Хохлов Анатолий: другие произведения.

Глава 4. Работа для лиса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Совсем недавно здесь был размещен довольно большой эпизод, и он никуда не исчез, вы можете всегда найти его отдельно, чуть ниже на главной странице. Что поделать, он весьма сильно выбился из общего настроения книги и превратился сначала в интерлюдию, а затем в отдельный рассказ. Мне кажется, так будет лучше.
   Дисклеймер: Данная картинка не является иллюстрацией книги и принадлежит проекту "the idolm@ster: cinderella girls".
   Здесь она размещена исключительно из-за внешней схожести персонажей.
  Три главные красавицы этой главы: Котонэ, Мисудзу и Нами.
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
   Дисклеймер: Данная картинка не является иллюстрацией книги.
   Здесь она размещена исключительно из-за внешней схожести персонажа.
   Девочка-горожанка, Канамара Юминэ
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]

Потому, что ты - монстр.

Повесть.

Глава 4.

Работа для лиса.

Эпоха Войн.

Год 534

9 мая.

   Утром, за завтраком, Бьякко, как всегда, безобразничала и шалила, но Корио был намного сдержаннее и о чем-то беспрестанно думал.
   -- Твои информаторы опять тебе плохого наговорили? -- не выдержав, спросила его сестра, в ответ на что лис, с легкой улыбкой спокойно пожал плечами.
   -- Не больше обычного, все в мире относительно спокойно. -- сказал он. -- Есть только одно мутное дело... крупная корпорация империи Лесов, мягко говоря, жестоко обманула верфь воздушных судов в стране Птиц. Заказала огромный, дорогой дирижабль высшего комфорта, а потом устроила небольшую диверсию и, когда сроки сдачи были провалены, разорвала контракт с требованием громадной неустойки. А достроенный дирижабль сказала что купит, но за половину цены. Мы с Безликим обсуждаем, может ли это быть простым желанием хапнуть пару миллиардов в ущерб репутации? Или же Единство опять вредит Альянсу, пытаясь всех разорить, загнобить и поставить на колени? Вот же сволочи неугомонные! Надо выразить им все мое возмущение, даже если они на этот раз не виноваты.
   -- Так ты обдумываешь как им, гадам, напакостить? -- Бьякко сразу воспылала живейшим интересом. -- Возьми меня с собой? А то они достали врать и обзываться!
   -- У нас очень много работы, Бьякко-химе. -- сказала леди Аканэ, витающая в облаках, попивающая чай и размышляющая о чем-то приятном. -- Нужно закончить "комнату отдыха" для зараженных, шести бедолагам нарисовать блок-схемы и подготовить месячный запас очищающих печатей. Двое наших стражей в подавленном состоянии, надо заняться ими. Времени совсем мало и если я собираюсь отлучиться на пару недель, нужно подготовить базе надежный запас прочности. Совершенно не хочется, простите, вернувшись, застать здесь настоящий зомби-апокалипсис из фильма ужасов.
   -- Ну не совсем зомби и очень локальный апокалипсис, но все равно такие фокусы даже Безликому не нужны. Постарайтесь, девочки. Тем более что я пока никаких приключений затевать не собираюсь, просто хочу устранить часть последствий ко всеобщей взаимной выгоде! Сколько, как думаете, денег крупными купюрами можно аккуратно упаковать в стандартный дорожный чемодан? А то у меня один такой уже год под кроватью валяется, надоел.
   -- Это же неприкосновенный запас! -- возмутилась Бьякко.
   -- Ага. Я к нему прикасаться и не собираюсь. Сменяю на крутой, навороченный дирижабль, и все дела!
   -- Хватит ли одного чемодана денег? -- удивилась Аканэ. -- Насколько я помню, цена дирижабля измеряется в тоннах золота. Такой как вы говорите, может стоить десять или пятнадцать миллиардов рю.
   -- Да, Безликий сейчас подсчитал, что в наш в чемодан можно утрамбовать чуть больше миллиарда и шестисот миллионов, самыми крупными купюрами, по десять тысяч рю. А нужно пятьдесят два миллиарда. Ох уж мне эти махинаторы государственного масштаба! Может, кредит в банке взять? Под полтора процента в день, на имя кого-нибудь из координаторов Единства, чтобы вся их организация через месяц узнала, что обанкротилась? Вот я бы посмотрел на битву коллекторской службы и могучей серебряной стражи! Эпохальное сражение двух жутких воплощений вселенского зла! Но к сожалению, им очень повезло, и ничего оформлять не надо, потому как у меня в чемодане не только обычные деньги, но и самый лучший денежный концентрат!
   -- Концентрат? Это что? -- глаза младшей лисы загорелись интересом.
   -- Сейчас покажу. -- Корио сходил в свою комнату и вернулся через пару минут с огромным тяжелым чемоданом.
   Положив его на табурет и открыв, лис начал черпать щедрыми горстями и высыпать на стол искристо блестящие драгоценности. Ожерелья, браслеты, броши, серьги, диадемы. Комплектные предметы были расфасованы по простым полиэтиленовым пакетам, всего четыре хранились в футлярах.
   -- В основном новоделы, -- сказал лис. -- Но есть парочка редких, раритетных. Это вся та бижутерия, что я на себе приносил на базу после разных моих безобразий. Вот эти - с пиратских островов. А эти - с принцессы Асакуры! Их можно предложить детям огня выкупить, с руками оторвут! Фамильные ценности ведь, императорской семьи! А вот в этих я перед фотокамерами позировала, девушкой, конечно же. Драгоценности, которые носила сама легендарная Черная Лиса! Может быть не цену, но спрос этот факт точно увеличит. По общим расчетам, если все продать, даже со скидкой, это богатство миллиардов на шестьдесят-семьдесят потянет с гарантией! Немножко больше чем надо, но что я - жадина что ли?
   -- И тебе что, совсем не жалко? -- спросила Бьякко, без промедлений запустившая руки в кучу драгоценных камней и благородных металлов.
   -- Не-а! -- Корио крутанулся на месте и, применив иллюзию, обратился светловолосой синеглазой девушкой. -- Я ведь все их уже надевала и людям показывалась! Сама порадовалась, пусть теперь другие порадуются.
   -- Да! Например - я! -- довольная тем, что ей насыпали целую гору блестящих игрушек, младшая лиса принялась с головы до ног увешиваться драгоценностями. -- Корио-нэсан! Неси фотоаппарат! Сейчас буду как принцесса в логове дракона!
   Драгоценности перетащили в гостиную, где насыпали из них целое небольшое подобие вулкана, в центр которого уселась маленькая лиса, хвастливо держащая на руках сияющие броши и ожерелья. В процессе подготовки сменившая облик на женский уже не в иллюзиях, а материально, Корио выставила свет ламп, закрепила фотоаппарат на штативе и сделала несколько фото сестры, а затем они уже вдвоем принялись играться, обвешиваясь сокровищами то так, то эдак, позируя перед фотоаппаратом с навыками то профессиональных манекенщиц, то просто легкомысленных школьниц, балующихся с блестящими безделушками. Несколько минут игры, и вот уже в действие вовлечена Аканэ, на которую, с комплиментами выбирая наиболее подходящие для шиамов, девчонки дружно навешали несколько килограммов драгоценных украшений. Еще несколько минут и обе безобразницы, оставив в покое сгорающую от смущения жрицу, взялись за Каджими, которую тоже увешали бриллиантами от головы до ног.
   -- Вот так! А теперь общее, семейное фото! -- изщелкавшая на это безобразие почти всю пленку, Корио сделала три завершающих снимка. -- Это просто блеск, девочки! Я выберу самые очаровательные снимки и пусть все в мире обалдеют сначала от нашей красоты, а потом от того, что я все эти чудесные блестяшки вдруг взяла и пожертвовала на спасение от разорения многих тысяч людей! Ну, почти все. Каджими, Бьякко, Аканэ-сан, выберите, что вам больше нравится, и возьмите себе. Просто так, в подарок.
   -- Вот это хочу! -- не заставила себя уговаривать Бьякко, сразу же схватившая ожерелье с большими, многоцветными бабочками из драгоценных камней. -- Красивое какое! Самое-самое блестящее!
   -- Шикарный выбор, сестренка! Это со сбитого дирижабля Единства. Я как его увидела, тоже не удержалась и утащила, как свою долю. Вот еще и серьги к нему, комплект. Аканэ-сенсей, а вам что?
   -- Мне ничего не нужно, Корио-сама, -- ответила темнокожая жрица. -- Но могу ли я попросить вас позволить мне вернуть в империю Облаков рубиновую корону, ожерелье и браслет?
   -- Да, конечно. -- лиса порылась в куче драгоценностей и передала Аканэ нужное. -- С удовольствием совершаю этот акт доброй воли. Мои наилучшие пожелания великому принцу Рюосею и всем детям огня, к которым у меня нет ни ненависти, ни предубеждений. Каджими-чан, не теряйся, выбирай любое, что больше всего нравится! Цена моей сокровищницы все равно намного выше стоимости дирижабля! Хочешь вот это ожерелье, с ласточками? Или вот эту тяжесть, обалденное ассорти из разноцветных камушков? Бери, пока ювелиры не разобрали эти камни на переогранку и переделку в более изящные произведения искусства. Вечно они прицепятся, что "недостаточно утонченно", и все испортят!
   -- Мне... мне не нужно, Корио-сама. -- ответила девочка.
   -- Бери. Захочешь - продашь, захочешь - выбросишь. Мне-то оно совсем не нужно, разве что поиграть десяток минут.
   -- А можно... можно продать его и отправить деньги моим родителям? Корио-сама, вся наша семья попала в ужасную ловушку... когда Северная Империя захватила плодородные земли страны Песков, мои папа и мама испугались что их убьют и вместе со всеми побежали на юг, но... но попали в руки бандитов и были ограблены. У них отобрали все. Деньги, ценности и документы. А потом... потом бандиты взяли кредиты на их имена. Когда родители добрались до города и папа пошел переоформлять документы, ему сказали что на семье уже сто двадцать тысяч банковского долга и каждый день нарастает по одному проценту. А у нас не было ни единой рю! Через год мы уже были должны три с половиной миллиона, а сейчас... сейчас мне даже страшно представить сколько нужно заплатить. Поэтому... поэтому мы прятались, всю жизнь, и не могли вернуться на родину папы и мамы. Если этого ожерелья хватит, чтобы выплатить их долг, то я... я хочу отдать его им!
   Корио, иллюзией изменивший свой облик на мужской, вздохнул, протянул руку и погладил Каджими по голове.
   -- Сколько же еще в этом мире неразобранного бардака! -- вздохнул он. -- Придется и этим заняться. Не волнуйся, исправить дело не такая уж и большая проблема. Мне один злыдень из души в душу нашептал, что можно ограничить максимальный размер долга до тройного размера относительно займа. Придется поговорить с банкирами и императором страны Песков. Потом еще и приструнить недовольных, чтобы держали свое мнение при себе. Я дам команду своим людям, думаю сегодня же начнется диалог. Это поможет всем, угодившим в долговую яму, избавиться от астрономических задолженностей и выйти из тени. Сто двадцать тысяч, говоришь? Триста шестьдесят станут выкупом для твоей семьи и найти такую сумму для меня не проблема. Не переживай, через месяц-полтора, твои родители, браться и сестры станут свободны.
   -- Так просто?! -- всплеснула руками Бьякко.
   -- Ну да, у меня много хороших связей с важными людьми. А еще я и мои люди уничтожили по всему миру штук пятьдесят самых ушлых кланов и их частные банки, занимавшиеся навешиванием долгов на людей, ограблением должников и продажей в рабство. Какому банку должна твоя семья?
   -- Н-не знаю...
   -- Жаль. Твоим родителям надо проверить, вполне возможно что мы уже обратили внимание на банк, с явно мошенническими целями раздающий деньги кому попало по ворованным документам. Вполне возможно что нет уже ни долга, ни банка.
   -- А какое может быть мошенничество банка, если приходят бандиты с чужими документами? -- удивилась Бьякко. -- Ты вот часто тоже снимаешь деньги со счетов всяких злодеев по их документам, но банку ведь от такого одни убытки.
   -- Все просто. Бандиты приносят ворованные документы, получают оговоренную награду, а клерки банка навешивают на эти документы столько кредитов, сколько можно навесить и не вызвать большого подозрения у сил закона. Деньги банк не покидают, а человек становится должен сотни и сотни тысяч. Его начинают изводить коллекторы, в судах долг признается легитимным и бедолагу заставляют платить. Ну, или же доводят долг до абсурда, отбирают все, что можно и продают должника в рабство. Это только одна из подобных схем. Сейчас уже, конечно, поменьше таких махинаций стало. Мы ведь, толпа беспредельщиков-террористов, слегка подчистили банковский сектор по всему миру. Боятся, мрази. Жуть как боятся! Потому закон новый про максимальный размер долга, послушно проглотят. Я ведь намекну, что это - наша идея, а если кто не согласен, тому всегда буду рад сделать отзыв лицензии, без наркоза.
   Корио без лишних разговоров повесил ожерелье из множества разноцветных камней на шею Каджими, отдал леди Аканэ рубиновые украшения императорской семьи страны Облаков, оставил сестре украшения с бабочками и сгреб все остальное обратно в чемодан.
   -- Вот так-то! Завтра еду в командировку! Бьякко и Аканэ-сан, вы, значит, остаетесь? А ты, Каджими-чан, со мной? Самое удачное ведь в этом деле то, что в стране Птиц есть замечательные врачи из храма Воздуха, которые могут провести для тебя курс восстановительной терапии. Я у них уже раз семь омолаживающие процедуры проходил, специалисты талантливые. Торговцы рабами вытравили из тебя паразитов и подлечили немного, но это только половина дела. Нужно вернуть тебе то, что ты утратила за годы тяжелой жизни. Храмы Стихий могут помочь нам в этом. Они не превратят тебя в принцессу Миюри, как это вытворяю я в иллюзиях, но сделать такой, какой ты должна была стать без голода и болезней, смогут вполне.
   Каджими сжалась в смущении и ответила лису робким взглядом. Он серьезно? Он что, правда может сделать ее... красивой?
   -- Вижу, что не придется лететь одному. -- улыбаясь, сказал мальчишка. -- Вот и замечательно!
   -- Я тоже с вами хочу! -- вздохнула Бьякко и, сделав шаг к своей наставнице, обняла леди Аканэ за таллию. -- Но мама мне рассказала о том важном, что она хочет сделать, и ей очень нужно помочь!
   Мама?
   Каджими удивленно посмотрела на младшую лису, а потом на жрицу шиамов, что в глубоком смущении отвела взгляд в сторону.
   -- Что? -- с невинным видом встрепенулась Бьякко. -- Да, Аканэ-сенсей, вы просили меня не называть вас мамой при посторонних, но разве Каджими-чан нам все еще посторонняя?
   -- Ох, хвастунья мелкая! -- хохотнул Корио. -- Все ей лишь бы похвалиться, какая замечательная у нее мамочка! Ладно, девочки, девушки, женщины, пойдемте завтрак доедать! Еще по чашечке чая с конфетами выпьем, и за работу! Мне ведь тоже нужно готовиться, путь на другой край мира совсем не близкий. Нужно вещи собрать, транспорт организовать и взять продуктов на десяток дней. Во избежание проблем при любых неожиданностях. Сегодня весь день проготовлюсь, а завтра, с утра пораньше, вылетаем в страну Птиц!
   Лис направился на кухню, Каджими потянулась за ним, но у выхода оглянулась на Аканэ, которая, с легким вздохом подхватила младшую лису на руки и та радостно обняла ее за шею.
   Действительно ведь, как мама и дочь! И даже цвет кожи ничему не помеха.
  

* * *

Год 534

2 мая.

5:10 утра.

   Поезд, проходящий через областной центр аграрного округа Имадзу, прибывал в промышленно-торговую столицу западного региона страны Птиц ранним утром и потому на перроне было не так много людей. Десятка три рассредоточившихся по всему перрону пассажиров, десяток встречающих, а с ними и четверо работников городской службы гидов.
   -- Простите, -- обратилась к одному из таких работников, мальчику-подростку в сером добротном костюмчике, сошедшая с поезда пассажирка. -- Как мне выйти на торговую площадь?
   Мальчишка, поклонившись, со знанием дела объяснил ей где у вокзала сойти в подземный переход, куда повернуть и где подняться, чтобы оказаться на нужной улице. Женщина поблагодарила и отправилась по своим делам, а мальчишка продолжил выглядывать в толпе сходящих с поезда пассажиров тех, кто был похожих по описанию на людей, сделавших заказ гида в областном центре Имадзу. Как уж назвалось то село? Забыл... ну не беда. Главное, что он знает номер вагона и как выглядят заказчики, а заказчикам сообщили, что их будет ждать мальчик с плакатом службы гидов, украшенным номером "семь" и зеленым узором. А вот и они!
   Из вагона вышла юная девушка, с восторженным выражением на лице оглядывающая огромный вокзал, а за ней пара так же зевающих по сторонам парней в чистой, но небогатой самурайской одежде.
   Мальчик-гид поднял плакат над головой, чуть не запрыгал от радости, и заметившие его гости города направились к нему.
   -- Леди Нами, здравствуйте! -- гид поклонился девочке раз, второй и третий. -- Здравствуйте, здравствуйте! Когда пришел заказ на сопровождение гида и я увидел ваше имя, это... это... я даже никому не сказал, боялся что меня побьют от зависти! Вы не помните меня, наверно? Я из детского приюта номер три, который вы... ваш клан целый год присылал нам еду и всех спас от голодной смерти! Мы все обязаны вам жизнью, а потом... потом вы, госпожа, еще и устроили для нас новогодний ужин! Помните, вы приезжали и раздавали подарки? Я свой отдал младшим девочкам, но вот это, -- он вынул из внутреннего кармана небольшой амулет с добрым пожеланием и давно растерявшей заряд простенькой целебной схемой. -- Оставил себе, на память.
   -- Я помню тебя, мальчик. -- добродушно рассмеявшись, ответила ему девочка. -- Ты, когда взял подарок, долго стоял на месте и смотрел на меня, а потом тебя толкнули, ты споткнулся и чуть не упал!
   -- Да... -- мальчишка тоже рассмеялся и густо покраснел. -- Простите меня, леди Нами. Я просто... так близко, к такой красивой девочке и... и... я такой дурак!
   -- Не хотелось бы, чтобы служба гидов прислала нам дурака. -- сердито вмешался один из сопровождающих леди парней-самураев. -- Как твое имя? Хорошо знаешь город?
   -- В прошлые разы мы приезжали с караваном, -- девочка, слегка покрасневшая, крепко сжала свою сумочку руками. -- Не успели посмотреть город и теперь я... немножко боюсь заблудиться...
   -- Можете этого совершенно не опасаться, юная госпожа! -- одернутый стражем, гид слегка опомнился, хоть и продолжал ярко сиять от восторга. -- Я изучил этот город как линии на своей ладони! Провожу вас куда угодно, порекомендую магазины с лучшим качеством товаров и ценами! Прослежу чтобы вас не обсчитали, а воры или мошенники не посмели приблизиться к вам и вашим вещам. Позвольте представиться! Икегами Такеши, полукровка от самураев второго поколения. -- мальчишка вынул из кармана и показал клиентам свою гражданскую карточку, с желтой каймой. -- А вот мое удостоверение гида и знак аттестации...
   -- Ладно, ладно! -- рассмеялась девочка. -- Я тебе верю.
   -- Икегами? -- удивился самурай, взяв карточку мальчишки и изучая ее. -- Так ты - самурай одного из восточных кланов?
   -- Я... полукровка. В клане погибло много мужчин и мама взяла мужа из государственных чиновников. Глава клана позволил нам остаться и сохранить родовое имя, а потом... потом... мои родители и двое братьев погибли при нападении бандитов на Унадзуки...
   -- Бедняжка... -- сочувственно произнесла девочка и погладила мальчишку по руке.
   -- Сражаться меня не обучали, -- встрепенулся гид. -- И способностей к боевым дзюцу у меня нет, но я быстро бегаю и довольно силен физически! Я все еще могу быть полезен, госпожа Нами!
   -- Да, ты можешь быть полезен. -- самурай-охранник кивнул. -- А теперь стой смирно. Мне придется проверить тебя. Это обязательно.
   -- Д-да. -- мальчишка побледнел, но стойко держался, пока охранник водил ему пальцами по лицу, импульсами Ци обрабатывая кожу проверяемого.
   Ничего не произошло. Никакой пленки на коже не вздулось и не отслоилось, лицо не деформировалось.
   -- Хорошо. -- самурай вернул документы гиду. -- Теперь все в порядке.
   -- Прости нас, Такеши-кун. -- виновато сказала леди Нами. -- Друзья сказали папе, что в городах пропадают люди и уже несколько раз замечали кошек. Они ведь в любого могут превратиться, и очень любят притворяться хорошими людьми. Ты не обиделся? -- она взяла мальчика за руку и поднесла его пальцы к своему лицу. -- Для извинений, проверь, пожалуйста, меня!
   -- Что вы, что вы, госпожа!
   -- Не стесняйся, я приказываю!
   Мальчик, пустив плохо контролируемый поток Ци из пальцев, осторожно помял щеку девочки.
   Ничего не произошло.
   -- Вот так! -- девочка погладила себя по щеке. -- Теперь мы можем друг другу доверять! Рада с тобой познакомиться, Такеши-кун. Вот моя карточка. Меня, ты правильно узнал, зовут Нами, я младшая дочь дайме из клана Кимура. А это мои защитники, Ютака и Масафуми.
   -- Нами-химе, вы... -- юный гид таял от восхищения. -- Вы такая добрая! И такая красивая... самая красивая в мире!
   -- Ах-ха-хах, спасибо! -- развернув небольшой бумажный веер с изображением синих волн, девочка прикрыла им лицо и, довольная, рассмеялась. -- Скажи, Такеши-кун, а ты знаешь как пройти к типографии? Проводишь меня туда?
   -- Что? Типография? Да, конечно! Но... она закрыта до восьми часов, Нами-химе.
   -- Ничего страшного. Представляешь, Такеши-кун, у нас весенним паводком едва не смыло всю школу! Село спасли, а вот школа чуть совсем не рассыпалась. Сейчас ее ремонтируют, а мы приехали заказать новые учебники. Нам сказали что надо выбрать нужные, и их потом будут печатать целую неделю. Вот и хорошо! Пока будут готовить книги, мы успеем город посмотреть, сходить в театр и кино, познакомиться со всеми и купить много разных полезных вещей! Такеши, слушай... -- разрумянившись, Нами не удержалась и со сверкающими глазами выдала то, ради чего на самом деле так стремилась попасть в большой город. -- А здесь где-нибудь есть магазин, в котором можно было бы купить такие же чудесные костюмчики, как вот тут? -- она вынула из сумочки и развернула сложенную в четверо потрепанную афишу с группой из трех юных певиц Единства Культуры, которых называли "Маленькими Звездочками". -- Это... это для нашей музыкальной группы и театрального кружка!
   -- Сценический костюм Звездочки? -- мальчик-гид задумался. -- Простите, Нами-химе, но такие вещи нигде не продают. Единство очень злобно следит, чтобы их униформа и костюмы не попадали в чужие руки. Что-то там болтают про уникальность образа, и все такое. Форменная одежда Единства и наряды Звездочек стоят огромную кучу золота на черном рынке, запрещено шить даже копии или явные подражания. Если Единство узнает, что где-то у кого-то есть похищенный костюм, они вызывают стражей закона, обвиняют владельца в воровстве и все отбирают, а если он у кого-то сильного, то даже шиноби нанимают, чтобы его по-тихому украсть!
   -- Ужас какой! А... что же делать?!
   -- Не отчаивайтесь, Нами-химе! Стилисты и швеи ведь есть не только в Единстве! Я знаю одну замечательную мастерскую, там занимаются как раз карнавальными, театральными и сценическими нарядами, причем совсем недорого! Такие обалденные платья шьют, любая "Звездочка" обзавидуется!
   -- Правда?! -- глаза девочки полыхнули неуемной жаждой сказочной красоты. -- Со скольки они работают?!
   -- Тоже с восьми, Нами-химе.
   -- Жалко... ну тогда, давайте пока, все вместе, сходим позавтракать? Такеши-кун, проводите нас, пожалуйста, к ближайшему кафе "Галактика". По телевизору столько рекламы, я хочу попробовать эти их гамбургеры, роллы, колу и куриные крылышки.
   -- Конечно, госпожа! Я часто бываю в "Галактике" с гостями нашего города, делаю заказы и у меня уже есть карта постоянного клиента! Гарантия десятипроцентной скидки и вкусных подарков от компании при заказе от четырех сотен рю! Будете обедать втроем, Нами-химе? Тогда сумма наверняка будет больше...
   -- Почему втроем? -- удивилась леди Нами. -- Ты разве не поешь с нами, Такеши-кун? Разве можно самим есть, когда друг остается голодным?
   -- Д... друг? Нами-химе, вы... вы... слишком добры ко мне!
   -- Ха-ха, что ты! Это же совершенно нормально.
   Покинув железнодорожный вокзал, все четверо отправились в закусочную, а оттуда - в небольшой парк, расположенный поблизости. В ожидании, когда откроется типография, они прогуливались по парку и любовались весенним цветением деревьев, а леди Нами, с неуемным женским любопытством разглядывала наряды проходящих мимо городских дам.
   -- Нами-химе, простите, -- обратился к ней мальчик-гид и, прикрыв рот ладонью, заговорщицки зашептал, но так что навострившие самураи тоже достаточно хорошо могли его слышать: -- Мне кажется, у вас есть неплохой шанс примерить, а может даже сфотографироваться в настоящем наряде от Единства!
   -- Что?! Как же?
   -- Не далее как неделю назад, я показывал город молодой леди, такой же доброй и похожей на богиню, как вы. Единство выгнали из нашей страны, только торговые предприятия всякие остались и артисты иногда приезжают, но их советники тоже стараются вернуться. Неделю назад в Хамаоку приехала молодая леди, младший агент по связи с общественностью. Она старается найти друзей и будет очень рада гостье, тем более такой благородной и уважаемой в городе леди, как вы! Я был ее гидом два дня и мне кажется, что эта девушка - очень хороший человек. Она была "Маленькой Звездочкой" в свои школьные и студенческие годы, вы обязательно найдете о чем с ней поговорить.
   -- Но... но... папа сказал, что от Единства надо держаться подальше. Их сильно не любят и никто не будет рад, если мы, наша семья, начнем с ними дружить.
   -- Да, но просто немного жалко. Эта девушка ведь не виновата в том, что ее руководство поссорилось с лисами? А еще, она - наша соотечественница. Ей с родителями пришлось бежать в страну Лесов, когда головорезы Северной Империи узнали, что ее папа помогает раненным повстанцам. Знаете, Нами-химе, мне показалось, что она... она старается не для Единства, а просто потому, что очень хочет остаться, в стране Птиц. Потому что мы - ее народ и здесь ее родина.
   Нами смутилась и растерялась от противоречивых чувств. Любопытство и желание знакомств боролось в ней с опасением вызвать всеобщую злость.
   -- Так ты, говоришь, она была "Звездочкой"? А... а в какой группе она выступала? И как ее зовут?
  

* * *

Эпоха Войн.

Год 534

2 мая.

9:02 утра

   День благородных господ поздно заканчивается, но и начинается не с первыми лучами солнца. Когда секретарша вошла в спальню и отдернула шторы, в комнату хлынул яркий дневной свет. Не потребовалось даже электричество зажигать.
   -- Доброе утро, Котонэ-сан! -- хорошо отдохнувшая, юная леди давно уже не спала и просто нежилась в постели, ленясь выбираться из-под одеяла. Теперь, она села и сладко потянулась, словно ленивый котенок. -- Сколько времени?
   -- Девять часов, Мисудзу-сама. -- сообщила секретарша. -- В девять тридцать подадут завтрак, пора умываться и одеваться.
   -- Хо-ро-шо! -- нараспев ответила ей леди и спустила ноги с кровати, нащупывая тапочки. -- Пригласительные письма сегодня есть?
   -- Только от картинной галереи и пары бутиков.
   -- У-у. -- девушка сердито надула губы. -- Даже те двое офицеров так и не прислали писем? А ведь чуть не подрались за танец со мной. Обманщики! Вот что это за отношение? В любой нормальной стране к девушке из Единства, между прочим, люди сразу знакомиться подходят! И в гости приглашают. А мужчины влюбляются, цветы присылают, и даже пишут стихи! Я, вообще-то, об этом мечтала, и к такому готовилась! А меня заслали в какой-то дальний медвежий угол, где Единство все ненавидят! Что же делать, Котонэ?
   -- Сегодня вечером в театре ставят спектакль "Мать самурая", очень популярный среди благородных дам старшего и пожилого возраста...
   -- Отлично! То, что надо! -- глаза девушки тут же засияли энтузиазмом. -- Добрые бабушки обязательно меня пожалеют! Посмотрят на меня, пригласят выпить чаю, а потом расскажут всем, что я, вообще-то, на самом деле благовоспитанная леди, а не какой-нибудь опасный монстр, который чуть отвернешься, сразу набросится и загрызет! Р-р-р! -- девчонка подняла руки, изображая тигра и угрожая секретарше воображаемыми когтями.
   -- Они точно будут очарованы, увидев что вы - милейший и добрейший ребенок, Мисудзу-сама. -- рассмеялась помощница.
   -- И вовсе не ребенок! -- довольная сравнением, девчонка ужасно наигранно возмутилась. -- Мне уже почти девятнадцать лет, и здесь я не просто так, а с очень важным и ответственным заданием! Я - младший сотрудник по связям с общественностью! Это как в армии сотник, или даже полутысячник! Разве полутысячниками назначают детей?
   Насмешливо улыбаясь, Котонэ сделала пару шагов, приблизившись к постели, дернула одеяло, схватила и покачала на руке, показывая своей юной начальнице, потрепанного плюшевого зайца, в обнимку с которым леди Мисудзу засыпала каждую ночь уже, наверное, лет семнадцать.
   -- Вообще-то, это не игрушка! -- Мисудзу невозмутимо вздернула нос. -- Усаги - мой талисман! На нем силовые схемы с положительным зарядом, он - память о родителях и вообще, этот зайчик приносит мне удачу!
   -- Интересно только, кто станет третьим лишним, когда у вас, леди Мисудзу, появится жених?
   -- Не знаю, но я любого принца сразу предупрежу, что никогда и ни за что не брошу Усаги!
   Продолжая сохранять самый гордый и уверенный вид, Мисудзу сделала короткую зарядку, отправилась в туалет, потом в ванную, где приняла утренние водные процедуры, а затем вернулась в спальню. Котонэ уже убрала постель и принесла из гардеробной домашний наряд своей начальницы. Обычные вещи обычной девочки, без всякого переизбытка стразов, шелка и бантов. Дамы Единства Культуры, конечно же, всегда и всюду должны выглядеть принцессами, но если с утра до вечера расхаживать в платье викторианского стиля от "Золотой Хризантемы", можно с ума сойти от неудобства, да и страшно представить, какой финансовый ущерб получиться, если случайно зацепить пышной юбкой за что-нибудь острое. В пышное и вычурное леди Мисудзу нарядится, когда соберется покинуть свою обитель, а пока ужасно лень даже возиться со всеми этими давно надоевшими красотами.
   Еще в ванной надевшая комплект свежего белья, Мисудзу с удовольствием натянула на себя простую футболку с длинными рукавами, черные шерстяные гольфы и такого же цвета плиссированную юбку, закрывающие ножки юной леди до середины бедра. В гостинице не было холодно, но девочка дополнила свой наряд мягким бордовым свитером, с высоким воротом и забавным бантом из той же шерстяной ткани на груди. Просто потому что этот свитер был подарком от папы и очень нравился ей.
   Занявшись наведением прически, она поигралась с волосами перед зеркалом, навязала себе пару шелковых бантов над висками и позвала помощницу:
   -- Котонэ! Неси фотоаппарат! Сделаем пару снимков, я их папе с мамой пошлю, а то они там с ума сходят из-за того что я в чужой стране, почти совсем одна. Пусть увидят, что со мной все в порядке и хоть немножко успокоятся!
   Секретарша сбегала за аппаратом и минут тридцать девушки увлеченно играли в фотостудию, сделав не меньше пятнадцати фотографий. Мисудзу самозабвенно позировала, завершив фотосессию двумя кадрами, в первом из которых протягивала к зрителям руки в раскрытых объятиях, а во втором прижимала руки к груди крест-накрест, счастливо прикрыв глаза и ласково улыбаясь. Послание родителям, что она их обнимает и крепко-крепко прижимает к себе.
   -- Чудесно! -- довольная игрой, похвалила начальницу Котонэ. -- Сегодня же отнесу пленку на проявку! Ваши папа и мама с ума сойдут от радости, Мисудзу-сама!
   Улыбаясь и думая о родителях, юная леди продолжила прихорашиваться перед зеркалом.
   Зазвенел колокольчик, Котонэ поспешила в приемную и открыла дверь перед девушкой в форменном наряде горничной, что принесла серебряный поднос с завтраком для леди. Мисудзу вежливо поздоровалась со служанкой и поблагодарила ее за заботу, одарив попутно парой комплиментов местным слугам и поварам. Горничная, обычная провинциальная девушка, приехавшая в город на работу, была так очарована и польщена добротой благородной леди, так залюбовалась красавицей Единства, что едва не "вышла" в книжный шкаф, перепутав его с дверью приемной.
   Слуги и администрация гостиницы Мисудзу просто обожали, девушка много раз получала этому подтверждение и сегодня еще раз убедилась, получив с завтраком подарок в виде чашки кофе от местного бариста, с красивой графикой в форме цветка и из молочной пенки.
   Единство не ошиблось, доверив налаживание контактов с местными людьми именно Мисудзу. Все, с кем ей довелось пообщаться, отчаянно сопротивлялись ее дружелюбию, искренности и шарму, но мало-помалу начинали задумываться о том, что не все в Единстве одинаково плохи и ненавидеть эту девушку, в общем-то, действительно не за что. Потихоньку, понемногу, но люди становятся приветливее к ней. Неприязненные тени и настороженность исчезают, появляются улыбки и теплота во взглядах.
   Смягчить ожесточенные сердца? Кто справится с этим лучше, чем красивая и умная девушка?
   Переполненная благодушием, Мисудзу приступила к завтраку, но мысли о враждебности местных и об источнике этого зла заставили улыбку на ее губах истаять, а на душе возник легкий холодок.
   Взяв в руки чашку кофе с искусным рисунком и поддерживая под ней блюдце, Йошихара Мисудзу, младший агент влияния Единства Культуры, подошла к окну гостиничного номера и, с высоты четвертого этажа, взглянула на весенний цветущий город. Хамаока, промышленный и торговый центр западного региона страны Птиц. Две недели она обживается здесь, где со времен вторжения Северной Империи не было серьезной базы Единства. Этот город третий по величине в стране, но после развала империи, питавшей к Единству необъяснимую враждебность, организация не успела вернуться в эти земли из-за постоянных стычек самурайских кланов, дележа власти и разбоя как от пришлых, так и от местных ронинов. Но теперь, после большой войны, в малых странах наконец-то воцарился порядок и начала налаживаться нормальная жизнь. Бандитские армии побеждены, преступность поджала хвост. Пройдет немало времени, прежде чем злодеи успеют хоть как-то заново организоваться.
   Самое время напомнить о себе и подарить измученным людям немножко красоты!
   Мисудзу представила, почти что увидела на горизонте, за крышами жилых районов, гордые шпили замка Единства. Через полгода или год, он уже точно будет стоять здесь и распространять вокруг себя празднества, культуру, фильмы для кинотеатров и красивые наряды для любых слоев общества! Этот город славился своими лебедиными прудами и красивейшими каскадами фонтанов на холмах. Единство восстановит их! Прекрасные традиции любования озерами в дни прилета фламинго, и сады с разгуливающими по ним павлинами... как было бы чудесно все это вернуть!
   Вот бы еще только местные не сопротивлялись так упрямо!
   Насмехаются, презрительно кривят губы, смотрят враждебно.
   Причем легко понять, кто в этом виноват!
   Девушка, отпив из чашки глоток кофе, вздохнула и сердито поджала губы, вспомнив как один из местных кавалеров сделал ей комплимент, сказав что она очаровательна, как Златохвостая Кицунэ. Потом второй похвалил ее взгляд, такой же восхитительно-властный, как у великой воительницы Корио. Ну а вчера, когда она заглянула выпить чашечку чая в местный ресторан, очередной желающий познакомиться использовал потрясающе изобретательный способ подхода к девушке, поинтересовавшись, не лиса ли она, ведь такая красотка не может не быть сказочной богиней!
   Лиса там, лиса тут! Все разговоры только о лисе!
   "Какое роскошное платье, Мисудзу-сама! Вы желаете меня очаровать, или выманиваете лису"?
   "Алмазное ожерелье? Каждая девушка в любви к драгоценностям немного лиса. Верно, Мисудзу-сама"?
   "Не позволяйте этому прохвосту провожать вас, Мисудзу-сама! Точно вам говорю, он - лис, мечтающий завести вас в тихое безлюдное место! Сцапает вас, сделает все самое нескромное, а потом притвориться вами и от имени Единства натворит миллион немыслимых безобразий"!
   И это говорят не какие-нибудь грубые насмешники из простого народа, а местные промышленники и младшие армейские офицеры, с которыми она познакомилась, обедая в престижных ресторанах! Злые, невоспитанные болваны! А важные фигуры этого города, как и по всей стране, вообще сердито закрывают двери, едва узнают, что к ним в гости пытается напроситься воспитанница Единства.
   "Когда ваша организация прекратит марать в своей гнусной пропаганде леди Корио, тогда и приходите".
   Что же, по их мнению, Единство должно притвориться, что воровство и разбойные нападения Черной Лисы это простые милые шалости? Организация все делает чтобы помогать людям, столько денег и сил тратит, но нет же, фанатики без раздумий приняли сторону бандитки и не слушают никакие доводы разума! Наслушались вранья, что благотворители, хранители искусства и артисты теперь им враги? Над такой чушью даже смеяться глупо, а они верят, гонят работников Единства прочь и издеваются!
   Но скоро все изменится! Один из офицеров, что чуть меньше других дразнил несчастную девушку, внезапно оказался знакомым председателя городского совета и выдал тайну, что глава города обожает одну знаменитую оперную певицу Единства. Председатель собирает записи ее концертов и на многое готов ради личного знакомства. Этот офицер обещал встретиться со своим другом и передать ему знание, что леди Мисудзу, делая одолжение и прося взамен только персональный билет на организуемый вечер, конечно же может пригласить оперную звезду выступить для местной аристократии.
   Превосходно!
   Дела складываются просто восхитительно! Знакомых и друзей у нее все больше, а значит скоро организация, защищающая и создающая все самое лучшее в мире, сможет вернуться в эту страну! Поскорее бы начать. Здесь столько работы!
   Мисудзу тяжело вздохнула, вспомнив промышленные районы, засыпанные копотью угольной электростанции. Единство, применяя строительные дзюцу и модульные конструкции, соберет замок с ядерной энергетической установкой за два-три месяца. Снизится стоимость электричества, исчезнут вредоносные выбросы, промышленники получат возможность создавать для людей новые рабочие места. Как могут местные сопротивляться прогрессу и выбирать жизнь в нищете, вместо того чтобы принять протянутую им руку помощи?! В стране Рек вот тоже, едва Единство сумело поднять регион из руин и помогло наладить жизнь людей, как вдруг все словно с ума сошли. Их правителя посетила Черная Лиса и устроила в стране ужаснейший хаос. Там теперь лисьи фанатики нарушают, как хотят, права человека, лишают свободы слова любую оппозицию, грабят честных людей и выгоняют отовсюду сотрудников Единства. Нет, не зря организация готова любой ценой избавиться от проклятой лицедейки!
   Там, где появляются лисы, сразу расцветают глупость, абсурд, зло, разорение и гибель!
   И тем важнее вести против этого безумия неугасимую борьбу! Вытаскивать, всеми силами, пораженные лисьей магией страны из-под ее влияния! Возвращать людям разум, учить и воспитывать. Для этого и нужны леди Единства. Быть для тонущих в невежестве людей примером чистоты, красоты, самоотверженности и героизма!
   Вот только страшно очень.
   Не допив кофе, девушка вернулась к столу, поставила чашку и обняла себя руками. С тяжелым вздохом, она попыталась унять дрожь. Что если насмешники правы? Вдруг злобная лиса заметит, что Единство здесь начинают меньше ненавидеть? Она тогда обязательно примчится, подкрадется к посланнице недружественной организации и... и... нападет? Это не трудно будет сделать! Черная Лиса сумела подобраться к принцессе шиамов, к жене правителя страны Морей и к любимой наложнице опаснейшего пиратского адмирала. Причем всех троих с жестокостью убила. Кто же защитит леди от чудовища, способного творить такие невероятные и страшные чудеса?! С ней здесь только пара простых самураев, да секретарша. Радует только, что Мисудзу и Котонэ ничего плохого никому никогда не делали, а значит лиса, наверное, не станет их убивать. Но все равно, совершенно не хочется получить удар по голове каким-нибудь парализующим дзюцу, а потом лежать связанной в темном ящике и плакать, мечтая о спасении, пока радостно хохочущая лиса рушит все твои достижения, уничтожает репутацию и карьеру.
   Мисудзу старалась не показывать вида, но боялась внезапного нападения до дрожи в коленях и ни за что не согласилась бы где-нибудь хоть на минуту остаться одна. Самураи круглосуточно дежурили, поочередно охраняя девушек. Котонэ, мускулистая и высокая, тренированная дама самурайской крови, провожала свою беззащитную начальницу даже в уборную и дежурила у ее постели ночью. Хорошо, что она здесь. Без Котонэ, Мисудзу давно бы сошла с ума от бесконечной паники. А лучше всего то, что обеих лис видели где-то на другом краю мира, у побережья океана Штормов. Можно хотя бы ненадолго чувствовать себя чуть спокойнее.
   В приемной зазвенел колокольчик. Слегка удивленная, Котонэ вышла, неплотно прикрыв за собой двери, и вернулась через минуту.
   -- Мисудзу-сама, -- сказала она, с легким сомнением протянув своей госпоже небольшую, красиво оформленную визитку. -- Служанка сообщила, что в холле ожидает юная благородная леди, желающая кхм... познакомиться и пообщаться с вами.
   Посетительница? Вот так, без предупреждения, не дав принимающей стороне подготовиться к визиту? Не "просит принять ее", а "желает пообщаться"? Только бы это была не какая-нибудь взревновавшая жена или подружка одного из ее новых знакомых!
   -- Кто же это? -- Мисудзу взяла визитку и прочитала несколько ровных строк печатных знаков.
   "Леди Кимура Нами, вторая дочь дайме округа Имадзу, Кимура Наримасы".
   Все ясно. Округ Имадзу, граничит с регионом Хамаоки и слывет... дремучей сельскохозяйственной дырой, населенной такими же дремучими крестьянами. Они-то действительно не сочтут неудобным ввалиться в гости без предупреждения и прямо заявить: "давай знакомиться"! Приехала город посмотреть? Небось еще и гостинцев каких-нибудь привезла, вроде домашнего варенья или свежего молока.
   Мисудзу не смогла сдержать улыбки. Перед отправлением в страну Птиц, она ознакомилась с информацией о всех самых важных семьях этого региона и о семье Кимура тоже немало узнала. Она вспомнила большую фотографию семьи, небогато одетых людей с грубоватыми лицами и фигурами. Честное слово, глубокие селяне, тянущиеся перед фотографом и неумело старающиеся выглядеть как можно внушительнее. Может быть они даже первый раз в жизни фотоаппарат увидели?
   Ох, что за ханжеские мысли?! Семья Кимура, между прочим, сумела спрятать от бандитов урожай и скотину в военные годы, а потом безвозмездно передала несколько обозов продовольствия в голодающий город, чем спасла множество жизней и вызвала огромную благодарность у местного населения. Может это и простые, бесхитростные люди, но зато очень добрые и честные. Познакомиться с одной из них будет интересно, да и дружба с девочкой из Кимура поможет несчастной изгнаннице ближе сойтись с местными горожанами.
   -- Попросите служанку передать леди Нами, что я буду готова через... пятнадцать минут. -- сказала Мисудзу секретарше. -- Скорее возвращайтесь, Котонэ-сан, поможете мне переодеться, уложить волосы и сделать макияж. Скорее, скорее же! Наконец-то мое отчуждение заканчивается!
  
