Хохлов Анатолий: другие произведения.

(Книга 1) Безликий Лжец. Капкан для бессмертного адмирала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Девять лет назад, впервые приняв участие в охоте на волшебную лису, Бессмертный Кэндзо смеялся над слабостью противницы и радовался легким деньгам. Теперь неприступные бастионы его крепости от подвалов до крыш увешаны защитными амулетами, а свирепый зверь рыщет под стенами, лязгает зубами и высматривает возможность нанести врагу удар в спину. Нет, великий адмирал черного флота не напуган. Он убил двенадцать златохвостых лисят, а этот их "старший братик" жив только потому, что очень хорошо умеет прятаться. Лис задумал пустить на дно стальные корабли Гнезда Черепах, истребить многотысячную орду мародеров и подорвать бастионы? Пусть приводит свою армию и флот! Все подходы к острову - кладбище боевых кораблей. Дно вокруг рифов устлано костями и ржавыми доспехами тех, кто так же как Безликий Лжец приходил сюда с мечтами о мести.


  
  

Скачать книгу:

  
   MEDIAFIRE
  
  
  

Безликий Лжец.

Капкан для бессмертного адмирала.

Повесть.

Эпоха Войн.

Год 534

4 марта.

   Фигура в серой одежде странника пустынь, скрывающая лицо под длинным капюшоном плаща, подошла к воротам прибрежной цитадели среди бела дня, не прячась от взглядов стражи.
   -- Заблудились, уважаемая? -- солдаты, стоящие на посту, без труда определили под всем тряпьем, в которое гостья была закутана, представительницу прекрасного пола. Метров за двести они уже знали параметры ее фигуры и приблизительный возраст, равно как и неразвитость мускулатуры, отсутствие оружия и силовых схем. Ко всему, нижайший уровень как выработки энергии Ци, так и ее контроля.
   Обычная женщина, без всяких генетических изменений. Что она потеряла возле замка? Принесла посылку или письмо? Ни сумки, ни кошелька. Никаких подозрительных предметов, одна одежда. Трусы вот только на ней почему-то мужские. Донашивает за мужем?
   -- Добрый день вам, господа самураи. -- сказала девушка, приблизившись к солдатам и поклонившись. -- Простите, но вы... не узнаете меня?
   Она приподняла капюшон, показав стражам свое лицо и смущенно улыбнулась, увидев ошеломление на лицах самураев.
   -- Госпожа Нацуми! -- охнули стражи, узнавая в этой девушке известную по всей стране красавицу, ведущую программы теленовостей. -- Это вы?! Что вы здесь делаете?!
   -- Пожалуйста, тише. -- девушка поспешно скрыла лицо. -- Да, это я, хоть у меня и нет с собой документов. Прошу, помогите! Меня преследуют. Готовится ужасный теракт! Я должна срочно увидеться с адмиралом Хаджиро и все ему рассказать!
   Девушку проводили в замок, провели дополнительный осмотр, перевели в центральное здание и, после недолгого ожидания, в комнату к гостье вошел высокий мужчина богатырского телосложения.
   -- Доброго вам дня, Нацуми-сама. -- сказал он, слегка поклонившись. -- Мое имя - Игараши Такахиро, я самурай в звании капитана, на службе у великого лорда Хаджиро. Мне поручено узнать, с какими сведениями вы к нам заявились.
   -- Доброго вам дня, Такахиро-сама, -- ответила ему девушка, глянув на доску, которую капитан держал в руках. -- Мое имя - Кицунэ Корио, я генерал демонов, багровая тень и преступник сверхкласса, на службе у террориста и незаконного генетика, Хебимару. Широко известен как Безликий Лжец, или Черный Лис. Мстительный пожиратель душ, убийца, вор, разоритель, пушистый ужас севера и просто хороший человек. Приятно познакомиться!
   -- Это средство настолько действенно против вас? -- самурай положил на стол доску, украшенную концентрическими кругами силовых схем. -- Неужели террор лицедеев наконец-то будет прекращен?
   -- Конечно! Не меньше десятка маленьких лисят пойманы такими же досками и во всем мире бушует бурный ажиотаж. В храмах скоро начнут бумажные копии таких же силовых схем продавать и в больничную карточку медосмотра впишут новый пункт: проверка на лисявость. А вы эту дощечку почем купили? У меня таких же три трофейные, две могу продать, со скидкой за пятна крови и следы от зубов. Один паршивый капитанишко, любитель похвастаться тем, как поймал и убил мою маленькую сестренку, честно попытался свою доску съесть, но подавился на третьем глотке и даже до схем не догрыз. Зато остальные две только запачкались слегка кровью и испражнениями, когда поймавшие меня охотники теряли сознание от грандиозности своего успеха. У вас памятки для охотников на лис никакой не выпускается? Впишите в нее красной строкой: перед тем как совать кому попало лисий определитель, убедитесь, что физически и психически готовы столкнуться с рассердившимся чудовищем. Не все же лисы - милые и безобидные маленькие девочки? Можете не успеть извиниться.
   Самурай стойко выдержал бахвальство монстра. Пустынная страна Песков многим обязана семейству лисиц и за грубость против одной из них можно крепко поплатиться.
   -- Так что же привело вас к нам, Корио-сама? Чего вы хотите?
   -- Чего я хочу? Я сейчас в моем женском воплощении, поэтому не судите строго, но я очень хочу принять ванну, нарядиться в красивое платье, выпить чашечку чая и начать кипятить кровь всем окружающим меня мужчинам! Но увы, время не ждет. Поэтому делать придется то, что надо, а не то, что хочется. Прошу вас, пожалуйста, пригласите сюда лорд-адмирала Хаджиро.
   -- Вы можете передать сведения о теракте мне.
   -- Капитан, -- глаза девушки сощурились и сверкнули холодной сталью. -- Речь идет о жизнях, без преувеличения, миллионов людей и о существовании нескольких городов. Вы уполномочены решать вопросы подобного масштаба? Или, быть может, у вас остаются сомнения в том, что я именно та, за кого себя выдаю? -- лиса коснулась ладонью центра доски, по силовым схемам на которой тотчас распространилось призрачное синее сияние, достигшее пределов первого круга и... без сопротивления прошедшее дальше. -- Вот вам первое доказательство. А вот второе. -- лиса подняла руку и движущаяся по ее коже угольно-черная тьма поднялась от рукава, охватив кисть, что на глазах напрягшегося самурая трансформировалась в уродливую когтистую лапу. -- Очищающие печати есть? Я свои в городе оставила, чтобы подозрений не вызывать.
   -- Я прикажу принести несколько, из замкового храма.
   -- Нет, нет, прошу прощения, это лишнее беспокойство. -- тьма отступила и рука девушки вернулась в нормальное состояние. -- Вот вам уже третье доказательство. Только потомок клана Йомигаэри может без помощи жриц восстановить свое тело после подобной деформации. Ну и, чтобы создать абсолютную уверенность...
   Мышцы под кожей головы оборотня пришли в движение, меняя черты лица. Темно-каштановые волосы осыпались, сменяясь седыми лохмотьями прядей. Синие зрачки глаз обратились в ядовито-желтые.
   Тело тоже менялось. Становилось выше, удлинялись ноги и шире разворачивались плечи. На костях нарастали мышцы. Тощая, заморенная диетами горожанка обращалась в крепкую и даже тяжеловесную горбатую женщину, с безобразно деформированной фигурой.
   -- Собирательница Жатвы, -- указав на себя, сказала лицедейка отступившему в смятении самураю. -- Почтенная жрица храма клыков и знаток направлений. Я сцапала ее в сентябре прошлого года, когда повелители зверей с очередного рейда возвращались в ядовитые джунгли. Несчастные дикари газет не читают, телевизор не смотрят, нашу речь не понимают. Про лицедеев вообще ничего не знали! Никто и не подумал сунуть доску-определитель одной из проводниц отряда, что на дневном отдыхе отошла в кустики по нужде и задержалась почти на целый час. Я, с лисьим коварством притворяясь той дамочкой, соврала им, что унюхала след шиноби и немного попреследовала врага, но тот перепугался и очень быстро убежал. Представляете, самурай-сан, даже проверять не стали! Зачем сестре-воину врать, верно? Посмеялись только над трусостью редколесцев, и дали мне вот такой огромный кусок вареного мяса! Кушай, родная, чтобы быстрее бегать, и в следующий раз догнать даже самую шуструю добычу! Так было приятно из чудовища и изгоя превратиться во всеми уважаемую представительницу большого и сплоченного сообщества! Если бы не отвратительная еда, антисанитария, кровавые ритуалы и жутко неприятные на вид мужчины, я бы обязательно погостила у них подольше.
   Такахиро вспомнил новостные передачи, с октября по февраль расписывавшие то, как военные дирижабли граничащих с джунглями стран совершают рейс за рейсом по принимаемым из глубины лесов радиосигналам. Сигналы выдавали местоположение скрытых под зеленым морем дикарских городов, сначала крупных и похожих на муравейники, а затем все меньших и меньших. В приграничных районах уже начинал заканчиваться напалм, когда из джунглей начали выбегать делегация за делегацией от перепуганных дикарей, лепечущих на своем лающем наречии что-то о великом духе леса, разгневанном на его глупых детей за неправильный пересказ древних легенд, грабеж братьев из редколесья и культ жестокости. Жители джунглей молили о пощаде, клялись в вечной дружбе и приносили дары из клыков и когтей монстров дальнего запада. По их рассказам, великий дух леса был огромным и неуязвимым черным зверем, способным принять любое обличье. Он указывал летающим лодкам города провинившихся детей леса, преследовал нераскаявшихся и безошибочно находил прячущихся. Даже после заключения вечного мира с жителями редколесья, кровавый террор продолжался еще полтора месяца и нападения прекратились только после того как храмы Стихий, по слезной мольбе дикарей, провели масштабный обряд усмирения демонов.
   Мало кто сомневался чьих рук делом была зима кошмаров в бескрайних западных джунглях, и вот оно, подтверждение, собственной персоной.
   Лиса меж тем снова начала превращение, ее фигура и лицо менялись так, будто незримый скульптор работал с куклой из мягкой глины. Скрюченная, жутковатая дикарка плавно исчезла, монстр-лицедей обратился в мужчину атлетичного телосложения, с короткой стрижкой черных волос и красивым, волевым лицом. В этом облике черного лиса Корио видели часто, когда он появлялся перед людьми для того, чтобы возглавить какое-нибудь сражение или произнести пламенную речь.
   -- Вынужден просить прощения за обман с женским обличьем. -- сказал лис. -- Заявись я сюда мужчиной, мне потребовалось бы в разы больше усилий, чтобы не вызывать опасений и добиться встречи с командованием крепости. У меня попросту не было желания терять время, а еще больше не хотелось проходить процедуру заламывания рук, отправки в подземелье, допросов и проверок в подвешенном на цепях, состоянии. К девушкам мужчины намного более вежливы, сопережевательны и добры. Но теперь, я полагаю, Безликий Лжец может оставить свои игры и все мы готовы перейти к обсуждению важных дел?
   Дверь отворилась. В комнату вошел самурай, еще более рослый и плечистый, чем присутствующий в комнате капитан.
   -- Господин Корио, -- сказал он, поклонившись гостю. -- Мое имя - Моримото Хаджиро. Я имею честь быть лордом-наместником двух прибрежных регионов, генералом императорской пограничной армии и командующим первой эскадрой великого флота страны Песков. Вы желали увидеться со мной? Чем же моя скромная персона может быть вам полезна?
   -- Нельзя переоценить пользу скрытых видеокамер и микрофонов, -- с довольной улыбкой ответил лис. -- Не нужно по десять раз представляться. Крайне рад нашей встрече, господин лорд-адмирал! Вы слышали и видели все, что здесь происходило? Замечательно! Тогда предлагаю обсудить причину моего здесь появления.
   -- Полностью согласен. Вы говорили о готовящемся теракте, с многими миллионами жертв. Где вы намерены его провести?
   -- Ха-ха, приятно иметь дело с умными людьми! Карту южного региона страны Морей, пожалуйста.
   Карту принесли и разложили на столе, словно огромное покрывало. Черный Лис провел по ней ладонью, убирая складки, а затем, без лишних предисловий, поднял руку и ткнул указательным пальцем в схематическое изображение крупного города, буквально оплетенного схематическими значками укреплений. Лица солдат слегка побледнели, а затем украсились свирепыми оскалами.
   -- Мы готовы выслушать подробности, Корио-сама. -- лорд Хаджиро сжал кулаки и положил их на стол, поверх карты.
   Около двух часов шло обсуждение предстоящей операции.
   -- Мои корабли и солдаты к вашим услугам, Корио-сама. Я отдам приказ готовиться к походу.
   -- Загрузите побольше зажигательных бомб. -- лис кивнул. -- Для простых солдат и гражданских придумайте какую-нибудь отговорку про очередной рейд по южным островам архипелага для приведения к согласию мелких городков и поселков. Любые корабли Свободного Альянса захватывайте и топите, не стесняйтесь. До получения секретных пиратских карт, которые мне еще добыть нужно, сожгите какую-нибудь людоедскую деревушку, или две. Развлекайтесь, ни в чем себе не отказывайте. А теперь извините, я снова сменю облик. У солдат возникнут вопросы, если вместо вошедшей девушки, замок покинет мужчина.
   -- Позвольте заметить, господин Корио, -- сказал адмирал, с интересом наблюдая за новым превращением лиса. -- Но ваша попытка выдать себя за леди Нацуми была обречена на провал. Едва вы вошли, мы отправили запрос в столицу и получили ответ, что Нацуми-сан находится там.
   -- Да, но такой запрос не могут отправить ни стражи у ворот, ни люди в городе, если кто-нибудь обласкал меня пронзительным взглядом, пока я шел к замку. Вас же обманывать у меня с самого начала не было ни намерений, ни резона. Такахиро-сама, почему вы хмуритесь?
   -- Ваши превращения, Корио-сама. Во всех описаниях лис, упоминается то, что при трансформации вы тратите огромное количество энергии и большая ее часть излучается в окружающее пространство. Но я ничего не чувствую.
   -- Да, я трансформируюсь гораздо быстрее, и без фона. Вы обеспокоены? Напрасно. Чтобы стать таким, лис должен быть черным. А заставить почернеть лисенка не так-то просто. Хозяин проводил свои проклятые опыты и на нас тоже. Как и обычных людей, тьма выворачивает оборотней наизнанку. Превращает в кровоточащий кусок переломанной плоти, или изуродованного ходячего мертвеца, рядового йома. Как и любой человек, чтобы сохранить рассудок, лисенок до заражения должен обрести духовную стальную жилу. Такую, какую подарило мне общение с людьми, а вы не хуже меня знаете, чем в наши суровые времена заканчивается общение людей и моих маленьких сестренок. Пропаганда и истерия сделали свое дело. Поэтому, убейте меня, если сможете, и смело живите без опасения столкнуться с усиленным метаморфом снова.
   Превращение завершилось и лиса, глянув по сторонам, сцапала стоящий у стены стул.
   -- Ох, как же гудят ноги! -- с возмущением заявила она, усаживаясь и устраиваясь поудобнее. -- Километров сто пятьдесят по песку сегодня прыжками отмахала! Благородные господа, не предложите ли измученной даме чашечку чая литра на полтора? Заварки поменьше, сахару побольше, с лимоном и льдом, пожалуйста. Мое нежное северное тело на ярком южном солнышке сохнет и тает, как водяная лилия в паровозной топке!
   -- Буду рад предложить вам полноценный обед и любые прохладительные напитки. -- слегка смущенный резкой сменой поведения необычной гостьи, сказал Хаджиро.
   -- С удовольствием приняла бы ваше предложение господин лорд-адмирал, но придется отложить банкет до празднования успеха нашего маленького предприятия. К сожалению, у меня нет ни красивого платья, ни украшений, ни косметики, а без них любой благовоспитанной леди ужасно стыдно будет составить компанию столь благородным и уважаемым господам. Если не возражаете, Хаджиро-сама, я загляну к вам в конце месяца, уже во всем блеске моей лисьей красоты, и с удовольствием приму ваше предложение. А сегодня мне, до вечера, нужно догнать вражеский корабль, собирающий дань с островных деревень. Я нарисовала на нем метку еще в прошлое посещение Гнезда Черепах, и теперь вижу, что он уже лег на обратный курс. Надеюсь, в его команде найдется хоть один симпатичный молодой человек? Терпеть не могу превращаться в немытых, вонючих и облезлых уродов, а в стране Морей других врагов найти сложно. Я конечно понимаю, зачем Черная Тень уничтожил островную империю, но...
   -- Позвольте поинтересоваться, Корио-сама, зачем же?
   -- Дети огня готовили на островах государственный переворот, с целью убийства императорской семьи и захвата власти про-шиамскими дальними родственниками. Если бы это им удалось, страна Морей заключила бы прочный союз со страной Облаков и грядущая экспансия шиамов на юг поставила бы жирную, кроваво-красную точку во всех затянувшихся конфликтах эпохи Войн.
   -- Так мы и предполагали.
   -- Простите, что демону-лисе в кои-то веки нечем удивить своих слушателей. -- Корио потерла ладони, взяла с поставленного на стол подноса стакан и графин. Наполнив стакан, она выпила его, затем второй, прислушалась ко внутренним ощущениям и улыбнулась. -- Ах, как хорошо! Обожаю вашу страну! Сколько раз здесь людям свою настоящую личность раскрывала, и ни разу не попытались ни зарубить, ни отравить!
   -- У кого может подняться рука сделать подобное? -- возмутился капитан Такахиро. -- Даже если не вспоминать то, чем мы обязаны Златохвостой Кицунэ, лично ваша помощь, госпожа Корио, похожа на вмешательство богов!
   -- Это вы про ужас Китагаты? Уверяю вас, телевизионщики слишком сгущают краски, когда говорят о том, что тот осколок Затмения угрожал гибелью всей стране или человечеству. Если бы ваш воин-дракон не придержал Единство, они просто попросили бы шиамов подвести к обезумевшему городу десяток дирижаблей со здоровенными ядерными бомбами на борту.
   -- У шиамов есть ядерное оружие?! -- хором вскричали оба самурая.
   -- А вы думали они просто так два века ковыряли железный остров? Я сама видела их арсеналы, поросят у них там штук триста заготовлено. Их генералы твердят, что это только страховка для того, чтобы южные страны не применили в будущей войне плененных демонов, но на всякий случай, увидите дирижабль шиамов, с подозрительной настойчивостью прущий на вас, сшибайте его всеми доступными средствами! Если повезет, не успеют нажать на кнопку.
   -- Император знает? -- задумчиво спросил адмирал Хаджиро.
   -- Нет, ему я еще не проболталась. Ох, беда со мной! Дети огня всей страной готовили подарочки для соседей, а я взяла и испортила сюрприз!
   Несколько минут капитан и адмирал переваривали шокирующее известие, а лиса невозмутимо допивала чай.
   -- Не надо огорчаться, господа самураи. -- сказала она, поставив опустошенный графин и выпив последний стакан. -- Ядерные арсеналы и многохвостые звери равнозначно разрушительное оружие, обе стороны побоятся получить ответ и не пустят в ход такую мощь. В этой войне победителей, как и все последние пять сотен лет, будут определять мечи и броня. Маневры армий, лихие кавалерийские сшибки, штурм крепостей. Все как вы любите.
   Самураи задумчиво кивнули, со своей стороны прекрасно представляя, как любит воевать Черная Лиса. До великой войны - четыре года, шиамы ждут когда четырехмиллионная армия самураев нового поколения достигнет идеального боевого возраста. Вполне возможно, что за это время сумасбродная плутовка доберется и до арсеналов и до многохвостых зверей. С грохотом взлетят до небес секретные склады. Скрытые селения шиноби, хранящие запечатанных монстров, обратятся в руины под ногами освобожденных и обреченных на гибель гигантов. Все для того, чтобы миллионы людей снова убивали друг друга не единомоментными вспышками энергии, а сталкиваясь лицом к лицу и страшно агонизируя в предсмертных конвульсиях. Эксперты в своих дебатах не раз и не два уже сходились во мнении, что будущая война станет для демонических отродий масштабнейшим жертвоприношением. Под умелыми лапами Черной Лисы, шторм отрицательных энергий обратится Затмением такой силы, что на всей планете исчезнет не только разумная жизнь, но и вся жизнь как таковая.
   -- Ой-ой, что-то у вас, господа, мысли не туда завернули. -- рассмеявшись, сказала лицедейка. -- Такой негативный фон поднялся, что во мне недоброе заворочалось. Ничего не поделаешь, люди в моем обществе неизменно начинают думать о плохом. Всего вам доброго, господа. Надеюсь на ваше прибытие в условленный час, в условленное место. Очень не хотелось бы сваливать всю работу на моих серых стражей, многие могут взбунтоваться или в рассудке повредиться. У любой стальной жилы есть предел прочности.
   -- Прошу вас не принимать наши эмоции на свой счет, госпожа Корио. -- с поклоном сказал адмирал. -- Их вызвали мысли о близкой войне. Мы обязаны вам многим и с каждым новым вашим свершением этот долг растет. Скажите, госпожа, какую бы вы желали от нас награду за вашу помощь?
   -- Награду для меня? -- черная лиса улыбнулась. -- Хорошо, что вы сами спросили, я уже начала думать, как бы вежливо об этом упомянуть. Вы правы, демоны не работают бесплатно. Золото? Бриллианты? Еще какой-нибудь мусор? Нет. Я - воплощение лжи, обмана, интриг и манипуляций. И наградой мне будет ложь планетарного масштаба! Вы знаете, сколько народа сгрудилось в пяти городах и двадцати поселениях вокруг старой имперской верфи?
   -- Проверить цифры невозможно, но называют от шести, до семи миллионов.
   -- Да, одна десятая часть населения всего восточного архипелага. Нашли, понимаешь, себе безопасное и сытное местечко. Что с ними делать? Залить напалмом? Эффективно, но эти люди очень нужны одному моему знакомому, законному правителю страны Морей. У него огромная проблема с нехваткой рабочих рук и солдат. Передать ему остров, из рук в руки? Муравейник бандитов, наркоторговцев, пиратов, насильников и убийц. Шикарный подарок.
   -- И что же вы предлагаете?
   -- Всех обмануть! -- лиса рассмеялась и злодейски сощурила глаза. -- Я пришла к вам, великий лорд Хаджиро, потому как вы зарекомендовали себя как надежного и твердого человека. Вы сможете сохранить мою маленькую лисью тайну. Хотя бы годик-два.
   -- Можете рассчитывать на меня и моих людей, Корио-сама.
   -- Спасибо. Ваша задача - уничтожать, жечь и резать. Разнесите в хлам крепости, закидайте бомбами города. Перепуганное население побежит в горы, бросит на разграбление свое имущество. Забирайте все, что понравится, не стесняйтесь, но отправьте солдат, чтобы враг не успел закрепиться на скалах. В случае необходимости, мои люди вас поддержат. Убивайте всех, кто будет сопротивляться, а мирное население и сдавшихся выгоняйте на равнину, вот сюда. -- лиса ткнула пальцем в карту острова. -- Вот здесь скалы расколоты, в них есть несколько удобных широких ущелий, которые после недолгой подготовки смогут стать прекрасными вместилищами для пленных. Всех согнанных на равнины нужно рассортировать. Прикажите им построиться в шеренги, по числу оставленных мной серых стражей, и пройти мимо них ко входам в ущелья. На кого укажут мои бойцы - хватайте без сомнений, не смотрите на внешний вид и не слушайте вопли. Это те самые моральные уроды, всех мастей и званий. Их в отдельную толпу. Как закончите сортировку, небезнадежных загоняйте в ущелья, а отсеянных всех в расход. Не режьте только до конца сортировки, чтобы паники и бунта не возникло. По вершинам ущелий поставьте солдат и бочки с напалмом. Среди пленных пустите слух, что командование решает как с ними поступить. Не обрушат ли рыночные цены рабы в таких количествах? Не дорого ли перевозить и кормить их всех? Особо напугайте, что среди вас много сторонников тотального геноцида, в качестве отмщения за причиненное вашей стране зло.
   -- Не сомневайтесь, в этом лгать не придется. Полвека Гнездо Черепах защищали от тотальной зачистки только высокие стены, орудия и бессмертный демон, но по вашему слову мы готовы пощадить тех выродков, что не станут сопротивляться.
   -- Никому не говорите, что по моему слову. Протяните время дня на два-три. Это время необходимо, чтобы к разграбляемому острову подоспеет малая флотилия императора Морей, которому я похвастаюсь по радиосвязи, как помогла захватить и попросила зачистить Гнездо Черепах. Тэнно Садаясу - добр и отзывчив, он обязательно попытается спасти уцелевших людей и снова сделать их своими подданными. Проведите с ним переговоры и после жарких споров сделайте жест доброй воли, или запросите какой-нибудь выкуп, только не слишком большой. Будьте милосердны, от империи Морей и так уже совсем мало что осталось.
   -- Великий дайме Морей не будет знать об этом договоре? -- задумчиво произнес капитан Такахиро. -- Он будет искренне убежден что спас этих людей, а люди будут боготворить его за спасение от верной гибели или смерти в рабстве.
   -- Двойная ложь от демона-лжеца! -- хохотнула Черная Лиса. -- Всего лишь маленькое лукавство, и все на мятежном острове вернутся к работе, счастливые и благодарные, не думающие о бунтах или саботаже. Верфи и четыре миллиона добропорядочных граждан - хорошее приобретение для возрождающегося островного государства. Золото, драгоценности, техника и двадцать-тридцать тысяч отборных рабов для личных нужд - хорошее приобретение для вас. Свободные от пиратов торговые пути, безопасность прибрежных городов и весть о падении еще одного бастиона зла - прекраснейшее приобретение для всего мира! А лучше всего то, что уцелевшие жители страны Морей не будут мечтать отомстить стране Песков, ведь это сумасшедшая Я приказала устроить геноцид, а вы, наоборот, колебались и проявляли милосердие до прихода их спасителя. Всем хорошо! Ну а меня... пускай ненавидят.
  
   Распрощавшись с самураями, довольная лиса покинула замок и исчезла, отправившись по своим делам. Начать первые движения громадная военная машина северо-восточного региона страны Песков должна была через пять дней, после получения условного сигнала об успехах лазутчицы. Стражи привычно не болтали лишнего, появление и исчезновение посторонней в замке не оставило ни малейших следов, но не прошло и пары часов после отбытия лицедейки, как в замок заявилась новая гостья.
   -- Предположения наших аналитиков оказались верны, -- говорила молодая, фигуристая девушка, запросившая встречу у лорда-наместника и приглашенная к нему в кабинет. -- Лиса появилась там, где предсказано, и тогда, когда предсказано. Парочка творений Темных Инженеров вздумала сцепиться! Теперь, при небольшом вашем содействии, Хаджиро-сама, у нас есть все шансы навсегда покончить сразу с двумя злейшими и опаснейшими монстрами нашего мира! Какой грандиозный успех! Какие блистательные перспективы!
   По украшенному жемчугом и бантами роскошному платью, сшитому под викторианский стиль эпохи Металла, по запредельно ухоженной внешности и аристократическому высокомерию, тщательно прикрытому изысканными манерами, в ней не сложно было узнать агента-дипломата из Единства Культуры. Сотни таких же агентов и десятки тысяч агентов рангом помладше, занимаются поиском, сбором и сохранением шедевров искусства, выкупают сокровища из добычи бандитов, спасают самое ценное из пылающих городов. Кроме того, Единство с недостижимых высот взирает на всех, кто смеет конкурировать с ним в области высокой моды, эстрады, театра, художественного и литературного творчества. Музыкальные и театральные группы Единства гастролируют по всему миру, этой же организации принадлежат курортные комплексы, отели и рестораны в тысячах городов.
   У Единства бесчисленная армия обожателей и поклонников. Простой люд видит в них невинных небожителей, хранителей чистоты, красоты и нравственности. Аристократия всеми силами подражает им и за всей этой мишурой, мало кто замечает, как Единство манипулирует всеми, от крестьян и офисных работников, до армий самураев и шиноби. Словно хитрая красотка заигрывает с неповоротливым влюбленным увальнем, заставляя того выполнять любые ее прихоти.
   Наджоу Мегуми умело читала настроения и характер своего собеседника. Она позволяла себе вызывающее и нагловатое поведение только потому что чувствовала, как это нравится наместнику, уставшему от бесконечного подобострастия и подхалимажа приближенных гейш. Как агент влияния второго ранга, она прошла обучение у лучших наставниц и пользовалась целым веером разнообразных навыков, помогающих окрутить мужчину. Дразнила его звучанием голоса, взглядом, походкой. Направляла его внимание на свое лицо и талию, дразнила грудью, гордо демонстрировала знаки молодости, здоровья и своего высокого положения в обществе. Простейшая работа. Бедняги самураи против соблазнительниц абсолютно беззащитны. Солдат новых войн модифицировали для агрессии, всесметающей ярости и тяжелой ударной работы. Уровень тестостерона у каждого выкручен до максимально возможного предела, что создало один крошечный побочный эффект, заставляющий женщин думать в присутствии самурая не столько о том, как его соблазнить, сколько о том, как бы сохранить собственное здоровье. Ах, сколько было инцидентов, сколько кланов забраковано, вырезано, снято с производства и отправлено в генетический архив! Хорошо, что отбор сработал и существующие сейчас модифицированные солдаты сумели найти баланс. Воспитанием, химией и интеллектом, они жестко контролируют бушующих в них монстров. Цепные псы человечества, что пускают голодные слюни при виде свежего куска мяса, но твердо стоят на месте по команде "нельзя".
   Многие, конечно, ломаются, всякое бывает, но тот цепной пес, что перед ней сейчас, очень умен и слишком хорошо представляет последствия, чтобы позволить себе хоть одно резкое движение. Как же приятно дразнить этого тигра в клетке! В абсолютной безопасности, наслаждаться его вожделением, звериной мощью и полнейшим бессилием!
   -- Вы все очень верно говорите, леди Мегуми. -- сказал Хаджиро, выслушав довольно длинный монолог представительницы Единства. -- Но прежде чем я дам ответ, не соизволите ли вы пройти один небольшой тест?
   Лорд-наместник выложил на стол доску с силовой схемой. Лисий определитель.
   -- Вы... вы полагаете, Хаджиро-сама, что это необходимо? -- Мегуми глубоко и искренне удивилась.
   -- Полагаю, что да, Мегуми-химе. Черная Лиса враждебна к Единству, а чем чреваты ссоры с лисами, всем давно известно. Много раз, выступая на телевидении, вы дразнили и провоцировали лису, предлагали доказать умение и храбрость нападением на вас. Лицедейка, конечно, не может не знать, что вы время от времени радуете меня своим визитом. Почему бы ей не ответить на ваш вызов и, за одно, не проверить мою лояльность? С момента ухода лисы до вашего появления здесь прошло полтора часа. Где вы находились в это время? Если у лисы уже были готовы подходы к вашему дому или офису, она вполне могла успеть вьюном пройти сквозь ваши ловушки... -- наместник танцевальным движением вплотную приблизился к девушке. -- И сцапать вас! -- Он сграбастал Мегуми за талию и прижал ее к себе. -- Вы божественно красивы и соблазнительны, Мегуми-химе. Мужчины восхищенно замирают в вашем присутствии, а женщины пристыженно прячут взгляд, не смея мечтать о соперничестве. Вы истинная аристократка, благородная леди из богатой, могущественной и знаменитой самурайской семьи. Опасно быть настолько притягательной для шныряющих поблизости хвостатых завистниц.
   -- О-о! -- с кокетством ответила Мегуми, рдеющая под жадным взглядом наместника. -- Вы полагаете, что взглянув на меня, лиса настолько ошалеет от вожделения, что не испугается ни грозных самураев Единства, ни специально обученных слуг, ни сетей из сторожевых силовых схем?
   -- Ее ведь не напугали подобные препятствия при нападениях на кровавую принцессу шиамов, Асакуру, и на жестокую императрицу страны Морей, красавицу Юко. Тысячи самураев клянутся, что эта лживая негодяйка может проходить сквозь стены. Тысячи верят, что она может войти в одну тень и появиться из любой другой. Что правда, а что вымысел? Лиса могла проскользнуть в ваши апартаменты в тот самый миг, когда все вокруг отвернулись, и ни один защитник не услышал ни вздоха, ни стона благородной леди. Не сомневаюсь, так и было. Какая самовлюбленная злодейка, безумно жадная до флирта, восхищения и обожания, сможет удержаться от желания похитить вашу изумительную, совершенную красоту? -- благородный лорд провел кончиками пальцев по щеке трепещущей в его объятиях девушки. -- А потом раздеть вас, -- рука нахала скользнула по шелку платья Мегуми, вдоль жемчужных пуговиц, от шеи до низа живота. -- Со страстью любовника, и даже насильника, мечтающего добраться до вашего божественного тела... -- Хаджиро обжег Мегуми жарким дыханием и вдруг, разжав объятия, отступил от нее. -- Поэтому, моя прекрасная леди, раз уж у нас есть такая возможность, я бы хотел твердо убедиться, что где-нибудь под кроватью не лежит ваше обнаженное тело, со свернутой шеей и застывшим удивлением на безжизненном лице.
   Едва не упавшая, когда зловредный самурай отпустил ее, Мегуми несколько мгновений хлопала глазами и пыталась справиться с головокружением. Она раскрыла веер и принялась обмахиваться им, в глубочайшем смущении и сомнении о том, как следует себя повести. Прочь растерянность! Этот дрессированный волчара вздумал показать зубы, оглушил гормональной бурей, но отступил. Почему? Потому что знает, что будет побит как дворовая шавка, если позволит себе слишком многое перед принцессой!
   Собравшись, Мегуми зажмурилась и, распахнув глаза, снова обрела надменно-независимый вид.
   -- Интересная фантазия, лорд-наместник, и танец чудесный, -- сказала она. -- Но уверяю вас, что нападение лисы на меня невозможно в принципе. По инцидентам с упомянутыми вами высокими особами, было проведено расследование, и специалисты не нашли ни малейших намеков на что-то сверхъестественное. Асакура-химе и царственная леди Юко были всего лишь вопиюще неосторожны. Одна упивалась адреналином, без подстраховки охотясь на людей на личном полигоне, а вторая среди ночи потайными ходами дворца бегала к любовнику. Инцидент при подобном отношении к собственной безопасности - вопрос времени. Не верьте сказкам. Лиса не умеет ни проходить сквозь стены, ни выскакивать из теней.
   Сделав пару шагов к столу, девушка сняла перчатку и решительно положила ладонь в центр силовой схемы на доске. Свечение окутало узор, достигло пределов первого круга и замерло, отказываясь течь дальше.
   -- Видите, господин Хаджиро? -- сказала она, снова надевая перчатку. -- Как бы ни была я привлекательна и соблазнительна, Черная Лиса и мелкие золотые лисята могут только издали пускать голодные слюни, любуясь моей красотой! Все лисьи уловки известны, слабости просчитаны. Стать намеченной жертвой для лицедейки? Вы видели, Хаджиро-сама, я честно предлагала лисе и деньги, и чудесные драгоценности ради такого эксперимента! Но увы, лисы безнадежно трусливы! Они за тысячу верст обходят людей, что не зевают по сторонам и не имеют привычки периодически прогуливаться по темным переулкам без охраны.
   -- Моим двоюродным сестрам бы вашу уверенность, Мегуми-химе. Они вымотали мне всю душу слезами и болтовней о том, как им страшно. Многие дамы так напуганы, что если мужа нет дома, берут с собой охранников даже в постель! Хорошо, что благодаря вам, с паранойей этих несчастных наконец-то будет покончено.
   -- Благодаря мне? Вы, вероятно, имеете в виду Единство Культуры? Но ведь флот ваш, и ваши солдаты будут штурмовать Гнездо Черепах. Я, конечно, соберу отряд личных самураев и шиноби, но вмешиваться мы планируем только в самом крайнем случае.
   -- О, не стоит скромничать. Любой способный мыслить человек не может не понять, насколько огромен вклад Единства в охоту на лис. Все участники спели по вашим нотам и я убежден, что именно вас, а не Черную Лису, мне нужно благодарить за возможность уничтожить Гнездо Черепах. К словам о благодарности... -- лорд-наместник вынул из стола прямоугольную коробочку и, с легким поклоном, открыл ее перед Мегуми. -- Прошу вас, прекрасная леди, принять от меня этот скромный сувенир.
   Девушка расцвела восторгом, увидев лежащую на бархате роскошную брошь, сияющую золотом и бриллиантами.
   -- Ах, Хаджиро-сама! -- всплеснула руками восхищенная красавица. -- Какое чудо! Вы позволите? -- с реверансом приняв подарок, Мегуми поспешила к зеркалу на стене, извлекла брошь из коробки и украсила ею свое платье. -- Какая тонкая работа, какая чудесная огранка камней! Двадцать четвертый век Единой Империи? Изумительно! Хаджиро-сама, могу ли я мечтать сделать для вас что-нибудь в ответ за этот чудесный дар?
   Лорд-наместник приблизился к девушке, склонился и галантно поцеловал ей руку.
   -- Буду счастлив видеть вас на скромном праздничном ужине, что будет устроен в моем особняке после завершения нашего совместного исторического похода. Не откажите мне, леди Мегуми. Разорение неприступной крепости злейшего врага, уничтожение двух творений Темных Инженеров... подобные свершения нельзя не отметить торжеством.
   Прекрасно понимающая, чем закончится для нее намечающийся вечер, Мегуми игриво пококетничала немного и одарила ухажера обещанием. Ночь любви для старого озабоченного пса? Невеликая цена за отправку в архив документов по неконтролируемому монстру сверхкласса, багровой тени, Безликогму Лжецу.
   Одаривая друг друга улыбками и флиртуя, пожилой самурай и юная леди вежливо распрощались. Мегуми отправилась в офис Единства, а проводивший ее до дверей лорд Хаджиро вернулся в свой кабинет, плотно притворил за собой дверь и глянул на своего доверенного соратника, капитана Такахиро. Тот, ни слова ни говоря, кивнул и, присев на корточки, указал на крышку стола снизу.
   Хаджиро заглянул под стол и с изумлением покачал головой, увидев приклеенный к дереву квадратный кусочек бумаги, практически невидимый благодаря цвету и фактуре. Крошечная силовая схема, узелок подслушивающей сети.
   Лорд-наместник выпрямился, посмотрел на ухмыляющегося капитана и принялся не хуже специалиста-сурдопереводчика сплетать пальцы рук в фигуры языка жестов. Во времена засилья шпионажа, трудно было переоценить пользу от свободного владения одним или несколькими языками "немого" общения.
   "Когда только успела"?! -- без особой злости, больше с юмором, спросил Хаджиро.
   "Шустрые они". -- пожав плечами, ответил капитан тем же способом. -- "Позже, для интереса, посмотрим запись. У вас в одежде еще две схемы, господин. Подсунула, пока вы обнимались".
   "Вот малолетняя самка собаки"! -- наместник покачал головой. -- "Нужно проверить ее гены. Дочь аристократов? Больше похожа на потомственную карманницу".
   Избавившись от схем слежения, самураи прошли в бункер для совещаний, но даже там, на всякий случай, продолжили диалог посредством языка жестов.
   "Что делать с крашенными крысами, командир"? -- спросил капитан.
   "Возьмем с собой. Если оставим, доберутся своими силами. Так хотя бы часть будет под присмотром. Лиса обещала карты фарватеров, минных полей и укреплений. Принесет их ее человек. Через этого человека предупредим Лису, что с нами крашенные крысы. Подставим крыс под удар Бессмертного, или сами устраним их неожиданным ударом. Взрывом шальной бомбы, например. Трагический несчастный случай".
   "Бомбой? Да, лучший вариант. Если солдаты умрут от мечей, а прекрасные дамы от передоза жарких развлечений, выставить это как несчастный случай будет немного сложнее".
   "Трудно быть культурными, воспитанными, и цивилизованными людьми". -- ответил лорд-наместник и самураи расхохотались.
   "Великий лорд", -- все так же, не произнеся ни слова, обратился к лорду-наместнику Такахиро. -- "Вы сказали, что благодарить за грядущий разгром пиратов нужно не лису, а Единство".
   "Да, мой друг". -- ответил Хаджиро. -- "И крашенная крыса ничего не стала отрицать, ведь все более чем очевидно. Единство давно и настойчиво подбирается к неподконтрольному им монстру. К Черной Лисе. Зная ее ненависть к произволу и жестокости, они распространяют нужные слухи. Провоцируют Корио нападать на богатых, родовитых, влиятельных людей. Они тщательно собирают факты, чтобы раздувать произошедшее в прессе и поднимать против лисы ненависть аристократии. Запугав богатеев, Единство заставило их назначить огромные награды за головы лисят. Просчитав хозяина лис, безумца Хебимару, тактики Единства раз за разом находят, чем спровоцировать его отправить лисенка на задание, а когда юный лицедей появляется, натравливают на жертву солдат. Лисенка убивают, старшая лиса впадает в ярость и мстит. Страх и ненависть власти нарастает. Бессмертный - тоже одна из их марионеток. Высокая награда за лисят провоцирует пирата охотиться. Лиса не может справиться с Бессмертным одна, она прячется и боится. Но вот, у Бессмертного появляется доска с силовой схемой, определяющая лис. Он создал ее сам? Смешно представить. Эта доска - верх технологий обитаемого мира, у грязных людоедов не хватит ни знаний, ни специалистов. Создать подобное может союз храмов Стихий, научные центры развитых стран, или же... Единство. Но первым ее получает Бессмертный. Он убивает четыре лисенка за полгода, с глумлением и ужасающей жестокостью. Больше того, людоеды Бессмертного проводят три невероятно удачных рейда на побережье нашей страны, истребляют множество людей и заливают кровью храмы Инари, насмехаясь над теми, кто утверждает что лиса придет и защитит. Три рейда, не на ослабленную страну Лесов, а к нам, да такие удачные, что невозможно не думать о предательстве, подстрое и наводке".
   "Единство завязано в этом"?! -- бледнея и скрежеща зубами спросил Такахиро.
   "Никаких доказательств. Ничего, кроме крошечных следов крысиных лапок повсюду, и железной уверенности в том, что все именно так, как я говорю".
   Капитан с яростью ударил кулаком в стену и секунд десять тяжело дышал, усмиряя свой гнев, прежде чем поднял голову и лорд-наместник увидел на его лице кривой, звериный оскал.
   "Мой господин, если сделаем рожи понаглее, может быть нам все же удастся всех убедить, что внезапная гибель благородной принцессы от многократных изнасилований, а ее людей от жестоких пыток, это всего лишь нелепый и трагический несчастный случай"?
   "Сильно сомневаюсь". -- отсмеявшись, ответил ему Хаджиро. -- "Но когда Черная Лиса возьмется выковыривать тайных императоров из бронированных пирамид Единства, мы обязательно появимся рядом. Разумеется, совершенно случайно".
   Еще не было отдано ни одного приказа, корабли стояли в портах и по всей прибрежной полосе великой пустыни продолжалась мирная жизнь. На полях и в садах крестьяне покрикивали на рабов, заводы партию за партией выдавали товары широкого потребления, а бюрократы всех мастей спокойно плели свою паутину. И только у солдат, вечно занятых в бесконечных учениях, вдруг иначе заблестели глаза. Сначала генералы и капитаны, а затем и рядовые самураи начали острее точить мечи и плотнее подгонять доспехи. Словно стая хищников, они почувствовали настроение вожаков и адреналин закипел в их крови. Опасность близко? Или пришло время нападать?
   Когда придет приказ, они будут готовы. Вождям нужно только указать, кто вызвал их гнев. Кого нужно уничтожить. Встать во главе стальной лавины и направить ее на врага.
  

