Хохлов Анатолий: другие произведения.

Глава 3. Сказочник и сказки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Потому, что ты - монстр.

Повесть.

Глава 3.

Сказочник и сказки.

Скачать текст.

  
  
  
  
   Придерживая Каджими одной рукой, Корио нашарил рукоять на тяжелой пластине усиленного бронеметалла, служащей входом в его логово. Сторожевые схемы среагировали на Ци оборотня и ничем не выдали своего присутствия. Замки громко лязгнули, открываясь. Мальчишка толкнул дверь в сторону и внес девочку в полутемное помещение, с парой тусклых огоньков дежурного освещения под потолком. Закрыв за собой снова громко лязгнувшую автоматическими замками дверь, лис нашарил на стене переключатель и зажег свет в узком коридоре, на левой стене которой было три двери, и сразу четыре - на противоположной.
   -- Вот моя лисья нора. -- сказал он, поставив девочку на пол. -- Все, соберись с силами, прекращай реветь и постарайся не падать. Упадешь - нос расшибешь, а у меня из лекарств одни бинты и лейкопластырь. Проходи, располагайся.
   -- Вы... -- несмело, шмыгая носом и утирая слезы, произнесла Каджими. -- Вы живете здесь, Корио-сама?
   -- Логично, но нет. Я живу где попало и здесь бываю только когда домой прихожу. Ну, а ты можешь пожить здесь, пока не уйдешь куда-нибудь еще. -- Корио обошел Каджими и поманил ее рукой. -- Пойдем, покажу, где у меня здесь что. Эти две двери - спальни. Одна моя. Вторая - Бьякко, там вместе с сестрой живет ее воспитательница, Аканэ. Третья - рабочий кабинет. В мою спальню заходить разрешаю, в сестренкину, только если она разрешит. В кабинет не суйся, там опасно. Тронешь какую-нибудь схему, тебя током шарахнет, водой обольет, или импульсом Ци по стене размажет. Можешь дверь открыть, посмотреть из любопытства, но чрез порог переступать лучше не надо. Напротив еще четыре двери, в них можешь шастать сколько захочешь и без опаски. Здесь - гостиная, совмещенная с библиотекой, здесь кухня, совмещенная со столовой, а эти две двери - ванная и туалет. В туалет хочешь? Нет? Тогда пошли в ванную!
   -- За... зачем?
   -- От тебя вином разит. -- лис шумно фыркнул. -- Причем паршивым, а у нас, лис, обоняние такое тонкое, что в бою против меня пару раз пытались применить вонючие бомбы. Весьма успешно, кстати, только ты об этом никому не говори, это моя личная военная тайна. -- он открыл перед ней легкую деревянную дверь, с затейливым узором по всей поверхности. -- Дуй мыться, а потом будем думать, что дальше делать.
   Каджими в нерешительности топталась на месте и Корио, выждав секунд десять, шагнул к ней, собираясь взять ее за плечи чтобы перенести в ванную, но девочка испуганно отшатнулась.
   -- Боишься? -- мальчишка отступил почесал затылок, а затем махнул рукой. -- Ну и ладно!
   Неожиданно, окутавшись магическим сиянием и облаками блестящих искр, он вдруг крутанулся на месте и в один миг обратился большим, рыжим лисом. Глаза Каджими расширились в пол-лица от изумления при виде настоящей магии, а лис с обиженным видом отвернулся и взмахнул сразу тремя длинными пушистыми хвостами.
   -- Пойду, на солнышке погреюсь! -- он подошел к двери ванной, подцепил ее лапой, ухватился зубами и потянул на себя, а затем толкнул в сторону. -- Надоели эти подземелья.
   Из-за двери, к еще большему изумлению Каджими, в коридор хлынули яркий солнечный свет, шелест листвы и веселый щебет птиц. Лис ускользнул за дверь и исчез, оставив девочку одну. Первая секунда, вторая, третья... прежде, чем шокированная девчонка успела что-либо сделать, из-за приоткрытой двери выглянул пушистый белый кролик. Он посмотрел вправо, влево, уставился на Каджими, секунду помешкал и юркнул обратно за дверь.
   Потрясенная до глубины души сказочными чудесами, девочка забыла о недавних ужасах. Она сделала пару шагов, протянула руку и открыла дверь пошире. Перед ней, простираясь до самого горизонта, раскинулся широкий цветущий луг с рощицами зеленых деревьев. Ветер принес запахи трав и цветов, в траве стрекотали кузнечики, а в небольшой рощице совсем рядом заливались восторженным щебетом какие-то птахи. Каджими сделала шаг и почувствовала под босой ногой мягкую траву и прохладу земли.
   Порхая на широких желтых крылышках, мимо пролетели две играющиеся бабочки. Кролик, выглянув из травы, поманил девочку лапкой и поскакал прочь от двери. Каджими сделала шаг, еще один, и...
   Солнечный мир вокруг нее рассыпался золотистыми искрами. Метель блестящей пыли завилась вокруг нее и устремилась к кончику пальца мальчишки, появившемуся, словно из ниоткуда, в дверном проеме позади девочки. Искры гасли и не оставляли следа, едва коснувшись пальца волшебника. Еще мгновение, и сияющий золотой ураган исчез, без остатка, а Каджими захлопала глазами, понимая что стоит в ванной комнате, отделанной плиткой с синими узорами. Душевая кабина, большая эмалированная ванна, раковина, сушилка для полотенец, мягкий коврик на полу. И ни зелени, ни неба, ни пушистых зверят...
   -- Заманено! -- с широкой, довольной улыбкой, Корио прищелкнул пальцами. -- Вот такой он, - я! Непревзойденный мастер иллюзий и коварства! -- с его руки сорвалась бабочка с желтыми крыльями, принялась порхать по комнате и вдруг бесследно исчезла, рассыпавшись золотистыми искрами. -- Ну, дальше сама. Что такое краны, душ, мыло и полотенца знаешь? Действуй! Вот мочалка. Вот новая зубная щетка. Полотенце бери вот это, белое. Синее - мое, розовое - сестры, красное - леди Аканэ. А это просто так висит, для массовки, им еще ни разу не пользовались. Теперь твое будет. Ничего не бойся, никого не стесняйся, подсматривать не буду. Пойду, тапочки принесу.
   Мальчишка закрыл дверь и ушел, а Каджими, снова начиная дрожать, села на край ванной и несмело оглянулась. Немыслимая роскошь окружала ее со всех сторон, давила и вгоняла в панику. И душ и ванная сразу? На семью из всего трех человек? У них на четыре барака была всего одна душевая, по четыре кабины на мужскую и женскую половины. А здесь всюду плитка, вместо серых каменных блоков. Электрическая лампа с колпаком на потолке, зеркало на стене, целая полка с шампунями, мылом и зубной пастой. Наверное, это все из какого-нибудь дворца великого дайме? Металлические части без единой точки ржавчины. Наверное, потому что из серебра? А плитка и все прочее - из драгоценного мрамора? Страшно тронуть даже пальцем.
   -- Эй, там, -- прозвучал голос лиса из коридора. -- Не слышу плеска и движения! Шевелись веселее, воду не экономь! Мы ее из ледника еще наворуем. Можешь даже спеть чего-нибудь, если есть такая привычка. Вот, тапки я здесь оставлю, выйдешь - обуешься. Халат не дам, у нас их дефицит. Завернись в полотенце, а как обсохнешь, сразу нормально одевать будем. Ничего не стесняйся, пользуйся чем угодно, как своим. Даже если что сломаешь или разобьешь, ругать не буду. Клянусь ушами и хвостом!
   Мальчишка снова ушел, оставив Каджими одну, а она все сидела в ступоре и, съежившись, перестала даже смотреть по сторонам. В голове был хаос панических мыслей, сердце билось в груди как безумное, а из глаз все сильнее и сильнее бежали слезы.
   -- Эй, -- Корио вошел в ванную и сел рядом с Каджими, протянув ей стакан с лимонной водой. -- Я ведь все-таки демон и чувствую, когда рядом кому-то по-настоящему плохо. Не думай о том, что было, и ничего не бойся. Все позади. У тебя семья есть? Отец, мать, тетки, дядьки?
   Каджими, глотая слезы, едва заметно кивнула.
   -- Вот и прекрасно. Это у меня никого, кроме сестры, нет, а если тебе есть куда вернуться, то это замечательно! Тебя отобрали у них, при налете и грабеже? Или просто украли? Выскочили из-за угла, сцапали и утащили?
   -- Нет. -- Каджими покачала головой. -- Меня... мама и папа меня... продали. У нас было много долгов, и... и... совсем нечего есть...
   -- Страшное дело. Эпоха Войн давит людей железными сапогами. Я видел и умерших от голода детей, и сломленных мужчин, и женщин, готовых отдаться кому угодно за еду или лекарства. Я пытался помогать таким несчастным, но быстро понял, что спасением одного или двоих, никогда ничего не добьюсь. Нужно менять ситуацию в масштабах стран и всего человечества. Я работаю над этим, и изменения уже легко заметить в некоторых странах, но похоже, -- он посмотрел на девочку и печально улыбнулся. -- Пока эти места еще очень далеко от тех, в которых жила ты.
   Каджими, что украдкой посмотрела на сидящего рядом мальчишку, дернулась и поспешно спрятала взгляд.
   -- Держи, держи. -- Корио сунул ей в руки стакан и девочка почувствовала ладонями приятную прохладу свежего напитка. -- Это лимонная вода, с мятой и медом. Пей, тебе сразу станет лучше. А я пойду... -- Каджими испуганно вцепилась ему в руку. -- Да что ты пугаешься? Не уйду же, а пойду! Служанку позову. Или ты у меня тут, в ванной, до утра просидишь.
   -- У... у тебя есть служанка?
   -- Не у меня. Одна добрая женщина помогает мне, если я прошу. А так я живу почти один, со своей маленькой сестренкой и ее наставницей. -- глаза мальчишки насмешливо сверкнули. -- Поэтому можешь без оглядки на соперниц попытаться построить со мной отношения. -- взгляд лиса затуманился тяжелой, давящей болью ужасно уставшего человека. -- Если только не испугаешься. Чудовища, с которыми у меня война, бьют в самое болезненное и уязвимое место - по близким и родным мне людям. То, что случилось с тобой сегодня, произошло тоже только из-за того, что несколько ублюдков хотели нанести мне удар. Понимаешь? Это все было из-за меня. Вот как опасно становиться ближе ко мне всего на один взгляд и пару слов.
   Корио поднялся и вышел в коридор. Он прикрыл за собой дверь ванной комнаты, а затем тяжело лязгнули замки бронепластины, закрывающей выход в подземелья. Хозяин дома ушел, оставив гостью одну? Каджими сидела и не шевелилась, наверное, целую минуту, а затем потихоньку начала оттаивать и оглядываться по сторонам. Да, сказочное видение, которым ее заманил в эту комнату лис, растаяло, но сама сказка не исчезла. Она - в ванной комнате настоящего волшебного дворца!
   Сначала боязливо, а затем все более охватываемая любопытством, девочка начала любоваться синими узорами на плитке, искрами света на стекле и хромированной стали. Подняв руку, она провела ладошкой по пластиковой шторке с изображением рыбок, кораллов и морских ракушек. Какие яркие рисунки! Все совершенно новое, и никаких потеков ржавой воды.
   Каджими тронула вентиль на раковине, повернула его, и из крана хлынула вода. Буквально на миг, потому что девочка тут же испуганно завернула вентиль. Но увидеть какая здесь вода, гостья успела. Прозрачная и чистая, даже лучше чем из влагосборника! Ни мути от химии, ни ржавчины, ни запаха. Может, ее даже пить можно?
   Девочка хотела попробовать такую удивительно чистую воду на вкус, но глянула на стакан, который оставил в ее руках мальчишка-лис. Она осторожно поднесла стакан к губам и отпила маленький глоток. Захлопала глазами, лицо ее просияло, на щеках возник румянец, а на губах заиграла робкая улыбка. Еще бы, ведь ничего вкуснее она не пила в своей жизни! Слаще сахарной воды, вкуснее любых растворимых порошков!
   Забыв обо всем на свете, Каджими медленно, стараясь растянуть удовольствие, допила напиток и на глазах начала оживать. Хитрый лис, конечно же навравший, что у него в аптечке ничего нет, подмешал ей в питье немного тонизирующих средств и стимуляторов. Когда лязгнули замки и мальчишка, в сопровождении приглашенной женщины, подошел к ванной комнате, глаза Каджими уже блестели жизнью. Ежилась она уже не от страха и пережитого шока, а от обычного девчоночьего стеснения и робости. Корио заулыбался, заметив полный интереса взгляд девочки, брошенный на него и тут же торопливо спрятанный. Опустошенный стакан в руках Каджими и произошедшие с ней перемены его очень порадовали.
   -- Это Шидзуми, моя хорошая знакомая. -- сказал он, представляя миловидную полнотелую женщину средних лет, в черно-белом платье и переднике служанки, которую пропустил в ванную, оставшись у дверей. -- Она меня так часто выручает, что мне даже стыдно пользоваться ее добротой.
   -- Что вы, Корио-сама, -- женщина поклонилась ему. -- За то, что вы для нас сделали, я счастлива хоть в чем-то быть вам полезной. Сделаю с радостью все, что вы пожелаете!
   -- Тогда позаботьтесь, пожалуйста, об этой юной леди.
   -- С удовольствием, господин.
   -- Если что вдруг понадобится, зовите, не стесняйтесь. Я побуду в кабинете.
   Сказал и удалился, закрыв дверь, а служанка занялась гостьей. Первым делом, она присела перед Каджими и, мягко улыбаясь, погладила ее по голове.
   -- Бедная ты, бедная. -- с сочувствием произнесла женщина, а потом, вдруг, потянулась вперед, обняла девочку и с нежностью прижала ее к себе. -- Слабенькая такая, худенькая, и к таким страшным чудовищам попала. Но не бойся, не бойся. Господин Корио тебя не обидит, и другим обижать не разрешит.
   Каджими не могла похвастаться привычностью к объятиям. Даже мама, что могла погладить по голове, дать кусочек сахара или похвалить парой добрых слов, дальше этого не заходила. Большие нежности в их семье были как-то не приняты. Но, вдруг, ласковое тепло чужих рук окружило девочку со всех сторон, словно кто-то обернул ее мягким одеялом. Каджими обмерла и съежилась в жесткий комок, испугавшись неожиданной близости с другим человеком, но ничего страшного не произошло. Женщина разомкнула объятия, улыбнулась шокированной рабыне и пару раз провела ладонью ей по голове.
   -- Напугала тебя? Прости. И соберись с силами. Здесь многое будет тебя шокировать. -- она взяла девочку за плечи и помогла ей встать на ноги. -- А теперь, давай мыться. -- она склонилась к Каджими и шепнула ей на ухо: -- Мальчик ждет.
   Теплая вода, душистое мыло и ласковые руки доброй женщины избавили Каджими от липкой дряни, в которую превратилось высохшее вино. Унесли запахи страха и боли, забрали даже намертво въевшуюся в ее кожу и до сих пор не вымытую сажу города сталелитейщиков. Искорки зеленого пламени скользили по частицам мыла, заживляя мелкие ранки и ссадинки на коже девочки, но их сил не хватало на то, чтобы заживить страшные синяки на ее запястьях, следы рук изуверов и насильников. Шидзуми, с жалостью в глазах посмотрела на эти синяки и поцеловала их, надеясь лаской облегчить боль девочки. Кадзуми зарделась, но не отстранилась от нее. Наверное у них, на севере, это нормально, - целовать другого человека от теплых чувств, и никакого неприличия в этом нет. Просто эта женщина - очень добрая. Как родная мама!
   И Каджими, когда Шидзуми начала обтирать ее полотенцем, сама потянулась к ней, всей душой умоляя обнять, подарить еще хотя бы одну минуту теплого, мирного счастья.
  
   Закутав Каджими в полотенце, служанка подняла ее на руки, отнесла ее в гостиную и посадила на диван.
   -- Вот так. -- она еще раз покрепче обняла раскрасневшуюся, счастливую девочку, поцеловала ее в щечку и погладила по голове. -- Держись тут, милая. И ничего не бойся! Корио - добрый человек, он человека ни за что просто так не обидит! Тем более такую хорошую девочку, как ты.
   От смущения, Каджими стала краснее любого помидора, а Шидзуми подмигнула ей, поднялась и вышла в коридор, где ее уже ждал Корио. Мальчишка с благодарностями проводил свою помощницу до выхода и закрыл за ней дверь, а потом, меньше чем через десяток секунд, вернулся к Каджими.
   -- Вот, порозовела, ожила! -- с довольным видом сказал он, останавливаясь перед девочкой, что при появлении парня снова сжалась от страха и стеснения. -- Смотреть приятно. Не кисни, не кисни! Выше нос, человеческий детеныш! Разве не чувствуешь, как все вокруг становится лучше? Вот например, твое полотенце! Выглядит уже в два раза красивее и наверняка удобнее, чем та тряпка, в которой я тебя сюда принес! Правда ведь?
   Каджими глянула на себя и смущенно улыбнулась, попытавшись подтянуть верхний край полотенца повыше, в надежде прикрыть ужасно выпирающие кости плеч.
   -- Не переживай, мы с сестренкой тебя быстро в порядок приведем. -- сказал Корио. -- С меня - еда, с нее - целебная Ци, и расцветешь ты у нас, как хризантема! Или лилия. А еще, я ведь обещал тебе красивое платье? Ты какое хочешь? Такое? -- он сделал легкий жест рукой и в воздухе посреди комнаты возник вычурный шелковый наряд, с широкой юбкой на кринолине, множеством лент и бантов. -- Или такое? -- возникло громоздкое многослойное кимоно, в какие одевали только дам из высшей знати и только для церемоний по самым большим праздникам. -- А, может, такое? -- возник строгий деловой костюм, темного цвета, с брюками вместо юбки и белой рубашкой. -- Твой выбор! -- все три наряда возникли одновременно. -- Смотри, смотри, не стесняйся!
   Каджими немного помялась, а потом указала на деловой костюм.
   -- У-ти, скромница! -- рассмеявшись, Корио развеял иллюзии и толкнул девочку кулаком в плечо. -- Боишься стать слишком милой? Или что с такими юбками в двери не пройдешь? Ладно, ладно, пошутил я! Того, что в центре, у меня все равно нет, а платье с кринолином и этот костюм на даму взрослую, размер не твой. Но для тебя, я думаю, у меня есть кое-что очень подходящее! Сейчас принесу. Ты только никуда не уходи, ладно?
  
   Последняя фраза была очередной шуткой. Ну куда она пойдет?
   Пока лис шебуршил по своей норе, Каджими с осторожным интересом разглядывала комнату, в которой ее оставили без присмотра. Здесь тоже была потрясающая роскошь. Кругом чистота и дорогие вещи, на стенах даже невероятно красивые обои с узором из золотистых цветов. Из мебели - диван, кресло, книжные полки и тумбочка, на которой стоит настоящий телевизор и еще какая-то штука с квадратной прорезью посередине. Наверное, видеомагнитофон? В богатых домах Каджими видела телевизоры, один раз даже включенным, но о видеомагнитофонах слышала только пару разговоров. Говорят, в такую штуку можно пластиковую коробку вложить, и на телевизоре любой фильм появится, как в кинотеатре! Ага, вот, на той книжной полке, у телевизора, те самые пластиковые коробки. Значит, точно видеомагнитофон! А телефон есть?
   Каджими глянула по сторонам в поисках очередного чуда, но не увидела его. Ну, нет, так нет. Она залюбовалась многоцветными обложками множества книг, узором на ковре, фигурной резьбой на раме зеркала и самим зеркалом, таким большим, чистым и ярким, что Каджими заворожено смотрела в него несколько минут. Благо, что хозяин этого волшебного дома дал ей достаточно времени на то, чтобы немного освоиться в таком непривычном и удивительном месте.
  
