бессмертного Кэндзо и людоеды Железного Куроганэ не были союзниками оппозиционно-освободительных сил северных колоний, но бесславная гибель целой армии и нескольких тяжелых боевых кораблей под командованием легендарного чудовища, заставила многих местных бандитов жидко наделать в штаны, собрать нехитрые пожитки и дезертировать куда подальше.
   Чтобы наемники не разбежались в кратчайшие сроки, инструкторы запросили поддержку и гуманитарный союз доставил в лагерь стальной кулак из нескольких сотен бойцов, от которых на сотни метров веяло силой и решимостью. При взгляде на них, приободрялись даже самые отчаянные трусы. Предбоевые запасы распечатаны и выданы в войска. Сигнал диверсантам дан. Последние приготовления начались.
   -- Секретность у шиамов на высоте, -- говорил сгорбленный, костлявый старик, пробуя варево в висящем над костром котелке и подсыпая немного специй. -- Не удивлюсь, если Черная Лиса не успеет вмешаться. Да и не конфликтовала она никогда с местной умеренно-бандитской оппозицией, а вот с властями давно и до крови закусилась. Может антиимперским силам хватит ума не начать массовые расправы, грабежи и изнасилования? Тогда она посмотрит со стороны и вовсе оставит местным самим разгребать их грязную кашу. Но держите глаза открытыми. Если блеснут багровые аномалии, чтоб всех, до единого, с поля боя как ветром сдуло! Мы здесь для того, чтобы прикончить побольше грязной крови, а не для того чтобы спасать тех, кто не сильно отличается от засевших в городе ублюдков. Самураи обожрались стимуляторами мышечного роста и возомнили себя богами, но черно-зеленые тоже строят из себя высшую форму жизни. Наша задача - сбросить всю эту мразь с небес на землю! И если Черная Лиса начнет делать нашу работу, не мешайте ей.
   Эти люди располагались в лагере отдельно и их обходили стороной даже самые задиристые лесные бандюги. Под строгим надзором часовых, под тентами было сложено грозного вида оборудование, оружие и неказистые ящики с гремучей глиной. Улучшенной и в разы более разрушительной, чем первые ее образцы, массово применявшиеся в народных бунтах пару веков назад. До зубов вооруженные, на всю голову отбитые фанатики одними взглядами заставляли шарахаться прочь любых чужаков, что выказывали намерение пройти слишком близко от их нехитрых укреплений. Провоцировать таких нельзя. Были уже прецеденты. Нападение пятью десятками на тысячу, подрывы крепостей и дымящиеся руины на месте лесных баз после "невинной" шуточки или попытки побряцать перед ними оружием. Чего командование, вообще, вздумало подвязать этих психопатов на дело? Неужели не верят, лесное братство сможет само вырезать детей, женщин и стариков из местных самурайских кланов? Заигрывание с чистильщиками - опаснейшее занятие!
   Бандиты, нервничая, держались от безумцев подальше.
   Впрочем, несколько представителей "грязной" крови в лагере чистильщиков присутствовали и чувствовали себя вполне комфортно. Их называли "Кающимися" или "Искупляющими". Переметнувшиеся враги, которым позволялось жить, пока они полезны великому делу.
   Крепкого сложения молодой мужчина в теплой одежде и серо-белом зимнем маскировочном плаще стоял, прислонившись спиной к стволу дерева. Не выражая никаких эмоций, он слушал старика, что был координатором в отряде подрывников-самоубийц. В подчинении у этого ходячего полутрупа было тридцать других безумцев, да и сам старик в любой момент готов был набросить себе на спину один из четырех вариантов специального рюкзака. Маленькая ячейка армии спятивших от ненависти самоубийц. Молодой воин, дезертир из имперских спецвойск, прекрасно понимал, зачем генеральные спонсоры этого мероприятия призвали сюда Чистую Кровь. Чем больше удастся подвязать к делу сумасшедших и маргиналов, тем больше будет посеяно хаоса. Банды пробьют заслон из стражей закона, ввергнут страну в анархию, а Чистая Кровь... начнет убивать. Нападать на кварталы самурайских кланов, защитники которых полягут на поле боя. Отлавливать разрозненные семьи солдат и пытающиеся сбежать остатки распавшихся кланов. Такие, как этот старик будут жадно высматривать тех, кто примчится из других регионов в поисках родных и тех, кто попытается затеряться в попытке притвориться обычными людьми. Кровавый террор крайне выгоден на землях, которые хочешь видеть бессильными, нищими и безлюдными. А если безумцы придут туда, где много людей на грани безумия, то от рекрутов к ним не будет отбоя и стихийное бедствие погасит разве что тотальная зачистка и порабощение охваченных земель. Диверсант видел как горбятся, прячут взгляды и сжимают кулаки тощие и больные крестьяне в поселениях этой страны, когда мимо, лязгая металлом брони и оружия, проходят внушающие ужас стальные великаны. Дай таким бомбы, а черные маски на лица они сделают себе сами. Стены замков взлетят к небесам. Невероятный шторм свирепой ненависти захлестнет всю страну...
   А он в этом шторме - мельчайшая песчинка, носимая ветром.
   Обязанный Чистой Крови жизнью, ставший предателем и изгоем для собственной родины, мог ли он что-либо изменить? Может ли одиночка изменить хоть что-то в титанических течениях сил человеческого общества? Десять лет назад, один такой появился. И здесь, сейчас, предатель позволял течению нести его, потому что как только катастрофа встряхнет очередной регион агонизирующего в войнах мира людей, здесь обязательно появится набравшая сил фигура в черной броне. Покрытая ужасающими шрамами и окутанная ореолом из тысяч безумных слухов.
   Подошедший к дезертиру командир диверсионного отряда хлопнул бойца по плечу и мотнул головой, приказывая следовать за ним. "Кающийся" отслонился от дерева и направился следом за командиром, поведшим его к очередной группе, отправляющейся на задание. В самый эпицентр шторма. Где еще находиться ценному бойцу, способному за пару ударов убить среднего самурая?
   Все по заданию давно обговорено и потому "кающийся" не задал ни единого вопроса и не произнес ни единого слова. Только один раз, с сожалением, оглянулся на варящих походную снедь самоубийц-подрывников. Он бы послушал еще, ведь старик продолжал говорить о Черной Лисе. О неуловимом призраке, которую одни называют демоном, а другие богиней. Некоторые, особо впечатлительные, даже молятся ей о помощи, благословении или совете. С ног до головы покрытый татуировками силовых схем, мастер рукопашного боя никогда не молился Черной Лисе, хоть его и перевели в спецвойска "неблагонадежных" из-за подозрений в фанатизме к врагу государства. Боги мертвы, демоны враждебны к людям, а люди...
   "Кающийся"?
   Из одной благодарности за то, что Чистая Кровь спасла ему жизнь, участвовать в их безумной мести дезертир бы не стал. Но пока даже с этими безумцами он не творил такого же страшного зла, как за время службы в имперских специальных войсках. Он больше не занимался убийствами неугодных властителям и диверсиями в соседних странах. Он очищал мир от ублюдков, которых ненавидел ничуть не меньше чем другие безумцы из Чистой Крови. А еще... еще он получал от них информацию о катастрофах и сознательно лез в багровую тьму заполоняющего мир безумия, раз за разом стараясь встретиться и хоть на миг пересечься взглядом с той, кого мечтал увидеть все эти десять лет бесконечного кошмара. С Черной Лисой, которой никогда не молился, потому что глупо и бессмысленно молиться человеку, даже такому упрямому, доброму и живучему. Способному одними этими тремя качествами довести до истерики правителей умирающего мира. Человеку, делом доказавшему, что отчаиваться рано и все еще можно, крепко стиснув миллионы серых теней в единый кулак, изменить ход мировой истории.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 1.

Тридцать миллионов для Черного Лиса.

Эпоха Войн.

Год 534

15 мая.

   При нажатии на расположенную у двери большую кнопку, над головой посетителя зажглась желтая лампа. Истаяло семь секунд ожидания, приглашающее загорелась зеленая лампа и створки двери неспешно поползли в стороны.
   Слишком медленно. Черный Лис Корио, тихий ужас все меньшей части обитаемого мира, никогда не отличался усидчивостью и терпением.
   Держа в каждой руке по паре пакетов с яркими логотипами сети супермаркетов, мальчишка лет семнадцати на вид, в белой рубахе, серых брюках и черных ботинках, повернулся боком, чтобы протиснулся в расширяющийся ход. Целых двадцать секунд на полное раскрытие! Может быть, пора прекращать снимать с заброшенных баз устаревшие механизмы? Только новейшее, только лучшее! Эх, если бы только новейший металлолом не охраняли злые стальные великаны! Этой двери тогда бы здесь точно не стояло.
   Протиснувшись и втянув пакеты внутрь, молодой генерал все еще не созданной армии чудовищ ткнул в кнопку закрытия двери и сделал несколько уверенных шагов в полутемное пространство.
   Он оказался в большом, просторном куполообразном зале, с металлическими воротами на противоположной от входа стороне и с парой углублений в стенах. Душевая и отхожее место. Даже без шторок.
   -- А-а, вертлявый! -- обернулась к гостю кошмарная тварь, что возилась у небрежно приставленной к стене старенькой электрической плиты. -- Я-то думаю, кого принесло на ночь глядя!
   Выглядела эта дама так, что человек послабее мог бы упасть при виде нее в обморок. Тело женщины, когтистые лапы ящера, широкие перепончатые крылья над плечами. Деформированная голова с тяжелыми челюстями, покрытая шишками и чешуеподобными кожными наростами.
   Весь ее народ был творением беспринципных экспериментаторов, соединявших гены людей и животных как конструктор, из одного желания полюбоваться на то, какой уродец получится в результате. Результат творцы изучили и остались недовольны, ведь мутанты оказались безобразно слабы. Утолив любопытство, разочаровавшиеся ученые обозначили химер как биомусор и сдали на ликвидацию. Но уничтожили чудовищ не сразу. Две сотни лет они жили в подземной тюрьме под столицей страны Облаков и развлекали жадных до крови зрителей боями на арене, но однажды, под флагом гуманизма, смертельные битвы монстров были запрещены и ставших ненужными химер ликвидировали. В живых осталась только эта крылатая тварь, которую ее нынешний хозяин вытащил живой из приготовленного к сожжению холма трупов. Вытащил и доработал. Заразил паразитическим грибом из ядовитых западных джунглей, меняющим всю систему биотоков в теле своей жертвы. Изуродовал еще больше, но подарил возможность летать и рвать врагов ультразвуковым воплем.
   -- Ничего себе вы погулять отпросились! -- продолжала говорить кошмарная химера, помешивая палкой какое-то омерзительное варево в неуклюжем помятом котле. -- На пять дней пропали!
   -- Нормально. -- ответил лис, направившись к столу в центре зала. -- Мы же через половину мира добирались. Два дня туда, день там и два дня обратно. Сегодня только, час назад, прилетели. -- он неприязненно скривил губы, разглядывая залитый кровью стол, на котором были в беспорядке свалены плохо обглоданные человеческие останки. -- Сумако, ну и бардак! Как ты в такой грязище живешь? Мухи заведутся!
   -- Это я за сегодня нагрызла. Уборщица приходит утром, в восемь, нужно просто продержаться до ее появления. -- оставив свое варево, крылатая сделала несколько шагов и приблизилась к столу. Подняв переднюю лапу, она одним движением сгребла все со стола и свалила на пол. -- Ставь покупки. Нашел что просила?
   -- Ага. Сейчас отдам. Только сначала, -- Корио указал рукой в сторону душевой. -- Сполоснись. Ты очень неаккуратно ешь, с ног до головы обляпалась! Э-эх, такая большая, а совсем как маленькая!
   -- Ха! Взялась всякая мелкота взрослых тетенек учить! -- хохотнув, крылатая указала пальцем в сторону котла. -- Будешь бубнить, руки заломаю и супом накормлю!
   -- Молчу-молчу! Я же знаю, что ты влюбленная, пересолила все опять, да? А мы, демоны, соль не любим. И людей.
   -- Зря. Людей любить надо. Они питательные. -- кошмарное чудовище взялось за подол заляпанного кровью цветастого платья, в которое было одето, и, глянув на мальчишку через плечо, с театральным возмущением заявило: -- Отвернись, нахал! Женщина раздевается!
   -- Ну вот, не удалось в сто тыщщ первый раз увидеть свежераздетую даму. -- лис положил пакеты на стол, поддел ногой лежащий на боку табурет, поставил его на ножки и сел спиной к душевой. -- Я, между, прочим, совершенно не понимаю всего этого культа любования на голое женское тело. По мне, так красиво одетая девушка на вид намного приятнее! В одежде она может быть и милой, и строгой, и соблазнительной. Миллион превращений! А нагишом все одинаковые. Ну раз посмотрел, ну два. Ничего нового! Так нет же, если ты мужчина, то обязан постоянно и с жадностью таращиться на шаблонные картинки в дурацких журналах.
   -- А на свою новую подружку? -- ехидно заметила крылатая. -- Полюбоваться не хочешь?
   -- Уже видел.
   -- Что?! -- химера искренне удивилась. -- Когда успел?
   -- Да в первый же день, как домой притащил. Ее, после спасения, вымыть надо было, а от всего пережитого бедняжка совсем невменяемая сидела. Пришлось окрутить ее иллюзиями, чтобы она вместо меня видела женщину-служанку. Ну и вымыл спокойно. А она потом, когда узнала про обман, на меня так глаза выпучила и так съежилась, как будто я ее извращенно изнасиловал. Вот скажи мне, Сумако, вы, женщины, нормальные, или нет?
   -- Я-то точно нет, а она не знаю. Может в том и проблема, что мы с тобой ненормальные, а она нормальная?
   -- Хм, может быть. Но тогда это точно не проблема. Пару месяцев поживет у нас, свихнется.
   -- Хочешь оставить ее? -- вышедшая из душа, крылатая тварь обтерлась подобранной с пола рваной тюремной робой и небрежно швырнула тряпье к стене.
   -- Нет конечно. -- лис помрачнел и сник. -- В наших подземельях человек может быть только мясом для ходячих кошмаров, или подопытным расходным материалом. Зараза! Надо, пока не поздно, делать ей документы, увозить подальше и секретно где-нибудь оставлять, с тремя-четырьмя миллионами на банковском счете. Устрою гардеробщицей в библиотеке, пусть работает.
   -- Не тяни. Правда жизни в том, что что-то хорошее у красавиц и чудовищ может получиться только в сказках. -- Сумако, натянув на себя местами рваное, но чистое платье, потерла лапу о лапу. -- Ну, показывай, что приволок!
   -- С удовольствием! -- отбросив мрачность, Корио крутанулся а месте, поднялся с табурета и схватил один из пакетов. -- Ваша просьба исполнена, моя госпожа! Сделано на заказ, из самого прочного пластика!
   Он вынул и протянул своей собеседнице сразу три большие карнавальные маски. С кукольными алыми губками, золотистыми звездочками на щеках и синей слезинкой под левым глазом.
   -- Шикарно! -- Сумако схватила маски и, выбрав одну, приложила ее к своей физиономии, спрятав за пластиком уродство деформации и шишек. -- Вот это да! Почти не закрывает обзор и ложится, как влитая! Ты что, для примерки мой облик принимал?
   -- Только форму головы повторил, для снятия слепка. Мастер немного поседел, но зато теперь у нас и шикарный обзор, и плотное прилегание, и свободное дыхание. Плюс мягкие и эластичные ремни для идеальной фиксации. А еще, Сумако-сан, у меня для тебя вот что есть! -- он вынул из того же пакета три разноцветных халатоподобных одеяния. -- У вас ведь теперь с Доганом и тем мальчиком-людоедом будет самая настоящая семья? А что за мама в семье, без домашнего халата? Примерь!
   Крылатая с готовностью сцапала подарки.
   -- А в остальных пакетах что? -- жадно спросила она, надеясь на новые сюрпризы.
   -- Увы, самые обычные продукты питания. Хлеб, фрукты, сладости. Одним мясом будешь питаться, желудок испортишь.
   -- Это да, однообразие здоровью вредит. -- людоедка немного поколебалась, выбрала золотистый халат и нарядилась в него. -- Ну как? -- спросила она, поворачиваясь к лису. -- Красиво?
   -- Капюшон на голову накинь. Вот так! Знаешь, очень неплохо! Похожа на какое-нибудь чудище, но уже не из кошмарных снов, а из сказки! Сумако, слушай, а ты Догана предупредила, что сменишь внешний вид? Может ты ему больше нравилась такая, как была?
   -- Нет. -- людоедка мотнула головой. -- У нас, при заражении, мозги повреждаются, но не настолько. Он меня крокодилом зовет. И когда у нас интимные дела, голову заставляет тряпками накрывать.
   -- Не бьет хотя бы больше?
   -- Нет, нет! Трезвый пальцем не трогает, а пьяного я его тобой пугаю и пока он сомневается, успеваю сбежать.
   -- Не вертись у него пьяного под кулаками. Что ты вообще с ним живешь?
   -- Люблю я его. Он ласковый. Как убьем кого-нибудь, сразу печенку и сердце мне отдает. Потому что я - его женщина! Так приятно сразу становится! Аж все тело дрожит.
   -- О-о! -- Корио удивленно поднял бровь. -- Думал будешь ныть, что никому кроме него не нужна, а нет. У тебя и правда любовь! Сильный и агрессивный мужчина, лидер в семье, альфа-самец. Все, больше о тебе не беспокоюсь. Скажи только, если калечить начнет.
   -- Скажу, ты только не убей его совсем. Больше всего он ведь знаешь почему злится? Ревнует меня к тебе! Как слетаю с тобой на задание куда-нибудь, неделю потом ходит как туча и волком смотрит.
   -- Ах-ха-ха! Вот придумал! Интрижка между людоедкой и демоном! Да я удивляюсь, как ты умудряешься носить меня на спине и в обморок от отвращения не падать! Надо с ним еще раз поговорить.
   -- Он не как к любовнику ревнует! Ты для него что-то вроде моего ребенка от прежнего брака. Сын от другого мужчины, причем конфликтный и не признающий его власть.
   -- А-а, вот как? Не был бы он таким нетерпимым к людям, взял бы я его на серьезное дело и хорошенько погонял, чтобы навсегда запомнил, бегемот, где генерал чудовищ, а где ребенок. У меня и без его ревностных психозов проблем хватает.
   -- Что за проблемы?
   -- Та девочка, моя новая подружка, как это бывает, нафантазировала себе всякого про меня и влюбилась. Считает, что встретилась с настоящим волшебным лисом, из романтической сказки. Светится вся изнутри, бочком жмется. Как вот ее теперь выгонять на мороз?
   -- Она же человек. У них первая любовь всегда неудачная. Скажи об этом и выкидывай смело.
   -- Нет, это жестоко. Надо ее как-нибудь помягче разочаровать.
   Лис-оборотень начал менять облик. Талия его ужалась, стали тоньше руки, увеличились бедра и грудь. Изменилось лицо, волосы отросли и стали длинною до плеч. Перед крылатой людоедкой теперь стояла красивая молодая девушка, подозрение к которой могла бы вызвать разве что мужская одежда. Корио не напрасно звался лицедеем, в его памяти было аккуратно уложено множество образов понравившихся ему людей. Безликий Лжец мог появиться среди людей и парнем, и девушкой, и добродушным стариком, и ворчливой бабулей. Маленьким ребенком вот только уже не мог. Метаморфозам не подвергался его мозг, поэтому превращаться в детей младше восьми-девяти лет для Черного Лиса становилось уже проблематично.
   -- Вот так! -- сказала Корио переливчатым голосом девушки. -- Как думаешь, если я начну ходить дома в таком виде, у нее быстро романтика завянет? Может даже моментально отрежет? Что бы ни фантазировали себе всякие дурни, а извращенок среди девушек так же мало, как среди парней. Переселю ее в регион поблагополучнее, и она сможет найти себе нормального, настоящего парня, а не... какое-то сомнительное чудище, вроде меня.
   -- П-ха! -- фыркнула крылатая, небрежно отмахиваясь от оборотня. -- Все эти сложности - пустая трата времени. Корио, ты - идиот! Это не она, а ты себе нафантазировал невесть что! Девчонка обалдела от внезапно свалившейся на нее роскоши, вкусной жратвы и развлечений в иллюзиях "Золотой Фантазии". Ты на нее водопад бриллиантов обрушил, вот она и вцепилась в тебя, богатенький дурак! Какая еще любовь, а? Ты кто? Милый, добрый мальчик, которому только с котятами играть, да маму слушаться! Пока вы маленькие, вы забавные. Но взрослый хороший мальчик, это воспитанный и послушный раб, человек третьего сорта. Мы, девочки, таких как вы, чуем на подсознательном уровне и любить физически не можем. Биология, отсеивание слабаков. У нас, крылатых, как видели что мальчик родился тихим, послушным и неагрессивным, сразу череп ему расшибали, чтобы жратву и время не тратить зря!
   Пока она говорила, лис менял облик, снова превращаясь в парня.
   -- Спасибо за откровенность, ценю, но не согласен. -- сказал он. -- Как было там у вас, крылатых, мне совершенно не интересно. Из пещер человечество, слава богам, давно выбралось. Агрессивный и воинственный мужчина - прекрасный солдат, страж закона, спортсмен. Мирный и спокойный - исследователь и изобретатель, прекрасный работник, творец прогресса всей цивилизации. Все нужны и все важны. А если какая дура не понимает в чем сила мирных и добрых, это ее личные дурные проблемы. По фонарику в каждую руку, ищи того, кто лучше. Вот ты нашла своего Догана. Поздравляю. Но Каджими Доган не нужен. Ей нужен я, и очень сильно. Поэтому... -- лис тяжело вздохнул. -- Поэтому и переживаю так. Близко война, о которой я почему-то думаю только как о Последней Мировой. Все обитаемые земли будут гореть, выжившие люди метаться в поиске спасения, а она... она будет ждать вести о том, где появились наши демоны. С кем сражались, сколько разрушений и смертей принесли. Я буду массово поднимать мертвецов и натравливать их на живых, а она будет молиться богам, чтобы шиамы, поливая пушечным огнем мои орды, не попали, случайно, в меня самого. А если попадут? Если какой-нибудь их генерал прорвется и размозжит мне голову булавой?
   -- Тогда она станет просто одной из тех, кто не дождался. -- Сумако пожала плечами, сделала пару шагов к столу и, получив пригласительный кивок со стороны Корио, сунулась в один из трех оставшихся пакетов. -- Миллионы вдов, миллионы сирот, всеобщая разруха. Сожженные города, изуродованная земля. Голод, бандитизм, анархия. Кому какое дело будет до еще одной несчастной девчонки?
   -- Никому. Кроме меня, но я буду мертв. Вот я и думаю, Сумако. Быть может, за четыре года она сможет найти себе нормальных друзей? Тех, с кем сможет спастись и выжить. И даже обязательно станет счастливой.
   -- П-фы! Ну так и тащи ее скорее в ближайший город! -- крылатая выкладывала из пакетов на стол хлеб, пирожные и фрукты. -- Стоишь тут, изобретаешь причины расстаться. Я же вижу, как сильно тебе хочется ее оставить. Чтобы всякие там нежности, тоска при расставании и знание что дома кто-то ждет. Опять влюбился, как ребенок. В который уже раз? Пятый? Или шестой? И каждый раз тебя предавали.
   -- Может шестой, может седьмой. -- пожав плечами, ответил лицедей. -- Смотря что за влюбленность считать. По-настоящему сильные чувства у меня до Каджими всего два раза были. А-ах! Сумако, ну что ты творишь?! Стол ведь весь в кровище! Ты бы хоть пакет под хлеб постелила!
   -- Это не кровь, а жир и дерьмо с кишок. -- крылатая подняла опоганенный батон и подложила под него пустой пакет. -- Вот, теперь доволен?
   -- Да, теперь так шикарно, что лучше не придумать. Скажи, вы его правда жрать после этого будете?
   -- А в чем проблема? Это же не какая-нибудь черная протоматерия, а естественные природные продукты. Вы, люди, брезгливые очень. Как не животные совсем. Возомнили о себе невесть что, небожители чванливые. Вот только на вкус ваше мясо совершенно не божественное. Если бы не остаточная Ци, которую нам так надо, я бы лучше говядину и курятину жрала.
   -- Нигде не сказано, что высокоразвитые разумные существа обязаны быть вкусными. Вон, для вкуса, я вам пирожные и шоколад принес.
   -- Спасибо громадное! Будет чем мамочке сыночка угостить. Я уже и сама подумывала до магазина слетать, да далеко очень. Дай угадаю... за все это ты хочешь что бы я для тебя что-нибудь сделала?
   -- Нет, конечно. Это в благодарность за помощь в прошлом. Я ведь не знал, что твоя помощь понадобится сразу же по моему возвращению. Но дела у нашей ужасной террористической организации оказались хуже чем я думал. У вас холодильник работает? -- Корио махнул рукой в сторону большого белого ящика, стоящего возле плиты. -- Небось весь мясом забит?
   -- Работает, но в нем нет почти ничего. Мясо, после гибели своего носителя, очень быстро теряет Ци. Как труп закостенел, все. Бесполезен, только выкинуть. Поэтому и жрем свежее, сырым, на месте преступления. Варим и жарим только когда голод Ци утолен и хочется вкусового разнообразия. В холодильнике у нас только десяток банок пива, да пара бутылок коньяка.
   -- Это хорошо. Значит, ешь сколько сможешь, остальное укладывай туда. Быть может, если дня за три обернемся, не успеет испортиться.
   -- Да ладно, загляну по пути в какую-нибудь лавку, нового притащу. Что у вас там, у начальства, случилось-то такое ужасное, что тебе даже неделю-другую не дают бездельничать?
   -- Деньги кончились.
   -- Внезапно?
   -- Как всегда. У нас на базе народу знаешь сколько?
   -- Тысячи три.
   -- Ну, это с рабами и идейными. А без тех, кто работает за мечту или по принуждению, у нас на денежном довольствии больше четырех сотен человек. Одних ученых сорок три носа, и каждому, в месяц, двести двадцать тысяч рю выложи! А эти дармоеды, охранники? Сто семьдесят пять пастей, что пьют и жрут как не в себя, да еще и по сороковнику на лапу загребают! Если всех посчитать, то на одну зарплату двадцать три миллиона каждый месяц хочешь-не-хочешь, а отдай. Плюс всякие ремонты, продовольствие, топливо и препараты. Я, конечно, из последнего рейса полные трюмы полезностей приволок, но хозяин говорит что надо больше. Затратное это дело, терроризм.
   -- Ты хвастался, что у тебя чемодан денег под кроватью спрятан.
   -- Ну да. И так неосторожно хвастался, что хозяин услышал. Выждал, когда я потрачу заначку, торопливо перепрятал все наши сбережения, и радостно заявил что рассчитывал на мой чемодан. Теперь, по его утверждению, я виноват, что база осталась без единой рю. Лети, говорит, срочно грабь банк и тащи сюда тридцать миллионов!
   -- Куда можно было потратить целый чемодан денег? Неужели на подружку свою? Всего за пять дней?!
   -- Нет, на нее финансов немного улетело, всего пачки полторы. Просто понимаешь... В стране Птиц, на воздушной верфи, акция проходила: пригони старый угнанный дирижабль, и угони новый по цене производителя! Я, значит, клюнул, прилетаю, а там воздушный круизный лайнер ультра-люкс класса, для перевозки миллиардеров, императоров и всякого-разного аристократического отребья. С бассейном, рестораном, обзорной площадкой и видеозалом. Цена такая, что произносить нельзя: инфаркт хватить может.
   -- Но если бы ты его не купил, погибли бы миллионы невинных стариков и детишек?
   -- Не купил, а угнал! Случайно забыв чемодан с деньгами в старом дирижабле. Вот такой я растяпа, но в итоге же все остались в выгоде. У детей и стариков чемодан денег. У меня новенький, модный дирижабль. У аферистов из империи Лесов, что едва не разорили маленькую страну рискованным заказом и разрывом контракта, полные штаны дерьма, которое можно выгодно инвестировать в агрокомплекс! Один хозяин портит праздник. Даже ядовитую железу мне перезаряжать не стал, а там на две недели всего энергии осталось. "Хочешь жить", сказал, "Успеешь".
   -- Все ясно. А по наглой лисьей морде за что получил? -- крылатая указала взглядом на брызги крови, засохшие на рубашке оборотня.
   -- Заявил, что банк грабить слишком опасно. Что я в любом крупном городе дня за два-три нужную сумму спокойно наскребу. А он разъярился, и как врежет! Раб, говорит, должен исполнять приказ хозяина, а не заниматься самодеятельностью. Все лицевые кости мне раздробил, злыдень серый. Хорошо, что на мозгу у меня двухслойная броня, с амортизирующей жиловой подкладкой.
   -- Странная агрессия. Может это какой-нибудь особенный банк?
   -- Ага. Господин Хебимару в нем быстро-займ хватанул, тысячи на три, а потом его десять лет коллекторы прессовали. Нет, если серьезно, то хозяин бесится из-за того, что нас перестают считать террористической организацией. Ну воруем рабов. Ну грабим потихоньку богатеев, у которых сил отбиться не хватает. Кто этого сейчас не делает? Да, мы убили сотни тысяч. А спасли миллионы! Черный Лис становится богом жестокой справедливости и праведной мести, а не чудовищем. Понимаешь, Сумако? Великому владыке зла не нравится, что у него в подчиненных завелся самый настоящий герой. Мне теперь нужно срочно доказать миру свою плохость и злодейскость, поэтому я иду грабить банк, как самый настоящий разбойник.
   -- А я - твои крылья?
   -- Ну не на дирижабле же мне лететь за мелочевкой? На такой махине одно лицо везти, даже у меня наглости не хватит. Видела, какой он у меня теперь? Каюты с электричеством, мебель из драгоценной древесины и столовая на сто персон! Перепланировку в нем, конечно, сделать придется, нам на нем мешки с зерном и ящики с консервами возить, но пока отправляться с этим красавцем на дело, все равно что в императорском паланкине ехать в сельский магазин, ради кражи трех банок компота. Нелепо и стыдно. А ты у нас как раз еще целую неделю свободна. Я справки навел. Подбросишь до цели? Тут недалеко, с твоей скоростью - сутки полета.
   -- Без проблем. Хоть чем-то займусь, пока малыша Ваджиру заканчивают тестировать. Доган у него на подстраховке, а я... я вот тут скучаю и жду. Женская доля...
   -- Сочувствую. Пиши, значит, записку своему благоверному и собирай узелок с продуктами. Я по-быстрому до своего логова пробегусь. Предупрежу наставницу, сестру и подругу, что ухожу на задание. За одно заберу навигационное оборудование, да оденусь потеплее. Спина у тебя без остекления и подогрева, а снаружи мороз и вьюги. Мы, демоны, с холодом очень плохо совместимы. Вечно уши отмораживаю, надоело отращивать новые.
  

* * *

   Страна Рисовых Полей, так же как и ее соседки, страны Волн и Горячих Источников, проиграли свои битвы больше двух сотен лет назад. Несколько раз покорно переходившие из рук в руки, ныне они находились в вассальном владении у империи Лесов, славящейся своей жадностью и наглыми махинациями. Обширные террасы рисовых чеков на склонах холмов давали обильные урожаи каждый год, миллионы тонн зерна уходили в страну Облаков за звонкое золото, но все доходы оседали в карманах имперских ставленников. Назначенных из метрополии налоговиков и управленцев. Жили здесь потому весьма небогато. Села выживали воровством и утаиванием, в городах процветала организованная преступность. Ни о каком техническом или культурном развитии не могло быть и речи.
   Город Сикабе, располагавшийся в устье реки на побережье северного океана, был одним из центров торговли зерном, но кроме того, здесь же располагались старинные судостроительные верфи, выживавшие ремонтом военных и крупных транспортных кораблей. После недавних катастрофических поражений в морских битвах на востоке, империя Лесов лихорадочно пыталась восстановить флот и заказы на постройку кораблей получили все работоспособные верфи. В странах-колониях это было даже выгодно в связи с дешевизной рабочей силы и добровольно-принудительными инвестициями от местных кланов. Корабли империи ведь не только метрополию будут защищать? Грешно не пожертвовать на безопасность родной страны.
   В Сикабе было заложено сразу четыре больших броненосца. На верфях суетились рабочие, расходные материалы и металл потоком текли на грандиозное строительство. Две недели назад, в город прибыло несколько эшелонов с корабельными бронелистами из богатой на металлы страны Камней. Теперь банк страны Лесов должен был переправить в банк поставщика груду упаковок с пачками денег, как оплату следующей поставки. На конвой с деньгами и приказано было напасть Черному Лису.
  

* * *

Эпоха Войн.

Год 534

16 мая.

  
   Сумако приземлилась в лесу, за несколько километров от города. Корио соскочил с ее спины на сухие прошлогодние листья с редкой и чахлой лесной травой. Внешне оборотень был похож на невзрачного полноватого мужчину средних лет, от облика мальчишки, которого знала Каджими, не осталось ровным счетом ничего.
   -- Твоя внешность слишком приметна, Сумако-сан. -- пошутил он, скидывая с себя теплую одежду и простыми гимнастическими упражнениями разминая затекшее за время полета тело. -- Дальше я пойду один.
   -- Может сбросить тебя с высоты, в центр города?
   -- Придется гасить скорость падения импульсами Ци. Понабежит самураев посмотреть кто там в небесах пятками сверкает, а что я им скажу? Привет, земляне, я с Луны свалился? Не поверят, гады, и отрежут мне что-нибудь жизненно важное. Что-то не хочется сегодня умирать, поэтому придется топать пешком.
   -- Тогда превратись в девушку, да покрасивее. -- посоветовала ему крылатая химера. -- Сам же говорил, что самураям сложнее рубить женщин и девочек.
   -- Не настолько сложнее, чтобы это удержало мечи в ножнах. Лазутчицу все равно сначала рубанут, а потом начнут рассматривать и умиляться ее симпатичности. Мне нужно в центральный город, за второе кольцо стен, а кем я туда буду пробираться, мужчиной или женщиной, никакой роли не играет. Сейчас проскользну за первое кольцо, добуду себе в нижнем городе какие-нибудь документы, прикинусь местным и утром спокойно потопаю в верхний город.
   -- Пригород вон, вообще без стен. Высмотри кого-нибудь там, сверни ему шею и скопируй внешность. Получишь сразу и человеческое имя, и легенду, и документы. Могу помочь уничтожить тело.
   -- В кого мне там превращаться? В алкоголика, бомжа, попрошайку или проститутку? А потом, в нижнем городе, санитарную обработку проходить от вшей и блох? Подхвачу какой-нибудь сифилис от тряпок, что потом подружке своей скажу?
   -- Тогда до утра потерпи, поймаем кого-нибудь, попредставительнее, на дороге.
   -- Тебе лишь бы вкусностей добыть. Побереги фигуру, обжора.
   -- Тоже мне, моралист недобитый. Не обязательно ведь хорошего человека ловить. У тебя демоническое зрение. Высмотри живодера, педофила или бюрократа. Я не из брезгливых, любого сожру.
   -- Ты-то сожрешь, а мне в этих уродов перевоплощаться? Тьфу, мерзость! Прекращай фантазировать, у меня давно есть отличный план, как проникнуть в город без всяких лицедейских фокусов.
   -- И как же?
   -- Военная тайна. Отдел стратегического планирования целый месяц разрабатывал то, как я с наступлением сумерек залезу в реку и рыбой заплыву в порт за первым кольцом стен, а ты хочешь чтобы я вот так взял и сразу все тебе разболтал? Не надейся! Завтра жди, как сделаю дело и выберусь за пределы города, пущу в небо огненные сигналки. Две больших, одну маленькую.
   -- Ну-ну, работай. Сейф только с собой не бери. И золото слитками тоже. Никаких тяжестей, одну бумагу!
   -- Хорошо. А ты не вздумай ни на кого напасть! Заметят тебя - поднимут тревогу. Многие знают, что Хебимару служит крылатая химера, и эта химера носит на дело Черного Лиса.
   -- Поняла. Не переживай, я хоть и чудовище, но не имбецилка. У меня здесь, -- она указала на заплечный мешок. -- Жратвы на сутки-двое. Ты главное сам поосторожнее. После побоища с бессмертным адмиралом и наших фокусов с кражей рабов, по всему миру в новостях только о тебе и говорят. Подлом, страшном монстре, Безликом Лжеце. Не щади людей. Они тебя не пощадят. На вашем лисьем человеколюбии два десятка малявок из разных выводков погорели.
   -- Знаю. -- крепче сжав зубы, ответил лицедей.
   -- Знаешь. И те лисята знали. Но все едино попались. А погибали они страшно. Сама видела, как одному руки и ноги отрубили, выволокли на улицу и головой вниз, в бочку под водостоком...
   -- Хватит! -- гневно прервал ее Корио. -- Все, лети! Спрячься где-нибудь и жди сигнала.
   Химера вздохнула, расправила крылья и, ударив во все стороны ураганами взбесившихся ветров, умчалась в небеса.
  

* * *

   Внешняя стена, опоясывающая нижний город, была всего метра четыре высотой и служила, по сути, границей, за пересечение которой городскими властями взималась плата. Со стороны реки же защиты у города не было вообще никакой, если не считать пару постовых на угловых вышках у самой линии воды.
   Лис нырнул, без шума и всплеска проплыл мимо башен и вынырнул уже в черте города. Даже до порта грести не пришлось. Зрение демонов помогло Корио выбрать момент, когда у бетонированной линии берега не оказалось ни единой живой души. Он вскарабкался по шершавому серому скату, преодолел неухоженную лесополосу, оттолкнулся ногами от камней мостовой, добавил импульсы Ци из пяток, и в великолепном высоком прыжке взлетел на крышу ближайшего дома. Мягко приземлившись на черепичный скат, он снова оттолкнулся и ходко помчался вглубь города. Перескакивая с крыши на крышу, лис зорко следил за тем, чтобы на пути не возникало синих огней, выдающих живущему в нем чудовищу присутствие людей. Акума нервничал. Ночной холод вгрызался в полумертвое тело йома, мокрое после купания и абсолютно нагое. Акума крайне уязвимы к холоду. Еще немного и полутруп лицедея обратится в труп полноценный.
   -- Спокойно, приятель. -- все тем же зрением демонов, Корио высмотрел пустую квартиру в одном из домов спального района. Он пауком сполз по стене к окну, запустил Ци в задвижки на форточке и открыл их. -- Уже пришли.
   Толкнув форточку и сместив кости собственного скелета, лис просочился внутрь. Ловко и бесшумно, он спрыгнул на мягкий ковер, расстеленный по полу в жилой комнате.
   Прекрасно.
   Не теряя зря времени, Корио закрыл за собой форточку, побежал в ванную, забрался в душевую кабину и открыл воду погорячее, едва не до кипятка.
   -- У-уф! До мозга костей проняло! -- фырчал он, дрожа и ворочаясь из стороны в сторону под льющимся ему на голову теплом. -- В следующий раз точно околею! Ну и работа у нас, чудовищ! За такое нужно талоны давать на усиленное питание, и на пенсию в два раза раньше отпускать. Согласен даже без социальных выплат. Пара схронов с золотом - надежнее любого пенсионного фонда. А у меня их шесть!
   Отогревшись, он взял бутыль шампуня, мочалку и хорошенько отмылся, избавившись от запаха речной воды и ила. Так-то лучше. Химические ароматы моющих средств - отличительная черта цивилизованного человека!
   Завершив омовение, он стащил с сушилки махровое полотенце и сначала обтерся им, а затем завернулся в него же, игнорируя факт того, что на крючках в ванной висели два халата. Он не таскал чужие вещи сверх жизненно необходимого, ведь ему же самому было бы неприятно, если бы совершенно посторонний чужак принялся рыться в его вещах и нагло пользоваться ими, как своими.
   Жуткая черная тень, существующая пока только в сознании и воображении Корио, поднялась по стене до потолка и взглянула на лиса, невозмутимо сушащего волосы феном.
   -- Какой аккуратный и сдержанный... -- произнес акума тихим шелестящим голосом, таким же призрачным и жутким, как сама тень. -- Смешно. Грабитель и убийца переживает насколько сильно расстроятся люди, увидев что кто-то похозяйничал в их логове.
   -- Мы уже семь лет вместе...
   -- Вос-с-семь.
   -- Семь с половиной. А ты до сих пор так и не понял, что мне очень важно мнение людей о моей совершенно не скромной персоне. Я - гордый, самовлюбленный нарцисс, который желает производить на окружающих самое благоприятное впечатление и купаться в лучах всеобщего обожания!
   -- О-о? Мне-то не ври. Ты просто боишься! Как ребенок боишься, что придут взрослые, увидят что ты здесь нашкодил и будут тебя ругать, пусть даже и заочно!
   -- Думаешь? Хм-м-м, похоже, ты прав. На две трети. А на третью треть прав я! Вот такое я многогранное и разностороннее существо. Тяжело тебе со мной, но так уж не повезло. Эх, попался бы тебе кто-нибудь обычный, все было бы просто. Руки вперед, язык набок, и "убить всех человеков", да "убить всех человеков". А потом самурай по голове катаной хрясь! И все, миссия выполнена.
   -- Моего йома так просто бы не убили.
   -- Все так говорят. Сколько раз пытались "Затмение" провести? Раз, два, три, четыре... а люди все живы. Нет, друг. Тотальное истребление - не выход.
   -- Лучший выход. Все твои золотисто-розовые мечты - бред наивного ребенка. Мир и покой придут на эту планету, только когда мы добьем остатки человечества. Под ноль и без шанса на возрождение.
   -- Обязательно так и сделаем. Если провалится мой вариант. Тот самый, с возрождением Единой Империи, очищением земли, всеобщим примирением и счастьем.
   Черная тень съежилась и свернулась в комок, отделилась от стены и взлетела лохматым сгустком тьмы, размером с два кулака. Злобные алые глазки смотрели на Корио с ожиданием и жаждой действий.
   -- Может быть, уже начнем? -- вкрадчиво поинтересовался акума. -- В смысле, чистить землю? Город большой! Здесь обязательно найдется, где приложить наши когти.
   Корио почувствовал, как заиграла в жилах кровь. Глаза его заблестели, по телу побежала жаркая дрожь.
   -- Эй! -- стиснув зубы, выкрикнул он. -- Руки прочь от дофамина! Договорились же.
   -- И не думал даже. -- сгусток тьмы подплыл ближе к лицедею и зашептал ему на ухо: -- Это ведь твои собственные чувства. Ты сам хочешь, маленький лис! Пресечь злодейство. Спасти кого-нибудь. И чтобы этот человек вспоминал тебя с благодарностью!
   Уши юного лиса заалели, а демон тихо хохотнул.
   -- А еще подумай о том, -- продолжил он. -- Что сейчас, в эту минуту, рядом может кто-то мучительно погибать. Причем только из-за того, что ты почему-то взялся упрямиться и отказываешься ему помочь.
   -- Хватит болтать, ищи давай. -- не выдержал Корио. -- Но только серьезные дела! Никаких пьяных драк, семейных разборок или ловли рисовальщиков графити! С этим пусть стражи закона разбираются. Ясно?
   -- Яснее ясного! Не переживай, сейчас отыщу тебе зло вселенского масштаба. Оденься пока. Или так и будешь голым по городу бегать? Все подумают, что ты психически больной, это сильнейший удар по нашей общей репутации.
   -- Сам знаю. -- пробубнил Корио и пошлепал босыми ногами в коридор.
   После краткой разведки, он выяснил, что в этой квартире проживали двое - женщина средних лет и мальчишка старшего школьного возраста. Мать-одиночка и ее сын? Похоже, что так и есть. А куда подевались? Судя по уликам, уехали в столицу, где служители храмов начнут завтра продавать задешево наконец-то поставленные на поток силовые схемы, определяющие лицедеев. В стране Лесов поднялось нехилое бурление после недавних безобразий Черного Лиса. Люди массово боятся, устраивают митинги и акты самобичевания в знак протеста. Для успокоения толпы, храмовники выступили с новостями о невероятном изобретении и вываливают на всех желающих тонны бумажных пустышек, из которых половина бракованная, а вторая половина бессильна из-за того, что лис уже придумал противодействие этому определителю.
   Корио мог бы посмеяться, но вся эта истерика, нагнетаемая средствами массовой информации, его совершенно не радовала. Как бы ни утверждал лис, что не желает причинять людям напрасный вред, родители во всем мире боялись, что лисенок-лицедей нападет на их ребенка по пути из школы. Влюбленные боялись, что лиса позавидует их счастью, богачи тряслись за сбережения, а популярные телеведущие, актрисы и певицы попадали в больницу с нервными срывами из-за того, что принимали за лису подобравшихся к ним папарацци или навязчивых поклонников.
   Самим своим существованием, лис-оборотень ломал доверие между людьми, крушил основы существования человеческого общества. Целая группа ученых на подземной базе его хозяина день и ночь искали надежный способ подтверждения личности человека. Пока только рисунок сетчатки глаз и генетическая проверка давали гарантии, но как сделать такие проверки массовыми, простыми и общедоступными?
   Что-нибудь надо придумать и отдать людям, чтобы из кошмарного чудовища превратиться в обычного человека. Но только после войны. Пока, без метаморфизма, нереально ни выжить, ни победить.
   Завершив осмотр дома, Корио хотел приступить к действиям, но замешкался перед парой дверей в жилые комнаты.
   -- Сюда, сюда! -- Безликий, бесплотным черным облачком, скользнул ко входу в комнату женщины. -- Давай станем симпатичной молодой домохозяйкой? Красивой, скромной, по-домашнему теплой и мягкой! Не у каждого, даже отбитого стража поднимется рука ударить женщину, похожую на его родную и любимую маму.
   -- Отстань, демон! Я - преследующий лис, пожиратель душ и гроза всех злодеев! Я - черный полудемон Корио! Однозначно мужчина.
   -- Да ну? Чем докажешь?
   -- Я тебе что, теорема, чтобы меня доказывать? -- Корио хмыкнул и, толкнув дверь комнаты мальчишки, вошел внутрь. -- Как сказал, так и есть! И по-другому станет, только если я передумаю!
   Аккуратно пошарив по шкафу и комоду, он побросал на кровать комплект нательного белья, носки, теплые подштанники, черные брюки и белую рубашку.
   -- Компенсировать будем? -- ехидно поинтересовался Безликий.
   -- Переживут. -- Корио начал уплотнять свои мышцы и кости, уменьшая тело до размеров щуплого пятнадцатилетнего школьника. -- Не самое страшное событие в жизни. А чтобы меньше ныли по этому поводу, я у них еще и все съедобное в холодильнике выжру!
   -- О-о! Сможешь?
   -- Клянусь хвостом! Я же монстр сверхкласса, на любое преступление способен. Вот увидишь, даже мясо из морозилки выгрызу.
   Одевшись, Корио порыскал по ящикам письменного стола. Главные свои документы мальчишка, конечно же, увез с собой, но лис нашарил библиотечную карточку, с фотографией и данными школьника. Еще десяток минут ушел на то, чтобы придать лицу и волосам схожий вид с теми, что были на фото. Теперь можно предъявить хоть какой-то документ в подтверждение, что он не подозрительный чужак, а самый обычный местный мальчик.
   В на вешалке в коридоре он разжился курткой, а на подставке для обуви - потертыми ботинками.
   -- А если грибок? -- съязвил Безликий, пока Корио обувался.
   -- Мне в бою через раз ноги отрывают, -- ответил лис. -- Несчастный грибок даже понять не успеет, куда попал.
   Нахлобучив на светлую макушку простенькую шапку машинной вязки, он огляделся и зрением демонов заметил запасные ключи, припрятанные в вазе у зеркала. Их он тоже прихватил, чтобы не светить каждый раз, как фонариком, остаточной Ци при вскрытии замков.
   -- Как там у нас с работой? -- поинтересовался он, закрывая за собой входную дверь и спускаясь по лестничной клетке к выходу из дома.
   -- Тихо чего-то. Я понимаю что ночь, но что, все злодеи спать завалились? Дурацкий город! Убить некого!
   Корио сосредоточился и акума показал ему общую картину. Где-то в стороне загибался сгнивший изнутри наркоман. На соседней улице пара выпивох пытались доказать патрулю стражей закона, что они совершенно не пьяны, адекватны и знают где находятся. На окраине города двое ушлых малых, дрожа от страха, воровали со стройки кирпичи. Словно россыпь звезд, повсюду сияли затаенной болью души тысяч несчастных людей. Бедняки, больные, одинокие, измученные каждый собственными проблемами и страхами. Типичный отрицательный фон большого города. Довольно сильный.
   -- И ты думаешь, что сумеешь всех, во всем мире, сделать счастливыми? -- ехидно поинтересовался Безликий, увидев как притих и насупился мальчишка. -- Перед тобой только один, далеко не самый большой город. Помечтал и хватит. Ничего у тебя не получится. Можно только зачистить!
   -- Что ты как дикарь? Все, что плохо работает, лишь бы расколотить дубиной, да выбросить! Придумаем что-нибудь. Ищи проблемы, не отвлекайся.
   Гулять, избегая встреч с редкими прохожими, пришлось довольно долго, но в два часа ночи Корио почувствовал, как все внутри него напряглось. Черная злоба закипела, дыхание стало прерывистым от рвущегося из глотки звериного рычания.
   Есть цель.
  
   Когда утром прошлого дня Кичиро покупал билет на поезд, он был в приподнятом расположении духа. Целый месяц тяжелого труда позади, он здорово вымотался, но работодатель не обманул и теперь на дне его потертого чемодана была припрятана небольшая пачка денег. Восемьдесят тысяч, за ежедневную работу в полторы смены. За прошлые такие же вахты, он привозил по тридцать-сорок, но с прошлого года по всему миру растет странное шевеление, труд рабочих начинают ценить все дороже. Одни шептались, что зажравшаяся верхушка перепугалась после громких рейдов серых стражей и угроз Черного Лиса, другие утверждали, что страны начинают готовиться к большой войне, но в любом случае, зарплаты выросли вдвое даже для иностранных вахтовиков. Довольный, Кичиро думал о том, что с этой зарплаты он и его родители смогут выплатить долги за содержание дома, купить все нужные лекарства и запас еды. А со следующей можно будет немного отложить. А с третьей, взять сбережения и купить телевизор! Настоящее чудо техники, у них дома...
   Весь в радужных мечтах, он расположился на своем месте в плацкартном вагоне и запрятал чемодан в ящик под лежанкой. Вполне надежно, даже без замка. Вокруг ведь полно людей и все видели, где чьи чемоданы. Разве найдется такой наглый вор, что на глазах у десятков людей будет шарить по чужим вещам? Даже шиноби не полезет, потому что охрана поезд патрулирует и почует повышенный фон Ци.
   Соблюдая разумную осторожность, он спокойно продремал почти весь день и не обратил лишнего внимания на ухоженную даму в добротном дорожном платье и пальто, что вместе со своим спутником, мальчиком лет четырнадцати, поднялась в вагон уже после пересечения границы. Никому не мешая, эти двое убрали багаж, устроились на своих местах и завели дружелюбный разговор с соседями. Все было спокойно.
   До часа ночи.
   Нет, не грянул гром, не закричали люди. Вокруг по-прежнему царила тишина и забеспокоился только Кичиро, сквозь дремоту почувствовавший движение. Кто-то его тормошит? Нет. Двигается он сам! Шевельнулись руки, согнулись ноги. Парень в изумлении попытался прекратить странные судороги, но тело его продолжало двигаться, само собой. Он поднялся, глянул по сторонам, посмотрел на спящих соседей и начал одеваться. Вернее, не он. Сознание, в изумлении и панике, билось внутри вышедшего из-под контроля тела, пыталось подать знак тревоги и позвать на помощь, но язык онемел и горло не слушалось. Он не мог даже повернуть глаза, чтобы посмотреть в нужную ему сторону!
   Кичиро оделся, обулся, открыл багажный ящик и вынул свой чемодан. Никто не обращал на него внимания, ведь вокруг поднималась легкая спокойная суета. Собирались и готовились выходить другие вахтовики. За окнами плыли огни и темные строения большого города. Станция? На станции обязательно есть рамки со схемами-детекторами, они определят, что человек под воздействием какого-то дзюцу и поднимут тревогу!
   Вспыхнула надежда. Кичиро даже прекратил бесполезные попытки овладеть собой, ожидая что самураи или шиноби придут ему на помощь. Стражи закона ведь в фильмах и газетных статьях всегда оказываются рядом. Где охрана поезда? Где стражи вокзала?
   Никого нет.
   У выхода из вагона стояла только сонная тетка-проводница, с нетерпением ожидающая, когда пассажиры наконец вывалятся на перрон и можно будет закрыть за ними двери. Мечтая поскорее вернуться в свое купе, она даже не глянула на Кичиро, когда тот соскочил с лестницы вагона и уверенно зашагал прочь.
   Но рамки не зависят от халатности людей, автоматика должна сработать!
   Сошедшие с поезда вахтовики разделились, одни остались на перроне, ждать другой поезд, другие подались на вокзал, а Кичиро, некоторое время шедший с остальными, вдруг свернул в сторону и пошел вдоль здания. Он просто обогнул строение вокзала! Прошел через небольшой палисадник, миновал декоративный каменный заборчик и оказался на стоянке извозчиков, откуда вышел на улицу города. Вот тебе и безопасность! Вот тебе и охранные рамки!
   За углом ближайшего дома его уже ждали трое. В одном Кичиро узнал попутчика-вахтовика, а в двух других, ту самую женщину и мальчишку, краем глаза замеченных в вагоне.
   -- А вот и второй! Все в сборе. -- женщина и рассмеялась. -- Ой, я даже немного смущена! В мире так много мужчин перемерло, дефицит страшный, а вокруг меня сразу трое!
   -- Не мешай меня с ними. -- недовольно огрызнулся ее малорослый спутник. -- Я из древнего рода воинов, а эти - обычный чернорабочий скот.
   -- Ах, простите, ваше благороднейшее величество! -- женщина еще больше развеселилась и толкнула приятеля ладонью. -- Расслабься, Шиджеру-чан, я же просто поржать. Пошуршали отсюда! Мальчики, за мной!
   Все четверо начали удаляться от вокзала. Мальчишка-шиноби шел впереди и коротко отдавал команды, когда и куда им поворачивать.
   -- Патруль впереди. Какая-то компания на соседней улице. В доме перед нами люди не спят...
   Минут через сорок блужданий, они вышли к лесополосе, тянущейся вдоль бетонированных берегов реки, протекающей через нижний город.
   -- Ух, наконец-то пришли. -- женщина массировала виски пальцами, пока вся компания, сойдя с дороги и углубившись в лесополосу, пробиралась сквозь неухоженные заросли. -- Умаялась. Давай в следующий раз одного. Сразу двоих тяжело тащить.
   -- В прошлый раз не жаловалась. -- огрызнулся шиноби-сенсор.
   -- Так в прошлый раз второй дамочка была, с милейшими блестяшками на руках! -- женщина показала золотые украшения на своих запястьях и пальцах. -- Ради золота напрячься не жалко!
   Выбрав удобное место, грабители остановились и посмотрели на своих жертв, что под их взглядами безропотно положили чемоданы, сами открыли их и начали шарить в поисках тайников с деньгами.
   -- У одного - восемьдесят, у второго - сто пятнадцать. -- сказал мальчишка. -- Не вытаскивай, заберем вместе с чемоданами. Их барахло здесь бросать все равно нельзя.
   -- Да, да. Чтобы когда трупы найдут, не опознали. Просто самой денежки пощупать хочется! Страшно это люблю!
   -- Успеешь еще общупаться. -- мальчишка поставил один из своих чемоданов и открыл его, показав то, что чемодан пуст. -- Раздевай клиентов. По-быстрому топим обоих, хватаем багаж и сваливаем!
   -- Складывайте свое шмотье сюда, мальчики. -- женщина пихнула ногой пустой чемодан. -- Оно нам, конечно, не нужно, мы его потом, подальше от города, выбросим. А вот это - вам. -- она вынула из своего багажа и бросила под ноги жертвам две серые холщовые сумки. -- Ручки длинные, как раз чтобы голова пролезла. Надевайте их себе на шеи, камней набирайте и в речку, в речку! Водичка сейчас ух! Бодрящая!
   Сознание Кичиро отчаянно рванулось, он напряг все силы, но это было похоже на попытку двинуть отрубленной рукой. Тело не повиновалось ему. Захваченные под контроль бандитки, оба парня сбросили с себя куртки, затем рубашки, сняли с ног ботинки и взялись за ремни брюк, а мальчишка-сенсор меж тем пошарил во внутреннем кармане куртки Кичиро и вынул оттуда связку из пары ключей.
   -- Ты посмотри, Мисато! -- сказал он, показав ключи подельнице. -- Палец отдам, если они не от дома этого урода! Задрала беготня, может, заглянем к нему? В его листочках адрес проживания, найдем в два счета. Откроем дверь ключами, тихо войдем, удавим всех, кто будет в доме, а потом отдохнем как нормальные люди!
   -- Судя по роже, ему лет двадцать пять. -- сказала женщина. -- Не похоже, что женат. Живет, небось с папой и мамой, а значит дома только пара стариков и, может, еще какая зелень помладше. Рука не дрогнет?
   -- Что, хоть раз дрожала?
   -- Позавчера, когда мальчишку душил, весь трясся. Если бы при этом у тебя глаза не горели и слюна по роже не текла, я бы даже подумала, что тебе не нравится. Слушай, а ты не маньяк? Если ввалимся к клиенту в квартиру, его стариков можно убить не сразу, а сначала помучить, пока не выдадут, где у них спрятаны сбережения.
   -- Мальчишку я удавил за то, что он - зеленый, но возомнил себя чуть ли не аристократом. Полдороги похвалялся, в какой престижный институт поступил, какие у него богатые папа и мама, как он летом с родителями на курорте прохлаждался. Удавить такого - одно удовольствие! А стариков простого рабочего скота, знающего свое место, какой интерес пытать? Развлекайся сама, если хочешь, деньги я и без их признаний найду. С этими глазами... -- бандит-сенсор указал себе на лицо, но закончить фразу не успел. Он осекся на полуслове, побледнел и испуганно вскочил с намерением обратиться в бегство, но буквально вылетевший из-за деревьев враг с размаху заехал ему кулаком по роже.
   Сенсор повалился на прошлогоднюю листву, устилающую землю лесополосы, замешкался всего на миг, очухиваясь от последствий, но попытаться подняться все-таки не успел. Сверху на него, с пронзительным визгливым взвоплем, плюхнулась весьма весомая фигура по имени Мисато.
   -- Слезь с меня, морская корова! -- заорал бандит. -- А-а-р-р! Руку сломала!
   -- Не двигаться! -- рявкнул Корио, встав перед барахтающимися на земле бандитами. -- У меня принцип - детей и женщин не убивать! Не делайте резких движений, и останетесь живы!
   Бандиты подчинились, прекрасно понимая, что враг силен, сопротивляться или пытаться удрать не только бессмысленно, но и опасно.
   -- Вы, двое, -- мальчишка глянул на парней, которых бандитка, при его появлении, не удержала под своим контролем. Оба вахтовика, упавшие на землю, уже пытались подняться на ноги. -- Забирайте свое шмотье, деньги, и бегом к стражам закона! Я - шиноби скрытого селения, в ранге генин. Хоть я и не при исполнении, сумею позаботиться об этой паре выродков, но для порядка доложить надо.
   -- Господин! -- Кичиро, а за ним и его друг по несчастью, упали перед мальчишкой на колени. -- Спа... спасибо! Вы... вы спасли наши жизни!
   -- Рад, что успел. Вас с поезда сняли? Дерьмовая тут безопасность. Ну ничего, мы еще наведем порядок! А теперь - бегом, бегом! Мне с этими милыми людьми поговорить надо. Наедине.
   -- Осторожнее, господин, эта женщина... она - мастер гендзюцу! Она нас контролировала!
   -- Да, я знаю. И меня захватить уже дважды попыталась. Не беспокойтесь, от подобных фокусов я надежно защищен. Уходите!
   Оба парня, собрав свои вещи в ворох, кое-как подхватив чемоданы и забрав пакеты с деньгами, бросились прочь от места своей несостоявшейся гибели. Десяток секунд и оба растворились в темноте среди деревьев.
   -- Ох... ох... -- оба бандита, приподнявшиеся в положение полулежа, разом обмякли, растянулись на земле и снова приподнялись. -- Неужели...
   -- Мама, мы свободны! -- мальчишка залился слезами, бросился к женщине и обнял ее за руку. -- Мама, мамочка!!!
   -- Добрый господин! -- женщина разрыдалась и упала лису в ноги. -- Вы спасли нас! Спасибо! Спасибо вам, добрый господин!
   Корио удивленно поднял одну бровь.
   -- Мы не злодеи, господин! Не преступники! -- женщина, что в рыданиях заламывала перед ним руки, полезла в сумочку и вынула из нее пару документов - книжечку свободного гражданина, и детскую гражданскую карточку. Обе с зеленой каймой. -- Вот, посмотрите! Меня зовут Кояма Харуми, мой муж - директор текстильного завода в Иидзуке, я работаю там же, главным бухгалтером. А это - мой сын, Шиджеру. Он учится в юридической школе, в Хонгаве. Мы собрали деньги за полгода учебы, двести семьдесят тысяч, и я поехала с сыном, чтобы у него эти деньги не украли... но... но нас захватили... а потом... потом...
   -- Мы уже два дня ходим, как марионетки! -- заливался слезами мальчишка. -- Вы... вы спасли нас, господин шиноби!
   -- Понимаю. -- Корио взял карточки и посмотрел на них. -- Так вы тоже жертвы? Вот подстава! Повезло, что я не нанес вам серьезных увечий. Поднимитесь, Харуми-сан, Шиджеру-кун. Пожалуйста, простите меня за мою грубость.
   -- Все в порядке, добрый господин. -- женщина поднялась, склонилась перед лисом и принялась целовать его руки. -- Спасибо вам, за меня, и за моего сына! Мы никогда... -- она говорила сквозь рыдания и голос ее срывался. -- Никогда о вас не забудем!
   -- Рад был помочь. -- Корио протянул ей карточки. -- Собирайте ваши вещи и уходите. Сдайтесь стражам закона, чтобы с вас сняли все подозрения, иначе те двое расскажут, что это вы их похитили, а это никому не нужный ложный след. Я посмотрю вокруг, тот, кто вас захватил не может быть далеко. -- лис потрепал шмыгающего соплями мальчишку по плечу. -- Выше нос, боец! Береги мать, а я найду и покараю того ублюдка, что пытался ограбить вас!
   Сказал и в два прыжка скрылся за деревьями. Секунда, две, три...
   Утирая слезы с лиц, мальчишка и женщина переглянулись.
   -- Хватай чемодан, валим! -- резко и зло шепнул мальчишка. -- Живо, живо!
   Они сцапали с земли свои вещи и бросились к дороге, как вдруг Корио шагнул из-за дерева им навстречу.
   -- Просто пошутил. -- сказал он, сверкая широчайшей улыбкой. -- А вы недурные актеры, столько слез пустить, без лукового сока, это нужен талант! Кинопремия "Золотой Журавль", однозначно!
   -- Господин, вы не верите нам? -- широко раскрыв глаза, с горестной дрожью в голосе воскликнула женщина.
   -- Хватит, хватит! -- Корио пренебрежительно помахал рукой. -- Номер на "бис" я не заказывал. Лет девять назад вам может быть, и удалось бы заставить меня сомневаться, но с тех пор у меня появился один близкий и крайне полезный друг. -- Корио поднял правую руку и над ней поднялось, ясно видимое в ночной темноте, призрачное пламя. Алая Ци, извиваясь и танцуя, само собой сложилось в фигуру, похожую на лисью шею и голову. -- Это - самый настоящий акума! И его взгляду доступно то, что обычный человеческий глаз никогда не уловит. Сюда меня привели страх ваших жертв и злое торжество, царящее в ваших душах. На документах, что вы мне показали, следы недавнего воздействия Ци в области фотографий, а на вашей одежде - темное ментальное эхо. Где настоящие Харуми и Шиджеру? Попытаюсь угадать. Вы их убили. Сняли с поезда, так же как тех двух парней, и так же увели подальше от людских глаз, чтобы никто вам не мешал. Ты, -- он указал на женщину. -- Вела, а он, -- лис указал на мальчишку. -- Указывал пути обхода, предупреждал о стражах или следящих устройствах на пути. Эффективная команда! Сработали чисто и быстро, сорвали куш. Двести семьдесят тысяч? Красотень! Плюс шмотье, багаж и документы, с которыми вы из бесправных бродяг в момент стали законопослушными гражданами этой страны. -- лис вдруг резко переменился в лице, оскалился лютым волком и подался вперед, глянув на бандитов глазами, полными жадного безумия. -- Вот это мне нравится! -- он засмеялся и вдруг, под взглядами изумленных дорожных грабителей, обратился в тощую девчонку злобного вида. -- Глупая бухгалтерша и ее сынок ехали, небось, первым классом, да? Наслаждались комфортом и своим богатством, а вы их цап! -- она сделала хватательное движение руками. -- И показали, кто здесь на самом деле крутой!
   Среди деревьев сгустилась тьма. Оживший мрак поднялся и, словно действительно был материален, швырнул под ноги бандитам мертвые тела вахтовиков с перекошенными от ужаса лицами. Следом на землю был брошен багаж жертв.
   -- Ха-ха, эти двое реально поверили, что спасены! -- весело засмеялась лиса. -- Такие идиоты! Да кому надо, вообще, их спасать? Вам их деньги были нужны? Забирайте! Я даже долю не возьму!
   -- Ты... кто? -- осторожно произнес грабитель-сенсор.
   -- Боевая биоформа сто семь - четыреста три. -- без запинки соврала лиса. -- Можете называть меня Нэкомата, или просто Нэко-чан! Я из страны Озер, сбежала, когда на нашу лабораторию напали какие-то придурки, борющиеся за права и свободу мутантов. Они сняли с меня блокирующий шлем, и принялись радоваться, как будто совершили подвиг, а не что-то жутко идиотское! Вот дебилы! Я так ржала, чуть не померла со смеху! Жаль, что одной смеяться пришлось. Вы слышали о том, что "Союза Равных" больше нет?
   -- Н-нет, не слышали...
   -- Это я их всех убила! За то, что они - дебилы. Кругом одни дауны, трусы, слабаки и зануды. А вы - не такие, как все! Вы - интересные! -- лиса шагнула к бандиту и принялась жадно его разглядывать. -- Вот ты ведь на самом деле взрослый, да? Судя по внутренним органам и Ци, тебе около сорока лет. А по внешности совсем как молоденький мальчик! Так круто! Дурачье тебя совершенно не опасается, думает, что ты ребенок, и не можешь быть настоящим злодеем! Ты, наверное, успел с бедняжкой Шиджеру пообщаться, да? А он принял тебя за ровесника и обрадовался тому, что нашел нового друга? Ха-ха! Эти зеленые все идиоты! Тебя как на самом деле зовут?
   -- Фукухара... Сатору. -- помедлив, с сомнением ответил бандит. -- Самурай разведки и поддержки.
   -- Дезертировал? Правильно сделал! На дебилов только дауны и будут работать. Чем рисковать жизнью и ждать подачек от начальства, лучше забрать все, что нужно, у слабаков, и жить в свое удовольствие! -- злыдня всплеснула руками, хлопнула в ладоши и выжидательно посмотрела на женщину.
   -- Китамура Мисато. -- представилась бандитка. -- Я из страны Морей. Сбежала оттуда, чтобы не издохнуть от голода.
   -- Ясно! Сатору-сама, Мисато-сама, возьмите меня в вашу банду! Я - сильнейший мастер гендзюцу, так умею мозги крутить, что любого стражника в узел сверну, а он и не заметит!
   Бандиты переглянулись.
   -- Почему ты в мужской одежде, Нэко-чан? -- осторожно осведомилась Мисато.
   -- Да так... -- злыдня всплеснула рукой. -- Мне в этом городе жить было негде, вот я и взялась присматривать на улице человечка поинтереснее. А тут этот мальчик в магазин за вкусняшками идет. Симпатичный, веселый и беспечный, как весенний ягненочек! Глазки наивные, лицо доброе, а улыбочка такая, как будто только что с девочкой целовался! Ну, мне и стало завидно. С чего бы спрашивается, у этого слабака все есть, а у меня ничего нет? -- тварь растянула улыбку от уха до уха и сощурилась с выражением насмешки и злобы. -- Я ему мозги крутанула, чтобы он вместо меня видел девочку покрасивее, подошла и попросила помочь котеночка поймать! И что думаете? Дурачок сразу, с готовностью пошел, ни мгновения не засомневался! Хорошие мальчики ведь должны помогать девочкам? Ха-ха! И пока мы шли, он сам мне все разболтал про то, где живет, где учится, как папу и маму зовут. Знакомился со мной, о дружбе размечтался! Наверное даже влюбился? Ах, мальчики такие глупые! До самого конца так ничего и не понял, дурак. А я его шею в захват локтем хвать! Чуть надавила, и шейка хрусть! -- злыдня изобразила захват и излом. -- Бедняжка только захрипел, да ручками и ножками задергал! Беспомощный милашка! И рядом никого, кто мог бы ему помочь. Ни мамы, ни папы, ни стражи, ни друзей! Все спокойно занимались своим делами, пока я их красавчика раздевала, уродовала и сбрасывала в водосток. Вот идиоты! Ни один даже носом не повел, когда я к ним вышла, переодетая добреньким мальчиком и притворяющаяся, как будто с дурачком Хидэки ничего плохого не случилось! Ха-ха! С прошлого лета он где-то там в реке или даже в море плавает, а я спокойненько живу в его доме, с его папой и мамой!
   -- С прошлого лета?! -- изумились бандиты.
   -- Ага.
   -- И никто не заметил следов воздействия Ци? Фон же должен быть яркостью до небес!
   -- Я воздействую точечно, на мозг. -- самодовольно ответила злыдня. -- Фон такой мизерный, что ни один самурай не чувствует! Вот вы, Сатору-сама, ничего ведь не заметили, да? И никто не замечает! Поэтому я совершенно неуловима! Ну так что, возьмете в банду? Мне просто так жить уже надоело, я хочу собрать много денег и драгоценностей! И чтобы можно было с равными мне хорошо повеселиться! Давно присматриваю себе нормальных друзей!
   Бандиты переглянулись. Девчонка перед ними явно опасная, сумасшедшая садистка, но ее умение может быть крайне полезным и сулит невероятные богатства.
   -- Что думаешь, Мисато? -- спросил Сатору.
   -- Что думаю? -- глаза бандитки загорелись жадностью. -- Нэко-чан, а ты сможешь благородным господам мозги крутить? Так, чтобы их охрана не поднимала тревогу?
   -- Ха-а... да запросто! Я в особняк местного городского главы ходила, целую кучу бриллиантов его жены себе забрала. Такие блестящие и красивые камушки, уписаться можно! Вся стража города на ушах две недели ходила, но ничего не нашла. Они у меня дома лежат, на полке, за книгами.
   -- Тогда, я думаю, -- сказал Сатору. -- Мы очень даже хорошо сработаемся! Веди к дому в котором живешь, заберем бриллианты и деньги, а потом, все вместе, свалим отсюда куда подальше.
   -- Чудесно! -- злыдня, подскакивая на месте, захлопала в ладоши. -- Даже немного жаль, -- она вдруг печально вздохнула. -- Что причиненное мною зло привлекло внимание акума и я уже два года как мертва. -- на глазах остолбеневших бандитов, девчонка начала стремительно разлагаться. Язвы расползлись по ее коже, осыпались волосы, выпали глаза. Кости черепа проглянули сквозь изуродованную гниением плоть. Ходячий мертвец с обвисшими руками, подкосившимися коленями и склонившейся набок головой, захрипел, завыл, и вдруг бесследно растаял, словно туман. Исчезла живая тьма, бесследно пропали трупы вахтовиков и их багаж. Пара разбойников, в совершенном одиночестве, стояли посреди пустой и тихой ночной лесополосы.
   -- Дерьмо. -- борясь с бьющей его тело нервной дрожью, произнес Сатору. -- Похоже, мастер гендзюцу над нами издевается.
   -- Гендзюцу? -- взвилась Мисато. -- Какое еще гендзюцу?! Ты же самурай! "Разрыв" примени, или еще что-нибудь. Вас что, с иллюзиями бороться не учили?
   -- Так учили, что зубы отскочили! -- огрызнулся Сатору. -- Бросаем хламье, бежим отсю...
   Он швырнул свой багаж на землю и потянулся к сумке, которую держала его напарница. В этой сумке лежали награбленные деньги и драгоценности, за них бандит намерен был цепляться до последнего, но прежде чем он коснулся сокровищницы, буквально из-под земли, между ним и Мисато, вдруг с ревом нападающего хищника взметнулась вверх кошмарная зомби-беспредельщица.
   Высоко взлетели прошлогодние сухие листья, бандит дико заорал, сбитый чудовищем с ног и поваленный на землю.
   -- "Разрыв"! -- бил он дестабилизирующим дзюцу то себе в голову, то в тварь, то наугад в разные стороны. -- "Разрыв", "Разрыв", "Разрыв"!
   Но ужасный мертвец не исчезал, тварь придавила отбивающегося сенсора к земле и схватила его за голову, прижав ладонь ко лбу бандита.
   -- Мисато! -- со смертельным ужасом в голосе, прекрасно понимая, что сейчас умрет, завопил Сатору. -- Мисато, помоги мне!!!
   Но его подельница уже улепетывала без оглядки сквозь лес. Спотыкалась, падала, цеплялась одеждой за ветки и беспощадными рывками раздирала дорогую ткань. Вой нечеловеческой боли, в который превратился крик сенсора, подгонял ее лучше любой плети. Она бежала и бежала, пока, вдруг, не замерла, в ужасе остолбенев.
   Перед ней, буквально в паре метров, висел полупрозрачный, бесплотный образ человека. Призрак в белом могильном саване, с хорошо знакомым лицом.
   Женщина, которую Мисато на пару с Сатору ограбили и убили пару дней назад. Бесплотная фигура подняла руку и наставила на бандитку иссиня-бледный палец.
   -- Ты! -- голосом, от которого в жилах стыла кровь, яростно прокричал неупокоенный дух. -- Ты обещала не убивать моего сына! Мой мальчик! Мой Шиджеру! Ты солгала мне!!!
   Мисато заорала в ужасе, повернулась на месте и с новыми силами ломанулась сквозь лес. Она завывала и металась из стороны в сторону, когда из-за деревьев появлялись все новые призраки. Мужчины, женщины и подростки, которых она уволакивала, как на аркане, для грабежа и убийств. Молодая мамаша с младенцем на руках. Несколько стариков, погибших при ограблении домов. Пара школьников, доверчиво открывших улыбчивой тете двери своих квартир. Призраки жертв Сатору и Мисато, над которыми дорожные бандиты с глумлением расправлялись, уверенные в собственной силе и полнейшей безнаказанности. Хитрые злодеи ведь всегда быстро перемещались, терялись в толпах беженцев и переселенцев, скрывались под новыми именами, запутывали следы. Кто и когда их догонит? Кто спросит за причиненное зло?
   Бандитка сбросила пальто. Кое-как, на бегу, растеребила широкий пояс и избавилась от пышных юбок.
   -- Прочь! Прочь! -- она отмахивалась от призраков руками, а те, хохоча, кружили среди деревьев, приближались к ней и, дыхнув на бандитку холодом могилы, проносились мимо. -- Вы уже все подохли, пошли прочь из этого мира!
   Впереди блеснул свет и, напрягая последние силы, измученная, ободранная бандитка вырвалась на освещенную фонарями аллею с деревянными лавочками и мощеной камнем дорожкой. На одном инстинкте, она бросилась под фонарь, и захохотала, увидев как призраки вьются на границе света и тьмы, словно у невидимой преграды.
   -- Что, не можете, уроды? -- безумно выкатив глаза, проорала она. -- Не можете, да? Вот и... вот и... -- она сняла с ноги туфлю и швырнула ее в призраков. -- Валите во тьму!!!
   -- Ни стыда, ни раскаяния. -- прозвучал позади нее жуткий голос. -- Даже сейчас в тебе нет ничего, кроме ненависти и злобы.
   Бандитка, обернувшись, увидела фигуру человека, состоящую из одного лишь черного пламени, вьющегося и пляшущего без всякого участия ветра.
   -- Ты! -- задыхаясь от предчувствия близкой смерти, взъярилась вдруг Мисато. -- Глумишься надо мной, строишь из себя бога справедливости? Где ты был, когда был нужен мне?! Посмотрела бы я на тебя, если бы ты пожил в той дыре, в которой родилась я! Я вареные водоросли жрала, и ракушки на побережье собирала! Мои братья и сестры от голода и болезней все поумирали! А здесь, на материке, эти жирные свиньи...
   -- И увидев что здесь, на материке, есть люди, что едят рис а не водоросли, ты решила, что имеешь право их грабить и убивать? Нет, беженка с проклятых островов. Ты - не мученица. Ты обычная, завистливая гнида. Ты - жестокая, злобная мразь! И сейчас, творец зла... ты умрешь.
   Черная фигура подняла руку, указав за спину Мисато. Перепуганная бандитка обернулась и увидела как прекратившие кружение призраки расступаются, давая дорогу невысокой человеческой фигурке. Сорокалетний самурай вспомогательных сил, даже в свои годы похожий на малолетнего подростка, шел неуклюже, низко склонив голову и медленно переставляя подкашивающиеся ноги. Он вошел в круг света, захрипел и остановился, покачиваясь, словно во сне, то вправо, то влево.
   -- С... С... Сатору... -- лязгая зубами от ужаса, произнесла Мисато, и ее подельник поднял голову, глянув на бандитку желтыми от гноя, слепыми глазами мертвеца.
   Лицо ходячего трупа было буквально сожрано кошмарной язвой, расползшейся от лба до самого подбородка. Кожа сгнила, мышцы почернели от спекшейся крови и облезли, выставив напоказ пожелтевшие кости. Крепкие белые зубы заблестели в свете фонаря, когда мертвец разинул пасть и бешено взревел, вгоняя без того перепуганную бандитку в состояние полнейшего шока. Рывок, прыжок, и монстр, приземлившись женщине на плечи, опрокинул ее на землю. Мисато завизжала в смертельном ужасе, а мертвец вцепился пальцами ей в лицо.
   Разумеется, все это, и призраки, и темный бог, и ходячий мертвец, были иллюзией. На плечах сбитой с ног бандитки сидел не Сатору, а Корио, собственной персоной.
   Алая Ци хлынула в голову бандитки, заставив ее дрыгнуть ногами и забиться в жестоких конвульсиях. По ощущениям, если бы у жертвы осталось хоть какое-то соображение, она бы решила, что ей вскрыли череп и плеснули серной кислотой на ничем не защищенный мозг. Мисато орала так, что несколько приключившихся неподалеку прохожих побежали прочь на полусогнутых ногах, а спешивший к месту действия патруль городской стражи потерял боевой настрой и занялся вызовом подкреплений. Корио не беспокоился о них, так же как и о том, что его жертва может попытаться отбиться, хотя бы рывками в агонии. Все сигналы от мозга Мисато к мышцам пришли в совершенный хаос и погибающая бандитка только тряслась так, как будто сквозь ее тело пропускали электроток высокого напряжения.
   -- Вот и замечательно. -- сказал Корио, после пятнадцати секунд агонии жертвы отнимая свою ладонь от ее, сгнившего до костей, лица. -- Благодарю за сотрудничество, Мисато-сан, допрос окончен. Да, на самом деле тебя зовут Момоти, но кому это интересно? Буду звать тебя Мисато, ладно? А то "самоотверженно победил опасную бандитку Момоти" совершенно не звучит.
   Алая Ци втягивалась обратно в тело чудовища. Акума, спалив грабительнице мозги, при этом обшарил всю ее память в поисках интересных знаний. Их с Корио в таких делах больше всего интересовали адреса бандитских логовищ, имена и рожи подельников, места сокрытия разбойничьей добычи или номера банковских счетов с паролями подтверждения. В итоге "допросов" разбойной парочки, у йома появились знания о полумиллионе рю в сумке и еще полутора миллионах кровавых сбережений на их банковских счетах. Выхода на группировку получено не было. Эти двое оказались ни с кем не связанными "гастролерами", на мертвой совести которых осталось сорок семь человеческих жизней. Плюс четыре жертвы за время одиночного разбоя сенсора Сатору, и шестнадцать со стороны Мисато. Считая одного из ее младших братьев, которого она вытолкнула из лодки, просто для того, чтобы не делиться с ним пойманной рыбой.
   -- А потом еще кто-то удивляется, что зеленые нас, желто-красных, боятся и ненавидят. -- вздохнул лис, массируя сгнившую, но медленно восстанавливающуюся кисть руки. -- Поживи-ка, попробуй, без суперсил, рядом с такими вот мразотами.
   Стражи, посланные проверить рассказ вахтовиков, топтались на месте, ожидая прибытия особой боевой группы. Прохожих он всех распугал. Еще минут пять-шесть у него в запасе есть. Более чем достаточно, тем более что пока призраки гоняли бандитку по лесу, Корио успел обработать ее приятеля.
   Ходячий труп Сатору выглядел точно так, каким его и видела в иллюзии Аканэ, только не мотался, изображая классических зомби, а стоял ровно и двигался уверенно, не хуже живого человека. Превращенный в безвольную марионетку, он притащил к аллее сумку-сокровищницу и остальной багаж. Как свой, так и напарницы. Даже не дожидаясь, когда у бандитки стихнут последние конвульсии и лис оставит ее в покое, зомби принялся обирать убитую злодейку. Снял с нее золотые кольца, серьги, цепочку и браслет, вынул из волос Мисато дорогую заколку, а с жакета - блестящую брошь в виде цветка. С себя он тоже снял несколько драгоценных украшений, вынул часы и бумажник. Все это было ссыпано в сумку и стала добычей наглого полудемона.
   -- Шустрее, шустрее, лисья душа. -- торопил темный призрак, танцуя, словно сгусток дыма, над правым плечом Корио. -- Прокопаемся, понабегут консервные банки, будут нудно уговаривать им что-нибудь доказать.
   -- А может, драку устроим? Чтобы все силы города за нами в погоню бросились? -- отвечал Безликому лис, шустро и умело формируя над своей ладонью клубок переплетенных потоков энергии. Сине-фиолетовый из-за серьезной примеси алой Ци.
   -- Дело! Отманим их всех подальше, а сами по широкой дуге вернемся и грабанем банк!
   -- Или нарвемся на какого-нибудь генерала в отставке. Тут же, рядом с мертвяками, геройски подохнем. Нет, если подумать, то лишнего нам не надо. И так... -- Корио склонился, протянул руки и ударил сгустком энергий в тело мертвой бандитки. -- ...Нормально пошумели.
   Сгусток растекся по системе биотоков еще не принявшего свою смерть тела, вплелся в нее и обратился в формирование, называемое временной, или фальшивой душой. Эта псевдо-душа захватила лишенное воли тело, заставила мертвый мозг формировать электрические импульсы. Мышцы начали выполнять приказы и труп Мисато, исполняя заложенные в псевдо-душу команды, поднялся с земли. Корио выдернул из кармана жакета бандитки белый носовой платочек, с кружевом, шумно высморкался в него и запихнул обратно.
   -- Ну и вонь! -- заявил он. -- Какие-то нам с тобой, Безликий, бескультурные бандиты попадаются. Вот каждому, первым делом, надо обмочиться и обгадиться! Или это у тебя Ци со слабительным эффектом?
   -- Мы, акума, все с таким эффектом. При нашем появлении что звери, что люди, разом улетают в небеса на реактивной тяге.
   -- Что это еще за тяга такая?
   -- Технология эпохи Металла. За пару очищающих печатей, если не лень будет, потом расскажу. А сейчас ты мне скажи, что это такое ты делаешь?
   Корио, открыв чемодан Сатору, вынул их него трусы, штаны и рубашку, после чего разделся и надел добытое. Носки, обувь, куртку и шапку он оставил себе свои, а снятые вещи, кроме трусов, скрутил в ком и пихнул в руки зомби-бандита.
   -- Как думаешь, кто будет в главном приоритете у спецгруппы, что пойдет по нашим следам? -- ответил он Безликому, надевая малорослому зомби на голову свои трусы, вместо шапки. -- Пара ходячих трупов, воняющих дерьмом, или нахальный беспредельщик, зараженный черной протоматерией и учинивший беззаконный самосуд? Я усилил потоотделение и теперь эти тряпки хранят хороший запас моего личного аромата.
   -- А это зачем? -- черное облачко над плечом лиса указало на зомби-Мисато, бесстыдно снявшую с себя изгаженные панталоны и, по примеру обретшего веселую шапку подельника, напялившая их себе на голову.
   -- Чтобы Сатору-чан не было обидно. -- хохотнув, ответил Корио.
   Выдернутым из снятых штанов ремнем, он связал ручки обоих чемоданов, забросил их себе на плечо и подхватил сумку.
   -- Валим.
   Зомби шустро сорвались с места и побежали сначала по мощеной дорожке, а затем сквозь лесополосу.
   -- Минута до появления стражей. -- между делом заметил акума. -- Спецгруппа, с храмовником и парой особо сильных солдат, соединилась с патрульными. Бегут к месту преступления.
   -- Я - гений точнейшего расчета! Даже если действовать приходится по обстоятельствам.
   Лесополоса кончилась, зомби и их кукловод оказались на берегу реки. Все трое сбежали вниз по бетонным плитам, помедлили пару мгновений, а потом сделали шаги и... встали на воду, словно на мягкий, пружинящий матрас. Энергия Ци, источаемая из их ступней, связывала молекулы воды и создавала на поверхности подобие прочной пленки. Изрядно потеряв в скорости, генерал демонов и зомбированные бандиты, тем не менее, вполне уверенно пошлепали по водной глади прочь от линии берега. Корио следовал за своими марионетками, но резко сменил направление на полпути до линии внешних стен. Не задерживаясь, он побежал обратно, вниз по течению реки, а пара мертвецов продолжили свой путь. Они будут бежать, вперед по прямой, пока не откажут мышцы, или не закончится энергия в псевдо-душах. В любом случае, эти твари уже никому не причинят вреда. Разве что напугают случайных встречных своим внезапным появлением и внешним видом.
   Кого может не напугать ломящаяся сквозь лес парочка зомби с трусами не головах?
   Услышав шлепки ног по воде, на башнях всполошились, включили прожекторы и начали шарить ими в ночной темноте. Корио это не беспокоило. Он уже вернулся на берег и с довольным видом топал в жилой район. К дому, в котором устроил себе временное убежище. На его плечах был приятный груз добычи, а в душе царило умиротворение и даже упоение от сделанного дела.
   "Минус два монстра". -- думал он. -- "Гоняли меня, пока я был маленьким... а теперь сами побегаете, мыши помойные"!
  
   -- Вы узнаете эти предметы? -- лейтенант стражи продемонстрировал вахтовикам подобранные в лесополосе пустой чемодан, холщовые сумки, шляпу-котелок, женское пальто и юбку.
   -- Да, это вещи бандитов. -- ответил Кичиро.
   -- Замечательно. Картина преступления предельно ясна. Мои помощники проводят вас на нашу базу, запишут ваши показания и возьмут контактные данные на случай, если нам понадобится связаться с вами. Утром, сможете продолжить свой путь.
   -- Господин лейтенант! -- Кичиро подался вперед. -- Эти бандиты... конченые ублюдки! Они смеялись и глумились, вспоминая, как убивали женщину и ребенка!
   -- Отсмеялись. -- ответил самурай. -- Постарайтесь получше описать внешность того мальчишки, что спас вам жизни. Он совершил доброе дело, но подобный самосуд ни что иное, как беззаконие. Мы должны как можно скорее найти его и убедить сотрудничать с нами. Если этот парень продолжит творить беспредел, то может нарваться на серьезные проблемы.
   -- Проблемы? -- второй вахтовик вдруг рассмеялся, зло и даже с вызовом глянув на самурая. -- Пока на проблемы нарывались только те, кто решал бороться против серых стражей!
   -- Почему вы решили, что это был серый страж, гражданин?
   -- Кто еще будет дыры в нашем цельнометаллическом щите штопать? Две оранжевые мрази выволокли нас из особо охраняемых объектов, через половину города протащили, и преспокойно ушли бы, если бы не появился некто, явно не самурай. Этот некто мгновенно разобрался что происходит, и не стал оставлять решение на нашу кривую, ржавую машину правосудия! После нескольких тысяч абсолютно таких же случаев по всему миру, у меня возникают понятные подозрения. Стражи закона работают по факту свершения преступления, то есть, когда находят труп. Нас спас серый страж! Потому что трупов еще нет, а бандиты уже обезврежены!
   -- Любопытные рассуждения. -- страж кивнул. -- Очень даже возможно, что вы правы, но я склонен верить, что этот мальчишка - обычный энтузиаст, или агент-шиноби, оказавшийся здесь случайно. Спасибо вам за предоставленные сведения. Отдохните до утра и придите в себя. Эти люди отведут вас на базу, -- он указал на двоих самураев, выступивших вперед. -- Мы проведем расследование и сообщим вам о результатах.
   Самураи увели пострадавших, а лейтенант обратился к подошедшему следователю, старому и сгорбленному ветерану-храмовнику.
   -- Ваше мнение, Тоширо-доно? -- в полголоса, по-дружески осведомился командир спецгруппы.
   -- Этот человек абсолютно прав, Осаму-сама. -- ответил старик. -- Следы алой Ци повсюду. Черной протоматерией здесь так воняет, как будто мы залезли в логово Темных Инженеров. Это совершенно точно серый страж. Я даже могу уверенно утверждать, что это - Черный Лис.
   -- Что?! Генерал серых? Лично?! -- самурай был искренне изумлен, ведь лис, как и йома, до сих пор были для большинства людей чем-то вроде страшилки или забавной сказки. -- Доказательства есть?
   -- Самое главное - облик. Спасенные люди говорили о мальчишке, лет четырнадцати или пятнадцати возрастом. Все серые стражи - взрослые люди, по той причине, что ребенку гораздо сложнее пройти процесс ассимиляции с акума и сдерживать его. Кицунэ Корио сейчас лет одиннадцать, верно? Подсознательно он это делает, или с каким-нибудь расчетом, но его часто видят в облике малолетнего подростка.
   Лейтенант нахмурился.
   -- Я отправлю за ним группу со следопытом. -- сказал он после недолгих рассуждений. -- Пусть убедятся, что лис покинул город.
   -- А если не покинул?
   -- Если не покинул, я постараюсь тайно встретиться с ним и не хуже какого-нибудь продавца в магазине вежливо поинтересуюсь, что ему нужно и не можем ли мы ему помочь.
   -- Что же это, Осаму-сама? -- ехидно спросил старик. -- Мы теперь сотрудничаем с демонами?
   -- Ты совсем телевизор не смотришь? Этот монстр один на один развалил боевой дирижабль спецвойск страны Лесов, с заточенной на убийство демонов командой из лучших жрецов и самураев! Две сотни элитных самураев полетели убивать Черного Лиса, и шестнадцать назад пешком вернулись. Что-то мне не улыбается, представляешь, перспектива массово печатать похоронные извещения на моих солдат! Лорду-наместнику придется сообщить о контакте, но я постараюсь его убедить, что монстра рядом уже нет. Не поверит только, ублюдок параноидальный. Знает, что демонам есть за что искать с ним встречи.
   -- Может, дурачками прикинемся? Скажем - обычный энтузиаст, прикончил пару бандитов и сбежал. Я подпишу, что никакого темного фона и алой Ци не нашел. Никто и не почешется.
   -- Нет, если это лис, то он обязательно будет хвастаться. Мы не дурачками прикинемся, а выставим себя некомпетентными идиотами. Лорд Сабуро всю нашу службу живьем сожрет.
   -- Ваша правда, лейтенант. Но что, если лис готовит в нашем городе что-то серьезное?
   -- Тогда кому-то придется нахлебаться крови. Пусть наместник своих отморозков против Безликого Лжеца бросает. Мы - стража обычная. Про то, какие мы слабые, беспомощные и бесполезные, миллион фильмов снято!
  

