Хохлов Анатолий: другие произведения.

Интерлюдия 1. Клеймо "Кошачья Лапа"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данный рассказ планировался как часть четвертой главы одной из книг про Черного Лиса, но довольно сильно выбился из общей атмосферы произведения повышенной мрачностью и жестокостью. Чтобы не сбивать читателя с настроя, было принято решение вынести эту часть за пределы книги и оставить отдельным рассказом.


   Данный рассказ планировался как часть четвертой главы одной из книг про Черного Лиса, но довольно сильно выбился из общей атмосферы произведения повышенной мрачностью и жестокостью. Чтобы не сбивать читателя с настроя, было принято решение вынести эту часть за пределы книги и оставить отдельным рассказом.

Интерлюдия 1.

Клеймо "Кошачья Лапа".

  
   Кто такие кошки-оборотни? Откуда они взялись?
   История их появления ни для кого не была секретом.
   Первыми, маски начали применять одичавшие жители ядовитых джунглей, обмазывающиеся грубой резиноподобной массой из соков неядовитых растений перед походами в самые опасные участки зеленого моря. Прекрасная защита от контактных ядов, всякого гнуса и растительных колючек, причем достаточно хорошо пропускающая воздух и впитывающая пот.
   Никто не придавал значения изобретательности лесных дикарей, пока однажды торговец, скупающий у жителей Зеленого Моря редкие материалы для парфюмерии, не обратил внимание, что на телах добытчиков от макушки до пяток нет ни единого волоска. Вспомнивший как страдает и мучается его жена, обдирающая ноги горячим воском, торговец спросил дикарей о таком удивительно эффективном способе депиляции и узнал, что это всего лишь побочный эффект от применения защитных масок. Соки, из которых состояли маски, проникали к волосяным луковицам, облекали их и производили местный анестезирующий эффект, а когда загрубевшая маска снималась, то вместе с ней убирались и завязшие в резине волосы.
   Этот метод депиляции стал настоящим избавлением для миллионов модниц по всему миру. Псевдокожа закупалась в джунглях огромными объемами и распространялась по всей Единой Империи.
   А потом... началась Эпоха Войн.
   Разведчики и диверсанты страны Песков, шныряющие по чужим территориям и маскирующиеся то под крестьян, то под монахов, быстро смекнули, что если нанести широко распространенный косметический продукт на чужую макушку тонким слоем, дождаться подсыхания и осторожно снять, то ценой появления у другого человека блестящей лысины, шпион получает идеальный парик, налепив который на собственную макушку, можно кардинально поменять свою внешность. К бороде и усам это тоже было применимо, обманщики вовсю пользовались изобретенными средствами, но никто не собирался останавливаться на достигнутом.
   В постоянных экспериментах дорабатывая формулу псевдокожи, шпионы изменяли формы своих лиц, накладывая эластичные подтягивающие полоски на щеки и подбородки. Учились менять форму своих носов, ртов и глаз. Самураи особенно не переживали по поводу этих чудиков. На фоне титанических сил, что сталкивались в борьбе за власть над миром, жалкая возня мастеров маскировки казалась ничем иным, как детскими играми беспомощных слабаков.
   Времена, когда мастера маски лепили себе на лица клейкие полоски чтобы хоть как-то изменить свою внешность, закончились к середине века Мрака. Был выработан состав, что после высыхания обладал изумительной памятью формы. Эластичный, тонкий, но удивительно упругий. Умелый шиноби, при наложении готовой маски на свое лицо, мог добиться вполне достоверного сходства с человеком, на лице которого маска засыхала. Тончайшая пленка прилипала к коже носителя и буквально сливалась с ней, но при этом тянула кожу и мышцы, задавая форму лица. В полужидком состоянии, контактируя с кожей субстанция маски словно магнитом тянула к себе и впитывала меланин, из-за чего копировался даже рисунок кожи и пигментные пятна. Это было настоящим чудом, шокировавшим по началу почти всех, но к досаде изобретателей, у масок сразу же выявился целый ворох недостатков. Травянистый состав или прихваченный псевдокожей чужеродный белок нередко вызвал аллергию у носителя. Псевдокожа была очень сложна в работе, долго сохла, обладала специфическим запахом, который вскоре научились определять буквально все самураи. Пленка при работе опытного мастера получалась толщиною чуть меньше миллиметра, но даже тогда плохо пропускала воду и совершенно не пропускала твердые частицы вроде отделившихся чешуек кожи, из-за чего маски приходилось регулярно снимать и мыть. А что хуже всего, тонкая пленка была крайне чувствительна к энергии Ци и при малейшем воздействии отслаивалась, теряя форму и приходя в полнейшую негодность. Такова была псевдокожа "первого исполнения", которой до сих пор активно пользовались ее изобретатели, шиноби из скрытого селения Ветра, служащие империи Песков.
   Псевдокожа "второго исполнения" была изобретена в пятьсот двадцать первом году, после работ химиков Северной Империи над материалами и знаниями, переданными им беглой куноичи из селения Ветра. Новая псевдокожа представляла из себя уже не пленку, а мелкую сеточку. Она не сохраняла пигмент копируемой кожи, но зато не обладала запахом, не вызывала аллергии, свободно пропускала влагу и мелкие частицы. Один раз надев такую маску, можно было носить ее сколько угодно долго, не заботясь о постоянном мытье и не боясь проблем с кожей, но она все еще оставалась крайне чувствительна к концентрированной Ци, отслаивалась и рвалась при малейшем на нее воздействии.
   В те же годы, под покровительством одной влиятельной пожилой дамы, была создана специальная служба, с легкой руки основательницы названная "Бакенэко", в честь мифических кошек-оборотней. Просуществовала эта организация, впрочем, совсем недолго. Амбициозные молодые "котята" предали свою бабушку-кошку, примкнули к Темным Инженерам и в Великом Затмении, уничтожающем население страны Камней, были почти полностью истреблены восставшими против демонов самураями. Но кто-то из "котят" все-таки выжил и вскоре спецслужбы по всему миру начали получать сообщения о по-настоящему страшных делах. Появилась псевдокожа "третьего исполнения".

Эпоха Войн.

Годы с 494

по 530.

   Райдо был типичным представителем "пустых", самой многочисленной касты разношерстного сброда, обитающих повсеместно в разрушенных и заброшенных городах. "Пустыми", руинные бандиты называли нищих голодранцев, что ютились в разбитых зданиях и подземных переходах вокруг уродливых строений, называемых руинными замками. "Пустые" занимались собирательством, мелким ремеслом и примитивным земледелием. Готовые на любую работу за еду и медикаменты, руинные нищие жили в грязи и в ней же умирали. Хозяева замков не привлекали этот мусор к разборкам даже для создания массовки, их не обязывали жить по уставу преступного мира, и веса в преступном обществе "пустые" не имели буквально никакого. Это был всего лишь мясной буфер между стенами замков и ужасами опустошенных земель. "Бойцы" и "шныри" даже не вмешивались, когда на поселения "пустых" налетали добытчики рабов, грабители или голодные монстры. У "пустых" были свои банды и свое ополчение, безоговорочно подчиняющиеся местным бандитским царькам просто потому, что те могли в любой момент вывести своих бойцов и устроить в трущобах кровавую оргию.
   Райдо попытался присоединиться к банде "пустых", но был отвергнут и избит. Попытался заняться земледелием и даже вырастил десятка три тыкв, но был избит и остался лежать среди ограбленного, разоренного поля. Попытался таскать из леса на продажу дрова и собирать грибы, но ушлые любители дармовщины заметили его бурную деятельность и принялись отлавливать добытчика на обратном пути, отвешивать ему тумаков и отнимать добычу.
   Скорее всего, бедолага загнулся бы от голода или болезней лет в двадцать, если бы его не подкармливала младшая сестра, Кагура, младший боец женской банды, жалевшая своего непутевого братца и делившаяся с ним пищей, полученной за охрану "ублажительниц". Кагура приводила знахаря, когда Райдо болел, приносила мыло и едкую химию, чтобы поддерживать хоть какую-то гигиену и вытравливать из их темного угла ненавистных блох. Не раз она возвращалась в синяках, с переломами и даже колото-резаными ранами. Глядя на то, как сражается за жизнь сестра, Райдо чувствовал себя бесполезным и бессильным, однажды он даже, крючась в кашле от бронхита, принялся отказываться от лекарств и убеждать сестру, что ей будет лучше без него, но сестра несколько раз ударила брата по лицу и наорала, обозвав слабаком, дураком и трусом. Заявила, что сама его до полусмерти прибьет, если он еще раз заикнется о самоубийстве.
   Если он умрет, кто будет поддерживать огонь в очаге долгими зимними ночами? К кому она будет возвращаться, раненная побитая и порезанная? Он ведь - ее брат, последняя родная душа во всем мире. Тот, кто никогда не предаст и не ударит ножом в спину.
   С этого момента, Райдо такой темы больше не понимал и однажды, всего через полгода после своей болезни, вернул хотя бы часть неоплатного долга своей сестре, когда посреди ночи сначала остановил взглядом кошмарного мутировавшего волка, пробравшегося в поселение "пустых" за добычей, а затем направил этого монстра на ненавистных ублюдков, что до сих пор, заметив Райдо, пытались отловить его и заставить ходить в лес за грибами и дровами для них. Волк порвал всех пятерых, набил брюхо мясом и удрал, когда на вопли и вой погибающих прибежали ополченцы с копьями.
   Потрясенный нищий попытался воззвать к своим тайным силам снова, но те больше не подавали ни малейших знаков своего существования. Может, они пробуждаются только в момент смертельной опасности? Или волк просто побрезговал жрать тощих дохляков и соблазнился отожравшимися на отобранной еде бандюгами?
   Поддерживая друг друга, Райдо и Кагура выживали год за годом и, сами того не ожидая, дотянули до лет, считавшихся у руинных обитателей преклонными. Тридцать шесть лет брату и тридцать четыре сестре. Они не ждали от жизни ничего нового и ничто не предвещало перемен, как вдруг "шныри" из замка созвали толпу ударами дубинки по железному листу и начали швырять людям повязки со странными рисунками, слабо светящимися зеленым в ночной темноте. К надевшему такую повязку на голову, во сне приходил великий наставник. Он оценивал потенциал человека и, если у того был талант, брался его учить. Сотканный из золотого света, неведомый бог открывал способным их истинные таланты, учил пользоваться масками, создавал специальные сны, в которых ученики могли практиковать свои способности. Почти три сотни "пустых" из мусорного сброда перешли в новосозданную касту шпионов, которых назвали кошками, но даже среди них Райдо и его сестра Кагура оказались особенными. Великий учитель открыл для них, своих лучших учеников, волшебное мастерство гендзюцу, нарисовал на их черепах магические знаки, помогающие смотреть в чужую память и искажать ее по своему желанию. Он превратил двух отверженных отщепенцев в... нечто невероятное. В нечто могущественное и ужасающе сильное.
   По словам великого учителя, намного большее, нежели любой человек.
  
  

Эпоха Войн.

Год 530

Август.