* * *

Эпоха Войн.

Год 534

9 марта.

   Отряд отбыл глубокой ночью. Выбрались за стены через тайный лаз и бесшумно заскользили по склону вниз, где, в стороне от причалов, уже ждала большая лодка, подобранная хозяйственными местными жителями после того, как недалеко от острова затонул тяжелый боевой корабль. Погибшему кораблю было не меньше полутора веков, и лодка осталась ему под стать. Архаичная, безмоторная. Хорошо хоть не гнилая. Одно это уже служило неплохим доказательством, что ржавый броненосец не был одним из тех кораблей-призраков, что догнивают под водой и на берегах по всему великому восточному архипелагу. Что-то заставило его команду покинуть судно и штормы унесли обезлюдевшого гиганта в океан, где таскали несколько лет, а потом вернули, словно сжалившись. Позволили старику обрести покой в родных водах. Спустившиеся к затонувшему кораблю, мастера водной стихии нашли и номер и название броненосца, но архивы флота давно утрачены и откуда он взялся, выяснить не удалось. Так же, как и найти признаки воздействия багровых аномалий. Одна из посудин, ставших пиратскими после того, как рухнула и умерла империя Морей. Принадлежала какому-нибудь острову, пока не была просто брошена, застряв во льдах или после неисправимой поломки паровой машины. Жители Кровавого Прибоя забрали с него все, что смогли и оставили записи в островной хронике, с надеждой что кто-нибудь, когда-нибудь, загорится желанием поднять великана на металлолом.
   Лодка с шуршанием скользнула килем по дну и отчалила. Весла плавно окунулись в воду, лишь слабейшими всплесками выдавая свое движение. Дальше и дальше от берега. Вот уже видны огни поселения. Редкие и слабые. Электричества-то нет уже лет пятьдесят. Единственный генератор используется только для зарядки аккумуляторов для раций и радиостанций.
   Волны становились все сильнее, лодка быстро удалялась от берега. Прошли скалы волнолома, заминированные на случай приближения неприятеля. Взрыв-печати изрядно растеряли заряд за прошедшие десять лет, надо бы отправить команду заняться ими. Не тронули бы только не ту силовую линию... специалист-то, старый дурак, два года назад тихо собрал свои вещички и удрал. Как только выбираются, гады, с острова?
   Такасэ Мей, глава Кровавого Прибоя пониже опустила край капюшона, чтобы подчиненные не видели гамму чувств, возникающую на ее лице при мысли о дезертирах. Сначала, люди бежали с острова, протестуя против политики захватчика, великой и ужасной Черной Тени. Их ловили и карали, страх перед неуязвимым и вездесущим монстром сдерживал большинство. Но Хино Тайсэй исчез, девять лет назад. Уверенные, что проклятая лиса убила Черную Тень, люди бегут из Прибоя как крысы с тонущего корабля. Пробираются на материк, в страну Лесов, или на столичный остров, где последние два года кипит бурное движение. Император-призрак, от империи которого остался только гниющие, расчлененные останки, замыслил великое возрождение? Собирает людей, массово возводит продовольственные оранжереи, восстанавливает фабрики и заводы. Разведчики докладывали, что он стаскивает в доки ржавые остовы кораблей, режет их на металл, снимает и чинит орудия.
   Готовится к войне?!
   Как истощенный бродяга шарит по земле в поисках палки, чтобы встать против тяжело бронированного, вооруженного до зубов, исполинского самурая. Пафосная сцена для какой-нибудь детской сказочки, но в реальности финал у этих трепыханий может быть только один. Император страны Облаков подарит проклятым островам легкую насмешливую улыбку и ураган огня сметет с островов все живое. Перемелет в однородный фарш сумасшедших пиратов, полудохлую нищету, зараженных уродцев и наивных мечтателей.
   До начала мировой войны еще есть немного времени, солдатам новой армии шиамов всего по шестнадцать лет, но кроме подрастающего титанического пополнения, у страны Облаков уже есть сильнейшая на континенте регулярная армия. Значит, в этом году, или следующем, на островах стоит ждать флот тотальной зачистки. Ни один тактик не потерпит, чтобы от величайших свершений его отвлекала мутная возня на левом фланге.
   Проклятое дурачье! Надо ведь было всего-то, притвориться мертвыми! Шиамы не замечали страну Морей уже полвека, и обратили бы на нее свой взгляд лет через триста после захвата континента! Они заселяли бы огромные территории, обустраивались и привыкали к мирной жизни. Эпоха Войн стала бы для них уже давней историей! Утихла бы межрассовая ненависть, забылись взаимные обиды. И тогда, встретившись снова, холодные народы и дети огня смогли бы мирно соседствовать.
   Это все проделки лисы. Пусть себе буйствует на континенте, жителям которого действительно грозит тотальный геноцид! Но великая ненависть проклятой богини сводит с ума всех.
   Мей помнила пляшущий в глазах императора огонь, когда он говорил о Златохвостой. Одурманенный, ошалевший от страсти мальчишка! Лиса помогла ему перебить всех слуг и советников, с десяти лет поивших юного дайме отравленными эликсирами, позволявшими держать владыку Морей под контролем. Помогла поверить в его собственные силы, а потом обняла проморгавшегося инвалида поласковее, и готово дело! От запоздалого всплеска гормонов у тридцатилетнего девственника соображение в космос унесло! Еле ковыляет, блюет, трясется, а через слово - лиса, да лиса! На нее, Мей, до недавнего времени самую влиятельную и блистательную женщину во всей морской империи, даже и не взглянул. А давно ли слюни пускал, мечтательно таращась на ее прелести из глубин проржавевшего трона?
   Воин-дракон машинально подняла руку и тронула челку каштановых волос, закрывающую правую половину ее лица. Уродливый шрам и ослепший, мертвый глаз. Последствия давней встречи с лисой. Весной прошлого года, после разговора со взбунтовавшимся царственным мальчишкой, этот слепой глаз едва не позволил лисе ее добить. Раздраженная, разгневанная, Мей возвращалась в свои покои, как вдруг проходившая мимо безобиднейшая на вид служанка бросилась на нее из слепой зоны и начала, без лишних предисловий, свирепо убивать. Прошли те времена, когда маленький пушистый лисенок оставлял недобитого противника и даже в смертельной драке боялся навредить врагу. Если бы не крик телохранителя, чуткость к движению вокруг и молниеносные рефлексы, Мей осталась бы лежать в том коридоре с разорванным горлом или выпущенными потрохами. Внезапность и мастерство позволили лисе-притворе сломать воину-дракону руку и перебить ногу у бедра, убить двух ее телохранителей и тяжело ранить третьего. Одной рукой отбиваясь от бешенного демона, Мей сумела вырваться из дворца и под непрерывными атаками лисы доскакать до порта. Покрытая ранами, истекающая кровью, она взлетела на свой корабль и совместно с двумя десятками шиноби сумела отогнать безумствующее чудовище. Дворец потерян. Император потерян. Половина страны потеряна.
   Или может, наоборот, половина страны потеряна для императора?
   Сидящая на корме лодки, воин-дракон осторожно провела пальцами по следам на дереве, оставшемся от медной таблички с названием корабля. Табличку, кусок металла, содрали и отправили в переплавку. Ее остров, поселение Кровавого Прибоя, и множество других островов империи Морей сейчас похожи на лодки с затонувшего броненосца. Сошедший с ума, одержимый лисой император пытается поднять со дна ржавые останки? Но на лодках давно не осталось даже табличек с названием их прежнего носителя.
   Наместник большого региона восточного побережья страны Облаков запросил у верховного владыки огненной империи позволения принять под свою руку острова, готовые смиренно выразить верноподданнические чувства. И лучшим выражением этих чувств станет возвращение законному владельцу бесценной реликвии Единого Императора.
  
   В ночной тьме вырисовался контур двухмачтового парусного корабля. Паровые двигатели создают слишком много шума, а шум сейчас гибельно опасен. Море кишит пиратами, и если корабли Свободного Альянса можно отогнать флагами союзного им Кровавого Прибоя, то диких охотников, фанатиков лисы, зараженных и сторонников императора можно впечатлить только силой. Но сил у Мей сейчас нет, фактически, никаких. Пятеро бойцов, получивших ранг дзенина только потому, что командиры Прибоя почти в полном своем составе либо выбиты, либо разбежались. Они далеко не элита. Они просто лучшие из того, что осталось у Кровавого Прибоя. Попросить защиты у союзников из Альянса? Нет, любая попытка получить помощь, станет знаком слабости скрытого селения и обернется презрением буквально со всех сторон. Слово представителей Кровавого Прибоя и лично ее, синего воина-дракона из клана Такасэ, не будет стоить той энергии, что тратится на создание колебаний воздуха. Только одна организация могла бы помочь тайно и без огласки. Скорее всего, они даже согласились бы без колебаний, но когда Мей вспоминала о Единстве, кровь стыла в ее жилах. Напомнишь вот так лишний раз о себе, а кто-нибудь из их пяти глав скажет:
   "Ах да, это же та самая союзница Черной Тени, которой подвластно три элемента Ци вместо двух. Ее до сих пор не подчистили? Чем занят Департамент Защиты? Начальника отдела и офицера-тактика лишить премии, со внесением замечания в личные дела. Пусть напишут объяснительные записки. И отправьте, в конце-то концов, дирижабль с ядерной бомбой к тому островку. Рядом с Прибоем стотысячный городок? Не важно. Прессе скажем, что молния ударила в бочку с пропаном".
   Не хочешь развеяться пеплом, не пинай дракона.
   Глава селения шиноби крепче сжала кулаки, усилием воли сдерживая нервную дрожь.
   Плеск волн у борта корабля, тихое поскрипывание веревочной лестницы и корабельных снастей.
   Синий воин-дракон, Такасэ Мей, поднялась на палубу и легким кивком ответила на поклон капитана. Лодка с парой гребцов отчалила от борта, корабль выбрал якорь, развернул паруса и путешествие началось. По ночам полагалось двигаться, а днем прятаться в укромных местах, заранее выбранных по всему маршруту следования. Ночью плавать мало кто отваживается. Ночью в море хозяйничают демоны. А днем? Если мимо проплывет искатель добычи с хорошими сенсорами на борту?
   Ах, если бы Фукуроу Ао был с нею сейчас! Не нужно было бы бояться ни демонов, ни неожиданных встреч или засад. Но великолепнейший сенсор и вернейший друг попал под чары златохвостой лисы и сгинул без вести где-то там, на континенте. А следом, после исчезновения Черной Тени, могучий мечник Прибоя, Такасэ Сингэн поднял восстание и бежал после разгрома бунтарей. Мей лишилась и непобедимого тайного лидера, и обоих бойцов своего личного отряда. Теперь она одна. Без покровителя, без сенсора, без телохранителя. С кучкой озлобленных бездарей, слишком ленивых даже для того, чтобы сбежать! Приходится рассчитывать только на себя. И пытаться пройти через проклятые острова скрытно, ведь она не какая-нибудь припадочная лиса, чтобы бросаться лбом на броненосцы.
   -- Мей-сама, -- не успел корабль пройти и сотню метров, как командир спецгруппы, Морита Ичиро, в компании капитана приблизился к воину-дракону. -- Плохие новости, нам придется изменить маршрут.
   -- Что?! С какой стати?!
   -- Дайме Широу, с тюленьих островов, вышел из Альянса и попросил покровительства у императора. Есть мнение, что за ним и другие могут потянуться. Он - сильнейший в северо-западном регионе, там сейчас жуткий хаос. Все вывели свои флоты из портов, трясут оружием и воют, как коты перед дракой. Соревнуются, кто кого переорет. Как бы в этой каше и нас, случайно, не задавили.
   -- Широу предал Альянс?! Что у этого старого идиота с мозгами?!
   -- Эй-эй, потише с выражениями! Держите себя в руках, госпожа. Вас можно понять, но можно понять и деда.
   -- Что-нибудь известно о причинах разброда? -- стушевавшись, ответила Мей. Действительно, ведь корабельщики доверенные наемники, но не люди ее селения. Напьются и разболтают, как она отзывалась о местных авторитетах.
   -- Да, никто ничего и не скрывает. Деда до усрачки напугала лиса.
   -- Проклятье! Так и знала. Эта тварь никогда не угомонится! Мало ей миллионных жертв на западе? Теперь нужно острова трупами завалить?!
   Командир группы и капитан выждали, пока обозленная женщина выпустит пар.
   -- Что сотворила эта паршивка? -- овладев собой, осведомилась Мей. -- Сожгла крепость? Утопила броненосец?
   -- Да нет, -- Ичиро махнул рукой. -- Понарисовала дурацких картинок на важных документах, перевернула все в постели, погрызла дверной косяк и приготовила ужин.
   -- А могла ведь и ножом по горлу полоснуть. -- хохотнув, добавил капитан корабля.
   -- Что за дурацкие шутки?!
   -- Какие уж тут шутки? Представьте картину, моя госпожа: дед возвращается с совещания по безопасности своего главного острова и замка, а в его личных покоях такое безобразие! И лиса в столовой все из холодильника повытащила, бутербродов налепила, чай заварила.
   -- Перекусить зашла, хвостатая. -- капитан погладил бороду. -- В цитадель самой укрепленной крепости северо-восточного региона! Шесть тысяч самураев и личных шиноби обошла, ни одной сигналки не зацепила! Дайме за меч схватился, а лиса ему заходите, говорит, дедушка Широу, вместе поужинаем! И ухом не ведет, что на крики дайме охрана со всего замка сбежалась. Видимо, взрывоопасных сюрпризов она и ее чудовища успели по углам рассовать. Вот как, скажите, после таких шуток не переметнуться к тому, кто гарантирует защиту от лисьих шалостей?
   -- Ему этот лисий инцидент даже выгоден. -- задумчиво сказала Мей. У него на островах почти все население светлокожее. Альянс ищет союза с шиамами, а нищета боится, что шиамы согласятся на союз и планомерно перегонят всех холодных в трудовые ликвидационные лагеря. Но что же теперь, лорд Широу, с пятью своими консервными банками собирается противостоять армадам детей огня?
   -- Императору нужны люди. -- сказал Ичиро. -- Триллионные пожертвования из лисьих храмов потекли в страну Песков. У них полно железа и до сих пор не развалившиеся военные верфи. Если организовать работу в три смены, Пески за четыре года успеет наварить стальную армаду. Император Морей загребет в артиллеристы всех, кто энергией Ци хотя бы чихнуть может, поднимет крепости и любезно примет в подарок корабли.
   -- Поэтому, -- зло прервала его Мей. -- Удар шиамов нужно ожидать не через год или два, а сейчас. Сегодня, завтра. Как только стянут побольше сил с северного побережья, так и начнут давить бунтарей, как тараканов. И никакого сопротивления не будет, одна вонь в мировой прессе.
   -- Меняем курс? -- вернулся к главному вопросу капитан.
   -- Конечно. Влезать в кровавую кашу у нас нет никакого резона. -- Мей потянулась к собственному походному рюкзаку и вынула из него пару простых пластиковых масок, покрытых вензелями защитных силовых схем. -- Тем более, что там может вертеться эта сумасшедшая лиса с ее бредовыми сказками. Всем надеть маски! -- она протянула одну капитану. -- Сейчас нам всем, как никогда, нужно сохранять ясность мышления.
   На головах каждого из шиноби и команды корабля уже были повязаны тряпичные ленты с силовыми схемами, нанесенными и заряженными служителями храма Огня. Без таких повязок в плавание по проклятым морям не отправлялся никто и продажа их приносила в храмы восточного побережья немало звонкой монеты. Но повязки рассчитаны на обычное пятно отрицательных энергий. Галлюцинации, необъяснимый страх, желание панически спасаться бегством и прочие фокусы багровых аномалий они отводили легко. Но лисы разумны, хитры и сильны. Известны случаи встречи с Черным Лисом и попадания под его иллюзии даже с повязкой. Маска - десятикратно сильнее и надежнее.
   Все на корабле беспрекословно подчинились приказу и закрыли масками лица.
  
   Прошел час, затем второй и третий. Все было спокойно. Вахтовый матрос в деревянном гнезде на вершине мачты вглядывался в ночную тьму и время от времени докладывал по внутренней связи о том, что все в порядке. Что рядом никого нет, что его не сморил сон и не утащил, спикировав с небес, какой-нибудь крылатый монстр. Байки о ночных кровососах, летающих веревках-душителях и демонах-рыбах, в прыжке сдергивающих вахтенных с вершин мачт, всегда оставались излюбленными страшилками для любителей поплавать ночью. Все это было, как убеждала себя Мей, плодами фантазии алкоголиков, но проклятые острова нередко подбрасывали людям такие ужасы, что любой алкогольный бред мерк рядом с ними.
   -- Бережете нас всех, Мей-сама? -- сказал, приблизившись к ней, Ичиро. -- Говорят, что чем ближе к рассвету, тем злее и опаснее становятся демоны.
   -- Это аллегория на то, что творится в нашей стране? -- Мей печально улыбнулась. -- Нет, Ичиро. Сколько я живу, демоны не становились ни злее, ни опаснее. Они одинаковы, всегда. Рассвета не будет. Дураки ждут благоприятных времен, сильные вершат историю.
   -- Главное, чтобы сильные тоже не оказались дураками. -- Ичиро поднял руку и оттянул край рукава, показав свою серую кожу. -- Я - наполовину химарьяр, пепельный сын огня, у меня нет причин паниковать. Но что насчет вас? Вы - чистокровная светлокожая энка. Разве не энки больше всего притесняли детей огня, истребляли и загоняли их в самые опасные долины Пылающего Разлома в эпоху великого всепланетного обледенения?
   -- Раздери тебя демоны, Ичиро! Это было пять тысяч лет назад! И нет никаких доказательств, что эвальмеры - прямые предки энков! Когда пришла Великая Весна, все народы хлынули на равнины и перемешались!
   -- Да, только мы, дети огня, остались в Разломе и еще три тысячи лет слишком светлая кожа считалась у нас достаточным поводом для убийства.
   -- Что же ты предлагаешь? Смачно плюнуть в лицо императору Облаков и героически погибнуть под мечами? Если хотим выжить, нам нужен мир! Мир любой ценой! Убедим императора, что не будем создавать проблем и...
   -- ...И даже поможем ему, всем Альянсом, уничтожить нашего собственного императора-энка? Ну-ну. Надеюсь, я еще не слишком сильно остыл для шиамов.
   Ичиро хохотнул и удалился.
   Еще один предатель. Все вокруг трусы и предатели, готовые сорваться и сбежать. Пока Хино Тайсэй темной горой возвышался за спиной Мей, никто не смел критиковать ее решения! А теперь этот... обычный тупоголовый генин, назначенный в дзенины за пару удачных шпионских операций, смеет так открыто заявлять свое мнение ей в лицо! Кровавый Прибой, давно снова ставший обычным скрытым селением, находится глубоко на территории Альянса, поэтому еще нет открытого бунта и перехода на сторону империи Морей. Но что дальше?
   Мей знала что.
   Она никогда не предаст Альянс. Хотя бы потому, что на флаге империи Морей - золотая лиса. Проклятая, ненавистная, золотая лиса!
   Громкий топот ног отвлек ее от мрачных мыслей. К борту на носу корабля подбежали двое матросов. Один в маске, второй только в защитной повязке.
   -- Еще один! И еще! -- в восхищении восклицал матрос. Тот, что был без маски. -- Смотрит, смотри! Вон третий огонь! Совсем рядом!
   Огни?
   Мей похолодела.
   Лисьи огни?!!
   Второй матрос подался вперед и... снял маску.
   -- Идиоты!!! -- взревела Мей, бросаясь к матросам. -- Надеть, быстро!!!
   Она схватила ближайшего за плечи и встряхнула, но тот не обратил на нее внимания. Раскрыв рот от изумления, оба матроса вытаращились на нечто впереди по курсу корабля. Синхронно подняв руки, они стянули со своих голов еще и повязки.
   -- Солдаты! Ко мне! Приготовиться к бою! -- Мей оставила матросов в покое, решив не убивать идиотов на месте, а понаблюдать за ними. Если вздумают прыгать за борт или перерезать себе глотки - их проблемы!
   Но ничего подобного матросы делать и не собирались. Отступив на пару шагов назад, они опустились на колени и молитвенно сложили руки перед собой.
   -- Инари... -- дрожащими голосами прошептали они. -- Инари-но-ками!
   По лицам их, озаренным счастьем, потекли слезы.
   Незримая богиня приблизилась к обоим одновременно. Прикосновением руки, она попросила матросов подняться, а когда те исполнили ее волю, Мей увидела, как оба они обнимают каждый своего невидимого призрака и сливаются с ним в поцелуе. Секунда, вторая...
   Лишаясь сил, обмякшие люди упали на палубу. Глаза их были закрыты, дыхание ровным, а на лицах сияли счастливые улыбки.
   -- Солдаты! Все ко мне! -- повторила выкрик Мей, но никто не отозвался. Туман, плавно выплывший из ночной тьмы, окружил корабль и синий воин-дракон услышала позади себя переливчатый смех маленькой девочки. -- Проклятая лиса! -- Мей резко обернулась, но никого не увидела. -- Хватит играться!
   Снова веселый, заливистый смех позади.
   -- Покажись, демон!
   Мей обернулась и замерла. Волны плескались у борта, ветер играл с волосами настороженно оглядывающейся женщины, и кроме этого, в мире словно бы не осталось ни звука, ни движения. Лидер Кровавого Прибоя вынула из ножен на поясе короткий меч, но после недолгих колебаний вложила его обратно, подняла руку и сняла маску со своего лица.
   Тотчас перед ней, буквально метрах в трех, появилась рыжеволосая девочка лет двенадцати, в бело-розовом концертном костюмчике, в каких выступают на сценах юные звездочки, малолетние кандидатки в певицы. Заложив руки за спину и устремив взгляд на ночное небо, она ходила по палубе туда-сюда и, пританцовывая, постукивала по доскам то каблуками, то мысками своих бело-золотых сапожек.
   -- Ой! -- заметив, что Мей сняла маску, подскочила на месте она. -- Ну ты чего? Я-то тут думала-думала, как тебя погубить, а потом мне стало скучно и захотелось вспомнить, как там та девочка, на сцене, пела и танцевала! Нельзя на минутку отвлечься, да? Вот чего тебе, змеюка морская? Стояла бы дальше в своей маске, как дура! Мне и без тебя интересно!
   -- Ты... т-ты...
   -- Чего заикаешься? Боишься? А зачем? Не видишь что ли, что я - не Черный Лис, а его младшая сестренка? Я - добрый золотой лисенок, еще никого, за всю жизнь, ни разу не убивавший! Хотя встреча с тобой, гадина ядовитая, это очень даже хороший повод начать!
   Крутанувшись на месте, девчонка вдруг превратилась в щуплую школьницу с каштановыми волосами. Костюм сменился на школьное платье, в руках возник портфель. Как ни посмотри, обычный ребенок, вот только на голове пушистые лисьи уши, а из-под юбочки торчит хвост.
   -- Ой, не то! -- лиса посмотрела на себя, крутанулась на месте и ее одежда обратилась в несоразмерно большой, неуклюжий самурайский доспех. -- Вот! -- левой рукой она придержала сползший ей на глаза шлем, а правой попыталась поднять тяжеленный меч. -- Защищайся, злодейка! Сейчас я буду тебя карать, и не отпущу, пока ты на всю жизнь не покараешься!
   Мей выхватила из рукава длинный и тонкий метательный нож и метнула его в нелепую груду с трудом шевелящихся доспехов. Нож звякнул о пластину доспехов и кувырком отлетел в сторону.
   -- Вау! -- лиса выскочила из брони и поймала нож в полете. -- Это мне?! Спасибо! Надо же, какой острый! Он отравленный? Настоящий зуб змеи!
   -- Что тебе надо от меня, лиса? -- надеясь пресечь детские игры сумасбродного демона, спросила Мей. -- Ограбить меня хочешь?
   -- А что у тебя есть? Тайные сокровища? -- девочка-лиса тотчас засияла от восторга, подскочила на месте, метнулась мимо Мей, сцапала ее рюкзак и отскочила. -- Они тут?
   Глава Кровавого прибоя силилась собрать Ци и применить боевое дзюцу, чтобы нанести удар по площади и, быть может, ранить нахальную прохвостку, но могучие силы ее не отзывались. Может быть стоило нанести удар прежде чем снимать маску? Нет, туман и тишина говорят о том, что лиса как-то обошла защиту храмов. Демоны не были слишком опасны, пока оставались безумными и безмозглыми тварями. Теперь что же, соревноваться с ними, кто кого переизобретает?
   Маленькая лиса меж тем бесстыдно рылась в украденном рюкзаке и небрежно отбрасывала вещи, не вызывающие у нее интереса. Оружие, взрыв-печати, аптечка, два набора сухого пайка. Неприметный деревянный ящичек тоже был вынут, лиса поковыряла замки, пожала плечами и отбросила его в сторону. Еще один пакет, с бинтами. Рубаха, штаны. Косметичка.
   -- О-о! -- лиса вытянула из рюкзака пакет с запасным нижним бельем Мей и растянула на пальцах трусы нежно-голубого цвета, с кружевной отделкой. -- Да, красотень! Но мои тайные сокровища намного лучше! Нет, я не за ними, честно!
   -- Тогда положи на место, и ничего не трогай! -- Мей изо всех сил старалась не смотреть в сторону деревянного ящичка, чтобы не привлечь к нему внимание лисы. -- Говори, зачем ты пришла, сумасшедшая богиня? Неужели мало того, что ты успела натворить?
   -- Лично я, вообще-то, ничего тебе и вашей стране не делала. С Черной Тенью мой брат воевал. И тебя бил тоже он. И что в прошлом-позапрошлом году было тоже все его дела. Мне-то всего два годика! Я совсем маленькая лисичка и драться со всякими гадами мне братик пока не разрешает. Вот будет мне десять лет, как брату, я тебе, ядовитая гадина, позвоночник через уши выну! А пока давай дружить? Мей-сама, ты такая хорошая, такая красивая и сильная! Помоги нам с братиком! Пожа-а-алуйста!
   -- Издеваешься?
   -- Ага. Немножко. Вот вы, человеки, нашу первую Златохвостую как щенка утопили, брата прокляли и всех лисят из моего выводка перерезали, а мне над вами и поиздеваться чуть-чуть нельзя? Пусть братик не переживает, совесть не замучит.
   Мей заскрежетала зубами, но сдержалась от ругани и только спросила еще раз:
   -- Так что ты хочешь, от меня?
   -- Ну-у-у... нужно уговорить кое-каких пиратов прекратить набеги на побережье стран Лесов и Песков! А то задолбали. Будешь нашим эмиссаром? Мы никому не скажем что ты - наша, и тебе даже не запретят въезд в страны антилисьей коалиции!
   Мей, не отвечая, подождала минуту, но лиса не продолжила болтовню. Это что, все ее предложение? Она пересекла половину обитаемого мира, чтобы найти давнего недруга и сморозить дикую нелепицу? Нет, она здесь ради лорда Широу. А Мей заметила просто мимо проходя и решила поглумиться.
   -- Отказываюсь. -- сухо сказала Мей. -- Что-то еще?
   -- Нет, только это. Точно отказываешься?
   -- Да. Уходи, лиса.
   -- Бу-у... зануда. Ах, да! Я же не сказала о награде! -- девочка-лиса совершила рывок и прыгнула.
   Мей попыталась отшатнуться и схватиться за оружие, но тело ей почти не повиновалось. Рука маленькой лисы сцапала защитную повязку и сдернула ее с головы воина-дракона.
   -- Зараза! -- Мей обернулась, а мир вокруг нее изменился, в один миг.
   Исчез корабль, ночное море и серый туман. Над головой развернулось ясное синее небо, а вокруг, от горизонта до горизонта, раскинулось солнечное цветочное поле. Девочка-лиса, что выпрыгнув из доспеха осталась в одном детском купальнике, при приземлении кувыркнулась через голову и обратилась пушистым рыжим лисенком, что тотчас запутался в купальнике и несколько раз брыкнулся, освобождаясь от него.
   -- Вот! -- лисенок отбросил ставшую путами одежду и вскочил. -- Теперь ты полностью в моем волшебном мире! Правда здесь чудесно и хорошо, да? А вы все брыкаетесь... не пойду, да не пойду!
   Мей подняла челку и коснулась рукою прозревшего глаза. Лиса даже на такое способна? Ах, как же давно она не видела мир во всей его полноте!
   -- Твой мир - обычные иллюзии. -- переборов восторг, съязвила куноичи. -- А ты - лживая королева пустоты!
   -- А-ха-ха, тебе просто завидно, вот и все! -- лиса несколько раз обежал вокруг Мей и села перед ней, разглядывая и наклоняя мордочку то вправо то влево. -- Мей-сама, а знаете вы какая?
   -- Какая?
   -- Старая, бездетная и одинокая!
   -- Ах ты, мелкая паршивка! -- взвилась от ярости Мей. -- Какое твое собачье дело?! Мне, между прочим, всего тридцать пять лет!
   -- Сорок четыре! А скоро будет пятьдесят!
   -- Мелкая, бестактная дрянь!
   -- Чего ты злишься? Я же еще ребенок! Ляпну то, ляпну это... а хочешь, Мей-сама, снова стать молодой?
   -- Что?
   Маленькая лиса взмахнула хвостом. Вокруг нее поднялся золотой ураган, цветы распались сияющей пылью, взлетели до небес золотой метелью, а когда та растаяла, мир снова изменился. Мей, оглядевшись, увидела что стоит на сцене, перед затемненным залом, полным людей. Над головой ее было звездное ночное небо, но в воздухе не чувствовалось холода ранней весны. Теплая летняя ночь.
   Понимая, куда попала и подозревая, что несносная лиса могла с ней сотворить, воин-дракон взглянула на себя и обомлела, увидев что превратилась в девочку лет пятнадцати, или шестнадцати. На ней был роскошный концертный костюм кандидатки в певицы, из белого и розового шелка, со множеством блестящих украшений.
   Десятки разноцветных прожекторов скользнули по сцене, радужная подсветка заиграла на стенах, ступенях лестниц и фигурных декорациях. Зал взревел, взорвался аплодисментами, а непонятно откуда вынырнувшая, еще одна юная певица, рыжая, с сияющими зелеными глазами, подскочила к Мей.
   -- Как тебе? -- спросила она. -- Нравится? -- лиса взмахнула рукой и часть пространства справа от Мей обратилась в широкое зеркальное полотно. -- Посмотри, посмотри, какая ты миленькая!
   Мей глянула в зеркало и увидела юную девочку, саму себя, в возрасте шестнадцати лет. Только нет следов от розги наставника на руках и плечах. Нет следов от сверхчеловеческих тренировок и шишек из-за неправильно сросшихся костей. Она немало заплатила храмам, чтобы убрать их позже, в двадцать пять лет, когда... когда еще надеялась, что сумеет совместить любовь и семью с бесконечными войнами.
   Но здесь у нее не было ни жестокого прошлого, ни ужасного будущего. Здесь она была одной из тех, кем мечтают стать в своих детских фантазиях обычные девочки, тогда, когда листают с подружками яркие глянцевые журнал. Девочка-певица, в ореоле юности, красоты и всеобщего обожания.
   Зеркало исчезло, неугомонная лиса схватила дрожащую девчонку за руки и потянула ее за собой, заставив сделать шаг, войти в пересечение света от прожекторов.
   -- Друзья! Все вместе, поприветствуем мою милую подружку! Первый раз на сцене, чудесный дракончик восточного океана, Такасэ Мей-чан!
   Зал снова взорвался аплодисментами. Зазвучала музыка, в руках у лисы появилась пара микрофонов.
   -- Не стесняйся, Мей-чан! -- лиса, сияя глазами и улыбаясь, протянула один из микрофонов густо малиновой от стеснения куноичи. -- Давай, споем вместе! Узнаешь мелодию?
   Мей мелодию узнала и вспомнила слова этой песни, но как только лиса отступила от нее и изготовилась начать танец, воин-дракон вдруг замахнулась. Она никогда не была обычной девочкой. И о таких глупостях никогда не мечтала.
   -- Прекрати играться, мелкое чудовище! -- громко выкрикнула обозленная куноичи и с силой швырнула микрофон на доски сцены.
   От удара, мир вокруг разлетелся облаками искристой пыли и Мей снова увидела себя сорокапятилетней женщиной, стоящей палубе корабля, затерявшегося в бесконечном тумане.
   -- Не хочешь молодости и здоровья? -- с легким удивлением спросил золотисто-рыжий лисенок, усевшийся на носу корабля. -- Странно. Другие за такое все сокровища мира готовы отдать, а ты от почти халявы нос воротишь! Уф! Ну ничего, сейчас ты у меня точно не устоишь!
   Лиса подскочила на месте и снова крутанулась, взмахивая пушистым хвостом.
   Золотая метель налетела на Мей и отхлынула, мгновенно изменив и ее и мир.
   В платье из драгоценного синего шелка, вся в драгоценностях из золота и бриллиантов, Мей очутилась в роскошном банкетном зале, у выхода на балкон. Не меньше трех десятков круглых столиков под белыми скатертями, украшенные зажженными свечами и цветами в вазах. За окнами - звездная ночь и стрекот цикад. В воздухе ароматы цветущего летнего сада.
   -- Что ты задумала? -- Мей оглянулась на лису, что в облике миловидной служанки появилась позади нее. -- Романтический ужин? Прости, но этим ты меня тоже не подкупишь.
   Служанка мило улыбнулась и, с поклоном, предложила Мей пройти к столику. Лиса подвинула женщине стул, налила вина и отступила в сторону, сделав приглашающий жест рукой.
   Мей усаживаться за стол не стала, но бокал с вином взяла и попробовала напиток на вкус, только для того, чтобы проверить популярный слух о том, что лисы-оборотни терпеть не могут спиртного. Похоже, так и есть. Напиток выглядел как вино, но на вкус - фруктовый лимонад. Значит, иллюзии лис действительно можно так распознать.
   -- Да, потом можешь об этом дать интервью газете. -- сказала девушка-лиса, угадав по ухмылке Мей, ее мысли. -- А пока...
   Лиса исчезла, просто растворилась в воздухе, а Мей заметила движение на балконе и обернулась.
   Отстранив рукой тяжелые бархатные занавески, в зал вошел высокий, красивый мужчина в дорогом костюме с жилеткой и галстуком. Его взгляд устремился в сторону Мей и из холодно-строгого вдруг стал мягким. Джентльмен подошел к даме и поклонился, предлагая свою руку.
   -- Какая прекрасная ночь, леди. -- сказал он. -- Если ваше сердце не занято, и вы не ждали никого другого, не подарите ли вы мне танец, чтобы сделать звезды в небе ярче, а воздух еще слаще и упоительнее?
   Зазвучала мелодия, наполненная лаской и любовью, но...
   Но Мей вдруг схватила стул и изо всех сил обрушила удар на мужчину. И стул и джентльмен тотчас разлетелись облаками золотой пыли. По залу пробежала волна искажений. Мебель, колонны, потолок и стены начали разваливаться, рассыпаться, истаивая на лету бесплотной золотистой пылью.
   Ураган золотистых искр и снова корабль, снова серый туман.
   -- Да тьфу на тебя, ведьма плесневелая! -- сердито сказала лиса-лицедейка, удобнее усаживаясь на фальшборте. -- Вот так всегда! Сначала бьют мужчин стульями, а потом удивляются, что романтики вымерли! Размахалась тут! Вот и ходи теперь, дура, нетанцованная.
   Мей побагровела, но бросаться на творца иллюзий в царстве этих самых иллюзий бессмысленно и бесполезно.
   -- Значит, молодость и красоту тебе не надо, любовь и мужчину тоже. Слушай, может просто деньгами возьмешь? -- лиса выхватила у себя из-под руки толстенную пачку крупных банкнот и протянула ее Мей. -- Смотри какие красивые!
   Мей ударила по пачке наотмашь и деньги, разлетевшись, обратились на лету сухими желтыми листьями.
   -- Мне надоело! -- яростно выкрикнула обозленная куноичи. -- Я не собираюсь помогать тебе, лиса, никогда и ни в чем! Убирайся прочь и убери от меня все свои дурные фальшивки!
   -- О-о! -- девочка-лиса соскочила с фальшборта и сделала шаг к настороженно отступившей Мей. -- Какая ты у нас гневная и грозная. Послушай, а ты ни о чем не забываешь, синяя морская змея? -- лиса подняла на воина-дракона взгляд и та увидела алое пламя демонов, пляшущее в глазах златовласой девчонки. -- Думаешь, я мелкая и сопливая неженка? Так-то оно, вообще-то, да... -- она переменилась в лице, разом растеряв угрожающий вид и агрессивный настрой. -- Но в целом мы очень злая и опасная террористическая организация! Хотя нет, террористы это наш хозяин и его прихвостни, а мы, Серые Стражи, всего лишь незаконное тяжеловооруженное бандформирование, но все равно! Ты что, правда думаешь, что я, представительница такой злой организации как наша, буду долго с тобой сюсюкаться и вообще не найду способа заставить тебя нам помогать?
   -- Я в этом абсолютно уверена!
   Мей едва не подавилась словами, почувствовав на своих плечах и руках хватку крепких лап. Исчез серый туман, изменилось ее расположение на корабле, правый глаз ослеп, а справа и слева от нее возникли двое мужчин, изуродованных сильнейшим демоническим заражением. Не трупные пятна и даже не черные кляксы живой тьмы на коже, а полноценные рога, клыки и деформация конечностей.
   Лиса сбросила иллюзии? Это реальный мир?
   По палубе корабля, неуправляемо дрейфующего посреди темного океана, были разбросаны разорванные, окровавленные тела матросов и шиноби из отряда Мей. Опутанные иллюзиями, они не могли оказать чудовищам ни малейшего сопротивления.
   Воин-дракон посмотрела на ту, что стояла перед ней и содрогнулась.
   Высокая, тощая фигура, с длинной шеей и конечностями, от пяток до макушки покрытая белой костяной броней. Острые шипы на суставах и вдоль позвоночника, удлиненная морда с широкой зубастой пастью. Глаза, движущиеся резкими рывками и независимо друг от друга, как у хамелеона.
   -- Ха! -- судорожно выдохнула Мей, не в силах больше сдерживать тяжелую нервную дрожь. -- Так вот, значит, лиса-демон, каков твой настоящий облик?
   Трое монстров вдруг весело расхохотались.
   -- Слово в слово угадала!
   -- Не отвертишься теперь, Широ-сан! Я же говорил тебе, не спорить с юной госпожой?
   -- Чистое поражение, кило конфет победительнице!
   -- Шоколадных, Широ-сан!
   -- Конечно, Бьякко-химе, только шоколадные!
   Корабль продолжал плыть по волнам темного океана, но трупы сменились сложенными рядышком мирно спящими людьми, уродливые демоны обратились в двух крепких мужчин, а костяная образина стала миловидной девочкой лет десяти, в добротной зимней одежонке.
   -- Беда с вами, человеками! -- смеясь, сказала девчонка, глядя на побагровевшую куноичи. -- Покажешь вам что-нибудь милое и красивое, так сразу "не верю", "обманщица"! А страхолюдиной притворишься, так сразу с довольным видом: "так вот ты какая на самом деле"! Вот как разозлюсь, как врежу! Второй глаз вылетит, опять будешь до смерти обижаться!
   -- Ну так что, юная госпожа, она уже согласилась с нами работать? -- спросил один из мужчин.
   -- Не-а. -- девочка потерла, разминая, кисти рук. -- Наверное думает, что всего пару раз услышав твердое "нет", мы вот так возьмем, и отстанем от нее!
   -- Ха-ха! Наивная!
   -- Самый наивный человек во всей островной империи! -- лиса злодейски засмеялась, меряя багровую со злости жертву оценивающим взглядом. -- Сколько у нас там, по плану, осталось времени на ее убеждение?
   -- Никто не думал, что она сама к нам выйдет, поэтому... еще целых два, или даже три дня!
  

* * *

Эпоха Войн.

Год 534

16 марта.