   Корио отсутствовал минут десять, прежде чем вернулся в гостиную, держа в руках небольшой ворох одежды, дополненный блестящей бижутерией, туфлями и даже непонятно зачем нужной сейчас сумочкой.
   -- Вот, нашел. -- сказал он, укладывая одежду на диван, а туфли на пол. -- Примерь-ка. Должно подойти.
   Каджими захлопала глазами, с изумлением уставившись на предложенные ей вещи. Лис не шутит? Он действительно принес все это для нее?
   Свет играл и переливался на ткани ярко-оранжевой блузки из настоящего шелка, украшенной черным ажурным кружевом на лифе и рукавах. Черный корсаж блестел серебристыми молниями на застежке и кармашках, а ткань юбки колыхалась так, словно была легче пуха, или ее соткали из небесных облаков. Здесь же был комплект нижнего белья с пикантными бантиками и тонкие колготки телесного цвета, а Корио еще и высыпал на подлокотник дивана горсть разноцветных украшений. Драгоценности?
   Когда Корио положил все эти сказочные вещи рядом с ней, Каджими даже испугалась, отпрянула и вскочила.
   -- Это... это вещи вашей сестры, Корио-сама? -- запинаясь, спросила бывшая рабыня, отступив на шаг от предложенной ей одежды. -- А... а она не рассердится?
   -- Я в комнату к Бьякко без спроса не суюсь, я - ужасно тактичный. -- ответил лис, с улыбкой глядя на перепугавшуюся девочку. -- Куда побежала-то? Бери, бери, не смущайся. Это все мое.
   -- В-ваше?!
   -- Ага. Это я вот так прошлым летом в кино сходил.
   -- Что? Как? В этом? Но...
   -- Не-не-не! Не в этом. Что у меня, мужской одежды что ли нет? Все нормально было. Ты когда-нибудь смотрела "Ястребов Зеленого Моря"? Про то, как во времена Единства искатели приключений на дирижабле летали далеко на запад, в бескрайние ядовитые джунгли, искать руины городов эпохи Металла. Всякие приключения, бандиты-конкуренты, чудовища, громадные разрушенные города и самые разные сокровища! В этом году уже седьмой фильм выпустили, а я всегда кино любил и про "Ястребов" ни одной части не пропустил. Вот и в этот раз придумал причину, улизнул от своих солдат и в одном большом городе купил билет в самый лучший кинотеатр. Объемный звук, огромный экран, зал на семьсот человек! Люблю в компании смотреть, так, чтобы волны эмоций со всех сторон! Все идеально. Я намылся, причесался, нарядился получше и потопал фильм глядеть. Дневной сеанс, в выходные, народу-у-у... миллион! Ну, я в буфете покрутился, на афиши поглазел, купил себе бутылочку лимонада, устроился в зале, и тут заходит... ОНА! Красивая-красивая! Нет, это видеть надо. Дай мне руку и не пугайся, сейчас я создам небольшую иллюзию и все тебе покажу.
   Корио коснулся руки Каджими и мир вокруг нее подернулся серой дымкой, что сгустилась, обратилась в непроницаемый туман и вдруг растаяла, а Каджими... очутилась в переполненном людьми зале роскошного кинотеатра. Она начала испуганно озираться, но невидимый Корио сжал ее невидимую руку и сказал:
   -- Смотри, вон он я, в центре зала, в белой рубашке!
   Каджими глянула в центр толпы и сразу узнала лиса, что был в том же облике зеленоглазого блондина, только на вид моложе, не старше двенадцати лет. Радостный и предвкушающий удовольствие от просмотра фильма, хитрый лис устраивался в кресле поудобнее. Никто не обращал на него лишнего внимания. Это ведь симпатичный, воспитанный и вежливый мальчик, а не какое-нибудь чудовище.
   -- Вон, вон, смотри, идет! -- зашептал Корио.
   Каджими подняла взгляд и увидела как в широкие раздвижные двери, расположенные позади рядов кресел, входит стройная темноволосая девочка в знакомой шелковой блузке и черном корсаже с юбкой. Юная, красивая и ухоженная, настоящая принцесса, она окинула взглядом зал и с грацией истинной леди направилась по проходу вниз, к ряду, в центре которого сидел Корио.
   -- Ну, я этого, честно говоря, не видел, в другую сторону смотрел. -- сказал лис и засмеялся. -- Может быть, все было и вот так...
   Время словно бы вернулось на несколько минут назад и в зал снова вошла та же девочка, но теперь от грации и изящества леди не осталось ни следа. Развязанная энергичная походка, дерганые движения, нездорово блестящие глаза и самодовольно-нахальная улыбка. Девчонка оглядела зал, заметила Корио и заулыбалась еще лучезарнее. Она кратко прихорошилась, ручки подвернула, носик вздернула и вся такая-растакая, зашагала по проходу вниз, а затем, по ряду кресел, прямиком к оглянувшемуся на нее мальчишке.
   -- Приве-е-ет! -- помахав пальчиками, сказала она и уселась в кресло рядом с Корио. -- Ой, какой ты красивый! Прям как я! Наверное, ты - принц?
   -- Ага.
   -- А я - принцесса! -- девочка кокетливо покрасовалась. -- Нравлюсь тебе?
   -- Ага.
   -- Слушай, а ты сюда пришел зачем? Кино смотреть?
   -- Ага.
   -- Ух-ты! Я тоже! А кино какое? Про "Ястребов"?
   -- Ага.
   -- Вау! А у тебя билет на вот это время? -- она показала свой билет.
   -- Ага.
   -- Как классно! -- девчонка захлопала в ладоши. -- Получается... мы будем смотреть кино вместе?
   -- Ага.
   -- Вот это совпадение!
   -- Ага!
   Видение растаяло и Каджими снова осознала себя стоящей в гостиной подземного убежища лиса. Корио, смеясь, отпустил ее руку и отступил на шаг.
   -- Просто шучу. -- сказал он. -- Конечно же, разговор был совершенно не такой, а ей еще и пришлось упрашивать сидевшего рядом со мной парня поменяться с ней местами. Но в целом, почти как-то так все и было. Она села рядом, мы мило побеседовали, познакомились. Я ей наврал, что я сын самураев из благородной семьи, а она наврала, что она дочь какого-то там богатенького владельца складской базы. Кино началось, мы его посмотрели, а потом пошли с той девочкой вместе гулять. Сначала фильм обсудили, потом о всяком болтать начали. Посидели в кафе, побродили по парку и по улицам с магазинами, я ей маленького плюшевого зайчика в подарок купил. Принцесса была замечательная! Общительная, веселая, улыбчивая и кокетливая. Время пролетело, как один миг! Ну и я, как истинный джентльмен, не мог не проводить свою новую подружку до дома. А она меня во двор поманила. Я уже правда почти подумал, что у нас любовь и сейчас мы с ней целоваться будем, но нет! Только-только сунулся за ворота, как меня сразу хитить начали!
   -- Что делать?
   -- Хитить. Похищать. Я люблю гулять красивым, а красивые люди постоянно привлекают внимание всяких подонков. Моя новая знакомая оказалась наживкой генокрадов. Знаешь, кто это? Они высматривают людей с хорошо упорядоченной Ци, чаще всего детей и подростков, а потом похищают их и продают на опыты. Генетические центры любой страны с радостью купят детей из вражеских самурайских кланов, а потом выпотрошат их как цыплят, выявляя способности и силы. Где спрос, там и предложение. Для генокрадов такие красавчики как я - ходячие мешки с золотом, но как нас захитить, если мы то под присмотром, то осторожничаем? Чаще всего вот так, на принцессу, и ловят. Если бы меня там не было, она бы другого мальчика или девочку заманила. Но я был там и попался, как весенний селезень на подсадную утку. Эх...
   -- И... и что?
   -- Что-то... сунулся я в дверь, а затаившиеся шиноби вдруг как р-р-раз! -- лис сделал хватательное движение и рывок руками. -- Цапнули меня за рубашку, дернули внутрь, и умерли.
   -- У... умерли?
   -- Ага. У них головы отвалились. Генокрад - опасная работа. Вроде бы и знаешь, что ребенок из такого-то клана может сделать то-то и то-то, а он взял и наврал! Оказался не обычным мальчиком-самураем, а ужасным демоном-лисом, с кое-чем темным на душе и богатым боевым опытом! От такого обмана у кого хочешь голову сорвет. Вот у них и сорвало. И руки сорвало... да и ноги тоже... один даже чуть не сгорел на работе, но не успел и рассредоточился по месности. В общем, все умерли. Кроме девочки. Она-то сразу в сторону отскочила. Привыкла, что ей надо привести человека, а дальше все как-нибудь само утрясается, но вот вдруг и нет, не утряслось. Стоит теперь, глазами хлопает, не знает что делать. А я перед ней, помятый, кровякой заляпанный, и со злорадно хохочущим акума над головой. Ругаюсь самыми плохими словами. Опять ведь полный комплект совсем новой одежды испортили! Нельзя красиво нарядиться, обязательно какой-нибудь дурак обижать полезет и во весь рост пятен понаставит! -- Корио сокрушенно махнул руками. -- Фу на них, идиотов. Я проругался, посмотрел на девочку и говорю такой: "Ну, чего ждешь? Умирай скорее, да я пойду". А она: "Ой, что-то сегодня вообще не хочется умирать. Может, не надо"? А я: "Надо". А она: "Ну а может все-таки не надо? Давай я просто навру, что меня заставили"? А я: "Нет. Умирай давай, не тяни резину"! Мы так спорили минуты три, но все-таки договорились, что она сдает все явки и пароли своих подельников, отдает мне в компенсацию все, что у нее есть, и сегодня не умирает. Я ведь сразу понял, что эта их охотничья группа - просто часть банды, и если с остальными не поговорить, они так и будут хороших людей в любви разочаровывать. Решил я превратиться в эту девочку, прибежать к ним на базу и попросить срочной встречи с их самым главным, но когда взял ее блузку в руки, мне жадность в голову ка-а-ак хрясть! -- он изобразил замах и удар. -- Со всей силы! "Ты что", говорит, "Сдурел? Такую красоту на разговор с бандитами надевать?! Чистый шелк! Они же опять все порвут и испачкают! Жалко же!" И ведь правда. Страх как жалко! Так и не смог себя перебороть. Сложил все девочкины красивости в пакет и как есть, уже в грязном, побежал на базу генокрадов. Взял их штурмом, внезапной атакой в лоб. Быстро сработал, они даже почти не сопротивлялись и своим в городе не успели ничего сообщить. Я потом сообщил. "Немедленно прекращайте охоту и возвращайтесь!" А как вернулись, я их тоже убедил перестать безобразничать и вызвал на место преступления стражей закона. Кто-то же должен все последствия сфотографировать, собрать улики в черные мешки и привести в чувство двух пленников, которых я нашел в подвале базы. Заодно сообщил стражам, что в таком-то доме, в подвале, к столбу трубами прикручена симпатичная голенькая девочка, бывшая живцом у генокрадов. А пока все суетились, я еще и в банк успел сбегать, снять со счетов банды все деньги, себе на карманные расходы. Генокрады маскировались под небольшую торговую компанию и держали свои средства на официальных счетах. Кто же эти деньги не отдаст, если генеральный директор фирмы, лично, со всеми документами и паролями, явится их забирать? Как раз успел перевоплотиться, пока группы охотников из города ждал. Итог: два случая грабежа, мошенничество в особо крупном размере, сорок два погибших, одна малолетка под арестом. Сходил, называется, лисенок кино посмотреть! Хорошо хоть цену билета гады мне компенсировали на сто процентов, и даже еще чуть-чуть больше чемодана денег осталось. Ну и вещи девочки-красотки я тоже забрал. На приятную память о нашей недолгой, но яркой дружбе. Ей-то они теперь зачем? Ее строгие дяди за государственный счет новенькой робой лет на тридцать обеспечат. А все ее сокровища я дарю тебе. Смотри как сияют! Нравятся? Можешь не врать, сам все вижу. Бери, одевайся. Вещи чистые, совсем новые и даже не с мертвого человека. Та негодяйка выглядела в них сказочно прекрасной, но я считаю, что будет намного лучше, если все это шикарное чудо украсит не коварную злыдню, а такую милую и добрую девочку как ты.
   Каджими смотрела на лежащий перед ней наряд и стеснялась все больше. Та малолетняя бандитка, отправляясь заманивать в ловушку мальчиков, нарядилась как настоящая принцесса. А теперь лис хочет отдать сказочное платье ей, но разве Каджими - принцесса?
   Очень некстати вспомнился взгляд торговца рабами, к которому привела ее мать. Неприязненный, недовольный. Пренебрежительные взгляды покупателей, насмешки зевак. "Тощая мышь", "уродина", "чучело", "нищенка".
   Злобный, издевательский хохот толпы крепко засел в сознании Каджими и сейчас снова набрал силу. Жестокий, терзающий душу и обжигающий невыносимой горечью. Из глаз девочки хлынули слезы, она сгорбилась и закрыла лицо ладонями, судорожными вздохами пытаясь подавить душащие ее рыдания.
   -- Не... не надо... -- прошептала она и попыталась отстраниться, когда Корио шагнул к ней и мягко обнял плачущую девочку. -- Ничего не надо, господин Корио. Я... я... некрасивая.
   -- О-о? Вот как? -- парень погладил плачущую девочку по голове. -- Всякое дурачье, наверное, смеялось над тобой из-за того, что ты всю жизнь жила впроголодь и страшно исхудала? Они просто злые, слепые и глупые. А вот мне ты, Каджими-чан, очень даже нравишься.
   -- Что?
   -- Ты умная, добрая и смелая. Почти все люди, попав к нам в плен, сидят, смотрят в пол и злобно переваривают свою ненависть, но ты не побоялась обратиться ко мне. Бандиты смеялись над тобой, как над дурочкой, но я уверен, что дело было не в какой-то там глупости. Я думаю, что ты увидела, ты почувствовала, что я - не чудовище, что меня можно попросить и получить то что нужно, если просьба не сумасшедшая. И знаешь, Каджими-чан, я виду не подал, но мне было очень приятно. Уже очень давно, ко мне, демону, не обращались... как к человеку.
   Слезы еще продолжали течь из глаз девочки, но в ее груди уже разрасталось теплое и сладкое чувство. Так хотелось верить, что этот добрый мальчик говорит правду! Ему ведь совершенно незачем врать?
   Корио дождался, когда она немного успокоится, затем отстранил девочку от себя и, вдруг, улыбнувшись, взъерошил волосы на ее голове.
   -- Забудь то, что было раньше. -- сказал он. -- С этого момента, все будет по-другому. Знаешь почему? Потому что до того, как стать самым злым и страшным чудовищем нашего мира, я был не богом и не демоном, а всего лишь обычным, наивным сказочником. И у меня осталось немного сил. Я берег их очень глубоко внутри себя, потому что мечтал однажды сотворить для кого-нибудь еще одну, может быть маленькую, но очень добрую сказку.
   Он соединил ладони перед собой, лампы в комнате волшебным образом пригасли, создавая полутьму, а между ладонями лиса расцвел теплым сиянием мягкий золотистый свет.
   -- Каджими-чан, тебе говорили, что магии не существует? Есть акума и ками, есть удивительные дзюцу, есть люди, ставшие похожими на фантастических существ из легенд, но настоящего волшебства нет. Так вот. Все, кто тебе так говорил... ошибались.
   Корио разделил ладони и волшебное пламя ярко полыхнуло, заставило сгустившийся мрак отпрянуть, озарило комнату и опало, обратившись клубком из шлейфов света и золотого огня, весело пляшущего на ладони волшебника. Играя с этим клубком, маг провел над ним ладонью, золотистый свет заплясал еще веселее, вдруг полыхнул с новой силой и... множество ярких, разноцветных бабочек порхнули от него во все стороны. Шлейфы магии, завиваясь и танцуя, окружили парня и девочку, захватили всю комнату, начав повсюду удивительное преображение. Энергия жизни заструилась по давно высохшей древесине и обивке мебели, по ковру на полу и по стенам. В сиянии магии, повсюду начали подниматься и распускать лепестки яркие сказочные цветы. Магия кружила по комнате и превращала ее в изумительной красоты ночной сад, наполненный светлячками и бабочками.
   Онемев от восторга, Каджими залюбовалась полетом одной из крылатых красавиц, переливающейся всеми цветами радуги, но отвлекалась, почувствовав, как теплый и пушистый зверь вдруг прижался боком к ее ногам. Охнув, изумленная рабыня глянула вниз и увидела большого золотисто-рыжего лисенка, что посмотрел на нее большими, умными и хитрыми-хитрыми глазами, после чего снова начал тереться ей об ноги, словно ласкающаяся кошка.
   -- Ой! -- забыв о бабочках и цветах, девочка присела и принялась гладить жадного до ласки пушистого зверя. -- Чудо какое! Ты откуда, маленький?
   Лисенок выгибался и юлил у нее под руками, а Каджими заметила еще одного, выглядывающего из-за дивана, и поманила его рукой. Еще секунда, и оба лисенка, прыгнув на нее, повалили девочку на пол. Словно счастливые собаки, они принялись облизывать ей лицо.
   -- Ой! Ой! Ой! -- Каджими со смехом игриво отбивалась от пушистых безобразников, не упуская при этом момента хорошенько потеребить и погладить обоих. -- Спасите!!!
   -- Брысь, злодеи! -- Корио, смеясь, махнул на лисят рукой и оба зверя, подскочив, юркнули за диван. -- Ух, я вам! Чуть гостью не затоптали!
   Лисята, спрятавшись буквально на миг, тотчас выглянули из укрытия и уставились на девочку хитрющими зелеными глазами. Поняли, негодяи, с кем можно безоглядно играть, и новый момент выжидают.
   Корио погрозил им пальцем и протянул девочке руку.
   -- Видишь? -- сказал он, помогая Каджими подняться. -- Я - настоящий волшебный лис! И хоть среди моих сил нет магии исцеления, я могу попросить о помощи других волшебников. Они залечат раны, нанесенные тебе болезнями и голодом. У тебя очень много сил и здоровья, раз темное эхо Эпохи Войн не сломало и не замучило тебя до смерти. Мы вернем тебе все, что твое по праву. Обещаю. Нужно только немного подождать. А пока у нас есть пара свободных минут... -- мальчишка вдруг подхватил девочку на руки. -- Пойдешь со мной на свидание?
   -- Что?! Как? Сейчас?!
   -- А когда же? Послезавтра? Нет, мне лень так долго ждать! Пойдем, и все тут! -- не отпуская Каджими, Корио уселся в кресло и поудобнее устроил растерянную девочку у себя на коленях. -- Я как раз был сильно расстроен тем, что моя прошлая прогулка, с той нахальной злодейкой, была насквозь пропитана неискренностью и ложью. Весь день ведь притворялся, что ничего не замечаю, пока на меня не напали! Просто хотелось погулять, хотя бы так, с обманом. Мне уже больше одиннадцати лет, представляешь, какой это немалый возраст для лиса? А у меня до сих пор не было ни одного настоящего свидания с девочкой! Ужас и обида. Но, благодаря тебе, наконец-то есть шанс все исправить. -- он улыбнулся Каджими и легонько щелкнул ее по носу.
   Девочка испуганно моргнула, а когда открыла глаза...
  