   В 525-м году, после завершения войны с Северной Империей, уцелевшие в побоищах правители стран Лугов и Водопадов объявили об объединении подвластных им земель в единое государство, страну Холмов. Встречено это было с радостью и энтузиазмом по обе стороны границы. Население обеих стран было очень близко как этнически, так и культурно, потому слияние воспринималось как воссоединение разделенной прежде семьи и обретение надежных союзников. Тысячи работников из перенаселенной страны Лугов устремились на давно пришедшие в упадок и запустение земли страны Водопадов. Возрождались заводы, оживали города, заросшие лесом поля приводились в порядок и засевались заново, впервые за долгие годы. Рабочих рук не хватало, поощряемая правительством миграция населения с юга на север продолжалась много лет и никто не удивился особо, когда молодой инженер-проектировщик сетей гражданского наземного транспорта, полтора года назад женившийся и воспитывающий годовалого ребенка, изъявил желание переселиться в крупный город на севере. Там шла подготовка к прокладке первого трамвайного кольца и очень нужны были люди, способные грамотно курировать проект.
   Парень был толковый, начальник попытался удержать его, посулив прибавку к зарплате, но инженер остался тверд в убежденности, что на новом месте принесет намного больше пользы. Глава отдела печально вздохнул и, с добрыми пожеланиями, дал свое согласие, а затем еще и рекомендацию отправил на новое место работы инженера, по которой парню сразу же предложили должность заместителя начальника конструкторского отдела.
   Сборы были недолгими. Квартира, в которой инженер проживал со своей женой и малолетней дочкой, была сдана государству за денежную компенсацию. На освободившуюся жилплощадь даже сразу же заселили новых жильцов, которым прежний хозяин недорого оптом продал мебель, кухонную технику, картины, посуду и даже личные вещи, которые не горел желанием тащить за собой через два региона объединенной страны.
   Провожаемые многочисленными родственниками и друзьями, инженер и его жена с дочкой на руках сели в поезд, на котором, без пересадок, добрались до нового места жительства. Их радушно встретили, помогли заселиться в новую квартиру и пройти регистрацию. Инженер начал знакомиться с новым начальством и рабочими, исправно выходил на работу первые три дня, получил государственные дотации на обустройство, а затем он, его жена и ребенок... бесследно исчезли.
   В квартире, где новоселы прожили пять дней, остались только грязная посуда, небрежно разбросанные вещи и разные документы.
   Суматоха поднялась, когда обнаружилось, что из сейфа строительной компании пропала крупная сумма денег. Были вызваны стражи закона, прибывшие следователи быстро оценили ситуацию и подняли по тревоге не только городскую стражу, но и армейские части. Не раз отрабатывавшие действия при подобной тревоге, солдаты стремительно окружили город по периметру стен, надеясь надежно заблокировать преступников.
   Началось расследование, в ходе которого сразу же выяснилось, что инженер и его жена перед отъездом назанимали у родственников и друзей немалые суммы денег. Жена выпросила у матери семейные драгоценности, а инженер убедил младшего брата взять в банке немалый кредит и одолжить деньги ему. После этого переселенцы взяли кредиты в банке уже на собственные имена. Почему проверялся именно инженер? Его исчезновение и то что внутри сейфа строительной организации обнаружились именно его отпечатки, направило следствие в нужном направлении. Он действовал один? Нет. Соседки, к которым перед ее исчезновением приходила знакомиться жена новоприбывшего специалиста, в слезах заявили о пропаже денег и ценностей из их квартир.
   Общий ущерб семьям и организациям составил около восемнадцати миллионов рю.
   Родные, друзья и знакомые преступников не могли поверить в реальность происходящего, ведь инженер и его жена производили впечатление честных, добропорядочных людей, а их родители были уважаемыми работниками трудового класса. Двадцать семь лет парень и девушка честно жили, учились и работали... для чего?! Чтобы ради каких-то денег в один миг перечеркнуть свою карьеру, репутацию, отношения с близкими и честь семьи?! Никто не желал признавать случившееся, но факт оставался фактом. Морита Ацуши и его жена, Саори, перед своим побегом обокрали буквально всех, кого только могли.
   Не на шутку всполошившиеся стражи закона лихорадочно искали объяснение и понимание произошедшего возникло сразу, как только специалисты предоставили результаты генетического анализа материалов, собранных с брошенной одежды и предметов обихода беглецов. Биологические частицы принадлежали не двоим, а четверым разным людям, двое из которых были родственны родителям Ацуши и Саори, а двое других не только оказались чужими для родителей пропавших, но и являлись близкими родственниками друг другу, судя по возрасту, родными братом и сестрой.
   Следствие даже установило время, когда инженер и его жена на самом деле исчезли, незаметно для всех замененные чужаками. За восемнадцать дней до отъезда. За четыре дня до того как инженер начал разговоры о своем желании переехать на новое место жительства. Нет, не инженер. Чужак и вор, занявший место доброго, честного парня, которого, скорее всего, собственноручно убил. Еще до того, как началось действие, настоящие Ацуши и Саори были тихо устранены, а в их доме обосновались аферисты, имевшие свои планы на то, как можно использовать новообретенные имена и статус хороших людей. Двадцать шесть дней пришлые чужаки успешно выдавали себя за своих. Жили в доме Ацуши и Саори как настоящая молодая семья, носили чужую одежду, отзывались на чужие имена, невозмутимо общались с чужими родственниками, друзьями и коллегами, ни в малейшей степени не подозревающими об обмане. Уверенно играющий роль сотрудника, мошенник невозмутимо ходил на работу в отдел проектирования, вежливо здороваясь с охранниками и вахтершами на проходной. Преобразившаяся в сидящую на декрете молодую маму, аферистка каждый день отправлялась гулять с ребенком на детскую площадку, где весело общалась с другими мамашами, теребила и тискала детей. В выходные дни, сдав ребенка бабушкам и дедушкам, мошенники даже ходили по театрам и танцевальным площадкам, создавая у окружающих впечатление интеллигентной и добропорядочной семьи.
   Невесть откуда взявшийся бандит больше двух недель без проблем выполнял обязанности обученного и квалифицированного инженера, а его сестра, занявшая место молодой женщины, до декрета четыре года проработавшей контролером качества материалов, без труда и ошибок объяснила все вопросы по работе своей молодой сменщице, пришедшей к ней за помощью. Никто так и не узнал бы об обмане, если бы чужаки пожелали продолжать жить украденными жизнями честных людей, но аферистов интересовали только деньги.
   Все факты и улики были получены в течении двух дней, но срочный отчет и вызов особой следственной группы были отправлены в службу государственной безопасности в первый же день и прибывшие через шесть часов. Шиноби скрытого селения Трав нашли след на железнодорожной станции, навели справки о поезде, на котором скрылись преступники и умчались вдоль железнодорожного полотна, искать место, где беглецы покинули состав.
   Узнав о бегстве бандитов, стражи собирались уже снять оцепление, но экстренно прибывший в город наместник северного региона, великий лорд Огасавара Томео, приказал продолжать поддержку периметра и потребовал полный отчет.
   -- Сравнение генетического материала бандитов и Златохвостой Кицунэ не выявило соответствий. -- говорил пожилой худощавый мужчина, старший следователь Касахара Ханзо, пока наместник вчитывался в материалы уголовного дела. -- Это не лисы. Вот еще доказательство, великий лорд, взгляните сюда. -- следователь выложил на стол несколько фотографий. -- Это - семейный снимок, сделанный перед отправлением поезда. А это прошлогодние фотографии Ацуши и Саори. Лица и волосы соответствуют, но фигуры и телосложение... совершенно иные. Обратите внимание, насколько ложный Ацуши стал выше в сравнении с братом. Кроме того, отпечатки пальцев, обнаруженные во вскрытом сейфе действительно принадлежат Морита Ацуши. Лисы не могут менять отпечатки своих пальцев, но копировать их может...
   -- Псевдокожа. -- наместник кивнул и устремил злой взгляд на фотографию с весело улыбающимися ему аферистами. -- Парочка кошек!
   -- Да. -- следователь хмуро кивнул. -- Но не только это действительно страшно, господин. Обычные кошки не знают прошлого своих жертв, их легко разоблачить по ошибкам в поведении или по отличиям в телосложении. Кошки не крадут профессиональные навыки и знания, они всего лишь прячутся под масками чужих лиц. Эти две твари ни за что не смогли бы провернуть свою аферу, если бы не мудрили с восприятием и памятью жертв.
   -- Причем воздействовали, не поднимая тревоги, даже на самураев-охранников на двух предприятиях и не оставляли ощутимый след Ци. -- лорд Томео задумчиво гладил подбородок. -- Столько нам было проблем со старыми Алыми Тенями, а теперь... -- он хмуро и тяжело вздохнул. -- Появились две новые.
   Наместник и следователь продолжили обсуждение хода следствия и принимаемые для поимки преступников меры, как вдруг прибежал запыхавшийся молодой самурай, с поклоном доложивший о радиограмме от стражей закона империи Лесов.
   -- Две недели назад, к небольшому селу где-то в центре империи Лесов вышли двое. -- говорил посыльный, докладывая содержание радиограммы. -- Они назвались гражданами страны Трав, сообщили что их похитили поставщики нелегального рынка рабов...
   -- Это Ацуши и Саори?!
   -- Похоже что так, мой лорд. -- ответил самурай наместнику. -- Мужчина рассказал, что на ночном привале, когда похитители уснули, он сумел распутать веревки, которыми был связан, освободил жену и они сбежали. После шести дней блужданий по лесу, им удалось выйти к людям.
   -- Вышли две недели назад?! -- побледневший, тяжело дышащий следователь оперся обеими руками о стол. -- Почему... почему доложили только сейчас?!
   -- Законники страны Лесов не сочли это дело важным.
   -- Проклятье! -- Ханзо в ярости ударил по столу кулаком. -- Вот идиоты!
   -- Спокойнее, господин следователь. Из-за разгильдяйства и бюрократии имперцев мы упустили кошек, -- наместник вдруг вздохнул с явно видимым облегчением. -- Но слава всем богам, что парень и девушка остались живы. На деньги плевать, а кошек, даже призрачных, мы обязательно поймаем. О ребенке новости есть?
   -- Нет, господин. -- с сожалением ответил самурай.
   Снова нахмурившийся, наместник поблагодарил самурая и приказал следователю возвращаться к работе.
   Ханзо, хмурый, напряженный и сосредоточенный, поклонился великому лорду и вышел, а Томео вздохнул еще раз, представив как переживает и мучает себя этот бывалый ветеран, больше десятка раз награжденный за раскрытие сложных дел и поимку опаснейших преступников. Если бы только проклятые равнодушные лодыри и бюрократы империи сработали хоть немного быстрее! Но нет, если жертвы не аристократы, то нечего и шевелиться лишний раз. Наверняка гоняли извещение от одного отдела к другому, из простого нежелания заполнять кучу бюрократических бумаг. Две недели пытались спихнуть на кого-нибудь другого никому не нужную работу.
  
   Старшего следователя в коридоре ждали двое. Его помощница, следователь-оперативник Окадзаки Нагиса, привлекательная женщина лет тридцати, прекрасный психолог, похожая на требовательную, но добрую школьную учительницу, и младший следователь Такаги Котаро, крепкий и плечистый парень, недавний выпускник юридической академии. Что-то радостно обсуждающие, они увидели своего начальника, сразу же подобрались, приосанились, приняли строгий вид и подошли к нему.
   -- Вам доложили, Ханзо-сама? -- не удержав радостной улыбки, спросила женщина. -- Я ждала вас, когда Котаро прибежал и рассказал мне все!
   -- Да. -- старший следователь вздохнул, закрывая глаза и стараясь успокоиться. -- Ацуши и Саори живы. Какое облегчение!
   -- Да, но если бы имперские уроды сообщили нам хотя бы на три-четыре дня раньше! -- младший следователь в гневе ударил кулаком об ладонь. -- Мы знали бы с кем столкнулись, подготовились бы и эти... -- воспитанный не выражаться при дамах, Котару глянул на Нагису и сдержался. -- Прохвосты... сейчас сидели бы в клетке особого содержания!
   Старший следователь вздохнул еще раз. Да уж, если бы только тогда они знали... сработал бы снайпер. Или в квартиру кошкам подложили бы бомбу.
  

* * *

   Старший следователь Касахара Ханзо не просто так слыл настоящим сыскным псом закона. Он был сыном шиноби и от отца ему досталось невероятно чувствительное обоняние, сравнимое по остроте даже не с собачьим, а скорее с медвежьим. К семидесяти годам, не раз обожженное обоняние его начало потихоньку угасать, но упрямый служака не сдавался и из раза в раз доказывал как себе так и другим, что его еще рано списывать со счетов. Вот и в этот раз, узнав о краже шести миллионов из сейфа строительной компании, Ханзо сорвался с места и первым, со своей группой, прибыл на место преступления. Осмотрев сейф, он сразу же обнаружил запах преступника и начал преследование. Не теряя путеводную нить аромата, он, в сопровождении Нагисы и Котаро, пробежался по улицам, нашел дом, побывал в квартире, в которой проживали преступники и устремился дальше, преследуя уже двоих.
   -- Похоже, идут к речному вокзалу. -- слегка запинаясь от долгого быстрого бега, выдала предположение Нагиса.
   -- Не торопятся, спокойны и расслаблены. -- кивнул на ее слова Ханзо, легко определивший состояние врагов по запаху. -- Мы догоним их!
   Но у выхода большую площадь, заканчивающуюся каменной пристанью и зданием речного вокзала возле магазинов и закусочных, нити аромата вдруг развеялись и оборвались.
   -- Проклятье! -- взгляд старшего следователя заметался по группкам людей, что кучковались у магазинов и закусочных, глазея на суматоху у речного вокзала. -- Они были здесь четыре минуты назад! На последних мгновениях, в запахе прорезался испуг! Видимо враги обладают способностью как-то блокировать распространение своего запаха и активировали его, увидев самураев на пристани. Они поняли, что попали в кольцо облавы и пытаются скрыться! -- на эмоциях, следователь-ветеран взмахнул рукой, указывая направление. -- Котаро, бегом к вокзалу! Сообщи на базу, что преступников двое, мужчина и женщина лет тридцати пяти, уроженцы империи Лесов и, скорее всего, руинные жители. Желудки у них в паршивом состоянии, из ртов у обоих смердит...
   -- Да! -- младший следователь хотел сорваться с места, но старик задержал его.
   -- Стой! Отсюда самураи преступников спугнули, пусть генерал пришлет больше солдат на другие пути выхода из города! Дождись докладов от других групп. Пусть опросят свидетелей и соседей, нужно знать, как преступники выглядят визуально. Какие у них прически и тип лица, цвет глаз, рост, какая одежда. Я про одежду по запаху могу сказать только приблизительно, а нужно точно. Все ясно? Бегом! А я пройдусь тут, по периметру. Попробую уловить запах одежды или ручной клади преступников. Нагиса, держись поближе и смотри в оба...
   Котаро помчался к вокзалу, а Ханзо, осторожно принюхиваясь, пошел вдоль линии домов. Он и последовавшая за ним помощница оглядывали расступающихся перед ними людей, надеясь определить прячущихся в толпе преступников по признакам паники. Они подозревали, что воры здесь, но прошли мимо побледневших от страха бандитов буквально в десятке метров. Тогда ведь еще никто не подозревал, с кем они столкнулись. Здесь и сейчас.
  