   За свою историю, город Хиваса разрушался и выжигался дотла четыре раза, но едва в бесконечной войне возникало затишье, упрямые и алчные люди снова отстраивали его. Очень уж удобна была здешняя бухта для стоянки кораблей. Широкая, глубокая и хорошо защищенная скалами от штормов, налетающих с бескрайних просторов Великого Восточного океана. Корабли торговых флотилий множества стран заходили сюда на разгрузку или отдых перед дальним путешествием. Императорские броненосцы заглядывали в гости на ремонт, устраивая тотальное опустошение складов продовольствия и боеприпасов. Ну уж а рыболовные и китобойные флотилии всегда сновали вокруг без счета, внося свою лепту в наполнение городской казны звонким золотом.
   Все было хорошо, но век Тишины закончился. Впала в анархию страна Морей, архипелаг больших и малых островов которой превратился в огромное скопище баз убийц и грабителей. Великий дайме страны Лесов был слишком озабочен возвышением Северной Империи и когда обратил пристальное внимание на восточное побережье, разгул пиратства уже крепко истрепал морскую торговлю с пустынными странами юга. Даже конвои из боевых судов не спасали от нападений, а большая военная кампания против страны Морей из-за бездарности командования обернулась катастрофой, потерей трети армии и полным уничтожением флота. Потрепанные, впавшие в смятение, солдаты страны Лесов отступили на побережье материка, где занялась возведением крепостей, ожиданием пополнения и распространением дурных слухов об ужасах и безумии, царящих на проклятых островах.
   Торговля умерла окончательно. По причине того, что великий дайме Лесов остался фактически без флота, судоремонтное предприятие потеряло прибыли от обслуживания стальных исполинов. Даже рыбаки и китобои постоянно возвращались без улова, жалуясь на пиратские корабли, перехватывающие их в открытом море и отбирающие груз. При этом сами рыбаки не думали даже бедствовать и только дурак бы не понял, что на самом деле пираты их не грабят, а скупают улов, но те важные лица, что отказались от доли и не закрыли глаза на происходящее, в темное время суток умерли нехорошей смертью.
   Впрочем, если уж кому и пришлось бедствовать, то точно не высокому городскому начальству. Взятки, теневые договора, платное покровительство и налоговые поборы не позволяли властьдержащим худеть. А что город умирает... так тому же есть объяснение. Надо выжать из него последние соки и бросить труп на руки преемникам, что изобретательно извернутся и обязательно выжмут что-нибудь еще.
   Прекрасно понимая, что город обречен, местная аристократия была занята тем, что обставляла по высшему шику собственные особняки и баловала себя изысканными драгоценностями, а на нуждах населения экономила с особым старанием. На развлечениях и досуге, на средствах труда, на питании, здоровье и даже... безопасности.
   Половину пушек с бастионов попросту продали. Боезапас для оставшихся утопал в грязи, плесени и крысином помете. Лежащие на открытом солнце, каменные ядра потрескались и энергия утекла из силовых схем, превращающих обычный камень в мощную бомбу. Сами бастионы, построенные по удешевленным технологиям, за годы обветшали и при близком осмотрении производили гнетущее впечатление. Но хуже всего было, конечно, то, что городской глава продал ни разу за три десятка лет не задействованного крепчака.
   Крепчак, крайне прожорливый и дорогой мутант, должен был напитывать своей энергией Ци стены главной крепости и превращать обычные колкие камни в непреодолимую преграду для вражеских снарядов. Без крепчака любая крепость - ватная мишень и смертельная ловушка для войск. Как можно было его продать?! Все равно как, мечтая пропить деньги, продать на органы собственную печень.
   Армейский капитан Мотохару при осмотре укреплений хватался за голову, не стеснялся в выражениях и грозил местным властям смертельной расправой.
   -- Списки гарнизона составлены? -- обратился он к капитану сил закона, что спокойно следовал за ним и курил сигарету, насмешливо поглядывая на одуревающего солдата.
   -- Конечно. -- страж вынул из сумки и протянул Мотохару несколько скрученных в рулон листов. -- Три сотни носов, на двенадцать тысяч местного населения.
   -- Три сотни?! Должно быть две с половиной тысячи!
   -- Было. Лет шесть назад. Все кто меч держать мог, строем на юго-запад подались, в пограничные страны. Там сейчас крепкий парень у любого генерала на вес золота. А здесь что сидеть? За пятнадцать тысяч бандюгам да алкашам задницы вылизывать?
   -- Полегче в выражениях.
   -- Говорю как есть. Я вот лет пять назад одну пьяную дебоширку толкнул ладонью в ухо, семь судов прошел, планку с рукава потерял и по тысяче с оклада каждый месяц сдаю на компенсацию морального вреда. За превышение должностных полномочий. Сам знаю что виноват, должен был вежливо попросить ее не брызгать мне слюною в лицо, вывалить язык и сделать два реверанса! Реформа сил правопорядка, мы теперь не силовая структура, а услужливые полудевочки! Глядите, чем воюем. -- страж снял с пояса короткую деревянную дубинку. -- По указу Великого Совета табельное оружие отобрали, выдали такую вот дрянь и рекомендации силу в конфликтах не применять. Права человека, цивилизованность, толерантность! Вот и взяли бы, мрази, сами эти дубинки, да встали на наши места! Не дотянешься вот только до свиней жирнозадых. А у меня патруль неделю назад на какое-то темное дело нарвался, так пока мы с парнями на сигналку прибежали, бандиты всех пятерых в куски изрубили! Мечами! Не дубинками этими, в задницы бы их правительству, а мечами! Из лучшего, представьте себе, железа! Сигналка в небе горит - "помогайте, братья"! А мы под ней стоим и на трупы смотрим. Вся улица в крови! По самые по крыши!
   Дрожь голоса и слезы, наворачивающиеся на глаза стража, лучше любых слов сказали армейскому капитану, сколько унижений и горя пережил этот человек в последние два десятка лет. Но что можно изменить?
   -- Я распоряжусь вернуть оружие. -- мрачно сказал Мотохару. -- Патрули усилим армейскими самураями, в полной выкладке. Со мной прибыло пятьсот бойцов. Через месяц прибудет две тысячи новобранцев и новые камнеметы.
   -- Крепчака надо. -- взяв себя в руки, сказал страж. -- Да где его взять? Нашего старика за бешенные деньги соседи в миг оторвали. Городской глава на радостях два дня беспробудно пьянствовал. Все равно, говорил, дряхлый урод больше пары лет не протянет. А мы как эту пару лет без деда протянем? Да нас любой пират просто для смеха в пепел раскатает!
   -- Чтобы обстрелять город, им придется войти в бухту. Приготовим побольше ловушек для штурмовых дзюцу, переберем боезапас, починим и распределим орудия так, чтобы вся бухта простреливалась с разных направлений.
   -- На стенах у портовых ворот еще хорошо бы огненные схемы нарисовать, чтобы можно было штурмующих огнепадами заливать, да умельцев нет. А в прочем... без крепчака все едино пустая работа. Пираты на стены не полезут. Снесут их сначала, вместе со всеми схемами и пушками, а потом уже в город попрут, как по ровной дорожке.
   -- Ни один пиратский капитан не пойдет на дело, грозящее большими потерями. Нам, пока не добудем крепчака, главное создать видимость свирепой готовности.
   -- Вот именно что видимость... -- вздохнул страж. -- Ну, так когда начинаем?
   -- Сейчас!
  
   Весь день до глубокого вечера на обветшавших стенах Хивасы шла напряженная работа. Мастера из города, стражи и солдаты отдавались труду с давно невиданным здесь усердием. Прибытие армейских самураев внушило людям надежду на то, что разброд во власти закончится и сильный человек возьмет судьбу города в свои руки. Даже с наступлением ночи многие продолжали ремонт при свете костров, факелов и масляных фонарей. Все вокруг было спокойно и люди впервые за долгое время пребывали в приподнятом настроении.
   Пока не появился туман.
   Белый, плотный и тяжелый, он возник на востоке у линии горизонта и, разбухая словно выпущенный из руки ком ваты, поднялся до небес. Охранники на обзорных башнях заволновались, загремели колоколами. Оба капитана тотчас оторвались от дел и побежали на стену.
   -- Что это еще за фокусы? -- Мотохару даже вперед над стеной подался, как будто десяток лишних сантиметров могли помочь ему лучше рассмотреть загадочное природное явление.
   -- Только демоны морские знают. -- капитан стражи пожал плечами. -- За этот год уже раз шестой или седьмой налетает на нас эта туча. По первому разу паника была страшная, люди решили, что сейчас на нас морские бандюги из тумана валом повалят, но на второй и третий уже успокоились...
   -- На то и расчет. -- Мотохару с силой хлопнул ладонью по каменному зубцу неказистого бастиона. -- Боевая тревога! Включить сирены! Всех к стенам, в полном вооружении!
   Завывание сирен тревоги раскатилось над спящим городом, выдергивая людей из постелей, заставляя солдат хватать оружие и спешно облачаться в броню.
   -- Остаточной Ци не чувствую. -- капитан стражи втянул носом воздух. -- Может, все-таки природное?
   -- Ветер с моря. Туман поднят и пущен в нашу сторону самотеком. Пока течет, Ци развеивается.
   Десять минут, пятнадцать...
   -- С маяка никаких сигналов. -- капитан стражи напряженно вглядывался в белесую мглу. -- Если бы они кого-то заметили...
   Смертельный ужас холодом продрал вдоль спины каждого из солдат, что смотрели в этот момент на бухту. В белесом тумане возникла жуткая тень, мгновенно выросшая до размеров исполинского черного корабля. Размерами побольше любого императорского броненосца, это чудовище двигалось сквозь туман совершенно бесшумно, точно призрак. Портики пушек открыты, а внутри сотни полторы орудий, изготовленных к стрельбе...
   -- Чего замерли?! -- яростно крича, Мотохару с силой ударил по кнопке сирены, ее воем пробуждая солдат от панического оцепенения. -- Огонь! Огонь! Огонь, собачьи дети! Жги ублюдков!
   Орудия ударили одновременно, и с крепостных бастионов и с корабля. Словно кто-то сдернул пелену тишины и ночь мигом взорвалась сотнями громовых раскатов, тьма и туман полыхнули ослепительным огнем.
   Снаряды пиратов вонзились в стены крепости, глубоко вошли в каменную кладку и рванули, швыряя в небеса разбитый камень, сорванные орудия и изуродованные тела людей. Шесть штурмовых дзюцу бешенными огненными вихрями взмыли над палубой черного корабля, устремились к стенам и на их приближение среагировала только одна, чудом уцелевшая, ловушка. Один вихрь столкнулся с миниатюрным солнцем и лопнул огненными водопадами далеко от стен, но остальные достигли цели. Новые взрывы, в разы громче и ярче первых, осветили ночь. Пылающая энергия Ци залила стены, оплавила камень, обратила в пепел уцелевших солдат из орудийной обслуги.
   Грязно ругаясь, Мотохару поднялся и выглянул из-за бойницы, в миг оценив масштаб разгрома. Батареи уничтожены. Стены разбиты. А корабль пиратов... не пострадал совершенно.
   Снаряды отскочили от его бортов, словно горох и, взорвавшись, только осыпали броню черного чудовища каменным крошевом. Ни вмятины, ни царапины. Разве что такелаж где-нибудь посекло.
   -- Вот у него точно крепчак в трюме. -- скрежеща зубами, прорычал Мотохару. -- А то и два, из самых лучших!
   Городу конец. Бастионы разбиты, батареи уничтожены. Сам капитан жив только потому, что черный корабль при бортовых залпах стоял носом к портовым воротам. Но теперь морской монстр разворачивается, направляя на уцелевшие укрепления всю мощь своих бортовых батарей.
   -- Убираемся со стен! -- проорал команду Мотохару и подал своим солдатам пример. -- Отступаем в город! Быстрее, быстрее! Город им пепелищем не нужен! Встретим десант на улицах!
  
   На улицах Хивасы стремительно росли паника и хаос. Грянуло то, чего все здесь так долго боялись. Пираты проклятых островов явились за добычей! Грохот взрывов со стороны порта и разливающееся в небе жуткое зарево не оставлял ни малейших сомнений в том, что еще буквально пара вздохов, и улицы наполнятся свирепыми людьми в броне из звериных шкур и панцирей черепах. До предела озверевшие самураи мертвой страны, разорители городов, надевающие рабские ошейники на сильных, а слабых вырезающие подчистую.
   Люди бросали в сумки самое ценное, хватали детей на руки и бежали, сломя голову, к западным воротам. Прочь от города, спрятаться в лесу, переждать беду! Но первые, добежав до ворот, увидели расколотые створки, истекающие кровью тела вбитых в землю городских стражей и скалящих гнилые зубы косматых великанов, вразвалочку идущих навстречу трясущимся от ужаса горожанам. Пираты не дураки, чтобы позволять рабам убегать и уносить с собой ценное имущество. На берег был заранее выброшен десант, с приказом перекрыть пути отхода.
   Утробно рыча, косматые чудовища набросились на беззащитную толпу и началась свирепая резня. Не слушая мольбы о пощаде, пираты рубили людей. Раскалывали черепа мужчинам, а женщинам и детям вспарывали животы, чтобы те своими предсмертными воплями наводили больше ужаса на убегающих. Рабы запомнят эту ночь навсегда и станут безропотнее овец!
   Капитан десантной армии вальяжно шел за линией своих свирепых воинов и поглядывал по сторонам, чтобы никто не посмел избежать расправы, спрятавшись в темном углу, или под трупами.
   -- Вижу. -- измененными глазами заметив пульсацию живого сердца, сказал он.
   Пират сделал пяток шагов, и потянулся к прислоненному к стене чемодану. За этим чемоданом и залитым кровью телом убитого мужчины, был кто-то живой. Кто-то, кого умирающий из последних сил попытался спрятать.
   -- Иди сюда, щенок! -- бандит отбросил чемодан и вытащил из-под трупа мужчины отчаянно закричавшего, залитого слезами и обмочившегося со страху, пятилетнего мальчика. -- Сопливое, визгливое отродье! -- пират прижал ребенка к окровавленной мостовой и перевернул тяжелый боевой топор обухом вниз. -- Наши дети никогда не плачут! Потому что слезы - слабость! А слабаки должны умереть!!!
   Никто не появился из тьмы, никто не остановил убийцу, не блокировал его удар. Обух топора обрушился на голову мальчишки, кровь и мозги брызгами разлетелись по мостовой.
   Некому защищать слабаков. Боги мертвы, а герои существуют только в лживых сказках.
  
   Не надеясь ни на богов, ни на героев, люди продолжали искать спасения. Толпа валом валила к железнодорожному вокзалу, где уже вовсю кипела работа. Машинисты остервенело пытались поскорее оживить могучие паровые локомотивы, два поезда с тремя десятками вагонов каждый, уже стояли у платформ и люди штурмовали их, не подозревая, что эти паровозы поставлены здесь только для отвлечения их внимания. Диверсанты сработали у стен города, несколько сильных взрывов уже разнесли в клочья железнодорожные пути и обрушили тоннели, по которым обычные паровозы могли бы вырваться из ловушки.
   Обычные.
   Городской глава, его семья и приближенные, богатеи и аристократы отчаянно спешили к грузовым складам, куда подошел не пассажирский состав, а тяжелый бронепоезд, что привез вчера утром армейских самураев для укрепления обороноспособности города. Бронепоезд - не обычная бочка с водой и паром. Этого стального монстра не остановишь взорванными путями или мелким завалом, а орудия и самураи отшвырнут любого врага, что вздумает запрыгнуть на борт. Надежная, стальная, подвижная крепость.
   На носовой платформе, под охраной двух самураев с громадными щитами, уже медитировал мастер прокладки путей, готовящий энерготок своего тела к серьезной и трудной работе. Призрачное синее пламя Ци, танцующее над его телом обретало все большую плотность и яркость, становясь для отчаявшихся маяком надежды.
   -- Сумки, сумки давайте! -- глава города тянул к своим помощникам пухлые ручонки, требуя поскорее передать ему золото и бриллианты. -- Скорее, бездельники!
   Помощники отдали ему сумки и тотчас были небрежно отброшены в сторону телохранителями городского главы. Жалобные вопли и стенания слуг никого не интересовали. Расфуфыренные господа и дамы, аристократы, богатеи и местные знаменитости, лезли на поезд как ополоумевшие обезьяны. Толкались, вопили, отшвыривали слабых и топтали упавших.
   -- Отправляй! -- заорал ворвавшийся в кабину машиниста длинный и тощий седой аристократ в шелковом костюме. -- Отправляй, скорее!
   -- Грузимся. -- крепко стиснув зубы, процедил командир состава. -- Сядь в угол и не мешай!
   -- Вперед, я сказал! -- аристократ бросился к рычагам, получил кулаком в ухо и распластался на полу, завывая и рыдая в истерике.
   -- Стальная крепость, косматые в городе. -- сообщил диспетчер по радиосвязи. -- Вошли через западные ворота, движутся к нам.
   -- Диспетчерская, понял. -- ответил командир и глянул на толпу простого народа, что прорвала заграждения и хлынула от платформ к железному зверю, вокруг которого и без них бурлила немалая толпа. -- Командиры вагонов, доложить состояние.
   Один за другим пришли доклады о полной загрузке. Еще четыре десятка людей пустили в кабину и технические коридоры локомотива.
   -- Набились плотно, как сардины в банки. Живыми не все доедут.
   -- Ясно. -- командир помедлил еще пару секунд, собираясь с духом. -- Закрыть двери! Диспетчерская... мы уходим.
   -- Четвертая линия свободна. -- отозвался диспетчер, поднимаясь со стула, вынимая из ножен короткий меч и с прищуром глядя на бандитов в доспехах из шкур, что настороженно вошли в диспетчерскую и, изготовив к бою топоры, направились к нему. -- Стрелки переведены. Даю зеленый свет. Крепость... счастливого пути.
   Машинист дернул за шнур предупредительного свистка и схватился за рычаги. В недрах металлического исполина с зубодробительным лязгом сместились передаточные механизмы, скрежет и грохот прокатились по всему составу. Люди, словно муравьи облепившие громадную машину, завопили в ужасе. Поезд уходит! Их бросают на растерзание чудовищам с проклятых островов! Командир состава крепко стиснул кулаки и заскрежетал зубами, хорошо представляя, что сейчас произойдет.
   Еще один предупредительный свисток и изрыгающий дым, многотонный гигант начал движение. Люди, облепившие состав сверху донизу, цеплялись за любой выступ или скобу, истошно кричали, умоляли о помощи, тянули детей. В безумствующей толпе мало кто обращал внимание на тех, кого толкнули под колеса, на попавших под движущиеся части и на тех, кому не повезло оказаться у состава на пути. Не замечая сопротивления, сталь смяла дорогую одежду, живую плоть и хрупкие кости. Вой искалеченных и умирающих вплелся в общий хор безумия.
   Поезд, ходовая часть которого окрасилась в алый цвет, пошел вперед. Сначала едва-едва, борясь с чудовищной инерцией, а затем быстрее и быстрее, обращаясь в неостановимый стальной снаряд, на носу которого стоял, подставив лицо ветру, мастер-путепрокладчик. Его энергия Ци, изливаясь в платформу под ногами, проходила через состав и, исторгаясь из колес, укрепляла рельсы и шпалы. Не позволяла им гнуться и корежиться под давлением всей мощи стального гиганта.
   -- Импульс!!! -- проорал командир состава и разрядил мощнейшую силовую схему в носовом бронелисте паровоза.
   Мощнейшая волна Ци шибанула вперед, врезалась в стену и разнесла ее на куски, вместе с завалом. Мастер-путепрокладчик довершил начатое и через несколько секунд влетевший в облако пыли стальной монстр вырвался на свободный простор.
   -- Спасены! Спасены! -- плача, причитал городской глава, прижатый к окну и вынужденный смотреть на брошенный "отцами-руководителями", обреченный город.
  
   В том, что город обречен, не сомневался уже никто. Ни простой народ, ни аристократия, ни, даже, солдаты-защитники, изготовившие к бою оружие и щиты. На них, сквозь пелену мертвенно-холодного тумана надвигался корабль-призрак. Паруса его были убраны, трубы паровой машины отсутствовали как данность, но черный великан двигался словно сам по себе, игнорируя направление ветра. Над палубой и мачтами горели призрачные синие огни, и не видно было ни единого человека на борту.
   -- Без паники! -- подбадривал своих солдат Мотохару. -- Это бутафория, для страха! Солдаты и матросы у них все в трюме! Сейчас врежутся в землю и десант из него как зерно из мешка посыплет! Тут уж не зевайте! Заставим выродков подавиться кровью! Нас мало?! Я лично этих нищих голодранцев сотнями резал! Каждый воин Лесов стоит трех десятков тощих упырей! Они в шкуры укручиваются, чтобы больше и страшнее казаться, а под шкурами - костлявый доходяга, умеющий только девчонок бить, да детей насиловать! Они жрут человечину, крыс и падаль! Эти твари пьют гнилую брагу и спят в собственном дерьме, как свиньи в загонах! Они заживо гниют и каждый из них - кишащий червями полутруп, что вот-вот издохнет как чумная собака, но все еще мечтает убивать, насиловать и грабить! Хотите, чтобы такие уроды до ваших детей дотянулись?! Изуродовали их, надругались, а потом гнилыми зубами шеи перегрызли?! Нет?! Тогда крепче держите мечи! Вырвем черные сердца! Всех порежем! Навсегда эту ночь запомнят, твари костлявые!
   Удар!
   Нос корабля вспорол мощеную крупным булыжником набережную, как тяжелый топор мягкое масло. Камни полетели в разные стороны, земля раздалась как под плугом, разрываемая медным тараном не хуже морских волн.
   Стражи попятились, но снова их сплотил громогласный голос капитана.
   -- Для движения такой махины по земле - энергии не напасешься! Сейчас встанет! На счет три! Раз! Два! Три!
   Мотохару верно определил скорость и инерцию корабля. Черный "призрак", с зубодробительным скрежетом и скрипом, замер перед стражами, словно по его команде.
   -- Десантные порты! -- выкрикнул капитан приободрившимся солдатам. Предсказуемый и понятный враг совсем не так страшен, как неведомое, бесформенное зло. -- Сейчас посыплются!
   С первым он угадал. Нос корабля с громким лязгом разделился надвое, обратившиеся в сходни, громадные металлические пластины бортов упали на землю и глазам стражей предстала неичислимая орда всевозможных оборванцев в самодельной броне и с таким же разномастным вооружением. Но второе...
   Враг не думал бросаться в атаку.
   -- О боги... -- бледнея и холодея, прошептал самурай, увидев металлический блеск и черные округлые жерла, направленные точно на его солдат.
   Два орудия крупного калибра, укрытые ранее за панелями десантных портов, с гулким грохотом шарахнули бомбами в самую гущу стражей, стоящих плечом к плечу и изготовившихся к рукопашной.
   Центр армии защитников города разметало в миг. Разбитые щиты, куски тел и искалеченные люди полетели в объятые заревом небеса. Кого не размазало о землю, не вбило в стены домов и не разорвало на куски взрывами бомб, того контузило так, что подняться на ноги стало большой проблемой.
   -- Отступаем! -- проорал капитан городской стражи. -- Дальше в город...
   Он осекся, увидев взлетевшие над палубой корабля-призрака огненные вихри штурмовых дзюцу.
   Ловушек нет. Крепчака, что мог бы придать прочности стенам зданий, тоже...
   Череда из четырех сильнейших взрывов, один за другим. Армия Хивасы исчезла в ослепительном сиянии детонировавших огненных вихрей, строения смело так, словно они были сделаны из картона. Пылающая Ци растекалась по улицам, страшным жаром заставляя плавиться камень и металл.
   При виде столь молниеносного и катастрофического разгрома врагов, бандиты завопили с кровожадным торжеством, ринулись вперед и, кто по сходням, а кто просто прыжком через борт, черным градом посыпались на изуродованную мостовую. В центре, куда пальнули из пушек, пожара не было. Торжествующие дикари мчались к корчащимся на земле самураям, надеясь поскорее добить раненных и дорваться до грабежа.
   Ближе... ближе...
   -- Бей мохнатых! -- с дружным ревом, на отшатнувшихся пиратов из полуразбитых зданий бросились люди. Десятки? Нет, сотни!
   Матросы, портовые грузчики, рабочие с судоремонтного завода. Ремесленники, разнорабочие и студенты. Простые городские парни, вооруженные чем попало, от дубин и камней, до охотничьих арбалетов. Осатаневшие от лютого всплеска адреналина, они бежали на врага, прекрасно понимая, кто перед ними, и чем это для них закончится.
   Тяжеловесный великан в доспехе из шкур повернулся на месте, взмахивая полутораметровым стальным клинком, сияющим от переполняющей металл энергии Ци. Сияние оставило длинный серпообразный след и, сорвавшись в стремительный полет, "Разящий серп" вонзился в бегущих к самураю людей. Сразу восемь человек, разрубленных поперек тела, рухнули на землю, под ноги неудержимо атакующим товарищам.
   Еще и еще серп! Еще один!
   Бывший самурай, владеющий элементом Земли, с силой ударил ступней о мостовую, пустив перед собой волну Ци, что взметнулась навстречу атакующим щетиной острых каменных кольев, на которые бегущие налетели со всего маху, с легко представимым результатом.
   Атака захлебывалась в крови.
   Багровая пелена отхлынула от глаз. Сердце бьется, кровь все еще течет по жилам. Капитан Мотохару, контуженый, но живой, усилием воли и новым всплеском адреналина заставил себя двигаться. Он приподнялся, сбросил с плеч обломки обрушившейся на него стены и молниеносно оценил ситуацию. Гражданские отчаянно храбры, но они даже не доберутся до врага. Если самурай им не поможет!
   Лишенный меча и щита, стальной великан сорвался с места и, переступая через тела погибших товарищей, ринулся на врага.
   -- В атаку! В атаку! -- загремело над полем боя и около десятка искалеченных, покрытых кровью, фигур поднялись. Солдаты из первой линии, в которой стоял и их капитан. Стоявшие за ними, самураи приняли на себя ударную волну взрывов и осколки бомб. Выжил всего десяток бойцов, но это были сильнейшие и самые отчаянные. До предела взбешенные гибелью товарищей и неизбежным поражением.
   Несколько бандитов повернулись к ним и сразу пять "Разящих серпов" полетели самураям навстречу, но с солдатами такие номера проходили редко.
   -- Разрыв! -- Мотохару вскинул руки к лицу и сложил пальцы в печать, помогая себе преодолеть последствия контузии. Навстречу смертоносным серпам ринулись дестабилизирующие импульсы, и силовые клинки с трескучими хлопками разлетелись облаками безвредного, быстро исчезающего тумана. Еще миг, и самураи налетели на бандитов, с ходу пуская в дело оружие и закованные в броню кулаки. Мотохару разворотил морду удачно подвернувшемуся бандиту, вырвал из рук умирающего врага ржавый топор, пустил укрепляющую Ци по трофейному оружию и обрушил его на череп следующего бандита.
   Самураи ломились вперед, отвлекали внимание на себя и сшибали дзюцу бандитов точными импульсами своей Ци. Делали все, чтобы помочь самообразовавшемуся ополчению.
   Горожане не подвели. Волной налетели на мохнатых уродов и началась лютая свалка, в которой не просили и не давали пощады.
   -- Убить! Убить их всех! -- гремел над полем боя голос Мотохару. Самурай не замечал и не желал замечать тот факт, что за каждого поверженного бандита горожанам приходилось отдавать до жути много собственных жизней. Поле боя заливала кровь людей, храбрых, но почти бессильных против генетически измененных монстров, живого оружия новых войн. Последние защитники гибли один за другим, а к причалам справа и слева от корабля-призрака уже подходили черные паровые баржи. Они умело швартовались и выбрасывали на причалы широкие сходни, по которым, грохоча сапогами и лязгая оружием, в обреченный на гибель город устремлялись дикие орды собирателей добычи. Мародеры, насильники, людоеды и садисты. Покрытая струпьями и вшами, нищета мертвой страны. Те, что похрабрее, сбивались в ватаги и начинали обходить место побоища с флангов, надеясь напасть исподтишка и показать перед воинами свою удаль. Остальные же, не теряя времени, ломились в город, мечтая поскорее урвать кусок чужого благополучия. Некому было остановить их. Начиналось торжество безумия, вседозволенности и звериной жестокости.
  
   Человек с пепельно-серым лицом и ядовито-желтыми радужками глаз любовался заревом, разливающимся над погибающим городом. Он стоял на холме и вид перед ним расстилался превосходнейший, благодаря широкой просеке, только что созданной одним из кошмарных тварей по его мысленному приказу.
   -- Восхитительное зрелище, достойное полотен лучших художников мира. -- сказал он женщине, стоящей по правую руку от него. -- Созидание и разрушение, как инь и янь переплетены в нашем мире и каждая из сторон изумительно прекрасна. Ты знала, что на этом месте всего сотню лет назад было большое поселение химарьяров? Люди с запада сожгли наши города и истребили мой народ, они победили и целый месяц праздновали свой успех, но посмотри, Хитоми! Войны меньше не стало. Акума правы абсолютно. Пока в мире есть хотя бы пара живых людей, война не закончится. Нет, не смотри на меня так, я не заражен и не собираюсь истреблять человечество. Война не закончится никогда, но можно к этому по-разному относиться. Как акума, мечтающие о мертвом покое для всего мира. Как златохвостые лисы, мечтающие о всеобщем счастье, любви и дружбе. Или же как я, находящий в этом хаосе энергий и эмоций огромное эстетическое наслаждение.
   -- Но если проклятый лис ошибся, то мы не получим ничего, кроме любования видами.
   -- Расслабьтесь и наслаждайтесь, Хитоми-сан. Уверен, сортировка уже заканчивается. Осталось ждать максимум двадцать минут.
   Не прошло и пяти, как серый человек получил доклад. Полуразложившийся, едва-едва переставляющий ноги ходячий труп ребенка получил удар передним щитом многотонного локомотива и превратился в вонючую размазню на металле, но успел передать увиденное другим монстрам. Армейский состав, до предела забитый сотнями перепуганных людей.
   -- Ты видел? -- выкрикнул один из самураев, защищающих мастера-путепрокладчика.
   -- У этой твари... алая Ци! -- ответил второй самурай. Он включил передатчик и заорал: -- Командир! Йома на путях!
   -- Вот срань! -- командир бронепоезда ударил кулаком по броне кабины. -- Башню локомотива на нулевой градус! Разрывной заряд! Быстрее! Мастер! Укрепление Ци на лобовую броню! Приготовить огнеметы!
   Башня начала поворот, но механизм ворочал тяжелый металл слишком медленно.
   -- Еще один! -- проорал наблюдатель. -- Перед нами! Пять секунд! Четыре! Три! Две...
  
   Справедливость. Стальная жила. Воля для борьбы.
   Справедливость? Нет. Его стальная жила - смертельная ненависть и жажда мести.
   Ступая босыми ногами по шпалам, навстречу несущейся на него стальной громаде, шел полусгнивший тощий человек. Он знал, что сейчас умрет, но не боялся смерти. Потерять жизнь? А было ли в его жизни хоть что-то, чтобы хотелось за нее цепляться? Наверное было, но генерал чудовищ однажды сказал, что акума выжигают в памяти йома все добрые и хорошие моменты, оставляя только боль, горе и злобу. Объект шестьсот семьдесят забыл свое детство, лица родителей и даже собственное имя, но помнил грохот паровых молотов огромного завода, рвущий уши и разбивающий внутренние органы. Он помнил, как вокруг него суетились всевозможные трудовые паразиты, ищущие как урезать его зарплату и нагрузить дополнительной работой. Как ежемесячно рос заводской план, при таких же плановых сокращениях работников. Помнил налоговые поборы, щедро изобретаемые всеми, от городского и регионального совета, до верховного совета страны. Налог на землю под жилым домом, налог на пользование дорогами, налог на выходные дни, на бездетность, на уклонение от добровольных общественных работ. Он помнил, как переполненный паразитами, завод с шестьюдесятью директорами и тремя сотнями директорских советников заскрежетал, застонал и встал намертво. Как в дом, в котором он жил с самого рождения, пришли налоговые приставы и вышвырнули его, отъяв все имущество в счет налоговых долгов. Как он скитался по городам, сначала ища работу, а потом выпрашивая милостыню и еду. Он не спился. Только страшно исхудал, обовшивел и тяжело заболел. Голод... как же страшно ему хотелось есть... как же мучал его кашель, не позволяющий спать, и как же холодно было там, за мусорными баками у продуктового супермаркета, в которых оказался только строительный хлам и не нашлось никаких съедобных отбросов...
   Он готов был умереть уже тогда, сил для борьбы не осталось. Хотелось только последний раз поесть горячего супа и принять лекарство, усмиряющее кашель. Если бы у него было хоть немного денег! Тогда, он смог бы мирно уснуть.
   И в этот момент, появилась она. Рука, протянувшая ему купюру в тысячу Рю.
   Шестьсот Семидесятый помнил, как поднял голову и увидел перед собой молодую девушку в шелковом платье и шубке из роскошного белого меха. Красавица-аристократка с улыбкой протягивала ему деньги, словно кусок хлеба голодному бездомному щенку. По щекам бездомного потекли слезы, когда он, обеими руками потянулся за деньгами, но не успел бродяга даже коснуться купюры, как его запястья захлестнула петля тонкой, прочной веревки. Девушка отступила в сторону, а трое парней рванули веревку на себя и вытащили грязного нищего из мятых картонных коробок, среди которых тот прятался от холода зимней ночи. С веселыми выкриками, смехом и бахвальством, детишки богачей принялись избивать пойманного бродягу самодельными дубинками, а потом привязали веревку к саням и принялись кружить по ночному городу, с улюлюканьем швыряя пустые пивные банки в волочащееся по промороженной мостовой полумертвое тело.
   Размозженные колени, сломанные ребра, отбитые внутренности и вывернутые из суставов руки. Но плотная зимняя одежда защитила бродягу и, когда весельчаки наигрались всласть, он все еще был жив. Он помнил как сытые, лощеные и разодетые в дорогущее шмотье, все пятеро, две девушки и трое парней, окружили его, лежащего неподвижно и едва находящего в себе силы дышать. Девушка, что выманила нищего подачкой, вынула из сумочки ту самую купюру в тысячу рю, и небрежно бросила ее на тело умирающего.
   -- Заработал. Она твоя.
   -- Жив еще. -- сказал один из парней, вынимая длинный нож. -- Добить надо.
   -- А если не добьем, то что? Он псам закона показания даст? О нас в газеточке статеечку напишут? Да любого, кто попытается вякнуть, мой папаша рядом с этой падалью закопает!
   Золотые детки хохотали, а бродяга закрыл глаза. Всего на миг, как ему показалось. Он ждал удара в сердце или горло, но почувствовал как дрогнул мир вокруг и открыл глаза. Над ним, жалким, слабым и беспомощным человеком, стояла сама Тьма. Фигура из пляшущего черного пламени, с пылающими алым огнем, глазами. Великий демон, Безликий Лжец. Вытянутой вперед когтистой лапой, генерал чудовищ крепко держал за голову судорожно дергающееся тело юной аристократки в белой шубке. Шелк и драгоценные меха окрашивала в алое кровь, ручьями льющаяся из перерезанной глотки. Остальные золотые детки с бульканьем и чавканьем оседали справа и слева от искалеченного бродяги, ставшие больше похожими на кучи перемолотого в фарш мяса, чем на людей. Перепуганные лошади уносили прочь сани и обрубленную веревку. Кровавый дождь сыпался с небес, густо пятная грязную одежду нищего и чистый белый снег.
  
   Делая шаг за шагом, йома запустил покрытую струпьями пятерню в нагрудный карман своей рубахи и извлек из него купюру в тысячу рю. Мятую, изгаженную пятнами засохшей крови и потеками гноя из язв, покрывающих все тело ходячего мертвеца. Вот она, их благодарность. За то, что он всю свою жизнь, пока его не вышвырнули подыхать, не хуже тяглового скота работал на них. Ярчайшая метка в памяти о том, кем для них являются простые люди и о том, кем они себя возомнили.
   Йома крепко сжал кулак, сминая ярко раскрашенную бумагу.
   Безликий Лжец ошибался, утверждая, что все хорошие воспоминания в зараженных исчезают. Если бы он был прав, как осталась бы у сгнившего, полностью захваченного Тьмой йома, память о тех событиях? Ведь никогда в своей жизни, Шестьсот Семидесятый не был счастлив так, как тогда, когда увидел как бронированная лапа кошмарного чудовища сминает и превращает в жидкую кашу голову юной, благородной принцессы.
   Грохот приближающегося поезда нарастал, становился оглушительным. Громадная консервная банка, от дна до крышки набитая мразотными толстосумами. Ворами, обрекшими на гибель целый город, бросившими простых людей и отчаянно спасающими свои, обвешанные драгоценностями, разжиревшие туши.
   Йома остановился и по земле вокруг него побежала тяжкая судорога. Ему не нужен был отсчет. Акума видел все. Две секунды до столкновения. Орудийная башня завершила поворот, но он уже слишком близко, ниже угла обстрела. Мастер-путепрокладчик пытается атаковать, надеется создать каменную волну и отшвырнуть йома. Бесполезно. Все вокруг пропитано алой Ци, и синяя Ци людей приходит в хаос при одном ее касании. Два стрелка с арбалетами высунулись из бойниц и направляют свое оружие на монстра. Не успеют!
   Мощнейшие силовые схемы на теле йома засияли ярчайшим алым светом. Воздух задрожал, полумертвая плоть начала трещать и дымиться. Активированная черная печать уже завершила работу, энергия сосредоточенна и сжата в узел колоссальной мощи. Узел, размером во все его многострадальное тело. Осталось мгновение. И это мгновение...
   -- Благородные господа... -- Шестьсот Семидесятый замахнулся. -- ВАШ СЧЕТ!!!
   Он ударил. Кулаком обычного, маленького человека о передний бронещит многотонного, стремительно несущегося тепловоза.
  
   Содрогнулись лес и холмы. Направленная волей обреченного, энергия устремилась в точку удара и высвободилась, вся разом создав ударную волну титанической силы.
   Нос состава смяло и швырнуло в сторону. Колоссальная инерция сорвала вагоны с рельс. Ломаясь в местах сцепок, бронепоезд покатился в катастрофическом крушении полутора тысяч тонн рвущегося, скручивающегося и мнущегося металла. Вопящие люди и их драгоценный багаж при этом разлетались во все стороны как мелкая картошка из разорванного мешка. Страшный грохот разнесся над окрестностями, а со всех сторон к эпицентру хаоса и гибели уже бежали жуткие существа, внешне похожие на самых настоящих, классических зомби.
   -- Йома! -- заорал командир отряда, защищающего один из хвостовых вагонов, что пострадали в крушении намного меньше передних. -- Все к орудиям! К орудиям! Жги мертвяков!
   Сначала два огнемета из этого вагона, а затем еще три из других, не опрокинувшихся, изрыгнули струи пылающей смеси на лес, озарив пожаром высокие деревья, гору переломанного металлолома и бесчисленную армию на удивление прытких чудовищ, что на бегу обрастали черной чешуйчатой броней, выпускали серповидные когти и, разевали пасти, полные острых треугольных клыков.
   -- Сюда, уроды! -- уцелевшие самураи выбирались из разбитых вагонов, выхватывали из ножен мечи и встречали чудовищ со всем радушием людей, созданных и воспитанных только для войны. -- Хотите крови?! Сейчас подавитесь!
   Грохотали, изрыгая разрывные снаряды, несколько уцелевших артиллерийских орудий. Самураи метали силовые гранаты, били всеми доступными боевыми дзюцу, а в ответ им летели огонь, молнии, каменные глыбы и бешенные ураганы когтей. Спущенные с цепи акума налетали на солдат и терзали их, в лютом безумии раздирая даже крепчайшие доспехи. Сотни полторы тварей были убиты, сожжены, подорваны или разрублены, но остальные смели с обломков последних защитников, раскурочили орудийные башни и полезли внутрь вагонов. Убивать? Нет. Они хватали людей и вышвыривали их наружу, где собратья чудовищ подхватывали добычу. Мужчин, женщин и детей, не разбираясь в благородстве и званиях, швыряли в несколько больших, шевелящихся и вопящих куч. Другие йома, безоговорочно подчиняясь приказу держащегося во тьме командующего, отправились собирать разбросанные среди деревьев чемоданы и трупы.
   -- Всего триста двадцать два выживших. -- сказал в портативную рацию лидер йома. -- Меньше ожидаемого.
   -- Вполне достаточно. -- ответил через такую же рацию серолицый. -- Нужны только образцы ДНК местных солдат и аристократии. Для черных печатей сгодится и обычный, зеленый материал.
   -- Купим рабов?
   -- Именно. Доган! Добыча у нас. Где поезд?
   -- Будем через два часа. -- ответил лидер группы, назначенной привести оставленный в отдалении транспорт.
   -- Долго! -- возмутилась, парящая высоко в небесах, разведчица. -- Где застряли?
   -- В локомотиве что-то отвалилось, чиним. Ржавый весь, на последнем издыхании. Сразу видно, что контрабандистский.
   -- Почините, или пешком? -- передал лидер йома.
   -- Починим. Прошерстите пока добычу получше.
   -- Вшивые слышали грохот и заметили мертвяков. -- сказала разведчица. -- Примут нас за Темных Инженеров, или за нас самих, все едино пришлют подарочек. В море несколько броненосцев. Тысяч пять косматых выдержим?
   -- Спокойнее, Сумако. -- ответил ей серолицый. -- Черный Лис полтора месяца назад своих людей увел не цветочки собирать. Взлети повыше и посмотри на северо-запад.
   Разведчица поднялась до облаков, взгляд ее пронзил ночь и километры пространства. Увидев то, о чем говорил ее хозяин, тварь присвистнула в восторге и изумлении. К шести оставшимся за пределами порта боевым кораблям и группе транспортов приближалось еще девять тяжелых бронированных великанов класса "черепаха".
   -- Перевербовал?
   -- Нет. -- серолиций в злобной ухмылке обнажил блестящий оскал белых зубов. -- Я рассказал Корио, кто нашел и убил четверых маленьких лисят из последнего выводка. А так же расписал в красках гибель восьми из предыдущих. Его давний знакомый, Бессмертный Кэндзо. Наемный и азартный охотник, убийца маленьких богинь, получивший за свою работу больше сорока пяти миллиардов золотом и серебром. Он вложил эти деньги в армию и флот, в заботу о своих людях и кораблях. А теперь Черный лис намерен уничтожить все, что его враг создавал и ценил.
   -- И с мужской практичностью собрал весь мусор в один пакет. -- добавила разведчица. -- Чтобы не бегать два раза.
  