   Мир вокруг Каджими изменился. Исчезла окутанная магией комната, исчезли кресло и мальчишка-маг. Девочка покачнулась и едва не упала, неожиданно почувствовав, что не сидит, а стоит на ногах, да еще и в совершенно непривычной обуви.
   -- Эй, эй! -- мягкий, теплый и пушистый ком ткнулся ей в спину и помог удержаться. -- Падать совершенно не обязательно! Стой ровно!
   Каджими непроизвольно глянула на себя и густо покраснела, увидев, что одета в знакомый наряд, блистающий оранжевым шелком и серебряными застежками. В руке у нее была маленькая дамская сумочка, а на ногах - чулки, и черные туфли с высоким каблуком. Наряд той злодейки, что пыталась заманить лиса в ловушку, теперь был на ней. Но...
   Девочка подняла руку и принялась ее рассматривать. Нет, это - не ее рука! Чистая, гладкая кожа, тонкие и ровные пальцы. На ногтях - блестящий оранжевый лак, с узором из крошечных стразов. Тело тоже стало другим. Стройная, но не до анорексии, красивая фигура. Округлые бедра и даже небольшая, но явно видимая девчоночья грудка. Ставшие привычными, дурнота и слабость пропали, дышалось удивительно легко и во всем теле чувствовалось живое тепло.
   -- Нравится? -- прозвучал позади ее ехидный голосок. -- А со стороны те еще красивее! Пойдем, покажу, где зеркало есть!
   Каджими оглянулась на голос и увидела перед собой ярко-рыжего лисенка, с улыбкой на всю мордочку, большими ушами и тремя длинными пушистыми хвостами. Не одного из тех, что были в комнате. Совершенно другого, и девочка сразу догадалась, кто это. Лисенок парил в воздухе на уровне ее плеч, волшебное золотистое сияние окутывало его от носа до кончика хвоста. Красуясь, зверек скользнул мимо Каджими слева направо, кувыркнулся и снова повис, слегка покачиваясь в воздухе перед ней.
   -- Красивый я, да? Настоящее волшебное существо! Смотри, смотри, какой же я ослепительный и яркий! Такой, что, -- он широко расставил лапки, как будто пытался обнять все вокруг. -- Затмеваю собою весь мир!
   Девочка, неосознанно следуя приглашению, посмотрела по сторонам. Она стояла в центре холла кинотеатра, судя по интерьеру, того же самого, что только что видела в другой иллюзии волшебника-лиса. Вокруг, в тишине и неподвижности замерли люди, спокойно занимавшиеся своими делами, пока в этом мире не остановилось время.
   -- Не бойся, это просто сон. -- сказал лисенок. -- А они - образы из сна! У тебя когда-нибудь были осознанные сновидения? Вот это то же самое. Здесь можно хоть на головах ходить, это все - только для нас с тобой!
   -- Мы... в кинотеатре? В том самом?
   -- Ага.
   -- А я... -- Каджими набралась смелости и снова глянула на себя. -- А я - та девочка?
   -- Сюда, сюда! -- подлетев к большой зеркальной панели на стене, лисенок поманил Каджими лапкой. -- Я бы мог тебя полностью в нее превратить, но... -- он дождался пока его спутница подойдет к зеркалу и посмотрит на себя. -- Такая ты мне гораздо больше нравишься!
   Каджими замерла в полнейшей неподвижности, разглядывая собственное отражение. Девочка узнавала себя, свои собственные черты, но выглядела она так, как будто никогда не болела анорексией. Как будто ей не приходилось всю жизнь дышать ядами и пылью литейных цехов, пить ржавую воду и питаться тем, что отказался бы есть кто угодно, не умирающий от голода. Лис обещал вернуть ей здоровье и красоту? И он выполнил свое обещание. Пусть даже пока только во сне...
   На глаза навернулись слезы.
   -- Эй! Эй! -- лисенок дважды толкнул девочку в спину. -- Тихо! Тихо! Тихо! Не вздумай реветь! Нам некогда!
   Каджими оглянулась на златохвостого непоседу с удивлением.
   -- А ты думала, -- лисенок кувыркнулся в воздухе. -- Что просто так сюда попала, да? Тебе давно пора красивым платьем хвастаться, с мальчиком знакомиться и кино смотреть! -- лисенок отлетел в сторону и поманил ее лапками. -- Пойдем скорее! Я ведь на самом деле не здесь, а там, в зале, жду тебя!
   Но "скорее" не получилось. Каджими попыталась пойти, но вскрикнула, когда оступилась и едва не упала. Лисенок, обратившись в сотканную из золотистых искр фигуру парня, метнулся к ней и подхватил.
   -- Да, навык хождения на каблуках по волшебству не появляется. -- вздохнул Корио и взмахнул рукой.
   Замерший мир кинотеатра плавно растаял, обратившись зелеными холмами, поросшими молодым лесом и благоустроенными так, словно совсем рядом находилась большая деревня или даже город. Под ногами Каджими появилась мощеная крупным камнем дорога, деревянная оградка отделила полотно мостовой от зелени леса слева от девочки и поля зеленой кукурузы справа. Стрекотали кузнечики и цикады, жаркое летнее солнце сияло высоко в небе, богатый кислородом и запахами зелени, воздух пьянил при каждом вздохе.
   -- Здесь мы сможем спокойно и не спеша потренироваться. -- призрак из золотистого света протянул девочке руку. -- Держись крепче! Прогуляемся?
   Каджими с благодарностью взяла его за руку и сделала первый шаг. Потом еще один. Ноги дрожали и подламывались, девочка на втором шаге оступилась и вскрикнула, но парень умело помог ей обрести равновесие.
   -- Плавнее, тише, не спеши! -- весело наставлял подругу Корио. -- Шаг, еще шаг. Отлично, хорошо! -- он подхватил снова вскрикнувшую девчонку и поставил ее на ноги. -- Да ты почти мастер! Сознавайся, раньше была акробаткой, да?
   Отступая, он сам налетел ногою на камешек, опрокинулся на спину и, потешно взмахнув руками, во весь рост растянулся на камнях перед девочкой.
   -- Ой-ой-ой! -- сквозь хохот, наигранно запричитал Корио, хотя боли, во сне, конечно же, быть не могло. -- Чуть на искорки не разбился! -- он вскочил и снова взял Каджими за руку, помогая ей идти. -- Ужас какие сложности! Вот для парня быть учителем элементарно! Меч - продолжение твоей руки, щит - продолжение твоей второй руки, шапка - продолжение твоей головы. И все! Готов мастер меча, щита и шапки!
   Каджими старалась изо всех сил, но в очередном падении обхватила и крепко обняла руку Корио, с явным намерением вот так дальше и ходить.
   -- Один-ноль в пользу туфель! -- лис засмеялся и щелкнул пальцами. Одежда Каджими моментально превратилась в белую рубашку и коричневые шорты, а обувь - в простые сандалии на плоской подошве. -- Не переживай, я на этом чудовищном изобретении ходить тоже не с первого часа привык. Чуть ноги не переломал, но взялся за тренировки и теперь могу ходить и на каблуках, и в тэнгу-гэта, и даже на коньках по асфальту!
   -- Вы учились ходить на каблуках, Корио-сама? -- осторожно спросила девочка. -- А вам... зачем?
   -- Понятия не имею. -- лис развел руками. -- А тебе зачем? А им? -- он указал на развернувшийся в воздухе плакат с несколькими манекенщицами на туфлях с каблуками-шпильками. -- А вот этим? -- развернулся еще один плакат, с пятеркой городских модниц, в ярких нарядах и ботинках на огромной платформе, с еще большими каблуками. -- В мире множество тайн и загадок, юная леди. Таких секретных и таинственных, что даже боги не знают на них ответ!
   Плакаты рассыпались искрами и исчезли.
   -- Нет, я серьезно, Корио-сама. Вы же мальчик... -- Каджими краснела все больше. -- Вы... вы, наверное, часто превращаетесь в девочку?
   -- Нет, не часто! -- рассмеялся лис. -- Только когда обстоятельства вынуждают. Вот, например...
   Мир изменился, превратившись в широкий каменный коридор, с тремя черными проемами в стене и углом, за которым притаился мальчишка-лис. Каджими при этом стала совершенно невидимой, чему немало порадовалась, когда из первого проема перед ней вышел здоровенный, закованный в тяжелую броню, самурай. Не меньше трех метров ростом.
   -- Кто сидел на моих стероидах?! -- свирепым зверем заревел он.
   Из центрального проема шагнул в коридор самурай поменьше, метра два с половиной.
   -- Кто ел глазами мое начальство?! -- чуть менее свирепо прогрохотал его голос.
   Из третьего проема появился совсем маленький самурай, ростом всего в два метра.
   -- Кто спал на моем посту?! -- почти по-человечески возмутился он.
   -- Господа, господа! -- из тени на потолке спрыгнул человек в черном костюме ниндзя. -- Я все знаю! Все-все знаю! Спросите меня!
   -- Ну?! Кто это сделал?! -- хором проревели гиганты.
   -- Судя по уликам, это был парень. -- с энтузиазмом ответил шиноби и показал размеры руками. -- Вот такой высоты, вот такой ширины!
   -- Благодарю за службу! -- самый большой самурай отдал шиноби мешочек с монетами, прохвост сцапал деньги, подскочил на месте и исчез в тени под потолком. -- А теперь, братья, что мы сделаем с негодяем, когда поймаем его?! Лично я его... -- он вынул из-за спины здоровенную кувалду. -- Застукаю на месте преступления!
   -- А я... -- второй вынул из заплечного мешка учебники по алгебре и философии. -- Преподам ему пару важных уроков!
   -- Тогда и я... -- третий вынул учебник по домоводству. -- Хорошенько его проучу!
   Корио, тихонько наблюдавший за всем этим действием, тихо хохотнул, крутанулся на месте и обернулся симпатичной темноволосой девчонкой в миловидном наряде горничной, с белым чепчиком и лакированными черными туфельками. Подхватив со стоящей рядом тумбочки серебряный поднос с фарфоровым сервизом, лиса походкой прожженной фотомодели направилась по коридору, с намерением пройти мимом самураев.
   -- Эй, ты! -- великаны заметили лису и тотчас окружили ее. -- А ну, стой! Это ты у нас тут беспредельничаешь?
   -- А? -- горничная, всем своим видом изображая изумление, приложила руку к груди и захлопала глазами. -- Я?! Что вы, господа самураи, как можно?! Я самая обычная, невинная служанка! Мне безобразничать хозяйка не разрешает.
   -- Сейчас проверим! -- самураи по манере ушлого шиноби, примерили рост и ширину плеч лисы ладонями. -- Ага, попался?!
   -- Вы дураки что ли? Преступник - парень! А я - девушка!
   -- Но высота и ширина совпадают! Два признака из трех! Стоять на месте, сдаваться и ждать расправы!
   -- Вот вам! -- лиса запустила в самураев подносом, нырнула им под руки и задала стрекача. Отскочив на несколько метров от великанов, она повернулась и, дразня врагов, показала им язык. -- Пеньки железные! Да я у вас все коврики из ванной утащу, будете мокрыми пятками по холодной плитке шлепать!
   -- Ах ты, злыдня вредоносная! -- самураи, грохоча сапогами и доспехами, бросились в погоню за весело хохочущей лисой.
   Видение бесследно растаяло, оставив Каджими и золотистый призрак в серой полутьме, среди невесомых белых туманов. Было не страшно. Ведь это все только сон.
   -- Уф! -- призрак вытер ладонью лоб. -- Вот это было приключение! Еле убежал тогда!
   -- Вы хотите сказать, Корио-сама, что все это на самом деле было? -- с недоверием спросила Каджими.
   -- Еще бы! Не поверишь, но так каждый раз бывает, по вторникам и четвергам! Но не будем о грустном. Что же нам теперь делать, Каджими? В кино без каблуков сегодня не пускают, значит, туда не пойдем? Тогда пойдем купаться!
   -- Куда?
   -- Вот сюда! -- золотой призрак призвал из небытия большую деревянную дверь и открыл ее.
   Каджими зажмурилась от хлынувшего в серый мир яркого солнечного света. Ветер, ворвавшийся в открытую дверь, всколыхнул туманы и приласкал волосы девочки своим теплым касанием. Вокруг разлилось чириканье птиц, шелест трав и стрекот насекомых.
   Снова тот волшебный луг? Девочка подошла к двери, переступила через порог и сандалии на ее ногах утонули в мягкой весенней траве, в которой были рассыпаны яркие желтые пятна одуванчиков. Какая красота! А где кролики, птицы и бабочки?
   Но место было другим и время года другое. Рядом не было рощ, только вдали, у горизонта, виднелся лес. Меж холмами бежала река, впадающая в большое и идеально круглое озеро. Словно наполненная водой чашка, озеро отражало лучи весеннего солнца и сияло тысячами искр.
   -- Неплохо, да? -- сказал Корио. Держа Каджими за руку, он направился к озеру и на ходу из золотого призрака превратился в светловолосого зеленоглазого мальчишку. -- Я задержался здесь на целый день, купался и спал на траве. Людей вокруг нет на много километров.
   -- Красиво. -- Каджими оглянулась по сторонам. Дверь за их спинами исчезла, вокруг расстилался цветочно-травяной ковер. -- Это часть реального мира, Корио-сама?
   -- Да. Такая, какой я ее запомнил. -- Корио склонился и сорвал один одуванчик. -- Во внешнем мире, гендзюцу под строгим запретом, только некоторые артисты иногда пользуются им, развлекая бедноту, где-нибудь подальше от зоркой и глазастой стражи. Ох, сколько раз я получал по ушам за то, что пытался играть с иллюзиями в неположенных местах, да еще и с охраняемыми людьми! Мастер иллюзии, видите ли, может сделать всякое плохое с чужим мозгом! Я, конечно, все это хорошо понимаю, но то, что мои самые яркие чудеса под запретом, мне просто как ножом по нервам. Только здесь, глубоко под землей, нет ни запуганных аристократов, ни мнительных обывателей. Мы, лисы, сплели многослойный защитный кокон из силовых схем, чтобы никто нам не мешал. Наши сказки не умерли. Они просто теперь живут здесь.
   Корио щелкнул пальцами, и луг, до этого расцвеченный только желтыми пятнами одуванчиков, украсился миллионами прекрасных цветов. Тюльпанов, хризантем, ирисов. Сотен других, названий которых Каджими не знала. Ветер коснулся цветов и тысячи разноцветных лепестков взмыли над землей в настоящем урагане буйных, живых красок. У девочки перехватило дыхание от восторга.
   -- Добро пожаловать в золотую фантазию, человек, не боящийся лисьих чудес. -- мальчишка сделал шаг к Каджими и протянул руку. -- Побежали, искупаемся в озере, сестренка?
   Буря лепестков унеслась в небеса. Вокруг снова был зеленый луг и одуванчики, а Каджими вдруг осознала, что вместо простенькой повседневной одежды, ее тело облегает закрытый детский купальник, белый, в красный горошек.
   -- Ой! -- вскрикнула она и прикрылась руками так, как будто осталась голая. -- К... Корио-сама...
   -- Уф, зануда! -- мальчишка-лис снова щелкнул пальцами и бедра девочки прикрыла плиссированная юбка из легкой ткани, тоже белой, в красный горошек. -- Так лучше?
   -- Спасибо. -- Каджими осторожно провела ладонью по своему животику, чувствуя, как скользит под ее пальцами гладкая ткань купальника и в восторге расправила на себе юбку. Теперь ее одежда больше похожа была на платье, какие носили девочки из богатых семей. -- Красиво... -- она посмотрела на лиса с благодарностью.
   -- Тебе идет. -- Корио усмехнулся и, подскочив вдруг на месте, бросился к озеру. -- Йо-хо! Бежим купаться, Каджими-чан! Вода зовет!
   Разбежавшись, мальчишка оттолкнулся ногами от обрывистого берега и, очертив высокую дугу своим телом, с шумом плюхнулся в озеро. Брызги дождем посыпались на водную гладь и на ковер трав, начинающийся сразу от обрыва.
   -- Осторожнее, Каджими-чан! Здесь у самого берега тоже глубоко. -- Корио подплыл к берегу и помог приблизившейся девочке осторожно сойти в воду. -- Скорее всего, это озеро образовалось лет сто назад, когда объединенные армии великих стран мило пошутили со страной Водопадов. Что-то здорово бабахнуло тут и оставило яму, а вода из реки залила воронку.
   Девочка взвизгнула, поскользнувшись на глинистом дне, упала и принялась барахтаться в воде, отчаянно пытаясь восстановить потерянное равновесие.
   -- И-и-эх! -- Корио, обхватив ее ладонями за бока, поставил Каджими на ноги и вдруг, сам поскользнувшись, окунулся в воду с головой.
   Вынырнув, мальчишка принялся плескаться, поднимая в воздух целые фонтаны брызг.
   -- Ай, Каджими-чан, спаси меня! Тону!
   Наивная девчонка испуганно бросилась ему на помощь, а Корио залился веселым хохотом...
  
   Громко лязгнула входная дверь. Минуло секунд пятнадцать, а затем в гостиную заглянула сияющая любопытством девчоночья мордашка.
   Корио сидел в кресле и мягко обнимал Каджими, которая тихо и безмятежно дышала во сне. Шевельнувшись, лис поднял голову и улыбнулся, глянув на свою маленькую сестру. Он поманил ее рукой и обрадованная Бьякко, подбежав, забралась ему на колени. В кресле хватило места на всех. Корио, ласково обняв и прижав к себе обеих девчонок, глубоко вздохнул и снова скользнул в счастливый волшебный сон.

