Хохлов Анатолий: другие произведения.

Глава 6. Демон одиночества. (завершена)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Дисклеймер: Рисунки, размеченные в данной главе, не являются иллюстрациями и не принадлежат автору книги.
   Здесь они размещены лишь из-за внешней схожести с персонажами.
  
  

Глава 6.

Демон Одиночества.

Год 534

12 мая.

18:30

   Солнце клонилось к закату. В угасающем свете долгого дня, легкий планер скользил высоко под облаками, недоступный взглядам с земли.
   Юсэй молчал, Хонока оглядывала зеленое море, выискивая обозначенные в шифровках ориентиры. База близ Хамаоки была всего лишь скрытым ангаром для дирижабля и небольшим подземным комплексом для отдыха или лечения бойцов. Слишком слаба энергетическая установка для создания серьезного форпоста организации. Устройство связи, небольшой склад, отряд специалистов-монстроборцев для оперативного реагирования на угрозы появления Алых Теней в регионе. Гарнизон из двух десятков самураев и средства скорее сокрытия улик, чем защиты. При обнаружении - все уничтожить и отступить, а не удерживать крепость до прибытия подкреплений. На территории врага иначе нельзя.
   Снайпер Коюмори до скрежета стиснул зубы. Какой смысл думать о том, что было бы, будь у него в поддержке отряд солдат, способных сдержать храмовую стражу? Шанс у него был, и он упустил его. Будет ли второй? Не потерял ли он доверие высокого начальства? Да и хватит ли у него сил готовить новую боевую группу, вспоминая погибших из-за его ошибки боевых друзей? Два года тренировок, шесть лет совместной работы, и вот, их нет. Все семеро, погибли, исполняя свой долг и действуя по его приказам.
   Сигнальная силовая схема в поврежденном шлеме подала тревожный сигнал и указала на крошечную черную точку, почти неразличимую на фоне темного вечернего леса.
   Что это? Птица? Нет! У твари демоническая Ци!
   Юсэй похолодел и вскинулся в ременной петле, моментально изготавливаясь к бою. Аналитики Единства, конечно же, легко опознали обоих телохранителей Черной Лисы. Матсуюра Тадаши, насильник детей, и Хоригучи Норимура, стрелок из отряда Чистой Крови, что при восстании юхов и уничтожении белого населения страны Горячих Источников попытался защитить от лютующих карликов население крупной деревеньки. Полторы тысячи гражданских и пять сотен разношерстных бойцов забрались на каменистое плато, которое превратили в импровизированное подобие крепости и отстреливались от окруживших их убежище злобных красных коротышек. Ружейным огнем, гранатами и копьями отбрасывали врагов раз за разом, пока те не подрыли ходы сквозь каменную породу и не атаковали, вырвавшись в тылах у обороняющихся буквально из-под земли.
   Изрядно подвыпивший в объятиях подосланной Единством шлюхи-разведчицы, серый страж сам рассказал, как после удара по голове очнулся под грудой трупов, как лежал много часов, боясь шелохнуться и слушал крики насилуемых женщин, отчаянные крики детей. Как поднялся посреди холода и тишины, угасших кострищ и остывших мертвецов. Как таскал мертвые тела своих соратников и друзей к ямам и хоронил, хоронил, хоронил их в братских могилах. Дни и ночи. Вокруг вились черные вороны, жужжали мухи, гниющие тела исторгали зловонье, а он все продолжал собирать истерзанные юхами тела, снимать женские и детские трупы с каменных кольев, укладывать останки в ямы, приваливать камнями и провожать погибших навязшей на зубах краткой погребальной молитвой.
   Черная Лиса появилась слишком поздно. Норимура не обвинял. Она не может быть всюду, сразу и одновременно. Люди должны сами... сами защищать свои города и села. Беречь своих детей. Уничтожать зло и...
   ...Истреблять чудовищ!
   -- Держись! -- громко выкрикнул Юсэй, захватил ветра под контроль и сдвоенным ударом урагана, в левое крыло снизу, а в правое и центр - сверху, с проворотом швырнул легкий планер в сторону.
   Нечто большое, черное, похожее на увеличенную раз в тридцать стрелу баллисты, с гудением прошло там, где планер только что находился.
   Хонока испуганно вскрикнула, а Юсэй снова ударил планер ураганами с такой силой, что лавсан начал лопаться, а дюрале-титановые трубки каркаса гнуться и ломаться на стыках.
   Удалось! Второй раз черная "стрела" прошла мимо, лишь хлестнув рассекаемым воздухом вцепившихся и вжавшихся в каркас планера врагов. На этот раз Хонока тоже разглядела то, как враг разворачивает громадные черные крылья и распушает птичий хвост, гася скорость и разворачиваясь. Как по перьям исполинского черного ворона пробегают всполохи алой демонической Ци, а голова поворачивается, нацеливая на нее и ее пассажира четырехгранный острый клюв.
   Одновременный удар сразу двух десятков мощных импульсов Ци швырнул сложившую крылья чудовищную птицу вверх, к врагам. Юсэй совершил маневр уклонения и повернул рассыпающийся от запредельных нагрузок планер, заслоняясь им от врага, словно щитом. Единство изучало своих врагов. Снайпер знал, что расход энергии на стремительные рывки у "Могильщика" огромен и более чем на два-три таких удара его не хватит. Сейчас он должен попытаться перейти в ближний бой!
   Выхватив из ножен короткий тонкий меч, снайпер взмахнул им, одним движением перерубая трубки каркаса и ремни крепления пассажиров к плоскости крыльев. Прорвав лавсан, к пилоту легкого летуна уже тянулась черная когтистая птичья лапа. Юсей полоснул по ней клинком, силовые печати на котором вспыхнули зеленым и обеспечили беспрепятственное прорубание демонической брони. Черная лапа, целиком состоящая из протоматерии, была молниеносно срублена и, лишаясь подобия жизни, закувыркалась вниз, а монстр инстинктивно отдернул укоротившуюся конечность. Не теряя момента, шиноби сорвал с креплений на поясе и швырнул в прореху противо-демоническую солевую гранату.
   -- Жри, тварь! -- выкрикнул он, одновременно обнимая девушку-пилота и поворачиваясь, чтобы заслонить ее от взрыва своим телом. Скорее на рефлексах, чем по необходимости. Граната-то не осколочная, и даже не противоструктурная. Безвредная для людей.
   Облако соли вспухло, демоническая птица, издав зубодробительный яростный писк, отпрянула от планера и рванулась в сторону. Положительно заряженные частицы тянуло к отрицательно заряженным, соль липла к демону и перьевой покров монстра таял словно рыхлый снег под лучами жаркого солнца.
   -- Ловите, мрази! -- Норимура, сбрасывая демоническую оболочку, взмахнул руками и швырнул во врагов два метательных ножа. -- Летучие крысы!
   Юсей принял оба ножа на наплечник своего доспеха и сталь бессильно отскочила от титанового сплава, но вдруг силовые схемы полыхнули на клинках и два мощных взрыва ударили, выбивая стрелку кости плеча из суставов, встряхивая сквозь шлем мозги и бросая сознание в багровую муть.
   Демону бы развить успех, но он, вместо того, перевернулся головой вниз и полетел к земле, в свободном падении набирая ускорение и пытаясь ветром сдуть с себя как можно больше соли. Он был обычным человеком, и если демонические силы сейчас в нем отвалятся в спячку, размажется о землю серый страж ничуть не хуже чем любой другой зеленый бедолага, упавший с высоты в пару километров.
   Ближе к земле, он развернул между рукам и ногами подобия перепонок летучей мыши, плавно перешел в горизонтальный полет и угасающим зрением демона глянул вокруг, ища добычу. Дикий зверь, мелкая скотина, или падаль какая... ворон не привередлив, все заглотит.
   Справа - группа лесных озер, рядом с одним - деревенька. Чуть в стороне от деревеньки, на берегу озерца, пять маленьких синих огоньков. Рыбаки? Деревенская детвора на рыбалке. То, что надо!
   Заложив вираж, летун устремился к цели и преодолел четыре пятых расстояния, прежде чем перепонки из протоматерии лопнули, распадаясь быстро исчезающим черным туманом. Кое-как сгруппировавшись, отлетавшийся серый страж проломился сквозь кроны деревьев, рухнул на прошлогоднюю палую листву и покатился, гася остатки инерции. Остановился, сделал пару глубоких вдохов-выдохов и вынул из внутреннего кармана куртки маленький шприц. Болеутоляющее и стимулятор производства умельцев Чистой Крови. Приземление удачное, кости не сломаны. А отбитыми мышцами и нутром можно заняться немного позже. Надо шевелиться, пока враг не опомнился и не удрал!
   Стимулятор подействовал. Боец поднялся на ноги, пару мгновений потратил на то, чтобы окончательно прийти в себя и сорвался с места, помчавшись к берегу озера, до которого оставалось не так уж и далеко.
   Пятеро деревенских детей, четыре мальчика и девчонка, в изумлении вытаращили глаза на вывалившегося из кустов ободранного тощего дядьку, в покрытой кровью рваной одежде.
   -- Гр-р-ра! -- задрав руки над головой, взревел Норимура.
   Дети с воплями и визгами побросали удочки, вскочили и, теряя на бегу неуклюжие деревянные сандалии, задали стрекача к деревне.
   -- Понятливые какие! -- хохотнул ворон-могильщик и, сделав несколько быстрых шагов, схватил ближайшее ведро с уловом юных добытчиков. Мелкая озерная рыба неуклюже бултыхалась в мутной воде. -- Ну... спасибо за еду!
   Демон собрал заново формирующуюся в его демонической печати черную протоматерию и сформировал из нее карман, который называл "внешним желудком". Птичий зоб, как ни посмотри! Одно за другим, он вылил в этот карман содержимое всех трех ведер, отобранных у маленьких рыбаков, а затем, вынул шесть крупных серебряных монет по тысяче рю, положил их по две в каждое ведро и спешно убрался от берега подальше. Не хотелось губить место отдыха местных жителей...
   "Внешний желудок" его окутался призрачным алым пламенем, разлагая и преобразовывая в энергию попавшую в него пищу. Вокруг вяла листва и трава, насекомые в панике разбегались, как от пожара. Серый страж заново обрастал черной броней и формировал на ней силовые схемы.
  
   Хонока, перевалив через плечо обмякшего после новых ранений воина, чередой импульсов Ци из ступней замедлила падение и завершила полет куда мягче чем их противник. Вполне аккуратно плюхнулась на небольшой прогалине в лесу. Спешно избавившись от остатков сбруи и каркаса планера, она оказала воину первую помощь, вколов ему ударную дозу стимуляторов из армейской аптечки.
   -- До базы километров двадцать, я вызвала помощь. Сражаться можешь?
   -- С перебитой ногой и выбитым плечом? -- не без сарказма ответил Юсэй. -- Сделаю, что смогу. В любом случае, придется держаться здесь, вести врага на базу нельзя. Ничего, я еще с этой черной тварью, -- он взялся проверять свой небогатый арсенал. -- В меру сил, посчитаюсь!
   Создав дискообразный вихрь и использовав его как фрезу, он в считанные три минуты прорезал в каменистом грунте длинный окоп больше полутора метров глубиной.
   -- Сколько до прибытия подмоги? -- развеяв дзюцу, перевалившись через край углубления и поднявшись на одной ноге, Юсэй прислонился спиной к стенке окопа.
   -- Приказывают ждать... -- Хонока спрыгнула следом и заняла место рядом. -- У них сейчас проблем должно быть - лопатой не разгрести. Наших по всему городу вяжут... нужно преследование от гнезда увести.
   -- Срань западная с их сраными кошаками... -- представитель центрального сегмента организации, Юсэй не удержал в себе накопившуюся злобу против мутных игр западной ветви. -- Ты, искательница... в мозгу самоликвидатор есть? Готова кхе-кхе... сгореть на работе?
   Хонока нервно сглотнула.
   -- Нас вытащат...
   -- Ага... -- Юсэй зажал в руке дымовую гранату и зубами вырвал чеку. -- Небось уже пальцы над кнопками вытащивалки держат и жалеют, что зашили в нас маломощные схемы, а не взрывчатку, как любят те выродки из скрытого селения Риса... -- он смерил свою союзницу оценивающим взглядом. -- Что за дурной комбез? Вас, девчонок, что, не учат в бою лисицу стильными и красивыми тряпками отвлекать? Когда печать мозги выжигает, тело от шока испражняется и портит весь шмот. Потому лиса первым делом ломает печати самоликвидации, если хочет красотку Единства грабануть. А потом еще, довольная от обновок, разрешает такой как ты тихо свалить куда подальше. Быть может, ушла бы ты, хоть без трусов, но живая.
   -- На нас не лиса напала!
   -- Но ее солдат. Лиса, походу, жива, раз ее тварь так спокойна, а наши не ликуют. И после драки ей точно понадобится смена шмота. Младший демон был бы рад порадовать свою принцессу и присмотрелся бы к тебе... кхе-кхе... а теперь вот... жалко тебя. Такую молодую и красивую... прибьют, не раздевая!
   Юсэй с горечью и злобой засмеялся, закашлялся. Не имея возможности сплюнуть, проглотил кровавую пену из отбитых легких и вскинул голову, реагируя на вспышку сигнальной силовая схемы, предупреждающей о появлении демонической твари.
   Не медля, шиноби метнул гранату, спусковая скоба отлетела и в то же мгновение над прогалиной вспухло черное облако положительно заряженного дыма, сквозь который шиноби видел, а вот его враг, йома, - нет.
   "Эх, арбалет бы"... -- мелькнула мысль в голове воина, а тело уже исполняла следующие действия, хватая девушку, толкая ее в сторону и прыгая вслед за ней, а вокруг уже, полосуя воздух и землю, мелькали "Разящие Серпы", запущенные со щупалец демонической твари.
   -- Прыжок, прыжок! -- шиноби вышвырнул союзницу из окопа, кубарем выкатился из укрытия и, хрипя от боли, вжался в землю. -- Не двигайся! Выиграли пару минут...
   Окоп, который демон успел хорошо рассмотреть до того как ему закрыли обзор, был изрезан и истерзан. Один за другим, прилетели четыре камня, ударяющие о землю и рикошетом уходящие дальше. Шторм прекратился.
   -- Поверил, что убил? -- Юсэй приподнял голову и крепче стиснул пальцами солевую гранату с выдернутой чекой.
   Не поверил.
   Вместо того чтобы помчаться проверять свою работу, нырнуть в облако и подставиться сначала под гранату, а потом под удар меча, серый страж нанес контрольный удар.
   В облако влетела еще одна каменная глыба, увитая плотными цепями силовых схем. Схемы провернулись, замыкая узлы и камень озарился ярким алым сиянием...
   Сбрасывая в прыжке маскировочные плащи, два тела в тяжелой броне прыгнули сквозь сумрак дымовой завесы. Ударив в землю перед шиноби и искательницей тяжелыми плитами стальных щитов, они применили дзюцу земли, в миг взметнули каменную полусферу и заслонили ею от ударной волны мощного взрыва как себя, так и спасаемых людей. Мир всколыхнулся, дымовую завесу разорвало, а деревья вокруг по широкому радиусу разнесло в мелкие щепки.
   -- Ушел! -- выкрикнул один из самураев Единства, едва слова стало можно различать сквозь грохот разрушения. -- Враг отступил, вышел за радиус наблюдения!
   -- Прошу простить... -- второй самурай склонился к Юсэю. -- Мы надеялись, что он бросится в облако дыма и мы сможем перехватить его внезапной атакой, но тварь или заметила нас сквозь маскировку, или не хотела брать вас в плен.
   -- Работа такая... рад... вас видеть... лейтенант...
   Шиноби закашлялся от нарастающей во всем теле боли, а Хонока бросила на него торжествующий и победный взгляд. Что, сомневался? А за ними пришли! Не сожгли мозги и не бросили! Единство - не монстры, а борцы с монстрами! Будешь знать, теряющий веру!
  

* * *

19:05

   "Принято. Отлично сработано, солдат". -- ответила на доклад летуна черная бестия, Безликий. -- "Планера у них больше нет, пленницу на нем не вывезут. Бочка лучшего пива будет от меня! Произведи разведку, проследи за врагом, только осторожно. Забавные у них плащи завелись. Надо добыть один, показать нашим головастым".
   Противоестественная тварь с довольным видом потерла ладонь об ладонь.
   В лесу база наемников Единства? Это же чудесно! Много злобных, враждебных человечков, которых можно в клочья порвать и размазать кровавыми кляксами по стенам! А потом еще и получить за это, вместо общественного порицания, поток уважения, с благодарностью и восхищением. Руки так и зудят от жажды скорее до них добраться!
   А еще...
   Получающая в свою сторону ураган положительного заряда, демоница купалась в целебных волнах и была очень довольна. Оживающее тело отозвалось на обилие мужского внимания волнами жаркого эротического наслаждения. Чувство собственной привлекательности ласкало самомнение демоницы, как ладонь хозяина пушистую кошку. Так приятно! Но хочется еще! Еще больше!
   А дарили восторгов ей окружающие все меньше, и меньше. По простым, понятным причинам.
   Злыдня скосила взгляд, недовольно осмотрев черную чешую, облегающую ее тело и принявшую по воле хозяйки форму подобия пышного платья. Выглядело... не очень. Платье из шкуры какого-нибудь крокодила... и при этом любой человек сразу же чувствовал, что это не кожа и не ткань, а какая-то непонятная гадость, противоестественная и смертельно опасная. Мертвящее влияние черной протоматерии воспринималось окружающими как волны пугающего холода. Рассеивающиеся в воздухе частицы при вдыхании раздражали чувствительные клетки носа и создавали обонятельные галлюцинации, причем очень неприятного запаха. Не так-то просто обожать того, от кого тянет могилой и назойливо смердит лежалым трупом.
   Да и в самом деле ведь холодно, бр-р-р! Крови в организме осталось чуть-чуть, выработка тепла на грани смерти, вокруг прохлада весеннего вечера, а протоматерия не только не греет, но еще и усиленно тянет любую энергию из окружающей среды, для саморазрушения. Хоть обратно к пылающему озеру возвращайся! База Единства в такой ситуации - настоящее спасение, ведь враги - это не только приятные убийства ненавистных существ, но и грабеж со взятием полезных трофеев! Самураев и шиноби у них там, наверное, толпа, но если поискать, то обязательно найдется одна-две молодые, нарядные девушки. Ну, или парень симпатичный, на крайний случай. За извращенку не сочтут. По какой-то неведомой причине, озвучивать которую Безликому мешала нежная душевная организация, фотографии Корио-девочки в одежде мальчика, сделанные после предотвращенного ею теракта в аэропорту страны Лесов, помогли газетным изданиям продать пятикратный тираж в империи и колониях, а затем перекочевали на страницы ушлых глянцевых журналов, решивших не упускать денежную волну. Не только от игривой натуры, Корио так долго вертелась перед зеркалом после коварного ограбления Араты, сына ростовщика из Миямы. Столько перепало внимания, восторгов и лести! Внезапно и даром. В тот же день она, приняв облик юной златовласой красотки, но не меняя одежды, заявилась на интервью чтобы рассказать о выкупе и аннулировании долгов в сети фирм микрозайма, после чего не стала отказываться от небольшой фотосессии, и... вот уже которую неделю новые фотонаборы с сияющей глазами, улыбчивой лисицей сметают с прилавков в курортных городах и граничащих с империей странах. Ослепительно-яркие фото с певицами, артистками и благородными дамами сиротливо ждут своих фанатов, а лисьи простенькие карточки по два-три набора покупает почти каждый турист из благословенного богами центра мира.
   Так что, если среди врагов не найдется красотки-воительницы в золоченых латах, дамы-аристократки в викторианском платье, или фигуристой стюардессы в шелковой униформе, сойдет и аккуратный, ухоженный, благородного вида паренек, после милого общения с которым она вернется к союзникам и все начнут виться вокруг, выглядывая то, из-за чего лисенок в таком наряде затмил в империи по популярности многие собственные классические образы. Всю затискают взглядами, и найдут причину! Конечно найдут! Обалденно красивая девочка ведь никуда не исчезнет. Ну да, не самый женственный наряд, но когда семьдесят-восемьдесят миллионов бедолаг с отрихтованными мозгами в один голос заявляют что вот это одуреть как красиво, кто угодно нужные синаптические связи перемкнет и согласится!
   Еще плюсом к обожанию пойдет то, что пойманного парня ей ни бить, ни убивать не придется. Надо будет только к стеночке прижать, погладить по плечам, поцеловать в щечку и попросить раздеться. Вот его вштырит! Мальчики, особенно в империи, так слабы под женским обаянием!
   При мысли о поцелуях и волнах страсти от партнера, кровь в жилах демоницы заиграла. Злыдня даже начала перетаптываться от нетерпения, мечтая скорее сорваться с места и побежать на поиски симпатичного паренька. Как просто поддаться зову природы! Как трудно действовать из расчетов, планов и с оглядкой на будущее...
   Вспышка злобы подрезала Безликому сладостный настрой, когда демоница почувствовала взгляд со стороны нагло расположившейся среди мужчин красавицы, Такасэ Мей. Преисполненная шарма женщина, гордая, стильная, с пленяющими мужские взгляды формами фигуры. В то время как в истощенном теле лисы Безликий сумел собрать материала на формирование фигуры девочки лет пятнадцати. Плоскогрудой костлявой малявки.
   Как перетянуть внимание самураев, направить на себя волны восхищения и обожания, когда рядом вот такая зараза в конкурентках? Что у этих, двоих, особо ценных союзников, совсем чувства самосохранения нет? Одна притащилась раздражать, а второй допустил, чтобы первая притащилась.
   Да, похоже кто-то реально поверил в свое бессмертие.
   Заметив как скуксилась и отвела взгляд демоница, Мей расплылась в довольной ухмылке, повернулась к ней так, что груди всколыхнулись от движения и сделала два шага к ненавистной сопернице, с гордым взглядом нависая над ней, словно гора над муравьем. Она не поняла, почему Безликая съежилась. Приняла отчаянно сдерживаемую жажду убийства за признание поражения проигравшей.
   От вспышки демонического бешенства люди шарахнулись во все стороны, трава под ногами и листва на деревьях повяли.
   Десяток каменных щупалец, взвившись из скрючившейся в агонии лесной почвы, обвили руки, ноги и туловище испуганно вскрикнувшей куноичи, рывком лишили ее равновесия и впечатали лицом в землю.
   -- Сломаю, паскуда! -- люто сверкая глазами, взвилась демоница и щупальца начали скручивать бессильно извивающуюся женщину, подтягивая ступни ног Мей к ее же затылку.
   Позвоночник и суставы затрещали. Лазурный воин-дракон завыла сквозь зажимающее ее рот щупальца. Смертный ужас вспыхнул в ее глазах, она едва не подписала себе приговор попыткой огрызнуться собственными боевыми дзюцу, но Тайсэй успел первым. В один миг, кусок пространства был перемещен на два десятка метров. Потоки алой Ци прервались и щупальца замерли, а затем рассыпались под судорожными рывками хрипящей от боли жертвы.
   Безликая злобно скривилась, земля под ее ногами пришла в движение и на поднявшейся каменной волне, она устремилась к трепыхающейся в каменном крошеве сопернице.
   -- Стой, Великий! -- преградил ей путь Тайсэй. -- Она виновата, но прошу, не убивай ее!
   Каменная волна поднялась, вознося демоницу над человеком. Безликая склонилась, скаля острые зубы и глядя воину клана Хино в глаза. Несколько секунд над тихой поляной звучало только утробное рычание взбешенного хищника, а затем прозвучал шумный вздох облегчения.
   -- Хорошо. -- сказала демоница и, обогнув каменной волной препятствие, приблизилась к куноичи, снова попытавшейся подняться и отплеваться от крошева камней.
   Мей замерла, когда небо над ней заслонила фигура в черном платье. Человек? Девчонка? Нет. Смерть, собственной персоной, смотрела на нее сверху вниз, прожигая ненавистью насквозь.
   -- Никогда больше так не делай. -- сказало воплощение зла. -- Я прислушаюсь к словам твоего мужа, но на последнем пределе сил! Попытаешься еще раз меня взбесить, и у тебя без проблем получится! Хоть перед троном императора, хоть в храме, я тебя точно заставлю поцеловать твои собственные пятки!
   Каменная волна ушла в землю, демоница отступила на шаг от опустившей голову жертвы и оглянулась вправо-влево, на ошарашенно таращащихся на нее солдат.
   -- Расслабьтесь, парни! -- рассмеявшись, взмахнула злыдня рукой. -- Обычная женская драка! Поцапались девочки чуть-чуть, и уже помирились! Убивать пока не буду, даже зубы помогу собрать! Мей-сама, ты там как, не сильно поломалась? Какая глупость, честное слово, в твоем положении, нарываться на драку с демоном! Тайсэй-доно, и вы тоже хороши, брать беременную даму в зону боевых действий! Она, конечно, была немного полезна, но ребенка же нужно беречь! Даже если рвалась с истерикой, дали бы ей копье и поставили бы охранять стратегически важное направление километрах в пятистах за дальним лесом!
   Вполне успевшая прийти в себя, Мей с изумлением посмотрела на болтунью, потом на свой живот, а затем на замершего столбом древнего воителя в черном плаще.
   Жрец из пары поддержки Черной Тени подбежал, склонился над Мей, поднес руки к ее животу а, через пару секунд, обернувшись к командиру, кивнул:
   -- Четыре или пять недель.
   -- Так вы что, даже не знали? -- хохотнула злодейка. Каменная волна подняла ее и поднесла ближе к впавшему в легкий ступор Тайсэю. -- Поздравляю, папаша. -- сказала демоница, склонившись к уху Черной Тени. -- Очнись, боец! Брось меня обратно в руины...
   Мир вокруг нее изменился. Злыдня, потеряв равновесие, кувыркнулась с вершины каменной волны, когда та, возникнув в метре над полом, ухнулась вниз и ударилась неровно срезанным основанием о покрытый трещинами бетон.
   -- Вот что за люди? -- ловко приземлившись на руки, демоница оттолкнулась ими, перевернулась и встала на ноги. -- Никогда не дослушают.
   "Номерной"! -- мысленно окликнула она своего верного стража. -- "Сообщи, когда наш друг очнется от восторгов и примет все поздравления. Мне надо доесть ужин и восстановиться. Норимура поставит метку около базы ликвидаторов, когда дам сигнал, Тайсэй перебросит меня туда. Немножко пошумлю, погоняю рядовой вражеский состав. Произведу разведку боем".
   Черная протоматерия осыпалась с ее тела и развеялась, за счет поглощенной энергии понизив температуру в помещении еще на пару градусов.
   Безликая поежилась, подошла к стоящему у стены обогревателю и пальцами босой ноги повернула переключатель на максимум. Зачем топливо беречь? Эта штука будет полезна еще минут пятнадцать, не больше. Ну или больше... самую малость.
   Безликая коснулась пальцами стены. Камень напитался ее Ци и потек словно воск под жаром пламени. Из глубины бетонной конструкции к поверхности поднялся металл арматуры, растекся и разгладился, образуя на стене большое овальное зеркало. Демоница поставила руку себе на талию и с удовольствием осмотрела свое нагое тело. Красотень! Горячая кровь, игра гормонов, нервная система, передающая в демонический разум весь спектр ощущений живого существа! Это тебе не ходячий труп с онемевшими конечностями и отваливающимися пальцами! Это сумасшедший генератор положительных энергий! Как собственных, так и внешних. Она ведь сейчас и на демона не очень-то похожа! Да даже если и похожа, демоницы в популярной культуре давно из кошмарных пожирателей душ превратились в похотливых игруний, при встрече с которыми нужно не в штаны наваливать со страха, а готовиться к незабываемым впечатлениям страстной ночи! Кожаную сбрую бы еще добыть! Или черное кружевное белье, как вариант. Все вокруг в штабеля полягут, а та синяя стерва пополам лопнет от зависти!
   -- Спи, спи, лисенок! -- злыдня погладила себя по голове и побежала к столу, на котором по-прежнему высилась гора всяких съестных припасов. -- Я сама чуть-чуть побезобразничаю!
   Разинув пасть пошире, она принялась заглатывать, почти не жуя, большие куски мяса, хлеб и фрукты. С аппетитом схрустела кочан капусты, умяла с костями две жаренные куриные тушки. Теплое сине-зеленое призрачное пламя окутало живот обжирающегося монстра, помогая переваривать пищу и поглощать питательные вещества. "Тощая школьница" зрела на глазах. Увеличивающийся в размерах скелет обрастал мышцами, обретали округлые формы грудь, бедра и ягодицы, бледно-синяя кожа розовела от заполняющей жилы жаркой молодой крови. Чуть живая девчонка в считанные двадцать минут доросла до пышущей здоровьем двадцатипятилетней девушки изящных форм, с ехидно сверкающими глазами и широкой улыбкой, полной злодейского предвкушения.
   Как воспитанная и интеллигентная дама, что никогда не станет пудрить нос возле обеденного стола, демоница сбегала в туалетную комнату, в которой конечно же ничего не работало, но минимум культурных приличий соблюсти было можно.
   -- Так! -- вернувшись, она взяла из коробки пару гигиенических салфеток, обтерла руки и аккуратно бросила мусор в коробку из-под продуктов. -- Вроде бы все, но есть проблема... злые враги точно будут сопротивляться, да и платьице модное ни одна жадина-принцесса мне просто так не подарит. Нужно оружие. -- она оглядела комнату, довольно улыбнулась и подошла к окну. -- Вот это подойдет! -- она ухватилась за тяжеленный подоконник и в четыре рывка выворотила из бетона толстую деревянную плиту, покрытую растрескавшейся и облупившейся белой краской. -- Отлично! Пхе-пхе! -- она помахала рукой, отгоняя от лица облачка цементной пыли. -- Назову тебя... Демонический Деструктор! Норимура, ставь метку! Номерной! Сигнал Тайсэю, я готова! Пора устроить врагам небольшой... -- Мир вокруг изменился, демоница потеряла равновесие на резко осевшем и покосившимся куске бетонного пола, взмахнула руками и, обронив деревянный Деструктор, плюхнулась пятой точкой на сухую листву. -- ...Уй-й-й! Да что вы меня так резко кидаете?! Как не принцессу демонов вообще! В следующий раз, только на счет три, пожалуйста!
   Она поднялась, отряхнулась, подобрала Деструктор и жадно, в поисках добычи, вгляделась в переплетения комнат и коридоров подземной базы. Призрачные силуэты стен и предметов, слабо светящиеся линии энерговодов и силовых схем. Синие огни человеческих душ.
   Взгляд демоницы, откровенно веселый и дурашливый, заблестел вдруг злобой и коварством.
   "Норимура, сюда"! -- мысленно отдала она приказ, в считанную пару секунд облачаясь в черную броню. -- "Очень подозрительная группа у них там бродит. Десяток кошаков и тройка охотников-ликвидаторов. Пленную девчонку они своим серебристым уже сдали, а теперь... у них явно затевается веселое мероприятие с интересными конкурсами".
  
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
  

* * *

19:20

   Вход в подземный комплекс тайной базы располагался на склоне ничем не примечательного овражка и был замаскирован так, что даже вплотную приблизившись, не очень-то просто можно было его разглядеть. Если бы кошек не вели буквально за руку, они точно прошли бы мимо. Перед этим раза три заблудившись в нехоженом, диком лесу.
   Аккуратно держа на руках одурманенную "Кошачьей Мятой" пленницу, двенадцать новичков-лицедеев приподняли маскировочную сетку, нырнули под засыпанный прошлогодними листьями каменный навес и углубились в непроглядную тьму. Поворот коридора, тяжелая деревянная дверь.
   За дверью, на стенах и потолке, появилось освещение. Коридоры, длинные, с резкими поворотами под девяносто градусов и перекрытые стальными решетками, уводили в глубину земли. Внимательный шиноби мог бы заметить системы наблюдения, вмурованные в стены бомбы и силовые схемы взрыв-печатей. Не хватало разве что тумбообразных охранников на каждом шагу.
   Охранники нашлись только в самом низу, в особо укрепленном бункере, из которого, наверняка, была пара-тройка секретных выходов и здесь же находилось устройство подрыва основных узлов базы.
   В не очень-то большой зал набилось немало народа. Пять самураев в тяжелой черно-зеленой броне, пятеро шиноби в типовом армейском камуфляже, а с ними еще и двое гражданских, наверняка из службы снабжения базы.
   -- Где шлялись?! Даже бегать быстро не можете, зеленая помесь! -- лейтенант самураев грубо выдернул сверток с пленницей из рук кошек, развернул его, взглянул на крепко скрученную девчонку и перебросил ее на руки боевому жрецу. -- Вколи ей химии снотворной, чтоб расслабилась с гарантией. Не хватает еще в бою за ней присматривать, чтобы не трепыхалась!
   В левой руке он держал какой-то пульт со взведенным рычажком, на котором готов был нажать большую красную кнопку. Неужели хочет взорвать весь бункер, если лиса ворвется сюда? Совсем с ума посходили союзнички! Убраться бы подальше от этих психов...
   -- Вы, наши, кхм... кошачьи друзья, -- лейтенант посмотрел на съежившихся лицедеев. -- На выход, в коридор! Не нужны вы здесь, под ногами мельтешить! Чунин! Выдели тройку людей им в сопровождение. Пусть проводят кошаков до комнаты отдыха, и возвращаются!
   -- Я сам провожу, не возражаете, лейтенант? -- задал вопрос командир шиноби.
   -- Твоя воля. Возьми еще двоих.
   -- Само собой. -- шиноби взмахом руки приказал паре своих подчиненных следовать за ним, а затем толкнул ближайшего кошака к выходу. -- Чего встали, плесень звериная? Все, вон отсюда! Лиса в любой момент напасть может! Шевелитесь! Или хотите в кровавой мясорубке завязнуть? Тут без вас тесно!
   Выгнав толпу лицедеев из бункера, он вышел следом и прошел мимо всех, чтобы возглавить процессию, на миг задержавшись только возле десятилетнего мальчишки, на которого глянул с высоты своего роста и презрительно ухмыльнулся, видя детское лицо, бледное от страха, с опухшими от слез глазами. Как опытный охотник на кошек, ликвидатор знал, что Золотой Бог вовсю использует детей. Вшивая нищета и буракумины с радостью соглашаются, когда "Великий Наставник" предлагает им превратиться в детей успешных дельцов и управленцев. Их мотивы легко понять, но что заставило стать монстром вот этого сопляка? Сытый, ухоженый, хорошо одет. В школе обижали? Родители уделяли мало внимания, захотел другую семью? Будет тебе новая семья, мелкий паскудник!
   -- Своей трусостью и слабостью, все вы, сильно разочаровали нашего Великого Наставника! -- громко заявил чунин, продолжая изображать, что они все, воины Единства, ни кто иные, как верные союзники Золотого Бога. Таков был замысел для обмана кошаков и использования выродков в качестве жертвенного мяса против другого чудовища, Черной Лисы. -- Но Наставник не бросает своих учеников, даже таких малодушных и бесполезных! Все вы будете распределены по разным городам и внедрены под видом простых обывателей! Будете смирно жить как обычные люди и помогать своим собратьям по приказу от Золотого Бога, если такая необходимость вдруг возникнет. Через пару-тройку лет, если в ком проснется настоящий дух кошки, Наставник присмотрится к нему повнимательнее! А сейчас, все за мной! Отведу вас в комнату отдыха, где вы переждете всю эту шумную заваруху. Сидите тихо, не привлекайте внимания! Никто вас защищать больше не будет! Без вас проблем хватает. Не стоять! Пошли! Живо, живо! Второй, Третья, подгоняйте отстающих!
   Рабы Золотого Бога, со стыдливо опущенными головами, тревожно переглядываясь, поплелись за шиноби, поведшим их по коридору наверх и повернувшим в одно из ответвлений.
   -- Ты у них за главного что-ли? -- сказал шиноби бандиту, в этом сборище трусов по-прежнему остающемуся кем-то вроде командира. Все остальные жались друг к другу и держались у старшего лицедея за спиной. -- Повысил свой ранг в стае тем, что из вас всех только ты один успел хоть в кого-то превратиться? Да-да, узнаю тебя, видел твое личное дело. Как там того паренька звали? Сато Юджи? Девятнадцати ведь мальчишке не было. Простой добрый парень, который знать не думал, что кто-то захочет украсть его имя. Скажи-ка, котяра, как у тебя, вообще, ощущения? Нравится новая жизнь? Вкусно ешь? Хорошо спишь? Родителям парнишки часто письма пишешь, чтобы они думали, что их сын жив?
   Бандит, чувствуя ненависть и издевку, заскрежетал зубами, злобно зыркнул на шиноби и отвел взгляд. Он прекрасно понимал, что другого не заслуживает. Из его души ничем было не выжечь память о том, как из здания управления верфи чуть ли не вприпрыжку выбежал счастливый паренек с сияющими глазами, крепко сжимающий в руке документы о зачислении его учеником в бригаду монтажников и на заселение в общежитие. Работа и жилье в городе! Питание в столовой, свои собственные деньги! Теперь он узнает, что такое кинотеатр, а когда научится читать, сможет купить себе сколько угодно ярких книжек с картинками! Так, наверное, он думал? Или радовался тому, что сможет присылать деньги своей семье? Еда и лекарства для всех, игрушки и книжки для младших братьев и сестер? Кто знает, какие у него были мысли и мечты...
   Кошки для этой страны были мутными сказками с далекого востока. Так далеко на западе ни одна из тварей еще ни разу замечена не была. Кошки любят богатые города и страны. Им нужны деньги и высокий статус в обществе. Зачем им нападать на простого подростка из бедной крестьянской семьи?
   Ни этот малец, ни строгий комендант общежития, двумя часами позже принявший из рук побитого жизнью тридцатилетнего бандита документы честного восемнадцатилетнего парнишки, не знали, что у Золотого Бога большие планы насчет местной верфи и что целая кошачья стая давно вьется вокруг, ища способы проникновения на предприятие. Тем более об этом понятия не имел дружелюбный сосед по комнате, что после краткого знакомства со стеснительно отводящим взгляд, зашуганым парнем в изношенной крестьянской одежде, хлопнул его по плечу и с широченной улыбкой заявил:
   "Вот что, Юджи! Бросай тут свои сумки, суй документы в карман, и помчали, город тебе покажу! Нечего тут сидеть и кукситься, со мной не пропадешь! У нас тут такие чудеса, такие красоты! Глаза на лоб полезут! И жратвой нормальной тебя угощу, а то вот же ты недокормыш какой! Голодно жили? Ничего, узнаешь еще, что такое настоящая еда! Где еда - там сила! А нам, монтажникам, сила для работы нужна"!
   Соседи по общежитию, бригадир и рабочие на верфи, поварихи в столовой, учителя в вечерней школе - все проявляли доброжелательное внимание к тощему и вечно сгорбленному парню, что в свои без малого двадцать был истрепан жизнью так, словно ему было не меньше сорока. Видимо несладко пришлось бедняге в разоренном войнами селе, пришлось и поработать, и поголодать. Безродный Фудо чувствовал себя истерзаным, закусанным собратьями тощим волком, внезапно попавшим в стаю громадных добродушных псов, из-за размеров и слабости принявших его за забитого щенка. В мрачных жилых районах имперского города даже внутри одной банды все друг друга грызли и беспрестанно борзовали, чтобы показать свою статусность, свою силу и опасность для окружающих. Вечно зубоскалящие собратья-шныри не упускали шанса сотворить подставу даже для своего, чтобы яркие цвета банды гнобили вот этого, провинившегося, а не их. Шныри пресовали и запугивали проявивших слабость, вырывая куски пищи у друга из пастей, сворой нападали на добычу или конкурирующие банды с соседних территорий. Там, Фудо мог быть только таким же, как все. Он кривлялся и кусался, пытался никому не показать, какой он на самом деле трус и слабак. Работал, загружая и разгружая контрабанду, чинил оружие и боевое снаряжение старших бойцов, создавал угрожающий вид при рэкете и разбое, заискивающе скалился, получая небрежные пинки и оплеухи от ярких цветов.
   Понравилась ли ему новая жизнь? Да, да, тысячу раз - да! Что он понимает, этот тупорылый, высокоморальный шиноби?! Волчья жизнь ломала и уродовала Фудо, но он никогда не считал уродство красивым. Не был ни наглым, ни злобным, ни жестоким, как того требовал окружающий его мир. Он притворялся, мимикрировал под урода, чтобы выжить, но где-то, в глубине души, стать им полностью так и не смог. Всего полтора года, но он... он действительно был счастлив почувствовать к себе человеческое отношение.
   Что ответить поганому моралисту? Рассказать, как смущался от проявлений к нему доброты и заботы? Как вкалывал на верфи, стараясь честным трудом отплатить друзьям за все, что они для него делали? Что Золотому Богу для подчинения пришлось запугивать своего раба раскрытием для всех настоящей личности Фудо? Бесполезно. Что может вообще сказать человеку... монстр?
   Лидер шиноби остановился перед тяжелой металлической дверью, повернул рычаг и, приложив немалое усилие, открыл одну из двух створок.
   -- Заходите. -- он взмахнул рукой и все вошли в большое, полутемное помещение. -- Здесь вы и останетесь. Самое подходящее для вас место, твари!
   Вошедшая последней, крепкого телосложения женщина-шиноби щелкнула переключателем на стене. Под потолком вспыхнули лампы, озарив своим светом мрачное серое помещение, совершенно пустое, только у дальней стены стояла металлическая тумба, своим видом больше всего похожая на сильно увеличенный приемник мусоропровода. Вокруг пыль, гарь и копоть. Лужи и полосы давно высохшей крови на полу.
   Мгновение на осознание...
   -- Это крематорий! -- взвился и, к изумлению шиноби, бросился в атаку кот-бандит. -- Нас сожгут! Бегите! Бегите все!
   Чунин играючи пресек попытку бандита нанести ему удар в голову и ответным ударом кулака опрокинул противника на пол. Боевая перчатка, со свинцовыми утяжелителями, вынесла все зубы с правой стороны лица бандита, заставила его вцепиться руками в разбитую морду и с завываниями забыть о попытках нападать или сопротивляться.
   Остальные кошки развернулись и хотели броситься к выходу, но чунин не просто так взял с собой двоих генинов.
   Первый, высокий и плечистый парень, демонстративно снял с креплений за плечами кузнечный молот, а вооруженная мечами куноичи замахнулась ногой и, не сдерживая сил, пнула в грудь мальчишку, что всегда плелся в хвосте и теперь оказался к ней слишком близко. Детские ребра полопались при столкновении с тяжелым армейским ботинком, мальчишка, с истошным взвоплем, отлетел к ногам шарахнувшимся в центр комнаты, остальным кошкам.
   -- Удивил! -- чунин протянул руку, сгреб бандита за ворот рубахи, поднял его и встряхнул. Легко, словно мешок сухой рисовой соломы. -- В драку полез! В самом деле лидером себя возомнил, кошара? Или, может... ГЕРОЕМ?! -- он замахнулся кулаком и ударил, разбив бандиту нос. -- Второй, Третья! На ножи всех мразей, и в топку! Два года здесь людей жгли, так теперь пусть сами! В тот же пепел! А этого... -- чунин замахнулся в третий раз. Крепко сжал кулак, напряг мышцы. -- Я брошу живьем!
   Вот и все.
   Безродный Фудо закрыл глаза, готовясь получить то, что действительно заслужил. Не здесь ли, на самом деле, другие, настоящие нэкоматы, перерезали горло тому мальчишке, которого никто конечно не стал тащить через полмира на какие-то дурацкие опыты? Фудо солгали, чтобы он вел себя спокойнее. Золотой Бог - тот еще лжец. Ну что же. Все справедливо.
   "Прости, парень". -- если бы Фудо мог улыбнуться, он улыбнулся бы, виновато и печально. -- "А теперь... моя очередь".
   Вздрогнул мир.
   Без всякого предупреждения, на лидера шиноби... обрушился потолок.
   Что-то черное, похожее на громадную стрелу или клин, пробило десятки метров земли, вышибло внутрь зала груду камней и точным ударом, сверху вниз, вбило палача в пол, обратив в месиво, в котором не просто стало угадать именно человеческие останки.
   Духи-защитники, не отозвавшиеся никак на нападение ликвидаторов, на вторжение демона среагировали молниеносно и кошки почувствовали, как теряют контроль над своими телами.
   Пробивая землю, черный клин оставлял за собой частицы черной протоматерии, идеальные проводники для демонической Ци.
   Всколыхнувшись волной, потолок резко сместился в сторону, пролом расширился в размер всего зала. На головы рабов Золотого Бога обрушился тягучий, сплошной поток черной протоматерии. Слизь распалась на тысячи щупалец, оплела и обхватила всех двенадцать, прижалась к их шеям и головам, выстреливая в черепа и позвоночники кошек крошечные алые искры...
   Треньк!
   Треньк!
   Треньк!
   Рабы Золотого Бога от макушек до пят чувствовали, как рвутся на их костях узлы и линии силовых схем. Чужая воля, пытавшаяся яростно сделать хоть что-то, мгновенно исчезала, тела людей повисали в черной слизи, а сознания тонули в ярчайших вспышках сумасшедшей боли.
   Не раздумывая о последствиях лично для него, мужчина-шиноби сдернул с пояса устройство подрыва для встроенных в стены бомб, щелчком откинул предохранительную скобу от кнопки и уже коснулся пальцем переключателя, как вдруг...
   Со скоростью пушечного ядра запущенная из зависшего в проломе черного сгустка протоматерии, деревянная плита, самый обычный подоконник из типового гражданского строения, врезалась ему точно в морду и отшвырнула, впечатав в стену.
   Каплевидный сгусток под развороченным потолком ударил во все стороны черными щупальцами, увенчанными четырехгранными прямыми шипами, пробил стены и вывел из строя все устройства подрыва заложенного в зале пластида.
   -- Тварь! -- роняя на пол мечи, женщина-шиноби потянулась обеими руками к кольцам предохранителей солевых и осколочных гранат, которыми были увешаны ее грудь и живот. -- Это сожри!
   Но Безликая была сыта ранениями по горло и прежде чем куноичи дотянулась до своего оружия, вылетевшая из черного сгустка стройная фигура демоницы сдвоенным ударом обеих ног в грудь и голову опрокинула противницу в дверной проем.
   Оттолкнувшись от упавшего тела, она приземлилась рядом и вскинула в замахе обе руки. Кулаки ее были покрыты слоями шипастой черной брони, а над руками словно змеи извивались внешние мускулы из протоматерии. Со скоростью двух отбойных молотков, Безликая обрушила на оглушенную противницу ураган мощнейших ударов. В голову, живот и грудь, по рукам, которыми куноичи инстинктивно попыталась защититься. От частой дроби завибрировал пол, от сотрясений полопались пластиковые плафоны на двух настенных светильниках. В пять секунд, грозная воительница была превращена в месиво из переломанных костей и отбитого мяса. Не помогла ни броня, ни толстые кости, ни мощное, тренированное тело.
   -- И вы вот этих вот испугались? -- оставив измочаленную жертву, Безликая глянула в сторону беспорядочно корчащихся от боли и завывающих кошек. -- Ну не знаю, лично мне, -- она с запредельно гордым самодовольством в указующем жесте приложила к своей груди сразу обе руки. -- Было бы стыдно!
   Довольная демоница сделала шаг обратно в зал крематория, склонилась,ухватила подергивающуюся в конвульсиях ногу куноичи и, приложив к ней свою, мысленно примерила на нее армейский ботинок.
   Гримаса неудовольствия.
   -- Лучше привереда, чем мужланка! -- гневное возмущение, пинок под зад и нижняя часть останков куноичи вылетела в коридор. -- Хоть бы узор какой навели, чтобы было видно, что ботинки - женские! Фу на вас!
   Злыдня обречено всплеснула руками и, вдруг, с возмущением, уставилась на парня-шиноби, который после знакомства с летающей доской секунд на десять отключился, но теперь шевельнулся, начиная приходить в себя.
   -- Эй! -- вскричала демоница. -- Я здесь, вообще-то, новое оружие испытываю! Что, сложно было сразу сдохнуть?! Хочешь чтобы все подумали, что удар Демонического Деструктора можно пережить?! Ах ты, мелкая, человеческая падла!
   Схватив валяющуюся рядом доску, она начала наносить, один за другим, новые сокрушительные удары в голову шиноби. Курочила его шлем и морду, пока у бедолаги не смялся череп.
   -- Скажу, что с одного удара! -- довольная, злыдня закинула окровавленную деревянную плиту себе на плечо. -- Как хорошо, что большинство зрителей отвлеклись и никто ничего не заметил!
   -- Развлекаешься? -- из черной протоматерии в паре метров от демоницы сформировалась человекоподобная фигура.
   -- Чуть-чуть! -- самодовольно ответила злыдня. -- Ах, я такая баловница!
   "Великий, кто это"? -- удивленно спросил Норимура.
   "Мое второе Я. Не обращай внимания, для позерства нужно".
   Серый страж с беззлобной иронией посмотрел на хтоническое чудовище, словно ребенок с куклой, играющее в "девочку". Возможно, все это ложь и хитрое притворство подлого демона, нужное для очередной попытки погубить весь мир, но здесь и сейчас, за этого демона, он сражаться был готов.
   -- Всех наверх. -- скомандовала Безликая и сама исполнила собственное приказание, волнами черной протоматерии вздернув в пролом и через пару секунд уронив двенадцать спасенных людей на палую прошлогоднюю листву. -- Норимура, помоги собрать с врагов солевые гранаты. Полезное изобретение, знаешь ли.
   Гранаты пригодились, чтобы нейтрализовать и развеять излишки черной протоматерии, от касаний которой сохли деревья и трава. Волны положительных энергий помогли очнуться и хоть немного прийти в себя уже бывшим рабам Золотого Бога.
   -- Монстроборцы Единства, хранители этого мира, -- сказала Безликая, приблизившись к негласному лидеру кошачьей стаи, за спиной которого испуганно жались и плакали остальные. -- Давно возомнили себя богами и превратились в чудовищ. Такое бывает. Многие люди, дай им только власть, деньги или физическую силу, сразу начинают мнить себя выше остальных. Да, могущества охотники Единства хапнули полной горстью. Но остались такими же слепыми, как и были. Эти трое, ликвидаторы, видевшие много зла, пролившие немало крови и хорошо знающие, что такое - чудовище, видели в вас только их. Чудовищ. Я же вижу немного больше. Почему мы пришли? Серые стражи появились там, где трое чудовищ решили убить двенадцать людей.
   "Но их все равно, по суду, просто повесят". -- не произнося слов, мрачно вздохнул Норимура.
   "Не-а, не повесят. Я договорюсь. У меня уже есть на них некоторые планы"!
   "Планы? Какие же, Безликий-сама"?
   "Еще не понял"?! -- глаза демоницы блеснули, лицо ее украсилась мечтательной ухмылкой. -- "Хочу тематический парк! С кошко-девочками".
   "Э-э"... -- серый страж на несколько секунд впал в ступор. -- "Вы серьезно"?
   "Конечно серьезно! Вдоль холодных гор полным-полно вымерших деревень. Сгоним туда всех вот таких, адекватно-вменяемых пленных, позаботимся чтобы не разбегались и пусть живут, мяукают! Обустраивают территорию, организуют красивые виды, аттракционы, бани всякие и концертные площадки. Отстраивают домики с кошачьей тематикой, учатся кошачьим повадкам и шьют себе костюмчики! Трофейной псевдокожи нас - завались, так что с милыми мордашками я, как мастер-лицедей, котятам помогу! Скоро будет у меня обалденное место для отдыха, с мощнейшим положительным зарядом! Вкусняхи всякие из рыбы и птицы, кошачий массаж, кошачьи песенки и пляски! Улыбчивые котята в обслуживании! Два из трех хвостов на отсечение даю, через год туристы раз в пятьсот все затраты окупят"!
   Норимура развел руками. Безликий в своем репертуаре. Тут толпа заложников, лютые враги, война и смертельная угроза, а он никак не желает ходить с суровой физиономией и грызть ногти от напряжения. Но, в целом, почему бы и нет? Война с кошками явно начинается всерьез и пленных должно быть немало. Кому поможет убийство тех бедолаг, за которыми нет серьезных преступлений? И вообще, мир в котором куда ни посмотри, одни люди, это даже как-то немного... скучно.
   "Вы с Номерным и Черной Тенью, займитесь переброской пленных". -- отдала приказ Безликая. -- "Проследи чтобы котят не убили, организуй охрану и объясни, что это рабы, раскаявшиеся и освобожденные от власти злого бога".
   "А вы, госпожа"?
   "А у меня"... -- Безликая метров на десять подбросила вверх Демонический Деструктор, поймала его, водрузила себе на плечо и глянула в сторону вражеской базы. -- "А у меня - второй раунд"!
  