   Котонэ вернулась через минуту и принялась помогать своей госпоже готовиться.
   -- Кошмар, некого даже отправить гостью отвлечь, пока мы здесь заняты! -- возмущалась Мисудзу. -- Дожили! Единство на людях экономит. Послали бы с нами еще хоть одну служанку, вам в помощь, Котонэ-сан! Как вот теперь угадать с нарядом? -- она посмотрела на легкое нарядное платье ало-бордовых цветов, украшенное вставками с кружевом ручной работы и розовым жемчугом. -- Вдруг гостья в желтом или зеленом? Оденусь как на вечер, а она окажется в дорожном платье, или агрессив, или кимоно? О-о боги!
   -- Не волнуйтесь, госпожа, я спросила у служанки о наряде гостьи и она мне ответила... -- секретарша, прикрывшись рукой, шепнула госпоже на ухо. -- Бело-голубой стиль "сельский бутик", длинною по колено!
   -- А-ха-ха, Котонэ, как грубо! Нельзя так говорить.
   -- Это не я, а служанка так сказала. Я бы себе точно такого никогда и ни за что не позволила. Судя по описанию, на ней повседнев-элит, для прогулок по городу. Этого или прошлого сезона.
   -- Тогда такое платье идеально подойдет! -- сбросившая домашнюю одежду, натянувшая колготки и облачившаяся в дорогой шелк, Мисудзу повернулась к Котонэ спиной, прося помочь застегнуть молнию на платье.
   Еще десяток минут, и приготовления были завершены. Прическа идеальна, макияж нанесен.
   Мисудзу украсилась бижутерией из розового жемчуга и кораллов. Вот так! Можно предстать перед гостьей во всем блеске Единства!
   -- Чудесно! -- она оценила свое отражение в зеркале. -- Котонэ-сан, надеюсь леди Нами не успела заскучать? Пригласите ее.
   Пока леди наводила красоту в спальне, служанки прибрали и унесли из гостиной посуду с остатками завтрака.
   Аккуратно устроившись в кресле, Мисудзу поправила на себе платье и сложила руки, приняв позу ожидания.
   -- Сумочку, сумочку! -- встрепенувшись через секунду, замахала она руками самураю, стоящему, подобно статуе, в углу комнаты. -- И веер! На столике с зеркалом!
   Самурай метнулся в спальню и обратно, принес и отдал леди требуемое. Мисудзу с виноватым видом поблагодарила его и попросила прощения за выполнение работы простого слуги. Самурай улыбнулся и поклонился, после чего спокойно вернулся на свое место. Конечно же, он понимает что все эти неудобства из-за чрезвычайно урезанного штата сотрудников. В этой миссии им точно не помешали бы еще пара слуг и шесть-восемь самураев. Пытаясь бороться с хаосом и невежеством, Единство слишком распыляет силы.
   Охранник едва успел снова встать столбом в углу, когда в дверь, отделяющей гостиную от приемной, кто-то постучал.
   -- Да, войдите. -- отозвалась Мисудзу и, открыв дверь, Котонэ вошла, с поклоном впуская в комнату миловидную девочку лет пятнадцати, восторженно хлопающую глазами и с детской жадностью разглядывающую все вокруг.
   -- Юная леди Нами, вторая дочь дайме Наримасы, героя войны из клана Кимура, законных владетелей округа Имадзу! -- представила гостью Котонэ.
   Мисудзу поднялась из кресла, подошла к залюбовавшейся ею девочке и, склонив голову, присела в реверансе.
   -- Йошихара Мисудзу, леди Единства и младший сотрудник по связям с общественностью. -- сказала она. -- Очень рада встретиться с вами, Нами-сан. Прошу, проходите. Давно ли вы в городе? Не приехал ли с вами ваш благородный отец? Мне бы очень хотелось познакомиться с этим великим и храбрым человеком, во главе ополчения разгромившим целую армию в полторы тысячи бандитов-ронинов, наивно возомнивших, что клан Кимура позволит им разграбить ваши владения! Проходите, проходите, прошу...
   Девочка, сложив руки в замок поверх крепко стиснутой сумочки, с открытым ртом зачарованно глазела на свою новую знакомую. Она явно не услышала ни слова из речи Мисудзу и стояла, выпав из реальности.
   -- Нами-сан! -- Мисудзу слегка смутилась и рассмеялась. -- Нами-сан, вы здесь?
   -- А-ах?! -- девочка встрепенулась и захлопала глазами. -- Ой, простите, Мисудзу-сама, я... я просто первый раз в жизни вижу такую... такую... красивую леди, как вы! Вы сияете, как самая настоящая звездочка! Папа и мама говорили мне, что я - принцесса, но тогда вы... вы - дочь самого великого императора!
   Ну наконец-то! Вот так и должны реагировать на появление леди Единства все нормальные люди!
   -- Ах-хах! -- млея от похвал, разрумянившаяся девушка прикрыла нижнюю половину лица развернутым веером. -- Спасибо вам, леди Нами! Какие приятные и волнительные слова, от милой и очаровательной леди! Я просто таю, и не знаю, как вас благодарить.
   Как бы невзначай, она подняла руку и коснулась своего колье, привлекая внимание гостьи к украшениям. Та мгновенно повелась на провокацию.
   -- Ох-хо-о-о... -- всплеснула руками девочка. -- Какие бусы! Это жемчуг, да? У моей мамы тоже есть украшения из жемчуга, она их очень любит и только иногда позволяет нам с сестрой подержать их в руках! Какой красивый цвет! Он розовый, да?
   -- Да, но это не бусы, а колье. -- ответила Мисудзу, усилием воли сдерживая насмешливый взгляд в сторону откровенно детских украшений провинциалки, с пластиковыми бусинами и цветочками из дешевого шелка. -- Такой жемчуг собирают ныряльщики народа миньюн на Большом Барьерном рифе. И эти кораллы, -- она указала на резное украшение в своих волосах. -- Тоже с великого рифа. Миньюн поставляют Единству материалы, а потом наши художники создают такие восхитительные шедевры ювелирного искусства!
   -- Коралл?! Вот он какой?! А... а можно потрогать? Я еще никогда не видела кораллов!
   Мисудзу вынула из своих волос гребень-заколку и подала его обрадованной гостье, позволив девочке погладить и потискать резные цветы.
   -- Жемчуг и кораллы... -- вздохнула Нами, возвращая чудесный гребень владелице. -- Мисудзу-сама, у вас все украшения морские! Вы, наверное, русалочка! Дочь правителя морей и океанов!
   Легко провоцируя гостью на комплименты, соскучившаяся по искренней лести красотка получила похвалы своему платью и прическе, удивила провинциалку цветочным орнаментом на своих ногтях и вдруг заметила, что гостья, теряя задор, стеснительно теребит свое простенькое платье и браслет из пластиковых бусин.
   -- Что же мы стоим? Проходите, Нами-сан. Вот кресло, садитесь, пожалуйста. Давно ли вы в городе?
   -- Что? Нет, нет. -- севшая в одно из двух поставленных рядом кресел, девочка помотала головой. -- Мы приехали сегодня, с утренним поездом из страны Фруктовых Садов. Он прибывает в пять часов, а потом идет прямо в столицу, но нам надо было в типографию, заказать учебники для нашей школы... было большое весеннее половодье и все подвалы залило водой...
   -- Я так и подумала, -- удобно устроившись во втором кресле, продолжила диалог Мисудзу. -- Что вы прибыли в Хамаоку не из простого любопытства, ведь одеты идеально для занятия множеством дел в городе.
   -- Правда? -- навострив уши и хлопнув глазами спросила Нами. -- Вам... вам нравится? -- девочка слегка поправила на себе одежду, игриво улыбнулась и стрельнула в сторону Мисудзу кокетливым взглядом. Она тоже жаждала похвалы и уверений в том, что красива.
   -- Я просто таю от умиления, Нами-сан, и представляю, сколько людей получили заряд благодушия, от одной встречи с вами! Чудесное болеро! -- она тронула легкий жакет на разрумянившейся гостье. -- А этот шелковый бант на поясе, просто "ах" как мило и женственно! В городе сейчас большие проблемы с финансами и работой, поэтому ваши простые украшения не шокируют людей неуместной демонстрацией богатства, а наоборот, вызывают к вам добрые и дружеские чувства. Чрезвычайно уместное сочетание скромности, естественности и чувства стиля!
   -- Спа... спа... спасибо, Мисудзу-сама! Вы такая добрая!
   -- Что вы, Нами-сан, это вы добры ко мне. Знаете, я очень счастлива, что вы пришли познакомиться со мной. Родители уехали из страны Птиц когда я была еще совсем маленькой и сейчас, хоть я и вернулась на родину, но никого здесь не знаю и после всех тех лисьих сказок о том, что Единство помогало бандитам, мне очень тяжело найти друзей... -- Мисудзу вздохнула с болью и печалью.
   -- Да, мальчик из службы гидов, который рассказал мне о вас, говорил, что и из-за того, что страна Птиц поссорилась с Единством, люди не хотят с вами общаться, но я думаю... думаю, Мисудзу-сама, что это очень ужасно! Всем известно, что всякое зло, пытаясь убить Черную Лису, творили разные глупые наемники и их нанимала даже не восточная, а западная ветвь Единства! Вы тут совершенно ни при чем, и обижать девушку за то, что сделал кто-то там, другой, это просто, я считаю, глупость какая-то! Единство много раз привозило на дирижаблях лекарства и еду из империи в подарок малым странам, столько раз помогало всем нам! А теперь это все забыли и нападают на девочек так, как будто они какие-нибудь враги!
   -- Ах, Нами-сан! -- вынув из сумочки платок, Мисудзу спешно обмакнула увлажнившиеся глаза. -- Наконец-то кто-то понимает, как мне плохо и одиноко! Нами-сан, вы ведь не уезжаете сегодня, нет? Мне бы так хотелось сходить с вами в театр! Или на выставку, или... или...
   -- Нет-нет, я не уезжаю! -- с восторгом обрадовала ее Нами. -- Мы останемся в городе на неделю, или даже на две! Сегодня, я хотела сначала сходить в магазины и купить что-нибудь чудесное для нашего школьного театра, а потом... потом... в кинотеатр! Я очень люблю мультфильмы, у нас дома есть телевизор, но говорят что в кинотеатре что угодно в тысячу раз интереснее!
   -- Может быть, тогда пройдемся по магазинам вместе? -- всплеснув руками, хлопнула в ладоши Мисудзу. -- Я знаю много замечательных мест, там столько всего! Голова закружится, как в сказке! А вечером сходим в театр! Вам даже не понадобится ничего покупать, Нами-сан, у меня много платьев и украшений, мы обязательно найдем для вас самый лучший наряд! Вы говорили, что я сияю так, что похожа на звездочку, Нами-сан? -- леди вздохнула, счастливо улыбаясь. -- Но когда мы выйдем из повозки к зданию театра, все вокруг ахнут от того, что рядом со мной будете вы, такая же яркая и очаровательная юная звездочка! Леди Нами, вы знаете, что по образованию я - стилист? -- подавшись вперед, она обняла ладонями кисть правой руки гостьи. -- Ах, какой потенциал! Обещаю, как воспитанница Единства, что открою миру всю вашу красоту! Если я - дочь владыки морей, то вы, Нами-сан, станете богиней неба! Давайте наполним весь мир чудесами и очарованием! Вы будете сиять!
   Нами, затаившая дыхание и открывшая рот от восхищения, приложила свободную ладонь к разрумянившимся щекам, а затем протянула руку стоящей рядом секретарше.
   -- Тогда, Мисудзу-сама, Котонэ-сан, -- сказала она. -- Давайте дружить!
  

* * *

2 мая.

8:07 утра

   Почти потайная дверь, за которой уже больше двух лет незаметно творилось самое настоящее волшебство, располагалась на торговой улице, позади просторного, светлого магазина недорогой одежды для всей семьи. Гиды, мальчики и девочки, приводили сюда своих клиентов, обещая молодым мужчинам добротные костюмы и обувь, девушкам брендовые платья по доступным ценам, а детям игрушки. Или, как в случае с юной леди Нами, сценические костюмы, такие же как у обожаемых ею юных "звездочек".
   Оказавшись в магазине одежды, клиенты убеждались, что все правильно и спокойно шли за зовущим их гидом к большой красивой двери, с вывеской "ремонтные и швейные мастерские".
   За дверью обнаруживался просторный, хорошо освещенный коридор, по бокам от которого располагались залы со стеллажами тканей, швейным оборудованием и вешалками с готовыми нарядами. К посетителям тут же подходили улыбчивые девушки в униформе магазина и интересовались чем могут помочь. Предлагали товары и услуги.
   Леди Нами показала работницам афишу с юными "звездочками" и расцвела от восторга, получив заверения что мастера магазина могут сшить точно такие же костюмы, причем быстро и совсем недорого.
   -- Мы обожаем певиц Единства, -- заверили ее девушки. -- И с удовольствием нарядим вас, юная леди, одной из "звездочек"! Не переживайте из-за запретов, власти в нашей стране Единство не имеет и мы повторим любой костюм с точностью до мелочей. Какой вам больше всех нравится?
   -- Вот этот! -- радостно указала Нами на одну из певиц на афише и принялась объяснять почему.
   Вокруг было много людей, работников и других клиентов, своим присутствием создающих у приведенных гидом гостей города уверенность в полной безопасности. Вот только все эти люди были подставными. Совершенно напрасно охраняющие молодую госпожу самураи, сомлевшие от внимания, улыбок и лести окруживших их услужливых красавиц, без сопротивления позволили девушкам взять себя за руки.
   -- Нами-химе, -- мальчик-гид, отвлекая юную леди от обсуждения сценических костюмов, вдруг мягко обнял кисть ее руки своими ладонями. -- Я знаю что вы меня никогда не простите, но все равно... мне жаль.
   Девочка удивленно хлопнула глазами, а зеленоватое свечение, поднявшееся над активировавшимися силовыми схемами на ладонях мальчишки уже вплеталось в систему ее биотоков и стремительно распространялось по телу, даря ощущение тепла, удовольствия и счастья.
   Не в силах сопротивляться нахлынувшему на нее благодушию, Нами ласково улыбнулась этому милому и хорошему мальчику, а затем ее сознание окутали сладкие, теплые и нежные туманы, сопротивляться которым было совершенно невозможно. Глаза сами собой закрылись, девочка вздохнула от наслаждения и даже не почувствовала ни того что падает, ни того что коварный гид подхватывает ее под руки.
   Рядом, с такими же вздохами и улыбками небесного счастья, оседали на руки девушек-работниц оба грозных стража юной леди. "Кошачья Мята", секретное дзюцу и дар Золотого Бога, валила с ног самураев так же эффективно, как и любых обычных людей.
   Поднялась легкая суета. Сразу шестеро девушек потащили охранников в примыкающую к коридору комнату, а обманщику-гиду пришла на помощь еще одна.
   -- За ноги бери! -- принимая ношу с рук на руки, тихим и взволнованным голосом указала она гиду, который на самом деле сильным и выносливым парнем только казался. -- Осторожнее! Скорее!
   Пара секунд заминки, и они, унося с собой похищенную девочку, ускользнули в комнату следом за остальными. Еще мгновение, и двери были плотно прикрыты.
   -- Тяжеленная какая! -- бестактно заявила помощница, аккуратно укладывая пленницу на одну из трех заранее подготовленных лежанок. -- Килограмм восемьдесят! Ей точно пятнадцать?
   Мальчик-гид, а вернее шустрая и сообразительная девочка, уже больше двух лет вынужденная притворяться мальчишкой, осторожно помяла мышцы на руках и ногах юной леди. Плотные, как железо! На вид - обычная девочка, а небось подковы для личного коня одной рукой гнет и кулаком формует! И ей теперь нужно притвориться этой юной самурайшей? Леди Нами выше нее на полголовы, тяжелее раза в два, шире в плечах и талии. Хорошо, что младшую дочь дайме Наримасы здесь никто не знает. Был бы хоть один знакомый, и все! Никаких бы шансов на обман.
   Обман, предательство, ложь?
   Как же наивна была она, Тамура Момо, воображая, что может принять подарок от демона и не стать чудовищем! Когда Золотому Богу понадобилась ее помощь, юной кошке быстро и доходчиво объяснили, кем она стала.
   "Следующей ночью, отключи сигнальные схемы на двери и воротах сиротского приюта".
  
   Разношерстный сброд бандитских недобитков после проигранной войны за малые страны мелкими группами бежал в безлюдные земли страны Болот, где обосновался в брошенном пограничном замке. Овдовевшие жены и осиротевшие дети из кланов-изгоев, бандитские прихвостни, подонки и мрази всех мастей. Будущее их было безрадостно, но среди них затесалось несколько "кошек", через которых Золотой Бог узнал о месте укрытия банды. Выждав, когда разбойники начнут тяжело страдать от голода и болезней, он явился к ним и предстал спасителем. Пригнал целый дирижабль с едой и медикаментами, мгновенно обратив отчаявшихся злодеев в своих верных последователей. Несколько месяцев подготовки и банда снова запылала жаждой действия, мечтая жестоко отомстить тем, кто самодовольно радовался своей победе.
   В первую очередь, они озаботились уменьшением количества дармоедов на своей главной базе и добычей рабов для тяжелого труда по обустройству жизни посреди протравленных, мертвых земель. Им нужны были выносливые люди с измененным геномом, но взрослых шиноби и самураев красть бандиты, конечно же, побоялись. Целями для порабощения стали сироты войны, дети и подростки из сохранивших честь благородных кланов, и не примкнувших к бандитам даже под угрозой гибели.
   Тамура Момо, беженка и бродяжка, за полгода мирной жизни успела поверить в то, что все плохое осталось позади. Принятая в приют к детям самураев, она успела со многими здесь подружиться, привыкнуть к мирной жизни и даже... по-детски влюбиться в одного замечательного мальчика. Радостная и довольная, она наслаждалась своим счастьем, как вдруг обмерла и почернела от ужаса, услышав приказ от проникшего в ее сон и явившегося ей Великого Наставника.
   Открой двери.
   Впусти врагов.
   Точно так же почернела и Мицуи Хонока, недоученная жрица храма Воды, ставшая ночной дежурной воспитательницей в этом же приюте. Та, что наравне с Момо успела сама себе придумать, что Великий Наставник - бог, а не демон.
   Нет, они не станут подчиняться! Даже под угрозой смерти, они не станут опаивать своих друзей снотворным дурманом и открывать двери прячущимся во тьме бандитам! Они... они... вызовут стражу и во всем сознаются!
   Золотой Бог прочел их мысли. Нет, он не убил их на месте. У него были другие способы пресечь предательство. Когда Хонока отправилась звать стражей, а Момо подошла к мальчику, которому решилась первому признаться в том, кто она на самом деле, на внутренней стороне черепной коробки девочки активировалась силовая схема. Малолетняя кошка-предательница ощутила как тело немеет и чья-то чужая воля захватывает контроль над ее телом. Лишенная возможности что-либо сделать, она могла видеть, слышать и чувствовать, но управлял ею уже кто-то другой. Момо вырывалась и плакала, умоляя своего друга поднять тревогу, кричала что все они в опасности, но ничто из этого не вырывалось за пределы ее души. Играя ею, словно марионеткой, Золотой Бог кратко поговорил с ее другом о бытовых мелочах, отошел в сторону и исчез, вернув Момо контроль над ее собственным телом. Девочка попыталась поднять тревогу еще несколько раз, но владыка кошек внимательно следил за ней, а Хонока...
   Хонока вернулась без самураев и принесла с собой большую бутыль снотворного средства, которую не могла ни выбросить, ни разбить. Золотой Бог издевательски хохотал, потешаясь над отчаянием и жалкими попытками сопротивления от его беспомощных рабов.
   А ночью, когда все уснули под действием подлитого в еду дурмана, Момо снова потеряла над собой контроль, поднялась с постели и, исполняя волю злого божества, открыла двери для сразу же ворвавшихся внутрь людей, от которых злом веяло так, что девочка приняла их за йома. За чудовищных мертвецов, которыми движет одна только лютая, безумная злоба. Она вжалась в стену, а когда монстры прошли мимо нее, словно сквозь кошмарный сон последовала за ними. Она видела как ворвавшаяся в спальню кошачья свора набросилась на ее подруг и друзей. Видела как наглая и злобная девчонка, явный лидер бандитских детей, вцепилась в мальчишку, которого Момо так искренне и нежно полюбила. Такеши... ее Такеши... он был сильным. Он один оставался в сознании и сумел подняться на ноги при появлении врагов. Такеши попытался бороться, но наркотический дурман мутил его сознание, делал ватными руки и ноги. Весело рассмеявшаяся бандитка схватила его, опрокинула на постель и, похвалив за храброе сопротивление, начала с издевкой выговаривать о том, что очень рада познакомиться, ведь вообще-то она всегда вместо девчачьих любила игры мальчишек, водила ватаги сорванцов, всегда всеми командовала и давно хотела попробовать себя в роли парня. Невозможно? Неправда. Теперь она - кошка. Ничто не мешает ей сейчас взять и обратиться в такого вот сильного, красивого и благородного мальчика, которого зовут Икегами Такеши.
   Она глумилась, а Такеши повернул голову и посмотрел на Момо, что дрожа и плача стояла у выхода из комнаты.
   -- Куда смотришь? -- смеясь, казала ему бандитка. -- Эта девочка нравилась тебе, да? Очень нравилась? Ты же не знаешь, что Судзукава Эри умерла целый год назад? Да, да! А ты, глупый, дружил с Тамура Момо, уродиной, нищенкой и дочерью алкоголички! Она продала свою душу Золотому Богу, потому что мечтала стать кошкой-оборотнем, чтобы украсть красоту и жизнь у другой девочки! У милой и счастливой принцессы! Но всего одной души для оплаты чуда конечно же слишком мало! Ты правильно понял. Это она впустила нас! Защитные схемы отключены! Самураи не получат сигнала о нападении и никто не придет спасти вас, сироток из благородных семей, потому что среди вас, с самого начала, была предательница!
   Смертельная боль и ненависть в глазах самого близкого друга стали для Момо последним ударом. Сознание заволокла черная пелена и глупая кошка, лишаясь сил, повалилась на пол.
  
   Когда Момо очнулась и почувствовала что лежит в кровати, она с отчаянной надеждой подумала что ей просто привиделся ночной кошмар. Вокруг были знакомые дети и подростки, весело гомонящие и играющие как обычно. Воспитатели собрали и повели весело гомонящую ватагу умываться перед завтраком. Ни в ком юная кошка не чувствовала искры Золотого Бога.
   -- Ты что, Эри-чан? -- Такеши, слегка удивленный, подошел к бледной и растерянной девочке. -- Что случилось? Опять плохой сон?
   Он поднял руки и ободряюще погладил ее по плечам, как делал до этого не раз. Момо сомлела от радости, посмотрела ему в глаза и... остолбенела, увидев в них издевательские искры злобного веселья. Все вокруг засмеялись, а Фуджихара Нао, малолетняя бандитка из клана, за две войны успевшего дважды предать и обречь на гибель своих покровителей, оставила притворство.
   -- После того, как мы по приказу имперцев подорвали стены нашего города, мне уже никому нельзя признаться что я из Фуджихара, но зачем мне это делать, если теперь я могу сказать что я из Икегами? -- говорила она, с девчачьей жеманностью красуясь перед Момо, хвастаясь внешностью благородного мальчика и новенькой, чистой одеждой. -- Я - одна из злодеек, что в корзинках с едой и под юбками таскали взрывчатку под стену? Да, но пусть лучше все думают что я - храбрый сынок самурая, до последнего подававший защитникам боеприпасы! Хорошо что все предатели получили по заслугам, а? Конечно! Потому что теперь все мы, дети героев войны, можем жить в достатке, на заслуженном обеспечении и заботе государства!
   Склонившись вперед, она сгребла Момо за ворот платья и грубо встряхнула ее.
   -- А ты, тряпка махрявая, даже не вздумай еще хоть раз попытаться что-то сделать против Великого Наставника! Мы все про тебя знаем! Твое прошлое, твои мысли! Донести хотела? Самураев позвать? Бог следит за тобой, днем и ночью! Не забывай, твои друзья теперь у нас, на базе, в рабских ошейниках! Один щелчок пальцев, и им всем взрывами бошки поотрывает! Или нет, это слишком просто! Каждый раз, как только ты попытаешься сделать хоть что-нибудь против нас, мы казним одного из твоих друзей, а Золотой Бог потом, во снах, будет показывать тебе, как они умирают! Хочешь увидеть, как четвертуют ту маленькую девочку? -- она указала на одного из подменышей. -- Или вон ту? А может, сразу начать с Такеши? -- она указала на себя. -- Тебе все равно не позволят ничем нам навредить, но наказание будет в тот же день! Запомни это, Тухлый Персик! Запомнила? А теперь встань на четвереньки! На четвереньки, я сказала! Не хочешь быть кошкой? Тогда гавкай! Гавкай, собако-девочка!
  
   Наигралась в парня Нао, впрочем, довольно быстро. Не умеющая здраво оценивать местную политическую ситуацию и собственные силы, привыкшая брать одной наглостью и агрессией, при попытке повыделываться перед авторитетами местного районного хулиганья, она спровоцировала небольшую уличную войну, которую с треском проиграла. Потеряла набранный настоящим Такеши авторитет и, вместе со своими "бойцами", попала в больницу с травмами, характерными для кастетно-ножевого боя. Старшие кошки пришли ей на помощь, удавили несколько хулиганов в темных переулках, но решившие что драками потревожили кого-то серьезного, затихарившиеся в страхе подростки уважать пораженца от этого больше не стали. Ложный Такеши потрепыхался еще немного, получил по морде еще раз и окончательно вывалился из авторитетов.
   Привыкшая к постоянному восхищению от ухажеров и подхалимов, Нао внезапно осознала, что никакого внимания и обожания даром больше не будет. Парни на ее появление реагировали холодно, осторожно и даже враждебно, а девочки задирали носы и отворачивались, явно рассчитывая закрутить дружбу с кем-нибудь получше этого нищего дурака из приюта.
   Раздражение и злоба копились в Нао, пока однажды она не сорвалась. Отозвала в сторону Момо, пригрозила побить и потребовала поменяться масками.
   Момо не стала спорить. У нее душа кровью истекала при виде того, как эта подлая, глупая и злобная гадина втаптывает в грязь личность ее друга. Сорок минут аккуратной работы, и Фуджихара Нао обратилась в Судзукава Эри, а Момо, взглянув в зеркало, едва не расплакалась, увидев в нем измученного, усталого и сломленного Такеши. Словно бы вырванный из рабства, он вернулся к ней, но... это было всего лишь отражение в зеркале. Ни он, ни она, не стали свободны.
   Довольная превращением обратно в девочку, Нао отправилась крутить романы с хулиганьем и подниматься в иерархии над другими девочками, а Момо продолжила просто жить и за год обрела статус хорошего, тихого мальчика, у которого появилось даже несколько таких же тихих и спокойных друзей. Воспитанная, скромная и послушная, старательно выполняющая порученные ей задания, она была взята на хороший счет у городских организаций и вскоре ей предложили постоянную работу в службе гидов.
   Никто ведь не знал, что в этой службе уже четверо мальчиков подменены на особо хитрых и коварных котов, увеличение числа которых еще на одного только порадует прочно обосновавшуюся в городе кошачью стаю.
   "Работай как должна, а мы будем оценивать твоих клиентов. Если человек будет подходящим для нас, ты получишь сигнал и приведешь его к кошачьему магазину. Твои друзья умирают от голода и болезней. Будь послушной, тогда они получат пищу и медицинскую помощь, слабые даже будут освобождены от работ. Вздумаешь сопротивляться, и они ничего не получат, кроме побоев. Из-за тебя".
  