* * *

   В великой империи шиамов не было жесткой традиции передавать власть от отца именно к старшему сыну. Средний, младший, дочь или близкий кровный родственник, любой из них мог стать избранником нынешнего властителя.
   Отец-император, тем не менее, отдал предпочтение именно старшему сыну и уделил все свое внимание ему, в ущерб остальным детям. За исключением разве что его второй любимицы, блистательной принцессы, Асакуры. Второй кандидатки на престол, если с первым что-либо случится. Многие предостерегали императора от возвышения двоих, но глядя на то, как хорошо ладят его сын и дочь, владыка лишь отмахивался от тревог советников. Асакура не метила на высшую власть. Теневой советник и опора для брата, она наслаждалась тем, как твердо ее семья держит в кулаке страну. Тем, как уважительно склоняются перед владыками три огненных народа.
   Обман!
   Тэнхо Асакура стояла за теми, кто пронес в спальню императора отравленный платок, из-за которого самый могущественный человек мира получил тяжелые повреждения мозга и превратился в лишенную разума живую куклу. Асакура организовала взрыв на броненосце, усеявший шрамами от ожогов и осколков все тело наследного принца. Таящая разочарование сестра ласково гладила ладонями укрытые бинтами раны брата, целовала зарубцевавшиеся ожоги на его лице и Тэнхо Рюосей верил, что она никак не может быть связана с теми ублюдками, которых нашли, допросили и прилюдно четвертовали службы внутренней безопасности. Никто активнее и яростнее не искал предателей, чем прекрасная леди Асакура. Жаждущая мести за отца и брата, она убила многих... многих, кто мог помешать ей стать центром сил, организовать новый заговор и устранить конкурентов на пути к верховному трону. Влиятельные люди помогали принцессе избежать подозрений, а умелые пропагандисты осторожно готовили общественность к тому, что именно она будет объявлена наследницей и вождем народов. Несколько хитро подстроенных политических ловушек и популярность принца в народе начала падать, в то время как сестру превозносили все выше и выше, как мудрейшего и прекраснейшего вождя народов.
   Все шло прекрасно для заговорщиков. Тэнхо Асакура уже примеряла рубиновый венец высшей власти, она стала бы императрицей, но беда пришла, откуда не ждали. Подвела молодую хищницу страсть к охоте на людей. Очень уж сильна была в ней самурайская тяга к преследованию перепуганной жертвы, издевательствам и кровавой расправе.
   В соседних странах много лет подряд пропадали люди. Певицы, участницы конкурсов красоты, политические деятели, актеры театра и кино. Мужчины и женщины. Молодые, старые и даже дети. Иногда пропадали сильные самураи. Их исчезновение списывали на генокрадов или поставщиков товара для нелегального рабского рынка. Но однажды, вместо очередной заказанной жертвы, добытчики дичи нечаянно притащили на охотничий полигон кровавой принцессы принявшую чужой облик Черную Лису. Они не распознали обман. Не распознала обмана и жадная до добычи охотница, что впала в шок от удивления, когда плачущая и умоляющая о пощаде ведущая теленовостей, что волочила перебитую ногу и пыталась отползти от наступающей на нее принцессы, вдруг молниеносно ринулась в контратаку. Злобная тепличная собачонка, возомнившая себя волком, не успела даже пискнуть в зубах настоящего хищника. Великая принцесса Асакура оказалась совершенно не готова ко встрече с сильным врагом, коварно заманившим ее в угол, недоступный для видеосхем прямого наблюдения и подделавшим сигнал контроля биометрики принцессы, передающийся от костюма охотницы на специальный пульт. Ни охрана, ни врачи не встревожились и не пришли на помощь своей госпоже. Вскоре обугленный до неузнаваемости труп наследницы императорского трона был выволочен службой зачистки с полигона и, по иронии судьбы, полетел в тот же могильник, что и останки ее многочисленных жертв. Никто не стал проверять генетический код убитой. Точно так же как ни у кого не возникло даже мысли устроить проверку двадцатишестилетней чернокожей красотке, в охотничьей одежде принцессы и с ее оружием в руках покинувшей зону охоты. Внешне, манерами, поведением и даже мелкой моторикой тела, Черная Лиса стала неотличимым подобием Тэнхо Асакуры. Беспощадно выжегшая мозги своей жертве, коварная демоница завладела памятью кровавой принцессы и потому не совершала ошибок, сразу же узнавая ее соратников, соблюдая привычный принцессе распорядок дня и неукоснительно следуя ее манере ведения дел.
   Подозрений не возникло ни у слуг, ни у стражи, ни у советников, ни у родных. Черная Лиса уверенно общалась со всеми, участвуя в государственных делах, занимаясь подготовкой к коронации наследного принца и даже продолжая плести заговор против принца Рюосея. Позже, было много разговоров о том, что наглая обманщица действительно метила усесться на престол страны Облаков, но это, конечно же, было полнейшей чушью. Один медицинский осмотр, генетическая проверка, и тайное сразу же станет явным. Никто не рискнет скрывать такое преступление. Коронация самозванки моментально будет аннулирована и все силы империи очертя голову ринутся нести возмездие за смертельное оскорбление.
   Нет, Безликого Лжеца интересовала не власть. Почти сразу же после охоты, принцесса Асакура отправилась с инспекцией в войска. Все знали, насколько она воинственна. Все знали, что будущая императрица мечтает о славных завоеваниях для родной страны. Генералы, ученые и спецслужбы наперебой хвастались перед ней своими достижениями, обрисовывали тактические планы, выставляли напоказ вооруженные силы. Отдел пропаганды предоставил ей отчет о настроениях народа, ученый совет показал секретные разработки. Увидев скорострельную казнозарядную артиллерию, принцесса с довольной улыбкой хлопала в ладоши, а когда специально для нее в ледяных пустошах дальнего севера провели испытания мегатонной ядерной бомбы, от восторга даже чуть-чуть напустила в штаны. Ей показали проекты концентрационных лагерей для подлежащего ликвидации населения захваченных территорий, подарили карту районов океана, куда предполагалось вывозить и сбрасывать контейнеры с трупами. Экологически чистые деревянные контейнеры, с каменными утяжелителями. Морские течения сломают доски, унесут гниющую биомассу и рассеют ее по океану, предотвратив какой-либо ущерб морской живности.
   Тэнхо Асакура радовалась и хвалила, хвалила и радовалась. В роскошнейших черно-алых нарядах, она восседала на троне и любого, кто смел предстать перед ней, впечатывала в пол мощью своего властного взгляда. Уверенно и твердо она простирала над народом империи свою покровительственную длань, а главы самурайских родов, генетически совместимых с императорской семьей, припадали к стопам владычицы губами, мечтая о том, чтобы царственная принцесса удостоила взглядом их сыновей. Аналитики Феникса и придворные сенсоры-жрецы благостно улыбались, отмечая как дочь императора оргазмирует от нахождения в эпицентре власти, могущества и всеобщего преклонения. Все были счастливы, вся империя пламенела от восторгов, как вдруг Верховный Наставник, жаждущий стать единственным главой над святыми силами огненной страны, пригласил принцессу-заговорщицу решить вопрос с давно всем надоевшей противницей войны и геноцида.
  

* * *

   Великий генерал Тэнхо Рюосей, старший принц правящего рода страны Облаков, медленно и осторожно положил золотое кольцо обратно на столик перед зеркалом. Леди Аканэ сделала правильный выбор, оставив метку именно на этом предмете. Рюосей просто не смог обойти вниманием символ своей любви, который он надел ей на палец тайком от всех, чтобы не привлечь внимание завистников и заговорщиков к самой дорогой для него женщине.
   Тело принца сотрясала нервная дрожь, сердце прыгало в груди, словно сошедший с ума, бьющийся в клетке, тигр. Рюосей закрыл лицо ладонями и сделал несколько глубоких вдохов, возвращая себе контроль над собственными чувствами. Это было непросто, ведь именно его виной было то, что его любимая пережила столько кошмаров. Он не сумел распознать врага в родной сестре, он оставил леди Аканэ одну среди лживых мразей и чудовищ. Он поверил в фальшивые письма, которые присылали ему храмовники от лица леди Аканэ, пытавшиеся скрыть факт похищения Великой Матери. Он опоздал со спасением своей любимой на целых полтора года. А если откровенно, то на целый десяток лет.
   -- Господин, что с вами? -- телохранители настороженно смотрели на принца. -- Мы почувствовали сильный всплеск положительного заряда Ци.
   -- Мое прикосновение к кольцу призвало божественного зверя. -- ответил Рюосей. -- Дух подземного огня, тот, что служит леди Аканэ, призраком появился передо мной и показал что произошло в этом храме полтора года назад.
   -- Огнедышащий волк? Неужели то, о чем говорил лорд Рентаро, правда? Леди Аканэ жива и помогает Черной Лисе?!
   -- Да. Телевизионщиков на главную аллею! Всех арестованных жрецов и крыс Феникса туда же! Я дам пресс-конференцию.
   Парк храма был ярко освещен множеством электрических фонарей. Для антуража, вдоль аллеи стояли солдаты с факелами в руках, и, кроме того, с башен вниз, на центр действия, было направленно несколько прожекторов.
   Несколько солдат принесли громадный цельнометаллический трон, украшенный позолотой, рубинами и отделкой из шкур черных горных медведей, добытых лично принцем, без применения оружия и боевых дзюцу. Почетная стража выстроилась, операторы произвели настройку аппаратуры и сын императора вышел под прицелы телекамер.
   Он уселся на троне, по левую руку от него были поставлены на колени пятьдесят два высших служителя храма Огня, а по правую - три десятка высших чинов Пламенного Феникса.
   -- Начнем. -- сказал он и начальник телевизионной службы поклоном подал ему сигнал о готовности.
   На камерах зажглись огни, сигнализирующие о начале записи.
   В первую очередь, принц должным образом приветствовал всех верных детей огня, приложил раскрытую ладонь к золоченному нагруднику и слегка склонил голову, ведь его народ - единственный, перед кем склоняется император. На этом краткий церемониал был завершен и наследный принц поднялся с трона, встав перед камерами во весь свой немалый рост.
   -- Благословенные дети Огня! -- воскликнул он. -- Прошедшие пять лет, наша страна переживала тяжелые потрясения и стойко принимала известия о предательстве самых доверенных людей! Мы понесли тяжелейшие потери, но благодаря Черному Лису, раскрывшему заговор, самого страшного удалось избежать! Отвергнутый своим народом и впавший во зло смертный бог пришел вовремя, чтобы не позволить моей сошедшей с ума сестре захватить верховный трон! Он открыл нам глаза на безумие Кровавой Асакуры, создавшей вокруг себя заговор высших чинов империи, сошедших с ума от воинственности, забывших о благе народа! Найдены и казнены предатели, виновные в тяжелом ранении нашего императора! В пыточных машинах моей сестры умерли подонки, устроившие взрыв на флагмане нашего флота и убившие две сотни лучших наших солдат! Вы знаете все это. Но как оказалось, все они были лишь мелкими, разменными фигурами в руках истинных интриганов! Высшее руководство Пламенного Феникса, по примеру Темных Инженеров, опьянело от собранной в их руках власти и возомнило себя богоподобной силой, вершащей судьбы мира! Они всюду внедряли своих агентов, подставляли и убивали неугодных, вели пропаганду ненависти и заставляли всех нас тратить колоссальные ресурсы не на развитие страны и благо народа, а на приготовления к новой мировой войне, с применением ядерного оружия и многохвостых демонических зверей! К войне, которая должна была объединить против нас все страны и народы Обитаемого Мира! Выявлены связи Феникса с Единством Культуры, пойманы сотни ложных шиамов, которым с помощью технологий Феникса была перекрашена кожа! У нас есть признательные показания, что предатели были намерены разорить нас непомерным ростом армии и сделать новой целью для многомиллионного вторжения, как однажды они сделали это со страной Водопадов и кланом Соратеки! Они пожелали еще один век Мертвой Тишины? Но на этот раз хитрые подонки ошиблись с выбором сакральной жертвы! Ломая их расчеты, мы стали намного сильнее страны Водопадов времен Соратеки, а холодный мир погряз в склоках и остается лишь жалким подобием империй тех времен! Мы похороним любого, кто посмеет обнажить оружие против нас! И сейчас, в первую очередь, нужно разобраться с предателями. Руководство высшего и среднего звена, а так же офицеры Феникса объявляются в розыск и подлежат аресту! Земли, недвижимость и финансы изымаются в пользу государственной казны! Организация переходит под прямой контроль государства и подлежит полной реструктуризации! Солдат и фанатиков Феникса, что вздумают сопротивляться, творить саботаж или вести пропаганду, объявляю предателями нации! Нас ждет новое суровое испытание, братья, но мы должны вырезать раковую опухоль из нашего общества и выжечь огнем ее метастазы! Прошу вас лишь не срывать зло на тех служителях Феникса, что верно и честно трудились на общее благо наших народов! Они - такие же жертвы предательства высших чинов, как и все мы. Имперский трибунал ждет предателей, но светлое дело Феникса не угаснет и очищенный от скверны, он только шире раскинет пламенные крылья! Светлое будущее уже рядом, братья! Мы все ощутим, что стало легче дышать. А я... я уже вздохнул легче сегодня, ведь после захвата верховного храма, охрана которого вздумала препятствовать нашему визиту, я узнал, что произошло здесь полтора года назад, когда Черная Лиса выдала себя и устроила резню среди храмовых бастионов. Нам заявляли, что Великая Мать, Киохо Аканэ, разглядела демона в самозваной принцессе и открыла стражам глаза на обман, но все оказалось иначе! Верховный Наставник, с подстрекательства заговорщиков Феникса и согласия моей безумной сестры, бросил святую леди Аканэ в подземелья, где истязал и готовился убить. Насладиться расправой он пригласил своих ближайших подельников, не подозревая, что вместо Кровавой Асакуры ведет в пыточные подвалы демона-лиса, давно впавшего в кровожадное зло от жажды мести за убийства добрых людей. Лис выдал себя, не потому что в нем заметили демона! Он взбесился, увидев святую, распятую на пыточном столбе! Об этом поведал дух подземного пламени, огнедышащий волк, явившийся мне, когда я коснулся золотого кольца, оставленного Великой Матерью. Киохо Аканэ-химе, душа и совесть нашего мира, ЖИВА! Черные Лис вынес ее на себе из пыточных подземелий и взял на себя заботу о ее жизни! Благодарная за спасение жизни, Аканэ-химе ушла за лисом в самое сердце Тьмы, чтобы изучить акума, успокоить их, и помочь демонам обрести вечный, желанный для них покой. -- в полнейшем беззвучии, принц перевел дух. -- Но и это еще не все, братья мои, и сестры. Там, во Тьме, наша Великая Мать нашла девочку, которую назвала своей дочерью и духовная сила которой превышает все мыслимые человеческие пределы! Златохвостого лисенка, не тронутого ни порчей демонов, ни злобой человеческого мира. Этот ребенок, воспитанный Великой Матерью, может раскрыть в себе все, чем владеет и видевшие ее боевые жрецы нашего флота были потрясены до глубины их чистых металлических душ! Как леди Хикари пробудила богиню в Златохвостой, так Корио и леди Аканэ пробудили всю силу златохвостых лис в Кицунэ Бьякко! Не кто-нибудь в далеком будущем, а мы, наше поколение, видим рождение новой святой! Приказываю! -- Рюджин улыбнулся в камеру оскалом счастливого дракона и повелительно взмахнул рукой. -- Провести празднования по всей империи! Богатые подношения от императорского двора для очищенных от тьмы храмов! Дотации из казны всем региональным центрам и городам! Радуйтесь, дети огня! Мрак отступил от нашей земли! Феникс и храмы возрождаются светлыми и чистыми, как изначальное, первородное пламя! Великая мать жива, и боги благоволят нашему народу! Эта эпоха не станет эпохой ядерной войны и великого Затмения, а сменится эрой возрождения и развития! Победа и мир, братья и сестры! Победа и мир!
   Запись была завершена и советники поспешили к принцу.
   -- Празднование по всей империи обойдется недешево. -- заметил слегка побледневший министр финансов.
   -- Давно пора пустить в ход сокровища падшего Феникса. Встряхнем золотые запасы храмов. Не считай монеты, сейчас важны не они. Народ в растерянности после предательств, нужно показать людям что все позади, подарить немного уверенности и оптимизма.
   -- Прикажете найти и вернуть Аканэ-химе? -- осведомился начальник службы безопасности.
   -- Нет. Ками утверждал, что она считает крайне важным дело, которым занята. И эта девочка... если Аканэ пожелает держать ее при себе и будет воспитывать как дочь, я буду счастлив. Наши предки-императоры благоволили к тем холодным, в ком разгоралось пламя истинного огня и я собираюсь продолжить это славное начинание. Великий дайме Кано и его жена вызывают уважение у меня и наших людей. Император Песков и правитель страны Морей надежные вожди для своих народов, а лисы, при всех их злодействах и явном противодействии нашим интересам, не воспринимаются народом и армией как враги. Солдаты, перед которыми с речами выступала ложная Асакура, до сих пор льют горькие слезы из-за ее потери, а красотки Феникса зубами скрежещут, ведь уже второй год Черная Лиса в облике моей сестры неофициальный секс-символ во всей империи.
   -- Прикажете убрать ее из списка разыскиваемых и подлежащих немедленной казни?
   -- Конечно нет. Террористка, посягнувшая на представителя императорского рода, не может быть прощена и оправдана. Но сделайте пометку, что нападение допустимо, только если при этом не создается опасность для жизней и здоровья граждан империи. Тому же, кто причинит боль или раны юной леди Бьякко, назначьте наградой смерть через выламывание ребер. Храбрецам и героям, что берут на себя тяжелую ношу направления холодных по пути обретения разума, империя должна выказывать свое одобрение.
   -- Резкий поворот на примирение с холодными встретит большую негативную реакцию в народе и войсках, мой лорд.
   -- Никто и не говорит о примирении. Кровавые долги будут выплачены. У нас территориальные претензии к стране Лесов, захватившей и оккупировавшей земли химарьяров, Восточное Приморье. Мы собьем спесь с наглых дураков, объявивших себя центром цивилизации и получим необходимое нам жизненное пространство. Страны Волн и Горячих Источников опустошены в бунтах, мы займемся их перезаселением и присоединим уже не как колонии, а как полноценные имперские регионы. А после... колониальная экспедиция на южный материк. Темные Инженеры опустошили его, превратили в сплошную Багровую Аномалию, но мы сильны верой и знанием. Создадим колонию и очистим новые земли от зла! Солдаты и оружие не будут простаивать без дела. Я с малых лет мечтаю об экспедиции на африканский континент, для поиска руин и наследия нашей великой цивилизации эпохи Атомного века. Расстояния громадные, но у нас достаточно сил чтобы пересечь океаны и основать поселение исследователей на нашей священной пра-родине.
   -- Но даже с такими глобальными задачами, нам придется долго и осторожно готовить народ к тому факту, что великий поход ради геноцида холодных отменяется.
   -- Да, очень долго и очень осторожно. Пропаганда Феникса и Единства за последние две сотни лет превратили всех нас в настоящих безумцев, жаждущих залить кровью руины Обитаемого Мира. Не понимаю только их мотивов. Решить вечный межнациональный раздор масштабной зачисткой? Шикарно. А затем нам пришлось бы убить всех юхов, схлестнуть в братской бойне урьяров и фарьяров? Чушь кошачья. Люди, даже генетически максимально близкие, всегда надут по какому признаку разделиться на группы и начать грызться между собой. Полюбуйтесь как кланы юхов меряются, у кого пальцы на руках длиннее, а у кого короче. Такую глупость давить надо в зародыше, а не потакать, разобщая и натравливая друг на друга людей.
   -- Есть мнение, что Темные Инженеры давно взяли под контроль Единство и Феникс. А Темным нужно что? Бойня невероятного масштаба, ментальное эхо от которой захлестнет последний оплот человечества и, в финальном Затмении, завершит нашу историю.
   -- Нет, подозреваю, что никого из нас это не устраивает. Сейчас, в мире формируются три полюса сил. Северный Альянс, союз империи Песков со странами миньюн, и наша империя. Если тотальная война станет приговором для всех, то почему бы не остановить наш общий стремительный бег в бездну? Ощетиниться оружием и заняться соревнованием в научном, техническом и экспансионном прогрессе, постепенно теряя накал давних обид и претензий. Мы храним традиции и устройство Единой Империи, и я вижу, что великий дайме Кано уверенно направляет его народы по схожему пути. Пока у них есть такой вождь, холодные еще могут переродиться, восстановить свою честь и разум. Вполне возможно, что пройдет еще два-три века, и общий наследник трех великих родов, победивших в Эпохе Войн, сядет на восстановленный трон возрожденной Единой Империи.
   -- А быть может и четырех великих родов? -- с легкой ухмылкой вопросил один из приближенных друзей великого принца.
   -- Очень сомневаюсь, что существо, подобное лисам, генетически совместимо с нами, наследниками Единого Императора. Едва ли во всех странах найдется хоть один совместимый с лицедейкой человек, но... нужно поискать. Очень горько будет, если героиня эпохи, наладившая мосты мира между тремя полюсами сил, не оставит нашему миру своих детей.
  