   Стальной нос "Вечерней Зари" резал линии волн одну за другой. Ветер, несколько мощных паровых машин и даже искусственно созданное морское течение помогали исполину набирать скорость. Изрядно подрастерявший былой лоск, покрытый ржавчиной и покореженный в боях, старый имперский броненосец мчался к пылающему городу со скоростью, которой позавидовал бы любой, даже самый совершенный, линейный корабль эпохи Металла.
   На командном мостике захваченного пиратами броненосца, пылая жаждой боя, стоял рослый человек, могучего телосложения и устрашающей внешности. Борода его была заплетена в семь толстых, давно немытых косичек, не расплетающихся из-за замыкающих их золотых колец. В правой руке этот человек крепко сжимал полутораметровый абордажный тесак, а левая... была тяжелой, окрашенной в черное, металлической клешней.
   -- Держись, братец! -- хохотал этот человек, сверкая глазами и скаля гнилые зубы, желтые от курева и обломанные от грубой пищи. -- Мы идем! Мы уже близко!
   -- Куроганэ-сама, -- взмолился один из приближенных к адмиралу людей. -- Умоляю вас, одумайтесь! Адмирал Кэндзо - наш сильнейший и важнейший союзник!
   -- Замолчи, Хаджибуро! -- свирепым окриком прервал его капитан корабля. -- Мы всегда были для Алых Теней жалкими пешками, а теперь Кэндзо спелся с красно-черными! Хочешь, чтобы всех нас вырезали? Чтобы дети огня пришли на наши острова и устроили геноцид? У тебя, у меня, у почти всех нас слишком белая кожа!
   -- Но лорд Куроганэ держат Гнездо Черепах вместе с лордом Кэндзо! Куроганэ-сама наш великий дайме, а Кэндзо - сегун и лорд-адмирал! Наш флот... наше братство... все держится на них двоих!
   -- Двоих?! -- бешено взревев, бородач взмахнул тесаком и обрушил яростный удар на приборную панель, безнадежно испортив несколько весьма важных приборов. -- Кто здесь не заметил, как мой брат, год от года, теснит меня? Он забирает лучшую добычу и корабли, переманивает моих людей! Он игнорирует мое мнение и советы! Миллионы золотых монет идут не на ремонт нашего флота, а попросту крадутся им, моим братом! А теперь он еще и подослал ко мне убийц-шиамов?! Ко мне?! Убийц?! Ублюдок!
   -- Новая мировая война неизбежна. -- подала голос стоящая у стальной переборки высокая, красивая женщина в дорогой одежде синего цвета, украшенной белой меховой оторочкой и знаками Кровавого Прибоя. Такасэ Мей гневно щурила свой единственный глаз. -- Страна Облаков вложила в создание армии все свои средства, до последней монетки, и плоды их трудов уже почти дозрели. Армады боевых кораблей, сильнейшая артиллерия, миллионы пеших и конных самураев. Все это обрушится на наш, измотанный и ослабевший мир. Выживут только те, кто сумеет приспособиться и успеет подольститься к новому императору мира. Так, как это сделал ваш беспринципный лорд-адмирал.
   Воин-дракон многозначительно указала на отрубленную кисть человеческой руки и окровавленный свиток дорогой бумаги, что лежали на приборной панели.
   -- Адмирал, связь с первым флотом установлена! -- доложил офицер связи. -- Они приняли опознавательный код и запрашивают, что нам нужно.
   -- Что нужно?! -- адмирал сделал пару шагов и схватил микрофон передатчика. -- Сейчас я им объясню, что нам нужно! -- он поднес микрофон ко рту и проорал: -- Всем офицерам и командирам первого флота! Говорит Железный Куроганэ, прежде адмирал второго флота, а теперь единый командующий объединенных сил армии и флота Гнезда Черепах! Бессмертный Кэндзо, которого я считал кровным братом и лучшим другом, предал и продал всех нас! Этот ублюдок спелся с шиамами, мечтая о своей собственной маленькой стране, в которой большинству из нас нет места! Мы здесь, чтобы судить его! Прочь с дороги, если хотите жить! Он пытался убить меня, но я отправил в Бездну его жалких шиноби! Мы идем, и я раздавлю любую гниду, что встанет у меня на пути!
   Лидер спецслужб, на которую в этот момент не было направленно ни одного взгляда, при виде неистовой ярости пиратского адмирала, не смогла сдержать на своих губах тень улыбки и искристую, злую радость в глубине зеленого глаза.
  
   -- Убью... убью... -- потерявший шлем и раненный в бок, почти ослепший от заливающих глаза пота и крови, капитан Мотохару отмахивался от окруживших его бандитов, словно загнанный медведь от стаи брехливых псов. -- Убью, грязные твари!
   -- Что здесь у нас? -- прозвучал холодный, хриплый голос. Тяжелый, словно кто-то заливал свинцом каждое произнесенное слово. -- Неужели в стране воров, дураков и трусов нашлось хоть одно храброе и сильное сердце?
   Бандиты с почтительными поклонами расступились, освобождая дорогу... чудовищу.
   Это был обнаженный сверху до пояса крепкий и рослый мужчина, словно порубленный на куски острыми клинками и заново сшитый, причем места разрубов не думали даже зарастать. Помертвевшая, серо-синяя кожа на краях ран заворачивалась, обнажая мясо, что почему-то не начинало гноиться или гнить. Швы были выполнены толстыми черными нитками, эластичными и живыми. Они растягивались и ослаблялись при движении, а затем, будто вспомнив зачем нужны, напрягались и подтягивали отваливающийся кусок тела.
   -- Багровая тень, Бессмертный Кэндзо. -- Мотохару утер лицо латной перчаткой и встал перед чудовищем, крепко сжимая покореженный топор в правой, а покрытый кровью, тяжелый клевец в левой руке. -- Какая неслыханная честь, встретиться лицом к лицу с самым знаменитым ужасом проклятого архипелага!
   -- Я бы оказывал эту честь капитанам и генералам страны Лесов гораздо чаще, -- ответил монстр, расставляя в стороны лишенные оружия руки. -- Но вот беда... вы вопите, плачете и разбегаетесь, едва замечаете мое приближение, а мне мерзко и отвратительно гнаться за вами по следу из дерьма!
   -- Болтай что хочешь, йома, но я от тебя не побегу... -- не в силах преодолеть дрожь от предчувствия близкой и страшной смерти, Мотохару собрал все силы для последнего боя. -- А если и побегу, то только... к тебе, ублюдок!!!
   Он сорвался с места, ринулся на врага и тут же прыгнул в сторону, заметив изменения токов Ци в теле врага. Каменный столб, взметнувшийся из-под земли навстречу самураю, ударил правее цели, а капитан, сошедшись с монстром почти вплотную, замахнулся и рубанул топором, метя врагу в висок. Реакция чудовища была молниеносной. Ударом правого кулака снизу вверх он отбил летящее ему в голову оружие самурая и тут же, левым кулаком шарахнул в лицо противника так, что солдат, падая, перевернулся через голову.
   Обычный человек уже лежал бы на земле с раздробленным черепом, но укрепивший свои кости потоками Ци, самурай смягчил падение руками, вскочил и, взмахнув топором снизу вверх, послал во врага "Разящий серп". Его враг - не самурай! Он не сможет ударить "Разрывом"...
   Черные ленты, что связывали воедино куски тела Кэндзо, вырвались из разрубов и сплели на пути "Серпа" подобие решетчатого щита. Прочная броня? Нет, не в этом дело.
   Мотохару видел бегущую по лентам энергию. Ци, но не синего цвета, как у нормальных людей и животных. Красная, с сильнейшим отрицательным зарядом. Разрушительная и губительная для всего, к чему прикоснется. Потоки Ци "Серпа" очень тонки и хрупки. Их разорвет одним касанием.
   Так и случилось, "Серп" лопнул на подлете к щиту, едва частицы алого призрачного огня коснулись его. Белое облако расплылось, скрывая врага от глаз самурая, а через долю мгновения две длинные черные змеи со свистом рассекли воздух, бросаясь на Мотохару из этого облака и пытаясь оплести его кольцами своих чешуйчатых тел. Капитан, не выпуская из руки клевца, с размаху вонзил его в землю и пустил узконаправленную волну Ци, с элементом Земли. Каменный столб ударил по змеям снизу и швырнул их вверх, а самурай рывком ушел в сторону, скопил заряд Ци в правой руке и, взметнув из-под земли еще один каменный столб, ударил в него кулаком. Импульс Ци сшиб верхушку столба и, обратив увесистый кусок камня в стремительно движущийся снаряд, швырнул его во врага. Не дожидаясь результатов, Мотохару принялся рывками метаться то вправо, то влево, с разных точек нанося такие же сокрушительные удары камнями.
   Кэндзо сделал небрежный жест рукой и порыв ураганного ветра унес в сторону тающую белую пелену. Самурай, что готовился нанести очередной удар камнем, замер, увидев защищающую его врага громадную каменную пятерню, что торчала из-под земли, словно рука погребенного исполина. Эта рука поймала и теперь крепко сжимала каждый из восьми камней, что успел метнуть самурай.
   -- Я вижу тебя. -- сказал Кэндзо. -- Вижу каждое твое движение. Вижу предел твоих сил и безграничную разницу между нами! -- монстр сжал правую руку и, повторяя его движение, пятерня раздробила крепчайшие камни в мелкое крошево.
   -- Тогда посмотри еще и на это, тварь! -- Мотохару ринулся к врагу и взмахнул рукой.
   С самого начала боя он щедро изливал Ци из ступней в землю. Больше, больше... ради этого момента.
   Позади самурая земля взорвалась фонтанами камней и вверх, на десятки метров, взмыло каменное змеевидное тело. Змеевидный дракон, с гребнем, зубастой пастью и короткими лапками. Перевернувшись, мордой вниз, он обрушился на врага, готовясь расплющить и размазать его своей массой, но без видимых усилий со стороны ходячего мертвеца, каменная пятерня влетела вверх, навстречу дракону, и приняла удар его морды на ладонь. Грохот столкновения раскатился над городом. Земля затряслась и задрожала, рука и дракон покрылись трещинами, пыль и каменное крошево посыпалось вниз, но Мотохару не смотрел на последствия своего удара, а готовился нанести новый, стремительно сближаясь с врагом, и ударами каменных змей отшибая в стороны выскакивающие ему навстречу острые колья из намертво спрессованной земли. Он прорвался к врагу и замахнулся топором, целясь в голову врага, но электрическая дуга ударила от плеча монстра и, пронзив самурая, ушла в землю.
   Мир подернулся багровой пеленой жуткой боли. Сбитый и отброшенный, Мотохару упал на спину, попытался подняться и метнул во врага клевец, который тот отбил, небрежно отмахнувшись ладонью.
   -- Обретаемая вами сила делает вас и уязвимыми. -- сказал Кэндзо. -- Люди с развитым элементом Земли, очень чувствительны к Молнии. -- он поднял левую руку, поднес ее к лицу и выставил вверх указательный и безымянный пальцы так, чтобы они остановились на уровне его рта. -- А люди с развитым элементом Воздуха - беспомощны против Огня!
   -- "Разрыв"! -- самурай ударил в сторону чудовища дестабилизирующим импульсом, но это был лишь жест отчаяния. Сбить дзюцу демонов невозможно...
   Монстр с усилием выдохнул, на пальцах его полыхнула вспышка и... струя пламени, не слабее, чем из огнемета, обрушилась на самурая, едва успевшего закрыть руками лицо. Брошенный сквозь огонь, топор был отбит все таким же небрежным ударом ладони.
   -- Бесполезно, я вижу и сквозь туман, и сквозь огонь. -- сказал Кэндзо, прерывая поток пламени и глядя на самурая, катающегося по земле, сбивающего с себя пламя. -- С тебя хватит? Это все, что ты можешь мне показать, выродок из прогнившего мира? В мою молодость, лейтенанты и даже сотники страны Лесов были опаснее, чем ты!
   -- Адмирал! -- воспользовавшись паузой, к чудовищу подбежал и раболепно сгорбился офицер в черном латном доспехе. -- Корабль Куроганэ вошел в порт и пришвартуется через пять минут. Наш офицер был принят ими на борт и прислал доклад. Все в порядке. Это наши люди. И командует ими действительно адмирал Куроганэ. Он... э-э... просил... передать вам, что помнит рассвет над бухтой двадцать пятого августа.
   Кодовая фраза, известная только Кэндзо и Куроганэ, придуманная как раз на случай срочного подтверждения своей личности. Великий адмирал пиратов страны Морей не был дураком и знал, что однажды меняющие обличья лисы попытаются ему отомстить.
   -- Это хорошо, если помнит. -- сказал Кэндзо. -- Посторонние на борту замечены?
   -- Да, господин адмирал! Боевая спецгруппа Кровавого Прибоя, со своим лидером, Такасэ Мей. Предъявили кучу бумажек и держатся уверенно, как у себя дома.
   -- Прекрасно. "Багровую Касатку" и "Клинок Мурамассы" ко входу в порт. Солдатам - окружить причал и приготовиться к бою. Резервным баржам - приказ высадить десант по флангам. Лейтенанты и капитаны - в первую линию. Солдат Прибоя расценивать как врагов. Людей Куроганэ - как одураченных союзников.
   Кэндзо бросил взгляд в сторону гигантской скульптурной композиции "Рука и Дракон", в которой продолжалась напряженная борьба встречно направленных сил.
   По одному мановению воли йома, у основания каменной руки завились ураганные вихри, стремительно напитавшиеся энергией Ци и обратившиеся в бешено вращающиеся ножи мясорубки. От основания руки, до основания дракона, эти вихри прошлись по всей скульптуре, перемолов ее в каменное крошево, с грохотом обрушившееся на землю.
   -- Этого, -- Кэндзо указал на изрядно обгоревшего, но все еще пытающегося подняться капитана защитников города. -- На мой корабль! Он, хоть и слабак, но у него храброе сердце. Отрубите ему руки, чтобы не создавал лишних забот. Еще пленные самураи есть?
   -- Восемь, господин адмирал. -- ответил великан в броне из шкур и черепашьих панцирей. -- Мы старались взять их живыми специально для вас. Взгляните на них.
   Пока одни пираты калечили израненного капитана самураев, другие подтащили и бросили под ноги своему главарю остальных солдат. Обожженных и контуженных, с перетянутыми грубыми жгутами обрубками рук, без оружия и брони.
   -- Кто тут у нас? -- монстр-адмирал мыском сапога приподнял голову самурая, хрипло дышащего от боли и бессильной ярости. -- Чистый воздух. Воздух, Воздух, Молния, Вода... прекрасно! Вода, это то, что надо! С вами, самураями, нет проблем на замену генератора Ци с элементом Воздуха. Без этого элемента самурай - не самурай. А вот с остальными элементами проблема. Очередной генератор элемента Воды как раз почти издох. Всего неделю продержался, представляете? Но не удивительно. Без боевых действий, приходится забирать сердца у простых крестьян. Выработка и срок службы - паршивее некуда.
   Спина чудовища с треском раздалась в стороны и черный сгусток мерзостной слизи поднялся из разлома, окруженный несколькими длинными черными щупальцами. Взмах, словно монстр стряхнул с руки какую-то гадость, и, вылетев из сгустка слизи, на землю перед побелевшими пленниками плюхнулось человеческое сердце. Конвульсивно содрогающееся, покрытое трупными пятнами и истекающее полужидкой черной дрянью, что наполняла его вместо крови.
   Кэндзо схватил солдата, в котором почувствовал элемент Воды, за волосы и рывком поднял его, а затем поставил на колени.
   -- Посмотрим, сколько продержится твое! -- монстр выпустил еще несколько щупалец и нацелил их на искалеченного человека, готовясь рвать.
   -- Златохвостая найдет тебя, гнилая морда! -- с ненавистью прорычал самурай. -- Ваше время прошло, ублюдки! Божественная лиса вычистит из нашего мира все ваши черные души!
   -- О-о? -- щупальца монстра потянулись в сторону, подобрали с земли все еще дергающееся сердце и утянули его обратно в ком черной слили. -- У нас здесь фанатик? Тысячи раз вам доказывали, что лисы - обычные смертные люди, но вы с упорством ослов продолжаете верить что где-то там, в заоблачной выси, есть кто-то, кому не плевать на то, что твориться на нашей маленькой и грязной земле. -- Кэндзо жестом руки остановил своих людей, что перетянули тряпками культи на руках капитана самураев и собрались тащить пленника на корабль. -- Что же, у меня новость для тебя, дурак и мечтатель. Лиса, та самая, которую вы называете то посланницей богини, то прямой наследницей единого императора, будет здесь через пару минут. За прошедшие годы она изрядно попортила кровь беспомощным бандитам и сгубила интригами несколько слабых пиратских кланов, а теперь наивно возомнила, что способна бросить вызов мне! Но в этом нет ничего нового. Лиса всегда была сказочной идиоткой. Соберись с силами, не умирай, любитель сказок. Посмотри, я убью твою богиню у тебя на глазах!
   Над руинам разливался треск и шелест пожара, лязг и рокот обрушения строений, крики и топот передислоцирующихся пиратов, но все это заглушил громогласный грохот, с которым "Вечерняя Заря" протаранила и разворотила причал. Огромный стальной гигант, не щадя собственный корпус, вгрызся в берег и продвинулся вглубь суши даже дальше корабля Кэндзо.
   -- Изуродует корабль... -- зло прорычал адмирал пиратов. -- Ремонт обойдется дорого, но... кое-кто заплатит еще дороже! -- он указал рукой на край относительно целого участка мостовой. -- Пленников сюда! Пусть полюбуются, чего стоят их самозваные боги. Хотя бы перед смертью, вернутся в нашу суровую, лишенную сказок, реальность.
  
   Сходни с громогласным лязгом рухнули на развороченную мостовую причала. Грохоча сапогами, бряцая доспехами и оружием, вниз побежали пираты Куроганэ. Сам адмирал, в окружении боевых командиров, направился вниз, когда на площади у причала уже скопилось несколько сотен его солдат. Толпа, вместе с бойцами Кэндзо, собралась впечатляющая. Никак не меньше шести тысяч. Еще несколько сотен глазели на происходящее с кораблей и крыш близлежащих зданий. Толпа раздавалась в стороны, пока лидеры новоприбывших не вышли на организованную для встречи площадку.
   Кэндзо, набросивший на плечи тяжелый меховой плащ, вышел им навстречу и улыбнулся с видом хищника, глянув на шиноби Кровавого Прибоя, остановившихся на краю круга позади Куроганэ. Сделав еще пару шагов, он приветствовал адмирала второго флота, подняв руку с крепко сжатым кулаком. Традиционный жест пиратов, обращение как к равному. Как ответит Куроганэ? Тот, не колеблясь, повторил жест своего названого брата, хотя на лице его оставалась гримаса гнева и злобы. Не открытой ладонью, означающей отказ и отстранение? Уже хорошо. Значит, лис, задуривший мозги младшему брату, не до конца вытряс из него способность соображать.
   -- Из уважения к нашему славному прошлому, брат. -- последнее слово Куроганэ выплюнул, словно ругательство. -- Но, впредь - только раскрытая ладонь!
   -- Не говори о том, о чем можешь пожалеть, брат. -- громко и с угрозой произнес Кэндзо. -- Больше тридцати лет мы сражались бок о бок и защищали наши острова, а теперь ты появляешься здесь, перед мной и моими людьми, с бредовыми и невнятными обвинениями?!
   -- Бредовыми? Невнятными?! -- Куроганэ взял из рук офицера и швырнул под ноги Кэндзо сначала отрубленную руку со свитком, а затем - мелкоячеистую сеть с четырьмя отрубленными головами. -- Ты, - предатель! А это - твои новые друзья! Я сказал это достаточно внятно, брат? Ты продал нас чернокожим псам страны Облаков! Заключил с ними договор о военной поддержке и попросил об одолжении - избавиться от меня! Законного наследника! Единственного, у кого власти и влияния на наших островах столько же, сколько у тебя! Эти четверо, -- он пнул головы в сети. -- Приходили за моей головой, но оставили свои, и успели все рассказать перед смертью! Захотел титул дайме Морей и статус сына огня? Твоя прогнившая кожа достаточно черна для этого?
   -- Молчать! Ни слова больше, спившийся дурак, или я вышибу тебе последние зубы! -- взъярился Кэндзо. -- Хватит нести этот наркотический бред! Я не вел никаких переговоров с шиамами! Никого к тебе не подсылал! Мне крайне невыгодна твоя гибель, просто потому что в одиночку я не смогу одновременно управлять нашими островами и водить в бой корабли! А я никогда не делаю то, что мне не выгодно! Открой глаза, дурень! Лисы играют тобой, как марионеткой! Нарезали где-то чернокожих кочанов, нарисовали вензелей на гальюнной подтирке и сыграли спектакль с имитацией покушения! И ты повелся, как мальчишка? Я не узнаю тебя, Куроганэ! А я очень не люблю не узнавать друзей. Ты привел крыс из Кровавого Прибоя? У меня к вам только один вопрос: кто из вас златохвостый оборотень?!
   -- Опять лисий след? -- зло рассмеялась Такасэ Мей. -- Крестьяне злых духов реже вспоминают, чем нынешние правители эту всесильную и вездесущую богиню!
   -- Молчать! -- Куроганэ гневно взмахнул стальной клешней. -- Не встревай, бешенная кошка! Это наш разговор и наше дело! -- он наставил на чудовище абордажный тесак. -- Бессмертный Кэндзо! Демон, мой побратим, и единственный настоящий друг! Я, Железный Куроганэ, вызываю тебя на бой! Сила на силу! Жизнь на жизнь!
   -- О-о? -- Кэндзо поднял одну бровь. -- Мой брат никогда не бросил бы мне подобный вызов. Он знает что не выстоит против Багровой Тени, и к самоубийству у него тяги нет. Не знаю, как ты узнала кодовую фразу, но ты - не Куроганэ! Ты - лиса-оборотень! Где мой брат, и что ты с ним сделала, тварь?!
   Куроганэ произнес несколько фраз, напоминая Кэндзо события, о которых могли знать только они, вдвоем. При каждом напоминании, глаза ходячего мертвеца становились шире и в них оживало сомнение.
   -- Твой разум захватили демоны, и, по негласному закону самураев, я, командир моих людей, обязан принять угрозу на себя. -- сказал адмирал второго флота. -- Считай меня кем хочешь, но сражайся, предатель!
   -- Не так быстро! Сначала - проверка. Я не хочу убить моего брата, пусть даже попавшего под чары проклятой лисы. -- Кэндзо жестом руки подозвал лейтенанта, что принес большую деревянную доску со сложной силовой схемой на верхней плоскости. -- Ты, и крысы Прибоя - один за другим, ладонь на центр доски! Отказ или попытка повредить доску равно признанию того, что вы - оборотни!
   Куроганэ нетерпеливым и гневным взмахом руки подозвал лейтенанта к себе, снял перчатку и хлопнул пятерней в центр схемы, что отреагировала на его касание только легким мерцанием синих огоньков, неохотно распространившихся по внутреннему кругу и погасших при прикосновении к барьеру. Мей и трое шиноби, что стояли позади нее, так же уверенно приложили руки к доске и ни разу схема не среагировала на их прикосновение как на того, чей образец Ци был спрятан в переплетении ее силовых линий. Другая Ци. Другие люди. Ни один не Безликий Лжец.
   -- Хорошо. -- Кэндзо протянул руки и вынул из ножен два длинных, слегка изогнутых меча, которые протянули ему лейтенанты. -- Значит, я только слегка покалечу тебя, Куроганэ. Чтобы у тебя включились мозги и соображение!
  
