Хохлов Анатолий Николаевич: другие произведения.

Властелин летающего замка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Задумка была проста. Требовалось только подтолкнуть цепь событий в нужном направлении и дождаться результатов. Серый странник до самого последнего момента не должен был высовывать нос из-под черного балахона, но в расчеты закрались ошибки. Море ошибок. Точно рассчитанное действо превращается для отчаянного демона в бег по лезвию бритвы. Теряя последние силы, осыпаемый проклятиями смертных и насмешками богов, он вынужден дойти до последнего предела и густо оросить землю чужого мира собственной кровью. Остановиться? Отступить? Это невозможно для него, потому что в черном сердце огнем горит непоколебимая уверенность: "Мир, в котором дети брошены на произвол зла и возведены в ранг монстров, должен быть уничтожен".

Обложка []

ВЛАСТЕЛИН ЛЕТАЮЩЕГО ЗАМКА.

   Повесть.
   Название: "Властелин летающего замка".
   Автор: ПалХан. (Анатолий Хохлов)
   Бета: Беты нет.
   EMAIL: Palxan@yandex.ru
   Жанры: Приключения, боевик, юмор. 
   Основные персонажи: Ледяная фея Чирно, падший ангел Андрон. 
   Заимствованные персонажи вселенной Touhou Project: Чирно, Еки Конпаку, Ему Конпаку, Алиса Маргатройд, Ая Шамеймару, Бякурен Хидзири, Ватацуки но Ёрихиме, Ватацуки но Тоёхиме, Гендзи, Дайсей, Ику Нагаэ, Ичирин Кумой, Унзан, Коиши Комейдзи, Кагуя Хорайсан, Камиширасава Кейне, Канако Ясака, Коакума, Комачи Онозука, Летти Уайтрок, Мариса Кирисаме, Мима, Минамицу Мураса, Мистия Лорелей, Момидзи Инубашири, Нитори Каваширо, Нуэ Ходжу, Пачули Нолидж, Ран Якумо, Рейму Хакурей, Рейсен Удонгейн Инаба, Риггл Найтбаг, Рин Каэнбё, Ринноске Моричика, Румия, Сакуя Изаеи, Санаэ Кочия, Сатори Комейдзи, Сикиеки Ямаксанаду, Сувако Мория, Суйка Ибуки, Се Торамару, Уцухо Рейудзи, Фландре Скарлет, Ремилия Скарлет, Фудзивара но Моко, Хатате Химекайдо, Хина Кагияма, Хун Мейлин, Чен, Чирно, Эйрин Ягокоро, Юги Хошигума, Юкари Якумо, Юккури, Ююко Сайгёдзи.
   Рейтинг: R (некоторые боевые сцены весьма жестоки)
   Дисклеймер: Все заимствованные герои принадлежат Team Shanghai Alice.
   Содержание: Бесконечные битвы с рассуждением о многих аспектах бытия.
   Статус: Завершено. 
  
   От автора: Да простят меня фаны Тохо, я внесу свою лепту в общую копилку фанфиков. Сама история... может показаться, что это одно сплошное побоище, но на самом деле книга эта не о сражениях, не о том как кто-то с кем-то мерялся силами. Надеюсь, глобальная катастрофа, которой обернулось для Генсокье страшная месть серого странника, не затмит для читателя душу и смысл этой книги.
  
   Скачать книгу в формате .doc можно с моего форума, или по данной ссылке:
  
  
   http://www.mediafire.com/?m5b92fp9jj7n19j
  
  
   ==========================================================================
  
  Иллюстрации с ключевыми персонажами из Генсокье.
  Рисунки сделаны не для этой книги, но внешность персонажей на них представлена хорошо.
  
   Чирно и Дайсей
  
   Хакурей Рейму
  
   Кирисаме Мариса и Алиса Маргатройд
  
   Моричика Ринноске (и Мариса)
  
   Ибуки Суйка
  
   Обитатели Алого особняка
  
   Якумо Чен, Ран и Юкари (Чен нарисована слишком взрослой)
  
   ==========================================================================
  
   Конструкты серого странника:
  
   Числами обозначен порядок роста боеспособности, от слабейшего (1) к сильнейшему (6).
  
   6.Сильвия - кристальная змея. Создана из осколков кристальной статуи дракона, следившей за балансом биосферы и хранившая жизнь в нескольких мирах змееподобных разумных существ.
  
   2.Эльза - золотая лиса. Рождена из фрагмента души златохвостой служительницы богов, занимавшейся решением споров между расой людей и расой лисоподобных гуманоидов.
  
   3.Беатрис - пантера из оникса. Создана из разбитой статуи хранительницы закона.
  
   5.Зигфрид - стальной орел. Рожден из обломков великого планетарного щита, защищавшего от бомбардировок мир в охваченной войной богов вселенной.
  
   1.Гарольд - геккон из драгоценных камней. Сотворен из давно угасшего магического камня, найденного странником среди обломков статуи погибшей богини, что, устав от слишком долгой жизни, уснула сама и погрузила в сон все подвластные ей миры.
  
   4.Бернард - волк из черного дерева. Создан из обломков великого древа жизни, почерневшего от горя и боли в момент гибели всего живого в мирах, к которому были протянуты его корни.
  
   Зачин. Сфера Миров. (2)
   Действие 1. Празднество. (22)
   Действие 2. Селение людей. (53)
   Действие 3. Озеро и гора. (75)
   Действие 4. Побережье. (99)
   Действие 5. Поле боя. (129)
   Действие 6. Летающий замок. (156)
   Действие 7. За гранью привычных пространств. (185)
   Эпилог. Свет и Тьма. (200)

Зачин.

Сфера Миров.

  

Вселенная Лазурной Чешуи, под протекцией Вольного Единства.

Поселение беженцев из иных миров, Генсокье.

Год 1715 по календарю внешнего мира.

11 августа.

   Лучи солнца почти полностью терялись в густых кронах деревьев. Лишь изредка свет находил себе дорогу и создавал во влажной полутьме подобие сияющих колонн, в которых лениво танцевала пыльца многочисленных цветов и грибные споры.
   Грибы, растущие повсюду на земле и стволах деревьев, были окутаны призрачным разноцветным свечением. Именно они придавали тот самый чарующий, завораживающий вид, из-за которого лес называли магическим.
   Вид сияющих грибов, столбов света и удивительных по красоте цветов, свисающих с древесных крон, мог зачаровать любого человека, но эта красота была опасной. Растения и грибы были перенесены из мира, чуждого людям. Они вырабатывали яд, способный вызвать серьезное раздражение дыхательных путей, если надышаться пыльцой и спорами. Любой, кто съедал местные ягоды, грибы, или плоды деревьев, рисковал погибнуть в муках и галлюцинациях. Кроме того, твари, живущие здесь повсюду, легко могли пустить на обед неосторожного или слабого чужака.
   Не удивительно, что люди избегали углубляться в чащу Магического леса, и от того только еще более диким мог показаться вид двух маленьких девочек, пугливо ныряющих от одной тени в другую и крадучись перебирающихся все дальше в полутьму, сияющую призрачными огнями.
   Впрочем, не сложно было догадался, что эти девочки - не люди. Достаточно было заметить трепещущие за спинами их обеих полупрозрачные легкие крылья, похожие на сильно увеличенные крылья насекомых. Феи, знакомство с которыми волей или неволей тут же сводил любой посетитель Генсокье, жили повсюду и бесстрашно совали любопытные носы на чужую территорию, стоило там появиться чему-нибудь интересному.
   Но что две луговые феи могли искать в глубине лесной чащи? Их привлекли удивительные цветы этого места?
   -- Тиль, смотри! -- одна из девочек подняла засохший бутон дивной орхидеи. -- Красивый какой был! Жалко...
   -- Не отвлекайся, Мия! Он же почти не волшебный! А нам нужно что-то с сильной магией! Какая-нибудь удивительная магическая штука, которая сможет спасти Казуки!
   -- Но можно я этот цветок с собой возьму?
   -- Не можно! -- искра магии низринулась из крон деревьев и, вонзившись в слой опавшей листвы, с хлопком взорвалась, заставив отпрянуть обеих фей. -- Это мой цветок! Он с моего дерева! Отдай!
   К двум первым спикировала третья фея, обитательница магического леса.
   -- Он мне нравится! Я его нашла! -- заупрямилась Мия, изготовившись к бою. Феи цапались между собой довольно часто. -- Подари мне его, или я...
   Луговая фея явно была сильнее противницы, но листва крон зашелестела и великое множество глаз лесных обитательниц глянули на чужачек. Подавившись словами, луговая, с поклоном, протянула бутон хозяйке дерева.
   -- Будешь знать! -- самодовольно заявила лесная. -- Это наш лес, и нас здесь очень много!
   -- Мы просим прощения. -- сказала Тиль. -- Вы позволите нам пройти дальше?
   -- Дальше? Вы что, глупые совсем? Чем глубже в чащу, тем сильнее Черный Ветер! Там живут или сумасшедшие, или вообще никто! Зато чудовищ разных сколько угодно!
   -- Но там, у чудовищ, есть сильные волшебные предметы?
   -- Да, наверно. -- лесная фея была полна сомнений. -- Из-за Черного Ветра никто из наших никогда к ним не летает. А вам зачем сильная магия?
   -- Наш друг умирает. Нужно что-нибудь, чтобы его спасти.
   -- Он что, человек что ли? Нельзя дружить с людьми.
   -- Но Казуки не такой, как все! Он не злой! Этот человек приносит нам подарки и играет с нами! Казуки рассказывает разные интересные истории, которые прочитал в книжках! Он - наш друг, хоть от него и пахнет Черным Ветром. Мы должны его спасти!
   -- Ну... Черный Ветер больше всего, создают люди. Может, он нравится им? -- феи всех видов не блистали выдающимся интеллектом, но очень любили делать донельзя логичные выводы. -- Тогда вещи, хорошие для людей, должны лежать в самом центре зараженной зоны. Но как их достать? Даже если живущие там чудовища согласятся эти вещи просто так отдать, фея легко может сойти с ума, если попытается приблизиться и забрать что-нибудь оттуда.
   -- И все равно, мы пойдем! Мы не хотим видеть, как Казуки слабеет и умирает!
   -- Удачи. -- лесная фея в смущении помедлила, а затем протянула Мие бутон увядшего цветка. -- Дарю. Вы поосторожнее там. Это очень опасно.
   Цветочные феи приняли подарок, кивнули с благодарностью и, вспорхнув на прозрачных крыльях, скрылись за деревьями.
   -- Глупые совсем. -- вздохнула лесная и, чихнув, шумно высморкалась. -- А как сильно Черным Ветром пахнут! Сразу видно, что с людьми рядом живут.
  
   Тиль и Мия целеустремленно двигались вглубь чащи. Трижды на них нападали различные монстры, йокай, обитающие в Магическом лесу. Повезло им только что паук, в сети которого влетела Тиль, сразу понял, что поймал фею. Он, а затем и змееподобная тварь, обвившая кольцами обеих девчонок, не стали причинять им вреда, лишь злобно выругались на ломанном людском наречии и выбросили несъедобную добычу. Только растение-мухоловка, в которую сунулась Мия, привлеченная сладким запахом нектара, жевала несчастную фею минут десять, прежде чем выплюнуть.
   Тиль, как могла, утешила подругу и обе девчонки продолжили свой путь. Воплощения сил природы, они не состояли из пригодной в пищу плоти и потому охота на фей была абсолютно бессмысленна для любого хищника. Ранения, которые могли нанести им чудовища, обитающие в Магическом лесу, не были для волшебных воплощений природы смертельны, хоть и причиняли серьезную боль. Опасность была в другом...
   Кроны над головами становились все гуще и последние лучики света терялись в переплетениях пышной растительности.
   -- Не могу больше! -- Мия, что была намного слабее подруги, обронила засохший цветок орхидеи и упала на четвереньки в сухую опавшую листву. Руки и ноги феи тряслись, крылья судорожно вздрагивали у нее за спиной. -- Тиль, мне больно! Голова кружится и тошнит! Черный Ветер слишком сильный! Давай вернемся!
   -- Возвращайся, Мия. Я пойду дальше. Логово великого воина-йокай близко! Наверное, он даже не из нашего мира. На деревьях и земле какие-то магические руны, видишь? Монстр, что живет здесь, наверное, очень умный! Он сможет помочь Казуки!
   -- Если мы сдадимся сейчас, Казуки умрет. -- младшая фея собралась с силами и встала на ноги. Она даже подобрала с земли бутон засохшей орхидеи. -- Я с тобой, Тиль! Пошли... мы должны выдержать!
   Они попытались взлететь, но крылья отказали им. Девчонки, с трудом переставляя ноги, помогая друг другу, пошли по земле. Шаг, другой, третий... словно навстречу урагану или безумствующей метели, безжалостно хлещущей беспомощных путников мелкой и острой ледяной пылью.
   Сколько пришлось им идти так, они не знали. От боли и дурноты, свет мерк перед их глазами, но феи славились не только своим любопытством и простодушием. Упрямство духов природы тоже давно вошло в поговорки.
   -- Еще немного, Мия! -- Тиль попыталась подняться, когда обе они упали в очередной раз. -- Смотри! Вон холмик земли, а в нем - нора! Там... там тот, кто поможет нам... и Казуки...
   Черный Ветер рвал души фей на части, пропитывал их тела и сводил с ума. Девчонки зажимали себе рты и носы ладонями, воспринимая зло, которым было пропитано все вокруг, как сильнейшую, невыносимую вонь. Черным Ветром пах весь мир. Люди и монстры-йокай. Каждый камень и каждое дерево. Но нигде эта вонь де была так сильна и невыносима, как здесь.
   Перед феями было логово чудовища, когда-то бывшего служителем бога из другого мира. Теперь служитель, шикигами, сходил с ума от горя и одиночества, жил лишь мыслями о мести врагам, уничтожившим всех, кого он когда-то знал. Его собратьев и хозяина. Народ, который хозяин с его слуги пытались защитить. Все потеряно. Все погибло. Есть только отчаяние. Горе, страх... и бескрайняя тоска о потерянном счастье.
   -- Подожди здесь, Мия. -- Тиль приподнялась на руках и попыталась ползти. -- Я сама. Там... очень сильная магия... еще чуть-чуть...
   Монстр, к которому так стремились феи, появился перед ними сам. С трудом ковыляя на подламывающейся ноге, волоча за собою облезшее крыло с черными перьями, израненный и полусгнивший, шикигами вышел из своего логова. Он с безразличием посмотрел на воплощения природы, что, хрипя и корчась в агонии, начали терять свою материальную форму.
   -- Всего лишь феи? -- произнес покрытый язвами и грязью, служитель богов. -- Всего лишь феи...
   Обратившиеся в облачка магических энергий, духи природы отпрянули и помчались прочь от жуткого места и его обитателя, напитавшего своей ненавистью все вокруг. Монстру не было до них дела. Его не интересовали жители этого мира. Шикигами без хозяина, он с безразличием отвернулся и снова исчез во тьме своего логова.
   Даже если этот мир потрясет глобальная катастрофа, частью которой был этот он сам, даже если погибнут все живое здесь... не все ли равно? Этот мир умирал, и одно это показывало, что высшие силы, обещавшие беглецу помощь в отмщении, признали свое поражение и стали безразличны ко всему. Нет больше надежды... нет больше мечты и цели. Не лучше всему умереть?
   Черный Ветер со страшной силой бушевал, рождаясь в душе отчаявшегося шикигами, а пара духов природы, достигших окраины Магического леса, обрели материальное воплощение и все, казалось бы, обошлось, но из кроны дерева над их головами прозвучал громкий выкрик лесной феи:
   -- Глупые! Я же говорила вам туда не летать!
   Ответом ей стало свирепое рычание.
   Угрожающе оскалив отросшие клыки и когти, зараженные злом духи природы обернулись на звук голоса и без колебаний пустили в ход магические силы. Лесные травы отозвались на их зов. Обычные листья осоки впитали магию фей и взвились из-под сухой, прошлогодней листвы, вытягиваясь на сотни метров. Словно бичами, они хлестнули крону дерева. Разрубили ветви, содрали листву.
   -- Они сумасшедшие! -- загремел со всех сторон многоголосый хор. -- Сумасшедшие! Сумасшедшие!
   Не меньше трех сотен лесных фей взлетели над кронами деревьев и на их маленьких ладошках завились крошечные водовороты магических энергий, что сгустились и сформировались в сгустки разрушительного волшебного огня.
   -- Бей их! -- громко выкрикнула старшая из лесных, указывая пальцем на чужачек, что рыча от лютой злобы, продолжали стегать деревья травяными плетьми.
   Каждая из лесных фей могла поддерживать всего один сгусток магической энергии, но три сотни разрушительных искр - солидная сила. Духи природы швырнули свои снаряды в безумствующего врага и грохот разлился над окраиной Магического леса. Взлетала высоко над кронами земля, деревья тряслись от ударных волн, а в центре дикого хаоса взрывов двое тронутых порчей духов природы были разорваны в клочья и снова потеряли материальную форму. Облачками магической энергии они прянули прочь от места своей гибели и унеслись, чтобы вернуть себе материальную форму где-нибудь подальше от опасности..
   Снова наступила тишина.
   -- А я предупреждала, что нельзя летать там, где много Черного Ветра! -- ворчала старшая фея, в то время как ее подруги спустились к месту сражения и начали, свой магией, исцелять раненные деревья. -- Почему чужие никогда не слушают, что им говорят?
   Маленькая, совершенно беспомощная фея, что держалась поближе к старшей, чтобы в любой момент спрятаться у нее за спиной, зашмыгала носом и утерла слезы, потекшие из глаз.
   -- Они хорошие были. -- сказала она. -- А теперь - чудовища. Сестра, а когда Черный Ветер дотянется сюда, мы тоже станем сумасшедшими?
   -- Не станем! -- сердито одернула расхныкавшуюся сестру старшая. -- Потому что наш лес навсегда останется чистым! Нужно только не пускать сюда тех, кто разносит Черный Ветер! Смотри, как много нас уже собралось! Столько, что любой враг испугается!
   Младшая утерла слезы и сопли. Конечно, все будет так, как говорит старшая! Разве мыслимо подумать, что лидер, пытающийся успокоить всех, сама тоже трясется от страха и панически ищет, но не может найти пути к спасению?
  
   Закат окрасил небеса в багровые цвета. У самой линии горизонта сгущались тучи, грозя скорым ливнем. Холодный ветер скользил по травам и цветам широкого луга.
   Мальчишка стоял на вершине зеленого холма. Далеко в стороне виднелись ровные квадраты полей и дома большого поселения, окруженного деревянной стеной со смотровыми вышками. Но юный человек, прекрасно понимая приближение ночи и грозы, смотрел не в сторону оплота людей этого мира, а в сторону зеленых рощ, которыми был окаймлен просторный луг. Частенько дети из селения и луговые феи играли там в прятки. Нельзя же играть в прятки на лугу? Может быть, невесть куда пропавшие подруги сейчас скрылись среди деревьев и кустарника?
   -- Тиль! -- выкрикнул мальчишка. -- Мия! Выходите! Это я, Казуки! Ну где же вы?!
   Никто не отвечал ему. Только шелест травы, тревожимой ветром и отдаленные раскаты грома можно было услышать на лугу в эти минуты.
   Мальчишка сел на землю и замер в безнадежном ожидании. Увидит ли он еще когда-нибудь своих подруг? Взрослые говорили, что феи исчезают повсюду, но чтобы Тиль и Мия вот так пропали? Да, последний раз, когда он их видел, девочки были грустны и растеряны, но разве было похоже, что они вот-вот исчезнут?
   Плечи мальчишки вздрогнули и он, не сдержавшись, разрыдался.
   -- Тиль... Мия...
   Тучи сгущались над лугом. Сверкнула молния и раскатистый рокот грома покатился над замершим в предчувствии грозы, миром. Полосы заката медленно угасали.
   Феи исчезали уже давно. Отец говорил, что не может найти уже никого из тех, с кем был знаком в детстве. Но чтобы исчезли Тиль и Мия...
   Казуки не мог себе этого представить.
   Холодный ветер налетел на мальчишку, словно еще один вестник приближающейся катастрофы, а маленький человек, дрожа и плача, думал о том, согласятся ли великие жрицы отправиться на поиски, если он принесет в храм те два слитка золота, что хранит отец для алхимических опытов. На кого еще надеяться, если не на великих жриц? Маги вечно заняты своими работами, йокай скорее нападут на человека, чем помогут ему, а боги и драконы...
   Разве они не покинули этот мир?
  
  

* * *

Покинутая вселенная. Нейтральная территория.

Безымянный мертвый мир.

Год 512 с момента перерождения Андрона.

   Тьма. Кромешная, как в глубоком, наглухо замурованном подземелье. Да и откуда взяться хоть одному лучику света, если последняя звезда в этой вселенной погасла так давно, что в редком словарном запасе какой-либо из рас Великой Сферы найдется обозначение числа.
   -- Десять, в степени "Бесконечность". -- произнес ровный мужской голос, буквально наполненный спокойствием и безмятежностью. -- По-другому не скажешь.
   -- Даже удивительно, что в настолько старой вселенной нашлась добыча. -- глухо пророкотал в ответ голос, полный скрежещущих и шуршащих звуков. -- Все должны были просеять до песчинки за бесчисленные годы до того, как наши ордена в Сфере появились, не то что мы сами.
   И кому какое дело до того, что у планеты, на которой находились собеседники, от беспощадного холода замерзла и осыпалась подобием снега даже атмосфера? В вакууме, в холоде, близком к абсолютном нулю, двое сидели на руинах неимоверно древнего города и общались без какого-либо посредства звуков.
   -- Наверное, кто-то погибающий швырнул, по случайным координатам, чтобы врагам не досталось. -- голос звучал в сознании великана, как его собственные мысли. -- Судя по состоянию доспеха, ему триллионов семьсот лет всего.
   -- Да уж, точно не местное творение. -- звучал ответ в сознании крошечного существа. -- Неожиданная удача. Прийти сюда было твоей идеей, так что ты полностью отыграл свою роль талисмана!
   -- А еще я очень хорошо конструктам помогал, когда свора конкурентов следом за нами нагрянула! Разве нет?
   -- Истинная правда! -- смех великана был похож на рокот землетрясения и треск разрушающихся зданий. -- Так бросался на врагов, что те явно попутали, кто из нас двенадцатого ранга, а кто первого!
   Смех маленького бойца зазвучал тоже. Радость победы. Радость от того, что все остались живы. Много ли надо для счастья?
   -- Смотри, начинается! -- в черноте космического пространства полыхнула первая вспышка и, в призрачном сиянии стало видно движение руки, указавшей в небеса. -- Это первые, предупредительные залпы!
   -- Да. Хилые огоньки. Твоя работа. Сейчас я подключусь...
   Тьма озарилась светом сразу нескольких солнц. Совершенно беззвучные, вспышки одна за другой полыхали где-то очень далеко от планеты и... словно приходили из другого времени.
   Двое, сидящих на руинах города, наблюдали со стороны за творением своих собственных рук. Их сражение с воинами других орденов, пожелавших присвоить чужую добычу, уже отгремело, но световые лучи только теперь достигли планеты.
   Двое монстров любовались фантасмагорией света, пока не угас последний лучик, и снова не воцарилась абсолютная тьма.
   -- Да сколько можно?! -- взмах руки, и рожденный из небытия световой шар взмыл над руинами древнего города, залив окрестности ровным белым сиянием. -- Я - светлый ангел, и меня утомляет эта бесконечная ночь!
   Город, накрытый одеялом замерзшей атмосферы, засиял, словно сказочное творение из хрусталя. Стали видны переплетения улиц, обрушившиеся арки, высотные строения и скульптуры, не разрушенные за прошедшую вечность из-за того, что даже хаотичное движение молекул в них было остановлено при достижении температур, близких к абсолютному нулю. Мир недаром назывался мертвым. Он был мертвым во всем.
   Двое гостей из иных миров сидели на руинах величественного собора. Разбитого, искалеченного, но все еще способного произвести впечатление своей грандиозностью и не до конца утраченной красотой.
   -- Люди... -- произнесла сидящая на постаменте разрушенной статуи, маленькая фигура в белом балахоне, украшенном искусным золотым шитьем.
   -- Что? -- переспросил сидящий рядом с ним каменный исполин, что подмял своей тяжелой тушей часть разрушенной стены и обломки двух опрокинутых башен.
   -- Здесь жили люди. -- вздохнул воин в белом. -- Архитектура зданий выдает творение людей.
   -- По-крайней мере, они точно были гуманоидны. Если интересуешься, можно поискать какую-нибудь статую, или барельеф, что сохранились получше. В мире замершего времени, вполне можно надеяться такие найти.
   Но фигура в белом отрицательно покачала головой и на пару минут умолкла, созерцая руины.
   -- Неужели их нельзя было спасти? -- прозвучал вопрос в сознании великана, хотя маленький воин обращался скорее к себе самому. -- Достаточно было всего одного ангела из третьей десятки рангов, чтобы обновить звезды во вселенной и продлить ее жизнь. Я бы, например, справился с парой-тройкой звезд, даже с тем уровнем сил и теми артефактами, которыми владею. Почему же им позволили умереть?
   -- Кто знает? -- каменный великан развел руками. -- Может, орден-покровитель к тому времени погиб?
   -- Скорее всего, богам просто было плевать.
   -- Согласен. Боги часто отворачиваются от умирающих миров, так же, как люди не стремятся спасти каждый колос на пшеничном поле.
   -- Люди - не зерна, лишенные сознания и мышления. Как боги надеются получить души высокого сорта, бросая своих детей на произвол судьбы, не проявляя к ним ни добра ни заботы? Как они могут рассчитывать на преданность и самоотверженность воинов, рожденных в мирах, которые творцы жизни засеяли и бросили? Кто они для нас? Родители? Или... -- ангел подавился фразой и собрался с духом, прежде чем выдохнуть слово, в котором собрана была вся накопленная в его душе горечь: -- ...Скотоводы?
   -- Опять завел. -- устало пророкотал голем. -- Остынь, мелюзга. Подобные мысли до добра не доведут. Есть боги, которые считают ангелов своими детьми. Есть боги, что заботятся о своих мирах и вмешиваются в их судьбу по поводу и без повода. У разных орденов разные технологии производства...
   -- ...Пушечного мяса?
   -- Тебе просто не повезло с хозяевами. -- великан проигнорировал язвительное замечание собеседника. -- Но это ведь не повод для нытья? Мы должны работать на благо наших орденов и верным служением поддерживать существование Великой Сферы так же, как крошечные атомы в колонне поддерживают своды великого храма.
   -- Служить? Поддерживать существование? С этим я согласен! -- фигура в белом балахоне поднялась и вскинула вверх руку. Под тканью длинного рукава, накрывающего кисть, можно было различить очертания крепко сжатого кулака. -- Но только служить мы должны не копанием в мусоре! Эти руины... даже если они безмолвны для всех остальных, для меня они стонут и плачут! Не я бросил этот мир на произвол судьбы, не в мое время он умирал, но... в мое время, сейчас, я, с моими силами, не желаю бросать погибающие миры! Как только сдам очередное подношение богам, я...
   -- Не позволю. То, что ты задумал - верная смерть. Я тебя уже тысячу раз останавливал, и остановлю снова, если потребуется. Вздумаешь помогать мирам Олимпа, тебя сразу обнаружат, обвинят в пренебрежении обязанностями и уничтожат. А если вмешаешься в судьбы чужих миров... судьба твоя будет еще печальнее. Это расценят как предательство и выберут для тебя пытку, что внушает тебе наибольший ужас. Лучше меняй свое видение мира. Тебя не повышают и держат в мусорщиках не из-за того, что ты плохой воин, а из-за того, что ты - самовольный, свободолюбивый бунтарь. "Место бунтарей - в мусорной куче" - думаю, так говорят про тебя твои хозяева.

* * *

Вселенная Таксар, под протекцией Олимпа.

Гора Олимп, первый надземный ярус.

Год 615 с момента перерождения Андрона.

21 июня по временному потоку Олимпа.

  
  
   Жители этих мест не ведают, что такое ночь. Сразу несколько солнц, кружа в бесконечном хороводе вокруг вершины горы, дарят этому миру бесконечный день.
   Сияют в лучах солнц искристые водопады, зеленые леса и луга поднимаются по склонам в невообразимо далекие дали. Размеры горы измеряются астрономическими единицами и повсюду на ее склонах горят белыми искрами главные шпили верховных храмов. Оплот и сердце Олимпа, увидев величие которого, смертные, словно на подрубленных коленях, падают ниц перед своими владыками. Бесчисленное множество террас, на которых размещены целые страны и города на мириады и мириады жителей. Это не считая летающих островов и техногенных станций, что кружат вокруг горы в искусственных гравитационных аномалиях.
   Места здесь хватает всем, даже можно найти отдельные, относительно пустующие уголки.
  
   Две девушки в легких белых платьях спустились к глади широкого, кристально чистого озера и начали скользить у самой его поверхности, в непринужденной игре касаясь воды кончиками белых птичьих крыльев. Они кружили так минуты две, смеясь и играясь, пока всплеск пространственных искажений не отвлек их от веселья.
   Гости?
   Обе крылатые девы спустились к островку, что находился в центре озера и притаились за деревьями, наблюдая за парой чужаков, что вышли из развернувшегося портала и направились прямиком к алтарю расположенного на острове храма. Первой шла высокая, плечистая фигура, с ног до головы закутанная в бело-золотую ткань просторного балахона. Ангел нес на своих плечах неказистый фрагмент непонятной конструкции, в которой крылатые девы, присмотревшись, узнали обломок "Темницы душ". Во все времена, лучших ангелов боги подвергали репликации и хранили в "Темницах душ" матрицы для создания новых копий. В этом фрагменте - неповрежденная матрица какого-то героя далеких эпох? Видимо да, раз мусорщик, нашедший артефакт, притащил его своим хозяевам.
   Фрагмент был нестабилен и время от времени выдавал энергетические всплески, грозя взорваться и потерять ценность. Держать его под контролем, своему хозяину помогал конструкт - оживленный и наделенный душой артефакт. Девушка в платье, переливающемся всеми цветами радуги, шла за фигурой в белом и перехватывала энергетические всплески, поглощая или возвращая их обратно в силовую структуру "Темницы душ".
   -- Это - человек? -- спорила одна из ангелиц у своей подруги, глядя на фигуру в белом. -- Какой рослый! Настоящий великан!
   -- Разве ты не знаешь, что мужчины после перерождения часто добавляют себе роста? -- со смешком, отозвалась вторая. -- Чтобы казаться величественнее и значительнее! Как будто рост может чем-то помочь в войне богов! Посмотри на него! Рослый, плечистый, а по рангу... кватарх! Первый, самый низший. Даже мы с тобой, меча в руках никогда не держали, а уже митроархи!
   Делая вид, что ничего вокруг себя не замечают, чужаки водрузили свое подношение на алтарь и фрагмент, засияв ярким светом, исчез. Оценен, одобрен, принят. Отправлен в хранилища богов.
   -- А конструкт у него ничего так. -- снова сказала одна из ангелиц. -- Красивый и сильный. Впервые вижу конструкта, который был бы сильнее своего хозяина!
   -- Их сила зависит не столько от создателя, сколько от материала, из которого конструкт сделан. Даже сейчас видно, что она - творение драконов. От драконов в ней гораздо больше, чем от своего создателя!
   -- Странно только что такой сильный конструкт от слабого хозяина не сбежал. Управляющих структур вроде бы нет. Неужели... держит любовью?
   Девушки захихикали, представляя романтические отношения между ангелом и его созданием, а объект их внимания и насмешек, фигура в балахоне, сделал своей помощнице знак рукой и она спешно ретировалась, канув в развернувшееся пространственное искажение. Ангел остался один.
   Глубоко вздохнув, он поднес руку к своей груди и содрогнулся. Из его тела поднялся алый сгусток энергии. Слабый, почти угасший. Последние искры едва теплились в нем, но они разгорелись ярче, когда ангел поднес его к алтарю. Силовые нити потянулись от алтаря и начали наполнять сгусток новой энергией.
   Дело это было обычным для любого воина или слуги Олимпа, ангелицы не придали действиям чужака никакого значения и продолжили весело пересмеиваться.
   -- А мусорщики, оказывается, могут найти действительно стоящие вещи! Как думаешь, стоит завести с ним знакомство? Несчастный низший, он, наверное так одинок! Поглажу его ладошкой по плечу, и он мне, на радостях тоже что-нибудь интересное и удивительное из мертвых миров притащит! Вроде тех кристаллов, из которых конструкта себе сделал.
   -- Заманчиво, конечно, но если мы хотя бы близко к мусорщику подойдем, на нас все косо смотреть начнут! Это же... это же... низший класс! Дно, ниже которого только "Поток грешников"!
   -- Да не пугайся ты так, я же пошутила! Чтобы я к ущербному подошла? От него же вонь такая, что листва на деревьях вянет! Рядом с таким пройдешь, потом по всему телу язвы расползутся! Полетели отсюда?
   -- Да, пока он здесь, будем держаться от острова подальше. Надо нашим прислужницам сказать, чтобы дорожку к этому храму помыли и ветра свежего принесли. После такого-то посетителя!
   Но улететь они не успели. Почувствовав прибытие нового гостя, крылатые девы решили задержаться, за что и были вознаграждены.
   Пространственное искажение, из которого появился воин богов, переливалось багрово-алыми тонами. Огненные крылья взметнулись высоко вверх и хлынули водопадами на окружающий мир. Они не жгли, дарили мягкое тепло и свет, но лишь потому, что архангел был в своих владениях и близ него были лишь верные слуги Олимпа. Будь он в окружении врагов, пламя крыльев серафима в миг сожгло бы их всех в пепел и развеяло бы души до полного, безвозвратного уничтожения.
   -- Серафим! -- в изумлении и восхищении, ангелицы пали ниц перед верховным воином богов, а тот прошел мимо, не удостоив их даже взглядом. -- Великий серафим! Он снизошел на нижние уровни! Не может быть! Невозможно! Своими глазами увидеть его...
   Ангел в балахоне тоже пал ниц, но даже малой толики восхищения не возникло в его душе, хотя воин в сияющих доспехах действительно был величественен, грозен и прекрасен. Встреча с богом или архангелом были для него крайне нежелательны. Неужели высшие среагировали на крамольные речи и полную возмущения болтовню низшего служителя? Или... или решили спросить с него за дружбу с ангелом другого ордена? Но до сих пор все же было в порядке! Сотни лет! Сотни лет они закрывали глаза на его "ересь", а теперь...
   И не абсурд ли? Посылать боевого генерала против болтливого сортировщика мусора? Еще бы лично заявились! Может, все не так страшно, как представляется? Командование там, в главной цитадели, не совсем же еще от божественного нектара мозгами поплыло?
   -- Тиромарх Хельмариил, какая честь видеть вас. -- стоя на четвереньках, низший ангел не отрывал лба от мощеной мрамором дорожки у ног серафима. -- Может ли ничтожество вроде меня быть хоть чем-то полезно вам?
   Серафим поднял ногу и нанес удар, с силой наступив на правую руку мусорщика. Огонь хлынул на придавленную к земле руку и, без прикосновения проникнув сквозь ткань, принялся жечь живую плоть. Истошный вой и безумные вопли казнимого разнеслись над озером. Обе ангелицы, бледнея, вжались в землю и затряслись от ужаса. Восхищение пламенным красавцем сменилось паникой и желанием бежать отсюда, как можно дальше.
   Запах паленого поплыл над островом. Мусорщик корчился и исходил диким криком, пока палач не убрал ногу с его руки. Кряхтя, поскуливая и конвульсивно вздрагивая, низший ангел съежился на земле. Сизый дым поднимался над его рукой, сожженной до костей.
   -- Ты даже не задашь простейшего вопроса - "За что"? -- спросил серафим, свысока глядя на низшего.
   -- У меня... -- кашляя и вздрагивая от боли, ответил мусорщик. -- У меня... много грехов... я бы мог спросить только "За что именно".
   -- Ты - еретик, бунтарь и побратим воина Тьмы, но в случае такого ничтожества, как ты, это не достойно внимания. Твоя вина в другом. Встать! Встать, мразь!
   Мусорщик, собравшись с силами, поднялся и осознал себя стоящим в огромном соборе. Перед ним простирала руки в благословляющем жесте золоченая статуя прекрасной женщины. Витражи и фрески, изображающие богов, ангелов и святых, поднимались к куполу, на котором сияло золотое солнце и видна была вершина горы, окутанная белыми облаками.
   Перемещение между мирами для архангелов было так же, просто, как дыхание для человека. Никаких артефактов, никаких сложных ритуалов или технических приспособлений. Одна краткая эманация воли.
   Где они теперь?
   Верховный храм Афродиты, в одном из подвластных лично ей миров. Мусорщик знал это место. Как ему забыть, если всего шестнадцать лет назад он и его конструкты, здесь, в этом самом храме, склонял колени перед золотой статуей, а им на головы летели лепестки и бутоны цветов? Тогда город ликовал. Весь этот мир, покрытый шрамами, полуразрушенный, но уцелевший, ликовал. Потому что в час, когда воины Тьмы ворвались в эту вселенную и повели своих чудовищ на цитадели и храмы людей, пришел защитник сил Света и встал на пути темных тварей. Боги не забыли о своих детях и прислали его. Своей благодатью, он напитал оружие людей, подарил им мужество для борьбы с чудовищами. Он поверг и обратил в бегство ангелов Тьмы, всех пятерых, одного за другим. Его дети, именуемые конструктами, повели за собой армии рыцарей и истребили безумствующие орды разрушителей. Во славу златокудрой богини, дарующей жизнь и любовь этому миру!
   Главные сражения битвы богов гремели далеко отсюда. Масштабное вторжение воинов Тьмы в миры Олимпа требовало от ангелов-защитников много больше, чем мог дать мусорщик, но перехватить разорителей, мелких ангелов, подобных ему, нетренированных и обделенных божественной силой, он вполне был способен. Его выдернули из мертвых миров и бросили сюда, одного против пяти, надеясь что он хотя бы немного задержит тех, кто был брошен разорять и жечь периферийные колонии Олимпа. Но он победил. Ангел первого ранга, мусорщик, получил немало боевого опыта в борьбе за артефакты мертвых миров. Воин-ветеран не спасовал, столкнувшись с пятью новичками сил Тьмы, пусть те даже превосходили его на один-два ранга. Ему не удалось убить никого из них, "Пожиратель душ", единственное доступное ему оружие, слабоват против ангелов, но ранив троих и показав свое явное превосходство, он заставил врагов отступить. Деяние, достойное гордости и похвалы?
   Так он считал, преклоняя колено перед золотой статуей в этом храме, благодаря свою хозяйку за дарованную силу и принимая благодарность от людей этого мира. То празднование и восторг были ярчайшими событиями всей его жизни, как до перерождения, так и после. Но что он сделал неправильно? Защищать этот мир его бросили по воле госпожи! Он выполнял божественную волю, спасая этих людей!
   По воле серафима, за спиной мусорщика активировалось устройство, единственное назначение которого было - придание большей величественности фигуре слуги Олимпа. Шлейфы энергии поднялись над плечами кватарха и развернулись в подобие крыльев. Сияющие, энергетические крылья. Чарующее, восхитительное зрелище.
   Преступно ли то, что мусорщик немного украсил себя? Разве госпожу порадовало бы, если бы ее слуги выглядели убого? Расшитый золотом балахон, дополненный чудом техники из развитого мира, и жалкий кватарх становится похож на истинного ангела. Его убьют за это?!
   Шелест взволнованного перешептывания зазвучал со всех сторон. В огромном храме двое ангелов были не одни. На множестве балконов, на ступенчатых возвышениях для хорового пения и площадках для прихожан, толпились люди. Священники, паладины, маги. Тысячи людей. Храм был забит до отказа и, судя по одеяниям, здесь был высший цвет человечества этого мира.
   -- Смотрите, смертные! -- провозгласил серафим, простирая огненные крылья над толпой в благоговении павших на колени людей. -- Вот он, ваш герой! Воспетый в молитвах, вошедший на иконы и фрески! Тот, кому вы, по недомыслию, начали поклоняться, как приближенному к богам! Да, это он! Есть ли у кого в этом сомнения?
   Мусорщик обвел взглядом окружающую их толпу. Лица многих из собравшихся здесь, он знал. Герои недавней войны. Священники и солдаты.
   -- А теперь, взгляните на него еще раз! -- выкрикнул Хельмариил и вцепился рукой в излучатель энергетических шлейфов за спиной кватарха.
   -- Прошу, господин! -- мусорщик взмолился, но серафим содрал со спины низшего фальшивые крылья и, рывком, сдернул с него балахон.
   Толпа дружно ахнула и отшатнулась. Ужас и смятение отразились на лицах священников и паладинов. Угрожающе вспыхнули, среагировав на испуг хозяев, магические охранные руны на одеяниях волшебников.
   -- Что это за тварь?! Она не может быть Спасителем!
   -- Это - ангел?!
   -- Демон! Не может быть, чтобы Спаситель был демоном!
   Мусорщик упал на четвереньки. Когти на его передних лапах клацнули о мраморные плиты пола. Придавленный всеобщим изумлением, отвращением и ужасом, он не мог найти в себе силы стоять на ногах. Вокруг него, на стенах, были искусно выполненные фрески. За шестнадцать прошедших лет, среди них появись и новые, изображающие ангела с сияющими крыльями, вооруженного мечом из чистого белого света.
   Увы, реальность часто совсем не то, что представляют себе люди. Ангел может прятать под балахоном откровенное уродство, крылья его могут оказаться фальшивкой, а меч света - магической структурой, способной уничтожать души. Боги, от которых смертные ждут любви и помощи, могут отворачиваться от своих детей с пренебрежением и равнодушием, а могучие серафимы оказываются подвержены таким презренным чертам, как гордыня. Разве мог заносчивый гордец простить то, что мусорщика поставили в один ряд с воинами-ангелами? Смотрите, любуйтесь на безобразие своего героя, глупые людишки!
   -- Смотрите же на того, кого вы поставили в один ряд с сильнейшими воинами богов! -- вещал меж тем грозный серафим. -- Это не демон, но и не истинный ангел! Это - мусорщик! Его статус ниже, чем у ваших, самых презренных, нищих бродяг! Рядом со светлым ликом богини, вы рисуете ничтожество, способное только копаться в мусоре! Называете это позорище воином богов! Какое унижение, оскорбление! В этом - ваша вина! А его вина в том, что он не открыл вам глаза на свою сущность и выдал себя за достойного слугу своей госпожи! За ангела! С ним я разберусь. А вы... если не хотите познать на себе гнев оскорбленных богов, уберите мусорщика с фресок и статуй! Сожгите песни, посвященные ему, и забудьте навсегда его имя!
   -- Господин! -- верховный священник выступил вперед. -- Прошу простить за мое изумление, но кем бы ни был этот воин, и как бы не выглядел, разве не он встал на защиту нашего мира в час страшной катастрофы? Разве не он преградил дорогу порождениям Тьмы? Он был добр к нам и, от имени своей госпожи, всеблагой Афродиты, спас наши жизни и наши души!
   -- В то время, как мы сражались с армией сил Тьмы, слабейшие из слабых были брошены сдержать прорвавшихся врагов и защищать живые миры. Мы приняли на себя главный удар, а его столкновение с теми пятью - крошечная искра в великом пожаре войны! Вы же почитаете искру так, как будто мусорщик сделал всю работу а наши бесчисленные армии бросили вас на произвол судьбы! Он - всего лишь носитель воли и силы всеблагой Афродиты! Почитайте ее, а не мусорщика!
   Собрание зашумело, с изумлением и волнением обсуждая произошедшее. Серафим дал им несколько мгновений, а затем снова взмахнул пламенными крыльями.
   -- Надеюсь, вы уяснили свои ошибки. -- произнес он. -- Мусорщик... не будет убит сегодня, но и вы не смейте больше гневить богов! Равнение великих и ничтожных... недопустимо!
   Один взмах крыльев и оба ангела исчезли в искажении пространства.
  
   Для всех вокруг они стали невидимы, но мусорщик и серафим не покинули собор. Весь мир вокруг них исказился, словно лучи света проникали сквозь кривое стекло подвижного купола. Из этих искажений вышли, дружно шагнув внутрь купола, еще около двадцати ангелов, в доспехах и при оружии. Личная гвардия серафима? Пришли поглазеть на казнь? Обещание смертным... на самом деле ведь ничего не стоит, верно?
   Изуродованное и искалеченное, чудовище с трудом поднялось на ноги. Умереть стоя...
   -- На колени, мразь! -- огненнокрылый размахнулся и ударил мусорщика латной перчаткой снизу вверх, по голове.
   Сбитый с ног, монстр рухнул как подкошенный, встретившись мордой с мрамором пола и весьма чувствительно приложившийся при этом. Не будь он крепче и живучее человека, мусорщик так и остался бы лежать здесь, в центре шторма искажений, с раскроенной головой.
   -- Непочтительная, необученная, дикая тварь из забытого мира. -- сказал, стоя над поверженным, великий генерал. -- Души низкого сорта! Еретики и потенциальные бунтари! Как же вы утомляете меня! Враги не дают нам передышки и только поэтому в армии Олимпа до сих пор много таких, как ты! Мясо нужно всегда и высшее командование приказало не зачищать ряды, пока вы полезны! Ты приносил артефакты все эти годы и тем доказывал свою полезность. Только поэтому я оставлю тебя в живых, ничтожество! Но ты должен понять свое место в мироздании!
   Два удара тяжелыми латными сапогами, и руки низшего, что судорожно пытался подняться, переломаны. Тяжело дыша, монстр затих, лежа на полу. Серафим поднял забрало металлического шлема и смачно плюнул на пол. Лужица светящейся жидкости растеклась по мрамору.
   -- Подобные тебе, должны убирать грязь за высшими. -- произнес огненнокрылый. -- Убери это. Языком.
   Он что, серьезно? Среди смертных хоть отбавляй гнуси, что рады поднять свое эго издевательствами над безответными, но чтобы ангелы наследовали подобные черты... хотя, это же Олимп! Пара местных ублюдков убили дочерей и сыновей смертной матери, когда та возгордилась, что родила больше детей, чем богиня. Содрать кожу за вызов на состязание в музицировании, убивать смертных в ответ на безудержную любовь, что захватывает их сердца при виде божественной красоты...
   Жалкие ублюдки, упивающиеся своей силой! Палачи и горделивые изуверы, называющие себя богами Олимпа! Служите им, ангелы, и будьте счастливы, что вам позволил это, а не слили сразу в "Поток грешников"!
   -- Мне не доставляют радости пытки, но тебя нужно поставить на место. -- сказал архангел. -- Отучить обсуждать приказы и рассуждать так, словно тебе дозволено иметь свое мнение! А теперь, -- серафим погрузил руку в искажение пространства и выдернул из него извивающуюся кристальную змею, при виде которой жалкий мусорщик остолбенел и похолодел. -- Выполняй приказ!
   Латная перчатка сжалась, придавив шею крылатой змейки у основания головы. Змея дернулась и вытянулась в струнку. Было видно, как хвостик ее дрожит от боли, как открывается и закрывается в агонии лишенная зубов пасть.
   Сильвия. Он же отправил ее в мертвые миры сразу, как только совершил подношение богам! Перехватили. Все-таки перехватили!
   -- Я все сделаю, господин! -- возопил мусорщик. -- Я все сделаю! Все, что пожелаете! Умоляю, не убивайте ее!
   -- Выполняй приказ, ничтожество. -- огненнокрылый ослабил хватку на шее кристальной змеи. -- У тебя две секунды!
   Мусорщик склонил голову над лужицей светящейся слизи и открыл пасть, вывалив длинный, черный язык.
  
   Тьма мертвых миров приняла двоих гостей в свои ласковые объятия. Мусорщик и кристальная змея упали обугленные камни и пепел, в которые превратился огромный город при сильной вспышке на местном солнце. Руины. Пепелище. Боги не хотят лично рыться в подобных местах, выискивая артефакты давно погибших орденов, потому ничтожный еретик и был оставлен в живых.
   Низший ангел, скорчившись в грязи, судорожно тер кое-как сросшимися передними лапами язык и сплевывал в пыль грязную слюну. Кристальная змея метнулась к нему и, увеличиваясь в размерах, обвила хозяина кольцами своего тела. Обнять, в попытке утешить. Что еще она могла?
   -- Прости меня. -- содрогаясь от рыданий, произнес мусорщик. -- Прости меня, Сильвия. За то, что был слишком слаб и не смог сам доставить "Темницу душ" к алтарю. За то, что потащил тебя с собой. Я... я знал... я понимал опасность... больше никогда, что бы ни случилось, не возьму с собой никого из вас!
   Кристальная змея приняла облик девушки и помогла своему хозяину сесть. Бело-золотой балахон мягко опустился на плечи мусорщика и облек его, пряча уродливое тело. Презренное ничтожество снова обрело сходство с ангелом.
   Задрожала земля и, круша обугленные здания на своем пути, вышедший из портала исполинский каменный голем приблизился к сидящей на золе фигуре в балахоне.
   -- Вижу, что на этот раз быстро сбежать тебе не удалось. -- произнес великан. -- Получил пару жизненных уроков? Теперь понимаешь, кто мы? Если не изменишься, хозяева убьют тебя. Но как бы ты ни менялся, тебе уже не поднимут ранг. Пропащая душа...
   -- Не нужен мне новый ранг. -- сквозь злые слезы, выкрикнул низший. -- Эти твари... эта мразь... пусть Ад поглотит их! Саргос! Я хочу присягнуть Тьме!
   -- Во Тьме нет спасения. Ты знаешь.
   -- Да. И потому продолжу свое служение Олимпу! Но однажды... однажды, Саргос, клянусь тебе, что заставлю ублюдков с великой горы подавиться их высокомерием! Я, ничтожество первого ранга, клянусь тебе, ангел Тьмы, что отомщу своим всемогущим хозяевам! Будь они прокляты! Будь прокляты эти твари!!!
   Магическое пламя, напитанное объявшим душу ангела безумием, взвилось над фигурой в балахоне и принялось танцевать и извиваться в вакууме планеты, лишенной атмосферы после удара солнечного огня. Под воздействием этого пламени, белая ткань балахона начала менять свой цвет, обретая грязно-серые оттенки.
   -- Мусорщик, место которого в мусорной куче? -- во тьме капюшона полыхнули отсветами Ада алые глаза. -- Как только найду способ, я нанесу вам удар, твари, что позорят гордое звание ангела и унижают своим существованием возвышенный образ светлого бога! Пусть у меня на поиски уйдет целая вечность, пусть погибнет в корчах и агонии моя душа, но я найду способ, и тогда... вы заплатите за все!

* * *

Вселенная Лазурной Чешуи, под протекцией Вольного Единства.

Поселение беженцев из иных миров, Генсокье.

Год 1995 по календарю внешнего мира, 110 по летоисчислению Генсокье.

12 лет до активации печати.

6 июня.

  
  
   Раннее утро.
   Солнечные лучи проникли сквозь крону дерева и коснулись старого птичьего гнезда, в котором, обнявшись и прижавшись друг к другу, спали две девочки, которых на вид отличить от человеческих детей можно было разве что по наличию крыльев и неестественному цвету волос. Обеим можно было дать шесть или семь лет на вид, обе были одеты в синие платья и белые блузки. Волосы одной светились синью глубокой воды, а волосы второй зеленели подобием мягкой, увядшей травы. Обе были покрыты инеем, но ни воплощение льда, которое непроизвольно провоцировало появление инея, ни воплощение зимующих под снегом зеленых трав, это не очень-то волновало.
   Гораздо больше из обеих беспокоили лучи солнца, от которых не спасали даже кое-как закрепленные в подобие крыши несколько досок, пристроенных слишком высоко и кривовато.
   Зеленоволосая сдалась первой. Она приподнялась, освобождаясь от объятий подруги, и, прикрыв рот ладошкой, широко зевнула. Еще минуты две потребовалось ей, чтобы протереть глаза и отряхнуться от инея, а затем, борясь со сладкой зевотой, она принялась будить подругу.
   -- Чирно! Чирно-чан! Просыпайся! Пора завтракать и начинать работу!
   -- Дай-чан, еще пять минут... -- проворчала сквозь сон фея с синими волосами и, повернувшись на другой бок, снова засопела.
   -- Ладно. -- Дайсей оставила ее в покое и, выбравшись из гнезда, спорхнула к кучке свежих досок, лежащих у корней дерева.
   Эти доски они всю прошлую неделю вдвоем с Чирно тайком таскали от лесопилки селения людей, готовясь соорудить себе большой и хороший дом. Последнюю зиму они провели в обнаруженном на краю Магического леса домике грибников, что на время холодов покинули свое жилье и переселились в деревню людей. В том доме было уютно и комфортно, но с началом нового сезона грибов, люди вернулись. Не слушая возмущенных заявлений, они магией разогнали всех самовольных квартирантов, вплоть до мышей и жучков-древоточцев.
   Обидно было до слез, и обе феи, привыкшие к комфорту, задумали построить себе новое жилье на манер того дома. Уж теперь-то это будет их собственный домик, в котором можно будет не бояться выселения!
   Первая проблема возникла со строительными материалами и феи, наблюдая издали за лесопилкой, потихоньку "вернули в лес" с десяток досок. Далее возникла проблема соединения досок. За целый день возни, девчонки кое-как соорудили над птичьим гнездом какое-то подобие крыши. Над тем, как заставить стены не рассыпаться, еще предстояло крепко подумать.
   -- Чирно! Чирно-чан!
   -- Ну что? -- синеволосая лениво приподнялась и взглянула на свою подругу, что вернулась в гнездо необычайно быстро.
   -- Смотри! -- Дайсей протянула подруге две полные пригоршни грибов и ягод. -- Смотри, Чирно-чан, что на досках лежало! Это, наверное, нам лесные феи принесли, за то, что ты вчера ледяные фигуры создавала, которые мы потом, все вместе разбивали! Всем так весело было!
   -- Ага, особенно те фигуры было приятно разбивать, которые на людей были похожи. -- фея льда сделала руками жест, изображая удар. -- Бах! И только брызги во все стороны! Вот так тебе и надо, вонючка! Чтобы знал, кто в этом лесу самый сильный!
   -- Пойдем завтракать, сильнейшая! -- рассмеявшись, сказала Дайсей и порхнула вниз, к доскам.
   Завтракали этими самыми ягодами и грибами. Будучи воплощениями сил и явлений природы, феи не нуждались в пище, но энергию из еды получать могли, и вкусовые ощущения у них были даже острее, чем у людей.
   -- Какой сытный завтрак, не хуже, чем у людей! -- сказала Чирно, донельзя довольная и благодушная.
   -- Вот только люди бы, наверное, после таких грибов и ягод умерли. -- Дайсей доела последний кусочек алой шляпки мухомора и галантно утерла рот платочком, который бережно спрятала в кармашек платья. -- Когда они собирают в лесу что-нибудь, то внимательно смотрят, чтобы собрать грибы определенного вида! Один, маленький кусочек другого попадется, и все! Сразу теряют материальную форму.
   -- Слабаки! -- Чирно фыркнула. -- Вот мы с тобой, можем есть все, что захотим! Сразу видно, кто сильнее! Если бы люди столько волшебных штуковин с собой не таскали, никто бы никогда о них и не слышал!
   -- Да. Но дома они все равно строят лучше нас. -- вздохнула Дайсей.
   -- Ничего, и мы себе тоже дом построим! Такой, что все люди обзавидуются! Крышу вот, уже почти доделали!
   -- А что дальше будем строить?
   -- Ну, наверно... -- Чирно задумалась. -- Надо выстелить пол! Только не досками, как глупые люди, а мягкой травой! На ней будет спать удобно, и без всякого матраса!
   Дайсей с энтузиазмом кивнула пару раз.
   -- Тогда, полетели на луг?
   -- Да! Наберем целые охапки! -- Чирно взлетела метра на три над землей и кувыркнулась через голову. -- И тогда у нас будет все, что нужно для нашего собственного, самого лучшего домика!
  
   Погода выдалась не слишком жаркой и, радуясь этому, две привычные к холоду феи долго игрались и кружили в небе, прежде чем вспомнить о насущных делах.
   -- А какую будем собирать, Дай-чан? -- спросила Чирно, когда они спустились к большому холмистому лугу, расположенному у селения людей. Были, конечно, в Генсокье и другие луга, гораздо больше и привлекательнее этого, но на тех лугах жили сильные йокай и множество фей, ссориться и спорить с которыми не хотелось. У селения людей было гораздо спокойнее, хоть и воняло Черным Ветром довольно сильно.
   Дайсей в задумчивости оглянулась по сторонам, но прежде, чем она ответила, осмелилась вмешаться маленькая луговая фея, воплощение жизненной силы растущих на холмах трав.
   -- Никакую! -- порхнув к двум старшим феям, храбро заявила малявка, ростом всего чуть больше мыши. -- Это наш луг! Зачем вы хотите губить наши растения?
   -- Нам нужно сделать пол для нашего домика, мягкий и хорошо удерживающий холод! -- Чирно сжала кулачки и вызывающе вздернула нос. -- Мы сделаем его, а вы - не вздумайте нам мешать!
   -- Драка, драка! -- еще десятка три фей разного роста и возраста со всех сторон слетелись к месту стычки.
   -- Никакой драки не будет! -- потеснила подругу Дайсей. -- Только дураки дерутся по любому поводу! Если моя подруга применит магию льда, весь луг будет заморожен! Хотите, чтобы погибло еще больше растений?
   -- Но... но и рвать траву просто так нельзя! Люди постоянно пригоняют сюда своих страшных громадных животных и охраняют их, пока те едят, а если теперь еще и феи начнут опустошать луг, то куда нам деваться?
   -- Но можно ведь выбрать сухие травинки? Если не хотите, чтобы мы рвали живые стебли, помогите нам собрать сухие! А мы... а мы, в благодарность за помощь, сделаем для вас ледяные фигуры в виде людей и их животных. Их так весело разбивать! Просто представьте, что побеждаете настоящих врагов и бейте изо всех сил! И весело, и не больно никому!
   -- А много вам надо? -- спросили луговые феи с сомнением.
   -- Не очень. -- заверила их Чирно, и рой маленьких воплощений природы разлетелся по лугу, с энтузиазмом приступая к работе. Будучи луговыми феями, они легко находили засохшие или обреченные на скорое засыхание, стебельки.
   На летнем лугу сухой травы, конечно, много не соберешь, но Дайсей договорилась с лесными феями и те начали собирать в ближайших рощах сухую листву, опавшую с деревьев прошлой осенью. Кучка будущей подстилки для домика фей быстро росла, и веселье прервалось только раз, когда на лугу появился человек. Но этот человек, добравшись до середины луга, таинственно исчез. Куда он подевался, фей нисколько не интересовало. Выбравшись из укрытий, они снова приступили с веселой игре, за которую воспринимали сбор сухих стебельков и листьев. Им уже удалось собрать немаленькую кучу, как вдруг, с синих небес, вниз низринулась сияющая белая фигура и, резко сбросив скорость движения у самой земли, приземлилась у дальнего от селения людей, края луга.
   -- Кто это там прилетел? -- Дайсей вспыхнула интересом. -- Чирно-чан, посмотрим?
   -- Наверное, какой-нибудь, самый обычный йокай! -- фея льда, из желания казаться взрослее и рассудительнее, сделала вид, что не очень-то ей и любопытно. -- К тому же так быстро летел, будто от кого-то спасался! Наверное, он просто слабый или раненный!
   -- А вот и нет! -- вмешалась вернувшаяся от места события, маленькая луговая фея. -- Он очень большой, весь окружен энергией и от него исходит такая магия, какой я никогда еще не видела! А еще, у него крылья, как у феи! Широкие такие, светящиеся, и из энергии! Может быть, это великая фея солнечного света?
   -- Не может быть! -- Чирно рассмеялась, но позволила Дайсей увлечь ее за руку и полетела, вместе с остальными, к месту события.
  
   Мусорщик из мертвых миров дышал тяжело. Сквозь ткань белого балахона проступали алые пятна свежей крови, резкий запах горелой плоти можно было легко почувствовать, даже не приближаясь к нему. Как сюда занесло этого проклятого богами бродягу, обреченного до самой смерти собирать артефакты погибших богов?
   -- Оракул явно облажался. -- от тяжелого дыхания раненного ангела края низко свисающего капюшона заметно трепыхались. -- Все должно было быть просто. Просто прийти... просто попросить... что же все кругом такие злые?! Значит, придется попытаться связаться с хозяйкой этого мира. Сразу к высшей инстанции. Может, у нее с психикой полегче, чем у этой шестикрылой твари из Макая.
   Встав на колени, ангел молитвенно сложил перед собой широкие ладони и вознес молитву богине, властвующей над этим миром. Богине Тьмы, одно имя которой заставляло трепетать в ужасе могущественные ордена и несметные армии. Не безумие ли со стороны ангела Света молиться своему врагу? Может, он не осведомлен, под чьей протекцией эти пространства?
   На воплощения природы, что начали его окружать со всех сторон, он словно вовсе не обращал внимания. Феи, поглядывая на чужака с опаской и любопытством, перешептывались, обсуждая его внешний вид. В один голос они утверждали, что надо подлететь к нему и познакомиться, но никто не спешил брать на себя риск.
   -- Вы просто трусихи! -- заявила Чирно. Фея льда подлетела ближе к чудовищу и принялась порхать перед ним на расстоянии вытянутой руки. -- Эй, ты! Привет. Ты кто такой? Откуда взялся?
   Ангел поднял голову и во тьме под капюшоном призрачные алые огни его глаз превратились в щелочки. Мусорщик насмешливо щурился, глядя на храбрую девчонку, совершившую весьма глупый поступок. Ну не сумасшествие ли, приближаться к покрытым кровью страхолюдам, чтобы поговорить и познакомиться? Может, феи и были уверены в собственном бессмертии и от того стали чересчур самонадеянны, но даже слабейший ангел легко может убить сущность, подобную фее. А уж психопатов и изуверов среди слуг богов просто до неприличия много. Приближаться к ангелам... гораздо опаснее, чем хотелось бы.
   -- Кто я? -- ответил он. -- Порождение зла, из мертвых миров. Не нужно со мной разговаривать.
   -- Почему? Нам же интересно! Порождение зла? Если тебя породило зло, значит ты - его воплощение? Все понятно, ты - дух природы! Я вот - воплощение льда! А те маленькие феи - воплощения растущих на этом лугу трав! А вон та фея, что больше меня ростом, - воплощения трав, что зимуют под снегом! Ее зовут Дайсей, а меня - Чирно! А тебя как зовут?
   -- Ты что, не боишься воплощения зла? -- удивился ангел.
   -- Я же не трусиха! Есть разные феи, даже такие, что на вид очень страшные. Феи тьмы, болезней и смерти, например. Но сущность при рождении не выбирают. В Генсокье сейчас столько Черного Ветра, что все давно уже ждут появления его воплощений. Ты, вроде, не злой. Давай дружить? А... ты мальчик или девочка?
   Монстр на мгновение опешил, а затем рассмеялся.
   -- Девочка, конечно, только вот так удачно маскируюсь! -- пошутил он и сразу понял, что сделал это напрасно.
   -- Ха! -- Чирно гордо вздернула нос. -- Я сразу догадалась! У тебя такая красивая вышивка на подоле и рукавах, разве мальчик стал бы такое носить? А одежду ты сама себе придумала, или у людей подсмотрела? Сейчас стало модно носить такие глубокие капюшоны? Лица совершенно не видно! Это, наверно, ленивые люди придумали, чтобы по утрам лица не красить. Ты представляешь, они красят себе лица и потом целый день так ходят, делая вид, что это красиво! Вот глупые...
   Феи, увидев что чужак не спешит ни на кого нападать, осмелели и окружили незнакомца со всех сторон.
   -- Чирно-чан, -- фея подснежных трав тронула подругу за плечо, прервав поток болтовни, и указала на алые пятна, проступающие сквозь одежду их нового знакомого. -- Смотри, у него кровь! И магией от него веет не нашей. Это не дух природы! И он совершенно на девочку не похож. Мне кажется, не нужно ему слепо верить. Может он как человек, настоящий мастер обмана?
   -- Что?! -- возмутилась Чирно. Подавшись вперед, она схватила за край белого капюшона и, задрав его вверх, глянула внутрь. -- Ты врал мне?!
   -- Я не врал, а пошутил. Не думал, что мои слова можно воспринять всерьез.
   -- Пошутил? Хотел надо мной посмеяться? Драки хочешь, да?
   -- Чирно-чан, этот йокай уже ранен! Может быть, даже тяжело! Еще чуть-чуть и он развоплотится, а люди и йокай после развоплощения не восстанавливаются!
   -- Ха! -- Чирно обернулась и взглянула на подругу, гордо вздернув нос. -- Наверное, он над кем-то уже попытался пошутить и получил по шее! Но ему, видимо мало! -- фея льда снова повернулась к чужаку и... -- Эй, а где он?
   Массивная фигура в белом окровавленном тряпье бесследно исчезла, словно растворилась в воздухе.
   -- Сбежал! Испугался, и сбежал! -- засмеялись луговые феи.
   -- Зачем ты так, Чирно-чан? -- с укором сказала Дайсей. -- А что если он не такой уж и плохой? От него совсем не пахло Черным Ветром! Наверное, мы смогли бы подружиться.
   -- Нельзя дружить с теми, кто с первых же минут знакомства начинает врать и нарывается на драку! Он как самый настоящий человек, честное слово!
   Стараясь не слушать откровенно детскую болтовню девчонок, ангел тяжело вздохнул и вернулся к своему занятию. Убегать куда-либо от местных жителей, ему нужды не было. Скрыв себя от восприятия фей, он стал для них совершенно незрим, словно вычеркнул себя из существования этого мира. Разве что случайно какая-нибудь фея могла теперь на него налететь и чувствительно приложиться при этом, но учитывая навык боевого уклонения и ловкость ангела-мусорщика, шансы на подобный случай были крайне малы.
   "Молю вас, о великая богиня, уделите искру своего внимания ничтожному бродяге"... -- в мыслях выводил рулады воин Света, но он не мог не наблюдать краем глаза за беззаботной игрой, к которой вернулись феи, решив, что чужак сбежал. Что поделать, когда-то и он был смертным, а истоки души играют огромное значение для ангелов, сколько бы тысячелетий ни прошло с момента их перерождения.
   Он уже отвык от миров, подобных этому. Настолько далеки они были и недоступны, что казались обманчивым видением, фантазией, никогда не существовавшей в реальности. Но сейчас он видел эту фантазию собственными глазами. Мир не только живой, но и не раздираемый войной, не гибнущий в глобальной катастрофе или под карающим молотом разозленного бога. Зеленый луг и лес. Воздух, сладкий от множества запахов жизни. Тишина леса, не мертвая, как жуткая немота руин, а полная безмятежности и не нарушаемая, а лишь подчеркиваемая восклицаниями и смехом играющих духов природы.
   "Даже не верится, что все это обречено скоро погибнуть".
  
   Осторожно высунув нос из травы, старшая луговая фея глянула по сторонам и тихонько подалась на полметра вперед, прежде чем замереть и начать прислушаться к шорохам в окружающем мире. Еще две феи осторожно подбирались к объекту ее внимания справа и слева.
   Йокай с крыльями из яркого света исчез и неугомонные духи природы с неудержимой жадностью искали новых развлечений. Кружа и играясь, обсуждая происшествие, феи летали над лугом, пока не натолкнулись на нечто, такое же интересное, как и тот грозный чужак.
   Посреди луга, прямо в траве, на белой рисовой бумажке, лежал свежий, румяный пирожок!
   Упал с неба странный йокай? Ну и что, собственно, в этом такого необычного? А еда, приготовленная людьми, это, между прочим, очень вкусно!
   При виде "ничейной" еды, у фей потекли голодные слюнки. Интересно, с чем этот пирожок? Со сладкой начинкой? А может, с мясом или вареным рисом? Хорошо бы со сладкой!
   -- Что вы здесь столпились? -- Чирно тоже не упустила случая вмешаться. -- О-о, какая находка! Ничья? Моя будет!
   -- Чирно-чан, стой! -- Дайсей схватила ее за руку. -- Тут что-то не так!
   -- А что может быть не так?
   -- Откуда может взяться пирожок посреди луга?
   Феи, которых вокруг находки собралось уже не меньше десятка, с сомнением переглядывались. Чирно, наделенная ко всем своим достоинствам еще и живой фантазией, сочинила версию первой.
   -- Лежит совсем рядом со входом в норку земляной феи. Наверное, та утащила его у людей и положила здесь, потому что он в норку не залез?
   -- Она бы его тогда сама съела, а не оставила у норки. -- упрямилась Дайсей. -- Если оставить, то кто-нибудь обязательно заберет!
   -- Значит, какой-нибудь человек шел мимо и обронил этот пирожок. Эти люди такие глупые и невнимательные! Когда утащишь у них какую-нибудь вещь, начинают так потешно озираться и искать, как будто не помнят, куда ее положили! Потерять и не найти что-нибудь для них - пара пустяков!
   Довольная раскрытием тайны появления пирожка, фея льда протянула к нему руку, коснулась румяной корочки и в тот же миг...
   Петля, спрятанная в траве, взвилась над землей и захлестнула запястье феи, которая вздрогнула от неожиданности, посмотрела на свою руку и, сообразив, что попалась в ловушку, испуганно рванулась прочь.
   -- Попалась! -- холмик травы, в паре метров от пирожка и входа в норку земляной феи, резко поднялся. Сбрасывая с себя маскировку, бойкая белобрысая девочка лет десяти возрастом, в белой рубахе и черном сарафане, дернула веревку на себя. -- Теперь не сбежишь, маленькая бандитка!
   Чирно рванулась еще яростнее, принялась метаться из стороны в сторону, но ее рывки лишь сильнее затягивали петлю на запястье. Фея была большой, ее сил хватило бы на то, чтобы оторвать от земли ребенка людей, но охотница предусмотрительно привязала себе к поясу пару тяжелых камней.
   -- Пусти меня! -- закричала фея, когда маленькая чародейка, с ухмылкой и восклицаниями великого торжества, начала подтягивать ее к себе. -- Что я тебе сделала?!
   -- Думала поймать маленькую земляную фею, но сегодня у меня удачный день! -- девчонка схватила ее за шиворот и бросила на землю. -- Какая ты здоровенная! Почти как человек! Но все равно, ты - меньше и слабее меня!
   -- Ах ты, вонючка черно-белая! -- Чирно попыталась собрать магическую энергию для атаки и вскрикнула от злости, когда веревка на запястье перетянула эту энергию в себя, мешая фее создать сгусток и заморозить окружающее пространство. -- Ну ладно, сейчас без всякой магии получишь!
   Пинаясь и отвешивая друг другу тумаки, девчонки кувыркались на траве. Чирно брыкалась отчаянно, но шансов у нее не было ни единого. Даже не то, что человек превосходил ее ростом, играло главную роль. Магическая веревка, словно живая, сама опутывала добычу, скручивала ее по рукам и ногам.
   -- У деда Казуки весь дом завален артефактами, сделанных специально для разборок с феями! -- торжествовала белобрысая. -- У него много сюрпризов для такой мелочи как вы, так что не трепыхайся, пока я не набросила на тебя что-нибудь пострашнее этой веревки!
   -- Что тебе надо, вонючка? -- скрученная по рукам и ногам, Чирно все еще извивалась и пыталась пнуть обидчицу, но понимание поражения уже жгло ее душу ядовитой горечью.
   -- Вонючка? Называй меня теперь не иначе, как хозяйка Мариса! Будешь моей служанкой, ясно? Делать всякую грязную и скучную работу, которую мне самой делать не хочется!
   -- Отпусти меня, дура! -- вопила фея. -- Я тебе весь дом заморожу, слышишь? Я тебя саму в глыбу льда превращу! Не буду я для тебя ничего делать! Не заставишь!
   -- Заставлю! -- девчонка уселась на чересчур крикливую пленницу и принялась с довольным видом жевать пирожок, роль наживки которого была полностью отыграна. -- А будешь лениться или пакостить, ошейник сделаю и на цепь посажу, вместо собаки! От меня как раз уже третья сбежала! А тебя и кормить не надо, только гавкать научить!
   -- Не буду я гавкать! Ни за что!
   -- Да кто тебя вообще спрашивает? Умолкни, ледяные мозги, не видишь, я ем!
   -- Отпусти ее! -- кружились вокруг младшие феи. -- Отпусти ее, маленькая вонючка!
   -- А ну, брысь! -- девчонка угрожающе взмахнула рукой, и на ее ладони вспыхнул зеленоватым огнем сгусток магической энергии. -- Кто подойдет ближе, живо в куски разнесу!
   Луговые феи бросились кто куда, перед девчонкой людей осталась только напуганная и растерянная Дайсей.
   -- Можешь убить меня, если хочешь, -- миролюбивая фея подснежных трав не способна была напасть на человека, но и бросить подругу тоже не могла. -- Но только, пожалуйста, освободи Чирно! Хочешь, я стану твоей служанкой вместо нее? Я не буду пакостить и постараюсь быть полезной, честно!
   -- Сдаешься в плен?
   Юная волшебница призадумалась. Ледяная фея действительно выглядела очень злой и опасной. От такой служанки не будет пользы, одни проблемы и вред. Но у этой феи, вроде, с мозгами получше и характер не особо колючий. Глупо не согласиться на обмен.
   Как бы вот только перекинуть на нее веревку? Стоит эту, ледяную, развязать, сразу обе наутек бросятся!
   -- Я не буду убегать. -- догадалась Дайсей о причине сомнений врага. -- Можешь намотать мои волосы на руку, пока будешь развязывать мою подругу.
   Да, это выход. Мариса торжествовала победу. Феи - слабейшие! С ними так легко управляться!
   Падение с небес ангела несколько минут назад, девчонка прозевала из-за того, что маскировочная сеть закрывала ей практически весь обзор. Поэтому появление постороннего стало для нее полной неожиданностью.
   Она уже хотела приказать Дайсей подлететь ближе, как вдруг позади юной волшебницы, буквально в упор, прозвучал спокойный мужской голос:
   -- Добрый день.
   Если бы не широкополая шляпа, волосы на голове Марисы точно встали бы дыбом.
   Девчонка вскочила, и, отпрыгнув метра на два, резко обернулась. Перед ней стояла рослая фигура явно очень сильного существа и это существо столь же явно не было человеком. Каждый знал о людоедах-йокай, но до сих пор они избегали приближаться к селению людей днем, да еще летом, когда в лесах было много гораздо более легкой добычи, чем человек.
   Что делать?! Попытка убежать только спровоцирует зверя на нападение! Попробовать запугать его?
   -- Эй, ты что, не видишь, кто я такая? -- девчонка показала чужаку рукав своей блузки, на котором красовался магический знак, который реагировал на страх своего носителя и посылал зов о помощи в случае какой-либо опасности. -- Маги нашего селения тебя из-под земли достанут, если вздумаешь обидеть ребенка! Съешь меня, и они тебя так убьют, что никогда не воскреснешь! Даже если ты бессмертный, они тебя запечатают и похоронят где-нибудь! Так что не вздумай меня тронуть, понятно?!
   С дозорной вышки селения уже взмыла в небо и устремилась на помощь попавшему в беду ребенку крошечная фигурка.
   -- Что же может быть непонятного? -- ответил великан и показав из-под рукава замотанные бинтами пальцы, коснулся одного из кровавых пятен на своем балахоне, а затем сделал резкое движение рукой, махнув ею в сторону быстро приближающейся защитницы селения.
   Кровавое пятно, словно живое, сорвалось с белой ткани и, обращаясь в тонкие алые нити, со скоростью молнии метнулось волшебнице навстречу. Та попыталась уклониться, но нити явно обладали способностью преследовать жертву. Меняя направление движения и разворачиваясь в подобие сети, они настигли волшебницу. Издав громкий отчаянный вопль, немолодая уже тетка кувырком полетела вниз и, с треском проломившись сквозь кроны нескольких деревьев, рухнула где-то в лесу.
   Разом потеряв остатки задиристости, девчонка повернулась на месте и задала стрекача, но не успела сделать и пары шагов, как новые нити крови, сорвавшись с балахона ангела, оплели ее и приподняли над землей.
   -- Куда же вы так спешите, юная леди? -- произнес монстр в белом балахоне, знаком руки "приказав" линиям крови поднести пленницу поближе. -- Я лишь хотел уточнить пару вопросов. Точнее, даже всего один. Правильно ли и законно ли то, что ты намеревалась сделать с другим разумным существом? Я подразумеваю лишение свободы и силовое принуждение к работе. Другими словами - захват раба. Допустимо ли подобное действие для любого, кто обладает силой и магией, достаточной для выполнения замысла? Простите, что спрашиваю об этом, но если таковы порядки вашего мира, то не будет ничего зазорного для меня утащить тебя на свою летающую крепость и превратить в уборщицу!
   -- Отпусти меня! -- девчонка пыталась вырваться, дергалась и вопила, пока нити крови не сжались, лишая ее возможности двигаться. -- У меня много друзей и учителей! Они найдут тебя и уничтожат!
   -- Не надейся. Замок у меня для того и летающий, чтобы быстро покидать опасные миры. Утащу, и никто никогда тебя не найдет! Вот только люди так недолговечны, их надо кормить и заботиться о их здоровье... -- во тьме под белым капюшоном ангела полыхнули отсветами Ада злые, истинно демонические глаза. -- Может быть вырвать из тебя душу и вселить ее в деревянную куклу? Хотя зачем экономить на материале? Я могу позволить себе куклу из золота или пластика, например. Из тебя получится слабый, почти бесполезный конструкт, но его будет достаточно для наведения чистоты на нижних уровнях моей цитадели! Будешь копаться в грязи, от зари до зари, без еды и питья! Рада? Хочешь превратиться в куклу?!
   Заливаясь слезами, девчонка помотала головой.
   -- Так что тогда скажешь о правомерности своих действий? Можно ли ловить и заставлять работать на себя другие разумные существа?
   Девчонка снова помотала головой.
   -- Значит, нельзя. -- вздохнул ангел, расслабляясь. Давление нитей немного ослабло, но едва девчонка почувствовала искру надежды на спасение, нити снова сжались. -- Но тогда, ты - преступница! Преступница, верно? И, следовательно, должна понести за свои действия наказание!
  
   Подкрепления из селения прибыли быстро, но, примчавшись к месту происшествия, шестеро волшебниц и статный седовласый чародей не бросились в атаку сразу, а лишь окружили нарушителя и его добычу со всех сторон. Даже истошный вой и сбивчивые от рыданий восклицания несчастной жертвы не спровоцировали их на немедленную атаку. Дело было в том, что чудовищный монстр не рвал ребенка на части и не думал его пожирать. Держа девчонку за шиворот, ангел с сияющими крыльями, замахивался пошире и от души охаживал ее пониже спины крепким, сыромятным ремнем.
   -- Я тебе устрою рабовладение, паразитка мелкая! Уж я тебе вколочу в голову великое знание! Есть новые мысли? Будешь еще на фей охотится?
   -- Не буду! Не буду! -- ревела девчонка. -- Я больше не буду!!! Никогда!!!
   -- Закрепить надо! -- еще, один за другим, ангел отвесил злодейке три особенно крепких удара. -- Вот теперь, думаю, не скоро забудешь! Все, свободна!
   Вытаращив глаза и выказывая невиданную прыть, освобожденная девчонка, перебирая руками и ногами, чуть ли не кубарем, метнулась к стражам селения и спряталась за спиной у того, кто был ей чуть ли не родственником и воспринимался как главный защитник.
   Дед Казуки посмотрел на ревущую от боли и обиды девчонку, затем на фею, которую чужак в белом принялся освобождать, а затем и на маскировочную накидку, что сиротливо лежала в стороне. Все ясно.
   -- Мариса, ты опять таскаешь волшебные вещи из моего дома? Я же запретил тебе брать их без разрешения! Ну погоди, доиграешься, я тебя тоже от души пригрею! Жди здесь. -- старик, отстранив девчонку от себя, сделал пару шагов к ангелу, который уже освободил фею от веревки. -- Великий тенши (тенши - ангел), благодарю вас за науку для этого глупого ребенка. Я готов компенсировать любой ущерб, что нанесла моя ученица и сделаю все, чтобы этот инцидент был исчерпан...
   -- Инцидент исчерпан? Компенсация? -- одна из старших волшебниц прервала речь старика. Еще две волшебницы, помоложе, как раз вытащили из леса и пытались освободить пойманную нитями крови дежурную стражницу селения. -- Кто должен требовать компенсацию, так это мы! По какому праву...
   Привычная свысока разговаривать с кем угодно, одна из сильнейших чародеек Генсокье, она решила враз поставить чужака на место, но не тут-то было. Волшебница побледнела и впервые за долгое время почувствовала холод смертного ужаса, когда здоровенная, когтистая пятерня сгребла ее за ворот платья и встряхнула, словно тряпичную куклу.
   -- Сбавь тон, бантик на ходулях! -- взревело порождение мертвых миров, встряхнув перепуганную волшебницу еще раз. -- Ты мне лучше скажи, почему у вас дети над живыми существами глумятся? Селение такое крошечное, что одной ладонью прихлопнуть можно, а недоросли без присмотра и внимания взрослых шатаются, как в мегаполисе! Еще и орать вздумала! Если сами не занимаетесь воспитанием собственных детей, будьте готовы к тому, что этим займется кто-нибудь другой!
   Остальные волшебницы в страхе отпрянули от разъяренного монстра и решение конфликта снова взял на себя старик.
   -- Уверяю вас, тенши-сама, -- сказал он. -- Что я лично в любом случае отпустил бы фею и наказал бы ее обидчицу, вздумай моя ученица принести ее домой. Прошу вас, не нужно так злиться. Скажите лучше, действительно ли вам не безразлична судьба духов природы и других жителей этого мира?
   -- О, неужели не у одного меня открыты глаза? Я-то думал, что в этом мире есть только на всю голову великие воительницы, могучие и жуткие, как... -- ангел глянул на полузадушенную волшебницу и разжал пальцы, уронив жертву на землю. -- ...как волосатые ноздри дракона! -- белая фигура затряслась от смеха, а затем, резко прервав веселье, вскинул руку, направив когтистый палец на старика. -- Ты прав, человек. Черный Ветер захватывает этот мир в свою власть, он еще не скоро станет катастрофой, но эффект уже ощущается повсюду! Вы не только оставили без присмотра своих детей, но и бросили на произвол зла детей природы! Оракул показал мне, что грядет, и именно поэтому я здесь! Дела ваши плохи. Чуть ли не хуже, чем у того животного, которое съели. Но у вас, как и у него, есть целых два выхода! Достучаться до верховной богини, или...
   -- ...Или? -- старый алхимик, кое-как компенсировавший отсутствие магического дара мощными артефактами, был с ног до головы покрыт шрамами после визитов в наполненные хаосом пространства Макая, в сумрачные земли мира мертвых, на сияющие высоты великой горы йокай и в мрачные глубины подземного мира. Поиски способа воззвать к высшей сущности, сотворившей этот мир, окончились полным крахом. Казуки не удалось даже узнать имя богини, только то, что после череды катастроф и гибели множества ее близких, высшая сущность погрузилась в вечный сон. -- Или что, тенши-сама? Что еще мы можем сделать?
   -- Обрушить барьер, в которое заключены ваши пространства и воссоединить Генсокье с внешним миром.
   -- Обрушить барьер? Но... -- Казуки помрачнел. Об этом способе ему уже много лет твердил один красивый, но зловредный дух, люто ненавидящий йокай, богов и людей, но относящийся с симпатией к старому алхимику в благодарность за его неравнодушие к судьбе задыхающегося мира.
   -- Да, "но" в таком решении предостаточно. Внешний мир населен людьми, и заселен очень густо. Как они отнесутся к возникновению "из небытия" здоровенной области, населенной разумными хищниками и истинно сказочными монстрами всех мастей? Тот мир - не ваша родина, отличия в физике и энергетике могут быть катастрофичны. Вы все потеряете магию, к которой привыкли. Многие погибнут, и неизвестно еще, как уцелевших примут драконы. Поэтому я и пытаюсь достучаться до местной богини своими силами. У меня, как у ангела... тенши, если по-вашему, есть некоторые способности...
   -- Й-а-а-а!!! -- едва отдышавшись и снова обретя силы, ополоумевшая от ярости, волшебница вскочила и, что было сил, ткнула нижним концом своего магического посоха в грудь монстра. Она была воином и стражем, привыкшим к уважительному отношению, а здесь на нее вздумал поднять руку не кто-то, а совершенно обнаглевший монстр! Тот, перед кем показывать слабость не просто стыдно, а смертельно опасно. Йокай нужно поставить на место!
   Ярость обратилась в пламя. Вспышка и ударная волна взрыва заставили всех вокруг отшатнуться.
   -- Ну что вы все такие бешенные? -- угрюмо и зло произнес белый великан. -- Так ведь половину луга сжечь можно!
   Потоки огня, что срывались с зачарованного посоха волшебницы, соскальзывали с ткани балахона, словно вода по вощеной ткани, изливались на подставленную ладонь ангела и свивались в клубок, который когтистая пятерня сжала и раздавила, когда энергия в посохе иссякла. Субстанция, похожая на жидкую плазму, скатилась по руке монстра и, падая к земле, бесследно истаяла.
   -- Кто... кто ты такой? -- вытаращив глаза, старшая волшебница смерила изумленным взглядом белую фигуру и вдруг, опомнившись, отпрыгнула от него метра на три, снова изготавливаясь к бою. -- Не двигайся демон! Ты пойдешь с нами, для подробного изучения! Ясно?!
   -- Отказываюсь. У меня нет на это времени.
   -- Твое мнение никого не интересует! -- волшебницы, все семеро, включая освобожденную от пут дежурную стражницу, наставили на чужака амулеты и посохи. -- На колени! Лапы за голову, зверь!
   Видимо осознав, что полностью бессилен против семи противников, монстр начал поднимать руки. Он явно был готов сдаться и волшебницы расцвели торжествующими ухмылками, но вдруг враг щелкнул пальцами и все семеро, теряя сознание, повалились в траву. Амулеты, защищающие от магически навеваемого сна, не спасли. Сопение и сонное бормотание зазвучало над солнечным лугом.
   -- Не волнуйтесь, тащить их в селение не придется. -- сказал монстр старику и девочке, единственным людям на лугу, кого не коснулась его погружающая в сон магия. -- Они очнутся, как только я покину эти пространства.
   -- Как твое имя? -- спросил, глубоко потрясенный, алхимик. -- Ты действительно тенши? Каким силам ты служишь?
   -- Я - одинокая душа, рожденная в покинутом богами мире и заклейменная меткой раба, когда владыки миров вознамерились превратить меня в инструмент. Мое имя не важно. Важно лишь то, что вы - враги моих врагов, а значит, оказав вам помощь, я нанесу удар по ним.
   -- Ты можешь помочь нам избавиться от Черного Ветра? Можешь найти творцов этого мира и поговорить с ними?
   -- Да, могу. Пока мы с вами общались, я вычислил пространства, в которых устроена обитель творца. Нужно просто постучать в дверь и поговорить. -- монстр вздохнул и все вокруг вдруг почувствовали, что он сильно помрачнел. -- Это не должно занять много времени, в любом случае. Если все пройдет хорошо, к вечеру Черный Ветер канет в небытие. Если же до того времени перемен не будет... значит, затея потерпела крах и... и мы уже едва ли когда-нибудь снова увидимся.
   С этими словами, чужак буквально растаял, как туманная дымка под лучами солнца. Он не переместился никуда и, тем более, не исчез, просто материя, составляющая его физическую оболочку, перетекла в иное состояние, видеть которое человеческий глаз не был в состоянии.
   Но для привычного человеку мира, он именно исчез и воспринято его действие было только как исчезновение.
   -- Он сказал, что уничтожит Черный Ветер! -- Чирно обернулась к другим феям, что прятались у нее за спиной. -- Вы слышали? Он правда так сказал!
   -- Он сможет? -- зазвучали взволнованные перешептывания. -- Если Черного Ветра больше не будет, все наши подруги вернутся!
   -- И, тогда, мы сможем спокойно в селение людей летать! -- Дайсей, которая в отличие от многих фей, даже читать умела, давно горела желанием попасть в библиотеку при сельской школе.
   -- Да! -- подхватила идею Чирно. -- Я соберу все свои сокровища из тайников, продам их, и куплю много разных вещей для нашего домика! А тебе... -- она уперла руки в бока и бросила гордый взгляд на девчонку, что продолжала прятаться за спиной волшебника. -- Никто из нас никогда ничего продавать не будет! Поняла? Маленькая вонючка!
   Воодушевленные и обрадованные, феи гомонили, не обращая внимания на волшебниц, очнувшихся и поднимающихся на ноги. Скоро Черного Ветра не станет!
  
  
   Но ничего не произошло.
   Напрасно Казуки мерил шагами коридор и комнаты своего маленького дома, в ожидании возвращения ангела или перемен в окружающем мире. Гость из другого мира канул в безвестность, как брошенный в воду камень.
   Неужели не нашел пути к тайному обиталищу великой богини? Неужели она не пожелала помочь своим детям? Если высшим силам безразлично, что происходит в подвластных им мирах... если никто не верит в близкую опасность... какое может быть будущее у Генсокье?
   Почти до утра старик маялся в бессилии и тревоге. Лишь под утро, сидя в кресле, он забылся кратковременным сном, в котором ему привиделся мрачный ночной лес, полный безмолвных и жутких духов природы, в которых уже с трудом можно было узнать тех, кто когда-то были лучшими друзьями людских детей. Тронутые злом и захваченные порчей, полураспавшиеся, искалеченные и изуродованные, они скалили клыки и таращили на Казуки глаза, полные безумия, утопающего в страшных муках.
   Это был сон. Казуки даже почувствовал облегчение, когда громкий стук в дверь вырвал его из кошмара и вернул к реальности, в которой, пока, увидеть настолько глубоко искалеченных фей шансы были невелики. Пока еще существовали места, где феи могли укрыться от буйства темных энергий. Но скоро таких мест не останется и достаточно будет искры...
   -- Хорошо, что вы здесь, Казуки-сан! -- двое селян, только что колотивших кулаками в дверь, принялись активно жестикулировать, что выдавало всю глубину их волнения. -- Пойдемте скорее с нами! Вы самый большой специалист по этому!
   "Этим" оказалась магия природы. В окружении толпы из почти полутора сотен людей, на самодельных носилках, у маленького сельского храма сидел тихо постанывающий человек, левая рука которого была покрыта корой льда сантиметров в десять.
   -- Потревожили и разозлили зимнего йокай? -- спросил старый чародей, присаживаясь возле раненного и начиная изучать ледяную кору. -- Летом и весной они бывают очень раздражительны.
   -- Это не йокай! -- ответила ему стоящая рядом женщина-маг, в слегка подпаленном и местами порванном одеянии. -- Между прочим, твои любимые феи постарались! Я всегда утверждала, что эти твари опасны!
   -- Феи напали на человека? -- возмущенный шепот побежал по толпе. -- Жуть! От них все больше вреда, а теперь что же, постоянно удара в спину ждать?
   -- Хватит! -- зло прикрикнул Казуки на селян. -- У всего есть причины. -- старик разыскал взглядом девчонку, что обязательно в числе первых появлялась там, откуда раздавался шум. -- Мариса, сбегай-ка ко мне домой и принеси хрустальный шар, что лежит на столе, под горой книг, слева. А я пока посмотрю, что здесь можно сделать.
   Маг открыл магическую книгу, одну из тех, что всегда носил с собой. Немало таких же сгинуло в пространствах Макая, в подземном мире и мире мертвых, Хакугекуро, но запасная всегда ждала своего хозяина дома. Благодаря запасливости, безоружным маг не оставался даже после самых тяжелых поражений.
   Читая воззвания к древним силам, надзирающим за равновесием и соблюдением законов природы, он полистал гримуар собственного изготовления и коснулся сильной магической схемы, ориентированной на внесение хаоса в чужие заклятья. Когда колдун поднял руку, строчки рун, словно прилипнув к кончикам его пальцев, потянулись следом.
   Не прерывая заклинаний, Казуки набросил "нити" рун на вмороженную в лед руку пострадавшего и первые трещинки побежали по полупрозрачной поверхности.
   На то, чтобы очистить руку полностью, осторожно и равномерно прогреть ее изнутри, реанимировать погибшие ткани и восстановить поврежденные, магу потребовалось почти полчаса. Жрица храма справилась бы с исцелением гораздо быстрее, но храм располагался далеко от селения, да и нейтрализовать магию стихий у хранительниц барьера не вышло бы так просто, как у мага, всю свою жизнь посвятившему изучению подобных энергий.
   -- Дня два рука будет сильно болеть. -- сказал Казуки селянину, перед тем как носилки с пострадавшим забрали родственники. -- Не тревожь бинты и не стирай магические руны. С ними будет легче.
   Мариса, держа стеклянную сферу в руках, уже минут десять ждала, когда старик заберет у нее эту вещь. Она не уходила, и не расходились другие люди, удерживаемые желанием узнать больше о происшествии.
   Волшебник забрал у девчонки сферу и только вздохнул, глянув на то, как неестественно топорщится ее одежда. Опять что-то из дома стащила. Пустил козу в огород... но, не до того сейчас.
   -- Аяме! -- Казуки повернулся к защитнице селения. -- Теперь, можем спокойно поговорить. Что там у вас произошло?
   Женщина-маг немного помялась, а затем гордо вздернула нос.
   -- Что могло произойти? Мы занимались самым обычным делом - валили деревья для лесопилки, когда две старшие феи подлетели к нам и начали требовать, чтобы мы убрались и не наносили вред природе! И что же, нам все надо было бросить? Ну, вот я и... припугнула фей немного, а они, вместо того, чтобы улететь, ответили вдруг так агрессивно, что я даже среагировать не успела! Никто такого не ожидал! Фея устроила настоящую метель и принялась швырять в нас кусками льда! Пришлось взяться за нее всерьез. -- женщина указала на свою одежду, украшенную ожогами от огненной магии самой чародейки и следами маневрирования среди древесных крон. -- Благо, феи гораздо слабее йокай и справиться с бандиткой труда не составило. Развеяла ее за минуту! Только первый из кусков льда той паршивки попал в одного из моих подзащитных. Это будет компенсировано, смею заверить.
   Люди снова зашумели, выражая свое возмущение распоясавшимися крылатыми хулиганками, которые теперь, кроме того, чтобы пакостить и воровать, доросли до прямых нападений.
   -- Неужели все было так просто? -- язвительно заметил Казуки. -- Сейчас проверим.
   Хрустальный шар в руках старик озарился белым сиянием и в воздухе перед толпой людей возникли призрачные картины недавнего прошлого.
   Дерево со старым птичьим гнездом на ветвях и небольшой кучкой свежих досок у корней. Несколько лесорубов, под защитой женщины-мага, возмущенных фактом кражи этих досок с лесопилки. Стук топоров, подрубающих твердый ствол старого дерева и слезные мольбы двух фей, просящих не рубить это дерево, ведь на его ветвях - их домик.
   "Это отучит вас воровать!"
   Зубодробительный треск падающего дерева и полный ярости, вопль бросившейся в атаку феи.
   Видение погасло, а через долю мгновения бригадир лесорубов, стоящий рядом, согнулся и повалился, получив сильнейший удар навершием посоха в живот. Селяне в смятении отпрянули от разъяренного мага, а волшебница, уверенная что старик не посмеет поднять на нее руку, замешкалась и рухнула, лишившись нескольких зубов.
   -- Ты что, совсем сдурел?! -- с тональностью, которому позавидовала бы любая прожженная скандалистка, завизжала она, но слова встали ей поперек горла, когда грозный старик с силой ударил посохом об землю перед нею.
   -- Это не я безумен, а вы! -- голос старого мага пророкотал, словно раскаты грома. -- Я же просил всех не причинять вреда феям и не выставлять нас их врагами! Я же расписал вам последствия, четко и в доступной форме, такой, чтобы поняли даже откровенные идиоты! Да к демонам все последствия, как у вас совести хватило мстить двум малым детям, без всякого злого умысла утащивших у вас пару каких-то досок! Обеднели? В нищету скатились и чуть с голоду не перемерли из-за этого? Что молчите?! Толпа кретинов, свихнувшихся от жадности и чувства собственного превосходства! -- вне себя от ярости, старик размахнулся и швырнул посох себе под ноги.
   -- Мы не можем позволить феям творить все, что им вздумается! -- вступился за лесорубов староста селения. -- Сегодня - пару досок, завтра - запасы пищи, послезавтра - из домов выселят! Если они - малые дети, то непослушных и провинившихся детей надо наказывать!
   Почувствовав поддержку авторитетного лица, селяне тут же, толпой, налетели на одинокого мага и принялись галдеть, утверждая, что безобразия фей уже всем порядком надоели, что если Казуки так заботится о мелких паршивках, то должен придумать как отвадить их от селения. Все дружно вступились за лесорубов и волшебницу, заявляя, что давно уже пора создать вокруг селения защитную зону не только против хищных йокай, но и против фей. Яростные попытки спорить и что-то доказывать со стороны Казуки тонули в дружном хоре нескольких десятков полных возмущения голосов.
   -- Еще и руки распускает! -- возмущалась чародейка, указывая на свое разбитое лицо. -- Староста, будьте судьей!
   -- Готовься к солидному штрафу, защитник крылатых бандиток! Твое счастье, если у тебя найдется пара горстей золота, иначе, будешь отправлен на исправительные работы, без скидки на возраст!
   Старик подобрал с земли посох и, кряхтя, с трудом выпрямился.
   -- Решили спросить с меня за мое бессилие? -- сказал он, чувствуя тяжелую, мучительную усталость. -- Да, я полностью бессилен, не только решить проблему, но и открыть глаза сильным мира сего на ее существование! Что же, кричите, грозите кулаками, пока можете! Вы похожи на дураков, что не хотят замечать разгорающегося пожара и называют сумасшедшим того, кто твердит им о запахе дыма! Крах нашего мира гораздо ближе, чем вы думаете, и пусть не мы, и даже не наши дети, но внуки...
   Договорить ему не позволил поднявшийся приливной волной хор гневных голосов. Речи, подобные сказанной, были для жителей селения не новостью. Сколько жил почти трехсотлетний старик, столько и твердил он о надвигающейся катастрофе, от которой не будет спасения нигде - ни в Генсокье, ни в Макае, ни в Аду Пылающих Огней, ни, даже, в мире мертвых, Хакугекуро. Эти грозные пророчества, впечатлявшие поначалу, уже всем порядком надоели. Единственное, что могло спасти Казуки, - бегство.
   -- Они не послушали тебя? -- голос прозвучал, нарушая благостную тишину, когда старый волшебник, измотанный до предела и готовый свалиться с ног от духовного истощения, вернулся домой. -- Я говорила тебе, что бессмысленно и вредно снова пытаться их убедить. Путь у нас только один.
   Злой дух, проникший в селение когда его жители отвлеклись на внутренние ссоры, сидела среди книг и свитков, горами сваленных на столе волшебника. Тот самый злой дух, что похитила из Макая светловолосую девочку и передала ее Казуки для того, чтобы волшебник, единственный из людей, по мнению духа достойный уважения и доверия, позаботился о ребенке людей, которого выкормить и защитить от болезней воплощение неведомых сил не была способна.
   -- Я не изменил своего мнения, Мима. -- сказал ей старик. -- Говори и делай что хочешь, но потворствовать твоим безумным планам я не намерен!
   -- У тебя нет выбора, маг. У вас всех нет выбора! Из-за разницы в физических законах, люди не могут долго оставаться ни в одном из миров, в которые открыты пути из Генсокье. Вы погибнете здесь. Все живое погибнет, если вы не поможете мне сломать радужные стены нашей тюрьмы. Пусть даже это будет означать гибель этого мира, но его жители спасутся и обретут свободу! Время еще есть. Обучи светловолосую всему, что знаешь сам, а затем я возьму ее под свое покровительство. Она станет генералом моих армий и козырем в бою против храма Хакурей! Великий Барьер должен быть разрушен! Это единственный путь к спасению нас всех.
   -- Возможно, ты права. -- ответил старик злому духу. -- Но... -- горькая усмешка тронула губы старика. -- Та девочка тоже мне не верит. -- волшебник отгреб в сторону свитки и, вынув из схрона, поставил на стол большую бутыль низкосортного саке. -- Составите компанию старому сумасшедшему, леди? Угощение не божественное, но... вполне способно подарить забвение и расслабить. Напиться и закрыть глаза в ожидании краха - все, что нам остается.
   -- Выпью с удовольствием. -- ответила Мима, протянув к чашке руку, украшенную когтями и острой чешуей. -- Но, в отличие от тебя, я еще не сдалась! Прежде, чем мир познает агонию, я уничтожу его! Своими собственными руками!
   -- Слишком много разговоров о разрушении и смерти. -- Казуки наполнил чашки до краев и поднял свою. -- Мы же не шизофреники какие-нибудь! Оставим эту тему. Поговорим о поэзии? Лет сто, наверное, уже не говорил о поэзии с девушкой!
   Смех прозвучавший в доме старого волшебника, не был смехом сумасшедшего и монстра. Пугающий мрак ночи сгущался над Генсокье, но наступит новое утро и, глядя на, полный жизни мир, сияющий в солнечных лучах, не покажутся ли все терзающие душу страхи одним лишь плодом чересчур разыгравшегося воображения?
  

* * *

Вселенная Альмарра, под протекцией Золотого Роя.

Мир Тирион.

Тот же временной промежуток.

  
   Из развернувшегося портала пахнуло такой яростью, что четверо конструктов, присутствующих на командном мостике летающего замка, шарахнулись кто куда и едва не впечатались в стены. Несколько дюжин глаз, что располагались во тьме за порталом без какой-либо схематичности и явно жили сами по себе, обожгли отпрянувшие творения ангела взглядами, полными ненависти. К счастью конструктов, сила, что оставалась по ту сторону портала, так и не совершила проникновение в этот мир. Получив крепкого пинка под зад, фигура в покрытых горелой кровью, обугленных лохмотьях, влетела в пространство Альмарры и портал позади нее закрылся.
   -- Хозяин! -- конструкты бросились к ангелу, что харкал кровью на плиты пола и судорожно пытался встать на ноги.
   -- Жив... -- страдалец сумел приподняться, но помертвевшие мышцы и сухожилия его правой руки разорвались, суставы подломились и он, захрипев от бессильной злобы, снова повалился на пол.
   -- Не нужно двигаться, господин. -- кристальная змея, принимая человеческий облик, склонилась над слабо трепыхающимися останками своего создателя. -- Гарольд! Готовь реанимационную камеру, живо! Бернард, Эльза, сюда! Помогите мне!
   -- Раны тяжелые! -- рыцарь в черных доспехах, перетягивая на себя часть боли и ран ангела, обернулся к девушке с откровенно кошачьими чертами лица. -- Беатрис, неси кристаллы для подпитки души, скорее!
   -- Без паники... -- шептал, теряя сознание, обугленный бродяга. -- Раз жив, значит, жить буду. Болевая чувствительность на нуле... просто восстановиться... просто... просто...
   Трое конструктов в облике людей подняли обмякшее тело своего хозяина на фрагменте пола и потащили его, словно на носилках, в камеру регенерации.
   -- Не сметь возвращаться, да? -- продолжал едва слышно шептать ангел. -- Напрасно вы ограничились предупреждением, о великая богиня! Наивно... как наивно...
   Утопая в волнах целебного белого света, которым была наполнена регенерационная камера, он просеивал по крупицам информацию, которую успел получить за время, что провел, агонизируя в аномальных пространствах, среди которых скрывалось обиталище богини. В миллиарды и миллиарды раз более сильной, чем властительница Макая. Сгорая в фиолетовом огне, обуреваемый ужасом и гневом, прощаясь с жизнью, он продолжал смотреть по сторонам и много чего успел заметить.
   -- Я еще утру вам нос, великая госпожа. -- кривя губы в злой ухмылке, прошептал ангел. -- Я еще вернусь. Вот только уже не буду действовать как друг. Ведь вы именно та, против кого я сражался все эти годы, верно? Вы - одна из тех, что страшнее тварей Сияющего Ада! Что же! Ваше равнодушие и лень сыграют против вас злую шутку, о моя богиня! Ничтожный кватарх? Гнилое отродье Света? Мы еще посмотрим, кто будет торжествовать последним!
   Смех бродяги звучал среди надсадного гудения генераторов целебной энергии. В этом смехе не было радости. Одна лишь горькая, ядовитая желчь, злоба и жажда лютой мести.
   На стенах его убежища красовались громадные знаки, выставляющие на всеобщий обзор изображения уходящей за облака, исполинской горы. Смертные почитали святую гору и молились ее хозяевам как своим хранителям и защитникам, не представляя, кем являются они, смертные, для своих создателей на самом деле. Брошенная на произвол судьбы, цивилизация, построившая эту крепость, погибла в бою с другой цивилизацией, развившейся быстрее и обретшей силу раньше конкурента. Потомки победителей ныне служат Олимпу. А проигравшие...
   Знаки горы по-прежнему красовались на стенах крепости-призрака, но глубокие борозды от удара энергетического меча пересекали старинный герб крест-накрест, свидетельствуя о том, что ангел, подобравший в бескрайней космической бездне наследие истребленного человечества, был... падшим.
  

Действие 1.

Празднество.

Вселенная Юмин, под протекцией Сферы Вечных.

Мир Ильтар.

Год 6341 по местному летоисчислению.

Двое суток и двадцать часов до активации клейма.

  
   Церемония завершилась. Жрица сошла с пирамидального храма и передала селянам большой горшок с дождевой водой.
   Самая обычная вода, на вид, но когда крестьяне вылили ее в центр поля, очищенного от остатков мертвых растений, порча, охватившая землю, начала истаивать черным туманом и земля буквально наполнилась жизнью. Теперь, можно посеять здесь хлеб. Посадить фруктовые деревья или устроить пастбище для скота.
   А ведь всего четырнадцать лет назад...
   Живая земля была крошечными лоскутками раскидана по всему миру, охваченному порчей. Лишенные душ, ходячие умертвия не захватывали последние островки жизни только потому, что их хозяевам нужен был материал для создания новых костяных гончих, призраков-искателей, мертвяков-строителей и рудодобытчиков. Королям мертвых нужны были кости, хранящие следы уничтоженных душ, души, обращаемые в рабов, мертвая плоть, как топливо для магческих огней, поддерживающих подобие жизни в чудовищных личах.
   До сих пор закованные в ржавую броню, скелеты таращили на людские поселения пустые глазницы черепов, держась на границе мертвой и живой земли. Но теперь даже дети смеялись над ними. Показывали костяным гончим языки и кидались в зомби камнями. Те создания личей, что смели переступить незримую линию, разделяющую два мира, обращались в прах. В серый пепел, уносимый ветром.
   И владения людей росли. Возрожденный Сильторн, сияющий на вершине главного храма, зажигал белый огонь на руках жриц и озарял силой богов клинки воинов, входящих на территорию смерти. Чудовища, неуязвимые для любого другого оружия, обращались в ничто, когда их касалось сияние Сильторна.
   Новое поле, новая земля для строительства домов. Новое пространство для жизни, согретое любовью Мирасы, богини, двадцать тысячелетий назад подарившей жизнь этому миру и открывшей порталы, впустившие сюда людей.
  