* * *

   Утро?
   Каджими открыла глаза и испуганно села в кресле, на котором полулежала, прикрытая теплым одеялом. Она охнула и подхватила соскользнувшее полотенце, которое до сих пор служило ей единственной одеждой. Корио исчез. Ушел? Нет, дом не казался пустым, девочка чувствовала, что она здесь не одна. Вот! Голоса! Похоже, хозяин в комнате напротив, и даже с кем-то, а не один.
   Каджими посмотрела на диван. Предложенный ей вчера наряд лежал на том же месте, лис не стал его забирать, но при этом, с краю, появился большой бумажный пакет.
   Девочка взяла его, открыла и вынула женский медицинский костюм, состоящий из штанов и блузы. Белых, с сиреневыми вставками. Точно таких же, какие носил местный обслуживающий персонал. В этом же пакете лежала настоящая шапочка медсестры и еще пара полиэтиленовых пакетов, в первом их которых обнаружилась белая маечка и трусы, а во втором, поменьше, тонкие трикотажные носки. У дивана стояли и легкие белые туфли на плоской подошве.
   Мысленно поблагодарив своего волшебника-благодетеля за заботу, Каджими не без удовольствия нарядилась в эту одежду. Такие простые, но красивые и удобные вещи! А еще, в такое же были одеты те добрые женщины, которых приглашали в бараки работников, если кто-нибудь серьезно заболевал. Вымазанные в копоти, одетые в изношенное рванье, девочки завистливо вздыхали, глядя на белоснежно-чистых богинь и мечтали пойти учиться на медсестер, чтобы потом, через много лет, стать работницей такой богатой и красивой службы. Тогда ведь если они когда-нибудь вернуться сюда, то все, кому они хотели понравиться, будут смотреть на них с восхищением!
   Каджими не удержалась, надела шапочку медсестры и подошла к зеркалу, чтобы взглянуть на собственное отражение. Было невероятно непривычно вот так любоваться на себя, как будто она самая настоящая красавица. Мама бы ее сейчас, наверное, тряпкой по спине хлопнула, чтобы дочка не воображала себе невесть что. Хотя нет, не осмелилась бы. Ведь Каджими теперь вот какая чистенькая и ухоженная! Таких бить нельзя.
   Глаза девочки заблестели весельем, когда она подумала о том, как изумилась бы мама, если бы увидела свое "чумазое привидение" сейчас. А что сказали бы подруги, если бы встретили Каджими в этом костюме? Сначала не поверили бы, что это действительно она, а потом всей толпой налетели с просьбами "дай померить"! Ага, отобрали бы все, а потом бы еще ничего и не вернули!
   Вспомнив о том, как у нее быстренько "одалживали" все хоть чуть-чуть хорошие вещи, Каджими надулась от обиды. Нет, для подруг ей конечно ничего не жалко, но что же теперь, совсем все отдавать? А Наоми, или Сейко, если бы они вдруг здесь сейчас появились, то... точно побили бы ее, и все отобрали!
   Но их здесь нет. Ни одной злой и жадной девчонки рядом, только добрый и совсем не страшный мальчик, которого почему-то все боятся и называют монстром. И он сказал, что Каджими - красивая! Ах, как же это приятно! Девочка даже зажмурилась, вся дрожа и обнимая себя руками. Неужели все это происходит на самом деле? Нет, наверное, это какой-нибудь сон!
   Она приоткрыла один глаз озорно глянула на свое отражение в зеркале. Нет, не сон! Она в доме волшебника, и сам волшебник, говоривший, что она ему нравится, рядом. В соседней комнате. А ведь он еще не видел ее в этой одежде. Скорее бы показать ему, какой она милой стала, благодаря его подарку!
   Каджими, которую снова охватило смущение, сняла шапочку, взяла с полки возле зеркала деревянный гребень и расчесала волосы. Прихорошившись как сумела, она собралась с духом, открыла дверь и вышла в коридор. Голоса и шорохи звучали с кухни. Похоже, они там даже не вдвоем, а втроем. Настоящая семья. И тут, вдруг... какая-то чужачка, вздумала сунуться к ним, как своя...
   Съежившись, Каджими сделала шаг назад, пару мгновений поколебалась и хотела убежать обратно в гостиную, как вдруг дверь перед ней открылась и в коридор шагнул он. Светловолосый и зеленоглазый сказочник подземелья демонов. Все в той же рубашке и брюках, смятых после целой ночи сна в кресле.
   -- С добрым утром! -- Корио посмотрел на девочку, стыдливо прячущую взгляд, шагнул к ней, взял Каджими за руки и с удовольствием полюбовался на нее. -- Слушай, а этот костюм тебе и правда очень идет! Не зря я прогулялся до складов, совсем не зря. Ух, какая ты у нас беленькая и миленькая! Только вот это носят не так. -- он взял шапочку, которую Каджими, стесняясь, держала в руках, и надел ее девочке на голову. -- Вот! Настоящая ученица медицинской академии на практике! Тихая, скромная! Но худая, до ужаса. Ох, смотрю и плакать хочется. Это надо срочно начинать исправлять! Пойдем.
   -- К-куда?
   -- Завтракать! И семье моей представить тебя надо, они уже заждались.
   Держа девочку за руку, он открыл перед ней дверь и увлек за собой в просторное светлое помещение, с недурной меблировкой вдоль стен, большой электрической плитой, холодильником и раковиной для мытья посуды. Центр комнаты занимал фигурный стол с плавными контурами, похожий на большую запятую. Был он, наверное, не очень удобен, но смотрелся интересно.
   За столом сидели двое, и обеих Каджими сразу узнала. Первая была жрицей шиамов, Киохо Аканэ, которую самураи береговой охраны называли Великой Матерью. Кажется, это высшее духовное звание? И у нее есть ками-защитник. Это же дом волшебных лис, здесь ничему нельзя удивляться.
   Вторая же была той, кого Каджими и ожидала увидеть. Девочка-блондинка, на вид лет восьми, стройная и красивая, с большими зелеными глазами. Специально, видимо, выбрала цвет, чтобы больше походить на брата. В простой, повседневной одежде, она выглядела на удивление земной и домашней. Если не знать, то и не заметишь, что этот ребенок чем-то особенно необычен.
   Смутившись при виде людей, Каджими сняла шапочку со своей головы, но Корио отобрал ее и одел обратно.
   -- Тихо! Не трожь! -- лис хлопками ладоней оттолкнул руки подруги, которыми та снова потянулась к смущающему ее предмету. -- Стой смирно!
   Увидев гостью, Бьякко сразу же выбралась из-за стола и подбежала к ней.
   -- Привет! -- переполненная энергией, с энтузиазмом начала мелкая лиса заводить знакомство. -- Ты та девочка из поезда и с корабля, да? Нам братик Корио уже рассказал, как здешние тупые гады хотели тебя обидеть, а он тебя спас! Теперь ты с нами будешь жить? Классно! А ты откуда? Из страны Лесов? Рек? Болот? Песков?
   -- Из... Песков...
   -- О-о, понятно! Мой братик родился в стране Лесов, я - в стране Волн, а Аканэ-сан из страны Облаков! Но это все нас не разделяет, потому что все современные страны это области одной большой древней империи! И разделение по странам означает только то, что все мы такие разные, и интересные! Вот братика, например, учили всяким аристократическим штучкам! А я с рыбаками в море ходила, и по птичьим скалам лазила, яйца собирала! Внизу море БУ-У-УХ! -- она вскинула руки высоко над головой. -- И брызги высоко-высоко, взлетают, прям до меня! А птицы вокруг с криками носятся, высматривают, как бы клюнуть! И еще камни скользкие, но срываться ни за что нельзя! Там ведь если о скалы не расшибешься, и из прибоя выплывешь, то братик-то точно поймает, уши надерет, и отругает! Он за меня всегда боится так, как будто я маленькая, а сам-то в моем возрасте уже со множеством самураев и чудовищ пересражался!
   -- Сравнила, принцессу с беспризорником! -- Корио сцапал сестренку за плечи, повернул ее лицом к столу и хлопком пониже спины придал ускорение. -- За меня бояться было некому, потому и творил, что хотел. А тебе нельзя! -- воспользовавшись тем, что Бьякко отвлеклась, он вдруг цапнул ее за руку и сильно ущипнул. -- Вот тебе за мои нервы, сопля со стразами!
   -- А-ай! -- маленькая лиса повернулась на месте и бросилась на обидчика с кулаками. -- Ах ты, сверхзлодей!
   Корио с ошеломляющей ловкостью поднырнул ей под руку и... нырнул под стол.
   -- Выходи! -- младшая лиса подскочила к столу и остановилась, как охотница перед звериной норой. -- Все равно попался, монстр негодяйский!
   Корио дернулся, делая вид, что хочет выскочить по другую сторону стола, Бьякко со взвизгом обежала стол и снова встала наизготовку. Корио снова дернулся, уже в другую сторону, и лиса, восторженно взбрыкнув, бросилась и нова пресекла его попытки к бегству.
   Аканэ громко хлопнула по столу ладонью.
   -- Дети! Не играйтесь на кухне! -- прикрикнула она на безобразников. -- Тут плита включенная, кипяток, и масло горячее на сковороде! Опрокинете все это на себя, кто вас лечить будет?
   Бьякко тотчас подбежала к ней, обняла за руку и прильнула ласковым котенком.
   -- Ну конечно же вы, Аканэ-сама! -- откровенно подлизываясь, сладко пропела маленькая лиса. -- У нас ведь, кроме вас, совершенно никого нет!
   -- Само зарастет. -- отряхиваясь, Корио вылез из-под стола. -- Меня вот, недавно, кислотой облили, и ничего, смотрите! Даже шрама не осталось.
   -- Но больно-то всегда все равно по-настоящему. -- Бьякко погладила довольную жрицу по руке. -- А если Аканэ-сан пожалеет, то сразу все проходит, и становится хорошо! Вот только попробуй, сильно старый лис, сказать, что это не так! Сразу же за вранье покусаю!
   -- Я тебя сам покусаю!
   -- Нет я тебя!
   -- Нет я!
   -- Нет я!
   -- Бу! -- шумнула на лис жрица так, как шиамы одергивали расшалившихся детей. -- Кому сказано прекратить?! Корио-сан! Вам же уже не пять лет!
   -- А она меня сегодня первая укусила! Подкралась, когда я зубы чистил! Ну ладно-ладно, я эту мелкую заразу потом поймаю. Без свидетелей!
   Лисы показали друг другу языки и приняли максимально спокойный вид. Аканэ усадила Бьякко на стул, а Корио вернулся к Каджими, взял ее за руку и подвел к столу.
   -- Аканэ-сама, Бьякко-нээчан, это - Каджими. -- сказал мальчишка-лис. -- Так получилось, что она пока поживет со мной...
   -- И со мной! -- девочка-лиса подскочила на месте и высоко вскинула правую руку. -- Почему это сразу только с тобой? Я тоже подружку хочу! Научу ее всему-всему, а она мне про пустыню расскажет! Про жару и скорпионов!
   -- Скорпиона я тебе из следующего путешествия самого настоящего привезу. -- ответил Корио, подав Каджими стул и возвращаясь к плите, на которой лениво разваривалась лапша и подгорала подлива. -- Как буду мимо пустыни пробегать, так и поймаю.
   -- Ух-ты! Живого?
   -- Сушеного. Я что, живодер, ребенку в руки живое существо давать? Ты же его поставишь перед фактом, что он неотразимо милый, воспользуешься преимуществом в росте, и загладишь беднягу до смерти! Нет, я лучше пластикового куплю, а тебе скажу, что он настоящий.
   -- У-у, все с тобой понятно, жадина! Ладно-ладно, вот вырасту, начну во внешнем мире юной богиней работать, и сама себе все что захочу буду приносить!
   -- Ага, у меня сразу же прибавится работы. Целыми днями буду только и делать, что относить обратно котят, сладости и мальчиков!
   Непринужденно переговариваясь с сестрой и жрицей шиамов, Корио слил воду с лапши, разложил ее по тарелкам и щедро залил сверху подливой, которая подсохла, но до несъедобности догореть все-таки не успела. К завтраку были, так же, поданы два стеклянных кувшина. Один - с молоком, второй - с соком из смеси фруктов. И то и то было магазинным, но в условиях подземелья привередничать не приходилось.
   Каджими, привыкшая к откровенно плохой еде, вовсе не поняла бы о чем речь, если бы кто-нибудь начал жалеть о том, что пища здесь не самая полезная. Немного помедлив и постеснявшись, она взяла себя в руки и с большим аппетитом приступила к еде, наравне с остальными уничтожив свою порцию. Корио, не дожидаясь просьб, выдал всем добавки, а потом еще и чаю подал, с конфетами и печеньем. Каджими, для которой еда менялась на непривычную в последнее время слишком часто, почувствовала острый приступ боли в животе, но маленькая лиса вдруг нырнула под стол и выскочила рядом с гостьей.
   -- Давай, помогу. -- сказала она и положила руки Каджими на живот.
   Призрачное зеленое пламя поднялось над телом маленькой лисы, потекло из ее рук и окутало Каджими с ног до головы.
   -- Слишком большой поток и нулевая синхронизация. -- сказала Аканэ. Она поднялась со своего места, встала у Каджими за спиной и взялась за дело, принявшись сплетать потоки целебной энергии в причудливые узоры. -- Вот так надо. И вот так...
   -- У нас, лисов, к лечению нет ни таланта, ни способностей. -- сказал Корио. -- Но если соединить ваш талант, Аканэ-сама, и море любви моей сестренки, вы, вдвоем, сможете мертвых воскрешать!
   -- Только недавно умерших. -- ответила Аканэ. -- Омертвевшие тела, с серьезными повреждениями тканей и мозга, не могли поднять даже самые сильные святые отцы и матери. Поэтому, Корио-сан, если почувствуете что вот-вот умрете, не отходите далеко.
   -- Постараюсь. В крайнем случае, открою пару лишних внутренних врат, чтобы по-быстрому сбегать до вас и обратно. Вот враги-то удивятся! Только что я был перед ними стоял весь в клочья разорванный, а через миг хлоп! И опять полностью живой и здоровый, только пятки до колен стоптал! Половина гадов сразу завопит, что это нечестно, оружие бросит и по домам разойдется.
   Жрица и ее помощница рассмеялись. Каджими, почувствовавшая, как уходит болезненная резь, улыбнулась тоже. По телу ее текло приятное, щекочущее изнутри, тепло. Дышать стало легче, в глазах прояснилось. Ушла слабость и туманная дурнота. До этого она не замечала, что с ней что-то не так, но теперь была похожа на человека, сбросившего со спины тяжелый, очень долго тяготивший его, груз. Так стало хорошо!
   Она улыбнулась жрице и Аканэ, с довольным видом кивнув ей в ответ, вернулась на свое место. Бьякко же, хоть и тоже прекратила лечение, возвращаться на свой стул не спешила.
   -- Братик, а ты увидел, что когда мы ее совсем вылечим, она красивая станет? Очень-очень! -- сказала она, глядя на смущенно улыбающуюся гостью.
   -- Да, сразу же просчитал. -- ответил старший лис.
   -- И тебе она нравится?
   -- Конечно нравится. И даже гораздо больше той злой кривляки от генокрадов, про которую я тебе рассказывал.
   -- И мне она тоже нравится! Можно мы ее себе оставим? Ну пожалуйста!
   -- Бьякко, она же не котенок, не щенок, и даже не зайчонок какой-нибудь! Хотя на последнего очень похожа. Людей себе оставлять можно даже меньше, чем любых диких животных! То есть вообще нельзя.
   -- У-у... -- Бьякко надулась, приняв вид ребенка, готового вот-вот расплакаться от обиды. -- А кого же тогда можно? Я четыре года кого-нибудь прошу принести, и что? Ничего! Еще и отмазку придумал: мы все время где-нибудь бродим, а зверята сами себя кормить не будут! Хочешь сказать, что и человек сам себе в холодильнике еды не найдет?
   -- Бьякко, -- Корио тяжело вздохнул. -- Скажи, зачем нам нужен был кто-нибудь здесь, и почему ты ушла жить к серым стражам? Потому что быть одному, в коконе из брони и сторожевых силовых линий, очень страшно. Так страшно, что можно сойти с ума от тишины и одиночества. Понимаю, ты переживаешь что теперь, когда ты постоянно пропадаешь где-то с Аканэ-сан, я останусь совсем один, но что ты предлагаешь? Я уйду на задание, и оставлю эту девочку здесь одну? Замурованную в каменном мешке, на несколько дней, а может и недель? Нет, лучше я как-нибудь сам пару дней потерплю одиночество, чем переложу кошмар на другую душу. Тем более что если я буду дома, ты обязательно прибежишь со мной играть! -- он схватил сестренку и потеребил ее по голове. -- Не переживай! У меня есть все вы, и этого все, что мне нужно!
   -- Врешь. Тебе тяжело, и мы все это видим. Акума и ками трудно обмануть. Ну хорошо... -- Бьякко призадумалась на пару секунд. -- Тащи вторую!
   -- Кого?
   -- Вторую девушку! Чтобы им тут, пока тебя нет, не было одиноко! И котят им принеси! Самых пушистых. Я тогда тоже буду сюда часто прибегать!
   -- Ух-ты, хитрая какая! -- Корио подхватил рассмеявшуюся сестренку на руки и крутанулся на месте, благо пространство кухни подобное позволяло. -- Прибегать, говоришь? Да если тут будут котята, Аканэ-сан тебя от них за уши не оттянет! Хорошо, я подумаю, как сделать здесь кошачий дом, с автоматическим включением-выключением света и раздатчиком еды.
   -- А девочку что, все равно не оставишь? -- спросила Бьякко, которую Корио отнес на ее место и посадил на стул. -- Братик, ты думаешь с ней будет так же, как с тетей Юзуки?
   -- Хорошо, если бы тоже продержалась больше пары месяцев. Каджими-чан, ты смотрела "Золотую чуму"?
   -- Что? -- бывшая рабыня испуганно дернулась, когда лис обратился к ней. -- Я... нет, не смотрела. У нас денег на кино никогда не было. Но рабочие о нем рассказывали, а мы подслушивали. Фильм про то, как сотня оборотней... сбежали из лаборатории, и...
   -- Семьдесят шесть лицедеев, с такими же способностями как у меня. Видевшие силу самураев и шиноби, они испугались и долго прятались, пока не обнаружили, что могут легко обмануть людей сменой облика. Удивились, представили перспективы, и начали действовать. Сначала, напали на учеников и учениц одной престижной школы. Убили детей, приняли их облик, забрали одежду и гражданские карточки. Подмены никто не заметил, лицедеи притворились обычными мальчиками и девочками, с удовольствием обустроившись в семьях людей. Они повзрослели, начали размножаться и продолжили прятать свое присутствие, убивая все больше людей для кражи их имен, средств и влияния. Прошло больше сотни лет невидимой войны, и вот человеческое общество уже насквозь поражено ужасными паразитами. Чудовищами, убийцами, маскирующимися под ваших родных, друзей и близких.
   -- Но... ведь это все было враньем...
   -- Да. Мистификацией мирового масштаба, для того, чтобы спецслужбы одного не слишком умного правителя могли объявить охоту на монстров и зачистить страну от всех, кто им не нравился. При полной поддержке перепуганного населения. Грамотно, кстати, сработали. Так красиво сняли, что даже я, один из всего двух реально существовавших на тот момент оборотней, сидел весь в соплях и слезах от ужаса. Поверил, что нас с сестрой создали не на пустом месте, а хозяин, осознанно или случайно, добыл гены многочисленных кошмарных убийц-паразитов. А Темные Инженеры в это время уже заразили печатями проклятых множество людей. -- лис поднял руку и показал, как по его коже расползаются черные полосы, как кисть руки деформируется, превращаясь в уродливую лапу. -- Они выдавали вот эту трансформацию йома за превращение оборотня. Каджими, у тебя были братья и сестры? Представь, что, например, твой брат, у тебя на глазах, превратился в жуткую зубастую и когтистую тварь, при этом насмехаясь над тобой и рассказывая как он жестоко убил твоего брата, а потом жил вместо него в твоей семье, среди вас, глупых и слабых человечков. Поверила бы ты в то, что оборотни-убийцы существуют? Поверила бы в то, что хищники живут вокруг, выдавая себя за твоих родных, за знакомых, коллег по работе или одноклассников? Не сомневаюсь, ты бы поверила. Факты сыпались на людей со всех сторон. Из газет, с экранов телевизоров, из рассказов очевидцев. Охотники выставляли на всеобщее обозрение пойманных монстров, демонстрировали останки убитых людей, рассказывали жуткие истории о том, как твари губили целые семьи только из желания поглумиться над беспомощными одноликими. Темные Инженеры добились своего. Люди очень, очень сильно испугались. Таким темным биофон над обитаемым миром не был даже в самые страшные годы Эпохи Войн. Да, конечно, потом была масса опровержений, разоблачений и разбор допущенных кинематографистами ляпов, но осадок остался. Люди лишились доверия и романтических фантазий. Нас смертельно боятся все, даже те, кто обязан нам жизнью, свободой и благополучием, ведь провернуть что-то подобное кошмару "Золотой Чумы" нам действительно под силу. Мы - монстры, Каджими-чан, и потому, будет лучше для всех, если люди будут жить отдельно, а мы, лисы, отдельно.
   -- Корио-сама! -- Каджими, чувствуя сильнейшую боль и страх в груди, вскочила. Она сделала шаг к печально улыбающемуся лису. -- Я вас не боюсь! Честное слово, совершенно не боюсь!
   -- Я знаю. -- Корио поднял руку, ладонью останавливая девочку. -- Это дело будущего. Ты обязательно начнешь меня бояться, все начинают, и закончится это только тогда, когда... -- улыбка мальчишки вдруг стала светлой и жизнерадостной. -- ...Мы перестанем быть чудовищами!
   -- Что?
   -- Хочешь удивляйся, хочешь нет, но большая группа ученых на нашей базе уже два года изобретает что-нибудь такое, что смогло бы отвязать опознание людей от внешнего облика. Опознание по ауре? Уже изобретено, в богатых странах даже начинает применяться, но я нашел способ обмануть силовые схемы. Потому ученые думают дальше. Они обязательно что-нибудь сочинят, и тогда, в один миг, наша внушающая ужас монстроидальная сила превратится в забавную, безобидную игрушку. Из кошмарных демонов, мы станем не совсем обычными, но уже совершенно не страшными людьми.
   -- Я стану певицей! -- с энтузиазмом вскочила со стула Бьякко. -- У нас ведь и голос свободно меняется, я его таким красивым могу сделать, что все вокруг сразу балдеют!
   -- А я, -- в свою очередь воскликнул Корио. -- Соберу свои спрятанные в тайниках богатства и ничего больше никогда в жизни делать не буду! Всю оставшуюся жизнь на пляже проваляюсь, с кокосовым коктейлем в одной руке, и радиоприемником в другой. Буду иногда по нему слушать, как моя маленькая лисичка поет! -- старший лис дернулся к сестренке, чтобы сцапать ее и потискать, но та со взвизгом нырнула под стол и спряталась. -- Все это будет, буквально сразу, как только наступит мир. Всего-то и дел, остановить тридцать миллионов свирепых самураев, с пушками, дирижаблями, бронепоездами и кораблями. А потом убедить всех разойтись по домам и прекратить накручивать себя старыми обидами. И перековать мечи на телевизоры, в которых начать показывать только хорошую, самую добрую пропаганду. А всех самых отбитых милитаристов заставить картошку выращивать. Ну, или рис. Действительно, зачем нам столько картошки?
   -- То есть что же, никогда ничего у нас не будет? -- расстроенная Бьякко выглянула из-под стола.
   -- Будет. Наверное, придется с Черной Тенью соглашаться на двуполярный мир. Светлоцветные против темноцветных. Может, лет через пятьсот, когда вся нынешняя кровь станет давней историей, люди успокоятся и снова смогут нормально рядом жить. Вот тогда Единая Империя возродится и нынешнее вооруженное до зубов перемирие назовут победой. А можно еще дать им общего, объединяющего врага, но я пока такую роль не потяну, хвост не дорос.
   Корио сел на свое место и все вернулись к чаепитию.
   -- Вы сказали, Корио-сама, -- между делом осведомилась Аканэ. -- Что в ближайшее время намерены побывать в пустыне? Если не секрет, зачем? Хотите вернуть Каджими-сан родным?
   Не донеся чашку до губ, Каджими замерли и испуганно посмотрела на сидящего рядом мальчишку-лиса.
   -- У меня много разных сомнений на счет ее будущего. -- ответил Корио на вопрос жрицы. -- Возвращать ее родным, в нищету и голод, что-то совсем не хочется, а забота о целой семье может стать серьезной проблемой. Нет, это не вариант. Я подумываю о том, что будет лучше поселить ее в тихом и мирном месте где-нибудь на дальнем юге. Организую ей документы вольнорожденной, прикуплю небольшой домик, положу немного денег на счет. Разыграю небольшую сценку, якобы я - особо добросердечный самурай, и попрошу местного старосту присмотреть за девочкой. Очередную сказку придумаю и никто не догадается что я это я.
   -- Значит вы понимаете, что оставлять ее здесь ни в коем случае нельзя?
   -- Да, это мне объяснять не надо. Здесь у нас не дворец и не гостиница для влюбленных. Про акума я не говорю, Безликий за ними посмотрит и сквозь кокон они не полезут, но местные люди опаснее любого демона. Скользкая пиявка Хитоми и старый змей Хебимару своим ядом все вокруг протравили, дышать тяжело. Надо Каджими-чан так спрятать, чтобы никто кроме меня не знал, где я ее оставил. Ни следа, ни слуха допустить нельзя. Имя нужно сменить и легенду придумать. После войн хаос еще не улегся, везде толпы беженцев, на этом и сыграем.
   -- Корио-сама! -- Каджими со слезами схватила его за руку. -- Пожалуйста, не бросайте меня!
   -- Да кто тебя бросает, глупая? -- рассмеялся лис. -- Я тебя поселю подальше от чудовищ, и буду время от времени заглядывать в гости. А потом, лет через шесть, возьму, и нагло приеду к тебе жить, причем окончательно и насовсем!
   -- Корио-сама, я... я ничего не боюсь! Остаться здесь одной на несколько дней? Все будет хорошо, ведь вы вернетесь!
   -- А если нет?
   -- Вы обязательно вернетесь! И я ничего не испугаюсь, даже если никто не будет меня посещать. Я просто буду думать, что ваша сестренка, госпожа Аканэ, и госпожа Шидзуми рядом! Мне будет совсем не страшно! Пожалуйста, оставьте меня с вами!
   -- Что еще за Шидзуми? -- удивленно спросила Бьякко. -- У нас базе никого с таким именем нет.
   -- Ну-у-у... -- Корио засмущался и покраснел. -- Вообще-то Шидзуми - это я. Чтобы Каджими-чан лишний раз не травмировать, я спрятался за фантомный образ женщины-служанки. Иллюзию ей показал, потому что она застесняется и в клубок свернется, если мальчик начнет помогать ей мыться. Ну наврал слегка и... помог...
   -- Корио-сама! -- леди Аканэ судорожно вздохнула от возмущения. -- Это... это... некультурно!
   Покрасневший еще гуще, Корио виновато посмотрел на Каджими, что съежилась и, вытаращив глаза на лиса, тоже начала заливаться густым багрянцем глубокого стыда.
   -- Извращуга! -- прикрыв рот ладошкой, язвительно хихикнула Бьякко.
   -- Сама такая! -- возмутился лис. -- Вот щ-щас как хлопну по ушам! Будешь знать как обзываться! А если все вокруг такие мнительные, то в следующий раз, когда нечаянно спасу человека и замечу что он - девочка, сразу на помойку выброшу! Чтобы не было визгов про: "ты видел мои трусики", "ты меня бинтовал, а значит видел голой" или "лапал грудь, пока я была без сознания"! Еще и пощечину отвесит, а я - нервный. Психану и опять забрызгаюсь всякой гадостью из вырванных кишок.
   -- Братик, ты что, лапаешь бессознательных девочек за грудь?
   -- Нет, но если нет фактов, то ни что мешает их придумать! Поэтому сейчас вот возьму, превращусь в девочку и спасать буду только мальчиков! Они уж точно не станут жаловаться на меня в суд и обзывать домогательницей! А девочки пусть сами спасаются. Вон как в разных кино и мультиках они врагов месят. Школьница против клана якудза, жрица против Отродья Затмения, самурайша против бандитской армии! Эй, мышь пустынная! Чего постеснялась-то наших дебилов в столовой раскидать?!
   Резко подавшись вперед, Корио схватил со стола вазу с фруктами и, со всего маху, швырнул ее об стену. Ваза разлетелась на мелкие кусочки, фрукты оставили на узорчатой плитке большое мокрое пятно.
   Проскочившая под столом, младшая лиса ужом скользнула брату под руки и уселась на колени.
   -- Ну чего ты? -- виновато сказала она. -- Прости, я же пошутила! Сыграла, как все те дуры, в дурацких мультиках и кино. Это они виноваты! А я конечно знаю, что никакой ты не злодей, а очень даже хороший и добрый мальчик!
   -- Я не злюсь, Бьякко. -- нечто темное и жуткое, поднявшееся из глубины души Корио и отразившееся на его лице, меняясь простым человеческим раздражением. -- Обидно просто. Из парней все и всюду лепят монстров! Помнишь, как мы вздумали по торговому центру погулять? Охранники три раза спрашивали, действительно ли я твой родственник, а все вокруг таращились с подозрением, ожидая когда я тебя поведу за угол. Мечтали, буквально, поймать мерзкого педофила на месте преступления! Вот оно значит как? Сотню лет дали людям без тотальной войны пожить, в сытости и благополучии, и кем сразу же из защитников и опоры стали мужчины в нашем обществе? Угнетателями и садистами? Извращенцами? Тиранами в семье? Какими-то безмозглыми, озабоченными дикарями! Мужчин демонизировали настолько, что скоро запретят нам бросать в сторону женщин даже случайный взгляд, а к детям нельзя станет приближаться на расстояние десяти шагов! Действительно, вдруг набросимся?! Опасные монстры. И после этого мы еще должны кого-то беречь и защищать? С какой такой радости?! Да шли бы вы все темным лесом! -- Корио сделал рывок и вцепился в край стола с явным намерением швырнуть его об стену сразу весь, но Бьякко вдруг крепко обняла его, прильнула губами к щеке брата и зеленое свечение целебной Ци окутало обоих лицедеев. Черный Лис, тяжело вдыхая и выдыхая с затихающим рычанием, несколько мгновений боролся сам с собой, а затем расслабился и откинулся на спинку стула. -- Фуф! Отлегло. Спасибо, мелкая моя. Спасла кучу ценных предметов! Еще чуть-чуть и ремонтная бригада замучилась бы нашу кухню чинить.
   Лис поднялся, пересадил сестру себе за спину и пошел убирать следы своего буйства. Поднял с пола фрукты и, не беспокоясь о налипшей на них грязи, отправил в широченно растянувшуюся пасть. Один персик только, пострадавший меньше остальных, сполоснул под струей воды из крана над раковиной и отдал сестре. Собрал и подмел осколки, стер тряпкой пятно со стены.
   -- Кому еще чаю? -- вымыв руки, лис вернулся к столу.
   -- Мне! -- Бьякко соскочила со спины лиса, нырнула под стол, выскочила с другой стороны, поставила свою чашку ближе к брату и тут же взобралась на колени жрице шиамов, чтобы получить немного нежностей в награду за то, что вот так замечательно погасила вспышку злости брата. -- Самую полную!
   -- Конечно! -- Корио поднял свою чашку и допил чай. -- Так о чем мы говорили? Ах да, о неприличиях. Ты, Каджими-чан, если сможешь, прости меня когда-нибудь. Ну а если не сможешь, никогда не прощай и даже отомсти один раз, бесстыдно подкравшись и поглазев на меня в ванной!
   -- Корио-сама! -- возмутилась Аканэ. -- Я вас умоляю!
   -- Я - Багровая Тень, демонический Безликий Лжец! Меня бесполезно умолять! Поэтому немедленно прекратите. Каджими-чан, тебе налить чаю? Не мотай головой, а пей, пока дают. -- он с ухмылкой посмотрел на девочку, по щекам которой в два ручья бежали слезы. -- Напугалась? Не реви, про помойку это я, конечно, не всерьез говорил. Сейчас доделаю некоторые дела на базе и буду думать как вернуть тебя обратно к людям. Нечего вам, обычным человекам, делать в лисьем логове. Тем более в логове свихнувшегося зараженного лиса.
  