* * *

   Котонэ, помощница и защитница юной леди Мисудзу, чувствовала благожелательный настрой с первого момента, как гости вошли в комнату и не заметила подозрительных теней отчаяния в глазах молодой кошки, протянувшей ей руку. Момо, которой Золотой Бог без колебаний доверил роль провинциальной принцессы самураев, много раз видела, как слабые и беспомощные кошки своим "Обаянием" лишали чувства осторожности даже самых сильных людей. Входили в доверие, становились друзьями и дурманом "Кошачьей Мяты" сталкивали человека в беспамятство.
   Секретарша, по примеру своей госпожи, с доброй улыбкой вложила руку в ладонь девочки. Молодая кошка, заманившая в подобную ловушку не меньше пяти сотен людей, изготовилась активировать силовые схемы, которые рисовала на ее ладонях и заполняла положительным зарядом ее подруга, Хонока. Единственная, кому она могла выплакать свое горе эти два ужасных долгих года.
   Но может быть, не придется? Может быть стоящий у дверей кот провалит задание и ничего у них не получится? Может, страж Единства почувствует опасность, выхватит меч и одним взмахом снесет ей голову? Вот сейчас... сейчас...
   Самурай, стоявший у двери, вдруг рухнул на колени, а затем повалился ничком, не разбив лоб об пол только потому, что перед ним был расстелен толстый мягкий ковер.
   -- Что? -- Мисудзу и Котонэ встрепенулись, в изумлении посмотрели на упавшего охранника, но прежде чем успели испугаться, вдруг сонно моргнули и, расплываясь в блаженных улыбках, бессильно обмякли.
   Двое подростков в потрепанной самурайской одежде, пришедшие вместе с фальшивой дочерью правителя округа Имадзу, тут же метнулись вперед, подхватили девушек и не позволили им упасть.
   -- Ох-хо-хо! -- с отвращением сдирая с себя маску парня-самурая, рассмеялась Фуджихара Нао. -- Я уже думала, что ты не справишься, Томура. Еще чуть-чуть и нашей актрисе пришлось бы тащить этих гламурных сучек в волшебный магазин!
   -- Подвох искал. -- криво усмехнулся мальчишка. Держа лишенную сознания девушку под руки, он сделал пару шагов в сторону и уложил секретаршу на диванчик. -- такие как этот увалень вечно с сюрпризом, но Золотой Бог показал мне правильные схемы. Наши давно пробрались в Единство, точно вам говорю! Последний осколок старой империи, да? Монстроборцы, тысячу лет защищавшие человечество от Алых Теней? Единство разложено изнутри, теперь они даже с одной лисой-лицедейкой справиться не могут! А кошек - тысячи. -- бандит стащил с себя хаори от самурайского кимоно, посмотрел на знак клана и злобно ощерился. -- Победители недавней войны уже проиграли! Мир - наш! А эти ублюдки все кровью подавятся!
   Швырнув хаори прочь, он встал на колени и, с улыбкой насильника, принялся гладить лежащую без чувств секретаршу по бедрам, ягодицам, животу и груди.
   -- Эй, эй, без вольностей! -- одернула его Нао. -- Заказ был на одну леди, но может клиент обеих заберет? Даже если откажется, секретарша из Единства, это тебе не какая-нибудь косолапая мещанка. Одна дороже десятка мусорных девок будет! Главное не попортить до продажи.
   -- Не кипи, не порву. -- огрызнулся бандит. -- Пощупаю только. Разогревающий массаж, для здоровья!
   -- Лидер тебе башку оторвет за такие массажи. Великий Наставник разозлится на что-нибудь и сообщит ему что ты с товаром творишь!
   -- Не сообщит. Я - хороший и верный кот! Прослужу, сколько Наставник прикажет, а потом сбегу в одиночный рейд! Удавлю какую-нибудь миловидную дурочку, обращусь в нее и начну вечерами по городу шастать... -- кашлянув, он сделал горлом несколько движений, похожих на глотательные, и произнес уже женским голосом: -- Простите, милая девушка, не проводите меня через вот этот темный переулок? Мне срочно надо на другую сторону, а идти одной жуть как страшно! -- он рассмеялся и вернул себе мужской голос. -- Стражи замучаются собирать трупы изнасилованных дурех и искать виновника, но кто же заподозрит меня, добрую, воспитанную девочку из хорошей семьи? Буду менять облик по мере надобности, и таких дел натворю, Черная Вдова померкнет!
   -- Больной ублюдок. -- Нао хохотнула, устроила леди Мисудзу в кресле аккуратнее и вынула из сумки новенький, дорогой фотоаппарат. -- Правильно сопротивленки кричат, что вас, мужиков, нужно на две трети перебить, а остальным надеть ошейники, чтоб из них вас током шарашило по сигналу от любой девочки! Только так и построим идеальный мир без насилия!
   -- Ага, вот мне раздолье будет! У вас, в империи, что-то такое уже сделано. Овцы нашли на загрызенных подружках следы клыков, забили копытами сторожевых псов и теперь любой волчара может в вашем тепленьком загоне кровавую оргию устроить! Думаешь, я здесь, в малых странах, фестивалить собираюсь? Что я, самоубийца что ли? Пойду в империю, где хороших и воспитанных мальчиков затравили до смерти за то, что творят плохие! Целая страна без мужчин, какое же это счастье для веселого парня вроде меня!
   Нао пренебрежительно фыркнула, возвращаясь к своему делу. Сделала пару снимков лежащей без сознания леди Единства и принялась издеваться. Уложила девушку в позу пьяной, пошире расставила несчастной ноги и раскинула ей руки так, чтобы непристойно выставить грудь.
   -- Шикарно! -- Нао направила объектив на жертву и дважды щелкнула спусковой кнопкой. -- Настоящая фотомодель!
   Момо, боявшаяся попасть бандитам под руку, едва была сыграна ее роль, оставила кресло и отступила к стене, ближе к выходу. Покраснев и поджав губы она отвернулась, увидев как злодейка начинает укладывать леди Мисудзу во все более похабные позы, задирает на девушке юбку и опускает лиф платья, чтобы открыть нижнее белье. Враг семьи Йошихара, заказавший похищение девушки, попросил сделать эти снимки. Зачем? Наверное, хочет отправить их родителям жертвы ради издевательства, или еще больше опозорить несчастную, передав снимки в какую-нибудь гнусную газету!
   С какой же радостью наемница делает свое мерзкое дело! Еще и на своего напарника нос морщит! Сама-то чем лучше?
   Младшая кошка осторожно посмотрела на Безродного Томуру, что, тяжело дыша от возбуждения, раздевал секретаршу. Этот выродок пришел в местную кошачью банду неделю назад и хвастался, что убил восемь человек. Он мечтает продолжить свою оргию, но и Нао, не убившая пока еще никого, ничем от него не отличается. В ней та же злоба, та же гниль, и лишь вопрос времени, когда эта кошка совершит первую расправу над девочкой, вызвавшей зависть, или над мальчиком, просто ради желания самоутвердиться через издевательства над кем-нибудь.
   Как же наивна она была, поверив в то, что Золотой Бог - сострадательный ками и помогает несчастным людям изменить судьбу!
   "Зачем ты это делаешь"? -- спросила она однажды у Великого Наставника, продолжающего, время от времени, являться ей во снах.
   "Из любопытства". -- ответил ей таинственный монстр. -- "Наблюдать что творят люди, поверившие во вседозволенность и безнаказанность, само по себе очень интересно. Я приношу свои дары и вижу как с вас тотчас слетает образ цивилизованного существа, как животная натура сминает человечность в вышколенных рабах и тихих детях, как зависть и ненависть вырываются из смирных неудачников черным штормом маниакального кошмара! Ваши силы закона беспомощны, а обыватели беззащитны. Я словно врач-испытатель, заражаю организм-государство новым штаммом бактерий, чтобы проследить за реакцией иммунитета, работой органов и борьбой вашего сообщества за жизнь. Я изучаю ход болезни и создаю лекарство, чтобы пресечь "Лисью", "Кошачью" или любую другую подобную чуму, если та возникнет бесконтрольно, в обществе, что после победы в войне будет стремиться вперед и вверх, на новую ступень развития".
   Условленным стуком обозначив себя и получив отклик, в комнату заглянули сразу три молодые, симпатичные служанки. Разумеется, все трое были кошками, подменившими работниц гостиницы за целую неделю до прибытия благородной леди из Единства. Провинциальные девушки, приехавшие на учебу в институт и радостно хваставшиеся что получили работу в таком престижном месте, угодили в кошачью ловушку, были ограблены и отправлены в ящиках на черный рабский рынок, а нарядившиеся в милейшие платья горничных, молодые бандитки получили доступ ко всем гостиничным номерам. Следуя указаниям Золотого Бога, они установили в нужных комнатах следящие силовые схемы, позволившие кошкам хорошо изучить свои будущие жертвы.
   Безродный Томура, к тому моменту раздевший леди Котонэ донага, забрал из рук подошедшей "служанки" простую сумку, из которой вынул хорошо знакомый любой кошке алюминевый тюбик. Размягчив и напитав энергией Ци выдавленный из тюбика ком густой прозрачной слизи, он вылил обратившуюся в тягучую жидкость псевдокожу на лоб секретарши, а затем принялся воздействием направляющих волн Ци, распространять слизь по коже жертвы, охватывая голову и шею, до плеч. Пройдет десятка два минут, и он, Томура, внешне ничем не будет отличаться от этой чопорной, благовоспитанной красотки! Сможет пользоваться ее именем, репутацией и положением в обществе. Сколько возможностей, сколько соблазнов!
   Освободившийся от оков страха перед законом, обратившийся в маньяка мелкий подонок дрожал от сдерживаемого жадного желания и глотал обильно текущие у него слюни.
  
   На чердаке здания напротив окон гостиничного номера леди Мисудзу, среди пыли и старых вещей, прятались два худощавых, мрачных человека. Припавшие к окулярам сложных устройств, внешне схожих с армейскими биноклями, они снизу вверх, сквозь стены и занавески, наблюдали за происходящим в комнате. Изображение было черно-белым, но до мелочей детализированным. Поворачивая диск настройки, агенты могли приближать и отдалять область наблюдения, чтобы рассмотреть его во всех деталях. Вычислитель сенсорной пластины, по движению губ и голосовых связок, мог даже расшифровывать произнесенные людьми слова, а обода силовых схем, охватывающие головы агентов, обращали расшифрованное в фантомный звук, без посредства примитивных биологических органов транслируемый напрямую в мозг обладателя. Монстроборцы Единства, скрываясь от всех, следили за кошками уже несколько дней. Они могли бы в любой момент пресечь злодейства лицедеев и спасти людей, но размениваться на мелочи в задание охотников не входило. В абсолютной тишине и почти абсолютной неподвижности, двое плачей ждали настоящую добычу.
   Коюмори Юсэй, чувствуя что не справляется сам, активировал силовую схему, помогающую унять дрожь. Губы и пальцы его тотчас обрели неподвижность и выверенную четкость в движениях. Трепетать продолжала только его душа. Он ждал, был уверен, что вот сейчас, в эту секунду или следующую, добыча атакует приманку. Черный Лис, этот свихнувшийся выродок, не сможет пройти мимо творимого кошками злодейства! Не может быть, чтобы демоны не засекли в этом городе целую банду лицедеев! Их проклятый генерал где-то здесь, рядом, ждет удобного момента, чтобы напасть на чудовищ и снова выставить себя героем перед легковерными обывателями! Лис сам себе создал легенду и теперь не может, не имеет права пройти мимо кошачьих выкрутасов! Он же говорил, что кошки его кровные враги? Ну так где же ты, герой?! Неужели слишком занят убийствами детей и женщин?!
   Юсэй, вместе с отцом, был на задании в ту ночь, когда скрытое селение Скалы было захвачено демоническими силами, устроившими в городе-крепости беспощадную резню. Узнав о катастрофе, шиноби-стрелки подняли свои планеры и, надрывая все силы, примчались домой. Их взглядам открылся родной город, темный и безмолвный. Разрушений было немного. Лишь несколько домов стояли разбитыми и пожары от оставшихся без присмотра электроприборов редкими пятнами черной копоти замарали склоны матери-горы. На случай диверсии или осады, город был спроектирован и построен так, чтобы огонь распространялся плохо. Как жаль! Лучше бы он выгорел весь! До тончайшего пепла! Лучше было бы вернуться на черное пепелище, ничем не похожее на родные места! Но под крыльями планеров плыли знакомые дома, магазины, парки, детские сады, школы. Административные и жилые районы. Город был таким, каким они его оставили. Вот только не было в нем людей. Ни одного движения, ни единого источника света, только мрак и запах смерти повсюду. Тяжелая трупная вонь, которую не забыть никогда. Она проникла сквозь защитную маску, впиталась в тело и разъела душу молодого шиноби, пока он, его отец и шестеро других так же вернувшихся с заданий Коюмори собирали по домам клана мертвые тела своих родных. Черный Лис взбесился из-за гибели сестры? Он отомстил? О, это была впечатляюще жестокая месть! Но пусть ублюдок даже не мечтает, что на этом все закончится! Отец умер от горя, двое соклановцев наложили на себя руки, еще четверо погибли в войнах и охоте на чудовищ, но он, Юсэй, последний из Коюмори, все еще жив! Он здесь, готов и во всеоружии! Отдел аналитики гарантировал, что Лис появится перед ним. Значит, появится. Вопрос времени.
   "Скорее!" -- пламя ненависти захлестывало сознание свирепеющего шиноби. -- "Покажись хоть на миг, ублюдок"!
  
   Лис не появился.
   Одна из кошек-служанок прикатила заранее подготовленную тележку для грязного постельного белья, в которую, одну за другой, аккуратно уложили обеих девушек, лишенных одежды, роскошных причесок, ухоженных бровей и ресниц. Еще минута и тележку покатили к служебному выходу, где добычу уже ждали подсобники. Самураю-охраннику на спину кошки прилепили мощную силовую схему, позволявшую Золотому Богу взять чужое тело под контроль. Не просыпаясь, страж поднялся, поправил на себе одежду и самостоятельно направился к выходу. В рабы он не годится. Что с ним делать? Отвести в сторонку, перерезать горло и закопать! Места охранников займут бандиты из изгоев, такие же вышколенные и обученные, как самураи Единства. Никто не заметит подмены. Кто к ним, простым солдатам, вообще когда-либо присматривался?!
   К главным действующим лицам присматриваться, конечно же, будут намного больше, но тут злодеям поможет всеобщая враждебность местных людей к агентам Единства. Нао и Томура попросту не станут навязываться на встречи с теми, с кем успела познакомиться леди Мисудзу. Играть свои роли им долго все равно не придется. Неделя, или две... не больше.
   -- Не подумай, Мисудзу-чан, -- игривым тоном выводила Нао, кривляясь и красуясь перед зеркалом. -- Я не такая же жестокая маньячка, как мой напарник. Мне очень-очень жаль обижать такую чудесную принцессу как ты, но понимаешь, у нас заказ от важного человека. Персонально на тебя. Цену дали хорошую, а мы еще подумали немного и... знаешь что? Обалдели от подсчетов того, сколько можем заработать, если я и мой друг сумеем ненадолго прикинуться парой дамочек из Единства!
   Момо смотрела на своих подельников, до боли закусив губу. От нее, конечно же, другие кошки своих планов не скрывали. В этом городе огромные проблемы с отсутствием возможности заработать. Люди выживают из последних сил, а сказки о том, как в курортных отелях Единства чудесно живется вольнонаемным служащим, гуляют повсюду. Целые толпы молодежи мечтают о такой престижной, посильной и хорошо оплачиваемой работе. Сколько восторженных мышек прибежит в загребущие кошачьи лапки, когда Нао, от имени леди Мисудзу, даст объявление в газету, что для работы в сети отелей "Гармония Юга" требуются симпатичные молодые девушки?
   Магией кошачьего бога обретший удивительно достоверную внешность строгой и стильной молодой женщины, один из любимых учеников Золотого Бога ужал свою талию корсетом, сымитировал грудь накладками из псевдокожи и завершил превращение в леди Котонэ, аккуратно нарядившись в одежду, снятую с настоящей секретарши.
   -- Одуреть! -- таращила на него глаза Нао, пока он расхаживал по комнате туда-сюда, обвыкаясь в своем новом образе. -- Томура, ну ты талант!
   -- А то! -- женским голосом самодовольно ответил ей оборотень. -- Я ведь кот с шестилетним стажем и до войны два года в престижной женской гимназии обучался!
   -- Да ну?! И тебя не засекли?!
   -- Нет. Хозяева, когда купили меня в рабы для своей доченьки, отмахнули мне причиндалы, чтобы я нечаянно их сокровище не обесчестил. Я и не обесчестил. Подстроил, сначала, несчастный случай для папы с мамой, а потом и юной госпоже лапки завернул, прибрав себе ее внешку, документы и платьице! Приехал в гимназию богатенькой сироткой и заселился к девочкам в общежитие! Если бы не война, я бы и до сих пор разгуливал благородной ледью, строил из себя дурочку и ублажал сокурстниц интимными массажами!
   -- Слушай, а ты не...
   -- Нет, уже не кастрат. Как началась заваруха, я не стал дожидаться когда кто-нибудь захочет разорить наш курятник и сбежал. Примкнул к одной семье беженцев, радостно пригревших потерявшуюся девочку, в удобный момент всех прикончил и обратился в их старшего сына. Нанес сам себе раны на промежность и прибежал в храм, жалуясь что надо мной лихие люди поглумились. Жрицы вокруг меня раскудахтались, взялись за лечение и за месяц все восстановили! Даже денег не спросили, клушки глупые! Я одну из их послушниц, помоложе, заманил за угол и новый орган испытал, а потом придушил ее, переоделся послушницей, украл деньги из храма и сбежал!
   -- Зачем? Тебя что, не выпустили бы?
   -- Выпустили бы, конечно. Просто меня бесят люди, которые все из себя добрые, хорошие и правильные! Как вижу таких, сразу скулы в камень сводит от желания показать, кто они на самом деле! Так приятно придавить мягкотелого человечка к полу, обхватить его покрепче и чувствовать, как он боится, как дрожит и плачет!
   -- Ах-ха-ха! -- Нао, сверкая глазами, рассмеялась. -- Слышь, Томура! Пойдешь развлекаться, меня с собой позови!
   -- А что? -- маньяк смерил бандитку заинтересованным взглядом. -- Дело! Вдвоем же еще веселее! Милая будет кошачья парочка. Если в этом деле слабину не дашь, точно сработаемся.
   -- Почему это я должна дать слабину?
   -- Народу в жертвы намечено много. Сейчас ведь опасно высовываться? Черный Лис кучу поставщиков тайного рынка порезал, и сами рынки придавил, но цены из-за этого влетели ого-го! Сыграем на внезапности. Даже Лис не прочухает сразу, что здесь творится. Мы должны хапнуть разом золотой куш и спрятаться. С нами триста человек подсобников, придется им с надрывом челночить с добычей до болотного замка и обратно. Двойной, тройной груз выдавать будем, пусть хоть до пуза ноги сотрут. А под финал, когда утащим пару партий обычной добычи, знаешь что я задумал сделать? Попросить у местных каталог юных фотомоделей и учениц школ искусства! Выберем лучших и отправить им именные приглашения на смотр талантов! -- он провел руками вдоль своего тела, облаченного в расшитый золотом черно-белый наряд секретарши Единства. -- Представляешь ажиотаж? Стать звездой сцены - мечта каждой сопливой красотки! Богатенькие мамочки еще и взяток мне надают, чтобы я, леди Единства, их доченькам отдельное внимание уделила! Не откажусь. А потом пусть принцессы вместе с мамочками приходят, в концертных платьицах и лучших украшениях! С мамочками вместе и заберем малышек, таким же как я, маньякам, на развлечение!
   -- Шикарно! Но ты что, правда думаешь, что продажа пары сотен богатеньких сучек в сексуальное рабство должны меня хоть как-то зацепить?
   -- Ну, все-таки дети семи-двенадцати лет. Вдруг у тебя инстинкт защиты потомства взыграет или еще какой психоз?
   -- Ха-ха! Чушь мелешь. -- рассмеялась Нао и указала на фотоаппарат леди Мисудзу, лежащий на полке с книгами. -- Эй, Томура, видел через схемы, как наши две птички фотосессию для родителей делали? Хватай эту штуку, сейчас я в те же шмотки переоденусь, возьму любимого плюшевого зайчика и сделаем к фотосессии эротическое дополнение! Пусть папа и мама насладятся видом кошки в облике их дочери!
   Маньяк заулыбался еще шире и оба злодея, схватив фотоаппарат, ускользнули в спальню.
   Момо осталась в гостиной одна.
   Что сделать? Может, рвануться на балкон, чтобы оттуда закричать, призывая на помощь прохожих и охрану?
   Ага, позволят ей такое сделать, ну конечно!
   По телу сразу же растеклось знакомое онемение. Великий Наставник следит за ней и в любой момент пресечет попытку предательства.
   Готовая расплакаться от злости и бессилия, девочка подошла к окну, посмотрела на мирный город, а затем бросила взгляд на оставленную на столике у дивана утреннюю газету. На первой полосе, с большой фотографией вычурного небесного корабля, красовалась статья о продолжении судебных тяжб вокруг недавно построенного элитного пассажирского дирижабля. От этой новости лихорадит всю страну. Многие кричат о гнусном предательстве и мошенничестве, грозящем ужасными финансовыми потерями для маленького, разоренного региона, в котором из-за этой истории может как факт прекратиться строительство воздушных кораблей. Но скоро в этой газете, как и во множестве других, на первых полосах появится новость, которая затмит беды судостроителей. Сколько людей успеют похитить кошки? Тысячу? Две? Паника и яростная истерика захлестнут страну Птиц.
   Будет ли тогда кому-нибудь дело до дирижаблей?!
   И никто не сможет помешать? Золотой Бог - Багровая Тень. Страшнейшая угроза человечеству в масштабе целых регионов и стран.
   Но ведь он - не единственная Багровая Тень в этом мире. Есть еще одна.
   Мелькнула робкая мысль о последней надежде и тотчас вспышка жгучей, ломающей боли скрутила Момо изнутри. Она ощутила смертельную, чернейшую ненависть. Нет, не собственную. Едва не теряя сознание от боли, Момо улыбнулась, ведь духовная связь принесла ей чувства, на целую минуту затмившие рассудок властелина марионеток. Великого Наставника. Золотого Кошачьего Бога. Ненависть злобного, властолюбивого ничтожества к тому, кто уже не раз и не два втаптывал в грязь могучих и страшных ложных богов!
  
  
  
  

* * *

  

Эпоха Войн.

Год 534

10 мая.

   Ранним утром, которое здесь, глубоко под землей, определялось только по часам, Корио деликатным потряхиванием за плечо разбудил Каджими, усадил девочку на диване и, взбадривая, взъерошил ей волосы на голове.
   -- В полете отоспишься. -- сказал он девочке, сонно потирающей глаза. -- Ход у дирижабля ровный, шума от двигателей и гари в салоне нет. Сказочно комфортное средство перемещения, лучше даже любых пароходов и паровозов! Если когда-нибудь у меня появится возможность жить нормально, пойду работать пилотом на летающий корабль! А тебя возьму с собой, стюардессой. Тебе какой цвет формы больше нравится? Мне - фиолетовый! Как у стюардесс страны Холмов! С золотыми погонами и форменной пилоткой. Тебе очень пойдет. Будешь вся такая красивая, добрая и вежливая, тележку с напитками вокруг пассажиров катать! Но до этого еще дожить надо. Вот одолеем остатки мирового зла, тогда и начнем от жизни балдеть, а пока поднимайся и бегом в душ! Я уже намылся, оделся и иду завтрак готовить. Как сполоснешься, не забудь одеться и тоже приходи. Поможешь если я чего не успею.
   -- А когда вылетаем?
   -- Сразу после завтрака.
   К завтраку, на зов запахов и шипение масла, подтянулись Бьякко и Аканэ. Бьякко тяжело вздыхала, нудила и капризничала, жалуясь на то как сильно ей хочется поехать с братом. Леди Аканэ даже пришлось взять ее на руки, а Корио утешал сестру, обещая, что обязательно привезет ей что-нибудь замечательное.
   -- А что? -- с детским обыкновением принялась жадно выспрашивать младшая лиса.
   -- Ну не знаю... зависит от того, кто на меня набросится! Как только я высовываю нос из норы, на меня сразу же кто-нибудь нападает, но кто именно угадывать бесполезно, поэтому и сложно представить, что от очередного придурка останется. Кстати, Аканэ-сан, проверьте пожалуйста, может на мне какое-нибудь страшное проклятие? Куда бы я ни пошел, купаться, в кино, или просто погулять, какой-нибудь идиот обязательно выскочит из-за угла и заявит, что ему очень надо срочных неприятностей. Гады зверские! Неужели нельзя при виде лисенка просто тихо поумиляться и дать ему спокойно никого не трогать? У меня скоро затрещины заканчиваться начнут, столько их разным гадам на халяву роздано!
   -- Это проклятие "Демонического Зрения", Корио-сама, и действует оно не только на вас, но и на каждого из серых стражей. Обычный человек не видит чужих проблем, не замечает ментального эха от недавних преступлений и живет спокойно мирной жизнью. Вы же замечаете чужую боль, реагируете и... поход на прогулку в парк превращается в очередное грандиозное сражение со вселенским злом. Это прекратится, если вы научитесь проходить мимо убиваемого бандитами мужчины, насилуемой женщины или умирающего от голода ребенка.
   -- Значит, мы все обречены страдать. -- вздохнул Лис.
   -- Да, но пожалуйста, хотя бы в этот раз, держите себя в руках. С вами девочка, и она очень хрупкая! И физически и психологически. Понимаете, Корио-сама?
   -- Конечно! Никаких травмоопасных драк с зубастыми конями, пряток с самураями и огненных представлений на руинах лучшей половины города! Не беспокойтесь, Аканэ-сан. Мы же не в империю Лесов и не к шиамам. Все тихо и мирно пройдет. А тебе, Бьякко, я привезу кассету с мультиками!
   -- Про енота Кокичи?!
   -- Про енота! Какой там сезон нужно?
   -- Четвертый! Уже шесть серий выйти должно!
  
   Бьякко и Аканэ, конечно же, напросились проводить Корио до корабля и группа увеличилась еще вдвое, когда у выхода из лисьего логова к ним подошли четверо мужчин в добротной городской одежде. Двое безоружных, которых легко было принять за каких-нибудь замученных рутиной городских клерков, и двое великанов угрожающего вида, с самурайскими мечами на оружейных поясах. Охрана? Так и есть.
   Серые стражи забрали два дорожных чемодана, которые передал им Корио, после чего пристроились спереди и позади группы. Недобрыми взглядами, они заставляя шарахаться прочь и вжиматься в стены всех встречных, в то время как Каджими не могла удержать любопытство и осторожно глазела на них. Солдаты легендарного лиса! Самураи и шиноби, что смогли одолеть злую силу, захватывающую их тела и разум. Как странно! Воспринимаются как настоящие йокай из сказок, в то время как их создатель и командир, генерал чудовищ, уже кажется земным и нормальным мальчиком. Понятно, почему враги демона-лиса все никак не могут его поймать. Выискивая бога-монстра, они раз за разом проходят мимо самого обыкновенного, доброго и хорошего мальчика.
   -- Каджими...
   -- Что? -- встрепенулась девочка, сладко млевшая от своих собственных мыслей.
   -- Тут такое дело... -- Корио, вместе со всеми остальными остановившийся у округлой трубы уводящего наверх спирального тоннеля, вдруг сделал резкое движение и подхватил Каджими на руки. -- Не пугайся и не дергайся, а лучше глаза закрой. Нам всем распрыжку потренировать захотелось. Здесь и сейчас!
   Корио сгруппировался, нырнул в спиральный тоннель и, выдав из ступней импульс энергии Ци, прыгнул вверх метров на шесть. Коснувшись ногой стены тоннеля, он выдал еще один импульс из ступни и совершил прыжок до противоположной стены, от которой оттолкнулся второй ногой.
   Выше! Выше! Выше!
   С головокружительной скоростью взлетев по тоннелю, лис нырнул в открытый дверной проем, из хулиганского позерства кувыркнулся в полете через голову и приземлился ногами на гладкий пол горизонтального коридора, по которому, гася остатки инерции, проехался на подошвах.
   -- И-и-и-ха! -- из тоннеля, следом за братом, вылетела младшая лиса, повторившая его кульбит и приземлившаяся метрах в двух перед ним. -- Смотри, братик! Я прыгаю быстрее и дальше!
   -- Ну еще бы! -- поставив Каджими на пол, лис протянул руку и потеребил сестру по голове. -- В тебе энергии в три раза больше! Я-то уже взрослый, тяжелый и ленивый. С тобой, малявка, соревноваться согласен только с допингом!
   -- Врешь ты все! Притворяешься, что слабее, чтобы я расслабилась и не готовилась, а на соревнованиях вдруг р-раз! И победишь меня!
   -- Всем только не рассказывай! Дай притвориться самым хитрым.
   Четверо стражей поднялись по тоннелю и один из самураев почтительно поставил на пол леди Аканэ, которой самой прыгать по транспортным тоннелям, конечно же, было совершенно не солидно. Корио кивнул им и повел всех к воротам швартовочной зоны для воздушного корабля.
  
   Эллинг, циклопических размеров ангар для хранения и ремонта дирижаблей, был устроен в верхней части горы. Строительные леса, оборудование, кабели и прожекторы освещения. Громадные раздвижные ворота из стальных листов. Все это потрясало воображение масштабом, но сам воздушный корабль затмевал все вокруг своими размерами и величием.
   -- Безликий чуть не взбунтовался, создавая все это почти что с нуля, -- довольно поглядывая на потрясенную Каджими, сказал Корио. -- Но волшебное слово "Надо" и самоотверженный труд нескольких тысяч йома снова сотворили настоящее чудо! Враги нас, сбиваясь с ног, ищут по старым базам с ангарами, а мы, своими силами, создали новую там, где на картах нет никаких отметок! Пять лет уже здесь обитаем, без тревог и проблем. А обнаружат это логово, пусть штурмуют! У нас запасные есть. Бросим на врагов то зло, что обитает глубоко в недрах подземелий, и эвакуируем все ценное без лишней спешки. С помощью вот такого красавца! -- лис распростер руки, указывая на громадный воздушный корабль.
   Обшарпанный, побитый, с заплатами на баллоне и поврежденной ходовой частью.
   -- Ничего, долетим. -- махнул рукой Корио, заметив тени опаски во взгляде своей спутницы. -- У каждого из команды - элемент воздуха. Матросы посменно помогают контролировать ветра и дедуля даже на одном двигателе таскает многотонные грузы. Медленновато только... эх.
   Экипаж состоял из девяти человек. Капитана, четверых техников и четверки матросов. Техники были заняты подготовкой к полету, но остальные, в полинялых застиранных формах воздушного флота страны Волн, выстроились перед трапом ко входу в гондолу. На шеях - рабские ошейники со взрыв-печатями.
   -- Добро пожаловать на борт, господин капитан! -- встречающие поклонились пассажирам и получили уважительные поклоны в ответ. -- Располагайтесь. Двигатель прогрет, баллоны заправлены, к отбытию готовы!
   -- Прекрасно. Выводите корабль. Инструкции получите во время полета.
   -- Приказ принят, господин капитан.
   Робеющая в присутствии посторонних, Каджими осторожно посмотрела на капитана. В голосе и действиях этого человека не чувствовалось злобы или неприязни. В стальном ошейнике со взрыв-печатью, но не испытывает враждебности к поработившим его монстрам? Может быть, Корио спас от чего-нибудь его тоже?
   Пассажиры вошли в корабль и встали у открытой бортовой панели, капитан и матросы заняли свои места, а техники расположились снаружи, чтобы контролировать вывод дирижабля из эллинга.
   Каменный пол пронзила вибрация, когда створки ворот начали расходиться в стороны.
   -- Ветер правый боковой. -- доложил оператор воздушного причала. -- Четыре с половиной метра в секунду. Готовьтесь к компенсации.
   -- Отцепить якоря. -- приказал капитан. -- Запустить транспортер. Первый и второй номера, приготовиться компенсировать давление ветра. Двигатель на малые обороты!
   Освободившийся от якорей и вытягиваемый цепями транспортера, медленно и аккуратно, небесный гигант начал выплывать из ангара. Вольный горный ветер радостно налетел на него, едва великан показал нос из своего убежища, но двое техников умело подхватили хулигана и заставили отвернуть в сторону, не позволив учинить катастрофу. Воздушный корабль замер над стартовой площадкой, техники запрыгнули в люки гондолы и цепи транспортера тотчас обвисли, освобожденные от креплений на транспортере.
   Провожающие махали руками, а корабль, в специальные баллонеты которого хлынул горячий воздух, с устрашающей скоростью взмыл в небеса.
   -- Не скучайте! -- Корио махал рукой оставшимся на стартовой площадке Бьякко и Аканэ, а Каджими крепко вцепилась в поручень и в испуге смотрела на то, как стремительно уходит вниз земля.
   Корио глянул на подругу, взял у стены пояс с цепью и крюком, надел его на талию Каджими и защелкнул карабин на стальной скобе, вмонтированной в борт.
   -- Людям, не умеющим летать, рекомендуется соблюдать технику безопасности.
   -- А... а ты?
   -- А я хоть летать и не умею, но импульсами Ци могу снижать скорость своего падения и не получаю травм от падения с любой высоты. Если сейчас вот техники потеряют контроль над ветрами и меня вынесет за борт потоком воздуха, я просто плюхнусь в снег, в горах, и один из моих солдат слетает за мной, чтобы вернуть. Превращу событие в шутку и все вместе посмеемся! Не волнуйся! Смотри, смотри вниз! Первый раз ведь на воздушном корабле, да?
   Несколько минут Каджими, Корио и серые стражи любовались на проплывающие снизу горные пики, а затем корабль поднялся к облакам и все заволокла сплошная ватная пелена.
   -- Не зря сердце разлома зовут страной Облаков, а не каких-нибудь Вулканов. -- сказал один из Серых, по кивку головы Корио закрывая бортовую панель. -- Холодные северные ветра и жар земли сталкиваются здесь, обращаясь плотной завесой из вечного тумана. Говорят, что словосочетание "ясное небо" появилось в языке людей уже только после великого исхода.
   -- Да, теперь капитан замучается идти по приборам, а нам смотреть будет совершенно не на что. -- вздохнул Корио. -- А как выйдем из облачной зоны, будем уже слишком высоко, чтобы видами любоваться. Лететь нам на другой край мира, двое суток коротать придется. Чем займемся, парни?
   -- Я с собой книгу взял.
   -- Мне выспаться надо.
   -- Я тоже первый раз на дирижабле. Осмотреть хочу это чудо техники.
   -- О, тогда я с тобой! Будем по скобам снаружи ползать, подстрахуешь чтобы я не сорвался. Летать-то я, как и лорд-капитан, не умею.
   -- Ага, развлекайтесь! -- кивнул стражам Корио. -- А я, как радушный хозяин, буду нашу гостью охранять. Вечером, все, соберитесь в комнате отдыха. Наплету нам в "Золотых Фантазиях" какую-нибудь сказку на ночь.
   -- Охо-хо! Давайте сейчас!
   -- Никаких сейчас! Будем двое суток без движения валяться - закостенеем. В иллюзиях потеряться можно, и про реальный мир забыть. Наша задача не утонуть в фантазиях, а воплотить мечты в реальность!
   -- Хорошие слова! Вот только говорит это тот, кто создает такие иллюзии, что реальность после них становится скучной и бесцветной. -- вздохнул серый страж, желавший отоспаться. -- Я после ваших гейш, капитан, ходил к настоящим и все они, как одна, стали какими-то блеклыми.
   -- Ха! -- блеснул зубами в ухмылке тот, что собирался исследовать дирижабль. -- Просто ты влюблен в леди Корио, а в ее фантомах всегда тени ее души! Когда человек любит, для него все остальные девушки мира бесцветны!
   Страж-великан, что намеревался почитать книгу, вдруг сделал шаг вперед, преклонил колено и, ударив в металлический пол кулаком, низко склонил голову. Корио начал багроветь, а трое остальных его солдат повторили действие первого.
   -- Корио-сама! Нижайше просим вас принять вашу естественную и настоящую форму! Вы - наша златовласая воительница, императрица, за которой идут армии и народы! Вы вольны принимать любой облик, но умоляем вас! Радуйте нас чаще!
   Из глаз Корио заструился сине-фиолетовый призрачный туман. Крепко стиснув зубы он гордо вскинул голову и, не произнося ни слова, уставился на склонившихся перед ним самураев. Каджими не слышала ни звука, с реальном мире ничего не происходило, но в иллюзиях лис явно крушил и плющил своих солдат гневной речью, ведь все его тело окуталось призрачным синим огнем, выражение лица менялось с такт фразам и несколько взмахов руками дополняли агрессивный разнос превысивших дозволенное подчиненных.
   -- Да, Корио-сама! -- хором ответили на беззвучный монолог все четверо, вскидывая головы и ударяя себя кулаками в грудь. -- Ваша воля и ваш выбор! Мы прекрасно понимаем все причины, но вы же больше, чем просто капитан самураев! Вы - живая легенда о воительнице-лисе!
   Каджими ощутила чье-то жуткое присутствие и в иллюзии захватило даже ее.
   -- Болваны! -- на металлической переборке поднялась черная тень зверя с алыми глазами и пастью. -- Не с той стороны подход ведете! Столько подсказок вам было, а вы все никак не поймете! -- тень взмахнула лапой и перед людьми возник фантомный образ величественной и прекрасной девушки в доспехах. По-сказочному нелепых, но жутко стильных, зачарованных на пафос и растиражированных в массовой культуре как привычная часть образа леди-воительницы.
   Эта воительница, существовавшая только в сказках правительница одной из стран доледниковой эры, была персонажем нескольких сезонов популярной манги. Полнометражные фильмы о ней показывали в кинотеатрах, а рисованные многосерийники выходили большими тиражами на видеокассетах. Даже Каджими, у которой не было возможности всерьез приобщиться к подобному творчеству, несколько раз видела изображения великой мечницы и знала, кто это такая.
   -- Закажите у оружейников такие же доспехи, -- сказал демон-тень. -- И вот увидите, в следующий раз бой вас поведет легендарная императрица, буквально сошедшая со страниц манги! В первый момент, может многие и поднимут нашу лису на смех, но как она набьет морду двум-трем особо паскудным вражеским генералам, все поймут, что перед ними не подражатель, а истинное воплощение великой мечницы! Наше знамя взовьется над всеми фанатами сказочной леди и во вражеском лагере начнется раскол!
   -- Интересный план, только доспехи нужно скорее вот... -- Корио перехватил власть над иллюзией и щелкнул пальцами. -- Такие! -- броня и одежда на воительнице почернели, покрылись шипами и прожилками с пульсирующей алой Ци демонов. -- А еще лучше такие. -- Пластины сместились и доспех преобразовался в панцирь с ручными и ножными латами поверх нормального поддоспешника с кольчугой.
   -- Зануда. -- демон-тень развел лапами. -- Любое искажение образа моментально разрушает эффект. Зачем портить красоту? Мы ведь давно уже попадаем только в такие драки, в которых каждый пропущенный удар половину тела отрывает, не считаясь с броней. То есть, доспехи для нас могут быть только украшательством и бутафорией.
   -- Ага, а если солдаты насмотрятся и начнут нам подражать? Что мне, нести моральную ответственность за дурней, получивших удары в голое пузо, открытые руки и по кастрюле на голове без подшлемника? Думать не смейте, ни за что не надену бронетрусы и бронемайку на поле реального боя! Не уговаривайте, и не просите! А что до любви и того, что после меня мир кажется блеклым... надо поскорее заняться и набрать жриц в спецподразделение физико-духовной поддержки. Чтобы было вам всем кому нежные чувства дарить. Вот увидите, как только первую пару жриц приведу, сразу успокоитесь на тему моего внешнего вида.
   -- Ага, как уже трижды было! -- насмешливо улыбался демон-тень. -- Два с златохвостой лисой и один с почерневшей! Принцы, в вечной любви клялись, а потом мимо другая красотка шасть! И готово дело. Ты побоку, принцы влюблены, женаты, да с детьми на руках.
   -- Вообще-то принц Садаясу ни в кого не влюбился, просто чувства угасли, когда он увидел что я на самом деле никакая не богиня, а самый настоящий злодейский монстр. Как и было запланировано. Нечего людям нормальным к бесплодным Багровым Теням нежные чувства испытывать. Мое дело война, и над тем как дальше выглядеть, буду думать только после великой и окончательной победы!
   -- Ну а доспехи-то что, заказывать? -- ехидно осведомился Безликий.
   -- Конечно! Точную копию, с детальной проработкой, из хороших металлов и тканей! В чем еще я на балах-маскарадах блистать буду? Все, парни, план действий на сегодня составлен, благодарю за службу и можете отдыхать. Если не будет лень, подумайте пока над дизайном униформ для наших милейших жриц поддержки. Не в стандартных кимоно и не в медицинской же форме им разгуливать? Нужен строгий, стильный и узнаваемый образ! -- Корио слегка поклонился серым стражам, получил ответные поклоны и поманил за собой Каджими. -- Пойдем, покажу тебе нашу каюту. Я ее сразу как мы этого великана угнали, специально для себя организовал. Терпеть не могу постоянно смущать всех вокруг своим присутствием. Удобства на уровне железнодорожного купе, но учти, что в условиях побитого, ржавого грузовоза, это настоящая роскошь! Там большую часть пути и проведем.
   -- Мальчик, с девочкой, в одной комнате, наедине! -- с притворным ужасом воскликнул демон-тень, не спешивший исчезать. -- Может быть еще и дольше четырех минут?! Какое вопиющее нарушение двенадцатого пункта правил служебной этики!
   -- Не паникуй, злыдень. Это человеки себе глупость какую-то придумали. Сколько бы я правило "Четырех Минут" ни нарушал, представь себе, ни разу ничего страшного не происходило!
  