   Для Райдо, как и для его сестры, это задание было первым. Их намыли, начистили, обработали дезинфицирующими средствами и перебросили через половину мира, в процветающую и богатую страну, с простым приказом добыть денег. Много денег. Как можно больше денег. Разумеется не для себя, а для клана, но если добыча порадует руинного наместника, то, старательных и удачливых кошек сразу же примут в "шныри".
   Такие перспективы никогда и не снились руинному нищему. Разом обрести цвет, возвыситься над теми, кто всю жизнь месил его с грязью, и... отомстить? Или просто забыть о них, как о недостойном внимания мусоре?
   Привыкший к жестокой жизни, Райдо не проникся жалостью к молодому инженеру, перехваченному бандитами на вечерней улице и уведенному за забор строящегося дома. Наоборот, впервые в жизни увидев не жителя трущоб, а хорошо одетого, красивого парня, новоявленный бандит ошалел от изумления и черной зависти. Посмотрев в полные ужаса глаза освобожденного от гендзюцу пленника, он с наслаждением ощутил себя не жертвой, а хищником. К тому же парень даже не попытался сопротивляться, так какое к этому слабаку может быть сочувствие?
   Без колебаний оглушив перепуганного красавца и давясь слюной от жадности, кот-призрак начал перевоплощение в этого парня. Злоба, зависть и черное торжество царили в нем на радость Золотому Богу, а потом... потом...
   Помолодевший внешне на девять лет, прилично одетый, с документами гражданина страны Лугов в кармане, Райдо покинул пустую вечернюю стройплощадку. Теперь его звали Морита Ацуши, он стал обычным хорошим парнем, задержавшимся на работе и теперь возвращающимся домой, к жене и ребенку. Бывший руинным нищим мгновение назад, Райдо сделал шаг на мостовую улицы и сразу же, словно по волшебству, оказался в другом мире.
   Атмосфера гнетущей злобы и постоянной опасности осталась где-то там, в лесах умирающей империи, во тьме двухсотлетних руин и царстве бесконечной войны всех со всеми. Здесь, в городе, на улицах которого по ночам зажигались электрические фонари, Райдо шел среди людей и никто в мыслях не держал на него нападать, бить и отбирать ценные вещи. Даже плечистые и тяжеловесные самураи, встречающиеся то тут, то там, никому не причиняли вреда, хотя в родных руинах Райдо великаны согнали бы в кучу всех этих богачей и, прибив кого-нибудь для устрашения, потребовали бы сдать ценности. В толпе не было голодных. В толпе не было нищих. То тут, то там, встречались группы людей, но это были не банды подельников, а компании друзей. Здесь к нему, остановившемуся, сгорбившемуся и схватившемуся за сердце прохожему, сразу поспешила на помощь совершенно посторонняя женщина. Поинтересовалась, все ли с ним в порядке и предложила вызвать врача. Здесь он, околдованный сказочными ароматами, заглянул в рамен-ресторан и улыбчивый повар приготовил для него большую плошку такого восхитительного лапшового супа, что привыкший жрать змей и ящериц нищий бандит едва не умер от наслаждения, а повар добродушно смеялся и благодарил клиента за высокую оценку его мастерства. Наверное, это какой-нибудь сон. Такого города, такой страны, просто не может существовать. Нигде и никогда!
   Быть может, что-то человеческое шевельнулось бы в его душе, когда навстречу вошедшему в квартиру Райдо вышла молодая женщина, взволнованная слишком долгой задержкой мужа на работе, но руинный нищий был слишком увлечен желанием поскорее открыть этот изумительный мир для своей сестры. Не менее безжалостно чем парня, он оглушил ничего не успевшую понять домохозяйку и, когда несчастная упала, впустил в квартиру Кагуру. Сестра не разочаровала брата. При виде той, кем ей предстояло стать, она замерла на секунду, сипло выдохнула и с осоловелыми глазами набросилась на несчастную молодую женщину, словно настоящая кошка на мышь. Брат и сестра. Прекрасно понимающие друг друга, родные души.
   Бедняжка Саори отправилась вслед за ее мужем, со шнырем-носильщиком в руинный замок, а преобразившаяся в добропорядочную и законопослушную жену инженера, Кагура не без труда втиснулась в домашнюю одежду щуплой девчонки. Увидев как переменилась внешне ставшая красавицей бандитка, Райдо даже на мгновение не поверил что это - его сестра, но вдруг в глазах милой домохозяйки расцвело ехидство, а улыбка стала нахальной и злой. Похорошевшая и нарядная, Кагура с веселым смехом полюбовалась собой, а затем принялась метаться по квартире, восторгаясь невиданной роскошью вроде ванной с душем, большой мягкой кровати и шкафа полного платьев.
   -- Я покажу тебе кое-что получше. -- сказал Райдо, привел сестру на кухню и показал ей большую настольную корзинку, полную печенья, которое всего час назад закончила печь ждавшая своего мужа любящая жена. -- Соседи за дверью напротив только что вернулись с концерта. Давай пригласим их на чай! Поделиться впечатлениями, поболтать и, -- он указал в сторону стоящего на окне кассетного магнитофона. -- Потанцевать!
   -- Сейчас?! -- Кагура вытаращила на него полные изумления глаза, а когда он кивнул, рассмеялась от восторга и побежала наряжаться.
   Прочитавшие память Ацуши и Саори, Райдо и Кагура не совершали ошибок, сразу же узнавая новообретенных друзей, родных и знакомых. Никогда не умевший читать, Райдо открывал книги, смотрел на знаки и к своему изумлению понимал написанное. Заявившись в отдел проектирования на работу вместо Ацуши, он встал к чертежной доске и сразу вник в проект так, как будто это он сам занимался им весь последний месяц. Кагура же, с интересом играющая в женщину "зеленых", самозабвенно заботилась о ребенке, занималась домашними делами и с удовольствием общалась с соседками по двору, в течении первой же недели выбившись у них в большие авторитеты.
   Все было прекрасно, но проникала в город банда вовсе не для того, чтобы двое "пустых" наслаждались украденным счастьем. Они пришли за деньгами, а в деньги банда руинного замка превращала рабов. Не "пустых", которые были никому, по сути, не нужны, а ворованных благовоспитанных граждан, продаваемых перекупщикам нелегального рабского рынка. Молодые девушки, парни и дети на потеху богачам. Физически крепкие и здоровые люди для всевозможных научных экспериментов. Стариков тоже можно продать в лаборатории, но только не этих, сгнивших в сорок лет на руинах, а состарившихся в нормальных условиях. Внедрение прошло успешно? Замечательно! Значит, пора собирать урожай.
   -- "Шныри" требуют добычу. -- вечером второго дня сказала Кагура, уложившая ребенка, принявшая душ, нарядившаяся в милейшую очную сорочку и забравшаяся под одеяло, к Райдо. -- Я сегодня ходила по магазинам со своими... с двоюродными племянницами дурочки Саори, и "шнырь" следил за нами через окно закусочной. Наши хотят забрать этих соплячек. Вместе с их мамашей.
   -- Они что там, совсем мозгами поплыли? -- зло ответил ей Райдо. -- Мы же мгновенно спалимся!
   Кагура зло фыркнула.
   -- Райдо, мы должны кого-нибудь им скормить. Если не этих мелких, то кого-нибудь из твоих коллег по работе? Или на улице выберем случайных прохожих?
   Райдо думал над этим буквально с первых минут новой жизни.
   -- Пропажа людей сразу привлечет самураев. -- сказал он. -- Цветным нужны деньги? Они получат деньги. Мы... продадим эту квартиру.
   -- Что? -- Кагура подскочила на постели и села. -- Как мы это сделаем?!
   -- Есть один вариант.
  
   На доверии собрав немалые средства и отправив их с курьерами-подсобниками в бандитский общак, начинающие кошки покинули гостеприимный родной город Ацуши и Саори. Без помех перебрались на север, где тоже неплохо хапнули денег.
   Катастрофа случилась, только когда бандиты уже закончили приготовления к своему побегу. Обокравшая соседок Кагура передала собранные деньги, драгоценности и ребенка курьерам, а позарившийся на деньги в сейфе компании, Райдо стащил финансы и отправил их на базу посредством еще одного быстроногого "шныря". Теперь оставалось только создать ложный след, отвлечь погоню от посыльных. Дождавшаяся брата, Кагура уже собрала чемодан и сумку с багажом, необходимые только для того, чтобы свидетели подтвердили что багаж был. Переодевшись в дорожное, взяв документы и немного денег для покупки билетов, кошки поспешили на речной вокзал. Они намеревались сесть на пароход, идущий вверх по реке и тихонько улизнуть с него, но шум был уже поднят и армейские самураи стремглав мчались на стены, замыкая периметр.
   Когда привыкшие к спокойствию кошки подошли к речному вокзалу, их обоих пробил холодный пот от ужаса при виде скопища самураев, окруживших вокзал и дотошно проверяющих всех пассажиров. Куда бежать?! Что делать?!
   Совершенно неопытные и впервые оказавшиеся под облавой, воры отступили ближе к краю улицы, скрылись в тени и принялись озираться в панике.
   -- Что делать, Райдо? Что делать?! -- тряслась от ужаса сестра. -- Надо бежать! Скорее!
   -- Увидят бегущих, точно пристрелят. -- зло шепнул ей в ответ брат. -- Тихо! Спрячемся в городе. Поищут, устанут, расслабятся...
   Сказал и осекся, остолбенев при виде группы преследования, появившейся у входа на площадь. Старик, женщина и плечистый, мускулистый амбал. Все трое в униформах следственной службы, хорошо знакомых преступникам любой страны.
   Ударная доза адреналина заставила кровь бандита закипеть. Кто из врагов - лидер? Старик!
   Слегка сощурившись, Райдо вперил в старика тяжелый взгляд и заученно, почти на автоматизме, создал связь. Уроки великого наставника не прошли даром. Кот мгновенно прочитал мысли врага, заглянул ему в память и узнал, как их с сестрой так быстро вычислили.
   Иллюзия! Иллюзия отсутствия запаха!
   Сработало! Враг встал, как вкопанный!
   Райдо злобно ухмыльнулся, глядя как растерянно озирается по сторонам старик.
   -- Бежать! Надо бежать! Что ты встал?! -- сестра дергала его за рукав, пока командир врагов отдавал приказы своим подчиненным. -- Они идут сюда, Райдо!
   Амбал, с пути которого испуганно шарахались прохожие, понесся к зданию речного вокзала, а двое других следователей направились в сторону бандитов, отступающих ближе к стене. Направились и... прошли мимо.
   -- Не крени паршу, теплая. -- шепнул Райдо, бандитским сленгом испугав сестру и заставив ее опомниться, ведь он нарушил смертельный запрет "пустым" на понтовое коверкание слов. -- Откатай, что... -- добившись нужного эффекта, он снова перешел на нормальный. -- ...говорил великий наставник! Тени ментального класса, такие как мы - редчайшие и уникальные! Шанс встретиться с нами минимальный и никто... к этому не готовится! Эти шустрые думают, что ищут обычных воров! Я того старого как зеленого сделал! Сначала со следа сбил, а затем внушил, что надо молодого на связь метнуть.
   -- Так это ты его?! -- Кагура глянула в сторону молодого следователя, что в этот момент подбегал к зданию речного вокзала.
   -- Ага. Его широкая морда нам здесь точно не нужна! -- Райдо шарил глазами по толпе, выискивал вышедших посмотреть на переполох работников из расположенных по периметру портовой площади заведений и заглядывал в память одному, второму, третьему...
  