   После завтрака, Корио, Бьякко и Аканэ ушли, оставив Каджими одну на целых два часа. Все это время девочка, боясь даже тронуть что-нибудь, неподвижно просидела в гостиной. Лис, вернувшись, застал ее в скукоженном и совершенно несчастном состоянии, посмеялся и отвел в туалет.
   -- Смотри, доиграешься! -- шутливо пригрозил ей Корио, когда девочка вернулась в гостиную. -- Притащу коробку подгузников, и заставлю носить! Бьякко обсмеется.
   Каджими виновато сникла, а лис потрепал ее по голове и вышел из комнаты.
   Снова наступила тишина.
   Девочка подождала немного, а потом почувствовала, что это становится невыносимым, поднялась и выглянула в коридор. Никого. Неужели ушел? Но дверь вроде не грохотала.
   Каджими приоткрыла дверь кабинета. Пусто. Пусто было и на кухне. Только заглянув в спальню, девочка обнаружила лиса. Тот сидел в широком мягком кресле, расслабленный и, казалось, уснувший. Он не среагировал на появление гостьи и только когда она сделала два осторожных шага вглубь комнаты, вдруг открыл глаза.
   -- Что, уже пора принимать лекарства? -- лис одарил девочку ехидным взглядом.
   Каджими, что продолжала, конечно же, ходить в выданной ей медицинской форме, густо покраснела и сняла со своей головы шапочку.
   -- Надень обратно! -- тотчас возмутился Корио. -- Прекрати рушить образ! Медсестра, чтобы ты знала, это живое воплощение всего самого чистого и светлого в мире! Когда человеку плохо и больно, рядом с ним, словно посланница богов, появляется добрая, ласковая женщина, приносящая спасение, заботу и здоровье. Думаешь что, образы медсестер, горничных, служительниц храмов и учителей стали популярны просто так? Люди в наши времена, как и во все остальные наверное тоже, ужасно одиноки. Все, из года в год, чувствуют тяжелую нехватку доброты, нежности и заботы. А я что, не человек что ли? Мне тоже на душе приятно, когда рядом девочка ходит, такая беленькая и красивая! Тронешь шапочку еще раз, поймаю и принцессой переодену!
   Каджими поспешно привела свой вид в порядок и лис кивнул с победным видом.
   -- Так-то лучше. Ну что, мышонок, так скучно одной сидеть, что не побоялась приблизиться к страшному хищнику? -- Корио оперся о подлокотники кресла и поднялся на ноги. -- Лисы, между прочим, только и делают, что питаются всякими мышатами, а я вот вообще псих! Сама видела, как вазами кидаюсь. Сейчас вдруг возьму, и кровать переверну, что тогда делать будешь?
   -- Я... я не знаю... -- Каджими постеснялась пару секунд, а потом набралась смелости и сказала. -- Корио-сан, а я... я не мышонок... кадж, это такой зверек...
   -- Вроде хомячка, обитает в регионах с сухим климатом, граничащих с великой пустыней. -- Корио поднял ладонь, и нее, выпрыгнув из воздуха, приземлился пухлый короткохвостый зверек. -- В домах людей не живет, на полях не зверствует, по этому вредителем не записан. Из-за своей пушистости и безобидности, считается у местных народов воплощением умилительности. Ты, наверное, была очень тихим и безпроблемным ребенком, с вот такими пухлыми щечками! -- Корио надул щеки, и, следом, рассмеялся.
   -- Может быть. -- Каджими улыбнулась. -- У нашего народа считается, что если назвать человека в честь какого-нибудь зверя, то духи природы станут его оберегать и... и подарят ему черты характера этого зверя...
   -- Ну да. Поэтому мальчиков называют волками, тиграми или вон, как моего хозяина, змеюкой. А твоя мама, наверное, измученная бедами, хотела послушную и добрую дочку. И магия имени сработала. Вот только каджи... совершенно беспомощны перед любыми хищниками. Бедняга. -- фантомный хомячок исчез. Корио протянул руку и погладил Каджими по голове. -- Очень тебе повезло, знаешь ли, что я - очень необычный лис и в отличие от других демонов питаюсь не людьми, а всякими чудовищами вроде меня самого.
   -- Вы не демон, Корио-сама!
   -- Не делай поспешных выводов. Я - биологическая машина, созданная для войны, и выживающая на зло врагам все эти годы только благодаря тому, что во мне очень удачно совпало несколько дополняющих друг друга деталей. -- Корио плюхнулся обратно в кресло и расслабился. -- От человека во мне - только внешность. И кто бы что ни думал, но демоническое заражение у меня тоже самое настоящее. Он показал Каджими свою руку, вдруг почерневшую от скользнувшее сквозь кожу черной протоматерии. Так что если хочешь пообщаться с не-демоном, это тебе надо к Бьякко. Посиди еще немного в гостиной, она уже должна скоро прибежать смотреть что мы тут без нее делаем.
   -- Но... а... можно я с вами посижу, Корио-сама? Я не буду мешать.
   -- Ну хорошо, садись. -- Корио слегка подвинулся.
   -- Но... я... -- Каджими посмотрела на второе кресло, стоявшее в дальнем углу комнаты.
   -- Сюда, сюда садись. -- Корио похлопал ладонью по сиденью кресла рядом с собой. -- Не бойся, если начну приставать, то не сразу. И даже если сразу, ты просто начни отбиваться, я жестоко обижусь и отстану. Я ведь такой, знаешь ли, чуть что, сразу дуться начинаю, как ребенок. Еще и отомстить могу. Как тогда, в аквапарке, когда я в девочку превратился и расслабиться решил, а мимо проходили три красотки, увидели меня и начали издеваться, что школьный купальник, это как в мультиках, смешно и для нищебродов.
   Каджими хлопнула глазами и оглянулась по сторонам, внезапно оказавшись в ярком, солнечном, украшенном пальмами аквапарке. Вокруг разгуливали отдыхающие, люди плескались в бассейне и скатывались с водяных горок. Рядом, на шезлонге под зонтиком, лежала тощая белобрысая девчонка в солнечных очках и с ярким каталогом модной одежды в руках. На ней был синий школьный купальник, с прописанным именем на белой вставке чуть выше груди. На этот предмет и обратили внимание три девочки в ярких разноцветных купальниках и модных шляпках, возвращающиеся к своим шезлонгам от ларьков с закусками. Одна толкнула подруг локтями и указала на жертву.
   -- Хэй, вы посмотрите! У нас здесь чучело, сбежавшее из школьного бассейна!
   -- Да ну, может это фанатка мультиков и какой-нибудь косплей?
   -- Или на билет деньги у папы с мамой выпросила, а на нормальный купальник уже нет!
   -- Тихо вы! Она слышит.
   Весело хохоча, все трое пошли дальше, а густо побагровевшая от их насмешек девочка под зонтиком пару секунд пыхтела от злости, а потом... роняя журнал и очки, сорвалась с места.
   Мир вокруг Каджими замедлился, весь, кроме девочки в синем купальнике, что подскочила к своим обидчицам и напала на... закуски, купленные модницами в ларьках. С умопомрачительной скоростью она опустошила коробочку с жареной картошкой, что держала в руках одна, сдернула с палочки в руках другой жареного кальмара и вытянула через трубочку лимонад из баночки в руках третьей. Напоследок выдернув из пальцев первой обидчицы ту палочку картошки, что модница несла к своему рту, лиса метнулась к шезлонгу и плюхнулась на него, устроившись так, словно никуда не срывалась.
   Мир вернулся к нормальной скорости.
   -- А?! -- модница, желавшая отведать картошки, хлопнула ртом на пустом месте и глянула на свои опустевшие пальцы. -- Эй!
   Все трое в изумлении уставились на оставшуюся в их руках тару, а затем на девочку в школьном купальнике, что с максимально невинным видом доедала последнюю палочку картошки.
   Модницы выпучили глаза и раскрыли рты от возмущения, но самая умная из них вдруг схватила своих подруг под руки и потащила их прочь. Конфликт завершился и иллюзия развеялась.
   -- Будут знать! -- Корио возмущенно фыркнул. -- Ничего не понимают в восхитительности классического образа и портят другим настроение своими тупыми комментариями! Надо было им еще и застежки на сандалиях расстегнуть, чтобы обспотыкались, дуры! Вот тебе, Каджими-чан, нравятся классические школьные купальники? Хочешь такой померить?
   -- А... а можно?
   -- Конечно! Только придется Бьякко подождать, она ведь у меня его сразу утащила, в обычную школьницу играть. Вечно как вернусь, все самое красивое отбирает и прячет у своей комнате. Настоящий лисенок! -- Корио вздохнул от умиления. -- Ну что, поняла что меня лучше не обижать? Теперь садись рядом. Садись, тебе говорят! Не бойся, съем. Сама видела, что я сегодня завтракал.
   Разрумянившись от стеснения, Каджими пару секунд поколебалась, а потом, поджав руками полы медицинской блузы, осторожно пристроилась в кресле рядом с лисом.
   -- Во-о-от. -- Корио сразу же обнял испуганно дернувшуюся девочку за талию. -- Как думаешь, это уже тянет на домогательство? Если да, то я однажды два дня проработал частным психологом, так что подкопи денег и обратись ко мне, помогу справиться с самым тяжелым травмирующим опытом. Только долго не тяни, а то вдруг пришибет меня какой-нибудь дурак? Придется тебе за помощью к Бьякко идти, а у нее практики психотерапевтирования не было вообще, посмотрит только искоса, дурой назовет и прогонит. Понимаешь?
   Каджими, съежившаяся в объятиях парня, едва заметно кивнула.
   -- Шикарно! Вот теперь... -- Корио прижал к себе девочку чуть теснее. -- Кстати, Каджими-чан, ты заметила, что мы сейчас, в этом доме... совершенно одни? А знаешь что делают мальчики, когда остаются наедине с девочками?
   -- Й-й-йа...
   -- Вот и я не знаю! -- выпустив багровую пленницу из объятий, Корио заложил руки за голову и откинулся на спинку кресла. -- Я читал много разной манги. Про школу и боевые искусства, про гигантских механических големов и разный похожий абсурд, но в них если мальчик оставался в доме наедине с девочкой, то им обязательно кто-нибудь приходил мешать что-то делать. Только что именно? Непонятно. Нет, хентай я конечно тоже немножко читал, но никак не мог вникнуть в происходящее. Сюжета почти нет, персонажи шаблонные и нераскрытые, действие вялое. Рисовка качественная, но какая-то однообразная. Одну историю прочитал, и можно считать что знаешь сразу все. Ерунда, в общем, не зацепило. Если начнем пробовать то, что там в хентае про "оставание наедине" понарисовано, точно со скуки усну на середине. А у тебя Каджими-чан, есть мысли, о том, чем нам сейчас заняться?
   По-прежнему съежившаяся, Каджими мотнула головой.
   -- Ясно. Ну, тогда продолжу свою иллюзорную тренировку!
   -- Тр...ренировку?
   -- Ну да! А ты думала я тут просто спал? Еще не хватало, так много времени терять! Ты ведь знаешь, что у меня внутри сильнейшая демоническая сущность? Мой союзник, напарник и лучший друг, которого я каким-то чудом уговорил пока не уничтожать все человечество. Вот он моделирует для меня разные стрессовые ситуации в иллюзорном мире, чтобы когда что-то такое же произойдет в реальности, я не плакал и не прудил в штаны, а занимался чем-нибудь поважнее паники. Вот представь, что ты идешь ночью по темному парку, как вдруг тебе навстречу, из-за фонаря выходит... ИМПЕРАТОР СТРАНЫ ЛЕСОВ! Ну, или тираннозавр. И как в такой ситуации поступить? Бежать или сражаться? А если сражаться, то чем бить? Скамейкой, урной или вызовом подкреплений? А если вызовом подкреплений, то как удержаться и не пришибить врага до их прибытия? Не представляешь, какие издевательства я переживаю все свое свободное время! Зато потом хожу и ничего на свете не боюсь.
   -- А... а можно мне тоже попробовать?
   -- Запросто. Только учти, что мы будем хоть и в иллюзии, но по-лисьему достоверной и если ты, например, сломаешь ногу, то больно будет как при самом настоящем переломе ноги. Не боишься?
   Каджими мотнула головой. Как-то не очень верилось, что этот парень действительно сделает что-то, после чего ей будет по-настоящему плохо и больно.
   -- Ну, тогда помчались! -- Корио поднял руку и щелкнул пальцами.
   В один миг, комната исчезла, меняясь недурно обставленной палаткой, принадлежащей какому-то важному лицу в самурайской армии. Девочка в смятении принялась озираться, запнулась ногами о лежанку и упала, зацепив при этом край подноса с завтраком, оставленного на невысоком столике. С громким металлическим лязгом поднос и серебряная посуда посыпались на ковер и раскатились во все стороны.
   -- Что случилось, химе-сама?! -- высокий темноволосый парень в самурайских доспехах откинул полог и заглянул в палатку. -- Ох! -- он поспешил Каджими на помощь. -- Вы не ушиблись, моя госпожа?
   Самурай протянул девочке руку в латной перчатке и помог ей подняться.
   -- Все в порядке? -- с легким удивлением осведомился он, глядя на то как Каджими начинает осматривать себя и хлопать ладонями по украшенным золотыми узорами длиннополой ночной рубашке. -- Ваше высочество, вы... что-то обронили?
   Высочество?
   -- Н-нет, я... -- ответила Каджими и, заметив стоящее на коврах зеркало, сделала пару шагов к нему и взглянула на себя.
   В зеркале отразилась красивейшая юная девушка, подросток лет шестнадцати или семнадцати на вид, кареглазая шатенка с аккуратным ровным носиком, пухлыми губками и идеальным, словно точеным, овалом лица. Ухоженные брови и ресницы, гладкая нежная кожа, мягкие густые волосы, уложенные в красивую прическу. Эта красавица что... она?!
   Да, но еще большим потрясением было для Каджими то, что она узнала новую себя. Дважды, год назад и в феврале этого года, Единство Культуры приводило караваны в покрытый сажей город шахтеров и литейщиков. Под охраной самураев, несколько улыбчивых женщин раздавали бедноте небольшие продуктовые наборы, делая тем кто забирал подарки, метку несмываемой краской на тыльной стороне левой ладони. Упаковка дешевой лапши, бумажный пакет с мукой, баночка консервов, коробочка чая и горсть конфет. А среди всего этого - одна из коллекционных карточек с добрым пожеланием на тыльной стороне и фотографией организатора благотворительной акции на лицевой. Оба раза, благодетельницей была блистательная леди Тэнно Миюри, благороднейшая дочь императора страны Лесов, кровная наследница Единого Трона и одна из прекраснейших воспитанниц Единства Культуры. Пакеты раздавали по одному на каждого члена семьи и потому детям семьи Ашино досталось четырнадцать карточек. Парные были обменяны на непарные у соседей, еще четыре получены в подарок от местных старушек. В итоге у братьев Каджими появилась небольшая коллекция фотографий с самой настоящей принцессой, тайком любоваться которыми старшей сестре тоже очень нравилось. Каджими смотрела на недостижимый идеал, на добрую богиню из другого, прекрасного мира и, отрицая реальность, мечтала, представляя себя такой же красивой. Такой же обожаемой всеми и способной легким мановением руки отправить помощь миллионам несчастных людей.
   В зеркале отражалась та, кого Каджими обожала как образец красоты. Олицетворение женственности, юности и очарования. Дочь разорившихся, ограбленных и скатившихся в смертельную нищету крестьян стала принцессой императорской семьи. Воплотилась в идеал своей мечты, Тэнно Миюри.
   Мир вокруг девочки подернулся странной дымкой и, теряя сознание, она едва успела почувствовать, что падает.
  