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

* * *

   Лейтенант самураев, не удержав ярости, с размаху заехал кулаком по встроенному в стену пульту, на котором только что три раза подряд нажал кнопку подрыва камеры крематория. Не успел! Прождал, надеясь на появление лисы, а та с самого начала была в черной капле!
   В прочем, мощности зарядов все равно явно не хватило бы для пробоя такой толстой демонической брони. Едва ли лиса и ее серый страж были бы серьезно ранены. Только бесполезных кошаков могло покромсать.
   -- Первый, второй и третий номера четвертой команды ликвидированы. -- сообщил он остальным самураям. -- Алая Тень "Могильщик" и Багровая Тень "Лиса" совершили пробой с поверхности до крематория, захватили кошек и покинули базу.
   -- Зачем лисе кошки? -- удивилась женщина лет тридцати пяти, одна из двух гражданских, присутствовавших в бункере.
   -- Устроит себе тематический парк, с кошко-девочками. -- язвительно ответил ей второй гражданский, потрепанный жизнью мужчина с изрядной сединой в неухоженных волосах и шрамом от ожога на нижней половине лица, кое-как прикрытым клочковатой бородой. -- Для допроса и показательной казни, для чего же еще?!
   -- Тишина! -- одернул болтунов лидер группы самураев. -- "Могильщик" пробил больше десятка метров почвы, значит, демоны могут и нас атаковать в любой момент! Держать щиты наготове! Капитан, пятнадцать минут истекли! Дирижабль к вылету готов?
   Мужчина-гражданский связался со своими людьми, затребовал доклад и наорал на своего первого помощника, с трудом избегая нецензурной брани в выражениях.
   -- Оснастка у нас... паршивая... -- сказал капитан летающего грузовоза, на грубом слове настороженно глянув в сторону навострившей уши женщины. Вот же настоящая профессионалка! В любой ситуации не забывает искать причины для наложения штрафа. -- Матросы гробанули вниз один картридж батареи питания. Вытащили запасной, сейчас поднимают к двигателям. Через пять минут все будет...
   -- Три минуты! -- рявкнул лейтенант, выхватив у командира корабля устройство связи и включив передатчик. -- Три минуты, или я всем вам, саботажники $\+^0, поотрубаю ваши кривые лапы!
   -- Да, господин лейтенант! -- отозвался с той стороны помощник капитана, сразу же понявший с кем разговаривает. -- Разрешите доложить! Подрывные заряды на контейнеры и оборудование, по вашему приказу установлены! База к ликвидации готова!
   -- Отлично. -- мрачно ответил лейтенант и выключил рацию. Сосредоточившись, он активировал силовую схему дальней связи. -- "Первый! Я - точка". -- передал он. -- "Жду приказов".
   Командование вело наблюдение за всем происходящем и в докладах не нуждалось. Инструкции пришли молниеносно.
   -- Поднимаемся к дирижаблю, занимаем оборону в грузовом трюме. -- принялся командовать лейтенант. -- По готовности - немедленный вылет! Второй номер! Взять пленницу! Я иду первым, остальные - оборонный периметр вокруг второго номера! Капитан и секретарша, держитесь позади...
   -- Я, вообще-то, менеджер по финансам и персоналу! -- с возмущением заявила женщина.
   -- Да хоть дежурная по сральнику! -- рявкнул на нее самурай. -- Делай, что сказал! Шиноби, прикрывайте гражданских! Смотрите по сторонам и держите оружие в руках! Что за позор? Три первых номера в секунду слились двум паршивым демоническим отродьям! Распахните гляделки, спецы-ликвидаторы! Раненых лично добивать буду! Пошли, пошли!
   Быстро собравшийся в походное построение, отряд покинул укрепленный бункер и направился по коридору к винтовой лестнице. Поднялся без помех и настороженно озираясь пошел по длинному, ломанными линиями изгибающемуся коридору жилой части. Первый поворот, второй...
   Внутри шлема лейтенанта замигала лампочка рации, подключенной к системе внутренней связи.
   -- Командир! -- прозвучал из динамика голос шиноби, чунина одного из двух отрядов, охраняющих ангар. -- Движуха перед большими воротами! Человек двести местного серебра, с какой-то фигурой в крутом шлеме, из леса вывалились, полукругом встали и щиты стеной сложили. В мегафон орут, предлагают сдаться. Мы уходим тайными тропами.
   -- Стоять на месте! -- зло рявкнул в ответ лейтенант. -- Держать позиции, в диалог не вступать!
   -- При попытке штурма героически подорваться? -- хохотнул шиноби. -- Нет, спасибо! Мы на серебро прыгать вообще не заточены, а у вражеского командира шлем такой красивый, что шея от предчувствия сама чешется! У вас тут вот еще охрана дирижабля есть, в рабских ошейниках, пусть они позиции подержат, а мы уходим. Конец связи.
   -- Стой, падла! -- взревел обалдевший от такой наглости лейтенант, но шиноби отключил рацию, а на вызов ответил уже старший из отряда, защищающего дирижабль.
   -- Что, теперь мы тут за главных? -- осведомился он. -- А доплата за повышенный риск будет? Хотя бы посмертно?
   -- Я, в награду, - бабу хочу! -- встрял кто-то. Рядовой охранник, или матрос. -- Пусть она мой трупик в лоб поцелует!
   -- Размечтался! -- хохотнул еще кто-то. -- Дадут как всем, три дня к отпуску!
   Многоголосый ржач находящихся под смертельной угрозой людей добавил картине сюрреализма.
   -- Отставить балаган! -- резко вмешался еще один голос. -- Дай сюда рацию! Чего встали все?! Возвращайтесь к работе! -- а затем, обратился уже к лейтенанту. -- Здесь лидер особого стрелкового отряда. Готов исполнить свой долг. Жду приказов.
   -- Хорошо. -- лейтенант с облегчением вспомнил сурового ветерана, в последний момент заслоненного щитами от бомбы демонического ворона. Вот этого солдата, если придется прорываться с боем, обязательно нужно вытащить. -- Признаков жизни не подавать! Ничего не предпринимать! Врагу не отвечать! Через две минуты будем у вас.
   Настороженно озираясь, солдаты Единства продолжили свой путь. Без происшествий преодолели коридор, открыли решетку и подошли к очередному повороту.
   Бронированные великаны начали, один за другим, исчезать за углом стены из уплотненной до каменного состояния почвы. Первый, второй, третий, четвертый, пятый. Хвост отряда, из двух гражданских и пары шиноби хотел сделать то же самое, как вдруг...
   Демон прыгнул.
   Беззвучно и буквально из ничего возникшая позади одного из шиноби, фигуристая бестия в черной чешуе легкого облегающего костюма со всего маху обрушила удар тяжеленной деревянной плиты на макушку не успевшего даже охнуть, бойца-ликвидатора. Державшийся настороже шиноби не убирал со скелета усиление токами Ци, но мощь удара размозжила хрящи и голова несчастного была моментально вбита в грудную клетку.
   -- Х-хек! -- сияя белозубой улыбкой и сверкая счастьем в глазах, злыдня молниеносно повернулась и второй шиноби получил размашистый удар деревянной плитой по шее. Деструктор сработал как надо. Шея превратилась в месиво из перебитых позвонков и размозженных мышц, неудачливый ликвидатор был сбит и впечатался мордой в пол. -- Х-х-хек! -- Крутанувшись на месте, бестия метнула плиту и самурай Единства, неосторожно выглянувший из-за угла, получил удар точно в морду.
   Снесенный с ног, он врезался в стену, был ухвачен другим самураем за плащ и выдернут обратно за угол.
   -- Ох ты-ж, гадина! -- не удержал ругательство самурай, которому деревянной плитой покорежило шлем и крепления маски. Только подшлемник и токи Ци по костям черепа спасли мечника от серьезных травм.
   -- Погань демоническая! -- остальные изготовили оружие к бою. Мотивации у них хватало. У каждого к лисе был личный счет за погибших друзей или родственников.
   Отдать приказ атаковать?
   "Прогноз боя негативный". -- пришел Верховному Координатору доклад от аналитической службы. -- "Учитывая поддержку Черной Тени, гибель нашей группы практически неизбежна. Полагаем, Багровую Тень сдерживает от нападения большая переоценка наших сил. Наставления Черной Тени и память о ликвидированных организацией монстрах внушают врагу опасения, этим еще можно воспользоваться. Предлагаем придерживаться плана и отступить, пока демон не почувствовал наши сомнения и не поверил в свое подавляющее преимущество".
   Расчеты в эти мгновения вело не только Единство, но думал при этом Безликий совершенно не о том, о чем, в принципе, следовало бы. Зато, очень быстро. Энергообмен в мозгу человека совершенно не сравним в скоростях с обработкой информации в демонической печати. Безликий обладал реакцией, ограниченной только пределами прочности тела, а обдумывать и просчитывать действия способен был с такой скоростью, что могло показаться, будто мир вокруг останавливается, замирает в неподвижности и ждет его решений.
   Глаза метнувшей деревянную плиту демоницы повернулись в глазницах. Взгляд ее, переполненный хищной радостью, жадно впился в отшатнувшихся к стене, вытянувшихся в струнку и беспомощно замерших двоих гражданских. Немолодой мужчина в простом синем комбинезоне и фуражке воздушного флота, а рядом с ним - та, за кем, по большей части, демоница сюда и заявилась.
   Ну наконец-то!
   Молодая женщина, средней внешности, но ухоженная и броско размалеванная косметикой. Клетчатый дамский жакет, украшенная кружевом белая блузка, модные в империи укороченные и плотно облегающие, расклешенные книзу черные штанишки с рядами больших декоративных пуговиц вдоль лодыжек. Массивные бусы и браслет из сине-зеленого поделочного камня. Крупные серьги в ушах, набор колец на пальцах. Секретарша? Жаль что не стюардесса, конечно, но и эта вполне сгодится! Все у нее такое женственное, чистенькое, аккуратное! Не какая-нибудь солдафонка-куноичи, а настоящая леди, с которой можно снять все нужное для маскировки под нормальную, привлекательную и соблазнительную человеческую самку! В таком-то наряде все дружественные людишки точно будут Безликую с восторгом обожать! И враги, втихаря, наверное тоже.
   Вспомнив про свое разочарование от армейских ботинок мужиковатой куноичи, злодейка глянула на ножки секретарши и едва не облизнулась, увидев бежевые остроносые туфли, с большими декоративными пряжками в виде цветков и восьмисантиметровыми каблуками-столбиками. Чудесно! В них можно будет красиво вышагивать, как манекенщица по подиуму! Придется только при каждом шаге укреплять лесную почву волнами Ци, чтобы каблук не увяз и ноги не переломались, но о все боги мира, какие это мелочи!
   Надо брать! Все и сразу.
   Осталось только решить, что делать с нынешней владелицей всех этих замечательных вещей. Безликая с наслаждением посмаковала саму возможность выбора. Добрая девочка Корио бубнила и спорила, мешая демону творить что вздумается, но лисенка, стараниями Единства, фактически убили. Здесь - только Безликий! А демоны не сотрадательны. Кто-то правда думает, что при возможности расправиться с человеком, демон будет искать варианты как оставить его в живых? Нет, дамочка, никаких одурманиваний сладкими иллюзиями и заворачиваний в одеялко. Ты сейчас будешь прикончена, с истинно демоническим коварством!
   Мир продолжал пребывать в неподвижности, в нем не прошло ни мгновения, и только на краткие доли секунды снова возникло течение времени, пока злыдня поворачивала глаза, направляя хитрый взгляд на невзрачного, сгорбленного мужчину в комбинезоне и фуражке. Забавный человечек! Мгновение назад на его глазах были убиты двое, нападающее чудовище рядом, а первичный испуг в этом чудике сильно перемешан со странным восторгом и предвкушением. Как вытаращился! Может... тайный лисий фанатик? Мило! Можно даже сказать - очень интересно!
   Решено! Девку - в расход! Мужичка - в обожатели!
   Нужно побыстрее разобраться с неотложными делами и нормально себя развлечь!
   Взгляд злыдни снова переместился на поворот коридора. Время, которое на самом деле нисколько не останавливалось, плавно пошло вперед. Секунда. Вторая. Третья...
   Самураи за углом коридора вели себя тихо. Это даже немного раздражало.
   -- Эй, персики консервированные! -- выкрикнула Безликая. -- Чего молчите?! Скажите хоть, чего это вы вдруг стали такие черно-зеленые? Это у вас что, ролевые игры? Гламурные шлюхи в бандитов перекрасились! Вы только настоящим бандитам не показывайтесь! Опустят до грязи!
   Драка-то будет, или нет? Не лезть же ей самой в гущу вражеского построения? Так же в культурном обществе не принято! По негласным законам с древнейших времен - девушка подает сигнал, мужчина делает первый шаг, а дальше уж как дело пойдет! Сигнал подан! Где кавалеры для танца?
   "Девчонку на дирижабль"! -- пришел самураям приказ от начальства. -- "Организуйте оборону внутри корабля, ждите подкреплений из города и возможности эвакуации"!
   За углом послышалось шарканье латных сапог, лязг брони и оружия. Отряд отступал.
   -- Эй, куда! -- возмутилась демоница, а потом, вдруг, еще больше развеселилась. -- Ха-ха-ха! Поняла, поняла! Нарвалась на хороших мальчиков и настоящих мужчин! Вы отступили, потому что меня бить - нельзя! Я же девушка! -- она осторожно выглянула из-за угла и помахала пальчиками пятящимся, заслонившимся щитами самураям. -- До встречи, персики! Я - дамочка настырная! Увидимся еще!
   Самураи не ответили, никто даже "Разящего Серпа" не запустил и не кинул солевой гранаты. Почти хамство!
   -- Ну и в Бездну вас! Не хотите играть - не надо! -- фыркнула Безликая и, повернувшись к стоящим у стены пленникам, поймала злобный, ненавидящий взгляд со стороны женщины. Обалдеть! Вот же отмороженная идиотка! Решила, что лиса не станет убивать гражданских, а значит можно вот так взять и выразить ей все, что настоящая цивилизованная леди думает о шутках и позерстве дремучей пещерной бандитки?
   Куда, о все боги мира, смотрит естественный отбор?! Как люди, всего за сто лет относительно мирной жизни, докатились до таких вот неадекватных, безмозглых, избалованных дур?!
   Незримым касанием воли, черная бестия заставила отозваться искры отрицательного заряда, что медленно копятся в душах несчастных или злых людей, точат психику, рушат биохимию и приводят к хроническим болезням. Безликая не стала разбираться, откуда вся эта Тьма в душе вроде бы самой обычной женщины. Ей было все равно. Она просто свела все заряды ближе к сердцу и обратила в частицы черной протоматерии, возникшей буквально в центре кровотока, в венах и артериях. Массовая гибель клеток крови, спазм сосудов и, как следствие, тромбоз.
   Женщина вздрогнула, выпучила глаза от боли, схватилась за грудь, согнулась и захрипела, делая, один за другим, судорожные вдохи. Взгляд ее моментально помутился, а цвет жизни схлынул с белеющего лица. В поисках помощи и поддержки, она потянулась к стоявшему рядом мужчине, а тот...
   Тот вдруг испуганно отшатнулся от нее на три шага и поднял руки в жесте капитуляции.
   -- Хоу? -- нейтральным звуком вопросительного тона выразила демоница свое искреннее удивление. -- Ты это что?
   Ошалело вращая глазами, пленный гражданский принялся метаться полубезумным взглядом от погибающей женщины на черную бестию, затем обратно и снова на демоницу, шагнувшую к готовой упасть жертве, схватившую ее за шиворот и удержавшую обмякшего менеджера на вытянутой руке. На помощь своей сотруднице капитан дирижабля так и не бросился, Безликой не составило труда понять, почему.
   Крысиная обработка.
   В абсолютной памяти демонической твари всплыли газетные статьи и телепередачи империи Лесов о многочисленных случаях унижения и дискриминации женщин на рабочем месте. Вал заявлений о "неподобающем поведении" именитых продюсеров и актеров, о приставаниях начальников к секретаршам, богатых господ к горничным, а седых профессоров к молоденьким студенткам. Ураганы тюремных сроков, многомиллионных штрафов, увольнений, отторжений от высоких кругов и общественное порицание. За двадцать лет всю крупную рыбу повыловили, и скатились в полнейший маразм. Из последних крупных скандалов - малоизвестный актер романтических комедий, неосторожно обнявший партнершу за талию на церемонии вручения наград, да десятник городской стражи, не удержавшийся и ударивший буянящую пьяную бабу, ткнувшую острой заколкой ему в лицо. Оба остались без работы и были вышвырнуты на улицу в назидание остальным.
   Бред и ужас, как ни посмотри, но когда идет целенаправленное уничтожение страны, еще и не такие дикие истории искусственно создадут, ради шумной истерики в прессе. Эффект - вот он. Женщину крючит, а вполне разумный и несволочной мужчина только панически трясется, ломаемый борьбой инстинктов. Помощь сородичу, самке, продолжательнице рода, против отчаянно брыкающегося, вопящего самосохранения.
   Ну как вот не прибрать к рукам все эти искалеченные души?
   -- Беспокоишься, что после оказания первой помощи тебя обвинят в том, что ты подло воспользовался беспомощным состоянием умирающей женщины? -- сказала Безликая бледному и растерянному человеку. -- Обтискал ее за грудь и зацеловал в губы? Ха-ха, не волнуйся! Никакой первой помощи мы ей оказать не можем. Это тромбоз и инфаркт, здесь медицинская команда специалистов нужна, с кучей препаратов, а не искусственное дыхание с непрямым массажем сердца. Не первый раз такое вижу. У нее в сердце было очень много злобы. Эта Тьма среагировала на приближение высшего демона, материализовалась и забила кровеносные сосуды. Не потому, что я с ней что-то сделала. Плохие люди часто умирают в моем присутствии от своего собственного зла.
   -- Она... -- неожиданно подал голос мужчина. -- Она из сопротивленок! -- поглубже вдохнув, он собрался с силами и очнулся от ступора. -- Моя жена - лидер их ячейки нашего города! Впихнула в мою команду свою безработную подружку, чтобы та за всеми нами следила, строчила доносы и держала в кулаке! Они тебя, богиня-лиса, ненавидят как бешеные крысы! Увидела, узнала, вот ей злоба в сердце и шибанула! Скрутило, дуру, от ее же яда!
   Как удачно! Один обманутый остальным расскажет и скоро все будут знать, что никакая она не убийца, что дамочка сама погибла! По своей же собственной вине! И никто никогда правды не узнает!
   -- О-у? -- демоница довольной кошкой глянула на добычу и даже облизнулась. -- Сопротивленка? Любопытненько! Теперь мне понятно все. Бедняжке нужно было ходить в храм на чистку, хоть иногда. Скажите, господин капитан, эта дура занимала при вас должность секретарши?
   -- Нет. Она - менеджер по финансам и персоналу. Высматривала, кто плохо работает, доносила в группу расчета заработной платы и советовала директору фирмы, кого за что лишить премии, оштрафовать или уволить.
   -- И теперь это место вакантно? -- промурлыкала злыдня.
   -- Э-э... да.
   -- Чудесно! Тогда, если вы не возражаете, я стану вашим новым менеджером! Только переодеться надо. Что это за менеджер в черной демонической чешуе? Даже без перепончатых крыльев, хвоста и рогов все слишком быстро начнут подозревать, что я не просто менеджер, а эффективный! Не нужно мне таких подозрений! Как хорошо что у меня с собой совершенно случайно есть наряд опытного менеджера, умеющего притворяться полезным и нужным работником!
   Злыдня сделала легкий взмах свободной рукой. Один из трупов шиноби, тот что лежал со сломанной шеей, вдруг, зашевелившись, поднялся на ноги. Сделав пару шагов, он припал на одно колено перед своей хозяйкой, склонился и протянул руки в покорном ожидании.
   -- Здесь недалеко, есть уютная комната отдыха. -- сказала Безликая, укладывая затихшую девушку-менеджера на руки своей марионетки. -- Господин капитан, проводите нас? Этот зомби все-таки мужчина, а по двенадцатому пункту правил служебной этики, мужчина обязан следить, чтобы не остаться с женщиной наедине дольше четырех минут! Во избежание создания условий для изнасилования и всякого-такого. Вы же не хотите, чтобы я потом, лет через пять-десять, обвинила этого беднягу в домогательствах?
  

* * *

19:45

   Верховный Координатор западного сегмента Единства Культуры был непривычно бледен и напряжен. Обычно командовавший своими бесчисленными марионетками с расслабленностью и легким пренебрежением, сейчас он сидел в самом центре силового ядра крепко стиснув зубы и чувствуя дрожь, что волнами пробегала по его телу от макушки до пяток.
   Он был в ярости. Он был напуган. В ярости от того, что соблазнился надеждой молниеносно покончить с проблемой и нарушил четко просчитанный ход операции. Напуган от того, что вся операция теперь грозила пойти вразнос, полностью выйти из-под контроля и обернуться изматывающим затяжным противостоянием, на которое у организации нет ни времени, ни средств. Какими глазами на Второго будут смотреть все остальные Координаторы?! Столько вреда нанесено организации этой проклятой Багровой Тенью, а он рушит четко выверенные планы в спонтанных попытках прикончить проклятую бестию!
   Тварь! Тварь! Тварь!
   Судя по ее болтовне, она уже твердо уверена, что кошки и Единство работают вместе. Начнет трепать языком? Пусть сначала попробует отмыться, когда Единство через газеты и телевидение распространит информацию о том, что имперские службы безопасности обнаружили это кошачье гнездо и готовились к безболезненной для горожан ликвидации чудовищ, когда началось кровавое побоище, спровоцированное топорным вмешательством глупой лисы! Что шиноби империи защищали горожан от паникующих и бросающихся на всех подряд кошек, предотвратили тотальную резню и спасли город от уничтожения, в то время как лиса только мешалась, увеличивая число жертв и разрушений. Живую, или мертвую, ее обольют помоями с головы до ног! И все поверят. Поверят, потому что люди - безобразно тупы и ненавидят того, кто сильнее, красивее, успешнее них. Любую грязь о герое смакуют и гоняют по рту словно сладкую конфету, не задумываясь над тем, настоящий это комок грязи, или точно рассчитанная химическая смесь всех самых любимых народом ингредиентов.
   Живую? Нет-нет-нет! Очернить потребуется только светлый образ мученицы! Возможно сегодня он не получит лисий труп, но завтра от безликой нечисти с гарантией не останется даже пыли! Запас прочности этой операции далек от критического напряжения. Сейчас, парой легких мановений руки, все будет исправлено. И никакой больше самодеятельности! Действовать строго по планам!
   Сосредоточившись, Координатор подключился к сенсорной схеме, установленной над парадным входом в здание летнего театра Хамаоки и окинул взглядом широкую площадь, мощеную узорчатыми каменными плитами.
   Начало конкурса юных звездочек был назначено на девять часов вечера и на площади перед театром уже давно, потихоньку, собирались люди. Меньше, чем могло бы быть, и те что пришли, взволнованно шептались, что из-за нападения на храм, мероприятие наверняка отменят, но люди стояли, собирались в кучки и ждали вердикта властей.
   А вот и те, кто нужен!
   Среди собравшихся, Координатор мгновенно заметил группу детей, девочек возрастом от четырнадцати до семнадцати лет, в одинаковых школьных костюмчиках, отличающихся от типовых школьных костюмов этой страны покроем, цветом и качеством материалов. Местные чиновники, тайно связанные с Единством, протолкнули разрешение на особую форму для особой школы. Подыграли человеческим слабостям в желании выделиться и показать свой общественный статус, чем подчеркнули, причем весьма жирно, социальное расслоение в местном обществе. Теперь, при взгляде на учеников и учениц Первой Муниципальной, издалека можно было понять, что это дети не какой-нибудь нищеты или чернорабочих, а ценных специалистов с верфи, высоких чиновников и богатой интеллигенции. Это само по себе дистанцировало детей от всех остальных сверстников, а четверо дофаминовых рабынь, по чужим дипломам и картам трудового стажа получившие в этой школе должности директрисы и учителей, умело усугубляли эффект. Осторожно, неназойливо, четыре призрачные кошки развивали в детях высокомерие, кичливость и спесь. Та, что сегодня привела к театру сразу двадцать шесть самых красивых, энергичных и высокостатусных своих учениц, и вовсе ни кто иная, как прожженная идеологиня радикальной ветви движения женского сопротивления. Сам Первый Координатор одурел от череды ее высказываний про чистку человечества от лишних самцов и сдал истеричку в Западный Сегмент, на опыты. Сопротивленку шустро обработали и директриса Первой Муниципальной школы Хамаоки, по указу Золотого Бога, пригласила на работу дипломированную кандидатку педагогических наук, с двадцатилетним стажем в личной трудовой карте, отмеченную наградами и премиями, в том числе престижной государственной. Соблазненная посуленным высоким заработком, бесплатным жильем и отсутствием конкуренции, преподавательница согласилась, оформила перевод и отправилась в страну Птиц, а через три дня якобы погибшая в драке при беспорядках в стране Лесов, идеологиня сопротивленок прибыла в Хамаоку. С новой внешностью и документами педагога высшего класса, позволившими ей без вопросов с чьей-либо стороны стать учительницей культуроведения и психологии семейных взаимоотношений. Двух предметов, на которых она могла в полное свое удовольствие полоскать девочкам мозги, ведь мальчики в эти же учебные часы занимались основами боевой подготовки. Дама оказалась действительно умная и коварная. Обжегшись раз, она уже не выдавала себя однозначными агрессивными заявлениями, а, опираясь на методички Единства, плавно подводила девочек к поиску изъянов в мужской психологии и поведении, давала туманные намеки на угнетенное состояние женщин, взращивала в своих ученицах страх, презрение и отвращение к мальчишкам. К этим глупым, злобным извращенцам!
   Почувствовав взгляд Золотого Бога, призрачная кошка разрумянилась, заулыбалась и бросила кокетливый взгляд в сторону цокольной части театра. Зрением бога, Координатор видел, что она счастлива. Еще как счастлива! Вырвалась оттуда, где натворила глупостей, утопила в придорожной грязи ненавистную предательскую подстилку мужского мира, одурачила всех врагов, а теперь, за их же деньги, готовит в оплоте мерзкой маскулинности новые ростки священного сопротивления! Да еще с полного одобрения великого, прекрасного божества!
   Глава Западного Сегмента организации смотрел на нее с темной радостью в глазах. Да, даже учитывая послевоенную разруху и великое Затмение в стране Камней, его территории обработаны куда хуже, чем Центральный и Восточный сегменты, но что от них останется, когда Золотой Бог щедрыми горстями рассыплет по подлежащим зачистке землям десятки тысяч всевозможных безумцев, способных свободно менять свою внешность? Империя лесов переполнена ордами вот таких бестий, жаждущих выплеснуть свою злобу. Тюрьмы полны свихнувшимися садистами и маньяками. На тайных базах в вымерших городах уже обучены, натасканы и подготовлены для заброски первые партии "кровавых" кошек. Если эти, призрачные, созданы служить и получают наслаждение от исполнения воли божества, то пятьдесят тысяч кошек нового типа получают дофамин и за служение, и за убийства, и за творение тошнотворной расчлененки, чтобы при виде следов их работы, люди впадали в безумие от омерзения и ужаса. Все эти твари будут выпущены близ городов и деревень, начнется первый акт агонии обреченного мира, на смену которому придет новый порядок и новая человеческая цивилизация!
   Нет, потерять контроль над кошками и сотворить глобальную катастрофу Координатор не боялся. По легкому щелчку пальцев, Великий Наставник мог прикончить отдельных лицедеев или целые их группы, если вдруг они станут не нужны или вредоносны. Запрет на обучение посторонних мастерству масок кошками соблюдается неукоснительно, да и если появится где-нибудь посторонний котенок, много вреда он натворить не сможет, ведь псевдокожа крайне сложна в производстве и синтезировать ее могут только две секретные химические лаборатории, на весь мир. Ресурс есть только у Золотого Бога. Все вершится с ведома и согласия его. Катастрофа грянет только там, где он, лично, пожелает ее устроить.
   Например, в странах Холмов и Камней, после всех недавних бед упрямо сохраняющих угрожающую боеспособность. За ними наступит очередь империи Песков и нищих малых стран. Все, ради окончания Эпохи Войн! Рождение нового мира можно будет начинать. Сразу, как только невесть как сумевшая договориться с высшим акума Черная Лиса будет ликвидирована. Давно пора выбить из лап демонов инструмент вмешательства в дела богов!
   Для начала, нужно освободить из-под угрозы плена стратегически важную команду дирижабля. Кто еще повезет лису к месту ее бесславной гибели? Как их спасти? По простейшему методу обмена заложников.
   Мановение воли Координатора, и из здания театра, через боковую дверь, вышел молодой, приятной внешности парень, в дорогом костюме, на карман которого была прикреплена бирка работника сцены. Молодой кот приблизился к стайке школьниц, приветствовал их и заявил, что устроителям концерта пришла в голову идея встречать букетами цветов приглашенных на мероприятие именитых гостей. Букеты есть, так не желают ли юные леди стать теми, кто будет вручать цветы актрисам и певицам? До начала представления еще много времени, а пока прекрасным помощницам позволят посмотреть на подготовку к грандиозному празднику, познакомиться с устроителями шоу и юными звездочками. Им раньше всех покажут блистательные костюмы и декорации, и, конечно же, разрешат сделать сколько угодно замечательных фото!
   Учительница торопливо заявила, что ни за что не оставит своих девочек без присмотра и работник уверил, что она, конечно же, может пойти вместе со всеми.
   Школьницы, обрадованные и веселые, поспешили за пригласившим их парнем и с радостными пересмешками вошли в здание театра через служебный вход. Шедший первым, молодой кот увел их всех в обширные подвалы театра, где внезапно выскочившие бандиты без малейшего труда и лишнего шума скрутили девчонок. "Кошачьей Мятой" не пользовались, опасаясь многочисленными всплесками Ци привлечь внимание встревоженных горожан или стражи. Девочек просто схватили и приказали молчать, угрожая оружием. Тем кто начинал ныть и плакать, затыкали кляпами рты в первую очередь, остальным - во вторую. Серьезного сопротивления не оказала ни одна.
   Вот и все! Кто откажется сменять жизни детей лучших граждан города на свободу для каких-то там замызганных матросов мелкой частной транспортной фирмы? Ничего не знающих о том, что творится, и умеющих только с неуклюжестью дефектных биороботов исполнять простейшие приказы.
   Ах да, еще и бонус!
   Координатор сразу же получил запрос. Старший куратор кошачьего гнезда давно уже бомбардировал его гневными докладами о низком качестве отданного под его руководство контингента. Любивший и ценивший своих котят, он, когда ему намекнули, что перед началом представления нужно разослать младшие ранги по всему городу для воровства и разбоя, сразу смекнул, что это может быть полезным исключительно для создания путей проникновения лисы в кошачью банду. Куратор взмолился, заявляя, что не хочет никого терять, и Великий Наставник уступил. Из Руинного Замка в город были направлены полторы сотни бандитов, при взгляде на которых, у пушистохвостой эстетки не возникло бы стойкого рвотного рефлекса. Молодые парни, девушки и подростки. Вот они-то и отправятся на разбой, а когда вернутся, агенты Единства начнут неназойливо присматриваться, нет ли в ком из них хоть каких-нибудь, самых малых изменений.
   В чем проблема?
   Да в том, что половина из прибывших не просто сволочи и подонки, а еще и отмороженные идиоты! Сказано же было - не пьянствовать, не курить, не колоться! Двоим пришлось пальцы ломать, в назидание остальным, и всем, поголовно, производить тотальную чистку, с нейтрализаторами вони. Вменяемые кошки всех этих дегенератов с утра пытаются привести в более-менее приличный вид. Со шмотьем тоже беда. Вся одежда прибывших бандюг - застиранное рванье или кожанки с крутыми наворотами в виде бляшек, шипов и цепей. Разъяснения же были доступно вбиты в дурные головы и каждому выдан комплект нормальной одежды, но нет! Стоило отвлечься на другие дела, как сразу же самые упертые перекинулись обратно в свой "цвет". Жаловались еще, что стража к ним и в поездах и на вокзалах цеплялась. Тупое, руинное сучье! Куда вот теперь отправить такую приманку? В трущобы, у попрошаек собранную мелочь отнимать? Пока доберутся до трущоб, их всех обозленная стража упакует на дознание. Таскать дикарей фургонами до кошачьего магазина и обратно? Опасная суета.
   После мытья и чистки, таких вот упертых "умников", злых с похмелья и от отсутствия сигарет, наряжали в то, что притаскивали из магазина отправленные туда за шмотьем кошки. Получалось аляповато, дико, ненатурально. Путаница с размерами, стилями и расцветкой сразу бросалась в глаза. Более-менее достоверно смотрелись только те из бандюг, кому достались комплекты одежды, снятой с захваченных сегодня пленников.
   На запрос куратора Координатор ответил утвердительно, и в подвале театра началась суета, а Великий Наставник перенес свое внимание на уже потерянную тайную базу, желая проследить, не намерена ли акума лично поубивать всех его ценных специалистов летного дела.
   Нет, не намерена. Верховный Координатор даже покачал своей большой лысой головой, от чего контакты схем на его черепе ярче засветились в силовом поле Великого Ядра. Демоница откровенно развлекалась и пребывала в прекраснейшем расположении духа. Кромешная дура? Не может этого быть. Скорее... она абсолютно и предельно уверена в собственной победе?! Глумится и издевается, как над слабаками?!
   Что она скажет, если он вот сейчас, прикажет распотрошить десяток захваченных девчонок и развесить их кишки по всему подвалу проклятого театра?! Может тогда эта ее самодовольная, наглая рожа сменит выражение?!
   Нет, он не отдал приказа. Нельзя ставить под угрозу успех операции ради глупой попытки взбесить тварь. Демон это просчитал? Пусть попробует просчитать то, что он, Верховный Координатор действительно может себе позволить!
   -- Первого "Императора" - в руинный замок! -- отдал приказ оператор Великого Ядра Западного Сегмента. -- На охрану пульта, в бункер устройства "Ноль-Один". Как только лиса войдет в радиус гарантированного мгновенного поражения... немедленный подрыв!
   Пусть эта черная тварь попробует пересмеять сорок мегатонн, как говорили Давние, в тротиловом эквиваленте!
   Координатор почувствовал отчаяние начальника отдела перспективных разработок. Первый "Император" - сильнейший и уникальный. Абсолютно непобедимая машина смерти, ценою... как десяток линейных броненосцев! Дело даже не в геноме, а силовых схемах, что пронизывают его тело и броню от макушки до пят. Труд тысяч ученых, инженеров и конструкторов, совершеннейшее воплощение мощи человеческой науки! Сжечь это сокровище в эпицентре ядерного взрыва?!
   Да. Потому что нельзя допустить, чтобы этот взрыв не состоялся.
  
  
Самурай четвертого поколения. Класс "Император".
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

* * *

20:00

  
   Свет в коридоре терял остроту и энергию. Тени сгущались, расползаясь по стенам и углам словно черный живой туман, пространство мутнело и искажалось...
   Капитан дирижабля, Нода Окумура, по прозвищу Горелый, поднял руки, обтер ими пылающее словно в огне лицо и мир вернул себе частицу нормальности. Нет никакого демонического воздействия. Просто мозги плывут от соседства с легендарным чудовищем, и... и не только...
   Когда, минут пять назад, ходячий труп с перебитой шеей вернулся в коридор чтобы целеустремленно потопать прочь, не удержавший свое любопытство капитан заглянул в комнату. Взгляду его предстало небольшое квадратное помещение, из удобств в котором была только пара металлических кроватей с матрасами, одеялами и подушками. Кровать справа от входа пустовала, а на второй, буквально напротив зачарованно замершего имперского гражданина, творилось запретное мужскому взгляду действо. Одна девушка раздевала другую. Бусы, серьги, браслет и колечки с пальцев уже лежали аккуратной горкой на краю кровати, а умильно улыбающаяся террористка, поддерживая беспомощную девушку-менеджера за плечи, укладывала рядом только что снятый с неудачливой модницы клетчатый жакет. Небрежно уронив свою жертву, злодейка поднялась, присела на корточки и, бесстыдно лапая за ноги неприступную принцессу летучего корабля, сняла с нее туфли, одну за другой. Выпучивший глаза, капитан судорожно проглотил переполнившую его рот слюну. С чувствами забитого школьника, случайно обнаружившего щель для подглядывания в женскую раздевалку и увидевшего там первых красавиц школы, пятидесятилетний дядька стоял и таращился на происходящее, но когда вновь поднявшаяся злыдня вдруг потянулась вперед, склонилась и взялась расстегивать на ограбляемой девушке штаны, резко отпрянул. Словно получил удар плети.
   Нельзя. Нет-нет! Нельзя! Запрещено!
   Малиново-багровый и задыхающийся, он вжался спиной в стену, одну руку прижал к груди с безумно колотящимся сердцем, а второй схватился за голову, на которой едва волосы не трещали от окутавшего его жара. Слишком явный намек на интим! А сколько лет он не видел интимно оголенного женского тела? Восемь? Десять? Да никогда! Только на картинках. Все четыре года до того, как жена подала на него в суд за семейное изнасилование и запретила переступать порог дома, она позволяла мужу входить в спальню только когда уже переодевалась в ночное и забиралась под одеяло. Нельзя. Табу. Это - грязь, унижение, насилие над женщиной. Извращенец что ли? Ну, так подлечить не сложно. Всего один намек куда надо, и подлечат.
   Прикрыв глаза, капитан сполз спиной по стене и сел на полу. Повезло, что Лиса не обернулась, не заметила. Какая женщина потерпит подглядывание, да еще со стороны такого старика и урода, как он? Ничего в своей жизни не совершившего, нищего и бездомного, на удивление брутальный шрам получившего не героически уводя горящий дирижабль прочь от каких-нибудь складов сжиженого газа, а в мертвецки-пьяном состоянии упав лицом на электроплитку.
   Что может ожидать такой как он, поднимая на женщину взгляд? Кокетливую благодарность за внимание, за высокую оценку ее привлекательности? Нет. Возмущение, окрик, гневный выговор и штраф за чрезмерный зрительный контакт. Нарвавшись пару раз, поймешь свое место в жизни.
   Горечь и боль, захватившие сердце, вдруг начали меняться, превращаясь в странное тепло. Он ведь стоял и смотрел на происходящее в комнате секунд пятнадцать. Кто угодно почувствовал бы его взгляд. Но не было ни воплей, ни оскорблений, ни метаемых предметов. Не по шаблону. Не по стандарту. Так... как он и мечтал.
   У него, в каюте на дирижабле, бережно хранились несколько фото из негласно запрещенных наборов, за обнаружение которых сопротивленки с воем спустили бы с него шкуру. Скрытые в тайнике под дном тайника для кипы листов с рисованными девочками, вырезок из журналов и фото артисток. Под отводящей глаза пустой мишурой были спрятаны фото, что до недавних пор были просто еще одними обычными картинками с обычной красоткой, но с тех пор, как в руки Окумуры попал новый набор с фотографиями девочки-лисы, все они внезапно обрели новый цвет и новую жизнь. Девочка-лиса в одежде мальчика. В первые минуты он не мог понять, что это за ерунда и почему эти фото так популярны, но вот так стоял, смотрел, и не мог оторвать взгляда. Он, подкоркой впитавший знание о том, что может не бояться оскорбить и унизить взглядом только мужчин, стоял и словно зачарованный смотрел на фото тепло улыбающейся девочки, окутанной ореолом мужской атрибутики. Она звала. Манила не отворачиваться и смотреть на нее. Дарила знание, что он не оскорбит и не унизит ее своим взглядом. Что они из одного мира. Что стены, разделяющей, нет.
   Все фотографии лисицы с тех минут заиграли яркими красками. Он затаив дыхание любовался ею, в самых разных нарядах, и таял от восторга, как ребенок изумляясь тому, какими красивыми, очаровательными и пленительными, оказывается, могут быть женщины. Впервые за свою жизнь, пятидесятилетний отверженный неудачник... влюбился.
   А ведь голова с пушистыми ушами еще додумалась, когда ее спросили, простодушно заявить, что ее переодевания в мальчика это никакая не издевка над мужским доминированием и не бунт против угнетения женщин, как то объявили сопротивленки, а наоборот, знак того, что она мужчин очень любит, и что парни ей очень-очень нравятся.
   "Такие умные, добрые и красивые, творцы и созидатели всего самого лучшего в мире"!
   Заявить такое! Про мужчин!!!
   У рядового и элитарного состава женского сопротивления по всему миру рвануло так, что чуть планету не сбило с орбиты. Пожар праведного бешенства было видно, вероятно, даже с Луны и Марса, а на Венере от облучения с Земли стали еще более едкими кислотные облака. Лису отлучили от доказанных истин, объявили врагиней всех женщин и ментальной рабыней патриархата. В сотнях городов прошли многотысячные марши протеста, с разрыванием плюшевых лисят, топтанием плакатов, оплевыванием фотографий и сжиганием журналов манги со всевозможными девочками-лисами.
   В ответ на все безобразия, лиса показала в телекамеру язык, а спрос на ее фотонаборы среди мужчин империи взлетел до небес и не собирается падать, угрожая стать самым популярным набором со времен последних фотосессий камигами-но-отоме.
   Когда лиса появилась перед ним, Окумура ее не узнал. Злоба, ехидство и издевка, откровенное наслаждение убийствами прочитались сразу и капитан не воспринял ее как ту самую девушку, из его мечтаний. Но сейчас... когда она не закричала... не бросила в него ни чем... не обозвала уродом и извращенцем...
   Он начал ее узнавать и сердце затрепетало.
   Неужели это и правда она? Та, что любит.
   -- Хэ-э-эй! -- прозвучал вдруг над плечом впавшего в мечтательность мужчины вкрадчивый, мелодичный голос. -- Ты как тут?
   Испуганно отшатнувшись, капитан едва не упал и оперся рукою об пол. Обернувшись, он зачарованно вытаращился на выглянувшую из комнаты красотку, озорно сверкающую глазами и белозубой улыбкой от уха до уха.
   -- Прости-прости, -- переливчато пропела злодейка, выпрямляясь и больше выставляя верхнюю часть тела в коридор. -- Я тут немножко закончила со стриптизом нашей милой подружки и теперь она очень хочет поделиться со мной своим опытом работы по специальности менеджера! Опасаюсь только, что она может при этом выдать парочку очень грязных тайн и все вокруг случайно забрызгает. Я отнесу ее в сторонку и там мы с ней безопасно поговорим, а ты побудь пока в комнате, хорошо?
   Она скрылась в комнате, послышалось пыхтение, и через минуту злыдня вышла, держа на плече безвольно висящее тело сотрудницы транспортной компании. Окумура глянул и резко отвернулся, ведь сама демоница была аккуратно обернула в простыню, сдернутую с одной из кроватей, а вот на Джунко не было абсолютно ничего, свет ламп четно обрисовывал плавные изгибы ее бедер, ягодиц и самые интимные зоны.
   -- Какой хороший, воспитанный мальчик! -- придерживая одной рукой свою ношу, веселящаяся злыдня одобрительно похлопала пленника по плечу. -- Обожаю таких! Иди в комнату, сиди смирно и ничего не трогай! Вернусь - изнасилую!
   То, как дернулся от ее слов пожилой мужчина, демоницу еще больше развеселило.
   -- Ладно, ладно, шучу! Или не шучу. Не знаю! Я ведь никакая не Черная Лиса, вообще-то. Я знаешь кто? Демон! Настоящий вырвавшийся демон! Суккуб. Несчастный лисенок получил по голове и валяется в коме, а я - Безликий! Воплощение боли, зла и страданий! Шастаю без присмотра и учиняю безобразия! Так что берегись! Даже боги не знают, что взбредет мне в голову. -- она снова хлопнула пленника по плечу, на этот раз - повелительно. -- Все, дуй в комнату. Я пошла!
   Ушла она, впрочем, недалеко. Метров на двадцать удалилась от входа в комнату и, сбросив ношу с плеча, прислонила ее к стене.
   -- А теперь, подружка, посмотрим, что ты можешь мне рассказать. -- сказала она и ухватила мертвую девушку за голову, крепко прижимая ладонь к ее лбу.
   Алая Ци хлынула сквозь кости черепа прямиком в мозг и по давно обмякшему телу побежали волны судорог. Выглядело это жутко и отвратительно, труп дергался и трясся в конвульсиях, но демоница безжалостно выдирала и выдирала знания из памяти своей жертвы. Часть памяти была повреждена из-за естественного разрушения мозга после гибели, но того, что осталось, хватало с избытком. Небольшая частная транспортная компания, нанятая неизвестной структурой через фирму-однодневку. Экипаж уверен, что работает на бандитов или террористов, но отрабатывает свой контракт, так как выбора у них нет. Вторые сутки трутся на этой базе, без объяснения причин. Понятно все. Расходное мясо, на один раз. Жаль, не постоянные сотрудники. Любопытно было бы узнать побольше о махинациях Единства, для милого сердцу вредительства. Ну, или побольше знания получить о том, что здесь вообще творится. Эх... нет, так нет!
   А вот это - уже интересно...
   "Гляньте, девочки"! -- хлопок газеты об стол. -- "Верховный Совет заблочил наши новые законы! И про приравнивание мысленного изнасилования к физическому, и про компенсацию вреда за совместное проживание"!
   "Они чо там, свиняры жирные, вооще бесстрашные?! Давно с последних погромов прочухались?! А чо эти наши, наместницы-лордессы? Рожи скуксили, прогнулись под мужло"?
   "Да ты чо! Сама принцесса за геномесов впряглась! Мутки намутила, и все прикрыли"!
   "У-у сука дрищавая! Это ее папаша наточил! Я ж вам сразу сказала - колабо она! Гавно патриархальное"!
   Тэнно Миюри, принцесса империи, лично вздумала пободаться с лобби сопротивленок? Ах, неужели в правящей семье начали что-то плохое смутно подозревать? Ха-ха! Вспомнили о штопке носков, когда ноги оторвало! Да и то едва ли принцесса сама отважилась подать голос. Принцы у великого императора не уродились, воинственный психопат на пару с глупым лодырем, так значит, папаша решил на любимую доченьку ставку сделать? А что? Принцесса Асакура, принцесса Мичиэ, а чем блистательная Миюри хуже? Пусть тоже след в истории шлепнет! Прикинул, видимо, что у младшенькой побольше мозгов чем у братиков, да еще и, быть может, посчитал, что принцессе с лисенком договориться будет проще. Как девочке с девочкой. Любопытненько. Жаль только, что запах от затеи, как то правильно сказала грубиянка-сопротивленка, фекальный. Чтобы сейчас страну спасать, не надо было двадцать лет назад на подставной красотке из Единства жениться! Дочка папу может и искренне любит, да вот воспитание у нее мамино. Она - спелый плод не империи, а организации. Тонну золота на то, что юная крыса сейчас будет всеми силами показывать какая она вся такая за союз с Северным Альянсом, за народ, добро и справедливость, а потом ка-а-ак тяпнет ядовитыми зубищщами!
   Но присмотреться все-таки стоит. С Миюри-чан общаться близко пока не доводилось, может все-таки она не крыса, а умный человек, притворяющийся своим среди хищных грызунов?
   Дело будущего. Спасибо за подсказку, Джунко-чан!
   Убрав руку со лба сгнившей до самого подбородка жертвы, демоница восстановила изрядно пострадавшую собственную руку и обтерла ее краем простыни. Так-то лучше! Но не идеал...
   Взгляд завистливой злыдни метнулся к холеным ручкам девушки менеджера, к ее ногтям, украшенным дорогим и ярким маникюром. Алый лак, с белыми завитками и крошечными стразами. Красотень какая! Настоящее украшение для леди!
   Демоница взяла руки девушки-менеджера в свои, над кожей злодейки проступила черная протоматерия. Живой, подвижной слизью тьма устремилась к ногтям жертвы и скользнула под лак, аккуратно, молекула к молекуле, отделяя его от ногтевых пластинок. Плавно скользнув обратно, протоматерия накрыла похищенными лаковыми пластинками ногти демоницы и прикрепила нижние слои лака к ногтям даже крепче, чем они держались на пальцах прежней владелицы.
   -- Чудесненько! -- промурлыкала бандитка, поцеловала свой новый маникюр и помахала дочиста ограбленной моднице пальчиками. -- Вот ты и выполнила свое предназначение, Джу-чан! Знаешь, зачем эти злыдни тебя с собой таскали? Да просто знают, что у красиво одетой лисички боеспособность падает процентов на девяносто! Очень уж сильно не хочется в драке всю свою красотень порвать, в пылюку уронить, или кровякой забрызгать! Кого, например, я могу теперь стукнуть кулачком, с маникюром за три с половиной тысячи рю? Никого! Пока еще способна врагу хорошенько ногой в челюсть заехать, но вот надену сейчас твои милые туфельки за четыре восемьсот, и уже даже брыкаться не получится! Вся стану совершенно безопасная, и смогу делать только самый аккуратный "кусь" при приближении вплотную! А твои серьги и бусы? Никаких резких рывков, ни вправо, ни влево! Ах, такая буду мишень! Стреляй и наслаждайся! Так что ты, в отличие от многих, сработала сегодня на все сто, и наверняка заслужила какую-нибудь медаль! -- злыдня, смеясь, послала лежащей у стены девушке воздушный поцелуй и, с пренебрежением отвернувшись, направилась ко входу в комнату. Второй пленник там уже закипал, как чайник, забытый на плите.
  
   Послушно скрывшийся в комнате и севший на свободную кровать, Нода Окумура старался не смотреть на натюрморт, оставленный грабительницей буквально перед ним. Дело в том, что коварная демоница, явно намеренно, положила поверх всего остального не блузку и не штаны, а нижнее белье, из черного атласа, украшенного вышивкой и кружевами. Какое шокирующее откровение для женатого и пожилого имперского гражданина! Это же те самые запретные штуки, которые рисуют в манге и мультфильмах для завлечения подростков, или используют в идиотских комедиях для шуток про то, что кто-то что-то увидел, был отхлестан по морде и обозван извращенцем! Подумать только, они действительно существуют! Шок и трепет!
   Ехидно и стыдливо улыбаясь тому, как насмешница оттопталась на том факте что он - конченый неудачник, Окумура отвернул голову в сторону, но не мог удержаться и то и дело бросал жадные взгляды на соблазнительные штуки. Еще бы! Ими ведь буквально только что владела не просто женщина, а объект вожделения его самого и всей отданной под его руководство летной бригады! Да, злобную шпионку и доносчицу Джунко в команде корабля ненавидели все, но магнитом для маленького мужского коллектива она от этого быть не перестала. Достаточно молодая, вполне симпатичная, для сопротивленок на удивление хорошо следящая за собой. Со стороны матросов было несколько попыток наладить дружеские отношения и закрутить романтику, но те, кто попытался это сделать, вылетели с работы со штрафами и клеймом на трудовой карте за домогательства. Теперь вся романтика в ее адрес сводилась к мечтаниям придушить злобного хорька, изнасиловать труп и выкинуть за борт. Матросы и техники даже шептались, делясь планами как и что они бы с ней сделали, а Окумура делал вид, что ничего не слышит. Он понимал парней, у него самого насчет Джу-чан было немало фантазий разной степени извращенности и садизма. Эти фантазии точно были бы приведены в исполнение, если бы не гарантия того, что после исчезновения надсмотрщицы весь экипаж будет проверен у высококлассного мозгокрута, запросто способного вытащить из памяти злодеев кто, что и когда сделал. Неотвратимость наказания крепко держала в ошейниках их всех. В ошейниках держала, да. Но когда появился демон, у Окумуры не появилось ни единой мысли о том, что стоящую рядом женщину нужно защитить. Прекрасно зная то, что Джунко мертва, он не испытывал ни горя, ни печали. Подохла, и подохла. Жаль, что слишком просто. Демоница сплоховала. Могла бы хотя бы изнасиловать этими... ходячими трупами.
   -- Хэ-э-эй! -- демоница заглянула в комнату. -- Соскучился? А у меня смотри-ка что! -- она показала ему пальцы с дорогим маникюром, украденным у модницы Джунко. -- Красотень, да? Знаешь, сколько стоит? Три с половиной тысячи, со скидкой, по знакомству! Кто-то скажет, что одуреть цены, а я отвечу, что я... -- вошедшая в комнату, демоница приложила руки к груди, хвастливо обрамляя яркий маникюр белой тканью простыни. -- ...Могу себе это позволить!
   -- Ты что, ей ногти вырвала? -- скривив лицо, брякнул Окумура.
   Безликая дернула плечами:
   -- Фу, какая гадость! С ума сошел? Лак сняла! С ее ногтей на свои переложила. Я, чтоб ты знал, если захочу, могу золотое напыление с храмовых артефактов снять, ни одной молекулы латуни не зацеплю! Я и татуировки украсть могу, и краску с волос, если сильно надо, но человек при этом не травмируется! Хоть облысеть можно запросто. Потом. Из-за отмираний волосяных луковиц. Черная протоматерия, она такая. -- злодейка в задумчивости посмотрела на свои пальцы. -- Ох... что же, теперь каждый будет думать, что я как психопатка, девушкам ногти рву? Эх... придется сбросить. -- она тяжело вздохнула и приложила руку к руке, готовясь в пару движений смахнуть лак со своих ногтей.
   -- Подожди! -- Окумура вдруг резко подался вперед и схватил ее за руки. -- Очень... очень красиво.
   Безликая онемела на мгновение, изумленная храбростью человека, а затем улыбнулась, тепло и ласково, так как никогда и нигде не должны, теоретически, улыбаться демоны.
   -- Ты тоже чудовище? -- сказала она. -- Знаешь, кто я? Демон, да. Но не только. Я рождена из боли одиночества и невостребованной любви. Жизни без радости. Из неутоленной страсти, боли предательства и тоски по потерянным любимым. В нас есть много близкого. Поэтому ты не боишься меня.
   Демоница, которую формировали любые отрицательные всплески в биополях живых существ, не так уж сильно врала о своей природе. Корио ведь унаследовала Безликого от Златохвостой. Одиночество преследуемого небывалой облавой лисенка, тоска по потерянным друзьям и умершей матери, вот то, что питало черную печать в момент ее зарождения и формирования. Пусть люди знают, что открыло чудовищу путь в материальный мир. Одержимость лисы таким демоном будет восприниматься ими куда проще, чем стандартным "всех убью и все порушу". Быть может, знание людьми того, как успокоить чудовище, еще принесет в будущем много интересных и даже приятных моментов.
   Безликая подняла руку и ласково провела пальцами по щеке старого неудачника, а затем вдруг склонилась и с нежностью поцеловала остолбеневшего человека в губы. Старого и невзрачного слабака. Не было никакого подвоха. Ни скрытого заражения, ни игры, ни издевки.
   -- Спасибо. -- сказала она, пока ошалевший пленник пытался справиться с охватившим его головокружением. -- Вас с детства никто не учит говорить комплименты и наоборот, тысячами примеров показывают, что мужчина на попытку женщины покрасоваться перед ним должен реагировать как тупое бревно, мычать или издеваться. А если нет ответной приятной реакции, зачем пытаться понравиться мужчине? Это тоже создает одиночество. Дистанцирует. Отделяет. Ты переломил себя. Спасибо тебе, Нода Окумура.
   Головокружение стало еще сильнее. Задыхающийся и едва находящий в себе силы стоять, старый неудачник позволил демонице взять его за руки и, словно послушный щенок, был выведен в коридор.
   -- Подожди меня здесь. -- сказала Безликая. -- Мне нужно одеться. Стой, не оборачивайся, а когда я вернусь, ты сможешь снова оценить мою красоту.
   Сил ответить не было. Потрясенный человек лишь прикрыл глаза и кивнул, обещая, что будет ждать сколько потребуется.
   Обольстительница ускользнула обратно в комнату, а пленник прислонился спиной к стене и замер в ожидании. Слушая шорохи из комнаты и чувствуя в ней движения, он больше не думал о подглядывании. Не потому, что это было запрещено. Просто теперь это казалось кощунством. Надругательством над всеми теми чувствами, что заполонили его. Демон одиночества? Неужели он, Нода Окумура, кому-то, действительно... нужен?
   Ждать пришлось довольно долго, ведь в сумочке Джунко нашлись и духи, и расческа, и косметичка с зеркальцем, но потерянного времени пленник не заметил. Все до того момента, как каблучки туфель застучали по направлению к выходу из комнаты, пролетело для него одним мгновением.
   Демоница, грациозно вышагивая, вышла в центр коридора, прошлась перед единственным зрителем туда-сюда, с мастерством манекенщицы поворачиваясь словно в танце.
   -- Офисный стиль "Урбан", -- комментировала она собственное выступление. -- Один из множества вариантов развития классического женского делового костюма начала доледниковой Атомной эпохи. Умело подчеркивает ум и трудолюбие своей обладательницы, готовность сосредоточиться на работе, но в то же время множеством женственных элементов не позволяет забыть, что перед вами не мужчина и не книжный червь, а утонченная леди, жаждущая быть привлекательной и желанной! -- она сделала пару шагов к глазеющему на нее мужчине и слегка поклонилась, по трудовому этикету империи Лесов. -- Добрый вечер, господин капитан Окумура-сама! Я - ваш новый менеджер по финансам и персоналу. Рада познакомиться, ваша прежняя сотрудница, Иида Джунко, очень много мне рассказала о вас, и о вашей команде! В основном плохое, конечно же, но я уверенна, что она смотрела на мир через фильтр, пропускающий только негатив, и не замечала как в вас, так и в ваших людях, очень много хорошего! Вот вы, к примеру, очень смелый, умный и решительный человек!
   -- Что? Я? Вы шутите, госпожа? -- недоверчиво спросил Окумура.
   -- Нет. Только очень сильные духом и крепкие здоровьем мужчины империи могут дожить до пятидесяти. Женщины держатся чуть дольше, но это, подозреваю, от того, что им не твердят ежеминутно, какие они негодяи и что во всем виноваты. При других обстоятельствах, из вас мог бы получиться хороший лидер, управленец, и даже командир отряда городской стражи. Увы, не сложилось. Империя последние лет семьдесят-шестьдесят это фабрика по переделке людей в неудачников. Пропагандой, вас гнут и ломают. Мужчин и женщин. С самого раннего, детского возраста. Вашу страну хотят уничтожить. И, первым делом, уничтожают население. -- приблизившись вплотную, демоница прикоснулась и провела рукой по шраму, от щеки к подбородку мужчины. -- Тебя ранило и разорвало на куски диверсионной информационной бомбой. От твоей души совсем мало что осталось, но где-то очень глубоко, в твоих опустевших глазах, я все еще вижу последние искорки силы. Ты - не слабак, Окумура. Не неудачник. Ты - поруганная честь и растоптанная гордость своего народа.
   Склонившись, царица-демон снова поцеловала ничтожного человека, вдыхая в безликую серую тень еще немного жизни. В груди ходячего трупа ударило сердце. Ударило снова, снова и снова, в глазах мертвеца блеснула жизнь, а...
   А демоница, отстранившись, громко захохотала.
   -- Не слишком-то обольщайся, искалеченный воин людей! -- сказала она. -- Не такая уж я и святая! Слишком долго не получая любви, я стала еще и демоном черной женской зависти, опасной для соперниц и неотзывчивых, равнодушных мужчин! Хвали же меня! -- кокетка повернулась на месте. -- Скажи, что все эти вещи смотрятся на мне в тысячу раз лучше, чем на той сектантке злобы и раздора, с которой я их сняла! Правда ведь, что я теперь - красотка? -- она посмотрела на своего пленника, весело улыбнулась и, вдруг, щелкнула пальцами.
   Мир вокруг изменился.
   Окумура изумленно захлопал глазами, озираясь по сторонам. Он стоял в хорошо обставленном кабинете, со столом, несколькими креслами и диваном. У стены располагались книжные шкафы, заполненные какой-то технической литературой, на окнах красовались тяжелые бархатные шторы.
   Иллюзия? Он, конечно же, знал о способности лисы создавать потрясающе реалистичные фантомные миры, но никогда не думал что ему доведется самому увидеть это чудо.
   Капитан глянул на себя. Вместо привычного летного комбинезона, на нем был стильный деловой костюм, с рубашкой и галстуком. В воздухе, игнорируя законы физики, возникло большое овальное зеркало. Окимура глянул на свое отражение, увидев себя помолодевшим лет на двадцать, обретшим хорошую мускулатуру и здоровый цвет лица. Никакого шрама, полный набор зубов во рту и пальцев на руках. Красавец!
   Зеркало исчезло, а пленник иллюзий прошелся по кабинету, касаясь на ходу предметов и поражаясь их реалистичности. Он взял книгу из шкафа, полистал ее и убедился, что это никакой не муляж, а самый настоящий справочник по технологии обработки металлов. Выглянул в окно и увидел город, с гуляющими по улицам людьми. С ума сойти! Неужели можно сейчас вот отсюда выйти и прогуляться? Подойти к кому-нибудь и заговорить?
   Кто-то возник из ниоткуда у него за спиной и изящные женские руки обняли испуганно дернувшегося мужчину.
   -- Думаешь выйти, поглазеть по сторонам и поприставать к местным девушкам? -- прозвучал у самого уха мурлычащий ехидный голосок. -- Если да, то учти, что я очень, очень-очень ревнивая!
  
   +++++++++
  
   Окумура обернулся и взглянул на ту, что отступила от него на пару шагов. Иида Джунко. Та же одежда, прическа и почти то же самое лицо. Почти, потому что Джунко в этом мире помолодела лет на десять. А еще обрела куда более соблазнительные формы пониже талии и в районе груди. Надо понимать, что, судя по обстановке и костюмам, он теперь - начальник, а она - его секретарша?
   Вот уж правда, ролевые игры с "Золотой Фантазией" взлетают на новый уровень!
   -- Нравится? -- обнажая в широкой улыбке оскал острых звериных зубов, спросила демоница. -- Я могла бы и медсестрой прийти, и горничной, и принцессой, но думаешь, я не заметила, не поняла?! -- совершив рывок, она сцапала человека и опрокинула его на возникший рядом диван. -- Эта девчонка вела себя плохо с тобой, да? Хочешь ее наказать? Ну так давай! Время мстить, парень! Хватай крепче! Души меня! Рви и ломай!
   Она первая деранула на пленнике рубашку и впилась в его губы своими губами, как вдруг...
   Окумура схватил злодейку за плечи и рванул, в едином кувырке швыряя демоницу на пол, а сам падая следом, на нее, сверху. Он вцепился в ее блузку и разодрал, обнажая грудь под кружевным бельем из черного атласа. На оскал демоницы он ответил своим оскалом. Звериное рычание двух чудовищ сплелось в единую песнь хищного торжества.
   С какой бы стати, оживляя человека, демоница должна желать превратить его в блюстителя высокой духовности и морали? Нет, нет, нет! Если людям плевать на людей, то демоны творят демонов.
   Рычание вдруг угасло. Угас звериный оскал Окумуры. Ласково обняв свою спасительницу, старый капитан крепко прижал ее к себе, потянулся губами и поцеловал, со всею любовью...
   Мир вокруг него всколыхнулся, возникло легкое головокружение и ощущение тумана перед глазами.
   Очнувшись, пленник демоницы осознал себя лежащим на полу, так, словно его посадили у стены, а он мешком плюхнулся на бок.
   Рядом стояла и заливалась смехом раскрасневшаяся, веселая демоница.
   -- Прости, прости! -- сказала она, небрежно помахивая рукой. -- Моя вина! Это было так неожиданно! Я даже контроль над иллюзиями потеряла! Надо же! Собиралась изнасиловать, приготовилась к изнасилованию, а мы чуть любовью не занялись! Ха-ха-ха! Лисица от зависти обе лапы себе сгрызет!!!
   Отсмеявшись, демоница протянула Окумуре руку, желая помочь подняться.
   -- Ты - молодчина, порадовал! -- сказала Безликая. -- А теперь - пойдем. Четверка моих зомби только что закончили разминирование вашего ангара. Как бы ты ни был интересен, забавный человечек, одного тебя мне все равно слишком мало. Я захвачу в плен и тебя, и всю твою команду! У меня огромное сердце, знаешь ли, и чтобы хоть чуть-чуть заполнить в нем пустоту, нужно очень много людей!
   Поставив пленника на ноги, она вернулась в комнату чтобы забрать планшет менеджера, вышла обратно и, поманив капитана рукою, танцевальной походкой направилась по коридору в сторону ангара.
   -- Госпожа... -- несколькими торопливыми шагами догнав ее, Окумура пошел рядом, чуть позади, чтобы любоваться своей спутницей. Ее походкой и фигурой. -- Госпожа, скажите, как мне вас называть?
   -- "Госпожа" - вполне подойдет. Как вариант - "Моя леди", или "Великая". Мне не нравятся имена демонов из ваших мифологий, слишком много к ним привязано негатива и страхов. Ями (тьма) - слишком просто. Обычные человеческие имена? Это имена людей. Предпочитаю оставаться Безликой. И Безымянной.
   -- Да, госпожа. Скажите, а вы не будете превращаться в Джунко?
   -- Что? Нет, не хочу. Попытаться обмануть сейчас кого-нибудь можно только ради смеха, а Джу-чан хоть и заставляла себя следить за внешностью, чтобы люди в других странах не сразу замечали какие сопротивленки безобразные и немытые, но душевная злоба все равно беспощадно обезобразила ее лицо и испортила фигуру. Мне вообще не хочется тратить силы на то, чтобы становиться похожей на нее. Скажи-ка сам, разве так не намного лучше? -- она остановилась и с грацией гордой хищницы приняла, одну за другой, несколько кокетливых поз.
   -- О-о да... -- расплываясь в улыбке довольного кота, сказал Окумура. -- Увидев в нашей команде такого менеджера как вы, все другие команды с ума сойдут от зависти!
   -- Пф! -- был удостоен небрежным фырком подхалим. -- Ну еще бы!
   -- А Джунко в истерику бы впала от зависти, если бы увидела, насколько ее самые любимые шмотки смотрятся лучше на вас!
   -- Да-а-а?! -- сразу же меняясь, мелодично пропела злодейка. Осанка стала еще горделивее, обласканное эго так и распирало хвастунью от важности. -- Конечно! Я же не какая-нибудь подделка сопротивленок, а настоящая аристократка и леди! Пусть еще хоть тысячу плюшевых лисят разорвут, но ни одной из этих людоедок никогда, никогда не сравниться со мной!
   Восхищение со стороны мужчин, к сожалению для них, это - естественная обыденность. А от сознание собственного превосходства над соперницей, безоговорочной победы над другой женщиной - это особое, изысканное удовольствие! Ах, как играют гормоны в живом, молодом теле!
   Место недавней стычки было достигнуто и Безликая указала пальцем на валяющуюся у стены доску подоконника, вывороченного из руин заброшенного здания.
   -- Это - Демонический Деструктор. Мое оружие. Прихвати-ка с собой. Он мне в скором времени еще понадобится.
  