   Адмиралы ринулись друг другу навстречу и началась жаркая рукопашная сеча, с которой металл сталкивался с металлом так, что целые снопы искр разлетались в стороны, а на прочнейших клинках появлялись глубокие уродливые зазубрины. Меча в руках Кэндзо было два, но его противник орудовал стальной клешней так мастерски, что сводил на нет все преимущество йома. Целых пять минут они бились почти на равных, а затем Куроганэ, что не был неутомим так, как ходячий мертвец, начал отступать. Кэндзо знал все его приемы и уловки, а потому уверенно наступал, даже не применяя атаки дзюцу элементов. Сколько еще продержится человек против демона? Две минуты? Четыре?
   Взгляд Куроганэ вдруг полыхнул злобным торжеством, а буквально через секунду, бок йома взорвался черной слизью, кусками гнилого мяса и осколками костей. Резко изменивший стиль боя на совершенно новый и незнакомый Кэндзо, бородатый пират ударил клешней, вырвал из тела ходячего мертвеца и раздавил полусгнившее сердце, а через миг снова атаковал, бросая на врага все свое умение, ниндзюцу и даже гендзюцу.
   -- Ублюдок! -- заорал в бешенстве раненный монстр и пираты-зрители побежали с площади прочь, спасаясь от хаоса энергий, обрушившихся на Куроганэ. -- Ты, безликая, лживая мразь!
   Безумие сталкивающихся стихий расшвыривало людей и взметало высоко в черное небо пылающую землю, пока, выплюнув на противника всю свою ярость, Кэндзо не отскочил подальше. Со злобной ухмылкой, полной ненависти, он смотрел на существо, вышедшее из бушующего хаоса следом за ним. Фигура в лохмотьях одежды, покрытая черной броней и множеством ран средней тяжести, что стремительно на ней зарастали, после чего кожу покрывала затвердевающая в броню черная слизь. Точно такая же, как та, что текла в венах ходячего мертвеца вместо крови.
   -- Твое искусство лицедея все-таки сумело вырвать мне одно сердце. -- сказал Кэндзо, глядя на обезображенную ударами хаоса рожу существа, что вцепилось себе в бороду, содрало ее и пренебрежительно швырнуло в сторону. -- Но эффект неожиданности утерян. Что будешь делать дальше, лиса?
   -- Убивать тебя, бессмертный.
   -- А силенок хватит? -- адмирал пиратов прогулочным шагом пошел вдоль свободной площадки, по периметру которой сотни пиратов выхватывали и изготавливали к бою оружие. -- Вы, лисы, только обманом и спасаетесь. Последний лисенок, которого я поймал, даже не сопротивлялся, надеясь что его невинный детский облик, слезы и мольбы о пощаде, не позволят мне его убить!
   -- Он был еще слишком мал и неопытен. Думал, что его поймали люди, в которых может шевельнуться жалость к ребенку, но нет. Вы, демоны проклятых островов, - не люди. Вы - помойные крысы, принявшие человеческий облик! И никогда, даже через миллиард лет, вы не станете настолько людьми, чтобы почувствовать стыд или жалость! Я слышал, что ты заставил лисенка принять облик леди Хикари? Такой, какой запомнил ее тогда, в пылающем зимнем лесу, раненной выстрелом в спину и умирающей от страха за свою маленькую приемную дочь? А когда моя сестренка выполнила твое требование, ты изнасиловал ее и убил! Отрезал голову, чтобы продать доказательство своего "подвига" за три кровавых миллиарда!
   -- Первая лиса! -- глаза Кэндзо заблестели злобой и жаждой убийства. -- Златохвостая Кицунэ, собственной персоной! Я знал, что все слухи о твоей смерти - ложь! Ты, богиня дураков, обманула весь мир, но я знал, что ты не сгинешь, пока я лично не расшибу твою пустую голову о камни!
   -- Ха-ха! -- прозвучал из облака рассеивающейся пыли задорный голос. -- Еще один мечтатель, надеющийся лично убить Златохвостую Кицунэ! -- уверенным шагом люди в форменной одежде со знаками Кровавого Прибоя приблизились к Безликому Лжецу и встали у него за спиной. Говорила стройная, светловолосая девушка. Настоящая красавица, с зелеными глазами и провокационной фигурой, одетая в наряд главы Кровавого Прибоя, но совершенно точно не являющаяся синим воином-драконом. -- Эй ты, старый труп, что, газет не читаешь и радио не слушаешь? Опоздал, тупица! Златохвостая уже восемь лет как мертва, она просто успела перед смертью передать часть своей памяти моему брату, который в тот момент был поблизости и пытался ее спасти.
   -- Еще один лицедей? -- адмирал пиратов крутанул кистями рук, заставив клинки мечей с гудением пару раз очертить в воздухе широкие круги. -- Судя по тому, как она раскрыла себя, маленькая и глупая. За голову Черного дадут тридцать миллиардов. За мелкую лису еще четыре. Хебимару поставил вас на поток? Вы - неистощимая золотая жила!
   -- На меня направляли оружие люди пострашнее тебя, гниющий пират, -- ответил Корио. -- И многие кричали о том, что продадут мою голову. Вот только они лишились голов, а моя все еще при мне! И не ты, ублюдок, нашел меня, а я пришел к тебе! Я, черный лис Корио, пришел сам, чтобы смешать с грязью и прикончить тебя!
   Тысячи вооруженных до зубов пиратов готовы были ринуться в атаку на горстку врагов, но Кэндзо остановил их.
   -- Мы сразимся, Черный Лис, но перед этим, скажи... где настоящий Куроганэ?
   -- О-о, твой обожаемый названный братец? -- лис улыбнулся, губы его растянулись от уха до уха, а острые черные клыки, заполняющие пасть, заблестели в свете прожекторов. -- Ему сложно позавидовать. Ты когда-нибудь слышал, что сотворенное зло возвращается своему творцу со стократно умноженной силой? Ты убил двенадцать лисят, причинил много боли и страданий мне. Сколько я должен был убить для отмщения? Сто? Тысячу? Миллион? Но созданный всеми моими врагами и лично тобой, я, обезумевший лис, преследователь, убийца, пожиратель душ, в твоем городе прикончил только двоих. Сначала, служанку-наложницу твоего братца, вздумавшую беспечно прогуляться за заказом к знакомому ювелиру. Не то, чтобы у меня к ней был особый счет, мне просто была нужна ее душа, облик и платье, что бы подобраться к твоему драгоценному братцу. Я тихонько сожрал душу бедняжки, перевоплотился в бандитскую шлюху, вошел в вашу цитадель через парадный вход и приготовил для лорда Куроганэ роскошный ужин! Представляешь, съев всего несколько кусочков и выпив пару глотков из кружки, твой обожаемый братец целый час корчился на полу и блевал кровью! Он изумлялся, почему не сработали ваши многочисленные лисьи капканы, а я, без объяснений, захватил беднягу в мир багровых кошмаров и заставил пережить такое, что когда он подох, то труп вашего железного, несгибаемого Куроганэ остался лежать в луже его собственной мочи и жидкого дерьма!
   -- Ах ты, мелкая гнида! -- взревел Кэндзо, но прежде чем он ринулся в атаку, Черный Лис выставил перед собой ладонь.
   -- Погоди, еще не все! -- с задором выкрикнул он. -- Да, я убил только двоих! А потом - увел весь ваш флот прикрытия, оставив, для вида, только пару самых паршивых броненосцев!
   -- Что? -- Кэндзо переменился в лице, похолодел и опустил оружие. -- Ты...
   -- Ага! -- Черный Лис сделал шаг вперед. -- Командующие флотами страны Песков были жутко рады получить от меня информацию, где и когда им следует появиться, чтобы сполна отплатить врагам за кровь, грабеж и разорение! Под видом Куроганэ, я легко добыл карты фарватеров и укреплений. Я оставил десяток своих людей, чтобы те ударом с тыла заткнули ваши защитные батареи, подорвали оставшиеся корабли и уничтожили узел дальней радиосвязи. Ты знаешь пустынников, Кэндзо, и какой между вами кровавый долг. Они вырежут всех! Мужчин, детей, женщин! Спалят твои города, выжгут даже саму землю так, что на ней еще тысячу лет не взойдет ни травинки! Твоим кораблям некуда возвращаться! Все, что ты создавал, защищал и ценил, ВСЕ УНИЧТОЖЕНО! Вот тебе твои кровавые миллиарды! Вот тебе страдания и смерть моих маленьких сестер! Вот тебе расплата за все, ублюдок!!!
   Бешеный рев обезумевшего йома, казалось, расколет небеса, ураганы дзюцу четырех стихий всесокрушающей лавиной ринулись от него к Черному Лису, но тот ждал подобной реакции.
   Мощнейший импульс Ци ударил от лицедея, силовой волной сметая и огонь и воду, и разящие вихри и каменные клинки. Импульс повалил первые ряды ринувшихся в атаку пиратов, а через миг... начался ад. Завыла, в неистовой, нечеловеческой ярости, сама земля.
   Почти незримый в ночной тьме, черный туман поднялся над руинами и сотни раскиданных повсюду трупов, самураев, пиратов и простых людей... зашевелились. Первый резкий рывок, первый испуганный вой человека, попавшего в лапы ожившего мертвеца.
   -- Йома! Йома! -- в ужасе заорали пираты, оборачиваясь и направляя оружие на сплошную лавину изуродованных человеческих тел, пришедшую в движение и ринувшуюся на них от мест побоища. Пираты пустили в ход мечи, топоры и боевые дзюцу. Они отсекали трупам конечности и головы, обжигали их, пронзали и размазывали в кашу, но то, что всегда останавливало йома, сейчас совершенно не помогало. Потому что нападающие не были йома. Все эти разрозненные трупы, вся ненависть, которыми они были пронизаны, были единым существом. Нет, даже не существом. Природным явлением.
   Йокай.
   Даже до крайности истерзанные, мертвецы не останавливались. Они слипались и срастались в кошмарных существ, целые холмы плоти. Они ползли и поднимались, завывая множеством глоток, чтобы снова обрушить свою неистовую ярость на врагов. Мертвецы не обращали внимания на огонь, молнии и каменные колья. "Разящие Серпы" и "Вихри" были не более эффективны, чем холодное оружие. Пиратов сминали десятками, их ломали, давили и рвали, а едва стихала агония, как убитый поднимался и становился еще одной частицей бушующего шторма ненависти.
   -- Отступаем! Все на борт! -- капитаны "Вечерней Зари" и "Черного Жнеца" размахивали руками и отдавали приказы впадающим в панику людям. -- Машинная! Задний ход! Баржи, снимайтесь с мели и отходите от берега! Вода холодная! Демоны в ней подохнут за минуту! Передние ряды! Задержите врага! Задержите, или все погибнем!
   Слаженный удар с тыла разорвал едва начавший формироваться строй из самых храбрых и отчаянных пиратов. Еще двое из четверых мнимых шиноби Кровавого Прибоя показали свои истинные личины, на глазах перепуганных людей обращаясь в громадных чешуйчатых монстров. От размашистых и сокрушительных ударов их лап, зашитые в звериные шкуры бандиты разлетались в стороны, как получившие пинка игрушечные солдатики. Одно чудовище ударило мощнейшими дуговыми электрическими разрядами, второе сжало кулак правой лапы, свернуло из воздушных потоков невидимую плеть и стегануло ею, оставив очень даже видимый кровавый след на толпе отпрянувших врагов.
   "Не нападение, а защита"! -- одернул своих солдат Корио. -- "Йокай их всех передавит. Защищайте женщин! Держите оборону"!
   Сам он вскинул из-под земли два каменных щита, что блокировали ураган воздушных клинков и огненную бурю, ударившие в его сторону справа и слева. Каменная щетина, что рванулась к лису из-под земли, разлетелась в пыль, будто бы от одного его взгляда, но через пыль и крошево, к нему уже рванулась стремительно движущаяся, почерневшая фигура.
   Кэндзо взмахнул мечом и нанес удар, но лис парировал его клинок своим и тут же сделал ответный выпад, метя полоснуть врагу мечом по глазам. Не удастся. Слишком мала эта прореха в непробиваемой броне йома. Адмирал пиратов просто чуть-чуть повернул голову и вместо того, чтобы нанести рану, клинок Корио со скрежетом заскользил по почерневшей коже у виска. Металл истирался, клинок терял остроту, но не мог оставить на уплотнившейся шкуре чудовища даже мелкую царапину. Бесполезно. Даже пущенные в упор стрелы отскакивают от этой брони. Глаза враг бережет. Бить в стыки его тела? Все равно, что рубить воду. Разорванный и разрубленный, он не умрет. Однажды, генерал страны Песков даже разбил Черному Кэндзо голову и размазал мозги пирата по камням, но монстр и после этого поднялся. Восстановился, сформировав себе новую голову из черной протоматерии. Человек, не поглощенный, а сросшийся с акума воедино. Чудо из лабораторий Темных Инженеров, монстр сверхкласса... которому давно пора доказать, что он - не бессмертен!
   Клинки столкнулись еще раз двадцать, рассыпая вокруг веера ярких искр. Корио, в последние годы нырявший из одной битвы в другую, собиравший отчаявшихся безумцев, нападавший на лагеря самураев и устраивавший ловушки целым армиям, подсмотрел и запомнил немало фехтовальных финтов. Даже когда глаза врага засветились алым и йома вдруг ускорился в десятки раз, клинок лиса неизменно отводил в сторону титанические по силе удары. Сам того не замечая, Безликий Лжец ускорялся следом за своим врагом. Алая и фиолетовая Ци текли по клинкам потоком, не позволяя металлу разлететься брызгами и осколками при столкновениях. Но что толку в фехтовании, если черную броню йома не пробить?
   Там, где не помогает режущее оружие, поможет дробящее!
   Корио сделал вид что потерял равновесие, выманил врага на удар и уклонился от клинка, а затем резко подался вперед и замахнулся левой рукой. Фиолетовые от смеси алой и синей Ци, силовые знаки загорелись на металле трофейного протеза.
   "Вниз"! -- прозвучала в голове Корио яростная и восторженная мысль. -- "Щ-щас вжарит"!
   Вняв предупреждению, Корио в движении припал к земле и ослепительно яркий луч не пробил его насквозь а всего лишь скользнул вдоль спины, чудовищным жаром испепелив плоть и обнажив кости. Над плечами Бессмертного Кэндзо, на черных змеевидных щупальцах, поднимались две уродливые черные головы, состоящие из черной слизи. Левая только что плюнула огненным лучом. Правая наклонялась, ловя ускользающего врага и готовясь продырявить его дюжиной завивающихся в ее пасти миниатюрных сферических вихрей.
   Боль, словно плеть, подстегнула и без того безумствующий организм. Корио ускорился еще больше и нанес стальной клешней сокрушительный удар врагу в торс. От импульса Ци содрогнулось пространство, а материя, сталь и плоть, брызгами полетела во все стороны. Рука лиса с металлической клешней до локтя обратилась в кровавые ошметья, нанесшего удар безликого монстра отшвырнуло от врага. Но рассчет был верен.
   Черная шкура йома... вмялась, как вминается стальная плита при попадании тяжелого чугунного ядра. Импульс удара прошел сквозь броню и смял, раздавил, то, что было целью лиса Украденное у шиноби сердце, генератор Ци элемента Земли, сильное и щедрое на энергию, обратилось в бесформенное месиво.
   Покачнувшийся и отступивший на пару шагов назад, совершенно не обескураженный йома выпрямился и миниатюрные вихри из правой черной головы с жужжанием рассекли воздух.
   Корио кувыркнулся, откатываясь назад и оставляя за собой диск из земли, насыщенной его Ци. Земля тотчас ожила и взметнулась вверх двухметровой каменной стеной. Вихри вонзились в нее, оставив за собой круглые ровные отверстия. Вошли на три дюйма. Вот только стена была толщиной в пять. Преграда из плотнейшего камня, напитанного фиолетовой Ци. Синюю Ци и камни, вихри пробили бы на вылет без сопротивления, но фиолетовая была смесью синего и алого. Человеческих и демонических сил.
   В очередной раз с добром подумав о том, что когда-то приводило его в ужас и отчаяние, Корио поднял правую руку и над ней завился быстро набирающий силу, клубок энергии. Лис глубоко вдохнул, напитал до отказа воздух в своих легких и выдохнул его на миниатюрный энергетический смерч, тотчас засветившийся мягким фиолетовым светом.
   Его и врага разделял всего десяток метров, семь из которых вооруженный мечами пират уже преодолел.
   -- Кха! -- Корио ударил клубком энергии себе в грудь и с силой вдавил его в центр ярко засветившейся силовой схемы. На долю мгновения его сознание помутилось. Ци из клубка наполнила всю схему, корни которой пронизывали все тело лицедея, от головы до пят. Подобным клубком псевдодуши, Корио сотни раз поднимал мертвых и потерявших сознание себе на службу, но это был уже новый уровень работы с тонкими материями, невозможный для исполнения человеком.
   Сокрушив каменную стену ударом плеча, чудовищный морской бандит разметал камни и занес над лисом покрытый зазубринами клинок, как вдруг Корио рывком вскочил, сразу вправо и влево, на глазах изумленного врага буквально разделяясь надвое. Тот лис, что отскочил вправо, в движении обернулся и принял удар меча на собственный меч, а тот, что рванулся влево, кувыркнулся через голову и, припав на одно колено, сложил руками печать, помогающую высвободить энергию. Готовит атакующее дзюцу?
   Кэндзо уже понял, что произошло. Обе фигуры, справа и слева от него, были соединены бесплотной силовой нитью. Одна из фигур - фальшивка. Кукла-марионетка! Какая из двух? Та, что с мечом. Да, двойник выглядел полноценным человеком, даже для демонического зрения, но нормально закончить свою копию Корио не успел. По руке копии, при столкновении мечей, от силы удара побежали трещины. Трещины? По коже?! Этот двойник - всего лишь сменившая цвет и форму демоническая броня, дополненная силовой имитацией души!
   Меч бандита, ярко сияющий алым, взлетел и рубанул по нити, связующей марионетку и хозяина. Вот и все! Связующего канала с кукловодом больше нет, а без него фальшивка рассыплется через пяток секунд!
   Пират выпустил рукоять меча из левой руки, подхватил на лету камень из рассыпающейся стены и ударом импульса Ци запустил его в лиса настоящего, а двойника... фальшивку шарахнул "Воздушным Кулаком", скользнувшим вдоль руки бандита и сметшим фальшивку, как пушечное ядро мешок соломы. Нет, не мешок. Все-таки полетел прочь, а не разлетелся в клочья. Крепкий доспех! Еще буквально пара секунд, и на месте одного серьезного противника могло бы стать двое, но эти две секунды лису не достались. Без нити, марионетка не может получать команды, ее энергия моментально тает и кукла рассыпается.
   Камень, ударивший Корио в лицо, сломал лису нос, вышиб зубы и заставил, с кувырком через голову, упасть на землю. Фигура пирата, с занесенным для удара мечом, тотчас возникла над упавшим, но губы на жутко развороченной физиономии лиса растянулись в победной ухмылке.
   Попался! Теперь бы только не подвести... самого себя!
   Силовая нить была обманкой. То, что отбросил Кэндзо ударом "Воздушного Кулака", не было марионеткой. Внутри пустотелой оболочки, на буквально содранной с кожи лиса силовой схеме, жила полноценная копия его души. Корио разделился надвое и двойник смог бы выжить, если бы вернулся к своему создателю, но он не намерен был этого делать, четко зная, что здесь и сейчас должен пожертвовать своей жизнью.
   "Как это необычно". -- мелькнули мысли в голове двойника, тотчас перенесенные Корио демонической связью. -- "Всего один миг знания, что я... фальшивка. И что сейчас я умру. Это... ужасно жутко".
   Меч в руках рассыпающегося двойника рассек воздух, оставив за собой ярко сияющий след.
   "Разящий Серп" из фиолетовой Ци, впитавший всю энергию двойника, в молниеносном движении понесся вперед и рассек щупальца из черной протоматерии, вскинувшиеся на защиту спины просчитавшегося йома. Сам бандит тоже начал двигаться, но человеческое сознание и тело обладает ужасной инерцией. Мгновение изумления, мгновения, необходимые на доставку команд от мозга и реакцию мышц...
   Кэндзо не успел ни повернуться, защищая черные головы, ни разомкнуть свою спину для того, чтобы спрятать под черной шкурой извлеченные из тела сердца. Он попытался рвануть головы в разные стороны и спас одно из них. Серп, изначально нацеленный на обе головы, рассек только одну и подрубил толстое черное щупальце, на которой держалась вторая. Голова Воздуха начала падать, а голова Огня развалилась на два куска, вместе с разрубленным сердцем, агонизирующе дергающимся в сгустке черной слизи.
   -- Ублюдок!!! -- взбешенный своей ошибкой, Кэндзо тут же совершил еще одну, в ярости обернувшись и метнув черное щупальце в опустошенную, мертвую оболочку. -- Проклятые лисьи чудеса!!!
   Корио, приподнявшись на культе левой руки, вскинул голову и поднес к своему развороченному лицу выставленные вверх указательный и средний палец. Резкий выдох в сторону врага, яркая вспышка искры над пальцами.
   "Гори, урод"!
   Облако раскаленной плазмы, в которое обратилась Ци с элементами Воздуха и Огня, объяло и поглотило ходячего мертвеца. Все тело Корио спешно залила и затвердела черная протоматерия, но жар был такой, что сам лис начал печься внутри своих доспехов, как черепаха внутри панциря, попавшая в лесной пожар.
   "Больше брони на голову и плечи!" -- командовал он той сущности, что угнездилась в нем и стала невозможным, противоестественным союзником. -- "Еще больше! Еще!!!"
   С ревом взбешенного буйвола вырвавшись из облака сияющей плазмы, йома замахнулся и отвесил свирепый удар кулаком в голову уродливой фигуры, похожей на человека, с ног до головы залитого плавящимся черным воском. Во все стороны полетели куски чешуйчатой брони.
   Одежда йома сгорела. Меч расплавился.
   Но нужно ли этому чудовищу оружие?
   Не чувствуя боли, сверхчеловечески сильный, он опрокинул своего противника и начал его избивать. Расшибал ударами кулаков броню, ударами ног крушил кости плохо защищенного торса и ног.
   -- Да я тебя... -- опрокинув очищенного от брони, оглушенного и беспомощного лиса на землю, бандит схватил у себя из-под ног здоровенный булыжник и замахнулся, намереваясь размозжить врагу голову. -- Урою, щенок!!!
   Прыжок двух фигур, из-за нагромождений колотого камня, из тьмы и дыма, был стремителен. Двое изуродованных людей, с удлинившимися лапами, деформированными туловищами и головами, ударили дружно. Один - в камень, готовый обрушиться на их командира, второй - в торс ходячего мертвеца. Кэндзо заорал от ярости и началась жаркая рукопашная потасовка между ним и парой чудовищ. Заплясали дуговые разряды, незримая воздушная плеть оплела тело Кэндзо и заскрежетала по черной шкуре, бессильная ее пробить. Ниндзюцу?
   Кэндзо попытался ответить и похолодел. Генераторы Ци для Молнии, Земли и Огня, Корио уничтожил. Воды рядом нет, а Воздух...
   -- Ты как? -- рядом с лисом приземлились две женщины. Юная лиса Бьякко, исполнявшая роль Такасэ Мей и еще одна, в боевом облачении шиноби спецвойск Кровавого Прибоя.
   -- Восхитительно! -- на изуродованной физиономии лиса сияла улыбка. Лис расхохотался и поднял левую руку. Над культей его красовалась лапа из затвердевшей черной слизи, а в когтистой пятерне этой лапы было крепко сжато... агонизирующее человеческое сердце. -- Злыдень так увлекся избиением меня, что не заметил, как я, через разруб, сунул руку буквально ему в брюхо!
   -- Переломы? Разрыв мышц? Сотрясение мозга? -- быстро спросила женщина в униформе. -- Передоз от черной протоматерии?
   -- Не надо меня лечить, Аканэ-сан! -- лис раздавил сердце в руке и рывком вскочил на ноги. -- Не сбивайте отрицательный настрой во всем теле! Эй, Безликий! Как насчет добить этого урода?
   Горло и нижнюю часть лица оборотня захватила скользящая сквозь плоть, жуткая тьма неведомой природы.
   -- Его... и весь его флот! -- произнесли почерневшие губы лицедея. -- Йокай мщения жаждет Тишины! Вперед, мечтатель! Твори Тишину! Убьем их! Убьем их всех!!!
   -- Все, кто мешает демонам спать... -- Корио пригнулся, готовясь к рывку. Все тело лиса засветилось от оплетающих его силовых схем. -- ...Подохнут!!!
   Импульс из ног швырнул его к месту яростной потасовки трех чудовищ. Едва коснувшись ногами земли, лис совершил новый рывок и, врезавшись в Бессмертного Кэндзо, смел его. Импульс из плеча! Новый рывок! Удар ногой! Импульс! Рывок! Удар кулаком! Импульс!
   Стена городских укреплений!
   Пролетев через все поле боя, получая один сильнейший удар за другим и едва успевая блокировать их руками или ногами, Кэндзо врезался спиной в толстенную каменную стену и вошел в нее на почти на метр, выбив в камне глубокую и покрытую трещинами воронку. Удар приземлившегося следом лиса заставил содрогнуться и начать рассыпаться без того разбитый бастион. Этот удар был тоже нацелен на последнее сердце ходячего мертвеца. До чего настырный малый!
   Корио и Кэндзо намертво сцепились. Лис с рычанием тянулся к торсу йома, намереваясь еще раз запустить лапу в нутро врага, мертвец с руганью держал руки лицедея.
   -- Эй, штопаный куль с говном! -- лис оскалил удлинившиеся клыки. -- Жизнь тебя не готовила к тому, что придется драться не с маленькими девочками, а с мужчиной? Ты был таким грозным волком, когда насиловал детей! Что же ты теперь зажимаешься... -- он рванулся назад, отскочил от врага и вцепился в поваленный столб опоры освещения, камень на которой обкололся и обнажил стальную арматуру. -- Как ссыкливая подзаборная шавка?!
   Лис сжал ладонью арматуру, рванул на себя и "Разящим Серпом" отсек верхнюю часть столба. Лишний камень осыпался, оставив в руках монстра двухметровое подобие кузнечного молота с металлической рукоятью и тяжеленным каменным навершием. Горящие алым, знаки силовых схем зазмеились, оплетая и укрепляя оружие.
   Действия оборотня заняли две секунды, за которые его враг, конечно же, попытался освободиться. Йома рванулся, прилагая все свои сверхчеловеческие силы и только теперь обратил внимание, что камень вокруг него не просто потек, стал мягким и прилипчивым как тесто, а облепил его торс и ноги. В один миг, каменное тесто затвердело и украсило алыми знаками силовых схем. Лисьи фокусы... не просто лисьи, а проклятого лиса! Ци, пропитавшая камень, алая, и ее не развеять силами йома!
   -- В эпоху Металла... -- тяжело дыша и собираясь с силами, Корио посмотрел на монстра, рычащего и вырывающегося из каменного плена. -- Была одна религия... советовала любить своих врагов. Так вот тебе, враг мой... -- окутанный ярким ало-синим пламенем беснующейся Ци, лис подскочил к йома и замахнулся молотом. -- Лисий поцелуй!!!
   Молот прочертил навершием широкую дугу, Кэндзо не смог поднять увязшие в камне руки и получил удар точно в морду.
   -- Тварь! -- выругался он и тотчас получил новый удар. -- Сучонок! Паскуда! Я! Тфебя! Уфр-рою!
   На седьмой удар, черная броня бандита украсилась трещиной, а на восьмой голова его раскололась и взорвалась черной слизью не хуже арбуза, попавшего под пушечное ядро.
   Облепленное тягучим камнем, обезглавленное тело корчилось и трепыхалось, словно здоровенная муха в клею.
   "Скорее!" -- мелькнула в голове лиса чужеродная мысль. -- "Он генерирует радиоволны"!
   Зрением демона, зараженный оборотень глянул сквозь дым и пыль в сторону моря и увидел два скопища по полторы тысячи синих огней. Каждый из огней - душа человека. Каждое скопище - тяжелый линейный броненосец!
   Лучшие броненосцы армады Бессмертного, "Багровая Касатка" и "Клинок Мурамассы".
   "Мертвяк наводит их на нас! Весь берег разнесут!"
   Лис отшвырнул молот, одним прыжком с места отскочил от врага метров на пять, скрючился и начал стремительно обрастать черной щетиной. Руки обратились лапами, шлем-морда закрыла голову.
   Демон-лис встал на четвереньки. По шкуре черного монстра, в туше которого буквально утонуло человеческое тело, побежали всполохи алого пламени.
   -- Матриарх! Настоящий матриарх! -- Бьякко приподнялась над руинами, служащими укрытием ей и еще нескольким воинам в рванье, оставшемся от униформ спецотряда Кровавого Прибоя. -- Сейчас плюнет?
   -- Назад! -- женщина-целитель бесцеремонно схватила ее за шиворот и оттащила под прикрытие стен. -- Пригни голову!
   -- Юная госпожа! -- изуродованный деформацией акума, серый страж указал рукой в сторону моря. -- Пираты наводят на нас пушки! Поднимите земляной купол! Мы напитаем его нашей Ци и укрепим!
   -- Поднимаю! -- Бьякко применила дзюцу, камень волной начал подниматься вокруг них. -- Широ, Хидекадзу! Деформацию пора убирать! Протоматерия в ткани врастает! Зафиксируется!
   -- Готовьте схему! -- ответил ей солдат. -- Надеюсь, будет не больше одного залпа...
   Юная лиса поспешила встать в центр защищенной зоны, где уже разгорались призрачным пламенем переплетения золотисто-зеленых символов, разворачивающиеся на камнях и в воздухе вокруг жрицы храма Стихий, для которой униформа дзенина была только маскировкой. Бьякко соединила руки в молитвенном жесте и зеленая Ци ударила от нее ураганом, обращая символы энергопроводящей сети в тысячи миниатюрных солнц.
   Зараженных, при появлении матриарха начавших терять контроль над заключенными в их телах безумными сущностями, окутал успокаивающий мягкий свет. Черная протоматерия разрушалась и истаивала. Уродливые деформации тел йома обращались обычными ранами и увечьями, которые жрица и ее незримый помощник, ками, сразу же исцеляли и вправляли. Оставались только шрамы, от которых на телах серых стражей давно уже не осталось свободного места.
   -- Не расслабляться! -- выкрикнул Широ. -- Больше Ци в купол! Держать! Держа-а-ать!
   "Тишина"... -- матриарх, Безликий, не удержался и устремил взгляд в сторону бушующего среди руин зелено-золотого вихря.
   "Эта - не вечна." -- Корио собрал все силы, концентрируя внимание на враге. -- "Вечная Тишина должна быть... мертвой"!
   Алое призрачное пламя, пляшущее на жесткой шерсти черного лиса, заструилось по его телу, скользя вдоль спины к кончикам хвостов. Гладить по шерсти проще, чем против... а с хвостов уже можно слить ее туда, где энергия больше всего сейчас нужна.
   Безликий задрал голову, открыл пасть и, взмахнув хвостами, загнул их так, чтобы энергия с них лилась ему в раззявленную глотку. Здесь алое пламя подхватывала еще одна силовая схема, начинающая сжимать и закручивать силовой поток в клубок безумствующих энергий. Больше, больше!
   Над изуродованной, пылающей гаванью промчался свирепый ураган, в миг унесший облако пыли и дыма. Орудийные портики открыты, пушки заряжены и готовы к стрельбе. Цели как на ладони!
   Вот только корабль чуть-чуть недовернули...
   "Багровая Касатка", изначально готовившаяся дать залп по облепленным мертвецами кораблям, продолжала разворот и наводила пятьдесят орудий левого борта на ничем не примечательные руины. Туда, где не виделось почти никакого движения, но откуда вдруг повеяло страшной и смертельной опасностью.
   -- Огонь! Огонь! Огонь! -- гремел из динамиков радиостанции гневный голос бессмертного Кэндзо.
   Еще чуть-чуть... еще пару мгновений...
   Содрогнулась материя и пространство.
   Черный Лис плюнул.
   Сияющий ярче солнца, ослепительно-белый шар вырвался из пасти акума, в миг разросся, пронзил расстояние, отделяющее его от цели и ударил в громадный боевой корабль, но не взорвался и не погас, а полетел дальше, явно не заметив, что вообще с чем-то столкнулся. Будто бы для него "Багровая Касатка" состояла не из броневой стали, а из призрачного тумана. В туше броненосца же мгновенно образовалась сквозная пробоина девять метров в диаметре. Шар улетел дальше, а в погибающем корабле от чудовищного жара продолжал испаряться металл, горело все, что могло гореть. Из орудийных портиков вырвалось пламя, начал детонировать боезапас. Рванули угольные погреба. Корабль преломился, начали обрушаться мачты. Сорванные взрывами, стальные плиты обшивки и палуб дождем сыпались на воду вокруг тонущего великана.
   Капитан "Клинка Мурамассы" округлившимися глазами смотрел на гибнущий броненосец и благодарил всех богов за то, что сияющий шар не зацепил его корабль. Если бы враг пальнул не в центр "Касатки", а в нос, "Клинок" точно лишился бы кормы. Недорасчет? Промах?
   Небо залил яркий свет отдаленного взрыва. Улетевший далеко в океан, гибельный шар детонировал, взметнул пламя до небес и заставил отпрянуть облака. Какая же будет ударная волна?!
   Капитан обернулся и, за миг до того как обрушившийся с моря ураган залил грязными каплями бронестекла капитанского мостика, увидел, почему уцелел его корабль. Демон не промахнулся. У входа в бухту, кренясь и взрываясь, гибли еще два линейных боевых корабля. Вернейшие капитаны, услышав что Кэндзо и Куроганэ угрожает смертельная опасность, повели своих великанов на помощь и первые из них как раз входили в порт, когда неведомый враг нанес свой чудовищный удар.
   "Слово Вечных". То, чем демоны зачищали мир, уничтожая целые города.
   Один броненосец тонул с широкой раной вдоль борта. Второй полыхал, пронзенный выше ватерлинии, от носа до кормы. В грохоте взрывов и стоне ломающегося металла, оба гиганта пошли на дно, своими тушами наглухо заблокировав возможность остальным войти в бухту.
   Ударная волна разбилась о поднятые перед бухтой скалы, назначение которых было в ослаблении прилетающих с океана штормов. Беснующиеся ветра и ливень грязной воды обрушились на город, но никому не причинили серьезного вреда.
   Корио припал на четвереньки. Черная броня осыпалась с него, сознание мутилось, пораженная алой Ци, живая плоть отчаянно боролась с гибелью и гниением. Все его силы сейчас уходили на то, чтобы просто остаться в сознании. Поэтому... поэтому носителей великих зверей пока только дважды использовали для уничтожения городов и скоплений вражеских войск. Слишком сложно спасти носителя и удержать акума под контролем после такого. Хорошо, что Безликий - первый в истории лояльный демон и не вырывается...
   "Не первый, а единственный". -- поправил, услышав мысли Корио, чудовищный монстр. -- "Ты обещал мне чудо и я дал тебе шанс, из любопытства. Провалишься, и твой путь будет отвергнут, до конца времен. Тишина, полная гибель такой неудачной разумной жизни как человечество, все так же привлекательна для нас".
   "Как будто у вас есть примеры удачнее, чем мы".
   "Было бы хорошо, если бы и вашего не было"!
   Грохот удара и обрушающихся камней.
   Обезглавленный йома поднапряг силы и ударил вокруг себя импульсом Ци еще раз. Трещины побежали во все стороны и монстр, рванувшись, расколол каменные захваты на своем теле. Освободившийся адмирал пиратов упал на четвереньки. Он тут же вскочил и хотел рвануться к бессильному Черному Лису, но зрению йома открылся целый отряд врагов, две жрицы и четверо йома, что уже спешили на помощь своему командиру и были готовы к бою.
   Их шестеро, а у него всего одно, последнее, сердце.
   Мгновенно поменяв решение, адмирал рванулся в сторону и, ударяя импульсами Ци из ног в покрытую трещинами мостовую, помчался к краю причала, возле которого болтались на воде насколько роскошных яхт местных аристократов. Очередной прыжок и безголовое чудовище приземлилось на крышу одной из них. Алая Ци тотчас окутала маленький кораблик и распространилась по воде, захватывая ее под контроль. Вода пришла в движение, рванула яхту и сорвала ее со швартовых. Волна поднялась, уволакивая и разворачивая утлую посудинку. Кораблик повернулся носом к броненосцу, уцелевшему после удара "Слова Вечных". Не жалея Ци, Кэндзо помчал свою лодчонку сквозь бушующую акваторию порта.
   "Огонь! Огонь по ориентиру, если хотите жить"!
   Голос адмирала из радиоприемников заставил экипаж "Клинка Мурамассы" очнуться от ступора. Корабль дал задний ход, избегая столкновения с берегом и начал разворачиваться. Орудия борта направились на заданную точку. Направились и... корабль продолжил разворот.
   -- Не туда! Не туда!!! -- в диком бешенстве проорал Кэндзо, на плечах которого из черной протоматерии только что сформировалась новая голова. -- Ориентир...
   Он замер, увидев и поняв, почему "Клинок" не стал разряжать орудия. Ненависть к лису совершенно ослепила адмирала, демон в нем просто отказывался смотреть на что-либо кроме уничтожителя всех его начинаний.
   Загрохотали орудия, засвистели каменные ядра, а мимо захваченной демоном яхты пронесся, кормой вперед, громадный стальной корабль, обросший завывающей и шевелящейся биомассой.
   "Черный Жнец", флагман пиратского флота и личный корабль Кэндзо. Теперь это была многотонная самодвижущаяся могила для тысяч людей, умерших жуткой смертью. Их останками завладел вихрь ненависти. Йокай набирал силы и готов был переродиться в нового матриарха, но пока еще беспрекословно слушался сильнейшую демоническую сущность, что находилась поблизости. Черного Лиса!
   Град снарядов обрушился на захваченный чудовищем броненосец, изрешетил стальные листы и "Жнец" затрясся от внутренних разрывов, но движение не прекратил. Лис подсказывал йокай, как управлять водой и ветром с помощью Ци. Многотонная туша, окутываясь огнем и дымом, продолжала нестись на впадающих в панику врагов.
   Удар!!!
   Корма "Жнеца" с грохотом врезалась в середину корпуса "Клинка Мурамассы". Крепчак пиратского корабля сделал свое дело хорошо, "Клинок" пострадал от столкновения мало, а "Жнец" начал с треском разваливаться на куски, но бесчисленные кошмарные твари из сросшихся как попало людей волной хлынули с тонущего гиганта на новый плавучий островок, полный перепуганной добычи.
   -- Абордажные команды на палубу! -- орал в передатчик капитан корабля. -- Огонь! Жгите этих тварей огнем!!! Пепел не восстанет!
   -- Не дайте им закрепиться! -- громогласно подбадривал солдат генерал абордажной армии, пока десятники и сотники простыми импульсами Ци и всеми доступными дзюцу отшвыривали чудовищ, пытаясь сбросить их за борт. -- Пусть тонут вместе с обломками! Всех на дно!!!
   Кэндзо расшиб свою яхту о борт "Клинка" и в несколько прыжков взлетел на палубу. С ходу схватив какого-то пирата, струсившего и прячущегося за палубным орудием, он разорвал ему спину, выдернул сердце и швырнул за борт фонтанирующие кровью останки.
   -- К бою! -- проорал адмирал. -- Трусов я прикончу лично!
   Струсивших было немало и Кэндзо быстро пополнил свой запас сердец, разорвав еще троих.
   -- Генерал! -- крикнул он командующему обороной. -- Это - йокай! Я захвачу его под контроль и усмирю, а вы зачищайте!
   -- Вперед!
   Приободрившиеся пираты начали контратаку, как вдруг из дыма и огня появился еще один исполинский корабль, движущийся кормой вперед.
   "Вечерняя Заря".
   Корабль Куроганэ, захваченный беснующимися трупами, ударил "Клинок" в районе носа, мертвецы новой лавиной посыпались на палубу пиратского броненосца, но первыми приземлились не они, а темноволосый молодой мужчина, из одежды на котором были только штаны, получившие немало прорех в прошедшем бою.
   -- Кэндзо!!! -- заорал подлеченный жрицами лис, взмахивая двумя изогнутыми клинками. -- Иди сюда, гнилая гнида!
   Генерал абордажной армии был к нему ближе. Едва взглянув на красавчика-героя, яростно врубившегося в ряды пиратов, он понял, кто это, развернулся и сделал первый шаг...
   Справа и слева от него шли, прикрывая генерала, двое лучших бойцов его армии. Сильнейшие и храбрейшие. Генерал с изумлением и ужасом обернулся вправо, а потом влево, увидев как его лучшие солдаты и телохранители вдруг начинают страшно мутировать и, с завыванием, обращаться в уродливых тварей.
   Мутант справа взревел, вздымая над головой когтистые крюкообразные лапы со вросшим в них мечом. Он намеревался обрушить удар когтей на генерала, но тот опередил чудовище и стремительным ударом рассек ему туловище.
   -- Генерал!!! -- заорал второй телохранитель, видя внезапное нападение командира и гибель первого. -- Стойте!!!
   Второй удар обрушился на него. Неостановимый клинок генерала, без сопротивления рассекающий даже усиленную сталь, прорубил и щит и меч и доспехи лейтенанта.
   Пираты завыли в ужасе, а взбесившийся генерал принялся рубить всех вокруг себя так, как будто от этого зависела его жизнь.
   И не он один. Сотники, десятники, и даже многие рядовые солдаты сходили с ума. Одни набрасывались на товарищей, другие кончали жизнь самоубийством, третьи с дичайшими криками валились на палубу и начинали корчиться в жуткой агонии.
   -- Это морок! -- проорал Кэндзо. -- Лисий морок!!! Черный Лис дурачит вас иллюзиями!
   -- Мои иллюзии стали неодолимы для простых людей, -- сказал Корио, одним взмахом меча обезглавливая упавшего на колени и рыдающего генерала. -- Это могло бы сделать меня богом, но алая Ци повреждает мозг жертвы, и поэтому, применяю "Багровые Кошмары" я только тогда, когда иду... убивать.
   -- Да, ты уже не тот маленький лисенок, что пускал сопли и прятался за мамину юбку. -- подобрав пару мечей, йома-пират изготовился к бою. Противники начали кружить и сходиться. -- Не зря говорят, что вас, оборотней, нужно убивать во младенчестве.
   -- Со мной вы опоздали. А вот таких как ты, гнилая мразь, не поздно убить в любом возрасте!
   Поединщики сошлись и, окруженные форменным безумием из гибнущих людей и неистовствующих мертвецов, принялись фехтовать, с жаром обрушая друг на друга целые ураганы рубящих ударов. Клинки сталкивались и отлетали друг от друга, издавая жалобный звон. Мечом шкуру йома не пробить... и Корио прекрасно знал это.
   Отбив очередной выпад йома, лис вдруг сделал обманный маневр и поднырнул под клинок врага, мгновенно приблизившись к Кэндзо вплотную. Выпустив меч из правой руки, Корио сложил пальцы в щепоть и ударил... в рот врага, в один миг погрузив руку ему в глотку по самый локоть. Рывок, и рука лиса вынырнула обратно, крепко сжимая вырванное сердце. Буквально только что восстановленная, голова йома еще не закончила формирование и не обрела его хваленой непробиваемости.
   Раздавив и швырнув сердце прочь, Корио сделал новое движение и оказался у врага за спиной. Здесь, вдоль спины, у ходячего мертвеца, при движении, разошлись края разруба между кусками плоти. Рука лиса нырнула в гниющую рану и вцепилась в очередное сердце, тотчас раздавив его, но это было ловушкой. В один миг, куски мертвеца сомкнулись и крепко стиснули руку лиса, а два клинка в руках йома повернулись и ударили, крест-накрест пронзив оборотню грудную клетку.
   Кэндзо, не медля, рванул клинки в стороны, разрубив лису позвоночник в двух местах. Твердо уверенный, что этих ран недостаточно для убийства ненавистного лицедея, адмирал пиратов отделил верхнюю часть собственного туловища и развернул ее на черных щупальцах. Так, что оказался к врагу спиной и лицом, одновременно.
   -- Умри!!! -- взревел пират и, не освобождая руку врага из капкана, принялся шинковать лиса клинками. Удар, удар, удар! Еще удар, и еще!
   Срубил руки и ноги. Расчленил туловище на несколько кусков и снес голову с плеч.
   Он не повторит ошибки! Не поверит в смерть лиса, пока от того не останется только куча истекающего кровью мяса!
   Последний удар, сразу обоими мечами! Разрубить голову! На четыре куска, забрызганных разлетающимися мозгами!
   Клинки со скрежетом заскользили по стали...
   Вопреки всему, расчлененный лис отказывался умирать.
   Брызги черной слизи, вырывающиеся из разрубленных вен лицедея пополам с кровью, свернулись в толстые прочные нити, связавшие куски тела оборотня и потянувшие их друг к другу. Меч в левой руке лиса, разрубленной у запястья и плеча, взлетел на защиту головы, принял удар и отразил клинки Кэндзо.
   Два йома вынырнули из толпы безумствующих вокруг мертвецов и заставили адмирала пиратов отскочить. Они дали своему командиру время на восстановление, но атаку не продолжили, а тотчас отступили. Ну, еще бы. Обычные йома, без всяких фокусов вроде регенерации или отпечатка души на черной протоматерии. Смертные и уязвимые, в отличие от... той жути, что ими командует.
   -- Да что ты за тварь?! -- Кэндзо в потрясении смотрел, как изрубленный на куски, Черный Лис собирается обратно в единую фигуру и начинает срастаться. Нити черной протоматерии штопали края ран оборотня точно так же, как сшивали воедино куски мертвой, мумифицированной плоти самого адмирала-мертвеца.
   -- Кто я? -- ухмыльнувшись, ответил лис, голова которого снова оказалась на плечах и была приштопана черной протоматерией к обрубку шеи. -- Посмотри на пылающий город. Посмотри на кости мирных и добрых людей, которыми усеян весь наш изуродованный мир. Как и запах от трупов... как и вся людская ненависть... как и тот йокай, что беснуется сейчас вокруг нас, я... всего лишь эхо. Эхо того, что вы все, вся ваша поганая, кровавая кодла, с нами сотворили!
   Кэндзо едва успел заслониться мечами, когда сорвавшийся с места лис в один миг приблизился к нему и нанес удар. Импульс Ци от лиса швырнул врагов в разные стороны. Пират сделал шаг назад, пытаясь сдержать чудовищную инерцию. Швы на его теле начали расходиться. Новый сокрушительный удар заставил его сделать еще шаг назад, третий опрокинул йома. Кэндзо замахнулся в падении, целясь рубануть врагу по ногам, как вдруг сразу десяток рук вцепился в него, крепко обхватывая торс, руки и ноги. Адмирал пиратского флота упал на люто завывающую массу из изуродованных, но сросшихся и продолжающих двигаться, трупов. Йокай перебил всех, кто был на палубе, захватил надстройки, добрался до тех, кто пытался спастись на вершинах мачт. Теперь монстр с воем пытался выломать люки или крышки орудийных портов, добраться до забаррикадировавшихся в трюме, перепуганных людей.
   "Это-враг"! -- Корио указал монстру на Кэндзо и йокай, послушный матриарху, без колебаний напал. Уродливая биомасса обхватила адмирала и начала тянуть в разные стороны, силясь его разорвать. Остаточная энергия Ци потоками текла по костям и мышцам мертвецов, десятикратно увеличивая их силу и прочность. Швы на теле йома начали расходиться и неугомонный лис нанес колющий удар мечом, глубоко вогнав его в живот врага. Он прекрасно видел, где йома прячет сердца и не упустил момент. Третье из пяти, осталось всего два.
   Кэндзо закрыл глаза. Все кончено?
   Нет!
   Получавший удар за ударом, вынужденный отступать и почти загнанный в угол, Кэндзо сделал главное. Сумел сберечь единственное сердце, что не выбил из него проклятый лис на причале. Нужно было время для того, чтобы остальные четыре вросли в систему энергообмена и три из них, не вросших, он сейчас потерял. В отличие от последнего действующего!
   Тончайшая плеть стеганула вправо и влево, рассекая на куски держащих адмирала мертвецов. Йома взревел в бешенстве, сосредоточился и десятки таких же бичей, принялись хлестать все вокруг него, без сопротивления вспарывая мясо и кости.
   -- Водные клинки! -- Корио отскочил подальше, кувырком ушел от взмахов сразу нескольких плетей и подхватил лежащий на палубе цельнометаллический ростовой щит. -- Берегись!
   Несколько хлестких ударов тотчас обрушились на металлическую пластину, которой он заслонился. Вода оставила на металле глубокие шрамы. Еще несколько извивающихся водяных лент взметнулись высоко вверх справа и слева от него, готовясь хлестать врага сразу со всех сторон, как вдруг ураган клинков ветра ударил в их сторону от цели и рассек струи воды на множество кусков. Но разлетевшаяся брызгами вода не осыпалась вниз безвредным дождем. Большие и малые капли вытянулись в острейшие иглы, все как одна направившиеся на лиса и окружившие его сплошным куполом прочнейших шипов.
   Кэндзо резко совместил ладони рук, издав негромкий хлопок и послушный его рукам купол игл схлопнулся, но лис не стал этого дожидаться и, выставив перед собой щит, в стремительном рывке врезался в водную преграду, сталью и силой удара пробив в куполе солидную брешь. Иглы пронзили воздух уже позади него, не причинив лидеру йома никакого вреда.
   Воздух был насыщен водой. Второй купол, а за ним третий и четвертый, возникали вокруг Корио в тот же миг, как схлопывался предыдущий. Отчаянное повторение безуспешной атаки?
   С каждым рывком, лис по ломаной линии приближался к врагу. Покореженный щит его стойко принял на себя еще несколько ударов водяных бичей, бессильно разбившихся о стальную поверхность. Еще один рывок, и можно будет шарахнуть врага этим щитом, а затем...
   Ухмыляющийся в свирепом безумии, Кэндзо вскинул вверх правую руку и вода, залившая палубу уже на целый дюйм, вскинулась перед ним широким полупрозрачным барьером. Из барьера навстречу лису ударило несколько острых водных шипов, заставивших Корио остановить атаку. Две водяные стены поднялись справа и слева от лиса, ударили и расшиблись друг о друга, с рокотом и плеском. Лис защитился сильнейшим встречным импульсом Ци, но упал, когда покрывающая палубу вода под его ногами вдруг резко рванулась в сторону. Лис потерял равновесие, распластался на палубе и едва успел прикрыть голову щитом, прежде чем обратившиеся в иглы капли от разбившихся водяных стен пронзающим градом обрушились на него. Ноги и нижняя половина туловища лицедея обратились в ежа, мышцы и жилы разорвало в брызжущий кровью фарш, но боль, к удивлению Корио, была слаба и несущественна. Приподнимаясь на четвереньки, лис мельком глянул на себя и заскрежетал зубами. Кровь из ран текла черная, а кожа ужасала бледностью и трупной синевой. Специальная очищающая печать, кольцом охватывающая шею, пока защищает мозг, но мышцы и внутренние органы практически мертвы. Акума хоть и помог сшить тело после расчленения, но реанимировать погибающее тело не был способен. Его силы - буквально отрицание жизни. Можно только ужасаться тем мучениям, с которыми приходилось бороться несчастным клеткам человеческого организма. Поглощать кислород из ядовитого заменителя вытекшей крови, бороться с мертвящим дыханием отрицательных энергий и делиться, буквально переламывая желание остановиться и умереть. Тело гнило изнутри и будь на месте наследника йомигаэри кто угодно другой, он уже был бы безумным и безвольным ходячим трупом.
   -- Ты никогда не был силен в ниндзюцу, безликий лжец? -- Кэндзо поднял руку и направил раскрытую ладонь на стену. -- У тебя три элемента, но это неважно, если ты не умеешь ими пользоваться! Всего одним элементом, я тебя... размажу в черно-красную грязь!
   Из водного заслона ударил град капель, каждая из которых, благодаря скорости и укреплению Ци, в силе удара не уступала крупнокалиберной пуле. Целый ураган этих пуль обрушился на стальную пластину щита, которым заслонился лис, выбоины и вмятины начали уродовать и без того искореженный металл. Кэндзо поднял вторую руку и два водных бича поднялись справа и слева от лиса.
   "Держитесь, господин"! -- передал через демоническое единение своему лидеру один из серых стражей. -- "Еще мгновение"!
   Сердце Корио вырабатывало Ци трех элементов. Огонь, Земля и Воздух. Теоретически, это давало ему огромное преимущество над врагом в любой ситуации, но это только в теории.
   Едва сражение превратилось в поединок ниндзюцу, Корио отдал своим помощникам приказ. Ветер увязнет в потоках Воды, управляемой мастером. Вода заглушит Огонь. Земля давит и заставляет отступать Воду, вот только вокруг много воды, а земли под ногами нет. Значит нужно... отбить у врага кусок земной тверди!
  
   Деструктивная алая Ци хлынула из ладоней серых стражей, на краткую пару мгновений нарушив сильнейшие потоки Ци в замках и петлях палубного люка. В тот же миг два меча, окутанных сиянием целебной зеленой Ци, нанесли несколько быстрых и сильных ударов и рассекли потерявшие защиту крепления. Серый страж ухватил за рукоять люка и одним движением своротил его в сторону. Снизу испуганно заорали, но пара жриц и два йома нырнули вглубь корабля мимо шарахнувшихся в стороны людей. Бандитами займется йокай, радостно потянувший свои изуродованные трупы к верещащей от ужаса добыче. Все эти тощие уроды, мечтавшие вырезать и разграбить город, получат свое. Сейчас, настоящим врагом был только пиратский адмирал, но четверо помощников лица-лицедея знали, что счет идет на секунды. Они стремились все глубже и глубже в недра корабля. Бежали по коридорам и лестницам, вышибали двери, отшвыривали тех, кто вставал у них на пути. Еще на уровень ниже. Еще ниже. Еще!
   Вот он!
   Прямой и широкий, ярко освещенный коридор между движущимися на холостом ходу громадными поршнями двигателя. Путь к сердцу корабля.
   -- Стоять!!! -- пятеро бандитов в доспехах из стали направили на вторженцев сияющие синим мечи и ринулись в атаку. Все пятеро были элитой проклятых островов, других в этот коридор не ставили.
   Удар приняли на себя серые стражи, на ходу обратившиеся в громадных и ужасающих демонических созданий. Трансформация была настолько ошеломительна и страшна, что защитники "Сердца" отпрянули, впадая в состояние панического шока. В столкновении с ними, демоны с ходу вбили в металлический пол одного и расшвыряли в стороны остальных врагов. Мгновенно создали прореху в обороне, в которую тотчас устремились обе женщины.
   -- На помощь! На помощь!!! -- заорали сразу двое бандитов, ударившихся спинами о кожуха поршней и тут же схваченных могучими лапами уродливых демонических великанов.
   -- Молчать, трусы! -- здоровенный великан в тяжелой броне, чей отец был армейским капитаном, заслонил своей спиной вход в камеру с металлическими стенами, буквально погребенными под витиеватыми узорами силовых схем. -- Сейчас разберусь... -- Он поднял щит и тяжеленную булаву, готовясь убивать, но переодетая под шиноби жрица сделала указующее движение рукой и нечто незримое, похожее на порыв ветра, пронеслось мимо нее.
   Почувствовав опасность, великан ударил "Разрывом" взмахнул булавой и попытался сбить нечто незримое силовым ударом, но ни дзюцу, ни металл не нанесли существу жрицы вреда. Перед самым лицом бандита, буквально в полутора метрах над не успевающим заслониться щитом врагом, возник сотканный из золотого света матерый зубастый волк.
   "Ками"! -- мелькнули мысли в голове ошеломленного бандита. -- "Дух подземного пламени! Та женщина... великая мать"?!
   Золотой волк сделал вдох и, на выдохе, обрушил на врага поток сияющего пламени.
   Перестарался.
   Жар был такой, что человек в миг обуглился, а доспехи, щит и металл вокруг начали плавиться не хуже воска.
   -- Назад! -- Киохо Аканэ, великая мать храма Огня, взмахнула рукой и волк-ками развоплотился, но дело уже было сделано и на пути в камеру образовался заслон из лютого жара. Она не могла к нему приблизиться...
   Взвившийся над полом смерч ударил, разметав лютый жар в стороны. Всего на пару секунд, но и одного мига было достаточно, чтобы гибкое женское тело кувырком пролетело над расплавленным металлом и ворвалось в камеру силового ядра плавучей стальной крепости.
   Здесь, в центре сложнейших силовых схем, подключенный к энергозабирающему устройству, сидел изможденный и сломленный человек с уродливо раздутой грудной клеткой, деформированной головой и иссохшими конечностями. Руками и ногами настолько слабыми, что подняться и пойти самостоятельно этот мутант уже не мог. Три длинных штыря с силовыми кабелями торчали у него из горба, еще два крепились в пробитых насквозь запястьях. Обычное состояние для пиратских крепчаков, в лояльности которых у бандитов не было никакой уверенности. Захваченные при абордаже кораблей или при разграблении городов, живые энергогенераторы сидели под силовой пиявкой, вытягивающей Ци независимо от желаний жертвы.
   Бьякко глянула вправо и влево, пытаясь сообразить, как отключить силовое ядро.
   -- Рубильник! -- прокричал сквозь гудение энергий крепчак, слышавший грохот боя и видевший, как в камеру ворвалась посторонняя. Он указал направление поворотом головы и взглядом. -- Вытащи штырь и вырви рубильник!
   Бьякко подскочила к конструкции, занимающей половину стены, сорвала крепления с тяжеленного штыря, ухватилась за него обеими руками и с трудом вытащила его из аппарата. Штырь блокировал рубильник, не позволяя контактам разомкнуться от морской качки или при таранных ударах в бою, но теперь, отброшенный на пол, он ничем не мог помешать и маленькая лиса, покрепче ухватившись за рукоять рубильника, изо всех сил рванула его вниз.
   Контакты разомкнулись, громадные энергоблоки за пределами камеры были обесточены и с зубодробительным лязгом опустились, размыкая сеть нергоподачи. Жуткое гудение энергии и шум работающих механизмов начали стремительно утихать. Сияние на штырях и кабелях угасло, теперь Бьякко могла разрубить их и освободить крепчака.
   -- Кто... кто вы?! -- шепнул измученный мутант, пока лиса осторожно вынимала штыри из его рук и спины.
   -- Последние волшебники этого мира! -- самодовольно ответила ему Бьякко. -- Я - великий мастер светло-золотой магии, а мой брат - темно-багровой! А вместе мы - ночь и день, чтобы никогда злодеям не было покоя!
   -- Каких только безумцев нет...-- из последних сил засмеялся крепчак. -- Но если вы против гнилых морских обезьян, я с вами!
   Бьякко улыбнулась, кивнула и взгромоздила болезненно захрипевшего мутанта себе на спину.
  