   Очнулась Каджими в пустой полутемной комнате и несколько секунд хлопала глазами, пытаясь понять что произошло. Ах, да...
   Она подняла руки и посмотрела на свои кривые пальцы, огрубевшие от тяжелой работы, голода и едкого порошка. Волшебный лис Корио говорил, что его иллюзии что-то вроде сна? Все правильно. Ей приснилось... просто приснилось, что она стала принцессой.
   По щекам заскользили слезы. Каджими прижала свои изуродованные руки к костлявому лицу и закрыла глаза, содрогаясь от сжавших ее горло рыданий. Счастье только в мечтах. В реальном мире нет ничего, кроме уродства и ужасов.
   Ничего?
   Но... в реальном мире есть волшебный лис, Корио.
   Рука мальчишки тронула Каджими за запястье и легким давлением заставила девочку убрать руки от залитого слезами лица. С доброй улыбкой, Корио протянул своей гостье стакан с холодным лимонным напитком и подождал, пока Каджими выпьет половину из него.
   -- Я же говорил, что все будет как взаправду? -- сказал он с улыбкой, допил лимонную воду и поставил пустой стакан на тумбочку. -- Не стесняйся, я в наших иллюзиях тоже частенько в обморок падаю. Зато потом не теряюсь, даже если мне внезапно оторвут ногу или потребуют срочно выступить с речью перед армией. Ну что... -- он сел рядом с робко потеснившейся девочкой. -- Готова попробовать еще раз?
   Каджими кивнула и, моргнув, снова оказалась в той же палатке, около лежанки, с которой, наверное, только что поднялась. Или не только что, судя по тому, что завтрак, поднос с посудой от которого она опрокинула в прошлый раз, оказывается уже съеден.
   Не создавая лишнего шума, Каджими с интересом полюбовалась на свои руки, а затем подбежала к зеркалу. Какая красотка! Принцесса! Настоящая принцесса!
   Приподняв ночную рубашку, она полюбовалась на свои ровные ножки, потом на плоский ровный животик. Скинув рубашку полностью, смогла оглядеть свои руки и грудь. С ума сойти, у нее теперь есть грудь! Интересно, какой это размер? Третий? Или даже четвертый? Прикрытая милейшим топиком с шелковым бантиком и оборками! Какое чудо! Жаль на нее сейчас не могут посмотреть все те дурни, что так обидно обзывали ее! А где, интересно, Корио?
   Опомнившись от сладкого томления и восторга, Каджими начала озираться в поисках своего приятеля, но тот не показывался. Неужели невидим? Притаился где-нибудь рядом и подсматривает?
   Снаружи, от закрытого входа в палатку, раздался стук молоточка о деревянную пластину.
   -- Госпожа, это Сатору! -- прозвучал снаружи голос мужчины. -- Позволите войти?
   -- Сейчас! -- Каджими схватила ночную рубашку, кое-как нахлобучила ее на себя и расправила. -- В-войдите!
   В палатку, с поклоном, вошел уже знакомый ей молодой самурай. Он с легким прищуром посмотрел на растерявшуюся девчонку, приблизился к ней, склонился и шепнул:
   -- Расслабься, это - я!
   -- К... Корио?
   -- Ага. Только остальным не говори. Все в лагере уверены, что ты - великая принцесса, Тэнно Миюри, а я - твой телохранитель, Нагата Сатору. Если начнешь болтать, что мы не - они, могут быть нехорошие последствия.
   -- Мы... мы что, самозванцы? Я - лиса, превратившаяся в принцессу?
   -- Нет. Других принцесс и телохранителя в этом мире нет. Мы - настоящие. Но если начнем болтать отсебятину, точно порушим сценарий.
   -- Какой сценарий?
   -- Скоро узнаешь. Раньше это был сценарий большой битвы на равнине, с маневрами армий, огнем артиллерии, тактикой и стратегией, но мне кажется, это тебе будет не очень интересно. Я еще думаю, что делать. Давай пока тебя в доспехи оденем. Девочка в кружевах и бантиках, бегающая в эпицентре боевых действий, будет сбивать боевой настрой солдат. Сейчас мы тебя нарядим маленькой, но вдохновляющее прекрасной воительницей! Вот доспехи. Снимай рубашку. -- Корио посмотрел на растерянно открывшую рот и хлопающую глазами девчонку. -- Нет, служанок в лагерь не завезли. Не переживай, сами справимся! У лорда Сатору, пока он служит принцессе, все самое опасное намертво запечатано крепчайшими силовыми схемами, чтобы он случайно не насоздавал родной стране незапланированных наследников. Как женится и уволится, распечатают, а пока что в интимных вопросах бедняга не может ничего дальше теории. Так что не бойся, снимай смело все, что хочешь. Никаких слухов нигде не пойдет.
   Подшучивая над стесняющейся девчонкой, Корио стащил с нее ночное платье и принялся облачать в мягкие штаны, расшитую золотом рубашку и специальные самурайские носки. Кимоно-поддоспешник, кольчужные штаны и рубаха, кираса с высоким латным нашейником и стальной юбкой, ручные и ножные латы.
   -- Я... шевельнуться не могу-у-у! -- шутливо взмолилась Каджими. -- Сколько все это весит?!
   -- Это доспехи на нетренированную девочку-подростка, так что килограмм сто пятьдесят, максимум. Фольга для парадов. Не сомневайся, в этой фантазии ты все-таки дочь самураев. Ходить сможешь. Попробуй.
   -- Так? -- Каджими, неуклюже покачиваясь, прошлась по палатке туда-сюда.
   -- Ха-ха! Плюшевый медвежонок, цельнометаллический! -- рассмеялся лис. -- Ну все, больше не могу! Щ-щас поцелую!
   Сцапав и обняв Каджими, он слегка склонился к ней и замер, любуясь ею. Секунда, вторая... момент потерян.
   -- Я... а... а я... -- испуганно залепетала девчонка. -- Корио-сан! Вы... ты... ты же говорил, что у вас все запечатано!
   -- Не у меня, а у лорда Сатору! -- заявил широко улыбающийся злодей. -- Опять я тебя обманул, наивная!
   Каджими на миг побледнела, хлопнула глазами, а затем, вдруг, розовея, весело рассмеялась.
   -- Корио-сан, сколько же вы еще будете меня обманывать?
   -- Я - Безликий Лжец! Вранье в моей лисьей природе. Сама мне понравилась, никто не заставлял, так что терпи теперь и привыкай!
   -- Я... -- Каджими, пряча взгляд, покраснела еще гуще. -- Корио-сан, а вы не врете опять? Я... я правда вам нравлюсь? Вот такая?
   -- Такая? -- Корио провел рукой ей по волосам. -- Я проходил этот сценарий сотню раз, сражался и защищал лагерь, но никогда у принцессы, которую я всеми силами старался уберечь от опасности, не было таких сияющих глаз и такой красивой улыбки. Ты очень красивая, Каджими-чан. И тебе очень идет этот облик. Знаешь, почему? Потому что быть принцессой, похоже, это твое естественное состояние.
   -- П-п-правда? -- чувствуя рвущую ее душу сладкую боль и роняя слезы, шепнула Каджими.
   -- Конечно. -- лис прижался лбом к ее лбу и шепнул, закрыв глаза. -- Разве ты не знаешь, что в том, что важнее всего, я никогда не вру?
   Каджими чувствовала, что вот-вот снова упадет в обморок от головокружения, а Корио крепко обнял ее и прижал к себе. Минуту или две они стояли так, слушая дыхание друг друга, как вдруг самурай отстранился от принцессы и обернулся рыжим лисом со сразу тремя длинными пушистыми хвостами, выскочившим из обрушившихся на пол тяжелых доспехов.
   -- Да ну всех этих самураев! -- заявил он. -- Вообще расхотелось сейчас все бросать и бежать сражаться! Надоело. Другую тренировку хочу!
   Обратившись в облако золотых искр, он закружился вокруг Каджими и, затмив сиянием весь окружающий мир, через долю мгновения снова обернулся рыжим лисом. Золотые искры осыпались и истаяли, позволив Каджими увидеть, что палатка исчезла, сменившись зеленой поляной в окружении деревьев, один край которой плавно переходил в песчаную косу, у которой плескала волны широкая медленная речка с чистейшей и прозрачной водой. Доспехи на девочке тоже изменились, превратившись в белую блузку, короткие штанишки с вышивкой по бокам и легкие тапочки.
   -- Боевая тренировка по бытию подзащитной у целой толпы самураев отменяется! -- заявил рыжий лис, отринувший способность летать и приземлившийся на лапы в паре метров от девочки. -- Вместо этого, начинаем тренировку по заглаживанию пушистых зверей! Кошек, собачек и кроликов я, правда, не нашел, но не беда! У нас ведь есть я! -- прыгнув к Каджими, лис принялся не хуже кошки виться и тереться о ее ноги то правым, то левым боком. -- Погладь меня! Ну, погладь! Ну, смотри какой я хороший! Погладь!
   Каджими, глядя на него, чуть-чуть постеснялась, но сдалась и, протянув руку, провела несколько раз ладонью по голове лиса. Нахальный зверь заурчал от удовольствия и начал виться еще настырнее. Каджими потеребила его по голове, спине и бокам, рассмеялась и попыталась цапнуть за хвосты, а лис вдруг подскочил и толкнул ее лапами, словно большая собака. Девочка плюхнулась на траву, лис тотчас прыгнул следом за ней и бесцеремонно улегся Каджими на живот.
   -- Вот ты и окончательно попался, мышонок! -- с запредельно наглым выражением на морде, заявил зверь, переворачиваясь на спину и подставляя под руки девочки пушистую белую грудь. -- Чеши меня теперь! А то хвостами хлопну!
   И хлопнул, словно плотной мягкой шубой, прямо по голове!
   Каджими звонко рассмеялась, оттолкнула пушистый веник, сцапала нахала и принялась его беспощадно теребить, чесать и тискать. Да, так что лис даже с притворным ужасом начал отбрыкиваться и весело вопить, призывая кого-нибудь на помощь.
  