   Поселение было расположено на побережье большого озера. Жарким летним днем, широкий песчаный пляж был заполонен отдыхающей, веселящейся и играющей детворой.
   -- Тарис! Сестра Тарис идет! -- веселые выкрики прокатились по всему побережью и не меньше двух сотен детей, бросив игры и купание, помчались к девушке в белых шелковых одеждах храма Мирасы.
   Жрица остановилась и дети в одно мгновение окружили ее, принимаясь скакать вокруг и просить показать какое-нибудь волшебство.
   Тарис рассмеялась и взмахнула рукой. Волна теплого белого света, рожденная этим простым движением, окутала детей и рассеялась, оставив после себя чувство умиротворения, довольства и радости. Самая простая магия, дар целебной жизненной энергии, развеивающей проклятья и стирающей шрамы от касания зла.
   -- А это тоже магия Безымянного, сестра Тарис? -- спросила девочка-селянка, всего семи лет от роду и, потому не ведавшая ужасов темной эпохи, но, как и все дети нового мира, обожавшая рассказы о безымянном страннике, что заявился в этот мир неизвестно откуда и собрал осколки Сильторна.
   -- Да. Это тоже его волшебство. -- жрица кивнула детям. -- В книге магии, которую он нам оставил лично от себя, много простых чар, которые не так жизненно важны как магия Мирасы или Зелтара, но... дарят невиданную силу и стойкость духа всем нам. Когда чувствуешь заботу и любовь богов, разве можешь отступить перед врагом, каким бы жутким он ни был?
   -- Но жрицы и монахи творят так много магии Безымянного, почему же мы не чествуем его на праздновании богов?
   -- Я объясняла вам это уже не раз. Он... сам запретил это.
   -- Но почему?
   -- Он чужак, который просто проходил мимо и помог, увидев наше бедственное положение. Он не слышит молитв и не сможет прийти на помощь, даже если мы будем звать. Он... наши боги сражаются где-то далеко с таким врагом, что личи покажутся жалкой мелочью по сравнению с теми чудовищами. Наши боги - герои. А он - просто бродяга, который проходил мимо. По его мнению, было бы несправедливо чествовать того, кто сделал для нашего мира ничтожно меньше, чем другие боги. Богам ведь будет обидно, после всех их трудов, увидеть, что их дети поклоняются безымянному скитальцу?
   Дети молчали в растерянности и смущении. Все что говорит сестра Тарис, легко понять, но...
   -- Он запретил нам почитать его как бога, и он не бог, а просто человек из другого мира. -- сказала Тарис, встав на колени и обняв сразу несколько детей. -- Но... -- жрица, приподняв край головного убора, похожего на большой берет, с улыбкой взглянула на синие небеса. -- Никто не запрещал нам помнить то, что он сделал для нас и... любить его в благодарность за помощь. Простую человеческую помощь.
   Дети зашумели, одобрительно переговариваясь и соглашаясь со словами жрицы, что когда-то, своими глазами видела Безымянного и говорила с ним, принимая из рук странника святые книги.
   -- А вы, сестра Тарис, наверное любите его больше всех! -- пискнула семилетняя девочка, заставив жрицу густо покраснеть. Мало еще что понимавшая в жизни, маленькая селянка, однако, не хуже взрослого чувствовала светлую тоску, что озаряла душу молодой жрицы.
   Тарис была уверена, что однажды, когда боги призовут ее на службу и нападение чудовищного врага, угрожающего Сфере Вечных, будет отбито, у нее найдется время чтобы разыскать странствующего по чужим мирам великана в бело-золотом одеянии. Коснуться его руки и, прильнув к ней щекой, сказать спасибо. Может быть, ей удастся еще раз услышать его печальный, добрый голос? Может быть, тогда странник покажет свое лицо из-под низко нависающего капюшона, улыбнется и назовет ей свое имя? Невозможно, чтобы он действительно был безымянным. И невозможно, чтобы он не был красив.
  

* * *

Вселенная Атагакири, под протекцией Четвертого Крыла.

Умирающий мир Акан.

Год 3114 по местному летоисчислению.

20 июня по времени летающего замка, настроенного на временной поток мира-цели.

Двое суток и пятнадцать часов до активации клейма.

    
   Пространство вспухло пузырями, исказилось, развернулось и в пустое космическое пространство вырвался большой летающий остров, на котором возвышались башни и шпили величественного замка.
   На стенах в коридорах и залах огромной крепости горели неугасимым пламенем сотни призрачных огней. Кое-где еще виднелись лохмотья варварски оборванных энерговодов и остались не затерты места крепления сложного вычислительного оборудования, которое давно уже было похоронено на безымянной луне вместе со скелетами бывших хозяев.
   Магические схемы, опутавшие всю крепость, показали себя во много раз эффективнее примитивной техники. Магия наполнила всю махину, от основания до крыши, пропитала каждый каменный блок стен, пола и потолка, но она не сделала обломок мертвого мира живым. Все так же были пусты коридоры. Залы отдыха, спортивные сооружения, библиотеки и танцевальные площадки сияли чистотой, но поражали своей пустотой и тишиной. Из лежащего посреди руин обломка погибшей цивилизации, замок обратился в бродячий призрак. Мрачное, сияющее колдовскими огнями, порождение мертвых миров.
   Такое же, как и его хозяин.
   Бело-золотой балахон давно заменило черное, грязное тряпье. Энергетические крылья, так впечатлявшие смертных, угасли, отброшены и забыты. Под низко нависающим капюшоном еще в ту давнюю пору невозможно было разглядеть ничего кроме тьмы и исполненных злобы огней, а уж теперь...
   Если бы святая сестра Тарис увидела спасителя своего мира сейчас, ужас сковал бы холодом ее душу и сердце. Взглянув на этого монстра легко было согласиться с его собственными словами о том, что он - порождение зла.
   Двое воинов, мужчина и женщина, приблизились к трону и поклонились сидящей на нем фигуре. Пустые, словно остекленевшие, глаза детей демона не выражали никаких эмоций и голоса их прошелестели, словно сухие листья под касанием ветра.
   -- Во всей системе из обитаемых планет лучше всего сохранилась вторая. Первая выжжена дотла, третья и четвертая расколоты. Гравитационный баланс нарушен, планеты постепенно смещаются к пересекающимся орбитам.
   -- Но на второй можно еще что-нибудь собрать. Божественные артефакты есть?
   -- Ничего стоящего. Один низкоуровневый мусор, к которому даже душу не привяжешь.
   -- Жаль, жаль, хоть другого и не ожидалось. Неважно. Даже без артефактов, этот крошечный шарик снабдит нас всем необходимым. -- Черный, не поднимаясь с трона, посмотрел в окно замка, за которым виднелся синий бриллиант планеты, покрытой океанами и окутанной пеленой облаков. -- Вы чувствуете? На ней еще есть жизнь. Когда с орбиты сбросили бомбы, в подземельях успело укрыться почти полмиллиона жителей. Сейчас всего тысяч сто осталось, но надо отдать им должное. Упрямо сопротивляются смерти и даже в космос зов о помощи посылают. Как будто кто-то может их услышать! Планету-мать уничтожили и остальные колонии сожгли в пепел, сами по спирали на солнце падают, а все надеются на что-то. Печальное зрелище. Символы богов на планете есть?
   -- На центральной площади столицы статуя. -- из-за трона выглянула замысловатая конструкция в форме лисы из переплетенных полос чистого золота. -- Белокрылый ангел. Имя... Шитара.
   -- Никогда не слышал. Мертва?
   -- Спит.
   -- Ясно. Тысячи миров, и всегда одна и та же история. Что, никто не мог поднести белокрылой красотке чашечку кофе? На богов посмотришь, так кажется, что только у демонов батарейки никогда не садятся. Хотя... я вот демон, а батареек всего на два дня осталось. Так что наша энергичность тоже одна видимость.
   -- Сканирование завершено. Склады в хорошем состоянии. Товара много.
   -- Замечательно. Приберем к рукам немного мусора. Начинаем проникновение. Над планетой силовой щит, защищающий ее от солнечной радиации и жара. Крепость может пострадать при столкновении. Эльза, уничтожь станцию щита.
   -- Да, мой лорд. -- золотая лиса исчезла, пространственным искажением мгновенно переместившись к автоматическому защитному сооружению над планетой. Сверкнула молния, полыхнул взрыв. Обломки станции полетели во все стороны. Защитная сфера над планетой исчезла, жар близкого солнца хлынула на бело-синий мир. Атмосфера и поверхность начали стремительно накаляться.
   -- Сейчас вспыхнут пожары, вода из океанов начнет испаряться. -- Черный исказил пространство вокруг себя и переместился на центральную площадь столицы планеты. Тяжелые бомбы давней катастрофы падали далеко отсюда, но даже здесь стены фонили радиацией, а ядовитые газы неприятно щекотали кожу и легкие демона. -- Зигфрид, опускай замок сюда и установи защитный барьер. Гарольд, Сильвия! готовьтесь принимать груз. Беатрис, Бернард, Эльза! Ко мне.
   -- Да, господин. -- из пространственных искажений возникли трое из шести конструктов, имена которых назвал Черный. Золотая лиса и двое воинов, на ходу меняющие человекоподобный облик на свою истинную форму - волк из черного дерева и пантера из блестящего оникса. Тоже черного, словно сгустившаяся и обретшая материальное воплощение, тьма. Пустые глаза конструктов горели алым магическим огнем.
   -- Начинаем с того сектора. -- из рукава черного балахона поднялась длинная костлявая лапа, увенчанная массивной кистью из пяти длинных пальцев с кривыми обломанными когтями. Демон указал направление. -- Там товар меньше всего пострадал. Целые горы мусора, который после сбора останется только подмолодить и от радиации почистить.
   Безумное сияние солнца померкло, громадный летающий остров заслонил главную площадь мертвого города. Силовое поле накрыло руины, защищая их от жара. Товар, и без того поврежденный временем, под ударом солнечной энергии мог окончательно испортиться.
   -- Начинайте. -- Черный сделал знак рукой, снова указывая на склады. -- Можно не спешить. Времени более чем достаточно. Праздник солнцестояния в мире-цели начнется только к вечеру. Успеем прикинуться людьми и проникнуть на территорию врага без лишней спешки.
   Конструкты поклонились и исчезли в пространственных искажениях, а Черный полюбовался на величественную статую белокрылой девушки-ангела и высохшие мумии у ее подножия. Множество мумий лежало повсюду на площади, некоторые в молитвенных жестах тянули к статуе руки. Они не истлели, ведь даже микроорганизмы были уничтожены ядовитыми газами. Статуя белокрылого ангела безучастно смотрела на мертвый мир, в котором теперь хозяйничал черный демон. А ведь люди молились ей, до самой смерти. Надеялись, что с небес снизойдет крылатая дева и защитит планету от падающих бомб? Надеялись, что десятки тысячелетий развития их цивилизации не будут перечеркнуты вот так жутко? Если бы только знали они, что богиня спит! Что ей глубоко безразличен этот мир и существа, его населяющие!
   -- Зигфрид, сбрось мне Оракул.
   Оракул представлял собой вычислительную энергетическую формацию и не имел материальной формы в привычном для смертных понятии. Черный просто почувствовал присутствие его в своем сознании. Оракул мог высчитать будущее или, что еще проще, показать прошлое. Желая увидеть дела давно минувших дней, демон отмотал время на три сотни лет назад.
   Город вокруг него ожил. Черный монстр превратился в призрака, вокруг которого ходили, не замечая его присутствия, стройные, светлокожие люди. Исчезли трещины на тротуарах и стенах зданий. Вернулись стекла в окна. Яркими красками заиграла зелень, которая давным-давно уже рассыпалась в прах.
   Два часа до катастрофы.
   -- Надо быть сумасшедшим, чтобы запустить станции-бомбардировщики! -- услышал Черный слова одного из нескольких мужчин, обсуждающих новости межпланетной информационной сети. -- У них даже оружие слабее нашего! От их только все живое на поверхности погибнет, а наше способно планеты в куски разнести!
   -- Никто никогда на кнопку не нажмет! Это все равно что приставить себе и соседу пистолеты к голове и одновременно курки спустить!
   -- Да, но я все равно отправил семью в убежище. Так спокойнее.
   Демон улыбнулся этим людям и, оттолкнувшись от поверхности земли, в легком, неспешном парении, поплыл по улицам города, не знающего, что истекают его последние минуты. Цвели цветы, весна наполняла улицы бурлением жизни. Улыбки на лицах, сияющие глаза, полные надежд и мечтаний о счастье. Молодой, прекрасный мир.
   -- Как такую красоту можно было проспать? -- отстраненно проворчал монстр, насквозь пропахший тленом руин множества миров.
   Очень даже просто. Восьмисотлетний странник видел такое тысячи раз. Миры сгоревшие и замороженные. Миры протравленные, лишенные света или убитые смертоносными вирусами. Прожженные радиацией, расколотые, раздавленные в искусственном коллапсе, развеянные в пыль. Чем они были для богов, сотворивших их и бросивших на произвол судьбы?
   "Игрушки"... -- мысленно произнес падший ангел.
   "Что, господин"? -- отозвались конструкты, грузящие разнообразные ценности с торговых складов. Товары были в хорошем состоянии. Цивилизация уровня начала космической эры знала толк в упаковке.
   "Эти люди были настоящими мастерами делать игрушки. Там, куда мы отправляемся, всякого мусора предостаточно, а вот с игрушками плохо. Я видел девочку, играющую с куклой из соломы. Возьмите побольше игрушек".
   "Да, господин".
   Черная фигура почти час кружила по фантомному городу и остановилась у широкого перекрестка с большим круглым фонтаном. Здесь было много молодежи. Звучала плавная музыка, близлежащие дома утопали в зелени. Место, идеальное для начала романтической прогулки.
   Час до катастрофы.
   У фонтана стояла девушка в красивом летнем платье и нервно тискала сумочку в руках. Первое свидание? Так и есть.
   Пятьдесят девять минут до катастрофы.
   Демон приблизился к фантомной девушке и заглянул в ее глаза. Глаза влюбленного человека. Да, здесь жили люди. Самые обычные люди, каких искалеченный проклятием вечный скиталец немало повидал на своем веку.
   Девушка не видела чудовище, что подняло руку и тронуло костлявыми пальцами локон ее волос. Для нее черного монстра не существовало. В роковой для этого мира день, верно служащий своей хозяйке, молодой ангел искал артефакты мертвых миров где-то очень далеко отсюда. Теперь, покрытый шрамами демон, он лишь посторонился, увидев восторг, вспыхнувший в глазах призрака и улыбку, расцветшую на ее губах. Девушка сорвалась с места и побежала к парню, что появился из толпы других призраков и, приветственно подняв ладонь, улыбнулся ей.
   -- У вас мало времени. -- произнес демон, глядя на соединивших руки девушку и парня. -- Мне жаль, что концерт, на который вы договорились пойти, не состоится. Но это не важно, верно? Главное, что в последние минуты, вы были вместе.
   Монстр в черном балахоне смотрел на счастливую пару глазами, в которых, сквозь исполненный злобы алый туман, можно было различить глубокую тоску.
  
   Диск полыхающей планеты плыл за окнами летающего замка.
   -- Мы принимаем радиосигналы на нескольких частотах. -- сказала Сильвия, появившись справа от хозяина. -- Спрятавшиеся в подземельях, жители планеты заметили нас и пытаются выйти на связь. Приняли за пришельцев с других звезд или выживших жителей внешних колоний. Умоляют о помощи.
   -- Будем к ним милосердны. -- сухо произнес монстр в черном балахоне. -- Готовьтесь к выстрелу.
   -- Мы не ответим им?
   -- Не вижу смысла. Оракул завершил расчеты. Все по местам! Заряжайте деструктор! Перекрестие на статую в центре столицы!
   -- Да, господин!
   Свечение призрачных огней демонического замка сменилось с белого на яркую зелень. Волны энергий бежали по защищающему его силовому щиту.
   -- Мы отомстим за них, господин. -- сказал рыцарь в серебристой броне. Стальной орел. Конструкт, которого Черный создал из обломков мощного оборонительного артефакта, найденного в руинах другого мертвого мира.
   -- Да, Зигфрид. Жаль, что у меня сил не хватит прикончить ту тварь, что даже не почесалась, когда этот мир погибал. Но мы отомстим. Так, как сумеем. И знаешь что забавно? -- алые глаза под черным капюшоном полыхнули нечеловеческой злобой. -- Богиня мира, в который мы отправляемся, тоже очень любит поспать!
  

* * *

Вселенная Лазурной Чешуи, под протекцией Вольного Единства.

Поселение беженцев из иных миров, Генсокье.

Год 122 по летоисчислению Генсокье, 2007 по календарю внешнего мира.

21 Июня по времени летающего замка, настроенного на временной поток Генсокье

Сутки с четвертью до активации клейма.

   Можно ли обмануть бога?
   Может ли шпион и диверсант проникнуть в охраняемую крепость, прикинувшись нищим или торговцем? Может, если хорошо подготовится, если будет достаточно умен и искусен, чтобы не привлекать к себе внимания. Боги, чаще всего, не особо присматриваются к своим владениям, пока миру не нанесен какой-либо ущерб.
   Демон готовился к вторжению несколько лет. Отлаживал до совершенства маскировочные артефакты, практиковался в магии мира-цели, учился прятать свою истинную сущность под пеленой фальшивых аур. Он сделал все, что мог, и все же в брюхе его царил холод, когда он переступал тонкую грань портала, отделяющую главный зал летающей крепости от широкой цветущей равнины. Черный вздрагивал при мысли о том, что сейчас может произойти. Боги были изобретательны в вопросе пыток. Ни в коем случае нельзя позволить им захватить себя живым. Только из-за этого демон прописал самоликвидацию своим конструктам как свойство души, которую не смогут блокировать даже боги. Но ему такой самоликвидации прописано не было. Страшно представить, что могли придумать местные стражи, заметь они лазутчика и захвати его в плен. Падших ангелов нигде не любят. Демон боялся тьмы и тишины. Что, если его обрекут на вечность в бескрайней пустоте? Мучения жуткими галлюцинациями или обречение на безостановочный вечный труд, как беднягу Сизифа... даже это будет не так страшно как вечное пребывание в пустоте и безмолвии, без малейшей надежды на избавление.
   Потому-то под черным капюшоном и погасли алые пламенные глаза, когда демон делал шаг из мирной полутьмы своего убежища на яркий свет дня. Он попросту в страхе зажмурился. А кто не зажмурится, перед рывком под опускающийся топор?
   Но свет яркого дня хлынул на черную ткань плаща и под капюшоном вспыхнул сначала один алый огонек, затем второй. Жив. Неужели получилось?! Тишина...
   -- Работает! -- восхитился демон. -- Маскировка действует! Проникновение успешно!
   "Артефакты, которые мы получили от конструктов лорда Саргоса, господин, превосходят все, что мы могли бы сделать своими силами".
   "Причем на несколько порядков". -- демон едва удержался от того, чтобы припасть на одно колено, так ослабели его ноги от нахлынувшего облегчения. -- "Мы скрыты, по крайней мере, пока богиня остается спокойна. Но одно неверное движение с нашей стороны, и все будет уничтожено. Не зря я оставил это дело напоследок".
   "Возвращайтесь, господин. Мы закроем портал".
   "Я останусь, если вы не возражаете. Нужно кое-что сделать из того, от чего в прошлый раз меня отвлекли пинки и затрещины здешних стражей".
   "Да, господин. Мы подготовим место в лазарете".
   Портал сомкнулся и исчез за спиной демона. Черная фигура осталась в одиночестве, посреди бескрайнего цветочного сада. Контраст резал глаз. Разве не должны жуткие твари бояться солнца и таиться во тьме ночи? Складывалось такое ощущение, что ему вовсе безразлично то, что его мрачный вид раздражает и даже злит тех, чье присутствие никакой дисгармонии с цветами и солнечным светом не создавало.
   Шар магического огня ударил демона в плечо и взорвался, раскидывая вокруг дым и искры. Грохот разнесся над встрепенувшимся садом. Несколько мелких, слабых фей, что играли среди цветов и не обращали на вторжение чужака никакого внимания, испуганно вспорхнули и помчались прочь.
   Дым рассеялся. Удар, который мог на куски разорвать человека, лишь выжег в балахоне демона приличную дыру. Солнечный свет коснулся жесткой серой чешуи, украшенной пятнами черной копоти.
   -- Это был предупредительный выстрел! -- магическое существо в образе девушки с красными глазами и зелеными волосами, парило в воздухе метрах в двухстах от демона. Само по себе то, что она летала, было не удивительно. Магией левитации здесь владели буквально все, кто обладал магическими силами от средней до высокой. -- Ты, черное чучело, посмел нарушить гармонию моего прекрасного сада? -- зонтик, что девчонка держала на своем плече, сложился и был направлен на черную фигуру. -- Я из тебя удобрения сделаю, урод!
   -- Ты ведь не человек. -- демон неспешно повернулся к нападавшей. -- Йокай цветов, верно?
   -- Истинно так. Смотри, не упади в обморок со страха, когда услышишь мое имя! Казами Юка, -- девчонка с издевкой поклонилась. -- К вашим услугам.
   -- Мне ваши услуги не нужны, Казами Юка. Я уже ухожу, так что можете немного расслабиться.
   -- Уходишь? Зачем спешить? Ты, уродливая тварь, явно нуждаешься в уроке вежливости и я с удовольствием для тебя его проведу!
   -- Называешь собеседника уродливой тварью и что-то мычишь еще о вежливости? -- из прорехи в балахоне появилась длинная тощая рука монстра. Демон наставил палец на йокай, примчавшуюся защищать свою территорию. -- Пошла прочь, цветочница, пока я не превратил весь этот прекрасный сад в мертвое пепелище и не швырнул твой растерзанный труп на статую дракона в селении людей! Не зли меня, наглая морда!
   Казами Юка побледнела от изумления, затем побагровела от бешенства, издала угрожающий рык и взмахнула рукой.
   Шквал сгустков магической энергии вонзился в землю, на которой полмгновения назад стояло чудовище. Демон не стал дожидаться и ускользнул в сторону. Шквал магических пуль потянулся за ним, со свистом рассекая воздух и взрывая землю. Юка крутанулась на месте, пытаясь отследить стремительно взлетевшего над землей врага и направить шквал пуль на него.
   Черная фигура, с завидной скоростью лавируя среди сгустков магического огня, помчалась к девушке-йокай, окружившейся множеством стрелковых схем. К удивлению хозяйки сада, враг не бил в ответ. Он хоть как-то собирается атаковать? Неужели не может?
   Развернулось пространственное искажение. Узловатые, костлявые пальцы стиснули древко длинной, под стать черному великану, костяной косы.
   Что он задумал? Хочет рубануть ее этой штукой?! Безумие! Чем ближе к стрелку, тем гуще шквал магического огня! Эта тварь, должно быть, сумасшедшая!
   Демон крутанулся на месте и запустил своим оружием в хозяйку сада. Коса прошла сквозь заградительный огонь, рассекая брошенные на защиту энергетические сферы и Юка была вынуждена метнуться в сторону, уворачиваясь от свистящей во вращении костяной оглобли. При этом она на мгновение прекратила обстрел врага и тот, промчавшись мимо своей противницы, канул в безоблачные синие небеса.
   -- Стоять, ублюдок! Я вышибу тебе мозги за попытку мне угрожать!
   "Еще увидимся, Казами Юка". -- демон даже не обернулся. -- "Этот мир на удивление маленький и разминуться у меня не получится буквально ни с кем из его обитателей. Скоро познакомимся поближе". -- во тьме под капюшоном магический свет озарил острые клыки. -- "Боюсь только знакомство это для тебя не будет даже в малой степени приятным".
   Костяная коса, подобно бумерангу, очертила в полете дугу и заставила хозяйку сада снова метнуться в сторону. Полет жуткого бумеранга завершился, когда он, всей своей массой, врезался в самый центр усыпанного цветами луга и выбил в земле глубокую яму.
   Юка попыталась преследовать врага, но тот двигался слишком быстро. Еще миг, и черная точка окончательно исчезла в бескрайней синеве.
   -- Трусливое ничтожество. -- Юка раскрыла зонтик и заслонилась им от нещадно палящих лучей летнего солнца. -- Мало того, что дух природы, так еще и мужчина. Магических сил у мужчин почти нет, но думала, хоть артефакт у него какой-то припасен. Похоже, полная пустышка. Только сад зря повредила.
   Хмуро поглядывая на следы от собственных магических ударов, она спустилась к яме, из которой несколько шустрых и любопытных фей пытались вытащить костяную косу.
   -- Прочь! -- взмахом руки, Юка отогнала духов природы, едва сумевших раскачать лежащее на земле оружие врага и ни на миллиметр не приподнявшие косу над землей. -- Я сама выброшу этот мусор.
   Стараясь не выказывать напряжения, она приподняла косу и выдернула ее из земли. Оружие черной костлявой твари было тяжелым. Очень тяжелым. Из чего она?
   Юка присмотрелась и остолбенела. Холод ужаса побежал по ее спине. Не может быть! Где дух природы в Генсокье мог раздобыть кости дракона? Не одного из тех, что были равны богам и владели миром за барьером, а громадной крылатой ящерицы с бочкообразным телом и длинным хвостом. Характерные завинты каналов кровеносных сосудов на поверхности кости и золотистый цвет. Почти два столетия народ Юки пытался противостоять нашествию чудовищ, от которых оставались вот такие же кости.
   За два столетия драконы, дети дня, вломившиеся на бескрайние цветочные сады из внезапно развернувшихся порталов, огненным дыханием выжгли холмы-города детей ночи. Покрытые броней, изрыгающие пламя, налетающие с небес на спящие селения и пожирающие всех, до кого дотягивались своими длинными языками, они разрушили мир цветов, что тысячелетиями строили садоводы. Все знали, почему это произошло. Боги Тьмы проиграли войну за множество миров и новые хозяева изгоняли прочь чужих детей. Но родина для народа Юки не была пустым звуком. Даже когда были открыты порталы и жители погибающего мира услышали зов, откликнулись на него единицы. Жители ночи боролись за свою землю. Они крались в тенях и темными ночами разбивали драконьи кладки, убивали детенышей, травили еду и воду драконов. Но все это было бессмысленно. Новые животные пришли в захватываемый мир чтобы стать пищей крылатым ящерам. Огромные, прожорливые звери, которым было ничтожно мало цветочного покрова бескрайних холмов. Новые растения взошли на земле. Деревья густых лесов подняли кроны до небес и закрыли цветы от солнечного света. Новые растения не приносили съедобных лепестков и плодов. Стремительно вымирали животные старого мира. Голод стал для детей ночи врагом не менее страшным, чем драконы-людоеды.
   Юка хотела покинуть родной мир, по-воровски, в ярком свете дня, оставить укрывище своих соплеменников и побежать к одному из порталов. Речи о необходимости продолжать борьбу она не могла уже больше терпеть. Слишком было похожа эта "борьба" на массовое сумасшествие, на откровенное самоубийство. Зная, что грозит ей за попытку бегства, она держала в тайне свои мысли и поделилась ими только с тем, кого любила, предложив ему сбежать вместе. Но фанатизм оказался выше любви. Юка в ту же ночь была схвачена и посажена на цепь за предательство. Ее разорвали бы на куски собственные соплеменники, но остановилось время и женщина в фиолетовом платье возникла из тьмы. Печальная, бледная, перенесшая бесчисленные утраты, верховная богиня тех, кто проиграл войну, она прошла между замершими людьми и тронула цепи на Юке вершиной своего зонтика. Сталь мгновенно рассыпалась в прах, а женщина в фиолетовом печально улыбнулась освобожденной пленнице и исчезла. Она не сказала ни слова и не назвала своего имени, но Юка не гадала о том, кто это был. Дочь ночи покинула лагерь своих родичей, вошла в портал и очутилась в этой маленькой стране, замкнутой в силовом пузыре магического барьера. Теперь все ее стремления были направлены на развитие боевых способностей. Чтобы, когда женщина в фиолетовом призовет ее, быть готовой к великой мести и массовому истреблению тех ублюдков, из-за которых маленькая девочка, вместо того, чтобы наслаждаться звездной высью и сиянием ночных цветов на мирных холмах, знала только ужас и ненависть тотального геноцида. Сволочам, из-за которых тот, кого она любила, был вынужден выбирать между двумя предательствами. Не драконам, которые были обычными смертными и подчинялись воле своих владык, заселяя новый мир, а носителям жгучего, смертоносного света. Богам и ангелам сборища озлобленных безумцев, именующих себя орденом Олимпа.
   Юка не была даже уверена, что когда-либо снова пересечется с сородичами тех драконов или с напоминаниями о них.
   Но, вот, кошмары прошлого вернулись.
   Косовище явно из пястной кости крыла дракона, а клинок... из пластины наспинного гребня. Юка, повидавшая немало костей тех чудовищ, была уверена, что не ошибается. Откуда взялась эта штука? Кто тот черный урод? Мог ли он быть одним из ее соплеменников, превращенным новым хозяином в чудовище? Ведь Юка тоже получила новый облик, когда переселилась в Генсокье.
   Нужно найти его и потребовать объяснений.
   Демон наблюдал за хозяйкой сада издалека. Совершенно точно, она узнала материал, из которого Черный собрал себе косу, и сильно встревожилась. Серьезная оплошность. Кто же знал, что эта девчонка прежде сталкивалась с драконами? Придется внимательно последить за ней и, если она вздумает поднять тревогу, предупредить хозяйку мира и предъявить ей улику, перехватить.
   Секунда, вторая... все тихо. Похоже, хозяйка сада не знает, как выйти на связь с великой богиней.
   И это хорошо.
   Вздохнув с облегчением, монстр в поврежденном черном балахоне продолжил свой полет. Слежение издали за хозяйкой сада не помешает ему выполнить то, зачем он явился в этот мир сейчас, до начала главных действий.
   Из поднебесной выси, демон полюбовался селением людей, готовящихся к главному празднику лета и, пролетев еще немного дальше, пошел на снижение. Вокруг, насколько хватало обычного взгляда, расстилались леса. Вдали блестела водная гладь огромного озера, еще дальше возвышалась великая гора, населенная самыми цивилизованными из детей ночи, живущих в Генсокье. Островок технологий и высокоразвитого общества в море диких изначально и одичавших беженцев из других миров. По сравнению с жителями горы, даже люди в безымянном селении выглядели сущими дикарями, гармонично вписавшимися в общую картину маленького, удивительного мира, залитого солнечным светом, не подозревающего даже еще о грозящей ему опасности.
   Демон, как мог, прикрыл зияющую прореху на балахоне, спрятал чешуйчатое плечо, и пошел на снижение.
  
   Местность была холмистая, захваченная густым лесом с ползучими лианами и вековыми деревьями, устремляющими кроны высоко в небеса. Кое-где еще виднелись фундаменты зданий и можно было различить остатки дорог, но природа уже почти полностью поглотила все следы некогда царствовавшей здесь цивилизации людей. От большого поселения, эвакуированного при создании Генсокье, остался только крошечный храм на вершине одного из холмов. Центр переплетения магических сил всего региона, он был последним строением исчезнувшего города, что до сих пор не было заброшено.
   Черный всерьез опасался местной жрицы и строил планы, в которых та играла ключевую роль, но сейчас, в первую очередь, его интересовал не храм.
   Неподалеку от крошечного строения, в склоне холма располагалась глубокая пещера. Когда-то через нее можно было попасть в неизведанные и враждебные людям глубины Макая, в клочья миров с отличающимися от стандартных, физическими и магическими законами. На грани Макая людей и йокай посещало просветление и они открывали в себе потаенные, удивительные способности, но душам и телам наносился серьезный вред. Макай был местом обитания ужасных существ, хватавших и убивавших тех, кто смел войти в их владения. Многие жители Генсокье считали Макай Адом, не подозревая даже, что и Макай, и Ад Пылающих Огней, местное чистилище, не имели никакого отношения к настоящему Аду.
   Чтобы предотвратить проникновение порождений Макая в Генсокье, и пресечь доступ отчаянных безумцев в опасную зону, пещера была обрушена почти на всем своем протяжении. Но обрубок пещеры, почти на километр уходящий в толщу земли, сохранился. И тому была причина. Здесь, в переплетениях сильнейших магических схем, бился и рычал, пытаясь освободиться из своей тюрьмы, древний монстр.
   Демон, спрятавшийся за маской духа природы, разорвал лианы и отбросил прочь массивные валуны, которыми был завален вход. В пустоте непроглядно-черного коридора прозвучали шаги демона и скрежет его когтей по камням. Черный канул во тьму.
   Тишина.
   Демон поднял ногу и шагнул через незримую нить, отделяющую зону свободного мира от запечатанной зоны. Он не потревожил ни одного знака, не задел ни одной сигнальной линии и та, что установила барьер, не встревожилась. Монстр, заживо замурованный в пещере несколько лет назад, затаился, готовясь к прыжку.
   "Хорошо, что не сменил порванный плащ". -- подумал демон. -- "Один сэкономил".
   Раздался гневный рык, когти и клыки вонзились в живую плоть. Обрывки балахона и клочья серой шкуры полетели во все стороны.
   -- Тихо, тихо! -- демон рассмеялся и, подняв правую руку, обнял рвущую его тварь. -- Успокойся. Свои.
   Зубы, терзающие его левое запястье, замерли.
   Фигуру серого монстра окутало призрачное золотистое свечение и тьма, вполне материальными сгустками, отпрянула. Теперь легко было разглядеть напавшее на него существо. Чудовище? Это была девушка. Изможденная, в разорванной и грязной одежде. Полупрозрачная, словно призрак. Под золотистым светом, она быстро теряла силы. Когти и клыки ее крошились, рассыпались серебристыми кристалликами и бесследно истаивали.
   -- Дыши. -- демон поднес ладонь, окутанную золотистым огнем, к лицу девушки. -- Вдыхай глубже! Это изгонит из тебя Черный Ветер.
   Пленница пещеры жадно припала губами к пламени на руке демона и принялась втягивать его, как умирающие от жажды люди пьют поданную им воду. Она пила, пока силы совершенно не оставили ее.
   -- Вот так. -- чудовище в черном балахоне присело на корточки и пристроило обессилевшего духа природы у себя на коленях. -- Тебе легче? Все позади. Ты звала на помощь? Я помню. Прости, что не смог прийти раньше.
   -- Кто ты?
   -- Одно из воплощений природы, самое обыкновенное. -- солгал черный странник. -- Я старше Генсокье, как и ты. Мы с тобой пострадали одинаково. Нас обоих случайно замуровали в этом крошечном мирке при поднятии барьера.
   -- Вот как? Я думала, что одна такая. Ты... странно выглядишь.
   -- Моя суть - смерть. Я порождение тех искажений магических потоков, что происходят при гибели живых существ и растений. Воплощение ужасающих сил не может быть красивым. Это не важно. Важно то, что я понимаю твою боль. В Генсокье мало смерти. Так же, как и мало неба.
   Это было правдой. Узница пещеры поняла слова серого странника и сразу прониклась к нему доверием. Как бы ни отличались они, обоих терзала одна и та же боль.
   -- Ты - сама смерть? -- фея неба, возникшая во внешнем мире задолго не то что появления Генсокье, но и до возникновения на планете жизни, устало и печально улыбнулась. -- Устрашающая сущность. Но свою суть при рождении не выбирают. Хотела бы я быть феей цветка... или ручейка какого-нибудь, чтобы заточение не было для меня так мучительно. Стены Генсокье давят, словно каменные плиты. Больно... душно... жутко. Черный Ветер, распространяемый людьми и йокай... он здесь повсюду. Ты - воплощение смерти? Прошу тебя, пожалуйста... убей меня.
   -- Для феи нехарактерно задумываться о гибели. -- демон поднялся на ноги и поднял невесомое, полупрозрачное тело девушки на руках. -- Оставь эти глупости. Смертные неизбежно умирают. Твой час когда-нибудь тоже придет. Зачем умирать, когда увидеть бескрайнюю синеву неба еще есть шансы?
   -- Ты... ты надеешься, что мы можем освободиться?
   Пространственное искажение обернулось вокруг двух монстров словно одеяло и черная пещера исчезла, сменившись большим белоснежным залом, освещенным десятками магических огней. Справа и слева от хозяина, принесшего на базу гостью, в струнку вытянулись шесть грозных воинов в полностью, или относительно человекоподобной форме.
   Кристальная, золотая, ониксовая, стальная, из драгоценных камней и из черного дерева, фигуры чудовищ крепко сжимали оружие или скалили клыки в грозных ухмылках, выражая решимость к началу действий.
   -- Кое-что нас с тобой еще больше сближает, фея неба. -- сказал демон, укладывая обессилевшую девушку на медицинскую кушетку и движением когтистых пальцев отдавая приказ нескольким золотистым сферам окружить целебным сиянием спасенную из заточения злодейку. -- Я, как и ты, копил силы для того чтобы сказать свое твердое "нет" этому миру и отомстить за пренебрежение богов к моей воле и желаниям. У меня лишь хватило выдержки дольше сохранять приготовления в тайне и, теперь, я готов! Мы нанесем Генсокье сокрушительный удар!
   -- Могу ли я тебе помочь? -- девушка печально взглянула на чудовище и подняла руку. Полупрозрачную и невесомую, словно туманная дымка. -- У меня совсем не осталось сил после последнего боя с Рейму, жрицей клана Хакурей. Из-за магов людей и Черного Ветра, которым они заразили весь мир, я стала больше похожа на призрака, чем на духа природы. Подари мне немного силы, и я вступлю в бой на твоей стороне! За Черный Ветер, за бесконечное заточение, помоги мне им отомстить! Я все сделаю, чтобы еще хоть один раз увидеть свободные небеса! Уничтожь барьер! Спаси нас! Спаси всех нас, дух смерти! А я...
   -- Тише, сестра. Тише. Предоставь все мне. -- демон ударил себя кулаком в грудь. -- Я вывернусь наизнанку, но пробью ход на свободу! Наберись сил и, возможно, твоя магия станет решающим фактором в грядущей войне. Не мы одни будем сражаться! Я подниму на великое восстание всех фей Генсокье!
   -- Они пойдут за тобой. -- измученная фея подарила ему улыбку. -- Сестры не пошли за мной, потому что испугались переполнившей меня злости и того, что мое тело начало распадаться. Но ты другой. Ты добрый. В тебе сила, которой боится Черный Ветер. Ты настоящий защитник, воплощение смерти. Все наши сестры пойдут за тобой и Генсокье содрогнется в ужасе перед силой тех, кого почитают за слабейших...
   Голос феи неба, из-за частичной потери материальной формы легко выдававшей себя за призрака, слабел и угасал. Под действием умиротворяющего золотистого сияния, она на удивление быстро соскальзывала в сон.
   -- Уснула? -- демон, нагло прячущийся за аурой природного духа, выглядел озадаченным. -- Видимо, из-за отрицательных энергий у нее были проблемы со сном. -- монстр вынул из искажения пространства костяную косу. Не ту, что оставил в цветочном саду. Таких кос у него был целый арсенал. -- Удачно. Теперь осталось только сделать ее сон чуть более глубоким. Даже испугаться не успеет.
   Широкий замах и клинок косы окутался белым огнем. Ужас бесчисленных миров, пожиратель душ, который используют боги для сбора с обреченных планет последнего урожая.
   Демон уже намеревался обрушить удар на потерявшую сознание фею неба, но живой артефакт из драгоценных камней за его спиной исчез и перед демоном возник мальчишка. Обретший облик человека, конструкт вскинул руку, развернутой ладонью прося хозяина остановиться.
   -- Позвольте мне, господин.
   -- Гарольд, отойди. Я хочу испытать наше главное оружие и уже кровь по клинку пустил.
   -- Зачем? У фей нет крови.
   -- Что? Нет крови? Ох уж эти мне иные миры! Многообразие жизни опять наносит удар по привычному. Значит, образно выражаясь, обойдемся меньшей кровью, чем рассчитывали. Гарольд, не маячь под рукой. Дай рубану.
   -- Я сделаю мягче. Она погрузится в блаженный сон и не будет даже пытаться нам помогать.
   Демон опустил оружие, вздохнул и взгромоздил тяжелую костяную махину себе на плечо.
   -- Действуй. Работу вы все знаете не хуже меня. Нельзя допустить, чтобы кто-то из местных нам осознанно помогал. Только ложь и подлый обман станут нашими инструментами. Сплети для нашей пленницы видение просторного весеннего неба. Пусть порадуется.
   -- Благодарю, мой лорд. -- мальчишка поклонился. -- Она не отличит сна от реальности, обещаю.
   -- Это я должен благодарить вас всех. -- ответил демон. -- Кто знает, на какие жестокости нам придется пойти, чтобы исполнить мои замыслы? Не исключено, что не только я, но и все мы прослывем изуверами и сумасшедшими. Это тяжелое бремя. Не знаю, вынес ли бы я его только на своих плечах. Спасибо, что делите со мной мою ношу. Только благодаря вам, вашей поддержке, я уверен, что смогу пройти этот путь до конца. Где это возможно, проявляйте гуманность, но будьте решительны! Помните, ради чего мы пришли в этот мир и не позволяйте дрогнуть оружию в ваших руках, как не дрогнула бы эта коса в руке моей, если бы не вмешательство Гарольда!
   -- Мы не боимся крови, господин. -- прорычал Бернард, волк из обломков почерневшего мирового древа, видевшего гибель бесчисленного лесного народа и впитавшего их предсмертную боль. Из всех конструктов падшего ангела, Бернард был самым злобным и жестоким. -- Вы знаете.
   -- Да. Но сейчас особый случай. Еще ни разу мы не вторгались в мир, не раздираемый войной, не умирающий от нарушения баланса биосферы и не сжавшийся в ожидании глобальной катастрофы. Сегодня мы нанесем удар богам, обратив в руины мир, полный жизни и солнечного света. Это может быть болезненно для нас, но завтра истекает срок целостности клейма, и я... я хочу сделать нечто истинно великое! Последний раз плюнуть в лица богов! Сделаем это, дети мои, и примем свою судьбу с высоко поднятыми головами! Боги Олимпа держат своих ангелов в рабских кандалах, но крохи свободы нам оставлены, и я хочу показать, пусть не им, но самому себе, на что способна свободная душа!
   Демон протянул к своим помощникам костлявую руку и крепко стиснул кулак. Один за другим, шесть конструктов подняли руки и, сжав кулаки, приложили их к кулаку своего хозяина. Они были едины. Всегда. Дети умирающих миров, познавшие горечь смерти от рук врага и перерожденные в чудовищ, они прекрасно понимали друг друга.
   Еще миг, и пятеро монстров исчезли, обратившись в людей. Одетых в строгие деловые костюмы, аккуратно постриженных и всем своим видом демонстрирующих деловую хватку. Торговцы. Кто заподозрит в них разрушителей миров? Разве что по глазам, лишенным выражения и пустым. Словно стеклянным.
   -- Действуем. -- демон, единственный из всех не способный менять свой облик, кивнул своим верным бойцам. -- Пора начинать вторжение!
  
   Жителям Генсокье не пришлось привыкать к визитам необычных гостей. На Безымянном холме, в Солнечном саду и еще в двух местах неподалеку от деревни людей располагались пещеры, войдя в которые, можно было попасть в другие миры и насладиться их гостеприимством. Торговцы, продающие рис, живые растения и магические безделушки, привыкли общаться с ползучими болотными рыбами, поставляющими почти неограниченное количество чистого спирта. Жители Генсокье торговали и с полудикими великанами, выпасающими слонов на бескрайних равнинах, и с каменными элементалями, охотно меняющими драгоценные камни на привезенный из болотного мира спирт.
   Поэтому никто особенно не удивился, когда у ворот поселения развернулось пространственное искажение и вышедший из него вежливый молодой мужчина попросил проводить его к главе селения для обсуждения возможности торговли. Зачем же отказываться?
   -- Но товар должен пройти проверку. -- только и сказал староста, осматривая образцы товаров. Похоже, праздник солнцестояния в этом году будет необычайно ярок. -- Токсичность, радиоактивность, бактериологическая или магическая опасность товаров недопустимы!
   -- Разумеется. -- торговец улыбнулся. -- Смею уверить, мы крайне серьезно относимся к вопросу безопасности.
   -- Я не сомневаюсь в этом. Скажите, господин Зигфрид, -- староста взял из образцов товара золотистое кольцо. -- Много ли у вас предметов из такого материала?
   -- Интересуетесь орихалком?
   -- Орихалк? Проклятье! Принял за золото. Нас интересует золото, уважаемый торговец. Это весьма редкий металл для нашего мира. Мы дали бы за него хорошую цену.
   "Что ответить, господин"?
   Фигура в плаще восседала на целой горе драгоценного металла. Черный вертел в руках и, словно глину, мял пальцами шестикилограммовый слиток чистого золота.
   -- Скажи, что его у нас нет. Самим нужно. Товара набрали и без того на десять таких маленьких мирков. Оракул подсчитает цены, чтобы выманить у местного населения даже самые потаенные сбережения. Что нам и нужно. Сначала, я предложу владельцу обломков божественного артефакта все местные деньги. Если не согласится продать, предложу ему все наше золото. Если снова не согласится, предложу в довершение ко всему какой-нибудь мелкий артефакт вроде кольца вечной жизни или трехразового исполнителя желаний. Если и тогда не согласится... оторву ему голову и заберу все, что нужно, бесплатно.
   -- Бессмысленная трата времени. -- зашуршали, маленьким ручейком устремляясь вниз по склону горы, золотые монеты. Завершив грациозный прыжок, рядом с хозяином приземлилась черная ониксовая пантера. -- Не проще ли сразу избавиться от владельца и забрать необходимое? Мой господин, вы же само воплощение смерти! Нужно соответствовать.
   -- Ты слишком жестока к ни в чем не повинным смертным, Беатрис. -- костлявая, покрытая жесткой чешуей лапа с противным скрипом погладила каменную макушку громадной кошки. -- Это сказываются недостаток родительского внимания, детские комплексы и постоянное участие в массовых истреблениях тех, кто мне не нравится. Нет, с ходу рубить торговца не буду. Зачем? Конечно, мне наверняка придется порушить весь этот мир и устелить руины горами трупов, но лишних то крошить зачем? Где можно мирно разойтись, будем мирно расходиться. Я дух смерти, но ведь не маньяк и не сумасшедший! Ясно?
   -- Да, господин.
   -- Вот и отлично. А теперь, вытрясите все деньги из этого маленького безмятежного мирка! И тихо, чтобы ни один из местных стражей в нашу сторону косо не посмотрел!
   "Да, господин"! -- хором отозвались пять конструктов.
   -- Пустая трата времени. -- упрямо проворчала черная пантера и совершила прыжок, на лету превратившись в стройную девушку в черных доспехах. С негромким стуком и лязгом, она легко приземлилась на каменный пол и, оттолкнувшись от него, канула в развернувшееся пространственное искажение.
   -- Не спорь с хозяином! -- с явно поддельной угрозой в голосе, крикнул Черный ей в след. -- Смотри, из кошки в мышку переделаю! Я могу, ты меня знаешь! -- Алые отсветы во тьме под капюшоном погасли. Демон закрыл глаза. -- И книги не забудьте. -- без всякого перехода, сменил он тему. -- Зря, что ли, я оракула переводом мучил и над ними целый час колдовал? Они избавят нас от большой проблемы.
   Конструкты принялись за дело. В своих созданиях хитрый демон был уверен как в себе самом. Может, выспаться? Сейчас бы немного расслабиться, хоть на пару часов! Непростые выдались эти двадцать последних лет.
   Немного полежав на горе золота, Черный рывком поднялся на ноги. У него останется вечность на отдых, когда дело будет сделано а, сейчас, надо перепроверить оружие и броню, припасенные на случай прямой стычки с богами.
   Во тьме под капюшоном снова вспыхнули узкие щелочки, горящих алым огнем, глаз. Демон внутренне готовился к серьезному бою.
   И все бы хорошо, но при резком движении, цельнозолотой коготь статуи дракона, чья лапа торчала из драгоценной горы у самого бока демона, зацепила балахон и ткань с треском разорвалась.
   -- Вот новый, господин. -- девушка с кристальными крыльями за спиной тотчас появилась перед демоном и протянула ему на руках аккуратно сложенное одеяние. -- Поосторожнее, пожалуйста. У нас их всего восемь осталось.
   -- На сутки хватит. -- равнодушно отозвался демон.
  
   Маленький мир с четко прописанными границами.
   Сияние барьера бросало радужные блики на листву и стволы близлежащих деревьев. Чем дальше, тем сложнее было идти, но на черную фигуру ограничения смертных действовали плохо. Он проник глубоко в зону отчуждения и остановился перед шлейфами бьющего из земли искристого огня, похожего на северное сияние. Великий барьер Хакурей, отделяющий последнее убежище грозной богини Тьмы от владений дружественно настроенных к ней драконов. Мир, в который сбежали остатки множества народов, детей ночи, миры которых поглотил беспощадный, жгучий свет. Как умудрились столько живых существ создать баланс и жить бок о бок друг с другом на таком маленьком пространстве? Миллионы всевозможных видов, среди которых люди составляли лишь крошечную часть.
   Очарованный искристым светом, демон потянулся вперед, желая тронуть всполох магического огня.
   -- Кья!!! -- прозвучал задиристый вопль позади черного монстра и что-то с силой ударило демона в спину.
   Черный качнулся, потерял равновесие, и с силой влепился мордой в искристую стену. По барьеру побежали едва зримые, быстро угасшие волны. Мягко спружинив, силовое поле отбросило демона.
   -- Ага, получил? -- феи, не меньше десятка девчонок разного возраста, набросились на чудовище, принялись дубасить его и пытаться повалить. -- Будешь знать, как заходить на нашу территорию!
   -- Территорию, значит? -- Черный поднял руку, на которой висело сразу две брыкающиеся феи. -- А вы сильные. Чем дальше от людей и йокай, тем феи сильнее.
   -- Ты тоже не слабак. -- перед повернувшейся фигурой в черном, порхала на ажурных крыльях девочка, которой можно было на вид дать лет семь. На самом деле ей было уже почти сорок два, но кого интересуют такие мелочи? Душой и разумом она по-прежнему оставалась ребенком. -- Я - Шимми, главная здесь! Хочешь к нам в банду?
   -- Приглашаешь? -- демон искренне удивился. -- А не боишься?
   -- Чего тебя бояться? -- удивилась фея в ответ. -- Ты же дух природы, из наших! Давай играть!
   -- Во что?
   -- В нападение на человека! Чур, ты - человек!
   -- Я слишком большой для человека. Давай ты им будешь?
   -- Нет, я не люблю, когда на меня нападают. Это больно. Ты - новенький, тебе и самая плохая роль!
   -- Тогда, может быть я буду каким-нибудь йокай?
   -- Нет. На йокай нападать не так интересно. Они воняют меньше людей и иногда нам помогают!
   -- Ладно, ладно, изображу человека. Но сильно поддаваться не буду, не надейтесь, иначе играть будет не интересно. Так, все прячьтесь вон в той роще, а я сейчас буду как будто мимо проходить...
   -- Не командуй тут! -- возмутилась фея. -- Я - главная! Девчонки, все, летите за мной! Сейчас мы спрячемся и хорошенько проучим одного огромного человека, чтобы он никогда больше где не надо, не ходил!
   -- Проучим, проучим! -- радостно гомоня и взвизгивая, ватага крылатых девчонок, отцепившись от черного страхолюда, помчалась к роще.
   Во тьме под капюшоном блеснули клыки. Демон, ухмыляясь и разминая кулаки, направился следом за спрятавшимися феями. Точно в торопливо устроенную ловушку. Он-то думал, что веселье начнется с утра! Нет, похоже, ночью тоже скучать не придется. Интересно, его сразу будут бить? Или сначала грабить? Во внутреннем кармане плаща у падшего ангела лежало килограмма три фруктовых леденцов. Зная, что предстоит общение с феями, запасся. Настоящие сокровища! Конфет местные хулиганки еще никогда не ели. Пусть порадуются.
   -- Ах, какая замечательная роща! -- громко, нараспев произнес монстр, старательно делая вид, что не замечает хихикающих по кустам и осторожно подбирающихся к нему разбойниц. -- Сейчас буду долго и упрямо здесь гулять! И никто мне не помешает!
   Вечер. Богиня, бодрствующая по ночам, надежно хранит этот мир от любых посягательств. Значит... есть еще несколько часов для игр и веселья. Утром она, пьяная и усталая, вернется с празднования домой, повалится спать и утонет в грезах о прошлом, забыв о реальности. Тогда на сцену выйдет демон. Все начнется утром, а пока...
   -- Попался! -- феи набросились на чудовище со всех сторон и, дружным ударом, все-таки сбили его с ног.
   Хохот и веселый визг наполнили рощу. Демон не боялся привлечь внимание посторонних и навредить этим своим планам. Вокруг на километры не было ни одного человека или йокай. В зоне отчуждения жили только феи. Причем самые проблемные. Те, что нападали на людей и йокай не только ради игр. Крепко получившие от магов и сбежавшие в последнюю, тоненькую полоску, где их враги никогда не появлялись. Местные самые отъявленные разбойницы.
   Даже играя, били они всерьез и, раззадорившись, начали применять магию. Крепкая чешуйчатая шкура защищала демона, но в голове его кружились сочувственные мысли к тем людям и йокай, что попались этим феям раньше него. Впрочем, не все терпели магические удары и пинки так же стойко, как он. Генсокье было вдоль и поперек исполосовано шрамами недавних боев. Стычки явно происходили каждый день. Дележ территорий между группами йокай, соперничество и дружеские потасовки - все переходит на новый уровень, если практически каждый житель мира владеет разрушительной магией в большей или меньшей степени.
   Пришедшие извне были сильны, а местные... феи, родившиеся из магических потоков как попытка природы защитить себя от произвола переселенцев из других миров, оказались гораздо слабее людей и йокай, магические силы которых были подняты искусственно по воле богини. При попытке нападения на людей, скорее не люди получили травмы, а сами феи.
   Удар сгустка магии, и кровь брызнула на опавшую листву.
   -- У тебя есть кровь? -- удивленно воскликнули сразу несколько фей. -- Ты... ты что, йокай?
   -- Это просто имитация. -- рассмеялся демон и спешно обратил кровь в мелкокристаллическую пыль, рассыпавшуюся и пропавшую без следа. -- Для реалистичности.
   Феи сразу успокоились.
   -- Уже совсем стемнело. -- сказал Черный, желая еще больше отвлечь своих новых знакомых от его странностей. -- И выглядите вы устало. Вам не пора спать?
   -- Нет, мы этой ночью спать не будем. -- заявила Шимми.
   -- Я уже почти две недели не сплю! -- пискнула одна из подружек главной бандитки.
   -- А я три! -- пискнула вторая.
   -- А я один раз целый год не спала и даже распадаться начала, -- похвалилась третья. -- Но выдержала и только сознание потеряла!
   -- А я каждую неделю спать не боюсь. -- Шимми и тут не упустила выставить напоказ свою силу. -- Мне такие кошмары снятся, что с ума можно сойти, а я все равно не боюсь! Поэтому я здесь главная! А ты... -- она запнулась, только сейчас подумав о том, что не знает имени чужака.
   -- Можете называть меня Безымянным. -- подсказал демон.
   -- А ты, Безымянный, сколько не спишь?
   -- Уже двадцать лет.
   -- Что? -- дружно изумились феи. -- И до сих пор не распался? Ты действительно очень сильный! Не плачешь, когда тебе больно, и барьера касаться не боишься!
   -- А почему, такой сильный, не спишь? Боишься кошмаров?
   -- Нет, просто некогда. -- ответил демон, заглядывая в мутные от слишком долго сдерживаемого сна, переполненные усталостью, глаза фей. -- А кошмары меня не мучают. Знаете почему? Потому что у меня есть это!
   Из глубин черного балахона вынырнула костлявая рука, на ладони которой полыхнуло зеленое призрачное пламя. Пламя пришло во вращение и к нему, со всех сторон устремился черный туман, крошечными частицами поднимающийся из тел фей, из трав и деревьев вокруг них. Он возникал даже из земли и воздуха, собираясь в бесплотные тонкие шлейфы, что, словно на клубок, наматывались на кружащийся зеленый огонь и исчезали в его глубине.
   -- Черный Ветер! -- изумленно зашептались феи. -- Он втягивает в себя Черный Ветер!
   Отрицательные излучения биополей, сводящие с ума и отравляющее все живое.
   -- Это - поглотитель проклятий. -- сказал демон, склоняясь и оставляя призрачное зеленое пламя на земле. -- Пока он горит, можно спать спокойно. Ни один кошмар отдыхающую в мире грез душу не потревожит.
   Прежде, чем он договорил, уснули две, самые усталые, феи. Черный едва успел подхватить их падающие тельца.
   -- Держитесь! -- воскликнул он, увидев, как закрываются глаза остальных фей вокруг него. -- Я сейчас!
   Из торопливо развернувшегося пространственного искажения выпало широкое, мягкое одеяло. Демон уложил на него потерявших сознание фей. Остальные, с трудом взмахивая крыльями, кое-как добрались до импровизированной постели сами и попадали на одеяло, отдаваясь блаженным объятиям сна. Никто из них с самого своего рождения, ни разу еще не спал без кошмаров. Если во сне не будет всевозможных ужасов про разрушение и страх, то что же будет там? Пустота? Как желанен может быть отдых в пустоте!
   Дети, не знающие чарующих, волшебных сновидений... они будут весьма удивлены.
   Демон тоже был удивлен, когда из-за деревьев со всех сторон начали вдруг вылетать новые феи. Привлеченные шумным весельем, они слетелись сюда со всей округи, но прятались, ведь находились на чужой территории. Дыхание зла, Черный Ветер, измучило их не меньше, чем Шимми и ее подруг. Почувствовав изменения в окружающем мире, они потянулись к поглотителю проклятий, как задыхающийся человек тянется к открывшейся отдушине с чистым воздухом. Теперь можно отдохнуть... впервые за десятки лет, можно спать без мучительных кошмаров.
   Застелить всю площадь, которую охватывало влияние зеленого огня, демон не успел. Феи падали на серую прошлогоднюю листву, повисали на ветвях деревьев и кустарников, словно подбитые разноцветные птицы. Их становилось все больше. Видимо, удивленные тем, что улетели соседи, посмотреть на причину подтягивались феи из все более отдаленных мест. Сколько их соберется здесь?
   Не важно. Блаженство мирного сна будет кратким. Сил поглотителя хватит только до утра и с рассветом вернутся кошмары. Феи проснутся. Они не смогут избежать участия в великой войне.
   Чудовище тронуло когтями волосы феи, лежащей перед ним, и поправило локоны, открыв личико спящей девочки. Лицо ребенка, озаренное изнутри светом давно забытого счастья.
   Демон посредством глаз одного из своих конструктов взглянул на хозяйку этого мира, невероятно сильную богиню, что, пряча свою сущность под обликом обычного йокай, пила вино и веселилась в селении людей на празднике урожая. Маскировочный артефакт слабых мусорщиков, помогавший им выживать и работать бок о бок с могущественными конкурентами, скрывал от взглядов стражей и хозяев этого мира присутствие проникших к ним порождений мертвых миров. Здесь все шло как обычно.
   Жаль, что никакая маскировка не спасет демона, вздумай он приблизиться к своему врагу. Так заманчиво нанести ей удар в спину и увидеть удивление в ее глазах! Ничего, кроме удивления. "Пожиратель душ", сильнейшее оружие серого странника, не причинит богине такого высокого ранга ни малейшего дискомфорта.
   И, все же, удар будет нанесен!
   Алое сияние, льющееся из глаз демона, среагировало на его ярость и распространилось по всему телу монстра. Хлынуло из рукавов и дыр балахона. Поглотитель проклятий тревожно полыхнул, пытаясь поглотить всю массу отрицательных энергий, которыми был пропитан его хозяин.
   Демон стиснул кулаки и взглянул на спящих вокруг него фей. Алое сияние угасло и скрылось. Пусть жители этого мира наслаждаются покоем, пока это возможно. Все начнется утром, а до утра пусть предаются блаженному сну.
   Костяной шип хвоста, ударом изнутри, пронзил ткань балахона над спиной демона и распорол ткань сверху вниз. Перепончатые крылья взметнулись в темные ночные небеса и трехметровая тварь рванулась в звездную бездну.
   Чистый воздух и пьянящая высь кружили голову. От бесчисленных звезд над головой, среди которых были спрятаны миллиарды живых миров, захватывало дух. Всей душою демон наслаждался, впитывая энергии живого мира.
   Генсокье прекрасен. И, все же, в нем был изъян.
   -- Мир, в котором никому нет дела до того что происходит с детьми, не имеет права на существование. Думали, катастрофа далеко? Я принес ее с собой. Объявите мне войну? Это станет вашим приговором! Со всей вашей силой, доблестью и стремлением защитить своих близких, каждый увидит, к чему приводит нежелание замечать чужую беду и привычка решать проблемы встречной агрессией! Зло привлекает зло, умножает зло, порождает новое зло. Истина, верная для всех миров, без исключения! Празднуйте же, беззаботные воины и маги! Танцуйте! У меня для вас много подарков.
  
   Вычурная посуда, одежда, книги. Блестящая бижутерия. Маски и фейерверки. Тысячи всевозможных сувениров.
   -- Как ни посмотри, а это самые обычные вещи. -- Кирисаме Мариса зевнула, выражая этим свою безмерную скуку. -- Признаюсь, я ожидала много большего от пришельцев из другого мира.
   -- Магическими вещами мы не торгуем. -- отозвалась на ее ворчание девушка, которую по внешнему виду никак нельзя было заподозрить в том, что она пришла в этот мир извне. Разве что глаза ее были лишены какого-либо выражения, что пугало и настораживало жителей Генсокье. -- Никогда нельзя предсказать, как магическая энергия предметов из чуждых пространств отреагирует на магию мира, в котором они будут проданы. Мы ценим свое доброе имя и гордимся тем, что можем гарантировать безопасность покупателей. Это касается не только отказа от магии. Например, купив чашку в другой лавке, вы рискуете порезаться, если уроните ее и начнете собирать осколки руками. С нашей посудой такого никогда не произойдет. Во-первых, нужно приложить немалое усилие, чтобы разбить купленную у нас чашку, а во-вторых, сколы получаются плавными и разбитую посуду можно без малейшей опаски сжимать в ладони.
   -- Полезное свойство, но увы, для меня совершенно неинтересное. -- Мариса пренебрежительно помахала рукой. -- Не беспокойтесь, на ваш товар найдется немало покупателей, кроме меня. Людей обычных в Генсокье предостаточно, может быть и йокай тоже что-нибудь оценят. А я ищу нечто совершенно удивительное!
   -- Но, может быть, вам приглянется вот это? -- на плечи Марисы опустилось серебристо-белая шубка из мягкого меха. Парень-служащий жестом руки предложил клиентке подойти к зеркалу. -- Не магией единой жив человек. Сейчас в вашем мире царит лето, но нам известно, что снежная и морозная зима забирает его в свою власть каждый год. Теплые вещи в холодную пору в любом случае будут актуальны и я предлагаю позаботиться о них уже сейчас.
   -- Неплохо смотрится. -- сказал Мариса, разглядывая свое отражение в зеркале. -- Мех искусственный?
   -- Конечно. -- отозвался парень. -- Мы не возим с собой и не продаем части трупов ни в каком виде. Даже если это трупы зверей.
   -- Не очень-то благозвучно вы изъясняетесь.
   -- Привыкли называть вещи своими именами. -- с улыбкой отозвался парень и принялся расписывать достоинства предлагаемого товара. -- Мех получен искусственным путем, но это точная копия шкуры животного, похожего на ваших больших кошек. Снежного барса, например. Только без пятен. Структура волокон...
   Терпеливо выслушав, Мариса еще раз полюбовалась собой и спросила о цене:
   -- Целое состояние, наверно?
   -- Отдадим за сущий бесценок. Две серебряные монеты.
   -- Вы шутите?
   За одну серебряную монету можно было купить разве что завтрак в не слишком дорогой закусочной.
   -- У нас нет чувства юмора. Мы получаем прибыль от количества проданного, а не от высоких цен.
   -- Хорошо, я покупаю.
   -- Прекрасно. -- девушка-продавец подошла ближе и выписала чек. -- С вас двадцать три серебряные и шесть медных монет.
   -- Что?! Но...
   -- Ознакомьтесь с чеком. Здесь перечислены все наши товары, что вы выбрали и спрятали в своей одежде, что недвусмысленно намекает на совершение покупки. Мифриловое ожерелье с алмазами, пластиковая фигурка слона, игрушка для создания оптических иллюзий...
   -- Ладно, ладно. -- Мариса сердито полезла за кошельком. Как они углядели? Не иначе глаза на затылках есть.
   Торговля шла бойко. На праздник в деревню людей прибыло немало гостей из леса и с великой горы. Очень многие заинтересовались товарами внезапно нагрянувших торговцев из иного мира. Тем более, что цены на товары по меркам Генсокье действительно были смехотворные. Хорошие вещи шли почти даром.
   Хвастаясь приобретениями, люди и йокай вовсю веселились, не спеша устраивать проблему даже из того, что один сумасшедший старик привел на праздник пару десятков фей. Духи природы не заявлялись в селение уже несколько столетий, чему люди были только рады, ведь вредоносные создания все чаще не упускали возможности напакостить людям и только там можно было расслабиться, куда феи летать избегали. Старый безумец выдал им какие-то зачарованные повязки, надев которые на лица, феи проникли на спокойную прежде территорию, но вели себя тихо и никому особо не мешали.
   -- Смотри, смотри, Мариса! -- дед Казуки, изрядно одряхлевший за прошедшие двенадцать лет и явно окончательно выживший из ума, протянул подошедшей девушке марлевую повязку, с нанесенным на нее магическим знаком. -- Сотни лет исследований и трудов не пропали даром! Я сделал хоть что-то действительно важное в этой жизни! Эти повязки смягчают действие Черного Ветра на духов природы и позволяют им дышать спокойно там, где до этого они задыхались от страшного смрада! Проблема, конечно не решена, но это позволит нам выиграть еще лет двести! А за те два столетия, может быть, ты, моя ученица, или твои ученики, найдут решение...
   Мариса, слушая болтовню старика, тихонько вздохнула. Он ведь действительно верит, что Мариса всерьез будет заниматься его исследованиями и потратит на них свою жизнь так же, как потратил свою жизнь на поиски неведомо чего трехсотлетний сумасшедший. Странствовать по опаснейшим пространствам, с боем прорываясь к сильнейшим порождениям магии и природы этого мира, пытаться убедить их в каких-то глупостях, а затем уползать обратно в свое логово чтобы залечить очередную порцию ран? И получать в награду за свои труды только насмешки от всех окружающих.
   Нет, спасибо. Пусть феи тешат себя своими фантазиями сами.
   Старик закашлялся и оперся рукой о край торгового лотка. Мариса посмотрела на своего учителя с жалостью. Совсем плох стал дед. После той встречи с тенши в белом балахоне, старик быстро терял интерес к жизни и угасал буквально на глазах. Он продлял себе жизнь эликсирами и страстью к борьбе, одержимый сумасшедшей идеей о том, что Генсокье на грани гибели, что этому миру нужна помощь и именно он, Кирисаме Казуки, должен взять на себя святую миссию спасения. Но любой запал в конце концов иссякает. Больше маг уже ни с кем не вел разговоров и целыми днями пропадал, совершая бесцельные прогулки в окрестностях селения. Улыбка радости на лице старика расцветала теперь только тогда, когда ему удавалось увидеть беззаботно играющих духов природы где-нибудь на лугу или в зеленых рощах.
   -- Как бы нам твои проделки боком не вышли, дед. -- вздохнула Мариса, поглядывая на нескольких фей в марлевых повязках, что немножко пообвыклись и начали приставать к лотошникам, по указанию старосты селения организовавшим разные забавы для детей. Феям тоже хотелось поиграть, но люди не очень-то горели желанием развлекать духов природы и отдавать призы зловредным хулиганкам, от которых давно уже жители селения не видели ничего, кроме пакостей.
   -- Не беспокойся, у меня все под контролем. -- старый маг улыбнулся ученице и, с трудом переставляя ноги, заковылял к библиотечному лотку, на котором были выставлены книги, которые кто-нибудь мог захотеть купить в личное пользование. Какой-нибудь йокай с Великой Горы, например.
   Но в данный момент книги привлекли внимание не людей и даже не йокай.
   -- Ты просто пытаешься меня обмануть! -- с глубоким возмущением заявила фея льда библиотекарю, который отказался принимать горсть цветных камешков в качестве оплаты за книгу. -- Только откровенный дурак может заявить, что эти сокровища ничего не стоят! Ты посмотри, какие они яркие и гладкие! Воде потребовалось много лет, чтобы придать им такую форму, а ты мне говоришь, что вся эта работа ничего не стоит? Я, между прочим, сама эти камешки собирала!
   -- Вот и попытайся обменять их у кого-нибудь на деньги, а потом приходи ко мне, с деньгами! На камни книги не меняют! Это даже фея должна понимать!
   Вторая фея, что пряталась за спиной у первой, потянула подругу за рукав, желая поскорее сбежать от рассерженного торговца, но воплощение льда ссору прекращать не спешила и неизвестно, чем бы все закончилось, не вмешайся в происходящее волшебник.
   -- Интересуетесь книгами, девочки? -- спросил старик, а оба духа природы испуганно и настороженно попятились от него. Этот человек всегда был доброжелателен к феям и не причинял им вреда, он даже подарки разные им отдавал, вроде тех повязок, что закрывали рты и носы крылатых девчонок сейчас, но все же он был магом, а людей, да еще магов, феи слишком сильно боялись. -- Какую вы хотели купить?
   -- Вот эту. -- воплощение льда указала на яркую детскую книжку, что лежала чуть в стороне от остальных. -- Самую красивую!
   Книга лежала в стороне, потому что явно была изготовлена во внешнем мире и на ее страницах были совершенно нечитаемые строчки знаков неизвестного в Генсокье наречия. Яркие картинки привлекали внимание и интерес детей, но без понимания знаков, ценность ее резко падала. Практически все книги, попадающие в Генсокье из внешнего мира, были бесполезны. Библиотекарь, после кратких переговоров с магом, согласился отдать книжку за сущий бесценок. Старик отдал ему несколько монет и, забрав книжку, отдал ее феям, глаза которых засияли от восхищения.
   Фея, прятавшаяся за спиной подруги, с глубоким смущением и растерянностью принялась благодарить волшебника, но вторая переменилась в лице, завидев стоящую в отдалении Марису, что наблюдала за происходящим. Схватив фею подснежных трав за руку, воплощение льда потянула ее прочь и поспешила скрыться с глаз.
   -- Все-таки непросто снова наладить отношения. -- с улыбкой вздохнул маг, не заметив, кто был причиной резкой перемены в поведении духов природы. -- Но я все равно рад увидеть фей среди людей. Словно вернулись времена моего детства...
   Звучала музыка, в звездное небо взлетали фейерверки, и праздник бурлил как никогда до этой ночи, но...
   Но никто не видел, как та самая девушка, что предъявляла Марисе чек на стащенные с лотков товары, собрала в мешочек часть выручки и, зайдя за полог палатки, исчезла.
  
   Пространственное искажение выбросило конструкта в рощу деревьев неподалеку от поселения людей. Так близко, что музыка и голоса были хорошо слышны здесь, а отсветы фейерверков красили стволы и листву деревьев в веселые цвета.
   Праздничную атмосферу нарушала только высокая черная фигура, стоящая в тени одного из деревьев. Монстр, таящийся от света и людей. Однако, кристальная змея в образе человека, конечно же, не испытывала ни малейшего страха. Она подошла к черной фигуре и с удивлением взглянула на плащ хозяина. Покидая летающий замок этим вечером, он носил черный балахон с золотыми орлами на плечах. Сейчас балахон был с алыми вставками и серебряной змеей, вьющейся кольцами по подолу.
   -- С феями в "Нападение на человека" поиграл. -- пояснил Черный. -- Получил несколько дыр в балахоне, два сломанных пальца на правой руке и штуки три выбитых зубов. Все конфеты отобрали, злодейки... Не переживай, Сильвия! Хватит нам балахонов. Хочешь, настоящий клык демона подарю? В некоторых мирах за него, по незнанию, наверняка кучу денег отсыпать могут.
   -- Если вы его не зачаруете предварительно, хозяин, то это будет самая обычная, бесполезная кость. Есть много гораздо более полезных предметов и многие предметы выглядят привлекательнее для зачарования.
   -- Ну вот... так и знал, что не оценишь. -- желтый, при жизни не избалованный чисткой, клык полетел в ближайшие кусты. -- Жаль... остался бы тебе на память кусок хозяина... ну, так как там наши дела? -- из-под плаща выскользнула длинная лапа с костлявыми, когтистыми пальцами. Ладонь требовательно развернулась. -- Судя по размеру мешочка, товары сметают с прилавков.
   -- Да, господин. -- ответила девушка, положив деньги на лапу демона. -- Люди и йокай нашли много любопытного, и...
   -- И отдают живые деньги за тот мусор, что мы собрали в погибших мирах. -- чудовище сунулось в мешочек и вынуло две золотые монеты. -- Отлично! Плата за книги?
   -- Да, господин. Пачули Нолидж скупила оптом почти все тома по магии и артефактам, которые мы выставили на продажу.
   -- Ловушка сработала! Я знал, что Пачули клюнет на книги! Одна из троих личностей, опасных для меня, надежно устранена! С такой кучей новинок, она из библиотеки не вылезет даже когда небо полыхнет огнем над всем Генсокье! Скажи, Сильвия, разве я не гений?
   -- Я не сомневаюсь в ваших способностях, господин, и уверена, что вы продумали каждый свой ход, но позволю еще раз заметить, что этот мир опаснее тех, в которых мы обычно работаем. Орден Лазурной Чешуи...
   -- Драконам плевать на Генсокье! Йокай, живущие здесь, пришли в этот мир извне, драконы так и не приняли их. Позволили жить, как подопечным попросившей убежища союзницы, но никакой заботы не проявляют и расположения не чувствуют. А люди и феи... если не зацепим остальную часть планеты и не покрошим в фарш миллиарды живущих на ней драконьих питомцев, то ради спокойствия маленького поселения, жители которого уже немало намешали кровь с чужаками, проникать в эти пространства никто не станет. У драконов полно гораздо более важных дел, они ведь даже разговаривать про Генсокье не захотели.
   -- Но если они все же вмешаются?
   -- Тогда мы все трупы. Поэтому главное - сработать тонко и деструктурировать маленький мирок прежде, чем местные высшие успеют опомниться. Волшебница, способная вызвать себе в помощь истинного ангела или бога, устранена. Шестикрылая хозяйка Макая, проникнуть в Генсокье не может. Осталось двое.
   -- Ждем ваших указаний, господин.
   -- Приказы прежние. Продолжайте продавать мусор местному населению и собирайте деньги. Неизвестно, сколько запросит торговец за артефакты. И ведите себя крайне осторожно! Пока рогатая девчонка со смешным именем и лентяйка-богиня не нейтрализованы, малейший промах обернется катастрофой.
   С этими словами, чудовище спрятало деньги под скрывающий его плащ, и ударом когтя распороло пространство перед собой.
   -- Как закончите торг, возвращайтесь в замок. Или развлекитесь на празднике, если есть желание. А я пока наведаюсь в храм. -- неуклюже переваливаясь с боку на бок, монстр помялся на месте и сделал шаг к пространственному искажению. -- Просто так, пообщаться главным защитнико...
   Правая лапа чудовища попала на край балахона и, при следующем движении, ткань жалобно затрещала, разрываясь.
   -- Оп-па! -- демон растерянно замер. -- Не мой размер, оказывается. Минус еще один. Осталось шесть.
   -- Вы неправильно его подвязали, господин. -- Сильвия не засмеялась, даже мимолетной улыбки на ее лице не возникло и вовсе не потому, что она боялась своего господина. Просто чувства юмора конструкты действительно были полностью лишены. -- Прошу вас, будьте осторожнее и аккуратнее.
   Не насмешничая, а с сочувствием размышляя о том, что хозяин в некоторых делах совершенно беспомощен, девушка открыла портал и вернулась в магазин.
   Никто ничего не заметил. Праздник продолжался, люди спокойно общались с конструктами, на радостях забывая даже о пугающе пустых глазах неожиданно вторгшихся в их жизнь чужаков.
  
   Храм Хакурей был расположен слишком далеко от поселения людей, и местность на пути к нему считалась небезопасной. Всегда существовал риск по пути сюда встретить хищного йокай или разозленную сильную фею, ищущую возможность навредить посетителям храма, от жриц которого всевозможные злыдни Генсокье немало натерпелись. Поэтому люди, поклоняющиеся статуе дракона в деревне, в храм приходили крайне редко. В основном это были вынужденные прогулки, если где-то в Генсокье начинали твориться серьезные безобразия, и селению требовалась помощь жриц. Лишенный посетителей, храм медленно приходил в упадок и, ныне, в нем обитала последняя из великих хранительниц барьера.
   -- Рейму, Рейму, Рейму! -- по кустам и кронам деревьев пошел шорох, когда использующие магию левитации жрица и ее спутник на бреющем полете прошли над лесом. -- Спасайтесь!
   Мелкие феи и йокай в панике разбегались кто куда, прятались в норы и укромные места. Повышенная живучесть или даже бессмертие не помогали легче переживать боль от побоев. Сильных магов стаи мелочи боялись как огня и ни за что не посмели бы напасть на них без лидера.
   -- Вот переполох! -- мико, видя что творится внизу, рассмеялась и оглянулась на своего спутника, огромную черепаху-йокай, очень старого друга, который, пыхтя и сопя от усердия, безуспешно силился взлететь повыше. -- Гендзи, может, остановимся и отдохнем?
   -- Нет, Рейму-сама. -- дед-черепаха, вызвавшаяся помочь хозяйке донести покупки до дома, упрямо мотнул головой. -- Я смогу добраться до храма! Я обещал, и я смогу!
   Жрица, навьюченная поклажей даже больше старика, хихикнула и, поднырнув под медленно снижающуюся черепаху, уперлась плечами в нижнюю часть его панциря. Нести на себе удвоенную поклажу и тушу здоровенного йокай было очень тяжело, но...
   -- Так легче? -- спросила Рейму, когда она и старик Гендзи начали подниматься выше над деревьями. -- Держись, друг, мы почти дома!
   Самая короткая ночь в году заканчивалась.
   Горизонт начал светлеть, когда среди дикого леса показалось строение храма и двое путников осторожно опустились на мощеную дорожку.
   -- Уф. -- ноги старой черепахи разъехались в стороны и он грузно рухнул на землю. -- Добрались! Рейму, снимай с меня все. Извини, но я наверное на праздник сегодня больше не полечу. Добраться бы до озера и поплавать в прохладной водичке...
   -- Прости, что вот так с самого веселья выдернула. -- Рейму сняла свою поклажу и начала теребить узел веревки, удерживающей ящики и сумки на панцире черепахи. -- Просто если бы покупки оставила, феи точно бы все растащили. Откуда только взялись они, посреди селения? Лет сто ведь уже близко к людям не подходили. Не иначе, Казуки-сан приволок.
   -- Я сам вызвался помогать, так что не переживай. В моем возрасте много пьянствовать вредно. Видишь, с каким трудом до дома добрался! Так что мне тебя только благодарить надо.
   Рейму начала снимать ящики на землю, как вдруг резко обернулась и крепко сжала пальцами материализовавшийся из магических потоков лист с силовой печатью.
   Словно воплощаясь из утреннего сумрака, к девушке и черепахе приближалась высокая, метра три ростом, фигура в черном плаще. Что еще за чудовище?
   Шла фигура от храма, очевидно, она находилась здесь уже некоторое время. Призрак? Или йокай?
   Из-под плаща показалась волне человеческая рука и, прижав ее к груди, фигура галантно поклонилась мико.
   -- Приветствую вас, уважаемая жрица. -- приятным, спокойным голосом, произнес великан. -- Прошу, не пугайтесь. Уверяю, что для метания в меня магических печатей пока нет ни повода, ни смысла. Я желал лишь взглянуть на местную знаменитость, прямо или косвенно помогавшую решить множество проблем Генсокье. Такая хрупкая, юная девушка... даже появляется сочувствие. Непросто вам, видимо, приходится. Поддерживать храм и решать, одну за другой, проблемы маленького, но кипучего мира...
   -- Спасибо за вашу добрую волю, конечно, но вы не представились.
   -- Мое имя неизвестно нигде и никому в Генсокье. Я странник и отшельник, встретив которого один раз, никогда нельзя быть уверенным, встретишь ли его снова. Есть ли смысл произносить пустое сочетание звуков, которое я принимаю как свое имя?
   -- И, тем не менее...
   -- Можете называть меня Безымянным.
   -- Что за странная скрытность? В этом есть смысл? Уже не какое-нибудь легендарное ли вы чудовище, уважаемый? Ямата но орочи? Или один из драконов?
   -- Нет, я не могу похвастаться широкой известностью и легендарностью. -- отозвалась фигура, торопливо втянув под балахон невзначай выскользнувший шипастный хвост. -- В целом... скрывать мое имя тоже бессмысленно. Если желаете его услышать, то... Андрон. Так меня называл мой единственный настоящий друг.
   -- Позвольте узнать, господин Андрон, зачем вы посещали храм? Могу ли я чем-либо быть полезна?
   -- Ваш храм и вы... я узнал все, что хотел, просто взглянув. Теперь, позвольте задать всего один вопрос. Докучают ли вам феи?
   -- Феи? Вреда от них не слишком много, но, бывает, из их злобных шуточек вырастают весьма серьезные проблемы. Воровство и пакости тоже нельзя списывать со счета. Не удивительно, что люди хорошо платят за зачистку местности от этих вредоносных созданий...
   -- Рейму! Осторожнее! -- поднявшийся на ноги старик-черепаха сделал шаг, заслоняя девушку краем своего панциря. -- От него веет магией стихий! Это - фея!
   -- Ты шутишь? Это же мужчина! Ни разу в жизни не видела фею-мужчину. Разве бывают такие высокие феи, да еще со змеиными хвостами? Или... -- Рейму присмотрелась к великану внимательнее. -- Несколько мелких плутовок встали друг другу на плечи, взгромоздились на ящерицу-йокай и накрылись плащом?
   Великан засмеялся.
   -- Забавная версия. Но все не так. Да, Хакурей Рейму, я - дух природы, которому не слишком хорошо удается притворяться человеком. Что же теперь? Нападешь на меня и попытаешься "зачистить местность"?
   -- Подожди! Не злись. Пока ты не творишь ничего вредоносного, враждовать с тобой, кем бы ты ни был, я не хочу. Феи... которых я уничтожаю при зачистке местности, они ведь не умирают. Они развоплощаются и, потом, восстанавливаются в течении нескольких часов. Процесс для них весьма неприятный и они потому они стараются уйти подальше от мест, где их...
   -- Где их преследуют и пытают, раздирая на куски! Вы, люди и йокай, не желаете вникнуть в суть проблемы и все на свете решаете ударом магии! Если не помогает, вы просто увеличиваете силу удара! Если снова не помогает, зовете друзей и бьете нарушителя спокойствия коллективно!
   -- Переговоры с феями бесполезны. Я много раз пыталась решать дела миром, но они не желают слушать...
   -- Возможно, вы не с теми разговаривали, и не о том. У всего есть причины. У всего есть исток. Но ни один из сильных мира сего не озаботился безумием, которое все больше охватывает фей. Несколько неудачников, упавших с обрыва? Фекалии или дохлые животные, подброшенные в миску с едой? Перевернутые мусорные ведра и украденные вещи? Вы даже не представляете, на что действительно способны духи природы! Однажды, даже очень скоро, ваша магия не поможет вам "зачистить местность", и все вы, и йокай, и люди, будете уничтожены! Дошедшие до крайности, обозленные феи смогут превозмочь боль развоплощения и возвращения материальный образ! Они сметут вас, сильнейших и гордых! Уничтожат ваши дома, истребят людей и животных! Генсокье будет уничтожено, и только барьер спасет от мести фей остальной мир!
   -- Ужас. И когда же это произойдет, позвольте спросить? Завтра?
   -- Если ничего не случится, то через тысячу лет.
   -- Тысячу лет? Слава всем богам, у нас еще есть немного времени! -- Рейму рассмеялась -- Правда, Гендзи? Еще успеем что-нибудь придумать...
   -- Ты не слышала меня? -- рявкнул монстр и откинув полу плаща, наставил на Рейму длиннющую костлявую лапу, украшенную чешуей и когтями. -- Слушай внимательнее! Я сказал - ЕСЛИ ничего не случится! Я позабочусь о том, чтобы случилось все, что необходимо! Готовься к битве, Рейму, мико из храма Хакурей! Великая война уже на пороге ваших домов и я сделаю так, что вы своими глазами увидите, как она накроет Генсокье жарким пламенем!
   -- Вот значит как? Не знаю, что ты задумал, странный огромный фей, но я не позволю тебе натворить глупостей! -- магические потоки сплетались вокруг Рейму, множество силовых печатей возникали, словно из небытия. -- У меня есть друзья, которые будут рады получить экземпляр такой нелепой феи для исследований. Им и расскажешь все о грядущем великом восстании тебе подобных!
   -- Хочешь захватить меня в плен? Не переоцени свои силы!
   Черный плащ взметнулся, принимаясь трепыхаться, словно от сильнейших порывов ветра, и взгляду потрясенной мико открылось жуткое чудовище. Скелет с огромной грудной клеткой, обтянутый чешуйчатой змеиной кожей. Голова существа была нелепым бугром без каких-либо признаков шеи, а костлявые лапы выглядели еще уродливее из-за массивных кистей и ступней. Существо носило одежду - рваные штаны и легкие латы, с наплечников которых свисали, явно искусственные, используемые для маскировки, человеческие руки.
   Земля задрожала, сухие листья и пыль взметнулись до небес, а через миг...
   Все стихло. Фигура ужасающей твари бесследно исчезла. Только пыль и листья медленно кружили в воздухе, оседая обратно на землю. Откуда-то из темноты звучал, быстро удаляющийся, злобный хохот чудовища.
   -- Сбежал... -- старик-черепаха высказал вслух очевидное. -- Показал намерение атаковать, заставил уйти в оборону, и сбежал! Хитрый.
   -- Я за ним!
   -- А твои вещи? Зловредная мелочь все разворует. Я слишком неповоротливый, чтобы быть сторожем.
   Рейму замешкалась, оглянулась на любопытных маленьких воришек, что прятались за деревьями и с надеждой ждали, что хозяйка вещей, купленных на празднике, бросится в погоню за злодеем.
   Мгновение сомнений, еще одно, и... все, время потеряно.
   -- Гендзи, ты когда-нибудь слышал о монстре, похожем скелет в змеиной шкуре? -- спросила Рейму, опуская руки и развеивая силовые печати.
   -- Нет, в первый раз вижу ТАКУЮ фею. Настолько жутких чудовищ и среди йокай не встретишь. Может быть, это фея тьмы, насквозь протравленная злобой? Или эксперимент какого-нибудь сумасшедшего ученого над духом природы?
   -- Если ты прав, то легко понять его недружественные настроения. Надеюсь, он не так силен, как кажется и не успеет натворить серьезных глупостей прежде чем его удастся вразумить.
   Тяжело вздыхая, мико принялась таскать коробки с приобретениями на склад, надежно защищенный магическими схемами от желающих поживиться имуществом храма. Настроение Рейму, такое радужное, быстро портилось и виною был не только монстр-незнакомец. У жрицы, изрядно перебравшей бесплатного вина на празднике, начиналось похмелье. Скорее бы закончить с делами и лечь в постель!
   Кое-как поставив последний ящик и прикрыв за собой дверь, уставшая мико направилась в храм. Теперь наконец-то, можно отдохнуть. Еще несколько шагов...
   Поднимаясь ко входу в храм, Рейму облокотилась о ящик с пожертвованиями и вдруг замерла в удивлении. На дне деревянной коробки, в свете луны блеснул металл.
   -- Не может быть... -- она приоткрыла коробку и заглянула внутрь. -- Он... этот странный монстр... оставил в храме пожертвования?! Ха-ха! Даже легче стало. Возможно, он не такой плохой парень как кажется. Грозный злодей? Пусть заглядывает почаще. Я даже его угрозы и позирование буду спокойно терпеть.
   -- Думаешь, он не опасен? -- обеспокоенный, старик Гендзи не спешил возвращаться в озеро, как будто чем-то мог помочь жрице в случае нападения врага.
   -- Голос у него приятный, по крайней мере. Печальный такой... видимо, он очень одинок из-за своей необычной внешности. Когда выколотим из него бредни про восстание фей, я была бы рада поговорить с ним по-дружески.
   Мико немного кривила душой.
   Войны с йокай и феями бывали слишком редко, чтобы на такой нестабильный заработок можно было поддерживать храм. Если появится благожелательный богатый прихожанин, то можно будет починить подтекающую крышу... заменить подгнившие опорные столбы... перестелить пол на веранде... небольшой теплый пристрой позади храма соорудить для комфортной зимовки.
   И какая разница, как выглядит благодетель? Лишь бы был хорош душою, сердцем и кошельком.
   -- Надеюсь я не слишком сильно его напугала? -- завершив дела и распрощавшись с черепахой, Рейму, не раздеваясь, заползла под теплое одеяло. -- Может, догадается завтра прийти? Обсудим проблемы духов природы... и что-нибудь... придумаем...
  
   Монстр приземлился в лесу неподалеку от храма и, оглянувшись по сторонам, расслабленно прислонился спиной к дереву.
   "Храм Хакурей и его хранительницу проверил". -- отправил демон своим слугам краткий мыслеобраз. -- "Никаких устройств или магических схем для связи с драконами у нее нет, а свитков по вызову высших сущностей, как в библиотеке Пачули, здесь, похоже, и не было никогда. Опасность мага стандартная. Ее не стоит игнорировать, творцы миров, подчиняющиеся ей, весьма сильны, но приоритет моих команд для них выше, а вызвать для боя с нами действительно опасных субъектов, ангелов или истинных богов, она не сможет".
   "Принято. Мы проверили большинство местных магов и йокай. Опасность от стандартной и ниже. Защитников у Генсокье, похоже, действительно осталось только два. Праздник скоро закончится, господин. Большинство товаров продано".
   "Отлично".
   Монстр приподнял голову, под темным капюшоном алым пламенем полыхнули небольшие, узкие глаза.
   Андрон уже хотел применить магию полета и умчаться в небо, как вдруг тонкий, истинно детский голосок окликнул его.
   -- Эй! Ты что-то замышляешь?
   Отовсюду, из-за деревьев и из кустарников, даже из-под опавшей прошлогодней листвы, на чудовище таращились полные любопытства глаза. Множество фей и слабых йокай осторожно наблюдали за незнакомцем, не побоявшимся открытой стычки с их грозным врагом.
   -- Да. -- спокойно отозвался Андрон и тотчас вокруг зазвучал хор восторженных голосов.
   -- Отлично! Мы поможем тебе! -- десятки фей выпорхнули из укрытий и принялись кружить около существа, в котором почувствовали влекущую их великую магическую силу. -- Мы с тобой!
   -- Но вы ведь не знаете, что я замышляю? -- с некоторым удивлением произнес монстр.
   -- А какая разница? Странный ты. Обычно лидеры никаких вопросов не задают. Веди нас, и все! Чем раньше начнется веселье, тем лучше! Мы будем разрушать храм Хакурей? Поможем! Поможем! Только жрицу его бей сам.
   -- Договорились. Сильнейших врагов я беру на себя. -- Андрон посмотрел на йокай, что продолжали таиться на расстоянии, которое считали безопасным. -- А вы с нами?
   -- Мы не пойдем за лидером-феей. -- отозвался кто-то из магических зверей. -- Феи глупые. Лишняя боль.
   -- Что ты сказал? -- полы плаща взметнулись, и йокай в панике помчались прочь от гневно взревевшего и растопырившего лапы чудовища. -- Вернись и повтори!
   Йокай не вернулись и Андрон захохотал. Смех его тотчас подхватили десятки голосков, звучанием похожих на детские.
   -- Будут знать! -- монстр вскинул лапу и указал когтистым пальцем в сияющие рассветной зарей небеса. -- Слушайте, сестры! Я хочу сыграть такую шутку, что содрогнется все Генсокье, от Ада Пылающих Огней, до Небес! Летите же, и сообщите всем, что грядет величайшая война, в которой мы, феи, покажем всем свое подлинное величие! Я призываю всех! От самых слабых, до самых сильных! Родившихся сегодня и проживших сотни лет! Феи всех стихий! Пришла пора объединиться и начать творить историю Генсокье!
   Феи, воодушевленные сверх всякой меры, наполнили лес восторженными взвизгами.
   Теперь, нужно только разрушительное оружие, способное уравнять шансы противоборствующих сторон. На борту летающей крепости серого странника, конечно же, были ядерные ракеты и бомбы с антиматерией, способные уничтожить все живое в Генсокье за считанные мгновения, но они были просто мусором. Оружие разрушения - бесполезный балласт, сброс которого не принесет никакого эффекта, хоть и сильно разозлит местную богиню. Нужно кое-что другое. Бессмысленное истребление и разрушение - занятие для идиотов.
   Какой смысл в том, чтобы уничтожать уже обреченные миры? За двадцать лет ни один из богов не посмотрел в сторону ничтожного дезертира, сеющего ненависть в мирах смертных. Ведь он сеял ненависть не к богам. Нигде не оставлял ни своего имени, ни наставнических речей, он метался из мира в мир. Приходил и исчезал, словно призрак. Мало кто из высших понял, в чем была его месть. Возможно, позже поймут многие. Всемогущий, грозный Зевс. Гордый, жестокий Аполлон. Заносчивая Гера. Может быть, даже они поймут. Чуть позже. Когда крошечный камень, покатившись со склона высокой горы, обратится в грозную лавину, которая сомнет Олимп и ему подобные ордена.
   Выражение алых глаз демона изменилось. Исчезла злоба, ехидство и боевой задор. Что-то человечное глянуло сквозь маску озверевшего безумца. То, что рассмотрела в его душе пленница черной пещеры и успела почувствовать в голосе чужака жрица храма Хакурей.
   "Вам многое предстоит пережить, девочки". -- подумал черный странник, глядя на порхающих вокруг него фей. -- "Не могу обещать, что никто из вас не пострадает, но я буду рядом и приму на свои плечи часть вашей ноши. Не всю. Столько, сколько смогут выдержать мои старые кости".
   Он примет на себя основной удар. Чтобы феи смогли выдержать остальное, им нужно оружие. Божественный артефакт будет вложен в руки лидера, готового вести своих сестер к победе.
  
   Ярмарка гостей из иного мира исчезла так же внезапно, как и появилась, но никто не был особо шокирован его пропажей. Расторговались и ушли, применив какую-то свою магию, или технологии. Что удивительного? Никого не обидели, ничего не натворили. Не попрощались только. Невежливо, но, может быть, у них так принято?
   -- Неплохо будет, если они каждый год начнут приходить. -- таковы были общие настроения, но кое-кто был рад даже больше других, получив удивительную вещицу совершенно бесплатно.
   -- Смотрите, смотрите! -- фея, воплощение льда, подлетела к паре йокай и старшей фее тьмы, что наслаждались закусками, которые стащили с праздничных столов их отправленные "на дело" подчиненные. -- Смотрите, что у меня есть!
   Дайсей, благоразумно пряча подаренную магом книжку подальше от глаз тех, кто мог учинить драку в попытке ее отобрать, держалась в стороне, но Чирно, ледяная фея и самопровозглашенная хозяйка Туманного озера, не могла справиться со жгучим желанием похвастаться. Раздувшись от гордости, она показала своим приятелям стеклянную сферу, дюймов шесть в диаметре, заполненную прозрачной жидкостью и установленную на красочно расписанную подставку.
   -- Ух-ты! А что это? -- все трое предводителей мелких хулиганских ватаг с интересом уставились на сферу, на расположенные внутри сферы игрушечные домики и елку, украшенную разноцветными гирляндами. -- Игрушка?
   -- Да, из другого мира!
   -- А как с ней играть?
   -- Смотрите! -- Чирно мотнула сферу вверх-вниз и легкие белые хлопья, лежащие на дне сферы, взметнулись, закружились в жидкости, и начали медленно опускаться на дно. -- Как настоящий снегопад!
   -- Забавно.
   -- Это еще не все! Смотрите, сейчас осядет...
   "Снег" опустился на дно, снегопад закончился и... в домиках загорелись окошки. Двери открылись и из них вышли миниатюрные люди в шубах и шапках, с широкими лопатами в руках. Деловито и сноровисто, они принялись расчищать дорожки и дворы, собирать "снег" в большие кучи.
   -- А теперь... -- злодейски рассмеявшись, Чирно принялась круговыми движениями мотать сферу. -- Внезапная снежная буря!!!
   Феи и йокай, которых вокруг Чирно собралась уже приличная толпа, залились хохотом, видя как человечки в панике бросаются обратно к своим домикам и прячутся, хлопая дверками.
   -- Обалденная вещь! -- сказала Риггл, йокай-светлячок, большая любительница насылать на дома и припасы людей всевозможных зловредных жучков. -- Ни у кого а Генсокье такого нет!
   -- Да! Но это еще не все. Если нажать на зеленый кружочек вот здесь, появится листок книжки-призрака! -- фея нажала на сенсорную кнопку и перед ней возникла голографическая панель. -- Здесь можно выбрать музыку и настроить громкость. А когда играет музыка, человечки танцуют вокруг елки! Смотрите!
   Из подставки зазвучала мелодия, человечки вышли из домиков и принялись водить вокруг елки хороводы, размахивать ручками и смешно притоптывать.
   Десятки пар любопытных глаз таращились на невиданную игрушку. Хвастливая ледяная фея так и раздувалась от гордости.
   -- Чирно, а откуда у тебя деньги? -- спросила Мистия, ночной воробей, своей магией гасящая зрение людей, и продающая им жареные миноги, как лекарство от слепоты. Она была тем самым редким йокай, у которого водилась некоторая наличность.
   -- У меня их и не было! Я бесплатно взяла.
   -- Стащила? -- дружный вздох изумления был для Чирно наградой. -- Многие пытались у тех торговцев что-нибудь украсть, но всех поймали!
   -- Да! А вот я - стащила! -- соврала ледяная фея, получившая эту игрушку в подарок, после того как минут десять смотрела на "снежную сферу" влюбленными глазами. -- И не просто что-нибудь, а то, что мне понравилось! Все потому, что я - сильнейшая!
   Гомон, полный восхищения, поднялся со всех сторон, а довольная до крайности, Чирно резко встряхнула сферу:
   -- Внезапная снежная буря!!!
   Музыка прервалась, человечки в панике бросились по домам, а феи и йокай захохотали, потешаясь над забавным творением неведомых мастеров.
   Они совершенно забыли об осторожности и в этот момент, словно коршун на добычу, с небес на них спикировала черная тень.
   -- Ага! -- заорала Мариса, соскакивая на землю, хватая метлу и принимаясь прихлопывать ею нерасторопную мелюзгу, не успевшую или не догадавшуюся обратиться в бегство сразу. -- Что у вас здесь за сборище? Опять злодейство замышляете?! Вот вам! Вот вам! И тебе тоже, получи!
   -- Отстань от нас! -- отчаявшись сбежать, Чирно, уже трижды прихлопнутая метлой Марисы, поднялась, отряхнула платьице и с вызовом вздернула нос. -- Что примчалась, дылда? Никто, между прочим, тебя не звал! Мы спокойно играли, а ты...
   -- Знаю я ваши игры. Ну-ка, что это ты там прячешь?
   Чирно закрывала "снежную сферу" руками, но спрятать ее по-хорошему она не могла, а закопать в листву пока творилась неразбериха, фея попросту не догадалась.
   -- Это моя вещь! Какое тебе до нее дело?
   -- Твоя? Где взяла?
   -- Мне ее подарили! -- сказала Чирно правду и, как всегда в таких случаях, ей никто не поверил.
   -- Значит, украла. -- Мариса требовательно протянула руку. -- Верни. Я отдам торговцам, если они когда-нибудь придут в наше селение снова. Слышишь? Отдай мне эту штуку!
   -- Не отдам! Убирайся, ведьма, пока я не рассердилась и не превратила тебя в глыбу льда! -- в воздухе ощутимо похолодало. -- Ты видимо забыла, что я - сильнейшая фея! Пришла пора тебе об этом напомнить!
   -- Снова нарываешься? -- Мариса глумливо улыбнулась. -- Похоже, мозги в твою отмороженную голову вколотить гораздо сложнее, чем всем твоим сестрам вместе взятым! -- волшебница вскочила на метлу и взмыла в небо. Магические звезды возникли вокруг нее и засияли разноцветными огнями. -- Что же, могу только посоветовать твоим дружкам отойти от тебя подальше, иначе могу ненароком зацепить и покалечить!
  