  
Стиль "Урбан" - распространенные в империи наряды для работниц частных транспортных фирм (и не только).
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

* * *

   После отправления в тыл всех раненных и потерявших боеспособность, отряд поддержки на лесной поляне увеличился еще раза в три за счет самомобилизовавшихся и примчавшихся на помощь солдат. Известие, что напавших на храм кошек помогла уничтожить лично Черная Лиса, многих заставило засуетиться в поисках возможности посмотреть на знаменитую красавицу и героиню. Солдаты, обсуждая события, толпились вокруг лежащего ничком погибшего сегуна, из затылка которого по-прежнему торчало черное шипастое копье. Две самые расторопные и лояльные команды журналистов, одна с оператором, вторая с фотографом, вертелись вокруг, запечатлевая картины для истории. Все делали молча и почтительно уступали дорогу самураям. Приставать с просьбами о комментариях к очевидцам лорд-наместник им запретил сразу, объявив что пресс-конференция будет позже.
   Запрет запретом, но из перешептываний и переговоров среди солдат, репортеры быстро прознали, что Корио тяжело ранена, ее мозг поврежден и демон Безликий полностью захватил контроль над своей носительницей.
   Демон вырвался! Абсолютное зло, уничтожитель цивилизаций, мечтающий превратить всю планету в мертвую пустыню!
   -- Улыбчивая такая, зубы острые, -- переговаривались меж собою солдаты. -- А глазами зыркает: туда-сюда! Маленькая хищница! Руки-в-боки выставила, вытянулась вся - вот я какая!
   -- Я раза два видел Черную Лису раньше, не очень-то она отличается от этой зубастой малявки.
   -- Ха! Где ты был, когда великий жрец Торио всем объяснял разницу? Леди Корио - гордая, хвастливая, но при этом очень добрая девочка, которая просто слишком сильно любит нравиться людям. Безликая - сущность тоже гордая и хвастливая, но при этом жестокая и злая, любящая людей не больше, чем жертва в пыточной своих палачей. Сделает что-то хорошее для нас, только если это будет ей очень выгодно. Горящий дом с погибающими людьми скорее обрушит, чтобы те перестали страдать, но если вокруг будет толпа, готовая восторженно благодарить за спасение погибающих, может и помочь.
   -- Другие демоны уничтожили бы и дом, и толпу, и весь город вокруг.
   -- Да, но она уже третья из тех высших демонов, что пытались строить какое-никакое, а сотрудничество с людьми. Бог смерти Дзясин, бог знаний Тэндзин, и вот, третья, безымянная богиня удовольствий!
   -- Ага! -- жизнерадостно встрял самурай помоложе. -- Нургл, Тзинч и Слаанеш!
   -- Не болтай! -- звонкий хлопок ладони по тыльной стороне шлема. -- Из-за таких как ты, любителей начитаться доледниковых фантазий, в мире только больше паники! Притянут одну глупость к другой за уши, а нам гоняй потом по подвалам идиотские культы! Пытались эти твои сказочные боги хаоса самоликвидироваться вместе с планетой? Нет! Они хотели власти и силы! А нашим нужно обезболивающее, или полное освобождение от бесконечной пытки. Первые два просто искали новые способы массового уничтожения людей, а Безликая, вот, согласилась на обезболивающее!
   От продолжения диалога о губительных и не очень силах, самураев отвлек тяжелый толчок и шум падения немалой массы земли. При перемещении далеко расположенной группы людей, Хино Тайсэй захватил пространства побольше и перебросил ее не совсем вровень с уровнем поверхности в точке прибытия. Сантиметров на десять. Тонны лесной почвы ухнулись вниз, а двенадцать пленников и охраняющий их серый страж с большим трудом устояли на ногах. Норимура, как сумел, самортизировал и уберег от новых травм ребенка, которого держал на руках. Встряска, конечно, все же прошла и мальчишка жалобно вскрикнул, заплакал от боли в ребрах, перебитых ботинком куноичи-ликвидаторши.
   -- Трое раненых. -- выкрикнул серый страж. -- Жрецов сюда! У ребенка - травма грудной клетки. У тех двоих - перелом руки и тяжелая травма лица.
   -- Это - кошки? -- вокруг новоприбывших сразу же собралась толпа. Люди были предупреждены о пленниках.
   -- Вы посмотрите! Настоящие, живые кошки!
   -- Вот дела! А на вид - люди как люди!
   -- А я того, с разбитой мордой, знаю! Это же парень с верфи! Как свидетель проходил по делу о диверсии! Ах, ты, лживая паскуда!
   -- Тот ребенок, смотрите! Это что, нищий мелкий кошак, убивший мальчика из хорошей семьи?
   -- А остальные - тоже убийцы? Бандюганы и мрази, натянувшие чужие лица?!
   -- Стоять! -- с нотками свирепого медведя рявкнул Номерной, руками расталкивая самураев и приближаясь к кошкам. -- Мечи в ножны! Не спешите, будет еще возможность помахать оружием! Вину и наказание для каждого из этих людей определит суд. Это - раскаявшиеся и приговоренные самими кошками бунтари против власти Золотого Бога! Следы псевдокожи на лице есть только у одного. -- он указал на Фудо. -- Остальные поддались лживому богу, прошли посвящение, но ни одного злодеяния еще не совершили и поняли куда попали, когда их, как мясо, бросили на убой.
   -- Ага! Думали будут сами убивать, а когда их головы полетели, пустили струю со страха и взбунтовались! Чего с ними церемониться?!
   -- А с того, солдат, что мы - не палачи "Чистой Крови", чтобы вот так, без суда, казнить военнопленных! Перед вами не те злобные ублюдки, что мечтали кого-нибудь убить ради кражи денег или подселения в чужой дом. Это отчаявшиеся от серости и безысходности, одинокие и никому не нужные люди. Когда Золотой Бог обращался к ним, они были счастливы, что кто-то их заметил. Бог говорил с ними как добрый наставник, с сочувствием и теплотой. Каждый из них думал, что ничего злого и страшного творить не придется, ведь все что им было нужно - исправить внешние недостатки и уехать куда-нибудь, подальше, где они смогли бы начать новую жизнь. Несчастные глупцы, они слишком поздно понимали, как их обманули, а Золотой Бог убивал своих рабов, бросая в самоубийственные атаки, ломал им психику, заставляя творить самое черное зло. И при этом насмехался, чувствуя их отчаяние, ужас и боль. Среди кошек тоже есть разные люди. Если встретили кошку - не раздумывайте, не церемоньтесь. Рубите, защищая свою жизнь и жизни своих близких! Выбора нет, ведь вы, люди, не можете заглянуть в чужую душу. Но мы, серые стражи, можем. Мы видим кто из них - чудовище, а кто - обманутый глупец, решивший, что за подаренные ему силы монстров не придется платить собственной человечностью. Разойтись и успокоиться! Эти люди не опасны и мы гарантируем им нашу защиту!
   -- Заснял? -- спросил репортер у оператора, когда самураи отступили от кучки перепуганных пленников.
   -- Да, только он без микрофона, слова слышно плохо.
   -- Ничего! Субтитры пустим! Давай кассету! С шустриком на телестанцию метну, через двадцать минут в эфире будет! Это же бомба!
   -- Не то слово! Серые стражи обещали кошкам, что не будут убивать без разбора! Может эти, хвостатые, что без злодейств и с раскаянием, пачками сдаваться начнут!
   -- Нет, не начнут. У них в черепах силовые схемы навязаны, Золотой Бог рабов не отпустит. А может... может и не сможет удержать бунт, если сразу тысячи кошек взбеленятся!
   -- В любом случае, это поможет оттолкнуть от Золотого Бога тех, кому подбросят проклятые повязки, -- репортер вложил кассету в металлическую коробку и передал гонцу. -- А тем кто уже попал в рабство, подарит хоть какую-то надежду на спасение. Бегом! -- он хлопнул гонца по плечу и взглянул в сторону пленников, над которыми уже суетились врачи.
   Слова серого стража сработали и этих людей уже никто не воспринимал как врагов. Как монстров.
  
  
  
Серый страж.
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  

* * *

   Шиноби, попытавшиеся сбежать с рассекреченной базы, были отслежены демонами и арестованы самураями клана Минамото в момент выхода на поверхность. Не знающие ничего особо криминального или секретного, они получили приказ сдаться без боя и послушно сложили оружие. Этих специалистов средней ценности не составит труда выменять на кошачьих пленников просто в нагрузку. Можно было бы и не выменивать, но если очень повезет, то за время плена среди них спрячется и не в меру хитрая лиса.
   Координатор ожидал нападения на ангар, но отряд, блокировавший путь для бегства летучего корабля, не атаковал, видимо захваченная заложница действительно оказалась ценной.
   Безликая отвлекла отряд самураев, стражи города повязали понуривших головы пленников, а оставшиеся почти без присмотра гражданские в считанные минуты навели в подземном эллинге свою атмосферу. Готовые капитулировать при первой же попытке штурма, охранники, матросы и ремонтники летучего корабля невозмутимо повытаскивали запасы спиртного и курева. Извлекли из запасников три колоды засаленных карт и два набора игральных костей. По углам за ящиками появились первые лужи, а при извлечении из тайников фривольных журналов, многие начали оглядываться, выискивая укромные места для рукоблудия. Лейтенант Единства, добравшись до ангара, челюсть уронил при виде представшей перед ним картины, с яростью налетел на разгильдяев и окриками да затрещинами разогнал стихийный кабак с элементами борделя.
   -- Поддерживать готовность к немедленному взлету! Все по местам! -- орал он. -- Сейчас прибудут подкрепления, проломим вражеский заслон и начнем эвакуацию!
   Посылать по дальним адресам грозного самурая было не так просто как едва живого и безоружного шиноби. Разгильдяи со злобным ворчанием нехотя подчинились.
   -- А Капитан где? Он что, не с вами? -- взволнованно спросил подошедший к самураям рулевой.
   -- Захвачен в плен, вместе с этой вашей... менеджеркой.
   -- Кто же командовать будет?
   -- Где первый помощник? -- лейтенант зыркнул по сторонам.
   -- Здесь. -- махнул рукой кривобокий мужичонка. -- Только я летному делу не обучен. У нас настоящего первого помощника оптимизировали, а я - бригадир техников. В бригаде нас осталось двое, поэтому мне заявили что я - бездельник и все обязанности первого помощника возложили на меня. Теперь я выполняю работу помощника капитана, мой техник выполняет работу бригадира, а матросы работают на ремонте и техобслуживании. Классическая цепочка некомпетентности!
   -- Что за бред?!
   -- Не бред, а эффективный менеджмент. Понимать надо. Зачем капитану замена, если он сам все время на корабле? По кой вот тебе второй глаз? Одним штоль плохо видишь?
   -- Отставить шутки! Навигатор! Будешь командовать рулевому, а какую сторону штурвал вертеть.
   -- Да вы издеваетесь?! Я - грузчик! Когда оптимизировали навигатора, капитан показал мне как за приборами следить и сказал как докладывать, а что все это значит и на сколько румбов куда чего перекладывать, только он один понимает! Водите сами свое корыто! А мне за ваши дурацкие приборы даже не доплачивают!
   Самураи нервно переглянулись между собой.
   -- Кто здесь вообще может управлять дирижаблем?! -- чувствуя, как в глазах темнеет от ярости, гневно вопросил лейтенант.
   -- Гы-ы-хы-хы! -- засмеялся в ответ бригадир ремонтников. -- Эт ты в директорате спроси. У нас на двадцать летучих корыт четыре директора и человек шестьдесят менеджеров по оптимизациям, маркетингам, коммуникациям и организациям рабочего месту. Дочки-сыночки, шлюшки-подружки. Нужнейшие люди, вроде нашей Джунко! А на всяких-там работяг денег у фирмы нет.
   -- Капитана вытаскивать надо. -- не унимался рулевой. -- Без него никак! Я вот вообще в экипаже не числюсь! Живу на корабле, ем что дают, делаю что прикажут. А кто приказывать-то будет, без капитана?
   -- Я прикажу! -- огрызнулся лейтенант. -- Команды "вверх" и "вниз" понимаете? Повернуть вправо-влево сможете? Компас на корабле есть?
   -- Компас есть, но если будем идти на восток, то там страна Болот, одна сплошная Багровая Аномалия. Магнитные поля пляшут как бешеные. Лучше вычислять по часам и положению Солнца, но как это делается, только капитан знал.
   -- Разберемся. Все по местам! Кто еще рыпнется в сторону, башку снесу без предупреждения!
   Порядок был наведен, все замерли в напряженной неопределенности, но долго скучать им не пришлось. Заскрипела малая дверца, вырезанная в больших внутренних воротах ангара и в приоткрывшийся проход протиснулась... абсолютно голая женщина, со сгнившей до подбородка головой и заляпанными фекально-уринной массой ногами от ягодиц до коленей.
   Самураи напряглись, команда дирижабля подалась ближе, желая поглазеть, а бесстыдница помахала зрителям рукой, ухватилась за дверь покрепче, с натугой потянула ее на себя и открыла на всю ширину, пропуская в ангар еще троих ходячих мертвецов. Двух шиноби со сломанными шеями и одного, с разбитым черепом. Эти мертвяки ходили при оружии и в полной броне, по которой уже расползлись, словно язвы, алые демонические силовые схемы. Такие марионетки простым "Разрывом" не свалишь и в рукопашной не остановишь, пока не разрубишь на множество кусков. Опаснейшие твари, попытка сражения с которыми силами одного отряда может обернуться бестолковой гибелью солдат и освобождением ценной заложницы.
   Подорвать ангар? Ради кого? Ради четырех ходячих трупов, замену которым демоническая тварь может без труда создать буквально из любого павшего врага? Противник смертельно опасный, но ничтожной ценности.
   По приказу от командования, солдаты Единства отступили в дирижабль. Забаррикадировались в грузовом отсеке, встали спина к спине, заслонились щитами и притихли в ожидании подкреплений. Они не вмешивались и не пытались огрызаться, когда марионетки Безликого принялись сновать по ангару, безошибочно разыскивая спрятанные бомбы и варварски выдирая из них детонаторы. Вот и все. Теперь захочешь самоубиться - ни одного врага с собой не заберешь.
   А этих-то идиотов куда понесло?!
   Оставшиеся без присмотра гражданские тут же снова принялись чудить. Напрочь забыв об угрозах самурая, они снова покинули свои посты и, словно ночные летучие насекомые на свет фонаря, устремились туда, где среди ящиков и контейнеров бегала голозадая марионетка женского пола.
   -- Эй, красотка! -- окликнул мертвячку самый отчаянный. -- Помощь нужна?
   -- Кш-ш-ша-а-а! -- обернувшись на месте, зомби скрючила пальцы в подобие когтистых звериных лап и разинула пасть с вывалившимся набок языком. -- Кш-ш-ша-а-а!
   Выглядело это не слишком угрожающе, как вдруг... вся тварь покрылась черной щетиной. Вышибая человеческие зубы, из челюстей выдвинулись острые черные клыки, а из-под ногтей на руках и ногах вытянулись хищные серповидные когти.
   С воплями и бранью толпа шарахнулась, люди толкались и падали, а тварь взвилась в прыжке и... через миг была вбита в пол тяжелым молотом, которым со всего маху огрел ее подскочивший шиноби с разбитой головой.
   -- Да вы совсем дикие?! -- говорил он, нанося молотом удар за ударом и превращая дергающуюся, завывающую тварь в черно-красное месиво. -- У нее же после встречи с демоном по морде сразу стало видно, что она - сопротивленка! Граждане кипучей империи, а ведете себя как какие-нибудь патриархальные угнетатели с холодных гор!
   Завершив экзекуцию, он закинул густо замаранное черным оружие себе на плечо и печально вздохнул.
   -- Ты хоть сам понимаешь, что только что совершил? -- спросил он, в жесте обвинителя наставив палец на отчаянного любителя познакомиться с зомби. -- Ты назвал сопротивленку красоткой, фактически на треть совершив этим акт изнасилования, а потом еще помощь предложил, чем указал на ее стереотипную гендерную слабость и потребовал соблюдения принятых в патриархате ролей! Она же вам не какая-нибудь замордованная рабыня мужского мира, чтобы подобное терпеть! В следующий раз, если захотите подойти к сопротивленке, тщательно подготовьтесь, соберите волю в кулак, и не подходите! Особенно без минимальных средств самозащиты. -- он крутанул молот в руке, нанес еще пару ударов по останкам многострадальной менеджерки. -- К бешенному зверю вот никто подходить почему-то не хочет, а к бешенному человеку - запросто! Если он женского пола, конечно же.
   -- Так это - Джунко? -- экипаж дирижабля, в полном составе за исключением капитана, толпился вокруг черно-красного месива. -- Тогда ясно, чего она на людей кидается.
   -- Допрыгался, хорек!
   -- Эх, как ее сплющило!
   -- Искусственное дыхание делать, наверное, уже поздно?
   -- Во что дуть собрался? Одна задница от нашей принцессы осталась!
   -- Ну так надо сделать ей разогревающий массаж, в медицинских целях! Вдруг поможет?
   -- Не трожь девку! У нее же от мужского прикосновения язвы по шкуре пойдут! Все же сразу догадаются, что кто-то ее лапал!
   -- Надо палками аккуратно собрать, что не отваливается, и сдать подружкам. Палец на отсечение даю, никто ни о чем не догадается! Они все там такие же! Задницы на ножках!
   -- А если будет хорошо вонять, то еще и займет высокий ранг в своей организации! Станет идеологом и флагманом мнений!
   Злобный окрик остановил лавину насмешек.
   -- Вам самим от себя не тошно? -- стуча по полу самодельным костылем, к толпе приблизился израненный снайпер Коюмори. -- Хоть что-нибудь человеческое в вас еще осталось, выродки? Пошли прочь отсюда!
   Гражданские раздались в стороны, держась на расстоянии от шиноби. Они отвечали ему только злобными взглядами, переполненными ненавистью, а словами ответил только тот, кто не боялся смерти. Захваченный демоном мертвец.
   -- Лицемерно, знаешь ли, довести людей до абсолютно скотского состояния, а потом высокоморально обвинять их в отсутствии человечности. В твоих словах правильный упрек, но звучит он мерзко, подло и низко. Ты упрекаешь избитого за то, что он покрыт кровью. Ты упрекаешь ослепленного, за то, что он спотыкается при ходьбе. Сражайся не с этими людьми, великий моралист, а с теми, кто их такими сделал.
   -- Ублюдок! -- шиноби, рванувшись вперед, схватил зомби за покрытый кровью ворот. -- Ты ведь Черный Лис, верно? Ты, ублюдок, убивший моих родителей, братьев и сестер, убивший мою жену и маленького ребенка, ты разеваешь пасть и учишь меня морали?!
   На что он рассчитывал, приближаясь к демонической твари? Ни на что. Помутнение нашло на его рассудок при виде врага. Он просто не мог не подойти и не выплеснуть свою ненависть в гнусную морду чудовища. Высказать все, даже ценой собственной жизни.
   -- А разве ты до сих пор не отомстил мне, стрелок Коюмори? Скольких детей ты убил за прошедшие годы? Скольких подростков, взрослых людей и стариков? На моих глазах твои стрелы и стрелы твоих подельников убивали стражей храма. Вы ничуть не заботились даже о том, что на линию огня попало множество ни в чем не виноватых горожан. Смеешь что-то предъявлять мне за своего ребенка? Разве тебе мало того, что сейчас, недалеко отсюда, у окна сидит другая маленькая девочка, которая ждет, когда домой вернется ее папа? Она еще не знает, ей никто не сказал, что папу убил защитник добра и справедливости, решивший что вот так, он очень достойно отомстит третьему несчастному ребенку.
   Мир заволокло туманом. Шиноби вздрогнул, увидев, что оказался в зале со стеклянными колбами и деревянным щитом, к которому был прибит штырями живой, корчащийся и кричащий от боли обрубок человека.
   Златохвостая?
   Время листалось, словно страницы книги. В зале появлялись знакомые Юсэю люди. Глава селения Скалы, черный воин-дракон. Начальник службы дознания. Принц Рюджин. Верховный демонолог Темных Инженеров. Пытки, убийства, глумление и издевательства.
   Три фигуры в костюмах полной химзащиты и стеклянный бассейн серной кислоты, в который, лязгая цепями, опускался деревянный щит с дергающимся на штырях искалеченным ребенком. Чувствующая разлитые в воздухе ядовитые испарения, маленькая лиса крепко стиснула зубы, зажмурила глаза и задержала дыхание, но обрубки ее ног коснулись кислоты. Обезумев от боли, малолетняя пленница инстинктивно рванулась вверх, раздирая свое тело штырями, а щит опустился еще ниже и сжигаемая кислотой, девчонка закричала так, что крик ее впечатался в сознание шиноби, чтобы раз за разом возвращаться в ночных кошмарах...
   Мир обратился серым туманом. Упавший на четвереньки, Коюмори Юсэй скрежетал зубами, тяжело дыша и содрогаясь от бьющей его тело дрожи. Демон, черная фигура с алыми глазами, стоял перед ним.
   -- Ты мстишь вот этой девчонке за смерть твоей семьи? За выброс гибельных сил, за Затмение? Думал ли ты когда-нибудь о том, что ее в подземелья под вашей крепостью... ПРИТАЩИЛИ?! Знай теперь эту великую тайну. Она не пришла к вам, не выпустила демона, чтобы он учинил в вашем селении кровавую резню. Это Затмение из нее долго и старательно выжимали. Пытками. Убийствами ее друзей. Изуверской казнью. Ты мстишь не убийце, а жертве убийц. Принц Рюджин. Черный воин-дракон. Темные Инженеры. Те, кто виновны в сотне Затмений по всей стране Камней, сотворили одно из них в селении Скалы. Да, то Затмение ознаменовало мое рождение, но не я вытолкнул меня в материальный мир. Ты лицемерно обвиняешь меня, Безликого, и при этом как прикормленная собака служишь тем, кто своим бездействием если не помогал, то потворствовал убийцам твоей семьи.
   -- Что?!
   -- Единство желало падения Северной Империи. Единство увело своих агентов и позволило Темным Инженерам прибрать к рукам принца Рюджина. Они прекрасно знали, что никакой "Золотой Чумы" не существует, но стояли в стороне и смотрели, как гибнут в Затмении миллионы. Города, села. Твоя семья. Даже я, Безликий, творение Темных Инженеров, появился только по их самодовольному попустительству. Теперь ты служишь врагам и палачам собственного народа. Послушно убиваешь по их указке кого угодно. Тех, кого они обозначат как опасных. Восхитительно. Достойно оваций. Я бы убил тебя, не утруждаясь всеми этими разъяснениями, небрежно швырнул в грязь и забыл, но так получилось, что Корио - большой любитель сказок, а вместе с ним и я насмотрелся ваших умопомрачительных человеческих фантазий. Во многих нам подавался сюжет о том, что не самый тупой и паскудный служитель зла, черный самурай какой-нибудь, или шиноби-охотник, будучи побежденным, выслушивал правду от героя о том, что на самом деле происходит, понимал как его обманули подонки и в критический момент как-нибудь герою пригождался. Пробивал стрелой голову монстру, замахнувшемуся для последнего удара, вытаскивал раненного героя с поля боя с последующим лечением, ну, или приводил с собой отряд братвы для помощи недавнему врагу. Вот я и подумал, что есть шанс проверить. Рассказал тебе всю правду и не стал добивать. А теперь иди, и посмотрим, пригодишься ты мне, или нет.
   У обомлевшего от таких откровений шиноби вытянулось лицо. Он сел и вытаращился на чудовище. Злоба и ненависть снова начали разгораться в глазах Юсэя.
   -- Ты... ты... ты глумишься надо мной, мразь?!
   -- Конечно глумлюсь. Я - не Черный Лис, с его дурными заскоками сострадательности. Я - демон. И таких как ты, творцов зла, безмозглых идиотов, служащих врагам собственного народа, глубоко презираю. Возникнет ли в тебе хоть что-то, достойное уважения? Вот и посмотрим. Попытайся выстрелить мне или кому-либо из моих людей в спину. Швырни бомбу в толпу, убей и съешь маленькую девочку, или что там еще прописано твоими хозяевами как "допустимый ущерб" при ликвидации монстра. Покажи, насколько ЛЖИВЫ ВАШИ СКАЗКИ! Что врагов надо давить, как кусачих клопов, без пощады и оглядки на трагедии в их прошлом! Что в таких как ты - нет ничего, кроме звериной злобы. Я это запомню. Для того, чтобы когда-нибудь, глупый лисенок, под влиянием ваших лживых сказок, не вздумал пощадить и оставить в живых кого-нибудь поопаснее тебя.
   Серый туман развеялся, шиноби осознал себя лежащем на полу в ангаре рассекреченной базы Единства. Организации, что во имя великого блага, действительно всюду творит немалое зло.
   -- Не обращайте на него внимания, парни! -- громко заявил зомби, обращаясь к толпящимся вокруг людям. -- И хватит таращиться на всякую размазню! Сейчас сюда придет другая девушка! Не одна из этих ваших истеричных снежинок, и даже не волшебный лисенок из детской сказки, а самая настоящая, взрослая и зрелая демоница! Суккуб, которая вас всех в клочья порвет, если вы вдруг вздумаете к ней не приставать с комплиментами, обожанием и домогательствами! Так что ну-ка все, бегом, мыть руки! Если кто-то, лапая красотку, оставит на ее одежде хоть одно пятнышко сажи или технического масла, только сломанными пальцами точно не отделается!
   -- Там есть умывальня и чистящий порошок! -- с энтузиазмом воскликнул какой-то матрос, указывая в сторону отгороженной серыми ширмами части ангара.
   -- Ну так быстрее, быстрее! -- взмахами рук поторопил всю маленькую толпу мертвый шиноби. -- Если поторопитесь, может успеете еще и морды тряпками протереть!
   Одиннадцать человек, экипаж дирижабля без капитана, сломя голову помчались к серым ширмам.
   -- Хех! -- хохотнул мертвец. -- Как дети, которым пообещали мешок конфет. -- пустыми глазницами, из которых были выбиты глаза, он взглянул на севшего на полу стрелка Коюмори. -- Вот скажи-ка мне, борец за мораль и высшее благо, если твое начальство действительно все делает для прогресса цивилизации, то почему люди из страны, в которой Единство захватило абсолютную власть, похожи на замордованных собак в живодерском питомнике и так легко, с щенячьим восторгом, поддаются на соблазн демонической твари? Страна Камней начала борьбу и изгнала Единство со своей территории, чтобы ее граждане, ее люди, не стали такими же, как эти несчастные серые тени. За это ей отомстили. Бунтами в провинциях. Очернением в прессе. Диверсиями и Темными Инженерами. Твои родные погибли в той войне, а ты... ты, всей душой, служишь тем, кто учинил тотальный геноцид, в котором трагедия твоей семьи, это лишь крошечная капля в океане боли и зла. Сколько лет ты идешь по следу Кицунэ Корио? Много, наверное. Вы, люди, обожаете героически бороться с последствиями катастрофы и в упор не замечать причины этих катастроф. Слепое вы, глупое чудо природы. Всех бы вас растерзать, но присмотришься чуть глубже, и хочется обнять, да заплакать.
   -- Замолчи! -- взъярился вдруг шиноби. -- Я знаю о "Черной Сфере", демон! Я знаю, что вы сделали! Только пытаясь спасти человечество, Единство соглашается на жестокие меры! Вы хотите сжечь... сжечь всю планету! Зачем же ты все это делаешь?! Рисуешь себя героем, а нас - монстрами? Ты - боишься?! Боишься, что Единство, сплотив всех людей, сможет разрушить "Черную Сферу"?!
   -- Эх ты, дурень. Сплотить людей пытается кто угодно, но точно не Единство. Все их действия привели только к опустошению и деградации Обитаемого Мира. Ошибки, или преступный расчет? Неужели они надеются навести тотальный хаос, захватить власть во всех странах и перестроить общество в новую Единую Империю? Действительно надеются успеть за оставшееся у вас время? Очень оптимистично с их стороны, если так. Я склоняюсь к куда более мрачной логике действий врага, но озвучивать не буду. Я же - Безликий Лжец! Так вы меня назвали. Вот и не слушай мои слова, а включай собственные мозги, охотник на чудовищ. А у меня есть другие дела. Пора совращать слабых. Творить бесчинства. Превращать людей в своих рабов. Покупать остывшие души за тень любви и искру счастья.
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

* * *

   Минамото Нацуми, мать главы клана и регионального наместника, была не только благородной дамой, но еще и очень влиятельным человеком в этих землях. Когда от ее имени поступил запрос о побоище в храме, служба правопорядка не могла его игнорировать и выдала максимум доступной им информации, а еще через двадцать минут та, кого все принимали за местную императрицу, выступила с речью для радиокомпаний и телевидения. Призрачная кошка, притворяющаяся матерью наместника, поведала горожанам о происшествии и призвала не поддаваться страхам, ведь самый страшный враг пал, угроза отведена и Черная Лиса, лично, помогает страже беречь покой этого города.
   Журналистка, которой поручили задать этот вопрос, спросила о судьбе конкурса талантов и получила ответ:
   "Мероприятие не будет отменено. Этот концерт - символ наших побед, преодоления тяжелейших трудностей и начала нормальной жизни. Его отмена стала бы наградой для наших врагов и знаком того, что мы - слабы. А мы - не слабы! Мы докажем всем, кто думает иначе, что у нас хватает сил и для выживания, и для самозащиты, и для развития достойной человека высокой культуры"!
   Люди, число которых перед театром значительно увеличилось, восприняли эту новость с радостным энтузиазмом, хоть никто и не объявил, когда же двери театра наконец откроются. А ведь к ночи ощутимо похолодало. Многие из собравшихся переминались с ноги на ногу и потирали озябшие руки.
   -- Простите, -- одна из двух девушек в роскошных вечерних нарядах, та, что помоложе, обратилась к группе из восьми девочек в школьных костюмчиках, теплых пальтишках и шапочках, что в сопровождении учительницы и театрального служащего вышли из здания театра через служебный вход. -- Вы, наверное, участвуете в представлении?
   Девочки посмотрели на нее диковатыми взглядами и отстранились, непроизвольными движениями рук и ерзанием плеч поправляя на себе одежду.
   -- Тебе-то что? -- недружелюбно выпалила одна из них.
   -- Их хотели привлечь к встрече особо важных гостей, -- тут же вмешался работник сцены. -- Букеты цветов дарить, но родители забеспокоились что дети не дома в такой поздний час.
   -- Да-да, -- учительница смущенно рассмеялась. -- Девочки очень расстроены, но делать нечего, я провожу их до дома и вернусь за остальными.
   -- Понимаю, я бы тоже очень огорчилась. -- сказала младшая из девушек и обратилась к работнику сцены. -- Извините, но может быть вы скажете, когда начнется концерт? Мы с сестрой приехали из другого города и уже немножко замерзли...
   -- Пожалуйста, не нужно нагружать других людей нашими проблемами, Миюри. -- мягко вмешалась старшая и с легким реверансом поклонилась парню. -- Прошу, извините мою сестру.
   -- Нет-нет, вам не за что извиняться, все проблемы же из-за того, что концерт задерживается. -- парень мило улыбнулся, с интересом отмечая не только элегантную красоту обеих девушек, но и то, как блестят в свете фонарей драгоценности на дорогом шелке их платьев. -- Если желаете, то, я думаю, никто не рассердится, если вы пойдете со мной. В служебной части театра есть большая и теплая комната отдыха, а в буфете - горячие напитки. Прошу, позвольте быть вам полезным! Вы из аристократического сословия? Мне так стыдно, что у благородных леди может остаться неприятное впечатление о нашем городе.
   -- Мы с сестрой, - дочери капитана Минамото Окубы, что назначен главой гарнизона в Симоните, одном из ключевых замков в особом военном округе, на северо-востоке. -- представилась старшая девушка. -- Представляете себе огромную военную крепость, работник-сан? Одни стены, укрепления и военные машины, а вот развлечений нет буквально никаких. Мы были так обрадованы, услышав по радио объявление об этом конкурсе!
   -- Представляете, -- младшая сияла от счастья. -- Когда папа купит телевизор и мы с девочками будем смотреть какие-нибудь концерты по нему, я смогу всем говорить, что сама видела, как та и эта звездочки впервые выходили на сцену!
   Работник, продолжая забалтывать обрадованных девушек, повел их к заветной двери, а на другом краю улицы, у большой огороженной стоянки для экипажей, крепкого телосложения седовласый старик в костюме слуги благородных господ, не смог сдержать хмурое выражение, набежавшее на его лицо. Вот же две пустоголовые малявки! Да, приказ был - смешаться с толпой и попытаться незаметно проникнуть в театр чтобы поближе подобраться к заложникам, но не с таким же риском, без прикрытия, совать носы в кошачье логово! Застоялись девчонки без работы. Наслушались баек рейдеров про приключения и битвы с дикарями в ядовитых джунглях. Кровь самурайская в жилах играет, драки требует, на подвиги волочет. И не думают, соплячки, что деда сейчас инфаркт хватит от того, что любимые внучки без присмотра остались! Ух и взгреет же он их, как вытащит! Пусть хоть сами всю кошачью банду перебьют, он их так хворостиной отходит, неделю на животах будут спать!
   -- Эй, чего такой хмурый стал, дед? -- подошедшая смуглокожая деваха, служащая театра, что помогала парковать повозки и уводить коней, толкнула старика ладонью в плечо.
   -- Хозяйские дочки, за которыми я присматривать должен, похоже уболтали вашего сотрудника показать им театральное закулисье. Это младшая все, вечно скачет как под электротоком, создает проблемы всем вокруг! Стыд какой, людей от работы отвлекать!
   -- Ха-ха! Это вон тот парень что-ли, от работы отвлечен? Расслабься, ему не в тягость. Он обожает вокруг девушек вертеться, особенно в рабочее время, но больше чем "спасибо" за свои старания никогда ничего не получал. А за хозяек тем более не беспокойся. Что с ними может случиться, в театре? Как вошли, так и выйдут. Не мерзнуть же им здесь еще часа два?
   -- Да уж. Надеюсь хоть перед представлением вернутся, они ведь хотели на знаменитостей посмотреть. Слушай, может поможешь и мне за моими хозяйками пройти?
   -- Не, у меня здесь работа. Да и кто тебя пропустит, дед? Ты же, ха-ха, не молодая, не красивая, и не девушка!
   -- Даже с такой красавицей как ты не пройду?
   -- Ха-ха! Не, дед. Жди тут. Небось не потеряетесь. Как поступит сигнал к началу представления, так и быть, схожу, поищу твоих хозяек и намекну что ты их здесь ждешь.
   Старик сердечно поблагодарил дружелюбную работницу и проводил ее милой улыбкой, мысленно примериваясь, как было бы лучше, за один удар, перебить этой твари шею или вырвать сердце. Их враги кошки? Опытный телохранитель и дегустатор с почти мистическим чутьем на опасность, он определил в своей собеседнице врага сразу, как увидел, да и в толпе на площади заметил больше двадцати бандитов, притворяющихся простыми горожанами. Кошачий бог отправил их сюда, чтобы в случае боестолкновения устроить резню с сотнями и тысячами жертв? Конечно же, они здесь не просто так. Силы закона и террористы скрытно насыщают поле будущего боя своими людьми. Кошки не боятся, ни самураев, ни лису.
   Ну что же...
   Разве это не прямая обязанность стража закона - возвращать чувство страха разной обнаглевшей сволочи?!
  
  
  
Две отчаянные боевые девчонки, внучки боевого деда.
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

* * *

20:50

  
   Лейтенант самураев Единства наблюдал за происходящим в ангаре посредством нескольких сенсорных печатей. Он бездействовал, глядя как шиноби-марионетка волнами сине-алой Ци применяет дзюцу элемента Земли, сворачивает на бок, курочает и швыряет прочь стальные внутренние ворота ангара. Открывает проход для своей госпожи.
   Демоница, сопровождаемая на удивление живым капитаном воздушного корабля, походкой властительницы мира вошла в эллинг, хвастливо выставила себя на показ и принялась купаться во внимании окруживших ее мужчин. Лейтенант саркастически ухмыльнулся, вспомнив как менеджерка с дирижабля вертела перед ним задницей и строила глазки. Была она девкой не глупой и живо поняла, чем грозит закончится для экипажа и корабля эта их нынешняя "работа". Нарядилась в самое лучшее, накрасилась и набрызгалась духами, намекая, что она вообще-то, женщина, и ее, красивую, в отличие от мерзких мужланов, нужно не убивать, а насиловать. Пусть даже в самой извращенной форме. Так старалась, что он и его солдаты даже начали подумывать над тем, что ее действительно можно хорошенько развлечь, прежде чем срубить голову.
   Увы, мечтам сбыться не суждено. От злобной сопротивленки после демонических игр осталась только размазня на полу, а в лучшем презентационном наряде имперской менеджерки, в ее вычурной бижутерии и яркой косметике теперь расхаживает принцесса демонов. Довольная, кокетливая, и не подозревающая даже, в какую ловушку она сама себя загнала...
   Получив запрос на атаку, командование отдало приказ ждать. Да, лицедейка замешкается в боязни порвать свою красивую бижутерию, сломать каблуки туфель и замарать наряд. Она подставится под один-два молниеносных удара, но сейчас еще не идеальные условия. Пусть расслабится и увлечется своей игрой.
   Работники транспортной компании, по указанию демоницы, притащили несколько ящиков и небольших контейнеров, сложив из них подобие большого угловатого трона, обретшее еще большее сходство с креслом великана после того, как его накрыли несколькими слоями упаковочной ткани. На этот трон уселась сама лицедейка, а все двенадцать человек экипажа столпились вокруг нее, жадно глазея и ожидая, что будет дальше. Безликая еще раз донесла до них информацию, что она не Черная Лиса, а освободившийся демон одиночества, после чего заявила, что погасить ее жажду нести разрушение и гибель может только особый ритуал развеивания губительных энергий, рождающихся в душах одиноких и несчастных людей.
   -- Любовь и страсть, горячие чувства, наслаждение и счастье! Вот что побеждает демонов и развеивает зло. Вот, что нужно мне, чтобы утолить свою боль, обрести покой и благодушие.
   -- Мы все к вашим услугам, наша прекрасная госпожа. -- заверил ее капитан Окумура.
   -- И это, друзья мои, нежно греет мою душу. А теперь, усаживайтесь поудобнее. Золотая фантазия ждет всех нас, и я не хочу чтобы вы получили травмы от падения, когда лишитесь связи с этим жестоким и мрачным миром.
   Люди выполнили ее указание и уселись на полу, а через пару мгновений вдруг повалились, кто на бок, кто на спину, утопая в окутавшей их призрачной синей дымке перенасыщенного Ци воздуха. Свою собственную Ци демоница не использовала. Только Ци Черной Лисы. Она ведь не желала никого здесь убивать или оставлять инвалидом с повреждениями мозга.
   Минута, вторая, третья, и синяя дымка над вздрагивающими и подергивающимися телами спящих начала вдруг наполняться набирающими силу зеленоватыми оттенками. Ясно видимые искры зеленого света потянулись к сидящей на "троне" демонице целыми шлейфами и начали впитываться в ее тело, даря монстру ни с чем не сравнимое блаженство. Она пила положительные энергии, словно измученный жаждой путник чистую воду. Вдыхала их, словно вынырнувший из пучины задыхающийся и тонущий человек. Глаза ее закрылись, лицо украсила улыбка неземного блаженства.
   Наркоман, дорвавшийся до наркотика.
   Командование выдало инструкции, лейтенант раздал указания, а затем, устремив настороженный взгляд на добычу, начал поднимать левую руку, чтобы коротким движением пальцев отдать приказ...
   Резкий всплеск отрицательно заряженной Ци!
   Двое обросших черной броней зомби, что преклонив колени стояли справа и слева от "трона", окутались вдруг фиолетово-алым ореолом и всплесками гудящих энергий. В три односекундных такта гудение нарастало, волны Ци пробегали по черной броне от ног и рук к головам демонических марионеток, сосредотачиваясь вокруг их лиц и впитываясь в силовую схему, сформировавшуюся по воле чудовища на масках ходячих трупов.
   Третья секунда, и... из центров масок ударили ослепительной яркости лучи, в долю секунды пронзившие пространство ангара и оставившие в противоположных стенах две круглые пробоины с раскаленными, оплавленными краями. Такие же пробоины красовались во множестве ящиков, и в переборках гондолы пробитого насквозь дирижабля. Во всем, что оказалось на пути лучей.
   "Вердикт Вечных".
   То, чем черная лавина выжигала танковые батальоны, вскрывала дзоты и стены крепостей, сбивала вертолеты, крылатые штурмовики и даже юркие высотные беспилотники. Давние, обожавшие кичиться своими техническими достижениями и не раз изображавшие в фантазиях, как доминируют силой ракетного и огнестрельного оружия над магическими мирами, при встрече с неведомым, были низвергнуты в пыль меньше чем за год. Не ракеты, не снаряды, и не ядерные бомбы остановили прорыв губительных сил в материальный мир. Исполинские многохвостые матриархи и бесчисленные легионы зараженных вмерзли в лед, в который сами же заковали планету. Они недооценили людей, сумевших пережить тридцать тысячелетий льда у изрыгающего лаву тектонического разлома, а затем отыскавших "ковчеги" с генетическими материалами животного и растительного мира доледниковой эпохи. Люди выжили. Мир Давних выжил.
   Война продолжается.
   Лейтенант самураев обомлел, не в силах даже выругаться, при виде прорехи в левом боку и испарившейся, почти до самого плеча, левой руки. Правой рукой он держал девчонку, и только поэтому остался жив.
   Роняя оружие и судорожно прижимая руки к круглым сквозным ранам в своих телах, справа и слева от него падали солдаты. Луч, сжегший руку лейтенанта, оставил тридцатисантиметровую дыру в груди одного самурая, а второй луч пронзил сразу двоих. Броня и силовые схемы помогли не больше, чем лист газеты против пушечного снаряда.
   Испуганно вскрикнула опомнившаяся куноичи. Встрепенулся шокированный третий номер самурайского отряда. Единственный из бронированных великанов, не получивший ран.
   -- Гнилая сука! -- взбешенный зрелищем гибели боевых друзей, третий номер вскинул изготовленный к бою лук и пустил, одну за другой, три стрелы в сторону восседающей на троне демоницы. -- Чтоб ты сдохла!
   Двое зомби, сжегшие в смертоносных лучах всю свою энергию без остатка, повалились на пол иссохшими мумиями, но из-за трона выступил еще один воин-мертвец. Тремя взмахами рук он отправил в полет три метательных ножа, ударивших точно в наконечники пущенных самураем стрел и сбивших их с траектории. Взрыв-печати на древках хлопнули, разбрасывая дым и огонь далеко от цели.
   -- Рюджиро! -- во всплеске адреналина забывший и о боли в ранах и о командных шифрах, вскричал лейтенант. -- За меня, быстро! -- он, держа за шиворот, вскинул перед собой пленную девчонку и заслонился ею, словно щитом.
   Самурай выполнил приказ, вместе с командиром спрятавшись от новых лучей "Вердикта" за заложницей.
   -- Рука! -- выкрикнул лейтенант. -- Куноичи! Медкомплект у меня в сумке, на поясе! Перевяжи!
   "Подкреплений не будет". -- пришла новость от начальства. -- "Не удается вывести людей из города. Прикрывайтесь заложницей, покиньте базу и отходите в лес. При невозможности вынести заложницу, убейте ее".
   -- Понял вас. -- зло скрежеща зубами, лейтенант глянул в сторону твари на троне из ящиков. Демоница гордо улыбалась ему. Звериным, жадным оскалом острых клыков. Явно почувствовав активацию сенсорной печати, она хвастливо приосанилась, отряхнула кисти рук от несуществующей пыли, поправила прическу, села вполоборота и бросила на врага царственно-завлекающий взгляд.
   Сидит, вся в ожидании продолжения? Будет тебе продолжение, нечисть. Не сейчас, не сегодня, но будет!
   -- Третий, куноичи! Мы выходим. Держитесь за мной, и без резких движений.
   Оставив три мертвых тела в оказавшемся ненадежным убежище, трое бойцов Единства дождались открытия главных панелей грузового отсека и вышли из корабля. На приковылявшего снайпера Коюмори, лейтенант покосился с подозрением, но отгонять или убивать не стал. Пусть с этим любителем пообщаться с нечистью командование разбирается. Надо только посматривать, чтобы в спину не ударил.
   -- Смотри сюда! -- приподняв повыше висящую в его руке девчонку, выкрикнул лейтенант демонице, по-прежнему спокойно сидящей на своем троне. -- Тебе ведь она нужна живой, верно? На этот ошейник, который мы на пленницу нацепили, завязан стандартный рабский "якорь", а "якорь" настроен на мое сердцебиение! Убей меня, и ей снесет голову! А вот этот пульт - от мешка пластида на ее спине! Рванет сразу, как только я уберу палец с кнопки! Даже не думай нападать! Прикажи своим псам перед ангаром расступиться и выпустить нас!
   -- Слышу, слышу. Чего орешь, как в лесу? -- к изумлению всех, прозвучал голос из-под земли.
   Камень пола пришел в движение и поднялся, формируя высокую человекоподобную фигуру, на передней части головы которой, вместо лица, возникла овальная силовая печать, засветившаяся алой демонической Ци.
   -- Я прикажу самураям выпустить вас, -- сказала каменная фигура, принимая очертания высокого, широкоплечего мужчины. -- И сам не буду преследовать вас до утра. Отпускаю всех, кроме вон того парня. -- каменной рукой, демон указал на дрогнувшего и отступившего на шаг рядового самурая. -- Ты, лейтенант, из простых мстюнов, твой отец и дядя споткнулись и упали на нож, когда гонялись за чернохвостым лисенком. Дело обычное, простое и понятное, бегай и мсти, пока сам не споткнешься. А вот Ашикага Рюджиро, позволь угадать, мстит за брата и его приятелей? Тех, что для маскировки ликвидации Оранжевой Тени под обычное нападение охотников за рабами, похитили не только опасного подростка, но и еще троих самых обыкновенных школьников. Утащили их в лес, всех убили, и вздумали мило почудить с еще теплыми трупами, но пробегавший мимо серый страж заметил отрицательный фон, взглянул на источник и пожурил безобразников, чтобы они больше так не делали. Да-да, это даже был не я. Но души людей через серых стражей пожираю тоже я, и выжигая мозги у одного из тех выродков, я получил сведения, что у него есть младший братик, который постоянно напрашивался в банду и страстно чудил наравне со старшими.
   Самурай Единства, что за время монолога демона продолжал пятиться, не выдержал, сорвался с места и побежал.
   -- Рюджиро! Стоять! -- рявкнул на него лейтенант, но самурай не обратил на приказ ни малейшего внимания. Бросив оружие и щит, он нырнул за корпус гондолы дирижабля. Сметая со своего пути ящики и оборудование, продолжил бег.
   Шиноби с разбитой головой, последняя из марионеток Безликого, поднял в руках деревянную плиту "Демонического Деструктора". Плотно оплетенную линиями силовых схем, по воле их создательницы ярко вспыхнувших алым. Прозвучал жалобный скрип, скрежет и хруст, когда большая и тяжелая деревянная плита вдруг, сминаемая демонической силой, ужалась до размеров теннисного мяча. Безошибочно отслеживая убегающего, зомби направил на самурая правую руку. Черная протоматерия устремилась к его плечу, сформировала параллельно руке черную трубу, украсилась цепями силовых схем и жадно поглотила вложенный в нее шарик прессованной древесины, маленький, но сохраняющий массу всей изначальной плиты.
   -- Испытание новой формы "Деструктора"! -- выкрикнул шиноби. -- Всем покинуть линию ведения стрельбы! Три! Два! Один!
   Грохнуло.
   Отдачей, зомби вырвало руку и кусок плеча, а деревянный шар пронзил пространство эллинга, пробил навылет гондолу дирижабля и настиг удирающего самурая, угодив ему в спину, чуть выше поясницы. Тыльная пластина кирасы не выдержала, позвоночник и внутренние органы разнесло в месиво, а передняя пластина, отличающаяся от тыльной и толщиной и плотностью силовых схем, выдержала, только деформировалась от сокрушительного удара изнутри.
   Самурай рухнул, как подрубленный, застонал и завыл, в шоке попытался подняться на руках, но полученное ранение с жизнью было совершенно несовместимо.
   -- Я же предупредил! -- зомби всплеснул оставшейся у него левой рукой. -- Какая вопиющая неосторожность! Был бы ты нашим сотрудником, я бы тебя премии лишил, за нарушение техники безопасности!
   -- Увы, оценки поражающей способности неудовлетворительны. -- в тон зомби, сказала каменная фигура троим охотникам Единства, что, замерев, смотрели на то, как корчится и затихает на полу раненный панцирник. -- Если бы он, при бегстве, не бросил щит, а повесил его за спину, получил бы только повреждение позвоночника и отбитые почки. По результатам опытов, вынесен вердикт, что "Демонический Деструктор" нуждается в доработке. Передайте своему командованию, господин лейтенант, что при продолжении наших совместных изысканий, новые образцы будут предоставлены для испытаний в любых необходимых количествах.
   Дикий взгляд лейтенанта оторвался от иссекающего кровью трупа, вперился в каменную фигуру и начал наливаться лютой злобой. Мгновение, и...
   Каменная ладонь голема обхватила кисть руки самурая, мешая ему отжать кнопку пульта подрыва. Успел!
   Лейтенант рванулся, попытался освободить руку, чтобы взмахнуть ею и размазать голову пленницы об пол, но заорал от боли, когда голем, сжав хватку, принялся дробить ему кости. Вопль прервался, одновременно с гулким ударом каменного кулака по шлему. С внушительной вмятиной над виском, самурай упал на пол, а голем забрал пульт, снял со спины девочки пластид и швырнул бомбу прочь, как какой-нибудь безобидный мусор.
   -- Уши не заложило, кусок дерьма в стеклянных стразах? -- схватив оглушенного человека за плечо и приподняв, демонический голем встряхнул самурая для придания бодрости. -- Слышишь меня? Нормально слышишь?! Думаешь я с тобой буду в добрячка играть? Нет, дружище. Эта бомба в ошейнике - проблема, и я вас отпущу сейчас, но не потому, что напуган. Я сейчас под кайфом и сосредоточиться трудно, так что задачи, не требующие срочного решения, будут решаться позднее. Для вас всех, кто уцелел, это шанс сделать нехитрый выбор. Если вы оставите подругу моего носителя в лесу, причем позаботитесь о том, чтобы она не замерзла и не была съедена зверями до утра, я позволю вам уйти и остаться живыми. Если будете продолжать тащить ее с собой, надеясь донести до очередной секретной базы и переправить к своим главарям на допрос, я вас просто убью. Ну а если так случится, что она погибнет, или будет убита, не важно как и по чьей вине, я сделаю нечто ужасное. Эти двое шиноби не в счет, из-за такого же как у тебя, начальства, их клан погиб, родных и близких никого не осталось. Но у тебя, насколько мне известно, есть жена, двое сыновей и старуха-мать. Что, напрягся? Любишь их? Вот и подумай! Если эта девочка умрет, нет, я не стану убивать твоих родных, но! -- голем поднес к лицу человека утвердительно выставленный вверх указательный палец. -- Я навещу клановое поселение, пройдусь по домам, загляну в человеческие души и свершу над грешниками суд! Раны и болезни, казнь, безумие от повреждения мозга - множество людей получат кару за давние и недавние преступления! Я изуродую красивых! Превращу мудрецов в идиотов! Украду богатства и обреку целые семьи на нищету! Не сомневайся, пострадает множество твоих соседей. Подростки, отцы или матери которых сойдут с ума в Багровых Кошмарах, будут встречать твоих детей на улице. Красотки, с которых начнет язвами сползать кожа, будут видеть перед собой твою красавицу-жену. Старики и старухи, дети которых погибнут или превратятся в пускающих слюни имбецилов, будут провожать взглядами твою перепуганную старушку-мать! Да-да, перепуганную. Потому все получат сообщение, каждый будет знать, кто виновен в появлении демона!
   Самурай сдавленно завыл, с бессильной злобой и ненавистью.
   -- Спрашиваешь, зачем мне это? -- силовые линии на лице голема сложились в демоническую улыбку. -- Я тебе скажу! Как и Черный Лис, я, Безликий, очень люблю сказки! Я тоже хочу творить их! Но мои сказки - СТРАШНЫЕ! Убей эту девчонку, самурай! Стань героем классики мистических ужасов! История страданий и гибели твоей семьи облетит сотни театральных сцен, осядет в книгах, будет холодить кровь зрителям с телеэкранов! Это станет моим подарком человечеству! Предостережением. Уроком. Напоминанием о том, что причиняя зло демону, нужно быть готовым к началу кошмаров, к безумию и гибели самых дорогих людей!
   Тьма сгустилась вокруг троих людей Единства и их пленницы. Стала осязаемой, свернулась в сотни слизистых щупалец, ударила и оплела завопивших в испуге людей. Несколько секунд Безликий потратил на то, чтобы импульсами алой Ци разрушить все, даже самые малозначительные и безобидные, силовые схемы на телах, одежде и оружии врагов. Никакого больше подслушивания, контроля, подсказок и приказов.
   -- Это мой вам последний подарок. -- сказал голем, перед тем как плавно уйти обратно в пол и снова обратиться в самый обычный камень. -- Учитесь принимать свои собственные решения, бывшие творцы и палачи чудовищ.
  

* * *

  

21:20

   Выждав десяток минут после того как троим врагам, уносящим похищенную девочку, было позволено уйти, капитан клана Минамото включил встроенную в его шлем рацию.
   -- В ангаре тихо. Мы можем войти?
   -- Оставайтесь на позициях. -- пришел ответ. -- Акума занят реанимацией Черной Лисы и просит не создавать вокруг суеты. Очень тонкая работа.
   -- Акума... занят реанимацией... -- капитан покачал головой и пожевал губы. -- Никто в этом не видит никакого диссонанса?
   -- Если бы Безликий хотел причинить Черной Лисе вред, он бы давно это сделал. -- сказал в ответ ему самурай со знаками сотника на броне и шлеме.
   -- Я знаю. Просто бред какой-то. Губительные силы взялись лечить и защищать, а животворные разрушать и убивать. Зло творит добро, а добро злодействует.
   -- Все в мире относительно. Просто для нас - добро то, что зло для выродков из империи Лесов и Единства. Будем надеяться, что большие люди во власти, да в спецслужбах, не потеряют бдительности и не станут жевать сопли, если с Серыми Стражами что-то пойдет не так.