   Ханзо настороженно остановился, принюхался и легкая улыбка тронула его губы.
   Попались!
   Тоненькая нить запаха от бандитского чемодана прорезалась в общем хаосе ароматов, заскользила вперед и завернула за угол, за полуприкрытые металлические ворота.
   -- Нагиса... -- старик указал взглядом на ворота и запустил руку в табельную сумку, висящую у его бока на двух ремнях, один из которых был перекинут через плечо, а второй застегнут вокруг талии. Пальцы следователя сжались на прорезиненной рукояти мощного шокера.
   Нагиса, следом за начальником, вынула свой шокер из такой же сумки и следователи осторожно подошли к воротам. Ханзо заглянул внутрь. Пустой проход между высокой каменной оградой и стеной торгового здания, со следами от колес на сухой земле. Никого.
   -- Пошли. -- Ханзо шагнул за ворота и, держа наготове оружие, перебежал к углу здания. Нагиса следовала за ним, прикрывая.
   Старший следователь выглянул за угол, увидев огороженный двор, захламленный коробками из-под продуктов, рваными упаковками и мелким бумажно-пластиковым мусором. У дальней стены стояли два вместительных контенера для бытовых отходов, обшарпанных, на больших резиновых колесах. Запах бандитского чемодана вел к этим контейнерам.
   -- Похоже, ребята сбросили багаж. -- опустив шокер, старший следователь вышел во двор и поспешил к контейнерам. -- Нагиса, пошли. Я гляну.
   Оба следователя были потомками шиноби, прошедшие специальную боевую подготовку. Оба неплохо владели приемами рукопашного боя и арсеналом из нескольких боевых дзюцу. Даже без оружия они легко могли повязать практически любого бандита, а от не любого отбиться и произвести тактическое отступление для вызова подкреплений. Проблемы мог бы вызвать уникум, но уникумы-преступники грабежами сейфов строительных компаний не занимаются. У них в противниках, как обычно, простые мелкие ворюги, пытающиеся удрать...
   Оба заметили движение у выхода со двора одновременно. Кто-то шел за ними!
   Крепче сжимая рукояти шокеров, Ханзо и Нагиса начали оборачиваться, как вдруг безумная, парализующая и ослепляющая боль рванула их сознание так, словно кто-то сорвал им с голов черепные коробки и вонзил острые раскаленные когти в мягкие живые мозги.
   Разевая рты и выпучивая глаза, следователи выгнулись в агонии, захрипели и начали валиться на усыпанную мусором землю, но бросившие свои сумки, кошки-призраки метнулись к теряющим сознание людям и не позволили упасть в грязь, ловко подхватив их под руки.
   -- Сюда! -- Райдо подтащил судорожно дергающегося старика к вороху пустых коробок из-под лапши и уронил его на смявшийся картон. -- Ну что, фигуры серебристые, попали в шкуродер?! Сестренка, раздевай свою! Быстро!
   Кагура уронила добычу рядом и двое скалящих зубы воров принялись расстегивать на вырубленных фантомной болью стражах форменную одежду следственной службы.
   Летняя форма одежды следователя состояла из темно-синей рубашки с черными брюками, жилеткой и галстуком, дополненных парой армейских ботинок и крепкой кожаной сумкой, в которой, за неимением куртки, законники держали табельное оружие, личные документы и собранные улики. В женском варианте рубашка и жилетка имели дамский фасон, брюки были заменены строгой юбкой и плотными черными чулками, а вместо тяжелой армейской обуви носились легкие гражданские полуботинки. Простейшая цель. Никаких сложных элементов, как в костюмах викторианского стиля или классических кимоно, которые пока наденешь, сам три раза в узел завернешься.
   Благословляя новые времена, двое злодеев шустро раздели своих недавних преследователей догола и на целых два мгновения замерли, с глумливым удовольствием любуясь на униженных стражей порядка, не таких уж и способных внушать страх в своем теперешнем состоянии.
   -- По-шустрому? -- глянув на подельника, спросила сестра, намекая на то, что можно просто переодеться.
   -- Не пройдет. -- брат мотнул головой и побежал за брошенной сумкой. -- Мы мозги крутим только в пределах прямой видимости. Снайпер или сенсор глянут на нас издали, спросят что за хмыри, и конец котятам. -- он вернулся с сумкой, вынул из нее два алюминиевых тюбика и протянул один напарнице. -- Меси скорее!
   Выдавив себе на ладони сразу половину содержимого тюбика, воры начали мять пальцами прозрачную желеобразную субстанцию, что быстро напитывалась их энергией Ци и размягчалась, превращаясь в подобие слизи. Добившись нужной текучести, они вылили слизь на лбы следователей, приложили пальцы к комкам и, вложив в Ци элемент воды, применили простое дзюцу. Обратившаяся в жидкость, субстанция потекла по коже, распространяясь во все стороны, затекая под волосы, в считанные секунды охватывая голову и шею до самых плеч.
   Та самая, легендарная и ужасающая, псевдокожа "третьего исполнения".
   Копирует так же, как "вторая", но в процессе носки постепенно врастает в кожу, проникает под эпидермис и остается там, становясь естественной частью кожного покрова. После врастания, даже под воздействием Ци она уже не разрушится и измененное лицо свою прежнюю форму не вернет. Через два месяца ношения маски, кошка или кот навсегда обретают чужую внешность, подверженную эффектам взросления и старения, восстанавливающуюся даже после ранений так же, как любая нормальная внешность обычного человека. Изменить ее получится только последующими наложениями новых масок и после десятого-пятнадцатого врастания маски кожа задубеет до схожести со слоновьей. Но кому надо накладывать столько слоев? Редкая маска нужна дольше двух-трех недель, после чего ее можно спокойно разрушить.
   -- Руки. -- скомандовал Райдо.
   Разделив остатки содержимого тюбиков на четыре части, кот и кошка покрыли псевдокожей руки законников, от кончиков пальцев до локтей. Пока сетка не врастет, месяца на полтора, перчатки позволят ворам оставлять чужие отпечатки пальцев.
   Закончив с подготовкой, Райдо и Кагура поднялись, начиная торопливо сдирать с себя одежду незадачливого инженера и его жены. Волны Ци бежали по их телам, разрушая сетку псевдокожи. Потерявшие опору, длинные русые волосы соскользнули с головы разбойницы вместе с заколками и шпильками. Рюдо рубашкой, а Рюко платьем, обтерли свои головы и руки, убирая с них остатки волос и разрушенных масок.
   Минута, и на месте двух интеллигентного вида молодых людей уже стояла парочка тощих, потрепанных судьбою бродяг. Под блестящими лысинами тридцативосьмилетние разбойничьи рожи, лишенные бровей и ресниц. Шрамы и следы от болезней на коже, впалые животы и выпирающие ребра, что еще только-только начали приходить в порядок от недавно обретенной сытой жизни.
   Мужчина склонился, проверил состояние псевдокожи на руке следователя, подцепил ее край и осторожно стянул новообразованную перчатку из тончайшего прозрачного материала. Упругая, словно эластичная пружина, освободившаяся от давления перчатка тотчас приняла заданную при высыхании форму.
   Не теряя времени, с такой же легкостью как обычную резиновую, бандит натянул перчатку себе на руку, напитал кожу слабым зарядом Ци и пригладил псевдокожу ладонью. Намертво прилипшая пленка сформировала на коже бандита морщины и выступающие вены, придав руке достоверно-пожилой вид.
   -- Простите, Нагиса-сан... -- Кагура осторожно тянула края псевдокожи, снимая маску с головы следовательницы. -- Вот так, вот так, тихонько...
   Густые темно-каштановые волосы следовательницы, брови и даже ресницы легко снялись с головы Нагисы вместе с маской.
  
   Младший следователь Котаро, отослав доклад на базу и дожидаясь ответной информации от следовательских групп, шагнул к окну речного вокзала и выглянул наружу, устремив взгляд на площадь. Он высматривал своих напарников, но те затерялись в толпе, или завернули за какой-нибудь угол. Давно? Или только что? Надо ли волноваться? Сложно не волноваться, когда у тебя в напарниках такая... такая...
   Переполненный тестостероном, сын самураев заулыбался, представляя себе фигуру своей наставницы Нагисы, обтянутую по талии строгой дамской жилеткой, а ниже - форменной юбкой и чулками. Ах, какая женщина! Пригласить бы ее вечером зайти куда-нибудь, перекусить... пообщаться бы... а потом, может быть, и на настоящее свидание? Только бы не отнеслась как к мальчишке! Нагиса ведь старше него на пять лет и гораздо опытнее в работе следователя, а тут вдруг с романтическими намеками полезет зеленый новичок! Нет, нужно сначала показать себя в работе. Дело бы хорошее! Чтобы проявить себя во всей красе, показать, что он - не мальчишка, а серьезный, сильный и надежный парень!
   -- Котаро-доно, -- обратился к нему радист. -- Доклад от третьей следственной группы, с описанием внешнего вида воров.
   -- Хорошо. -- выныривая из роматических мечтаний, младший следователь встрепенулся и, глянув в окно еще раз, взял листок бумаги, карандаш и наушники. -- Слушаю!
  
   Следователь-оперативник Окадзаки Нагиса, с трудом преодолевая заполонивший ее сознание черно-багровый туман боли, потихоньку начала ощущать окружающий мир. Что с ней? Что произошло? Женщина чувствовала, что лежит на чем-то угловатом и то, что ей холодно. Прохладный ветерок свободно гулял по ее телу, не прикрытому никакой одеждой. Более того, касания ветерка дали знать Нагисе, что волос на ее голове нет. Так, словно кто-то зачем-то побрил ее налысо. Кто? Зачем? На нее напали и ранили? Травма головы? Она в больнице? В операционной? В реанимации?
   С трудом шевельнувшись, Нагиса застонала, открыла глаза, но багровая тьма не развеялась. Она ослепла! Ослепла!
   -- Тише, тише! -- прозвучал рядом женский голос. -- Не волнуйтесь, я - медсестра. Зрение восстановится через пару дней и все будет в порядке. -- пальцы говорившей коснулись лица следовательницы. -- Откройте, пожалуйста, рот, милая моя, я вставлю зонд. Нужно проверить ваш пищевод и горло.
   Нагиса выполнила указания и почувствовала, как медсестра вкладывает ей в рот что-то большое, похожее на жесткий резиновый мяч размером с теннисный. Какой большой! Зонд для горла? Она что, шути...
   Медсестра с усилием надавила на "мяч", проталкивая его глубже в рот. Нагиса задергалась, изо всех сил пытаясь сдержать рвотные позывы и желание ударить мучительницу, но та новым уверенным нажатием вогнала "мяч" в самую глотку несчастной женщины, жестоко травмируя горло и зажимая дыхательные пути. Ослепшие глаза Нагисы вылезли из орбит, она изогнулась и вскинула руки чтобы оттолкнуть садистку, как вдруг безжалостный удар раскаленных когтей в мозг снова парализовал ее и бросил в беспамятство.
   -- Зачем так? -- сказал Райдо, посмотрев на судорожно дергающуюся нагую женщину, лицо которой начало быстро синеть, и на свою подельницу, ради глумления затолкавшую в горло ограбленной защитницы закона подобранное с земли, наполовину сгнившее яблоко.
   -- А чего бы нет? -- Кагура осклабилась, подняла еще одно яблоко, протянула его брату и указала на лежащего без сознания Ханзо. -- Кончай нюхача!
   Райдо нахмурился, оттолкнул ее руку, склонился и приподнял за плечи оглушенного следователя-ветерана. Бандит обхватил законника руками за голову и, с громким хрустом позвонков, свернул старику шею.
   -- Пфы! -- разочарованная Кагура выбросила яблоко, махнула рукой, ухватила агонизирующую женщину за ноги и мотнула головой в сторону мусорных контейнеров. -- Лады, потащили!
   Разбойники, чувствующие присутствие людей совсем рядом, нервничали и готовились оглушить любого кто заглянет на задний двор, но работники продуктового супермаркета и закусочной были отвлечены суматохой на площади. Заняться выносом мусора или выйти покурить ни у кого идеи не возникло. Уборкой во дворе занялись только двое, скрывающихся от преследования, бандюг. Они открыли один контейнер, закинули в него сначала женщину, потом старика и привалили обоих мусором так, чтобы с первого взгляда было не видно. Ставшие ненужными багаж и одежда простых граждан были собраны, свалены во второй контейнер и так же прикрыты мусором.
   -- Фу-у-уф! -- выдохнула Кагура, отряхивая на себе юбку и жилетку, надевая сумку следовательницы и застегивая ремни. -- Я-то, с вида этих шнырей серебристых чуть не обгадилась со страху! -- она подобрала с земли, спрятала в сумку табельный шокер и принялась отряхиваться. -- А ты, братик, ничего, развернул дело! Как узнал, что тут есть такой милый дворик?
   -- В мозгах местных торгашей и работяг пошарил. -- бандит тоже надел сумку и подобрал оружие. -- Здесь за каждым домом такие дворики, я выбрал тот, в котором мусор недавно вывозили, чтобы это... контейнеры не были переполнены и новый вывоз мусора сегодня точно не заказали.
   -- Ну ты и стратег, братик! Центровой узнает, фигурой станешь!
   -- Само как-то получилось. Со страху.
  