   Кориндо, магазин редких и необычных вещей, был расположен на нейтральной территории, между магическим лесом и деревней людей. Его хозяин, Ринноске Моричика, сын человека и йокай, рассчитывал на коммерческие отношения с обеими общинами, но покупатели заглядывали в Кориндо редко. Виной был товар. Зачем, скажите, телевизоры в мире, где процентов девяносто населения не знает что такое электричество? И зачем мобильные телефоны в местах, огражденных барьером от всех ближайших операторов сотовой связи?
   На полках магазина лежало всевозможное барахло, половину из которого жители Генсокье не могли или не умели использовать, а вторую половину заменяли на дешевые местные аналоги. Иногда богачи покупали в Кориндо необычные для Генсокье предметы мебели или посуду, но в основном жители маленького мирка проявляли завидное равнодушие к происходящему за барьером и всему, что не было тесно связано с Генсокье.
   Владелец магазина не особенно переживал. Флегматичный и нерасторопный по своей натуре, он целыми днями читал книги или ковырялся в очередном непонятном устройстве, пытаясь понять, как оно работает. Любопытный исследователь, он вкладывал в свое дело немало усердия, но ему так и не удалось заставить телевизор показывать картинки, компьютер собирать информацию, а мотоцикл перевозить людей и предметы. Ринноске быстро догадался, что этим вещам, как и обогревателю в его магазине, нужно какое-то топливо, но топливо обогревателя для мотоцикла явно не годилось, а в телевизор и компьютер вообще непонятно было куда его заливать. Груды "непонятых" вещей были свалены по всем углам Кориндо и бессистемно разбросаны по полкам. В хаосе, творящемся здесь, было действительно сложно что-либо отыскать, даже точно представляя, что ищешь.
   Демон в черном балахоне, однако, прекрасно знал где лежит то, что ему нужно. Он чувствовал присутствие необходимых ему артефактов, находясь в любой части Генсокье. Оставалось прийти и забрать их.
   -- Спрячьтесь пока. -- жестом лапы монстр указал на близлежащую рощу, и сопровождающие его феи послушно скрылись.
   У двери висел шнурок колокольчика, но демон лишь потерял минуту времени, ожидая ответа на звон. Хозяин отозвался только на удары ногой в дверь, от которых содрогалось все маленькое строение, от фундамента до крыши.
   -- Приветствую вас, добрый хозяин. -- Андрон поклонился торговцу, но тот ответил хмурым взглядом и промолчал. -- Я слышал о том, что в вашем магазине можно найти всевозможные удивительные товары. Позволите ли взглянуть на ваше предложение?
   -- Вы читать не умеете, уважаемый? -- не слишком резко, с глубокой отстраненностью в голосе, ответил торговец. -- У меня выходной. Магазин закрыт, о чем вы могли бы прочитать в объявлении на том столбе, у тропинки. Приходите через неделю.
   "Ничего себе, выходной! Ну, он же наполовину йокай, у них немного отличные от человеческих понятия о времени".
   -- А, может быть, все же сегодня? -- Андрон, не вынимая рук из-под плаща, потряс мешочком с деньгами так, чтобы монеты зазвенели. -- Уверяю, что компенсирую то, что отвлекаю вас от важных дел. Тащиться сюда еще раз, через неделю, у меня нет никакого желания.
   -- Значит, вам не интересны мои товары. Тот, кто действительно заинтересован в покупке, не станет делать проблему из небольшого ожидания. -- Ринноске отвернулся, и в этот момент разозленный демон схватил его за плечо искусственной рукой.
   -- Я рекомендую вам задержаться, уважаемый торговец. -- прорычал Андрон. -- Не нужно так пренебрежительно и холодно относиться к клиентам. Это может быть вредно для здоровья, поверьте.
   -- Хорошая рука. -- сказал вдруг Ринноске, глядя на крепкую, несколько бледноватую, пятерню.
   -- Что?
   -- Прекрасный образец чужой нашему миру технологии. Где вы его взяли, уважаемая фея?
   -- Я - мужчина. -- поправил торговца Андрон. -- Природный дух, родственный феям. А экзоскелет... нашел. В лесу.
   -- Что только в лесу не найдешь. Позволите ли взглянуть на него, уважаемый дух?
   -- Легко. -- Андрон отдал мысленную команду и экзоскелет, отделяясь от его тела, самостоятельно вышел из-под плаща и встал рядом, словно безголовый робот из металлических стержней и пластин, похожих на латы. -- Это модель "А", для повседневного использования. Стержни образуют скелет, который принимает на себя нагрузку при поднятии тяжестей механическими руками. Очень полезная в хозяйстве вещь. Может переносить до четырех тонн груза без риска повреждения тела хозяина.
   -- Я осмотрю его? Просто из любопытства.
   -- Конечно. А я пока осмотрю ваш магазин.
   -- Договорились.
   Андрон, довольный что конфликт решился без лишнего шума и крови, спустился в хранилище под магазинчиком и быстро извлек из разных углов, заваленных поржавевшим и запылившимся барахлом, четыре небольших предмета разной формы и вида.
   -- Отлично! -- в кромешной тьме блеснули кривые острые зубы, между которыми сочилось алое пламя. Такое же, как текло из глаз демона в минуты его торжества. Этот сумасшедший торговец явно так и не понял, что хранит обломки артефакта, созданного мастером драконов. -- Всего четыре куска из сотни, но для моих целей этого будет вполне достаточно!
   Крепко сжимая в руке добычу, Андрон вышел из хранилища и приблизился к торговцу, увлеченно изучающему экзоскелет.
   -- Я нашел то, что искал. -- сказал демон. -- Сколько вы хотите за эти предметы?
   -- Батарея, устройство считывания, координатор и защитный блок устройства для терроморфинга. -- выдал торговец, вогнав демона в ступор. -- Артефакт, в сборе, меняет климат и атмосферный состав планеты на более подходящий для обитания живых существ. Но это лишь фрагменты. Цена? Цена... это может стоить... девятьсот триллионов.
   У серой ящерицы отвисла бы челюсть, если бы не специфическое расположение головы, более чем наполовину спрятанной в грудной клетке. Как и ожидалось, торговец оказался не прост.
   Значит, этот паршивец все-таки в курсе, что это за предметы попали ему в руки? Космическую цену заломил. Интересно, откуда в Генсокье может появиться столько денег? Даже куча золота на базе демона стоит меньше. Торговец пытается попросту выставить его за дверь? Не понимает видимо, что если чудовище разочаровано и сердито, то у окружающих могут начать выпадать зубы, выворачиваться руки, или даже ломаться шеи.
   -- Хорошая цена хороших товаров. -- Андрон, однако, не был слишком импульсивен. -- Требуемой суммы, увы, у меня нет, но я уверен, что мы договоримся. Может быть, хотите обменять эти бесполезные для вас обломки на... -- демон прикинул, какой из артефактов предложить для обмена. -- Цельный и работоспособный экзоскелет? Совершив обмен, вы не только приобретете чрезвычайно полезную вещь, но и совершите доброе дело. С этими запчастями я смогу починить климатическую установку, которая спасет от гибели мою умирающую родину.
   -- Я так и догадался, что вы не из нашего мира. Не нужно было пытаться меня обмануть. У нас похожих на вас духов природы никогда не было и экзоскелет слишком совершенен для изделий из внешнего мира. Хорошо, я не стану требовать полную стоимость артефактов. Все равно принцип действия и механика этих вещей выше моего понимания. Меняю их на экзоскелет, с условием, что вы мне объясните, как вашим устройством пользоваться.
   Демон, ухмыляясь, согласился и принялся объяснять работу с экзоскелетом. Божественные артефакты отдать за рядовое техническое устройство? Торговец меняет автомобиль на коробку спичек. Даже немного стыдно так обманывать. Но обмен все равно будет выгоден для обоих, ведь без нужных знаний и умений автомобиль - гора хлама. А спички, - это весьма полезная вещь.
   В процессе объяснения, Андрон, со скуки, оглядывал полки магазина, на которых здесь, наверху, были бессистемно свалены понятные и знакомые жителям Генсокье предметы. Те, что внушали хоть какие-то надежды быть проданными. Посуда, одеяла, стулья, различные слесарные и садовые инструменты. Тоже из мира за барьером, временами затягиваемые в Генсокье множественными, рождаемыми великим барьером, аномалиями.
   -- Забавная вещица! -- отвлекаясь, демон подошел к стоящему у стены новенькому фирменному спиннингу. -- У вас тут больше интересных вещей, господин Ринноске, чем я ожидал.
   -- Да. Стоит только поискать, и много чего найдется. Это удочка из внешнего мира. Довольно удобная для ловли рыбы. Я сам ее частенько использую.
   -- Замечательное изделие. -- Андрон повертел удочку в лапах. -- Мне нравится! Сколько вы за нее хотите?
   -- Она не продается. Я сам иногда рыбачу.
   -- Если есть товар и есть покупатель, значит, вопрос только в цене. Тоже хотите девятьсот триллионов? Сейчас я принесу нечто, что, надеюсь, вас заинтересует. -- Андрон распорол пространство когтем и шагнул в прореху, но через миг показался обратно. -- За мной не ходить! Для... кхм... неподготовленных людей, пространственные искажения крайне опасны.
   -- Одна моя знакомая пользуется такими же порталами. Она объясняла мне их опасность.
   -- Это не совсем портал, скорее пространственный туннель, но... не важно. Я сейчас вернусь. Удочку далеко не убирайте.
   Чудовище где-то пропадало почти минуту, а затем пространственный туннель всколыхнулся, расширяясь, и из него вышла фигура в черном, несущая на плече картонный ящик в рост человека.
   -- Вот, нашел! -- Андрон поставил ящик вертикально и взялся за крышку, готовясь отбросить ее в сторону. -- Позвольте представить вам, господин Ринноске, еще один шедевр из того же мира, что и приобретенный вами экзоскелет. -- крышка, которую толкнула когтистая лапа, с легким стуком упала на пол и техник-торговец вздрогнул, увидев девушку удивительной красоты, что лежала в ящике.
   Глаза девушки были закрыты, лицо украшали легкая улыбка и трогательный румянец. Она, казалось, спала и видела хорошие сны.
   -- Вы предлагаете мне человека? -- Ринноске наградил Черного взглядом, полным сомнения. -- Спасибо, не надо. Мне и без нее есть кому нарушать спокойствие этого магазина. Если только... -- торговец вдруг сощурился, присматриваясь к девушке в коробке внимательнее.
   -- Вы правы, это не человек. Перед вами робот-горничная, модель серии "Радуга". Фирма не гарантировала постоянного радужного настроения после ее приобретения, но добавить цвета в серую жизнь любого одиночки эта красавица способна запросто. Она прекрасно умеет поддержать беседу, хорошо танцует как одна так и в паре с другим человеком подходящего размера... в том смысле, что со мной танцевать ей было бы очень сложно, например. Поет, рисует, составляет удивительно красивые букеты. Делает массаж, умеет собирать сплетни, чтобы хозяин всегда был в курсе дел...
   -- Наверное, и уборкой в доме может заняться?
   -- Не исключено. Подозреваю, что даже еду готовит. В инструкции написано про дополнительные возможности, но кому интересны такие глупости? Так, о чем я говорил? Ах, да. Еще, не успел сказать, что она обучена обороне территории и семьи. Вежлива, послушна, неназойлива. Подает кофе в постель и не требует денег. Не пьет, не курит, не ругается плохими словами. Не бьет детей, не треплет нервы, не ноет, не строит из себя неведомо что. Ломаться тоже не станет...
   -- В каком смысле?
   -- В смысле изумительного авторемонта. Питается солнечным светом, следит за собой и самовосстанавливается даже после получения тяжелых повреждений. Само совершенство. Идеальная девушка, как ни глянь. Но на удочку все равно поменяю.
   -- Так любите рыбалку?
   -- Все времени не нахожу выбраться, но в тайне мечтаю. Этот спиннинг - фирменная вещь! Как такой упустить? А за замком... домом моим следят конструкты.
   -- Кто, извините?
   -- Шикигами.
   -- У вас есть шикигами? Пространственные туннели, дом в таинственном месте, служители... все как у... одной моей знакомой.
   -- Да, похоже. -- Андрон засмеялся и во тьме капюшона снова блеснули клыки. -- Будьте осторожны, уважаемый торговец. Не перепутайте нас случайно. Леди Юкари может глубоко оскорбиться, если ее сравнить со мной. Тигрица и таракан, например, оба живые, бегают и внушают ужас людям, но между ними есть огромная разница, как в силе, так и в образе жизни.
   -- Таракан?
   -- Самоуничижительная метафора с моей стороны, которая должна любому показать разницу между мной и леди Юкари. Под тараканом я имел в виду, если что, себя. Так что, господин торговец, сделка заключена?
   -- Похоже, придется мне разыскивать свое старое, ореховое удилище. На обмен согласен.
   -- Замечательно. Как подарок от фирмы, -- Андрон снова проделал когтем пространственный туннель и, сунувшись в него, вынул плоскую широкую коробку. -- Пять бесплатных нарядов для горничной. Это точные копии костюмов персонажей из когда-то популярных видео-сериалов. Получите. Расписываться нигде не нужно, у нас все на доверии и по совести. -- ехидный оскал клыков. -- Ну, если вопросов больше нет, я, пожалуй, пойду.
   -- Подождите! Как ее активировать?
   -- Рассветет, на солнце вынесите и дайте полежать часика три для первичной подзарядки. Потом возьмите ее за руку и позовите по имени. Имя придумайте сами. Она запомнит. Только не назовите ее "Апчхи" или "Хватит Валяться". Позже выяснит значения слов и обидится. Будете много обижать, уйдет. Будете с ней грубы, тоже уйдет. Не будет возможности уйти, самоликвидируется. Это разумное существо, причем умнее, добрее и ранимее человека. Так что будьте с ней осторожнее.
   Словно вспомнив вдруг о чем-то, демон засуетился, забрал удочку и направился к выходу из магазина.
   Над деревьями поднимался алый диск солнца. Главный враг, ведущий ночной образ жизни, укладывался спать, открывая чужаку простор для действий.
   -- Благодарю за торг и беседу, желаю вам удачи, господин торговец. -- сказал монстр, прощаясь с Ринноске и почти беззвучно добавил, с недобрым блеском в глазах, когда дверь закрылась: -- Если твой магазинчик хоть краем зацепит моя маленькая война, удача тебе очень потребуется!
  
   Сражение происходило в воздухе и потому большого ущерба местности не было нанесено, но один из шквалов магических звезд Марисы, накрывающий большую площадь, стеганул по деревьям, кустам и земле, изрядно покалечив растительность и заставив мелочь, неудачно спрятавшуюся здесь, спасаться бегством.
   Чирно кружила и отстреливалась как могла, прошедшие мимо цели острые сосульки градом сыпались на утренний лес. Она вкладывала все силы в борьбу, но широкий луч хаккеро настиг ее в момент, когда фея взмыла высоко в небо и готовилась обрушить на противницу мощь зимней метели. Жаркие магические потоки облекли фею, сжигая и терзая с истинно пламенной яростью. Чирно пришлось приложить максимум сил, чтобы не развоплотиться. Она удержала свою форму, но, покрытая сажей, обугленная и ободранная, теперь едва находила в себе силы держаться в воздухе. Фея не попыталась даже увернуться, только руками заслонилась, когда устремившаяся к ней Мариса на лету перехватила метлу, замахнулась и от души шарахнула ею Чирно по голове. Продолжая движение по инерции, Мариса снова перевернула метлу и оседлала ее, а побитая фея, кувыркаясь в воздухе, полетела вниз.
   -- Не знаю, насколько тебе хватит сегодняшнего урока, -- сказала волшебница, спускаясь к упавшей на лесную поляну фее и соскакивая с метлы. -- Но если захочешь отомстить, или еще что-нибудь в том же духе, я всегда тебе рада. Ты, безмозглая слабачка, просто замечательная кукла для битья! Прекрасно подходишь для испытания магических ударов, или разогрева перед каким-нибудь серьезным сражением!
   Мариса склонилась и подобрала с земли "Снежную сферу", которую Чирно держала в руках все время боя и защитила от луча хаккеро собственным телом. Стремление спасти удивительную игрушку, заставило фею удерживать физическую форму, даже когда боль от магического огня была невыносимой. Только удар о землю заставил оглушенную, избитую девчонку разжать руки и выпустить сокровище.
   -- Действительно крепкая штучка! -- Мариса осмотрела добычу, вышедшую из магической стычки без каких-либо повреждений. -- Не врали, паршивцы. Надо было у них набор посуды купить. Вечный был бы.
   -- Отдай! -- Чирно попыталась подняться на ноги. -- Ты слышишь? Это моя игрушка! Отдай!
   Шквал зеленых магических стрел вбил фею в землю, а Мариса, подбрасывая "Снежную сферу" на руке и насмешливо посвистывая, направилась прочь. Она свысока глянула на Дайсей, что отшатнулась и спряталась за деревом. Отобрать еще и книжку у второй мелкой паразитки? Нет, дед Казуки взбесится, если увидит книгу у Марисы, да и ценность добычи будет совершенно никакая. Одно дело, что яркая.
   Пыль и дым, поднимающиеся над кратером в земле, медленно рассеялись. Феи и йокай осторожно выбрались из укрытий, подбираясь ближе к кратеру на поляне.
   -- Развоплотилась? -- переглядываясь, шептались они, но...
   Чирно приподнялась и села на край воронки. Вокруг дыр в ее теле и у лишенного руки плеча возникали из небытия крошечные мерцающие кристаллики, которые, соединяясь между собой, восстанавливали поврежденное тело ледяного духа. Раны ее зарастали, подтверждая факт, что обычной магией убить фею невозможно. Даже одежда восстанавливалась и, казалось, все в порядке, но другие феи и йокай нерешительно, смущенно держались на расстоянии от Чирно.
   Плечи поникшей ледяной феи, перемазанной в земле и саже, судорожно вздрагивали.
   -- Посмотрели, да? -- сказала она со злостью, едва сдерживая рыдания. -- Понравилось? Хоть бы кто-нибудь помог! Только прятаться умеете!
   Йокай и феи загомонили, придумывая себе оправдания и уверяя, что еще бы немного и они все, конечно же, пришли бы Чирно на помощь.
   -- Я просто залюбовалась боем! -- принялась выводить трели Мистия. -- Думала еще чуть-чуть, и ты победишь! А когда Мариса применила хаккеро, уже поздно было.
   -- Я не думала, что ты так быстро сдашься! -- язвительно отозвалась Риггл. -- Хотела атаковать в самый подходящий момент, а ты даже отвлечь проклятую ведьму толком не смогла!
   -- Да провалитесь вы все! -- Чирно вскочила и оттолкнула двух слабых фей, что, заискивая перед сильной, принялись чистить ее платьице от сажи. -- Просто струсили, так и скажите! Я одна не струсила, а она... эта ведьма... все равно снежную сферу забрала!
   Едва сдерживая слезы и с трудом трепыхая переломанными крыльями, Чирно полетела прочь от притихшей компании.
   -- Чирно-чан! -- Дайсей потянулась за ней, но фея льда, резко обернувшись, обожгла подругу взглядом, полным злости и обиды. Чирно хотела сказать ей что-то, обругать и упрекнуть, но слова застряли у ледяной феи в горле.
   Нужно как можно скорее скрыться с глаз друзей, которые не пришли ей на помощь. Чтобы не смотреть им в глаза. Чтобы труднее было сомневаться в том, что они действительно ей друзья.
   Еще пара секунд, и фея льда скрылась за зелеными кронами летних деревьев.
   -- Ха! -- Риггл презрительно вздернула нос. -- Разревелась, как последняя слабачка! Она не только слабая, но еще и глупая! Была бы умнее, успела бы сбежать! Тогда и "Снежную сферу" спасла бы!
   -- Зачем? Все равно игрушка у нее была неинтересная! -- подпела светлячку Мистия. -- Ну музыка, ну пляшет какая-то мелочь... и что?
   -- Если бы она эту глупость сюда не притащила, Мариса бы за ней не пришла! -- возмущенно заявила Румия. -- Безмозглая Чирно! Чуть весь праздник нам не испортила!
   Обмениваясь подобными репликами, разбойничья мелюзга принялась собирать угощение, рассыпанное по земле и растоптанное при нападении Марисы. Душевное состояние умчавшейся Чирно заботило, по всей видимости, только Дайсей, расплакавшуюся и бросившуюся искать умчавшуюся подругу.
  
   -- Господин...
   Демон, неспешно удаляющийся от магазина Ринноске, оглянулся через плечо.
   Из пространственного туннеля позади него выползала змея с маленькими крылышками, словно собранная из тысяч мелких, искристых кристаллов.
   -- Господин, -- сказало кристальное чудище красивым женским голосом. -- Время действовать. Госпожа Юкари, подчиняясь привычному ритму жизни, отошла ко сну. Камень барьера охраняет ее шикигами.
   -- Хорошо. Чем занят потерянный ангел?
   -- Она покинула праздник и направляется к своему жилищу.
   -- Летит?
   -- Идет пешком, и очень медленно. Полеты в ее состоянии невозможны.
   -- И это хорошо. Перехватить ее или найти логово труда не составит. Сейчас, займемся оружием. Представляешь, Сильвия, выменял артефакты на экзоскелет!
   -- Значит, деньги не понадобились?
   -- Нет. Придется их выбросить. Беатрис была права. Зря только время потратили.
   -- Но вы добились своего, господин, так или иначе.
   Змея, относясь с завидным равнодушием к напрасной трате сил на сбор мусора и торг, оплела черную фигуру кольцами своего длинного тела и всмотрелась в обломки устройства терроморфинга, которые показал ей демон.
   -- Сильно повреждены. Нестабильны. -- сказала она.
   -- Но работать с ними придется здесь, чтобы настройки на магию этого мира не пропали.
   -- Выбора нет. Я установлю силовые щиты на случай критической ситуации.
   -- Не беспокойся, я буду осторожен.
   -- И все же лучше позаботиться. Мне это ничего не стоит.
   Демон и кристальная змея, сопровождаемые целым облаком фей, взлетели над землей, но вскоре опустились в лесу, заприметив удобную поляну.
   -- Начнем. -- демон, с абсолютно серьезным видом, протянул удочку своей спутнице. -- Спрячь ее пока в безопасном месте.
   Змея взяла спиннинг пастью, унесла ее в кусты, а затем скользнула по периметру поляны, пугая переполненных любопытством фей. Чешуйки соскальзывали с тела конструкта одна за другой и зависали в воздухе, создавая кольцо из небольших, сверкающих в лучах утреннего солнца, кристаллов. Волна магии прошла между кристаллами и тонкая прозрачная пленка силового щита возникла в воздухе.
   Пока конструкт создавала барьер, черный странник уселся в центре поляны и, положив куски артефакта на землю, соединил лапы в молитвенном жесте.
   -- Ну, сейчас посмотрим, как этот металлолом перековать можно...
   Артефакты взлетели и повисли над землей, напротив горящих алым огнем глаз демона. Бормоча фразы, которые могли показаться колдовскими заклинаниями, а на самом деле являлись руганью по поводу топорно сработанных силовых узлов, изъевшей артефакты ржавчины и нестабильности батарей, черный странник начал плести силовые схемы, своей волей направляя магические потоки от одной части артефакта к другой. Он соединял их в единое целое и, попутно, совершенствовал конструкцию. Отбрасывал лишние линии, стабилизировал и балансировал систему, перераспределял заряд.
   Воздух вокруг артефактов завивался смерчем и дрожал от переполняющих его энергий. Жар нарастал, сухая трава и листья под ногами демона начали дымиться.
   -- А здесь почему такая тонкая структура? -- Андрон потянулся когтем к артефактам и начал исправлять недоработку создателей блока питания. -- Не удивительно, что он взорва...
   Земля содрогнулась, полыхнуло пламя и, вертикально вверх, из артефактов ударил фиолетовый луч невообразимой мощности. Поляну, окруженную силовым барьером, поглотил огонь.
   Андрон, скрежеща зубами от гнева, протянул руки к пылающим, словно миниатюрное солнце, артефактам и стиснул их костлявыми пальцами, запуская в буйство энергии мощь магии иного мира. Он боролся с разрушением артефакта, а фиолетовый луч меж тем уже достиг поверхности Луны и, пронзив планету насквозь, унесся дальше в космос. Огромный змееподобный дракон, мирно дрейфующий в поясе астероидов, приоткрыл глаза, когда луч пронесся в шести сотнях километров от него, лениво зевнул и, мысленным зовом окликнув играющих с камнями детенышей, заскользил в сторону планеты, на поверхности которой энергетический поток рождался.
   -- Проклятый, бракованный мусор! -- Андрон сыпал проклятьями в сторону местных технологий. -- На защите и надежности экономили, змеиные отродья!
   Руки демона лишились чешуи и когтей, все тело покрыли тяжелые ожоги, но он не ослаблял хватку и, одну за другой, замыкал разорвавшиеся силовые линии. Работать становилось все легче, запасы энергии в артефакте истощались. Фиолетовый луч угас, а через пару минут начало опадать и бушующее пределах силового поля, бешенное пламя.
   -- Сейчас я сниму защиту! -- выкрикнула Сильвия, обращаясь к оторопело смотрящим в огонь феям. -- Могут вспыхнуть кусты и деревья! Отойдите подальше!
   Феи послушно улетели и Сильвия, предусмотрительно утащив сначала от силового поля удочку, вернула магические кристаллы обратно в свое тело. Барьер фыркнул и погас, чудовищный жар хлынул на лес и начался пожар, но феи водной стихии быстро его локализовали. Пар, не успевая улетучиваться, снова подхватывался магическими потоками и льнул к обугливающимся деревьям, сбивая пламя.
   -- Вот и все. -- Андрон вышел из кипящего лавой круга сожженной земли, держа на руке каплеобразный, прозрачный кристалл. Прежние, угловатые материальные формы артефактов выгорели. Теперь силовые линии были заключены в искажении пространства и на ощупь казались холодным, невероятно прочным, камнем. -- Сам поражаюсь, но эта штука работает! Всего на пятьдесят процентов мощность упала, но за счет нового силового узора, структура безопасна, легка в применении и гораздо более компактна! Осталось зарядить ее космическим холодом, и можно начинать великую войну! Сильвия! У меня одежда сгорела. Принеси новую.
   Змея метнулась в пространственное искажение и через минуту вернулась, держа в пасти черный плащ и аккуратно сложенные, новенькие штаны, которые Андрон разорвал в нескольких местах, пока натягивал на свои лапы, украшенные когтями и покрытые острой чешуей.
   -- Кстати, -- сказал демон, потуже затягивая ремень, чтобы рванье не слетало с его тазовых костей. -- Мне показалось, или я тем лучом Луну зацепил? Сильвия, отправь кого-нибудь, пусть оценит ущерб.
   -- Я отправила Гарольда проверить и уже получила от него доклад. Удар пришелся по пустынной местности, жертв нет, но жители Луны в панике. Опасаюсь, что они оценят этот удар как атаку со стороны землян, разработавших и применивших новое оружие.
   -- Ха-ха! Вот так и начинаются межпланетные конфликты! Ушастые еще больше развеселятся, когда узнают, откуда по ним шарахнули магическим лучом, способным пронзать планеты! Юкари будет в шоке, когда проснется и увидит, что на ее земли сыплется десант из разъяренных инопланетных грызунов, под покровительством дракона! Пусть тогда что хочет делает, на колени встает и плачет, но я спасать ее и заключать с ней военный союз против лунян не буду.
   -- Вы правильно заметили, что лунянам покровительствуют драконы.
   -- Так ведь не погиб никто! Заявится дракон с претензиями, извинюсь за беспокойство. Может быть, даже не убьет. Но едва ли, честно скажу, возня таракана в углу их хоть каплю заинтересует!
   -- Таракана?
   -- Да. Хорошее сравнение. Разве не похож? Мелкое зловредное насекомое, живущее в неухоженных и заброшенных домах. -- Андрон рассмеялся и оскалил клыки. -- Но боги часто забывают о том, что шарящие по помойным ведрам насекомые всюду таскают с собой опаснейшие болезнетворные бактерии. Такие, как эта. -- демон показал кристальной змее свежесозданный артефакт. -- Бактерии, что могут стать причиной настоящей губительной эпидемии! Одно только меня смущает. На мертвом теле Генсокье даже насекомому вроде меня не найти ни одного действительно вкусного кусочка пищи. Камень барьера - единственная ценная вещь, которую я здесь вижу. Невероятно мощный инородный артефакт, гармонично вплетший свою силу в магические потоки этого мира! С ним в руках, даже я, жалкий таракан, смогу почувствовать себя богом! Не терпится его получить...
   Змея помедлила несколько мгновений, пока демон разворачивал и встряхивал плащ, точную копию предыдущего, но теперь с золотыми узорами в виде опадающих листьев. Продолжать речь хозяин явно не намеревался, и Сильвия задала вопрос, над которым размышляла с момента встречи с демоном поле завершения торга в Кориндо.
   -- Позволите спросить, господин... зачем вам удочка?
   -- Спиннинг. Необходимейшая вещь для ловли крупной рыбы. Скоро сама все увидишь. Сейчас надо зарядить артефакт. Как его назвать, кстати, есть предложения? "Перестроенный модулятор погоды" - не звучит.
   Вытянув длинную, костлявую шею, Андрон опустил голову пастью вниз и погрузил морду в собственную грудную клетку. Так, что над плечами остался только бугор верхней части головы, на которой находились ядовито-желтые, источающие алое свечение, глаза. Нехитрый прием, позволявший ему прятать под капюшоном свою слишком длинную морду и, хоть как-то маскироваться под человека. Капюшон тотчас занял свое законное место, и под ним невозможно уже было ничего рассмотреть, кроме призрачного алого свечения.
  
   -- Ненавижу! Ненавижу! -- влага конденсировалась в морозном воздухе и, смерзаясь, сыпалась наземь колючим мелким крошевом.
   Если бы на глаза Чирно попался сейчас кто-нибудь, не слишком сильно развитый магически, ему бы сильно не поздоровилось, но люди отдыхали после праздника урожая, йокай прятались по своим логовам, а вездесущие феи благоразумно держались от нее на расстоянии.
   Может быть, так было даже лучше.
   Полет феи был неровным. Порхая на едва восстановившихся крыльях, она, побитая и униженная, выбралась на берег широкого ручья и села у воды, которую тотчас начала покрывать корка льда.
   Утирая сопли и слезы, Чирно вспоминала все свои обиды, понесенные от волшебников людей и от сильных йокай, которые никогда не упускали возможности потрепать случайно встреченную фею, если та при виде их не обращалась в бегство сразу.
   -- Ненавижу!!! -- вода из воздуха устремилась к ладони Чирно, конденсировалась и смерзлась. Фея со злостью швырнула кусок льда в ручей и поджала колени, обняв их руками. Она опустила голову, пряча от посторонних взглядов свое, залитое слезами, лицо, и вздрогнула от рыданий.
   Плюх!
   Чирно не обратила на посторонний звук ни малейшего внимания. Она была слишком занята своими переживаниями.
   Плюх!
   Фея сердито шмыгнула носом. Рыба, что ли, играется? Вот сейчас как замерзнет весь ручей, пусть тогда попробует поплескаться!
   Плюх!
   Чирно, начиная злиться, подняла голову и глянула на источник шума. Течение ручья несло мимо нее странный каплеобразный предмет. Девчонка недоверчиво посмотрела на него. Что это? Бутылка? Или кусок льда? Кажется, от него веет природной магией...
   Глаза Чирно расширились в изумлении. Фея глянула по сторонам, сорвалась с места и, порхнув к плывущему по ручью предмету, схватила его руками.
   -- Попался! -- забыв о том, что плакала несколько секунд назад, Чирно восторжествовала, но вдруг предмет рванулся, пытаясь освободиться, словно живой.
   Спиннинг гнулся дугой, грозя сломаться в любой момент. Демон, стоящий на толстой ветви дерева, для устойчивости был вынужден вонзить когти ног в жесткую кору, и на стволе оставались глубокие рытвины, когда удилище дергалось особенно сильно. Андрон с азартом вываживал свою добычу, уверенными рывками водил ее из стороны в сторону и сматывал катушку.
   -- А ты утверждала, что здесь нечего ловить, Сильвия! -- смеялся он. -- Главное правильно подготовить приманку, и обязательно что-нибудь клюнет!
   Кусты зашуршали, послышалась возня. "Рыба" не догадывалась намотать леску на деревья, но ее бестолковых рывков было достаточно, чтобы запутать снасть демона в кустарнике.
   -- Действительно крупная добыча! Как сопротивляется!
   Андрон рванул, леска, напитанная его магией, прорезала кусты и вытащила к подножию дерева запыхавшуюся фею в синем платьице, крепко вцепившуюся в безымянный артефакт.
   -- Отдай! -- Чирно, не думая даже сдаваться, уперлась ногами в землю и снова дернула артефакт на себя. -- Это мой блестящий камень! Я его первая нашла!
   -- Хочешь, подарю? -- Андрон, ослабляя леску, сел на ветви и сбросил с головы капюшон, одновременно вынимая морду из грудной клетки. Зрелище было не для слабонервных, но Чирно чувствовала в незнакомце магию природы и потому не испугалась.
   -- Подаришь? Как можно подарить то, что уже и так мое? -- с вызовом заявила она, твердо уверенная, что в мире нет феи сильнее ее.
   -- Трудный ребенок. -- Андрон слегка подергал удочкой, напоминая девчонке, что артефакт все еще на леске. -- Ладно, скажу иначе. Я перестану бороться с тобой за эту штуку и объясню, как ей пользоваться. Я сам ее создал и знаю о ней все. Применяя в бою мой подарок, ты сможешь стать не только сильнейшей феей, но и могущественнейшим магическим существом во всем Генсокье!
   Демон лгал, но Чирно этого не знала.
   -- Ты сделал этот камень? Я чувствую в нем магию... магию льда!
   -- Космический холод. Неудивительно, ведь я создал это оружие специально для тебя.
   Спиннинг в руке Андрона и леска, тянущаяся к артефакту, полыхнули огнем. В одно мгновение снасть, отслужившая свое, рассыпалась серым пеплом.
   Демон, сопровождаемый кристальной змеей, соскочил с дерева и, приземлившись в нескольких метрах от Чирно, направился к девчонке размеренными, спокойными шагами. Фея напряглась как перед боем, но не попятилась. Что это чудовище сделает? Убьет ее? Дух природы, она не могла умереть в человеческом понимании смерти.
   Андрон не стал атаковать. Он протянул верхнюю лапу, коснулся магического камня и активировал его.
   Вихри магии, заключенные в безымянном артефакте, обняли Чирно, подарив ей ощущение невероятной мощи. Земля, кусты и деревья вокруг нее начали быстро покрываться инеем.
   -- Приветствую вас, госпожа Чирно, королева Туманного озера, и владычица фей! -- сказал демон, склоняясь перед потрясенной девчонкой. -- Я принес вам оружие и привел армию, готовую следовать за вами! -- он сделал знак рукой и целые сонмы фей вылетели из укрытий, окружая Андрона и Чирно большим, грозно жужжащим роем. -- Сегодня, моя госпожа, вы поведете ваши войска к победе и покажете нашим жалким врагам, на что способны феи! С моим оружием и вашей силой, мы - победим! Отомстим врагам за все наши обиды! Пусть трепещут жалкие людишки и йокай, называвшие нас глупыми! Пощады не будет! Сестры, в бой!!!
  
   Облако фей, тучей поднявшееся над землей, полетело над лесом, направляясь к деревне людей. Там, где они пролетали, земля смерзалась, а вода обращалась в лед без какого-либо направленного воздействия со стороны фей.
   -- Магия артефакта передалась не только его новой хозяйке, но и ее сильным союзницам. -- сказала Сильвия. Она и демон остались стоять на месте. Опьяненные жаждой победы феи умчались, не собираясь их ждать. -- Скоро даже слабейшие будут захвачены силой льда. Для мира смертных, это ужасное оружие.
   -- Настолько страшное, что селяне могут испугаться и спасовать перед роем фей. Войну предотвратить проще простого. Феи как дети. Пара подарков, извинения и добрая улыбка могут развеять их злость и предотвратить крах этого мира. Старый алхимик, Кирисаме Казуки, на данной стадии один способен порушить все мои труды. Но... -- Андрон сплел из магических потоков замысловатую магическую схему, которая, пылая колдовскими огнями, повисла в воздухе перед ним. -- ...Есть ли предел коварству падших ангелов?!
  
   Троица разбойничьих вожаков, набив животы ворованной едой, расположились на ветвях близлежащего дерева и вознамерились отдохнуть. Мистия и Риггл дремали, Румия лежала на животе, а на спине ее плясали две маленькие феи, босыми ножками делая своему лидеру массаж. Никто не ожидал, что их могут потревожить, как вдруг повеяло холодом. Столь сильным, что ветви и листья деревьев начали быстро покрываться инеем.
   -- Эй, девчонки, смотрите, что у меня есть! -- с небес, окутанная странной синеватой дымкой, к забеспокоившимся разбойницам спикировала Чирно.
   -- Еще что-то нашла? -- Румия поднялась и села, уставившись на каплевидную магическую структуру в руках феи льда. -- Тоже игрушка?
   -- Надеюсь на этот раз ты за собой Марису не привела? -- язвительно бросила Риггл, не замечая, как небеса начинают темнеть от крыльев тысяч фей, настигающих вырвавшуюся вперед предводительницу армии. -- Второй раз представление с избиением ледяной феи смотреть не интересно!
   -- Ха! Скорее бы увидеться с этой ведьмой! Я как раз лечу к ней, чтобы поставить дерзкую выскочку на место! Вы со мной?
   -- Нет! Опять одно бахвальство. Мариса тебя в грязь носом ткнет, а потом еще и нам достанется. Скройся куда-нибудь, и перестань морозить! Холодно же!
   -- Бахвальство? Перестать морозить? -- глаза Чирно судились. -- А как тебе это?!
   Магия потоком хлынула из демонического артефакта и, змеей метнувшись к Риггл, оплела светлячка от ног до шеи. Не успела разбойница даже вскрикнуть, как потоки магии обратились в лед и намертво сковали ее.
   -- Ну, что теперь скажешь? -- Чирно наставила на пленницу окутанный синим свечением артефакт. -- Это - "Сердце зимы", и с ним я - королева всех фей Генсокье!
   -- Что ты делаешь?! -- завопила Риггл. -- Отпусти меня, дура!
   -- Дура? -- засмеялась Чирно. -- Ты сама дура!
   От холода смерзлась земля, и окутанная магией артефакта, Риггл в одно мгновение обратилась в ледяную скульптуру. Девчонка буквально утонула во льду, и раскрытый в крике ужаса, рот ее больше не мог издать ни звука.
   Чирно засмеялась. Риггл не считалась ей противницей даже тогда, когда у ледяной феи не было артефакта. Сейчас же, прихлопнуть светлячка стало так же просто, как... что может быть легче, чем придавить насекомое?
   Фея глянула на Мистию, но у той хватило ума обратиться в бегство сразу, как только Чирно атаковала Риггл, и теперь фея увидела лишь мелькнувший край коричневой юбки ночного воробья, удирающей и прячущейся за деревьями.
   -- Румия? -- Чирно, теряя интерес к сбежавшей йокай, глянула на фею тьмы.
   -- Я полностью к вашим услугам, великая королева. -- злобная фея, по слухам не брезговавшая людоедством, склонилась перед Чирно. -- Я, и все мои подчиненные, полностью в вашем распоряжении. Позвольте нам помочь сокрушить ваших врагов!
   -- Мы уничтожим всех! -- Чирно подняла артефакт на руках. Феи роились над поляной и воздух гудел от взмахов множества крыльев. -- Вперед, сестры! Заставим людей признать меня королевой, или сметем их селение с лица нашей земли! Пусть все узнают, кто теперь здесь самый главный!
  
   Кирисаме Мариса увлеченно ковырялась шпилькой в замочке шкатулки, которая принадлежала старшей волшебнице селения людей. Сама волшебница, изрядно хмельная после празднества и добитая усыпляющим заклинанием, храпела на диване позади Марисы. Молодая ведьма нашла ее спящей за столом и оттащила домой, но не из благородной и бескорыстной помощи, а ради возможности обойти охранные схемы вокруг дома и тихонько стащить что-нибудь интересное.
   Но чтобы стащить что-нибудь интересное, нужно сначала это интересное найти, а старшая либо была абсолютно равнодушна к магическим артефактам, либо умела хорошо их прятать. Из всего, что было в этой комнате, интерес Марисы вызвало только большое странное зеркало в золоченой оправе, намертво привинченное к столу, и эта шкатулка с витиеватыми изображениями змей на крышке. Всем известно, что старшая чародейка творила магию драконов. Эти артефакты наверняка как-то с ними связаны! Вот бы призвать ящерицу и навязаться ей в ученицы! Тогда все эти болваны из селения, что называют Марису отродьем демонов, прикусят языки.
   Юная воровка вскрыла шкатулку и, обнаружив в нем невзрачный серый порошок, отсыпала его себе в мешочек. Шкатулка оказалась бездонной, мешочек получился весьма увесистым. Хватит на исследование и практическое применение. Теперь вернуть шкатулку на место и...
   Девчонка вынула из-под шляпы отвертку, припасенную как раз для таких случаев, и потянулась к винтам, которыми было прикручено к столу зеркало. Пока старшая храпит...
   Зеркало вдруг озарилось светом изнутри и страшная драконья морда, игнорируя отпрянувшую в ужасе Марису, позвала старшую чародейку по имени.
   Хмельная волшебница, словно не спала долю мгновения назад, подскочила как на пружинах и вытянулась в струнку перед зеркалом.
   -- Великий лорд Гион, готова ко всему! -- выпалила она, вытаращив шальные от хмеля глаза на драконью морду.
   -- Это хорошо. -- прорычал дракон. -- Я в бешенстве, Ишико! Один из моих подданных, в ничтожной жажде силы и власти, украл из сокровищницы могущественный артефакт, именуемый "Сердцем Зимы"! Я настиг вора и принес ему возмездие собственными когтями, но он успел забросить артефакт в Генсокье и... "Сердце Зимы" подобрали феи!
   -- Феи? Предоставьте поиски и возвращение артефакта мне, великий лорд! Ожидание не будет долгим!
   -- Оно будет еще короче, чем ты представляешь, Ишико. Искать фей не придется. Они, вооруженные артефактом, направляются к селению людей и намереваются напасть на вас!
   -- Напасть? На нас? Феи?!
   -- Сомневаетесь в моих словах, Ишико-сан?
   -- Нет, великий лорд! Я всех предупрежу и мы встретим их достойно!
   -- Будьте сильны духом и не терзайтесь сомнениями. Я хочу, чтобы феи через вас почувствовали мой гнев! Когда начнется сражение, вам будет дарована магия такой мощи, которой вы не представляете себе! Люди - творения драконов. Покажите же всему Генсокье нашу силу! И... не распространяйся, что "Сердце Зимы" украдено у меня. Ни к чему это.
   -- Да, мой лорд!
   Зеркало угасло, изображение страшной зубастой морды в нем исчезло. Старшая волшебница, громко выдохнув, ухватилась за спинку стоящего рядом кресла и только благодаря этому устояла на ногах. Шальными глазами она оглядела комнату и только сейчас заметила вжавшуюся в стену молодую ведьму.
   -- Мариса? Ты что здесь делаешь?!
   -- Я... э-э-э... Ишико-сан, вы разве не помните, как я просили меня помочь вам добраться до дома? -- ответила белобрысая плутовка, пряча отвертку за спиной. -- Я вас привела, посадила на диван, а тут вдруг зеркало засветилось и вы вскочили!
   Старшая чародейка смерила девчонку суровым взглядом. Сама попросила проводить? Только если во глубоком хмелю. Эту паразитку только пусти в дом, краску со стен обдерет и утащит! Надо потом проверить, не пропало ли чего. А что удивляться? По слухам, деду Казуки это отродье неведомых демонов из глубин Макая злой дух притащил! Она явно и не человек вовсе. Где это видано, чтобы у человека были светло-желтые волосы и бледно-розовая кожа? Лицо тоже не совсем человеческое, особенно глаза.
   -- Только что привела меня? -- от алкоголя и начинающегося похмелья у волшебницы кружилась голова. Не в силах сделать даже шага, она вынуждена была обратиться за помощью к демону. -- Хорошо... принеси мне теперь с кухни стакан воды, пожалуйста.
   В принесенную воду она насыпала серого порошка из шкатулки и, выпив ее, на глазах начала оживать. Головокружение отступало, дурнота и боль таяли.
   -- Слава драконам, владыкам миров, за исцеление. -- вздохнула чародейка. -- А теперь, поднимаем всех! И помалкивая о том, что видела, Мариса! Никто не должен узнать, что у лорда драконов тоже можно что-то... -- она косо посмотрела на, всю из себя невинную, девчонку. -- ...украсть.
   И, словно дождавшись этого слова, над селением зазвучали громкие удары большого медного колокола, возвещающего о приближении беды.
  
   -- Ну разве я не само воплощение подлости? -- Андрон, злорадно ухмыляясь, отбросил деревянную, весьма правдоподобно раскрашенную, маску морды дракона.
   -- Другие порождения зла засохнут от зависти, узнав величину вашего коварства, мой господин! -- слащаво пропела золотая лиса, вытягиваясь из портала, ловя маску на лету и обвиваясь длинными, золотыми хвостами, своего чудовищного создателя. -- Теперь люди и феи учинят побоище, невиданное для этого маленького мира!
   -- Сражение, которое постепенно сможет вырасти до масштабов, достаточных для пробуждения богини. А боги не любят, когда их беспокоят! Стражи-шикигами испугаются гнева своей госпожи и ринутся разгонять не в меру шумное побоище, а я...
   -- Тихо и аккуратно вырежете, оставленное без присмотра, каменное сердце Генсокье!
   -- Истинно так, золотце мое! -- падший ангел погладил жадно подставившего голову конструкта по жесткой и колючей металлической макушке.
   -- Но не забывайте, что у этого мира есть еще один весьма сильный страж. -- прервала веселье злыдней прагматичная кристальная змея. -- И он уже приближается.
   -- Да. Потерянный ангел, для которого Генсокье стал последним осколком родного мира. С ней тоже не будет проблем. Разведка - главное в войне. Когда знаешь своего врага как близкого друга, победить его проще простого!
  
   По притихшему лесу далеко разносилась сбивчивая, не слишком благозвучная песня, выводимая детским, нетрезвым голоском. Могли бы возникнуть вопросы о том, кто додумался напоить ребенка, но Андрон-то точно знал, что этот "ребенок" старше его почти в три раза. Единственное, что смущало демона, это имя. В безбрежной мыльной пене сферы миров, как бы тебя ни звали, обязательно найдется страна или народ, на языке которых твое имя будет означать нечто непотребное. Андрон это, конечно знал, но еще не обвыкся и иногда позволял себе саркастическую улыбку, слыша какое-нибудь нелепое, по его мнению, имя. Это было опасно, потому что ангелы-мусорщики, в абсолютном большинстве своем существа злобные и психически неустойчивые, насмешек над собой не прощали. Но Андрон был до сих пор жив, а это означало только то, что он убивал всех, кто на него нападал, и был достаточно умен, чтобы не спровоцировать на нападение того, кто был сильнее его.
   Дождавшись, пока "певица" подойдет ближе, он вышел из-за дерева и приветственно поднял руку, развернув ладонь в дружелюбном жесте.
   Ибуки Суйка почувствовала присутствие чужого ангела задолго до того, как Андрон показался ей на глаза, но сильно не встревожилась. Незнакомец был слаб и, к тому же, прятался от взглядов богов с помощью какого-то артефакта. Подозрительна ли его скрытность? Нет. Он был похож на мелких йокай, что разбегались и прятались кто куда при приближении более сильных. Подозрителен ли жалкий нищий, кутающийся в серое полотно, чтобы стать еще более незаметным для весьма недружелюбных воинов? Может быть, конечно, это и вражеский лазутчик, но не станешь же убивать всех нищих подряд, в надежде зарубить маскирующегося шпиона? Пусть занимается своими делами, но и шпиону и нищему опасно забывать о том, что любое подозрительное движение с его стороны может спровоцировать защитников этого мира на атаку!
   -- Приветствую вас, леди Суйка. -- сказал Андрон, галантно поклонившись девушке-они.
   -- "Леди"? -- девчонка, виски которой украшала пара длинных, кривых рогов, весело рассмеялась. -- Давненько меня уже никто так не называл! Забавный ты парень. Кто такой? Откуда взялся?
   -- С того берега моря! -- Андрон оскалился, развеселившись. -- Позвольте представиться, дрессированная собачка одного из орденов, мелкого и пакостного. Юкари приказала мне на глаза ей не показываться, потому и прячусь.
   -- У-у, ясно. Каким же ветром тебя сюда занесло?
   -- Да вот, ищу компанию, желая немного выпить. -- Андрон вынул из-под плаща заранее заготовленную ведерную бутыль.
   -- Прости, с незнакомцами не пью. Я девушка порядочная, а с вами, прохвостами, осторожно надо. Кто знает, с какой целью пытаетесь девушку напоить?
   -- Ха-ха! Мы оба с вами порядочные, леди Суйка! Вы - порядочная девушка, а я - порядочная сволочь! Вот не повезло! Лорд Шивахо предупреждал меня о том что вы весьма разборчивы в выборе собутыльников!
   -- Ты знаешь Шивахо?
   -- Занудный и скучнейший тип. Чуть не убил меня, когда я ему об этом сказал! Но ничего, пообщались мы вполне дружески и оба живы остались. А еще я из его пьяных жалоб узнал о красавице-они, из-за потери которой он до сих пор льет слезы.
   -- Эта сволочь наложила печати на мою бездонную флягу, из-за которых саке в ней стало ужасным на вкус! Теперь стараюсь чаще выпивку у людей и йокай покупать, а свое пью только от безысходности! Как вот простить такие дела? Наорала на него, а он назвал меня алкоголичкой, навешал всяких побрякушек, что силу из меня тянут, -- Суйка демонстративно позвенела цепями. -- А потом замуровал в темной бездне, и сказал, что пока с выпивкой не завяжу, не отпустит. Еле сбежала от этого изувера!
   -- Да, знакомая история. -- Андрон кивал головою, подтверждая, что все знает о ее злоключениях. -- Нас, младших ангелов, все, кому не лень угнетают. Я проникся сочувствием, раздобыл "Серого нектара", и отправился на поиски, благо немного времени свободного появилось.
   -- Нектар?
   -- Да. "Серый нектар".
   -- И это он в бутыли? -- глаза девчонки полыхнули алчным огнем.
   -- Именно он. Вы пробовали нектар прежде, леди Суйка? "Золотой", привилегия богов, но есть и "Серый", счастье ангелов. Ниже него идут "Пустой" и "Грязный", да еще куча поддельных, но этим пусть балуется всякая мелюзга, которая "Серого" добыть не может!
   -- Я пила нектар уже несколько раз! Божественное и ужасно дорогое вино! Жаль, что поставки прекратились, когда боги мира-изготовителя предали нас и в сговоре с другими орденами напали на наш реалм.
   -- Но теперь-то война закончена и никто не упрекнет меня, если я вздумаю угостить симпатичную ценительницу алкогольных напитков настоящим нектаром! -- Андрон покачал бутылью, в которой плескалась неприглядная сероватая жидкость.
   Суйка менялась в лице, розовела от восхищения и из уголка ее рта даже скользнула струйка слюны. Неотрывно, влюбленными глазами, она смотрела на бутыль в руке хитрого и подлого чудовища.
   Андрон ухмылялся, понимая, что победил. С Шивахо, лидером отряда ангелов Тьмы, он был не знаком, но изучив прошлое своих противников настолько, насколько это было возможно, как по нотам разыграл небольшой спектакль перед изрядно хмельной ангелицей. Втерся ей в доверие, назвавшись знакомым бывшего командира, и сыграл на пагубном пристрастии, когда-то давно заставившим того самого командира назвать Суйку потерянной душой и вычеркнуть ее из списков боевого отряда.
   Шансы Андрона против его новой знакомой, в прямом боевом столкновении, были совершенно никакими. Даже собственные конструкты не стали бы делать на хозяина ставок, но обходные пути есть всегда. У каждого найдутся свои слабости. И у ангела-они, слишком сильно любящей алкоголь, и у богини, из-за непредставимо длинной жизни начинающей любить мечты-сны больше, чем реальность.
   Добродушно ухмыляясь, Андрон наливал балдеющей от счастья рогатой ангелице первую чашку ароматного нектара, а пятеро конструктов уже тащили к месту действия инструменты и оборудование для запечатывания. Еще двадцать-тридцать минут, и Генсокье окажется полностью во власти пришлого демона, уже спровоцировавшего начало крупнейшей войны в истории этого маленького мира.
   Шестой конструкт затаился неподалеку от дома Якумо Юкари, осторожно наблюдая за слугами и стражами богини. Здесь было все спокойно. Жгучие ветры перемен не сразу донесутся до этого тихого места.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Действие 2. Селение людей.

   Праздник солнцестояния к тому времени сам собой приостановился. Большинство жителей деревни разошлись по домам, чтобы отдохнуть и набраться сил для вечернего продолжения гуляний, но стража, разумеется, оставалась на своих постах. Генсокье было слишком недружелюбно к людям, чтобы здесь можно было расслабиться. Оставить посты на сторожевых вышках было равносильно самоубийству.
   Деревню защищали маги и воины, некоторые дружественно настроенные йокай помогали людям за плату или по собственным стремлениям душ. Здесь можно было жить спокойно, пока не ударит колокол на сторожевой башне.
   Тревожный звон колокола в одно мгновение поднял селение на дыбы. Усталые, шальные от хмеля, люди заметались по домам и улицам, хватаясь за оружие и амулеты. Что случилось? Сильный и злобный йокай решил нанести удар по селению людей в самый неудобный для них момент?
   Но это был не йокай.
   Утренний горизонт потемнел, воздух наполнил тяжелый гул, создаваемый тысячами трепещущих крыльев.
   -- Это еще что творится? -- селяне ошалело смотрели на надвигающуюся на них тучу. -- Феи? Все феи Генсокье здесь?!
   Несколько сильнейших магов деревни людей поднялись в воздух и с угрозой наставили на рой фей магические артефакты, созданные людьми или йокай.
   -- Стоять! Дальше - запретная зона! Не приближайтесь, или будете атакованы!
   -- Ха-ха, напугали! -- феи разразились смехом, передразнивая людей на множество голосов. -- Да вы же сами дрожите от страха!
   От облака отделилась фея в синем платьице и еще трое, повыше ее ростом, но явно слабее магически. Лидер и телохранители?
   -- Это же Чирно! -- в изумлении зашептались люди. -- Глазам не верю! Это действительно Чирно?
   -- Мне нужна Кирисаме Мариса! -- выкрикнула фея льда, приближаясь к людям. -- Я, новая повелительница Генсокье, хочу видеть эту жалкую ведьму! Мариса! Не прячься за спинами сородичей! Выходи!
   -- Не вздумай проболтаться, что у нее артефакт драконов! -- схватив молодую ведьму за руку, с угрозой прошептала старшая чародейка. -- И не трусь! Помни, что лорд Гион обещал нам свою помощь!
   -- Я не трушу! -- Мариса сердито дернула рукой, освобождаясь от ее хватки. -- Чтобы я феи испугалась? Ха!
   Волшебница на метле подалась вперед а вверх, поднявшись над строем защитников.
   -- Кто-то явно разжился ледяной безделушкой и возомнил себя великим воином? -- выкрикнула она. -- Ты совсем отмороженная, повелительница-Чирно! Утренний урок уже забылся? Еще разок тебя в землю вбить?
   -- Рискни напасть, дура на метле! -- с вызовом ответила Чирно. -- Я тебя так искалечу, до конца своих дней будешь хромать, дорожки подметая в саду у моего ледяного дворца! Великий дух природы пришел отомстить за все причиненные нам обиды! Он подарил мне "Сердце зимы", и обещал величайшую победу нашему народу! У вас ни единого шанса, жалкие людишки! Спасите свои жизни, и подчинитесь мне! Во-первых, верни мою "Снежную сферу", Мариса! Во-вторых, вы все должны признать меня своей королевой и принести богатые дары! Иначе... мы вас всех уничтожим!
   -- Ах, ты... -- Мариса крепче сжала пальцами шестигранник-хаккеро, готовясь рывком наставить его на Чирно и шибануть наглую фею лучом, но вдруг седобородый старик, в силу возраста проспавший начало тревоги и запоздавший к месту стычки, взлетел выше и вмешался в диалог, который вот-вот грозил перерасти в яростную драку. Перед крылатой глиняной горгульей седовласого алхимика, маги, раньше смеявшиеся над его мрачными пророчествами, теперь расступались чуть ли не с поклонами. Великое безумие фей началось? Кто лучше знает что делать, как не маг, всю жизнь посвятивший этой, некогда призрачной, угрозе?
   -- Ты в своем уме, Мариса? Хочешь все селение под удар подставить?! -- сердито чуть ли не змеей прошипел разозленный старик молодой волшебнице. Мариса покраснела, а Казуки повернулся к фее. -- Прошу у вас прощения за слова этой негодницы, о великая королева! Она еще очень молода и говорит, не успев подумать! Мы должны передать ваши слова остальным, могущественная госпожа. Прошу вас дать нам немного времени для обсуждения.
   -- Все-таки среди людей есть кто-то умный! -- самодовольно заявила Чирно. -- Ты, Казуки, всегда относился к нам как друг и хоть от тебя воняет так же, как от всех остальных людей, мы все уважаем тебя. Поучилась бы у него, Мариса! Казуки-сан, я разрешаю тебе поговорить с остальными! У вас... -- она посчитала по пальцам и показала магу раскрытую ладонь. -- Вот столько минут!
   Маг поблагодарил предводительницу фей и, таща за собой разозленную волшебницу, вернулся к остальным магам. Группа чародеев вернулась к ожидающим их селянам и началось весьма эмоциональное обсуждение слов Чирно.
   -- Как бы мы ни относились к феям, что бы о себе не воображали, -- говорил старик. -- Но мощь артефакта в руках их "королевы" - чудовищна. Недаром к ней слетелось столько последовательниц. Они действительно могут уничтожить деревню.
   -- И что же теперь нам делать? -- воскликнула Мариса. -- Сдаться без боя? Сдаться... безмозглому куску крылатого льда?! Вы что, не знаете, кто такая Чирно? Я лучше съем собственную метлу!
   -- Если бы это могло хоть чем-нибудь помочь, я бы скормил тебе две! Как глупо было с моей стороны думать, что хоть ты, моя ученица, меня понимаешь и в тяжелый час не станешь ухудшать ситуацию!
   -- Это начало гибели мира, о которой вы постоянно твердили, Казуки-сан? -- спросил староста селения.
   -- Нет. Пока, нет. Феи не тронуты порчей и ясно осознают происходящее. Воплощению льда, Чирно, удалось где-то раздобыть сильный артефакт и феи решили "навести порядок", только и всего. Пока духи природы остаются собой, разойтись мирно будет просто. Нужно лишь выразить им уважение и поднести подарки. Соберите игрушки, красивые безделицы и все вкусности, какие найдете! Феи - дети. Заключить с ними мир проще простого.
   -- Нельзя показывать перед духами природы то, что они воспримут как слабость и страх! -- вмешалась старшая волшебница, лидер всех людей-магов. -- Почувствовав силу, они будут грабить нас и безнаказанно издеваться, пока не сживут со свету! Мы должны показать зловредной мелочи их место!
   -- Помолчи, Ишико! -- сердито одернул ее староста селения. -- Каждая из фей слаба, но глаза протри и посмотри, сколько их! Откупившись от фей сейчас, можно будет возвести вокруг селения и окрестностей защитные барьеры. Врасплох они нас больше не застанут!
   -- Верно, верно! -- с энтузиазмом поддержали старосту многие селяне. -- Феи принимают осколки бутылок за драгоценные камни, латунь не отличают от золота, а железо от серебра! Купить их можно сущим хламом! Когда они поймут, что их надули, мы уже хорошо подготовимся ко встрече.
   -- Проклятье! -- старшая волшебница рассердилась, чувствуя, что шансов выиграть спор без открытия карт у нее нет. -- Что же вы такие трусы?! -- она указала на статую великого дракона, стоящую в центре селения. -- Если продолжите в том же духе, творцы миров отвернутся от нас! Может быть, ваш боевой дух поднимет то, что великий лорд Гион лично обещал нам защиту и помощь в бою с феями!
   -- Что?! -- раздался дружный вздох удивления со всех сторон.
   -- Ишико-сан! -- Казуки не на шутку рассердился. -- Все селение может погибнуть! Не нужно подстрекать нас начать заведомо проигрышный бой, сочиняя небылицы о "божественных откровениях"!
   -- Это не небылицы! -- поддержала старшую Мариса. -- Я видела, как Ишико-сан разговаривала с драконом! Феи... сильно разозлили лорда Гиона и он...
   -- Всевышний Гион обещал нам помочь? -- восхитились селяне. -- Невероятно! Если нам удастся заслужить благосклонность дракона, ни один зловредный йокай не посмеет близко подойти к нашим домам! На примере фей мы покажем, что может человек, вооруженный магией дракона!
   Ишико посмотрела на Марису чуть благосклоннее. Даже отродья демонов могут быть полезны!
   -- Этот артефакт в руках ледяного духа - ключ ко всему! -- громко выкрикнула старшая чародейка. -- Отберем его, рой фей сам в панике разлетится!
   -- Да! -- селяне и маги вскинули вверх оружие, не обращая внимания на старого алхимика, что пытался спорить и убеждал в необходимости мирного решения конфликта.
   -- Да, но "Сердце зимы" настолько сильно, -- с сомнением сказала одна их волшебниц помоложе. -- Что его магия передалась уже всему рою и многократно усилила каждую из фей.
   -- Чем дальше использующий силу от источника силы, тем слабее магия. Нужно отманить королеву от роя и развоплотить все это облако мелких паршивок!
   -- Тело каждой феи содержит магический заряд, который может ненадолго усилить магию любого волшебника. Истребив рой и собрав заряды фей, мы сможем обратить их силу против королевы!
   -- Я беру Чирно на себя. -- сказала Мариса, желая заслужить еще большую благосклонность селян, которые вороватую белобрысую бестию не очень-то жаловали. -- Хватит даже простейшей насмешки, чтобы эта отмороженная дура бросилась за мной в погоню. Как только мы скроемся из вида, атакуйте рой!
   -- Хорошо. -- кивнула старшая чародейка. -- Маги, наложите чары полета на всех селян, способных держать в руках оружие! Детей и стариков - в укрытие! Готовьтесь к бою! Разгоним зарвавшуюся мелюзгу!!!
   Люди засуетились, действуя четко и решительно. Не раз и не два селение подвергалось нападениям многочисленных йокай. Каждый знал, что делать. Казуки, в глубоком отчаянии, стоял у глиняной горгульи и сердце его проваливалось в ледяную пустоту от предчувствия катастрофы. Привыкшие разгонять фей одной лишь демонстрацией силы и сердитыми взглядами, на равных сражающиеся с чудовищными порождениями Макая и Магического Леса, жители селения явно недооценивали опасность со стороны жужжащего в небесах роя. На селение напали феи. Всего лишь феи... слабые, трусливые феи, что гибнут десятками от каждого сильного удара.
   Хватит ли магии дракона, чтобы остановить их?
  
   Бутыль была опустошена уже на треть, хотя Андрон не выпил ни капли, благодаря магической чашке, которая всегда оставалась пустой и возвращала обратно в бутыль то, что в нее наливали.
   -- Ты меня обманываешь! -- давно потерявшая возможность подняться на ноги, Суйка даже сидела теперь с трудом. Она покачнулась и ткнулась лицом в черно-золотой плащ демона, благодаря чему не распласталась на траве. Андрон помог ей обрести равновесие уверенным движением костлявой лапы. -- Пьем наравне. Почему ты такой безобразно трезвый?
   -- Это печально, но мое тело крайне слабо чувствительно к алкоголю. -- привычно соврал подлый демон. -- Мне нужно ведра два чистого спирта, чтобы хоть немного опьянеть. Я пью нектар, наслаждаясь его вкусом, а чувство эйфории, им вызываемое, мне недоступно.
   -- Скукота... -- Суйка зевнула и одним духом осушила полную чашку. -- Вкус - лишь малая часть того удовольствия, что получаешь, когда пьешь нектар!
   Андрон знал это. Чашка "Серого" могла выбить его из реального мира часов на шесть и погрузить в бескрайнее блаженство. Но сейчас слишком много дел, чтобы можно было себе позволить потерять половину дня. А демоница ничего, хорошо держится. Секрет в более высоком ранге? Или большом опыте общения с алкоголем?
   -- Но ты все равно хороший парень! -- Суйка похлопала Андрона по плечу. -- Я это сразу почувствовала, поэтому и позволила разгуливать по нашей территории. Ты, вообще, кто по жизни?
   -- В каком смысле?
   -- Ну... проповедник, техник, воин?
   -- Мусорщик.
   -- У-у, я-то думаю, что от тебя смертью и страданиями разит? В недавно умерших мирах нахватался. А почему ты здесь? Наш мир не мертвый! А, поняла! Ты сейчас на отдыхе, верно? Нашел что-нибудь интересное, сдал хозяевам и у тебя сейчас это... отпуск!
   -- Увы, нет, хоть я и участвовал в бою за хорошую добычу. Хорошая добыча привлекает много конкурентов, и вместо могущественного артефакта, мне выдали копытом по рогам. -- Андрон, сбросив капюшон, указал на мясистые алые рожки, которыми завершались две алые полосы, тянущиеся от носа демона до его затылка, словно усы. Эти полосы и рога были единственными цветными частями его чешуйчатой серой шкуры. -- Остался ни с чем и долго лежал в темном углу, зализывая раны.
   -- Обидно, наверно?
   -- Да, за хороший артефакт хозяева позволили бы мне пару недель отдохнуть в живом мире. Пил бы нектар, гонял мелких духов, смертных пугал во славу хозяев...
   -- А если ты ничего не сдал хозяевам, тогда что расслабляешься? -- Суйка рассмеялась. -- Смотри, обозначат как бездельника!
   -- За день или два в живом мире меня не растерзают. Может, даже и не заметят короткой самоволки.
   -- Это ты зря надеешься. Бо-о-оги, -- девчонка многозначительно указала пальцем на небо. -- Видят все. Так что ты лучше возвращайся к работе и найди какую-нибудь могущественную штуку для своих хозяев. Хороший ты парень, Андрон, хоть и не пьянеешь, да воняешь мертвечиной. -- рогатая ангелица вздохнула и чуть крепче сжала пальцами керамическую чашку. -- Жаль будет, если боги рассердятся и решат, что ты бесполезен. Не все так же добры, как мои бывшие командиры. Лучше постарайся, найди что-нибудь и, когда хозяева дадут тебе отдых, возвращайся к нам, в Генсокье. У нас здесь весело! Особенно весной!
   Андрон, пользуясь тем, что начинающая дремать, хмельная демоница смотрит в сторону, криво ухмыльнулся. Весело весной? Невдомек тебе, рогатая, что совсем рядом кому-то и сейчас, жарким летним днем, некогда скучать!
  
   Чирно и остальные феи внимательно следили за ведьмой, что верхом на метле направлялась к ним. В левой руке Мариса держала "Снежную сферу".
   -- Ага, испугалась? -- ледяная фея вздернула нос. -- Хорошенько запомни это чувство, Мариса! Я отучу тебя брать чужие вещи! По крайней мере, мои!
   -- Испугалась? Вся дрожу! -- Мариса, рассмеявшись, бросила сферу Чирно. -- Лови свое сокровище, королева!
   Обрадованная фея подставила руки, готовясь поймать игрушку, но вдруг магическая искра вонзилась в "Снежную сферу", и детская безделица из погибшего мира, несколько столетий пролежавшая под слоем пепла и ненадолго обретшая новую жизнь в новом мире, разлетелась на тысячу искрящихся осколков.
   Чирно обомлела, когда осколки игрушки посыпались на нее, и не успела среагировать на целый шквал ударов, который обрушила на замершую и растерянную противницу Мариса.
   "Сердце зимы" сделало все за свою хозяйку. Магические потоки хлынули навстречу шквалу вражеских снарядов, смерзлись ледяным щитом, и грохот разлился в утреннем небе над деревней людей. Лед, что был крепче стали, крошился и разлетался на куски, но все новые и новые слои его нарастали, блокируя магические звезды Марисы.
   "Снежная сфера" погибла. Разбита мерзкой вонючкой, что снова решила поиздеваться над Чирно! Над единственной из фей, что никогда не соглашалась просто так убраться с ее дороги и сражалась, защищая свою гордость! Мариса хотела, чтобы Чирно плакала от боли и боялась ее! Поэтому нападает при каждом удобном случае и издевается, как только может! Проклятое, паршивое человечишко!
   -- Ах, ты, гадина! -- Чирно рванулась вперед. Ледяной щит раскололся на тысячи лезвий и ринулся к Марисе, которая спешно выхватила из кармана артефакт-хаккеро и широким магическим лучом накрыла все облако ледяных лезвий.
   Водяной пар поплыл над притихшим селением. Волшебница восторженно рассмеялась, надеясь, что зацепила Чирно, но облако пара взорвалось холодом и, сквозь поток встречного огня, к Марисе устремилась ледяная глыба, в центре которой, словно в бронированной боевой машине, летела Чирно. Летающая глыба стеганула потоками магии, что смерзлись щупальцами-лентами и со свистом рассекли воздух, грозя настичь волшебницу.
   Мариса рывком ушла вниз, спасая свою жизнь. Ледяные ленты, преследуя ее, рубанули по домам. Круша, рассекая и замораживая, они прошли через всю деревню. С треском и грохотом, два десятка зданий просели и обрушились.
   -- Уводи ее! -- заорала старшая волшебница Марисе, словно та могла ее в этот момент слышать. -- Теперь уводи ее, скорее!
   На метлу Марисы было наложено несколько дополнительных сильных чар, придающих быстроту. Волшебница сорвалась с места с такой скоростью, что руки ее, которыми она крепко сжимала метлу, едва не вырвало из плеч.
   -- А ну стой! -- ослепленная яростью, Чирно ринулась в погоню за удирающим врагом. -- Не уйдешь!!!
   Обе унеслись, и не приходилось сомневаться, что с такой скоростью обе очень скоро окажутся у хакурейского барьера.
   -- Выждать минуту! -- волшебницы с напряжением наблюдали за токами магии, вьющимися вокруг облака растерянных фей, не знающих что предпринять - напасть на селение, или мчаться следом за своим лидером. -- Ждем! Ждем!
   Люди и йокай крепче сжали в руках оружие и артефакты, собранные из всех тайных схронов и позаимствованные из магазина семьи Кирисаме.
   -- Они у барьера! -- выкрикнул кто-то из магов, владеющих магией дальнего слежения. -- Дистанция максимальная!
   -- В бой!!! -- проорала старшая волшебница, взмахнув посохом, и боевой клич покатился по селению. Не меньше трех тысяч магов, при поддержке вооруженных артефактами селян, были подхвачены чарами левитации и взмыли над крышами домов. С громкими яростными воплями, они устремились к облаку фей, от которого веяло жутким зимним холодом. -- Круши их!
   -- Бей их, сестры! -- громкое восклицание Румии ободрило в смятении отпрянувших детей природы. -- Смерть жалким людишкам!
   Над ладонями двадцати тысяч фей разом возникли комья снега. Хватая эти комья, духи природы замахивались и, что было сил, швыряли их в сторону идущей в атаку армии людей. Люди отвечали огненными шарами, вспышками молний, лучами света и сотнями других видов магических атак, которые выглядели намного разрушительнее каких-то там комочков снега, но грохот взрывов легко дал понять, что оружие снежных фей было вовсе не так безобидно, как казалось на первый взгляд. Снежки, пролетев сквозь пламя, дым и облака пара детонирующей магии людей, обрушились на защитников деревни и разом вывели из боя не меньше пяти сотен бойцов. Каждый, кого касался комок снега, громко вскрикивал от боли, ронял оружие и обращался в ледяную статую.
   -- Маневрируйте, маневрируйте! -- седобородый маг, заменив погибшую старшую волшебницу, продолжал вести людей в атаку, хоть уже никто и не сомневался, что положение безнадежно. -- Вперед!!!
   -- Где же помощь дракона? -- вскричала одна из молодых волшебниц и закричала от боли, когда в ее руку ударил снежок, брошенный феей.
   Половина тела чародейки покрылась корой льда. Девчонка пыталась удержаться в воздухе еще несколько секунд, но получила сразу не меньше десятка попаданий и кувырком полетела вниз.
   Армия защитников таяла до ужаса быстро.
   -- Они недолго продержатся! -- выкрикнула Камиширасава Кейне, оборотень-йокай, школьная учительница и ярый защитник селения людей. -- Моко, уводи стариков и детей!
   Фудзивара Моко, волшебница людей, обретшая бессмертие благодаря Хорайскому эликсиру, кивнула и обратилась к небоеспособным жителям селения, что могли стать легкой добычей фей после того, как отряд защитников будет уничтожен.
   -- Уходим отсюда! Скорее!
   -- Но великий дракон обещал помочь... -- кто-то робко подал голос.
   -- Не теряйте времени! -- прикрикнула на перепуганных селян Моко. -- Нам не победить! Маги и ополчение сражаются, чтобы хоть немного задержать врага! Если не успеем скрыться, их жертва будет напрасной! Хотите, чтобы феи добрались до вас? Духи природы обезумели! Им все равно, кого убивать!
   -- Не стойте! -- рявкнула Кейне. -- Враги прорвались!
   Стайка из двух сотен фей под предводительством Румии, огибая место сражения, устремилась к домам людей, надеясь раньше остальных дотянуться до беспомощной добычи.
   -- Я задержу их! -- выкрикнула Кейне, и вихри магии ударили из ее тела во все стороны, сшибая с ног тех, кто свою беду оказался поблизости. -- Бегите и прячьтесь! Скорее!
   Оборотница вскинула руки, и магический луч нестерпимой яркости ударил из ее ладоней, рубанув облако фей и развоплотив сразу два десятка из них. Прекрасно понимая, что этот бой станет для нее последним, Кейне экономить силы не собиралась.
  
   Безумие фей.
   С каждым годом, несносные маленькие бедодейки вели себя все хуже и хуже. Старый маг, родившийся в Генсокье и проживший здесь почти три сотни лет, с тоской вспоминал времена, когда даже дети могли безбоязненно играть с феями. Большинство из крылатого народа уже тогда дичилось людей, но самые умные и добрые дети природы продолжали искать общения и веселья. Не злобного, над чьей-либо растерянностью или слабостью, а обычного, вполне понятного любому человеку.
   Все кончено? Неужели собравшись в это, пропитанное ледяной злобой, облако, они забыли все, что было раньше? Феи бессмертны и здесь, среди них должны быть те, что играли с детьми людей и искренне были счастливы...
   -- Эй, Казуки! -- прозвучал веселый голосок справа от волшебника. -- Мы так и подумали, что это ты, когда увидели твой смешной колпак со звездами! Хорошо, что ты еще жив!
   Старик обернулся и расширившимися в изумлении глазами уставился на двух фей в ярких зеленых платьицах, порхающих метрах в двадцати от него. Остальные феи, явно получив приказ от более сильных, прекратили швыряться снежками в старого мага и переключились на другие цели.
   -- Тиль... Мия... -- на глаза волшебника навернулись слезы.
   Они нисколько не изменились с тех времен, когда семилетний мальчишка из деревни людей носил им в подарок сладости и самодельных тряпичных кукол. Пропавшие почти на три столетия и возникшие, словно из небытия, в момент начала катастрофы, которую старик предвидел давно, но никогда не думал, что увидит своими глазами. Тиль и Мия нисколько не изменились. Другими стали только выражения их лиц и пропала веселая доброта в глазах.
   -- Ты все еще помнишь наши имена, вонючее человечишко? -- куски льда смерзались и росли вокруг цветочных фей, впавших в безумие. Единым рывком, десятки ледяных кинжалов наставили острейшие грани на волшебника людей. -- Это радует! Поиграй с нами, Казуки! В последний раз!
  
   Времени выиграно достаточно.
   Мариса, чувствуя, как начинает иссякать магия, наложенная на ее метлу, извернулась, ушла от очередного удара со стороны Чирно и помчалась обратно к деревне. Лес на всем протяжении их полета был страшно изуродован. Проморожен до корней и покрыт льдом. Чирно не жалела сил, хлеща и подгоняя ненавистную противницу. Второй круг ледяных крыльев на несколько метров раскинулся за спиной хозяйки "Сердца зимы". Уже не концентрирующаяся влага, а сам воздух смерзался в большие сосульки с острыми гранями. Магические образования вокруг феи изливали на удирающую и отчаянно маневрирующую ведьму беспрерывные шквалы смертоносных ледяных лезвий. Несколько раз Мариса рубила настигающее ее облако льда лучом хаккеро и спасала себя от верной смерти, но одной защитой битвы не выиграть, а все ее попытки контратаковать разбивались о бесчисленные ледяные щиты. Чирно только хохотала, откровенно наслаждаясь видом отчаянно мечущейся и беспомощной людской ведьмы.
   Мариса действительно выбивалась из сил.
   Какая же мощь таится в артефакте проклятой феи? Оставалось надеяться, что селяне хорошо подготовились к торжественному приему, иначе... только бы запаса магии в метле хватило дотянуть до деревни!
   Магии хватило. Лес остался позади, и Мариса вылетела к селению, с трудом заставив метлу сбросить ускорение. Силы обороны должны успеть...
   Перед ней висело бескрайнее, жужжащее облако снежных фей.
   -- Надеялись, что мои воины ничего не смогут сделать вам без меня? -- позади Марисы возникла Чирно, окруженная щитами льда и бесчисленным множеством кружащихся в воздухе полупрозрачных мечей. -- Дурачье! Вы все - жалкие дураки! Для "Сердца зимы" не важно расстояние! Его магия накрывает весь наш мир! Весь мир! Понятно тебе?
   -- Ублюдки... -- Мариса с изумлением и ужасом смотрела на распростершиеся перед ней руины. -- Что же вы натворили?!
   Ни одного целого дома. Феи лютовали, выламывая двери и окна, разыскивали спрятавшихся людей и тащили ценности. Слаженными ударами они опрокидывали стены, дружными усилиями сразу нескольких десятков крылатых разбойниц, срывали крыши. Некому было им помешать. Окоченевшие тела селян и йокай валялись повсюду. Тысячи тел.
   -- Даже Кейне и Моко... -- прошептала Мариса, разыскав взглядом две фигуры в центре селения, под слоем льда, на которых угадывалась знакомая одежда.
   В чем же была помощь дракона, обещавшего людям небывалую магию? Или... все было подстроено и должно было случиться так, как случилось?
   Дрожь ужаса нещадно колотила тело Марисы, из ее глаз потекли злые слезы.
   -- Наверно теперь жалеешь, что разбила "Снежную сферу"? -- Чирно торжествовала, видя боль и отчаяние своего давнего врага. -- Моли меня о пощаде, глупая ведьма!
   Фея. Она ведь даже не понимает, что натворила.
   -- Безмозглая тварь! -- Мариса резко обернулась. Луч хаккеро ударил в сторону Чирно, но два десятка клинков мгновенно сложились в большой ледяной щит и отразили своими гранями магическую энергию.
   -- Получай! -- Чирно взмахнула рукой, магия "Сердца зимы" всколыхнулась и мечи, вращаясь вокруг своей оси словно сотни острейших буров, с жужжанием устремились на волшебницу.
   Мариса увернулась от первого удара и нырнула в сторону, надеясь, обойдя ледяной щит, ударить снизу.
   -- Смотри сюда, сволочь! Я здесь! -- выкрикнула она, обрушив на противницу всю мощь своей магии, подкрепленной лучами хаккеро. -- Получи! Получи еще!
   Грохотали взрывы, куски льда летели во все стороны, но терзаемая магией Марисы, защита Чирно заращивала повреждения быстрее, чем волшебница людей наносила новые. Мало-помалу, ледяная фея теснила яростно отстреливающуюся и маневрирующую ведьму, жужжащие мечи гнали Марису ближе к земле.
   Туда, где истекающая из артефакта магия достигала своей наивысшей концентрации.
   -- Сволочь! -- Мариса, уходя от очередного удара, скользнула над самой поверхностью затопившего селение людей облака магии, и хотела снова взмыть вверх, но жужжащая смерть низринулась на нее. Ледяной клинок, пробив насквозь, сорвал широкополую остроконечную шляпу с головы девчонки.
   Волшебница, спасаясь от множественных ударов, канула в облако. Она надеялась пройти над самой землей и вырваться из ловушки. Если Чирно не успеет среагировать...
   Напрасные надежды.
   На запястьях Марисы намерзли два куска льда, которые, словно живые существа, рванулись в стороны и сдернули волшебницу с метлы. Метла закувыркалась в воздухе, падая на землю, а на лодыжках пойманной девчонки тотчас нарос еще один элемент ледяных кандалов.
   -- Ты очень ловко удирала. -- сказала Чирно, когда ледяные кандалы взлетели над разрушенным селением, поднимая пленницу к злорадствующим феям. -- Но от меня нет спасения! Слабачка! Каково почувствовать себя жалким ничтожеством, Мариса?!
   -- Тебе ли не знать этого? -- волшебница гордо держала голову до последнего. -- Ведь ты всегда была ничтожеством, и сейчас остаешься им, а артефакт... это просто оружие, которое не делает тебя саму сильнее и выше меня!
   Кусок льда, брошенный феей, угодил волшебнице в щеку. Мариса вздрогнула от боли. Кровь потекла из раны, оставленной острым краем льдинки.
   -- Бей ее! -- обрадованные новой игрой, которую придумал королева, снежные феи начали творить из магических потоков куски льда, и швырять их в неподвижную, беспомощную мишень. -- Бей Марису! Бей ведьму!
   Осыпаемая градом ударов, Мариса лишь вздрагивала и крепче стискивала зубы. Враг торжествует. Селение уничтожено. Все кончено...
   Чирно взмахнула рукой, останавливая своих сестер, и спустилась ниже, приближаясь к Марисе. Ледяная змея поднялась с земли и обвила побитую волшебницу кольцами, еще больше лишая ее возможности двигаться.
   -- Больше никто не посмеет нас оскорблять, Мариса. -- сказала фея льда. -- Вы все получили по заслугам. Ты заслужила ненависть фей больше всех, но я, пожалуй, сохраню тебе жизнь, если... пятьсот раз подряд признаешься в том, что ты - дура!
   Дети. Не зря старик Казуки называл фей вечными детьми. По-детски наивны и по-детски жестоки. Не ведая, что делают, творят зло ради шутки и вечно помнят нанесенные им обиды. Чирно не пощадит Марису, что бы волшебница ни сделала по требованию самопровозглашенной королевы. Просто потому, что дети легко отступаются от своих слов, если слова идут вразрез с желаниями.
   Мариса резким движением повернула ладонь левой руки к Чирно. В обмороженных, теряющих чувствительность пальцах, волшебница все еще сжимала артефакт-хаккеро, но прежде чем деревянный шестигранник породил яркий, жгучий луч, рука Марисы покрылась инеем и заледенела.
   -- Ты никогда не остановишься. -- сказала Чирно, поднимая руку и наставляя палец на волшебницу. -- Пусть будет так. Своей упрямой злобой ты уже показала, какая ты, на самом деле, жалкая, ничтожная дура!
   Палец Чирно коснулся лба Марисы и нестерпимый холод пронзил все тело юной ведьмы.
   -- Умри! -- полный ненависти голос ледяной феи был последним, что Мариса услышала перед тем, как ее сознание кануло во тьму.
  
   Столбы печати заняли свои места, амулеты и силовые знаки сложились в мощнейшую магическую структуру.
   -- Замыкай! -- Андрон хлопнул в ладоши и схема полыхнула багровым огнем.
   Барьеры поднялись, заключая в силовой круг безмятежно спящую, хмельную ангелицу. Суйка только устроилась поудобнее на плаще, который оставил ей Андрон, и продолжила сопеть сквозь сон.
   -- Ты проспишь до вечера, моя милая леди, -- сказал демон не слышащей его Суйке, принимая новый плащ, с сине-зеленым узором, который подала ему Сильвия. -- А утром тебя ждет сюрприз! Неужели девочки только на горьком личном опыте учатся тому, что пить с незнакомцами крайне опасно? Похитят, убьют, запечатают. Или еще чего придумают... Хороший парень, да? Ха-ха! Залила глаза. Спасибо, что домогаться не стала. Эти гуманоиды... -- Андрон с наигранным пренебрежением помахал кистью руки. -- Так отвратительны! Ты согласна, Сильвия?
   -- Это самокритика? Вы тоже гуманоид, господин.
   -- Ах, ну да. Постоянно забываю. Так что там у нас там с феями?
   -- Чирно и ее армия разрушили селение людей.
   -- Что, уже? Приятно слышать. Я и не ожидал, что они сразу так разойдутся.
   -- Чирно была очень сильно обозлена. Вы проявили невероятный дар предвидения, господин, когда приказали подарить фее льда игрушку с несколькими заснеженными домиками. Мы впечатлены, никто из нас не был способен просчитать вероятность того, что за Чирно увяжется волшебница Мариса и сначала отберет, а затем уничтожит игрушку, которая так понравилась юной фее. Потеря игрушки переполнило душу феи ненавистью и уничтожение селения людей стало неизбежным.
   -- Я всегда говорил, что я гений! -- сказал Андрон, злобно скалясь. -- А если серьезно, Сильвия, то никакого предвидения не было. Я подарил игрушку фее из обыкновенного желания порадовать ее. Просто если мир смертельно болен, люди обязательно найдут способ тысячекратно ухудшить ситуацию.
   -- Стечение обстоятельств?
   -- Действия и решения живых существ. -- демон кивнул. -- То, что мы получили от этого выгоду, чистое везение, но это везение меня нисколько не радует. Надо было просчитать будущее Оракулом, перехватить Марису и оторвать ей дурную голову.
   -- Но свое она уже получила.
   -- Да. Чирно великолепна и делает свое дело с похвальным энтузиазмом. Рой фей, как снежный ком обрастая врагами, прокатится через все Генсокье. Духи природы даже не заподозрят, что кто-то манипулирует ими. Побоище выйдет славным и мир будет деструктурирован даже раньше, чем я предполагал. Теперь, натравим фей на селение капп. Жители горы йокай не смогут не вступиться за своих соседей. Волки-тенгу и вороны-тенгу начнут действовать сразу, остальные йокай тоже не заставят себя долго ждать. Бойня будет разрастаться сама собой, а когда начнет трещать по швам реальность, к делу подключатся мир призраков и Ад Пылающих Огней. Тогда глобальная катастрофа станет уже вопросом нескольких минут.
   Спокойная, мирная беседа двух монстров. Кому захочется вмешиваться и нарушать идиллию?
   -- Простите уважаемый, а нельзя ли узнать поточнее о значении слова "деструктурирован"?
   Андрон обернулся и увидел девчонку в черной юбке и белой блузке, сидящую на силовом барьере, накрывающем спящую демоницу. Девчонка с независимым видом делала пометки и записи в блокноте.
   -- Странный вопрос. -- пожав плечами ответил на ее слова демон. -- Какое может быть значение у этого слова? Что такое "структура" известно любому образованному существу. Конечно же, деструктурировать, это значит - уничтожить.
   -- Значит, вы хотите уничтожить наш мир. -- девчонка записала в блокнот еще пару строк. -- Ясно, ясно. А какая вам с этого выгода, позвольте спросить?
   -- Выгода? Просто хочу, чтобы вы все умерли. Я - порождение зла и воплощение смерти. Гибель живого для меня сладка и умертвить прекрасный мир для меня - как скушать большой, сахарный торт. Никто ведь не задумывается, когда ест сладости, какая в этом выгода. Это просто приятно!
   -- Хорошо, хорошо. Я только что побывала на рунах селения людей. Вы, уважаемый...
   -- Андрон. Лорд Андрон, к вашим услугам.
   -- Благодарю вас, лорд Андрон. Мое имя, - Шамеймару Ая, я репортер популярного в Генсокье газетного издания Бунбунмару.
   -- Приятно познакомиться, госпожа Ая.
   -- Взаимно. -- профессионально соврала журналистка. -- Значит, вы берете на себя ответственность за инцидент, произошедший между людьми и феями?
   -- Да, конечно. Я - непосредственный виновник. Разрушители миров так и работают - раздувают старые обиды и натравливают народы друг на друга, а сами смотрят со стороны на разгорающееся побоище и расслабляются. Я выдал феям могущественный артефакт разрушительного назначения и они, первым делом, ха-ха, деструктурировали селение людей! Ах, какие приятные всплески отрицательных энергий я получил оттуда! Но этого мало. Теперь я собираюсь организовать налет на гору йокай и произвести там глобальную зачистку. Из всего Генсокье, великая гора - самый густонаселенный район, а, значит, самый вкусный кусок торта.
   -- Да, если учитывать жителей подземелий, то район кипит жизнью и его уничтожение для вас будет очень соблазнительно. Ваши мотивы и намерения ясны, лорд Андрон. Теперь, для полноты картины, могу ли я попросить вас немного рассказать о себе?
   -- Конечно. Вы - Шамеймару Ая, весьма шустрая ворон-тенгу, работающая, кхм, главным репортером газеты Бунбунмару, в которой собираются и распространяются самые популярные слухи Генсокье. Дела у вас идут не очень, ведь слухи часто оказываются не очень точны. Против вашей газеты даже возбуждено несколько судебных исков за клевету, но читатели просто не понимают, сколько труда и души вы вкладываете в то, чтобы узнать или придумать что-нибудь интересное! Мир Генсокье столь мал, что вещи незаурядные происходят здесь не каждый день, а без незаурядных событий слишком скучно жить!
   -- Хватит, хватит! -- Ая рассмеялась. -- Вы неправильно поняли мой вопрос, лорд Андрон. Под просьбой рассказать "о себе", я просила вас рассказать о, кхм, вас.
   -- Обо мне? Ну, если вам интересно, то я, конечно же, расскажу. Я - инопланетный природный дух. Родился в мире, полном войн и страданий. Множественные смерти живых существ пропитали меня отрицательными энергиями, изуродовали и превратили в откровенно злое существо, но я все еще продолжаю излучать магию природы, из-за которой местные феи приняли меня за своего и позволили себя одурачить. Вы успеваете записывать?
   -- Да, да, конечно. Продолжайте, пожалуйста.
   -- Когда мой мир полностью вымер, я почувствовал, что скоро потеряю силы и начал путешествовать между планетами с помощью системы магических порталов. Прибыв в очередной мир, я напускаю на него чуму, устраиваю войны и раздоры, творю глобальные природные катаклизмы. Это так весело!
   -- Вполне естественно, что явление, связанное с воплощением природы, кажется ему веселым. Скажите, а есть ли какие-либо способы помешать вашим планам или уничтожить вас? Хотя бы сложные и недостижимые?
   -- Конечно же, нет. Я идеален и все мои планы представляют собой истинное совершенство. Вы, конечно, можете сбежать в другие миры через порталы и тогда мне достанется намного меньше энергии, но это ведь совершенно не достойный рассмотрения вариант. Верно, госпожа Ая?
   -- Да, лорд Андрон. Подобное предложение никто даже не будет всерьез обсуждать. Позволите ли вы сделать пару ваших фотографий?
   -- В плаще или без плаща?
   -- И так и так. Примите пожалуйста позу поэффектнее, обнажите клыки... расправьте когти. Так, замечательно! Очень впечатляет! Вы просто образец вселенского зла!
   -- Это разве образец? -- Андрон отбросил плащ в сторону и скрючился. -- Сейчас я вам покажу образец, госпожа Ая. Только в обморок не упадите.
   Спина демона лопнула вдоль позвоночника и из разошедшейся щели потоком хлынули складки кожи. Много. Эти складки, похоже, полностью занимали пространство в грудной клетке серого ящера. Момент, и вывалившаяся из спины демона кожа развернулись в широкие перепончатые крылья.
   Подобие дракона развело лапы, разинуло пасть и издало свирепый рев. Невозмутимая репортерша побледнела, видя перед собой этот кошмар, и торопливо сделала несколько фото.
   -- Благодарю вас, лорд Андрон. Наши читатели будут в шоке. И последний вопрос. Зачем вы запечатали мою подругу, Ибуки Суйку?
   -- Чтобы она не помешала деструктуризации, разумеется. Я почувствовал, насколько она сильна, и избавился от нее прежде, чем она узнала о моих планах на этот мир. Барьер нерушим, так что этот вариант спасения для вас тоже придется вычеркнуть.
   -- На этом все. Благодарю вас за интервью, лорд Андрон.
   -- Никаких проблем. Для меня было удовольствием пообщаться со столь красивой и вежливой журналисткой. Надеюсь статья обо мне будет на первой полосе? Хочу предупредить, что полностью уничтожу этот мир еще до полудня. Желаю вам продать побольше газет до этого момента.
   -- Сделаю все, что смогу. Удачного вам дня.
   -- И вам тоже.
   Взвихрились опавшие листья, засвистел ветер, и журналистка исчезла, унесшись в сторону горы йокай.
   Андрон почесал затылок, вздохнул и обернулся к своему конструкту.
   -- Сильвия, ну что за выражение лица?
   -- Лорд Андрон, смею заметить, что разумным существам с обычной психикой и логикой все сложнее принимать как нормальные некоторые ваши действия.
   -- В очередной раз сожалею, что не сумел вложить в тебя чувство юмора. Посмеялись бы вместе.
   -- Это было смешно? Господин, смею подозревать, что тайны из услышанного она строить не будет.
   -- И что? Мне не жалко. Так, сразу, ей никто не поверит. А когда начнется атака на гору йокай, только больше местных жителей схватится за оружие вместо того, чтобы обратиться в бегство или попытаться отсидеться в глубоких норах. А чем жарче будет бой, тем лучше для нас. Я прав?
   -- Да, господин. Но не слишком ли легкомысленное у вас отношение к происходящему?
   -- Меня этому учили, не так ли? -- в глазах Андрона истаяло веселье и что-то темно-зловещее поднялось из глубин его души. -- С юмором любоваться горами черепов и насмешничать, вдыхая пепел сгоревших городов. В этом единственное спасение мусорщика. Относиться легче к смертям тысяч и миллионов живых созданий. Смертные созданы смертными, чтобы умирать. Не так ли? Переживать из-за их гибели, произошедшей чуть раньше запланированного срока? Глупости. Если не поверишь в это, если не научишься веселиться, когда вокруг царит безумие и гибель - сойдешь с ума, и будешь низвергнут в пылающие глубины Ада. Меня пытались научить быть правильным мусорщиком, но не ты и не я, а эта сволочь, Юкари, пусть оценит, насколько хороший у моих учителей был ученик!
   Кристальная змея испуганно съежилась и глянула по сторонам. Так, словно хозяйка этого маленького мира могла выскочить из-за ближайших кустов и отвесить звонкую затрещину своему оскорбителю. От одной такой затрещины костлявая серая ящерица размазалась бы тонким слоем по всему Генсокье.
   Но леди Юкари спит.
   Андрон поднял переднюю лапу, над которой полыхнуло ярко-алое пламя.
   -- Мы оба видели будущее этого мира, Сильвия. -- сказал серый ящер и дунул на огонь, что тут же был подхвачен переполненным магией дыханием демона и хлынул на деревья. -- Его будущее залито кровью и охвачено пламенем. Я покажу Юкари, насколько легко к этому отношусь!
   Демон захохотал с безумным весельем, а вокруг него, подхваченный магическими ветрами, стремительно распространялся грозный лесной пожар. Сухие листья и стволы деревьев полыхали, черный дым взметнулся к небесам. Только в пентаграмме, созданной силовыми полями, воздух оставался чист и свеж. Рогатый ангел Тьмы, жительница этого мира, способная своим вмешательством остановить заполняющее Генсокье безумие, безмятежно спала. Очень часто те, кто мог бы помочь гибнущим людям и спасти цивилизацию от полного уничтожения, оказывались не там, где нужно из-за пьянства, равнодушия, "важных" дел, или банальной лени.
  

* * *

Вселенная Атагакири, под протекцией Четвертого Крыла.

Умирающий мир Акан.

Год 3114 по местному летоисчислению.

Двое суток и тринадцать часов до активации клейма.

   Здание столичного универмага было огромно. Сияющий шпиль его гордо пронзал небеса и здесь не составляло труда найти товары даже с самых дальних уголков звездной системы. Найти и купить здесь можно было все, от спичек, модных благодаря стилю "ретро", до шикарных гравилетов и голографических систем. Но детей, конечно же, в первую очередь интересовали игрушки. Яркие, красочные, блестящие новизной...
   Все это - призраки прошлого.
   ...Стены обожжены и пепел устлал все вокруг. Пластиковые коробки оплыли от жара, потекли и застыли, обнажая обугленное содержимое.
   Не замечая того, в какой кошмар превратились объекты их интереса, призраки детей по-прежнему тянулись к игрушкам...
   -- Мам, купи! -- мальчик лет четырех дошел до рева, не желая уходить от стенда с пластиковыми моделями космических кораблей. Вычурных и явно фантазийных, но от того не менее интересных для ребенка. -- Купи мне корабль, ну пожалуйста! Я же стану космонавтом, как папа!
   Женщина, что держала мальчика за руку, не желала лишний раз баловать сына и врала ему о том, что модель корабля стоит дорого. Что, может быть, завтра, когда папа пришлет денег, они снова придут сюда...
   -- "Завтра" не будет. -- произнес, закутанный в черное, падший ангел, стоя среди обугленных руин. Ядовитые газы, убившее население планеты, не творили огня. Пожар здесь возник, вероятно, много позже катастрофы, когда начала выходить из строя, потерявшая контроль человека, автоматика. -- Купи сейчас. Порадуй... -- голос чудовища ощутимо дрогнул. -- ...Сына.
   Высоко над куполом, ярче полуденного солнца, расцвела вспышка огня и все, кто был в огромном здании, испуганно повернулись, неотрывно глядя на в ту сторону, откуда, через мгновение, к ним протянет свою жадную лапу неумолимая и страшная смерть...
   ...Падший ангел протянул сухую, костлявую лапу и рывком опрокинул оплавленные коробки с обгоревшими моделями кораблей. Ему потребовалось сделать еще пару рывков, загребая огарки широкими, костлявыми ладонями, прежде чем под поврежденными и грязными коробками обнаружилась одна из уцелевших.
   Ангел забрал ее и, сделав пару шагов к лежащим у стены двум холмикам праха, положил игрушку на руки пепельной фигурки, в которой еще угадывались черты маленького человека.
   Люди этого мира убили себя сами. Сами были виноваты в той катастрофе, что уничтожила эти миры. Так же, как дети, что решили ради игры развести костер посреди комнаты, они устроили пожар и сгорели в нем вместе со своим домом. Кто-то уже сгорел и обратился в прах, а кто-то, задыхаясь от дыма, еще прячется в дальний угол и кричит, умоляя о помощи, но... но мать этих детей, великая и почитаемая, белокрылая Шитара, даже не чешется, не желает обернуться на крики.
   Она не отринула грезы волшебного сна и никого не спасла, когда горели в жгучем пламени ее глупые дети.
  

* * *

   Не тоже самое ли происходит сейчас?
   Душу серого ящера жгла чернейшая злоба, когда он смотрел на рогатую ангелицу, мирно спящую среди охваченного пожаром леса. Эта пускай спит, но...
   -- Я буду стараться не потревожить сон великой матери этого мира, -- сказал вдруг Андрон своим конструктам. -- Но даже если затея провалится, каменное сердце украсть не получится и хозяйка его в ярости оторвет мне голову, я умру с четким знанием, что перед смертью сумел расшевелить одну старую сонную колоду!
   Ангел взмахнул перепончатыми крыльями и вознесся над пожаром, устремляясь в небо, а затем в сторону руин селения людей. Второй акт трагедии должен последовать за первым и нельзя позволять себе даже краткий перерыв. То, что сделано - лишь прелюдия в грандиозном спектакле агонии этого мира.
  
   Топоток легких ножек предупредил Якумо Ран о приближении ее шикигами.
   -- Ран-сама, Ран-сама! -- молодая двухвостая кошка в почти человеческом облике, из-за невысокого роста и откровенно детского поведения похожая на ребенка лет семи, вбежала в комнату контроля силовой установки и помчалась к стоящей у пульта высокой светловолосой женщине, могущественную кицунэ в которой выдавали девять больших пушистых хвостов и лисьи уши.
   Комната была усеяна плоскими, подвижными изображениями глаз. Система барьера, созданная совместным трудом леди Юкари и драконов, тоже была чем-то вроде живого существа. Система сама за собой следила и сама себя охраняла, поднимая испуганный вой по любому поводу, даже если угроза явно была мнимой.
   -- Ран-сама!!! Ой! -- нога взволнованной некоматы наступила на глаз, который даже не успел моргнуть. Система тотчас побагровела, глаза налились гневно-тревожными алыми красками.
   Кицунэ спешно нажала пару кнопок на пульте, заблокировав сирены. Еще пара нажатий вернула систему в нормальное состояние, а третье снова включило сигнализацию.
   -- Чен! Я тебе тысячу раз говорила, не бегать в поле системы! Чуть вой на весь дом не учинила! Хочешь разбудить госпожу? Она мне за ложную тревогу хвосты вырвет!
   -- Прошу прощения. -- Чен стушевалась, но ненадолго. -- Ран-сама! Знаете что случилось? В Генсокье началась война!
   -- Что, опять?
   -- Да, но теперь это не стычка нескольких магов, как обычно, а великое восстание фей! Деревню людей уже уничтожили.
   Ран презрительно фыркнула.
   -- Жалкие слабаки. Давно пора было от них избавиться. А феи почему взбесились?
   -- Вот, я газету тенгу добыла! -- Чен протянула своей госпоже свежий номер Бунбунмару. -- На первой странице фотография монстра, говорят, это он во всем виноват!
   -- Наши младшие слуги ругались, что эта дрянная газетенка из-за плохого качества краски не годится даже в качестве туалетной бумаги. Читать этот мусор - только позориться.
   -- А я и не читала! Только из-за фотографии взяла! Посмотрите, Ран-сама! Это - главный виновник. Правда страшный?
   -- Да, не красавец. -- Ран взяла газету и полюбовалась на фото. -- И что о нем говорят?
   Чен принялась тараторить, спеша выложить все, что узнала. Ран попутно читала статью в газете и все больше убеждалась в том, что вся информация, которой располагали йокай на горе, была почерпнута из этого, крайне ненадежного источника.
   -- Хватит слухи пересказывать. Сама что-нибудь видела?
   -- Над лесом дым как от большого пожара и феи роятся над селением людей. -- выпалила двухвостая кошка. -- Ран-сама, давайте проведем разведку боем? Когда вы дома, а я в Генсокье, моя магия слабеет и сил чтобы побить злобного чужака может не хватить!
   -- Нельзя оставлять систему барьера без присмотра. -- Ран покачала головой. -- Жители Генсокье - не беспомощные дети. Они сами во всем разберутся.
   -- Но Ран-сама... -- жалобно заныла кошка.
   -- Хватит, Чен. Если до ночи не успокоятся, поучаствуем.
   "Хранители камня по-прежнему на базе". -- отправил сообщение своему хозяину притаившийся у дома Юкари демонический конструкт. -- "Беспокойства не проявляют".
   "И совершенно напрасно". -- возникли в его сознании мысли падшего ангела, приближающегося к деревне людей. -- "Они просто не понимают всей серьезности ситуации. Придется разъяснять в более доступной форме, для особо непонятливых".
  
   "Убитые" феи вернули себе материальную форму даже раньше, чем селение было разрушено до основания. Они содрогались от боли, пока тела их восстанавливались, но не улетали далеко от облака фей. Сейчас все было иначе, не так как в случае появления обычного лидера.
   -- Победа, сестры! -- крылатый демон влетел в самый центр стаи и распростер руки, привлекая к себе всеобщее внимание. -- Мы победили! Как вам это чувство? Нас теснили и изгоняли, презирали и называли слабыми, но где они теперь, эти гордые, сильные людишки? Мы, духи природы, главенствуем над миром! Победа!
   -- Да, это наша победа! -- Чирно, верхом на летающей глыбе льда, поднялась к Андрону и встала перед ним, гордо уперев руки в бока. -- А скажи, где был ты, пока мы сражались? Отсиживался в безопасном месте?
   -- Нет, моя королева. -- тотчас отозвался демон. -- Я был в безопасном месте, но не отсиживался, а был занят созданием новых полезных артефактов, которые могли бы помочь нам в войне! И мои усилия были не напрасны! Я создал... -- Андрон протянул руку и Сильвия положила ему на руку мешочек с несколькими десятками мелких предметов. -- ..."Радужные цветы"!
   Тысячи любопытных фей, уже забывших об игре в разрушение деревни, устремили взгляды на маленькую заколку для волос, украшенную цветком из сверкающих кристалликов, которую вытряхнул из мешочка серый ящер.
   -- Ух ты! -- взволнованно зашептались девчонки. -- А что это?
   -- Благодаря этому артефакту, его владелица не будет испытывать боли при развоплощении и возвращении в материальную форму! -- гордо заявил Андрон, больше недели назад собравший из подручных материалов больше пятидесяти тысяч таких маленьких артефактов. -- Будучи подаренной, она запоминает свою хозяйку и даже если фея потеряет материальную форму, переместится к ней сама, стоит владелице начать воплощение и мысленно позвать ее. Оставить "Радужный цветок" где-нибудь можно, потерять - никогда. Позовите его, и он мгновенно вернется к вам, спасая от мучений смерти!
   Феи, изрядно настрадавшиеся за время беспрестанных гонений, радостно загалдели и потянулись к артефактам, но Андрон убрал руку и сердито сдвинул брови, заставив крылатых девчонок боязливо попятиться.
   -- Я их пока сделал немного. -- соврал серый ящер. -- Хватит только тем, кто уже погибал в бою! Это станет им наградой за храбрость и благодарностью за принятую боль! Не спешите. Я сделаю новые! Верно служите своей королеве и сражайтесь за наше общее дело как герои, тогда награда не минует вас!
   Крохотные артефакты роем выпорхнули из мешочка демона и устремились к феям, которые мучились от процессов восстановления тела. Опускаясь на подставленные ладошки, они вспыхивали искристым светом, давая понять, что признают хозяйку, и угасали, входя в обычный режим работы.
   Восхищенные вздохи понеслись со всех сторон.
   -- Действует! Сестры, действует! -- в восхищении восклицали недавно "убитые". -- Нам уже не больно!
   Чирно немного рассердилась на то, что ей заколки не досталось, но Андрон успокоил ее, заверив что сделает для королевы самую большую и красивую.
   -- Может быть, это даже будет не заколка, а прекрасная, волшебная корона! Или ожерелье.
   -- Я хочу браслет. -- не предаваясь лишней застенчивости, заявила девчонка. -- И обязательно, чтобы был как будто из сотен маленьких льдинок. Сделаешь такой?
   -- Как пожелаете, моя госпожа. -- Андрон поклонился ей, пряча ухмылку. -- Сделаю скоро, как смогу.
   -- А пока ты делаешь артефакты, чем нам заняться?
   Слова, которых подлый злыдень ждал.
   -- Все в Генсокье должны узнать о нашей победе и вашем величии, великая королева льда! -- сказал он, сверкая глазами. -- Нам нужна большая, прекрасная скульптура, размером не меньше, чем та! -- когтистый палец указал на статую дракона, которую феи до сих пор не смогли ни повредить, ни повалить. -- Ваше изображение, моя госпожа, восседающее на ледяном троне, и вьющиеся вокруг фигуры наших сестер! -- монстр вздохнул с очень достоверным восхищением. -- Ах, это будет нечто удивительное! То, чего нет больше нигде во всем Генсокье!
   -- Мы будем делать скульптуру сами? -- Чирно задумалась. -- Можно попробовать, но...
   -- ...Но гораздо лучше любых мастеров, ее сделают умельцы из селения капп, что живут у подножия горы йокай!
   -- Да! Но... но...
   -- Что?
   -- Каппы не захотят работать просто так, а заплатить нам нечем.
   -- В знак восхищения нашей силой и в благодарность за избавление от людей, они должны оказать нам честь и выполнить вашу просьбу совершенно бесплатно!
   -- А если не захотят?
   -- Тогда покажем им, кто теперь здесь главный! Проучим их так же, как проучили жалких людишек!
   -- Но на горе живут тенгу и их стража... -- подала вдруг голос одна из сильных фей, из троицы самоназначившихся телохранительниц Чирно. -- А в пещерах под горой свирепые они (японские подобия троллей). На склоне горы есть храм, в котором живут боги... и еще великое множество сильных йокай устроили себе логова повсюду на горе! Они наверняка придут каппам на помощь и...
   -- Не беспокойтесь. -- Андрон зажег над своей ладонью белый световой шарик, который вдруг стиснул и раздавил своими костлявыми, жесткими пальцами. Белый огонь ударил из его кулака вверх и вниз, образуя подобие ярко сияющего светового меча. -- У меня есть оружие, способное убивать богов! Я не останусь в стороне и этим мечом напугаю сильнейших из тех, кто посмеет напасть на вас!
   Феи в благоговении смотрели на пляшущее белое пламя волшебного меча, а Андрон указал рукою в сторону горы йокай и воодушевляющее воскликнул:
   -- Мы идем не сражаться, а лишь требовать, чтобы другие признали наши заслуги и прониклись уважением! Пусть узнают, кто мы на самом деле! А если, из-за гордыни, глупости и злобы они снова начнут задирать носы, мы, все вместе, знатно их проучим!
   -- Да! -- выкрикнула Чирно, вскидывая вверх руку, с крепко стиснутым в кулаке "Сердцем зимы".
   -- Да!!! -- бодро отозвался рой фей. Не весь, но процентов девяносто пять, точно.
   -- Да, да... -- жалобно подпевали оставшиеся пять процентов.
   Туча крылатых духов природы, пылающих энтузиазмом и замораживающих все на своем пути, дружной армадой помчалась к горе йокай.
   -- Замечательно. -- Андрон, развеявший световой меч, потирал руки от восторга. -- Просто шикарно! Одна сотая магических сил Генсокье, в лице селения людей, выбыла из игры, но сейчас этот тихий муравейник действительно зашевелится! Сильвия, выводи замок. Когда на моих маленьких подружек навалится дикая, свирепая орда, огневая мощь и силовые щиты крепости нам очень даже пригодятся!
   Змея кивнула, одновременно подтверждая, что приказ принят и соглашаясь с введением в дело могучей крепости, служившей скитальцам домом и базой вот уже шесть сотен лет.
  
   Тихий, робкий стук.
   Игнорировать. Может, уйдут? Чтоб все под землю провалились...
   Стук повторился.
   Что за невежи? Видят, храм закрыт, чего же шуметь в такую рань? Тихо помолились у порога, оставили пожертвования и пошли себе подальше...
   Стук, еще более громкий и настойчивый.
   Рейму, мучимая тяжким похмельем, с трудом разлепила веки и повернулась в постели, сердито уставившись на дверь. Кого принесло в такую рань? Не иначе, Суйка успела проспаться и шарахается по Генсокье, собирая знакомых на новую попойку.
   Все бы ничего, но саке у нее в кувшине - редкая дрянь. Такое в похмелье пить только для очистки желудка.
   Требовательные, громкие удары в дверь.
   -- Да, да... -- Рейму поднялась из постели, сине-зеленая и злая. -- Иду уже!
   Пара шагов, и она у двери. Собраться с силами, поглубже вдох...
   От уверенного рывка дверь скользнула в сторону, но даже вымученная улыбка жрицы растаяла, когда она увидела того, кто побеспокоил ее. Не одна из подруг или знакомых, не посетитель из селения людей, а нескладный мальчишка-йокай, побелевший от ужаса при виде грозной жрицы. Волчонок, судя по ушам и хвосту.
   Йокай в храме? Без разрешения? Прихлопнуть его, как муху! А, впрочем ладно. Ребенок еще совсем.
   -- Чего тебе? -- Рейму немного смягчилась, видя что нарушитель спокойствия вот-вот свалится в обморок от страха перед ней.
   -- Р-р-рейму-сама... -- выдавил из себя мальчишка, дрожа и заикаясь. -- М-м-можно у в-вас... водички попросить?
   -- Издеваешься?
   Волчонок спешно замотал головой.
   -- Уф. -- сердито вздохнула Рейму. -- Глупости какие. Сейчас, погоди.
   Жрица вернулась к постели и взяла кувшин, который предусмотрительно поставила здесь перед тем, как улечься спать. Свежая, родниковая вода полилась в глиняную чашку.
   В первую очередь Рейму напилась сама, затем налила еще одну чашку и вернулась к ожидающему ее волчонку.
   -- Вот. Только чашку верни.
   Трясущиеся руки йокай сжались на чашке, но не успела жрица закрыть дверь, как волчонок схватил ее за рукав.
   -- Р-р-рейму-сама... нам больше надо!
   Мысли в голове жрицы ворочались лениво, словно медведи в берлоге. Она с непониманием уставилась на волчонка и с сомнением протянула ему кувшин.
   -- Рейму-сама! -- паника прорвалась сквозь парализующий страх. Волчонок разревелся, указывая когтистой рукой в сторону горизонта. -- У нас лес горит! Можно мы озеро за вашим храмом вычерпаем? А то к Туманному далеко бегать, мы не успева-а-аем!
   Жрица посмотрела в указанном направлении и только теперь увидела столб густого, черно-серого дыма, поднимающегося в небеса.
  