* * *

   Ранним утром, улицы Хамаоки заполнялись толпами людей, спешащих добраться до мест своей работы. Из-за истощения нефтяных и газовых месторождений в эпоху Металла, двигатели внутреннего сгорания остались без топлива и увидеть их теперь можно разве что в музеях древней техники. В нынешние времена, жаждущие выделиться богачи удивляют народ личными паровыми автомобилями, в больших и развитых городах по улицам ходят трамваи, но в разоренных и обнищавших странах транспорт ограничивается повозками на конной или ручной тяге, пользоваться которыми постоянно могут себе позволить тоже только весьма состоятельные люди. Абсолютное большинство горожан среднего и низшего класса вынуждены были обходиться той способностью к передвижению, которой наградила их природа. Проще говоря, ходить пешком.
   Молодая, приятного вида женщина привычно двигалась по течению людского потока и даже не оглядывалась по сторонам. Всю работу за нее делали специализированные силовые схемы, занимающиеся сканированием окружающих и сравнивающих их с образцами по внешним данным, оттенкам Ци, особенностям фигуры и строению тела. Ходили слухи, что отдел разработок тестирует схему, способную на ходу считывать и проверять отпечатки пальцев, но даже искатели особого отдела, носящие на себе нестабильные и опасные экспериментальные узоры, таких пока не получили. Как жаль! Цель поисков, ради поимки которой затеяна вся эта операция, ведь уязвима как раз к методу установления личности по отпечаткам пальцев.
   Агент Хонока наслаждалась прогулками, после недавно завершившихся долгих месяцев плетения, зарядки и синхронизации силовых схем. Месяцы обучения и подготовки были тягостны и выматывали не хуже чем марш-броски через горы, но зато теперь здесь, в толпе людей, она чувствовала себя... лейкоцитом в потоке крови. Частицей огромного живого организма, призванной искать и обезвреживать заразу. За четырнадцать лет службы она нашла немало их, этих вредоносных раковых клеток, что разовьются в губительные силы и уничтожат целые города, если силы иммунитета прозевают их, позволят набрать сил и размножиться. Тень легко уничтожить, пока она Оранжевая. Проблема, если тень становится Алой, и катастрофа, если она обращается в Багровую. Да, охотники убивают детей, вся вина которых в превышении дозволенных человеку сил, в плохом характере и повреждении психики гормональными нарушениями, но благодаря труду тысяч таких же искателей как Хонока, масштабных трагедий удалось избежать и множество городов мира по-прежнему полны жизни. То, что происходит если оставить Оранжевого в живых, мир видел слишком часто, учителя Единства приводили десятки примеров с массовыми жертвами и разъясняли ошибки искателей, что не заметили опасность вовремя, поддались чувствам или не восприняли угрозу всерьез. Когда Оранжевая Тень убивает, виноват всегда искатель, и даже если начальство не принимает никаких карательных мер, дурню придется жить, зная, что именно из-за его ошибки погибли люди.
   Она, Хонока, такой такой груз на себя точно брать не собирается! Пусть только дрогнут силовые схемы, сразу сигнал на базу полетит! С полным профилем биосканирования. Пусть аналитики решение принимают, как на кого реагировать, а ее задача - данные собирать.
   Вопреки мнениям, Единство старательно сохраняло корни организации во всех крупных городах, даже если официально мир был уверен, что эта зона лишена их надзора и влияния. Предприниматели, будто бы совершенно не связанные с Единством, открывали в городах магазины и фирмы. Нужные организации люди, под видом беженцев или переселенцев, поступали к ним на работу. Маскируясь под агентов иностранных спецслужб, резиденты вели вербовку и работу с местными. Единство никогда не упускало из-под своего покровительства ни одну из стран, что бы ни мнили себе император Северной Империи, глупые обыватели или наивные Лисицы.
   Палачи всегда стоят за спиною монстра, и в этом, а не в жалких трепыханиях разномастных героев или сил закона, настоящее спасение для всего человечества!
   Добравшись до места своей временной работы, девушка-шпион переоделась в униформу продавца цветов и, взяв пару корзин с недорогими букетами, отправилась на центральную площадь, где ей предстояло, не особо стараясь, продавать нелепые цветочки влюбленным болванам, мечтающим добавить романтики в отношения с такими же как они, беззаботными дурочками. Мирная картина тихого благолепия! Тихий благополучный город, буквально кишащий агентами-монстроборцами. Искатели круглосуточно работают на железнодорожном и аэровокзале, организованно наблюдение за гостиницами, в каждом жилом районе по пять-шесть агентов, занимающихся патрулированием. На повсюду, на перекрестках, на стенах и у входов во множество зданий, скрытно установлены самые разные поисковые силовые схемы. Капкан насторожен и готов!
   До одиннадцати часов дня, агент Хонока занималась уличной торговлей в назначенном ей районе. Ничего необычного не происходило, но это не было поводом терять бдительность. Ко времени обеденного перерыва, продавшая всего два букета, девушка подошла ко входу в здание с большими квадратными окнами и встала неподалеку от входа. Здесь располагались рестораны и закусочная "Галактика", центральный узел сети быстрого питания в этом городе. Очень популярное место как у простых офисных служащих, что обитают в закусочной на первом этаже, так и у богатеев, что веселятся в ресторанах на втором и третьем. Какой-то хлыщ в дорогом костюме сразу же подошел к Хоноке и купил у нее три самых красивых букета. Богатей? Нет, судя по запаху пота, железа и наркотиков, просто мелкий подручный местных околокриминальных группировок, посланный начальством за милыми подарками для гейш низкосортной эскорт-службы. На втором этаже устроили попойку. Отмечают, наверно, какую-нибудь удачную сделку.
   Когда покупатель обласкал ее жадным взглядом и отправился по своим делам, Хонока позволила себе легкую неприязненную ухмылку. Отвратительное ничтожество! Ни на что больше не способен, кроме как шустрить по мелким заданиям для больших людей? Вот и оставь свои слащавости при себе! А она, когда придет пора поумерить служебный пыл и задуматься о семье, позволит с ней познакомиться не такому вот расходному отрепью, а только состоятельному, успешному и красивому парню! Такому, как тот.
   Мимо, наградив милейшую продавщицу цветов заинтересованным взглядом, прошел парень лет двадцати трех, в костюме банковского клерка. Он каждый день забегает в "Галактику" в обеденное время, чем-нибудь быстро перекусить. Такой занятой всегда, но ухоженный, чистый и подкачанный! Зразу видно что следит за собой, думает о здоровье и деньгами не обижен, если каждый день позволяет себе обедать в "Галактике"! Хонока с удовольствием втянула запахи, оставленные прошедшим мимо парнем. Недешевый одеколон, здоровое молодое тело, а еще запахи денег, драгоценных металлов, пластика счетных машин, чернил и бумаги. И серьезной примеси женских ароматов нет. Неужели без подружки? А что, если попробовать с ним пересечься? Жаль, что некогда. Надо работать... да, надо, но ведь жизнь - не одна только работа! Сколько их было, сотрудниц Единства, отдавшихся службе полностью, а потом выданных за муж за кого попало? За плешивых, косых, тощих и старых, все плюсы которых не идут дальше кошелька. Нет уж, она сама хочет выбрать, с кем проживет свою единственную жизнь!
   Хонока начала, млея, обдумывать как устроить свое знакомство со скрывшимся в закусочной парнем. Может, сказать, что у нее остался один неучтенный букет и отдать ему, якобы чтобы он подарил его своей возлюбленной? Тогда он смутится и скажет, что возлюбленной у него нет, а она заявит, что все девушки вокруг ужасно глупые! Вот она-то была бы совершенно не против получить букет цветов от такого обаятельного красавца!
   Девушка наслаждалась кипением крови и бурей гормонов, как вдруг сигнал опасности стеганул ее, словно раскаленной стальной плетью. Нападение! Атака на сотрудников и сторожевые силовые схемы!
   Хонока напряглась, насторожилась, ища врага и готовясь обратиться в бегство, как вдруг остолбенела от ужаса, когда что-то темное и зловещее возникло из пустоты буквально позади нее. Рука в черной перчатке прижалась к затылку девушки, волны Ци из силовых печатей на ладони врага ударили в переплетения сенсорных и аналитических печатей. Сложная система тотчас пришла в хаос, силовые потоки сорвались со своих линий, обжигая и раздирая живые клетки. Схемы детонировали, Хонока завизжала от боли, упала и обхватила обожженную, кровоточащую голову руками, а враг позади нее мгновенно исчез так, словно его и не было никогда.
   И все-таки она опознала его. Не сенсорными схемами. Лишь собственной, врожденной чувствительностью к запахам. От нападающего воняло стариком, куревом и смертью. Ощущение необоримой, давящей мощи, способность появляться и исчезать в мгновение ока...
   "Черная Тень! Хино Тайсэй"! -- пыталась передать в центр корчащаяся от боли и неистово визжащая искательница. -- "Здесь Черная Тень"!!!
   Бесполезно. Схема связи, как и все остальное, выведено из строя. Ублюдок много лет сначала сотрудничал, а потом противостоял Единству и знает как нанести искателю тяжелейший урон!
   Со всех сторон, к упавшей подбегали люди.
   -- Самураев!
   -- Врача!
   -- На девушку напали! Она вся в крови! Самураев и врачей сюда!
   Превозмогая боль, Хонока приподнялась на руках, собралась с силами и... импульсами из ног швырнула себя сначала вверх, а затем, еще несколькими импульсами из ступней и ладоней, на крышу ближайшего здания. Нельзя позволить, чтобы ее поймали! Нельзя, чтобы силы закона получили доказательство присутствия здесь агентов Единства! Скрыться - сейчас это задача первостепенной важности!
   Подавив боль и не обращая внимания на раны, Хонока стремительными рывками и выверенными импульсами Ци придала себе ускорение. Напрягая все оставшиеся у нее силы, она помчалась, перескакивая с крыши на крышу. Устремилась от места нападения прочь и затерялась в каменных лабиринтах большого города. Ее не преследовали. Силы закона с ног сбивались, пытаясь отреагировать на десятки сообщений о нападениях чудовища и раненных людях в разных частях города.
   Добравшись до явочной квартиры и узнав об ущербе, нанесенной организации атакой монстра, Хонока могла лишь в отчаянии сжимать и разжимать кулаки.
   Проклятая Черная Тень! Все испортил! Проклятая, проклятая Тень!
   Но появление грозного союзника Черной Лисы разве не означает, что главный враг человечества уже здесь или появится в ближайшее время?
   -- Вот новые документы. -- резидент разведки протянул Хоноке удостоверение личности, лист прописки в малом городке соседнего региона и свидетельство о полученном среднем образовании. -- С утратой силовых схем... полагаемся на ваши врожденные способности, агент.
   Подлеченная, отмытая от крови, загримированная до неузнаваемости и получившая новые приказы, Хонока кивнула. Сеть слежения разрушена, но Единство предполагало и такое развитие развитие событий. Не все искатели - беспомощные обычные люди! Враг рано радуется, если думает, что победил!
  

* * *

   Генеральская каюта, которую Корио сравнил с купе железнодорожного поезда, не дотягивала даже до заявленного уровня комфорта, но Каджими никогда не была в пассажирских вагонах и совершенно не удивилась ни примитивным деревянным лежанкам, обтянутым простой серо-синей тряпкой, ни проржавевшим ящикам для багажа. В вагонах для рабов вовсе не было ничего, кроме рядов деревянных полок в три яруса, и железной туалетной кабинки без двери. Здесь же, у стены на каждой из лежанок, были оставлены даже свернутые в рулон одеяла с подушками. Сказочные удобства! Корио что-то говорил еще о напитках, которые развозят на тележках стюардессы? Посмотреть бы на настоящий пассажирский лайнер, хоть одним глазком! А то что-то даже немного непонятно, чего тут, в этом уютном закутке, можно было бы стесняться.
   Корио взялся убирать багаж в ящики под лежанками, а Каджими решила расстелить одеяла и склонилась к своей постели, как вдруг, за ее спиной возникла переполненная жаждой злодейства, темная фигура.
   -- Хап! -- бросивший свое дело лис сцапал испуганно дернувшуюся девчонку, заурчал от удовольствия, крепко притиснул ее к себе и помотал из стороны в сторону, словно какую-нибудь плюшевую игрушку. -- Гр-р-р! -- склонив голову, он изобразил несколько укусов в ее плечо и, сделав вид что вгрызся, искоса посмотрел на стремительно краснеющую подругу. -- Фто? Ифпугалась? -- он выпустил Каджими и рассмеялся. -- Это же просто мои, самые обычные, охотничьи инстинкты! Какой лис удержится, если рядом такой миленький хомячок, да еще тощенький и слабенький, как маленький мышонок?! -- он угрожающе поднял руки над головой. -- У-у-у! Поняла теперь, какой осторожной со мной быть надо? Чуть отвлечешься, и все! Сразу съем!
   Покрасневшая словно помидор, Каджими не нашла в себе сил и не смогла ничего ответить, но Корио не стал дожидаться, рассмеялся, взъерошил ей волосы на голове и вернулся к своему делу.
   -- Что, непривычно, когда посторонние мальчики тебя вот так тискают? -- спросил он между делом. -- Не бойся, я не всерьез. Столько меня били и колотили, а детство из разных мест так до конца и не выбили. Я ведь могу выглядеть и взрослым, и все на свете повидавшим, но возрастом, между прочим, все равно не старше тебя. Брось краснеть, а то покажу, для сравнения, как я домогаюсь, если на самом деле домогаюсь. Ух, как я умею домогаться! Но раз уж мы оба не взрослые, так давай в них и не играть! Ты какие-нибудь интересные подростковые игры знаешь? Не самурайские, с постоянными избиениями деревянным мечом, и не шинобьи, с прятками от избиения деревянным мечом, а нормальные? Играли ведь вы с другими детьми там, в твоем родном городе хоть во что-нибудь?
   -- Д-да... -- Каджими принялась вспоминать игры бедняцкой ребятки. -- В догонялки... и прятки... в камни, в пробки...
   -- А в куклы?
   -- Да... немножко...
   -- Эх, жаль я ни кукол, ни солдатиков с собой не взял. -- застеливший свою лежанку, лис крутанулся на месте, сцапал подругу и, вместе с ней, плюхнулся на одеяло, умело смягчив падение девочки так, чтобы она не ударилась о ничем не прикрытую стальную переборку. -- Каджими-чан, а давай, как сделаем в городе половину дел, сходим в кино? По-настоящему! Ведь даже тогда, когда ко мне злодейка подсела, я сразу почувствовал, что она - враг, и только играл с ней в приятное знакомство. Еще, я с Бьякко в кино ходил несколько раз, но с сестрой, это ведь совсем не тоже самое, что с подругой, правда? А с тобой если пойти, то это получится по-настоящему, первый раз в жизни! Пойдем?
   Каджими не смогла ответить. В объятиях мальчишки, она замерла, как придавленный лисом зайчонок и, тая дыхание, ждала развития событий. Лис все понял, заурчал, словно довольный кот, притиснул ее плотнее к себе, потерся щекою о ее плечо и так они сидели рядом несколько восхитительных минут, пока не насладились моментом вдоволь.
   -- Кстати, -- освободив девочку от объятий, Корио вскочил и повернулся, встав к подруге лицом. -- Ты наверное думаешь: как же ты будешь разгуливать перед людьми в городе в своей медицинской форме? Даже самые красивые медсестры почему-то не одевают форму, когда идут в кино или ресторан, правда? И вот если ты станешь в таком виде гулять со мной по улицам, все подумают, что я чем-нибудь болен, а медсестра сопровождает меня, потому что я в любой момент могу упасть и умереть! А обманывать людей не хорошо, это даже я, Безликий Лжец, понимаю! Поэтому, Каджими-чан, смотри, что я не забыл взять для тебя!
   Он вытянул чемодан из-под лежанки, открыл его и принялся, один за другим, вынимать предметы одежды. Каджими ожидала увидеть знакомый наряд девочки-красотки, но замерла, расширившимися глазами глядя на темный пиджак со знаком школы на кармане, на белую блузку с галстуком-бантом и жилеткой, на клетчатую плиссированную юбку.
   -- К-корио-сама... -- запнувшись, выговорила она. -- Это ведь школьная форма, да?
   -- Да. Для девочки-среднеклассницы, из... -- он вынул из чемодана портфель, а из него детскую гражданскую карточку и личную книжку ученицы. -- ...Класса один-один муниципальной средней школы города Нанго. Канамара Юминэ, пятьсот двадцать первого года рождения. Фото... не похоже вообще. Сама посмотри, она вот даже шатенка, а ты - брюнетка. Беда. Придется постараться не привлекать к себе внимания, чтобы не пришлось предъявлять документы.
   -- А... а... где вы это все взяли, Корио-сама?
   -- Как это где? Летом прошлого года снял с подошедшей ко мне девочки. Бедняжка подумала, что я просто красивый мальчик и вот он, результат.
   -- А... а... -- густо покрасневшая Каджими не знала, что сказать. -- Она была злодейкой?
   -- Нет, конечно. Самая обычная, хорошая и воспитанная девочка. Хочешь покажу, как все было?
   -- Не... не... не знаю...
   -- Не стесняйся! Смотри.
   Лис поднял руку, демонстративно щелкнул пальцами, и Каджими оказалась вдруг в окружении высоких мрачных зданий, поднимающихся стенами до самого неба, мрачного и серого.
   -- Ах! Ах! -- мимо нее пробежала, запыхавшаяся, чем-то сильно напуганная девочка-школьница.
   Переулок перед бегущей оказался вдруг тупиком и школьница, увидев перед собой стену, растерянно заметалась на месте, не зная куда дальше бежать, а позади нее, из-за угла, уже выходил преследователь. Корио, собственной персоной, одетый в... длинную картонную коробку из-под лапши, с прорезанными в ее боках дырами для рук.
   -- Бу-у-у! -- угрожающе поднял он руки над головой. -- Бу-бу-у!!!
   -- Ну чего ты пристал?! -- в возмущении и злости закричала ему девочка. -- Что тебе от меня надо?!
   -- У-ху-ху! -- растянув губы в широкой ухмылке и совершая хватательные движения пальцами обеих рук, злодей направился к пятящейся и закрывающейся портфелем жертве.
   -- А-ай! -- прозвучал взвопль девчонки, мир вокруг Каджими угас и возник вновь, но зрительница уже переместилась за угол переулка. Секунда, вторая, и из-за угла, оттуда, где был тупик, вышел Корио... мальчишка, в отобранной у девочки женской школьной форме.
   Довольный, с улыбкой от уха до уха, он прошагал мимо сгорающей со стыда Каджими и, помахивая портфелем, потопал по переулку прочь, а из-за угла выглянула девочка, из одежды на которой теперь была только знакомая картонная коробка.
   -- Дурак!!! -- прокричала она в след уходящему прочь злодею. -- Я всем все про тебя расскажу!
   Корио оглянулся, показал ей язык, поправил на себе девчачий пиджак и потопал дальше.
   Видение растаяло и багровая девочка-рабыня снова оказалась в каюте дирижабля. Напротив нее, плача от хохота, катался по лежанке зловредный лис. Каджими насупилась, исподлобья, сердито и обиженно посмотрела на него, чем вызвала у злыдня еще один приступ неуемного хохота.
   -- Да, да, наврал. -- заявил он, отсмеявшись и утерев текущие по его лицу слезы. -- Что, поиздеваться нельзя? Ты ведь, наверное, что-то такое про меня и подумала, да? Ладно, не дуйся. Сейчас с силами соберусь, покажу как на самом деле было.
  

* * *

Эпоха Войн.

Год 533

11 августа.

   Школы в городах страны Птиц, в отличие от безопасных регионов четырех империй, чаще всего располагались не на живописных окраинах, на чистом воздухе и тишине, а ближе к центру. Чтобы враг, вздумавший нанести обществу самую болезненную рану, вынужден был бы пройти мимо множества жилых строений и обязательно поднял тревогу своим появлением. Поблизости всегда была база сил закона, в здании несли дежурство охранники. Но все это наследие войн не бросалось в глаза и теплым летним утром здесь, как и повсюду, где царит мирная жизнь, все настраивало на расслабление и добродушие.
   На противоположной от школы стороне улицы располагался магазинчик хлебопекарного завода, вкусный товар которого на ура расходился среди школьников в обеденный перерыв и среди работников близко расположенных муниципальных зданий. Но и утром, конечно же, здесь можно было закупиться, причем не только хлебо-булочными изделиями. На основе лепешек, выпекаемых на заводе и мяса индейки с местной птицефермы, работницы магазина могли завернуть хоть десять вкуснейших конвертов с зеленью, овощами и соусами.
   Попробовав один такой, улыбчивый темноволосый мальчишка переполнился благодушием и заказал сразу два десятка, завернуть и сложить в два пакета, чтобы не порвались от веса.
   -- Еще парочку я сам запросто уплету, -- пояснил он слегка удивленным продавщицам. -- А остальные, так это меня еще четверо парней в гостинице дожидаются. Сами расслабляются, а меня, самого молодого и шустрого, отправили завтрак добыть.
   Явно не стесненный в средствах, он выложил на прилавок две золотые монеты по тысяче рю и девушки, принявшие заказ, взялись за работу, а клиент в ожидании стоя под тентом, жевал первый хлебно-мясной конверт и поглядывал на учеников, стекающихся к воротам стены, опоясывающей территорию школы. А те поглядывали на него. По большей части интерес проявляли, конечно же, ученицы. Ну еще бы! Продавщицы тоже вовсю глазели на покупателя, ведь он был невероятно похож на одного певца, очень популярного среди девочек, только был моложе лет на десять. Может, младший брат?
   -- Привет! -- набравшись смелости, к парню подошли три девочки, в школьных формах и с портфелями в руках. -- Слушай, ты очень похож на одного мальчика... ты, случайно, не Одзава Кодзи? Брат знаменитого певца, Тэцуро?
   Мальчишка слегка порозовел, застеснявшись.
   -- Да, это я. Вы даже знаете как меня зовут? Я ведь не певец, а на гитаре играю, и обычно все подходят, только потому что я похож на брата...
   Довольный тем, что его узнали, мальчишка с удовольствием начал рассказывать о том, что он с группой едет записывать их первый собственный музыкальный альбом, назвал студию записи и несколько композиций, пообещав девочкам прислать кассеты, с автографом.
   Время пролетело незаметно и отвлекли детей от болтовни только удары механического молотка по колоколу башенных школьных часов. Улица опустела, занятия начались.
   -- А вам разве не надо на уроки? -- спросил мальчишка, глянув на башенные часы школы.
   -- Ерунда! -- одна из девочек весело рассмеялась. -- Я - Канамара Юминэ, старшая дочь городского главы и помощница главы школьного совета! Если кто спросит, почему мы с подругами прогуляли первый урок, я просто скажу что мы встретились с тобой, Кодзи-кун, и я решила пригласить тебя выступить в нашей школе на осеннем фестивале!
   -- Но я, наверно, не смогу...
   -- Да это просто отговорка! Кодзи-кун, ты ведь сейчас к гостинице пойдешь? Можно с тобой? Пойдем, погуляем! Сыграешь нам на гитаре?
   Мальчишка без долгих колебаний кивнул, забрал у работниц магазина свой заказ и, радостный от общения с девочками, направился к уводящей от центра города улице, как вдруг... бросил свою ношу в сторону и закричал так громко, что девочки даже присели в испуге и закрыли уши руками:
   -- Бандиты!!! Прячьтесь!!! Берегись!!!
   На крышу здания, завершая длинные прыжки, приземлились две фигуры в серых плащах и мальчишка резко отстранился, уворачиваясь от пущенной в него стрелы. Люди в испуге шарахнулись кто куда и это спасло их от гибели под копытами коней целой своры пустынных налетчиков, вылетевших из-за поворота улицы. Сотрясая все вокруг громогласным топотом, конная масса устремилась на мальчишку и замерших в панике девчонок. Их втоптали бы в мостовую и размазали бы в кровавую кашу, но парень сгреб в охапку всех троих подруг разом, крепко обнял их за талии и, импульсом Ци из ног, швырнул себя вместе с девчонками вверх и вправо, на крышу дома, прочь от опасности.
   Эти четверо детей, конечно же, целью налетчиков не были. Вал яростно улюлюкающих, вопящих и размахивающих оружием оборванцев промчался дальше по улице, налетел на каменное ограждение школы и вышиб его, разметав во все стороны осколки цемента с битым кирпичом. Поджарые, низкорослые, но зубастые и хищные кони пустынников разевали пасти, оглашая округу свирепым звериным ревом, а их наездники подскакивали в седлах и импульсами Ци швыряли себя в окна здания школы. Высаживали стекла ударами собственных тел и исчезали внутри здания, откуда тотчас раздались вопли ужаса, грохот ломаемой мебели и яростные приказы с требованиями подчинения. Из окна третьего этажа вылетело вышвырнутое кем-то окровавленное тело учительницы, которое на лету подхватили и разорвали жадные до мяса кони налетчиков. Им же достались тела охранников и нескольких мальчишек, что по приказу самурайской крови или просто по глупости вздумали оказать нападающим сопротивление. Прозвучал резкий свист и кони, видимо не первый раз участвовавшие в подобном налете, устремились во внутренний двор, укрывшись среди школьных построек от возможного обстрела.
   -- Зараза!!! -- при приземлении на крышу выпустивший подруг и упавший, мальчишка завыл, застонал, но на усилии воли сумел подняться. -- Больно то как!
   Белые словно мел и готовые упасть в обморок от осознания того, как близко была смерть, девочки уставились на него и на стрелу, пробившую голову мальчишки насквозь, от скулы до верхней челюсти. Прежде чем удрать к захваченной школе следом за конниками, один из лучников-разведчиков все-таки подстрелил его.
   -- Меткий, мразь. -- парень отломил наконечник стрелы и вытащил древко из своего черепа. -- И реакция кошмарная. Как понял, что я - шустрик, что-то там в себе активировал и, вторым выстрелом пробил мне голову. Хорошо, что поверил, что убил. Ох-хо-хо! Больно, гадство!!! В мозг целился, сволочь, но у меня на висках брони на палец. Рикошет по кости.
   Бандиты засели в школе, отряд из десяти стражей порядка, поднятый по тревоге и сломя голову примчавшийся на помощь погибающим, попал под ураганный обстрел. Оставив четверых убитых, самураи отступил под прикрытие зданий.
   -- Щемя, шавки застенны! -- прогремел над площадью злобный голос из школьной системы оповещения. -- Здя тре сотке вашех щеней зыть ножами! Шысь глотки посечем! Хде есь ваш большак?! Сюдь яво, шистью! Расклад чесать нада!
   Снявший рубашку и утерший ею кровь, мальчишка покачал головой, то ли вправляя поврежденные кости, то ли разминая шею как борец перед боем.
   -- Ловко. -- сказал он. -- Город в глубине страны, никто нападения не ждал. Ворота нараспашку, охрана на расслабленном режиме. Бандюги ночами крались, чтобы ни перед кем не светануться, а потом один молниеносный рывок, и готово дело! Сейчас будут выкуп требовать, а потом уйдут, прикрываясь заложниками. Крысы пустынные. Девочки, вы как? Соображать можете?
   -- Д-да, Кодзи-кун... а... а ты - живой?
   -- Не бойтесь, было близко, но от таких ран я не умру. -- мальчишка пару раз гневно выругался, а затем задумался, поглядывая на пробитые стрелами трупы стражей. -- Меткий стрелок у них там не один, и сенсоры явно есть. Под землей не пройти, на ускорении не прорваться. А дистанцию надо сократить... хм-м-м... бандиты атаковали эту школу, потому что в ней учатся дети самых богатых и влиятельных жителей Нанго. Значит, была разведка. Была оценка ситуации и определение самых заманчивых целей. -- он посмотрел на трясущуюся слева от него девочку, меряя ее оценивающим взглядом. -- Юминэ-чан, говорила, что ты - дочь городского главы, да? Тебя бандиты точно запомнили как важную и дорогую добычу. Не бойтесь, девочки! Я могу спасти ваших подруг и друзей. Если вы поможете.
   -- А... а...
   -- Никаких "А"! Я наврал вам всем, никакой я не Кодзи и не гитарист. Я - негодяй и обманщик, притворился красивым мальчиком, от зависти к тому, что его девочки любят. Догадались, кто я? -- он указал на себя. -- Легендарный герой и злодей, волшебный лис-оборотень Корио! Собственной персоной!
   -- Черный Лис?! -- хором воскликнули девочки.
   -- Да! Я освобожу вашу школу и всех выживших, так же, как спас вас, но для этого мне надо подойти к зданию ближе и не быть расстрелянным. Сыграем на жадности бандюг. Юминэ-чан, придется тебя раздеть. Одолжишь мне твою школьную форму?
   -- М-м-мою? -- никак не способная унять нервную дрожь, девочка девочка захлопала ошалелыми глазами, посмотрела на себя, а затем на уверенно улыбнувшегося ей мальчишку. -- Т-т-тебе?!
   -- Да. Одежду, обувь, нижнее белье. Все снимай. Эти ублюдки взглядами сенсоров меня насквозь просветят, но не станут стрелять в такую ценную заложницу, как дочь городского главы.
   -- Не тупи, Юминэ, там людей убивают! -- взвилась вдруг другая девочка. -- Корио-сама, превратитесь в меня! -- она приложила руку к груди и с жаром подалась вперед, к лицедею. -- Я из благородного самурайского клана, дочь владельца текстильной фабрики и четырех разных магазинов! Бандиты точно захотят выкуп за меня!
   -- А я... а я... -- заикаясь и давясь слезами, пыталась заговорить третья школьница. -- А я описала-а-ась...
  
   Нанго не был большим городом. Расположенный в спокойном сельскохозяйственном регионе, он не охранялся сильным гарнизоном. Всего полторы сотни городских стражей, без особых навыков и опыта боев, они внезапно оказались лицом к лицу с тремя сотнями хорошо организованных, сильных и сплоченных пустынных головорезов. Перед бандой налетчиков, способной разорить малый оазис, угрозой оружия стрясти выкуп с деревни или дочиста разграбить небольшой караван. Стражи похватали оружие, окружили захваченную школу, но теперь с трудом не поддавались панике, видя себя перед настоящим кровожадным монстром, ворвавшимся в город и способным в прямом столкновении перебить здесь всех. Спасало только то, что бандиты не желали обирать трупы несколько дней, а намеревались забросить выкуп в мешки и удрать отсюда, пока на сигнал от атакованного города не примчались армейские части из ближайшей крепости.
   Глава города бросил все дела и прибежал к захваченной школе, вокруг которой собиралась быстро растущая толпа паникующих и вооружающихся чем попало местных жителей. Самураи сдерживали рвущихся к школе женщин, гневными окриками осаживали требующих действия мужчин.
   -- Там мои дети! -- звучал хор срывающихся от истерики голосов.
   -- Моя дочь!
   -- Мой сын!
   -- Сделайте же что-нибудь!!!
   Глава города сходил к школе, выслушал условия бандитов и вернулся, оставив у налетчиков рацию для переговоров.
   -- У нас два часа на сбор золота и денег. -- сказал он. -- Если не успеем, они выведут во двор десять человек и разорвут их конями. Отдадим им деньги! Нужно освободить хотя бы часть заложников.
   -- Папа! Папа! -- девочка, в которой все окружающие сразу узнали местную принцессу, пробралась сквозь толпу и подбежала к городскому главе.
   -- Юминэ! -- дрогнувшим голосом воскликнул несчастный торговец, приседая на корточки, протягивая руки к девчонке и обнимая ее. -- Ты здесь?! О, все боги мира! Я думал ты тоже там...
   Корио шепотом, чтобы не слышал никто посторонний, объяснился с ним и дал инструкции, как действовать дальше.
   -- Мы договорились с банком, деньги будут в срок. -- передал по рации глава города бандитам. -- Никому не причиняйте вреда! Отпустите тех, кого приготовили к казни и я... в качестве гарантий я... отдам вам в заложники свою дочь.
   После двухминутной паузы пришел ответ.
   -- Замели! Смена десься на большачку! Таще ей сюда! Учте, мы знайя как гляца тва дща! Ток думни резь чо дрыгнуть! Резаны бошки в мешке поймаш!

* * *

Эпоха Войн.

Год 534

10 мая.

  
   -- Бандиты были очень осторожны и подозревали что им попытаются подсунуть под видом заложницы какую-нибудь особо удивительную куноичи, -- хвастливо пояснял невидимый Корио, пока Каджими, такая же невидимая и бесплотная, во все глаза смотрела на то, как из здания школы выбегают десять детей, а одна щуплая и беспомощная девочка, изо всех сил старающаяся выглядеть храброй, входит в черный зев проема выбитой двери. -- Просветили меня насквозь, но я убрал лишнюю броню с черепа и все внутренние органы привел в нормальное для человека состояние. Ничего угрожающего! Вообще ничего! Милая такая, добрая и домашняя юная леди! Да еще из хорошей, интеллигентной семьи! Злыдни, как меня окружили, сразу слюни до пола свесили и стали приставать к их главному с просьбами надо мной надругаться. И он разрешил! Нет, ну вот что за воспитание?! Я же им честно сказал, что с девочками так обращаться нельзя, а они все равно засмеялись, взяли меня под руки и насиловать повели. Бедная Юминэ-чан! Если бы она была на моем месте... но на ее месте был я, и ничего у бандитов не получилось, потому что они все умерли. Ужасающе жестокой смертью. Честное слово, я конечно хотел воззвать ко всему самому светлому в душах конченых мразей, заумилять их до потери гнусности и заставить вместо зла творить добро, но видимо я не совсем настоящая принцесса, что-то пошло не так, и при перевоспитании они по большей части порвались, а по меньшей критически неудачно попытались сдаться в плен.
   Иллюзия изменилась, пропуская время и смещая зрителей ближе к развороченной каменной ограде.
   -- Внимание всем ученикам и преподавателям! -- прозвучал из системы оповещения твердый мужской директор. -- Сохраняйте спокойствие и порядок! Опасность миновала! Кто не пострадал, аккуратно и без спешки, приготовьтесь пройти к выходу из школы! Не перемещайте тяжело раненных, врачи осмотрят их и окажут нужную помощь. Преподаватели, помогите вывести учеников.
   -- Это я директора попросил. -- сказал Корио. -- Чтобы знакомый голос всех успокоил, не возникло паники и давки.
   Минута томительного ожидания и из здания школы наружу, в руки смявших оцепление родителей устремились освобожденные ученики. Поднялся гвалт, раздались крики и восклицания, взрослые выглядывали среди выбегающих своих детей и звали их к себе.
   -- Где мой сын?! А моя дочь?! -- зазвучали голоса, когда поток учеников иссяк.
   Выкрикивая имена мальчиков и девочек, не дождавшиеся детей родители бросились к дверям школы, но самураи схватили их и остановили, пропуская в здание только солдат и врачей.
   -- Они могут быть ранены, подождите, врачи осмотрят их и вынесут. Не мешайте, подождите.
   Толпа бурлила и волновалась. Кто-то плакал, прижимая к себе спасенного ребенка, кто-то бился в истерике или продолжал искать своих. Горожане окружили самураев, вытащивших из здания несколько убитых налетчиков в покрытых кровью рваных балахонах. В трупы полетели камни. С руганью и проклятиями, уже мертвых бандитов начали рвать и избивать палками. Народ все прибывал и прибывал, а чуть в стороне от основной толпы, трое девочек рассказывали окружившим их журналистам о том, как они, по дороге в школу, увидели очень красивого мальчика и подошли к нему познакомиться, а тот оказался самым настоящим волшебным лисом и спас их из-под копыт бандитских коней. Одна из девочек была в великоватой ей одежде мальчишки, куталась в отданное ей небольшое покрывало и сжимала в руках окровавленную рубашку, вторая куксилась и стеснялась, а третья тянулась вверх и с нетерпением поглядывала в сторону здания школы. Когда же выйдет лис?! Посмотреть бы на него еще разок!
   Иллюзия растаяла, Каджими вместе с Корио очутились в каюте дирижабля.
   -- Вот так я и получил полный комплект девчачьей школьной формы, -- сказал Корио и протянул подруге пиджак с логотипом школы на кармане. -- А теперь, дарю его тебе. Не беспокойся, форма едина для всей страны Птиц, такую носят школьницы во всех городах и никто ничему не удивится, если увидит тебя в этой одежде. Я приму такой облик, что у меня будет много родственных с тобой черт и все подумают, что мы - брат с сестрой, которые просто-напросто гуляют по городу. У меня вот и мужская школьная форма припасена.
   -- О... откуда?
   -- Что, еще одну историю про мое геройство хочешь? Нет, на этот раз все банально было. В недавней войне с бандитами в малых странах, интервентам и грабителям активно помогали самые разные шпионы. В том числе и те, что приехали в страну года за три до вторжения, под видом переселенцев из стран Рисовых Полей или Волн. Устроились на работу, обросли знакомствами, показали себя с самых лучших сторон. Это, к слову, хорошо говорит о том, насколько случайной и непреднамеренной для страны Лесов была та война. Вот одну из таких семеек, с папой, мамой и сыночком я, мимо проходя, и заметил. Злыдни вместе с подельниками планировали поджог складов, несколько убийств, да в водовод холеры сыпануть, чтобы в тылах у обороняющихся возник бардак, но мимо пробежал лис, и хлоп! Вся их шпионская сеть разом перестала выходить на связь. Двенадцать человек, включая трех подростков, исчезли, причем не просто так, а таинственно! А кто их службе внутренней безопасности сдал? Угадай? Я сдал! После личной разведки и выявления всех врагов! Вот такой я пакостник. Еще и обокрал гадов на кучу ценностей, да самого красивого из трех их подростков на пути из школы подстерег. Хвать, цап, и оставил без трусов на морозе! Будет знать, как двое суток перед живым воплощением зависти ходить и хвастаться, какой он успешный, модный, да популярный! Пришлось подоспевшим стражам с бельевой веревки простыню реквизировать, чтобы было хоть во что-то обалдевшего бедолагу завернуть. Даже немножко стыдно быть таким злодеем, но он-то за свои дела и без школьной формы нормально ответит, а мне она пригодилась! С сестрой в школу играть. Настоящую! Видела бы ты, как мы с Бьякко Аканэ-сан мучили, заставляя ее быть учительницей и вести для нас уроки! Теперь такая игра уже потеряла новизну, но все равно, ты не представляешь, через что мне пришлось пройти, чтобы у сестры твой новый наряд обратно выпросить! До того дошло, что чуть не пообещал привезти ей котенка. Цени мои жертвы. Бери и переодевайся.
   -- Прямо сейчас?
   -- Да, не терпится глянуть, как костюм будет смотреться на тебе, хоть в размерах я и не сомневаюсь. Юминэ-чан моложе тебя на год, а тогда ей было двенадцать, но ты такая худенькая, что тебе платье двенадцатилетней девочки должно быть впору. К тому же костюм и блузка ей были немного на вырост. Практичные родители на быстро растущих детей только так и берут. Ты когда-нибудь ходила в школу, Каджими-чан?
   Девочка взяла протянутый ей пиджак, покраснела и мотнула головой.
   -- Мама научила меня читать и писать, но... но на школу у нас не было ни времени, ни денег.
   -- Понятно. Эпоха Войн, такие дела. Я вот тоже в школу ходил только под чужими именами и раза два-три в жизни. Но хотеть быть нормальными нам ведь никто не запрещал, да? Примерь! Теперь ты тоже будешь как настоящая школьница!
   Каджими покраснела еще гуще, прижала пиджак к себе и, со смущенной улыбкой, посмотрела на мальчишку.
   -- Не стесняйся, уже выхожу. -- лис широко улыбнулся, погладил девочку по голове, повернулся, вышел из каюты и плотно затворил за собой дверь.
   Каджими, оставшись одна, довольно долго стояла, приходя в себя от вихря событий и эмоций, что обрушил на нее неугомонный Лис. Этот мальчишка, привыкший жить в бесконечном шторме бед и проблем всего мира, не впадал в шок и отчаяние даже когда видел гибель множества людей. Он с шутками говорил об ужасах, через которые ему пришлось пройти. Сколько же у него сил?! И сможет ли она выдержать жизнь с ним рядом? Имеет ли право она вообще быть рядом с таким человеком? Она ведь даже не хомячок, а действительно, просто самая обычная, тощая полевая мышь...
   Мысли были правильными, но что-то внутри нее сжалось от мысли, что этот мальчик, вырвавший ее из невыносимых ужасов, вдруг может отвернуться и уйти. Он ведь не любит ее. Он просто добрый и отзывчивый человек, который может прийти и помочь, не считая это подвигом. А она? Она - подруга, о которой надо позаботиться. Не больше.
   Каджими вспомнила, с каким выражением в глазах Корио посмотрел на девочку в иллюзиях, ту из трех, что на крыше дома прикрикнула на трясущуюся от паники школьницу. Теплота и благодарность. Что-то даже засветилось в глазах лиса, словно его душа начала оживать. Но сейчас он не смотрит на Каджими так же. Понятно, что произошло. Та девочка не испугалась. Не отстранилась, не впала шок, даже когда узнала, кто перед ней. Она увидела перед собой человека и Корио стал им. Но с Каджими он другой. Потому что они разные. Монстр и мышь.
   К глазам подступили слезы и Каджими пришлось приложить усилие, чтобы не расплакаться. Она хотела бы, чтобы лис посмотрел на нее так же, как на ту девочку. Но что делать? То, что он хочет?
   Каджими сняла с себя медицинскую форму и переоделась в школьный костюм. Корио не ошибся, размер подошел хорошо и девочка даже засмущалась, представляя, как мило сейчас она, наверное, выглядит. Двенадцать лет, это первый класс средней школы? Вот так портфель взять и представить, что она собирается пойти в занятия! Как... как нормальная и хорошая девочка!
   Позади размечтавшейся рабыни со скрежетом открылась стальная дверь и вошедший лис с удовольствием оглядел подругу.
   -- Тебе идет. -- сказал он и, протянув руку, погладил Каджими по голове. -- Вот и замечательно! Дарю. Бьякко с ним все равно уже наигралась, а тебе он, кто знает, может еще и по-настоящему пригодится.
   Каджими хотела улыбнуться, но ей стало горько от понимания того, что означают слова лиса. Она сможет пойти в школу? Но ведь это может произойти, только если они с Корио... расстанутся.
   Уронив портфель, Каджими бросилась к вздрогнувшему монстру, обняла его и прильнула. Корио остолбенел на несколько мгновений, а затем медленно поднял задрожавшие руки и крепко обнял жмущуюся к нему девочку. Догадалась, что возвратиться на базу монстров лис-обманщик намерен без нее? Похоже, что да. И как вот теперь заставить себя прошептать хотя бы обычные для таких моментов слова утешения? Слишком часто он говорил людям, что все будет хорошо, и слишком часто это оказывалось ложью.
  