* * *

   Спустившись на десяток ярусов под землю, лифт остановился и двери его раскрылись, выпуская в богато украшенный коридор двоих людей. Молодого мужчину и девушку, в роскошных мундирах, украшенных золотом и бархатом. Основной цвет мундиров - белый, со вставками мягкого розового цвета у девушки и темно-синего у парня. Офицерские погоны на плечах. На голове у парня фуражка с золотым узором на околыше, у девушки - сдвинутый на бок форменный берет. На ногах у обоих сапоги, высотою до колен, причем девушка еще и на высоких каблуках. На поясе у парня красуется легкий короткий меч в ножнах, девушка же безоружна, но не потому что на это есть запрет, а потому что вид вооруженной девушки у мужчин, особенно не измененных генетически, вызывает настороженность и опаску. Очень нехорошо для специалиста по связям с общественностью. Ее амплуа - очаровательная благовоспитанная леди, а не какой-нибудь садист-потрошитель в женском обличии.
   Тем более что за свои двадцать шесть лет, в боях Нишидзуми Киоми не участвовала ни разу и категорически участвовать не желала. Всего один раз ей по-настоящему угрожала опасность, когда наместник этого региона вздумал домогаться ее. Подсыпал в вино наркотики и чуть не утащил на изнасилование, но и тогда сражаться Киоми не потребовалось, ведь рядом нашелся храбрый благородный мужчина, вступившийся за впавшую в беспомощность девушку. Жаль только что за благородством у бедолаги оказалось очень мало реальной силы и за ссору с наместником крепко поплатилась вся его семья. Нечаянная и досадная жертва, тем более что Единство чутко отреагировало на инцидент, нажало на нужные рычаги и наместник больше не распускал руки в отношении Киоми. Пытался флиртовать, подкупить помощью и подарками, но не более того.
   Пока офицеры Единства шли по коридору к защитному шлюзу, Киоми тайком бросала взгляды на статного, высокого красавца, идущего с ней рядом. Вот кого ей надо благодарить за решение проблемы с наместником. Капитан гарнизона крепости и подземной базы, сын армейского генерала из страны Лесов, благородный лорд Матсумура Широмару.
   Ближайший друг и постоянный гость вдовствующей леди Симада Минако, почтенной матери наместника Сабуро. Не важно даже то, что Матсумура и Симада генетически несовместимы. Меньше забот о последствиях, больше свободы в отношениях. Благодаря этой тесной дружбе, Единству даже нет нужды очаровывать опасное полуживотное по имени Сабуро, неуравновешенного и вспыльчивого садиста. Мать, с подсказки постельного друга, умеет направить сына в нужном организации направлении.
   Бронированные двери шлюза позади вошедших офицеров сомкнулись, на стене открылась панель со сканирующим устройством. Киоми и Широмару поочередно положили ладони на сенсорную панель для считывания папиллярного узора и приблизили лица к окошку, за которым располагался новейший сканер сетчатки глаз. Машина сделала свое дело, красная лампа погасла, загорелась зеленая и внутренняя дверь шлюза открылась, пропустив офицеров в холл, украшенный картинами, коврами и хрустальными люстрами. Короткий тупик с тремя дверями. За первой, слева от вошедших, - кабинет управляющего. За второй, направо, - командный центр. Ну а прямо, дальше по коридору, уборная с умывальниками, чтобы офицерам и операторам не приходилось бегать через шлюз по простым естественным надобностям.
   Новоприбывшие были экстренно вызваны к начальству и, потому, направились к левой двери. Они вытянулись в струнку перед камерой, датчик движения сообщил об их приходе и дверь скользнула в сторону.
   -- Спасибо за быстрое прибытие, Широмару-доно, Киоми-доно. -- сказал, после кратких приветствий, высокий мужчина, длинные волосы которого были белее снега. -- Ситуацию нельзя назвать угрожающей, но во избежание эксцессов, меры нужно принять незамедлительно.
   Из головы этого человека, над висками, торчали увитые плотным узором силовых схем и ввернутые буквально в череп четыре титановых цилиндра длинною с палец. Благодаря этим штукам, все управляющие баз и крепостей Единства были связаны между собой, могли обмениваться мыслями, докладами и советами. Через эти же устройства, в экстренных случаях главы регионов могли взять под прямой контроль любого начальника базы и лично командовать персоналом.
   -- Ждем ваших приказов, господин Управляющий. -- поклонился начальнику Широмару.
   -- Сначала, разъясню ситуацию. Информация секретна для всех сотрудников с доступом ниже четвертого уровня.
   -- Приказ ясен. -- хором ответили офицеры.
   -- Замечательно. В городе выявлен объект ментальной, демонической и общественно-деструктивной групп, класс опасности - Багровая Тень. Личный номер... -- управляющий произнес цепочку из восьми цифр.
   -- Кицунэ Корио, Черный Лис. -- слегка дрогнувшим голосом произнесла Киоми. Номер этой Багровой Тени знали далеко за пределами организации, хоть и мало кто был в курсе, что так зараженного метаморфа обозначили не абстрактные охотники на лис, а мирное и добродетельное Единство Культуры.
   -- Безликий Лжец. -- добавил управляющий. -- Подписана на ликвидацию с высшим приоритетом. Расчета на ее появление здесь у аналитической службы нет, но игнорировать факт преступлено. Поступил приказ действовать. Всех самураев поднять по боевой тревоге и собрать в крепости. Отпуска и отгулы прервать. Капитан Широмару, передайте своему лейтенанту эти нагрудные знаки с силовыми схемами и прикажите раздать их подчиненным. -- в указующем жесте, начальник базы тронул коробку, стоящую на его столе. -- Надеть под доспех, на нательную рубаху, поближе к сердцу. Схема передает главной структуре базы местоположение своего носителя и данные о его физическом состоянии. Заряда в схемах хватит на двое суток, за это время снимать знаки категорически запрещаю. Даже кратковременное отключение носителя от сети слежения, расценивается как его гибель, а повторное появление как попытка лицедея перевоплотиться в нашего бойца. Киоми-доно, вот ваш знак. -- управляющий положил на стол блестящую брошь в форме небольшой птички. -- Он украсит ваш мундир и поможет пресечь лисьи игры.
   -- Благодарю, господин управляющий. -- девушка взяла брошь. -- Но что насчет моих подчиненных?
   -- Леди Аянэ ждет на верхних ярусах, передайте ей это предписание, -- управляющий вручил девушке конверт. -- Пусть получит деньги и без промедления начинает собирать своих подопечных. Поезд уже ждет, все наши артисты на четыре дня отправляются отдыхать на курорт, в долину горячих источников.
   -- За пятью сотнями людей уследить было бы сложно, но может быть, самых ценных и знаменитых стоило бы укрыть в замке?
   -- Киоми-доно, это не совещание, а инструктаж. -- сказал, глянув на девушку с высоты своего роста, произнес капитан самураев. -- Отдел аналитики произвел все необходимые расчеты и приказы не требуют обсуждений.
   Взгляд его, при этом, явственно спрашивал: "не слишком ли сильно погоны давят тебе на плечи"?
   -- Приношу свои извинения, господин управляющий. -- Киоми, густо покраснев, низко поклонилась.
   -- В прямом конфликте с монстром подобного класса, аналитики допускают возможность полного уничтожения города, и даже защита наших крепостей не может считаться гарантией безопасности. -- нашел необходимым пояснить управляющий, за что получил от Киоми робкий влюбленный взгляд и благодарную улыбку. -- Если крепость подвергнется нападению и погибнут артисты, это станет тяжелым ударом для репутации Единства.
   -- Все будет исполнено, господин управляющий, немедленно и в лучшем виде. Но мне знак слежения выдан, значит я должна остаться?
   -- Совершенно верно. Об отправленных на курорт артистах позаботится леди Аянэ и ее помощники. Вы, как офицер по связям с общественностью, нужны мне здесь, Киоми-доно. Нет нужды беспокоиться, вам не придется выходить из подземной цитадели в случае конфликта и, тем более, никто не намерен заставлять вас сражаться. Вашей ролью станет общение с журналистами и репортерами уже после завершения инцидента. Эту ночь и следующий день, вы проведете здесь, в командном центре. Передайте пакет с предписаниями своей помощнице и сразу же возвращайтесь. Исполняйте!
   Киоми отсалютовала, приложив ладонь правой руки к левому плечу, низко поклонилась и, развернувшись на каблуках, покинула кабинет управляющего.
   Мужчины проводили ее взглядами, а затем управляющий, кашлянув, продолжил инструктаж:
   -- Широмару-доно, для вас так же есть особое задание. Подготовьте и поднимите в воздух наш дирижабль. Отправьте на него особую команду, загрузите средства противодействия демонам, устройство самоликвидации, фосфорные бомбы и лучших стрелков. Чтобы выманить лису, нам нужна наживка. Отправляйтесь в особняк Симада. Мать наместника Сабуро много лет мучается паранойей из-за рыщущей по миру лисы. Будет достаточно слегка подтолкнуть леди к нужным мыслям и дать пару советов. Ее клан спровоцирует врага и примет на себя главный удар безликого демона.
   Обладающая сильными и высокотехнологичными, но чрезвычайно малочисленными вооруженными формированиями, Единство в любой ситуации первым делом ищет, кого бы бросить в бой вместо себя. Очарованные агентами влияния наместники и дайме посылают войска или нанимают шиноби. В крайнем случае наемники через подставных лиц получают деньги от Единства. Ну а уж если приходится действовать самим, то... в ход идут любые методы, с жертвами тех, кто менее ценен.
   У Киоми, поднимавшейся из подземного комплекса на лифте, все внутри поджималось от мысли о том, что ее могли оставить в крепости как раз на этот, самый крайний случай. В качестве наживки для оборотня. Всем известно, что лиса - страшно завистливая девчонка-подросток, у которой при виде шикарных нарядов и бриллиантовых блестяшек соображение в миг отшибает напрочь. Если разозленный монстр, ища возможность проникнуть в цитадель, начнет крутиться около крепости, Киоми прикажут пройтись темными переулками вокруг бастионов, а где-нибудь поблизости от нее будет скрытно передвигаться группа солдат, готовых на все, чтобы гибель несчастной девушки не оказалась напрасной.
   Ну уж нет! Ни с какими секретными документами затаившейся опергруппе и ни за какими припрятанными в темных местах важнейшими вещами она из цитадели не выйдет! Пусть увольняют, пусть выгоняют с позором! Зато жива останется.
   На крайний случай, она успела найти себе более-менее состоятельного дурачка-обожателя, безнадежно влюбившегося в юную леди из Единства.
   Подняв руку, Киоми отстранила волосы и полюбовалась на изящные серьги из золота и бриллиантов.
   При мысли о скромном благовоспитанном мальчике, отец которого владел рыбацкой деревенькой, с десятком корабликов и мелким консервным заводиком, Киоми слегка побледнела и почувствовала внутри себя липкий холод из возмущения, отвращения и отчаяния. Стать женой какого-то мелкого местного обывателя, жить в доме, воняющем рыбой, самой готовить еду, а может даже мыть полы?!
   Думать невыносимо! Для чего же она с семи лет наизнанку выворачивалась, была хорошей девочкой и выслуживалась перед начальством? Чтобы брать себе в мужья третий сорт? Драгоценности в подарок за внимание, это еще ладно, но жить с ущербными рядом... нет уж, это надо оставить на такой крайний случай, что вместо него только смерть! Эх, ей бы еще хоть годик поработать, или два...
   Конечно ужасно жаль, что в последних войнах на западе, а потом и с пиратами восточного океана погибло так много высших аристократов империи Лесов, но гибель старичья открыла дорогу молодым. Потерявшие тысячи бывалых офицеров, имперцы массово набирают в армию и повышают в звании молодых выпускников военных академий. С началом работ на верфи, гостей в Сикабе все больше. Недавно приезжал тридцатилетний генерал... и чиновники самые богатые рядом крутятся, а у чиновников - жадные до девочек золотые мальчики! Нет, Рисовые Поля - грязная помойка. Если уж принимать обручальное кольцо, так точно не от вонючих королей дешевых консервов, а от благородных и богатых иностранных принцев!
   Если бы еще вот происхождение не подкачало!
   Лорд Сабуро ведь опоил Киоми наркотиками и едва не изнасиловал ее как раз общаясь под предлогом утешений после поспешного бегства благородного ухажера. Сынка большой фигуры из региональной столицы. Родственники жениха, гады такие, навели справки, выяснили что девушка из небоеспособных полукровок и надавали слишком пылкому кавалеру по голове. Тупые, зашоренные дикари! Угораздило же родиться в стране необразованных крестьян, в которой мужичье не рождается как нормальные люди, а вылупляется из рисовой грязи! Даже самураи здесь все сплошь тупые, наглые, злобные и бескультурные, как бычье на какой-нибудь скотоферме! Благородны господа страны Лесов вот никогда не позволят себе грубостей по поводу устаревшей генетики дамы, а наоборот, только восхищаются славными дела ее предков! Поставь местного аристократишку рядом с благородным господином из империи, и сразу понятно, где вонючий мужик, а где настоящий мужчина!
   Вспомнив заграничных красавцев, Киоми томно вздохнула, и вдруг улыбнулась. А быть может этот инцидент не опасность, а наоборот, ее долгожданный шанс? Лиса ведь не какая-нибудь садистка, она не станет ломать шею ни в чем не виноватой девушке, особенно если эта девушка не вздумает сопротивляться. Надо сразу поднять руки и взмолиться о пощаде, может быть тогда даже бить и оглушать не станет. Ничего приятного, конечно, быть раздетой, связанной и остаться лежать с голой задницей в темном углу, но зато какой шум потом поднимется вокруг бедненькой-несчастненькой жертвы! В вечерних телеэфирах главных каналов по всему миру обожают разводить болтовню о похождениях хвостатой лазутчицы. Первое дело для таких шоу: пригласить пострадавшую от лисы девушку-красотку и расспросить ее обо всем, попутно отрекламировав в самом выгодном и привлекательном свете, чтобы вызвать у зрителей побольше сопереживания. Черный Лис полгода был занят с кошмарными дикарями из ядовитых джунглей и пиратами-людоедами с проклятых островов, зрители и телевизионщики успели соскучиться по болтовне об обиженных красотках. Месяца на три можно стать настоящей телезвездой! Мешки писем от сочувствующих, приглашения на банкеты к знаменитостям, внимание от мужчин, в которых лавой кипит инстинкт защитника! А устроители шоу еще и подсуетятся, чтобы найти одинокой девушке пару повыгоднее и снять об этом еще пару-тройку передач. Если уж они обычной горничной отыскали сынка богатенького папы, то для девушки из Единства точно найдут генетически совместимого молодого имперского аристократа!
   Глаза разрумянившейся мечтательницы заблестели, она повернулась и взглянула на свое отражение в зеркале, что заменяло лифту заднюю стену. Вот она какая! Молодая, красивая, фигуристая, ухоженная! Да еще не какая-нибудь секретарша, а настоящий штабной офицер, с золотыми шнурами на погонах! Голодранка-лиса обожает притвориться молодым лордом или благородной леди, чтобы хоть на пару часиков украсть высокий статус и насладиться уважением общества. Эта дура с ума сойдет от жадности, и ни за что не упустит шанс напасть, если Единство подстроит ей ловушку! Нападет и ограбит. Начальство злого слова не скажет, если Киоми сдастся без боя, она ведь офицер по связям с общественностью, а не боевой монстр вроде Широмару. Пусть лиса и служба безопасности как хотят разбираются между собой, а Киоми...
   Репортеры, журналисты, агенты телевизионных вечерних шоу, будут сутками осаждать ее с дурацкими вопросами вроде: "скажите, что вы чувствовали, когда Черный Лис начал вас раздевать"? "Целовал ли он вас"? "Тискал ли он вашу грудь, и было ли это похоже на домогательство"?
   Киоми игриво хохотнула, прикрыв рот ладошкой, и в этот момент лифт начал замедляться. Девушка одернула на себе мундир, спешно приняла строгий вид и повернулась к выходу.
   -- Киоми-сама, -- ожидавшая в холле, высокая пышнотелая дама в роскошном платье Единства поднялась с диванчика и поспешила к своей начальнице. -- Управляющий срочно вызвал меня и приказал подождать вас здесь. Что случилось?
   -- Информация секретна для всех сотрудников ниже четвертого уровня допуска. -- не удержав в себе легкого высокомерия, гордо заявила Киоми. -- Не беспокойтесь, для вас и ваших подопечных, никакой опасности нет. Вот предписания лично вам, Аянэ-сан. -- она передала пакет женщине. -- Спокойно и без суеты, приступайте к их выполнению.
   Аянэ распечатала конверт, вытянула из него листок плотной бумаги и принялась читать. Пока она была занята, взгляд Киоми, словно магнитом, тянуло к себе украшенное изумрудами обручальное кольцо, блестящее на безымянном пальце ее подчиненной. Девушка с завистью полюбовалась на роскошное украшение и в очередной раз оценивающе осмотрела его владелицу. Здоровенная медведица с огромной задницей и грудью. Крупные руки, талия кое-как обозначена корсетом. К такой фигуре прекрасно подошла бы физиономия какой-нибудь поварихи, или торговки из сельского магазина, но природа пошутила, а может Единство поработало, придав лицу великанши приятные благородные черты. Такие дамы в большом обожании у самураев последних поколений, для которых обычные женщины размерами и хрупкостью как обычному человеку десятилетние дети. Каждый раз, как заявляется она на прием у знатных особ, могучие гиганты-кавалеры тут же к ней со всего зала устремляются, оставляя позади себя опрокинутые столы, разбитые колонны и охающих затоптанных малоросликов. Пару раз даже Киоми оттолкнули, как какого-нибудь мешающего ребенка! Начальницу, старшую по званию, и вообще офицера!
   А как засияла Аянэ, когда генетические тесты на совместимость показали прекрасную совместимость ее и частенько гостящего в Сикабе адмирала Тадатэру! Ни что не мешает ей стать женой благородного флотоводца из страны Лесов, броненосцы-ледоколы которого конвоируют торговые караваны северных морей. Причем тот сам ей об этом сказал, когда вручил в подарок кольцо с изумрудами и сделал предложение руки и сердца.
   Вот бы Единство назначило приманкой не Киоми, а эту толстую индюшку! С приказом сопротивляться до последнего. Ох и поплакал бы тогда адмирал! Вот это был бы резонанс в общественности! Но нет. Аянэ над артистами Единства квохчет, как самая настоящая клуша над цыплятами. Все у нее дочки, да сыночки. Лиса, даже под угрозой смерти, никогда не обидит "добрую мамочку". Сама, скорее, жадно полезет ей под руку, чтоб помурчать и погладиться.
   -- У меня нет вопросов, я сейчас же начинаю выполнять приказы. -- сказала, отрываясь от чтения и заставляя начальницу вздрогнуть, сказала директриса. -- Спасибо вам, Киоми-сама.
   -- Приступайте. -- Киоми ответила поклоном на поклон директрисы и проводила поспешившую прочь женщину недружелюбным взглядом.
   Нет, лиса на Аянэ не нападет. Разве что зрением демонов разглядит, что эта "мамочка" - умелая притвора, какая-нибудь злобная, всех ненавидящая лицемерка. Гадство! Может и разглядит! Все вокруг притворяются добренькими, хорошими и вежливыми, а ковырни любому душу чуть глубже, и сразу всплывает гнилое нутро!
  

* * *

   В городе шло тихое бурление силовых структур, местные власти строили предположения и напряженно ждали неведомо чего, но час за часом проходили тихо и мирно. Никто не творил беспорядков.
   Утром, часа через полтора после открытия банка, представительно одетый гражданин с оранжевым удостоверением личности, вошел в здание через парадный вход и уверенным шагом направился в отдел работы со вкладами. Работница, к которой он обратился, сначала удивилась, приняв этого гражданина за несовершеннолетнего подростка, но взглянула на его документы и извинилась за свою ошибку. Абсолютно спокойный, улыбчивый и дружелюбный, гражданин предъявил все нужные бумаги, по требованию работников банка сообщил кодовую фразу, после чего получил деньги со вклада и удалился так же спокойно, как пришел.
   Довольный тому факту, что технические возможности не позволяют банкирам широко и повсеместно проверять отпечатки пальцев, генетическую информацию или оттенки биополя, Корио вернулся в свое временное убежище. Он сложил шестьсот тридцать тысяч в сумку к остальной добыче, вынул вторую пачку документов, нарядился в дамский халат, который Мисато стащила в какой-то гостинице, и начал превращение. С аппетитом поглощая заранее купленные продукты, он рос в высоту и ширь, из пятнадцатилетнего подростка превращаясь в даму сорока семи лет, плотного телосложения, с выдающимися формами в области груди и пониже талии. Лицедей ухмыльнулся, вспомнив как Сатору обозвал свою подельницу морской коровой. При росте в метр шестьдесят пять, весила Мисато килограмм под сто и потому было даже удивительно, что падение этого груза не переломало злобному карлику все кости. Повезло гаду, что под живот попал, основная масса выше и ниже прошла.
   -- И все равно, Сатору-сан, -- голосом обиженной женщины произнес Корио, вертясь перед зеркалом и с интересом разглядывая себя в новом обличье. -- Намекать даме на проблемы с лишним весом, - безобразная невоспитанность! Тем более, что проблемы-то никакой и нет. Главное ведь не масса, а гармоничное ее распределение по организму! Безликий! Что скажешь?
   "Интересная мадам". -- польстил акума. -- "Так и ходи".
   -- Э-э! Ты с ума сошел? Если я в таком виде заявлюсь на базу, мамаша Хитоми от ревности говно в себе ни за что не удержит! А его в ней столько накопилось, что бурным потоком затопит все нижние ярусы комплекса! Представляешь потери и убытки? А если на вонь еще и шиамы понабегут, да увидят кто их милые горы изгадил, так вообще зарезать могут! Нет, не уговаривай и не умоляй, а дольше чем для дела надо, -- лицедей вздохнул, с наигранным глубочайшим сожалением. -- Я такой интересной ходить не буду!
   "Не уговаривать, да? Сам довольный, как школьница на свидании. Зеленой Ци море наработал, хоть в спячку впадай! Девочка замучилась притворяться мальчиком и наконец-то вернулась в свою естественную форму"?
   -- Пф-ф-фы! -- фыркнул Корио. -- Тебе ли не знать, что во мне изначально было буквально два человека - храбрый, сильный, волевой мальчик и милая, добрая, мягкая девочка! Ничего я не замучилась, мне просто немножко надоело быть одинаковой. Дайте пять минут мальчику поспать, а девочке поиграться!
   "А как же Каджими? Увидит тебя таким, и сразу разлюбит".
   -- Пф-фы! -- фыркнул Корио второй раз. -- Чего тут разлюбливать-то? Тоже мне, нашел отклонение от нормы! В сказках разные герои то в волка, то в медведя, то в тигра превращаются, и ничего. Живут долго и счастливо. А я могу превращаться в женщину, и это должно всех от меня отогнать? Что, женщина страшнее медведя?
   "Смотря какой медведь".
   -- Хамло! Вот погоди, сейчас оденусь понаряднее, и тогда точно любой медведь будет страшнее меня!
   Чемодан Мисато был раза в три больше габаритами, чем тот, которым владел Сатору, и оказался набит одеждой так, что его едва-едва удавалось закрыть. Нижнее белье, две ночные рубашки, юбки, блузки и жакеты, пара простеньких платьев. Обычный багаж запасливой дамы? Только неопытный и мирный человек мог бы так решить, ведь вещи явно принадлежали женщинам разного социального положения и достатка. Так же, как не подходят они и к тому дорожному платью, в которое Мисато обрядилась после убийства состоятельной гражданки этой страны. За годы общения со всевозможным бандитским отребьем, Корио повидал немало всевозможных аферистов и научился замечать подобные неочевидные вещи, доказывающие, что перед ним не обычный враг, а тот, к кому он испытывал особую, смертельную ненависть.
   Паук-оборотень, Кумо.
   В чемодане было припрятано сразу шесть удостоверений личности, с одинаковыми фотографиями, но на разные имена. Не фальшивки, самые настоящие, просто прежних их владелиц уже никто никогда не увидит.
   Лис сердито хмыкнул. Люди невероятно восхитительны. Всем миром встали на уши из-за появления существа, способного копировать чужой облик, а сами клепают такие гражданские документы, что только самый криворукий бандит не сумеет подменить в них фотографии. Всегда носите удостоверения с собой и предъявляйте их по первому требованию стражей? Все правильно, вот только никто не остановил Мисато и Сатору, когда те пользовались документами Харуми и Шиджеру для покупки билетов на поезд. Парочка подонков, совершивших десятки зверских убийств, не хуже любых оборотней перевоплотились в добропорядочных людей и всюду получали к себе уважительное отношение, только потому что легко могли выдать чужие удостоверения за свои. Так и ушли бы, со всем награбленным, если бы не соблазнились на деньги вахтовиков.
   -- Вот на таких оборотней и устраивайте свои облавы, придурки. -- бубнил лицедей, пока наряжался в одежду из чемодана. -- Пауки вокруг стадами бродят, а все цепляются к безобидным лисятам, как будто настоящих злодеев нигде нет! Вот обиделся бы, и оставил бы вам ваших пауков, но радуйтесь, гады, что я их даже сильнее чем вы ненавижу. Надо пресечь уродам халяву, в исследования по идентификации еще денег влить. И штук пять новых специалистов похитить. Пусть сидят и изобретают непобедимо защищенные личные карточки! Такие, чтобы никто, никогда и нигде не подделал!
   Легко сказать, а вот действительно что-то сделать - проблема. Не раз и не два уже правители разных стран вкладывались в защиту личных гражданских документов. Ставили узорчатые печати, устраивали химическую пропитку, чтобы весь документ и фотография были отмечены одним и тем же химикатом. Продевали тончайшие золотые нити через фотографии, чтобы их целостность можно было проверить специальным прибором. На особо ценных документах плели узоры из химических веществ, меняющих цвет под любым воздействием Ци, но даже это не стало защитой, ведь генетически измененные люди в нынешние времена повсюду, и любой всплеск Ци, коснувшись такого документа, мгновенно портит его.
   Все попытки защиты бумаг оказались либо слишком дорогими, либо требовали серьезного оборудования для проверки, либо легко преодолевались всевозможными умельцами и энтузиастами. Для некоторых, например, не представляло труда перенести химические вещества пропитки из самого документа в фотографию или поддельный фрагмент, чтобы пропитка была однородной по всему листу. Потому, личные карточки были, по сути, чем-то вроде визитки. Единственное, что могло дать серьезную защиту - клан или община, в которой любой мог подтвердить как личность соседа, так и его право собственности. Один шаг в сторону, и ты уже в зоне риска, где рыщут стаи вечно голодных хищников, да тонут в бесчисленных уголовных делах стражи закона, из последних сил пытающиеся удержать хотя бы видимость надежного правопорядка и твердой власти.
   -- На первых порах можно было бы опознание по оттенкам Ци внедрить... -- Корио посмотрел на кончики своих пальцев. -- Но нет. Сумел я обмануть, сумеют и другие.
   Его тело было с ног до головы оплетено несколькими слоями силовых схем, среди которых были и узоры-накопители. Касаясь другого человека, лис мог впитать немалый запас Ци жертвы и создать под своей кожей маску чужой ауры, а потом, при необходимости, отдать чужую Ци вместо своей. Именно так он обманывал настроенные на Ци оборотней определители, покупать которые поехали хозяева этой квартиры.
   Безошибочно выбрав вещи, в которых разгуливала Мисато до перевоплощения в Харуми, Корио принял вид зажиточной женщины-горожанки. Не такой богатой, как жена директора завода, но тоже вполне способной купить себе дорогие и хорошие вещи.
   -- Кто-то ерничает, когда говорит о женской любви к самоукрашению, -- Корио пристроил модную шляпку немного набекрень и подмигнул своему отражению в зеркале. -- А по мне, так это очень даже замечательно! Ну кто, скажи, Безликий, захочет обидеть такую милую меня?
   "А ты кому-нибудь намекни, что ты - лицедей, и сразу желающих армия набежит! Помнишь, как ты мелким под маленькую девочку маскировался? Тройной психический блок на причинение вреда! Ребенок, девочка, да еще и лапочка домашняя. Свято верил, наивный, что никто не сможет такое чудо в кашу кровавую по мостовой размазать".
   Картины из памяти Корио Безликий выхватывал как купюры из кармана, способностями лиса пользовался наравне со своим носителем и потому лис в один миг из реального мира переместился в иллюзорный.
  
   Истертая брусчатка железнодорожной платформы под ногами, стена окрашенных в зеленое вагонов впереди. Железные опоры освещения, дополненные большими табличками с указанием номеров путей и платформ. Вокруг толпа людей, с сумками и чемоданами, замерших в ужасе и вытаращивших глаза на монстра.
   На белобрысую, большеглазую девочку восьми лет, в легком летнем платьице, с простеньким плюшевым котенком, в испуге крепко прижатым к груди.
   Телевидение, радио и газеты в один голос кричат о захватывающих мир оборотнях. О тысячах безликих паразитов, что нападают на людей, убивают их и принимают облик своих жертв. Самые красивые девушки, самые авторитетные и богатые парни становятся жертвами взрослых лицедеев, а малолетние оборотни... убивают детей.
   Вот он, оживший кошмар. Безобидная малолетка? Нет. Настоящая девочка мертва, а это - ее убийца. Вор и людоед, спрятавшийся за внешностью ребенка. Чудовище.
   Завыли и заорали в ужасе женщины. Толпа, бросая багаж, шарахнулась от юного оборотня во все стороны, а Корио, прекрасно зная, что сейчас произойдет, инстинктивно повернулся в сторону здания вокзала и увидел на крыше темную фигуру в легкой кожаной броне, уже поднявшую лук и направившую стрелу на цель.
   Сильнейший удар в глаз швырнул лицедея на брусчатку. Стрела пробила ему череп, от глазницы под углом вниз, царапнула позвоночник и вышла из шеи. Сложно сказать, смог бы Корио после такого сохранить сознание в реальном мире, но в мире иллюзий его тело просто стало ватным и он ясно увидел фигуру закованного в броню самурая, что расшвырял панически вопящих людей и возвысился над оборотнем. Рука со здоровенным шипастым кастетом уже занесена для удара, а у пойманного чудовища нет сил шевельнуться, нет сил вскочить и попытаться бежать...
   От удара в висок, голова Корио лопнула. Месиво из костей, крови и мозгов расплескалось по вымощенному брусчаткой полотну перрона...
  
   Иллюзия растаяла, лис осознал себя лежащим на полу в коридоре чужой квартиры, перед зеркалом рядом с подставкой для обуви.
   Тяжело дыша, Корио овладел своим, конвульсивно подергивающимся телом, поднялся на ноги и, сгорбившись, оперся рукой о стену.
   То, что произошло в иллюзии, случилось бы и в реальном мире, если бы тогда, на вокзале, маленький лисенок знал где расположился стрелок. Не зная, он не стал оглядываться, а просто побежал сквозь толпу и пущенная лучником стрела ударила не лицо, а в затылок маленького лицедея. Срикошетила от многослойного черепа, сорвав несколько костяных пластин вместе с волосами и скрепляющими жилами. Вторая стрела прошла навылет через сердце, а третьей уже не было, потому что перепуганная малявка инстинктивно нырнула в укрытие, под стоящий у платформы поезд. А потом и под движущийся прыгать пришлось. Вот это был аттракцион! До сих пор великаны с кастетами и грохочущие поезда в кошмарах снятся.
   -- Фуф! -- Корио мотнул головой. -- Намек понятен. Прекращаю ерундой страдать, никому не улыбаюсь, ни с кем не разговариваю. Хапаю деньги и держусь подальше от людей.
   "Все правильно. Раззадорился, разбаловался! Наберись серьезности и не считай, что враги дурнее тебя. Ты, лис, мне пока еще нужен живым".
  
   Жестоко проученный, лис изо всех сил старался выполнить рекомендации демона и продержался около часа. Как раз столько, сколько заняла дорога до банка. В банке, когда к нему обратился молодой служащий, лис привычно сорвался и произвел на весь отдел работы со вкладчиками самое благоприятное впечатление. Жизнерадостная, приветливая, добродушная дама, общаться с которой - одно удовольствие. Корио настолько вызвал к себе расположение работников, что ему даже не стали особо настойчиво навязывать всякие банковские услуги вроде страхования жизни и имущества, кредитов, банковских ячеек или покупки ценных металлов. Так, для порядка, предложили по списку и почти сразу отстали. Малый кредит, тысяч на пять, лис мог бы, конечно, оформить, на такие суммы проверка личности шла не дальше звонка в муниципалитет города по месту прописки клиента, с запросом подтверждения существования данной особы. У Мисато с этим проблем не было, она действительно была прописана как законопослушная гражданка в одном из городов страны Водопадов, но взятие подобных кредитов Корио считал обыкновенным воровством у людей, которые ничего плохого ему не сделали. Банковская система нужна и важна, а если кто-то радостно влезает в кредитное рабство, так это личные проблемы клиента.
   Потому, не взяв ни на одну Рю больше, чем лежало на счетах Мисато, оборотень распрощался с работниками и покинул банк.
   -- Тридцать миллионов? -- ухмылялся он, направляясь к стоянке извозчиков. -- Тоже мне, проблема! За одну ночь, не напрягаясь, два состриг. А за неделю и сорок бы также добыл, но нет, "иди и ограбь вот этих людей, вот тут, вот в это время"! Ладно хоть не на убийство отправил. Загубил два десятка лисят, упырь желтоглазый, и вычислил верхний порог перед прямой конфронтацией.
   Зрением демонов, Корио разведал территорию, определил возможные маршруты движения конвоя и на каждом выбрал место для засады. Дело сделано. Теперь нужно выждать время.
   Половина дня была еще впереди и Корио, не желая рисковать добычей, выбрался за территорию города. Сначала в повозке рикши, а потом на своих двоих. Он свернул с дороги, углубился в лес и, убедившись что никого поблизости нет, устроил схрон под приметным деревом. Завернутые в пакет деньги и драгоценности остались в схроне, а довольный лис потопал обратно в город. Буквально камень с плеч. Вся остальная добыча, в виде шмотья и документов, спасению не подлежит, ее при бегстве он просто бросит. Жалко, конечно, но приходится мириться с суровыми реалиями мира. Сумако столько барахла на себе не потащит.
   На стоянке извозчиков за внешним кольцом стен стояло несколько экипажей. Лис притворился дамой, прибывшей с торговым караваном, оплатил экипаж и, после проверки документов у ворот, был без проблем пропущен в город.
   На лиса, окруженного мирным и доброжелательным отношением, снова накатило желание задержаться в этой жизни подольше. Разгорелась жажда сыграть под туристку из страны Водопадов, поселиться в отеле и несколько дней пожить по-человечески... но увы, эти мечты совершенно несбыточны.
   Он преспокойно влился в толпу и вскоре добрался до ворот стены, окольцовывающей центральную часть города. На входе несла службу группа самураев, внимательно оглядывающих поток людей, тягловых животных и повозок, текущий через ворота в обе стороны. Здесь Корио остановили и, кроме рутинной проверки документов, осведомившись о цели приезда в город. Останавливали так, разумеется, далеко не каждого. Маскировочные схемы, оплетающие все тело лиса, были недолговечны и довольно сильно разрядились. Под ними, словно под полупрозрачной тканью, становились видны контуры необычайно сильной и чрезвычайно упорядоченной сети тока Ци лицедея. Паники не возникло, ведь выглядел Корио сейчас так же, как весьма многочисленные потомки генетически измененных, мирно живущие повсюду, бок о бок с обычными людьми. Заряд должен упасть раза в два сильнее, чтобы средний сенсор сумел, не приглядываясь, увидеть в нем тренированного воина.
   -- Я приехала погостить, к подруге. -- соврал лис, отвечая на вопрос самурая. -- Мы с ней каждый год друг друга навещаем, если работа позволяет. У меня отпуск, я попросила соседку присмотреть за моими кошками и приехала сюда.
   Самурай, листающий удостоверение, глянувший на отсутствие отметок о замужестве и детях, едва заметно ухмыльнулся при упоминании кошек.
   -- Вы из южного региона страны Водопадов? Четыре дня на поездах, с пересадками, через две границы, ради встречи с подругой? Похвальная целеустремленность. И по деньгам половина средней зарплаты.
   -- Это кажется вам странным, да? -- живая струнка дрогнула в голосе лицедея. -- Тогда, господин самурай, не знаете ли вы кого-нибудь, кто мог бы составить компанию двум одиноким дамам с призрачными генами?
   Страж, а с ним и еще несколько солдат, услышавших реплику лицедея, сразу переменились в лице и глянули на оборотня с искренней жалостью. "Призрачные гены", неофициальный термин, почти ругательство, означающее крайне маловероятную генетическую совместимость практически с любым человеком вне родного клана. Буквально приговор на одиночество и бездетность для человека, чей клан прекратил свое существование. И для очень многих, рожденных при бесконтрольном кровосмешении генетически измененных. Кайма на документах, которые Корио предъявил по требованию стражей, была желтой. Генетически измененная, из старых кланов, потерявших боевую эффективность и медленно растворяющихся в обществе обычных людей. С "призрачными генами" среди таких если не половина, то точно побольше трети.
   Самураи смотрели на стоящую перед ними женщину старших лет, в глазах которой застыли искренние боль и тоска. Человек-призрак, без шанса на семью и детей.
   -- Сожалею, милейшая госпожа, -- самурай, тоже уже далеко не молодой человек, вернул лису документы. -- Но все мои знакомые в тени обязательств.
   Общепринятый намек на наличие семьи, без травмирующих фраз вроде "счастлив в браке" или "люблю свою жену", но с настоятельным требованием сменить тему разговора. Если же собеседник игнорировал этот намек, мог прозвучать следующий, жесткий или даже безжалостный.
   Красный от смущения Лис печально вздохнул и поспешил прочь от расступившихся перед ним солдат. В этот момент ему не требовалось вкладывать много усилий в актерское мастерство, ведь в свои одиннадцать лет, он давно уже не был беззаботным ребенком и прекрасно понимал, что "призрачные гены" - это как раз про него. Смешно и нелепо представить, что нормальный человек будет генетически совместим с существом, способным менять облик, регенерировать отрубленные конечности и в младенчестве соображать на уровне подростка. Откровенно глупого подростка. Кто еще, кроме дурака, будет с жадностью искать дружбы и отношений, все вязать вокруг романтики и любви, совершенно не думая при этом о том, что детей у него попросту никогда не может быть.
   Вот почему с годами он все больше раздражался, когда ему в очередной раз задавали вопрос: "ты парень, или девушка"? Ни тот, и ни другая! Он - ходячая, бесполая, белковая кукла!
   "Ты - девчонка". -- ответом на мысли оборотня, прозвучал в его голове голос Безликого. -- "Обычная девушка, психологически уже лет под тридцать".
   "Заткнись". -- мысленно огрызнулся Корио, но акума и не подумал подчиниться, ведь сеемые им зерна падали на плодороднейшую почву.
   "Маленькая, ты была жадна до игр, общения, веселья и красивых нарядов. Но сопливая юность ушла. Теперь все мысли о другом. Об отсутствии любимого. О том, что тихого мирного дома на берегу речки никогда не будет. О невозможности родить детей. А ведь этого хочется. Страшно хочется, правда? Ты и ту девчонку не смог от себя отогнать, потому что до безумия жаждешь быть любимым. Жестоко. Это очень эгоистично, лишаешь девушку будущего ради облегчения твоей собственной боли".
   Подобные атаки были нередки, акума год за годом расшатывал психику своего носителя, но гневно карать "напарника" Корио не спешил, ведь дальше болтовни эта промывка мозгов никогда не заходила и озвучивал акума, по сути, мысли самого лиса. Прихлопнешь зануду вот так, сгоряча, а с кем потом поговорить?
   "Ага, прихлопни"! -- бесстрашно съязвил акума. -- "И ничего тебе за это не будет! Ни сверхзрения, ни брони, ни когтей, ни неразрывной связи в ниндзюцу"!
   "Да не ной ты! Мы с тобой насмерть связаны, в одну могилу ляжем".
   От мрачных дум лицедея отвлек немелодичный звон, скорее даже лязг и скрежет латунных бубенцов.
   Корио поспешил к перекрестку и через полминуты остановился у раскладного столика, оформленного под миниатюрный синтоистских храм. Возле столика пристроились две энергичные улыбчивые малолетки в классических нарядах жриц, с ритуальными посохами в руках, украшенными лентами и гирляндами бубенцов.
   -- Совершите благое дело! Пожертвуйте на храм! -- поочередно выкрикивали они и покачивали посохами, чтобы скрежетом бубенцов привлечь к себе внимание прохожих. -- Семь богов удачи благословят вас и ваших близких! Лучшие амулеты здоровья и защиты! Соль, заряженная любовью старшей жрицы храма семи богов!
   "Надо же, не шарлатанки"! -- с наигранным удивлением заметил акума, когда Корио подошел к девчонкам и их магазинчику. -- "Вот злодейки! Понапродают прохожим действующих амулетов, а люди потом из-за таких вот настоящих, всяким аферистам доверяют"!
   -- Добрый день, девочки. -- сказал юным жрицам Корио, мысленно шикнув на черную язву. -- У вас бумажные амулеты по сотне рю есть? -- он вынул купюру из сумочки и протянул ее девчонкам. -- Дайте десять, пожалуйста.
   Жрицы засуетились, выдали лицедею требуемое и начали наперебой предлагать другие товары и услуги.
   -- А фото со жрицей? -- не удержавшись, пошутил Корио.
   -- С одной - пятьдесят рю! С обеими восемьдесят!
   Лис посмеялся и, купив для успокоения девчонок маленький мешочек соли за две сотни, отправился на стоянку извозчиков, где сразу же нашел себе транспорт до городского центра. Рикша галантно помог даме усесться в повозку, вскочил на велосипед и, нажав на педали, ходко помчался по улицам. Дорога была каменной, но не мощеной, а формованной с помощью дзюцу. Гладкой, не хуже пресловутого асфальта времен эпохи Металла, и поэтому ехать по ней было одно удовольствие. Ни тряски, ни подскоков.
   Устроившись поудобнее, Корио снял перчатки и занялся своими приобретениями. Первым делом, он сжал ладонями амулеты и, разрушая структуры простеньких схем, впитал содержащуюся в них энергию. Мешочек с солью, который лис взял больше из любопытства, оказался довольно изобретательной игрушкой. Соль обладала во истину легендарными, но к сожалению очень далекими от реальности магическими свойствами, и чтобы хоть как-то использовать ее для изгнания злых духов, жрицы сплели силовые узоры на мешочке, в который она насыпалась. Положительный заряд Ци, содержащийся в схемах, медленно перетекал в содержимое мешочка. В результате, заряженную сыпучую материю не совсем бесполезно было бы растрясти над местом недавнего убийства. Или сыпануть на голову человеку в тяжелой депрессии. Стало проще жить? Соль помогла! А мешочек как бы и ни при чем.
   "Знаешь, почему жрицы применяют именно соль"? -- подал голос Акума.
   "Почему же"? -- отозвался Корио, в тайне надеясь на демоническое откровение.
   "Потому что застрявший в одежде песок труднее вычистить! А сахар делает все липким. Вот единственная причина, из-за которой демоны боятся соли, а песка и сахара - нет"!
   "Буду знать". -- Корио впитал весь заряд из силовых схем мешочка и с надеждой осведомился: -- "Полегчало"?
   "От этих крох? Как слону в пустыне от чашечки воды. Не связывайся с храмами. Они самовлюбленные, крикливые, но совершенно бесполезные слабаки, распродавшие за цветные бумажки всю свою силу. У нас сколько времени осталось? Сейчас бы хороший фильм посмотреть, или съесть что-нибудь вкусное, эффект был бы больше".
   "Юморист. Сначала сам растравил душу, а теперь советуешь, как лечить? Расслабься, все равно времени больше нет. Пора делом заниматься, засаду устраивать".
   Рикша выкатил повозку на склон горы, правее и ниже по которому расстилались зеленые территории главного городского парка. Корио даже привстал на сидении, залюбовавшись красиво обустроенными ландшафтами, с массой белых строений, стеклянными куполами и широко раскинувшимися открытыми цветниками.
   "Вот где было бы неплохо сейчас прогуляться". -- подумал лис.
   "В парке"? -- уловил Безликий мысли Корио. -- "Это ошибка. Там все счастливые. Влюбленные парочки, мамаши с колясками, веселые дети. А ты, туча серая, пройдешь между ними, и так от зависти скрючишься, что кусты вдоль аллей завянут"!
   "Ничего подобного. Я столько лет учился абстрагироваться от несбыточных желаний, не пора ли пожинать плоды? Ни одного взгляда на людей! Буду прогуливаться и любоваться только на цветы, скульптуры, или пруды. В местном парке, я слышал, шикарные всесезонные лилии! Главное зимой воду подогревать, чтобы не замерзла. Интересно, а у них есть декоративные карпы? И можно ли их кормить"?
   "Обязательно должны быть. Только не вздумай проникать туда ночью, ловить несчастных рыбок и безжалостно тискать"!
   "С ума сошел? Мне уже девять лет как не два года! Я - девочка взрослая, сдержанная и воспитанная! Максимум - по спинке поглажу".
   Корио полюбовался пейзажем еще пару минут, а затем вздохнул.
   "Знаешь, Безликий"... -- мысленно сказал лис. -- "Про то, что я - одинок, это ведь мнительность и мазохистское самобичевание. Неплохо было бы нам сюда прийти сразу всей семьей... Я, сестренка, Аканэ-сан и Каджими"...
   "Ага, и парней каких-нибудь в свой женский коллектив заманите! Хотя бы из серых стражей, чтобы они не завопили неожиданно об оборотнях и йома".
   "П-фы на тебя! Я - парень"!
   "Ага, а все детство девочкой притворялся, потому что им больше любви, заботы и снисходительности. Хитрый ход, одобряю. А чего переметнулся-то, дурень? Ходишь, как дурак, весь в комплексах: меня никто не любит, меня никто не ждет! Стесняешься к девочке подойти, потому что ее сразу какой-нибудь враг зарежет... а остался бы девочкой сам, при любом появлении на людях огребал бы вагон внимания от множества героически самоотверженных мальчиков"!
   "Пустые фантазии. Мужчины по всему миру почти под ноль перебиты, а за уцелевших конкуренция дикая. Вот так познакомишься с кем-нибудь, поцелуешься два раза, отвернешься на секундочку, а он бац! И уже женат. Причем жена беременна, а муж чуть ли пинетки не вяжет от счастья! Гады такие. А я, дура бесплодная, значит, смотри на них со стороны, и сопли жуй? Нет, хватит с меня такой романтики"!
   "Думаешь, с другой стороны у тебя лучше получится"?
   "Уже получилось. Каджими..."
   "Не смеши ходячих мертвецов. Эта девчонка околдована роскошью и фальшивыми масками, за которыми ты прячешься, но она никогда по-настоящему не полюбит ни тебя, ни твои маски".
   "Глупости. Знаешь же не хуже меня, Безликий, что Златохвостую дважды, и меня один раз по-настоящему, искренне любили. И масок у меня нет. Я меняю свою внешность, но тысячу раз меня узнавали и разоблачали, потому что внутренне я остаюсь собой. Никаких игр и притворства. Все те, кого я потеряла, любили меня, а я любила их. И сейчас Каджими видела меня не таким, каким я хочу ей казаться, а таким, какой я есть на самом деле"...
   Демон мысленно махнул лапой, а Корио, с умилительной улыбкой, продолжил любоваться шикарными видами. И все было бы хорошо, но чем выше поднималась повозка в гору, тем туже сжимался в животе Корио комок холодного страха. Множеством самых разных мыслей он пытался отвлечь себя от неизбежного боевого столкновения с охраной банка, но все они мелькали где-то на фоне образов бронированных чудовищ, сверкающих мечей и бури бешенных эмоций смертельного боя.
   Заказ на строительство кораблей оплачивался из армейского кармана, значит в охране почти наверняка будут высоко профессиональные наемники. Шиноби? Или же самураи последних поколений? Ладно если пешие. Хуже, если с собаками, и совсем плохо, если верховые.
   При мысли о зубастых хищных конях, Корио стало совсем дурно. Да, он владеет сверхускорением. Конь, тяжеловесный живой таран, предназначенный для пробивания вражеского строя, опасности для него особой не представляет, но детские страхи заставили грозного вершителя судеб мира испуганно съежиться. Все глупые мысли выветрились из головы. Адреналин заструился по крови и тело лицедея, незаметно для всех, начало меняться, реагируя на приближающуюся опасность. Конечно, глупо было считать, что в охране какого-то там обычного сейфа с деньгами будут люди опаснее, чем в команде недавно разбитого дирижабля спецвойск, но с другой стороны, даже в самых мирных деревнях есть риск нарваться на генетически измененного монстра, способного щелчком отправить агрессора на орбиту. А со стороны третьей, с Корио нет ни Сумако, ни ками. Безликий далеко не всесилен.
   "И, к тому же, очень ленив". -- дополнил акума мысли лиса. -- "Потому делай все сам. Только если начнут не просто бить, а натурально убивать, ла-а-адно, зови. Дам пару дельных советов".
  
   В административной части города, где кроме управленческих зданий располагались так же банки и несколько крупных супермаркетов, за прошедшие часы ничего не изменилось. Разве что людей прибавилось. Рабочий день закончился и тысячи горожан поспешили заняться бесконечными личными проблемами. Оформление документов, справки, судебные и финансовые дела.
   Корио щедро расплатился и вежливо распрощался с рикшей, после чего влился в суетливую толпу и начал продвигаться к банку, конвой от которого намечен был на разграбление. Пока еще рано ожидать его, но лучше держаться поблизости, во избежание сюрпризов. Нужно проверить общий эмоциональный фон и убедиться, что конкурентов нет. На деньги ведь позариться может не один Хебимару. Группа сильных и отчаянных шиноби, или многочисленная банда черно-зеленых лесных братиков запросто спутает лису все карты.
   Лис прогулялся по улицам, поглазел по сторонам, прикупил в универмаге пару безделушек и посидел полчасика в кафе. Здесь он, не опасаясь изжоги, уложил в себя с десяток мясных пирогов и влил не меньше пары литров чая. Окружающие даже начали коситься на него с неодобрением и насмешками, но когда он поднялся из-за стола, все успокоились. Фигура лиса под одеждой к этому времени изменилась с форм пышнотелой дамы до тяжеловесной женщины-борца и его "перекус" был воспринят не как обжорство толстухи, а как законная подпитка сильного человека. Тем более, что могучая дама, явно из самурайского клана, держалась уважительно, никому не создавала проблем и даже, случайно раздавив опустошенную чашку в руках, сразу же с извинениями заплатила за нее.
   Загрузившийся ресурсами до предела, Корио продолжил свою прогулку. Сумерки сгущались, людской поток вокруг заметно уменьшился. Ждать недолго. Еще минут десять? Или двадцать? Нет, вот они...
   Отряд самураев двигался по центру площади, направляясь в ту же сторону, что и Корио. За деньгами едут. Сейчас быстренько перегрузят в свой сейф, и потопают обратно.
   Выглядели назначенные на грабеж жертвы так, что не всякая крупная банда решилась бы посмотреть в сторону их груза. Словно волнолом, перед группой двигались трое конных самураев, с яркими плюмажами на блестящих шлемах. Боевые кони давили прохожих авторитетом и заставляли шарахаться в стороны, чем избегали необходимости давить жалких людишек физически. Конечно, громадные хищные звери предпочли бы всласть погонять по улице всю эту шумную мелюзгу, разорвать и размазать по мостовой побольше тех, кого удастся поймать, но это было бы нарушением договора, а хозяева без колебаний убьют любого отступника. Умереть не в бою - настоящий позор! Поэтому приходится только плотоядно зыркать на мельтешащую поблизости вкусноту, фыркать и клацать клыками, чтобы мелкие человечки знали свое место!
   Следом за боевыми конями, пара обычных лошадей тащила массивную повозку с деревянным коробом, на которой сидели, поглядывая по сторонам, четверо самураев в легкой броне, с квадратными деревянными щитами, обитыми железом. Боевые жрецы? Так и есть. Ци у них положительно заряжена намного сильнее, чем в амулетах тех почти бутафорских жриц на перекрестке. Хорошо, что Безликий умеет затаиться и спрятаться за фальшивой аурой. Не умел бы, и будь маскирующая схема не такой совершенной, шестнадцать хорошо бронированных и вооруженных пехотинцев, что сопровождают повозку и окружают ее стеною щитов, уже мчались бы к Корио с единственной целью - прикончить черного демона.
   Лицедей, хоть и опытный проныра, но далеко не безгрешно-идеальный боец спецназа, так засмотрелся на отряд врага, что едва не налетел на группу школьников, как и он, глазеющих на солдат. Позади зазвучал приглушенный смех. Лицедей, оглянувшись, увидел нескольких прохожих, с насмешливыми ухмылками на лицах и блестящими от веселья глазами. Лис густо покраснел, прекрасно понимая, что подумали все они, заметив, как он, вычурно наряженная дама старших лет, жадно таращится на рослых и сильных мужчин. Повезло что дети, в которых он едва не врезался, не обратили на неуклюжую тетку никакого внимания.
   -- А красные узоры на доспехах коня значат, что он уже съел больше сотни врагов, правда? -- болтали школьники.
   -- Ага! Папа рассказывал, что когда черно-зеленые решили напасть на село недалеко от города, наш Костолом тридцать уродов растоптал и разорвал на куски! Сначала двоих целиком проглотил, третьего изжевал, а потом начал одни потроха вырывать и проглатывать. Слишком много бандитов было, в отряде все кони так обожрались, что двое суток потом на мясо смотреть не могли!
   -- А я вот думаю... черно-зеленые ведь тоже бывают в доспехах? А как кони без рук чистят их от железа?
   -- Глотают вместе с доспехами. У коней очень сильные желудки, по ним Ци постоянно циркулирует и даже броня самураев прессуется в железные колбаски.
   -- Ха-ха! В книгах по коневодству полно фото таких колбасок. Если человека проглатывают целиком, то даже рассмотреть можно - вот шлем, вот ножные латы, а здесь наручные и кираса.
   -- Жу-у-уть!
   -- Ах-ха-ха!
   -- Интересно, а что будет, если конь сожрет ходячего дохляка?
   -- Отравится, конечно! Все кони знают, что йома надо топтать, но рвать зубами и глотать нельзя!
   -- Ага! Я по телевизору видел, как они серебряных ведьм давили. Ни один даже маски не разомкнул, только копытами хрясь! Хрясь! И брызги во все стороны!
   -- Да, классно они в их толпу вломились. Интересно, а один на один кто победит, черный йома, или боевой конь?
   -- Йома тупые! Если он просто дохляк ходячий, конь на него один раз наступит, и все, только размазня останется! А если успеет превратится в гиганта, его сначала "Разящими вихрями" закидают, а потом остатки можно и конем растоптать!
   -- Один конь с гигантским акума может и не справится, но если с самураем, то точно дохляка в месиво раскатают! Даже самого сильного!
   -- Даже Черного Лиса?
   -- Йошинори, а твой отец с Костоломом, смогут убить Черного Лиса?
   -- Папа и один его убьет! -- мальчишку, что хвастался как конь его отца разрывал бандитов, гордо вздернул нос. -- Лису ведь просто надо голову отрубить, и он сразу подохнет...
   Отошедший в сторону, но слишком любопытный чтобы не прислушиваться к болтовне детей, лис вздрогнул, так, словно получил удар плети. "Подохнет"? "Подохнет"?! Как какая-нибудь омерзительная дрянь, как вредоносный зверь, как... ненавистный враг?
   По телу побежала нервная дрожь, на глаза навернулись слезы обиды, а засевший в мозгу туман тьмы зашевелился. Теряя благодушное выражение лица, Корио искоса посмотрел на болтливых малолеток и смерил взглядом того, которого звали Йошинори. Да, если твой папочка отрубит лису голову, ужасный метаморф действительно подохнет всего через минуту или две. А что если проверить, как быстро подохнешь ты, самодовольный сопляк, если пока еще не убитый враг набросит простую веревку тебе на шею и посильнее затянет петлю?
   Сознание услужливо нарисовало лицедею картину укромного места и отчаянно трепыхающегося мелкого человечка, без лишнего шума похищенного с городских улиц. Ах, сколько будет ужаса и паники! Сколько будет слез и мольб о пощаде! Смеялся? Гордился и хвастался перед приятелями? Посмейся-ка теперь, ублюдок!
   А может... сделать это?
   Прошедший к банку конвой - первый из трех. Ничего страшного, если сегодня деньги доберутся до места назначения в целости. Корио отложит нападение до завтра, а сегодня... сегодня придушит этого болтливого самурайского сыночка! Конечно же, только для начала. Придется здорово скинуть вес, чтобы принять облик десятилетнего школьника, но всего часа через полтора лицедей уже cможет спокойно направиться к дому, адрес которого указан на гражданской карточке Йошинори. Он будет идти и упиваться всеобщим спокойствием, ведь окружающие станут видеть в нем не чужака и не чудовище, а хорошо всем здесь знакомого мальчика, сына хозяев этого дома. Безобидного юного человека, одного из своих...
   В кармане куртки хвастливого болтуна - ключи от входной двери. В полном соответствии с ролью вернувшегося домой школьника, Безликий войдет и переброситься парой милых фраз с мамочкой Йошинори, что конечно же ждет своего сына и выйдет встречать его в коридор. А когда женщина вернется к своим делам, он как бы невзначай подойдет к ней поближе и... шарахнет, от всей души, чем-нибудь тяжелым по голове! Беззаботная дура не успеет издать ни одного громкого звука! Жалость? Нет! Ни малейшей! Ведь эта домашняя птичка, конечно же, вместе с сыном таращилась в экран телевизора, когда службы пропаганды скармливали им ложь и перевернутые факты о лицедеях. Охала, ахала, и подзуживала своего сыночка сильнее ненавидеть оборотней. Безмозглая тварь. Нет, такую жертву ни в коем случае нельзя сразу убивать! Нужно насладиться ее беспомощностью, слезами и ужасом, ведь дети таких же человеческих самок как она, с самого раннего детства преследовали Корио. Искали его, избивали, кромсали и рвали, натравливали собак и боевых коней. Она не виновата? Людей невиновных и мирных просто нет. Никого нельзя жалеть и никто не заслуживает пощады...
   Главное не увлекаться, чтобы когда отец Йошинори, ужасно уставший на службе и мечтающий об отдыхе в кругу семьи притащился домой, его уже ждал сюрприз в виде роскошного ужина и ласковой женушки, лезущей обниматься и жадно шепчущей, что пора оживить отношения. Ага, ради этого ведь сын и отправлен ночевать к какой-нибудь бабушке! Что там болтает этот малыш, Йошинори? Если его отец отрубит Корио голову, лис конечно же умрет. Но грозный самурай не потянется к мечу. Опьяневший от страсти, жалкий дурак даже подумать не сможет о том, что злейший враг всего человечества не где-то там, за горизонтом, а здесь и сейчас, буквально в его объятиях! Безликая нелюдь, чудовище, убившее его сына и жену только потому, что они ненавидели его, а он... он... люто и безумно... ненавидит их всех!
  
   Корио сосредоточился и начал давить. Усилием воли сминать заполнившую его сознание холодную и злобную тьму. Тьма огрызалась и лениво поддавалась давлению, словно ворчливый пес, которого хозяин вздумал вытолкнуть с теплого места. Здесь бы помогли хорошие воспоминания, о дружбе, любви и семье. Что-то, что дарило Ци положительный заряд, но любое воспоминание сразу же перекрывалось знанием, что этот человек уже мертв, стал чужим, или предал. Холодные могильные камни, предсмертная агония близких, поля битв, усеянные трупами людей, поверивших Корио, пошедших за ним и отдавших свои жизни ради эфемерного общего счастья.
   Кто же у него остался? Четырнадцать соратников, которым ненависть и жажда мести не позволила деградировать до обычных йома. Аканэ-сан? Женщина, для которой он - еще один из генералов, пытающихся влиять на мировой порядок. Но есть еще... двое.
   Стало легче. В кромешной тьме блеснули два огонька. Один - золотисто-рыжая, маленькая и непоседливая лиса. Младшая сестренка. Второй - теплый, белый и пушистый. Словно несмышленый и доверчивый зайчонок, ласково прижавшийся к боку обомлевшего хищника.
   Безликий продолжал сыпать мыслями о том, как мог бы он, убив и перевоплотившись в отца Йошинори, ловко и быстро расправиться со всем конвоем. Опасно выглядящий лейтенант и второй конный воин, десятник, даже охнуть не успеют, когда их сослуживец вдруг выхватит меч и срубит обоим головы. А остальных прикончить - не проблема. Не такие отряды укладывали...
   "Ты что это мне предлагаешь"? -- полыхнув злом и яростью, взвился над Безликим Корио. -- "Как я после таких фокусов буду в глаза сестре и Каджими смотреть? Хочешь поставить крест на всем, что я создавал, перечеркнуть все жертвы людей, что поверили в меня"?
   Безликий кипел жаждой убийства, но под гневным напором лиса стушевался.
   "Тихо, тихо"! -- покорным и примирительным тоном ответил акума. -- "Я ведь не бог какой-нибудь, могу и ошибаться иногда. Это было просто предложение, а выбрать, следовать ему, или нет, волен исключительно ты сам. Я же дофамин не трогал? Нет. Как и договаривались".
   Сознание прояснялось и черно-багровая пелена отступила от глаз Корио как раз в тот момент, как чья-то рука опустилась ему на плечо.
   -- Уважаемая! Вам плохо? -- прозвучал, полный тревоги, голос мужчины.
   -- Ох... нет-нет, все прошло... -- Корио спешно вынул из сумочки платок и хотел приложить его к лицу, как будто для того, чтобы утереть слезы, но сердобольный прохожий уже увидел достаточно.
   Слезы, что текли из глаз Корио, были... черными.
   -- Йома!!! -- в ужасе отшатнувшись от чудовища, проорал прохожий и сунул руку за отворот своего пальто, через миг выхватив припрятанный там, в ножнах, короткий и остро отточенный кинжал танто. -- Ходячий мертвец! Бегите!!!
   Сделав резкий выпад, он нанес удар кинжалом, метя пробить чудовищу висок. Клинок в мозгу не убьет йома, но парализует на пару секунд. А парализованного можно и обезглавить следующим ударом...
   Корио взмахнул рукой, отбивая летящий в его голову клинок и хотел перейти в контратаку, как вдруг в его правый бок врезалось что-то тяжелое. Ребра, не усиленные потоками Ци, жалобно затрещали, ломаясь и рассыпаясь на кусочки. Что это было? Обычный удар, обычным кулаком, полученный от проходившего мимо студента самурайских кровей, уронившего купленные в магазинчике журналы и бросившегося на демоническую тварь, пару секунд назад скрючившуюся посреди улицы и привлекшую этим всеобщее внимание. Кто эта зараженная тьмой женщина? Демон, что сейчас мутирует в безумную машину убийства? Или ходячая бомба, готовая превратить всю улицу в огромный кратер, пылающий фиолетовым огнем?
   Не важно! Нужно остановить монстра!
   Вот ведь зараза...
   Зрением демона, Корио увидел еще одного прохожего, мужчину плотного телосложения, что, оттолкнув свою даму и что-то крикнув ей, ринулся на Корио спереди. Протянув руку, нападающий применил дзюцу с элементом Земли. Камень мостовой под его ногами потек и змеею взлетел, устремляясь к рукам создателя дзюцу. Каменная змея молниеносно сформировала копье, которое мужчина подхватил и тут же, без промедления, ткнул каменным наконечником чудовищу в горло.
   Импульс!
   Все трое нападающих - не тренированные самураи, а обычные горожане. Те самые генетически измененные, затерявшиеся среди обычных людей и ставшие мирными жителями с "сюрпризом", нарваться на которых боятся мелкие бандиты всего мира. Но Корио - не мелкий бандит.
   Удар волны Ци от лиса во все стороны отшвырнул и повалил нападавших. Горожане с воплями шарахнулись в разные стороны, а самураи конвоя, еще только подошедшего к воротам опоясывающей территорию банка стены, начали поворачиваться в сторону беспорядков и схватились за оружие.
   С первой по третью, чакры в тренированном теле лиса отзывались буквально "по щелчку". "Внутренние Врата Духа" открывались одно за другим, даруя ему снятие ограничений на усилие мышц, мощнейший заряд бодрости и энергии для важнейших свершений. Электрические импульсы, скользящие по нервной сети, резко ускорились, превратив лиса в бойца с запредельно молниеносной реакцией. Четвертые "Врата" отозвались уже с напряжением, но Ци в легких послушно повлекла кислород к бронхам, многократно ускоряя его поглощение. На краткий миг возникло ощущение кислородного опьянения, убившего многих неумелых пользователей "Внутренних Врат". Сейчас подскочат обменные процессы и все пройдет. Пятые "Врата"... сердце болезненно затрепыхалось, но ускорило ритм до предела и Ци хлынула по телу как вода из цистерны, пробитой крупнокалиберным снарядом.
   При этом мир вокруг лицедея терял способность к движению. Люди шевелились все медленнее и медленнее, словно желали стать подобием мух, продирающихся сквозь липкий сироп. Звуки растягивались и меняли тональность, словно при замедленном воспроизведении в кино.
   С нормальной скоростью двигался теперь только Корио.
   Прекрасно!
   Лис бросил сумочку, рывком содрал со своей головы шляпку и пышную дамскую шевелюру. Вдоль его тела скользнули сформировавшиеся из воздуха клинки, рассекшие сковывающую движение одежду на множество клочьев. Корио остался бы совершенно нагим, если бы черная протоматерия не проступила из его кожи, тотчас покрыв все тело слоем тонкой, но прочной и подвижной чешуи.
   Самураи, только теперь закончившие поворот и вынувшие оружие из ножен, начали новое движение, подготавливаясь к отражению нападения.
   Простите, друзья, но из-за одного красноглазого идиота, цель теперь - не вы.
   Рывок!!!
  
  
  
  

Глава 2.

Лис в волчьей стае.

  
   Импульс из ног швырнул Корио к самураям, но сократив дистанцию, он не стал ввязываться в драку, а поднырнул под медленно рассекающие воздух клинки, юркнул под повозку, проскользнул между испуганно шарахнувшимися от него лошадьми и влетел в открытые наполовину ворота банковского двора. Зрение демона помогало ему безошибочно ориентироваться. Вот дверь служебного помещения. За ней, в коридоре, пара охранников и девушка, служащая банка, с какими-то бумагами в руках. Один из охранников катит тележку, на которой лежит металлический ящик. В ящике - упаковки с деньгами. То, что надо!
   Игнорируя четверых охранников, с уморительной медлительностью бросившихся ему наперерез, Корио прыгнул к тяжелой, обитой металлом двери и ударом могучей когтистой лапы своротил ее в сторону. Еще миг, и он внутри, в широком коридоре, под светом ярких люминесцентных ламп. Охранники...
   Корио резко пригнулся, пропустив над головой тяжелый металлический шарик, который метнул в него тот охранник, что стоял перед тележкой. Что за шарик? Явно из подшипника большого механизма. Вот зараза! Вечно эти, из невоенных организаций, используют вместо табельного оружия непредсказуемое "что попало". Подстраивайся под них...
   Второй шарик. Третий. Все, боезапас исчерпан.
   На ускорении, Корио играючи уходил от миниатюрных снарядов, с каждым движением приближаясь к метателю подшипников и, на третьем рывке сходясь с ним вплотную. Охранник испуганно отшатнулся, взмахнул коротким мечом и пустил усиленный ток Ци по костям своего скелета. Отлично! Теперь можно его стукнуть. Несильно.
   Удар плечом по торсу сбил охранника с ног и швырнул его через тележку на его напарника. Второй охранник уклонился от летящего тела, бросился к Корио и попытался ткнуть его шокером, зажатым в левой руке. Правой он уже выхватывал из ножен короткий меч. Ему, наверное, казалось, что он движется стремительно и наносит молниеносные удары, но для Корио все вокруг двигались не быстрее расслабленных лентяев. Увернуться от шокера и хлопком по руке врага толкнуть вынимаемый меч обратно в ножны не составило лису никакого труда. На охраннике - легкая кираса. Отлично. Значит, сильно не пострадает.
   Обе ладони лиса ударили в грудь охранника и выдали импульс Ци, заставивший руки Корио на пару мгновений онеметь от удара, а его врага швырнувший к дальней стене. Вот так!
   Не теряя времени, лис подскочил к тележке и нанес удар правой лапой, черная чешуя на которой потекла к кисти и обратилась острым серповидным когтем. Удар на пятых вратах - не шутка. Алая Ци с элементом Ветра заскользила по импровизированному клинку и коготь без труда вспорол прочнейший металл инкассаторского ящика. Замок разрублен. Схватить и рвануть...
   Взрыв-печатей на сейфе нет. Ящик распахнулся и Корио жадно сунул руку внутрь.
   "Вот этот хватай". -- Безликий указал на одну из упаковок. -- "Ровно тридцать миллионов, купюрами по десять тысяч. Потом, в ларьке, на мелочь разменяем".
   "Верю на слово, пересчитывать не буду".
   Корио сцапал упаковку и отпрянул, уворачиваясь от меча, который метнул в него охранник. Тот, что швырялся подшипниками. Вот ведь маньяк! Лишь чем-нибудь, да кинуть! Ладно хоть рядом с ним ни стула, ни стола, ни гири килограмм под пятьдесят. Дальше чем кидаться будет? Ботинками?
   Метнувший меч охранник уже поднимался на ноги и снимал с пояса шокер. В стремительном движении, он с яростью рванулся, надеясь дотянуться до врага и коснуться его металлическими стержнями, между которыми с треском заплясали электрические дуги.
   Электричество Корио не любил так, что даже исправных проводов и кабелей старался не касаться. Враги, быстро вычислившие уязвимость лиса, за годы боев подарили ему фобию, сильнее которой был только страх перед лошадьми и человечеством. Болезненно вздрогнув от множества неприятных воспоминаний, лицедей бросился к врагу и нанес два удара ногами, первым оттолкнув шокер, а вторым, в плечо, повалил охранника на пол. Слегка перестарался. Похоже, перебил бедняге ключицу. Ну ничего, травма на службе, оплачиваемый отпуск и бесплатное лечение. Переживет.
   Возникла пауза. Тут бы лису и броситься наутек, но что-то заставило его обернуться и посмотреть на девушку. Нет, она не формировала руками высвобождающие энергию печати, не направляла на нападающего оружие и даже не орала в ужасе, призывая кого-нибудь на помощь. Впавшая в шок девчонка просто таращилась на черную фигуру, ворвавшуюся в коридор и за пару секунд реального времени устроившую вокруг жуткий бедлам. Но что же, тогда, остановило лицедея?
   Корио подскочил к девушке и начал вертеться вокруг остолбеневшей сотрудницы, жадно разглядывая ее со всех сторон. Белая блузка с галстуком, жилетка с золотым узором, черная юбка до колен и туфли на каблуке. Прическа, планшетик, очки на носу. Ух какая стильная! Аж кровь закипает. Надо хорошенько ее оглядеть, и все вокруг запомнить, а по возвращении, в иллюзорном мире, воспроизвести. На месте этой девчонки, в роли сотрудницы банка, будет Каджими, а он...
   Он ворвется сюда, как ураган! В черной одежде, в плаще и маске, со сверкающим мечом в руке! Раскидает охранников, а потом сцапает Каджими, приобнимет ее и скажет:
   "Прекраснейшая леди, я здесь, чтобы похитить самое драгоценное сокровище этого банка"!
   А потом он подхватит ее и понесет, высокими прыжками, над улицами и крышами... как романтично!
   Движение справа!
   Охранник, которого бронежилет защитил от импульса из ладоней лицедея, воспользовался кромешной дуростью лиса, вскочил и, в движении нанося рубящий удар, метнулся к нему. Очень удачно! Теперь его, как и его напарника, никто не посмеет уволить или лишить премии. Может, даже, нашивку за геройство дадут. Или боевой знак отличия.
   Корио не стал убирать верхнюю правую лапу из-под клинка и вмиг лишился ее до локтя. Боль обожгла словно каленым железом, но надо, значит надо. Банку потерю денег можно будет позже компенсировать. Сейчас главное, чтобы обозленное начальство не вздумало отыгрываться на простых работягах.
   Еще раз мельком глянув на девчонку, Корио крутанулся на месте, ударом в плечо снова опрокинув храброго охранника, а затем прыгнул в сторону и, вонзив когти ног в железобетон стены, с силой оттолкнулся. Прыжок к выходу. Еще один. Вот и свернутые набок двери. Рывок!
   Корио вырвался на простор внутреннего двора. Теперь только придать себе максимум ускорения и шустрее стрелы унестись прочь из города! Он не сможет побить охрану целого города? Ха! Пусть попробуют догнать!
   Его уже ждали. Армейские самураи, всей гурьбой ворвавшиеся во двор банка, выстраивались перед проломом стены в полукольцо и направляли оружие на... лиса? Нет, на сорванные двери, единственный путь отступления демона. Взгляды их еще только начинают перекрещиваться на черной фигурке, маленькой и совершенно не страшной. Они окружат ее, сшибут импульсами Ци, изрубят и пригвоздят копьями к земле. Командирам, что верхом на конях пристроились позади пехоты и обнажили оружие, работы не останется.
   Шестые внутренние врата...
   Корио поднапрягся, надеясь что адреналин, боль от ранения и взгляд на почуявших драку самурайских коней станут для него хорошим стимулом для открытия чакры "Врат Радости", но только впустую потратил силы. Вот ведь зараза. Всего на один выше привычных пятых врат, а такая разница!
   Придется прорываться с тем, что есть...
   Удар!
   Корио шарахнул импульсом из ступней с такой силой, что куски черной брони с его ног полетели во все стороны. Словно снаряд из камнеметного орудия, он устремился в центр строя врагов, но не ударил в окутавшуюся синим свечением живую стену, а ухватился лапой за верхний край щита одного из самураев и рывком скорректировал свой полет, бросив себя вверх. Щит, обитый металлом и усиленный потоками Ци, при этом согнуло и смяло, а рука Корио неизбежно сломалась бы, если бы не черная броня. Нет, не зря он переломал и изувечил весь тренировочный полигон на базе, выясняя пределы прочности собственного тела. Теперь все делается на автоматизме.
   Корио взлетел над строем врагов, что едва успевали взглядом уследить за ним, не то что направить оружие. Он приземлится уже на улице, следующим прыжком вскочит на крышу дома, и пусть хоть кто-нибудь попробует за ним угнаться!
   Один из конных самураев, тот что со знаками лейтенанта на броне и шлеме, вдруг пришел в стремительное движение. Корио повернул голову к нему, и с ужасом увидел глаза, смотрящие точно на него и руку, поднимающуюся слишком быстро, на уровне пятых... нет, шестых врат! Даже на сверхускорении лицедея, это был молниеносный рывок. Страж вскинул руку, направил ее на врага, нанес удар и тотчас замер, обратившись, как и все остальные, в уморительно медлительного увальня. Что это было за дзюцу? Из новых? Или хорошо забытое старое?
   Корио не мог об этом рассуждать, потому как призрачное синее свечение, сорвавшееся с пальцев армейского лейтенанта, настигло летящее тело лицедея и вонзилось ему точно в сердце.
   Мир полыхнул багрянцем лютой боли, лис мгновенно потерял сознание и, подобно сбитому снаряду камнеметного орудия, врезался в мостовую в самом центре улицы. Панический вой перепуганной толпы, отчаянные крики женщин и ругань мужчин загремели со всех сторон, когда бесчувственное тело дико ускоренного и покрытого черной броней монстра срикошетило от вмявшихся булыжников и пролетело сквозь столпотворение гражданских повозок словно ядро камнеметной машины. Пассажирские экипажи разлетались в куски, пробитые насквозь грузовые телеги буквально взрывались содержимым ящиков и корзин. Пропахав ужасающую полосу безумного хаоса через всю улицу, покалечив десятка полтора людей и пару особо неудачливых лошадей, черный демон снес ударом правые колеса очередной повозки и остановился возле шарахнувшегося в сторону, но удержанного возницей, коня.
   В громких и малоцензурных выражениях поминая ненавистных шиноби, из повалившейся набок повозки выбрался молодой благородный господин, тут же принявшийся помогать своей спутнице, безнадежно запутавшейся в пышном платье. Уверенный, что в их сторону прилетел какой-нибудь камень или боевое дзюцу, он бросил взгляд в сторону причины разрушений и с изумлением увидел ворох переломанного, разорванного и залитого кровью мяса. Человек? Круша повозки и телеги, сквозь всю улицу пролетело человеческое тело?! Выпустив кое-как вставшую на ноги девушку, молодой лорд сделал шаг к кровавому месиву и испуганно отпрянул, когда то... шевельнулось.
   -- Гу-у-р-ра-а-а!!! -- нечленораздельно взревел клубок переломанных костей, пробитый обломками ящиков и повозок, на глазах десятков изумленных людей разворачивающийся в изуродованную человекоподобную фигуру. Разорванная до середины шеи, пасть отвисла и изливала рык, угрожая обомлевшим людям рядами острых черных клыков. Черная слизь протоматерии текла по разорванному мясу, возвращала на место вывернутые кости, формировала на месте лохмотьев плоти новые мышцы.
   Люди, даже самые храбрые, при виде этой кошмарной картины обратились в бегство, а искалеченная фигура, вставшая на ноги посреди вороха осыпающейся черной брони, совершила прыжок и взлетела на крышу ближайшего здания. К месту падения чудовища бежали самураи и были они уже достаточно близко, чтобы попытаться "Разрывом" сбить его высокие прыжки. Попытались, но безрезультатно. Сталкиваясь с демонической Ци, импульсы "Разрыва" тотчас разлетались безвредными облачками белого тумана. Чтобы сбить дзюцу акума, нужен другой акума, или ками. Хорошо, что храмовники не настолько расторопны, чтобы добежать сюда наравне с остальными. Их по полигонам гоняют в разы меньше, чем обычных солдат. Зажирели, "особо ценные", на мирной жизни.
   Безликий изобразил, что обратился в бегство, но это был обманный маневр. Скрывшись за краем крыши, он изменил направление движения и рванулся вдоль улицы обратно к банку. Там, в самом начале полосы разрушения, сиротливо лежала, оброненная лисом, упаковка с тридцатью миллионами.
   Лейтенант наемников, так неаккуратно сбивший лиса в прыжке, спешился и встал над этим мешком и с потрясением глядя на учиненные разрушения. Руки его мелко дрожали, а холодный пот струился по спине солдата при мысли о том, что могло бы быть, если бы грабитель пролетел не через центр проезжей части, а ближе к краю улицы, сквозь толпу прохожих. Оба храмовника бросились помогать пострадавшим, десятники и рядовые самураи помчались к месту падения врага, а он... он не двинулся с места. Сколько погибших? Десятки? Может, сотни? Да, он остановил врага и предотвратил ограбление, но какой ценой? После той облавы на бандитов, в ходе которой зашибли родственничков влиятельных людей, местное командование изрядно изгадило ему послужной список, а уж после этой катастрофы...
   Он мертв так же, как все эти горожане, погибшие сегодня из-за его импульсивно нанесенного удара. Печать кровавого мясника, линчевание в прессе и судебное дело с неминуемым смертным приговором. Бежать? Бросить семью и детей, повесить себе за спину хвост преследователей, стать бандитом?
   Кони, откровенно не понимающие, чего так перепугался непоколебимый и грозный командир, тревожно взревели и встали на дыбы, когда буквально им под копыта с крыши здания универмага метнулся уродливый монстр.
   Тварь... жива?!
   До шока изумленный, лейтенант тем не менее резко обернулся, в движении выхватывая меч и нанося первый удар. Клинок врезался в острый черный коготь, заменивший от локтя и выше срубленную руку чудовища. Безликий, не теряя времени, оттолкнул клинок самурая и нанес удар кулаком левой руки, ударив в плечо, защищенное тяжелой боевой броней. Импульс!
   Самурай с лязгом опрокинулся, а лицедей схватил мешок с деньгами и отскочил в сторону, уворачиваясь от обрушающихся сверху конских копыт. Первый конь, промахнувшись, взвыл с гневом и разочарованием, а второй уже тянулся к врагу зубастой пастью, надеясь схватить врага и раздавить в челюстях, легко сминающих любой металл. Демон не был уверен, что переживет потерю половины туловища и потому, спасаясь от зубастого капкана, нырнул третьему коню под брюхо. Тот ожидал подобного, мелкие враги постоянно пытались обмануть боевых зверей, проскакивая у них под ногами. По кольчужному доспеху коня пробежала волна синего свечения и сокрушительный импульс Ци ударил из туловища вниз, врезавшись в мостовую и разметав в сторону облако из пыли, пополам с каменным крошевом. Безликого расплющило бы, если бы он задержался в иллюзорно безопасном месте, но демон прекрасно знал чего можно ожидать от врагов и потому проскочил под конем без задержки, снова, нос к носу, столкнувшись с лейтенантом самураев. Бронированный великан успел вскочить, прыжком перелететь через бесящихся коней и приземлиться перед йома как раз в том момент, когда тот совершил рывок из-под конского брюха.
   Солдат и демон столкнулись, упали и покатились, отвешивая друг другу удары кулаками и пытаясь завернуть противника в болевой захват. Лейтенант потратил несколько драгоценных секунд, прежде чем скрутил врага, ткнул его мордой в мостовую и... голова чудовища с хрустом рассыпалась под рукой самурая. Солдат даже в ступор впал от осознания того, как провел его хитрый демон.
   За время пробежки по крышам, переломанный лицедей успел обрасти тонкой черной броней и, в момент столкновения с самураем, выскочил из нее, оставив в руках врага пустую, но подвижную оболочку. Сам же, снова оставшийся полностью нагим, лицедей совершил новый прыжок и приземлился на крышу здания напротив, ставшую ловушкой для троих могучих, но не слишком умных боевых коней, что в боевом раже последовали за своей жертвой и, обрушившись всей своей массой на колкую черепицу, тотчас проломившуюся под ними вместе с деревянными перекрытиями, не рассчитанными на вес бронированных бегемотов.
   Оставив позади себя барахтающихся в обрушающейся кровле и свирепо завывающих четвероногих монстров, йома в несколько прыжков перескочил через соседнюю улицу и безжалостно срывая отросшими когтями куски черепицы, помчался по крышам прочь от места краткого, но разрушительного столкновения. Зрением демона он видел как яркие синие огоньки самураев прекращают бестолково суетиться и устремляются в погоню за ним. Скорость у них маловата. Все почти по плану, теперь бы на этом темпе вырваться к стене, открыть "Внутренние Врата Духа", проскочить зону обстрела с башен и унестись за горизонт...
   Очередной прыжок, что должен был бы перенести кое-как сросшегося монстра через сравнительно небольшое расстояние между зданиями, закончился ударом о край ската и падением в переулок с высоты четвертого этажа, при котором йома с трудом замедлил свой полет торможением когтями о стену, ударами о тумбы вентиляции и хватанием за электрические кабели, растянутые по стене. Вопреки всему виденному в фильмах, снизу никто ему не подложил ни коробок, ни переполненного мусорного ящика. Демон весьма чувствительно приложился о камни мостовой, переломав себе немало едва сросшихся костей. Одно хорошо, что новая вспышка боли привела в чувство недобитого лиса.
   -- Ох, что за... дерьма собачьего... кусок... -- кряхтя и отпыхиваясь, Корио попытался подняться и застонал от адской боли, терзающей каждую клеточку его изувеченного тела.
   -- Вставай! -- над слабо трепыхающимся телом носителя поднимались две уродливые черные фигуры со светящимися алым огнем глазами и пастями. -- Я унес тебя так далеко, как смог, но погоня близко! Восстанавливайся! Ты ведь отожрался перед боем? Теперь выращивай себе новое сердце и вали отсюда! Я задержу врагов.
   Пока Безликий говорил это, из черной печати, развернувшейся на левом плече Корио, вытекли еще три сгустка протоматерии. Обращаясь в жуткие зверо-человеческие фигуры демонов, они поднялись и встали на кривые, украшенные шипами, лапы.
   -- Н... н... не убей... никого... -- Корио с трудом приподнялся и сел, из последних сил отгоняя багровую пелену, застилающую его рассудок.
   -- Без тебя знаю. Образ справедливого избавителя рушить нельзя, иначе... хвост нам от собаки, а не всеобщее единение, счастье и мировые ритуалы упокоения демонов. Я еще там, на улице, чуть на изнанку не вывернулся, наш полет корректируя. Никого насмерть не зашибли... и пусть только попробуют, твари мелкие, нас за это не поблагодарить!
   -- Спа... спасибо...
   -- Шевелись! -- закончившие формирование, пять черных фигур пригнулись, собрались с силами и метнулись вверх, запрыгивая на крышу.
   Корио поднялся на ноги и, прикрыв ладонью дико пылающее от боли плечо с печатью, побрел по переулку вдоль дома. Что с ним? Где вся Ци? Безликий израсходовал ее на бегство. А почему новая не вырабатывается?
   Он прислушался к себе и обомлел. В его сердце, в самый центр главного энергетического узла, намертво вплавилась чужеродная силовая схема. То самое сияние, которым сбил его самурай! Не просто сгусток наводящих хаос энергий, а целое самодостаточное энергетическое формирование навроде его "Псевдодуши", поднимающей и заставляющей двигаться мертвецов. Энергетический клещ, мешающий выработке и течению Ци по сети энергообмена. Эта дрянь не убьет, но лишит шиноби или самурая возможности сражаться. Тот лейтенант был намерен захватить его живым? Похоже что да, ведь удар "Клещом" в любую часть тела кроме сердца не нанесет серьезного вреда, а удар в голову, в мозг, моментально убьет. Корио будет терять энергию, пока не упадет без возможности шевельнуться, его закуют в кандалы и тогда хозяин "Клеща" разрушит свое дзюцу.
   Ну нет!
   Корио прижался спиной к стене и сосредоточился. Черная протоматерия и запасы биомассы начали концентрироваться в правой стороне его грудной клетки, готовясь формировать новое сердце. Нет, еще рано начинать! Рано! Быть может, энергетический паразит умеет перемещаться и даже двоиться, чтобы блокировать важнейшие узлы.
   Лицедей поднял только-только восстановленную правую руку. Уродливую, покрытую шишками и с кривыми, но удобно длинными пальцами. Нужно собраться с духом. На счет три...
   Раз...
   Он поглубже вдохнул и задержал дыхание.
   Два...
   Он сложил пальцы в щепоть и острые костяные коготки поднялись на тех местах, где должны были быть ногти.
   Три!
   Корио стиснул зубы и нанес удар, пробив собственную грудь. Находясь в настоящем помутнении сознания, он раскрыл ладонь, вцепился в беспомощно трепещущее сердце и с силой рванул...
   Несколько людей, прибежавших на шум падения и наблюдающих за действиями чудища со стороны, побелели от дурноты, когда сумасшедшее существо в центре переулка припало на колено, держа на вытянутой вперед руке собственное сердце, вырванное из груди, пульсирующее и брызжущее кровью.
   -- Самураев! Самураев! Зовите самураев! -- зашелестели приглушенные голоса перепуганных горожан, а чудовище, уронившее свое сердце в грязь, вдруг поднялось и начало переставлять ноги, сначала неуверенно, а затем все быстрее и быстрее приближаясь к одному из выходов.
   Люди отшатнулись, попятились, расступились. Существо, идущее на них, хоть и выглядело уродливо, не излучало агрессию. Живая плоть, красная кровь, густо замаравшая торс.
   -- Стой! -- какой-то мужчина, выставив руку перед собой, заслонил безобразному мутанту дорогу. -- Мы не желаем тебе зла! Успокойся! Помощь нужна?
   Корио, не отвечая, нанес ему несколько ударов и отшвырнул в сторону. Горожане с воплями обратились в бегство, а монстр, не медля, ринулся другому проходу между зданиями и задержался, завязав краткую потасовку с несколькими людьми, решившими попытаться последовать за ним. Разбив смельчакам лица, помяв им ребра и сломав особо настырному преследователю ногу, лис помчался прочь от места событий и принялся лавировать среди зданий, запутывая следы. Когда к месту стычки подоспели помятые и потрепанные самураи, отбившиеся от пяти черных демонов, носитель печати уже исчез и даже воин храма только отрицательно покачал головой, сознаваясь, что не видит следов чудовища.
   -- Всем командирам отрядов! -- лейтенант включил и поднес рацию ко рту. -- Нарушитель скрылся на пересечении двенадцатой и тридцать шестой улицы! Блокировать прилегающие сектора! Закрыть зоны особой безопасности! Приготовиться к прочесыванию! Стандартная инструкция двадцать семь, подпункт четыре.
  
   Десятники городской стражи, услышавшие про четвертый подпункт к двадцать седьмой инструкции, бледнели и начинали встревожено переглядываться, а наместник региона, которому рацию в ванную принесла перепуганная пожилая дама, мгновенно протрезвел и поднялся из воды, ударом колена отшвырнув льнущую к нему девочку-подростка. Накачанную наркотиками и ничего не соображающую.
   -- Я знала, что эта тварь так просто нас не оставит! -- визгливо и истерично кричала благородная дама. -- Ее позвали бунтари и черно-зеленые, которых ты до сих пор не дорезал в наших лесах! Тысячу раз говорила тебе, Сабуро, что нужна еще одна облава! Безмозглое низкородное быдло привело демона, они хотят убить всех нас!
   -- Не ори, мать! -- голос наместника был похож на клокочущий рык громадного хищника. -- Лучше прикажи тащить в город всех этих визгливых шлюх из храма! Пусть будят пинками своих полудохлых ками и ищут врага!
   -- Великий лорд! -- двое телохранителей, при оружии и в легких латах, подбежали к своему господину, накинувшему халат и уверенным шагом вышедшему из украшенного позолотой мини-бассейна. -- Ждем приказа!
   -- Выводите Кровомеса и своих носорогов. -- прорычал наместник. -- Доски с определителями доставлены? Все в дело! Поднимайте мою личную сотню и гарнизон! Законников тоже под копье! И чтобы каждый был с защитной повязкой от демонических иллюзий! Ловушки на стенах на максимум, чтобы ни одна блоха не проскочила! Будем прочесывать город, пока не найдем серого стража! За что он пришел мстить? За тех уродов, что мы скармливаем нашим лошадям? За шлюх, подохших от волшебного порошка? За вырезанные семьи должников, или за ту шваль, что сгнила на наших рудниках? Когда встретится со мной, он позавидует им всем! Вздумал прийти сюда со своими сопливыми мечтами и угрозами? Я заживо сдеру с ублюдка черную шкуру и прибью ее к воротам моего дворца!
   -- Подожди, сын! -- пожилая дама вышла следом за наместником и схватила цепкими пальцами его за рукав. -- Мы можем выманить чудовище! Он пришел сюда спасать вонючую чернь? Прикажи притащить сотню рабов на центральную площадь! Пусть палачи откроют ходы к пожирателям и медленно ослабляют цепи! Сколько дней не кормили людоедов? Плесните крови им на морды!
   -- Шикарная идея, мама. -- кривая ухмылка наместника превратилась в лютый оскал и он глянул на своих подручных. -- Все слышали? Выполняйте!
   Дурная от наркотиков малолетняя рабыня, перевесившись через край бассейна, вдруг скрючилась и рвотная масса из ее желудка хлынула на дорогущую узорчатую плитку. По воде пошли пузыри, позади корчащейся в судорогах девчонки по бассейну начало расплываться коричневое пятно.
   -- Вот же тупорылая кукла! -- Сабуро ухватил кашляющую, хрипящую страдалицу за волосы и выволок ее из воды. -- Служанок сюда! Пусть все уберут, пока запах не въелся. А эту обосранку, -- он швырнул рабыню под ноги своим солдатам. -- К жертвам для пожирателей! С ней я уже закончил, пора прикупить парочку новых.
   Девчонка, конвульсивно трепыхающаяся на полу, жалобно захныкала.
   -- Очухивается. -- оскалив в улыбке хищника два ряда заостренных зубов, произнес наместник. -- Сейчас соберется с силами, возомнит себя человеком и опять начнет проситься к маме!
  

* * *

   Убежал Корио недалеко. Как только увидел зрением демона что никто его не преследует, он соскочил с крыши во двор многоквартирного жилого дома. Прильнув к стене, лис нырнул под металлическую лестничную клетку, пристроенную к внутренней стене здания и служащей подъемом ко входам в квартиры. Подобные строения были весьма тесны и неудобны для проживания, но зато компактны и вместительны. Если требовалось в стесненных городских условиях возвести дешевейшее жилье для рабочего или обслуживающего персонала, то строители быстро и без затей лепили такую вот коробку.
   Торопливо осмотревшись, Корио шагнул к одной из дверей первого этажа и пустил Ци в замок, без лишних сложностей вскрыв его. Пара секунд, и он уже был в прихожей типовой квартирки. Мельком глянув на обстановку, он определил, что живет здесь семья из четырех человек. Мать, отец, и двое сыновей-подростков. Одни, скорее всего, на работе, другие на учебе. Когда вернутся, будет им неприятный сюрприз.
   Не теряя времени, лицедей бросился на кухню, открыл холодильник и начал с жадностью пожирать из него все подряд. В ход пошло и скисшее молоко и повядшие овощи и початый кусок масла, проглоченный впопыхах вместе с упаковочной бумагой. Яйца со скорлупой, два нечищеных дайкона. Зеленоватое призрачное свечение окутало сначала живот обжирающегося монстра, а затем и всю его фигуру. На взрослого не хватило ресурсов. Без силовых схем, в нормальном состоянии покрывающих все тело Корио, львиная доля энергии от поглощенных продуктов излучалась вовне и развеивалась в пространстве. Замороженные мясные продукты Корио съесть тоже не мог, при всем своем хвастовстве, а размораживать их времени не хватало.
   Все жиры выгорели, мышцы и внутренние органы агонизировали на грани гибели. Это пришлось исправлять и реанимировать погибшие клетки. Реконструкция всего тела, непредставимая для обычного человека, урвала свою долю ресурсов, но в рекордные восемнадцать минут, лис из изуродованного полутрупа обратился во вполне здорового человека и принял облик светлокожего блондинистого мальчика лет двенадцати. Тело наполнялось запасами питательных веществ, уходила боль и мучительная слабость.
   Покончив с первейшими потребностями, Корио залез под душ и смыл с себя грязь, надеясь что кроме прочего, вода хоть немного унесет катастрофически повышенный фон Ци, бывший для самураев чем-то вроде запаха добычи.
   -- Фонишь? -- чувствуя страх и нервозность своего носителя, ехидно осведомился Безликий.
   -- Фоню. -- вздохнул в ответ Корио.
   -- Не фони.
   -- Ага. Поглотители переплетай скорее, юморист! Между прочим, это все из-за тебя! Самому не стыдно, демон великий? Сорвался из-за тупой болтовни каких-то малолеток!
   -- Ну извини, виноват. Я не идеален, тоже могу взбеситься и слишком сильно хочу всех убить.
   Насухо вытершись и бросив полотенце в кучу нестиранного белья, Корио торопливо перебрался в спальню детей и ограбил младшего из братьев, позаимствовав из его шкафа комплект добротной повседневной одежды. Теперь можно спокойно разгуливать среди обычных людей и, обходя стороной рыщущие по улицам самурайские отряды, попытаться поближе подобраться к стене.
   -- Эй, злыдень! Если мне при прорыве стрела в голову прилетит, восстановить пробитые мозги сможешь?
   -- Сам знаешь, что нет. Но отвести удар попытаюсь. Если будет одна и без сюрпризов вроде взрыв-печати, то как обычно, получишь только контузию и сотрясение мозга.
   -- И перелом шейных позвонков.
   -- Ну, и это тоже. Шансы на выживание довольно неплохие. Главное при прорыве не тупить и открыть побольше "Внутренних Врат". Я сделаю, что смогу.
   -- До трех дотянем с гарантией. До четвертых поможешь ты. Ну а пятые, как обычно, сами расхлопнутся, на адреналине. Успеть бы только восстановиться нормально.
   -- Пока гуляем по городу, вся требуха зарастет.
   -- Придется покрутиться в толпе час или два. -- Корио посмотрел на свое отражение в висящем на стене зеркале. -- У-ти, какой лапонька! -- он хлопнул глазами пару раз, улыбнулся и пригладил руками свои пушистые светлые волосы. -- Мальчик-одуванчик, зайчонок плюшевый! Все ищут ужасы опасные, страхолюдину жуткую, а как самураи подойдут, я тихо-мирно встану у стеночки, никто меня и не заметит!
   -- Сюда. -- высмотрев нужный предмет, Безликий подсказал Корио где искать и лицедей, забравшись на шкаф, вынул из-за коробок старый школьный портфель, в котором младший мальчик хранил стопку своих детских рисунков. Рисунки были безжалостно вытряхнуты на стол, несколько книг с полки лишились своих обложек и Корио аккуратно уложил между обложками пачки денег. Теперь, при взгляде сенсора со стороны, эти пачки неотличимы от обычных книг или учебников. Остается надеяться, что ошалевшие от суеты самураи действительно не обратят внимания на безобидного домашнего мальчика и не потребуют предъявить портфель к осмотру.
  
   Шорох у входной двери раздался, когда Корио обкручивал липкой лентой уже третью фальшивую книгу. Лицедей моментально насторожился, подобрался и, оставив деньги на полу, скользнул к стене. Зрением демона он буквально в упор уставился на человека, осторожно открывающего дверь со сломанным замком и, крадучись, входящего в прихожую.
   Человек был малорослым, по ауре и Корио и Безликий сразу определили, что это подросток, девочка. В растерянном, встревоженном и боязливом состоянии. Осторожно принюхиваясь, она посмотрела вправо, влево, и пошла на кухню.
   Вот ведь безголовая дура!
   Какая-то соплячка, с примесью крови самураев, шла мимо квартиры соседей, почуяла повышенный фон Ци, увидела сломанный замок и полезла посмотреть, что здесь происходит! Ну да, здесь же, конечно, не насилуют и не убивают, а зайчики и белочки конфеты раздают!
   Корио бесшумно переместился в коридор. Когда девчонка, изумленно поглазев на опустошенный холодильник, направилась в жилые комнаты посмотреть на ущерб там, резко шагнул к ней из-за угла, схватил, крутанул на месте, впечатал в стену и притиснул собственным телом. Девчонка даже охнуть не успела, как почувствовала, что обе ее руки накрепко зафиксированы, а рот зажат чьей-то ладонью. Акума внимательно уставился на пленницу, по биотокам в ее теле следя, чтобы девчонка не вздумала готовить к применению какое-нибудь дзюцу.
   Захват занял не больше одного мгновения. Школьный портфель девочки, с белой пушистой игрушкой на ручке, с легким хлопком шлепнулся на пол.
   -- Тихо! -- шикнул на свою пленницу Корио. -- Жить надоело?! Ты что, совсем дура? А если бы здесь настоящий злодей прятался? В миг бы тебе шею свернул, и все! Носили бы тебе папа с мамой цветочки на могилку!
   Девчонка завозилась под его руками, испуганно захлопала глазами, а в голове лиса вдруг вихрем закружились мысли сразу обеих его сущностей.
   "Какая удача!" -- мысли Безликого. -- "У этой сопли и лицо, и документы, и одежда... все, что нам нужно! Вытряхивай ее из шмотья, превращаемся в школьницу"!
   "Это уже лишнее". -- мысли Корио. -- "У нас есть крайний минимум".
   "Перевоплотимся, и шансы удвоятся! Прятаться вообще станет не нужно! Можно считать ее ауру на руки, тогда даже загонщики с досками мимо пройдут"!
   "Не трожь ребенка, демон! Нам мелкие плюсы к маскировке, а ей психологическая травма на всю жизнь"?
   "Да ладно, тоже мне, травма! Разок раздели"!
   "Не дури, я сказал! Никто никого не тронет"!
   За пару секунд заминки девочка очухалась от первого шока, посмотрела на Корио и взгляд ее вдруг озарился радостью. Дыхание ее участилось и она замычала сквозь пальцы оборотня, явно прося ее отпустить.
   Заинтригованный, лис разжал хватку и отступил а девчонка судорожно вздохнула и всплеснула руками:
   -- Это... это ты?! -- она сделала шаг к отступившему мальчишке. -- Корио-сама! Черный Лис, это ведь правда ты?! Какой красивый! Милый, светлый и пушистый, настоящий лисенок! Я тебя только таким всегда и представляла! -- она подскочила на месте и захлопала в ладоши, восторженно глядя на Корио. Глаза ее блестели, счастливая улыбка украшала лицо. -- На тебя ведь охотятся, Корио-сама? Весь город только о тебе и говорит! Когда я почувствовала Ци, сразу подумала, что ты рядом! Вот, возьми! -- она вынула пару блестящих заколок из своих волос и протянула их Корио. -- Тебе ведь надо переодеться, да? -- девчонка принялась торопливо расстегивать на себе пальто. -- Скорее, превращайся в меня! Возьми мою одежду и портфель, у меня там, в кошельке, гражданская карточка и немного денег!
   "Злыдень, это ты сделал"?
   "Нет, не я. Ни гендзюцу, ни чужого контроля на ней нет. Может, фанатка? Какой-то странный у нее душевный фон. Она явно боится"...
   -- Тихо, тихо! -- Корио остановил девчонку, что успела снять с себя пальто и теперь протягивала его лису, вместе с шарфом. -- Прекрати, ничего мне не нужно. Хочешь помочь? -- он взял девчонку за руку, отвел ее в комнату и посадил в шкаф. -- Тогда посиди здесь полчасика, хорошо? А всем потом скажешь, что я тебя одурманил своей лисьей магией.
   -- Но я хочу помочь тебе, ками! -- девчонка потянулась к нему. -- Я так долго ждала и мечтала тебя увидеть! Настоящий, волшебный мальчик-лис! Пожалуйста! Я... я люблю тебя!
   -- Тише. -- шепнул девочке Корио и, подняв руку, провел ей пальцами от виска к щеке. За пальцами оставался едва заметный след сине-зеленой Ци. Лис потерял несколько секунд на то, чтобы мягко одурманить и успокоить девочку, ввести ее в состояние полусна. -- Не нужно рисковать ради меня. Очень жаль, но я - та мечта, что никогда не должна становиться реальностью.
   Девочка со сладким полувздохом расслабилась и обмякла, сладко млея в объятиях мальчишки, а тот уложил ее в шкафу поудобнее и прикрыл дверцы.
   "Надо же, какие нежности"! -- съехидничал Безликий. -- "Все Каджими расскажу"!
   "Только попробуй! Извиняясь по-самурайски, все пальцы себе поотрубаю и буду на негативе неделю ходить. Хочешь в негативе вариться? Хочешь, а? И вообще, не успеешь ты ничего. Я первый ей все расскажу! Чтобы не было недомолвок".
   Лис стащил с вешалки куртку и шапку мальчишки, висящие здесь с зимних холодов, забрал истоптанные, старые ботинки. Приняв самый мирный и безобидный вид, он покинул дом, вышел со внутреннего двора на улицу и потопал прочь от линии загонщиков, медленно движущихся через торговые и жилые кварталы. Народу море, пока они их всех проверят, ночь наступит.
   Повышенный фон Ци медленно развеивался, Безликий аккуратно плел силовые схемы, покрывая ими тело своего носителя. Еще часик побродить, и можно рискнуть прорваться сквозь цепь загонщиков. Подгадать, когда будет побольше народа и тихонько проскользнуть в толпе. Ну кто, скажите, прицепится к такому обычному и неприметно-нормальному мальчику?
   Безликий напрягся. Корио тоже заметил врагов и перешел на другую сторону улицы. Ему навстречу, грозно поглядывая на прохожих, двигался патруль. Полный десяток городских стражей, с командиром группы во главе. Стандартная процедура при облаве. Загонщики сужают круг, а патрули рыщут, высматривая тех, кто вдруг решит засуетиться. Ищут следы ниндзюцу, высматривают подозрительно перепуганные рожи.
   Но у Корио ведь лицо совершенно не испуганное? Лишний фон уже поглощен силовыми схемами, так что хитрый затаившийся лис совершенно не подозрительно идет, глазея на витрины маленьких магазинчиков...
   Громкий, визгливый крик разнесся над улицей, заставив встрепенуться людей и обмереть наивного лиса.
   -- Стража! Стража! -- девчонка, которую Корио оставил в шкафу ограбленного дома, бежала к самураям. Вскинув руку, она направила палец на Корио. -- Это - вор!!! Он украл деньги и вещи из квартиры наших соседей, а потом напал на меня! Он оглушил меня каким-то дзюцу, но я - желтая, и быстро очнулась! Вон тот мальчишка! С портфелем!!!
  