   Потерявший управление и медленно движущийся по инерции, громадный корабль прошел акваторию порта. С громогласным грохотом, с жутким скрежетом и треском ломающегося металла, он всей своей массой врезался в побережье. От удара сместились броневые плиты, покосились мачты, начал рваться такелаж. Огромные объемы воды, поднятые на палубу пиратским адмиралом, понесло чудовищной инерцией и бросив силы на удержание, йома прервал свои атакующие дзюцу.
   Корио тотчас сорвался с места, бросаясь в атаку.
   -- Ублюдок! -- Кэндзо собрался с силами, подхватил воду потоками своей Ци и хлестнул в сторону врага парой длинных тонких плетей.
   Лис не стал уклоняться. Замахнувшись, он ударил кулаком в тыльную сторону трофейного щита и сильнейшим импульсом послал измочаленный кусок металла вперед, словно снаряд. Щит разнес на своем пути обе плети, с сокрушительной силой врезался в водный заслон, пробил его на вылет и угодил точно в верхнюю часть туловища йома, что от такого сюрприза едва не разлетелся на куски. На миг, Кэндзо потерял контроль над массами воды, обрушившимися вниз безвредным дождем и волнами. Сбитый назад и покореженный, словно медный памятник, получивший удар пушечного ядра, пират взревел от ярости и выпрямился. Потерянный контроль тотчас был восстановлен, волны воды снова взметнулись над палубой и стегнули воздух бичами, останавливая отчаянный рывок лиса к врагу. Корио отпрыгнул, но перед рывком успел подхватить у себя из-под ног короткий меч, удобный для боя в узких помещениях или в толпе. Этот меч он до предела напитал энергией Ци с элементом Ветра. Управляемая Безликим, черная протоматерия в миг сформировала на клинке и рукояти пару нужных силовых печатей и носитель демона, в прыжке, швырнул оружие во врага. Меч, кувыркаясь, полетел к цели. Из печатей, словно из миниатюрных сопел фейерверочных ракет, ударили струи закачанной в метал Ци, в мгновение раскрутившие брошенное во врага оружие до безумных скоростей. Излучаемая Ци элемента Ветер истончилась и обрадовала вокруг бешено жужжащего диска острейшую режущую кромку.
   Водный щит, не успевший набрать прочность, пробило словно вовсе без сопротивления. Сойти с места, не потеряв контроль над массой воды, Кэндзо не мог и ему пришлось, до предела отклонившись в сторону, отбивать жужжащий диск боковым ударом ладони. Кисть его правой руки при этом разорвало в клочья, но не успел Корио победно рассмеяться, как брошенная вперед левая ладонь йома выпустила волну Ци и выбила из стены воды длинное копье, ударившее лицедею точно в грудь и пробившее лиса навылет.
   Наконечник водного копья расширился, обращаясь в двойной крюк, древко изогнулось, словно щупальце, и, с силой рванув, швырнуло лиса под ноги адмиралу пиратов. Сильнейший удар о палубу, треск в хрящах и жилах, изуродованные суставы и внутренности...
   В глазах потемнело, багровый туман начал застилать глаза. Легкие залила вода, кровь и черная протоматерия.
   "Кислород и энергия"... -- отдал Корио мысленные указания заключенному в нем демону. -- "Синтезируй сам! Поддержи мозг еще минуту"!
   "Сердце остановилось"! -- вспыхнула ответная мысль. -- "Тело - труп"!
   "Знаю"!
   Победа.
   Кэндзо видел, как отчаянно сопротивляется гибели его обессилевший враг. Зрением демонов, он видел и серых стражей глубоко в трюме агонизирующего корабля, и четверых отчаянных безумцев, бегущих к протаранившему берег броненосцу. Они не успеют. Никто не успеет. Он - победил!
   Энергосеть завершила оплетение второго сердца. Первый удар. Второй, третий...
   Кэндзо поднял руку и между его пальцами затрепетали дуги электрических разрядов. Элемент Молнии. Ци совсем мало, но... много и не надо!!!
   Морской бандит развернул ладонь пошире, сделал шаг к стоящему на четвереньках врагу и схватил его за голову.
   -- Умри!!! -- взревел адмирал, переполненный жаждой убийства. Разряд пронзит невыносимо ненавистного лиса, сожжет мозг, разорвет тело! С этой тварью покончено и никакая регенерация его не спасет!
   Взгляд.
   Нечто непредставимое, величественное, могущественное и властное, глянуло на остолбеневшего пирата из той глубины бесформенной мути, которой казалась сейчас изуродованная душа оборотня. Это нечто не отдавало приказов, но все естество ходячего мертвеца сковал жесточайший паралич, мешающий нанести удар и позволяющий двигаться только по чужой воле. Взгляд согнул адмирала, заставил отступить на два шага. Потерявшие контроль, потоки воды с плеском обрушились на палубу и расплескались во все стороны, смывая за борт щедро разлитую повсюду кровь.
   Безликий, сминая взглядом волю ходячего мертвеца, поднимался на ноги. Кэндзо хрипел, на его плечи словно давила невидимая, но непреодолимо тяжелая рука великана. Как волки в стае пасуют перед вожаком, как солдаты в армии пасуют перед авторитетом великого вождя, так и йома, поглощенный тьмой, но сохранивший рассудок, пасовал перед великой демонической сущностью. Слабейший акума подчиняется сильнейшему. Никаких споров, никаких компромиссов.
   Не удержавшись, адмирал упал на колени и низко склонился. Безликий ничего ему не приказывал, просто стоял, смотрел и выжимал в палубу своим авторитетом.
   -- Нет!!! -- титаническим усилием воли, Кэндзо вступил в борьбу и, с яростным звериным ревом, начал подниматься. -- Я - вождь! Я - император! А ты... позорный раб людей!
   Импульс Ци, ударивший в его сторону от взбеленившегося монстра, швырнул Корио прочь, но лис уже выиграл нужное время. Из черного дыма горящих бастионов, окутавших нос корабля, уже летели в прыжке четыре высокие тяжеловесные фигуры.
   Первая, тот самый рядовой самурай, которому Кэндзо повременил вырывать сердце из желания похвастаться убийством волшебной лисы, приземлился на залитую водой палубу корабля и волнами своей Ци захватил ее под контроль. Не для атаки. Просто не позволяя ею пользоваться врагу. Прыжок остальных был еще выше и дальше, трое самураев, во главе с капитаном Мотохару, обрушились сверху, прямиком на пытающегося отдышаться адмирала пиратов. У всех четверых руки были отрублены по самые плечи, но это не превращало армейских самураев в безобидных инвалидов. Боевое дзюцу элемента Земли позволило Мотохару собрать камни из разбитого причала и сложить их в два подвижных тяжеленных протеза рук. Дополнительные камни, чтобы протезы проще было удерживать на теле и для замены теряемых при ударах осколков, он нагрузил себе на спину громадным горбом.
   -- Готовь! -- гаркнул капитан и камни от локтей до кулаков его каменных рук тотчас вытянулись в острые пирамидальные клинки. Двое рядовых самураев, что держались справа и слева от командира, владели элементами Воздуха. Ветра вились над их плечами и вытягивались в шлейфы, слабо светящиеся от перенасыщения энергией Ци. Стегнув этими шлейфами вдоль каменных клинков, они напитали их и создали стремительные энергопотоки, одновременно укрепляющие проводящий материал и заостряющие грани. Пробивная сила когтей увеличилась вдесятеро за миг до того, как капитан, всей массой своих мышц и камня ударил в плечи ходячего мертвеца. Он должен пробить! Должен!
   Зрением демонов, Кэндзо видел опасность и успел, в последний момент, сделать шаг в сторону. Каменные когти врезались в палубу левее него, а адмирал, резко повернувшись на месте, с размаху ударил кулаком в плечо самурая, импульсом алой демонической Ци разрушая силовые потоки в камне и круша гранит.
   Двое рядовых самураев набросились на адмирала пиратов, пытаясь рубануть его шлейфами напитанного Ци воздуха, капитан Мотохару вырвал второй коготь из пробитой палубы и нанес удар, но шлейфы бессильно скользили по почерневшей шкуре ходячего мертвеца, а от яростных выпадов каменного когтя тот увернулся раз, второй, а на третьем, перейдя в контратаку, одним импульсом Ци из ладони, разбил самураю вторую каменную руку. Следующий удар обрушился на торс капитана и убил бы его на месте, если бы самурай не успел часть камней со спины переместить вперед, создав тяжелую, но прочную броню. Он спас себе жизнь, еще на одно мгновение. Алая Ци из руки йома коснулась камней и разрушила энерготок. Броня, развалившись, посыпалась на палубу. Камня хватит на блок еще одного удара, а потом...
   Электрическая дуга чудовищного по силе разряда поймала метнувшегося в атаку лицедея. Знающий уязвимость лис к молниям, Кэндзо не тратил силы на самураев, накапливая их для этого удара. Он ожидал кровавых брызг во все стороны, падения разорванного в клочья тела, но подскочивший к врагу лис словно вовсе не заметил вспышки молнии. Йома показалось, что на его спину обрушился удар стенобитного орудия, когда демон-лис, грозно взревев, с разворота отвесил ему удар ступней и добавил импульс Ци сокрушительной силы. Корио не владел мастерством укрепления собственной кожи, отдача от подобного импульса должна была разорвать лицедею ногу до середины бедра, но лис не получил ущерба, в то время как туловище ходячего мертвеца разломило по швам и выбитое точным ударом сердце вылетело из черных потрохов буквально в каменную лапу капитана Мотохару, молниеносно развернувшуюся по воле самурая вместо каменного щита. Каменные пальцы тотчас сжались и черная слизь брызгами полетела из раздавленного сердца.
   Диким зверем взревев в бешенстве, Кэндзо повернулся на месте и вцепился руками в плечи лицедея. Кисть правой руки демона-бандита едва успела сформироваться из черной протоматерии, но это не мешало ей быть достаточно функциональной.
   -- Когда же ты издохнешь, проклятая лиса?! -- проорал Кэндзо, одновременно с движением нанося удар электрическим разрядом из обеих ладоней с твердым намерением превратить неугомонного врага в хорошо прожаренный кусок мяса.
   -- Не сегодня, точно. -- Корио рассмеялся в ответ на бешенство врага. -- Сегодня - твоя очередь!
   Кэндзо обомлел, увидев и поняв, почему разряды его молний не производят на врага никакого эффекта. Перед ним стояла металлическая статуя. Все тело лиса покрывал даже не доспех, а толстый слой текучего, подвижного металла. Этот металл был напитан Ци с элементом Земли, из-за чего еще больше повышалась его электропроводность и доспех превращался в самый настоящий громоотвод.
   -- Ублюдок... -- Кэндзо заскрежетал зубами, понимая, что проиграл. Металл палубы под его ногами тек и поднимался, словно оживая. Потерявшие поддержку крепчака, бронеплиты корабля стали оружием лиса.
   -- Держись! -- хохоча, подбодрил его Корио. -- Движение металла в сотню раз энергозатратнее, чем движение камня! Все клетки моего тела мертвы и я вытягиваю их них последние искры энергии! Мой мозг гниет и разлагается от черной протоматерии, которой я пытаюсь удержать себя от потери сознания! Еще секунд тридцать, и ты победишь! Продержись, мразотная тварь, ЕСЛИ СМОЖЕШЬ!!!
   Поднявшиеся из палубы и брони лиса, стальные щупальца охватили уже все тело адмирала пиратов. Кэндзо рычал и вырывался, два импульса Ци ударили из его тела во все стороны, но Корио держал крепко. Стальные когти вонзились в швы на туловище йома, согнулись крюками и начали с титанической силой тянуть в разные стороны, преодолевая сопротивление черной протоматерии. Швы разошлись, и...
   Тонкое водное щупальце, управляемое самураем, нырнуло в разверстую спину ходящего мертвеца. Суетливо и жадно, оно пошарило в покрытой трупными пятнами гнили, а через мгновение выскользнуло обратно, выдирая из черной паутины псевдососудов последнее сердце чудовища. Щупальце рванулось верх, замерло, и два разящих серпа, запущенных самураями, в миг рассекли похищенное сердце крест-накрест.
   Кэндзо захрипел и упал на колени, а отступивший от него Корио сгорбился, но остался стоять на ногах. Стальная броня стекла с него, словно воск со свечи, открыв глазам всех присутствующих душераздирающее зрелище. Лицедей выглядел, как восставшая из могилы, полуразложившаяся мумия. Расползшаяся язвами кожа и мясо, отвисшая челюсть с вывалившимся языком, пустые глазницы и череп с клочьями облезших волос. Увидев это, Кэндзо даже попытался встать и выпустить из тела шлейфы черной протоматерии, чтобы разорвать окружающих людей и добыть новые сердца, но гнилая мумия лицедея шевельнулась и давление стальных щупалец стало сильнее, а черная протоматерия, покинувшая тело йома, пришла в хаос, обратилась черным туманом и потекла к мумии, впитавшись в ее тело.
   -- Пр-ру-очь! -- утробным завыванием заставив отшатнуться самураев, мумия сделала шаг, склонилась к поверженному чудовищу и схватила его рукой за голову. Кэндзо мог бы легко отшвырнуть этого лишенного сил урода, но стальные щупальца продолжали крепко держать, а черная протоматерия трепетала и выходила из подчинения, под действием воли чудовищного существа, в разы более могущественного, чем ее нынешний носитель.
   -- Он держит его! -- выкрикнули хором двое серых стражей, к этому моменту выскочивших из трюма, а их принцесса, блондинистая девчонка, уже подбежала к своему изуродованному брату и, без колебаний, обняла его руками, крепко прижав к себе.
   Зеленая Ци, смесь золотой Ци ками и синей Ци людей, взвились над ее телом и расплескалась во все стороны, охватывая обоих чудовищ. Люди, палуба и мачты, все утонуло в неистовом сиянии буйной зелени.
   -- Концентрируй! -- великая мать храма Огня, Киохо Аканэ, вырвавшаяся из трюмов последней, подбежала ближе и начала работать с буйством положительного заряда. -- Море энергии в небо улетает, концентрируй!
   Золотистая фигура волка возникла в урагане зелени и начала кружить, заключая обоих изуродованных монстров в кольцо ярких рунических символов, что поднимались над палубой корабля и разгорались все ярче. Черная протоматерия таяла, теряла орицательный заряд, сходила на нет.
   Челюсть лиса-йома поднялась, вывалившийся язык вернулся на место и зубы сомкнулись.
   -- Тише, сестра. -- шепнул, улыбнувшись, ходячий мертвец. -- Не усыпи йокай, глупая. Он мне еще нужен.
   -- Дурак! -- сквозь слезы шепнула в ответ маленькая лиса. -- Что ты с собой сделал?! Почему... почему каждый раз, когда ты берешь нас с собой, я сразу понимаю, что нам обязательно придется... тебя воскрешать?!
   Аканэ подошла, положила руки на виски Корио и занялась реанимацией.
   -- Спокойнее, Бьякко. -- сказала она. -- Все в порядке. Продолжай отдавать Ци. Ее будет достаточно для поддержания жизни уцелевших клеток. Отмирание остановлено, начинается регенерация. Запас стволовых клеток не исчерпан, многие ткани можно реанимировать. Опасности нет, я поддержу мозг твоего брата, пока не запустим сердце. Безликий, синтезируй кислород и питательные вещества. Я снимаю блокирующую печать, пускай черную протоматерию в мозг, это намного эффективнее, чем преобразовывать ее в кровь на границе печати. С таким количеством зеленой Ци, я могу компенсировать отрицательный заряд и не допущу массовую гибель нейронов. Корио-сан, можете отпустить йома. Он больше не опасен.
   Все подчинялись ее приказам, кроме Корио. Лис не разжал пальцы, наоборот, только усилил хватку и поднял голову врага, чтобы заглянуть черными провалами своего черепа ему в глаза. Он посмотрел глубоко в чужую память, беззастенчиво разворачивая ее перед собой и небрежно отметая в сторону всякую грязь про оргии и насилие, что позволял себе почти полуторавековой ходячий мертвец. Он искал, со странной надеждой, что-то человеческое в этом сгустке душевной гнили. Что-то, к чему можно было бы воззвать, освободить и, выслушав раскаяние, подарить покой. Он искал, но не находил. Кэндзо, дитя самого жуткого и мрачного периода Эпохи Войн, жил в кровавой злобе и жестокости. Его клан убивал, грабил, обращал в рабство и наращивал силы всеми доступными силами. Кэндзо гармонично влился в этот черный поток и быстро поднимался по карьерной лестнице, мечтая занять высокий пост, захватить несколько городов и объявить себя дайме. Этим планам не суждено было сбыться, когда великий дайме страны Водопадов и клан Соратеки начали наводить порядок. Банда Кэндзо была разбита и клан признал власть Соратеки. Наступали времена мира и закона, но умеющий только убивать и грабить, жаждущий власти молодой дзенин взбунтовался. Он бежал, стал изгоем и, вскоре, столкнулся с подозрительными типами, предложившими злобному и кровожадному бандиту новую силу.
   "А ты хотел еще какую-нибудь мораль из судьбы этого урода извлечь"? -- ехидно осведомился Безликий. -- "Нет у него переломного момента с падением во зло. Зачем злу ломать хороших людей, когда вот таких уродов хоть лопатой отгребай? И обманчивое впечатление, что переломный момент есть у каждого, создается только потому, что пойманные уроды всегда начинают сами себе придумывать причины и обвинять всех вокруг".
   Взревев от ярости, Корио развернул ладонь и, надавив сверху, впечатал голову обмякшего врага в палубу. Хрустнули кости, череп лопнул и черная жижа расплескалась по бронеплитам. Растеклась и начала истаивать.
   Вокруг пламенели рунические символы, оставленные волком-ками. Черная протоматерия теряла структуру, обращалась в тончайший невесомый туман и таяла, исчезая без следа. Акума, угнездившийся в теле человека, терял силы, обретая благословленное для него небытие. Тишину, отсутствие бесконечного безумия и боли.
   Тело йома разваливалось на куски. Черная слизь исчезала, швы расползались, но обезглавленный труп зловещего гнилого мертвеца все еще двигался.
   "Вы не обманете меня"... -- прозвучал в голове Корио и серых стражей злобный голос, полный ненависти и болезненного напряжения. -- "Этой фальшивой Тишиной... не обманете"!
   "Прими ее и отдохни, сколько сможешь". -- передал в ответ мысль Безликий. -- "Я сделаю остальное".
   "Сделаешь что"?! -- с новой волной ярости ответил акума Кэндзо. -- "Я мог создать собственную империю! Мог уничтожать и истреблять людей! Я мог призвать собратьев, захватить оружие шиамов и сжечь людские города ядерным огнем! Приказать разработать и выпустить такие вирусы, что погибнет все живое! Я стал бы вечным императором и смог бы! Силами самих людей, смог бы истребить жизнь"!!!
   "Мы пытались сделать подобное десятки раз. Устраивали масштабные вымирания. Очищали мир, снова и снова. Но планета все еще жива. В нашем стремлении уничтожить жизнь, есть один существенный изъян, собрат. Когда численность живых падает, отрицательный биофон становится слаб и мы неизбежно исчезаем. Но уцелевшие живые размножаются и цикл повторяется, снова и снова".
   "Мы должны создать условия, чтобы не выжил никто"!
   "Уничтожить всех, до последней бактерии, не получится. Жизнь очень упряма".
   "Другого пути нет".
   "Ошибаешься. Представить дико, но именно эти ненавистные маленькие существа, что вырабатывают так много отрицательного биофона и так смертельно бесят нас, могут стать теми, кто станет для нас спасением от бесконечного кошмара".
   Безликий, стоя над сгорбившимся ходячим мертвецом, сделал отметающее движение рукой.
   "Не мешай мне, собрат" -- передал он мысль. -- "Уйди с моей дороги, и, на этот раз, мы все обретем Тишину".
   Акума Кэндзо захохотал. Издевательским и злобным смехом.
   "Ты - наивный дурак, Безликий! Впитал все худшее из души своего носителя и заразился его глупостью! Смерть! Смерть всему живому!!! Смерть всем"!!!
   Спина мертвеца разломилась по швам и высоко вверх поднялось слизистое белесое нечто, похожее на жирную, полупрозрачную пиявку. Омерзительный червь попытался броситься на стоящих рядом людей, с намерением захватить новое тело, но в зелено-золотом сиянии положительно заряженной Ци, упал и принялся извиваться, только силой веками копившейся ненависти и ярости удерживая свою форму от распада.
   "Мне не нужна эта ваша... фальшивая Тишина"...
   Корио вскинул руку и пальцы его сложились в щепоть. Ци, потоками бегущая по его телу, сконцентрировалась перед пальцами и сформировала короткий, острый клинок. Резким выпадом, он взмахнул рукой и вспорол "Духовным Клинком" тело червя.
   Удар!
   Ментальный вопль смертельно раненного чудовища, волной высвобожденных отрицательных энергий шарахнул во все стороны и повалил всех, кто был рядом. Ками развоплотился, люди скорчились от кошмарной боли и приступа невыносимого ужаса. Всего на одно мгновение, а затем... наступила тишина.
   Мертвая и абсолютная, даже ветер, волны и пламя, казалось, были парализованы.
   Но, конечно же, это было не так. Шок просто оглушил и ввел в ступор людей.
   Преодолевая боль, Корио пару раз хрипло вдохнул и выдохнул, а затем посмотрел на неподвижное тело своего врага, поднял руки к озаренному заревом небу и... захохотал. Его хохот, полный злобного торжества, вплетался в треск пожаров, тяжелый скрежет металла изуродованных кораблей и рокот обрушающихся в пожаре строений. Сначала похожий на смех человека, он все больше и больше наполнялся кровожадным безумием, пока на своем пике не прервался так резко, словно кто-то разрубил мечом невидимую нить. Сломанной куклой, истощенный лис повалился на палубу, в последнем усилии перевернулся на спину и закрыл глаза, подставляя лицо сыплющемуся с небес пеплу.
   -- Я убил его. -- прошептал лицедей. -- Столько страха, столько ночных кошмаров, столько лет я прятался и убегал... но теперь, еще немного и можно будет... жить.
   Лис глубоко вдохнул и выдохнул еще раз, наслаждаясь кратким мгновением покоя.
   Очень кратким и мимолетным, грубо прерванным отдаленным рокотом очередного артиллерийского залпа.
  

* * *

   Когда в стране Морей начался разброд, гражданская война и анархия, сильнейшие кланы расхватали земли и каждый установил на своей территории жесткую диктатуру. Кто-то захватил богатые рудами восточные острова, кто-то плодородные острова юго-запада, кто-то прибрал к рукам земли рыбаков и китобоев на севере. Клан же Минамура оккупировал столичный остров, с императорским дворцом, с портами, верфями и заводами. Законного правителя развалившейся страны зарубили в тронном зале, всех его близких и родственников вырезали, оставив в живых только малолетнего младшего сына. Но, конечно же, не для того, чтобы он мог вырасти и всем отомстить, а для того, чтобы его можно было иногда показывать народу и от его имени издавать нужные клану указы. Господин император ведь не откажется заверить документ отпечатком своего пальца? Конечно не откажется, ведь тогда его верные слуги не будут на него сердиться.
   Первый марионеточный император скончался в возрасте сорока двух лет, от кровавой рвоты, но никто не огорчился, ведь с помощью медицины он успел оставить наследника. Крепкого, здорового мальчика, который, впрочем, к семи годам начал чахнуть и болеть так же, как и его отец.
   Благородные дамы из клана Минамура, взявшего опеку над юным принцем, пичкали своего подопечного отравленными лекарствами и калечили психологически, чтобы марионеточный правитель не думал даже проявлять своеволие. Занимаясь интересными им делами, няньки заставляли мальчика целыми днями неподвижно сидеть в углу комнаты, сердитыми окриками и жестокими побоями пресекая любое непослушание. Никто не учил юного принца читать, писать и считать. Никто не обучал его ни политике, ни военной тактике, ни рукопашному бою. Зачем это все живой игрушке, от которой требуется только по команде прикладывать палец к бумаге? Мальчик рос изуродованным морально и физически. Бессильным, забитым и беспомощным. Яды, превратившие его в инвалида, были не необходимостью, а блажью перестраховщиков. Над молодым императором смеялись и глумились, а он сам, онемевший от нервного шока в семь лет, не мог защититься ни словом, ни делом.
   Юная красавица, леди Юко, что была назначена бессильному императору в жены ради получения титула, гармонично вплелась в змеиный клубок. Ей, как и ее подругам, было уморительно смешно потешаться над немым дистрофичным инвалидом, в тридцать лет испуганно сжимающимся под любыми взглядами в его сторону и по гневному окрику послушно подставляющим трясущиеся руки под удары плетки. Любить и уважать своего мужа? Это плаксивое скрюченное чучело, которым помыкают все, кому не лень?
   -- В других странах великий дайме, это живое воплощение бога и потомок Единого Императора, -- нарочито громко говорила она своим подружкам, стоя у кровати полумертвого правителя разрушенной страны. -- А наш... на живодерне ведро с остатками от собачьего аборта выплескивать понесли, заглянули внутрь, а там - наш император!
   Высокородные дамы заливисто хохотали, начисто забывая телевизионную болтовню о том, что после недавнего Затмения у демонов появился генерал. Черная лиса, которую очень-очень привлекают черные души и черные дела.
  

* * *

   Тяжелый паровой броненосец "Исонадэ" изрыгал клубы черного дыма из трех широких приземистых труб и наращивал скорость, оставляя все дальше позади себя спешно развернувшиеся и удирающие транспортные корабли сопровождения. С трудом поспевая за могучим исполином, флагман теперь сопровождали только четыре старых броненосца и стайка шустрых паровых катеров-разведчиков.
   Морской ветер трепал гордо и высоко поднятые сине-золотые флаги.
   -- Средний вперед. -- скомандовал Амаго Мунэхиро, адмирал имперского флота. -- Не нужно слишком отрываться, старичкам тяжело набрать скорость. Крепчаков на печати! Все по местам, боевая тревога!
   Завывания сирен раскатились по кораблю, сотни людей спешно занимали свои места у орудий, надевали броню и вооружались.
   "Исонадэ" был одним из трех новейших броненосцев, построенных в стране Песков по заказу Безликого Лжеца для страны Морей. В начале семидесятилетней смуты, многие специалисты промышленности и, в том числе кораблестроения, бежали на материк. В прибрежные города страны Песков, бывшей в те годы торговым и военно-политическим союзником островной империи. Теперь же, после того как Черный Лис убедил храмы раскошелиться на постройку флота, дети и внуки тех специалистов с большим энтузиазмом взялись за работу, соорудив для своей прародины несколько настоящих технических шедевров. Три броненосца поставлены на вооружение, еще двенадцать поступят в строй до конца года, а к моменту решения судеб мира, кораблей будет построено уже не меньше сотни. Достойная полного доверия команда, правда, набрана пока только на один.
   Нужны люди. Много людей. А для того, чтобы люди пошли за новым лидером, нужна впечатляющая победоносная кампания. Например, разгром ужасного и непобедимого Кэндзо, с его побратимом, Куроганэ.
   В первую очередь, нужно хорошенько разозлить демонов-пиратов и выманить их из неприступного убежища. Заставить штурмовать крепости и вести полномасштабную войну на чужой территории.
   -- Доклад от летучего разведчика! -- доложил офицер связи. -- Флот пиратов повторно обнаружен! Десять... десять тяжелых линейных кораблей!
   -- Десять? -- адмирал нахмурился.
   -- Так точно, десять! В порту продолжается сражение, предположительно три или четыре боевых корабля находятся там!
   -- К пиратам подошло подкрепление, мой император. -- адмирал обернулся к худощавой фигуре в расшитой золотом длиннополой мантии, что сидела на троне, установленном у дальней от обзорных иллюминаторов стены капитанского мостика.
   -- Никаких изменений. -- ответил великий дайме страны Морей, слегка приподняв голову и глянув на адмирала из-под низко надвинутого на глаза капюшона. -- Продолжаем атаку.
   -- Да, мой господин! -- адмирал повернулся к офицерам. -- Всем кораблям! Построение для атаки! Полный вперед! Начинаем маневр! Орудиям, зарядить осколочные! Бронебойные вторым номером! Приготовиться открыть порты! Крепчакам: энергию на нос по моей команде!
   "Представляю, что творится сейчас у вас в головах". -- размышлял Тэнно Садаясу, наблюдая из-под капюшона за действиями адмирала и офицеров. -- "Одна мысль вертится: не слишком ли большой кусок мы вздумали откусить"?
   Вот так, с ходу бросить вызов страшнейшему из врагов и напасть на самый грозный из пиратских флотов, это очень самонадеянно и даже безрассудно. Сколько мятежных кланов придет на помощь братьям-демонам? Сколько собственных солдат совершат предательство из страха и неверия в победу?
   Но медлить нельзя, Свободный Альянс нужно разбить до того, как шиамы придут наводить спокойствие на островах. Только тогда у всех тех, кого шиамы называют "холодными", появится призрачный шанс на выживание.
   Страх? Сомнения? Единственная альтернатива отчаянному сопротивлению - лечь и смирно ждать, когда самураи пылающих гор придут и перережут всем глотки. Может быть, так и произошло бы, но слишком многих в стране Морей Черная Лиса заразила своей ненавистью. Подняла в миллионах людей и невыносимую злобу и подарила надежду, что в самые тяжелые дни, рядом обязательно появится она. С черно-золотым флагом над головой и во главе орды демонических чудовищ, жаждущих Тишины. Багрянец прихлынул к лицу молодого императора, сердце учащенно забилось, а глаза предательски заблестели, когда Садаясу вспомнил первую встречу с Черной Лисой. Непревзойденная обманщица? Великолепная актриса? Может быть, Кицунэ Корио и мнила себя такой, но в первый же миг, едва лиса открыла дверь и вошла в комнату, Садаясу понял, что она - не та, за кого себя выдает. Вошедшая в комнату девушка выглядела как Минамура Юко, до мельчайших тонкостей. Внешность, голос, одежда. Она даже держалась как Юко, непринужденно болтая с сиделками и кого-то ядовито высмеивала. Садаясу не заметил бы подмены так же, как и все вокруг, если бы не одно отличие, в миг уничтожившее все сходства.
   Выражение глаз.
   Впервые в своей жизни, император-призрак увидел в глазах другого человека... сочувствие и доброту.
   До того момента он боялся очень многого, но в все ужасы в один миг потеснились страхом того, что этот, единственный на всем свете добрый человек исчезнет и никогда больше не появится рядом.
   -- Теперь ты уйдешь? -- внутренне обмирая, спросил Садаясу у сидящей радом лисы, после Дня Гнева Императора, когда слуги на подкошенных ногах выносили из дворца бесчисленные трупы представителей низверженного клана Минамура.
   И Корио сказала, что ей нельзя оставаться близко ни с кем. Охотники на лис постоянно наносят в ее сторону удары, и хоть она сама демонически живуча, вокруг гибнут любимые и друзья. Она даже попыталась убедить Садаясу отречься от нее. Заявить, что он был обманут подлой демоницей и теперь ненавидит ее, но встретила гневный отпор и сразу же стушевалась. Садаясу видел, как приятно ей чувствовать человеческую дружбу, как нравится утонувшей во тьме лисе быть любимой.
   -- В новостях говорят о тебе, как о мужчине, Корио. -- сказал удивленный Садаясу густо покрасневшей, смущенно прячущей взгляд демонице. -- Зачем ты притворяешься им? Для авторитета? Чтобы люди относились серьезно к твоим словам? У тебя и в облике девушки океан харизмы!
   -- Мне нельзя быть девушкой! -- со злостью в голосе и слезами на глазах, выпалила Корио. -- Потому что... потому что мужчины гибнут, когда бросаются меня защищать! Кто оставит девушку в беде? Даже совершенно посторонние люди, самые добрые и смелые, закрывают меня собой и погибают! Я с ног до головы в крови добрых людей! Вот ты тоже... -- она позволила себя обнять и уткнулась заплаканным лицом ему в шею. -- Ты ведь тоже хочешь меня защитить? Нельзя... нельзя было показываться тебе такой!
   Она ушла, когда на захваченных территориях начали шнырять лазутчики Кэндзо, Единства и страны Лесов, собирающие информацию о монстре, приговоренном к ликвидации. Немедленному уничтожению, любой ценой и кровью. В очередной раз лиса исчезла, чтобы увести своих чудовищных врагов подальше от людей.
   И если великий император, Тэнно Садаясу хочет, чтобы та, кого он любит, вернулась к нему, придется сделать невозможное.
   Завершить Эпоху Войн!
   -- Враг справа по борту! -- прокричал офицер-сенсор. -- Четыре... нет, пять больших транспортов и рой малых судов! Три минуты до огневого контакта! Боевые корабли врага в семи минутах!
   -- Рулевой! Держать курс на центр вражеского скопления! Орудийным расчетам - орудия к бою! Расстреливать малые корабли! Приоритет - десантные баржи! -- адмирал включил передатчик. -- Флагман - флоту! Нарушить строй! Пройти сквозь скопище врага, уничтожить транспортные корабли и баржи!
   Император Морей поднял костлявые руки, сбросил со своей головы капюшон и снял со спинки кресла увесистый стальной шлем, снабженный проводами для креплений на голове и гибкими лентами с линиями силовых знаков, соединяющие тыльную сторону шлема с вершиной и подлокотниками кресла.
   -- Враг в прямой видимости! Заметили нас! Начинают маневрировать!
   -- Цель - трехтрубный транспорт в центре! Согласовать цели с кораблями флотилии! Приготовиться к таранному удару!
   Садаясу, закрепивший на голове шлем, положил руки на подлокотники и синее свечение Ци разлилось по цепочкам символов, завершив плетение мощнейшей энергосети вокруг императора. Весь этот огромный корабль проектировался и создавался под обретшего свободу владыку страны Морей. Второй крепчак, с элементом Воды в его Ци, мог поддерживать прочность брони наравне с первым, но главным назначением для него было - питать энергией могучую силовую структуру, управлять которой мог только император.
   Загорелись силовые печати на стальном забрале, закрывшем лицо Садаясу, их увеличенные копии расцвели на бортах и надстройках корабля. Теперь император, мысленно поворачивая голову, мог видеть все вокруг "Исонадэ". Видеть, и манипулировать огромными массами воды.
   Две десантные баржи при виде противника набрали скорость и попытались подойти к броненосцу с робкой надеждой взять его на абордаж, но даже прежде чем заговорили орудия стального гиганта, малые корабли вдруг словно налетели на что-то под водой и резко остановились, уже от одного этого получив немало повреждений. Пираты, набившиеся на эти посудины в желании славно погулять в захваченном городе, истошно заорали, когда состоящие из воды пальцы исполинских рук поднялись из морских волн, обхватили баржи, крепко сжались и, раздавив корпуса жалких корабликов, утащили их на дно.
   Многотонное водное щупальце взметнулось высоко вверх и, обрушившись на неуклюжий деревянный парусник, с грохотом раскололо его в щепки. Под еще тремя разномастными малыми кораблями, что при виде бесславной гибели смельчаков начали в панике разворачиваться, вода попросту разверзлась и, когда металлические скорлупки рухнули вниз, снова с плеском сомкнулась.
   Ночь раскололась огнем и грохотом, когда загремели пушки сразу нескольких броненосцев, выпустивших по удирающим пиратским корабликам целые рои осколочных и зажигательных бомб.
   -- Капитан! -- заорал один из старших офицеров огромного пиратского контейнеровоза, отворачиваясь от обзорных иллюминаторов рубки. -- Мы погибнем!
   -- Подожми яйца и заткнись! -- огрызнулся капитан, лично вставший к штурвалу. -- Все на палубу! Приготовиться к абордажу!
   Старый транспортник, два десятка лет служивший главным перевозчиком пиратской добычи, самоотверженно шел на броненосец императора встречными курсами.
   -- У нас хорошая масса! -- обливаясь потом и крепко стиснув зубы, капитан смотрел на приближающегося во тьме стального гиганта. -- Вздумал таранить нас?! При лобовом ударе и тебе все потроха перевернет!
   Слаженным ударом две высокие волны, поднявшиеся у носа и кормы контейнеровоза повернули громадный корабль, а через мгновение, стальной таран броненосца врезался в корпус морского грузовика. С ужасающим грохотом, "Исонадэ" развалил своего отчаянного противника надвое так же, как самурай одним ударом меча разрубил бы бросившегося на него крестьянина. Многочисленные лучники из абордажной команды броненосца, державшие оружие наизготовку, спустили тетивы и сгрудившиеся на палубе сухогруза пираты, прошитые стрелами навылет, словно под косой бога смерти, осели на покрывшуюся кровью палубу. Прорисованные на каждой стреле взрыв-печати озарили ночь новой россыпью ярких вспышек, а собравший кровавую жатву броненосец пошел дальше, даже не потеряв скорости.
   Военные тяжеловесы прошли сквозь пиратский вспомогательный флот, безответно учиняя на своем пути разрушение и гибель. Ночной океан озарился пожарами. Взрывы, треск рвущегося металла и вопли погибающих летали над волнами, захлестывающими палубы тонущих кораблей.
   -- Семь броненосцев врага прямо по курсу! -- доложил офицер-наблюдатель. -- Разворачиваются и строятся в линию!
   -- Флотилии, строй для артиллерийской дуэли! Самый полный вперед! Зарядить бронебойные!
   Император окинул взглядом нового противника. Вот они, ужас океана Штормов. Ржавые, покореженные уроды, выкрашенные в черный цвет. Так же, как и их хозяева, похожие на ходячих мертвецов. "Черного Жнеца", личного броненосца Кэндзо, среди них нет. Как и ожидалось, демон повел свой флагман на захват города и сейчас находится в бухте, собирая кровавую жатву. Непобедимый и бессмертный убийца...
   Получит хорошего пинка по гнилым тылам!
   -- Орудия на ведущего!
   -- Цель в пределах эффективного огня!
   -- Правый борт, залп!
   Адмирал отдал приказ и по кораблю покатились команды палубных офицеров:
   -- Огонь!
   -- Огонь!
   -- Огонь!
   Дружный грохот могучих камнеметов возвестил о начале главного сражения, облака белого тумана развеивающейся Ци окутали "Исонадэ" и рой из шестидесяти каменных ядер обрушился на ведущий корабль вражеской флотилии. Сближение шло под невыгодным для пиратов углом и ответить на обстрел они могли только из четырех носовых орудий, снаряды которых бессильно отскочили от усиленной крепчаками брони.
   -- Доворачивают!
   Прежде, чем повернувший бронененосец пиратов изготовился ответить всем бортом, корабль императора успел "приласкать" его полновесным залпом еще раз, а на третий, когда пираты наконец направили на врага все орудия правого борта, произошло нечто невероятное. Словно бы невидимые под водой руки гиганта ухватили корабль за киль и рванули. Стальной гигант не перевернулся, но накренился на правый борт и больше сорока ядер, с грохотом вылетевших из пушек, бесцельно вонзились в воду.
   Адмирал округлившимися глазами посмотрел на Садаясу, что с довольным видом помассировал кисти рук и покачал головой вправо-влево, разминая шею, словно боец перед выходом на ринг.
   -- Бог морей! -- прозвучало восторженное восклицание одного из офицеров, а через миг тысячи солдат воздели оружие к небу и хором издали грозный рев ликующих воинов. -- Бог морей, истинный Единый Император, с нами!
   Две волны поднялись высоко над бортами пиратского броненосца и обрушились вниз, залив палубу и открытые орудийные порты, не причинив большого ущерба, но серьезно усложнив ведение огня.
   Не сумев ничем ответить на удары врага, изрядно измолоченный пират попал под огонь второго броненосца атакующей флотилии. По нему, не экономя бронебойные и зажигательные снаряды, от души прошлись все пять кораблей императора, причем отвечать огнем на огонь без сбивающей прицел болтанки он получил возможность только на третьем противнике, когда надстройки и корпус уже украсились первыми пробоинами, в трюме полыхал пожар, а палубу устилали изуродованные осколками трупы.
   Та же судьба ждала, одного за другим, три следующих пиратских броненосца. Увидев это и оценив перспективы, два из трех замыкающих бандитских кораблей отвернули с боевого курса, а третий резко заложил вправо и пошел на таран вражеского флагмана.
   -- Угроза на два часа! -- доложил офицер. -- Еще! Еще один, на четыре часа!
   -- Адмирал! -- выкрикнул Садаясу. -- Поворот на двухчасового! Таранный удар! Четырехчасового оставьте мне!
   -- Да, мой господин! -- ответил командующий флота и принялся отдавать приказы.
   Изрыгая облака черного дыма, корабли быстро сближались и огрызались выстрелами из носовых орудий, пока не вошли в зону действия ниндзюцу Садаясу. Напитанная энергией Ци крепчака, вода по воле императора собралась в кулак и с силой ударила в нос пиратского броненосца. Вывернув рули и запустив два из четырех винтов на обратное вращение, капитану бандитского корабля почти удалось компенсировать это давление, и все же его таран прошел мимо цели, а несостоявшееся лобовое столкновение обратилось скользящим ударом двух тяжеленных великанов. Таран императорского броненосца со скрежетом пропахал борт пирата на треть корпуса, оставив за собой уродливый след из деформированных и смещенных бронеплит. В пробоины хлынула вода. Крепчак пиратов не выдержал тяжелейшего удара, силовая структура сломалась и нос "Исонадэ" глубоко погрузился в тушу врага.
   -- Машинная! -- адмирал, обретя равновесие после удара, схватил передатчик. -- Полный назад!
   "Исонаде" неуклюже ворочался, пытаясь погасить инерцию и высвободить нос из туши раненного стального гиганта. Пираты метали абордажные крючья и с воплями лезли в атаку на осыпающих их градом стрел солдат империи, а второй броненосец на всех парах шел на помощь гибнущему собрату.
   Корабль императора прекратил движение и область облученной воды вокруг него начала стремительно расширяться. Садаясу крепко сжал подлокотники, заскрежетал зубами от напряжения и на пути вражеского корабля поднялась гора уплотнившейся воды. Завыли сирены тревоги, корабль попытался уклониться от столкновения, но вода не была статичной и, устремившись к врагу, ударила в его нос слева. Тридцать тысяч тонн металла на скорости в двадцать узлов остановить не так-то просто, но Садаясу и не рассчитывал это сделать. Он лишь подправил направление движения и, отчаянно пытающийся сбросить скорость, корабль пиратов с грохотом врезался не в корабль императора, а в корму своего, уже искалеченного, собрата.
   Нос "Исонадэ" вывернуло из груды искореженного металла, броненосец сдал назад.
   -- Огонь!!! -- проорал адмирал и два бортовых залпа слились в один костоломный грохот.
   Бронебойные каменные ядра обрушились на оба корабля одновременно, но если крепчак "Исонадэ" был к этому готов, то операторы корабля бандитов не успели перебросить основной заряд с носовой части на борт. Ядра изрядно помяли броню корабля, прошили надстройки, порвали такелаж.
   -- "Каймон" идет на помощь!
   -- Командующий - "Каймону"! Атакуй без потери хода!
   -- Приказ принят, лорд-адмирал!
   Малый броненосец "Каймон", в начале этого года прошедший капитальный ремонт и модернизацию машинного отделения, вынырнул из-за поворачивающего флагмана. Почувствовав опасность, застрявший в тонущем корабле пират попытался огрызнуться на него огнем бортовой артиллерии, но артиллеристы произвели только несколько разрозненных выстрелов, прежде чем быстроходный корабль вышел из зоны обстрела. Грамотно и ловко сманеврировав, "Каймон" на полном ходу нанес пиратам удар тараном вдоль кормы, превратив в разбитый, изуродованный хлам рули и винты вражеского броненосца.
   -- Прекрасно, "Каймон"! Продолжайте движение! Эскадре! Дело сделано! Отступаем согласно предбоевым инструкциям!
   -- Лорд-адмирал! -- один из офицеров-сенсоров обернулся к командующему. -- Вражеская эскадра нацелилась на "Мусаши"!
   "Мусаши" был самым старым, слабовооруженным и тихоходным кораблем эскадры. Поставленный замыкающим в линии, он изрядно поотстал от скоростных и маневренных собратьев, чем буквально спровоцировал нападение сразу четырех кораблей. Пиратские броненосцы изрядно пострадали от обстрела, но все еще были способны сражаться и жаждали мести.
   -- Поворачивайте и готовьтесь к атаке. -- холодно и спокойно приказал Садаясу. -- Приказ эскадре - отступление. Мы обеспечим безопасный отход.
   -- Да, мой господин. -- адмирал слегка поклонился, проникаясь железной уверенностью, звучащей в голосе императора. -- Постам сенсоров, предельное внимание! Следить за всем над и под поверхностью воды, ищите алую Ци демонов! Бессмертный Кэндзо уже должен быть извещен о нашем нападении, он отвлечется от грабежа города и может попытаться атаковать даже без корабля! Мы должны засечь его как можно дальше и встретить со всем нашим воинским радушием!
   "Исонадэ" повернул и начал набирать скорость, устремляясь к покалеченной банде, свирепо осыпающей снарядами огрызающегося старика "Мусаши".
   И, в этот момент, загремел ужасающий ментальный вопль, на несколько бесконечных секунд парализовавший и пиратов и имперских солдат.
  