   Котаро, вышедший к дверям речного вокзала и тревожно выглядывающий своих напарников на площади, почувствовал облегчение, увидев двоих людей в форменной одежде следователей, вынырнувших из-за домов и почти бегом направившихся к нему. Хорошо! Он-то уже забеспокоился...
   Люди приблизились и самурай вдруг начал меняться в лице. Что еще за бред?! Его начальник, старший следователь Ханзо, внезапно исхудал так, словно с тела его пропала половина мышечной массы.
   Напрягшись и активировав особое строение глаз, Котаро обомлел, увидев выпирающие ребра на торсе мужчины и шрамы, покрывающие тело женщины. Это не Ханзо и Нагиса! Это... это... кошки! Мастера маски напали на его друзей, пока он занимался связью здесь, на вокзале!
   Самурай потянулся к оружию, но старик вдруг вперил в него взгляд и младший следователь сразу расслабился, мгновенно забыв о своих подозрениях. Ханзо ведь начал быстро худеть еще месяца два или три назад, после того как пролечился от онкологии. Упрямый дедуля! В его-то возрасте и с его-то болезнями продолжать оставаться на службе! И помощницу себе под стать подобрал. Такая привлекательная молодая женщина, а не бережет себя, вступая в драку при аресте преступников. Шесть шрамов получила! Хорошо хоть там, где одеждой спрятать можно. Как бы ей намекнуть, чтобы не обидеть и не смутить, что за некоторую плату, любой шрам можно убрать в храме Стихий?
   Да и как на них сейчас кто-нибудь мог напасть, если он, поглядывая в окно пока шел обмен сообщениями с базами и оперативными группами, постоянно видел рыщущих в толпе напарников? Конечно же, перед ним его начальники. Героический и заслуженный ветеран, старший следователь Ханзо, и Окадзаки Нагиса, красивая добрая женщина, опытный психолог, как никто умеющая помочь, когда нужно деликатно опросить женщину, ребенка, или напуганного, растерянного мужчину.
   -- Ханзо-сама, -- залюбовавшийся женщиной, младший следователь встрепенулся и протянул подбежавшим к нему мастерам иллюзий свои записи. -- Вот описание преступников, их одежды и сумок.
   -- Потом! -- Райдо отмахнулся. -- Доложишь в процессе! Я нашел след! -- он глянул на другого самурая, стоящего в входа в здание. -- Гэнсай-доно! Сообщите всем, что преступники направляются к железнодорожной станции!
   -- Да, Ханзо-сама! -- самурай бросился в комнату радиосвязи.
   -- Котаро, Нагиса! Продолжим преследование! Скорее, за мной!
   -- Да! -- бодро отозвался Котаро и трое следователей помчались вдоль берега прочь от речного вокзала и портовой площади. Один настоящий и двое лжецов.
  

* * *

   Стоя у генеральского кабинета, в котором только что докладывал большому начальству о расследовании своих собственных преступлений, руинный нищий Райдо вздохнул еще раз. Эти два дня он и его сестра старательно собирали улики, следили за работой криминалистов и делали выводы, уверенно складывая картину преступлений, ведь в ней ничто не указывало на то, кем они стали теперь.
   Ошиваясь на вокзале в первые часы тревоги, Райдо выбрал двух иностранцев, приезжавших в страну Холмов по делам и похитил у женщины нашейный платок, а у мужчины ношенную рубашку прямо из чемодана. Именно эти вещи он подсунул агентам особой службы в качестве образцов запаха, чтобы создать ложный след. Сработало просто идеально. Манипулируя чужой памятью и подражая поведению настоящих Нагисы и Ханзо, виновники переполоха все это время были у всех на виду, но не вызывали к себе подозрений.
   -- В наш кабинет. -- сказал Райдо, обращаясь к Кагуре и Котаро. -- Идите за мной.
   Спустившись на этаж ниже и подойдя к дверям кабинета, за которыми находилось помещение с тремя столами и прочей мебелью, необходимой для удобства работы следователей, он обернулся к самураю.
   -- Котаро, сходи к радисту, возьми полный текст радиограммы. Пусть радист установит связь с имперцами, запроси точную информацию о том, где и когда пленники вышли из леса. Узнай точные координаты по карте, попытаемся представить маршрут похитителей и вычислить точку назначения.
   -- Да, Ханзо-сама! -- самурай поклонился и поспешил по коридору прочь, а Райдо и Кагура вошли в кабинет.
   Радость от хороших вестей на лице бандитки тотчас сменилась яростной злобой.
   -- Дебилы тряпочные! -- пройдя вглубь помещения, процедила она сквозь зубы. -- Кто там был на доставке? Если не сбегут, обоих на крючьях вздернут!
   -- Ох... -- остановившись у стола старшего следователя, Райдо облокотился о столешницу и утер лоб ладонью. -- Такие нервы... Принесло этого наместника! Готовились же снять оцепление!
   -- Все думаешь о том, как сбежать? -- прикрыв рот ладонью, хохотнула Кагура. -- Хэй, слушай, -- она подошла ближе и зашептала. -- Пока ты тут как ошпаренный носишься, я знаешь что сделала? Сходила на портовую площадь.
   Райдо замер, снова начиная немилосердно потеть.
   -- И... что?
   -- Ты себе не представляешь! Мусор вывезли.
   -- Что?!
   -- Ага. И с того двора тоже. -- хищная и злобная улыбка Кагуры растянулась до ушей. -- Никто не полез ковыряться в вонючих баках, даже страж-сенсор, который только взглядом проверил эти контейнеры на предмет спрятавшихся живых, и никого, конечно же, не обнаружил. А на полигоне, видимо, тоже никто не присматривался к вываливаемой дряни не заметил чего-то постороннего в обычном магазинном гнилье. Закатали своими паровыми трамбовщиками наших бедолаг, теперь даже если кто захочет, не найдет! Расслабься, братик. -- она положила руку Райдо на грудь. -- Тебя зовут - Касахара Ханзо, ты - всеми уважаемый большой начальник, семидесятидвухлетний ветеран следовательской службы. А я - твоя помощница, Окадзаки Нагиса, опытный знаток законов, психолог, отличница академии и просто красавица! И никаких других Ханзо и Нагисы больше нет! Ни у кого не будет повода в нас усомниться!
   Она отстранилась от шокированного брата, подошла к зеркалу, поправила на себе форменную жилетку со служебным значком в виде треугольного серебряного щита и гордо вздернула нос.
   -- Недурное личико, Нагиса-сан. -- сказала она, сверкая глазами. -- И форма ваша на мне смотрится отлично! Через сколько там сетка врастает? Два месяца? Прекрасно! Отдыхай, подружка, а я, пожалуй, оставлю себе твое лицо, шмотье и документы! -- Кагура посмотрела на Райдо. -- Не суетись, братик. Ровно посидим, подождем пока тихо станет и появится возможность хапнуть добычи. Представь, как все в осадок выпадут, когда мы в таком виде заявимся к замку? Живые, с добычей, и рассказами, как мы скрючили серебристых! В "шныри" переведут? Ха! Нет, сразу в малые фигуры, а то и в большие! Центровой "бойцов" и "шнырей" даст! Ровной речью чесать станем и по линейке всех тянуть! Дай только сетке врасти! Выдержишь тут два месяца, братик? -- бандитка рассмеялась, увидев как краснеет ее подельник. -- Вижу, что не против. А может даже рад? Неужели понравилась милейшая дама, что и пары дней не может прожить без мужа? Признайся, Райдо, ведь ты ее это... поцеловал?
   Кагура говорила о жене старшего следователя, Касахара Исудзу, утром этого дня пришедшей на центральную базу сил закона. Исудзу принесла в своей сумке лекарства для мужа, страдающего естественными старческими болезнями, и коробочку с обедом. Настоящий Ханзо отругал бы ее за то, что она проявила неуместную заботу во время кризиса, но Райдо не смог, почувствовав как измаялась от одиночества и никому не нужности эта женщина, в двадцать два года вышедшая за бравого тридцатидевятилетнего офицера и родившая ему двоих детей, что давно выросли и уехали жить в другие города. В свои пятьдесят пять, она осталась одна с больным стариком, день и ночь пропадающим на службе, а в этом переполохе еще и не пришедшим ночевать домой. Исудзу-сан очень хотела убедиться, что с ее мужем все в порядке, хотя бы со слов дежурного да вахте, через которого можно передать лекарства, но на входе в здание столкнулась с лжецом, выдающим себя за старшего следователя. Райдо тотчас подправил ей память так же, как и остальным, а затем, растерявшись под взглядом женщины, считающей его своим мужем, пригласил Исудзу в кабинет следователей.
   Кагура, увидев гостью, сослалась на важное дело и испарилась из кабинета, оставив брата с чужой женой наедине. Тогда-то Райдо и не удержался. Он, слабейший из нищих, всегда ловил на себе только презрительные взгляды от женщин и, зная чем закончится попытка, никогда даже не пытался подойти к ним. Он вовсе плохо мог представить себе, что такое семья, пока память инженера Ацуши не подсказала ему что такое любящие родители, брат и... жена.
   Когда Исудзу-сан выложила из своей сумки на стол коробку с едой и сверток с медикаментами, он шагнул к ней и обнял. Не целовал. Просто обнял и крепко-крепко прижал к себе, содрогаясь от тяжелой нервной дрожи и ядовитой горечи, разгорающейся глубоко в его груди. Он чувствовал, что сейчас, вот-вот и слезы хлынут из его глаз. Все не так, как говорил великий наставник. Наставник не предупреждал, что будет так страшно и больно. Те образы в иллюзиях Золотого Бога, их не было страшно убивать. Райдо ведь знал, что это всего лишь фантомы. Что у них нет ни души, ни желания жить, ни близких, ни друзей. Может быть, Золотой Бог был уверен, что руинный нищий не способен страдать из-за убийства человека? А может это и не его чувства вовсе? Память инженера и память следователя что-то сделали с ним самим? С его грязной, завистливой, черствой душой?
   Рука женщины поднялась и погладила его по плечу, утешая. Потому что она приняла его за своего мужа? Если да, то... как же хочется остаться им подольше!
  
   На четвертый день поисков, оцепление было снято и город вернулся к нормальному ритму жизни, но получившие возможность сбежать, Райдо и Кагура не спешили воспользоваться шансом. Внедрившись в самое сердце вражеской обороны, разве не глупо уходить, не сорвав блестящий куш? Нужно немного подождать, высмотреть что-нибудь особо ценное и тогда, тогда... стать прославленными героями для всей банды!
   Кагура занялась работой следователя и в первую же пару дней раскрыла квартирную кражу. Она без стеснения заглядывала в память жертв преступления и свидетелей, составила круг подозреваемых и, проверив память каждого, отыскала виновника. Оставалось только собрать улики для обвинения, что не составляло труда, если посекундно знаешь ход преступления и ищешь именно там, где "наследил" преступник.
   Райдо же продолжил заниматься делом "кошек". Он дождался информации от законников империи Лесов, сообщивших где и когда вышли из леса сбежавшие пленники, а затем, сделав вид что просчитал возможные маршруты похитителей, отправил запросы по пути следования курьеров. Нет ли информации о подозрительных людях с сумками и ребенком?
   Он намеревался сделать вид что просчитал весь путь курьеров до руин мертвого города и отправить шиноби на спасение ребенка, но к его немалому удивлению, на запрос пришел положительный ответ. В небольшом поселении на "предполагаемом" пути бандитских курьеров две темные личности купили крепкую выпивку в пивной, а затем какая-то старушка нашла в мусорном баке плачущую годовалую девочку. Ребенок до пяти-шести лет - довольно дешевый раб. Усталые носильщики, не дождавшиеся Райдо и Кагуру в условленном месте, залили глаза спиртным пойлом и попросту избавились от обузы, замучившей их криками, слезами и повторением слова "мама".
   Узнав о привлечении внимания великого лорда, имперцы зашевелились. Всего через два дня, похищенных доставили к малому пограничному замку, где, в присутствии журналистов и телевидения, состоялось опознание родственниками и возвращение граждан в страну Холмов. Храброго парня, сумевшего спастись и спасти жену, приветствовали как героя. Немало хвалебных речей было сказано и в сторону старшего следователя, нашедшего похищенного ребенка. Стражам закона задавались вопросы о дальнейших поисках преступников, о возможности разыскать базу "кошек", но представители имперских специальных сил убедительно попросили не лезть на чужую территорию и заявили что самостоятельно расследуют произошедшее.
   Старший следователь получил хорошую премию, с благодарственной грамотой от наместника. Вернувшись в город, к жене и работе, он с новыми силами продолжил службу на благо закона. Два месяца он честно и профессионально исполнял свои обязанности, а затем... случилось то, чего кошки так долго ждали.
  