   Кицунэ покрылся липким, холодным потом. Сердце его заледенело, душа провалилась в темную, мертвую бездну.
   Что происходит? Почему эта девчонка... зачем?!
   "Могу пояснить". -- ехидная и злобная ухмылка Безликого растянула губы Корио. -- "За помощь в твоем убийстве назначена сумасшедшая награда. Дикие милиларды Рю, придворный титул и личный особняк со слугами. Но тот, кто позарится на награду, может стать объектом народной травли и даже мести от фанатиков златохвостый лис. Вот она и схитрила. Сначала попыталась навязать тебе облик, который легко будет сдать преследователям, а самой прикинуться жертвой. Не прошло, так значит теперь она сделала вид, что ничего не поняла и приняла тебя за обычного вора!"
   Мысли демона мелькали в голове лиса, брошенный портфель еще только начал свое падение на мостовую, а лис уже сошелся вплотную с десятником городской стражи. Руку носителя демона накрыла черная броня. Не успевший даже выругаться, едва схватившийся за оружие, самурай получил сокрушительный удар в бок. Пластины его доспехов смялись. Не успевшие получит подпитку энергией Ци, ребра с хрустом сломались.
   Рыкнув от боли, самурай сделал два шага в сторону и скорчился, борясь с застилающей его глаза багровой пеленой, а Корио, крутнувшись словно танцор, ушел от удара закованной в сталь ноги, которой попытался отбросить его от десятника следовавший за командиром самурай. Лис ухватился за наплечник десятника и, используя раненного самурая как опору, швырнул себя к промахнувшемуся врагу. Самурай, размечтавшийся пнуть лиса, был открыт, Корио мог бы убить его ударом в голову, но обе ноги Корио врезались в плечо солдата и импульсом Ци из ступней лишь раздробили ему ключицу.
   Импульс из ступней швырнул Корио к стене дома, но до нее было метра четыре и правильно сгруппировавшийся лис успел перевернуться в полете так, чтобы врезаться в стену ногами. Новым импульсом он швырнул себя к самураю, что следовал за командиром справа. Солдат успел заслониться щитом, но импульс Ци из плеча Корио смел его вместе с обитой металлом пластиной и опрокинул на еще одного солдата.
   Тело немело от калечащей отдачи, суставы с раздавленными хрящами пылали жуткой болью, куски сорванной черной брони с лохмотьями одежды разлетались во все стороны, но Корио ни на миг не прекращал движение и, перекатившись через голову для погашения отдачи от импульса, тут же метнулся под ноги следующему врагу. Рубящий удар ноги по коленям и опрокинутый великан начинает падать. Корио вскинулся над врагом и ударом локтя сверху вниз, сквозь доспех раздробил ему грудную клетку.
   Пять врагов сбиты с ног за две секунды! Причем трое надежно выведены из боя.
   Но еще шестеро по-прежнему на ногах!
   Один самурай схватил падающего за плечи и, спасая раненного, отпрыгнул в сторону. Еще двое зашли справа и слева, готовясь поймать врага на маневре уклонения, а по центру, перед замершим лисом, встала живая скала. Страж, увидев которого, теряли задор любые задиры и целые компании пьяных храбрецов. Три метра в высоту, два в ширину. Глаза, пылающие синим огнем от переизбытка Ци в организме, здоровенная стальная дубина в руках. Что этот монстр делает в рядах городской стражи?
   Дубина взлетела и начала опускаться на голову мелкой кусачей блохи, вздумавшей не обратиться в бегство при приближении хранителей порядка.
   Маскировка, первый козырь, бита. О внутренних вратах духа при нынешнем состоянии организма придется забыть. Прекрасно понимающий, что на одном рядовом тайдзюцу выдержать бой против многочисленного врага нереально, Корио изготовил к свой третий козырь.
   Ботинки и носки разлетелись в клочья после первых же ударов и импульсов. Камни мостовой холодили касанием голые пятки лиса. Твердая, незыблемая поверхность...
   Накопленная за три секунды боя, Ци устремилась от ступней Корио, молниеносно распространилась по земле во все стороны и по уверенному взмаху руки, камень мостовой встал дыбом. Массивный каменный щит полусферой заслонил своего создателя от удара. Вся улица содрогнулась под ногами людей при столкновении камня и железа, но лишь трещины побежали по защитившей оборотня полусфере. Корио сделал движение раскрытой ладонью вперед. Каменный щит, срываясь с места, ударил врага, готовясь опрокинуть его и придавить. Одновременно, земля под ногами всех остальных самураев обратилась в болото, гибкие каменные щупальца взметнулись высоко вверх и оплели пытающихся отскочить людей. Мечи бессильно отскакивали от усиленных алой Ци движущихся камней, импульсы "Разрыва", легко рвущие энерготок обычных боевых дзюцу, бессильно рассыпались, касаясь демонических энергий. Захваченные и обездвиженные самураи, яростно ругаясь, повалились на землю.
   -- Гр-ра! -- рыкнул самурай-гигант и вдруг волна камня, едва не накрывшая его с головой, разлетелась на куски. На стальной дубине ярким зеленым светом горели десятки силовых знаков. Импульсом Ци из ладони великан развалил камену волну и сделал шаг вперед, протягивая закованную в сталь лапу к ошеломленно замершему лису. Лис попытался двинуться, но тело его вдруг стало ватным, глаза начали закрываться и желание спать завладело сознанием.
   Мир вокруг преобразился. Поле боя сменилось зеленым лугом, над головой развернулись мирные синие небеса.
   Гендзюцу. Этот самурай - мастер иллюзий, да к тому же еще и жрец, против силы которых Безликий пасует.
   -- Не двигайся, малыш. -- выставив ладонь перед собой, самурай стоял перед Корио. Он смотрел на мальчишку не со злобой и ненавистью, а со скорбью и состраданием. -- Я знаю, ты многое пережил и, возможно, считаешь себя чудовищем, но ты - не монстр! То, что пожирает тебя изнутри, можно остановить. Меня зовут Торумару, в Затмении погибли все мои родные и близкие. Тогда я не знал что происходит и как можно им помочь. Но теперь я знаю. Позволь помочь тебе. То, что тебя терзает... не всесильно!
   Корио посмотрел на протянутую к нему ладонь и вдруг расправил плечи. Он хлестнул отшатнувшегося самурая взглядом безумной ярости и расхохотался.
   -- Ты думаешь, что меня терзает ВОТ ЭТО?! -- мальчишка указал себе на плечо, на котором расцвела трехлучевая звезда черной печати. -- Жалкий дурак!!!
   Сияющая зеленью силовая схема, развернувшаяся на мостовой под ногами Корио, затрепетала и лопнула, разорванная изнутри сильнейшим импульсом алой Ци. Обожженный отрицательными энергиями, самурай-жрец разжал хватку и отшатнулся с громким болезненным вскриком.
   -- Я - в человеческой крови, самурай. -- наступая на пятящегося великана, пылающая алым призрачным огнем фигура лиса делала шаг за шагом. -- От пяток до самой макушки! Каждый раз, когда врагам удается меня выявить, умирает множество людей. Людей, считающих меня ребенком! Людей, пытающихся меня защитить! Черная печать? Демоны?! Ты - идиот! Единственное, что меня терзает, каждую секунду, каждый день и каждую ночь, это то, что те, кто заливает меня кровью добрых людей... ВСЕ ЕЩЕ ЖИВЫ!!!
   Корио молниеносно отвел руку за спину и снова метнул ее вперед. Камень мостовой среагировал на его беззвучный приказ, поднялся волной, сорвался с места и ринулся к самураю-гиганту тяжеленным тараном.
   -- Разрыв! -- рявкнул самурай и, взмахнув булавой, шарахнул по массе летящего к нему камня.
   Сработало!
   Искры зелени в его Ци разрушили алые силовые линии в творимом ниндзюцу. Дополненный импульсом Ци, удар раздробил и отбросил громадную массу камня. Все хорошо, вот только, защищаясь, он на миг упустил из виду врага. Где зараженный? Где Осколок Затмения?!
   Ринувшись вперед одновременно с каменной волной, мальчишка проскользнул у великана под ногами и с силой ударил ему по колену, заставив правую ногу врага подломиться. Закованная в сталь, громада покачнулась, теряя равновесие, а слева уже ударила новая каменная волна, помогающая упасть и погребающая под собой.
   Броня защитила. Ударить импульсом дзюцу "Разрыва" и добавить силовой импульс...
   "Освободится". -- мелькнула в голове Корио оценка Безликого. -- "Три секунды".
   Корио это понимал и лихорадочно соображал, как обезвредить великана. Надежно, но без фатального вреда. Самурай явно армейский, броня и скелет уже усилены потоками Ци. Для того, чтобы переломать ему руки и ноги, придется лупить такими импульсами, что отдачей сам останешься без рук и ног. Бить в голову? Самая уязвимая часть любого человека. И шлем и череп не спасут. Хорошим ударом можно контузить, выбить сознание. Но как рассчитать силу, чтобы не превратить беднягу в овощ?
   "Эй"! -- дернул Безликий лиса и мысленно указал на одного из рядовых стражей, беспомощно барахтающихся в каменных щупальцах демонического ниндзюцу. -- "Ци с элементом молнии"!
   Каменные щупальца сжались крепче, Корио прыгнул к надежно зафиксированному врагу, склонился и коснулся шеи самурая обеими руками так, как будто проверял пульс. Но сердцебиение врага его, конечно, не интересовало. Кончики пальцев лиса почернели, проступившая на коже протоматерия свернулась в сложные силовые схемы и впитала заряд Ци самурая, достаточный для сотворения нескольких мощных электрических дуг.
   Расшвыривая в стороны камень, с громким яростным ревом боевой жрец вырвался из-под каменной лавины, взмахнул булавой и ударил по движущемуся вокруг него камню. Импульс зеленой Ци из булавы ударил во все стороны, ниндзюцу разрушилось и камневорот остановился, но прежде чем великан успел сделать еще хоть что-нибудь, тощая фигура босого мальчишки приземлилась ему на плечи.
   -- Й-е-эх! -- выдохнул Корио, ударяя собранными в щепоть пальцами правой руки в тыльную сторону шеи самурая, под нижний край стального шлема.
   Разряды молнии пронзили тело солдата.
   Раз! Два! Три!
   Первый удар, парализующий. Второй, гасящий сознание. Третий, расслабляющий.
   Хватило?
   Великан, уронив оружие, с грохотом и лязгом рухнул на изуродованную мостовую.
   Остальные самураи, не получившие ранений, не двигались и усиленно изображали, что не могут выбраться из замерших каменных щупалец.
   "Полная победа"! -- самодовольно заявил Безликий, а Корио прыгнул и приземлился перед изумленной предательницей, что до сих пор стояла на том же месте, с выпученными от удивления глазами и разинутым ртом.
   -- Ну что, -- Корио устремил на девчонку свирепый взгляд. -- Теперь довольна?
   Звонкий шлепок пощечины, отчаянный взвизг, и юная горожанка плюхнулась на землю, инстинктивно закрывая голову руками.
   -- Стоять, тварь! -- в дальнем конце улицы появился еще один отряд самураев, привлеченных сюда грохотом боя и воплями раненных. -- Отпусти ребенка! Лежать, мордой в землю!
   Корио хмыкнул и сорвался с места. Подхватил портфель и понесся прочь, импульсами Ци из ступней придавая себе ускорение. Зрением демонов он видел, как самураи, двигаясь по крышам домов и соседним улицам, смыкают вокруг него кольцо.
   Не успеют. Даже в теперешнем состоянии, он быстрее них раза в два!
  
   Всего через пару минут, босой ободранный мальчишка соскочил в переулок и скрылся с глаз самураев, первая пара которых подбежала к месту его исчезновения только секунд через десять. Спрыгнув вниз, они принялись озираться в поисках следов.
   -- Четвертый! Не вижу врага! -- начали они перекликаться по рациям с другими парами.
   -- Шестой! Не вижу!
   -- Пятый! Не вижу!
   -- Отставить беготню! -- на краю крыши появилась фигура высокого воина в легкой броне лейтенанта городской стражи. -- Стойте, где стоите! Не упускайте друг друга из вида даже на минуту!
   -- Осаму-сама! -- десятник поклонился командиру. -- Йома только что был здесь! Срочно нужен храмовник, пока след не остыл.
   -- Войска блокировали четыре квартала, окружили плотным кольцом. Сенсоры, боевые жрецы, тысяча армейских самураев с капитаном и лейтенантом. Наместник выдал нам спецсредства, выводит личный отряд из центрального замка. Готовится облава.
   -- Личных выводит? Нехило. А что за спецсредства? Военная тайна?
   -- Доски какие-то. Со схемами, похожими на те, которыми Ци проверяют на упорядоченность. Может, еще раз хотят попробовать по образцу Ци лису вычислить? Полудохлый Кэндзо на этом погорел, но, значит, неубедительно.
   -- Неужели, господин лейтенант, это на самом деле лис? -- осторожно поинтересовался десятник. -- Тот самый?
   -- Все улики против него. Только ты... помалкивай об этом, понял? Если пройдет слух, что Серые пришли за наместником, в городе народ может заволноваться.
   Десятник кивнул пару раз и быстро глянул на солдат, что с независимым видом стояли справа и слева, настороженно озирающихся и усиленно делающих вид, что не прислушиваются к разговору начальства.
  
   От человека к человеку, по улицам города несся шепоток:
   -- Двоих оранжевых ублюдков, что на людей в поездах охотились, в морг притащили!
   -- Йома почувствовал страх их жертв, нашел и прикончил уродов, а людей не тронул!
   -- И кого-то, похожего на этих бандитов, в банке видели! Сначала одного, потом второго!
   -- Лиса приняла их облик и забрала бандитские деньги!
   -- А потом напала на конвой с деньгами кровавой семьи Симада.
   -- Когда самураи запустили в толпу какое-то мощное дзюцу, она смогла отвести удар от людей! Раненных много, но никто не погиб!
   -- Ее саму в кашу по земле размазало, а она восстала из мертвых и все уроды из Симады побросали оружие, чтобы быстрее бежать за подмогой!
   -- Она ворвалась в чужой дом, но никого не тронула, только из холодильника выела все продукты!
   -- И из изуродованного мертвеца снова стала человеком! Ни одной раны не осталось!
   -- Это точно Черный Лис! Некому больше.
   -- Лис пришел за наместником?
   -- За кем же еще?
   -- В нижнем городе народ на улицы выходит.
   -- Неужели бунт?
   -- Надо на витринах ставни закрыть.
   -- Скажу своим, чтобы в подвале спрятались.
   -- В доме брать нечего, может, не тронут?
  
   Шум нарастал, но город пока еще продолжал жить своей обычной жизнью. Даже в окруженных самураями кварталах большинство людей еще не замечало что что-то где-то происходит. Юэсуги Момоэ, из последних сил отстоявшая смену за кассой в продуктовом магазине, приплелась домой и как раз закончила разгружать в холодильник два пакета с дармовой просрочкой. Усталая и злая, она открыла почти опустошенную банку с кофе. Снимает усталость, бодрит, поднимает настроение? Надо покрепче заварить. Впереди два дня выходных, сегодня придется как следует потрудиться, а выспаться она еще успеет.
   Пока варилось кофе, Момоэ вынула из пачки сигарету, приоткрыла окно и закурила, выдыхая дым в щель между ставнями.
   Восемь часов вечера. Подруга через час будет ждать у входа в парк. На улице темнеет, сейчас в парке начнут зажигать фонари и сама собой создастся романтическая атмосфера. Толпы отдыхающего народа, музыка. В баре дешевое пиво. То, что надо двум одиноким симпатичным девушкам, уже шестой год пытающимся отыскать в большом городе настоящих принцев. Тех самых, единственных и неповторимых...
   Вот еще бы судьба не издевалась! Вместо принцев, гадина, подсовывает каких-то придурков, нищебродов, маменькиных сынков и алкоголиков. Неужели во всем этом скопище идиотов не осталось ни одного настоящего мужчины? Решительного, сильного! С собственной квартирой и небольшим бизнесом. Ну, или с приличной должностью на верфи. Ох, как хорошо там сейчас зарабатывают!
   Девушка глубоко вздохнула, от души затягиваясь сигаретой.
   Может настоящие мужчины и вымерли, но сегодня один обязательно найдется! Потому что все достало до ужаса! И работа эта проклятая, и счета бесконечные, и житье в крошечной съемной квартирке! После стольких лет издевательств, что-нибудь хорошее просто обязано случиться!
   Громкое шипение убежавшего кофе заставило Момоэ вздрогнуть, очнуться от мыслей и броситься к плите. Она сняла кофейник с огня, закрыла газ и с ненавистью посмотрела на расползающееся по плите шипящее коричневое пятно. Вот ведь зараза! Еще и это теперь убирать. Когда же кончится проклятая "черная полоса"?
   По кухне плыли ароматы горелого кофе и въедливый дым табака. Момоэ открыла окно пошире, впустив внутрь поток нагревшегося за день весеннего воздуха. Ну ладно... сколько там, в кофейнике осталось? Надо выпить хоть чашечку и пора собираться...
   Что-то большое, но движущееся быстро и бесшумно, метнулось с крыши вниз, скользнуло в приоткрытое окно и мягко приземлилось на край коврика позади девушки. Момоэ обмерла от испуга, хлопнула глазами и начала оборачиваться...
  
   Корио перескакивал с крыши на крышу, взламывал окна и нырял на чердаки только для того, чтобы выскочить через другое окно. Он спускался вниз по стенам и кружил по дворам, отводя взгляды случайных прохожих с помощью гендзюцу.
   "Полосу Ци нафонил - самураи обчихаются". -- съязвил Безликий.
   "Поглотители доплетай! И маскировочную сеть. Не отвлекай демон, будь добр. Видишь же, я запутываю следы в ограниченном пространстве!"
   "Кольцо сужается". -- становясь серьезнее, отметил демон. -- "Попытаемся прорваться с боем"?
   "Один раз уже прорвались. Чудом голову не разбил".
   "Польщен, что хоть кто-то назвал меня чудом, но что будем делать? Есть мнение, что они уже знают, с кем столкнулись".
   "Ну, тогда нужно показать им, с кем они на самом деле имеют дело"!
   Корио сосредоточился на зрении демона. Есть цель! Человек приемлемой комплекции, один в своей квартире.
   Лис промчался еще через пару крыш и, скользнув по стене, нырнул в приоткрытое окно. В ноздри тотчас ударила табачная вонь, запахи горелого кофе, закисшей посуды в раковине, дешевых духов и человеческого тела, недели полторы не знавшего мытья. Корио даже сморщил нос, но не замешкался ни на миг и, вскинув взгляд на замершего перед ним человека, не медля нанес тому удар в основание шеи, сложенными в щепоть пальцами левой руки. Не сильный, едва ощутимое касание, но на кончиках пальцев сходились силовые линии печати с зарядом Ци, похищенным у самурая.
   Разряд!
   Мир вокруг Момоэ взорвался яркой серебристой вспышкой, девушка изогнулась в диких судорогах выпучив глаза и с хрипом разевая рот. Сигарета выскользнула из ее скрючившихся пальцев и упала на стол, рассыпав вокруг пепел.
   Разряд!
   Вторая молния, скользнувшая по нервной системе, скрутила жертву в жесточайшем параличе.
   Разряд!
   С третьим ударом по телу несчастной побежала судорожная дрожь, паралич спал и бесчувственное тело хозяйки квартиры начало валиться на пол, но нахальный и бесцеремонный вторженец подхватил несчастную под руки.
   -- Жестокое какое-то дзюцу... -- вздохнул он. -- Садист придумал. Но альтернатива - кирпичом по голове. Трещины по черепу, кровоизлияние в мозг, быстрая и безболезненная кома на всю оставшуюся жизнь. Претензии есть? Претензий нет. -- Корио повел ноздрями, фыркнул, взял со стола чайную ложку и раздавил ею дымящийся окурок. -- Люди! Никогда не курите перед потерей сознания. Соблюдайте пожаробезопасность!
   Толчком руки прикрыв окно, лис перехватил лишившуюся чувств даму поудобнее и потащил ее в коридор, где задержался перед вешалкой, на которой висело пальто, шапка и женская сумка на длинном ремешке. Застежка на сумке была приглашающее раскрыта, хозяйка квартиры оставила ее так после того, как вынимала ключи, и теперь уголок кошелька дразнящее выглядывал наружу. Лис тут же его сцапал, раскрыл и вынул удостоверение личности. Не какую-нибудь детскую гражданскую карточку, а полноценную книжечку серо-синего цвета с золотистым рисовым колоском на обложке. Удостоверение гражданки страны Рисовых Полей. Совершеннолетней, свободной и полноправной.
   -- Юэсуги Момоэ. -- принялся читать лис, просматривая странички. -- Год рождения - пятьсот первый. Родители... образование... адрес приписки: второй Южный регион, деревня Подхолмовая, большой дом Юэсуги. Ясненько. Из понаехавших, значит. Вольнорожденная гражданка, не замужем, не судимая. Детей нет. Понятно. О, а вот и трудовая карточка. Продавец-кассир продуктового супермаркета "Добрый Аист". Отметок-то сколько! Три года держишься? Видимо место хорошее, поздравляю. Зарплата только что-то не очень...
   Выяснив все, что было ему нужно, Корио посмотрел на свою жертву, что с гарантией не сможет подать признаки жизни еще часа два, а то и три.
   -- Простите за шокирующее вторжение, Момоэ-сан, но чтобы не ломать больше стражам закона челюсти и судьбы, ужасный Черный Лис должен ненадолго стать кем-то вроде обыкновенного продавца-кассира из "Доброго Аиста". Мне придется одолжить вашу внешность, документы и одежду. Вы ведь не возражаете? Нет? Замечательно! Безликий, она согласна. Как там наши схемы-поглотители?
   "Дорисовываю". -- ответил демон. -- "Еще минут десять, и полностью починю. Раздевай пока эту дуру".
   -- Крути вензеля надежнее, -- лис вернул кошелек и документ на место. -- Нам фонить сейчас ни в коем случае нельзя.
   Отпыхиваясь, он потащил бесчувственную даму в спальню, заволок ее на кровать и плюхнул на одеяло.
   -- Фуф... не очень-то удобно малолетним мальчиком таскать взрослых теток.
   "Сам таким заделался. Мальчик-лапонька? Ребенка не обидят? Вот тебе и не обидели".
   -- Сволочи. Просто швабра та сдала. Шел бы сейчас спокойненько, никого не трогал, но вот тебе, понимаешь, человеческий фактор! Из-за одной дуры столько людей пострадало!
   Лис склонился над беспомощной продавщицей, стащил с нее жакет, развязал пышный бант из атласной ленты под ее воротничком и принялся расстегивать на девушке блузку. Десяток секунд и ткань блузки опала, открыв стороннему взгляду все, что было ею скрыто.
   -- Эй! -- Безликий призрачным черным облачком поднялся от демонической печати на плече Корио, скользнул к бесчувственной жертве, поманил напарника лапкой и указал на грудь девушки, заключенную в лифчик с узорным кружевом и бантиками. -- Глянь, какая красота!
   -- Да, поношенный и не стираный, но дорогой. Когда покупала, тысячи две, наверное, отвалила.
   -- Не увиливай! Я же чувствую, как в тебе кровь бурлит. Полтора года без интима ходишь! Хочется женского тела? Хочется, да? Вот оно, живое и теплое! Давай ее того... изнасилуем!
   -- Отстань. -- лицедей отмахнулся от нахала, расстегнул на Момоэ юбку и, ухватив за подол, стащил ее с девушки.
   -- Вижу, вижу! -- ехидно пропело черное облачко, заметившее быстрый взгляд лиса на нескромные места и густой багрянец, прихлынувший к лицу оборотня. -- Знаю, знаю!
   -- Отстань, зараза! -- Корио отмахнулся, уже сердито. -- Я просто убедился, что белье на ней из одного комплекта. Сейчас такие девушки пошли... наденут красный лифчик с белыми трусами и ходят весь день как мухомор! Безобразие.
   -- Да не стесняйся ты так! Ты ведь как раз из детства в половозрелость переходишь? А раздевание партнера, это у вас, человеков, ближайшая прелюдия к ласкам и сексу. Не теряйся, монстр! Эта красавица тридцать три года ждала свое чудовище! И если ты, бревно черствое, сейчас отморозишься, прождет еще столько же.
   -- Делом займись. -- пока демон-искуситель разглагольствовал, багровый от смущения Корио стащил с бесчувственной девушки нейлоновые колготки, а затем и нижнее белье. Немного возни, и ограбленная продавщица была уложена под одеяло. -- Нашел время на преступления подбивать! На нас, вообще-то, тотальная облава объявлена.
   -- Пфы! Тоже мне, нашел чего бояться. Мы с тобой четверых Алых Теней, одну Тень Багровую и пять Осколков Затмения лично пришибли! Полный десяток монстров сверхкласса, каждый из которых мог этот городишко в одно лицо закошмарить до полного вымирания. Человечки на меня толпой полезли? Ха! Да я эти консервные банки с зубочистками как мышей передавлю! Ты вот только со своим нытьем мешаешься. Давай по-хорошему, да давай по-хорошему... с чего вот тебя эти кретины из Единства Багровой Тенью прописали?! Тоже мне, угроза человечеству! Ни город порушить, ни тетку изнасиловать! Лезь к ней под одеяло, монстр, и докажи, что ты - террорист! Если меня стесняешься, я отвернусь и пообещаю, что не буду подсматривать.
   -- Нет. -- Корио снял со своей жертвы дешевые позолоченные серьги, посеребренный браслет с маленькими часиками, пару колец и нашейную цепочку с небольшим декоративным амулетом, якобы защищающим от злых сил. -- Не проси, не умоляй, ни над кем мы сегодня не надругаемся. Ты же знаешь, что я - хороший и воспитанный мальчик.
   -- Вот поэтому девочки любят подонков и только злодей оставляет потомков! -- коротким стихом ответил ему вредный акума.
   -- Ага, так и есть. -- Корио аккуратно сложил добычу на край кровати и потопал на кухню, выжирать очередной холодильник. -- Но мне-то что? Я крылатой сказал, и тебе повторю, что если девочки не любят хороших мальчиков, то это их, девочкины проблемы.
   -- А Каджими? -- ехидно напомнил Безликий своему напарнику о новой подружке.
   -- А Каджими - не дура. Видит, что я - не животное, не насильник и не изувер, а все равно я ей нравлюсь!
  
   Опыт превращений у Корио был огромен, но все же провозился он с перевоплощением из ребенка во взрослую женщину опасно долго, больше пятидесяти минут. Одно спасло, что затраты энергии с восстановленными схемами были невелики и для заполнения биомассой всей его новой фигуры вычищать холодильник пришлось только на две трети.
   -- Смотри, не отравись. -- болтал Безликий, пока лис заглатывал, не жуя, сырые куски сильно несвежей курицы. -- Мясо серого цвета, с желтоватыми пятнами. Специфический запах.
   -- Ерунда. Некоторые гурманы и хищники любят мясо с душком. Чтоб ты знал, сколько ни жрал я всякую просрочку, ни разу даже диареи не было! А вот раз на фестивале свежеиспеченный пирожок скушал, дык так траванулся, что до сих пор черные пятна по коже! Повезло, что сейчас так модно. И с каждым годом все моднее, и моднее...
   Лис на глазах прибавлял в росте, становился шире в плечах и бедрах. Только талия его не росла, между грудной клеткой и тазовыми костями образовывалась явственно видимая впадина. Кишечник растягивался, вжимаясь в позвоночник, убираясь под ребра и к тазовым костям. Тридцать пачек денег, избавленные от книжных обложек, удобно улеглись в эту впадину и скрылись под слоем кожи, по которой тотчас побежали черные значки силовых схем, плетущих маскирующие энергопотоки, готовые показать любому сенсору, что там, под кожей, не брикеты крашенной бумаги, а обычные человеческие органы.
   Корио подвигался, поприседал, наклонился и выпрямился несколько раз. Тело закончило перестроение и болезненные, давящие ощущения исчезли. На кухне чужой квартиры стояла теперь совершенно обыкновенная молодая женщина, появление которой среди людей не вызовет ни паники ни вопросов.
   Предусмотрительно сбросивший рваную одежду мальчика перед превращением, Корио закутался в видавший виды халат Момоэ и вернулся в спальню. Ограбленная хозяйка квартиры лежала все там же, в постели, под одеялом, и даже не пыталась подать признаки жизни. Жестокое, но проверенное и надежное дзюцу. Почаще надо такое применять, чтобы никто не бегал и не кричал, тыкая пальцами в сторону мирно уходящего лиса.
   Маскировочные силовые схемы Безликий восстановил, теперь нужно их зарядить. Обычная и сотни раз проверенная процедура.
   Корио протянул руки и положил их на плечи Момоэ. Ци имеет свойство перетекать от генератора в накопитель. Безликий, к месту и не к месту сыпавший терминами давно ушедших эпох, называл эту способность энергетическим вампиризмом.
   Сначала, донор чувствует холод. Потом нарастающую слабость и головокружение. Если продолжить кражу энергии, то жертва потеряет сознание, но и тогда придет в себя минут через пять или шесть, если оставить ее в покое.
   Ци обычной горожанки наполнила накопители, спрятала под собой биотоки генетически измененного организма. Теперь можно обмануть и взгляд сенсора и новейшее изобретение врагов: доски-определители, проверяющие подозреваемого по образцу Ци малолетнего лисенка, пойманного и убитого охотниками два года назад.
   В теле завершились преобразования, меняющие запах. Семь лет самураи гоняли лиса, моментально вычисляя по запаху. Собаки, крысы, сенсоры-специалисты легко брали лисий след и раз за разом ставили самонадеянного лазутчика на грань гибели. Всерьез озадачившись, после лабораторных исследований и долгих тренировок, Корио на пару с Безликим научились мудрить с биохимией собственного тела. Сначала просто меняя свой запах, а затем и копируя чужой по образцу. Благо, что обоняние у Корио было истинно лисьим, а возможности Безликого к анализу и синтезу веществ откровенно сверхъестественными.
   Корио теперь выглядел как Момоэ, пах как Момоэ и сиял аурой как Момоэ. Отличия были, но сравнивать зубы по расположению пломб или проводить генетический анализ крови, в условиях улицы, возможности у врагов, конечно же, нет. Преследователи все еще надеются на простые методы опознания, ведь Корио старательно скрывает то, что уже давно обошел их все.
   Только бы эти гады нового ничего не придумали.
   Завершив кражу энергии, Корио поднял руки и посмотрел на собственные ладони. Рисунок кожи, отпечатки пальцев, он копировать не мог. Когда в фантастических фильмах, оставшихся с эпохи Металла, или снятых по их подобию современных, показывали сканеры ладони или сетчатки глаза, внутри у него все холодело. А что если ученые придумали как заложить найденные отпечатки лиса в анализатор и сделали новый лисий детектор?
   -- Не трясись. -- подбодрил лиса черный демон. -- У вас технологии кое-как до паровозов и дирижаблей доросли, телефоны только проводные и телевизоры ламповые, а ты сканеров ладони и сетчатки напугался. Чего их бояться-то? Как появятся, начнем сдирать людишкам кожу с рук и вырывать глаза. Кожу - на руки, как перчатки. Глаза - себе в глазницы...
   -- Не смешно!
   -- Потому что не шутка. Я подобные ходы уже со всех сторон обдумал и другого выхода у нас нет. Молись какому-нибудь богу, чтобы до конца войны эти ваши технологии не скакнули. Иначе будешь после каждой тайной операции не только плакать, но еще и блевать.
   Тело Корио пробила такая нервная дрожь, что застучали зубы, но он закрыл глаза, сосредоточился, сделал пару глубоких вдохов и взял себя в руки.
   -- Вот тебя перекорежило! -- издевался Безликий. -- А еще обижаешься, что я над тобой смеюсь! Храбрый вершитель судеб мира? Ага, конечно! Сопля жидкая, розовая, из института благородных девиц!
   -- Хватит нести бред! -- огрызнулся на него Корио. -- Хочешь в мясника меня превратить? Забыл нашу цель? Люди пойдут за безумным мечтателем, пойдут даже за монстром, но они не пойдут за тем, кто тошнотворен!
   -- Ага, сейчас вот ты занят делом, очень привлекательным!
   -- Пока я еще на уровне вменяемого человека. И за тобой, язва черная, внимательно слежу!
   Отвесив демону еще пару пинков гневными мыслями, Корио шагнул к вороху чужой одежды и начал в нее наряжаться. От тканей пахло немытым телом, куревом и пивом. Засаленные манжеты и воротничок блузки. На плечах жакета - россыпь перхоти. На чулках - дыры возле большого пальца и пятки.
   -- Может, в шкафу пороемся, другое возьмем? -- предложил Безликий.
   -- Нет, так будет в тысячу раз достовернее. А то, что естественные ароматы человеческого тела нос режут, так это даже лучше. Вот полезет меня самурай обнюхивать, я еще и газы пущу, как бы от испуга. Пусть, сволочь, наслаждается!
   В коридоре, у зеркала, лис навел красоту косметикой и щедро обрызгался духами, которых на парфюмном столике красовалась целая батарея. Штук пятнадцать флаконов разных форм и размеров. Корио, при взгляде на них, улыбнулся с печальной иронией. Все марки, представленные в этой коллекции ему были хорошо знакомы по рекламе. С феромонами, с секретными формулами от великих ученых, с экстрактами таинственных цветов великих западных джунглей. Каждый аромат, по заверением продавцов, гарантировал женщине ураган мужского внимания.
   -- Нет, с мужчинами вам, Момоэ-сан, патологически не везет. -- вздыхал Корио, обуваясь в видавшие виды дамские сапожки на высоких каблуках, похищая с вешалки пальто, шарфик, шапку и сумочку. -- Единственный раз рядом появился кто-то, имеющий хоть какое-то отдаленное знакомство с принцами, да и тот, сволочь, вместо предложения руки и сердца вдруг беспардонно ошарашил по шее, раздел, обокрал и бросил.
   -- Не вздумай компенсировать! -- возмутился Безликий, почувствовав опасные настроения в душе своего носителя. -- Все равно все спустит на курево и пиво!
   -- А вдруг нет? -- Корио приподнял одежду, запустил руку в собственный живот и вынул одну из денежных пачек. -- Иногда чтобы помочь человеку, нужно сделать совсем немного! Пусть девочка сходит в баню и к жрицам, организм почистит. Пусть купит себе новое платье и пальто, прическу красивую сделает. Прогуляется в какой-нибудь театр раза два. Может быть тогда вспомнит, что она - воплощение умилительной красоты и перестанет пускать задницей пузыри на диване, с бомбой пива в руках, сигаретой в зубах и жесточайшей обидой на весь мир в ее несчастной, замученной душе!
   -- Скорее уж спустит все твои деньги каким-нибудь ушлым тренершам семейных взаимоотношений, за пятиступенчатый лохокурс "Стань альфа-самкой". Побольше ввали деньжат, чтобы хватило еще на жестяную корону и семинар "Я - королева, мне все должны".
   -- З-зараза... умеешь же ты, паразит, ввести в сомнения! -- Корио поколебался пару мгновений. -- Ладно, бумагу и карандаш мне! Сейчас чиркну ей письмецо, чтоб знала куда и зачем финанс потратить.
   -- Нам некогда!
   -- Вот и не отвлекай меня! Дай спокойно спасти жизнь человеку.
   -- Ну попытайся, попытайся. В стране Песков дети голодают, а он, благодетель, пачкой в миллион рю подтерся, и выбросил!
   -- Мои миллион, что хочу, то и делаю! Цыц, садист сердобольный! Детей в стране Песков спасать будем, когда будем там. А пока мы тут. И спасать будем тех, кто рядом, здесь и сейчас!
   Безликий не ответил, в очередной раз на что-то отвлекшись. Корио знал, на что.
  

* * *

   Прежде, чем начинать работать с ДНК людей, ученые, создатели измененного генома, экспериментировали на животных, которые, после завершения работ, конечно же, никуда не исчезли. Детьми тех экспериментов стало множество удивительных существ. Боевые кони, огромные броненосные верблюды, полуразумные волки и собаки селения Ветвей, гигантские белые кошки селения Грома и морские драконы, подчиняющиеся водным диверсантам из Кровавого Прибоя. Измененные звери тесно сотрудничали с людьми, участвовали в войнах и внушали страх, но наибольшую черную известность среди них заслужили не драконы и не кошки, а... крошечные крысы, способные понимать человеческую речь и общаться условными сигналами. Нюх крыс скрытого селения Скалы превосходил собачий в десятки раз, они легко находили врага по запаху, даже если тому взбредало в голову петлять в толпе или сбивать преследователей со следа пахучими веществами. Крысы играючи становились на недельный след и шли к цели, проникая в мельчайшие лазы. Они незаметно подбирались к преследуемой жертве, выжидали момент и нападали, стремясь вонзить в ее тело свои ядовитые зубы. Одного укуса такой серой твари зачастую было достаточно, чтобы человек умер в ужасных мучениях.
   Ядовитые крысы заполонили бы весь мир, если бы не один большой недостаток - сердце мелкого зверька оказалось слишком слабым, чтобы вырабатывать достаточное для жизни измененного организма количество Ци. Крысы были вынуждены жить рядом с шиноби и поглощать их Ци, отдавая в обмен свою службу.
   Первое время крыс использовали только шиноби Скалы, но вскоре несколько зверьков были захвачены и теперь наемные убийцы легко могли купить их на полулегальном рынке. Если только были способны отдать питомцам достаточно Ци и не боялись враждебного отношения окружающих. Очень уж не любили крысоводов буквально все, от простых людей, до армейских самураев.
   Любителей, тем не менее, хватало всегда. Крысы верно служили своим хозяевам, были чрезвычайно полезны, за что получали в награду не только Ци, но и обильное, вкусное питание. Убийце же для использования крыс не нужно было быть ни сильным, ни ловким, ни знатоком боевых дзюцу. И люди и животные были весьма довольны заключенным союзом.
  
   Крыса, самая обычная, на вид, шустро скакала по крышам города и металась по переулкам от одного темного угла к другому, четко следуя запаху, оставшемуся там, где пробегала намеченная цель. Враг не уйдет, не спрячется! Она найдет его и подаст остальным условный сигнал о том, что можно нападать.
   В очередном переулке, позади одного из тесно расположенных торговых зданий, крыса почуяла лежащего у стены человека. Раненый. Стонет. Не тот, кого она ищет, но что здесь случилось? Опасность?
   Разведчица не успела даже пискнуть, только забилась на камнях в агонии, когда ожившая позади нее тьма нанесла короткий быстрый удар, размозживший зверьку голову. Такие же удары получили и четыре из пяти крыс, примчавшихся по следу разведчицы через десяток секунд. Пятую спас мальчишка, в отчаянном прыжке ринувшийся к своему погибающему воинству.
   -- Нет! Нет! Пожалуйста, не надо! -- заголосил он, хватая и закрывая собой последнюю крысу. -- Они - мои! Оставьте их! Хотя бы одну! Пожалуйста!
   -- Редко встретишь такого самоотверженного крысовода. -- из тени шагнула высокая полупризрачная черная фигура. Сотканное из тьмы человекоподобное нечто, с длинными руками и ногами. -- Хочешь рядом с ними лежать? Сейчас ляжешь!
   Дистанционно управляемая, тень Безликого замахнулась лапой и ударила мальчишку наотмашь в плечо, повалив его. Мальчишка горестно разревелся и сжался в комок, ожидая расправы.
   -- Ох, чтоб я сожрал этот наш имидж добродетельного монстра! -- черная фигура всплеснула лапами. -- Ладно, сопляк, не реви. У меня договор с носителем, пока он жив, я вас, людишек, без провокации не убиваю. Поэтому... ВСТАТЬ!!! Быстро, я сказал! -- Безликий пнул крысовода. -- Не провоцируй меня, ублюдок! Еще один всхлип, и я твои кишки тебе же на шею намотаю! Считаю до трех, и если не встанешь, размажу в дерьмо, вместе с твоей крысой! Раз! Два!!!
   Мальчишка, трясясь, заливаясь слезами и пряча перепуганного зверька под одеждой, с трудом поднялся.
   -- Замечательно. -- сказал темный призрак. -- На руках ползать умеешь?
   Не дожидаясь ответа, двумя сильными и быстрыми ударами, демон перебил врагу лодыжки. Крысовод с истошным воплем рухнул обратно на землю.
   -- Не орать, кому сказано! По периметру - воздушный блок, и никто нас не слышит. -- призрак указал лапой в сторону покосившейся, выломанной двери подвала чуть в стороне. -- Ползи туда, охотничек! Ты, второй! -- призрак поднял полукруглую голову, глянув на съежившегося у стены человека. -- Тоже туда же! Быстро, быстро! Я вам только ноги переломал, сейчас доведете, запястья перешибу, а потом и шеи сверну, лапа не дрогнет!
   Оба неудачливых охотника, подвывая от боли, поползли к двери подвала, за которой обнаружилось заваленное ящиками помещение и еще шестеро стонущих, охающих страдальцев с перебитыми ногами.
   -- Самое урожайное место. -- самодовольно сказал черный призрак. -- Из четырнадцати пойманных мечтателей о награде, восьмеро у меня! А теперь, господа несостоявшиеся миллиардеры, лежите тихо! Ждем еще двоих. Для ровного счета!
  

* * *

   Ключ дважды со щелчком провернулся в замочной скважине и Корио, вынув его, убрала связку в сумочку, ремешок которой забросила себе на плечо.
   Во дворе и на видимой отсюда части улицы виделось усиливающееся движение людей. Горожане покидали дома, многие держали на руках детей и сжимали объемистые сумки.
   "Шикарно"! -- передал своей носительнице мысль восхищенный Безликий. -- "Народ заволновался и удирает из блокированного района. Никто не хочет попасть под удар в драке самураев и спрятавшегося где-то здесь монстра. В такой толпе мы проскользнем сквозь сети, как мелкая рыбка! Никто на нас и не взглянет"!
   "Обратил внимание, что внешнее кольцо блокады почти не сместилось"?
   "Есть подозрение, что подкрепления ждали. Лучших сенсоров и бойцов, чтобы ты прогулочным шагом через оцепление не просочился".
   "Железяки из Единства здесь"?
   "А то! Куда без них"...
   У выхода с лестничной клетки стояла сгорбленная старуха, опирающаяся на палку. Едва способная медленно передвигаться, она выползла из своей квартирки чтобы посмотреть на разгорающуюся вокруг суету.
   -- Здравствуйте, Момоэ-сан. -- сказала бабуля, приняв спускающегося по ступенькам оборотня за свою соседку. -- Вы тоже засобирались?
   -- Здравствуйте. -- лиса слегка поклонилась старухе. -- Да, дома одной лучше не оставаться. Ладно, я ведь все равно хотела сходить в парк. Пережду там, пока здесь весь этот бардак не закончится. С подружкой встречусь, а может и познакомлюсь с кем-нибудь. -- Корио слегка хохотнула. -- Немного страшно только. Предложит симпатичный парень проводить меня до дома, а мне что думать? Позаботиться он обо мне хочет, и прогуляться со мной? А вдруг это лис на меня охотится?
   -- Спасибо всем богам, что этот лис - кицунэ, а не кумихо. Людей не ест, и даже не убивает!
   -- Да, но знаете, мне что-то совсем не хочется очнуться в каких-нибудь кустах, без сумочки и одежды. Ему-то что, попользовался вещами и выбросил, а мне потом и документы все переоформлять и замок в двери менять, и доказывать страховщикам, что меня именно лис ограбил, а не какой-нибудь простой бандит! Нет уж, буду держаться поближе к толпе и никакой красавчик никуда меня не заманит!
   Неизбалованная общением, старая женщина была не против продолжить разговор, но Корио сослалась на ждущую ее подругу и, кратко распрощавшись с говорливой соседкой, поспешила к выходу со двора на улицу. С каждой произнесенной фразой, обманщица рисковала выдать себя, ведь фактов из жизни настоящей Юэсуги Момоэ она, конечно же, не знала. Лиса была вынуждена избегать произнесения имен в диалогах, запросто могла вызвать у собеседницы подозрения неправильными фразами, поведением и манерой речи. Чтобы узнать прошлое и душу ограбленной хозяйки квартиры, лису пришлось бы выжечь мозг несчастной девушке, так же как тем двум бандитам в лесополосе у реки, но делать это он, конечно же, не намеревался. Безликий бы не колебался. Сжег бы ни в чем не виноватой продавщице мозг, сорвал бы кожу с ее ладоней, вырвал бы ей глаза и получил бы от этой мерзкой жути огромное удовольствие. Но пока Корио над собой властен, он действительно кицунэ, а не кумихо. Героиня не из всяких там ужастиков, а из красивых и романтических сказок!
   Подумав об этом, Корио глянула вниз, на собственное тело, упрятанное в повседневный наряд молодой женщины. На холмики груди, соблазнительно поднимающие ткань пальто, на нехитрый узор, украшающий простой серый драп. Красотень! Знали бы все те, кто восхищается лисой, или ненавидит ее, как кошмарно ей надоело прятаться на секретных базах, воевать с чудовищами и думать о судьбах мира! Напали все на маленькую, назначили в богини, навалили проблем! Лиса спаси! Лиса помоги! Сами, гады, разгребайте свой дурдом! А я - обычный человек! Живая, настоящая и земная девушка! Никакая не Кицунэ Корио, а Юэсуги Момоэ! Наивная селянка чуть за тридцать, приехавшая в большой город в поисках лучшей жизни и прекрасного принца! Поухаживайте за мной, ну хоть кто-нибудь! Срочно надо!
   Корио затрепетала от побежавшего по ее венам сладкого пламени. А вдруг сейчас к ней, принимая лису за обычную одинокую девушку, и правда подойдет знакомиться какой-нибудь молодой, красивый мужчина? Ну, может не самый молодой и не самый красивый... главное, чтобы добрый! Можно сказать, что она идет в парк и согласиться на его компанию! Шикарно было бы пройтись с ним рядом, обмениваясь улыбками и игривыми взглядами. Как приятно было бы почувствовать взаимное тепло, покраснеть от бегущего по крови сладкого пламени, сомлеть в стеснении от желания взяться за руки! А быть может даже... обняться и подарить друг другу поцелуй?
   "Безликий"... -- сощурившись, Корио устремил суровый воображаемый взгляд на скрытого в его душе разбаловавшегося акума. -- "Опять начинаешь"?
   "Начинаешь-начинаешь"... -- ворчливо ответил тот. -- "Если я не начну, от тебя разве дождешься? Ты - лиса, тебе по статусу положено быть развратницей, а ты соплю нецелованную из себя строишь! Дождешься, подвину тебя и отдамся первому встречному"!
   "О-о, да ты у нас маньяк"?
   "Конечно! У тебя, мелкая лиса, ошалеть какое чувствительное тело и зашкаливающий уровень окситоцина. Как обнимет тебя кто-нибудь, так мне на волне зеленого заряда неделю спать можно! А уж если дело до всякой такой романтики доходит, так вообще из последних сил держусь, чтобы от положительно заряженных бурь из акума в ками не перековаться"!
   "А такое возможно"?
   "Понятия не имею. Прецедентов нет, но почему бы не попробовать? Мы там, с бандитов два миллиона стрясли? Один ты профукала, но оставшегося хватит на номер в отеле и романтический вечер. Не знаешь, сколько самураи берут за ночь и со скольки у них эта ночь"?
   "Дурак".
   "От дуры слышу. Дай порулить! Сейчас сам все устрою".
   "Лапы прочь! Ты чего разошелся-то? Изнасилуй! Отдайся! Весеннее обострение"?
   "Мне нужна доза положительных эмоций! Срочно и много! Столько негативщины вокруг... да я сейчас сорвусь, и весь этот вонючий городишко в кровавую кашу раскатаю"!
   "Эй-эй! Тихо! Терпи, боец, скоро выберемся. Вот сделаем дело, вернемся на базу, обниму Каджими и оба, обалдевшие от счастья, два дня сможем сладко подремать"!
   "А я сейчас хочу"!
   "Ну потерпи, потерпи"...
   Мысленно поглаживая ворчливого демона, Корио шла в нарастающем потоке людей, пока впереди не показался заслон самураев. Еще несколько шагов, и неотличимая от местных женщин лиса вынуждена была остановиться в чересчур уплотнившейся огромной толпе. Нервно прижав к животу сумочку, она с растерянным видом хлопала глазами и озиралась. Сколько же здесь народа! Как вот, интересно, железные волки собираются искать лисенка в таком-то живом море?!
   Немного впереди, у входа в небольшой проулок, был возведен деревянный помост, на котором техники шустро установили и подключили к электропитанию колонки концертной аудиосистемы. По помосту был раскатан пушистый дорогой ковер. Привлекая всеобщее внимание, зазвучала красивая музыка. Под взгляды тысяч людей грациозно вышла молодая девушка модельной внешности, в роскошном бело-золотом дамском мундире. Микрофон уже ждал ее на подставке и юная леди взяла его в руки.
   -- Дамы и господа! -- собравшись с духом и вдохнув побольше воздуха, громко произнесла она. -- Добрые граждане Сикабе, и наши уважаемые гости! Прошу у вас минуточку вашего внимания! Я, Нишидзуми Киоми, представляю здесь Единство Культуры нашего города!
   -- Браво! Браво! -- раздались из толпы хмельные выкрики и аплодисменты. Кто-то успел изрядно залиться алкоголем. -- Ты - красотка, Киоми-чан! Танцуй! Пой! Просим! Просим!
   Девушка одарила толпу лучезарной улыбкой и продолжила:
   -- Все мы знаем, дамы и господа, что произошло, и почему началась вся эта ужасная суматоха! Где-то, среди нас, прячется непревзойденная актриса, меняющая обличье девушка, называемая волшебной лисой! Она совершила преступление, напала на самураев, и теперь люди наместника ищут ее, но мы, Единство, готовы сделать шаг доброй воли! Мы предлагаем Черной Лисе, Корио, свою поддержку и защиту! Во избежание сражения в черте города и любых жертв, Единство готово стать убежищем для девушки-метаморфа! Корио-сама! Никто не причинит вам вреда! Я, как офицер Единства, торжественно даю вам слово чести! Просим вас, пожалуйста, примите нашу помощь!
   "Сопротивление бесполезно"! -- ехидно прокомментировал Безликий болтовню агитаторши. -- "В плену вас ждет горячий чай, вкусная еда, медицинская помощь и всеобщее дружеское отношение"!
   "Они что, правда думают, что я на такое поведусь"?
   "Ты очень грамотно дезинформируешь врагов, слухи о том, что ты - малолетняя сопливая дура, плотно засели в их мозгах. Вдруг и правда клюнешь? Они же такие красивые! И добрые на вид. И с репутацией благороднейших, честнейших человечков"!
   "Крысы крашеные". -- сердито вспомнила Корио обзывалку, популярную среди тех, кто был знаком с истинным лицом Единства.
   "Крысы, или не крысы, но в хитрости им не откажешь. Вот сейчас начнется заваруха, солдаты наместника покрошат эту толпу, а Единство потом по всем каналам будут орать, как они предлагали тебе мирный исход, но ты, свихнувшийся монстр, отказалась и спровоцировала резню. Все обалдеют, какие они окажутся белые пушистики, и какая ты будешь черная ядовитая змея".
   К удивлению Корио, в толпе началось шевеление.
   -- Я - волшебная лиса! -- в первые ряды вылез какой-то пьяный придурок. -- Богин-н-ня! Забери меня в свой рай!
   -- И й-а лиса! -- вылез еще один. -- И м-мня тож забери, кара-с-савиц-ца!
   -- А если я сдамся, ты будешь меня лично охранять? -- выкрикнул какой-то парень, стоявший недалеко от помоста и испуганно отшатнулся, когда двое самураев Единства направились к нему. -- Эй, эй! Тише! Я пошутил!
   Девушка сошла с помоста, приблизилась к замершему парню и, ласково улыбнувшись, взяла его за руки.
   -- Не нужно бояться. -- сказала она. -- Кицунэ Корио ты, или нет, тебе ничего не угрожает. Пойдем. Мы проверим тебя и поможем, если ты - волшебный лис. Если же нет, то мы просто отпустим тебя. Пойдем. Пойдем, пойдем...
   Словно теленка на веревочке, она вывела очарованно смотрящего на нее парня из толпы и сдала с рук на руки своим солдатам.
   "И больше его никто не видел"... -- беззвучно хохотнул Безликий.
   "Слишком много свидетелей, шум пойдет". -- ответила Корио. -- "Тех, которых потом никто никогда не видит, забирают с темных улиц, или прямо из домов. Опасаться злобных клоунов Единства надо не в толпе, а когда их не видно и к тебе вдруг подходит с какой-нибудь просьбой очаровательная девушка. Зайдешь с такой за угол, и хлоп! Ни девушки, ни тебя! Будешь потом безвольным расходником прыгать с имплантатами во всех местах. А все эти дурни живы будут. Проверят их кровь, убедятся что они - не я, и вышвырнут обратно на улицу".
   Девушка из Единства продолжала агитацию, рассказав толпе о маленьком лисенке, что сдался им и не захотел уходить даже под угрозой скорой активации ядовитой железы в его организме. О том, что Единство старалось помочь и блокировать железу, но тогда знаний у них не хватило и лисенок погиб. Но теперь хирурги могут не только заблокировать железу, но и полностью удалить ее, что станет для любой лисы спасением от рабства у безумца Хебимару. Она предлагала Корио свою помощь, обещала избавление и убеждала выйти к ней, но лиса, стоявшая всего в двадцати метрах от нее, пропускала сладкую ложь последнего осколка старой империи мимо своих ушей. Лет десять назад, с упрямой и наивной верой в хороших людей, она бы может и купилась бы на подобные заверения, но кто, как ни Единство, распространял ложь и переворачивал факты о лисах, стараясь выставить Кицунэ и ее клонов в самом грязном, отвратительном свете? Кто настраивал всех на ненависть и агрессию против лис? Тот лисенок, которого поймало Единство... не просил ли он, на самом деле, отпустить его к хозяину? Не смотрели ли с любопытством ученые и офицеры Единства на то, как корчится и агонизирует умирающая от яда железы маленькая боевая биоформа? Они изучили процесс, написали отчеты и статьи. Пополнили копилку своих знаний, а может даже поставили железу на вооружение в своей организации. Их не мучает совесть за смерть лисенка. Как не будет мучить сожаление за удар ножа в затылок доверившейся им Черной Лисы, или пущенный к ней в комнату ядовитый газ. Уничтожить любой ценой? Они будут просто счастливы, если ценой убийства Корио станут всего лишь угрызения давным-давно презираемой совести.
   Да о каком доверии может идти речь, если за прошедшие годы Корио сотню раз с трудом сдерживал в себе желание объявить Единству полномасштабную войну?! И объявил бы, если бы эти злыдни не спасали остатки человечества от окончательного вымирания все пять столетий Эпохи Войн. С ними нужно договориться. Проявить себя как союзную силу и достучаться до руководства. Но не сейчас. Сейчас он для них - просто еще один опаснейший монстр.
   Поэтому Корио не двинулась с места и ничем не выдала себя. Она только глазела на красотку-провокаторшу со все большей ревностью в глазах и растущим возмущением в душе. Какие волосы, какая фигурка, какой гламурненький мундирчик! Притащилась, игривая такая, и все внимание на себя утянула! Люди вокруг только на нее и смотрят. Как завидно! Аж кишки в комок сжимаются!
   -- Простите, не подскажете, сколько сейчас времени? -- обратилась Корио к стоящему рядом мужчине. Не ради информации, конечно же, а из одного детского желания привлечь к себе немного интереса.
   -- Десять часов, тридцать четыре минуты. -- ответил мужчина, проверив время по наручным часам.
   -- Ох, как много уже! Подружка давно в парке, меня ждет, а я вот здесь... -- лиса тяжело вздохнула. -- Как думаете, это надолго?
   -- Надеюсь, что нет. У меня жена за сыном в детский сад пошла и осталась где-то там, за оцеплением. Пойду сейчас их по кафе и закусочным высматривать, да номер в гостинице закажу. Если всю ночь лису ловить будут, толпа народа по гостиницам разбежится, займут все, что можно, а с ребенком на улице ночевать не слишком хорошо.
   -- Вот же принесло эту хвостатую! -- с возмущением заявила Корио. -- Столько проблем сразу из-за нее!
   Мужчина посмотрел на нее, с недовольством и насмешкой, как на дурочку.
   -- Я бы послушал, что бы вы сказали, уважаемая, если бы на месте лисы была любая другая Багровая Тень, и на нее решили бы устроить такую же облаву. Полгорода сейчас бы уже в руинах лежало, а вторая половина на коленях перед монстром ползала, умоляя о пощаде.
   -- Корио стала Багровой Тенью не потому, что может в два пинка уничтожить город, -- сказал, вступая в дискуссию еще один мужчина. -- А потому, что наводит ужасы на нашу гнилую аристократию. Мешает она им расхищать бюджеты, обставлять особняки золотыми унитазами и жрать супы из не рожденных младенцев.
   -- А что хуже всего, -- добавил еще кто-то, из толпы. -- Заставляет повышать зарплаты и сдерживать рост цен! Да кто такое вообще потерпит?! Это же уровень вреда Черной Тени, а не Багровой!
   -- Странно, что они, при всей своей истерике, до сих пор не шарахнули по нашим районам десятком штурмовых дзюцу!
   -- Не подсказывай придуркам! Шарахнут еще. Им ведь есть на кого свалить: "смотрите, смотрите, что наделала ужасная лиса! Сто миллиардов жертв, квинтиллион ущерба"!
   -- Не шарахнут. -- в дискуссию вступали все новые и новые лица. -- Либеральная оппозиция в лесу только и ждет, когда на стенах силовые схемы разрядят, да в городе паника начнется. Сотню рю поставлю на спор, что черно-зеленые уже про лису знают и в кустах за пригородом трутся.
   -- Сидят, шепотом возмущаются тому, как нас грабят да гнобят, проклинают кровавую власть и обсуждают как нас нужно грабить и гнобить правильно!
   Корио, нечаянно учинившая эту волну насмешливого негодования в сторону властей, насупилась от возмущения и обиды. Беда с этими мужчинами! Тут с девушкой поговорить надо, а они все про политику, да про политику! Поголовно женатые что ли?
   "На тебя всем плевать"? -- язвительно встрял своими мыслями Безликий. -- "Поздравляю, ты - самый обыкновенный человек! Наслаждайся"!
   "Не смешно"! -- еще сильнее надулась Корио.
   "Хочешь вагон внимания? Тогда давай... выйдем к помосту и сдадимся! Вот все обалдеют! А мы спокойно проследуем на базу Единства, дождемся предательства и вывернем их замок изнутри"!
   "Вот тебе всегда лишь бы довести до массовых убийств. Не зазнавайся, демон, всех не раскидаешь. Красавчики и красавицы Единства может и выглядят как безобидные райские птички, но это только прикрытие, чтобы под видом репортеров, искателей талантов и гастролирующих артистов рассылать своих агентов по всем обитаемым землям. Если посчитать, сколько они за Эпоху Войн мутантов сверхкласса нашли и зарезали, нам нашими десятью побежденными Тенями не хвастаться надо, а стыдливо спрятать трупики за спину и густо покраснеть".
   "Ну ладно, согласен, эти плясуны опасны и даже чуть-чуть полезны для наших планов. Еще бы на нас не охотились, цены бы им не было"!
   "Если бы не охотились, я бы их даже в союзники взяла". -- Корио с глубокой тоской посмотрела на девушку, что продолжала самозабвенно вещать с помоста. -- "По телевизору меня бы показывали только хорошей и ходила бы я такая же вот вся красивая"...
   "Пф-фы"! -- мысленно фыркнул Безликий. -- "Красивая! Союзники! Ты на эту милейшую бабочку внимательнее посмотри! От нее за версту веет целым спектром отрицательных эмоций! Рядовая размалеванная паскуда. Самовлюбленная, злобная и лицемерная. Попросту умело притворяется хорошей и подлизывается к начальству. Мы, негодяи, очень хорошо такое умеем".
   "Не все они там такие". -- продолжая дуться, возмутилась Корио.
   "Чтобы испортить стадо, паршивых овец много не требуется".
  

* * *

   Высоко в небе, подсвечивая себя габаритными огнями, висел величественный бело-золотой дирижабль Единства. Повсюду в замке слышался топот перемещающихся отрядов и лязг тяжелых доспехов.
   Преступников, доставленных из городской тюрьмы к парадному входу личного дворца наместника, выстроили вдоль стен. Больше двух сотен растерянных и перепуганных людей.
   -- Нет, нет. -- капитан Широмару, герой Единства Культуры, хмуро оглядел выставку отбросов человеческого общества. -- Эти не годятся. Воры, грабители, наркоторговцы... демоны паршивых людей чувствуют километров за десять. Нужны другие.
   -- Вы правы, мой дорогой друг. -- благородная леди Симада Минако согласно кивнула, хлопнула в ладоши и обернулась к стоящим позади нее самураям. -- Этих убрать! Подойдите, господин Йошито. -- она поманила заискивающе улыбающегося, безобразно разжиревшего мужчину. -- Наше мясо безобразно и совершенно бесполезно. Вы получили мои пожелания? Покажите товар! Сейчас проведем небольшой осмотр и оценку.
   -- Конечно, конечно, госпожа. У меня все готово! -- торговец рабами поклонился так низко, как только смог.
   -- Это займет время. -- сказал Широмару. -- Я отдам приказ солдатам в городе придержать толпу еще немного. Народ может заволноваться, но лишние полчаса позволят лорду Сабуро стянуть к главной площади все наши войска.
   -- Волнения в народе? -- леди Минако рассмеялась, галантно прикрыв лицо веером. -- Ах, Широмару-сама, зачем уделять внимание мычанию скота? Времена бунта Чистой Крови навсегда ушли. Мы позаботились, чтобы у зеленых были теплые стойла, сено в кормушках и страх это потерять. Они не возьмутся за ружья, и все что смогут - продолжать бубнить на кухнях или в этих своих вонючих, мерзостных пивных. -- благородная дама легким взмахом руки подозвала молодого ухоженного лакея, расторопно подбежавшего и с поклоном подавшего ей на подносе бокал подогретого вина со специями. -- Хоть и без ошейников, они такие же рабы, как и собственность господина Йошито. -- Минако глянула на лакея, ожидающего позволения удалиться. -- Охрана! Взять и этого тоже!
   Лакей с удивлением и непониманием взглянул на госпожу, а когда на него набросились двое самураев, испуганно завопил:
   -- Госпожа! Минако-сама! За что?! За что?!!
   -- Надоел. -- пренебрежительно бросила ему леди. -- Пятый год одна и та же физиономия каждое утро. Куплю себе нового хорошенького мальчика, с личиком щеночка, и буду его воспитывать, как тебя, пока не надоест. А ты... неужели не знаешь, что бывает со щенятами, когда они вырастают и из пушистой игрушки превращаются в никому не нужного, взрослого пса?
  

* * *

   Самураи окружили четыре жилых квартала сплошным кольцом, через которое уже попытались прорваться две небольшие группы и трое одиночек. Одних наглецов зарубили, других взяли в плен для допроса. В кольце облавы оказались тайная лаборатория наркотиков, нелегальное казино и притон проституток, не платящих налоги. Бандиты запаниковали, наделали глупостей и получили свое. Хорошо, что гвардия наместника и армейцы здесь. На них все списать можно. Им не нужно ежедневно общаться с бандитскими группировками, их солдат в темных переулках не порежут.
   Лейтенант Осаму стоял на штабеле ящиков, позади первой линии заслона, перед которой галдела и волновалась немалая толпа. Кому-то стало плохо, у кого-то плакали дети, у кого-то под шумок выщипнули из кармана кошелек.
   -- Вы будете нас проверять, или нет?! -- раздавались выкрики из толпы.
   -- Выпустите нас!
   -- Чего вы тянете?!
   -- "Чистой Крови" на вас нет, мутанты гнилогенные!
   -- Одну лису ловят, а тысячам людей проблемы!
   Беспокойство толпы нарастало, но лейтенант стойко дождался отмашки от самураев Единства и поднес к лицу мегафон:
   -- Соблюдайте порядок! -- разнесся над улицей его голос. -- Всем приготовить личные документы и построиться в две шеренги! Начинаем проверку! Выполняйте приказы, без споров и разговоров! Подготовьте к досмотру детей от восьми лет и выше! Любой, кто вызовет подозрение, будет задержан и отправлен на базу сил закона!
   Процесс пошел, толпа начала медленно протекать сквозь тройное сито самураев. Сотня за сотней. Десяток подозрительных был отсеян, одного буйного оглушили и скрутили. Какого-то чересчур гордого оборванца, возмущенно заявившего о своем благородстве и схватившегося за меч, зарубили на месте.
   Все было спокойно, пока...
   С тыльной стороны оцепления, из-за угла темного переулка, в спину нескольким солдатам полетела бутылка с торчащей из горлышка зажженной тряпкой. Самураи обернулись, один из них подставил квадратный ростовой щит и зажигательная смесь из разбившейся бутылки ярко полыхнула на пластине металла, никому не причинив вреда.
   -- Живым! -- выкрикнул десятник, увидев как лучник-сенсор поднимает лук.
   Лучник, не отвечая, натянул тетиву и пустил стрелу, мгновенно и навылет пробившую угол дома. С той стороны раздался истошный болезненный вопль.
   Пятеро солдат бросились на крик и, ворвавшись в переулок, увидели корчащегося на земле тощего парня, которому стрела перебила правую ногу. Грязная одежда, лицо протравленного наркомана, блеск фанатичного безумия в глазах, подозрительно топорщащаяся старая куртка. Парень, с пламенной ненавистью глянув на самураев, сунул руку за отворот куртки, но прежде чем он успел хоть что-нибудь сделать, на щите одного из бегущих к нему солдат ярко вспыхнула силовая схема, импульс ударил в тело раненного, молниеносно скрутив его в жесточайшем параличе.
   -- Все назад! Щиты поднять! -- старший группы остановил и отвел своих бойцов обратно ко входу в переулок. -- Лейтенант, здесь наркоман заминированный! -- передал он по рации. -- Нужен сапер.
   -- Эвакуировать всех из зданий. -- отдал приказ лейтенант. -- Укрепляющую Ци на внешние стены! Сапера с дистанционным дзюцу в работу! Живее! Живее! Нельзя, чтобы бедняга истек кровью и подох без допроса!
   Подбежавший сапер, молодой мужчина в легкой броне, поклонился офицеру и приступил к работе. Он вынул из кармана пачку листов, снял один из них и положил на землю перед собой, черными вензелями силовой схемы вверх. От ступней самурая потекли волны Ци, камень мостовой пришел в движение и поднялся человекоподобной куклой так, что намертво прилипшая бумага с силовой схемой стала ей лицом.
   Самурай закрыл лицо стальным щитком с такой же схемой и каменная фигура, качнувшись из стороны в сторону, вдруг уверенно зашагала к переулку.
   -- Первым делом, останови кровотечение. -- десятник протянул каменной фигуре медицинский жгут, который та приняла, кивнув в ответ.
   Каменный человек вошел в переулок, приблизился к раненному и склонился к нему. Сформировавшимися из камня гибкими человеческими кистями, он ловко наложил жгут на ногу раненного, но прежде чем сапер тронул куртку террориста, земля дрогнула под ногами тысяч людей. Ударная волна встряхнула дома и вышибла окна во всем квартале. Из переулка ударил ураган огня, укрывшиеся за стенами самураи пригнулись, инстинктивно закрывая головы руками и щитами.
   -- Дерьмо! -- яростно выругался лейтенант, когда грохот утих. -- Дистанционно подорвали?
   -- Никаких сигналов я не почувствовал. -- ответил в легкой задумчивости специалист. -- Ни импульсов Ци, ни радиовсплесков. Сердце остановилось. Бомба была настроена на сердцебиение. Потеря крови, плюс паршивое состояние организма... опоздал я со своим жгутом.
   -- Ну, ничего не поделаешь. Осаму развел руками. -- Другого поймаем. Благодарю за службу, солдат. Всем, быть начеку! Такие хлопушки по одному не ходят! Это была наживка для отряда, который мы должны были бы отправить за ним в погоню! Их засада не сработала, но враг все еще рядом!
   Самураи быстро восстановили порядок и, утроив бдительность из-за всплеска адреналина, вернулись к своей работе. Люди, десяток за десятком, доказывали свою личность и проходили сквозь заслон.
  

* * *

   Стена самурайских щитов виднелась все ближе.
   -- Не толкайтесь, пожалуйста! -- с возмущением сказала Корио одному мужчине и благодарно улыбнулась другому, галантно пропустившему ее вперед.
   "Вот тебе и внимание". -- довольно комментировал Безликий, чувствуя волны положительных эмоций, кружащих голову его носителю.
   "Ага"! -- отозвалась лиса. -- "Пристал ты тут, знаешь ли, со своими сексами! Девушкой быть и так одно удовольствие. Все вокруг меня берегут, боятся затоптать, и даже вперед пропускают без скандала! Я ведь хрупкая, нежная и ранимая. Жалко же терять такую красоту"!
   Людское море разделилось на ручейки, утекающие между расставленными в стороны щитами.
   -- Документы. Документы. Документы...
   К моменту, как подошла очередь Корио, проверяющему уже надоело это повторять. Он просто возвращал осмотренное удостоверение владельцу и требовательно протягивал руки к следующему.
   -- Вот, пожалуйста. -- Корио отдала ему удостоверение личности и трудовую карточку незадачливой продавщицы. -- Я... нездешняя... приехала работать. Живу на съемной квартире...
   Самурай, глаза которого даже на вид сильно отличались от обычных человеческих, открыл удостоверение на странице с фотографией, пару раз попеременно глянул на Корио и на фото, потом осмотрел странички с данными на наличие повреждений или дефектов. Фотография соответствует внешним данным предъявителя, узор на документах не поврежден, следов подмены не наблюдается. Самурай глянул на трудовую карточку и уверенно вернул документы Корио.
   -- Проходите. -- сказал страж и полностью потерял к обманщице интерес.
   Корио, все так же сжимая документы в руках, прошла дальше и остановилась у подставки с двумя досками, украшенными вензелями хорошо знакомых ему узоров силовых схем. Лисий определитель, сравнивающий Ци пользователя с образцом. Эта проверка отнимала меньше времени чем осмотр документов, поэтому перед Корио уже не было других проверяемых.
   -- Руки сюда. -- сказал самурай, указав на центры досок. -- Сразу обе, пожалуйста.
   Ну надо же, какие новшества! На случай, если лиса сделает обманку только на одной руке? А маскирующую схему по всему телу не ждете, да?
   -- Ой... ой... -- Корио растерянно засуетилась, кое-как запихнула документы в сумочку и протянула руки к схемам, но, не коснувшись их, замерла. -- П-простите, а... ни чем не ударит? -- съежившись, она с боязливой улыбкой и робостью в глазах посмотрела на стражей.
   -- Не бойтесь, это не опаснее, чем коснуться рисунка в какой-нибудь книге. -- привычно подбодрил страж перетрусившую дамочку. -- Перед вами проверку прошла сотня человек. Никто ведь не закричал, верно?
   -- Ох... подержите, пожалуйста. -- Корио, в глубочайшей растерянности, отдала самураю сумочку, собралась с духом и, зажмурившись, приложила ладони к схемам.
   Плетение отозвалось на прикосновение, призрачное свечение распространилось по внутреннему кругу, но коснулось внешнего кольца и было заблокировано. Отрицательная реакция. Не лисья Ци.
   -- Прекрасно, это все. -- улыбаясь с легкой насмешкой, самурай вернул сумочку Корио. -- Видите, ничего опасного. Благодарю вас за сотрудничество, гражданка. Можете идти. Удачного вам вечера.
   -- С-спасибо. -- Корио, с виноватой улыбкой слегка поклонилась стражу и потопала к следующему проходу в стене щитов.
   -- Одна к одной, как схему видят, так сразу полные трусы жидкой паники. -- тихо переговаривались за ее спиной солдаты, не подозревающие, что у прошедшей мимо девушки истинно лисий слух.
   -- В кино насмотрелись, что если силовая схема, то обязательно взрыв или разряд электричества. Мужчины, и те бледнеют. Хорошо хоть люди Единства догадались для детей конфет и игрушек приготовить.
   Корио, довольная что сумела сыграть нормальную реакцию простого человека, зашла за линию щитов и тут же перед ней встал здоровенный армейский самурай, закованный в броню с головы до ног.
   -- Не двигаться, не сопротивляться! -- без предисловий приказал он, а еще двое самураев и служебная собака начали оглядывать и обнюхивать Корио с головы до ног. -- Отвечайте на вопросы! Ваше имя?
   -- Ю... Юэсуги Момоэ. -- запнувшись и побелев, ответила Корио.
   -- Адрес проживания?
   -- Я... снимаю жилье, в восьмом районе... жилой блок двадцать два, квартира тридцать четыре.
   -- Место работы?
   -- Магазин "Добрый Аист", это вон там. -- лиса указала направление рукой. -- Я... продавец-кассир.
   -- Имена родителей?
   Корио ответила, вспомнив данные из удостоверения личности.
   -- Братья и сестры есть? -- продолжал допрос самурай. -- Их имена? Возраст? Женаты? Где живут? Какую школу заканчивали? Имена школьных подруг?
   Недостаток знаний Корио дополняла фантазией, придумав себе двух братьев и пару одноклассниц. Конечно же, стражи не могут знать все тонкости личной жизни какой-то там кассирши из продуктового супермаркета, они просто оценивают как быстро и с какой уверенностью подозреваемая отвечает им. Корио не впала в панику, не попыталась убежать или прорваться с боем. Самураи получали в ответ на вопросы прерывистый лепет обычной перепуганной женщины, готовой расплакаться от страха. Отвечающей правду, но бессильной унять дрожь в руках и коленях. Не кошмарный монстр, а беспомощный и даже жалкий человек.
   Самураи-сенсоры обменялись спокойными взглядами и кивнули командиру. Все чисто.
   -- Благодарю вас за сотрудничество, Момоэ-сан. -- сказал великан, отступая в сторону. -- Можете идти.
   Корио слегка поклонилась ему и, всхлипывая, прикладывая к глазам вынутый из сумочки платок, поспешила прочь. Самурай глянул ей в след с жалостью и тут же, наполняясь жуткой угрозой, навис над подошедшим следующим подозреваемым.
   -- Не двигаться, не сопротивляться! Отвечайте на вопросы! Ваше имя?
   Корио, поспешно удалявшаяся от заслона, вжала голову в плечи и съежилась, но глаза ее уже блестели ехидством. Третья проверка оказалась последней. Улица перед ней была совершенно свободна.
   Прошла, обманула, облапошила! Ветер вам в руки, гады, а не лисий хвост!
   "Уф, напугалась-то как"! -- с глубочайшим облегчением вздохнула обманщица. -- "Особенно на этом, последнем! Раздавил морально, и спрашивает все подряд! Где живете, где работаете! Еще бы цвет нижнего белья спросил, и не задерживаются ли у меня месячные"!
   "Наивные они, хотят найти десять отличий, когда ты притворяешься девочкой, да еще и обыкновенной горожанкой". -- добавил Безликий, подобревший от волн положительных эмоций своей носительницы. -- "Это же самый подходящий для тебя образ"!
   "Неправда! Я мальчиком тоже потрясающе настоящая! И жрецом каким-нибудь, и благородной леди"!
   "Что? Леди благородной? А помнишь как ты в элитном ресторане салфеткой для рук губы вытерла? Такой был конфуз! Официант чуть со стыда не сгорел, и половина посетителей в обморок попадали"!
   "Мне просто нужно взять несколько уроков хороших манер".
   "А проще спалить мозги какой-нибудь гадине, вроде той чирикалки на помосте, и присвоить ее знания".
   "Да, да. Конечно. Опять все свел к убийствам. Хорошо, что у тебя есть я! Столько мозгов по всему миру каждый день спасаю, страшно подумать"!
   "Не понимаю только зачем. Спасибо тебе все равно никто не скажет".
   "А мне и не надо. Я не за спасибо работаю. Миллион негодяев повержен и истреблен не потому, что я вся из себя защитница, а потому что сама хочу каждый день гулять вот такой вот красивой, и ничего не бояться".
   "Не очень-то ты сейчас и красивая".
   "Нормальная! Слишком красивой быть тоже нельзя, а то мужчины будут смотреть на меня и думать о том, что у такого чуда огромные запросы, толпа других кавалеров и люто выкрученное вверх самомнение. Подходить знакомиться отважатся только самые отбитые придурки! А мне таких не надо. Я - девушка адекватная, умная, скромная и домашняя. Обычная человеческая внешность сделает меня только привлекательнее! Хорошие, добрые, но стеснительные мужчины увидят что я не какая-то там богиня, и сразу захотят со мной подружиться! Ну да, не фотомодель я, но и не страхолюдина какая-нибудь. Смотри, какое у меня красивое пальто! И сумочка. И сапожки. Очень странно, знаешь ли, что я до сих пор одна тут разгуливаю"!
   "Это потому, что ты тайные знаки не подаешь".
   "Какие-такие"?
   "Дай порулить, сейчас покажу"!
   "Не дам! Отстань. Тоже мне, суккуб-соблазнитель! Ты устроишь развратное безобразие, а мне потом краснеть"?
   Ужасный монстр, учинявший жуткий переполох всюду, где появлялся, балдел от собственной неуловимости, поглядывал на занятых своими делами людей и без лишней спешки топал в сторону городских ворот.
   "Широко не улыбайся". -- увидев, что носительница совершенно теряет осторожность и впадает в полнейшее благодушие, одернул Корио Безликий. -- "Впереди, на воротах, охрана".
   "Да ну, что они сделают-то"? -- мысленно отмахнулась лиса. -- "Документы проверят? Или без разговоров набросятся на самую обычную кассиршу из магазина? Ха! Пусть дальше ловят своего Черного Лиса, а меня зовут Момоэ, и настроение у меня хорошее потому, что я иду гулять в парк! Расслабься, воитель Тьмы. Скоро будем дома"!

* * *

   Миоко слабо застонала. В голове царил туман, все тело болело, а судорожные позывы к рвоте крутили желудок. Девочка попыталась шевельнуться и с удивлением осознала, что кто-то несет ее на руках.
   На руках? Неужели... неужели ее спасли?!
   Воспоминания о недавнем прошлом были подобны ударам плети. Страшные люди, внезапно появившиеся рядом, когда Миоко, болтая с подружками, шла утром в школу. Подружки, в крепкой хватке бандитов, чужие руки, обхватившие ее саму и жестокий удар парализующего дзюцу, бросивший сознание девочки во тьму.
   Темный и душный ящик, в котором очнулась Миоко после нападения. Веревки на руках и ногах, кляп во рту. Двухдневное путешествие, во время которого измученных пленников только один раз выпустили из ящиков, чтобы дать им воды и немного пищи. На этой остановке Миоко увидела своих подруг и полтора десятка других пленников, мальчиков и девочек разного возраста. Таких же как она перепуганных и беспомощных, одетых в желто-серые робы лабораторных подопытных. Бесполезно плакать, бесполезно умолять отпустить. Одну из малолетних пленниц, задохнувшуюся в ее ящике или просто умершую от страха, оттащили в сторону и закопали, как околевшую собаку.
   Темный трюм дирижабля и снова ящики, но на этот раз уже ненадолго.
   Миоко думала, что их украли наемники нелегальных лабораторий, как расходный материал для экспериментов, но все оказалось еще хуже.
   Черный рабский рынок.
   Пленников доставили в роскошный особняк, где выпустили из ящиков, вымыли и накормили.
   Жутковатого вида врачи осмотрели доставленных подростков и сделали несколько фотографий для рекламных буклетов. Уродливый мутант, скорее всего, чтец памяти, поочередно посмотрел каждому в глаза, после чего пленникам были возвращены одежда и личные вещи.
   Товар проще продать, если он выглядит хорошо.
   Аукционы. Первый, второй, третий...
   Покупатели, мужчины и женщины, в роскошных нарядах и украшенных золотыми узорами масках. Жуткий звериный блеск в их глазах, тяжелое дыхание. Речь аукциониста, расписывающего характер и достоинства внешности товара. Назывались имена и возраст детей, город и страна, откуда их доставили, имена и статус родителей, место учебы, школьные клубы. Без стеснения озвучивались детские фантазии продаваемого ребенка о любви и отношениях, разглашалось буквально все, что могло спровоцировать покупателя поднять цену.
   Миоко ждала и молилась, что бы стражи закона или какой-нибудь герой ворвались в это царство ужасов, по ночам она плакала и звала маму. Но никто не пришел на помощь. Миоко была достаточно взрослая, чтобы понять, почему. Она видела, в каких домах проходили торги, видела закованную в сталь стражу и золото с бриллиантами, которыми были усыпаны покупатели. Некоторых гостей она даже узнала, ведь маской сложно спрятать лицо, если ты постоянно маячишь на экранах телевизора. Высшая аристократия. Политики, владельцы крупнейших предприятий и целых отраслей промышленности. Благородные лорды и леди, взбесившиеся от своих баснословных богатств.
   Герои, способные бросить вызов таким силам, существуют только на страницах журналов и в кино. В глупых сказках, пустых мечтах слабых людей о мстителе и защитнике.
   Когда Миоко купили, девочка уже перестала надеяться снова увидеть папу и маму. Она - живая игрушка в руках сумасшедших, которым можно все. Изуродовать ее, изнасиловать, отравить наркотиками. Чем новые хозяева вскоре и занялись.
   Но кто же несет ее на руках?
   Неужели... ее все-таки спасли?
   -- Очнулась? -- прозвучал дрожащий и сбивчивый голос молодого мужчины, почувствовавшего, что девочка на его руках шевельнулась. -- Зря. Ох, зря ты это сделала...
   Что-то с силой дернуло мужчину, несшего Миоко, и он замолчал.
   Лязг металла и грохот сапог. Тусклые фонари, черное небо. Безумная каша из серого света и мечущихся теней. Нет, это не спасение. Что-то страшное происходит. Но... что? Куда их гонят стальные чудовища, судя по грохоту, сплошной стеной движущиеся справа и слева от толпы бегущих перепуганных людей.
  

* * *

   Центральная площадь верхнего города, на пересечении сразу шести улиц.
   Великолепное место, казалось бы, для расположения супермаркетов, театров или ресторанов, но кроме нескольких административных зданий, здесь располагалась только база сил закона. Праздничные гуляния и шествования тоже обходили это место далеко стороной. Почему? Потому что здесь, в огороженном цепями круге, висели прибитые к столбам источающие зловоние трупы. Трупы убийц, лесных бандитов, бунтарей и дураков, навлекших на себя гнев великого наместника.
   Здесь же, по особым случаям, два-три раза в год, проходили показательные массовые казни.
   -- Взяли! -- самураи, закрепившие цепи на вершинах столбов, резко рванули, повалили их и поволокли прочь, вместе с трупами. -- Быстро, быстро!
   В центре круга, в специальные выемки, были расторопно установлены небольшие металлические столбики, ставшие опорой для цепи, обозначившей границы малого внутреннего круга. Шесть сотен самураев в тяжелой боевой броне, со щитами и при полном вооружении, встали по периметру внешнего круга. Еще три десятка солдат, окриками, рывками цепи и ударами плетей, загнали во внутренний круг полторы сотни людей, участь которых была незавидна.
   В стране Рисовых Полей, как и во всех других странах социально расслоенного востока обитаемого мира, с рабами обращались зачастую хуже чем с животными, превращая их в подобие обычных каторжников, но получившие приказ от благородной леди Минако, торговцы провели особый отбор.
   Среди двух сотен людей, которых загнали за ограждение из цепи на столбах, не было больных, заморенных или сломленных. Это были домашние рабы. Те, что содержали в порядке жилье и прислуживали богатым господам. Вольные наемники требуют большую зарплату? Заплатите один раз и получите в пожизненное пользование хорошего повара, швейцара или лакея, служанку для леди, учителя и воспитателя для хозяйских детей.
   Разумеется, в домашние рабы не набирали агрессивных, ожесточенных и злобных людей. Наоборот. Мягкость, послушность и добродушие приветствовались.
   -- Шикарно, шикарно! -- Наместник Сабуро, закованный в сталь с головы до ног и восседающий на громадном боевом коне, любовался на окруженную цепью толпу перепуганных людей. -- Златохвостая Кицунэ передала своему черному братику память о доброй мамочке и заботливом дедушке? Премного благодарен. Теперь, вот эта визгливая биомасса, - великолепнейшая приманка для нашего народного мстителя!
   -- Пожиратели подведены к тоннелям, господин! -- доложил, прискакав, еще один верховой самурай.
   -- Великолепно!
   Ухмыляясь, наместник отстегнул стальной наличник и поднес ко рту передатчик. Сотни рупорных громкоговорителей системы оповещения, установленных на столбах и стенах зданий, разнесли его слова по всему городу:
   -- Граждане страны Рисовых Полей, жители и гости нашего города! Вчера ночью, Безликий Лжец, Черный Лис Корио, появившись среди нас, вздумал бандитствовать, нападать на стражей и угрожать законной власти! Эта наглая, самоуверенная грязь наивно верит, что может творить беспредел в доверенных мне землях? Думает, что может кого-то запугать? Очень удачно, что у меня в тюрьмах накопилось две сотни фанатичных лисопоклонников, влюбленных в фальшивую богиню и молящихся на нее! Сегодня, сейчас, на главном перекрестке верхнего города, все они будут жестоко и беспощадно казнены! В знак моего презрения к лисьим угрозам! В знак ее бессилия и идиотизма веры лисьих фанатиков! Приглашаю всех стать свидетелями гибели сумасшедшего дурачья, а самой лисе бросаю вызов! Ты запутала этих людей своей лживой болтовней, увлекла на смерть и оставила в руках врага! Брось дураков, подожми хвост и беги, трусливая нечисть! Прими их кровь на свое имя! Или же иди сюда. Иди сюда, и посмотри мне в глаза, фальшивая богиня! Покажи нам всем свою истинную цену! Сотвори для тех, кто в тебя верит, одно из своих невероятных, божественных чудес!
   Город замер в шоке и трепете, а наместник, довольный произведенным эффектом, убрал передатчик.
   -- Господин! -- закричал один из рабов, растолкавший других обреченных и выбравшийся к самой цепи. -- Господин!!! Я не фанатик! Я слышал о лисе, но никогда не был ее поклонником! Пожалуйста, пощадите!!!
   Сабуро снял с седла плеть, что была скручена во множество колец, но в его руке тотчас развернулась словно живая змея и взметнула хвост высоко в небеса. Резкий рывок к цели, рывок назад. Хлесткий удар обрушился на лицо раба, в миг разорвав кожу и мышцы до самых костей.
   С истошным воплем человек отшатнулся, закрыл изуродовано лицо ладонями и скрылся среди остальных рабов, жалобно завывших и заплакавших.
   -- Готовьте сцену! -- взмахом руки, наместник отдал приказ нескольким людям, держащим в руках большие, тяжелые ведра. Слуги, по приказу самураев сбегавшие до скотобойни и только что вернувшиеся, выбежали вперед и принялись расплескивать свежую кровь по камням вокруг рабов. У слуг тряслись руки и подгибались колени, они прекрасно знали что здесь сейчас произойдет. В ужасе, они спешили выполнить свою работу, чтобы скорее убраться от этого места как можно дальше.
  

* * *

   Ворота верхнего города Корио прошла спокойно. На проверке у жилых кварталов было потеряно очень много времени, но если бедняжка Момоэ и успела очнуться от лисьего шокера, то нажаловаться самураям еще не успела. Или нажаловалась, но те не успели передать на пост приметы преступницы, описание украденных вещей и данные из документов. Или передали, но самураи оказались тайными сторонниками лисы, и сделали вид что не заметили ее.
   Если последнее, то правильно придумали! Их там, на посту, всего пятеро, и они явно далеко не элита. Она одного как схватит, второму как врежет!
   "На пункте проверки вокруг жилых кварталов тоже не очень-то много было солдат". -- мелькнули мысли Безликого в голове раздувшейся от самодовольства юной лисы. -- "В таком городе армия должна быть тысячи три, а их там сотен пять всего. Из которых только сотня армейцы и павлины из Единства. Странно".
   "Ну не окружили же они кольцом весь город? Это как пришлось бы цепь растянуть! Может быть, у них у всех сегодня выходной? Или ушли из города бандитов по лесам гонять, а тут я! Повезло"!
   "Может быть, может быть".
   Корио глянула на большую вывеску, украшающую здание чуть дальше по улице.
   Почта.
   "Надо бы документы и ключи от дома Момоэ-чан обратно отослать. Адрес помню, сейчас заверну ей небольшую посылочку. Мне дело пяти минут, а ей куча времени и сил сэкономятся".
   "Одна морока с тобой". -- пренебрежительно ответил Безликий. -- "Ладно, добрая душа, делай что хочешь. Стены в районе реки дырявые, отсюда мы в любой момент сорвемся и удерем за горизонт".
   "Ага". -- Корио, довольный что напарник не язвит и не ворчит, принялся шебуршить содержимое сумочки.
   "Чего ты их вынимаешь? Заверни вместе с сумочкой".
   "С ума сошел"? -- возмутилась Корио. -- "Нам еще через половину города топать! Хочешь чтобы на меня все встречные как на дуру таращились? Где ты видел девушку без сумочки? Глянут же один раз и сразу поймут, что я не настоящая. А я - настоящая! И не хочу, чтобы про меня всякие глупости понимали".
   В этот момент и включились громкоговорители, разнесшие над городом гневную речь наместника Сабуро.
   Лиса, стремительно бледнея, замерла среди точно так же замерших людей. Горожане стояли в онемении от нахлынувшей паники, а Корио съежилась, зажмурилась и до крови закусила губу. Страх сжал тисками каждую ее мышцу, заставил заледенеть каждую каплю крови.
   "Вот теперь все на своих местах". -- волной черной ярости поднялся в душе Безликий. -- "Эти гнусные ублюдки решили, что могут манипулировать мной? МНОЙ, ДРЕВНЕЙШИМ ХТОНИЧЕСКИМ ЧУДОВИЩЕМ"?!
   Из глаз лисы потекли слезы. Ну почему? Почему все не может быть просто? Она ведь уже победила! Сумела выполнить приказ, без серьезных жертв и ущерба. Никто по-настоящему не пострадал!
   "Не реви, принцесса". -- губы лисы, по воле Безликого, растянулись в зловещую улыбку. -- "Я с тобой, сейчас решим вопрос".
   "Они думают, что знают, на кого ведут охоту". -- слезы на щеках Корио высохли, в глазах ее засветился призрачный туман Ци, фиолетовый из-за смеси алого и синего. -- "Просчитали варианты и уверены в своих силах. Но эти ублюдки ошибаются. Мы найдем союзников. Единство, армейцы, гвардия наместника, храмовники? Мы убьем их. ВСЕХ"!
   "Вот это - правильный настрой! А что за союзники"?
   Зрением демона, Корио окинула улицу от края до края и нашла сразу четверых.
  
  
  
  
  
  

Глава 3.

Ночь кошмаров.

   Речь наместника одни слушатели восприняли с растерянностью, вторые со страхом, третьи со злобой. Но были и те, что наслаждались каждой его гневной фразой и к завершению буквально лучились неуемными восторгами. Местные власти исполняли их заветную мечту! Самолично и целенаправленно убивались об одного из опаснейших монстров мира.
   Маруяма Дзюнко даже подняла пушистый воротник своего пальто, чтобы спрятать от чужих глаз широкую счастливую улыбку. Великолепно! Мицуо-сан, командир диверсионных групп, говорил что если лиса сцепится с местной властью, то этот город сменит хозяев уже к сегодняшнему утру!
   Всего несколько часов до величайшей победы в жизни!
   Дзюнко непроизвольно обняла пальцами левой руки запястье правой, где под длинными рукавами ее пальто, жакета и блузки были спрятаны три черных кольца татуировки, с большими и красноречивыми знаками:
   "Вор".
   "Разбой".
   "Убийца".
   Эти метки оставили ей стражи закона, отправившие шестнадцатилетнюю модницу и красавицу на двенадцать лет в трудовую колонию. По максимуму вкатили, сволочи. Не помогли ни слезы, ни мольбы, ни уверения в раскаянии. Что особо паршиво, взяли-то ее за обычную квартирную кражу. Потом уже, следователь залез своим грязным гендзюцу в ее мозг и все тайное вытащил. Про то, как она в составе банды служила наживкой для добреньких дурачков и заманивала их куда надо просьбами о помощи. О том, как во время одного из рейдов по чужим квартирам, она придушила какого-то сопляка, не вовремя вздумавшего простудиться и остаться дома вместо того, чтобы пойти в школу.
   Дзюнко уже думала, что ей голову с плеч снесут, или повесят на столбе, но она ведь малолетка. Дали срок.
   Те, кто устанавливал законы, надеялись что юные бандюги перевоспитаются или станут законопослушными из-за страха? Если и так, то в ее случае они просчитались. Дзюнко только больше возненавидела тех, кто помешал ей насладиться жизнью и отобрал добытые деньги.
   И уж конечно, она не стала отсиживаться в темном углу, когда на трудовую колонию напал отряд бандитов, пришедший вытащить из-за колючки подругу своего вожака. Черно-зеленые, лесная гвардия, радушно приняли увязавшуюся за ними воровку, после небольшой проверки определили ее в отряд разведки, где молодая куноичи очень даже хорошо себя показала. Молодая и симпатичная, Дзюнко прятала татуировки под длинными рукавами одежды и под видом пассажирки аккуратно выспрашивала в городах о маршрутах, времени отправления и охране караванов. Что подозрительного? Девушке просто нужно добраться до другого города и она беспокоится о собственной безопасности.
   В кино и газетах постоянно красочно расписывают поражения лесных банд, создается даже впечатление, что в лесной гвардии бойцы обречены на быструю гибель, но Дзюнко убедилась что это самое обыкновенное вранье. Она была в отряде из одной сотни бойцов, но банда три года без серьезных потерь и больших сражений гуляла по лесам четырех стран. Разбойники обирали деревни и маленькие городки, принимали откупные у караванов, пьянствовали и устраивали погромы в домах богатеев.
   Кто и чего стоит на самом деле, она лучше всего увидела, когда ее банда, углубившись на территорию страны Лесов, подорвала железнодорожные пути под пассажирским поездом. Сотен пять вольнорожденных граждан грозной империи, разного пола и возраста, с багажом и сбережениями, неожиданно для себя попали на буйную оргию бандитской вседозволенности. Писк, визг, слезы в три ручья! А что стражи закона? Да, они примчались на место крушения и застали лесное братство в самый разгар буйного веселья, но к тому времени банда разрослась до четырех сотен, а кавалерии стражей закона заявилось всего около сотни. И что? Потоптались защитнички на грани видимости, прислали парламентеров и выкупили уцелевших пассажиров за звонкое золото. Забрали своих драгоценных законопослушных граждан. Измордованных, изнасилованных, обобранных до нитки.
   Довольная банда с вальяжной неспешностью ушла через границу в страну Рисовых Полей, причем солдаты властей ее даже не преследовали. Никто ни за что не ответил!
   А теперь, когда их банда соединилась с Народной Освободительной Армией, можно отхватить себе по-настоящему жирный куш!
   Дзюнко чувствовала, как дрожат от жадного возбуждения пальцы на ее руках. К утру весь этот город, со всеми богатствами и жителями, будет принадлежать лесной гвардии! За две недели, что группы диверсантов обитают здесь, мины установлены повсюду в нижнем и верхнем городе. Взрывы поднимут панику. Внезапным ударом из леса, черно-зеленые захватят стены. А если волшебная лиса еще и правящую семью с их лучшими самураями растерзает, то одни лоялисты сами разбегутся, а другие и вовсе переметнутся к повстанцам! Наместник Сабуро многих своих рабов научил его ненавидеть.
   А что потом?
   Этот город нужен сегуну Освободительной Армии не для обычного грабежа. Когда северная столица Рисовых Полей падет, начнется зачистка. Про-имперские аристократы, правящая верхушка и владельцы предприятий, будут вырезаны подчистую, со всеми их родственниками и наследниками. Великому дайме этой страны придется вести переговоры уже не с бандитсвующими захватчиками, а с единственными владельцами и хозяевами этих земель. Черно-зеленые захватят власть и сами станут новой местной аристократией!
   Дочь самураев из погибшего клана, ради спасения от нищеты опустившаяся до воровства и бандитизма, вернет себе статус благородной леди! Мицуо-сан ходит в собутыльниках и друзьях у сегуна, его точно наградят одним из тех милейших особняков, что видела Дзюнко в кварталах богачей! Ее приятель получит роскошный дом, в который не стыдно будет привести невесту. Девушку благородных кровей, давно уже ставшую ему верной боевой подругой.
   Ха! Все в отряде давно уже знают, что Дзюнко - девушка лейтенанта. Они с Мицуо даже в Сикабе проникли под видом семейной парочки. Сняли квартирку и ходят всюду вместе, представляясь мужем и женой. Причем обоим это до одури нравится! Еще чуть-чуть, и можно будет устроить настоящую шикарную свадьбу.
   Только бы лиса чуть-чуть подыграла!
   Вспоминая шикарные фасады роскошных особняков и мечтая поскорее оказаться в горячем бассейне, с бокалом коктейля в руке, Дзюнко буквально сияла. Она даже едва не пропустила сильный зуд, разыгравшийся на ее левой ладони.
   -- Зараза... -- диверсантка спешно потерла силовую схему и сунула ладонь к уху. -- Код три!
   -- Код четыре. -- прозвучал у ухе голос Мицуо. -- Один-два, быстро ко мне! Торговый зал магазина "Интерьер".
   -- Поняла. Сейчас буду.
   Этот магазин был одной из заранее условленных точек встречи. На входе у него была установлена только слабенькая сигнализация, обойти которую при взломе замка не представляло никакой сложности.
   Дзюнко поспешила к условленному месту и уже через пару минут вошла в гостеприимно открывшуюся дверь. В зале, среди стендов с обоями, плиткой и занавесками, ее уже ждали. Трое хорошо знакомых ей бойцов из диверсионных групп.
   -- Что случилось? -- новоприбывшая сразу же поспешила к общему лидеру, Мицуо, но тот, спокойно улыбнувшись, указал кивком головы ей за спину.
   Дзюнко, почувствовав чье-то присутствие, резко обернулась и отшатнулась в испуге, увидев бесшумно появившуюся позади нее молодую женщину в сером пальто с незатейливым узором.
   -- Это Кицунэ Корио. -- сказал Мицуо, сделав пару шагов к побледневшей соратнице. -- Та самая Черная Лиса. Она нашла меня, мы переговорили и решили друг другу помочь.
   -- Я никогда не сотрудничала с Народной Освободительной Армией, -- сказала незнакомка. -- Но общий враг... он объединяет. Вашу страну грабит великая империя Лесов и вы хотите отвесить им хорошего пинка? Со мной они тоже были крайне недружелюбны и невежливы. Пора вручить ублюдкам нашу общую ноту протеста.
   -- Мы атакуем врага, но для тебя есть особое задание, Один-два. -- сказал командир диверсантов, при посторонней, конечно же, избегающий называть подельницу по имени. -- Ты вернешься к нашим, и передашь послание сегуну. Армия уже должна подойти к границе леса. Сумеешь прорваться за стены?
   -- Да, конечно. Они вокруг нижнего города все дырявые. -- Дзюнко, нисколько не желавшая сражаться и подвергать свою жизнь опасности, почувствовала глубокое облегчение. Как же удачно она замутила интим с командиром! Теперь он позаботился о ней и будет радоваться, что любимая в безопасности.
   В магазин вошло сразу четверо бойцов-диверсантов из разных групп и Дзюнко не удержалась от радостно-ехидного взгляда в их сторону. Этих-то придурков Мицуо точно ни с каким особым заданием из города отсылать не будет. Эти будут воевать и рисковать шкурами, в союзе с чудовищем добывая для Дзюнко победу!
   Опутанная чарами лисы и утонувшая в гендзюцу, она не видела влажных пятен на штанах подельников и не чувствовала вонь испражнений, что были очень распространенным побочный эффектом при общения людей с демонами.
  