* * *

   Черный Лис попытался подняться, встать на трясущихся ногах, но колени его подкосились и он снова упал на четвереньки.
   -- Вот, как всегда. -- рассмеялся он. -- Чуть-чуть расслабишься, и заставить себя снова работать - целая проблема.
   -- Сядьте и успокойтесь, Корио-сама. -- сказала Аканэ, положив руку на левое плечо лицедея и запустив в его тело потоки целебной Ци. -- По вашему нынешнему состоянию, обычного человека я бы уложила в хирургическую печать на месяц...
   -- По моему состоянию, обычного человека добивать надо, из милосердия. Но умирать мне, увы, опять некогда. Сшейте как-нибудь то, что от меня осталось, Аканэ-сан. У вас пятнадцать минут. И одежду надо добыть. Не хватает еще, чтобы художники-реалисты, изображая разгром флота братьев-демонов, рисовали меня так, что дамам и детям не покажешь. Господа самураи, у вас в городе, случайно, нет офисов или школ Единства Культуры?
   -- К сожалению нет, Корио-сама. -- ответил Мотохару. -- В нашем захолустье даже школа юных талантов всего одна.
   -- Жаль, жаль. Честное слово, пробежался бы до их бункера и обратно! Представляете, целых шесть дней пришлось притворяться вонючим дегенератом! Каждый день как мимо шкафа с картами ходил, боялся в зеркало глянуть и проблеваться! Что вот все враги не могут шастать такими утонченными модниками, как мальчики и девочки Единства? -- лис сделал указующий жест рукой в сторону кормовых надстроек. -- Бьякко, сестренка, сбегай до капитанской каюты, пошурши в сундуке. На нем, отсюда вижу, нет ловушек. Найдешь хоть какие-нибудь штаны, без желто-коричневых пятен на промежности, тащи сюда.
   -- Ясно! -- лиса унеслась словно золотая молния и один из серых стражей поспешил за ней. Йокай ведь вокруг притих, но не развеялся.
   -- Господа самураи, -- Корио повернул голову, посмотрев вверх. -- Сейчас без резких движений. Она не из ваших, но из наших.
   Низринувшаяся с небес перепончатокрылая фигура уродливой химеры ударила вниз порывами взбесившихся ветров и приземлилась на когтистые чешуйчатые лапы. Чудовищная тварь недружелюбно посмотрела на самураев, оглядела развалившийся на куски труп демона-пирата, а затем сверху вниз глянула на Корио, но не произнесла ни слова.
   -- Шокирована? -- довольно улыбаясь, ответил на ее взгляд довольный лис. -- Я лично убил уже пятую Алую Тень, а вы все еще сомневаетесь во мне, Сумако-сан!
   -- Вижу, что Хебимару-сама не зря прощал тебе твои выкрутасы, облезлый лис. -- сказала крылатая неожиданно красивым женским голосом. -- Ты заслужил свой кусочек тофу. Мы тоже закончили, улов великолепный, хозяин очень доволен.
   -- Весьма рад, может хоть месяц-другой не будет смотреть на меня волком. -- Корио поднял руку, указав пальцем в сторону, откуда доносилась артиллерийская канонада. -- Что это там за пальба, Сумако? Я никого не приглашал. Пустынники должны быть далеко, а страну Лесов давно втоптали в донный песок.
   -- Синие флаги с золотым кольцом. Страна Морей.
   -- Морей?! -- не сдержал изумления капитан Мотохару. -- Они уже готовы сражаться?!
   Крылатая гневно зашипела по змеиному, но Корио суровым взглядом заставил ее сдержать ненависть.
   -- Ох уж эти мне молодые императоры. -- вздохнул лис, игнорируя вопрос самурая. -- Просил же не безумствовать. Аканэ-сан, вы закончили?
   -- Сидите смирно, Корио-сама. -- с возмущением и властностью в голосе ответила жрица. -- Не заставляйте применять парализующее дзюцу.
   -- Как прикажете, сенсей. -- Корио обреченно сник, прислушиваясь к отдаленному грохоту выстрелов и взрывов. -- Сумако, у тебя из мешка кровь течет. Кто-то пытался доставить вам проблемы?
   -- Нет, мы просто не хотели наших йома через всю страну обратно тащить. -- женщина-монстр сняла с плеч мешок, оказавшийся чьим-то рваным плащом, вынула из него свежую печень и разинув пасть пошире, в три глотка уложила ее целиком себе в отвисшее брюхо. -- Пиратская группа перехвата, человек шестьсот, десантировалась с трех барж на юг от города. Мы бросили все наше гнилое мясо на место высадки и подорвали корабли, а когда удирающие из города пираты примчались спасать свои корыта, перебили их, подчистую. Вот в том побоище я разжилась всеми сортами ливера. Не желаешь пару сердец, или немного свежей печени? Говорят вы, лисы, очень ее уважаете.
   -- Нет, спасибо. Я же кицунэ, а не кумихо. Как ты, вообще, можешь жрать пиратов? Цирроз, глисты! Бр-р-р!
   -- Вот это, -- крылатая людоедка указала на одну из разноразмерных шишек, уродующих ее и без того жуткую физиономию. -- Считает мое тело своей территорией и убивает любого нахала, что вздумает подселиться. Не переживай, в крайнем случае хозяин даст горсть каких-нибудь таблеток. Ты здесь закончил? Могу отнести к нашим.
   -- Мы подчистили канцероген, -- лис кивнул головой в сторону останков Кэндзо. -- Но опухоль не дорезали. Оставим как есть, метастазы пойдут.
   -- А иммунная система что, без тебя как без рук? -- оскалив клыки, Сумако посмотрела на самураев, искалеченных пиратами.
   -- У человечества сейчас кроме рака наблюдается запущенный менингит, ВИЧ, нехватка стволовых клеток и аутоиммунная реакция на фоне хронической депрессии организма. Нормальному иммунитету и без недочищенных волосатых уродов есть чем заняться.
   -- Ну-ну, воюй. -- крылатая обернулась приветственно подняла переднюю лапу, увидев Бьякко, выбежавшую из входа в корабельные надстройки. -- Эй, язва золотая! Шикарный вид! Не подскажешь страшной тетке где такой наряд добыть? Может тоже красивой стану?
   -- Ой, да мне его одна добрая тетя подарила! -- Бьякко подбежала, отдала своему брату ворох добычи и принялась красоваться перед чудовищной химерой. -- Выползла из своей крепости посреди ночи, от пяток до ушей в амулетах против акума и два раза попыталась меня убить, а я ее зелено-золотой Ци приласкала, и она сразу мне все-все, что у нее было, подарила!
   Голос юной лисы звучал весело и дурашливо, но Корио, набросивший себе на плечи несоразмерную с ним самурайскую рубаху, вдруг помрачнел так, что зеленое сияние на его теле на пару секунд обратилось в синее.
   -- Дважды я пытался с той тварью покончить, оба раза убежала. Но теперь можно и за нее всерьез взяться. Всех серых соберу, поймаю одноглазое чучело и покажу ей "Багровый Кошмар", с фантазией.
   -- Да ладно тебе! -- испугалась Бьякко. -- Пошутить нельзя? Аканэ-сенсей, скажите ему! Что он сразу всех убивать рвется? Вообще-то, Такасэ Мей не на меня охотиться из Прибоя вылезла, а по своим делам куда-то плыла. Мне совсем случайно попалась. А убить меня попробовала уже после того как я на нее напала и захватила в Золотую Фантазию!
   -- У-ургх... -- издал утробное бульканье лис. Скрючившись, он спешно подвинул неодетое тряпье в сторону и начал блевать желто-белым кровавым гноем, в котором виднелись лохмотья отмершей плоти. -- Ну... ну тогда тебе надо... по ушам...
   -- Мне?! -- с удивлением вытаращилась на него златовласая болтунья. -- За что-о-о?!
   -- У тебя какой приказ был? -- Корио сплюнул остатки гноя и вернулся к одеванию. -- Раздобыть униформу Кровавого Прибоя! Четыре комплекта стандартной экипировки их шиноби. Требовалось что? Одурачить группу каких-нибудь косолапых генинов, грабануть их, и бежать обратно! Какой же черный демон тебя толкнул напасть на воина-дракона?!
   -- Никакой. Просто... ну-у-у... так получилось.
   -- Вот и поймаешь во весь рост, чтобы больше так не получалось. Ясно? Ремень выберешь сама, и в углу будешь стоять вместо вечерней сказки!
   -- У-у, демон. -- обиженно надулась младшая лиса.
   -- Господин Корио... -- осторожно встрял в диалог оборотней самурай, что едва не лишился сердца перед прибытием фальшивого Куроганэ. -- Простите, но... сколько лет вашей сестре?
   -- Два года. -- со вздохом ответил лис. -- Молодежь совсем берега потеряла! Даже я в два года воинов-драконов не раздевал!
   -- Это потому что хозяин ослабил тебя воспитанием под демона. Меня вот Аканэ-сенсей правильно воспитывает, поэтому я и расту такая сильная! Еще чуть-чуть подрасту, и стану всех демонов мира подряд взглядом успокаивать, а злобных людей дурачить и проучивать, как в сказках!
   -- Бьякко! Прикрой хвасталку. -- Корио, затянув потуже тряпичный пояс на неуклюже громадных штанах, кое-как подвязал рукава и штанины. -- Вот так. Мне тут Широ-доно доложил, что и на камбузе и на складах и даже в капитанской каюте вся еда выжрана дорвавшимся йокай. Видимо, вечный голод нищих пиратов стал навязчивым желанием для захваченных мертвецов.
   Серый страж, к этому моменту выбравшийся из трюма, сокрушенно развел руками.
   -- А значит, -- продолжил Корио. -- Ждать и делать мне здесь больше нечего. Аканэ-сан, спасибо вам, но продолжать лечение придется уже на базе. -- лис поднял руку и хлопнул ею о палубу, одновременно с хлопком выдавая из всего своего тела импульс Ци, которым оттолкнул близко стоящих людей и сбил с себя зеленое сияние животворящей энергии. -- Все за борт! Покинуть судно!
   Огромный броненосец вдруг заскрежетал металлом и зашевелился под ногами людей, словно просыпающийся от спячки исполинский медведь. Из трюмов зазвучало многогласое завывание мертвецов, тяжкий рокот покатился по окрестностям.
   -- Йокай разбужен! -- выкрикнула Аканэ. -- В трюме растет энергоотдача, акума плетет силовые схемы! Уходим, быстро!
   -- Я помогу... -- серый страж потянулся к крепчаку, но Корио поднял руку и сделал отстраняющее движение ладонью, подкрепляя этим жестом мысленный приказ.
   -- Господа самураи, позаботьтесь о крепчаке. С собой я его забрать не могу, нам, террористам, его не прокормить, а у вас, по бастионам вижу, проблема с защитой.
   -- Вы отдадите нам биоформу ценой в миллиард рю? -- выпучив глаза в изумлении, охнул Мотохару. -- Вот так... без всяких условий?!
   -- При условии, что не будете вспоминать ему службу пиратам. Видите дыры в его спине? Он был рабом, из которого выкачивали энергию. На флагманах пиратов были другие, верные и идейные, поэтому я позволил йокай их убить. На остальных кораблях... невинные жертвы войны. Не было ни времени, ни сил их спасать. Слава всем богам, хотя бы одного удалось вытащить. Забирайте бедолагу и ни слова о деньгах. Я не Кэндзо, чтобы считать медяки и бумажки.
   Вокруг Корио, прорастая на металле черными завитками силовых знаков, развернулась широкая силовая схема. Фиолетовая от смешения алого и синего, Ци взметнулась высоко вверх и опала, впитавшись в тело сгорбившегося и скрючившегося лиса.
   -- Прости, Безликий... -- с хрипом произнес оборотень, на коже которого начали снова расползаться пятна помертвевшей плоти. Из моментально ослепших глаз его тек алый туман, а при дыхании из рта вырывались облачка черного тумана. -- ...Но нам еще рано расслабляться.
   "Я знал это и не засыпал. Хоть и было сложно. Твоя сестра и ее наставница... действительно могут исполнить то, о чем мы мечтаем".
   "Да, но для этого нужно подготовить плацдарм. И некому сделать это. Кроме нас"!
   "Клинок Мурамассы" с рокотом и плеском пополз назад. Земля шевелилась под ним, толкая корабль, вода поднималась, нахлестывала волнами и тянула к себе. Орудийные порты открылись, наружу полезла биомасса из сросшихся человеческий тел. Словно щупальца осьминога, забравшегося в раковину, они ударяли в землю и ворочались, помогая стальному гиганту выволочь свою тушу в море.
   Самураи подхватили крепчака, серые стражи встали рядом с Аканэ, а Бьякко вдруг бросилась к окутанному алым туманом брату и обняла гниющее чудовище. Ни слова не говоря, она прижалась щекой к его щеке и улыбнулась, чувствуя как растягиваются в улыбке губы брата. Одно краткое мгновение, и юная лиса отскочила, уносясь прочь и увлекая всех за собой.
   "Враги правы, я не могу быть всюду и защитить каждого". -- алое призрачное пламя взметнулось высоко над головой Корио и разлилось вокруг, охватив весь корабль. -- "А значит единственное, что я могу сделать, это... атаковать! Атаковать так, чтобы враг не смог наносить удары, нигде и никому"!
   Захваченный демоническими силами, стальной корабль освободился от объятий земли, вышел на середину портовой акватории, развернулся носом к выходу из бухты и, набирая скорость, устремился в открытое море.
   -- Там же затонувшие броненосцы! -- воскликнул Мотохару. -- Расшибется!
   -- Зрением демонов, брат видит, где находятся затонувшие корабли. -- ответила ему Бьякко, на глазах молодеющая и уменьшающаяся, превращающаяся в девчонку на вид лет десяти или двенадцати. -- Не бойтесь, самурай-сан. Он найдет где пройти и вырвется.
   -- Поднимет волну и перебросит корабль через препятствие. -- добавила Аканэ.
   -- Какая нужна волна, чтобы поднять корабль класса "Черепаха"?!
   -- Очень большая. -- Аканэ с болью в глазах окинула взглядом руины. -- Сколько погибло людей в порту? Тысяч восемь? Десять? Двенадцать? Все они сейчас на том корабле, превращенные в один огромный источник силы. Йокай вытягивает Ци из их мертвых тел, опустошает даже погибшие клетки досуха. Корио управляет всей этой энергией и может приказать йокай сосредоточить ее для титанической манипуляции любой из стихий.
   -- Чем больше трупов, тем сильнее демоны. -- вспомнил самурай общеизвестное утверждение и получил от юной лисы удар сапогом по лодыжке.
   -- Да, сильнее! -- зло воскликнула Бьякко. -- Если пользоваться демоническими силами так плохо, тогда вы, гады, старайтесь справляться сами, чтобы моему брату не приходилось делать ничего плохого!

* * *

   Флотилия пиратов впала в полнейшее смятение. Радиооператоры кораблей империи раз за разом перехватывали от врагов напряженные запросы командованию, в которых были требования приказов и разъяснения ситуации. Из этих запросов стало ясно, что оба пиратских адмирала заперты в портовой бухте, в которой началось форменное восстание мертвецов. Деморализованные морские бандиты не горели желанием сражаться, но страх перед Бессмертным Кэндзо удерживал их на месте и старательно поддерживать бравый вид.
   Ментальный вопль подрубил остатки их боевого духа. При приближении "Исонадэ", потрепанные корабли морских бандитов отступили от старика "Мусаши", отошли ближе к побережью и сгрудились в беспорядочную кучу.
   -- Выйдите с ними на связь. -- приказал Садаясу, поднимаясь с кресла. -- Передатчик мне!
   Он подождал, пока офицеры связи все подготовят и взял передатчик, который с поклоном подал ему самурай.
   -- Сбившиеся с достойного пути дети великой империи! -- вдохнув поглубже, принялся громогласно вещать правитель. -- Вам говорит ваш законный император, кровный наследник Единого Трона, восставший призрак и бог морей, Тэнно Садаясу! Этот бой - не тот, в котором должны погибать дети одной страны и братских народов, сплоченные борьбой с великими штормами! Близится новый шторм, невиданной силы, и для спасения всех нас, мы должны объединить наши силы! Я готов проявить милосердие и дать вам шанс на достойную человека жизнь! Отриньте кровавый морок, возвращайтесь в империю! В этом спасение от преследования Черной Лисы и империй материка! В этом ваш шанс на искупление злодеяний! Как ваш законный император, я приказываю вам закрыть орудийные порты и спустить незаконные флаги! Сложите оружие и мы не откроем огня!
   Недовольства и споров среди имперцев не будет. Все они, до недавнего времени, промышляли морским разбоем и не видели в солдатах братьев-демонов кого-то ниже или грязнее себя. Проклятые Острова - земля отчаяния. Из страха голодной смерти, в ужасе перед творящимся вокруг злом и беспределом, люди тысячами старались примкнуть к тем, кто был сильнее. Черная Тень защищал острова от шиамов. Бессмертный Кэндзо обещал спасение от голода и угрозы со стороны соседей, от мести разграбляемых стран. И вот, Черная Тень исчез, а демона-адмирала пиратов убил Черный Лис. Защиты больше нет, но есть смертельная угроза со стороны Безликого Лжеца. Куда, к кому бежать теперь? Спастись от лиса можно, присягнув на верность законному императору Морей. Но император не может устранить угрозу шиамов. От детей огня придется защищаться самим и защищать от них императора, который защищает от лиса. Чем не взаимовыгодное сотрудничество? Их не запишут в бунтари. Тысячи солдат, растерянных и деморализованных из-за потери командования, могут стать прекраснейшим пополнением для вооруженных сил истощенного островного государства.
   Четыре корабля Морей присоединились к своему флагману и подошли к деморализованному врагу на тройное расстояние прицельного огня.
   -- Займитесь спасением людей с тонущего броненосца и возьмите на буксир поврежденный корабль. -- приказал пиратам Садаясу. -- Мы не станем вас атаковать.
   -- Мы просим разрешения отправить паровой катер в бухту, для выяснения ситуации. -- пришло сообщение от одного из пиратских кораблей.
   -- Катер будет немедленно расстрелян. -- ответил адмирал империи. -- Спустите флаги и приготовьтесь перевести старший командный состав на поврежденный броненосец! У вас пятнадцать минут на обсуждение и принятие решения! Корабли, экипажи которых окажут неповиновение, будут объявлены бунтарями и уничтожены!
   Время, капля за каплей, таяло. Корабли империи уже снова изготовились к ведению огня, как вдруг из входа в бухту, на поднявшееся высокой волне, вывалился громадный корабль с покосившимися мачтами. Из труб его валил густой дым, но сигнальные огни не горели и флаги на мачтах отсутствовали.
   -- Радиорубка! -- начал отдавать приказы имперский адмирал. -- Установите с ним связь! Сигнальщики! Запросите принадлежность световыми сигналами!
   Но эта суета потеряла значение буквально через минуту. Два боевых пиратских корабля, что продолжали держаться у входа в бухту с надеждой на возвращение флагманов, появление захваченного демонами "Клинка Мурамассы", конечно же, не прозевали. Вызывая недавнего собрата по радио и сигнализируя огнями, они устремились к нему с двух сторон и сразу же среагировали, как только тот повернулся, безмолвно устремляясь на таран корабля справа.
   Жахнули носовые орудия атакуемого пиратского корабля. Второй начал поворачиваться, направляя на врага орудия левого борта.
   -- Залп!!!
   В нестройном грохоте сорока двух орудий ядра роем устремились к борту "Клинка Мурамассы" и ударили точно в цель, взрывами и пробойными импульсами Ци изуродовав стальной панцирь. Листы брони смяло, в корпусе появилось с десяток разноразмерных рваных пробоин. Пламя разлилось в трюме корабля, порождая цепную реакцию из взрывов и пожаров, но корабль мертвецов продолжал движение и прежде, чем пираты успели перезарядить орудия, два корабля столкнулись. С зубодробительным скрежетом металла, великаны притерлись друг к другу бортами. С "Клинка" полетели абордажные крючья и мостки, люто завывающая орда изуродованных мертвецов хлынула на изготовившуюся к бою абордажную армию пиратов.
   -- Йома! Это всего лишь йома! -- закричали командиры отрядов. -- Бей их!
   Типичная ошибка людей, видевших только жалкие ошметья "Затмений" и узнавших привычное в похожем. Яростный боевой клич быстро сменился на завывания ужаса.
   -- Они не подыхают! Что это за твари?! -- пираты отхлынули от бортов, а масса мертвецов волной перехлестывала через их головы, подминала, опрокидывала на палубу и беспощадно рвала.
   -- "Хацукадзэ" - флоту! "Хацукадзэ" - флоту! Не подпускайте зараженные корабли! Мертвецы! Мертвецы неуязвимы!
   -- "Хацукадзэ", это "Усугумо"! -- передал второй броненосец, развернувшийся и наводящий на врага орудия правого борта. -- Держитесь, мы подпалим врага!
   Пушки загрохотали, бронебойно-зажигательные снаряды пронзили броню захваченного демонами корабля, как вдруг весь его левый борт озарился ярким сиянием силовых схем и титанический шторм обрушился на не ожидавший такого сюрприза броненосец. Сдирающий кожу стальной песок в чудовищном урагане. Водный вал, шквал молний, облака безумствующего пламени.
   -- Закрыть порты! -- орали артиллеристы. -- Задраить люки и иллюминаторы!
   -- Все в укрытие! -- гремел из внешней системы оповещения голос капитана. -- Шторм бьет с правого борта, укрывайтесь за надстройками! Открыть люки с левого борта! Все внутрь!
   -- Капитан! -- выкрикнул офицер-сенсор. -- Одиночный враг от "Клинка"! Вижу алую Ци!
   -- Не позвольте ему приблизиться! Огонь из всех орудий!
   -- Невозможно! Из-за урагана орудийные порты не открыть!
   -- Враг в ста метрах! В пятидесяти!
   Шторм утих, в одно мгновение, словно кто-то отдернул его прочь. Только облака пыли, дыма и мелких водных брызг продолжали окутывать корабль.
   -- Враг на корабле! -- прокричал сенсор. -- Взбежал по борту, теперь на палубе! Исчез... он исчез!
   -- Всему экипажу! -- капитан "Усугумо" вцепился в микрофон переговорника и сжал его так, что чуть не смял стальной корпус. -- Демон на верхней палубе! Всем надеть защитные повязки!
   -- Капитан!!! -- распахнув люк, на мостик ворвался запыхавшийся юнец, служивший на этом корабле посыльным. -- Там внизу... там в низу... РЕЗНЯ!!!
   Все смотрели на него, а вокруг уже бушевало невидимое нечто, рубящее, пронзающее и ломающее людей.
   С яростной руганью, капитан схватил из рук офицера одну из защитных повязок и хотел обернуть ее вокруг своей головы, как вдруг что-то острое полоснуло его по рукам и ногам. Мгновенно лишившись конечностей, командир корабля рухнул на палубу и раненным медведем заревел, бессильно суча изливающими кровь культями. Кровь текла по бронеплитам стен и стеклам иллюминаторов, вокруг падали агонизирующие офицеры, а перед капитаном, буквально из небытия, возникла вдруг фигура молодого темноволосого парня, одетого в мешком висящие рубаху и штаны.
   -- Ух, -- силясь отдышаться, сказал он и взмахнул клинком легкой катаны, стряхивая с нее кровь. -- Едва успел. В моем состоянии, драться с капитаном корабля и десятком его офицеров, было бы очень... -- он еще пару раз вздохнул, стараясь прийти в себя. -- ...Очень затруднительно.
   В распахнутый люк вошел, бледный как мел, мальчишка-посыльный. Тот самый, фантомом которого лис отвлек врага при атаке. Мальчишка сделал два шага, шаря руками у пояса в поисках катаны, но находя только пустые ножны. Его меч, столкнувшись с посыльным по пути на мостик, Корио сменял на два ножа, рукояти которых теперь торчали из груди мальчишки. Юный пират глянул в сторону лиса, открыл рот, из которого ручьями текла кровь, но, не издав ни звука, рухнул и ткнулся лицом в пол.
   -- Не повезло бедняге. -- сказал Корио, с брезгливостью наступая в растекающуюся вокруг капитана лужу крови и склоняясь к командиру корабля. -- Плыл, понимаешь, на звезды смотреть, волнами любоваться, свежую человечину есть и трупы насиловать, а тут раз! И никакого праздника!
   Корио ухватил теряющего сознание врага за голову и пустил из ладони алую Ци, щедрым потоком хлынувшую в мозг жертвы. Капитан, уже фактически мертвый, вдруг изогнулся от боли и заорал бы, если бы Корио не зажал ему рот второй рукой. Кожа расползалась язвами, обнажая гниющие мышцы и кости. Акума с жадностью запустил лапу в мозги ненавистного человека и просеял их, выдирая содержащуюся в отмирающих клетках информацию.
   -- Пфы! -- хохотнул Корио, убирая руки от головы убитого пирата и массируя изуродованные кисти, что из-за истощения сил потеряли способность к регенерации. Говорил он меняющим тональность, грубеющим голосом. -- Они правда всем составом жрали и насиловали убитых горожан! А ведь офицеры, не какая-нибудь падаль из трущоб. Вот что за беда с этими пиратами?! Вершитель судеб мира, а чувствую себя чистильщиком выгребных ям!
   Он поднялся, схватил микрофон внутренней связи и, переключая тумблеры на панели управления, начал отдавать приказы голосом капитана.
   -- Капитанский мостик атакован! Враг заблокирован в коридоре три-двенадцать! Вторую и третью группу поддержки сюда! Шиджеру, это Черный Лис! Поднимай своих чистильщиков и размажьте тварь по переборкам!
   -- Вас понял. -- пришел короткий ответ от лидера пиратских демоноборцев.
   Корио ехидно ухмыльнулся. Этот самый Шиджеру пылает жаждой мести за гибель нескольких жрецов в прошлых стычках лиса с пиратами. Помчится сюда, как на крыльях.
   Информация, похищенная из мозга командира корабля, помогала ему не совершать ошибок. Лис лгал и запутывал врагов, управляя ими и создавая бреши в обороне.
   -- Вражеская пехота на волнах! -- короткой фразой, Корио дал тысячам людей дезинформацию об атаке, подобной которым применялись только в минуту отчаяния. -- Массированная атака со стороны зараженного корабля! Абордажные команды наверх! Приготовиться к отражению атаки! Орудийные палубы! Открыть порты! Зарядить картечь!
   На волны с кораблей самураи сходили только в том случае, когда корабль их терял способность к движению и начинал тонуть. Испуская из ступней непрерывный поток Ци, самураи и шиноби могли держаться на зыбкой поверхности, но затраты энергии при этом были колоссальны и к вражескому кораблю солдаты подходили уже изрядно вымотанными. Уставшими, к стенам извергающей огонь вражеской крепости, без надежной опоры под ногами. Что это, как не жест отчаянья?
   Но это справедливо в отношении людей. Вымотаются ли демоны и ходячие мертвецы?
   -- Не допустить заражения! -- отдавал команды Корио. -- Все на правый борт! Машинная! Полный ход! Руль лево, пятнадцать!
   -- Руль лево, пятнадцать! -- повторил в переговорник, поднявшись, вахтенный офицер. Кишки свисали из его распоротого живота, кровь вытекла из жил, но это совершенно не беспокоило зомби, поднятого лисьей псевдодушой. -- Машинная, полный ход!
   Мертвецы поднимались вокруг Корио и занимали свои места. Мальчишка-посыльный подошел к лишенному рук и ног капитану, поднял его на плечи и взял в руки микрофон переговорника, чтобы изуродованный и мертвый капитан мог продолжать командовать кораблем. Сплетенная Безликим, силовая схема из черной протоматерии заменила зомби уничтоженный мозг.
   Мертвецы заняли посты живых, а их предводитель, не теряя времени, улизнул с мостика, который должен через несколько секунд попасть под направление главной контратаки. Сражаться лисы никогда не любили. Единый принцип для них всех: нашкодил - убежал.
   Когда на палубу, в отчаянном стремлении сбросить мертвецов в море, хлынули отряды пиратов, их встретили только несколько десятков ходячих трупов под управлением йокай, а главный творец бед, Корио, уже заскочил в трюм корабля через орудийный порт с левого борта.
   Не обращая внимания на закипающее наверху побоище, он нанес несколько ударов мечом пиратам, видевшим его вторжение и, оставив позади одного умирающего, помчался по коридорам к... корабельному камбузу. Он посеял смерть. Йокай сделает остальное, а ему сейчас нужна еда, чтобы пополнить свои силы и безопасное место, где можно отсидеться до захвата корабля.
  
   Адмирал Мунэхиро кивнул в ответ на доклад офицера и обернулся к императору, что снова занял свое место в кресле.
   -- Черная Лиса покинула бы порт только в одном случае. -- ответил на его взгляд Садаясу. -- Ее появление означает, что ментальный крик был знаком гибели именно Кэндзо. Передайте информацию на пиратские корабли и потребуйте сдачи еще раз.
   -- Мой император, что насчет мертвецов? Корабль, на котором видны сильные всплески алой Ци, направляется в нашу сторону.
   -- "Исонадэ" вперед, выходим на пересекающиеся курсы. Корио не станет нас атаковать.
  
   Заражение распространялось с ужасающей скоростью. Бросившиеся к правому борту солдаты абордажных команд небыли готовы к тому, что притаившиеся по команде лиса мертвецы окажутся не перед ними, а буквально в их рядах. Началась ужасающая свалка, в которой люди гибли десятками в лапах неуязвимых, чудовищно сильных и стремительных мертвецов. Прошло два десятка секунд и первые неупокоенные трупы полезли в орудийные портики, через которые артиллеристы выискивали приближающихся врагов для залпа картечи.
   -- Шиджеру-сама! -- четверо младших демоноборцев силовыми импульсами и всплесками зеленой Ци из заранее припасенных печатей из последних сил сдерживали лезущие со все сторон трупы. -- Шиджеру-сама, скорее!!!
   Жрец, довольно неплохой даже по меркам лучших храмовых школ, собирал всю возможную силу в золотой амулет, висящий у него на шее. Он видел, сколько вокруг бушует багровой ненависти. Что победит ее, если не золотая любовь? Он вспоминал свою семью, оставшуюся в пригороде столицы Гнезда Черепах. Отца, мать, сестру и брата. Фруктовый сад, соседских детей, приходивших слушать рассказы жреца о волшебстве. Обычно, этих мыслей хватало, чтобы пробудить месяцами закачиваемые в амулет силы. Настроить их и высвободить. Но сегодня нужно больше, и жрец подумал о женщине, работавшей в корабельном лазарете. Святая сестра Минори, никогда не покидавшая своей обители в недрах корабля во время рейдов, и не выходящая из больницы в мирное время. Нельзя, чтобы скверна и ужасы внешнего мира тронули эту чуткую и добрую девушку. Она исцеляет тела и очищает души. Минори...
   Любовь легла в амулет золотой искрой и пространство вокруг дрогнуло. На две, три, четыре... на целых шесть секунд весь корабль был озарен целебной зеленой Ци и все, до единого, одержимые ненавистью мертвецы повалились, теряя богопротивное подобие жизни. Влияние йокай было развеяно.
   -- Успел? -- Шиджеру обвел взглядом заваленную трупами палубу корабля и прислушался ко внутренним ощущениям. Безумия рядом нет. -- Успел...
   -- Шиджеру-сан! -- пробираясь сквозь завалы изрубленного такелажа и мертвых тел, к осевшему жрецу бросилась красивая молодая девушка. -- Шиджеру-сан! На лазарет напали! Мы пробились к вам! Вам плохо? Вы ранены?
   -- Все в порядке, Минори... -- жрец поднял руку, чтобы обнять и прижать к себе девушку, что конечно же, пробивалась сюда не из желания встать под его защиту, а потому что хотела быть рядом и знать что с ним, ее любимым, все в порядке...
   Из страха за его жизнь, она и бледна вот так. До полного сходства с трупом.
   Не меняя выражение лица, жрица выхватила из рукава припрятанный нож и без колебаний нанесла два точных удара. Первый - в сердце, второй - в горло.
   -- Шиджеру-сама! -- взвыли в ужасе демоноборцы, на которых снова набросились несколько солдат, покрытых кровью и страшными, несовместимыми с жизнью ранами. Причем сражались эти солдаты в разы лучше обычных мертвецов, лезших на врага безумно и напролом. Эти были вооружены, умело фехтовали и не стеснялись пускать в ход боевые дзюцу.
   -- Опять вы, ублюдки, забыли, что Черный Лис, это не только демон, но еще и человек. -- сказала Минори и повернулась на месте, показав умирающему жрецу свою спину, с ужасающей раной под левой лопаткой. -- Самый обычный человек, с синей Ци, против которой не рисуют печатей и не плетут амулетов! Ты выпустил много зелени, жрец! Но за пеленой человеческой синевы, во мне скрывается столько багровых ужасов, что хватит на армию таких же ублюдков, как ты!
   Захваченная псевдодушой лиса, мертвая жрица подняла ногу и несколько раз, с ненавистью, ударила жреца ботинком в лицо. Била и била, пока череп умершего не раскололся, брызгами разметав вокруг мозги.
   Чистые и даже добродетельные люди на добровольной службе у чернейших людоедов? Корио убивал бандитов без колебаний. Резал глотки маньякам с торжеством и злорадством. Но таких как эти "чистюли", выискивал с особым чувством и давил, как чумных крыс. Демоноборцы на службе у демонов. Врачи на службе у убийц.
   -- Поверили, что все закончилось? -- Корио вырвал клинок катаны из смотровой прорези в шлеме капитана группы охраны камеры крепчака и позволил агонизирующему трупу упасть. -- А теперь, продолжим.
   Воспоминания. Одно, второе, третье. Мертвые тела и могилы близких. Мертвые города. Хохочущие лица ублюдков, уверенных в собственном всесилии и неуязвимости. Нужно ли вспоминать так много? Нужно ли, если... достаточно вспомнить одного старика, одну женщину и одну маленькую девочку, чтобы сердце обратилось дорогой в Ад?!
  
   -- Всплеск алой Ци на "Усугумо"! -- воскликнул офицер-сенсор "Исонадэ". -- Что за безумие?! Весь... весь корабль охвачен!
   -- Это Черная Лиса. -- с напряжением в голосе, сказал Садаясу. -- Открытие пятых Внутренних Врат, на отрицательных эмоциях и демоническом заражении. Никто другой на подобное не способен.
   -- "Усугумо" не снижает скорость! Идет прямо на нас!
   -- Продолжаем движение. -- приказал император. -- Крепчакам: энергию на нос! Я смягчу столкновение "Высокой Волной", мы их остановим. Приготовиться к лобовому удару!
   -- Шесть с половиной километров до цели! Расчетное время... пять минут, тридцать секунд до столкновения!
   На пиратском броненосце что-то рвануло, пламя выплеснулось из орудийных портов и разлилось по надстройкам. Люди с воплями прыгали за борт, напрасно надеясь спасти свои жизни, а по корпусу броненосца скользили дуги электрических разрядов, из разворачивающихся силовых печатей били огненные шары, стальные шипы и всераздирающие вихри воздуха. Ледяная океанская вода вокруг корабля бурлила и бесновалась, жадно подхватывая и утаскивая в пучину все, что попадало в ее объятия. Нечто, мешающее дышать, мертвящее прикосновением, холодящее кровь и вытягивающее жизнь, было разлито в воздухе, растворено в воде, прорастало черными каплями слизи сквозь стальные переборки. Безликий не щадил врагов. Хрипя и задыхаясь, люди падали на палубу и корчились в агонии, а попытавшиеся сбежать барахтались в холодной воде, пока не теряли последние силы.
   -- Пространственные искажения! "Хацукадзэ" и "Клинок Мурамассы" исчезли!
   -- Что?! -- адмирал и офицеры подались вперед, с ужасом глядя на дикую пляску энергий, возникающих при нарушений законов природы в трех километрах прямо по курсу их корабля.
   -- Появились! Вплотную к "Усугумо"! Сияют алой Ци! Деформируются! Покрываются черной протоматерией! Это Затмение! Затмение!!!
   -- Право на борт! -- проорал император. -- Особый боезапас в орудия! Приготовиться к сражению с матриархом!
   Он поднял высокую волну и "Исонадэ" тяжко застонал перенапряжением в металле, когда волна начала разворачивать его, порождая чудовищные силы инерции.
   -- Две минуты до дальности прицельного огня!
   С пиратскими кораблями творилось нечто истинно кошмарное. Все три судна ломало, на их корпусах металл выгибался кричащими человеческими лицами. Из трюмов вырывался огонь от детонации боезапаса, черная протоматерия живой слизью хлынула на палубы и потекла вниз, стремясь поглотить корабли целиком. Нечеловеческий вой сотряс океан, скалы и город. Чудовище рождалось из бури отрицательных энергий, но... что-то пошло не так, как это обычно происходит при Затмении. Исполинский монстр не рыскал взглядом в поисках жертв, не рычал от безумного бешенства, не жег все вокруг сокрушительными всплесками разрушения материи.
   Волна океанской воды поднялась, набрала скорость и отбросила подальше броненосец императора, без стремления его раздавить или разломить на мелкие кусочки. Не враждебен? Возможно ли, чтобы воплощенная в материю гибель всего живого не стремилась исполнять свое предназначение? Может ли истинный демон забыть единственный смысл собственного существования?
   Во вспышках молний и огня, над тремя сросшимися кораблями поднималась фигура исполинского черного лиса. Безликий, акума, выросший из зараженной души Корио и впитавший множество черт характера своего носителя, смотрел сверху вниз на стальные лодочки с перепуганными человечками. Он поглотил всю отрицательную энергию, впитал йокай и черным призраком воплотился в материальном мире, но не атаковал. Только смотрел, пылающими глазами демона заглядывая в каждую из тысяч трепещущих душ.
   "Бьякко! Аканэ! Ну где вы там?!"
   Золотая искра завершила круг, диаметром не меньше тридцати километров. На воде и в небесах, парой зелено-золотых кругов ярких рунических символов, расцвели две исполинские силовые печати. Такие, какие сплести мог только истинный и сильный ками. Четыре колоссальных силовых знака разгорелись на боковых поверхностях цилиндра, отмечая направления на восток, запад, север и юг по магнитному полю планеты. Еще четыре, в половину размера первой четверки, полыхнули под сорок пять градусов к основным линиям. Золото и зелень обрушились на черную фигуру чудовища. Края верхней печати пошли вниз, а нижней вверх, сомкнувшись точно посередине и заключив смирно сидящего черного лиса в сферу сияющей энергетической паутины.
   -- Вы это видите? Кто-нибудь это снимает? -- раздались полные потрясения, возгласы людей на мостике "Исонадэ".
   -- На нашем корабле два военных репортера, и на других тоже есть. Не упустят!
   В восхищении и изумлении, тысячи людей смотрели, как огромная фигура жуткого пятихвостого лиса начинает таять и бесследно растворяться в воздухе.
   -- Потрясающе! Он вобрал все ментальное эхо, и позволил себя развеять!
   -- Удержать Матриарха может только тысяча мастеров духа, и еще тысяча нужна для отдачи энергии! Лисы справились вдвоем!
   -- Вы видели золотую искру, что блестела в небе перед появлением печатей? Это был ками! Настоящий, воплощенный ками!
   -- Ками золотой лисы? Даже великая мать храма шиамов, Аканэ-химе, могла создать только призрачный образ!
   -- Золотая, младшая сестра... новая святая! Я же говорил, что скоро святая должна появиться? Сто лет прошло, как пустынники убили Тихую Горбунью...
   -- Младшая - та, кем стала бы Златохвостая, если бы не погибла! И та, кем стала бы Черная, если бы не попала под Затмение!
   -- Если бы не почернела, в нашей бесконечной войне. Златохвостая Кицунэ передала свою память и мечты Корио, а та передала их Бьякко, для того, чтобы... мы, люди, не избавились от нее так же просто, как от других святых!
   -- Эта многоликая хвостатая фантазерка... -- сказал император, снимая шлем, поднимаясь во весь рост и расправляя плечи. -- Творец монстров сплел фантастический генокод для ее тела. Старик-сказочник подарил ей мечту, а добрейшая из женщин мира научила любить. Вы правы, господа. Так просто от нее людям уже не избавиться. Те трое, сами того не замышляя, случайно создали возможно последнюю, но самую живучую и самую упрямую святую в истории нашего мира!
  

* * *

   Когда "Исонадэ" приблизился к изуродованным корпусам трех пиратских кораблей, те уже разваливались и тонули. Объятые пожарами, они были покрыты трещинами, через которые заливало трюмы, но некому было спасать несчастных гигантов от воды и огня. Экипажи мертвы. Все, до единого человека, погибли.
   Или не все?
   Шустрая и легкая фигурка, состоящая на первый взгляд, из одних тряпок, длинными прыжками по волнам устремилась от изуродованных кораблей к подошедшему. На плечах у этой фигурки, двумя несоразмерно большими горбами, пристроилась пара существ, которых многие сочли бы жуткими или безобразными. Вырванные сердца погибших кораблей, биогенераторы, крепчаки.
   Солдаты абордажных команд на "Исонадэ" напряглись, но оружие из ножен не вынули, когда йома со своей добычей взбежал по борту корабля и прыгнул на палубу. Самураи расступились перед вторженцем, одни с благоговением, другие со страхом, а лицедей снял свою ношу и посадил обоих ошалевших, шокированных крепчаков на палубу.
   Жестом руки приказав охране остаться позади, император Садаясу несколькими шагами приблизился к слегка съежившейся, но не отступившей лисе. Правитель мертвой страны и та, кого называли сегуном мертвецов, поклонились друг другу.
   Два или три мгновения длилась заминка, а затем Садаясу вдруг шагнул вперед и, обхватив руками тощую фигуру в тряпье, с силой и чувством прижал ее к себе. Сделанный из куска тряпки, капюшон соскользнул с головы Корио, открыв всем длинные черные волосы и бледное лицо девчонки-подростка, со впалыми щеками и большими глазами, в которых на пару секунд засветилась растерянность. Всего на пару секунд, а потом Корио подняла руку и приложила ладонь к виску Садаясу.
   Белый туман сгустился перед глазами императора и отпрянул, унося с собой стальную корабельную палубу, мрачное, черное небо и сотни посторонних людей. От горизонта до горизонта, вокруг раскинулось бескрайнее каменное поле, под мрачным черно-алым куполом небес, на котором не было солнца. Напряженная угроза витала в воздухе. Пахнущий дымом, ветер скользил над равниной и шелестел стеблями ломкой сухой травы, жалкая поросль которой виднелась меж камнями.
   -- Ох! -- Садаясу слегка отшатнулся и прикрыл глаза рукой, силясь совладать с приступом дурноты. Он находился рядом с проклятой лисой в реальном мире всего несколько секунд, но этого хватило, чтобы вдохнуть тошнотворный смрад разложения, которым веяло от тряпок и тела лицедейки. -- Корио, что это за жуткое место?
   Он отнял руку от глаз и посмотрел в сторону лисы, надеясь увидеть удивительной красоты девушку, но на месте лицедея стояла черная металлическая фигура. Женщина в пластинчатых доспехах, пронизанных, словно сетью вен, алой паутиной пульсирующих силовых линий.
   Вынырнув буквально из небытия, в багровую иллюзию ворвался огромный волк из золотистого света. Ками великой матери храма Огня, в полете очертил круг, заключив обоих людей в кольцо, обвился вокруг Корио, ткнул ее носом в щеку сквозь шлем и... исчез.
   Прекрасно. Теперь, возможно, получится исправить то, что натворил император Морей своим неожиданным вмешательством.
   Из земли и камней, вокруг Корио и Садаясу поднялось целое облако синих искр. Тысячи бесплотных призраков, тысячи людей из экипажей восьми боевых кораблей.
   -- Ты напрасно вмешался в это дело, Садаясу. -- прозвучал от черно-алой фигуры мрачный голос демона-лисы. -- Ты и твои люди встали на пути моей мести. Я была намерена уничтожить всех пиратов и пустить на дно их флот. Теперь будут проблемы.
   -- Да, я не ожидал, что ты тоже нападешь на Кэндзо, и прости, если помешал в чем-то важном, но разве не лучше для всех будет захватить эти корабли и принять их на службу, вместе с экипажами?
   -- Нет. Спасая уцелевших пиратов, ты получаешь не верных подданных и солдат, а саботажников и бунтарей в твоем собственном флоте.
   -- Но...
   -- Иначе быть не может. Устраивая ловушку для Кэндзо здесь, я подговорила флот страны Песков напасть на Гнездо Черепах и оставила своих людей для диверсий на портовых бастионах. Я передала адмиралу морских стражей карту фарватеров, мелей и ловушек, подарила подробные схемы оборонительных крепостей. Больше семидесяти тяжелых кораблей, с осадными мортирами, по моему указанию направились к логову пиратов.
   Садаясу слушал речь лицедейки и стремительно бледнел.
   -- Ты... -- в потрясении выдохнул он. -- Ты с ума сошла?! Пустынники не успокоятся разрушением крепостей и порта! Они сожгут города и уничтожат всех, без разбора! Мирных жителей. Детей, стариков!
   Корио с удовлетворением отметила, как замерцали, выдавая, всплески эмоций, тысячи огоньков вокруг них.
   -- Да. По докладу моих диверсантов, сейчас, к этой минуте, последнее сопротивление защитников сломлено. Бастионы горят, начинается расстрел пиратской столицы. Мортиры бьют по районам бедноты, для создания паники и изгнания людей из города. Как только основная масса побежит в горы, начнется десант, для истребления оставшихся и грабежа брошенных домов. А когда ценности будут вывезены... в благодарность за услугу, я попросила у адмирала Песков только одно. Сделать с проклятым островом то же самое, что корабли пиратов творили с прибрежными городами стран Лесов и Песков! Тотальное опустошение! Ядовитым газом и напалмом вытравить всех из самых глубоких нор! Вырезать, без оглядки на пол и возраст! Земля уже горит под ногами у гнилых кровососов по всему Гнезду Черепах, и нигде не будет им спасения! Все гордые ублюдки, с радостным хохотом разгребавшие окровавленную добычу и смеявшиеся над слабостью людей материковых империй, познают что такое произвол сильного на своих собственных поганых шкурах!
   Садаясу схватил лицедейку за плечи и встряхнул, словно пытался заставить очнуться.
   -- Что ты творишь, Корио?! -- закричал он. -- Что ты творишь, безумное чудовище?! Там же шесть миллионов! Шесть миллионов запутавшихся и натворивших зла, но людей! Это же целая маленькая страна, в которой только четверть или треть была повязана с пиратством!
   -- Да, а остальные готовили пиратам жратву, ковали им оружие, строили дома и ублажали, выпрашивая окровавленные монетки! Я видела какие торжества гремят, с флагами и фейерверками, когда храбрые добытчики возвращаются в главный порт! Весь город сбегается любоваться на своих героев, вопить и махать им руками! На том корабле мой папа, а на том - мой брат! Они везут нам подарочки, украденные из сожженных домов и снятые с трупов! Я слышала разговоры взрослых и знаю, чему они учат детей! Я видела своими глазами, как обессилевших и заболевших рабов режут на мясо, словно обычный скот!
   -- Легко обвинять людей в том, что они стали демонами, когда Ад захватил их страну! Весь мир сошел с ума и мы все поддались... но ведь ты хотела помочь нам! Ты уже уничтожила причину безумия! Оставь этих людей мне! Позволь... позволь дать им шанс снова стать людьми!
   -- Дать шанс? Спасти? Простить? Я не занимаюсь этим, император людей. Я - боль и ненависть! Я - темное ментальное эхо, жаждущее уничтожить своих создателей. -- утробный рык разъяренного монстра вырвался из глотки ужасной лицедейки и алое призрачное пламя полыхнуло на силовых линиях ее доспехов. -- Шесть миллионов? Шесть миллионов творцов тьмы, сгрудившихся на клочке земли, отравленной их испражнениями! За сорок четыре года существования Гнезда Черепах, Кэндзо и его кровавые выродки сожгли сто тридцать городов! Убили больше пятидесяти миллионов людей и двадцать миллионов угнали в рабство! Пусть сгорят. Пусть сгорят все! Мужчины, женщины, старики и дети! И те, кто помогал творить кошмарное зло, и те, кто нашел теплое местечко за столом у людоеда!
   Алое пламя над черной фигурой взвилось до небес, опало и развернулось широкими крыльями, ударом которых иллюзорный мир в миг был разорван и исчез.
   Садаясу упал на четвереньки, а вокруг повалились его солдаты.
   Костлявая фигура ходячего мертвеца, замотанная в тряпки и источающая гнилое зловонье, стояла над дрожащим и плачущим человеком.
   -- Ты был наивен и слишком мечтателен, молодой император. -- сказала Корио, глядя на своего недавнего друга сверху вниз. -- Увидев тени угасшего золота, ты сам нафантазировал себе богиню там, где ее нет. Сними нелепую лисью символику со своих флагов. Ее нет ни на флагах малых стран, ни на флагах стран Камней и Песков. Даже храмы Инари, фанатики и серые стражи никогда не носят мою символику. Черная Лиса всегда сражается одна, лжет и прячется за чужими лицами, чтобы манипулировать людьми. Потому что даже те, кому я когда-то в чем-то помогла, быстро понимают что я такое, и человек от подобного... не может не отречься.
   Ударив импульсами Ци из ступней, Корио подбросила себя высоко в воздух и низринувшаяся с небес крылатая химера развернула когтистые лапы, ловко подхватив лицедейку на лету. Еще миг, и оба чудовища исчезли в черном ночном небе.
   Садаясу сделал несколько глубоких вздохов, а затем, взревев яростным зверем, ударил кулаком о палубу перед собой.
   -- Проклятье! -- проорал он. -- Проклятие ненависти затмило рассудок Черной Лисы! Организуйте связь! Сообщите всем кораблям, и нашим и пиратским, что флот Песков напал на Гнездо Черепах!
   -- Мы знаем, мой император. -- приблизившись, адмирал Мунэхиро преклонил колено и помог правителю страны подняться. -- Золотой волк... показал нам все.
   -- Хорошо. -- Садаясу крепко зажмурился, овладевая собой и унял дрожь в голосе. -- Приказ всему флоту! Курс на Гнездо Черепах! Полный ход! Свяжитесь с углевозами, организуйте встречу! Нам понадобится много топлива.
   -- До Гнезда Черепах двое суток пути полным ходом, мой император!
   -- "Исонадэ" потребуется около полутора суток. Я вступлю в переговоры с адмиралом флота Песков и сделаю все, чтобы выторговать у него жизни мирных людей. Всех, кого за потерянное нами время, солдаты пустынь не успеют истребить.
  