   Пробесившись так пару часов, Корио и Каджими немного остепенились и занялись сначала уборкой в доме, потом готовкой. После обеда, на который пришли Аканэ и Бьякко, Корио ушел по каким-то делам еще на полтора часа и, вернувшись, позвал Каджими смотреть кино по телевизору.
   Телевизор в красках и красоте бесконечно отставал от иллюзий волшебного лиса, но там рассказывались целые истории о добрых людях, их жизни и любви. Каджими смотрела киносказку с открытым ртом и широко распахнутыми глазами. Она не начала сопротивляться и не возмутилась, а только ласковее прижалась к Корио, когда тот ее обнял. Каджими бледнела от страха, когда персонажам фильма грозила опасность и расплакалась от радости, когда герой и героиня обнялись после долгой разлуки.
   Девочка смотрела фильм, а демон-лис смотрел на нее и в глазах чудовища мелькали то страх, то растерянность, то злоба на самого себя, то теплота и надежда. Железная броня, твердая уверенность в выученных за десять лет истинах в очередной раз давала трещину. Сколько раз шел на поводу у своих чувств, сколько раз причинял людям вред и сам терпел боль, позволив им приблизиться к нему? Он должен увезти эту девочку подальше от себя, ради ее же жизни и блага, но как же хочется отдалить момент расставания на завтра, на послезавтра, на другой месяц! Как хочется знать, что здесь... дома... есть живая душа.
   Каджими отвлеклась от фильма и вернулась в реальность, когда мальчишка вдруг крепко-крепко притиснул ее к себе и уткнулся лицом в ее шею. Так, забыв обо всем, они сидели долго. Очень долго, но Корио нашел в себе силы разомкнуть объятия. Нет, если он и может что-то себе позволить, так это только немного помечтать. Как и говорила Аканэ-сан, оставлять здесь эту девушку ни в коем случае нельзя. Нужно искать для Каджими новый дом, а сказки... они на то и сказки, чтобы никогда не становиться реальностью.
  
   За окном сгущались сумерки. Сейджи полулежал на раскатанной по полу постели, потягивал пиво с сушеными кальмарами и листал журнал манги. Ожидая, когда оживет печать проклятых на его спине, он думал о том, что после всех бед и скитаний, для полного счастья ему теперь не хватает разве что знакомства с девушкой. Если бы не печать, познакомиться проблемы бы не составило, он - герой войны с бандитами, ему даже вполне приличные женщины глазки строят. Ответить? Сказать, что черная печать - это такая татуировка, сделанная в молодости, по глупости? Нет, не поверит. Сдаст храмовникам и опять придется бежать, спасаясь от забития палками и сожжения на костре. Даже крики о том, что он на стороне Черного Лиса могут не помочь. О том, как сильно страна Птиц обязана господину Корио, лишний раз даже в газетах стараются не вспоминать, во избежание обвинений в поддержке терроризма и конфликта с великой империей Лесов.
   Сейджи поднял руки и взглянул на уродливые шрамы, покрывающие его запястья.
   Нет, он не резал себе вены. Его руки были изрезаны до костей, когда он пытался закрыть ими от ударов ножа свою грудь и голову.
   Во времена "Золотой Чумы", охотники на оборотней пришли в их город. Сейджи не волновался из-за проверки, но к его изумлению, серебряная ведьма указала на него. Он - оборотень?! Мальчишка обомлел, он хотел закричать что это ложь, но родная мать уже вцепилась ему в волосы, выхватила из сумки припасенный кухонный нож и начала остервенело наносить удары сыну. Который на самом деле не был ни оборотнем, ни убийцей. Вся его вина была в том, что он не отказался от дармовых сладостей на празднике и не заметил черной протоматерии в съеденных конфетах. Он даже не знал, что заражен и не меньше окружающих был испуган, увидев как в ранах от ножа змеятся черные нити, стягивающие края ран и останавливающие кровотечение методом омертвления тканей.
   Двенадцатилетний мальчишка был скручен серебряными ведьмами и их помощниками-самураями, облеплен сдерживающими печатями и заперт в клетке, с другими такими же "оборотнями". Он был бы доставлен в лаборатории Темных Инженеров и превращен в рядового йома, но при одном из переходов, на конвой напали повстанцы. Серебряные ведьмы бросились уничтожать груз, началась потасовка охраны с несколькими йома, взбесившимися от чувства самосохранения, и в общей свалке, Сейджи ухитрился сбежать. Ухитрился? Нет, просто впал в панику и побежал, когда его клетка была разбита, а цепь разорвана. Три долгих года после этого, он жил воровством, прятался от людей и боролся с захлестывающим его безумием, пока однажды Черный Лис не нашел бродягу. Теперь, печать в теле Сейджи заключена в сдерживающий барьер и накрыта маскировочной силовой схемой с положительным зарядом Ци. У него новые документы, новая история жизни и пятнадцать тысяч рю, ежемесячно приходящие на личный счет в банке. Вместе с двенадцатью тысячами, получаемыми за работу дворника, эти деньги позволяют бывшему бродяге жить вполне недурно.
   За все подаренные блага, он должен делать только одно - узнавать новости экономики и политики, а потом, раз в неделю, докладывать господину Корио о важном. Желательно, со статьей из газеты.
   Газеты уже лежали на полу рядом с постелью. Сейчас Черный Лис должен выйти на связь.
   Печать проклятого дрогнула и ожила.
   Можно начинать.
   Зараженный торопливо сел, взял газеты и начал разворачивать их. Докладывать было, особо, не о чем. Немного политики, немного экономики, немного сплетен о правящей элите. Было кое-что, что вызвало у Сейджи возмущение, но дело вмешательства серых стражей явно не требовало...
   Ощутив приказ, шпион развернул газету на нужной странице и секунд пятнадцать выжидал, пока не почувствовал мысленную благодарность от лидера. Черная печать затихла и съежилась. Все, ушел. Как всегда, резко прервал связь, ведь каждая секунда усиленной работы с силами акума причиняет Черному Лису серьезные ранения, а информаторов у него по всему миру сотни. Если не тысячи.
  
   Корио убрал руку от центра силовой схемы, окутанной призрачным пламенем алой Ци. Кисть и запястье руки омертвели полностью, явно видимые следы разложения тянулись до самого плеча. По всему телу рассыпаны волдыри и язвы. Лис знал, что такие же язвы покрывают его внутренние органы, все жизненные процессы сбоят, а выжженная нервная система держится на честном слове, но запас питательных веществ в теле создан заранее. Очищающие печати, немного стимуляторов, и через пятнадцать минут усердной регенерации от травм не останется ни следа.
   Вторая ванная комната, для технических нужд, была устроена за лабораторией и, закончивший лечение, Корио привычно посетил ее. Здесь он избавлялся от пота, ошметьев отмершей кожи и потеков слизи из лопнувших волдырей. Лоскут простыни, который он оборачивал вокруг талии перед началом работы, был брошен в таз для последующей утилизации. Вода хлынула йома на голову и смыла остатки облезших волос. Из ванной он вышел изуродованным и корявым, со множеством шрамов по всему телу, но начисто стершим с себя все мерзопакостные следы разложения.
   -- Ох, красавец! -- насмешливо улыбаясь, Корио посмотрел на свое отражение в зеркале, висящем на стене как раз для таких моментов. -- Может, артистом в "Замок Ужасов" наняться? Стану еще больше всемирно известен и заработаю чуть-чуть деньжат.
   Шутки шутками, но пугать ничего не подозревающую гостью, лис не хотел. Он представил себе образ, тело его наполнилось теплом высвобожденной энергии и превращение началось. Двигались мышцы и жилы, смещались кости. Разглаживались шрамы и убирались безобразные пигментные пятна, растекшиеся по коже лицедея в моменты агонии. Восстановление заняло минут сорок и вот уже из зеркала на Корио снова посмотрел зеленоглазый блондинистый красавец, лет двадцати на вид. Этот облик он ни у кого не крал. Просто, встав перед зеркалом, создал его по своим собственным предпочтениям.
   "Да ну? Вот так вот и совершенно ни у кого не крал"? -- прозвучали ехидные мысли в сознании лиса.
   -- Проснулся? -- Корио погладил ладонью печать проклятых на своем правом плече. -- Подожди, сейчас. У меня как раз две стопочки очищающих печатей заготовлены. Тебе один лист, или два?
   "Давай три". -- ответил акума. -- "Или опять начну нервы расшатывать. Ха! Ну надо же, придумал! Сам он себе, по своим предпочтениям, облик создал! Да ты же копия того студента, что с тобой год назад, в поезде флиртовал! Ты, нарядная и красивая, у окошка села, девочка-лапочка, а он увидел тебя, подсел поближе и ля-ля милые разговоры! Вспомни, как сердечко затрепетало! Ты, говоришь, герой? Мужчина, воин, чего-то там защитник? Малолетка ты сопливая, девочка-школьница, от комплиментов тающая, как шоколадка на солнышке! Сознавайся, влюбилась? Не мне ври, а себе сознайся"!
   -- На, на, хавай! -- сияя широчайшей ухмылкой, Корио прихлопнул печать тремя листами очищающих печатей. Безликий, окутанный положительными энергиями, начал затихать. -- Что за демон? Не успеет глаза открыть, сразу издевается. Какая-такая любовь? Не стал с ходу разочаровывать обманутого парня и поболтал с ним чуть-чуть о разном за время пути, только и всего. Ну да, поиграл на чужих чувствах. Эгоист я еще тот, и страшно люблю людское восхищение в мою сторону, зато не пью, не курю и маленьких не обижаю. Ты мне скажи, злыдень кровожадный, что плохого в том, что мальчики восхищаются девочками, а девочки мальчиками? Вот если бы я там в облике парня сидел, и он полез бы ко мне с комплиментами, я бы его огорчил резким непониманием. Правду говорю? Правду.
   Одуревший от окутавших его положительных эмоций, акума уже терял связь с реальностью и в ответ пробурчал что-то совершенно невразумительное.
   -- И про облик не ври. Порылся в памяти и выкопал самого похожего! Да с нашими мутантами, ты хоть рот себе на затылке сделай, хоть глаза на подбородке, все равно на кого-нибудь обязательно будешь похож. У того парня и волосы были черные, и глаза серо-стальные, и овал лица покруглее. Фантазер ты у меня. -- лис погладил черную печать ладонью, словно домашнего питомца.
   Уснувший акума не ответил и Корио, довольно улыбаясь, начал одеваться. Принявший нормальный человеческий вид, оборотень вышел из лаборатории и закрыл за собой дверь на замок. А то еще Бьякко расшалится и забежит туда. Убиться не убьется, но может получить болезненный ожог. Кому это надо?
   Пара шагов по коридору и, толкнув дверь, Корио вошел в гостиную.
   Каджими, что стояла на коленях у полки с кассетами, испуганно дернулась и прижала к груди три ярко размалеванные коробки.
   -- Что за паника? -- осведомился лис с легким удивлением и, подойдя к девочке, забрал коробки, которые та сняла с полки. -- О-о, понятно.
   "Золотая чума" в трех действиях. "Правда", "Паразит", и "Дочь для пожилой леди". Три фильма, при одном упоминании которых, на лице оборотня появлялись целые гаммы негативных чувств. Коробки с ними были спрятаны у стенки за кассетами с документальными фильмами о броне, оружии и боевых дзюцу, но гостье не понадобилось много времени, чтобы разыскать этот маленький секрет лисьей видеотеки.
   -- Убери это, пожалуйста. -- мрачнея, произнес Корио. -- Я научу тебя пользоваться видеомагнитофоном, потом можешь их посмотреть. Но только когда меня рядом не будет. Я принес это, потому что Бьякко нужно было показать, почему люди считают нас монстрами, а спрятал, потому что видеть их мне очень тяжело. У тебя в руках - ложь. Которая вполне могла бы стать правдой, если бы силы оборотней достались людям, сильно отличающимся от меня, моих братьев и сестер. Кто метаморфы в этих фильмах? Убийцы детей, воры чужих лиц, лжецы, готовые на все ради присвоения чужого имущества. А кто мы в реальной жизни?
   Корио щелкнул пальцами и, вместо комнаты подземелья, Каджими очутилась в воздухе, высоко над землей. Она испуганно вскрикнула и ощутила как рука мальчишки схватила ее за шиворот, помогая удержать равновесие.
   -- Не бойся, это - иллюзия. -- сказал он. -- Вид на город, оставшийся у меня в памяти после полета на спине крылатой химеры.
   Город у реки, невысокие холмы и зеленые луга. Паутина дорог, сады и засеянные хлебом поля до самого горизонта.
   Нервно сглотнув, Каджими посмотрела вниз и, роняя кассеты, прильнула к Корио. Напуганная, она крепко вцепилась в него руками.
   Не желая наводить на девочку страх, лис представил плавное движение и они спустились к крышам города и встали ногами на черепицу.
   -- Это - Хекинан, небольшой сельскохозяйственный город в стране Озер. -- лис сделал рукой жест, указывая на окружающие их жилые здания и магазины. -- Осенью, два с половиной года назад, мой наблюдатель прислал мне сигнал о том, что он почувствовал в холмах недалеко от этого города сильнейший всплеск энергии Ци. Такой, как будто храмовник умер в страшных мучениях. С несколькими людьми, мы примчались туда и после краткого расследования убедились, что все так, как я и подозревал. В ночь перед всплеском Ци, город потрясла череда нахальных краж, со взломом. Пострадали магазин подержанной одежды, магазин игрушек, кондитерская и зоомагазин. В зоомагазине ничего не пропало, но многие животные оказались поглажены, покормлены и потисканы. Так как двери были не выбиты, а аккуратно вскрыты, общий ущерб от серии налетов составил восемь с половиной тысяч рю. Жуткая сумма, на нее можно три-четыре пары средненькой обуви купить. Догадываешься, кто так поработал?
   -- Лисенок? -- робко предположила Каджими.
   -- Да. Моя маленькая копия, лицедей возрастом в полтора года, которого наш хозяин, Хебимару, отправил с заданием убить одного слишком болтливого журналиста. Но вместо того, чтобы выполнить приказ, лисенок просто сбежал. Она прекрасно знала, что ядовитая железа убьет ее, но не смогла купить свою жизнь ценой жизни другого человека.
   Местность сменилась на покрытые лесом холмы, пылающие ярким пожаром осенней листвы. Желто-рыжим, обуявшим и деревья и землю. Прозрачный воздух, замершие в полете листья и тишина. Абсолютная тишина вокруг.
   Краткое плавное движение сквозь лес и Корио с Каджими остановились у входа в большую нору, созданную в склоне холма с помощью дзюцу Земли.
   -- Пойдем. -- сказал Корио и первым шагнул в нору, такую широкую, что в ней можно было ходить, не пригибаясь. Каджими, преодолев робость, несмело последовала за ним.
   Нора не была глубокой, буквально через пару шагов, она заканчивалась большой круглой комнатой, со стенами, потолком и полом из плотно спрессованной земли. Ламп здесь, конечно же, не было, но в потолке красовалось круглое отверстие, из которого вниз лился поток яркого солнечного света. Упавшие в этот проем, желтые листья деревьев лежали на полу, на каменном столе и полурассыпавшихся земляных фигурах. Земляные фигуры, очертаниями похожие на людей, были обряжены в разноцветное тряпье и сгрудились у дальней от входа стороны стола. На столе стояла посуда с игрушечным угощением из глины и листьев. Только на той посуде, что стояла на дальней стороне стола, еда была настоящей. Расковырянный ложечкой, небольшой тортик с двумя погасшими свечками и опрокинутая чашка со сладким детским напитком. Последний ужин маленького лисенка. Почти не тронутый, ведь та, что организовала это небольшое празднество в честь своего второго дня рождения, была слишком напугана подступающей смертью.
   Лисенок, маленькая светловолосая девочка, комочком изуродованной плоти сидела на каменном стульчике у стола. Почерневший от яда ребенок, покрытый такими язвами, что среди сгнившей плоти были видны белые тонкие кости. Земляные фигуры, изображавшие родителей, братьев и сестер, крепко обнимали мертвую девочку со всех сторон. Ее дом. Ее семья. Единственная семья?
   Корио сделал несколько шагов, обходя стол, и земляные фигуры расступились перед ним. Лис склонился, взял мертвое тельце девочки на руки и крепко прижал ее к себе. Он гладил ладонью волосы умершего лисенка и по щекам взрослого лиса текли тяжелые, горькие слезы.
   -- В том, что с ней случилось, большая часть и моей вины. -- сказал Корио. -- Из-за моего непослушания, наш хозяин, Хебимару, сменил простое вживление ядовитой железы на этот трюк с постоянной подпиткой блокирующих схем. Но по другому быть не могло. Ни я... ни другие лисята... просто не можем дать нашему хозяину то, что он хочет. Мы отказываемся творить зло и умираем. Обязательно посмотри то, что наснимали про нас пропагандисты страны Камней и Темные Инженеры. Про то, как мы убивали детей. Про то, как всего один лис может погубить сразу несколько семей. Как Златохвостая Кицунэ, собственными руками, задушила женщину, что приняла и берегла ее, как родную дочь. Посмотри, чем кормили людей средства массовой информации, а потом, Каджими-чан, вспомни эту маленькую девочку. Это станет для тебя многим. Объяснением ненависти к нам. Знанием того, на какую ложь способен враг. Защитой от новой лжи и страхов, с которыми ты обязательно столкнешься, если останешься рядом со мной.
   -- Я... не буду смотреть.
   -- Посмотри. -- Корио мотнул головой. -- Я для этого и держу кассеты. Чтобы мои близкие люди были готовы и набирались моральных сил. Скоро начнется нечто ужасное. Когда шиамы пойдут в атаку и начнут геноцид, остановить их можно будет только обращением в зараженных тысячи людей. Добровольцев, желающих спасти от гибели свои страны и родных. Я надеюсь, что наших знаний к тому времени будет достаточно для того, чтобы заражение превращало их в Серых Стражей, а не йома. Но ужасы последней войны пошатнут веру даже в отчаянных фанатиках и безумцах. И тогда, чтобы не сойти с ума самому, мне понадобится помощь. Вера и любовь самых близких. Тех, кто до самого конца будет надеяться на меня и верить в то, что я... человек.
   Видение растаяло.
   Каджими, уронив жуткие кассеты на пол, шагнула к устало поникшему мальчишке и обняла его. Она лишь краешком успела зацепить мощь и масштаб внешнего мира, узнать его серую безысходность и неодолимую власть страшных людей, но это не помешало ей представить, с чем, каждый день, борется этот мягкий и добрый мальчишка. Мама говорила, что здесь, на севере, живут чудовища. Это правда. Но не вся. Север - земля жутких чудовищ, самых разных людей и... удивительно красивых богов.
  
  
  
  

27

  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"