21:30

  
   Корио ощутила, как тяжелый серый туман, заволокший сознание, начинает медленно расступаться и развеиваться. Возникло ощущение пространства, она почувствовала движение теплого воздуха, гладящего ее пушистый мех. Мягкий полумрак и прохлада каменного пола, на котором она, обессилевший маленький зверек, лежит и наслаждается покоем...
   Тычок в спину. Еще один, в плечо, и третий, в затылок.
   -- Эй! -- девочка-лисенок приподнялась на лапках и обернулась, увидев человеческую фигуру. Состоящую из непроглядной тьмы, украшенной вспыхивающими и гаснущими искрами алого огня. -- Да не трупик я, не трупик! Перестань!
   Безликий сидел на корточках, держа в правой руке длинную корявую палочку, которой только что тыкал в тельце валяющейся на полу маленькой лисицы.
   -- Очнулась, принцесса? -- на лице, что было чернее угля, алыми контурами обозначилась смущенная улыбка. -- Хорошо, а то я уже немного забеспокоился. Ты вот что... извини меня. Я тебя немножко помучал в кошмарах и... перестарался. Теперь ты знаешь, что такое инсульт и кома. Ну, как там? Тоннель с далеким светом видела?
   -- Что? А? Нет... нет, не видела. -- Корио села, обвила себя хвостом и словно руками, взъерошила передними лапками мех на своей голове. -- Уф! Ничего не помню! Что случилось-то? Помню как меня тот ходячий бронепоезд мечами рубил, а потом... уже что-то странное. Сон про пауков. Это ты наколдовал, да?
   -- Да. Мне нужна была энергия для сражения с бешеным сегуном, вот и пришлось быть с тобой жестоким. Прости. Но ты, знаешь ли, сама виновата! Я понимаю, надо было увести придурка из города, но не такими же грязными методами! Как вот успокоить почти что императора, после того как его честь и репутацию так густо замарали?!
   -- Ой, не вспоминай, не вспоминай! -- Корио спрятала мордочку в лапках, готовая сгореть со стыда. -- И никому не рассказывай! Я же перепугалась просто! А чего он?! Нельзя вот так злобно набрасываться на детей и женщин!
   -- Ладно-ладно! -- черный смеялся, помахивая рукой. -- Все равно ты молодчина! Так ему и надо.
   Минуты две, в тишине звучал довольный хохот демона.
   -- Ну и, так что... -- осторожно поинтересовалась Корио. -- Нас... убили? Это - загробный мир?
   -- А? Нет. Мы, вместе с местными, хорошенько отмутузили вонючего сегуна, а потом я его добил! Зарядил копьем, прямо в затылок!
   -- Да ну?! -- ушки на голове лисенка встали торчком.
   -- Вот тебе и "да ну"! Один жутко страшный враг, которого ты до слез боялась, прибит и больше никогда ни на кого не нападет!
   -- Ва-а-ау!
   -- А еще, я позаботился, чтобы нашу подружку, Каджими, не отправили экстренной почтой в цитадель Единства, ни планером, ни дирижаблем! Почти в одну мою наглую морду, захватил секретную подземную базу, с минимально поврежденным стареньким дирижаблем! Прибил несколько самых злобных человечков, взял две толпы пленных и всякие интересные трофеи!
   -- Ого-о! Обалдеть! -- лиса подошла к черному демону и принялась тереться о его ноги, словно кошка. -- Надо мне почаще терять сознание посреди поля боя! Вот как ты все проблемы круто порешал!
   -- Ну-у, еще не все. Подружку нашу я в плену оставил, чтобы у врагов была хоть какая-то надежда и все эти шизики не начали истерить с ущербом для здоровья пленников. Театр по-прежнему полон заложников и где главное гнездо кошек мы до сих пор не знаем.
   -- Эх... -- лиса вскинулась, плюхнулась передней частью туловища на колени своего чудовищного приятеля и обмякла, расслабляясь. -- А я-то уже думала, что можно спокойно вздохнуть, пройтись по магазинам, купить Каджими-чан пару красивых платьев и лететь домой!
   -- Зачем по магазинам ходить? -- демон, совершенно по-человечески, погладил лисенка по голове. -- Была охота лапы топтать! Я, между прочим, целый ворох красивых дамских вещичек и здесь, на вражеской базе, добыл.
   -- Каких-таких? -- встрепенулась Корио. -- Дай угадаю! -- она соскочила с ног демона, отбежала на пару метров в сторону и взмахнула хвостом. Из ничего, среди отпрянувшего серого тумана, возникла фигура красивой девушки в пышном платье, достойном сказочной принцессы. -- Ты спас из плена вот такую благородную леди, а когда она спросила, чем тебя отблагодарить, намекнул, что есть сразу две девочки, которым из-за злых врагов теперь совершенно нечего надеть? А у нее с собой куча чемоданов, с платьями и шляпками на все случаи жизни?! Ну, или не совсем с собой, но она живет в этом городе, и шкаф с кучей вещей есть у нее дома! Правда? Правда? Угадала?
   -- Ну-у... почти так все и было.
   -- Ха-ха! Ой, да ладно, шучу! Я же слышала, что ты про дирижабль сказал. Сознавайся, злыдень разбойный, поймал все-таки свою стюардессу? И сейчас на мне шелковый костюмчик, с шарфиком и пилоткой? Девочку-то, надеюсь, не сильно побил?
   -- Не-а, не сильно.
   -- Ладно! Ну, тогда, показывай! Я же еще тоже ни разу стюардессой не одевалась! А дирижабль из какой страны? Лесов? Песков? Холмов? Хочу розовую форму, или красную! Но синюю тоже можно! И зеленую. Показывай скорее! У-уй как хочется себя увидеть!
   Маленькая лиса пританцовывала и подпрыгивала на месте от нетерпения.
   -- Ну хорошо... -- демон, вздохнув сделал легкий взмах руками. -- Закрой глаза и открой их на счет "три"! Раз, два... три!
   Корио, закрывшая глаза, ощутила себя человеком, девушкой, сидящей на укрытых тканью ящиках. Она пару секунд поерзала, обвыкаясь и обретая над телом полный контроль, а затем, со вздохом, открыла глаза и посмотрела вниз, на себя.
   Мгновение, второе, третье.
   Недоумевающая, куда делась гламурно-блистательная форма стюардессы, девочка удивленно пошарила руками по жакету и блузке, ощупала бусы из зеленоватого камня на своей шее и тяжелые серьги в ушах.
   -- Так, злыдень, я чего-то не поняла... -- надувая губы, с возмущением и обидой заявила она. -- Ты, что, пока меня не было... старушку раздел?! Обалдел совсем?! Бедная бабушка! Да еще и чокнутую какую-то нашел! В обтягивающих штанах!
   Демон, любуясь обиженной мордочкой лисенка и представляя лютое возмущение модницы-менеджерки, хохотал до слез, до упаду.
  
  
  
Стюардессы. Униформа страны Холмов (почти один-в-один).
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
   Корио выждала, пока злыдень немного угомонится, а затем приняла серьезный вид.
   -- Хорошо, потом расскажешь что натворил, какую бабулю обидел и кто все эти люди. -- она указала на валяющихся вокруг матросов, техников и охранников из экипажа дирижабля. -- Сейчас важнее оценить, что у нас есть по ситуации.
   -- Я уже все оценил и просчитал миллиард раскладов. -- поднимаясь в воздухе черной призрачной фигурой, существующей только для взгляда Корио, ответил Безликий. -- Нас определенно пытаются заманить в нужное врагам место, где у тебя не останется ни малейшего шанса на выживание. Нас ждет целая армия врагов вроде обосранного сегуна, или мощная бомба. Уверен - ядерная. Что лапки поджала? Испугалась? Да уж, ядерное оружие мы видели пока только на складах и в страшных фильмах. Не съеживайся, лисенок. Между прочим, этот ангар был от пола до потолка увешан бомбами для самоубийственного подрыва в случае моей атаки. Но их не подорвали. Знаешь почему? Потому что... меня здесь не было! Я отправил вместо себя зомби, которыми и произвел разминирование.
   -- Хочешь отправить на захват вражеской базы зомби и йома? Нет, мало их у нас. Сотни две, или три, да и тех еще нужно с базы притащить. А если даже притащим и защиту удастся пробить, враги сразу убьют заложников.
   -- Да. Значит, нужно искать тех, кто отвлечет врага, пока не подоспеет помощь. Вот эти двенадцать, -- Безликий указал бесплотной рукой на лежащих вокруг людей. -- Уже наши.
   -- Но это же самые обычные люди! Среди них человек пять способны кое-как контролировать свою Ци, но против даже среднего самурая они могут разве что с разбегу об него самоубиться!
   -- Ты сильно недооцениваешь способности и разум влюбленных людей. Эти парни - мои. Мечтая помочь, они обязательно найдут где сообща приложить свои невеликие силы, а я, в благодарность, не допущу, чтобы они были брошены на верную гибель. Те, кто меня любит, нравятся мне и я приду им на помощь! Даже не пытайся меня остановить.
   -- Я, вообще-то и не пытаюсь!
   -- Попытаешься. Когда узнаешь, что именно я собираюсь сделать!
   -- Выкладывай. Просто выкладывай, без всякой витиеватости и увиливаний.
   Безликий изложил свой план.
   -- И это лучшее, что ты смог придумать? -- сказала в ответ девчонка-лиса, нервно тиская ладонями собственные коленки.
   -- А превратиться в кого-нибудь и вывернуть взрыватель из бомбы, это лучшее, что смогла придумать ты? Ха-ха-ха! Нет, солнышко пушистое. Мы вдвоем - не справимся. Не справимся даже если с нами будут все силы человечества. Этому миру, мой маленький лисенок, нужно... БОЛЬШЕ ДЕМОНОВ!
  

* * *

   Пока вокруг царили беспорядки и бушевали сражения, призрачные кошки продолжали жить в полное свое удовольствие. Их не волновали войны и гибель диких кошек, у них были свои, обособленные группировки.
   Под вечер суматошного дня, профессор-историк Мицунари Минору, уважаемый человек в обществе и друг правящей в этом регионе семьи, посетил с визитом особняк наместника. Принес с собой целую папку пристанных ему наработок по дополненной хронологии приключений обеих лисиц, Черной и Золотой. Очередной фрагмент книги, что уже скоро будет завершена и издана по всему миру, на радость лисьим фанатам!
   Безродная Наги, все прошедшие месяцы не устающая наслаждаться статусом местной царицы, не стала томить долгим ожиданием гостя, когда слуга доложил ей, что с визитом прибыл профессор Мицунари Минору. Этот человек был особо любим лицедейкой, ведь с первой же встречи они, словно два безумца, которым нравится одно и то же, жадно потянулись друг к другу. Оба убедились в том, что не ошиблись, и открыли свои подлинные личности. Новый приятель Наги, Нагано Комура, оказался ушлым аферистом, что большую часть карьеры по поддельным дипломам нанимался к богатеньким бездельникам то репетитором детского вокала, то учителем рисования, то дизайнером интерьеров или психологом. Каждый раз, независимо от того, был интим, или он увиливал от приставаний озабоченных дамочек, дело заканчивалось обвинениями в домогательствах и бедолаге приходилось стремглав уносить ноги. Два года назад, уловив запах больших денег, Комура состряпал себе бумаги политолога и историка, начал выступать с экспертными оценками сначала на радио, а потом и на телевидении. Тонко чувствуя политическую повестку, он поливал грязью эпоху Единой Империи, в угоду оппозиции гнобил императора и правящую фракцию верховного совета. Оппозиционные силы подхватили его на руки, осыпали деньгами, начали проталкивать из одного телеэфира в другой. Деньги посыпались на афериста дождем, но сразу же возникла проблема, нарастающая, как снежный ком. В оппонентах у сомлевшего от лести мошенника начали появляться настоящие историки и политологи, играючи выставляющие напоказ его невежество и лживость, клеймящие его неучем, фальсификатором и лжеисториком. После нескольких эпических провалов оппозиционные силы принялись открещиваться от недавнего лучшего друга, а на эфиры проштрафившегося лжеца начали приглашать только в качестве клоуна, над которым можно всласть поглумиться. Комура был уничтожен, но словно этого было мало, международный союз историков и хронистов выступил с заявлением, что новая звезда политических шоу в самом деле никакой не историк и не политолог. Что все сведения, указанные в его дипломах - ложные, а биография полна дыр и несостыковок.
   Лжец и мошенник!
   Скандал не удалось замять, имперские силы закона вынуждены были среагировать. Афериста повязали при попытке к бегству и оттащили в темные застенки, где он, согласно имперской отчетности, и умер от сердечного приступа. Не могут же охранники написать того, что заключенный из камеры таинственно исчез? Так ведь и самим можно под суд угодить.
   Правозащитные силы еще долго будут рыдать о борце за правду, которого погубили наветами и замучили до смерти цепные псы правящего режима. Пусть плачут! Никто им не собирался сообщать, что Комура жив. Что скрытно проникнув в чужой дом, движимый страхом и злобой, беглый мошенник без колебаний набросился на пожилого профессора, занятого работой с доставленными ему документами из государственного архива. На того самого, что на телепередачах и в радиоэфирах неизменно разносил молодого лжеисторика. Того самого, что был почетным председателем ненавистного союза историков и хронистов.
   Обуреваемый жаждой мести, Комура шагнул из темноты к склонившемуся над столом давнему недругу, крепко зажал старику рот рукой в черной перчатке и ткнул в шею профессора мощным электрошокером. Можно было бы сразу ударить дубинкой по голове, или набросить веревку на шею, ведь Золотой Бог заранее позаботился о том, чтобы его новый верный союзник обрел внешность знаменитого историка. Никаких масок делать было уже не нужно, мошеннику требовалось только исчезновение настоящего профессора, но торжествующий аферист желал увидеть ужас и отчаяние в глазах беспомощного врага. Хотел слышать стоны и рыдания, бить и пинать человека, что всегда казался недостижимо великим и грозным. Слыша в свой адрес только издевательские насмешки и слушая то, с каким восхищением люди говорят о его оппоненте, Комура давно испытывал к знаменитому профессору растущую, удушающую, чернейшую зависть. Презираемый и оплеванный, он желчью исходил при виде уважаемого, авторитетного и влиятельного человека, эрудиция и харизма которого не оставляли его оппоненту ни малейшего шанса на какой-либо успех в дебатах.
   Мир изменится! Мир будет перевернут!
   -- Кто... кто ты?! -- борясь с болью и последствиями шока, упавший на пол старик всматривался в сгустившуюся полутьму, надеясь увидеть лицо склонившегося над ним человека, но рассмотрел и узнал только красную тюремную робу.
   -- Нагано Комура. -- представился напавший. -- Помните мое имя, Минору-сенсей? Помните, как вы, и ваши дружки, меня уничтожили? Обозвали лжецом, кинули гнить за решетку? Не думали, что я смогу выбраться и отомстить, а?
   -- Ч-что тебе надо?! -- в изумлении, пожилой профессор собрал остатки сил и попытался оттолкнуть от себя афериста, когда тот, протянув к руки лежащему историку, принялся вдруг снимать с него теплую пеструю кофту, один из подарков заботливой дочери. -- Ч-то ты делаешь?!
   -- Посмотри сюда, старик. -- Комура взял со стола лампу и поднес ее ближе, позволяя свету обрисовать его лицо. -- Я - профессор Мицунари Минору и просто хочу, чтобы ваша дочь, когда вернется из театра, увидела своего отца здесь, за этим столом, таким же, каким и оставила!
   В рабочем кабинете, больше похожем на библиотеку, в тусклом свете настольной лампы, лжеисторик-фальсификатор сбросил заслуженную тюремную робу и преобразился в профессора исторических наук, натянув на себя добротную домашнюю одежду, в которой хозяин этого кабинета сотни раз представал перед нагрянувшими к нему коллегами, друзьями, и бывшими учениками.
   -- Как вы полагаете, Минору-сенсей, -- впадая в эйфорию от захлестывающих его волн дофамина, Комура отыскал в ящике стола позолоченный значок председателя научного сообщества и с жадностью, дрожащими руками, нацепил его себе на кофту. -- Теперь-то, надеюсь, ни у кого не возникнет вопросов к моим дипломам и биографии?
   Друг и воспитанник профессора, навестивший уважаемого наставника на следующий день, заметил некоторую нервозность и рассеянность пожилого хрониста, но не придал этому значения, списав на усталость от ночной работы. Дочь профессора, отвлеченная сначала знакомством и романтикой с подосланным к ней профессиональным ухажером, а затем горечью от расставания с ним, привыкла ко всем изменениям в своем отце прежде, чем заметила их.
   Никто не раскрыл обмана.
   Ехидно посмеивающийся, Комура с удовольствием принял на себя достойное знаменитого историка уважение, получил широчайшую аудиторию и небывалый для него рейтинг доверия, но было этого ему, конечно же, мало. Из ненависти к обозлившим его врагам, он страстно желал продвигать альтернативную историю и оппозиционную политическую повестку, но прекрасно понимал, что резкое изменение мнения Мицунари Минору сразу же навлечет на него подозрения. Новоявленный профессор молился Золотому Богу, убеждая, что в застенках империи можно набрать сколько угодно аферистов, казнокрадов или просто уголовников, что с радостью согласятся сменить имена и стать светочами исторической науки. Кто из дражайших коллег и приятелей сможет отказаться, если почетный председатель Мицунари Минору, с самым дружелюбным видом, начнет приглашать их в уединенные места, как бы для обсуждения разных важных дел? Один за другим, сильнейшие столпы официальной истории начнут отступать в спорах с историей оппозиционной, соглашаться с доводами и доказательствами оппонентов. Продвижение и поддержку получат те хронисты, что станут работать по новой повестке, а остальные исчезнут в безвестности. Будут изданы книги, подправлены учебники истории, взращена новая молодежь! Пройдет лет десять-пятнадцать, и роняющий слезы раскаяния, председатель исторического союза понесет цветы к памятнику Нагано Комуры, невинно загубленного борца за правду!
   Великий Наставник порадовал своего служителя, заявив что работа ведется и выдал инструкции для начала плавного перевода профессора из научного лагеря в псевдонаучный. Намеки и полутона, двоякие утверждения и якобы непреднамеренное выставление напоказ нелицеприятных сторон защитников прежнего мира.
   -- Как вы поживаете, Минору-сенсей? -- нарядная и обворожительная, кошка в обличье леди Нацуми ласково приняла такого же лжеца, как она сама, позволила поцеловать свою руку и повела гостя в роскошно обставленную гостиную. -- Что это за бумаги у вас в руках? Новые главы вашей замечательной книги?
   -- Совершенно верно. -- Комура глянул по сторонам и, убедившись что рядом только верная служанка, Аяме, шепнул своей подруге на ухо: -- Там такое понаписано! Такое! Мне точно придется исчезнуть после издания книги! Поможете, Нацуми-сама?
   -- Конечно, мой дорогой, вы же друг семьи! -- тихо рассмеявшись, ответила Наги и зашептала в ответ. -- Великий Наставник приказал мне отдать детей наместника на расправу диким кошкам. Как косвенная виновница гибели внуков, я буду просто обязана сойти с ума от горя и уединиться где-нибудь в удаленном особняке, с несколькими слугами. Что-то вроде отпуска лет на пять. Когда будете готовы, присоединитесь к нам, Минору-сенсей? У меня на примете есть одна из подруг леди Нацуми, одинокая самурайская вдова, не слишком богатая, но очень хорошо воспитанная пожилая дама.
   -- Дама? -- удивился Комура.
   -- Конечно! -- рассмеялась Наги. -- Если рядом с леди постоянно будет мужчина, не важно, друг или слуга, пойдут нехорошие слухи. Но если с нею будет другая высокородная дама, да еще давняя подруга, никому и в голову не придет придумывать гадости!
   Коримура посмотрел на улыбающуюся ему кошку алчными, голодными глазами. Какая женщина! У них с Наги было несколько особо близких свиданий, но только благодаря помощи и содействию Аяме. Представить, что он сможет быть с нею постоянно? Ради такого можно и в платье влезть, и забыть на время о своей мести! Придется прикончить какую-то благовоспитанную сучку? Пф-ф-ф какие мелочи! После стольких случаев, когда разного рода бабье из ревности или мести ломало ему карьеру репетитора обвинениями в домогательствах, это будет даже весьма приятно.
   Нарушая гармонию общающихся кошек, в гостиную прибежал слуга, рассказавший о побоище у храма и попросивший указаний насчет конкурса талантов. Отменять, или нет? Наги пришлось пойти с ним и сделать несколько заявлений для прессы. Конкурс был спасен, хоть его начало и пришлось сместить из-за волнений в городе. Наги сделала служанкам наставление, чтобы они не укладывали детей наместника спать и вернулась к фальшивому профессору.
   Они продолжили чтение текстов, присланных коту Золотым Богом, и с удовольствием потешались над тем, какими сумасшедшими уродинами в них выставлены лисы.
   -- Вам точно придется исчезнуть, Минору-сенсей! -- веселилась Наги. -- И будет объявлено, что это Черная Лиса вас убила, в отмщение за правду!
   -- Вот будет забавно притворяться невинной дамочкой и любоваться на бушующую в мире бурю эмоций! -- так же весело отвечал ей Комура, уже мысленно примеряющий на себя платье пожилой леди. -- Нацуми-сама, расскажите еще о вашей добрейшей подруге? У нее, наверное, есть земельные владения, со скотом и крестьянами?
   -- Нет, только старенькая квартирка и мизерное пособие за погибшего на войне мужа. Но у нее все еще есть две нужные нам вещи! Статус и документы. Не беспокойся, перед тем как пригласить жить к себе, я пришлю ей материальную помощь, под видом выплаты первого материального содержания. Тебе точно не придется отбирать у бедняжки нищенские обноски! Как истинная леди, получив пачку купюр, она первым же делом приведет себя в порядок.
   -- И уж тогда-то я с удовольствием приласкаю ее шокером!
   -- Ха-ха, поскорее бы!
   Снова нарушая чужое единение душ, прибежал слуга.
   -- Госпожа Нацуми, великий лорд-наместник, господин Йоримаса, желает поговорить с вами в своем кабинете.
   -- Хорошо, я сейчас подойду. -- ответила Наги и, с сожалением улыбнувшись приятелю, кратко прихорошилась перед зеркалом. Что вот все сегодня так и лезут, отвлекая ее от приятных дел?! До сборов в театр меньше часа осталось! Не дадут последние минуты перед трагедией провести себе в удовольствие!
   Благовоспитанно попросив лже-Минору подождать ее, Наги прихватила с собой Аяме, вышла из гостиной и грациозной походкой попыла по коридору к лестнице на второй этаж. Туда, где располагался рабочий кабинет наместника. Комната с армированными стенами и бронестеклами на окнах.
   -- Надеюсь, он не станет запрещать брать в театр детей? -- взволнованно озвучила служанка вопрос, беспокоивший и Наги тоже. -- Давите на то, что мальчики очень ждали этот концерт и хотят развлечься на ярком представлении.
   -- Так и сделаю. -- сердито проворчала Наги. Как будто ей самой, без советов, трудно догадаться! Она всю свою фантазию и мастерство убеждения приложит, но заберет мальчишек с собой! Воля Золотого Бога должна быть исполнена!
  
  

* * *

   Солнце давно скрылось за вершинами великих холодных гор, когда небольшой обоз, состоящий из четверки тяжело груженых саней и отряда охраны, преодолел последний снежный завал. Перед путниками теперь раскинулось большое ровное плато искусственного происхождения, на котором стоял малый пограничный замок страны Камней. Укрепления и жилища для двух сотен солдат, с семьями и работниками.
   -- Вот и все, считай что дома! -- обернувшись к сидящим позади него пассажиркам, подбодрил съежившихся дамочек начальник хозяйственной части. -- Устали? Замерзли? Сейчас организуем вам горячий ужин, воду для умывания и теплую комнату для сна. До утра сможете отдохнуть.
   -- С-спасибо, господин управляющий. -- тяжелым, басовитым голосом ответила одна из пассажирок и тут же испуганно замолчала. Стыдливо спрятала лицо в меховой воротник подаренной ей накидки.
   Обе дамы были яркими представительницами особой категории букэ-но-онна, женщин из самурайских кланов, с которыми био-инженерия сыграла злую шутку. Генетически модифицируя солдат, ученые в лихие годы думали о боевой эффективности самураев и мало заботились о том, как будут выглядеть потомки перегруженных тестостероном боевых монстров. Немало солдатских дочерей рождались с сильнейшими гормональными отклонениями и от мальчиков отличались разве что размерами и звучанием голоса. Обеим пассажиркам обоза повезло еще меньше, ни телосложением, ни голосами, ни ростом они от мужчин своей нации особо не отличались. Когда начхоз увидел присланных по его заявке работниц, он даже подумал что кто-то ради шутки подослал к нему двоих новобранцев из панцирной пехоты. Двухметровые широкоплечие дылды с густыми бровями и квадратными подбородками. Разве что бород с усами нет, да и те наверняка удалены депилирующими средствами. Обе в бесформенной одежде, не поймешь мужской или женской, только значки с цветами сакуры на левой стороне груди недвусмысленно выдают в них представительниц прекрасного пола. Снабженцы, небось, настояли, чтоб надели, во избежание глупой путаницы, но недавних рабынь это нисколько не радует. Вона как стесняются, так и норовят значки руками прикрыть. Смирились, привыкли жить с тем фактом, что их все принимают за парней. Понять можно - надела мужские штаны и рубаху, да ходи спокойно, не чувствуя со всех сторон насмешливые, издевательские или удивленные взгляды. Ну ничего, народ в замке не дикий, поможет девчатам комплексы преодолеть. Глядишь, и расцветут еще на летнем солнышке.
   Обе рабыни были черноволосыми, черноглазыми гварками. Беженками из страны Горячих Источников, светлокожее население в которой подверглось тотальному геноциду после того как орды взбунтовавшихся юхов разбили объединенные силы империи Лесов и колоний. Те из горных гваров, что сумели ускользнуть от волнистых ножей злобных краснокожих карликов, бежали в империю. Попытались наладить жизнь и быстро поняли, что ценились "союзниками", они только пока исправно платили колониальный налог. На помощь социальных служб, обеспечивающих переселенцев жильем и работой, могли рассчитывать только юхи, вот уже который год с удовольствием переселяющиеся из пропахших вулканическими газами пещер в светлые и благоустроенные города равнинной империи. Перехватывающие любую работу, заселяющие целые районы и создающие свои обособленные анклавы, пещерные дети огня жадно хватали все доступные пособия, растаскивали средства благотворительных организаций и злобно скрежетали зубами, провожая взглядами любого "холодного", попадающегося им на глаза. Гварам же, и прочим светлокожим, покинувшим взбунтовавшиеся имперские колонии, правозащитники и социальные работники только корчили неприязненные рожи, а в прессе была развернута целая компания по гноблению беженцев. Утверждалось, что глупые, жадные белокожие угнетатели скотским отношением и бесчеловечными условиями жизни довели трудовой народ юхов до восстания. Получили, что заслужили, потеряли две страны, пришли на чужую землю и набрались наглости требовать какую-то помощь!
   Горные гвары в изумлении таращили глаза, когда вполне светлокожие имперские граждане, полоумные городские подростки и безобразные визгливые тетки, нападали на них. Сопротивленки в союзе с антирасистами избивали гваров, гнули их к земле и заставляли унижаться, выпрашивать прощение у глумливо ухмыляющихся юхов. Имперцы показывали юхам, что враг - вот он, горные гвары. Что только этих нужно ненавидеть, а они, граждане прогрессивной и толерантной империи, полностью на стороне сбросившего оковы народа. Обрадованные юхи быстро поняли что к чему и принялись свирепствовать. Совершенно безнаказанно. Грабеж, вымогательство, обман, побои? Даже похищение или убийство беженца не вызывало у сил закона никаких стимулов к действию. Единственным спасением для остатков истребляемого народа стало бегство на запад или юг, еще дальше от Огненных Гор. Куда угодно, даже на восток, на Проклятые Острова, в стремительно растущие и набирающие мощь города-крепости возрождающейся страны Морей. А что же с теми, кто не успел сбежать? Не смог выбраться, или по глупости ухватился за то немногое, что удалось получить на имперской земле?
   Обе бывшие рабыни, которых угрозами расправы вогнали в долговое рабство, а затем заставили подписать документы о собственной продаже, были тихи и молчаливы, нервно кутались в свою невзрачную одежду и испуганно отводили в сторону затравленные взгляды. У обеих были множественные следы побоев, а у той, что сидела ближе к старому начхозу, на виске красовался округлый белый шрам. Как сообщил мозгокрут, проверивший прошлое купленных рабынь, подкравшийся юх подпрыгнул и со всего маху ударил куском кирпича стоящую к нему спиной гварку. Просто так. Потому что это очень весело - когда большой белокожий человек падает.
   Начхоз едва сдержал желание протянуть руку к великанше, спрятавшей лицо в пушистом воротнике, и погладить ее по голове. Настрадались, намучились. Похищенные при нападении юхов на барак беженцев и проданные в рабство, на момент выкупа обе были едва теплыми трупами, сохранившими только простейшие реакции на внешние раздражители. Два месяца в медкорпусе реабилитации провели, прежде чем начали понимать происходящее, совершать осмысленные действия и говорить. Теперь-то хоть на людей снова становятся похожи. Когда самураи из охраны обоза подарили одной накидку с меховой оторочкой, а второй красивый платок и пушистые варежки, в глазах гварок расцвело что-то теплое и даже женское. И это как раз то, что радует больше всего! Живы, значит? Не бойтесь, здесь вам не империя! Людей гнобить никто не приучен. Почувствуете еще себя и женщинами, и красавицами! Да, именно так! Центр распределения не отправил бы работниц именно в этот пограничный замок, если бы они не были генетически совместимы с солдатами местного гарнизона, а в гарнизоне две сотни парней из специального армейского заказа, в котором создание женщин вообще не предусматривалось. Каждая женщина, способная зачать и родить ребенка, станет здесь желанной и любимой. Парни мечтают о семьях и детях. Великие беды позади. Уничтожены Темные Инженеры, пресечены грабительские рейды шиамов, крепкой рукой нового дайме остановлен распад страны на враждующие регионы. По всем долинам Великих Гор уцелевшие люди собираются в крепкие сообщества, восстанавливают поселения и заново запускают фабричное производство. Из страны Холмов, в обмен на металлы, нефть и бурый уголь, поставляется продовольствие. Уцелевшие научные центры выдают тысяча за тысячей генетически модифицированных солдат и работников, что пока еще только дети, но скоро будут готовы к борьбе за жизнь в суровом климате холодных гор. Нужно больше молодежи! А старикам нужно продержать период мира еще лет десять, и за будущее страны можно будет больше не волноваться.
   Громкие, рвущие нервы завывания сирен разнеслись над плато, заставив охрану и работников обоза встрепенуться и начать озираться в поисках опасности. Боевая тревога? Что случилось? Рейдеры шиамов рядом? Осколок Затмения? Недобитая горная банда?
   -- Все внутрь! -- распахнув ворота пред обозом, человек двадцать самураев высыпали наружу и встали полукольцом, держа оружие и щиты наизготовку. -- Бросайте обоз! Живее, живее!
   -- Что за шум? -- спросил начхоз у одного из десятников, своего закадычного приятеля. -- Банда?
   -- Бог-император. -- мрачно бросил в ответ десятник. -- Живо все за стены! Бросайте сани с лошадьми здесь и бегом под бронеколпаки! Если придется замок подрывать, под колпаком хоть шансы выжить будут!
   Первая фраза десятника объяснила начхозу все и сразу. Мрачные слухи о новой Багровой Тени давно гуляют среди гарнизонов больших и малых крепостей. За два месяца с момента появления чудовища, погибли четыре крепости. Две в стране Железа, и две в стране Камней. Так же был уничтожен стратегически важный рудник и небольшая армия, застигнутая на марше. По запискам, спешно нацарапанным погибающими, им по радиосвязи приходило предупреждение, что бог-император жаждет крови, а затем налетала буря радиопомех, глушащая любые сигналы. Минут пятнадцать давалось гарнизонам на подготовку, а затем следовала атака. Четырехметровый гигант в сверхтяжелой броне падал с небес или таранным ударом пробивал каменные стены. Равнодушно принимал шквал ударов со всех сторон и начинал истребление всего живого. Оставлял после себя глубокие следы латных сапог, рваные следы когтей на стенах, распотрошенные, раздавленные и разорванные трупы. Бог-император убивал всех. Солдат, женщин, детей, крупных животных. И ни разу после побоища не было найдено ни фрагмента брони, ни капли крови нападающего. Орудийный огонь, динамит и боевые дзюцу не нанесли чудовищу ни единой раны. Никому так же не удалось сбежать. Трупы посыльных или впавших в панику лежали на снегу с распоротыми спинами.
   Начхоз, окриками загоняющий работников в подвалы замка, глянул на высокую каменную башню, возвышающуюся над внутренним двором. У ее основания суетились солдаты, закладывающие взрывчатку. Последняя надежда - заманить монстра сюда и взрывом обрушить на него тонны камня? Отчаянная попытка, что наверняка останется безуспешной. Успеть бы вооружиться...
   Он успел не только вооружиться, но и облачиться в доспехи. Через двадцать пять минут с момента поступления угрозы, шторм радиопомех, исчез так же внезапно, как и начался.
   -- Передумал что-ли, паскуда кровавая? -- начхоз напряженно вглядывался в сгустившиеся сумерки и не убирал руку с рукояти тяжелого боевого топора.
   -- Быть может, отвлекло что-то? -- выдал предположение один из стоявших рядом солдат и все оглянулись на младшего радиста, пробежавшего по стене к позиции командира гарнизона.
   Радист спешно оттараторил донесение, командир подумал несколько секунд, а затем вскинул голову.
   -- Нет связи с патрульными группами! -- выкрикнул он. -- Мне нужны пятеро добровольцев на поиски!

* * *

   Под руинным замком в стране Болот располагалась не только сеть катакомб старого, давно разграбленного и сожженного города, но и комплекс новых сооружений, главным среди которых была, конечно же, миниатюрная электростанция, дающая дармовую энергию самому комплексу и руинному замку над ним. Ученые и техники нелегального научного центра обслуживали электростанцию, доставляли для нее топливо и запчасти. Здесь же было собрано немало технических чудес, главным из которых правитель руинного замка считал здоровенные агрегаты реструкторов пространства, в камеры которых время от времени перебрасывались с баз на Проклятых Островах разные грузы. Оборудование, материалы, боевые группы и даже, в случае глубокой нужды, обычные продукты питания. Которые осведомленные люди побаивались есть, хоть им и было объяснено, что никакой это не мифический телепортатор с разложением и сборкой объектов, не транспортер через еще более мифическое варп-пространство и уж точно не манипулятор пятыми-шестыми измерениями. Куски пространства внутри камер обменивались своими координатами, без потери времени перебрасывая на огромные расстояния все, что техники и ученные умудрялись в эти камеры затолкать. Быстро, удобно и экономично. Технология, что вытеснит железнодорожный, морской и авиатранспорт, когда ее владельцы соизволят подарить свои достижения миру.
   Сегодня, крепчаку руинного замка пришлось дополнительно поработать, заряжая накопители камеры ударными запасами Ци, приказы Золотого Бога заставили весь персонал засуетиться. Заинтересованные этим движением, к камерам даже спустился дайме Руинного Замка, лично.
   -- Операция по ликвидации Черной Лисы идет успешно, -- сообщил ему начальник научной базы. -- Нападение лицедейки может произойти в любой момент и руководство перебрасывает нам ультимативного бойца. Улучшенный и усовершенствованный вариант Кровавого Сегуна.
   -- Еще один модифицированный из клана Фудзивара? -- у главаря бандитов, бывшего генерала армии имперских изгоев, челюсть отвисла. -- Лорд Кеншин, это бог войны! Неостановимый, непобедимый! Этот, новый, еще сильнее?!
   -- Мы подумывали, ради эксперимента, устроить бой насмерть между первым Богом-Императором и Кровавым Кеншином, но это было бы бессмысленным уничтожением нашего союзника. У многоуважаемого сегуна не было ни шанса на победу.
   -- Вы так говорите, будто лорда Кеншина больше нет.
   -- О, так вам не сообщили, господин генерал? Черная Лиса убила Кровавого Сегуна. В прямом боестолкновении.
   -- Что?! Да ты бредишь, большеголовый! Эта сопливая девчонка побеждает только обманом и диверсиями! Ее проблема выявить, а не убить.
   -- И, тем не менее, сегун мертв. Можно было бы испугаться, но шпионы Великого Наставника в Единстве подсуетились, и нам на помощь сейчас будет переброшен монстр, равного которому никогда не было и еще долго не будет во всей мировой истории.
   -- Всем приготовиться! -- зазвучало предупреждение от оператора. -- Связь установлена, координаты синхронизированы! Всем отойти от границ камеры! Транспортировка через пять... четыре... три...
   С нарастающей силой замерцали силовые контуры. На счет "один", оператор рванул рубильник до упора вниз и в транспортной камере возникла пригнувшаяся, коленопреклоненная фигура ужасающего своими размерами исполина, правой передней лапой придавившего к полу бородатого человека в присыпанной снегом меховой одежде.
   Осторожно и аккуратно, стараясь не зацепить силовой контур, исполин подался вперед. Волоча за собой пленника, он выбрался из транспортной камеры и встал во весь рост, оглядев представший перед ним зал и немногочисленных зрителей. Причем не он один это сделал.
   -- А-а, крысы крашенные! -- висящий в могучей лапе, бородатый горец с шевроном пограничной службы страны Камней на рукаве обвел зал и присутствующих мутным злым взглядом. -- Так и знал, что эта банка с дерьмом - ваша скотина!
   Между пальцами гиганта заплясали дуги электрических разрядов. Горец затрясся и заорал в агонии, терзаемый ударами электричества, а затем обмяк, слабо хрипя и источая запах паленого мяса.
   -- Простите, великий, что отвлекли вас от боевых испытаний... -- подал голос начальник научной базы.
   -- Ерунда. -- прозвучал из недр бронекорпуса тяжелый, мрачный голос. -- Меня уже бесит заточение в дирижабле, а эти недомерки так слабы, что ничего не могут мне противопоставить. Их уничтожение - пустая трата времени. Одно только есть удовольствие...
   Гигант поднял хрипящего пленника над головой, ухватил его лапищами за верхнюю и нижнюю части туловища, потянул в стороны и разорвал. Без тени брезгливости обрушил себе на голову и плечи месиво из крови и кишок.
   -- Ур-р-р! Ур-р-р! -- выжимая останки, монстр принялся размазывать месиво лапищами по броне нагрудника и плечам. В наплечниках открывались и закрывались заслонки воздуховодов, из отводящих отверстий на спине вырывались струи горячего воздуха. Тварь делала глубокие вдохи и выдохи, наслаждалась ароматом.
   Все присутствующие побелели как полотно, особо впечатлительных вывернуло прямо на пол.
   -- Хар-р-р-р! -- чудовищный самурай секунд двадцать блаженствовал, а затем выпрямился и встряхнул руками, небрежно швыряя то, что на них осталось, на пол. -- Ладно, хватит расслабляться! Мне сообщили, что мой старший брат, Фудзивара Кеншин, погиб от рук Багровой Тени, обозначенной как Черная Лиса.
   -- Именно так, владыка-император. И теперь мы вынуждены просить вашей помощи, ведь при содействии Черной Тени, узнавшая координаты нашей базы лиса способна очень быстро сюда добраться. Она может атаковать в любой момент!
   -- Пусть атакует. Я ей займусь. Передайте мне полную информацию и записи последнего боя Кеншина.
   -- Вот, здесь все, чем мы располагаем. -- начальник центра передал чудовищу папку с текстовыми отчетами и силовыми схемами, содержащими записи сражения.
   -- Отлично. Великий Наставник просил меня защитить объект ноль-один. Убрать всех прочь из камеры! Кто попытается приблизиться, будет расценен как Черная Лиса и немедленно уничтожен! Никаких посыльных, никакого обслуживающего персонала! Убью любого.
   -- Все будет исполнено по вашей воле, великий владыка.
   Не утруждая себя продолжением разговора, исполин направился к выходу, с показным пренебрежением не соизволил пригнуться и вынес возвышающимися над головой плечами верхнюю часть дверного косяка. Бетон перекрытий крошился под его ступнями, плитка трескалась, металлические плиты сминались и ломали камень, в который были встроены.
   -- Сколько же в этом монстре веса? -- едва нашедший в себе силы устоять на месте и не уползти в дальний угол под давлением излучаемой чудовищем мощи, генерал изгоев утер ладонью покрывшийся испариной лоб.
   -- Около тонны в самом и еще полторы тонны - доспех. Поменьше, чем в боевом коне, но при лобовом столкновении, коня ломает как картонную коробку, вместе с самой тяжелой броней. Этот боец способен пробить просеку во вражеской армии, прорваться к полководцу и уничтожить его, вместе с сотней охраны. Мощнейшее силовое усиление брони, запредельная реакция, физическая сила, совмещенная с массой и скоростью. Сенсорные способности, высочайшая скорость мышления, мастерство рукопашного боя и боевые дзюцу. Никто в этом мире, никогда, не сталкивался ни с чем подобным.
   -- Вы, и те обманутые вами инженеры из Единства, все сошли с ума! -- генерал изгоев смотрел на ученого дикими глазами. -- Что вы создали?! Энергия в нем бушует, как в эпицентре ядерного реактора! Он - безумец и маньяк, такой же, как Кеншин! Я надеялся, что вы поняли риск и ошибки на опыте работы с сегуном! Но как... как вы надеетесь контролировать вот это чудовище?!
   -- Не беспокойтесь, господин генерал. Заметили, как он был спокоен и рассудителен в диалоге с нами? Это и есть эффект контроля. Он успокаивается и приходит в бешенство по нашей воле. И когда появится лиса... уж поверьте, Бог-Император испытает такую ненависть, ярость и жажду убийства, что демоническая тварь в оборотне впадет в рабское безволие перед высшим существом.
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
   Хино Тайсэй, Черная Тень, отвлекся на задачи поважнее, и потому переброской пленников Безликого до мест заключения занялись городские службы закона. Кошек и команду захваченного дирижабля сопроводили к ближайшей дороге, на которой их уже ждали четыре закрытых деревянно-металлических фургона на конной тяге. Всех заковали в кандалы и загнали в фургоны, хоть и оставили без обычных для таких ситуаций ошейников со взрыв-печатями. Сопротивляться и совершать попытки побега никто не пытался. Сломленные кошки вели себя покорнее овец, а матросы и охрана дирижабля были похожи на наркоманов в состоянии эйфории. Вздыхали, глупо улыбались, таращились в небо, выдавали малосвязные реплики и норовили свалиться на землю.
   Проблем не возникло до самого города, но пройдя за главную арку ворот, самураи напряглись, увидев немалую толпу людей, запрудившую улицу. Из новостей узнали о пленных и пришли поглазеть на них? Ну да. Когда же еще удастся поглазеть на настоящих чудовищ, да еще живых?
   -- Граждане и гражданки! -- поднеся ко рту мегафон, громко и отчетливо произнес сотник городской стражи. -- Здесь не на что смотреть! Пленники не покинут фургонов! Расходитесь!
   Толпа заворчала, но в стороны раздалась и ничем не препятствовала движению фургонов несколько минут, как вдруг, без предупреждения, земля под конвоем пошла ходуном от волн Ци, нахлынувших с нескольких сторон. Враг ударил шипами, стремясь искалечить лошадей, опрокинуть и разбить повозки.
   Стражи среагировали быстро и грамотно. Ожидавшие того, что "позеленевшую" от положительного заряда Ци атакующих дзюцу не получится сбить, самураи бросили силы не на разрушение вражеского влияния, а на противодействие ему встречным ударом. Синяя и зеленая Ци столкнулись, камень дорожного полотна заскрежетал и зарокотал, терзаемый противоречивыми силами. Стражи пустили Ци в борта и днища фургонов, защитив их от сквозного пробития. Были разбиты колеса и крепления упряжи к фургонам, напуганные лошади рванулись и помчались прочь среди шарахающихся кто куда людей.
   Зеваки бросились врассыпную, но человек двадцать лишь закричали, попав в каменные щупальца и борцовские захваты. Восемь кошек, что пару секунд назад ничем не отличались от обычных горожан в обычной толпе, опрокинули взятых в заложники людей на землю. Одна из нападающих, дама в меховом манто и роскошной шляпке с перьями, уверенным шагом приблизилась к ощетинившемуся оружием конвою.
   -- Кто здесь главный? -- выкрикнула она. -- Сотник, ты? Или командир постарше спрятался в фургоне? Я - кошка-мать гнезда этого города! Хочу говорить с вашим начальством!
   -- Я здесь главный! -- выкрикнул в ответ сотник. -- Хотите переговоров? Прекратите сопротивление и сдавайтесь! Черная Лиса обещала жизнь тем, на ком нет серьезных преступлений!
   -- Кому из детей последнего бога не плевать на то, что там тявкает ваше демоническое отродье? Мы пришли за нашими братьями и сестрами! Отпустите их, и никто не пострадает! Видите наших пленников? Меняем всех на всех!
   Другие кошки усилили нажим и захваченные в заложники горожане завыли от боли.
   -- Мы готовы атаковать! -- твердо и угрожающе проорал, поднимая оружие, командир самурайского отряда. -- Уберите оружие и сдавайтесь! Все, кто окажут сопротивление, будут убиты!
   -- Убиты?! -- кошка расхохоталась и окуталась зеленым пламенем бушующей Ци. -- Вы все, что, не поняли расклад сил? Перед тобой - бывший дзенин из скрытого селения Ветвей! Я тебе подобным двадцать лет глотки резала, еще до того, как стала кошкой! Больше всего люблю подбираться к вам во сне, обожаю, когда на белых солдатских рубашках распускаются алые цветы, но и лицом к лицу любому запросто кровь пущу! За мной не одна сотня трупов! А у тебя, младший командир городской стражи, есть хоть что-нибудь, чтобы заявлять мне и моим котятам такие смелые угрозы?!
   -- Есть! -- из-за зданий вдруг выступило еще полтора десятка людей в гражданской одежде, с разномастным оружием в руках. Выглядели они куда менее внушительно, чем бронированные великаны, охраняющие конвой, но наглая кошка вдруг сразу же стушевалась.
   -- Адзай? Приставучая псина. -- узнав командира новых врагов, кошка сплюнула в сторону и выхватила из-под одежды длинный, тонкий клинок с рукоятью без гарды. -- Так назойливо преследовать даму... может это - любовь?
   -- Не обольщайся. Нам не разминуться, Хана-чан, раз уж отрезание кошачьих хвостов стало моей основной работой. Погналась за внешней молодостью? Нравится безнаказанно резать и душить людей? Я выставлю твою голову на шесте, чтобы все, в ком играет такая же дурь, увидели чем это заканчивается!
   Слова словами, но бросаться в драку ни одна из сторон не спешила. Все понимали, что сцепись они сейчас, потери будут ужасны. Здесь навалятся горы трупов. Кошек, стражей, охотников. Простых горожан и подконвойных. Потери Золотого Бога будут не так велики численно, но жить всем девяти его избранным детям все-таки хотелось.
   -- Адзай! Сделка! -- после почти двухминутного напряженного молчания, выкрикнула главная кошка. -- Мы оставляем заложников и уходим! Вы не преследуете нас три часа!
   -- Думаешь, успеешь далеко убежать? -- отозвался охотник. -- Что же... если господин самурай не возражает, я согласен проверить.
   Командир стражей глухо зарычал от ярости.
   -- Спокойнее, солдат. -- успевший подойти ближе, сказал ему шиноби. -- Посмотри на них. У всех - зелень в глазах и по коже. Это - кошачья элита. Даже вместе мы можем не справиться. Подоспевшие подкрепления их добьют, но знаешь... мне не хочется писать десятка полтора похоронок на своих людей. Сейчас лучше разойтись.
   -- Я на связи с командованием. Решение будут принимать...
   Кошки, без слов, разжали хватку на шеях гражданских, отступили и, молниеносными рывками, бросились прочь, к городской стене. Самурай злобно выругался.
   -- Почувствовали, твари, что пути к их бегству блокируем. Шпионы кругом. Предупредили их.
   -- О-ох, зараза! -- охотник, в не меньшей ярости сдернул с себя шапку и взъерошил свои черные, с изрядной проседью, волосы. -- Пришлось засветиться! Мы только что прибыли в город, а у вас здесь такой бардак! Простите, что не представился раньше, господин страж. Мы - вольные охотники на чудовищ, вот наша лицензия на работу в стране Птиц и контракт с фирмой страны Песков, на проверку сведений о кошках-оборотнях. Кошаки в пустынной империи убили десятка два младших сотрудников и людей из наемного персонала Единства Культуры. Присвоили их документы, внешность, одежду и разное оборудование. Зарисовались под охотников и искателей. Хотят еще больше всех вас поссорить с их злейшими врагами. Хитрые твари.
   -- Утверждаете, что солдаты и агенты Единства, которых мы придавили сегодня в Хамаоке - переодетые кошаки? -- с недоверием спросил страж. -- Стойте на месте! Не вздумайте попытаться сбежать! Все, пойдете с нами, для допроса! Демонам и мозгокрутам будете заливать свои байки про невинность крашенных крыс! Стоять, я сказал! Устроили спектакль, и думаете мы все в доверии перед вами распластаемся? Сдать оружие! Держать руки на виду!
   -- Господин самурай! -- фургоны были серьезно повреждены и стражи выводили из них пленников, собираясь переправить их до базы пешим ходом. Капитан захваченного дирижабля приблизился к командиру охранения. -- Позволите сказать? Нас наняли через торговую фирму страны Песков, от которой у нас до этого было немало заказов на транспортировку грузов. Документы подписывала дочь владельца фирмы, с которой я хорошо знаком. Одна из этих... увлеченных поклонниц Единства. И она... знаете, она вела себя очень странно. Озиралась по сторонам, как будто была в незнакомом аэропорту и никогда раньше не видела наш дирижабль. Глупо улыбалась, нервничала и злилась, отмахивалась при попытке с ней поговорить. Люди, поднявшиеся по ее приказу на наш борт, были одеты и выглядели как пустынники, но я видел, что ведут они себя как имперцы... как изгои из империи Лесов. Речь, манеры, привычки, выдали их сразу, с головой. Тогда-то я и понял, что мне с моими парнями смерть. Это были кошаки и бандитские недобитки. Из бандитов многие кошек смертельно ненавидят, но терпят, потому что выжить и отомстить хотят еще больше.
   -- Разберемся. К несчастью для всех оборотней и интриганов, на нашей стороне тоже есть одна пушистая интриганка. Не смотрите что мелкая девчонка, всех ваших хитрейших облезлых кошек за хвосты вытащит на свет!
  

* * *

22:10

   Перед кабинетом наместника, чтобы не смущать всех подряд постоянным присутствием охраны, был устроен небольшой вестибюль, в котором сейчас находились двое самураев. Один из личных телохранителей великого лорда и армейский капитан, второй после лорда командир войск клана Минамото.
   -- Только госпожа. -- преградил телохранитель дорогу служанке. -- Аяме-сан, покиньте, пожалуйста, помещение.
   Попытка спорить вызывала бы только удивление и подозрения.
   -- Подожди меня в гостиной, с господином Минору. -- со вздохом отдала кошке-служанке указания Наги. -- Принеси ему новые напитки и развлеки беседой.
   -- Конечно, госпожа. -- Аяме поклонилась и вышла.
   Телохранитель смерил оставшуюся перед ним кошку тяжелым взглядом био-сенсорных глаз и получил в ответ недовольный взгляд от леди. Что этот болван надеется найти? Бомбу, нож или яд? Думает что она, родная мать, может задумать убить своего единственного и любимого сына?
   -- Вам могли подложить взрыв-печать или отравленный платок незаметно. -- смутившись, пояснил страж. -- Таков долг службы, не сердитесь на меня, моя добрая госпожа.
   -- Да, такие случаи бывали. -- примирительно вздохнув, Наги развернула веер и обмахнулась им пару раз. -- Нашли что-нибудь, Сюдзо-сан?
   -- Только то, что вы выглядите восхитительно, леди Нацуми. -- страж поклонился и сделал шаг к двери, чтобы открыть ее перед дамой.
   -- Ах, спасибо! -- Наги улыбнулась и стеснительно прикрыла лицо веером.
   -- Не сочтите за бестактность, моя госпожа, но клянусь всем, чем угодно, что мне еще никогда и нигде не приходилось встречать даму, способную сравниться с вами обаянием и красотой.
   Вот так-то лучше. При звуках чужого имени и откровенной лести, Наги почувствовала побежавшие по ее спине мурашки удовольствия. О да, она - восхитительно выглядящая леди Минамото Нацуми! Хозяйка этого дома и самая влиятельная женщина в этом регионе! Благородная красавица, обаятельная, обожаемая и желанная! Каждая девочка в душе - принцесса? Истинная правда! Эту принцессу в несчастной Наги почти убили и успели глубоко закопать, но превращение в леди оживило и высвободило всю ее силу. Ах, как пышно расцвела в Наги женственность, привлекательность и сексуальность! Она в сто, нет, в тысячу раз красивее и соблазнительнее той идиотки Нацуми! Даже здоровенный мохнатый монстр, у матери которого дочь бога отняла богатство и общественный статус, не может перед ней устоять! Точно почуял, на уровне подсознания, что рядом с ним не родственная ему и не старая тетка, а готовая для продолжения рода, молодая, зрелая женщина, в самом расцвете сил! Биологические стопора срубило, и он влюбился без памяти в почти что собственную мамочку, мохнатая морда! Голос меняется, на робость да растерянность зверюгу пробивает. Сколько дарит заботы, ухаживаний и подарков! Всех шлюх мамы Наны можно было бы лет на сто вперед купить! Так непривычно получать дорогущие сокровища и ни разу за это под дарителя не лечь! Подсознание подсознанием, но великий лорд твердо уверен, что она - его родная мама, и яростно сопротивляется извращенному влечению. Досада какая! Такая звериная мощь, такой жар в крови! Когда же ты сорвешься и набросишься на истомившуюся даму, бешенный медведь?! Ха-ха! Не покалечил бы только, в порыве страсти!
   Всплеск гормонов вернул злодейке прекраснейшее расположение духа. Ей до одурения нравилось быть обожаемой и желанной. Она - благородная леди! Где там ее звероподобный сынок? Уродливый и безобразный, но потрясающе заботливый, ведь она - единственная близкая и дорогая женщина в его жизни!
   Дверь позади нее закрылась.
   -- Йори... -- мягко позвала Наги мрачного великана, склонившегося над документами, лежащими на столе. -- Йори, я здесь!
   -- Да, вижу. Это замечательно. -- Йоримаса поднял голову и взглянул на посетительницу. -- Роскошно выглядишь, мама. Как, впрочем, и всегда в последнее время. После той истории, с господином Нарикацу, ты буквально помолодела лет на двадцать, или даже тридцать. Любовь творит с нами чудеса, верно?
   -- О-о, спасибо, сын. -- Наги приложила руку к груди и, обмахиваясь веером, подошла к поднявшемуся из-за стола звероподобному гиганту. -- Приятно это слышать. Но я и правда чувствую себя в эти месяцы замечательно. Думаю даже, что не нужно в этом году тратиться на омолаживающие процедуры. Сэкономим миллион-полтора.
   Она ждала заверений, что деньги не главное и важнее всего заботиться о здоровье, но лорд Йоримаса ее словно не услышал.
   -- Я тебе говорил, мама, что уже раз пять или шесть наши гости ошибались... видели тебя рядом со мной, видели как ты заботишься о детях, и принимали тебя не за мою мать, а за... жену.
   -- Ах-ха-ха! Да, это было забавно. Но что за странный разговор, Йори? Зачем ты позвал меня?
   -- Не спеши. Я тоже начал замечать, что между нами исчезли отношения матери и сына. Ты льнешь ко мне совсем не так, как это могла бы делать родственная женщина.
   -- Что, ты, Йори! Глупости какие! Я просто очень тебя люблю...
   -- Прекрати эту болтовню. Посмотри вот сюда. -- наместник вынул из ящика стола и положил на стол лист заключения генетической экспертизы. -- Я получил эту бумагу час назад. Понимаешь, что это? Это - объяснение всего. Я - не твой сын. А ты - никогда не была в родстве с кланом Минамото. Неожиданное заявление, не так ли? И такое любопытное! Пять месяцев назад, на свидании моей матери с твоим сообщником, ты убила ее, верно? Или ты и есть тот наглый аферист, Нарикацу, соблазнивший одинокую, доверчивую леди, а потом убивший ее, с целью завладеть состоянием, попользоваться именем и статусом?
   -- Что?! Нет, нет! -- встрепенулась Наги. -- Я - не он! Я - женщина! -- подавившись словами, она снова замолчала, готовая упасть в обморок от ужаса и изумляющаяся тому факту, что до сих пор жива.
   -- И меня это очень радует. -- мрачно ухмыльнулся наместник. -- Не хотелось бы объяснять самым внимательным, откуда у моей матери вдруг появились мужские половые признаки. Да, ты - женщина. Но ты можешь быть и аферисткой, что сначала добралась до тощего дружка моей матери и перевоплотилась в любвеобильного искуствоведа, а затем прибыла в Хамаоку и выманила на свидание леди. Как бы то ни было, ты не кажешься мне конченой дурой, и целых пять месяцев вполне неплохо изображала из себя мою мать. Это отлично. У меня для тебя предложение, аферистка, кем бы ты там ни была. Во-первых, факт убийства моей матери необходимо скрыть, иначе репутация клана очень сильно пострадает. Во-вторых... мать постоянно вмешивалась в мое правление со своими непрошеными советами и интригами, чем люто меня раздражала. Поэтому я совсем не против оставить тебя в живых, воровка, и позволю тебе дальше называться моей матерью, пока... пока ты будешь хорошо притворяться ею и ни в чем не вздумаешь мне мешать.
   -- Что?! Это... это... правда?! Вы... вы не казните меня, господин?!
   -- Ты уже была бы мертва, если бы это не было правдой. Ну так... кто ты такая?
   -- Я... Курияма Наги... -- как и многие безродные, те, что были не уличными бродягами, а воспитанниками детских домов, Наги использовала название детского дома в качестве фамилии. -- Я - дочь самураев... но родители бросили меня, не знаю почему. Наверное был голод, или клан погиб на войне. Совсем маленькой, я попала в детский дом...
  