   Лесной пожар распространялся на удивление быстро.
   -- Рейму! -- Алиса Маргатройд, волшебница-кукловод, воспитанная лично владычицей Макая, заметила пролетающую мимо жрицу и окликнула ее. -- Помоги нам! Мы должны создать противопожарную просеку на пути огня!
   Куклы волшебницы, при поддержке нескольких десятков мелких йокай, валили и утаскивали прочь деревья. Распространение огня остановится, если убрать горючие материалы с его пути. Затея понятна, но слишком большой объем работы и...
   Слишком велика скорость, с которой катится по лесу вал огня. Этому должна была быть причина. Рейму, сославшись на то, что разрушительной магией никогда хорошо не владела, устремилась ближе к краю моря огня. Спустившись ближе к пламени, она тотчас определила, в чем дело. Ветра, направляемые магией стихий, раздували огонь и перебрасывали его с дерева на дерево. Все усилия йокай, пока бушуют эти ветра, будут бесполезны.
   -- Магия стихий... сумасшедшая фея пошалила? Или... готова съесть дюжину магических печатей на завтрак, если то серо-черное чудовище к этому непричастно!
   Сволочь. Не мог потерпеть со своими выкрутасами, пока у несчастной жрицы хотя бы похмелье пройдет!
   Превозмогая головную боль, слабость во всем теле и тошноту, Рейму сложила ладони в молитвенном жесте. Духовная магия ее вступила в конфликт с волей злодея, управляющей ветрами, и после двухминутной борьбы начала одолевать. Ветра развеивались, распространение пожара замедлялось.
   Дальше йокай справятся с бедой своими силами.
   -- Теперь мы успеем! -- вымученно улыбнулась Алиса, когда жрица вернулась к просеке. -- Спасибо, Рейму.
   -- Не за что. Еще полчаса, и огонь добрался бы до моего храма. А почему ты одна, Алиса?
   -- Ринноске притащил какие-то предметы из внешнего мира, четыре огнетушителя и пожарный шланг, но как они работают, сказать не может. Говорит только, что с их помощью тушат пожары. -- Алиса сердито хмыкнула и указала в сторону. -- Он вон там с ними возится, пытается понять устройство своих собственных товаров. Как всегда, его хлам абсолютно бесполезен.
   -- С тобой только Ринноске? А где Мариса, Кейне и Моко? Где другие маги и жители селения людей?
   -- Не знаю! Никого нет. Как будто этот пожар их не касается.
   -- А их не может быть здесь! -- выкрикнул вдруг кто-то из йокай, что тащили в этот момент мимо волшебниц свежесрубленное куклами дерево. -- Их всех феи убили!
   -- Что? Как это? Феи? Убили?
   -- А вот так. И магов, и воинов, и простых селян. Никого не осталось!
   -- Остались! -- встрял другой йокай. -- Благодаря школьной учительнице и какой-то огненной девчонке, несколько десятков детей и стариков успели сбежать в лес. Наверное, живущие там йокай еще не всех поймали и съели.
   -- Вы... -- волшебница-кукловод растерянно попыталась вмешаться в диалог.
   Тот уродливый серый монстр времени не терял. Он ведь обещал устроить великую войну в Генсокье. Но как он умудрился так быстро организовать нападение и удачно провести штурм селения людей?
   А почему, собственно, нет? Феи в последнее время удивительно падки на злодейство.
   -- А Мариса? -- Рейму подалась вперед. -- Что с Кирисаме Марисой?!
   -- Ее точно прикончили. Поговаривают, что она-то Чирно и разозлила так сильно, что феи начали всех подряд в куски льда превращать. Самый высокий ледяной шпиль на развалинах деревни - ее могила!
   -- Что вы там болтаете? -- вскричала Алиса. -- Феи убили Марису и разрушили деревню людей? Рейму! Вы все с ума посходили?
   Жрица замялась, а потрясенная волшебница упустила магические нити управления кукол и те попадали на землю.
   -- Нет, это не бред! -- не без удовольствия видя ужас и смятение на лицах давних врагов, заявил какой-то йокай. -- Феи словно взбесились и все вокруг крушат! А вы двое, наверное, последние люди-маги во всем Генсокье!
   Йокай, забыв про начинающий утихать пожар, злорадно захихикали.
   -- Чему радуетесь?! -- вскричала Рейму и йокай шарахнулись во все стороны, прячась по кустам. -- Люди погибли? А теперь наступит ваш черед! Я видела ту тварь, что обещала поднять фей на войну не только с людьми, но и с йокай!
   -- Мы сильнее людей! -- ответили ей сразу несколько голосов с рычащими нотками в звучании. -- Нас намного больше, чем вас! Мы не боимся!
   -- Не спорь с ними, Рейму! -- голосом, полным внутренней дрожи, вдруг выкрикнула Алиса. -- Не трать зря время. Лучше пойдем со мной... к селению людей. Я могу и одна, но лучше... если кто-то будет рядом...
   Жрица обернулась к волшебнице и, подняв руку тронула ее за плечо. Рейму хотела что-то сказать Алисе в поддержку и утешение, но вдруг гулкий удар, похожий на громкий раскат грома, прокатился над Генсокье.
   С зубодробительным рокотом в синем небе росло, возникшее на пустом месте, большое серое облако.
   -- Что это? -- не надеясь на ответ, в изумлении прошептала Рейму.
   Жрица чувствовала в этом облаке магию невероятной силы. Какое-то чудовище прибыло?
   Из облака, опускаясь к земле, показался кусок монолитной скалы. Не менее километра в диаметре, остров-скала был похож на перевернутую гору и "вершину" этой "горы" венчала блестящая металлическая сфера. Скала опускалась из облака, с грохотом и скрежетом, словно продиралась сквозь металлическую сеть.
   -- Летающий... остров?!
   Скала опустилась ниже, и стали видны расположенные на ней могучие бастионы, окружающие массивные центральные строения. Гордые шпили, испещренные магическими знаками, стволы орудий, опутанные прозрачными трубами с пульсирующей в них энергией. Призвав дальнозоркого великого духа, Рейму разглядела артефакты в виде кристаллов, парящие над зданиями замка и крошечные точки неведомых крылатых машин, вцепившихся лапами в каменную кладку стен и башен.
   Холод страха сжал сердца жителей Генсокье, видевших пришествие в этот мир чудовищной боевой крепости. Мыслей о том, что подобным образом, вооружившись до зубов и грозя неведомой магией, могли заявиться друзья, почему-то не возникло ни у кого.
  
   Андрон захохотал, воздев руки к серому облаку пространственных искажений и летающей скале, несшей на себе до неузнаваемости переделанную крепость погибшего народа, восстановленную и перевооруженную нашедшим ее демоном.
   -- Содрогнитесь, смертные! -- громко воскликнул Андрон, торжествуя и восхищаясь своим творением. -- Пред вами - воплощение моего конструкторского гения! Всесокрушающая мощь атаки и непробиваемая защита! Разрушитель миров! "Левиафан"!!!
   -- "Левиафан"? -- удивилась Сильвия. -- Сотни лет был просто замок.
   -- Да, а теперь... -- Андрон вдохнул поглубже и, всплеснув руками, снова воздел их к своей цитадели. -- "Левиафан"!!!
   С тяжким скрежетом и надсадным стоном металла, исполинская конструкция вдруг покосилась и, теряя способность летать, рухнула вниз, прямиком на преисполненного пафосом демона. Стальная сфера буквально вбила серого ящера в землю, тот лишь ошалело вытаращил глаза на падающую громаду и даже не попытался увернуться.
   Землетрясение, возникшее при столкновении летающего острова с поверхностью планеты, прокатилось по Генсокье. В зданиях на великой горе попадали стеллажи и подставки с предметами, раскололись окна. Йокай испуганно заметались, ожидая повторных толчков, но, к счастью для них, дрожь земли быстро утихла.
   -- Зигфрид! -- Сильвия, как и все конструкты Андрона лишенная чувства растерянности, успела ускользнуть из-под удара и обернулась к вылетевшему из пространственного искажения цельнометаллическому орлу. -- Что у вас произошло?
   "У них замок упал, Сильвия". -- прозвучали в сознании змеи полные ехидства мысли демона, придавленного гранитной глыбой весом в сотни тысяч тонн. -- "Ты не очень внимательна сегодня, даже я заметил, что случилось".
   Кажется, у существ, владеющих чувством юмора, это называется шуткой.
   Сильвия привычно проигнорировала слова хозяина. Если его иногда не игнорировать, с ума сойти можно.
   -- Магия драконов вступила в конфликт с магией Генсокье. -- ответила меж тем на вопрос змеи стальная птица. Из клюва Зигфрида звучал ровный мужской голос. Андрон, которому было скучно жить в вечном молчании мертвых миров, требовал от своих созданий обмена информацией посредством речи. Ужасно неэффективно, но с хозяином не поспоришь. -- Двигатель перешел в экстремальный режим и сгорел бы, если бы мы его не выключили. Сейчас откачиваем запасы магии из сферы и готовимся к пересинхронизации левитационных структур.
   -- Верное решение. Сколько потребуется времени на приведение крепости в полное боевое состояние?
   -- Сорок две минуты.
   Скала и замок на ней вновь покачнулись. Земля задрожала. Каменные столбы, поднявшиеся из лесной почвы, уткнулись вершинами в скалу и начали поднимать ее над землей. Еще минута, и махина стояла на дюжине высоких, крепких колонн. Андрон, применивший магию стихии земли, выбрался из кратера и приблизился к ожидающим его конструктам.
   -- Даю час на работу. -- сказал демон. -- Не нужно спешить. Времени до полудня еще много, но даже если запоздаем с деструктуризацией этого мира на час или два, никто, конечно же, претензий предъявлять не будет.
   -- Через шесть минут замок вновь обретет способность летать. -- заверил хозяина Зигфрид.
   -- И это хорошо. Спрячьтесь в облаках, пока не пересинхронизируете все системы. Не хватало еще того, чтобы местные догадались напасть, пока защитные барьеры и оружие не работают. Поглядывайте по сторонам. Всех, кто вздумает приблизиться... устранить.
   -- Да, господин.
   -- Сильвия, отправляйся следом за феями. Нутром чую, каппы начнут время тянуть и нашей милой королеве мозги полоскать, а нам это не надо. Проследи, чтобы все гладко прошло.
   -- Приказ принят.
   -- За работу! А я пока здесь подожду. К разрушенному селению обязательно принесет какие-нибудь сильные личности. Хочу полюбоваться на их перекошенные от страха и гнева лица.
   Конструкты поклонились и взмыли вверх, отправляясь выполнять приказы. У них и в мыслях не было обижаться на хозяина, оставшегося бездельничать и расслабляться, выдав остальным ответственные поручения. То, что происходит сейчас - мышиная возня. Задание, за ошибку в котором ценою будет бессмысленная смерть, выполнять все едино предстоит Андрону. Бросить вызов богу может только бог. Или ангел.
  
   В селении капп поднялась паника, когда разведчики-тенгу принесли весть, что рой фей приближается. Чуждые воинственности создания, каппы спешно прятали самое ценное оборудование, хватали детей и бегом мчались к реке, надеясь спрятаться в ее водах и переждать бедствие.
   -- Спокойнее, спокойнее! -- старейшина небезуспешно пытался вразумить и успокоить жителей деревни. -- Я отправлюсь навстречу феям и выиграю для вас время. Женщины и дети - в реку! Уплывайте как можно дальше по течению! Мужчины, эвакуируйте в тайные пещеры наши производственные комплексы! Дома и цеха мы восстановим. Главное - спасти электронику и энергоблоки.
   Из заоблачной выси за ними следила пара холодных синих глаз. Сильвия опередила рой фей минут на десять и теперь наблюдала за действиями маленького сообщества земноводных техников.
   Внешний облик капп не вызывал у кристальной змеи удивления. Когда-то они действительно были похожи на лягушек с жесткими клювами и черепашьими панцирями на спинах, но это было очень давно. После того, как над ними "поколдовала" богиня, каппы обрели вполне человеческий облик. Людьми были заселено бесчисленное множество миров сферы, и Юкари, несколько сот тысячелетий владевшая мирами людей, привыкла к их внешнему виду. Когда происходило паническое бегство из миров, уничтожаемых враждебными богами, в миры драконов хлынули миллионы разнообразных живых существ, в том числе и те, боги которых погибли. Бог капп пал в бою, и его подданные, расселившись по чужим мирам, были видоизменены до облика, нравящегося их новым покровителям. Практика совершенно обычная для сферы миров. Многие цивилизации, подвергшиеся изменениям внешнего вида после смены власти и за тысячелетия забывшие о существовании богов, строили интересные гипотезы эволюции или своего пришествия извне, с последующим истреблением живущей на планете расы, когда находили скелеты своих предков, разительно отличающихся от них внешностью.
   Каппы Генсокье легко могли быть приняты за людей. Крепкие, физически развитые мужчины, красивые женщины. Ради исполнения мести господина они должны быть обращены в лед?
   Печально.
   Кристальный конструкт, артефакт с собственным разумом и свободой воли, обернулась и с прищуром взглянула на приближающееся облако фей. Пора действовать. Магия завилась вокруг змеи и, в один миг, со вспышкой искристого света, она обратилась в очаровательную девочку с кристальными крыльями.
   Еще одна фея.
  
   Чирно остановилась, заметив внизу, на поляне, большую деревянную платформу, что, при приближении роя, из одной плоской доски развернулась в круг. На платформу поднялся старик в сине-зеленой одежде, держащий в руках посох, увенчанным большим светящимся шаром. Каппа, вне всяких сомнений. Наверное, глава селения, или один из глав, вышел лично поприветствовать королеву фей!
   Несказанно гордая собой, предводительница роя спустилась вниз и сошла с ледяной глыбы, поклонившись старику с королевским величием. Так, как представляла себе королевский поклон.
   Старик не остался в долгу и склонился перед Чирно, как перед королевой.
   -- Рад видеть вас, юная госпожа, на землях народа капп. -- соврал старик.
   "Он лжет". -- мелькнула в голове Чирно мысль. Словно кто-то подсказал, поднимая в фее неприязнь и злость против собеседника. -- "Ни капли радости в глазах. Только злость и страх".
   Глаза Чирно блеснули холодом. Старейшина капп меж тем спокойно продолжал витиеватое приветствие, которое завершил фразой:
   -- Но вас, наверное, привело к нам важное дело? Чем мы могли бы вам помочь?
   -- Вы хотите нам помочь?
   -- А почему бы и нет? Взаимопомощь - основа дружеских отношений.
   "Лживый старикашка. Дружеские отношения? В селении капп паника. Они считают нас монстрами. Гнусными, жалкими монстрами, которые пришли сюда ради убийства. Нас терпели, смеялись и издевались над нами, пока мы были слабы, а теперь... к ним спешат подкрепления воинов-тенгу и йокай горы. Подземные они и боги Морийского храма тоже зашевелились. Сильные феи в Генсокье не нужны! Нас хотят уничтожить, а этот подлец тянет время, пока их солдаты вооружаются"!
   -- Я хотела бы попросить вас помочь мне в одной задумке... -- с прищуром глядя на старика, сказала фея. -- Но, как вижу, вы не очень-то расположены жить с нами в мире!
   -- Отчего же вдруг у вас создались такие впечатления, юная госпожа? -- каппа побледнел и засуетился. -- Уверяю вас, подозрения совершенно безосновательны! Мы не думаем даже искать с вами ссоры! Каппы - мирные строители и техники. Вот, посмотрите, у меня есть для вас подарки. -- старик протянул фее игру-головоломку в виде квадратных костяшек, заключенных в плоскую коробку. На каждой костяшке был проставлен номер, а одно поле оставалось пустым. -- Это изобретение наших видных ученых, позволяющее человеку проявить такие свои качества, как интеллект, смекалку и способность просчитывать ходы.
   Чирно не блещет сообразительностью, но упрямо пытается изображать из себя гения. Ходили рассказы о том, что на беду встретившиеся с этой феей люди задавали ей какую-нибудь загадку и она с таким усилием и увлеченностью начинала размышлять, что хитрецы успевали сбежать от слишком неуравновешенного и агрессивного духа льда.
   Возможно, такой случай был всего один, но его нельзя было упускать без внимания. Феи любят загадки. И любят игрушки.
   Может быть, Чирно удастся занять на пару часов, подсовывая ей детские головоломки?
   -- Что там у вас? -- фея, проявив интерес, схватила дощечку и несколько мгновений с непониманием смотрела на нее.
   -- Передвигая сегменты по одному, нужно расставить все номера по порядку... -- начал пояснять каппа, но Чирно явно видела подобную игрушку не первый раз, потому как сразу начала двигать сегменты. -- ...И если все будет сделано правильно, в награду победителю прозвучит...
   Короткая незатейливая мелодия заставила старика подавиться словами.
   Уже собрала?! Он-то волновался, что подсунул фее слишком сложную задачу! Но...
   -- Все правильно? -- Чирно показала старику собранную головоломку. -- Ну, как вам мой интеллект и смекалка?
   -- Изумительно! Ничего другого я и не ожидал от королевы фей! -- старик снова порылся в своем рюкзаке и вынул пластиковый кубик, состоящий из двадцати шести кубиков меньшего размера. Внешние грани меньших кубиков были окрашены в разные цвета, что делало кубик пестрым и привлекательным для детей. -- А что вы скажете об этой игрушке, госпожа? Только истинные гении могут восстановить порядок из хаоса и, вращая части "Магического куба", собрать все цвета, по одному на каждой из граней!
   -- Забавно. -- сказала Чирно, принимая кубик. -- Так, взглянем.
   Она уставилась на кубик, а старик внимательно присмотрелся к фее с кристальными крыльями, что спустилась с небес и теперь парила немного позади Чирно, потеснив даже фей-телохранительниц. Старик видел, как ярче загорелись магическим синим огнем глаза этой феи. Неужели дело в ней? Похоже, так и есть. Подсказывает. Даже не подсказывает, а внушает решение королеве так, чтобы та не догадалась о подсказке.
   -- Слишком долго двигать вручную. -- Чирно подбросила кубик на руке, магические потоки завертели его, закружили, и через секунду он упал на ладонь феи уже полностью собранным, с одним цветом на каждой грани. -- Вот и готово. Совсем несложно, старик.
   -- Замечательно! Великолепно! Я лишь хотел убедиться, что вы, госпожа Чирно, действительно столь умны и талантливы, как о вас говорят. Не откажите ли вы мне теперь в смиренной просьбе? Есть несколько технических и химических задач, над решением которых уже много лет бьются наши ученые...
   -- Хватит! -- Чирно в ярости запустила в каппу кубиком, который покрыла толстая корка льда. -- Считаешь меня идиоткой? Думаешь, я не понимаю, зачем ты это делаешь? Держишь меня здесь, пока ваши армии готовят атаку, надеясь перебить нас всех?!
   -- Нет, юная госпожа! -- каппа замахал перед собой руками. -- Нет, уверяю, у меня никогда не было подобных мыслей! Мы, каппы, мирный народ!
   -- Мы не хотели с вами войны! -- выкрикнула в ответ фея. -- Мы лишь хотели, чтобы вы выказали нам немного уважения и помогли в строительстве величественного памятника, как когда-то вы помогли людям построить статую дракона! Но вы... вы...
   -- Подожди! -- старик в отчаянии вскинул руку.
   -- Умри, подлый негодяй!
   Ледяные скалы, рождаясь у самой земли, ударили вверх, сокрушили и смяли деревянную платформу. Старик-каппа, с возрастом растерявший ловкость и подвижность, был сбит с ног и упал на лед.
   Сильвия содрогнулась, чувствуя боль и отчаяние старика. Несколько ребер и рука сломаны. Смертные так хрупки... особенно в старости. Его страх за родное селение, его желание жить...
   Кристальная змея почувствовала, как на ее глаза наворачиваются слезы из концентрированной магии, но не перестала тайком навевать на Чирно мысли, разжигающие в сердце феи лютую злобу. Надо держаться, как бы плохо ни было. Ради серого ящера, который не сумел вложить в свои создания чувство юмора, но без всякого магического внушения заслужившего их верность.
   Сильвия помнила старых, могущественных архангелов, блаженно дремлющих в мертвых мирах. Андрон купался в обрывках их сновидений, прорывающихся в реальный мир и оживляющих погибшие тысячи лет назад, города. Он уверял, что эти ангелы счастливы, окруженные любовью фантомов, воскресших в их мечтах.
   "Вы завидуете им, господин"?
   "Нет. Их души ужасающе стары и стали слишком похожи на души презренных богов. Мечты? Фантомные миры? Только идиоты завидуют наркоманам. Эти ангелы мало отличаются от мертвецов. Так же, как и обленившиеся боги".
   Лишь у действий в реальном мире есть значение. Лишь то, что влияет на судьбы и чувства других живых существ, действительно важно.
   Сильвия печально склонила голову и закрыла глаза, чтобы не видеть то, как покрывается льдом фигура старого техника, сделавшего все, что было в его силах, для спасения своего маленького селения. Всему виной Андрон. Ненависть поглотила серого ангела. Слишком глупого, чтобы стать хорошим техником. Слишком злобного, чтобы стать учителем смертных. Слишком неуклюжего и неуверенного в себе, чтобы стать воином богов. Серую посредственность из брошенного богами мира, успевшую на своем коротком веку убедиться, что его родной мир в своем одиночестве нисколько не уникален.
   Чтобы утолить ненависть демона, и еще раз увидеть хозяина счастливым, придется сделать усилие над собой и пойти на некоторые жертвы. Если черное сердце серого ящера хоть немного смягчится, значит все было не зря.
   -- Тенгу атакуют! -- выкрикнула Сильвия, ни на миг не ослаблявшая бдительности. -- Берегитесь!
   Рой ударил ураганный ветер, в завивающихся вихрях которого скрывались незримые и острые, словно бритва, воздушные клинки. Еще миг и они рубанут фей, сил которых едва хватает на борьбу с ураганом!
   В груди Сильвии возникла крошечная фиолетовая точка, в один миг выросшая вдруг в магическую сферу радиусом в несколько тысяч метров. Какого-либо урона эта сфера никому не наносила, но серпообразные клинки ветра, войдя в нее, вспыхивали фиолетовым свечением и становились явственно видны. Феи шарахнулись в стороны, уворачиваясь от серпов. Увидев опасность, многие спаслись. Лишь несколько из крылатых девчонок были рассечены и обратились в бесплотный туман. Катастрофических последствий первого удара удалось избежать. Второй и третий залпы "Серпов" приняли на себя ледяные глыбы, которые вскинула вверх Чирно.
   Ураганы трепали рой фей, серпы неслись со всех сторон, с земли и даже с неба. Чирно не успевала блокировать их. Тенгу, держась на дальней дистанции, безжалостно терзали врага. Пригибаясь к земле, под прикрытием деревьев, в атаку устремилась стая стражей горы, серебристо-белых волков-йокай. Каждый из этих воинов был вооружен тяжелым мечом и большим, зеркальным щитом. Многие носили доспехи из жесткого, зачарованного дерева.
   -- Феи воздуха! -- вскричала Сильвия, дублируя голосовые команды мыслепередачей. -- Забудьте про снег! Перехватите управление ветрами! Отклоняйте от нас воздушные потоки! Делай, как я!
   Сильвия и феи воздуха вступили в борьбу с ураганами, а волки-йокай меж тем уже подобрались к рою вплотную и, оттолкнувшись ногами от земли, взмыли в небо. Со звериным рычанием, пугая девчонок свирепыми взглядами и оскалом клыков, они ворвались в смешавшиеся порядки роя и принялись лихо работать мечами, развоплощая впавших в панику фей одну за другой. Вокруг каждого из стражей горы магия кристаллизовалась и, обращаясь острыми пулями, стегала визжащее и мечущееся облако крылатых.
   Сильвия забеспокоилась, видя как рой фей начинает в панике распадаться. Змея уже намеревалась показать больше своей силы, и прихлопнуть основную часть стражей горы, но Чирно, в критический момент ни на миг не утратившая боевого настроя, первой нанесла свой удар. В одно мгновение два десятка волков, устремившихся к ней, обратились в ледяные статуи, но магический поток из "Сердца зимы" не прервался и потек по земле, стремительно охватывая кольцом поле боя. Лед взметнулся до небес и обрушился, но не придавил фей и их врагов, а сомкнулся над ними куполом, защищая от магии тенгу. Сложно сказать, догадалась ли Чирно сама до такого хода, или у нее получилось случайно, но внутри сферы ураган утих. Оказавшиеся в ловушке волки на миг растерянно замерли, а феи роя, лишившись возможности сбежать, были вынуждены защищаться.
   -- Бей их, сестры! -- закричала Сильвия, воодушевляя крылатых девчонок.
   -- Мы их всех прикончим! -- Чирно взмыла в центр роя и начала наносить мощные магические удары из "Сердца зимы". Потоки холодного воздуха не причиняли вреда "снежным" феям, а волков замораживали на лету. -- Все сюда! Бей хвостатых!
   Воспрянув духом, феи сбились в стайки и перешли в контратаку. Снежные комья лавиной обрушились на стражей горы. Магия снега отражалась от щитов, которыми закрывались волки, но феи окружали врагов одного за другим и били со всех сторон. Замороженные фигуры градом сыпались на мерзлую, покрытую снегом и льдом землю. Рыча и ругаясь, волки начали отступать, прижимаясь к земле и содрогающейся от ударов извне, ледяной стене.
   -- Наши пробьют стену! -- выкрикивала Момидзи Инубашири, предводительница волков, посыпая магическими пулями вертящихся рядом и кидающихся снегом фей. -- Помощь близка! Теснее ряды, воины! Закрывайте щитами друг друга!
   "Прости, что бросил в эту мясорубку, Сильвия". -- прозвучали в сознании змеи мысли серого ящера.
   "Не беспокойтесь за меня, господин. Магией такого уровня мне тяжелых повреждений не нанести". -- отозвалась змея, устремляясь на боевые порядки врага. Ловко лавируя в полете, она прошла сквозь ливень пуль и, врезавшись во вражеский строй, опрокинула одного из стражей горы ударом плеча. Строй волков начал рассыпаться.
   "Скоро подключатся сильнейшие, и магия станет опасной для конструкта, но не о ней речь. У тебя глубокая неприязнь к убийствам и причинению зла, а я"...
   "Мы сами вызвались помочь, господин". -- ответила змея, пинком босой ноги отталкивая щит волка, хватая врага за морду и в один миг обращая его в ледяную скульптуру. -- "Мы справимся. Не переживайте. Ваша жертва выше нашей".
  
   Андрон, ухмыляясь, откинулся на спину и посмотрел в синее небо, украшенное громадами белых облаков. Теплый, солнечный день действовал на него умиротворяюще.
   -- Жертва, да? -- вслух произнес демон. -- Не поспоришь, за брошенный вызов богам, придется платить. За то, что я натворил за эти двадцать лет, хвост-то мне пожалуй оторвут. И все остальное, в порядке очереди.
   Хвост демона представлял собой подобие длинной костяной пилы из жестких треугольных пластин, стянутых эластичными жилами. Словно возмущенный уверенными заявлениями падшего ангела, он взметнулся вверх и принялся раскачиваться вправо-влево, похожий на маятник часов, отсчитывающих истекающее время, когда это грозное оружие оставалось при хозяине. Не далее, как двадцать лет назад, притащив в мир хозяев неплохой артефакт, Андрон на пороге храма столкнулся с воином в позолоченной броне, который, нутром почуяв затаенное в чудовище зло, без лишних раздумий выхватил меч и вознамерился обрушить клинок на голову твари. Серый ящер был не в духе и шутки не оценил. Ударом хвоста снизу вверх, он разрубил паладина надвое. Ему было плевать, казнят ли его за расправу над недалеким служителем храма. Но Андрона не казнили. Хозяйка лишь воскресила паладина и отправила Адрона обратно в мертвые миры. Неужели не почувствовала ненависть, захватившую и поглотившую душа раба? Не настолько безумную, чтобы продать душу врагам Сферы Миров, но достаточную, чтобы попытаться отомстить самостоятельно. Она не могла не заметить. Видимо, просто сочла, что на злобу жалкого таракана обращать внимание смешно. Пусть посмеется, когда увидит, что сотворил Андрон! Пусть смеется до слез, вместе с богиней этого мира, своим равнодушием обрекшей Генсокье стать выжженной пустыней, наполненной бесплотными тенями зла!
   Андрон протянул руку к яркому солнцу, словно обнимая и стискивая костлявыми пальцами его сияющий диск. Если все получится...
   Руки и черный плащ были замараны алыми пятнами. Лежал демон на опрокинутой стене разрушенного дома в селении людей. Перед ним в беспорядке были разбросаны окровавленные тела нескольких йокай, пришедших сюда полакомиться мороженной человечинкой. Даже успевших рыкнуть на демона, принимая его за конкурента. Андрон прихлопнул их просто ради развлечения. Теперь вокруг царила абсолютная тишина, сладкая и расслабляющая.
   Но вдруг отдыхающую тварь потревожила птичья трель.
   -- Чивк! Чивк! Холод и лед! Чивк! Чивк! Кто-то умрет! Только со мной, в страшные дни, будет спасение, чиу-чив-чи!
   -- Бернард! -- с недовольством произнес демон.
   -- Да, господин. -- рядом тотчас возник волк-конструкт, выточенный из древесины почерневшего эльфийского древа.
   -- Бернард, я же приказал тебе избавиться от всех йокай, что сюда придут, в поисках добычи.
   -- Я от всех избавился, мой господин. И спасшихся из селения людей тоже пришиб, всех, до единого, чтоб не суетились.
   -- Тогда кто там чирикает? -- когтистый палец указал в сторону, откуда доносилась, перемежаемая птичьими трелями, песенка, которую, судя по стихам, мог бы сочинить разве что ребенок.
   -- Ночной воробей.
   -- Это понятно. Я спрашиваю, почему она чирикает?
   -- Думает, что может песенкой выманить и смутить прячущихся людей. Интеллект этого ночного воробья не слишком высок.
   -- Это тоже несложно вычислить. Ты мне скажешь, или нет, почему до сих пор не прибил ее?
   -- Расшифровать ваши намеки, господин, лучше получается у Сильвии. Я привык выполнять четко поставленные приказы и отвечать на ясно звучащие вопросы.
   -- Да, политика из тебя не получится. И я все еще жду ответа.
   -- Она только что прилетела. Я как раз направлялся к ней для устранения.
   -- Вот теперь все ясно. -- Андрон кивнул и глянул в сторону бродящей за деревьями певчей птички. -- Оставь ее мне.
   -- Как прикажете, господин. -- волк в поклоне припал к земле, прыгнул в сторону и скрылся.
   Андрон поднялся на ноги, сбросил плащ и вытер об него окровавленные руки. Он же говорил Сильвии, что плащей хватит? Вот они больше и не нужны. Прятать свое уродство от окружающих больше не надо.
   Разминая плечи как перед кулачным боем, демон встал во весь свой внушительный рост и начал меняться. Внешне изменений никаких не произошло, но магия природы в нем пропала, сменившись на, полные хаоса, страшащие зверей веяния. Сменилось биополе и даже запах от серого ящера пошел иной.
  
   Мистия Лорелей, чирикая, порхала над лесной тропой. Она присматривалась к растущим по обе стороны дороги кустарникам, надеясь что кто-нибудь из людей, раненный, женщина или ребенок, услышав ее песню, выберется из убежища чтобы посмотреть на певунью. Хитрая хищница знала, что выглядит как безобидная красивая девушка. Разве возникнет у кого-либо желание сбежать от красавицы, предлагающей помощь и защиту?
   На ходу сочиняя незатейливый и кое-как отрифмованный текст, она то и дело сбивалась на птичьи трели, что любому выдали бы ее истинную сущность, но продолжала мнить себя гением маскировки, певческого и поэтического таланта. Удастся ли ей выманить и поймать хоть кого-нибудь? А, безразлично! Зато песенка какая получилась замечательная!
   -- Чив-чив, чиу! -- прочирикала охотница завершение очередного куплета и насторожилась, увидев, как зашевелились кусты справа от дороги. Кто-то идет! Надо спуститься на землю и притвориться человеком!
   Сквозь тень и мельтешение листьев двигалась фигура внушительных размеров. Мистия оробела еще до того, как кусты раздвинулись, и из них на дорогу шагнуло чудовище.
   Девчонка-йокай попятилась, уже хотела взлететь и удрать, но вдруг остановилась и замерла. От чудовища пахло человеком, у него была аура человека и магические силы, ничтожно маленькие, которые она чувствовала в этом рослом чешуйчатом доходяге, тоже были хаотичной магией людей. Перед ней был человек! К тому же человек на вид откровенно слабый магически и физически. Наверное, инвалид, который сбежал из деревни во время боя и прятался, пока не услышал песню Мистии! Все так, как она и хотела! Вот только чешуя, когти и клыки... какой же этот человек жуткий! Даже среди йокай таких нет. А среди людей, значит, бывают. Ох, ужас ходячий!
   Но, тем не менее, это человек, и его надо съесть! Чтобы потом всем хвастаться. Вон, как Румия хвастаться начинает, все слушают, разинув рты! Человек, это такая редкая добыча! Сильные из них сами кого хочешь побьют, а слабые, такие как этот, без защиты из селения не выходят. Но сейчас селение разрушено и слабак-инвалид лишился защиты. Съесть его! Как ни противно, но хоть пару кусочков пожевать надо. Должно же в этом скелете быть хоть что-то съедобное? Например, сердце.
   -- Ох... -- тощий инвалид, словно угадав мысли Мистии, схватился за сердце. -- Какое счастье! Я думал, что остался совсем один! Все... все погибли... я спрятался и плакал, но вдруг услышал песню... это вы пели, прекрасная девушка?
   -- Да, это я. -- самодовольно ответила злодейка, осторожно пряча за спиной острые, покрытые зеленым лаком, длинные когти, что украшали ее изящные ручки. Этого слабака так легко обмануть? Замечательно! -- Тебе понравилось?
   -- Этот чарующий голос, и удивительные стихи... -- заливаясь слезами от восхищения и восторга, инвалид сделал к девчонке еще один шаг, встал на корточки и раскрыл ей объятия. -- Среди всех этих смертей, я так счастлив, что выжившие есть...
   Мистия, хоть внутренне и сжалась от отвращения, сделала шаг ему навстречу и обняла плачущее ничтожество, делая вид что желает его утешить. Пусть немного расслабится. Так будет легче выпустить ему потроха!
   Кулачки разжались и острые, лакированные когти вонзились в бока глупого человека, начиная рвать и терзать... или нет?
   Когти ночного воробья со скрежетом скользнули по жесткой чешуе, не оставив на ней даже крошечной царапины.
   -- Гы! -- Андрон, сверкая глазами, оскалил кривые, желтые клыки. -- Больно-больно-больно! Хочешь прикончить и съесть меня, красавица? Ах, шалунья! Только ты наверное забыла, милочка, что в игре "Поедание", кто сильнее, тот и поедатель!
   -- Чив! -- заорала побелевшая от ужаса Мистия, когда длинные, костлявые пальцы чудовища вцепились в нее и стиснули, обхватив поперек тела, словно стальными обручами. -- Чив! Чив!!!
   -- Почти соловьиные трели! Люблю наслаждаться едой под звуки живой природы! -- демон встал в полный рост, облизнулся и раззявил пасть, которой позавидовали бы иные крокодилы.
   Медленно, смакуя момент, он потянул охотницу к пасти. Тягучая, прозрачная слюна демона капала вниз. Ополоумевшая от ужаса, Мистия ясно рассмотрела и клыки, и шершавый язык, и черный провал глотки.
   -- Чив!!! -- орала пойманная птичка. -- Чи-чи-чи-и-ив!!!
   Она брыкалась и дергалась, пыталась применить магию, но магия йокай не отзывалась на зов ночного воробья. Или она в панике сама делала что-то не так, или чудовище блокировало колдовство своей добычи так же легко, как и ее попытки вырваться из стальной хватки лап. Как бы то ни было, зубы и глотка чудовища становились все ближе, а сопротивлением со стороны Мистии был только отчаянный птичий ор.
   -- Ахрм... -- Андрон сомкнул пасть на верхней части туловища пленницы, немного подумал, помял ее зубами, но глотать не стал и вынул обратно серо-белую, покрытую демоническими слюнями девчонку, издающую уже только полный истерики писк. -- Слушай, а ты давно в последний раз мылась? Ты ведь птица, да? У птиц под перьями полно паразитов! А я тебя, понимаешь, ем. С паразитами! Нет, так нельзя. Сначала я тебя хорошенько прополощу, с противовошным шампунем. Перья обдирать не буду, вдруг они полезные? Съем всю, а организм потом сам разберется, что ему надо, а что под куст выбросить. -- Эльза!!!
   -- Да, господин? -- из разверзшегося пространственного искажения высунулась морда цельнометаллической, золотой лисы.
   -- Эльза, смотри, какого я воробышка поймал, на живца! Аппетитный, правда? Сейчас жрать буду.
   -- Тю! -- присвистнула лисица. -- Немытую?
   -- Вот и я о том же подумал. Дай какую-нибудь посуду побольше, я мою птичку хорошенько выполощу!
   -- Сейчас. -- лиса сунулась обратно в искажение и оттуда донесся звук двигаемых тяжелых предметов. -- Только мне, хозяин, ножку оставьте?
   -- Тебе что, органики в металлизме не хватает?
   -- Нет, я в книжках читала, что лисы любят кушать птиц.
   -- Я тебе потом, из золота, кур сделаю. Будут бегать и кудахтать, как настоящие. А воробышка сам съем.
   -- Жадный вы, хозяин. -- вздохнула лиса, выталкивая на тропу большой металлический чан, уже наполненные теплой водой. -- За что люблю, непонятно.
   -- Любовь, любовь... не отвлекай меня на глупости! -- Андрон подхватил брошенную ему коробку с порошковым мылом и сразу высыпал половину пачки в чан. Над водой поднялась густая пенная шапка. -- Я весь в предвкушении обеда! Смотри, Эльза, как красиво оформлено блюдо! -- демон указал на бантики, украшающие платье Мистии. -- Как в самых дорогих ресторанах!
   -- Чив!!! -- испуганно чирикнула Мистия, когда Андрон высоко поднял ее на лапе и чуть ли не с размаху погрузил в воду.
   Птица брыкалась, пускала пузыри и жадно хватала воздух ртом, когда демон, перед тем как снова погрузить в мыльную пучину, на пару мгновений вынимал ее из воды.
   Серый ящер свирепо полоскал добычу. Золотая лиса, с ухмылкой во всю морду, следила за его действиями.
   "Придурки". -- сердито комментировала их занятие Сильвия, яростно сражающаяся с пробившими ледяную стену тенгу и волками-стражами, что с полным бесстрашием продолжали атаковать рой фей.
   "Зануда"! -- хором отозвались Андрон и Эльза.
  
   Дым и жар пожара остались далеко позади. Повеяло холодом. Еще пара мгновений, и среди деревьев показались покрытые льдом руины.
   Рейму и Алиса устремились вниз, словно две большие птицы промчавшись над разрушенными домами и взлетев к ледяному шпилю, возвышающемуся в центре погибшего селения. У вершины, под корой льда, была ясно видна фигура светловолосой волшебницы в темном платье. Тело девчонки с покрытым кровоподтеками лицом, открывшей рот в беззвучном крике.
   -- Мариса! -- волшебница-кукловод с горестным криком метнулась к подруге, но едва коснувшись поверхности льда, отдернула руки. Словно обожглась. Магический лед нестерпимо жег холодом. -- Мариса, я здесь! Подожди немного, я вытащу тебя!
   У руки Алисы материализовалась кукла-бомба. Волшебница замахнулась, явно намереваясь метнуть начиненную взрывчаткой самонаводящуюся игрушку в ледяной шпиль.
   -- Остановись! -- Рейму попыталась ухватить ее за запястье, но не успела.
   Бомба полетела в шпиль, ударилась о преграду из зачарованного льда и, разбрасывая вокруг клубы дыма, взорвалась. Ударной волной обеих чародеек швырнуло от шпиля прочь.
   -- Ты сошла с ума? -- воскликнула жрица. -- Бомба расколет и лед, и тело Марисы! Она насквозь проморожена!
   Алиса не слышала ее. Еще одна бомба полетела в шпиль, а затем и третья. Гулкий грохот разносился над селением людей, но несмотря на все старания волшебницы, шпиль непоколебимо стоял и лишь пятна сажи появились на его поверхности.
   Дым развеялся. Истеричная попытка освободить уже мертвую подругу сменилась слезами. Алиса, прижавшись ладонями и лицом к ледяной стене, вздрогнула от рыданий. Обжигающий холод льда она почти не чувствовала.
   -- Мариса... -- прошептала девчонка. -- Прости...
   Рейму осторожно обняла ее за плечи, своим присутствием поддерживая в минуты глубокого горя.
   -- Рейму... -- сквозь слезы прошептала Алиса. -- Есть ли возможность... убить фею? Навсегда...
   -- Я не знаю такого способа. -- ответила жрица. -- Но он и не нужен. Не Чирно виновата в том, что произошло. Я видела... видела чудовище, которое обещало обрушить на Генсокье безумие фей. Это все его рук дело. Мы найдем его, и... заставим ответить за сотворенное зло.
   Алиса, продолжая плакать, только крепче стиснула кулаки.
   Несколько минут она предавалась слезам у ледяной могилы своей подруги, а затем Рейму снова потревожила ее, намекнув, что в руинах могут быть нуждающиеся в помощи люди. Раненные, или засыпанные в укрытиях.
   -- Мы должны искать выживших. -- сказала жрица. -- Не может быть, чтобы погибли все.
   -- Иди. -- всхлипывая, ответила ей Алиса, теснее прижимаясь к жгучему льду лицом. -- Иди, Рейму, а я... я за тобой...
  
   Огонь весело плясал на дровах, которые щедро подбрасывала в костер зловредная лисица. Мистия, рот которой заткнули тряпичным кляпом, мычала сквозь затычку и дергалась, пытаясь освободиться от пут, а Андрон задумчиво крутил в руках самодельный вертел, который согнул из обычной водопроводной трубы.
   -- Никогда не видела такого жаркого костра! -- певучим голоском вывела Эльза. -- Пора готовить, мой господин!
   -- Согласен. -- Андрон присел на корточки перед ополоумевшей со страху птицей и начал примериваться, тыча вертелом ей в бок и ноги. -- Эльза, как лучше тушку посадить? Вдоль или поперек?
   -- Но она же еще совсем свежая, господин! Если проткнете, много крови вытечет. В костер нальется, вонять будет...
   -- И пропадет без пользы, да. Дай мне моток проволоки!
   Не прошло и минуты, как незадачливая пернатая хищница, желавшая отведать свежего мясца, но вместо этого угодившая прямиком в лапы демона, была растянута и примотана жесткой стальной проволокой к трубе-вертелу.
   -- Вот так! Теперь не упадет, когда тряпки прогорят. Сейчас, Эльза, мы ее хорошенько прожарим!
   -- Прожарим, прожарим! -- золотая лиса подскакивала от нетерпения и восторга. -- Сейчас палененьким запахнет!
   Демон повесил вертел над костром и принялся деловито крутить кривую ручку трубы правой лапой, а левой посыпать слабо брыкающуюся тушку птицы солью и специями, которые притащила из разрушенного селения шустрая золотая злыдня.
   За этим веселым занятием и застала их Рейму, услышавшая голоса и примчавшаяся сюда в надежде найти людей.
   -- А, совсем не старая знакомая! -- Андрон помахал правой передней лапой настороженно замершей жрице. -- Подходи, не стесняйся. Хочешь жареного воробышка? Скоро готово будет.
   -- Нет, спасибо. Не удивлена нашей встрече, странный фей. Значит, как я и предполагала, и пожар и разрушение селения - твоя сомнительная заслуга?
   -- Да. Все неплохо повеселились, правда?
   -- Это по-твоему весело? Издеваться над слабыми и радоваться разрушениям... вполне в духе фей, верно?
   -- Издеваться? -- Андрон посмотрел на корчащуюся и завывающую Мистию, которую обнимали языки огня. -- Между прочим, играть в поедание - ее идея. Я только роли переставил.
   -- Безумие, творящееся в Генсокье, для тебя - игра? Ты убиваешь моих друзей и разрушаешь наш мир ради веселья?!
   -- А что если и так, девочка? -- Андрон наклонил голову набок и в широкой улыбке обнажил клыки. -- Что ты сделаешь? Убьешь меня?
   -- Я не люблю сражений и крови, -- Рейму резким движением подхватила несколько бумажных печатей, материализовавшихся из магических потоков. -- Но зашел слишком далеко! Если ты - фея, то убить тебя не получится, но запечатать на пару-тройку тысячелетий, можно любую, даже самую сильную и злобную тварь!
   -- Это верно. Тогда проверим, хватит ли у тебя сил и решимости?! Твоя подруга, Кирисаме Мариса, тоже мнила о себе невесть что, а прибить ее оказалось легче, чем проглотить вот этого воробышка!
   Кукла-бомба скользнула над землей и Андрон едва успел взмахом руки отбить самонаводящийся смертоносный снаряд. Взрыв прозвучал в стороне, подрубленное ударной волной дерево у края тропы с треском и шелестом рухнуло на землю.
   -- Трое на одного? -- не постеснявшись причислить к своим противникам объятую пламенем Мистию и нагло забыть о присутствующих рядом конструктах, Андрон захохотал, распорол пространство ударом когтя и скользнул в серую муть. -- Сделаю вид, что испугался!
   Несколько кукол ринулись в пространственные искажения и взорвались там, а следом, на полной скорости, за убегающим врагом к прорехе устремилась вынырнувшая из-за деревьев волшебница-кукловод.
   -- Алиса, стой! -- крикнула Рейму, не особо надеясь на то, что ее выкрик будет услышан. -- Не входи в его портал!
   Не слышит.
   Мгновение, и обезумевшая от жажды мести, волшебница канула в серую муть.
   С возмущенным восклицанием, Рейму вцепилась пальцами в собственные волосы, взъерошила их и, собравшись с духом, бросилась за подругой. В отличие от волшебницы, соображения жрица не потеряла и потому, пролетая мимо костра, вцепилась в прикрученную к вертелу Мистию и, с силой рванув, швырнула ее прочь от огня. При этом, в какую-то долю мгновения, Рейму увидела, как язык пламени проходит сквозь коричневый пух, изображающий волосы на голове ночного воробья. Даже от легкого касания огня этот пух должен был сгореть, но... он лишь всколыхнулся, как от простого дуновения теплого воздуха. Мистия была мокра, как попавшая в бурную речку мышь, но ни на ее коже, ни на одежде не было подпалин или ожогов.
   "Фантомный огонь"?
   Чувствуя, что увидела нечто важное, Рейму глубоко вдохнула, как перед прыжком в воду, и нырнула в смыкающееся пространственное искажение.
  
   Юкари запрещала кому-либо входить в порталы следом за ней. Не объясняя, почему. Смертельно опасно, и все.
   Рейму ничего не почувствовала, кроме прохладных дуновений воздуха и ощущения, словно земля где-то далеко внизу, а не в полуметре под ногами. Желая проверить ощущения, она опустилась ниже и поняла, что земли под ней действительно нет. Только серая муть, бескрайняя и бесконечная. В ней не составило бы труда перепутать верх и низ, но ориентироваться можно было по чувству гравитации, которое, слава богам, не пропало. Интересно, что будет, если бросить в серый туман монетку? Бесконечное падение в бездну?
   -- Алиса! -- выкрикнула Рейму в серый туман. -- Алиса! Где ты?
   Ей пришлось позвать еще раза три, прежде чем откуда-то издали донесся голос волшебницы:
   -- Рейму! Рейму, это ты?
   Перекликаясь и скользя сквозь бескрайнюю мглу, Рейму и Алиса искали друг друга несколько бесконечных мгновений, пока буквально не налетели друг на друга, крепко приложившись лбами. У Алисы из глаз брызнули слезы от боли, жрица неразборчиво что-то заворчала, потирая ушибленный лоб. Летать головой вперед конечно удобно, но, увы, не всегда безопасно.
   -- Рейму... -- растерянно произнесла Алиса, когда девчонки крепко взялись за руки, чтобы не потеряться больше в непроглядном сером тумане. -- Я потеряла... то чудовище сбежало...
   -- Это я уже поняла.
   -- Он скрылся, и теперь я не знаю, где выход...
   Сердце Рейму сжалось от страха, но она лишь крепче стиснула пальцы Алисы. Как не понять растерянность и страх волшебницы-кукловода? Куда лететь? Как покинуть этот бескрайний серый туман? Есть ли вообще отсюда выход?
   -- Летим вперед. -- не позволяя себе и подруге впасть в панику, сказала жрица. -- Невозможно, чтобы этот серый туман был бесконечен! Должно в нем быть что-нибудь... или кто-нибудь...
   -- Ты общалась с Юкари, Рейму. -- тихо ответила Алиса. -- Она о порталах и тем, что за ними, ничего не рассказывала? За ее порталами багровая мгла и какие-то глаза, а здесь сплошная серость...
   Но не успели девчонки обсудить эту тему, как в тумане им почудилось движение и, через долю мгновения, прямо на них вылетел костлявый серый ящер.
   -- Оп-па! -- монстр вытаращил глаза, явно потрясенный неожиданной встречей, завис в пространстве, а затем крутанулся на месте и шмыгнул обратно в туман.
   -- За ним, скорее! -- выкрикнула Рейму и, таща за руку уступающую ей в скорости волшебницу, помчалась за демоном. -- Алиса, все силы на левитацию! Нельзя потерять его из вида!
   И все же демон был быстрее их обеих. Не прошло и десяти секунд, как он скрылся, но зато в сером тумане блеснул яркий солнечный свет.
   -- Выход! Там выход, Алиса! Скорее!
   В разрыве пространства виднелось синее небо и облака. Прореха в пространстве начала сужаться и волшебницы из последних сил мчались к ней, надеясь вырваться из жуткой ловушки.
   -- Скорее же!
   Еще пять метров! Еще три! Еще метр!
   Прореха, достаточно большая для того, чтобы пройти в нее, вдруг мгновенно схлопнулась и разверзлась вновь, но на этот раз за ней не было солнечного дня и синего неба. Лишь трепетное пламя факелов и каменные стены.
   Со скоростью выпущенного из баллисты снаряда, волшебница и жрица вылетели из прорехи и, сбив что-то на своем пути, кубарем покатились по полу.
   Жестяной грохот, восклицания боли и испуга заметались под сводами громадного подземелья.
   "Я мог бы оставить вас в поле нуль-перехода, где вы умерли бы от голода и жажды", -- прозвучал в сознании Рейму и Алисы полный ехидного веселья голос серого ящера. -- "Но подумал, что так будет гораздо веселее"!
   -- Так? -- Алиса удивленно оглянулась. -- Куда ты забросил нас, монстр? Где мы?
   Рейму тоже приподнялась на локте и обмерла от ужаса, увидев куда выбросил их портал серого ящера. Отсюда надо срочно убираться! Бежать! Лететь! Лететь!!!
   Позади мико и волшебницы, из груды жестяных банок и луж краски, начала подниматься белобрысая девчонка с сожженными до костей крыльями летучей мыши, перепонки на которых были заменены разноцветными магическими кристаллами. Если не считать сожженных крыльев, выглядела она человеком, но губы ее растянулись и в свете ламп блеснули острые белые клыки.
   "К вашему сведению, родители этой милой леди погибли от рук тенши, созданных из людских душ. Чувствуя нечто знакомое в людях, к ним она особенно беспощадна".
   Из горла узницы подвалов Алого особняка полилось угрожающее рычание. Души обеих незваных гостий покрылись морозным инеем.
  

Действие 3. Озеро и гора.

   Фландре давно было пора укладываться спать, но, увлеченная новой затеей, она нарушила привычный режим жизни. Прошлым вечером, который заменял в Алом особняке утро, сестра сказала ей, что покинет дом, чтобы укрепить защитные барьеры и проверить стражей, защищающих владения юных вампирш от вездесущих монстров, порождений жгучего дня. Вокруг подвала, в котором была спрятана младшая дочь амонарха Рихарда, великого ангела Тьмы, были подняты прочные защитные структуры. Сестра заверила, что ни одно чудовище внутрь не прорвется и оставила на страже двух слуг, но Фландре все равно волновалась. В последнее время старшая отлучалась на проверку внешней защиты все чаще. Какие-то проблемы? Что, если белокрылые твари, рыщущие вокруг дома, взялись за дело всерьез? Что, если сестра сражается с ними каждый день и просто не говорит о бушующих снаружи побоищах ради спокойствия последней родной души?
   Пять сотен лет младшая пряталась в подвале, пока старшая защищала дом. Старшая была слабее и белокрылые монстры не относились к ней как к серьезной угрозе, но стоит младшей выйти из защитных схем... враги, заметив ее силу, атакуют убежище уже всерьез. Тогда никто не спасется.
   Не подозревая, что ангелы Света не приближались к логову вампиров уже почти пятьсот лет, а сестра попросту ей врет, Фландре была благодарна за защиту и боялась тронуть магические схемы, не желая потревожить их и заставить сестру отвлечься в самый опасный момент. Когда белокрылый монстр будет заносить над ее головой пылающий серебряный меч, например.
   Ради жизни близких душ, Фландре сидела смирно почти всегда, а если безумие захлестывало ее и заставляло помутиться рассудок, то, вырвавшись из подвалов, она видела за окнами особняка только сплошную серую завесу дождя. Воды, что для дочерей ангела Тьмы была подобна кислоте. Когда-то за окнами был сад, прекрасный в свете алой луны. В нем можно было до самого утра бегать и играть. Теперь, с тех пор как белокрылые убили папу и маму, там всегда была серая завеса дождя. Наверное, сад уже давно обратился в грязь и был смыт. Не осталось ничего. И никогда больше Фландре не сможет гулять по мощенным дорожкам, держась за руку сестры. Никогда...
   А что, если представить, как будто сад здесь? Как будто над головой не каменные своды, а чистое небо?
   Нет, лучше не просто представить, а нарисовать! Большой круг луны и маленькие точки звезд, легкие облака у самого горизонта и кусты с большими белыми цветами повсюду! На полу можно нарисовать дорожку, а вон на той, дальней стене - фонтан! Или контуры особняка с большими светлыми окнами! Тогда в маленькой комнатке в дальнем краю подземелья у Фландре будет дом, а здесь везде - сад! Такой же красивый, с чистым, свежим воздухом, как в детстве! Как тогда, когда были живы папа и мама!
   А потом, когда сестра придет навестить ее, можно будет погулять с ней по дорожке, взявшись за руки и любуясь прекрасным ночным небом! Все будет почти по-настоящему.
   Фландре, увлеченная идеей, позвала девчонку-суккуба, которую папа когда-то спас от белокрылых, и попросила принести краски. Коакума, сообразительная и шустрая живая игрушка для детей ангела Тьмы, быстро раздобыла с десяток больших жестяных банок и даже принесла полотно, оторвав кусок от которого, начала стирать налет пыли с потолка и стен подземелья.
   За ночь Фландре успела нарисовать большую алую луну, окруженную десятком звезд. Провела контуры дорожки и нескольких кустов. При этом она изрядно запачкала свою одежду и повсюду наляпала разноцветных пятен, которые Коакума старательно затирала тряпками. Уже под утро Фландре взялась нарисовать на одной из стен силуэт особняка с высокими шпилями и большими часами на главной башне. Рисовать начала с крыш, но применять магию левитации и старательно вырисовывать ровные линии было очень сложно. Коакума привычно пришла на помощь, откуда-то притащив в подвал высокую стремянку с широкой платформой, на которой удобно было поставить банки с краской.
   Эту-то стремянку и сбили мощнейшим таранным ударом две девчонки-волшебницы, пытающиеся спастись из бесконечной серой мути пространственного искажения.
   Фландре, не ожидавшая таких сюрпризов, не успела среагировать и пребольно приложилась об пол при падении, а через долю мгновения была похоронена под обрушившимися сверху жестяными банками.
   "Она опасная личность". -- сказала золотая лиса, появившись рядом с хозяином.
   "Да. Настолько опасная, что старшая сестра не берет ее с собой, отправляясь на очередную веселую гулянку в Генсокье и уже пятьсот лет пугает теми, кого здесь нет, чтобы эта девочка не вылезала из подвала. С праздника солнцестояния старшая уже, кстати, вернулась? Или еще нет"?
   "Вернулась с рассветом, но я не о том. Фландре легко может убить этих двух смертных девчонок".
   "Да. Я буду разочарован, если красно-белую жрицу прикончат здесь. Тогда уж точно мне не удастся заставить ее нам подыграть".
   С ног до головы залитая краской, получившая несколько шишек и синяков, Фландре почувствовала, как неистовое бешенство поглощает ее рассудок. Кто додумался выбить из-под нее лестницу, по какой причине, ее в этот момент не очень волновало.
   -- Если это шутка... -- прорычала она. -- То очень-очень...
   -- Кто это, Рейму? -- едва слышно прошептала Алиса, нервно вцепившись пальцами в рукав подруги.
   -- Это... это... -- жрица, которую волнения этого дикого утра изрядно подкосили, начала заикаться при виде еще одного жуткого монстра, с которым ее однажды свела судьба и знакомство было таким, что новой встречи отчаянная жрица, пожалуй, желала меньше всего на свете. -- Фландре Скарлет!
   Кровавый ужас вампирского логова. Монстр, внушающий ужас всем, даже ее старшей сестре.
   -- Если это была шутка, то... -- личико девчонки с сожженными крыльями перекосилось в гримасе кровожадного безумия. -- Очень неудачная!!!
   Окончание фразы Фландре переросло в вопль, полный смертоносной ярости.
   Весь остров всколыхнулся. Полыхнул яркий свет, грохот взрыва раскатился над Генсокье, и северная стена особняка была выбита наружу сокрушительным магическим ударом. Трещины побежали по толстым каменным стенам из красного кирпича. Осколки камней градом посыпались на подернутую туманом водную гладь.
   Подлый демон, видя масштаб разрушений, хохотал до слез.
  
   Ледяная стена рухнула под дружными ударами тенгу, и из расколовшегося ледяного свода, игнорируя угрозу быть раздавленными, с жужжанием крыльев и задорными боевыми воплями вырвался рой фей. Тонны обрушающегося льда похоронили несколько сот стражей горы, обратившихся в промороженные насквозь статуи.
   -- Это все, на что вы способны, гордые йокай? -- выкрикнула Чирно, взлетая повыше и воздевая руки, с зажатым в ладонях "Сердцем зимы", к небесам. -- Я даже ни разу не была ранена! Постарайтесь получше и покажите мне свою силу! Или вы настолько глупы, что сдерживаетесь, все еще считая меня слабой?!
   Стражи горы не слышали ее, но больше сотни "Серпов" и целый шквал магических пуль устремились к королеве фей.
   "Защиту! Защиту"! -- мысленно кричала Сильвия, надеясь что Чирно догадается перейти в оборону, но у той были свои методы ведения боя. Магия феи льда стеганула навстречу магии врагов. Обратившись миллиардом острых льдинок, силы природы не только заставили взорваться клинки ветра и магические пули тенгу, но и, пройдя сквозь облако взрывов, обрушились на спешно возведенные укрытия защитников. От бесчисленных ударов тряслась земля, иссеченные деревья с хрустом и скрипом падали на землю, а снег и лед все хлестали и хлестали о подножие огромной горы. Силы "Сердца зимы" казались неистощимы, так же как и боевой задор маленькой феи.
   Проблемы тенгу усилились многократно, когда, под прикрытием ледяного шквала, не причиняющего вреда союзникам, на них набросились феи, носящие в волосах маленькие блестящие заколки. Получая сокрушительные удары, эти маленькие крылатые воительницы исчезали и обращались в облачка магической энергии, но почти сразу возрождались и бросались на врага с еще большей яростью. Легко быть храбрым, когда не угрожает смерть и даже самое страшное ранение не приносит с собой боли.
   -- Перегруппировываемся! -- глава тенгу сражался и командовал боем одновременно. Не по донесениям подчиненных, а своими собственными глазами он ясно видел происходящее и на себе ощущал, как тяжело сражаться с обезумевшими феями. -- Отступаем! Заманиваем их в зону ловушек! Ряды с первого по пятый, назад! С шестого по десятый, прикрывайте отход!
   -- Селение капп эвакуировано! -- доложила Шамеймару Ая, примчавшись из тылов. -- Теперь можно отступить к горе! Каппы обещали большой подарок для фей. Надеюсь, это сдержит рой хоть немного.
   "На приборах всплеск энергии". -- доложил стальной орел своему господину. -- "Под селением капп мощная ядерная энергоустановка".
   "Может быть, бомба"?
   "Больше похоже на боевую машину. Посмотрим, что за чудо техники слепили эти смертные".
   "Не люблю сюрпризы. У нас было слишком мало времени для разведки. Гарольд, выдай всем феям заколки".
   Маленький геккон из драгоценных камней стремглав метнулся на склад, на лету превращаясь в мальчишку-фея с переливающимися всеми цветами радуги крыльями. Еще через миг он схватил большой мешок и волоком втащил его в пространственное искажение. Очутившись на поле боя, он первым делом зачарованно уставился на порхающую рядом Сильвию, с восторгом улыбнулся и хотел похвалить ее внешний вид, но времени на обмен любезности конструктам не дали.
   Гора йокай задрожала так, что стекла в домах тенгу пошли трещинами и рассыпались множеством осколков. Из земных недр, из Ада Пылающих Огней, поднимался титан.
   Громадные створки шахты разошлись в стороны и, над поверхностью земли показалась голова исполина, украшенная антеннами и блестящая бронестеклом обзорной рубки. У стального орла, видевшего на своем веку немало боевых машин на руинах погибших миров, отвисла нижняя часть клюва.
   "Впечатляет! Сколько труда и ресурсов они вколотили в этого монстра? И зачем?! С кем они намеревались на нем воевать"?
   "Запаслись аргументом для серьезного спора. Вот и пригодился. Сильвия, как у вас там? Поджилки не трясутся"?
   "Нет, хоть ситуация и становится опасной. Подземные жители готовы выйти на поверхность. Они атакуют одновременно с гигантской машиной. Богини Морийского храма и лидеры йокай собрали свои армии, пока мы тратили время на тенгу. Против нас уже сейчас около полумиллиона воинов разного уровня сил, а что будет дальше"?
   "Даже самые мирные и трусливые подключились? Это хорошо. Я чувствую беспокойство в мире призраков и местном чистилище. Поступление новичков к ним прекратилось и они явно начали подозревать, что мы воруем души убитых. Сейчас заявятся предъявлять права на свою собственность".
   "У нас хватит сил для сражения с ними"?
   "Одним феям конечно удержаться не получилось бы, но ведь они не одни. Сейчас подтянусь на вечеринку и еще один хвостик приведу. Из особняка Алой Дьяволицы".
   Кристальная змея не ответила. Хозяин разворошил вампирское логово? Будто без кровососов мало проблем!
   "Зигфрид, как настрой"? -- игнорируя недовольство своей главной помощницы, обратился Андрон к конструкту, управлявшему цитаделью демона.
   "Готовы к бою, господин! Батареи заряжены на все сто процентов! Одно ваше слово, и мы утопим Генсокье в огне"!
   -- Великолепно. -- вслух произнес серый ящер. -- Время мщения почти настало!
   Руины подвала особняка пылали. Огонь обнимал демона жгучим жаром. Андрон поднял правую верхнюю лапу и взглянул на текущую по ней кровь.
   -- Осколками камней зацепило. Как шрапнелью. -- Андрон оскалился и высоко вскинул над головой окровавленную ладонь. -- Смотри, вечноспящая Юкари! В твоем маленьком мирке льется кровь! Но тебя ведь это не касается, верно? Боги слишком высоко летают, чтобы замечать такие мелочи! Кровь смертных не значит ничего. Но я еще посмотрю, какую роль в печальной судьбе этого мира сыграет кровь ангела! Боги спят в своих прекрасных садах и цитаделях, но мы... кровь ангелов смешивается с кровью смертных во все времена и во всех мирах! Ангелов, как верных своим хозяевам, так и... -- монстр крепко стиснул окровавленный кулак. -- ...Падших.
  
   Ремилия мирно предавалась меланхолии и ворчала на советы своей служанки ложиться спать, когда все здание особняка всколыхнулось и пол под ногами хозяйки начал проседать.
   -- Сакуя! -- вскрикнула вампирша, расправляя перепончатые крылья и взлетая. -- Что происходит?!
   С треском и звоном лопнули мутные алые стекла, солнечный свет хлынул в комнаты и залы особняка, но служанка среагировала мгновенно. Шторы во всем здании были задернуты меньше, чем за минуту и хозяйка получила только легкие ожоги.
   -- Фландре безумствует? -- Ремилия яростно потерла покрасневшую кожу на руках. -- Что за сумасшедший пролез в особняк и сунулся в подвалы?!
   -- Наша охранница опять проспала гостей! -- тяжело дыша, Сакуя носилась вокруг хозяйки особняка и ударами кулаков разбрасывала каменные глыбы расколотого потолка, что грозили обрушиться на голову молодой вампирши. -- Я ее в клочья разорву! Госпожа, пока Фландре не вырвалась, прикажете поставить завесу дождя?
   -- Хочешь, чтобы нас всех залило? Сейчас рухнет здание! Придется поднять алый туман для защиты от солнца. Пока я занята туманом, выведи служащих из особняка! Не хочется терять квалифицированную прислугу из-за какого-то идиота, вздумавшего разозлить Фландре!
  
   Рейму осторожно приоткрыла один глаз, затем второй. Вокруг бушевал огонь и грудами лежал битый красный кирпич, но... жрица явно была жива, ведь мир мертвых был совсем не похож на этот пламенный хаос. Если, конечно, еще какой-нибудь монстр не устроил пожар и во владениях Ююко, тоже.
   -- Это все? -- сквозь пламя послышалось бешенное рычание. Кто-то шел сквозь огонь, направляясь к жрице. -- Всего один удар, и вы сломаны! Даже не интересно! Может быть будет интересно в клочья разорвать ваши трупы?
   -- Алиса... -- Рейму на четвереньках подползла к подруге, что сжалась в комок у груды битого кирпича, едва не похоронившего волшебницу под своей массой. -- Алиса, надо выбираться отсюда. Ползи за мной. Я знаю, где выход...
   Волшебница, дрожащая от осознания того, насколько близко к ней была смерть, коротко кивнула, но не успели девчонки двинуться с места, как от сильнейшего удара гора щебня разлетелась во все стороны и над переполненным дымом хаосом к просевшему потолку подвала взлетела тонкая фигура в алой одежде. Без каких-либо фраз, она взмахнула рукой и из магических печатей, кругами развернувшихся справа и слева от нее, в сторону незваных гостей ударили потоки энергии. Рейму схватила Алису за руку и рванулась в сторону, уходя от удара, а затем взлетела и обе девчонки отчаянно заметались под сводами подвала, благо тот был истинно громаден и места для полетов было предостаточно.
   Фландре хохотала, подгоняя мечущихся волшебниц змеящимися в полете силовыми лентами и целыми роями магических пуль, чувствующих живые души и самостоятельно преследующих цели. Удары ее крушили стены и колонны, обезумевшая девчонка-вампир нисколько не заботилась о сохранении в целостности несчастного здания. О том, что при обрушении стен и крыш в подземелье проникнет свет солнца, она тоже не задумывалась.
   Но о извечном страхе вампиров перед солнцем помнила Рейму. Отрезанная шквалом пуль от пути к выходу из подвала, она раз за разом провоцировала преследующую их свирепую бестию пробивать стены и ныряла в пролом.
   -- Сейчас! Алиса, как только...
   Окончание фразы жрицы заглушил грохот взрыва. Во внешней стене особняка образовалась еще одна пробоина.
   -- За мной! -- Рейму, игнорируя огонь, дым и каменное крошево, устремилась к пролому. -- Там свет солнца, а на свет...
   "Наивные надежды, храбрая мико". -- прозвучал в ее сознании насмешливый голос серого демона.
   Еще миг и Рейму увидела то, от чего все у нее внутри похолодело. Небо за проломом закрывали облака магического алого тумана, рассеивающего солнечный свет и полностью поглощающие губительный для вампиров ультрафиолет.
   Спасения нет.
   Еще больше укрепляя это утверждение, в на пути к пролому возникла фигура стремительно переместившейся вампирши. Призрачные лапы с длинными, похожими на серпы когтями, потянулись из ее рук к людям, обреченным стать пищей для чудовища.
   Девчонки дружно отпрянули, неожиданно даже для самих себя развив приличное ускорение в этом рывке. Когти Фландре со скрежетом сомкнулись на пустоте и вампирша зарычала от неутоленной жажды крови.
   -- Выбора нет. -- тяжело дыша, сказала Рейму. -- Придется сражаться. Алиса... отвлеки Фландре куклами-бомбами, а я попытаюсь подобраться поближе и запечатать ее!
   Куклы и магические печати возникли вокруг чародеек, но Фландре уже надоела игра в войну.
   Два сильнейших магических удара подрубили опорные балки и все здание особняка просело, тоннами камней обрушившись на Рейму и Алису. Рушились башни, падали стены, а Фландре взлетела выше к покосившемуся пололку не обрушившейся части подвала и направила ладони на горы битого кирпича, рассчитывая несколькими ударами магии расчистить завалы и добраться до раздавленных в кашу тел. Может их разорвет взрывами, но останется кровь. Всякий раз, когда Фландре нападала на людей, разведчиков белокрылых монстров, конечно же, в поисках добычи забравшихся в подвалы особняка, от жертв оставалась размазанная по камням кровь.
   Камни, подброшенные взрывами, посыпались вокруг вампирши. Один взмах руки и поднявшийся ветер унес пыль.
   Что?!
   Фландре в бескрайнем изумлении уставилась на двоих девчонок, что кашляя и отплевываясь от пыли, пытались выбраться из-под придавивших их каменных плит.
   -- Невозможно! -- вампирша спустилась на дно воронки и, выпустив призрачные лапы, направилась к той, что была ближе. К Рейму. -- Не знаю, каким чудом вы еще живы, но... я вырву вам обеим сердца!
   Жрица сделала отчаянны рывок, метнула в Фландре с десяток магических печатей, но те сгорели на подлете к монстру, в защитном поле, требующем очень много магических сил для пробития. У Рейму был бы шанс на победу, не слишком большой, но он был бы, если бы она... могла двинуться с места и увернуться от следующей атаки Фландре.
   -- Кажется, мы знакомы. -- сказала вампирша и направила на жрицу раскрытую ладонь. -- Помню тяжелый бой и горечь поражения. Тогда с тобой была еще одна волшебница, в черной одежде. Не та, что сейчас. Не важно. Это мой шанс отомстить. Попрощайся со своей головой, девчонка людей. Приготовься... умереть!
   Призрачные лапы возникли вокруг ее рук и, развернув пальцы с серповидными когтями, которыми в приступах безумия и жажды крови, Фландре исполосовала все стены в подвале особняка. Рваные раны на кирпичной кладке служили грозным предупреждением и несколько из охотников за сокровищами, рискнувших проникнуть в таинственный дом через подвалы, благоразумно убрались прежде, чем встретились с обитающим здесь чудовищем. Судьба неблагоразумных была незавидна. Рейму, бессильная вытащить из-под придавивших ее плит нижнюю половину своего тела, поняла то, что эта судьба достанется и ей.
   Когти окружили мико, целясь ей в шею и туловище, уже изготовились сомкнуться, но вдруг прозвучал резкий свист и в защитный кокон Фландре ударил обломок кирпича. Не остановившись, лишь существенно замедлив свой полет, камень прошел сквозь барьер и весьма болезненно тюкнул девчонку в висок. Фландре вскрикнула и схватилась за пострадавшее место. Призрачные лапы развеялись.
   -- Ой, прошу прощения. -- прозвучал ехидный голос справа от вампирши. На груде битого камня, под угрожающе наклонившейся колонной, стояло костлявое серое чудовище. -- Я просто раскрутился и выпустил обломок с интересом узнать, куда он полетит. Люблю искать в случайности закономерность! Еще разок попробую...
   Подхватив у себя из-под ног увесистый кусок кирпича, демон завертелся на месте и разжал пальцы, центробежной силой запуская примитивный снаряд в полет. Камень со свистом пронзил толщу воздуха и, врезавшись в магический барьер вампирши, прошел сквозь него. Фландре дернулась, получив удар в плечо. Демон расхохотался.
   -- Вам сегодня не везет, юная леди! Немного выше и в сторону, я бы в кровь расшиб этим камнем ваше милое личико! Даже боюсь пробовать в третий раз!
   Кровь тоненькой струйкой скользнула по виску Фландре, но вопреки расчету демона, неуравновешенная особа не набросилась на него с безумной яростью. Она замерла на месте и демон заметил дрожь, тронувшую ее хрупкое тело, измученное бесконечным заточением. Неотрывно, широко открытыми в изумлении глазами, она смотрела на серого злыдня.
   В чем дело?
   Андрон уделил Фландре чуть больше внимания и без труда уловил ее мысли:
   "Папа... папочка"...
   Серый демон нахмурился и проник во всплывающие в памяти девчонки картины прошлого, своим касанием делая их еще ярче и отчетливее. Зазвучали голоса, послышался топот ножек и детский смех.

* * *

   Высокая, стройная фигура в платье служанки преградила путь.
   -- Ремилия, Фландре, папу сейчас беспокоить нельзя. Он очень занят.
   -- А мы и не будем его беспокоить, Сакуя. -- отозвался на слова девушки звонкий девчоночий голосок. -- Мы только покажем ему наши рисунки! Он обещал их посмотреть! Правда, Ремилия?
   -- Да, да! Он обещал!
   -- Позже, юные леди. Немного позже. У него важный гость.
   -- Ты нас обманываешь! Во дворе нет ни одного экипажа! -- голос юной Ремилии был полон возмущения. -- Просто папа грустит от того, что мама отправилась в долгое путешествие! Он не хочет чтобы что бы мы видели на его глазах слезы! Папа вытирает их, когда приходит к нам, но запах все равно остается!
   -- Мы не хотим чтобы папа плакал, -- поддержала сестру Фландре. -- И потому нарисовали для него много красивых картинок! Смотри, Сакуя! Мы и маму нарисовали, и нас, и тебя тоже! Если у папы будут эти рисунки, он будет вспоминать, как мы все его любим, и ему стает легче, правда?
   -- Да, конечно. Но давайте покажем ему эти рисунки чуть позже? Через час, или два...
   -- Нет! -- Фландре топнула ножкой. -- Мы не будем ждать! Никакого посетителя не было, и папа сейчас плачет! Ремилия! Держи Сакую, а я отдам папе рисунки!
   Но прорваться мимо верной служанки было не так-то просто. Потребовались усилия обеих малолетних вампирш, чтобы скрутить отцовского шикигами и заткнуть ей рот кляпом. Сакуя яростно отбивалась, пыталась звать на помощь другую прислугу и в любой момент могла освободиться.
   -- Я ее подержу! -- крикнула Ремилия сестре. -- А ты зови папу!
   Фландре быстро кивнула и, крепче сжав листы со смешными детскими каракулями, устремилась в темный коридор, освещаемый рядом тусклых электрических ламп. Особняк был большим, но она знала здесь каждый закоулок и каждую комнату, в которых было весело играть в прятки с сестрой или служанками. Еще пара поворотов и видна будет тяжелая дверь с высокой аркой, украшенная изображениями мечей и щитов. За той дверью - рабочий кабинет папы, в котором он беседует с гостями и работает над документами, принимая важные для всей семьи решения. Его дочери иногда прибегали сюда, чтобы посидеть у папы на коленях или полюбоваться величественной обстановкой кабинета. Папа никогда не сердился на них. Наоборот, он всегда радовался их приходу. Магические схемы должны предупредить папу о том, что Фландре бежит к нему и, если бы подходить действительно было нельзя, он бы уже предупредил ее и прислал навстречу дочери маленькую дочь ночного народа, свою секретаршу, помешанную на работе с бумагами и отчетами. А раз никто ничего не говорит, значит можно!
   Поэтому Фландре не сомневалась, поворачивая дверную ручку до щелчка в замке и толкая тяжелую деревянную плиту плечиком. Она не могла видеть ни рассеченных силовых схем защитного барьера, ни помощницу отца, забившуюся от ужаса в самый дальний и темный угол коридора. До самых последних мгновений юная дочь ангела Тьмы не подозревала опасности. До того момента, пока жгучий белый огонь, пылающий за медленно открывающейся дверью, не бросил блики на ее лицо.
   -- Нет никакого значения в том, собирались ли вы оставлять своих детей в наших мирах, или намерены были подбросить их еще кому-либо, амонарх Рихард. -- услышала девочка слова, от звучания которых содрогалась ткань мироздания. -- Факт нарушения договора налицо. Принимая нашу защиту и поступая в услужение ордену, вы отреклись от возможности рождения детей, наследующих вашу, меченную Тьмой, кровь!
   Посреди разгромленной комнаты стоял узорно расписанный доспех, сияющий ярким белым светом. Всполохи призрачного белого пламени текли по пластинам металла, а внутри, под изумительно красивой броней, не было ничего. Только чистая магическая энергия.
   Рихард Скарлет, высокий широкоплечий мужчина с большими перепончатыми крыльями за спиной, стоял перед пылающим доспехом на коленях и, низко склонив голову, касался обгорающего ковра сжатыми кулаками. Кровь текла по его бледной коже, но даже с разбитым лицом ветеран множества войн не выглядел жалко. Склоняясь пред более сильным, он оставался гордым воителем и не ронял свое "Я" в грязь.
   -- Освободите мою жену, хатронарх Таргул, смиренно прошу вас! -- твердо сказал Рихард, обращаясь к своему жуткому и величественному собеседнику. -- Паладины ордена славятся милосердием к смертным, проявите же сострадание к моей несчастной Сесиль! Она ничем не заслужила гнева высших!
   -- Милосердие? К таким гнусным порождениям Тьмы, как вампиры? -- в сиянии белого света появились проблески золота. -- Ваш друг, лорд Амалор может говорить что угодно об отсутствии разницы между детьми ночи и дня, но я в это не верю! Меня сводит с ума сама мысль, что подобные вам были приняты в орден! Вы - наши вечные враги! Мы шестьдесят тысячелетий сражались за наши миры против суккубов и инкубов, но конечно же, не для того, чтобы позволять свободно плодиться здесь другим... -- доспех повернулся, уставившись на зачарованно замершую у приоткрытой двери, маленькую девочку. -- ...Детям Тьмы...
   -- Фландре? -- отец обернулся к дочери следом за гостем и лицо бывалого ветерана стало белее полотна. -- Фландре, уходи отсюда! Сейчас же!
   Окрик заставил девочку очнутся и она шарахнулась в коридор, пытаясь закрыть за собой дверь, но доспех, грозный бог Таргул, не удержал ярости и ринулся следом за ней, одним рывком руки вырвав дверь из стены вместе с косяком и большим куском кирпичной кладки. Золотое пламя, разгоревшееся за смотровыми прорезями шлема, распространилось по всему его доспеху, когда беспощадный убийца жителей Тьмы шагнул в коридор и склонился к полумертвой от ужаса девочке, упавшей и сжавшейся у стены. Латный сапог наступил на бумажные листы, беспощадно сминая забавные, красочные рисунки, которыми хотели порадовать папу две маленькие девочки, по давнему договору, не имеющие права на жизнь.
   Фландре зажмурилась, повернулась к чудовищу спиной и закрыла голову руками. Ужас переполнил ее и многие остановились бы, не решившись причинить вред ребенку, но только не Таргул, пламенем своей ненависти дотла сжигавший целые миры обитателей ночи.
   -- Как ты посмела взглянуть на меня, грязная тварь?! -- в бешенстве взревел он и пятерня бога сжалась на том, что больше всего отличало Фландре от привычных Таргулу людей. На перепончатых крылышках, дразнящее трепещущих за спиной девчонки.
   Фландре закричала от немыслимой боли, огонь объял ее тело и душу. Каждую клеточку ее плоти пронзило смертоносное сияние солнца, и, вдруг, крик девочки утонул в бешенном вое Таргула.
   Клинок, целиком состоящий из сине-зеленого льда, проломил броню бога, пронзил его тело насквозь и, толкнув вперед, пригвоздил к стене. Боги, презирая безответных и покорных рабов, скованных цепями абсолютного подчинения, порой забывали, что даже ангелы способны восстать против своих владык. Если на то будут веские причины. Настолько значимые, что защитник сферы миров без колебаний обречет на гибель свое тело и душу. У каждого из падших эти причины были свои. Часто, почти всегда, восставших вела в бой ненависть. Но иногда причиной были и другие чувства. Страх потери, стремление защитить и, понятная множеству рас, простая человеческая любовь.
   Таргул еще корчился на истощающем холод небытия клинке, еще выл и жег все вокруг угасающим светом, но ангел Тьмы, амонарх Рихард, уже выпустил эфес меча и склонился над обожженным тельцем своей маленькой дочки.
   -- Папа... -- Фландре попыталась протянуть к нему ручки, но силы совершенно оставили ее. -- Па... па...
   За ее спиной слабо трепыхались тонкие косточки, обвитые нитями обугленных мышц. Все, что осталось от ее мягких крылышек.
   -- Я здесь, Фландре. -- содрогаясь от рыданий, старый вампир обнял своего ребенка и целебная багровая тьма окружила их. На остатках крыльев девочки начали формироваться разноцветные магические кристаллы, призванные утолить ее боль и поддержать жизнь в умирающем, слабом тельце. -- Не бойся. Папа обо всем позаботится.

* * *

   Дальше просматривать прошлое Фландре, Андрон не стал. Лишь еще одна картина мелькнула перед его глазами - закрывающийся портал, плачущие девочки, тянущиеся руками к оставшемуся по ту сторону отцу и последняя просьба воина Тьмы к его верным слугам:
   "Позаботьтесь о моих дочерях, Сакуя, Коакума".
   Там, за тонкой гранью разрыва пространства, Фландре увидела выныривающие из взвихрившегося багрового тумана фигуры в доспехах. Враги, устремляющие себя вперед уверенными взмахами могучих крыльев из белых перьев. Крепко сжимая в руках магические мечи, убийцы со всех сторон набросились на ее отца, тоже поднявшего оружие для своей последней битвы.
   Еще мгновение, и... пространственное искажение сомкнулось.
   Перебросив особняк в Генсокье, отец Фландре не мог последовать за своей семьей. Соратники погибшего бога не могли оставить преступление неотомщенным, а Юкари, при всей ее силе, еще не была готова к началу новой великой войны.
   Амонарх Рихард мертв уже почти пять столетий, но эхо той трагедии до сих пор не оставляет его дочерей в покое. Надежда, что папа и мама все еще живы, мучает их. Особенно младшую. Не удивительно, что почуяв в Андроне силу, которую раньше чувствовала в отце, Фландре замерла и в ее душе ожили события тех далеких дней. Может ли этот серый ящер знать, что случилось с ее папой?
   Андрон растянул губы в печальной усмешке. Ох уж эти смертные! Думают что все высшие знают друг друга как лучшие друзья или близкие родственники! Но как же сильно ее пробрало! Как бы в обморок не упала. Надо привести девочку в чувство. То, что ее отец - падший, как и Андрон, ничего не меняет.
   Демон ухмыльнулся еще шире и клыки его обнажились. Срывая с себя все маски, он открыл взгляду Фландре свою истинную суть и девчонка в одно мгновение переменилась в лице. Она чувствовала силу той же природы, что и у ее отца, но... вместо успокаивающей тишины прохладной ночи, испепеляющее бешенство солнца! Это чудовищное порождение дня! Такое же, как тот ужасный бог, пытавшийся убить ее в детстве! Такое же, как те убийцы, что напали на отца. Белокрылый! Враг! Проклятый, ненавистный враг!
   Фландре протянула руку в сторону и, сметая со своего пути груды битого кирпича, в руки вампирши сам собой метнулся кривой жезл из черного железа. Артефакт? Творение Рихарда, не иначе. Амонарху, воину семнадцатого ранга, доступны несравнимо большие силы, нежели кватарху Андрону. Не прожившему еще и тысячу лет, рабу-мусорщику первого ранга. Если эта девчонка сможет раскрыть весь потенциал жезла, куски серого ящера верным конструктам придется по самым дальним углам Генсокье собирать!
   Вампирша сорвалась с места и, одновременно с ней, в атаку ринулся Андрон. В руке падшего ангела вспыхнул яркий белый свет, в одно мгновение сформировавший клинок бесплотного, но преисполненного силы, меча. С рычанием и гневным воплем, двое монстров сошлись и нанесли встречные удары. Силовой щит, развернувшийся над жезлом, столкнулся со световым мечом и грохот разнесся над притихшим островом. Противников швырнуло в разные стороны. Фландре кувыркнулась через голову и вонзила в землю призрачные когти, гася инерцию движения. Тройная глубокая борозда потянулась по полу искалеченного подземелья. Андрон же, ударив хвостом об пол, швырнул себя вверх и врезался спиной в потолок подвала. Сильнейший магический импульс расколол особняк надвое. Рухнули стены и крыша, а через мгновение второй удар швырнул тонны кирпича, плит и черепицы на сотни метров в воздух. Поднялось громадное облако пыли, из которого в затянутое алым туманом небо вырвались две крылатые фигуры.
   Андрон, поднимаясь все выше, оглянулся на попятам преследующую его Фландре. Лицо девчонки было жутко искажено безумным бешенством.
   "Несчастное дитя". -- подумал серый ящер, снова формируя световой клинок в руке и, с переворотом в воздухе, устремляясь на преследующую его вампиршу. -- "Твоя душа слишком много страдала. Клянусь, если проживу еще хоть немного, я подарю тебе покой"!
   Новое столкновение обратилось ослепительной вспышкой белого света, озарившего алые облака, но оружие выдержало его. С чудовищным грохотом, противников лишь швырнуло прочь друг от друга и, очертив в полете ровные дуги, они вновь, без страха и сомнений, начали стремительное сближение. Однако удар не прошел для Андрона совершенно бесследно. Из располосованного бока серого демона ручьем лилась кровь. Отразив удар меча жезлом, Фландре рубанула сквозь магический щит призрачными когтями. Демон лишь улыбнулся, игнорируя боль от раны. Били и резали его довольно часто. Ничего не поделаешь. Мусорщиков никто не учит сражаться и умение, обретаемое выжившими, было исключительно боевым опытом. Андрон побеждал в боях или спасался бегством после поражения, но ни одна из серьезных стычек не закончилась для него без ранений. Под серой чешуей скрывались десятки шрамов, а от такой раны, как он получил сейчас, не останется даже шрама! Фландре придется очень постараться, если она хочет убить демона. Даже сотни ударов призрачными когтями будет ничтожно мало!
   Противники, снижаясь чуть ли не до поверхности воды туманного озера, вновь сошлись в череде кратких столкновений. Вспышки следовали одна за другой и завершились, когда Фландре отпрянула с грозным и злым рычанием, разбавленным нотками сильной боли. Призрачные когти, которыми она попыталась вновь рубануть Андрона, были перехвачены световым клинком и бессильно повисли. Фландре чувствовала, как немеют ее пальцы. Одно касание. Всего одно касание, и рука потеряна.
   -- Удивлена? -- тело Андрона уже почти полностью обросло черной броней из блестящего камня. -- Этот меч, -- он показал ей свое оружие. -- Не энергетический резак! Ты себе не представляешь, на что способна заключенная в нем магия! У тебя сильная душа, раз мне не удалось вырвать ее в одно касание, но посмотрим, что станет с тобой после новых ранений "Пожирателем"! Я собирался устроить глобальное побоище с участием всех сильнейших воинов Генсокье, но ты... с тобой я разберусь здесь и сейчас! Давай же, Фландре Скарлет, дочь падшего Рихарда и святой принцессы уничтоженного народа, Сесиль! Выплесни всю свою злобу! У тебя есть неплохой шанс отомстить за все! За трагически погибшую мать, нежность и любовь которой ты не забывала всю вечность холодного одиночества! За отца, что так сильно любил тебя и твою сестру, что пошел против богов ради вашего спасения! Он настоящий герой! Но теперь он мертв и я... я, светлая тварь, перед тобой! Попытайся же убить меня! Покажи на что способна! А я... -- на левой руке Андрона возник круглый зеркальный щит. -- ...Избавлю мир от твоей злобы!
   Фландре зарычала в лютом бешенстве. Багровый туман, который начало источать ее тело, принялся собираться вокруг нее плотными сгустками и пульсировать в такт биению сердца вампирши, обезумевшей от горя и ярости.
  
   Разверзлась земля и воды. Армия свирепых они вырвалась из глубоких пещер и, не делая паузы, устремилась в бой, принимаясь терзать и крушить. Причем союзников и врагов они не очень-то различали, отвешивая сокрушительные магические зуботычины всем, у кого на голове не видели хотя бы одного рога.
   Йокай и тенгу бросились кто куда, предоставляя со столь неадекватным союзником разбираться врагу.
   -- Что они творят? -- воскликнул Бернард, на пару с Зигфридом наблюдающий за хаосом битвы с командного мостика летающего замка. -- И своих, и чужих...
   -- Они просто пьяные! -- лиса Эльза, присматривавшая за безрассудно влезшим в бой хозяином, злодейски захихикала. -- Вы думаете им кто-то присылал предупреждение и просил о помощи? Ничего подобного! У них был очередной бесконечный праздник, когда магические потоки пришли в хаос из-за начавшихся наверху беспорядков. Они хлебнули вина побольше и пошли разбираться с расшумевшимися соседями. Только и всего!
   -- Нельзя, чтобы они перетягивали на себя внимание тенгу и йокай!
   -- Не допустим. -- Бернард переместился к оружейным системам. -- Спустись пониже, Зигфрид, я хорошенько прижарю рогатых! Нет, вы посмотрите, как барахтаются те, что сквозь дно реки на поверхность вышли!
   -- С пьяных глаз взяли выше, чем нужно было. -- отозвалась Эльза. -- Уровень воды быстро падает, в тоннелях, видимо, влажность повышается!
   -- Как бы город их совсем не смыло.
   "До деструктуризации потерпят". -- прислал свой мыслеобраз Андрон. -- "Зигфрид, развлеки их, а потом займись титаном капп".
   "Да, да". -- продолжала язвить Эльза, старательно имитирующая присутствие у нее чувства юмора. -- "Это чудо техники надо срочно свалить. Девочки немного смущены его размерами и в панике разлетаются"!
   -- Сейчас, закончу предварительное сканирование... -- стальной орел уставился на данные отчета, немного помолчал, а затем озадаченно сообщил остальным конструктам и хозяину: -- Сканеры выдают какую-то нелепицу. У машины капп деревянная обшивка!
   "Деревянная"? -- хором отозвались конструкты и замолкли, пытаясь найти логику в навешивании на боевую машину брони из досок. -- "Действительно бред".
   "Никакого бреда". -- ответил Андрон. -- "Вы, думаете, где каппы могут набрать металла столько, чтобы обшить им такую махину? Правильно, нигде. Ресурсы Генсокье очень скудны, а с внешними мирами торговля затруднена. Вот они и обшили своего титана деревянными листами".
   -- Но какой смысл в таком бронировании?
   "Кто сказал, что это - броня? Это корпус. Титан не предназначен для боевых действий".
   -- Это не боевая машина? Но тогда... каково ее назначение?
   "Никакого назначения у нее нет. Каппы построили ее просто так. Кто-то выдвинул предложение сконструировать нечто грандиозное и, после бурного обсуждения, родился проект гигантской шагающей машины".
   -- От нечего делать... сотворить такое?!
   "Не совсем от нечего делать. Это строительство стало вызовом их конструкторскому и изобретательскому гению. Скажите, глядя на этого монстра, разве не начинаешь их больше уважать"?
   -- Может быть. А откуда у вас информация, господин?
   "Сам догадался".
   -- Понятно. Благодарим за разъяснения. -- Зигфрид, трансформируясь в подобие человека, коснулся руками панели управления. Да, в летающем замке Андрона кое-где сохранялись архаичные системы, требующие ручного управления путем нажатия клавиш. -- Орудийные и бомбосбрасывающие системы в норме. Готов нанести удар!
   "Бей! Пусть оружие мертвых миров еще раз скажет свое веское слово"! -- Андрон, висящий в хаосе из обломков камня, змеящихся струй воды и детонирующих магических пуль, окруженный целыми сетями бьющих из алых облаков молний, рассмеялся, представив махину камня и железа, пикирующую из поднебесья на охваченный безумной битвой маленький мирок Генсокье. -- "Благодарю за службу, воины. Возможно того, что мы сделали, вполне достаточно. Деструктурировать этот мир... уже вовсе необязательно"!
   -- Мы можем уходить?
   "Нет, Сильвия. Встав на путь войны с богами, надо идти до самого последнего, крайнего предела. Я хочу"... -- хрипя от боли, Андрон скорчился. Мощный энергетический импульс со стороны Фландре ударил ему в живот, проломил доспех и на далеко раскидал вырванные из тощего брюха потроха. -- ..."Хочу, чтобы Юкари ясно увидела... что может произойти с миром могущественной, но ленивой богини, пока... пока его хозяйка самым беспечным образом изволит спать! Боги проспали тысячи миров! Бессчетное множество! Пусть хоть одна из них своими глазами увидит преступность божественного сна! Вперед, мои конструкты! Крушите и рвите все на своем пути, не слушая мольбы и не замечая слез! Пусть горит земля под ногами жителей Генсокье! Даже если я погибну в этом бою... не останавливайтесь"!
   -- Да, господин. -- отозвались артефакты, обретшие души и сознание стараниями сходящего с ума от одиночества, брошенного богами в мертвые миры, молодого ангела. -- Каковы бы ни были приказы, можете рассчитывать на нас!
   "Спасибо". -- произнес Андрон и, заслонившись зеркальным щитом, сквозь безумный магический шторм вновь ринулся в атаку на свою противницу.
  
   Первое время, безумие фей грозило перерасти в избиение этих самых фей толпой пьяных они. Рогатые заполонили все поле боя, удары настигали крылатых девчонок и развеивали их чуть ли не быстрее, чем феи успевали восстанавливать свою материальную форму. Жители пещер могли бы победить, если бы... были трезвы. От всей души, грозные подземные воители лупили куда придется, постоянно задевая своих и крепко этим обижая пострадавших. Кому понравится прилетевший точно в морду кулак, или обрушившийся на макушку кусок скалы? Выкрикивая ругательства и проклятия, рогатая толпа кипела, переходя от сражения с внешним врагом к междоусобному побоищу. Еще пара минут, и все без исключения, мужчины, женщины и даже дети подземного народа, забыв о взлетевших повыше феях, всей душой предавались привычной потехе и сворачивали челюсти собратьям. Посторонние старались убраться от них подальше, чем и воспользовался стальной орел Зигфрид.
   С чистого, синего неба, на подножие горы йокай посыпался град мелких бомб, потоком извергаемых необъятными грузовыми бункерами летающего замка. Распыляясь по большой площади, бомбы накрыли все поле боя и обрушились на головы жителям пещер, обратив основательно переломанный лес, руины селения капп и часть реки в одно большое озеро пламени.
   -- Крепкая жизненная форма. -- сказал Зигфрид, наблюдая из поднебесья за тем, как мечутся в огне и прячутся обратно в недавно прорытые тоннели рогатые они, ошалевшие от "жаркого" сюрприза. -- Гораздо крепче людей.
   -- Если бы посыпал зажигательными бомбами, а не горстью полицейских пугалок для разгона беспорядков, всех бы сожгло в пепел. -- ответил ему Бернард. -- Но, до крайностей опускаться не пришлось. Повезло нам, что они шальные от вина. Сейчас попрячутся в пещеры и даже не сообразят что произошло, а йокай, видя как уменьшилось число рогатых, решат что те погибли от нашей бомбардировки. Впечатляющая демонстрация силы! Может, еще газом слезоточивым травануть? Для гарантии.
   -- Хватит с них. Гаси огонь.
   Бернард кивнул и бушующее над развороченной землей пламя мгновенно исчезло. Словно кто-то рывком сдернул с поля боя рыжее покрывало. "Полицейские пугалки" были явно рассчитаны не на людей. Оставшиеся от погибшей цивилизации жуков, закованных в крепкие хитиновые панцири, "безвредные" пугачи основательно искалечили ландшафт Генсокье. Дым развеялся. Стали видны глубокие воронки, куски переломанных деревьев и в беспорядке разбросанные неподвижные тела. Масштаб разрушений и количество жертв, к удовольствию Андрона, очень даже впечатляли.
   Феи и йокай начали возвращаться на поле боя. Чирно громким возгласом привлекла к себе внимание своего воинства.
   -- Жители подземелий заплатили на нападение на нас! -- выкрикнула она и указала на, неуклюже переваливающегося с ноги на ногу, великана капп. -- А теперь наступит его черед! Победим этого монстра и станем хозяевами в Генсокье!
   Феи радостно заголосили, потрясая маленькими кулачками. Кто и за что обрушил свой гнев на хаотичную толпу рогатых алкоголиков, их абсолютно не волновало. Воспрянувшее духом, крылатое воинство снова ринулось в атаку. День сегодня точно был необычным. Столько веселья и таких великих побед у маленького народа прежде не было никогда!
  
   Взрытая, опаленная земля, глубокие воронки повсюду, куски в дребезги разбитого льда и множество тел.
   -- Ужас! -- не сдержав эмоций, Кочия Санаэ, молодая жрица и полубог храма Мория, спустилась к самой земле и по собственным мерам ценностей оценила масштаб катастрофы. -- Как можно было допустить такое безумие?
   Глубоко потрясенная обилием лежащих на опаленной земле тел защитников Генсокье и отбуянивших свое они, мико сделала пару шагов вперед и подняла, уложив себе на колени, тельце худенькой рогатой девочки в разорванном и обожженном платьице.
   -- Несчастный ребенок. -- жрица, сама еще почти дитя, всхлипнула от жалости. -- Ты тоже не могла остаться в стороне, когда хаос начал пожирать этот мир? Бедняжка. Ты сделала все, что могла...
   Срываясь на слезы, Санаэ хотела обнять и прижать к себе тельце они, но вдруг пальцы малышки сжались в кулак и мико, получив не по-людски крепкую зуботычину, испуганно шарахнулась, размыкая объятия.
   Рогатая девчонка добавила ей еще и пинка в живот, впрочем, желая не ударить, а оттолкнуться и отпрыгнуть от незнакомой девчонке, вздумавшей вдруг ее обнимать.
   Они отлетела от ошарашенной мико метров на пять, приземлилась на ноги и, ошалело глянув по сторонам, задала стрекача в сторону ближайшего выхода подгорных пещер на поверхность.
   -- Прошу простить мою дочь. -- еще одна рогатая фигура, значительно большая габаритами, нежели брыкливый недоросль, поднялась за спиной воительницы-жрицы. -- Она у меня очень стеснительная и бурно реагирует на приближение незнакомцев. Вы не ранены? Нет? Вот и хорошо. Простите, но я пойду. Если оставить хмельных детей без присмотра, они много ужасного могут натворить. Подерутся, своды пещеры обрушат, течения рек поменяют... а мне потом восстанавливай все и извиняйся!
   -- Вы что, позволяете детям пить вино?!
   -- Только сладкую медовую настойку! В ней всего градусов двадцать! Прежде чем позволять им пить крепкие напитки, мы должны привить этим безобразникам чувство ответственности, вежливость и... и... а, ладно! Некогда мне.
   Прихрамывая на одну ногу и зажимая ладонью украшенный синяком глаз, женщина-они поспешила следом за своей дочерью и скрылась в черном зеве пещеры.
   -- Не суди о жителях подземелий мерками людей, Санаэ. -- сказала, спускаясь ниже, одна из двух божеств храма Мория, властительница ветра и дождя, Ясака Канако. -- Алкоголь не производит разрушительного действия на организм пещерных демонов, как на йокай или людей. Выпить чашку вина для них, как для нас с вами - съесть конфету. У них даже похмелья никогда не бывает. Вот только из-за пристрастия к спиртным напиткам все они поголовно откровенные лодыри, начинающие шевелиться и копать руду для капп и тенгу только когда заканчиваются запасы вина. Бездельники. Глупые, неученые и жутко сильные... не удивлюсь, если все эти синяки и увечья, что видны на телах, они сами друг другу в драке понаставили. Спасибо тому, кто их огнем обратно в пещеры загнал. Любоваться пьяной толпой дикарей или биться с ними насмерть, у меня нет никакого желания!
   -- И, все-таки хорошо, что среди этих несчастных есть выжившие. -- Санаэ закончила наложение исцеляющего заклятья на свои губы, разбитые кулаком маленькой застенчивой они. Девчонка поднялась, готовая снова действовать.
   -- Давайте поищем выживших? -- предложила она. -- Наверное, многим здесь еще можно помочь!
   -- У нас есть дела поважнее. -- Канако с сомнением посмотрела на развалы неподвижных тел, от некоторых из которых доносилось едва слышное посапывание, а, временами и богатырский, раскатистый храп. -- Что-то не хочется их беспокоить и, получать по шее в благодарность за сочувствие.
   Богиня взлетела над обожженной землей, к ожидающим своих союзников воинам-йокай заточенной в бездне Макая жрицы-отступницы, Хидзири Бьякурен. Почувствовав появление новых богов в Генсокье, они сами пришли к храму Мория с предложением о союзе. Канако пообещала им помощь в освобождении Бьякурен и монстры согласились всячески способствовать росту влияния храма.
   Сегодня, они должны были помочь богине и ее жрице свершить великий подвиг, что, несомненно, произведет впечатление на жителей Генсокье и увеличит приток верующих в храм.
   -- Се, Минамицу, Нуэ, Ичирин! -- громко выкрикнула она. -- Построение для атаки!
   -- Только не надо лишних жертв! -- вмешалась Санаэ. -- Мы лишь должны пробиться к королеве фей, чтобы я смогла уговорить ее прекратить безобразие.
   Канако только вздохнула, глядя на жрицу со снисхождением.
   -- Все слышали? -- Нуэ, демоница, которую давно бы прибили бы уже и люди и йокай, если бы не заступничество Бьякурен, взмахнула трезубцем, посылая в сторону роящихся над рекой врагов ломанную золотистую молнию. -- Наша миссия - мир! Уничтожим без пощады всех, кто стоит на нашем пути!
   Отряд взмыл в небо и, без задержки, пронесся мимо рослого могучего воина в тяжелых черных доспехах. Никто, ни Санаэ, ни Канако, ни кто-нибудь из свиты Бьякурен, не заметили даже, что красивое лицо этого грозного воителя ясно выражает угрозу - брови сдвинуты, губы поджаты, а черные глаза буквально лучатся темной энергией.
   -- Я... э-э-э... -- Бернард подавился словами, не желая кричать в спины промчавшимся мимо него противникам. После мгновенного замешательства, он сердито забубнил себе под нос. -- Это что за наглость? Да, давненько меня так не оскорбляли! Сейчас ведь догоню и рубану без лишних разговоров!
   -- Ты почему магический фон не сменил? -- Зигфрид мгновенно понял причину равнодушия к Бернарду со стороны врагов. -- От тебя разит магией йокай! Неудивительно, что они приняли тебя за своего! Меняй магию!
   -- Не буду я под фею маскироваться! Я - волк! Меня коробит от самой мысли притворяться дев... дев...
   -- Никто тебя девчонкой притворяться не заставляет. -- прозвучал голос Андрона и перед глазами конструктов мелькнули преисполненные пафосом картины закованных в броню фоинов-фей из разных миров. -- Ты просто магию смени. Мы с тобой, Зигфридом и Гарольдом - новый боевой класс Генсокье и должны показать этим девчонкам, как сражаются настоящие мужчины!
   -- Бернард, ну я тебя умоляю! -- вкрадчиво проворковала лиса Эльза, чем спровоцировала целую бурю негодования и уговоров в сторону заартачившегося волка, вообразившего вдруг что магия фей, это что-то совершенно девчачье, вроде платья с рюшками.
   -- Беатрис! -- не выдержав давления коллектива, выкрикнул побагровевший Бернард. -- Поменяемся?
   -- С радостью! -- пантера из черного оникса, притаившаяся у дома Якумо Юкари и настороженно следящая за стражами целевого артефакта, вся извелась от долгой вынужденной бездеятельности. -- Лети скорее сюда! Хозяин, вы ведь разрешите?
   -- Раз вы оба согласны, тогда да. -- отозвался Андрон и выдал протяжный вопль, когда безумствующая Фландре приземлилась ему на спину. Крепко вцепившись руками в основание широких перепонок, девчонка-вампир силовым рывком вырвала серому ящеру сразу оба крыла. -- Уау! Вот бестия! Отцепись, сумасшедшая! Не зли меня! Вы, там, демоническое воинство! Что, без хозяина вообще никак? Хватит по пустякам отвлекать! Я тут немного занят.
  