* * *

   Тяжелый запах крови заполонил воздух над площадью казней. Крови животных, но чувствуя ее, закованные в сталь верховые монстры самураев дрожали от невыносимой жажды убийства, разевали клыкастые пасти и роняли на мостовую обильную голодную слюну.
   Восемь портативных прожекторов спешно установили на крышах зданий, включили их и перекрестили лучи на жмущихся друг к другу, завывающих от ужаса и плачущих рабах.
   Бой барабанов, тяжелый и угрожающий, гремел над подготовленным полем боя. Призывал врага, указывал ему, куда следует стремиться, чтобы принять грозный вызов владыки этих земель.
   -- Семь минут. -- сказал наместнику один из телохранителей.
   Лорд Сабуро посмотрел на быстро растущую толпу людей, собирающихся позади трехкратного кольца самураев.
   Семь минут с момента окончания его речи. Достаточно ли он дал времени Черной Лисе? Она уже здесь, среди этих самоотверженно любопытных ничтожеств?
   -- Господин, -- вышел на связь лейтенант городской стражи. -- Обнаружена молодая женщина, подвергшаяся нападению Черной Лисы. Обычная горожанка, кассир из продуктового магазина. По вашему приказу, передана Единству. Сейчас составляется описание украденных у жертвы вещей и одежды.
   -- Пострадавшая жива? -- лорд Сабуро сощурил глаза, блеснувшие злобной насмешкой.
   -- Да, конечно, господин. Даже не ранена.
   "Конечно"?
   Глаза наместника заблестели еще насмешливее. Единство Культуры из кожи вон лезет, очерняя лис своей пропагандой, но даже эта лицедейка, старшая и опаснейшая из всех ей подобных, не считается в народе способной на убийство невинного человека. Гнилая чернь придумала себе культ доброй богини, защитницы и спасительницы. И что еще смешнее, они эту богиню себе буквально создали. Теперь лиса не сможет не ответить на его вызов, иначе на миллионы и миллионы фанатиков обрушится тяжелейший груз разочарования.
   Жажда любви людей приведет сюда лису. Она придет и примет удар. От Сабуро и от реального мира, в котором молот раскалывает голову независимо от того, кем ты себя возомнил. Да, безликая бестия прикончила несколько сильных монстров и бандитов. Но те ее противники не были заточены на убийство демонических отродий. Один-единственный боевой жрец, которым была усилена поисковая группа городских стражей, доставил лисе серьезные проблемы. Здесь же, вокруг площади, собраны все духовные силы севера Рисовых Полей, жрецов-эмиссаров из империи и Единства Культуры.
   -- Десять минут. -- сказал телохранитель.
   -- Третье кольцо оцепления, на позиции! -- скомандовал лорд Сабуро. -- Поглазеть на расправу собралось достаточно дурачья. Обожатели и сторонники лис? Или просто идиоты без чувства самосохранения? Не важно! Как только лиса появится, отрезать им пути отступления! Пока толпа здесь, серый страж не сможет применять масштабные ниндзюцу.
   -- Она до сих пор не проявила себя. Готовит для нас что-нибудь?
   Может быть. А быть может она давно уже стоит в этой толпе. Колеблется и сомневается. Разглядывает настороженную ловушку и боится совать голову под нож гильотины.
   Очень даже вероятно. Можно даже гарантировать, что так и есть. Но кто она, во всем этом многотысячном сборище?
   Пора сделать эту ночь еще чернее. Девчонка, подросток, старик... без разницы, в каком обличье разгуливает лиса. Какую бы маску она ни нацепила, сейчас ей придется высунуть нос из толпы.
   Наместник медленно поднял руку.
   Секунда. Еще одна. Третья...
  
   Угрожающий грохот барабанов сменился раскатистой мелкой дробью и земля под ногами рабов задрожала.
   С лязгом и скрежетом, под мостовой пришел в действие тяжелый механизм. Три квадратных сегмента, равно удаленные по периметру внешнего круга, разделились надвое каждый и поползли в стороны, открывая в мостовой три прохода, уводящих глубоко под землю. Утробный рык скрытых во тьме чудовищ заставил толпу и самураев оцепления попятиться. Воины сомкнули щиты, частоколом выставив в специальные прорези стальных пластин короткие цельнометаллические копья. Мера безопасности, на случай если одна из обезумевших тварей порвет цепь или сломает ошейник.
   -- Готовьтесь, солдаты! -- твердыми окриками ободряли самураев командиры. -- Если Пожиратель попрет на вас, убивайте не раздумывая!
   По земле, от зияющих чернотой тоннелей к отверстиям у края внутреннего круга были протянуты тяжелые стальные цепи, целостность и прочность которых обязательно проверялась перед каждым подобным актом устрашения. Сейчас, эти цепи поднялись и натянулись. Из тоннелей зазвучало лютое рычание, хлопки бичей и истошный визг пополам с хриплым завыванием. Такое могли бы издавать только придушенные кандалами обезумевшие звери, одержимые жаждой вывернуть металл и порвать в клочья своих мучителей.
   -- Что? Что это? -- рыдая и сжимаясь в комок, Миоко теснее льнула к молодому парню в черно-белой лакейской ливрее. Тому, кто нес ее на руках и отпустил только сейчас, когда начался последний акт кошмарного представления.
   -- Всего лишь несчастные животные. -- Раб-лакей скрежетал зубами, по его лицу текли слезы, но он твердо стоял на трясущихся ногах и даже сжимал кулаки, словно действительно готовился к драке с неведомым подземным ужасом. -- Обычные звери, изуродованные нашей, человеческой злобой.
   Сощурив глаза и подняв голову, раб развернул плечи. Звеня цепями, он взял девчонку и переместил ее себе за спину, заслонив собой и ее и остальных приговоренных. По крайней мере, с этого направления.
   Лорд Сабуро, резким рывком, опустил руку.
   Ржавые цепи загрохотали, скользя по желобам, земля задрожала от тяжелого топота и из тоннелей вырвались три безумных кошмара. Когда-то, это были боевые кони, размерами схожие с бегемотом или носорогом, но никак не с ездовой лошадью. Три огромных альфа-самца, лидеры табуна и сильнейшие из им подобных. Любой самурай был бы счастлив стать хозяином такого монстра, но проблема в том, что усмирить и показать свое главенство подобному коню запредельно сложно. Альфы убивали любого, кто смел к ним подойти. Убивали своих сородичей, принявших главенство людей. Бесконечно бунтовали и жаждали только одного - свежей крови.
   Расплатой за бунтарство становился показательный поединок с генералом самураев, неизменно убивавшим коня, или обращение в живое оружие жестокой казни. Во втором случае, коня замуровывали в яме-тюрьме, избивали и морили голодом, уничтожая у кровожадного зверя остатки рассудка. То, во что он при этом превращался... нельзя было показывать людям со слабой психикой.
   Огромные живые скелеты. Торчащие ребра и мослы, покрытая шрамами облезлая шкура с клочьями грязной, свалявшейся шерсти. Бесконтрольно излучаемая Ци, фиолетовая от смешения синего и алого, поднимается и пляшет над телами обезумевших монстров словно ужасающее призрачное пламя.
   Несчастные рабы завопили в смертельном ужасе, когда эти твари, хрипя и завывая, устремились к ним. Кони разинули клыкастые пасти, рванулись к добыче, но обычное массовое убийство - не самое эффективное орудие террора.
   На двух третях расстояния от внутреннего круга, сдерживающие цепи с лязгом заклинило и безумствующие кони, начали биться и рваться из стороны в сторону, пытаясь дотянуться до истошно визжащих людей. Громкий лязг, и цепи сместились вперед на полметра. Новый лязг, и истекающие слюной пасти Пожирателей стали ближе к жертвам еще на метр. Ближе, ближе...
   Резкий рывок и цепи оттащили коней метра на три.
   Пожиратели бились, визжали и завывали. Бессильные дотянуться до рабов, они разворачивались и пытались броситься на оцепление из солдат, но вторая цепь, тянущаяся к отверстиям в мостовой у внутреннего круга, не позволяла им сделать это. Отчаянными рывками, кони пытались сломать ошейники или разорвать цепи, но лишь рвали собственную шкуру и мышцы. По металлу сплошным потоком текла укрепляющая энергия Ци. Где-то под землей, скрывался специализированный мутант, изуродованный человек с громадной грудной клеткой, способный выработать огромные объемы Ци и направить ее на укрепление молекулярных связей защищаемого объекта. Не вырваться, не превозмочь...
   И люди, и животные - беспомощные игрушки в руках властелинов мира.
   -- Сейчас бросят! -- По общему ритму действия, раб-лакей угадал момент.
   Сдерживающие цепи от входов в подземелье потеряли натяжение и с грохотом упали на мостовую. С бешенным ревом разинув пасти, три чудовища совершили рывок и всей своей массой обрушились на людей.
   -- Сюда! -- перед одним из троих встал храбрый раб. Лакей замахнулся, над его рукой затеплился едва зримый туман Ци, но бить... некуда.
   Исполинский боевой зверь, оказавшись перед визжащей от ужаса людской толпой, не потянулся к жертвам пастью и не подставил под удар морду, как на то надеялся отчаянный храбрец, а встал на дыбы, своей тушей заслонив мрачное серое небо над головой крошечного, беспомощного ничтожества.
   Измененный генетически, но не тренированный и не закаленный в боях, слуга успел только сипло выдохнуть перед тем, как огромные копыта чудовища обрушились на него. В один миг, жалкий человечек был вбит в мостовую, с такой силой, что кровь и кишки брызнули во все стороны из его тела, лопнувшего и обратившегося в фарш.
   Громадный монстр даже не заметил, что какой-то малорослик пытался бросить ему вызов. Слишком много было перед ним живой визгливой массы! Слишком много тех, на кого можно выплеснуть всю свою ненависть, ярость и жажду убийства! Разорвать! Разорвать их всех!!!
   Увидев гибель единственного человека, что пытался сопротивляться царящему вокруг ужасу, Миоко закричала, закрыла голову руками и упала. Она была маленькой. Очень маленькой.
   Намного меньше и незаметнее грузной полнотелой женщины, что стояла позади нее. Рабыня, что служила в богатых домах кормилицей и нянькой для хозяйских детей, попыталась заслониться руками, но это, конечно же, ни чем ей не помогло. Разверзшейся зубастой пастью, монстр сграбастал ее и рванул, выдирая добычу из кандалов. Тоненькие, рассчитанные на людей цепи полопались и чудовище, мотнув головой, с размаху шибануло нижней половиной тела няньки о мостовую сначала справа, затем слева от себя. Так делают хищники, чтобы вонзенные в жертву клыки нанесли широкие и глубокие раны. Конь мог бы просто откусить этому большому, но небронированному человечку верхнюю часть туловища, но сработали инстинкты. Задрав голову, пожиратель в пару глотков отправил агонизирующую жертву себе в брюхо и тут же рванулся за новой добычей. К интеллигентного вида хромому старичку, что в истерике отмахивался от кровавого людоеда своей нелепой тросточкой.
   Трость отскочила от толстой шкуры чудовища, не причинив ни малейшего вреда, а лютый зверь зарычал от наслаждения, когда последний вопль жертвы резко прервался и кости добычи захрустели, ломаясь под давлением монструозных челюстей.
   Кони били копытами, хватали людей пастями, отрывали жертвам руки и ноги, откусывали головы и глотали, глотали свежее, брызжущее кровью мясо. Каждый убил не меньше десятка, прежде чем цепи рванули и оттащили Пожирателей от визжащей толпы.
   Это только первый акт, что не утолит голод Пожирателей, а только раззадорит и разъярит чудовищ. Все должны видеть, в каком ужасе погибают те, на кого направлен гнев властелина!
   -- Начали! -- скомандовал лорд Сабуро.
   Из строя самураев выступили шестеро солдат, вооруженных длинными, шипованными бичами. Удары обрушились на коней, раздирая им шкуру, болью и унижением выбивая из полуразумных животных остатки рассудка.
   -- Достаточно! Второй акт!
   Цепи с лязгом начали ослабляться, позволяя мечущимся и бьющимся монстрам ближе и ближе подступать к безумно орущим от ужаса жертвам.
   Молодой парень, кандалы на котором были повреждены во время первого акта, отчаянно рванулся, освободился и, поднырнув под цепь внутреннего круга, что было сил помчался к оцеплению самураев.
   Бегущая жертва мгновенно приковала к себе внимание сразу двух хищников. Цепи на обоих тотчас ослабли и зубастые исполины устремились за добычей.
   Слишком большое расстояние. Он успеет! Успеет!
   -- Помогите!!! -- истошно завопил раб, как вдруг стрела, пущенная с крыши здания, вонзилась ему в ногу, перебила кость и заставила упасть. -- Нет! Не-е-ет!!!
   Парень попытался подняться, и в этот момент кони настигли его, одновременно вцепились в жертву и с рычанием разорвали бедолагу надвое.
   Цепи тотчас натянулись и поволокли коней обратно.
   -- Времени было достаточно, чтобы лиса успела добежать сюда с любой части города. -- сказал один из телохранителей наместника своему господину. -- Неужели она успела выйти за пределы? Или вовсе улетела? У нее ведь есть союзницах крылатая тварь...
   -- Демоны чувствуют темные энергии на очень большом расстоянии. -- добавил другой телохранитель, боевой жрец, специалист по лечению и борьбе с темным ментальным эхом. -- Даже если она улетела, то хороший отрицательный всплеск биофона пропустить не сможет.
   -- Неужели для провокации мало того, что есть?
   -- Рискну предположить, что она... боится. Остатками человеческого разума. Нужно взбесить демона.
   -- Верные слова. -- лорд Сабуро включил встроенный в его шлем передатчик. -- Палачи! Рычаги на ноль! Финал представления!
   Земля вздрогнула и высвобожденные цепи, что тянулись от входов в подземелье, с гулким ударом упали на мостовую, изгаженную как давно высохшей, так и совершенно свежей кровью. Почувствовав свободу, безумные кони рванулись вперед, к сжавшейся в предсмертном ужасе толпе рабов, и в этот момент...
   Весь мир замедлился, словно само время обратилось в тягучий, тяжелый сироп.
   Потеряв в стремительном рывке шапку, стройная светловолосая девушка в сером драповом пальто, совершила прыжок. Дважды коснувшись ногами плеч мужчин, что выглядели покрепче, она промчалась над толпой, окружившей место казни.
   Лучники на крышах зданий среагировали молниеносно, сразу четыре стрелы со свистом вспороли воздух, но Корио меньшего радушия от врагов и не ожидала. Длинные тонкие щупальца черной протоматерии вырвались из черной печати на ее плече, стеганули в сторону приближающихся стрел и сбили их.
   Взрыв-печати на древках стрел детонировали далеко от цели, исчезли в облаках огня и дыма, не причинив нахальной девчонке вреда. Даже не снизившая скорости движения, Корио приземлилась на плечи самурая, стоявшего в оцеплении, изо всех сил оттолкнулась от его брони и добавила импульс Ци из ступней, которым повалила солдата, а себя швырнула в самый центр творящегося здесь безумия.
   -- ЛИ-И-ИСА!!! -- наместник Сабуро, как и все двигающийся словно сонная муха, медленно поднял руку и указал пальцем на нарушительницу. -- У-У-БИТЬ ЕЙ-О-О!
   Самураи медленно зашевелились, ломая строй и направляя на врага оружие, а Корио метнулась к первому из Пожирателей и вцепилась обеими руками в... стальную цепь, тянущуюся от ошейника к отверстиям в мостовой у края внутреннего круга.
   От локтей до кончиков пальцев, руки Черной Лисы окутывало яркое свечение энергии Ци, даже не фиолетовое, а темно-багровое. Разрушительная демоническая сила, ранящая и разлагающая все. Живую и мертвую материю, энергопотоки, души людей и животных.
   Ток Ци крепчака в цепи мгновенно был сметен и тотчас на покрывшихся волдырями руках лисы алая Ци сменилась синей. Укрепленные ею кости и мышцы обратили руки лицедейки в подобие тисков. Одним сокрушительным нажатием, Корио смяла и разорвала стальную цепь, словно та была сделана из мягкой глины.
   Конь не успел даже всхрапнуть от удивления, а мелкая бестия уже сидела у него на морде и в упор, пронзительно смотрела в безумные глаза зверя.
   Гендзюцу.
   Мозг человека и животного сильно отличается, восприятие, чувства и сознание тоже. Даже выдающиеся мастера гендзюцу зачастую бессильны повлиять на кого-либо кроме людей, но для демона, неотъемлемой части природы с момента зарождения жизни, таких границ просто нет.
   Корио взглянула сумасшедшему монстру в глаза и напомнила боль от хлесткого удара бича. Издевательский, ненавистный смех людей зазвучал позади. Та мелочь, что спереди... разве это враги? Настоящий враг там, сзади! До предела, до истерики ненавидимые бронированные ублюдки, что возомнили себя бойцами и смеют глумиться над ним! Живым воплощением гордости и силы!
   Замученный конь осатанел и начал разворачиваться к строю самураев, а мелкая, недостойная внимания бестия уже метнулась к его собрату и разорвала вторую цепь...
   -- Сучья гнида! -- взвыли самураи, когда три зубастых монстра с ликующими всхрапами устремились на них и, не обращая внимания на вонзающиеся в тела копья, врезались в ломаный строй.
   Удары копыт, усиленные мощнейшими импульсами звериной Ци, мощнейшие челюсти, играючи сминающие даже укрепленную сталь.
   Началась свалка, в которой монстры, конечно же, продержались совсем недолго. Самураи пробили копьями им сердца и легкие, разрубили мечами шеи, вспороли животы и выпустили потроха, но прежде чем четвероногие гиганты пали, полтора десятка солдат были раздавлены и разорваны, а еще восемь получили тяжелые увечья.
   И это было лишь начало. Земля задрожала под ногами самураев. Каменные шипы, каждый метра два высотой, взметнулись наискось из-под булыжной мостовой, сокрушительными ударами опрокидывая самураев, заставляя их спотыкаться и падать.
   Корио крутанулась на месте, распространяя волны Ци по земле, еще раз долбанула каменной щетиной, а затем подняла ногу и с силой топнула, посылая импульс по волне ало-фиолетовой Ци. Волна всколыхнулась и несколько сотен булыжников, выбитых из мостовой, взлетели выше крыш... но только те из них, что ни в кого не попали.
   Отвлеченные на защиту от не особо опасной каменной щетины и сраженные подлым ударом в промежность, многие самураи припали на колено, выпучивая глаза и хлопая ртами, словно выброшенные на берег рыбы, а бесчестная демоница уже шла на сближение. Глаза ее горели безумным торжеством, белозубый оскал был улыбкой не жертвы, а жадного хищника, готового собрать с наивных охотников кровавую дань.
   -- Поможем? -- шесть десятков бандитов-диверсантов, что успела собрать лиса перед своей безрассудной атакой на врага, изготовились пустить в ход свое оружие, но их командир, Мицуо, сделал отрицающий жест рукой.
   -- Стоять! Не атаковать без сигнала! Если все пройдет идеально, выявлять себя нам даже не потребуется.
   Все вокруг, с точки зрения Черной Лисы, топтались словно в замедлении, но вдруг из-за спин самураев вынырнули две фигуры, движущихся на порядок быстрее и стремительнее, чем Корио. Две юные девушки, в простой темной одежде, без брони, устремились к лицедейке и взмахнули короткими мечами, намереваясь изрубить противницу слаженной атакой с двух сторон.
   Мастера тайдзюцу, сумевшие открыть четвертые... нет, даже пятые Внутренние Врата Духа. Шиноби, на службе правящего клана. Может быть, купленные или сделанные на заказ рабыни. Может быть, вольные наемницы. Специалисты, которых бросают в бой против таких шустрых нахалок, как Корио.
   "На пятых Вратах сгорим". -- мелькнула к голове лицедейки мысль Безликого.
   "Знаю". -- ответила Корио и встретила обеих нападающих отточенными до автоматизма приемами тайдзюцу.
   Столкновение было молниеносным. Обе куноичи атаковали на пятых Вратах, Корио оборонялась лишь на четвертых. Казалось бы, ни единого шанса, но все семь лет, прошедших с Великого Затмения в стране Камней и становления Черной Лисы на путь изменения мирового порядка, она только и делала, что непрерывно сражалась. Скрытные убийства и диверсии. Поединки, стычки малыми группами, маневры армий и даже масштабные побоища с участием многотысячных вооруженных формирований. Закаленная в Затмении, Корио выживала, впитывала как губка приемы и боевые техники бесчисленных врагов, из за чего новым противникам становилось все сложнее и сложнее ее удивить.
   Прямые рубящие удары? Расчет только на скорость и силу. Без намека на хитрый финт? Ох уж эта молодежь. Ни малейшей фантазии.
   Один меч Корио отбила ударом ладони, от второго уклонилась и вдруг обе ее противницы почувствовали хватку рук демона на своих запястьях.
   Резкий рывок, хруст ломаемых суставов, треск разрываемых сухожилий, а затем хрящей меж шейными позвонками.
   Используя инерцию движения своих противниц, Корио переломала обеих куноичи словно хрупких деревянных кукол и позволила агонизирующим телам продолжить полет, а сама подхватила лишившиеся хозяек мечи и подскочила к первому из бегущих к ней самураев.
   По стали клинков хлынула алая Ци. Синяя Ци на доспехах солдата мгновенно пришла в хаос и усиленные элементом ветра мечи в руках демоницы без сопротивления вспороли крепчайшую сталь.
   Солдат в изумлении выпучил глаза и попытался грязно выругаться, увидев как его тело разваливается на куски, но слова утонули в крови, залившей разрубленные легкие.
   Словно невидимый великан рубанул по линии самураев косой бога смерти, прочертив в рядах тяжеловооруженных латников широкую кровавую полосу. Прорезанные насквозь щиты, оружие и доспехи, разваливающиеся на куски тела, таков был эффект сочетания трех факторов: демонической Ци, элемента Ветра и четвертых Внутренних Врат. В одно мгновение, черный демон расчленил трофейными мечами полторы сотни солдат наместника и продолжил бы безумную резню, если бы глава городской стражи, седовласый ветеран-генерал Симада Кацухиро, не встал на пути чудовища.
   На доспехах старика, над плечами, лопатками и вдоль позвоночника, ярко горели перенасыщенные зеленой Ци силовые схемы. Цепочки малых силовых знаков оплетали шлем, тянулись по наручным и ножным латам. Не раз сталкивавшийся с особо шустрыми и верткими противниками, генерал позаботился о противодействии им. Сигналы от его мозга ускорялись в зеленой Ци, обеспечивая молниеносное восприятие и реакцию. Для него демоница была не размытым стремительно движущимся пятном, а ясно видимой и уязвимой фигурой в черной чешуйчатой броне.
   -- Стоять, тварь! -- сделав уверенный шаг навстречу врагу, седовласый великан принял удар на щит и ответил сокрушительным импульсом Ци, который не успевшая увернуться лиса отбила встречным импульсом. Вся площадь содрогнулась, в зданиях пошли трещинами и осыпались стекла. Могучий самурай припал на колено, но черную фигуру демоницы не разорвало в клочья титаническим столкновением сил, а лишь швырнуло через всю площадь и вбило в щит рядового пехотинца.
   Металл погнулся, сбитый с ног солдат упал, а черная демоница осталась стоять. Самураи даже отшатнулись в изумлении и смятении при виде такой немыслимой живучести, но тут же воспряли духом, увидев что чудовище чудом держится не на переломанных и раздробленных костях, а на покрывшейся трещинами черной броне. Хрипящая и рыгающая черной кровью.
   -- Живой не брать! -- проорал лорд Сабуро. -- Убить на месте!
   Четверо солдат ринулись к изуродованной демонице, как вдруг ту с ног до головы покрыла черная слизь, вырвавшаяся из множества ран на теле чудовища. Не меньше двух десятков длинных гибких рук вынырнули из этой слизи и с неожиданной силой вцепились в атакующих самураев, опрокидывая их на землю. Четыре черных щупальца взлетели высоко над головами людей и принялись хлестать яростно вырывающихся врагов. Самураи рубили гибкие черные руки, но мечи увязали в слизи, а ответные удары щупалец оставляли на броне солдат глубокие вмятины и разрубы.
   -- Лучники! -- выкрикнул наместник.
   Щупальца демонической твари взметнулись вверх, хлесткими ударами отбивая стрелы, пущенные в нее со всех сторон. Она могла бы сделать больше. Намного больше. Раскидать всех врагов, вбить их в землю и стены зданий. Но вокруг слишком много гражданских. Почему они не бегут?! Неужели потеряли элементарное чувство самосохранения?!
  
   Оставленные в засаде, двести двадцать солдат с четверкой командиров, грохотали броней и сапогами, выбегая из близрасположенных зданий. Тесня щитами и угрожая оружием, самураи потеснили испуганно закричавших людей. В считанные минуты, улицы были перекрыты, пути для бегства толпы отрезаны. На крышах зданий лучники и сенсоры изготовились пресечь попытку побега жертвы или подхода к ней подкреплений от каких-либо фанатиков. Лиса в капкане.
  
   Офицер-оператор оглянулся на командира базы Единства, сидящего в кресле справа от него и задумчиво вглядывающегося в монитор, на который транслировалась начавшаяся битва с демонической лисой.
   -- Сенсоры докладывают. -- передал офицер-оператор. -- Одежда, обувь и украшения соответствуют описанию того, что было похищено у горожанки. Оттенок Ци, биометрия, стиль движений, боевые приемы, все указывает на Черного Лиса.
   -- Это не марионетка. -- доложил еще один офицер-оператор. -- Входящих управляющих силовых шлейфов нет. Есть исходящие! К отрицательному биофону площади! Безликий пытается создать йокай!
   -- Атаковать? -- передал запрос начинающий нервничать капитан дирижабля.
   -- Продолжать наблюдение. -- ответил управляющий. -- Пока это существо не показало ничего, с чем бы не могли справиться регулярные войска.
  
   Солдаты попятились и начали озираться в растерянности, увидев черную слизь, проступающую из-под камней мостовой. Мертвяще-холодный туман, что был темнее любой тьмы, начал сгущаться в воздухе.
   -- Жалкое дурачье! -- пророкотал над площадью голос Безликого. -- Вздумали нападать на демона здесь, где даже камни насквозь пропитаны злом!
   Черный туман впитывался в куски расчлененных трупов. Изуродованные кони, лежащие в окружении разорванных и раздавленных солдат, хрипло зарычали и зашевелились.
   -- Господин! -- выкрикнул телохранитель наместника. -- Демон поднимает мертвецов!
   Лорд Сабуро, с оскалом кровожадного злорадства, кивнул. Безмозглый акума и не подозревает, что заманивать его решили именно сюда, чтобы тварь чуяла здесь свою силу и осмелилась напасть! А еще... за отрицательным фоном легче спрятать гибельную для демона ловушку!
   Наместник включил передатчик в шлеме и скомандовал:
   -- Святоши! Убрать эту грязь!
   -- Да, господин! -- ответил ему верховный наставник храма Воды, под руководством которого пятьдесят сильнейших жрецов и жриц два с половиной часа работали на площади до того, как самураи пригнали сюда рабов. -- Все вместе! Начали!
   Двадцать сильнейших служителей храма Стихий, укрытые в домах, приложили ладони к вершинам замысловатой силовой схемы, линии которой тянулись по стенам и мостовой, сплетаясь в мощнейший узел в центре площади. Зеленое пламя ручейками потекло от их рук и площадь озарилась набирающим силу зелено-золотым сиянием.
   -- Сожри это, черная обезьяна! -- захохотал лорд Сабуро. -- Вздумала пугать нас своими демоническими ужимками? Человечество пережило десяток Затмений, и истребило сотни таких же уродов, как ты!
   Площадь ярко полыхнула и в сиянии положительных энергий черная протоматерия демонической твари начала истаивать. Упали и затихли мертвецы, рассыпались, истаивая бесплотным туманом, уродливые черные фигуры. Только одна осталась стоять.
   Корио, хрипя и тяжело дыша, с трудом держалась на ногах. Черная броня осыпалась с ее тела, не успевшего восстановиться после самурайского удара. Лиса попыталась броситься на генерала стражей, что устремился к ней с явным желанием добить демоницу, как вдруг две стрелы, пущенные с крыш зданий, пробили ее грудную клетку насквозь. Две силовые печати на древках выдали разряды молний, пронзившие тело девчонки-метаморфа, спекшие ее внутренности и мышцы. Справа и слева от приблизившегося к лисе седого ветерана выскочили двое сотников, каждый из которых, как и их командир, несли на своей броне знаки клана Симада. Изрядно постаревшие, но все еще лихие морские рубаки, привычные к беспощадной абордажной мясорубке. Оба, одновременно, сдернули со своих поясов скрученные в кольца веревки и применили дзюцу, которым бойцы Симада ловили в панике удирающих врагов.
   Веревки моментально наполнились Ци самураев и развернулись в многометровые гибкие, стремительные бичи. Двойной удар! Точно в цель!
   Веревки обмотались вокруг тела и рук парализованной молниями Корио, лишая ее малейшей возможности двигаться и наносить удары.
   -- Сучьи твари! -- Лиса вцепилась в веревки правой рукой и попыталась рвануть их на себя, надеясь повалить врага, но свернуть самурая с места было не проще, чем многотонный каменный валун.
   Враг на расстоянии удара!
   Корио попыталась сделать хоть что-нибудь против подскочившего к ней генерала, но истерзанная, переломанная, опутанная веревками и тонущая в зеленом сиянии, она не едва находила в себе силы оставаться в сознании.
   -- Вперед! -- командир диверсантов, ставших союзниками слишком самонадеянной лисы, первым бросился к дому, в котором почувствовал сияние вершин силовой схемы. -- Все, в атаку!
   "Не получилось"...
   До последнего своего вздоха, Корио не закрывала глаза. Как ей удавалось выживать все эти долгие и ужасные девять лет, когда все вокруг готовы были вывернуться наизнанку ради того, чтобы она умерла? Генералы и адмиралы, сильнейшие мутанты и демонические отродья... но искренне готовая умереть ради победы, лиса выживала снова и снова. По одной простой причине.
   Беспомощная и лишенная сил, она взглянула на стального великана, занесшего над ней меч, и улыбнулась.
   Враги бы наверняка давно убили ее. Если бы только у нее было... право на смерть. Была уверенность в том, что кто-то продолжит ее дело.
   "Прости, сестра". -- Черная Лиса приняла смертельный удар. -- "Я проиграла".
   Перед тем, как ее голова раскололась под самурайским клинком, она испытала злость. Горькую обиду и ярость на себя за то, что не справилась с простейшим заданием. Она проиграла, и теперь эта площадь утонет в крови!
  
   Верховный наставник храмовников, выглянувший в окно с надеждой увидеть как погибает легендарный монстр, отвлекся на лязг и вопли, прозвучавшие у входа в комнату. Он обернулся, но недостаточно быстро и увидела метнувшегося к нему человека, только когда длинный, тонкий нож уже вонзился меж ребер жреца.
   Из спины нападающего тянулись длинные, бритвенно-острые черные шлейфы, ударами которых ворвавшийся в комнату бандит пронзил кирасы и шлемы самураев-стражей, а следом пригвоздил к полу молодую жрицу, отдавшую все силы для активации печати.
   -- Ох... -- жрец испуганно глянул на свои расшитые золотом одеяния, начавшие стремительно краснеть от крови, а бандит нанес новый удар, безжалостно срубив старому храмовнику голову с плеч.
   Самураи только начинали со стонами валиться на пол, жрица скрючивалась в попытке зажать сквозную кровавую рану на ее теле, а черные ленты-щупальца уже со свистом втягивались обратно в спину ходячего мертвеца. Когда остальные бандиты, отставшие от своего товарища, добежали до места молниеносного побоища, тот бесследно скрыл все признаки своего отличия от обычных людей.
   -- Ты их всех уложил! -- вытаращили диверсанты глаза на залитые кровью тела агонизирующих врагов. -- Один?!
   -- Серебристые отвлеклись на лису и не думали, что с ней может быть кто-то еще. -- злобно ухмыльнулся ходячий мертвец, продолжающий изображать то, что с ним недавно ничего плохого не происходило. -- Не стопоритесь! Живо, живо! Сейчас мы устроим жестянкам веселое развлечение! Пушки и ящики сюда! Готовь заряды! Подогреем красно-желтых, зеленая гвардия!
   С этими словами, он схватил обезглавленное тело верховного наставника и швырнул его в окно, высадив телом разжиревшего святоши стекло вместе с кусками рамы.
   Звон разбиваемых стекол звучал от всех зданий по периметру площади. Тела убитых служителей храма неуклюже плюхались на землю, а из выбитых окон показывали носы длинные металлические трубки, калибром в два дюйма. Старые пневматические ружья Чистой Крови, хорошо показавшие себя в борьбе против самураев первого и второго поколения, против нынешних бронированных великанов были очень малоэффективны. Оружейники-нелегалы, за кровавое золото вооружающие разношерстные лесные банды, с помощью народной смекалки и набора молотков придумали собирать из переплавленного металлолома вот таких монстров.
   Стрелок прижал приклад пушки к плечу, усиленному специальной сбруей, что распределяла удар при отдаче и помогала избежать переломов. Орудие заранее заряжено и подготовлено к выстрелу. Бандит направил ствол на самурая с высоким ярким плюмажем на шлеме и нажал на спуск.
   С оглушительным грохотом, чудовищное оружие выплюнуло снаряд.
   В диверсанты не брали неумех. Расстояние невелико, цель не ожидает удара и не пытается уклониться. Промахнуться было бы позором и стрелок не промахнулся. Полуторадюймовый чугунный шар врезался в шлем сотника самураев и, проломив шлем, расколол череп солдата.
   -- Заряжай! -- стрелок отступил на шаг.
   Второй номер орудийного расчета подцепил и выдернул из паза на казенной части разряженную "батарейку", на место которой тут же вложил новую. Третий номер в то же время заложил в ствол пушки пыж, ядро, затолкал второй пыж и заколотил весь набор до упора коротким банником.
   Все действие заняло секунды четыре и стрелок снова шагнул к окну, направляя ствол на бушующее перед ним море людей. Пушка грохнула, послав ядро в не прикрытую щитом спину великана, что пытался командовать в воцарившемся на площади хаосе.
   Пролетая над головами прижатых к зданию горожан, в сторону солдат внешнего и внутреннего оцепления летели динамитные гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Ядра ручных пушек со свистом рассекали воздух, врезаясь в броню самураев и оставляя на металле глубокие вмятины. Сквозных пробитий было мало, но получившие прямой удар, солдаты молча или с руганью и стонами неизменно валились на землю.
  
   -- Лорд Сабуро, нападение с тыла! -- прокричал капитан-телохранитель. -- Бандитские диверсанты!
   Сразу два чугунных ядра ударили наместника, одно в плечо, второе в голову. Словно налетевшие на невидимую стену, они раскололись на кусочки, скатились по броне и упали на мостовую.
   -- Залп дистанционными дзюцу в сторону выбитых окон и отправьте отряд зачистки. Мне нужно учить сотников и десятников как расправляться с лесными крысами?
   -- Что насчет гражданских? Эти идиоты кидаются камнями.
   -- Убейте всех, кто проявит агрессию. На остальных не обращайте внимания. Топчите и отшвыривайте, если будут мешаться. Кацухиро-доно, как добыча?
   -- Мертва. -- ответил по рации начальник городской стражи. -- Я расколол ей голову. Подозрительно просто мы ее прикончили. Все говорят, что лисы очень уязвимы, но Черную считают чуть ли не богиней изворотливости.
   -- Это не марионетка. От нее не было управляющих силовых линий. Стиль боя соответствует лисьему.
   -- Сейчас, соберу немного сил, взгляну пристальнее...
   Глаза Кацухиро, от сосредоточения большого объема Ци, засветились синим пламенем. Генерал-сенсор оглядел тело убитой лицедейки.
   Женщина, лет двадцати. Худощавая, жилистая. Весь скелет раздроблен, мышцы и внутренности разорваны в кашу. Не успела регенерировать? Не удивительно, ее ведь так контузило, что хватило бы на гибель десятка человек. Следы разложения от контакта с черной протоматерией. Одежда, украшения... то самое шмотье, которым лицедейка разжилась, раздев какую-то местную мещанку. Все так, как и должно быть, ничего подозрительного.
   А это что?
   Клинком катаны, самурай разрезал рукава пальто, жакета и блузки на правой руке убитой женщины и едва не зарычал от злобного бешенства, увидев черные кольца татуировок:
   "Вор".
   "Разбой".
   "Убийца".
   -- Обман! -- проорал генерал, включив передатчик. -- Это не лиса! Это подставная кукла!
  
   Из-за миролюбия и готовности помогать попавшим в беду, лису считали наивной дурочкой. Из-за ее умилительных выходок и кокетливых ужимок, лицедейку даже переставали воспринимать как монстра. Но тем не менее, это был самый настоящий монстр. Чудовищное порождение и прилежный ученик Эпохи Войн.
   С самого начала, обещая бандитам сотрудничество, она лгала. Лидер диверсантов Народной Армии, Харагучи Мицуо, и двое его ближайших соратников, были убиты сразу, как только, под предлогом согласования действий, уединились с демоном в здании магазина "Интерьер".
   Ни малейшей жалости. Корио видела, кто передней. Убийцы, грабители и изуверы, опьяненные собственной силой и властью над беспомощными маленькими человечками.
   Черная лиса застлала глаза жертвам багровыми иллюзиями и, поочередно хватая лесных грабителей за головы, запустила в мозги жертв черную протоматерию. Сочувствуя диверсантам не больше, чем недавним грабителям в лесополосе у реки, Безликий взялся за дело. Черная протоматерия внедрилась в серое вещество и расползлась по нейронам, уничтожая прежние личности людей и записывая вместо них новые. Копии личности своего носителя, со всей памятью, навыками и опытом. Безликий буквально создавал дубликаты сознания Корио в телах этих бандитов.
   Копии Черного Лиса. Недолговечные, способные двигаться и сражаться всего часа два или три, после чего отравленный черной протоматерией мозг жертвы неизменно погибнет.
   Двух часов вполне достаточно.
   План действий в мыслях Корио сложился сразу. Даже сейчас, взбешенная и жаждущая расправы над врагами, лицедейка думала о том, как избежать большой крови и масштабной резни. Если вместо пары тысяч солдат и нескольких сотен случайных людей можно принести в жертву всего полтора десятка бандитов, то сомнения если хотят, то пусть возникают, но у кого-нибудь другого! Этот разведчик-дезертир, Мицуо. В его подчинении восемь десятков подготовленных людей. Всех переписывать некогда, хватит и пятнадцати. Остальные и так пойдут за лидерами. Молодая стройная женщина самурайских кровей есть? Есть. Шикарно!
   Плохо было только то, что в процессе демонической обработки, жертвы неизменно производят дефекацию прямо себе в штаны. Ну и вонь! Придется устроить перед молодой самурайшей небольшое представление.
   От лица уже подконтрольного командира диверсантов сделать вид, что нужно отправить к лесной армии какое-нибудь донесение. Ругнуться по поводу того, что самураям уже известен внешний вид Корио и приказать посланнице обменяться с ней одеждой. За одно, мол, изобразишь, что Черная Лиса покинула город. А когда бандитка разденется, внезапно напасть и перемешать ей мозги! Пусть тогда гадится, сколько хочет, вон занавески висят, можно вытереться.
   Все прошло как задумала лиса, но увы...
   Старательно изображавшая отчаянное сопротивление гибели, на финальном этапе подставная Корио оплошала и не смогла разбить себе руку с татуированным запястьем. Если бы только она смогла! Пока враги проверяли бы генетику своей жертвы, коварная лиса убежала бы уже очень далеко и новые кровавые спектакли устраивать стало бы бессмысленно.
   Не получилось.
   Настоящая Корио, вместе с бойцами-диверсантами затерявшаяся в толпе среди зрителей ужасной расправы, едва не заскрежетала зубами с досады. Никто не застрахован от поражений. Ну что же... придется разбираться с великим лордом не когда-нибудь после, а здесь и сейчас! Все войска в атаку!
  
   Внутри внешнего кольца оказалось пятьдесят бандитских солдат. Три десятка, разделенные на две боевые группы, Корио намеренно оставила в городе, подальше от толпы. Ожидая от врагов подвоха, она выбрала лучших из тех, над кем обрела командование. Приказ для них - спасти людей.
   Сенсор гвардии лорда Сабуро громко крикнул, привлекая внимание лучников и указал две группы по четыре человека, бегущие по улице к внешнему кольцу оцепления. Лучники тотчас развернулись и подняли луки. Стрелы наложены на тетиву, глаза определили приоритетные цели...
   Заметив резкий всплеск Ци на первом этаже здания, сенсор открыл рот для предупреждающего крика, но черепица позади стрелков уже взорвалась крошевом глины и щепок деревянных перекрытий. Двухметровый воин, с головы до ног покрытый татуировками, вмиг взлетевший вверх на четыре этажа, вырвался на чердак и пробил преграду, оказавшись вплотную к врагам. Не теряя ни одного мгновения, он начал действовать.
   Удар кулаком в бок ближайшего стрелка. Энергия, с гудением вьющаяся над руками и плечами мастера тайдзюцу, надежно защищает. Импульс!
   Рядовое и простейшее дзюцу мастеров боя без оружия. Усиленное специальной силовой схемой и отсутствием страха перед отдачей.
   "Крушитель Основ".
   Легкая кираса не выдержала и смялась, ребра сломались, внутренности обратились в разможженое месиво.
   Второй стрелок успел обернуться и направил на нападающего натянутый лук. Двигался самурай словно в замедлении, эффект активации вытатуированных на теле его врага силовых схем был равен по силе открытию третьих Внутренних Врат Духа. Объединенных с мастерством рукопашного боя, их было вполне достаточно для столкновения с рядовыми самураями. Не один и не два десятка раз тот, кого друзья в шутку называли "Кувалдой", вставал на пути стальных великанов и отбрасывал их, позволяя своим нашкодившим товарищам скрыться.
   Мастер тайдзюцу легко уклонился от пущенной в него стрелы и, прежде чем самурай успел выхватить меч, смел врага парой сокрушительных ударов. Крикливый сенсор, оказавшийся рослой дамой самурайских кровей, тоже получил по зубам и, кувыркнувшись через голову, плюхнулся на черепицу. Всего лишь контуженый, но добивать его было некогда. Татуированный воин, выдав сильнейший импульс Ци из ступней, совершил длинный прыжок, метнувшись на крышу дома с противоположной стороны улицы, где изготовилась к стрельбе еще одна тройка врагов.
   Лучники-самураи выпустили стрелы и те устремились точно в цель, но на подлете встречный импульс Ци сшиб их обеих и швырнул в сторону. Взрыв-печати на древках детонировали с громкими хлопками, к досаде стрелков никому не причинив вреда.
   "Ценный кадр. Не зря пригрели". -- мелькнула мысль в голове командира группы, что напрягали все силы, стремясь добежать до самурайского отряда как можно быстрее.
   Те уже изготовились к торжественной встрече. У каждого из четырех выходов с площади - пятьдесят шесть бронированных мечников. На что надеются эти сумасшедшие самоубийцы, атакуя модифицированных солдат третьего поколения жалкой горсткой паршивых "зеленых"?! Видимо решили быстро и надежно покончить с собой.
   Пятеро самураев направили на приближающихся врагов короткие копья, на древках которых завились "Разящие Вихри". Еще мгновение, и бешено вращающиеся миниатюрные смерчи сорвутся в полет, раздирая в клочья все, что попадется им на пути. Десяток "Разящих Серпов", пущенных вдогонку, и улица опустеет, а стены домов украсятся брызгами мясо-костного фарша.
   Командир атакующих судорожно сжал пальцами небольшой пульт и вдавил в корпус кнопку, отдающую сигнал к подрыву нескольким десяткам маленьких бомб, что были щедро рассыпаны в проходах между домами. Черная Лиса предугадала действия врагов. Те диверсанты, что прошли этим путем в толпе зрителей, незаметно для окружающих выталкивали из карманов и роняли на землю нечто, похожее на камешки, комочки тряпочек или бумаги.
   С громкими хлопками, бомбы разметали вокруг себя облака густого белесого дыма, в миг накрывшее изготовившихся к стрельбе самураев.
   -- В стороны! -- крикнул командир и первым совершил прыжок.
   "Разящие Вихри" и "Серпы" ударили вдоль улицы. Самураи били вслепую, но шквал дистанционных атак находил свои цели. Трое из восьми диверсантов и пятеро случайных людей были мгновенно разорваны в клочья.
   Ураганный ветер, направляемый сразу несколькими самураями, налетел на дымовую завесу, сорвал и унес ее, но тех нескольких мгновений, что было выиграно, хватило нападающим, чтобы сократить дистанцию. Пятеро одуревших от наркотиков тощих самоубийц яростно налетели на пятьдесят стальных гигантов.
   Подрывники? Сколько погибнет простых людей, если здесь и сейчас они рванут мощную бомбу?
   "Чистая Кровь" так больше не работает. Слишком мало осталось обычных людей, их надо беречь и защищать, набирая среди спасенных все новых и новых фанатично самоотверженных бойцов.
  

* * *

   Юкио был простым крестьянином из страны Водопадов, жена, дети и старики-родители которого двенадцать лет назад умерли от голода. Мало кто из его деревни сумел выжить той зимой на мышах и вареной рисовой соломе. То был неурожайный год, в который самураи местного князька пришли за налогами и изъяли все. Деньги, зерно, отъевшуюся за лето скотину. Нашли и выпотрошили даже спрятанные запасы. Юкио ползал в грязи перед командиром отряда и целовал стальные сапоги, умоляя оставить деревне хоть что-нибудь, но получил только пинок в зубы и оглушающий удар в висок, когда самураю надоели его причитания.
   Глава клана задал жесткий план по сбору. Неурожай - проблема крестьян. Надо было лучше работать. Солдаты голодать не собираются.
   Когда пришла весна, у Юкио не было ни физических, ни духовных сил, чтобы выйти на работу в поля. Истощенный, сломленный и больной, он оставил настежь открытой дверь опустевшего дома и вышел на дорогу.
   Там его, бездумно бредущего в направлении районного центра, подобрал крестьянин на телеге, направляющийся из другой деревни, с надеждой выменять нехитрые сельские поделки на зерно для посева. Оба молчали всю дорогу и так же молча расстались, придавленные каждый собственными бедами и горем.
   В районном центре, Юкио продолжил свой путь. К земельному управлению. Сообщить о гибели своей семьи и посмотреть, шевельнется ли в глазах властителей мира хоть что-нибудь человеческое.
   Но он не дошел.
   У высокой каменной стены, окружающей дома благородных, он остановился, услышав детский смех. Веселый и радостный, полный жизни. Восклицания женщин, убеждающих детей перестать баловаться. Лай собаки.
   В деревне Юкио не осталось ни собак, ни кошек. Их всех съели. Но здесь собаки выжили. Выжили дети самураев. Выжили самурайские жены.
   Чувствуя растущее в груди ядовитое жжение, жалкий крестьянин еще больше сгорбился, сжался и побрел дальше, но ушел недалеко.
   У малого входа на территорию благородных, стоял большой металлический ящик для отбросов, к которому в этот момент вышла служанка с двумя большими деревянными ведрами. Спустившись по ступеням каменной лестницы, ведущей от ворот, она поставила одно, подняла второе и перевернула его в мусорный бак. Пару раз встряхнула ведро, чтобы полностью опорожнить его, поставила и потянулась за вторым, как вдруг отдернула руку, увидев, что к ее ведру уже тянется какой-то тощий человек в жалких рваных обносках.
   Обомлевший, не верящий своим глазам, Юкио погрузил свои руки в отбросы. Крепко сжал и поднял то, что увидеть в помойном ведре было немыслимо для него. Две полные горсти картофельных очистков. Сгнивший корнеплод дайкона. Две зачерствевшие рисовые булочки, пропитавшиеся какой-то слизистой дрянью за время лежания в отбросах. Испорченная, ненужная, выброшенная еда.
   Служанка хотела закричать, призывая стражу, но замешкалась, увидев что этот скрюченный, тощий мужчина... плачет.
   Задыхаясь от боли, Юкио прижал опоганенную пищу к лицу и разрыдался. Могли ли представить себе такое его дети, в голодном безумии жевавшие и обсасывавшие древесную кору? Могла ли представить себе такое его жена, в бреду пытавшаяся убедить мужа, что никому не будет хуже, если умерших съедят люди, а не черви.
   Стоявший у ворот самурай-охранник, увидев происходящее, перехватил поудобнее древко копья и поспешил на помощь служанке. Он намеревался ударом под дых отшвырнуть прочь наглого бродягу, но остановился, услышав чей-то гневный окрик.
   Сжавшийся в ожидании расправы, Юкио в удивлении поднял голову и обернулся, когда рука другого человека легла на его плечо. Над ним стоял незнакомец. Такой же маленький и немощный, как Юкио, но было в этом незнакомце что-то, из-за чего этот человек казался выше скалы и сильнее бога.
   Кто же он? Не в этот момент, но позже, Юкио узнал, что его спаситель был обыкновенным работником с фабрики. Простым человеком, лишившимся дома, жены и малолетнего сына, когда один из землевладельцев-аристократов решил разграбить городок соседа, не желающего платить по карточному долгу.
   Рядовой чернорабочий. Тягловый скот, такой же как и любой крестьянин. Ничтожный раб, всего лишь сбросивший ярмо и уже восемь лет, словно одержимый, посвящавший все свое время и силы одному-единственному делу.
   Истреблению самураев.
  

* * *

   Вьюном ушедший от тычкового удара копья, командир диверсантов вцепился левой рукой в верхний край прямоугольного самурайского щита и прыгнул. Как на учениях, когда новобранцы учились перескакивать через двухметровые стены.
   -- Сожри это, мразь! -- замахнувшись, Юкио метнул в голову врага намертво запаянную стеклянную бутыль и, уперевшись ногами в край щита, с силой швырнул себя назад.
   Панцирник инстинктивно пригнул голову и принял удар на вершину шлема. Стекло раскололось, горючая смесь полыхнула при контакте с воздухом и расплескалась по плечам солдата, немилосердным жаром раскаляя металл.
   Остальные диверсанты не могли похвастаться прыгучестью на уровне лидера. Двое из них пригнулись и швырнули свои "зажигалки" ниже щитов, под ноги врагам. Еще двое запустили свои бутыли поверх голов передней линии самураев, чтобы разжечь пожары внутри вражеского построения. Пламя загудело, вздымаясь на многие метры вверх и окутывая людей.
   Но этого мало, чтобы убить самураев.
   Юкио сдернул с пояса два стальных стержня с рукоятями из толстой резины, от которых к странному горбу за спиной бойца "Чистой Крови" тянулись провода. Нажатие на кнопку, и мощнейший дуговой разряд электричества ударил между вершинами стержня. Поднырнув под удар копья сбоку, Юкио нанес врагу встречный удар, одним стержнем коснувшись стального забрала, в вторым кирасы врага в районе живота. Разряд!
   Самурай задергался и заорал, пронзаемый электротоком высокого напряжения, а диверсант вдруг выпустил рукоять одного из стержней, сунул руку в напоясную сумку и выхватил оттуда мину-липучку. Доля мгновения на активацию детонатора и рывок руки, метнувший мину точно в стальную маску самурая, замахнувшегося для удара коротким тяжелым мечом.
   Мина, похожая на комок мягкой, липкой глины, впечаталась в стальной наличник, залепила прорези и громыхнула, превратив в ужасающее месиво переднюю часть головы солдата.
   Осколки и ударная волна от близкого взрыва ударили диверсанта, нанесли ему несколько серьезных ран, но принятые перед боем наркотики позволили бойцу "Чистой Крови" не заметить их. В любой драке, единственное, что интересовало боевиков этой организации - максимальный урон врагу.
   Юкио подхватил падающий стержень на лету и нанес оглушенному первым разрядом самураю новый сокрушительный удар электрическим разрядом. Второй, третий, четвертый...
   Хрипящий и агонизирующий, великан начал заваливаться на спину.
   Перебросив стержень из правой руки в левую, диверсант выхватил из напоясной сумки магнитную кумулятивную мину и повернулся к обьятому огнем самураю, яростно завывающему и пытающемуся сбить с себя пламя. Диверсант сделал рывок и прижал новинку "Чистильщиков" к нагрудной пластине доспехов врага. Мина прилипла, активировалась и ударила всепронзающей кумулятивной струей, в миг пронзившую броню вместе с поддоспешником. Брызги и осколки металла разорвали самураю всю грудную клетку, не оставив ему ни малейшего шанса на выживание.
   Трое стальных исполинов, казавшихся несокрушимыми и непобедимыми, с грохотом рухнули на мостовую, убитые обычным крестьянином за десяток секунд.
   Остальные бойцы диверсионной группы тоже не теряли времени зря. Не щадя своих жизней, действуя попарно и помогая друг другу, они набросились на строй врагов, разрушившийся из-за полыхающего под ногами солдат пламени.
   Один диверсант прилепил на щит самурая кумулятивную мину. На учениях ему показывали, куда именно наносить удар, чтобы попасть точно в крепление для руки. Бронированный великан заорал от боли и ярости, когда струя металла пронзила и разорвала ему запястье. Никакое усиление металла токами Ци не помогало против этого нового оружия изобретательных маленьких человечков.
   -- Гнилогенная мразь! -- озверев от боли, гигант сшиб врага таранным ударом щита, в миг переломав противнику все кости. Не привыкший к тому, что врага можно убить так просто, он занес меч над упавшим, как вдруг еще один шальной от наркотиков сумасшедший сделал шаг и с силой ткнул в маску самурайского шлема длинной металлической трубой с литым пластиковым прикладом. В грохоте выстрела, мир перед самураем мгновенно исчез. Со вбитой в череп, вогнувшейся стальной маской, он грузно завалился на спину.
   -- Гр-р-ра! -- свирепо завопил диверсант, получивший в живот удар копья. Ошалевший лишь на миг, он снова вскинул оружие и сделал шаг вперед. Оставляя на древке копья полосы собственной крови и грязи из разорванных кишок, боец приблизился к врагу еще на метр. Один стержень - к щиту! Второй, к держащей копье руке! Разряд! Разряд! Разряд!
   Четвертый боевик "Чистой Крови", добежавший до линии самураев только сейчас, склонился и метнул две бомбы-липучки ниже щитов, на ступни врагов. Самураю, которого ошарашил током пронзенный копьем диверсант, оторвало ногу до колена. У того, что пытался мечом отшвырнуть врага от своего товарища, нога осталась на месте, но от удара он припал на колено, а подлый диверсант не упустил момента и швырнул бомбу, прилипшую к тыльной стороне самурайского шлема. Новый взрыв контузил стального великана и вышиб из него сознание.
   Пятеро врагов убиты, один вырублен. Теперь диверсанты втроем, против пятидесяти.
   -- Сучья зелень! -- ошалевшие и рассвирепевшие при виде гибели товарищей из первой линии, самураи второй бросились в атаку, с яростным стремлением вбить наглую мелюзгу в камни мостовой. -- Мы вас в фарш раскатаем!!!
   Грохнула одна крупнокалиберная ручная пушка, затем вторая. Два расчета, занявшие позиции в домах, взялись за дело. Двое солдат упали, заставив споткнуться еще одного. Семеро остальных гурьбой налетели на изготовившихся к последнему бою диверсантов и... получили еще два снаряда из пушек, а следом в самую гущу врагов, сверху, с крыши здания, обрушился покрытый татуировками воин.
   -- Эх! -- взрыкнул мастер тайдзюцу, с силой стенобитного тарана нанося удар обоими кулаками в бок самурая. -- Й-эх! -- развернувшись, он нанес удар второму великану, сбив стальную громаду с ног и швырнув ее на еще двоих врагов. -- Й-эх! -- третий удар, нанесенный в щит, смял стальную пластину и опрокинул солдата.
   Вошедший в боевой раж, татуированный воин крушил и крушил врагов вокруг себя, мастерски отражая голыми руками выпады мечей и коротких ножей. Упивающийся битвой, он буквально пылал, окутанный ясно видимым призрачным пламенем сине-зеленой Ци. Торжествующе хохочущие, диверсанты-самоубийцы "Чистой Крови" радостно добивали раненных и упавших.
   -- Шквальная стрельба по окнам зданий! -- указав рукой направление удара, выкрикнул приказ сотник, приданный к пяти десяткам для усиления.
   Мгновение, и позиции стрелков были сметены. Из зданий, на счастье не жилых а административных, были буквально вырваны многометровые куски. Стены и мебель были перемолоты дистанционными дзюцу самураев, смешавших в однородную массу камень, дерево и боевиков.
   -- А теперь эти... -- сотник применил дзюцу земли, заставив мостовую у себя под ногами подняться столбом и создать ему возвышенность. В руках самурай держал готовый к стрельбе лук. Воин-ветеран уверенно направил стрелу на самого опасного из врагов, на татуированного мастера тайдзюцу. На силовых печатях, украшающих древко, плясали дуги электрических разрядов. -- Развелось самородков, только успевай выжигать...
   В Ци врага - элемент Земли. Даже если стрела будет отбита, элемент Молнии разорвет наглеца в клочья.
   Просчитывая движения врага, самурай задержал дыхание...
   -- Разрыв!
   -- Разрыв!
   Резкие восклицания солдат заставили сотника дрогнуть, но прежде чем он успел хоть как-то среагировать, две серповидные волны багрово-фиолетовой Ци прошла сквозь его тело. Перерезанная тетива мгновенно потеряла силу, так и не послав стрелу в полет. Разрубленный на три части лук, а за ним и тело самого сотника, развалились на куски.
   По стенам зданий, в проходе между которыми самураи наместника блокировали толпу, не хуже заправских акробатов, бежали четыре человеческие фигуры, сквозь одежду которых проступала застывшая черной броней демоническая протоматерия. Копии Корио больше не маскировались. Все обманутые бандиты на местах, можно отбросить притворство и взяться за дело всерьез.
   Взмахивая трофейными самурайскими мечами, чудовища посылали в толпу самураев "Разящие Серпы", благодаря демонической Ци нечувствительные к самурайским дзюцу "Разрыва". Легко проходящие сквозь броню и человеческие тела, эти простейшие, по меркам самураев, боевые дзюцу обращали скопление врагов в брызжущие кровью развалы мяса.
   Самураи ответили шквалом встречных дистанционных атак и смели троих монстров, которым банально не хватило ловкости для уворота, но один все же добрался до врагов и в отчаянном прыжке сбил с ног заслонившегося щитом латника.
   Вся улица была завалена трупами, но десяток уцелевших самураев даже не думал сдаваться. Озверевшие и обезумевшие от ярости, они с бешенным ревом атаковали.
   Безумцы!
   Корио, прекрасно знающий, что он всего лишь копия, крепче стиснул зубы. Почему эти безумцы не могут просто сдаться?! Бой ведь проигран для них, окончательно и бесповоротно. Честь? Гордость? Какая честь и гордость может быть в выполнении приказа держать тысячи заложников на поле смертельного боя?
   Черный Лис закрыл глаза и заглянул в подобие души той сущности, что пробуждалась под пропитанной кровью мостовой.
   Йокай. Концентрированный отрицательный заряд ментального эха, первая ступень в пробуждении демонов-акума. Нечто среднее между живым существом и природным явлением, так же как черный туман протоматерии представляет из себя переходную форму между материей и энергией Ци.
   Йокай чувствовал старшего, полноценного акума. Мгновенно синхронизировавшись с развитым образованием, темное ментальное эхо стало оружием Безликого.
   Корио открыл глаза и в тот же момент самураи, уцелевшие в безжалостной резне здесь, споткнулись и упали, когда лежавшие неподвижно, их собратья вдруг схватили их за ноги. Зазвучала свирепая ругань. В первый момент, солдаты решили, что им помешали раненные, но уже через миг похолодели от ужаса, увидев что шевелятся не только относительно целые тела. Отрубленные ноги сгибались, словно пытались поднять несуществующие тела, руки совершали хватательные движения, выпавшие из шлемов головы лязгали челюстями и бешено вращали слепыми, мертвыми глазами.
   С шумом и лязгом, десятки мертвецов поднялись и, навалившись на живых самураев со всех сторон, начали рвать их, колоть и избивать оружием, по которому заструилась остаточная Ци, медленно меняющая свой цвет на грязно-фиолетовый.
   -- Дохлая нечисть! -- самурай, которого Корио сбил при приземлении, ударил импульсом Ци из щита и подбросил акума вверх метра на три. Солдат начал подниматься, одновременно нанося удар мечом, с намерением перерубить летящего монстра поперек тела, но метнувшийся мимо мертвяков, внезапно ускорившийся мастер тайдзюцу нанес мечнику удар кулаком по шлему.
   Голова самурая провалилась в грудную клетку и великан с грохотом рухнул обратно на мостовую, а невредимый йома снова приземлился на него.
   -- С ума сошел? -- сказал ненастоящий Корио, глянув на скрючившегося от боли мастера тайдзюцу. Похоже, подобные рывки со сверхусилием наносили массовые микротравмы мышцам и сухожилиям воина. -- Я же йома, ходячий труп! -- он протянул закованную в черную броню лапу, сжал плечо самоотверженного бойца и тепло улыбнулся ему в благодарность за заботу. -- Не надо жертв ради меня.
   Мастер тайдзюцу поднял на Черного Лиса взгляд, увидел его улыбку и переменился в лице. Глаза его расширились, лицо просветлело. Он хотел подняться и протянуть к йома руки, но боль в надорванных мышцах парализовала его, а чудовище уже отвернулось, оглянувшись на толпу, что тряслась в ужасе перед движущимися мертвецами.
   -- Не бойтесь! -- выкрикнул йома. -- Вас мы не тронем! Сейчас я расчищу путь, и если не хотите стать случайными жертвами в побоище, бегите отсюда! Быстро!
   Трупы собрались в одну кучу и на глазах тысяч людей начали обращаться в кошмарное существо, существование которого, с биологической точки зрения, было попросту невозможно. Состоящее из десятков деформированных и как попало сросшихся человеческих тел, оно поднялось гусеницей, упало на стену здания и, перебирая по уродуемой кладке десятками рук и ног, шустро уползло на крышу.
   -- Путь свободен! -- Корио взмахом руки подбодрил людей, и парой прыжков, от стены к стене, ускакал следом за чудовищем.
   -- Идти сможешь? -- командир диверсантов "Чистой Крови", один из двоих выживших самоубийц, помог подняться мастеру тайдзюцу и все трое побежали прочь от места боя, спеша освободить проход, по которому, грозя растоптать их, уже хлынул сплошной поток опомнившихся людей.
  
   Самураи на втором выходе с площади казней оборонялись намного эффективнее. Сами самураи оказались сильнее, или атакующие оплошали, но на этом направлении солдаты перемололи всех врагов. И диверсантов и шесть копий Корио, атаковавших с тыла. Но в живых после побоища осталось всего трое солдат и эти трое не смогли сдержать толпу. Люди попросту проскальзывали мимо них, как вода проходит мимо устоявших опорных столбов обрушившейся плотины.
   Толпа зрителей, понявших, насколько недальновидным было их решение прийти сюда, хлынула к освобожденным выходам и начала стремительно уменьшаться.
   -- Черная Лиса привела с собой армию уродов? -- наместник Сабуро бросал гневные взгляды то в право, то влево. -- Это может стать проблемой. Сколько у нее демонов? Сотня? Две? Эй, канарейки! Что видно с вашей летающей свиньи?
   -- У вас серьезные проблемы, лорд-наместник. -- бесстрастно ответил с борта дирижабля капитан Единства, Широмару. -- На крыше здания суда наблюдаю йокай, подобного тому, что уничтожил десант черного флота при разорении Хивасы. Создан из тел ваших погибших воинов. Готов атаковать, но медлит. Черная Лиса, видимо, ожидает ваших действий.
   -- Сбросьте на эту тварь бомбу! Даже если здание рухнет, плевать!
   -- Если мы сбросим бомбу, погибнет все живое на площади.
   Не хотелось бы убивать несколько тысяч союзников, без твердой уверенности, что Черная Лиса в зоне поражения.
   -- Заставьте лису выдать себя. -- передал наместнику Широмару. -- У нас есть для нее прекрасный подарок, но если мы ошибемся, если нанесем удар по обманке... шанс покончить с монстром будет потерян.
   -- Мы должны отступить к замку, господин! -- поглядывая на темный туман, что снова начал подниматься над камнями мостовой, воскликнул капитан-телохранитель. -- По крайней мере, нужно убраться из этого проклятого места! Отдайте приказ к перестроению!
   Черный туман? Лиса торопит с решением. Скомандовать отступление? Проявить малодушие и выставить себя трусом перед подчиненными?
   Лорд Сабуро заскрежетал зубами и в глазах его заблестел огонек смертельной ярости. Наместник ударил своего коня пятками, приказывая ему этим идти в перед. Здоровенный зверь, лидер табуна, подчиняющийся только великому вождю сильнейших людей, грозно зарычал сквозь стальную маску и, шаг за шагом, направился к центру площади. Солдаты расступались перед ним и настороженно оглядывались, в любой момент ожидая нападение на командира.
   Сабуро посмотрел на пустеющую площадь. Лиса положила массу сил и своих бойцов, чтобы спасти стадо паршивого чернорабочего скота?! Безгласных и бессильных маленьких людишек. Послушных животных, которых по всему миру продают и покупают, выменивают как дешевый товар или приносят в жертву ради красиво завуалированных собственных целей. Она сражается ради безмозглой биомассы, способной только переползать туда, где теплее, жрать, пьянствовать и плодиться?
   Второй раз за вечер, наместник снял с крепления на седле длинную, тонкую плеть, развернувшуюся и взметнувшуюся в небеса на два десятка метров. Ци генерала скользило по ней, словно электричество по проводу, и наполняло гибкий стальной трос подобием жизни.
   Толпа плачущих, жалобно завывающих рабов, испуганно жалась друг к дружке в центре внутреннего круга. Жалкие, ничтожные, беспомощные. Лиса, готовая умереть ради вот такой вонючей черни, ждет от него действий? Что же... сейчас будет ей действие!
   Поток Ци по плети усилился многократно, свивающийся в петли хвост окутался ярким синим свечением и наместник, яростно взревев, взмахнул своим оружием. Расплетая петли, плеть метнулась к закричавшим в ужасе рабам. Одним ударом, он разрубит их всех!
   Волна Ци от одинокой женской фигурки в темном твидовом пальто скользнула к внутреннему кругу и мостовая площади под ногами самураев дрогнула.
  

* * *

Эпоха Войн.

Год 526.

7 июля.

  
   -- Усаги! Усаги, пора собираться!
   Над капустными грядками вскинулась белобрысая девчоночья макушка, прикрытая простой белой косынкой. Загорелая десятилетняя девчонка в сером холщовом платьице и старых стоптанных сандалиях, подскочила на месте и бегом бросилась к позвавшему ее надсмотрщику. Рутинная, кропотливая работа по прополке грядок или сбору огородных вредителей для этой неусидчивой малявки всегда была хуже каторги.
   -- Дядя Масаши! -- подбежав, она показала присматривающему за рабами наемнику большую стеклянную банку с большими зелеными гусеницами. -- Смотрите, сколько я набрала! Много, да?
   -- Много, много. Отлично поработала, Усаги-чан. -- похожий на покрытого шрамами цепного пса, надсмотрщик забрал у нее банку. -- А теперь беги, отмывай руки и одевайся. Десять минут тебе на все, бери корзину с ягодами и лети в особняк! Стой, паршивка! Ошейник где? Опять сняла?!
   -- Под него пот затекает! Шея чешется!
   -- Ну-ка быстро его на место! Еще раз увижу, всю спину исхлещу и со взрыв-печатью надену! Железный, как на бандитку! -- надсмотрщик пригрозил безобразнице плетью.
   Девчонка весело взвизгнула и, подскакивая, побежала к садовому домику, на ходу вынимая из кармашка и обертывая себе вокруг шеи мягкий тряпичный ремешок.
   Из последних сил стараясь не улыбаться, наемник глянул ей в след и поднял к глазам стеклянную банку. Гусеницы, собранные малолетней рабыней, лежали на дне большой шевелящейся кучей, ползали и скребли по стенкам ножками в попытках выбраться. Живые, листогрызы. Усаги никогда в банку воды не наливает, жалко ей даже эту вредоносную гадость. Патологически добрый ребенок.
   "Не могу я их убивать. Это же бабочкины детки".
   Над холодными горами страны Камней цвело жаркое и ясное лето. Наслаждающиеся теплом и светом, люди в плодородных долинах не замечали страшной тени, захватывающей и заполоняющей их страну. Две недели до Золотой Чумы. Три месяца до Великого Затмения. Беспечный солнечный мир, в паре мгновений от катастрофы, что опустошит великие горы, перечеркнет жизни миллионов людей и бросит в бассейн серной кислоты маленькую девочку, не способную убивать гусениц.

* * *

Эпоха Войн.

Год 534

17 мая.

Двадцать минут от полуночи.

   Пять толстых каменных столбов, похожих на пальцы человека, взметнулись из-под мостовой по периметру внутреннего круга и приняли удар плети на себя. Алой энергии Ци в них текло так много, что рассечь камень была бессильна и сталь и синяя Ци с элементом Ветра.
   -- Ты сама подставилась, лиса. -- довольно оскалив зубы, произнес Сабуро и жадно вцепился взглядом в худощавую темноволосую женщину, совершившую прыжок и приземлившуюся между ним и рабами. -- Держишь йокай слишком далеко, а у твоих двойников не хватило бы алой Ци, чтобы остановить мою плеть!
   -- Я не хотела выдавать себя, надеялась что потери среди солдат заставят тебя очнуться и прекратить этот дурной цирк, но... -- Корио выпрямилась после прыжка и взмахнула руками, которые до локтей уже покрыла черная протоматерия, застывшая в форме броневых пластин, шипов и когтей. -- Прими мои поздравления, генерал! Твое желание исполнилось! Я, Багровая Тень, Черная Лиса, Кицунэ Корио, стою перед тобой!
   Черная масса протоматерии вырвалась из-под земли, подхватила фигурку женщины и, поглотив ее, развернулась перед отпрянувшими самураями семиметровым демоническим чудовищем, с тяжеловесными передними и короткими задними конечностями.
   Два тяжелых бронированных кулака врезались в землю справа и слева от Сабуро, сминая пропитанную кровью мостовую и землю под ней. Демон-великан склонился вперед, приближая свою жуткую морду к крошечной фигурке сидящего на коне человека.
   -- А теперь... -- грозно пророкотал голос исполинского монстра, прожигающего генерала взглядом черных провалов, озаренных бушующим в них алым пламенем демонической Ци. -- Может прекратим все это?
   Разделившийся надвое, йокай совершил прыжок и с тяжелым ударом приземлился одновременно справа и слева от демонической твари. Месиво из десятков сросшихся и слипшихся мертвецов глухо выло, ворочалось и тянулось руками к побледневшим солдатам, но не атаковало.
   -- Я здесь не для того, чтобы учинять расправу над вами и вашим кланом, -- сказала Корио. -- И не для того, чтобы массово губить людей...
   Лорд Сабуро, в отличие от его солдат, не попятился от монстра ни на шаг. Перебросив плеть из правой руки в левую, он выхватил меч и взмахнул им, послав в морду чудовища "Разящий Серп".
   -- Разнести в клочья эту тварь! -- проорал он с яростной решимостью истинного самурая. -- Гвардия, Единство! Все, в атаку!
   Демон, слегка отклонившийся назад от силы удара, вернулся в исходное положение, ухмыльнулся и шарахнул по стальной фигуре кулаком.
   Словно по монолитной бронзовой фигуре. Кулак смялся, круговая трещина с хрустом образовалась на мостовой, радиусом три метра, с центром в точке удара.
   "Мощнейший поток Ци по воздуху вокруг него и коня". -- мелькнули в голове лисы мысли Безликого. -- "Конь вырабатывает массу энергии, всадник ее направляет. Создает вокруг них обоих непробиваемый силовой кокон. Ци, испускаемая из копыт, удерживает их обоих на месте".
   "Ци зеленоватая". -- добавила Корио собственное наблюдение. -- "Позаботился о защите от алой, гад".
   "Ерунда. Сейчас решим проблему".
   Черная демоническая фигура потеряла твердость, обратилась в огромную массу липкой слизи и обрушилась на всадника. Облепила и тесно прильнула, вмиг поглотив великого лорда и его коня.
   "Самураи и их лошади выделяют слишком много углекислого газа". -- съязвил демон, чувствуя, как человек пытается вырваться из плена и лупит во все стороны силовыми импульсами. -- "Давно пора начать бороться с парниковым эффектом".
   Телохранители генерала, при виде проблем своего господина, яростно бросились ему на помощь. Один завил и обрушил на бесформенную черную массу сразу три бешено вращающихся дискообразных воздушных вихря, второй вонзил в протоматерию меч и ударил чередой из трех мощнейших электрических разрядов.
   Ничуть не смущенный, Безликий накрыл волной черной слизи и этих двоих, вместе с конями. Своротил их с места, подтащил к генералу и обратился в большой пузырь непроницаемой для воздуха субстанции.
   Плененные самураи били импульсами во все стороны, наместник пытался рубануть мечом или хлестнуть плетью, но это было так же бессмысленно, как пытаться оттолкнуть или ранить воду.
   Солдаты, впавшие в смятение при виде чудовищ, потеряли в нерешительности десяток мгновений, но громкий свирепый рев генерала городской стражи вернул им самообладание.
   -- В АТАКУ!!! -- проорал Симада Кацухиро, заслоняясь щитом и бросаясь на врага. -- Размажем их всех!
   Йокай получил команду и с безоглядной яростью набросился на атаковавших его людей. "Разящие Серпы" и "Вихри" рвали в мертвую плоть, самураи били импульсами из щитов, кололи копьями завывающие головы и рубили мечами конечности мертвецов.
   -- Освободите и уводите людей. -- с головой укрытая черной протоматерией, сказала Корио троим уцелевшим своим копиям, уже начинающим подавать признаки скорого прекращения жизнедеятельности. -- Я расчищу путь. Спасибо... спасибо вам.
   -- Не стоит благодарности. -- отозвалась одна из копий и улыбнулась. -- На нашем месте, ты сделала бы то же самое! -- она взмахнула рукой, в которой крепко сжимала рукоять короткого меча. -- Вперед, лисы! Проведем остаток жизни весело и с пользой!
   Корио заскрежетала зубами от душевной боли и стыда. Слезы ее, едва проступив на глазах, тотчас смешались с черной протоматерией.
   "Вперед".
   Йокай встал на дыбы и обрушился на атакующих его самураев. Плоть рвалась и срасталась в ужасающие и безобразные формы многосуставчатых лап. Сломанные длинные кости становились когтями, что окутывались алым свечением демонической Ци и сильнейшими ударами пробивали даже щиты или тяжелые доспехи.
   Первый десяток. Второй, третий, четвертый...
   Йокай, игнорируя любые ранения, радостно перерабатывал налетающих на него солдат в собственный подвижный материал. Только те, у кого на доспехах светились зеленые силовые схемы, оказывали чудовищу серьезное сопротивление. Остальным могли бы помочь жрецы храма Стихий, но небронированных мирных чудотворцев ведущие стрельбу из зданий диверсанты выбивали в первую очередь.
   Получив приказ, обе растущие гусеницы мертвецов ринулись на прорыв, разметали вражеские порядки и раздались в стороны, расчищая от врагов дорогу к выходу с площади.
   -- Поднимайтесь! Поднимайтесь! -- копии Корио рубили цепи на рабах, поднимали людей и указывали им направление для бегства. -- Туда! Быстрее, быстрее!
   -- Господин! -- один из освобожденных мужчин схватил своего спасителя за руку. -- Вас обманули! Мы - не фанатики лис! Мы... обычные рабы!
   -- Вы - люди. -- ответил Корио, улыбнувшись ему. -- Этого достаточно. Вот. -- он поднял и уложил мужчине на спину потерявшую сознание девушку. -- Вынеси ее.
   -- Спасибо вам, господин! -- мужчина проглотил подкатившие к его горлу рыдания и, придерживая девушку руками, побежал к спасительному выходу.
   Несколько самураев совершили высокие прыжки, надеясь отрезать рабам путь к бегству, двоим даже удалось импульсами Ци отбить щупальца йокай и приземлиться внутри защищаемого коридора, но молниеносно налетевшие на них копии лиса в миг снесли обоим головы.
   -- По этим! -- десятник стрелков, отвлекая своих подчиненных от бесполезной стрельбы по мертвецам, указал им на побежавших к выходу людей. -- Убить лисьих фанатиков!
   Лучники направили оружие на новые цели, как вдруг десятник истошно завопил от боли, роняя оружие и хватаясь за лицо. Самураи, обернувшись к нему, успели заметить как что-то черное, похожее на сгустившийся клок ночной тьмы, ныряет сквозь черепицу вниз.
   -- Глаза! -- проорал десятник. -- Берегите глаза!!!
   Одновременно с его криком, из-под ног самурая, что продолжал выполнять приказ и успел пустить одну стрелу в сторону рабов, вдруг вынырнул черный призрак с алыми глазами. Одна доля мгновения, и стрелок заверещал, получив тычковый удар длинных, прямых когтей точно в смотровые прорези своей маски.
   -- Черная гнида! -- стрелки попытались направить на демоническую тень луки, но на уже нырнула обратно в черепичный скат и почти тут же вынырнула позади основной массы врагов, перед еще одной жертвой.
   Завывания и крики стрелков звучали со всех крыш по периметру площади, два десятка демонических теней работали, нанося удары когтями в уязвимые части тел врагов. В глаза, в тыльную сторону колена, в промежность... когти сразу же прилетали туда, где чудовища замечали отсутствие брони или ослабленный ток Ци по одежде. Два десятка солдат были тяжело искалечены прежде чем первый из самураев радостно закричал, рубанув по выскочившей перед ним тени и увидевший, как чудовище, теряя способность к движению, начинает распадаться и истаивать черным туманом.
   -- Они уязвимы! Уязвимы! -- раздались крики. -- Это не призраки! Мечами их! Руби гадов!
   Силовая структура, сдерживающая черную протоматерию в форме демонической тени и направляющая ее движения очень хрупка и энергии в ней содержится крайне мало, поэтому не может быть и речи о пробое когтями брони, а так же о восстановлении после любого повреждения.
   Тени метались и нападали, скользили сквозь камень и мертвое дерево строений. Они мельтешили перед врагами, мешая стрелять и угрожая новыми ранениями.
   -- Пускайте Ци в черепицу! -- выкрикнул самурай, ударом кулака и силовым импульсом развеивая бросившуюся на него тень. -- Они не могут пройти там, где есть ток Ци! И уничтожаются по первому чиху! Слабачье!
   Он радовался победе над кошмаром, не подозревая, что тени уже выполнили то, ради чего были созданы. Они помешали стрелкам, отвлекли их, пока...
   -- Берегись! -- испуганно завопили сразу несколько голосов.
   Вобравший в себя уже больше полутысячи убитых врагов, йокай поднялся еще выше и взмахнул лапами, закидывая десятки движущихся и завывающих трупов на крыши близлежащих зданий. Не теряя времени, изуродованные трупы бросались на врагов сразу же, как только касались конечностями твердой поверхности. Лютая свалка охватила всю армию лорда Сабуро.
   Казалось, все кончено и у людей, так неосторожно разрядивших силовую схему храмовников на обманку, нет ни единого шанса.
   -- Обрети покой! "Дар Тишины"! -- испуская из правой ладони волны ярко-зеленой Ци, боевой жрец останавливал лапы чудовища и отшвыривал их ударами молота. -- Сколько же в тебе злобы!
   -- Мы должны пробиться к лорду-наместнику! -- выкрикнул ему генерал Кацухиро, широким "Разящим Серпом" рассекая надвое всю тушу холма мертвецов. -- Вперед, вперед!!!
   -- Берегись! -- волной зеленой Ци, жрец остановил два щупальца йокай, метнувшихся к ногам генерала, грозя оплести и утащить молотилку из костяных когтей.
   -- Поганая нечисть! -- Кацухиро нанес два удара, перебив стальными сапогами оба щупальца. -- Жрец! Как убить эту тварь?!
   -- Нужен обряд "Великое Упокоение"! Но в схеме нет заряда! Тварь бессмертна и неуязвима! Надо отступать!
   -- Нет! Мы должны продержаться. -- самурай-ветеран задрал голову, посмотрев на тушу дирижабля, идущего боевым курсом. -- Еще десяток секунд!
  
   Лампа готовности бомболюка горела зеленым. Теперь достаточно переместить рычаг, створки откроются и десяток бочек с особым подарком для демонических тварей кувырком полетят на голову черному монстру.
   -- Входим в радиус поражения. -- со спокойной уверенностью произнес командир дирижабля. -- Стрелки, внимание!
   Черный Лис отреагировал так, как от него и ожидалось. Длинные щупальца протоматерии взметнулись от черного пузыря и устремились к, снизившемуся для точности бомбометания, летающему кораблю.
   Три из пяти скорострельных мини-баллист уже были повернуты в сторону врага. Самураи-стрелки нажали на спусковые крючки и первые снаряды были с лязгом отправлены в полет. Специальные механизмы тотчас снова натянули тетивы баллист и подали на ложа новые стрелы. Новый лязг и новые стрелы отправлены в полет.
   -- Есть контакт! -- выкрикнул офицер-наблюдатель. -- Действует!
   На подлете к черным щупальцам, на стрелах ярко вспыхивали силовые схемы, в несколько импульсов посылающие во все стороны положительный заряд энергии Ци. Щупальца рвало, словно ударными волнами сильнейших взрывов. Черная протоматерия разрушалась и развеивалась бесследно.
   -- Камень! -- предупредил офицер-наблюдатель, когда враждебная ментальная структура, акума, впитал в себя часть мостовой, сформировал из нее большой шарообразный булыжник и запустил им во врага.
   -- Приготовиться к удару!
   Дирижабли спецвойск без камеры для крепчака даже не проектируют. Живой биогенератор энергии Ци, способный поддерживать прочность крепостных стен или стального корпуса эскадренного броненосца, напитывал целыми ураганами Ци как гондолу, так и баллон летающего корабля.
   Камень, запущенный демоном, врезался в капитанский мостик. Корабль встряхнуло, но не были выбиты даже бронестекла из обзорных иллюминаторов. Шар спрессованной земли, расколовшись на множество кусков, бессильно обрушился вниз.
   -- Над целью! -- доложил наводчик, прильнувший к окулярам прицела. -- Пять! Четыре! Три! Два! Один!
   Баллисты не могли вести стрельбу вниз, но предыдущими выстрелами они создали немалую зону положительно заряженного воздуха и пытающийся дотянуться до врага монстр лишь бессильно сжигал в этой сфере свои щупальца.
   Капитан Широмару сделал знак рукой и самурай, сжимающий руками рычаг бомбометательного механизма, резко рванул, приводя в действие главное оружие дирижабля.
   -- Угощение пошло! -- выкрикнул он.
   Створки бомболюка раскрылись, зажимы разомкнулись и две пачки по пять двухсотлитровых бочек посыпались вниз, точно в центр площади казней. Метр, второй...
   Сработали взрыватели и бочки обратились в исполинское облако... соли.
   Обычной поваренной соли, напитанной положительным зарядом до такой степени, что крупинки ярче фейерверочных искр засияли в ночном небе зеленым и золотым.
   Облако накрыло площадь. Безликий в ярости завыл сотнями пастей, открывшихся на пузыре протоматерии, но почти сразу замолк и начал на глазах угасать. Черная слизь расползалась туманом и бесследно таяла. Управляемые йокай трупы, со вздохами глубочайшего облегчения, обмякали и лишались подобия жизни. Обращались двумя горами изуродованного, но самого обыкновенного мяса.
   -- Прекрасно. -- освободившийся от давления черной массы со всех сторон, лорд Сабуро сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, приходя в себя, а потом взмахнул мечом вправо и влево, разгоняя тающий черный туман. -- Черная слизь? Я ожидал от демонов атаки намного эффектнее! Тадао! Мамору!
   Телохранители не ответили. Оба капитана и их кони лежали на мостовой. Алая Ци разрушила их силовые коконы, отрицательно заряженная протоматерия проникла сквозь доспехи и одежду, в считанные секунды умертвив и людей и животных.
   -- Черная сучара... -- наместник устремил полный ненависти взгляд туда, где в тумане разрушающейся протоматерии он заметил движение.
   Напротив него, всего метрах в двадцати, поднималась на ноги крошечная женская фигурка. Руки Корио бессильно висели вдоль тела, голова была склонена, ноги дрожали, едва удерживая тело в вертикальном положении.
   -- Гр-р-ра-а-а!!! -- генерал Кацухиро первым из армии лорда прорубился через завалы мяса и, увидев фигурку в черном тумане, безоглядно ринулся на нее в атаку. Меч взлетел над головой ненавистной лицедейки.
  
   Золотая Чума.
   Семь лет назад, по миру не хуже морового поветрия разлетелась весть о том, что сотни тысяч метаморфов, легко копирующих внешность других людей, распространяются в человеческом обществе словно раковые метастазы.
   Умеющие выжидать, подстраивать ловушки и пользоваться людскими слабостями, оборотни нападали на привлекательных для них людей, прятали трупы и занимали места своих жертв. В один миг стало смертельно опасно быть красивым, богатым или влиятельным. В погоне за благами и роскошью, чудовищные хищники безжалостно творили страшнейшее зло. Плодясь с бешенной скоростью, метаморфы убивали человеческих детей и подсовывали свои отродья в ничего не подозревающие семьи.
   Сотни новостей, тысячи фактов. Документальные фильмы, снятые о бесчинствах метаморфов. Выступления профессоров, объясняющих биологию лицедеев. Речи защитников правопорядка, раздающих советы о самозащите и методах выявления подменышей среди родных и близких.
   Весь мир сошел с ума и начал разрушаться. Останавливались фабрики и заводы. Школы и институты отменяли занятия. Люди сбивались в большие толпы и жались друг к другу в ужасе перед безликими убийцами. Сколько было жертв? Никто никогда не сочтет все жуткие трагедии того года. Многие тысячи ни в чем не виноватых людей были убиты по подозрению в подмене и еще больше покончили с собой, доведенные страхом до отчаяния.
   Да, потом выяснилось, что за созданием "Золотой Чумы" стоит террористическая организация Темных Инженеров. Все слухи о монстрах были чудовищной ложью, а инциденты искусно сыгранной фальшивкой. Да, лиса оказалась всего одна на весь мир и малейшее изменение ее генов лишало лисье потомство возможности метаморфизма.
   Но страшное уже произошло.
  
   Симада Кацухиро видел перед собой врага, ради убийства которого он продолжал жить все эти долгие семь лет. Лиса. Настоящая.
   Да, она не из Темных Инженеров. Да, она не распространяла ужас, а всеми силами пыталась разоблачить лжецов и сделать так, чтобы ее меньше боялись. Она не желала зла ни Кацухиро, ни его семье, но...
   Но если бы не факт ее существования, никто бы не принял всерьез проклятую ложь Темных Инженеров! Именно из-за нее семена катастрофы упали на подготовленную почву! Все знали, что лиса существует! А если есть одна, почему бы не поверить в то, что их, этих проклятых оборотней, сотни тысяч?
   Юмеко, жена Кацухиро, поверила. Поверила, отравила родную дочь, забаррикадировалась в доме вместе с малолетними внуками и устроила пожар.
   С смерти нашла спасение от безликого лисьего ужаса.
  
   Враг бессилен. Меч занесен.
   -- Это тебе за нас всех, падаль!!! -- Кацухиро рубанул, как вдруг...
   Лиса, казавшаяся безвольной и беспомощной, резко склонилась и, едва коснувшись земли руками, тотчас метнулась к самураю, вмиг сойдясь с ним вплотную. Мощнейший удар кулака обрушился на маску Кацухиро, а за ним сокрушительный импульс энергии Ци, пробивший защиту и превративший в месиво голову старика.
   Кровавый фарш и каменное крошево ударили Корио в лицо, но не обращая на это внимания, лиса скользнула мимо убитого самурая и рванулась к боевому жрецу, переменившемуся в лице при виде ее стремительного движения. На жреце - легкая броня!
   Пока разрушалась черная протоматерия, Корио успела напитать своей Ци мостовую у себя под ногами. Обретший подвижность камень теперь отяжелял ее ноги, до колен, а коснувшись мостовой руками, лицедейка создала себе каменные перчатки.
   Перчатка на левой руке раздроблена отдачей от импульса, но на правой...
   Запас камня на правой руке пришел в движение и вытянулся изогнутым клинком, в миг напитавшимся энергией Ци с элементом Ветра. Замыкая кольцом свой поток в несущей плоскости, Ци этого элемента создавала на лезвии оружия тончайшее силовое поле, придающее остроту и за счет движения добавляющее режущих свойств.
   Взмах!
   Жрец выпучил глаза в шоке, увидев как его руки, сжимающие молот, отделяются от тела чуть выше локтей. Вспышки боли поперек груди и шеи, а проклятая демоница уже унеслась, полностью потеряв к нему интерес.
   "Вернись, тварь"! -- обезумев от ярости, хотел крикнуть ей в след жрец, но тело его уже разваливалось на куски, а голова падала с плеч.
  
   Самураи бежали к Корио со всех сторон. Сколько их здесь? Полторы тысячи? Две?
   Некому было подсказать. Верный напарник и ближайший друг, акума Безликий, обрел благостную и желанную Тишину. Так же как и йокай. Лиса осталась один на один, против целой армии.
   Страх? Отчаяние?
   Нет!
   Ослепляющее, неистовое бешенство!!!
   Ускоряясь все больше и больше, она шла в атаку и одного за другим истребляла врагов, неудержимой лавиной ринувшихся на нее через холмы оставшейся от йокай изуродованной плоти.
   Десять! Двадцать! Пятьдесят! Еще один, еще и еще!
   Кто еще хочет ее смерти? Этот ублюдок? Вот этот, тот и этот? Кто еще?
   -- Разрыв!
   -- Разрыв!
   Самураи били в ее сторону дестабилизирующими дзюцу, надеясь нарушить ее контроль над текучей каменной броней, но лиса попросту уворачивалась и тут же нападала, нанося удары клинком в стыки доспехов, в прорези масок. Удары каменного кулака гнули и корежили усиленную броню, импульсы из защищенных камнем ступней создавали такую ударную волну, что во всем теле жертвы ломались кости.
   Ярость затмила в сознании Корио все, лиса обратилась в лютое чудовище. И чтобы остановить ее, нужен был герой.
   Молодой самурай, открывший пятые Внутренние Врата Духа, выждал момент и сорвался с места, но плохо владеющий своей силой, промахнулся. Вместо того, чтобы нанизать врага на копье или ударить его щитом, он попросту, со всего маху, врезался в Корио.
   Встречный удар на пятых Внутренних Вратах, это страшно.
   Прозвучал громкий хлопок, кровавые брызги ударили кольцом. Лису и самурая швырнуло в разные стороны. Солдат кувырком пролетел через всю площадь, ударился в стену здания и рухнул вниз комом перемешанного с мясом металла. Корио же размазало о землю метрах в двадцати от генерала Сабуро, что с начала боя так и не двинулся с места.
   -- О? -- озадаченный внезапной развязкой, наместник смотрел на длинную кровавую полосу и пятно, в центре которого лежали переломанные кости в рваном тряпье. -- Вот и все? Мне даже не пришлось участвовать лично.
   Самураи настороженно перебирались через завалы трупов и окружали место падения метаморфа, держа оружие наготове. Соваться ближе к останкам особого рвения никто не проявлял.
   -- Цельновато как-то лежат. -- задумчиво сказал лорд Сабуро. -- Ты и ты! -- он указал на двух солдат, оказавшихся поблизости. -- Вбейте ей пару кольев! Один - в сердце, второй - в голову.
   -- Господин! -- прозвучал вдруг из-под плаща Сабуро тонкий девчоночий голосок. Молоденькая жрица, относительно комфортно устроившаяся в седле позади генерала, сбросила укрывающий ее плащ и встала, протянув руки к шлему наместника. -- Господин, смотрите!
   Сабуро позволил девчонке навеять на него гендзюцу и обомлевший самурай увидел то, что было открыто взгляду талантливейшей из знакомых ему жриц.
   Вся площадь была залита теплым золотистым светом, не отбрасывающим теней. Золотые искры висели в воздухе, словно целая галактика миниатюрных сияющих звезд. Большинство искр были неподвижны, но многие кружили в вихре так, словно что-то незримое скользило сквозь них. Не позволяя энергии рассеиваться, это что-то направляло ее в центр водоворота искр. Туда, где пылало яркое золотое пламя. Туда, где... лежали изуродованные останки размазанной в кашу лисы!
   -- Великий бог-дракон, Ватацуми-но-ками! -- воскликнула юная жрица. -- Он не добивает, а восстанавливает демона!
   Благоговение перед воплощением легенд, на мгновение нахлынувшее на наместника северных земель, тут же сменилось изумлением, а затем яростью, когда он увидел что окутанные золотым сиянием, останки ненавистного оборотня шевельнулись.
   Бог помогает зараженному?!
   -- Гнилые твари! -- в бешенстве взревел генерал и взмахнул плетью. -- Рэнко, больше зеленой Ци!
   Многометровый хвост плети взлетел над землей. Зеленое пламя метнулось по оружию генерала и охватило плеть от рукояти до кончика хвоста.
   Что-то с силой ударило Наместнику в голову, заставив жрицу с воплем испуга отдернуть руки.
   Чугунное ядро смялось и раскололось, бессильное пробить силовой кокон, окружающий грозного самурая. Что, неужели солдаты перебили еще не всех засевших в зданиях стрелков? С этим надо разобраться, но позже.
   Лорд Сабуро рванул рукоять плети, заученным движением направляя удар ее хвоста в сторону врага. Зелень поможет рассечь золотой туман, удар разорвет месиво останков надвое и тогда то, что останется, его солдаты в жидкую кашу растопчут сапогами! Сейчас он увидит! Сейчас он увидит, как проклятая лиса разлетится кровавыми брызгами!
   Со стороны здания, оттуда же, откуда прилетело ядро ручной пушки, донесся грохот, похожий на взрыв или выстрел мощного орудия. Что-то большое пролетело мимо генерала Сабуро и на миг задержалось у... тонкого росчерка его двадцатиметровой плети.
   Увидев грозящую поверженной лисе опасность, татуированный воин без малейших раздумий сгруппировался и импульсом Ци из ступней швырнул себя в самую гущу врагов. Силовые схемы татуировок опустошены на три четверти? Тело горит от перенапряжений и чрезмерного тока Ци по тканям?
   Плевать!
   Мир вокруг привычно замедлился.
   Мастер тайдзюцу подлетел к изгибающейся в воздухе тонкой змее плети, развел руки в стороны и нанес удар обоими кулаками так, чтобы плеть оказалась между ними.
   Всего в двух метрах от рукояти, хвост плети угодил словно между молотом и наковальней. По ней бежит ураганный поток Ци?
   Татуировки на теле воина засветились синим огнем от силы отдаваемой энергии и два импульса Ци из кулаков во встречном мощнейшем ударе перебили плетеный трос.
   Восемнадцатиметровый хвост бича, исполнив в воздухе дикий кульбит, бессильно упал на землю, а совершивший самоубийственный рывок, шиноби рухнул под ноги сразу четверым самураям.
   -- Ублюдок! -- лорд Сабуро в изумлении глянул на жалкий огрызок плети, оставшийся у него в руке, а затем в эпицентр золотого вихря, где, под взглядами сотен изумленных людей, поднималась на руках покрытый кровью, но явно живой скелет. -- В атаку! Все! Не дать ей очнуться!!!
   Две сотни дистанционных дзюцу сорвались с оружия самураев, дирижабль Единства взревел шестью моторами и заложил крутой вираж, готовя к бою какое-то оружие, а причина всеобщего безумия, лиса-лицедейка подняла руку и... хлопнула ею о землю.
  
   Вот и все.
   Руки разбиты, силовые схемы опустошены.
   Клейменый предатель, беглый шиноби из скрытого селения Ветвей, приготовился принять удары самурайского оружия. Успеть бы повернуться и бросить прощальный взгляд туда, где лежала лиса. Та, кого он так долго искал. Та, в погоне за кем четырежды пересек от края до края все земли обитаемого мира. Взглянуть и убедиться, что она... жива...
   Корио с силой хлопнула рукой о землю и копья самураев, готовые вонзиться в обессилевшего шиноби, со скрежетом погрузились в мертвый, равнодушный камень.
   Столб прессованной до каменного состояния земли ударил вверх, унося на себе часть мостовой, на которой скорчился мастер тайдзюцу. Подобие платформы взмыло на метров на шесть и замерло. Что это? Неужели враг думает, что они не достанут жалкого шиноби с какой-то платформы?
   Нет.
   Просто союзника нужно убрать из зоны поражения!
   В долю мгновения, вокруг полулежащей изуродованной лисы взвился бешено вращающийся ураган воздуха, напитанного золотистой Ци. Еще доля мгновения и миллионы невидимых клинков хлестнули во все стороны. Завертелись с бешенной скоростью, рассекая при малейшем касании и живую и мертвую плоть. Потоки Ци, камень, металл? Ничто не могло противостоять когтям взбешенного Ватацуми-но-ками. Эти клинки обратили бы в мелкое крошево весь изуродованный темными энергиями город, но касаясь стен окружающих площадь зданий, они теряли силу и развеивались. По просьбе наивного ребенка, мечтающего изменить мир. По просьбе истекающего кровью монстра, с непробиваемой фанатичностью продолжающего верить в то, что люди - не чудовища.
   "Если в мечту человека поверил акума," -- прозвучал в сознании Корио голос бога-дракона. -- "То для вселенского баланса должно быть нужно, чтобы в нее поверил и хотя бы один ками"?
   Сама доброта.
   Лопнул белыми облаками развеивающейся Ци направленный на Корио лютый шторм дистанционных атак. Захлестнутые смертоносным ураганом, больше двух тысяч бронированных великанов в изумлении пучили глаза и с хрипами, с лязгом рассеченных доспехов оседали на землю кучами перемолотого фарша.
   В одну долю мгновения, могучая армия великого лорда Сабуро перестала существовать.
   -- Как?! -- прозвучал над залитой кровью площадью неистовый вопль потрясенного наместника. -- Почему?! Зачем?! Ты же - бог! Она же - демон!!!
   Только его силовой кокон выдержал удар, благодаря зеленой Ци юной жрицы, что шустро спряталась обратно под плащ владыки северных земель.
   Обрастающая кожей, Корио с трудом поднялась на ноги и устремила на громадного конного самурая взгляд, полный ненависти и издевки.
   -- Безмозглый урод! -- выкрикнула лиса. -- Даже если против тебя сражаются демоны, с чего ты взял, что за такого мерзкого ублюдка как ты, вступится бог?! И боги! И демоны! И люди! Все мы - твои враги!
   -- Паршивая шавка! -- проорал генерал и, ударив коня мечом по крупу, приказал могучему зверю устремиться на врага. -- Я тебя прикончу! Вместе с твоими людьми, богами и демонами!
  