   Наместник, стоявший в дальнем углу комнаты и наблюдавший за действием со стороны, скрежетал зубами, но стойко сдерживал свою ярость и Черной Тени, присутствовавшему здесь же, не пришлось экстренно перебрасывать взбешенного наместника в руины вымершего города, где великан мог бы без ущерба лисьим замыслам разнести пару ветхих зданий.
   -- Теперь, полагаю, ни у кого нет надежды на ошибку и желания защитить нашу новую знакомую от меня? -- осведомилась Корио, захватившая божественную кошку в иллюзии сразу, как только перед той открыли двери. -- Мне очень жаль, лорд Йоримаса, но думать нам остается не о спасении и защите леди Нацуми, а о мести за нее. Источник кошачьей заразы нужно выжечь, и с помощью этой гадины мы сможем узнать, где находится их логово.
   На божественных кошках не было никаких защитных силовых схем, лиса без труда окончательно окрутила и утопила в иллюзиях одну из возлюбленных дочерей Золотого Бога. Подхватив кошку под руки, она усадила ее на стоящий у стены диванчик.
   -- А сейчас, здесь будет твориться нечто очень неприглядное. -- сказала Черная Лиса. -- Господа, прошу вас покинуть помещение, во избежание серьезных моральных травм.
   Хино Тайсэй слегка поклонился, но великан Йоримаса продолжал стоять, со странным выражением на полузвериной физиономии глядя на спящую обманщицу, так невероятно похожую в этот момент на самую дорогую и любимую женщину в его жизни.
   Корио посмотрела на него с жалостью и, как всегда в таких случаях, действие перехватил на себя Безликий.
   -- Лорд Йоримаса! -- бесплотной тенью поднявшись за плечом великана, демон возвысил голос. -- Очнитесь и возьмите себя в руки! Мы пропустили удар и понесли тяжелые потери, но сейчас нужно не оплакивать погибших, а думать как защитить тех, кто все еще с нами! Кошки готовят убийство ваших детей, великий лорд. Каташи и Ринджи приговорены этими выродками к смерти и та, что лежит перед вами, даже не подумала попытаться их защитить. Не только потому, что у нее подрезаны мозги. Она сама по себе паскуда, одна из тех, что сейчас остервенело лезут в чужие дома. Готовьтесь сражаться! Страдать по погибшей матери будете потом!
   Йоримаса оглянулся на призрак чудовища, крепко сжал кулаки и, действительно очнувшийся от охватившей его горечи, уверенно зашагал к выходу. Адреналин и жажда мести охватывали его все сильнее, расцвечивая мир в багровых тонах.
   -- Я присмотрю, чтобы наш друг не вздумал чудить. -- сказал Тайсэй. -- Точно справишься одна? Могу перебросить Мей тебе в помощь.
   -- Справлюсь, не беспокойся. -- лиса развязала стоящий у кровати мешок и принялась вынимать из него нужные ей предметы. -- У меня есть навыки служанки и хорошая практика с надеванием-сниманием нарядов викторианского стиля. А уж до брезгливости... многое пришлось пережить. Иди. Твоей жене, в ее положении, кошмары и дурнота тоже не нужны.
   Тайсэй не стал спорить. Только положил руку ей на плечо, несильно сжал и, подбодрив кивком головы, направился следом за наместником. Еще пять секунд, и лиса осталась с кошкой наедине. Без учета демонической сущности, конечно же.
   -- Не переживай сильно, ты только глаза закрой, когда я попрошу, и дешево отделаешься. -- говорил Безликий, пока Корио вынимала из мешка большой подгузник для взрослого человека, такой, какой используют для ухода за лежачими больными. Там же, в мешке, была благоразумно припасена целая коробка гигиенических салфеток, резиновые перчатки и большое металлическое ведро, необходимое для того, чтобы лиса не изгадила собственной рвотой одну из стоящих у окна красивых фарфоровых ваз. Не лишняя предосторожность, ведь дурнота и рвотные позывы у нее начались уже сейчас.
   -- Ладно, ладно, я в норме. -- Корио захватила под свой контроль надежно соскользнувшую в сон самозванку, подняла ее как марионетку и принялась раздевать. Зрение демона показало ей, что вместо панталон и сорочки, кошка, как и леди Нацуми, носила хлопковую комбинацию, поэтому чтобы запаковать ее в подгузник, пришлось раздевать модную барышню буквально донага и заваливать шелками не только диванчик, но и оба стоящих поблизости кресла. Зато, разбойница и ее демонический подельник смогли полюбоваться на ничем не прикрытую красоту самозванки, что была действительно моложе настоящей леди Нацуми больше чем на двадцать лет и, после обработки Золотого Бога, буквально расцвела. Крепкое, зрелое тело взрослой женщины, пышущее здоровьем и обладающее притягивающими взгляд формами фигуры. Безликий с удовольствием наблюдал за лисой, в которой пышным цветом цвели обычные подростковые комплексы и бушевала зависть к красавицам-конкуренткам, которым очарованные мужчины дарили цветы, за которыми красиво ухаживали, водили на свидания и в рестораны. Да, она могла принять любой, самый красивый облик, поиграться краткое время, но как закрутить романтику всерьез, если за тобой постоянно бегают всякие убийцы? Да и люди страшно пугаются, сразу забывают о теплых чувствах, узнав что перед ними не человек, а легендарная, почти сказочная боевая биоформа, то ли полусумасшедшая богиня, то ли коварный страшный демон. В мужской форме Корио стойко держался, ходил мрачным и переваривал свое одиночество, а вот в женской нередко срывалась, устраивала тихие истерики и ревела в подушку от того, что ее никто не любит. Не из-за смены гормонов, которые при метаморфозах тела нисколько не менялись. Просто потому, что парню плакать вообще-то очень стыдно, а девочке вполне простительно. Нет, лиса не была идеальной. Чем дальше, тем больше в ней было той обиды, зависти и злости, что вызывает у людей нестерпимое и непреодолимое одиночество.
   Что в данной ситуации было очень даже полезно. Знание, что к нему испытывают искреннюю и сильную зависть, поможет создаваемому существу обрести довольство от собственной судьбы. Безликий это точно знал, ведь сам он точно был бы доволен, если бы ему бессильно и горячо завидовали.
   -- Готово? -- деловито осведомился злыдень, когда лиса закончила упаковку бандитки в подгузник и уложила ее на диван, прикрыв опустошенным мешком. -- Ну а теперь, закрой глаза, постарайся расслабиться и не орать.
   То, что в ней происходит нечто очень плохое и вредное для организма, Корио начала чувствовать сразу, как только демон убедил ее в необходимости создания его полноценной, хоть и урезанной копии. Контролировать дистанционно, как обычных марионеток или йома, среди кошек Корио не могла никого. Дистанция ограничена единичными километрами, а управляющую линию враги засекут мгновенно. Можно было создать краткосрочную копию, образ души в демонических силовых печатях, что рисуются на черепе жертвы и на несколько часов создают другую личность в захваченном теле, но обычные человеческие тела долго такие печати выдержать не могут и разлагаются буквально на ходу. За три-четыре часа найти базу врага точно не удастся, да и вычисляется подобный шпион по тем же силовым схемам элементарно. Обманка, шпион, помощник, должен быть самостоятельным, правдоподобным, долгоживущим и надежным.
   Вдоль позвоночника начала волнами пробегать вверх-вниз тяжелая боль, похожая на судороги. Безликий, намертво сросшийся с нервной системой своего носителя, рвал собственное тело, отголосками своих страданий ненамеренно цепляя человеческие органы чувств. Корио почувствовала, как легкие ее наполняются слизью, холодной и мертвящей, от которой дыхание тотчас парализовало. Темные Инженеры, если хотели сохранить тело донора, в такие моменты подключали его к аппарату для искусственной прокачки крови, а потом занимались полной реставрацией легких, но Корио и Безликому помочь было некому.
   "Не борись, теряй сознание". -- милосердно посоветовал демон. -- "Я сам справлюсь".
   От боли в легких перед глазами Корио все потемнело, но она успела почувствовать, как по дыхательным путям, вверх, устремляется нечто, похожее на слизня. Безликий, перехватив управление телом, шагнул к спящей кошке, схватил ее за лицо и уверенным нажимом пальцев открыл жертве рот.
  
   Сюдзо, самурай-сенсор, тайком наблюдавший за происходящим в кабинете его начальника, вдруг резко отшатнулся, побелел и затравленно глянул по сторонам, а затем схватил стоящую рядом вазу. Одним рывком, самурай вышвырнул из вазы цветы, поднес ее к лицу и шумно выдал в нее все остатки легкого перекуса, принятого недавно вместо ужина.
   -- Корио вежливо попросила, я от себя предупредил, что лучше не подглядывать, но кто же будет слушать демонов и чудовищ? -- не без насмешки, прокомментировал его действия Тайсэй. -- Полюбовался? Теперь живи с этим.
   -- Что там было? -- глядя на мучения телохранителя, не удержался от вопроса наместник.
   -- Она... она... выблевала ком глистов в рот той женщины! -- телохранитель прервался на еще несколько рвотных конвульсий. -- Длинный ком шевелящихся червей! И этот ком... заполз кошке в рот...
   -- Недоформированная, незрелая духовная пиявка. -- пояснил Тайсэй. -- Лишенная кожных покровов и органов жизнеобеспечения, фактически чистая нервная сеть, не способная ни минуты прожить вне тела носителя, но вполне способная захватить свое новое обиталище под контроль и осознать себя полноценной личностью. У меня в подчинении было две такие, созданные Темными Инженерами и высшим акума Тэндзином, что выдавал себя за бога знаний. Похожие, только многократно слабее и проще строением, развиваются во всех несчастных, зараженных демоническими печатями. Самые примитивные их формы - у ходячих мертвецов, йома. Самые же развитые из нам известных - многохвостые звери, высшие акума. В высшей степени разумные и могущественные существа.
   -- Незрелая? -- уточнил Йоримаса.
   -- Потому как создавалась в спешке. Дозреет еще, через год-полтора, но сильно не беспокойтесь. Научно доказано, что человеческое тело не может выдержать акума, развившегося до способности порождать себе подобных. Матриархи создавали мощные био-структуры из сросшихся трупов людей и животных, а Темные Инженеры использовали специальные залы с силовыми схемами высшего порядка, чтобы порождать младших демонов, лейтенантов демонических армий. Насколько я могу судить, Безликий сильно искалечил себя и не скоро сможет восстановиться, но никто в Единстве не ожидает, что он вовсе способен породить жизнеспособную духовную пиявку. Свою копию, с теми же повадками, способностями, стремлениями и памятью. С той же моторикой тела и поведенческими реакциями.
   -- Этот наш новый союзник... новая Алая Тень?
   -- Скорее Оранжевая. Ее создатель - не Дзясин и не Тэнзин. В эту духовную пиявку вложены совсем другие чувства и стремления, не такие как у всех остальных знакомых мне демонов. Можете считать меня сумасшедшим, но мне невероятно любопытно будет взглянуть на поведение этого демонического лейтенанта.
  
   Корио чувствовала как боль ослабевает и тьма перед глазами медленно рассеивается. Новый приступ дурноты накатил, ее вырвало, а затем скрутило в жесточайшем приступе кашля. Кровь и остатки отмерших бронхов выходили из нее темно-красными сгустками. Падая, они плюхались на дно ведра, над которым измученная девчонка, скрючившись, стояла на карачках.
   -- Ты как там, жить будешь? -- прозвучал справа ехидный голос. -- Минут десять уже тебя выворачивает. Где же хваленая регенерация и суперсинтез клеток, наследие этих твоих родственничков, неубиваемых Йомигаэри? Забыла в других штанах?
   Корио сплюнула в ведро смесь слюны и всего, что из нее выходило эти двадцать минут. Взяла из протянутой ей коробки несколько гигиенических салфеток, утерла лицо и, бросив салфетки в ведро, села на ковер.
   В стороне, на расстеленном по полу мешке, лежал подгузник, целая куча салфеток и резиновые перчатки. Пришедшая в себя раньше своей создательницы, лейтенант демонов сама о себе позаботилась. Провела гигиенические процедуры, натянула чулки и теперь сидела на диване вполоборота к Корио, с кокетливым видом застегивая на себе пуговки украшенной изящной вышивкой комбинации. Восторженная улыбка от уха до уха, жадно и ехидно блистающие глаза. У-у довольная, зараза! Одно слово - лярва. Так, Безликий, по оставшейся с эпохи Давних привычке, продолжал называть младшие злобные сущности, паразитирующие на человеческих телах и душах.
   -- Отличный выбор, роскошное тело! -- заявила новорожденная демоница. -- Самое то, что мне надо! У-ух как теперь парням надо быть осторожными! Только сверни кто в темный переулок! Сразу поймаю и отдамся!
   -- Ага, развлекайся, но смотри у меня! -- борясь с дурнотой, Корио поднялась и села на кресло. -- Я всегда рядом. Никаких лишних безобразий!
   -- Значит немножко все-таки можно?
   -- Конечно можно! Где грань дозволенного, сама поймешь. Умная ведь. И не маленькая.
   -- Ага, не маленькая! -- лярва, со злодейским видом, потискала и взвесила на руках свои груди. Крепкие, упругие, и при обработке у Золотого Бога увеличенные до четвертого размера. -- Одуреть какая взрослая! У-ух! Вот это по мне! Вот уж притисну я этой красотой какого-нибудь дяденьку к стенке! Фигу отобьется!
   -- Ладно, ладно, потом нафантазируешься. Дело делать надо. -- Корио, окончательно пришедшая в себя, поднялась и подошла к копии Безликого, что буквально оргазмировала от ощущений и мечтаний. -- Поднимайся, поправь белье. Сейчас в корсет тебя затягивать буду.
   -- Да уж, не откажусь. -- злыдня ехидным взглядом смерила лису, что продолжала разгуливать в одежде, снятой Безликим с имперской менеждерки Джунко. -- Такой утонченной благородной леди как я, никак не обойтись без помощи секретарши!
   -- Вот! -- Корио показала злыдне сжатый кулачок. -- Будешь задаваться - по носу получишь! Ну-ка встань ровно! Локти подними! Втяни живот!
   В четыре руки и владея нужными навыками, они нарядили дважды шпионку и дважды диверсантку в роскошное платье леди Нацуми всего за шесть минут, да еще три потратили на поправление прически и макияжа.
   -- Как мне тебя называть-то, лейтенант демонический? -- спросила Корио в процессе.
   -- Лярвой зови. -- отозвалась злыдня. -- Мне нравится! Есть в этом слове что-то такое... эмоционально созвучное со стервой, паскудой, гадиной, злыдней и шлюхой!
   -- Разве это не ругательства?
   -- Только для вас, людей. А я - аргессорша и бунтарка! Крушительница устоев общества.
   -- Я тебе покрушу! Прилично себя веди и слушайся старших, а то загремишь а Алые Тени. Сама знаешь, что с ними бывает. Давай будем тебя Йору (Ночь) звать?
   -- А давай мы тебя Клубничной Лапусей звать будем? Великая воительница Клубничная Лапуся! Не нравится? А меня какой-то Йоркой обозвать хочешь! Имя должно отражать внутреннюю суть существа и любому сразу показывать, с кем он столкнулся. Меня зовут - Лярва! И хоть в новые времена нас все называют какими-то духовными пиявками, скоро я всем объясню, что такое лярва!
   -- Ладно. Лярва, так Лярва. Запомни, сама выбрала!
   -- Ага! -- уперев луки в бока, злыдня повернулась к большому зеркалу на стене и мотнула тазовой областью враво-влево, играясь движением юбки. -- Ну девчата, всем кранты! Вот и я! Первая сучка на районе!
   -- Тихо ты! -- Корио толкнула ее ладонью в висок. -- Не кривляйся! Пора притвориться коварной кошкой, которая притворяется доброй и благовоспитанной дамой.
   -- Я, уж лучше, сразу притворюсь леди Нацуми. -- самодовольно заявила Лярва. -- Этой глупой шлюшке, Наги, до мокрых трусов нравилось ею притворяться, и мне тоже понравится! Нам, подлым, злобным гадинам, очень любопытно, знаешь ли, изображать из себя хороших и милых девочек!
   -- Вот, держи. Сумочка и веер. -- Корио протянула вещи, кивнув их с Безликим творению. -- Иди, доченька, и не позорь нас с отцом!
   -- Хах! Не переживай, мамуля! Даже если и будет какой-нибудь позор, я всем сразу заявлю, что это все по моему желанию и вы с ним здесь вообще ни при чем! -- она глянула на выход из кабинета, а затем на свою духовную родственницу, из души которой Безликий не мог не нахвататься черт характера, пока шло его формирование. -- Хэй, лисья душа! -- Лярва подняла руку и сжала кулак. -- Пора навалять всей этой кошкомордой сволочи!
   Корио подняла руку, сжала кулак и, с кривой, злой ухмылкой, толкнула им кулак союзницы.
  
  
Лярва. Во всей своей красе.
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
  

* * *

23:25

   Наверху, за несколькими слоями стен, зазвучала музыка. Послышались радостные восклицания и овации толпы.
   Хонока приоткрыла глаза, глянула вправо-влево и приподнялась, удобнее усаживаясь на ящиках со сценическим реквизитом. Этим она потревожила свою подругу, что сидела тесно прижавшись к ней и обняв за руку, как старшую сестру или мать.
   -- Что? -- Момо подняла голову, тоже начиная озираться.
   -- Зашевелились, людоеды. -- зло и мрачно сказала Хонока. -- Начинают финальную подготовку. Главная спонсорша прибыла? -- она посмотрела на настенные часы. -- Все точно по новому графику. Начинают разогревать толпу музыкой игрой цветных фонарей. В полночь - открытие главных дверей. Сорок минут на прибытие именитых гостей. Затем речь леди Нацуми и торжественная часть, после которой, сразу, начало концерта. А, во время первого выступления... большой сюрприз.
   -- Как думаешь, Хонока-чан, Черная Лиса... уже здесь, среди нас?
   -- Надеюсь что да, Эри. С хорошей разведкой и подготовкой. Даже если Золотой Бог приговорил меня к смерти, я напоследок с удовольствием посмотрю, как настоящий защитник человечества влепит лапой по морде нашей свихнувшейся фальшивке!
   Вспышка боли пронзила ее, а затем появилось чувство злобной и мстительной радости. Чувства Золотого Бога. Обиделся, поганец и... что-то задумал?
   Еще минут десять ничего не происходило, а затем в хранилище реквизита вошли двое. Неразлучная парочка. Фуджихара Нао и Безродный Томура, продолжающие изображать из себя принцессу из Единства и ее секретаршу. Заявивших, что порвали с так нелюбимой здесь организацией, что готовы всю душу вложить в созидание красоты и радости для страны Птиц. Важные лица в рекламе и продвижении этого концерта.
   Томура сразу же направился к Хоноке и Момо.
   -- Поднимайтесь и идите за мной. -- сказал он. -- Для вас обеих есть дело.
   Кошки-бунтарки ощутили приказ Золотого Бога. Сопротивление бесполезно. Вот только рожа стоящей перед ними твари, даже замаскированная под красивое женское лицо, так омерзительно искажена, что хочется врезать по ней чем-нибудь тяжелым, а не исполнять приказы.
   Тем не менее, обе кошки поднялись и последовали за уродом, что с презрительной ухмылкой отвернулся и сделал взмах рукой, приказывая не медлить и не отставать.
   Они вышли в коридор, поднялись на основной этаж и прошли по всей служебной части театра, обогнув по периметру сцену. Две минуты ходьбы и все четверо остановились перед дверями одной из нескольких больших гримерных для артистов, из которой пять минут назад служащие попросили удалиться всех. Сердце Хоноки билось все сильнее и сильнее, ужас и отчаянная надежда бушевали в ней, ведь минуту назад, пока она шла по коридору следом за верными слугами Золотого Бога, по ее правой руке вдруг словно пробежал прохладный ветерок и она, удивленно глянув на руку, с изумлением увидела алюминиевый тюбик с псевдокожей, который мгновение назад кто-то вложил в ее ладонь.
   "Не озирайся. Иди. Спрячь в карман". -- прозвучал в ее голове уверенный женский голос. -- "Смелее, бунтующий котенок! Я помогу".
   Хонока молниеносно спрятала тюбик в карман платья, под фартук. Никто вокруг явно ничего не заметил. Что это было? Если не дурная шутка Золотого Выродка, то... помощь... помощь наконец-то пришла!
   Лярва поспешно вернулась к сопровождению леди Нацуми и плавным движением скользнула туда, где согласно иллюзии, должна была находиться. Вот! Теперь можно хоть немного разгрузить силовую сеть. Демон-родитель, Безликий, молчал пока Корио одевала и готовила Лярву к исполнению назначенной ей роли, потому что все остатки сил своей разорванной на части сущности, самоотверженно бросил на создание мощнейших вычислительных силовых схем на костях скелета демонической дочери. Будто предчувствовал, что их придется так катастрофически напрячь буквально сразу по прибытии в театр. Перехват и подмена сигналов сети Золотого Бога. Иллюзии для десятков людей. На такое не способен и десяток мастеров-шиноби, но Лярва справилась, лишь слегка покривившись от боли в костях, страдающих от перенапряжения силовых схем. Нужно подойти поближе к месту действия.
   -- Мне любопытно было бы посмотреть на закулисье, господин директор. -- сказала она куратору кошачьего гнезда, что предстал перед ней в образе представительного пожилого джентльмена. -- Можете ли вы это мне позволить?
   -- Разумеется, Нацуми-сама. -- куратор низко поклонился ей. -- Ужасно жаль, что великий лорд-наместник запретил вам привести юных принцев на наш концерт...
   -- О-о да, ужасно, ужасно жаль.
   -- ...Но зная как вы обожаете детей, я с удовольствием представлю вам десятки наших очаровательных юных звездочек! Покажу вам замечательные декорации и гримерные артистов. Прошу сюда, госпожа. Прошу сюда.
   Лярва и сопровождающие ее люди немалой толпой направились ко входам в служебную часть театра. Лярва приготовилась. Сейчас придется поработать на надрыв.
  
   Сигнал пришел сразу от нескольких наблюдателей. Есть контакт! Провокация удалась!
   Верховный Координатор оценил доклады. Вмешательство посредством гендзюцу, манипуляция с глушением, перенаправлением и подменой сигналов. Характерный почерк действий для Корио и Безликого. Чувствуется опыт и почерк мастеров. Но не слишком ли легко Черная Лиса повелась на простейшую провокацию?
   Нет, не слишком. Эта воспитанная на героической манге дурочка ради одной-двух жизней хороших людей запросто подставит под угрозу срыва любую операцию. Или... нет, она не дура. С самого начала у нее нет намерений надежно прятаться среди кошек. Подозревая ловушку, она ищет себе союзников и пособников, не намереваясь действовать сама. Потому и работает так топорно. Что же, подобное действие тоже просчитано и лисе придется дорого заплатить за свою хитрость.
   "Отзываем группы бандитов из города"? -- пришел запрос.
   "Нет". -- ответил Координатор. -- "Продолжайте без изменений, словно ничего не случилось".
   Если Лиса будет действовать вот так, напролом, и провалит себя по всем статьям даже перед местными кошками, ей придется бежать и тогда жертва несчастной, обожаемой Наги будет напрасна. Пути для возвращения лисы в кошачью банду по-прежнему нужны. Сколько раз она успеет вот так убежать и вернуться?
   -- Время утекает, моя пушистая плутовка. -- довольно улыбаясь, Координатор взглядами сразу нескольких сенсоров следил за выявленной притворщицей. -- Все меньше и меньше мгновений для твоих трюков. Давай же, тварь! Пляши! Вертись! Удиви меня!
  
  
   Бандюгам, записанным в молодые кошки и отправленным на разбой, было объявлено, что кошачье гнездо в Хамаоке ликвидируется, поэтому нужно взять как можно больше добычи напоследок. Уговаривать себя они не заставили и волна преступлений захлестнула город. Приятной, добропорядочной внешности люди взламывали магазины, выдергивали сумки из рук прохожих, проникали в чужие дома и совершали разбойные нападения, одурманивая людей с помощью гендзюцу. Стража была занята другими проблемами, а бандитские разведчики внимательно следили за обстановкой. Произошло несколько стычек с местными преступными элементами, тоже вышедшими на промысел, но успокоили их кошки без труда. Не возникло даже лишнего шума. Суета поднимется через несколько часов, когда придут в себя попавшие под гендзюцу люди и будут обнаружены связанные жертвы грабежа. Даже тогда потребуется не один час, чтобы поднять по новой тревоге все силы закона, а пока все вокруг было мирно и тихо. Если не считать пяти инцидентов, в которых распоясавшихся до изнасилований и побоев кошек прищемили серые стражи, разбой шел гладко, да и попавшихся Великий Наставник ликвидировал прежде, чем тех успели допросить. Продолжающим работу были выданы рекомендации действовать как можно мягче, не причиняя жертвам физического вреда и тяжелых моральных травм.
   Грабь, воруй, но не убивай.
   Большой открытый экипаж, рассчитанный на шесть человек, привез на стоянку возле торгового центра целую стайку из восьми девочек-подростков, во главе с присматривающей за ними степенной интеллигентной женщиной. Извозчик соскочил со своего места, подбежал и открыл дверцу перед дамой, которой с поклоном подал руку чтобы помочь выйти из экипажа. Он узнал ее, про высокоученого педагога из страны Холмов не раз и не два писали в местных газетах, хоть и вспомнил где видел эту женщину извозчик только потому, что с нею были ее ученицы в знакомых черно-белых школьных костюмчиках. Как бы то ни было, к учителям, наравне с врачами, в стране Птиц относились с особым почтением и все вокруг спешили выразить им свое уважение. Несчастная Марикава Харуми, которой при предложении работы директриса все уши пропела о том, какой звездой здесь станет выпускница высшего института педагогики, могла бы только слезами заливаться, глядя как уже вторая бандитка, присвоившая ее документы и диплом, наслаждается людской вежливостью и знаками внимания.
   Теперь, вместо коварной идеологини сопротивленок, так замечательно устроившейся в Хамаоке под видом ученой дамы из страны Холмов, за Марикава Харуми выдавала себя "мамка" подростковой банды, бывшей когда-то школой кадров для крупной преступной группировки, державшей в кулаке немалый регион страны Фруктовых Садов. На биополе множество следов причиненного ею зла. Истязания, убийства. Как же плохо, что у людей нет демонического зрения! Для выявления и ликвидации таких вот паразитов.
   Метрах в пятидесяти от возницы и его пассажирок, не привлекая к себе внимания, медленно брел по улице неприметный паренек в обычной для этого региона школьной форме и потрепанном пальто. Корио, потративший на борьбу с внутренними травмами больше получаса драгоценного времени и немалые ресурсы организма, из взрослой женщины усох до худощавого подростка. Зверски болели кости, приступы ломоты накатывали на почки и печень. Прохожие с сочувствием поглядывали на сине-зеленого мальчишку с дурными ввалившимися глазами, явно мучающегося от тяжелого отравления. Особо отзывчивые даже предлагали ему поехать в больницу, но лис отмахивался, заявляя, что это из-за генетических мутаций, происходит раз в месяц и через пару часов само пройдет. Отдохнуть и поваляться на больничных простынях хотелось смертельно, но это уже была роскошь, о которой оставалось только мечтать. Из-за кого? Из-за вот таких гадин, как эта бандитская фальшивка!
   Сразу опознавший кошку по наличию маски из псевдокожи и целой россыпи силовых схем Золотого Бога, Корио смерил ложную учительницу оценивающим взглядом. Приятное лицо, хорошая одежда. Симпатичный, в общем-то человек. Была. Та, настоящая. Не эта. Этой вот только мозги выжечь и сдать команде утилизации, чтобы внезапная находка следов демонической расправы не травмировала психику случайному человеку.
   "Даже не думай". -- мысли Безликого звучали надрывно, словно голос тяжело больного, умирающего человека. . -- "Может и интересно было бы на пару часов вообразить себя настоящей учительницей, но у нас банально ресурсов нет на превращение во взрослого человека. Отъедаться и отлеживаться некогда".
   "Да знаю я"! -- продолжал плестись мимо стоянки извозчиков неприметный мальчишка. -- "Это же так... пустые мысли".
   "Ага, пустые. А чтобы о пустом не думать, ты лучше туда посмотри"!
   Мальчишка глянул в сторону девчонок, шумной стайкой высыпавших из повозки следом за своей наставницей. Восемь подростков разного возраста, в черно-белых школьных нарядах, симпатичных пальто и шапочках, с портфелями в руках. Портфели нужны для еще большего указания на статус школьниц? Девочки, у которых эти малолетние воровки отобрали одежду и документы, видимо невероятно кичились тем, кто они есть.
   "Узнаешь, лисья душа"? -- даже слегка оживая от злой радости, спросил изуродовавший себя демон.
   Вон та девчонка, и эта, что держится рядом с первой? Корио едва не споткнулся от удивления, узнав в нарядных и веселых кокетках тех самых, злобных и заносчивых молодых бандиток, что утром в поезде искали над кем поиздеваться, а за одно и курева добыть. Надо же, обе здесь! Старшая, любительница сигарет, и младшая, которая "Слыш, Маки".
   "Но они же не кошки!" -- изумленно подумал лис. -- "Ни масок, ни силовых схем! Какие-то мелкие маячки появились на запястьях, но это им уже явно здесь нарисовали, пока отмывали, стригли и маникюр наводили".
   "Ага! Повязками Золотого Бога подружки пока не злоупотребяли, или оказались непригодны для обучения. Только что завербованные, или бездарные тупицы, одно из двух".
   "Осторожно". -- Корио обратил внимание демона на еще шестерых взрослых людей, выходящих и двух прибывших только что повозок. -- "Эти вида не показывают, но, похоже, с ними".
   "Серьезная банда".
   "Еще чуть-чуть и начну бояться". -- Корио спокойно продолжил свой путь, направляясь к громадному зданию универмага, ведь для полного возвращения к жизни ему сейчас очень нужно было десятка два минут отдыха и две-три хорошие булки с мясом, которые можно было приобрести в местном пункте быстрого питания. -- "Эх..."
   "Чего вздыхаешь? Понравились девчонки? Ну да, вон какие красивые стали, совсем как не мрази будто бы. Сейчас начнешь это свое про то, что общество формирует человека, и если бы, да кабы... ной-не-ной на условия хранения, а яблоки уже сгнили. Нужен не только ремонт хранилища, но и сортировка, с удалением гнилья".
   "Все бы тебе кого-нибудь отсортировать, злюка". -- улыбнулся ворчливому демону мальчишка-лис. -- "Но если честно, то они ведь считают что это очень круто - бить, грабить и унижать других людей? А мы с тобой - супер-крутые ребята и просто обязаны творить всякую крутоту"!
   dd>   Звукоизоляция здесь, в гримерке для артистов, была на высоте. Никакой шум снаружи внутрь почти не проникал, да и здесь, судя по всему, можно было устроить неплохой погром без серьезного беспокойства для соседей. И, все-таки, Хонока точно попыталась бы, если бы хватка Золотого Бога ослабла хоть на мгновение. Зная это, великий Наставник следил за обоими непослушными котятами и не думал даже расслабляться.
   -- Вот мы и одни, снова. -- сказала Фуджихара Нао, плотно закрыв дверь и заблокировав замок. -- Момо-чан, ты как, успела немного отдохнуть? Из тебя получился очень милый мальчик, честное слово, но я всегда знала, что девочкой тебе быть нравится гораздо больше! Нет, что-то ты опять не кажешься мне счастливой. Как же так?! Неужели совсем не нравятся дары нашего Золотого Бога?!
   Момо теснее прижалась к Хоноке, но Нао, вдруг, схватила ее за плечо, рванула на себя и швырнула девчонку в объятия Безродного Томуры, с оскалом маньяка жадно вцепившегося в девчонку.
   -- Вы долго испытывали терпение Великого Наставника, глупые сучки. -- сказал насильник и убийца. -- Но если старшая была ему нужна ради своих способностей жрицы, то ты, мелкая бесполезная слабачка, жива только потому, что наш бог еще надеялся на добровольное сотрудничество с твоей подругой! Не хотите дружить, нет? Ну тогда твоя жизнь, мой сладкий персик, не так уж становится и важна!
   Момо пыталась закричать, а Хонока броситься на помощь подруге, но обе лишились власти над собственными телами. Старшая бунтарка могла только стоять и смотреть, как насильник опрокидывает младшую на ковер и начинает рвать на своей жертве платье. Момо замычала, застонала, бессильными и непослушными руками попыталась оттолкнуть маньяка. Золотой Бог оставил ей ровно столько свободы действий, сколько нужно было для создания самого жалкого и беспомощного вида.
   "Помогите"! -- вскричала мысленно Хонока, корчась в непреодолимом захвате чужой воли. -- "Помогите, кто-нибудь"!!!
   -- Я говорил, Момо-чан, что мне нравятся хорошие люди? -- Томура задрал на девочке платье и сунул руку к ее интимным местам. -- Да! Да! -- он сиял, любуясь на слезы, текущие из глаз его жертвы. -- Вот такими я вас и люблю! Очень! Очень страстно!
   Роняя капли слюны из оскаленной пасти, он резко отстранился от Момо, задрал на себе юбку наряда секретарши и сдернул трусы вниз, вываливая на всеобщее обозрение свои причиндалы.
   Хонока моргнула и, вдруг, лишаясь контроля со стороны Золотого Бога, сделала шаг вперед.
   -- Что?! -- моргая снова и снова, она принялась озираться.
   Вокруг простиралось бескрайнее пространство серого сумрака. Под ногами было подобие плотного, холодного бетона, вокруг клубился бесплотный серый туман. Перед ней, в нескольких шагах, от ошарашенной старшей кошки, пыталась приподняться и сесть такая же ошарашенная младшая. Момо пыталась прикрыть грудь лохмотьями разорванного платья и надеть обратно трусы, но рвущиеся на волю рыдания мешали ей.
   -- Эри-чан! -- Хонока бросилась к подруге и обняла ее. -- Тише, тише! Ты как? Очнись!
   -- Очнуться надо, но сильно не терзай. -- сказала, формируясь из темнеющих клубов тумана человекоподобная фигура с алыми глазами. -- Здесь, в иллюзиях, время течет быстрее чем в реальности. Силы мои не безграничны, но успеем и опомниться и подготовиться, прежде чем там, в реальном мире, наступит пора действовать.
   -- Ты... Черная Лиса? -- спросила у фигуры Хонока.
   -- Безликий. -- солгала ей Лярва. -- Черная Лиса, Корио, получила травму мозга и пройдет еще немало времени, прежде чем она сможет очнуться. Не беспокойся на ее счет, это - мои проблемы. Сейчас наша общая забота - Золотой Бог. Ко мне вопросов нет, я - демон, и по умолчанию враг богов. Не важно, ложные они, или настоящие. А вот ты... готова ли ты сражаться, кошка-жрица?
   -- Да!
   -- Не заявляй так уверенно. Это война не между святыми вершителями добра и чудовищами. Чтобы пресечь то зло, что творится, нам придется творить зло в ответ. Мы по самые плечи замараем руки в крови. Ты готова убивать? Готова резать врагам глотки и вспарывать им животы?
   -- Д-да... -- мрачно и напряженно ответила Хонока.
   -- Хорошо. -- Лярва сформировала из тумана длинный острый нож и бросила его к ногам старшей кошки, а затем сделала шаг к девушке, принимая в этом движении облик Безродного Томуры. -- Ну тогда, покажи мне свою решимость! Бери нож, и наноси удар! В горло, в сердце, в живот! Ударь! Убей меня! Покажи мне, кто ты такая!
   Оставив Момо сидеть, Хонока подобрала нож и поднялась. То, как она сжала оружие, как бросилась в атаку и с какой уверенностью вонзила оружие в живот демона, понравилось Лярве.
   -- Режь вниз! Выпускай кишки! Бей в сердце! Еще! Еще! Вскрывай горло! Отлично! Ты... -- демоница, заливаясь кровью, упала на колени. -- Ты... молодчина. -- давясь и кашляя, она показала белой, словно мел, Хоноке большой палец и повалилась на землю.
   Пару мгновений Хонока смотрела на истекающий кровью труп и пыталась отдышаться, как вдруг позади нее раздался испуганный вскрик, сменившийся болезненным хрипом. Резко обернувшись, кошка с изумлением увидела Фуджихара Нао, со свирепым выражением на лице набросившую веревку не шею Момо и затянувшую петлю. Багровая пелена бешенства заволокла сознание Хоноки, она сорвалась с места, вцепилась в душительницу и, опрокидывая врага на землю, принялась раз за разом наносить ей удары ножом. В грудь и шею, не обращая внимания на кровь и испуганные вопли.
   -- Прекрасно.
   Оружие, Нао и Томура исчезли. Момо, которую никто не душил, появилась в паре метров от подруги.
   Демоница, черная фигура с алыми глазами, стояла над двумя кошками, взирая на них с высоты своего роста.
   -- Рада, что не ошиблась. -- сказала злодейка. -- Ты - та, кто мне нужен, кошка-жрица.
   -- Я? А... а моя подруга?
   -- А она? Ха! После того, как вы столько лет оставались людьми в окружении монстров, разве ты еще не поняла ее роль в твоей жизни?
  

* * *

00:23

   К летнему театру, один за другим, подъезжали новенькие и красивые экипажи. Под восторженные выкрики и рукоплескания собравшегося на площади народа, к раскатанной ковровой дорожке выходили приглашенные со всей страны знаменитые деятели искусства. Четверо музыкантов, пять полузабытых актеров, режиссер десятка старых фильмов, известный художник, пообещавший нарисовать портреты победительниц конкурса, и еще несколько разноплановых знаменитостей, по воле судьбы осевших в Стране Птиц.
   В числе прочих, прибыла и Окадзаки Джунко, двадцать пять лет назад часто мелькавшая на экране в качестве ведущей детских телепередач. В частности, она появлялась между выпусками мультсериалов, чтобы в изумленно-обалделой манере прокомментировать произошедшее в выпуске и в восторженной манере объявить начало серии из следующего мультсериала. На такое необъятное море работы ничьей фантазии не хватит. Ведущая быстро начала повторяться, а дети по всему миру весело смеялись, заявляя что Джу-чан глупая и всегда говорит одно и то же. До сих пор ее шаблонные фразочки: "Что-что-что? Уже все"?! "Во-о-оу"! Или "что же придумают наши герои"?! Произносились ради шутки, пародируя интонации и глуповато-ошарашенный вид именно Джу-чан.
   Тем не менее, для миллионов детей по всему миру ее появление на экране означало скорое начало любимых мультфильмов, и даже такие простенькие комментарии позволяли детям разделить с кем-то первые эмоции от просмотра, за что милую глупышку Джу-чан любили и помнили до сих пор.
   -- Джу-чан! Джу-чан! -- раздались выкрики со всех сторон, зрители заволновались и подались вперед, желая лучше разглядеть женщину в нарядном праздничном кимоно с белой меховой накидкой, что вышла из повозки. Выкрики переросли в овации, когда просиявшая от восторга женщина помахала зрителям рукой, а затем помогла выйти из повозки очаровательной юной девушке, внешне очень похожей на ее маму. Толпа ревела, от шквала рукоплесканий и вспышек фотоаппаратов гостьи так растерялись, что им на помощь пришлось поспешить двум работникам театра, что с поклонами и улыбками проводили обеих до входа в театр.
   -- С дочерью пришла? -- задумчиво произнес лидер кошачьего гнезда, что в компании еще нескольких бандитов наблюдал за прибытием гостей. Да, это было неожиданно. Он был уверен, что лиса предупредит власти города и те начнут подсовывать вместо зрителей специально подготовленных людей. Шиноби и бойцов спецподразделений. По крайней мере, уберут из зала как можно больше детей и женщин.
   -- Ага! -- по своему истолковав слова лидера, один из бандюг принялся радостно потирать руки. -- А ведь я, по-молодости, страх как по ней фанател! Ха! Вот и свиделись. Нам же обещали рабыню из пленниц на выбор? Слушайте все! Джу-чан - моя!
   -- А ее дочка - моя! -- вскинул руку со сжатым кулаком еще один бандюга. -- Люблю мясцо посвежее!
   -- Безымянное мясо уже обрыдло! А Джу-чан - любовь детства! Если в первую неделю не помрет и не свихнется, - женюсь!
   Опустившиеся до бандитизма ронины-изгои перешучивались и свирепо похохатывали, а лидер кошек все оценивал и просчитывал тактическую ситуацию. Враг пытается создавать вид, что все тихо и идет по плану бандитов, но бойцы наверняка уже занимают позиции, чтобы по команде дружно осыпать здание бронебойными стрелами. Сенсоров-снайперов у стражей и клана Минамото много быть не должно. Будут бить по выявленным командирам и тем бандитам, что окажутся не прикрыты заложниками. Одновременно с обстрелом - слаженная и быстрая атака солдатами ближнего боя, с расчетом захватить зрительный зал и подвалы. Принять под щит как можно больше гражданских. Ну что же...
   Большую часть заложников можно отдать. На участие в концерте подали заявку две школьные музыкальные группы, четыре студии из разных городов и одиннадцать индивидуальных участниц. Тридцать шесть девочек от десяти до шестнадцати лет, среди которых больше половины из благородных и влиятельных семей. Многие пришли с группами поддержки, личными костюмерами и гримерами, с девочками из студий приехали продюсеры и учителя. Больше восьмидесяти человек - то ядро, которое станет гарантией безопасности для него и его котят.
   По периметру можно оставить вот этих, ронинов, мародеров и насильников. Жертвенный скот, который и нужен только для того, чтобы утолить жажду крови разъяренных защитников города. Котята уже получили приказ собраться близ основной группы заложников. Пора бы и самому перейти в безопасную зону, пока в голову не прилетел тяжелый арбалетный болт.
   Отдав несколько приказов, лидер кошек покинул зал, спустился по лестнице на первый этаж и прошел за сцену, где сейчас творилось настоящее столпотворение. Малолетние артистки, их сопровождающие, обслуживающий персонал и работники сцены сновали туда-сюда в радостном возбуждении из-за предчувствия праздника. Дополнительный хаос вносила толпа людей, окружающих особую гостью - Минамото Нацуми. Мать лорда-наместника, которой пять месяцев назад стала божественная кошка. Общается с юными звездочками, мило улыбается и бродит в откровенном восторге от всего вокруг. Какая довольная! Самая везучая, наверное, из всех кошек Хамаоки. Проститутка, из нищеты и грязи скакнувшая в благородные дамы! И останется ей навсегда, ведь даже в случае штурма, никто не подумает наставлять на нее оружие. На ней нет такого явного опознавательного знака, как контролирующие схемы Золотого Бога. Как, впрочем, и на нем, кураторе кошачьей стаи, тоже. Ему даже еще меньше можно беспокоиться о том, что его зарубят при облаве на кошек. Демоны видят в людях зло, но он злым никогда не был, а люди вокруг него всегда были счастливы. Среди бесчисленных мутаций и детей с особыми способностями, он, потомок самураев второго поколения, тоже был рожден с необыкновенным даром. Почти неосознанно и без заметного следа Ци, он был способен... располагать к себе людей. Все вокруг считали его милейшим ребенком, отличным парнем, замечательным мужчиной. Все спешили ему помочь, в учебе и на работе. Он легко находил друзей, мог брать и не отдавать долги, ему прощались любые ошибки. При такой-то силе невозможно не пожелать забраться повыше в общественной пирамиде, но попытавшись приблизиться к аристократии, он был замечен, получил оранжевый статус и однажды, спокойно уснув в своей постели, проснулся в научном комплексе Единства. Его исследовали, изучили и отправили на утилизацию.
   Клеймо чудовища и смертный приговор.
   Только за то, что нравился людям и посмел попытаться этим воспользоваться!
   Золотой Бог объяснил, почему это произошло. Единство Культуры работает как иммунитет организма, уничтожающий любые клетки, чем-то отличающиеся от остальных и способные нанести вред организму. Раковые клетки. Он - враг. Враг всех людей. И чтобы выжить, ему и таким как он, придется построить новое общество. Создать новое человечество!
   На руинах прежнего мира.
   С дружелюбной улыбкой, куратор направился к старичку в новеньком коричневом костюме и к девочке в концертном платье, что стояли среди толпы и радостно поглядывали на выход к сцене. Старик говорил, подбадривая свою внучку перед выступлением и восторгался окружающей их красоте, помогая девочке проникнуться духом царящей вокруг яркой сказки.
   -- Добрый вечер. -- куратор подошел, слегка поклонился и с удовольствием отметил, как дружелюбно заулыбались старик и девочка. -- Господин Аринори? А эта юная леди, должно быть, Юми-чан?
   -- Мы знакомы? -- спросил старик.
   -- Прежде не были, но я очень рад с вами познакомиться. Позвольте представиться: Шимидзу Хидэки. Я временно исполняю обязанности директора этого театра, а еще... я - владелец и управляющий "Тканевых Холмов". Моя работница, Хонока-сан, рассказывала мне, что нашла в этом городе замечательных друзей. У нас были хорошие отношения с госпожой Хонокой, и потому я рад был услышать от нее, что ее друзья выступают сегодня в моем театре. Нет, не подумайте, вы здесь не потому, что она ходатайствовала, или еще что-нибудь в этом духе. Хонока-сан сама узнала о том, что вы будете участвовать в представлении всего несколько часов назад. Приглашение отправлено вам только благодаря таланту и успехам вашей внучки, господин Аринори.
   Это была ложь. Куратор, конечно же, заметил дружеские чувства мятежной кошки к этим людям и только поэтому позаботился, чтобы они непременно оказались в театре, здесь и сейчас.
   -- Замечательно, замечательно! -- кивал головой старик. -- Я тоже очень рад познакомиться с другом госпожи Хоноки, Хидэки-сама. Вы - директор этого театра? Тогда я должен от всей души поблагодарить вас! Как все замечательно организованно! Восхитительно! Я никогда... никогда не видел такой красоты!
   -- Хидэки-сан! -- привлекла девочка внимание взрослых к себе. -- Скажите, а Хонока-сан придет? Я... мы видели ее днем и она была какая-то странная...
   -- Наверное, волновалась и устала из-за праздника, она ведь много помогала в его организации. Не волнуйся, юная принцесса, она обязательно будет с нами, когда представление начнется. Знаешь что? Возможно, она уже где-нибудь здесь, совсем-совсем близко.
   Да. Буквально в двух шагах.
  
   Когда, во время войны, клан Фуджихара вместо самоубийственного сопротивления выбрал предательство и помощь интервентам в захвате города, мир для Нао заиграл яркими красками. Не потому, что она надеялась поживиться при разграблении соседей. Просто ей смертельно хотелось, чтобы всем этим, работящим, дружным, успешным, что косо смотрели на ленивых оборвышей ее клана, стало плохо. Вид разгромленных домов и убитых горожан ласкал ее взгляд, ведь это было доказательством что все, кто заставлял ее учиться и работать - были дураками. Вот они, те кто учились и работали! Лежат в окровавленной грязи! А она - жива и смеется над их трупами!
   Разгром и гибель интервентов, в отличие от первых бандитских успехов, ничего ей не доказали. Вызвали только злобу и желание мстить. Ах, какое наслаждение она испытала, хлеща ладонями по щекам того мальчишку, что был самым авторитетным среди сирот местного приюта! Хороший парень, сохранивший честь и верность, за что получил благодарность народа? А она - презренная и ненавистная предательница? Было невероятно забавно избить этого парнишку, содрать с него лицо и переодеться хорошим мальчиком, став для всех сыном героев недавней войны! Никто больше не ожидал от нее подлостей и вредительства. Превратившаяся в Такеши, Нао вольготно разгуливала по вражескому городу и мечтала о том, какую крутую подростковую банду она соберет. Как будет разбойничать, а потом сдаст своих подельников и сбежит со всем награбленным! Деньги и драгоценности спрячет, а сама подкараулит еще одного хорошего мальчика, какого-нибудь слабака, обычного старшеклассника или студента. Бросит труп неудачника на съедение трущобным крысам, переоденется школьником и будет спокойно ходить на занятия, с насмешкой поглядывая на то, как все вокруг бегают в поисках подлого бандита Такеши!
   Увы, быть мальчишкой получилось как-то не очень. На полное разрушение авторитета и значимости имени Такеши в обществе уличных подростков Нао потребовалось меньше месяца, маска даже не успела толком врасти в ее лицо. Ну и плевать! Снова став девочкой, она быстро нашла себе приятелей в среде малолетнего хулиганья и начала организовывать так нужную ей банду, уверенно заняв статус подружки главаря. Так было еще даже проще и безопасней! Крутой, резкий и наглый главарь банды обхаживал ее, брал на себя всю работу и риск. Она даже начала посматривать на него, подумывая о том, что он, в принципе, может быть даже интересный парень... как вдруг перед ней появился Томура. Злой, энергичный, коварный, жестокий! Настоящий хищник, для которого все остальные люди - добыча и скот. С каким удовольствием он рассказывает об убийствах слабаков! Как кайфует, обманывая тупорылых обывателей! Бунтарь, всегда готовый насиловать и пытать, он... он... та-а-акой классный!
   Как и в тот день, когда ворвавшиеся в город интервенты ограбили и зарезали ее соседей, мир для Нао наполнился светом счастья. Наконец-то рядом есть кто-то, духовно близкий. Такой же сильный, как она! Ей не придется мириться, выискивая хоть что-то хорошее в окружающих неудачниках. Она встретила того, кому... кому... так и хочется отдаться!
   Все прошедшие полторы недели Нао и Томура были неразлучны. Под видом принцесс из Единства встречались с откликнувшимися на объявления о приеме на работу и помогали в организации концерта. По указанию Золотого Бога они сделали заявление, что разрывают сотрудничество с Единством и пресса тут же разрекламировала их как настоящих героинь, специалисток в области культуры, отринувших служение враждебной организации. Нао подозревала, что в интервью допустила несколько ляпов, из-за которых ее теперь считают недалекой дурочкой, но во-первых, красивой девушке - простительно, а во вторых, дурой считают не ее, а Йошихара Мисудзу, которой быть осталось совсем недолго. Золотой Бог, следивший за своими котятами, одобрил планы Томуры устроить развлекательный рейд по стране Лесов и даже подсказал, с кого этот рейд можно начать. Дочь одного увлеченного журналиста, вызывавшего неудовольствие Великого Наставника, выиграла студенческое соревнование по легкой атлетике и получила приз от спонсора - две туристические путевки на один из популярных курортов "Гармонии Юга". И с собой она возьмет не подругу, не жениха, а любимого младшего братика, с которым восемь лет назад несколько дней пряталась в обугленных руинах разграбляемого пиратами города. Она спасла братика, отдернув от схваченной пиратом матери, подхватив на руки и убежав, а он ее спас, ночами выбираясь из убежища под обвалившейся стеной, чтобы поискать еды и воды для своей сестры, впавшей в ступор от шока и ужаса. Их отец, отлучившийся из города по работе, не повесился при виде сожженного дома только потому, что нашел живыми своих детей. И это теперь нужно было исправить. На пути к курорту детей журналиста, студентку-спортсменку и ее милейшего братика угостят бесплатными прохладительными напитками с лошадиными дозами снотворного, после которых оба очнутся посреди бескрайней жаркой пустыни, накрытые одной простыней на двоих. Необходимой для того, чтобы жертвы не сгорели на солнце сразу, а умирали в ужасных мучениях от жары и жажды. Рыдая и пытаясь идти, уговаривая друг друга не сдаваться, они будут без надежды бороться за жизнь, а Великий Наставник проследит за ними через силовую схему на простыне. Запишет образ, который потом вложит в печать и подбросит отцу-журналисту. Чтобы тот сошел с ума. Чтобы каждый знал, что случается с теми, кто привлекает внимание людей к "невинным" проделкам кошек!
   Золотой Бог жаждал расправы над врагом, а оба кошака ржали до надрыва, представляя как Нао без всякого прикрытия для груди, в одних мальчиковых плавках, будет бегать по переполненному людьми пляжу. Ну да, ведь со своим ростом и мускулатурой она ни за что не похожа на двадцатитрехлетнюю легкоатлетку, а вот за шестнадцатилетнего тощего школьника сойти может вполне.
   -- В наш век мутантов и гормональных сбоев, -- говорил Томура. -- Никто не удивляется ни мужеподобным девахам, ни женственным мальчикам. Главное чтобы документы в порядке были и счета оплачены! А у них и с тем и с другим точно все будет нормально. Покутим, подруга!
   Нао не могла унять сладкую дрожь, представляя себе три недели шикарного курорта со своим новым приятелем. Вкуснейшие напитки и еда, лазурное море, пальмы, золотой песок! Аквапарк, катание на яхтах, танцевальные площадки! Сказочная жизнь!
   Томура тоже проникся и на пару с подругой несколько дней предавался мечтаньям о том, как роскошно они будут отдыхать, пока высохшие трупики настоящих братика и сестренки будет заносить песок пустыни.
   -- Как бы только тамошние горничные чего-нибудь не просекли. -- рассуждали любимые воспитанники Золотого Бога, с чавканьем жуя заказанную в номер жаренную курицу и кидая кости на пол, чтобы их сломленная рабыня, Момо, подметала с ковра объедки. -- Им же не объяснишь, что мы влюбленная пара взрослых людей, а родственники, да еще не оба совершеннолетние, - только по документам. Заметят следы на простынях, решат что сестренка братика растлевает, и донесут куда надо!
   -- Давай с собой вот эту дуру возьмем! -- Нао кинула обглоданной костью в Момо. -- Наденем на нее рабский ошейник, запихнем в собачью клетку и сдадим в багаж! Пусть думают, что это я с рабыней развлекаюсь!
   -- Ага! -- захохотал Томура, в свою очередь кидая в Момо костью. -- Два озабоченных подростка, и никакого растления!
   Дети журналиста отправляются на курорт двадцать пятого числа. За неделю до этого будет собрана и отправлена им на перехват кошачья группа. Все просчитано и готово. Поскорее бы начать! Совсем невмоготу было бы терпеть, если бы здесь не над кем было издеваться.
   Десять дней Нао и Томура изводили Момо, заставляя убирать разведенный ими свинарник и тут же устраивая его снова. Отвешивали ей пинки и оплеухи, унижали и обзывали ее. Оба ненавидели эту девочку. Тихую, слабую, способную только плакать в ответ на издевательства. Испытывали невыносимое желание замучить ее, запытать и убить.
   -- Мы - дикие кошки, а ты - даже не крыса! -- ухватив Момо за ворот платья и держа ее словно тряпичную куклу, выговаривал девочке Томура. -- Ты - мышь! Слабая, писклявая мышь!
   Точь-в-точь хищники, ухватившие и жадно покусывающие теплую добычу, распороть глотку которой запрещает хозяин. С этой "мышью" можно было играть и развлекаться, но убивать... нельзя.
   До получения особого разрешения.
  
   Третий раз мир расцвел для Нао красками высшего восторга. Как же долго она этого ждала и желала! Кошка смотрела как Томура рвет на Момо одежду, бьет ненавистную девчонку и начинает насиловать. Видя, что Золотой Бог позволяет жертве слабо сопротивляться, она бросилась к Момо и схватила ее за руки. Не потому, что у Томуры возникли какие-нибудь сложности, ей просто хотелось участвовать в избиении и расправе. Как же долго эта девчонка бесила ее! Тем, что не была мразью и злобной гнидой. Тем, что не желала зла всем вокруг и была из-за этого непонятной, чужеродной, отвратительной!
   Нао отпустила одну руку Момо и начала, с остервенением, наносить плачущей девчонке хлесткие удары ладонью по лицу. Так же, как тому мальчишке, два года назад. Так же, как другим слабакам и слабачкам до него! Так ей, так! По щекам, по губам! Рыдай от боли и беспомощности, "хорошая девочка"! Я здесь главная! Я здесь сильная! Я могу тебя бить!
   На наивысшей точке наслаждения, Нао моргнула, и вдруг...
   Почувствовала, что лежит на линолеумном покрытии пола, а кто-то, крепко ухвативший ее, совершает с ней те самые действия, что должен был совершать Томура с отданной им на расправу младшей бунтаркой.
   Нао моргнула еще пару раз, хотела закричать, но тело охватила слабость, а голосовые связки не повиновались, словно она осипла при простуде.
   Как это?! Что это?! Почему?!
   Впавшая в панику кошка заметила движение и повернула голову, взглянув на двоих людей, что стояли в полутора метрах от нее.
   Кошачья жрица, Хонока, что по задумке Золотого Бога должна трястись в параличе и страдать от вида того, как зверски убивают ее подругу. А рядом с кошкой-предательницей... она, Нао. Такая, к какой себе привыкла за прошедшие полторы недели. Нет, не она! Кто-то другой, надевший маску Йошихара Мисудзу!
   Заметив, что Нао затрепыхалась, предательница Хонока, помогавшая второму двойнику Мисудзу нарядиться в лучшее вечернее платье принцессы из Единства, отвлеклась, посмотрела на жертву, улыбнулась и взяла с гримерного столика большое квадратное зеркало. Это зеркало она повернула так, чтобы лежащая на полу кошка смогла увидеть себя.
   Себя, в изодранном платье местной принцессы-крестьянки, с лицом и волосами леди Нами на своей голове.
   Нао все сильнее охватывал безумный, ледяной ужас. Теперь понятно, что произошло! Она превратилась в Момо! А Момо... превратилась в нее! Колдовство?! Переселение душ?! Ничто другое ведь невозможно! Маски третьего типа - неснимаемые! Их можно только разрушить, но снять после надевания уже нельзя! Никак!
  
   "Я украла тюбик с псевдокожей до того, как узнала, что маски на головах девочек еще совсем свежие". -- услышала Хонока слова демоницы, когда Лярва взялась объяснять ей план по спасению Момо. -- "Если попытаемся наложить еще один слой сверху, маски разрушатся и лица потеряют форму. Придется снимать с них те, что есть".
   "Это невозможно".
   "Для людей. Я же - хтоническое чудовище! И властна над материей куда тоньше, чем молекулярный уровень. Давай потренируемся". -- из серого тумана сформировалась фигура стоящей и глумливо улыбающейся Нао. -- "Я подключилась к управляющим силовым схемам Золотого Бога, захватила над тобой контроль, как обычный Дух-Защитник, но мне нужна запредельная сосредоточенность. Стой ровно и двигайся сама. Расстегни на ней платье, до плеч, поднеси руки к нижнему краю маски, а потом расслабься и позволь мне воспользоваться твоей Ци".
   Предупрежденная об искажении течения времени в иллюзиях, Хонока кивнула и аккуратно, без суеты, но быстро выполнила указания чудовища. Из пальцев ее призрачным синим туманом потекли микродозы Ци, распространившиеся по верхним слоям кожи злобной кошки, своим прикосновением на несколько молекул в глубину размягчив маску и отслоив ее от кожи. Хонока, по приказу Лярвы, подцепила пальцами нижний край маски и осторожно стянула ее с головы Нао.
   Неплохо. Вроде ничего сложного. Теперь бы, без нервов, повторить то же самое в реальности...
   Мир полутьмы и серого тумана вдруг растаял и Хонока осознала себя стоящей в гримерной для артистов, перед полураздетой и лишенной маски Нао.
   На полу совершал странные конвульсивные движения окутанный иллюзиями Томура, а чуть в стороне, по другую сторону от маньяка, стояла Момо, в порванном платье, но не избитая и не изнасилованная. Успевшая прийти в себя и, явно тоже с помощью демоницы, снявшая с себя маску леди Нами.
   "Простите за обман". -- прозвучали в их головах мысли-фантомы, навеянные коварной Лярвой. -- "Люди слишком паникуют и нервничают, когда ошибаться нельзя. Могут запороть даже простейшее действие. А теперь, младшая! Меняйся одеждой со злой кошкой и надевай маску девчонки из Единства! Хорошо знакома с этой бандиткой? Готовься выдавать себя за нее! Облажаешься, - погибните обе! Старшая! Помогай подруге! Быстрее! Быстрее! Это - реальный мир! Здесь у нас нет бездны времени"!
  