   Не меньше проблем было и у капп, что управляли чудо-машиной, оказавшейся на деле одним из самых бесполезных бойцов во всей этой кутерьме, устроенной зловредным демоном. Гигант был слишком неповоротлив и в бою с феями был похож на огромного медведя, отбивающегося от роя кусачих насекомых. Преодолев страх, феи набросились на него, принимаясь молотить льдом и магическими пулями, отдирать доски и совать палки в подвижные сочленения машины. Гарольд руководил процессом разборки гиганта, указывал уязвимые места и громкими выкриками предупреждал о приближении огромных ладоней, которыми пилоты шагающей машины старались прихлопнуть настырную мелюзгу, уже грозящих добрать до тонкой электроники и жизненно важных узлов.
   -- Не сдерживайтесь! -- Нитори Каваширо, дочка главы селения, выбралась из технических коридоров в кабину машины, позабыла про свойственную ей застенчивость и тут же принялась раздавать советы. -- Слишком медленно! Двигай же рычагами!
   -- Быстрее нельзя! Конструкция очень хрупкая! При сильном ударе машина сама себе руки переломает!
   -- Все равно сейчас до механизмов доберутся! -- Нитори потеснила пилота, управляющего руками и сама вцепилась в рычаги. -- Смотрите, как надо!
   С резким ускорением, руки взметнулись вверх и резко, с треском и грохотом, совместили ладони. Во все стороны полетели куски досок, кисти рук вывернуло и заклинило, но сразу четыре феи, из не слишком расторопных, были прихлопнуты и дематериализовались, обратившись в облачка магической энергии.
   -- Вот так! -- возликовала Нитори. -- Видели? Все видели? А теперь вперед! Поймаем их королеву!
   Гигант сделал широкий шаг и вошел, было, в центр роя фей, но вдруг с громким хрустом и скрежетом покачнулся. Вся громадная туша опасно накренилась.
   -- Что там еще? -- Нитори жестом отдала приказ, пилот, управляющий головой, передвинул рычаг.
   Механический гигант, склонившись, глянул на свою левую ногу которую облепили, словно голодные комары, не меньше полусотни фей. Деревянная броня была разбита и несколько самых храбрых девчонок выдирали из-под корпуса искрящие, бьющие электрическими дугами, силовые кабели.
   -- Ах вы, паразиты! -- дружно взвыли каппы, бессильные сдержать эмоции при виде варварского обращения со сложным механизмом. -- Ну, мы вас сейчас!
   Рука гиганта устремилась к феям, собираясь провести широкой ладонью вдоль бедра и передавить маленьких бойцов армии Чирно, как вдруг с небес, незримый под ярким светом солнца, в машину вонзился одиночный импульс энергии. Такой короткий, что его не заметил почти никто.
   -- Готов. -- самодовольно ухмыляясь, Зигфрид откинулся на спинку кресла и полюбовался изображением переклинившего и начинающего дымить, грозного механического гиганта. -- Словно ножом в сердце. Любого зверя можно завалить с одного выстрела, если тщательно изучить и вычислить уязвимые места.
   Под сияние алых огней в кабине, под надсадный рев моторов и жуткий скрежет подвижных частей, машина капп сделала еще пару шагов и с зубодробительным грохотом обрушилась в изрядно обмелевшую реку. Пламя вырвалось из ее торса. Пробитые топливные баки вспомогательных механизмов взрывались, пылающее топливо заливало внутренности смертельно раненной машины.
   -- Пожар в реакторной! -- закричал один из техников. -- Утечка радиации! Охлаждающие системы вышли из строя! Температурные датчики зашкаливает! Сейчас рванет!!!
   -- Бежим! Бежим отсюда!
   -- Куда? -- Нитори, белая как мел, села на ставший полом колпак из бронестекла, и кожей почувствовала, как ее тело пронзает смертоносное излучение поврежденного энергетического ядра машины. -- Если реактор рванет... от Генсокье ничего не останется!
   Техники-пилоты, в творческом экстазе создавшие слишком опасную игрушку, разом потеряли силы и сели рядом с нею, в ожидании неизбежной смерти. Еще мгновение, и...
   Лампы вдруг погасли, сирены заглохли и, в воцарившейся тишине, стало легко расслышать торжествующие выкрики фей, весело долбящих раскуроченный торс поверженного исполина.
   -- Что?.. -- каппы переглянулись и один из них взглянул на портативный счетчик радиации.
   -- Фон в пределах нормы! Нет ни излучения ядра, ни... ни фона, остающегося после облучения!
   -- Как?! -- несколько техников бросились к технологическим туннелям и на корточках переползли в живот погибшего механического монстра. -- Что с реактором?!
   Нитори осторожно коснулась стенки большого, опутанного проводами, ядерного сердца машины.
   -- Остановлен.
   -- Остановлен? Как он может быть остановлен?!
   -- Все химические и физические процессы в нем прекращены. Даже хаотичное движение молекул. "Стазис"...
   -- Что такое "Стазис"? Как можно было остановить движение молекул?! Куда подевалась радиация?!
   -- Не знаю! -- Нитори стушевалась и пониже натянула на глаза перепачканную в машинном масле кепку. -- Мне кто-то словно сказал про "Стазис" и... и посоветовал уходить.
   -- Реактор не взорвется?
   -- Похоже, что так. Огонь тоже погас, видите? Мы спасены!
   Но возгласы ликования сменились испуганными вскриками, когда деревянные плиты над головами техников затрещали и сместились а из увеличивающихся щелей зазвучали голоса рвущихся внутрь фей. Кое-как развернувшись в узких туннелях, техники выбрались обратно в кабину и, распахнув люки, попрыгали в обмелевшую речку, мутную от ила и грязи, но все еще способную спрятать капп от кружащихся над разбитой машиной фей-победительниц.
   "На сколько вогнал реактор в стазис"?
   "На восемнадцать часов, господин. Одно из двух все равно произойдет раньше его возвращения в нормальное состояние. Или деструктуризация мира, или пробуждение Юкари".
   "Хорошая работа, Зигфрид. Я обещал уничтожить этот мир к обеду, разве можно допустить, чтобы местные разнесли его в пух раньше и почти без моей помощи"?
   -- Победа! Победа! -- ликовали феи, танцуя на разбитом механическом титане.
   Они и не подозревали, что настоящая битва за судьбу Генсокье только начинается.
  
   Вспышки света и отблески взрывов бросали устрашающие блики на багровые тучи, затянувшие небо.
   -- Все, завеса стабилизировалась! -- Ремилия поднялась и вышла из магических кругов, которые в виду обрушения особняка, ей пришлось рисовать дважды. -- Теперь...
   Черные перепончатые крылья развернулись за ее спиной и девчонка устремилась туда, где под алыми небесами ее сестра яростно избивала какую-то серую образину, похожую на мумию маленького дракона. Фландре явно побеждала. Уже скоро она должна была прикончить чудовище, но надо ей показать, что сестра все это время была рядом и не бросила ее один на один с врагом. Иначе Фландре обидится и успокоить ее будет очень сложно.
   Ремилия стрелой взмыла под облака и, сотворив руками несколько жестов, сплела из магических потоков мощную силовую структуру, проявившую себя в виде фиолетовых энергетических шаров, возникших в воздухе вокруг волшебницы-вампира. Шары устремились вниз, окружили серого ящера и, единым ударом, разбились об его броню. Фиолетовый огонь хлынул на тело демона, полыхнул и обратился цепями, сковавшими его по рукам и ногам. Круги пентаграмм, расписанных витиеватыми магическими знаками, вспыхнули вокруг пойманного чудовища.
   -- Попался! -- Ремилия расхохоталась. -- Жалкий слабак! Убей его, Фландре!
   Младшая дочь падшего ангела перевернулась в полете и, двигаясь по дуге вокруг захваченного цепями врага, один за другим метнула в него четыре луча магической энергии. Прямых попаданий хватило бы, чтобы разорвать на куски любого, но сорвавшийся с руки демона зеркальный щит перехватил лучи и отклонил их, отправив потоки смертоносной магии в небо. Точно так же щит метнулся на защиту хозяина, когда, под прикрытием пуль и лучей со стороны Фландре, в атаку бросилась Ремилия.
   -- Попробуй отразить это! -- девчонка ухватилась руками за край щита и, рывком рук придавая себе еще большее ускорение, с силой влепила каблуками сандалий точно в мягкий нос серого ящера. Что-то хрустнуло, хлынула кровь, а голова демона запрокинулась от силы удара. -- Вот так! Готовься издохнуть! -- Ремилия рванулась и приложила обе ладони к шее врага. Ломаные линии магических символов побежали по черной броне демона. Раздался хруст. Камень доспеха рассыпался на куски, открывая зубам вампирши шею чудовища.
   Без лишних колебаний и сомнений, Ремилия разинула рот пошире и вонзила зубы в серую шкуру. Она не желала пить кровь страшилища, но надеясь занести в рану вампирский яд, парализующий жертву.
   Андрон засмеялся.
   Ремилия отпрянула. Сжимая ладонями собственную шею, она принялась сипеть, громко кашлять и плеваться. Укус не прошел. Шкура демона была похожа на подошву грязного ботинка. Такая же жесткая, и сдобренная мусором в виде шелушащейся, острой чешуи.
   -- Вкусно? -- издевательски осведомился серый ящер. -- Ты как маленький ребенок! Сцапаешь какую-нибудь гадость, и сразу в рот!
   -- Ублюдок! -- вампирша силилась отплеваться. -- Ты за это ответишь!
   -- За что? -- Андрон продолжал хохотать, доводя своим смехом обеих девчонок до высшей степени бешенства. -- За то, что невкусный? Простите, благородная госпожа! Попробуйте с солью или перцем!
   -- Фландре! -- вне себя от ярости, взвизгнула Ремилия. -- Снеси ему голову!
   Младшая в уговорах не нуждалась. Из верхней части жезла, который Фландре прежде использовала только для защиты, ударила формирующая клинок магическая энергия и жезл обратился в подобие короткой косы с кривой рукоятью.
   С истошным воплем, словно дикая фурия, младшая дочь амонарха Рихарда ринулась на Андрона и замахнулась, даже не заметив, как поменялось выражение глаз серого демона. Андрон изменился. Так же, как изменился бы любой, пребывающий в хорошем настроении, бывалый солдат, которого только что шутливо избивали подушками и, вдруг, вздумали пырнуть выхваченным из-за пояса ножом.
   Коса пошла вниз, опускаясь на тощую шею чудовища и, вдруг, удерживающие Андрона цепи полопались с жалобным звоном и треском. Тощая лапа взметнулась на перехват вражеского оружия и магический клинок косы взбесился, принялся извиваться и дергаться словно живой, когда костлявые пальцы стиснули черный, холодный металл жезла.
   -- Фландре! -- Ремилия обомлела, увидев как покрытое кровью, истерзанное чудовище подалось вперед и с сокрушительной силой ударило длинной, костлявой лапой в живот ее сестры.
   Ладонь Андрона почти без сопротивления проломила силовые щиты юной вампирши, врезалась в живот Фландре и магический импульс смел девчонку, едва не разорвав ее на куски.
   Ремилия придала себе еще ускорение и подхватила оглушенную болью сестру, потерявшую, ко всему, такой дорогой ее сердцу артефакт. Шквал магических пуль потоком хлынул от Ремилии к Андрону и плавно обошел его с двух сторон, канув в закрытые алой пеленой небеса. Демон даже глазом не моргнул.
   -- Это слишком опасная для смертных игрушка. -- сказал он, сжимая в извивающийся не хуже змеи металлический артефакт. -- Но для меня он почти бесполезен. Не знаю даже, куда его пристроить. Переделать в конструкта? Душа в нем уже есть. Конечно, в моей команде не хватает только нытика, что будет день и ночь плакать по потере своей прежней владелицы! Хватит корчиться, железный червяк! Без хозяйки ты меня укусить не сможешь! -- Андрон щелкнул жезл по одной из вершин и артефакт вдруг вытянулся, обращаясь в подобие обычного металлического прута. -- Позже сотру тебе память, пусть даже с потерей большинства функций. Рыскать по руинам городов и храмов все равно сможешь! Займусь тобой, когда будет время и интерес. А сейчас... -- падший ангел направил руку на дочерей Рихарда. -- Вырву души из этих двух назойливых мошек!
  
   Содрогнулась земля, вода и небо.
   -- Эршалах! -- рявкнул Андрон, не просительно, а требовательно выкрикивая имя старого, давно забытого духа природы, мирно спящего в толще земли.
   С рокотом и шумом низвергающейся воды, дно огромного озера раскололось и поднялось до самых облаков острозубыми скалами. Озеро бурлило, сотни воронок завивались у подножия скал и водопады обрушались в царящий хаос потоки мутной, грязной воды.
   -- Эрти камо, Эршалах!
   Ближайшие скалы взорвались, дробясь на миллионы острых клинков, взмывших в небеса и окруживших потрясенно замерших вампирш.
   -- Ми эн Ватари! -- возглас демона зазвучал для творца материи этой вселенной, до прихода драконов бывшей царством безбрежной пустоты. -- Хиингерто!
   Волна немыслимой по силе магии прокатилась по облаку клинков, меняя их молекулярный состав. Камень обратился в металл. Клинки, целая туча острейших серебряных лезвий, направили свои острия на обомлевших вампирш, всего десять секунд назад искренне считавших Андрона жалким чучелом для битья.
   Но серый демон не ограничился достигнутым.
   Тонны воды взлетели под облака и распались мириадами капель, в каждой из которых ожило миниатюрное солнце. Святая вода, ужас и бич порождений и пользователей темной магии. Андрон был одним из тех, кому творили молитвы монахи и жрецы, желавшие обратить обычную воду в оружие. То, что ангел стал падшим и пошел против своих владык, не имело никакого значения, пока боги о его предательстве не знали.
   -- Скорее! -- крикнула Ремилия, намереваясь своей магией прожечь проход в смертоносном облаке воды и металла. -- Разделяемся и атакуем тварь с разных сторон!
   Она попыталась поднять руку, чтобы направить ладонь в сторону намеченного пути атаки, но похолодела, почувствовав жесткие путы.
   Фландре была покрыта кровью демона с головы до ног, Ремилия тоже изрядно замарала свою одежду, когда пыталась Андрона укусить. Теперь кровь демона, оживая и обращаясь в длинные алые нити, оплела их и, когда девчонки попытались освободиться, стиснула так, что у обеих глаза вылезли из орбит.
   -- Вздумали нападать на меня? -- выкрикнул Андрон и злобно расхохотался. -- Даже смешно! Пора умирать, юные леди!
   Указующий взмах руки и смертоносное облако качнулось вперед.
   Смерть...
   Ремилия, несмотря на всю свою показную браваду, обмерла и зажмурилась. Фландре попыталась закрыть собою сестру. Всего один миг, и их растерзанные тела упадут вниз...
   Тьма нахлынула неожиданно. Багровая, прохладная, напоенный магией сильнейших колдунов ночи, она мгновенно поглотила Андрона, серебряно-водяное облако и двух девчонок, что сжались в ожидании смертельных ударов.
   -- Папа? -- изумленно прошептала Фландре, вспоминая тьму, которая исцеляла ранения и приносила покой, когда рождалась из рук амонарха Рихарда. -- Папа?! Папа!!! -- она рванулась и нити крови демона с треском разорвались, обратились в прах. -- Папа, мы здесь!!!
   Потерявшие управление, лишившиеся магии серебряные клинки и вода, обратившаяся в обычную, обрушились вниз. С плеском и шелестом дождя они канули во взбаламученные воды озера.
   -- Ремилия, папа нас защитил! -- Фландре схватила сестру за плечи и, переполняемая эмоциями, встряхнула ее. -- Это его магия! Он пришел за нами!
   -- Успокойся! Это магия отца, но его самого здесь нет! Я... я бы почувствовала его возвращение, да и ты сама тоже... -- Ремилия поникла, сдерживая слезы. -- Прекрати болтать глупости! Это все Леватейн! Магия отца, заключенная в жезле!
   Никто не видел, что Андрон, поглощенный багровой тьмой, взмахом когтя распарывает пространство и бросает в открывшийся портал трофейный артефакт. Тьму источал не жезл. Эпицентром ее был кулак серого демона. И в этом кулаке уже возникла из небытия, созданная магией падшего ангела, точная копия жезла. Конечно же, это был не магический артефакт, а простая железка, лишенная какого-либо колдовского содержания.
   Медленно, словно нехотя, тьма развеялась и над начинающей успокаиваться гладью озера прозвучал яростный рык чудовища.
   -- Проклятый кусок металлолома! -- воскликнул Андрон, поднимая над головой поддельный Леватейн. -- Ты все-таки сумел меня укусить? Верный слуга, ты спас жизнь своей хозяйке, но это станет последним твоим подвигом!
   -- Нет! -- крикнула Фландре, увидев как серый ящер, ухватившись за обе вершины жезла, начинает гнуть металлический прут. -- Остановись! Не надо!
   Раздался короткий звонкий щелчок и жезл преломился надвое. Во все стороны ударили багровые молнии, темный туман потек из жезла, словно кровь.
   -- Ха-ха! -- Андрон помедлил пару мгновений, дожидаясь пока закончится "агония" фальшивого Леватейна и швырнул обломки вниз. -- Теперь это просто жалкий мусор!
   Фландре, не смевшая даже помыслить о потере самого дорогого ей подарка отца, устремилась следом за летящими к поверхности озера обломками, а Андрон, выпуская из рук сразу два световых клинка, ринулся на нее сверху, словно коршун на добычу.
  
   Тенгу и подчиненные им волки-стражи отступили. Битва у горы йокай временно утихла, но никто не сомневался, что это затишье всего лишь краткая пауза перед новой бурей, еще более яростной, чем все прежние. Противоборствующие стороны переформировывались и готовились к продолжению битв. Защитники считали потери, феи же, не понесшие никакого урона, доламывали поверженного механического великана или собирались вокруг тех из них, кто лучше остальных проявил себя в бою и был признан лидером. Армия Чирно была полна решимости продолжать завоевания.
   -- Не очень удачный момент. -- сказала Канако, чей отряд приближался к насторожившемуся рою. -- Феи могут счесть, что мы готовы сдастся и потому пришли на переговоры.
   -- Но допустить продолжения войны нельзя! -- упрямилась Санаэ.
   -- Просто нужно ясно показать им, кто тут говорит с позиции силы! -- Се Торамару, йокай-тигр, крутанула копье в руке и направила его острие на изготовившийся к бою рой. -- В атаку! Сметем мелюзгу с нашего пути!
   Волны магических ударов сорвались с оружия и рук йокай, пули и лучи разорвали облако надвое, но разбились о ледяную стену, которую подняло для защиты Чирно "Сердце Зимы".
   -- Вперед!
   Отвешивая восстанавливающим материальную структуру феям сокрушительные удары, ворвавшиеся в рой богиня и сторонники Бьякурен раскидывали крылатых воительниц, а юная жрица сжигала своей силой комья снега и куски льда, которыми бросались феи в ответ на шквал разящей магии.
   -- Еще немного! -- торжествовала Канако. -- Если королева не станет убегать...
   Чирно даже не подумала о бегстве. Видя приближение врага, она с боевым задором устремилась им навстречу и отпрянула только когда Канако, ударив ладонью в ледяную стену, одним касанием расколола тонны льда.
   -- Смеешь бросать мне вызов?! -- выкрикнула Чирно и осколки льда вокруг Канако повернулись к богине острыми гранями. -- Хорошо, если ты так сильно хочешь быть побитой, я не стану себя сдерживать!
  
   Канако вскинула руку и воздух содрогнулся от ее магической силы, явно превышающей даже мощь "Сердца Зимы". Феи задрожали, чувствуя ужасающую их магию людей, бывшую чужой для Генсокье, так же как и для бесчисленного множества других миров, в которые люди пришли извне.
   Феи воинственного роя испугались, но их предводительница только разозлилась. От магии Канако веяло теми же силами, что призывали себе в помощь Мариса и Рейму, когда по надуманным причинам вторгались на территорию, которую фея льда объявила своей. Сколько еще придется терпеть этот жгучий, враждебный природе хаос?! Всюду лезущие со своим понятием правильности и порядка, разрушающие домики духов природы и отбирающие у них землю для своих полей, не упускающие случая поизмываться над глупой или слабой феей, попавшейся им в руки! Если эти чудовища думают, что Чирно забыла как они срубили дерево с ее уютным родным гнездышком на окраине магического леса, а потом, за замороженные в отместку посевы, совали пойманную фею лицом в костер, то Чирно покажет им, как они заблуждаются! Вкус золы и касания шипящих углей, для духа зимнего холода, воистину неизгладимы из памяти! Может быть теперь ужас и боль забудутся? Теперь, когда невыносимо смердящая магия людей навсегда исчезнет из Генсокье?!
   -- Мы не ищем с тобой боя, сильнейшая фея. -- потеснив богиню, сказала Санаэ. Жрица еще надеялась успокоить взбешенную королеву роя. -- Я еще надеюсь, что мы сможем прекратить войну и снова стать друзьями!
   -- Неужели? -- выкрикнула Чирно и издевательски засмеялась. -- Вы всегда парой летаете, Сильная и Трусливая? Если не ищешь боя, лети отсюда и спрячься где-нибудь, где тебя не будет видно! Мы никогда не были друзьями! Жалкая вонючка!
   -- Зачем же опускаться до оскорблений? Они не делают чести никому. Я ведь тебя не оскорбляю? Очень стыдно, между прочим, кидаться ими королеве и представительнице своего рода!
   -- А кто ты такая, чтобы учить меня?! Глупое человечишко! Всю жизнь копаетесь в грязи и разводите ее вокруг себя, все вокруг уродуете и ломаете, а потом еще думаете, что кого-то можете поучать! Ха-ха-ха! Каким дураком надо быть, чтобы слушать человека?! Запомни, ведьма людей! Чирно - не дура! Со мной ваши наивные уловки никогда не сработают!
   -- Упрекаешь людей в том, что они наносят Генсокье вред? Но что вы сами делаете тогда? Посмотри, что стало с рекой и лесом! Лесные пожары, взрытая земля лугов... тысячи мертвых тел! Неужели ты не понимаешь, королева фей, что сейчас начинается война, которая может не закончиться до полного уничтожения мира?! Вражда между феями и йокай растет с каждой минутой и взаимные обиды не позволят вам остановиться! Ненависть и злость никому никогда не приносят добра!
   -- Об этот надо было подумать каппам и стражам горы, когда они решили напасть на нас! Вы первые начали!
   Канако хотела нападать, но Санаэ жестом руки остановила ее. Молодая жрица повинно, с видимой горечью, склонила голову.
   -- Примите же наше раскаяние и извинения, великая королева Чирно. -- сказала она, радуясь от того, что фея слушает ее и не спешит продолжать атаку. -- В произошедшей трагедии повинно недоразумение и недопонимание. Мы были бы рады, если бы вы приняли предложение о прекращении боевых действий. Наша вина... мы готовы загладить ее.
   Чирно поникла. Санаэ печально посмотрела на девчонку, что выглядела подавленной и смущенной, безмерно уставшей, разбитой и сломленной. Духи природы - мирный народ. Шалости ради развлечения, не всегда удачные и часто небезобидные - максимальное зло, что они способны задумать. Война, всеобщая ненависть, должна быть страшна для них.
   Фея льда, резко вскидывая голову, расхохоталась. Синие глаза ее источали холодную злобу.
   -- Испугались, да? -- выкрикнула она. -- Сначала напали на нас и хотели всех разогнать, а как увидели, что мы сильнее вас, так сразу прислали тебя скулить здесь, как побитый волчонок?! Какие же вы все жалкие трусы! Меня от вас тошнит!
   -- Я прошу мира не из-за страха! Йокай по-прежнему многократно превосходят силами фей, но война... война не принесет ничего, кроме новых ужасных бедствий! Я прошу прислушаться к голосу разума, и...
   -- Не знаю, какие голоса ты там слушаешь в своей голове, -- Чирно высокомерно и с презрением вздернула нос. -- Но держи при себе их бредни! Все гораздо проще! Стоило нам показать свою силу, и вы заныли, заплакали! Вам, значит, можно обижать нас, а нам вас нельзя? Это, между прочим, нечестно!
   -- Между нами было много обоюдных обид, но это...
   -- Замолчи! -- выкрикнула Чирно. -- Надоела! Терпеть тебя не могу, ведьма-плакса! Знаешь, кто сделал меня такой сильной? Люди! Каждый раз, когда я проигрывала вам, каждый раз, когда меня били, я пряталась и наращивала силы, чтобы однажды отомстить! Так, как вы этого заслуживаете! Я стала такой сильной, что мои крылья трансформировались! -- она шире расправила куски магического льда, заменяющие ей крылья. -- Я стала такой сильной, что смогла уничтожить селение людей! Вы смеялись над нами, а я стала такой сильной, что бросила вызов вашей неприступной горе! Теперь... -- в вихрях холодного воздуха две ледяные змеи возникли справа и слева от Чирно. Синий свет вспыхнул в глазах оживших ледяных монстров и рычание полилось из их разверзшихся глоток. -- ...Я думаю, пора отблагодарить вас всех за эту проклятую силу!
   Два шквала кусков льда хлестнули из пастей ледяных драконов и Санаэ взмахом рук, бросила свои силы на борьбу, сбивая и развеивая магические снаряды созданий Чирно. В защиту мико вонзились ледяные копья. Шипастые сферы и клинки льда обрушились на нее со всех сторон.
   -- Бей их! -- выкрикнула Канако и на помощь своим союзникам бросились Се и Минамицу. -- Бесполезно вести переговоры с феями! Они как избалованные дети! Никогда никого не слушают!
   -- Канако-сама, врагов слишком много! -- Ичирин была гораздо холоднее натурой, нежели остальные последователи Бякурен, она, глянув по сторонам, ясно поняла что будет с ее группой, если им не удастся быстро пробиться к союзникам. Канако была ощутимо сильнее вооруженной "Сердцем Зимы" ледяной феи, но Чирно сражалась не одна. С неописуемой яростью и не пугаясь шквального встречного огня, весь рой разъяренных фей набросился на группу "миротворцев", с явным намерением растерзать их на куски. -- Нужно отступать! Нуэ! Прожги нам путь...
   Нуэ Ходжу, приблудный суккуб, прячущаяся в храме Бьякурен от своих недоброжелателей, не ответила.
   Сбежала?
   Напрасные, незаслуженные подозрения.
   Ичирин обернулась и увидела как утихают судороги суккуба, на которую со спины набросилось выскочившее неизвестно откуда черное каменное существо, в облике которого ясно были видны смешанные черты человека и большой кошки. Состоящая из множества гладких круглых камешков, фигура существа сидела у суккуба на плечах и втягивала белое пламя, которое исторгла из ладоней на свою жертву пару секунд назад. Языки магической энергии скользили между камешками и исчезали в глубине тела чудовища. Нуэ безвольно повисла в лапах врага. Даже прежде, чем трое ее союзниц бросились на помощь подруге, белый огонь полностью перетек в тело конструкта, и ониксовая пантера, взмыв повыше, швырнула обмякшее тело суккуба прочь. Ни одного слова не было произнесено. В отличие от болтливых фей и своего господина, черная пантера просто выполняла работу. Так же, как давным-давно, когда она была статуей, выточенной из цельного куска оникса и зачарованной давно забытым слугой великого бога. Андрон вынес обломки статуи из разрушенного храма и, добавив свои руны, оживил их. Теперь у нее был новый хозяин и многое поменялось в артефакте, когда-то следившим за соблюдением закона в огромном городе, но одно осталось неизменным - к врагам черная пантера была безжалостна и никогда не устраивала долгих спектаклей, когда надо было просто устранить препятствие.
   -- Сильная душа. -- был брошен в след безжизненному телу суккуба единственный комментарий со стороны конструкта. -- Боролась отчаянно.
   Пожиратель душ. Слуга того чудовища, что спровоцировало начало войны!
   -- Ичирин, ближе ко мне! -- выкрикнула Канако. -- Се, Минамицу, поддержите своей магией мои удары! Прорываемся!
   Белый огонь снова заплясал на лапах Беатрис, пантера скользнула в открывшийся за ее спиной портал и Ичирин едва успела сдавленно вскрикнуть, когда выскочившая из искажения пространства вплотную к ней, каменная фигура сцапала ее в объятия. Унзан, медлительный и ленивый дух просвещения, вьющийся вокруг своей хозяйки, яростно взревел от такого нахальства и, что было сил, врезал своими огромными кулачищами в голову чудовища. Угодил точно в ловушку. Кулаки его прилипли к черному камню и, обратившись в бесплотный туман, тело грозного духа начало перетекать в каменную фигуру. Беатрис без лишних слов втянула бедолагу в себя и занялась его хозяйкой. Белый огонь объял худенькое тельце девушки-йокай.
   -- Эта душа послабее. -- ловко маневрируя среди шквалов магических пуль, пантера втянула белый огонь обратно и швырнула тело своей жертвы прочь. -- В сравнении с остальными, конечно же. Есть миры, в которых и ее приняли бы за богиню.
   -- Нет! -- Канако окриком образумила Се и Минамицу, что поддались жажде мести и яростно атаковали черного конструкта. -- Ичирин и Нуэ уже не поможешь! Отступаем! Слышите?! Помогите мне!
   -- Бесполезно. -- Беатрис встала у них на пути и раскрытой ладонью приняла магический луч, которым богиня надеялась прожечь и напугать рой. -- Мой господин не ошибся в выборе союзника. Мирные переговоры отвергнуты и теперь, для максимального эффекта, враги фей должны получить ваши трупы!
   Тело конструкта рассыпалось тысячами камешков, завертевшихся в бешенном вихре и хлестнувших троих защитниц Генсокье. У Канако и ее последовательниц от множественных, весьма болезненных ударов посыпались искры из глаз. Атака Беатрис не нанесла им серьезных ранений, но главное было достигнуто - на мгновение все трое отвлеклись и феи получили шанс.
   Се вскрикнула, когда покрытая инеем крылатая девчонка, прорвавшаяся сквозь заградительный огонь, вцепилась в ее руку. Йокай-тигр, Се ударом копья рассекла нападавшую надвое, но тотчас поняла, что зловредная фея успела нанести ей смертельный удар. Рука обрастала льдом и никакая магия не могла остановить распространение обморожения.
   -- Канако-сама, не забудьте о Бьякурен! -- только и успела выкрикнуть она прежде, чем холод добрался до ее сердца. -- Летите отсюда! Летите же!
   Последней вспышкой магического огня, она заставила маленьких ледяных бестий отшатнуться и, обратившись в глыбу льда, рухнула вниз.
   Лавируя и сражаясь, трое уцелевших представителей миротворческой миссии устремились на прорыв, но улетели они недалеко. Минамицу закричала от боли, когда ком снега ударил ее по ноге и судорожно вцепилась руками в теряющее чувствительность бедро, бессильная помочь себе и лишь ускорившая обледенение всего тела.
  
   Канако и Санаэ остались одни, в окружении бесчисленных и неуязвимых врагов. Богиня и жрица встали спиной к спине, в самом центре движущегося вместе с ними роя и бросили лишь краткие взгляды туда, где во вспышках взрывов и диких визгах обезумевших фей, группа йокай и тенгу пытались пробиться ей на помощь. Они не успеют. Пока Санаэ находила в себе силы сжигать магические снаряды и рвущихся к ней фей, пока еще Канако наносила во все стороны сокрушительные удары, но магия богов, особенно если эти боги созданы людьми, вовсе не бесконечна. Силы утекают слишком быстро.
   -- Прекрасный был сегодня день. Верно, Санаэ? -- тяжело дыша, сказала богиня. -- Такой тихий, солнечный и... теплый...
   -- Канако-сама, я не хочу умира-а-ать! -- разревелась вдруг жрица, почувствовав в голосе своей богини навевающие страх нотки отрешенности.
   -- Мы не умрем! -- яростно взревела Канако и мощным магическим импульсом швырнула прочь фей, подобравшихся совсем близко. -- Не для того я перенесла свой храм в Генсокье, чтобы вот так вот нелепо погибнуть! Драконы, покровители людей, услышат мой зов, ведь я - воплощение людской веры!
   Богиня молитвенно сложила руки и обратила свои мысли к драконам, призывая их снизойти с небес на объятую безумием землю и вернуть мир истерзанной маленькой стране.
   Враг!
   Беатрис возникла в паре метров перед Канако, но не атаковала, предпочтя начать поглощать магию богини и разрушать защиту, устанавливаемую Санаэ. Еще пара секунд, и защитная сфера падет.
   "Не отбирай победу у фей, Беатрис".
   "Да, господин".
   -- Гнусные твари! -- ярилась Канако, чувствуя, что ее воззвания к драконам гасятся в момент рождения. -- Смеете бросать вызов богине?
   -- Не называй себя богиней. -- прорычала Беатрис, обжигания побледневшую властительницу ветра и дождя взглядом огненных глаз. -- Будь ты настоящей богиней, мир этот был бы исцелен и нам нечего было бы в нем делать!
   -- Исцелен? От чего?
   -- От Черного Ветра.
   Богиня и ее жрица вздрогнули, холодея, когда на них снизошло видение. То, что показал серому страннику оракул. Картины недалекого будущего Генсокье, дополненные собственными мыслями и умозаключениями демона. Жуткие картины затяжной войны, что, нарастая, будет медленно поглощать Генсокье и превращать цветущую страну в залитое кровью, опаленное болото. Обращение фей в безумных кровожадных монстров, гибель людей и йокай. Падение барьера, что неизбежно повлечет за собой вмешательство драконов и истребление протравленных злобой духов природы.
   Канако и Санаэ ужасались при виде картин последнего сражения Генсокье. Уцелевшие в прошлых боях, спасшиеся из разоренных селений, представители всех рас скрылись в подземных лабиринтах, надеясь что там до них не смогут добраться феи. Почерневшие, обросшие шипами, клыками и когтями, с алым огнем, горящим в переполненных безумием глазах. Впитавшие в свои тела грязь гнилых болот и сажу пожарищ. Большие и малые, уродливые и отвратительные. Те, что полностью уничтожат в Генсокье жизнь и обрушат барьер в отчаянных попытках вырваться из бесконечного кошмара. Воплощения сил природы? Скорее бессмертные духи зла.
   Ледяное копье ударило в живот жрицы и острый наконечник, порвав платье, вышел из живота богини.
   -- Умрите, жалкие людишки! -- возликовала Чирно, обжигаемая магией Санаэ, но от того только еще более яростная. -- Я - сильнейшая! Никого не боюсь! Теперь вы все поймете, кто главный в Генсокье!
   Санаэ и Канако ясно видели вытянувшиеся и заострившиеся ногти на пальцах торжествующих фей. Клыки начали удлиняться во ртах живых, наделенных душами и сознанием, воплощений магических сил. Черный Ветер проявлялся грязно-серыми пятнами на их коже. Обращение в злых духов уже началось.
   Стараниями серого чудовища и его прихвостней, будущее было приближено. Души тысяч живых существ, убегающих, погибающих или оплакивающих потери, рождали целые шторма отрицательных энергий. Черный Ветер, что пытал и калечил фей, заставлял несчастных детей все яростнее бросаться на тех, кто это "зловоние" излучал. Зацикленный процесс, который уничтожит этот мир, но не через тысячу лет, не через триста и не сто, а уже сегодня, сейчас.
   По замыслу серого ящера.
   -- Сотворить такое! -- прохрипела Канако, теряя сознание. -- Да вы... моральные уроды...
   Беатрис молча смотрела на то, как Чирно выпускает копье из рук и два намертво смерзшихся тела, покрытых толстой корой льда, падают вниз.
   "Моральные уроды?" -- прозвучал в сознании конструктов голос их создателя. -- "Вы сотни лет закрывали глаза на то, что происходит с феями, а хозяйка Макая вовсе вознамерилась уничтожить души духов природы, когда безумие сломит их волю. И кто моральный урод после этого? Закончим все, одним ударом. Пора платить за грехи и ошибки"!
  
   Еще чуть-чуть!
   Фландре дотянулась до падающих в озеро кусков жезла и пальцы ее сжались на преломленной рукояти фальшивого Леватейна. Демон уже почти настиг ее! Юная вампирша резко обернулась, пытаясь заблокировать обломками клинки световых мечей. Даже в кусках жезла должно остаться достаточно сил для создания защиты!
   Попалась! Пытаться защититься этими железками от пожирателя душ - все равно что подставлять соломинку под удар топора!
   Андрон уже ясно представлял фигуру Фландре, объятую белым огнем. Сейчас будет много боли и слез!
   -- Умри! -- демон рубанул, целясь в шею и живот девчонки.
   Град ножей обрушился на демона неожиданно. Раскаленные докрасна, зеленые от яда, или истощающие жуткий холод, магические клинки с жалобным звоном отскочили от каменной брони чудовища, но они сделали главное - отшвырнули серого ящера прочь, и спасли Фландре от неминуемого знакомства с белым огнем.
   Демон быстро глянул по сторонам. Где враг?
   Девушка в темно-синем форменном платье возникла справа от демона и метнула сразу три ножа, которые Андрон пренебрежительно отбил взмахом костяного хвоста.
   Горничная Рихарда? Зачарованный, наполненный сильнейшей магией, человек. Шикигами. Конструкт.
   Сакуя, лишний раз убедившись что обычные атаки против такого противника не пройдут, воззвала к скрытой в ней силе и... исчезла.
   Ножи ударили в левый бок и в спину, отвлекая внимание монстра, а затем обрушились сверху, точно в открытый участок шкуры серого ящера. Там, где Ремилия разрушила броню Андрона, надеясь укусить его.
   Движение на сверхскоростях. Столь высоких, что пользователю кажется, что время всего остального мира замирает. Шустрик. Андрон ссориться с такими не любил. Сразу вспоминались те две стрекозы с серповидными когтями на лапах, что встретились с Андроном в мертвых мирах. Ни сбежать, ни защититься. Если бы друг-напарник не присматривал за своим бестолковым приятелем, Андрон бы здесь сейчас точно не летал.
   Дела давно минувших дней.
   Саргос мертв. Некому прийти на помощь Андрону, но... эта зачарованная девчонка, при всех ее силах и способностях, была вовсе не той, кого падший ангел опасался, принимаясь за исполнение своих задумок. От нее просто нужно избавиться в первую очередь, чтобы меньше учиняла суеты.
   Демон издал гневное горловое бульканье и крепче стиснул клыки, чувствуя множественные проникающие ранения в область плеча. Удары в глаза, нос и уши, зубодробительный шквал ножей точно в пасть. Захлебываясь кровью, демон скорчился и инстинктивно закрыл голову руками. Превратился в живую мишень.
   -- Получи, мразь! -- Ремилия, высоко подняв над головой копье из неистово пляшущей багровой магической энергии, низринулась на врага с небес и, что было сил, вонзила оружие во врага.
   Копье пробило тело демона насквозь. Ремилия ликующе вскрикнула, решив что прикончила жуткую тварь, но тон крика ее сменился с восторженного на панический, когда костлявая лапа чудовища ухватила ее и крепко стиснула шею. Старшей из дочерей Рихарда не поздоровилось бы но вдруг маленькая тряпичная кукла приземлилась на спину демона и, нырнув в прореху от угасшего багрового копья, с оглушительным грохотом взорвалась. Андрон взвыл. Его левая рука, кувыркаясь, полетела прочь. Половина тела монстра обратилась в сплошное месиво из мяса, чешуи и расколотых костей.
   Десятки магических бумажных печатей, срываясь к ладоней жрицы храма Хакурей, устремились в полет и облаком окружили искалеченного демона.
   -- Захват! -- выкрикнула Рейму, всплеском магических сил устремляя свое оружие к неугомонному врагу, не желавшему расставаться с жизнью даже после откровенно жутких ранений. Бессмертный? Приходилось сражаться и с такими!
   Печати облепили Андрона с головы до ног и полыхнули тревожным огнем, сигнализируя, что их сил недостаточно для преодоления сопротивления объекта.
   -- Не удержу! -- Рейму бросала в бой все больше и больше печатей. -- Слишком силен! Не удержу!
   Куклы-бомбы, лавина ножей и лучи энергий ударили в фигуру демона. Серый ящер мгновенно исчез во вспышках взрывов, но пятеро девчонок еще почти минуту непрестанно поливали центр огненной бури непрерывным потоком магических снарядов. Продолжалось это до тех пор, пока Ремилия не вскинула руку, приказывая всем остановиться.
   -- Приберегите магию! Если мы не убили его сразу, то продолжая стрельбу, наверняка не убьем! Хватит тратить силы!
   Все подчинились, только Фландре потребовался отдельный окрик.
   На месте, где чудовище настиг шквал ударов чародеек Генсокье, пылал плазменный шар. Маленькое солнце магической энергии. Столь жаркое, что даже у разъяренной Фландре хватало чувства самосохранения держаться от него подальше. Жив ли монстр? Или развеян в пепел?
   Ни одна из противниц Андрона во второй вариант не очень-то верила.
   -- Рейму! -- старшая из сестер-вампиров подлетела ближе к мико. -- Что это была за тварь?
   -- Не представляю даже! Какой-то безумный дух природы!
   -- Вы его сюда привели?
   -- Нет! Мы не вели, а преследовали его! Этот... этот монстр уничтожил деревню людей!
   -- Что, всю? С вашими великими магами и пользователями артефактов?
   -- Да. -- вмешалась Алиса. -- Эта тварь и поддержавшие его феи убили всех, до единого! Даже маленьких детей!
   -- Как я и думала. -- Ремилия презрительно скривила губы и развела руки в стороны. -- Люди совершенно бесполезны! Все приходится делать самим... Фландре! Если та жуть до сих пор жива, значит дистанционные атаки его не берут. Придется переходить в ближний бой! Леватейн мертв?
   -- Мертв. -- отозвалась младшая, выпуская из рук призрачных лап когти. -- И эта серая сволочь мне за него заплатит!
   -- У нас не так много местных денег, -- мешался в разговор вампирш кто-то третий. -- Так что заплатить много за вашу железяку мы не можем...
   Ремилия, Фландре и Рейму резко обернулись, но увидели только смыкающиеся части пространственного туннеля и исчезающие в нем окончания длинных золотистых локонов. Еще один враг?
   -- Смотрите! -- громко воскликнула Алиса, указывая на бывший плазменный шар.
   Раскаленная субстанция обтекала и лилась в изуродованное озеро, вызывая громкие взрывы, шипение и выбросы перегретого пара, который уносили, бушующие у поверхности, сильнейшие ветра. Ветра эти тоже явно были не природного происхождения, но искать источник породившей их силы сейчас стремления не было ни у кого.
   Плазма стекала по блещущей зеленоватым свечением и украшенной множеством неведомых рун, силовой сфере мощного защитного барьера. Андрон преспокойно восседал в центре этой сферы, на свернутом в спираль костяном хвосте. С самым непринужденным видом, под испепеляющими взглядами обозленных волшебниц, он надорвал бумажный термопакет и, насадив на коготь, вытащил из него тушку жаренной курицы, взглянув на которую, житель любого развитого мира людей сразу понял бы, что при жизни эта несчастная птичка получила немало инъекций стимулятора роста.
   -- Что, вы уже закончили меня убивать? -- осведомился злыдень, бросив ехидный взгляд на сжавших кулаки девчонок. -- Быстро. Я думал, минут пятнадцать долбить будете, а я пока успею пообедать. -- тушка курицы исходила паром. Андрон, капая тягучей слюной себе на колени, сунул ее в пасть целиком и, ввиду утраты большинства зубов, принялся перемалывать языком. -- Ну, неф, так неф. Ыл-фа!
   -- Да, господин? -- из развернувшегося пространственного туннеля выглянула златовласая стройная девушка. Та самая, что предлагала Фландре деньги за сломанный артефакт. -- Я разогрела пирог. Желаете чаю?
   Андрон с трудом проглотил плохо перемолотую куриную тушку.
   -- Боюсь, нормальный обед придется отложить до полной деструктуризации этого крошечного мирка. Не люблю есть, когда сразу пять пар голодных глаз на меня смотрят. Забери все.
   -- Как скажете. -- Эльза исчезла в туннеле. Горою сваленные у ног демона термопакеты, полные и пустые, сами собой взмыли в воздух и влетели в пространственное искажение.
   Андрон поднялся и длинным, черны языком облизал обе свои ладони. Левая рука, которую вырвала бомба Алисы, отсутствовала от предплечья до запястья, но это не заботило демона ни в малейшей степени. Кисть с костлявыми длинными пальцами двигалась и летала в воздухе так, словно до сих пор держалась на неповрежденной руке.
   -- Живучий, гад! -- багровея от ярости, ругнулась Ремилия.
   Андрон, втянув язык обратно в развороченную пасть.
   -- Ох, какие недобрые слова! -- сказал он. -- Ваша ненависть глубоко ранит меня, моя прекрасная леди. -- серый ящер приложил ладонь к жуткому кровавому кратеру, оставленному на его теле взрывом бомбы. -- Это не то, что я желаю, поверьте. Вы мне нравитесь, все. Будь обстоятельства иными, я бы с вами с удовольствием пообщался в мирной обстановке. Даже с вами, Ремилия-сан.
   -- Что?! -- старшая из сестер-вампирш с негодованием и злостью приподняла одну бровь. -- Что ты там лепечешь, животное?
   -- Нравишься ты мне, говорю. -- отозвался демон. -- В надежде на исчезновение меж нами взаимного стремления к убийству, предлагаю вам руку... -- Андрон развернул кисть, крепко держащуюся на фантомной лапе. -- ...И сердце!
   Он запустил правую пятерню в кровавый кратер, пошарил и парой рывков, вырвал из собственного тела странный орган, похожий на длинную черную многоножку, лишенную хитинового панциря. Покрытая желтоватой слизью, многоножка извивалась, как пойманная змея. Из ее "лапок", на деле являющихся оборванными кровеносными сосудами, струйками выбрасывалась кровь.
   Ни одна из пяти девчонок, удостоенных возможности видеть это незабываемое зрелище, не осталась равнодушной. Все, как одна, они позеленели и зажали рты ладонями, пытаясь побороть сильнейшие позывы к рвоте.
   Рывок!
   Защитная сфера взорвалась изнутри и белая световая черта чиркнула по небосводу.
   Ремилия испуганно вскрикнула, увидев, как изгибается и роняет оружие ее служанка, тело которой перечеркнуло белое пламя "Пожирателя душ". Сакуя открыла рот для последнего крика, но ни единого звука не сорвалось больше с ее губ. Белый огонь оставил ее тело, вернувшись на ладонь серого ящера.
   -- Девчонки! -- Андрон, придавший себе линейное сверхускорение завитым на спине магическим знаком, сбросил набранную скорость почти мгновенно и обернулся на месте. -- Стоит показать что-нибудь мягкое и нежное, абсолютно очаровательное, так вы сразу умиляетесь, забывая об опасности! Практическое использование женских слабостей налицо!
   Сердце демона, перебирая лапками-сосудами, само собой заползало в кровавый кратер на боку серого ящера. Монстр с издевкой скалился, видя смесь смятения, страха и глубокого отвращения на лицах противниц.
   -- Сакуя! -- Ремилия устремилась вниз, надеясь поймать тело своей служанки прежде, чем оно канет в бушующие и кипящие воды озера. Она бы успела, но ее опередили.
   Маленькая крылатая девочка из рода суккубов промчалась сквозь клубы раскаленного пара и, взмыв в небо, подхватила тело Сакуи. У хозяйки нет времени заботиться о погибших. Ее ждет битва!
   -- Спасибо, Коакума. -- сказала Ремилия. Настоящее имя маленького суккуба давно уже забылось, замененное прозвищем, которое Фландре и Ремилия придумали для нее в далеком детстве, когда воспринимали спасенную отцом девчонку исключительно как живую игрушку. Как третью участницу для игры в прятки и догонялки. Как мягкую куклу, охраняющую спящих дочерей хозяина от неведомых монстров, прячущихся в ослепляющем свете дня. -- Унеси ее к остальным нашим слугам, а я... А я принесу туда же труп той гнусной твари, что ее убила!
   Коакума пару раз быстро кивнула и помчалась прочь. Храбростью она никогда особенно не отличалась, а чтобы задержаться здесь и сейчас, нужно было быть истинным храбрецом. Враг явно решил оставить шутки.
   Фигура демона полыхнула алым огнем. Пламя текло из его глотки и глаз, серая шкура обратилась в подобие добела раскаленного металла. Воздух задрожал от нестерпимого жара, призванного помешать приблизиться яростно бросившейся в атаку Фландре. В воздухе возникло не меньше десятка зеркальных щитов, что двигались самостоятельно, отражая и разрушая магические снаряды, которыми пытались атаковать врага Рейму и Алиса.
   Но девчонки не сдавались. Шквал магических атак потоками хлестал оборону демона и искал малейшую слабину, которую защитницы Генсокье могли бы использовать и нанести монстру новый удар.
   -- Злые вы, -- скаля поломанные клыки, заявил Андрон. -- Убью я вас!
   В небе над озером, создаваемые магией демона, развернулись сотни магических пентаграмм, усыпанных сложными рунами.
   -- Что это, Рейму? -- Алиса, дрожа, и явно не от холода, спряталась за спину подруги. Довольно спорное действие, ведь громадные пентаграммы были повсюду, и перед девчонками, и позади них. -- Ты когда-нибудь слышала об этом?
   -- Первый раз вижу такие схемы. -- ответила Мико. -- Но уверенно скажу - такое никогда не создала бы фея! Это - магия людей.
   -- Людей?! Но... духи природы не способны использовать ее!
   -- Значит, этот монстр - не дух природы. Алиса, берегись!
   Андрон воздел руки к небу, и пентаграммы озарились белым светом.
   -- Почувствуйте же безграничное отчаяние! -- прогремел над полем боя грозный голос демона. -- Мой сильнейший удар! "Тотальный пожиратель душ"!
   "Зигфрид, как подсчеты? Успеют разрушить пентаграммы"?
   "Добраться до них успеют, но магия слишком сильна. Средним и слабым йокай, что живут в озере, настроек не сбить".
   "Ясно. Значит, сам разрушу. Первый раз, что ли"?
   "А, может, шибануть, чтобы не зазнавались"?
   "Бернард, трупами усеять озеро - не проблема. Но нам от местных не это нужно. Гарольд, готовься к диверсионным действиям".
   "Понял, господин".
   Рейму внутренне съежилась в ожидании сокрушительного удара, но магические пентаграммы вдруг замерцали и треск, такой, словно сама реальность рвалась на части, разнесся над водной гладью.
   -- Рейму, смотри! -- волшебница-кукловод схватила подругу за плечо и указала на одну из пентаграмм, в которую, со всего маху, врезалась длинная, покрытая серебристой чешуей и украшенная радужными плавниками, змея. -- Там тоже! И там! Йокай! Это же водные йокай, Рейму!
   Летающие рыбы, змеи и саламандры. Частично уподобившиеся людям или оставшиеся почти неизменными, обитатели Туманного озера самоотверженно таранили пентаграммы демона, жертвуя собой ради предотвращения новой катастрофы, которую враг явно был намерен обрушить на их, и без того изуродованный, дом.
   -- Подкрепления прибыли, госпожа! -- отрапортовала Хун Мейлин, глава стражи особняка, взлетая к Ремилии и по-армейски прикладывая руку к зеленому берету. -- По вашему приказу, я вывела прислугу с поля боя и собрала ополчение храбрейших воинов озера! Жду приказов, госпожа! Готовы ко всему!
   -- Хорошая работа. -- похвалила Ремилия исполнительную стражницу. -- Теперь, сбейте пламя на враге, чтобы мы с сестрой подошли к нему на расстояние прямого удара!
   -- Да, госпожа!
   Больше сотни водяных змеев и саламандр пронеслись мимо угасающих пентаграмм и, окружив пламенное чудовище, принялись поливать его струями воды, исторгаемыми из пастей. Облака перегретого пара взметнулись над противоборством воды и огня.
  
   Вспышка фотокамеры привлекла внимание Румии и она, вместе с двумя десятками фей ее группы, окружили девчонку-тенгу в розовой блузке и клетчатой юбке, что, резко сбросив скорость движения, возникла перед ними и принялась фотографировать фей, которые были вовсе не прочь ей позировать.
   -- Собираешь коллекцию фотографий сильнейших и храбрейших воительниц Генсокье? -- самодовольно спросила фея тьмы, ради такого дела без возмущений терпевшая даже вспышки света.
   -- Нет. -- ответила ей Химекайдо Хатате, журналистка одного из многочисленных газетных изданий горы йокай, была преисполненна досады и гнева от того, что Шамеймару Ая, настырная конкурентка, прознала о буйстве фей раньше нее. Подстегиваемая профессиональной ревностью, девчонка спешила принять самое действенное участие в событиях. -- Я создаю фотоальбом самых тупых и бездарных последовательниц этой безмозглой выскочки, Чирно! На посмешище всем следующим поколениям!
   -- Что?! -- Румия и феи, признавшие ее лидером, даже будучи покрытыми инеем, побагровели от ярости. -- Смеешь оскорблять нас, болтливое чучело?!
   -- Оскорблять? Для вас "идиотки" - настоящий комплимент! Глупость ведь одна из отличительных черт фей, верно? И вы в этом - чемпионки!
   -- Убью! -- яросно взвыла Румия.
   Хатате рассмеялась и обратилась в бегство, увлекая за собой целый шлейф из обозленных крылатых девчонок, действительно не настолько умных, чтобы совладать с яростью и заподозрить ловушку.
   Насмешница-тенгу, ловко уворачиваясь от свистящих вокруг нее комьев снега, скользнула к самой земле и, лавируя среди деревьев, завела больше сотни фей в зону ловушек. Справа и слева от нее, почти одновременно с Хатате, в зону вошли Шамеймару Ая и еще несколько быстрых бойцов информационного корпуса, ведущих за собой другие группы фей, раздразненных насмешками и ослепленных жаждой мести.
   -- А ну стоять, трусливая ворона! -- Румии казалось, что еще чуть-чуть и она поймает мелькающую перед носом шутницу, но вдруг прозвучала серия громких щелчков и, подброшенные магическими импульсами, в воздух, под самые вершины вековых елей, взлетели большие бумажные сферы.
   -- Взрывай! -- выкрикнул глава тенгу, отдавая приказ сотне жрецов, что подготовили для бессмертных фей этот знатный сюрприз.
   Сферы лопнули, разбрасывая вокруг себя клубы дыма и зачарованные бумажные листы, которые, активируясь, словно железо за магнитом, устремлялись за феями, почувствовавшими опасность и принявшимися в панике метаться среди деревьев. Магический ветер тенгу, придающий ускорения бумаге, не оставил им ни малейшего шанса. Печати настигали удирающих разбойниц и били их, намертво прилипая той части тела, на которую приходился удар. Одна за другой, теряя все свои магические силы, феи с визгом падали на землю. Почти две с половиной тысячи духов природы попали в ловушку Тенгу.
   Скользя в тенях под ветвями раскидистых елей, белые волки-йокай устремились за добычей.
   -- Попались? -- сбиваясь на угрожающее рычание выговорил один из них, за шиворот поднимая брыкающуюся крылатую девчонку и приставляя клинок меча ей к шее. -- Вот как оттяпал бы тебе голову сейчас!
   -- Не убивать! -- крикнул ему командир отряда. -- Если они потеряют материальную форму, то освободятся!
   -- Да знаю я! -- воин приблизил лицо к лицу перепуганной феи и оскалил клыки. -- Слышала? Убивать вас мы не будем! Мы вас закопаем! Свалим всех в одну большую яму и запечатаем так, что никто никогда не распечатает!
   Волки тащили брыкающихся и орущих девчонок целыми вязанками. Феи громко ревели и просили отпустить их, уверяя что "больше так не будут".
   -- Да замолчите вы! -- командир отряда не выдержал, подхватил с земли одну из печатей, быстро потерявших летные свойства, и залепил ею рот самой горластой фее. -- Только полный идиот может вообразить, что ему позволят спокойно уйти, после того как он примет участие в нападении на гору йокай!
   -- Печати эффективны! -- радиоволны донесли голос Тенмы, главы тенгу, всем командирам войск. -- В атаку! Запечатать их всех!
   Словно гром прокатился по подножию горы, когда обрушились целые пласты земли, открывая черные зевы подземных ходов. Жители пещер, за щедро преподнесенную крепкую выпивку, согласились выкопать сеть туннелей для армий защитников горы.
   Бешенное рычание тысяч разъяренных монстров заглушили грохот осыпающейся земли и сплошная лавина всевозможных йокай, чьим домом были склоны великой горы, хлынула из подземелий и взмыла в небо, устремляясь на отпрянувших фей.
   Йокай горы было много. Но с небес вниз, на испуганно сжавшийся рой, с рычанием и воплями мчалась еще одна, плохо организованная, но от того не менее опасная, орда. Йокай магического леса, кое-как совладавшие с колоссальным пожаром, не долго думая, выставили его виновниками фей и дружно помчались мстить.
   Феи оказались меж молотом и наковальней. Против двадцати тысяч духов природы, которых собрали Андрон и Чирно, поднялось все Генсокье. Полтора миллиона йокай.
   "Сильвия, Гарольд, Беатрис! Возьмите на себя сильнейших. Зигфрид, замок - в стратосферу! Пока не вмешивайся в побоище. Прежде, чем придет спаситель в моем лице, я хочу, чтобы феи прочувствовали весь ужас своего положения! Все идет отлично! Теперь началась настоящая война"!
  
   Взрыв и полыхнувшее пламя разметали облако пара. Шлейфы пламени хлынули во все стороны от источающего их падшего ангела. Сплетаясь в спирали и хаотично хлеща все вокруг, они заставили озерных йокай прекратить обстрел врага и задуматься о собственной безопасности.
   Андрон восстанавливался. Зарастали жуткие раны на его теле, новые клыки заняли место выбитых. За спиной чудовища развернулись широкие перепончатые крылья.
   -- Осталось немного. -- сказал демон, роняя со своих когтей искры разгорающегося белого огня. -- То мрачное будущее, что показал мне оракул - не неизбежность. -- гибкий бич яркой белой энергии стеганул мечущихся в танце огня тритонов, змеев и русалок. "Пожиратель душ" коснулся нескольких йокай, и тела их, лишаясь даже подобия жизни, полетели вниз, в кипящее озеро. -- Но правда в том, что защитникам светлого будущего этой прекрасной земли придется свершить невозможное и пойти на немалые жертвы, чтобы хоть что-то изменить!
  
   В блеске молний и полном безмолвии вакуума, высоко над планетой развернулся портал и из него неспешно выплыло существо, которое легко было принять за дракона. Змеевидное тело, узорчатая чешуя, гибкие нитевидные усы и длинные, шлейфовидные плавники многих ввели бы в заблуждение, но все же это был не дракон. Как несметные полчища ангелов-людей на своих мечах несли волю и гнев богов Олимпа, так бесчисленные электрические угри составляли ядро армии владык этого мира.
   Нагаэ Ику, основное время своей жизни проводящая в ленивом дрейфе среди облаков, скрылась и покинула атмосферу Генсокье, когда летающий замок Андрона, громада из камня и металла, при переходе в стратосферу случайно подошел слишком близко к наблюдательнице драконов.
   "Ну что, Ику, есть идеи"? -- прозвучал в ее сознании вопрос драконихи, что играла со своими детьми на орбите, у Луны.
   "Все сходится к тому, что чужак вздумал уничтожить Генсокье". -- ответила ей змеевидная воительница.
   "А мотив"?
   "Люди всегда воюют между собой. Они - попытка найти компромисс между повышенной агрессивностью и способностью к подчинению законам. Результат сомнителен. Двойственность резко конфликтует в них и люди получились истинным воплощением хаоса. Многими богами они и приняты на вооружение, с условием строгого отбора после инкубационного периода, но поговаривают что процент брака превышает девяносто процентов и адская бездна переполнена ошметьями их душ. Так или иначе, воинственность, стремление к разрушению и причинению боли заложена в них генетически. Существует немало инцидентов, в которых человек-злодей стремился уничтожить мир, город или народ просто так, ради самоутверждения. Способность причинить ущерб ближнему - основа высокого статуса в их обществе. Слаборазвитые общины людей поддерживают порядок не сознательностью, а страхом, и великое множество планет-инкубаторов погибло, едва люди получали в свои руки достаточно разрушительное оружие. Стоит ли удивляться, что один из таких сомнительных слуг весьма агрессивного ордена богов повредился в рассудке и решил уничтожить мир, показавшийся ему беззащитным"?
   "Я бы поверила в это, если бы он был воином жестокого или воинственного бога. Но его госпожа, покровительница эльфов, дарительница жизни и творец прекрасных миров - одна из немногих богов ее ордена, с кем можно вести нормальный диалог. Она никогда не могла бы принять в услужение душу глупого убийцы и злодея. Даже в мусорщики. Леди Юкари зря пренебрегла им. Ангелы златокудрой заслуживают того, чтобы их хотя бы выслушали. У него должна быть более глубокая мотивация, нежели безудержное истребление. Разгадать эту мотивацию я и хочу".
   "А не проще ли вскрыть его память, как банку консервов"? -- задала вопрос Ику и почувствовала, как госпожа заглянула в ее память, из желания узнать что такое консервная банка.
   "Проще простого, конечно". -- ответила на вопрос йокай дракониха, принимаясь крутиться на месте и ловить дракончиков-близнецов, яростно грызущих жесткий плавник на ее хвосте. -- "Но так ведь совершенно неинтересно"!
   Богиня-дракон, мирно беседуя со служителем, наслаждалась покоем и любовалась фантастической феерией, что бушевала в небе над Генсокье.
  
   Вокруг Андрона взвился огненный шторм, заставивший его врагов обратиться в бегство и удалиться на солидное расстояние.
   -- Не нравится? -- серый ящер распростер руки в донельзя пафосном и горделивом жесте. -- Я - бывший ангел сил Света, но свет - как дым! Без огня бывает редко!
   Андрон сжался в комок и магические силы потекли по его шкуре, замыкая тело чудовища в непроницаемый энергетический кокон. Демон окутался пламенем. Алый свет, словно зарево над пылающим городом, окрасил небеса. Туман испепеляющей плазмы поднялся вокруг сияющей огненной сферы, в которую превратился падший ангел. Раскаленный воздух волнами растекался над озером и ужасал всех своим иссушающим касанием, но этого безумному мстителю было мало. Вокруг него в воздухе развернулись десятки пентаграмм, из которых к монстру хлынули потоки и шлейфы пламени. На шар плазмы невозможно стало смотреть без боязни ослепнуть, а воздух, перенасыщенный энергией, трепетал вместе с сотнями водных йокай, впервые в жизни узревшие живое подобие огненных элементалей, живущих в сияющих недрах звезд.
   Каждый, кто смел попытаться атаковать - отступал, не выдерживая жара, или вспыхивал на лету и, обращаясь в беспорядочно кувыркающийся в воздухе костер, падал в пучину озера. Трепет воздуха и надсадное гудение шлейфов огня нарастали.
   -- Взорвется! -- Рейму первая озвучила жуткое подозрение, обнявшее ужасом сердца многих йокай. -- Уходите, все! Бежим отсюда! Бежим!!!
   Схватив Алису за руку, она помчалась прочь от начавшего мерцать плазменного шара и, инстинктивно, начала снижаться, ища хоть какое-нибудь укрытие.
   -- Алиса, ныряем! -- выкрикнула мико, увидев бегущие по воде магические круги. Озерные йокай готовились к удару. -- Слышишь меня? Глубже вдох!
   Еще миг, и обе девчонки погрузились в воду, горячую, но на удалении от поля боя, не способную заживо сварить. Они скрылись. За пару секунд до ослепительной вспышки.
   Содрогнулись земля, вода и воздух. Ударная волна чудовищной силы смела не успевших вернуться в родную стихию водных йокай и покатилась над озером, сбивая торчащие из воды обломки скал. Воды озера всколыхнулись, полыхнул тревожным синим светом, но руны и потоки магии, сотворенные жителями озера, устояли. В основном по той причине, что удар водный щит принял по касательной и ударная волна обтекла его.
   Пламя взметнулось до небес и коснулось алых облаков, что накрывали собою все Туманное озеро. В эти облака были вложены немалые силы старшей из дочерей ангела Тьмы, и вся эта сила... детонировала.
   Словно сухой порох, алые облака полыхнули, добавляя свой жаркий взнос в общую симфонию огненного безумия. Пламя накрыло, словно зонтом, все озеро. Шумные огнепады хлынули с поднебесья, с грохотом обрушились в озеро и растеклись по волнам. Магия демона учинила свирепые пожары даже на водной глади. Черный дым затянул небо над Туманным озером.
   -- Я же обещал, что небо полыхнет огнем?! -- провозгласил Андрон, сквозь сияние плазмы любуясь делом своих рук. -- Оракул показал мне именно это! Тьма и ужас воцарится в землях, еще вчера согретых лучами теплого, ласкового солнца! Покроются углем и золой те, кто лениво нежился в благостном неведении о грядущих переменах!
   Рейму и Алиса вынырнули и закашлялись, отплевываясь от горячей, грязной воды. Сажа и дым лезли в горло, воздух был жгуч так, что обе волшебницы едва не теряли сознание от боли, вдыхая его. Но им все же повезло. Ближайшее пятно огня, разлившегося по озеру, было метрах в двухстах от них. Хоть чуть-чуть ближе бы, и...
   Девчонки со страхом подумали о том, что было бы с ними, не подозревая даже, что никакая удача к их спасению причастна не была. Андрон возлагал большие надежды на Рейму, как на хорошую знакомую владелицы камня великого барьера. Он выпустил жрицу из ловушки в искажении пространства, спас от ярости Фландре и заставил огонь миновать ее с тем расчетом, что "чудом" уцелевшая мико взмолится о помощи своей грозной подруге...
   У других обитателей Генсокье такой же неприкосновенности не было.
   Многие йокай успели спастись, нырнув в озеро, но таких было даже не большинство. Кто-то был медлителен. Кто-то понадеялся умчаться прочь от эпицентра по воздуху. Кого-то парализовал страх.
   Тела жителей озера, огненным дождем сыпались с небес в воду. Длинное, обугленное тело громадного змея рухнуло рядом с мико и творцом кукол. Поднявшаяся при падении монстра волна накрыла с головою их обеих.
   -- Надо выбираться отсюда! -- Рейму, вынырнула вновь, держа обессилевшую подругу под руки. -- Алиса, смотри!
   В дыму и алом сиянии, среди пламенного хаоса, возвышалась полуразбитая скала. Одна из тех, что поднял со дна Андрон перед тем как атаковал дочерей Рихарда святым оружием и сломал фальшивый Леватейн. Ударная волна взрыва снесла все остальные скалы и в том, что устояла эта, не могло быть случайности.
   Волшебницы, с трудом, держась ближе к воде, полетели к спасительному островку. Еще минута, и девчонки, мокрые, покрытые сажей и совершенно выбившиеся из сил, опустились на покрытые трещинами камни. Почему скала устояла, они успели догадаться даже раньше, чем почувствовали остаточную магию вампиров, наложивших на камни массу защитных чар. У дочерей Рихарда другого выбора не было. Освященная вода была для них чем-то вроде сильнейшей кислоты, но и простая могла оставить на телах вампиров тяжелые ожоги, которые при большой области поражения легко привели бы к смерти.
   Обе дочери Рихарда и стражница особняка обосновались на скале. Они выглядели не слишком хорошо. Видимо, отдали все свои силы защите, которая, к тому же, у вампиров никогда не была особо хорошо развита. Вампиры были рождены как атакующая сила.
   Сила грубая и недружелюбная.
   -- Мы уже решили, что вы погибли. -- вместо приветствия, заявила Ремилия своим поневоле союзницам, когда те вошли под магический барьер, накрывающий область с относительно чистым и не перегретым воздухом. -- Столько трупов понасеяно кругом... А вы, вижу, уцелели.
   -- Где враг? -- игнорируя высокомерие и пренебрежительность обозленной вампирши, спросила Рейму. -- Вы чувствуете его?
   -- Сквозь огонь и дым мы, конечно, видим лучше людей, но не настолько, чтобы различить в этом хаосе одну маленькую... -- Ремилия запнулась, когда позади нее, в эпицентре недавнего взрыва, возникло движение. -- ... фигурку...
   Свирепый рев, исполненный угрозы всему живому, донесшийся из пелены дыма и огня, заставил ее подавиться словами. Девчонки, лишившись дара речи, все как одна уставились на гиганта, что поднялся над буйством огненной стихии и широко расправил бугристые плечи.
   Из плазменной сферы вылупился достойный птенец. Лапы исполина ударили во вскипевшую воду и достигли дна, обратив при касании камень и песок в сияющую лаву. Крылья, истощающие смертоносное огненное сияние, развернулись в небе. Голова на длинной шее могла поспорить размерами с, ныне разрушенным, особняком семьи Скарлет. По крайней мере с его внешними габаритами, без учета внутренних искажений пространства.
   Пришли в движение воздушные массы. Ветра обратились стремительным ураганом и, покатив к берегу огненный шторм, унесли с собой облака черного дыма. Дракон, состоящий из чистого пламени, во всем своем ужасающем великолепии предстал перед волшебницами и выглянувшими из воды йокай.
   Он был огромен. Сияние его затмило бы солнце, если бы солнце проникло своими лучами сквозь пелену дыма, не спешащего очистить небесную высь.
   Несколько диковато было видеть фигуру, целиком состоящую из горячей плазмы, стоящую посреди громадного озера. Андрон иллюзий себе не строил и, избегая новых взрывов, сопровождаемых колоссальными выбросами пара, позаботился чтобы вода и огонь не контактировали. Силовое поле, усеянное мощными магическими рунами, облегало фигуру огненного чудовища, словно кожа. Только крошечная толика жара проникала сквозь барьер и вода, получая ее, бурлила в яростном кипении.
   Дракон озирался, оценивая катастрофу, которой обернулось для Генсокье его рождение, а в груди гиганта мерно пульсировал сгусток магической энергии, в которой, сжавшись и закрыв глаза, неподвижно висел творец чудовища - предатель богов, Андрон.
   Защитники Генсокье в шоке, чего демон и добивался. Неплохо бы усилить эффект. Рассмеяться и обозвать своих врагов ничтожествами?
   Глупости.
   Демон признавал этих существ гораздо смелее и решительнее себя. Если хоть один из этих бойцов после смерти будет преображен в ангела, сила и боевая эффективность их намного превысит пик возможностей Андрона. Серый ящер встречал на своем пути грозных воителей и величественных проповедников. Мудрые техники пару раз снисходили до беседы с мелким и неумелым собратом. Отступник прекрасно знал, что на самом деле означает слово "ангел" и не смел себя так называть, предпочитая более отстраненное и темное обозначение - демон. Из его сегодняшних врагов могут получиться настоящие ангелы. Не такие, как ничтожный мусорщик, обреченный копаться в останках мертвых планет и прятать под плащом свое уродливое тело. А ведь было время, когда Андрон, разворачивая за спиной позолоченные крылья и шалея от дарованной ему силы, наивно мечтал, что уж теперь-то он сможет стать настоящим героем...
   Нельзя медлить. Времени мало.
   Дракон громогласно взревел и повернулся боком к волшебницам, наблюдающим за ним из-за камней единственной уцелевшей скалы. Поднимая вокруг себя облака белого пара, сопровождаемый беспрестанным шипением и бурлением кипящей воды, огненный зверь направился прочь от поля боя и начал постепенно увеличивать скорость движения. С каждым шагом исполина, скала-убежище Ремилии, Фландре и их союзниц содрогалась так, что устоять на ногах было решительно невозможно.
   -- Куда это он? -- удивленно спросила Рейму, когда все пятеро волшебниц взлетели и повисли в воздухе над рассыпающимися камнями.
   -- Развалины особняка там... -- начала размышлять Хун Мейлин, указывая рукою куда-то сквозь серо-черную дымную завесу. -- Значит, дракон движется на северо-запад. А на северо-западе у нас... -- глаза стражницы испуганно расширились.
   Андрон вел огненного монстра через озеро, взирая сквозь плазму, пар и дым на большое скопление йокай, что ушли подальше от места сражения и скопились у побережья, ожидая когда грохот и взрывы утихнут. Бой завершится и придет пора возвращаться в разрушенные дома...
   Женщины, дети и дряхлые старики. Обделенные магической силой жители озера, рядом с которыми держалась прислуга из особняка Скарлет.
   Дракон широко улыбнулся пламенной пастью, увидев, как засуетились крошечные фигурки у края воды. Услышали рокот его тяжеловесной поступи? Поняли, что чудовище движется к ним?
   -- Дракон хочет напасть на наши семьи! -- прокричала Мейлин нескольким йокай, что вынырнули из воды и подлетели ближе к волшебницам, благодаря своей магической силе без разговоров признанным лидерами. -- Если мы не остановим его, наши родные погибнут! Передайте всем, кто еще может сражаться! Мы должны атаковать!
   Не она одна видела и поняла опасность, грозящую беженцам. Десятки змеев и саламандр с плеском взмывали над поверхностью воды. Защитники Генсокье быстро формировали отряды и устремлялись за чудовищем. Многие уже погибли, но скольких еще убьет это огненное порождение неведомого зла, если доберется до беженцев, большинство из которых даже не умеет летать?!
   Серый демон оглянулся на отряды воинов-йокай и пятерых волшебниц, что, собрав последние силы, помчались за ним. Отряды изрядно поредели. На волнах качаются сотни тел. Так же, как тысячи тел устилают землю вокруг места сражения со все больше впадающими в безумие, феями.
   Храбрые жители Генсокье...
   Да, Андрон далеко не самый сильный ангел, но его сегодняшние враги - не ангелы вовсе! У них попросту не хватит сил спасти собственный мир, и кого волнует, кто кем мог бы стать в будущем, если будущего у этого мира не будет вовсе?!
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Действие 4. Побережье.

  
   Несметные полчища йокай набросились на испуганно сжавшийся рой фей и новое масштабное сражение сотрясло землю ударными волнами взрывов. Лучи магической энергии вспороли истерзанные склоны, тела сбитых защитников Генсокье и пойманные печатями феи посыпались на землю.
   Защитники горы надеялись на быструю и легкую победу. Феи не только слабы в сравнении с другими магами, но и весьма трусливы! Увидев численность врагов, они сразу обратятся в паническое бегство!
   Град смертоносных комьев снега и магических пуль, ударивший навстречу двум атакующим армиям быстро отрезвил йокай и лишил их иллюзий. Невероятно, но феи не собирались отступать! На дальней дистанции они посыпали врага ураганом волшебных снарядов, а сойдясь вплотную, без колебаний пускали в ход невесть откуда взявшиеся на их руках когти и даже заострившиеся зубки. Используя на пределе свои собственные способности и магию "Сердца зимы", маленькие воительницы сражались даже яростнее любого из, тренированных и привыкших к строгой дисциплине, стражей горы.
   Чирно, восседая на массивном ледяном троне, взмыла над роем своих сестер и круговой удар острых кусков льда стеганул йокай, разорвав огромное облако надвое. Промахнуться было практически невозможно. Обращаясь в глыбы промороженной плоти, маги и воины волшебного леса устрашающим градом посыпались на своих союзников, атакующих фей снизу.
   -- Королева фей отделилась от роя! -- Сувако, вторая из богинь Храма Мория, собравшая воедино разрозненные отряды йокай волшебного леса, устремилась вниз, сквозь шторм магии Чирно. -- Прикройте меня, я отберу у нее артефакт!
   Целая орда йокай помчалась вслед за своей предводительницей. Шторм льда феи столкнулся со штормом магических пуль великого множества магов. Силы воинов леса были увеличены стимулирующими свойствами чудотворных грибов, произрастающих в самых темных и отдаленных уголках Генсокье, куда никогда не заходил ни один человек. Для людей эти грибы были смертельно ядовиты и для йокай далеко не безвредны, но кто думает о последствиях принятия стимулятора, когда нужно спасать родной дом? Многих йокай мучили галлюцинации, полет их был неровным и стрельба хаотична, но плотность огня позволила сбить все магические снаряды Чирно.
   -- Отлично! -- Сувако, до этого момента не сделавшая ни одного выстрела, зависла в сотне метров от трона королевы фей, направила на Чирно раскрытые ладони и обрушила на врага всю свою мощь. -- Исчезни!
   Расчет ее был прост - лишить королеву материальной формы и подхватить оброненный ею артефакт. Без этой штуки, фей удастся быстро разогнать, или запечатать. Безумие, терзающее Генсокье, закончится. Можно будет вплотную заняться той тварью, что залило огнем Туманное озеро и учинило новый масштабный пожар на его побережье!
   -- Ах, вы... -- Сувако прищурилась от ярости, когда три крупных куска льда молниеносно вылетели из-за трона Чирно и закрыли королеву собой. Ледяной щит, в который смерзлись эти куски льда, принял на себя шквал магических снарядов горной богини и исчез во вспышках взрывов, но явно выдержал удар.
   Мгновение, и полуразбитый ледяной щит, ринувшись сквозь облако, врезался в богиню и отшвырнул ее прочь от королевы фей. Еще миг. Щит, разделившись на три куска, окружил Сувако.
   Во льду смутно виднелись силуэты в легких платьицах. Феи! Покрывшиеся льдом, впавшие во зло, волшебные существа.
   -- Пошли прочь! -- богиня гор, концентрируя в ладонях магическую энергию, призвала силовые бичи и, парой ударов, рассекла ледяные глыбы вместе с заключенными в них духами природы.
   Куски льда разлетелись и распылились, высвобождая заключенную в них магическую энергию. На Сувако повеяло холодом дальнего космоса, насквозь пропитавшим тела фей и, после потери ими материальной формы, высвободившимся. Касание ледяного щита и этот холод...
   Одежда и кожа богини покрывалась инеем. Сувако бросила все силы на борьбу с онемением тела и сонливостью, охватывающей ее сознание. Впадение в анабиоз было природной реакцией на холод, но сейчас не зима и находится она не в своем уютном домике. Сон здесь и сейчас означает только смерть...
   Чирно захватила магические потоки холода под свой контроль и, градом кусков льда отбросив пытающихся помочь Сувако йокай, сковала теряющую ощущение мира богиню ледяными кандалами.
   -- Почему? -- тихо произнесла Чирно, взлетев над троном и приблизившись к Сувако, при каждом вздохе с губ которой срывалось облачко холодного пара. -- Почему мне так плохо? Все внутри горит. Мы побеждаем, и я рада... но... откуда столько горечи?
   Богиня Морийского храма, через застилающий ее глаза туман смертельного сна, посмотрела на свою противницу и, с удивлением, увидела слезы, что льдинками застыли на щеках королевы фей.
   -- Брось артефакт... -- из последних сил прошептала Сувако, даже не надеясь, что Чирно ее послушает. -- Брось его!
   Вопреки ее ожиданиям, руки королевы фей вдруг бессильно повисли и "Сердце Зимы" выскользнуло из пальцев Чирно.
   -- Хочу домой... -- дрогнувшим голосом, жалобно простонала фея, не представляя даже, во что превратилось к этому времени ее драгоценное Туманное озеро стараниями злобного серого демона.
   Блеснув в свете близких взрывов, артефакт полетел вниз и Андрон с конструктами могли бы остаться одни против всего Генсокье, если бы хитрый злыдень не предусмотрел того, что фея может обронить драгоценный артефакт или даже осознанно попытаться избавится от демонического подарка.
   "Сердце Зимы" кувыркнулось в полете, на миг зависло в воздухе и устремилось обратно к Чирно, в глубоком смятении закрывшей лицо ладонями и съежившейся, как напуганный ребенок. В этот момент, избавившись от подбадривающего и защищающего влияния демонического творения, она всей душой почувствовала Черный Ветер, предвестник всеобщей гибели. Люди носили его с собой постоянно. Многие йокай тоже были заражены им, словно чумой. Но никогда прежде этот ветер не был так жгуч и горек, как сегодня! Откуда он? Почему так силен? Есть ли в Генсокье еще места, где от него можно спрятаться?
   Артефакт скользнул девчонке под руки и прижался к ее груди, ясно давая понять, что расставаться с хозяйкой он не намерен. Магия хлынула в тело ледяной феи, смела боль и панику, заставила вновь поднять голову. Чирно словно очнулась от ужасного сна и в ее глазах снова вспыхнул боевой задор.
   -- Это ты... ты во всем виновата! -- Чирно вскинула руку, направив палец на Сувако. По руке ее ползли отростки "Сердца Зимы", похожие на корни дерева. Все тело несчастной феи уже было оплетено этими отростками. -- Я чувствую в тебе зло! Ужасное зло! Ты - монстр! Вы все - монстры!!!
   Сувако ее уже не слышала. Обратившись в глыбу льда, богиня висела в воздухе теперь только благодаря магии прильнувшего к Чирно артефакта.
   Фея замахнулась и справа от нее из потоков магии возник здоровенный ледяной кулак.
   -- Пошла прочь! -- Чирно нанесла удар. Ледяной кулак повторил движение кулака ее руки и с сокрушительной силой врезался в глыбу льда с телом богини, швырнув ее высоко в небеса. -- И чтобы я тебя в Генсокье больше не видела! Не смей поганить этот мир!
   "Едва не потеряли Чирно". -- сообщила Сильвия своему хозяину.
   "Она приняла на себя самый сильный удар отрицательных энергий. Место, с которым она тесно связана духовно и магически, разрушено. К тому же злоба жителей Генсокье направлена, в основном, на нее. Несчастный ребенок. Артефакт позаботится о ней, пока я не прибуду. Как остальные феи"?
   "Выглядят не очень хорошо. Скоро станут неуправляемы".
   "Я потороплюсь".
   -- Что же вы? -- тело королевы фей покрыли фигурно сложенные, острые пластинки ледяной брони. Чирно с вызовом посмотрела на попятившихся перед ней бесчисленных йокай. Воины волшебного леса, в первые же минуты боя лишившиеся предводительницы и более двадцати тысяч собратьев, пришли в смятение. -- Струсили? Несколько мелких побед, что вы одержали надо мной в прошлом... вы думали, что так будет всегда? Жалкое дурачье! Узрите же мою непревзойденную силу! -- Чирно воздела руки к небесам и, возникая из небытия, в синем небе начали сгущаться тяжелые, снеговые тучи. -- Я прихлопну вас всех одним ударом!
   -- Огонь по тучам! -- закричал глава тенгу в радиопередатчик. -- Сожгите их! Скорее, или мы все погибнем!
   Великое множество заряженных магией сфер и силовые лучи ударили в небеса сквозь рой фей и толпу лесных йокай. Навстречу им, вместо снега, из туч посыпался увесистый град, напитанный той же магией, что превращала в смертельное оружие комья снега последовательниц Чирно. Огонь и лед столкнулись, грохот сильнейших взрывов расколол небеса, а Чирно, не делая даже малейшей паузы, крутанулась на месте и запустила вокруг себя новый шквал обломков льда. Без малейшей жалости она крушила неорганизованные толпы беспорядочно отстреливающихся йокай, сметала их сотнями и прорубала целые просеки во вражеских порядках. Духи природы не ведали смерти и того страха, что испытывают перед нею другие живые существа. Чирно истребляла все больше впадающих в панику жителей леса не со зла и не из наслаждения причинением боли. Она лишь хотела избавиться от того черного, горького ветра, которым веяло от врагов. Защитить свою материальную форму и отогнать злодеев так, чтобы они больше никогда не смели больше приносить зловонный ветер во владения мирного духа природы, любящего играть с блестящими льдинками!
  
   Купол энергетического щита над Генсокье затрещал, по нему побежали радужные круги и, пробив защиту, массивный кусок льда вылетел в открытый космос.
   -- Мое! -- старший из близнецов-драконов помчался за ледяной глыбой.
   -- Нет, мое! -- младший отстал от него лишь на долю секунды и дракончики одновременно вцепились лапками в ледяную могилу богини Морийского храма. -- Мама, а это что?
   -- Волшебный лед. -- ответила дракониха. -- А в нем - воплощение людской веры.
   -- Кто? -- не поняли дети.
   -- Я слишком долго не посещала эту планету, -- пояснила дракониха. -- А люди долго жить без богов не могут и, забыв обо мне, создали себе несколько таких воплощений. Придумывая себе бога, они начинают представлять себе его и молиться ему. Если верующих много, то излучение их душ формирует живое существо, обретающее собственную душу и становящееся довольно сильным по меркам смертных. Но, конечно же, это не настоящий бог. Миллиарды людей придумывают бесчисленное множество легенд и сказок, в которых уже не так просто даже им самим разобрать, где настоящий хранитель сферы миров, а где воплощение их надежд и мечтаний.
   -- А ее можно грызть?
   -- Конечно.
   Дракончики обрадовано вонзили зубки в глыбу льда.
   -- М-м-м, вкусно! Не такой жесткий, как твой хвост, мама, но зато язык щиплет!
   -- В нем магия пожирателя душ, которую серый ящер вложил в артефакт, переделанный из обломков нашего конструктора планет.
   -- А наши души "пожиратель" не съест?
   -- Нет. Чтобы повредить душу бога, нужен как минимум лед небытия. От этого только языки пощиплет.
   Дракончики весело хрустели колдовским льдом. Мать была довольна, что нашла им точилку для зубов по вкусу, она по себе помнила, как это скучно - точить нестерпимо зудящие клыки только о гребень на хвосте матери. Конечно, можно сотворить для детей титановые пластины с любым вкусом, но ведь то, что нашел сам всегда покажется гораздо вкуснее предлагаемого кем-то другим!
   Пока хозяйка была занята детьми, Нагае Ику продолжала следить за разрушительными побоищами в Генсокье и нервничала все больше.
   -- Прошу вас, позвольте мне вмешаться, госпожа! -- взмолилась она. -- Я применю свои истинные силы и живо избавлюсь от обоих источников зла!
   -- Твое прошлое вмешательство в дела Генсокье стоили мне не самого приятного разговора с леди Юкари. -- отозвалась дракониха. -- Хозяйка этого мира - моя подруга. Понимаешь? Только подруга. Она не одна из нас, и ее владения - не наша территория. То, что происходит в пределах барьера - ее забота, а не наша.
   -- Но столько жертв...
   -- Они подопечные Юкари. Вот пусть Юкари и разбирается.
   -- Я... но... -- Ику немного растерялась. -- Но ведь во владениях Юкари живут люди! А люди этой планеты - ваши подопечные, моя госпожа.
   -- Только пока не смешают кровь с йокай Юкари. В Генсокье чистых людей даже до прихода чужака уже, можно сказать, не осталось.
   -- Но они ведь были! Статуя в селении, молитвы и поклонения вам, как их защитнице, дают нам право вмешаться в судьбу этого мира!
   -- Ох, ладно, ладно. За то что люди птичий помет смывали со статуи раз в год, да пугали непослушных детей страшною мною, проявлю заботу. Их, кажется, всех поубивали? Сикиеки-сан! -- правее драконихи развернулось большое искажение пространства, за которым открылся вид на достаточно большое помещение. Выполненное в темных тонах, украшенное гобеленами, с большим резным столом и креслом. Хозяйка офиса со всей возможной поспешностью выскочила из-за стола и пала ниц перед драконом. -- Сикиеки-сан, популяция людей в Генсокье уничтожена. Передайте мне их души, пожалуйста.
   -- Мы... мы работаем над этим, госпожа.
   -- Что значит "работаем"? -- удивилась дракониха.
   -- Ни одной души к нам сегодня не поступило. -- ответила Ямаксанаду Сикиеки, судья умерших, занимавшаяся оценкой душ и выбиравшая, кого можно рекомендовать драконам для обращения в высшего-слугу, кому назначить повторную смертную жизнь для "дозревания", а кого сбросить в поток грешников, текущий прямиком в адскую бездну. -- Моя подчиненная, Онозука Комачи, в данный момент проводит проверку, но по ее докладам она нашла только мертвые тела и никаких признаков свободно бродящих душ. Мы хотели убедиться в преступлении, прежде чем беспокоить вас докладом, моя госпожа.
   -- Не стоило сомневаться, Сикиеки-сан. -- Ику воспылала негодованием и по ее плавникам побежали вспышки электрических разрядов. -- Одно присутствие силы пожирателя душ в магии созданного чужаком артефакта, является достаточной уликой! Он ворует души ваших подопечных, моя госпожа, и мы не можем оставить это без последствий!
   -- Пожалуй, ты права. Жаль, жаль. Я надеялась досмотреть учиненную чужаком суету, не вмешиваясь в ход событий.
   -- Нельзя медлить больше, госпожа! Позвольте мне лично уничтожить эту пародию на воина богов!
   -- Хорошо, действуй. Но будь осторожна. Твой ранг выше его ранга всего на одну ступень. У него много боевого опыта и не стоит сомневаться в его психологическом настрое на лишение жизни. Люди сами по себе - злой и неприятный противник, а этот еще и мусорщик. Озлобленный и беспринципный бандит. Мусорщики в мертвых мирах сбиваются в небольшие группы и постоянно сражаются с конкурентами за обнаруженные артефакты. Вся жизнь этого ангела, как бы ни был он слаб и жалок, прошла в боях. Перед тобой ветеран, по информации из великой базы данных, убивший четверых ангелов-конкурентов и участвовавший в больших сражениях сто восемь раз.
   -- Всего четверых за сто восемь боев?
   -- Подобное заявление только подтверждает, что ты никогда не участвовала в битвах богов, Ику. -- с укоризной сказала дракониха электрическому угрю. -- То, что ангел первого ранга вышел живым из боя - уже большое достижение. Не будь излишне самоуверенной и наивной. Твоя жизнь в опасности. Выжди момент и атакуй, когда враг не будет этого ожидать. Бей с четким намерением покончить с ним за один удар. Если увернется, сразу сообщи о моем присутствии и о том, что я растерзаю его лично в случае твоей гибели. Это должно помочь в бою. О последствиях не беспокойся. Разговор с его хозяйкой я беру на себя.
   -- Благодарю вас за советы, госпожа. -- Ику склонила голову перед драконихой. -- Разрешите исполнять вашу волю?
   -- Не столько мою, сколько твою собственную, Ику. -- рассмеялась властительница угрей. -- За время, проведенное в Генсокье, ты полюбила этот мир? Исполняй!
   Змеевидная рыба, крутанувшись в безвоздушном пространстве, помчалась вниз, к планете, на лету принимая человеческий облик.
   -- Слишком молода, слишком горяча и неопытна. -- богиня добродушно улыбнулась. -- Она ведь совершенно не видит того, что происходит. Пусть сбросит пар и заставит нашего гостя показать, на что он способен. Среди ангелов Олимпа встречаются забавные личности. Его месть ужасна... истинно ужасна! Месть не Юкари, а всем богам. Абсолютно всем, и нам в том числе. Только человек, воплощение хаоса, мог додуматься отомстить подобным образом! -- дракониха свернулась кольцом и положила морду на изрядно изгрызенный детьми гребень хвоста. -- Маленький злодей. Деструктор настроен на активацию в момент твоей смерти? Какая точная и глубокая коррекция силовых линий, как глубоко проникла магия деструктора в атомы материи Генсокье! Сможет ли Юкари что-нибудь изменить, когда зеленое сияние охватит этот маленький мир? Теперь тебе осталось только погибнуть. Хочешь умереть? Можно не сомневаться, оракул показал тебе такую судьбу. Но ради великого свершения ты не остановишься ни перед чем. Твое время истекает сегодня, так или иначе. То, что ты потратил двадцать лет на свершение своей мести вместо поиска добычи в мертвых мирах, станет известно. Не дожидаясь заслуженной кары, решил совершить самоубийство и уйти из этого мира максимально эффектно? Последний раз плюнуть в лица богов. Печальный серый ангел... взглянув на Генсокье, легко понять, что творилось в мирах, которые ты посетил за двадцать лет своей беспощадной мести. Едва ли душу в свое дело ты вкладывал там меньше, чем здесь.
  
   Небеса полыхали бескрайнем заревом. От тяжелой поступи гиганта содрогалась земля. Враг приближается?
   -- Успокойтесь! -- рослый человекообразный воин-саламандра, вооруженный тяжелым зачарованным копьем, пытался своими грозными окриками сохранить остатки благоразумия у впадающей в панику толпы. Не хватало еще, чтобы жители озера начали давить и топтать друг друга в паническом бегстве. -- Мы задержим монстра! Отступайте организованно и дружно! Помогайте тем, кто не может идти, или слишком медлителен! Держитесь своих семейных групп! Вы под надежной защитой!
   С небес, затянутых черно-серым дымом, словно сорвавшаяся с небес звезда, упала раненная, истекающая кровью, русалка с золотыми волосами и одетым в золотую чешую, длинным хвостом. Бледная, дрожащая и из последних сил цепляющаяся за жизнь, она обратила залитые слезами глаза на окруживших ее водных йокай.
   -- Мы ничего не смогли сделать... -- сказала она срывающимся от рыданий голосом. -- Бегите! Это чудовище... оно не из нашего мира и никакая магия не помогает! Он пришел уничтожить всех! Всех!
   -- Наши воины! -- выкрикнула какая-то женщина из толпы. -- Что с теми, кто ушел сражаться?
   -- Он убил почти всех! -- ответила Эльза, самым наглым образом изображавшая умирающую русалку. -- Тот взрыв... хозяин озера, старейшины и пятеро хранителей погибли! Вся наша магия... даже не ранила огненного духа! Вы должны бежать! Разгромив нас, чудовище направилось сюда! Бегите в лес! Бегите же!
   -- Без паники! -- воин-саламандра снова повысил голос, не позволяя страху затмить рассудки перепуганных йокай. Сейчас, конечно же, не хватает только чтобы все вокруг начали давить и топтать друг друга в паническом бегстве. -- Отступаем к лесу! Мы успеем убраться побережья, прежде чем...
   Многогласый хор ужаса заглушил его выкрики, когда у горизонта полыхнула яркая вспышка, и столб огня, перечеркнув затянутый дымом небосвод, обрушился на берег Туманного озера. Дыхание дракона очертило широкий полукруг, отсекая озерных йокай от спасительного леса. Пожар взметнулся до небес.
   -- Он приближается! Он идет сюда! -- рыбы-йокай, саламандры и русалки валом повалили обратно к воде. Бежать в лес не получится. Спасение в воде! Но... передние ряды коснулись волн и, вдруг, с кромкими криками, отпрянули. Вода, напитавшаяся магией падшего ангела, вскипела под ногами пойманных в ловушку жителей Генсокье. -- Назад! Все назад!
   Задние ряды йокай, не понимающих, почему передние не ныряют в спасительное озеро, полезли вперед и опрокинули своих собратьев в кипяток. Поднялся плеск, истошные вопли огласили побережье. Йокай барахтались в воде и вопили, чувствуя как та жжет их кожу. Мгновение, второе...
   Опомнившись, озерные жители ошалело примолкли. Вода жгла не огнем. Холод! Кипяток почему-то вдруг превратился в обжигающе холодную воду! На поверхности даже начал образовываться лед!
   Теряя энергию, схлопнулся и погас пожар в лесу. В воздухе закружились хлопья снега.
   Спасены! Йокай бросились во все стороны, ища пути к бегству.
   Эльза, выходя из образа умершей русалки, приподнялась и оглянулась по сторонам. Добыча ускользает? Кто посмел вмешаться?
   Магия холода распространялась, буквально вытягивая из воздуха и воды смертоносную энергию демонического жара. Йокай спасались бегством.
   Огненный дракон Андрона яростно взревел и, взмыв под небеса, нацелился на лагерь беженцев. Еще несколько мгновений и пламенный гигант с грохотом приземлился в самый центр паникующей толпы.
   -- Не уйдете! -- покатился над побережьем гневный рев демона. -- Всех убью! Всех, до единого!
   Разинув пасть, дракон выдохнул струю жаркого пламени и провел широкую черную борозду по лагерю беженцев. Заполыхали горки имущества, которое жители озера вынесли из своих подводных домов. Вскипела вода в только что устроенных самодельных бассейнах, жизненно необходимых для водных обитателей. Обугленные тела русалок и тритонов устлали землю.
   Андрон умел сеять панику. Безжалостно истребляя жителей озера, демон был уверен что после столь жестокого избиения они взмолятся о помощи высшим силам и те придут им на помощь. Разве могут хранители этого мира не разъяриться и не воспылать жаждой мести безумному изуверу? Молитвы выживших в нещадной резне жителей Генсокье донесутся до дома Юкари и возмездие обрушится на кровожадного духа. Хранительница камня барьера вполне способна прикончить такого слабого ангела, как Андрон. Затея верная, еще бы знать, когда эти проклятые упрямцы наконец взмолятся своим защитникам о спасении!
   Но есть и еще одна причина, по которой Андрон напал на лагерь беженцев. Феи. В особняке Скарлет в служанках было немало фей и эти духи природы не потянулись за магической силой "Сердца Зимы" в руках Чирно. Они сейчас здесь, на побережье, парализованные болью и теряющие рассудок от терзающего их души Черного Ветра.
   -- Возьми мое оружие! -- истекающая кровью золотая русалка протянула молодому парню-человеку круглый щит, усеянный россыпью магических кристаллов и меч, украшенный драгоценными камнями. -- У меня не хватило сил высвободить их мощь, но я чувствую в тебе силу воли! Ты сможешь!
   Дракон повернул голову, направляя поток огня, бьющий из его пасти, на маленькую группу людей, фей и йокай, что сгрудились у самой воды и были лишены даже малейшей возможности спастись.
   Магическое поле развернулось, накрывая слуг особняка Скарлет. Огонь ударил в барьер и бессильно отхлынул.
   Андрон удивленно поднял бровь.
   "Эльза, ты зачем врагов вооружаешь? Я, между прочим, Гарольда на диверсию отправил, а не тебя"!
   "Это не диверсия. Господин, разве вы ничего не чувствуете? Я разочарована"!
   "Ты о чем"?
   Андрон присмотрелся к тому, кого вооружила лиса стащенными из сокровищницы демона артефактами и огненное чудовище, беспощадно сжигающее мечущихся по побережью йокай, потрясенно замерло. Эльза права. Как он сразу не заметил?
   "Бог здесь, господин. Тот истинный бог, которому вы служите, и о котором столько говорили"...
   Мальчишка был лодочником, каждый день возившим свежие продукты из селения людей в особняк. Сын крестьян, родившись в мире, где мужчины были обделены магическими силами, он сильно рисковал, отправляясь в путешествие по Туманному озеру и потому феи-служанки особняка поочередно сопровождали лодку, своим присутствием защищая ее от водных йокай и других фей, живущих в этих местах. К одной из фей, любившей сидеть на носу лодки и слушать незатейливые сказки, которые мальчишка сочинял сам, молодой лодочник питал особенные чувства. Любовь? Мальчишка действительно любил ту фею, тем более что, прожившие по триста-четыреста лет, служанки Алого особняка уже выглядели лет на семнадцать, а не на семь или восемь, как "дикие" феи.
   Но как он мог проявить себя и стать достойным ответной любви? Между ним и той, что заставляла таять его сердце, была чудовищная пропасть. Пусть даже фея отвечала на его чувства, легко было понять, что этим двоим вместе не быть никогда.
   Бог - есть любовь.
   Андрон поднял руку и, сквозь сияние горячей плазмы, посмотрел на свои костлявые пальцы, увенчанные кривыми когтями. Ему ли, обращенному в серую костлявую образину за влюбленный взгляд на приближенную к богине нимфу, не понять горечь и глубину чувств этого мальчишки? Жизнь обратится в серую, тоскливую муть и бессмысленные будни, проносящиеся перед глазами как лишенный реальности сон. Будет много горя и тоски, но останется память. Память о присутствии в душе бога и знание того, что на самом деле зовется любовью.
   Дракон потерял подвижность. Андрон крепче стиснул зубы и крупная дрожь пробежала по телу серого ящера, выдавая бурю терзающих его эмоций. Боль от множества ранений, тошнотворное чувство катастрофической потери энергии, все отошло для падшего ангела на второй план. Он был плохим воином и еще более паршивым разрушителем, но нисколько этого не стыдился и, в бою, легко отвлекался на то, что грозные воители не замечали, верша судьбы целых миров.
   "Спасибо, Эльза. Бог - есть любовь. Помните эти слова и продолжайте мое дело в мирах смертных, пока у вас останутся силы. Это не приказ. Это просьба".
   -- Бей его, бей! -- охранники лагеря направили оружие на тушу огненного дракона. Магические круги разворачивались над наконечниками трезубцев и посохов, струи воды вылетали из центров пентаграмм. Со свистом рассекая воздух, они бессильно разбивались о магический барьер-шкуру дракона. -- Сильнее напор! Вода победит огонь!
   Надо продолжать. Как бы ни было больно и гнусно на душе, надо действовать!
   -- Жалкая мелюзга! -- Андрон замахнулся лапой пламенного гиганта и занес ее над целой семьей впавших в панику, сжавшихся на земле, человекообразных саламандр. -- Ни в ком из вас нет силы, способной мне повредить!
   -- Берегитесь! -- один из стражей лагеря бросился на помощь саламандрам и попытался вынести из-под удара хоть кого-нибудь, но все, что он успел - подхватить на руки двух маленьких детей.
   Огромная ступня дракона прихлопнула стража вместе с теми, кого он пытался спасти. Земля содрогнулась и алые пятна густо оросили магический барьер.
   -- Умрите! -- снова взревел огненный монстр и замахнулся хвостом. -- Здесь нет того, кто мог бы вас спасти! -- удар хвоста вбил в землю еще несколько сотен озерных йокай. Когда хвост снова взлетел в небо, на месте удара осталась широкая алая полоса. -- А раз здесь нет достойного противника, я могу творить все, что хочу!
   Топтать и давить толпу конечно внушающее и жутко, но спалить ее огнем будет намного быстрее. Времени мало.
   Дракон разинул пасть и сделал глубокий вдох, намереваясь залить пламенем все побережье. Несколько озерных жителей уже сбежали. Они донесут слова чудовища до спешащих сюда воинов, которые, увидев разгромленный лагерь и свои погибшие семьи, в глубоком горе начнут искать того самого воителя, который мог бы стать достойным противником ненавистному разрушителю. Тогда-то диверсия Гарольда и направит их на правильный путь, заставит жителей Генсокье помочь чужакам. Все идет как должно. А что до тех, кто попадет под пламя? Ничего не поделать. Замышляя месть богам, готовься замарать руки.
   Адрон направил магические потоки в глотку чудовищного пламенного зверя и дракон, склонив морду, выдохнул пламя на заслонившихся руками саламандр и русалок, на оцепеневших в ожидании смерти, змеев и рыб.
   Крошечная, легкая фигурка поднырнула под удар. Не теряя ни мгновения, молодая женщина в бело-фиолетовой одежде вскинула руки, над которыми развернулся широкий магический круг, усеянный малыми печатями и тысячами рун. Дыхание дракона ударило в этот круг и, пройдя сквозь него... обратилось в дым, в магические всплески и газы, которые потеряли вдруг способность к горению.
   -- Нет того, кто бы мог их спасти? -- защитница приложила усилие, и магический круг, сводящий пламя на нет, устремился вперед, ударил в пасть дракона и, сияя ярче солнца иссиня-белым светом, запечатал его глотку. -- Можешь творить все, что пожелаешь? Подумай еще раз, мразь!
   "Кто такая"? -- задал Андрон вопрос Зигфриду, что тотчас просканировал новую действующую персону, отправил запрос в базу данных и выдал хозяину необходимую информацию.
   "Летти Уайтрок. Обретшее душу воплощение сильнейших зимних морозов. По понятным причинам в хороших отношениях с Чирно".
   "Разве она не должна отсиживаться в горах до прихода зимы"?
   "Во время заморозков этот йокай иногда покидает свое убежище весной или осенью. Видимо, ледяные бури этого дня побеспокоили и заинтересовали ее, она покинула убежище и летела к своей знакомой, желая разузнать что к чему. Столкновение с нами случайно, агрессия обусловлена огнем, который вы распространяете, господин. Смерть от сжигания наводит на зимних йокай невероятный ужас".
   "Ясно. Надеюсь Чирно не почувствует, что с ее подругой что-то не так. Эта фригидная дамочка... сильна"?
   "Сильнейшая из ей подобных. Магия на уровне артефакта, подаренного фее".
   "Вопросов больше нет. Похоже, многие из этого лагеря спасутся, пока я буду разбираться с ней. Тем лучше".
   Обмен мыслеобразами меж демоном и его слугой занял долю мгновения.
   -- Не стой на моем пути, йокай. -- прорычал дракон, втягивая в свою спину крылья и отращивая вместо них с десяток длинных, гибких щупалец, представляющих собой, как и все остальное его тело, горячую плазму, заключенную в "шкуру" магического барьера. -- Иначе я основательно взгрею тебя! Подарю все тепло моей души, и твое холодное сердце, точно тебе говорю, растает!
   -- Любишь играть словами, дух огня? -- Летти ни на миг не стушевалась перед грозным противником. -- Тогда скажу, что к подобным тебе типам я отношусь с известной прохладцей и уверю, что у меня хватит сил постудить твой пыл!
   -- Ну что же, проверим! -- с готовностью отозвался Андрон и, не медля больше ни мгновения, атаковал.
  