   При попытке провоза нелегального груза из страны Огненных Рек в богатые южные регионы страны Холмов, были арестованы четверо контрабандистов с партией незаконно добытых алмазов. Оценочная стоимость конфискованных драгоценных камней составила около полутора миллиардов рю. Ценные камни были опечатаны и помещены на охраняемый склад вещественных доказательств в подвале базы сил закона, в который старшего следователя и его помощницу, конечно же, допустили без проблем.
   Знающие код от сейфа и заранее сделавшие копию ключа, бандиты отключили сигнализацию, вскрыли бронированный ящик и вытащили из нее сумку.
   -- Приятная тяжесть. -- сказала Кагура, поднимая на руке пакет с драгоценными камнями. -- Тут еще золотишко и деньги в наличии. Дотащишь до замка? Дорогу помнишь?
   -- Ты о чем? -- удивился Райдо. -- Погоди, ты что... остаешься?
   -- Ага! -- Кагура расцвела улыбкой. -- Я вот подумала... что мне там надо, на нашем вшивом холме? Грязь и ржавчину я на любой помойке найду. Пойло дрянное и дикарей вонючих? Шутки похабные, изнасилования и нож в спину? Да не пошли бы они все %@$\*?! Ты мечтал стать "большой фигурой"? Забирай блестяшки и скажи всем что я погибла, хорошо?
   -- Нет, не смогу. -- ответил Райдо. -- Кагура, я... тоже остаюсь. Хотел сказать тебе при расставании, что... Исудзу беременна. Врач сказал, что ребенок развивается без патологий и родиться здоровым.
   -- Что?! -- бандитка вытаращила на брата глаза. -- Так ты ее что же, того?..
   Райдо густо покраснел, а Кагура рассмеялась и принялась хлопать его ладонью по плечу.
   -- Молодец, братик, не растерялся! Так и знала, что ты у меня хоть и сорокалетний девственник, но все равно настоящий мужчина и ни за что своего не упустишь! А я что, хуже? Тоже хотела сказать при расставании, что уже вот-вот и стану женой одного знакомого тебе дурня!
   -- Дурня? Это ты про Котаро?
   -- Угадал! Я его все-таки заманила к себе, помочь мебель передвинуть. Ох, ты себе не представляешь, на что способен сорвавшийся с привязи молодой самурай! Десятка полтора оргазмов за ночь, думала помру! А утром, как очухались, он сам мне сказал, что после того что со мной сделал, как настоящий благородный мужчина, он просто обязан на мне жениться! Руки мне поцеловал, как благородной леди, и еще полдня терзал в постели! Часов на пять на работу опоздали, хорошо хоть никто вопросов не задал, и все подумали, что мы где-то каким-нибудь следствием занимались! Вот скажи, Райдо, что может предложить "центровой" для того, чтобы я сбежала от такого мужчины в наш пыльный и ржавый мешок уродов?
  
   Убрав добычу обратно в сейф, закрыв ящик и включив сигнализацию, "кот" и "кошка" покинули хранилище. На выходе позволили себя проверить, не применяя мастерства гендзюцу, ведь ничего с собой они действительно не взяли. Райдо надел в гардеробной куртку, Кагура легкое пальто, оба прикрыли головы беретами и вышли на прохладный октябрьский воздух. С деревьев, растущих в скверике перед базой сил закона и вдоль городских улиц, осыпалась последняя ярко-желтая листва. По краям луж образовался первый ледок.
   Чувствуя невероятное облегчение от рассеивающейся в его душе тьмы, Райдо глубоко вдохнул, наслаждаясь бодрящей свежестью и запахами осени. Все позади. Он не вернется к своему прошлому. Они с сестрой - монстры? Алые Тени? Да, но даже монстры, если захотят, смогут жить по-человечески. Что если спрятать то, что они натворили, в самые темные уголки своей памяти и стать самыми обычными, счастливыми людьми?
   Не получится.
   Краткий момент примирения смяло и растерзало волной тревоги, когда Райдо заметил группу людей, обернувшихся к лжецам, когда он с сестрой вышли из здания. Четыре хорошо одетые женщины разного возраста, молодая девушка и две девочки в школьных нарядах. Райдо почувствовал их эмоции и сразу понял, что эти люди ждали их и знают, кто они такие. Ехидство, злобная радость, горделивое самодовольство. Кошки! Кошки нашли их! Но... как?!
   -- Успокойся, Райдо. -- Кагура рассмеялась. -- Это мои подруги, из "Ржавых Роз", ближайшие сестры по банде.
   -- Откуда они здесь?
   -- Я позвала.
   Других объяснений не потребовалось. Райдо не мог заглянуть в память сестры из-за созданных великим наставником защитных силовых схем, но память других кошек читал так же легко, как и у любого обычного человека. Золотой Бог, обеспокоенный пропажей двух своих лучших котят, дождался снятия оцепления вокруг города и отправил шпионов на поиски. В то время как Райдо был на границе и принимал из империи Лесов спасшихся граждан, Кагура здесь, в городе, встретила малолетнюю разведчицу, аналога "шныря", из своей родной женской банды. Из "Ржавых Роз", с которыми почти три десятка лет выживала, добывая еду и деньги в руинах. Не в силах забыть и предать, кошка вышла на контакт с разведчицей и через нее отправила своим подельницам секретное приглашение. Предложила резко изменить жизнь, перебраться жить в город и пообещала помочь хорошо устроиться здесь. Разведчица и шесть ближайших подруг-бандиток, которым Кагура была многим обязана, с готовностью приняли ее предложение. Они даже сами принесли с собой два десятка алюминиевых тюбиков, которые похитила со складов руинного замка юная кошка.
   Знающая, кто может откликнуться на ее зов, Кагура заранее высмотрела и выбрала несколько обеспеченных горожанок приятной внешности, не перегруженных работой и счастливых в семейной жизни. Эти женщины слегка удивлялись, когда к ним подходила приветливая незнакомка, а затем вдруг расцветали радостью, и с восторгом приветствовали кошку-призрака, которая игралась с их памятью и заставляла принимать ее то за любимую родственницу, то за лучшую подругу. Счастливые от встречи с той, по кому ужасно соскучились, женщины сразу отметали прочь свои планы и послушно шли за Кагурой, что после недолгой прогулки приводила их к отданному под снос и нежилому старому дому.
   "Помнишь, как мы играли здесь, когда были детьми"?
   Вызвав в памяти млеющей женщины фальшивые, но самые теплые и счастливые воспоминания, Кагура брала ее за руку и уводила в дом, где обманутую горожанку моментально окружала целая банда руинных хищниц. Наглых, быдловатых баб, что жадной сворой налетали на очнувшуюся от кошачьего морока и обомлевшую в ужасе женщину, с которой тут же начинали жадно сдирать украшения, обувь и одежду. Главная кошка глушила пленницу и делала нужные маски, а потом бандитки приводили несчастную в чувство и в вечной лютой ненависти хамья к интеллигенции, принимались избивать ее. Калечили, уродовали и унижали, вымещая годами копившуюся черную зависть. Шалели от волшебного чувства превосходства над другим человеком, приходящего на смену давнему и глубокому чувству собственной неполноценности. Какие же, оказывается, беспомощные эти тепличные, изнеженные красотки! Как приятно им за все, за все отомстить!
   В течении пяти дней, действие повторялось семь раз, и одна за другой подруги Кагуры получали новую внешность, документы и красивые модные наряды, покидая заброшенный дом уже никакими не руинными нищенками, а законопослушными вольнорожденными гражданками страны Холмов.
   Две из четырех старших бандиток стали работницами городского муниципалитета, одна начальницей отдела кадров со швейного предприятия, а еще одна главной учетчицей с государственного товарного склада. Из тех трех что помоложе, одна - студенткой юридического института, а две другие милейшими и бойкими ученицами школы, которых Кагура забирала после уроков, заставляя девочек считать ее родной мамой. Кагура заботливо переносила своим подругам память и профессиональные навыки заманенных в ловушку горожанок, обрабатывала родных и друзей каждой жертвы. Все прошло тихо и спокойно, никаких тревожных сигналов не поступало ни от простых граждан, ни от информаторов-соглядатаев, распределенных по всему городу, живущих как обычные люди и посматривающих по сторонам в поисках подозрительной активности. Не зря великий лорд назвал кошек-призраков Алыми Тенями. Поговаривали, что великая Тень Нуэ, совершенно беспомощная в боевом столкновении, одними иллюзиями убивала сотни людей, губила целые корабли и устраивала катастрофы, весело хохоча над тем, как суетятся в панике слабые, беспомощные человечки.
   Его сестра - новая Нуэ? И он - такой же монстр?
   Кагура глянула на свою банду, улыбнулась и призывно махнула им рукой. Кошки тотчас окружили свою вожачку и ее брата.
   -- А сумки где? -- спросила одна из двух младших, разведчица, ставшая школьницей. -- Вас что, шуганули?
   -- Нет, девочки. -- кошка-призрак рассмеялась. -- Мы сами все оставили. Я же говорила, что никуда не иду? А вот, знакомьтесь, мой брат! Добрейший, заботливый парень, а теперь еще и героический старший следователь Ханзо!
   -- Какой интересный мужчина! -- бандитка, ставшая главной учетчицей огромного склада и уже начавшая воровать, смерила Райдо сальным взглядом. -- Значит, он тоже решил остаться с нами?
   -- Да! -- ответила Кагура. -- А знаете почему? Госпожа Исудзу оказалось еще совсем не старой, и-и-и... мой братик скоро станет отцом!
   -- Ого!
   -- Ничего себе!
   -- Поздравляем, поздравляем! -- кошки окружили Райдо, принимаясь гладить его ладонями по плечам, рукам и груди. -- Мальчик, или девочка? Может, двойня?
   -- Не забудьте пригласить нас на празднование, Ханзо-сан!
   -- Обязательно пригласите!
   -- Девочки, девочки! Тихо! -- замахала на них руками Кагура.
   От здания базы к ним направлялся молодой самурай в униформе следственной службы.
   -- Добрый вечер, дамы. -- приподняв берет, Котаро поклонился кошачьей стае. -- Что-то случилось, Ханзо-сама? Могу я помочь?
   -- Нет-нет, все в порядке. -- рассмеялась Кагура. -- Это наши с Ханзо-сан подруги и знакомые. Ты еще не слышал новость?
   -- Нагиса-сан! -- Райдо побагровел от смущения. -- Прошу вас!
   -- Не стесняйтесь, Ханзо-сан, все равно скоро уже все будут знать!
   Она рассказала самураю о том, что у его начальника скоро будет ребенок, и Ханзо пришлось принимать новую серию поздравлений, на этот раз с искренней радостью и крепким рукопожатием.
   -- Ладно, ладно, дай ему отдышаться! -- урезонивала Кагура своего приятеля и, когда буря восторгов немного утихла, взяла самурая под руку. -- Уже вечереет, а в наши трудные времена женщине опасно одной ходить по темным улицам. Проводите меня до дома, следователь-сан?
   -- Конечно, Нагиса-сан. -- уши молодого самурая предательски заалели и, кратко распрощавшись с остальными, влюбленная парочка заскользила по улице прочь.
   -- Ну а мы, Ханзо-сама, -- две старшие кошки взяли под руки Райдо. -- Может отметим грядущее появление нового котенка? Все траты за наш счет!
   -- Нет. -- хмурыми взглядами вправо и влево, Райдо заставил кошек отступить. -- Не забывайте, что я так же хорошо читаю чужую память, как и моя сестра. Кагура наболтала вам, каким крутым я стал, превратившись в кота, вы перевозбудились и задумали меня изнасиловать? Не выйдет! Мохры вшивые! Те препараты, которые вы хотите подсыпать мне в пиво, может и шибанут любого мужчину звериным возбуждением часов на пять, но запросто надорвут ему сердце! В ломаные или холодные меня оформляете?! Я вас сам без чёса остужу, мочалки стертые!
   -- Нет, нет, мы же не знали! -- испугались кошки. Они переглянулись. Главная среди них, встав вполоборота, расстегнула на себе пальто так, чтобы Райдо увидел ее дорогое красивое платье и смог лучше оценить объемистую грудь.
   -- Но разве можно так сердиться на женщин и девушек, господин старший следователь?! -- спросила она с игривой улыбкой и блеском в глазах. -- Простите же нас! Или мы совсем вам не нравимся? Посмотрите, как мы красивы, как богаты! Мы - не просто кошки, господин! Мы - львицы вашего прайда! А вы - наш могучий лев! Повелевайте нами, наш владыка, наш царь зверей! Мы все - ваши наложницы! А я... ах! -- кошка вздохнула и облизнулась. -- Как же я хочу, господин, просто жажду... стать вашей женой!
   Райдо заглянул в ее блестящие от вожделения глаза, проник в нужную область памяти и обомлел, узнав что эта кошка, действительно страстно желающая отдаться самому сильному и могущественному коту, уже приходила знакомиться с его... женой.
   Она подошла к Исудзу в магазине, когда та выбирала товары для дома. Внешность, украденная у ухоженной сорокавосьмилетней женщины, показное дружелюбие и сведения о том, что она работает в муниципалитете, помогли кошке сразу вызвать доверие у жены старшего следователя. У Исудзу было не так много подруг, она с удовольствием согласилась, когда приятная, сыплющая комплиментами дама пригласила ее посидеть в кафе. Женщины без умолку часа три болтали о разном, становясь все более и более близкими подругами. И ничего вроде бы не происходило страшного, но с первого же момента общения, кошка буквально сгорала от ядовитого желания жестоко придушить свою новую знакомую. Мысленно примеряла на себя лицо и аккуратную стрижку госпожи Исудзу, воображала на себе ее платье и украшения. Исудзу приглашала ее в гости на чай с домашним тортом, а кошка мечтала закинуть эту добрую интеллигентную сучку в мусорный бак за магазином и отправиться к ней домой, но не гостьей, а хозяйкой. Войти, удобно расположиться в кресле и замереть в ожидании возвращения ее мужа... великого, могучего льва... грозной Алой Тени и властелина всех кошек, выше которого только Золотой Бог!
   Райдо ударил иллюзией и кошка громко вскрикнула от боли, такой, словно по ее мозгу кто-то полоснул острым ножом.
   -- Слушай ровно, блохастая свора! -- свирепым взглядом, Райдо заставил попятиться столпившихся перед ним бандиток. -- Завтра же, с утра, сдать мне всю оставшуюся у вас псевдокожу! Нападения на людей, грабежи, воровство - все запрещаю! А если кто из вас, крысы руинные, вздумает хотя бы близко подойти к моей жене, я тому так мозги встряхну, что он станет оргазм ловить от пережевывания собачьего дерьма! Будете по газонам ползать, все вокруг блевать, а вы - чавкать! Легло красиво? Тогда стучите костылями, с прокрутом! И чтобы каждая вша строем сидела! За любой дрыг под сокращение!
   Побледневшие кошки, заискивающе кланяясь, отступили и начали спешно удаляться, а к Райдо подошли двое самураев. Болезненный вопль кошки привлек ненужное внимание.
   -- Что у вас тут, Ханзо-сама? -- спросил один из них.
   -- Ничего страшного, не беспокойтесь. -- зло ответил Райдо. -- Проверил одну дамочку на кошачью маску, а она испугалась и вскрикнула. Это подруги и знакомые Нагисы, она им про меня наговорила рекламы и одна загорелась желанием со мной, кхм... романтически пообщаться. Проверил на маску и отшил, довольно грубо.
   -- Зачем же грубо? -- самурай посмотрел вслед уходящим кошкам. -- Женщина все-таки.
   Райдо обжог самурая злобным взглядом, поднял воротник куртки и пошел по улице прочь. Перед глазами его все еще были сцены издевательств и расправ над умоляющими о пощаде горожанками. Женщина? Знал бы ты, о ком говоришь! Таких женщин на фонарных столбах вешать надо.
   С деревьев осыпалась последняя листва. Мир менялся в ожидании холодов и в вечерних сумерках руинный нищий шел по улицам города, каждой частицей души чувствуя безликий и незримый ужас, пропитывающий камни зданий, стволы деревьев, холодный осенний воздух и мрачное серое небо. Райдо знал, что никакой болезни нет, но ощущение было такое, словно вокруг него распространялся и захватывал квартал за кварталом неизлечимый мор. Смертельное чумное поветрие.
   Он вошел во двор перед многоквартирным домом и посмотрел на окно квартиры, в которой жил все эти месяцы. В окне горел свет. Там ждет женщина, верящая в то, что он - ее муж. Пожилая и одинокая, что своей добротой разбудила в нем самые светлые чувства и ответила на эти чувства расцветшей, словно в молодости, любовью.
   Он - чудовище. Вор, лжец и убийца. Может ли Алая Тень испытывать рвотное отвращение к тому, чем он стал? Кто он теперь? Нелюдь? Был ли он человеком тогда, когда ползал в грязи и терпел издевательства других нищих? Был ли он человеком тогда, когда деньгами отвлекал внимание бандитов от родных инженера и его жены? Стал ли он человеком, когда занял чужое место в чужой семье, влюбился и стал отцом?
   В каком мире предстоит жить его любимой женщине и ребенку? Что за чуму он принес с собой из руин мертвого города?
   Поднявшись по лестничной клетке к дверям квартиры, Райдо остановился замер, не вынимая ключи и не протягивая руку к дверному звонку. Там, за этой преградой, светло, тепло и все вокруг сияет счастьем. Там женщина, которую нестерпимо хочется обнять, почувствовать ее тепло и живое дыхание. Но если он войдет, все будет разрушено. Она взглянет на него и поймет, что произошло нечто страшное. Поймет, что сейчас он уйдет и никогда не вернется обратно.
   Райдо поднял руку, приложил ладонь к двери и, помедлив мгновение, резко сорвался с места, устремляясь в сгущающиеся вечерние сумерки. Осматриваясь по сторонам в поисках слежки, он вышел во двор, поднялся по лестничной клетке соседнего дома и, остановившись у нужной двери, уверенным нажатием вдавил кнопку дверного звонка.
   Открыл ему немолодой, хмурый мужчина, которого своим появлением незваный гость оторвал от семейного ужина.
   -- Ханзо-доно? -- увидев и узнав вторженца, начальник местного отделения особой службы государственной безопасности сразу же посуровел и напрягся. -- Что случилось?
   -- Я должен вам рассказать нечто важное, Морио-доно. -- ответил ему Радон. -- Все эти дни, кошки не покидали город. Поднимайте бойцов, пока не пострадало еще больше людей.
  