* * *

Эпоха Войн.

Год 534

10 мая, вечер.

   Приняв доклад от дирижабля и запрос о посадке, диспетчер имперского аэропорта нажал на кнопку включения передатчика.
   -- Борт шесть-ноль-три, метка тысяча двести двенадцать, вижу вас на радаре. Курс на четвертый радиомаяк, швартуйтесь к двенадцатой мачте грузового терминала, огни один-два, третий мигающий. Вас сносит ветром. Нужна аварийная команда?
   -- Подтверждаю. Идем на одном двигателе. Мастера ветров выдохлись. Сколько по деньгам?
   -- У вас заказ на зарядку комплекта питающих картриджей, поддержка при взлете и посадке производится за счет аэропорта. Можем оказать услуги экстренного ремонта.
   -- Отказ. Финансово не обеспечены.
   -- Принято, борт шесть-ноль-три. Команда поддержки выдвигается к мачте, заходите на посадку.
   Ржавый великан, одним большим винтом упрямо сражающийся с боковым потоком ветра, стравил горячий воздух из баллонетов и пошел на снижение. Плавно опустившись к грузовой причальной мачте, он попал в зону контроля аварийной команды и управляемые ветра аккуратно выправили его курс.
   -- Очередной инвалид. -- ворчали рабочие, занятые подведением к мачте и швартовкой воздушного корабля. -- Что-то чем дальше, тем больше такой рухляди летучей по миру шарахается.
   -- Небось не лайнер для аристокрашек, а наш, рабочий грузовик! -- ругнулся на них бригадир. -- Сами-то вон тоже все в масле и рванье, рожами как йома, а работаете!
   -- Работаем! Третью неделю полторы смены без выходных! Ни пожрать, ни поспать! Баб видим только на картинках. Интересно, а у этих там стюардесса есть?
   -- Ага, две! Одна по жидким грузам, вторая по насыпным! Тоши, пес безглазый, смотри, тушу сносит! Больше ветра ему в правое полужопие!
   -- Бригадир, фрезой тебе по яйцам! -- подкрался из темноты начальник участка. -- Выражайся грамотным техническим языком, мы же кипучая империя, культурный центр порванного мира! Слышал бы тебя наш министр изящной словесности...
   -- Щ-щас сниму штаны и скручу печать из трех чакр тебе, твоему министру и дерьмоеду-императору! Без всякой словесности поймете, где я вас видел, с конями, во всех позах!
   -- Ты императора не трожь, он тебе в прошлом году прибавку в двадцать процентов к зарплате дал? Дал!
   -- Вот только промазал, и вместо зарплаты цены в магазинах выросли!
   -- Зато на шестьдесят процентов! Цени щедрость, тень рабочая, и не клейми златозадых благородов, а то у них от твоей неблагодарности кружевные платочки из рук повыпадают!
   -- $\* друг друга у них из ртов повыпадают! Иди-ка лучше к клиентам, премию нам за работу спроси, а то подохнем тут как клячи, с нашими кипучими благородами!
   Начальник сходил к пришвартованному дирижаблю и вернулся повеселевшим.
   -- По тысяче на нос ссыпали! -- сказал он, показав бригадиру и рабочим пять цветастых бумажек.
   -- Норма! Гуляем, банда! Эй, Тоши! Сшустри до магазина, зацепи чего пожрать! Лапши с химикатами, пару булок хлеба, пару кур и томатную пасту.
   -- И запить надо, -- выкрикнул один из рабочих. -- Прихвати пару звонких!
   -- Стоять! -- взвился начальник. -- Без горячительного. Гость ненадолго, у него готовый заказ. Сейчас картриджи из движка выдерут и нам этого пузатого инвалида по зоне погрузки потаскать придется. Первая горсть - аванс, еще две такие же по завершению обещают.
   -- Дело. Зарплата дерьмо, так хоть на чаевых отожремся.
   После проверки службой безопасности на наличие контрабанды, к дирижаблю были допущены ремонтники, привычно взявшиеся с бранью выдирать разряженные силовые картриджи из двигателя и грузить их для отправки на зарядную станцию.
   -- Аккуратнее! -- прикрикнул на них один из двух мужчин в недорогой строгой одежде, что вышли из дирижабля на свежий воздух. -- Мой напарник - шиноби! Сломаете что-нибудь, жалобу писать не буду, просто разрешу ему в тихую вас всех перерезать! А зарядите хорошо, премию по тыщщонке выдам! Сами выбирайте, смерть или деньги!
   Великан-самурай и щуплый... шиноби?
   Ремонтники переглянулись и начали действовать куда аккуратнее. Действительно ведь, частная машина, а не корпорационный хламовоз. За личное имущество особо гневные предприниматели головы виноватым запросто оторвут. Бывали прецеденты.
   Проследив за реакцией добивателей металлолома, владельцы дирижабля направились к штабелям контейнеров, около которых их ждал сутулый мужчина средних лет в униформе торгового представителя.
   -- Ваши вот. -- мельком глянув на предъявленные ему документы, торговец указал на штабеля побитых, тронутых ржавчиной контейнеров. -- Как обговорено, двести тонн зерна, третий сорт. Подпишите бумаги.
   Щуплый покупатель взял кипу бумажек и принялся ее листать, а его напарник, громадный верзила, отправился осматривать товар.
   -- Договор с нашим представителем был на миллион девятьсот пятьдесят. -- спокойно сказал занятый бумагами. -- Почему к оплате два четыреста?
   -- Налоги, взносы и оплата доставки до аэропорта. -- ответил сутулый. -- На последнем листе все расписано.
   -- Да, вижу. Сертификат от службы санитарной службы имеется?
   -- Если только самопальный. -- сказал вернувшийся верзила. -- В зерне жучок и плесень, нижние контейнеры подмокли, товар уже гниет. В металле и мешках дыры, трюм после рейса лопатами расчищать придется.
   -- Обработка нынче дорогая. -- развел руками торговец. -- Всю зиму зерно стояло, естественно что не первой свежести. И ремонт контейнеров не производился лет пятнадцать. Кризис. Будете брать? Предложения лучше все равно не найдете. Отвезите это зерно в страну Птиц, там любую дрянь гребут не глядя. Сами обеззаразят, переработают в куриный корм, и в дело пустят. За качество ниже оговоренного, могу оформить транспортный налог за счет фирмы. Не сомневайтесь, все равно лучше выйдет, чем порожняком летать.
   -- Понятное дело что лучше. -- щуплый покупатель скривился и, склонившись к сутулому, шепнул. -- Не чеши махру, не первый раз рулями машем.
   Сутулый набрал на обшарпанном калькуляторе число в двести тысяч и показал ее покупателю.
   Щуплый кивнул и покупателей отвели к другому штабелю, что на вид был точно такой же, как первый, но выгодно отличался и ценой, и содержимым. Его и оформили, при удобном случае "нечаянно забыв" небольшой подарок торговцу за доброжелательность.
   Швартовщики взялись за дело и подвели дирижабль. Трюмы разверзлись, грузчики и матросы, с помощью внутренних приспособлений корабля, в считанные полтора часа перетащили внутрь все купленные контейнеры с третьесортным кормовым зерном.
   Пока шла погрузка, картриджи зарядили и доставили к мачте. Дождавшись, когда швартовщики притащат корабль, получившие небольшую взятку ремонтники заколотили питающие элементы обратно в двигатели на порядок аккуратнее чем выдирали, проверили контакт и, довольно обсуждая где дешевле достать паленого пойла, отправились по своим делам.
   -- Спасибо за работу. -- щуплый расплатился со швартовщиками, взял у подошедшего бухгалтера квитанцию об оплате услуг аэропорта и поднялся на борт.
   Еще полтора часа пришлось дожидаться, пока диспетчера на вышке допьют кофе, обсудят последние новости и вспомнят, что кто-то где-то недавно третий раз требовал разрешения на взлет.
   -- Кипучая империя! -- в сердцах простонал щуплый, когда корабль, отстыкованный от швартовочной мачты, обрел свободу и устремился в небеса. -- Дайте печать зеленую, пока мы с моим акума здесь на пару не блеванули! Как же они все меня бесят! Когда с караваном ходил, бесили до рвоты, и вот опять их пропитые, злобные, жадные рожи! Каждому купюру сунь, и даже за деньги так работают, что руки чешутся морду набить! Хуже нет, чем вести дела с имперцами.
   -- Но где ты еще на незнамо откуда взявшемся летуне сможешь на легальный аэропорт зайти и по на коленке сляпанным документам набить трюмы грузом? -- улыбнулся ему великан. -- Плати монету, и будь ты хоть людоед, хоть йома, что угодно продадут! Мы, беспризорные руинщики, на закуп только в Империю и ходили. В поселениях Рисовых Полей нас, горных дикарей, запросто примут за бандитов, упакуют и будут неделю по камерам мурыжить до выяснения, а вот в имперских городах приди на любой рынок, и даже страж закона к тебе сунется разве что с предложением купить дурь, оружие или проституток. Главное вид создать, что тебя слишком опасно пытаться убить и ограбить.
   -- Покупал? -- с ехидством поинтересовался щуплый.
   -- Что?
   -- Проституток.
   -- А? Один раз купил, но ничего не получилось. Пока выпивали и разговоры разговаривали, нормально все было, а как до дела дошло, упала в обморок. Конвульсивно дергается и гадит под себя. Напугалась. Ты меня в бою видел? Как рожу скрючит, самураи строем пятятся. Оказалось, при возбуждении то же самое творится, а ты представь, что вместо закаленного воина передо мной девка сопливая. Пришлось срочно врача вызывать.
   -- Я думал это тебя от черной печати так корежит.
   -- Нет. Гормонально-физиологическое чего-то. Как адреналин в кровь ударяет, все. Народ разбегается, как от монстра и за оружие хватается. Одна леди Корио... -- великан вдруг побагровел от прилива крови к коже, сгорбился и начал буквально раздуваться от твердеющих и наполняющихся кровью мышц. -- ...Ни разу не испугалась. Она даже на спину мне запрыгивала, хвалила и по голове гладила. Может быть... -- Глаза его вылезли из орбит, губы разомкнулись и растянулись, обнажая большие плоские зубы. От глаз к затылку и шее вспучились целые сети вен. Голос задрожал, обретая протяжное, утробное и пугающе-истеричное звучание. -- Может быть я ей даже... нра-а-авлюсь?!
   -- Ты это... не делай так. -- побелевший щуплый йома отвернулся от великана. -- Я же тоже не железный! Обгажусь как та твоя шлюха, а штаны запасные не взял!
   -- Уф! Уф! -- великан принялся шарить по карманам, ища упаковку с успокоительным. -- Костюм бы не порвать... все, сдуваюсь.
   -- Эй, Монтаро! -- щуплый ехидно сощурился. -- А тебе лисица наша какая больше нравится? Воительница? Жрица? Служанка? Или, может быть...
   -- Дурак! -- бывший страж руин протянул здоровенную лапищу, схватил бывшего караванщика за голову, приподнял над палубой, назидательно мотнул вправо-влево и поставил обратно. -- Вам, мелким, вроде бы сообразительными быть положено, а ты до сих пор не разглядел, что под всеми этими масками истинное лицо у Корио-химе всегда одно! Она - дочь и внучка двух последних камигами-но-отоме, черной и золотой. У нее - их черты, и когда я смотрю на нее, то вижу именно камигами-но-отоме, а не каких-то там служанок или воительниц, в которых она играет.
   -- Камигами-но-отоме выбиты и вымерли. -- мрачно произнес, вышедший из-за поворота коридора еще один серый страж, безобразно раздувшийся от демонических деформаций и носящий железную маску на лице. -- Они изначально не были жизнеспособны, а лучшее что есть в Черном Лисе - Безликий. Хватит здесь стоять. Не слышите приказ? Господин возвращается, нужно открыть бортовую панель и усмирить ветер. Я один не справлюсь.
   -- Они сблизятся с нами минут через десять. Куда спешить?
   -- Я уже сказал, что к бортовой панели. -- мрачно огрызнулся изуродованный. -- Когда придет приказ открыть их, не будет времени бегать по коридорам и готовиться.
   Все трое подошли к стальной пластине, закрывающей широкий квадратный проход в левом борту гондолы. Железнолицый разомкнул два из четырех замков, великан изготовился открыть панель, а щуплый занялся захватом ветра под контроль. Занимаясь своим делом, бывший караванщик то и дело бросал взгляды на деформированного монстра. Поверить невозможно, что это чудище всего два года назад было обычным офисным клерком. Приговоренным к смерти через труд на особо опасных производствах.
   -- Эй, Номерной! -- обратился к железнолицему щуплый. Номерным изуродованного стража называли, не желая перечислять довольно длинный цифровой код, которым наградили того при отправке на каторжные рудники. -- А ты от своей маски не устал? Твои татуировки с лица ведь можно срезать. Вместе с кожей удалить, а леди Аканэ заживит раны так, что останутся только малозаметные шрамы.
   Беглый каторжник приподнял серый плащ, который носил для сокрытия своих деформаций и показал плечо, на котором красовался белый шрам.
   -- Не спине и втором плече такие же. Все тюремные метки цвета, жизни и судьбы я срезал. А это... -- он поднял маску и показал свое лицо, украшенное двумя черными татуировками. -- Оставил на память. Чтобы не забыть. Чтобы в любой момент впадать в безумие при мысли о них. Мне не нужна хорошая внешность, фанатик. Я не хочу становиться человеком. Я жажду только ужаса и крови. Смерти Творцов.
   Татуировка на лбу Номерного означала, что тот приговорен к смерти за изнасилование, а на правой щеке красовался знак того, что жертва была несовершеннолетней. Ложное обвинение? Моральный урод, действительно способный навредить ребенку, при заражении черной печатью ничего человеческого в себе не сохраняет. О Номерном же, хоть он и был постоянно в отвратительном настроении, леди Аканэ отзывалась как об одном из самых стабильных и уравновешенных стражей. Даже после тяжелого боя он не нуждался в психологической помощи и сохранял адекватную реакцию на происходящее вокруг.
   -- Приближаются. -- сказал Номерной. -- На счет три! Раз! Два! Три!
   Он рывком разомкнул два последних замка, великан-самурай рванул панель в сторону и в открывшийся проем с ювелирной точностью влетела сложившая крылья громадная черная птица. Ударившись спиной о переборку, она упала на пол, хрипло каркнула и разомкнула крылья, которыми окружила, защищая, двоих пассажиров.
   Присутствие детей на грузовом дирижабле вызвало бы у служб борьбы с контрабандой удивление. Проверяющие могли доложить куда следует, а отдел аналитики Единства, в отличие от служб империи, волокитой не страдает и умеет складывать простые числа. Дети на грузовике? Что за дети? Что за грузовик? Связь со страной Волн! Навести справки о вольном торговце номер шесть-ноль-три! Что значит в рейсе на востоке?! Найти, перехватить и проверить самозванца!
   Потому, недопустимо никаких подозрительных действий.
   Очищающие печати были заготовлены заранее. Окутанный зеленым свечением, крылатый птицеподобный монстр начал распадаться. Разломились на кусочки крылья и хвост, черное оперение осыпалось на пол и растаяло, исчезая без следа. На месте чудовищной птицы, отдаленно похожей на грача или ворона, остался сидеть молодой темноволосый парень лет тридцати, кожа которого была бледна, как у трупа, от прошедшей сквозь нее протоматерии. Неизбежная беда для любого серого стража или йома, справляться с которой столкнувшиеся с акума люди учились всегда в первую очередь.
   Летун протянул руку к мешку и самостоятельно принялся облепляться очищающими печатями, а все внимание остальных стражей уже было направленно на тех двоих, кого он вернул обратно на дирижабль после непродолжительной прогулки по торговой зоне имперского аэропорта.
   -- Господа офицеры, -- сказал Корио, демонстративно подняв на руке большую, увесистую сумку. -- Ваш капитан, как опытный тактик, тактично прислушался к рекомендациям генерального штаба! Добыты все необходимые стратегические ресурсы, топливо и провиант! Как там, в грузовом отсеке, места осталось хоть немного, или все гуманитарной помощью забили?
   -- Для нашей маленькой компании место найдется. -- тощий взмахом руки пригласил всех пройти за ним. -- Я и ткани кусок приготовил вместо скатерти, и ящик один выволок, будет нам вместо стола.
   -- Шикарно! -- оглядев оставленный под обиталище уголок грузового отсека, лис остался доволен. -- То, что надо, Эмицу-доно. -- Он начал поставил сумку на ящик и принялся выкладывать покупки. Безалкогольные напитки, две большие бутыли недорогого вина, хлеб и фрукты, горячая еда в термоупаковках. -- А ко всему этому, вот, пачка газет. Лететь еще долго, если будет желание, почитайте что в мире твориться. Номерной, тебе вот, персонально, новый выпуск сборника манги, ты предыдущий, я заметил, уже почти дочитал. Монтаро, Норимура, вам по сувенирной модели дирижабля! Эмицу, а тебе календарь настенный, с тропическим пейзажем и девушкой! Наклей над свей лежанкой и когда проснешься, увидишь не ржавую переборку а такую красоту!
   -- Вот спасибо, командир! Просыпаться рядом с красоткой куда приятнее, чем без нее! -- щуплый цапнул плакат, развернул и хохотнул. -- О, да! В моем вкусе! -- он разглядывал картину секунд двадцать, а затем не удержался и глянул на сумку, но тотчас спешно отвел взгляд.
   -- Ха! -- Корио щелкнул пальцами. -- Попался! Что, все разглядели и выводы сделали? -- он вынул из сумки и показал смущенно отводящим взгляды стражам большой красочный дамский журнал и брелок на сумку в виде белого комочка пуха с заячьими ушками и большими стеклянными глазами. -- От наших демонических взглядов не укроется никакая контрабанда! Решили, что сквозь мою железобетонную мужественность неукротимая женственность пробивается? Не осуждаю, я бы и сам себя в конфликте воплощений заподозрил, но не беспокойтесь, это я прикупил не себе, а... -- он сграбастал Каджими, подтянул ее к себе и вручил сначала журнал, а потом брелок. -- ...Для нашей юной леди! Она же девочка! Ей обязательно надо следить за всякими там модами и сплетнями, учиться уходу за кожей и волосами, зачитываться кулинарными рецептами, которые никто никогда не пытался воплотить в жизнь, а еще, конечно, получить миллион мудрых советов по отношениям от бывалых теток, у каждой из которых к сорока годам по шесть разводов!
   -- Он лжет. -- черная тень демона поднялась по стене и грозно сверкнула алыми глазами. -- У него был особый стимул купить этот журнал. Как схватил его, так и места себе не находит. Изнывает от желания поскорее забиться в темный угол чтобы его полистать. Твое притворство не поможет скрыть правду, сознавайся во всем, лиса!
   Корио побагровел, напрягся, сгорбился и склонил голову. Казалось, лис сейчас вспыхнет со стыда, как вдруг он словно взорвался, во всплеске золотистого света подпрыгивая и обращаясь в златовласую тощую девчонку.
   -- Ах ты, предатель! -- схватив валяющийся под ногами старый веник, лиса-девчонка запустила им в тень демона, что ловко нырнула в пол и скрылась. -- Ну, погоди у меня! Вот поймаю, и, в следующий раз, самого заставлю объяснительные писать, почему у разных гадов в моем присутствии злобные планы ломаются! А то как беду творить, так вместе, а как краснеть за безобразия и отговорки придумывать, так это я одна должна!
   -- Леди Корио, -- бывший караванщик, Эмицу, поклонился лицедейке. -- Вам не нужно смущаться и скрывать от нас подобные покупки. Мы же знаем, что вы - волшебная лиса, и нет ничего странного в том, что вы... э-э-э... подвержены совершенно нормальным женским слабостям.
   -- Да, но только когда я в облике вот такой вот как сейчас девчонки! А когда я другая, или тем более, парень, я становлюсь невосприимчива ни к каким слабостям! И журнал этот взяла только потому, что вот! -- она хлопнула по обложке, указав на самую большую из анонсных надписей. -- В нем целых три разворота посвящены лично мне! Журнал "Инь" принадлежит дизайнерскому дому Хамада, а они еще в прошлом месяце объявили, что приглашают меня на фотосессию с презентацией их весенней коллекции! Разрекламировали, что все особенно расстарались чтобы меня порадовать и создавали образы специально под мою изменчивую натуру! Каждая девушка, мол, немножко лиса, игривая, пушистая и с хитринкой, а я так вообще само воплощение женственности! Я, конечно, не дура чтобы под снайперов подставляться и от приглашения отказалась, даже письмо прислала с извинениями, но тогда они несколько похожих на меня моделей взяли и их обфотографировали. В этом журнале и рассказ об акции, и статья обо мне, и письмо мое, и лучшие фотографии фотосессии. Интересно же, что они там для меня напридумывали? Даже вот этот парень любопытства не удержал! -- Корио щелкнула пальцами и рядом с ней возник фантомный образ темноволосого мальчика-лиса. -- Пятьсот рю от сердца оторвал и не отходя от киоска полез смотреть! Болван нетерпеливый! Хорошо, что все вокруг приняли его за простого лисьего фанатика и только насмешливо поулыбались тому, что он даже при сестре не стесняется фанатеть!
   -- Это было опасно. -- произнес горный великан Монтаро. -- Во враждебных странах за публичный интерес к лисам и арестовать могут.
   -- Ага, но никто самураев не позвал! Потому что знаете что? Даже со всеми запретами и пропагандой Единства, фанатение от меня не считается чем-нибудь необычным, опасным и преступным! А еще, вот! -- девчонка-лиса раскрыла журнал и ткнула пальчиком в одно из фото с девочкой в стильной блузке, с бантами на плечах и застежкой на спине. -- И вот! -- по мановению руки властительницы иллюзий на месте пропавшего фантома мальчишки возник фантом девочки, в точно такой же блузке, как в журнале. -- И сюда посмотрите! -- возник фантом еще одной девочки, с шелковым шарфиком, тоже таким же как на одном из фото. -- И сюда вот! -- появился третий фантом, женщины, с сумочкой и перчатками из все той же, "лисьей" коллекции.
   -- Журнал недельной давности. -- сказал Эмицу. -- Как весеннюю коллекцию от "Хамада" выпустили, все пираты империи сразу же копии начали штамповать и выбросили их на рынок. А обыватели что выбирают? Правильно. То, что есть. Обычное дело.
   -- Ой, да вы, парни, никогда ничего не понимаете! -- сладко вздохнув, отмахнулась от него Корио. -- Хамада ведь сказали что вся эта красота привязана к моему образу, и все бросились покупать, потому что хотят быть такими же стильными, модными и красивыми, как я! Вот все говорят - террористка, террористка! Сами они террористы! А я - самая популярная и знаменитая принцесса в мире! Все на меня смотрят, восхищаются, завидуют и потихоньку подражают! Страшно сказать, какой бум начнется, когда я все в журнале внимательно рассмотрю и напишу, что мне в их коллекция больше всего понравилось! Модницы из магазинов и копии, и не копии повынесут! Потому что умные люди сразу видят, что никакое я не чудовище, а самое настоящее, живое и ходячее чудо! Артистка, манекенщица и прекрасная леди! Та еще звезда...
   Тяжелая лапища горного руинного стража возникла над макушкой расхваставшейся лисы и начала опускаться, да так, что та едва успела, крутанувшись на месте, вывернуться из-под нее.
   -- Эй-эй! Тише! -- засмеялась лиса и указала на себя пальцем. -- Это же иллюзия! А настоящий я вот на столько выше! Чуть голову мне в плечи не вдавил, человек-гора!
   -- Монтаро-доно, -- Эмицу с прищуром посмотрел на испуганно отдернувшего лапищу великана. -- Ты это что вздумал сделать, а? Нашего капитана по голове погладить?!
   -- Я... я... непроизвольно! -- принялся оправдываться гигант. -- Очень уж она это... совсем как наши зверята! У нас, перед пещерами, большое солнечное место было, и малышня туда постоянно играть сбегалась. Возятся, пищат, а потом к нам, охранникам, гурьбой прикатываются. Сказки слушать, чесаться и блох выбирать. Другие-то гоняют их, чтобы не мешались в работе, а нам-то что делать? Пятеро самых зорких по сторонам глазеют, ну а остальные с малышней возятся. Если какой враг, так копье или молот схватить недолго! Вот и привык... -- он с тоской посмотрел на Корио и из монстроидальной утробы гиганта вырвалось басовитое урчание, как у какого-нибудь матерого тигра.
   -- Скучаешь? -- вздохнула лиса и крутанулась на месте, обернувшись темноволосым мальчишкой. -- Надо тебя к твоим на побывку отпустить. Недели на три. Все сказки перескажешь и почешешься нормально, а то ведь правду говорят, что если кота долго не гладить, то он становится вредным и сердитым! -- Корио протянул руку к голове великана, но неожиданно натолкнулся на выставленную в отрицающем жесте ладонь.
   -- Прощения прошу, капитан, но мужчину гладят только девушки, или самые близкие родственники. Это как подойти и сказать: "привет, ты мне нравишься". Хорошие слова, но принимать их от других мужчин, мужчина не будет.
   -- О, вот как? Извини, не знал. -- Корио смутился, но через миг оглянулся на Каджими и легким взмахом руки попросил ее приблизиться. -- Каджими-чан, помогай! У нас здесь большой, сильный, но добрый горный тигр, которого никто не гладил, наверное, уже целый месяц!
   -- И меня тоже! -- попытался встрять нахал Эмицу, но был урезонен показанным ему капитанским кулаком.
   -- Думаешь, что мы играем? -- не отвлекаясь больше, Корио снова обратился к девочке. -- А вот и нет. Монтаро-доно, покажите голову. -- великан склонился, Корио раздвинул руками мягкие темные волосы на голове солдата и показал длинные жесткие волосы белого цвета, словно куски рыболовной лески торчащие среди остального волосяного покрова. Присутствовали особые волосы и на усах и в бороде и даже на бровях великана. -- Это вибриссы, орган чувств помогающий ночным хищникам ориентироваться в пространстве по колебаниям воздуха и при прикосновении к твердым объектам. Но это у животных. А у безымянной семьи нашего доброго друга, это не просто орган осязания, а нечто гораздо большее. Улавливая малейшие частицы Ци, господин Монтаро может определять присутствие людей, расстояние до них и эмоциональный настрой. По оставленному на предметах фону Ци он может отличить мышь домашнюю от полевой, мужчину от женщины, а ребенка от старика. Он замечает движение врага раньше чем тот начинает его совершать, чувствует применение ниндзюцу за сто километров, моментально ловит лучших мастеров гендзюцу на самых тонких их манипуляциях. Все благодаря этим усикам и мириадам нервных окончаний, что оплетают их корни. А еще, благодаря им, он чрезвычайно чувствителен к массажу. Если противник... противник-девушка прорвется через его оборону, то у нее есть все шансы за всего пару гладьков моментально и напрочь сбить нашего тигра с боевого настроя. Вот попробуй! Не бойся, не бойся! Он хороший и доброго человека, тем более девочку, ни за что не обидит!
   Каджими осторожно протянула руку и, после двухсекундной заминки, провела ладонью по голове терпеливо ожидающего великана. Серый страж замурчал, а после второго и третьего поглаживания расслабился совершенно. Он встал на четвереньки, поджал руки и ноги, а Каджими присела с ним рядом и принялась наглаживать урчащего гиганта по голове.
   -- Ох и хозяйственный у нас капитан! -- заявил остальным Эмицу. -- Кому угодно дело найдет и к работе пристроит!
   -- Отставить разговоры! -- строго прикрикнул на своих солдат Корио. -- Кто у нас сегодня дежурный по ужину? Все сразу? Прекрасно! Распаковывайте свои запасы, вынимайте чего я там в сумке принес и накрывайте на стол, а я организую сказку!
   -- Быстро, быстро! -- Эмицу поочередно толкнул локтями летуна и ложно обвиненного. -- Я-то уже не знал как намекнуть командиру про обещанное!
   Не беспокоя все глубже выпадающего из реальности заглаживаемого тигра, трое стражей вынули жестяную походную посуду и принялись сервировать стол. Через пять минут, все было готово. Корио, что все это время с задумчивым видом стоял перед ящиком и казался отрешенным от реальности, но едва его солдаты завершили работу, как он принял театральную позу повыразительнее и вокруг зазвучала плавная, переливчатая музыка.
   -- Однажды, в далеком будущем или прошлом, -- принялся декламировать лис. -- Где-то за гранью реальности, в области фантазий, на склонах великой горы располагалась тихая, мирная деревня.
   Мир подернулся белой дымкой тумана, через которую проглянуло солнце, через миг разметавшее лучами завесу и зрители осознали себя парящими над исполинской горой, на склоне которой раскинулись зеленые поля и стайки домиков с черепичными крышами.
   -- И вот однажды, когда ничто не предвещало беды, -- продолжал свою речь рассказчик, -- Задрожала земля и разверзлась пропасть! -- рокот, гул и грохот разлились по окрестностям, гора пошла ходуном и широкая трещина разломила склон надвое, по центру перечеркнув деревеньку. -- По счастью, никто при этом не пострадал, никто бы даже внимания не обратил на происшествие, но так получилось, что в бездонную пропасть сорвалась самая красивая и добрая девочка этой деревни, дочь старейшины и лучшая ученица школы!
   Корио резко обернулся, взмахнул рукой и указал на Каджими, что испуганно вздрогнула и... в один миг, очутилась в сказке.
  
   Вокруг, в приятной полутьме, переливались мистическим светом бесчисленные кристаллы с ровными, словно полированными, гранями. Разгоняя тишину, звучали удары капель о камни. В воздухе танцевала невесомая золотистая пыльца, что, судя по всему, и была источником света здесь, в чарующе прекрасной кристальной пещере.
   Каджими глянула на себя и пошарила руками по своей одежде, превратившейся из школьной формы в простое платье из хлопковой ткани. Белый передник, платок на голове и простые туфли на ногах довершали образ милой деревенской девочки. Ей, значит, лис в этой иллюзии-сказке отдал роль дочери деревенского старосты, которую нужно спасти? Интересно, а где же спасатели? И можно ли при спасении обойтись без сражений с ужасами подземелий?
   Тем более что не так уж тут и страшно.
   Юная рабыня осмотрелась по сторонам, тронула один из кристаллов, ощутила твердый холод стеклянной поверхности и отпрянула, когда из-за кристалла, потревоженная ее движением, вальяжно выплыло рыбообразное летающее существо с длинными плавниками-шлейфами. Сейчас, присмотревшись, девочка разглядела в полутьме еще несколько таких же летающих рыб, плавно движущихся среди кристальных сталагмитов под потолком пещеры. Хорошо! Когда рядом есть вот такие безобидные животные, на душе сразу становится спокойнее.
   На полу пещеры виднелись островки растительности из сине-зеленой травы и цветов с закрытыми бутонами. Каджими подошла, присела на корточки, тронула один из бутонов и тот, к ее изумлению, раскрылся, выпустив воздух целое облачко светящейся золотистой пыльцы. Это запустило цепную реакцию, подземные цветы начали раскрываться и распускать лепестки, а летающие рыбы всей стаей стремились вниз, на лету широко разевая рты и захватывая ими пыльцу, словно какие-нибудь кашалоты разную морскую мелочь.
   Каджими залюбовалась на это действие и даже не заметила, как из полутьмы позади нее сгустилась человеческая фигура.
   -- Любуешься? -- прозвучал голос и девочка, обернувшись, увидела перед собой темноволосую девушку с властным взглядом, в богато украшенном оборками и бантами черно-фиолетовом платье. Улыбка девушки, горделиво-холодная, обожгла рабыню и тут же наполнилась вдруг спокойным теплом. -- До чего же вы, люди, странные существа! Излучаете положительный заряд при виде рассвета, игры солнечных бликов на росе или при виде широких, солнечных просторов. Но недолго. Раз, или два, а затем теряете интерес. С наслаждением исследуете все новое, ловите кайф от познания и тут же теряете способность получать тот же спектр чувств от уже изученного, потерявшего новизну. Как же сделать из вас генератор бесконечного счастья? Даже наркотики не годятся. Сложно с вами, существами, наделенными душой и сознанием.
   -- К-кто ты? -- слегка запнувшись от волнения, спросила Каджими. -- Ты... ты...
   -- Верная догадка. -- рассмеялась девушка и указала на себя пальцем. -- Безликий. Высший акума, злейший враг всего живого. Одно из воплощений ужаснейшей силы, раз за разом пытающейся устроить полную стерилизацию нашей измученной планеты. -- умильно улыбаясь, девушка-демон раскрыла зонтик, который держала в руках и положила его себе на плечо, а затем, отвлекаясь от мечтаний, снова взглянула на Каджими и рассмеялась. -- Что, страшно? Не бойся, я же вот... -- на шее ее появился широкий ремень со стальными бляхами, демоница подхватила рукой толстую стальную цепь, возникшую из пустоты и протянувшуюся от кольца на ошейнике к стене. -- Чудовище усмиренное, скованное, под надзором и запретами! -- цепь и ошейник исчезли. -- Мои эксплуататоры вон там, за стеной, всего в трех поворотах коридора, вправо, влево и еще раз влево. Вздумаю тебя покусать, сразу за цепь дернут! Повалят, окружат всей толпой и такое со мной сделают! Такое! Такое... -- демоница, теряя мечтательно-восторженный вид, скривила губы в досадливой ухмылке и тяжело вздохнула. -- Нет, не получается представить. Этот ваш непробиваемо хороший мальчик никогда не делает ничего по моим фантазиям. Гормоны еще не заработали нормально, что-ли? Подползешь к нему во сне такой вот красоткой, а он обнимет, как игрушку плюшевую, к себе прижмет и со слезами на глазах скажет спасибо за то, что я у него есть. Сам дальше спать, а у меня все желание совращать пропадает. Дети вы недоразвитые. Что ты, что он. В самом деле, испортишь такую невинность, а над кем потом хохотать и издеваться?
   -- А... а... простите, госпожа Безликий, а сколько Корио-сама лет?
   -- Трудно сказать. -- демоница топнула ногой и в центре пещеры из земли выскочило цилиндрическое возвышение с плоской вершиной. Рядом с этим подобием стола, поднялись еще два меньших цилиндра, ставших заменой стульям. Леди-демон уселась на один из этих меньших цилиндров и указала рукой на второй, предлагая Каджими сесть. -- Златохвостую Кицунэ помнишь? Плюшевую лапочку, в рюшах и бантиках, которую от мамы тысячей самураев было не оттащишь? А теперь представь, что ту нежную и ласковую соплю боевыми конями изжевали, убили не только маму, но и всех, кто хоть как-то проявлял к малявке доброту, а потом и ее саму с головой окунули в стеклянный бассейн, полный серной кислоты. Все это наследие носит в себе Корио. Его душа - тугой узел переломанной психики с неистребимым подсознательным стремлением к созданию семьи, витью гнезда и рождению детей, но с памятью о крушениях миров, о гибели тех, кто стал частью его сердца, о косе бога смерти, срезающей, словно траву, всех, кто становился дорог и близок слишком человечному чудовищу. Корио сжигает смертельная ненависть и жажда мести. Он всей душой рвется обратно, в навсегда потерянное детство, но разумом понимая необратимость времени, стремится не вернуться в прошлое, а влиять на будущее. Может ли он изменить мир, добавив в черный водоворот зла щедрую горсть справедливости и неотвратимое, неподкупное правосудие? Создать условия, в которых быть ублюдком, садистом и мразью станет невыгодно? Непростая задача, собрать все народы мира и предложить им изменить саму основу цивилизации. Возродить Единую Империю человечества, что станет крепче, надежнее и сильнее прежней. Любопытно. Мне стало любопытно взглянуть на то, что ответят ему люди. Осознаешь масштаб, девочка? Я и он, волею мировых потоков сил, стали триггером глобальных изменений. Так же, как Златохвостая. Сколько лет было Златохвостой, когда рушилась Северная Империя и Затмение накрывало страну Камней? Совсем не столько же, сколько обычным трех, пяти и даже восьмилетним детям. Сколько же лет Корио сейчас? Он младше тебя. Он старше тебя. Нельзя сравнивать возраст человека и того, кем Корио стал. -- леди-демон положила ладонь на поверхность каменного стола, сделала хватательное движение и выдернула из плоскости длинный кристальный меч, которым взмахнула и, очертив полукружье в воздухе, остановила клинок у шеи остолбеневшей от испуга девочки. -- Удовлетворена ли ты ответом? Надеюсь, ведь твой вопрос поразил меня своей глупостью. Пытаешься выяснить, подходите ли вы с этим мальчишкой друг другу для любви и отношений? Как будто вы действительно какие-нибудь беспечные школьники. Хочешь быть рядом с ним? Что же, твоя судьба меня нисколько не волнует. Единственная проблема - очередной душевный надлом, что случится у бедолаги Корио, когда тебя распотрошат и демонстративно вывесят на крючьях, чтобы лис испытал как можно больше боли при виде твоего изуродованного трупа. Каждый раз, когда убивают серого стража, рассудок Корио дает сбой, а я... я схожу с ума от жажды уничтожить этот мир. Во мне нет веры в успех эксперимента, одно глумливое желание полюбоваться на жалкие трепыхания наивного человечка. Держусь я только пока в успех верит Черный Лис. Но не сломается ли он, когда та, что станет близка его сердцу, снова погибнет просто потому, что он - монстр? Не потерпит ли крах великая попытка спасения человечества? По твоей и его, обоюдной вине. -- демоница взмахнула рукой, небрежно отбрасывая прочь кристальный меч. -- Сейчас я отведу тебя к нему. Держи себя в руках, ребенок простых людей. Не позволяй развиться чувствам, что вас обоих приведут к гибели. Побудь серой тенью, безымянной фигурой, которой лис поможет, оставит и успокоится. Он тоже прекрасно все понимает и не дает себе воли в чувствах. Сдержите себя сейчас и, возможно, чуть позже, лет через восемь или десять, -- поднявшись, демоница вдруг улыбнулась спокойной улыбкой, протянула руку и погладила Каджими по голове. -- К дому молодой девушки подойдет усталый ветеран недавно окончившейся войны. Пригласи его, напои чаем и вот тогда, быть может, что-то большее, нежели простые добрые чувства, получит право на существование. Понимаешь?
   Каджими, бледная и едва сдерживающая слезы, смиренно кивнула.
   -- Утри слезы, соберись с силами, поднимайся и пойдем. Ничего страшного не произошло. Впереди у вас еще целая жизнь и будущего не знает никто. Даже боги.
  