   Томура замахнулся и, с торжествующим смехом, несколько раз ударил Нао по лицу.
   -- Нравится? Нравится быть шлюшкой?! -- прохрипел он, еще больше раздирая на ней платье, чтобы добраться до груди. -- Радуйся, мышь, что хоть не девственницей подохнешь!
   Нао выпучивала глаза и сипела в попытках закричать. Смотрела на Хоноку и Момо, не веря в произошедшее. Ведь это она! Она здесь сильная и злая! Это она должна насиловать и избивать! Но вдруг ей так плохо! Так больно! Помогите! Помогите, кто-нибудь!
   Обманутый демоническими иллюзиями, Томура протянул руки и обхватил ими шею своей подельницы. Уверенный, что убивает Момо, он сдавил гортань Нао так, чтобы не пережать сонные артерии и не позволить ей потерять сознание слишком рано. Нао беззвучно вопила от чудовищной боли, дергалась и хрипела, не веря, что все кончено и никто ей не поможет.
   Когда хватка на горле разжалась, она сделала судорожный вздох и возликовала. Все-таки эти добренькие идиоты не смогли бросить ее в беде! Что-то сделали! Вот же... вот же конченные кретины! Начитавшиеся дурацких книжек и насмотревшиеся сказок про перевоспитание! Эти суки! Эти дебильные дауны! Она им еще...
   Но хватка на горле снова сжалась. Томура лишь хотел позволить убиваемой девчонке отдышаться, чтобы дольше наслаждаться ее мучениями.
   Лярва, окруженная людьми и стоящая в коридоре, вполоборота к закрытой гримерной, улыбалась от охватившего ее наслаждения. Демоны по своей природе ненавидят все живое. Из живого свирепее всего ненавидят людей, а среди людей до багровой мути в сознании, ненавидят тех, кого называют "Творцами". Творцов отрицательных энергий. Тех, кто сеет страдания, боль и ужас. Тех, кто своей злобой творит чудовищ, выдергивает демонов из блаженного сна в небытии и обрекает их на мучительное существование. Нет для акума большего наслаждения, чем возможность вернуть этим ненавистным уродам хоть немного боли, отомстить, запытать и жесточайше прикончить.
   Творец умер, в ужасе и агонии. Лярва испытала такой оргазм, что лишь предельным усилием воли не потеряла контроль над иллюзиями.
   "Прекрасно"! -- передала она своим новым союзницам. -- "Сейчас я сниму иллюзии! По местам, девочки! Хонока, в угол! Изображай, внешне и эмоциями, что твою подругу убили у тебя на глазах. Момо! Теперь Фуджихара Нао - ты! Презрительность и ехидство на лицо! Выпрямись и наполнись злобой"!
   -- Обоссанная мышь! -- Момо с издевательской усмешкой подняла ногу, поставила ее на перекошенное лицо Нао и повернула ступню вправо-влево, растирая подошвой туфли физиономию своей мучительницы. -- Так забавно пищала! Жалко, что нельзя убить ее еще раз! Или два!
   -- Поняла теперь, почему я это так люблю?! -- Томура снова склонился над уже мертвой бандиткой и снова принялся ее насиловать. -- Я - как волк в загоне для овец! Мы с тобой, - как волки! А это - наше блеющее, вкусное мясо!
   -- Ага! -- подражая манерам Нао, засмеялась Момо. -- А, может, когда пойдем ловить детей журналиста, Великий Наставник разрешит нам самим прикончить мальчишку? Мы и видео для сучьего папаши сами снимем! Чтобы он сколько хочешь раз мог любоваться, как мы играем с его сынишкой! Вот так! Вот так!
   Она склонилась и нанесла по лицу Нао несколько хлестких ударов, а из угла гримерной зазвучал вдруг злобный, истеричный смех.
   -- Ублюдки! Ублюдки! -- Хонока впилась пальцами в собственное лицо. -- Равновесие! Слышали о таком?! Радуйтесь, пока можете, твари поганые! Чем больше сотворите зла, тем больше прилетит вам в ответ! Вас заметят! Увидят, что вы натворили, и будет такая облава, что вы все взвоете! Будете болтаться в петлях и на кольях, мразотная нечисть! И никто, ни один человек не подойдет чтобы снять ваши трупы! Такую гниль, такую погань, не примет земля!
   Хохот ее скатился в безумие, обратился в судорожные хрипы и рычание.
   -- А я... я умру, но не исчезну. Я буду приходить к вам ночами, раздирать глотки, выдирать души из ваших тел и утаскивать их в Ад! Вы - кошки?! Нет! Призываю в помощь всех богов и демонов! Помогите мне! Помогите мне стать нэкоматой и выпить кровь всех детей Золотого Самозванца!
   -- Заткнись. -- поднявшись над опоганенным трупом и небрежно поправив на себе юбку секретарши, Томура сделал два шага к обезумевшей жрице. Остановившись, он посмотрел сверху вниз, а потом замахнулся и пнул ее по лицу в кровь разбивая нос и губы. -- Великий Наставник подрежет тебе мозги и ты станешь кайф ловить от пожирания младенцев! Не издохшие боги, не слабаки-демоны, а последний настоящий бог, Великий Наставник, сделает тебя нэкоматой!
  
   Верховный Координатор мрачно переваривал информацию более чем десятка отчетов. Анализ способностей и почерк действий демоницы не оставлял сомнений. Это - Безликий. Корио так и не пришла в себя? Замечательно. Демон, один на один с Единством, слаб и предсказуем. В бою теряет если не половину, то треть своей эффективности. Попытаться уничтожить его одним "Императором", без подрыва ядерной бомбы? Заманчиво. Императоры нужны для истребления скоплений вражеских войск, уничтожения транспортных узлов и производственных мощностей. Компактная боевая единица, оперативно перебрасываемая с места на место и способная обратить крупный город в руины за полтора-два часа, это немалая сила и огромная ценность. Но лиса "Лжецом" не сама себя назвала. Изображает, что не очнулась и надеется на недооценку опасности со стороны Золотого Бога? Может ли лиса, на пределе сил справившаяся с Кеншином, одолеть лучший из усовершенствованных образцов? Схлестнуть их в драке? Нет, нет! Никакого риска, никакой жадности! Немедленный подрыв, как только дирижабль с лисой на борту пойдет на посадку!
   Чувство, подобное жалости шевельнулось в душе Координатора, когда он подумал о бедняжке Нао. С подобными эмоциями человек смотрит на кусок вкусной еды, оброненной им на грязную землю. Какая утрата! Сколько было бы с ней и ее злобным приятелем жутких историй для запугивания населения кошачьей угрозой! Сколько было бы еще убито хороших, добрых и честных людей! Тех, без которых тупая биомасса в считанные годы деградирует до биомусора. Ужасно жаль, что приходится списывать в расход такие забавные игрушки как Нао и Томура. Придется смиритья. Других кошек достаточно. Учителя, врачи, ученые, не продавшие совесть журналисты и грамотные политики должны быть убиты. И они будут убиты, пусть даже без такого задора и энтузиазма, какой пылал в этих двух поверивших во вседозволенность людоедов.
   "Число союзников Безликого в обозначенной группировке увеличилось еще на двоих". -- пришло ироничное замечание от Первого Верховного Координатора. -- "Такими темпами, коллега, к моменту прибытия дирижабля к замку, на нем не останется ни одного твоего сторонника".
   "Это не важно". -- ответил Второй.
   "Я скажу вам, что важно"! -- подключился Третий Координатор, в ведомстве которого находилась великая и грозная страна Песков. -- "Из столицы пришел сигнал. Начальник особой службы безопасности получил срочный доклад и самого императора поднял из постели, как новобранца по тревоге. Хотите знать, что за доклад? Анализ обломков оружия, результат осмотра тел и захваченного оборудования, а к ним масса улик и свидетельств присутствия наших искателей в Хамаоке непосредственно перед началом боевых действий".
   "Все подчищено"... -- попытался огрызнуться Второй, но Третий взорвался, словно бочка с напалмом.
   "Ты скажи это тысячам моих сотрудников и сотрудниц, что с перепугу унитазы оккупировали и который час слезть не могут! Шпионские каналы, подружки и знакомые в Хамаоке есть не только у особой службы безопасности! Слухи как ураган разлетаются! Нам самураи империи давно уже мрачно в спины смотрят, сквозь зубы разговаривают, а тут такое обвинение! Единство сотрудничает с кошками! Когда ждать заявлений, что кошки - проект Единства?! До, или после того, как нас поднимут на ножи?! Пример страны Облаков у всех перед глазами! Никто не станет разбираться, какая ветвь организации причастна, а какая нет! Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! Лорды зашевелились! Куча сигналов со всей страны о вызове солдат к месту несения службы! Мобилизация началась"!
   Издав мысленный взвопль отчаяния, Третий отключился, но на смену ему подключился Четвертый, зло сообщивший, что по лояльным императору островам страны Морей уже заламывают руки всем заподозренным в связях с Единством, а от посольской миссии организации, в столице страны Морей, обосновавшейся в посольстве империи страны Лесов, пришел доклад о собирающихся вокруг здания людях. Третий замолчал на минуту, а затем сообщил о еще одном докладе. Император Тэнно Садаясу прислал к посольству империи Лесов отряд солдат, с письменным требованием выдать ему людей из организации, подозреваемой в союзничестве с отверженными монстрами и в нападении на леди, особо приближенную к императору, его спасительницу и защитницу страны.
   Второй внимательно выслушал его, но ни слова не произнес. Он виновен в творящихся вокруг бедах. Другие Координаторы в ярости и он еще больше потеряет авторитет при попытке оправдаться. На него самого сыпались тревожные сигналы из находящихся в его зоне ответственности стран Холмов, Озер и Рек. Трех стран, в которых продолжали действовать научные, генераторные и культурные центры Единства. На смену мрачному сожалению от потери забавной игрушки приходило холодящее кровь и сжимающее кишки чувство мучительного страха.
   "Не теряйте спокойствия и рассудительности, коллеги". -- передал всем одновременно Первый Координатор. -- "Второй, продолжай работу. Уничтожение лисы - задача с наивысшим приоритетом. Протесты и восстание против нас по всему миру - не нарушат схемы исполнения высшей задачи, в крайнем случае они лишь ускорят события. Идите на уступки, соглашайтесь на что угодно, старайтесь успокоить правителей и народ. Денежные и людские потери не критичны. Но если спокойствия не наступит, если начнется захват... при угрозе утраты контроля над электростанциями, ключевой проект будет немедленно приведен в исполнение".
   Холодная решимость Первого помогла остальным Координаторам обрести душевное равновесие и с вернувшейся уверенностью взяться за работу. Все верно. Они победили уже тогда, когда показали вооруженных дубинками дикарям чудо добычи электричества из камня и соблазнили их дешевой энергией для заводов и фабрик. Дикари проиграли. Продали свое будущее за свет в домах. За холодильники, электрические плиты и телевизоры.
   Но разве у этих дураков, пятьсот лет бьющих друг друга дубинками по головам, было вообще хоть какое-то будущее? Выжигают города и опустошают страны в споре за клочки земли, цветные бумажки и право сидеть на самом красивом стуле. В варварской глупости не желают замечать, что еще два-три столетия и их мир начнет рассыпаться. Глобальные изменения климата. Катаклизмы чудовищного масштаба. Разрушение городов и утрата инфраструктуры. Пару веков можно выиграть, если уйти глубоко под землю в сейсмоустойчивых районах, но надежда на спасение будет потеряна задолго до того, как планета действительно станет полностью непригодна для жизни людей.
   Нельзя терять ни одного десятилетия! Эпоха Войн продолжается так, словно впереди миллионы лет, но каждый год, каждый день, Координаторы Единства чувствовали как воду, ускользающую сквозь пальцы.
  
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
   Большой универмаг Хамаоки круглые сутки сиял, словно хрустальный дворец. Галереи и башни из прочнейших стеклопакетов, каскады крытых павильонов с фонтанами, зелеными растениями и стеклянными фигурами со внутренней подсветкой. Шик, блеск, роскошь!
   Желающих полюбоваться на это великолепие было немало, а в бесконечной череде павильонов еще и красовались бесчисленные товары по минимально завышенным ценам. Одежда и обувь, посуда из фарфора и хрусталя, ювелирные изделия, новинки техники, книги и игрушки. Продуктовые отделы, зоны отдыха, а еще - огромный кинотеатр и роскошная видеостена!
   Покупатели, отдыхающие и простые зеваки валом валили в комплекс знаменитого универмага. Местные и приезжие, богатые и не очень, но все в самых лучших своих нарядах. Одиночки, пары и целые группы самых разных людей.
   Этим вечером, в главном зале и на близлежащих галереях народу скопилось еще раз в тридцать больше чем обычно. Все толпились и шумели перед видеостеной, на которую сначала транслировались в прямом эфире сцены прибытия знаменитостей, а теперь - сцены из театра, в холле которого репортеры ходили среди гостей и приставали с типичными для таких мероприятий вопросами к самым красивым или знаменитым. Зрители проходили в зал и рассаживались по местам. Скоро должна прозвучать речь леди Минамото Нацуми и представление жюри конкурса.
   -- Опять заминка какая-то. -- поглядывая на часы, ворчали люди в толпе. -- Двадцать минут, как Нацуми-химе начать выступать должна.
   -- Неужто совсем ничего без крашенных крыс нормально организовать не могут?
   -- Вы слышали? Медицинская команда в театр через служебный вход вошла. Старшую жрицу с ними видели.
   -- Говорят, старушке какой-то из жюри плохо стало.
   -- Не померла? Ну, если сама Маюми там, то нормально все будет.
   -- Ага. Маю-химе кого угодно на ноги поставит! Тору-сенсея вот кошки до костей сожгли, а она его поцеловала, и дедуля сразу на ноги вскочил, да быстрее всех молодых помчался кровавому сегуну морду бить!
   -- Но потом-то свалился опять.
   -- Ага, свалился. Но - потом!
   По каждому из пяти этажей торгового центра, зал с видеостеной опоясывали площадки, с которых зал представал во всем своем великолепии. Сегодня, теснясь у ограждений, на них тоже собралось немало людей. Мужчины, женщины и даже дети. Удобнейшая для работы толпа владельцев множества замечательных ценностей!
   Безродная Маки, шестнадцатилетняя воспитанница детского дома Гокудера, оставленная в роддоме матерью-алкоголичкой, была прозвана "Чуйкой" не зря. В ее роду, видимо, были шиноби-сенсоры и она, сосредоточившись, начинала чем-то внутренним чувствовать окружающий мир. Металл в стенах. Людей вокруг. Деньги в чужих бумажниках.
   -- Та махра, шныревка зелени. -- сказала Маки, указывая взглядом на женщину в платье служанки и прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. -- База тряпочная, один пузырь (сумка простейшая, с одним отделением)... в нашлепках серый пал, а в пузыре... пресс... цапки... звон.
   -- Блеск, режем. -- принял инструкции довольный щипач. Детишки Мамы Фудзи были безобразно тупы, с убитыми пивом и химическим куревом мозгами, но после полученной утром взбучки и проникшиеся жаждой наживы, старались быть полезными, как могли. -- Пошуршали, цвет!
   Секунд десять ушло на смешение в толпой и приближение к намеченной жертве.
   -- Эй, привет!
   Насупленная, тихая девочка лет пятнадцати, в дорогом, красивом платье, не отрывавшая взгляд от огромного экрана видеостены, вздрогнула от неожиданности и оглянулась. Около нее стояла, держа в руках портфель, улыбающаяся девчонка чуть постарше нее возрастом, в черно-белой школьной форме, с плиссированной юбочкой и блестящими золотыми пуговицами, украшенными оттиском цветка азалии. Незнакомая. Что такое? Сейчас будет просить уступить место ей с подругами? Ну да, что же еще? Отсюда хорошо видно видеостену.
   Рядом тотчас напряглась служанка, ревностно следившая, чтобы с юной госпожой ни в коем случае ничего плохого не случилось. Любой скандал или попытку захвата места она примет на себя!
   -- Привет! -- еще раз сказала незнакомка в школьной форме. -- Ничо, если я рядом встану? Ты ж пришла концерт смотреть, да? Я тоже! Те звездочки нравятся? У меня дома штук двадцать разных постеров по стенам! Я с подружками вместе пришла, концерт глянуть, но они куда-то потерялись. А ведь все уже щас почти начнется, и чо мне, одной смотреть? Давай вместе?
   Ну, это совсем другое дело!
   -- Только не шуми, пожалуйста. -- с делано-равнодушным видом владелица удобного места пожала плечами, а затем слегка подвинулась. -- И не отвлекай меня. Я, вообще-то, приехала, потому что будет выступать девочка из нашего города! У меня, вот, фотоаппарат, я обещала сделать снимки!
   Она старалась не показать интереса, но не удержалась и бросила на незнакомку полный любопытства взгляд. Уши и щеки ее заалели. Приехавшая из небольшого городка в региональную столицу, она конечно же слышала про местную элитную школу, учащиеся в которой счастливчики носят особую форму. У них там все самое лучшее! И даже есть приглашенные иностранные учителя! Все девчонки так им завидуют!
   -- Ого! Фотик! Ничо себе! Зачотный! Ты, наверно, богатая, да? Тебя как зовут? Меня - Ами! Одзава Ами. Мой папа - старший инженер на воздушной верфи. Изобретает всякие крутые штуки для новых двигателей! А мама знаешь где работает? В му-ни-ци-палите-те! Помогает людям правильно документы оформлять.
   -- А я... -- девочка, стараясь сделать гордый и неприступный вид, слегка помедлила. -- ...Хаями... Рурико. -- да, да, вот так и должна себя показать настоящая леди! Пусть эта девочка из большого города не думает, что перед ней какая-то провинциалка! -- Мы с Мидори-сан из Анамидзу приехали. Она работает у нас в доме. Мой папа - командир стражи и помощник городского главы, а мама... художница...
   -- Вау! Здорово! -- школьница всплеснула руками. -- Картины рисует? У нас в школе тоже есть клуб художников, но я больше это... по спорту. Я плаванием занимаюсь.
   -- У вас в школе есть бассейн?
   -- Ага! И оранжерея есть! И клуб верховой езды! И спортзал огромный. Я же, видишь? -- хвастунья гордо выставила на показ свой наряд. -- Из самой крутой школы во всей стране! Первой Муниципальной, Золотой Азалии! Да еще и из класса "А", в котором, между прочим, собраны лучшие ученики школы!
   -- Ух-ты! -- девочка глянула в сторону видеостены и, убедившись что там все еще ничего важного не происходит, снова обернулась к новой знакомой. -- Ами-сан, я сразу поняла, что ты из Азалии. По твоей форме.
   -- Красивая, да? Во всей стране ни у кого такой нету!
   -- А можно... можно я тебя с... сфотографирую? Подружкам покажу!
   Хвастунья осеклась, словно чего-то испугалась. Взгляд ее затравленно метнулся вправо-влево, но словно вспомнив о чем-то, она вдруг снова заулыбалась, несколькими взмахами рук попросила людей вокруг расступиться и постаралась принять подсмотренную в журналах позу фотомодели. -- Давай! -- она сверкнула игривыми глазами в объектив.
   Все вокруг глазели на позерку, а владелица фотоаппарата сделала пару снимков, представляя, как хвастается подружкам с кем она тут познакомилась!
   -- Класс! -- школьница тут же снова подскочила к гостье города вплотную. -- Рури-чан, я те адрес дам, пришлешь потом фотки!
   У нее было заготовлено еще десяток тем для болтовни, про концерт, про то, что билетов в театр всем не досталось, что уже так поздно, а выступления еще не начались. Могла бы еще хоть двадцать минут представление продолжать, но ключевая фигура банды, хорошо одетый, приличного вида мужчина, тихонько разрезавший сумку служанки, плавно сделал шаг в сторону и почесал шею, что для его подельников означало: "дело сделано, уходим".
   В считанные секунды, пока внимание служанки было всецело устремлено на юную госпожу и девочку-незнакомку, вор лишил ее кошелька с хорошей суммой наличности, документов, ключа от камеры хранения, золотых застежек и подвесок с хозяйской шубки, снятых при сдаче верхней одежды в гардероб. Вор утянул даже серебряную цепочку, которую служанка спрятала в сумку потому, что боялась что кто-то в толпе незаметно сдернет единственную ее драгоценность с запястья.
   Ценностей на семьдесят тысяч, три месячных зарплаты рабочего, за десяток секунд!
   Следом за вором, выдержав краткую паузу, подались парень и девушка, задачей которых было закрывать собой работающего карманника от взглядов окружающих. Место жуликов тотчас заняли другие люди, просто желавшие подойти ближе к перилам, чтобы было лучше видно экран видеостены. Осталось увести актрису, отвлекавшую внимание жертв.
   -- Ами-чан! -- еще одна девочка в школьной форме, года на три или четыре старше первой, протиснулась между людьми и бросилась к хвастунье, в прыжке обняв ее, едва не сбив с ног и толкнув при этом юную леди из Анамидзу. -- Вот ты где! Мы с Харуми-сенсей тебя по всему этажу ищем! Куда пропала?! Ну ты вообще глупая, да? Пошли, пошли скорее!
   -- Ой, извини, Рури-чан! -- младшая школьница помахала не подозревающей беды девочке ладошкой, а гостья из Анамидзу чуть не потянулась вслед новой знакомой, но опомнилась, разочарованно сникла и насупилась, вот-вот готовая разреветься от обиды.
   Весь день сплошное невезенье! В городе беспорядки были, из-за чего лучшие выставки и музеи закрылись. Часов пять несчастные гостьи города промерзли у театра, надеясь достать билеты на конкурс, и не достали. Разочарованные, решили смотреть по видеостене и хотели в оставшееся время сходить погулять в парк к храму, а там такое сотворилось! Перепуганная служанка даже хотела бежать на вокзал за билетами на ближайший поезд, пришлось устроить истерику и поссориться с ней. А вот теперь, после всего, девочка, такая же фанатка звездочек как она... подошла, подарила надежду посмотреть конкурс вместе, и... и... убежала к своим друзьям! Как вот тут не расплакаться?
   -- Оборжаться можно! -- прикрыв рот ладонью, смеялась раскрасневшаяся от удовольствия Гокудера Маки, на пару с подружкой спешащая прочь от места преступления. -- Вот же тряпки махрявые! Слышь, Сетсу! Я ща в трусы нассу! К кому ни танцану с подплясом, в раз ценят этот цвет, -- бандитка провела рукой по белоснежной блузке и воротнику школьного жакета. -- И расчес в друзьяшки начинается!
   -- А то! -- отозвалась Гокудэра Сетсуна, злобная оторва по прозвищу "Подкова", из-за того, что постоянно таскала с собой этот предмет, которым любила угрожать как кастетом при накате на других подростков. -- Слышь?! Мы ж распластаться какия терь фигуры! Элитныя прынцессы!
   Тупая учителка, что вместе со своими ученицами попалась в кошачью ловушку, увидела как малолетние разбойницы, выбрав в стайке школьниц тех, что лучше подходят им ростом и фигурами, набросились на ее перепуганных девочек, взмолилась о пощаде для детей, с рыданиями причитая о том, что ее ученицы - дети лучших людей города. Заинтересовавшись, Сетсуна ткнула подковой в лицо старающейся сохранить гордый вид девчонки, задала несколько вопросов и узнала, что перед ней дочь большого чиновника, владельца сети книжных магазинов, капитанша молодежной сборной по конной выездке и королева трех школьных балов этого и прошлого года. Маки досталась девчонка попроще, но зато лучшая по оценкам ученица своего класса и юная сочинительница стихов, творчество которой много раз печаталось в школьной газете. Злыдни, кое-как обученные простейшей математике и с трудом читающие даже вывески на магазинах, с огромным удовольствием избили обеих принцесс и глумливо посматривали на жалобно хнычущих девчонок, пока наряжались в милые костюмчики учениц элитной школы.
   Пусть эти две богатенькие, самовлюбленные сучки плачут, понимая, кто тут на самом деле крутой, и кому все принадлежит!
   -- Слышь, Сетсу! -- Маки обласкала подругу веселым и игривым взглядом. -- А те танцевально! Быть прынцессой.
   -- А те чо, нет чо ли? -- Сетсуна обняла Маки за талию и толкнула ее бедром. -- На тя все самьё местное смотреть аж бошки посворачивало! А чо? Я б тя такую сама танцанула! Раза два! Пойдем? -- она, намекая, кивнула на уводящий в сторону проход, украшенный знаком "туалетные комнаты" и указующей стрелочкой.
   Обе весело заржали, так как были подругами всю жизнь и частенько подкалывали друг друга подобным образом, воспринимая фривольные намеки не как оскорбление, а как очень даже комплиментарные шуточки.
   -- Я тя седня ваще уже загрызлась ревновать! -- продолжала Сетсуна, коверкая слова исключительно для понта. -- Если б большие фигуры не тиснули мою подкову, я б этой сопле серебристой точно в жбанер зарядила бы! Ты, Маки, - моя сучка! Неча всякой махре в кружавчиках на тя глазками сверкать!
   -- А-ар-р! Задрала ты, Се-чан! Я ж из-за тя ваще в жисть парня не найду! На какого ни гляну, сраз мысль: ль-ля-а-а... а Се-чан в тыщщу раз круче!
   -- Я? Да-а! Я - круче! -- Сетсуна вздернула нос еще горделивее, а потом, продолжая обнимать подругу за талию, вдруг цапнула Маки пальцами за бочок. -- А-ар-р! Су-у-учка!
   -- А-ар-р! -- Маки цапнула в ответ. -- Задрала ты!
   Обе хохочущие безобразницы удостоились насмешливых, ироничных и даже завистливых взглядов со всех сторон. Люди не слышали перешептываний, но никому не сложно было заметить, что эти девчонки чрезвычайно друг другу близки.
   -- Се-чан, а мы чо? -- встрепенулась вдруг младшая бандитка и начала озираться по сторонам в поисках подельников. -- Наши-то куда схлёстнули?
   -- Мать махнула. -- ответила старшая. -- Все на мост потекли. И мы тож на мост. Клиентура к серебрякам потянулась, ща за листву чесать будут. Унесенную ветром!
   Маки тревожно поджала губы, непроизвольно бросив взгляд в сторону охранника, топчущегося возле павильона с ювелирными украшениями. Пока вроде тихо, но ох как все забегают, когда станет ясен масштаб хищений! За полтора часа на трех этажах одна ее группа обработала шестнадцать человек, а вторая, наверное, не меньше натворила на остальных. Повсюду на стенах видеокамеры, записи посмотрят и выцепят подозрительных школьниц, каждый раз мельтешивших рядом с обворованными.
   -- Не крени парашу, теплая! -- Сетсуна снова цапнула подругу за бочок. -- Течем на мост, а там Мама Фудзи и еще два кошары, - любому серебряку жбан свернут! Глянь, чо я нарыла! Хош пополам?
   Она вынула из кармана и показала младшей шоколадную конфету в слегка помятой обертке.
   -- О, давай! -- Маки взяла конфету, развернула, откусила половину и вернула остальное подруге. -- Где сгребла?
   -- У подружули твоей тиснула! -- Сетсуна забросила оставшуюся половинку конфеты себе в рот. -- Вместе вот с этим!
   Самодовольная разбойница показала подруге ключ с номером, на украшенном стразами брелке.
   -- Этож с гардеробера! Того, что там, у главного хода!
   -- Ага! -- глаза старшей воровки алчно блеснули. -- Махра мелкая звонко завернута! Хош глянуть чо за шмот там у нее?
   Загоревшись энтузиазмом, две юные злодейки сбежали по широким лестницам на первый этаж и подскочили к своим. Мама Фудзи, главарь подростковой банды, выслушала их и кивнула. Ключ, украденный Сетсуной, отдали Маки, а Сетсуна получила еще один, который вторая группа воров утянула из сумки какой-то богатенькой модницы.
   Главарша, переодетая учительницей, собрала ключи своих подопечных. Подошла к работницам гардероба и без труда получила сданные на хранение вещи всех восьмерых, а затем и те, что сдала сама. Основная группа подалась на выход. Выждав небольшую паузу, Сетсуна и Маки подошли к гардеробу, изобразив что отстали от своих подруг и протянули гардеробщицам ворованные ключи.
   Старшая получила шапку, шарф и красивое пальто с изящной вышивкой, а младшей досталась пушистая шубка и шляпка-капор, отороченная белым мехом.
   -- Шуршим, с прокрутом! -- радостно шепнула подруге Сетсуна, сгребая выданные ей вещи в охапку.
   Все вроде бы прошло удачно для разбойниц, но едва они сделали десяток шагов к выходу, как две фигуры преградили воровкам путь. Молодая, приятной внешности женщина и хмурый мужчина. Оба в форменной одежде и легкой броне охраны.
   -- Девочки, остановитесь на минуту. -- женщина предупреждающе подняла руку.
   -- Чего такое? -- возмутилась Сетсуна. -- Дайте пройти!
   -- Сначала ответьте на вопрос. Эти вещи, -- охранница указала на пальто и шубку. -- Действительно принадлежат вам?
   Воровки непроизвольно оглянулись в сторону гардероба, увидев выглядывающих и внимательно следящих за действием работниц. Все ясно. Заметили, что стиль и размер одежды не подходит, почуяли неладное и шумнули куда надо!
   -- Это наших подруг! -- сообразила что соврать Маки. -- Они уже снаружи. Мы ключи перепутали! Они наши вещи взяли, а мы ихние. Сейчас выйдем и поменяемся!
   -- Надо же? Действительно? -- охранница с прищуром смерила взглядом нервничающих воровок. -- Покажите-ка мне ваши карточки, пожалуйста.
   -- Д... да что вам надо?! -- возмутилась Сетсуна. -- Вы знаете вообще, кто мой папа?!
   -- Карточки, пожалуйста.
   -- Может быть, моих документов будет достаточно? -- прозвучал приятный женский голос. Со стороны выхода, к служащим охраны приближалась миловидная дама в одежде и с сумкой учительницы. -- Эти девочки - мои воспитанницы, и если у вас к ним есть вопросы, я с удовольствием на них отвечу.
   -- О-о, вы ведь Марикава Харуми-сенсей, верно? -- женщина повернулась к лидеру бандиток и взяла протянутые ей документы. -- Видела ваши фото в газетах. Еще и в парке вас замечала пару раз, с вашими девочками.
   -- Да-а-а, это я. -- кокетливо ответила бандитка, поворачиваясь так, чтобы охраннице лучше было видно золотой значок учителя на ее жакете. -- Не думала, что за два года успела так примелькаться.
   -- Очень рада с вами познакомиться, -- охранница вернула бандитке документы, которые мельком осмотрела и, не дожидаясь когда та уберет их, потянулась к лицу собеседницы. -- Позвольте только одну маленькую проверку...
   Хмурый мужчина вдруг схватил напарницу за шиворот и рывком рванул ее на себя. Молниеносное движение кошки, уронившей документы и метнувшей руки веред, не достигло цели. Вместо шеи охранницы, пальцы бандитки ухватили лишь пустоту. Двойной импульс из ступней и, унося напарницу, страж отпрыгнул метров на пять от монстра.
   -- Чо, ума вагоны, швабра серебристая?! -- обнажая зубы в широчайшем оскале, вопросила кошка, обжигая врагов взглядом пылающих зеленых глаз. -- Хош лицо мое цапнуть?! Ну, брось фишку, заценим звон! -- она глянула на Сетсуну и Маки. -- Шасть с нычи! Свист на яму!
   Охранница, увидев как малолетние бандитки припустили к выходу, попыталась метнуться за ними.
   -- Опа-опа-опа! -- старшая бандитка преградила ей путь. -- Чо за танцы? Я ваш сбор не цапаю, -- она указала рукой на отпрянувших подальше посетителей и работников магазина. -- Вот и ты мой не цапай!
   -- Что с учительницей и детьми? -- вооружившийся дубинкой и шокером, спросил хмурый мужчина. -- Живы?
   -- А мне те сознанку как стряхнуть, бумагами, или трепом? -- кошка ответила ему прищуром пылающих зеленью глаз. -- Мордой в землю не ткнул, браслетами не щелкнул, а песню заказывает!
   Мало-помалу, она отходила к выходу, охранники шли за ней. Минута, и все трое вышли за двери главного входа, на большую мощеную площадку перед торговым центром.
   -- Ух, навертело! -- не меняя оскала, хохотнула кошка, увидев бегущую к охранникам подмогу и подразумевая то, как завихрения смерча собирают отовсюду мусор. -- Ща душно станет!
   -- Ща проветрим. -- двое бойцов, самурайские полукровки, по зову крови и наживы пошедшие в бандитизм, прошли мимо кошки, угрожающе ухмыляясь и разминая кулаки. -- Подрихтуем серебро!
   Против них стояли уже десятеро охранников, все в легкой броне, вооруженные дубинками и шокерами. Наверняка лучшие из тех, что есть на защите Хрустального Дворца. Прошедшие спецподготовку, боевое слаживание и курсы по тактике обезвреживания особо опасных типов. Можно было бы заволноваться, но...
   Бог не с ними!
   Оба кота, пригнувшись, коснулись мостовой пальцами и хлынувшая с их ладоней Ци захватила камень под свой контроль...
   Не дожидаясь эффекта, все десять охранников тут же атаковали. Дзюцу с большим количеством зелени одной синей Ци не прервешь, помочь может только немедленное устранение его творца, но коты не создавали дзюцу с большой площадью поражения, положительный заряд Ци в силовых схемах на костях скелета следовало экономить. Камень мостовой прильнул к их рукам, обволок кожу и ткань рукавов, образуя что-то наподобие тактических боевых перчаток. Коты молниеносно вскинулись и встретили атакующих врагов ураганами ударов, с захватами, парированием и уклонениями, вызвавшими бы зависть у лучших мастеров рукопашного боя. Строй охранников, попытавшихся окружить двоих бандитов, рассыпался в первые же две секунды. Четверо упали, остальные отшатнулись, получив сокрушительные удары каменными кулаками по шлемам или закрывающим торсы пластинам брони. Один, получивший сильнейший удар в верхнюю часть груди, кувырком влетел в стеклянную подвижную панель входа универмага, другой, от такого же удара, пролетел метров десять и сбил брошенную кем-то тележку с покупками из продуктового отдела.
   -- Хр-ра-а-а! -- от боли и вспышки адреналина, кто-то из охранников бешено выдал боевой клич. Все шестеро оставшихся на ногах, а за ними и трое вскочивших, снова ринулись в атаку.
   Мелькали дубинки, треск разрядов электрошокеров бил по ушам, несколько секунд казалось, что двоих бандитов сейчас сомнут, как вдруг... в двойной вспышке зеленого пламени, девять бойцов охраны разлетелись во все стороны, словно в центре сражения рванула мощная бомба. Они не были стражами храма, в сверхтяжелой боевой броне с силовыми схемами, заряженными зеленой Ци жриц. Удары котов беспощадно калечили легкобронированных бойцов. С перебитыми руками и ногами, сломанными ребрами и выбитыми челюстями, в изломанных, деформированных латах, защитники универмага попадали на мостовую и только двое из них сделали почти бессознательную попытку подняться.
   Коты, тяжело и злобно дыша, стояли в эпицентре подобия взрыва. "Духи-Защитники" закрывали внутренние врата духа обоих, усмиряя бурю сине-зеленой Ци, грозящую котам катастрофической потерей энергии. Не хватало еще, чтобы эти двое грозных монстров вдруг упали и подохли на глазах у ошеломленной толпы.
   -- Видала?! -- Маки толкнула локтем под ребра Сетсуны, с которой вместе глазела на драку с безопасного расстояния, из-за угла здания. -- Ниче се ввалили!
   -- Ага... -- старшая бандитка тоже была впечатлена и жалела, что не может выразить ярче свои восторги. Вокруг них толпилось немало людей, не знавших того, что произошло в универмаге и принимавших воровок за убежавших от драки школьниц.
   -- Поганое кошачье... -- с бессильной злобой выругался кто-то. -- На эту дрянь нужно особые спецподразделения охотников и ликвидаторов создавать!
   Ага, пусть создают!
   Маки и Сетсуна с ехидством глянули по сторонам, на злобно ворчащих и скрежещущих зубами горожан. Беспомощные слабаки! У вас был защитник от монстров, великое и грозное Единство, но кошки проникли в него, обезвредили и даже заставили помогать! Создавайте кого хотите, Золотому Богу никто из людей не ровня!
   На смену покалеченным, из Хрустального Дворца выбежали еще десять охранников. В такой же броне и с таким же вооружением, но горящие намного меньшим желанием бросаться в бой. Разгром спецотряда здорово охладил их пыл и некому было сказать защитникам порядка, что врагов хватит еще на одну-две такие стычки, после чего оба кота рухнут и впадут в корчах загнутся от истощения. Кошки для "Духов-Защитников" это очень полезные, опасные для врага, но одноразовые батарейки единого импульса.
   Поддерживая бравый и угрожающий вид, коты сбросили каменные перчатки, отряхнулись и начали отступать, подобно двум львам, окруженным обозленной стаей мелких хищников. Мама Фудзи, заметив Маки и Сетсуну, махнула им рукой. Девчонки, вогнав в шок стоявших рядом людей, с готовностью сорвались с места, подбежали к кошачьей троице и пошли рядом.
   -- Край зубы скалить! -- одернула подопечных бандитская мамка. -- Валим! Без шелеста, но быстро! Ща чернь (демоны) рыпнет, всем штыри в скоп навыворот!
   Пройдя вместе с остальными еще метров сто дальше по улице, она вдруг повернулась и топнула ногой об мостовую, пустив из ступни волну Ци, заставившую вздыбиться и встать частоколом каменной щетины тонны земли. Стена шипов в полтора человеческих роста отделила кошек от преследующей толпы.
   -- Чо втарчали?! -- обернувшись, злобно сверкнула глазами бандитка, глядя на своих подельников. -- Перь, на горб меня! Втарь! Мель на штыри и шурш с прокрутом! Шасть, цвет! Шасть, шасть!
   Первый из бандитских бойцов подставил главарше спину и тетка взгромоздилась на него всей своей немалой массой, под которой впрочем полукровка самураев даже не охнул. Второй подхватил подмышки обеих юных разбойниц и весь кошачий выводок, силами двоих жилистых котов, ломанулся прочь от места засвета. Им действительно очень повезло. У обоих демонов, работавших на износ весь день и вечер, были в этот час заботы куда серьезнее, чем мелкая банда обнаглевших ворюг.
  
  
Школьная форма "Первой Муниципальной".
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

01:20

   Внутри и вокруг театра царила праздничная атмосфера. Не было ни подозрительных таинственных фигур, ни хмурых лиц, ни непонятной суеты. Жюри конкурса заняли свои места, зрители заполнили зал. Зная, что график выступлений сильно нарушен, леди Нацуми произнесла сокращенную приветственную речь, за ней еще более кратко выступили ведущие, а затем первая группа, трое воспитанниц местной вокально-танцевальной студии под гром аплодисментов выбежала на сцену. Золотой Бог и двое серых стражей, наблюдавших за действием с разных ракурсов, напряглись. Момент истины настает. Активация силовой схемы через десять... девять... восемь...
   Трое девочек-подростков на сцене пели о радости дружеских чувств, теплоте сердец и красоте мира, а вокруг десятки головорезов вынимали ножи и пригибались для рывка, готовясь лавиной хлынуть в зрительный зал. Вся эта толпа празднично нарядных, счастливых людей отдана им на растерзание! Убить! Убить! Убить! Вскрывать глотки, вспарывать животы, упиваться видом крови на шелках и драгоценностях!
   Семь... шесть... пять...
   Закованный в тяжелые латы воин, вооруженный цельнометаллической шестигранной булавой, принял из рук телохранителя горшкообразный цельный шлем и накрыл им голову. Щелкнули зажимы, помогающие воину не получить перелом шеи при ударе кавалерийского копья или орудийного снаряда. Лорд Йоримаса повернул голову вправо-влево, вдохнул и выдохнул, окруженный родным запахом металла. Слишком долго сдерживаемая жажда мести вырывалась из прорезей в лицевой части шлема облачками до предела заряженного воздуха.
   Четыре... три... два...
   Лучники и арбалетчики, прячущиеся по чердакам и крышам, подняли оружие, направляя наконечники стрел на здание театра. Не видно целей... не видно... все еще не видно...
   До скрежета стиснутые зубы, подрагивающие от лютого напряжения руки, сотни сердец, заходящиеся в бешеном ритме от захлестывающих разум бурь адреналина.
   Один.
   Секундная стрелка щелкнула, разделив мир на "до" и "после".
  
   Силовые схемы, нарисованные Хонокой, наполнились энергией, озарили зрительный зал нарастающим зеленым сиянием и люди, воспринявшие это свечение как еще один театральный спецэффект, сначала восхитились, а затем, с блаженными улыбками, начали оседать в креслах. Приятная истома и дремота окутывали их. Лишая сил, вводя в состояние, подобное алкогольному опьянению, и мягко погружая в сон.
   Сразу всех. Почти.
   Женщина в центре зала, не потерявшая сознание, вдруг вскинула руку.
   В тот же момент с разных сторон от нее вскинулись трое бандитов, подсаженных в зрительный зал для пресечения подобных неожиданностей. Выхватывая метательные ножи и иглы, они тут же отправили свое оружие в полет и превратили бы женщину в подобие ежа, если бы двое мужчин, сидящих рядом с их целью, не вскочили, пуская ток Ци сквозь свою одежду и закрывая "маяк" собственными телами. Иглы и ножи увязли в усиленной ткани, словно стрелы слабых луков в стальной кольчуге.
   -- Разрыв!
   -- Разрыв!
   Слаженные удары дестабилизирующих дзюцу разрушили взрыв-печати, нарисованные клинках бандитских ножей, а в эти же два мгновения, еще трое зрителей, воспринявших движение женщины как сигнал, вскочили со своих мест, совершили молниеносный рывок к сцене, подхватили трех, падающих на пол, малолетних артисток и прыжком вернулись в зрительный зал.
   Силовой узел на тыльной стороне кулака женщины, окруженный сетью маскирующих схем ярко полыхнул ало-фиолетовым.
   Мир вокруг вздрогнул, стены частично исчезли, пол пошел трещинами, а потолок начал обрушаться в зрительный зал. Пространственным искажением, центром которого был кулак женщины, кусок театра вместе со всеми зрителями был вырван и перемещен в лес на три километра от города. Самураи, ждавшие по периметру обозначенной зоны, тотчас ринулись внутрь, стремясь в скоротечной стычке снести головы троим бандитам и слаженным применением дзюцу отбросить прочь каменные плиты потерявшего опору потолка. Коты вскинулись навстречу врагам, зеленое пламя взвилось над монстрами Золотого Бога, как вдруг пространственные искажения захватили всех троих и выкинули далеко в лес, а затем... на месте бандитов возникли три небольшие магмовые сферы, плюхнувшиеся на землю и заставившие все вокруг полыхнуть в небольшом локальном пожаре. Хино Тайсэй использовал свой излюбленный прием - отправить несколько меток на сотню километров вглубь земли, а затем менять куски пространства местами, швыряя врагов глубоко под земную кору. Используя различные защитные техники и синтез кислорода из Ци с элементом воздуха, самурай может выжить и спланировать вниз, если его забросить на сотню километров в небо, многие смогут вынырнуть, если их отправить на морское дно, но жизнь крайне редкого врага не станет мимолетной, если тот окажется в крошечном воздушном пузыре, в окружении исполинских океанов магмы. При виде магмовых шаров и прекрасно понимая что случилось, Корио частенько награждала своего чудовищного союзника пронзительным взглядом и тот в очередной раз торжественно обещал ей больше никогда не пытаться отправить в расплавленные недра хороших маленьких девочек и лисят.
   Трое "Великих Духов" яростно выругались, потеряв контакт со своими марионетками и тут же переключились на новые, ведь помощь сейчас требовалась сразу нескольким сотням из их подопечных.
  
   На шлемах самураев-стрелков полыхнули алые печати, нарисованные на бумаге и розданные солдатам демоническим мастером иллюзий, Номерным. Зрением акума, зараженный беглый каторжник пронзил театр и украсил отметинами всех тварей, в ком читалась кровожадность, злоба и эхо причиненного зла.
   Здание перед лучниками и арбалетчиками стало полупрозрачным, фигуры людей, с отметинами целей и без них, предстали как на ладони. Оружие в руках воинов повернулось, направляя полторы сотни бронебойных стальных наконечников на ошалевших после пропажи зрительного зала, бандитов. Стрелы, шелестящим смертоносным роем, сорвались в полет...
   -- Махра венерная! -- хором взвыли несостоявшиеся палачи, когда стальной ураган пронзил каменные стены и хлестнул по ним, пробивая тела на вылет, хлопками маломощных взрыв-печатей, настроенных на контакт с живой плотью, отрывая конечности и вышибая кишки. -- Щиты! Щиты! Делай щиты!!!
   Кто-то бросился к предметам мебели вроде столов или шкафов, от которых можно было оторвать дверцу и, пустив в нее Ци, превратить в импровизированный щит. Кто-то вцепился в оказавшегося поблизости человека и закрылся живым телом женщины или ребенка, уверенный, что сквозь заложников стрелять стражи не станут. "Духи-Защитники" помогали. Отбивали стрелы ловкими ударами рук, вертко ускользали от жужжащей вокруг смерти и бросали свои марионетки ближе к заложникам.
   -- ДАВИ КРИВОРЫЛОВ!!! -- перебрасываемые пространственными искажениями, закованные в тяжелую броню самураи клана Минамото появлялись на месте исчезающих стен, колонн и мебели. Без промедления, круша все на своем пути, они устремлялись в атаку и сшибали тех, кто был отмечен меткой врага. -- СМЕРТЬ КОШАКАМ!!!
   Шесть отрядов по пять бойцов, атакующих с разных направлений.
   Вел панцирную пехоту объятый синим призрачным пламенем великан, вооруженный тяжелейшей булавой, которой, пробив хлипкую стену собственной массой и поднявшись над группой кошек, он тут же вбил одного врага в покрывшийся трещинами пол, а второго, ударом снизу вверх, отправил в полет и впечатал в потолок, от которого обращенный в мешок переломанных костей и отбитого мяса кошак отлип под тяжестью своего веса только через несколько секунд. Он упал, а безумный от бешенства генерал в эти секунды уже дотянулся до третьего врага, симпатичной кошки в черно-белом наряде работницы театра. Ухватив за плечо восьмидесятилетнюю старуху, заманившую в свой дом и убившую молодую беженку из страны Озер ради кражи лица и обретения внешней молодости, лорд Йоримаса вжал визгливо заоравшую тварь в пол и попросту размазал ее ладонью в кровавое месиво по паркету.
   Вокруг свистели стрелы, находя себе все новые и новые цели. Бронированные великаны рубили короткими мечами, наносили удары кулаками в грубо выкованных латных перчатках, таранили и топтали врагов, а людей, не отмеченных знаком демона, хватали и швыряли себе за спину.
   Это продолжалось секунд десять или пятнадцать. Наслаждающийся резней, в которой одни ненавистные ему выродки убивали других таких же, Золотой Бог позволил самураям обагрить руки кровью его марионеток, увязнуть в гуще врагов и поверить в победу, а затем... ловушка захлопнулась.
   Два десятка кошек ринулись к внешней стене театра и пустили по камню потоки зеленой Ци, создав вокруг поля боя купол, непроницаемый ни для стрел, ни для вражеских дзюцу. Бегущие к зданию театра, сотни городских стражей бестолково рубили и таранили двери, пытались ударами кулаков и оружия выломать окна. С визгом и воплями, пробивая внутренние стены, пол и потолки, буквально со всех сторон, на панцирников клана Минамото набросились десятки одержимых воров и бандитов, окутанных зеленым пламенем "Духов-Защитников". Град ударов обрушился на солдат, ножи и попавшее под руку импровизированное оружие, усиленное "божественной" Ци, были незамедлительно пущены кошками в ход.
   Каждого из самураев облепило по трое-четверо врагов. Кошки били по головам, целились в стыки брони и прорези шлемов.
   -- Это все, что у них есть! -- проорал в передатчик лорд Йоримаса, опрокидывая очередного врага и ударом ноги вбивая голову кота в в пол. -- Убить! Убить уродов!
   Но к его изумлению, кот, получивший от удара латного сапога лишь легкие травмы мягких тканей лица, выдернул голову из вмятины в полу и, с бешеным воем снова ринулся в атаку.
   Обливаясь кровью, упал один истерзанный самурай. Упал второй и третий. Кошки вцепились в тех людей, которых пытались спасти солдаты Минамото и не слушая мольб о пощаде, не разделяя на мужчин и женщин, вскрыли глотки всем. Заложников захвачено с большим запасом! Здесь и сейчас - больше крови! Больше безумия!
   -- Гр-р-ра-а! -- Йоримаса замахнулся и ударом булавы с широкого замаха вбил еще одну зеленопламенную тварь в обрушающийся, покрытый трещинами пол. Такой удар не держал даже предельно усиленный скелет и кот остался лежать кровавым месивом среди каменного крошева. -- Отступаем! Все, отступаем!
   Связь с отрядами вне театра нарушена кошачьим барьером. Оставалось только надеяться, что демон, от атаки которого отвлекали врагов своим нападением самураи, сумел, в отличие от них, спасти хоть кого-нибудь.
   Вместе с двумя своими лейтенантами, защищая друг друга и ежесекундно нанося удары терзающим их кошкам, он пробился к ближайшему окну и, с третьей попытки, слаженным ударом Ци, все трое вышибли стекло вместе с рамой. Дождавшись, когда его солдаты, один за другим, протиснутся в пролом, Йоримаса нырнул следом и, кое-как сгруппировавшись, рухнул на усыпанную осколками стекла мостовую. Никто не бросился ему на помощь, не попытался приставить лестницу и атаковать здание через выбитое окно. Самураи городской стражи, оставив не один десяток убитых, разбегались кто куда в поисках укрытий, а из стен театра лупили боевые дзюцу, прервать которые никто был не в силах. Кошки били по ближайшим зданиям, разнося в клочья позиции стрелков, лупили по разбегающимся людям, надеясь сжечь и разорвать как можно больше. От настоящей бойни спасло лишь то, что Черная Тень сумел захватить и выкинуть в лес всю площадь перед театром, на которой столпились основные толпы народа.
   -- Бегом! Бегом! -- окриками подбодрил своих лейтенантов Йоримаса и пригнулся, прячась за каменный щит, поднятый одним из его солдат. -- Всем отступать и занять позиции по дальнему периметру!
   Стальной волкодав, вздумавший порвать ненавистную нэкомату, здорово обломал зубы. Из штурм-группы вырвался только генерал и его лейтенанты, погибла половина стрелков, вся территория вокруг театра была усеяна телами в легкой броне городских стражей. Могла ли в такой ситуации стать утешением гибель шести десятков кошек? Едва ли. Полный разгром и провал...
   -- Что по заложникам?! -- выкрикнул в передатчик Йоримаса, прикрываемый лейтенантами и отступающий под непрерывным обстрелом со стороны врага.
   -- Плохо. -- ответил капитан городской стражи. -- Группа один - выхвачена, но группы два и три...
  
   Девчонки, пробравшиеся в импровизированный загон для пленников... облажались.
   Молодые куноичи, наемницы клана Минамото очень достоверно изобразили потерю сознания после принятия снотворного и ничем не выдали себя, пока кошки работали с ними. Умеющие вгонять себя в анабиоз, практически неотличимый от потери сознания или смерти, они выждали, пока лицедеи их переоденут, облепят лица псевдокожей и оттащат в загон для пленников. Им не нужно было открывать глаза, чтобы по запаху и шумам определить то, что в загоне около полутора сотен людей, взрослых и подростков, одни из которых в полном сознании, другие в полуобмороке или одурманены. Шесть охранников по периметру, еще двое ходят туда-сюда по залу, внимательно следя за тем, чтобы никто из пленников не смел лишний раз шевельнуться.
   Вся проблема была в том, что загон для пленников был изначально накрыт куполом силовых схем с положительным зарядом, из-за чего демоны сквозь него видеть не могли. Якобы бессознательных пленниц могли положить далеко от центра, а значит следовало вскинуть руку над толпой, чтобы активированная печать распространила по залу частицы отрицательно заряженной Ци и, просветив сквозь маскировку, обрисовала для демонического взгляда контуры зала, которые серый страж транслирует Черной Тени. Мастер скорректирует пространственное искажение так, чтобы выдернуть всех, никому не отрезав руку, ногу или голову. Все будет закончено в один момент...
   Но сенсоры оказались в наличии не только у стражей закона. Подозрительные биоритмы новых двух пленниц привлекли внимание одного из охранников и тот неотрывно следил за обеими девчонками.
   Когда, почувствовав активацию силовой печати вокруг зрительного зала, младшая куноичи резко очнулась, вскочила и вскинула руку над головой, метательные ножи уже летели к ней, упреждая движение храброй, но чересчур самонадеянной девчонки. Старшая не успела среагировать. Не успела защитить.
   Один нож вошел в кисть руки, точно в силовую печать, нарушенные силовые линии которой тут же разрядились в окружающую их плоть и в пару секунд сгноили руку девушки до локтя. Второй нож ударил в левое сердце и, если бы у куноичи не было бы дублирующего чуть правее основного, жизнь юной воительницы на этом бы закончилась.
   -- Хомарэ! -- выкрикнула старшая, в испуге за сестру забыв о всякой скрытности, но почувствовала облегчение, увидев что младшая не рухнула, как подкошенная, а лишь припала на колено и изготовилась принять бой.
   Эвакуация не удалась. Подмоги не будет.
   Шестеро по периметру и двое в центре? Против двоих куноичи, из которых одна тяжело ранена.
   Глаза кошек полыхнули зеленым и старшая куноичи поняла, что проживет не дольше пары секунд...
  
   Демон-могильщик, Норимура обговорил с самураями Минамото свой удар в центр кошачьей ловушки, панцирники и стрелки сражались за возможность побега для маленьких звездочек, но кошки слишком оперативно одурманили едва успевших испугаться детей и густо перемешались с ними, что делало совершенно безнадежной атаку демона. А кроме того...
   Слабый всплеск отрицательной энергии за маскирующим барьером!
   Сколько там людей? Уверенно Норимура мог заявить только о захваченных в плен школьницах и учительнице, но судя по всему они были далеко не единственными жертвами кошек за этот день...
  