   Отключив трезвонящий будильник, Кагура, в прошлом рядовой боец а теперь главная фигура в банде "Ражавых Роз", сладко зевнула и потянулась. Она лежала в постели, в спальне небольшой квартирки и слушала как ее мужчина постукивает посудой на кухне. Влюбленный и счастливый, Котаро готовил завтрак для себя и для нее. Откуда только столько сил в этом оболтусе?! Нормальный мужчина после такой ночи должен часов десять без чувств валяться, а он часика три подремал, вскочил и опять носится как угорелый, мечтая свою возлюбленную еще чем-нибудь порадовать! Настоящий благородный самурай!
   Кагура повертелась с боку на бок, понежилась минут пять, а затем все-таки вынырнула из объятий теплой постели, сцапала халат, взяла из ящика комплект свежего белья и побежала в ванную, где приняла легкий утренний душ. Закончив водные процедуры, она встала на коврике перед зеркалом, обтерлась полотенцем и, с женской грацией поворачиваясь, с удовольствием оглядела себя.
   За прошедшие месяцы, она чудо как похорошела, потеряв почти все следы жизни в руинах и обратившись в очень даже привлекательную женщину. Шрамы никуда не делись, но следы истощения отступили, обрабатываемая питательными мазями кожа обрела здоровый цвет. Обвисшие груди и возрастной целюлит? Кагура поправила это с помощью масок в виде подобия бюстгальтера и чулок, снятых с молодой студентки, с тем же размером груди и бедер, что у Кагуры. Кошка навестила ту девушку в ее же доме и студентка даже не поняла что произошло, когда очнулась через три часа без малейшей памяти о прошедшем времени. Решила, что просто задремала в кресле и не придала значения легком дискомфорту на коже в области груди и от талии до стоп.
   Кагура помассировала руками свою упругую крепкую грудь и гладкие ножки, благодаря той дурочке обретшие молодой, привлекательный вид. Не просто так осторожная кошка изнывала от вожделения, но держала Котаро на расстоянии от себя целых два месяца. Подозревала, что в процессе ласк горячий самурай неконтролируемыми импульсами Ци повредит драгоценную псевдокожу на ее ногах и груди. Но теперь то бояться нечего и можно смело жить полной жизнью!
   Бросив полотенце на сушилку, Кагура надела белье, завернулась в вычурный домашний халатик, просушила волосы феном, причесалась и подкрасилась. Давно ли ее утренние процедуры ограничивались расправлением рваной одежонки и заматыванием волос куском тряпки? Честно сказать, ту физиономию и мыть-то не очень хотелось. Вот ту, что у нее сейчас - совсем другое дело!
   Прикрыв рот ладонью, злодейка весело рассмеялась.
   Какая ирония! Храбрая защитница закона гналась арестовывать испуганную, слабенькую воровку, но воровка оказалась Алой Тенью и теперь в ванной своей преследовательницы, в ее белье и любимом халатике, наводит красоту ее же косметикой, чтобы стать еще привлекательнее для ее мужчины!
   Кагура подмигнула и послала своему отражению воздушный поцелуй, кратко прибралась и покинула ванную, отправившись на кухню, где к ее появлению уже был накрыт целый стол. Да, конечно, Котаро потребовалось просто подогреть остатки ужина, вскипятить и заварить чай да выставить все на стол, но тем не менее, так было приятно когда о тебе заботятся!
   -- Доброе утро, Котаро. -- лицедейка шагнула к самураю, они обнялись и поцеловались, сначала с нежностью, потом со страстью, а через пару мгновений нахал уже запустил руки под халат Кагуры, прижал ее к кухонному гарнитуру и принялся домогаться.
   -- Опять на работу опоздаем, из-за тебя! -- с игриво-шутливым возмущением, заявила Кагура.
   -- Сама виновата. -- Котаро крепко обнял и поцеловал ее. -- Нечего быть такой безумно соблазнительной и красивой! Я от тебя просто голову теряю!
   -- Ах-ха-ха, прекрати! Точно тебе говорю - опоздаем!
   -- Скажем, что по пути зашли в пару мест по работе.
   -- И завтрак остынет!
   -- Наверное, да.
  