   Золотой вихрь растерзал основание платформы, каменный столб покосился и начал с грохотом обрушаться.
   Мастер тайдзюцу почувствовал что земля уходит у него из-под ног, оттолкнулся от платформы и мягко приземлился в нескольких метрах от рухнувшего столба. Все на площади вокруг него, выше полуметра и ниже пяти метров от уровня мостовой, разваливалось и рассыпалось. Густо хлестала кровь, слышались хриплые стоны умирающих. Целая армия уничтожена за один удар? А чего вы ожидали, ублюдки, нападая на Багровую Тень?!
   Вопли наместника и восклицания Корио заставили мастера тайдзюцу обернуться. Конный самурай сорвался с места и понесся на лису, что едва стояла на ногах.
   "Помоги". -- прозвучала чужая мысль, но воин не нуждался в просьбах и уже совершил рывок, устремляясь к той же цели, что и генерал. Золотое сияние потекло к татуировкам мастера тайдзюцу, наполняя силовые схемы своей энергией.
   Корио напрягла кое-как сросшиеся мышцы, изготовилась отпрыгнуть от вставшего перед на дыбы громадного зверя, как вдруг кто-то заслонил врага над ней, сгреб девчонку руками и крепко прижал к себе.
   -- Псих! -- в испуге взвизгнула лиса, но хватка рук чужака стала только крепче.
   Кровомес, конь наместника, участвовал во множестве грабительских рейдов и с удовольствием участвовал в расправах над лишними рабами. Он видел подобное не раз. Родители, пытающиеся закрыть собой детей. Мужчины, заслоняющие женщин собственными телами. Наивное дурачье, переломанные кости и раздавленное мясо которых смешается с костями и мясом тех, кого они пытаются защитить. Сейчас он насладится предстмертным воем жалких мелких человечков, их кровью, их агонией!
   Копыта коня коснулись спины мастера тайдзюцу и ударили сокрушительным импульсом, но в ту же долю мгновения, встречный импульс ударил из сияющих золотом татуировок мастера тайдзюцу. Грохот разнесся над площадью, лежащие вокруг тела швырнуло прочь ударной волной, а конь опрокинулся на спину и вместе с всадником, рухнул на землю.
   Громогласный лязг металла, яростное ржание коня и злобная ругань самурая.
   -- У-ху-ху! -- кривясь и кашляя от боли, мастер тайдзюцу с трудом разжал объятия. -- Еле отвел, чуть схемы не выгорели! Сейчас в двадцатый раз зарекусь подставляться под такие удары!
   -- Ты дурак? -- Корио выбралась из образовавшейся в земле вмятины и встала перед пытающимся отдышаться спасителем. -- Я бы отпрыгнула!
   -- И он сшиб бы тебя в полете. Это же Симада Сабуро, наместник северных земель. Что, ничего не знаешь про его боевые способности?
   -- Ну... Симада... они ведь непробиваемые?
   -- Да. Используют коней как мощнейшие генераторы Ци, благодаря чему создают вокруг себя энергетический кокон и могут наносить сокрушительные удары чистой силой. Он не атаковал все это время, потому что ничего не может противопоставить сверхускорению мастеров тайдзюцу. Не его специализация. Его задача - прошибать вражеский строй и идти вперед, втаптывая врагов в землю. -- поднявшись, татуированный воин повернулся к самураю, конь которого, увлекая за собой всадника, рывком встал на ноги. -- Но теперь, когда мы больше не можем ускориться, он нас размажет.
   -- Не размажет. -- Корио тоже поднялась, стоя на земле уже уверенно и достаточно твердо. -- Великий ками защитил при ударе мои кости, а на костях у меня - силовые схемы акума, которым безразлично, какой заряд концентрировать - положительный, или отрицательный. Дай мне две минуты. Я впитаю побольше Ци, и этого гада так продырявлю, ни одна жрица не заштопает!
   Дирижабль, на удивление шустро завершивший боевой разворот и продолжающий набирать высоту, вдруг выплюнул, одну за другой, четыре столбообразные стрелы. Пущенные с разной силой, они ударили в землю в разных частях площади, образовав неровный четырехугольник.
   Силовые схемы на стрелах-столбах активировались и начали втягивать в себя положительно заряженную Ци с такой силой, словно та была воздухом, а за схемами располагался бескрайний вакуум.
   -- Сучьи изобретатели. -- Корио заскрежетала зубами. Силовой кокон, едва начавший формироваться вокруг нее, распался. Ками исчез.
   -- Вперед, Кровомес! -- торжествующе взревел генерал, на Ци которого поглотители не производили никакого эффекта. -- Добьем ублюдков!!!
   -- Я его задержу. -- сказал мастер тайдзюцу, оглянувшись на Корио. -- А ты... убегай, лисенок.
   Сказал, и понесся навстречу атакующему самураю, а Корио прыгнула и кувырком перекатилась сначала вправо, затем влево, уворачиваясь от бьющих со стороны дирижабля стрел. Много! Идут в четыре сплошных потока!
   Какая-то автоматика, с завязанной на Ци системой натяжения тетивы и укладки стрел на ложе. Два десятка стрел - двух секундная передышка. На переключение кассет? Какой у них боезапас? Не может же такой шквал продолжаться долго!
   Взрыв-печати на стрелах детонировали, круша камень и раздирая в ошметья лежащие повсюду трупы. Корио металась и кувыркалась по площади, стараясь быть максимально непредсказуемой и стремительной в своих рывках. Десять секунд. Двадцать. Тридцать...
  
   После того, как попытка выманить лису предложением убежища не принесла результатов, Нишидзуми Киоми вернулась на базу и теперь наблюдала за происходящим посредством сразу нескольких мониторов, принимающих сигналы от силовых схем, размещенных по периметру площади на стенах зданий.
   -- Господин Управляющий! -- не выдержав, воскликнула она, от полноты чувств подавшись вперед и крепко стиснув руки у себя на груди. -- Почему мы не используем куклу проекта "Янь"? Они ведь созданы для убийства Алых и Багровых Теней! Вы все еще сомневаетесь, что это - настоящая лиса?
   -- Это - настоящая. -- ответил ей командующий базы. -- Но куклы "Янь" - секретная разработка. Шестьдесят Третья в любой момент уничтожит лису, но бросим мы ее в атаку только если не будет другого выбора. Гибель от куклы "Янь"... лиса еще должна заслужить.
  
   Шквал стрел иссяк.
   Надолго ли? Сейчас подтащат к стрелометам новые ящики с боеприпасами, или ударят еще чем-нибудь, посерьезнее.
   Корио бросила взгляд туда, где мастер тайдзюцу сражался с конным самураем. Воин метался из-стороны в сторону, и с каждым рывком мостовая на том месте, где он стоял мгновение назад, вминалась от мощнейшего силового удара. Словно непоколебимая гранитная скала, лорд Сабуро принимал удары кулаков на свой силовой кокон и стоял на месте, а в ответ врагу летели самые обычные импульсы Ци... способные расплющить в окровавленный блин латника в тяжелой броне. Генерал даже не размахивал оружием и только слегка поворачивал голову, следя за тем, как мечется по площади лиса.
   Корио пригнулась, коснулась земли и, набрав на руки побольше камня, сделала рывок к врагу. На третьих Вратах Духа, прыгнула и нанесла удар в голову.
   Каменное крошево, в которое обратилась броня на руке лицедейки, мелкой шрапнелью рубануло по самой лисе, кисть руки смялась, лучевая и локтевая кости сместились, разрывая хрящи.
   Генерал даже не шелохнулся.
   "Зараза хвостатая"! -- мелькнули в голове Корио мысли Безликого, пока она, упав с воплем боли, кувырком через голову уходила от обрушившего на нее шквал импульсов, лорда Сабуро. -- "Десяти минут поспать не дала"! -- и тут же, не дожидаясь ответа, акума занялся спасением ценной тушки своего носителя. -- "Смотри наверх, дура"!
   Корио почувствовала указываемое ей направление, резко обернулась и видела несколько пластиковых цилиндров, отделившихся от гондолы дирижабля.
   "Отравляющие газы"!
   "Больные совсем?! Мы - в городе"!
   "Парой больше, парой меньше"...
   "Парой чего"? -- Корио продолжала кувыркаться, уходя от ударов преследующего ее самурайского генерала, что игнорировал мастера тайдзюцу и не экономил энергии в попытках прибить нахально напавшую лицедейку.
   "Тысяч. Больше такое облако заберет, только если людишки без подготовки массово ломанутся в зону заражения. Спасать пострадавших, например".
   Попадать под атаку ядами и кислотами было для Корио не в первой. Как только эти баллоны упадут чуть ниже, она метнет им на встречу волну камня, подхватит и закроет в непроницаемом для отравы каменном пузыре...
   Пластиковые цилиндры с громкими хлопками рванули высоко над землей, обратившись в большое, желто-зеленое облако газа. Облако это, с противоестественной целеустремленностью, ринулось вниз, к обомлевшей от возмущения и злости лисе.
   "Гнилые скоты"! -- взметнув между собой и конным самураем каменную стену, Корио припала на одно колено и коснулась земли руками. Камень мостовой вздулся пузырем, захватил ее в свои объятия и крепко прильнул, превращаясь в непроницаемую для яда броню.
   Генерал самураев поднял своего коня-людоеда на дыбы и могучий зверь одним ударом копыт разнес созданную лисой полуметровый каменный заслон...
   Ведомое мастерами ниндзюцу, ядовитое облако окутало укрытую камнем фигурку лицедейки...
   Со щелчком принявшие новые кассеты, стрелометы направили носы на замершую в неподвижности цель и послали в полет первую четверку стрел с мощнейшими взрыв-печатями на древках...
   Корио съежилась внутри своей каменной скорлупы.
   "Безликий, дай мне сил"!
   "Нет, маленький и слабый человек". -- мрачно и твердо ответил ей демон. -- "Силу... дашь мне ты"!
  
   Яркий свет люминесцентных ламп ударил по глазам.
   Корио дернулась и завыла сквозь кляп, почувствовав невыносимую, сводящую с ума боль по всему ее телу. Вернее по тому, что от ее тела осталось после нескольких дней безостановочных пыток. Покрытый кровью, язвами и ожогами, изувеченный обрубок, без рук и ног, прибитый стальными штырями к деревянному щиту. Перед глазами - багровая пелена, но даже сквозь нее видны скрытые защитными масками лица палачей.
   Глава скрытого селения Скалы, черный воин-дракон и несколько его прихвостней, явившихся лично полюбоваться на казнь.
   Память Златохвостой Кицунэ. Все как тогда. Пропитанная кровью и ужасом пыточная. Вдоль стен - колбы с трупами и кусками тел тех, кто стал Златохвостой друзьями и близкими. Выставка мертвецов, собранных по всей стране, с единственной целью - показать ненавистной маленькой богине, на что она обрекла этих людей, помутив их сознание и заставив восстать против уродства, зла, жестокости.
   Но здесь, в этой демонической иллюзии, до мельчайших деталей повторяющей давнее прошлое, на деревянном щите висела уже не трехлетняя наивная девочка, при пленении пытавшаяся защитить от ужасных врагов любимую плюшевую игрушку.
   На щите висел... монстр.
   Багровую муть боли разорвали черные молнии. Глаза Корио расширились, вылезая из орбит от чудовищного всплеска нахлынувших на нее эмоций. Губы заткнутого кляпом рта растянулись до ушей, человеческие зубы обратились в острые звериные клыки. Черная Лиса захохотала, зрением демонов глядя сквозь маски на перекошенные от злобы рожи врагов. Думают, что победили? Что вот сейчас убьют беспомощного слабого человечка и ничего им за это не будет?!
   Нет, ублюдки! Нет!!! Вы даже не подозреваете, как близка и страшна расплата!
   Много раз Корио лгала, рассказывая о том, что Златохвостую Кицунэ утопили в обычной воде. Чтобы не травмировать психику детей и впечатлительных взрослых. Чтобы не провоцировать врагов применять этот же метод казни.
   Хохот чудовища заставил черного воина-дракона перемениться в лице. Побледневший, впавший в панику, он бросился к рычагам управления и рванул один из них. Цепи, поддерживающие медленно опускавшийся деревянный щит, высвободились и казнимый монстр рухнул в стеклянный бак, до краев наполненный серной кислотой.
   Тело полыхнуло пожаром, но даже сгорая заживо, Корио не прекращала хохотать.
  
   Несколько минут в иллюзии Безликого были равны половине удара сердца в реальном мире.
   -- Всплеск отрицательных энергий! -- дрогнув, тревожно выкрикнул один из офицеров-операторов, а управляющий, державший все это время палец на кнопке, с усилием вдавил ее в пульт.
   Сигнал от мозга к руке идет не мгновенно. От передатчика к приемному устройству еще дольше, а активация силовых схем и контуров даже с горячего старта и вовсе занимает две с половиной секунды. Это была проблема, которую техники и био-инженеры Единства до сих пор не сумели решить.
   Все факторы, собранные воедино, подарили Черной Лисе почти три секунды.
  
   Сфера заряда алой Ци резким рывком распространилась над каменной фигурой, разрушила чужой контроль над облаком яда и захватила каждую из мельчайших частиц. Новый рывок и все облако яда, без остатка, схлопнулось. Впиталось в окружающую Корио каменную кору.
   Разрушая собственную защиту, Корио рванулась назад и копыта генеральского коня сокрушили только опустевшую скорлупу. Туда же, где уже не было цели, ударили и разрывные стрелы с дирижабля.
   Окутанная буйствующим пламенем алой Ци, лиса приземлилась на свободный от трупов участок мостовой и тут же, склонившись, коснулась земли руками. Мясо зашипело и затрещало, в воздухе поплыла тяжелая вонь горелого, когда широкое кольцо камня вокруг лицедейки вдруг раскалилось докрасна и потекло, обращаясь в лаву. Напитанный алой Ци, воздух сформировал над Корио торс, голову и руки громадной человекоподобной фигуры. Загребая лаву словно ковшом экскаватора, этот призрачный великан развернулся и, одну за другой, запустил три многотонные лавовые бомбы в сторону дирижабля.
   -- Задраить люки! -- проорал капитан Широмару, хватая подвижную панель перед стрелометом и рывком закрывая ее. -- Все, держитесь!
   Лавовые бомбы ударили в гондолу и размазались по корпусу словно тесто, не пробив защиту, но намертво замуровав орудийные порты, бомболюки и обзорные иллюминаторы капитанского мостика. Дирижабль потерял управление и, по широкому радиусу, поплыл прочь от площади.
   Корио повернулась к генералу самураев, под копытами коня которого разверзалось небольшое озеро лавы. Ярко сияющие щупальца раскаленного камня взметнулись вверх и набросились на защищенного силовым коконом самурая. Выглядело это так, словно огромный осьминог пытался утащить в огненную пучину яростно отбивающуюся добычу. Лорд Сабуро бил импульсами Ци, разнося в клочья одно щупальце за другим, но из лавы под ним тут же поднимались новые и новые.
   Этого ублюдка так просто не пробить. Придется потратить заряд ультимативного оружия. Такому человеку - не жалко!
   Алая Ци рывком прильнула к Корио, все тело которой уже покрыла черная чешуйчатая броня. Заплясала на броне яркими всполохами, заструилась к трем длинным черным хвостам.
   Черный демон, теперь действительно обретший сходство с мифической лисой, выгнул спину, запрокинул хвосты и направил их кончики себе в рот. Ци в три потока заскользила по чешуйчатой шкуре, словно вода стекая с хвостов в глотку чудовища и сжимаясь, закручиваясь в бешено вращающийся клубок безумных разрушительных сил.
   "Слово Вечных".
   Удар, мощи которого позавидовали бы создатели страшнейших бомб эпохи Металла. Если неправильно рассчитать угол атаки, через Сикабе протянется сквозной шрам испаренного камня, а через пару секунд ударная волна обратит весь город в руины.
   Прыгнуть и нанести удар сверху вниз. На таком расстоянии сфера "Слова" не успеет разрастись и попросту проделает во враге дыру диаметром в пять-шесть дюймов, а потом уйдет сквозь землю глубоко в недра планеты. Да, город тряхнет. Но не сильно.
   Не детонирует при столкновении с силовым коконом?
   Скорее фугасный снаряд тяжелого орудия рванет при пробивании газеты.
  
   -- Убрать эту дрянь! -- Широмару махнул рукой в сторону иллюминаторов. -- Приготовить фосфорные бомбы!
   В этот момент изуродованная модификациями человекоподобная фигура, примотанная ремнями к стене позади него, вдруг подняла голову и... исчезла.
   Один из стрелков даже испуганно вскрикнул. Никто из простых солдат не был информирован о способностях кукол проекта "Янь".
  
   Корио совершила прыжок, готовясь выплюнуть сгусток энергий в сторону самурайского генерала, как вдруг ощущение ужасной, смертельной угрозы нахлынуло на нее. Что еще за чувство? Ведь в том, что ее пытаются убить, совершенно ничего нового...
   Мысль мелькнула, а тело уже среагировало, резким рывком убрав голову оттуда, где тончайшему восприятию почудилось...
   Стальной клинок, лезвие которого было украшено остро отточенными треугольными зубцами, возникло из небытия на том месте, где только что была голова лисы и совершило резкий рывок. Враг явно был на все сто уверен, что пронзит голову цели и сделал добивающее движение...
   Взъярившись, Корио пнула фигуру возникшего рядом с ней урода, но в одно мгновение враг исчез и Корио импульсом Ци из правой лопатки швырнула себя в сторону, а хищно блеснувший острыми гранями клинок, нацеленный в позвоночник, возник там, где долю мгновения назад была ее спина. Еще удар! Еще!
   Лиса не замечала, что мир вокруг нее остановился. Замерло все. Люди, дирижабль, оживающие мертвецы. Даже каменное крошево и брызги лавы неподвижно зависли в воздухе. Двигалась только Корио и непрестанно атакующий ее монстр.
   Оператор, сидящий в оплетенном сложнейшими силовыми схемами бункере, непроизвольно улыбнулся. Седьмые Внутренние Врата Духа? Как и предсказывали аналитики, в момент смертельной опасности, Корио и Безликий смогли сломать этот барьер. Воистину, это существо достойно ранга угрозы "Багровый". Вот только ни Седьмые, ни Восьмые Врата им не помогут!
   Оператор утопал в золотисто-золотом сиянии целебной Ци, помогающей избежать травм мозга при сверхскоростной работе и передающей информацию от оператора к марионетке без малейших затрат времени. Те же технологии применялись для передачи сигналов к мышцам и силовым схемам боевой куклы. Быстрее любого человека, даже на Седьмых или Восьмых Вратах, кукла атаковала своего врага.
   Седьмые Врата? Жизнь, без всяких ранений, утекала из Корио с такой силой, что в буйстве Ци сгорала кожа. Упругий, яростно сопротивляющийся любому движению, воздух невозможно стало ни вдохнуть, ни выдохнуть, но это и не требовалось, ведь один-два глотка кислорода ничего не добавили бы к беснующемуся в теле лицедейки пожару самоуничтожения.
   Враг, убедившийся, что цель может каким-то немыслимым образом почувствовать его пространственные перемещения, возник в стороне и направил на Корио свою морду, спрятанную под свисающим до груди черным капюшоном. Мгновение, и... ослепительно сияющий поток пламенеющей Ци ударил из лба фигуры, в миг испарив кожу на виске рванувшейся в сторону лицедейки. Реакция, достоянная демона! Но опытный охотник даже самую верткую бестию загонит в угол!
   Кукла номер Шестьдесят Три меняла пространственные координаты так быстро, что даже в мире замершего времени Корио не смогла бы уследить за ней зрением людей. Справа, слева, сверху, снизу! Марионетка появлялась и тут же исчезала, перемещаясь в новую точку, но крошечной доли мгновения, было вполне достаточно ей для того, чтобы сделать выстрел.
   Корио завертелась в огненном урагане. Струи раскаленной Ци рождались в центре силовой схемы, заменяющей кукле лицо и пронзали пространство, сплетая вокруг отчаянно ускользающей жертвы все более плотную сеть. Там, в нормальном мире, существовали эти струи какую-то долю секунды и были похожи на вспышку света, но здесь, в мире остановившегося времени, они таяли медленно, вытягивались сияющими шлейфами и готовы были прильнуть всепожирающим жаром ко всему, что коснется их.
   Золотистые росчерки пламени сплетали вокруг мечущееся лисы плотную сеть, верткая лицедейка ускользала, но каждым выстрелом кукла отсекала врагу пути к отступлению и лишала противницу возможности маневра. Ни единого шанса для контратаки, только отчаянные попытки уклониться от нескончаемого шквала огненных лучей. Еще сотня выстрелов! Еще!
   Прекрасно! Клетка сплетена. Пора поставить точку в истории этой проблемной Багровой Тени!
   Сенсорные схемы боевой био-машины жадно впитывали поступающую информацию. О наводящей жуть сущности, по приказу демона-генерала успевшей перед солевым очищением площади нырнуть глубоко под землю. Об энерготоках, тянущихся сквозь землю и воздух к покрытой черной броней фигуре врага.
   Что это за яркий шарик сияющей энергии у нее в пасти? "Слово Вечных"?
   Оператор Шестьдесят Третьей ни на миг не задержал атаку. С гибелью лисы этот шарик превратит город в груду руин с километровым котлованом в центре? Приемлемая цена за устранение чудовища, прямо или косвенно ставшего причиной гибели более чем ста миллионов человек! Провокатор хаоса, разносчик войны, богиня-лиса должна исчезнуть!
   ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!!!
   Оператор нанес удар, накрыв шквалом огненных лучей область заключенного в клетку пространства так, чтобы лисе не осталось не ни клочка пространства для размещения головы. Куда бы ни дернулась лиса, ее всюду ждет смерть! А если она останется на месте...
   Оператор сменил пространственные координаты своей марионетки. Как он и рассчитывал, Корио приняла шквал лучей туловищем, но голову удержала в единственной оставленной ей точке. Там, где через ничтожную долю мгновения возник многозубчатый клинок, которым заканчивалась правая рука боевой куклы.
   Вне сомнения, лиса почувствовала трепет пространства при смене координат, но увести голову от удара ей просто некуда. Сгореть при касании золотистых линий медленно текущей, но смертоносной пылающей Ци, или получить удар меча. Вот и весь ее выбор!
   Лиса сделала выбор и меч насквозь пробил ее голову...
   От щеки до щеки, разворотив обе челюсти и вырвав язык. Вот бестия! Сумела все-таки повернуть голову так, чтобы спасти от удара мозг! На важно! Ведь если дестабилизировать сгусток "Слова" и разбить сдерживающие его силовые схемы на челюстях, все вокруг обратится в плазму и мир содрогнется от ударной волны вдухсоткилотонного взрыва!
   Но взрыва нет. Почему? Почему?!
   Потому что отчаянно метавшаяся среди сверкающих вокруг нее смертоносных лучей, лиса вдруг повернулась и... плюнула.
   Куда?
   В точку, указанную Безликим, нашедшим и отследившим управляющие силовые линии, тянущиеся к чудовищной марионетке.
   Все в крепости Единства, от лорда-управляющего до дежурного консьержа, переменились в лицах, когда перечеркнувшая ночное небо ослепительно-белая сфера врезалась в землю за пределами стен их замка и прошла сквозь тонны скальных пород, словно иглой пронзив переплетение коридоров подземной базы.
   "Повреждения"?! -- бросил запрос в сеть Управляющий, но прежде чем система выдала ответ, вся база и город над ней пошли ходуном от глубинного подземного взрыва, по мощи не уступающего мощной водородной бомбе.
   В домах лопались стекла, опрокидывались стеллажи, падали с полок книги и посуда, а на центральной площади, в кольце взрывов и разрушений, упали на землю два агонизирующих тела.
   Потерявшая управление марионетка и покрытая черной броней лиса-лицедейка.
   Время сдвинулось с мертвой точки, струи огня обратились лучами и вспороли все вокруг, испаряя при касании камень, металл и разбросанные повсюду горы мертвой плоти. Черно-серый дым, тяжелый, зловонный, заволок всю площадь, но сквозь грохот двух катастроф и эту завесу, на упавшую лису устремился неугомонный лорд Сабуро, генерал уничтоженной армии. Покрытый татуировками мастер тайдзюцу попытался его отвлечь, но ринувшись в прямолинейную атаку лишь получил импульс Ци в голову и, едва успев заслониться руками, кувырком полетел в сторону.
   -- Так держать! -- прильнув к обзорному иллюминатору, проорал капитан Широмару. -- Форсаж на все двигатели! Наводчик!
   -- Цель подтверждаю! -- отрапортовал офицер, прильнувший к прицелу. -- Бомбометание на счет "Пять"! Ра-аз! Два-а!
   Импульсами Ци сбивший с себя полужидкую лаву, дирижабль завершил разворот. Получив утроенное питание Ци, громадные моторы с надсадным воем замолотили воздух громадными лопастями. С лязгом раскрыв бомболюки, летающий монстр устремился к затянутой дымом площади, в центре которой корчился и агонизировал на камнях предельно истощенный, изуродованный враг.
   Корио корчилась в судорогах и давилась кровью, но Безликий вдруг скрутил ее словно борец противника и указал на обе угрозы.
   "Ломай суставы! Рви сухожилия! Двигай! Двигай"!!!
   Распадающаяся черная протоматерия свилась в жгуты, оплела руки и ноги Корио, обратившись подобием мышц взамен тех, что умирали в агонии и истощении после самоубийства методом Седьмых Внутренних Врат. С хрустом вывернув собственные суставы, немыслимый симбионт акума и человека пришел в движение.
   "Пошел"!!!
   Рывком разворотив остатки своего лица ради того чтобы освободившись от застрявшего меча марионетки, Корио кувыркнулась через лишенную воли куклу и схватила ее, одной рукой за плечо, второй за затылок. Черная протоматерия хлынула из кончиков пальцев лицедейки, впиталась в плоть куклы, протянулась к узлам силовых схем, оплела их и... замкнула.
   -- Сучья тварь! -- увидев ударивший из головы странного трупа золотистый луч, наместник Сабуро рванул коня за поводья, но тот не среагировал, ведь враг совсем рядом и уже раскрыта пасть для того, чтобы схватить, сжать, насладиться хрустом костей!
   Крепления, удерживающие самурая в седле, потеряли подпитку энергией Ци и были тотчас разорваны, когда лорд Сабуро, непроизвольно увлекая за собой юную жрицу, рывком швырнул себя с коня на землю.
   Ослепительно яркий луч, что был жарче плазмы, полоснул по земле и зданиям, хлестнул по раззявленной пасти кровожадного зверя и, продолжая круговое движение, устремился в небеса. Туда, где воздушный корабль надрывал моторы, стремясь скорее войти в зону эффективного бомбометания. Луч мигнул и погас, защитные схемы куклы почувствовали чужое вторжение и активировали самоликвидацию, но той секунды, что действовало оружие Единства, оказалось достаточно для того, чтобы луч огня рубанул но баллону летающего гиганта, в миг пробив усиленную токами Ци защиту и наискось срубив переднюю часть дирижабля.
   К счастью для экипажа, водородные дирижабли давно ушли в прошлое и баллон был заполнен гелием. Не взорвавшись и не вспыхнув, гигант клюнул носом, в медленном, плавном крушении обрушаясь на дома.
   -- Я... за мирные небеса... -- Корио уронила распадающуюся серым пеплом куклу-марионетку, собралась с силами и сделала шаг в сторону. Обезглавленный самурайский конь с зубодробительным лязгом стальных доспехов, тяжело рухнул на то место, где она только что стояла. -- И землю... тоже...
   -- Сучья, гнилая тварь!!! -- по другую сторону от упавшего гиганта на ноги поднимался теряющий остатки рассудка гигант, ростом в два с половиной метра и с ног до головы закованный тяжелую броню. -- Иди сюда!!!
   Генерал самураев присел, сгреб пятерней валяющийся у него под ногами тяжелый боевой молот и прыгнул, через мгновение с грохотом приземлившись перед неуклюже отступающей перед ним высохшей костлявой мумией, обугленной, оплетенной чем-то воде подвижных черных ремней.
   Свирепым ударом ноги, самурай поверг костлявую тварь на землю и наступил ей на руку, лишив возможности уворота.
   Корио метнула со свободной руки черную протоматерию, но Сабуро блокировал ее левой рукой и замахнулся правой, в которой крепко сжимал тяжеленный молот, одним ударом которого можно размазать в кашу всю верхнюю часть тела любого человека.
   -- Бей! -- не удержал в себе эмоций Управляющий, посредством сенсорных печатей прекрасно видящий происходящее даже через завесу густого дыма.
   -- Бей!!! -- в унисон и одновременно с ним возопила Киоми, что даже непроизвольно подалась вперед, как будто приближение к экрану могло приблизить ее взгляд к месту действия.
   Но не они одни видели происходящее.
   Ручная пушка с громким грохотом выплюнула снаряд, что за долю мгновения преодолел десяток метров от стрелка до цели и врезался в бок самурая. Стальное ядро не пробило броню, но заставило самурая потерять равновесие и помешало нанести удар. Генерал глухо рыкнул от ярости и снова изготовился добить лису, как вдруг с другого бока к нему прыгнул мастер тайдзюцу. Лорд-наместник встретил врага импульсом Ци из наплечника, воин был сбит и кувырком полетел прочь, но перед этим успел... нахлобучить на голову самурая снятую с себя куртку.
   Сабуро вслепую, сверху вниз, шарахнул импульсом из передней части кирасы, содрал со своего шлема и швырнул прочь куртку, но не увидел в новообразовашейся вмятине в земле фарша из костей и плоти лицедейки. Неугомонная тварь отбросила придавленную стальным сапогом руку, словно ящерица хвост, и перекатилась через правое плечо, ускользнув от гибельного для нее удара.
   -- Паскуда! -- багровая пелена бешенства застилала самураю глаза. Он устремил все свое внимание на костлявую тварь, нелепо трепыхающуюся, но упрямо не желающую подыхать. -- Умри!!!
   Он сосредоточил внимание на цели и собрал Ци на новый импульс, но судорожно дернулся и послал удар мимо цели, когда его внутренности полыхнули безумной болью от адского жара, пронзившего живот от бока до бока. Защита пробита! Он ранен! Ранен!
   Вытаращив налитые кровью глаза, лорд Сабуро глянул вправо, на отпрянувшего и пытающегося отскочить, маленького человечка. Отработавшая магнитная кумулятивная мина, отброшенная собственным взрывом, отлетала от прожженной пластины брони и падала на землю.
   Этого не может быть. Чтобы беспомощное ничтожество... обычный мелкий человечек... нанес рану ему! ВЛАДЫКЕ МИРА! ГЕНЕРАЛУ САМУРАЕВ!!!
   Командир диверсантов попытался сгруппироваться, заслониться руками и ногами, но незримый кулак сшиб его и вбил в землю, словно таран стенобитного орудия.
   Второй боевик, безоглядно следовавший за командиром, не дрогнул. Враг поворачивается к нему лицом, щита нет. А значит... все как на учениях!
   Заученное до автоматизма действие. Запустить руку в одну из сумок на поясе, выхватить из жесткой коробки шарик тонкого, ломкого пластика. Замахнуться и швырнуть!
   Попадание!
   Едва успевший поднять взгляд на нового врага, генерал Сабуро получил удар прямиком в маску своего шлема. Шарик лопнул и залил застекленные прорези стального наличника... обыкновенной темно-зеленой краской. Расплескавшейся по стеклу и металлу, прилипшей и закрывшей обзор.
   Совершивший бросок, боец-диверсант нырнул в сторону в попытке уклониться от ответного удара, но через миг был размазан по мостовой, как муха, попавшая под скользящий удар ладони.
   -- Поганая мелочь! Ублюдки! Сучьи выплодки!!! -- преодолевая чудовищную боль, лорд Сабуро нанес несколько ударов импульсами Ци в ту сторону, где должна была лежать изуродованная лиса, но надеяться на гибель ненавистной твари нельзя, пока кровавое пятно с ее разбитыми останками не будет перед глазами.
   Лорд Сабуро провел ладонью по своей маске, но лишь размазал краску по бронестеклу и металлу. Прочь ее! Ей уже нечего защищать. Потроха разорваны кумулятивной струей, изгажены гарью, брызгами металла и грязью из разорванных кишок. Он уже убит, и никакой врач не выправит такие повреждения! Но он все еще в сознании и перед тем, как канет в вечную тьму, успеет увидеть крах надежд и мечтаний паршивой наглой мелюзги! Жалкой серой биомассы! Трусов! Слабаков! Рабов!
   Он еще успеет показать им всем, установленное для них природой, законное и естественное место!!!
   Генерал швырнул прочь маску и поднял взгляд, тотчас отыскав свою цель.
   Вот она. Черная Лиса. Багровая тень. Высохший труп, лишившийся руки, поднявшийся на переломанных ногах, но бессильный сделать даже один шаг. Все кончено!
   Но почему она улыбается?! Почему так широко и торжествующе скалит зубы эта богиня беспомощных ничтожеств, забывших о том, что они...
   ...даже не люди...
   Вспышка, ярче тысячи солнц, разорвала сознание самурая.
   Мастер тайдзюцу не потерял зря тех нескольких секунд, что понадобились ослепленному врагу на избавление от маски. Первым рывком, он метнулся к изуродованным останкам командира диверсантов, подхватил воронкообразный предмет, вылетевший из разорвавшейся оружейной сумки, а вторым рывком подскочил к самураю, убирающему от лица маску. Уверенным взмахом руки, воин-шиноби прилепил магнитную кумулятивную мину на затылочной части шлема врага и отскочил, а через долю мгновения стальной великан судорожно дернулся, когда голова грозного генерала обратилась в разлетевшееся брызгами месиво из мозга, крови и костей.
   Руки повисли плетьми, колени подломились и громадный воитель рухнул, сначала на колени, а затем на бок, словно исполинский утес, всего мгновение назад казавшийся незыблемым и несокрушимым.
  

Глава 4.

Жалкие серые тени.

  
   Отгремело эхо взрывов и обрушений. Растаяли последние отсветы вспышек света, над замершим городом воцарился мирный покой ночи.
   Надолго ли?
   -- Приказы, Осаму-сама? -- обратился лидер патрульной группы к лейтенанту сил закона.
   -- Пару разведчиков туда. -- твердо ответил ему отставной солдат. -- Узнать, жив ли наместник или наш командующий. Оценить обстановку и потери! Доклад со стен есть?
   Страж с громоздким ящиком портативной радиостанции за спиной покачал головой.
   -- Отправленная группа будет у первой дозорной башни через минуту. -- ответил он. -- Первый доклад через три.
   -- Принято.
   Однако доклад прилетел буквально через несколько секунд, видимо отправленные с проверкой стражи, на адреналине, недурно повысили скорость своего бега:
   -- Глава двенадцатой группы, всем! -- раздалось из наушников радиста. -- Девятая северо-западная башня! Дозор мертв! Повторяю, дозорные убиты! Нахожусь на верхней площадке! На окраине леса наблюдаю... -- самурай запнулся от нервов и судорожно перевел дух. -- ...Перемещение армии врага! Тысяч пять, или больше! Выкатывают четыре большие пушки! Вижу осадные лестницы!
   Лейтенант Осаму сгорбился, тяжело дыша. Нет, не чудилось последние недели ему это напряжение, буквально разлитое в воздухе. Враг был рядом, таился в бескрайней чащобе непролазного северного леса и ждал удобного момента. Пять-шесть тысяч? Пока в городе был гарнизон из трех тысяч армейских самураев, бандитский сброд действовать не отваживался, но сколько своих солдат угробил благородный лорд Сабуро в попытке расправиться с Багровой Тенью? Проклятый самовлюбленный дурак!
   Мгновение паники минуло. Списанный со службы по состоянию здоровья, ветеран нескольких пограничных войн и множества сражений с бандитами, лейтенант Осаму овладел собой и принялся отдавать приказы:
   -- Всеобщая боевая тревога! Сотник! Возьми двоих и бегом на радиостанцию! Сообщи о подходе врага и объяви мобилизацию. Пункт сбора - центральная база за второй линией стен! Вооружайтесь и занимайте оборону на втором рубеже, пока мы держим первую линию. Радист! Команду на центральную базу - врубить сирены! Сигнал в храмы, пусть бьют в колокола! Сигнал в замок Симада, пусть высылают нам в поддержку всех, кто может держать оружие! Пацифистов, инвалидов, полотеров! Всех! Исполнять!
   -- Командир! Доклад от разведчиков с площади! Там... горы трупов! Выживших не видно! Лорд Сабуро и генерал Кацухиро... разведчики не могут их найти!
   Одержимый гордостью, ублюдок бросил в бой и положил всех, кто жизненно важен для города сейчас. Уцелела бы хоть тысяча... нет, хотя бы сотня армейских самураев! Теперь у города всего четыре сотни бойцов. Негодных к строевой службе стариков, дефектных, всевозможных полукровок и тех, чьи гены три века как признаны устаревшими.
   -- До выяснения ситуации, принимаю командование на себя! -- лейтенант взмахом руки подозвал к себе молодого самурая с бледным от волнения лицом и, склонившись пониже, сказал ему на ухо: -- Беги в казармы! Найди мою жену и передай ей... код восемь-четыре! Она знает, что делать. Потом возвращайся к центральной базе и помогай ополчению. Приказ понятен?
   -- Понятен, командир! Код восемь-четыре! Будет исполнено!
   -- Бегом! -- Осаму хлопнул солдата по плечу. -- Быстрее ветра, парень!
   Самурайские жены не хуже мужей чувствуют, когда беда у порога дома. Напряжение от солдат передалось им и многие готовились... к самому худшему.
   "Код восемь", -- одной из бессонных ночей сказал лейтенант Осаму своей жене. -- "Будет означать, что положение безнадежно. Второй цифрой обозначу свободный путь для бегства. Стандартное обозначение направлений, в котором двенадцать - север".
   Вот и все. Теперь нужно продержаться как можно дольше, чтобы женщины, прихватив самое ценное, смогли унести детей прочь от обреченного города.
   Бандюги из "Народной Освободительной" разграбят все, до чего доберутся, но в страхе перед стихийным бунтом изводить простой народ начнут не сразу. Из метрополии успеют прислать войска и загнать "лесную оппозицию" обратно в тот отстойник, из которого она выползла. А вот семьи солдат и стражей закона будут зверски убиты сразу, как только "борцы за свободу" до них дотянутся.
   -- Если все наши полегли, значит Черная Лиса - жива. -- сказал вдруг храмовник-следователь, что привычно держался поближе к знакомому командиру и поигрывал тяжеленным боевым топором, словно легкой тросточкой. -- Думаешь, она останется в стороне, когда город трясти начнут?
   Осаму помедлил одно мгновение, борясь с отчаянной и наивной надеждой.
   -- Не очень-то она спешила помогать, когда погибала Хиваса. -- сказал один из рядовых бойцов, стоявших поблизости. -- Пришла, когда было нужно ей, и сделала только то, что было выгодно. А на тысячи погибших людей ей так же плевать, как и всем большим фигурам нашего мира!
   -- Ради сотни пленников, убила три тысячи солдат! -- с яростью добавил другой самурай. -- Еще и уродов каких-то с собой привела! Не из той же "Освободительной", ли?
   -- Прекратить болтовню! -- взмахнул рукой лейтенант. -- Пусть лиса занимается своими делами, а мы займемся своими! Тоширо-доно, -- он глянул на следователя. -- Вместе с разведчиками, обыщите поле боя. Кто-нибудь может уцелеть. Проверьте подземные ходы. Крепчак, что цепи коней энергией Ци напитывал, и его охрана должны быть там. Сидят, ждут приказов. Вытаскивайте их на вторую линию стен! Остальные, все, за мной! Бегом! Бегом!
   Где-то, очень далеко, затрещала череда раскатистых хлопков. Четыре потише, четыре погромче.
   Выстрелы и взрывы. Начала работу артиллерия бандитов.
  

* * *

   Все кончено.
   В тишине, наступившей после падения стального великана, мастер тайдзюцу неотрывно уставился на высохшее, похожее на мумию существо, что с трудом держалась на ногах в трех десятках метров от него. Девчонка, что восемь лет назад не побоялась четвертования и вытащила из тюремного подвала замордованного мальчишку. Осталось ли в этом ужасе императоров хоть что-то от той маленькой плюшевой идеалистки, готовой неделями тащить на себе совершенно постороннего человека через заснеженные перевалы?
   Да, говорили, что Златохвостая убита и Черная Лиса лишь ее генетическая копия, с иной душой и сознанием. Что она чудовище, разбойница, убийца женщин и детей, демон-разрушитель, творец лжи и террора. На каждый ее героический поступок эксперты и аналитики находили тысячу очерняющих факторов, а за попытку спорить или за слова восхищения на любого ставилось клеймо демонопоклоника. Ну что же...
   Если для того, чтобы отвергнуть льющуюся с экранов грязь, нужно стать демонопоклонником... если для того, чтобы узнать судьбу той, что до сих пор приходит в самых теплых и прекрасных снах нужно получить клеймо предателя...
   И сегодня он получил доказательство того, во что все эти годы так отчаянно верил! Златохвостая...
   Жива.
   Он убедился в этом, когда толпе озверевшего от власти скота не удалось разорвать горстку беспомощных слабых людей. Когда он, там, на залитой кровью улице, увидел улыбку закованного в черную броню ходячего мертвеца. Эту улыбку он прекрасно знал и помнил. Так улыбалась Кицунэ, когда меняла повязки на перебитых руках и ногах молодого генина из скрытого селения Ветвей. Тогда еще не украшенного татуировками силовых схем и далеко не мастера тайдзюцу. Так она улыбалась, когда кормила его, калеку, нехитрой похлебкой из выпрошенных в горных поселениях продуктов. Эту же улыбку от видел, когда просыпался под утро и бросал взгляд на девочку, спящую с ним под одним одеялом у потухшего и остывшего костра.
   Через восемь лет, когда в истерзанном войнами мире установилось относительное затишье, он нашел ее. Это оказалось несложно, ведь спокойствие и мир были повсюду, кроме тех мест, где неизменно, словно призрак погибшей богини, появлялась почерневшая от боли и ужасов, но все такая же несокрушимо добрая мечтательница.
   -- У... У... Усаги... -- с дрожью в голосе прошептал повзрослевший, окрепший и проявивший талант молодой воин. -- Что же эти сволочи с тобой сотворили?!
   Тощий ходячий мертвец несколько секунд смотрел на поверженного генерала, потом бросил взгляд на кровавое месиво, оставшееся от двух диверсантов и только после этого поднял на взгляд на мастера тайдзюцу.
   Из разорванной глотки и развороченной пасти чудовища потоком хлестала черная слизь, что вдруг словно ожила, потянулась вверх и сформировала нижнюю челюсть, губы и язык. Черная лиса попыталась что-то сказать, но что-то срослось не так и вместо слов у нее получилось только клокотание в горле, да невнятный, судорожный хрип. Тогда, йома печально улыбнулся и, приложив руку к груди, поклонился своему союзнику, словно за что-то извиняясь. За что?
   То, что началось после этого, повергло бы в шок и оставило бы психическую травму любому неподготовленному человеку.
   Йокай, по приказу акума спрятавшийся глубоко под землей, вернулся на поверхность и тысячи обезображенных трупов зашевелились. Мертвые самураи поднимаясь на ноги, сходились в толпу и тела их начинали деформироваться. Сотни безжизненных тел срастались в безобразного монстра. Черная Лиса и татуированный воин стояли в эпицентре, а вокруг творилось нечто, чему не должно быть места в объективной реальности. Настоящий шторм обезумевшей плоти, сочащейся гнилостной слизью и черной протоматерией.
  
   Отряд из полутора десятков самураев Единства, прибежавший на площадь от места крушения дирижабля, замер в потрясении, увидев то, с чем им придется столкнуться, если они вздумают хотя бы попытаться продолжить сражение. Тысячи мертвецов повернули к ним обезображенные лица, тысячи безжизненных глаз с жадной ненавистью уставились на изготовившихся к бою людей. Один из солдат по указующему жесту командира ринулся вперед, ускорился и попытался прорваться к центру площади, как вдруг завяз в незримом подобии паутины. Стальные нити, толщиной не больше волоса, были созданы из нескольких сотен деформированных самурайских доспехов и стали проводниками для потоков ало-фиолетовой Ци йокай. Этой стальной паутиной, способной разрушить боевое дзюцу или остановить атакующего врага, монстр закрыл своего создателя от ненавистных людишек, которых странный акума почему-то запретил атаковать. Даже того, что влетел в паутину и теперь трепыхался в ней, словно попавшая в паучьи сети оса, нельзя было ни разрезать, ни разорвать, ни удавить свившимися в канаты нитями.
   -- Вы пытались меня убить, -- сказал, приблизившись к настороженным самураям, один из ходячих трупов. -- Но я не хочу войны между мной и Единством. Сейчас, и у меня, и у вас, есть задача намного важнее, чем решение возможности нашего мирного сосуществования. Это, в знак моей доброй воли, -- мертвец сделал короткое движение рукой и стальные нити освободили захваченного самурая, уронив его на землю. -- Как и то, что тем лучом я рубанула по баллону вашего корабля, а не по гондоле, в которой обязательно детонировали бы какие-нибудь боеприпасы. Единство было добро к Златохвостой, ваша работа нужна и важна для всего человечества. Поэтому, прошу... не нужно преследовать меня и моих маленьких сестер. От нашей войны не будет никакой пользы, ни нам, ни вам, ни Обитаемому Миру.
   -- Отступайте. -- глядя на монитор, отдал команду Управляющий. -- Возвращайтесь на базу.
   -- Что?! -- Киоми едва не подпрыгнула на месте. -- Господин Управляющий! Нельзя отпускать лису! Она истощена! Этот йокай... она не сможет таскать его с собой! Нужно только подождать, пока она его куда-нибудь отправит и... и расстрелять ее! Предложите ей переговоры и пригласите сюда! У нас есть самые разные яды, можно отравить еду, воздух, или просто помазать двери лифта! Не понадобится даже сражаться!
   -- Легко отравить золотого лисенка, но Черную Лису на подобном не поймаешь. -- ответил ей командующий базы. -- Акума следит за химическим составом воздуха, пищи и предметов, которых касается его носитель. Несколько опытных отравителей уже совершали на Корио покушения. С отрицательным результатом. Но вы правы, Киоми-доно. Мы пригласим лису на переговоры. Отпускать ее без разъяснения отношений нельзя. -- Управляющий помедлил две секунды. -- Я приказал пробудить следопыта и выдал вам в сопровождение двух самураев. Они будут ждать вас у выхода с базы. После встряски от взрыва, на лифтах нет питания. Самый быстрый путь - по шахте, высокими прыжками. Поднимайтесь на поверхность. Ваша задача - пригласить леди Корио на нашу базу. Верховное командование извещено, большая пятерка желает провести переговоры с Черной Лисой.
   -- Тайные Императоры?! Лично?!
   -- Ваше удивление нелогично. Переговоры с Черной Лисой - ценнейшая возможность почерпнуть информацию о лицедеях, акума и Серых Стражах. У лисы много добрых воспоминаний о Единстве, есть стремление к помощи и сотрудничеству. Сверхуспехом будет ее вербовка и взятие под контроль. Вам ясны ваши приказы, офицер?
   -- Д-да, господин Управляющий!
   -- Тогда подойдите, Киоми-доно. -- командующий повернулся, взял из небольшого сейфа у своего кресла деревянную коробочку и открыл ее, вынув, один за другим, три наградных знака, красиво играющих бликами на гранях искусственных драгоценных камней. Алый, - на знаке "За ранение". Зеленый - "За храбрость и самоотверженность". Синий - "За спасение людей, в особо опасных условиях".
   Один за другим, он закрепил наградные знаки на мундире Киоми.
   -- С этим, Черная Лиса не позволит себе агрессию против вас, и с первых же минут проникнется дружескими чувствами. Ваши слова обретут для нее намного больший вес. Отправляйтесь!
   -- Да, мой господин! -- Киоми отсалютовала, повернулась на каблуках и выбежала в коридор. Она казалась полной рвения выполнить приказ, но через десяток секунд Управляющий обратился к одному из операторов.
   -- Киоми-сан впала в ступор при виде шахты лифта. У вас нет страха высоты? Возьмите ее себе на спину и помогите подняться к первому наземному этажу.
   Оператор поклонился и побежал на выручку офицеру. Что поделать, сложно ожидать самурайской храбрости от человека, взятого на службу только за внешность и способности к болтовне.
   Взгляд Управляющего снова устремился на монитор, на котором сквозь дым и мельтешение чудовищного йокай нет-нет, да проглядывала тощая фигурка еще одной девчонки. Той, из-за кого ему, всему персоналу базы и, возможно, каждому до единого жителям Сикабе придется умереть.
   Черная Лиса - вестник смерти. Где бы ни появлялась она, всюду льется кровь и тысячами гибнут люди. Как жаль, что устройство Ноль-Один пострадало. Пытаться стрелять или атаковать бессмысленно. Нужно протянуть время и задержать лису здесь. В радиусе гарантированного поражения.
   "Цель успешно уклонялась при смене пространственных координат гомункула Шестьдесят Три". -- обменивались мыслеобразами представители командной пятерки. -- "Акума почувствует опасность, ожидаема эффективная реакция. Попытка вербовки и постановка на службу организации в данных условиях наилучший выход. Сделаем ей предложение. В случае отказа, нахождение в эпицентре ядерного взрыва сотрет информацию и об акума, и о носителе, на всех уровнях. Если это не уничтожит объект... придется задуматься о методах сдерживания и ликвидации свершено нового порядка. Есть опасные, но перспективные разработки бактериологического и пространственно-временного характера".
  
   Самураи Единства, явно получившие приказы от начальства, начали отступать и вскоре скрылись. Йома и мастер тайдзюцу настороженно ждали подвоха еще несколько минут, а потом Корио слегка расслабилась.
   "Все, убрались". -- сообщил ей Безликий. -- "Можно продолжать".
   "Действуй". -- согласилась Корио и огромная масса мертвецов, завывая, тяжело переваливаясь с боку на бок, поползла к выходу с площади, путь от которого уводил к центральному замку. На месте осталось только десятка три неподвижных трупов. Йокай не тронул их по приказу акума.
   -- Подожди! -- мастер тайдзюцу, решивший, что йома умчится за своим творением, встрепенулся и протянул руку к ходячему мертвецу, но Черная Лиса не двинулась с места. -- Подожди! Ты не узнаешь меня?
   -- Кууба... яшши... Куудзу... нори? -- с трудом ответила лиса кое-как сформировавшимся речевым аппаратом, а затем вдруг вскинула руку и, сложив пальцы в щепоть, сделала кистью резкое движение вниз, этим жестом отдав мастеру тайдзюцу условный сигнал спецгрупп "Падай". Воин выполнил этот приказ без раздумий и тотчас распластался на земле, а йома снова вскинул одевшуюся в черную броню руку и совершил ею круговое движение. Черная броня вытянулась в клинок, за которым по воздуху остался ало-фиолетовый светящейся след. Круговой "Разящий Серп" ударил во все стороны, рубанув по пяти запечатывающим столбам. Поврежденные силовые схемы с треском и скрежетом разорвало, столбы обратились в мелкую древесную пыль и золотое сияние снова залило опустевшее поле боя.
   Сгущаясь и сворачиваясь в шлейфы, золотые искры потянулись к Корио и обвились вокруг нее, словно десяток волшебных змей. Отчаянно борющиеся за выживание, отравленные и истощенные клетки тела Черной Лисы получили желанную подпитку энергией и начали медленно восстанавливаться. Черная протоматерия развеивалась, погибшие клетки разлагались, а затем восстанавливались, заимствуя информацию из ДНК выживших клеток.
   "Теломеры на хромосомах, как у шестидесятилетней старухи". -- прозвучала в сознании Корио мысль Ватацуми-но-ками. -- "Такими темпами в двенадцать лет умрешь от старости".
   "Это из-за постоянного ускоренного деления клеток. Слишком часто приходится восстанавливать огромные куски тела и замещать омертвевшие ткани на органах. Поможешь"?
   "Сейчас, синтезирую пару ведер теломеразы, подправлю разрушенное. Сил придется потратить массу, опять впаду в спячку".
   "Спасибо. И извини"...
   "Чаще проходи процедуру омоложения в храмах Стихий, синтезируй больше стволовых клеток и поменьше подставляйся под травмы".
   "Каждый раз говорю врагам, что мне калечиться доктор запрещает, а они не слушают, гады такие"!
   "Эх ты, шутница".
   Разум окутывало нежное тепло и необоримая сонливость. Корио упала на четвереньки и съежилась, уткнувшись лбом в раскуроченные камни мостовой. Ужасно хотелось расслабиться и позволить себе отпустить реальный мир, со всеми его ужасами и злобой. Может быть во сне к ней придет хотя бы один из тех, кого давно уже нет?
   Кадзунори бросился к упавшей лисе, секунду помедлил, а потом осторожно поднял и обнял ее, изумившись тому, как слаба и беспомощна была в этот момент та, на кого восемь лет безуспешно охотились спецслужбы и армии половины обитаемого мира. Словно у него на руках был ребенок-инвалид, многие годы прикованный к постели.
   Но все-таки, она была жива. Золотое сияние высшего ками впитывалось в тело Корио и изможденное тело буквально светилось изнутри. Скелет невероятным образом обрастал живой плотью. Когда-то давно, в храмах Стихий лечили генетические заболевания, поднимали на ноги инвалидов и калек, исправляли средней тяжести повреждения мозга. Могли даже вернуть к жизни человека, умершего пять-десять минут назад. Да, от подобных чудес давно остались одни только сказки, и все-таки даже почти бессильные, забытые боги пробуждаются от бесконечного сна, когда происходит что-то, действительно важное.
  
   Наставница рассказывала Рэнко о появлениях ками и божественных чудесах, восхищенная сказками, девочка мечтала однажды увидеть что-нибудь подобное своими глазами, но то, что творилось сейчас... просто не имело права на существование! Великий дракон морей, которому были посвящены крупнейшие храмы по всему побережью, одарил своей благодатной силой отвратительное чудовище! Ходячий труп под управлением демона! Убийцу и вора, врага всего человечества!
   Это невозможно, немыслимо!!!
   -- Почему? -- приподнявшись на трясущихся руках, юная жрица обвела взглядом залитую кровью площадь, ища живых союзников, но находя только неподвижно лежащие трупы. -- Почему?! Почему?!
   Черная Лиса убила миллионы людей, она само воплощение зла! Почему все вокруг издевательски смеются, когда им пытаются рассказать правду о лисьей лжи, об убийствах и разбое? Почему...
   Почему лучшая подруга бросила всех и сбежала в страну Водопадов, где стала жрицей в храме Инари, очерненного одним фактом существования демонической лисы? Почему старый дед-самурай, рассказывавший ученикам храмов удивительные истории о своей жизни и разных странах, не захотел каяться, когда его уличили в фанатичной поддержке Безликого Лжеца? Почему напал на храмовую стражу, когда те просто потребовали отречься от поклонения демону?!
   Простой, понятный мир все эти годы корчился в агонии и рассыпался. С того самого момента, как из незаконных лабораторий выползла первая из Лжецов, мелкая фальшивая богиня, Златохвостая Кицунэ! Сколько еще эти безликие твари будут сводить с ума, разделять и губить людей?! Она, Рэнко, уже потеряла подругу, деда, и... и...
   Девчонка подняла голову и обмерла, увидев лежащее ничком тело человека, что все эти годы означал для нее стабильность и спокойствие для всех вокруг. Величественного, несокрушимого господина. Того, кто заметил ее силу, со своих недосягаемых высот подарил взгляд и улыбку.
   Великий лорд-наместник, генерал Симада Сабуро, убит.
   -- Нет! -- из глаз юной жрицы полились слезы. -- Нет, нет!!!
   С трудом поднявшись, она подобрала верхнюю часть от сломанного самурайского копья и, направив его острие на спину прислужника демоницы, с истошным воплем бросилась в атаку.
  
   Даже утопая в золотом сиянии ками и тая от теплых чувств к искалеченному существу в его руках, Кадзунори не забывал посматривать по сторонам в ожидании стрелы со стороны зданий или еще какого-нибудь сюрприза. Он, конечно же, заметил абсурдную атаку ополоумевшей жрицы и изготовился обезоружить ее приемом рукопашного боя, как вдруг его ударило так, словно в его руках взорвалась динамитная граната. Яркой золотистой кометой, Корио взвилась высоко в небо и обрушилась сверху на не успевшую даже взвизгнуть жрицу. Звериный рев запредельного бешенства сотряс площадь, когда частично уцелевшие в побоище сапоги лицедейки ударили в плечи остолбеневшей малолетки и, ломая кости, вбили юную жрицу в камни мостовой. Потерявшая рассудок, Черная Лиса сформировала на кончиках пальцев подобие когтей и принялась полосовать ими противницу. Буквально рвать врага так, что только кровь и ошметья летели во все стороны. В ее реве не было ничего человеческого, когда она, разинув пасть с двумя рядами заострившихся клыков, вцепилась в горло врага, сжала челюсти и рванула, разворотив в кашу все, до самого позвоночника.
   Кадзунори в шоке смотрел, как Корио протягивает руку в сторону, выворачивает из мостовой булыжник и начинает крушить ими останки, превращая изуродованный труп в одно сплошное кровавое месиво. Вой пополам с рычанием, деформированное тело, клыки и когти...
   -- Куда ты прешь? -- хрипя и дрожа, Корио поднялась и, швырнув в сотворенное месиво ставший ненужным камень, отступила от места расправы на пару шагов. -- Куда... ты... сука, прешь?! -- с этими словами, она сорвалась, выворотила из мостовой еще три здоровенных булыжника и швырнула их, один за другим, следом за первым. -- Оставьте меня! -- слезы в два ручья текли по ее изуродованному лицу и, смешиваясь с кровью, падали в низ. -- Оставьте меня в покое, поганые сучьи мрази!
   Золотое сияние гасло вокруг нее, едва пробудившийся, ками покидал мир людей.
   Сгорбившаяся и скрючившаяся, Черная Лиса повернула голову, показав последнему уцелевшему в побоище человеку свое окровавленное лицо и клыки. Несколько секунд она и много лет искавший ее мастер тайдзюцу смотрели друг на друга.
   -- Вот так. -- глаза лицедейки наполнились тяжелой болью и она печально улыбнулась свидетелю ее безумств. -- Не это ты мечтал увидеть, верно? -- она вскинула руку, останавливая шагнувшего к ней парня. -- Не надо. Ни жалости, ни утешений. Я осознанно выбрала этот путь. Прекрасно представляла, через что должна буду пройти и в кого мне придется превратиться. Уходи, Кадзунори. Да, я узнала тебя. В тех обрывках памяти, что достались мне от Златохвостой, есть воспоминания о тебе. Она была счастлива, что хоть кто-то не увидела среди мертвых друзей, тела и куски которых были выставлены перед ней с желанием причинить как можно больше боли. Ты все-таки сумел выжить. Хорошо. Хорошо, что ваши не стали выяснять, что именно за девочка вынесла тебя из тех снежных гор.
   -- Они выяснили. -- сказал в ответ Кадзунори, по лицу которого тоже потекли слезы. -- После Затмения, несложно стало узнать настоящее имя маленькой златовласой рабыни, Усаги.
   Несколькими шагами приблизившись к чудовищу, мастер тайдзюцу сгреб ее в объятия и крепко-крепко прижал к себе.
   -- Нет, Корио. -- сказал он, задыхаясь от счастья и восторга. -- Все это неправда. Обманывай весь остальной мир, сколько хочешь, но со мной не получится. Кицунэ не умерла. Глаза и улыбка, душа в каждом слове... ты и есть Кицунэ. Я... я так счастлив! Усаги... Кицунэ... слава всему на свете, ты жива!
   Корио подняла руку, обняла его за плечи и ласково прижалась на пару секунд, а потом отстранилась, освободилась и отступила на пару шагов. Печально глядя парню в глаза, она невесело улыбнулась и отрицательно покачала головой.
   -- Мне нужно привести себя в порядок. -- сказала она и отвернулась. -- Зрелище не очень приятное и совершенно не благородное. А потому...
   Ци распространилась от нее волной, получила командный импульс и с гулким ударом из-под мостовой поднялась кольцевая стена из спрессованной в монолитный камень, земли. Напротив создательницы, в стене открылась арка входа.
   -- Сейчас буду править внешность, чиститься и переодеваться. -- сказала лицедейка, старательно пряча от взгляда парня свое изуродованное лицо. -- Внутрь не заглядывать! И отвернись все-таки, пожалуйста! Стыдно смотреть на девушку, когда она в совершенно неподобающем виде.
   Густо покраснев, мастер тайдзюцу отвернулся, только сейчас обратив внимание, что после того как черная броня растаяла в золотом свете, наготу переломанной девушки остались скрывать только разбитые вдрызг сапоги, чудом уцелевшие трусы и несколько слоев разномастной грязи.
   По счастью, у Корио был Безликий, что на опыте множества боев предвидел такой итог. Он не преминул воспользоваться возможностью избавить его носительницу от необходимости бегать по ночному городу, врываться в чужие дома и шарить по шкафам. В нескольких метрах от созданного только что укрытия, неподвижно и безучастно ко всему лежала молодая куноичи, одна из двух, что первыми напали на не совсем настоящую лису и переломались. Подруга этой неудачно попала под самурайские сапоги и была растоптана, но ее саму не зацепило ничем, она смирно продолжала лежать там, где упала. Черная Лиса небрежно извинилась за беспокойство, с трудом подняла ее, закинула себе на плечо и потащила в кольцевую комнатку, где неудачливой воительнице предстояло расстаться с обувью, одеждой и нехитрым снаряжением, закрепленном на оружейном поясе.
   -- Четыре комплекта одежды за сутки изуродовала. -- возмущенно бубнила лиса. -- Надеюсь вашему, куноичи-сан, повезет хоть немножко больше!
  

* * *

   Первым ударом ладони благородная леди Симада Минако выбила из рук радиста микрофон, а вторым сшибла с его головы наушники. Гневный рык разъяренного зверя вырвался из ее глотки. Яростным пинком, леди опрокинула стол с ценной аппаратурой, вырвала из стены блок с электроникой и с размаху запустила его в другие такие же блоки.
   -- Доспехи мне! -- проорала она. -- Всех воинов клана во двор! Наемники, прикормыши, старики, дети! Всем вооружиться! Лиса убила великого лорда Сабуро! Моего последнего, драгоценного сына!!! Объявите по радиосвязи, все деньги клана, пять миллиардов рю тому, кто принесет мне голову Черной Лисы! Передайте Армии Освобождения, что я сдам город и северный регион, добровольно отрекусь и передам власть их генералу, за помощь в убийстве оборотня! Все, кто может, все силы против нее! Не упустить! Не дать уйти! Убить! Убить! Убить ее!!!
   Громкие раскаты орудийных выстрелов шибанули по окнам, прервав истеричные вопли осатаневшей матери погибшего дайме.
   -- Госпожа! -- взлетевший по стене, молодой самурай вышиб плечом окно и ввалился в комнату. -- Монстр! Огромный монстр приближается! Мы... мы открыли огонь!
   -- Что?! -- леди бросила к окну и выглянула, тотчас отыскав взглядом движущуюся через город исполинскую тушу.
   Черная масса, похожая на полужидкий ком материализовавшейся тьмы, держала себя высоко над крышами зданий и, то втягивая, то выпуская ноги из своего бесформенного тела, аккуратно переступала через дома. Монстр явно старался избежать лишних разрушений, но вес его был его была таков, что мостовая вминалась. От поступи тысячетонного гиганта в окнах с треском лопались стекла, а по стенам зданий расходились трещины.
   Еще два орудия из тех, что были установлены на башнях центрального дворца, с грохотом выплюнули бомбы. Одна пролетела далеко от цели и взорвалась в воздухе, но вторая угодила в переднюю часть монстра. Взрыв вырвал из чудовища комья черной слизи и куски изуродованной мертвой плоти. Дым и пламя развеялись над рваной раной.
   -- Действует! -- прокричала леди Минако и, взмахнув рукой, указала веером на чудовище. -- Продолжайте огонь!
   Чудовище вдруг всей своей тушей навалилось на одно из пустующих административных зданий и, в несколько секунд... впитало большую его часть. Грузно поднявшись, йокай окутался алым свечением Ци, раздулся, а затем резко сжался, с оглушительным хлопком выплюнув в сторону дворца здоровенную глыбу спресованного камня.
   Глыба ударила в середину одной из башен и все здание содрогнулся под ногами мечущихся людей. Укрепления смело, град дробленого гранита обрушился на внутренний двор и строения.
   -- Заряжай! Заряжай! -- командир орудийных расчетов в соседней башне отвесил пару тумаков подчиненным, остолбеневшим при виде катастрофы. -- Не спать, сучьи дети!
   Но солдаты попятились и с громкими нецензурными воплями бросились в разные стороны, сигая в боковые бойницы, а черная туша йокай уже поднималась от котлована, что осталась на месте впитанной чудовищем второй порции камня. Еще пара секунд и вторая башня была сметена прямым попаданием многотонной глыбы.
   -- Где дирижабль Единства?! -- обливаясь холодным потом, заорала леди Минако, едва сквозь грохот стала различима человеческая речь. -- Где наши жрецы?! Такие твари - их забота!
   -- Дирижабль сбит! Жрецы погибли! -- самурай, закрывший леди своей спиной, посмотрел на нее сверху вниз. -- Госпожа, нам нечего противопоставить таком врагу. Нужно отступить и собрать новые силы!
   Минако, скрежеща зубами, оглянулась на радиста.
   -- Свяжитесь с железнодорожными службами! Пусть готовят к отправлению мой личный поезд!
   -- Не могу. -- солдат развел руками. -- Рация разбита, госпожа.
   -- Что?! -- Минако волком глянула на разрушения, которые сама же в истерике учинила. -- Бесполезный идиот! Мы что, мало денег ввалили в этот узел?! Где дублирующая и аварийная аппаратура?! Налаживай, быстро, или я тебя коням скормлю, наемная обезьяна!
   -- Обычного телефона хватит. -- быстро сказал самурай-телохранитель. -- Скорее, госпожа! Скорее же!
   Разбивший башни, монстр и не думал останавливаться. Переступив еще через несколько рядов зданий, он оказался на лишенном строений кольце земли перед дворцом. С утробным завыванием, он обрушился на землю и, сшибая деревья, бесформенной лавиной черной массы покатил к полуразбитым стенам. Распадаясь на куски, йокай растягивался вправо и влево, стремясь охватить комплекс строений со всех сторон.
   -- Быстрее, быстрее! -- несколько самураев из стражи дворца подбежали к малым боковым воротам, срубили запоры и, навалившись плечами, своротили тяжелые створки в стороны. -- Бегите, отсюда!
   Перепуганные люди не заставили себя уговаривать. Слуги, чиновники, женщины и дети из клана Симада устремились в открывшийся проем.
   -- Куда?! -- один из отступивших в сторону самураев схватил за шиворот знакомую девчонку в платье служанки. -- Ты - рабыня! -- он дернул служанку за воротничок, открыв спрятанный под тканью стандартный ошейник со взрыв-печатью. -- Забыла?! Выйдешь за стену - голову оторвет!
   -- Пустите, господин! Пустите!!! Я не хочу умирать!!! -- билась в истерике ополоумевшая служанка.
   -- Тихо, дура! Нужно ключ найти! -- самурай оглянулся на других рабов, что скучковались во дворе замка, встали на колени и, молитвенно сложив ладони, принялись что-то шептать.
   Ну да, все верно. Если не врут фанатики, им нечего бояться. Черный Лис не тронет безвинных, пощадит раскаявшихся. Черные чудовища пройдут мимо тех, кто ничего плохого не совершал...
   -- Смотрите! -- прозвучал выкрик другого солдата и все уставились на волну мертвецов, с воем и рычанием налетевших на убегающих людей.
   Не разделяя по полу и возрасту, изуродованные ходячие трупы сшибали свои жертвы с ног, набрасывались на них и рвали, с яростью бешенных зверей. Истошные завывания женщин, крики перепуганных детей. Кто-то пытался сопротивляться, кто-то даже применял боевые дзюцу, но мертвецы быстро разобрались с такими и в два десятка секунд уменьшили толпу убегающих на треть... после чего потеряли к оставшимся всякий интерес.
   -- Вопрос... крышевание лавочников и легкое психологическое давление на должников считается у лисы за преступление?
   -- Какое еще преступление?! Мы налоги платили.
   -- Тогда без резких движений. -- самураи отступили к стене проема и демонстративно подняли руки с раскрытыми ладонями.
   Волна черных тварей, прихлынувшая к стенам замка, всюду ползла по камням вверх и спрыгивала во двор, а здесь попросту вошла через распахнутый вход. Никто из мертвецов не набросился на смирно стоящих людей, только один задержался и устремил взгляд пылающих алых глаз на скулящую от ужаса девушку, рот которой зажимал рукой солдат, продолжающий крепко держать рабыню в объятиях.
   -- Она не делала ничего плохого! -- заявил страж. -- Она просто боится!
   Мертвец помедлил, в точности так, будто хотел что-то сказать, но отвернулся и поспешил дальше. Вглубь замка, откуда слышались вопли, звон оружия и грохот взрывов. Спокойно и даже с осторожностью, ходячие трупы переступали через упавших в ужасе людей.
  

* * *

   В Обитаемом Мире царила весна, но здесь, на северном побережье континента, дыхание великих ледников все еще было очень сильно. Ветер дул с моря, из-за чего прогретый лавой, воздух над полем боя быстро остывал.
   Кадзунори стоял, прислонившись спиной к импровизированному укрытию лисы и держал в руке небольшую металлическую пластину со специальной теплоизлучающей силовой схемой. Ее заряда, при таком расходе, хватит еще часа на полтора, за это время он конечно же успеет добраться до своего снаряжения, припрятанного в безопасном месте. Никуда не спеша, молодой шиноби слушал доносящиеся из-за стены шорохи, шебуршание и ворчливый бубнеж разбойницы-лисы:
   -- За теплые подштанники, конечно спасибо, куноичи-сан, но надевать их под обтягивающие джинсы... это вообще, как? Ты или одевайся удобно, или ножками хвастайся! Все нормальные девушки под такими джинсами чулки дырявые носят! Одна ты не как все. Что, нормальных военных штанов не нашла? Еще бы купальник на подштанники напялила! Вот было бы у меня столько же свободного времени как у тебя, я уж точно все магазины бы проверила и в чем попало воевать бы не ходила...
   Поток бубнежа внезапно прервался, а затем в стену за спиной мастера тайдзюцу что-то с силой ударило. Судя по всему, кулак с несильным импульсом Ци.
   -- А ты не подслушивай! -- прозвучало следом возмущенное восклицание лисы. -- Встал, растопырил уши, и меняет эмоциональный фон! Я давно уже немножечко свихнулась, так что идите вы в задницу со своими удивлениями, самые нормальные люди! Лучше-ка вон, видишь? -- выставив из прохода руку, Корио указала пальцем направление. -- Две тряпки валяются. Давай их сюда. Я эту девочку еще заставлю побегать, будет ей хоть что-то для прикрытия секретных женских мест.
   Кадзунори отслонился от стены, сделал несколько шагов и, подобрав два рваных самурайских флага, вернулся к укрытию лисы.
   -- Спасибо. -- Корио забрала флаги и отступила обратно вглубь укрытия. -- А теперь прекрати подслушивать. Словесный понос, - это у меня нервное. На основании множественных психических травм и ненормальности течения жизни. Скажи лучше, что дальше делать собираешься?
   -- С тобой пойду.
   -- Так и знала. -- лиса тяжело вздохнула, натягивая на ноги трофейные подштанники. -- Каждый раз одно и то же, а потом еще спрашивают, почему я в мужском облике шастаю! Нет, Кадзунори-кун, мне конечно ужасно льстит твое желание срочно самоубиться об кого-нибудь за меня, но никуда ты со мной не пойдешь. Во-первых, я на самом деле не та, кто тебя спасала, и мне ты совершенно ни чем не обязан. Во-вторых, все ведь знают, что лисы - бесполые и бесплодные боевые биоформы. Влюбиться в одну из нас означает остаться бездетным. В-третьих, ты ведь не хочешь стать ходячим мертвецом? Медленно угаснуть и превратиться в йома, единственное стремление которого - убивать всех вокруг себя? Сам видел, что вокруг меня и со мной твориться. Говори что хочешь, что хочешь вытворяй, но я тебя в ту тьму, в которой обитаю, не потащу.
   -- Считаешь меня слабаком? -- довольно резко ответил ей шиноби. -- Корио-сан, я уже не тот безрукий и безногий инвалид, которого... Златохвостая... вытащила из тюремного подвала. После того, как спецслужбы выяснили, кто именно спас списанную в безвозвратные потери боевую единицу, меня, эту самую единицу, признали неблагонадежным и склонным к бунту. Вырубили, навязали на моем теле силовых схем слежения и перевели в спецподразделение "Инь". Не ты одна прошла через ночной кошмар в эти годы и не ты одна повзрослела. Позволь мне пойти с тобой, Корио. Что бы ни творилось там, где собираешь свои силы ты, едва ли это сможет всерьез шокировать меня после того, на что я насмотрелся, за время службы в диверсионных спецвойсках.
   -- Ты попал в "Инь"? -- голос Корио потерял цвет. -- Прости... знакомство с лисой, это настоящее проклятие.
   -- Как будто это ты виновата в том, что мое бывшее командование - сволочи. Не сочиняй себе лишнего, знакомство с тобой, никакое не проклятие. Идет война, между людьми и взгромоздившимися нам на хребты, самодовольными, озверевшими мразотами. Возомнившие себя императорами, социальные паразиты в клочья рвут любого подозрительного, потому что чувствуют, что проигрывают в этой войне, а люди освобождаются от их власти. Самозваные императоры убивают, убивают и убивают, в истерике и панике. И они будут продолжать, пока мы их не сбросим. Не ты проклята, а они - проклятие для всех нас. Я хочу сражаться против них, рядом с тобой, Кицунэ Корио. Потому что ты... вы, лисы... освободили от паразитов половину мира и у всех нас наконец-то есть шанс навсегда покончить с Эпохой Войн!
   -- Тогда, Кадзунори, у меня для тебя только один совет. Отправляйся в страны Северного Альянса, и поступи на службу в объединенную международную армию. Помощь наемникам, наводящим порядок на торговых трактах, поможет тебе искупить грехи и обрести душевное равновесие.
   -- Там неплохо справляются без меня. Я хочу пойти с тобой. Потому что ты сражаешься с чудовищами на моей родине и я уверен, что смогу быть полезным! Дай мне шанс, Черная Лиса! Увидишь, я не подведу.
   Стена над правым плечом мастера тайдзюцу вдруг пришла в движение. Камень потек, формируя то ли лисью, то ли волчью морду, на глазах потемневшую от проступающей сквозь камень черной протоматерии.
   -- Исключено. -- спокойным тоном, но c нотками звериного рычания произнес Безликий. -- Мой носитель сообщила тебе несколько причин отказа, есть еще множество других, но от себя добавлю лишь одно. Мне не выгодно позволять Корио крутить с тобой отношения по простейшим психо-эмоциональным соображениям. Вы, люди, невероятно хрупкие. Ты фактически гарантированно погибнешь. Представляешь, что станет с моим носителем, когда это случится? А мне будет обеспечен целый шторм отрицательной энергии, растянутый на долгие, долгие годы периодического самобичевания. Именно поэтому я против любых отношений до окончания войны, а уж тем более, против отношений носителя с мужчиной. Если Корио, в ее мужском воплощении, будет дома ждать симпатичная девчонка, это придаст ему сил для борьбы и подарит немало положительных эмоций. Но постоянный страх той же Корио за идущего в бой мужчину станет для меня еще одной бесконечной пыткой.
   -- И как финальный штрих, -- сказала Корио, выходя из своего убежища. Она бросила на поникшего, нахмурившегося мастера тайдзюцу виноватый взгляд. -- Прости, Кадзунори-сан, но у меня уже есть... любимый человек. Девушка, что сблизилась с моим мужским воплощением и стала близка мне. Я не хочу и не буду причинять ей боль. То что было между тобой и Златохвостой... пусть останется добрым воспоминанием. Не надо гнаться за мною больше. Я - не та о ком ты мечтал, и не та, кто может быть с тобой.
   Вокруг, неуклюже и с противоестественной ломкой в движениях поднимались на ноги мертвецы. Лишенная одежды и замотанная в рваные флаги, куноичи со свернутой шеей маячила позади той, что привычно и буднично превращала убитых врагов в собственные жуткие марионетки. Черная Лиса, генерал демонов, готова была умчаться по одной ей известным делам.
   -- Подожди! -- окликнул лицедейку Кадзунори. -- Я не прошу особого отношения! Прими меня в свою армию! Простым солдатом! Я на многое способен и готов сражаться за тебя, за твое дело!
   Корио призадумалась.
   -- Пока еще подготовка не завершена и рано объявлять сбор армии. -- сказала она. -- Но ждать долго не придется. Сейчас, не сопротивляйся. Я покажу тебе пару иллюзий...
   Мир вокруг изменился. Исчезла изгаженная кровью площадь и ходячие мертвецы. Вместо них возник зеленый лесистый холмик, со склона которого виднелся небольшой ухоженный городок. Возникшая рядом с Кадзунори, Корио указала несколько приметных ориентиров и иллюзия сменилась на дорогу, ведущую от города к разрушенному замку. Корио указала несколько ориентиров здесь.
   -- Это города в странах Водопадов и Трав. -- сказала Корио, когда видения растаяли. Пока мастер тайдзюцу с ошеломлением любовался невероятно реалистичными иллюзиями, один из йома стрелой метнулся до ближайшего из полуразбитых зданий, где разыскал и принес бумагу с карандашом. -- Вот их адреса. -- она протянула бумагу с со своими каракулями Кадзунори. -- На местности сориентируешься, я в тебя верю. Там, в тайниках, лежит несколько предметов, что могут тебе пригодится в эти три-четыре года, до начала последней войны. -- хитрая лиса намеренно создала интригу и умолчала о том, что эти предметы - банальные мешочки с золотыми и серебряными монетами. Вдруг мужская гордость взыграет в человеке? Заартачится еще и обидится. -- А как услышишь про вторжение шиамов и действия моей армии, решай сам что делать. Найдешь меня, я отказываться от такого прекрасного бойца не стану.
   Шиноби-диверсант принял от чудовища подарок и с глубокой тоской посмотрел на ее лицо, обретшее к этому времени приятные человеческие черты.
   "А за четыре года мирной жизни ты смиришься и, скорее всего, даже найдешь себе симпатичную молодую подружку". -- подумала Корио, но в слух произнесла другое:
   -- В знак признательности тебе и Чистой Крови за вашу помощь, дам один совет. Уходите от этого города. Как можно быстрее и как можно дальше. Черно-зеленые, с которыми вы пришли, ведь вам на самом деле не друзья и никакими клятвами вы не связаны? Оставьте их. Империя Лесов не потеряет эту колонию сегодня.
   -- В Освободительной Армии не меньше шести тысяч. -- с сомнением сказал Кадзунори.
   -- Хорошо когда враги сбиваются в толпы. Не нужно бегать за каждым отдельно.
   Мастер тайдзюцу посмотрел на измученную воительницу с сомнением, а потом вдруг расхохотался, обнял испуганно дрогнувшую девчонку и крепко сжал ее в объятиях.
   -- Чего-чего, а наглости и самоуверенности вам, лисам никогда не придется занимать.
   -- Да. -- Корио закрыла глаза, из которых, по ее щекам, скользнули слезы. -- Сами создали нас такими, вот и мучайтесь теперь.
  

* * *

   Лишенные поддержки кепчака, стены продержались под обстрелом недолго. Сотрясаемая мощными взрывами, кладка тяжелых валунов обрушилась и рассыпалась. Две разбитые башни обвалились, погребая под грудами камней защитные орудия и боезапас.
   -- Вперед, освободители! -- бандитский вожак, которому под командование были отданы пять сотен вольных бродяг, взмахнул усаженной шипами дубиной. -- Пора уничтожить, ха-ха, эту проклятую преступную власть!
   Пряча звериный оскал за стальной маской с намалеванным белым черепом, он поднял ростовой деревянный щит и повел свою армию на захват города, замершего в ожидании больших перемен.
   Вольные бродяги никогда не были полноценными самураями. Женщины, по согласию или без него, имевшие интимные дела с генетически измененными, нередко беременели и рожали полукровок. Иногда почти не отличимых от обычных людей. Чаще, нежизнеспособных инвалидов. В третьем же случае, дети наследовали от своих отцов ослабленные или искаженные свойства измененного генома. Способности к контролю Ци, мощное телосложение и агрессивный склад ума. Прямая дорога для таких была к стражам закона, или же, наоборот, в лесные братства любителей чужого добра.
   Вооруженные чем попало, в самодельной, украденной при мародерстве или снятой с трупов броне, нестройной толпой они устремились к гостеприимно разверстому перед ними пролому в стене. Они прекрасно понимали, что их послали вперед только потому, что они самое дешевое мясо из разношерстного сборища "либеральных оппозиционных сил", но разведчики уже донесли о том, что гарнизон города уничтожен, а значит осталось сломить сопротивление горстки отчаянных уцелевших и можно приступать к повышению собственного благосостояния. Кто им будет противостоять? Визгливые жирные умники, что так любят покричать о бесполезности и злодействах сил закона? Изнеженные слабаки, возомнившие, что у них есть хоть какие-то права, даже если за их спинами нет цепных псов государства?
   Лично вожак был убежден, что у мелких человечков есть только два выхода - быть рабами той правовой системы, в которую их загоняет аристократия, или стать рабами тех, кому на права и свободы вовсе глубоко плевать. Жалкие, беспомощные игрушки великих сил! Сейчас, перед ним целый город таких игрушек.
   Скорее бы добраться до них! Чистеньких, ухоженных, писклявых!
   -- Встать на раздачу! Кинуть мост! -- первые десятки бандитов, топча тяжелыми сапогами разбитые в щебень камни, перебрались через пролом и заняли позиции в обороне, а остальные принялись разгребать завалы.
   -- Верхарь! -- подбежал один из авторитетных бандитов к вожаку. -- Серебро! -- он указал на отряд из пяти десятков солдат городской стражи, что подоспели к пролому слишком поздно и теперь наблюдали за врагами с приличного расстояния, из-за сомкнутых щитов и изготовленных к бою копий. -- Дай мах, мы с родняками их на точенки положим!
   -- Не лепи раньше прокурора, Жмых! -- вожак грохнул своей палицей по щиту подчиненного. -- Серебро не щебень, с ним кору тереть на нервах надо! Ща мост наладим, разом кинем чьи коры тяжелее.
   Пуская в дело Ци с элементом Земли и недюжинные физические способности, бандиты шустро расчистили ровный проход от края до края пролома. "Мост", свободный путь для отхода, готов.
   -- Покатили ежа!
   Лесная армия хлынула в город. Толпой свирепых мордоворотов, жесточайше соскучившихся по бесчинствам и кутежу.
   -- Не вразвал! -- подняв маску, проорал в мегафон вожак. -- Все, одной горстью! Шуршим на нервах, пасем серебро!
   Перед ними раскинулась широкая улица, по которой, при виде того, как растет толпа врагов, пятился отступающий отряд стражи. Из домов, при приближении начавших продвижение захватчиков выскочило несколько горожан. С мешками на плечах, они тотчас бросились наутек. Может, задержавшиеся в опасной зоне местные жители, может, особо нахальные мародеры. Свистнуло несколько стрел и посторонние кувырком покатились по мостовой. Просто так. Чтобы не маячила всякая шваль перед серьезными людьми, занятыми опасным делом.
   -- Подпорные, подарки не заворачивать! -- командовал вожак, приказывая тем, что позади и в гуще сил, держать оружие наготове. -- Плотнее горсть! Ко второй упаковке! Чешем, чешем братва! Затопчем центральную коробочку, тогда и пофестивалим!
   Место прорыва было выбрано удачно, вторая линия стен виднелась не слишком далеко и бандиты быстро добрались бы до нее, но ощетинившаяся дубинами и топорами, толпа покатила по улице без лишней спешки, настороженно приглядываясь к проходам между домами и ответвлениям улиц. Легкие разведчики перескакивали с крыши на крышу и оглядывались по сторонам в поиске противников. Не может же быть, чтобы город был отдан без малейшего сопротивления!
   -- Вата. -- намекая на тишину, сказал авторитет, продолжающий держаться возле вожака. -- Затихарились или зажмурились?
   -- Может и шуршанули всей кодлой, только самая блестящая пыль осталась. -- взмахом дубины, вожак указал на ближайший дом. -- Потрясите коробочки! Для интересу!
   Он правильно догадался.
   -- Ждем, ждем... -- тихо наговаривал в рацию лейтенант Осаму, сдвинувший пальцами занавеску и осторожно наблюдающий за тем, как втягиваются в город бандиты наступают на беспомощно пятящийся отряд городской стражи. -- Ага, зашевелились. Всем, на счет "три"! Раз... два...
   Группы бандитов своротили хилые оградки палисадников перед домами, устремились к дверям, и в этот момент стены домишек с грохотом вышибло наружу. Сквозь пыль и обломки, с громогласным боевым кличем, на отшатнувшихся врагов ринулись закованные в сталь солдаты. Всего полторы сотни, но за ними, неорганизованной толпой валом валили еще несколько сотен особо самоотверженных граждан города, что сбежались сюда на шум канонады и были взяты самураями в оборот.
   -- Вали уродов! -- лейтенант Осаму, один из немногих здесь полноценных самураев, с ходу определил что ближайший к нему противник плохо обучен контролю Ци и сокрушительным ударом копья пронзил здоровенного бандита насквозь вместе со щитом и крашенными в черно-зеленое, латами.
   Опрокинув первого врага, он выпустил застрявшее копье, выхватил короткий меч и, отбросив второго бандита ударом щита, вонзил клинок сквозь щит третьего, туда где должно было находиться крепление для руки. Окутавшийся призрачным синим сиянием, меч прорубил жесткое дерево, хлынула кровь. Отчаянный вой искалеченного бандита влился в гремящий над полем боя многоголосый хор неистовой ярости и предсмертных мук. Растворился в грохоте ударов оружия о броню, сталкивающихся щитов, хлопков импульсов Ци и тяжелого рокота земли, корчащейся от противонаправленных боевых дзюцу.
   "Мы побеждаем! Побеждаем!"
   Внутренним чутьем, лейтенант стражи безошибочно определял настроение битвы. Да, с ним было всего две сотни солдат, но обучены и вооружены стражи куда лучше лесных бродяг, а за ними теснятся еще пять сотен почти бессильных, но создающих внушительную массовку ополченцев. Охваченные полукольцом, видящие как валятся под ударами оружия их подельники, бандиты дрогнули. Какой еще боевой дух?! Они шли сюда насиловать и грабить, а не погибать!
   -- К мосту, братва! -- орал в мегафон вожак. -- Держи серебро! На ножи их!
   Вой смертельного ужаса, перекрывший грохот боя, заставил его обернуться. То, что он увидел, вмиг превратило прожженного головореза в до смерти перепуганного мальчишку. Отвлеченный боем, он прозевал и предупреждающие крики своих людей и тяжкую дрожь земли. Не удастся даже сбежать. Теперь они все - трупы!
   Для оперативной передислокации войск, вдоль городских стен всегда устраивался многометровый мощеный тракт. Его и использовал для набора силы удара отряд бронированной кавалерии. Их было всего двадцать три. Солдаты конвойной службы, подрабатывающие в патрулях и облавах на разношерстную бандитсвующую шваль. Двадцать три наемника, верхом на многотонных хищных монстрах, доспехи каждого из которых были витиевато украшены алыми узорами людоедов.
   Бандиты успели выставить перед собой короткие копья. Кони, рыча от жажды боя, привычно сосредоточили потоки Ци на передних пластинах брони и влетели в частокол, сминая своей массой оружие, щиты и людей. Сила удара расшвыряла бандитов, опрокидывая их под копыта боевых зверей, каждый из которых весил две-три тонны, без учета брони. Не понеся никакого ущерба, ударный отряд кавалерии пробил толпу бандитов у пролома насквозь и остановился, но не потому, что не мог продолжать движение, а потому, что все двадцать три коня и их всадники начали безжалостно истреблять истошно визжащую пехоту Народной Освободительной Армии. Кони вставали на дыбы и обрушали на головы врагов тяжелые копыта. Самураи орудовали копьями, тяжелыми булавами и топорами на длинных древках. Кровь била фонтанами, броня бандитов не держала ударов. Размечтавшиеся о легкой добыче, люди почти без сопротивления перерабатывались в корчащееся на земле, агонизирующее мясо.
   Жажда убийства застилала глаза коням, но их всадники головы не теряли и следили за окружающей обстановкой. Рывки поводий и гневные окрики хозяев заставили боевых зверей очнуться. Оставив избиение сломленных бандитов, кавалеристы развернулись и все такой же слаженной сварой ломанулись сначала к околостенному тракту, а затем, по нему, прочь от пролома, через который в город уже входили, строй за строем, новые войска захватчиков. Это уже не полудикие лесные голодранцы. Броня, окутанная синим свечением Ци. Стальные щиты и копья, приспособленные к пробою брони. Эти не без потерь, но быстро растерзают жалкую горсть вражеской кавалерии. Лейтенант, командовавший конными наемниками, задержался перед надвигающимся строем врагов и нанес четыре удара незримой силой, сбив четверых врагов в первой линии.
   Солдаты Народной Освободительной с ненавистью заголосили, по этим ударам узнавая давнего врага. Немало он и его наемники попили крови лесному братству. Сразу пятеро латников в гуще солдат выхватили из креплений за спинами тяжелые луки и, окриком приказав окружающим пригнуться, пустили в лейтенанта стрелы. Кавалерист безошибочно встретил каждую из них защитным дзюцу "Разрыва" и принял удары лишившихся усиления снарядов на броню туловища. Укрепленная силовыми потоками сталь и мягкий поддоспешник спасли его от ран. Не оставив даже синяков, сломавшиеся стрелы отскочили от кирасы, а конный воин показал врагам оскорбительный жест рукой и, хлопнув коня пятками по бокам, помчался следом за своими людьми.
   -- Не преследовать! -- лейтенант Осаму остановил своих солдат, погнавших разбойничье отрепье обратно к пролому. Сломленные и впавшие в панику, бандиты из авангарда Народной Освободительной разбегались вправо и влево по освободившемуся от кавалерии тракту, а навстречу горстке защитников шла ощетинившаяся копьями стальная стена щитов. -- Пора отступать ко второй линии! -- он глянул на знаки, украшающие шлемы уцелевших в побоище стражей. -- Десятки с первого по пятый, ко мне! Сдержим врага, иначе никто не уйдет! Остальные, к основным силам! Бегом!
   Вместо пятидесяти пяти, что полагались по штату, из названных отрядов к лейтенанту присоединились всего двадцать три человека. Остальные погибли в бою и лежали среди устилающих мостовую трупов. Из двухсот стражей первый бой пережили всего человек восемьдесят, а из пяти сотен ополчения уцелело вовсе меньше трети.
   Защитники разделились на два неравных отряда. Основная группа устремилась по улице прочь, к второй линии стен, а малая, покрытая кровью, в порубленных и помятых доспехах, выстроилась в неровную линию перед надвигающейся на нее стальной лавиной. Строй врагов расступился, вперед выбежали десятка полтора лучников.
   -- Плечом к плечу! Щитом к щиту! -- проорал лейтенант и грозно взревел, взывая к приглушенным, но все еще истинно самурайским генам своих подчиненных. -- В атаку, братья!!! Смерть уродам! Смерть!
   Не позволяя лучникам расстрелять их, стражи с боевым кличем ринулись на врага. Стрелки ударили из ступней импульсами Ци и высоким прыжком унеслись за линию копейщиков. Те, что были поискуснее, пустили свои стрелы в прыжке и выбили из горстки врагов четверых бойцов. Стражи оставили упавших позади, сомкнули строй и врезались в линию вражеских щитов. Вдвадцатером, против полутора тысяч. Началась свирепая свалка, в которой ни стражи, ни бандиты не давали врагу пощады.
   Нещадно терзая отбивающихся защитников закона, панцирная пехота лживо-либеральных сил сомкнула вокруг них кольцо окружения. Один за другим падали, обливаясь кровью, обреченные защитники. Под ударами топоров, булав и клевцов, кольцо их стремительно редело.
   Свирепые удары сыпались на лейтенанта Осаму со всех сторон. Самурай, импульсом из щита отшвыривая очередного врага, уже не думал а защите, а силился нанести удар мечом еще хотя бы одной черно-зеленой фигуре. Пробита кираса, свернута и сбита стальная маска. Проникающие ранения в плечо, бок и живот. Четыре или даже пять ударов по голове. Таких, что от тяжелой контузии меркнет свет в глазах. Еще бы одного... еще бы хоть одного ублюдка забрать с собой!
   С яростным воем, все толпа сражающихся людей вдруг резко сместилась и смялась так, словно огромный кулак мастера тайдзюцу ударил в плотную ткань тряпичной макивары. Сбиваемые колоссальной инерцией, тяжелые пехотинцы толкали друг друга, опрокидывались и валились, превращая толпу в хаотичную мешанину из сотен потерявших равновесие людей.
   Осаму тоже упал, но поднялся, когда сбивший его бандит вдруг взмыл над землей и улетел неведомо куда, унесенный таинственной силой. Сила эта, впрочем, тотчас перестала быть таинственной, обратившись мордой исполинского боевого коня, с жадной стремительностью потянувшегося за следующей жертвой. Стальная маска шлема его была открыта и клыкастая пасть генетически модифицированного зверя разверзлась словно гибельная пропасть, чтобы через миг сомкнуться на плече и верхней части туловища новой жертвы. Боевые кони весьма умны, они более чем способны различать гербы и знаки на доспехах людей. По этой причине лейтенант сил закона остался жив, а бандит рядом с ним захлебнулся кровью, когда челюсти монстра смяли доспехи и раздавили грудную клетку избравшего разбой бывшего самурая. Конь мотнул головой, швырнув агонизирующего врага прочь, а затем встал на дыбы и обрушил удары передних копыт на толпу, раздавив в месиво одного из врагов и тяжело искалечив другого.
   Отряд кавалерии вломился в ряды врагов десятка на два метров, кони учинили кровавую расправу над попавшими им под копыта врагами, но подобные картины не вызывали паники у истинных самураев. Жажда боя, крови и презрение к смерти было зашито в характер солдатам новых войн на генетическом уровне.
   -- Впере-о-о-од!!! -- загремел многогласый хор и стальная лавина покатилась на бронированных монстров. Копьями, импульсами Ци, ударами оружия по ногам, бандиты принялись опрокидывать коней одного за другим.
   -- Назад! -- проорал лейтенант наемников и, склонившись, протянул свою булаву поднявшемуся на ноги командиру стражи. -- Быстро! Хватайся!
   Подняв на коней нескольких уцелевших пехотинцев, кавалеристы развернули своих боевых монстров и, оставив четверых погибших, живо создали дистанцию между собой и врагами. Настолько быстро, что догнали бегущую к воротам второй линии стен группу защитников.
   -- Примите раненных! -- семь спасенных бойцов были сгружены на руки подбежавшим стражам. -- Уносите их! Отря-а-ад! Строй фронт! Две шеренги! К атаке! Ходи, ходи!
   Девятнадцать конных наемников развернулись и выстроились для нового лобового удара по надвигающемуся скоплению врага. Улица широка и пряма, идеальное место для разгона.
   -- Сомкнуть строй! А атаку! Ход, ход!!!
   Осаму, которого несли под руки двое самураев, собрался с силами и оглянулся на уносящихся прочь кавалеристов. Простые наемники, что в таком положении должны были бы удрать из города первыми. Прижились? Как и стражи, задерживают врага, пока семьи спасаются бегством? Или их наняли банкиры, панически перегружающие золото и деньги из хранилищ на дирижабли? Нет, за банкиров так не сражаются.
   -- Что от наших светлых? -- задал вопрос лейтенант, когда спасшиеся стражи и ополченцы вбежали под арку вторых городских ворот.
   -- Ни одной бронированной морды не появилось. -- с язвительностью ответил ему страж из тех что, впустив своих, тут же принялись закрывать и баррикадировать ворота. -- У наших светлых без нас тьма проблем. Им бумажки и побрякушки спасать надо. Город уже списан и отдан на разграбление.
  