   Серые стражи и Корио в то же время обосновались в небольшом расширении пещеры, подозрительно напоминающем очертаниями трюм дирижабля, но вместо дерева и железа состоящем из многогранных кристаллов. На ящике, обратившемся в кристальную тумбу, была уложена еда, единственная, наверное, в этом сказочном мире сохранившая стопроцентную реальность.
   -- Если мы - команда авантюристов из шаблонного западного фэнтези, -- сказал тощий блондин а кожаной куртке и штанах, с любопытством вертящий в руках классическую пятиструнную лютню. -- То какая-то кривая и несбалансированная. У нас здесь бард, -- он указал на себя. -- Оборотень. -- указал на покрытого ярким мехом громадного антропоморфного тигра. -- Колдун, -- указал на бледного парня в черном плаще с перьями и костяным посохом. -- Какая-то нечисть рогатая, -- указал на серого клыкастого демона. -- И рыцарь. -- указал на человека в латах и шлеме, со щитом на спине и мечом на поясе. -- Кто это набирал?
   -- Норимура очень сильный маг со стихийным уроном по площади. -- сказал малорослый воин в латах. -- А я не рыцарь. Я - боевой заклинатель. -- он снял со спины щит и показал магическую пентаграмму на его плоскости. -- Пока Монтаро и Номерной держат орды врагов, ты своей музыкой повышаешь всем мораль, я вышибаю самых опасных, а Норимура колдует волны огня, льда и цепные молнии, сметающие орды рядовых противников. Все сбалансировано.
   -- А лечение? -- осведомился Монтаро.
   -- Зельями обойдемся.
   -- Да я не про это вообще! -- не унимался Эмицу. -- Где наши магички, жрицы и лучницы? Где хотя бы воительницы в бронекупальниках?! Что это за детсад обреченных девственников?! Романтической линии в нашей сказке вообще не будет?! Я решительно протестую и угрожаю переметнуться к противнику, как только у него в войсках мелькнет что-нибудь вот такое! -- он руками показал обводы женской фигуры. -- Пусть даже с рогами и хвостом!
   -- Взял бы дубину покрепче, да прокачал бы тебе мораль, -- со вздохом сказал Корио. -- Но к твоей удаче, сам великий император проникся важностью этой миссии и прислал нам подкрепление! Они уже должны быть на подходе. Специальная группа "Алая Роза", с которой мы постоянно соперничаем на наших героических приключениях и вопреки шаблонам не проигрываем, а уже дважды спасали их из серьезнейших передряг!
   Взмахом руки он указал на стену слева, в которой с рокотом камня открылся широкий темный проход.
   -- Ай-йа! Наконец-то! -- из темноты сразу же, выбрасывая в сторону факел, вырвалась беловласая кошко-девочка в довольно откровенной меховой одежде. Кошачьи уши и кисти рук, длинный кошачий хвост, все как полагается. -- А вот и мы!!! -- в пару прыжков, она подскочила к Монтаро, радостно сощурилась и замурчала с умильной улыбкой. -- Здрасте, дядя-тигр!
   Не дожидаясь ответа, она прильнула к великану и принялась тереться пушистой макушкой об его плечо, шею и щеку. Двойное довольное урчание слилось в единую кошачью песнь и достигло сил мощного мотора, так, что создателю иллюзий даже пришлось волевым усилием уменьшать громкость.
   -- Сями-чан, как всегда, быстрее молнии. -- посмеиваясь, сказала молодая дама в элегантном шелковом платье, перчатках и остроконечной широкополой шляпе, появляясь из черного проема. -- Ничем ее не удержишь.
   Над головой у нее, совершив быстрый грациозный прыжок, из темноты вырвалась девушка в легкой одежде, дополненном воздушно струящимися шлейфами легкой волшебной вуали. Над браслетом, украшающим ее запястье, возникли сотканные из магии дуги волшебного лука. Возникли, показав специализацию сказочной воительницы и развеялись, а девушка, мягко приземлившись около барда Эмицу, одним плавным движением скользнула к нему и обняла за руку.
   -- Скучал, мой сладкоголосый? -- пропела она.
   -- Не представляешь, как. -- просиявший болтун, узнавая девушку с подаренного ему плаката. Он глянул на прикрытую тонким шелковым топиком грудь лучницы-танцовщицы, посмотрел девушке в глаза и потянулся к ней губами.
   По всем законам жанра, нахал должен был по этим самым губам получить, но вместо этого танцовщица вдруг сделала движение навстречу и они соединились в долгом, страстном поцелуе.
   -- Как соскучились! -- прикрыв рот ладошкой в шелковой перчатке, леди-маг галантно рассмеялась и направилась к смущенно отвернувшемуся бледному и тощему колдуну. -- Норимура-сама... -- розовея от стеснения, она села рядом с покрасневшим парнем. -- А вы... вы, хоть немного скучали обо мне?
   -- Я? -- монстр-ворон поднял и показал ей руку с костлявыми пальцами, действительно похожую на птичью лапу. -- Ох уж эти сказки... леди-капитан незаслуженно добра ко мне.
   -- Слишком много мыслей о невзрачной внешности, Норимура-сама. -- сказала волшебница, протягивая руку, сбрасывая с головы колдуна капюшон и в ласкающем движении запуская пальцы в его черные волосы. -- Думаешь никто и никогда не заметит твоих добрых дел? Никто никогда не оценит тебя по ним? Никто и никогда не увидит, какой ты на самом деле?
   -- Нет. Никто и никогда. -- вздохнул ворон. -- Девушки смогут меня терпеть только если совсем отчаятся и другого выбора у них не будет. -- тощий колдун распахнул черный плащ, обнял и прижал к себе волшебницу. -- Нет, я лучше навсегда останусь в фантазиях и сказках, чем соглашусь быть там, где меня терпят от безысходности или ради денег.
   -- Потому что у вас здесь есть я. -- ответила ему волшебница голосом, полным сладкой истомы. -- Та, что всегда смотрела на вас с восхищением, Норимура-сама. Еще в академии магов, когда видела ваши успехи в учебе, ваш ум и старание... и потом, когда вы... вы... храбро сражались и совершали такие подвиги, на которые у меня никогда не хватило бы ни сил, ни смелости.
   -- Да. Потому что только здесь возможны такие девушки, как ты. -- Норимура поцеловал обмякшую от неги девушку, чем заставил набычиться и отсесть подальше рогатого полудемона, которым в этой фантазии стал смертник-каторжник, Номерной.
   Стараясь игнорировать происходящее вокруг, он единственный из всех, кроме Корио, был занят непосредственно ужином. Наложив себе целую миску всякой снеди, он аккуратно цеплял куски палочками и отправлял их себе в рот, мрачно и сосредоточено жуя. Но оставлять его в покое неугомонный лис был, конечно же, не намерен.
   -- П-п-простите... -- прозвучал робкий женский голосок и челюсти полудемона замерли. Он медленно обернулся, мрачно и хмуро уставившись на молодую женщину в классическом наряде монахини, образы которых распространились в творчестве нового мира благодаря добытому из ядовитых джунглей культурному наследию западной цивилизации. -- Простите пожалуйста, я не знаю вашего имени, но... но...
   -- Господин капитан, я просил не вовлекать меня в подобные игры. -- отвернувшись сказал Номерной. -- Ваши иллюзии красивы и мне нравится смотреть на сказочные миры, я даже стараюсь терпеть вашу кощунственно неуважительную объективацию женщин, но участвовать в оргии отбитого маскулизма меня не заставите ни вы, ни ваши суккубы.
   -- Номерной-сан, это не настоящая женщина. Это - фантом. Отнесись проще.
   -- Я не хотела ничего плохого... -- растерянно пролепетала монахиня и сделала шаг к чудовищу.
   -- Три метра! -- взвился от ярости полудемон. -- Три метра, я сказал! Прочь пошла! Капитан, я не шучу!
   Монахиня отбежала на несколько шагов и растерянно остановилась на безопасном расстоянии от взбешенного монстра.
   -- Можно мне отдельную сказку? -- сказал, весь дрожа и пытаясь овладеть собой, смертник-каторжник. -- Освободите, капитан, я сам себе иллюзию сплету.
   -- Опять про сад камней? -- с ехидством спросил Эмицу. -- Или про серые скалы, среди которых ты сам обычный камень?
   -- Какие-то проблемы с камнями, кусок мяса? -- морду демона перекосила злоба.
   -- Номерной! Эмицу! Спокойно! -- прикрикнул на стражей Корио. -- Моя вина, прошу прощения.
   -- Не нужно, капитан, вы не желали зла. Проблема во мне. -- Номерной уселся на полу поудобнее, хлопнул в ладони, сложив их в молитвенном жесте и... обратился в камень. В обычный серый валун, смотрящийся не слишком гармонично в кристальной пещере.
   -- Не надо было его раскачивать, Корио-сама. -- сказал, кашлянув в кулак, Эмицу. -- Больной он. В прошлый раз мне три зуба за удар выбил, как я про его ориентацию пошутил. Сами нас разнимали, сами ножи и когти из рук выламывали. Зачем же сейчас провоцируете?
   -- Что мне, по-твоему, всех одаривать вниманием красавиц, а его одного оставлять? Он же в депрессию впадет и свихнется окончательно от мысли что даже мне, якобы, на него плевать. Не плевать мне ни на кого и на нем тоже крест ставить я не собираюсь. Неужели в тебе ни капли эмпатии нет, и ты не почувствовал, как Номерной вам, всем троим, страшно завидует?
   -- А чего же он тогда взбесился?!
   -- А того, что слишком сильно искалечен. В империи ему с рождения психику ломали, заявляя что мужчина своим вниманием, флиртом или страстью девушку может только оскорбить, ранить и унизить. Называли скрытым насильником и грубым дикарем, лишенным тонких эмоций агрессивным куском мяса. Виной за стотысячелетний гнет патриархата в лицо тыкали из каждой книжки, от детских сказок до учебника геометрии. А девушкам параллельно в уши лили грязь про то, какие мужчины недоразвитые скоты, алкоголики, тираны и садисты. Статистику по бытовому насилию видел? Тридцать тысяч убийств жен мужьями ежегодно, в одной только их империи.
   -- Вранье это. Я со знакомым следователем в империи Песков как-то за чашечкой вина про эту статистику речь завел, так он заявил, что у них в городе даже в трущобах такие истории единичны. Режут, конечно, и мужчин, и женщин, бывает что и в семьях, но редко. Землю трупами заваливает рядовой криминал, с грабежами и войнами бандитов за влияние. Если все убийства за год взять, то может и наберется тридцать тысяч по империи, только мужчин в таком случае погибших гораздо больше будет. Тысяч под сто. Это городской криминал. А разбой на дорогах, разорение деревень и сел бандитскими отрядами еще насыпят такой кровавой статистики, что нежные ручки сопротивленок язвами покроются.
   -- Я видел статью о том, что цифра в тридцать тысяч - общее число вызова стражей на семейные разборки. -- вставил реплику Норимура. -- Кто там кого бил, и бил ли вообще, разговор отдельный, но логика у скандалисток простая. Вызов есть - значит били. Били конечно женщину, а не мужчину, не любовника и не соседа по пьяни. А где били, там и убили. Вот тебе и трагедия в тридцать тысяч жертв домашнего насилия.
   -- Да врут все сопротивленки! -- взмахнув лапой, прокричала отвлекшаяся от чесания кошко-девочка. -- Дуры паршивые! Сами без мужей остались, от злобы свихнулись и молодых девочек запугивают, чтобы парней боялись! Они и мужчин и женщин ненавидят! Хотят, чтобы всем плохо было!
   -- Вся беда в том, что власти империи Лесов не прищемляют лживым слизням языки, -- Корио развел руками. -- А распространяют их вранье и устраивают показательные расправы над провинившимися парнями. Чуть что, сопротивленки поднимают вой в прессе, выводят визжащую толпу на протест и властители, вместо того что бы начинать борьбу с царящим в стране мракобесием, предпочитают отдать на расправу нужную истеричкам жертву. Наградой им за инфантильность - двойной эффект. Девушки боятся монстров-парней, а парни боятся быть обвиненными и разорванными озверевшей толпой. Инстинкт самосохранения создает дистанцию и порождает тысячи одиноких людей. Одиночество сводит с ума, повышает градус ненависти. То, что случилось с Номерным, лишь одна из многих тысяч трагедий. Народ страны Лесов уже уничтожен. Миллионы людей, промышленность, армия? Все это развалится в прах от первого же серьезного тычка. Мужчины позволят себя убить или отвернутся, уйдут, когда хохочущие чужаки будут насиловать женщин. Беда и горе, что я не понял происходящего лет восемь-десять назад. Большое счастье, что нам, всем вместе, удалось уберечь от заразы, бушующей в стране Лесов, большую часть Обитаемого Мира. Сейчас Номерной вырван из общества, в котором безумие объявлено нормой и в его душе появились первые тени естественных человеческих чувств. Нормы нормального общества получают отклик в его сердце, но воспитание, жизненный опыт и годы беспросветной ненависти перебороть очень сложно. Сам он не справится, а люди вокруг... кому нужно возиться с озлобленным, агрессивным сумасшедшим? Сомневаюсь, что даже мне удастся вернуть его, но... -- Корио вздохнул. -- Это замечательный парень. Сильный, трудолюбивый, добрый. Распотрошенный безумным мясником и выброшенный на свалку. Моя вина в том, что случилось со всеми людьми его страны. И я не брошу его. Даже если нам с ним никогда не стать снова людьми, мы будем сражаться вместе и уничтожим зло, порождающее монстров.
   -- Собирай всех, кого можешь, наивный мечтатель. -- из темноты коридора позади лиса вышла леди-демон в черно-фиолетовом платье. -- Сумасшедших, озлобленных, калек и отчаявшихся. Благословенным проклятием, я обращу их слабости в силу и возомнившие себя богами, императоры содрогнутся, увидев то, что они породили себе на погибель! Строй свой прекрасный мир, пока не надорвешь последние жилы, а я приму в свои объятия всех... -- обратившись в облако черного тумана, она метнулась через стол и снова собралась в человеческую фигуру, остановившись перед серым гранитным валуном. -- ...Всех, кто так же как и я, до помрачения рассудка... -- камень исчез, меняясь фигурой клыкастого и рогатого чудовища. Леди-демон обняла руками его морду, заставила склониться и приблизила губы к его губам. -- ...Жаждет возмездия.
   Монстр не отстранился и не возмутился. Нет, увидев кто перед ним, он стал мягок и податлив, с упоением принимая дарованный поцелуй. Все впали в шок и смотрели на демоническую пару, пока Корио не кашлянул смущенно в кулак.
   -- Есть-то будет вообще кто-нибудь? -- спросил он и поманил к себе сначала Каджими, а потом робко стоящую в стороне монахиню. -- Не стесняйтесь! Что мы, с Норимурой, зря такую большую сумку сюда волокли?!
   Эмицу не упустил момента и, когда монахиня проходила мимо, сцапал взвизгнувшую девушку, уверенно усадив ее рядом с собой.
   -- Попалась?! Это тебе не империя деревянных! Здесь парень еще и не на такое способен! Сиди! Не рыпайся! Сейчас я над вами обеими доминировать буду, а вы мною восхищаться!
   Корио рассмеялся и шепнул Каджими, кивнув в сторону Эмицу.
   -- Точно тебе говорю, однажды этот павлин перепутает фантазии и реальность. Попробует так же повыделываться перед настоящими девушками и сломают они ему, бедолаге, обе руки. А я потом еще и ноги сломаю.
   -- Капитан! -- с наигранно-детской обидой в голосе возмутился нахальный страж. -- Вы на чьей, вообще, стороне?!
   -- Зачем ограничивать себя одной стороной конфликта, когда можно уничтожить злодеев на обеих? -- Корио взял со стола стакан с виноградным соком и невозмутимо принялся пить. Прямо через решетку стального шлема.
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

* * *

12 мая,

2:45 ночи.

   Кассирша железнодорожного вокзала лишь мельком глянула на очередного пассажира, протянувшего ей деньги и документы, необходимые для покупки билетов.
   -- Один взрослый полный и два подростковых, по ученической льготе, до Хамаоки. -- сказал пассажир.
   Ни слова не говоря, кассирша взяла документы, буднично проверила их, оформила билеты и вернула, вместе с билетами и сдачей. В окно кассы сразу же сунулся следующий пассажир, которых к каждой из трех касс стояла целая очередь.
   Ох уж эти обыватели! Вечно протянут время, примчатся на вокзал за двадцать минут до отправления поезда и галдят, требуя скорее все оформить, ведь они опаздывают! Скорее, скорее! Полный зал еще таких же болванов...
   Пока Норимура стоял в очереди и покупал билеты, Корио и Каджими стерегли чемодан, тихо расположившись у стены, чуть в стороне от основной толпы. Здесь же, заметив подростков и поддавшись инстинкту "поступай как все", оставила своих подопечных с небольшой сумкой худощавая суетливая женщина средних лет. Подопечные ее были двумя мальчиками пятнадцати и двенадцати лет, хорошо одетыми и ухоженными.
   -- Привет! -- заприметив сверстников, не стесняясь и не тушуясь, сразу же начал завязывать знакомство Корио. -- Вы на ночной поезд в Хамаоку?
   -- Ага. -- радостно отозвался старший мальчишка. -- Тетя очень театр любит, говорит что мы должны приобщаться к культуре и возит нас. А завтра в главном юбилей какой-то, тетя его весь год ждала и билеты два месяца назад купила.
   -- А мы в храм, почиститься. Живем в Тацуно, у нас там химические заводы и все протравлено. Вода и воздух совсем плохие. Если не чиститься в храме два раза в год, болеть замотаешься.
   -- Ага, я видел как из Тацуно детей целыми классами в храмы возят на чистку. А вы почему с классом не поехали?
   -- Я болел, а сестра без меня не захотела. И правильно! Все равно школа оплачивает, а теперь мы еще и в кино сходить сможем!
   -- А что там сегодня?
   -- "Белая Звезда".
   -- Ага, видел. Детская ржака про собачку принцессы и злобную тетку, которая хотела замуж за дайме.
   -- Ладно, потерплю, ради сестры.
   -- Ну, -- мальчишка махнул рукой. -- Все равно ничего нового не показывают. Единство бесится, что их всех здесь опрокинули и ничего нам не шлет. Ни мангу, ни музыку, ни кино. Ну и пусть подавятся, твари поганые. Мы с братом свою мангу нарисуем! И не про их фальшивых героев, а про то как они у нас тут, и в соседних странах всех грабили, а потом пришла Чернохвостая, собрала людей и вышибла крашеных уродов!
   -- О-о, вы рисовать умеете?
   -- Не очень хорошо, но стараемся. Однажды, ты обязательно увидишь нашу мангу в книжном магазине!
   -- Круто! А как вас зовут?
   Норимура, а за ним и суетливая женщина вернулись с купленными билетами. Увидев с каким интересом общаются дети, они не стали уводить их в стороны друг от друга и просто встали рядом, поприветствовав попутчиков легкими дружелюбными поклонами.
   Не обремененные большим багажом, они дождались сообщения о скором прибытии поезда, взяли сумки и влились в общий поток людей, устремившийся из зала ожидания на посадочную платформу.
   Номерной проводил их взглядом и отвлекся, потому как подошла его очередь.
   -- Один крупногабаритный, до Хамаоки, по пенсионной льготе. -- устремив на кассиршу тяжелый взгляд сквозь прорези стальной маски, сказал он, вложив в окошечко кассы деньги и заранее подготовленные документы.
   Кассирша спокойно взяла документы и, просмотрев их, выписала билет. Она не стала вызывать самураев для проверки крайне подозрительного искаженного человека, ведь мастер иллюзий заставлял ее видеть не урода в стальной маске, а рослого плечистого старика, покрытого шрамами и морщинами. Достоверно похожего на того, чье фото красовалось в реквизированных у бандитов документах и в поддельной карте на льготный проезд.
   Номерной взял купленный билет, слегка поклонился кассирше и поспешил к выходу из зала касс, совмещенного с зоной ожидания. Не слишком удобно получится, если ему не удастся занять место в том же вагоне, в котором устроятся капитан с Норимурой. Не беда, конечно, но в случае каких-либо проблем, до момента его вмешательства пройдут лишние доли секунды.
   Вагон поезда представлял собой большой металлический короб, с проходом по центру и множеством рядов обшарпанных полужестких лавок со спинками, на которых разместиться могло намного больше людей, чем даже на самых узких креслах. Не требовалась так же установка крупногабаритных кресел для пассажиров самурайского телосложения.
   Забрасывая сумки и чемоданы в клетки для багажа, вешая пальто на крючки у окна, пассажиры рассаживались по местам. Корио с Каджими и Норимурой устроились на одной лавке, обращенной ко второй такой же, на которой устроились их попутчики.
   -- Листогрызы наш дом в Тацуно разграбили и развалили. -- самозабвенно врал Корио, с удовольствием играя роль обычного и нормального человека. -- Кучу людей в рабство утащили. Нас с мамой и бабушкой не взяли, потому что мы выглядели плохо. Отца и дядю увели.
   -- Ага. -- кивнул, веря каждому слову, старший из мальчиков-попутчиков. -- А нашего отца и мать обманули. Когда еще только страну Озер захватили, отец наслушался эту лживую гниду из Единства, которую потом Чернохвостая поломала. Поехал на работу наниматься, а его схватили, надели ошейник и отправили на каторжный завод, где люди по двенадцать часов в сутки горбатятся, за три миски вонючего супа. Пропал на две недели, а потом матери письмо пришло, почерком отца написанное, что он хорошо устроился и к себе нас зовет. Мозгокрут в памяти отца покопался и написал фальшивку. Мама поехала посмотреть и тоже в рабство попала. Радовалась потом только, что нас с собой не взяла. А нам с тетей письмо якобы от мамы пришло, чтобы нас с братом отправили. Но тетя засомневалась, а потом... потом эти сволочи уже на нашу страну напали. Ваш отец и дядя когда вернулись? Когда лиса приказала поганой империи пленников отдать обратно?
   -- Да, тогда. Напугались, сволочи! Сказала ведь - увижу хоть кого-то в рабстве, убью всех начальников и дома им сожгу!
   -- Вот и наших отца с матерью тоже вернули. Еле живых. Жаль, что наши войска не стали в империю вторгаться! Разграбить надо было всех ублюдков и сжечь! Пусть бы эти гады того же самого нажрались, что у нас творили!
   -- Нагата! -- возмутилась женщина, сопровождающая мальчишек. -- Нельзя так говорить.
   -- Мой отец сказал... -- произнес Корио. -- Что он видел Черную Лису. Сам стоял перед ней на коленях и просил... о мести. О том, чтобы империя получила ответный удар. Но лиса отказала ему. И всем остальным, кто тоже хотел собранной армией нанести удар по городам страны Лесов. Она сказала... сказала, что у нас не хватит сил, чтобы сбросить тех, кто на самом деле виноват. Императора, его советников и координаторов Единства. Что мы сможем сделать? Жечь города и убивать таких же людей, как мы сами? Только пока империя собирает все силы что у нее остались для ответа и нападения на объявивших ей войну обескровленных, измотанных соседей. Я думал над словами лисы, смотрел на карту в учебнике географии и понимал, какая бы это была страшная резня. Напав, мы умножили бы зло на два, а имперцы, ответив, еще на тысячу. Северные и южные страны не смогли бы остаться в стороне и началась бы новая мировая война, после которой все накрыл бы новый век Мрака. Я думаю, это было как раз то, чего хотели добиться ублюдки, устроившие войну здесь. Империя не зачинщик. Она такая же жертва, как и мы. Искать надо тех, кому выгодно.
   -- Шиамы? -- спросил младший мальчик. -- Шиамы подослали своих агентов к императору Лесов?
   -- А кто же еще?! -- Корио горячо кивнул. -- Они и сами напали на Северный Альянс, и пиратов отправили империю Песков грабить! Чтобы светлокожие люди как можно больше друг друга перебили.
  
   ++++++++++++++
  
   Женщина, что присматривала за мальчиками, печально вздохнула и посмотрела на Норимуру, что вынул из небольшой сумки и невозмутимо жевал заранее припасенный бутерброд.
   -- Какие страшные времена. -- сказала она. -- Даже дети ни о чем другом не говорят, все только о войне.
   -- Слишком свежие раны. -- ответил серый страж. -- Подождите, пройдет еще хотя бы год, и станет легче.
   Женщина благодарно улыбнулась и кивнула.
   Разговор прервался, потому как с громким смехом, из тамбура в вагон ввалились две хабальные хмельные пацанки лет шестнадцати и восемнадцати. Та что постарше - в шортах, футболке и понтовой куртке с заклепками, а младшая в бесформенной толстовке и предельно короткой узкой юбке.
   -- Прю-увет, народ! -- придерживая дверь тамбура, взмахнула рукой старшая. -- Сидите, сидите! Без реверансов щщас! Мы на мину-у-уточку!
   Обе пацанки, в разболтанной манере, пошли по проходу, оглядывая пассажиров и выбирая себе жертву для забавы.
   -- Эй, парниш! -- старшая, облокотившись о спинку одной из лавок, нависла над молодым, тощим парнем. -- Слуш, дай сигаретку, а? Мать, зверь, отобрала пачку, а мне прям во! -- она ткнула двумя пальцами себе в шею, изображая пронзание ножом.
   -- Прости, не курю.
   -- Э? А чо так? Сильно правельный? Или спортсмен?
   -- Спортсмен. -- огрызнулся парень.
   -- О-о! Слыш, Маки! -- она оглянулась на подругу и мотнула головой в сторону парня. -- Спортсмен! Уважаю! А чо зажался-то так? -- она толкнула парня кулаком в плечо. -- Расслабься, спортсмен! Расслабься, слыш!
   -- Вы, там! -- раздался мужской голос с другого ряда. -- Валите куда шли! Или охране шумнуть? Вылетите с треском на ближайшей станции!
   -- Да не, мы чо? -- старшая оторва тут же небрежно подняла руки в жесте капитуляции. -- Нормально ж общались! -- широко и гордо улыбаясь, она склонившись и презрительно шепнула на ухо парню: -- Дрищавое дрисло!
   Оставив побагровевшую, оскорбленную и униженную жертву, злыдни направились по проходу дальше. Заметив четверых детей и подростков, они замедлили шаг, явно будучи не против поиздеваться над ними тоже, но с детьми были взрослые, а уже получив предупреждение, ожидать проблемы с охраной долго не приходилось. Лишь одна из двух оторв, та, что помладше, смерила насмешливым взглядом Каджими, с издевкой глянула на Корио, в облике которого легко было увидеть родственные с Каджими черты, заулыбалась еще шире и потопала за подругой.
   -- Хэй! -- сидящий по другую сторону от прохода, развязного вида парень показал девчонкам две сигареты и старшая, сделав два быстрых шага, сцапала подарок.
   -- Во! -- обрадовано заявила она. -- Вот это ровно! Реверок, красавелло!
   Смерив парня взглядом, она с довольной улыбкой мотнула головой в сторону тамбура, давая новому приятелю красноречивый намек. Тот не заставил себя уговаривать. Прихватил из своей сумки три бутылки пива и потопал за оторвами, явно рассчитывая на приятное общение.
   Все трое исчезли за дверями.
   Нарушенное спокойствие в вагоне начало восстанавливаться. Люди расслабились, снова зашелестели со всех сторон разговоры, а попутчица почти мифических обманщиков вдруг, подалась вперед и сказала вполголоса:
  
   ++++++++++++++
  
   -- Будьте поосторожнее в Хамаоке, пожалуйста. Вы слышали, что там случилось два дня назад? Черная Тень появился в городе и покалечил три десятка людей! А еще какие-то схемы сломал и... украл кого-то. А эти искалеченные сразу как взбесились, всех вокруг раскидали и сбежали. Троих стражам удалось поймать, но они... они... убили себя. Какими-то схемами сами себя зажгли и в пепел рассыпались. Я так думаю, это были особые шиноби, из империи, а в Хамаоке устроена ловушка для Черной Лисы. Нам быть не должно никакой опасности, мы, простые люди, никому не нужны, но если начнется бой, все вокруг пострадать могут.
   Норимура помрачнел и кивнул.
   -- Спасибо, я вот об этом не слышал. Надо было еще недельку дома переждать. А вы что же поехали? Не боитесь?
   -- А чего бояться? -- храбро вздернул нос старший мальчик. -- Если имперских шпионов побили, значит Чернохвостая знает о ловушке и, конечно, в нее не сунется!
   -- Дурой надо быть, чтобы сунуться, -- сказал Корио. -- А Черная Лиса - не дура!
   -- Ага! Уроды из империи уже давно, наверно, сумки в обратный путь скрутили и прыгают сейчас по лесам, мечтая чтобы Черная Тень от них отстал и всех в океан не повыкидывал!
   Номерной, примостившийся в углу на дальнем от остальных краю вагона, слышал этот разговор посредством духовной связи Стражей и мрачно улыбнулся, потирая свои деформированные руки. Если шпионы спалили себя сами, значит - особо идейные, с максимально промытыми мозгами. Единство? Наверняка Единство. Репортерша из Единства, когда его арестовали и обвинили в изнасиловании старшеклассницы, взяла у арестованного интервью а потом, понимая что для громкого дела материал слабоват, дописала от себя такого, что родители Номерного не выдержали позора и совершили самоубийство, брат был вынужден покинуть страну, а дом, опустевший родной дом Номерного был сожжен и разрушен разъяренными людьми. Да, Черный Лис помог Номерному найти ту репортершу. Помог найти тех, кто платил большие деньги газетам и телеканалам за грязные статьи об изнасилованиях и убийствах. Но разве этого достаточно? Разве предсмертного визга десятка мелких гнид достаточно, чтобы безумная боль и ненависть стали хоть чуточку тише?! Единство... сопротивленки и Единство... кровь! Кровь! Кровь!!! Нужно больше их крови! Вонзить клыки в лживые глотки, глотать их горячую кровь и рвать, рвать когтями, выпуская подонкам потроха!
   -- Отец, тебе плохо? -- участливо поинтересовался парень, сидящий рядом с зараженным злобой монстром. -- Тебя трясет. Сердце? Или еще что? Врача позвать?
   -- Нет, нет, не надо... -- Номерной попытался успокоиться, сунул руку во внутренний карман своего рванья и вынул из специальной коробки сразу три кусочка сахара, до предела заряженных зеленой Ци предусмотрительной жрицы. -- Воды нет? Сейчас приму таблетки и все пройдет. Просто сильно болят... старые раны...
   Постукивая колесами по стыкам рельс, лязгая сочленениями, рокоча металлом и с шумом рассекая прохладный ночной воздух, стальная махина поезда ходко мчалась на запад, в самый центр поврежденной, но все еще крепкой паутины. Паук, пять столетий ловивший и пожиравший страшнейших монстров мира, с нетерпением и жадностью ждал свою добычу.
  
  
  
Две разбойничающие беспризорницы - Маки и Сетсуна (похожие образы, конечно же).
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  

* * *

12 мая,

5:25 утра.