   Из дома они вышли с опозданием на полтора часа и, рука об руку, поспешили по улице в сторону базы сил закона.
   Кагура то и дело поглядывала на своего спутника, заставляя того отводить в сторону взгляд и принимать невозмутимо-независимый вид. Нет, с этим самураем ученые точно что-то откровенно перехимичили! Тестостерон не зашкаливает, а трубы рвет и клапаны вышибает! Хорошо хоть этот монстр генетически совершенно с нею несовместим и можно не заботиться о последствиях бурной страсти.
   От игривых мыслей Кагура отвлеклась, при приближении к базе сил закона увидев старшего следователя, ожидающего ее у газетного киоска. Райдон оглянулся на сестру, купил выбранную газету и подошел к своим напарникам.
   -- Опять опаздываете, Котаро, Нагиса? -- хмуро произнес он.
   -- Я... мы... -- самурай густо покраснел и обрадовался, когда начальник небрежно взмахнул рукой.
   -- Ладно. Нагиса, надо поговорить. Котаро, жди нас в кабинете.
   -- Но...
   -- Это по работе, ты не задействован в данном расследовании и сведения о его ходе не должны слишком широко распространяться. Выполняй приказ, или я действительно наложу на тебя взыскание за систематические опоздания! Нагиса, за мной.
   Кот и кошка, оставив понуро побредшего прочь самурая, прошли в сквер и остановились на том же месте, где вчера состоялась их встреча с кошками.
   -- Райдо, успокойся. -- первой сказала Кагура. -- Тебя трясет. Так переживаешь из-за девчонок? Что по-твоему я должна была сделать? Бросить их, моих подруг, в той грязи, в которой мы жили?
   -- И ты вытащила их, зверски убив четверых других женщин, девушку и двух детей? Кагура, тот ужас, в котором мы жили... тебе нравился он? Разве ты не поняла, не увидела, что происходит?! "Золотой Бог" создал "кошек", чтобы разрушить этот мир и сделать его таким же, как наше руинное поселение! Этот и другие города страны Холмов, миллионы людей, воспитанных на созидание и труд для всех, для страны и народа, будут разобщены, если с подачи "Золотого Бога" в это общество хлынет поток воров, подонков, скотов и дегенератов. Твои подруги не только убили семь интеллигентных женщин и детей. Они уже начали воровать, ставить себя фигурами среди остальных, учить окружающих подлости и тому, как нужно "правильно" жить. Они как, болезнетворная дрянь, разъедают это общество изнутри и не остановятся, пока здесь не появятся такие же уродливые руины, как те, из которых мы выползли.
   -- Райдо, ты что, память Ханзо и Ацуши со своей перемешал? Такую чушь про "социальное единство" я только от местных болванов думала услышать! Не бесись. Чего драматизируешь как в театре?! Я просто пристроила своих подруг получше, только и всего!
   -- И что дальше, Кагура? Теперь мы причинили достаточно зла? Или начнем "пристраивать" подруг твоих подруг, а потом и их подруг тоже? Они же не могут их бросить, верно? И когда остановимся? Когда весь этот мир начнет сыпаться из-за пожирающих его паразитов?!
   -- Ох! -- кошка сердито всплеснула руками. -- Ну хорошо, хорошо, я поняла! Никаких больше кошек! Будем тихо жить, как хорошие мальчик и девочки! Гордо принося себя в жертву, на благо всему этому твоему сраному обществу! Доволен?
   -- Нет, Кагура, ты не поняла. А вот я понял. Когда увидел, что у гнилой злобной бабы есть возможность убить мою жену, добрую, заботливую женщину, и занять ее место. Закрыть глаза? Отвернуться? Нет. Не такой мир я хочу оставить своему ребенку! Мы - Алые Тени, Кагура, но я... еще и человек.
   Райдо скрестил руки на груди, чем подал условный сигнал. Тотчас, по периметру площади перед базой сил закона, один за другим, щелкнули тетивами три мощных дальнобойных арбалета. Стрелы пронзили осенний воздух, переплетения ветвей и...
   Кагура взмахнула руками и выгнулась, поворачиваясь на месте от удара стрелы в висок, разворотившей ей в клочья череп и разметавшей брызгами мозги. Вторая стрела ударила в шею, перебив позвоночник и разорвав сонные артерии, а третья, прилетевшая со стороны базы, вонзилась ей в спину, разорвала сердце и вышла на два дюйма из груди.
   Неотрывно глядя на извернувшееся в агонии тело сестры, Райдо отступил на шаг, позволяя убитой упасть. Кровь, изуродованное тело, разбитая голова...
   Закрыв глаза и крепко стиснув зубы, он отвернулся, содрогаясь от слез и рвущегося из груди болезненного звериного воя.
   -- Нагиса!!! -- Котаро, остановившийся у входа в здание и издали наблюдавший за разговором своей возлюбленной с начальником, громко закричал, сорвался с места и понесся на помощь, но при его приближении, Райдо устремил на самурая взгляд и тот, словно споткнувшись, упал на колени.
   Хрипя и задыхаясь, бешено вращая глазами, он схватился за голову, а затем поднял полный изумления взгляд на... начальника? Или на чудовище, на убийцу?
   -- Все верно, самурай. -- лицедей склонился, поднял с земли берет Нагисы и положил его на разбитую стрелой голову Кагуры, прикрыв страшную рану. -- Вы искали чудовищ, а мы... мы все время были от вас на расстоянии вытянутой руки. То, что мы сделали, простить нельзя, но... мне жаль.
   Он не сопротивлялся, когда двое шиноби из спецвойск подскочили к нему, заломили руки за спину, надели наручники и ошейник. Оперативники потащили лицедея к подкатившему бронированному вагончику на конной тяге и закинули его внутрь, на руки еще двоим солдатам. Показав свои удостоверения подбежавшим стражам закона, они заперли повозку и отправили ее к зданию особого отдела, где пленника уже ждала группа допроса и ученые.
   -- Спасибо за сотрудничество, Райдо-сан. -- сказал, первым представая перед сдавшимся котом, начальник особой службы. -- Благодаря вашему признанию, ни одна из кошек не успела сбежать, хоть трое и попытались. Вы сильно напугали их вчера вечером. Старшие кошки, со свойственной бандитом сплоченностью, бросили подруг, схватили денег сколько смогли и попытались затеряться. Первая напала на одиноко живущую бабушку, напоила ее снотворным и уже заканчивала перевоплощение в старушку, когда нагрянули наши парни. Еще две кошки купили билеты на поезд, подсели к двум мужчинам и очень подозрительно расспрашивали, куда те едут, откуда и кто такие. Мои бойцы догнали поезд и скрутили обеих прежде, чем они успели кому-нибудь навредить.
   -- Мне бы хотелось взглянуть на пленниц, чтобы убедиться в том, что все правильно и в городе нет других кошек. Вы позволите?
   -- Думаю, да. С ними уже поработали наши мозгокруты и вы, вашей помощью, заслужили право во всем убедиться лично. Райдо-сан, в награду за ваше с нами сотрудничество, вы просили для себя быструю смерть, но я бы просил вас не спешить. На краткое время, этот город в безопасности, но потеря десятка кошек не остановит "Золотого Бога". Этого демона нужно найти и обезвредить, пока он не причинил еще больше зла. Мы получили больше пятидесяти сообщений, кошек замечают и ловят по всему миру. "Золотой Бог" собирает обездоленных, обращает их в чудовищ и отправляет убивать людей. Помогите нам, Райдо-сан, остановить эту чуму. Если вам действительно стал дорог мир, который мы пытаемся сохранить, защищайте его. Вместе с нами.
   -- Вы... вы примете меня?! Меня, монстра?! Алую Тень...
   -- Я не вижу перед собой монстра, Райдо-сан. Как бы ни маркировали нас спецслужбы Единства - Оранжевыми, Алыми, или Багровыми Тенями, если мы не забудем то, что мы - люди, то не станем и чудовищами.
  
   Силовые схемы, которыми был буквально оплетен череп Райдо, были тщательно скопированы учеными, но при попытке изучить их возникли серьезные сложности, похожие на те, с которыми столкнулся бы радиотехник-любитель, работавший с ламповым передатчиком и вдруг получивший в свои руки высокотехнологичный мобильный телефон. Общий принцип работы был ясен, но многое все еще было непонятно, многое непостижимо и назначение целых узлов оставалось темнейшей тайной.
   Шиноби страны Холмов недели две кружили близ руин, называемых их обитателями просто "Наше Логово", отправляли слежку за уходящими на дело бандами кошек и ликвидировали их при попытке нападения на людей, но близко к цитадели подойти опасались, замечая мощнейшие силовые схемы, словно паутиной оплетающие стены крепости. Райдо вызвался помочь, сообщив, что может незаметно подобраться к стенам и, изменяя память бандитов, заполнить крепость лояльными агентами. Не вызывая подозрений, измененные бандиты проведут разведку. Вполне возможно, что они даже сумеют деактивировать защиту.
   Замысел был неплох, в виду критической ситуации было выдано разрешение на такие крайние меры, но...
   При попытке подобраться к крепости, сработал один из "непонятных" узлов силовой схемы в черепе Райдо. Обычный сигнализатор о приближении его носителя к базе. Сработал, а через мгновение...
   Руинная крепость попросту испарилась.
   Чудовищный жар обращал в пар камень, металл и людей в долю мгновения, ударная волна сметала остовы древних зданий, а оставшиеся в тылу шиноби-наблюдатели, находящиеся в десятке километров от эпицентра, с отвисшими челюстями наблюдали за тем как рождается и поднимается в небеса чудовищный огне-пылевой гриб ядерного взрыва. Их бы тоже смело и растерзало ударной волной, если бы один шиноби не ударил другого в плечо и не заорал:
   -- В укрытие!!!
  

* * *

   Сидящий в удобном мягком кресле, большеголовый лысый мужчина, получивший отчет о ликвидации первой тестовой базы, удовлетворенно кивнул сам себе, хоть его и посетила легкая досада. Такие были замечательные перспективы по наполнению интеллектуального ядра стран-бунтарей злобным быдлом, хабалками и дурачьем! По всем расчетам, кошки первой волны должны были продержаться год-полтора, но сквозь сито отбора просочился герой и слегка подкорректировал сроки.
   Ничего не поделаешь, придется развивать проект по ускоренному сценарию, тем более что не терпится взяться за дело всерьез и скорее увидеть плоды своего труда. Враги празднуют победу? Не пройдет и пяти месяцев, как в странах-бунтарях начнут действовать кошки, бандиты и воры, на лбах которых станут находить определяемые только сложнейшей техникой, но все же вполне обнаружимые многофункциональные силовые схемы. Схемы дистанционного контроля и отслеживания, появление которых никого не удивит после недавних событий с предательством и потерей кошачьего гнезда. Эта схема станет главным признаком кошки, ее начнут искать в первую очередь и все силы бросят на разработку способов быстрого обнаружения, все будут гоняться за примитивными бандитами, а в это время особые мастера маски, на взгляд любых сенсоров и технологий абсолютно чистые, начнут проникать на ключевые узлы всего общества стран-бунтарей. Особые кошки станут директорами государственных информационных компаний, журналистами и политологами, чтобы обрушить на зрителей и читателей потоки негатива про убийства, развал и коррупцию, с умолчанием о борьбе, строительстве и светлых перспективах. Займут места видных ученых и историков, чтобы заполнить науку лютым псевдонаучным бредом, а историю срывами покровов о преступных режимах, ликвидационных лагерях и миллиардах жертв. Проскользнут в менеджмент государственных предприятий и корпораций, чтобы проталкивать к исполнению оптимизирующие проекты, которые будут выглядеть привлекательно, но вскоре обернутся катастрофой для всего промышленного производства. Пролезут на места чиновников и устроят тотальный крах государственного управления. Нет, не сразу. Лет пять-шесть будут честно трудиться и создавать видимость полнейшего благополучия во всех сферах. Кроме пропаганды, конечно же, над которой надо работать начинать уже сейчас, чтобы народ к моменту краха был максимально опустошен, подавлен и безынициативен.
   Все это проведено в великой империи Лесов без всяких кошек, посадить на нужные места нужных людей оказалось совсем не сложно, но над странами-бунтарями контроль потерян при возвышении Северной Империи и из-за правителей, которым Черная Тень, Хино Тайсэй, нашептал о тайном враге. Простые методы там не пройдут, но несколько особых кошек уже заняли полезные места, и чем больше их будет проникать во вражеские структуры, тем быстрее будет идти заражение. Пусть спецслужбы гоняются за дикими и агрессивными кошками, убивающими людей направо и налево ради примитивной наживы, а смертельная болезнь, кошачья чума, тем временем распространится по всему социуму северного и южного альянсов!
   Сигнал тревоги отвлек координатора от приятных мыслей. Что?! На "особых" напали?!
   Одним усилием воли, он мгновенно переместился своим сознанием на сотни километров и увидел мир глазами яростно вырывающейся из чьих-то рук девушки. Уткнутая лицом в стол, она ничего не видела вокруг, но в ее памяти было знание о произошедшем. Она - одна из двух особых кошек, под видом репортеров пришедших к пожилому профессору-историку страны Озер, проживающему вместе со взрослой дочерью. Все шло прекрасно, кошки парализовали своих жертв, раздели их и готовились делать маски, как вдруг кто-то с грохотом выбил окно и ворвался в гостиную дома профессора. Кота этот кто-то оглушил сразу, а кошку скрутил и теперь связывал ремнем, крича еще кому-то, вероятно напарнику, о том, чтобы тот вызывал стражей закона.
   Захватив контроль над телом кошки, координатор с усилием приподнялся и повернул голову, не обращая внимания на вопли девушки, у которой от боли в вывернутой шее помутилось сознание. Он глянул на нападающего и увидел... белобрысого подростка.
   Случайный свидетель? Но как?! Как его кошки могли облажаться?!
   Нет, все-таки что-то с этим парнем не так.
   Координатор сощурился, втянул носом воздух с частицами Ци и догадка молнией сверкнула в его голове. Зараженный! Человек, пронизанный корнями демонической печати, но не превратившийся в безмозглого ходячего мертвеца! Он был поблизости и почуял боль кошачьих жертв! Но среди таких только один ребенок. Да еще и блондинистый. Черный Лис!
   Сняв контроль, Координатор отправил последнюю команду силовым печатям, вплетенным в узлы биотоков каждой из кошек. Доля мгновения, и крошечные искорки в пространстве, две из четырех сотен, бесследно растаяли.
   Вот и все. Никакого допроса, никакого изучения.
   Потерявший благодушное настроение, координатор в ярости стиснул подлокотники своего кресла. Кицунэ Корио? Эта тварь, вылезшая неведомо откуда два года назад, успела изрядно ему примелькаться. Ей уже присвоен ранг опасности Алая Тень и отдан приказ об уничтожении любой ценой. Скрытная, живучая тварь! Но ничего... даже если он не погиб при взрыве самоликвидировавшихся кошек...
   Координатор направил внимание на сотни других своих созданий, продолжающих работу без помех.
   Даже если Черный Лис поймет угрозу и начнет целенаправленную борьбу, он просто не сможет быть всюду одновременно. Пусть охотится, пусть попробует создать себе помощников, но кошки... кошки Единства опережают его на десяток шагов!
   "Господин Координатор"! -- пришло мысленное сообщение от Старшего Представителя. -- "Во избежание вмешательства йома, отдел аналитики рекомендует спецгруппам "кошек" применение мягких средств. Снотворных, обезболивающих и вызывающих эйфорию".
   "Да, это решение проблемы". -- ответил Координатор. -- "Организуйте изготовление силовых схем и препаратов, подготовьте рекомендации для бойцов. И, будьте добры, моя дорогая", -- он слегка зевнул. Постоянное пребывание в окружении непостижимо сложной паутины положительно заряженных силовых схем навевало дремоту. -- "Приготовьте мне, пожалуйста, чашечку кофе".
  

19

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"