   Вспышками зеленых молний, быстрее чем может уследить человеческий глаз, четверо кошек метнулись к сестрам-куноичи с разных сторон, обе незадачливые спасательницы уже практически ощутили вонзающийся в их тела металл, как вдруг комната наполнилась грохотом и брызги крови градом обрушились на все вокруг.
   Превративший в размазню на стенах неудачливо попавшую ему на пути кошку, черный птицеподобный монстр пробил несколько каменных стен и ворвался в загон для пленников.
   Предельное напряжение печати! Для Норимуры все вокруг, даже кошки, движущиеся на ускорении Четвертых и Пятых Врат Духа, словно вдруг замерли. Младшая демоническая печать не была полноценной личностью и не могла производить почти бесконечное количество расчетов без затрат времени, как Безликий, но в остановившееся мгновение оглянуться и произвести простейшую оценку ситуации, ворон-могильщик был способен вполне.
   Мгновение минуло. С грохотом силового импульса, монстр скорректировал свое полет.
   Клюв чудовища вонзился в спину одного лицедея, ударил в грудь и вырвал бок у второго, а развернувшиеся крылья чудовищной птицы рубанули поперек тел еще двоих. Все четверо, столкнувшись на сверхускорении с таким же скоростным бронированным объектом... разлетелись облаками кровавых брызг.
   Пробив следующую стену, живой снаряд ушел куда-то в сторону и наискось в толщу земли, а впавшие в шок от неожиданности кошки и куноичи уставились на оставленную монстром неровную пробоину в стене.
   -- Не спать! -- взъярился Верховный Координатор. -- Заложникам - ножи к глоткам! Засланных в расход, остальных к общей куче!
   -- Быстро! Быстро! -- заорал самый энергичный из котов и осекся, снова обернувшись к пролому, из которого лезли... черные змеящиеся щупальца. -- Возвращается! Приготовиться! Сенсор, цель! Двоих в расход!
   Двое кошек, что оказались к пролому ближе, испуганно заорали, почувствовав как горят их тела, стремительно отдавая всю жизненную энергию ради одного-единственного удара. Синяя и зеленая Ци сплеталась меж их судорожно сведенных рук в ослепительно сияющие энергетические сгустки. Горела кожа, расползалось мясо, обнажая кости, но "Духи-Защитники" не чувствовали боли своих марионеток.
   -- Укажи!!! -- воя от перенапряжения сил, выкрикнул один из них.
   -- Там! -- сенсор вскинул руку, указывая точно на скрытого протоматерией и камнем серого стража, как вдруг сорвался с места в отчаянном прыжке, пытаясь закрыть жертвенных кошек собой и яростно взвыл, влетев в захлестнувшую его руку петлю аркана.
   Не желая выдавать себя запахом металла, рейдеры Зеленого Моря никогда не носят с собой металлических предметов. Что же становится их оружием в случае стычки? Собственные руки и ноги, камни, вьющиеся лианы, куски звериных шкур, которые дикари носят в качестве одежды. Ткань цивилизованного мира, впрочем, тоже сойдет.
   Желавшие как можно больше запутать врагов при вероятной атаке, многие кошки поменялись одеждой с захваченными людьми и измазали головы пленников псевдокожей, имитируя надетую маску. На обеих сестрах-куноичи были костюмы, отобранные ранее кошками у похищенных работниц сервисной службы и теперь эти костюмы с шелестом и треском распадались на лоскуты, в считанную секунду перекручиваясь в длинные тряпичные жгуты.
   Оставшиеся в одном белье, отчаянные воительницы метнули завернувшиеся арканами жгуты к троим кошкам, причем в то время как младшая атаковала лишенных подвижности стрелков, старшая метнула аркан наперерез сорвавшемуся с места, но не успевающему нарастить запредельную скорость сенсору. Поймала за руку и рванула на себя...
   Руку выдернуло сразу из двух суставов, потерявший равновесие кот продолжил свой полет, но уже кувырком и без набора скорости, что позволило младшей куноичи успеть накинуть петли арканов на шеи кошачьим стрелкам. Удар летящего тела по жгутам сбоку дернул и сбил стрелков с ног. Лучи, божественный аналог "Вердикта Вечных", ударили наискось снизу вверх, прожгли землю и камень, вырвались из мостовой на уже опустевшей улице, рубанули по близко расположенным домам и унеслись в небеса. А затем...
   На черной протоматерии, густо запятнавшей стены, пол и потолок зала при вторжении демонической твари, полыхнули яркие алые силовые знаки. Черная протоматерия стремительно распространилась, охватив все стены, заблокировав пролом и двери, через которые могли попытаться ворваться внутрь новые кошки. Второй силовой купол над театром уже был поднят, Хино Тайсэй не мог применить пространственное дзюцу, но Норимура пресек возможность кошкам снова дорваться до ускользающей их их лап добычи. Одновременно, он захватил под контроль бури отрицательных энергий, взвившихся над полем боя, напитал ими полосу в толще земли, обратил в черную протоматерию и задал ей движение. С рокотом и грохотом, под театром, через улицу, на стоянку извозчиков, открылся тоннель. И можно было бы командовать отход, но...
   Еще один кот-охранник, последний оставшийся в живых, не желал сдаваться. Отмахнувшись в прыжке ножом от метнувшегося к нему аркана и перерубив тряпичный жгут, он рубанул клинком, метя снести младшей куноичи голову с плеч и снес бы, если бы старшая не схватила сестру за плечо и не швырнула бы ее себе за спину. Кот не растерялся. Приземлившись перед куноичи, он принялся наносить ей удары наотмаш, полосуя как и по чему придется. Куноичи пыталась защищаться, но вскрикнула и инстинктивно отдернула руки, располосованные острым клинком. Кот не упустил момента и рубанул противницу по лицу, по глазам. Шокирована? Ослеплена? А теперь - умри! Кот нанес пылающим от зелени ножом удары крест-накрест, рассекая грудную клетку противницы, ее ребра и внутренние органы.
   Умри!!!
   Следующим ударом он уже метил вспороть горло куноичи, как вдруг из черного зева пролома вылетел... жгут из множества поводьев конной упряжи, что захлестнул шею бандита и рванул, отдергивая его от обливающейся кровью и падающей на пол девушки.
   С громогласным ревом ярости, седой старик-шиноби замахнулся кулаком с зажатым в нем вывороченным из мостовой булыжником и со всего маху припечатал своим оружием голову летящего к нему кота в черную от протоматерии стену. Голова лопнула, густо украсив черную броню содержимым кошачьего черепа, а старик, швырнув на пол булыжник и жгут, очертя голову бросился к своим внучкам, из которых сложно было сразу сказать, кто ранен серьезнее.
   -- К жрицам их, обеих, живо! -- выкрикнул Норимура, указывая рукой на черный зев созданного им подземного хода. -- Бегом, старик! Пока жизнь в них не угасла!
   Старый шиноби не заставил себя уговаривать и с девчонками на руках метнулся в проход, из которого, ему навстречу, выбегали самураи городской стражи.
   -- Все на выход! -- командовал Норимура. -- Помогайте тем, кто не может идти сам! Берите на руки тех, кто без сознания! А я... послежу, чтобы не было новых "Вердиктов".
   Приложив руки к черной стене, он сформировал в протоматерии десятка два угрожающего вида силовых схем, которыми начал пугать собирающихся с противоположной стороны кошаков. Если кто из врагов начинал делать что-либо угрожающее, к нему тотчас поворачивались сразу несколько алых силовых схем, намекая, что оператор-демон все видит и готов реагировать. Обычные дзюцу не пребивали стену, а "Вердикт" требует много времени на подготовку. Коты и кошки в смятении отступали. В базе Единства таких силовых схем не было и оставалось только гадать, что может произойти, если все эти вензеля - не блеф.
   -- Оставьте их. -- отдал приказ своим марионеткам Золотой Бог. -- У нас достаточно и сил и заложников.
   Еще не хватало лишний раз нарываться, когда все прошло прекрасно. Городу нанесен серьезный ущерб, кошки показали зубы и теперь самураи Хамаоки точно не отважатся на новую атаку. Осталось захватить транспорт и увести своих людей. Отправить их всех, вместе с ненавистной лисой, к руинному замку номер восемнадцать.
   -- Пойдемте, пойдемте, девочки. -- охая и кутаясь в выданную ей вместо одежды грубую серую простыню, идеологиня сопротивленок, Оширо Мива, притворяющаяся ограбленной кошками учительницей, как могла, поднимала своих учениц, обессилевших от ужаса и кошачьего дурмана.
   -- Харуми-сенсей?! -- сразу несколько самураев бросились на помощь ей и ученицам Первой Муниципальной. -- Скорее! Скорее! Всех эвакуировать!
   Людской поток устремился к выходу и вскоре лорд Йоримаса с облегчением услышал доклад о спасении второй группы заложников. Нет, не напрасна была атака, сражение и гибель солдат. Они отвлекли на себя кошачью кодлу и те были слишком заняты, чтобы прийти на помощь своим собратьям, охраняющим пленников в подвале. Монстры сильны, но... не непобедимы! Их можно бить! Давить железом, выжигать огнем! Это - не поражение. Он соберет все силы клана, вызовет союзников и следующий бой будет дан выродкам лживого бога на территории врага! Еще ничего не закончено! Потери страшны, но души погибших обретут покой, когда кошачье гнездо утонет в пламени и крови проклятых людоедов!
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  

* * *

   Страна Болот, это обширные территории, что некогда были процветающим регионом севернее страны Озер. Больше полумиллиарда людей жили здесь в красивейших мегаполисах посреди пахотных полей и фруктовых садов.
   Аграрный и торговый центр мира, пронизанный нитями железнодорожных путей. Удобнейший транспортный узел, богатейший край. Был. В далеком, безвозвратно ушедшем прошлом.
   Города обращены в руины. Озера, реки и луга обратились ядовитой грязью, густо замешанной на костях людей и животных. Боевики Чистой Крови, убивавшие на месте тех генетически измененных, что оказывали сопротивление, железнодорожными эшелонами везли беспомощных сюда. Женщин, стариков, детей. Слабых мутантов и тех людей, что сочувствовали или помогали измененным. Пятьдесят лет громадные печи изрыгали в небо черный дым. Поезда смерти, при прибытии которых в "Зону Дезинфекции", в бронированные вагоны подавался ядовитый газ, подходили к обращенным в могильники удобным местам для сброса своего кошмарного груза. Серые, грязные дирижабли спускались к грузовым площадкам аэропортов, цепляли доверху загруженные контейнеры и сбрасывали их содержимое на мертвый город, двести лет назад бывший столицей страны Золотых Полей.
   Даже после разделения Чистой Крови на враждующие фракции и полного разгрома их организации, земля не смогла вздохнуть свободнее. Новые и новые тысячи гниющих тел бросались в переполненные могильники. Тела бывших палачей, чистильщиков и их сторонников.
   Ущелье Забвения, Город Костей, Пепельное Озеро - все это здесь. Ночами, даже не склонные к галлюцинациям люди слышат, как грязь кричит и плачет тысячами голосов. Чахлая трава завивается на редких участках сухой земли, стволы и ветви деревьев перекручиваются узлами, словно сама природа корчится от невыносимой боли. Всюду гниль, кости, руины поселений, следы перемещения огромных масс войск и поля отгремевших побоищ.
   Мрачные мельхваны, обитающие в лачугах, похожих на каменные коробки с зияющими дырами дверей и окон, как могут, очищают воду и землю. Окружают пригодные к возделыванию участки высокими каменными стенами, увитыми силовыми знаками и гирляндами амулетов, отвращающих зло. Одурманенные наркотиками жрецы берегут рассудок остальных обитателей общин, на стенах круглые сутки дежурит стража в примитивных доспехах из шкур, а за границей крошечных человеческих мирков царят бесчисленные, многоликие ужасы, при попытке бороться с которыми как свечи сгорают жрецы, а молодые самураи в считанные недели превращаются в седых, угрюмых стариков.
   Немного находится желающих посетить эти места. Границы зоны отчуждения временами стремятся пересечь только контрабандисты, мародеры и... охотники на чудовищ.
  
   К воротам пограничной заставы, скопища бараков и хозяйственных строений на склоне рукотворного холма, подошел громадный бронированный локомотив, тянущий за собой состав из пары десятков вагонов и второго локомотива, необходимого на случай поломки или повреждения первого. Золоченный герб империи Лесов ярко засиял в свете повернувшегося к гостю прожектора.
   Сотник, командующий заставой, был заранее извещен о прибытии высокого гостя и построил на разгрузочной платформе весь свой немногочисленный гарнизон. По докладам информаторов, выпускник высшей офицерской академии прошлого года, прославился прибывший аристократ победами пока только на любовных фронтах, но почести гостю следовало оказать на высшем уровне. Клан Токугава, наравне с Фудзивара, - столп императорского трона, а его самураи - гвардия и рука самого императора. Солдаты заставы сутки начищали и подшивали одежду, наводили повсюду порядок и вспоминали воинскую выправку. По докладам тех же информаторов, второй в праве наследования принц клана зачастил в зону отчуждения, уже восьмой или девятый раз мотается, пострелять по мутантам из пушек и приглушить на каких-нибудь руинах темное ментальное эхо. Хорошее дело. Может, проникся духом зоны отчуждения и озаботится проблемами пограничной службы? Дошли ведь уже до края, приходится рейды совершать в города-могильники и выдирать из старых коммуникаций кабели с цветными металлами, чтобы хоть как-то закрыть нужды заставы в провизии, медикаментах и специальном оборудовании.
   Сотня пограничников выстроилась в четыре ряда вдоль разгрузочной площадки, командир и двое его заместителей, вместе с жрецом и двумя врачами, встали во главе колонны. Все изготовились бодро приветствовать благородного лорда, но бронепоезд вдруг, словно его машинисты ослепли, прошел мимо отряда и остановился метрах в трехстах дальше по платформе, благо та, выстроенная во времена когда здесь десятками разгружались военные эшелоны, позволяла это свое протяженностью.
   -- Вперед, вперед! -- после краткой заминки, скомандовал сотник и вся масса людей, едва не разваливаясь на нестройную толпу, бегом бросилась к месту остановки бронепоезда. Они пробежали метров двести, когда, выскочившие из кормового локомотива пятеро тяжело бронированных великанов с ростовыми квадратными щитами заслонили им дорогу.
   -- Куда?! -- свирепый окрик заставил пограничников отшатнуться. -- А ну, прочь пошли! Воронье помойное.
   Пограничники в смятении и растерянности отпрянули, отступили к руинам брошенных железнодорожных зданий. Воронье?! Помойное?!
   Горечью и обидой проняло всех. Люди сгорбились, помрачнели, скрылись со света ламп, глубже отступая в тени. Десятками злых, ненавидящих глаз, они смотрели на то, как рабочие отцепляют локомотив и уводят его чтобы загрузить углем и водой многотонный тендер исполина. Драгоценной очищенной водой и еще более драгоценным углем заставы, необходимым для паровоза, без которого бессмысленны мародерские рейды в зону отчуждения. Не то, чтобы застава после этого ограбления не сможет совершить рейд и умрет от голода, но одно дело - отдавать ценные ресурсы собратьям по оружию, а другое - подонкам, что равняют твой статус с пожирателями гнили. Воронье... Да. Есть грех. Но кто стал бы мародерничать в могильниках, если бы командование присылало на заставу достаточные для выживания средства?! Лет тридцать назад ведь на заставе было полтысячи солдат, еще сотня вспомогательного персонала, и никто даже не думал ходить в грабительские рейды. Куда же стали вдруг тратиться деньги и ресурсы, которых теперь не хватает даже на сотню бойцов и десяток вспомогалов? Не на золотые ли гербы для личных бронепоездов чванливых аристокрашек все уходит?!
   Из вагона, близкого к кормовому локомотиву, тем временем вынесли сборный столик, который накрыли белой скатертью. К столику поставили три кресла, подали бутылку вина и три фужера. Двери другого вагона, украшенного больше остальных, раскрылись и на перрон, по ступеням раскладной лестницы, сошли трое людей в бело-золотых мундирах старшего имперского офицерства. Судя по знакам на эполетах - капитан и двое лейтенантов. С видом хозяев всего и вся, они подошли к столику, капитан взял бутыль и сам налил вино в фужеры, а затем взял один и поднял его, провозгласив тост:
   -- За удачную охоту и прекрасную добычу, господа!
   -- За добычу!
   -- За добычу!
   Офицеры выпили, уселись в креслах, выдали пару приятельских шуток на тему йокай и немытых мельхванов, а затем с улыбками принялись озираться, наслаждаясь прохладным ночным воздухом. Молодые, холеные, пышущие силой и здоровьем.
   -- Эй, ты! -- заприметив за оцеплением фигуру сотника, капитан призывно махнул рукой. -- В красном шлеме! Подойди!
   Охрана расступилась, сотник, мрачно глянув вправо-влево, выполнил приказ, приблизился к офицерам и поклонился.
   -- Эта... -- капитан обвел взглядом заброшенные, полуразвалившиеся здания. -- Застава... под твоим командованием?
   -- Мы используем лишь малую часть этого железнодорожного узла, господин. -- ответил пограничник. -- Наши укрепления и жилая зона расположены выше по склону холма. Все силы заставы брошены на поддержку блок-линии на вверенном нам участке границы.
   -- Да-да, ходите по периметру и раскидываете силовые знаки, которые у йокай и зараженных активируют инстинкт самосохранения. Вы - прогуливаетесь, уродцы прячутся и не лезут за обозначенную линию. Очень напряженная и особо опасная служба. Вижу, что с ней справляетесь, и для полного порядка в местных делах, управлению теперь требуется только направить вам тысячу горничных и тысячу портных! На малейшую уборку грязи и соблюдение приличного вида, как я смею заметить, времени у вас совершенно не остается!
   -- В нашем ведении сто пятьдесят километров границы, господин. Нужно отслеживать и ликвидировать опасное больное зверье, которое не боится силовых схем периметра, нужно пресекать попытки организации контрабандистских троп...
   -- Молчать, болотная гнида! -- капитан резко вскочил и навис над съежившимся солдатом. -- Меня тошнит от подобного нытья!
   Высший аристократ империи стянул со своей руки белую перчатку, бросил ее в грязь и наступил сапогом, а потом, осторожно поднял ее за сухой край, встряхнул и, замахнувшись, хлестнул этой перчаткой солдата по лицу. Раз, другой, третий.
   -- Если так нравится грязь, носи ее на лице! -- самодовольно заявил капитан, небрежно выбрасывая перчатку, затем снимая и отбрасывая прочь вторую. -- Вытирать запрещаю!
   -- Как... как... как прикажете, господин капитан... -- сотник побелел, его затрясло, но слишком долго из солдат империи выбивали честь и гордость. Он сдержался, ценой унижения спасая свою жизнь.
   -- Так-то лучше. -- офицер взял из рук подбежавшего слуги новые перчатки. -- Ты, вижу, из вардарийцев, сотник? Клан Оути, если не ошибаюсь? Какая ветвь и регион?
   -- Клан отрекся от меня, я не имею права называться родовым именем, господин капитан. Ранее проходил службу в колониальных войсках, на севере имперского протектората, ныне... Безродный Кодо, сотник двадцать шестой пограничной заставы, готов служить стране и императору!
   Капитан, не сочтя необходимым представляться в ответ, лишь кивнул, взял со столика фужер, отпил вина и указал ножкой фужера на правую руку сотника.
   -- Покажи запястье.
   Еще больше мрачнея, сотник одернул рукав и показал два черных кольца татуировки, охватывающих его запястье и разомкнутых на иероглифах "Насильник" и "Убийца".
   -- Ого! Серьезные статьи. -- капитан сощурился, испытующе всматриваясь в лицо пограничника. -- Как ты выжил-то здесь, с такими подвигами? Судебная ошибка, полагаю?
   -- Нет. -- твердо ответил солдат. -- Любил сильно. Отвергла, нашла парня получше. Выпил... сорвался. Когда очнулся, увидел что натворил... сам пошел и сдался. Поэтому не казнили, а списали в штрафное подразделение. Пожизненно.
   -- Ха-ха! Знакомая история. Кровь самураев порой играет с нами дурные шутки. Тестостерон, адреналин, вся наша боевая биохимия в мирное время страшнее врага. -- прищур капитана стал еще въедливее. -- Ну, и...
   -- Что "и"? -- удивленно переспросил, не понимая вопроса, сотник.
   -- Один раз в жизни ты дал настоящему себе свободу и почувствовал, что такое - быть мужчиной, творить все, что позволяет тебе твоя сила! Вот и скажи-ка мне, солдат... тебе понравилось?
   Что за дурное, идиотское испытание?
   -- Нет, господин капитан. -- твердо ответил сотник. -- Я сдался, надеясь, что меня сразу казнят. Что не придется смотреть в глаза своим родителям и родным той девушки. Если бы можно было повернуть время вспять, я... я бы убил того "меня", что шел в тот вечер насиловать и убивать. Ответ на ваш вопрос, господин капитан - нет! Мне НЕ понравилось.
   -- Вот как? -- в глазах капитана на миг мелькнула досада. -- Ну хорошо... тогда я тоже, как и ваш судья, не стану казнить тебя на месте. Ты - хороший солдат, сотник Кодо. Возможно, еще и отличный парень, поэтому Багровые Аномалии до сих пор не сожрали тебя. Стой там, -- благородный лорд указал на место близ стены разрушенного здания. -- Жди приказов. Сегодня ты мне еще понадобишься. Стоять! -- палец капитана указал на лежащие в грязи перчатки. -- Забери и утилизируй. Наведи в свое зоне ответственности хоть немного порядка!
   -- Но не вздумай выбрасывать в мусорный бак! -- хохотнул один из лейтенантов. -- Эта пара стоит ровно на сорок три тысячи дороже чем жизнь любого оборванца из твоей грозной армии!
   -- Пусть устроят им достойное погребение. -- хохотнул второй. -- Приказ! Отрыть могилу полного профиля и поставить памятный камень с самым чувственным предсмертным стихом! Что скажете, господа? Может быть, выдадим нашим... кхм... верным солдатикам... одну-две бутылки вина из личных запасов? Чтобы хорошо проводили бесценную утрату!
   -- У черни, привычной к грубым напиткам, от хорошего вина не будет ничего кроме недоумения и поноса. -- иронично заметил капитан и взмахом руки приказал убираться сотнику, подобравшему испорченные перчатки. -- Пшел вон! Чтобы все было исполнено, в лучшем виде! На обратном пути лично проверю.
   Пограничник, сгорбленный и крепко стиснувший зубы, поклонился, отвернулся и пошел, направляясь за охранный периметр, к своим людям. В его руках были небрежно испоганенные аристократом перчатки за два месячных обеспечения рядового солдата его заставы, а в ушах звучали издевательские слова лейтенанта, оскорбившего дзисэй, предсмертные стихи самураев. Погань мажористая! Манерная, слащавая до тошноты. Это - нынешние офицеры?! Свихнувшиеся вырожденцы прогнившей империи.
   -- Командир! -- подобравшись ближе к скрывшемуся в тени сотнику, шепнул самурай-сенсор. -- Близко не принимай! У обоих лейтенантов фиксирую кормовые повреждения, характерные для затяжного постельного боя.
   Секунды три ушло у сотника на осознание сказанного, а затем вспышка злобы захлестнула его разум.
   Вот оно что! Эти двое веселящихся дегенератов - походные девочки господина капитана! Лишенные мозгов прилипалы к тому, кого волокут на вершину карьерной пирамиды. Да и сам великий лорд Токугава Масудзиро - не мужчина, раз общается с такой падалью, измывается над верным солдатом и позволяет своим шлюхам глумиться над честью предков! Вся застава ждала приезд большого, влиятельного начальника, что увидит беды пограничного гарнизона и наведет порядок в проворовавшемся стаде снабженцев? Вот вам, в наивные морды, полное ведро реальности! Три проститутки вместо командиров, вместо заботы о боеспособности войск живущие желанием поглумиться над теми, кто зарабатывает хлеб верной службой! Мало ли всюду ходит болтовни, что офицерье получает звезды на эполеты через генеральскую постель, а потом измывается над младшими по званию? Истерично доказывают, паскуды, самим себе, что они не опущенные содомиты, а сильные, опасные и грозные командиры! Получи, солдатик, от слюнявого мажора грязной тряпкой по лицу и не смей даже утираться от плевков его постельных подружек!
   Суки! Суки! Суки! Сучьи выкидыши чумной собаки!
   Правдивое слово, что только здесь, в брошенной на произвол судьбы зоне отчуждения, у кого-то еще могут оставаться детские заблуждения. В остальных же регионах никакое безумие и извращение в командном составе армии давно уже никого не удивляет. Когда лиса, в ходе войн за малые страны, пробралась в студенческое офицерское общежитие, устроила таинственное исчезновение особо крикливого молодого капитана и от его имени натворила дел, все информационные средства империи орали как изрезанные о жестокой расправе да о гибели невинной души, но солдаты по всей империи только злобно улыбались в ответ, прекрасно понимая, что хорошего человека лиса не тронет. В какого благорода ни ткни, так миллион на кон не страшно поставить, что перед тобой будет мразотная погань, свихнувшаяся от власти и спеси. Как любой чиновник империи давно уже чистый враг для простого гражданина, так и офицеры имперской армии - враги для своих солдат.
   Сегодня ночью, застава опустеет. Все, кто на ней есть, попросту разбегутся. Большими и малыми группами. Шепот о дезертирстве уже несколько месяцев гуляет среди солдат, с тех пор как первые из них нашли появившиеся у них в сумках повязки Золотого Бога. Долг перед страной, повиновение приказам и верность присяге, заложенные в самураев генетически, долго сдерживали солдат от предательства, но после того, что случилось сегодня, все стопора сорвало. Нет больше командования. Нет правительства и армии. Есть только один беспросветный мрак и зловоние гнили.
   Сотник надел маску с фильтрами воздуха, чтобы стекла прятали его взгляд, безумный от ненависти, которым он уставился на бело-золотую троицу холеных мажоров. Элита империи? Грозные машины войны, каждый из которых на пять-шесть порядков превосходит рядового солдата? Кровь заиграла в жилах ветерана бесконечных войн с кошмарами, рот наполнился слюной, язык облизнул пересохшие губы. Да, перед ним - элита, но он сам и вся его сотня - коты Золотого Бога. Великие Духи и мощь благословенных силовых схем сравняет силы, а внезапная атака создаст перевес. Разбежаться как крысы - просто. Но что если уйти с громким грохотом? Мастер-путепрокладчик, машинисты и рабочие у пограничников есть свои. Что, если эта бронированная махина с двумя локомотивами отвалится от разгрузочной площадки, но пойдет не на запад, в страну Болот, а на восток, в глубь империи? Высшая офицерская академия - отдельный комплекс зданий в живописнейшем месте недалеко от столицы. Учебные корпуса, парки, спортплощадки и полигоны. Блистающая мрамором и хрусталем идиллия содомитов, в которую... слишком долго не влетали, на полной скорости, многотонные бронепоезда!
   Трупы офицерья и охраны бронепоезда в руинах брошенного транспортного узла найдут не скоро, а обслугу можно запереть в одном из вагонов под надзором и ссадить с поезда перед началом набора финального ускорения.
   -- Рискнем? -- снова шепнул сенсор, как и многие солдаты вокруг, охваченный нервным возбуждением. Внимательным взглядом, кот следил за одним из лейтенантов, оценивая рост и комплекцию манерного аристократика. -- Мы по двадцать-тридцать лет на службе, пора бы подрасти в званиях, а?
   Сотник оглянулся на второго своего заместителя, мрачного болотного следопыта с оплывшей и посиневшей от дешевого алкоголя физиономией. Сможет ли кошачья маска исправить такую рожу? Что-то сомнительно.
   Следопыт мрачно ухмыльнулся и кивнул в сторону жреца, нерешительного и тихого молодого парня, приблудившегося на заставу шесть лет назад. Обтянутым бледной кожей скелетом, замерзшим почти до смерти и покрытым осенней грязью от пят до макушки. Клеймо личной собственности верховной жрицы храма Огня на левом плече. Шрамы, словно от когтей медведя, через все лицо. Десятки таких же шрамов по всему телу, перечеркнутые шрамами от плети. Замученный мальчуган жадно вцепился в протянутый ему кусок хлеба и в считанные два месяца расцвел, с ходу проявив немалые жреческие таланты. Для счастья и выработки положительного заряда Ци ему хватало уже того, что его не морили голодом, не били и не насиловали. Наложением рук, он снимал негативный заряд с предметов, убирал омертвление тканей, которое неизбежно получали солдаты при контакте с зараженной грязью, стимулировал заживление ран и изгонял кошмары, даруя измученным людям спокойные сны. Благодаря его работе, за шесть лет на заставе не было ни одного случая самоубийств или сумасшествия, люди даже начали потихоньку отходить от давящей безысходности мрачного существования. Плохо было только то, что парень за все шесть лет не произнес ни слова, впадал в панический ступор при виде жреческой атрибутики, а от резкого звука или неожиданного прикосновения мог отпрыгнуть метров на пять, в приступе ужаса сбивая предметы и травмируя себя. Свое красивое лицо, с которого положительный заряд Ци свел шрамы всего за полтора года, он прятал за маской из серого тряпья, носил грубую, мешковатую и грязную одежду. При обсуждении планов побега и обустройства жизни в большом мире, он всегда яростно мотал головой, если кто-то заявлял об убийствах ради кражи личности и яростно тыкал пальцем в карту страны Болот, в каменных поселениях которой можно было напасть на группу мельхванов, без расправы украсть внешность, одежду и предметы быта, а потом перебраться в страну Камней и заявить что они - беженцы из разгромленного демоном мельхванского поселения. Документов нет? А какие документы в стране Болот? Со жрецом, примут спокойно. Даже в странах Озер или Туманов можно было бы устроиться. Можно, было бы. Но негодяев, способных без проблем с совестью избивать и грабить людей, Багровая Аномалия выжирает в первую очередь, никакие жрецы не помогут. Прошедшие естественный отбор, угрюмые и мрачные парни из пограничной стражи, от месяца к месяцу мечтали о побеге, но на деле не очень-то были способны предать родину и причинить кому-либо зло.
   Заметив кивок следопыта, жрец мрачно подобрался и посмотрел в сторону второго манерного хлыща в лейтенантской форме, а затем обменялся с сотником твердыми взглядами. Все, что мешало самоорганизовавшейся банде творить зло, при столкновении с зазнавшимися благородными ублюдками удивительным образом замолчало. Пережитое унижение заглушило совесть, втоптанные в грязь честь и гордость требовали мести.
   Ткань реальности, зыбкая на границах Багровых Аномалий, всколыхнулась от всплеска негативных энергий. Что-то темное и жуткое глянуло в сторону заставы из глубин болот. В загружаемом углем локомотиве что-то вдруг громко затрещало и заскрежетало.
   -- Зараза! -- машинист начал быстро дергать за рычаги, производя переключения и убирая нагрузку с получившего повреждение передаточного механизма. -- Что за дерьмо?! Отрицательный заряд проник за периметр с углем? Неисправность ходовой! Обряд очищения на тендер, воду и топливо! Диагноста и ремонтников сюда! Вот же кипучие болота!
   Командир поезда подошел к троице офицеров, доложил о поломке и о том, что ремонт займет часа полтора.
   -- Йокай? -- спросил в ответ капитан Масудзиро. -- Я был бы удивлен, честно скажу, если бы такая грязная дыра, как эта застава, не стянула бы к себе нечисть со всей округи! Вторым локомотивом поверните поезд бортом в сторону болот и дайте пять-шесть залпов спецбоезапасом. Подогрейте нечисть. Сотника заставы сюда! Пусть... хм-м-м... сделает полный доклад о состоянии периметра.
   Сотник, приблизившись, поклонился и, выслушав заявление капитана о присутствии йокай, доложил что периметр в плачевном состоянии по причине сокращения поставок из империи.
   -- Мы покупаем часть материальной базы на средства, пожертвованные спонсорами... -- завуалировал командир заставы мародерство и торговлю цветными металлами. -- Только за счет этого и держимся. Ветра с империи дуют нехорошие, болота беспокоятся. На заставе и за периметром уже год как фиксируются кричащие фигуры, о чем по всей форме не раз докладывалось в региональный отдел безопасности. Уголь и воду мы чистили, господин. Может... воздух?
   -- Может и воздух.
   -- Позволю себе заметить, что путешествие по болотам в ночное время связанно с немалым повышением риска. Ночь - время хищников и тревоги для всех живых существ. Йокай и йома в сотни раз активнее ночью. Мы готовы предоставить вам и вашим людям место для отдыха, господин.
   Хорошо было бы разделить отряды врага, чтобы, в идеале, разделаться хотя бы с частью, не поднимая шума и не тревожа остальных.
   -- Любопытно. -- капитан хлопнул себя по коленям ладонями и поднялся. -- Ну что же, веди! Покажешь мне ваши запасы на складах, а затем те элитные номера отеля, которые предлагаешь мне и моим солдатам для отдыха. Сиро, Риндзо, со мной! Остальные - охранять бронепоезд!
   Идут только офицеры?! Сотник Кодо приложил немало сил чтобы скрыть блеск торжества в своих глазах. Самоуверенные ублюдки! Чувствуют собственное превосходство и ничего не боятся, уверенные, что любую угрозу могут лично в землю закатать?! Ну что же... вот и момент истины! Он сумеет убить младшего принца клана Токугава одним уверенным, быстрым ударом, или... погибнет.
   Сотник, и десятки его людей, дружно, воззвали к Великому Наставнику. Золотому Богу.
   Верховный Координатор бросил на потревоживший его сигнал мимолетный взгляд, небрежно скривил губы и запретил системе реагировать. В эти минуты, он всецело был занят событиями вокруг театра в одном далеком городе, на краю Обитаемого Мира.
   Ничего не произошло.
   Капитан Токугава Масудзиро, вернувшийся с осмотра заставы через полтора часа, с изрядно разочарованным видом поднялся в вагон бронепоезда, готового по его приказу двинуться через проклятые болота к руинному замку номер восемнадцать, или "Ржавой Черепахе", как называли базу нынешние ее обитатели. Он, в надежде хорошенько помахать кулаками, даже пропустил возможность насладиться завораживающим зрелищем череды бортовых залпов бронепоезда в ночную тьму над болотами, но поганую чернь, наточившую зуб на благородных господ, не спровоцировало ни отсутствие охраны, ни то, что из вооружения капитан и лейтенанты взяли с собой только короткие мечи, вакидзаси.
   Трусливая болотная погань! Он-то надеялся поубивать этих обнаглевших ничтожеств голыми руками, наслаждаясь хрустом костей и жалобными воплями, а они так и не решились атаковать! От минуты к минуте словно чего-то ждали, нагнетая и нагнетая обстановку предчувствием боя, а под финал резко сдулись и обратились в растерянных, полубессвязно лепечущих идиотов.
   -- Связной! -- взмахом руки, Масудзиро приказал фигуре в серых одеждах приблизиться. -- Ты все видел? Есть что сказать?
   Беглый шиноби из селения Ветвей, с ног до головы увитый силовыми схемами Золотого Бога, мрачно улыбнулся и выдал капитану полный расклад. У младшего принца клана Токугава от изумления вытянулось лицо. Глаза наполнились мрачной, черно-багровой яростью.
   -- Сотника, его заместителей и жреца - на борт. -- приказал он, обернувшись к командиру охранения. -- Чтобы не дергались, сообщите им, что нам нужны проводники и советники. Остальные... -- он замешкался, обдумывая варианты.
   -- Остальных, мой господин, -- вкрадчиво подал голос шиноби. -- Великий Наставник желает перебросить в руинный замок, где они будут... применены... для уничтожения Черной Лисы и тех, кого та тварь вздумает привести с собой. Жаль было бы потерять столько подготовленного мяса без пользы, но если вы пожелаете, в знак нашего уважения...
   -- Не возражаю, применяйте. -- прервал его капитан. -- Но четверо главарей - мои!
   Шиноби, почтительно улыбаясь, нижайше поклонился великому лорду.
   Сотник, получив приказ подняться на борт, повернулся к лидеру одного из рейдерских отрядов и шепнул ему, едва слышно:
   -- Как только поезд выйдет за периметр... покиньте базу. Уходите! Как можно дальше и быстрее, пока он не повернулся к заставе полным бортом!
   -- Нет, командир! Бежим все вместе! Сейчас!!!
   -- Догонят. Всех убьют. Исполняйте приказ и... проживите хорошие жизни, мои друзья.
   Как многие новообращенные коты и кошки, он еще не подозревал, не думал о том, насколько сильно способен "дарящий надежду" и "спасающий" Золотой Бог затянуть петли ошейников на своих рабах.
  
  
Самураи двадцать шестой пограничной заставы.
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
Немного музыки. Подходящая к тексту музыкальная тема.
  
  

1:50

   Затишье после короткого боя закончилось тем, что из получившего тяжелые повреждения театра вдруг ударили два ослепительно-ярких зеленых луча, что наискось рубанули по зданиям вокруг, рассекая каменные кладки, железобетонные плиты, оборудование и мебель на десяток километров вокруг. Из рассеченных труб хлынула вода, ударил пар, раздались хлопки взрывающегося газа, а через десяток секунд, словно устроенных разрушений было мало для демонстрации силы, из окон и дверей захваченного кошками здания выскочила свора свирепых бестий. Под несущиеся из мегафонов громогласные угрозы убить заложников в случае противодействия, они принялись наносить удары мощными боевыми дзюцу по зданиям вокруг, вихрем понеслись по близлежащему району и учинили жесточайший погром, ради демонстрации силы и создания зоны безопасности вокруг кошачьего убежища. Самураи, городской стражи и армейские, могли только отступать, унося из-под ударов тех, кто не мог достаточно быстро передвигаться. Контратаковали они только раз, когда, к всеобщему изумлению, из служебных дверей театра вдруг выбежали четыре девочки-подростка в ярких сценических платьицах. Что было сил, юные звездочки припустили прочь от ставшего ловушкой здания культуры, а сразу десяток самураев, с разных сторон, бросились к ним и протянули руки с желанием подхватить детей, унести их прочь от опасности.
   Иначе поступить солдаты не могли, и малолетние кошки, за полтора десятка минут успевшие напялить снятые с юных звездочек платья, прекрасно об этом знали. Молниеносно окутываясь зеленым свечением, бестии резко ускорились. Двое склонились, коснулись руками мостовой и вытянули из камня четыре острых длинных клинка, два из которых тут же бросили своим подельницам. Еще мгновение, и самураи дружно отшатнулись, кто с воплями, кто с хрипом, получив в раскрытые объятия режущие и колющие удары сияющих зеленью клинков. Стражи попадали, зажимая руками вспоротые животы и перерезанные глотки, а бестии с хохотом отпрыгнули и принялись пританцовывать, угрожая оружием тем, кто попытался броситься раненным на помощь.
   -- Не сметь их атаковать! -- прогремело из мегафонов. -- Раните хоть одну, и мы прикончим настоящих!
   -- Прекратить погромы! -- раздался ответный грохот из мегафонов со стороны городских зданий. -- Прекратить резню! Мы готовы на переговоры!
   Коты и кошки отступили обратно в здание театра, утащив с собой человек семь новых пленников. Помахав зрителям руками и выбросив каменные ножи, малолетние кошки в залитых кровью платьицах вприпрыжку ускакали следом за взрослыми. На руинах изуродованных зданий засуетились спасатели и медики.
   -- Пусть парламентер выйдет к главному входу! -- прогремело со стороны самураев. -- Наша команда готова! Стрелять не будем.
   -- Не спеши, серебро. -- прогремело со стороны котов. -- Что за танцы без блесток?! Ща замутим антураж!
   Не теряя лишнего времени, на спешно расчищенную от обломков и всякого хлама площадь перед театром кошки выгнали телевизионную команду с оборудованием. Подгоняемые злобными окриками, работники телекомпании трясущимися руками принялись разматывать и соединять кабели, настраивать аппаратуру.
   -- Мы следим за трансляцией! -- прогремело из мегафонов театра. -- Сигнал не прерывать! Иначе эти двое разом вниз полетят!
   За край крыши передней части здания, одну за другой, бандиты выставили две длинные доски, на которые, уколами ножей и ударами палок, загнали двоих людей в добротных костюмах делового стиля. Молодого парня и девушку, менеджеров профессиональной студии юных артисток, ученицы которой должны были своим выступлением завершить конкурс талантов.
   -- Не... не... не надо! -- в голос кричала девушка, крепко вцепившись в побелевшего парня. -- Я высоты боюсь!
   -- Держись, Канаги. -- сквозь стиснутые зубы шептал парень. -- Ради Ами и Сатоко, ради Мики и Саэ! Закрой глаза и держись за меня!
   -- А это вот, чтобы не разбились! -- бандиты захлестнули шеи менеджеров петлями веревок, свободные концы которых крепко накрутили на каменную статую у края крыши. -- Че скрючились, зелень тряпочная?! Скинем доски, только чуть испугаться успеете! Один рывок, шея вдребезги, и все погаснет во вспышке серебряной молнии!
   Тяжеловесный, крупногабаритный бандит одной ступней прижимал к плоскости крыши сразу обе доски и готов был по первому знаку убрать ногу, со вполне понятными последствиями для заложников.
   Еще пара минут, и к завершившим настройку телеоператорам из парадного входа театра вышел кот, вместо парламентерского флага держащий на вытянутой вверх руке лишенную сознания девочку лет десяти, в платьице сказочной принцессы и с пышными бантами на голове. Четверка кошачьих малолеток, ничего не боящихся и не стесняющихся, выскочили следом за ним и принялись весело скакать вокруг парламентера. Успевшие сбросить окровавленные платья, все четверо сменили внешность и переоделись в новые сценические костюмчики, преобразившись в учениц той самой профессиональной студии, менеджеры которой были подготовлены к казни на крыше. Многие могли узнать девочек, не раз мелькавших в детских передачах и рекламе, певших и плясавших для развлекательных передач, а чтобы узнавших было еще больше, все четверо подбежали к телевизионной команде и в удалой манере юных звездочек, принялись позировать.
   -- Всем-всем-всем! Мальчики и девочки всего мира! Смотрите на нас! С вами - Кью-тиз! (Искаженное веками и заимствованием в другой язык, слово Cuties, "Милашки") Ами, Мики, Сати и Саэ! -- все, по очереди, встали в театральные позы, а затем переглянулись и заливисто расхохотались. -- Были невзрачны! -- одна юная кошка, грациозно повернувшись в танцевальном движении, взмахнула рукой снизу вверх и справа от группы поднялась каменная фигура сгорбленного подростка. -- Были унылы! -- вторая повторила движение первой и слева от группы поднялась еще одна фигура. -- Были печальны и всюду постылы... -- две оставшиеся, не владевшие элементом земли, обошлись танцевальными движениями без фигур. -- Но чудо случилось и мы теми стали, кто перед вами так ярко блистали! -- с новой волной веселого хохота, все четверо бросились друг к другу и обнялись. -- Помощь от бога прими поскорей, и вырвись из мира унылых людей!
   -- Но если при этом ты станешь злодеем, тебя прищемить мы, паскуду, сумеем! -- прозвучало вдруг из созданных кошками каменных фигур.
   Черная протоматерия поднялась из каменных глубин, облепила фигуры и безобразные статуи оплыли, словно свечной воск, разваливаясь и рассыпаясь. Черная протоматерия, сделав свое дело, бесследно истаяла, а кошки, осознавшие соседство с серыми стражами, побледнели и принялись растерянно озираться.
   -- А... а мы не боимся! -- воскликнула одна. -- Демоны всегда проигрывали! И богам, и людям!
   Все четверо, дружно, состроили издевательские рожицы и показали языки разрушеннм фигурам. Двое правой, а двое - левой.
   -- Бэ-э-э! Слабаки!
   Пока мелкие кошки развлекались, через зону разрушений, к парламентеру приблизился, лично, великий лорд Минамото Йоримаса, сопровождаемый своими лейтенантами и серым стражем, Номерным, прячущим изуродованное тело и голову под растрепавшимся за день походным самурайским плащом.
   -- В знак нашей доброй воли и стремления к миру! -- с широкой, злобной улыбкой, кот-переговорщик поднял девочку-заложницу повыше и уложил ее на руки одного из двух самураев, сопровождающих главу региона. -- Примите этот малый дар, но не забывайте, что у нас таких еще тридцать пять! И что после понесенных нами потерь, все шутки отходят в сторону. Резать будем и детей, и взрослых! Только рыпнитесь, железные горы! Окровавленные дети и плачущие папы с мамами до конца жизни вам сниться будут!
   -- Ваши условия? -- мрачно и с угрозой ответил Йоримаса.
   -- Вы взяли в плен пару десятков наших братьев и сестер. Мы, конечно, могли бы попытаться прорваться к ним и освободить, но вы неплохо умеете убегать и точно догадаетесь их с собой уволочь. Всех котов и кошек вернуть нам! Немедленно! Кроме того, освободите охранников, захваченных на нашей базе и передайте нам экипаж дирижабля, не зависимо от их желания. Летуны нам нужны, чтобы убраться из города, пешком идти никто не собирается, а охранников... просто для хаоса освободите, это дурачье не знало кому служит и нам особо не нужно. За это - мы отпустим треть заложников. Тридцать взрослых. Мужчин и старых теток. Дети и красивые молодые девушки, как самые ценные заложники, останутся у нас. Далее, соберите деньги, сто миллионов, в качестве компенсации за наших погибших друзей, и подготовьте к вылету дирижабль. Тот самый, из-за которого столько было шума. Он у вас точно есть, не отвертитесь. Как только все будет готово, мы освободим еще треть заложников. Двадцать две женщины и пятерых детей, самых младших и слабых, которые подохнут еще невзначай, а кому это надо? Остальные дети останутся с нами, как гарантия того, что новая попытка штурма не состоится.
   Лорд Йоримаса задумался десятка на два секунд.
   -- Вот как мы поступим. -- сказал глава города. -- Деньги вы получите, но не как компенсацию, а как выкуп за удерживаемых вами заложников. Дирижабль и команда будут вам предоставлены. Что касается захваченных нами пленников, то мы позволим им самим сделать выбор. Выведем в зону разрушений и оставим без охраны. Все, кто захотят вернуться к вам, смогут сделать это беспрепятственно. Остальные же, останутся у нас.
   -- Нет! -- выскочив из-за спины переговорщика, заявила юная кошка в розовой вельветовой курточке и штанишках. -- Все дети Золотого Бога должны быть возвращены! -- с наглым и вызывающим видом, она встала в позу и наставила палец на закованного в броню великана. -- То, как мы будем разбираться со струсившими и предателями, это, дяденька самурай, вообще не ваше дело!
   -- Саэ-чан! Саэ-чан! -- другая кошка подергала первую за курточку. -- Тише ты! Мы-то больше не в империи! Это - дальняя периферия, и все человеки здесь жуть какие дикие! Щ-щас как стукнет! Сколько сегодня женщин и девочек перебили! Одной ведь больше станет!
   -- Ага, прибьет! Такие как он, и родителей наших всех поубивали, простых работников при самурайских кланах! А теперь эти дикари корчат из себя чистюль благородных, да? Вид делают, что им не плевать на жизни пленных кошек? Я - не боюсь! Ударь вот меня, морда железная! Я - имперская сучка, да? Из захватчиков? Ну так убей меня, как моих папу и маму! Здесь и сейчас, перед камерами! Что, страшно показаться неблагородным, а?
   В глазах лорда Йоримасы, еще не переварившего черную весть об убийстве кошками его матери, потемнело в глазах, но прежде чем он успел сделать хоть что-то, взгляд его на пару секунд потерял выражение, а затем великан мрачно вздохнул и спокойно взглянул, сверху вниз, на нахальную малолетку.
   -- У них в глазах - зеленое пламя. -- сказал самурай, успевший сбросить эмоции и получить разъяснения в иллюзиях, навеянных Номерным. -- Они - под контролем "Великих Духов"? Вот что вы делаете с поверившими вам! Превращаете в марионеток и рабов, пытаетесь подставить их под убийство ради дешевых пропагандистских кадров! -- он поднял руку и положил ладонь на голову вздрогнувшей кошки, но не сжал пальцы чтобы сокрушить хрупкий детский череп, а провел рукой вправо-влево, погладив, словно плачущего ребенка. -- Не бойся, несчастная душа. И я, и Черная Лиса, мы все сделаем, чтобы спасти тебя. Спасти вас всех, тоже!
   Секунд пять длилась пауза, обозленные кошки и шокированные люди переваривали ситуацию, а затем, вдруг, расхохоталась другая юная кошка. Та, что из всей четверки выглядела старше остальных. Лет на семнадцать, или даже восемнадцать. Расхохоталась, в веселье, насквозь пропитанном злом и горечью.
   -- Спасешь нас?! -- голос ее сломался, сменил звучание, выдавая в этой кошке... мальчишку-подростка. -- Вы, все, лжецы и подонки, когда только у вас языки отсохнут?! Мир гнет, ломает и душит простого человека, но всякая шваль, так и лезет, чтобы внушить умирающему фальшивую надежду! Знаешь, кто я такой?! Я - полукровка рядового самурая и простой крестьянки, неспособный сражаться вырожденец, судьбой которого стал уход за боевыми конями! Один из этих коней откусил руку моему отцу и тот истек кровью, потому что все боялись подойти к взбесившимся тварям! Моя мать умерла, подав благородному лорду плохо отглаженное полотенце и получив за это пинок в живот, отбивший ей все внутренние органы! Как я это пережил?! Мне внушили надежду! На краю пропасти, меня удержала песня маленькой звездочки из страны Птиц. Добрая и красивая песня, о том, что надо надеяться и верить в то... -- слезы в два ручья текли по перекошенному от злобы лицу молодого кота. -- ...Что зло и мрак Эпохи Войн отступают, что мир становится светлее, что к людям, потихоньку, возвращается... доброта. "Одна улыбка Солнца". Я... продолжал жить, веря, что однажды увижу ее, эту улыбку, на каплях росы и на бутонах весенних цветов. Работа в стойлах для чудовищ, война, бродяжничество, голод и демоны? Все это я держал, с десяти лет. И не свихнулся! Не превратился в зверя. Потому что верил... потому что... когда на наш клан напали силы сопротивления, я сумел, кувырком под копытами взбесившихся коней и ногами сражающихся самураев, добраться до обозов и отыскать в вещах под опрокинутой повозкой ту, самую важную и дорогую для меня кассету. Да, я... любил ее. Ту, чей голос так ласково пел мне из наушников плеера, который я отыскал в руинах разграбленного и сожженного города. Ту, чей рисованный портрет я получил, забрав обложку с, валяющейся в мусоре, разбитой пластинки. Кассета, плеер и портрет... три вещи, из-за которых я не лег и не умер. Не превратился в йома и даже помогал, чем мог, окружающим меня людям. А недавно... четыре месяца назад, я услышал новую песню.
   Кот сделал призывный взмах рукой и из здания вышли двое бандитов, волочащих завернутых в белые простыни четверых девчонок, находящихся в сознании, но боящихся даже шевельнуться. Всех четверых поставили на колени и сдернули края простыней, прикрывающих лысые головы. Заклеенные пластырями рты, следы слез на лицах. В страхе оглянувшись по сторонам, девочки из "Кью-тиз" округлившимися глазами уставились на малолетних кошек, укравших их внешность и сценические костюмы.
   -- Скажи мне, Сати-чан, ты помнишь эти строчки? -- молодой кот приблизился к старшей из пленных девчонок, встал рядом и, изменившим звучание голосом, пропел:
  
   Я жду тебя,
   За пеленою ста дорог.
   Ты как и я,
   Так бесконечно одинок.
   И ты в пути,
   А я иду сквозь пелену,
   Ищу тебя...
   И мы развеем эту тьму!
  
   Кот улыбнулся, увидев целую гамму чувств на лице юной певицы. Все, от ужаса, до стыда и бессильной ярости.
   -- Я слушал эту песню снова и снова, миллион раз, как завороженный. Меня проняло, от макушки до кончиков пальцев на ногах. Я был счастлив так, как будто девочка, которую я любил всю свою жизнь, действительно призналась мне в любви. Понимаешь теперь, зачем я сюда пришел? Думаешь, чтобы сорвать с тебя лицо, волосы и одежду? Нет! Нет, ни за что! Узнав, что вы приглашены, я бежал что было сил, чтобы... спасти тебя. Это было в моих силах. Я даже подговорил своих друзей спасти твоих подруг. Все бы получилось, но... я совершил ошибку. Я... к тебе подошел. -- кот запустил руку в простыню, в которую была завернута девчонка и выхватил, подняв на руке, небольшой сверток из серой ткани. Ткань развернулась и из нее на землю выпал разбитый старенький плеер, а за ним две сломанные аудиокассеты и порванная надвое обложка от виниловой пластинки. -- Ты ждала меня, за пеленою ста дорог? Искала меня? Да меня чуть на изнанку не вывернуло от всей той гнилой фальши, которой ты меня окатила, попытавшись быть со мной дружелюбной! Я видел все. Твою кривую, вымученную улыбку, насмешку и издевку в твоих глазах! Даже ту гримасу злости и отвращения, которую ты состроила, когда я отвернулся. У гримерной хорошая звукоизоляция, но шпионские силовые схемы у нас по всему театру и я прекрасно слышал, что ты сказала в ответ на шуточки своих подруг про меня! Про всех нас! Немытых нищенских извращенцев, неспособных купить даже новый буклет и тянущих для подписи засаленные картонки, которые минимум года два использовали для справления естественных подростковых потребностей! Ты! Ты, та, что обещала развеять тьму! Нет... -- слезы, едва унявшиеся, снова градом хлынули из глаз тяжело раненного подростка. -- Нет, я, конечно не идиот, чтобы действительно думать,что ты пела, мечтая обо мне... но неужели у тебя, той, что столько лет спасала меня от самоубийства, нет для меня даже одной, самой слабой, и хоть чуть-чуть теплой... "Улыбки Солнца"? Да. Ничего у тебя для меня нет. Вокруг одна ложь. Этот мир сшит из лицемерия и лжи. Песни... сказки... слова и поступки... Вы, все, лжете нам, тупым, серым обывателям, чтобы мы не отчаивались до смерти, а продолжали свое унылое существование, выполняли грязную работу и питались надеждами на то, что где-то в мире есть красота, что нас ждет кто-то, кому плохо без нашей любви. А ведь я верил. Ха! Удивительно и нелепо, правда? Оказалось, что все самое доброе и светлое, что было во мне, создано лживой фальшивкой, которая была бы счастлива, если бы я купил миллион ее буклетов, а потом поскорее сдох в придорожной канаве. -- кот склонился, подобрал и поднял половинки разорванной обложки. -- Да... действительно вся истрепанная и в разводах. Кровь, пот и слезы. -- он порвал обложку еще раз, сделав четыре куска, и зло швырнул обрывки в спину скрючившейся, дрожащей и плачущей певицы. -- Кто-нибудь, когда-нибудь, покажите ей, как на самом деле выглядят следы от "естественных подростковых потребностей"!
   -- Вы... -- выждавший, когда кот завершит свой монолог, мрачно спросил лорд Йоримаса. -- Отпускаете этих девочек?
   -- Да. Забирайте. Можете хвастать своим друзьям и народу, как ловко развели Золотого Бога и свору котов на эмоции! Но вранья больше не надо! Про то, что вам не плевать на пленных кошек и про то, что вы спасете кого-то из нас. Красиво пытаетесь выставить себя перед подданными, чтобы они верили в свою нужность, важность, и послушнее работали на вас? А на самом деле, вам плевать! Всем плевать друг на друга! И это гнусно воняет! -- кот коснулся земли рукой и выпрямился, держа в руке каменный клинок. -- Попытаешься показать свое фальшивое благородство, спасая меня, и, клянусь жизнью, я тебя убью, железный лжец!
   -- Еще один вопрос. Тот, кто сейчас говорил, он действительно этот мальчик? Слишком складная речь для неподготовленного подростка.
   -- Мне пришлось помочь. -- сощурившись и улыбнувшись, ответил ему "Великий Дух", а через миг, зеленые искры в глазах кота-подростка погасли.
   Ученик Золотого Бога выдал судорожный вздох, его движения, мимика и осанка тотчас изменились. Исчезла уверенность и раскованность в движениях, разом съежившийся мальчишка бросил затравленный взгляд вправо-влево, нервно попытался натянуть юбочку сценического костюма пониже, чтобы прикрыть бедра хотя бы до середины, густо побагровел и, крепко стиснув зубы, из последних сил сдержал готовые хлынуть из его глаз слезы стыда.
   -- Золотой Бог читает наши мысли... -- зло и гневно выпалил он. -- И знает наше прошлое. Великий Дух сказал всю правду!
   -- Ну, тогда... -- лорд Йоримаса поднял руки и снял со своей головы шлем, открыв свое заросшее жесткими черными волосами, звероподобное лицо. -- Посмотри сюда, парень. Видишь? Я не буду тебе лгать. Меня тоже никто никогда не любил, и кто знает, до чего бы докатилось такое чудовище как я, если бы не любовь моей матери. Но если у меня за спиной был хоть один искренне любящий меня человек, у тебя - только лживый, фальшивый бог. Я мог бы многое тебе сказать сейчас, но если заставить тебя сомневаться, погасить твою злость, Золотой Бог... убьет тебя. В сражении у храма, Великие Духи сами убивали тех из вас, кого наши солдаты пытались взять живыми. Для того, чтобы испугавшиеся и понявшие свою ценность для бога, кошки не получили возможность освободиться от его власти. Безликий вытащил двенадцать из вас тогда, когда их пригнали в крематорий, чтобы зарезать и сжечь. Поэтому, сейчас, я не стану ни в чем тебя переубеждать. И по-этому, вы получите назад только тех из наших пленников, что сами захотят вернуться к вам! Не надо доводить до патовой ситуации! Это не в наших, и не в ваших интересах! Деньги и дирижабль, как я сказал, вы получите. И, перед посадкой, обменяете всех заложников, до единого, на нескольких добровольцев из влиятельных людей нашего города. Добровольцев, готовых подвергнуть свою жизнь риску ради спасения детей.
   Кот-парламентер, в мрачной задумчивости выслушавший великого лорда, после паузы в пару секунд, угрюмо кивнул.
   -- Мы согласны. Только не пытайтесь втолкнуть нам таких "влиятельных" людей, как начальник центрального рынка, или старший советник по городскому управлению.
   -- Моя мать, леди Минамото Нацуми, и историк с мировым именем, Мицунари Минору, - это достаточно влиятельные люди? Они уже высказали свое желание стать гарантией вашей безопасности.
   Кот задумался еще на пару секунд, явно советуясь и получая инструкции от своего бога.
   -- Мало. -- сказал он. -- Ваш жрец, глава храма, таинственный Тору... передайте его нам, тоже.
   -- Тору-сенсей в коме, ваши бойцы слишком хорошо его обработали. Если нужны еще заложники...
   -- Йоримаса-сама! -- вмешался, поддерживающий связь с центром, один из лейтенантов. -- Маюми-химе... очень горячо предлагает свою кандидатуру.
   -- Ваша новая святая? -- кот на мгновение задумался. -- Да, мы согласны! Ваша мать, этот... историк... и драгоценная жрица. Обмен состоится у полностью готового и проверенного на сюрпризы дирижабля!
   -- Не будет никаких подвохов. -- сказал Йоримаса. -- Я знал, что вы не какие-нибудь религиозные фанатики и даже не террористы, чтобы доводить ситуацию до безвыходной. Все хотят остаться в живых, и все понимают цену неверных действий. Подытожим переговоры. Мы приводим пленных и оставляем коридоры для того, чтобы все ваши соратники и союзники смогли свободно к вам пройти. За это вы отпускаете треть заложников. Мы подготавливаем дирижабль, передаем вам команду и деньги, сто миллионов, открываем свободный коридор до корабля, за что вы освобождаете вторую треть заложников. При посадке на борт дирижабля, мы производим обмен оставшейся трети заложников на наших... влиятельных людей. Никто больше никого не атакует, не учиняет расправ и даже не наносит побоев.
   -- После того, как корабль поднимется в воздух, -- добавил кот. -- Никто не преследует нас пять часов, ни по воздуху, ни по земле. Схемы слежения и маячки на борту судна тоже недопустимы! Ваших влиятельных людей мы ссадим поблизости от одного из городов, где-нибудь за пределами вашего региона, по нашему выбору.
   -- Согласен.
  
  
  
Девочки из Кью-тиз. (Образы так похожи не потому что "Вор Невер Ченджес" - мое второе имя, а потому что наши далекие потомки активно перенимают нашу культуру, из которой черпают вдохновение и идеи.)
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
   Все дружно вздохнули с облегчением. Кроме Лярвы. Она-то, вместе со зрителями и жюри выдернутая из театра при попытке штурма, ни на мгновение не сомневалась, что итог переговоров будет именно таким. Кошки ведь весь этот бардак затеяли не для того, чтобы город разгромить или денег награбить. Их главная цель - лису выманить. И кому еще что надо, если путь к отступлению дан, а искомая лисица сама лезет носом в зубастый капкан?
   -- Ой, какая же я глупенькая! -- приложив ладони к щекам, Лярва в манере кокетливых глупышек пофлиртовала с собственным отражением в зеркале, а затем, со злодейским видом, снова принялась примеривать, как лучше под широкой юбкой платья спрятать здоровенный боевой тесак, умыкнутый из оставленного без присмотра самурайского арсенала. Представление того, как она, к изумлению врагов, выхватывает из-под одежды эту громадную и тяжеленную полосу металла с небрежной заточкой и острым клювом на вершине лезвия, доставляло ей немало удовольствия. Бандюги рты разинут от изумления, а она хрястнет по голове первого, второго, и начнет кружить в вихре разлетающихся на куски тел, ураганов крови, воплей отчаяния и безнадежных попыток убежать! Союзники ворвутся ее спасать и обалдеют при виде последствий жестокого побоища, а она, вся во вражеской кровище, закинет тесак себе на плечо, и с таким гордо-независимым видом мимо них топ-топ-топ!
   Приятно ведь представить!
   Почувствовав, как по подбородку побежали слюни, угрожающие капнуть на сияющие бликами шелка платья, фантазерка опомнилась, спешно утерла рот и принялась разглядывать свое лицо в зеркале, выискивая, не повредила ли помаду и прочую косметику. Чуть-чуть подправить надо. Хорошо, что в замечательной сумочке леди Нацуми есть не менее замечательная косметичка!
   В дверь туалета настойчиво постучали.
   -- Да иду я, иду! -- сердито отозвалась Лярва. -- Нет, ну что за люди?! Ни на минуту не оставят леди в покое!
  