   Уборщик с метлой, сметавший с перрона нанесенную пассажирами пыль и грязь, отвлекся от своего дела, отступил в сторону, когда из подошедшего поезда начал валом выгружаться народ. Уборщик знал, когда приходит поезд и подгадал так, чтобы оказаться поближе к выходу с перрона. Теперь все новоприбывшие были вынуждены пройти мимо него. Невзрачного, незаметного и никому не интересного человечка.
   Ни на кого не устремляя взгляда, искатель, тем не менее, осматривал всех. Искал любые странности в одежде, телосложении или привезенных вещах. Напряженная выдалась неделя, и самое раздражающее, что все усилия пропали впустую. Мимо него за эти дни прошло немало мутантов и людей с занимательным содержимым багажа, но... нет. Ничего нет, кроме того, что искатели называют "фоновым шумом" или "статическими помехами". Отличать безопасные шутки природы и легкие повреждения психики от действительно опасных уродств для искателей всегда было трудоемкой задачей, но сейчас дело упрощалось тем, что свойства искомых объектов Единству хорошо известны. Все Серые Стражи, хоть раз участвовавшие в злодействах Черной Лисы, кропотливо изучены и описаны в точнейших ориентировках. Не раз и не два их засекали в разных регионах мира, вели и отпускали, не желая показывать главной цели, насколько масштабная ведется на нее охота. Может быть сама лиса и способна перевоплотиться в человека любой внешности, но без свиты своих прихвостней в опасном районе она точно не появится. По ним и нужно вычислять демона-генерала.
   Ни один из прибывших на вокзал пассажиров не избежал его внимания. Мужчины, женщины, дети. Никого подозрительного. Кого он надеялся увидеть среди них? Что может выдать йома? У каждого свои приметы и слабости.
   Алая Тень Хоригучи Норимура. Стрелок Чистой Крови, разбойник, диверсант и убийца. На месте одиннадцати зубов с левой стороны лица - протезы на штифтах. Шрам от ожога на левом боку, от бедра до нижних ребер грудной клетки, раздроблены стопы обеих ног. По невыясненным причинам постоянно носит с собой игральные кости.
   Черный Лис, Корио. Часто пренебрегает удалением следов переломов с костей своего скелета. Из лисьей зависти часто останавливается, чтобы поглазеть на красиво одетых и веселых людей. Удавалось выявить его по реакции, вывесив на видном месте плакат с изображением камигами-но-отоме или оставив у него на пути якобы свободно разгуливающего подонка. В подонках у искателя работает насильник и убийца, которому слегка подправили мозги, чтобы он принимал искателя за своего давнего приятеля, помогающего спрятаться и легализоваться в городе под видом простого работяги. Вон он стоит, чуть в стороне, с такой же метлой и ведром для сбора мусора.
   К несчастью для искателя, не раз и не два йома Черного Лиса замечали слежку. Зная о возможностях Единства, только дурак не озаботился бы добавлением врагу проблем.
   Норимура был отправлен на операционный стол в одной из лучших хирургических клиник страны Холмов, где ему провели полную реставрацию челюстей с заменой протезов на выращенные в специальных колбах аналоги настоящих зубов. После этой сложнейшей операции восстановление стоп и сведение шрама показались хирургам детскими играми. Следы ранений были убраны, а игральные кости... он носил их для насмешки и издевки. Исключительно ради того, чтобы они попали в ориентировку и в нужный момент своим отсутствием запутали чересчур дотошного врага.
   Корио тоже знал, кто может затеять против него смертельную игру и озаботился самой тщательной подготовкой. Документы, личные вещи, одежда, и, конечно же, самое обыкновенное для мирного человека строение тела. Мобилизовавший все силы для самоконтроля и не повелся ни на одну из провокаций.
   Внешний вид, тона биополя и даже запахи изменены. Трое людей, совершенно незнакомых и не интересных Единству, спокойно прошли мимо в полутора метрах от искателя. Не поведший даже ухом, обманутый шпион продолжил свою работу, как вдруг ему понадобились все силы и обретенные за годы дрессировки навыки, чтобы сохранить видимость полнейшей невозмутимости.
   Из вагона появился перекошенный горбун в стальной маске, от которого фонило Ци с легким фиолетовым оттенком. Искатель тотчас определил и татуировку на лице, и шрамы, и множественные следы от ранений, указанные в ориентировке.
   Матсуюра Тадаши, выродок, приговоренный к пожизненной каторге за изнасилование шестнадцатилетней школьницы. Был, вместе с двумя сотнями других заключенных, похищен при нападении демонов на рудник, а через четыре месяца сам появился в обличье изуродованного демона, упивающегося кровью и раздирающего жертвы на куски. Известен одиночными рейдами, ненавистью к представителям прессы и судебного делопроизводства, агрессивным отношением к женщинам и влюбленным парам.
   Кто-нибудь еще рядом? Еще кто-нибудь из их уродов?!
   Посылая тревожные сигналы своим соратникам, искатель жадно шарил взглядом во все стороны, напрягал слух, нюх и чувствительность к биополям. Враг может прятаться, маскироваться! Неужели прибыл всего лишь одиночный разведчик?!
   Похоже, так и есть.
   "Ух, как зашевелились"! -- прозвучала в сознании Корио мысль Безликого. -- "Чувствуешь, как сигналы заметались? Ублюдков только здесь, на вокзале, не меньше десятка. В городе, оценивая поднятый шум, еще сотни три. А фактически наверняка раза в два больше. К чему готовиться? Марионетки и портативные искажатели пространства, мощные бомбы, снайперы... что еще они там против нас нахимичат"?
   "Обязательно где-нибудь в подвалах припасены пять-шесть уродов, по силам равные армейскому генералу. Еще и в силовых схемах от пяток до макушки". -- мрачно подумал в ответ Корио. -- "Надеюсь, не подготовили химическое или бактериологическое оружие. Эти придурки ведь бахнут! Территория враждебная, народ вокруг неподконтрольный. Нет, я на такое не подписывался. Делаем только главное, за чем явились, и тихо-тихо уползаем за горизонт. Ничего не поделаешь, пусть эти мрази в стразах несчастный суперлайнер себе оставят. Компенсацию страна Птиц все равно уже, фактически, получила".
   Стойко выдержав все провокации врагов и не выдав себя ни взглядом, ни всплеском эмоций, сопровождающие ничего не подозревающую девочку двое полумифических чудовищ, Корио и Норимура, покинули железнодорожный вокзал как обычные, никому не интересные пассажиры.
   Убедившись что рядом нет силовых схем и подозрительных личностей, Черный Лис сосредоточился и усилил духовную связь, устремив мысленный взгляд в ту сторону, где должны были находиться в этот момент его бойцы, сопровождающие экипаж дирижабля.
   "Вторая группа, враг слишком силен. Риск неоправдан. Отбой! Ссаживайтесь с поезда на ближайшей станции, грузите команду летунов себе на спины и двигайтесь к условленной точке встречи. На пути к базе совершим очередной акт разбоя, угоним транспортник имперской корпорации".
   Два легких всплеска силы далеко за пределами горизонта дали сигнал, что приказ принят. Корио расслабился.
   "Во всем есть плюсы". -- с благодушным настроем продолжил рассуждения Безликий. -- "Если гражданского летуна угонять будем, то попутно придется разжиться знаешь чем? Настоящей формой имперской стюардессы! Модной, стильной, элегантной! Шелковый костюмчик с золотым шитьем, пилотка с кокардой воздушного флота, нейлоновые чулочки и нашейный платок с вычурным бантом! Наряд принцессы неба! Не то, чтобы я подбивал кого-нибудь раздеть одну из тех красоток, что мы видели в терминале аэропорта, но как еще, без шума и скандала, проникнуть в кабину управления, к пилотам и капитану"?
   "Мы же не пассажирский дирижабль угонять собрались, а грузовик. Где ты видел стюардесс на грузовозах"?
   "А стюардесс на летное поле пускают"? -- ни на секунду не огорчился монстр. -- "Можно подойти к матросам, что будут скучать возле готовящегося к отлету корабля, игриво улыбнуться и заявить что я, вся такая соблазнительная, еще никогда не видела грузовую летучку изнутри. Не хотите ли, мальчики, показать мне, что и как у вас там"?
   "У-у, злыдня коварная. Брось фантазировать. С тем уровнем безопасности, что мы у них видели, можно просто пробить ограду, метнуться до летуна и всех из него повыкидывать, а пока бедняги будут в панике пытаться докричаться до охраны, мы быстро отстыкуемся от мачты и улетим".
   "Но мы же не ищем легких путей?! Представляешь, как сомлеют от счастья те замученные бедолаги, когда я подойду к ним такая вся?! Сколько лет они смотрели на нас, принцесс неба, только со стороны и без надежды оказаться ближе? Ты что, не хочешь доставить людям немного радости? Какой же ты после этого волшебный лисенок"?
   "Ох, скорее бы до храма дойти, накачать тебя положительными энергиями и спать уложить. Мечтай или не мечтай, а не получится у тебя ничего. Мужчины в империи зашуганы до паники, даже на дискотеках и в барах знакомиться первыми никогда не подходят. Правило "Четырех Минут" у каждого молотком судьи в голову забито. Вот ты нужна, такая соблазнительная, чтобы из-за тебя лишиться работы или в тюрьму загреметь! Будут от тебя бегать по всему летному полю и газетами отмахиваться".
   "Да ладно, ты просто не знаешь, на что способен полноценный и настоящий суккуб! Инстинкт не перешибешь. Серьезно говоря, долго ты еще здесь топтаться собрался? Побежали обратно в империю, беду творить! Перед атакой группы захвата нам ведь все равно нужно произвести какую-нибудь разведку"?
   "Ага. Выкраду в раздевалке старую робу уборщика и пройдусь по летному полю туда-сюда".
   "Только попробуй! Я тебе такой бунт устрою, так в узел завяжу, никакая жрица не развяжет! Ишь ты, взялся командовать, будто он здесь один"!
   "Ого! Тебе так сильно нравятся стюардессы"?
   "Артистки и стюардессы! Мне же главное - людей побольше вокруг себя собрать, чтобы все на меня влюбленно смотрели и восхищались! Все эти положительные энергии для меня, как вам свежий воздух в газовой камере. Артистка в окружении восхищенных поклонников, это вообще идеальный вариант, но я заметил что и стюардессам тоже внимание прилетает ураганом. Еще бы! Шастают такие, яркие да гламурные, глазками сверкают. Имидж они, видите ли, создают! Впечатление о компании cоставляют! Завидно, аж свихнуться можно! Сцапаю одну, заверну в одеялко и в сторонке положу, а сама наряжусь в ее костюмчик с чулочками и пилоткой! Пусть все собравшиеся в аэропорту толпы на меня смотрят и кайфуют до обморока"!
   Норимура, как старший, ведущий двух детей, державшийся чуть впереди, не удержался и хмыкнул.
   -- Ты чего это? -- удивленно и настороженно поинтересовался Корио.
   -- Простите, капитан, я просто... -- ответил страж и слегка замялся. -- Вас я всегда воспринимал как девушку, а Великого Темного... как мужчину. Но сейчас вы словно издеваетесь. Перевернули все.
   "Нелепо мерить меня человеческими мерками, человек". -- надменно заявил Безликий. -- "Я - стихия! Боль, ненависть, ужас и отчаяние! Какие у них половые признаки? Мужчины они, или женщины"?
   "Ты... ты... ты что"?! -- багровея до готовности закипеть, возмутился Корио. -- "Транслировал им наш разговор"?
   "Ага! И девчонке тоже. У меня секретов нет, пусть все знают, какой ты безнадежно хороший мальчик, и что это Я! Великий Я! Подбиваю тебя на все те безобразия, о которых потом неделями болтают в теленовостях"!
   Корио вдохнул поглубже и шумно выдохнул.
   "Так ты, злыдень, да?! Думаешь издеваешься?! Болтай, болтай, а я все равно знаю, ты просто бахвалишься, потому что стесняешься, что сам под моим влиянием стал добрее! Еще чуть-чуть, и сам будешь хороший, добрый парень"!
   "Размечтался! Хватит нам одного тебя. Ты - хороший мальчик, а я - плохая девочка! Вот только отвернись, зануда, сразу всех красавиц раздену и всем парням отдамся! Как истинный суккуб, коварный и неумолимый"!
   Что-то в облике лиса вдруг поменялось. Осанка стала резче и напряженнее, плечи расправились. Улыбка его стала злорадно-ехидной, глаза заблестели и взгляд наполнился такой остротой, что, казалось, им стало можно разрезать металл.
   -- Эй, Каджими-чан! -- сказал он, глянув на обомлевшую девочку через плечо, сверху вниз. -- Ты не расслабляйся! Держи своего приятеля в тонусе! Люди для меня приемлемы только в двух видах: мертвые или счастливые. Первые, потому что смерть убирает источник отрицательных энергий. Вторые, потому что в ореоле положительных энергий мое существование становится хоть немного менее мучительным. Парню у вас, я заметил, гораздо сложнее вызывать положительный эмоциональный отклик, так что если Корио даст слабину и сломается, о Черном Лисе как о мальчишке точно никто никогда больше не вспомнит! Я стану обольстительной и беспощадной властительницей зла! Просто потому, что так вами, людишками, проще манипулировать.
   Безликий обнажил зубы в угрожающей улыбке хищника и отвернулся, как вдруг произошло то, чего никто не ожидал.
   Каджими, что боязливо молчала почти все время, вдруг сделала шаг, приблизившись к Корио в плотную, и... взяла его за руку.
   Черты лица мальчишки дрогнули. Глаза медленно, плавно, потеряли смертоносную пронзительность, дыхание освободилось от яда, а вся фигура расслабилась и наполнилась умиротворением. В этот момент он получил то, что не могла дать ему ни сестра, ни наставница, ни соратники. Гниение и падение в пропасть были остановлены простым прикосновением теплых, живых ладоней.
   Обещание.
   Чудовище лжи затихло и исчезло. В глазах, которыми Корио посмотрел на не отстранившуюся от него девочку, светилась живая и теплая человеческая душа.
   Лис улыбнулся и хотел что-то сказать, как вдруг зловещая темная волна отрицательных энергий прокатилась по городу. Простые люди ощутили тревогу и волнение, жрецы и самураи встрепенулись, а Корио и Норимура похолодели изнутри. Это был сигнал. Полный ненависти и жажды крови, сигнал от Номерного. Враг здесь! Единство? Нет. Номерной знает, что Корио известно о Единстве и не стал бы выдавать себя, сигнализируя об очередной обыкновенной ловушке.
  

* * *

   -- Разведчик врага заметил кошек и подал сигнал союзникам. -- пришел доклад. -- Сигнал ненаправленый, круговой, радиусом выше пределов города. Ответного сигнала нет, выявление адресата не представляется возможным.
   -- Противник не мнит себя богом и проявляет предсказанное здравомыслие. -- координатор, удобно устроившийся на подушках кресла, установленного в центральном пересечении миллиона силовых линий Великого Ядра, отпил глоток кофе, помогающего ему не соскальзывать в сон от перенасыщения пространства вокруг положительными энергиями. -- Надеюсь у нее хватит ума и на то, чтобы позволить кошкам покинуть город. Нет ничего хуже полномасштабного сражения с сильными тенями в густонаселенных районах. Материальные, людские и репутационные потери при этом катастрофичны, но лиса не оставит нам выбора, если начнет действовать немедленно. Продолжайте наблюдение!
   -- Кошки намерены свернуть деятельность в Хамаоке вечером. -- сказала Старший Представитель, высокая темноволосая девушка в строгой униформе, ожидающая, когда координатор завершит наслаждение трапезой. -- Прикажете поторопить их?
   -- Нет. Никаких изменений в планах, сейчас главное не спугнуть добычу. Багровая Тень в Хамаоке, или же туда прибыли только разведчики, большого значения не имеет. След для нее оставлен достаточный. Лиса захватила приманку и деваться ей некуда. Нападет она на кошек в городе? Проникнет в их стаю и затаится до прибытия к руинам? Или же отыщет гнездо в ходе преследования? Три сценария, но в любом случае сражение произойдет там, где мы ожидаем. Там, где все подготовлено к быстрой и надежной ликвидации Багровой Тени.
   -- Я отдала приказ произвести диагностику устройства ноль-один восемнадцатого гнезда и держать его в предельной готовности. Транспортные узлы настроены на приемные камеры крепости кошек, группам ликвидации выданы дополнительные стимуляторы. Трое самураев проекта "Император" готовы к действию.
   -- Не отправляйте в гнездо ценных сотрудников до моего приказа. Марионеток и ликвидаторов второй категории будет достаточно для уничтожения рядовых бойцов Багровой Тени. Как только ее личное присутствие будет установлено, активируйте устройство ноль-один. Терять бойцов проекта "Император" или кукол "Янь" в данной операции... нерационально. Необходимо лишь спровоцировать лису на требуемые нам действия и проблема будет решена одним коротким нажатием кнопки.
   Координатор снял с подставки поднос с опустошенной посудой и передал его Старшему Представителю, что поклонилась и, получив дозволение, тихо удалилась из зала. Система Великого Ядра снова оплела своего оператора, хорошо сложенного мужчину с непропорционально большой головой, затягивая его в свою паутину. Лишенная волос голова озарилась зелено-золотым сиянием активировавшихся силовых схем. Обитаемый Мир развернулся перед Тайным Императором во всем многообразии бесчисленных проблем, требующих решения. Живая машина империи Лесов скрежетала, истекала кровью и грозила развалиться в любую минуту, но это не беспокоило Второго Координатора. Работа с этим регионом - забота Первого. Все силы Второго брошены на возвращение под влияние Единства северо-западных регионов, страны Камней и нескольких малых стран, контроль над которыми потерян после бунта Черной Тени и рождения Северной Империи. Изгнанный из собственных владений, Второй Координатор вел тайную войну с Северной Империей много лет и рассчитывал возвратить Великое Ядро в столицу страны Камней после победы, но вмешалась проклятая лиса. Десять лет идет эта незримая и незаметная для обычных людей война, причем складывается она не в пользу организации. На севере, на юге, на востоке и западе, даже здесь, в абсолютно покорной центральной части Обитаемого Мира, эта неуловимая бестия наносит, один за другим, болезненные удары Единству. Потеря влияния в стране Песков становится катастрофичной? В стране Морей произошла катастрофа, когда император-призрак освободился от контроля клана Минамура? Но если то были катастрофы, то каким словом описать разгром интервенции в малых странах? Как назвать то, что творится сейчас в стране Облаков? Сколько потеряно людей и средств! Великое Ядро в столице шиамов готовится к эвакуации, крепости держат оборону и шлют владыкам империи мольбы о пощаде.
   Координатор чувствовал, как ненависть и злоба, затмевая влияние положительных энергий, захлестывают его разум.
   Спровоцировать лису? Многое сделано ради этого. Очень много! Но разве это повод, чтобы не добавить еще пару аргументов? Несколько разменных фигур на великой шахматной доске уже замараны в этом деле, почему бы не сделать их жертву намного полезнее? Пора показать врагам, насколько они в действительности беспомощны и беззащитны, посеять панику и отчаяние в их рядах. Люди называют лису грозой кошек? Пусть увидят, что ни лиса, ни жрецы, ни самураи не могут их защитить! А уж Единство сумеет направить гнев перепуганной толпы в нужную сторону и пусть проклятая безликая бестия попробует выплыть из потока ненависти, что обрушится на нее! На фальшивую богиню! Ложную надежду! Ничтожного, бессильного человека, своей отчаянной борьбой способного лишь продлить мучительную агонию умирающего мира деградировавших слабаков.
  

* * *

12 мая,

9:40 утра.

   Храм Ветра был расположен ближе к центру города, на вершине живописного холма, склоны которого были отданы красивейшим паркам с искусственными реками и небольшими озерами, от которых в настоящее время остались только пересохшие грязные русла, да заполоненные водорослями, заилившиеся пруды. Обитель лягушек и рыбьей мелюзги, ловить которую охотно бегали мальчишки со всего города. Оживление в этих местах обычно начиналось ближе к вечеру, однако в этот день, в утреннем парке, вместо разрозненных маленьких стаек бездельничающей детворы и редких групп отдыхающих, Корио и Норимура к своему удивлению столкнулись с немалым столпотворением народа. Вокруг стоял шум, люди толпились на аллеях, кучковались на перекрестках, у неработающих фонтанов.
   Впрочем, лис и его сопровождающие быстро поняли, в чем дело.
   -- Эй, дружище, -- окликнул Норимуру какой-то мужчина. -- Ты на митинг с детьми пришел? Не сходи с ума, если нас разгонять начнут, детей в толпе раздавят.
   -- Мы не на митинг. Мы в храм, на лечение.
   -- А-а, ясно. Прошу прощения. -- мужчина поклонился и хотел вернуться к своей группе, но Корио задержал его.
   -- Вы из-за дирижабля собрались? -- спросил мальчишка. -- Хотите требовать от дайме решения и помощи? А почему думаете, что вас будут разгонять?
   -- Ну... -- мужчина пожал плечами. -- Самураев и золотую кровь коробит, когда "всякая чернь" головы поднимает и начинает что-то требовать. Забыли что ли, как вместо разговора они солдат на улицы выводили и конями топтали людей?
   -- Не выведут. Поговорят. -- уверенно сказал Норимура. -- Мы же, все вместе, три года назад на Журавлиных Холмах плечом к плечу стояли!
   -- О-о, -- засмеялся другой мужчина. -- Так это если опасность какая, то мы им сразу братьями и сестрами становимся, а пока трон не шатается, можно чернь поганую и конями потоптать. Интересно, если драка начнется, на чьей стороне богиня-лиса будет?
   -- Точно не с нами. -- угрюмо заявил третий. -- Лиса простой люд созывает и бросает в бой, да вот только празднует потом с кем? Не с нами, а с благородами.
   -- Еще бы! У нас и шмотье некрасивое, и жратва паршивая. Галька речная - не по леди камушек.
   -- Она ведь и сама - золотая кровь. К станку и плугу не встанет!
   -- Может и не встанет, -- мужчина крепкого телосложения оттолкнул Норимуру в сторону, схватил ближайшего болтуна за плечо и сжал кулак, сминая рубаху. -- Да вот если бы не она, то стоял бы ты не у станка в цеху, и не здесь сейчас горло драл, а как девка порванный, в канаве валялся!
   -- Тихо! Тихо! Тихо! -- сразу несколько человек вклинились между взбешенным мужчиной и болтунами, мешая начаться драке. -- Спокойно! Разойдись!
   -- В следующий раз, как бандиты вас троих девочками объявят, не зовите солдат и стражу! -- выкрикивал защитник лисы, тыча пальцем в побледневших от страха и злобы парней. -- Может они ваш бред послушают и все у станков стоять будут? Суки вы неблагодарные! На Журавлиных Холмах за чужими спинами в штаны дристали, а теперь ядом дышите на тех, кто вас самих, ваших детей и всю страну от смерти спас?! Погань гнилая! Откуда только лезет такая мразь?!
   Корио и его страж заметили движение в толпе. Пара неприметных людей осторожно пошли на сближение с крикуном.
   "Выродки из Единства".
   "Да, похоже. Спасибо парню, отвлек их на себя".
   "Поможем"?
   "Нет. Им простые люди не интересны, проверят и отвалятся. Идем дальше, Норимура, но давай-ка свернем на главную аллею. Там основная толпа. На лидеров этого движения взглянуть бы".
   Взяв Каджими за руку и пропустив стража вперед, мальчишка-лис устремился сквозь толпу сначала к перекрестку, а затем снова вверх по склону, вдоль еще большего скопления людей. Недоброе предчувствие становилось все сильнее, напряженная атмосфера давила, обозленные демоны источали жажду убийства и искали врагов.
   А это еще что за радостное чудо?
   В то время как сотни душ вокруг пламенели мрачными темно-синими огнями, один огонь был светло-синим, с зеленоватыми отблесками. Такой, как будто обладатель этой души млел от любви или был под легким наркотическим кайфом.
   -- Посмотри туда. -- вполголоса сказал Корио Норимуре, остановившись неподалеку от сплоченной группы людей, с несколькими добротно сделанными плакатами. -- Видишь того деда, в сером пальто с меховым воротом?
   Страж посмотрел на пожилого мужчину и узнал его. У профессора Мицунари Минору, почетного председателя международного союза историков и хронистов, была примечательная внешность классического интеллигента, да и на телевидении в последние три года он появлялся довольно часто, в качестве консультанта и лектора научно-исторических программ. Особенно много он внимания привлек, когда при вторжении бандитов в страну Птиц, сорвался из теплого кабинета и отправился на войну, в самый эпицентр творящейся у него на глазах мировой истории. Он вел хронику, описывал происходящие события и даже сам, презирая старческие проблемы со здоровьем, несколько раз участвовал в боях, наравне с рядовыми ополченцами помогая заряжать обоймы для стрелометов или метая ручные бомбы во врага. В побоище на Журавлиных Холмах он, превозмогая боль в надорванной спине, подтаскивал на орудийную батарею ящики с боезапасом, а после в поэтичных тонах запечатлел для потомков образ демонического монстра, нанесшего удар во фланг лавины тяжелой кавалерии, готовой втоптать в землю нахальных, неугомонных артиллеристов.
   Человек, год назад издавший первую редакцию хронологии свершений Златохвостой и Чернохвостой лис, а затем получивший письмо от самой Корио, к которому прилагался целый ящик письменных материалов, дополняющих, подтверждающих, опровергающих или поправляющих собранные историком сведения. Получивший мировое признание, литературную премию и широкую известность далеко за пределами научного круга, он с энтузиазмом трудился над второй редакцией хронологии, обещая выпустить ее в начале следующего года.
   -- Минору-сенсей! Минору-сенсей, простите! -- сопровождаемая великаном, увешанным блоками питания и громоздкой видеокамерой, молодая девушка с микрофоном заприметила в толпе известную личность. Она, вместе с оператором, протиснулась мимо людей, аккуратно старающихся расступиться перед телевизионщиками. -- Ивасаки Харука, первый государственный телеканал. Минору-сенсей, прошу прощения за то, что отвлекаю, но не могли бы вы дать свой комментарий происходящему?
   -- Да, конечно, с удовольствием, Харука-сан. Мы, с моими коллегами и учениками вышли сегодня как раз для того чтобы быть услышанными и я очень рад вашему вниманию.
   -- Спасибо! Вас, наверное, как и всех в стране Птиц, потряс предательский поступок имперских магнатов?
   -- Возмущение было, но увы, никакого потрясения я не испытал. -- ответил ей профессор. -- Я уже говорил, и еще раз скажу, что в этой истории меня удивляет только неосмотрительность и безответственность людей, заключавших контракт с индустриальным концерном Инамори. Если вы беретесь исполнять ответственную и сложную работу для людей, с которыми у вас недавно был серьезнейший конфликт, то логично ожидать что заказчик будет очень резко реагировать на любые нарушения, задержки и случаи производственного брака. Увы, в исполнении заказа действительно было допущено немало ошибок и раздраженный, враждебно настроенный клиент, естественно, не стал сдерживать негатив.
   -- Было много разговоров о мести и о том, что этот контракт с самого начала замышлялся только ради его разрыва.
   -- Милая моя, фактаж в том, что аванс и все дополнительные взносы концерн Инамори исправно переводили на счета верфи. Именно мы, а не кто-либо другой, провалили сроки контракта. Доказать что-либо в суде империи, да и в любом другом суде, будет крайне проблематично, даже диверсией прикрыться не удастся, ведь наши доблестные спецслужбы до сих пор не могут убедительно заявить кто и по чьему найму организовал срыв поставок.
   -- По вашему мнению, кто это сделал?
   -- По моему личному мнению, да, это были люди, нанятые концерном Инамори. Ни для кого не секрет, что в империи сложено очень негативное мнение о нашей стране. Любая возможность для наложения новых санкций, нанесения политического или экономического вреда будет использована сразу же.
   -- Негативное мнение? Но не должны ли они, как бы сказать... -- журналистка слегка помедлила, подбирая слова. -- Испытывать что-то вроде стыда за то, что устроили в нашей и соседних странах?
   -- Вторжение имперских изгоев в малые страны, внутри империи выставляется не военной агрессией, а попыткой мирной миграции сильных кланов. Были, не лишенные почвы заявления, что интервенты пытались решить дело миром, просили страны Туманов и Озер принять их в подданные, с позволением поселиться в пустующих землях ближе к северным границам. Разумеется, никто не хотел видеть посторонних на своей земле, переговоры оказались недолгими, интервенты получили жесткий отказ с приказом убираться прочь и были вынуждены начать вооруженную борьбу. Теперь же, факт того что переговоры действительно велись, дает возможность имперским подданным осуждать агрессию стран Озер и Туманов против беженцев. Опуская другие факты, в прошедшей войне погибло огромное число бывших имперских граждан, многие потеряли друзей и даже родственников. Надеяться на что-то другое, кроме враждебности, всем нам, к сожалению, пока не приходится. Концерн Инамори, к примеру, не участвовал в войне, но потерял двадцать четыре гражданских судна, с ценными сотрудниками, экипажами и грузом. Солдаты черной лисы Корио сбивали их наравне с военными транспортниками, не запрашивая при атаке, конечно же, данных о принадлежности судна империи. Концерн понес тяжелый ущерб, погибли даже несколько человек с высокими руководящими должностями. Не сомневаюсь, Инамори рады отомстить. Вся империя сейчас радуется бедам нашей страны как заслуженной справедливости. Чего стоит хотя бы тот факт, что они называют прошедшую войну "грязными играми", а нашу победу в ней торжеством предательства, интриг, подлости и коварства. Заявления о том, что постыдно возводить убийцу женщин в ранг героя, тоже хорошо характеризует их отношение к нашей стране и событиям недавней войны. Боюсь что нам всем нужно собраться с силами и привыкать к жизни в новых реалиях.
   -- Что же, на ваш взгляд, нужно предпринять правительству и народу?
   -- В первую очередь нужно позаботиться о людях, произвести дотационные выплаты оставшимся без зарплаты работникам верфи и предприятий, понесшим тяжелейшие убытки. После, я думаю, данный вопрос должны решать на самых верхах, с участием дайме и его советников. Из расчета объемов взятой после победы добычи и материальной помощи со стороны Черной Лисы, средства у страны должны быть.
   -- Почему вы пришли сегодня на этот митинг?
   -- Потому что я считаю, что это очень хорошо, если правительство страны будет слышать и видеть волю народа. Черная Лиса на стороне простых людей, а самураи, которые слишком часто заботились только о своих собственных интересах, не должны забывать что старые порядки должны навсегда остаться в веках Мрака, Голода, Костяных Холмов и Пожаров.
   -- И последний вопрос, если позволите, Минору-сенсей. Многих наших зрителей наверняка интересует, как продвигается ваша работа над хронологией подвигов Златохвостой и Чернохвостой лис. Будет ли выпущена книга в назначенный срок?
   -- Я уверяю, что очень постараюсь выполнить свою работу, и обязательно выпущу новую книгу в феврале или марте. Понимаю, что все в нетерпении, но труд на мне не простой. Война - жестокое дело и в тех записях что прислала мне леди Корио, множество ужасающих сцен, описанных с большим интересом и старанием. К сожалению, разум Черной Лисы не мог не пострадать от влияния акума, я это прекрасно понимаю, но работать с текстами, написанными зараженным, обычному человеку психологически очень тяжело. Не хочу сейчас приводить примеры и обещаю поработать над текстом так, чтобы у читателей не вызвать у читателей эмоционального шока.
   -- Благодарю вас за ваши ответы и мнение, Минору-сенсей. -- репортерша поклонилась своему собеседнику и оператор выключил камеру. -- Простите, Минору-сенсей, не на камеру, скажите... что такого страшного в записях Черной Лисы? Я видела несколько ее интервью и пресс-конференций, она кажется вполне адекватной.
   -- Под камерами ей не задают вопросов непосредственно об убийствах, Харука-сан. Вы слышали, как она сама говорила о том, что ей нравится перевоплощаться в привлекательных и красивых людей? Жертвами зараженной куноичи Корио стало много женщин, молодых мужчин и даже детей. Они, быть может, не были самыми честными, благородными и добрыми, но читать откровения зараженной о том, как жестоко она их убила, как уродовала трупы чтобы их невозможно стало опознать... простите, но мне даже говорить об этом тяжело.
   Побледневшая репортерша кивнула, извинилась и поспешила прочь.
   "Очередная провокация"? -- посредством духовной связи, спросил своего командира Норимура. -- "Мрази из Единства подозревают нас и специально организовали этот разговор так, чтобы мы услышали"?
   "Нет, этим подонкам нужны не мы. Их дела гораздо страшнее".
   Человек, у которого взяла интервью репортерша, плотнее запахнул на себе пальто и приподнял ворот, стараясь скрыть бьющую его тело дрожь и пылающее, словно в огне, лицо.
   -- Давление. -- пояснил он встревожившейся молодой женщине, дочери профессора, пришедшей сюда сопровождать отца и позаботиться о нем в случае беспорядков. -- Воду взяла? Дай немного, я приму таблетки.
   Лжец.
   Да, давление у него подскочило и сердце заходилось как сумасшедшее, но не от каких-то сбоев в организме, а от ударных доз дофамина, захлестывающих сознание на уровне, близком к оргазму. Подозрения Корио подтвердились, перед ним был дофаминовый раб, культист и фанатик. Человек с едва заметными, почти неопределимыми повреждениями мозга, сделанными искусственно и заставляющими гипоталамус вырабатывать большие дозы гормонов удовольствия при исполнении определенных действий, которые оказались очень даже программируемыми для жертвы. Еще в эпоху Единой Империи были сделаны грандиозные открытия и произведены первые операции. Люди, вынужденные выполнять тяжелую, нудную или отвратительную работу получали возможность этой работой... наслаждаться. Больше не нужно переступать через себя, ломать себе психику и страдать от унижения! Ненавистная работа станет любимой и желанной!
   Государственные службы прикинули перспективы, среагировали крайне агрессивно, наложили жесточайший запрет на модификации человеческого мозга и засекретили разработки, однако кто-то не только сохранил запретные знания, но и усовершенствовал технологии.
   Четыре года назад, Корио неожиданно столкнулся с новым врагом, ввергшим его в состояние растерянности и давящей тревоги. С парой мастеров маски, на которых, в отличие от обычных кошек, не было никаких особых силовых схем для слежения и контроля, по которым их так удобно было вычислять. Лис в первые минуты даже принял их за беглых шиноби из скрытого селения Ветра, но понял свою ошибку, едва силой Безликого заглянул в мозги пойманных врагов. У обоих было одно и то же тяжелое психическое отклонение. Дети буракуминов и нищеты из трущоб, они смертельно ненавидели всех, у кого жизнь сложилась удачнее и наслаждались, с издевательствами убивая людей среднего или высокого достатка, но еще больше впадали в экстаз, когда им удавалось украсть личину такого вот убитого человека и занять его место. Они глумились, свободно разгуливая среди людей, млели от счастья, принимая незаслуженное уважение окружающих и хохотали, вспоминая сколько трудов приложил убитый человек для ради своей репутации, честного имени и авторитета. Пусть дураки и дальше напрягаются, тяжело трудятся, обустраивают дом. Пусть становятся значимыми людьми, а потом придет тот, кого все считают ничтожеством и украдет все, что есть у уважаемого трудяги! Сам станет уважаемым и значимым! Всеми любимым, богатым и успешным!
   Крепче стиснув зубы, Корио посмотрел в сторону принявшего успокоительные таблетки оргазмирующего кота. Ошибки нет. Не только эмоциями и словами тот выдал себя. Взгляду демона открылись тончайшие волокна маски, вросшие в кожу лица, шеи и рук самозванца. Нет сомнений. Около трех-четырех месяцев назад, этот ублюдок убил замечательного, храброго и честного человека, которого лис глубоко уважал. Мицунари Минору... теперь его именем пользуется выродок, желающий очернить победу малых стран в недавней войне. Медленно и осторожно подмешивающий гнилостную заразу к имени лисы, вера в светлую легенду о которой придает сил для жизни миллионам людей. Он натворит немало зла и, если его не рассекретят, то профессор Минору навсегда останется в памяти людей не как блистательный историк, а как лжец, мистификатор и подтасовщик фактов, своей ложью нанесший обществу тяжелейший вред. Промелькнет ли в душе подонка тень стыда за то, что он сделал? Хоть когда-нибудь?
   Нет.
   Совесть дофаминовых рабов пасует перед жаждой новой дозы наслаждения от убийств и обмана. Разум их меркнет от желания занять место успешного человека так же, как меркнет разум маньяка, жаждущего причинить новое омерзительное зло. Фанатики "Золотого Пути" кайфуют, когда их называют именами людей, которых они убили. Они перевоплощаются со всей возможной достоверностью и старанием, ведь это вызывает у них чувства, схожие с эротическим наслаждением. И с еще большим наслаждением исполняют приказы своего ублюдочного создателя, "Золотого Бога".
   "Прикончим его"? -- уверенно пряча проявления злобы и ненависти, спросил Норимура.
   "Не сейчас. Единство только и ждет, когда мы выдадим себя. Не беспокойся. Эта тварь уже никуда не уйдет. Мы дождемся, когда Единство отвернется, и уничтожим чудовище".
   "Но это не выход".
   "Да, не выход".
   -- Что... что случилось, Рюичи? -- Каджими крепче сжала руку лиса. -- Что-то плохое?
   -- Нет, просто вспомнил как маленьким потерялся в такой же толпе. -- ответил ей Корио и, подняв руку, погладил девочку по голове. -- Как мы все тогда напугались! И я, и папа, и мама. -- улыбка лиса была печальной. -- Не отпускай мою руку, сестренка. Пойдем отсюда.
   Да, сейчас он не Багровая Тень и не легендарный монстр, на которого надеется половина мира. Он просто школьник, с сестрой и дядей, приехавший на лечение в храм. Он не видит никаких кошек и не знает никакого зла...
   Буквально сотня шагов и Корио снова почувствовал, как внутри него все холодеет. Еще одна! Еще одна сведенная с ума марионетка с порезанными мозгами!
   На небольшом подиуме, сколоченном из брусов и досок, выступали лидеры митинга, доносящие до собравшихся людей сложившуюся ситуацию, свое видение и то, с какими заявлениями они намерены идти к особняку наместника. Среди них, держась чуть позади, стояла женщина старших лет, с тремя детьми разного возраста. От нее тоже исходило дурное наслаждение и злобная радость, а на ее голове и руках Безликий сразу же нашел следы вросшей маски.
   -- Кто это там? -- поинтересовался Норимура у стоящего рядом мужчины, указав рукою на женщину.
   -- А? Это жена рабочего, который при строительстве погиб. Несчастный случай. Говорила сейчас, что им не то что содержание за потерю кормильца, а даже малейшей материальной помощи не дали, сволочи. Для детей еды даже нет, приходится по соседям подачки просить. Оборзели эти ворюги! На безопасности экономят, а как кто погибнет, оформляют увольнение как на живого и нового нанимают! Дешевле человека заменить, чем деньги бросить на нормальное снаряжение для высотных работ. Небось и аферу эту придумали, чтобы народу не платить! Правильно она сказала! Между собой деньги разделили, а нам мозги полощут про разрыв контракта!
   "Вот то, ради чего культисты здесь". -- мрачно подумал Корио. -- "Создают конфликт, клевещут, раздувают гражданскую войну. Все силы зла, сплотившись, сгноили империю Лесов, но этого им мало и работа продолжается. Безликий, в этих кошках точно нет ничего от Темных Инженеров"?
   "Если только от Светлых". -- ответил демон. -- "Манипуляция болью - зло, но и манипуляция наслаждением не обязана быть доброй. Сила богов не обязана нести прогресс и благоденствие. Она тоже всего лишь сила. Что будем делать, маленький мечтатель"?
   "Предупредим самураев о будущих провокациях. Среди демонстрантов наверняка немало шпионов Единства, что будут бросать петарды и бутылки с зажигательной смесью, провоцировать погромы и драки. Эту женщину-кошку и детей рабочего нужно перехватить и изолировать в первую очередь. Она наверняка планирует подстроить ранение или гибель детей, чтобы снять их мертвые тела на камеру и обвинить правительство. Если не получится подстроить, детей прибьют подставные люди и останется только заявить, что это сделали самураи. Норимура, действуй. Дай сигнал Номерному, он поможет".
   "Принято, капитан".
   -- Ох, ребята, -- сказал Норимура, слегка съеживаясь и прикладывая руку к животу. -- Что-то меня скрутило немного. Доберетесь до храма без меня?
   -- Да, конечно, дядя! -- кивнул и улыбнулся ему Корио. -- Мне же уже не десять лет! Нужно просто по этой аллее вверх пройти, да?
   -- Да! Идите, я подойду минут через пятнадцать.
   Страж ободряюще улыбнулся, кивнул командиру и скрылся в толпе.
   -- Хех... -- вполголоса сказал Корио Каджими, которую потянул за руку за собой. -- Этих взрослых ничему история не учит. Если собрался куда поехать, таблетки от диареи всегда должны быть в кармане! Взял и оставил детей без присмотра. Надеюсь никакая симпатичная женщина не попросит нас сейчас ей с чем-нибудь помочь, и не потащит в ближайшее укромное место? Пусть только попробует! Позову самураев и пусть они ей вместо нас помогают!
   -- А куда он? -- с затаенным беспокойством спросила Каджими.
   -- Дела. Не волнуйся, сестренка. Даже если на нас сейчас вон из-за того поворота выскочит великий сегун империи Лугов с двумя-тремя своими телохранителями, я, будь уверена, сумею знаешь что сделать? Подхватить тебя на руки и убежать! И пусть они не бегают за мной и не умоляют с ними подраться! Больше мне делать вот сейчас нечего, как с ними всякими глупостями заниматься!
   Тихо перешучиваясь и пересмеиваясь, Корио и Каджими без приключений добрались до каменных ступеней с алыми деревянными ториями и поднялись по склону вверх до ворот храма, охраняемых парой старинных каменных изваяний в виде мифических псов.
   -- Привет, друзья. -- сказал Корио и погладил одного из псов по лапе. -- Год не виделись. Вы хорошо защищали это место? Крысы и кошки не завелись?
   -- Разве кицунэ не должны бояться собак? -- шепнула ему Каджими.
   -- Ох! Всегда про это забываю! -- ответил Корио и засмеялся.
  