* * *

   Недоросль из младшей семьи клана Симада, служивший у правящей семьи в качестве посыльного, ворвался в сокровищницу, в которой шла лихорадочная суета.
   -- Демоны! -- прокричал он. -- Демоны лезут по стенам! Они уже в замке!
   -- Оставьте этот хлам, госпожа! -- самурай-телохранитель бросился к женщине, выгребающей драгоценности из распахнутого настежь сейфа. -- Надо уходить!
   -- Без этого хлама, -- схватив кипу документов, леди Минако ткнула ими самураю в лицо. -- Мы потеряем земли! Мы потеряем все! Мне нужны деньги на найм армии и взятки союзникам, так что сгребай все, что можешь, в мешки! Быстро! Быстро, я сказала, раскормленный дебил!
   Глаза самурая расширились, лицо его окаменело.
   -- Тихо, тихо! -- двое других телохранителей схватили сослуживца за руки. -- Госпожа не в себе! Встаньте у двери, Кайто-доно.
   Солдат крепко стиснул зубы и весь почернел от переполнившей его злобы.
   Йокай тут же его нашел.
   "Госпожа не в себе"? -- замелькали мысли в голове самурая. -- "Нет, просто ты для этой размалеванной глисты такой же раб, как любой простой крестьянин или горожанин. Она миллион раз сравнивала их со скотом, высмеивала слабость, безропотность и служение тем, кто их обирает. Думал, ты лучше, Кайто-доно? Нет, тебя она, все они, тоже презирают. Ты такое же рабское ничтожество! Служил им? Как собака. Защищал их? А они с презрением плюют тебе на спину. Вот эта тварь и ее сынок, два мразотных педофила, угробили силы всего клана, потеряли город и северный регион страны, а она все еще мнит себя кем-то из высшей расы! Продолжай служить ей, Кайто-доно! Быстрее делай все, что она сказала, тупорылый скот, раскормленный дебил"!
   Тем не менее, солдат выполнил приказ. Встав на страже у выхода из сокровищницы, он глянул с высоты своего роста на перепуганного мальчишку-посыльного.
   -- Спрячься где-нибудь. Если ты не маньяк и не садист, лиса тебя не тронет.
   -- Мы... я с друзьями воровал на птицеферме зерно и яйца! И... и побил палкой змею...
   -- Не бойся, -- ответил самурай, что охранял своих хозяев, пока те насиловали обколотых наркотиками малолеток, а потом сопровождал слуг, отправленных вынести и сбросить замученных до смерти жертв в яму под замком, которую главы клана Симада называли скотомогильником. -- Лиса ругает детей за безобразия, только когда рядом нет настоящей добычи.
   Леди Минако бросила в сторону болтливого стража свирепый взгляд и, подхватив на руки один из собранных мешков, поспешила к выходу. Двое телохранителей взвалили себе на плечи по мешку, а четвертый бросили проштрафившемуся стражу. Благородная дама и ее телохранители, быстрым шагом, готовые сорваться на бег, вышли в коридор.
   -- В северную часть дворца! -- выкрикнула леди Минако на ходу. -- Выбиваем окно и длинными прыжками мчимся на станцию! Паровоз уже ждет!
   -- Берегись!!!
   Пол под ногами удирающих аристократов пошел ходуном, когда левая стена позади них, сметенная ударом, врезалась в правую и, своротив ее, грудой битого кирпича обрушилась на внутреннее убранство комнат.
   -- Погань... -- Минако с ненавистью вытаращила глаза на слизистую черную массу, хлынувшую в коридор метрах в пятнадцати позади нее. Черная слизь, словно живая, приподнялась над полом и повернулась к четверым остолбеневшим людям.
   -- Бегом отсюда! -- один из телохранителей взмахнул рукой. -- Бегом!!!
   -- Госпожа! -- черная слизь отхлынула на шаг, оставив на засыпанном каменным крошевом ковре фигуру молодого человека в обрывках лакейской ливреи. -- Постойте! Куда же вы?
   -- Хироши...
   Минако переменилась в лице, узнав мертвеца. От ее личного слуги, сданного на утилизацию, осталось совсем немного. Кусок верхней части туловища, голова и правая рука. Все остальное состояло из затвердевшей наподобие панциря черной слизи. И этот огрызок человека, насквозь пропитанный смертью, смотрел на свою убийцу с оскалом дикого зверя на бледно-синем лице.
   -- Задержать его! -- прокричала леди своим стражам, а ком черной слизи отступил еще на несколько метров, оставив в изуродованном коридоре две громадные туши боевых коней. Покрытых шрамами от плетей, утыканных сломанным оружием, словно булавками. Мертвых, но продолжающих двигаться. -- Задержать их всех!
   -- Да, госпожа! -- самураи бросили на пол свои мешки и выхватили оружие.
   Оставалось только изумляться храбрости этих солдат, особенно после того, как стены коридора справа и слева от них, окутавшись багрово-фиолетовым сиянием Ци, с грохотом раздались вправо и влево. Ломая картины, круша мебель, подвластная демону сила освободила место для работы чудовищных зубастых коней.
   Этот кошмарный вид подстегнул леди Минако и она, развернувшись на месте, рванулась из расширяющейся зоны разрушений прочь.
   Самураи же, под градом камня обрушающегося потолка, грозно взревели и устремились на чудовищ в атаку. Они не надеялись ни на победу, ни на выживание, но задачей для них стал выигрыш нескольких драгоценных секунд для госпожи. Телохранители ринулись в самоубийственный бой.
   Двое из трех.
   Самурай, на которого леди Минако наорала в сокровищнице, закрыл глаза, глубоко вздохнул, а затем резко обернулся, очерчивая в воздухе полукруг клинком меча.
   Он был одного возраста с его госпожой и прекрасно знал, что в свою юность, та была чемпионкой гимназии по бегу. Да, с тех времен прошло сорок лет, но жизненных сил в генетически измененных людях запасено куда больше чем в обычных. На волне адреналина, тело вспомнит все и благородная леди умчится прочь быстрее стрелы. Быстрее ядра, пущенного из орудия. Йома слишком нерасторопны. Они не настигнут свою добычу.
   За клинком остался слабо светящийся след энергии Ци, что молниеносно сорвался в полет. Обычный "Разящий Серп", какой самураи легко отражают щитом, доспехом или встречным ударом дзюцу "Разрыва", но ни щита, ни доспеха у леди Минако не было. Так же, как и отточенной реакции, необходимой для противодействия боевым дзюцу. "Серп" полоснул удирающую правительницу клана по ногам, на уровне бедер.
   Драгоценная парча и тонкое кружево многослойной юбки брякнулись на пол, покатились и перепутались с отделенными конечностями благородной дамы, а верхний обрубок, вопя, пролетел немного дальше и тоже покатился, беспорядочно суча брызжущими кровью культями.
   Мышцы самурайского тела рефлекторно сжались в месте ранения, пережав сосуды и остановив кровопотерю. Смешивая крики боли и грязную ругань, леди Минако попыталась подняться, но замерла в предчувствии гибели, когда свет уцелевших в коридоре ламп над ней заслонила подобная горе, темная фигура.
   -- К... Кайто! -- обернувшись, леди узнала своего телохранителя. -- Т... ты?!
   Меч сверкнул, в стремительном рывке прикасаясь острием к горлу леди из клана Симада. Рядом с гудением разрубало воздух оружие, слышали тяжелые удары стали о закостеневшее мертвое мясо и лязг клыков о металл доспехов, а бывшая правительница мира и ее бывший солдат молча смотрели друг на друга. Взгляд человека, впавшего в ужас от предчувствии неизбежной гибели, и испепеляющий ненавистью взгляд марионетки, впервые задумавшейся над тем, кем она была все это время для своих кукловодов.
   Звуки сражения стихли.
   Самурай, оглянувшись, убрал оружие от горла осмелившейся сделать вдох женщины и сделал пару шагов в торону, уступая место тому, кто приблизился к нему со стороны закончившегося боя.
   -- Хи... Хироши... -- запинаясь, повторила Минако шепотом. -- П... пожалуйста...
   Ходячий мертвец взирал на нее сверху вниз, с расслабленной полуулыбкой.
   -- Не пытайтесь притвориться несчастной женщиной, Минако-сама. -- сказал он. -- Я умер, но ничего не забыл. Все эти ваши безумные игры и издевательства над нами. Все эти убийства. Души других детей уже развеялись в биосфере нашего истерзанного мира, но я все еще здесь и я помню.
   -- Хироши! Я... я была тебе матерью! Я называла тебя сыном!
   -- Ты позволила своим собственным детям перебить друг друга в борьбе за власть, украла чужого ребенка и играла со мной, как с живой куклой. Я был четвертым, верно? До меня были три такие же куклы, до смерти боявшиеся монстра, заставляющего называть ее мамой. Где они, те трое? Там же, где и я.
   -- Хироши!!! Прекрати!
   -- Я боялся вас, леди Минако. Раздавленный ужасом, выполнял ваши приказы. Терпел издевательства и унижался так, как вы это любили. Потребовалось умереть, но... -- мертвый раб сделал легкий жест правой рукой. -- ...Страха больше нет, чудовище.
   Справа и слева от него, из заполонившего все вокруг черного тумана, выступили два монстра, при виде которых Минако завыла и попыталась ползти на руках. Хищные кони пару мгновений смотрели на свою жертву, а затем сделали рывок и, пропахав клыками рваные борозды на камнях пола, с ювелирной точностью сомкнули пасти на руках благородной дамы.
   Вой свергнутой владычицы превратился в истошный визг, когда челюсти кошмаров сначала сдавили, превращая в месиво мышцы и ломая кости, а потом рванули в разные стороны, выдирая руки Минако из суставов. Лишенное конечностей, туловище упало и принялось корчиться на залитом кровью, смятом и усеянном осколками камня, ковре. Слов больше не было. То, что осталось от благородной леди, лишь корчилось и орало, пока мертвый раб не протянул к своей бывшей госпоже левую руку, что, без малейшего вкрапления даже остатков человеческого тела, представляла собой чешуйчатую лапу демона.
   Резкое движение, и когтистая лапа акума обхватила голову изувеченной жертвы, крепко прижимая ладонь к черепу. Эту хватку сразу же узнал бы любой, кто хоть раз видел, как Многохвостый Зверь выжигает людям мозги в поисках интересной информации.
   -- Действуйте, Великий.
   Рука окуталась алым свечением множества знаков сложной силовой схемы. Демоническая Ци хлынула в голову Минако и принялась выдирать из ее мозга обширный поток фактов о махинациях, интригах и преступлениях семьи Симада. О незаконной торговле рабами, о хищениях из казны, о черном рейдерстве при захвате предприятий. Об убийствах, коррупции и рэкете. О том, что творилось с пленниками здесь, за стенами замка, в вычурно украшенных залах и комнатах.
   Безликий собирал материал. О преступной паутине. О ненавистных людишках, своими черными делами мешающих ему спать. О новой, обреченной на жестокую гибель, добыче.
   Когда он закончил и разжал пальцы, сгнившие до самого живота, останки благородной леди безвольно плюхнулись на изгаженный ковер, но как будто этого было мало, боевые кони рванулись вперед. С хищным рычанием, они вцепились в то, что осталось от маньяка из Сикабе, разодрали труп надвое, сплюнули на пол и, встав на дыбы, ударами копыт размазали куски в кровавые брызги.
   "Еще немного, и мы создадим легенду о том, что леди Минако выжила в этой бойне". -- скалясь из черного тумана, передал мысль Безликий роящимся вокруг него теням человеческих душ. Мертвецы захохотали, а бывший раб повернулся и поклонился сгустившемуся в воздухе черному призраку жуткого чудовища.
   -- Благодарю вас, Великий. За то, что сделано, не жаль отдать жизни. О моей просьбе...
   "Мне такое не интересно, но мой носитель, Черная Лиса, прониклась. Она найдет твоих родителей и сообщит им от твоей печальной судьбе".
   Мертвый раб поклонился демону еще раз.
   -- Теперь, я... как и все мы... сможем уйти спокойно.
   "Еще нет. Здесь все закончено, но для вас осталась работа. Получите новую задачу и исполняйте приказ самостоятельно. Все мое внимание потребуется для другого важнейшего дела".
   Перед тем как уйти, акума и ходячие мертвецы, сохранившие по его воле остатки былого разума, повернулись к предавшему свою госпожу телохранителю, что завершил краткую молитву ками, вынул из ножен меч и, сквозь доспехи, вспорол себе живот.
  

* * *

   Раздраженно кривясь, начальник смены вскрыл щиток и выдернул предохранители. Надрывный вой сирен тревоги, пытающий персонал подземной электростанции вот уже два десятка минут, наконец-то заглох. Но аварию это, конечно же, не устранило.
   -- Охлаждения нет! -- выкрикнул один из операторов, следящих за состоянием реактора. -- ТВЭЛы поплавим!
   -- Аварийный сброс воды и пара в океан! Водозабор из реки на полную!
   -- Контуры реактора повреждены! Утечка радиации!
   -- Я сказал сброс!
   -- Фильтры водовода забиты! Автоматика обесточена!
   -- Новый комплект, заменить вручную, бегом!
   -- Сброс пошел! Сияй, родное море...
   -- Течение у берегов хорошее, унесет грязь. А если ядро рванет, всю базу наверх вывернет!
   Несколько минут шла напряженная работа. Дежурный персонал электростанции делал все возможное для предотвращения страшной техногенной катастрофы.
   -- Сколько продержимся? -- спросил начальник у операторов.
   -- В резервуаре воды на минуту. С забитыми фильтрами, протянем минут десять-пятнадцать. С чистыми хоть до полной остановки реактора, но радиации выльем столько, что двухголовая рыба станет нормой...
   -- Дежурный! -- включив передатчик внутренней связи, начальник разразился свирепой бранью. -- Быстро на объект! Быстро, я сказал!!! ТВЭЛЫ ГОРЯТ!!!
   -- Дежурная группа занята на срочных работах. -- вместо бригадира ремонтной службы, ответил ему младший офицер службы внутренней безопасности. -- Другие ремонтные группы вызваны из города. Скоро будут у вас.
   -- Вы в своем уме?! Авария в реакторе! Корпус нарушен! Насосы заклинило! Башня глушения разбита! Здесь все рванет, как бомба! Над нами город! Двести тысяч людей!
   -- Двести девяносто тысяч. -- холодно поправил начальника смены лейтенант. -- Это принято во внимание при расчетах. Не паникуйте. Работайте. Делайте все возможное для уменьшения последствий катастрофы.
   Прерывая поток брани начальника операторов, самурай выключил коммуникатор и посмотрел на пятерых ремонтников, что всей бригадой копошились вокруг покореженного устройства, пару минут назад вызволенного из под завала. Сейсмическая волна, вызванная взрывом "Слова Вечных", изрядно встряхнула весь подземный комплекс, но здесь, в технической части, повреждения были куда серьезнее, чем в жилой. Большие пространства помещений, большая плотность коридоров, все это плохо сказалось на прочности подземного сооружения. Устройство Ноль-Один получило удар многотонными глыбами сверху и провалилось в яму для техобслуживания. Корпус поврежден, порваны кабели управляющих систем. Удастся ли его реанимировать? Это сейчас и выясняли техники.
  

* * *

   Мешанина музеев, театров и торговых зданий сменилась парком, выполненным в виде нескольких террас, с небольшими водопадами, фигурными прудиками и уютными беседками под сенью плакучих ив. Место для отдыха аристократов, украшенное растительными живыми арками, стенами из остриженных кустов и скульптурными работами именитых художников. Все это конструкторское великолепие полагалось подсвечивать по ночам, но после того как Корио с Безликим плюнули "Словом Вечных", буквально весь город, от края до края, был обесточен. Только некоторые особо важные структуры получили питание от аварийных генераторов или накопительных силовых схем, но этот парк, конечно же, в их число не входил.
   Напугав непривычных к темноте декоративных карпов и варварски опрокинув пару глыб в саду камней, толпа из полутора сотен мертвецов, во главе с йома, промчались сквозь парк и прижались к стене небольшого замка, возвышающегося в эпицентре шторма культуры.
   "Охраны нет, но на каждом шагу сигнальные ловушки, как явные так и хорошо замаскированные". -- передал мысль своему носителю Безликий, бегло оглядевший стену и внутренние строения. -- "Канарейки знали, что за монстр может ворваться в их золотую клетку и позаботились о безопасности".
   "Значит, идем напролом".
   "Все едино, заметят и среагируют. Вперед"!
   Не обращая внимания на искрящие сигнальными импульсами силовые схемы, армия мертвецов взлетела по стене и, сметая со своего пути стеклянные двери, нырнула в одно из внутренних зданий. Освещенный аварийными лампами, просторный, богато украшенный холл. Растения в мраморных вазах, картины и зеркала на стенах. За широкой стойкой у стены девушка-секретарь в строгой, но не лишенной вычурности, служебной форме. Вытаращив глаза на нежданных гостей, она шустро юркнула под стойку и сверхчувствительным слухом лисы, Корио уловила скрежет пластика о пластик, возникающий при нажимании кнопки. Сигнал тревоги и вызов охраны.
   Действие понятное, но Корио была на взводе и среагировала агрессивно. Секретарь едва успела отдернуть руку, когда метательный нож с громким стуком вошел в стойку с другой стороны, пробил древесину насквозь и, разломив на два куска кнопку, сантиметра на три показал наружу свое острие.
   "Небезопасно". -- съехидничал Безликий. -- "Проколола бы ей палец до крови, а нож-то из арсенала куноичи. У них ножи через один отравленные".
   "Ой-йой"! -- уши воплощения мирового зла заалели от стыда и испуга. -- "А этот с ядом"?
   "Куноичи была не совсем настоящая, поэтому нет. Но впредь осторожнее. Мне твои душевные терзания за лишние убийства совершенно не интересны".
   Пока начальство варилось в эмоциях, свойственных живым, ходячие мертвецы добрались до шахты грузового лифта. Грубой силой, они разжали створки и заблокировали их сорванной со стены, положенной плашмя картиной в тяжелой раме. Без малейших сомнений и колебаний, марионетки Корио ринулись в разверзшуюся перед ними черную бездну шахты, в которой не работало даже аварийное освещение.
   -- Уф! -- выпучив глаза, подбежавшая последней, Корио застопорилась на краю ужасной пропасти. Все у нее внутри поджалось от страха темноты и высоты. -- Вот гадство! А может не надо?
   "Чем больше расстояние, тем сложнее управлять марионетками. Пошла"!
   Резко вдохнув и выдохнув три раза, Корио оттолкнулась ногами и полетела во тьму.
  

* * *

   Ремонтная бригада, пять человек, вскрыла корпус и копалась в потрохах устройства Ноль-Один, аккуратно возвращая на место сместившиеся узлы и заменяя сработавшие предохранители. Разумеется, они знали, что это за устройство. Дежурных и операторов электростанции можно обмануть, но бессмысленно скрывать правду от обслуживающего персонала, ведь люди, интересующиеся высокими технологиями и наследием эпохи Металла, без подсказок вполне способны опознать самое грозное оружие той цивилизации, сгинувшей в огне и льдах чудовищного катаклизма. По устройству системы подрыва и предохранителей, например.
   Ремонтникам было объявлено, что устройство Ноль-Один - часть системы безопасности, на случай если некие вещи из сверхсекретного архива, так сказать, потеряют стабильность. Верность Единству прививалась всем работникам с малых лет, никто из посвященных и не думал распространяться о бомбе, но...
   Но трудно передать, что чувствует человек, чинящий и переподключающий к системе подрыва монстроидальный механизм, что по завершении работ мгновенно убьет и его, и его друзей, и еще сотни тысяч людей там, в городе наверху. Ни у кого из техников не было сомнений, что подрыв произойдет сразу, как только сомкнутся контакты на последнем взведенном предохранителе. Не зря же их, вопреки катастрофе на электростанции, бросили чинить эту ужасную штуку?
   Что произошло? От сотрясений потеряло стабильность содержимое архива? Что за ужасы готовы вырваться из-за его бронированных дверей?! Неужели теперь все должны умереть? Им придется принести в жертву себя и всех жителей Сикабе, чтобы не произошло что-то, что намного страшнее ядерной катастрофы?
   Самурай, один из пяти, присматривающих за ремонтниками, толкнул бригадира в плечо краем щита, заставив замершего человека очнуться и вернуться к работе. Солдаты стояли наизготовку, держа под наблюдением покореженный коридор, ведущий от лифтовых шахт. Силовые схемы на их оружии и броне светились в полутьме золотисто-зеленым. Они были готовы ко всему, и каждый из Единства должен быть так же тверд духом! Ради будущего для всего человечества!
   Взведенный предохранитель со щелчком встал на свое место, бригадир начал завертывать гайку крепежного болта. Скорее! Скорее! Пока еще не поздно обойтись... малой кровью.
   Но те, у кого было другое мнение насчет малой и большой крови, вдруг вырвались из тьмы, царящей в шахте грузового лифта. Обломки выбитых дверных створок полетели в разные стороны.
   Яростный рев самураев разорвал тишину подземелья, заставил ремонтников уронить инструменты и отшатнуться на один-два шага. Сомкнув щиты, пятеро стальных великанов ринулись в контратаку на покрытых кровью ходячих мертвецов, заполонивших проход перед ними.
   -- "Разрыв"! "Разрыв"! -- четкими и точными дестабилизирующими ударами, они сбили волны Ци, формирующие в стенах эффекты боевых ниндзюцу, а далее, все как на учениях:
   В лобовом столкновении, смять противника своей массой, плотно прижать щиты к врагу и слаженно ударить силовой волной.
   -- Бей!!! -- рявкнул лидер отряда.
   Импульс Ци из щитов смел ходячих мертвецов, превратил в фарш, размазал по стенам и полу. Армия Корио разом уменьшилась десятка на два, но это нисколько не впечатлило тех, что ринулись на прорыв сквозь кошмарное месиво из человеческих останков. Более того, кроме тех, кого самураи смяли, было несколько десятков мертвецов, атаковавших в прыжке или с пробежкой по головам собратьев. Этих импульсом почти не зацепило и они обрушились на самураев сверху, банально погребая стальных великанов под собой.
   -- Держать уродов! -- в первой линии, из-за узости коридора, было всего трое солдат и двое солдат второй линии бросились на помощь товарищам. Короткие мечи замелькали, вспарывая и рассекая мертвую плоть, что при касании зелено-золотой Ци обретала покой и теряла отвратительное и обманчивое подобие жизни. Разрубленные трупы падали и больше не поднимались. -- Никого не пропускать!
   Те что были погребенны под врагами, тоже не думали смирно сидеть.
   -- Все, разом, импульс из доспехов! -- выкрикнул лидер группы и полтора десятка ходячих трупов взлетели, мгновенно вбитые в стены и потолок. Они даже не сопротивлялись. Зеленая Ци, которую источали силовые схемы на доспехах, разрушила влияние акума и мертвецы обратились в обычные трупы.
   Эта же защита разрушила бы и черную протоматерию, если бы Безликий попытался атаковать ею, но хитрый акума, идущий на штурм крепости Единства, конечно же припас противодействие. Когда самураи швырнули прочь придавившие их трупы, каждому из троих уже была приготовлена неминуемая смерть. Лидер отряда едва успел вытаращить глаза, увидев перед собой здоровенного мертвеца, уже опускающего ему на голову громадных размеров кувалду. Воин справа от лидера завопил, когда мертвый боец Чистой Крови коснулся его головы и щита парой безобидных на вид жезлов, а воин слева судорожно дернулся и завалился на спину, когда получил точно в глазницу самую обычную стрелу из самого обычного боевого лука.
   -- Дерьмо... -- двое уцелевших самураев переглянулись, крепче сжали оружие и, припав на одно колено, активировали силовые схемы своих доспехов на максимальную отдачу. Бесконтрольно излучаемая зеленая Ци тотчас напитала воздух, стены, пол и потолок. Ходячие мертвецы попятились, теряя четкость в движениях и способность держаться на ногах. Несколько разномастных метательных снарядов и стрел, пущенных в сторону самураев, бессильно отскочили от цельнометаллических щитов, которыми заслонились солдаты.
   -- Где помощь?! -- выкрикнул в передатчик шлема один из самураев.
   -- У шахты. -- ответил ему управляющий. -- Еще пару секунд! Держитесь!
   -- Продержимся минуты три... -- заявил солдат, глянув на индикатор заряда, украшающий бронещиток на его левом запястье, и в этот момент между поверившими в победу стражами метнулась легкая тощая фигурка.
   Безликий спасал жизнь своей носительнице тысячи раз, но и Корио тысячи раз спасала своего напарника от неминуемого поражения. Каждый раз, когда акума становился бессилен, лиса взывала к своим человеческим силам, и эти силы не зря внушали врагам страх. Не раз и не два, задолго до заражения, маленькая лиса сходилась в бою с исполинскими самураями и нахально повергала в пыль бронированных чудовищ!
   Крутанувшись в полете, Корио метнула узкий тонкий нож, вошедший точно в глазную прорезь маски самурая слева от нее. Взвыв неожиданно женским голосом, стальной великан отшатнулся и схватился за лицо, стремясь выдернуть пронзившую его глаз и застрявшую в кости черепа стальную занозу, а лиса продолжила вращение, выбрасывая из-за спины и наводя на правого врага тяжеленную стальную трубу с не менее тяжелым прикладом. Взведенная и изготовленная к выстрелу, ручная пушка Чистой Крови оглушительно грохнула, послав чугунное ядро точно в голову самурая, а свою владелицу шарахнув об пол беспощадной отдачей.
   Не зря фанатики вооружали этими пушками только самых крепких и массивных мужчин, которым выдавалась специальная сбруя, гасящая и распределяющая отдачу от плеча по всему туловищу. Нажать на спусковой крючок - дело нехитрое. Но без подготовки и умения, такой "нажиматель" превращается в одноразовый расходник.
   Однорукая необученная девчонка, конечно же, не могла ни грамотно прижать оружие к плечу, ни сгруппироваться перед выстрелом? Приклад перешиб ей ключицу и размозжил в месиво плечо, вырвавшееся из ненадежной хватки оружие сломало пальцы. Оглохшая, контуженная и переломанная, незадачливая воительница с воем боли извивалась на земле как раненная змея, но стальной великан все же был надежно обезврежен этим выстрелом.
   Последняя из отряда, потерявшая глаз и оглушенная близким выстрелом, самурайша заглушила боль мощнейшим всплеском кровожадной ярости. Проклятая мелкая крыса! Добить ее!
   Вскинув руку, вооруженную мечом, воительница направила острие клинка на врага и по мышцам ее пробежала слабая дрожь, предшествующая целому шквалу колющих ударов. Применяемая с копьем и мечом, эта атака была одной из базовых для самурая и применялась фактически на рефлексах, когда требовалось разорвать небронированного малоподвижного врага. Тренера и наставники наперебой хвалили свою ученицу, когда она, раз за разом, улучшала количество ударов, наносимых ею за секунду. Три, шесть, восемь, двенадцать...
   Энерия Ци заструилась по мышцам, суставам и костям. Сейчас она, воительница Единства, наносит в секунду семнадцать ударов! Больше чем любой самурай в гарнизоне города, больше даже чем любой самурай в этом замке!
   Короткий замах, и первый удар...
   Переломанная и контуженная, лиса вдруг ловко извернулась, ускользая от клинка, и метнулась к самурайше быстрее, чем та отдернула руку для второго удара. За неимением рук, в ход пошла нога и стальная маска воительницы познакомилась с подошвой трофейного сапога оборотницы, дополненной мощнейшим импульсом Ци, согнувшим даже усиленную сталь и раздробившим череп внутри тяжелого шлема. Рука убитой еще продолжала судорожно "шить" клинком, но без малейшего шанса ранить цель. Все уже было кончено и победитель определен.
   "Лучшие воители мира? Одни понты. Расслабились, суки, на парадах"! -- довольно скалил пылающую пасть Безликий, а Корио упала на спину и ударом ноги по запястью выбила меч из руки воительницы. Вторым ударом той же ноги она отправила кувыркающийся меч в полет и железяка с громким лязгом ударила о корпус бомбы, заставив ремонтников обронить инструменты и шарахнуться в разные стороны.
   -- А ну отошли от этой штуки! -- во вращении поднявшись и балансируя на одной ноге, сорвавшимся на визг голосом выкрикнула лицедейка. -- Поубиваю, идиоты!
   Ремонтники растерянно переглянулись. Свистнула пущенная из лука стрела и один из парней взвыл, хватаясь за распоротую щеку.
   -- Я сказала - отошли от этого куска дерьма! -- громче и злее выкрикнула девчонка. -- Кто не понял?! Следующая будет в лоб!
   Бригадир глянул на двоих ходячих мертвецов, что с той стороны положительно заряженной зоны направили на его людей натянутые луки. Без резких движений, он поднял руки и окриком приказал отступить. Все пятеро рабочих, оставив незавершенное дело, отошли к стене. Система активации детонаторов сухо щелкнула. Кто-то извне в отчаянии попытался совершить подрыв, но безуспешно. Еще бы минут двадцать-тридцать на ремонт, и сотни тысяч душ сгорели бы в ядерном огне. Но спасение подоспело вовремя. Спасение, в образе ходячих мертвецов.
   Погибшие самураи не могли больше сбить ниндзюцу, что применила Корио. Захватив под контроль камень скалы, в которой был проложен этот тоннель, она создала волну, изуродовавшую пол, разорвавшую металлические стены. Ударом снизу, множеством каменных шипов, она сшибла недоремонтированную бомбу, разорвала и расколола ее о стену, превратив в бесполезный хлам, не пригодный теперь даже на запчасти.
   -- Фуф... -- сникнув, шумно выдохнула лиса, а затем снова встрепенулась. -- Быстро, быстро! -- она снова применила ниндзюцу и в полу разверзся черный зев свежесозданного тоннеля. -- Чего встали?! Там авария в этом вашем реакторе!
  
   За дверями контрольного центра зазвучал стук обрушающейся земли, вскрики и звуки падения человеческих тел, но прежде чем начальник смены успел испугаться новой аварии или нападения, в зал вбежали пять помятых ремонтников, с инструментальными ящиками и оборудованием в руках.
   -- Работайте! -- громко и властно выкрикнула следовавшая за ними однорукая девчонка, покрытая кровью и грязью, поджимающая левую ногу, но уверенно скачущая на правой. -- Глушите реактор, или что-то там еще! Быстро! Мутантов у нас без вашей радиации хватает!
   -- При обрушении потолка, повредило корпус реактора, башню глушения перекосило и блок с графитовыми стержнями заклинило. -- принимая Корио за какую-нибудь важную фигуру из Единства, ответил ей начальник смены.
   -- То есть, реакция до сих пор идет?! -- Черная Лиса доскакала до ближайшего кресла и с облегчением плюхнулась на него.
   -- Да, полным ходом. Еще хуже, что насосы системы теплообмена тоже заклинило, а водовод к ним разорвало. Если остановим подачу воды из резервуара и реки, получим паровой взрыв ядра. Если продолжим... получим северное радиоактивное море.
   -- Значит, нужно вправить башню и сбросить стержни к ТВЭЛам, залатать корпус, восстановить и запустить насосы.
   -- Понадобится чудо. -- сказал один из дежурных операторов. -- Все коридоры залиты радиоактивной водой, фон на много порядков сильнее, чем могут выдержать наши защитные скафандры. Работать в защите не получится вообще. Вода взбаламучена и непрозрачна. Освещения нет, часть подходов обрушилась. У нас есть четыре акваланга, но их нельзя использовать со шлемом скафандра.
   Корио глянула на ремонтников с прищуром.
   -- Минуту назад, вы готовы были пожертвовать собой в ядерном взрыве. -- сказала она. -- Готовы ли теперь пойти на верную смерть от радиации, чтобы спасти этот регион от техногенной катастрофы?
   Ремонтники Единства нахмурились, склонили головы, побледнели но не отступили, а бригадир уверенно сделал шаг вперед.
   -- Мы готовы. -- твердо сказал он. -- Трусов здесь нет.
   -- Это хорошо. Значит не жертвовать вами будет гораздо приятнее. Расслабьтесь, никому к реактору лезть не придется. Мой внутренний демон уже осмотрел повреждения и, посовещавшись со мной, сложил план действий. Вы, все пятеро, владеете элементом Земли, верно?
   -- Да. Управление твердыми материалами очень полезно при любом ремонте, поэтому у нас строгий отбор и подготовка.
   -- Прекрасно. Вот эти пятеро, -- Корио сделала жест рукой и операторы шарахнулись к дальней стене, увидев мертвецов, входящих в зал. -- Тоже владеют элементом земли. С помощью гендзюцу, я смогу организовать для вас дистанционное управление с полным эффектом присутствия. Сердца этих бедолаг уже не вырабатывают Ци, но из клеток еще можно вытянуть немного сил для нескольких полезных дзюцу. Хватит поднять обрушившийся свод, выправить и срастить трубы, залатать трещины и пробоины в главном контуре реактора. Как кончится энергия у этих, есть еще трое. Безликий подсказывает, что насосы не разбило, а попросту заклинило попавшими внутрь камнями и аварийно отключило. Извлеките камни, восстановите водовод к теплообменнику и запустите генераторы. Мы можем не просто заглушить, а полностью восстановить электростанцию.
   -- Вы... серьезно, Корио-сама?
   -- Абсолютно серьезно. Приготовьтесь потерять контроль над собственными телами. Устраивайтесь на полу поудобнее и постарайтесь не простудиться. Ах да, какой-нибудь идиот ведь уволит вас за добровольное сотрудничество с демоном? Так вот... никакого добровольного сотрудничества! Я не прошу, а приказываю и угрожаю смертью! Я, Багровая Тень, Кицунэ Корио, прикончу вас всех, если вы не подчинитесь! Быстро, быстро, пошевеливайтесь, если хотите жить!
   Ремонтники переглянулись.
   -- Выполнять! -- рявкнул бригадир и первым, положив инструмент, улегся на пол. -- Готов!
   -- Готов! -- чуть ли не хором выкрикнули остальные четверо, последовавшие примеру старшего.
   Корио кивнула и тотчас улегшиеся на полу ремонтники обмякли, а ходячие мертвецы дернулись пару раз и начали с изумлением осматривать себя.
   -- Вперед! -- Корио мотнула головой в сторону стальной двери, закрывающей коридор, ведущий еще глубже в толщу скалы, к реактору. -- Быстрее почините, меньше радиации вылетит в море!
   -- Свет...
   -- Свет и воздух не нужны! Мы с Безликим покажем вам все даже в кромешной тьме. Подскажем куда плыть, что чинить, где убирать камни и что вправлять. Не бойтесь ни радиации, ни кипятка, ни раскаленного пара! Бегом, бегом!
   Пятеро мертвецов, под управлением ремонтников, бросились к двери, распахнули ее и загромыхали ногами по ступеням лестницы, уводящей вниз.
   -- Мы можем помочь... нашим друзьям? -- спросил один из операторов. -- Я владею элементами воды и воздуха, могу создать охлажденный поток воды в нужном направлении.
   -- А у меня только элемент воды, -- добавил второй. -- Но это тоже...
   -- ...Будет полезно. -- согласилась с ними Корио. -- Сейчас подгоню пару подходящих мертвецов. Слава адекватности, ваши железные придурки из подкреплений остановились и не крошат их. Надеюсь, решили позволить нам починить электростанцию.
   -- А нам что делать? -- спросил один из двух операторов, вместе с начальником смены, оставшихся не у дел.
   -- Следить за приборами и переподключать системы, когда ремонтники их восстановят. Выполняйте свою непосредственную работу. И передайте мне, пожалуйста, вон из того ящика, нож. То есть не "пожалуйста", а ну-ка быстро, пока не убила! Я же вас в плен взяла и вынуждаю.
   Начальник смены открыл один из брошенных ремонтниками ящиков с инструментами, вынул нож и протянул его Корио, что водила кое-как сросшимся плечом, взмахивала рукой и трясла кистью, вправляя выбитые из суставов пальцы.
   -- Вот так. -- вполне уверенно протянув за ножом восстановившуюся руку, она устроила свою левую ногу на колене правой и, пустив по клинку поток Ци, провела им по голенищу сапога, вспоров его. -- Все равно подошва отвалилась. Понаделают одноразовой обуви, пнуть никого нельзя! -- скинув срезанный сапог и отложив нож, она принялась массировать распухшую ногу, багрово-фиолетовую до самого колена. -- У-уф, фу-уф... Начальник-сан, у вас вон в тех шкафах ведь эти ваши бесполезные скафандры? Я от одного ботинки возьму, а то опять придется снимать с кого-нибудь тапки.
   Начальник смены посмотрел на нее со странным выражением лица, но лиса лишь недовольно скривила губы.
   -- Ну да, не собираюсь я в истерике бегать из-за того, что у вас здесь все разваливается! Меры приняты, все работают, все будет нормально. Если хочешь, сам паникуй, а я не буду.
   "Он удивляется, что ты такая спокойная после побоища и множества убийств". -- шепнул на ухо Безликий.
   -- Если ему надо, пусть удивляется. Виноват в этом бедламе тот, кто натравливал на меня солдат и чудовищ, а я только отмахивалась и случайно зацепила этот их хрустальный замок. Это их командиры убили солдат наверху и порушили все здесь. А я просто приходила в банк за кредитом, который потом обязательно верну.
   "Но ведь нельзя же после боя сразу впадать в нормальность"! -- издевался демон. -- "А как же стресс, подавленность, психоз и муки совести"?
   -- Никакая я не психопатка! -- вздернув нос, с обидой и возмущением заявила Корио. -- Я и переживаю, и сочувствую, как любой нормальный человек! Просто десять лет воюю, и успела привыкнуть ко всем этим кровавым ужасам! У людей, знаешь ли, есть такое свойство - адаптироваться к окружающим условиям. Ну раз попсиховала после битвы, ну два. Каждый раз биться в конвульсиях что ли?
   "Черствеешь"...
   -- Отстань от меня! Дурак чешуйчатый. -- Корио громко шмыгнула носом. -- Сейчас до слез доведешь, а мне стыдно плакать на людях! Я же - Багровая Тень, монстр, и вообще... -- еще раз шмыгнув носом, она вытерла проступившую на ее глазах влагу пустым рукавом от кофты и, поднявшись из кресла, поскакала на одной ноге к стене, дальней от пультов управления.
   Здесь, рядом со шкафами для скафандров и заваленным приборами стеллажом, красовался холодильник, небольшой столик с электрическим чайником и мягкое кресло под живым зеленым фикусом. Интересовал из всего этого уголка отдыха ее, конечно же, только холодильник. В нем Безликий указал ей наличие неплохого набора фруктов, трех коробок с ежедневным пайком, початой упаковки сосисок, нескольких бутербродов и трех упаковок молока. Не идеал, конечно, лиса сейчас охотнее сгрызла бы бычий окорок с костями, шкурой и копытами, но капризничать не приходилось, надо брать что попало в лапы.
   -- Чего? -- поймав на себе косые взгляды со стороны операторов, Корио оглянулась и вынула из рта недожеванный бутерброд. -- Сами сказали, что у меня должен быть стресс! Вот я его и заедаю.
   "Цитадель Симада обработана". -- передал Безликий напарнице информацию от йокай. -- "Кобра-царевна поймана и выжата. Восхитительно! Не дамочка, а клад! Вскрыты все преступные связи севера страны. Нелегальная работорговля, черный риелтинг, контрабанда, рэкет, коррупция и убийства".
   "Чудесно. Подтянем Серых Стражей, зачистим. За четыре года, шрамы зарастут".
   "Поворачиваю йокай"?
   "Да. Пленных не брать".
   "Как прикажете, моя леди"!
  

* * *

   Посреди леса, движимый мощным боевым дзюцу, поднялся большой и довольно высокий холм, поверхность которого была тотчас очищена от деревьев. Теперь, командование Народной Освободительной Армии могло без помех обозревать раскинувшийся перед ними город. Город, у которого нет ни единого шанса на спасение.
   Сегун бандитской армии, прочивший себя в наместники этого региона, а возможно и в правители всей страны, тревожно посматривал на мрачную личность в добротной броне и одежде, что держал своего коня около коня генерала. Гарнизон города уничтожен, самое время смести остатки защитников и заявить свое право на власть, но этот человек дал рекомендацию отвести войска от стен и изготовиться к обороне. Он ждет удара. От кого? От той твари, которую не смог раздавить клан Симада? Но разве лиса не заручилась поддержкой диверсантов в городе? Может быть, стоит переговорить с ней и наобещать быть хорошими правителями?
   -- Отродье Затмения покинуло замок! -- прозвучал из встроенных в шлемы бандитских лидеров голос разведчика. -- Движется к краю города, в северо-западном направлении! Выйдет севернее нас!
   -- Готовьте укрепления, сегун! -- отдал рекомендацию таинственный советник. -- Направьте орудия на север! Лучникам - разрывные снаряды! Приготовить зажигательные бомбы и огненные ниндзюцу!
   -- Сделаем ров с горючим маслом?
   -- Прекрасная мысль. Может помочь.
   Освободительная Армия перестраивалась. Применяя дзюцу Земли, они сформировали высокий каменный вал с позициями для стрелков и пушек. Несколько десятков бочек с горючим маслом, что готовились метать в город при осаде, скинули в свежесозданный ров и разбили.
   -- Отродье вышло из города! Движется к лесу... нет! Поворачивает к нам! Идет на нас!
   Вскоре изготовившийся к бою лесной сброд и сам увидел уверенно движущуюся на них громадную массу слипшейся мертвой плоти. По земле начали волнами распространяться сотрясения от тяжкой поступи холма мертвецов.
   -- Приготовиться! Приготовиться! -- орали командиры отрядов. -- Самураи демонов всегда били! Сейчас развалим это чучело!
   Заглушая их команды, с раскатом грома, над километрами леса и города с самих небес пророкотали грозные слова:
   -- Храбрые господа из псевдолиберальной оппозиции! Сейчас вы умрете, но не беспокойтесь, ваша гибель не будет напрасной! С каждой жертвой с вашей стороны, в мире будет становиться меньше на одного подонка, лжеца, вора и дебила! Это ли не замечательно? Это ли не великолепно?! Благодарю вас за то, что вы все сегодня собрались здесь и помогли очищению нашего многострадального мира!
   Холм мертвецов остановился, ало-фиолетовая Ци распространилась от его ног на несколько сотен метров в стороны и дзюцу элемента Земли начало затягивать внутрь громадного чудовища тонны лесного грунта. Впитав достаточно массы, йокай резким рывком поднялся на десятке удлинившихся ног и раздулся, вбирая побольше воздуха. Ало-фиолетовое сияние окутало чудовище, взвилось ярким пламенем и опало, потребляемое простым, но энергоемким дзюцу.
   С грохотом, не уступающим выстрелу из мощной пушки, из передней части холма мертвецов вылетел трехметровый шар спрессованной земли. Воздух завыл и загудел, разрываемый массивным снарядом, бандиты заорали, а не уступающее в прочности камню, ядро врезалось в земляную насыпь, своротив одну из пушек, вместе с людьми и изготовленными к стрельбе снарядами. Не успело найти свою цель первое ядро, как йокай выплюнул второе, а за ним третье и четвертое, без промаха поразив орудия врага. Поглощая землю у себя из-под ног, он бил и бил, осыпая градом ядер вражеские укрепления и порядки.
   -- Проклятье! Ублюдок! Паскуда! -- в ярости выкрикивал сегун бандитов, глядя на то, как мечутся в панике и разлетаются под ударами ядер его солдаты. -- Советник! Что делать?!
   -- Стоять! Держать позиции! -- выкрикнул ему мрачный воин и, переключив передатчик на новую волну, принялся отдавать команды.
   -- Чего мы ждем?!
   -- Контрудара! -- взмахивая копьем, советник ударил коня пятками и, сопровождаемый парой своих солдат, устремился к лесу. -- Дайте нам пару минут!
   Получающая удар за ударом, армия бандитов начала бунтовать. Строй ломался, самые слабые духом обратились в паническое бегство, но из леса, устремляясь к чудовищу, вдруг вылетел отряд тяжелой кавалерии в черно-алой броне.
   -- Шиамы! Шиамы! -- прокатились восклицания по рядам сплотившейся бандитской армии. -- Шиамы атакуют!
   Йокай небрежно плюнул в сторону черного отряда.
   -- Берегись! -- рявкнул советник и пять сотен всадников раздались в стороны. Ядро ударило между двумя частями отряда, срикошетило от земли и улетело в лес. -- Сомкнуть строй! Щиты готовь! Штурмовые, пошли! Орудия, залп на счет три! Раз! Два!
   Над лесом взмыло несколько больших сияющих сгустков безумствующей Ци. Управляемые дистанционно, образовавшие в бешенном вращении подобия дисков, они очертили в небе пламенную дугу и устремились к чудовищу. Даже одного штурмового дзюцу хватит, чтобы превратить Отродье Затмения в гору полыхающего мяса! Вот только структура штурмовых дзюцу очень уязвима...
   -- Три!!! -- проорал советник, увидев как на поднявшихся из туши костяных шипах начали завиваться большие "Разящие Вихри".
   -- ОГОНЬ!!! -- командиры расчетов подкрепили свои команды резкими взмахами рук и орудия в трех захваченных бандитами башнях дружно рявкнули.
   Девять каменных ядер дружно ударили в бок холма мертвецов, силовые печати на них рванули, выдирая из общей массы большие куски плоти. От ударных волн монстр качнулся и "Разящие Вихри", сорвавшиеся с шипов, прошли далеко от цели.
   "Сверхуспех"? -- мелькнула мысль в голове советника при виде приближающихся к Отродью бешено вращающихся сияющих дисков, как вдруг новые костяные шипы поднялись из вершины холма и навстречу дискам рванулся целый шквал вихрей.
   -- Испугался! -- выкрикнул вслух советник. -- Он боится огня!
   Вихри столкнулись с дисками, алая Ци разорвала хрупкую структуру штурмовых дзюцу и в ночном небе расцвело новое солнце. Диски взорвались, водопад пылающей Ци обрушился на холм мертвецов, который, за секунды до того, как первые капли упали на мертвую плоть, вдруг будто вывернулся наизнанку. Тела, энергия из которых была выпита досуха, были подняты вверх, а полные сил и боеспособные, утянуты внутрь. Огонь, что был жарче напалма, захлестнул омертвевшее, окоченевшее и полуразложившееся мясо. Превращая в пепел верхние слои плоти, он растекся по спине гиганта, но тот не думал даже выть от боли и корчиться в агонии. Созданный из темных энергий, йокай продолжал исполнять свою задачу, подчинялся единственному своему стремлению.
   Нести гибель всему живому.
   Втянув еще пару тонн земли сквозь собственные "ноги", холм мертвецов резко всколыхнулся и трижды плюнул каменными ядрами в сторону приближающейся кавалерии. На этот раз он лучше просчитал возможности маневра врагов. Ядра пробили три кровавые борозды в конной лаве, оставив за собой жуткую кашу из убитых или искалеченных людей и животных.
   Полторы сотни были потеряны в миг, но остальные уже приблизились к врагу вплотную.
   Советник первым нанес удар, пробив одну из "ног" исполина тяжелым копьем, на котором тут же вспыхнули зеленым десятки активировавшихся силовых схем. Разжав руку, он оставил в плоти врага стальную занозу и понесся дальше, на ходу вынимая из-за спины тяжелый боевой лук.
   -- Копье эффективо! -- выкрикнул он, глянув на то, как подламывается и разваливается окутанная зеленым свечением "нога" Отродья. -- Можно ставить на поток боезапас для стрелометов! -- он включил передатчик в своем шлеме, украшенном большой и высокотехнологичной сенсорной печатью. -- Не уходить глубоко! Придавит! Щиты! Поджигай!
   Первый десяток шиамов нанес удары копьями в "ноги" и бок гиганта, дальние ряды осыпали монстра градом стрел с самыми разнообразными силовыми печатями, но два десятка несли на правой руке не копье или меч, а тяжелый, большой щит, явно промышленного производства. Обычно подобными устройствами, только меньшими по размеру, вооружалась пехота и при виде строя шиамов с такими щитами даже многократно превосходящие их числом силы врагов начинали спешно отступать, умоляя о стрелковой поддержке.
   Никому ведь не хочется превратиться в обугленную головешку.
   Щиты загудели от энергии, нагнетаемой в центры их плоскостей, запальники выдали искру и струи детонирующей на лету Ци с элементом Ветра ударили из щитов ураганами ослепительно сияющей плазмы.
   Сплошной вал огня хлынул под "брюхо" холма мертвецов, окутал его "ноги", испепеляя и прожаривая мясо. Гнилые и остывшие зомби ходят только в дурацких сказочных фильмах, для движения нужны хотя бы относительно живые клетки, способные отдать энергию или создать усилие. Хорошо пропеченный или промороженный труп не заставит сдвинуться с места ни ками, ни акума, ни йокай.
   -- Поглощение почвы и формирование снарядов остановлено! -- выкрикнул советник и сенсорная печать записала его слова. -- Подвижность потеряна! Отродье не может раскрыться, оно теперь - мишень!
   Новые штурмовые дзюцу взмыли над лесом, умчались в небеса и низринулись на объятого пламенем монстра.
   -- ОГОНЬ!!!
   Залп с башен пробил броню из горелого мяса, снаряды вошли глубоко в плоть чудовища и рванули, выбивая и расшвыривая во все стороны фонтаны фарша, но йокай понял уловку людей с первого раза и костяные копья, поднявшиеся из его спины, были снабжены мягкими амортизаторами. "Разящие Вихри", запускаемые остатками воли мертвых самураев, взвились навстречу сияющим дискам и разорвали их, с грохотом обратив в новые водопады огня. Отродье Затмения пустило Ци в обугленную плоть и землю под ней и нанесло удар ниндзюцу такой силы, что в этой массе бессильно утонули даже подкрепленные зеленью дзюцу "Разрыва".
   Земля пошла ходуном и провалилась под копытами кавалерии, уходящей для разворота на новую атаку. Отряд шиамов, на полном ходу, рухнул в образовавшийся под ним котлован двадцатиметровой глубины.
   -- Готовьсь! Готовьсь! -- орал сквозь грохот советник.
   Кони самураев, привычные к разным сюрпризам в ходе боя, самортизировали падение импульсами Ци из копыт и сразу же по приземлению, изготовились к выполнению команд. Ни паники, ни смятения, ни хаоса.
   -- Вперед! За мной!
   Сшибая пластинами нагрудной брони поднимающиеся скальные зубцы на продолжающем движение дне котлована, отряд кавалерии понесся к ближайшей из стен. Стена не отвесная. У них хвати сил, чтобы швырнуть себя вверх импульсами Ци, применить собственные ниндзюцу и взбежать по стене. Нужно успеть, пока враг не углубил котлован и не начал двигать стены, сминая и погребая под тонами земли всех, кто попал в смертельную ловушку.
   Ночные небеса заслонила пылающая громада. Советник глянул вверх и понял, что спасения нет.
   Йокай не стал завершать формирование каменного мешка. Принявший на "спину" и подхвативший огненный водопад от детонировавших штурмовых дзюцу, он просто повалился на "бок" и перевернулся, буквально опрокидываясь в котлован всей своей массой.
   -- За родину, народ и императора! -- прорезал грохот боя голос советника в последний раз. Отдавая мысленный приказ на активацию, он уронил лук и хлопнул правой рукой себя по наплечнику.
   Его действие и выкрики разом повторили все солдаты его армии. Без малейших сомнений и колебаний. С вросшей в гены любовью к своей нации и смертельной ненавистью к врагам. Даже кони, перенимавшие многое от своих хозяев, приняли жуткую смерть не с воем боли, а с торжествующим ревом, с оскаленными клыками и усилием, призванным отдать как можно больше Ци последней вспышке.
   Под обрушающейся в котлован объятой огнем массой мертвой плоти, взметнулось вверх и разлилось вширь колоссальное море чудовищного жара. Испарялись камни и металл, пылающая Ци растекалась как вода и превращала в раскаленную плазму все, чего касалась. Когда в этот океан огня рухнула накрывшая котлован туша йокай, шипение и треск разлились над окресностями так, словно громадный кусок мяса кинули на такую же громадную сковороду. С хлопками, туша лопалась, раскаленные газы вырывались и уносились в небо серыми струями пара. Еще два штурмовых дзюцу взметнулись высоко вверх и обрушились на жарящегося монстра, залив огнем все, что еще пыталось шевелиться и брыкаться. Отродье Затмения утонуло в сиянии испепеляющего жара.
   -- Записал? -- командир группы шиноби, что запускали в полет штурмовые дзюцу, глянул на оператора, доспехи которого были украшены сложной вязью силовых схем. Эти силовые схемы были связаны с их меньшими копиями на доспехах советника, оператор видел происходящее буквально чужими глазами и сохранял данные на накопитель.
   -- Записал. -- ответил оператор. Полный отчет по этому бою получат ученые и стратеги страны Облаков.
   Подвижность, способности, наносимый урон и получаемые повреждения. Любой желающий сможет посмотреть на прошедшее сражение глазами погибшего солдата.
   Армии страны Облаков обязательно столкнутся с этим врагом, когда гнев пылающих гор обрушится на остывшие, разжиревшие и морально сгнившие равнины. Черная Лиса и ее акума - враги шиамов. Ни у кого в огненной империи нет сомнений, что она вступит в бой и приведет с собой чудовищ Затмения. Узнать, изучить врага и подготовить средства противодействия - первейшая задача для тех, кто готовит возрождение Единой Империи!
   Эту запись просмотрят сотни тысяч, миллионы солдат. Они проникнутся силой духа павших и не дрогнут перед лицом опасности. С новым оружием, с новой тактикой, Отродья Затмения будут падать и рассыпаться, как подрубленные стеклянные статуи!
   -- Второй-Два! -- включив рацию, передал командир шиноби. -- Отходим. Либералы займутся городом.
   Сверхуспех. Грандиозная победа.
   Сотни лет шиамы поддерживали деньгами ублюдков и предателей в соседних странах. Создавали банды радикалов или засылали небольшие отряды на территорию врагов, чтобы ссорить безмозглых злобных дикарей. Диверсии, дискредитация властей, пропаганда. Пока холодные режут друг друга и выясняют какая обезьяна главная в стае, дети огня могут спокойно укреплять границы и поднимать промышленность. Скоро мир изменится, но родине нужно еще несколько спокойных лет и потому... потому они здесь.
   Задача по дестабилизации ситуации в стране Рисовых Полей выполнена. Называющие себя либеральной оппозицией и освободительной армией, праворадикальные бандиты учинят ужас и террор. Перебьют местную аристократию, казнят защитников закона. Разорят промышленность, уничтожат торговлю. Доведут до нищеты и отчаяния местное население. Оно не восстанет, рабское воспитание холодных не позволит народу сплотиться в борьбе за свои права, но когда на эти земли придет опустошение, рабы не дадут своим хозяевам ресурсов для сопротивления. Не построят корабли, не скуют мечи и доспехи. Не накормят самураев. Рабы будут с презрительной улыбкой ждать гибели и радоваться тому, что их хозяева воют от ужаса, погибая вместе с ними.
   Даже демоны, которым видимо очень комфортно в гнилом социальном строе рабов и хозяев, не спасут умирающий мир беспросветного зла. Шиамы сметут их всех, так же, как сейчас смели и испепелили вот это ужасающее Отродье. Демоны не спасут рабов, а боги... боги уж точно не с ними.
   -- Второй-Один! -- прозвучал вдруг из рации голос командира группы, управляющей орудиями в башнях. -- Тут, в городе, какое-то движение! Нужно взглянуть.
   -- Настрой сенсор. Соберем данные.
  
   На второй линии городских стен, изготовившись к обороне, толпились люди. Лейтенант Осаму, вколовший себе лошадиную дозу стимуляторов и болеутоляющих, замотавший бинтами множество колотых и резанных ран по всему телу, стоял на вершине стены, в окружении своих солдат. Он знал, что уже не жилец. Ударивший в живот меч разорвал кишечник и содержимое пищеварительного тракта залило всю утробу. Заражение, воспаление и омертвление тканей... все это будет, если только он переживет ближайшие пару часов.
   С силой вогнав в камень древко боевого знамени, лейтенант опирался на него как на посох и смотрел на полыхающее за чертой города сражение. Отродье Затмения, чудовище, что еще лет двадцать назад казалось чьей-то фантазией и сказкой, сражалось там, где должны сражаться не демоны, а боги в союзе с людьми.
   Боги давно мертвы. А что же люди?
   Позади и рядом с лейтенантом стояла жалкая горсть. Двадцать два самурая, служивших клану Симада и пришедших сюда, в то время как их соклановцы, чиновники и дельцы, в панике бежали, спасая личные ценности. Около двух сотен городских стражей, что не дезертировали и готовились сражаться с отчаянной решимостью обреченных. Двенадцать конных наемников, безбашенных и кровожадных так же, как и их свирепые верховые звери. А еще, сотен семь ополченцев. Несчастные самоубийцы, заслуживающие только дань уважения их решимости умереть с гордо поднятыми головами.
   Осаму приложил ладонь к своему животу и, проглотив подкативший к горлу ком ядовитой горечи, гордо поднял голову.
   -- Солдаты! -- выкрикнул он, оборачиваясь к людям, собравшимся здесь в отчаянной попытке защитить город. -- Удержать эту стену и отбросить врага у нас нет ни малейшей надежды! Предатели и трусы из правящего клана, уцелевшие в резне на площади, украли и утащили нашего крепчака! А без него, эти стены сметет любое орудие! Эти камни разнесет в пыль любое штурмовое дзюцу! У нас нет укреплений! У нас нет защиты! А что это значит?! ЭТО ЗНАЧИТ ТОЛЬКО ОДНО!!! АТАКОВАТЬ! Мы должны атаковать, пока враг не начал расстреливать нас! Оружие к бою! К бою, солдаты! За нашу честь! За нашу правду! Мы не умрем как скот! Приготовьтесь, солдаты! Приготовьтесь сотрясти небеса кличем нашей ярости!!!
  
   Занявшие позиции на улице вне радиуса полета стрелы от стен, несколько сотен бойцов тяжелой бандитской пехоты оглядывались на полыхающее в полнеба зарево и слушали грохот взрывов, как вдруг земля под их ногами затряслась. Сегмент стены перед ними, захваченный слаженным дзюцу сразу десятка самураев, раздался в стороны и открыл многометровый ровный проход, в который тут же, с воем и ревом ярости, устремилась лавина людей.
   -- Лучники! -- проорал лейтенант бандитов.
   -- Стену щитов! -- еще громче, перекрывая грохот доспехов, проорал лейтенант стражи. -- Вторая и третья линии, готовь "Разрыв"! Первая, готовь "Импульс"! На счет три! Раз... Два... Три!!!
   Рой из нескольких сотен стрел с хищным шелестом устремился к атакующим. Щиты сомкнулись, Ци окутала их ярким сиянием и ударила навстречу рою, словно ураганным ветром сбивая и расшвыривая стрелы. Взрыв-печати на стрелах рванули, заполоняя пространство дымом и огнем, сквозь которые уже летел второй и третий рои.
   -- "Разрыв"! -- нестройным хором выдыхали самураи второй и третьей линии, дестабилизирующими импульсами наугад сбивая силовую структуру взрыв-печатей на стрелах, что вонзались в ростовые цельнометаллические щиты бегущих перед ними солдат. -- "Разрыв"! "Разрыв"!! "Разрыв"!!!
   Отбить все удары они, конечно же, не могли. Шквал стрел хлестал и хлестал, бронебойные наконечники вонзались в щиты и доспехи, прошивали навылет тела ополченцев. Взрывы грохотали, взметая высоко вверх куски человеческих тел и облака кровавых брызг.
   -- Готовьсь!!! -- зычный голос лейтенанта перекрыл грохот и яростные вопли раненных. -- "Импульс"!!!
   Передние ряды самураев сошлись с врагом вплотную, покореженные, но все так же плотно сомкнутые щиты с лязгом проломились сквозь частокол копий, врезались во вражеский строй и ударили импульсом Ци, опрокинув десятка два врагов.
   -- Руби их!!! -- Осаму, не замечая пробивших щит и завязших в его теле стрел, взмахнул тяжелым мечом и обрушил удар на потерявшего равновесие бандита. -- Бей уродов!!!
   -- Не брать пленных!!! -- впавший в боевой раж, здоровенный самурай клана Симада не замечал ни той стрелы, что пробила ему руку сквозь щит, ни той, что торчала из глазной прорези его стальной маски. Вооруженный устрашающего вида цельнометаллической булавой, он замахнулся и от его удара шлем бандита смялся, словно какая-нибудь кастрюля под кузнечным молотом. Мозги и осколки черепа брызнули из лопнувших стыков брони, как мякоть из расколотого арбуза. Копье, ударившее слева, разорвало кольчужный нашейник и горло самурая, но захлебнувшийся кровью, солдат продолжал наносить новые и новые удары.
   Самураи ломились вперед, в самую гущу врагов. С воем диких зверей, подоспело истекающее кровью ополчение. Отряд кавалерии, обойдя место главного удара, вылетел из боковой улицы и обрушился на врага с фланга. Кони топтали и рвали, пехотинцы лесного братства рубили зубастым монстрам ноги, били копьями в сочленения доспехов, цепляли баграми и пытались сволочь с седел всадников. Прекрасно понимая, что эта атака - отчаянный жест обреченных, бандиты не думали даже терять боевой дух и сражались с твердой уверенностью в победе, как вдруг...
   Недоумение и непонимание начало распространяться по полю боя. Что-то не так. Что-то неправильно!
   -- Отцепись! Отцепись, паскуда! -- здоровенный бандит замахивался и обрушивал удар за ударом на настырного ополченца, что хватался за его щит и остервенело тянул руки к шлему врага, угрожая вцепиться в стальную маску. Грубо выкованный топор, которым бил бандит, ломал кости и рвал мышцы, но это совершенно не впечатляло настырного безумца, что уже три-четыре раза должен был быть убитым. Страшная догадка заставила бандита дрогнуть. Он взмахнул топором, метя срубить ополченцу голову с плеч, как вдруг, в прыжке взлетев над сражающимся защитникам города и пробежав им по плечам, на бандитов набросились десятки изувеченных трупов.
   Это были самураи и ополченцы, убитые стрелками. Лишенные конечностей, с пробитыми головами и развороченными грудными клетками, они безоглядно бросались на врага. Над телами их поднимался уже не синий, а фиолетовый туман Ци. Йокай не погиб. Уничтожение холма мертвецов просто отняло у него орудие воздействия на материальный мир. Здесь, на поле недавнего побоища, отрицательный фон стал ему поддержкой. Трупы от первого сражения уже остыли и стали почти непригодны, но самоубийственная атака стражей и ополчения дала ему новый материал.
   Нечеловеческий вой загремел над полем боя, в нем смешался ужас впадающих в панику людей и жажда убийства, движущая мертвыми телами.
   -- Сдохни! Сдохни! -- объединив усилия, двое бандитов повалили великана из клана Симада. Один прижимал неугомонного мертвеца к мостовой подобием рогатины, а второй принялись рубить руки, которыми глухо урчащий разорванным горлом самурай защищал свою голову. -- Проклятая тварь!!!
   Опрокинув и повалив своего противника ударом щита, лейтенант Осаму отступил на шаг. Спереди, справа и слева, враги. Беспощадное лесное зверье. Монстры в людском обличье, которых не превратит обратно в людей ни милосердие, ни жестокая кара. Можно только зачистить их, как бешеных волков! Выжечь, как гнилую язву!
   В боку командира стражей закона торчал короткий бандитский нож, обломок пробившего кирасу копья застрял в развороченном животе, но самурай их даже не замечал. Из ран его уже не текла кровь. По бледной коже распространились, сплетаясь в сложные схемы, бесчисленные силовые знаки. Йокай даже не позволил умершему воину упасть. Лейтенант Осаму, не выпуская оружия из рук, обратился в йома.
   -- Гр-р-ра-а-а! -- разинув пасть в свирепом реве, он подался вперед и страшным ударом окутавшегося алым свечением меча, сквозь щит и доспехи, пронзил насквозь попытавшегося встать бандита, поднял ногу и ударом ступни сбросил вопящего врага с клинка, как кусок мяса с шампура. Источающие фиолетовый призрачный туман, глаза лейтенанта ослепли, но иное зрение развернуло перед ним картину невероятной резни, над которой довлела неодолимая темная сущность, жаждущая... возмездия.
   Осаму рубанул вправо и влево, словно бритвой срубая бандитам конечности, а потом повернулся к тем двоим, что своими ударами не позволяли подняться его собрату. Черная протоматерия сгустилась в воздухе, и прильнула к мечу в руке мертвого самурая. Захваченный алой Ци и элементом Земли, клинок скрючился, словно агонизирующая змея, и сформировал из смеси металла с черной протоматерией устрашающее подобие громадного крюка. Беречь энергию больше не было никакого смысла, Внутренние Врата Духа открылись грубым надломом со стороны йокай. Бешенный поток энергии устремился по костям и мышцам, стимулируя на сверхусилие, укрепляя межмолекулярные связи. Умерший самурай на краткие минуты обрел возможность рвать руками железо. Этим простым для акума саморазрушительным эффектом, йома отрывали бронированным великанам руки и ноги, ударами когтей пробивали броню. Десятка на три секунд, даже труп крестьянина становился опаснейшим монстром, после чего неизбежно разлагался, но какое имеет значение потеря марионетки, если принесение ее в жертву дает шанс нанести удар ненавистному врагу?
   Вот он, враг.
   Размахнувшись, Осаму с сокрушительной силой вонзил чудовищный крюк в спину бандита, заоравшего от боли и схватившегося за окровавленное острие, вырвавшееся из его груди. Фиолетовая Ци хлынула из ступней мертвеца, скрепляя его с мостовой в единый многотонный монолит. Лейтенант Осаму рванул крюк на себя, с силой стальной машины отрывая бандита от земли и взмахнул рукой. Крюк, словно живой, разогнулся. Захлебывающийся кровью, закованный в сталь верзила кувырком полетел над головами пятящихся товарищей и рухнул в толпу, повалив еще троих. Осаму же, на том же замахе, обрушил удар своего страшного оружия на бандита, попытавшегося закрыться щитом. Крюк изогнулся, превращаясь в многократно увеличенное подобие остроносого клевца, что при ударе сверху вниз, пробил щит разбойника и, сквозь левый наплечник, вошел в туловище, словно колом разорвав сердце. Рванув вверх, самурай освободил свое оружие, чтобы очертить им круг и, снизу вверх, врезать тыльной стороной клевца по щиту очередного врага. Клевец превратился в молот и обладатель щита, получивший удар, по силе сравнимый с выстрелом из орудия, переломанной массой плоти и металла высоко взлетел над полем боя.
   -- Ах-ха! -- лесной бандит, не понимающий, что происходит вокруг и принявший новые способности Осаму за достойное генерала боевое дзюцу, изловчился и нанес сокрушительный удар точно в стальную маску на лице лейтенанта.
   Копье вонзилось в глазную прорезь, разворотило самураю половину головы и сорвало шлем, но клич торжества разбойника пресекся, когда вместо того чтобы упасть, его враг трансформировал свой меч в подобие плети, захлестнул им шею бандита и рванул на себя. Осаму поднял ногу и ударил ступней в грудь врага. Нашейник, мышцы и позвонки не выдержали. Обезглавленное тело бандита, с немалой вмятиной на нагруднике, опрокинулось обратно, а вырванная голова кувырком полетела прочь.
   Мертвецы бежали по плечам собратьев и бросались в атаку, беспощадно пуская в ход зубы, когти и любое подобранное оружие. Великан из Симада поднял свои, криво сросшиеся руки, обхватил ими стальное древко рогатины и согнул его, как тонкую алюминиевую трубу. Бандит с воплем попытался отпрянуть, но мертвый великан дотянулся, сгреб его и сдавил в объятьях так, что брызжущее кровью мясо полезло из лопнувших доспехов.
   -- Вр-р-ра-а-а!!! -- дружно взревели умертвия множеством глоток, в которых клокотала материализованная тьма. -- Р-р-ра-а-а!!!
   -- В-Р-Р-Р-а!!! -- вплели в общий вой свои басовитые нотки мертвые боевые кони, к ужасу бандитов неудержимо поднимающиеся на ноги по всему полю боя. Остывали эти гиганты гораздо дольше, чем люди. Йокай захватил их. И четверых свежих, и всех тех, что пали в бою с самого начала штурма. Встав на дыбы и не обращая внимания на новые раны, зубастые чудовища снова обрушили свои громадные копыта на ополоумевшую от ужаса пехоту.
   Бандиты дрогнули. Попятившись в непонимании, они начали стремительно терять боевой дух, а когда в воплях погибающих зазвучало страшное слово "йома", толпа головорезов начала распадаться и панически отступать к пролому, за которым была хоть какая-то надежда на спасение. Бандиты бросали оружие и обращались в бегство. Те, кого сбивали с ног и начинали рвать, дико верещали, умоляли о пощаде, но ни завывания, ни мольбы не находили отклика в воплощении ненависти и жажды мести, что захватывала все больше и больше готового к действию мяса.
   Вот они. Люди, творцы зла, распространители мучений.
   Убить! Убить их всех!
   Настигая и добивая бегущих, растущая орда мертвецов вырвалась за пределы стен из пролома и неудержимой лавиной ринулась на боевые порядки Освободительной Армии.
   Осаму и его павшие бойцы первыми ворвались в ломающийся строй перепуганных врагов.
   Никакой пощады! Никому.
  
   Командир шиноби шиамов и кивнул в ответ на доклад сенсора, собравшего новые данные.
   -- Все свернуто, уходим. Оставшиеся схемы подорвать...
   -- Лидер! -- прозвучал резкий окрик от отряда прикрытия, следом за которым из леса донесся легко узнаваемый лязг сталкивающихся мечей.
   Шиноби осекся на полуслове, обернулся и метнул нож в грязно-серую фигуру, выскочившую из-за деревьев. Нож нашел цель, фигура упала и покатилась по земле. При этом с головы ее слетела шапка и лидер шиамов вздрогнул, увидев лицо болезненно тощей девчонки с посеревшим от наркотиков лицом, выпученными глазами и оскаленными зубами. Полумертвая наркоманка, а на спине - рюкзак.
   И она здесь не одна! Несколько десятков таких же фигур движутся к его группе со всех сторон!
   Догадки быстрее молний мелькнули в голове шиама.
   Чистая Кровь здесь только из желания поучаствовать в резне генетически измененных. Причем для них нет разницы между местной аристократией и боевиками Освободительной Армии. Любой модифицированный должен умереть! Они не нападали, пока видели, что это будет неэффективно, но когда Отродье Затмения направилось к бандитам, и когда шиамы атаковали монстра, чистильщики сразу же бросились чудовищу на помощь. Чтобы оно добралось до своих жертв! Чтобы убило тысячи зазнавшихся сверхлюдей!
   Чистильщики просто физически не успели добраться до метателей штурмовых дзюцу, но теперь их жажду убийства уже не остановить! Несколько кающихся самураев связали боем охрану, а лавина наркоманов-суициндиков устремилась на прорыв с одной-единственной целью...
   Лидер шиноби, прыгнул к самому ценному человеку в его команде, сенсору-накопителю и, обхватив его руками, применил дзюцу элемента Земли, одновременно создавая под собой яму и поднимая вокруг стены. Нельзя допустить, чтобы все было напрасно! Нельзя...
   Купол не успел сформироваться. Чистильщик, которому был доверен детонатор, знал что нужно нажимать кнопку раньше, чем сверхлюди успеют среагировать на угрозу.
   Земля пошла ходуном от серии мощнейших взрывов. Лесная почва, огонь и разбитые в клочья деревья взлетели в небеса. Несколько секунд на исчезнувшей в огне поляне бушевал хаос, а затем наступила пугающе глубокая тишина.
   Нужно действовать!
   Сквозь затягивающий сознание багровый мрак, лидер шиноби собрался с силами и попытался подняться. Поддается! Засыпавшая его земля поддается!
   Он приподнялся, преодолевая навалившуюся на него массу грунта и последствия контузии. Судорожно вдохнул воздух пополам с гарью и пылью, с трудом поднял голову и увидел ствол крупнокалиберного ружья, направленный точно ему в лицо.
   Стрелок Чистой Крови, ничего не дожидаясь, нажал на курок и разнес череп дзенину огненной империи.
   -- Он что-то спасал! -- выкрикнул стрелок, подзывая еще пару солдат. -- Копните, поглядим!
   Десяток секунд и небольшое углубление в окружении недоформировавшегося защитного пузыря, было расчищено. Сенсор попытался притвориться потерявшим сознание с надеждой на пленение, но получил только добивающий удар кувалды по голове.
   -- Странный на нем доспех. Весь в силовых знаках. Может прототип какой на испытаниях?
   -- Ага. -- командир группы запихнул под труп заряд взрывчатки помощнее. -- Сейчас испытаем! Еще пакет на спину и два по бокам! Вот так! Все назад!
   В грохоте взрыва, бесценная информация вместе с накопителем обратилась в пепел и гарь. Не будет изучения, не будет гордости за героев.
   Не думая и не подозревая, какую утрату из-за них понесла сильнейшая империя мира, довольные чистильщики еще раз обшарили изуродованную поляну и помчались отлавливать разбегающихся в панике бандитов Народной Освободительной. Какой потрясающий день! Какой потрясающе урожайный день!
  

Глава 5.

Ядовитый Феникс.

   Пока наверху бушевало пламя и страсти, здесь, глубоко под землей, царила вечная, кромешная тьма. Ни единого лучика света, ни от фонаря, ни от искр или фосфоресцирующего тумана Ци. Бригадир ремонтников с ужасом представлял, как ему или другому ремонтнику пришлось бы работать здесь, если бы не демонические способности черной лисы. В водолазном костюме, с фонарем в мутной воде, в каменных завалах среди обрушившихся корридоров. На сколько бы его хватило? И сколько бы смертельных доз радиации он принял бы здесь, прежде чем хоть что-нибудь сделал?!
   Тьма рокотала движением камня и металла.
   -- Главный водовод чист. -- прозвучал голос одного из ремонтников так, словно он находился рядом с бригадиром. -- Насосы освобождены! Беру последний камень! Выхожу!
   -- Вижу тебя. Выходи. Все, приготовились!
   Он действительно видел. Видел каменный своды, которые он и его работники вернули на место с помощью непривычно сильного дзюцу. Видел перекореженные трубы, что выправлялись под четко контролируемыми токами Ци сразу нескольких ремонтников. Видел как очищаемая от грязи, вода насильно загонялась в трубу.
   Да, он и остальные работали в полностью затопленных и темных залах, но видели люди все вокруг так, словно работы шли под открытым небом. Предметы и завалы становились прозрачными, возникали указующие стрелки и звучали сигналы, если происходило что-то, что требовало внимания рабочего.
   Лиса подарила им даже больше чем обещала. Полнейший эффект присутствия, с дополненной реальностью.
   -- Поднимай!
   Как только из ведущей к насосам стальной трубы выскользнул управляемый ремонтником мертвец с комом из слипшихся камней в руках, труба главного водовода от теплообменника пришла в движение, поднялась и неровные края обеих труб с лязгом сошлись. Металл краев потек, без всякой сварки смешиваясь и закрывая прореху. Секунда, вторая, третья...
   -- Отпускай! Готово! Можно запускать.
   -- Дежурный! -- обернувшись к операторам, выкрикнула Кицунэ. -- Теплообменник восстановлен! Включайте насосы. Запускайте генераторы.
   -- Реактор глушить не будем?
   -- Зачем теперь-то? Все нормально заработает. Холодная вода - к ТВЭЛам, горячая - на теплообменник. Что еще надо? На башне глушения сейчас все вправим и заблокируем. Воду откачаете, радиоактивный камень дистанционно захороните, почините все в этой вашей башне и забудете, что где-то что-то ломалось.
   -- Забудешь такое... -- трясущимися руками, операторы принялись перезапускать системы.
   Несколько минут, и в недрах горы пришли в движение могучие моторы.
   -- Система охлаждения работает! Температура ядра падает! Пар пошел на турбины! Готовить к запуску генераторы?
   Начальник смены вытер со лба пот, посмотрел вправо и влево, обмениваясь взглядами со своими подчиненными, и положил руку на рычажной переключатель.
   -- Запуск! -- он с усилием сдвинул переключатель вверх до упора.
   -- Пошло дело! Есть напряжение! Зеленые огни по всей панели!
   -- Подключайте потребителей.
   -- Подключаю!
   Несколько щелчков тумблерами и аварийное освещение сменилось нормальным. Громадный подземный комплекс оживал, в домах города наверху озарились светом окна, заработали уличные фонари.
   -- Ну, кажется все нормально. -- сказала Корио. -- Фуф! Можно расслабиться.
   Сгорбившись, едва живой от пережитого нервного напряжения, начальник смены плюхнулся во вращающееся кресло и обернулся, чтобы взглянуть на ту, что не только едва не погубила, но и спасла город.
   Он остолбенел.
   Остолбенели и ремонтники, что теряли управление мертвецами-марионетками и, шальные, пытались подняться с пола. Все в зале управления с изумлением уставились на девчонку, что, пока все в предельном напряжении предотвращали страшнейшую техногенную катастрофу, не только преспокойненько выела все из холодильника, но и залезла в один из защитных антирадиационных скафандров.
   Скафандр был больше нее раза в полтора и сидел на тощей девчонке как попона скакового коня на каком-нибудь невероятно самоуверенном пони.
   Корио, оказавшись в центре всеобщего внимания, сделала пару шагов в неуклюжих ботинках, поправила съехавший на бок большой круглый шлем и помахала зрителям резиновой перчаткой.
   -- Привет, земляне! -- весело заявила она.
   Ремонтники и операторы начали переглядываться, не зная, как реагировать на выкрутасы сумасбродной лисицы. Все растерянно и неловко заулыбались.
   -- Ой, да ну ладно! -- лиса принялась стаскивать с себя неуклюжий скафандр, что был даже не застегнут на спине. -- На пять минут ничего взять нельзя! Зануды. Вот обижусь и не приду больше к вам в гости!
   Шлепая по полу восстановившейся, но по-прежнему босой ступней, освободившаяся от скафандра лиса подошла к холодильнику, вынула из него ополовиненный пакет молока и отпила из него несколько глотков.
   -- Просто мой самый близкий друг сразу сказал мне, что с нашей помощью все можно быстро и надежно починить, поэтому я в панику не впадала. -- сказала она. -- И вообще, мне - двенадцать лет! Почти. Детям свойственно играться, оставлять решение больших проблем на взрослых и верить в собственную неуязвимость! Теперь всем все ясно? Тогда займитесь своими делами и прекратите на меня таращиться. Ну подумаешь, настоящее сказочное существо! Я такое каждый день в зеркале вижу, и ничего, еще ни разу мир не перевернулся.
   -- Я... -- бригадир ремонтников, поднявшись, попытался обратиться к Корио, но лиса вскинула руку, с зажатой в ней почти пустой пачкой молока и покачала из стороны в сторону выставленным вверх пальцем.
   -- Нет-нет. -- сказала она. -- Никаких благодарностей, вопросов и попыток заговорить. Вас же всех уволят за попытку общаться с Багровой Тенью, а за "спасибо" вообще отправят к живодерам на опыты. Я, чтобы вас не подставлять, даже не спрошу, где у вас тут туалет, а то еще запишут невинные души в демонопомощники и акумаподсказчики. Сама найду демоническим зрением. А вы потом этот туалет запечатайте и сделайте себе новый. Правда ведь, мало ли что после меня из могильника фекалий вылезет? Может даже освящение храмовыми жрецами не помочь. Бу-у-у! -- она подняла свою единственную руку, карикатурно пугая зрителей, допила молоко, бросила пустую коробку в урну и снова сунулась в холодильник, в котором теперь осталась только пара больших, красных яблок.
   В этот момент, в зал управления вошла высокая красивая девушка, в вычурном мундире Единства и форменной беретке с блестящей кокардой. Один миг, и ее взгляд встретился со взглядом Корио, выглянувшей из-за дверцы холодильника. В первый момент, Киоми едва не отшатнулась обратно в коридор. Ей почудилось, что вместо взгляда лисы, ей в лицо прилетело тяжелое кавалерийское копье. Воистину, таким взглядом, можно пробить стальную броню. Взгляд-угроза, взгляд-предупреждение. Взгляд, говорящий о том, что его владелица готова к любой подлости и кара за попытку малейшей интриги будет непредставимо жестокой.
   Впрочем, напрягшаяся, словно струна, лиса смягчилась сразу, как только заметила блеснувшие на груди офицерши Единства наградные знаки. Без сомнения, лиса сразу же узнала их. Безмозглая человеколюбка! Отдел аналитики прекрасно просчитал ее от пяток до макушки, и знает как манипулировать этой очередной странной мутанткой, возомнившей себя каким-то дурацким героем!
   Киоми с большим трудом подавила внешние проявления злости и раздражения. Образ блондинистой малолетки, в котором разгуливала лиса, был ей хорошо знаком, ведь он красовался на множестве плакатов, листовок и журналов. Легкий ореол сказочности, сочетание со славой отзывчивой, дружелюбной и героической защитницы людей, делает эти изображения крайне популярными у толпы серых обывателей, особенно у всяких низкосортных, мусорных мужчин. Омерзительных, но вполне пригодных, для выкачивания из них денег. Это лабораторное чучело больше десяти лет рушит и сманивает фанбазу у красавиц Единства! Падение доходов заметили все, вот и у Киоми тоже, вместо десятка бодающихся между собой ухажеров, подумать только, есть всего один!
   "Гнилая паскуда". -- мелькнули в голове Корио мысли Безликого. -- "Она тебя ненавидит. И эти блестящие награды явно фальшивые. От нее волной ударила злобная радость, когда ты на них купилась".
   "Пфы! А на лицо-то какая умилительная"! -- улыбнулась ему в ответ Корио. -- "Чистенька, аккуратненькая и нарядненькая вся! Так и хочется довериться. Хорошо что ты у нас такой замечательный эмпат".
   "Да уж. Смотри, если будет угощать конфетами и звать смотреть мультики, не вздумай соглашаться".
   "Ты что?! Полсотни самураев наверху намекают, что я сегодня без конфет и мультиков спать не лягу".
   Справившаяся с эмоциями, Киоми посмотрела на двух мертвецов, стоящих по сторонам от входа, собралась с духом и сделала пару шагов к отвернувшейся от нее лисе.
   -- Прошу прощения, Кицунэ Корио...
   -- Нет-нет-нет! -- балующаяся лицедейка помахала рукой с зажатым в пальцах полусъеденным яблоком. -- Вы обознались, тетенька! Меня зовут Какая-то Дура, Мечтавшая Тыкнуть Лисичку Ножом! Я простая куноичи, прикормленная кланом Симада. А Кицунэ Корио давно убежала. Поищите ее где-нибудь подальше, она от вас обычно там старается держаться. Наверное аллергия на крашенные перья и пух.
   Выглянув из-за дверцы холодильника она одарила девушку-офицера насмешливым взглядом, проглотила последний кусок последнего яблока и повернулась к ней.
   -- Ну ладно, говори, чего пришла? Перемирие выпрашивать? Давай меняться! Ты мне свой шикарный костюмчик со значками, а я тебе жизни ваших уцелевших солдат и неразрушение того, что осталось от этой базы! У тебя белье и чулки тоже брендовые, да? Небось от модельеров из страны Золотых Пляжей. Они там большие мастера не только по купальникам. Давай все сюда и я обещаю вашему господину Управляющему даже рога не выкручивать. Чуть-чуть нос об стол ему разобью, для профилактики нападения на лисичек.
   Наглая малолетняя дрянь!
   Киоми посмотрела на пустой рукав куртки и на кофту лисы, что топорщилась так, словно под ней была примотанная к телу загипсованная рука. Правду говорят, что потеря конечности и даже большой части внутренних органов для этого чудовища не представляет серьезной катастрофы. Новую растит! И уже почти закончила.
   -- Богатая коллекция нарядов Единства к вашим услугам, леди Корио, -- старательно пряча отвращение, произнесла девушка. -- Но прошу вас повременить с ее осмотром. Меня отправили сюда люди, слово которых имеет большой вес в международной политике и может, без преувеличения, менять судьбы нашего мира...
   -- Ну, пусть тогда поменяют так, чтобы всем стало легко и радостно, чего ждут-то? Ты не вей мне словесные кружева, знаю я, какая я для вас "леди". Прямо говори, кто там со мной дела порешать хочет? Неужто Тайные Императоры? Снизошли до неугомонной багровой вонючки. Повоевали, не справились, а теперь дружиться хотят? Ну-ну. Ладно, не напрягайся, сходим мы к этим твоим императорам. Столько лет они за мной бегали, пора бы уже и познакомиться. -- Корио, недовольно поджав губы, глянула на свою босую ногу. -- Вот только в таком виде идти... -- Она бросила жадный и завистливый взгляд на ноги Киоми, обутые в изящные дамские сапожки.
   Девушка Единства дрогнула, посмотрела на свои ноги, потом на лису, немного помялась и, присев потянулась расшнуровывать свою обувь, но Корио вдруг рассмеялась.
   -- Да шучу я, шучу! Не надо жертв. Твои сапоги к моему наряду все равно никак не подходят. И в новое переодеваться сейчас совершенно небережливо. Вдруг опять драка? Все порвется, кровью забрызгается, сожжется. Это тряпье не так жалко будет.
   -- Уверяю вас, Корио-сама, высшее командование отдало нам четкие приказы и никто не думает даже о нападении на вас.
   -- Ну-ну, конечно. Как там лифт, заработал? Мы разломали только тот, что в грузовой шахте, а пассажирский должен быть в порядке. Лень мне вверх по шахте прыгать. После еды отдыхать надо, а не напрягаться.
   -- Все работает. Я и... двое наших солдат, спускались сюда на лифте.
   -- Ну тогда пошли. Важные люди ждут. Солдаты твои пусть поднимаются к остальным наверху, по грузовой шахте. Нечего тяжелыми тушами тросы лифтов перенапрягать. -- Корио стянула со своей правой ноги сапог и оставила его лежать. -- Вот так, для симметрии. Иди вперед. Резких движений не делать, далеко не отрываться, задницей не вилять. Ты и так красивая, не хватало еще, чтобы в моем присутствии все мужчины глазели только на тебя! Я к такому жуть как ранимая. Вспылю и сорву переговоры, а ты виновата будешь. Ясно?
   -- Да, Корио-сама, все будет, как вы пожелаете. Прошу, следуйте за мной.
   На выходе из зала управления, Корио оглянулась на ремонтников и операторов.
   -- Вот и все, теперь вы мне стали бесполезны, можете быть свободны. Я бы даже похвалила вас за работу, но верные труженики великого Единства, конечно же, не примут похвалы от такого чудовища как я.
   Она вышла, двое мертвецов последовали за своей хозяйкой и аккуратно закрыли за собой двери, оставив десяток людей переглядываться в абсолютном молчании. Все знали, что только что перед ними была носительница абсолютного зла, разрушителя-акума, воплощения отрицательных энергий. Но в это не верилось. Перед ними, только что, был самый настоящий сказочный лисенок. Прорвавшийся через тысячи капканов, покрытый шрамами и смахнувший своими хвостами множество чудовищ, но по-прежнему живой, игривый и добрый.
   Не верилось в то, что это - акума. Но очень легко было поверить в то, что они, своими глазами, только что видели настоящую ками.
  

* * *

   Однажды, много лет назад, к отдыхающему после битвы лису приблизился человек в черной одежде, прячущий под пластиковой маской свое лицо, покрытое шрамами и деформированное. Этот человек был прямо или косвенно причастен к самым страшным трагедиям в жизни Златохвостой Кицунэ, но Корио отнесся к его появлению без агрессии. Война с Черной Тенью давно закончена. Этот человек, лишившийся множества сил, не был лису уже ни врагом, ни конкурентом. Старый ветеран, с подорванным здоровьем и тяжелым грузом вины на плечах. Сломленный старик, при случае всегда готовый оказать помощь или дать совет... своему преемнику.
   -- Прекрасно сработано. -- сказал он, любуясь пылающими руинами замка, владельцы которого террором и убийствами из века в век держали в ужасе две малые южные страны и юг великой империи Песков. -- Радость от гибели Златохвостой была недолгой для чудовищ нашего мира. Еще одна точка напряжения снята. Но теперь, о тебе заговорят и я должен предупредить тебя об одном, самом страшном враге, которого ненавидел и боялся даже я.
   -- У вершителя судеб мира, легендарной Черной Тени, был такой враг? -- не без удивления ответил ему вопросом Корио. -- Кто же это? Темные Инженеры? Осколок Затмения? Какой-нибудь герой, силами равный богу?
   Хино Тайсэй протянул Черному Лису руку и, когда поднявшийся с песка оборотень коснулся ее, оба они переместились на четыре сотни километров севернее. Еще одно пространственное искажение, еще и еще.
   Черная Тень остановился, когда он и юный оборотень оказались в одной из центральных стран, в ночном парке, озаренном светом праздничных фонарей. Монстр-ветеран поманил молодого ладонью и повел его по тропе туда, где в окружении тысяч зачарованных зрителей, на эстраде выступала группа молодых певиц. Прекрасная музыка лилась, сплетаясь с голосами исполнительниц в истинное волшебство звука. Песня о любви, доброте и счастье.
   -- Враг где-то здесь? -- шепнул Корио, боясь нарушать прекрасную магию.
   -- Здесь. -- ответил Тайсэй. -- Перед тобой.
   Он поднял руку и уверенно указал на бело-золотой штандарт Единства, украшенный фантастически ярким изображением радужного феникса.
   Нет, не народная молва, не правители стран и не средства массовой информации присваивали "Теням" ранги "Алая", "Багровая" или "Черная". Этим занималась спецслужба разведки и внутренней безопасности, последний осколок древней Единой Империи. Подмявшая под себя туристический и эстрадный бизнес, как средство получения доходов. Воспитывающая лучших гейш и ойран, для влияния на властителей нового мира. Создающая особых свехсолдат для охоты на тех, чей ранг социальной опасности превышает желтый цветовой порог. Бесчисленные разведчики-информаторы шныряют по миру под видом поиска талантливой молодежи и жадно собирают сведения о любых аномалиях. О бесчинствах чудовищ, о странных убийствах или кражах. О подозрительном поведении селян и горожан. Информация поступает в отдел аналитики и принимаются решения о мерах.
   Оранжевые Тени, люди с опасными отклонениями в психике и физиологии, тихо убираются с помощью яда, неожиданного удара в голову или меткого выстрела. Ложь, игра на эмоциях, работа с родственниками и друзьями, все идет в ход. Оранжевым подстраивались такие ловушки, что жертва не успевала даже почувствовать угрозу перед бесследным исчезновением. Оранжевого могли прибрать и с людной улицы, и с работы и из родного дома. Многие тысячи убийств по всему миру. Потому-то, при всем том множестве мутантов в человеческом обществе, Алых Теней появлялись единицы, Багровых Теней было отмечено в истории всего трое, а Черная и вовсе одна. Единство берегло человечество, быстро и без лишних соплей реагируя на возникающие угрозы. А то, что во всем мире их считают безобидными музыкантами, артистами и собирателями произведений искусства, разве это плохо? В таинственных исчезновениях людей ведь благодаря этому винят кого угодно, но только не прекрасного радужного феникса.
  

* * *

   Перед входом в лифт, Корио стянула с себя куртку и накрылась ею, спрятав под плотной тканью свои плечи и голову.
   -- Нужно привести внешность в порядок. -- сказала она девушке-офицеру, единственной, что вошла вместе с нею в лифт. -- Этот образ слишком детский, вашему начальству будет сложно воспринимать меня в серьез. Не обращай на меня внимания и не бойся, не в тебя превращаюсь. А куртка чтобы ты в обморок не упала. Мои метаморфозы в процессе не очень красиво выглядят.
   Двери закрылись. Лифт, скрежеща и поскрипывая, пополз вверх. Довольно медленно.
   -- Двигатели слабоваты, плохо тянут. -- задумчиво сказала Корио, поглядывая по сторонам из-под приподнятой куртки. -- Чтобы тросы не были такими длинными и тяжелыми, может стоило сделать не двухступенчатую, а трехступечатую шахту? Или даже с тремя пересадками!
   Киоми, стоявшая ближе к выходу, чем лиса, удивлением оглянулась на свою спутницу. Посмотрела, непроизвольно смерила оценивающим взглядом и отвернулась.
   -- Мы... мы обязательно примем к сведению ваши советы, Корио-сама.
   Корио напряглась и Киоми почувствовала, что вот-вот может быть размазана по стенам лифтовой кабинки, как вдруг лиса расслабилась и отстраненно вздохнула.
   -- Ой, опять забыла, что нахожусь в логове злейшего врага. -- сказала она. -- Вообще-то, это был не совет, а пространные рассуждения, так что не нужно зря хамить. Что, не хочешь общаться? Ну и ладно! Ну и не надо! Очень мне надо болтать с первой встречной! А тебя, кстати, как зовут?
   -- Я... Нишидзуми... Киоми. Младший офицер по связям с общественностью.
   -- Это как армейский сотник? Или тысячник?
   -- Это как лейтенант. У меня в подчинении довольно много людей.
   -- О-о! Ничего себе! Круто! Я видела, как ты на той улице выступала, когда просила меня сдаться. Даже подумала согласиться, но хорошо что не стала, а то тот идиот с конем и плеткой полгорода бы перебил! Видела меня, кстати, в толпе? Я вся обычная такая была, в сером пальто с вышивкой вот тут, -- болтунья провела рукой себе вдоль груди. -- И милой пушистой шапочке! Представляешь? На меня даже мужчины постоянно посматривали, да!
   -- Странно, я была уверена, что Черный Лис позиционирует себя как мужчину. -- сказала Киоми.
   -- А? Да, но это только тогда, когда я в мужском облике. -- ни на миг не растерялась лиса. -- И что, это ненормально? Вот скажи, Киоми-чан, если бы ты была парнем, ты что, вела бы себя как девушка? Это же совсем некрасиво! Нет, я - нормальная. Что парнем, что девушкой! Если тебе будет проще, то считай что у меня личность это... как ее... раздвояецца! И даже злой страшный акума тут ни причем, хотя все почему-то считают, что я гораздо больше Безликий, когда парень, чем когда девушка! Киоми-чан, а ты когда-нибудь хотела стать парнем? Красивым таким мальчиком? Хотя бы попробовать, ради интереса! А хочешь я тебе иллюзию покажу, в которой ты будешь парнем? С полной чувствительностью тела! Узнаешь, не мешает ли им что-нибудь при ходьбе, и что они чувствуют при виде красивой девушки!
   Спасая багровую от смущения Киоми, двери лифта открылись и девушки вышли в полутемный короткий коридор, перекрытый стальной стеной с громадной сейфовой дверью. На обеих стенах висели плакаты-предупреждения, с угрожающими знаками биологической опасности.
   -- Ого, а я это и не рассмотрела, когда вниз спускалась. -- сказала Корио, следом за спутницей входя во второй лифт. -- То самое хранилище, из-за которого внизу большая бомба? Вы что, та самая злая корпорация из фильмов про зомби-апокалипсис? Теперь нужно только одну пробирку в том хранилище разбить и все сначала здесь, а потом и в городе наверху, начнут страшно завывать и кусаться? Десяток людей только будет отчаянно выживать, пока главный герой не прорвется в глубину подземелья и не нажмет на самую большую красную кнопку! -- Корио всплеснула руками, изображая гриб ядерного взрыва. -- Ценой жизни спасет человечество, но это не поможет, потому что надо снять еще вторую и третью серии! А почему вы, с такими опасными вирусами под ногами, сидите не на каком-нибудь тропическом острове? Однообразные кино про зараженные города уже всем давно надоели. Можно ведь сделать зомби-апокалипсис на острове в джунглях, чтобы выжившие воевали со множеством ужасных мертвых зверей! Зомби-тигры, зомби-питоны, зомби-тропические-бабочки...
   "Игнорируй". -- звучал голос Управляющего из микронаушника, подсказывающего Киоми, как действоать и реагировать на лисьи провокации. -- "Она пытается вывести тебя на диалог и собрать сведения о Единстве".
   Безликий, жуткой тенью оплетающий душу Корио, оскалился в ехидной ухмылке, уловив радиосигналы от микрофона и к наушнику Киоми. Его способности перехватывать и даже расшифровывать радиосообщения было одной из секретнейших военных тайн Черной Лисы.
   "Отлично сработано, мелкая"! -- передал он своей носительнице. -- "Готово! Расшифровано! Хочешь послушать, о чем они болтают"?
   "Еще бы"!
   -- Киоми-чан, а тебя этими знаками за что наградили? -- Корио продолжала наседать на спутницу с разговорами, ничем не давая понять, что что-то произошло. -- Спасла целый город?
   "Синий знак - четыре года назад, борьба с чумой в стране Меди". -- подсказал Управляющий. -- "Единство поставляло лекарства, ты помогала выхаживать больных. Зеленый и алый - за спасение пассажиров при нападении бандитов на поезд, что шел из страны Водопадов в страну Риса. Ты командовала обороной вагона с нашими юными певицами и множеством других пассажиров, прибежавших под защиту самураев Единства. Была тяжело ранена, но наши хирурги убрали все следы"...
   "Крысы крашеные". -- ехидно посмеивался довольный акума. -- "Аккуратно выбирают места, знают что нас там точно не было".
   "Не расслабляйся". -- мысленно шепнула ему Черная Лиса, с восторженным выражением на лице слушающая, как девушка-офицер расписывает свои фальшивые подвиги. -- "Эта волна и способ связи могут быть не единственными, или даже отвлекающим маневром".
   "Ищу. Во всех доступных диапазонах".
   "Я еще поспрашиваю"?
   "Как хочешь. Играй, малявка".
   -- Киоми-чан, а у тебя парень есть? -- заставившая врага выдать способ связи и частоты, довольная лиса продолжила развлекаться. -- Ты ведь настоящая героиня! Не такая как я, мутант полумертвый, а самая настоящая! Девушка-герой, такая стильная и красивая! У тебя, наверное, целая толпа поклонников? Пять, или десять? А жених есть?
   "Расскажи ей о Минору". -- подсказал Управляющий и Киоми, вспомнив тошнотворного сынка владельца рыбного завода, с готовностью принялась хвастаться своей неземной любовью к этому безмозглому кретину. Вот уж к кому не жалко привлекать внимание демонического чудовища! Пусть хоть на куски его порвет, хоть в подземное пекло утащит!
   -- Он пока еще не сделал мне предложение, -- сказала она перед тем, как кабина лифта остановилась на нужном этаже и двери начали открываться перед ними. -- Но все к этому идет. Видите эти серьги? -- она приподняла волосы и показала Корио изящные украшения из золота и бриллиантов. -- Это его подарок, в знак серьезных намерений.
   -- Ого! Завидно-то как! -- Корио восторженно всплеснула рукой. -- Не зря Златохвостая так сильно хотела присоединиться к Единству! У вас все так круто и классно! Ах, если бы не все эти дурацкие войны... я бы тоже стала певицей! Или как вы, офицером по связям с общественностью! Тоже ходила бы в таком красивом мундире и получала бы кучу внимания от мальчиков!
   "Она этого своего Минору ненавидит". -- транслировал в сознание Корио свои мысли Безликий. -- "До омерзения, до рвоты".
   "Видимо, хороший парень. Потому гадину и трясет. Если начнется заваруха, следи чтобы эту принцессу не зацепило и все схемы на ее шмотье проверь. Пусть молится, чтобы их главные уроды не дернулись, а то я ей точно по голове настучу, и сама отсюда офицером Единства выйду"!
   "Ее для этого здесь и держат. Как приманку для тебя".
   "Только приманка им никак не поможет, если все они будут мертвы".
   С легким хрустом, похожим на треск разрываемого кокона, Корио оторвала от своего тела свежесформированную левую руку. Шокированная Киоми испуганно замерла, а лицедейка поочередно сунула восстановленную руку в рукава водолазки и кофты, после чего постороннему взгляду стала открыта кисть ее руки, безобразно деформированная и покрытая болезненно-багровой кожей. Пряча это уродство, Корио оторвала кусок подкладки от куртки и замотала обрывком кисть.
   -- Когда рука нужна побыстрее, красотой можно пожертвовать, -- сказала она, заметив взгляды Киоми. -- Но теперь-то она работает и можно озаботиться об эстетике. Не переживай и не сочувствуй, через полчасика будет белая и изящная, как у благородной леди! Пока очередной придурок мне ее снова не покалечит. Замучили уже всякие гады руки и ноги отрывать!
   Киоми промолчала. Двери лифта открылись и девушки вышли в роскошно обставленный коридор, с зеркалами, десятком картин и цветами на мраморных тумбах.
   -- Ого! Ничего себе! -- лицедейка приподняла края куртки и огляделась по сторонам. -- Это и есть административная часть вашей базы? Красиво, как во дворце!
   -- Конечно. -- ответила лисе Киоми и, вдруг, задала вопрос. -- Скажите, Корио-сама, вы ведь подчиняетесь террористу Хебимару главным образом потому, что у вас в груди активированная ядовитая железа?
   -- А? Да, и если я не буду перезаряжать блокирующие силовые схемы, яд убьет меня. Это все знают.
   -- А что вы скажете, если мы предложим вам заблокировать эту железу, и даже удалить ее навсегда?
   Корио остановилась, словно споткнувшись.
   -- Вы... вы серьезно?
   -- Да, мы вполне на это способны.
   Этот разговор начат именно здесь не просто так.
   Корио, остановившись, навеяла сама на себя иллюзию, будто бы она, в образе певицы, стоит под светом софитов, а перед ней бушует безбрежное море восторженных зрителей.
   Вместо проявлений, характерных для раздражения и злобы, датчики в стенах зафиксировали изменение пульса и температуры тела, свидетельствующие о восторге и восхищении.
   Вот так. Пусть думают, что Корио в рабстве. Незачем им знать, что она идейная и из непримиримых.
   -- Но скажите, Корио-сама, если что вы сделаете, если освободитесь? Продолжите борьбу? На чьей стороне?
   -- Уж точно не на стороне Хебимару. -- без колебаний солгала Корио. Она заранее предупредила своего хозяина об ответах на подобные вопросы и потому теперь не боялась ни аудиозаписей, ни доносчиков. -- Но примет ли Единство багровую лицедейку, зараженную темной протоматерией?
   -- Об этом, думаю, вам стоит переговорить с главами нашей организации. Знакомая вам Черная Тень не рассказывал о том, что он долгое время работал на нас? Что именно мы усовершенствовали его тело и улучшили способности нашими имплантами?
   Ловит лису на "дурачка". Не зря Корио играется в маленькую и наивную. Враги постоянно ошибаются и сдают ей свои намерения, считая что разговор идет с ребенком.
   -- Единственное общение, что было у меня с Черной Тенью, это был мимолетный взгляд, в ночь когда я уничтожила скрытое селение Скалы. Я не успела спасти сестру, но освободила узника, что был следующим, после нее, в очереди на уничтожение. Он ничего мне не сказал и попросту исчез. В благодарность, Черная Тень иногда приходит ко мне на помощь, но в переговоры не вступает и исчезает сразу, как только сражения заканчиваются.
   -- Но сегодня он не пришел.
   -- Он появляется редко, видимо только тогда, когда знает о моих намерениях или случайно оказывается поблизости.
   -- Если мы освободим и примем вас, Корио-сама, вы... поможете нам обезвредить его?
   -- Нет. Я много раз заявляла, что я не убиваю людей, отступивших от зла. Если он возьмется за старое и сделает что-то по-настоящему плохое, возможно мне придется выступить против него, но на данный момент его ликвидация не акт самообороны, а преступное убийство. Я могу помочь уничтожать Осколки Затмения, маньяков или отродья Темных Инженеров, но враги действительно должны быть чудовищами. Опасными не только в теории.
   -- Увы, если дожидаться практики от большинства современных нам монстров, это слишком дорого обойдется в человеческих жизнях и разрушениях.
   -- Возможно... вы правы.
   Девушки остановились перед защитным шлюзом. Двери закрылись позади них, загорелась красная лампа но панель для опознания не открылась. Оператор из координационного центра отдал команду системе и дверь поползла в сторону, пропустив гостей без процедуры опознания.
   -- Наше руководство с нетерпением ждет вас, Корио-сама. -- доброжелательно и благодушно сказала Киоми, а Безликий четко прочитал ее истинные чувства. -- Кстати, небольшое уточнение. Тайными Императорами, наших главных лиц зовут только за пределами Единства, на самом деле в них нет генного наследия Единого Императора, а у организации нет ни права, ни желания править миром.
   -- Как же мне к ним обращаться?
   -- Уважаемые господа, или Координаторы.
   -- Благодарю вас, Киоми-сан. -- сказала Корио. -- Ваш совет будет полезен.
   "Ликуют, должно быть". -- небрежно бросил мысль Безликий. -- "Сбили тебя с толку, подарили надежду на избавление, направили предстоящий диалог в нужное им русло. За одно вбросили информацию, которая должна пригасить твой интерес к Тайным Императорам, ведь если выяснится, что они действительно генетические наследники, ты это всем сразу же разболтаешь и великие семьи набычатся на внезапных конкурентов".
   "Единство любит игры"? -- одним резким и уверенным рывком, Корио отбросила в сторону куртку, под которой прятала свою голову. -- "Поиграем".
   За короткий промежуток времени, нужный на подъем от электростанции к административному блоку, внешность ее кардинально изменилась. Лицо утратило мягкие, почти детские черты девушки-подростка, светло-синий цвет глаз сменился на изумрудно-зеленый. Серьезно изменилась фигура, осанка и даже рост. Юная девушка, с наивностью в широко распахнутых глазах и вечной мечтательной полуулыбкой на губах, превратилась в статную молодую женщину, лицо и глаза которой тоже сияли энергией, но уже не жаждой исследования удивительного мира, а готовностью вершить великие дела. Лисенок-подросток стал решительной и сильной старшей сестрой, принцесса превратилась в молодую воительницу, царственность которой не могла затенить ни простая одежда, ни отсутствие обуви.
   Киоми, глядя на это преображение, не удержалась и судорожно вздохнула. Губы ее мелко задрожали от ревности и зависти. Вот ведь изворотливая гадина! В облике наивной соплячки ее сложно было бы воспринимать всерьез на переговорах высших государственных лиц или видеть командиром на поле боя, а она раз! И преобразилась. За такой точно солдаты пойдут. Толпой влюбленных фанатиков!
   "Оценила". -- самодовольно заявил Безликий. -- "Вперед, старшая лиса! Топчи этих крашеных крыс и их порченых императоров"!
   Опережая свою сопровождающую, Корио первая шагнула к широкой арке стальной двери, закрывающей вход в центр управления. Створки двери скользнули в стороны и лиса со спокойной, твердой уверенностью взглянула на людей, напряженно ожидавших ее появления.
   Пятеро офицеров-операторов, командующий базы с металлическими штырями в голове, в центре четыре больших квадратных монитора с неясными образами на экранах, а у стен - пятеро готовых к бою самураев, в однотипных легких доспехах без знаков отличия, но со множеством силовых схем, едва ли не гудящих от мощнейшего положительного заряда. Позади этого зала Безликий отметил две потайные комнаты, со сложнейшими устройствами, в центр которых были помещены люди с безобразно раздутыми грудными клетками. И если обычные люди во взгляде демона казались бледными синими огнями, то эти двое сияли как миниатюрные солнца. Живые генераторы энергии. Крепчаки.
   "И, по-прежнему, буквально ничего не предвещает беды"! -- съерничал Безликий.
   Чудовище и убийцы чудовищ скрестили взгляды. Казалось, одно неловкое движение, и воздух зазвенит от перенасытившей его стали.