   При подготовке Хамаоки к возможной осаде в недавней войне, под жилыми и административными районами города была устроена сеть бункерных убежищ, в которых можно было укрыть и месяцами оборонять мирное население. В один из узлов, координационный центр подземной крепости, с помощью Черной Тени была спешно перенесена благородная леди Минамото Нацуми, мать главы региона и, возможно, самая влиятельная женщина в стране Птиц, тотчас принявшая самое деятельное участие в решении обрушившейся на город беды. Так думали все жители Хамаоки, за парой единичных исключений.
   Сюдзо, самурай-сенсор, тайком подсмотревший тайну перевоплощения лисы в леди Нацуми, и двое других телохранителей лорда Йоримасы, приставленные к дважды самозваной благородной даме, могли бы не носить подшлемники в удаленном от поля боя помещении, но носили, потому что всем троим требовалось прятать от посторонних взглядов свои красные от смущения уши. Не первый десяток лет и сенсор и его напарники были близко знакомы с леди Нацуми, доброта, чуткость и отзывчивость которой заставляли самураев с тоской жалеть о том, что они - не ее сыновья. Тогда ведь им, наверное, могло бы достаться еще больше ее тепла и заботы. Но сегодня у ласковой, мягкой, благовоспитанной и скромной леди вдруг появилась сестра-близнец. Дерзкая, наглая и бесстыжая. Умеющая и грудь выставить и по талии рукой провести, и бедрами вильнуть так, чтобы у окружающих ее мужчин напрочь отшибло все посторонние мысли. Знающие о самозванстве своей подзащитной, трое стражей непроизвольно приглядывались к ней, изумлялись похожести, искали отличия и попадали в ловушку коварной демоницы. Тона в голосе, взгляде и улыбке этой женщины отзывались гормональными взрывами в крови переполненных тестостероном самураев, вспыхивающие звериные страсти вступали в борьбу с силами человечности, воли, долга и чести. Будь у злыдни в сопровождении кто попроще, ей бы точно уже завернули руки, ткнули мордой в стол и совершили бы с ней многое из того, о чем потом следователю рассказывают, но сделав верную ставку на то, что твердость духа, воспитание и муштра надежно сдержат благородных боевых монстров, Лярва безнаказанно измывалась над мужчинами, к общему, впрочем, для нее и для них удовольствию.
   Нет, эти игры у злодейки, конечно, не вызвали бы у самураев ничего кроме раздражения и злобы, если бы они знали о гибели настоящей леди Нацуми, но не желая обрекать подчиненных на черное отчаяние в ответственный момент, лорд-наместник сообщил своим ближайшим соратникам о похищении, а не убийстве кошками его матери. Уверенные, что всеми любимую благородную даму обязательно спасут, самураи не падали духом и с жарким интересом любовались на ту, что вызвалась им помочь. Легендарное чудовище? Из троих осведомленных, только Сюдзо знал о Лярве, двое же остальных были уверены, что перед ними - Безликая, взявшая под контроль тело лицедейки, ведь сама Черная Лиса еще не скоро очнется. Жива, но получила, знаете ли, серьезные повреждения мозга во время битвы с монстроидальным сегуном изгоев.
   -- У вас серьезные проблемы с желудком, госпожа? -- спросил Сюдзо, ожидавший в коридоре, пока Лярва занималась своими делами в туалетной комнате подземного бункера. Зрением сенсора, он видел и кровавый понос, и судорожную рвоту, и подскочившую, градусов до сорока, температуру тела демоницы.
   -- А ты опять подсматриваешь? -- с хитрым прищуром улыбнулась ему Лярва. -- Все-то вам, парням, интересно, чем же девочки занимаются в своей самой секретной комнате, а? -- подняв руку в шелковой перчатке, она легонько хлопнула самурая веером по плечу. -- Безобразник.
   -- Таков долг службы. -- привычно сослался на служебные обязанности самурай.
   -- Хорошее оправдание, надежное. -- рассмеялась демоница. -- Не переживай, парень, я очень хорошо тебя понимаю, сама еще собой не налюбовалась! -- Она сладко вздохнула, обняла себя руками и плавно повернулась вправо-влево, мурча от удовольствия. -- Одуреть же можно! Молодая, зрелая женщина, в самом расцвете сил и здоровья! Сумасшедшая чувствительность, красота, гормоны! Я это тело точно не разлагать буду, а заботиться о нем, ухаживать, вовремя чистить и водить на танцы! Ах, скорее бы дорваться и устроить какое-нибудь безобразие, о котором потом в обалделом тоне распишут во всех газетах! Вот как не поубивать всех кошек уже только за то, что они отвлекают меня от важных и интересных дел?!
   Лярва поманила самурая рукой и, вместе с ним, направилась по коридору в сторону одного из множества узлов связи подземного оборонительного комплекса. Как она при этом вышагивала,
   -- Вижу, что вы чувствуете себя не так плохо, как мне показалось, госпожа. -- сказал страж, стараясь не бросать прямого взгляда на фигуру своей спутницы, не таращиться на ее ровную спину, прямые плечи и изгиб талии, обрисованной жесткой тканью изящного корсета. -- Но, может быть, все-таки нужна помощь? Врач? Медикаменты? То, что я видел... должно быть мучительно больно.
   -- Ничего сверхъестественного. -- небрежно всплеснула Лярва рукой. -- Захваченное тело воспринимает меня как инфекцию. Желудок и кишечник получили неприятные травмы при моем вторжении, а омертвление клеток и образовавшиеся токсины по всем телу взбесили иммунитет. Да, это болезненно, но не беспокойся. Курияма Наги - очень крепкая и живучая дочь самураев, которую пролечили от всех болезней специалисты Золотого Бога. Жизненных сил - неистощимый запас! Я уже почти зашифровалась под свою, чтобы макрофаги меня не грызли, и потихоньку направляю регенерирующие, да чистящие силы на ликвидацию полученных телом ранений. Есть специальные химические манипуляции, подсказывающие клеткам что и где делать. Такие высокоинтеллектуальные акума как я, полностью владеют и управляют своими телами, убирают травмы и сопротивляются болезням. Даже не знаю, паразит я, или симбионт... но в любом случае, меня еще минут двадцать-тридцать будет лихорадить, а потом все в норму придет и я смогу наслаждаться жизнью, не хуже любого нормального человека! Флиртовать, танцевать, заниматься безобразиями и даже детей рожать! А может быть... пожалуй, если есть таблетки от изжоги, то давай. Две.
   Сюдзо, не ожидавший резкой смены темы, вздрогнул, взглянул на протянутую к нему женскую руку, хлопнул глазами и, сообразив что от него требуется, суетливо полез за аптечкой.
   -- Благодарю. -- Лярва забрала таблетки, улыбнулась, как вдруг, глянув за спину самурая, с удивлением воскликнула: -- Ух-ты! Смотри!
   Страж резко обернулся, принялся шарить взглядом по пустому коридору, не понимая на что ему нужно смотреть, и... получил крепкий шлепок ладонью по заднице.
   Сияющая от самодовольства демоница одарила побагровевшего стража коварной улыбкой, отвернулась, снова поманила своего сопровождающего легкими движениями руки и потопала по коридору дальше.
   Что вот это было? Грубое домогательство в отместку за подглядывание? Или акт симпатии в благодарность за помощь с лекарством? Кто ее, эту бестию, разберет?
   Самурай, преодолев замешательство, в пару шагов догнал свою сопровождаемую.
   -- Госпожа, простите, но должен заметить, что я... женат.
   -- Что?! Женат?! А те двое? -- Лярва указала на дверь узла связи.
   -- Э-э... тоже...
   -- Да тьфу на вас! Не хватает мне, знаете ли, с вашими самурайшами поцапаться! Психану, поубиваю всех, а папка с мамкой мне потом хвост на рога накрутят?! У-у, изверги! Понастроили нормальных обществ, приличной демонице погулять не с кем! Победим кошек - в империю поеду! Извращенцев с асексуалами воровать и перевоспитывать! -- фыркнув еще пару раз, злыдня глубоко вздохнула и остановилась перед дверью. Взгляд ее, гордый и требовательный, метнулся на сопровождающего, а затем, указующе, на дверную ручку.
   Секунда, вторая, и, багровый до ступора самурай, очнувшись, подорвался исполнять приказ. Открыл дверь и низко поклонился, а Лярва снова расцвела самодовольной улыбкой и посмотрела на него, словно императрица, принимающая саму собой разумеющуюся галантность. Сделала книксен и прошла мимо, пронзив взглядом голодной хищницы, овеяв ароматами дорогущих духов.
   Ишь ты, ца-ца какая!
   Снова охваченный жаром закипающей крови, Сюдзо не удержался и обласкал насмешливо-ироничным взглядом эту самовлюбленную, хвастливую гордячку. Так и провоцирует, зараза! Показала свое чудовищное самомнение, а теперь зазывает обломать ее гонор и спесь? Приглашает быть хищником и самцом, напрашивается на наказание? Знает, на что ловить самураев, коварная бестия! Вот только... все ее усилия рикошетят от брони, которой стала память о другой женщине, строившей с самураем-сенсором их маленький мир уже больше пятнадцати лет. Разве могут ужимки демонической кривляки стать ценнее тех чувств, с которыми Сюдзо и его жена, обнявшись ладонями рук, любовались цветением сакур во внутреннем дворе жилого армейского комплекса? Ценнее обоюдной поддержки двух супругов? Тех теплых чувств, с которыми Сюдзо думал об общем доме для него, его жены и их четверых детей?
   Нет, как бы ни была соблазнительна эта злыдня, жар разожженной ею крови вдруг и неизменно направляется в сторону образа, который бережно хранит его память. Образ девушки, тысячи раз спасавшей его от отчаяния, бинтовавшей грубо сшитые раны, усмирявшей боль в старых шрамах мягкой лаской и нежностью. Нет, вопреки всем старым стереотипам, душу самурая влекло не в бордель, а домой. К жене и детям. К родным людям, даже за пятнадцать лет не ставших теми, что могут только грызть хребет и раздирать без того кровоточащие раны.
   Понастроили нормальных обществ? Да уж, здесь вам не гниющая империя, в которой идет натуральная волна полов и все друг другу глотки рвут, выясняя, кто кому что больше должен. Родители Сюдзо учили сына замечать труд другого человека и быть за него благодарным. Не взваливать все на одного, а помогать и работать совместно. Простые вроде бы истины, но срабатывают они только в случае, если воспитанный подобным образом человек не оказывался одинок в окружении рвачей. И дело было именно в том, что Сюдзо никогда не оставался один. Взаимопомощь и взаимоуважение с самого ледникового периода стало базисом всего местного общества, а попытки маргиналов, подонков и сумасшедших перестроить мир под себя, правительство успешно купировало еще со времен становления и разрушения Северной Империи.
   Там, где было слабо влияние Единства Культуры, демонице действительно сложно будет вольготно разгуляться. Максимум - может собрать несчастных среди маргиналов и тех, кому сильно не повезло с маргиналами связаться, как это сделал Золотой Бог. Она и сама это, похоже, прекрасно понимает.
   -- Господа, простите за долгое отсутствие, -- пропела Лярва, входя в помещение узла связи. -- Что я пропустила?
   Двое стражей, следящих за положением дел, повернулись к ней, поклонились, хотели начать доклад, но с удивлением осеклись, уставившись на скрытые юбкой ноги Лярвы. Вернее, на одну. Левую.
   -- Ой, что, неужели так заметно? -- демоница всплеснула руками и, с донельзя милым выражением на лице, приложила ладонь к щеке. -- Под столькими слоями ткани!
   -- Ваша походка изменилась, -- выражая немалое смущение, ответили ей самураи. -- И движение ткани при ходьбе сразу выдает наличие очень большого, тяжелого предмета.
   -- Ха-ха! Очень жаль! -- Лярва ухватила юбки и вскинула их вверх, без стыда демонстрируя окружающим свое нижнее белье. У всех округлились глаза, а злыдня ухватилась за притороченный к ее бедру громадный тесак и... замешкалась, пытаясь расстегнуть ремни крепления.
   -- Госпожа, вас уже зарубили раз, второй, третий... -- ехидно заметил один из стражей.
   -- Вот! -- все-таки расстегнувшая и сбросившая ремни, Лярва перехватила оружие и вскинула тесак, принимая пафосно-угрожающую позу. -- Представьте, что я выхватила его мгновенно! Круто же! Надо просто немножко доработать крепление... надо было бы, если бы все это не было шуткой! -- рассмеявшись, она взмахнула тесаком пару раз, и аккуратно поставила его к стене. -- Увы, кошки тоже не слепые дурни, да и сенсоры у них точно есть. Жаль, но если что-то пойдет не так, то сражаться мне придется исключительно... -- она сделала молниеносное и плавное движение, сблизившись с запоздало встрепенувшимся охранником и, опережая его блокирующее движение, выхватила из ножен на поясе самурая короткий меч. -- ...Подручными предметами! Ну, знаете, швабрами там... -- отвернувшись она небрежно протянула сконфуженному бойцу похищенное оружие. -- ...Стульями, вазами или бутылками от шампанского. Бандиты уже запросили, чтобы им отдали для эвакуации этот ваш супер-дорогой летающий лайнер? На его борту точно будут шикарные картины и статуи. Если начнется драка и эти штуки попадут мне под руку, то искусство, знаете ли, сразу потребует жертв!
   Довольная от произведенного эффекта, развлекающаяся в свободное время демоница бросила взгляд в сторону мониторов, на которые транслировалось передаваемое от театра изображение с репортерских камер.
   -- Ой, а что это за очаровательный мальчик? -- всплеснула руками злыдня. -- Это чей? Кошкин?
   -- Какой-то сопляк влез переговоры с невнятным нытьем про то как ему было плохо и девочка обидела. -- поведя плечами, раздраженно ответил стоящий у пульта самурай. -- Что была за чушь? Я уже думал, что нарвался на сопливую мелодраму и чуть канал не переключил!
   Лярва помедлила несколько секунд, принимая по духовной связи информацию от Номерного и Норимуры.
   -- Вот оно как! -- всплеснув руками, хлопнула в ладоши она. -- Чудесненько! Я этого мальчика себе заберу! Если сами не можете успокоить плачущего ребенка, то идите в задницу, придурки каменные, и дальше думайте откуда берутся свихнувшиеся злодеи, а мамой этого бедняжки стану я! Схвачу его, обниму и прижму крепко-крепко! Все его нежные чувства, вся нерастраченная любовь будут мои!
   Помурчав секунд пять сама себе что-то в эйфории от мечтаний, Лярва начала возвращаться в реальность и, к удивлению самураев, все больше и больше проявлять признаки раздражения. Стражи переглянулись, не понимая, что случилось, а демоница вдруг схватила стоящий у стены шкаф с аппаратурой, весом никак не меньше пары центнеров, выдрала его из креплений и с размаху швырнула, шарахнув о противоположную стену.
   -- Долго вы еще будете меня здесь держать?! -- взвилась она от ярости, не обращая внимание на сыплющийся с потолка мусор и падающие вокруг варварски выдранные, изуродованные провода. -- Где мои извращенцы, отщепенцы, отчаявшиеся и сумасшедшие?! Какого черного акума я должна торчать тут, где никому не нужна?! Быстрее возвращайте меня в эпицентр! Где мой экипаж дирижабля, который жаждет возвращения своей злобной богини? Где куча злодеев, которых я буду коварно убивать?! Шевелитесь! Шевелитесь! Принесите мне хотя бы котенка, которого я могла бы гладить и получать малейшую разрядку!
   -- Котенка какого? -- один из самураев указал в сторону погасших телеэкранов. -- Того?
   -- Ну-у... в идеале да, -- Лярва снова разрумянилась, заулыбалась, а потом вздохнула. -- Но это наверное очень сложно исполнить, поэтому пока сойдет и обычный.
  
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
  

2:40

   Пленников, едва успевших перевести дух, расслабить гудящие ноги и выпить по чашке воды, снова подняли, выгнали из тюремных застенков на улицу и повели к разгромленному театру. Волнения от происходящего охватили весь город, люди выходили из домов и, движимые инстинктом борьбы за выживание, начали скапливаться вокруг места возникших проблем, чем совершенно не облегчали работу тех, кто действительно мог и пытался проблемы решить.
   -- С дороги! С дороги! -- свирепыми окриками разгоняли самураи мешающихся под ногами зевак. -- Прочь с дороги, кому сказано!
   Люди послушно расступались, пропуская пленных кошек и шиноби, идущих под конвоем всего лишь десятка стражей.
   -- Кичиро! -- протиснувшись в первые ряды зевак и выцепив взглядом фигурку мальчишки в растрепанной белой рубашке, заголосила бледная и шальная тетка. -- Кичиро!!! Посмотри сюда! Я здесь! Я здесь, слышишь?!
   Мальчишка, тот самый, которого пнула в грудь женщина-палач в подземном крематории, съежился настолько, насколько это позволял медицинский корсет и кое-как срощенные жрецами поврежденные ребра. Он не повернулся к окликнувшей его женщине, наоборот испуганно отвернулся и закрыл голову руками.
   -- Сынок! -- жалобно выкрикнула женщина. -- Кичиро! Ты... ты правда мой сын? Ты... ты - КОТ?! Ты... УБИЛ МОЕГО СЫНА?!! Когда?! Где?! ГДЕ МОЙ СЫН?!! Кичиро!!!
   Мальчишка еще плотнее закрыл голову руками и попытался спрятаться за другими котами и кошками.
   -- Замолчи! -- попытался утихомирить крикливую женщину самурай, но было поздно. По толпе уже шелестели злые перешептывания.
   -- Ребенка убили! Убийцы! Убийц ведут! Отпускать ведут, представляете?! Они нас убивают, а их отпускают! Всех!
   Толпа шумела, нагнетая свою ярость. В руках у людей появились камни и палки. Заслонившийся щитами конвой окриками сдерживал волнующихся горожан, но слепая ярость начала захлестывать самых обозленных и с секунды на секунду мог полететь первый камень.
   Низринувшись с небес, перед конвоем в мостовую с грохотом врезался громадный черный ворон. Плавно перетекая в фигуру жуткого демонического монстра, он взревел и голос его прогрохотал над улицей:
   -- Убрать оружие, дурачье! Хотите, чтобы в театре казнили захваченных детей?! Кому из вас нужна на руки детская кровь?! Не допущу! Расступились, все, живо! Сражение с кошками еще не закончено, а сейчас, любого, кто попытается напасть, я убью! Как дурака и предателя! Убью на месте!
   Самые агрессивные мстители, скрежеща зубами, сникли и попятились, а демонический великан повернулся к женщине, едва не спровоцировавшей побоище.
   -- Твой сын жив. -- сказал он. -- Этот мальчишка - даже не завершивший обучение молодой кот, никому еще, никогда, не причинявший вреда. Он - твой сын. А отворачивается и прячется, потому что... боится тебя. Ты его била? Скандалила? Хватит! Не ори на него хотя бы сейчас.
   Женщина хотела начать что-то объяснять, спорить, но не желающий вступать в полемику демон отмахнулся костистой лапой и пошел прочь, сопровождая конвой и пленных.
   -- Простите, а что здесь происходит? -- услышал мужчина, стоящий в задних рядах толпы, приятный женский голос. Он обернулся и не подумал даже встревожиться, увидев рядом с собой обычной внешности женщину лет сорока, в простой недорогой одежде, позади которой держались двое мальчишек, лет пятнадцати и семнадцати, на вид. Мать с сыновьями? Ну а кто еще?
   Не видя причин скрытничать, мужчина охотно рассказал женщине о захвате театра бандитами и об итоге переговоров властей с террористами.
   -- Откроют коридоры для всех кошек в городе? -- слегка ошалело переспросила Мама Фудзи и оглянулась на своих подопечных, Сетсуну и Маки, что услышали новости и, так же, как она, открыли от изумления рты.
   Они-то, уверенные, что сейчас все стражи закона дружно устроят облаву и будут хватать всех, кто хоть как-то похож на учительницу и учениц Первой Муниципальной, озаботились сменой внешнего вида. Ворвались в чужой дом, целый час потеряли на грабеж и переодевание, думали схитрить, а оказывается, и делать-то ничего не нужно было! Кто же знал?!
   Ну и наплевать! Зато девчонки вон как довольны. Всю дорогу толкаются локтями, ржут и цапаются, но не злобно, а как какие-нибудь играющие зверята. Счастья - полные штаны. Воровство их явно не слишком привлекает, а вот если дорвались до прямого разбоя, чтоб побить и поунижать, так глаза сразу люто вспыхивают! Настоящие дикие пантеры! Надо походатайствовать за них. Может, для создания масок аккуратности у них и не хватает, но как ведомые для какой-нибудь кошки, девочки - просто клад!
   Фудзи поблагодарила закончившего разъяснения мужчину и позвала своих воспитанниц:
   -- Масаши, Такуми! Мы идем к тете Юзуки. -- она, со смущенной улыбкой посмотрела на своего недавнего собеседника и пояснила. -- Мой муж был в ополчении и погиб в той войне. Теперь нас некому защитить, и если начались такие беспорядки, то нам лучше спрятаться у сестры. Там и ее муж, и мой отец с братом... с ними не так страшно.
   Мужчина посмотрел на мнимых мальчиков и с ободряющей улыбкой кивнул всем троим лжецам, а бандитская мамка и ее воспитанницы едва сдержали свои улыбки, ехидные. Вон как выражение в глазах дурня поменялось! Уважение и сочувствие расцвели. Знал бы он, кто перед ним! Но, не знает. Какие вообще, шансы у всех этих людей в войне против кошек? Только демоны с этим их чутьем под ногами мешаются, но как только Золотой Бог исполнит свое обещание, решит проблему Черной Лисы и Серых Стражей, можно будет так повеселиться! Такое устроить!
   Мечты о будущем грели сердца и души бандиток.
   -- Мам, пойдем. -- подергав за висящую на плече наставницы сумку, сказала Сетсуна. При этом она старалась чтобы голос ее звучал на тон ниже, по-мальчишески, и у нее вполне неплохо получалось. -- Таку замерз совсем.
   -- Ох, простите. -- Фудзи распрощалась с общительным горожанином и кошки продолжили движение сквозь толпу, пристраиваясь к тем людям, что из любопытства или не угасшей злобы вздумали сопровождать конвой.
  
   Никто больше не посмел создавать конвою проблемы. Через десяток минут, по-прежнему сопровождаемые толпой горожан, пленники и конвоиры вышли на площадь, с которой открывался свободный вид на театр. Сюда же доставили три повозки с десятком раненных и покалеченных, найденных в живом, но бессознательном состоянии на поле боя вокруг храма Ветра. Самураи пленников и, тесня толпу горожан, отступили. Шиноби-наемники, почти полным составом, тут же, озираясь с видом побитых шакалов, потянулись к зданию захваченного театра. Среди кошек же возникло замешательство. Все они, без исключения, не спешили к открытому для них спасению и свободе.
   Мальчишка, лишь пару раз со страхом оглянувшийся на мелькающую в толпе мать, поспешил к повозкам с ранеными. Явно ища кого-то знакомого, он заглянул в одну, вторую...
   -- Ки... Кичиро... -- прохрипел вдруг один из людей, замотанных в пропитавшиеся кровью бинты. Девушка лет двадцати, лишившаяся левой руки, с размазанной в кашу левой стороной лица. -- Ты... ты все-таки успел... убежать...
   -- Саори-нэчан! -- мальчишка, заливаясь слезами, бросился к ней. -- Са-нэчан! Ты... ты... ты... прости меня! Я... я испугался! Я тебя бросил! Я... сбежал!!!
   -- Кичиро... дурак... -- раненная кошка улыбнулась сквозь терзающую ее боль и дурноту лекарств. -- Дорого же тебе обошлись те пирожки, а?
   Мальчишка, что однажды, плетясь из школы домой, не стал отказываться, когда красивая молодая леди сначала попросила его помочь найти нужный адрес, а после недолгой прогулки, с улыбкой и предложила зайти в кафе, закусил губу до крови, глядя на лежащую перед ним изуродованную девушку.
   Он видел, как страж храма встречным ударом щита швырнул прочь вертевшуюся рядом молодую кошку, как та врезалась в стену и упала. Трусливый котенок преодолел парализующий ужас и хотел броситься на помощь погибающей подруге, но ужасающий стальной исполин встал перед ним и обезумевший от ужаса мальчишка, в помрачении сознания, ринулся бежать раньше, чем один из Духов-Защитников выбрал для контроля такого слабака как он. Он предал, сбежал и бросил единственного близкого ему человека. Старшую сестру, после встречи с которой мрачный серый мир обрел вдруг цвета, свет и звуки. Ту, что купила его. За два пирожка и три добрых слова.
   -- Са-нэчан! Поднимайся! -- заливающийся слезами, Кичиро боялся даже тянуть израненную девушку за руку. -- Можешь сесть? У тебя спина сломана? И ребра? Обними за шею и ложись мне на спину! Я понесу тебя!
   -- Дурак... -- благодарно улыбалась ему кошка.
   -- Тебе нельзя оставаться, Са-нэчан! Ты... тебя... тебя повесят! Ты же говорила... говорила, что убила ту девушку, которой стала!
   -- Да. Мою подругу... завидовала ей, всегда. Ее красивым шмоткам... вниманию парней... звучанию имени... такая красивая... популярная и веселая... она не замечала, а я... я ее убила, Кичиро. Такая дура. Думала, что смогу притворяться ею, стать счастливой, но... никто меня с ней не перепутал. Мой стыд... мой страх... мое поведение... Все меня узнали. Все прокляли. А потом... сбежав в другую страну, я подошла к тебе. Потому что хотела, чтобы хоть кто-то, хоть один человек, не... не ненавидел меня. Прости меня, Ки-чан. Я хочу, чтобы меня повесили. За то, что я сделала. С ней... и... с тобой.
   -- Нет! -- мальчишка, согнав с повозки других раненных, уперся в борт руками, пытаясь толкать. -- Помогите! Помогите, кто-нибудь!
   -- Кичиро! -- повысив голос, раненная кошка заставила его очнуться, а потом поманила рукой. -- Иди ко мне.
   Рыдая, мальчишка забрался на повозку, лег рядом со своей подругой и уткнулся мокрым от слез лицом ей в плечо, а счастливо улыбнувшаяся кошка обняла его и прижала к себе так крепко, как только могла.
   -- Кичиро, не смей! Не вздумай! -- видевшая, как суетится вокруг повозки ее сын, как пытается толкать повозку в сторону театра, обомлевшая мать попыталась несколько раз позвать его, но без малейшего успеха. -- Да что ты творишь, маленький поганец?! За что мне это?! За то, что я всю жизнь для тебя работала?! Кормила, одевала, за школу платила?! Вот я тебя взгрею, идиот неблагодарный! Ну-ка отойди от этой твари! Кому сказала?!
   Никакой реакции.
   -- Да вы все врете! -- багровая от стыда и злобы, взбеленилась женщина. -- Это не мой сын! Кичиро! Ты меня слышишь?! Ты мне больше не сын!
   Издевательский смех позади нее заставил женщину опомниться и удивленно оглянуться.
   -- Ну чо ты орешь? -- небрежно бросил крикливой тетке младший из двух мальчишек, пока он и его брат, следом за ведущей их матерью, шли мимо расступившихся людей. -- Хоть махру порви, а он от тя как за тыщщей стен!
   -- Просрала отшлепка? -- добавил старший. -- Шурши нового делай, чучело бледное!
   -- Эй вы, соплячье! -- вступился за тетку кто-то, и тут же все шарахнулись в стороны, увидев как "мать" щелкнула пальцами, выдав в воздух вспышку зеленого призрачного пламени.
   -- Кошки! Это - кошки! -- побежал среди людей шепот. -- Вот же наглые дряни!
   -- Привет от Золотого Бога, тупорезы! -- обернувшись, громким девчачьим голосом выкрикнула толпе Сетсуна и сложила пальцами левой руки оскорбительный жест.
   -- И отшмыгам вашим привет! -- Маки вынула из кармана и хвастливо показала толпе гражданскую карточку ограбленного ею мальчика. -- За цвет и масть родную им по два присеста!
   -- Ага! И пусь не ноют! Ща нас вот мамка завернула, но в следущий стык мы им еще и скрутни отмахнем! Себе прилепим! -- Сетсуна расставила ноги и помотала тазом вправо-влево, изображая, будто между ее ног болтаются причиндалы. -- А то чот как образ не завершен!
   -- Тих ты, извращуга! -- младшая толкнула старшую кулаком в бок. Обе весело заржали.
   Мама Фудзи свистнула, отвлекая воспитанниц от развлечения и махнула рукой, приказывая снова следовать за ней.
   -- Видали? -- зашептались в толпе. -- Это ж девки!
   -- В Хрустальном Дворце целую свору кошаков шуганули, что училкой и девчонками из Первой Муниципальной притворялись!
   -- И эти сучки, удрав, пацанят каких-то раздели! Ничего се, как перекинулись!
   -- У-у твари! Ну погодьте, Черная Лиса до вас доберется еще. Так хвосты вырвет, - позвоночники до ушей повылетают!
   Ехидно прислушиваясь к ропоту обозленных, но бессильных людей, три бандитки без помех прошли к повозкам раненных.
   -- Ну чо, помощщ нада? -- осведомилась Сетсуна у раненной кошки и мальчика.
   -- Нет! -- резко и четко ответила девушка. -- Прочь пошли! Мы - остаемся!
   -- Чо? Э? -- скорчив агрессивные рожи, начали накат малолетки. -- В хрючельник шоль докинуть, инвалидка?
   Взрослая бандитка вдруг толкнула младших.
   -- Шись! -- шумнула она, предупреждая об опасности. -- Чернь в наскоке.
   Юные разбойницы оглянулись на мужчину в сером самурайском плаще, стоящего чуть в стороне и внимательно следящего за ними. Гонору и храбрости в бандитках тотчас резко поубавилось.
   -- Шуршим по глади. -- старшая толкнула воспитанниц еще раз и, все трое, торопливо потопали к театру.
  
   Заключенный договор устраивал все стороны конфликта. Фальшивого бога, людей и демонов. Никто и не думал его нарушать. Лиса, предвидевшая, что Золотой Бог не упустит возможность попутно украсть летающий лайнер, рукотворное сокровище страны Птиц, заранее сообщила наместнику о деньгах и драгоценностях, оставленных ею в брошенном старом дирижабле. Потому лорд Йоримаса без сожалений отдал приказ о подготовке воздушного корабля к полету. Этот камень раздора выкуплен и свалился с его плеч, спасительница вольна распоряжаться своей собственностью как ей будет угодно. Он отпускает террористов? Нет, даже рядовые стражи и простые горожане понимают, что раз Черная Лиса замешана, значит далеко сволочи ни за что не уйдут. Даже изъятые в банке деньги, эти сто миллионов выкупа, если не сгорят в намечающемся побоище, то будут возвращены. О чем думают враги? Уверенны в своих силах и намерены победить. Тоже понимают, что решающее сражение еще только предстоит и плетут собственные интриги, надеясь создать для себя решающий перевес.
   А значит, пока нечего дергаться и ломать такой выгодный для всех расклад!
   Команды технического обслуживания, подгоняемые окриками самураев, устремились к исполинскому кораблю, подтащили тележки с заряженными картриджами энергопитания, принялись карабкаться по лесенкам и мосткам к каждому из шести огромных двигателей.
   -- Одуреть! -- Нода Окумура, капитан старого грузо-пассажирского дирижабля из империи Лесов, сопровождаемый своими людьми и несколькими инструкторами, поднялся по трапу на капитанский мостик. -- Это что, музей современных достижений авиастроения? Ботинки перед входом снимать?
   -- Патологоанатом снимет. -- мрачно проворчал седой специалист с верфи, неосведомленный о махинациях Черной Лисы и воспринимающий команду имперских оборванцев как ненавистных бандитов-угонщиков.
   -- Расслабься, и не бухти, старая душа! -- сияя широкой улыбкой, капитан похлопал старика по плечу. -- И не переживай так! Двух-трех дней не пройдет, как Черная Лиса этот ваш летающий дворец вам обратно притащит! Может быть, даже одним куском! И почти без повреждений!
   -- А ты чего довольный такой? Самоубийца что ли?
   -- Да не! Я просто пяток часов назад, пересекся с одной интересной личностью и впервые в жизни познал, что такое - женщина! Что-то во мне такое пробудилось... такое... такое... слушай, дед, а на этом вашем корабле скрытое оружие есть? Ну, бомбы там, пушки, устройство аварийной самоликвидации? Чтобы кометой рухнуть в центр вражеского войска и всю округу протравить вонью горелых кошачьих шкур!
   Пожилой специалист посмотрел на него дикими глазами, пару мгновений о чем-то подумал, а потом взмахом руки приказал следовать за собой и подвел троих будущих пилотов к одному из нескольких пультов на командном мостике.
   -- Ни бомб, ни орудий на борту не предусмотрено, -- сказал он. -- Устройства подрыва тоже нет, но есть вот это. Наша новейшая разработка. Аварийный, мультиструктурный, тросовый... якорь. Три штуки. С титановыми грунтозацепами и устройством самовысвобождения. А здесь - амортизационный компрессионный нагнетатель.
   -- Устройство для самых долгих и не-зрелищных крушений в истории?
   -- Оно самое! Читал технические журналы, значит? Весьма рад. Значит, в курсе, что нагнетатель может помочь не только при столкновении с земной твердью, но и против бревен или камней, если в вас вздумают метать их с земли. Вот индикатор заряда в накопителях, а эти рычаги перебрасывают энергию с кормы на борта или нос, по выбору оператора. При двукратном напряжении на разрядниках, дистанция нагнетания достигает не двухсот, а пятисот метров. Даже пушечные ядра неплохо замедлит. Поможет продержаться минуты две-три, пока вы пашете якорями вражеские боевые порядки.
   -- Две-три минуты? -- капитан Окумура цвел счастливой улыбкой. -- Спасибо, дед! -- он протянул старику руку. -- Это же целая жизнь для великих свершений!
   Инженер верфи, убедившийся что ошибся со своей первой оценкой, уверенно пожал руку имперского капитана.
   -- Если будешь жив и от корабля останется хоть что-нибудь, способное летать... приведи обломки обратно. Для осмотра и анализа повреждений.
  
   После довольно продолжительной паузы, за время которой все оставшиеся в городе "дикие" кошки перебрались в театр, Золотой Бог отдал приказ отпустить треть заложников. Пленных кошек, отказавшихся возвращаться под власть Великого Наставника, забрали с площади и увели обратно к местам заключения, а к театру доставили деньги выкупа и обменяли на вторую треть заложников. Теперь, в руках у кошек осталось двадцать восемь детей, но разве этого мало?
   Разведчики террористов, по согласованию со стражами города отправленные к дирижаблю, доложили что все в порядке. Сто тридцать выживших в побоище кошек и бандитов, с полусотней вернувшихся грабителей из города и с нагрузкой в виде наемников-шиноби, осторожно выползли из полуразбитого здания. Многие тащили узлы и сумки с добычей. Детей, спящих под действием "Кошачьей Мяты", небрежно несли на руках. Нескольких, разбуженных для того чтобы они детским ревом и криками добавляли сцене эффектности, волокли за воротники, руганью и угрозами ножей заставляя громко плакать, звать папу и маму. Золотой Бог показывал свою силу и беспринципность, готовность творить чудовищное зло, спасения от которого просто нет. Кошки - повсюду. Никто не в безопасности, ни взрослый, ни ребенок.
   От переполненного ужасом детского рева у всех, кто его слышал, кровью обливались сердца. Еще немного, десяток показательных акций, и мир захлестнет истерия, равная "Золотой Чуме". Потоп запросов на генетические проверки, параноидальный ужас за собственную жизнь, попытки защитить своих детей. Сумасшествия, самоубийства, самосуды с расправами над всеми, кто вызовет подозрения.
   Причем в отличие от того, что творилось в стране Камней накануне Великого Затмения, на этот раз "Лицедейская Чума" будет абсолютно реальной, а не коварно сфабрикованной фальшивкой. Общество в подлежащих зачистке странах будет жесточайше уничтожено, подготовлено к тотальному геноциду! Крайние, чудовищные меры, ради завершения Эпохи Войн. Ради того, чтобы человечество и сам факт жизни не канули в забвение. Еще можно успеть и спасти хоть что-то, хоть кого-то. Если срочно устранить мешающие факторы в виде нынешних владельцев нужных ресурсов. Если уничтожить триста-четыреста миллионов мирового населения и еще миллионов сто коррекцией мозга превратить в исполнительный, фанатично преданный трудовой ресурс. Если, прежде всего, ликвидировать... демоническую угрозу.
  
   Последний обмен, заложников на заложников, должен был произойти у пассажирского трапа готового к вылету дирижабля, к которому, в первую очередь, доставили фальшивого профессора Мицунари и верную служанку Аяме, с большим чемоданом в руках.
   К служанке, изъявившей желание последовать за своей госпожой, вопросов не возникло, но самурай-сенсор обратился к притворяющемуся пожилым мужчиной аферисту.
   -- Рекомендую оставить. -- сказал он, указывая на спрятанный во внутреннем кармане пальто двадцатипятиватный электрошокер охранной службы. -- Вы же понимаете, что оружие сразу заметят и отберут?
   -- Я сам его сдам террористам, господин страж, не беспокойтесь. -- ответил Комура с легким поклоном. -- Надеюсь, в случае начала боя, мне помогут вернуть его себе и тогда я смогу в меру сил защищать свою жизнь и жизни тех, кто будет рядом. Такая штука не слишком полезна для шиноби, кота или самурая, но гражданскому лицу может стать хоть какой-то надеждой.
   -- В вашем случае, Минору-сенсей, будет куда полезнее попытаться вместе с другими заложниками как можно быстрее убраться подальше от места начавшегося боя. Попытка угрожать оружием и напугать врага треском разрядов, только взбесит бандита и спровоцирует его разбить вам голову.
   -- Кто знает, как повернется ход событий. -- отдавать любимую игрушку кот упрямо не желал. Воспоминания о том, как корчился под ударами разрядов ненавистный профессор, грели его душу, а вид электрических дуг радовал представлением боли, причиненной беспомощному врагу. У него кровь заиграла в жилах, когда Наги предложила ему прикончить тихую самурайскую вдовушку. Представление того, как разряды вонзаются в мягкое тело благородной леди, вызывают судороги, мучительную боль и паралич, представление взгляда перепуганной жертвы, льющей слезы и умоляющей о пощаде, возбуждали озлобленного подонка до помрачения сознания. Ему очень, очень-очень понравилось быть жестоким хищником, терзающим теплую, живую жертву.
   Наги прислала ему и Аяме тревожный сигнал о том, что проклятые демоны, скорее всего, заметили вросшую в ее лицо маску, а значит проверят всех и надо бежать, пока не поздно. Черное отчаяние застилает взгляд от того, что срываются планы Великого Наставника с книгой лисьей истории, но вины Комуры нет, и проблеск утешения есть в том, что им, всем троим, чтобы скрыться, теперь понадобятся новые жертвы! Мирные, добрые, беспомощные люди! На которых можно будет выместить всю свою злобу и разочарование! А значит, шокер нужен. Очень нужен!
   "Не препятствовать". -- пришел самураям приказ и стражи оставили в покое фальшивого профессора.
   Через десяток минут, прибыла виновница кошачьего бегства, бывшая проститутка, напоследок жадно пользующаяся статусом матери местного великого лорда. Еще десяток минут и последняя из троих влиятельных лиц города, добровольно согласившихся стать заложниками, тоже прибыла к трапу огромного летающего корабля. Единственная, из всех, кто действительно была той, за кого себя выдавала. Старшая жрица храма Ветра, Иноэ Маюми. Сопровождаемая парой младших жриц и четверкой храмовых стражей. Самураи очень пригодились, когда обеих младших потребовалось оттащить от самой яркой звезды храмов Стихий на западе Обитаемого Мира. Жрицы-помощницы вырывались и выворачивались из рук солдат, с криками и плачем заявляя, что никуда и ни за что они наставницу одну не отпустят. Маюми, в которой потихоньку начал угасать первичный пыл и настрой на героическое самопожертвование, этими криками вывело из равновесия, несчастную жрицу начало явственно потряхивать. Очень некстати вспомнились "страшные люди", что приходили накануне в храм. Это ведь наверняка были кошки? Наверняка же. Нет, оставить им детей детей нельзя! Но отдать жизнь за кого-то другого, это означает... означает, что ее убьют! Говорят, что кошки, чтобы не оставлять пятна крови, чаще всего душат своих жертв. Те страшные люди... ее задушат?! Схватят, и задушат?! Насмерть?!
   Перепуганная женщина держалась из последних сил, на собственной гордости и мыслях о том, как будет впечатлен ее поступком учитель и наставник, великий боевой жрец, Тору. Может быть тогда он по-настоящему заметит ее? Но ведь будет уже поздно! Она, мертвая, не услышит ничего, что он захочет ей сказать!
   Жрица хотела найти поддержку у троих людей, которых считала близкими друзьями, но обратившись к ним, едва не упала на подкосившихся ногах, ведь все трое взглянули на нее так, словно... словно чужие, злобные и ненавидящие ее люди смотрели сквозь маски, изображающие лица ее друзей. Жуть накатила на Маюми, голова закружилась и она попросила воды у оставшегося с ней стража. Понимание того, что она не выйдет живой из этого ужаса, с новой силой захлестнуло мысли несчастной жрицы. Неужели бандиты упустят свой шанс ее растерзать? Хватит! Она должна держаться стойко! При всей своей слабости, она сделала хорошее дело! Спасла от страшной расправы тридцать детей и, вместе с ними, своего дорогого Тору! Настоящего гениального врача, способного собрать разрубленного надвое человека по кусочкам. А она... она - кто такая? Просто батарейка, умеющая только вырабатывать и отдавать как донор много положительно заряженной Ци. Какая еще старшая жрица?! Просто разрекламированный придаток к гению. Ее, бездарную неумеху, наверное, никому и не будет особенно жалко... вообще никому...
   Страж подал жрице воды, в которую находящийся здесь же проницательный врач подмешал мощную дозу успокоительного. Маюми выпила, почувствовала себя лучше и даже в обморок не упала, когда на краю посадочной площадки показалась настороженно озирающаяся, сплоченная толпа чудовищ Золотого Бога. Она лишь побледнела, а трое стоящих позади нее кошаков вдруг... встрепенулись, приободрились и разрумянились, наполняясь жизненными силами.
   Дикие коты несли устройство связи. Божественные кошки, все трое, одновременно, услышали голос Великого Наставника.
   Никто из них не виновен в возникших проблемах и планы Золотого Бога не нарушены. Бежать придется, но они останутся теми, кем стали. История станет такой: Мицунари Минору показал свою новую книгу ближайшей подруге, леди Нацуми, та впала в шок от "правды о лисицах" и поделилась своими сомнениями со служанкой, а потом... потом всем троим пришлось бежать и искать в империи убежища от гнева Черной Лисы, прознавшей что историк намерен открыть общественности всю подлинную правду, а не заретушированную и смягченную версию, созданную по приказу кровавых оборотней в самом для них выгодном свете. Лиса прибыла в Хамаоку с намерением убить всех посвященных, но началась заваруха с кошками и профессору, вместе с леди Нацуми и ее служанкой, удалось воспользоваться случаем, чтобы сбежать.
   Беглецы скроются под защитой спецслужб страны Лесов и книга будет издана! А Минору, Аяме и Нацуми еще дадут немало интервью для телекомпаний, газет и журналов по всему миру.
   Демоны бессильны, и не нарушат планы бога!
   Окружив новых заложников и приставив к ним охрану, кошки усадили на землю, одну к другой, двадцать семь девочек в концертных платьицах. Именно двадцать семь, а не двадцать восемь.
   -- Куда?! -- встрепенулась Хонока, увидев как двое кошаков несут к дирижаблю лишенных сознания хорошо знакомых ей старика и десятилетнюю девочку. -- Аринори-сан и Юми... они же...
   -- Они - из наших. -- огрызнулся, зло глядя на предательницу, куратор кошачьего гнезда.
   -- Это чушь!
   -- Я знаю. Но самураи Хамаоки не знают и не станут тыкать мне в рожу договором. Эти двое нам нужны. Ты что, думала, мы не оставим себе рычага давления на тебя? Веди себя смирно, новая святая, или девчонку так же, как подружку твою, отдадут Томуре! А голову старика тебе принесут на блюде, вместо завтрака! Поняла меня?! -- он смерил взглядом напрягшуюся, дрожащую предательницу, взмахнул рукой и скомандовал: -- Все, кроме оцепления - на борт! Быстро, быстро, быстро! Грузимся и готовимся к взлету! Отстающих не ждем!
   Уговаривать себя никто не заставил, десятки бандитов выбирали ближайший из трех сброшенных вниз трапов и шустро поднимались на корабль, а вот внутри дирижабля сразу начались проблемы. Бандиты, местные и пришлые кошки, носильщики, шиноби и шпионы Единства - весь разношерстный, малодружелюбный и очень конфликтный контингент принялся толкаться, ругаться и мешать друг другу при выборе удобных мест для размещения.
   -- У меня оборудование!
   -- Добычу куда?
   -- Не толпитесь! Дайте место для раненых!
   -- Пшли прочь, шныри! Тут яркие цвета!
   -- Здесь занято! Девок оставьте, а сами валите дальше!
   Куратор полез разбираться и наводить порядок, но его сразу же отвлекли.
   -- Прошу прощения, господин главный! -- умильно улыбаясь, к изрядно напрягшемуся лидеру кошек подвалила дама в дорогом праздничном платье с широкой юбкой на кринолине. -- Прикажите проводить нас в номер "Люкс" в носовой части сего корабля, пожалуйста. Мне, как благородной даме, моему спутнику и спутницам, нужны удобство и комфорт!
   -- Стой где поставили, не до тебя сейчас.
   -- Минуточку! Смею заметить, что мне не пристало участвовать в подобной сутолоке и безобразных склоках, дожидаться невесть чего и надеяться, что достойное меня и моих друзей место не займут какие-нибудь бронированные грубияны!
   -- А я тебе сказал - заткнись, стой и жди своей очереди! -- вспылил усталый, злой куратор. -- Ты что, махра рваная, в самом деле ледью себя возомнила? Забыла, как пять-шесть пьяных возчиков тебя вечерами по кругу пускали? За сотку с носа!
   -- Ты чо погнал, полукрашенный?! -- фальшивая Наги выпучила глаза и побагровела от возмущения. Она открыла сумочку, вынула из него золоченые документы Минамото Нацуми и сунула их коту под нос. -- Масть видал?! Прикинь, как надо извернуться, шоб таку цацу скрючить? Эт те не у школьницы сопливой трусы с портфелем отобрать! Я - фигура Золотого Бога! Яркая и близкая! Понял, а? Не чеши мне махру, верхарь! Люкс разверни-ка!
   -- А-ну, шисью соскочила с ровного чесу, мелочь горбатая! -- с угрозой накатил на нахальную бабу обозленный главарь котов. -- Тебе печень, или почки пробить за попут цвета?! Лицо содрала с яркой птички и возомнила себя фигурой? Так вот с тебя это лицо содрать вообще не проблема! Любая моя кошка не хуже тебя под ледь шифранется! А тебя - прямой линией, к бесцветным, на раздербань!
   -- Метров на шесть прикопать, пусть оттуда цветет и пахнет! -- поддержал главаря жилистый кот, со взглядом и повадками отъявленного убийцы. -- Великий Наставник, дай волю! Прям щас вскрою, от пупа до глотки! -- он повысил голос так, чтобы перекрыть шум царящего вкруг бардака. -- Чтобы все, особо скандальные, оценили перспективы!
   -- Господа, господа! -- в наступившей тишине, побледневшая, испуганно выжавшая заискивающую улыбку, ложная Наги отступила на шаг. -- Пожалуйста, ну что вы, не надо так с дамой! Я все поняла, и больше не буду! Но все-таки... -- она слегка помялась и указала веером в сторону Маюми. -- С нами святая и благодетельная старшая жрица, прошу вас, проявите уважение и немного доброты хотя бы к ней!
   Расчет был верен. Эффект даже превзошел все ожидания.
   Взгляды многих вдруг волшебным образом потеплели, пересекшись на вздрогнувшей и непроизвольно прикрывшейся рукой жрице, взятой под охрану сразу четверкой лучших кошачьих бойцов и скромно стоящей в сторонке. Воистину, самурай и жрица - классический гармоничный союз. Впавшие в бандитизм ронины высокоцивилизованной империи слишком долго лишены своих жриц, целителей и мастеров психологической помощи. Да, они убийцы, насильники и грабители, но где-то в глубине помраченного сознания, рядом с ошметьями человечности, все еще теплятся светлые, теплые образы младших и старших сестер. Заботливых, добрых матерей.
   У Лярвы аж волосы по всему телу встали дыбом, а кишки к позвоночнику поджались от жесточайшей, испепеляющей зависти. Вообще что ли обалдели все, на нее орать, а другую женщину ласкать влюбленными взглядами?! Сволочи тупые! До слез же обидно!
   -- Проводи наших гостей к третьему люксу. -- сказал куратор своему жуткому помощнику, вызвав у Лярвы еще больший приступ невыносимой зависти ко жрице, ради которой движение вдруг началось сразу, как только было попрошено. -- Если кто там уже пустил корни, вежливо попросить. Упрутся - вышвырнуть с треском! -- повысив голос, главарь кошек обратился ко всем. -- Никому без масти от меня никуда морды не совать! Ща размещу цвета по воле Золотого Бога! Кто вздумает кинуть кривой расчес, - летит за борт! Аргументы предъявить?
   -- Ты штоль верхарь? -- с нотками наглости вопросил кто-то.
   -- Верхарь. -- спокойно ответил куратор и к нему ближе придвинулись двое котов, в глазах которых заплясало зеленое пламя. -- Показать уровень цвета?
   Бандит, не пожелавший быть убитым, пожал плечами и небрежно поднял лапы в знак капитуляции.
   -- Сюда. -- мрачно, но спокойно бросил пленникам помощник, которому куратор приказал позаботиться о заложниках.
   Маюми благодарно поклонилась и пошла первой, а трое кошек, переглянувшись, пристроились следом за ней. Лярва, продолжающая сгорать от зависти и обиды, раз за разом мерила ежащуюся жрицу жадным взглядом. Радуйтесь, радуйтесь, пока можете, злыдни гадские! Обидели несчастного суккубика, да? Вот кто-то сегодня-завтра точно домой без трусов пойдет! А она, исстрадавшаяся и измучившаяся, заявится туда, где никто не знает ни Нацуми ни Маюми! Выйдет к людям, скажет что сбежала от бандитов, и всем наврет, что она - милая, благодетельная жрица храма Стихий! Пусть ее любят, почитают и уважают! Галантно обхаживают, вежливо улыбаются и не думают даже грубить! Вот вам лучшие напитки, вот вам вкуснейшая еда, вот вам вся наша любовь! Ах! Это будет волшебно! Осталось только отманить в сторонку милую девочку, чуть-чуть побить и отобрать у нее замечательный костюмчик жрицы! Весь, от изысканно расписанных лакированных дзори, до сумочки и ярких классических украшений для волос.
   -- А ты чего здесь трешься, зелень кривоногая?! -- прозвучал утробный рык какого-то бандюги и Лярва, глянув вперед, заметила щуплого матроса, вздумавшего пробраться через царящее в коридорах столпотворение. Матрос, изображавший, что ему срочно нужно пройти из носовой части корабля в корму, втянул голову в плечи, пробормотал извинения и продолжил свой путь, лавируя среди злобных рабов бога и бандитов.
   Вот и тот, кого она так ждала!
   Лярва, выждав когда матрос поравняется с идущими заложниками и вытаращит глаза на нее, отвернулась, глядя в сторону и вверх, одновременно, как бы невзначай, похлопав себе сложенным веером по тыльной стороне запястья. Жест-пароль, вместе с внешностью леди Нацуми продемонстрированный в иллюзиях каждому из очарованной подлым демоном команды.
   Лицо матроса предательски дрогнуло, а глаза вспыхнули фанатичным счастьем. Не пройдет и десяти минут, как каждый из команды будет знать, что все получилось, что их обожаемая госпожа здесь, среди них! Тайно и инкогнито, конечно же.
   Вот это уже - в тысячу раз лучше! Ее парни - с ней, рядом! А на остальных что злиться? Они все - конченые смертники, которых уже очень скоро можно будет смешать с их же дерьмом и размазать по переборкам этой замечательной летающей посудины!
   Вновь наполняющаяся благодушием и хорошим настроением, Лярва вошла в открытую перед пленниками дверь каюты люкс, обвела взглядом интерьер и обожгла гордым, самодовольным взглядом охранников, никак не ожидавших возвращения самообладания к паршивой шлюхе, уверенно поставленной командиром на достойное ее место.
   -- Проверка и подготовка систем на финальной стадии. -- оповестил команду и пассажиров капитан Окумура по внутренней связи корабля. -- Все, кто не желает остаться, - срочно на борт! Приготовиться к сбросу внешних якорей и отстыковке от мачты! Взлет через... четыре минуты, тридцать секунд!
  
   Тысячи людей в пробужденном от сна городе прильнули к телеэкранам, на которые транслировались, в прямом эфире, кадры с заводской аэроплощадки. Все с напряжением ждали невесть чего. Черная Лиса низринется с небес, одним ударом перебьет надвое громадный корабль и начнет карать ненавистных террористов? Силы Закона атакуют готовых к отлету врагов? Или же рабы Золотого Бога нанесут новый страшный удар, чтобы еще больше нанести вреда городу и верфи?
   Оширо Мива, погромщица и бандитка, привыкшая прятаться за образом учительницы из страны Холмов, даже расстроилась немного, что все трое репортеров, что наперебой выпрашивали у нее комментарии о произошедшем, дружно отвлеклись и на эти минуты совершенно забыли о существовании ее, несчастной, чудом выжившей жертвы кошек, всеми силами защищавшей своих драгоценных учениц за время плена у террористов! Ничего, вспомнят еще. Она им распишет, как храбро себя вела, с риском для собственной жизни уговаривая бандитов не причинять девочкам вреда! Ее ограбили, сделали маску, вместе с которой сорвали с головы волосы, но разве это цена за жизни детей? Нет, она была готова пожертвовать гораздо большим! Телом закрыть своих девочек от ударов меча!
   Настоящая героиня. Директриса добьется, чтобы прославившейся учительнице торжественно вручили какую-нибудь особо ценную медаль! За самоотверженность и храбрость.
   Мива не удержала ехидной ухмылки, вспомнив настоящую Марикава Харуми, что, увидев удостоверение журналистки, которое показала ей беглянка из враждебной империи, сначала долго хвасталась своими достижениями, а потом, разоткровенничавшись, призналась, что едет в страну Птиц с мечтами о том, что обретет там некоторую известность и за ней, одинокой сорокапятилетней дамой, начнет ухаживать какой-нибудь приятный интеллигентный мужчина. Эта тупая неудачница, просравшая жизнь на построение самой дурацкой карьеры, под старость не мечтала ни о чем большем, кроме дурацкой семьи и дурацких детей! Ха-ха-ха!
   Абсолютная, полнейшая неудачница! Как же забавно она, запихнутая в грубый холщовый мешок и вытолкнутая на полном ходу в окно вагона, плюхнулась на гравийную железнодорожную насыпь! Как смешно закувыркалась по насыпи вниз, прямо в лапы таинственных темных фигур, ждущих в условленное время, в заданном месте! Самый заслуженный финал для неудачницы. А Оширо Мива - не неудачница. Вон как себя здесь поставила! Вон сколько всего добилась! Девочки чувствуют в ней сильнейшего лидера и сами тянутся к ней! А теперь она еще и героиня! Ничего подозрительного в которой не заметил даже этот идиотский демон! Ну конечно, Великий Наставник же говорил, что демоны замечают в кошках неладное, только если очень внимательно к ним присмотрятся. А чего к ней присматриваться? К такой вот интеллигентной и заслуженной учительнице? Ох, как же теперь можно развернуться!
   -- Марикава Харуми-сенсей? -- двое мужчин, один в униформе следователя, а второй в легких латах городского стража, приблизились к довольной самозванке. -- Простите, но не могли бы вы пройти с нами? Нам нужно записать и запротоколировать ваши показания по всему, что сегодня произошло.
   -- Да, хорошо. -- Оширо Мива как можно мягче отстранила от себя льнущих к ней, зареванных учениц. -- Куда идти?
   -- Сюда, пожалуйста.
   Не вызывая у кошки подозрений и желания сопротивляться, стражи закона отвели ее к камерам для содержания особо опасных боевиков и мутантов, где без лишнего шума скрутили. Миве было невдомек, что Могильщик Норимура с первого же взгляда заметил и был изумлен тому, сколько душевной гнили и злобы скопилось в этой женщине, учительнице из элитной местной школы. След совершенного зла, говорящий об убийстве. Следы множества нанесенных ею побоев, следы агрессии и разбоя. Серый Страж не подал вида, не стал поднимать тревогу, чтобы не вспугнуть кошку и не позволить ей попытаться сбежать с остальными, на дирижабле. Первым же делом, он навел справки о всех преподавателях Первой Муниципальной и промчался на черных крыльях по адресам. Учительницы истории и изобразительного искусства были тихо арестованы, доставлены на базу сил закона и допрошены с участием мастера-мозгокрута, после чего была арестована и директриса. Никогда не носившая маски и, фактически, не являющаяся ни кошкой, ни самозванкой. Всего лишь вражеский агент, по указанию Золотого Бога помогающий внедриться другим агентам.
  
   "Гнездо в школе Хамаоки рассекречено, кошки и куратор захвачены". -- пришел доклад Верховному Координатору доклад от шпиона. -- "Произвести попытку спасения и эвакуации"?
   "Нет. Ничего не предпринимать до особого распоряжения".
   "Высока вероятность потери агентов".
   Да кому не плевать?!
   Верховный Координатор раздраженно отмахнулся от постороннего и малозначительного запроса. Позже, если всю четверку не вздернут в ближайший день-два, можно будет попытаться вытащить эту мелкую свору гнусной погани, но пока есть задача несравнимо большей важности.
   "Точка Центр-Шесть докладывает о готовности перехватчика ко взлету. Санкционирование на применение особого боезаряда от четверых лиц с высшими полномочиями получено".
   Надо же, какое редкое и завидное единодушие!
   "Перехватчику - команда на взлет! Произвести согласование маршрутов полета! Особый боезаряд снять с предохранителей! Привести в готовность к подрыву по единственному сигналу! Подрыв при сближении с целью на пятьсот метров! Исполнять".
   Лиса, эта обнаглевшая мелкая выскочка, уверена, что ловушка ждет ее в ржавой крепости базы изгоев? Пусть продолжает так думать! Двадцать килотонн, конечно, не идут ни в какое сравнение с десятком мегатонн под Ржавой Крепостью, но за всю историю человечества, от попавших в эпицентр ядерного взрыва не было заявлено ни одной претензии на недостаток мощности.
   Малый и быстроходный дирижабль Единства был выведен из ангара на тайной базе в безлюдном регионе страны Птиц, освободился от якорей и, надсадно жужжа всеми шестью мощными двигателями, взмыл в темные ночные небеса.
  
   Четыре с половиной заявленных минут истекали.
   -- Двигатели на малую тягу! -- командовал напитан Окумура. -- Подать горячий газ в баллонеты! Мастера воздуха - максимальный контроль! Отстыковка от мачты через пять! Четыре! Три! Два! Один!
   Освободившийся от оков исполин плавно подался назад. Увлекаемый прочь от мачты легким движением ветра, и начал уверенно набирать высоту. Двигателям, лениво рубящим воздух широкими многометровыми лопастями, плавно наращивали обороты. Величественный бело-золотой корабль сначала вальяжно, а затем все быстрее и быстрее поплыл над ночным городом.
   -- Какой красавец! -- роняя слезы из глаз, провожал взглядом свое детище старый инженер. -- Хоть в какой-нибудь, самой последней и малой степени... береги его, Черная Лиса!
  
  
  
Внимание! Это не иллюстрация. Это всего лишь изображение, скачанное в сети интернет [Автор неизвестен.]
  
  
  
  
(Данная глава завершена! \( ^▽^ )/ Книга становится огромной, ее явно придется разделять на две, но осталось не так много, честное слово! Следующая глава - "На украденных крыльях", в самом начале которой (то есть уже в следующем обновлении) планирую раскрыть от и до то, что творится с планетой и из-за чего Единство так свирепо идет по головам.)
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"