   Во дворе храма к вошедшим в ворота детям сразу же приблизилась молодая девушка в классическом наряде жрицы. Поклонившись, она вежливо осведомилась о цели визита и, выслушав, пригласила посетителей пройти за ней.
   Корио внимательно смотрел по сторонам, а демон, что на волнах напряжения носителя не думал дремать даже в окружающих его положительных энергиях, высматривал следы вросших масок на лицах окружающих людей. Служители, посетители и даже верховный наставник храма были проверены. Немолодой мужчина с доброй улыбкой и печальными глазами, что лично прибыл к посетителям в комнату для бесед, в ответ на внимание демона улыбнулся еще шире и пригласил гостей сесть.
   -- Полагаю, в мире за прошедший год не могло появиться второго живого носителя высшего демона и меня посетил лично господин Корио? -- осведомился он и низко поклонился лицедею. -- Вот мы и встретились снова, Оскверненный Святой.
   -- Я навел справки, моя способность выработать большие объемы положительных энергий не делает меня "святым". -- лис покачал перед собой ладонью в отрицающем жесте. -- Спасибо вам за высокую оценку, Тору-сенсей, но до подлинного "святого" мне как от Луны до Солнца. Выше чем "легендарный зверь", мне уже не подняться, но, признаюсь, это меня не беспокоит вообще никак. Бойцы-Йомигаэри - плохие лекари, зачем же лезть туда, где ты изначально слаб? Мой удел - сражения, я - уборщик мусора, а в святые, если так сильно хочется, запишите кого-нибудь из реаниматоров нашего клана.
   -- Вы ошибаетесь, если думаете, что храму нужны только умелые лекари. Святость человека проявляется не только в способности исцелять наложением рук. Добрая душа, способная изменить целый мир к лучшему, на мой скромный взгляд, это и есть настоящий святой. Вы изменили биофон половины мира, Корио-сама. Сделали то, что ни я, ни леди Аканэ, ни кто другой из служителей храма, так и не сумел сделать, за всю Эпоху Войн. В этом разница между нами и вами, и это как раз то, что отличает Луну от Солнца.
   Корио спокойно пожал плечами.
   -- Как пожелаете, Тору-сенсей, не стану спорить. Я ведь здесь вовсе не для выяснения степени чьей-либо святости, да и вы сами, наверное, сгораете от желания узнать, зачем в вашу обитель заявился такой гордый, наглый и блистательно прекрасный зверь как я?! Да, вы угадали, я пересек Обитаемый Мир от края до края, чтобы со свойственным демонам нахальством эксплуатировать вашу доброту, снисходительность и тактичность, которые ни за что не позволят вам отказать мне в одной небольшой просьбе.
   -- Просьба касается этой милейшей юной особы?
   -- Да. Нужно провести полный комплекс лечения и гармонизации биоритмов. Вывести все шлаки, восстановить почки, печень и сердечко подлатать.
   -- Камни в желчном пузыре, гастрит, атрофия мышц, нарушения зрения, плохое состояние зубов. -- сказал врач, бегло осмотрев девочку.
   -- На онкологию проверьте.
   -- Хорошо. Оставите юную леди с нами на две недели?
   -- Не могу. Все нужно сделать сегодня, часов за шесть. Максимум семь.
   Жрец впал в легкий ступор.
   -- Боюсь, вы просите невозможного, Корио-сама. К чему так спешить? Вы беспокоитесь за безопасность вашей подруги? Я собрал в этом храме только достойных доверия служителей и самураев, каждого из которых хорошо знаю в лицо. Не очень надежный способ проверки личности в наш век лицедеев и лжецов? Да, но не волнуйтесь. Каждое утро мы все проходим ритуал очищения, который сразу же разрушит маску кошки. Многие важные люди города проходят упрощенный ритуал, уже почти официально предназначенный для защиты от лицедеев.
   -- Кошка не нападет, если будет знать, что человек участвует в таких процедурах? -- Корио задумался. -- Скажите, Тору-сенсей, ходит ли на "очищение" профессор Мицунари Минору? И как давно?
   -- Да, ходит, больше года, по выходным дням, каждую неделю.
   -- Ясно. У меня к нему было несколько важных дел, хорошо что он благоразумен и защищается. -- задумчиво сказал Корио.
   Не нужно пока говорить этому человеку, что его друг погиб, иначе он надорвется, из чувства ответственности пытаясь выполнить работу и сбиваясь с положительного настроя из-за обрушившегося на него горя. Вечером, Корио попросит у него прощения и все объяснит.
   -- И все-таки, вынужден настоять на том, чтобы сделать все возможное для лечения моей подруги сегодня. -- произнес лис, завершая размышления. -- Не волнуйтесь, Тору-сенсей, мы с Безликим поможем вам выявлять проблемы, вам достаточно будет сосредоточиться на исправлениях, очищении и наладке биоритмов.
   -- Хорошо, мы сделаем все возможное и даже, с вашей помощью, много невозможного, Корио-сама. Я прикажу готовить зал для работы. -- верховный наставник плавно поднялся, поклонился и вышел так же бесшумно, как вошел.
   Корио толкнул Каджими локтем.
   -- Ну что, сестренка, устала наверно? Всю ночь на ногах. То в повозке, то на поезде, то в толпах людей. Я и сам вымотался. Даже завидно немного, что тебя сейчас спать позовут, а мне придется до вечера на посту стоять и по сторонам смотреть, чтобы никто вокруг не безобразничал. Повезло, что я - сверхвыносливый волшебный зверь, да? Могу суток трое... нет, пять суток! Не спать и не есть!
   -- Корио... сан... -- шепнула девочка. -- У... у тебя руки дрожат. Все время, как мы приехали в этот город. Здесь опасно, да? Давай уйдем и... и позовем помощь.
   -- Враги не нападут, пока не знают, что я здесь. -- ответил ей лис. -- Если я выдам себя, сразу же начнется кошмар, но пока беспокоиться не о чем. Они прячутся, выставили наживку и делают вид, что никакой ловушки нет. Думаешь, мои руки от страха дрожат? Нет. Это ненависть. Я еле сдерживаюсь, как хочется впиться зубами и разорвать глотки тем, кого мы в этом городе нашли! Но сейчас нельзя. Их целая стая и они - просто наживка в капкане. Нападать нужно, только когда враги будут меньше всего этого ожидать. Вот тогда я с них за все спрошу! И с чудовищ, и с тех, кто этим чудовищам позволяет творить зло, надеясь что я выскочу, как идиот, прямо на копья и стрелы охотников. Мертвый лис никого не спасет и никому не поможет. Я сдержу свою ярость и ненависть, но я найду... я обязательно найду того, кого эти чудовища зовут богом!

* * *

12 мая,

10:20 утра.

   Наги снился тот, кого она любила. Золотой Бог, фигура из мягкого, ласкового света, обнимал ее теплыми руками, прижимался щекой к ее щеке, ласкал по животу и бедрам так, как никогда не ласкал ни один из бесчисленных насильников, приходивших во вшивые хибары юдзе дешево утолить свою похоть. Безграничные ужасы мира людей... нет, не нужно их вспоминать. Мерзостные морды пьяных дегенератов, разжиревшая сутенерша и похожая на гиену врачиха, главными задачами которой было истребление венерической заразы, да проведение абортов, если одна из шлюх дома "Мамы Наны" умудрялась залететь. Гиену не часто беспокоили заказами на аборт, ведь после одной-двух ее операций, шлюха навсегда теряла способность забеременеть. Наги тоже подверглась этой операции и истошно орала сквозь кляп, пока в ее животе полыхал шар сумасшедшей боли.
   Боль ушла. Нет больше ни сутенерши, ни врачихи, ни клиентов. С ней Золотой Бог, его мягкий свет, доброта и ласковая жалость.
   Сон плавно отступил, оставляя Наги в мягкой теплой постели, благоухающей чистотой и цветочным парфюмом. Ах, как же это восхитительно! Какая роскошь! Какое удобство...
   Дверь открылась, в богато обставленную спальню вошла молодая женщина в черно-белой униформе горничной. Покрытые лаком густые темные волосы, орлиный взгляд, строгие и аристократические черты лица. Такая служанка одним своим видом любому укажет на знатность и благородство семьи. Настоящее сокровище! Не зря эта хвастливая дурочка, Нацуми, ею так кичилась и всюду таскала с собой. "Императора возносит свита"? С орлицей за спиной и кухарка станет леди, а уж если у госпожи красивое платье и золотые вензеля на личных документах, престиж будет всех встречных молча опрокидывать мордами в пол!
   -- Доброе утро, Нацуми-сама. -- служанка поклонилась и, в обход кровати, направилась к окну. Нужно раскрыть шторы и впустить в комнату солнечный свет. -- Как вам спалось?
   -- Доброе утро, Аяме. -- сев в кровати и сладко потянувшись, ответила Наги. -- Спасибо, замечательно! Такой был восхитительный, теплый сон!
   Служанка, потянувшая за шнур и раскрывшая шторы, замерла, слегка порозовев. Теплый сон? Каждая из дочерей Золотого Бога легко поймет значение этих слов. Им всем часто снится его восхитительный свет. Восхитительный свет его ласковой любви.
   Наги откинула одеяло, поднялась и, шагнув к Аяме, обняла ее.
   -- Ты восхитительна, Ишино Аяме. -- шепнула она краснеющей от наслаждения служанке. -- Стиль и шарм просто божественны! Тебе так идет эта форма... -- она провела рукой по платью подельницы, по плечу и груди. -- И благородное лицо северных гваров, и твое красивое, твердое имя. Завидовала ей? А она гордилась? Теперь она - никто, а ты... ты - сокровище!
   Четыре месяца назад, эта женщина шепотом рассказала Наги о том, что она из буракуминов, которую сразу же забили бы камнями соседи-горожане, если бы поймали за пределами квартала отверженных. Незадолго до войны, Золотой Бог заглянул в их квартал и унес в Золотые Сады четыре сотни человек. Мужчин, женщин, детей и даже нескольких стариков. Как все избранные дети "Золотого Пути", они провели неведомое число лет в волшебном мире и были возвращены на грязную землю, на которой прошло всего-то полтора месяца.
   Туда, где им предстоит нести волю восхитительнейшего из богов.
   -- Да. -- ответила лицедейка, что казалось еще немного и заурчит от удовольствия, как настоящая кошка. -- И только такое сокровище как я достойна украшать вас, Нацуми-сама. Вы - благородная леди, мать наместника, мягкое слово которой может изменить политику целого региона. Ваш сын яростен и несдержан, но вы можете смягчить его нрав и направить энергию с разрушения на созидание. За это вас любят в народе. Вы - мудрая, красивая и храбрая женщина. А еще, - героиня, сумевшая организовать оборону лагеря беженцев на безымянном речном острове и целую неделю держать осаду, пока армия бандитов не ушла на Журавлиные Холмы.
   -- О, да! -- Наги почувствовала, как по ее телу побежали новые волны наслаждения. -- Все это - я! Минамото Нацуми! Леди, ведущая род от капитанов императорской стражи Единой Империи! Ха-ха! Нет, ублюдки, к такому телу не купишь доступ за три сотни рю! Я - принцесса, в которой пусть небольшая, но примесь крови Единого Императора! Мне целуют руки и низко кланяются, дарят цветы и мечтают чтобы я проявила благоволение, приняв в дар самые дорогие драгоценности!
   -- Минамото Нацуми...
   -- Ишино Аяме...
   В плену наслаждения, кошки продолжали мурчать, тискаться и нахваливать друг друга, пока дофаминовые бури не ослабли.
   -- Ох-хо-хо! -- рассмеялась Наги, выпуская из объятий подельницу. -- Аяме, про нас еще слухов у прислуги никаких не летает?
   -- Нет, что вы, Нацуми-сама! -- служанка приняла аристократически-гордый вид. -- Все прекрасно знают, что вы словно ребенок влюбились в господина Нарикацу и переполнены счастьем исключительно из-за него!
   -- О, да-да, какой галантный, интеллигентный и умный мужчина! -- Наги с новой волной наслаждения принялась вспоминать многоходовую операцию, которую пришлось провести детям Золотого Бога, чтобы подобраться и захватить мать наместника. Приблизив губы к уху служанки, она прошептала. -- Вот это был шок для благородной сучки, когда она очнулась голой на полу и увидела меня, в ее платье и драгоценностях, рядом с тем, кого она так глубоко и страстно полюбила! А ты, Аяме... ты позволила гордой орлице посмотреть на тебя? Видела ее глаза перед тем, как убила? Очень забавно меняется выражение в их глазах, когда они понимают, что ими, вместо них... стал кто-то другой!
   -- Да, Нацуми-сама! -- шепнула в ответ вторая кошка, красивое лицо которой переломилось в оскале беспощадного хищника. -- Она плакала, повторяя что это все не может быть реальным! Умоляла о пощаде, называя меня именем своей подруги! Она до конца думала, что кошкой стала ее подруга! Жена рядового лавочника, у которой Аяме-сан надеялась пересидеть страшные времена войны. А лавочница и ее муж уже несколько месяцев как были мертвы! Несчастная дура с самого начала подселилась к паре затаившихся кошек! Она хвасталась своими рекомендательными письмами и мечтала о том, как после войны, благодаря репутации и связям, снова найдет работу в богатом доме! Дура! Какая же дура! Как приятно было ее убивать!
   Укол тревоги.
   Да, нельзя забываться. Злорадство привлекает демонов. Черная Лиса может оказаться рядом и тогда... тогда... все труды избранных детей могут быть в миг уничтожены.
   Нет, это чувство не было страхом. Собственная безопасность не заботила Наги. Она беспокоилась только о том, что погибнув, не сможет больше быть полезной Золотому Богу.
   То же самое ощутила и Аяме. Обе кошки быстро привели свое душевное состояние и внешний вид в порядок.
   -- Я подам воду для умывания, госпожа. -- поклонившись, сказала служанка.
   -- Да, хорошо, спасибо тебе, Аяме. -- ответила Наги и посмотрела в окно, чтобы проверить...
   На карнизе окна, снаружи, лежал крошечный осколок камня пирамидальной формы, простой кусочек красного кирпича, одного из тех, из каких построен этот дом и еще множество подобных в округе. Никто не задастся вопросом, как он здесь оказался. Слуги просто смахнут его вниз, если заметят при уборке в комнате. Наги тоже не задалась бы никакими вопросами и даже не заметила бы этот камешек, но именно его появления она ждала вот уже больше десяти дней. Золотой Бог, отдавая указания своим избранным детям, сообщал и о том, что станет сигналом, призывающим прийти за новыми приказами. Каждый раз это были различные знаки, появление которых не привлечет внимания посторонних. Никаких особых устройств или силовых схем, по которым можно вычислить избранное дитя. Нужно лишь прийти в храм, когда появится такой знак, и тогда... тогда в голове зазвучит мягкий голос Золотого Бога.
   Страстное томление разлилось по жилам Наги сладчайшим нектаром, разум затуманился от желания немедленно сорваться с места и так, как есть, в ночной рубашке и тапочках, помчаться туда, где ждет ее единственный смысл ее существования. Но нет, нельзя! Бог будет недоволен, если она себя выдаст. Нужно продолжать играть роль леди Нацуми и смиренно ждать возможности отправиться в храм.
   Дверь позади Наги резко распахнулась.
   -- Мама! Мама! -- весело смеясь и толкаясь локтями, в комнату вбежали двое мальчишек, пяти и шести лет возрастом. -- Мама, ты не спишь? Мы видели, как Аяме от тебя выходила! Мама, смотри!
   Каташи и Ринджи, дети наместника. Три года назад их мать, по зову самурайской крови возомнившая себя великой воительницей, напялила доспехи и помчалась с отрядом из четырех сотен таких же дур на помощь яростно сражающимся мужьям. Увы, не добравшись даже до места основного боя, мечтательницы налетели на крупный вражеский отряд и были бесславно перебиты. Ни одна не вернулась. Клан Минамото страны Птиц был предельно обескровлен, а отыскав место боя, разведчики основных сил увидели целый холм из сваленных в кучу обобранных и истерзанных бандитами трупов, в центре которого стоял залитый кровью кол с насаженным на него телом предводительницы отряда.
   С тех пор заботу о внуках взяла на себя леди Нацуми. Это не было ей в тягость. Вдовствующая уже тридцать лет, яростно сопротивляющаяся подступающей старости и постоянно посещающая омолаживающие процедуры в храмах, она испытывала немалое удовольствие, когда ее принимали не за шестидесятилетнюю старуху, а за даму лет тридцати пяти, с двумя детьми. Зная, как не любит леди Нацуми обращение "бабушка", Каташи и Ринджи при посторонних называли ее тетей, а дома... дома звали мамой. Что такого? Папа вот тоже называет Нацуми мамой.
   Наги тоже было очень приятно, когда эти два живых клубка юности и радости называли ее мамой, но не потому что она приняла их как своих детей, а лишь потому, что этим они каждый раз подтверждали, что ей действительно удалось стать той благородной красавицей, вид которой поднял в обозленной кошке страшнейшую черную зависть. Где же теперь леди Нацуми? Показать бы ей, как Наги живет в ее доме, носит ее роскошны наряды и тискает ее драгоценных деток! Золотой Бог не стал убивать Нацуми, а забрал ее, быть может наследница крови императора еще узнает, как самозванка, презренная шлюха из нищих кварталов, прекрасно устроилась жить под ее именем?!
   -- Каташи, Ринджи! -- улыбаясь, кошка подхватила обоих мальчиков, села на постель и посадила детей себе на колени. -- Сколько сейчас времени? Разве вы не должны быть на уроке? Нельзя убегать от учителя!
   -- У нас урок рисования! -- дети радостно показали ей свои цветастые каракули. -- Смотри, мама! Учитель сказал нам нарисовать семью, и вот что мы нарисовали! Вот папа, а вот ты! Красивая? Красивая правда?!
   -- Какая яркая! -- сказала Наги с мягким родительским восхищением. -- А это что это у меня на голове? Корона?
   -- Да! Потому что ты, мама, - наша принцесса!
   Гормоны удовольствия струились по жилам избранной дочери, но она не могла сосредоточиться и отдать все внимание детям, ведь взгляд ее тянуло, словно магнитом, к окну, за которым лежал неприметный камешек. Ее бог зовет ее! Как же хочется скорее помчаться к нему! Сколько еще будет мешать ей вся эта надоедливая мелочь, суетящаяся вокруг?! Дети, слуги, светский люд, простые горожане... придушить бы сейчас этих писклявых малявок и сбежать! Вот бы был у всех шок! И весь мир... весь мир бы подумал, что это сделала леди Нацуми!
   -- Мам, ты не смотришь! -- обиженно возмутился старший мальчик и тут же, с жаждой похвалы, требовательно показал Наги свой рисунок. -- А тебе какой больше нравится? Мой или Ринджи? Смотри, как красиво!
   Кошка вздохнула и занялась детьми, жадно требующими внимания взрослой и беззаветно верящими, что она любит их.
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

* * *

12 мая,

14:40 дня.

   Беспорядки в городе продолжались до часу дня, самураи на удивление ловко вычислили и прибрали к рукам всех координаторов и провокаторов, которые, конечно же, просто проходили мимо, мирно стояли в стороне и переговаривались по рациям не с подельниками, а с коллегами по работе или родными.
   Лишенные разжигателей конфликта, рабочие и разношерстные сочувствующие мирно помитинговали перед городским муниципалитетом, выслушали вышедших к ним представителей власти, пошумели, получили нужные обещания и разошлись.
   Ко времени, когда Наги выбралась из особняка и, сопровождаемая верной служанкой, погрузилась в экипаж для путешествия к храму Ветра, город уже снова вошел в ритм обычной повседневной жизни. Никто не вздумал преграждать повозке путь, провожать аристократку выкриками или еще как-либо выражать агрессию.
   Всего через десять минут, гордо демонстрирующая всем свое роскошное платье викторианского стиля, лицедейка прибыла ко входу в парк. Пара минут неспешной прогулки по аллее и к даме, с поклоном сняв шляпу, приблизился один из помощников главы города. Не получив условного знака, означающего просьбу оставить в покое, он с ненавязчивой беседой и комплиментами проводил леди до ступеней к храму, предложил руку в качестве опоры во время подъема и, у ворот храма, поблагодарил за приятнейшее общество, после чего поспешил удалиться, чтобы не докучать даме излишней назойливостью. За всю прошлую жизнь ни для кого и никогда не бывшая женщиной, Наги чувствовала, что еще чуть-чуть и она напустит в кружевные панталоны от восхищения. Могла ли Нацуми, не знавшая никакой другой жизни, кроме собственной, понять какое счастье и наслаждение ей выпало в подарок от судьбы? Конечно же, нет. Наги испытает тысячекратно больше счастья! Вместо ненавистной аристократки.
   У входа в храм, сопровождаемую служанкой леди встретила старшая жрица, помощница и заместительница верховного наставника, что вместо рутинной работы чаще всего медитировал, наполняя храм положительными энергиями. Как и всякое высокое духовное лицо, он крайне редко появлялся перед посетителями и каждое такое появление было едва ли не событием местного значения. Наги была только рада, ведь при таком положении дел ей предстояло общаться с обаятельной красавицей, а не с непонятным мужиком, вместо какого-нибудь настоящего мужского занятия полезшим в сферу труда, традиционно ассоциируемого с женщинами. Дело мужчин - махать мечом и мотыгой. Что вот это за слово такое - "каннуси"? Многие уже и не помнят. Другое дело - олицетворение женственности и чистоты, ласково звучащее "мико".
   -- Прошу, проходите, Нацуми-сама. -- сказала жрица после должного приветствия. -- Вас что-то беспокоит? На обычные процедуры я ожидала вас завтра.
   -- Нет-нет, ничего не случилось. -- Наги помахала вправо-влево сложенным веером. -- Завтра у меня, возможно, не будет времени, поэтому я решила, что сегодня навещу вас. Вы не возражаете, Маюми-сама?
   -- Как можно! -- всплеснула руками жрица и, так как рядом были только свои, сбилась с официального тона. -- Я только очень беспокоилась из-за этих беспорядков в городе. Ты знаешь, что там происходит, Нацуми? Ты спокойно добралась до нас? Никто ничего не пытался сделать?
   Нацуми и эта женщина много общались задолго до того, как с благородной дамой приключилось несчастье. Посещали вместе театры и культурные мероприятия, Нацуми часто приглашала ее в свой дом для болтовни, развлечений и игр с детьми.
   -- Все митинги давно закончились, Маюми, в городе совершенно спокойно. -- успокоила жрицу Наги.
   -- Ох, благодарение всем богам! Над толпой такой сильный отрицательный фон был! А с утра в храм приходили какие-то страшные люди, предлагали мне большие деньги за то, чтобы я отправилась с ними благословить дом. Я так напугалась, Нацуми! Со мной всегда ходят два стража, но те страшные совсем... совсем этого не боялись! Я вызвала самураев, они проверили документы наших гостей и... и не смогли предъявить обвинений. Даже мозгокрут только руками развел, сказал что все в порядке. Неужели я схожу с ума от паранойи? Но я же чувствовала, что они - страшные! Наверное обычные плохие, но законопослушные люди. Пожалуйста, Нацуми, поговори с сыном, то есть с господином наместником... пусть приобретет для городской стражи хотя бы одного мозгокрута высшей категории! Жутко дорого, но... но я ужас как устала бояться!
   Наги призадумалась. Кто это был? Она знала, что существуют совсем другие кошки, нежели она и Аяме. Золотой Бог дарует им благословение в виде множества силовых схем, в том числе защищающих разум кошки от взгляда мозгокрута, которому показывается вместо настоящей памяти заранее созданная фальшивка. В городе такие кошки есть и их немало. Да, очень похоже что это были они, и жрицу действительно пытались прикончить.
   Заметив момент, когда собеседница посмотрела в сторону, кошка жадно обласкала Маюми завистливым взглядом. Постоянная работа с положительными энергиями превращает служительниц храма в настоящих красавиц, а статус жрицы сам по себе дарит безграничное людское внимание и доброжелательность. Сильно же расстроились наверно те "страшные", что ничего им не удалось. Было время, когда Наги сама страстно мечтала стать жрицей храма, да и сейчас она точно не отказалась бы содрать с этой запуганной дурехи милейший наряд жрицы и обратиться в добродетельную, ласковую Маюми, на которую умиляется вся страна Птиц, да и из соседних стран тоже приезжает много разных дурней, мечтающих поглазеть на нее и получить благословение. Ах, перебить бы побольше этих беспомощных служительниц умерших богов, нарядиться в их шмотье, и от имени храма Стихий понести в народ новую религию! Подарить всем и каждому счастье "Золотого Пути"!
   -- Я поговорю с сыном. -- сказала Наги, сделав вид что думала о защите, а не нападении. -- Мы обязательно что-нибудь придумаем, Маюми. Ну а пока, процедуры.
   -- Да, да. -- жрица повела посетительницу в храм, подвела к усыпанному цветами алтарю и совершила незатейливый ритуал, в ходе которого человек с головы до ног окатывался волнами положительных энергий. Такие воздействия придавали жизненных сил, нормализовали биоритмы, но самое главное, сразу же разрушили бы маску кошки-лицедейки, если бы та была. Проходя такую процедуру раз в одну-две недели, можно было надежно защитить себя от нападения. По крайней мере наивные люди себя в этом убедили. Нацуми вот тоже была уверена, что кошки ее не тронут. Но не помогло.
   Но не только для притворства Наги пришла сегодня в храм. Силовая схема, позволяющая передать приказы Золотого бога, была вплетена в этот алтарь. Уловив оттенки Ци верной избранной дочери, она активировалась и голос зазвучал, не слышимый ни для кого, кроме Наги.
   Самый красивый голос на свете. Голос божества.
   Кошка не обладала сенсорными способностями и не могла видеть мальчишку, что последние несколько часов маялся от безделья, смирно сидя в комнате ожидания, за стеной, буквально в десятке метров от нее.
   "Есть сигнал"! -- багровым всполохом мелькнула в сознании Корио мысль Безликого. -- "Я же говорил, что эта схема - ретранслятор"!
   "А я и не спорил". -- ответил лис. -- "Направление засечь сможешь? А расшифровать"?
   "Направление поймал, но там мы найдем разве что еще один такой же ретранслятор, уже неактивный. А расшифровать... да, могу. Хочешь послушать"?
   "Весь в нетерпении".
  
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
  

12 мая,

17:10 дня.

  
   В храм Норимура, не желая привлекать к себе лишнее внимание, заходить не стал. Как было условлено, приблизился к воротам и остановился на границе защитного периметра. Долгий и суматошный день отразился на его внешнем виде черными тенями под глазами, бледностью кожи и помятым, запылившимся костюмом.
   "Это еще что". -- передал он в ответ на мысли командира. -- "Номерной вот вообще весь в кровище. Нельзя ему задание доверить, обязательно кого-нибудь порвет".
   "Кого"? -- осведомился Корио.
   "Пятерых бандитов, что в униформах стражей закона вздумали напасть на митингующих для красивых кадров для газет и телевидения. А еще мы двух искателей Единства поймали. Пытались допросить на тему связей Единства и кошек, но те не пошли на контакт и очень грязно самоликвидировались. В общем, Номерной угваздан с головы до ног. А я, чистенький такой, город покинул, якобы с докладом, а потом осторожно вернулся. У Единства сейчас сплошные дыры в сети наблюдения, мы с местной стражей человек пятнадцать обезвредили, остальные скучковались у важнейших объектов и сидят, чихнуть боятся".
   "Хорошо. Я получил некоторые сведения здесь, буквально из первых рук. Что узнали в городе? Полный доклад о ситуации".
   Несколько минут Корио и Норимура обменивались мыслями.
   "Ясно. Предельно ясно". -- передал Корио стражу свою мрачную злобу. -- "Знаешь, Норимура... такому могучему и грозному монстру как я, не постыдно иногда... проиграть. Стратеги Единства хотят вынудить нас атаковать там, где они нас ждут, они сделали все, чтобы мы сыграли по их сценарию? Что же... знаешь... я сдаюсь. Я СЫГРАЮ ПО ИХ СЦЕНАРИЮ, И ПУСТЬ ВЕСЬ МИР ПОСМОТРИТ, НЕ ПОДАВЯТСЯ ЛИ КРАШЕНЫЕ КРЫСЫ МОИМ ЛИСЬИМ МЕХОМ"!
   "Моими перьями и жесткой чешуей остальных".
   Радостная после завершения трудной работы, в комнату ожидания вошла молодая помощница верховного наставника. Не ожидавшая сюрпризов, бедняжка захлопала глазами и испуганно замерла на пороге, почувствовав темное ментальное эхо звериного бешенства, пропитавшего эту комнату. Ей почудилось, что она оказалась в Ущелье Забвения, или рядом с похожей Багровой Аномалией. Хорошо, что стены покрыты сетью защитных схем, иначе весь храм накрыло бы черной волной. Неужели источник действительно этот мальчик? Вот, что значит - носитель архидемона.
   -- Простите, я тут развел безобразие, -- виновато улыбнулся ей Корио. -- Из-за защитных схем расслабился и чуточку не удержал эмоций. Можете почистить? Хотя бы меня на выходе. Не хочу покидать храм с отрицательным зарядом, еще нарвусь на кого-нибудь с чувствительностью и они подумают, что это вы виноваты.
   -- Да, конечно, господин. -- жрица поклонилась лису. -- Я помогу, только давайте покинем это место.
   -- Верховный наставник завершил работу?
   -- Да, я пришла сообщить об этом. Ваша подруга придет в себя через минуту.
   -- Хорошо. Очень... -- Корио попытался подняться и схватился за подлокотник кресла. -- ...Очень хорошо. Очищающие печати есть? Дайте штук пять, перед глазами багровая пелена.
   -- Что-то случилось? Мы можем помочь?
   -- Враг напомнил о себе. Очень... подлый враг. Вы бессильны, с этой бедой добром не справиться, но не волнуйтесь, злобы у меня на армию таких врагов припасено. Я разберусь с ими, а вы позаботьтесь, пожалуйста, о той девочке, которую я привел в храм. Мне придется забрать ее немного позже.
   -- Не волнуйтесь о ней, господин. Будем оберегать как дочь императора.
   -- Спасибо. -- Корио взял поданные ему очищающие печати.
  

12 мая,

17:30 дня.

   Волшебный сон, от которого в голове оставались только неясные образы и ощущение полета, растаял словно утренний туман. Каджими несколько раз глубоко вздохнула, подняла руку, провела ладонью по лицу и, медленно приходя в себя, начала осознавать где находится. Она лежала, лицом вверх, там же, где и засыпала, на укрытой белой простыней каменной тумбе, увитой сложными силовыми схемами, что просвечивали успокаивающей зеленью даже через плотную ткань.
   Ткань простыни, как и второй такой же, которой Каджими была накрыта, тоже были покрыты светящимися зелеными знаками, а воздух был напитан положительным зарядом так, что яркие искорки вспыхивали в нем то тут, то там.
   Что произошло? Обряд очищения закончен? Или жрецов прервали? Нет, похоже, все в порядке.
   Верховный наставник помог девочке сесть и завернуться в простыню. Он еще раз осмотрел пациентку, кивнул с уверенным видом и подал ей стакан воды. Это было не лишним, так как пить хотелось. И есть тоже. Причем сильно.
   -- Я прикажу подать ужин. -- сказал жрец. -- Ни о чем не переживай, расслабься и собирайся с силами. Организм их много потратил на регенерацию. Такая авральная мобилизация всех сил на борьбу с проблемами, которые много лет тихо замалчивались... теперь тебе дней пять нужно отлеживаться, хорошо питаться и избегать любых стрессов. Рекомендации господину Корио я выдал и... знаешь, что-то мне подсказывает, что он в корне неверно представляет себе процесс очищения для обычного человека. С его регенерацией, видимо, сложно осознать, как может кто-то восстанавливаться после нагрузок не через пару часов, а неделями. Он сам, представляешь, воспринимает ритуал как обычный приятный сон, и удирает из храма минут через десять после завершения нашей работы. После общения с ним, я понимаю, почему врагам всегда так сложно поймать лисиц. Разве за ними угонишься? Ха-ха. И ты не старайся за ним угнаться. Хотя бы попытайся переждать ближайшую неделю. Понимаешь?
   Каджими кивнула и посмотрела на открывшуюся позади наставника легкую дверь из дерева и бумаги. В ритуальный зал вошел не кто-нибудь, а тот, кого она ждала. Лис Корио. Бледный, чем-то сильно расстроенный, но старающийся улыбаться.
   -- Я оставлю вас. -- Тору-сенсей поклонился и направился к выходу. -- Пообщайтесь.
   Дверь закрылась за ним.
   Корио подошел и сел на каменную тумбу рядом с Каджими.
   -- Хорошо себя чувствуешь? -- спросил он. -- Сейчас, наверное, не очень, но скоро будет удивительный эффект. Не спеши, подожди немного.
   -- А... а ты, Корио-сама? Ты... хорошо себя чувствуешь? Что случилось?
   -- Случилось... -- Корио глубоко вздохнул. -- Ты слышала о леди Хикари, Каджими-чан? О доброй женщине, что приняла потерявшегося лисенка, Златохвостую, и заботилась о ней, как о родной дочери? Много лет назад, мужа и детей леди Хикари убили сговорившиеся подонки. Погибла семья женщины, что стала нам с сестрой самым родным и близким человеком на свете. Боль леди Хикари, ее горе и мучения прошли через душу маленькой лисы и оставили отпечаток. Я ношу этот отпечаток вот здесь. -- он приложил ладонь к своей груди. -- И вот сейчас... пару часов назад, в этот храм, для получения приказов от своего фальшивого божества, приходила кошка. Без малейшей жалости убившая добрую женщину, пожилую леди, самыми дорогими людьми для которой были ее сын и внуки. Принявшая облик леди, кошка проникла в семью, ей доверяют, как родному человеку, а она... она сейчас получила приказ убить детей. Просто для того, чтобы всем вокруг стало еще больнее и страшнее. Это... перекликается во мне, Каджими-чан, и я схожу с ума. Я знаю, что Минамото Нацуми это не Маэда Хикари, но такое чувство, будто та кошка убила... мою маму. А теперь подбирается к ее детям. Я думал выждать... хорошо все просчитать и решить проблему как можно безопаснее, но... не получится. Я должен идти, Каджими. Прости.
   Девочка осторожно накрыла ладонь Корио своими пальцами и сжала их. Прижалась боком и положила голову мальчишке на плечо.
   -- Ты только вернись, Корио. Обязательно... обязательно вернись...
   -- Да. -- лис, светлея лицом и наполняясь уверенностью, улыбнулся. -- Обязательно вернусь.
  

12 мая,

17:45 дня.

   Норимура, настороженно поглядывая по сторонам, ждал все там же, у ворот.
   -- Идем. -- сказал Корио, приблизившись к нему. -- Встреча кошек назначена на восемь вечера. У нас два часа.
   Двое зараженных спустились по каменным ступеням, прошли вдоль малолюдной аллеи и свернули на тропку, уводящую вглубь заброшенной парковой полосы. Зрение демонов подсказало им, когда рядом не осталось посторонних. Норимура сунул руку в карман пиджака, вынул полученную от союзника силовую печать и разорвал ее надвое. Получив повреждения, печать подала сигнал, и в тот же миг оба монстра исчезли, оставив на тропинке ровную круглую выемку диаметром около трех метров.
  
   Тайсэй манипулировал пространством всю свою жизнь и такие простые действия как смену пространственных координат двух заранее обозначенных областей производил так же легко, как люди сгибают и разгибают пальцы рук. Легкое напряжение мозга, едва заметное движение глаз, и в здании обветшавшего универмага в заброшенном городе недалеко от Хамаоки, в метре над полом, в один миг вдруг возникли две человеческие фигуры на будто срезанном стеклянной сферой, куске парковой почвы. Диаметр меняемых областей был солидным, мастер не видел обстановку и взял радиус побольше, для гарантии, чтобы не отхватить нечаянно своим союзникам куски от ступней, руку или голову.
   Кусок грунта упал и рассыпался. Корио и его страж сгруппировались, мягко приземлились на ноги, сразу же обрели равновесие и выпрямились, спокойно поднимая взгляды на зловещую фигуру человека в черной одежде и простой пластиковой маске, закрывающей изуродованное лицо. Хино Тайсэй смотрел на Корио и взгляды двух монстров встретились. Синие, горящие молодой энергией глаза лиса и багрово-алые, темные глаза мрачного старика. Человек, виновный в самой страшной трагедии в жизни Златохвостой, и лицедей, уничтоживший труды всей жизни легендарного монстра.
   -- Ну здравствуй снова, старая развалина. -- Корио усилием воли подавил ядовитую горечь, перехватившую его горло. Нет, он не ненавидел этого человека. Просто воспоминания были ужасно болезненны и тоска по умершей матери с годами становилась только страшнее. -- В городе, я вижу, мрак и ужас. Прости, что задержался. План действий есть?
   -- Конечно. Мы оба сильно сильно опоздали, Черный Лис, но говорить о поражении рано. -- Тайсэй вынул из потайного кармана в рукаве и бросил Корио алюминиевый тюбик, с простой зеленой полоской вместо надписей и поясняющих рисунков. -- Готов устроить трепку паршивой кошачьей стае?
   -- Да. -- глаза лицедея полыхнули демонической жаждой крови. -- Кем эта мелочь себя возомнила?! Богами обмана?! Я, волшебный лис, им, тварям, покажу новый, шокирующий уровень лжи!
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"