* * *

   На первом надземном этаже пять десятков самураев, под командованием сотника, расчищали поле для возможного сражения. Шикарная приемная терпела катастрофический ущерб. Разлетались, разбиваясь о стены, дорогие диваны и кресла, отшвыривались тумбы с цветами, отметались прочь даже декоративные стены с картинами и зеркалами.
   -- Ты что тут делаешь?! -- сотник выудил из-за администраторской стойки перепуганную девушку.
   -- Я... я... мой-я смена... -- заикаясь и плача ответила ему та.
   -- Десятник! Запрос! -- сотник оглянулся на солдата с громоздкой аппаратурой в руках.
   -- По всем приборам, наша. -- ответил тот через десяток секунд. -- Сигнал не прерывался, контроль перед выходом на работу она прошла и не уходила из-за стойки весь вечер. Точно не одна из лисят.
   -- Тогда брысь отсюда! -- сотник отпустил администраторшу. -- Не путайся под ногами!
   Девушка отбежала в сторону и скрылась в коридоре, ведущем к служебным помещениям, но не убежала, а притаилась в тени, ведь начальство не приказывало ей оставлять пост. Взыскание или даже увольнение... или попадание в список неблагонадежных. А она ведь надежная! На все готова для Единства!
   Самураи разгромили всю приемную и выстроились перед шахтами лифта. Первая линия изготовила к бою мечи и сложила стену щитов. Вторая подняла рогатины, направив наконечники на место ожидаемого прорыва мертвецов. Третья линия вооружилась луками с разрывными стрелами.
   Все готово. Выход из шахты оплетен надежно закрепленными стальными тросами, по которым от силовых знаков и обратно течет укрепляющая Ци. Целая паутина, что как ножами располосует любого, кто вздумает через нее прорываться. Если это не поможет, в самый разгар боя в шахте рванут несколько заложенных зарядов, а самураи завершат работу своими мечами и боевыми дзюцу.
   -- Не расслабляйтесь, срубив мертвецу голову! -- напутствовал своих солдат сотник. -- Рубите им руки и ноги, чтобы замедлить, а потом размазывайте обрубки по полу и стенам! Это мертвецы-марионетки! Пока есть целые суставы, их конечности будут гнуться! Пока мышцы не раздавлены, движение не прекратится! Наш противник - Багровая Тень! Акума, бессмертный, но не неуязвимый!
   -- Да! -- хором отозвались солдаты, горящие непоколебимой решимостью.
  

* * *

   В напряженной до предела тишине, Корио уверенно сделала несколько шагов вперед. Оказавшись в центре зала, она положила руку на пояс и, гордо вскинув голову, воззрилась на экраны с неясными фигурами.
   -- Сразу в бой, или хотя бы попытаемся наладить диалог? -- сказала она. -- Отдайте приказ своим людям, господа Координаторы.
   Неясные фигуры на экранах вдруг обрели четкие черты четверых людей. Двух мужчин, одной женщины и подростка с пронзительными взглядами. Все четверо сидели на стальных тронах, увитых энерговодами и унизанных силовыми накопителями.
   "Не обольщайся". -- заметив тени удивления в душе своей носительницы, пришел на выручку Безликий. -- "Это гарантированно подставные пешки. С тобой играют, пытают смутить знаком уважения, фальшивой откровенностью и высокой честью".
   Лицо Корио осталось все таким же строгим, улыбка лишь заблистала в ее глазах. Приложив ладонь правой руки к левому плечу, она опустилась на одно колено и низко согнула спину, как это делали воины Единства, получившие большую награду. По легкому движению руки Управляющего, пятеро самураев, не касаясь оружия, прошли вдоль стены к выходу из зала. Двери с легким шелестом закрылись за их спинами.
   -- Поднимитесь, Корио-сама. -- сказал мужчина на экране, тот что возрастом был старше остальных. -- Мы не правители мира, чтобы так низко склоняться перед нами. Вы красивейшая девушка и сильнейший из наших нынешних врагов, а мы бескрайне далеки от того, чтобы действительно склонить вашу голову.
   -- Я всегда восхищалась Единством и уважала вас за то, что вы делаете. Сбережение наследия наших великих предков и защита цивилизации от кошмарных чудовищ, это великое и благородное дело. Мой поклон - знак уважения и почтения перед всей вашей организацией. Но почему, позвольте спросить, вас всего четверо? Бытует мнение, что координационных центров Единства существует пять.
   -- Разумеется, и один из этих центров находится в стране Облаков. "Пламенный Феникс", отделился от нашей организации, так же как нации шиамов и юхов отделились барьером от остального человечества. Мы потеряли с ним прямой контакт, но надеемся наладить связи и восстановить целостность организации к окончанию эпохи Войн.
   -- Даже в Единстве нет единства. -- с понимающей улыбкой сказала Корио, поднимаясь на ноги. -- Но скажите мне, господа Координаторы, каким же образом ваша организация надеется завершить этот пятисотлетний конфликт? Я десять лет пыталась найти выход, но даже у меня, лидера, готового вести в бой армии, нет идей, кроме системы двуполярного мира. Черная Тень знал мощь шиамов и пытался создать им противовес. Я тоже увидела всю ту ненависть и кровожадную пропаганду, которой пропитаны народы огненных гор. Поэтому не верю в мирное решение конфликта и продолжаю дело Черной Тени. Я собираю холодные нации в единый кулак, готовлюсь к тотальной войне, но как и Златохвостая, не хочу принимать мир, в котором расизм и нацизм станут двигателями прогресса. Мир с ножами у горла, агрессия, сдерживаемая только страхом взаимного уничтожения? Двуполярная политика ненависти может быть только временным и ужасно опасным решением.
   -- Неужели у вас нет четкого плана по усмирению империи Облаков, Корио-сама? -- не без удивления в голосе ответила женщина вопросом на вопрос. -- Ваша предшественница усмирила великую Северную Империю, а затем и страну Камней. Вы помогаете навести порядок в империи Морей и сплотили множество малых стран. Осталось лишь сбить спесь с шиамов! Разве не для этого вы собираете армию из всех народов нашего мира?
   -- Это не ваши слова, леди-Координатор. -- сказала Корио, одарив женщину печальной улыбкой. -- Это мечты наивных и неосведомленных людей из простого народа. Тех, что пять сотен лет жили своими бедами, не замечая как буквально у них под боком поднимается и растет нечто ужасное. Сплоченная пропагандой, нежно лелеющая свои обиды и жадно глотающая сказки о собственной исключительности, нация шиамов превратилась в единый монолит. Они самоотверженно трудятся по двенадцать часов в сутки, поют песни, занимаясь смертельно опасной работой, а в дни праздников выходят на площади городов, чтобы поучаствовать в массовых танцах. Я нигде и никогда не видела такого уровня внутринародного братства, патриотизма и мотивации в труде. И это было бы великолепно, если бы не... цемент. То, что сплачивает шиамов.
   -- Ненависть к холодным.
   -- Все в их империи держится на этой ненависти. Они придумали собственную историю, особую биологию и психологию. Мы для них - агрессиные и злобные полузвери, от начала времен мучившие и угнетавшие их, истинных людей, не смешавших свою кровь с северными равнинными обезьянами, неандертальцами. Вечный враг, от которого одно лишь зло. Враждебная, чужеродная раса примитивных дикарей, для защиты от которых нужно сплотиться.
   -- Холодный, это словно в шутку созданное природой существо, -- сказал мужчина, повторяя слова со знакомых Корио пропагандистских плакатов. -- Имеющее руки, ноги и мозг подобно человеку. Подобно человеку, смотрящее глазами и говорящее ртом. Тем не менее, это существо является человеком лишь частично. Оно носит черты лица подобные человеческим, однако духовно и психологически холодный стоит на уровне, достойном лишь животного. Когда видишь холодного, не забывай, кто перед тобой. Ущербный ментально, трусливый, слабый и злобный недочеловек.
   -- Цивилизация эпохи Металла погибла, но не унесла с собой фашизм и нацизм. -- сказала Корио, кивнув на слова Координатора. -- Я своими глазами видела шесть миллионов вымуштрованных юных солдат, готовящихся к великому походу. Армады стальных кораблей, лучшая в мире артиллерия и новейшие боевые дирижабли. А ко всему этому научные разработки по уничтожению людей в промышленных масштабах. Сколько сил сможет выставить для своей защиты остальной мир, даже объединившись? Теперь, после гибели Северной Империи и страшнейшего упадка в империи Лесов? Великая страна Песков и малые страны разорены в недавних войнах. Люди разобщены и аппатичны. Всюду коррупция, расхитительство, самодурство властей и кошмарная некомпетентность управляющих. Вы просите меня сбить спесь с шиамов? Предел моих мечтаний - остановить стальную лавину чернокожих карателей на границе малых стран и спасти от геноцида хотя бы тех, кто сумеет бежать на юг и запад обитаемого мира. Поэтому-то я и жду от вас совета, Координаторы. Наш мир на грани глобальной катастрофы и сейчас совершенно не время выяснять кто из нас монстр, а кто человек. Я даже готова предложить вам... свою голову. Я сдам себя в руки ваших палачей и не стану сопротивляться казни, как только увижу, что ничем больше не могу помочь в предотвращении гибели цивилизации. У вас есть план действий? Я готова помогать.
   Лидеры Единства призадумались, явно обмениваясь между собой мыслями посредством высоких технологий. Безликий не мог уловить эти сигналы, по той простой причине, что очень уж удаленно находились источники. Печально. Корио с удовольствием послушала бы, что эти весомые политические фигуры болтают друг другу о ней и перспективах.
   Впрочем, совещание было недолгим и Координаторы снова обратили все свое внимание на лицедейку, но Корио едва не заскрежетала зубами с досады, ведь вместо конструктивного диалога, на нее полилось то, что она презрительно называла "ядовитой водой". Хитрым лавированием и словесной игрой, лидеры Единства начали вытягивать из нее информацию о тех силах, что она располагает. Пытались заставить ее выдать союзников и местоположение баз Хебимару. А это могло означать только одно. Никакого пути решения ей не укажут, никакого взаимовыгодного сотрудничества не будет и убийц организация не отзовет.
   Непримиримые враги.
   Но это ли не абсурд?! Что важнее, отрубить омертвевший палец, или вырваться из обступающего со всех сторон пожара?! Даже злейшие враги объединяются, когда над ними нависает неминуемая и страшная гибель! Неужели упертые и слепые фанатики на высших должностях встречаются не только в книжках?!
   "Возможно, у них тоже нет решения"? -- возникла в голове Корио мысль ее демонического напарника. -- "Они боятся признаться в собственном бессилии и, пока мир не начнет рушиться вокруг них, продолжат механически выполнять работу, к которой привыкли. Где они были, когда рушилась страна Морей и поднималась Северная Империя? Убивали мелких монстров. Где они были, когда затмение накрыло горы страны Камней? Убивали мелких монстров. Почему ты решила, что они будут делать что-то другое, когда шиамы начнут тотальную зачистку обитаемого мира"?
   Корио вступила в словесную дуэль и начала лавирование, выдавая врагам только те сведения, что уже были им известны и пытаясь, встречными вопросами, выудить как можно больше информации о Единстве. Координаторы делали то же самое и очень скоро обе стороны оказались в патовой ситуации.
   "Я так больше не могу". -- взъярился Безликий. -- "Сейчас я им все скажу".
   "Не надо, это недипломатично". -- едва нашла в себе силы сдержать взбешенного акума Корио. -- "Какими бы они ни были мразями, набрасываться на них и объявлять войну нам сейчас невыгодно. Пусть дальше сомневаются, война у нас, или нет. Чем больше у них сомнений, тем больше у нас свободы действий".
   "В любом случае, в городе, где есть база Единства, нам уже открыто не появиться. Они задержали подрыв ядерного боезаряда, надеясь раздавить тебя обычными средствами и облажались. Второй раз такое не повторится. Подорвут что угодно, как только определят, что ты точно в зоне поражения".
   "Придется лавировать".
   "Нет. Уничтожим их. Превратим Единство в пыль, а их активы сдадим государствам".
   "Согласна, но только после победы над шиамами. Если крысы не уймутся, прищемим".
   Совершенно неожиданно, Безликий окатил душу своей носительницы волной злобного веселья.
   "Я тебе кое что покажу". -- сказал он. -- "Но чуть позже. Готовься к бою. На выходе нападут".
   "Ясно".
   -- Пятнадцатого июня, у главного храма на руинах Увадзимы. -- произнесла Корио вслух. -- Мой связной будет ждать там.
   -- Мы соберем для вас информацию об озвученных целях, -- заверила ее женщина-Координатор. -- И можем прибыть в точку встречи в течении недели.
   -- Мои возможности не так велики, как ваши, и есть некоторые личные дела. Через месяц. Ровно.
   На этом переговоры были завершены. Корио кратко раскланялась с Координаторами и вежливо поклонилась присутствующим в комнате.
   -- Наша сотрудница проводит вас до выхода из замка, Корио-сама. -- сказал Управляющий, легким жестом руки указав на Киоми. -- Я отдам приказ нашим солдатам, чтобы они освободили проход.
   -- Прошу следовать за мной, Корио-сама. -- сказала Киоми, свято уверенная что Единство не выпустит проклятую лису просто так, и не подозревающая, что записана в мученические жертвы. Гибель людей, которых можно будет выставить невинными, нужна Единству для очернения образа лисы в глазах народа, и когда все закончится, некому будет рассказать что здесь произошло. Останется только версия, написанная Единством.
   Все обговорено заранее. Ловушка захлопнулась и спасения нет.
   Створки двери сомкнулись за вышедшими девушками. Сомкнулись плотно и герметично.
   Управляющий оглянулся на мониторы, изображения на которых снова сменились на неясные образы четверых людей. Один из образов уверенно кивнул ему и Управляющий тотчас подал знак ждавшему этого офицеру. Офицер-оператор, лишь слегка дрогнувшей рукой, нажал на его пульте две кнопки. Первая подавала сигнал крепчакам. Вторая - запускала систему зачистки заранее указанной зоны. Вот и все. Ни единого шанса для лисы и тех людей, что сейчас рядом с ней. Офицер-гуманитарий и пятеро элитных солдат... малая цена за уничтожение Багровой Тени.
  
   Электрические сигналы устремились от панели к исполняющим системам и в тот же момент Черная Лиса, расслабленная и спокойная, молниеносно сорвалась с места. Пятеро самураев, стоящих вдоль стен и с приказом ни в коем случае не вспугнуть жертву до начала активации систем защиты, встрепенулись, но запоздали на сотую долю мгновения.
   Пятые Внутренние Врата Духа открыты.
   Лиса подскочила к ближайшему врагу, ухватила его за шлем и рванула, делая вращательное движение. Самурай напряг мышцы шеи, пустил по ним, костям и доспехам сильнейший поток Ци, но сила рывка была такой, что скрутила бы и ствол векового дуба. Сознание солдата разорвала ослепительная вспышка боли. Лишившееся контроля, тело судорожно скрючилось и начало валиться на устланный коврами пол, чтобы через полторы секунды бестолково задергаться в конвульсиях. Но даже этого ему не позволили.
   Время замедлилось для Корио, но как бы ни ускорялась лиса, враги ее не думали замирать на месте или превращаться в сонных осенних мух. Все четверо, без исключения, совершили молниеносный рывок. Один клинок вонзился в скрюченный труп и разорвал его от живота до плеча, второй полоснул по стене. Еще два настигли верткую тощую бестию и столкнулись с клинком короткого меча, который Корио успела выхватить из ножен убитого самурая. Одним клинком Корио блокировала сразу два рубящих удара, но капитан Широмару был вооружен двумя укороченными катанами и второй нанес тычковый удар, пронзив живот врага навылет. Он рванул меч в сторону, надеясь нанести лисе страшную рану, но та уже отпрянула назад, соскальзывая с его клинка.
   "Яд". -- отметил Безликий, омертвлением тканей блокируя поступление крови к ране. -- "Уроды".
   Корио даже не заметила этих мыслей. Она отражала все новые и новые вихри ударов со всех сторон. Лиса лавировала и ускользала от клинков, заставляла врагов мешать друг другу, пыталась провести один из множества знакомых ей приемов, но с каждой контратакой только открывалась для ударов и получала новые раны.
   Широмару не удержал восхищенных мыслей, когда лиса снова ускользнула от его удара, нырнула под руку и даже попыталась подсечь его ноги, ударом лодыжки по коленям. Вот это прыть! Не зря он мечтал поучаствовать в охоте на лису! Достойный противник.
   Эфес меча, которым вознамерился ударить в голову верткой бестии капитан, встретил на своем пути лишь воздух. Лиса уже прыгнула, ускользая от лавины огня, которую выдохнул в ее сторону один из гвардейцев. Полыхнула молния, сорвавшаяся с пальцев самурая. Разряд настиг и сбил жертву в полете, но ударившаяся о стену спиной, лиса тотчас перекатилась через бок, уворачиваясь от закованного в доспехи врага, что импульсом Ци из спины швырнул себя к ней и врезался в стену тяжелым наплечником там, где миг назад находилась голова лисы. Ничего нового. Единство давно отметило, что в сражениях с самураями, лиса была похожа на мышь, которую разъяренные великаны пытаются прихлопнуть кузнечными молотами. Верткая, быстрая... но в тесном помещении, одна против четверых мастеров тайдзюцу... она обречена! Начальство даже не успеет применить спецсредства для зачистки этой зоны.
  
   Система зачистки представляла собой скрытые в стенах емкости с ядовитым газом с выходящими в вентиляционные отверстия распылителями. При активации, двери помещения блокировались, вентиляция перекрывалась и высоко токсичная смесь поступала в комнату. Многократно испытанная на ворах и пытающихся вырваться подопытных, безотказная система. Не поможет ни задержка дыхания, ни противогаз. Яд проникнет сквозь кожу и жертва неизбежно погибнет в страшных мучениях.
   Да, Корио защищается от ядовитых газов, создавая вокруг себя каменную оболочку, но сражения на кораблях доказали, что она не может взять под контроль твердую материю, если ее удерживают потоки Ци крепчака. Она не сможет ни пробить себе выход из газовой камеры, ни защититься. Пятеро самоотверженных смертников послужат гарантией того, что сюрпризов не случится.
   Офицер-оператор нажимал на кнопки в твердой уверенности, что все произойдет по расчетам Единства. С лисой покончено... но...
   Все в командном центре не поверили своим ушам, услышав тихое шипение газа в системе вентиляции. Расширившимися глазами все уставились на офицера-оператора, а тот в ужасе бросился проверять настройки. Все было верно, но...
   Безликий, следя за всем вокруг, обнаружил подозрительно хорошо замаскированные силовыми схемами устройства в стенах и, пока Корио вела милую беседу с Координаторами, незаметно просочился сквозь защиту сгустками черной протоматерии. Подобные черным червям, сгустки протоматерии произвели нужные переключения и теперь, при активации любого сегмента системы зачистки, срабатывал только один.
   Тот, что был расположен в командном центре.
   Офицеры в ужасе повскакивали со своих мест. Одни бросились к выходу, другие к шкафу со средствами химзащиты. Только Управляющий не поддался панике. Сдержанный и сосредоточенный, он шагнул к пульту управления и попытался разблокировать двери. Отказ замка. Повреждение механизма.
   Это было ожидаемо. Тот, кто совершил диверсию, позаботился о собственной безопасности.
   Управляющий нажал на кнопку связи с камерами крепчаков:
   -- Сломать стену между центром и коридором. -- приказал он.
   -- Приказ принят. -- последовал немедленный ответ двух напряженных голосов, но прежде чем крепчаки успели выполнить приказ и пустить газ к цели, зажглась красная лампа под потолком. Сирена взвыла, предупреждающая о пробитии дверей шлюза. Камеры показывали творящийся в коридоре сущий хаос безумного побоища на сверхскоростях.
   -- Алая Ци по периметру стены! -- доложили крепчаки. -- Энерготок потерян!
   Йома. Марионетки Безликого ворвались в коридор и защищают своего хозяина.
   -- Отставить попытки. -- произнес Управляющий. -- Я займусь. Первый, Второй... при остановке наших сердец, исполнить директиву "Саркофаг".
   -- Будет исполнено.
   Управляющий сел в свое кресло и положил руки на подлокотники. Ци главы базы хлынула в ткань и металл. Подлокотники с лязгом открылись и тут же сомкнулись вокруг рук гомункула, предназначенного для руководства, но вовсе не безобидного в критических ситуациях и запросто способного лично устранить угрозу в лице Оранжевой Тени или двух-трех сильных самураев. Вооружившийся парой силовых перчаток, Управляющий вскочил с кресла и импульсом Ци швырнул себя вперед. Оказавшееся на его пути оборудование и мониторы полетели во все стороны, а рогатый монстр замахнулся и с силой мастера тайдзюцу врезал кулаком в цельнометаллическую плиту. Перчатка добавила к удару импульс Ци и в створке двери возникла глубокая двухметровая вмятина. Управляющий замахнулся для нового удара, угрожая довершить начатое, как вдруг резко отшатнулся назад, спасаясь от створок дополнительной бронезащиты, с хищным шипением устремившихся к нему справа и слева. Броня предназначалась для надежной изоляции командного центра на случай вторжения врага, а теперь побывавший в сердце крепости демон захватил контроль и над этими системами.
   Газовая смесь заполнила зал. Хрипя и рыгая кровью, офицеры корчились на полу в предсмертных конвульсиях. Управляющий, задержав дыхание и блокировав болевые ощущения, отпрыгнул от ворот. Их уже не выбить. Но еще не все потеряно! Собравшись с силами, он снова ринулся в атаку. Весь центр управления качнулся, как при землетрясении, когда силовой кулак гомункула ударил в стену. С потолка посыпалась пыль, в светильниках погасло несколько ламп, по стене побежали трещины.
   Нужно еще два-три удара. Сознание мутится... хватит ли сил?
   "Да, хватит". -- прозвучал в голове Управляющего голос Координатора. -- "Спасибо за службу".
   От ввинченных в череп рогов, вдоль позвоночника, рук и ног гомункула замерцали всполохами и активировались цепи силовых схем. Глаза его закрылись, но на лбу полыхнула синим светом сенсорная печать. Превратившийся в дистанционно управляемую марионетку, командир базы встрепенулся и, ринувшись вперед, нанес новый удар по стене. Ничуть не слабее, чем первый.
  
   Едва Корио, кувырком через левый бок по стене уклонившаяся от ударившего рядом с ней самурайского наплечника, на расстоянии шага от нее возник еще один самурай, готовый покончить с неугомонной бестией.
   Вскинув правую руку, гвардеец Единства метнул с пальцев разряд молнии в голову лисы, а левой нанес рубящий удар коротким мечом, готовясь расчленить жертву поперек груди. Электрические дуги и искры заплясали, прыгая по сети силовых знаков на коже Корио и соскальзывая с ее голых пяток в плиты пола. Как и Единство, Безликий знал об уязвимости своей носительницы к электричеству и позаботился о защите. Молнии оставляли страшные ожоги на коже лицедейки, но внутренних органов и мышц не касались. Озверевшая от боли и адреналина, Корио уверенно вскинула вооруженную мечом руку и блокировала удар вражеского клинка. Еще миг и она ринулась бы в контратаку, как вдруг изрыгающий пламя самурай возник от нее справа и рубанул, словно бритвой срезав руку лицедейки у запястья. Клинок его меча даже на сверхускорении беспрестанно жужжал, выдавая в себе вибронож, и был раскален до бела.
   Стальная маска мастера огня уставилась на искаженное яростью лицо Корио и пламя, ослепляя жертву, хлынуло на лису. Увы, для сжигания такого врага, нужно слишком много времени. Она очнется от шока и продолжит сопротивление. Убить нужно в один миг, без шанса на спасение. И смерть уже приближается к слишком самонадеянной лисе.
   Капитан Широмару импульсом Ци швырнул себя вперед и, сквозь огонь, нацелил острия своих мечей, один в голову лисы, второй в сердце. Удар!
   Зрение демонов, не зависящее от состояния глаз, в очередной раз спасло лицедейку.
   Меч в правой руке самурая пробил грудную клетку Корио, но не по центру, а правее. Меч в левой и вовсе лишь полоснул лицедейку по виску. Корио успела сделать спасительный рывок. Но поможет ли это ей? Она крепко прижата и даже пригвождена к стене. Самураи вплотную к ней и готовы в фарш раздавить наглую малявку своей броней.
   Выпустив рукояти вонзенных в стену мечей, Широмару схватил левой пятерней лису за голову и крепко прижал к ее черепу раскрытую ладонь. Отлично!
   Единство не просто так собирало по всему миру знания, генный материал и одаренных ученых. Способность одной из императорских линий генного наследия, похищение чужой энергии, была исследована и превращена в оружие организации. От сложнейших силовых схем на перчатках Широмару к накопителям на его наплечниках тянулись линии энерговодов. Словно жадная пиявка, структура-поглотитель прильнула к токам Ци в голове жертвы. Отток Ци от мозга мгновенно помутит ей сознание, нарушит усиление костей и преврати грозную Тень в беспомощную тряпичную куклу. Самурай-убийца сжал праву руку в кулак и замахнулся, готовясь расколоть лицедейке череп. Неужели... неужели все...
   Перчатка жадно впитала первые глотки биополя лицедейки, как вдруг Корио рванулась вперед, по клинку меча, пригвождающего ее к стене. Широмару рефлекторно сжал пальцы, но в его руке остался лишь клок вырванных волос.
   Расшибая в кровь собственный непробиваемый лоб, Корио что было сил заехала головой в стальную маску врага и выдала импульс Ци из кости. К несчастью для лисы, биоток в костях ее черепа был уже нарушен и этим импульсом она не убила и даже не контузила врага, а лишь заставила выгнуться и сделать шаг назад.
   "Проклятое чудовище"... -- потратив долю мгновения на восстановление равновесия, Широмару выпрямился и снова замахнулся кулаком. Мастер Молний нанес колющий удар коротким мечом. Мимо! Клинок лишь вспорол кожу и одежду на спине лисы, чуть ниже шеи. Нужен удар в голову! Хотя бы один или два!
   В этот краткий момент он увидел лицо той, кого все они так самоотверженно пытались истребить. Покрытая ожогами от электричества и огня, ослепшая, с разбитым лицом и задыхающаяся в собственной крови, Корио улыбалась. Так, словно победитель взирал на бессильно беснующихся проигравших.
   Два десятка рук, протянувшихся сзади, вцепились в капитана, крепко хватаясь за его доспехи и дружно совершая сильнейший рывок назад. Только теперь Широмару заметил вспыхнувший под потолком красный свет сигнальных ламп, услышал треск рвущегося и грохот обрушающегося металла, который не могли заглушить протяжные из-за сверхускорения завывания сирен тревоги.
   Йома пробили шлюз?! Но как же крепчаки?
   Пробивать укрепленную броню Безликий умел уверенно. Сражения на море, со стальными громадами броненосцев, и штурм нескольких крепостей дали ему необходимый опыт. Десятка полтора оставленных снаружи йома, бросались к стене, кольцом облепляли периметр необходимого пролома и пускали в камень преграды свою Ци. Ало-фиолетовую и разрушительную, на краткий миг сбивающую ураган укрепляющей Ци защитников. В тот же момент остальные йома наносили удар и прошибали брешь в потерявшей поддержу стене. Шлюз был пройден за два таких приема. Уничтожающие свои тела в запредельном сверхускорении и отдаче энергии, мертвецы бросились на занятых лисою врагов.
   В один миг, капитан самураев был отдернут и погребен под массой набросившихся на него йома, а мастер Огня и мастер Молнии рванулись, силясь освободиться от хватки нескольких мертвецов, повисших у них на руках.
   "Дерьмо"... -- только и успел подумать мастер огня, увидев в руках здоровенного мертвого самурая поднятую для удара покрытую кровью и мозгами боевую кувалду.
   Сокрушительный удар обрушился на голову гвардейца, оглушая солдата. Второй перешиб ему шейные позвонки, третий вбил голову в грудную клетку. Никто не пришел ему на помощь. Корио не упустила свой шанс. Едва йома оторвали от нее капитана, лицедейка схватила левой рукой эфес его меча и выдернула клинок из своей груди. Словно подхваченная вихрем, она рванулась к мастеру Молний и, прежде чем тот импульсом Ци из доспехов отшвырнул держащих его йома, нанесла колющий удар мечом, снизу вверх, под стальную маску.
   Защитные силовые схемы на доспехах гвардейца вспыхнули золотисто-зеленым, но в той Ци, что всесметающим потоком заструилась по клинку в руке лицедейки, не было ни малейшей примеси алого. Только обычная синяя Ци человека, которую силы ками не нарушают, а усиливают.
   Меч ударил в подбородок самурая, пронзил кольчужный воротник, плотную ткань подшлемника и пошел дальше, безжалостно раздирая ткани и кости черепа. Да, Корио очень уязвима к элементу Молнии из-за элемента Земли, но элемент Молнии пасует и теряет заряд при столкновении с элементом Воздуха, пусть не доминантным в биотоках лицедейки, но тоже очень сильным и развитым ею.
   Клинок, ярко сияющий от бешеных потоков Ци с элементом Воздуха, пробил голову самурая насквозь, но смерть была не всем, что требовалось от него Корио. Еще только замахиваясь для удара, лицедейка уже подготовила боевое дзюцу. Вихри напитанного Ци воздуха завились вокруг основания клинка в миниатюрный смерч. "Разящий Вихрь" сорвался в полет и в миг разнес в клочья голову убитого самурая. Деформированный изнутри, пробитый в нескольких местах и наполненный кровавым фаршем шлем гвардейца слетел с обрубка шеи, а из культи правой руки лицедейки, вытекая вместо крови, к кровавому обрубку уже тянулась подобная щупальцам черная протоматерия.
   Словно пиявки, щупальца присосались к обрубку и Безликий с точностью мечты нейрохирурга подцепился к нервной системе тела, еще не знающего, что оно уже убито. Сердце билось, кровь фонтанировала из обрубка шеи, а электрические импульсы скользили по нервам, приводя в движение обезглавленное тело.
   Руки поднялись. Безликий сжег немало мозгов и среди его жертв, конечно же, были мастера элемента Молний. Их знания запасливый демон приберег и использовал, когда под его управление попадали трупы с нужным элементом. Такие, как этот.
   Мастер элемента Земли, что пару мгновений назад пытался размазать Корио по стене наплечником, импульсом Ци отшвырнул от себя бросившихся на него йома и хотел ринуться на помощь мастеру Огня, но лишенный головы, гвардеец вдруг направил руки на своего недавнего товарища. Целый шквал молний, ослепительными дуговыми разрядами пронзая воздух, ударил гвардейца. Элемент Земли был великолепным проводником и электричество прошло сквозь солдата, безжалостно спекая ему внутренности, взрывая их изнутри закипевшей водой.
  
   Для Киоми, что с первого мгновения боя кубарем откатилась в угол около дверей шлюза, все это выглядело ураганом размытых от скорости фигур, грохотом взрывов и тяжелых ударов. Она закричала от ужаса и закрыла голову руками, когда стальная переборка была сметена лавиной мертвецов, но колебания пола и стен, сопровождаемые тяжким скрежетом движущейся твердой материи, заставил ее очнуться и искать путь к спасению. Она увидела как стена с развороченными воротами шлюза приходит в движение под действием мощного дзюцу земли, как остатки металла сминаются под давлением скальных пород и пролом начинает закрываться.
   Работа крепчаков! Может это и простое блокирование пути побега для лисы, но в голову почему-то лезут мысли о директиве "Саркофаг".
   Проводку разорвало, свет погас. Подстегнутая смертным ужасом, Киоми вскочила и ринулась в быстро зарастающий пролом. Прикрывая голову руками, она пригибалась все ниже и бежала вперед, а вокруг с рокотом двигался камень. Отчаянный прыжок, и девушка выскочила из сомкнувшейся у нее за спиной ловушки.
   Кубарем покатившись по мягкому дорогому ковру, Киоми остановилась и, тяжело дыша, приподнялась на руках. Здесь был свет, а вперед виднелись шахты лифта, из которых грузовая была разбита вырвавшимися из нее йома, но шахта с пассажирской кабиной стояла целехонькая, с приглашающе открытыми дверями.
   Нужно выбираться! Срочно бежать, куда-нибудь подальше! Да, Единство поставит ей жирный минус в биографии за побег с поля боя, запишут в трусы и неблагонадежные, но нужно спасаться! К акума Черную Лису! К акума Единство! Не для того, чтобы самоубиться об чудовище, она сюда приходила!
   Киоми поднялась и бросилась к лифту.
   -- Куда собралась, красотка?
   Язвительно-холодный голос заставил Киоми обмереть и застынуть на месте.
   Прислонившись спиною к стене и сложив руки на груди, слева от нее стояла закованная в доспехи рослая и тяжеловесная женщина. Самурайша Единства? Нет.
   Киоми едва не заплакала со страха, увидев что лицо этому ходячему трупу заменяет подвижная черная маска с пастью, полной треугольных металлических клыков.
   -- Приказа драпать не было. -- сказал Безликий, устремив взгляд ехидно сощуренных и пылающий алым глаз на съежившуюся девушку. -- Подожди пару минут. Сейчас все закончится.
  
   Опрокинутый на пол, капитан Широмару почувствовал, как десятки рук начинают с неодолимой силой тянуть его в разные стороны, намереваясь разорвать как хлипкую плюшевую игрушку. Йома! Проклятые марионетки губительных сил! После последних затмений, после появления Черной Лисы, сколько этой дряни заполонило обитаемый мир! Темные Инженеры, Хебимару, Черная Тень и проклятая лиса-лицедейка! Как можно не понимать, с чем они решили заигрывать ради такой чуши, как сила и власть?!
   Доспехи самурая озарились золотисто-зеленым свечением и, вдруг, полыхнули так, словно здесь, глубоко под землей, возникло крошечное солнце. Ураган положительного заряда ударил из накопителей, пронзая захваченные демоном трупы, разрушая черную протоматерию и развеивая алую Ци. Злобный разум, что приводил в движение безвольные останки, ощутил умиротворение и начал засыпать, теряя контроль над своими средствами воздействия на материальный мир. Импульс Ци расшвырял обмякших мертвецов во все стороны, словно взрывом.
   Лампы в раскуроченном и сжимающемся коридоре погасли, но зелено-золотое свечение Ци окутывало стены, мертвые тела и все предметы вокруг. В этой полутьме поднявшийся на ноги самурай увидел своего врага.
   Корио склонялась над мертвыми телами его убитых товарищей. Что она делает? Пытается поднять трупы своим ниндзюцу "Захвата"? Силы акума для нее утрачены, а без них поднятие блокируется простым "Разрывом". Самое время атаковать и покончить с врагом!
   Паршиво, что утонув в золотом сиянии, он потерял контроль над Внутренними Вратами Духа. Но не он один! Лиса тоже лишилась сверхускорения и своими собственными силами, без помощи акума, в ее состоянии открыть Врата заново нереально. Удивительно, как она до сих пор может держаться на ногах! Знаменитая живучесть клана Йомигаэри? Хебимару не прогадал, выбрав их гены для создания этой великолепнейшей боевой биоформы.
   Тяжелый удар обрушился на стену коридора с внешней стороны. Оттуда, где находится командный центр. Кто-то пытается вырваться? Где газ?! Неужели древний демон снова переиграл Единство? Сколько же фокусов в запасе у этой твари?!
   Корио подняла с пола и приложила к своей культе свою же срубленную руку. Она может прирастить ее на место? Похоже что так. Широмару выхватил из ножен на поясе боевой нож и изготовился к атаке. Срубленную или пробитую голову, она обратно не прирастит!
   Что-то с силой ударило в стену второй раз.
   Заметив, что ее враг поднялся, Черная Лиса тоже выпрямилась и самурай увидел, зачем она тревожила тела убитых самураев. Нет, не пыталась превратить в марионеток и использовать как оружие. Ей нужен был... металл.
   Пол, потолок и стены под защитой крепчаков, она не может применять ниндзюцу земли. Но ведь доспехи убитых - тоже твердая материя. Металл, в сравнении с камнем, требует в десятки и сотни раз больше затрат Ци, но вполне успешно может применяться в ниндзюцу элемента Земли.
   Руки Корио до самых плеч, ее ноги и большая часть туловища была покрыта продолжающим расползаться металлом. Она сошла с ума? Дзюцу "Разрыва" собьет ее контроль над металлом и превратит эту дуру в стальную статую с мясной начинкой!
   Не теряя времени, Широмару вскинул руку и нанес удар дестабилизирующим дзюцу.
   Получилось! Движение металла прекратилось, облепленная им лиса замерла, скованная сталью.
   Не давая ей времени опомниться, капитан ринулся в атаку и нацелил нож лицедейке в голову, как вдруг лиса прытко пригнулась и нанесла стальным кулаком сокрушительный удар врагу в бок. Самурая отбросило, он врезался в стену и едва успел обернуться, отмахнувшись ножом от радостно бросившейся на него лисы. Теперь он разглядел ее уловку и крепко стиснул зубы от ярости, поняв как лиса его надула. Панцирь не был монолитным! На сгибах рук ног и туловища вместо толстого слоя оказалась тонкая, ломкая фольга!
   -- Всю свою жизнь я только и делаю, что удивляю чудовищ. -- сказала Корио, вставая в боевую стойку и готовясь к рукопашной. -- Как ни изучайте меня, как ни готовьтесь, я обязательно придумаю пару новых уловок, чтобы все вы, кровавые нелюди, смотрели на меня такими глазами, как ты сейчас!
   Стена позади нее, пробитая извне, с грохотом рассыпающихся камней обвалилась и в брешь вывалился рогатый монстр с расползающейся язвами кожей, закрытыми глазами и окутанными сине-зеленой Ци силовыми перчатками.
   Корио тут же, судорожно вздохнув, присела на корточки и текучий металл вокруг ее тела слился в сплошную металлическую сферу. Широмару вскинул руку, чтобы послать в формирующуюся сферу дестабилизирующий импульс "Разрыва", как вдруг, в последний миг, опомнился и удержал дзюцу. Если враг совершает ошибку - не мешай ему!
   Гомункул-марионетка ринулся к металлической сфере и от души заехал по ней силовым кастетом, но только повредил себе руку о монолитную броню.
   Понятно, на что надеется лиса. Яд рассеивается в воздухе и через пару минут ее враг потеряет боеспособность. Нужно только задержать дыхание и подождать в надежном укрытии. Но к несчастью для нее, Широмару не просто так получил звание капитана! Он убил четыре безумные Тени, и эту тварь успеет забрать с собой!
   Держа нож в правой руке, самурай прыжком подскочил к стальному убежищу лисы и протянул ладонь левой к стальной сфере. Энергия Ци, рассеянная в воздухе, устремилась к структуре-поглотителю. Одно касание, и защита лисы рассыплется. Широмару замахнулся ножом, готовясь нанести по сфере целую серию ударов...
   Сфера развернулась в фигуру человека так, словно навстречу атакующему выстрелила освободившаяся пружина. Доля мгновения, и не успевшая даже перекоситься от ярости, физиономия гвардейца встретилась с шаровидным металлическим лбом. Удар!
   Капитан Единства перевернулся через голову в полете, ударился о стену и рухнул на пол, а стальная фигура, не теряя ни мгновения, развернулась на месте и взмахнула рукой. Покрывающий руку металл, трансформацию которого оглушенный самурай остановить не мог, вытянулся в подобие клинка. Со свистом рассекая воздух, Корио рубанула марионетке-гомункулу по шее и в миг отделила ему голову от туловища.
   "Лови"! -- едва не вслух выкрикнул начавший очухиваться Безликий. -- "Сокровище"!!!
   Корио сделала рывок и сцапала в полете рогатую голову. Акума собрался с силами и устремил алую Ци в мертвый, но еще не до конца разрушившийся мозг Управляющего. Бесценный источник информации о Единстве!
   Между основаниями рогов мертвого гомункула заплясали разряды, в доли мгновения вскипятившие и спалившие попавший в лапы врага носитель секретов. В голове Корио замелькали мысли Безликого, выражающие его гневные эмоции сразу на нескольких языках разных эпох.
   "Жаль". -- Корио небрежно швырнула голову прочь. -- "Мертвецов поднять можешь"?
   "Нет. Все вокруг в положительном заряде".
   "Ясно".
   Поддев ногой, Корио подбросила и подхватила лежавшее на полу короткое копье, принесенное сюда одним из йома. Широмару, поднявшийся на ноги, подобрал и изготовил к бою короткий меч.
   "Кругом яд". -- напомнил Безликий. -- "Продержись минуту, и он сам подохнет".
   "Не успеет". -- ответила Корио и ринулась в атаку, в миг сократив расстояние до врага. Наконечник копья в ее руках метнулся к горлу врага, отдернулся, ускользая от меча и снова клюнул, в живот. Нога! Плечо! Лицо! Живот! Плечо! Грудь! Лицо!
   Корио шила и шила копьем, со все нарастающим темпом, заставляя врага лихорадочно отмахиваться мечом и отступать перед ее свирепым натиском.
   "Кислород"! -- скомандовала лицедейка. -- "Задыхаюсь! Синтезируй кислород"!
   "Ресурсы выжжены. Минут на пять наберу".
   На стальной защите лицедейки развернулись алые силовые схемы, мешающие сбивать движение металла дестабилизирующим дзюцу. Ало-фиолетовая Ци струилась по копью, угрожая помочь пронзить любую броню.
   Да, лицедейка задыхалась в своей стальной оболочке, но положение ее противника было еще хуже. Глаза Широмару нещадно резало, кожу саднило. Он задержал дыхание, но в яростной схватке тело нещадно жгло кислород и требовало сделать вдох. Вдох, от которого легкие полыхнут, разлагаясь от разлитого в воздухе яда.
   Капитан пытался контратаковать, отбить копье в сторону, сойтись с врагом вплотную и рубануть катаной, но раз за разом в попытке сократить дистанцию, он наталкивался на встречный удар копья и отступал. Открытие Внутренних Врат Духа увеличивало метаболизм и быстрее разносило яд по телу, но скорость не помогала, ведь противница его тоже владела этим мастерством и ускорялась наравне с ним.
   "Проклятая сука"! -- чувствуя, как сознание мутится и соскальзывает в багровую от боли тьму, Широмару на последнем всплеске адреналина убрал токи Ци с доспехов, пошел напролом и нанизался грудью на копье. Окровавленный наконечник вышел у него из спины, а самурай сделал еще два шага вперед и вскинул руку, прижав ладонь к стальному сферическому шлему на голове Корио.
   Печать-поглотитель активировалась, токи Ци в шлеме нарушились и клинок вакидзаси вошел в металл, как в мягкое масло. Меч пронзил шлем насквозь, от лба до затылка.
   "Я сделал это". -- последние тени сознания самурая угасали. -- "Я все-таки это сделал"...
   Колени капитана гвардии Единства подломились, руки повисли вдоль тела. Он умер с уверенности в победе, но Корио вдруг уперлась в труп ногой и вырвала у него из груди свое оружие.
   "Я же говорила, что этот гад обязательно нанесет мне удар в голову? Все мои враги десять лет убеждают друг друга бить только туда"!
   Стальной шлем на плечах хитрой лисы раскрылся, оказавшись пустым пузырем-обманкой.
   Задранные для маскировки вверх, плечи лицедейки опустились, склоненная и втянутая в грудную клетку, голова поднялась.
   Корио взмахнула копьем и хлестким ударом древка по шее обезглавила падающего на пол самурая. Вдруг этот труп тоже может стать дистанционно управляемой марионеткой? Корио подхватила голову на лету, алая Ци хлынула в мозг капитана, с надеждой добыть немного знаний о враге, но на висках убитого активировались силовые схемы, спалившие мозг самурая точно так же, как до этого был сожжен мозг Управляющего. Лишенная даже возможности выругаться вслух, раздосадованная лиса швырнула прочь ставшую бесполезной добычу.
   "Берегись"! -- окликнул ее Безликий.
   Корио присела на корточки, сгруппировалась и напрягла все силы, встречая многотонные лавины камня, с зубодробительным грохотом жадно устремившиеся на нее справа и слева.
   Удар!
   Мощь слаженно работающих мастеров Земли обрушилась на крошечную фигурку, кажущуюся песчинкой пред всесокрушающей силой стихии. Стены ударили. Камень смялся, бессильный сплющить металл. Стены разошлись и ударили снова. Еще один раз, самыми прочными породами и с максимальным усилением! Еще один раз, еще!
   Сфера, в которую превратилась металлическая защита Корио, пылающая фиолетовым пламенем Ци, не поддавалась. Каменная порода пришла в противонаправленное движение, пытаясь перемолоть сферу, словно зернышко, попавшее меж жерновов. Вот только зернышко оказалось крепче алмаза. Защита Корио вращалась, кроша и ломая камень.
   "Готов"? -- спросила Корио.
   "Сомнения есть... но попробуем".
   Стальная сфера выдала импульс дестабилизирующей алой Ци во все стороны, развернулась в фигуру человека и, захватывая под свое влияние остановившийся камень, ринулась на прорыв к камерам крепчаков, двигаясь словно рыба сквозь толщу воды.
   Вот только эта "рыба" пыталась приблизиться к истинным владыкам ее стихии.
   Навстречу Корио ударил целый шторм синей Ци, сметший и развеявший в бессильные искры влияние алой Ци. Сопротивлялась этому урагану только покрывшаяся силовыми схемами стальная броня. Корио отнесло от камер прочь и начало крутить, как в хаотичных водоворотах. Крепчаки решили попросту подождать, пока утонувшая в камне бронированная тварь задохнется в своей защите.
   "Две минуты". -- предупредил Безликий.
   "Держись! Я... я сейчас что-нибудь придумаю"!
   "Сама держись, мыслитель". -- ехидно и насмешливо ответил акума.
  
   Пятьдесят самураев в приемной напряженно ждали. С подземной базы поступали сигналы о повреждениях командного центра, шлюза и коридора административной части. О гибели Управляющего, офицеров и элитной оперативной группы.
   -- Вот же тварь! -- скрежеща зубами сотник нервно сжимал рукоять копья, нацеленного на шахты лифтов. Самураи ждали, когда ужас, порожденный темной волей акума, вырвется из глубин и бросится на них. У чудовищ нет другого выхода. Если хотят вырваться, им придется пройти здесь и нанизаться на оружие защитников!
   Предупреждающие сигналки сработали! Массовое вторжение! Но...
   -- Дерьмо! -- сотник и его люди начали оборачиваться, а двери, окна и часть стены уже разлетались мелким крошевом, сметаемые волной окровавленных и переломанных человеческих тел.
   Йокай, набравший сил при истреблении бандитской армии, пришел спасать своего создателя. Неудержимой волной стали и плоти, он налетел на горстку людей, смял их порядки, вбил в стены и устремился к шахтам лифта. Мины активировались, огнем и осколками раздирая трупы, всплесками положительного заряда лишая погибших бандитов обманчивого подобия жизни, но изуродованные мертвецы летели вниз, а за ними беспрестанным потоком стремились новые. Киоми с взвизгом отскочила с пути йокай, когда эта ужасная лавина вырвалась в коридор перед уничтоженным шлюзом и хлынула к каменной стене. Завывающие мертвецы, цепляясь друг за друга, превратились в громадный энерговод и окутались ало-фиолетовым пламенем демонической Ци. Целый ураган ее, завиваясь в подобие водоворота, вонзился в бурю движущегося камня и ударил точно в стальную фигуру йома. Силовые схемы отразили и рассеяли этот поток, напитав каменный ураган бесчисленными искрами алой Ци. Силовые потоки нарушились, камень встал намертво и обрел естественное ему состояние покоя.
   "А вот и решение всех проблем"! -- возликовал Безликий. -- "Вперед, мелкая! Уроем этих ублюдков"!
   Крепчаки в панике бросили все силы на защиту своих камер, но из ринувшейся на них стальной фигурки ударили два алых потока Ци, разрушившей и эти ураганы.
   -- Единство! Единство! -- один из крепчаков включил микрофон, соединенный кабелем с дистанционно расположенным передатчиком. -- Враг использует Ци тысяч мертвецов! Протокол "Гробница" неэффективен! Мы... мы погибли!
   В камеры крепчаков из разверзшихся стен влетели опутанные проводами предметы. Баллоны с газом и распылители. Услышав шипение выпускаемого газа, крепчаки дружно вскочили на ноги и, покинув силовые схемы, бросились к противоположным от врага стенам, надеясь успеть создать тоннели и сбежать. Увы, стены их камер уже источали усиливающееся алое свечение и прежде, чем крепчаки приложили ладони к камню в попытке пробить кокон демонической Ци, навстречу им ударили каменные шипы. В обход укрепленного скелета, Черная Лиса нанесла удар в мягкие ткани рук, ног и брюшных полостей врагов, нанеся им тяжелейшие раны. Обездвиженные, крепчаки повисли на шипах и тут же получили по два новых удара, направленных точно в сонные артерии на шеях.
   "Остались бы на схемах, прожили бы минуты на полторы дольше". -- удовлетворенно скаля фантомные клыки, произнес Безликий, сквозь бурю алой Ци наблюдающий за корчами умирающих врагов.
   "Теперь все"? -- устало спросила Корио.
   "Да. Абсолютная зачистка враждебных нам сил. Город наш".
   "И наши... тридцать миллионов".
   "Аха-ха-ха"! -- беззвучно захохотал Безликий. -- "На что только не пойдет хороший работодатель ради... выплаты зарплат"!
   "Но знаешь что, напарник"? -- лицо Корио скривилось в гримасе яростной ненависти. -- "Так просто эти ублюдки от меня не отделаются! Хотят войны? Я их уничтожу! По всем фронтам, выжму как половую тряпку и отправлю в одну могилу с Темными Инженерами"!
   "Ха-ха-ха"!
   "Чего веселишься"?
   "У меня для тебя сюрприз, не забыла? Самое время его показать, но сначала выберись из камня. Я устал без фатального ущерба для твоих легких и крови поддерживать жизнь в твоем хрупком человеческом тельце".
  

* * *

   Дрожь, бегущая по полу, стенам и потолку незатронутой сражением части коридора, вдруг прекратилась. Скрежет и рокот движущегося камня утих, сменившись пронзительной тишиной. Щупальце йокай, состоящее из сотен сросшихся трупов, отслоилось от стены и устремилось обратно в шахту грузового лифта, с устрашающей скоростью втягиваясь и уносясь наверх.
   Все кончено?
   Киоми посмотрела на лежащий у стены труп самурайши, свалившийся минут пять назад, когда поле боя накрыла волна положительного заряда. Черная протоматерия текла из-под шлема и капала на стальной нагрудник, словно какая-нибудь смола или расплавленный воск. Теперь можно сбежать? Наверное да, но... куда? Наверху - йокай. Независимое от акума монстроидальное существо. Ниже, к ремонтникам и операторам электростанции? Лиса может и не полезть туда, если удастся спрятаться за спины простых людей и взмолиться перед ремонтниками о защите.
   Глянув на приглашающе раскрытые двери лифта, Киоми сделала первый осторожный шаг и снова посмотрела на труп самурайши. Тот не двигался. Так, как будто...
   Подобная ослепительной молнии, мысль мелькнула в голове девушки.
   А что если Единство... победило?! Неподвижность этого трупа и спешное отступление йокай могло быть ничем иным как следствием гибели Черной Лисы! Протокол "Гробница" сработал и лису раздавило? Не может же эта проклятая тварь пять минут обходиться без воздуха?! Тогда, оставшись здесь, вместо позорного пятна в послужном списке, запросто можно получить наградной знак за храбрость и верность! Похвала от начальства, продвижение по службе, перевод из этого паршивого отстойника ближе к столице империи...
   Каменная стена, возникшая на месте пробитого шлюза, разверзалась и из нее на присыпанный пылью ковер вывалились две обессилевшие, но все еще борющиеся фигуры. Первой, пронзенная мечом насквозь, на пол упала ненавистная Черная Лиса, а на нее, крепко сжимая рукоять катаны, рухнул тяжеловесный самурай, в котором Киоми узнала мастера элемента Земли из специальной команды. Сжимая ладонью торчащий из ее груди клинок меча, лицедейка скребла свободной рукой ворс ковра и с хрипом пыталась выползти из-под придавившего ее самурая.
   -- Голову! -- подавшись вперед, с жаром выкрикнула Киоми. -- Исао-сан, срубите ей голову!
   -- Не-не-не, не надо! -- забыв хрипеть, Корио приподнялась на локте. -- Совсем дура что ли? Я в нее дышу и ем!
   Спихнув с себя безвольно повалившегося на бок самурая, Корио поднялась и показала остолбеневшей офицерше Единства кусок клинка сломанной катаны, который она просто держала, уткнув сколом себе в грудь. Второй обломок меча, без клинка почти по самую рукоять, был в руках у мертвеца-марионетки.
   -- Я увидела, что каменный ураган ваших крепчаков не перемолол несколько трупов там, -- лицедейка указала пальцем себе за спину. -- Не удержалась, и пошутила! Смешно же, да? -- она подобрала рукоять сломанного меча и приставила обломки к своему туловищу так, чтобы было похоже на сквозное ранение. -- Ай-ой! Убили, негодяи! -- она рассмеялась. -- И ты, Киоми-чан, спасибо что подыграла!
   -- Ты ведь пошутила, когда вздумала зевать про голову? -- мертвая самурайша поднялась, угрожающе направляя меч на съежившуюся Киоми. Черная протоматерия ползла по ее груди и шее обратно под шлем, снова формируя мертвецу лицо. -- Или мне сейчас тебе самой головенку с плеч смахнуть? Говори, курица крашеная!
   -- Тише, тише, Безликий-сан! -- вступилась за готовую упасть в обморок девушку Корио. -- Не надо ее убивать! Здесь такая толпа хотела оторвать мне голову, что эта бедняжка нечаянно поддалась стадному инстинкту! Она ведь на самом деле очень добрая, вот, посмотри, у нее даже наградные знаки за риск жизнью ради спасения людей. Но теперь, когда все ее дружки угроблены, инстинкт должен пропасть и она с удовольствием станет мне помогать! Киоми-чан, если хоть немножко хочешь жить, стой, не двигайся и молчи. Я тобой займусь, через минутку.
   Корио сделал несколько шагов, приблизилась к стене, замахнулась кулаком и ударила, покорежив потайную пластину, за которой было спрятано аварийное устройство связи. Замок сломался, панель упала на пол.
   -- Эй, там, на проводе! -- зло и гневно обратилась невидимым к слушателям лицедейка, взяв и включив микрофон. -- Сообщение от Безликого Лжеца для Тайных Императоров! Поздравляю, вы облажались! Ваша охрана, командование базы и оперативные группы мертвы. Все ваши расчеты - дерьмо! Все жертвы впустую! И не мечтайте, что следующая попытка будет удачна! Последний раз предупреждаю вас, ублюдки! Не лезьте мне под ноги! Вы уже не охотники на монстров! Вы - свихнувшиеся слепые садисты! Прочь с дороги и попытайтесь очнуться, или я отвлекусь от важных дел, чтобы заняться вами вплотную! Конец связи!
   Черная протоматерия окутала кулак Корио, затвердела броней и удар в центр аппарата вдрызг разбил прочное устройство.
   -- Гниды трущобные! -- выругалась Корио. -- Война, значит? Теперь, ублюдки, даже в сортир без охранной сотни не ходите! Ждите, кровососы! В каком бы бункере вы ни прятались, я вас выковырну и рогатые бошки на кол насажу!
   Новые завывания сирен тревоги раскатились по комплексу.
   -- Внимание, нарушение периметра особого арсенала! -- зазвучало из систем оповещения автоматическое сообщение. -- Внимание, нарушение периметра особого арсенала!
   -- Бери нужного побольше, остальное круши. -- сказала Корио Безликому.
   -- Понял. -- ответил акума и завывания сирен, вместе с голосом оповещения, прервались так, словно в аудиосистеме заело пленку. -- Я им там пожар со взрывами устрою, ущерба на миллион миллиардов натворю! А ты, пока мы с йокай заняты, решай, что нам делать с этой. -- мертвая самурайша указала мечом на Киоми.
   -- Как что? Ни одним пальцем бедняжку не тронем и оставим здесь, конечно же. Нападать на нас Единство уже не сможет, потому что у них солдаты кончились. Киоми ведь гражданский специалист? У нее вот даже оружия нет. Так что пусть сидит тихо и дожидается когда ее начальство перебросит сюда новые силы. Но, Киоми-чан, в благодарность на мою доброту, ты выполнишь одну мою небольшую просьбу. Там, наверху, как только мы выйдем из вашего замка, на меня сразу же набросится толпа репортеров, с кинокамерами и фотоаппаратами. А я... вот посмотри на меня, опять я вся ободранная, в пыли и кровище! Стыдоба-то какая... Хорошо что ты у нас добрая девочка и не дашь мне опозориться, правда? Я хочу выйти под объективы вся такая ослепительно красивая! -- с мечтательным вздохом, лицедейка всплеснула руками и, ехидно прищурившись, смерила багровеющую офицершу Единства оценивающим взглядом. -- Поэтому и старалась тебя, модницу гламурную, ничем не зацепить. Все местные средства массовой информации под контролем Единства? Чудесно! Не в первый раз мне переодеваться вражеской журналисткой, диктором или знаменитостью, чтобы донести до вашего зрителя немножечко правды. Тебя здесь очень хорошо знают, Киоми-чан? И если я притворюсь тобой, меня сразу же потащат в студию, на прямой эфир! А еще, никто не будет дрожать, кривиться и тайком строить мне глупые рожи! Одни огромные плюсы и никаких минусов! Так что, Киоми-чан...
   -- ...Раздевайся, быстро, дура крашеная! -- мертвая самурайша нависла над присевшей от испуга девушкой и угрожающе замахнулась пудовым кулаком. -- Золоченую свою форму, обувь, белье, украшения, -- она сдернула со своих плеч модный короткий плащ с символом Единства и постелила его на пол, поверх присыпанного пылью ковра. -- Складывай сюда!
   -- А вздумаешь сопротивляться, леди-офицер, -- лиса взмахом руки приказала погибшему мастеру земли подняться и снять латную перчатку. -- Я тебе все пальцы переломаю!
   Схватив мертвеца за кисть руки, лиса демонстративно, с хрустом хрящей, сломала ему мизинец.
   Киоми побелела, съежилась и, нервно сглотнув, принялась шарить дрожащими руками по своему роскошному мундиру, нащупывая и расстегивая золоченые пуговицы с оттиском в виде прекрасного благородного феникса. Ярость, страх, горечь бессильной злобы и жгучий стыд заливали ее лицо жарким густым багрянцем, слезы грозили хлынуть из глаз, а чтобы не полились сопли, приходилось раз за разом шмыгать носом, втягивая их.
   -- Вот, так-то лучше. -- благодушно сказала Корио, увидев что офицерша сдалась. -- Не реви, Киоми-чан. На самом деле, тебе еще очень повезло, что ты столкнулась со мной, а не с Черной Вдовой, Нуэ или Бакенэко. Я еще так себе монстр, после меня живой можно остаться. Кстати, у вас в Единстве ничего не известно про каких-нибудь тануки? А то всякие легендарные монстры мне уже встречались, но еноты нет. Жаль. Они ведь, как и мы, лисы, совсем не злобные. Я бы с ними, наверное, подружилась.
   Не дожидаясь ответа от офицерши, Корио ухватилась руками за низ своей истерзанной кофты, тяжелой от пыли и крови. Потянула вверх, стащила ее через голову и небрежно уронила на пол. Следом полетела так же жестоко изуродованная водолазка.
   -- Ой, беда. -- лиса с горечью посмотрела на свой торс и грудь, прикрытую простым бюстгальтером, недавно бывшим белым, но в ходе боя сменившим цвет на ало-черно-серый. -- Жаль, что душ принять нельзя. Железная пыль в кожу въелась, на меня теперь любой металлоискатель как бешеный звенеть будет.
   -- Держи. -- мертвая самурайша вынула из напоясной сумки пачку гигиенических салфеток и бросила ее лицедейке. -- Руки, ступни и физиономию оботри хотя бы. На прием в высшее общество отпустить нельзя, вечно с головы до ног перемажешься.
   -- Это да. -- Корио поймала салфетки. -- Как не обляпаться, когда тебя так настойчиво всем подряд угощают? Когда уже кончатся все эти особые программы лично для меня? Тараканов из квартиры вытравить проще, чем дурачье из аристократии!
   Киоми, сложившая на плащ берет, мундир и расстегивающая на себе блузку, не удержалась и бросила на свою мучительницу взгляд, полный жгучей ненависти. Корио ответила ей взглядом искоса и широкой белозубой улыбкой.
   -- Что? -- поинтересовалась лиса. -- Обидно, да? Думали быстренько травануть и расчленить лисичку, а теперь что? Ни премии, ни банкета, ни повышения, ни наград. Все тебе обломилось, Киоми-чан, да еще и молиться надо, чтобы я не наврала как обычно, а действительно оставила в живых такую двуличную, подлую и враждебную ко мне гадину, как ты!
   -- Ты... ты меня убьешь? -- сбиваясь на рыдания, спросила девушка-офицер.
   -- Если будешь время тянуть или блузку тушью заляпаешь, точно прикончу. А в целом, нет. Слишком мелкая ты змеюка, чтобы серьезно навредить мне и моему делу. Живи. Может еще встретишь человека, что и тебя человеком сделает.
   -- А я против. -- посредством мертвой самурайши сказал Безликий. -- Лично меня страшно раздражает такой закон вашего человеческого мира, по которому храбрые и честные гибнут на войне, а трусы и подонки спасаются бегством или отсиживаются в тылу. Те самураи были хотя бы достаточно храбры, чтобы сражаться, а эта трусливая и злобная падаль только и думает о том, как спасти свою паршивую шкуру. Почему сегодня, когда из-за интриг Единства погибли тысячи добрых людей, эта гнусная крыса вдруг должна остаться в живых?
   -- Может быть хватит уже на сегодня крови? -- миролюбиво ответила Корио.
   "Нет". -- перешел на мысленное общение Безликий. -- "И я покажу тебе, почему".
  
   Мир завертелся вокруг Корио и она вдруг оказалась перед сейфовой дверью с плакатами биологической угрозы. Лиса не удивилась и не испугалась, ее способности к гендзюцу позволяли Безликому производить наглядные демонстрации, а не погружаться в нудные лекции и описания.
   -- Не мало сил пришлось вложить и массу времени потратить, но я пробился через их защиту. -- сказала, сгущаясь в воздухе, черная призрачная фигура. -- Я обошел их силовые сигнальные схемы и ловушки-обманки, не потревожив и даже не сломав ни одну из них. Единство не узнает, что я взглянул на то, что они прячут в этом хранилище. И я страшно рад своей предусмотрительности. Тронь мои лапы хоть одну схему, это... стало бы катастрофой.
   Корио почувствовала, как холодок побежал по ее спине.
   -- Ты... покажешь мне?
   Черный фантом поднял руку и взмахнул ею в повелительном жесте. Повинуясь воле акума, загудели могучие механизмы, лязгнули открывающиеся замки и дверь сместилась в сторону, открывая белый коридор, озарившийся светом ярких люминесцентных ламп.
   Робея перед давящим чувством близкой беды, Корио вошла в этот коридор и направилась к простой двустворчатой двери с большими прозрачными панелями. Подозрительно похожей на те, стандартные, что ставят в коридорах больниц по всему миру. Толкнув эту дверь и переступив порог, лиса-лицедейка оказалась в просторном, ярко освещенном помещении, в несколько рядов уставленном кубическими холодильниками.
   -- Что в них? -- спросила Корио, приближаясь к одному из холодильников и прикладывая ладонь к гладкой белой поверхности. -- Ты проанализировал?
   -- Да. -- ответил Безликий и ураган информации хлынул в сознание Корио.
   Вирусы, бактерии, грибок. Патогены множества смертельных и опасных заболеваний. В холодильниках хранилась обширнейшая библиотека образцов. Зачем они здесь? Где-то рядом лаборатория по разработке лекарств? Но ведь...
   -- Верная догадка. -- сказал черный фантом, висящий в воздухе за спиной Корио. -- Для всех этих заболеваний давно существует лечение. Большинство образцов и вовсе устаревшие, потерявшие свою актуальность из-за появления новых мутаций патогена. Здесь, во всей этой библиотеке, нет ни мифического зомби-вируса, ни биологического оружия, способного выкосить все живое на планете. Здесь нет ничего, достойного такой радикальной меры, как зачистка ядерным взрывом.
   -- Но тогда зачем... ЗАЧЕМ ЗДЕСЬ БОМБА?!
   -- Следом за верной догадкой, - правильный вопрос. Еще одно доказательство, что твой чрезвычайно емкий и сложный мозг пригоден не только для контроля трансформаций. -- Безликий замолк, позволяя своей носительнице поразмыслить над фактами самостоятельно.
   Корио затрясло.
   Опираясь рукой о холодильник с заразой, она сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Ужасающая догадка пила силы из ее тела и души, грозила столкнуть сознание во тьму глубокого обморока.
   -- Покажи мне карту обитаемого мира.
   Хранилище растаяло и лиса взлетела над широко раскинувшимися лесами и полями той части материка, над которой ютилась тающая в войнах цивилизация людей. Великая пустыня, заснеженные горы страны Камней, восточный архипелаг и изрыгающая лаву зона тектонического разлома. Все было здесь, в небе даже плыли легкие декоративные облачка.
   Поднявшись повыше, Корио окинула взглядом карту.
   -- Безликий, отметь важнейшие производственные и экономические зоны всех стран. Крупнейшие города. Самые густонаселенные районы.
   На карте загорались огни и распространялось разноцветное свечение, обозначающее границы зон и густонаселенные области.
   -- А теперь... отметь крепости Единства! Те, на которых есть ядерные электростанции, подобные здешней.
   Россыпь огоньков начала заполонять карту. Пять, десять, тридцать, шестьдесят...
   Корио закрыла лицо ладонями.
   -- Размещение электростанций во всех промышленных и густонаселенных районах логично. -- озвучил Безликий ее мысли. -- Единство продает электроэнергию и обустраивает генераторы рядом с потребителями, чтобы было меньше затрат на транспортировку. Они питают города и заводы. Они дают энергию для жизни и развития цивилизации. Поэтому они повсюду. Во всех странах. Возле крупнейших городов и стратегически важных промышленных объектов. Малые электростанции, с одним-двумя реакторами, над которыми, так же как здесь, можно пристроить небольшой, малозаметный модуль, к которому прилагается ширма для отвода глаз, вроде этого хранилища с болезнетворным мусором. Ядерные бомбы скрытно заложены под все крупнейшие города и заводы. Под все узловые крепости и места дислокации армий. Везде, кроме страны Облаков, в которой ядерная энергетика отсутствует в виду постоянной сейсмической активности. Тайные Императоры... готовы покончить с Эпохой Войн!
   -- Но они... они же тоже светлокожие! Если мы погибнем... вся их организация будет уничтожена! Шиамы убьют их!
   -- Но останется "Пламенный Феникс" в империи шиамов. Ты видела жажду крашеных крыс самоубиться ради великой цели. Кто сказал, что их главари другие? Их главная задача - возродить Единую Империю. Перед их глазами пример шиамов, процветающих в сплоченности властей и народа. И пример всех остальных наций, полтысячи лет деградирующих в крови и грязи. Единству не важно, какого цвета будет кожа у граждан возрожденной империи. Единству нужно единство, и они готовы помочь. Ставлю наши тридцать миллионов на то, что собранные по всему миру коллекции драгоценностей и предметов искусства давно переправлены в страну Облаков. Великий император шиамов взмахнет рукой, отправляя свои армии в великий поход, и в тот же миг все заводы, верфи и склады атакуемых стран испарятся в ядерном огне. Города превратятся в радиоактивные пепелища, в уцелевших регионах начнется паника и хаос. Пять-шесть лет армиям детей огня потребуется на зачистку территорий и ликвидацию согнанных в лагеря недолюдей, а потом... потом не останется уже ничего, кроме великой империи шиамов, готовой к покорению освобожденной от биомусора планеты. Теперь ты понимаешь, почему они отказались союзничать с тобой? Появилась ясность, почему они не считаются с потерями в попытках тебя оболгать, выставить врагом человечества и физически уничтожить?
   -- Все встало на свои места. -- глухо шептала Корио, а из глаз ее текли густые черные слезы. -- Вот почему они не пресекли Золотую Чуму и Великое Затмение в стране Камней. Вот откуда в прессе столько злобной пропаганды против "кроваво-тоталитарного, тиранического" альянса правителей запада и юга. Вот почему я... чудовище.
   -- Ты пытаешься воззвать к гордости и величию светлокожих рас. Спасаешь тех, кто приговорен к ликвидации. Собираешь армию против шиамов? Изобретаешь новое оружие? Твоя борьба ведет лишь к ненужным жертвам среди будущих победителей и сокращает число людей, что смогут уцелеть в последней войне. Вредоносная. Кровавая. Демоническая Тень. Враг, убить которого нужно немедленно, и любой ценой.
  
   У офицерши Единства волосы зашевелились на голове при виде того, как выгнуло и скрючило зараженную губительными силами лицедейку. Руки и ноги оборотня резко вздрагивали, словно от ударов током. Позвоночник заломило в сторону, голова бессильно поникла. Было удивительно, как это чудище умудряется сохранять вертикальное положение. Но страшнее всего было то, что из глаз, носа, рта и ушей мертвенно побелевшей твари потекла вдруг черная слизь.
   Киоми оглянулась на мертвую самурайшу, надеясь что ту тоже скрутило и можно попытаться сбежать, но ходячий труп все так же неотрывно следил за ней и уверенно кивнул на расстеленный плащ, приказывая продолжать раздевание. Девушка задрожала и, глотая слезы, подчинилась. Проклятые твари! Радуйтесь, издевайтесь! Все равно далеко не уйдете! Единство доберется до вас, не сегодня, так в следующий раз! В мире трудно найти город, в котором не было бы замка или базы организации! Вздумала угрожать? Златохвостая вот тоже мнила себя богиней и лезла на телевиденье с призывами сражаться! Смотри, мутант, как бы и тебе не оказаться прибитой к деревянному щиту, над бассейном с серной кислотой! Хотя нет, дознаватели Единства намного изобретательнее каких-то там дурачков из скрытого селения шиноби. У тебя, сучка безликая, глаза на лоб полезут, только попадись!
   Подбодрив себя злыми мыслями, Киоми расстегнула и сняла с себя юбку, бросив ее на плащ, к сапогам, блузке, мундиру и беретке.
   -- Колготки, белье и украшения. -- бесстрастно произнесла мертвая самурайша, красноречиво указав клинком меча сначала на полураздетую офицершу, а затем на свой плащ.
   Киоми закусила губу, затряслась от злости, но выполнила указания Безликого. Снимая белье, она с ненавистью посмотрела в сторону лицедейки, что продолжала безмолвно истекать черной слизью. Чудовище не двигалось с места и только слабо подрагивало, меняя свое телосложение и фигуру. Корио теряла в росте, становилась уже в талии, но прирастая в бедрах и груди. Руки ее становились тоньше, пальцы обретали изящество, достойное леди. Кожа по всему телу разглаживалась, избавляясь от шрамов, порезов и ожогов. Обычная для зимы бледность отступала, сменяясь ровным легким загаром, точно таким же, какой Киоми получала в небольшом солярии здесь, на базе Единства. Копирует, гадина! Ну ничего... зато теперь можно будет прославиться...
   Рывок к ней мертвой самурайши стал для офицерши Единства полнейшей неожиданностью. Тяжеловесная фигура в мгновение ока оказалась перед обомлевшей девушкой, схватила ее за лицо и толкнула, безжалостно швыряя к стене. Киоми взмахнула руками, роняя трусы, которые не успела положить к остальной одежде, ударилась о стену затылком и спиной, сползла пятой точкой на пол и испуганно вцепилась в зажимающую ей рот лапу мертвеца, пытаясь освободиться от его железной хватки.
   -- Вот и все, человечек. -- Безликий придавил девушку к стене коленом и склонился, приближая свою черную маску к перекошенному лицу несчастной, дико выпучившей на монстра глаза. -- Теперь можешь мочиться и гадиться, сколько хочешь! Думала, я не убиваю людей, потому что Корио меня поработила или связала договором? Нет! Просто она мне нужна, и я не трогаю людей, если их гибель подорвет наш союз, разрушит наше общее дело. Думала я - собачка на поводке? Думала я - добренький монстр? Тупая наивная мразь! Я - все тот же акума, и смертельно ненавижу все живое! Убить! Убить бы вас всех! Мучительно и изуверски, насладиться вашей агонией и угасанием биотоков в каждой клеточке ваших тел!
   Из латной перчатки мертвеца вытекло несколько сгустков черной слизи, просочившихся сквозь сомкнутые губы и стиснутые зубы Киоми. Протоматерия затвердела до схожести с металлом, накрепко запечатав рот перепуганной девушки, а управляемая безликим самурайша подняла руки и прижала ладони к вискам жертвы.
   Наученный горьким опытом обидных потерь, Безликий не терял зря времени и успел разобраться в устройстве силовых схем, сжигающих офицерам Единства мозги при угрозе постороннего вторжения. У этих схем, выполненных на височных костях черепа, не предусмотрена была деактивация, но тщательно исследовав проблему, акума сумел взломать их. Так же, как и фактически что угодно, созданное всего лишь людьми.
   Что-то хрустнуло в висках Киоми, резкая вспышка боли едва не лишила ее сознания, но мозг не сгорел, только над висками поднялись сине-зеленые облачка рассеивающегося впустую заряда Ци.
   -- А теперь, -- Безликий положил руку самурайши на лоб девушки, сипящей сквозь нос и судорожно мычащей от боли сквозь кляп. -- Отдай мне все, что знаешь о Единстве!
   Алая Ци хлынула в мозг девушки-офицера. Плаксивое мычание сквозь кляп превратилось в безумные завывания невыносимой боли, несчастная извивалась в ужасающих корчах, но безжалостный палач лишь наслаждался ее страданиями. Смешно ждать сочувствия и пощады от демона, а та, что все эти годы сдерживала угнездившееся в ней чудовище... слишком глубоко впала в шок и даже не смотрела на жуткую сцену расправы.
   -- Телевидение, слава, богатый благородный жених? -- язвительно скалился акума, выдирая память о недавних мечтаниях девушки-офицерши. -- Прости, но что-то пошло не так!
  
   Освобожденная от иллюзий, Корио выпрямилась и, сделав несколько глубоких вдохов, начала приходить в себя. Ужас и чернейшее отчаяние, охватившие ее при осознании масштабов предательства, начали отступать. Не все так страшно. Еще не взорваны города и заводы. Еще не убиты миллионы людей. А значит, ничего еще не закончено! Она ведь не одна. Нужно донести страшную весть до троих надежных людей. Великого дайме Кано, правителя страны Камней, и императора великой пустыни. Их спецслужбы могут помочь.
   "Хорошие новости". -- передал ей мысль Безликий. -- "Эта дура о планах начальства на подрыв городов ничего не знала".
   "Значит, не все они тут конченые". -- с чувством облегчения ответила ему Корио. -- "Можно будет найти вменяемых и перевербовать, чтобы они незаметно вывернули из бомб какой-нибудь важный винтик. Ты устройство той штуки запомнил"?
   "Да, конечно. Механизм примитивный, но действенный. Начертим схемы и сдадим спецслужбам".
   "Главное, чтобы Тайные Императоры не подорвали заряды, не дожидаясь начала войны. Рванут ведь, гады, стоит им заподозрить, что в их секретных штуках кто-то ковыряется".
   "Предельно осторожно надо. Серых стражей на помощь союзникам отправим, проще будет найти надежных и добрых людей среди обслуживающего персонала устройств Ноль-Один".
   "Ноль-Один? Единство так свои бомбы называет"?
   Только теперь лиса обратила внимание на то, чем занят ее напарник и нахмурилась.
   "Даже не думай бузить". -- повернув к ней черную маску, передал акума мысль лицедейке. -- "Ты у нас кто? Почти богиня справедливости? Вот и не разводи мне здесь сексизм".
   "Да я и не собиралась. Ничего не поделаешь, современные войны к сексизму совершенно не располагают".
   "Ее специально здесь держали, на убой. Не хотели бы ее гибели, оставили бы вот эту". -- посредством иллюзий, Безликий показал Корио пышнотелую леди Аянэ. -- "Эту добренькую мамочку всех певичек ты бы наоборот, как бешенная бы защищала. Но ее не получится использовать как дразнящую приманку в мышеловке. А вот Киоми, да. Самая подходящая для тебя приманка. У них наверняка было пять-шесть планов по выманиванию тебя с ее использованием".
   "Наивные. Не такая уж я и дура, чтобы соваться под ножи за красивые шмотки".
   "Тысячи примеров доказывают обратное". -- зловредно засмеялся Безликий.
   "Да ну тебя. Скопируй всю ее память и перебрось немножко мне, чтобы я стала совершенно неотличима от Киоми-чан. Местные телевизионщики и газетчики болтовню лисы в массы ни за что не пустят, а вот если к ним выйдет знакомая агентша из Единства, интервью сразу пойдет в эфир, без правок и монтажа".
   "А когда бедолаги узнают, что их надули, поздно будет назад отпрыгивать. Переодевайся, террористка! Ты только что получила повышение до младшего офицера по связям с общественностью"!
   "Угу, взлетела, из бродяг в лейтенанты"...
   Корио избавилась от оставшейся на ней одежды куноичи и обтерла с себя грязь сухими частями снятых тряпок. Черная протоматерия, густо замаравшая ей лицо, грудь и плечи, втянулась обратно под кожу, проходя сквозь ткани и концентрируясь в проклятой печати, свернувшейся в трехконечную звезду на левом плече лицедейки. Все шрамы и ожоги уже были убраны, Корио приняла вид здорового и красивого человека, лицом и фигурой больше любого близнеца похожего на девушку печальной судьбы, Киоми. Только волосы не изменили цвет, сохранив любимый лисою светло-золотистый блонд. Но увы, с ними придется расстаться.
   "Помоги". -- Корио подняла руки к волосам.
   Безликий принял мыслеобразы того, что нужно сделать и на коже головы лицедейки тонкой пленкой проступила черная протоматерия. Протоматерия затвердела, Корио отторгла волосы и плавно потянув за край черной пленки, сняла с себя импровизированное подобие парика. На ее лысом черепе из новообразовавшихся корневых луковиц тут же проклюнулись новые волосы, уже темно-каштанового цвета, как у Киоми.
   "Замаскируй ее под меня". -- лиса отдала блондинистый "парик" мертвой самурайше. -- "Пусть оденется в мое рванье и изобразит, что я убежала".
   Безликий взял "парик" и нахлобучил его на покрывшуюся черной протоматерией голову несчастной Киоми. Превращенная в марионетку демона, невезучая офицерша поднялась и, пошатываясь, направилась к кучке окровавленного, пыльного рванья.
   "Единство будет самыми слезоточивыми красками расписывать ее убийство". -- мысленно передал Безликий. -- "Притащат под видеокамеру плачущую мамочку, сестер и братика, будут ныть какой чудесной девочкой была эта невинная мелкая крыса. Придумай что-нибудь".
   "Чего тут придумывать"? -- Корио подняла валяющиеся на ковре трусы Киоми и надела их. -- "Все как было расскажу. В поединке двух лжецов, нет сильнее оружия, чем правда"!

* * *

   Администраторша выглянула в разгромленную и заваленную трупами приемную. Залитые кровью тела в броне лежали повсюду, в обломках мебели и под крошевом разбитых стен. Часть потолка просела и обрушилась, из нескольких десятков светильников только пять продолжали работать.
   Девушка хотела позвать, надеясь что отзовется кто-нибудь уцелевший, но слова застряли в ее горле от страха. Твари Затмения не оставляют раненных. А вдруг она своим криком потревожит мертвецов и они все набросятся на нее?
   Дрожа и плача, администраторша снова спряталась в своем убежище. Нужно просто подождать, должна прийти помощь! Не может быть, чтобы мертвецы совсем всех убили!
   Со стороны лифтовых шахт послышался шорох, негромкие удары и резкие щелчки. Что там? Кто-то поднимается?
   Прошло минуты три и, разжав изнутри створки дверей, из шахты выбралась тяжеловесная фигура женщины-самурая, лицо которой заменяла подвижная черная маска с провалами вместо глаз, светящимися изнутри алой жутью. Оглядевшись по сторонам, ходячий мертвец склонилась и протянула руку к печати-ловушке на полу перед шахтой. От пальцев ее протянулся шлейф тумана алой Ци, печать-ловушка затрещала и с громким звонким щелчком порвавшихся струн выбросила облачко синей Ци, безвредно растаявшей в воздухе.
   Подобным образом, мертвая самурайша обезвредила еще несколько печатей-ловушек и занялась механическими. Сняла натянутую проволоку мины-растяжки и развинтила две подложенные под ковер мины нажимного действия.
   -- Вроде взрослые люди, а пытаются акума на детские игрушки ловить. -- сказала саперша, отбрасывая прочь обезвреженные сюрпризы. -- Все, чисто! Поднимайся, малявка!
   Из шахты, проскакав по стенам, выбралась худощавая женская фигура в окровавленном рванье, с маской из черной протоматерии на лице, в когтистых чешуйчатых перчатках и сапогах из того же материала.
   -- А эти гораздо богаче тех бедолаг, что полегли на площади. -- сказала она, оглядев лежащие вокруг трупы самураев Единства. -- Прихватим немного золотишка в компенсацию морального вреда?
   -- Почему нет? -- самурайша кивнула. -- Эй, парни! Не поможете двум дамам монетизировать потраченное на вас время? Поднимайтесь, поднимайтесь, ленивые морды!
   Трупы самураев зашевелились, стараясь сесть и встать на ноги. Все поднявшиеся выстроились в очередь к расстеленному на полу обрывку шелковой портьеры и принялись снимать с себя золотые предметы. Кольца и браслеты с полезными силовыми схемами, цепочки с оберегами, золотые украшения с брони.
   -- У меня кинжал с алмазом. -- сказал один.
   -- А у меня два рубина на гарде меча. Метал рукояти простой.
   -- Выламывай и кидай в кучу. -- сказала самурайша. -- Я на них следящие маячки поищу и поломаю. Боги прибери это Единство! Крутят вензеля на каждом болтике, с ума сойдешь все проверять.
   -- У меня золото только напылением на доспехах. Серебро берете?
   -- Складывай, нищеброд. -- хохотнула тощая тварь в маске. -- Денег никто в бой не потащил? Жаль. У них тут аппараты с газировкой. Всю жизнь мечтала посмотреть, как это чудо работает.
   -- У меня вот пять соток на кармане завалялось. Купюрой...
   -- Давай сюда.
   Администраторша жалась в углу за дверным проемом, как вдруг камень позади нее поплыл, словно мягкая глина, и вместе с куском проема сдвинулся в сторону, открывая ходячим мертвецам спину обмершей от ужаса девушки.
   Черная лапа тощей твари протянулась и опустилась побелевшей администраторше на плечо.
   -- Извините пожалуйста, -- сказала тварь, подаваясь чуть вперед и показывая заляпанную кровью купюру. -- Не могли бы вы мне это разменять? Для аппарата надо. У вас под стойкой банка с мелочью ведь как раз на такой случай, да?
   Девушка, вытаращившись на жуткую маску твари, попыталась ответить, но с перепугу вместо слов смогла выдавить из себя только несколько обрывистых нечленораздельных звуков.
   -- У тебя что, нервный тик на почве стресса? -- заботливо осведомилась тварь. -- Пфы! Тоже мне. Мы с напарником больше десяти лет постоянно в таком стрессе, и не заикаемся! Ладно, не напрягайся, я сама все возьму, а ты потом просто сосчитай, чтобы все правильно было. И пройди дополнительные курсы на стрессоустойчивость. Вдруг не последний раз встречаемся? Заикающийся и нетрудоспособный персонал роняет честь этого вашего тупорылого Единства!
   Тварь оставила икающую со страха девушку, подошла к разбитой стойке и вытащила из-под обломков досок стеклянную банку, до половины наполненную серебристыми металлическими монетами.
   -- Раз-два-три-четыре... -- высыпав монеты, она быстро отсчитала пятьдесят из них и, оставив купюру, сгребла монеты в горсть. -- Посмотрим... -- подойдя к стоящему у дальней стены ярко раскрашенному аппарату, она осмотрела табличку с инструкцией и списком товаров аппарата. -- Ничего себе! Пятьдесят рю за баночку! Я в магазине с утра всего за тридцать пять бутылки такого же объема видела! Наверное доплата за жестяную тару. Гады, конечно, но спорить не с кем. За роскошь надо платить...
   Один за другим, все пятьдесят серебристых кружочков были вброшены в монетоприемник, аппарат заурчал и десять банок со стуком упали в лоток выдачи. Тощая тварь выгребла их, сложила на еще один обрывок портьеры и завязала в узел.
   -- Чудо техники. -- она похлопала аппарат по ярко раскрашенному боку. -- На базе надо такой поставить. Пусть наши дикие бандюги-рецидивисты обалдеют от того, до чего цивилизация доросла, пока они по лесам паразитировали!
   Мертвая самурайша подала ей второй узел с собранным золотом и тощая закинула добычу себе на плечи.
   -- Замечательно! -- громко выкрикнула она. -- Всем спасибо, все свободны!
   -- Рады были помочь! Спасибо за визит и удачного вам дня! -- мертвецы поклонились ей и, освобожденные от демонического влияния, с лязгом доспехов повалились на пол.
   -- Сразу бы так. -- вздохнула тощая. -- А то придумали, понимаешь, в живого лисенка железками тыкать. Вели бы себя как воспитанные люди, может и не погиб бы никто!
   В жесте обреченности взмахнув рукой, она устремилась к выбитой входной двери и через мгновение унеслась в предутренний рассвет.

* * *

   "Уведу ее за стены и брошу мешки в лесу. Как выползем, заберем добычу". -- с чувством глубокого удовлетворения доложил Безликий. На волнах радости от того, что больше ни с кем не придется драться, Корио согревала его волнами положительных энергий и бесконечная пытка существованием слабела так, словно покрытого ожогами человека обкололи обезболивающим.
   "Ладно". -- стоя перед одним из уцелевших на стене зеркал, Корио в нижнем белье, колготках, сапогах и юбке наводила красоту с помощью ресурсов мини-косметички, обнаружившейся во внутреннем кармашке мундира. Аккуратным движением подкрасив губы помадой, она завершила процедуру и повернула голову вправо-влево, любуясь эффектом от своих трудов. Великолепно! Жалко, что всю эту красоту придется размазать для имитации слез. Ну не может же девушка, столкнувшись с воплощением абсолютного зла, хотя бы не заплакать? Хотя нет. Это было бы ошибкой. Если зло просто мимо пройдет и только других поранит, Киоми плакать не станет. Разве что от злости, что лисенок вырвался и живым остался. Гадина! С этими змеями не получится побыть ни женственной, ни милой!
   Сердито поджав губы, Корио взялась за ювелирные украшения. Золотая цепочка, пара тонких изящных колец и набор серег-гвоздиков из шести маленьких парных цветков, с лепестками из изумрудов, рубинов и сапфиров, с золотыми стебельками и листочками тончайшей работы. Роскошь какая! Да еще и получены без малейших вложений. Цепочка и кольца выданы Единством, во временное пользование, для поддержания имиджа организации. А серьги... серьги подарил нескладный, застенчивый мальчик, познакомившийся с красавицей на приеме у местных богатеев.
   "Дурак несчастный. Знал бы он, что думала о нем та, на кого он тратил свое время и такие дикие деньжищи"! -- Один за другим, Корио вставила драгоценные цветы в мочки собственных ушей. -- "Лучше бы сразу мне подарил! Я бы уж тогда точно порадовалась не тому, что мне удалось балбеса на цену средней квартиры облапошить, а тому, что меня вот так сильно любят, ценят, и ничего не жалеют, чтобы сделать мне приятное"!
   "Даже не думай". -- встрял Безликий.
   "Что"?
   "Зашифроваться под Киоми и до прихода новой армии Единства романтически погулять с ее парнем"!
   "А я и не думала". -- с невинным видом застегивающая на себе легкую белую блузку и заправляющая ее в юбку, лиса стрельнула глазками в сторону своего отражения и на губах ее расцвела игривая улыбка.
   "Думала".
   "Нет, не думала"! -- не повелась Корио на провокацию. -- "Ты свои мысли с моими путаешь. Это тебе у нас все лишь бы какое-нибудь безобразие сотворить, а я девочка хорошая, честная, и свой мужской образ подводить не хочу! Он же у меня в отношениях"!
   "Жаль. Мальчик-то воспитан считать девушек чем-то вроде прекрасных и воздушных небожителей, боится оскорбить ранимое существо лишней настырностью и нахальством. Двадцать шесть лет, а с девушкой еще ни разу не целовался, не обнимался, и даже за ручки не держался".
   "Бедняжка! Не удивительно, что им гадина ядовитая так вертела! Даже после драгоценностей в подарок наградила одним издевательским спасибом и насмешкой о том, какой он хороший"!
   "Будем спасать? Или проще прикопать в палисаднике"?
   "Нельзя людей прикапывать! И спасти не получится. На день-два задерживаться здесь нам нельзя. В ядовитой железе заряда дней на десять, а нам еще нужно в Северный Альянс успеть, предупредить друзей о бомбах".
   "И организовать телеинтервью о сегодняшних событиях. Надо выбрать место где-нибудь подальше от баз Единства, чтоб не подорвали. Эх... жаль".
   "Угу". -- Корио надела расшитый золотом дамский мундир, застегнула его и поправила шелковый галстук с блестящей брошкой. -- "А может все-таки задержимся на денек? Смотри, какая я обалденная офицерша"!
   "Так нестерпимо хочется покомандирствовать? Подожди, года через два у нас своя армия будет".
   "Ну-у-у, в своей армии совсем по-другому командовать надо. Тут вот можно было бы разных безобразий натворить, всем головы задурить, начальство выбесить, стащить пару сверхсекретных штук и сбежать без боязни каких-нибудь последствий! Вот в мире разговоров было бы"...
   "Мелкая ты лиса. Десять лет войны, а тебе все лишь бы играться".
   "Если делу не вредит, то почему бы и нет"?
   Вдруг, двери лифтовой кабины, у которой мертвая самурайша выбила только верхний люк, закрылись. Кабина поехала вниз.
   "Снизу посылают самого малоценного, проверить обстановку". -- отстраненно заявил Безликий. -- "Жди гостя".
   "Ой-ой-ой"!
   Корио засуетилась. Вытянула из внутреннего кармана мундира маленькую расческу, привела в порядок успевшие украсить ее голову густые темно-каштановые волосы и сцапала лежавшую у ее ног офицерскую беретку.
   -- Вот так! -- сказала злодейка, украшая голову шелковым убором. -- Я - девочка-красавица! И ни одного злющего чудовища здесь нет!
  
   Из открывшихся дверей лифтовой кабины выглянул тощий молодой парень в сером комбинезоне с эмблемой ремонтной службы. Глазам его предстал изувеченный холл перед застывшим каменным подобием водоворота на том месте, где раньше располагались стальные двери шлюза. Светильники работали, в их свете ремонтник увидел лежащий на полу труп самурая из спецвойск, а у стены стоящую к нему спиной девушку, сгорбленную, опирающуюся одной рукой о стену, а второй закрывающую лицо. Несчастную трясло, она явно была в состоянии глубокого шока. С немалой опаской ремонтник сделал несколько шагов, приближаясь к девушке и едва не тронул ее за плечо, но вдруг словно опомнился и убрал руку.
   -- Киоми-сама? -- позвал он. -- Вы слышите меня?
   Девушка подняла голову, обернулась и парень увидел ее лицо, белое как мел, с осоловелыми глазами. Черные дорожки потекшей туши на щеках, мелко дрожащие губы.
   -- Не пугайтесь! -- ремонтник отступил на два шага и выставил перед собой ладони. -- Я работник из дежурной бригады. С... с вами все в порядке?
   Девушка сипло выдохнула и едва не упала. Ей потребовалось сделать пару глубоких вдохов, чтобы немного прийти в себя.
   -- Да. -- едва находя в себе силы, сказала она. -- В порядке... Черная Лиса... не тронула меня. Я не нападала, и она... она прошла мимо.
   -- Понятно. -- ремонтник сразу же поверил в то, что лицедейка пощадила человека, не атаковавшего ее. Он глянул на застывший камневорот. -- Что с командованием?
   -- Переговоры были сорваны, самураи... самураи напали и все... они все мертвы. Управляющий, офицеры, капитан Широмару...
   -- Тогда, Киоми-сама, соберитесь. Мы ждем ваших приказов.
   -- Ч-что?
   -- Как старший офицер, вы должны принять командование базой. Вы в состоянии исполнять свои обязанности?
   "Эта тупая курица уже все, что могла, исполнила". -- беззвучно хохотнул Безликий. -- "Принимай командование, лисятина".
   Закрыв глаза, Корио сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, после чего выпрямилась и попыталась принять уверенный вид. Посмотрев по сторонам, она указала на пакет с гигиеническими салфетками, сиротливо валяющийся на полу.
   -- Подай это мне. Нужно привести себя в порядок.
   Утерев лицо, она снова навела макияж и глянула на ожидающего ее ремонтника.
   -- Я должна доложить на другие базы, что здесь произошло. -- сказала она. -- Здесь все разбито, нужно подниматься наверх. Я найду устройство дальней связи, а ты... поищешь выживших.
   -- Да, Киоми-сама. -- ремонтник кивнул. -- Но... извините, не могли бы вы назвать кодовую фразу?
   Лицедейка изобразила секундное замешательство, а потом с долей высокомерия кивнула и без запинки выдала требуемый пароль, похищенный Безликим из памяти офицерши Единства.
   -- А теперь скажи отзыв. -- потребовала она. -- Конечно, мне сложно представить, что лиса прыгнет обратно на технические уровни чтобы превратиться в простого рабочего, но в голове у демона может твориться что угодно.
   Рабочий, не споря, выдал правильный пароль-отзыв.
   -- Как будто это может помочь. -- зло и раздражено сказала Корио. -- Лиса пожирает души людей и узнает все что хочет из их памяти. А теперь она еще и легко прошла заслон при блокировании стражами городского квартала. Значит, доски-индикаторы на нее не реагируют. Как после этого вычислить чудовище?!
   -- Нет, с паролями не все так безнадежно, Киоми-сама. -- возразил ремонтник. -- У вас на висках - защитные силовые схемы, а у меня... Черная Лиса не убивает простых людей. Вас, видимо, она пощадила потому что вы - гражданский офицер. Всем нам повезло... не быть солдатами.
   Корио не ответила и, со склоненной головой, нервно пожевывая губы, направилась к лифту. Ремонтник последовал за ней. Подождав когда он войдет, пристроившаяся офицером во враждебную организацию, лиса-обманщица нажала на кнопку подъема к первому надземному этажу. Лифт с легким скрежетом пополз наверх.
   -- Гадина! -- резко выдохнув, Корио яростно хлопнула ладонью по зеркальной стене. -- Как?! Как она смогла вырваться?! Широмару, болван! Ты же... ты же такой быстрый! Управляющий и все остальные, все мертвы! Всего одна паршивая мутантка всех убила! А я ничего... ничего не сделала...
   -- Поэтому вы и живы, Киоми-сама. И я тоже. И все, на этой базе, кто остался жив.
   -- Что?! -- Корио резко обернулась к нему, зло сверкая глазами. -- Ты что, намекаешь что нам всем надо было... бездействовать?! Позволить демонической твари разгуливать свободно и убивать людей?!
   -- Ни на что я не намекаю. Глупо только совать руки в мясорубку, а потом плакать, что отхватило пальцы. Самураи знали, на что шли. А как нам было нужно действовать, пусть начальство думает. У них мозги получше чем у меня, простого вращателя гаек. Сделают нужные выводы.
   "Все выводы давно уже сделаны". -- спокойно улыбнулся Безликий, пока Корио скрежетала зубами и жевала губы в изображаемой ярости. -- "Но тебе, маленький человечек, об этом пока лучше не знать. Надеюсь он догадается играть под дурачка будет помалкивать о бомбе".
   "Думаешь, все они могут исчезнуть"?
   "Я бы поставил на это пару миллионов. И спасти нельзя. Иначе Тайные Императоры примут это как доказательство того, что мы знаем об их планах".
   "Дерьмо"... -- Корио крепко стиснула зубы в уже неподдельной ярости. -- "Проследим за их судьбой. И если их действительно убьют... смерть Императоров не будет легкой. За все, твари поганые, ответят"!
  