   Пламенные щупальца на спине огненного чудовища пришли в движение и стеганули в сторону воплощения мороза. Летти произвела стремительный маневр и щупальца, пронесшись мимо нее, лишь попусту вспороли землю далеко за пределами побережья.
   -- Хочешь сбить меня такими очевидными атаками? -- Летти с сарказмом улыбнулась и вдруг вынуждена была снова метнуться в сторону.
   Щупальца, вонзившиеся в землю своими вершинами, начали извиваться, с сокрушительной силой сталкиваясь и грозя раздавить все, что могло попасть между ними. Ерунда! Просто увернуться от первых ударов и взлететь повыше...
   Дракон низко склонился, разинул пасть и начал пожирать землю, словно ковшом землечерпальной машины загребая прибрежный песок нижней челюстью и отправляя его себе в брюхо.
   -- Увернись от этого! -- рыкнул Андрон.
   Из туши пламенного зверя ударило нечто, напоминающее непрестанные залпы картечи. Расплавившийся до стекловидного состояния песок, вылетая за пределы барьера и попадая под действие магии воплощения мороза, почти сразу застывал и обращался в капли стекла, прошивающие все на своем пути.
   Стеклянные пули изрешетили побережье, разбили в щепки обугленные стволы деревьев близлежащего леса, а Андрон только пасть в изумлении разинул глядя на то, как его противница лавирует под смертоносным шквалом и ловко подставляет под пули ледяные щиты. Стеклянные пули пробили бы ее защиту, если бы удар был прямым, но Летти, понимая это, держала щиты под углом и пули рикошетили, выбивая из щитов только искристые ледяные брызги.
   Защищаясь и маневрируя, воплощение зимней стужи пошло в атаку. Скользнуло к самой земле и промчалась под ногами чудовища, окутав его волнами своей сильнейшей магии.
   -- Ах, зараза! -- восхитился и возмутился Андрон, поняв что задумала его противница.
   Магический барьер не позволял магии Летти проникнуть в бешеное буйство горячей плазмы и остудить ее, но брюхо дракона покрыла быстро растущая корка льда. Корка льда распространялась, сковывая движения огненного чудовища и создавая непроницаемый, толстый ледяной щит на пути стеклянных пуль.
   -- Вы посмотрите, что творит! -- рассмеялся серый ящер, когда Летти начала кружить вокруг демонического пламенного творения и пеленать его целыми пластами смерзшегося воздуха. -- Она же сейчас меня вчистую разделает! Вот паршивка!
   "Используйте автономные сферы, господин".
   -- Спасибо за совет, Зигфрид. Сейчас...
   Из спины и шеи дракона, где еще оставались свободные от льда участки, взмыли два десятки пламенных сфер, заключенных в такую же "шкуру" магического барьера, как и тело огненного зверя. Магия Летти не могла погасить их, а сферы...
   Сферы несли в себе большой запас расплавленного песка. Самостоятельно находя цели, они начали стремительно вращаться и поливать шквалами стеклянных пуль все живое. Оцепеневшие от ужаса, пытающиеся атаковать, или неповоротливые жители озера, до сих пор не успевшие доползти до воды - Андрон разил без пощады всех. Пули свистели, выбивая фонтанчики песка при попадании в широкую прибрежную косу, с громким глухим звуком входили в ледяную кору на земле, и настигали живые мишени одну за другой.
   -- Этого мне точно не простят! -- Андрон вскинул руку и крепко сжал кулак, угрожая им мчащимся к полю боя воинам Туманного озера. -- Ну же, кто хочет убить старую злобную ящерицу? Я здесь!
   "Господин, кровь кончается". -- пришел сигнал от Зигфрида.
   "Куда дели? Синтезируй еще! Без рек крови трупы смотрятся невнушительно"!
   "Все равно не работает. В расчеты явно закралась ошибка. Может, сразу переходим ко второму варианту действий"?
   "Прямая атака на барьер может разбудить Юкари, а она меня щелчком прихлопнет и деструктор на атомы развеет прежде, чем тот активируется".
   "Но события выходят из-под контроля. Такие масштабные сражения в наши планы не входили".
   "Это точно. Проклятые упрямцы! Только феи действуют так, как я рассчитывал! Ну ничего. Упрямы? Я упрямее. Бесстрашны? Вы просто еще не поняли, с кем связались"!
   Андрон направил сразу пять пулеметных сфер к группе прислуги особняка Скарлет, которая, по понятным только демону и его конструктам причине, до сих пор оставалась на поле боя. "Черный Ветер", от которого фей, живущих в особняке, защищала магия Пачули Нолидж, теперь настиг крылатых девчонок и безжалостно терзал их души. Здесь, в хаосе боя и смертного ужаса, в эпицентре глобальных природных катаклизмов, дыхание зла было даже сильнее, чем в районе горы. Андрон и Эльза кожей ощущали его. Они одни, и феи. Люди и йокай особняка Скарлет не понимали, что творится с их подругами и отчаянно пытались привести фей-служанок в чувство.
   Разбираться с несколькими десятками злых духов у Андрона не было ни времени, ни желания.
   Скосить их всех, пока не стало слишком поздно! Раньше, чем неугомонное воплощение мороза окончательно похоронит дракона под толщей льда!
   Летти подставляла ледяные стены под направленные во все стороны шквалы пуль, заключала сферы демона в ледяную кору. Блокируя их одну за другой, она спасла множество жизней, но и та, кого можно было бы назвать богиней зимы, не была всесильна. Андрон отвлек ее обманным маневром и три из пяти автономных сфер прорвались к слугам особняка Скарлет.
   -- Ничего личного. -- сказал Андрон и сферы обрушили шквал пуль на беззащитных девчонок.
   На беззащитных?
   Магический щит, который держал на руке человек-подросток, развернул силовое поле и принял очередь стеклянных капель на себя. Силой удара мальчишку едва не опрокинуло, ноги его пропахали глубокие борозды в рыхлой прибрежной почве, но самоотверженный лодочник устоял.
   -- Амель, Мара, Шейла! Скорее же! -- выкрикнул он. -- Сейчас обойдут щит!
   -- Они к земле приросли! -- отозвалась одна из девушек-людей, имена которых выкрикнул парень. Люди и йокай пытались поднять и утащить с поля боя впавших в ступор фей-подруг, но те сопротивлялись и были похожи на тяжеленные каменные статуи, словно слившиеся с землей в единое целое.
   -- Мара, мы не пойдем. -- прошептала фея, которую пыталась поднять эта девушка. -- Бросьте нас и спасайтесь. Скорее! Пусть нас... пусть нас убьют...
   -- О чем ты говоришь, Таура? -- служанка-человек едва не заплакала. -- Как мы можем вас бросить? Мы с самого детства вместе, я знаю тебя всю жизнь, а теперь ты предлагаешь мне оставить тебя и убежать?!
   Одна сфера осталась на месте, а две другие скользнули вправо и влево, обходя щит. Магия Летти устремилась за ними, но прежде чем лед сковал смертоносные магические структуры, шквал стеклянных пуль рубанул по живым мишеням. Таура обомлела и лицо ее обрело мертвенно-белый цвет, когда фея увидела, как выгнулось дугой тело ее подруги. Безрассудно, Мара заслонила фею собой и приняла удар на собственную спину. Кровь человека брызгами хлестнула духа природы по лицу. Люди, йокай и феи, которых настигла магия демона, съеживались и падали, зажимая руками смертельные раны.
   -- Мара! -- фея вскочила на ноги и подхватила оседающее тело подруги. -- Мара!!!
   В особняке Скарлет служили старейшие и умнейшие духи природы. Воплощение утреннего тумана, Таура прекрасно знала, что такое смерть для человека или йокай. Не раз и не два она теряла друзей, когда срок их земной жизни подходил к концу. На старых, почти стертых временем могилах, по утрам, когда отступал под солнечным светом прохладный туман, нередко появлялись букеты прекрасных цветов.
   -- Мара!!!
   -- Не бойся, Таура... -- с трудом улыбнувшись, прошептала раненная служанка. -- Мне не больно... совсем не... больно...
   Кровь хлынула из рта служанки и, подавившись ею, Мара умолкла. Фея с ужасом видела, как тает жизнь в глазах ее подруги.
   "Черный Ветер становится все сильнее, господин. Мы причиняем слишком много боли и теряем контроль над ситуацией! Феи почти перешли в финальную стадию преобразования! Запустим деструктор, и покинем этот мир, пока не поздно"!
   -- Проклятая тварь... -- дрожащим, полным ярости голосом, прошептала Таура и, резко обернувшись, глянула на скованного льдом дракона.
   "Без камня все это безумие не имеет смысла". -- Андрон внимательно следил за пятью феями, во главе с Таурой, что поднялись над барьером волшебного щита и устремились в бессмысленную, самоубийственную атаку на покрытого льдом демона-изувера. -- "Нам нужен камень, и только жители Генсокье могут помочь его добыть относительно безопасно! А что до их боли... те, кому не очень больно - потерпят. Пожирателем душ я успокою тех, кому больнее всего"!
   Ангелы первого ранга слишком быстро теряли энергию, находясь вне материального тела. Каждый такой выход делал их на порядок слабее, но...
   Во всплеске магии, душа Андрона отделилась от тела и, пройдя сквозь ледяную оболочку вокруг пламенного монстра, ринулась навстречу феям. Тонкая духовная нить тянулась за сгустком энергии. Андрон в этот момент был уязвим, как никогда. Достаточно разрубить нить, и душа уже не вернется в тело. Истает, растворится в пространстве и бесследно исчезнет.
   Поэтому демон времени не терял.
   Все произошло мгновенно. Один рывок, широкий волнистый удар клинком белого пламени, и душа Андрона вернулась в свое уродливое убежище. Все было сделано настолько быстро, что никто из смертных даже не заметил этого движения, а Нагае Ику, встрепенувшаяся в заоблачном поднебесье, не успела сбросить с себя маскировочный покров. Опоздала.
   Чувствуя наполняющий их тела холод, фея тумана и ее подруги по инерции пролетели еще метров десять, затем перевернулись в воздухе и попадали среди множества других тел, устилающих побережье.
   Андрон глухо рыкнул, то ли с досадой, то ли с довольством. Юкари, было дело, обиделась на воинов-мужчин, проигравших битвы за тысячи ее миров, и тяжело пережила предательство своего возлюбленного. Это было причиной, или еще какие-либо соображения толкнули Юкари сотворить неравенство, но магический дар в Генсокье почти целиком был привилегией женщин. Мужчинам приходилось усердно работать, чтобы хоть чего-то добиться. Вот такой расклад. У местного творца мира психологические проблемы, а серой ящерице теперь девчонок сотнями кроши? Старые человеческие замашки, вроде "девочек обижать нехорошо" за восемь сотен лет не выветрились из серого калеки и что-то в груди его сжималось при нанесении очередного удара. Но, с другой стороны, женская мягкость прослеживалась даже в бою и громить девчонок было на порядок проще, чем повернутых на служении неугомонных паладинов или яростных архимагов, упивающихся своим могуществом и довольных встречей с сильным противником.
   Так что Юкари за приятную компанию можно только поблагодарить. Хоть и истреблять эту компанию не очень приятно. Приятное с неприятным... этакий баланс!
   Пока Андрон рассуждал о балансе, девчонки всех мастей отчаянно пытались доставить демону проблемы.
   -- Закончила? -- Андрон оглянулся по сторонам. Дракон скрылся под толщей льда. Все автономные сферы заморожены, магические символы распространяются по льду. Готовятся запечатать злодея? -- Ну, ну. Молодчина. Эльза! Меня победили.
   "Жалкое зрелище, господин".
   "Не трави душу, самому обидно. Лучше делом займись".
   "Я же вас прикрываю"!
   "Что меня прикрывать? Куда я денусь? Добей слуг особняка. Не всех пулями скосило. Два десятка живы остались и из них восемь - феи. Будем к ним милосердны".
   "Вас поняла, господин".
  
   Воины озера, сражавшиеся с демоном у острова с руинами особняка Скарлет, только теперь настигли умчавшегося от них врага. Трое людей и пара вампиров прибыли в числе быстрейших из озерных йокай.
   При виде того, что натворил демон, Рейму почувствовала, как сердце ее от боли сжимается в трепещущий комок. С самого первого момента знакомства с Андроном, она ловила себя на мысли, что не верит в угрозу с его стороны. От жуткой серой ящерицы веяло чувствами, которые не должен ни испытывать, ни привлекать к себе монстр-убийца. Теплом и участием, глубокой тоской и добротой. Запугивая и злобно насмешничая, предрекая беды, он как будто делал над собой усилие и лгал. Да, мико своими глазами видела лесной пожар, дела впавших в безумие фей и творение рук самого серого ящера, но где-то очень глубоко в своей душе, Рейму продолжала сомневаться. Так же, как сомневаются в грехопадении прославленных паладинов их верные соратники, даже когда им предоставляют неопровержимые доказательства.
   Обманка? Могла ли аура доброты быть обманкой лживого демона?
   -- Сволочь! -- Рейму крепко стиснула кулаки, увидев обезображенное побережье озера, усеянное раздавленными и сожженными телами, густо залитое кровью. Сам воздух был пропитан страхом и смертью. Это были дела не воина, бьющегося за какие-либо идеалы. Это была работа гнусного, лишенного человечности, маньяка. Твари, что права жить не имеет. -- Ты заплатишь за все!
   Дракон был захвачен, но чувствовалось, что ненадолго. Летти прикладывала все силы, стараясь удержать ледяную тюрьму вокруг пламенного зверя, который пытался ворочаться и магическими импульсами долбил ледяную кору изнутри.
   -- Взываю к основам вселенной, творцам физических законов! -- зашептала жрица храма Хакурей, обращаясь к тем же конструктам драконов, к которым прежде обращался Андрон для творения мощнейшей магии. -- Наш мир ранен. Молю о помощи и защите! Замкните врага в несокрушимые оковы и лишите значения его существование!
   -- Бу! -- шуганул Андрон прислушавшихся к мольбам мико "великих духов".
   Магические руны, разгоравшиеся на ледяной коре, начали угасать и таять. Рейму снова взмолилась, не понимая, что могло напугать создателей материи и пространства, подаривших небытию этой вселенной бесчисленное множество звезд и планет.
   "Отменить влияние Творцов, господин"?
   "Не нужно. У меня выше приоритет в командовании, чем у Рейму, но у творцов есть собственные души. Уже сейчас они колеблются. Если увеличим давление, то, пересмотрев приоритеты, они могут напасть на меня, а это было бы не хорошо. Сражаться с мирозданием опасно. Драконы не оценят шутки, если бы у них галактики взрываться начнут. Сейчас я сниму запреты. Пусть сбросят пыл".
   Защитники Генсокье окружили ледяную глыбу, алую от бушующего в ее центре неистового пламени.
   -- Позволь помочь. -- сказала жрица, приблизившись к воплощению мороза, что силилось запечатать огненного демона. Летти кивнула ей с благодарностью и магические символы на ледяной глыбе начали быстро разгораться.
   Конструкты драконов, силы мироздания, которых смертные почитали как богов, откликнулись на зов мико. Сильнейшие изолирующие магические структуры расцвели на обращающейся в зеркало, ледяной глыбе. Любое излучение, любые, даже самые крошечные частицы материи отражались от накладываемого барьера как извне, так и изнутри. Никогда прежде Рейму не применяла запечатывающие техники такого уровня, но сегодня, она чувствовала, сдерживаться было нельзя и, благо, божественные силы были невероятно активны.
   Линии схем плелись на удивление легко. Словно четко отлаженный механизм, запечатывающая магия пришла в действие от одного легкого касания воли жрицы. Еще пара мгновений... еще одно...
   Печать сомкнулась, изолировав монстра в самой надежной тюрьме, что могла сотворить для него жрица храма.
   Абсолютный барьер установлен. Теперь... все кончено? Эта глыба останется здесь до конца времен, и многие поколения жителей Генсокье будут приходить сюда, чтобы полюбоваться на прекрасную зеркальную громаду и вспомнить старинную легенду о том, что в ней заточен ужасный монстр, за несколько часов едва не уничтоживший мир. Генсокье восстановится и будет жить...
   -- Все назад! -- мико, не успев расслабиться, побледнела и заорала, что было сил. -- Он искажает пространство! Все назад!!!
   Вокруг зеркальной скалы стремительно распространялся серый туман. Он захватил барьер, окутал магические символы и знаки. Не нарушая барьера и не меняя токи магических сил, Андрон поменял местами две части пространства и перемещенная вместе с пространством зеркальная глыба возникла метрах в пятистах правее огненного дракона, полностью готового к бою и до предела заряженного расплавленной землей.
   -- Все назад!!!
   Андрон злорадно сощурился.
   -- Полную чашу горя, испейте!
   Пламенная вспышка возникла, когда барьер огненного зверя на долю мгновения нарушился, выпуская на волю облако стеклянной смерти.
   Летти схватила Рейму за шиворот и рывком забросила ее себе за спину. Мальчишка-садовник закрыл служанок магическим щитом. Йокай съежились, надеясь на прочность собственной чешуи и нехитрых доспехов.
   Удар!
   Пули били в тела и доспехи, кровь каплями разлеталась в морозном воздухе и алым дождем сыпалась на землю. Роняя оружие, теряя дыхание и закрывая глаза, воины озера падали следом за кровавым дождем. Горы тел на изуродованном побережье стремительно росли.
   Алиса успела заслониться призванным из хранилища ее дома золотым щитом, который держали три летающие тряпичные куклы, но зачарованный на противодействие магии, этот щит продержался недолго против шквала материальных атак. Со звоном, щит раскололся и волшебница испуганно зажмурилась, ожидая неминуемую смерть, но рослая фигура, покрытая змеиной чешуей, закрыла девчонку собой. Да, воины-мужчины Генсокье были обделены магической силой, но силой духа не уступали мужчинам других миров. Рослый воин-саламандра, потерявший всю семью на залитом кровью побережье, заслонил собой испуганную девчонку и подставил под пули круглый костяной щит. Получая множественные удары пуль и чувствуя как разлетается под смертоносным шквалом его броня, он начал отступать, толкая девчонку прочь от поля боя и пытаясь спасти ей жизнь. Алиса с ужасом взглянула на лицо смертельно раненного воина, когда тот обернулся и ободряюще улыбнулся ей, взглядом приказывая улетать и спасаться.
   Спасать свою жизнь и позволить чужаку-убийце продолжить сеять смерть? Нет!
   -- Спасибо. -- сказала девчонка, касаясь плеча умирающей саламандры и фигуру волшебницы окутало магическое свечение. -- Я отомщу за тебя.
   -- Смелая заявка. -- Андрон следил за опаснейшими врагами и бесстыдно подслушивал их разговоры. -- Что же ты можешь предъявить?
   Во всполохах разноцветного света, над полем боя начали появляться куклы. Сквозь смертоносный шквал пуль, они ринулись в атаку на огненного гиганта. Они сгорели бы, при приближении к барьеру-шкуре дракона, если бы магия Летти не окружила их защитной стеной холода. Большинство кукол были сбиты пулями, только несколько прорвались сквозь шквал стеклянных капель и вонзили маленькие стальные копья, которые куклы сжимали тряпичными ручонками, в шкуру пламенной твари.
   Крохотные всплески магических возмущений разбежались по силовому полю и куклы исчезли в вырвавшихся из прорех струях чудовищного жара, но свое дело сделали.
   -- Он уязвим для физических атак! -- крикнула Летти. -- Йокай! Струи воды в его сторону! С максимальным ускорением!
   -- Зараза! -- Андрон отвлекся от волшебницы, запускающей в бой все новых кукол, и перенес внимание на новую опасность.
   Струи воды, большие и маленькие, которыми плюнули в его сторону несколько десятков защитников Генсокье, под действием магии Летти обратились в крепчайший лед. Надеясь отбить десятки здоровенных острых сосулек, Демон попытался взмахнуть щупальцами, тянущимися из спины дракона, и выругался еще яростнее. Щупальца покрывала корка льда.
   -- Эта хладнокровная дамочка меня просто вымораживает! -- прорычал Андрон и через миг ему стало не до болтовни.
   Сосульки вонзились в шкуру дракона и монстр взревел с безумной яростью. Из ран в его теле хлынула до предела раскаленная лава, не ударившая во все стороны плазменным паром только потому, что немыслимый холод, близкий к абсолютному нулю, проник в тушу дракона сквозь барьер одновременно с ледяными копьями.
   Дракон содрогнулся и скорчился. Магические линии, с помощью которых Андрон управлял всей этой сложнейшей энергетической конструкцией, были повреждены. Ток и баланс сил нарушился.
   Куклы были лишь увлечением, а не основным оружием Алисы.
   На ладони волшебницы вспыхнула магическая пентаграмма, создавшая пространственный туннель и выхватившая из хранилища в доме Алисы магическую книгу. Книга, прилетев точно в руки своей хозяйки, вспыхнула призрачным светом, сигнализируя, что заключенная в ней сила готова к действию.
   -- Получи, ублюдок! -- Алиса, скользнув под брюхом корчащегося в агонии дракона, ударила ладонью в землю и...
   Островерхая скала, словно клык неведомого зверя, вырвалась из песка и вонзилась в брюхо огненного гиганта. Во все стороны брызнула лава, а скала продолжала стремиться вверх, раздирая тушу дракона надвое. Еще миг, и огненный гигант, с оглушительным грохотом, взорвался.
   -- Ах, вы, мелкие, упрямые паршивки! -- Андрон взлетел над тоннами лавы и облаками раскаленной плазмы, которую встретила магия духа мороза. Энергия мгновенно высасывалась даже из самых горячих предметов. Могла ли Летти погасить звезду? Если разозлить, то возможно.
   Алиса магическим зрением мгновенно нашла в ослепительном сиянии плазмы уродливую фигуру серой костлявой твари. Волшебница, крепко сжимая левой рукой волшебную книгу, наставила на врага ладонь правой.
   -- Рейму, я рассеку эту нечисть, а ты запечатывай куски! -- крикнула она жрице, что подлетела к подруге, промчавшись сквозь облака, остывшей и обратившейся в пыль, плазмы.
   -- Поняла! Может получиться. Бей, Алиса!
   Сияющие всеми цветами радуги, энергетические серпы сорвались с ладони волшебницы и устремились к цели. Облака пыли и пепла взвихрились, расшвыриваемые мощными всплесками магии. Глаза Андрона, обычно похожие на узкие, злобно прищуренные щелочки, расширились до сходства с нормальными человеческими.
   "Эльза, ко мне"!
   Полосы золота вылетели из искажений пространства и оплели руки Андрона, обернувшись блестящими наручами. Демон взмахнул лапой и золотистый бич, вылетевший из его сжатого кулака, стеганул навстречу серпам. Удар, другой, третий. С недоступной глазу скоростью, Андрон стегал бичом навстречу серпам волшебницы и сбивал их в стороны, заставляя миновать себя. Вспарывая лавовый камень, взрезая остекленевший песок, взметая к небесам тонны воды или разгоняя серые облака на десятки километров, серпы прошли мимо Андрона, не коснувшись его.
   -- Отрази это! -- Алиса, крепко сжав магическую книгу в руках, вскинула ее к небесам. Сотни сложнейших схем, начертанных на страницах гримуара, разом полыхнули. Из заоблачной выси, вобрав в себя титанический заряд хаотично мечущихся потоков магии, низринулось подобие исполинского смерча, состоящего из радужных серпов.
   Андрон, без колебаний и сомнений, подставил под удар Эльзу, развернув ее в золотой щит.
   Столкновение было ужасающим. Андрона вбило в лавовый камень, во все стороны полетели куски крепчайшей, прожженной диким пламенем и смерзшейся от лютого мороза, земли. Грохот разнесся над побережьем, сотрясаемым конвульсией сильнейшего землетрясения.
   -- Аргх!!! -- Андрон выдал из запястья встречный импульс, расколов гигантский магический бур, терзающий золотой щит.
   Ударная волна расшвыряла уцелевших йокай, вздыбила землю и воду. Радужные серпы, теряя контроль со стороны гримуара, хлестнули по искалеченному лесу, а над всем этим хаосом гибели и разрушения, взлетел крылатый серый монстр, вновь злобно сощуривший горящие алым светом глаза. Он видел сквозь пыль и осколки камня. Видел сквозь дым и огонь. В одно мгновение, демон нашел взглядом худенькую фигурку девчонки-волшебницы, заслонившейся от ударной волны магической книгой. Ту, что прикончила бы падшего ангела, если бы он не призвал себе на помощь конструкта.
   Подчиняясь мысленному приказу хозяина, золотая лиса-конструкт расплелась и мгновенно скрутилась в новую структуру, блистающее переплетением металлических полос, подобие пушки. Энергия завилась в переплетении золота, стремительно набирая сокрушительную мощь. Магические кристаллы из сокровищницы демона, возникшие в структуре пушки, добавили своей силы и миниатюрное солнце с оглушительным хлопком сорвалось в стремительный полет.
   Алиса вскрикнула и зажмурилась. Мгновение, и... гримуар принял удар на себя.
   Волшебницу сбило с ног. Взлетели к небесам земля и обломки деревьев. Новая рваная борозда, словно рана, от озера до барьера рассекла надвое маленький мир.
   Андрон злобно сощурился. Промазал? Нет, точно в цель.
   В воздухе кружились горелые ошметья страниц.
   Защитные схемы книги сработали и отклонили удар, но книга... книга, бесценная сокровищница силы и знаний... то, что Алиса поклялась защищать даже ценой своей жизни...
   Волшебница, не замечая что половина ее тела обуглена, а из носа, ушей и рта течет кровь, ползала в грязи. Дрожащими, почерневшими пальцами она пыталась собрать клочья уничтоженного гримуара.
   Андрон, с грубой пренебрежительностью отбросив Эльзу прочь, оскалил клыки и ринулся добивать.
   Рейму, заслонившаяся щитом из нескольких десятков сильнейших печатей, закрыла Алису собой. Андрон уже принял ее действие за жест отчаяния, но прежде чем демон успел рубануть защиту мико костяным хвостом, центральная печать в защитной схеме отделилась и ударила ему навстречу, словно кулаком ударив в костлявую грудную клетку.
   "Ловушка"! -- восхитился Андрон, поняв что эта печать в защитной схеме даже не была задействована. Жрица подловила его, спрятав среди печатей щита сильную атакующую схему.
   Удар был не смертелен. Один-на-один, у Рейму шансы были невелики, но Андрон привык уже к тому, что сражаться приходилось либо толпой на одного, либо одному против толпы. Кожу его покрыл иней. Магия Летти Уайтрок боролась с силой огня, бушующей в крови демона. В дыму и пыли мелькнула зеленая молния. Хун Мейлин вынырнула слева от чудовища и серый демон, получив свирепый пинок в зубы, кувырком полетел прямиком в когтистые призрачные лапы двух вампирш. Багровое копье старшей дочери Рихарда ударило в правый бок Андрона и вспороло чешую до самого плеча. Сверхплотные мышцы, обратившиеся в крепчайшие волокна, когда демон перестал поддаваться, отразили магию и не пустили смертоносное излучение вглубь его тела. Даже почти не больно. Словно раскаленным прутом провели по телу, только и всего.
   Андрон уже хотел встречным ударом отшвырнуть Ремилию прочь, когда на обледеневшую грудь теряющего подвижность демона приземлилась девчонка в легком красном платьице и замахнувшись что было сил, вонзила ему в ребра обломки кривого стального прута.
   Она так и не поняла, что Леватейн фальшивый? Бесполезно...
   Демон вдруг выгнулся дугой, в агонии ломая свою смерзшуюся шкуру. Обломки жезла источали призрачный белый свет.
   "Возможно ли? Эта девчонка... может создавать "Пожиратель душ" без помощи артефактов"?!
   В защите серого ящера возникла пробоина и магия Летти хлынула в его нутро, замораживая мышцы и потроха.
   -- Рейму, готовься запечатывать эту дрянь! -- возликовала Ремилия и замахнулась призрачным кулаком. -- Отродье жгучего Света! Готовься к смерти!
   Запечатать - не значит убить.
   Андрон посредством конструктов видел как таяло облако фей у горы йокай. Сбиваемые печатями одна за другой, они попадали под молот судьбы, который, без вмешательства демона, настиг бы их через несколько столетий. Срок, который демон сообщил Рейму при знакомстве у храма, был взят с учетом времени, которое потребовалось бы запечатанным феям, чтобы сломать стены своей тюрьмы и вырваться на свободу.
   Еще до вторжения демона феи уже были опасны. Черный Ветер измучил их, обозлил и толкнул на использование магии разрушения против живых существ. Все большие ватаги их, устав прятаться от отрицательных энергий в дальних и диких уголках Генсокье, переходили к агрессивным действиям против "вонючек". Черный Ветер почти достиг предела, который феи могли выдержать. А что сделают йокай и люди, когда бессмертные духи начнут причинять им серьезный вред? Запечатают. Замуруют фей в магической схеме и сделают вид, что решили проблему. А Черный Ветер никуда не исчезнет. Столетие за столетием, он будет пытать и калечить несчастных девчонок, пока, однажды, скопив силы и приложив их в одной точке, сонм духов природы не вырвется на свободу. Вот только сложно будет узнать милых игривых фей в изуродованных, озверевших, лишившихся памяти и соображения, черных уродливых монстрах.
   Все эти защитники и хранители, отчаянно бьющиеся за "спасение" мира, не понимают даже, что собственными руками уничтожают его. Три тысячи лет обратятся в несколько часов. Они разгромят рой, "спрессуют" всех фей в одной могильной яме, и оставят во власти Черного Ветра, из-за тотальных разрушений и массового предсмертного ужаса, обратившегося в свирепый ураган. Часок подержать до готовности, позволить феям впитать побольше отрицательных энергий, а затем ударом извне нарушить структуру печати и выплеснуть безумие на просторы Генсокье...
   Это будет тотальная деструктуризация, без подключения к действию каких-либо артефактов и прочего мусора! Вот перекосится надменная рожа Юкари, когда она взглянет на свой милый солнечный мир, корчащийся в предсмертной агонии!
   Трещины пошли по смерзшимся губам серого ящера. Расколовшись на кусочки, шкура сместилась, обнажая покрытые льдом клыки. Тварь, когда-то бывшая ангелом любви, улыбалась с кровожадным безумием.
   "Лорд Андрон"! -- Эльза бросилась на помощь хозяину.
   "Я справлюсь! Займись феями. Они уже почти обратились в злых духов! Не хватает еще того, чтобы защитники догадались, что мы задумали"!
   -- Что?! -- Ремилия, изготовившаяся встретить золотое чудовище, изумилась, увидев как состоящая из полос металла, лиса-конструкт кувыркается через голову и устремляется к группе слуг особняка, которых все это время защищал от взрывов и пуль мальчишка с магическим щитом. -- Ты куда, тварь?!
   Импульс магии, ударивший из насквозь промороженного тела демона, отшвырнул от него прочь вампирш, Хун Мейлин и сотни печатей, которыми окружила врага жрица Хакурей. Руки и ноги Андрона сломались. С хрустом преломилась его поясница и шея. Демон обрел подвижность и взмахнул белым клинком "Пожирателя душ", ударившим из его крепко стиснутого кулака.
   -- Летти, берегись! -- крикнула Рейму, увидев как фрагментированная фигура демона ринулась к духу мороза напролом сквозь метель и град.
   На пути Андрона смерзался воздух. Температура падала до абсолютного нуля, но мертвому телу нипочем холод. Демон даже добавлял своей магии, подставляя под град ледяные щиты и захватывая целые глыбы льда под свой контроль. Лед сталкивался со льдом, острые осколки веерами брызг разлетались во все стороны. Из-за этих осколков и экстремальных температур никто не мог приблизиться к Андрону и помочь Летти, а сама она тратила слишком много сил, не позволяя зоне абсолютного нуля распространиться и убить жителей Генсокье.
   Новый рывок серого ящера и Летти отпрянула, спасаясь от белого энергетического клинка, прогудевшего перед самым ее лицом.
   Справа и слева, на грани экстремальных температур, скользнули тени с плавниками и широкими хвостами. Озерные йокай, выжившие в безумной мясорубке и не утратившие мужества, обрушили на врага всю мощь воды. Мгновенно смерзающиеся струи рубанули тело серой ящерицы и рассекли его еще на несколько сотен кусков, удержать контроль над которыми Андрон физически не был способен. Части его тела разлетелись во все стороны и посыпались на изуродованную землю побережья. Магические печати Рейму перехватили большинство из них, запечатав куски демона на лету. Клинок "Пожирателя душ" погас. Защитники Генсокье возликовали, но отчаянный, полный агонии, крик духа мороза отрезвил их.
   Призрачная, человекоподобная фигура, неуязвимая для физических атак, оставшаяся на месте уничтоженного тела Андрона, настигла своего главного врага и вонзила в нее когти. Белый огонь объял тело Летти и хохот демона разнесся над побережьем Туманного озера.
   -- Вкусная, сильная душа! -- трепетом воздуха рождались слова. -- В этом маленьком мире много вкусных душ!
   "Зигфрид, сюда"!
   Летти Уайтрок лишилась сознания и утратила способность к левитации. Ее собственная магия обратила тело духа мороза в глыбу льда и она, ударившись при падении о застывший лавовый камень, раскололась на множество частей, как сосулька, упавшая на мостовую с крыши дома.
   -- Одной меньше!
   Призрак Андрона обратился в ярко светящийся шарик. Так меньше были потери энергии. Минута существования без материального тела, и все. Сил обрести плоть уже не будет. Но это только если на момент потери тела, душа не была ранена или истощена. У Андрона было секунд пять. Или шесть.
   Сознание демона уже окутывала тьма, когда позади него развернулось пространственное искажение и цельнометаллический, серебристый орел протянул лапы, ухватив погибающую душу хозяина.
   Проблемы слабых ангелов были известны давно и, конечно же, существовали способы решения.
   Грудная клетка конструкта раскрылась и серебристая сфера втянула в себя душу Андрона. Магические схемы сработали, подзарядка началась. Ребра живого артефакта с лязгом сомкнулись, создавая вокруг сферы мощнейшую защиту.
   -- Отдохните, хозяин. -- без всякого ехидства сказал стальной орел, броней и магией защищая истерзанного демона и обретая облик рослого ангела с металлическими крыльями. Ударами меча он отбросил прочь четверых йокай, вздумавших напасть на него и попытаться когтями вырвать животворящую сферу. -- Вы создали меня из обломков щита. Защищать и принимать на себя удары - суть моей жизни!
   Еще миг, и серебристый ангел сорвался с места. Меч сверкнул в стремительном движении.
   Фонтанируя кровью и извиваясь, йокай падали с небес один за другим, а закованный в доспехи крылатый воин не задерживался у очередной жертвы ни на миг. Магические пули и лучи, струи разогнанной до сверхскоростей воды, даже когти и клыки, заостренные магией сильнейших из защитников озера, не причиняли ни малейшего вреда тяжелой броне конструкта. Возможно, Ремилия или Фландре, смогли бы нанести Зигфриду серьезную рану, но обе сестры-вампирши и их верная стражница, Мейлин, обращали в пылающее месиво из земли и деревьев ту часть побережья, где золотая бестия Эльза вздумала учинить расправу над слугами особняка Скарлет. Первый удар принял на себя вооруженный артефактами мальчишка, а через миг подоспели хозяева и глава стражи. Теперь Эльза с издевательским хохотом носилась побережью и с непредставимой ловкостью уворачивалась от сыплющегося на нее смертоносного града.
   Против Зигфрида остались только недобитые озерные йокай, но так продолжалось недолго. Опасность Зигфрид понял сразу и был готов к ней.
   С исчезновением Андрона, силы мироздания, к которым все отчаяннее взывала Рейму, вновь активизировались в полную силу и вступили в действие.
   Исцеляющая сила, что едва теплилась в спешно сотворенной за земле печати, полыхнула живительным сиянием и окутала истекающее кровью тело Алисы.
   Рейму провела рукой по плечу подруги, размазывая ладонью кровь и уголь. Под слоем грязи открылась здоровая кожа. Теперь, жизнь Алисы вне опасности.
   -- Подожди меня здесь. -- сказала Рейму так и не вышедшей из шокового состояния волшебнице. -- Слышишь? Я должна... Должна остановить этого монстра! Я скоро вернусь, Алиса! Держись!
   Полтора десятка йокай, которых еще не настиг Зигфрид, бросились врассыпную, когда мико взлетела над полем боя. Каждый из них почувствовал вдруг, что близко от врага, остановившегося и повернувшегося к жрице, сейчас оставаться смертельно опасно.
   Две призрачные фигуры возникли справа и слева от Рейму. Так как их призывал человек, творцы вселенной пришли в образе людей.
   Зигфрид вскинул, защищаясь, цельнометаллический, толстенный щит.
  
   Шамеймару Ая, успевшая сбить четырнадцать фей магическими печатями, помчалась за новой пачкой зачарованной бумаги. Чтобы не летать попусту, она прихватила с собой в тыл пару крылатых воительниц, визжащих и брыкающихся на земле.
   -- Заберите! -- крикнула Ая, бросив добычу в сеть рабочим-тенгу, что утаскивали и складывали сбитых фей в триграммы и пентаграммы повышенной мощности. -- Будьте осторожны, они все словно бешенством заразились!
   Рабочие скрутили кусающихся, рычащих и царапающихся пленниц сетями, а разведчица-корреспондентка не удержалась и сделала еще пару фотографий обезумевших фей, отрастивших клыки и когти, начинающих темнеть от переполняющей их злобы. Даже запечатывающая магия уже почти не усмиряла и не очищала их.
   -- Да что с вами такое? -- Ая сердито фыркнула и хотела снова умчаться на поле боя, но задержалась, когда ее за край блузки схватила высунувшаяся из кустов Нитори Каваширо.
   Каппа пару раз дернула подругу за одежду и испуганно спряталась, когда мимо ее укрытия пробежал отряд гремящих оружием стражей горы.
   -- Мне кажется, я знаю что с феями, Ая. -- сказала каппа, не показываясь из кустов. -- Наши ученые... мы знаем!
   -- И что же? -- разведчица поведению подруги не удивилась. Каппы были на удивление робки и стеснительны в общении с представителями других рас. Особенно с магами. -- Заколдованы тем костлявым ящером?
   -- Не совсем. Они... они переполнены обидой!
   -- Что?
   -- Наши ученые выяснили... мы проводили долгие исследования, наблюдали за многими феями, и пришли к выводу, что они запоминают все зло, причиненное им. Отсюда происходят постепенные изменения в их поведении. Срубленное дерево, смятые цветы, отобранная игрушка и даже сердитый окрик... все это глубоко ранит их и бессмертные духи копят обиды с самого своего рождения, постепенно отчуждаясь от своих бывших друзей. Они скопили множество обид за свои долгие жизни и, теперь, когда на них напали, совершенно обезумели!
   -- Интересная теория, но она не совсем верна. Ваша ошибка в недостаточных исследований механики этого мира.
   Ая обернулась, Нитори выглянула из кустов и обе увидели молодого парня, почти мальчишку, в котором корреспондентка тотчас узнала торговца из иного мира, на празднике солнцестояния в деревне людей, продавшего ей устройство, способное запоминать и воспроизводить человеческий голос. Очень удобное для оставления заметок и комментариев.
   -- Вы-ы-ы... -- вопросительно протянула Ая, надеясь что торговец сам объяснит причину и цель своего появления.
   -- Я. -- образ человека растаял туманом и перед девчонками возник мальчишка-фей с крыльями из крупных бриллиантов. Еще миг, и фей обратился в метровую ящерицу, целиком состоящую из драгоценных камней. -- Мое имя - Гарольд. Я раб того существа, что лгал вам и феям, называя себя духом природы из мертвого мира. Он воплощение и распространитель зла, но был рожден не в мертвых мирах. Думаете, обиды на вас толкнули фей на учинение беспорядков? Ошибаетесь. Там, где появляется мой хозяин, гибнет все живое. Ваши феи лишь инструмент, но не злодеи. Не феи, а мой хозяин повинен в бедах и безумии духов природы. Если пожелаете, я все объясню.
   -- Мы слушаем.
   -- Природа Генсокье... Механика этого мира... повреждена барьером. Магические потоки и излучения живых душ лишены возможности нормального энергообмена со вселенскими силами. Проще говоря, излучения биополей не уходят вовне, как в мирах, ничем не ограниченных. С положительной энергией все просто. Души людей и йокай легко принимают ее и усваивают, благодаря чему большинство жителей Генсокье гораздо добрее и терпимее, чем жители внешнего мира. Но отрицательная энергия, способная разладить биоритмы тела и искалечить душу, не принимается никем. Вместо того чтобы рассеяться в космическом пространстве, она накапливается в природе. Достается феям. Они словно находятся в запертой комнате, в которой медленно усиливается зловонье. У них уже есть свое название токам отрицательной энергии, отравляющим все вокруг. "Черный Ветер". Они стараются избегать мест, где этот "ветер" силен, или пытаются избавиться от тех, кто его распространяет. От людей и йокай. "Вонючки" - это носители зла, причем неважно, создает отрицательный фон человек сам, или просто подхватил фон от недоброжелателя. Сначала мягко, потом угрозами, а затем и прямым нападением, феи пытаются отогнать от себя того, кто воняет и это действие легко может понять любой, представив себя на их месте. Но если от обычного зловонья избавиться можно просто помывшись, от "Черного ветра" не избавиться такими простыми методами. И нельзя прекратить рост отрицательных энергий в Генсокье. Человек или зверь не может всю жизнь ни на кого не злиться. Не может не причинять вред другим живым существам, питаясь, строя себе жилье и даже просто гуляя по лугу. Такова природа жизни, и для открытого мира проблемы никакой в этом нет. Но Генсокье мал и изолирован. Так бывает, что слабый птенец оказывается неспособен пробить скорлупу и погибает, отравленный собственными испражнениями. Здесь тот же случай. Недоработки барьера убивают ваш мир, как слишком толстая скорлупа убивает заключенного в ней птенца.
   -- Вы так говорите, уважаемый Гарольд, словно хотите помочь нам решить эту проблему. -- сказала Ая.
   -- К сожалению, сделать что-либо не в моих силах. Но я... я не создан для уничтожения миров и мне отвратительно то, что творит хозяин! Слишком долго я был безгласым рабом и никогда прежде у его жертв не было шанса на победу. Хозяин... я хочу, чтобы вы поняли, что замышляет эта нечисть и остановили его! Позарившись на большую добычу, он пошел на риск и подарил всем нам шанс избавить вселенную от его существования! Его замыслы... он намерен уничтожить этот мир вашими собственными руками!
   -- Что?!
   -- Все просто. Нарушая сложившиеся веками токи магии этого мира, нанося урон природе, принося горе и боль живым существам, мой хозяин многократно усиливает "Черный Ветер". Души фей уже измучены и истощены. Еще немного, и процесс станет необратим. Запечатывание духов природы в магических схемах лишь временная мера, которая никак от "Черного ветра" их не защищает. Наоборот, унижение, боль и страх фей только больше искалечат их и ускорят процесс превращения в злых духов. Мой хозяин видел, что произойдет, когда изменившиеся духи природы вырвутся из печати. В этом будет всеобщая гибель. Как говорит лорд Андрон, деструктуризация. Сил и артефактов, способных уничтожить целый мир, у моего хозяина нет. Он намерен довести фей до высших пределов безумия, а затем обрушить силовые схемы, в которых вы духов природы сейчас закрываете. Все живое в Генсокье погибнет и моему хозяину останется только собрать материальные ценности на руинах.
   Злобное рычание прозвучало справа и слева от Гарольда. Пока он говорил, вокруг него собралась приличная толпа стражей горы и разнообразных йокай.
   -- Мы в куски разорвем ту серую нечисть!
   -- Пусть попробует сунуться сюда и повредить печать!
   -- Тихо! -- прикрикнула на солдат Ая и, задумчиво двинув брови, глянула на конструкта. -- Что мы можем сделать сейчас? Оставить в покое обезумевших фей и бросить все силы против серой ящерицы?
   -- Нет. Фей необходимо остановить и запечатать, ради их же блага. Выиграйте немного времени и... найдите сильного союзника. Я говорил уже, что лорд Андрон лгал, называя себя духом природы. Он - не просто дух. Он воплощение смерти, целиком состоящее из отрицательных энергий. Созданный неведомыми мне силами, для того чтобы нести ужас в порабощенные миры. Шикигами.
   -- Шикигами?
   -- Да. Слуга могущественного существа, которого я за свою жизнь никогда не видел. Возможно, это бог или маг непредставимой силы, о чем судить можно только по уровню сил лорда Андрона. Чтобы победить его, нужен кто-то равный. Шикигами бога...
   -- Но у Сувако и Канако нет шикигами, а госпожа Юкари... Якумо Юкари - просто сильный йокай.
   "Конечно, так же как рогатая пьяница Суйка - самая обыкновенная подгорная они, а зависящие от веры своих прихожан магические воплощения Морийского храма - самые настоящие боги".
   -- Не знаю, справится ли ваш шикигами с нашим, -- Гарольд развел в стороны коротенькие лапки и пожал плечами. -- Но не представляю даже как иначе можно остановить хозяина, если не вызовом от другого столь же могущественного существа. Можете верить мне, или считать врагом, но я надеюсь что во время атаки на моего господина, шикигами леди Юкари в рядах ваших воинов. Иначе, Андрон убьет всех. И вас, и фей, и меня, когда узнает, что я вас предупредил. Иначе, ваш мир станет еще одной его жертвой. А теперь простите... хозяин убьет меня немедленно, если заметит, что я не участвую в битве.
   Искажение пространства развернулось и поглотило конструкта. Геккон из драгоценных камней исчез.
   -- Продолжайте сражение! -- крикнула Ая солдатам. -- Я доложу обо всем командованию!
   Она взмыла над землей и помчалась в сторону командного центра с такой скоростью, что едва не убилась об Химекайдо Хатате, с самодовольной ухмылкой возникшую на ее пути.
   -- Ая, ты что носишься?! -- возмутилась разведчица-конкурентка, когда обе тенгу перестали кувыркаться в полете и обрели равновесие. Мгновение, и Хатате уже забыла о мелочах, снедаемая желанием похвастаться. -- Смотри-ка, что у меня есть! -- она показала Ае фото на дисплее своей камеры. -- Королева фей с расстояния в три метра! Спорим, добыть такое же не сможешь при всем старании?
   -- Прочь с дороги! -- вспылила Ая. -- У меня срочное донесение лорду Тенме!
   -- А?! Ты о чем?
   -- Военная тайна!
   -- Неужели? -- насмешливо сощурилась Хатате, и поменялась в лице, когда Ая, без лишних слов, промчалась мимо нее. -- Эй, стой!
   Ей пришлось приложить все силы, чтобы догнать стремительную ворону и, разогнавшись до своих предельных скоростей, Хатате едва не убилась о внезапно остановившуюся Аю.
   -- Да ты что?! -- возмущенно вскричала разведчица-конкурентка, когда обе тенгу снова перестали кувыркаться и обрели равновесие.
   -- Тихо! -- Ая вскинула руку, развернутой ладонью приказывая Хатате молчать, и, поднеся к лицу фотоаппарат, начала фотографировать.
   Хатате глянула по сторонам, побагровела и тоже схватилась за камеру. Опять опоздала! Вторая! Снова эта выскочка из жалкой газетенки ее обошла!
   Фотографировать было что. Земля и небеса разверзались. Во всполохах бешеного пламени, из дальних глубин Генсокье валом валили бессчетные исчадия Ада, а с небес, из раскрывшихся врат серого предела, легион за легионом вниз устремлялись армии призраков. И те, и другие свирепо набрасывались на изрядно поредевший рой фей.
   -- Ююко и Сатори вступили в бой! -- радостно вскрикнула Хатате. -- От фей сейчас только клочки останутся! Дура эта Чирно, что высунула нос! Ох и дура!
   "Натравим фей на селение капп. Жители горы йокай не смогут не вступиться за своих соседей. Бойня будет жуткая, а когда начнет трещать по швам реальность, к делу подключатся мир призраков и Ад Пылающих Огней! Тогда глобальная катастрофа станет уже вопросом нескольких минут".
   -- Все, как он и говорил... -- прошептала Ая, холодей от сознания того, что все идет точно по сценарию воплощения зла из неведомого мира.
   Ударные волны взрывов, несущие волны испепеляющего жара, докатились до тылов обороны горы, и обеих разведчиц едва не смело их разрушительной силой. Ураганы огня, переполненные кровожадным безумием...
   "Черный Ветер".
   -- Опоздала... -- Ая похолодела, сквозь грохот сражения услышав многоголосый рык немыслимого бешенства, треск ломающихся магических схем и панические вопли стражей горы. -- Не здесь нужен был удар! Не здесь! Мы все опоздали...
   Ломаные молнии взбесившейся магии ударили от одной запечатывающей схемы к другой.
   -- Держать! -- маги-тенгу прикладывали все силы, стараясь уберечь структуры от распада, но это было выше их сил.
   "Тысяча лет сложились в один день". -- Андрон видел, как распад захватывает Генсокье. Сохли деревья, вода и воздух обращались в яд, раскалывались камни. Даже свет и тьма начали терять стабильность. Тлен охватывал основы мира. -- "Думали, что мучение фей - их личные проблемы? Феи - воплощение природы и разве может природа не пострадать, если ее воплощение будет изуродовано"?
   "Все силы Генсокье вступили в бой, господин".
   "Отлично. Отсыплем всем, и никто не уйдет обиженным"!
   Андрон чувствовал, как возвращаются его силы. Защищенный от тлена летающий замок питал энергией своего господина. Еще минуту... нет, такой роскоши, как минута, Андрон себе позволить не мог.
   "Бернард, что с хранителями"?
   "По-прежнему спокойны".
   Демон грязно выругался. Миры гибнут, а хозяевам и защитникам лень почесаться!
   "Саргос утверждал, что ангелы просто не успевают везде. Но у Юкари и ее подручных всего один мир, а какая разница? Приходи и уничтожай, как тебе угодно! Наглядная демонстрация реального положения вещей"!
  
   Чен, держа в руках легкую рамку из серебристого металла, прибежала в ванную комнату и принялась прыгать вокруг своей хозяйки, непринужденно полощущей простыню в большом деревянном чане.
   -- Ран-сама, Ран-сама! Наших бьют! Почти совсем уже побили!
   -- Неужели? -- девятихвостая лиса посмотрела в рамку. -- Да, похоже, все сейчас протянут лапы.
   -- Можно я тоже сбегаю? Я недолго!
   -- Не надо. Барьеру ведь угрозы нет? Значит не наше дело. Пусть их прибьют. На будущее будет урок. Для возрождения ордена, Юкари нужны сильные бойцы! А здесь что? Горсть чужих шикигами заявилась и всех прихлопнула! Позорище. -- Лиса фыркнула, вытащила простынь из чана и принялась ее отжимать.
   -- Но что, если погибнет леди Ююко? Или Рейму? Или... или...
   -- Погибнут? -- Ран рассмеялась. -- На Генсокье напали шикигами! Что могут сделать обычные шикигами?! Нужен бог, или ангел, чтобы причинить миру неисправимый вред, а с этими недомерками маги Генсокье должны были справиться сами. За то, что баланс был нарушен и война получилась слишком разрушительной, та красно-белая жрица еще и от Юкари получит!
   Лиса и ее маленькая помощница дружно обнажили клыки в злорадных ухмылках. Даже будучи божественными шикигами, давние обиды они помнили крепко. Эта мико, использующая драконьих конструктов... крепко получит по ушам!
  
   Белый луч, метнувшийся из соединенных рук создателей миров, вонзился в щит Зигфрида и во все стороны полетели брызги расплавленного металла. Ослепительный свет залил побережье, но ударно волны от взрыва не возникло. Творцы миров уничтожали разрушителей, не разрушая окружение.
   "Держись, орел"!
   "Я не подведу, хозяин"!
   С железных крыльев Зигфрида сорвались перья и, обратившись во множество щитов, приняли на себя ураган из тысяч магических печатей, обрушившихся на демонического конструкта со всех сторон. Сотни сфер с известной во множестве миров символикой инь-янь возникали из небытия и хлестали врага беспощадными шквалами печатей. Кровь стыла в жилах при виде отчаянного противостояния щитов и атакующей магии. Не от ударных волн, а от неизбежного при столкновениях грохота, дрожала земля.
   -- Святая сила древа мира, -- Зигфрид взывал к сокрытым в нем силам. Тень творца из другой вселенной и благословения давно погибших богов, до сих пор хранились в самом крепком из конструктов Андрона. -- Все надежды и мечты людей моей родины! Боль всеобщей гибели! Все, что есть в моей душе! Я помню! Помню боль поражения! Мой мир сожжен и все, кого я пытался сохранить, убиты, но, здесь и сейчас, я снова могу сражаться! Я не отступлю! Не отступлю и не сдамся! -- гигантские энергетические крылья взметнулись над истерзанными железными и защитная сфера накрыла стального ангела. -- Лорд Андрон! Во имя единственного истинного бога, крушите!
   -- Выпускай!
   Доспехи разомкнулись и, швырнув вперед прожигаемый лучом, почти выгоревший щит, Зигфрид освободил сферу.
   -- Что? -- Рейму вздрогнула от изумления, когда оба творца миров испуганно отпрянули и, в одно мгновение, исчезли. -- Нет! Нет!!!
   Сплетенная из чистой энергии, фигура жуткой ящерицы рванулась к жрице. Андрон развернул когти и замахнулся для удара.
   Рейму метнула в его сторону защитную печать, щит развернулся, но не выдержал удара и разлетелся всполохами магических энергий. Правая лапа костлявого демона, обретая плоть и выставив вперед острые когти, со всего маху вонзилась жрице в грудь. Рейму повисла на лапе демона. Когти и костлявая кисть чудовища, покрытые кровью, вышли у нее из спины.
   Мико скорчилась от боли, руки ее, в кровь обдирая пальцы об острую серую чешую, заскребли по костлявой лапе чудовища.
   Андрон ухватил Рейму за волосы и рывком снял со своей лапы, до самого локтя сменившей цвет с серого на алый.
   -- Кого, по-вашему, вы решили разозлить?! -- с силой и яростью, демон швырнул обмякшую мико на землю. -- Я вас всех в куски прорву, мелюзга!
   Уделив кроху внимания тому, что подхватить тело мико бросился едва зримый призрачный образ, Андрон ринулся в атаку на волшебницу-кукловода. Благодаря целебной магии Рейму, Алиса очнулась от шока, скопила немного сил и даже успела найти несколько листов гримуара, которые еще можно было использовать в битве. Пора заканчивать дела здесь. Бесполезная и бессмысленная резня, напрасная трата сил! Демон должен присутствовать там, где сейчас сражается рой фей. Ни жрица, ни рыбы так ни в чем и не помогли! Появление здесь было одной сплошной ошибкой!
   Демон, спасаясь от двух десятков кукол-бомб, резко ушел вниз и, словно в воду, нырнул в, покрытый льдом, остывший лавовый камень. Трещины линиями пошли по каменной почве, с устрашающей скоростью рассекая побережье в направлении дрожащей, напуганной волшебницы. Алиса видела, как демон убил Рейму. Видела, как золотое чудовище вертится вокруг слуг особняка Скарлет и, прорывая оборону защитников, безжалостно приканчивает девчонок одну за другой.
   -- Это не может быть правдой! -- волшебница, впервые столкнувшаяся с такой немыслимой жестокостью, как ни удивительно, испугалась. -- Это сон! Это сон!!!
   Земля, обращенная в камень жаром и морозом, взорвалась под ее ногами. Алиса прыгнула и запустила магию левитации, надеясь спастись от тянущихся к ней из-под земли костлявых лап, но сверху низринулась фигура в тяжелых доспехах и, ударом щита, Зигфрид швырнул девчонку в лапы своего хозяина.
   -- Отлеталась, малышка. -- ухватив Алису за шиворот, словно нашкодившего ребенка, демон вцепился в обгорелые листы, что она сжимала в руках и вырвал у девчонки остатки драгоценного гримуара. -- Эта паршивая книжонка меня уже достала! Гори! -- пламя объяло листы в руке демона и они мгновенно обратились в пепел. -- А ты... -- узкие, маленькие глаза злобной твари уставились на парализованную ужасом волшебницу. -- Гори тоже! Бесполезная, суетливая мелочь!
   Ломанные линии силовой схемы побежали по телу девчонки. Концентрические круги стали центрами целой сети магических знаков.
   -- И тело, и душа! -- рокот голоса демона раскатился над побережьем. -- Сгорят!!! -- демон швырнул девчонку прочь и взмыл, разворачивая во всю длину крылья, полыхнувшие багровым светом, что у жителей Тьмы считался целебным, а у детей Света не нес ничего, кроме смертельной угрозы. -- Думали, я пришел шутить шутки?! Умрите все!
   Шквал магических пуль и десятки лучей обрушились на побережье, безжалостно разнося в пух все, что еще можно было разнести. Все йокай озера, которым до сих пор не хватило ума убраться на пару десятков километров от поля боя, были сметены. Мальчишка, вооруженный магическим щитом, закрыл собой несколько последних слуг особняка, но из багрового безумия вынырнула золотая бестия и, взмахнув передними лапами, обращенными в длинные шипы, пригвоздила мальчишку к земле. Еще миг, и силовое поле погасло. Хаос, источаемый обезумевшим ангелом, дорвался до смертных.
   "Сражался до последнего, как герой". -- Эльза, с чувством выполненного долга скользнула в серый туман пространственного искажения. -- "Скажи спасибо, малыш".
   Андрон взмахнул рукой и хаос исчез, словно наваждение. Вода хлынула, в густо орошенное кровью, месиво из камня и растертых в щепу деревьев. Озеро захватило новую бухту, но осталась пара островов. На одном Ремилия закрывала силовой схемой сестру и Хун Мейлин, получившую всего один удар прежде чем успела скрыться за спиной хозяйки. Кровь текла по ее руке, боку и ногам. Стражница едва находила в себе силы не потерять сознание. Эта выбыла из боя. Так же, как и те две, на другом островке.
   Рейму была жива. Руки ее дрожали, сознание балансировало на грани падения во тьму, но богиня жизни, подхватившая жрицу в момент, когда демон отбросил смертельно раненную мико, вселилась в Рейму и поддерживала жизнь в теле, которое по любым законам должно было уже быть мертво. Жрица вложила остатки своих сил в создание магического барьера и успела поймать падающее тело волшебницы-кукловода за мгновение до того, как хаос поглотил побережье озера. Она спасла Алису, но...
   -- Держись! -- жрица вцепилась руками в плечи подруги и встряхнула. -- Слышишь меня? Не теряй сознание!
   -- Что со мной, Рейму? -- Алиса была бледнее полотна, глаза ее выражали только безмерный ужас. -- Рейму... жжет... все внутри жжет!
   Магические схемы на теле Алисы разгорались все ярче. Рейму пыталась снять с нее проклятие, применяла магию лечения, но все было бесполезно. Здесь нужна была магия стихий, которой мико попросту не владела.
   -- Помоги мне, Рейму! -- сходя с ума от боли, кричала волшебница. -- Больно!!! Пожалуйста, помоги!!!
   Полыхнул огонь, и, заставив мико отшатнуться, девчонка обратилась в живой факел. Крики несчастной утонули в реве бешенного пламени.
   -- Алиса!!! -- Рейму, не замечая боли в обожженных руках, столкнула волшебницу в воду, но пылающее тело покатилось по камням. Андрон, зависший воздух над каменным островком, движением пальца заставил воду отпрянуть и не позволил ей коснуться сгорающего человека. Еще мгновение, и огонь угас, оставив на месте волшебницы только рассыпающуюся пепельную фигуру в форме человека.
   -- Ублюдок! -- заорала Рейму, обернувшись к издевательски хохочущей серой ящерице. -- Будь ты проклят, гнусный выродок!
   Удар швырнул Рейму наземь. Земля содрогнулась, когда демон приземлился и мертвящая порча, разрушающая материю до основ, начала язвами распространяться по камням.
   -- Разве ты не заметила? -- прорычал Андрон, наступая на упавшую мико лапой и склоняясь, чтобы она яснее почувствовала запах тлена, исходящий из его нутра. -- Я уже проклят! Ты посмотри на меня! Что мне твои проклятия? Глупая девчонка! -- демон захохотал, выхватывая из пустого пространства громадную костяную косу. -- Готовясь к нападению на этот мир, я опасался тебя, грозная Хакурей Рейму, но, как оказалось, напрасно! Призывая драконьи творения, для которых этот мир чужд, ты не можешь призвать ту, кто с легкостью мог бы убить и меня, и всех моих конструктов! Девятихвостая лиса останется в доме своей хозяйки за гранью миров и до последнего не заподозрит, что даже у Юкари не хватит сил восстановить этот мир после того, что я с ним сотворю! Безумие фей обратит в хаос плоть Генсокье, а я уничтожу его душу! Пусть строит новое! Пусть делает копии! Копии своего драгоценного мира! Копии погибших друзей! Пусть познает ту боль, что познали тысячи миров, пока проклятые, фальшивые боги спали!
   -- Я опасался тебя. -- Андрон склонился, и ножом косы приподнял подбородок жрицы. -- Подумать только, я действительно тебя опасался!
   Андрон вскинул косу, занося ее над головой и намереваясь ударить, но...
   Взгляд его устремился в сторону второго островка. Эта мико выбыла из боя. Кому она интересна?
   С плеском, из вод новообразовавшейся бухты вынырнула девчонка-суккуб. Казалось невероятным, но она не только выжила в диком хаосе боя, но даже сумела уберечь тело приближенной к хозяйке особняка служанки, которую госпожа приказала ей беречь. Значит силы в маленьком конструкте ангела Тьмы не так уж малы.
   -- Коакума! -- Фландре обрадовано вскрикнула, увидев свою подружку-игрушку, с которой так весело было играть во мрачных подземельях. -- Ты жива!
   Младшая дочь ангела Тьмы потянулась ней и Коакума, тихо всхлипнув, протянула руку ей навстречу.
   Пальцы их не соприкоснулись. Андрон нанес удар раньше.
   Демон, что миг назад грозил прикончить лишенную сил мико, выскочил из искажения пространства над самым островком вампирш и, с широкого замаха, вонзил косу в спину маленького суккуба.
   -- Коакума! -- Фландре остолбенела, увидев, как дернулась и побелела ее подружка. -- Нет! Нет!!!
   Андрон, рванув косу, пропахал по камню глубокую полосу, по обе стороны которой остались алые росчерки крови. Резкий взмах, и тельце несчастного суккуба, кувыркаясь, полетело прочь.
   Фландре, метнувшись стрелой, поймала Коакуму на лету и обняла, как дети обнимают плюшевые игрушки, которые кто-то хочет у них отобрать.
   Кровь пропитала платье Фландре. Девчонка-суккуб не открывала глаза, и кожа ее стремительно теряла цвет жизни.
   -- Коакума... -- голос младшей вампирши дрогнул и клыки Фландре обнажились в чудовищном оскале. -- Порождение Света... тварь, что убила папу и маму, заметила меня... она пришла за мной и... теперь я осталась совсем... СОВСЕМ ОДНА?!!
   Свирепый рык Фландре разорвал воцарившуюся над полем боя тишину и заглушил даже отчаянный крик Ремилии. Старшая из сестер не успела среагировать на молниеносное движение врага, а Мейлин была ранена и не смогла увернуться. Андрон взмахнул крыльями и взмыл в небо, унося на костяном хвосте пронзенное насквозь, безвольно обвисшее и истекающее кровью, тело последней стражницы особняка.
   -- Ближе, девочки! -- хохотнул Андрон, взмахом хвоста избавляясь от тела Мейлин и поудобнее перехватывая костяную косу. -- Так много смертных за день я давно не крошил! Месяца два уже без резни, это так угнетает! Ближе, ближе! Хотите сражаться?! Я покажу вам, что такое бескрайнее отчаяние!
   Фландре вскинула руку, направляя раскрытую ладонь на врага и резким движением сжала пальцы, словно что-то ими раздавив.
   Костяная коса в руках демона с треском разлетелась на куски. Со звоном лопнули поддерживающие жизнь кристаллы в его ранах и даже рваные штаны серой ящерицы рассыпались мономолекулярной пылью.
   "Может уничтожить любые неодушевленные объекты"? -- Андрон оскалился, выпуская из рук два сияющих клинка пожирателя душ и, сквозь целые бураны магических пуль, бросаясь вампиршам навстречу. -- "Хорошо, что я не завишу от каких-либо артефактов".
   Справа и слева от хозяина возникли два конструкта, стальной и золотой. Будучи наделенными душами, они были выше обычных артефактов и магии Фландре не боялись. Поддерживая и защищая своего хозяина, они ринулись в битву следом за ним. Андрон не возражал. Время игр прошло.
   Отлетающие от щитов, магические пули градом сыпались в воду. Лучи, которыми вампирши тщетно пытались полоснуть своих врагов, рубили бухту вдоль и поперек. Богиня жизни, защищавшая обессилевшую жрицу, то и дело вскидывала магические щиты, чтобы отразить очередной случайный удар.
   -- Почему? -- прошептала Рейму. -- Почему вы все... предали меня?
   "Лорд Андрон установил запрет на наше вмешательство". -- прозвучал в ее сознании печальный голос творца миров. -- "Его приказы выше приоритетом, чем ваши, а дополнительных указаний от драконов не поступало. Мы отозвались на ваш зов, когда его присутствие исчезло, но... приоритет приказов важен для сохранения порядка".
   -- Как же тогда ты спасла меня? И, главное, зачем? Теперь, когда все, кого я пыталась защитить, погибли или обречены на смерть?
   "Я не могу тебе сказать".
   -- Что?
   "Лорд Андрон запретил нам вмешиваться, опасаясь того, что леди Юкари, когда все будет кончено, может потребовать у хозяев нашего уничтожения. Только опасность, грозящая вашей жизни, жрица храма Хакурей, заставила меня преодолеть запрет. Вы не понимаете, что он задумал и как важна для него ваша"...
   Андрон глянул в сторону лежащей на островке израненной мико, и Рейму почувствовала исчезновение присутствия богини. Он изгнал ее? Высшие духи, творцы миров, подчиняются этой бешеной твари? Как такое возможно? Что хотела сказать богиня жизни, прежде чем демон изгнал ее? "Как важна для него ваша"... что?! Сила? Жизнь? Кровь? Что он хочет собрать с этого мира?
   "Помощь". -- ответил Андрон на мелькающие в голове мико мысли, но, разумеется, слышать свой ответ жрице он не позволил. -- "Мне нужно только немного вашей помощи, ведь без нее, шансы у меня настолько паршивы, что я взялся за ваш мир в последний день своей жизни".
  
   "Прибьем обеих"? -- спросила Эльза.
   "Одну. Младшую. Дадим старшей шанс. Гарольд, готовься".
   "Да, хозяин"!
   "Мы должны отвлечь Фландре. Зигфрид, сюда"!
   "Я не выдержу"!
   "Не важно! После отдохнешь".
   Изрядно раскуроченный стальной щит возник на руке демона и Андрон, заслонившись им, ринулся в атаку. Напролом, сквозь шквалы пуль и лучей.
   Фландре приняла его вызов.
   В один миг, вокруг нее возникли три фантома, неотличимых внешне и способностями от нее самой. Все четверо, единым движением, протянули руки к багровой сфере, возникшей перед фантомами и заставившей само пространство содрогнуться от мощи вложенной в нее магии. Несколько десятков пентаграмм, что горели огнем вокруг Фландре и ее фантомов, изрыгали ливни магических пуль, но Зигфрид без малейшего труда отражал их. Действительно опасной была лишь сама сфера...
   Ремилия содрогнулась, узнав силу, которую призвала ее младшая сестра. Если враг увернется и удар попадет в барьер, а ему некуда будет попасть больше, учитывая, что барьер сферой окружает Генсокье, то...
   Разрушение барьера означит только полное уничтожение Генсокье! Не этого ли добивался серый урод?!
   Луч багровой тьмы ударил в сторону ящера. Слишком медленно! Увернуться не составит труда.
   Но демон не ускользнул в сторону. Заслонившись щитом, он продолжил полет навстречу лучу.
   От столкновения содрогнулось все Генсокье, до самого основания. Нарушились токи магических энергий. Земля пошла трещинами, иссушающих жар захватил воздух. "Черный Ветер" заполонил души беззащитных фей и те, вырываясь из лопнувших магических структур, набросились на защитников горы. Генсокье тонуло в безумии разрушения и гибели, но Ремилия не видела этого. Она видела только как разлетаются в стороны брызги фиолетовых энергий, как поддается щит серого ящера и луч Фландре, пробив конструкта насквозь, пронзает серого демона.
   Андрон крепче стиснул зубы. Плоть выгорела в одно мгновение, но скелет, укрепленный мощнейшими из доступных демону магических рун, выдержал удар и теперь служил решеткой, разбивающей магический луч.
   "Эльза, сейчас"!
   "Да, господин"!
   Вычислить настоящую не было сложно. Из четверых Фландре, только одна держала на руках мертвое тельце маленького суккуба.
   -- Я сожгла его! -- торжествующе кричала младшая дочь ангела Тьмы, увидев, как тварь Света поглотила багровая тьма. -- Коакума, слышишь?! Я отомстила за тебя, маму и папу!
   Из искажения пространства, развернувшегося позади нее, ударили золотые клинки, окутанные белым огнем пожирателя душ. Пронзенная насквозь, Фландре изогнулась дугой и отчаянный крик ее стал знаком очередной победы серого ящера.
   Багровая сфера лопнула, луч угас и фантомы исчезли. Андрон, совершив последний рывок, вцепился в шею девчонки, что даже в предсмертной агонии не выпускала из рук тельце погибшей подружки.
   -- Все кончено, дочь Тьмы. -- прорычал жуткий скелет, на котором не осталось ни клочка мяса. -- Я обещал избавить мир от твоей злобы, и сделаю это! Я подарю тебе покой!
   Ослепительное белое сияние поглотило тело вампирши.
   -- Фландре! -- Ремилия ринулась на помощь сестре, с ужасом понимая, что уже опоздала. Слишком далеко она улетела, страшась разрушительних сил багровой сферы. Теперь... теперь...
   Андрон, издевательски хохоча, швырнул ей тело Фландре. Ремилия поймала тело сестры на лету и тотчас закричала от боли. Ловушка, которую спрятал демон в теле младшей сестры, стеганула старшую пожирателем душ. Но даже терзаемая белым светом, она не уронила тело Фландре. Смерть? Зачем жить, если все, кого она знала и любила, погибли? Никого не осталось. Никого!
   Андрон не стал добивать раненную вампиршу. Глумливо поклонившись ей, скелет серого ящера скользнул в искажение пространства и исчез. В одно мгновение, над полем боя воцарилась пугающая тишина.
   Бледнее полотна, Ремилия спикировала с небес к маленькому островку посреди бухты и, приземлившись, упала на колени. Боль от касания "Пожирателя душ" терзала ее, но она, осторожно уложив тело Фландре на покрытые трещинами камни, отчаянно закричала, призывая сидящую у края воды мико на помощь.
   -- Рейму, помоги! Ты ведь знаешь исцеляющие заклинания? Я прошу, оживи Фландре! Золото, драгоценности... я ничего для тебя не пожалею!
   -- Не могу. -- тихо ответила Рейму.
   -- Что? -- Ремилия взъярилась, но отступила, увидев на щеках обернувшейся жрицы дорожки слез.
   -- Ты не видишь, что происходит? -- Рейму широким жестом указала на рассыпающиеся прахом деревья у края бухты, бурлящую воду, на волнах которой качались сотни мертвых тел, на небеса, изломанные искажениями пространства и вырывающиеся из трещин в земле отсветы алого огня. -- Генсокье умирает! Драконы предали нас. Боги отвернулись и оставили на растерзание твари из другого мира. Это чудовище... он не добил нас только потому, что скоро мы все, так или иначе... погибнем. И у меня нет сил... нет никаких сил, чтобы этому помешать... вся моя магия... обращена в ничто.
   -- Это печально, не правда ли? -- пророкотал насмешливый голос и обе девчонки, обернувшись, с обмиранием увидели скелет ящерицы, что парил над волнами метрах в пяти от островка и таращил на них пустые глазницы, источающие алое пламя. -- Печально, но не для меня! Пришлось повозиться немного, но я прикончил всех, кто выступил против меня. Вы обе...
   Ремилия вскинула руку и пара сотен магических пуль, вырвавшись из развернувшихся магических пентаграмм, устремились к ящеру, но перед ним развернулся широкий магический круг и пули, канув в него, бесследно исчезли.
   Бесследно?
   Магический круг изменился. Схема на нем стала зеркальным отражением себя самой. Пули, поглощенные до этого, лавиной хлынули на островок. Ремилия и Рейму заслонились руками от неминуемой смерти, но шква л прошел справа и слева от них, лишь слегка вспенив воду у островка.
   -- Что-то я сегодня чересчур милосерден. -- рассмеялся скелет. -- Или это от того, что я наслаждаюсь видом грозных противников, побежденных и обессилевших? Жесток или милосерден? Вы, девчонки, что будет милосерднее, прикончить вас сейчас, или позволить наблюдать гибель своего мира? Недолго вам осталось, в любом случае!
   -- Что ты хочешь? -- Рейму поднялась и устремила на чудовище взгляд, полный боли, гнева и требовательности. -- Что тебе нужно, монстр? Говори!
   Импульс магии, похожий на незримый кулак, сбил ее с ног и швырнул на землю.
   -- Что я хочу? -- с издевкой расхохотался демон. -- Этот мир, полный света и жизни, обратить в пылающие руины! Вот что доставляет мне радость и наслаждение! Это то, что мне нужно! А что мне нужно от вас? Ничего! Вы, обе, не можете мне больше ни содействовать, ни помешать! Этот мир - мой! Двух из опасных для меня врагов я обманул и запечатал, а третья не знает о том, что здесь творится! Победа! Я, ничтожный мусорщик, сумел утереть носы всем грозным богам вселенной! Наслаждайтесь картинами разрушения своего мира, ничтожества! Я, шикигами, жалкий раб, заставил всех считаться с собой!
   Издевательский хохот демона не утихал еще несколько секунд, даже когда вокруг него сомкнулось пространственное искажение и жуткий скелет исчез.
   Все кончено.
   Ремилия в потрясении подняла руку и взглянула на кровь, текущую по ее ладони и запястью. Кровь Коакумы? Или Фландре?
   -- Это сон... -- прошептала она в глубочайшем потрясении. Слезы скользнули из глаз вампирши и упали на бледное до синевы лицо ее сестры. -- Это просто сон... сейчас я проснусь, и Сакуя... Сакуя удивленно скажет мне...
   -- Мне жаль, но это не сон. -- прозвучал вдруг спокойный, с нотками сожаления, голос.
   На том месте, где недавно парил скелет демона, порхал на искристых крыльях метровый геккон из драгоценных камней. Гарольд с сочувствием и глубокой печалью смотрел на удивленно уставившихся на него девчонок.
   -- Драконы не предавали Генсокье. -- сказал геккон. -- Но их творения не могут прийти вам на помощь, из-за того, что мой хозяин обладает большим приоритетом в командовании ими... вне зоны влияния драконов. Генсокье принадлежит не драконам и, потому, монстр, которому вынужден служить и я, может творить здесь все, что пожелает.
   -- Ты... -- прорычала Ремилия, пытаясь собрать силы для новой атаки. -- Ты... один из его рабов?
   -- Не это важно сейчас, дочь Рихарда. -- ничуть не опасаясь нападения, ответил Гарольд. -- Мне нужно знать - хотите ли вы вернуть то Генсокье, что знали? Хотите, чтобы эта катастрофа действительно обернулась лишь подобием ночного кошмара?
   -- Это возможно? -- спросила Рейму.
   -- Да, возможно, хоть и труднодостижимо. Для этого вам нужно убить серого ящера. Ни больше, и не меньше. В его гибели - спасение и возрождение этого мира. Мой хозяин скопил в себе такое количество магической энергии, что, при ее высвобождении, возникнет перенасыщение пространства и произойдет явление, известное как "откат". Механизм самозащиты мира повернет время вспять и все вернется к истокам. К тому моменту, когда угрозы существования миру еще не было. Вам останется только память. Память и знание того, что случилось. Вы все... люди, йокай, и даже обманутые демоном феи, сможете сплотиться и, общими усилиями, не допустить повторения кошмара.
   -- "Откат"? Никогда не слышала ни о чем подобном. -- сказала Рейму, но Ремилия взмахом руки заставила ее замолчать.
   -- Нам нужно убить серую ящерицу? Я не стану себя сдерживать, даже если этот "откат" не произойдет! Как можно прикончить эту тварь? Скажи мне, и я все сделаю!
   -- Трое защищали этот мир от произвола моего хозяина. -- сказал Гарольд с печалью в голосе. -- Но сейчас осталось лишь одно существо, которое мой хозяин действительно боится. Лорд Андрон пытался однажды вмешаться в судьбу Генсокье и девятихвостая лиса, Якумо Ран, изгнала его прочь почти без усилий. В этом была ее ошибка. Серого ящера нужно было уничтожить, чтобы он отказался от своих намерений. Пока его душа жива, он не забудет своих стремлений и желаний. Теперь, глядя на произошедшее, Якумо Ран не должна повторить ошибки. Она уничтожит серого ящера, высвободит магию и все вернется на круги своя. Призовите ее! Она нужна Генсокье, здесь и сейчас. Иначе... этот мир будет разорен безумным демоном.
   -- Только Якумо Ран? -- удивленно переспросила Рейму. -- Но кто те двое других?
   -- Пачули Нолидж...
   -- Пачули?! -- Ремилия в удивлении оглянулась по сторонам, только теперь заметив, что волшебница, обосновавшаяся в библиотеке ее особняка, не участвовала в побоище.
   -- Мой хозяин обманул ее, подбросив интереснейшие книги и замкнув в библиотеке сильнейшей блокирующей схемой. Она даже не подозревает, что снаружи что-то происходит и останется в неведении до того момента, как мир рухнет в пропасть. А вторая... двурогая они, Ибуки Суйка.
   -- Суйка?! -- настал черед Рейму удивляться. -- Она-то чем опасна?
   -- Она гораздо сильнее, чем можно подумать, глядя на нее. -- ответил Гарольд. -- Вино сгубило немало великих людей. Хозяин сыграл на ее слабости и, опоив сильнейшим вином, запечатал. Теперь осталась только Якумо Ран. Но, пока она не здесь, от того, что хозяин еще не расправился с ней, мало проку. Умоляю, вызовите ее и спасите... всех нас.
   Конструкт поклонился обессилевшим и побитым девчонкам. Пространственное искажение захватило его и выбросило в поднебесье, где, укрываясь громадами облаков, его хозяин восстанавливал свое тело. Мышцы оплетали обугленный костяк, формировались внутренности, нарастала шкура. Андрон был серьезно ранен и Эльза, кружа вокруг него, равномерно распределяла по телу серой ящерицы поддерживающие жизнь кристаллы. Точно такие же, как те, что повесил на крылья Фландре отец-вампир.
   "Ну и наплел ты им, Гарольд! Перенасыщение магией? Защитные механизмы мира? Откат? Ты же творец снов, мог бы что-нибудь получше придумать".
   "Я художник, а не лжец! Этот бред, господин, в первую очередь, придумали вы. Я лишь немного доработал, чтобы лучше звучало".
   "Ладно, не важно. В минуты отчаяния, смертные способны поверить в любую ахинею, даже про "откат" и всеобщее воскрешение". -- Андрон поднялся и повел плечами, пробуя наросшие мышцы. -- "Подумать только, жуткую уйму народа покрошили, только чтобы отманить от камня одну проклятущую лису"!
   "Может быть, призвать животворящего духа"? -- сочувственно поинтересовалась Эльза. -- "Вся эта мясорубка бессмысленна, если вы погибнете сейчас, господин".
   "Нет, привлекать посторонних и подставлять их под удар я не намерен. Это мое восстание и моя война. Даже вы... запрещаю вам самоликвидироваться после моей смерти! Ясно? Только в крайнем случае, если боги вздумают вас покарать за мое предательство"!
   "Мы уже клялись в этом, господин".
   "Вид самоликвидирующихся конструктов Саргоса до сих пор перед моими глазами". -- Андрон печально улыбнулся. -- "Не позвольте эмоциям взять верх над собой! Слышите меня? В меру сил, продолжайте то, что начал я! Все было не напрасно! Мы смогли показать сфере миров, что мы - живы"!
   Кое-как, демон восстановил свое материальное тело и частично обрел боеспособность.
   "Эльза, помоги мне. Порталом будет быстрее, но эффектность моего появления на новом поле боя, должна сыграть свою роль".
   Золотой конструкт скользнул за плечи хозяину, обнял его лапами и длинным хвостом. Тело Эльзы распалось и переформировалось в подобие массивного реактивного ранца.
   -- Только без резких рывков. -- с ухмылкой сказал Андрон. -- Перегрузки в моем состоянии противопоказаны.
   -- Да, господин. -- отозвалась Эльза и сорвалась с места с такой скоростью, что едва не разрезала демона на куски.
   "А я ведь не шутил"... -- с тоской подумал демон.
   "Вас, хозяин, не поймешь, когда шутите, а когда нет".
   "Да". -- Андрон глянул в сторону островка, на котором Ремилия в ярости вцепилась в ворот Рейму и требовала, чтобы та немедленно вызвала девятихвостую лису. -- "Вот и с этим миром шутка получилась весьма паршивая. Но кто же знал, что защитники будут упрямее ослов? Придется вырезать всех? Похоже, выбора у меня нет".
   -- Как это не можешь? -- Ремилия еще раз встряхнула Рейму. -- Ты же с ее хозяйкой чуть ли не в подругах ходишь!
   -- Юкари появляется сама, когда вздумает, а мне встречи с ней искать даже в голову никогда не приходило!
   -- Меня это не волнует! Вызывай немедленно! Юкари, Ран, или всех драконов вселенной, вызывай сейчас же, или я убью тебя!
   Рейму всерьез забеспокоилась, что Ремилия действительно набросится на нее и загрызет насмерть, но гордая и самовлюбленная хозяйка Алого особняка вдруг отпустила жрицу и, закрыв лицо ладонями, разрыдалась.
   -- Мы не можем вызвать Ран, -- сказала, отдышавшись, Рейму. -- Но есть еще двое, кого демон боится. Суйка... только сам демон знает, где она может быть сейчас, но ведь Пачули по-прежнему в своей библиотеке? Скорее! Мы должны вернуться к руинам и снять печать демона, пока не стало слишком поздно!
   "Эти двое забрали пару тел и направляются к развалинам особняка". -- доложил Зигфрид. -- "Остановить"?
   "Не нужно. Печать им не сломить. Значит, Ран вызвать они точно не могут. Пусть делают, что хотят". -- демон на всех парах мчался к полю боя, на котором уже творился истинный кошмар. -- "У нас и без них проблем"...
   Из спины демона вдруг рванулись его собственные крылья. Ударом изнутри, Андрон сорвал с себя и швырнул прочь золотого конструкта, а через долю мгновения низринувшаяся с небес молния швырнула серого ящера к земле и с грохотом вбила в покрытую трещинами, истощающую жар тления, поверхность планеты.
   -- Ты, тварь! -- взбешенный до крайности, Андрон проигнорировал даже дикую боль, что причинял клинок, напитанный магией "Пожирателя душ", торчащий между его лопаток. -- В Эльзу целилась? -- рывком, пропуская клинок меча сквозь свое тело, демон приподнялся, вытянул шею и, извернувшись, вонзил зубы прямиком в блещущую у него на спине молнию.
   Сквозь треск электрических разрядов и хлопков взрывающейся плоти, раздался громкий вопль и молния соскочила со спины демона, парой рывков удалившись к краю выбитой в земле воронки.
   -- Ублюдок... -- Нагаэ Ику зажимала ладонями свое лицо, распоротое клыками демона. -- Как ты посмел?!
   -- Как ТЫ посмела, чешуйчатая тварь?! -- взревел Андрон с таким бешенством, что девчонка подавилась своей яростью. -- Сочла меня ослабленным и вздумала убить одного из моих конструктов?! -- меч воительницы драконов полетел в сторону, с яростью вырванный из кровоточащей раны лапой демона. -- Нашла, понимаешь, достойную цель! Они для меня как дети! Ты решила убить моего ребенка?! Порву на ремни, драконье чучело!
  
   Ику проглотила комок страха, возникший у нее в горле. Такого неистового бешенства ей еще никогда в жизни видеть не приходилось. Неподдельная, убийственная злоба существа, привыкшего к смертельной опасности и войне. Будто не ангел, а истинное порождение Ада...
   -- А ты... -- Ику вдохнула поглубже и перешла в атаку. -- ...А ты на что надеялся?! Устроил кровавую резню, столько людей и йокай перебил, а теперь...
   -- Не лезь не в свое дело! -- прорычал Андрон, делая шаг вперед и прожигая побледневшую девчонку взглядом, полным ненависти. -- У вас было море времени, чтобы вмешаться в охватывающую Генсокье катастрофу, но вы все предпочитали равнодушно наблюдать со стороны и пользовались железной отмазкой - "это не наш мир, пусть с ним разбирается Юкари"! Так какой силой бездны тебя принесло сейчас? Пошла обратно в облака, рыба! Я здесь сам, по-своему, решу проблемы чужого мира!
   -- Да как ты смеешь на меня орать, уродливый, жалкий мусорщик! -- вскричала Ику и, выхватив из небытия новый меч, ринулась в атаку. -- Мы не были равнодушны, и вот, когда настал критический момент...
   Андрон выхватил собственное оружие и мечи, источающие магию "Пожирателя душ", со звоном и скрежетом скрестились. Ударная волна смела края воронки, во все стороны полетели комья земли и вырванные с корнем, мертвые деревья.
   -- Критический момент? -- Андрон захохотал, но хохот его почти сразу сменился яростным рычанием. -- Критический момент был тогда, когда феи впервые запятнали себя убийством! Вы спокойно проспали этот момент и еще пятьдесят лет после него не делали ничего! Солнышко светит, цветочки цветут, так какая разница, что кто-то где-то издох? Кого волнует то, что впадающие в безумие дети столкнули с обрыва зазевавшегося человека?!
   От грохота сталкивающихся ангельских мечей содрогалось все Генсокье, но в рокоте и громе терзающих маленький мир катастроф, эти землетрясения были практически не заметны.
   -- Я не буду спрашивать твоего имени. -- казалось невероятным, но изможденный и истерзанный демон не оборонялся, а атаковал ангела, не только полного сил и почти не раненного, но и превышающего его рангом. -- Мне оно совершенно не интересно! Ведь ты... -- Андрон выдохнул горячую плазму из покрывшейся копотью пасти. -- Ты - живое воплощение того, против чего я и восстал! Тысячи... сотни тысяч миров умерли из-за паршивого безразличия богов, и я, копаясь в останках мертвых цивилизаций, поклялся, что приложу все усилия, чтобы расшевелить хоть парочку ленивых сонных мух! Огнем жаркого стыда... или крепким ударом кулака в морду! -- демон замахнулся и Ику пришлось приложить все силы, чтобы отвести в сторону его удар. -- Бог есть любовь! Слышишь, ты, холодная рыба?! И меня безумно бесит отсутствие истинного бога в равнодушных и безучастных псевдобогах!
   -- И поэтому ты испепелил Генсокье? Чтобы уязвить и расшевелить Юкари?
   -- Юкари? Кому интересна эта ленивая старуха?! Я сам стану богом! Дорогу молодым!
   -- Станешь богом? -- справа и слева от Андрона возникли еще две прислужницы драконов. Комачи Онодзука и Сикиеки Ямаксанаду. Собирательница душ и оценщица. -- Что за чушь? Ангелу никогда не стать богом! Точно так же, как богу никогда не стать всевышним Антархом! Природа ваша настолько разная, что твое заявление похоже на мечты айсберга, сияющего в дневном свете и воображающего, что станет Солнцем!
   -- Просто еще один сумасшедший. -- Комачи сняла с плеча здоровенную косу и замахнулась, намереваясь атаковать. -- Мало ли их таких?
   -- Поправка. -- прозвучал хмурый мужской голос позади собирательницы душ. -- Просто еще семь сумасшедших. Мало ли нас таких?
   Одновременно, из шести пространственных искажений, к месту стычки шагнули шесть закованных в доспехи, изготовившихся к бою, воинов-артефактов.
   -- Вы что здесь делаете? -- бой на время прервался, обе стороны просчитывали расстановку сил и шансы на победу. -- Приказа оставлять посты не было!
   -- Крепость переведена в автоматический режим, феи и стражи Генсокье разбираются между собой сами, а следить за врагом, если вы погибнете, господин, абсолютно бессмысленно. -- конструкты демонстрировали полную свободу воли и принятия решений, отвергнув приказы хозяина и действуя полностью по своему усмотрению.
   -- Все сегодня идет вкривь и вкось. -- Андрон ухмыльнулся, когда пространственное искажение, распространившись вокруг воительницы драконов, захватило всех бойцов. Вокруг них, вместо маленького мира, поглощаемого распадом, сменилось бескрайней чернотой межгалактического пространства. -- Спасибо за приглашение, рыба. Сунуться в пространство драконов у меня наглости не хватило бы. Не хочешь, чтобы мы разнесли остатки Генсокье, высвободив всю свою мощь? Напрасный труд! Я избавлюсь от тебя, вернусь и завершу начатое!
   -- Не будь так самоуверен, мусорщик! -- электрические разряды заплясали над телом Ику, затмевая своим синием свет жаркого пламени, окутавшего фигуру костлявой ящерицы. -- Твое существование прервется здесь, а затем, я уничтожу твоих гнусных, покрытых кровью, конструктов! Генсокье возродится, но сначала, надо покарать того, кто несет в себе хаос!
   "Покажи, на что способна, юная воительница". -- из тьмы воплотился громадный змеевидный дракон. Не тот что наблюдал за гибелью Генсокье. Другой, рангом поменьше, привлеченный вторжением чужака на подконтрольную ему территорию. -- "Он из ордена Олимп? Я сражался с ними не раз и с удовольствием полюбуюсь трупом еще одного из их мерзких отродий"!
   "Я не подведу, господин"!
   Вокруг поля боя учинили хоровод бесчисленные угри, как и их хозяин, среагировавшие на присутствие чужака. Желающие полюбоваться победой своего сородича, или отомстить за ее смерть, они осветили космос сиянием молний.
   -- Вперед! -- вскинув оружие, Андрон ринулся в атаку и сияние "Пожирателя душ" поглотило трепетный свет электрических дуг.
   Танец ангелов начался. Ломалось пространство, бешенные вихри энергий, способные в миг испепелить планету, протуберанцами взмывали над полем боя. Угри, поначалу предвкушавшие легкую победу, становились мрачнее с каждой секундой. Ику явно была сильнее своего противника, но Андрон был истинным сыном мертвых миров. Придворная волшебница и дикий варвар, проломивший на своем веку немало черепов...
   Стремительный рывок серой тени. Комачи, фонтанируя кровью из разрубленного плеча, с отчаянным криком отшатнулась и была нанизана на меч конструкта. Андрон вклинился между угрем и судьей мертвых, бросив против более слабого врага всех своих помощников. Ямаксанаду продержалась недолго. Сразу три меча пронзили ее насквозь и, окутанная пламенем "Пожирателя душ", она скорчилась в предсмертных конвульсиях. Угри скользнули к телам погибших и забрали их, очищая поле боя.
   Ику осталась одна против семи яростных врагов и у наблюдателей не осталось иллюзий. Они почувствовали страх и смятение своей соратницы. А где страх и смятение, победы быть не может. Но дракон боя не остановил. Он даже принялся, в истинно человеческой манере, почесывать подбородок.
   "Господин, вмешаемся"! -- шипели угри со всех сторон.
   "Нет. Вы не видите? Это не обычный дикарь. Он сражается как должен сражаться настоящий воин, за одно это он заслуживает уважения. Восстание против равнодушия"? -- дракон, со свойственной мужчинам практичностью, быстро и незаметно перетряхнул память демона и расхохотался. -- "Не оставил ни имени своего, ни облика ни в одном из миров, которые посетил за время бунта? Какой заботливый! Неужели орден Олимпа, этот умирающий рой разобщенных и озлобленных эгоистов, сотворил для сферы Антарха настоящего ангела"?
   "Он действительно думает провернуть весь этот бред"? -- двое особо приближенных к дракону угрей, с которыми бог поделился обретенными знаниями, удивленно посмотрели на своего хозяина.
   "Не недооценивайте людей! Люди на многое способны. Дайте-ка мне лучше "Оракула", надо все просчитать. Подозреваю, что его расчеты на "Оракуле" насквозь кривые".
   Доли секунды работы с вычислительным артефактом, и дракон нахмурился.
   "Впервые слышу о Генсокье и Юкари, но теперь вижу, что ящерица не зря объявилась там. Этот мир действительно обречен на гибель. Та богиня Тьмы... слишком глубоко ранена и разочарована. Она не хочет возрождать свой орден. Хочет только спать и поддерживает сбереженный осколок своих владений последним усилием воли. Нужно будет принять ее миры и позволить ей уснуть. Этот безумный демон"... -- дракон улыбнулся, увидев картины кровавого хаоса, захватывающие Генсокье. -- "Он действительно настоящий ангел".
   Андрон отважился предать богов ради исполнения мечты двух скованных проклятиями, мусорщиков. Исполнял волю чудовищного порождения Тьмы, вопреки всем законам логики, ставшего побратимом изуродованному, искалеченному рыцарю Света.
   -- Бог - есть любовь? -- произнес дракон и рассмеялся. -- Далеко же твой бог увел тебя от мусорной свалки!
  
   Битва кипела с нарастающей яростью.
   Призраки и воины чистилища опутывали магическими сетями беснующихся фей. Сейчас тенгу притащат печати помощнее, и запечатают разбуянившихся девчонок. Порядок будет восстановлен! Еще минута, или две! Главное, закончить этот бой!
   Сбить королеву льда!
   Стая из десяти тысяч демонов-ворон, пошла на прорыв. Сквозь шквал ледяных стрел и смертоносную метель, ежесекундно теряя сотни сородичей, птицы проложили путь для своей предводительницы.
   Цель в пределах досягаемости.
   Чернокрылая Рейудзи Уцухо, главная среди пернатых слуг чистилища, направила оружие уверенной рукой и алая сфера в ее груди полыхнула, вливая в энергообмен демоницы мощный энергетический импульс. Грохот выстрела заглушил даже безумный рев кровавого хаоса, царящего вокруг.
   Огненный шар прошел сквозь ледяные щиты, как раскаленный нож сквозь масло. Чирно, ослепшая от вихрей ненависти, которыми разили ее сотни тысяч врагов, не защищалась осознанно, лишь отмахивалась от бесчисленной орды, словно человек, отбивающийся от роя оголодавшей мошкары. Фея не увернулась от выстрела из наручной пушки Уцухо, хотя и могла бы. Она просто не видела этого удара в тысячах других. Прогремел взрыв, и тонны льда, раскалываясь на лету, обрушились вниз. Точное попадание в "Сердце зимы" вывело истощенный артефакт из строя.
   -- Победа! -- возликовала Уцухо, радуясь, что именно она нанесла решающий удар в этой битве. -- Королева фей повержена! Я сбила ее! Мы победили!
   Резкая боль во всем теле заставила ее отвлечься от восторгов.
   -- Что это? -- демон-ворона в образе крылатого человека с изумлением и ужасом уставилась на свою руку. По коже ее быстро распространялись гнойные волдыри. -- Эй, что это?!
   С громким карканьем, демонические птицы кувыркались в воздухе и перья их осыпались.
   -- Мы же избавились от проблемы! -- закричала, предъявляя претензии неведомо кому, перепуганная предводительница стаи. -- Мы же победили!
   "Сердце зимы", как могло, берегло фей от влияния отрицательных энергий. Уничтожив его, защитники Генсокье тысячекратно ухудшили ситуацию.
   Йокай, хрипя и кашляя, давились ядовитым воздухом. На раскаленной земле невозможно было стоять. По телам живых существ расползались жуткие язвы. Паника охватила всех, даже призрачных воинов леди Ююко.
   -- Что происходит, госпожа? -- вооруженная длинным мечом, девушка-воин Ёму растерянно озиралась по сторонам и кружила вокруг принцессы призраков, готовая броситься в атаку на любого врага. -- Это магия драконов? Или... или тех тварей, из Пламенной Бездны, о которых упоминала леди Юкари?
   -- Не знаю... -- Ююко была растеряна не меньше ее защитницы. -- Но мне это совершенно не нравится. Может быть, стоит вернуться в Хакугёкуро?
   -- Нельзя быть такой безответсвенной, Ююко-сама! -- вскричала Ёму. -- Генсокье гибнет!
   Из раскрытого портала в мир призраков выскользнуло несколько духов-служителей, окруживших принцессу со всех сторон и начавших отчаянно галдеть, на все голоса умоляя ее о помощи. Распад, охвативший весь маленький мирок, не обошел стороной обитель мертвых. Рассыпались прахом прекрасные вишневые деревья, с треском и грохотом разрушались строения. Туман, успокаивающий и погружающий в сон уложенные на хранение души, втягивался в разверзшиеся по всему Хакугёкуро широкие трещины.
   -- Фей поразила странная болезнь! -- шумели духи-служители. -- Они корчатся на земле и страшно воют! Эти изменения ранят их души! Что делать, госпожа?!
   Ююко была в растерянности. Точно так же, как и Сатори, хозяйка исправительной системы для не самых грешных душ, запятнавших себя, но еще способных очиститься. Прибежавшая из глубин кошка-демон доложила ей о том, что все в подземном дворце и обители грешников трещит по швам. Феи чистилища, игнорируя приказы, казалось, незыблемо авторитетных личностей, устроили массовый бунт и нападали на всех подряд. Те из фей, в ком оставалось немного соображения, плакали и умоляли выпустить их неизвестно куда, лишь бы "отсюда", а остальные крушили и терзали все, до чего могли дотянуться. Звучало невероятно, но у оставленной в чистилище стражи не хватало сил совладать с бунтом самых мелких и слабых служителей.
   Зловещее дыхание набирающей силу катастрофы коснулось всех, без исключения. В глаза каждому заглянула неумолимая и беспощадная гибель.
   То, чего добились сильные и грозные, вздумавшие привычно решить проблему ударом кулака.
  
   Яркая комета вырвалась из пространственного искажения.
   Пронзив густые черные облака и толщу пропитанного гарью воздуха, эта комета вонзилась в покрытую трещинами землю и во вспышке ослепительного света породила еще одну громадную воронку. Молнии веерами ударили во все стороны. В треске разрядов невозможно было услышать отчаянный крик защитницы этого мира, плечо которой пронзил сияющий белый клинок "Пожирателя душ".
   Андрон лишился правой руки, из глубоких обугленных ран в его груди и боках торчали обломки костей, колено и стопа на левой ноге были раздроблены, но демон, игнорируя головокружение и распространяющуюся по телу слабость, продолжал крепко сжимать эфес меча.
   Ику глотала слезы. Ее раны не выглядели столь же ужасно, как у противника, но нанесенные в ключевые точки, они лишили ее всех сил и сделали сопротивление невозможным. Что теперь сделает серый ящер? Отсечет ей голову? Одно утешает, что госпожа непременно отомстит за гибель своей верной последовательницы.
   -- Руби! -- срывающимся от рыданий голосом, выкрикнула она. -- Чего ты ждешь, тварь?
   -- Не спеши в небытие, девочка. -- демон склонился и заглянул ангелу в глаза. -- С чего ты взяла, что мне нужны ваши смерти? Мне не нужны ни ваши жизни, ни ваши души. Живи. Когда очнешься, оглянись вокруг. В сфере миров есть, ради чего жить.
   В небе и на земле развернулись зеркально отражающие друг друга магические схемы. Магия хлынула потоками и сотни тысяч пентаграмм, собирающих ее, расцвели в воздухе вокруг воронки.
   -- Простите, что был груб с вами, леди. -- Андрон вынул из плеча Ику окровавленный клинок и отступил на пару шагов, позволяя запечатывающей магии оплести раненную девушку-ангела. -- Я лишь хочу, чтобы вы проснулись и открыли глаза. Жизнь слишком хороша, чтобы проводить ее во снах и одиночестве. Она слишком хороша, чтобы позволять миллиардам людей умирать, не узнав ее вкуса! Проснись, ангел! Разбудить вас, это все, что я хочу! Расшевелить сонное, ленивое царство - все, что мне нужно!
   Улыбка расцвела на губах истерзанного демона. Уродливая ухмылка злобного безумца? Нет. Улыбка человека, не сломленного веками рабства. Изуродованного, проклятого, презираемого всем миром, но...
   -- Пусть даже методы мои сомнительны. -- добавил Андрон и множественные пентаграммы устремились к Нагаэ Ику, творя мощнейшую запечатывающую структуру. -- Если будет достигнут эффект, я не побоюсь прослыть безумцем или быть поднятым на смех!
   Что же ему надо от этого мира?
   Враг был вплотную к ней и, из последних сил нанося удар, Ику пробила защиту его разума.
   В сознании воительницы драконов возникло видение. Видение недавнего прошлого.
  

* * *

Вселенная Ириа, под протекцией Багрового Тумана.

Мир Кадомар.

Восемь лет до активации клейма.

   Земля дрожала под ногами спешно переформировывающихся войск. Армии двадцати королевств, больше полумиллиона воинов, в полном вооружении и увешанных защитными амулетами с ног до головы, окружили долину, из которой должны были через пару минут вырваться твари подземного мира.
   Земля источала ядовитые миазмы, от чудовищного жара, идущего из неведомых глубин, тяжело было дышать.
   -- Выше знамена! -- кричали генералы, подбадривая рыцарей, лучников и копейщиков. -- Монахи! Молите богов о заступничестве! Сейчас - самое время!
   -- Высшие силы, уберегите... -- дрожа, шептали монахи. -- Дети ваши взывают к вам, великие отцы! Даруйте силы для битвы с лишенными бога!
   -- Идут! -- выкрикнул патриарх, припавший лбом к золотому треугольнику. -- Идут!!!
   Долина перед армиями рыцарей с грохотом раскололась. Камень и земля взлетели к небесам и, исполинское каменное чудовище вынырнуло из расширяющегося провала, с ревом вздымая над обмершим войском людей здоровенную ручищу весом в сотни тысяч тонн.
   Каменный голем мгновение помедлил, нацеливаясь точнее и ударил, намереваясь впечатать в землю большую часть врагов, но вдруг яркая вспышка озарила небеса и рука голема исчезла, обратившись в облако пыли, которая устремилась вдруг вверх и, соединившись в круглое каменное ядро, легла на ладонь парящей высоко в небесах фигуры в бело-золотом балахоне.
   -- Я понимаю вашу боль и ненависть, -- сказал странник, глядя с небес на провал в земле, из которого валом валила бесчисленная орда разномастных бесов. -- Но то, что вы затеяли, допустить не могу! Каменное ядро со свистом рассекло воздух и, ударив в голову голема, расколола гиганта на бесчисленное множество частей.
   -- Убить его! -- взвыли военачальники бесов, указывая клинками мечей на врага в небесах. -- Это - посланец бога! Смертные - ничто! Это слуга тех тварей, что убили нашего владыку!
   -- С ними восемь бывших ангелов Тьмы. -- конструкты окружили своего создателя и изготовились к бою. -- Могут быть проблемы.
   -- Но они всего лишь отверженные. Ангел без божественных сил мало отличается от смертного. Даже я, всего лишь кватарх, пока со мной воля моей хозяйки, тысячекратно сильнее каждого из них! По мере возможности... будьте милосердны. Это дети. Дети, в скорби по погибшему отцу, шагнувшие за грань безумия.
   Орда чудовищ бесчисленным облаком взлетела над землей и устремилась в атаку. Здесь были все обитатели подземелий, способные держать оружие. Обуреваемые жаждой беспощадной мести, они рвались в бой, как обезумевшие цепные псы.
   -- Сильвия, лови мелочь силовыми щитами! Зигфрид, Бернард, Беатрис! Возьмите на себя смертных-вожаков! Эльза, прикрой мне спину! Гарольд, навевай на захваченных врагов сон!
   В изумлении опустив оружие, солдаты армии людей минут десять безмолвно смотрели на титаническое столкновение двух сил и разразились ликующими возгласами, увидев, что у порождений подземного мира нет против их врага ни малейшего шанса.
   -- Магия этого мира слаба! -- выкрикнул Гарольд, младший из конструктов странника. -- Они совершенно беззащитны!
   Фигура в бело-золотом кивнула.
   -- Вяжите их и тащите обратно в пещеры. А я займусь отверженными...
   -- Или мы тобой займемся, отродье Света! -- восемь весьма причудливых чудовищ окружили фигуру в бело-золотом. -- Какого дьявола ты лезешь не в свое дело? Багровый Туман обещал тебе какую-нибудь подачку?
   -- Нет. Я сам по себе. Меня просто бесит то, что вы калечите души стольких живых существ ради утоления своей жажды крови. А когда меня что-то бесит, я не остаюсь в стороне. Любой поймет мою мотивацию.
   -- Ах, какие возвышенные слова, серый ублюдок! -- воин в черно-красных доспехах, парящий в воздухе на широких перепончатых крыльях, слегка подался вперед. -- Жалкий кватарх, не способный даже заблокировать мои способности по чтению чужой памяти! Мы используем смертных, озлобляя их против убийц нашего господина и натравливая их на тех, кого ненавидим? А разве ты делаешь не то же самое? Ты одержим своей местью не меньше нашего и даже они, -- воин Тьмы указал в сторону армии рыцарей, наступающих на мечущихся в смятении порождений подземного мира и беспощадно осыпающих бесов стрелами. -- Даже они уже становятся твоими марионетками! Если говорить про честность, покажи им, что ты скрываешь за своим балахоном и бутафорскими энергетическими крыльями!
   -- Да, мы похожи. -- из рукава бело-золотой робы показался и вытянулся во всю длину стальной клинок меча, окутавшийся призрачным белым сиянием "Пожирателя Душ". В глубине под капюшоном вспыхнули багровым туманом жуткие глаза, наполненные злобой и ненавистью. -- И вы, и я, всей душой преданы мести. Но наши методы мщения различны, как небо и земля! И от таких мстителей как вы... меня просто выворачивает наизнанку! Подходите, вонючие гниды! Сейчас я вас, погань, в штабель уложу!
   Воины Тьмы ринулись в атаку. Даже смертные, при доле везения и хорошей технико-магической оснащенности, могут убить кватарха. У восьми отринутых определенно есть шансы, но...
   Сверкнула золотая молния и один из атакующих дико завизжал, вертясь на месте и фонтанируя кровью. Эльза, сбросившая человеческий облик, развернулась на месте и снова ринулась в атаку, полоснув когтями еще одного врага, посмевшего угрожать ее хозяину. Когти золотой бестии, как и клинок в руке странника, горели огнем "Пожирателя Душ".
  
   С грохотом, треском и рокотом, купол над громадным ульем обрушился. Камни посыпались вниз, заставив толпу человекоподобных созданий с перепончатыми крыльями броситься в укрытия.
   -- Суккубы, инкубы... -- фигура в белом балахоне спускалась из облака пыли в центре купола, неспешно и величаво взмахивая широкими энергетическими крыльями. -- Приятно, когда разумная раса похожа на людей. Сразу чувствуется что-то родное.
   Шесть конструктов в человеческом облике опускались из облака пыли, кольцом окружив своего создателя. Каждый из живых артефактов держал в руках сеть с крепко скрученным отверженным.
   -- Демоны! -- прозвучал выкрик старого, тощего инкуба и по всему улью покатился истошный визг, переполненный яростью и ненавистью. -- Нечисть! Слуги убийц!
   Бесчисленные маленькие малолетние бесы, оставшиеся в улье чтобы продолжить свой род в случае полго истребления ушедших на войну сородичей, истошно вопили в такт свирепому визгу своих хозяев.
   -- Убийцы! Убийцы! Демоны!!!
   -- Молчать! -- выкрик серого странника утонул в безумной какофонии, и тогда он зарычал.
   Гневный рык ангела прокатился по улью, заставляя дрожать стены. Бесенята дружно справили нужду себе под ноги и бросились по закоулкам, прячась в самую густую тень, а суккубы и полуживые инкубы, дряхлые старики, дистрофики и до крайности истощенные дети, попадали на землю, закрываясь руками.
   -- Я сказал молчать! -- выкрикнул странник снова и теперь его услышали все. -- Я не тот, за кого вы меня принимаете! Я не убивал вашего бога и ваши смерти мне тоже не нужны! Получите!
   Облако пыли уже развеялось и на глазах у изумленных детей тьмы, в пролом купола потоком влетели силовые коконы, в которых лежали бесчувственные тела солдат великого подземного воинства. Инкубы и бесы.
   -- Они живы. -- выкрикнул странник, направляя кокон с каждым из воинов к группе его родных. -- Своей магией мы усыпили их и у них небыло шанса противостоять нам! Мы существа совершенно иного порядка и, пока вы не станете подобными мне, шансы ваши невелики.
   Фигура в белом и шесть конструктов, несущих пленников, опустились в центр каплевидного зала, вокруг которого располагались бесчисленные соты улья. Воины темного народа, освобождаясь от магии Гарольда, приходили в себя и открывали глаза, медленно поднимаясь и садясь на земле.
   -- Ты не демон? -- из толпы выступил седобородый инкуб, старейшина крылатого народа. -- Но кто же тогда ты? Твоя магия невообразима! Ты... бог?
   -- Я все объясню. -- ответил странник. -- Но сначала...
   Фигура в белом вскинула руку и взвившийся над его кулаком золотистый огонь затопил весь зал мягким сиянием.
   -- Что это? -- дети тьмы с изумлением смотрели на то, как исчезают с их тел гнойные язвы и раны. Как бледная, покрытая болезненными трещинками, кожа их срастается и обретает цвет жизни и здоровья. То же происходило и с внутренними органами. Бесчисленные болезни, вызванные голодом, грязью и малой подвижностью, отступали под золотистым сиянием. -- Сила богов?!
   -- Вы голодны? -- спросил странник, прячущийся под белым балахоном. -- Угощайтесь. Это все для вас.
   Возникая из небытия, на головы потрясенных детей тьмы посыпались пакеты с жареными курами, хлебом и фруктами.
   -- Не ешьте! -- взвыл один из отверженных, опутанных сетью и надежно скрученных магическими схемами. -- Кто тронет эту еду, получит прокля...
   -- Заткнись! -- удар кулака фигуры в белом едва не размозжил чешуйчатой змеевидной твари голову. Выбитые зубы и кровь веером полетели во все стороны.
   -- Я подарю вам еще кое-что. -- сказал странник, обращаясь к народу Тьмы. -- Примите же от меня... знание!
   Знание того, что случилось полтора тысячелетия назад. Как погиб, в честном бою, бог Гилгром. Как светлые боги, по праву победителей получившие власть над этой вселенной, позволили богам темного ордена эвакуировать свои народы. Как несколько слуг Гилгрома, паршивых настолько, что их отказались принять другие боги, решили отомстить светлым и темным, уничтожив сразу два смертных народа.
   -- Они собирались учинить резню, а затем, когда светлые боги вернутся к этому миру чтобы мстить за удар по их подопечным, сбежать и бросить вас на растерзание силам Света! -- выкрикнул странник. -- Но этого не будет! Брат Гилгрома, великий бог тьмы, Ксерфакс, готов принять вас под свое покровительство! Смотрите!
   Из ничтожно малой точки, портал развернулся в многометровую плоскость искажения, за которой, с какой стороны ни смотрели бы зрители, виднелись бескрайние холмы и леса под куполом сияющего звездами, неба.
   Дети Тьмы в глубочайшем потрясении замерли и безмолвно, не веря своим глазам, смотрели на места, так похожие на те прекрасные земли, в которых когда-то, очень давно, жили их предки.
   -- Это - новый мир, который создал для вас великий бог, лорд Ксерфакс! Он ждет вас, детей его брата, которых он готов принять как свой собственный народ! Вы вольны покинуть эти пещеры, в который вас загнали предатели-отступники!
   Первыми опомнились бесы. Похватав лежащие на земле пакеты с едой, они, смешно прыгая на кривых лапках и трепыхая короткими крылышками, поскакали к порталу. Без лишних колебаний, мелкие проныры словно в воду ныряли за незримую черту, отделяющую этот мир от другого.
  