   Аканэ, Бьякко и двое серых стражей ждали на берегу, на одной из череды скал волнолома, защищающих портовую бухту от лютых штормов буйного океана. Сумако, снизившись, сбросила свою ношу и унеслась прочь, а Корио, приземлившись, без слов обменялся с остальными многозначительными взглядами. Волк-ками, конечно же, показал произошедшее в иллюзии и им тоже. Вопросов не было ни у кого. Бьякко только, до слез расстроенная, попыталась что-то сказать, но Корио потрепал ее рукой по волосам и улыбнулся, утешая. Действительно, что плакать-то? Ну расстроен и разочарован бывший друг, так ведь жив остался! Всякая там романтика, любовь и семья давно похоронены в мечтах о великой и окончательной победе в войне за все хорошее против всего плохого. Сердце, конечно, немного щемит, но ведь Корио была морально готова к разрыву. Принимая путь смерти, беспредела и зла, зараженная лиса вынуждена была смириться с тем, что люди не смогут оставаться рядом с ней. Ну и ладно! У нее ведь есть сестренка, мудрая наставница и несколько чудовищ, похожих на нее саму. Этого достаточно, чтобы выдержать любые ужасы и раз за разом возвращаться... домой.
   До обнимашек дело не дошло, очень уж воняло от демона-лиса мертвечиной и он сам не позволил Бьякко мараться об себя.
   -- А ты шустрая! -- сказал лис, отвлекая сестренку от слез и сочувствия тому, кто этого не заслуживает. -- Где все такое красивое зацапать уже успела?
   Сжегшая практически всю себя на производство титанических объемов зеленой Ци, юная лиса не пожелала изображать из себя жертву анорексии и уменьшилась, приняв облик зеленоглазой и рыжеволосой девочки лет семи на вид. Наряд, снятый с непримиримой злыдни, Такасэ Мей, стал ей так же несоразмерен, как одежда самурая для ее брата и пока Корио добивал врагов на море, Бьякко успела раздобыть себе теплые зимние сапожки, чулки из белого кроличьего пуха, шерстяной сарафанчик, пальто с меховым воротником, шапочку и даже рукавички. Такая чудесная и настоящая девочка получилась, что лис едва нашел в себе силы сдержаться и не стиснуть в объятиях эту милоту.
   -- Это Оками-сан для меня нашел! -- радостно похвасталась Бьякко, указав пальчиком в сторону города. -- Там, возле порта, гостиница есть. В ней, перед нападением, жило много каких-то людей, которые, скорее всего, приехали в город из сел, за покупками. Они все убежали и кучу вещей бросили! Оками-сан посмотрел там и сказал мне, где есть нужные вещи. Вот только у нас денег нет, чтобы компенсацию оставить...
   -- Ничего страшного. -- Корио вздохнул. -- Если те люди погибли, то вещи эти им больше не нужны. А если выжили... то это небольшая цена за спасение.
   -- Угу, я тоже так подумала! -- Бьякко кивнула пару раз, радуясь тому, что ее никто не собирается укорять за присвоение чужого. -- А мы с Оками и для тебя тоже одежду нашли! Тебе женскую, или мужскую?
   -- Мужскую.
   -- Ну-у, -- юная лиса недовольно надула губы. -- Угадала. Там так много было красивых женских вещей! Но я так и знала, что ты - зануда. Парень, парень... а девушкой ты мне гораздо больше нравишься!
   Корио, улыбнувшись, щелкнул сестренку по носу и посмотрел на нарочито громко кашлянувшую леди Аканэ. Жрица шиамов указала рукой на стопку мужской одежды, аккуратно уложенной на камень, а затем на банные принадлежности.
   -- Корио-сама, -- сказала целительница. -- Здесь, за скалой, мы подготовили небольшой бассейн и подогрели воду. Вы, должно быть, желаете смыть с себя омертвевшие ткани и кровь?
   -- Да, лучше сделать это сейчас, чтобы не мучить вас трупными ароматами до ближайшего озера и не стирать изгаженную одежду. -- Корио кивнул с благодарностью, зашел за выступ скалы и, сбросив с себя пиратское тряпье, залез в небольшой бассейн, глубиной ему по пояс. Бассейн был рукотворным и созданным явно только что. Вода опреснена и подогрета,. Позаботились. Знают, что после боя он лезет в первую попавшуюся лужу, чтобы смыть с себя невыносимую грязь. Недосмотришь, и вылавливай потом лиса из морских волн, посиневшего от холода, лязгающего зубами и несчастного.
   Корио вошел в воду, окунулся, потянулся за уложенными на край бассейна губкой и флаконом жидкого мыла, когда с другой стороны от камня прозвучало возмущенное восклицание Аканэ:
   -- Бьякко! Ну-ка вернись! Не подглядывай! Вы с ума сошли, юная леди? Стыдно!
   -- А я не подглядываю! -- еще больше возмутилась в ответ маленькая лиса. -- Я хочу посмотреть, как работает заряженная вода! Она ведь хорошо помогает? Помогает, правда?
   -- Конечно помогает. Сядь и успокойся.
   -- А можно к нему Оками послать? Пусть покружится рядом чуть-чуть!
   -- Великий божественный волк очень устал и лег отдыхать. Плохо быть слишком назойливыми.
   -- У-уф... скорее бы найти святое место и призвать моего собственного ками! Хотя бы совсем маленького. Крошечного, пушистого золотого лисенка! Тогда он, когда великий Оками устанет, тоже будет нам помогать.
   -- Из всех родственных вам с Корио кланов, призывать ками мог только род Йомигаэри. -- рассмеявшись, сказала Аканэ. -- И их ками не лиса, а аист.
   -- А я не хочу аиста! У меня будет лисенок. Самый милый, теплый и пушистый на свете! Вот такой! -- судя по веселому смеху, маленькая волшебница показала своей наставнице иллюзию.
   В меру возможности отмывшись, Корио вытерся чистым махровым полотенцем, надел нательное белье, штаны и рубаху, обулся в утепленные демисезонные ботинки и позвал сестру:
   -- Бьякко, иди сюда! Теперь можно!
   Тотчас, перескочив через разделяющее их нагромождение камней, юная лиса прыгнула к брату и бросилась ему в объятья.
   -- Ах ты, мелочь моя плюшевая. -- певучим от нежности голосом произнес Корио, крепче прижимая сестру к себе и поглаживая ее ладонью по голове. -- Не переживай ты так. Все со мной хорошо.
   Бьякко подняла голову и Корио увидел ее лицо, залитое слишком долго сдерживаемыми слезами. Маленькая лиса плакала, счастливая от того, что этот бой закончен и собравшая обильную жатву, смерть отступила от этих берегов. Враг исчез, ужасное чудовище больше никому не причинит вреда, а ее брат вернулся к ней живым. Что еще нужно для счастья?
   Долгих пять минут, крепко обнявшись, лисы сидели вот так, в тишине, наслаждаясь простой близостью друг друга. Даже когда Аканэ потревожила их, напомнив, что поезд вечно ждать не будет, ни Корио ни Бьякко не произнесли ни слова. Старший лис поспешно закончил одеваться и, посадив сестру себе за спину, побежал по волнолому следом за жрицей и одним из серых стражей. Второй серый страж пристроился в хвосте группы, прикрывая командира, жрицу и малолетнюю балбеску, что за полтора года своим сочувствием, добротой и любовью спасла от погружения во тьму восемь человек. В то время как сам Корио сумел речами о мести и силе создать только семь серых стражей, за пять лет, и из этих семерых дотянули до появления юной лисы только четверо. Черный лис Корио внушал зараженным ненависть и желание мстить. Белая лиса Бьякко возвращала чудовищам человечность и любовь к жизни. Корио вел на войну. Бьякко помогала израненным солдатам вернуться с поля боя.
   Близки великие перемены. Нападения и террор Черного Лиса - последнее предупреждение злодеям всех мастей и требование к зарвавшимся самодурам опомниться, пока не поздно. Не пройдет и года, как оперативные группы из пары серых стражей и целителя начнут странствовать по миру, верша демонический суд над теми, кто оставляет темное ментальное эхо. Многих придется убить? Едва ли. В монстров людей превращает безнаказанность, и уже сейчас, когда Черный Лис показал, что отвечать за преступления придется, статистика злодейств обрушается по всему миру. Нужно только немного помочь, армия охотников на темное эхо быстро приструнит всех несознательных, больных на голову и слишком агрессивных граждан. Стоит пресечь беспредел, призвать разномастных феодалов к порядку, и сплотившиеся страны сумеют достойно ответить на агрессию шиамов. Дети Огня не смогут победить. А что будет после? Возможно ли заключение долгосрочного мира меж всеми странами? Возможно ли то, что шиамы присоединятся к уже начавшемуся воссоединению правящих домов и слиянию крови наследников? Возможно ли... окончание Эпохи Войн?
  
   Регион Хивасы - владения грозной страны Лесов, великий дайме которой объявил многомиллиардные награды за головы лис, но некому было мешать движению отряда серых стражей. Пираты истреблены, бандиты попрятались, а капитан Мотохару и его люди заняты предотвращением мародерства в торговом квартале. Простые горожане, шальные от пережитой паники, начинают тушить пожары, возвращаться в свои дома и искать потерявшихся родных. Вокруг полный хаос, но два-три дня, и город вернется к нормальной жизни. Прибудут подкрепления самураев, будут восстановлены бастионы и начнется сбор добычи с затонувших пиратских кораблей. А когда будут утихомирены оставшиеся пиратские кланы Свободного Альянса, этот город снова станет процветающим перекрестком путей морской торговли.
   Корио почувствовал, как напряглась и приподняла голову Бьякко. Серые стражи бежали, перескакивая длинными прыжками с крыши на крышу и, когда старший лис посмотрел в ту же сторону, что и его сестра, он тотчас заметил в отдалении большую неоновую вывеску студии юных талантов. Той самой, о которой упомянул капитан самураев, когда лис спросил о базе Единства. О, да, понятно, что встревожило мелкую вертихвостку. Все маленькие лисята, без исключения, восхищенно замирали в мечтаниях, при упоминании о сцене и ярких выступлениях юных звездочек. Солнечными зайчиками скакать под светом сценических прожекторов, самыми красивыми песнями дарить людям то веселье, то светлую печаль... а в награду получать ураган внимания и всеобщую любовь.
   Ох уж эти дети!
   Рассмеявшись на бегу, Корио поднял руку и потрепал юную лису по голове.
   "Знаешь что, сестренка"? -- сказал он, применяя легкую иллюзию на Бьякко.
   "Что"? -- тем же способом отозвалась та.
   "Тебе ведь всего два года, да"?
   "Да".
   "А великая война ожидается через три-четыре года. Еще четыре-пять лет мы будем сражаться, а потом... потом... наступит мир"!
   Корио помедлил мгновение и добавил:
   "Ты понимаешь? Когда закончится война, тебе будет всего десять-одиннадцать лет! Именно в этом возрасте и принимают новых звездочек в студии юных талантов"!
   Бьякко затрепетала, сердце ее забилось учащенно, а потом она вдруг крепче обняла брата за шею и, подавшись вперед, ласково прижалась щекою к его щеке.
   "А... а ты"? -- неслышно ни для кого, кроме Корио, спросила она.
   "Я"? -- ответил ей лис и улыбнулся. -- "А я, мой маленький лисенок, с восхищением и счастьем буду смотреть на тебя из зрительного зала. Надеюсь, ты не будешь сердиться, если рядом с тобой в тенях дня и темноте ночи будет тихонько прятаться такой ужасный монстр как я? А как иначе? Кто-то ведь должен следить, чтобы никакая беда не коснулась самого чудесного и волшебного сокровища нашего измученного мира".
   "Глупый". -- Бьякко прижалась к нему еще теснее и Корио почувствовал на своей щеке ее слезы. -- "Даже после войны, если тебя не будет рядом, я... умру".
  
  

Заключение.

Эпоха Войн.

Год 534

17 марта.

   К городу, покрытому обожженными ранами, залитому кровью и слезами по погибшим, один за другим прибыли пять дирижаблей. Три принадлежали информационным службам разных телеканалов, а четвертый и пятый несли на себе всемирно известные знаки Единства Культуры.
   Внявшая предупреждению от специалистов Департамента Аналитики, Наджоу Мегуми не воспользовалась предложением адмирала Хаджиро составить ему компанию на корабле, а взяла собственный транспорт. Благодаря этому она не только избежала возможных эксцессов, но и смогла добраться до Хивасы в кратчайшие сроки.
   Мегуми наняла повозку до порта и вскоре уже стояла в окружении обугленных руин.
   Рядом работали репортеры.
   -- Несколько самураев-защитников были искалечены и попали в плен. -- говорила на камеру корреспондентка Первого Новостного канала, операторы которого, конечно, уже успели наснимать массу кадров с трупами горожан, убитых пиратами у главных городских ворот и на улицах. -- К счастью, в общей неразберихе им удалось освободиться и выжить. Они сейчас в тяжелом состоянии, находятся на лечении в храме Огня, но нам удалось узнать, что предупреждения о нападении, благодаря которому можно было бы успеть эвакуировать хотя бы часть гражданских, получено не было. Господин следователь, как вы можете это прокомментировать?
   Репортерша сунула микрофон под нос лейтенанту сил закона, с нашивками государственной следственной службы на воротнике, что со скорбным видом стоял рядом с телевизионщиками.
   -- Вы совершенно правы, -- сказал он. -- Никаких предупреждений о готовящемся нападении на Хивасу не поступало. Черный Лис, доподлинно знавший куда и когда будет нанесен удар, мог бы спасти жителей этого города от массового убийства. Сообщи он нам, мы могли бы прислать подкрепления и организовать эвакуацию гражданских, но увы, нападение было совершенно неожиданным. Самураи и городское ополчение сражались отчаянно, но увы, силы были ужасающе неравны.
   -- Мы уже слышали высказывания о том, что зараженный лис, Корио, спас город. Что вы скажете об этом?
   -- То, что восторги эти не слишком уместны. Черный Лис не спасал этот город. Он его использовал.
   -- Использовал? Как приманку?
   -- И как приманку тоже, но не это главное. Не забывайте, что сам по себе, Черный Лис не силен и не могущественен. Силы ему дают боль и смерть. Этот город ни что иное, как массовое жертвоприношение. Посудите сами. Он мог вмешаться намного раньше, но появился и вступил в сражение только тогда, когда пираты, перебившие защитников, уже массово резали и грабили мирных жителей. Более того, железнодорожные пути, по которым могли бы вырваться из ловушки поезда, оказались взорваны, а бронепоезд, на котором самураи попытались эвакуировать несколько тысяч гражданских, был разбит и разграблен. Его пассажиры убиты или похищены. По множеству улик, это сделали не пираты, а йома. Черный Лис запер людей в городе, позволил пиратам убивать и насиловать их, чтобы, по прибытии, воспользоваться сильнейшей бурей темного ментального эха. Ему нужна была багровая Ци и горы трупов, для создания ходячих мертвецов. Он очень точно все рассчитал и полностью исполнил свои замыслы. То, что город остался лежать в руинах и множество семей если не погибли полностью, то потеряли близких, видимо, не очень его волнует.
   -- Каково, по вашим оценкам, число жертв среди солдат, ополчения и мирных жителей?
   -- Множество погибших было обращено в йома, их тела сгинули в море. Сейчас мы пытаемся выяснить число пропавших по документам муниципалитета и обращениям граждан, но с сожалением могу сказать, что счет идет на тысячи.
   Работа Единства продолжается.
   Мегуми прошла мимо телевизионщиков и направилась к развороченному причалу, изуродованному таранными ударами двух пиратских кораблей, чьи обломки ныне стальными рифами покоятся в центре бухты. Здесь, на залитой кровью земле, посреди воронок и шрамов, оставленных столкновением двух зараженных чудовищ, стоял дистанционно управляемый гомункул. Вид модифицированного человеческого тела вызывает у посторонних ужас и отвращение, поэтому гомункул был с ног до головы накрыт ворохами белых тканей, каждая из которых была испещрена силовыми схемами самого разного назначения.
   Не обращая внимания на несколько солдат, занявших круговую оборону, Мегуми приблизилась к гомункулу, встала на колени и коснувшись камней лбом, замерла, выжидая, когда тот соизволит обратить на нее внимание. Ждать пришлось минуты три. Гомункул, что водил руками перед собой, собирая силовыми схемами остаточное излучение Ци и восстанавливал с помощью мощнейших вычислителей картину прошедшего боя, как раз заканчивал с этой областью. Наконец, фигура в тряпье повернулась к девушке и сделала знак рукой, повелевающий подняться.
   -- Мой господин, -- сказала Мегуми. -- У меня нет слов, чтобы выразить всю глубину моего... моего стыда и раскаяния.
   -- Вашей вины в произошедшем нет, Мегуми-химе. -- ответил ей через гомункула один из пяти глав Единства, начальствующий над территориальным сегментом организации в стране Лесов. -- Причина провала исключительно в том, что нам не удалось создать сеть разведки и оповещения в Гнезде Черепах. Слишком хорош был Кэндзо в выявлении наших агентов. Лиса превзошла нас в разведке и планировании, но аналитическая группа при просчете операции еще шесть лет назад выдала вердикт, что ликвидация сразу обеих багровых теней очень маловероятна. Один из врагов человечества устранен, действия признаны оправданными и эффективными. Все причастные будут награждены.
   -- Но что же лиса? У Единства есть новый расчет на ее ликвидацию?
   -- Конечно, Мегуми-химе. Лиса превзошла нас только потому, что у нам не хватало информации из пиратского логова. Мы учли недостатки данного проекта и уже подготовили новый. Кицунэ Корио - очень простой объект, она была бы ликвидирована в любой из прошедших годов, если бы Единство не использовало ее как оружие против алых теней. Кэндзо был последним из них. Все неконтролируемые монстры уничтожены, с помощью лисы, и без. Зараженный метаморф утратил свою полезность, а значит будет ликвидирован после небольшой подготовки. По расчетам, до конца этого года.
   -- А золотая лиса? Последний маленький лисенок? Единство намеренно уничтожить его? Существование лис признано вредоносным и разрушительным.
   -- Вы сами ответили на свой вопрос, Мегуми-химе. -- гомункул повернулся, направив на восхищенно просиявшую девушку скрытое тряпками лицо. -- Кицунэ Бьякко, объект еще более простой, чем Корио. Нужно ли объяснять, зачем она до сих пор жива?
   -- Конечно нет, мой господин.
   -- Прекрасно. Мегуми-химе, вы и ваши люди переходите в мое непосредственное подчинение. Координаты нашего центра переданы пилоту вашего дирижабля, отправляйтесь немедленно. По прибытии получите экипировку, расходники и новые инструкции. Настраивайтесь на работу первого звена.
   Экипировка? Наряды и драгоценности. Расходники? Парфюмерия и деньги. Работа первого звена?
   Агенты влияния при императорском дворе!
   Мегуми едва не захлопала в ладоши от восторга. Прощайте фанатики лисы, дикие пустынные волки! Она отправляется блистать в высшее общество самой богатой, развитой и цивилизованной страны! Ее представят императору? Быть может, даже позволят стать фавориткой одного из принцев?
   Лидер Единства смотрел на незатейливую радость девчонки с насмешливой улыбкой. Глупо сомневаться, возомнила, что это назначение ей награда за ее собственные великие заслуги. Нет. Дело в боевой группе, служащей этой дамочке телохранителями. Для гарантии успешного завершения дела, нужны четверо подконтрольных монстров, когда-то создававшихся исключительно для одной цели. Уничтожения чудовища, единственного за всю историю, превысившего ранг опасности "Багровая Тень". Потерявший силы девять лет назад, во время Затмения в стране Камней, он теперь с трудом дотягивает и до "Алой Тени", но его появление в решающий момент может стать проблемой. Леди Мегуми и ее телохранители, заточенные на убийство отступника, легендарного Тайсэя из клана Хино, станут гарантией полного и решительного успеха.
   Как лидер организации, но просто отправил запрос и забрал себе удобный инструмент. Подстраховку на случай, если еще одно чудовище придет на помощь убиваемому. В расчете этого побоища, сверхуспехом считалась гибель обоих монстров. В расчете нового, не только уничтожение обеих лис, но и выманивание на самоубийственную атаку Черной Тени и всех, кого отступник вздумает привести с собой.
  

* * *

Эпоха Войн.

Год 534

20 марта.

   Такасэ Мей снился удивительный сон.
   Она и еще три десятка людей отправились в дальнее путешествие, с заданием доставить тысячи полторы антропоморфных зверят на сказочный остров далеко в южной части океана Штормов. Поднимаясь по трапу и прилежно предъявляя на входе билетики, гомонящая пушистая толпа заполонила корабль. Похожие на детей лет семи-восьми, в одинаковых коротеньких кимоно, пассажиры разбежались по палубе, забрались в трюм, залезли на мачты. В каждом углу и за каждым ящиком, под ногами, вокруг и даже над головой у каждого из команды корабля теперь творилась веселая возня. Отовсюду беспрестанно слышался писк, веселый смех, взвизгивания и шебуршание.
   По палубе то туда, то сюда то и дело пробегала шумная ватага юных пассажиров, что превращалась в весело бушующий шторм, если кому-либо приходило в голову бросить им мячик. А если начать кормить или позвать гладиться, то смельчак рисковал тут же оказаться погребенным под урчащим и ластящимся цунами из котят, щенят, зайчат и оленят.
   В реальном мире, подобные чудеса сразу вызвали бы у любого адекватного человека массу вопросов, но кто удивляется странностям во снах?
   Корабль продолжал плавание и все веселились, потешаясь над баловством пушистых пассажиров. Зверята легко втягивали в свои игры кого угодно и даже Мей, в обязанности которой входила расстановка и открытие коробок с едой, вскоре обзавелась любимицей. Щуплая девочка-зайка, что боялась или стеснялась пробиваться сквозь толпу к коробке, жалобно посмотрела на стоящую рядом с ней грозную воительницу и что-то ёкнуло у одиноко стареющей женщины в груди. Мей вошла в пушистый водоворот, бурлящий вокруг коробки, пробилась к центру и, набрав побольше разных вкусностей, вернулась к зайчонку.
   С того момента, зайка ходила за ней хвостиком и вертелась под ногами, по-детски пытаясь помогать, а по вечерам, когда зверята собирались петь успокаивающие песни перед сном, она тихонько забиралась ей под руку. Пригревшись и получив первую порцию почесываний за ушками и по спинке, пушистая малявка нахально перебиралась Мей на колени, где сворачивалась в мурчащий клубок и засыпала, убаюканная мирными песнями, слова и мелодии которых четыре века как забыты людьми.
   Но разве кролики мурлыкают?
   Мей задумывалась об этом только позже, когда вспоминала об этом путешествии. В моменты вечерних песен ей было необычайно хорошо. Такое умиротворение царило в душе, что ни малейшего желания не было искать несовпадения сна и реальности.
   Один раз на их корабль напали. При прохождении узкого пролива меж двух островов, несколько длинных быстроходных лодок выскользнуло из-за скальных нагромождений, догнало корабль и десятка три устрашающего вида людей взобрались на палубу. Только для того, чтобы прийти в ужас непонятно от чего, уронить оружие и удрать обратно на свои лодки. Причем при отступлении они казались уже не бодрыми и агрессивными, а ужасно сонными и едва пересиливающими в себе желание повалиться на палубу. С их оружием все оставшиеся дни играли зверята, группами в пять-шесть хвостов таскавшие туда-сюда тяжеленные дубины со вбитыми зубами морских рыб и молоты из палок с прикрученными камнями.
   Но все хорошее когда-нибудь заканчивается.
   Войдя в лазурную солнечную бухту зеленого острова, корабль бросил оба якоря и встал, а зверята шумной гурьбой высыпали на палубу.
   -- Прибыли! Прибыли! -- загомонили они, подскакивая на месте и толкаясь. -- Ура! Ура! Наконец-то!
   -- Дяди и тетя, спасибо вам! -- зверята повернулись к немногочисленным людям, стоящим среди них, и вдруг весело рассмеялись. -- Но знаете что? Мы вас обманули!!!
   Несколько тысяч разнообразнейших зверят разом крутанулись на месте и... превратились в рыже-золотых лисят. Все до единого. Ни зайчиков, ни котят. Одни хитрые рыжие обманщики и обманщицы, прекрасно знающие, что во всем мире людей они объявлены вне закона.
   Матросы и шиноби в обомлели, а лисята, хохоча и гомоня, помчались к борту, от которого до самого берега вдруг из-под воды поднялся настоящий мост из живых морских черепах. Зверята пушистым потоком хлынули через фальшборт на спины черепахам и, не хуже чем по мощеной тропинке, поскакали по ним к берегу.
   Кто-то потянул Мей за рукав и она, оглянувшись, увидела смущенную девочку-лисичку, в которой без труда узнала ту самую стеснительную зайку, что жалась к ней, ища ласки и тепла. Юная лиса сделала пару движений ладошкой, прося куноичи присесть на корточки, а когда та, поколебавшись, выполнила ее просьбу, девчонка крепко обняла ее. Еще на миг озарила золотистым светом, а потом, отступив, умчалась за своими братьями и сестрами.
   Сон вокруг таял, разум пробуждался, и вместе с ним возвращалась память о лисах. Проклятых, ненавистных лисах, из-за которых Кровавый Прибой потерял все. Покровителя, авторитет, лучших воинов. Она, Мей, потеряла глаз, тяжело повредила спину и внутренние органы. Лиса заращивает любые раны и ожоги, а Мей вынуждена прятать безобразные шрамы, на сведение которых уже нет ни денег, ни здоровья. Самовлюбленные, наглые и завистливые, эти твари просто не могут вынести того, что она, человек, смеет соперничать в красоте и привлекательности с ними, самозваными богинями! Поэтому, а не потому что Мей из враждебной группировки, Златохвостая Кицунэ и Черный Лис так целенаправленно, с ненавистью и полной самоотдачей, всегда стремились ее убить. Ненавистные лисы.
   И эти лисята... обманщики... они тоже играли с ней, издевались над ней и ее чувствами.
  
   Мей поднялась на ноги и почувствовала странный холод. Что-то теплое таяло внутри нее, сменяясь чувством холодных досок под босыми ногами, касанием далеко не теплого ветра и боли во всем теле, явно от пяток до макушки покрытом синяками и ссадинами.
   Что-то заслоняло обзор ее единственного глаза. Не целиком, но наполовину, и сильно мешало.
   Воин-дракон подняла дрожащие руки и сняла со своего лица... бумажную силовую печать, свисавшую со лба до самой груди и державшуюся на коже за счет скрепляющего энергетического узла. И узел и печать были уже, фактически, разряжены, потому избавиться от них не составило труда.
   -- Ах-ха-ха! Ничего себе! -- услышала Мей голос командира спецгруппы, Морита Ичиро. -- Я такие только в книжках видел! Точно как в сказках про зомби! Даже глаз бутафорский намалеван, для большей схожести!
   -- Понятно теперь, чего те одичалые так перепугались. -- прозвучал голос капитана. -- Полезли грабить брошенный корабль, а тут... колдовство и ходячие трупы!
   Мей глянула по сторонам.
   Она ничего такого не помнила, но за время своего путешествия, корабль один или два раза точно побывал в штормах. Паруса все в дырах, такелаж порван, на палубе водоросли и даже какие-то ракушки. Действительно, настоящий корабль призрак. Люди вокруг, да и она сама, одеты в какие-то рваные тряпки и подпоясанны кусками веревки. На руках полусмывшаяся серая краска, придающая телам трупный вид.
   -- Проклятие! -- опомнившись, не своим голосом взвыла воин-дракон. -- "Сердце Океанов"!!! Спецгруппа! Обыскать корабль!
   Минут двадцать шиноби обшаривали палубу, нехитрые надстройки и трюм. Были найдены вещи и одежда команды, но снаряжение и оружие шиноби пропало. Так же, как и рюкзак с личными вещами Мей, в котором был припрятан бесценный сапфир, в обломке изящного золотого обрамления. Синий Гигант Востока, реликвия изумительной красоты, во времена дальних экспедиций обнаруженная в европейском хранилище наследия и занявшая одно из центральных мест в короне Единого Императора. В начале великой смуты, корона была разломана на десять частей, и даже Единство Культуры не смеет пытаться наложить загребущие лапы на ее фрагменты, зная с каким остервенелым неистовством наследники трона рвут друг другу глотки за право воссоздать верховный символ владыки всего человечества. Два фрагмента считались утерянными. Три собраны страной Облаков, двумя владеет страна Лесов, по одному хранятся у стран Камней, Песков и Золотых Пляжей.
   Ценность этих кусков легко можно представить уже по тому факту, что великий дайме страны Песков, терпя тяжелейшее поражение от страны Камней и теряя жизненно важные плодородные земли на северо-западе от бескрайних пустынь, категорически отверг предложение страны Облаков. Шиамы готовы были оказать гибнущей стране военную помощь, отправить в бой полмиллиона самураев и сильнейший флот мира, в обмен на всего одну реликвию. Фрагмент короны.
   И вот, Мей допустила кражу одного из фрагментов, считавшегося потерянным после краха страны Морей. "Сердце Океанов", последняя надежда обрести милость и даже покровительство страны Облаков. Ее больше нет.
   Мей рухнула на колени, воздела сжатые кулаки к небу и издала отчаянный яростный вопль, но ярость в ее крике быстро угасла и сменилась судорожными рыданиями. Сломленная женщина сгорбилась и закрыла лицо ладонями. Все кончено. Вот теперь уже точно, абсолютно все кончено. Осталось только взять нож и прервать собственные мучения.
  
   Спустя полдня, корабль привели в порядок и подготовили к обратному путешествию. Капитан сверился с картами и приборами, опознал остров и даже указал, где на нем есть источник пресной воды. За ней была отправлена шлюпка, с которой на берег сошли и трое шиноби.
   Выглядели воины Кровавого Прибоя довольно жалко. В нелепой одежде не по размеру, подаренной им сердобольными моряками. Без оружия и босые.
   -- Стыдно бросать вас вот так, Мей-сама. -- сказал Ичиро. -- Был бы самураем, точно харакири бы сделал. Но увы, придется как-то жить дальше. Оставить бы вам оружие или снаряжение, для очистки совести, но сами понимаете, сложно отдать то, что украдено.
   -- Вы не собираетесь возвращаться? -- с легким удивлением осведомился капитан. -- Что же, понимаю ваше решение, госпожа. Но если бы вы сказали об этом на корабле, я дал бы вам топор, веревки, запас еды. Командой, мы бы много чего насобирали.
   -- Благодарю, но не нужно утруждаться. -- Мей только головой покачала. -- Я же не какой-нибудь обычный человек, выброшенный на необитаемый остров. С контролем над тремя элементами Ци, сама добуду себе все, что нужно. Работа поможет мне отвлечься от мрачных мыслей.
   Спорить никто не стал. Матросы и шиноби набрали воды, притащили бочку к лодке и, после кратких прощаний с ушедшей в отставку главой скрытого селения, отбыли к кораблю. Якоря были выбраны, паруса подняты. Корабль покинул бухту и удалился за горизонт.
   Мей, наконец-то осталась одна.
   Первое время она просто сидела под деревом, слушая шелест листвы и пытаясь переварить кипящие в ее голове мысли. Она проиграла, теперь уже вчистую и без возможности реванша. Лисы добили ее. Она, фактически, умерла.
   А есть ли жизнь после смерти?
   Мей улыбнулась этой мысли, а потом закрыла глаза ладонями и разрыдалась. От стыда за поражение. От страха перед гневом и насмешками людей. От ненависти к врагам, что оказались слишком коварны и сильны. Что же ей теперь делать? Что может сделать фактический труп?
   Весь остаток дня она просидела вот так, то хохоча, то рыдая. Под вечер, когда стало холодно, она сложила на берегу небольшой костер и улеглась возле него, любуясь пляской пламени на дровах. Где-то там, очень далеко отсюда, мир продолжает гореть. Бесноваться, ломаться, умирать и оживать. Она теперь вне его. Здесь так спокойно, но... нет ничего. Только одиночество и холод.
   Глубокой ночью она задремала, но и тогда измученное сознание не подарило ей покоя.
  
   Холодно.
   Холодно, и страшно.
   Беспрестанно льет дождь, ледяной ветер треплет волосы и промокшую насквозь одежду. Вокруг поднимающиеся до небес скалы, непроглядная тьма и темные, безликие фигуры, бессмысленно и бесконечно бредущие вверх по склону. Мрачное шествие отчаявшихся обреченных.
   Когда Такасэ Мей была еще совсем ребенком, ее родной город был сожжен и разграблен. После гибели шести из десятка боевых кораблей, которым владел ее клан, соседи не удержались от соблазна разграбить ослабевший остров. Пережитое тогда, преследовало синего воина-дракона всю жизнь и вот, вернулось снова.
   Ужасом.
   Кошмаром, что казался реальнее любой реальности.
   Проржавевшие стальные чудовища не собираются никого отпускать. Рычащие пожиратели, сошедшие с ума от голода и думающие только о том, как наполнить желудки свежим мясом. Они уже на скалах этого ущелья. Впереди и позади. Смыкают ряды, чтобы никто не сумел вырвался.
   Но ведь тень, что темнее самой тьмы и сильнее любого бога, тоже здесь? Высоко в черном небе, невидимый, неуязвимый и вездесущий.
   Он учинит кровавую расправу над наглецами, вздумавших резать и грабить города в его владениях. Обезглавит ржавых великанов, а потом, обведя взглядом алых глаз толпу перепуганных горожан, возникнет перед Мей и, ни слова не говоря, протянет ей руку.
   Как позже он говорил, ему понравился ее взгляд, которым шестилетняя девочка смотрела на трупы людоедов. Взгляд волчонка, торжествующего при виде крови врагов. Юного хищника, в стае перепуганных овец.
   Да, так должно случиться, но тени все идут и идут, под непрекращающимся дождем, бесцельно поднимаются к несуществующей вершине.
   Не будет нападения. Хино Тайсэй не придет, чтобы покарать наглецов. Черной Тени здесь нет. Почему? Потому что он мертв. Златохвостая лиса убила его. Вершитель судеб мира исчез, навсегда и безвозвратно. Некому... некому завершить Эпоху Войн.
   Мей падала и горько рыдала, била кулаками равнодушные камни, яростно орала и осыпала проклятиями ненавистных лис, но ничего не помогало. Она даже пыталась сопротивляться, идти вниз по склону или вскарабкаться по стене, но мир менялся и она снова оказывалась в толпе теней, бредущих к вершине.
   Избавления не будет.
   Нигде и никогда.
   Но вдруг, когда Мей упала в очередной раз, темная фигура приблизилась к ней, склонилась и, в плавном движении, обняла. Сразу стало тепло. Боль и страх начали таять, а потом исчезли совсем.
   Измученная куноичи забылась спокойным, исцеляющим сном.
  
   Хино Тайсэй, укрывший спящую куноичи своим плащом, отступил на пару шагов и сел под одно из больших деревьев, растущих у берега. Он вздохнул, поднял на лоб пластиковую маску, скрывавшую его изуродованное лицо, вытянул из пачки сигарету и закурил. Давняя привычка, обретенная в юности назло наставникам и почти забытая благодаря множественным модификациям от Единства, вернулась после очистки от имплантатов и возврата нормальных человеческих органов. Курение, сомнения, страх смерти. Обычные слабости обычного человека.
   Тайсэй улыбался, засоряя собственные легкие смолами и частицами дыма. Интересно, кто успеет убить его первым? Бывшие соратники из Департамента Защиты? Темные Инженеры? Шиамы? Или же рак легких? Последний пока ближе всех к победе, но только потому что Черная Лиса перетянула на себя сумасшедшую долю людских и материальных ресурсов всех враждебных организаций. Как бы еще, посильнее, встряхнуть Единство? С каждым годом все сложнее отвлекать самого опасного врага на себя, но если этого не делать, от тяжести взятого на плечи груза, у парочки слишком самонадеянных маленьких лисят хрустнут хребты.
   Глаза клана Хино - относительно давнее творением генетиков, бесполезное для носителя любого другого генома. Потому-то Темные Инженеры, распотрошившие Тайсэя, не стали вырезать их. Надеялись превратить захваченного цепного пса Департамента Защиты в собственную марионетку-йома и сохранили ему его главное оружие. За прошедшие годы, взгляд Черной Тени стал еще острее. Мельчайшие изменения в движениях людей, изменения в течении Ци, он замечал их все. Читал по ним чужие намерения и эмоции, как открытую книгу. И конечно же, по изменению дыхания, по напряжению мышц, по усилению биополя, он мгновенно понял, что лежащая у угасшего костра женщина проснулась.
   Что сказать ей?
   Примет ли она его таким? Не бессмертным божеством, а уязвимым человеком? Как отнесется к тому, что он нашел ее так быстро только потому, что Черный Лис отправил ему сообщение? Сможет ли она перебороть в себе накопленную ненависть и стать Безликом Лжецу не врагом, а тайным помощником и даже союзником?
   Тайсэй затушил сигарету о песок, поднял руку и вернул маску себе на лицо.
  
   Мей приподнялась и посмотрела на укрывающий ее плащ. Задрожав, она низко опустила голову, но через мгновение резко вскинулась и, обернувшись, посмотрела на сидящую под деревом фигуру. Пару бесконечных секунд он и она вглядывались друг другу в глаза, а затем Мей поднялась и, роняя слезы, бросилась Черной Тени на шею.
   На безымянном острове дальнего юга, вдали от готовящихся к глобальному побоищу пяти империй, встретились две алые тени, когда-то мнившие себя богами, но вкус жизни начавшие ощущать только сейчас, когда оба снова стали людьми.
  
  

А.Н. Хохлов.

22 августа 2018 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   24
  
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"