* * *

   Двери лифта открылись и Корио первой выглянула в разгромленную приемную. Трупы самураев повсюду, куски снесенных перегородок и колонн, переломанная мебель. Плиты потолка просели, некоторые обрушились, но не все. Оставшиеся, видимо, висят на верхних перегородках.
   Судорожно вздохнув, Корио осторожно переступила через руку самурая, что полулежал у дверей лифта. Из груди стража, пробив кирасу, торчал обломок пехотного копья. Мертвецы, управляемые йокай, без раздумий пускали в ход зубы и черные когти, но и оружием пользоваться не брезговали.
   -- Воу! -- ремонтник выглянул следом за ней. -- И этих покрошили. У них же специальное оружие и доспехи с зеленым зарядом! Жрецы и жрицы их металл года два вензелями разрисовывали.
   -- Их всего пятьдесят. -- зло ответила ему Корио. -- На площади лиса три тысячи солдат положила. Да потом еще Народную Освободительную Армию. Представляешь, сколько это отрицательной Ци и ходячих мертвецов?
   -- Что, партия "Бандиты за народ" тоже здесь была? Лиса и их всех перемолола? Ха! Вот спасибо...
   Корио обожгла его гневным взглядом и ремонтник осекся на полуслове, даже улыбку попытался спрятать.
   -- Может, кто-то из них еще жив? -- лицедейка прошлась через зал, оглядываясь по сторонам. -- Кто-нибудь! Ответьте! Раненные есть?
   Никто не отозвался, только на оплывшей после ниндзюцу стеной служебного коридора кто-то шевельнулся. Корио и ремонтник поспешили туда, обнаружив администраторшу, что по-прежнему сидела здесь в шоковом состоянии, сжавшись в комок и обливаясь слезами.
   -- Отнеси ее в комнату отдыха и приведи в чувство. -- приказала Корио. -- Я иду в центр дальней связи.
   Но парень вдруг заартачился.
   -- Двенадцатый пункт правил служебной этики. -- сказал он. -- Мужчина не может больше четырех минут находиться наедине с женщиной в помещении, где нет устройств видеофиксации. Сервера и инфо-накопители были в командном центре, камеры работают вхолостую. У меня жена и маленький ребенок. Я не стану подставляться под обвинения в домогательствах и изнасиловании. Занимайтесь ею сами, Киоми-сама, а я проверю поле боя. Никто не ответил на ваш возглас, но кто-то из солдат может быть без сознания.
   -- Но ты же был со мной наедине, в коридоре и лифте... -- подметила Корио и заслужила от ремонтника злобный взгляд затравленного волка.
   "Зашугали парней". -- язвительно прокомментировал Безликий. -- "Уже готовы оставить девушку в беде и пойти ковыряться в трупах, лишь бы не загреметь в тюрьму лет на девять-пятнадцать".
   -- Сейчас, погоди. -- сказала Корио, оглядываясь по сторонам. -- Во всем этом ужасе я не вижу одного особенного трупа. Значит, она может выжить так же, как выжила я.
   После недолгих поисков, лицедейка подвинула перевернутый диван у дальней стены и увидела белую как мел женщину лет сорока, в платье и чепце медицинской сестры. Киоми была хорошо с ней знакома. Средней руки выпускница одного из принадлежащих Единству вузов, эта женщина всю жизнь проработала в теплом кабинете, уверенно снабжая местный контингент лекарствами от головной боли и расстройства желудка. Легкие травмы раз в год-два, да борьба со вспышками простудных заболеваний, вот и все чем ей приходилось заниматься. А сегодня значит, без предупреждения, ее за шиворот вытащили из кабинета и поволокли на поле назревающего сражения, чтобы было кому перетягивать жгутами культи оторванных конечностей и обкалывать обезболивающим завывающих страдальцев. Йокай передал Безликому, а Безликий Корио, что увидев как разлетаются мозги из разбитых голов и выдираются кишки из вспоротых вместе с кирасами животов, эта дамочка быстрее мыши юркнула за перевернутый диван, где и просидела все это время, боясь лишний раз шевельнуться и сделать слишком шумный вдох.
   Увидев мнимую офицершу, она запричитала что-то невразумительное, заламывая руки и поскуливая, а Корио выпрямилась и взмахнула рукой в призывном жесте.
   -- Поднимайся! Нужна твоя помощь. У человека шок, нужно успокоительное.
   -- Я? Я... ах, да, да, да... -- приходя в себя, медсестра засуетилась и захлопала глазами, ища свой чемоданчик.
   -- По сторонам не смотри. -- Корио помогла ей подняться, подала чемоданчик с лекарствами и повела к служебному коридору. -- Сейчас мы все идем в комнату отдыха, там и будешь осматривать всех, кому еще можно помочь.
   Не нужно говорить, что помогать особо некому. Зрением демонов, лицедейка видела, что здесь, во всей надземной части базы, кроме нее есть еще только четыре живые души. Две женщины, ремонтник и оператор центра радиосвязи.
   Вопрос со "служебной этикой" был решен и споров не возникло. Корио проводила своих подопечных до комнаты отдыха, после чего сразу же отправилась на доклад начальству Единства.
  
   Оператор-радист вскочил со стула и вытянулся в струнку, когда в его обитель вошла лицедейка, скрывшаяся за обликом старшего по званию офицера на разгромленной вражеской базе. Кое-кто посмеивался над ней за ее убежденность в собственных актерских талантах, ведь добродушная, дурашливая и отзывчивая к бедам других людей натура юного лисенка частенько прорывалась сквозь холодные и злобные образы, под которыми она пыталась спрятаться. Ее характер даже сравнивали с рыжим хвостом сказочной кицунэ, что так и норовит выдать свою хозяйку, выскользнув из-под кимоно. Да, проколы случались, но оператор ни на мгновение не усомнился, что в центр радиосвязи вошла именно Нишидзуми Киоми.
   Почему?
   Да потому что он однажды, в свободное от работы время, заметил скучающую офицершу и сдуру решил подойти к ней с попыткой завязать знакомство. Он хорошо запомнил ее взгляд. Такой, словно к нарядной гламурной принцессе вздумал привязаться вонючий пьяный бомж. Издевка, высокомерие, презрение и желание отстраниться подальше. Потом еще и донесла, затребовав административное наказание и штраф для нарушившего субординацию оператора.
   Сейчас, в глазах вошедшей мелькнуло узнавание, сменившееся издевкой. Губы скривились в неприязненной ухмылке, подбородок и нос задрались. На миг подумавший о том, что это может быть обманщица-лиса, оператор тут же отбросил эту мысль. Для порядка запросил пароль и выдал отзыв. Удивительно, что этой сучке удалось выжить и даже не остаться без трусов. Неужели спасли фальшивые награды, которые на нее нацепили?
   -- Мне нужна связь с Управляющим. -- тайком ехидничая, сказала Корио. -- Как старшая по званию, я приняла командование базой и должна сделать доклад. Отправь вызов на Север-Два.
   -- Как прикажете, офицер-сама. -- оператор занялся делом. -- Север-Два! Север-Два! Ответьте Первому! Девять-один, код двенадцать! Запрашиваю линию с центром, четыре-три!
   Ни Корио, ни Киоми не знали расшифровки кодов дальней связи, оставалось только слушать эту тарабарщину и ждать.
   -- Север-Один, слышу вас. -- прозвучал голос из динамика на стене. -- Девять-два, код положительный, седьмой подпункт. Центр, нулевой диапазон. Подготовка прямой линии. Ждите ответа.
   -- Принято, Север-Два. -- радист выключил передатчик и поднялся, с поклоном забирая стул, чтобы Корио смогла встать перед сенсорной печатью над пультом с микрофоном. -- С нашей стороны все готово, сигнал шифруется перед отправкой и расшифровывается при приеме. Управляющий базы в Госогаваре сообщил что устанавливает связь с Координатором, сейчас придет вызов. Прямая линия обеспечивает быструю видеосвязь. Вот монитор, вот микрофон.
   -- Замечательно. -- Корио посмотрела на силовую схему, из-за овальной формы похожую на глаз, по которой побежали синие искры Ци. -- Активация началась? Можешь быть свободен.
   -- Сигнал пришел. Сейчас активирую и настрою. -- оператор подготовил аппаратуру, поклонился и удалился, прикрыв за собой звукоизолирующую дверь.
   На маленьком мониторе появилось изображение молодого мужчины, как две капли воды похожего на погибшего Управляющего этой базы. Разве что волосы пострижены короче и одежда другая. Зачем плодить многообразие биоформ, если можно создавать генетические копии той, что прекрасно работает? Управляющие различались возрастом, жизненным опытом и модификациями, душа у каждого была своя, но генетически это оставался один и тот же человек.
   -- Нишидзуми Киоми, -- сказал он. -- С вами говорит Координатор центрального региона. Можете ли вы как-либо подтвердить свою личность?
   Корио, бесстыдно пользуясь краденной памятью, назвала опознавательные коды Киоми.
   -- Этого, конечно, мало, -- сказала она. -- Но когда прибудет группа поддержки, я сдам кровь и отпечатки пальцев. Я это я, и никуда уходить не собираюсь.
   -- Ваш знак регистрации пульса не работает.
   -- Да. Черная Лиса переломала все силовые схемы вокруг себя, и на моей одежде тоже. Оставила только защитные, на голове, когда поняла что их взлом может... -- Корио изобразила запинку. -- Меня убить.
   -- Очень добросердечно с ее стороны. -- через Управляющего сказал Координатор. -- Выбора нет, мы будем обращаться к вам как к Нишидзуми Киоми, пока у нас не появится возможность провести все надлежащие проверки личности. Докладывайте ситуацию.
   Корио доложила о бегстве лицедейки и гибели всех боеспособных сил базы.
   -- Мой господин, мы... не осталось никого. Только гражданские.
   -- Дирижабль уже в пути, подкрепления будут в Сикабе через четыре часа. Наши аналитики прогнозируют серьезные беспорядки в городе. Закройте ворота, заблокируйте двери и окна.
   -- Я... как офицер по связям с общественностью... мы могли бы отвлечь внимание толпы на клан Симада. Я выступлю с речью, возложу всю вину за произошедшее на них.
   -- Поддерживаю. Наши специалисты уже готовят для вас речь. Будет завершено через несколько минут.
   -- И еще... Координатор-сама... у меня для вас послание от лисы.
   -- Что?!
   -- Секретное, мой господин. Рядом с вами нет посторонних? Речь о том устройстве...
   -- Понимаю. Говорите.
   -- Лиса просила передать, что не станет сообщать репортерам о том, что мы собирались активировать устройство Ноль-Один и пожертвовать целым городом ради убийства ее одной. Но обязательно... проболтается... об этом, если с теми ремонтниками и операторами произойдет несчастный случай.
   -- Это было ожидаемо, Киоми-сан. Проследите, чтобы ремонтники и операторы электростанции не общались ни с кем. Не отпускайте их со смены и держите в замке до прихода подкреплений. Вызванные из города еще не прибыли? Отправьте их обратно. Только так мы сможем быть уверенны что информация об устройстве Ноль-Один не получит распространения. Черная Лиса считает нас за маньяков, но Единство не бросается ценными специалистами. Работники, и вы тоже, Киоми-сан, будете взяты под стражу и специалист сотрет из вашей памяти события этой ночи. Для вашего же блага и спокойствия. Потерять несколько часов воспоминаний, это гораздо лучше, чем лишиться жизни. -- дистанционно управляемый командир базы на экране хитро сощурился, через сенсорную печать устремляя на лицедейку пронзительный взгляд. -- Вы ведь такого обещания от нас ждали, Корио-сама?
   Корио едва заметно дрогнула, посмотрела на экран с легкой растерянностью, а затем нахмурилась и нервно закусила губу.
   -- Ваши сомнения понятны, Координатор-сама, -- сказала она. -- И мне нечем доказать, но... но вы ошибаетесь, я - не она. Когда прибудут подкрепления, вы сможете взять образцы моего ДНК и убедиться.
   -- Как вам будет угодно, Корио-сама, но хочу обратить ваше внимание, что сейчас мы с вами разговариваем один на один, без моих многоуважаемых соратников, что не раз и не два уже переходили рамки человечности в попытках защитить нашу цивилизацию от бесчисленных угроз нашей бурной эпохи. Я хочу помочь, нам всем. Свяжитесь со мной. Через неделю, там, где вас впервые настиг ужас Темных Инженеров, возле расколотой сакуры, будет ждать мой человек.
   -- Координатор-сама, прошу простить, но изобретать новые ловушки для лисы нет никакого смысла. Я действительно Нишидзуми Киоми, и где эта расколотая сакура, даже не знаю.
   -- Как вам будет угодно. -- Координатор улыбнулся и протянул руку к сенсорной печати, словно коснувшись монитора изнутри. -- Кицунэ Корио... я буду ждать вас. И знаете, -- улыбка Координатора стала чуть шире, но осталась все такой же мягкой. -- Вам очень идет эта униформа.
   Монитор погас, а Черная Лиса прикрыла лицо ладонью и, с нервной дрожью, выдала глубокий вздох гнева.
   -- О-ох, ладно! Всего четыре часа это потерпеть. Проверят ДНК и успокоятся. Память сотрут? Да даже лучше, если все эти ужасы забудутся! -- Корио взяла выползший из печатной машины листок с текстом и открыла дверь. -- Оператор! Выключай свою аппаратуру, закрывай дверь на ключ и спускайся к комнате отдыха. Заберешь двух девушек и болвана из ремонтной команды. Лифт работает. Спускайтесь все вместе к электростанции. Забаррикадируйтесь там и ждите помощи. Мародеры так глубоко не полезут, а подкрепления прибудут через четыре часа и поднимут вас обратно наверх. Все понятно?
   -- Да, Киоми-сама. А... вы?
   -- У меня специальное задание. -- Корио показала ему присланный листок. -- Лиса сглупила, что оставила в живых специалиста по работе с общественностью! Нужно дать интервью журналистам, пока они не запустили в массы свои версии произошедшего. Исполняй приказы!
   Корио вышла в коридор, оператор вошел в комнату, поклонился и закрыл за собой дверь.
   "Безликий, камеры здесь как? Работают"?
   "Как и сказал ремонтник, вхолостую".
   "Шикарно"!
   Корио, с возмущением и злостью, принялась показывать в сторону центра связи оскорбительные жесты сразу обеими руками.
   "Вот так! Вот так тебе, кровосос лысый, бункерный! Вот так! Ждать он меня будет! А не пошел бы ты дальней дорогой, нечисть рогатая"?!
   "Я бы ему нас в задницу поцеловать предложил, да не заслужил он, выкидыш лабораторный, такой радости".
   "Вот-вот! С чего бы это я еще решила, знаешь, свою красоту всяким выродкам подставлять? Пусть себе позвоночник модифицирует, урод, и свою собственную целует"!
   "Тихо, тихо! Не плюйся! Это уже материальное свидетельство! Держи себя в руках. Пошли отсюда".
   Справившись с бурей эмоций, Корио приосанилась и гордо зашагала по коридору к лестнице, соединяющий все этажи этого замкового крыла.
   "Ты заметил, кстати, что этот ублюдок попытался вытянуть из меня доказательство, что я не клон, а та самая, первая Кицунэ? Расколотая сакура, это ведь у ворот того замка, в котором гончие Инженеров всех перебили. Только Златохвостая и старшая наставница живы остались".
   "Ясное дело. Напомнил и проследил за твоей реакцией. Если бы у тебя хоть один нерв дрогнул, все, спалилась бы. Отмазывайся или не отмазывайся потом, что это перенесенная память, а всех уцелевших друзей Златохвостой сразу взяли бы в оборот. Но ты и бровью не повела. Актриса"!
   "Ну еще бы. Лучшая в мире"!
   Корио задержалась у висящего на стене большого зеркала и принялась позировать, поворачиваясь вправо-влево и любуясь собой.
   "Да уж, гад не соврал! Эта униформа мне обалдеть как идет"!
   "А то! Это тебе не с джунглевыми дикарями и не с пиратами-людоедами воевать. В Единстве такие трофеи взять можно, все принцы и принцессы мира от зависти в обмороке месяцами валяться будут! Золото, бриллианты, гламурное шмотье от лучших стилистов мира! Стой! Куда тебя понесло"?!
   Быстрее ветра, Корио метнулась к лестнице, слетела на один этаж вниз и через десяток секунд лавирования по коридорам, остановилась перед белой, украшенной резьбой, дверью.
   "А-а, понятно". -- засмеялся Безликий. -- "Вот и кто после этого поверит, что ты - парень"?
   "Отстань"! -- Корио вынула из внутреннего кармашка небольшой позолоченный ключик, открыла дверь и вошла в женскую гардеробную. Щелчком переключателя, она подала питание на несколько висящих под потолком вычурных люстр.
   Удобные диванчики и кресла. Большой будуар с овальным зеркалом, чтобы леди с удобством могла нанести косметику. Вдоль стен, декорированных портьерами, зеркалами и зеленью в фигурных горшках, гармонично устроились несколько платяных шкафчиков старшего персонала базы.
   Ведомая памятью офицерши, Корио подошла к шкафу Киоми, сломала настроенный на отпечаток пальца сенсорный замок и открыла дверцу.
   -- У-и-и! -- тихонько завизжала лиса от восторга, цапая вешалку с блузкой из бесценного алого атласа, искристо засиявшего в свете ламп. -- Ты погляди, какое чудо! Это же просто запредел божественности! Я сейчас умру!
   "Дорогая штучка"? -- снисходительно улыбаясь, осведомился Безликий.
   -- Ты что! Это же блузка "Люксорити"! Такие только у самых богатых киноактрис или у жен глав мегакорпораций увидеть можно! Чувствуешь, какая ткань? Чувствуешь? -- повесив блузку себе на руку, Корио схватила другую вешалку, со стильными черным штанами. -- А это - от дизайнерского дома Хамада? -- она посмотрела расшитый золотом крошечный ярлычок. -- Точно! Сразу узнала! Весенняя коллекция, тончайший писк моды! А туфли где? Вот! От "Леди Лан"! Смотри, золотой лотос на стельке! У нее тут сплошь эксклюзивные подлинники! Представляешь, как все попадают, когда я в этом наряде заявлюсь в ресторан?
   "Кутить собралась"?
   -- Ну конечно! Деньги у меня есть, что же теперь, целыми днями голодной ходить? А в мундире, даже таком красивом, разгуливать по ресторанам немножко стыдно. Нет, мне вот такую блузку, штанишки и туфли позарез как надо! Интересно, в том городе, где я организую интервью с лояльным телеканалом, будет хотя бы кафе быстрого питания? Все парни, со всего города, сбегутся посмотреть, что за модница и красавица заявилась к ним в гости! Надо срочно вызвать серого стража повыше и поплечистее, чтобы отгонял от меня обалдевших красавчиков, а то поесть спокойно не дадут. Окружат толпой, или вообще сразу набросятся с предложениями руки и сердца! Всю засмущают! А потом сами страдать будут, когда я внезапно и бесследно исчезну.
   К удаче Корио, в небольшой тумбочке рядом со шкафом обнаружились небрежно сложенные пакеты с товарными знаками дорогих бутиков, в которые элитные магазины так любят запаковывать приобретения своих клиентов. Бумажные и пластиковые, они оказались очень кстати и лиса принялась запаковывать свою добычу, добавив к вышеназванному не менее дорогую сумочку, украшения под стиль одежды, набор расчесок и богатую косметичку.
   "Прокладки-то оставь, жадина".
   -- Что? -- Корио глянула внимательнее на пачку, которую сцапала из шкафа и покраснела.
   "У тебя месячных не бывает. Ты же не настоящая".
   "Настоящая"! -- Корио еще ярче полыхнула багрянцем. -- "Самая-самая настоящая, понял? Думаешь если у меня призрачные гены, то я уже не человек"? -- с трудом проглотив подступившие к глазам слезы, она запихнула пачку прокладок в пакет. -- "Специально возьму, тебе на зло, и носить буду"!
   "Что-то у тебя психика барахлит". -- отстраненным тоном предъявил акума. -- "То бесишься, то плачешь. Может и не зря взяла. Органов некомплект, а гормоны не обманешь. Взросление началось. Девочка превращается в девушку".
   "Думаешь? Я... становлюсь взрослой"? -- Корио переменилась в лице и с легкой боязнью приложила ладонь к своему животу. -- "Безликий, а если я восстановлю себе органы и... найду мужа... ну, вдруг есть в мире хотя бы один совместимый... ты... ты ребенка не тронешь"?
   "Что я, зверь какой? Специально для тебя, придержу темную протоматерию подальше от плода. Только не забудь, что на ближайшие лет десять ты вроде как мальчик".
   "Да". -- Корио посмотрела на уложенные в пакет роскошные сокровища. -- "Что-то я засиделась в женском облике. Беда. Это все призрак Златохвостой. Стоит перевоплотиться и начинаю сходить с ума. Снова ребенком становлюсь и мысли начинают путаться от желания вернуться домой, к друзьям и маме. Вот только нет уже Златохвостой. Нет ее друзей и нет мамы. Есть сестра. Есть наставница и добрая, тихая подруга. Но они есть уже не у Златохвостой, а у парня по имени Корио. Я вернусь к ним, но"... -- Корио улыбнулась и весело сверкнула глазами. -- "Придется им еще чуть-чуть подождать. Пойдем, Безликий. Нам многое нужно сделать, прежде чем я снова стану непробиваемо серьезным занудой и вернусь к семье".
   "Не стой на месте, побежали скорее! Там толпы ждут твое интервью. Ты столько положительного заряда выдаешь, когда все видят какая ты красивая, что я размякать и дремать начинаю. Слушай, а если тебе для счастья нужно просто чувствовать себя восхитительной, может и у тех двух дамочек гардероб подчистим"? -- акума указал на шкафы, стоящие у противоположной части комнаты. -- "У них тоже должны быть шикарные брендовые вещи".
   "Нет, это уже будет воровством". -- твердо отказала Корио. -- "Я сейчас забрала боевые трофеи у побежденного врага, а медсестра и администраторша ведь ничего плохого мне сделать даже не пытались. Просто случайные люди, оказавшиеся рядом. И представляешь, как они расстроятся, если их вещи пропадут? Вот я бы точно расплакалась, если бы меня обокрали".
   "Ха-ха, Корио, какая же ты неисправимо хорошая девочка"!
   "Да"! -- юная лиса улыбнулась с запредельным самодовольством. -- "Я - хорошая! Такая хорошая, что даже тебя, злыдня кусачего, уже почти перевоспитала"!
   "Мечтай, мечтай, наивная". -- с легкой насмешкой ответил акума и заурчал, согреваемый восхищением своей носительницы, задержавшейся перед зеркалом и залюбовавшейся своей красотой. -- "Я просто использую тебя. Как генератор положительного заряда и инструмент, способный избавить этот мир от переполнившего его зла. И ты и я, сражаемся ради Великой Тишины. Ради бесконечного сна для всех демонов. Никакого перевоспитания. Чистое взаимовыгодное сотрудничество. Кстати о сотрудничестве. Тот парень, о котором у нас недавно был разговор, он здесь".
   "Это какой? Приятель Киоми? Где? Покажи"!
   "Сейчас. Приготовься".
  
  

Глава 6.

Творцы легенд.

   Сражение завершилось.
   Жалкие единицы уцелевших солдат Народной Освободительной сломя голову удирали через лес, унося с собой рассказы о пережитом ужасе, что будут переданы другим при свете лагерных костров и многих заставят крепко задуматься о перспективах разбойничьего ремесла.
   Победа? Но что-то не слышно радостных восклицаний, рева восторженной толпы и бряцания оружием. Над городом и полем боя царит зловещая тишина.
   Иида Минору, в числе остальных выживших ополченцев следовавший за лавиной мертвецов сначала изготовив к бою меч, а потом легкий лук, остановился посреди разгромленных позиций, на которых только что стояла бандитская армия. Трупов не осталось, их всех прибрал йокай. Осталась только разлитая повсюду кровь и давящее ментальное эхо множества смертей. Впервые оказавшийся в настоящем бою и увидевший гибель людей на расстоянии вытянутой руки, молодой самурай из давно ведущего мирную жизнь клана припал на одно колено, поднял трясущиеся руки и, расстегнув ремни, снял со своего лица стальную маску. Его мучили рвотные позывы, мир перед глазами заволакивала черная пелена беспамятства. Только предельным напряжением сил мальчишка, после чтения книг или просмотра фильмов наивно мечтавший о геройствах, находил в себе силы оставаться в сознании. Нет, он не был ранен, за весь бой он никому не нанес удара и лишь отразил пару стрел щитом, просто нервная встряска оказалась слишком жесткой для неподготовленной души.
   "Мы самураи первого поколения, сын. Наши гены устарели много веков назад. Бессмысленно мечтать о военной карьере. Поступай в институт торговли и финансов".
   "Куда ты лезешь, древний"? -- стоя над избитым новичком, дети самураев из клуба кендо потешались над слезами бессильной злобы, текущими из его глаз. -- "Твое место с крестьянами и торгашами"!
   Избегать общества молодых аристократов на приемах, на которые отец таскал сына для создания нужных знакомств. Обходить стороной девушек, ожидающих приглашения на танец, ведь ждут они не его и только насмешливыми взглядами наградят, придумывая причину для отказа. Первое поколение, это ведь даже не второй, а третий сорт. Недо-самурай, ходячий анахронизм, бессмысленная и бесполезная часть в человеческом обществе.
   И разве они не правы? Что он сделал, по-геройски схватив оружие и прибежав на поле боя? Потолкался локтями в толпе? Напугался до блевоты? За... заплакал?
   Бессильный сдержать рвущиеся из груди рыдания, бесполезный ополченец вцепился руками в собственное лицо и с силой, причиняя себе боль, сжал пальцы.
   -- Минору! -- прозвучал рядом с ним знакомый голос и вздрогнувший парень медленно обернулся.
   Позади него, на полуразбитой земляной насыпи бандитских укреплений стояла красивая стройная девушка с длинными каштановыми волосами. Та, к кому несколько месяцев назад он подошел, надеясь на взаимное понимание и чувства.
   Нишидзуми Киоми. Красавица из клана, сотни лет назад сражавшегося бок о бок с самураями клана Иида. В первый момент, увидев ее в окружении благородных господ из метрополии, Минору решил обходить эту восхитительную принцессу стороной, но...
  
   На Киоми, привлекшую слишком много внимания чужих мужей, накатили волну негодования местные влиятельные дамы, а начальство, вместо поддержки и содействия, выразило ей неудовольствие от того, что сотрудница проявила некомпетентность, создав никому не нужный конфликт. Изрядно перетрусившая, Киоми тихонько ускользнула в сад, где ее, расстроенную и всеми обиженную, нашел молодой, интеллигентный, дорого одетый парень, с которым она охотно завязала диалог. А что? Она ведь только на следующий день узнала, что ее новый ухажер всего лишь сынок владельца какого-то там паршивенького рыбзавода.
  
   -- Киоми? -- бесполезный ополченец поднялся, оставив оружие лежать на земле. -- Киоми... откуда ты здесь?
   Он хотел сделать первый шаг, как вдруг изуродованный людской злобой мир вокруг них двоих развеялся призрачным серным туманом. Минору вздрогнул, но не отступил и, в ожидании взглянул на девушку, что смотрела на него с глубокой печалью в глазах и теплой, мягкой улыбкой. Демоны играют с его памятью и душой? Что им нужно от... от такого ничтожества, как он?
   Минору моргнул и снова вздрогнул, увидев что оказался в знакомой оранжерее у особняка одного из богатейших аристократов Сикабе. Вместо доспехов, на сыне торговца был дорогой шелковый костюм. Гость на празднике, он стоял на ступенях мраморной лестницы, сжимая в руках красивый цветок, который тогда, в холодное время зимы, подарил готовой расплакаться девушке.
   Прошлое?
   Он спустился по ступеням и оказался на каменной площадке у небольшого пруда, украшенного цветами и листьями кувшинок. Киоми была здесь. И не одна. Он, другой он, из прошлого, был здесь тоже. Стоя в нескольких метрах от тихо переговаривающейся пары, незримый ни для кого гость из будущего смотрел на свои неловкие потуги поддержать разговор. Неуклюжие попытки флирта, с заиканием, запинками и сбивчивостью во фразах. Киоми помогала ему, поддерживая и ободряя, но на этот раз он, он из будущего, слышал ее мысли и ощущал чувства. Он стоял и слушал, хоть это и было больно так, словно кто-то заливал ему в душу и сердце расплавленный свинец.
   Вторая встреча, в заснеженном городском парке, где они долго гуляли среди спящих зимних деревьев. Третья, на приеме у местного богача. В этот день Минору впервые танцевал с девушкой. С Киоми, в мыслях о которой к этому времени он жил целыми днями и проводил бессонные ночи. А она? А ее мысли? Ее чувства?
   -- Я не хочу этого видеть и слышать! -- Минору крепко зажмурился и мотнул головой, силясь разогнать демонический морок. -- Что ты хочешь от меня?! Что?! Что тебе нужно?
   -- Минору! -- услышал он полный восхищения голос и открыл глаза, увидев Киоми рядом с собой. -- Ты только посмотри, какая красота!
   Они в ювелирном магазине, перед стендом с украшениями, от одного взгляда на ценники которых становилось страшно.
   Киоми, восхитительно-прекрасная, как никогда. Любующаяся комплектом украшений для ушей из шести маленьких драгоценных цветов.
   "У этого идиота на большее денег не хватит, даже с кредитом и рассрочкой платежа. Вонючий нищеброд. Ха-ха! Повелся! По глазам вижу, что повелся! Скорее бы фестиваль! Вот и все, эту тряпку я уже досуха выжала. Как только получу это чудо, попрошу Широмару сунуть дибилу кулак под нос и запретить ко мне приближаться. О боги! Еще целая неделя! Сколько можно терпеть эту рыбную вонь"?!
   Минору закрыл глаза, открыл их и оказался в парке перед замком-дворцом Единства. Украшенном праздничными фонарями, свежим белым снегом, распустившимися цветами и листвой. Зима еще не отступила, но в силах творцов красоты сначала заставить растения преждевременно расцвести, а затем не погибнуть и сделать это повторно, когда придет предусмотренное природой время.
   Да, это тот самый день. Самый счастливый день в его жизни, когда он, стоя в цветущем сквозь снег саду, признался в любви прекраснейшей из девушек мира и предложил ей стать его женой.
   Минору посмотрел на обернутую в бархат коробочку, которую держал в руках. Вот то, ради чего все было. Вот все, для чего он был нужен.
   -- А для чего же еще нужны мужчины? -- прозвучал голос позади него и Минору, обернувшись, увидел Киоми. Такую же как тогда, в шикарной белой шубке и роскошном шелковом платье. -- Вы должны биться за девушек, как олени во время гона! Вы должны рвать друг другу глотки как свора кобелей в собачьей свадьбе! Примитивные, тупые животные, созданные самой природой для драк и тяжелого, грязного труда! Не хватает сил, чтобы показать себя кулаками? Тогда плати работой! Покажи девушке, сколько богатств ты собрал! Я достаточно одарила тебя своим вниманием и теперь, -- ощерившись словно хищный зверь, Киоми протянула к отступившему на шаг парню свою руку, сквозь шелковую перчатку на которой проклюнулись острые треугольные когти. -- Теперь заплати мне, мразотный слабак!
   Земля дрогнула под ногами Минору. Почувствовав движение позади, парень отпрянул в сторону и пролетевшая мимо него фигура в ало-черных доспехах, со всего маху, не щадя и не сдерживаясь, заехала бронированным кулаком в перекошенную от злобы физиономию оборотня.
   Киоми сшибло и смело, швырнув прочь по аллее на несколько десятков метров. Путаясь в мехах и шелках, она кубарем покатилась по стылой мостовой, но не замерла, а, едва остановившись, начала подниматься.
   -- Не слушай эту тварь. -- сказала Корио, восстанавливая равновесие после удара и принимая боевую стойку. В руках ее, воплощаясь из окружающего воительницу черного тумана, формировался тяжелый, прямой двуручный меч. -- Это демон, все человеческое в ней давно сгнило и осталась одна пустая оболочка, для маскировки. Для обмана жертв. Они плодятся, заражая слушающих их людей своей ненавистью, сбиваются в стаи и нападают на молодых, на одиноких, чтобы превратить их в таких же чудовищ.
   Раздирая ткань роскошной одежды, завывая и рыча, много лет притворявшийся милейшей девушкой, оборотень принимал свой истинный облик. На месте падения Киоми поднималась на лапы огромная серая крыса. Лысый хвост хлестнул вправо и влево, с силой ударяя о землю. Когти на лапах скрежетали, царапая камень. Крохотные злобные глазки буравили взглядом стоящих перед ней людей.
   -- Что тебе надо, лиса?! -- визгливым голоском, полным ненависти и истерики, завопила эта тварь. -- Любишь слабаков и нищебродов?!
   -- Просто мешаю тебе, крыса, убить человека.
   -- Это мой парень! Он должен мне денег! Должен! Должен! Должен! Должен мне!
   С каждым восклицанием, крыса становилась все больше и больше, пока не достигла трех метров высоты в холке. Визг ее сменился ревом хищника, чудовище вонзило когти в камни мостовой, совершило рывок и ринулось в атаку. При виде этого кошмара многие бросились бы бежать. Многих бы парализовал панический ужас и Минору не оказался исключением. Дрогнув, он шагнул назад, ослабшие колени его подломились и он упал, широко раскрытыми глазами глядя на чудовище, высоко взметнувшееся над землей. Разинувшее зубастую пасть и протянувшее передние лапы, обратившиеся в кривые когтистые руки, к двум человеческим фигуркам.
   Корио, не дрогнув, сделала шаг вперед. Черный меч в руках девушки-воительницы с гудением очертил гибельное полукружие. Сквозь ряды клыков, челюсти, шею и туловище до самого хвоста, клинок распластал монстра надвое так, что два брызжущих кровью куска разделенной туши с чавканьем и хлюпаньем упали от людей справа и слева.
   -- Долг списан. -- Черная Лиса крутанула меч в руках, стряхивая с него кровь, а затем резко взмахнула им и огромное, тяжелое оружие бесследно развеялось. Так же, как начало развеиваться черным туманом корчащееся в агонии и скрежещущее когтями по камням, тело чудовищной твари.
   Девушка-воительница повернулась к шокировано глядящему на нее парню, улыбнулась и, сделав два шага, уверенно протянула ему раскрытую ладонь.
   Лиса посмотрела на сидящего ополченца повелительным, не терпящим возражений взглядом и, ухватившись за протянутую навстречу руку, помогла ему подняться.
   -- Всего лишь крыса. -- сказала она. -- Ничего необычного, люди откормили и вырастили множество таких. Есть твари намного сильнее и намного страшнее. Это я заберу, не возражаешь? -- она указала взглядом на обернутую бархатом коробочку, которую Минору по-прежнему судорожно сжимал в руках. Парень, без возражений, отдал сокровище ей. -- Миллион и семьсот тысяч? Сейчас у меня с собой столько нет, но течении месяца деньги будут возвращены. Погасишь кредиты и, впредь... не корми крыс своим временем, вниманием и деньгами. Они никогда не этого оценят. Только станут больше и сильнее, а ты получишь насмешки и презрение.
   Минору поник, сгорбившись и низко склонив голову.
   -- Не нужно ничего возвращать. -- сказал он. -- Я сам виноват.
   Сказал и обомлел, когда девушка, доспехи на которой обратились мягким шелковым платьем, вдруг обняла его, окутав, словно шарфами, множеством пушистых лисьих хвостов. Непривычные, незнакомые до этого чувства, ощущение доброты, покоя и счастья нахлынули на бесполезного ополченца, проникли в его душу и согрели изнутри. Растаяли, словно сон, черные мысли и отчаяние. Зарубцевались раны на истекающей кровью душе. Дрогнули руки и, медленно подняв их, парень обнял прильнувшую к нему девушку. На глаза навернулись слезы. Минору крепко зажмурился, а когда открыл глаза, лисий морок развеялся. Он снова стоял на коленях в реальном мире, посреди поля недавней битвы.
   "Теперь он не будет страдать от того, что не защитил чудовище и не будет искать меня в попытках отомстить". -- неслышно для Минору, вздохнула довольная лиса.
   "Нет, не только". -- ответил своей носительнице Безликий. -- "Похоже, что произошло кое-что, намного более важное".
   Бесполезный ополченец поднял руки и посмотрел на свои ладони, закованные в сталь легких латных перчаток. Неведомая сила поднималась и расцветала в его душе. Страх гибели, что безраздельно властвовал над ним в сражениях, отступал. Он больше не будет бежать в атаку с толпой просто потому что абстрактно должен так поступать. Он больше не согнется и не попятится перед врагом. Бесполезен только тот ополченец, которому нечего беречь. Которому нечего защищать.
   Молодой самурай подобрал оружие, поднялся, выпрямился во весь рост и обвел поле боя просветлевшим взглядом. Как он мог раньше не замечать того, что это не просто место ужасной битвы и и гибели множества людей? Они не потерпели поражение. Отброшен враг. Бастион стоит. Они отвратили беду и одержали невозможную, величайшую из побед.
  

* * *

   -- Мы находимся на том самом месте, где буквально несколько минут назад кипели бои. -- наговаривал в микрофон репортер, осторожно идущий по разбитой дороге между поврежденными домами. -- Судя по тому, что я вижу, ожесточенность сражения была ничуть не меньше, чем на площади казней. Всюду кровь, разбросаны куски брони и сломанное оружие. Мертвых тел нет, но... это сложно передать словами, но в воздухе вокруг нас разлита сама смерть. Отрицательные энергии и черная протоматерия? Присутствие зла чувствую даже я, обычный человек.
   За репортером следовали еще двое работников телекомпании. Оператор, сгибающийся под весом громоздкой видеокамеры и помощник оператора, с ящиками силовых батарей на спине, от которых к видеокамере были протянуты жгуты энерговодов. Оператор запечатлевал на пленку разрушения и пятна крови на мостовой, по знаку от репортера брал его в кадр и позволял разъяснить обстановку.
   -- Это очень опасно, но мы подходим ближе к стене, к месту первого столкновения... вот здесь, на этот самом месте, обескровленные и потерявшие почти всех братьев по оружию в сражении с Черной Лисой, последние защитники нашего города встретились с ордами лесных бандитов. Вот и тела! Уложены в кучи вдоль улицы. Это бандиты, погибшие от рук наших стражей! О боги, ну и чудовища! Страшно представить, каково это - встать перед целой армией таких, и знать, что за тобой нет никого. Только зеленые гражданские, женщины и дети, которых ты обязан защитить.
   Заметив новую цель для съемки, оператор повернул камеру и поймал в объектив несколько сотен человеческих фигур, приближающихся к пролому.
   -- Кто-то идет. -- слегка запоздавший, репортер встрепенулся, поясняя очевидное. -- Похоже... похоже это наши воины! Они живы? Или... я подойду к ним. Операторы... если окажется что это йома и они набросятся на меня, убегайте, уносите пленку и немедленно передайте ее в телецентр! Надеюсь, ее успеют выпустить в эфир и предупреждением спасти кому-нибудь жизнь...
   Пока он собирался с духом и оценивал риск, маскируя свою заминку болтовней, его опередили. Седой горбатый старик, в поврежденных доспехах, кое-как напяленных поверх окровавленных бинтов, несколькими длинными прыжками приблизился к устало бредущей толпе. При прыжках он берег левую ногу и болезненно морщился от вспышек боли в ранах. Хромая и опираясь рукой на короткое копье, он подошел фигуре, шедшей во главе возвращающихся в город воинов и, поклонившись, замер в ожидании результата своей смелости.
   -- Очень храбро с твоей стороны, Тоширо-доно. -- сказал, глядя на следователя единственным глазом, лейтенант Осаму. -- Спасибо. Я был рад, когда не нашел тебя среди мертвых.
   Доспех самурая был иссечен, искорежен и покрыт пробоинами буквально во весь рост, сверху до низу. Левая рука вырвана по самое плечо. Половина головы отсутствовала, ужасную рану маскировал кое-как намотанный кусок ткани, срезанный с бандитского плаща и насквозь пропитавшийся кровью. Застрявшие в ранах обломки вражеского оружия воин повыдирал, но это, конечно же, ничем не могло помочь.
   -- Лучше бы мне, дряхлому псу, быть в этой армии вместо вас, Осаму-доно. -- дрожащим голосом ответил следователь-храмовник. -- Что за проклятие?! Опять я уцелел, когда молодые и сильные полегли. Что же я скажу вашей жене и детям?
   -- Скажи... -- мертвец положил руку другу на плечо и улыбнулся. -- Скажи им, что я их очень сильно люблю и прошу прощения за то, что не могу вернуться с этого поля боя. Помоги им, чем сможешь. У вас, выживших, впереди еще много трудностей.
   -- Осаму! -- прозвенел крик и, роняя с плеч теплый платок, от домов к остановившейся армии мертвецов бросилась женщина средних лет. Она подбежала, на миг замерла, глядя на истерзанного мужа, а потом шагнула к нему, обняла и прижалась залитым слезами лицом к окровавленному, искореженному нагруднику.
   -- Хотару, куда тебя принесло? Где ты должна быть? -- обняв жену, Осаму в жесте утешения провел рукой ей по волосам.
   -- Дети с бабушкой. -- рыдая, ответила женщина. -- Я... я думала, что может быть... если ты ранен...
   -- Нет. -- мертвый самурай тяжело вздохнул. -- Не ранен. Береги детей, Хотару, и прости меня, если сможешь. Опять у нас в семье одни женщины остались. Говорил же я тебе, рожай мальчишек! Не послушалась.
   -- Дурень! -- Хотару хлопнула его ладонью по кирасе и теснее прильнула к трупу, движимому медленно угасающим сознанием. -- Не уходи...
   С тяжелым вздохом, самурай обнял ее крепче и посмотрел на стоящего рядом старика.
   -- Тоширо, возьми это. -- сказал лейтенант. К старику шагнул еще один из погибших защитников города и протянул сложенную в несколько раз большую карту. -- На ней отмечены места, в которых диверсанты Народной Освободительной заложили бомбы. Наших остались единицы, но разминировать и убрать нужно немедленно, пока не погиб... еще кто-нибудь.
   -- Займемся. -- следователь, с благодарным поклоном, взял карту.
   -- Тот, кто поддерживает в нас жизнь, чувствует в городе большое напряжение. Будут серьезные беспорядки, которые некому сдержать. Чистая Кровь не уходит, они возглавят и направят бунт. Пока не придут армейские части, будут убиты многие. Черный Лис... отправил к лидеру чистильщиков эмиссара и договорился о том, чтобы не трогали семьи стражей. Соберитесь в нашем квартале и организуйте оборону. Женщин и подростков хватит, чтобы отогнать неуправляемых мародеров, а чистильщики не станут атаковать. Хотару... -- самурай склонился и шепнул жене на ухо. -- Отправь кого пошустрее, предупредите друзей. Пусть бросают все, бегут в порт, поднимаются на корабли и отплывают в море. Тогда чистильщики не смогут их перехватить.
   -- Поняла... я... я поняла, Осаму. Прости... прости, за то что ругалась и ревновала тебя ко всем... прости... я была плохой женой...
   -- Самой лучшей. -- самурай ободряюще улыбнулся ей, подхватил жену рукой и поднял. Легко, словно ребенка. -- Солдаты! Вокруг нас трупы воров и убийц! Я не терпел их соседства в жизни, не желаю терпеть и в смерти! Стройся на наш последний парад! Четыре ряда! Ополченцы! Вы храбро сражались! Вставайте в наши ряды! Стройся! Стройся!
   Изрубленные, покрытые копотью, грязью и кровью, изуродованные деформациями и отсутствием частей тел, ходячие мертвецы построились в три шеренги и, по команде лейтенанта, начали отбивать ритм ногами. Тяжелые сапоги бухали о камни мостовой, покрытые копотью, кровью и грязью, доспехи лязгали тяжелыми пластинами.
   -- Сотник! Знамя выше! Вперед, солдаты! На аллею воинской славы! Победа! Победа с нами!
   Мертвецы воздели оружие к небесам и хором взревели с грозным торжеством. Ужасающая, но величественная в своей гордости колонна войск под истерзанным и окровавленным флагом, двинулась по улице вперед.
   Лейтенант возглавлял армию. Он маршировал, высоко подняв голову и держа на руке обнявшую его за шею жену.

* * *

   Самая отчаянная группа репортеров работала на поле боя с армией бандитов, еще две делали репортаж из покалеченного замка Симада, остальные шесть, в том числе и та, что владела спецтехникой для организации прямого эфира, вещали с площади казней и места крушения дирижабля. Возле дирижабля осталась только одна, а все бывшие на площади словно капельки ртути стеклись к вышедшей с театральной улицы девушке в форменной одежде гражданского офицера Единства.
   -- Киоми-сама, -- поднялся галдеж. -- Что происходит в замке вашей организации?
   -- Что вы можете сказать о сегодняшних событиях?
   -- Можно задать вопрос?
   -- Можете сделать заявление?
   -- Да, конечно. -- привычная быть под прицелами камер, Корио нисколько не смутилась. -- Я здесь как раз для того, чтобы сделать заявление и дать вам информацию. Пройдемте к видеоцентру, я выступлю в прямом эфире.
   Человек, куривший сигарету в тени зданий и ожидавший появление офицерши Единства, затянулся последний раз и отбросил окурок. Пора вмешаться. Эта красотка может оказаться Черной Лисой, так что никаких ей прямых эфиров. Начальство из Единства обещало прислать пару верных наемников-шиноби в поддержку, но что-то они подзадержались. Придется самому...
   -- Уважаемый! Сигаретки не найдется?
   Директор телецентра едва не подскочил на месте от испуга, когда незаметно подобравшийся к нему человек в одежде с гербом клана Симада соизволил обозначить свое присутствие. Мертвенная, до синевы, бледность лица. Ввалившиеся глаза. Кусок доски, пробивший грудную клетку от бока до плеча. Все это недвусмысленно намекало на то, что данная фигура ни что иное, как ходячий труп.
   Директор, руки которого моментально затряслись как в припадке, с трудом нашарил пачку сигарет во внутреннем кармане своего пальто и протянул ее чудовищу.
   -- Это не мне. -- сказал мертвец. -- Себе возьми. Покури, пока моя носительница дает интервью твоим людям. Говорят, курение успокаивает. Возьми две. Нет, три сразу. Зажигалка есть? Давай помогу. Кури, кури. Как вариант, могу тебе просто ноги сломать. Сам выбирай, что вреднее для здоровья.
   Директор подавился сигаретным дымом, закашлялся и согнулся, а мертвец дружелюбно похлопал его по спине.
   -- Не спеши, не спеши. Расслабься. Я сейчас в добрейшем расположении духа, поэтому даже твоих шиноби-наемников только побил и отправил домой на руках ползти, под моим ненавязчивым присмотром. Тебя тоже не убью, если дурить не станешь. А начальству скажешь про меня и вон про того моего приятеля.
   Мертвец указал в сторону здания с выбитыми окнами, из которого в недавнем сражении боевики Чистой Крови вели стрельбу по самураям. В окне появилась еще одна человеческая фигура, наверняка еще один ходячий труп, но он уже был вооружен тяжелой ручной пушкой.
   -- Мобильные орудия чистильщиков стреляют вот такими кусками камня или металла. -- мертвец показал директору телецентра сжатый кулак. -- Причем в сочетании с моими невероятными способностями к вычислению, я заряжу ядром тебе точно в голову даже если ты попытаешься увернуться. Можешь попробовать сорвать интервью резким рывком или криком. Но не уверен, что после осмотра и видеосъемки твоего обезглавленного трупа, интервью не продолжится.
   Директор затянулся тремя сигаретами раз, другой, и расслабился.
   -- Я так понимаю, эта девушка - Черная Лиса? -- спросил он у трупа.
   -- Именно так. -- ответил мертвец. -- Ей идет офицерская форма, правда? Даже немного жаль, что у первого лисенка не получилось стать частью Единства. Некому было бы сражаться за окончание эпохи Войн, но мир получил бы легендарную певицу, как и ее приемная мать, способную останавливать армии своей красотой и добрым словом. Увы, Темные Инженеры изменили мир Золотой Чумой, лисят боятся и убивают. Но... Кицунэ Корио стала еще сильнее. Она действительно способна навсегда изменить этот мир и поставить человечество на новую ступень развития. Вместо крошечной искорки добра, мы получили буйный пожар праведного гнева. Даже я боюсь спугнуть робкую надежду и потому берегу ее, вместо того чтобы обратить в йома, захватить контроль и устроить очередное Затмение.
   Директор телецентра смотрел на то, как лиса-обманщица уверенно позирует перед телекамерами и сыплет информацией об инциденте, рассказывая о том, как Единство обнаружило присутствие Черной Лисы и дало информацию клану Симада, прекрасно зная что устроит бешеный лорд. Об аварии на на электростанции, о помощи лисы в ликвидации ущерба и о том, что нужно сделать, чтобы уберечься от последствий. О подкупленных шиамами псевдо-освободителях и о переживающих новое рождение безумцах Чистой Крови.
   -- Вы действительно думаете, что сможете победить все зло мира? -- выдохнув облако серого дыма, спросил директор. -- Наивные идеалисты.
   -- Многие так говорят. -- ответил ему мертвец. -- А мы продолжаем свое дело и побеждаем, по всем фронтам. Мир готов был измениться, уже очень давно. Поэтому тогда, когда на руинах скрытого селения Скалы убийца тридцати тысяч стоял и ронял черные слезы, я не стал захватывать и уничтожать его разум. Легко увидеть в почерневшем лисе чудовище. А я... -- монстр поднял голову, взглянув в озаренные утренним светом, небеса. -- Я увидел героя, способного начать новую эру. Для всех.
   -- Вы сражались одни. Восстания не получилось! Никто вас не поддержал!
   -- Думаешь? -- мертвец улыбнулся. -- Прислушайся, маленький человек. Этот город, эта страна, весь мир гудит, как растревоженный улей. Близится такой взрыв и такой шторм, что шиамы с их бесчисленными ордами палачей в ужасе забьются в свои затянутые дымом горы и затихнут, как напуганные мыши! Просто плыви по течению, сиди и смотри. Развязка близка.
   На площади началось движение. К репортерам подбежал запыхавшийся человек, что-то затараторил и, теряя интерес к интервьюируемой "представительнице Единства", толпа с кинокамерами и микрофонами хлынула к одной из уводящих прочь улиц.
   -- Что происходит? -- удивился директор телецентра.
   -- Триумф героев. -- ответил ему Безликий. -- Те, кто действительно вершат судьбу мира, подходят к аллее воинской славы.
  

* * *

   Южные ветра, по своему обыкновению, запаздывали в северные земли. Холод таился в лесах под древесными кронами, окутывал городские улицы и заставлял людей сердито кутаться в теплые пальто.
   Лейтенант Осаму помнил, как прекрасна была аллея воинской славы в конце мая, когда раскрывались цветочные бутоны согревшихся и пробудившихся сакур. Но это будет позже. Этим утром, величественные гиганты стояли неподвижно в полнейшем безветрии и тянули к небу черные прутья своих ветвей, словно тоже были мертвецами и только благодаря неведомой силе могли удержаться от падения на стылую, смерзшуюся в камень землю.
   Отовсюду, из домов, с ответвляющихся улиц и переулков, к аллее сбегались люди. С серыми от страха лицами, в неброской простой одежде, сгорбленные под тяжестью жизни, больные от плохой еды, тяжелого труда и нервного истощения. Похожие на мышей, слабые серые тени. Всесильные самураи и аристократия умирающего мира издевательски хохотали, потешаясь над глупой лисой, вставшей на сторону... кого? Вот этих? Дрожащей аморфной биомассы?
   Еще вчера, такая же мышь и такая же тень, лейтенант Осаму мог только бессильно сжимать зубы в ответ на издевательский смех властителей мира, но сегодня... сегодня все было иначе. Безмерная глупость и гниль насмешников, безмерная слабость и страх высшей власти перед всесметающим могуществом народа, стали ему очевидны. В ужасе перед этой немой мощью, императоры стремятся довести народ до состояния скота, проталкивают в норму грязь и очерняют благородные черты человека, превращая людей в бессильные серые тени. Люди настолько переполнены рабским ядом, что бессмысленно призывать их бороться, они только поднимут на смех наивного мечтателя. Нужно противопоставить пропаганде властителей мира что-то, что пробудит серые тени от бесконечного сна.
   Высоко подняв над головами истерзанный флаг стражей закона, армия мертвецов вступила на аллею славы. Оставляя на камнях след из холодной крови, лязгая изуродованными доспехами и гордо печатая шаг. Серые тени смотрели на это невероятное шествие погибших людей. Тех, кто не испугался. Тех кто вступил в бой и защитил всех ценой своей жизни. Последних героев умирающего мира.
   Но последних ли?
   Женщины плакали, закрывая лица ладонями. Мужчины опускали головы, сжимали кулаки и скрежетали зубами от стыда и ярости. Искры чужого подвига прятались в их сердцах и погибшие знали, что осталась в этом мире та, что не позволит искрам угаснуть.
   "Силовая сеть готова. Заряды на местах". -- доложил Безликий, под управлением которого несколько сотен мертвецов остаточной синей Ци нарисовали вокруг аллеи славы масштабную силовую печать.
   Корио, остановившаяся посреди улицы, метрах в трехстах перед колонной погибших солдат, отдала команду коротким кивком головы.
   Пять десятков ходячих мертвецов крепко обхватили руками цилиндры похищенных со складов Единства энергетических накопителей и провернули кольцевые переключатели на полную отдачу. Пятьдесят маленьких смерчей положительно заряженной Ци хлынуло из накопителей в узлы силовых схем.
   Зелено-золотое свечение в мгновение ока распространилось во все стороны, замыкая в кольцо целый городской квартал, а затем хлынуло туда, где незримо для всех, под ногами мертвого воинства, скользила сквозь землю полуматериальная сущность, жаждущая развеяться, растаять и освободиться от мучительного существования. Еще не обретшая разум и не понимающая, что пока существует жизнь, йокай обречены возрождаться снова и снова, темным ментальным эхом ужасных трагедий отравляя землю. Эта сущность желала покоя и потому с жадностью припала к живительному положительному заряду, щедро подаренному ей демоном-предателем, заключившим немыслимый альянс с человеком. Невероятное облегчение, освобождение от безумия и боли, нахлынуло на йокай и он начал растворяться в божественном блаженстве.
   "Хорошо"... -- Безликий, носительница которого успела прибежать едва ли не в эпицентр водоворота положительных энергий, устало закрыл глаза. -- "Наконец-то... хоть пара мгновений Тишины"...
   Лейтенант Осаму остановился и поставил на землю льнущую к нему жену. Все солдаты остановились и принялись оглядываться по сторонам, чувствуя окружающее аллею тепло. Мягкий свет окутал дома, мостовую, людей и стволы сонных деревьев. Он становился все ярче и ярче, а потом, вдруг...
   Раскидистые кроны восьмисотлетних сакур, посаженных в память о подвигах героев давнего прошлого, в единый момент словно взорвались пышным буйством бесчисленных цветов. На глазах обомлевших людей, раскрылись мириады бутонов, окутанные золотистым сиянием, развернулись нежные розовые лепестки.
   -- Боги... -- восторженно вздохнул Осаму, глядя на этот прощальный подарок мира ему и его солдатам. -- Это словно сон...
   Не касаясь обомлевших от восхищения людей, по кронам деревьев пробежался игривый ветерок. Такой, словно обретший силы ками пробудился и пришел взглянуть на удивительное чудо. Потоками ветра, Ватацуми-но-ками собрал тысячи розовых лепестков. Собрал, поднял в небо, закружил и осыпал ими израненных воинов. Искры золотистого света поднимались от земли, вплетаясь в танец лепестков, развеивая отрицательный фон и даря тепло израненным душам.
   -- Ками пробудился! -- в потрясении шептали люди. -- Он благодарит и провожает наших солдат! Это же легенда! Живая легенда!
   Секунда за секундой, погибшие воины в восхищении любовались бушующим вокруг них ураганом. Боль, мучительное эхо своих и чужих ужасов, таяли и отступали. Золотая Ци текла по их телам вместо алой, наполняя души гармонией, спокойствием и счастьем.
   Но увы, это не могло продолжаться долго.
   В урагане лепестков и золотистых искр, погибшие воины начали опускаться на колено и усаживаться в позу "сейдза". Зная, что сейчас потеряют над телами контроль, одни опирались на оружие, вторые применяли дзюцу земли, чтобы создать себе опору и не упасть. Йокай исчезал, сознание мертвых начало угасать, но уходили воины легко и спокойно, со знанием своей победы и свершившейся справедливости.
   -- Прощай, Хотару. -- сказал Осаму, обнял жену покрепче и тоже опустился на колени, опираясь на изуродованный меч, вложенный в переломанные ножны. -- Вот и все. Мы уходим... прощай...
   Корио, стоявшая в паре сотен метров от остановившейся армии самураев, смотрела как рыдающая женщина льнет к погибшему мужу и причитает в мольбах не оставлять ее.
   "Со всеми моими силами, со всей людской верой, я по-прежнему не богиня". -- мысленно сказала она. -- "И даже не волшебница. Простите меня".
   "Ты совершила чудо". -- прозвучал в ее голове голос лейтенанта Осаму. -- "Мы победили там, где должны были просто погибнуть".
   "Скольких детей ты спасла от повторения моей судьбы"? -- тепло произнес голос раба-лакея Хироши. -- "Спасибо тебе, волшебная лиса".
   "Я натворил немало страшных дел в своей жажде мести", -- сказал в тон остальным Юкио, бунтарь-крестьянин из Чистой Крови. -- "И не жалею ни о чем. А благодаря тебе, ухожу с чистым сердцем и уверенностью в том, что вернул долги".
   Корио опустила голову и закрыла лицо ладонями. Слезы, льющиеся из ее глаз, скользили между пальцев и падали на холодные камни, окутанные теплым золотым светом и усыпанные бесчисленными лепестками, что по легендам розовы от пропитавшей их крови.
   Покрытый татуировками воин, безошибочно вычисливший даже сменившую облик лису по ее поведению, подошел и тронул плачущую девушку за плечо.
   Корио обернулась и, как это свойственно лисятам, безоглядно прильнула к нему, позволив большому и сильному человеку, своему другу, крепко-крепко ее обнять.
  

Эпилог.

  
   Тяжелые броненосцы изрыгали в утренние небеса клубы черного дыма. Каждый их них рубил воду четырьмя громадными винтами и шел вперед, круша ледяную кору холодного северного океана. Дважды кораблям приходилось менять курс, чтобы избежать столкновения с громадными айсбергами, но старший офицер-навигатор заверил великого адмирала Согано Тадатэру, что к полудню этого дня стальные драконы императорского флота войдут в гавань города Сикабе.
   Великий лорд Тадатэру, истинный правитель северного региона страны Рисовых Полей, уже больше суток не мог подавить бушующее в нем неистовое бешенство. Этот бездарный недоумок, Симада Сабуро, которого он всего на месяц оставил без присмотра, едва не спустил в гальюн контроль над половиной страны! Прозевал формирование бандитской армии, потерял гарнизон целого города, уронил в грязь честь и репутацию правящих сил, и при все при этом не добился ни малейшего успеха в уничтожении Багровой Тени, пришедшей буквально в его руки! Вот она, на экране телевизора, блистая красотой и роскошным мундиром, снятым с какой-то идиотки из Единства, вещает о том как два педофила из клана Симада устроили для нее ловушку, придумав растерзать боевыми конями сотню безобидных домашних рабов, а потом еще и пытались защититься от ее сильнейших ударов, используя в качестве щита сбежавшийся к месту казни и заблокированный солдатами простой народ.
   -- У меня в голове не укладывается, как могут имерские и колониальные власти допускать подобных выродков к управлению городами. -- подкрепляя свои речи живой жестикуляцией, возмущала лиса. -- Я тысячу раз слышала от золотых мальчиков и девочек что обычные люди для них что-то вроде скота, но таким умникам и умницам самим место в курятнике, их нельзя допускать к власти на удар копья!
   Лорд Тадатэру набычился. Казалось, еще чуть-чуть и волосы у него на затылке поднимутся, как шерсть на загривке у разъяренного волка. Его люди крепко держали репортеров и журналистов в стальном кулаке, никто не смел произнести слово осуждения действиям той великой силы, которую представляют из себя самураи центральной империи. Обозвать аристократию курами?! Да за такое кто угодно умер бы от боли в пыточных подвалах! Как же повезло лисе, что в момент нападения он и его армия были заняты уроками вежливости для обнаглевших нищих ублюдков из страны Льдов, вздумавших брать налог с проходящих мимо имперских торговых кораблей. Клан Симада - генетически несовершенные солдаты с узкой специализацией. Только и могут, что пытаться изображать статуи под шквалом вражеских ударов. Попробовала бы эта хвастливая дрянь попрыгать в облаке ложной кислоты, которыми накрывают себя отряды Согано! Мастера тайдзюцу и плохо тренированные самураи сгорают в считанные секунды и никакая регенерация их не спасает! А если добавить в это облако Ци с положительным зарядом, черная броня демона рассыплется, и... останется только собрать кости юной богини, как доказательство ее безвременной гибели!
   -- А еще, после подобных столкновений мне становится сложнее спорить с йокай и акума. -- продолжала разводить речи лиса. -- Представьте только, одна мразь крикнула: "давайте сгоним на площадь и разорвем в клочья сотню ни в чем не виноватых мужчин, женщин и детей", а четыре тысячи вполне адекватных и разумных людей послушно побежали готовить задуманное зверство!
   -- Вы намекаете, что солдаты лорда Сабуро должны были поднять восстание? -- слегка удивленно спросил ведущий телепередачи.
   -- Нет, не на это. Сам факт того, что возможно то, что случилось, наполняет меня гневом и жаждой действия. Того, кто пытается бороться за народ, за справедливость, за светлую идею, уничтожают моментально. Сразу же найдется тысяча добровольцев, готовых публично осмеять такого борца. К нему придут бандиты с дубинками и сломают ноги, сначала ему, а потом его жене и детям. Если он не сдастся, не продастся, его убьют. А народ только губами покривит и назовет своего защитника дураком, совершившим какую-нибудь ошибку и связавшимся не с теми людьми. Но ублюдка, ворующего и убивающего, презирающего людей и топчущего их ногами, не тронет никто. К нему, наоборот, будут присоединятся, воспринимая его зверства как проявление силы! В нашем обществе зло несравнимо сильнее добра. Но что это, скажите мне, как не огромный сигнальный флаг? Все видели, как в фильмах самурай размахивает флагом, передавая приказы командира войскам, вот и нам жизнь дает такой сигнал к тому, что пора менять саму основу, на которой базируется наше общество. Я не призываю всем миром подняться и начинать убивать аристократов, но нужно немедленно и срочно менять политические взаимоотношения правителей и народа. Вычищать из власти воров и дураков, отбирать оружие у извергов и садистов. Общество должно освободиться от паразитов. Если мы этого не сделаем, то... продолжатся такие же истории, в которых кровавые выродки будут прикрываться людьми как живым щитом. Отряды Чистой Крови будут возрождаться, снова и снова, а самураям, защищающим остатки нашей истерзанной цивилизации, так и придется сражаться парой сотен против многотысячных орд.
   Из ноздрей адмирала Тадатэру на выдохе ударили две струи белого тумана. Безвредного, но стоит ему надеть специальную маску, вкладывающую в этот туман элемент огня, и туман превратится в подобие сильнейшей кислоты, убивающей любого, кто не может защититься от него влиянием на элементы воздуха и воды. Как же приятно видеть, как корчатся в этом тумане вопящие от боли, разлагающиеся заживо враги! Жители Сикабе напитались бунтарским духом лисы? Пусть только попробуют серые гуманоидные мыши поднять морды от земли при его приближении! Весь город превратит в город скелетов!
   -- Не нужно впадать в такой гнев, господин адмирал. -- сказал советник лорда, за годы службы спасший от истребления многие тысячи людей. -- Лиса натворила дел и навела народ на несовместимые с жизнью мысли? Пусть так. Но вспомните, что через четыре года и Сикабе, и вся страна Рисовых Полей будут подвергнуты зачистке ордами шиамов. Нам нужно держать собственные рубежи и нищими колониями придется пожертвовать. Все эти мелкие ничтожества умрут, но сначала, нужно выдоить их досуха. Те броненосцы, что строятся на верфях, усилят вашу эскадру. Жаль потерять корабли из-за выкрутасов одной нахальной демоницы.
   -- Что ты предлагаешь, Акихиро-доно?
   -- Подыграть бунтарям. Дела, вызвавшие гнев общественности, творил клан Симада? Резко осудите негодяев и низриньте их в опалу. Освободите недовольных, которых Симада держат в подземельях под их замком. Насколько мне известно, генеральный директор верфи, который вызвал гнев лорда Сабуро в споре из-за какой-то девки, искалечен, но все еще жив. Поставьте его новым главой города. Пусть продолжает строить корабли. Да, он будет чувствовать благодарность к Черной Лисе, но пусть хоть целуется с ее листовками, наша задача сейчас - вооружиться перед небывалым штормом, отвести катастрофу от нашей родины и императора. Если приход лисы подарит рабам заряд бодрости и улучшит их производительность, мы только в выигрыше.
   -- Согласен. -- сказал адмирал после десятка секунд раздумий. -- Если помойные крысы захотят сражаться с шиамами, они смогут занять на пару месяцев всякий сброд из негодных к строевой и устаревших генетически. Меньше шлака будет тереться на полях генеральных сражений! Пусть лисьи фанатики поверят в то, что их ничтожная богиня на что-то повлияла и работают с полной самоотдачей. Я прикажу повысить финансирование проектов за счет средств местной аристократии. Будет повышена оплата рабочим, улучшены условия жизни. Мотивированный солдат сражается лучше, а мотивированный раб, верящий в то, что у него появились права, лучше работает. Путь благодарят и благословляют свою богиню, напугавшую, ха-ха, меня, и вправившую, ха-ха, мне мозги! Когда они будут погибать, пусть лиса придет к ним на помощь и сгинет вместе с ними!
  
   Как и обещали навигаторы, солнце стояло в зените, когда флот империи Лесов вошел в порт Сикабе.
   Стараниями нескольких буксиров, стальная махина флагмана с веками выверяемой осторожностью была пришвартована к хрупкому причалу, сходни были поданы и четыре сотни солдат спустились по ним на берег.
   Под окриками лейтенанта, самураи перестроились в три ровные шеренги. Кони были выведены из трюмов и поданы командирам.
   -- За мной. -- адмирал Тадатэру возглавил колонну и повел отряд к замку Симада. -- Готовность полная боевая! Посматривайте по сторонам и не упустите возможных стрелков!
   Однако, обошлось без стрельбы. Отряды Чистой Крови уже покинули город и встречать новоприбывших вышли только местные жители. Никто не преградил самураям путь, никто не поднял оружия и не выкрикнул резких слов. Но что-то все-таки было иначе.
   Привыкший к бессильной ненависти покоренных, великий лорд смотрел на отступивших к краям улицы людей и с непривычным чувством вместо сгорбленных спин и опущенных голов видел расправленные плечи, видел лица людей, стоящих в полный рост. Чем ближе к замку, тем больше становилась вокруг толпа, и тем сильнее начинали нервничать бронированные великаны. Человеческое море росло и владыки мира в этот момент чувствовали себя крошечными песчинками перед могучей, непобедимой стихией.
   Адмирал не подал вида, не показал черни, какая ненависть и ярость обуяли его, но во дворе замка, когда слуги с поклонами принимали и уводили коней, он встретился взглядами со своим советником, что конечно же тоже все видел и понял.
   -- У нас нет благозвучных причин устраивать зачистку в городе. -- сказал Акихиро, когда они с лордом Тадатэру остались наедине. -- Горожане не помогали лисе, они даже не устроили бунта после ее ухода. Все ожидали, что мстители придут добивать клан Симада, но то "чудо", с мертвецами и сакурами, приглушило злобу людей и успокоило Чистую Кровь. Устраивать провокации и вырезать обнаглевшую чернь теперь... значит поднять ярость и возмущение в тысячах других городов. Обстановка и так накалена до предела, мы не можем позволить себе множественные бунты по всей империи.
   Великий лорд мрачно кивнул.
   Не беда, если все эти люди через четыре года превратятся в кровавое месиво под ногами шиамов. Но что если эта страшная стихия, почувствовавшая свою скрытую мощь, каким-то неведомым, невообразимым волшебством... победит?
   Нет, это невозможно! Этого нельзя допустить. Если армии Черной Лисы начнут одерживать победу и теснить своих палачей, то... он, со своими самураями придет на помощь детям огненных гор. Пусть погибнет весь мир, но чернь не выползет из-под стального самурайского сапога! Этот древний монстр, именуемый народом, не сплюнет удила и не забудет свист плети!
   -- Еще три корабля. -- сказал Тадатэру. -- Пусть начинают строительство сегодня же! У них не будет ни одной свободной минуты и ни одной капли сил до начала великой войны! Усталый, выжатый как тряпка раб не помышляет о восстании! Пусть пашут в две смены, по двенадцать часов! Дайте им хорошую зарплату и пусть умирают от перенапряжения! Ты прав, Акихиро-доно. Нам нужен флот. И они дадут нам его! А будут при этом рабы верить в сказки проклятой лисицы, или нет, не имеет никакого значения.
  

* * *

   Кичливая роскошь, с которой сотрудники Единства неизменно обставляли места своего обитания, добралась и в этот кабинет. Большая комната, выполненная в мягких тонах, украшенная живыми растениями и огромным аквариумом с тропическими рыбами, занимающим одну из стен. Картины, вычурные светильники, шкура белого тигра на полу.
   Первый Координатор, один из пяти верховных руководителей Единства, сидел за своим рабочим столом, откинувшись на спинку большого кресла и закрыв глаза. Легкий шлем из пластика и металла, украшенный светящимися вензелями силовых схем, обхватывал его голову и преобразовывал всплески мозговой активности в электрические сигналы, отправляемые на тысячи километров и расшифровываемые приемной частью такого же аппарата.
   "Если приведем в действие ключевой проект сейчас, многое останется незатронутым". -- слушал Первый мысли Третьего. -- "Многое успеют восстановить, многое отстроят заново. С применением в быту и работе сил Ци, страны могут очень быстро заращивать раны. Даже если принять как данность то, что лиса узнала наш замысел и передала знание союзникам, ни великий дайме Кано, ни другие правители стран не имеют доступа в наши крепости. Мы усилим контроль над работниками, чтобы не допустить их обработку и вербовку государственными спецслужбами. А если правители затребуют инспекцию крепостей... ключевой проект будет немедленно запущен к исполнению".
   "Согласен". -- прилетела мысль Четвертого. -- "Слаженность действий станет залогом успеха. Второй, как прошло исследование силовой схемы, которой акума успокоил йокай в Сикабе"?
   "Срисована и изучается. Мы сможем ее повторить, нужно еще недели полторы на работу".
   Первый испытал восторг сам и почувствовал такую же реакцию от всех четверых своих собеседников. У Единства новое оружие против акума, которое враг буквально подарил им сам.
   "Великий дайме Лесов обратился ко мне с предупреждением". -- мысленно передал Первый. -- "Послы Северного Альянса и страны Песков вели диалог с его людьми, надеясь выкупить силовую схему. Мы ведь не стали делать секрета в том, что обещали ее нашему лучшему другу и союзнику. Предлагаю передать".
   "Да, пусть вооружаются". -- ответил ему Пятый Координатор, управляющий сегментом Единства, охватывающим северо-восток Обитаемого Мира, великую империю шиамов. -- "Будет забавно сделать убийцами лисы именно их. Ее вернейших фанатиков".
   "Когда же лиса превратится в наше оружие"? -- в словах Четвертого сквозило злое ехидство. Проклятая лицедейка вздумала записать себе в союзники его территорию, страну Морей? Ничего она не успеет сделать.
   "Немного терпения, господа". -- Первый подарил остальным свою эмоцию уверенного самодовольства. -- "Поступил сигнал от наблюдателя. Та, кого мы ждали, ответила на наш зов и прибыла в город. Цепь действий готова, действие началось. Наглая малявка узнает разницу между нами и всеми теми ничтожествами, против которых она скалила зубы раньше".
  

* * *

   В приемной комнате, место секретаря пустовало. Так же, как и всегда. Йомигаэри Хитоми, генетическая мать Златохвостой Кицунэ и, точно так же, всех лисят-клонов, не потерпела бы приравнивания ее к простой секретарше. Обычно она занималась своими делами где-нибудь на базе, или обсуждала что-нибудь важное в кабинете со своим начальником. Другие тайком зубоскалили, но Корио никогда не интересовался, было ли за этими многочасовыми совещаниями нечто большее, нежели рутинная работа над бумагами и обсуждение экспериментов по переделке людей в монстров. Он вообще старался избегать лишних пересечений с хозяином и своей генетической мамочкой. Взаимная ненависть между ним и ними за годы тесного сотрудничества не только не утихла, а наоборот, выросла до угрожающих масштабов. После стольких провалов с лисятами, глаза Хебимару при виде Корио разгорались лютым пламенем, а Корио готов был заживо разорвать своего создателя за все те зверства, что тот творил не ради жизненной необходимости, а ради удовлетворения научного любопытства или из желания превратить очередного маленького лицедея в свой послушный инструмент.
   Однажды, они схлестнутся в бою и один убьет другого. В этом не сомневались даже младшие научные сотрудники и простые стражи базы. Что же до Хитоми? Ее жизнь зависит от того, кто выйдет победителем из поединка Корио и Хебимару.
   В кабинете управляющего был только один человек, что лиса более чем устраивало. Не придется любоваться на гримасы ядовитой гадины, обозлившейся на то, что своим появлением первый же лисенок задвинул ее, такую уникальную, на третий план.
   Угрюмый голос ответил на стук в дверь и дал визитеру разрешение войти. Лис вдохнул поглубже, открыл дверь и переступил порог.
   Хебимару за прошедшие годы стал еще костлявее, а его ядовито-желтые, злобные глаза еще глубже ввалились в почерневшие глазницы, но надо отдать ему должное, яростное пламя разума и жажды действий все так же сквозило в его внимательном, пронзительном взгляде.
   -- Спешу доложить, мой господин, -- с поклоном положив большую сумку с деньгами на стол перед Хебимару, сказал Черный Лис. -- Что вылазка прошла вполне успешно. Возникли некоторые сложности и не обошлось без жертв, но задание выполнено. Тридцать миллионов изъяты из банка и доставлены, в лучшем виде.
   -- Прекрасно. -- спокойно и холодно ответил Хебимару. -- Главное, что наши обязательства перед работниками будут исполнены полностью и в срок. Как самочувствие? Помощь нужна? Я давно привык что любое порученное тебе дело превращается в героический эпос с побоищем на несколько тысяч самураев, но однажды ты себя надорвешь.
   -- Да уж, выйду в аптеку за глюконатом кальция, как вдруг хлоп! -- Корио всплеснул руками. -- И перекроена политическая карта мира. Нужно исследование провести и узнать, почему не могут листогрызы и их союзнички при виде мирного лиса не самоубиваться целыми армиями. В следующий раз, отправьте меня прямиком в столицу их империи, чтобы не обкусывать по краям, а выесть сразу центр пирога!
   -- Не паясничай. -- одернул хвастуна Хебимару. -- Вижу, что с тобой все в порядке. Иди сюда.
   Корио приблизился к поднявшемуся из-за стола хозяину. Хебимару поднял руку, раскрыл ладонь и обхватил шею лиса длинными серыми пальцами, похожими на паучьи лапы. Энергия Ци творца монстров хлынула в горло лицедея, бурным потоком устремляясь вниз, в грудную клетку, и наполняя сложную силовую схему, сдерживающую активированную железу от выработки смертельного яда. Эта силовая схема рухнет по первому щелчку пальцев своего создателя или деактивируется без регулярной подпитки его энергией. Своенравный и несговорчивый наглец на надежном поводке.
   -- Достаточно. -- почувствовав что энергия начинает уходить мимо наполнившейся схемы, Хебимару убрал руку. -- Заряда хватит на месяц. Можешь отдыхать или заняться своими делами. Если понадобишься, я тебя вызову.
   -- Как прикажете, хозяин. -- Корио с поклоном отступил к выходу, но Хебимару окликнул его.
   -- Ты принес одну сумку, но по камерам слежения, у тебя было их две. Что во второй?
   -- Как обычно, господин. Немного денег мне на карманные расходы, горсть украшений и шмотье ультра-люкс класса. Ох, вы бы знали, скольких трудов мне стоило уломать Сумако взять лишний груз на спину!
   -- Вещи из Единства? Ты осознаешь опасность приноса их на базу?
   -- Да, конечно. На предмет устройств и схем слежения их проверили сначала Безликий, а потом наш знакомый мастер-оценщик. Все зачищено.
   -- Это очень глупый риск. Ты недооцениваешь Единство.
   -- Да? А я подумал, что вы так настаивали на разграблении именно Сикабе, потому что высчитали мой неизбежный конфликт с тамошним куском Единства. Чтобы война с ними перешла в горячую фазу и я начал таскать из их хранилищ всякие трофейные полезности. Или, может быть... вы прознали про планы шиамов и захотели, чтобы я разгромил Народную Освободительную? Это вы очень вовремя подгадали, еще два-три дня, и там во всей стране бы такой бардак начался, листогрызы личными имперскими войсками лет двадцать грязь бы разгребали!
   -- Не неси чепухи. Мне нужны были деньги и я тебя за ними отправил. Не больше и не меньше. А теперь, свободен! Твоя бесконечная болтливость действует мне на нервы, лис.
   -- Нижайше прошу меня простить, господин. Доброго вам дня!
   Корио отступил за дверь и закрыл ее за собой.
   "Фуф"! -- удаляясь от обиталища своего злобного хозяина, мысленно вздохнул лис. -- "Слава всему хорошему, отчитался. Нет, ну это надо же быть таким жутким?! Я за свою жизнь много всяких кошмариков повидал, но хозяина еще ни один не переплюнул"!
   "Ты заметил, как он взбесился, когда ты упомянул про разгром шиамских наемников"? -- ответил ему Безликий. -- "Эта серая морда сколько хочет может заявлять что работает только из научного интереса и желания себя развлечь, но он точно намерен подыграть шиамам в деле истребления светлокожих рас. А это значит что"?
   "Что наши с ним отношения придется выяснять до начала последней войны".
   "Хорошо, что ты это понимаешь. И не сомневайся, он это понимает тоже. Такие как сейчас, с серыми стражами и народным ополчением, мы ему не нужны. Ему нужен только я, во главе армии из йокай и йома. Берегись, в ближайшее время твой хозяин начнет действовать. А возможно, уже начал. Где твоя мамаша? Ее не было видно еще в наш прошлый визит на базу. Беспокоит меня это".
   "Он один может руководить базой и направлять работу своих умников в нужное русло. Пойти на конфликт сейчас, значит пустить прахом все десять лет нашей войны. Надеюсь, получится сотрудничать еще хотя бы год или два. А потом... у нас есть чем его удивить".
   Два серых стража, внешне ничем не отличающиеся от обычных людей, ждали своего генерала в коридоре перед входом в жилой комплекс. Там, немного в стороне от основных модулей, под защитой сложной системы доступа, воздушных фильтров и автономной системы водоснабжения, располагалось личное логово лиса. В котором, за последние годы, становилось все люднее и люднее.
   Едва лязгнул массивный замок и открывающаяся тяжелая дверь издала первый шорох, как в центральной из трех комнат слева по короткому коридору зазвучал грохот опрокидываемых предметов, вскрики людей, и через пару мгновений в коридор кубарем вылетела огненно-рыжая зеленоглазая девчонка лет двенадцати на вид, в синей майке с нарисованным плюшевым зайцем, коричневых шортиках и белых носочках.
   -- Братик вернулся! -- с восторженным взвизгом она ринулась на Корио, прыгнула и едва не вышибла его обратно наружу, приземлившись лису на грудь, цепко обхватив его ногами поперек туловища и обняв руками за голову. -- Вернулся! Вернулся! Наконец-то! Ах-ха-ха-ха!
   Серые стражи галантно закрыли за своим генералом дверь, а Корио уронил сумку на пол и, подняв руки, с игривым рычанием цапнул сестру за бока.
   -- Ага, попалась! -- захохотал он, беспощадно щекоча заливисто смеющуюся и брыкающуюся девчонку по ребрам. -- Вот я тебя сейчас, безобразницу такую, загрызу-замучаю!
   -- Ай-йай-йай! -- Бьякко крутилась и вертелась ужом, она вывернулась из-под рук Корио, приземлилась пятками на мягкий ковер и тут же прыгнула обратно в объятия брата.
   Это продолжалось несколько минут, прежде чем вдоволь наобнимавшиеся и натискавшиеся лисы обратили внимание на еще двух обитательниц лисьего убежища, вышедших в коридор и с улыбками наблюдающих за возней озорников. Ближе к лисам стояла темнокожая женщина старших лет, великая мать верховного храма шиамов, спасенная лисом из смертельной ловушки и ставшая воспитательницей его невозможной сверхэнергичной маленькой сестры. Из-за спины жрицы, словно из надежного укрытия, выглядывала темноволосая и худощавая девочка-подросток, с помощью которой две местные, враждебные к Корио интриганки пытались разжечь тлеющий конфликт между ним и Хебимару. Жуткая история осталась позади, в компании лисиц юная рабыня успела немного оттаять от пережитых ужасов и теперь стояла на месте, невыносимо желая так же как Бьякко броситься Корио на шею, но страшно стесняясь обозначить свое присутствие хоть одним движением или звуком.
   -- С возвращением, Корио-сама. -- сказала жрица, поклонившись мальчишке. -- Наконец-то вы дома.
   -- Простите, Аканэ-сан, что причиняю столько беспокойств. -- Корио поклонился в ответ жрице, подмигнул Каджими и цапнул Бьякко за бочок. -- А что это вы все обе такие растрепанные? Вот эта вот мелкая кусака постаралась? -- он принялся цапать сестру, вертящуюся, весело взвизгивающую и защищающую бока прижатыми руками. -- Сознавайся, богиня безобразий, по потолку здесь без меня ходила, да?
   -- Ай-ой! Хватит! -- стерпев четыре атаки, Бьякко развернулась, пару раз небольно хлопнула Корио по рукам и с жадным интересом спросила: -- Братик, а ты нам что-нибудь привез?
   -- Конечно! -- Корио поднял сумку. -- Сначала, сестренка, вот тебе знаешь что? -- он вынул небольшой серебряный браслет, на котором маленькими блестящими камешками был выложен значок музыкальной ноты и название группы "Аметист". -- Это самый настоящий...
   -- Браслет "Аметистов"!!! -- Бьякко с восторженным взвизгом, сцапала браслет. -- Они в этом году на "Северном Сиянии" выступали, восьмое место заняли! Аканэ-сан, смотрите, здесь, внутри, гравировка с именем певицы! Мию-чан! Помните, у нее вот такой бант был над левым виском, и серебряные розы на рукавах!
   Она явно применила гендзюцу, чтобы иллюзиями проиллюстрировать свою болтовню, но благодушно улыбнувшись девочке, жрица шиамов с возмущением посмотрела на Корио.
   -- Не нужно строгих взглядов, Аканэ-сан, ничего ни у кого я не крал. -- уверенно заявил Черный Лис. -- Нет, конечно, я проник в гримерку маленьких звездочек и взял этот браслет из личного ящичка той самой Канэги Мию, но не просто так, а оставил письмо, в котором сознался в содеянном, попросил прощения и объяснил, что этот сувенир сделает счастливой одну добрую маленькую девочку, которая больше всех переживала за их группу на недавнем музыкальном фестивале. Посоветовал показать это письмо учителям в доказательство того, что браслет не сам собой потерялся. Теперь ей, без единого упрека, просто сделают новый и девочка даже не будет плакать! Так что никто не обижен и это было не воровство, а акт открытого вежливого разбоя!
   -- Корио-сама! Я вас умоляю, подумайте, как вы влияете на сестру! Бьякко, милая, не учись у брата плохому.
   -- Да! Не учи меня плохому, Корио-ниисан! -- нахально заявила маленькая лиса. -- А в следующий раз, раз уж Единство начало войну, давай я у какой-нибудь их малявки вообще все украду, а ты замок взорвешь, чтобы никто ничего не заметил!
   -- Бьякко! -- в возмущении вскричала Аканэ, а рыжая безобразница подскочила на месте, нырнула ей под руки и ушмыгнула в свою комнату прежде, чем жрица успела ее сцапать. -- А ну, вернись!
   -- Она это не всерьез, Аканэ-сама. -- смеясь, сказал Корио. -- Знаете же, что по телевизору все врут, а лисы хорошие и маленьких не обижают. Если я когда и принесу ей настоящий концертный костюм юной звездочки, то он точно не будет отобран у ребенка.
   С браслетом на руке, видно покрасовавшаяся у зеркала, Бьякко выскочила из комнаты, бросилась к брату, обняла его за шею, поцеловала в щеку и тут же стрелой умчалась обратно.
   -- Вот-вот, а то чуть не забыла поблагодарить. -- великий и ужасный лис сиял довольной улыбкой. -- Ох уж эта мелкота! Кстати, Аканэ-сан, вот... -- он склонился к сумке и вынул из нее небольшое живое деревце в плоском горшочке под стеклянным куполом. -- Там, на аллее, когда от жизнетворной Ци ками зацвели сакуры, я вспомнил как вы рассказывали о весенних садах пламенной столицы. Вам в этом году не довелось увидеть цветение вишни, но может быть этот маленький шедевр мастера-оранжерейщика из страны Лугов подарит вам немного гармонии и теплых эмоций. Эта крохотная сакура готова расцвести, просто согрейте ее небольшим потоком зеленой Ци.
   Аканэ не была большой фанаткой искусства бонсай, но засияла от радости, увидев подарок. Здесь, глубоко в недрах исполинской скалы, любое живое растение превращалось в сокровище и отдых для души. С огромной благодарностью, восхищенная жрица приняла подарок лиса.
   -- А это, тебе, Каджими. -- Корио вынул из сумки и протянул робкой девочке игрушку в виде белого пушистого зайца, сжимающего в лапках красное плюшевое сердечко. -- А то что получается у нас за девочкина часть нашей комнаты, если в ней нет ни одной мягкой игрушки?
   Девочка взяла подарок, прижала его к груди и ответила лису робким благодарным взглядом, теплым от ласки и нежности. Корио заключил ее в объятия и крепко прижал к себе. Несчастный, настрадавшийся мышонок. В самом сердце логова зла, нашла, так сказать, себе убежище.
   Не желая замыкаться на тяжелых мыслях, лис погладил Каджими по голове, вздохнул и вернулся к сумке.
   -- Ну а это, - мое. -- сказал он. -- Опять слабость взыграла, не смог бросить красивые блестяшки. Меня надо было сорокой назвать, а не лисицей...
   -- Там форма Единства и та красота, в которой ты в ресторане был? -- хлопнув Аканэ руками по плечам, стремглав вылетевшая из комнаты, Бьякко перескочила через голову своей наставницы и выхватила сумку из рук брата, в повороте оттесняя его и закрывая свою добычу спиной. Она сунулась в сумку и наполовину вынула из нее алую атласную блузку. -- Ва-ай! Я первая меряю!
   Прежде чем кто-либо успел что-нибудь сказать, мелкая плутовка в миг умчалась и спряталась в своей комнате.
   -- А все изобретают, как лису вычислить! -- рассмеявшись, сказал Корио. -- Вот что тут сложного? Не понимаю.
   -- Корио-сама, вы принесли в дом вещи из Единства. -- строго констатировала факт жрица шиамов.
   -- Ну да, ну да. Контактный яд, силовые схемы-бомбы, маячки. Что еще они могут напихать? Не беспокойтесь, все проверено. И я, если честно, пока не понимаю вашей дружной паники при упоминании Единства. Немного подготовки и опрокидываются их железные бегемоты только чуть-чуть сложнее, чем какие-нибудь телохранители генерала или отряд обычных спецвойск. Да, у них есть какие-то сверхбыстрые марионетки, плюющиеся плазменными струями из лица, но я видел монстров и пострашнее.
   -- Ты похож на человека, что смеется над вулканом, ковырнув палочкой лаву. Лава медленная, ты сможешь убежать? Но пирокластический поток, ядовитый газ и лавовые бомбы ты еще не видел. Я, духовный вождь сильнейшего в мире народа, испытала ужас и бессилие, столкнувшись с тем, на что способно Единство. Тысячи влиятельных людей, в нескольких поколениях шиамов, выступали против демонизации светлокожих рас и были убиты так же, как была бы убита я, если бы не появились вы, Корио-сама. -- жрица положила лису руку на плечо и крепко стиснула пальцы. -- Не шути с Единством, мальчик. Эти демоны прожуют и сплюнут прочь любого бога.

* * *

   Женщина, получившая из багажа небольшую сумку и в числе прочих пассажиров направившаяся к терминалу посадочной площадки дирижаблей, не привлекла ничьего внимания. Йомигаэри Хитоми хоть и была генетической матерью всемирно знаменитых лисят, сама засветилась разве что на плакатах "разыскивается" пятнадцатилетней давности.
   Прилично одетая дама средних лет, которую совершенно не в чем подозревать. Она прошла контроль личных документов и спокойно вышла в город, сразу же направившись к стоянке извозчиков, поджидающих клиентов на специальной площадке буквально в двух шагах от главных ворот аэровокзала.
   -- Мне нужно письмо отправить. -- сказала Хитоми с видом простоватой женщины, склонной впадать в ненужные пояснения. -- Отвезите меня к центральному зданию почты, пожалуйста.
   -- Конечно, уважаемая госпожа. -- рикша, с поклоном, открыл перед ней дверцу своей повозки. -- Прошу вас, садитесь. Домчу быстрее ветра, мягко и легко!
   Шустрый и выносливый парень, с генетически улучшенными легкими и мышцами, он действительно потянул повозку не хуже коня, но в разы аккуратнее и ловчее. Еще бы! Хлебное место заработка в столице держат самурайские кланы и здесь нет места слабакам или неумехам. Насчет мягкости, кстати, тоже не наврал. Никакой булыжной мостовой под ногами, только модный и безумно дорогой асфальт, при виде которого гости города на колени встают, чтобы пощупать это чудо, созданное по технологиям эпохи Металла.
   Столица страны Лесов сияла стеклом высотных зданий и яркими неоновыми вывесками супермаркетов. Светофоры на перекрестках, трамваи, подземные переходы. Похоже на сказку! Пересечение торговых маршрутов и политический центр всесильной империи. Самый технологичный и богатый город мира.
   К зданию почты вела мраморная лестница, справа и слева от которой возвышались статуи двух огромных крылатых псов, по древним мифам, приносившим послания людям от верховных богов.
   Поднявшись по лестнице, Хитоми остановилась у синего металлического ящика с прорезью для писем. Письмо уже было готово. Вернее простая открытка, вложенная в конверт, помеченный особым знаком, нарисованным поверх почтовой печати, что сразу же делало письмо негодным и подлежащим сдаче в отдел поврежденных отправлений.
   Конверт заместительнице начальника нелегального научного центра передал один из научных сотрудников базы Хебимару, после тайного разговора и предложения сотрудничать. Этот ученый был подставлен под захват террористами два года назад, после чего спокойно плел паутину связей и выжидал удобный момент, без суеты изображая обычного подневольного служащего.
   Хитоми глянула на часы, бросила письмо в ящик и не спеша побрела прочь. Выемка писем будет произведена через час, их проверят сразу же и сигнал от дежурящего сотрудника полетит к нужным людям.
  
   Сигнал прилетел нужным людям намного раньше, чем она ожидала. На ящике, к которому должен был отправить связную внедренный на базу Хебимару агент, была нарисована силовая схема, настроенная на ее миниатюрную копию, которую агент нарисовал на конверте и замазал простыми чернилами. Схемы среагировали друг на друга. Тотчас активировалась сенсорная печать над входом в здание, запечатлев женщину, отходящую от почтового ящика и через пару минут за неспешно идущей по улице Хитоми увязался неприметный человек.
  
   Через два часа, гостья столицы не спеша наслаждалась ужином в ресторане с незатейливым названием "Чаша Мира" и ожидала, когда обещанные влиятельные друзья соизволят заявиться.
   Друзья не стали ее утомлять. Двое самураев в строгих дорогих костюмах вошли первыми и открыли двери пошире, пропуская в зал роскошно одетую молодую даму, встретившись с которой взглядами, Хитоми сразу поняла, что это именно та союзница, о которой она мечтала все годы, пока копилась ее злоба на господина Хебимару и ненависть к лисам-лицедеям.
   -- Наджоу Мегуми. -- представилась дама, приблизившись к Хитоми и присев в галантном реверансе, ведь традиционные поклоны затруднительно исполнять в платье викторианского стиля. -- Агент-дипломат старшего ранга. К вашим услугам, Хитоми-сама. Или, если позволите, Хитоми-химе? Ведь вы происходите из правящей семьи клана Йомигаэри, а значит предо мной леди равного статуса.
   Хитоми пригласила новую знакомую сесть, женщины разговорились, но в ответ на предложение собеседницы сделать заказ, Мегуми с веселым смехом отказала:
   -- Благодарю, но это будет затруднительно, Хитоми-химе. Появление первого агента-дипломата столицы в обычном ресторане подняло бы в народе массу интереса и ненужных толков. Поэтому люди, что пришли со мной, не позволяют никому замечать наше присутствие. Для всех вокруг, вы продолжаете мирно сидеть за столиком в одиночестве и пить чай. Ни одна лишняя душа не услышит нашего разговора и не узнает о нашей встрече. Поэтому действуйте и говорите смело. Нужно ли мне доказывать что я - не лиса-лицедейка?
   -- Нет, Мегуми-химе. Я знаю где сейчас находится Корио. И для вас, судя по обилию телепередач, это тоже не является тайной. В настоящий момент из всех созданных на нашей базе метаморфов, живы только Корио и его сестра Бьякко. Их сейчас рядом быть точно не может.
   -- Слава всем богам, хоть иногда в нашем сумасшедшем мире можно доверять глазам и быть уверенной что твоя собеседница именно та, за кого себя выдает. Вам хотелось бы, чтобы таких моментов было бы больше? Лично я очень бы хотела и многие из нас хотели бы. Я бы даже была готова отдать за это немалые деньги. Сколько объявлена награда за Кицунэ Корио? Двадцать два миллиарда? Нет-нет, не будем мелочными. Пятьдесят миллиардов рю, на ваш личный счет, Хитоми-сама, или наличными, как предпочтете. Вам известно то, на что способны наши институты красоты? Специалисты ждут моего приказа, чтобы провести для вас процедуру омоложения и укрепления здоровья, сделать вам пластику лица и коррекцию фигуры. После этого нам не составит труда нарисовать вам документы на новое имя и вы освободитесь от теней преступного прошлого. Как вам перспектива стать молодой аристократкой из страны Шелка? Или из страны Птиц? Это можно устроить.
   -- Деньги и молодость я, пожалуй, возьму. -- ответила искусительнице Хитоми. -- А документы, с вашего позволения, организую себе сама. Я хочу скрыться так, что никто не будет знать, кем стану я.
   -- Как пожелаете, Хитоми-сама.
   -- Великолепно. Номер банковского счета у меня припасен заранее, жду деньги. Медицинской помощью займемся позже, когда ловушка для лиса сработает и проклятый лицедей погибнет. Я не буду ожидать от вас обмана, ведь Единство не желает чтобы лисы, золотые и черные, появлялись когда-либо впредь? Как только вы проведете для меня процедуру омоложения, я передам вам координаты базы господина Хебимару. С планировкой внутреннего лабиринта, с указанием всех выходов и ловушек.
   -- Вы поможете нам устранить вашего покровителя? -- не без удивления задала Мегуми вопрос. -- Мы полагали, ваше раздражение вызывают лишь лицедеи.
   -- Он первым меня предал. -- гневно ответила ей Хитоми. -- Точно так же, как и муж. Сначала приблизил к себе, сделал вид что я для него важна, но стоило появиться ребенку... я сразу превратилась в ненужное, даже раздражающее дополнение! Как кукла, выполнившая свою роль! Как... как... -- возмущение и злоба вскипели в беглой куноичи, энергия Ци с легким фиолетовым оттенком поднялась над ее плечами и головой, словно призрачное пламя. -- У моего мужа на первом месте был ребенок. И на втором. И на третьем тоже. А уже на четвертом, где-то далеко в тени, была я. Но я не желаю быть ни четвертой, ни третьей, ни второй! Все думают, что я убила мужа и дочь из желания выйти замуж за нового ухажера, но я просто сорвалась! Сорвалась... и в результате попала в лапы другого мужчины, что не ставит меня выше предмета мебели или ценного раба! Хебимару и его выплодки, малолетние лисы... что от меня требуется сделать, чтобы они все умерли?
   -- Только одно. -- легким взмахом руки, Мегуми приказала одному из самураев подойти. Безмолвный великан с поклоном отдал ей квадратный бумажный пакет. -- Передайте это человеку, направившему вас сюда.
   -- Позволите взглянуть? -- полюбопытствовала Хитоми и, получив легкий кивок со стороны собеседницы, открыла пакет.
   Внутри оказалось пять потрепанных тетрадей, исписанных формулами, заметками и зарисовками силовых схем. Десятка три разноразмерных листов бумаги с образцами схем и научная книга, утыканная закладками, усеянная написанными вручную пометками и комментариями на полях.
   -- Что это? -- удивилась беглая куноичи, разглядывая содержимое пакета и совершенно ничего не понимая.
   -- Это специальные разработки наших ученых. -- ответила ей Мегуми. -- Нет смысла разбирать эти каракули, Хитоми-химе, они только ширма для истинных замыслов моего руководства. Отдайте материалы нашему человеку на вашей базе и это запустит цепь событий, в результате которых наш жестокий мир покинет сначала юная лисья принцесса, а затем... следом за мелкой выскочкой отправится ее неугомонный и чересчур самоуверенный братец.
   -- Нацелились на Бьякко? -- Хитоми рассмеялась. -- Это прекрасно, Мегуми-химе! Благодаря моим генам, проклятый лис живуч как демон, десять лет его не могли убить, но в конце концов он совершил ошибку и у него наконец-то появилась фатальная уязвимость. Родные и близкие люди.
  
  
  

Анатолий Хохлов.

28 июля 2019 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
   148
  
  
  

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"