   Когда в город-улей ворвались рыцари и священники людей, в нем не осталось уже ни единой живой души, только в центральном зале, сидели на полу израненные, избитые отступники темного народа и рядом с ними стояла высокая, величественная фигура ангела с энергетическими крыльями.
   -- Все кончено. -- сказал ангел и, указывая клинком на плененных темных тварей, подарил людям знание того, что случилось. -- Воздайте им за их грехи!
   -- Боишься сам ручки марать? -- глава отверженных с ненавистью глянул вглубь капюшона. -- Не устал играть в святого?
   -- Устал. -- странник склонился ближе к отверженному и наградил его взглядом, источающим лютую злобу. -- Но убивать вас лично - неэффективно. Важен эффект, а не мое собственное состояние. Я - ничто. Я - никто. Но светлый фантом, который создадут жители миров, спасенные от ужаса и смерти, сильнее любых богов! Мстить разрушением - гнусь и идиотизм! У меня свои методы мщения тем, кого я смертельно, до безумия, ненавижу!
   Всплеск золотого огня, и фигура ангела исчезла. Сети рассыпались и громадные, внушающие ужас, фигуры демонов начали подниматься.
   Люди попятились в смятении, но на клинках их мечей вспыхнуло сияние магического огня.
   -- Вперед! -- выкрикнул священник, поднимая над головой сияющий ярче солнца, знак бога. -- С нами святая сила!
   Яростно взревев, солдаты толпами хлынули на восемь чудовищ, которых странник бросил им на растерзание. Немало будет написано сказок об этом дне и, пусть даже сражение это не было таким уж эпическим, оно станет куда эпичнее после сотого пересказа. Люди будут расти с памятью об этот дне. Новые и новые поколения будут возвышать свои души памятью о страннике в белом балахоне, без зова и мольб пришедшем на помощь погибающему миру. Может быть, лет через триста или пятьсот, художники даже пририсуют этому страннику человеческое лицо...
  
   -- Лжец и обманщик. -- рыцарь в массивных черных доспехах поднялся с трона и сделал пару шагов, приближаясь к коленопреклоненному воину в белом балахоне. -- Смертные радуются и прославляют тебя, не ведая всей глубины твоей подлости и эгоизма. Загребаешь жар чужими руками? Созидатель... спаситель... я сомневаюсь, не лучше ли прикончить тебя здесь и сейчас?
   -- Этим вы лишь обречете на гибель еще пару тысяч миров, лорд Ксерфакс. -- ответил странник твердым, спокойным голосом.
   -- Верно. Какие бы цели ты себе не ставил, что бы ни двигало тобой, но спасение миллиардов смертных похвально. Я, как и те боги, в мирах которых ты побывал раньше, не стану убивать тебя. В благодарность за спасение подопечных моего брата, я даже предлагаю тебе немного отдохнуть и выпить со мною. -- посреди зала возник стол с огромным количеством вина и закусок, а бог Тьмы вынул еще одну бутыль у себя из-за спины. -- Знаешь, что это?
   -- Серый нектар. -- ответил странник. -- Прошу простить меня, великий лорд, но я очень спешу и не могу позволить себе потерять несколько недель на отдых.
   -- Все должны отдыхать, маленький бродяга. Не столько телом, сколько душой. Работать на надрыв очень опасно. У тебя уже глубокие проблемы психикой. Еще немного и надорвешься от стараний. Когда ты спал последний раз?
   -- Двенадцать лет назад, мой лорд. Я... я должен идти. Миры погибают и время, что я трачу на эту беседу...
   -- Хорошо. Я не держу тебя.
   -- Только... вы позволите мне забрать нектар с собой?
   -- Конечно. В благодарность за заботу о народе Тьмы. Бутыль твоя, маленький бродяга.
   Странник поклонился, принял подарок и, отступив, скрылся в портале.
   Ксерфакс же, хмуро глядя ему в след, задумчиво погладил нижний край своего стального шлема, заменяющий ему подбородок.
  

* * *

   Пространство с заключенной в ней слугой драконов, сжалось в трехсантиметровый шарик, по виду похожий на сферу из алого стекла.
   -- Заряда хватит на три часа. -- сказал Андрон, протянув руку к висящему в воздухе шарику и не заметив даже, что драконы уже подменили шарик, забрав своего слугу и подсунув демону пустую фальшивку. -- К тому времени я уже буду мертв, или одержу победу. Все закончится. Так, или иначе.
   Схватив шарик и забросив его в пространственное искажение, которое должно было перебросить пойманную девчонку-ангела на склад летающей крепости, демон расправил крылья и взмыл в багровые, затянутые дымом небеса. На него мало кто обращал внимание.
   Земля была покрыта увеличивающимися трещинами, из которых ядовитым туманом поднимались миазмы Макая, считающегося миром демонов, но на самом деле являвшимся местом обитания беженцев из миров, в которых физические законы отличались от привычных людям и йокай. Просто осколки вселенных, для жителей которых воздух привычного людям мира был так же ядовит, как и миазмы Макая для жителей Генсокье.
   Пространственные искажения, в которых Юкари прятала наслоения реальностей, расправлялись. Все слои сливались воедино, образуя полнейший хаос, в котором невозможно было существование какой-либо жизни.
   -- Мы опоздали, господин? -- из пространственного искажения выскользнула Эльза, принесшая заранее припасенные протезы руки и ноги серого ящера. Андрон крепче сжал зубы, когда когти-клещи золотой лисы сжались и оттяпали ему раненную ногу. -- Отступаем?
   -- Все в порядке. -- тяжело дыша, истекая потом и кровью, демон требовательно протянул лапу к Беатрис, сжимающей в руках большой холщовый мешок с пятью сферическими предметами. -- Еще есть время.
   -- Изменения фей необратимы! -- лиса сноровисто затягивала ремни протезов, закрепляя их на теле господина. -- Мы потеряли их!
   Андрон крутанул протезом, проверяя шарниры, и наставил когтистые пластиковые пальцы на отпрянувшего золотого конструкта.
   -- Не недооценивай ангелов Света! -- взревел демон. -- Если нас разозлить, мы любому запросто порвем стереотипы!
   Сферы в мешке активировались и, рванувшись в разные стороны, порвали невзрачную мешковину, в которой хранились последние две недели. Четыре недели назад, это были самые обычные пустотелые стеклянные шары, а затем серый монстр в черном балахоне пришел в умирающий мир, захваченный страхом и отчаянием.
   До предела наполненные излучением людских биополей и магией демона, сферы канули в искажения пространства. Одну выбросило в буйство восстания фей чистилища. Вторую в центр Хакугёкуро. Третья канула в глубины Макая. Четвертая возникла в небесах Генсокье, а пятая упала прямиком в гущу воющих злых духов у подножия горы йокай.
   Стеклянные оболочки сфер пошли трещинами и со звоном разлетелись на осколки, высвободив содержащуюся в них магию.

* * *

   Тьма и холод, без всякой надежды на утро и весну, захватили систему Кат, когда заклятие сумасшедшего колдуна оплело солнце. Погибали цветы и деревья, холод и голод истреблял животных. Не помогла даже победа над злодеем. Колдун был низвергнут в Адскую Бездну, но заклятье не исчезло. Все маги мира были бессильны что-либо сделать и молитвы богам не приносили избавления.
   Замок на громадной летающей скале возник в темных небесах неожиданно. Пять стеклянных сфер вылетели из окон главного зала крепости и заняли места на крышах храмов пяти столиц мира Кат. Сверкнула молния, заклятье, охватившее солнце, рассыпалось, и солнечный свет хлынул на покрытые снегом земли, заставив смерть отдернуть костлявую руку от душ миллионов людей...

* * *

   Сферы хранили колоссальный заряд положительных энергий, рожденных людскими душами в момент избавления от гибели. Андрон, вернув весну погибающей от холода земле, оставил сферы в мире Кат на две недели. Он собрал восторг празднеств, невыразимое счастье живых существ, согретых солнечным светом, весенние волны любви и благодарность жителей мира Кат неведомым спасителям. Он добавил в получившуюся смесь своей целебной магии, способной залечить любые телесные раны смертного существа и наложил несколько усиленных магических схем для создания моментального рассеивания энергии в пространстве.
   С жалобным звоном, сферы разлетелись на части и белый свет залил все Генсокье, сметая, нейтрализуя и поглощая "Черный Ветер".
   -- Слишком поздно! -- обреченно шепнула Сильвия. -- Мы опоздали почти на десять минут!
   -- Нет. -- серый демон мотнул головой. -- Смотри!
   Закрывались трещины в земле, исчезал призрачный свет и миазмы Макая. Пространственные искажения приходили в норму. Язвы исчезали с тел живых существ. Распад и разложение отступали от Генсокье.
   На земле и в воздухе, опутанные сетями и сбитые магическими печатями, феи принимали свой обычный облик. Когти и клыки их рассыпались искристой волшебной пылью. В глазах девчонок расцветало невинно-детское удивление.
   -- Как это возможно?! -- вскричала Сильвия. -- Наши расчеты...
   -- Я скруглял цифры при подсчетах. -- сознался Андрон, с виноватым видом почесывая затылок. -- Специально брал с запасом. У нас, наверное, еще минут десять было в запасе. Или двадцать...
   -- Господин... -- кристальная змея побагровела, как самый обычный человек. -- У меня едва сердце не остановилось! Ваша безответственность - враг пострашнее любого бога!
   -- Ты не поняла, Сильвия. -- поспешно вступилась за хозяина Эльза. -- Лорд Андрон просто шутит. Юмор чрезвычайно сложная штука, нам ее никогда не понять. Конечно же, он старался на пределе возможностей, но увы, господин не всесилен. Он не может предусмотреть абсолютно все, и потому возникла ошибка в расчетах. Так ведь и было лорд Андрон?
   -- Да. -- смущенно соврал демон, стушевавшись перед гневом собственных созданий. -- Простите меня...
   -- Не беспокойтесь, господин. -- простодушные конструкты сразу приняли его раскаяние и утешающее улыбнулись серой ящерице. -- Мы рады, что ошибка была в лучшую сторону, а не в худшую. Продолжаем! Дело еще не сделано!
   -- Да. -- Андрон глубоко вздохнул и, потратив мгновение на сбор сил, материализовал из магических потоков два длинных и массивных меча. -- Все по местам! Старательно делаем вид что эти сферы бросили не мы, и продолжаем войну! В первую очередь, эвакуируем фей в место, защищенное от "Черного ветра". Потом... спускаем на местное ополчение всех собак! Диверсия Гарольда не может не принести плоды! Теперь они точно знают, что нужно им для спасения, осталось заставить их взмолиться о помощи! К бою!
   Бернард и Зигфрид исчезли. Эльза скользнула за спину Андрона и облекла его золотыми полосами, снова принимая вид реактивного ранцевого ускорителя.
   -- Сильвия, Гарольд, выставляйте магические рассеивающие поля! Прикройте нас от дистанционных атак! Беатрис, Эльза, прячьтесь в искажениях и бейте в спины врагам! Не обязательно всех насмерть! Достаточно вывести из боя и заставить искать союзников! Зигфрид, поддержи огнем! Бернард, не спускай глаз с хранителей камня!
   Взмыв под небеса, крошечный отряд интервентов по параболе обрушился сверху на поле боя у горы йокай, едва-едва успевшее насладиться благостной тишиной. Вихри воздуха, налетевшие на ошалело озирающиеся орды защитников Генсокье, расшвыряли йокай, воинов чистилища и даже бесплотных призраков Хакугёкуро.
   Чирно, что, дрожа и всхлипывая, ползала по ледяному крошеву и пыталась собрать осколки "Сердца зимы". Она заслонилась руками, но вихри не коснулись ее. Вздрогнула земля, и, вскидывая мечи для защиты, перед Чирно поднялась завершившая прыжок высокая серая фигура.
   -- Ты в порядке? -- глянув на шмыгающую носом девчонку через плечо, спросил Андрон. -- Не бойся! Я спасу вас всех!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Действие 5. Поле боя.

  
   Черный Ветер не исчез. Феи, едва не погибшие в его невыносимом зловонии, с ужасом озирались по сторонам. Пелена зла будто отпрянула, но мощный заряд отрицательных энергий в окружающих их врагах остался почти нетронутым. Даже радость от мыслей о победе не развеяла в защитниках Генсокье боли и гнева. След чужих страданий и гибели, словно радиация проникший в живые клетки, не исчез. Все вокруг казались перепуганным девчонкам сгустками лохматой, мертвящей тьмы.
   И, вот, рядом появился тот, от кого эта лохматая тьма шарахалась, словно от пламени свечи. В противовес "черному" дыханию зла, от него исходил "Белый Ветер". Для фей Андрон был сияющим образом, приносящим облегчение и исцеляющим раны. Для всех остальных - уродливым костлявым монстром, убийцей и извергом, принесшим небывалую боль и страдания в Генсокье. Нечисть. Порождение самого зла.
   Бросив тень на растерянно замершие орды, из заоблачной выси рухнул вниз и завис в сотне метров над головами врагов исполинский замок, окруженный радужными энергетическими щитами.
   "Я отогнал ветер зла, но ненадолго". -- звучал голос Андрона для фей. -- "В укрытие! Скорее, в мой замок, пока чудовища не опомнились! Там вы будете в безопасности! Там нет Черного Ветра! Скорее! Внутри, я скажу вам что делать, чтобы Генсокье снова стал прекрасной солнечной страной и избавился от демонов, вселившихся в тела людей и йокай! Черный Ветер будет навсегда уничтожен! Мы возродим вашу родину и снова все будут счастливы! Скорее! Скорее же"!
   "Вы преодолели мою магию, жалкие ничтожества"? -- гремел голос демона для всех остальных обитателей Генсокье. -- "Не знаю, кто это сделал, но он рано радуется! Пока я жив, вам всем покоя не видать! Ваш светлый и радостный мир, я уничтожу и развею в пыль! Думали, что феи - ваши враги? Это лишь дети, которыми истинное зло может играть, как с куклами! Вы напугали их и, теперь предложив убежище от вашей злобы, я заманю их в жуткую ловушку! Мой замок станет могилой их душ и разума! Я снова обращу воплощения природы в духов зла и выплесну их искаженную магию на Генсокье! Хаос вернется и второго шанса у вас не будет! Вы все погибнете! Все! Будущее вашего мира в моих руках и ни один из вас не спасется от хватки воплощения смерти"!
   Холод ужаса вцепился когтями в души защитников истерзанного мира. Воплощение смерти? В Генсокье были воплощения буквально всего, что влияло на потоки магии, но среди всех этих фей никогда не было духа смерти. Как может выглядеть столь ужасное создание? Серый костлявый монстр, изуродованный злобой и разложением?
   Андрон разинул пасть и громогласно взревел. Магические вихри, рождающиеся в его глотке, швыряли прочь врагов, что, очнувшись, бросились в отчаянную атаку на носителя хаоса.
   Отбрасывали прочь чудовищ, зараженных злом...
   "Все в замок"! -- передал Андрон мыслеобраз феям. -- "Я прикрою! Кто не может лететь, держитесь! Я приду на помощь и не оставлю никого"!
   -- Я помогу тебе! -- Чирно, крепко сжав маленькими ладошками два осколка "Сердца зимы", взлетела и встала с серым ящером спиной к спине. -- Как сильнейшая, я уйду с поля боя последней!
   -- Буду рад помощи. -- ответил ей демон. -- Возможно, кто-то в Генсокье мнит себя сильнее тебя, но ты, Чирно, истинный герой своего народа!
   "Эльза, что за истеричный смех? Я не пошутил, хватит симулировать чувство юмора! Не до глупостей сейчас"...
   Бесчисленные враги словно темная туча заслонили небеса. Миллионы магических пуль и лучей устремились к серому ящеру. Защитные рассеивающие поля, сотворенные Сильвией и Гарольдом, заполыхали диким буйством красок.
   Сквозь это буйство скользнула юркая фигурка в легких доспехах. Андрон встречным ударом меча отвел клинок, нацеленный ему в шею. Фонтаны искр полетели во все стороны, а демон уже оборачивался, чтобы отбить удар еще одного клинка.
   Еще один и еще. Врагов становилось все больше, но демон, нисколько не смущенный разницей в численности, перешел в контратаку. Брызнула кровь и, подброшенное ударом на несколько метров вверх, тело стража горы упало далеко в стороне. Андрон подловил второго на встречном выпаде и, нанизав на клинок, рывком швырнул в сторону, телом умирающего мечника сбив еще одного своего врага. Третий, даже получив смертельную рану в живот, продолжил атаку и попытался дотянуться мечом до серого демона, но сокрушительный пинок отправил истекающего кровью белого волка в долгий полет. Демон вертелся на месте, круша врагов, как ножи мясорубки перемалывают потоком текущее к ним мясо. Защитники яростно продолжали атаковать, изумляясь мастерству мечника и не подозревая даже, что почти все они приближаются к врагу уже смертельно раненными и теряющими сознание. Золотые лапы-клинки Эльзы и кривые серпообразные ножи-когти Беатрис, молниеносно вылетающие из искажений пространства и тут же исчезающие, исподтишка разили врагов, нападающих на хозяина. Демону оставалось только отбрасывать падающие тела.
   -- Пошли прочь, монстры-вонючки! -- выкрикнула Чирно, нанося круговой удар льдом. Андрон придал островерхим ледяным иглам ускорения магией ветра и целые ряды атакующих осели на землю, давясь кровью и закрывая ладонями сквозные раны, похожие на раны от пуль.
   Андрон подарил Чирно больше магических сил. Ледяные скалы, ударив из-под земли, разбили порядки атакующих и, излив на них потоки жуткого холода, обратили всех, кто попал в зону поражения, в глыбы льда.
   -- Вверх! -- крикнул Андрон. -- Расчистим путь нашим сестрам!
   Фея и демон взмыли над промороженной землей. Ураганы, срывающиеся с крыльев серого ящера, налетели на йокай, воинов чистилища и призраков. Ледяные клинки Чирно, захваченные бешенными потоками, пробивали любые доспехи и глубоко вонзались в тела.
   -- Запускай "Жнецов" и големов!
   Со стен крепости демона сорвались быстрые, верткие машины, похожие на скелеты птиц, крылья которым заменяли длинные серпы, пылающие белым огнем "Пожирателя душ". Из десятков шахт в скальном основании замка, на головы йокай посыпались серебристые фигуры цельнометаллических рыцарей. В отличие от птиц, это были не роботы. Стальные големы, управляемые бездушным артефактом внутри замка, падали на землю и поднимались, крепко сжимая в могучих руках горящие белым огнем клинки. Под налобниками шлемов пылал алый огонь демонической злобы, но пламя, которое выдыхали големы в сторону окруживших их противников, было ослепительно-белым.
   Защитники Генсокье в смятении и ужасе попятились. Феи, сотня за сотней, прорывались к замку.
   -- Нельзя допустить, чтобы монстр похитил духов природы! -- проорал лорд Тенма в радиопередатчик. -- Не позвольте ему осуществить задуманное и вернуть хаос в Генсокье! В атаку! В атаку!!!
   По полю боя покатился, нарастая и усиливаясь с каждым мгновением, грозный боевой клич миллионов яростных бойцов. Дух защитников Генсокье, к удовольствию серого демона, было не так-то просто сломить. Бесчисленное воинство, не щадя себя, ринулось на жутких врагов и побоище, масштабов которого никогда прежде не знало Генсокье, разгорелось с новой силой. Рухнул раздолбанный в клочья голем, лишилась головы и закувыркалась, падая на землю, механическая птица...
   Андрон, окидывая взглядом громадное поле боя, отметил каждую из фей. Пытающихся добраться до замка, беспомощно трепыхающихся в сетях и ловушках, или же просто в ужасе прячущихся под камнями. Он действительно не намеревался оставлять во власти "Черного ветра" никого из них.
  
   В лунной столице обстановка медленно накалялась. Без каких-либо особых эмоций луняне занимались своими делами, но бурная деятельность, поднятая во дворце, многим действовала на нервы. Тот луч, что прожог полутораметровую дыру километрах в десяти от города, драконы ведь сказали, что это был случайный всплеск энергии? Однако правительство явно намеренно было использовать инцидент как повод для вторжения на Землю. Однажды за такую затею лунянам уже пришлось дорого заплатить. Правительство начало собирать войска, богиня Тьмы, живущая на Земле, нанесла превентивный удар, и только вмешательство драконов спасло Луну от заполонивших ее бесчисленных орд свирепых чудовищ.
   История повторится? Переселиться с мертвого камня на планету, полную жизни, конечно заманчиво, но сейчас, когда жизнь в колонии только начала кое-как налаживаться, не верх ли безумия пытаться на кого-то нападать и ставить под угрозу сам факт существования лунных поселений?
   -- Поэтому, я не могу одобрить ваших действий, почтенная Ёри-химе. -- сказал лорд Гион, явившийся на зов верховной жрицы Луны. Дракон в человеческом облике, он сидел в мягком кресле у круглого столика и, одну за другой уминал свежие сдобные булки, поданные к чаю расторопной прислугой. -- В прошлый раз я не досмотрел и ваша семья поставила меня в неудобное положение перед леди Юкари. Поверьте, мне не доставляет радости извиняться за вверенных под мою заботу миропоселенцев.
   -- Вам не придется извиняться за то, что мы свершим, лорд Гион! Если тот, что нанес удар по луне действительно не один из жителей Генсокье, то атаковав его, мы не только не вызовем гнева вашей союзницы, но и окажем ей помощь в борьбе против злодея!
   Гион подавился булочкой и, закашлявшись, схватился за живот в приступе неудержимого хохота.
   -- Вы не представляете, о ком ведете речь, моя добрая леди Ёри! -- отсмеявшись, сказал он побагровевшей, обиженной принцессе. -- Неужели вы думаете, что богине сорок седьмого ранга, верховному лидеру ордена, для которой такие как я что-то вроде рядового пехотинца, нужна помощь смертных в бою против ангела, не побоюсь этого слова, ПЕРВОГО ранга?! Вы действительно полагаете, что восьмисотлетний мусорщик может нанести хоть какой-то вред высшему существу, тысячелетия которого измеряются семнадцатизначным числом?
   -- Семнадцатизначным?! -- забыв об обиде, принцесса Ёри побледнела и в изумлении вытаращила глаза.
   -- Причем не думайте даже, что в этих семнадцати знаках только единица и нули. Не хочу тратить время на произношение точного числа, скажу только что Леди Юкари - ровесница нашего верховного лидера. Она всего лишь на один ранг уступает ему. Они вместе начинали и, не удивительно, что до сих пор связанны дружескими узами. Теперь вы понимаете, Ёри-химе? -- дракон откинулся на спинку кресла и благодушно вздохнул. -- Во всем ордене Олимпа нет никого выше тридцатого ранга, а этот серый ящер, вместе со всеми его конструктами даже там он... как это называется? Раб. Бесправное, низшее существо.
   -- Для богов, возможно, он никто. -- ответила, после двухминутного молчания, леди Ёри. -- Но я хочу сразиться с ним!
   -- И победить того, с кем у сильнейших магов Генсокье возникли проблемы? Ваша семья, моя принцесса, много глупостей натворила, но не стоит пытаться вернуть авторитет, творя новые глупости. Этот ангел... сильнее вас.
   -- Что?! Я - хуже низшего существа?
   -- Он побил уже троих наших подчиненных. -- ответил дракон. -- И побьет вас, если вы попытаетесь напасть на него. Но в этом нет ни беды, ни унижения. Вы, Ёри-химе, семечко розы. Ику - росток розы. Но ни семечку, ни ростку, ни цветущей розе не нужно соперничать в колючести с ростками чертополоха.
   -- Но лорд Гион, я умоляю вас! Это мой шанс показать себя! Сколько придется ждать нового шанса, если я упущу этот?!
   -- Хочется настоящего боя с сильным противником? -- дракон просчитал события с помощью оракула и таинственно ухмыльнулся. -- Хорошо. Но учти, что драконы не смогут помогать тебе в пространстве Генсокье. Доступ туда разрешен только нашим конструктам.
   -- Младшим божествам? Их силы будет достаточно, лорд Гион! Я не подведу вас, клянусь!
   -- Похвальное рвение. У вас есть разрешение с моей стороны, Ёри-химе. Можете взять корабль и атаковать серую ящерицу, но не зацепите, даже случайно, кого-либо из жителей Генсокье. Я... э-э-э... что-то не так?
   Принцесса прятала взгляд, растерянно и смущенно теребила платок.
   -- Лорд Гион, тот корабль, что вы подарили нам, он... вы понимаете, он... сломался...
   -- Что?! -- дракон, в глубоком изумлении и возмущении вскочил с кресла. -- Сломался?! Утроенное бронирование корпуса! Усиленные энергетические щиты! Система защиты от неправильных действий экипажа! Искусственный интеллект последнего поколения! Регенерирующая структура каждого из механизмов и общей конструкции в целом! Как, скажите мне, его можно было сломать?!
   От гневных восклицаний разгневанного дракона содрогался весь дворец. Лунное воинство, что старательно бряцало оружием и создавало вид суеты на первых этажах комплекса, в страхе попряталось кто куда. Принцесса съежилась в кресле и втянула голову в плечи.
   -- Проклятье... -- взяв себя в руки, Гион прикрыл лицо ладонью и шумно перевел дух. -- Еще одно доказательство, что для смертных нет ничего невозможного. Ладно, все в порядке. Детям свойственно ломать игрушки.
   -- Мы справимся и без корабля, лорд Гион. -- пробормотала леди Ёри. -- Откройте нам пространственный туннель в Генсокье, и мы наведем там порядок!
   -- Без корабля у вас не будет даже призрачных шансов, Ёри-химе. Вы просто не пробьете защиту летающей крепости врага. Хорошо, я починю крейсер и внесу несколько улучшений в его конструкцию. Собирайте своих питомцев и готовьтесь к бою!
   Леди Ёри, забывшись от восторга, вскочила с кресла и, бросившись на шею дракону, обняла его. Гион, частенько гостивший в лунном дворце и знавший несколько поколений правящей семьи с пеленок, воспринимался здесь как близкий родственник, этакий добрый дядюшка. Однако, девочки, игравшие в куклы на хвосте дремлющего дракона, уже выросли, и не подобает юным леди выражать радость, словно ребенку.
   Опомнившись, Ёри отпрянула и, густо покраснев, поклонилась дракону.
   -- От всей души благодарю вас, лорд Гион!
   "Словно подарок подарил, а не на кровавую бойню отправил. Думает, ее ждет развлечение и легкая победа? Пусть познакомиться с реалиями жизни. В будущем ей встретятся монстры в сотни раз страшнее той ящерицы".
   О том, что с радостью принял бы серую ящерицу на службу себе, дракон упоминать не стал. Бог, посвятивший большую часть своей жизни заботе о сонмах развивающихся молодых душ, со временем превращающихся в воинов-хранителей сферы миров, он прекрасно понимал ненависть серой ящерицы к тем, кто бросал на верную гибель целые миры. Метод мести его был, конечно, весьма сомнителен, но вызывал у драконов уважение к самому мстителю. Бывшему никем, но сумевшему привлечь внимание многих сильнейших личностей. Он старался не напрасно.
   Все действительно было не зря, даже это самоубийственное нападение на Генсокье.
  
   Вспышка белого света настигла двух изможденных защитниц маленького мира на подлете к искалеченному острову, засыпанному красным кирпичным крошевом. Разбитые башни и стены, обломки гигантских часов и куски черепичной кровли, все исчезло в ослепительном белом сиянии. Вампирша и жрица зажмурились, однако свет беспрепятственно проходил даже сквозь материю. Но он не жег. Согревая изнутри, белое сияние успокаивало, исцеляло раны, придавало сил. Сошли на нет волдыри и язвы, возникшие под мертвящем касанием хаоса, исчезли раны, нанесенные магией и когтями серого демона.
   Свет коснулся истерзанных душ и исчез.
   -- Неужели... -- Ремилия с надеждой глянула на тех, кого несла на руках, но тела Фландре и Коакумы были так же безжизненны, как и прежде. Тело Мейлин, которую несла Рейму, тоже не проявляло никаких признаков воскрешения.
   Значит, это был не "откат". Значит, враг по-прежнему жив.
   Вампирша и мико скользнули над руинами и приземлились у толстенной арочной двери. Помещение библиотеки совершенно не пострадало от гремевших здесь взрывов и словно огромный кирпичный куб, лежало посреди перемолотых строений.
   -- Неспроста оно одно уцелело. -- сказала Рейму, уложив тело Мейлин на пыльный и порванный ковер у входа в библиотеку. -- Барьер силен. Сейчас я попробую разобраться в его схеме и снять защиту. Или хотя бы ослабить.
   -- Отойди, Рейму. -- Ремилия расправила крылья и взлетела. Магия завилась в подобие водоворота, устремляясь к ее рукам и концентрируясь у ладоней. -- Нет времени любезничать! Я вышибу двери одним ударом!
   -- Не сходи с ума! Ты не пробьешь барьер! А если пробьешь, то Пачули может погибнуть при взрыве! Мы тоже можем быть ранены и тела погибших...
   Погибших...
   Слезы текли по щекам гордой вампирши. Ослепительно сияющий луч багрового света вонзилась в двери библиотеки.
   -- Верни мне все, что забрал, серый демон! -- проорала Ремилия, вкладывая максимум сил в один-единственный удар. -- Мою жизнь! Мой дом! Мою семью! Верни, ублюдок!
   Барьер обозначился бесчисленными магическими знаками, расцветшими на стенах и воротах библиотеки. Знаки становились все ярче, барьер поглощал магию Ремилии и становился только прочнее.
   -- Верни мне мою семью, тварь! -- не сдавалась вампирша. -- Верни!
   Силы, едва обретенные вновь благодаря целебному свету, истаяли, как брошенный в костер снег.
   Ремилия, утратив даже способность летать, упала на землю и, рыдая, с трудом подползла к неподвижному телу Фландре. Приподняв залитое кровью тело, она положила его себе на колени и обняла.
   -- Верни... -- умоляюще прошептала она, а барьер горел багровым огнем, непоколебимой стеной возвышаясь над плачущей смертной. -- Прошу, верни. Ведь я так и не успела попросить прощения у сестры, за то, что так долго... так долго... обманывала ее...
   Рейму поднялась и, бросив на Ремилию сочувственный взгляд, подошла к барьеру. Мико подняла руку и коснулась багровых знаков. Бесконечная емкость? Абсолютная изоляция? Ничто не может быть абсолютным и совершенным! Должен быть способ разрушить эту структуру!
   Соединив руки в молитвенном жесте, мико скопила в себе заряд магической энергии и отправила мольбу тем, кого в бесчисленных мирах почитали как богов. Творцы и хранители, они следили за соблюдением законов физики и механики миров. Усмиряли хаос, уничтожающий саму возможность жизни. Неужели они окончательно отвернулись от Генсокье? Если зов не будет услышан, есть ли у этого мира хоть малая надежда?
   Глаза жрицы вдруг резко распахнулись. Она почувствовала в себе присутствие великого духа, пишущего физические законы для создаваемых вселенных. Грозный, вечно хмурый Шангун, по указанию драконов способный даже остановить время во всей этой вселенной, проявил желание взглянуть на проблему.
   -- Барьер силен. -- сказал творец миров губами Рейму. -- Мне придется глубоко вникнуть в хитросплетение чужой магии.
   -- Ты сможешь разрушить его? -- дрожащим голосом спросила Ремилия, взглянув на Рейму.
   Выглядела жрица внушительно. Вихри радужного сияния вились вокруг нее, трепали одежду и развевали волосы. Все тело жрицы, обратившейся в аватара сильнейшего из великих духов, было озарено призрачным светом. От нее веяло такой мощью, что не приходилось сомневаться в том, что по одному ее слову может возникнуть из небытия новое солнце.
   -- Не плачь, смертная дочь воина богов. Все будет хорошо.
   "Это проблема"? -- спросил Зигфрид.
   "Нет ни времени, ни необходимости отвлекаться на них". -- Андрон продолжал крушить врагов вокруг себя и одну за другой вспарывал сети, в которых призраки и йокай пытались утащить прочь плененных фей. -- "Творцу понадобится час! За час мы должны управиться! Если не успеем... если барьер рухнет раньше, сразу переходим ко второй схеме действий"!
   "Может быть, сейчас"?
   "Еще есть шанс, что жители Генсокье помогут нам. Гарольд, к лорду Тенме, живо! Навешай ему лапши на уши, отвесь пинка, и заставь действовать! Меня уже бесит эта мясорубка"!
   "Да, господин"!
  
   Один взмах веера, и бесчисленные сонмы призраков изменили направление движения. Легионы бесплотных воинов отсекли удирающих фей от крепости серого демона и даже набросили сети на нескольких из духов природы, но сотни две стальных птиц-жнецов вонзились в строй бойцов мира мертвых. Магические пули рикошетили от брони зачарованных машин, а горящие белым огнем крылья-когти не вспарывали, а втягивали в себя призрачную плоть воинов Хакугёкуро. Жнецы буквально пожирали призраков.
   -- Ужас. -- леди Ююко парой взмахов веера заставила своих солдат отпрянуть и убраться подальше от жнецов. -- Нужно вооружить побольше йокай тяжелым материальным оружием и направить их против этих птичек.
   -- У нас нет на это времени, леди Ююко! -- Конпаку Ёму, призрак, которому было подарено физическое тело, все это время наблюдала за битвой со стороны и теперь обнажила мечи, решив, что видела достаточно. -- Позвольте мне вмешаться! Подозреваю, что враг лгал нам, выдавая себя за духа природы. Он истекает кровью! А раз у него есть кровь, значит он зависим от физического тела! Я смогу лишить его дух убежища и представить душу на ваш суд!
   -- Думаешь, получится? -- с сомнением спросила Ююко. -- Он многих убил и сожрал их души. Эти его мечи...
   -- Они не прочнее моего оружия! Я видела такие же у Чен и смогу разбить их одним ударом! Даже шикигами, что прячутся в искажениях пространства и разят йокай вокруг своего господина, не сумеют ему помочь!
   -- Разве он не один там? -- удивилась Ююко, но ее телохранительница, не дожидаясь приказа от принцессы, уже скользнула вниз и ринулась в центр схватки. Нет времени на болтовню! Оставалось надеяться, что принцесса призраков не обидится, иначе придется ее задабривать извинениями, вкусными блюдами и изысканным вином...
   Ёму промчалась сквозь буйство магии демона, расшвыривающей йокай и открывающей феям пути для бегства, увернулась от разлетающихся в стороны от серого ящера тел стражей горы, отбила мечами несколько острых кусков льда и ринулась на демона сверху. Серый монстр, рассекающий одного йокай за другим, заметил опасность вовремя и отскочил, попутно отталкивая спиной фею в синем платьице, что старалась держаться поближе к нему и добавляла свою магию к смертоносным атакам чудовища.
   Воительница призраков, промахнувшись ладони на две, тотчас крутанулась на месте, коротким клинком отбивая удар когтя Беатрис, выскользнувшего из пространственного искажения позади нее и, клинком длинного меча, отсекая каменной пантере лапу.
   "Беатрис, прочь! Она заметила вас"!
   "Господин, сзади"!
   Андрон прыгнул вперед, заставив Ёму заслониться мечами и отскочить. Позади демона, рухнув с небес, приземлилась рослая девушка-они в белой кофте и плиссированной длинной юбке. Лоб ее был украшен длинным острым рогом. Земля содрогнулась под ногами весьма тяжеловесной дамочки, а стальная птица-жнец, которую та сжимала пальцами левой руки, жалобно затрещала.
   -- А вот и главная виновница! -- не сводя с Андрона блещущего весельем взгляда, сказала рогатая. Еще раз приложив жнеца об землю, она швырнула ком искореженного металлолома прочь. Казалось невероятным, но они-разрушительница держала в руке большую глиняную плошку, до краев наполненную саке. Можно было только удивляться, как ей удалось в бешенной круговерти боя не расплескать содержимое этой плошки. -- Прости, тощая малышка, но прибить тебя может быть интереснее, чем крушить эти бездушные железяки!
   Они поднесла плошку ко рту и одним духом опустошила ее.
   -- Малышка? -- Андрон расхохотался. -- Разлепи гляделки, рогатая! Я - мужчина!
   -- Да ну? -- они подалась вперед, издевательски ухмыляясь. -- Чем докажешь?
   -- Кулаком в пьяную морду, нормально?
   -- О, да ты нарываешься!
   -- А ты думала, хвост подожму? Не смеши меня!
   Золотой клинок устремился они в спину но та успела обернуться и вцепилась в металл пальцами. Рывок! Добычей они стала только часть передней конечности Эльзы, которая отбросила попавший в плен сегмент тела, как ящерица отбрасывает хвост.
   -- Грязные приемчики. -- Хошигума Юги выругалась, согнула золотой клинок и швырнула его прочь. -- Да ты просто трусливая мразь, а не мужик!
   -- Некогда мне отвлекаться на всех подряд. -- Андрон нисколько не смутился. -- Не удалось прибить тебя сразу? Жаль. Просто жаль.
   Ёму тем временем расчищала поле боя, окриками и взмахами клинков убеждая йокай расступиться.
   -- Не хочу случайно кого-нибудь зацепить! -- кричала она. -- Все назад! Я - Конпаку Ёму, решу проблему! Не попадите под мечи, когда я высвобожу их силу.
   -- Смотри, как надо! -- крикнул ей Андрон и, замахнувшись, ударил кулаком по земле.
   Сокрушительный импульс магии расшвырял йокай, всколыхнул все поле боя. Стражи горы, воины чистилища и призраки обрели равновесие и наставили оружие на врага, но голос серого ящера с силой грома зазвучал в головах каждого из них:
   "Не мешайте! Вызов брошен и принят! Это бой чести! Не превращайте наш поединок в кровавый фарс! Если я выживу, у каждого из вас будет шанс"!
   Стражи расступились, с напряжением наблюдая за тем, как сходятся противники.
   -- Никто нам не помешает. -- уверенно заявил серый ящер, вращая кистями рук. Клинки мечей с гудением рассекали воздух. -- Теперь я смогу с вами разобраться спокойно и быстро!
   -- Разобраться? Уж я тебя разберу! -- девушка-они отбросила прочь опустошенную плошку. -- Хоть и допускаю, что для этого мне понадобятся оба моих кулака! Эй, как тебя... полупризрак! Не вмешивайся. Он, конечно, гнусная и подлая мразь, но двое на одного, это как-то нечестно.
   -- Ничего не забыла, рогатая?! Я тоже здесь! -- Чирно, порхающая над плечами Андрона, наставила пальчик на они. -- Ты посмела игнорировать меня? Я заставлю тебя заплатить за высокомерие!
   -- Двое на двое! -- выкрикнул Андрон. -- Что скажешь, Чирно? Отдашь мне полупризрака с мечами? Я буду помогать тебе хвостом, так что у рогатой нет ни малейшего шанса!
   -- Я и сама с ней справлюсь, но разрешаю тебе поучаствовать, ведь тебя она по-всякому обзывала! Ай! Ты что делаешь?!
   Андрон был ранен буквально весь. Кровь текла из кровавых разрубов в его теле, что не спешили зарастать. Эта кровь поднялась над его телом, обратилась в алые ленты и обвила Чирно, притянув ее к спине серой ящерицы. Алые ленты стали лямками, надежно закрепившими фею между лопаток чудовища.
   -- Ей! -- возмутилась Чирно. -- Я тебе не рюкзачок!
   -- Так нам будет проще прикрывать друг другу спины! -- ответил демон. -- Я займусь маневром, а ты сосредоточься на стрельбе и сбей эту наглую рогатую девчонку! Разберемся с врагами по-быстрому и спасем наших сестер! В бой!
   -- Ты издеваешься?! -- Юги ринулась в атаку и замахнулась кулаком. -- Не смей поворачиваться ко мне спиной!
   Хвост серого ящера со свистом рассек воздух, заставив они отпрянуть. Костяной шипастый бич, он был оружием не менее опасным, чем мечи в руках демона. Из четверых ангелов, убитых Андроном, двое погибли от ран, нанесенных его хвостом.
   Ёму ринулась на врага. Скрестились, разбрасывая веера искр, мечи. Хвост рассек надвое и отбросил прочь каменную глыбу, которой запустила в серого ящера и фею разъяренная они, вынужденная уворачиваться и от блокирующего ее атаки хвоста и от бесконечного града острых кусков льда.
   "Господин, мы поможем"! -- конструкты видели, как плох их хозяин. Потеря крови уже с трудом компенсировались увеличенной ее выработкой. Силы почти оставили серого ящера.
   "Эти две могут нанести вам серьезные раны. Займитесь феями! А я... я присоединюсь к вам через минуту"!
   "Не слушайте его". -- Сильвия возникла над местом потасовки и распростерла крылья над головами четверых сражающихся бойцов. -- "Сейчас не время играть в рыцарей! Эльза, Беатрис, в атаку! Я поставлю завесу".
   -- Подлая мразь! -- взревела Юги, когда за ее спиной и спиной и спиной Ёму земля вздыбилась. Два монстра, метров в пять ростом, взметнули к небесам лапы, нацеливая удары на атакующих Андрона защитниц Генсокье. -- Честный бой, да?
   Черный ониксовый монстр обрушил многопудовые круглые кулаки на голову они. Исполинская конструкция из золотых полос рубанула вниз лапами-мечами. Скрежет и грохот разнеслись над полем боя. Ёму отвела золотые мечи ударами своих мечей, Юги встретила ониксовые кулаки встречными ударами своих кулаков. Оникс и золото, расколотый и разрезанное, с гулким грохотом рухнули на покрытое шрамами поле боя. Обе воительницы Генсокье прыгнули и на лету нанесли новые удары. Ёму срубила голову Эльзы с плеч, Юги подбросила каменную кошку в воздух. С треском и грохотом конструкты Андрона рассыпались.
   -- Минус два! -- захохотала Юги.
   -- Наивные. -- Андрон взмахнул крыльями и взмыл в воздух. -- Это же существа не из плоти! Их не уничтожить так же просто, как меня или вас!
   Золотые полоски распались на множество острых стрелок, которые сами собой сложились в трехконечные звезды и пришли во вращение. Эльза обратилась в целый рой сюрикенов, способных двигаться быстрее любой пули. Только голова ее, отсеченная клинками Ёму, осталась в прежней форме, но и эта часть тела не была мертва. Алое сияние в глазах конструкта не угасло.
   Юги хотела выругаться, когда увидела как этот жужжащий рой налетел на мечницу Хакугекуро, но тратить дыхание было сейчас преступно. Беатрис, получившая удар кулака они, рассыпалась облаком круглых ониксовых камешков. Черное облако поднялось, и пронзительный свист наполнил воздух. Два урагана, золотой и ониксовый, окружили защитниц Генсокье.
   -- Ублюдок, он обманул нас! -- хором взревели йокай и воины чистилища, устремляясь на помощь своим союзницам. -- Честный бой? Кому мы поверили?!
   Крылья Сильвии очертили широкий круг и подняли широкий смерч, куполом накрывший место стычки. Скорость ветра в этом куполе была такова, что любого, кто пытался войти в него или даже коснуться, швыряло прочь сильнейшей центробежной силой.
   "Кем же вы выставили меня перед жителями этого мира"? -- сказал Андрон своим конструктам, сквозь золотой вихрь бросаясь к той из своих противниц, что была опаснее. -- "Эх, молодежь"...
   "Издержки свободы воли. Мы никогда не оставим вас в одиночестве против врагов, даже по вашему прямому приказу, господин"!
   Смертельный бой дружеской болтовне не помеха. Ни Андрон, ни его бойцы ни на миг от дела не отвлекались.
   Три здоровенные энергетические сферы, одна вырвавшись из-под земли, вторая низринувшись с небес, а третья возникнув из искажения пространства, устремились к замку. В этих сферах были собраны все, до единой, феи Чистилища, Макая и Хакугекуро. Не забывая о ночном происшествии у барьера, Андрон разжег зеленое пламя в мире мертвых, в обители хаоса и в пылающей пропасти. Феи, почувствовав манящее их освобождение от отрицательных энергий, помчались к этому огню словно ночные бабочки на свет фонаря и были захвачены в ловушку. Теперь, они будут быстро и безопасно переброшены в замок. Три периферийные зоны опустели. Осталась только центральная часть Генсокье.
  
   Из искажения пространства с грохотом вывалился сверкающий множеством расцветок каменный геккон.
   Лорд Тенма, Шамеймару Ая и Химекайдо Хатате дружно шарахнулись от него в разные стороны, но конструкт не намерен был атаковать.
   -- Что вы медлите?! -- извернувшись и встав на задние лапки, вскричал Гарольд. Истинная форма нисколько не мешала ему говорить обычным человеческим голосом. -- Мой хозяин лично участвует в сражении! Это прекрасный шанс покончить с ним! Где ваш шикигами?! Он должен атаковать немедленно!
   -- Мы ищем способ связаться со слугами леди Юкари. -- ответил конструкту лорд Тенма, которому Ая доложила обо всем. -- Не беспокойтесь, господин Гарольд. Наши воины смогут продержаться до их прихода!
   -- Поторопитесь, пока он не прибрал к рукам последних фей! Не успеете - все будет потеряно! -- геккон кивнул и исчез в пространственном искажении. -- Скорее! Скорее же!
   Лорд Тенма шумно перевел дух и принялся отдавать приказы, отправляя разведчиков на поиски леди Ююко.
  
   Холодящие веяния коснулись душ стражей горы и йокай отпрянули в стороны, освобождая дорогу принцессе призраков. Ююко приблизилась вплотную к стене вихря. Тысячи призрачных стражей окружили место сражения. Они могли проникнуть сквозь барьер ветров, движение материи не могло причинить им вреда и отбросить, но воины Хакугекуро не атаковали. Почему?
   Глаза Ююко гневно сверкнули и Сильвия издала болезненный крик. Разорванная надвое, кристальная змея извернулась в корчах и канула в открывшееся пространственное искажение. Барьер ветров с грохотом взорвался, взбесившимися ветрами швырнув во все стороны тысячи йокай.
   Андрон в ярости издал возглас на неведомом в Генсокье наречии.
   -- Конструкты, назад! -- выкрикнул он, но опоздал на долю секунды. Глаза Ююко сверкнули еще дважды и, парализованные, центры токов энергии двух воинов Андрона упали на землю, едва успев придать ускорение своим раздробленным телам.
   Град золота и оникса хлестнул во все стороны. Ююко заслонилась веером, создав перед собой силовой щит, но бдительности не потеряла и нанесла Бернарду встречный удар, когда черный волк попытался прыгнуть на нее из портала, развернувшегося позади принцессы призраков. Щепа полетела во все стороны. Искалеченного волка швырнуло обратно в портал.
   "Хорошая работа, Бернард". -- в мыслеобразе Андрона не было ни капли насмешки или ехидства. Волк сделал главное - отвлек врага на себя и позволил Гарольду скользнуть над полем боя. Без помех забрать души Эльзы и Беатрис. -- "Обратно на пост, живо"!
   "Убирайтесь оттуда, господин"!
   "Я не брошу Чирно! У меня не хватит сил сдержать хаос портала вокруг нее и она погибнет, если я спрячусь в искажении"!
   "Вы погибнете, если не скроетесь"!
   "Возможно. Но перед гибелью, потрепыхаюсь".
   -- Твои подручные повержены. -- Ююко в плавном движении приблизилась к Андрону, который, озираясь по сторонам, стоял в окружении врагов. -- Почему бы нам не присесть и не поговорить спокойно? Ёму заварит нам немного чая и ты спокойно расскажешь, как высший слуга Света докатился до жизни такой. Ты ведь был человеком, верно? Я когда-то тоже была человеком. Людям будет проще понять друг друга.
   -- Что было, то давно прошло. -- Андрон с опаской оглянулся на Чирно. Неугомонная фея за спиной демона грозно сверкала глазами и всем своим видом демонстрировала готовность продолжать бой. Золотистое свечение, которое излучал серый ящер, отгоняло от феи отрицательные энергии и наполняло крылатую девчонку неукротимым задором. То, что говорили враги, ее не очень-то заботило. Она даже не слушала, и это было хорошо. -- Никаких переговоров! Хочешь попытаться убить меня, подруга богини? Попробуй! Если ты знаешь, кто я, то должна представлять и уровень моих сил!
   -- Которые ты не используешь, боясь разбудить кое-кого, знакомого нам обоим. Хватит, хватит! Успокойся уже, мальчик. Я не хочу тебя убивать, ведь ты пока не сделал ничего плохого. Я даже удивляюсь что тебе хватило храбрости войти в наши владения. Может, просто не понимаешь, на что нарываешься? Когда Юкари в гневе, рука у нее тяжелая. Мне даже жалко тебя и я хочу помочь завершить твои дела, чтобы ты успел скрыться, пока она не проснулась. Что тебе нужно? Зачем весь этот спектакль?
   -- Помочь мне? Какая глупость! Я пришел уничтожить всех вас...
   -- И делаешь это крайне странным способом. Я...
   "Она знает! Она все поняла! Нельзя позволить ей разболтать остальным"!
   Андрон разинул пасть и все нутро его засияло ослепительным белым светом.
   Ююко испуганно отпрянула и заслонилась веером. Белый шар огня, вылетевший из пасти демона ударил в веер и взорвался, оторвав хозяйке Хакугекуро руку по самый локоть. Белый огонь ранил и жег призрачную плоть.
   Принцесса отшатнулась с криком боли, а сквозь белое пламя к ней уже прыгнула серая фигура чудовищной ящерицы. Демон нанес удар клинками мечей, надеясь нанизать на них принцессу призраков, но металл заскрежетал по металлу. Телохранительница принцессы успела перехватить атакующего врага.
   -- Ублюдок! -- Ёму впала в неистовое бешенство, когда чудовище ранило ее хозяйку. -- Как ты посмел?!
   Клинки сталкивались во все ускоряющемся ритме, веера искр летели во все стороны, а Андрон кружил, поворачиваясь спиной к тем из атакующих орд йокай, что подходили на опасное расстояние. Воодушевленные разгромом конструктов, защитники Генсокье ринулись добивать оставшегося без поддержки демона. Почти без поддержки. Андрону пришлось бы туго, если бы он был один.
   Град льда сшибал йокай десятками. Чирно, окутанная золотистым сиянием, хлестала врагов непрестанными потоками магии. Йокай били в ответ, но стоило магическим "пулям" приблизиться к телам Чирно и Андрона на расстояние в миллиметр, как воздух вздрагивал от импульса неведомых сил и вся атакующая магия, сотворенная не волею фей, развеивалась. Обращалась в ничто. Однако, против материальных объектов эта магия была бессильна.
   Крупный каменный валун, который выворотила из земли Юги, пролетел сквозь магическую защиту и демон едва успел повернуться, спасая Чирно от удара. Массивный камень врезался в плечо Андрона и едва не сбил его с ног.
   -- Не поворачивайся ко мне спиной, ублюдок! -- Юги, изрядно избитая ониксовым ураганом, успела отдышаться и не намерена была позволить врагу забыть о себе. -- Смотри на меня, или сдохнешь!
   Она права. Сначала нужно заняться ею.
   Андрон крутанулся на месте и нанес ринувшейся в атаку они рубящий удар по ногам. Юги стремительным движением подняла ногу и тотчас нанесла удар, деревянной гэтой впечатав кисть руки демона в землю. Хрустнули кости. Два пальца серого ящера, указательный и безымянный, явно были сломаны.
   С правой бить неудобно. Юги замахнулась и, с гневным рыком, отвесила демону мощнейших хук левой. Морда у демона была большой и длинной, голова тяжелой. Серый ящер кувыркнулся, падая на землю. Сухожилия в руке, припечатанной к земле стопой они, опасно затрещали.
   -- Понял, кто здесь опасен? -- Юги сделала шаг вперед и нанесла удар ногой по ребрам демона, подбросив его на несколько метров в воздух. -- Я размажу тебя по земле!
   Хвост Андрона оброс металлом. Это было похоже на то, как покрывается коркой льда брошенный на холод мокрый металл. Возникая из небытия, сталь тонким слоем покрыла костяной гребень и магические руны вспыхнули алым огнем. Одним взмахом хвоста, упавший в гущу радостно взревевших врагов, демон рассек нескольких йокай и заставил отпрянуть мечницу Хакугекуро. При столкновении с обычным оружием и броней, хвост Андрона вспарывал металл как мягкое масло. При столкновении с мечами хранительницы Хакугекуро, искры брызнули фонтаном и зазубрины украсили клинки, созданные и зачарованные задолго до того, как родились пра-прадеды Ёму.
   "Рано радуетесь"! -- лишившийся правого глаза, борющийся с головокружением и наползающей на сознание тьмой, демон приземлился на лапы и, не теряя времени, крутанулся, позволив Чирно нанести круговой удар льдом. -- "Я все еще жив"!
   Взмахнув лапой, он нанес удар кулаком по земле и воззвал к скрытым силам мироздания. Укрепить землю в указанной точке. Нанести круговой удар.
   Импульс магии далеко расшвырял врагов демона Охваченные белым огнем, сотни защитников Генсокье забились в корчах на земле. Только несколько из них были настолько сильны, что сумели выставить достаточно сильные магические щиты.
   И одним из этих щитов Андрон почти сразу получил по зубам.
   -- Вкусно? -- Юги, развеяв силовую схему на запястье, скопила побольше магических сил и замахнулась, намереваясь выбить из врага дух последним ударом. -- Сожри это!
   Андрон давно уже не был человеком. Болевая чувствительность его была ниже, кости крепче, а ноги украшали длинные острые когти, вонзив которые в магически укрепленную землю, он сумел устоять после удара щита и почти сразу же восстановил равновесие.
   Юги рыкнула сквозь зубы, когда на ее запястье сомкнулись костлявые пальцы чудовища, больше похожие на металлические прутья, чем на живую плоть. Жительница подземелий, не растерявшись, мгновенно перенесла заряд магии в левый кулак и на несла новый удар. С тем же эффектом.
   Несколько мгновений однорогая они и демон яростно боролись, пытаясь силой сломить сопротивление друг друга. Юги медленно одолевала, но только потому, что Андрон отвлекался на Ёму, что настойчиво рубилась с его хвостом, пытаясь добраться до демона и помочь союзнице.
   -- А ты не такой слабак, как кажешься! -- заявила Юги, одарив Андрона задиристой улыбкой.
   -- Ты тоже, рогатая!
   -- Э? Хочешь сказать, что я выгляжу слабачкой? -- Юги пригнулась и, что было сил, боднула врага в плечо.
   Острый красный рог, торчащий из лба они, пропахал глубокую кровавую борозду в плече чудовища, но порадоваться успеху жительница подземелья не успела. Демон, в отместку, крепко пнул противницу в живот.
   Вспышка боли, впрочем, Юги только разозлила и она, подавшись назад, что было дури, влепила врагу деревянной гэтой в подбородок. Сила пинка заставила Андрона выгнуться назад и открыть для удара самую уязвимую мужскую точку. Жители пещер особо скромностью не страдали и, не упустив момента, Юги влепила серой ящерице ногой в промежность.
   Вот что значит, не знать уязвимые точки противника. Пнула бы в живот, в мягкие ткани, удар был бы очень серьезен. А так...
   Не оглушенный болью и ни в малой степени не раненный, демон, совладав с инерцией, тотчас нагнулся вперед и не только подставил под новые удары крепчайшую лобную кость, но и открыл простор для действия своей маленькой напарнице. В щепки разбив об лоб демона одну из своих гэт, Юги обмерла, увидев буквально в полутора метрах от себя сияющее ухмылкой лицо ледяной феи. Демон по-прежнему крепко сжимал запястья противницы. Не увернуться, не отскочить...
   Шквал магии Чирно обрушился на Юги.
  
   Все подножие горы йокай было устлано телами защитников Генсокье и обломками бездушных воинов Андрона. Магические и техногенные машины, которых безбрежной рекой изрыгал летающий замок, гибли десятками под шквалом ударов йокай, но успевали нанести ответные удары и ни на мгновение не останавливали своего победного шествия. Они ворвались на место "складирования" плененных фей и принялись рвать сети, освобождая крылатых девчонок.
   -- Спасибо... -- сказала Румия, когда тяжелый цельнометаллический голем подцепил пальцами и снял с нее бумажную печать. Фея тьмы хотела выразить машине свою благодарность, но стальная фигура равнодушно перешагнула через сидящую на земле девчонку и склонился к сети, в которой трепыхались еще две феи.
   С небес, рухнув в паре метров от девчонки, упали сцепившиеся в смертельных объятиях могучий йокай и крылатый "Жнец". Машина и обезумевший зверь рвали друг друга длинными серповидными когтями.
   Битва продолжается!
   Румия скорчилась, напрягла все силы, и из ее спины, разорвав платье, ударили ленты извивающиеся, живой тьмы. Дух природы из другого мира, Румия прятала свою истинную сущность. С потерей родины, ей негде стало пополнить запасы сил и она не разворачивала крылья уже очень долго. Так долго, что ее уже начали принимать за слабого йокай. Румии было безразлично. Враги узрят ее истинную мощь, когда наступит действительно важный момент. Такой, как сейчас!
   Румия собрала все оставшиеся у нее силы, но тень недовольства мелькнула на ее лице.
   Воительница из мира черного солнца, она помнила те времена, когда грозная поступь ее и ее сестер заставляла дрожать землю, а черные бичи в их руках рассекали стены вражеских крепостей как мягкое масло. Теперь, от истаявшей магии давно погибшего бога остались лишь жалкие крохи, в каждой из которых было еще одно столетие безрадостного существования в накатывающей ненависти и ожидании катастрофы.
   Румия ненавидела людей и йокай, презирала своих сестер из этого мира за слабость, за неспособность уничтожить тварей, распространяющих Черный Ветер. Теперь, появился кто-то действительно сильный. Тот, кто начал войну против зла! Разве можно сдерживаться и трястись над крохами своей жизни, когда творится нечто действительно великое?!
   -- Помогу. Всей своей силой!
   Фея тьмы развернула крылья. Она уже не могла нанести масштабный и сокрушительный удар врагам. Являясь только тенью себя прежней, единственное, что она смогла - поселить тьму в глазах ближайших врагов, но и этого было немало. Ослепленные йокай бестолково заметались, подставляясь под удары машин, что быстро расчистили феям путь до крепости.
   -- Отступаем! -- выкрикнула Румия, обнажая длинные и острые клыки. -- Магия защитника тает, Черный Ветер возвращается! Все, отступаем в крепость великого духа! Мы малы и слабы, но все феи вместе - сила! Мы сможем помочь великому духу и избавим этот мир от злой силы! Навсегда!
  
   Андрон, выпрямляясь, крутанулся на месте. Получив крепкого пинка, ледяная глыба, в которую обратилась гордая они, полетела прочь.
   -- Мы почти победили! -- выкрикнул демон, обращаясь к фее, крепко удерживаемой нитями крови у него за спиной. -- Наши сестры освобождены! Продержимся еще пару минут, и все будут спасены!
   В движении, он выхватил оружие из пространственного искажения.
   Со звоном и скрежетом, мечи столкнулись и Андрон отпрянул. Ругань серого странника, полная злобы и досады, прогремела над полем боя. Хоть произнесены ругательства были не на наречии Генсокье, смысл фраз был предельно ясен всем, кто услышал их и увидел, что случилось. Зачарованные клинки демона не выдержали столкновения с мечами воительницы Хакугекуро и были прорезаны насквозь. Андрон едва успел отскочить и взмахом хвоста заставить нападающую вспомнить об обороне. Меч Ёму только слегка зацепил демона и оставил на его груди еще один длинный, кровоточащий порез, каких на серой шкуре было предостаточно.
   Совсем ослабел.
   Андрон отбросил рукояти мечей, которые слишком сильно зависели от его собственных сил и выхватил из пространственного искажения оружие послабее, но полностью находящееся на самообеспечении. Костяную косу, первым же ударом которой демон буквально вбил в землю прыгнувшего на него йокай.
   "Неэффектно! Зигфрид, где фонтаны крови? Опять кончилась"?
   "Вот только об этом сейчас и думать"!
   "Вы что там, сдались? Получили пару царапин, и скисли? Смотрите на меня"!
   Грозно взревев, демон бросился в атаку на попятившуюся мечницу Хакугекуро. Коса со свистом рассекла воздух, заставив Ёму пригнуться. Мгновенно погасив инерцию оружия, демон усилием малогабаритных, но невероятно крепких мускул нанес новый удар. Ёму заслонилась мечами и не была не убита на месте, а лишь отброшена метров на шесть. Могущественные артефакты спасли ей жизнь. Другие воины Генсокье так хорошо вооружены не были.
   Серый ящер нанес несколько ударов, клинком и древком костяной косы расшвыривая тех йокай, что прорвались сквозь бешеный шквал льда, порождаемый Чирно. Ни один из получивших удар подняться уже не смог, но, громкий яростный рык демона возвестил о том, что храбрость защитников Генсокье принесла свои плоды.
   Молодой белый волк, из новобранцев, даже не ожидавший что его удар достигнет цели, отшатнулся, напуганный собственным успехом. Вытаращив глаза в изумлении, он смотрел на то, как падает чудовище, казавшееся несокрушимым.
   Пронзенное копьем йокай, колено демона подломилось и, потеряв равновесие, серый ящер повалился на бок.
   -- Развоплощася! -- крикнула Чирно. -- Развоплощайся и снова воссоединяйся, скорее! Враги сейчас атакуют! Я одна их не удержу!
   -- Если я потеряю материальную форму, -- прохрипел в ответ истощенный демон, для души которого на этот раз гибель физического тела означала неизбежную и фатальную потерю энергии. -- Черный Ветер... вернется.
   Защитники Генсокье, с ликующими воплями и рычанием ринулись в атаку, которая должна была стать последней, но...
   Земля вокруг Андрона взорвалась и тысячи зеленых стеблей взвились к небесам. Покрытые шипами, увенчанные головами с широкими зубастыми пастями, взбесившиеся растения набросились на йокай и впились в них в неистовом желании разорвать любого представителя животного мира.
   -- Не обольщайся. -- Казами Юка, хозяйка цветочного сада, зависла в двух десятках метров от Андрона. -- Я лично прикончу тебя, уродливая нечисть! Из-за тебя и бунтующих фей мой сад обратился в прах! Извиниться за то, что сделал, ты можешь только собственной кровью, но перед тем, как прикончить тебя, я хочу спросить! -- Юка показала демону костяную косу, точно такую же, как та, что лежала у ног серого ящера. -- Откуда у тебя такие штуки?
   -- Откуда у тебя ТАКИЕ штуки! -- нашел в себе силы съязвить Андрон, недвусмысленно намекая на грудь пятого размера, весьма приметно поднимающую жакет и блузку хозяйки погибшего цветочного сада. -- Твой народ, ведь даже не из млекопитающих! Богиня шуточку учудила?
   -- Не мели чушь и отвечай на вопрос! Откуда у тебя это оружие?
   -- А что не так? Я сам делаю себе оружие и эти косы тоже сделал сам.
   -- Где добыл кости драконов?
   -- Тоже мне, нашла редкость. Драконы данного вида составляют немалую часть ангельского воинства многих орденов. Они весьма сильны и достаточно умны, чтобы быть способными выполнять простые команды вроде "иди и убей". Божественные цепные собачки. -- Андрон, собравшись с силами, поднялся, используя в качестве костылей костяную косу и цельнометаллическое копье йокай, которое выдернул из поврежденного коленного сустава на протезе. -- Но собачьих мозгов не хватает на то, чтобы контролировать свою рождаемость, обеспечивать себя продуктами питания и удерживаться от нападения на другие разумные расы, когда хочется жрать. Мне не нравятся людоеды. Поэтому во многих мирах я этих "собачек" попросту истребил, как вид. Уроды. Из таких собратьев по оружию лучше сразу сделать оружие.
   -- Мир Камишиван. Тебе что-нибудь говорит это название?
   -- Твоя родина? Извини, первый раз слышу. Драконов данного вида часто подселяют в миры, которые надо "зачистить". Быстро и с пользой. Драконы выжирают на планетах все живое и подыхают от голода, отдавая свои души в божественные псарни. Планета потом заселяется другой разумной расой, причем процесс автоматический, без божественного участия. Беда, если заселение произойдет слишком рано. Не вымершие драконы опять всех выжирают. Если не вмешается бог или ангел, что порежет тварей на сувениры.
   -- Ты - светлая тварь, и убиваешь других светлых тварей?
   Андрон рассмеялся.
   -- Милая моя, -- сказал он, всплеснув рукой. -- Ты что не знаешь, чем отличаются дети Тьмы от детей Света? Циклом сна и бодрствования! У светлых существ основная активность днем, а у темных - ночью. Только и всего! Есть еще некоторые тонкости, из-за которых возникает взаимная неприязнь. Например большинство бодрствующих днем - травоядные или всеядные существа. Бодрствующие ночью - хищники. Есть и еще факторы, заставляющие нас сторониться друг друга, но верно одно. Мы все, дети Света и Тьмы - равноправные жители одной сферы миров. Делиться по циклам бодрствования - расизм. Поэтому я крушу и рву в куски любую мразь, не разбирая, дочь ночи она, или дня!
   -- Ясно. Значит мы для тебя - темные мрази?
   Андрон снова расхохотался, бросил на Юку полный насмешки взгляд и оскалил клыки.
   -- А оглядеться сил не хватает? Или просто лень?
   -- Что? -- Юка удивленно оглянулась, не понимая, о чем говорит чудовище.
   Движение Андрона было сложно уловить. В одно мгновение он перевернул копье острием вверх и с быстротой, недоступной глазу метнул его в сторону йокай. Юка вздрогнула и попыталась уклониться, но скорость копья была слишком велика. Не ускользнуть! За долю мгновения, всю свою магию хозяйка цветочного сада бросила на укрепление тела и, потому, копье не пробило ее на вылет а лишь пронзило насквозь и застряло. Выпучив глаза от боли, Юка скорчилась и глазами, полными ненависти, взглянула на демона, возникшего перед ней.
   Зубастые растения бросились на помощь своей госпоже и были заморожены магией во всю веселящейся Чирно.
   -- Прости, но я собираюсь извратить то, что ты натворила и еще больше напугать местную общность. -- демон замахнулся косой и нацелил клинок на лишенную возможности увернуться, рычащую от боли и ярости, владычицу растений. -- Спасибо за помощь, красавица. А теперь - расслабься!
   Андрон вырвал из тела Юки копье и нанес новый удар.
   Зубастые растения рассыпались прахом. Йокай увидели, как демон отводит косу в сторону и небрежно встряхивает ее, сбрасывая с клинка залитое кровью тело хозяйки цветочного сада.
   "Мне не нужны союзники"! -- прогремел голос серого ящера в сознании защитников Генсокье, что еще оставались в изрядно поредевшем строю. -- "Я пришел уничтожить вас! Всех, до единого! Глупых фей, которых я обращу в чудовищ и уничтожу сразу после гибели вашего мира, вполне достаточно! Если кто и хочет присоединиться ко мне, по любым мотивам... сразу вскройте себе глотки и избавьте меня от лишней работы"!
   Тело Юки плюхнулось в грязь, и без того устланную ковром безжизненных тел. Демон, приложив покрытое кровью цельнометаллическое копье к поврежденному протезу, пустил магию в металл. Копье, оживая, словно змея обвилось вокруг его ноги, крепко фиксируя протез и исключая подлом изуродованного сустава. Ходить не получится, но теперь есть хоть какая-то подпорка.
   -- И-эргх! -- громогласно рыкнул демон, мощным встречным ударом отбрасывая прочь Ёму, что снова попыталась его атаковать. -- Чирно, теперь наши сестры уже далеко отсюда! Они успеют скрыться! Этот бой за нами. Мы тоже должны прорываться к крепости! Черный Ветер возвращается, и у меня нет больше сил его удерживать!
   -- Поняла! -- откликнулась фея. -- Я прикрою тебе спину!
   Но удар обрушился не на спину серого ящера. Обломок скалы, весом в пару тонн, который запустили в него сразу несколько йокай, смел демона. Андрон едва успел развернуть крылья и обернуть ими Чирно прежде, чем скала вбила их обоих в землю.
   Защитники Генсокье торжествующе взревели. Такую массу не в силах поднять никто. Враг гарантированно раздавлен! Но победный рев сменился переполненным изумления молчанием, когда скала шевельнулась.
   Глыба камня накренилась и край ее приподнялся. От напряжения, у Андрона рвались жилы и трещали суставы, но это не помешало ему отмахнуться хвостом и сокрушительным ударом снова отбросить Ёму, нырнувшую под скалу в самоубийственном желании прикончить сволочь, ранившую принцессу Хакугекуро. Рывок, и демон, оттолкнувшись правой ногой, выпрыгнул из-под массивного обломка гранита, который едва не стал ему надгробным памятником. Кусок скалы тут же с грохотом рухнул обратно.
   -- Не недооценивай орден Олимпа! -- взревел демон, шквалом стремительных взмахов обрушивая один за другим удары на отступающую мечницу мира призраков. -- Смотри и запоминай, на что способен самый паршивый из наших ангелов!
   -- Хватит! Ёму, прочь! -- сидящая на земле, леди Ююко пыталась докричаться до своей мечницы, но голос ее тонул в гневном реве тысяч йокай. -- Он нам не враг! Ты слышишь?!
   Энергия истекала из разорванного плеча принцессы Хакугекуро, словно кровь. Двое малых призраков вытянулись в ленты и оплели рану Ююко своими телами. Еще пара минут, и рана закроется. Пара минут, которые легко могут стоить серому страннику жизни!
   -- В атаку! -- прокричал белый волк и армия свирепых детей ночи, которых сложно было запугать даже массовой гибелью сородичей, ринулась в атаку. -- Уничтожим нечисть! Смерть ему!
   Андрон набрал в грудь побольше воздуха и взревел так, что разом перекрыл рев всей мчащейся на него орды. У тех йокай, что были ближе, в ушах полопались барабанные перепонки, но даже оглушенные, они продолжали атаку. Остановить их можно было только силой оружия или магии.
   -- Чирно! -- Андрон развернул крылья, в которые, словно в кокон, была завернута неугомонная фея. -- Рази их!
   Шквал льда утроенной мощи долбанул в морды всевозможных зверолюдей, в изобилии населявших леса Генсокье, когда эти леса существовали. Толпа была густа, промах был почти невозможен. Поле боя накрыл сплошной ледяной купол, черный от сотен вмерзших в него йокай.
   Андрон взревел, взывая к силе творцов, и нанес удар кулаком по земле, указывая точку отсчета. Разумеется, сам он и его союзники были неприкосновенны.
   Магический импульс, ударив в ледяной купол изнутри, разбил его и далеко расшвырял куски льда.
   -- На прорыв! -- Демон попытался взлететь, но сознание его помутилось и он оставил эту затею. -- Зараза! Сейчас, приведу "Жнецов"! Полетим на них!
   -- Никуда ты не полетишь. -- Ёму поднялась с земли. -- Я убью тебя, здесь и сейчас! На колени, склони голову и прими свою судьбу!
   -- Ты же не думаешь, что я действительно позволю себя зарубить? -- Андрон вонзил в землю наконечник копья, которое оплетало его ногу. Демон встал в боевую стойку и поудобнее перехватил косу. -- Готовься, девочка! Я прикончу тебя здесь и сейчас!
   Мечница сощурилась, взмахнула клинками и уже сделала первое движение навстречу врагу, как вдруг на плечо ее легла бледная рука, высохшая от времени и носящая следы давних ранений.
   -- Ёму, тебе придется трудно одной. -- произнес седовласый старик, материализовавшийся из бледного, бесформенного призрака. -- Дай мне меч!
   Призрак-старик не выглядел особенно угрожающе, но йокай, увидев его, прекратили атаку и окружили поле боя, быстро восстановив свои боевые порядки и закрывшись магическими щитами. В дело вступила местная особо авторитетная личность? Плохо дело.
   Ёму, без споров и колебаний, поклонилась старику и протянула ему один из своих мечей. С длинным клинком. Тот, что был короче, она оставила у себя.
   Вспышка магического холода полоснула по магическим щитам, заставив йокай гневно зарычать.
   -- Чирно, они не атакуют! -- выкрикнул Андрон, урезонивая фею. -- Прибереги силы! Накопи побольше, для прорыва. Они нам понадобятся.
   -- А эти двое? -- отозвалась неугомонная воительница.
   -- Беру их на себя. До прихода подкреплений продержусь, но если любители помахать мечами подставятся, бей, не раздумывая!
   -- Поняла. -- Чирно кивнула и сощурилась. Надула губы, приняв донельзя серьезный и сосредоточенный вид.
   Демон глянул на нее через плечо и улыбнулся. Эх, девчонка! Маленькое, храброе дитя природы. Подарить бы ей гору конфет. Или, лучше, мороженого. Мороженое духу льда наверняка бы очень понравилось.
   "Леди Юкари", -- Андрон преклонил колено и, коснувшись кулаком земли, низко склонился. -- "Я уже очень долго не молился богам, но вам я молюсь и прошу прислушаться к моей последней просьбе. Умоляю, будьте милосердны к феям! В них нет стремления причинить вред вам, или вашему миру! В них нет зла! Все зло во мне! Если вы воспылаете гневом и пожелаете мести, создайте мою копию и низриньте ее в глубины Ада! Моя копия примет любые муки, как принял бы их я, если бы к тому моменту был бы жив! Я знаю, что вы способны на сострадание и не преисполнены высокомерия, как боги моего ордена! Молю вас, не причиняйте вреда детям! Вера в то, что не все боги одинаковы, вела меня все это время и сейчас, на грани смерти, я молю вас не становиться похожей на тех, кого вы так ненавидите! Зевс и Гера не пощадили бы никого. Аполлон выжег бы целый мир. Но вы не одна из бешеных псов Олимпа, и потому я склоняю пред вами колени в мольбе о милосердии".
   -- Ты закончил молитву? -- старик, воспользовался моментом чтобы помолиться о чем-то своем и поднялся с колен сразу, как только демон тяжеловесно, с трудом, поднялся и развернул костлявые плечи. -- Из уважения к твоей храбрости и силе, я не стал тебя прерывать.
   -- Многие сильнее меня и многие храбрее, но я ценю твои слова, воин. Придет время, и ты станешь тысячекратно сильнее меня, но сейчас я почту за честь преподать тебе пару уроков рукопашного боя с нестандартным противником.
   -- Мое имя - Конпаку Ёки. Воин-слуга клана Сайгёдзи. Обучался у Сайгёдзи Шина и четверых вершителей.
   -- Мое имя - Андрон. Беглый раб Олимпа. Обучался у врагов, таких же диких самоучек, как я сам. Так что не жди тонкого фехтования. Прямые силовые удары - все, на что я способен.
   -- Я видел твое сражение с моей дочерью. Приложи все силы, воин из другого мира.
   -- Постараюсь не разочаровать.
   -- В благодарность за откровенность, скажу, что леди Ююко просила не убивать тебя. Она верит, что инцидент может быть решен в мирных переговорах. Мы с Ёму лишь немного поумерим твой пыл, чтобы беседа прошла спокойнее.
   -- Не будь излишне самоуверен, и не надейся только нападать! Прежде, чем ты проверишь мою защиту, я проверю твою!
   Грозно взревев, Андрон сделал пару шагов вперед и нанес первый удар. Вихри, поднятые стремительными движениями сражающихся, подняли целые облака пыли, но она не мешала тысячам зрителей видеть бешеный танец клинков. Старик, уворачиваясь и отводя от себя мечом клинок смертоносной косы, начал отступать, но дочь вступила в бой и, атакуя врага с двух направлений, мечники Хакугекуро моментально заставили его перейти к обороне. Андрон кружил как мог, но сил его явно было недостаточно. Перед ним и позади него одновременно блеснули клинки.
   -- Кажется, кто-то хотел притащить меня к своей хозяйке живым? -- демон одарил своих противников кривым оскалом челюстей с частично выбитыми зубами. -- Этот удар мог быть смертелен.
   По груди и чуть выше лопаток демона протянулись две новые кровавые раны. Всего лишь поверхностные порезы на шкуре.
   -- Мы учли прочность твоих костей. -- с ухмылкой ответил монстру старик и вдруг улыбка его погасла, а через миг он отпрянул, спасаясь от сокрушительного удара косы. -- Ёму, берегись!
   Порез на спине был бы ниже, если бы Андрон не успел подставить под удар древко косы и не отвел бы клинок. Девчонка-мечница явно намеревалась срубить и развоплотить фею. Ее можно было понять, фея, силы которой подпитывались магией демона, нанесла защитника Генсокье страшный урон, но демон слишком хорошо представлял себе, что станет с Чирно, если та сейчас потеряет материальную форму. Он же так и не подарил ей защитного артефакта! Фея льда развоплотится и станет легкой жертвой для Черного Ветра. Обретет материальную форму она уже в качестве злого духа.
   Заставив старика отпрыгнуть, Андрон резко сменил направление атаки и обрушил все свое бешенство на Ёму, которая при всем своем мастерстве, сильно уступала демону в росте, массе тела и физической силе. Костяная коса надсадно загудела, в своем движении превышая скорость звука. Получив единомоментно десятка два сокрушительных ударов, Ёму упала на землю и трудно было поверить в то, что она отразила весь сокрушительный шквал, не позволив демону ни разу ранить себя. Но теперь она не могла ни отскочить, ни увернуться. Нужен последний, мощный удар, увести в сторону который она попросту не сможет.
   Андрон замахнулся до треска в сухожилиях и, что было сил, ударил сверху вниз.
   Вспышка света резанула ему по глазам, на мгновение ослепив и заставив дрогнуть.
   Проклятье! Укрепить кости!
   Еще миг, и вспыхнула боль в ноге.
   Андрон промазал. В момент, когда он дрогнул, клинки меча и косы столкнулись. Невероятным напряжением всех сил, Ёму отвела удар от себя и, когда коса врага вонзилась в землю, вскочила. Не медля, продолжая движение и вкладывая все силы, она нанесла рубящий удар по ногам демона.
   Металл и пластик прорезало почти без сопротивления. Шкура, мышцы и жилы тоже лишь слегка замедлили движение клинка. Лезвие древнего меча, зачарованного воином богов на погибель смертным врагам своих служителей, со скрежетом скользнуло по бедренной кости демона. Хлынула кровь, нога демона подломилась и он упал бы, если бы не его хвост, вонзившийся в землю и создавший точку опоры. Демон отмахнулся от мечников Хакугекуро костяной косой и усилием мышц хвоста швырнул себя в сторону. Ближе к лежащей на земле второй косе, которую притащила с собой на поле боя чересчур самоуверенная хозяйка цветочного сада.
   Новая вспышка света!
   Высвобожденный из земли, хвост демона метнулся к цели.
   Химекайдо Хатате была вне себя от досады, что Шамеймару Ая уже дважды обошла ее. Интервью с врагом и разъяснения происходящего от ренегата из вражеского лагеря...
   Так в истории этой битвы останется только имя Аи! Можно ли допустить это? Нет! У нее, Хатате, есть такие снимки, о которых настырнейшая из ворон-тенгу может только мечтать! Фотографии сильнейших из роя фей, во главе с самой королевой на пике ее силы! Если удастся получить к этому хорошие снимки главного врага и его крепости, то не Ая, а Хатате станет главной корреспонденткой этой войны!
   Девчонка поймала прыгнувшего серого ящера в объектив и нажала на кнопку, запечатлев образ. Она даже не подумала о том, что вспышка ее камеры пару мгновений назад ослепила демона и заставила его промахнуться по лежащей противнице. Она мнила себя в полной безопасности, находясь в пятнадцати метрах от чудовища. У нее были быстрые крылья и, конечно же, она успеет среагировать, если...
   Наивная ворона-тенгу обмерла, почувствовав как вдоль ее бока скользнуло бритвенно-острое лезвие.
   Жилы и мышцы хвоста Андрона были невероятно эластичны. До десяти-пятнадцати метров растянуть хвост ему не составляло труда. До двадцати уже требовало определенных усилий, а максимальный радиус составлял двадцать три метра. Острый костяной треугольник с металлической кромкой, которым был увенчан хвост чудовища, полоснул отпрянувшую и изготовившуюся к спасительному бегству девчонку, зацепил ее за пояс на юбке и рывком притянул к демону.
   Андрон крутанулся на месте и, с сокрушительной силой, впечатал взвизгнувшую Хатате в землю.
   -- Стой, дурень! -- выкрикнула Ююко, но демон не пожелал ее слушать.
   Хатате, оглушенная и залитая кровью, в шоковом состоянии попыталась подняться, но тело не слушалось. Черная фигура заслонила небо...
   Последним усилием, журналистка наставила на серого монстра фотокамеру и нажала на кнопку. Но вспышка света уже ничем не могла ей помочь.
   Земля содрогнулась, когда четырехпалая стопа обрушившегося сверху ящера буквально вбила ворону-тенгу в грязь.
   -- Серый болван... -- простонала Ююко, в глубоком унынии прикрывая лицо ладонью.
   Андрон оттолкнулся ногой, совершил еще один кульбит в полете и, приземлившись у лежащей на земле косы, подхватил ее, словно легкую тростинку.
   -- Эргх! -- широким взмахом он сбил в полете и отшвырнул сразу четверых йокай. -- Эргх! -- новый удар и прочь полетело не меньше десятка разномастных зверолюдей.
   -- Хатате... -- Ая скользнула над землей и, взмахнув черными крыльями, спустилась к яме, на дне которой лежало перемешанное с грязью тело ее давней знакомой. -- Я же предупреждала тебя, что попытка конкурировать с моей газетой не доведет тебя до добра! -- смахнув набежавшие на глаза слезы, она склонилась и подобрала из кровавого месива удивительным образом не пострадавшую фотокамеру. -- Даю тебе слово, что под этими фотографиями будет твоя подпись. Мелким шрифтом...
   -- Отдай камеру, зараза! -- с ног до головы перемазанная в земле и крови, Хатате села и рывком выхватила фотоаппарат из рук остолбеневшей Аи. -- А вы... да отпустите меня уже!
   -- Поблагодарила бы лучше. -- из-под земли поднялись сразу несколько бесплотных призраков, воинов Хакугекуро, своими магическими щитами защитившие ворону-тенгу от удара демона. -- Если бы не мы, монстр бы тебя в кашу размазал.
   -- Не обращай внимания, прошу вас. -- Ая умела быстро преодолеть оторопь. -- Она просто в шоке. Потом поблагодарит. Простите, но... она не ранена?
   -- Нет. Ни переломов, ни глубоких проникающих ранений. Царапина на боку, только и всего.
   -- А откуда же столько крови? Здесь словно дракона выпотрошили!
   -- Да, действительно. -- призраки удивились не меньше корреспондентки. -- Не с ящерицы же столько натекло?
   -- Все тело онемело. -- Хатате попыталась подняться, но не смогла и села обратно в грязь. -- Что это? Какая-то магия демона? Или... -- она испуганно схватила себя за бок. -- ...Яд?!
   Белее полотна, она сипло выдохнула и плюхнулась обратно в грязь.
   -- Обморок от вида крови? -- призраки насмешливо скривили губы. -- При всей магической силе, девчонки остаются девчонками.
   -- Идиоты! -- взвыла Ая, успевшая парой хлопков ладони по лицу попытаться привести подругу в чувство, после чего проверила ее пульс и дыхание. -- Она мертва!
   -- Что?! Видимо, схватила инфаркт от испуга. Какой стыд! Леди Ююко решит, что делать с ее душой.
  
   Деревянный черный волк, с разбитыми суставами, покрытый трещинами и изломами, снова оставил свой пост. Издержки свободы воли. Как и сам Андрон, его конструкты легко отступались от приказов, действуя согласно собственным стремлениям и желаниям.
   -- Что ты смотришь, Зигфрид? -- чувствуя, что одними разговорами делу не поможешь, он попытался оттеснить стального орла от поля управления орудийными системами летающего замка. -- Хозяина сейчас на куски разорвут! Всего один выстрел из главного калибра, и вся эта мелюзга в панике разбежится по своим норам!
   -- Прочь! -- рявкнул Зигфрид, и магический импульс отшвырнул волка. -- Хозяин вложил немало сил и старания в "Хранителя" не для того, чтобы мы уничтожали его труд!
   -- Нанесем удар сюда! -- голографическая карта развернулась перед конструктами и деревянный коготь ткнул на пустынный район. -- Одного вида разверзшегося ада будет достаточно, чтобы защитники Генсокье запаниковали!
   -- Там тоже есть жизнь.
   -- Хочешь разменять жизнь господина на жизни нескольких мышей и птичек?
   Принимая человеческий облик, Зигфрид шагнул к волку и, схватив его за плечи, встряхнул.
   -- А ты думал все будет легко и просто? Лорд Андрон оставил вторжение в Генсокье на последний день своей жизни потому что знал о грозящей ему гибели! Знал, что гарантированно будет убит! Оставь в покое оружие и примирись! Наш господин знает, что делает и теперь ему нужно довести себя до предсмертного состояния, чтобы поражение выглядело убедительно!
   -- До предсмертного состояния? Вытаскивай его оттуда, Зигфрид! Слышишь?
   -- Еще рано! Простой победы не получилось, но теперь... на грани поражения, мы можем повернуть все в свою пользу. Не беспокойся, оракул со мной и моих сил достаточно чтобы просчитать действия на пару минут вперед.
  
   Ююко посмотрела на Аю, что пыталась реанимировать потерявшую сознание подругу и печально вздохнула. Что бы ни затевал серый бродяга, Черного Ветра он насеял целые ураганы. Вся земля пропитана ужасом и горем. Те сферы с зарядом положительной энергии, что он запустил, лишь на время исправили положение. Он не сумасшедший и причинять боль ему радости не доставляет. Что же он затеял? Зачем ему это нужно? Может быть, тренировка для будущих воинов леди Юкари? Сама верховная богиня пожелала показать развивающимся душам, с чем они столкнутся в войнах богов, и привлекла к делу чужого ангела во избежание подозрений? Зная Юкари, такую возможность исключать нельзя, но... почему ангел из враждебного ордена? Предатель? Ренегат?
   Взмах обугленного веера, и сонмы призраков устремились к месту сражения. Йокай гневно зарычали, когда призрачные солдаты начали теснить их своими щитами, украшенными росписью магических знаков.
   -- Прочь! -- Ююко снова взмахнула веером и призраки, в едином рывке, отшвырнули воинство живых от выдохшейся, истекающей кровью, жертвы.
   Андрон упал в окровавленную грязь и заскрежетал зубами от ярости. Плохо дело! Нельзя позволить ей продолжать, иначе... иначе это можно будет расценить, как помощь падшему ангелу! Добровольная, осознанная помощь отступнику! Преступление, за которое боги могут придумать только одно наказание!
   Фигура серого ящера окуталась призрачным сиянием. Импульс магии швырнул прочь обоих мечников Хакугекуро и вскочивший демон ринулся в атаку. Когти и хвост его полыхнули белым огнем пожирателя душ.
   Глаза Ююко испуганно расширились и, вместо того, чтобы отозвать своих солдат, она ударила всей мощью магии навстречу атакующему врагу. Сбитый на лету незримым молотом, демон едва успел извернуться, приняв удар о землю грудью, а не спиной.
   Еще раз! Все силы в магические щиты! Он пробьет защиту принцессы, если...
   Демон, вскочив на ноги, вдруг резким движением завел руку себе за спину и схватил крылатую девчонку. Длинны его пальцев как раз хватило, чтобы обхватить фею поперек туловища.
   -- Эй! -- удивленно вскрикнула Чирно. -- Ты что?!
   Андрон, рывком сдернув ее со своей спины, прижал девчонку к груди и съежился, подставляя под удар массивные лопаточные кости. Он сделал сильный выдох, чтобы ребра его сомкнулись в один, цельный костяной панцирь. Магия смертных так неудобна... нельзя ее перевести из одного состояния в другое мгновенно.
   Магические щиты демона не успели поменять свою структуру на отражение физических атак. Защитный вихрь воздуха не успел сформироваться. Защитники Генсокье, отброшенные магией призраков, нанесли новый удар. Копья, словно серое облако заслонившие небо, градом обрушились на сжавшееся чудовище и землю вокруг него.
   С сухим стуком наконечники, что были острее бритвы, входили в сухую, опаленную землю. С хищным чавканьем они погружались в живую плоть.
   Благо, что копья обладали малой пробивной силой. Они попросту увязали в мышцах и внутренних органах, бессильно отскакивали от костей демона, без труда способных выдержать обстрел из длинноствольных крупнокалиберных пулеметов. Но шкура и мышцы серого странника пасовали перед копьями с наконечниками из титанового сплава, которые точили для стражей горы повернутые на высоких технологиях каппы.
   -- Ты в порядке, девочка? -- с вымученной улыбкой спросил демон у феи, и длинным языком слизнул собственную кровь, текущую из глубоких порезов на его морде. Порезы покрывали все его тело. Глубокие борозды до самых костей. -- Тебе не зацепило?
   -- Нет, не зацепило. -- Чирно оттолкнула его руки и взлетела, в смятении озираясь по сторонам. Стражи горы пытались прорваться сквозь строй призраков и горели желанием добить бессильное подняться с колен, раненное чудовище. -- А ты как? Вставай! Вставай же!
   Магические вихри взвились над землей, заставив стражей горы в удивлении отпрянуть. Еще больше воинов-призраков спустились с небес, заслоняя дорогу жаждущим мести йокай. Менялись магические знаки на их щитах. Теперь эти щиты отражали не только магические, но и физические атаки.
   -- Да что это значит?! -- зазвучало многоголосое рычание живых. -- Вы предали нас?!
   -- Убрать оружие! -- выкрикнула Ююко и голос ее магически разнесся над полем боя. -- Битва закончена! Не выставляйте себя дураками! Хватит идти на поводу у лжеца!
   -- У лжеца? -- в рычании йокай зазвучало удивление.
   "Не говори им"! --посланный демоном яростный мыслеобраз едва не оглушил громогласным рокотом принцессу Хакугекуро. -- "Слышишь меня?! Не говори им! Молчи и нападай"!
   "Нападать? Разве что для того, чтобы ты расслабился, но полученных побоев явно достаточно. Если я нападу, ты умрешь, а пока тобой и твоими слугами не было сделано ничего, за что тебя можно было бы убить".
   "Неужели?! Ну что за враги пошли? Никуда без мотивации"!
   -- Все прочь! -- Ююко, не делая резких движений, неспешно поплыла над землей, направляясь к стоящему на четвереньках и пытающемуся отдышаться, демону. -- Я сама с ним разберусь.
   Андрон с трудом поднялся на ноги. Серый монстр ободряюще улыбнулся порхающей вокруг него и гневно озирающейся по сторонам фее. Чирно заметила приближение Ююко и храбро заслонила собой раненного союзника.
   -- Хоть что-нибудь еще можешь? -- спросила фея у демона. -- Мне одной... сложно будет!
   -- Они развоплотят тебя.
   -- Ну и что? Я выдержу!
   -- Если они лишат тебя материальной формы, ты попадешь под влияние Черного Ветра. Вот, возьми. -- демон поднял лапу и развернул ладонь, на которой вспыхнул и начал вращаться слабенький зеленый огонек поглотителя отрицательных энергий. -- Это защитит тебя от дыхания зла, пока ты будешь лететь до моей крепости. Сохраняй материальную форму! Развоплотишься - будешь поглощена злом! Все остальные феи уже в замке. Теперь нужно спастись тебе.
   -- А как же ты?
   -- Я уже почти развоплотился, но в этом нет беды. Я обрету материальную форму в своей крепости, и Черный Ветер не коснется меня. Лети! -- демон сделал знак рукой. Справа и слева от Чирно с небес спустились два потрепанных "Жнеца", готовых помочь фее прорваться сквозь облако врагов. -- Встретимся в замке!
   -- Пропустите ее! -- приказала Ююко стражам горы. -- Пусть летит.
   Битва утихла. Остановились стальные големы, "Жнецы" перестали бросаться в безумные атаки на всех подряд. Они даже не обратили внимания на потери, которые нанесли им враги, продолжавшие атаковать машины чужаков, когда те прекратили сражение. Бездушным кускам металла, лишенным разума, было безразлично то, что их ломают. Они двигались и выполняли команды своих хозяев, но чувств и желаний у них было не больше, чем в любом обычном камне.
   Удивленные, стражи горы подчинились принцессе призраков и расступились, пропуская фею.
   Андрон проводил взглядом улетающую девчонку и, чувствуя, как глаза застилает тьма, припал на одно колено.
   -- Посмотри, до чего ты себя довел. -- сказала Ююко, останавливаясь перед ним. -- Теперь, готов объясниться?
   -- Ты понимаешь, под что подставляешься, пытаясь помочь мне?
   -- А ты понимаешь, под что подставляешься, вторгаясь в мир богини, поклявшейся уничтожить и предать забвению орден, в котором ты состоишь?
   Андрон улыбнулся и закашлялся. Он пытался закрыть кровоточащие раны, но истощенное тело, вместо самоизлечения, начало разлагаться. Язвы расползались по внутренним органам, мышцы обращались в желе. Кровь текла меж клыков серого странника, скапливалась на подбородке и капала на землю.
   -- Думаешь, ей есть чем меня напугать? Смотри. Ты знаешь, что это?
   Демон вынул из своей груди переплетение алых магических структур, при виде которых принцесса Хакугекуро помрачнела.
   -- Рабское клеймо?
   -- Совершенно верно. Каждый из ангелов моего ордена носит такое. Рабы. Вот, кто мы для Олимпа. Для Зевса, для Геры, для Афины и Аполлона. Ты правильно догадалась. Меня породили не мертвые миры. Я сын мира, проклятого злобой, страхом и одиночеством. Заселенного людьми и брошенного на произвол судьбы. Мира, с которого боги регулярно получают урожай измученных противоречиями, усталых душ, основная масса из которых сразу сбрасывается в Ад, а крошечная частица обращается в рабов. Зевс, Гера, Аполлон... пусть будут они прокляты! Мятежный бог, Прометей, не способный признать живых и разумных существ безликим "мясом", способный понять нашу боль, страдания и радости, подарил нам великое знание, когда мелькнул в истории нашего мира. О любви богов к своим созданиям. О том, что мы - дети божьи, а не рабы. Зевс убил его. От Прометея осталось только несколько красивых историй, больше похожих на сказки, чем на реальность, но в его словах не было лжи! Боги не одинаковы. Олимп - исключение из правил, а не правило! Тяжелая ошибка мироздания. Прометей видел ущербность нашего ордена и пытался бороться. Он погиб, но посеянные им зерна не сгинули в небытие! Так же, погибну я, но то, что я сделал - не исчезнет! Наследие Прометея будет передано через меня и хоть ненадолго, хоть на час, на одну минуту, но приблизит крах Олимпа! Я уже умираю. Это клеймо убьет меня через один час и тридцать шесть минут, если я не поспешу к своим хозяевам на суд и расправу за плохое выполнение своего задания. Задание - сбор артефактов в мертвых мирах. Сложные информационные системы, вроде "Творца", "Матери душ" или "Глобального стража", ценятся даже кусками. Но я променял свою службу на величайшее счастье свободы и мести! Цепной пес сорвался с привязи и наивны те, кто мнит, что ангел первого ранга не способен вообще ни на что! Те, кто заклеймил меня... те, кто обращает своих детей в рабов... будут уничтожены и канут в безвестность! Пусть даже сегодня это клеймо сожжет и развеет мою душу! Я исчезну, но не буду забыт! Миллионы живых существ, людей и не людей, жителей ночи и детей дня, запомнят меня и обратят свой гнев против Олимпа! Против его жестокости и злобы! Против глубокого, всепобеждающего равнодушия!
   -- Но если ты хочешь обозлить нас против себя и своих хозяев, то почему...
   -- Обозлить и вызвать желание мстить Олимпу? -- Андрон не позволил ей договорить, опасаясь, что мечники Хакугекуро услышат слова своей госпожи. -- Не считай меня такой глупой и мелочной тварью! Олимп... он лишь крошечная частица того, с чем я сражаюсь! Он лишь живое воплощение того, что я действительно... -- рывок демона был столь стремителен, что призраки и йокай, наблюдающие за происходящим со стороны, успели только вздрогнуть. -- ...Ненавижу!
   -- Ююко-сама!!! -- в один голос взвыли телохранители принцессы и тысячи призрачных стражей, видя, как когти левой лапы демона окутываются белым сиянием "Пожирателя душ" и вонзаются в живот леди Ююко.
   Широким ударом лапы, демон едва не разорвал принцессу призраков надвое.
   "Сумасшедший"... -- мысленно простонала Ююко, чувствуя окутывающую ее ватную слабость.
   "Не смей мне сочувствовать и даже не думай помогать! Я уже труп... и никого не собираюсь тащить в пропасть, в которую падаю сам"!
   -- Ублюдок!!! -- взбешенные до предела, мечники Хакугекуро ринулись на врага.
   Шедевр мастеров давней эпохи, меч Роканкен, в руках старика Ёки был истинно ужасным оружием и способен был прорезать словно масло даже каленую сталь. Хакурокен, "младший брат" Роканкена, резал хуже, но распространял вокруг себя мощную магию, схожую действием с "Пожирателем душ".
   Удар был одновременен и четко отработан. Не раз отец и дочь на тренировках отрабатывали совместные действия. Рубили одну макивару, за долю секунды рассекая толстенные бревна на несколько частей. Сейчас, все было как на тех тренировках. Серый демон своей подвижностью и способностью к самообороне мало отличался от деревянного чурбана. Клинки легко рассекли его шкуру, мышцы и даже кости. Воины Хакугекуро уже были готовы увидеть, как ненавистный враг, ранивший их госпожу, разваливается на куски, но вдруг мечи остановились так резко, что эфесы вырвались из рук Ёки и Ёму.
   Под удар, который старик-мечник нанес ему в шею, демон, склонившись, подставил свою длинную морду. Роканкен, один за другим срубая клыки чудовища, снес бы монстру половину головы, так же как клинок Хакурокена рассек бы серую ящерицу поперек туловища, если бы в последнем, предсмертном сверхусилии, мышцы демона не сжались.
   Челюсти с изуродованными клыками и полуразрубленные ребра стиснули клинки мечей так же, как, готовое упасть, дерево зажимает рвущую его пилу. Зажатые словно в тисках, мечи намертво заклинило.
   -- Ты... -- старик яростно вцепился в рукоять меча и рванул что было сил, но костлявый гигант не выпустил оружие, лишь покачнулся. -- Ах ты, сволочь!
   Десятки призраков и йокай, разом бросившиеся на врага, замахнулись мечами и копьями, готовясь разорвать ненавистную ящерицу в клочья. Демон, глаза которого уже угасали, с трудом поднял дрожащую руку и стиснул костлявыми пальцами плечо старика. Уголки губ чудовища растянулись в печальной улыбке и Андрон, так и не освободив мечи, начал падать. Ладонь его, оставляя кровавый след на серой ткани, скользнула вдоль тела отступившего на шаг мечника.
   Ёки и Ёму, не веря в то, что бой закончен, смотрели на то, как падает истерзанное чудовище.
   "Вот и все"... -- Андрон устало закрыл глаза. -- "Вот и... все"...
   С громким воем и свистом ураганы взвились над землей. В воздухе возникли сотни металлических щитов. Сильнейшие удары плоскостями этих щитов отшвырнули йокай и призраков. Словно ковши экскаватора, щиты сгребли с земли и убрали прочь даже тела погибших защитников Генсокье.
   Над упавшим серым ящером склонилась величественная фигура рослого цельнометаллического ангела с широкими серебристыми крыльями.
   "Гарольд, главную реанимационную камеру, живо"! -- Зигфрид спешно вытянул душу Андрона из стремительно разлагающегося тела и поместил ее во временное хранилище. -- "Полумерами уже не обойдемся"!
   "Скорее, возвращайся"!
   Еще мгновение, и стальной ангел исчез в пространственном искажении.
  

* * *

Вселенная Ишивар, под протекцией Тысячи Вечных.

Мир Тадари.

За четыре года до событий в Генсокье.

   Прибой тихо шелестел, ласковыми волнами набегая на бескрайний песчаный пляж. В бескрайнем синем небе лениво плыли редкие белые облака. Прекрасный летний день.
   Серая ящерица блаженно щурилась в потоках золотистого света, сидя на песке у самого края прибоя. Этот мир был очень похож на его родину. Камень портала, открывающий пути в другие миры, среагировал на духовное состояние хозяина и при задании условий поиска, открыт дорогу в мир, который мог бы добавить бодрости усталой душе серого странника. Мир, прекрасный и светлый. Наполненный жизнью, но... накапливающий печаль из-за раны, нанесенной ему давным-давно, в отгремевшей тысячу лет назад, битве с силами Ада. Основной удар приняла на себя другая вселенная и сюда долетели только клочья информационных полей чужой сферы. Их нейтрализовали, в мирах этой вселенной даже не погибли живые существа, но шрамы остались. И одним из этих шрамов было повреждение конструкта местной богини. Божественный дух, занимавшийся поиском гармоничных сочетаний людских душ и плетением судеб, для того чтобы такие души встретились, был поврежден и лишился сознания. Молитвы смертных, просящих богов помочь им найти любовь и счастье, оставались без ответа. Раненый конструкт незримыми всплесками информационного поля плавал в космическом пространстве и ждал, когда у богов, занятых ликвидацией последствий недавнего побоища, дойдут до него руки.
   Еще пара тысячелетий и система была бы восстановлена, но... Андрон, сын мира, в котором люди были брошены на произвол судьбы и искали свою любовь как могли, очень часто оставаясь при этом одиноки, ясно представил себе сколько людей за это время впадут в цинизм, озлобятся, замкнутся в себе или совершат самоубийство от разочарования в жизни.
   Он сам добыл все необходимое и перетянул на свою душу язву, терзающую несчастного конструкта. Очнувшийся дух удивленно поблагодарил чужого ангела и занялся самовосстановлением, а Андрон, корчась от боли и борясь с разложением, охватывающим его тело и душу, совершил бросок в этот мир и вот уже почти полчаса отдыхал, ожидая когда его конструкты подведут ближе к планете летающий замок. Броски на дальние дистанции ему будут противопоказаны еще месяцев шесть. Рана от демонических влияний, являющихся разрушением в чистом виде, не позволит ему действовать в полную силу. Сейчас бы отлежаться, прийти в себя и заняться лечением, но... нет времени. Придется рисковать жизнью или, где это возможно, действовать через конструктов.
   В нескольких метрах от серого ящера в воздухе возник туманный образ, воплотившийся вдруг в светловолосую молодую девушку.
   -- Зачем ты это сделал? -- спросила богиня, хозяйка этого мира, не меньше божественного духа удивленная вмешательством чужака.
   -- Зачем? -- Андрон оглянулся на нее через плечо и улыбнулся. -- Из легко понятного и эгоистичного желания быть счастливым. Посмотри. -- он поднял руку и широким взмахом заставил развернуться в воздухе множество магических схем, в которых, словно на экранах видеосистем, вспыхнули изображения. Жизнь повсюду шла своим чередом, но... тысячи мелких случайностей уже свели вместе первые пары. Никто не заставлял людей соединять свои судьбы, никто не вынуждал их знакомиться. Просто встречи, которые иначе никогда бы не состоялись, теперь происходили повсеместно. Встреча, взаимная симпатия, любовь, создание семьи, счастье...
   Множество крошечных искр, что, соединившись, меняют биофон всей планеты. Меняют судьбу целого мира и путь развития цивилизации.
   -- Эгоизм? -- богиня, заглянувшая в душу Андрона, рассмеялась. -- Ты действительно радуешься, когда удается кому-то помочь. Спасти от смерти и мучений, сделать счастливее. Это помогает тебе почувствовать собственную значимость. Ради самоутверждения и чувства радости? Тогда, ты прав. Никогда не видела такого отъявленного эгоиста! Но твои дела действительно небезобидны. В мирах Олимпа тебя бы уже казнили как изменника и опасную личность.
   -- Да. -- ящер кивнул. -- Я не Прометей, который просто хотел помочь людям. У меня гораздо более жесткая мотивация. Я не могу сражаться со своими хозяевами. Они просто вытянут из меня силы ангела и прихлопнут, как назойливую мошку. Захватят мой разум, превратят в безвольную куклу или прикажут совершить самоубийство. Может, если будут в настроении, то фантазии у них хватит и на какие-нибудь вечные мучения для отступника. Мои силы ничтожны. Но это не значит, что я не способен вовсе ни на что! Бросая рабов в мертвые миры, они на двадцать лет теряют нас из вида. Если я не могу собственными руками причинить вред своим хозяевам, то все равно... все равно могу сделать хоть что-нибудь, чтобы усилить их врагов! Вызвать ненависть к Олимпу и... и... приблизить полное уничтожение ордена.
   Ладонь богини легла на макушку серого монстра и сделала несколько движений, словно ероша волосы. Осыпавшиеся еще тогда, когда проклятие гордой царицы Олимпа сломало и искалечило физическое воплощение молодого ангела. Обратило его в серого, тощего урода. Физически, Андрон уже очень давно не был одним из людей. Но душа его по-прежнему оставалась душой человека и людские жесты он воспринимал так же, как принимал бы их человек. Выражение дружелюбия? Душевного расположения? Желание подбодрить?
   -- Ты неправильно называешь то, что хочешь делать и что делаешь. -- сказала богиня. -- А от слов зависит многое. Наше собственное отношение к своим делам и отношение к ним окружающих. Не занимайся самоуничижением. Неужели ты не видишь? Кого ты попросил о ненависти к кому-либо? Кого призвал к борьбе? Тобой движет не злоба, а глубокое сочувствие и... любовь. Ты помогаешь жителям чужих миров в надежде, что за твое добро они когда-нибудь ответят добром своим ближним и спасут тех, кому помочь ты не в силах. О чем ты думаешь, когда вмешиваешься в судьбу умирающего мира? О том, что ангелы этого мира в клочья разорвут Геру или Аполлона? Или о том, что однажды дети этого мира найдут и спасут твой собственный мир, угасающий во всеобщей озлобленности и разобщенности? О чем же ты мечтаешь? Об убийствах своих врагов, или о спасении миров, брошенных равнодушными хозяевами на произвол судьбы?
   Серый странник молчал, низко склонив голову, и только кривой ухмылкой отвечал на вопросы богини. Вопросы были риторическими, заглянув в душу беглого раба, богиня узнала его даже лучше, чем Андрон сам знал себя.
   -- У тебя осталось совсем мало времени. -- сказала богиня. -- Не трать его зря. Ты не ждешь награды за помощь, но кое-что я тебе подарю. -- она протянула демону руку и на ладони ее возникла бесплотная магическая структура. -- С этим твои конструкты обретут возможность создавать пространственные искажения самостоятельно и передвигаться сквозь них. Это сбережет тебе и твоим созданиям массу времени. С моим подарком многое станет возможным, и ты уже не будешь одинок в своей войне.
   В синем небе, заслоняя солнце, повисла громада летающего замка.
   -- Иди, свирепый мститель. -- богиня отступила на пару шагов. Ее образ начал истаивать, обращаясь в бесплотный призрак и исчезая. -- Иди, и соверши что-нибудь действительно великое. Но учти, падший. Если ты в своей жажде мести или страхе перед смертью повредишься в рассудке, если причинишь вред мирам смертных, я узнаю об этом и найду тебя. На твоей душе есть черные пятна. Мне очень не нравится, когда кто-то, даже движимый светлыми стремлениями, достигает своей цели через кровь и убийства.
   -- Люди не ангелы. Я нисколько не сожалею о том, что избавил сферу миров от нескольких кровожадных и злобных подонков. Если хочешь защитить гнусную нечисть от меня, лучше убей сразу. Я принимаю твой дар, богиня, и благодарен тебе, но не склоняю перед тобой коленей, как перед своей хозяйкой. Дальше, как и прежде, я буду поступать так, как считаю нужным. С меня достаточно рабства. Но если я перейду грань человечности... тогда...
   -- Тогда мы встретимся вновь. Но я надеюсь, что эта встреча не состоится. У тебя сильная, упрямая душа, а четыре года... очень маленький срок. Впасть во зло ты просто не успеешь.
  

* * *

   Дракончики подлетели ближе к матери и обвили ее шею своими змеевидными телами.
   -- Мам, а маленькую серую ящерку убили?
   -- Нет еще. Тело погибло, но его душа спасена. Теперь магическим структурам крепости просто нужно вырастить новое тело для своего хозяина.
   -- Хорошо. Он храбрый. На угря даже похож немного.
   -- Он гораздо слабее любого из наших угрей, но его воля к победе и железное упрямство заслуживают уважение. Что скажешь, Ику?
   Нагае Ику, угрюмо переваривающая горечь поражения, дрейфовала в вакууме в десятке метров от своей госпожи.
   -- Он действительно... умеет напугать. Таковы люди, моя госпожа?
   -- Нет. Люди не страшнее угрей. После нескольких новых стычек с ними, ты поймешь, что это противник достойный уважения, но далеко не самый пугающий. Тебя победил не страх перед ним. Ты почувствовала смятение перед его ярым стремлением к победе, вид кипящей энергии и жажды великого дела, которым он буквально одержим. Если бы не ударные дозы адреналина выбрасываемые в его кровь по воле безумствующего сознания, он бы не смог выдержать боль от тяжелых ран и перенапряжения мышц. Каждое мгновение, он действует на пределе своих возможностей и своим яростным напором приводит противников в смятение. Эта ярость берсерка поднимает ранг, я думаю... до второго. Но только на этот бой. Не думаю, что он сражался так же отчаянно тогда, когда отбивал артефакты для своих хозяев.
   -- У меня сложилось чувство, словно я вознамерилась сжечь его детей, а он встал щитом между мной и ними. Будто это я злодейка, а он защищает что-то истинно святое для него!
   -- Так и было. -- пространство пошло волнами, искажая свет далеких звезд и воплощение богини из вселенной Ишивар вошло в мир под протекцией Вольного Единства. Дракониха и гостья-союзница обменялись приветственными поклонами. -- Позвольте, я поясню? Восемьсот тридцать лет... большой срок для человека. Для человека, который за всю свою жизнь не познал радости отцовства... нет, не так. Его конструкты - его дети, но он создал их уже взрослыми и не нуждающимися в отцовской заботе. Был упущен важный элемент быта живого существа. Андрон никогда не нянчился с детьми и в душе его за прошедшие века выросла холодная пустота. Чужих детей для него больше просто не существует и фей Генсокье он воспринимает именно как детей. Одиноких, брошенных на произвол судьбы и терзаемых болезнью, до которой никому нет дела. Поэтому он так обозлен против людей и йокай этого мира. Твое стремление защитить Генсокье - вспышка спички на фоне пожара ярости и отцовского инстинкта несчастной серой ящерицы. Он не бросит фей и не сбежит, пока не погибнет или... или не добьется своего.
   -- Пытаясь помочь феям, он бросил их в безумное пламя войны и едва не уничтожил все Генсокье? -- возмутилась Ику. -- Сколько мучений и страданий он им причинил!
   -- Ничего этого не должно было быть. -- пространство снова пошло волнами и еще один бог появился в космическом пространстве над планетой. Бог Тьмы, в покрытых шипами черных доспехах. Он казался самим воплощением зла, но и дракониха и богиня в белых одеждах приветственно поклонились ему. Андрон не лгал, когда говорил что народы Света и Тьмы отличаются только циклами сна и бодрствования.
   Маленькие дракончики шустро юркнули под широкие плавники своей матери, но это был не страх, а лишь обычная застенчивость детей перед незнакомыми взрослыми.
   -- Не должно было быть? -- Ику, чувствуя всесокрушающую мощь чужаков, тоже, как бы невзначай, перелетела поближе к своей госпоже. -- Но что должно было произойти по его расчетам?
   -- Феи не должны были так долго сражаться и мучиться от действия отрицательного биофона. Амулеты, которыми снабжал их серый странник, защищали фей от отрицательных энергий. Война воспринимается феями как игра и не ранит их души. Все должно было быстро закончиться, но ни люди, ни каппы, ни йокай горы и озера, никто не оправдал надежд падшего ангела. Никто не взмолился высшим силам о помощи и сами защитники Генсокье не восприняли его действия как угрозу. Теперь он отчаянно пытается выкрутиться из создавшейся ситуации, но с каждой минутой только наживает себе больше проблем.
  

* * *

   Андрон вздрогнул и открыл глаза. Жив? Глупый вопрос. Он как-то совсем иначе представлял себе небытие.
   Серый ящер висел в центре огромного ярко освещенного сферического зала. Серебряное сияние текло к нему от магических схем на стенах и оплетая фигуру падшего ангела, обращалось в мышцы, жилы, кровеносные сосуды и ткани внутренних органов.
   Реанимационная камера летающей крепости. Значит, конструкты успели среагировать.
   Скелет, мозг и глаза уже были восстановлены. Остальное скоро нарастет. Битва еще не окончена! Сейчас, нужно сделать следующий шаг. Вот только нарастут мышцы...
   -- Гарольд! Зигфрид! -- выкрикнул Андрон. -- Где вы? Беатрис... Сильвия... Эльза...
   Он был один. Никто не отозвался на его зов и словно ножом по сердцу демона полоснул страх. А что, если... Если они принесли его душу в реанимационную камеру, и, пытаясь продолжить его дело, погибли? Нет, это невозможно. "Хранитель" - артефакт высшего порядка и позаботится о созданиях Андрона даже лучше, чем сам Андрон. Возможно, их вышибло из этого мира. В один из миров Ксерфакса или Атилии. Может быть, Андрон остался один, но его дети в безопасности.
   "Внешний обзор. Найти места боев".
   Управляющие схемы замка реагировали на мысли его хозяина. Больше полусотни прямоугольных голографических экранов развернулись перед Андроном. Те, что были важнее и интереснее, были мгновенно вычислены и выдвинуты на первый план.
   -- Что?! -- вскричал Андрон, и серебристые вихри вокруг него едва не пришли в хаос из-за сильнейшей вспышки магии внутри нестабильного, едва сохраняющего материальную структуру, тела. -- Она все еще вне защитного поля?! Компьютер, управление крепостью на меня!
   В голосовых командах крепость не нуждалась, выкрики лишь давали выход эмоциям серого странника. Огромный замок содрогнулся и, преодолевая инерцию многотонной махины, двигатели понесли его, было, на помощь маленькой фее, окруженной врагами со всех сторон, но вдруг в воздухе полыхнули призрачным светом десятки магических цепей, словно паутина оплетшие всю сферу защитного барьера замка.
   -- Расшибем его о землю! -- тенгу и йокай горы набрасывали все новые цепи на каменного исполина. -- Все вместе, по команде! И-и-и... Раз!
   Магические печати, из которых тянулись цепи, сменили полярность и рванули их на себя. Воздух задрожал от переполнившей его энергии, тысячи силовых линий загудели от напряжения.
   -- Сильнее рывок! Прижмем его к земле! Раздавим в щебень!
   Андрон взрыкнул от ярости и сменил направление тяги двигателей крепости. Стражи горы выпучили глаза в изумлении и в панике рванулись в стороны, но далеко не все они успели убраться из под каменной громады, что со скоростью пушечного ядра врезалась в землю, сокрушив своей массой и печати и большинство магов, что ими управляли. Не делая паузы, демон снова сменил направление тяги двигателей и крепость рванулась в небеса, ударной силой разорвав оставшиеся цепи. С жалобным звоном и треском магические нити полопались.
   Оставив глубокую вмятину на земле, замок освободился, но Андрон снова ошибся в расчетах и взлетел слишком высоко.
   Защитные схемы барьера Генсокье полыхнули тревожным светом и сконцентрировали силу в точке столкновения.
   -- Зараза! -- взвыл Андрон, но силы двигателей не хватило, чтобы погасить инерцию каменной махины и великий барьер Генсокье полыхнул всеми цветами радуги, стремясь отбросить или уничтожить нарушителя, всей своей массой врезавшегося в пограничную линию. -- Назад! Я сказал назад, проклятая каменюка!
   Сияние залило весь маленький мир, от края до края. Андрон, взревев от ярости, направил руку на стену и из его ладони сорвался поток ярко-зеленого огня, беспрепятственно проникшего сквозь камень, металл и пластик. Ударив в защитный барьер замка изнутри, этот огонь усилил его и, вступив в конфликт с разрушительными силами барьера Генсокье, вынудил их оттолкнуть замок вместо того, чтобы развеять его в пыль.
   Рыча от напряжения, Андрон отвел замок от барьера и выровнял полет своей крепости. Больших повреждений удалось избежать, а малые можно просто игнорировать. Перезапустить двигатель, перенаправить вектор тяги, восстановить щиты...
  
   -- Да, этот парень умеет геройски справляться с проблемами, которые сам себе создает. -- засмеялся рыцарь в черных доспехах, великий лорд Ксерфакс, продолжающий наблюдать за действиями с расстояния. -- Но пора бы нам вмешаться? Ящерка действительно надорвется от стараний. Вам так не кажется, дамы?
   -- Вмешаться можно. -- кивнула дракониха. -- Но наше вторжение в пределы барьера, мгновенно нарушит отдых леди Юкари, а у меня нет ни малейшего желания объясняться с богиней ее ранга.
   -- Она здесь? -- с сомнением пробормотал рыцарь Тьмы. -- Что-то я ее присутствия совсем не чувствую.
   -- Это и не удивительно, халоарх Ксерфакс. -- ответила ему дракониха. -- Вы уступаете мне на два ранга, но я тоже не чувствую ее присутствия. Почему? Потому что она на восемнадцать рангов выше меня!
   -- Шинтарх? -- красный огонь, сияющий в прорезях маски и на стыках доспехов лорда Ксерфакса сменился на синий, что отражало глубокое смятение. -- Никогда не встречал никого выше сорокового ранга, а здесь... шинтарх. Из высшей тройки в рангах богов. Особо приближенный к Всевышнему... -- бог тьмы хлопнул себя ладонью по решетчатому забралу и захохотал. -- Эта мелкая серая ящерица затеяла встряхнуть мир, принадлежащий богине границ?! Он действительно сумасшедший!
   -- Для него не существенен ранг бога. Какая разница, упадет человеку на голову стальная плита в три тонны, или в три миллиарда тонн? Результат один.
   -- Стремление к счастью часто толкает людей на безумные поступки. -- принялась меланхолично рассуждать Атилия. Мирные и незлобивые воздушные существа, боги ее ордена любили предаваться философским рассуждениям на самые разные темы. -- А сейчас Андрон счастлив. Человек мирный и добродушный, человек-созидатель, достойно ответил тем, кто думал, что подобными людьми можно помыкать. Сильные и властные, преисполненные гордости, боги-рабовладельцы даже не подозревают, что сгущающиеся над ними тучи - дело рук вот таких крошечных рабов-ангелов, готовых пойти на смерть только ради того, чтобы остаться людьми.
   -- Остаться людьми? -- не выдержала Нагаэ Ику. -- Как серый ящер может остаться человеком, хотя бы душою, после стольких убийств? Это монстр! Гнусный монстр, сжегший беспомощных слабых йокай на побережье Туманного озера! Тысячи воинов отдали свои жизни пытаясь спасти от этой твари женщин и детей! Он убил всех! И воинов, и их семьи! Если он пытается вызвать к отродьям своего ордена ненависть и провоцирует нас на атаку против его родины, то у него это очень неплохо получается! Я готова снова вступить с ним в бой и этой твари больше не удастся смутить меня своей демонической доблестью!
   Лорд Ксерфакс приблизился к слегка попятившейся перед ним девушке и, подняв ладонь, провел ею перед глазами Ику.
   -- Взгляни теперь, храбрая дочь Света. -- рука в черной латной перчатке указала в сторону планеты, на сферической плоскости которой было ясно видно сияющее поле энергетического щита Генсокье. -- Думаю, это поумерит твой пыл и многое тебе объяснит. Например то, почему мы до сих пор не вмешались в происходящее сами.
  
   Держа в руках непрестанно кружащийся зеленый огонек, Чирно мчалась сквозь изрядно поредевшее, но все еще ужасающее своей численностью, облако йокай. На нее не нападали, недавние враги даже уступали ей дорогу, пока не случилось что-то. Что именно, фея не знала, но вдруг все, кто был вокруг, словно опомнившись, повернулись к испуганно вытаращившей на них глаза девчонке и с рычанием ринулись на нее со всех сторон.
   Фея взвизгнула и бросила навстречу врагам пару горстей магического льда, но лишившись поддержки демона и "Сердца зимы", она снова стала самой обычной феей и сил ее явно было недостаточно чтобы справиться с несколькими тысячами зверолюдей-магов. Льдинки ее просто отскочили от щитов и доспехов врагов.
   -- Ах вы, гады! -- Чирно, держа зеленый огонек на ладони одной руки, вскинула вторую и наморозила кусок льда побольше, намереваясь нанести последний удар злодеям. Такой большой кусок точно пробьет чей-нибудь щит!
   Йокай замахнулись копьями и мечами, намереваясь развоплотить или поймать в магическую печать неугомонную фею. Чирно швырнула ледяную глыбу и сжалась в ожидании ударов. Истаяло несколько мгновений, девчонка ждала неминуемой расправы, но йокай почему-то медлили. Они остановились и теперь только сердито ворчали, порыкивали, едва находя в себе силы не упасть вниз, на землю, усеянную окровавленными телами собратьев. Глаза их закрывались, многие уронили оружие и щиты.
   -- Я придержу их! -- Гарольд, вылетевший из пространственного искажения в метре от удивленно озирающейся девчонки, разделился на множество бриллиантовых шестигранников и заключил фею в подобие полупрозрачного кокона. -- Я всего лишь творец снов и похититель кошмаров... я не боец... мое единственное назначение - дарить отдых усталым душам, но будь я проклят, если тебя, девочка, брошу здесь! Прорываемся к крепости! Вместе!
   Чирно кивнула.
   Конструкт и фея ринулись на прорыв и промчались метров триста, прежде чем их остановили.
   Стрела, пущенная навстречу беглецам, срикошетила от алмазного лба Гарольда и, сломавшись, полетела прочь, оставив на морде каменного геккона неглубокую выбоину.
   -- Не двигаться! -- женщина в красно-синей одежде, украшенной ветвистыми схемами созвездий, заслонила дорогу Гарольду. -- Это был предупредительный! Малейшее движение, шикигами, и на одного прислужника у твоего хозяина станет меньше! Отпусти фею!
   В воздухе кружилась, медленно падая вниз, серебристая пыль, вдохнув которую, дремлющие под магией Гарольда, воины Генсокье приходили в себя.
   Геккон разделил свое тело на фрагменты и, освободив Чирно, восстановил свою естественную форму. Глаза маленького бриллиантового монстра разгорелись недобрым алым огнем.
   -- Лети, сестра. -- сказал он фее. -- Куда угодно, главное подальше отсюда! Лорд Андрон найдет тебя и заберет в замок, а я... отвлеку эту инопланетную дылду!
   -- Не вздумай! -- стрела в руке Эйрин Ягокоро, мудрейшей и сильнейшей, но далеко не самой доброй из переселившихся в Генсокье лунян, вспыхнула белым огнем "Пожирателя душ". -- Не вынуждай меня убивать тебя!
   Ящерица склонила голову и, вдруг... исчезла.
   Эйрин спустила тетиву, но даже раньше чем стрела сорвалась в полет, сокрушительный удар в зубы заставил лунянку кувыркнуться через голову. Брызнула кровь. Если бы не принятые перед боем стимуляторы, этот удар выбил бы из Эйрин сознание.
   Гарольд, сбив попутно еще пару врагов, по эллиптической кривой сменил направление полета и снова устремился на Эйрин, метя ударить ей в бок и переломать все кости. Он двигался так быстро, что сила инерции раздавила бы фею, если бы она оставалась внутри бриллиантовой оболочки. Только поэтому геккон был вынужден оставить Чирно и только поэтому они еще не скрылись за защитными силовыми полями летающей крепости. Он заберет девчонку, когда расправится с настырной лунянкой...
   Удар в жесткую плоскость зачарованного щита стал для Гарольда полной неожиданностью. На щите осталась глубокая вмятина, по голове геккона побежали трещины. Срикошетив от возникшего на пути препятствия, конструкт кувырком полетел в сторону. Ему потребовалась целая секунда, чтобы обрести равновесие и обрести контроль над движением.
   -- Мы займемся скоростным врагом, Эйрин-сама! -- не меньше восьми воронов-тенгу окружили лунянку, готовясь защищать ее своими щитами и мечами. -- В быстроте нам нет равных! А вы помогите нам справиться с бронированным гигантом! Он совершенно непробиваем!
   Доставив на базу душу хозяина, Зигфрид поспешил на помощь младшему товарищу. Одним своим видом шокируя йокай, громадный стальной ангел появился из портала и мгновенно перетянул на себя внимание абсолютного большинства врагов. Из небытия возникали шестигранные и треугольные пластины зачарованного металла, которые служили стальному ангелу одновременно и щитами и оружием. С зачарованных пластин и крыльев Зигфрида сыпался густой шквал магических пуль. Ответный шквал был не менее густым, но магия йокай бессильно разбивалась о броню конструкта. Зигфрид, буквально залитый сиянием бесчисленных взрывов, повернулся на месте, рассекая ураганами магического огня облако йокай.
   Союзники гибли сотнями. Потери Генсокье в этой битве были ужасающи, но Эйрин, знающая о том, кто владеет этим крошечным мирком, не особенно беспокоилась. Великая богиня позаботится о душах своих будущих воинов. Сейчас главное - не позволить врагу сбежать! Лунианка ни мгновения не сомневалась, что чудовища из иного мира скроются сразу, как только захватят последнюю фею. Зачем крылатые воплощения магии понадобились чужакам неясно, но магия стихий, которой владели духи природы - ценное приобретение. Конструкты чужака насквозь провоняли злом и смертью. Кто знает, не замыслил ли черный странник создать еще одного монстра, соединив воедино души и магию фей Генсокье? И ему, конечно же, глубоко плевать на то, что будет с миром, лишившимся души в образе фей. Нет, даже не наплевать. Он убил тех фей, что остались на побережье туманного озера. Разрушение и распад, захватившие маленькое поселение лунян вместе с остальным Генсокье ясно дали понять, какую важную роль играли мелкие несносные пакостницы для магии, основы основ этого мира.
   Не позволить монстрам захватить последнюю фею! Развоплотить ее, для ее же блага! Задержать врага здесь еще на час или два, пока фея будет восстанавливать свою материальную форму! За это время остальные луниане, обосновавшиеся в Генсокье, устроят всплеск магии драконов внутри барьера и привлекут к происходящему внимание высших сущностей!
   Небеса озарила ослепительная вспышка, рожденная столкновением защитного силового поля крепости и барьера Генсокье. В радужном сиянии, Эйрин направила лук на удирающую фею и, мгновенно рассчитав упреждение, спустила тетиву.
   Шестигранный щит встал на пути стрелы. Жалкая попытка! Подпитанная энергией "Пожирателя душ", стрела нарушит материальную структуру любого предмета на своем пути и пробьет сталь, словно бумагу! А магические схемы и того бесполезнее - рассыплются в прах при одном приближении стрелы.
   Точно по ожиданиям Эйрин стрела ударила в щит и прошла навылет, но глаза лунианки на миг расширились от удивления. Враги были не глупы и не наивны.
   В момент пробития, шестигранная плита единомоментным рывком повернулась, заставив стрелу отклониться и уйти в сторону от цели.
   Ловко! Более того, стрела не зацепила даже никого из защитников Генсокье до того, как потеряла убойную силу. Что это? Случайность? Или тонкий расчет из нежелания причинить кому-либо серьезные раны?
   Стальной ангел, защитивший маленькую фею, стремительно обернулся к лунианке и вскинул руку, направляя развернутую ладонь на лучницу.
   -- Не смей стрелять по детям! -- словно раскат грома, прозвучал свирепый рык разъяренного рыцаря и шквал острых стальных игл с палец человека толщиной обрушился на лунианку, заставив ее спасаться бегством. На пределе сил, Эйрин уворачивалась от шквала вражеских снарядов и отводила удары щитами магической энергии.
   -- Что нам делать, мудрейшая? -- пара тенгу-воронов появились возле лунианки и парили рядом с ней, играючи повторяя ее маневры. -- Наше оружие бесполезно против него!
   -- Плесните это на клинки! -- Эйрин бросила одному из тенгу целую ленту ампул, содержащих прозрачную жидкость, внешне похожую на воду. -- Этот химический состав разожжет белый огонь! Будьте осторожны! Одно касание этого огня смертельно!
  
   Замок камнем рухнул вниз и впечатал в земную поверхность еще несколько сотен йокай. Могучая крепость, изрыгая из ангаров все новые и новые автоматические боевые машины, плавно взлетела над землей и двинулась к месту яростной битвы конструктов, сдерживающих армию йокай и не позволяющих никому приблизиться к отчаянно удирающей фее.
   "Автопилот"! -- отдал мысленную команду Андрон. -- "Направление на цель спасения! Скорость максимальная нефатальная для тех, кого сшибем силовым полем по дороге! Всех "Жнецов" в бой! Открыть вспомогательные ворота первого ангара"!
   Свежесплетенные из магических потоков мышцы сократились и, оттолкнувшись от магических полей, серая ящерица выпрыгнула из сосредоточия целебного сияния. Ноги его подломились при соприкосновении с плоскостью платформы, но упав на четвереньки, недолеченный монстр взревел и, невероятным волевым усилием снова заставил полумертвое тело двигаться. Он совершил новый прыжок. Затем еще один и еще.
   Набирая скорость, потерявший способность летать и творить магию, падший ангел помчался по коридорам к огромному залу, в котором пару столетий назад был размещен планетарный бомбардировщик с грузом аннигиляционных бомб и целыми батареями дезинтеграторов, а теперь...
   Андрон улыбнулся, сквозь застилающую его сознание багровую мглу, бросив взгляд на тысячи крылатых девчонок, зачарованно таращащих глаза на экраны внешнего обзора, демонстрирующие яростное побоище за стенами крепости.
   Теплота подступила к черному сердцу истерзанной ящерицы и придала ему сил. Они еще не проиграли! Осталось почти полтора часа! Почти полтора часа на борьбу и... счастье.
   Андрон был счастлив. Как никогда в своей жизни.
   Створки вспомогательных ворот с легким шуршанием скользнули в стороны и в лицо серого странника пахнуло ветром чужого мира. Чужого, но очень похожего на его родину, затерявшуюся в бесчисленном множестве миров великой сферы. Легко было представить, что он вернулся домой. Что его со всех сторон окружают не жители иного мира, а самые обыкновенные, равные по силе душ, люди.
  
   С высоты полета крепости открывался изумительный вид на равнины и холмы, на гладь огромного озера. Как прекрасен был Генсокье до прихода серого странника! От зелени не осталось и следа. Шрамы и воронки покрыли землю. Только барьер по-прежнему величественно сиял, заслоняя собою горизонт.
   "Выдвинуть мост"! -- отдал мысленный приказ Андрон. Демон шагнул на двинувшуюся платформу и ухватился за цепной поручень. -- "Я нанес немало ран этому миру, но все они ничто по сравнению с той потерей, что вас ожидает. Главная красота и волшебство Генсокье... в последние часы своей жизни, я вынужден забрать ее у вас"!
   Замок плыл сквозь бушующую битву, двигаясь навстречу одинокой фее, окруженной диким хаосом беспощадного сражения. Еще минута, и теплый зеленый огонек в ее ладонях погаснет!
  
   Сразу три копья пронзили тушку конструкта-геккона, который так и не смог превзойти в скорости ворон-тенгу.
   "Зигфрид"! -- выкрикнул, сгорая в белом огне, Гарольд. Сопротивляться гибели он был способен только благодаря тому, что тенгу не могли видеть информационные узлы души конструкта, главный из которых хитрый геккон спрятал в своей правой передней лапке.
   Длинный, двуручный меч в руках здоровенного тенгу-волка ударил снизу вверх, почти без сопротивления у самого плеча отсекая руку огромного стального ангела. Материя не могла противостоять силе оружия богов, пусть даже сотворенного химической реакцией.
   -- Не двигаться! -- Эйрин наставила на замершего гиганта изготовленный к выстрелу лук, с окутанной белым огнем и готовой сорваться в полет, стрелой. -- Одно движение, и нанесу тебе серьезную душевную травму!
   Не выстрелит. Слишком много йокай мельтешит вокруг, вероятность попасть в кого-нибудь из них очень высока, а отвечать за погибшую душу чужого подзащитного ой как не хочется! Луняне - подчиненные драконов, и подобные преступления могут перерасти в конфликт между богами. Вышлют из Генсокье... или, хуже того, уничтожат душу убийцы в качестве компенсации. Поэтому - пугает, заставляя замереть, пока воины ближнего боя наносят удары мечами и кромсают врага безопасно для союзников.
   -- Ах, ты... -- Эйрин закусила губу, но так и не выпустила тетиву, когда по всей фигуре стального ангела побежали волны магии и из фигуры огромного крылатого воителя, отделившись от спины чуть пониже лопаток, взлетел и тут же нырнул в пространственное искажение, стальной орел. Сбежал. Или... -- Попался!
   Стрела, которую выпустила лунианка, вонзилась стальному орлу в грудь, прошла навылет и канула в пространственное искажение, которое в одно мгновение разорвало ее на куски и мономолекулярным газом разбросало по всему Генсокье.
   Зигфрид даже не вскрикнул. Он не просто был воплощен в форме стальной фигуры. Его душа была сама подобна слитку металла. Созданный в одно время с Сильвией, орел-защитник прошел вместе с Адроном через множество ужасов мертвых миров. Андрон сам восхищался стойкостью души Зигфрида и не сдавался, порою, только потому, что не хотел потерять уважение этого воина. Напугать смертью или болью, стального орла было практически невозможно. Получив серьезную рану, Зигфрид скрылся в свернувшемся пространственном искажении, но не отступил с поля боя, спасая свою жизнь. Терпя страшные муки, он вынырнул из развернувшегося портала позади Гарольда и, схватив объятого белым огнем младшего брата, в одно мгновение вытянул из обреченной физической формы душу.
   -- Тебе мало? -- Эйрин повернулась, накладывая на тетиву новую стрелу. Пару "Жнецов", что пробились сквозь врагов и попытались отвлечь внимание лунианки на себя, она разнесла в куски всплеском обычной боевой магии Генсокье. -- Тогда...
   Позади Зигфрида развернулось пространственное искажение. Можно стрелять...
   Что-то черное заслонило солнце и, прежде чем Эйрин успела среагировать, здоровенная бронепластиковая плита сшибла ее.
  
   Лорд Ксерфакс хохотал, любуясь тем, как крепость серого странника отстреливает, одну за другой, круглые бронепластиковые крышки по всему своему основанию. Активируя гравитонные ускорители на них, таранными ударами широких круглых пластин Андрон разбивал и сметал боевые порядки йокай.
   -- На его базе арсенал звездной империи, а он использует в качестве оружия заслонки ангаров и ракетных шахт! Неужели сдался? Думаю, после таких фокусов абсолютное большинство его врагов поймет всю абсурдность этого побоища!
   -- Попытки напугать местное население и заставить их взмолиться о помощи высшим силам с треском провалились. -- змеевидная дракониха в абсолютно человеческом жесте развела в стороны короткие лапки и сокрушенно покачала головой. -- Жители Генсокье заботой своей хозяйки не избалованы и воспитаны сами решать свои проблемы. Думаю, у них даже нет эффективных средств связи с хранителем, а богиня не станет вмешиваться, пока миру не нанесен серьезный ущерб.
   -- И что теперь? -- спросила Ику. -- Он отступит? После всего, что натворил, он уйдет, оставив богине разгребать последствия?
   -- Едва ли. Объяснить жителям Генсокье причину побоища, забрать фей и временно переместить их в другой мир, подходящий для обитания, конечно, выход. Распад материи и нарушение физических законов в таком случае не будет столь катастрофичен, как в случае обращения фей в злых духов, но богиня будет вынуждена озаботиться проблемами Генсокье. Ей придется забирать фей обратно и решать недоработки барьера. Это можно было бы считать победой, если бы Андрон... был способен поступить настолько жестоко с детьми.
   -- Что же он будет делать?
   -- Защитит фей от Черного Ветра силовыми полями своей крепости, дождется активации клейма и умрет в агонии. А затем... дело будет за богиней. Таков итог, который он называет "поражением".
  
   Летающая крепость, рухнув с небес, своей массой вбила еще несколько сот йокай в землю, поднялась и начала поворачиваться вокруг своей оси, направляя выдвинутый мост к фее, летящей сквозь бурю бешенного сражения машин и воинов-магов. "Жнецы" жертвовали собой без колебаний, выигрывая для девчонки драгоценные мгновения. Еще минута! Еще сорок секунд! Еще тридцать!
   Лавируя среди падающих на землю объятых пламенем машин и визжащих в бешенстве йокай, фея уже видела спасительные бастионы огромного замка. Еще бы двадцать секунд! Но зеленый огонек в ладонях Чирно мигнул последний раз, рассыпался крошечными искрами и погас.
   -- Держись девочка! -- вскричал Андрон, увидев как фея замирает посреди дикого хаоса и лицо ее белеет от ужаса. Черный Ветер... огромная масса отрицательного биоизлучения, в мгновение ока растерзает ее душу. -- Держись, Чирно! Я сейчас...
   Андрон вцепился когтями себе в плечо и рванул, словно желал вырвать из сустава свою левую руку. Когти лишь скользнули по чешуе, но искристые вспышки с треском заплясали на серой шкуре, когда демон оторвал и сжал в кулаке кусок собственной души.
   -- Держись! -- серый ящер, не обращая внимания на то, что его левая рука, плечо и часть тела обращается в полужидкую слизь, вселил часть своей души в цепь бортика моста и, выдернув несколько метров стальных звеньев, широким взмахом швырнул их в сторону Чирно. -- Я уничтожу эту бурю!
   Цепь полыхнула ярким зеленым огнем поглотителя отрицательных энергий и, в этот момент произошло непредвиденное. Андрон содрогнулся и замер на мгновение, увидев, как кусок его души, вместо того, чтобы просто породить вспышку очищающего пламени, оживает. Обретает собственное сознание и разум. В вихрях магии Генсокье, в жаркой жажде творца защитить живую душу, из частицы информационного узла ангела сплелся новый информационный узел. Родился новый конструкт. Обреченный сгореть и кануть в небытие через несколько мгновений.
   -- Боже...
   Горький стон вырвался из груди Андрона, а в сознании его прозвучал теплый, лишь немного печальный, голос:
   "Все в порядке, папа. Спасибо тебе. Две секунды - это целая жизнь"!
   Юный конструкт успел выполнить всего одно действие. Цепь вытянулась в длинную тонкую ленту, украсилась множеством магических знаков и кольцом окружила, парализованную отрицательными энергиями, фею. Лента была красной. Красной? Андрон даже не замечал, что и оборванные цепи бортиков и часть мостика в том месте, где он стоял, густо орошена кровью. Шкура серого ящера покрылась трещинами и целые ручьи крови текли на бронепластиковые плиты, дождем падая вниз, на изожженную, покрытую прахом и пеплом, землю Генсокье. Был бы Андрон человеком, весьма уязвимой и не слишком живучей формой жизни, он уже лишился бы сознания и погиб. Но в очередной раз проклятие обернулось благословением. Даже полностью потеряв кровь, даже после остановки сердца и дыхания, клетки его тела могли жить и сносно функционировать на внутренних запасах минут десять. Все еще живой, серый ящер стоял и смотрел, как вспыхивает зеленым огнем, рассыпается в прах и исчезает, с честью выполнив волю своего создателя, орошенная кровью стальная лента. Как умирает, счастливый от подаренных ему двух секунд жизни, юный конструкт с теплым, полным добродушия, девчоночьим голосом.
   -- Прости меня... Катрин. -- Андрон заскрежетал клыками и крепче сжал когтистой лапой второй цепной бортик. -- Прости за то, что я так слаб...
   -- Чирно-чан! -- отчаянный крик заставил фею льда отринуть поглощающий ее душу черный морок.
   -- Дайсей...
   Фея подснежных трав, такая маленькая и хрупкая в сравнении с окружающими летающий замок грозными йокай, вылетела из ворот ангара и, бесстрашно промчавшись среди врагов, схватила подругу за руку.
   -- Скорее, Чи-чан! Скорее же!
   Замок навис над феями, наклонился и повернулся, приближая к ним окончание выдвижного моста, на котором, припав на одно колено и держась рукою за цепь бортика, стояло красно-серое чудовище, при виде которого обе девчонки всхлипнули и, собравшись с силами, совершили последний рывок.
   -- Не упустить! -- Эйрин, при столкновении с бронепластиковой плитой отделавшаяся только несколькими синяками и парой сломанных ребер, взлетела повыше, выбирая угол для стрельбы. -- Это последние феи! Враг сбежит, как только захватит их! Срубите мост! Монстр еле держится на ногах! Скорее же!
   Прорываясь сквозь "Жнецов" и обходя летающие бронепластины, йокай ринулись в атаку.
   -- Сюда! -- Андрон протянул покрытую кровью, тощую чешуйчатую лапу навстречу девчонкам и, спустя всего одно мгновение, детская ладошка Дайсей коснулась грубой серой чешуи. -- Компьютер, убрать мост!
   Покрытый кровью, израненный монстр подтянул к себе и, обняв, осторожно прижал к плечу детей чужого мира. Сколько раз он содрогался, видя в руинах мертвых миров черепа и тонкие косточки маленьких скелетов? Обнимающие обугленные игрушки или прижимающиеся к скелетам своих родителей. Тех детей не спас никто. Равнодушие и отстраненность богов... была слишком похожа на то, как люди проходят мимо умирающих от голода щенят или котят. Но там, где остаются равнодушны люди, собака может проявить больше участия и взбаламутить мирную улицу, рычанием отгоняя прохожих от места, где лежат несмышленые, пригретые старым бродягой, щенята.
   Мост дернулся, начиная складываться, затягивать Андрона, Дайсей и Чирно под защиту силового поля крепости.
   Йокай вынырнули справа и слева, готовясь обрубить мост.
   -- Прочь! -- из спины Андрона взметнулись и развернулись в шокирующем величии широкие перепончатые крылья. -- Прочь, или я пожру ваши души!
   Он блефовал, и блеф сработал. Йокай испугались и шарахнулись в стороны, изготовившись к защите. Уловка сработала, но, отпугнув врагов от моста, демон открылся для удара. Раздался резкий свист рассекаемого воздуха, и в спину серого ящера вонзилась, объятая белым огнем, стрела. Андрон едва успел вытянуть руки, отстранив от себя фей и сумев тем самым спасти их от знакомства со стальным наконечником стрелы, что пробила серого монстра насквозь. Еще один удар, и еще. Андрон почти не чувствовал их, все его тело онемело, но он не упал, даже когда багровая тьма застелила ему взгляд. Вонзив когти ступней в бронепластик, он закрывал своим телом фей от смертоносных стрел и от яростного магического огня, который обрушили на него многочисленные йокай. Этот огонь содрал с его спины шкуру и мясо, в клочья разорвал крылья, но озаренный светом рун, скелет чудовища устоял.
   Массивные створки сомкнулись за ним и за феями, которых падший ангел на руках вынес с поля боя.
   -- Чирно! -- несколько духов природы, для которых эта девочка стала великим вождем, бросились навстречу фее, которую выпустил из рук серый странник. -- Великая королева! Ты... ты... в порядке?
   -- Чирно-чан! -- Дайсей, вся в слезах, крепко обнимала подружку. -- Когда мы все собрались здесь и я увидела, что тебя нет, то так испугалась! Все эти черные монстры такие страшные! А ты там одна!
   -- И все-таки мы спаслись от чудовищ! -- отозвалась девчонка. -- И... а что делать дальше?
   Все обернулись к демону, который, выпустив фей, привалился к стене плечом и теперь пытался собраться с силами, устоять на ногах. Он хотел что-то сказать, но вдруг ноги его подломились и костлявое чудовище с шумом рухнуло на пол.
   На стене остались длинные полосы крови. Андрон, собрав последние силы, приподнялся, перевернулся на спину и с судорожным стоном обмяк. В свете ламп под потолком ангара, он ясно различил силуэты множества фей, роем окруживших упавшего хозяина летающего замка и удивленно смотрящих на теряющую сознание серую ящерицу.
   Девочка в синем платьице склонилась над упавшим и с беспокойством заглянула ему в глаза.
   -- Эй, ты чего? -- удивленно спросила Чирно.
   Андрон слабо улыбнулся ей и хотел на прощание погладить ее по голове, но рука демона лишь слабо дрогнула и осталась лежать. Все кончено. Теперь действительно все кончено. Андрон проиграл, но сделал главное. Феи в безопасности. Когда мир содрогнется до основы основ и развеется в пыль, души их не будут ранены.
   "Я поклялся уничтожить мир, в котором вы объявлены монстрами. Для этого мне нужно было просто умереть, но причинять вам боль... как хорошо, что теперь это уже не нужно"...
   Андрон закрыл глаза. Сейчас его душа развеется и канет в небытие и, одновременно с этим, высвободится вся та колоссальная мощь, что сокрыта в ядре летающей крепости. Главное орудие замка, "Деструктор", озарит сиянием своей активации этот маленький мир и выдаст импульс, которого хватило бы на то, чтобы обратить в межзвездный газ целую звездную систему. В одно мгновение, поражение сменится каким-то подобием победы. Жаль лишь, что увидеть это серому ящеру уже не суждено.
   -- Что это он не развоплощается? -- феи смотрели на лежащего перед ними монстра. Взгляды их были полны удивления. -- Он же сильно ранен! Распасться и соединиться вновь гораздо проще, чем терпеть боль от ран!
   -- А вы еще не поняли? -- воскликнула Дайсей. -- Это - не дух природы! Смотрите, он истекает кровью! Разве у таких как мы бывает кровь?
   -- Я же говорила вам, что у него подозрительная внешность! -- поддержала подругу Чирно. -- Он же совсем на нас не похож!
   Все вокруг принялись галдеть, обсуждая открывшуюся истину и каждая из фей уверенно утверждала, что давно обо всем догадалась.
   -- Но если он не дух природы, тогда кто?
   Все посмотрели на Дайсей, а затем на Чирно, за которую фея подснежных трав, застеснявшись своего незнания, тут же спряталась.
   -- Кем бы он ни был, но... -- Чирно отступила на шаг, тесня подружку и отстраняясь от розово-рыжей слизи, которая растекалась вокруг тела разлагающегося монстра. -- Если ничего не сделать, то он умрет!
   -- Я видела, как он бежал сюда. -- одна из фей указала на пятна и полосы подсохшей крови. -- Это следы, которые он оставил! Если пойдем по ним, найдем, откуда он выбежал! Там, наверно, его дом. А в доме людей и йокай всегда есть еда и кровать! Если положить его в постель и дать еды, он обязательно выздоровеет!
   -- Правильно! Люди и йокай всегда ложатся в постели, если больны или ранены!
   -- Кто-нибудь, летите вперед, на разведку! -- Чирно вспорхнула над полом, ухватила Андрона за плечи и попыталась его поднять. -- Остальные, кто посильнее, помогите мне! Сестры, ищите кровать, пищу и лекарства!
   Пятна крови на бронепластиковых и металлических поверхностях пола стали для фей путеводной нитью. Несколько десятков самых рослых и физически сильных фей, сменяя друг друга, довольно быстро притащили истекающее слизью тело монстра в реанимационную камеру.
   -- Ничего себе, дом! -- Чирно и ее подруги в изумлении озирались, разглядывая огромный зал и неспешно танцующие в воздухе шлейфы серебристо-белых магических потоков. -- Это все он тоже сам построил? А где здесь кровать?
   Один из шлейфов целебной энергии протянулся к телу Андрона и коснулся его, вливаясь в полуразложившиеся останки и реанимируя их. Разложение остановилось и слизь начала подсыхать.
   -- В центр! -- Дайсей указала на маленькое подобие солнца в переплетении потоков магии. -- Там он должен еще быстрее вылечиться!
   "Простите их, леди Юкари". -- Андрон, получив подпитку, сразу обрел ясность мышления и мгновенно оценил происходящее. -- "Они не ведают, что творят".
   Активация Деструктора снова откладывается? Похоже на то. Клеймо... у Андрона и Генсокье еще есть немного времени. Чуть больше часа.
   Бой снаружи утих. Разбив все, до единой, машины летающего замка, йокай, призраки и обитатели Чистилища окружили оплот демона со всех сторон. Они озадаченно переглядывались, не зная, что предпринять дальше. Штурмовать цитадель? Почему медлит с приказами начальство?
   Пальцы демона дрогнули и он открыл глаза. Феи поместили его в точку пересечения сил реанимирующей камеры. Утонув в белом сиянии, демон стремительно оживал. Ухмыльнувшись, он завел руку себе за спину и вытащил одну из засевших в его теле стрел. Шансы свести знакомство с местными ангелами и богами еще есть!
   -- Эй! -- Чирно запустила руку в белое сияние и, ухватив его за клык, вытащила голову демона из белого сияния. -- Ты как там? Жив?
   Андрон втянул целебную магию в свое тело и полностью поглотил целое солнце магической энергии. Шлейфы тянулись к нему со всех сторон, но его теперь легко было разглядеть в полный рост. Чирно тотчас отпустила его клык и, скрестив руки на груди, принялась порхать перед чудовищем. Она ждала, что скажет Андрон.
   -- Благодарю вас, сестры! -- воскликнул падший ангел. -- Вы спасли мне жизнь и, теперь, я обязан приложить все силы чтобы, в благодарность, спасти ваш мир!
   -- Спасти наш мир? -- Чирно уставила руки в бока и с прищуром уставилась на Андрона. -- А что с ним стало? Все, вдруг, обратились в жутких чудовищ! Почему? И, между прочим, это произошло когда ты появился!
   -- Черный Ветер заполонил все Генсокье! -- фея постарше указала на один из экранов внешнего обзора, все еще развернутых повсюду в реанимационной камере. -- Теперь наружу страшно выглянуть!
   -- Лес магии и цветочные сады... -- захныкали младшие феи. -- Все они увяли и рассыпались! Где мы теперь будем играть?
   -- А люди и йокай, они теперь будут всех нас ненавидеть?
   Черный Ветер освободил от своей власти души духов природы. Очнувшиеся от злого морока, потерявшие стремление мстить тем, кто причинял им боль, дети со страхом думали о том, что навсегда заперты в этом, последнем во всем Генсокье, убежище. О том, что сами причастны к захватившей их родину катастрофе, феи и не подозревали. Они же просто играли и хотели проучить злодеев! Почему же все вдруг стало так страшно?
   Золотой свет пролился с ладоней Андрона, которые ангел протянул к плачущим детям. Искры ласкового золота, касаясь душ фей, своим теплом изгоняли страх и боль, дарили утешение.
   -- Все будет хорошо. -- пообещал серый странник крылатым девчонкам. -- Не бойтесь. Я предвидел эту катастрофу и пришел из другого мира, чтобы помочь. Мне не удалось предотвратить ее, но дайте всего один час и я подарю вам новый мир! Гораздо лучше и светлее этого!
   -- Нам не нужен другой мир! Верни нам Генсокье!
   Андрон печально склонил голову и задумался, а замок вдруг содрогнулся от сильного магического удара в его щиты.
   -- Мы должны спасти фей! -- Эйрин указала рукой на цитадель демона. -- Пока враг не скрылся, разнесем эти стены и освободим их! Нельзя позволить серому чудовищу украсть духов природы! Сражайтесь за них, воины! Как за своих собственных детей!
   Замок содрогнулся от еще одного сильнейшего внешнего удара.
   -- Хорошо. -- сказал Андрон. -- Я сделаю все, что возможно. Но мне нужна ваша помощь, сестры.
   -- Что мы должны сделать? -- с готовностью прозвучало сразу несколько детских голосков.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Действие 6. Летающий замок.

  
   Девятихвостая лиса склонилась и глянула через плечо своей шикигами, посредством магической рамки, зачарованно следящей за новым всплеском активности на поле боя.
   -- Ну что, не закончили еще?
   -- Нет пока. -- отозвалась Чен. -- Я тут всплески мыслеобразов чужака записала. Послушайте их, Ран-сама! Он совсем сумасшедший! Рождает же Великая Сфера таких психов!
   -- Да, с мозгами у парня явные проблемы. -- ответила девятихвостая, прослушав последнее заявление серой ящерицы. -- Не обращай внимания. В процессе поиска совершенства, универсализации или, наоборот, попыток создать узлы душ с четкой специализацией, высшие других миров таких уродов натворили, что понять их при нормальном образе мышления совершенно невозможно.
   -- Да, леди Юкари тоже самое мне говорила, когда мне сказки народов Сферы рассказывала. Искать невесту по размеру обуви, или хитрить, устраивая в чьем-то доме засаду на добычу, которую можешь уже здесь, в лесу съесть... логику я так и не поняла. Наверно, маленькая еще.
   -- А что, леди Юкари где-то набралась новых сказок? Я таких даже не слышала.
   -- К ней недавно шикигами наших врагов приходил, о чем-то просить. Помните, Ран-сама? Мы его еще побили и выбросили из нашего мира! Вот у него-то из памяти, госпожа эти странные сказки и вытянула. В основном бред и скука, но и хорошие тоже есть. Хотите, расскажу?
   -- Давай через часик, Чен? Сейчас важные дела доделаю...
   -- Вы хотите вмешаться в побоище, Ран-сама? Возьмите меня с собой! -- Чен смотрела на свою хозяйку со смесью мольбы и обожания.
   -- Нет, камень барьера без присмотра оставлять нельзя. Как можно отлучиться, когда буквально все на мне? Стирка, глажка, готовка, починка и охрана... Вот если чужой шикигами сюда заявится, в клочья разорву. А в Генсокье пусть жители сами разбираются. Нянькой им меня леди Юкари не назначала. И сама подумай, Чен, какое позорище - не суметь победить одиночного шикигами и горстку его прислужников! Даже с феями. Даже в крепости. Юкари будет недовольна, если они сами не справятся с такой мелочью.
  
   Заминка была использована для реорганизации.
   -- Защитное поле такого уровня не пробить магическим огнем. -- радиопередатчики несли команды лорда Тенмы лидерам отрядов. Глава тенгу держал в руках отчеты ученых, проведших анализ спектра излучений силовых экранов крепости. -- Все, кто способен поднять хоть маленький камешек, поднимайте тяжести с земли и швыряйте их на крепость врага, пока магические схемы не выгорят от нагрузки! Белые волки! Щиты на полную мощность и прикрывайте камнеметчиков! Когда падут щиты, разнесем в клочья крепость врага и освободим фей!
   -- Это будет ошибкой. -- в воздухе позади одного из лидеров волчьих отрядов, держа на плече обмякшую адскую ворону, висела хмурая, бледная девчонка в легком платьице. -- Неужели никто здесь не понимает, что разрушив защитное поле крепости, вы сами с головами окунете фей в "Черный Ветер"?
   Пульсирующие в такт сердцебиению вены, вьющиеся вокруг физического воплощения хозяйки Чистилища, и удерживаемый в переплетении этих вен третий глаз, придавали этой девчонке жуткий и отталкивающий вид, но не из-за внешних особенностей ее сторонились жители Генсокье. Ее способность читать чужую память и привычка не делать секрета из узнанных тайн, заставляли людей и йокай держаться от этого чудовища на расстоянии. Вот и сейчас, даже не слыша радиокоманд лорда Тенмы, Комейдзи Сатори получила полное представление о приказах, просто прочитав память окружающих йокай.
   Защитники Генсокье, не ведая, или не желая задумываться над тем, что творят, принялись таскать камни с земли. Те, что посильнее, поднимали и тащили в небеса обломки стальных големов или разбитые корпуса "Жнецов".
   -- Если это не остановить, у серого странника действительно возникнут проблемы. -- сама себе сказала Сатори и взглянула на мчащуюся к ней двухвостую адскую кошку. Лет тридцать назад, впадая в состояние апатии из-за всеобщего отчуждения, Сатори начала отстраняться от своих обязанностей. Среди подвязанных на работу фей в Чистилище начался разброд. Леди Юкари посочувствовала Сатори и сотворила несколько видов йокай, защищенных от способностей хозяйки пламенного подземного мира. Кошки и вороны Чистилища были высшими формами этих йокай, а Каэнбё Рин шустростью и умом выделялась на фоне их всех.
   -- Сатори-сама! -- кошка в полете очертила петлю вокруг своей хозяйки и, погасив скорость, остановилась в паре метров перед ней. -- Мы разыскали лорда Тенму! Следуйте за мной, я покажу дорогу!
   -- Отлично. Поспешим. Иначе Генсокье действительно погибнет.
   -- Сатори-сама... -- Рин едва сдерживала слезы. -- А с Окуу правда все в порядке?
   -- Да. Она не смогла выдержать импульс "Хранителя", когда я объяснила, что происходит. Готовься, удар будет очень сильным. "Хранитель" - артефакт высшего порядка. Творение действительно сильного бога.
  
   Феи распределились по залам башен и ангаров. Здесь, у стен, перед специально подготовленными люками, стояло множество самых разнообразных машин. Катапульты, баллисты, требушеты. То, что притащила Эльза, четко выполняя просьбу хозяина добыть оружие "попроще". Ограбила сразу несколько воюющих миров, забрав осадные машины у атакующих и камнеметные машины осажденных. Попутно притащила несколько осадных башен и таран, но Андрон только посмеялся и вернул эти штуки осаждающим. Не из рук в руки, конечно, передал. Сбросил с пятикилометровой высоты, лишь чудом никого из мечущихся внизу рыцарей, лучников и копейщиков не придавив.
   -- Я - мастер творить чудеса! -- самодовольно ухмылялся тогда Андрон. -- Вот только изъясняюсь не всегда четко. Под "попроще" я просил такие штуки, чтобы на кнопку нажал - зарядилось. За рычаг дернул - выстрелило. Ну ничего... ангел я, или кто? Дайте-ка мне "Оракула". Поколдую.
   Катапульты и требушеты теперь заряжались автоматически, после каждого выстрела. Подача камней из хранилища тоже была автоматизирована. Баллисты же вообще получили ленточное снабжение боезапасом и могли отправлять в полет по сто пятьдесят стрел в минуту. От фей, которым хитрый демон намерен был доверить это оружие, требовалось теперь, как того и хотел Андрон, только дергать за рычаги и нажимать на кнопки. Можно было, конечно, сделать полностью автоматическую стрельбу, но чем тогда занять двадцать тысяч детей? Они же начнут по замку бродить и до настоящего оружия доберутся!
   -- Занимайте посты, храбрые воительницы! -- на голографических экранах, развернувшихся по всем залам и коридорам громадной крепости, появились изображения серого ящера. -- Готовьтесь к бою! "Черный Ветер" захватил всех жителей Генсокье и спасти их можно, только развоплотив! Вы же тоже развоплощаетесь и восстанавливаете свою форму, когда ранены? Вам нужно только заставить их развоплотиться самым обычным способом - крепким ударом!
   -- А они от этого не умрут?
   -- Нет, конечно. Мы просто должны освободить их души от той злой силы, что захватила их! А это лучше всего сделать развоплощением! Перед вами оружие, с которым помочь всем жителям Генсокье станет в ваших силах! Не жалейте снарядов! Сбейте как можно больше несчастных одержимых, а я... я очищу их души зеленым огнем!
   -- Вы слышали, что он сказал? -- Чирно, выбравшая под свое командование самую большую метательную машину, взлетела повыше и указала рукой на открывающиеся броневые листы внешнего корпуса, за которыми виднелись затянутые черным дымом небеса и бесчисленное множество лохматых черных монстров, похожих на сгустки тьмы со множеством шевелящихся, извивающихся подобно щупальцам, полупрозрачных шлейфов. -- Мы сражаемся за очищение Генсокье и спасение всех его жителей! За освобождение нашего мира от злой силы! Мы не можем отступить и будем сражаться, пока последний из йокай... и даже люди... пока все они не будут спасены нами, феями! Покажем всем, кто мы на самом деле, сестры! Изгоним великое зло! В бой!!!
   Андрон ухмыльнулся. Свои пояснения и эту речь феи он транслировал напрямую в сознания всех жителей Генсокье, за исключением духов природы. Не в его силах, но в силах замка было обеспечить четкую и ясную картинку для каждого.
   "Посмотрите, как вы выглядите теперь и их глазах". -- Андрон показал защитникам Генсокье сонмы сгустков тьмы. Ужасающих и отвратительных. -- "Злоба, переполнившая вас, превратила вас в это. Я заставил фей напасть на вас? Вы сами, распространяя вокруг себя злобу и ненависть, довели детей до безумия! Злились на них за нападения и шалости? Яростно мстили? УМНОЖАЯ ЗЛО! Вместо того, чтобы задуматься, попытаться помочь, вы избивали их и гнали прочь! Унижали, мучили! И, теперь, то, что ВЫ натворили, позволит мне уничтожить ваш мир руками самых несчастных его обитателей! Я обманул фей, сказав, что вас можно спасти, развоплотив, но это не так! Вы просто будете убиты, один за другим! А когда ваша боль и ненависть переполнит Генсокье, я сниму магические щиты с крепости и феи познают такой ужас и агонию, которой не могли себе даже представить! Сегодня, весь этот мир... прекратит существование и мне остается только поблагодарить ВАС за то, что сделали это возможным"!
   -- Остановись! -- Эйрин и миллионы йокай, воинов и мирных жителей по всему маленькому миру, потрясенно смотрели в сторону замка. -- Ты слышишь меня, безумец?! Остановись!
   Хохот демона не угасал в их сознаниях несколько бесконечных секунд.
   С громким лязгом, разошедшиеся броневые листы замерли, открыв ангары и орудийные платформы. Боевые машины, в полной готовности, нацелились на отпрянувших йокай, призраков и жителей Чистилища.
   Знание того, как произвести выстрел, было даровано феям системой оповещения замка. Последний акт трагедии для Генсокье.
   -- Бей! -- Чирно взмахнула рукой и тысячи снарядов, движимых усилием мощных рычагов, отправилось в полет.
  
   Если бы не маскировочные силовые поля, астрономы и даже простые любители поглазеть в телескопы, легко смогли бы увидеть странную деятельность на поверхности луны. Один из крупнейших кратеров на ее поверхности озарился множеством огней и из разошедшихся в стороны створок главного шлюза вальяжно выплыла туша космического корабля, похожего формой на трехгранную пирамиду. Орудийные платформы грозили звездам массивными стволами излучателей, скалились клыками изготовленных к пуску ракет.
   -- Перемещаемся, одним ударом вбиваем в землю врага вместе с его прислужниками и замком, -- скрестив руки на груди, Ёрихиме гордо взирала с командного мостика на развернувшиеся перед ней панорамы снова закипающего сражения в Генсокье. -- Освобождаем фей, передаем преступников в руки Высших, и триумфально возвращаемся на Луну!
   -- Все системы в норме! Оружие на боевом взводе! -- луниане завершали последние приготовления. -- Двигатель на минимальных оборотах! До открытия портала - минута!
   -- Это плохая затея. -- Тоёхиме, старшая сестра Ёрихиме, подплыла ближе к разгорячившейся главе лунной обороны и потянула ее за рукав, привлекая к себе внимание. -- Ты влезаешь в чужое дело, явно недооценивая противника. Лорд Гион просчитал варианты. Тебя ждет сокрушительное поражение.
   -- Что?! Не может быть! Эта серая нечисть... как я могу ей проиграть? -- Ёрихиме впала в растерянность. Луниане, готовые совершить пространственный прыжок в Генсокье, замерли и выжидательно смотрели на свою предводительницу.
   -- Поэтому я здесь. -- сказала ей Тоёхиме. -- Сестра, я попросила лорда Гиона придержать расчеты и не сообщать итоги сражения, в котором... Ты и я, будем сражаться против единого врага плечом к плечу! Ты отправляешься в бой, чтобы вернуть утраченную репутацию непобедимого бойца и показать всем, на что способны главы лунной обороны. В этом бою... я буду с тобой, сестра! Что бы ни говорили Высшие, мы... приложим все усилия, чтобы победить!
   Ёрихиме расцвела радостью и ладони сестер сжались в крепком рукопожатии.
  
   На верхнюю полусферу защитного поля крепости Андрона обрушился град камней и волны теряющей стабильность энергии побежали во все стороны от мест ударов, но ответ был гораздо эффектнее. Воздух наполнился гулом и шелестом, когда тысячи каменных ядер взмыли над бастионами и очертили дуги в небе, почти без сопротивления прошибая ряды защитников Генсокье. Камни стали полнейшим сюрпризом для йокай, изготовившихся к защите от магии.
   Промахнуться было сложно, даже швыряя камни наугад. Прошла минута, и все усилия командования тенгу пошли прахом. Над полем боя воцарился полнейший хаос. На дальней дистанции нужно было беречься снарядов, запускаемых требушетами и катапультами, а любой рискнувший приблизиться для броска камня в щит крепости, попадал под шквальный обстрел скорпионов и баллист.
   "Отлично"! -- ликовал Андрон. -- "Видели? И где теперь весь ваш сарказм"?
   Последние две фразы были обращены к поломанным, полуживым конструктам, что лежали в центрах исцеляющих магических схем и жадно пили животворные энергии, что потоками направлял к ним хозяин летающего замка.
   "Но атака йокай представляет для нас серьезную опасность". -- отозвался Зигфрид. -- "Они явно вычислили уязвимость наших экранов".
   "Пока доведут дело до серьезной угрозы, вы уже будете в полном порядке. Прикрыть поврежденные щиты проблемой уже не будет".
   "Да, защититься мы сможем. Но что дальше"?
   "А дальше... я покажу жителям этого маленького мирка, как опасно злить ангелов! Компьютер, управление оружием на меня! Прицельную сетку на левый глаз! Подключить к моему сознанию оракула и карту Генсокье со скоплениями живой силы! Малое жерло "Деструктора" к бою"!
   "Лорд Андрон! Вы в своем уме"?!
   "Нет, в заемном! Леди Ююко и эта, как ее... Сатори, могут все мне испортить и я просто вынужден нанести превентивный удар! Сейчас так ошпарю, взвоют! Я им покажу, заразам, как по сторонам смотреть и добрячка из меня строить"!
   "Господин"! -- раненный и полуживой, Бернард не стоял, а лежал на посту у дома Юкари, спрятанном в большом искажении пространства. -- "Хранители камня забеспокоились"!
   "Почуяли "Деструктор". С этой штукой можно натворить немало дел"!
   "Мы рискуем разбудить Юкари раньше времени"!
   "Да. Но у меня осталось слишком мало времени, чтобы продолжать осторожничать! Хватит сдерживаться! Пора творить ужасающее зло! Прицельную сетку на гору йокай"!
   "Господин, там же... сотни тысяч мирных йокай! Дети, старики, больные"...
   "Вот именно! После такого удара, даже до хранителей камня дойдет, что я - окончательно свихнувшийся отморозок! Они поверят в то, что я представляю для Генсокье угрозу и впадут в панику, когда я направлю свой замок... против великого барьера! Если падет великий барьер, Генсокье будет уничтожено, да так, что даже Юкари не сможет его восстановить, а после акта чудовищной жестокости с моей стороны, Ран и Чен поверят, что я готов на любое преступление! Они взбесятся и нападут на меня, стремясь спасти свой маленький мирок, а когда все поймут, что нападение на барьер и все это побоище только для отвода глаз... будет уже слишком поздно"!
   Конструкты молчали долю мгновения, а затем дружный их рык, полный энергии и энтузиазма подкрепил решимость Андрона:
   "Действуйте, господин"!
   Падший ангел, за двадцать лет беспощадной мести богам спасший от гибели, восстановивший из пепла и избавивший от рабского ярма больше шести тысяч цивилизаций, улыбнулся. Прицельная сетка главного орудия летающей крепости накрыла основание великой горы. Этот маленький мир, обратившийся в тюрьму и пыточную для множества юных духов природы, сегодня сгорит в зеленом огне!
  
   Двое мечников Хакугекуро, держа под руки свою раненную принцессу, плавно опустились на землю у командного центра Тенгу и, отпустив Ююко, грозными стражами встали у нее за спиной.
   Вокруг суетились техники-каппы и их добровольные помощники из числа Тенгу. Пару минут назад, прилетевший с небес камень вдребезги разбил громоздкую аппаратуру радиостанции и опрокинул батареи аккумуляторов. Коммуникации тенгу были полностью уничтожены и теперь ремонтники силились хоть как-то наладить связь.
   -- Рад видеть, что сообщения о вашей гибели были ошибочны. -- Тенма поклонился принцессе призраков. -- Но я прошу вас объяснить, леди Ююко, почему наши воины сражаются в одиночестве? Чего ждут воины Хакугекуро? И, может вы скажете, почему армия Чистилища, так яростно вступившая в бой, так быстро отступила на второй план?
   -- Я приказала своим воинам отступить. -- сказала Ююко. -- И вам советую сделать то же самое, лорд Тенма. Этот серый ящер, учинивший жуткий беспорядок в Генсокье, нам не враг.
   -- Что?! Не враг?! -- тенгу в ярости сделал широкий жест, указывая на живописную панораму разрушений. -- Да, конечно, это он нам по-дружески учинил небольшой крах мира с многомиллионными жертвами! Надо было просто предупредить его, что в Генсокье не принято выражать дружелюбие через убийства!
   -- Справедливые слова. -- с небес спустилась Сатори. Усадив у груды разбитой аппаратуры безвольное тело Уцухо, она оставила ворону на попечение Рин и встала рядом с Ююко и Тенмой. -- Именно такой горячей реакции серый ящер и добивался от всех нас. Вы, все ваши воины и ваши союзники-йокай, попались на его уловки. Нападая на него, вы делаете то, чего он от вас и добивается. "Пляшете под его дудку"... странное выражение, которое я вытянула из его разума, но именно это сейчас и происходит.
   -- Я не понимаю, о чем...
   -- Все это побоище - лишь для отвода глаз.
   -- Что?!
   -- Лорд Тенма, к вам обращался один из слуг демона. Ящерица из драгоценных камней, что называла себя бунтующим против хозяина рабом.
   -- Да. Вы читаете в моем разуме, леди Сатори?
   -- Я не могу остановить свою способность, прошу меня простить. Не беспокойтесь, ваших тайн я никому выдавать не буду. Мне это попросту не интересно. Сейчас лучше вспомните, чем вас просила та блестящая ящерица. Это как раз то, чего серый странник от вас добивается.
   -- Призвать на помощь шикигами... Якумо Ран...
   Ююко и Тенма переглянулись.
   -- Призвать сюда Якумо Ран и заставить ее отвлечься от другого занятия...
   -- От охраны "Каменного Сердца"!
   -- "Камень Барьера", "Каменное Сердце"... это то, чему он посвятил свои последние часы жизни. Ему нужен этот артефакт и, прекрасно понимая, что леди Юкари не потерпит нового беспокойства со стороны раба своих врагов, вынужден хитрить. Он пытается обмануть нас, заставить против воли помочь ему.
   -- Но я же предлагала ему свою помощь! -- возмутилась Ююко.
   -- Пойти на поводу у хитрого врага, обмануться, это одно. Осознанно помочь ему, содействовать - это уже совсем другое. Предательство. Он боится, что Юкари может счесть предателями тех, кто вздумает помочь ему.
   -- Хотите сказать, что все эти горы трупов... -- Тенма заскрежетал зубами. -- Резня, залившая кровью все Генсокье... учинена ради того, чтобы отвлечь хранителей "Камня" от их обязанностей?! Каким нужно быть бездушным ублюдком, чтобы жечь женщин и детей, надеясь украсть...
   Зеленая вспышка озарила небо, оборвав лидера Тенгу на полуслове. Энергетический луч немыслимой яркости вспыхнул и погас, полоснув основание горы. Еще доля мгновения, и грохот чудовищного взрыва расколол реальность. Земля пошла ходуном, ударная волна швырнула облако йокай, как внезапно налетевший порыв ветра швыряет рой мошкары. Барьер, куполом накрывающий маленький мир, ярко полыхнул всеми цветами радуги, гася импульс титанического взрыва. Йокай, воины чистилища и даже призраки в панике кричали, закрывая головы руками, а подрубленная выстрелом "Деструктора" исполинская гора кренилась и заваливалась на бок. Словно хрупкие песчаные замки, рассыпались добротные кирпичные здания тенгу. Рушились пещеры белых волков. Подземные хранилища и производственные комплексы обращались в могилы для сотен тысяч мирных жителей, укрывшихся в подземельях на случай бомбардировки.
   -- Моя семья! -- диким голосом взвыл лорд Тенма, собственными пальцами в кровь раздирая себе лицо при виде катастрофы. -- Моя жена! Мои дети!!!
   Гора рухнула. Огромный мегаполис обратился грудой щебня, в которой были погребены почти все не участвовавшие в бою жители города тенгу и лесистых склонов горы.
   У Чен и Ран, на пару наблюдавших за побоищем через видеосистему, от потрясения отвисли челюсти.
   Андрон любовался делом своих рук сурово нахмурив брови и крепко стиснув клыки. Необходимое зло. Увы, раз первый, простой вариант не удался, приходится искать другие пути и действовать жестко.
   -- Ну, кто еще думает, что я пришел шутки шутить?
   Последний удар. Это может помочь, пока жители Генсокье не понимают, что действительно происходит.
   -- Отличный выстрел! -- перед чудовищем развернулся голографический экран, с которого на него глазела Чирно, гордая предводительница маленьких крылатых разбойниц. -- Много зараженных тьмой сразу развоплотились! А теперь они очистятся и восстановятся? Может, будут за нас сражаться?
   -- Будут за нас. -- привычно соврал фее серый демон. -- Но на это им надо время. У них же не было защитных амулетов?
   -- Значит, закончим сражение без них! Стреляй еще! В самую гущу монстров! Вон туда! -- девчонка указала куда-то в сторону.
   -- У меня есть идея, как очистить сразу всех! -- Андрон уже начал сочинять финальную речь, которой из внешних громкоговорителей надо было пугануть жителей Генсокье, перед тем, как отправляться к барьеру. -- Нужно только...
   "Господин! Луняне"!
   Всего лишь от эмоциональной составляющей произнесенной серым странником фразы у фей повяли уши.
   В блеске молний и треске раздираемого пространства, туша космического корабля вваливалась в Генсокье, словно туша кита в бассейн аквапарка.
   "Модернизированный боевой крейсер первого класса! Разрушитель планет"!
   Андрон выразил все свои эмоции еще одним крепким словом, которое феи не поняли... но запомнили.
   Обе принцессы Луны взирали на крошечную цитадель врага с командного мостика гордой вершины технологий, которой достигли люди в одной из защищаемых драконами звездных систем.
   -- Навести все орудия на замок! Максимальную мощность на цепи питания! Залп по команде!
   "Готовятся стрелять"!!!
   Андрон рванул силовые схемы и замок его, слегка накренившись, резко набрал ускорение.
   -- Идет на таран! -- выкрикнул один из офицеров лунного воинства.
   -- Огонь!!! -- Ёрихиме взмахнула рукой, указывая пальцем на один из голографических экранов, показывающих стремительно мчащийся к космическому кораблю замок.
   Не меньше сотни орудий разной мощности плюнули сгустками энергии в сторону летающей крепости и те, ударив в силовые барьеры, детонировали... в полуметре от силовых щитов космического крейсера. Корабль лунян словно сам выстрелил в себя.
  
   Ударная волна прокатилась по Генсокье, сдирая верхний слой почвы, сшибая холмики и те из деревьев, что еще продолжали стоять. Землетрясение окончательно расшатало едва держащиеся на своих местах столбы. Пентаграмма, внутри которой мирно спала на черном плаще пьяная хранительница этого мира, рассыпалась. Силовой барьер мигнул и погас.
   Один из упавших столбов звучно хлопнул вершиной рогатую девчонку по крепкому лбу.
   -- А? -- Ибуки Суйка, на которую водопадом обрушились бури энергий, терзающие Генсокье, рывком села, удивленно огляделась и, открыв свою бездонную флягу, первым делом влила в себя литра три жуткого на вкус алкогольного пойла. -- Э... кхе! Что это я? У меня же нектар есть! Привычка... -- они потерла глаза кулачками и глянула туда, где с зубодробительным скрежетом и грохотом ломался надвое громадный космический крейсер. -- Андрон... бросил меня одну... а сам... рушить все пошел. Его что, Юкари наняла? Интересно, за сколько? И почему его, а не меня? Я бы еще не такое в Генсокье всего за пару банок пива учинила! За пару банок хорошего пива. Или нектара. -- Суйка отыскала и сцапала бутыль с драгоценным напитком. -- Ах, ну да... -- продолжала она лениво рассуждать. -- Меня же здесь все знают и не поверят, что я злодейка. А он человек новый, и на чудовище похож. Страшнее гораздо... поэтому веселится, а я... а я, вот сейчас, пойду и врежу ему пару раз по наглой серой морде! Чтобы не зазнавался...
   Никуда не спеша, она припрятала в искажении пространства драгоценный нектар и, хлебнув еще литра два из бездонной фляги, поплелась, было, к месту сражения, но отошла всего метров на шесть. Здоровенный кусок скалы, прилетевший с места сражения минут десять назад, лежал у нее на пути и Суйка, упершись в него рогами, задремала.
  
   Силовой барьер крейсера не выдержал силы удара, в отличие от магических щитов замка. Летающая крепость, пробив защиту врага, таранным ударом смяла обшивку огромного корабля. Трещали пластины брони, переборки ломались одна за другой, словно состояли не из прочнейшего пластика, а из хрупкой фанеры.
   -- Ракетный залп! -- не сдавалась Ёрихиме.
   Ракеты роем выпорхнули из пусковых шахт, нацелились на замок и вдруг...
   Глаза Андрона полыхнули магическим огнем. Остановить все процессы в материальном объекте. Вплоть до процессов квантовой механики.
   Двигатели ракет погасли в одно мгновение и боеголовки бессильно забарабанили о щиты замка. Не взрываясь, они попросту отскакивая прочь, словно брошенные в стену обрезки труб.
   -- Шквальный огонь! -- выкрикнул Андрон и феи обрушили на поврежденный корабль врага всю мощь камнеметных машин.
   Обычные камни были так же опасны для космического монстра, как песок для носорога, но приближаясь к обшивке корабля, они ярко вспыхивали и обращались в горячую плазму, выдержать жар которой не могла даже сверхпрочная структура бронепластика. Магические сферы, разворачиваясь в воздухе, захватывали эту плазму и защищали от чудовищного жара окружающий мир. Внутрь этих сфер могло проникнуть все, что угодно. Наружу не выходило ничего. Сферы прожигали обшивку крейсера и проникали в его нутро, оставляя аккуратные дыры во всем, чего касались. Четверо лунян в разных частях корабля, сдуру попытавшись руками оттолкнуть и отбросить от жизненно важных приборов эти сферы, с воплями отпрянули, лишившись одной или сразу обеих верхних конечностей.
   -- Тяжелые повреждения! Множественные пробоины обшивки! Система жизнеобеспечения накрылась! Орудия выведены из строя! Двигатели повреждены! В энергетическом узле пожар! Корабль падает!
   -- Нужно восстановить энергетические щиты! -- выкрикнула Тоёхиме. -- ремонтная система починит корабль, но только не под таким обстрелом!
   -- Пока замок таранит нас, щиты поднять не удастся! -- Ёрихиме выхватила из ножен длинный меч и пару раз воинственно взмахнула им. -- Я отброшу врага! Творец пространства, владыка пределов, Хамальрон! Открой мне путь! Крушитель планет, Тиссар! Наполни мой кулак своей необоримой мощью!
   "Она же сказала, что сама отбросит врага". -- сварливо заворчал Тиссар. -- "Почему опять мы за нее все делать должны"?
   "А где ты видел смертного, способного отбросить многотонный летающий замок"? -- дракон Гион фыркнул, выпустив белые клубы пара из обеих ноздрей. -- "Лети на зов, крушитель. Я для тебя для того и создал, чтобы ты смертным помогал. А если они решат, что сделали все сами, то что с того? Дети же".
   Портал, сминая пространство и нарушая все законы физики, раскрылся перед Ёрихиме. Пылающее магическими знаками, силовое поле крепости возникло в паре метров перед ней и принцесса Луны, грозно взревев, врезала по нему кулаком.
   Удар Тиссара действительно был способен расколоть планету. Крепость швырнуло прочь от корабля, красочные волны побежали по ее силовым щитам и демон приложил немало магии, чтобы снова не влепиться вместе с крепостью в великий барьер.
   -- Снова драконьи конструкты?! -- взревел серый ящер, увидев выскочившую из сомкнувшегося портала и вставшую на броне космического корабля, верховную жрицу Луны. -- Ставишь под удар всю вселенную, мелкая, глупая мошка?
   -- Всевышний Атаго! -- Ёрихиме вскинула руку и наставила палец на зависший в небесах замок. -- Сожги врагов в пепел!
   Пламя завилось вихрями и окружило крепость Андрона. Оно почти коснулось защитных барьеров замка...
   -- Зигфрид, прими управление!
   Искажение пространства вышвырнуло Андрона за пределы силовых щитов и пламя Атаго, так и не коснувшись своей цели, потоками устремилось к нему. Собралось на ладони и сжалось в ослепительно сияющую сферу.
   -- Использовать силу Атаго для убийства... -- Андрон стиснул сферу пальцами и швырнул ее в искажение пространства, которое выбросило сгусток энергии в отдаленное межзвездное пространство. Туда, где вспышка взрыва никому не могла повредить. -- Силу творца миров, разжигающего звезды, которые должны согреть мертвые, ледяные планеты... молитвы ему спасают от ледяной смерти людей, заблудившихся в ледяной метели, согревают дома и темные подземелья... а вы, Луняне, обращаете его тепло и свет в оружие разрушения! Это даже хуже, чем его силой чай кипятить!
   "А при чем здесь чай"?
   "Ты не поверишь, Эльза, но луняне реально воду для заварки чая силой Атаго кипятят. В моем родном мире богов конечно тоже по поводу и без повода вспоминали, но до такого никогда не доходило"!
   -- А вот и главный злодей! -- Ёрихиме снова взмахнула мечом. -- Всевышняя Ирит! Даруй мне свои крылья! -- богиня жизни вселилась в тело лунной принцессы и четыре сияющих энергетических крыла развернулись за спиной воительницы. -- Всевышний Кмир, великий страж, усмиряющий буйные звезды! Стань щитом на пути магии моего врага! -- чувствуя в себе бешенную мощь драконьих конструктов, девчонка вскинула руку и наставила палец на серое чудовище. -- Пришелец из иных миров! Беги, или погибнешь!
   "Лорд Гион, насколько восстановился враг"?
   "Полностью. Битва на озере и сражение с Ику подорвали его силы перед стычкой с йокай, но теперь он снова свеж и полон сил. Враг в полной боеготовности".
   "Плохо".
   "Да уж, ничего хорошего. Великие духи не предназначены для сражений с ангелами. Даже низкоранговыми".
   Андрон развернул широкие перепончатые крылья, исключительно для контраста с ангельскими крыльями лунной воительницы, и, в стремительном движении, противники начали сближаться. Пару мгновений они кружили, присматриваясь друг к другу, а затем, молниеносно замахиваясь для удара, сошлись.
   Демон ударил костяным хвостом. Девушка-ангел рубанула мечом.
   -- Всевышний Гион!
   "Я же говорил ей, что только конструкты"... -- простонал дракон, не смеющий вторгаться в границы Генсокье своим влиянием.
   Клинок Гиона со звоном разлетелся на тысячи осколков. Ёрихиме вскрикнула, а Андрон, крутанувшись на месте, со всей дури влепил противнице ногой в живот. Великий дух, Кмир, сводящий к минимуму жертвы при столкновениях ядер галактик, закрывающий планеты от ударных волн взрывов сверхновых, подставил магический щит и лунную принцессу не перебило пополам. Только швырнуло прочь метров на пятьдесят.
   Ее вышвырнуло бы в открытый космос, если бы не крылья Ирит, поглотившие силу импульса и остановившие полет.
   -- Всевышний Ватари! -- выкрикнула Ёрихиме, не получившая даже малой раны. -- Новый меч! Всевышний Атаго! Напитай клинок яростным пламенем юного солнца! Пусть порождение неведомой бездны познает нашу мощь!
   Андрон выхватил из искажения пространства костяную косу и магические руны, нанесенные им самим, вспыхнули ядовито-зеленым светом.
   -- Такая сильная и грозная. -- прорычал демон, со смертельной злобой глядя на лунную воительницу. -- Примчалась спасать чужой мир? Молодчина. Героиня, с какой стороны ни взгляни. Но скажи мне, чучело, где ты, со всей этой сказочной мощью, была раньше?!
   -- Не знаю о чем ты! По-моему, так я явилась как раз вовремя! -- крылатая воительница и серый ящероподобный демон снова сошлись и само пространство начало ломаться от сталкивающихся в противоборстве титанических сил. -- Я вышибу из тебя дух, а затем найду способ примерно наказать предательниц-фей, помогающих тебе!
   -- Запечатаешь их? -- Андрон отражал удары пламенного клинка костяным древком и наносил ответные удары клинком косы, но энергетическая шкура Кмира была непроницаема. -- Я видел будущее этого мира! В нем ты и твои солдаты помогали запечатывать фей в могильники-ловушки!
   -- Запечатать? Это хорошее наказание за их злодейства!
   Град магических пуль обрушился на щиты Кмира. Чирно и несколько сотен сильнейших из ее соратниц, увидев что хозяин летающего замка сражается с ужасающе сильным противником, поспешили ему на помощь. Страшась буйствующего "Черного ветра", они оставались под защитой силового барьера крепости и вели стрельбу магическими пулями с дальней дистанции.
   -- Ничтожная мелюзга! -- Ёрихиме, отвлекаясь от сражения с демоном, вскинула руку и направила ее на фей.
   -- Не трогай их! -- Андрон покрылся холодным потом. Щиты крепости сильно повреждены при столкновении с космическим кораблем и обстреле. Магия великих духов может пробить их! -- Феи не ведают, что творят, пытаясь помочь мне! И их стрельба вреда тебе не причинит!
   -- Любое злодейство должно быть наказано!
   -- Не смей! Иначе...
   -- Что "иначе"? -- Ёрихиме насмешливо сощурилась.
   -- Иначе... -- демон угрожающе оскалил клыки. -- Руки вырву! Я - твой противник! Не тронь детей!
   Пули продолжали звонко щелкать по щитам Кмира.
   -- Всевышний Атаго! Вразуми их!
   Демон атаковал, стараясь отвлечь лунную воительницу на себя, но великий дух, подчиняясь воле жрицы, ринулся к крепости и вонзился в силовые щиты всей своей мощью.
   С громким грохотом и треском, он пробил защиту и обрушился на испуганно отпрянувших фей огненным дождем, что был жарче пылающего напалма.
   Визг боли горящих фей заглушил только неистовый рев обезумевшего от ярости демона. Коса его, озарившись бешенным зеленым пламенем, взмыла над головой чудовища. Ёрихиме не упустила момента и вонзила огненный меч в грудь врага, но Андрон словно даже не заметил этого. Еще мгновение и коса обрушилась на щиты Кмира.
   Пространство пошло трещинами, хаос меняющихся физических законов раскинул щупальца, порождая бури смертоносных, разрушительных энергий. Коса разлетелась на атомы, Кмир корчился от боли, а Ирит отчаянно боролась с распространением хаоса.
   Ёрихиме, не ожидавшая такого, в лишь в изумлении вытаращила глаза, когда, сквозь безумствующий хаос, демон вцепился в один из щитов Кмира у плеча его противницы и, замахнувшись, со всей дури влепил кулаком в щит, закрывающий ее лицо.
   -- Кмир! -- вскричала принцесса луны. -- Ирит! Ватари! Очнитесь!
   Великие духи были в сознании. Вне себя, потерял контроль от ярости, только Андрон.
   Широкие перепончатые крылья демона развернулись и засияли, поглотив хаос. Магия Генсокье, отрицательные и положительные энергии, хлынули к ним. Сияющие шлейфы энергии распростерлись на километры в стороны, словно исполинские крылья... бога. Отголоски боя. Природные потоки. Даже вытянутая из тел йокай, магия. Энергия переполнила демона.
   "Кмир! Он сейчас ударит! Держи"!
   "Ничего не обещаю, Ирит. Готовься к повреждениям"!
   "Тиссар, Хамальрон, Ватари! Все силы на защиту"!
   Андрон ударил. Вопль его зазвучал над маленьким миром, разрывая барабанные перепонки его обитателей. Ослепительный поток безумных энергий, рожденный в глотке, вылетел из пасти демона и врезался в щиты Кмира. Ёрихиме, вместе с сонмом великих духов смело, швырнуло к космическому кораблю и...
   К моменту удара, крейсер уже полностью восстановился. Заросли пробоины, активировались починенные узлы и структуры. Была выработана и накоплена энергия.
   Поднятые силовые щиты продержались долю мгновения. Двигатели крейсера не сдержали импульс столкновения и туша корабля с зубодробительным грохотом рухнула на землю, погрузившись в нее на половину корпуса. Казалось, еще миг и корабль взорвется, но... несколько вмятин были его единственными повреждениями.
   Рыча от ярости, Ёрихиме поднималась, отражая открытой ладонью извергаемый глоткой демона поток энергии. Корабль оторвался от земли и приподнялся, выравнивая свой полет. Еще пара мгновений и магический луч иссяк.
   -- Не недооценивай меня! -- вскричала Ёрихиме. -- Не недооценивай главу лунной обороны, демон!
   "Лорд Гион, я ее сейчас сам прикончу"! -- Кмир, образно выражаясь, сожженный до костей, агонизировал от чудовищной боли. Остальные великие духи, истощенные отдачей энергии защитнику, были на грани впадения в режим отдыха.
   "Держитесь, бойцы! Всем будет награда по возвращении"!
   Андрон, прекративший атаку из опасения убить великих духов, перераспределил энергию и вновь атаковал. Сияющая фигура его низринулась с небес на врага и ступня ноги, похожая на птичью лапу с четырьмя пальцами, сжалась в кулак.
   Кмир и Ирит рванули в сторону а через миг вмятина, оставшаяся на броне крейсера после столкновения с энергетическими щитами вокруг Ёрихиме, превратилась в глубокую воронку, а затем и в дыру. На землю Генсокье, смятую исполинской тушей корабля лунян при падении, обрушился огонь и дым, посыпалось пластиковое и металлическое крошево. Космический крейсер пробило насквозь, и дыра получилась такая, что только чудом корабль не разломился надвое.
   Благо, что лунную принцессу Кмир и Ирит успели выдернуть из-под удара.
   -- Иди сюда, падаль! -- Андрон, промахнувшись, тут же нанес новый удар, но Ёрихиме уже была в полной боеготовности и касанием клинка отвела в сторону удар кулака демона. Начался стремительный танец, в котором, окутанные разноцветными всполохами магического света, оба противника отвешивали друг другу такие удары, что дрожь сотрясала несчастный корабль и рокотом разливалась над Генсокье.
   "Лорд Андрон, успокойтесь"! -- зазвучали в сознании серого ящера голоса его конструктов. -- "Никто из фей не погиб! Мы погасили пламя Атаго и занимаемся исцелением духов природы"!
   "Я... я в вечном долгу перед вами".
   -- Хватит вертеться, тварь! -- вскричала Ёрихиме, в очередной раз промахнувшись и прорезав клинком пламенного меча только обшивку собственного корабля. -- Падай на колени и умри, как положено злобной нечисти!
   Удар кулака в плечо заставил ее покачнуться и отпрыгнуть.
   -- Смеешь корчить из себя паладина? -- Андрон двумя взмахами хвоста оставил на броне крейсера глубокий крестообразный шрам. -- Гуманоидный монстр, готовый замуровать в черной пропасти умирающих от страшной болезни детей, ты еще омерзительнее и уродливее, чем я!
   -- Что? -- Ёрихиме сощурилась. -- Что ты там шипишь, придавленная змея? Сдавайся! Сколько энергии выбросил, а посмотри на меня! Я даже не ранена!
   "Лорд Гион"! -- дружно возмутились конструкты. -- "Это невыносимо"!
   "Держитесь! Всем воздам по заслугам, только сберегите мне эту девчонку! У меня на нее большие планы, между прочим. Тиромарх Ёри, вождь людей, карающий меч Гиона... если доживет".
   -- Всевышняя Ирит, даруй мне сил! Всевышний Хинаяма-хико! Обрати моего врага в пыль!
   Сила, нарушающая законы притяжения и отталкивания материи, окутала Андрона и нестерпимый зуд начал отвлекать его от боя. Язвы расползались по шкуре демона, но глубоко проникнуть магия уничтожителя черных дыр не могла. Хинаяма-хико был такой же мирной трудовой силой, как и остальные конструкты. Его магия не могла причинить серьезный вред существу, созданному для сражения на равных с сильнейшими врагами сферы миров.
   -- Что еще за ересь?! -- взревел демон. -- Всевышний есть лишь один! На то он и всевышний!
   -- Не болтай ерунды! -- Ёрихиме, отбив очередной удар, вцепилась в запястье Андрона мертвой хваткой руки Тиссара. -- Только один? -- еще мгновение, и вторая рука серого ящера тоже была захвачена. -- Но если один всевышний держит тебя, то кто тогда тебя сейчас сожжет?! Атаго! Обрати его в пепел!
   "Надо будет рассказать ей об Антрахе и информационной сути метавселенной". -- Гион в смущении почесал затылок хвостом. -- "Может тогда завяжет со своими "всевышними". А то перед посторонними стыдно".
   Пламя обвилось вокруг Андрона. Жгучее, яростное, беспощадное. Язвы на его шкуре задымились и затрещали, сменяясь чудовищными ожогами.
   -- Сгори, чудовище! -- расхохоталась Ёрихиме. -- Я победила!
   -- Выкуси. -- рыкнул Андрон и, замахнувшись ногой, обвесил противнице сокрушительный удар в колено. Такой, что послышался хруст. Лунная принцесса вздрогнула и глянула вниз, на свою противоестественно вывернутую ногу. -- Не ранена, говоришь? Великие духи, что окружают тебя, не бессмертны и не неутомимы! Хочешь помериться силой разрушения?! Получи!
   Хвост Андрона врезался в щиты Кмира чуть выше живота принцессы и, окутанный огнем Атаго, прожег их. Пронзенная насквозь, Ёрихиме подавилась кровью и разжала хватку пальцев Тиссара, но тут уже демон схватил ее за руки.
   -- Возомнила себя спасительницей Генсокье? -- Андрон нанес свирепый удар ногой, заставив щиты Кмира жалобно затрещать энергетическими дугами. -- Хочешь добыть славу убийством? -- Новый удар заставил Кмира испуганно зашипеть, а Ёрихиме болезненно вскрикнуть. -- Но используя звездное оружие в таком маленьком мирке... -- удар. -- Ты или кромешная дура... -- еще удар, сильнее всех предыдущих. -- Или... -- Андрон замахнулся, крепко стиснув пальцы ступни. -- На жителей Генсокье тебе плевать!!!
   Корабль вздрогнул от удара и окровавленное тело, отлетев на десяток метров от серого монстра, плюхнулось на броню корабля. Андрон пренебрежительно бросил в стороны, вырванные у плеч, руки лунной принцессы.
   -- Тебя интересует только слава. -- сказал он, со злобой глядя на корчащуюся лунианку и размеренными шагами приближаясь к ней. -- Слава убийцы сильного. Воинственная, грозная. Я, мирное, доброе существо, лишенное жажды крови и тщеславия, никогда не понимал таких как ты! У нас разный менталитет. Влезть в чужое дело, желая не защитить чужую жизнь, а показать собственную крутость через убийство... такие как ты, девочка... меня бесят!
   "Лорд Гион, он убьет ее"! -- взмолился хозяину о помощи Кмир.
   "Нет, не убьет. Прочитает пару нотаций, попинает ногами и бросит. Он добрый сам по себе, да еще и с замашками рыцаря. Девушек обижать не воспитан, просто сам со временем научился. Это оставляет совести пространство для маневров. Вот если бы Атаго по приказу Ёри хоть одну душу феи сжег, тогда да, растерзал бы ящер нашу девочку в клочья. А так"...
   Андрон сделал еще шаг и вдруг из пробоины в корпусе выскочила вторая принцесса Луны. Демон отпрыгнул, и тяжелая алебарда, которой рубанула его Тоехиме, со звоном вонзилась в обшивку крейсера между ним и пытающейся подняться, главой лунной обороны.
   -- Еще одна? -- серый ящер вооружился очередной костяной косой и, взмахнув ею для острастки, наставил когтистый палец на Тоехиме. -- Маленький совет, девочки. Если враг силен, нападайте на него вместе! С вами обеими у меня может и возникли бы проблемы, но теперь... ты, вторая! Забирай свою сестренку и проваливайте обе из Генсокье!
   -- Ты...
   "А вот теперь - точно край". -- Гион щелкнул когтистыми пальцами.
   Белое облако, что незаметно окутало небеса над полем боя, вдруг устремилось вниз и из него, мгновенно обретая плоть и массу, ударила исполинская рука, ладонь которой накрыла обеих лунных принцесс и половину космического корабля. Треск, хруст, скрежет, грохот...
   Корабль, объятый огнем, содрогающийся от внутренних взрывов, вновь был вбит в землю и Андрон, с быстротой молнии выскочивший из-под удара, громко выругался, увидев, как достигает критического состояния центральный реактор двигателя звездного крейсера. Рванет! Остановить физические процессы? Слишком велик размер и уровень энергии. Второй вариант...
   Андрон направил на кормовую часть крейсера одну руку и направил в небеса вторую. Магия завилась на его ладонях и открылся мощнейший гравитационный колодец. Лишенный щитов, погибающий корабль разломился на части и захваченный силами гравитации, его реактор, пылающий, в любое мгновение грозящий взорваться, перечеркнул небо словно ярчайший метеор. Андрон направил его прямиком в великий барьер и тот, определив что предмет из внешнего мира, беспрепятственно пропустил его. Реактор, набравший ускорение в гравитационном колодце, умчался в открытый космос и озарил вспышкой мощнейшего взрыва пустое пространство вдали от планеты.
  
   -- Зачем чужак это сделал, Ран-сама? -- удивленно спросила Чен, оборачиваясь к своей хозяйке. -- Эта штука сейчас бы - бах! И все Генсокье в пепел. Разве серый странник не хотел уничтожить наш мир?
   -- Наверное, он понимает, что таким огнем серьезного урона не нанесешь. -- ответила девятихвостая лиса. -- А вот замок его от такого близкого взрыва точно на куски бы разлетелся. Поэтому он выбросил ту штуку в космос.
   -- Ясно. А когда же мы пойдем врага бить?
   -- Как только попытается из нашего мира сбежать. Если не сбежит до вечера, леди Юкари проснется и разрешит нам покинуть пост. Или даже сама прихлопнет чужака.
   -- А кто будет потом в Генсокье порядок наводить?
   -- Ну не знаю... я, наверно. Ты, пушистик мой, еще маленькая для тяжелой работы, а вороны наши ведь совершенно бесполезны. Только каркать и умеют.
   -- Ран-сама, смотрите! Сейчас ящерицу убивать будут! Ну вот! Ничего нам не достанется!
  
   Андрон отчаянно юлил, уворачиваясь от ловящих его громадных рук, что тянулись из исполинского облака и пытались его ухватить. С таким же успехом можно было ловить мелкую мошку. На это нужно было время, но вдруг на ладони одной из рук возникла тянущая сила и, захваченный ею мелкий демон был притянут и тут же стиснут пальцами так, что глаза у него вылезли из орбит, а кости затрещали.
  
   -- Прекрасная работа, Ёри, Тое. -- Гион завил кольца своего змееподобного тела вокруг парящих в невесомости лунян. Экипажа погибшего корабля, которых, вместе с принцессами, великий дух Хальмарон по сигналу Гиона выдернул из-под удара и спас от неминуемой гибели. -- Все вы, прекрасно поработали! Ваша храбрость и сила впечатляют. В смертном состоянии противостоять настоящему ангелу и продержаться до прихода хранителя мира... это настоящее достижение!
   -- Что? -- Ёри, не веря что осталась жива и у нее снова есть руки, в глубоком шоке ощупывала свою, залитую кровью, одежду. -- Но... я... мы...
   -- Рискнуть жизнями, прийти на помощь погибающим, принять на себя удар монстра и выиграть немного времени для Генсокье... я доволен вами, воины Луны! Вы спасли бы множество жизней, будь ситуация такой, какой кажется. А теперь, взгляните, как гибнет ваш враг от рук хранителя мира нашей грозной союзницы!
  
   Облако спустилось еще ниже и из него буквально воплотилось громадное, под стать рукам, блаженно ухмыляющееся девчоночье лицо. Двурогая они, вечно пьяная и донельзя дружелюбная, все-таки добралась до места сражения.
   -- Андро-о-он! Ну куда ты сбежал?! Нехорошо девушку одну оставлять, мне же скучно! Плюнь на работу, давай поиграем!
   Нельзя позволить ей помогать и выражать дружеские чувства!
   Андрон кусался и дергался, но Ибуки Суйка, воплотившаяся полностью в колосса ужасающих размеров, не обращала на его сопротивление особого внимания. Она пару раз провела ладонью по корпусу разбитого корабля лунян, словно стирая пыль с обычного валуна и села. Но крейсер не был простым валуном и его изрядно поврежденный, пустотелый корпус не выдержал. Корабль смялся в блин, недальновидная они опрокинулась на спину и, инстинктивно взмахнув руками, выпустила из ладони свою добычу.
   Не теряя времени, Андрон выдал рекордное ускорение и юркнул под защиту барьеров летающей крепости, благо Зигфрид подвел ее поближе.
   -- Андрон, ну куда ты? -- они села и рассмеялась. -- Ладно тебе стесняться! Выходи играть! Что такой скучный? -- громадная рука протянулась к замку. -- Сейчас я научу тебя веселиться!
   "Что делать, господин"? -- хором взвыли конструкты.
   "Я думаю, думаю"! -- мысли метались в голове серого ящера, но ни одной дельной среди них не было. -- "Я с Ику только благодаря вам справился, а тут... шестой ранг"!
   Суйка времени для раздумий не оставляла. Рука ее взмыла высоко в небеса.
   "Зигфрид, маневрируй! Уворачивайся"!
   "Я маневрирую! Она искажает пространство и возвращает нас в исходную точку"!
   "Что"?!
   "Даже на максимальном ускорении ни на миллиметр не смещаемся"!
   -- Держитесь, все! -- заорал Андрон окружающим его феям. -- Сейчас тряхнет!
   Тряхнуло не по-детски.
   Суйка ударила замок так же, как ребенок ударяет ладонью по мячу. Без особых раздумий, просто ради веселья и изо всех сил.

* * *

Вселенная Таксар, под протекцией Олимпа.

Гора Олимп, верхний ярус. Центральная цитадель.

Тридцать минут до активации клейма.

   В центральном саду царила умиротворяющая тишина. Боги и высшие ангелы, получившие сюда доступ, нежились в волнах чарующей магии и лечили свои, раненные в боях, души. Златокудрая Афродита, богиня двадцать второго ранга, тоже была здесь. Одним из своих воплощений. Другие ее воплощения находились во множестве иных миров. Участвовали в битвах, творили новые планеты-инкубаторы, наставляли молодых ангелов и... считали потери. Орден Олимпа воевал каждое мгновение своего существования. Чувствуя угрозу, исходящую от агрессивных и амбициозных лидеров молодого альянса богов, соседи постоянно атаковали и теснили Олимп по всем фронтам. В битвах со своими же братьями по Сфере, Олимп нес даже больше потерь, чем в сражениях с исчадиями Адской Бездны и иносферцами. Потери эти, конечно же, исчислялись в душах. Душах, которые приносили планеты-инкубаторы. Мириады и мириады душ смертных, закончивших первичный цикл развития, освобождались от оков плоти и поступали в распоряжение богов. Бесчисленное множество миров. Бесчисленное множество всевозможных душ. Но каждое мгновение... каждую долю секунды... в бесконечных сражениях войны богов, гибли неисчислимые полчища каномархов, зентархов, лотархов. Ангелов рангов от десятого до пятнадцатого.
   Пушечное мясо, которое орден может позволить себе терять без серьезных последствий.
   Но только не в таких жутких количествах!
   У других орденов, Афродита знала, существовали миры мертвых - хранилища душ, прошедших отбраковку и запасенных на будущее. Всегда готовых очнуться от сна, преобразоваться в ангелов и встать на место погибших воинов своего ордена. Некоторые ордена даже останавливали время в своих вселенных, когда запасники переполнялись и требовалось прекратить поступление новых душ.
   У Олимпа запасника не было никогда. Война пожирала ресурсы, не позволяя создать даже малый запас. Миры, брошенные и забытые, порождали уродов. Трусов, подлецов, подонков. Такие души, конечно, тоже нужны, в поток грешников, скармливаемый ненасытной утробе Ада, годятся любые информационные узлы. Но что остается Олимпу после отбраковки? Все боги посылают запросы на доблестных, исполнительные, самоотверженных и сильных духом. Поисковая система выбирает наиболее подходящие под описание души из поступивших с миров-инкубаторов. А что делать системе, если поступил запрос на сонм храбрых, а храбрых всего треть сонма? Если запрос был на неисчислимое множество сильных духом, а множество сильных духом вполне исчислимо?
   Уважаемая богиня, запрашивали десяток биллионов душ высшего сорта? Получите один биллион качественных, шесть биллионов средних и три паршивых. А других нет! В получении распишитесь.
   Искры душ ангелов, соединенные с душою богини, сияли в информационном поле и гасли, гасли, гасли... надо успеть пополнить потери. Хоть как-то воспитать и обучить молодежь. Скольких еще набирать? Что с тем ангелом? А с этим? А у того есть еще хоть какие-то шансы?
   Сознание бога способно обрабатывать огромные потоки информации и только поэтому Афродита не забывала ни о ком из своих солдат. Даже о том несчастном юном кватархе, пропавшем из поля зрения почти двадцать лет назад. Из слабеньких середнячков. Трусоватый, глуповатый, ленивый. Не подлый и ответственный, преклоняющийся перед богами и мечтающий о подвигах... уже хоть что-то. Как он радовался, получив силу ангела! Как ребенок, которому дали подержать настоящее боевое оружие. Возомнил себя сверхсуществом...
   Но битва, в которой ему предстояло погибнуть, не состоялась. С орденом, намеренным напасть на Олимп, удалось заключить перемирие и низкосортных ангелов, обреченных почти бессмысленно погибнуть в первом же сражении, начали спешно менять на новобранцев качеством повыше.
   Мусор, не хуже армии настоящих ангелов занимающий частицы силы богов, сбросили в мертвые миры. Отдали им приказ искать артефакты погибших орденов, но, по сути, это было просто убийство. Уничтожение слабаков.
   Их всех вырезали в первые же дни. Мольбы о помощи и просьбы впустить обратно в охраняемую зону, остались без ответа. У них ведь не на что было купить себе жизнь.
   Остался только один. И этот последний, как ни поразительно, предъявил артефакт и вернулся. Доказал свою полезность. То, что ему помог ангел Тьмы из чужого ордена, никого не волновало. Клеймо раба, изначально заряженное на семь дней, было подпитанно энергией на двадцать лет и мусорщик снова был отправлен в мертвые миры. Если сможет выпросить новый артефакт у своего благодетеля, то... ордену польза.
   Прошло восемьсот лет. Ангел принес уже сорок два ценных артефакта и каждый раз, когда Андрон возвращался, богиня отмечала изменения в этом маленьком мусорщике. В глазах его крепла уверенность, дух закалялся. Несуразное, запуганное существо обретало черты настоящего бойца. Но теперь, похоже, все. Он уже не вернется.
   В последний раз при сдаче артефакта, Андрон мало отличался от ходячего трупа. Его благодетель был убит. Благодетель? Нет, был убит тот, кто заменил бога выброшенному на свалку ангелу. Всей душой и сердцем Андрон служил Саргосу. Рисковал жизнью, заманивая сильных врагов в ловушку, вынуждал подставиться под удар или бил сам, когда враг увлекался сражением с ангелом Тьмы. Саргос вооружал своего мелкого прикормыша и тот на равных сражался с ангелами пятого-шестого рангов. Хозяином Андрона был ангел Тьмы, а Афродита... и все остальные боги Олимпа были ничем, кроме кровососов, требующих плату за право жить. Прикормыш и хозяин? Не совсем так. Побратимы. Друзья. Близкие духом бродяги, для которых конструкты были детьми, а не инструментами.
   И вот, Саргос убит. Легко было понять, что ждать возвращения Андрона на Олимп бессмысленно. Он попытается отомстить, поймет что абсолютно бессилен, пристроит где-нибудь своих конструктов и дождется активации клейма.
   Но почему же его хозяйка не убила его тогда, когда он пришел сдавать свой последний артефакт? Ведь уже тогда он думал только о мести. Афина и Аполлон убили бы такого ангела не раздумывая. Почему же Афродита до сих пор не прервала отдачу ему частицы своей силы? Боги не одинаковы. Кто такие ангелы? Рабы... безликое мясо... или, все-таки, нечто большее, чем просто инструмент? Было ли то массовое убийство чем-то кроме уничтожения плохого материала? Не пора ли признать, что орден идет по пути, ведущему прямиком к пропасти?
   Еще тридцать минут и в бескрайнем океане информации великой сферы развяжется еще один крошечный узелок. Где он сейчас? Где ждет свою смерть?
   Афродита потянулась за своим слугой и, вдруг, оцепенела в ужасе. Неужели...
   Стражи среагировали на касание врага. Афродита спешно отдернула частицу своего сознания, но перед ней уже висел, размахивая крыльями, большой черный ворон. Богиня содрогнулась в ужасе от сознания того, что сейчас произойдет.
   -- Кра-а! -- громко выразил свое возмущение ворон и...
   Цитадель Олимпа раскололась пополам. Рушились башни и осыпались балконы, на которых были устроены шикарные оранжереи. Разорванные трубопроводы оросительных систем и фонтанов заливали все вокруг потоками кристально чистой воды. Хрустальное крошево разбитых куполов сыпалось на головы в панике мечущихся ангелов и нимф, скрежет и грохот рассыпающихся дворцов звучал в след удирающим богам.
   Ворон, увеличиваясь в размерах, обнял крыльями богиню, которая единственная не могла сдвинуться с места и отпрянуть прочь от разрушителя. Все воплощения Афродиты, разбросанные по неисчислимому множеству миров, были мгновенно стянуты в Таксар и захвачены.
   -- Кра-а! -- снова громко каркнул ворон и исчез, унося с собой свою добычу.
  

* * *

   Грохот рушащихся стен и визг фей продолжались, пока Андрон спешно не скрутил из магических потоков гаситель инерции. Силовое поле гасителя охватило замок и безумная тряска закончилась, хоть настырная пьяная они продолжала долбить защитную сферу замка ладонью и громадное строение прыгало, отскакивая от земли, словно резиновый мячик.
   Андрон поднялся, сбрасывая с себя каменное крошево рухнувшей стены.
   -- Живые есть? -- выкрикнул он. -- Многих развоплотило?
   -- Многих! -- отозвалась из облака пыли какая-то фея. -- Меня саму два раза прихлопнуло, но здесь, твоем доме, это совсем не больно, даже если волшебных блестящих цветов с нами нет!
   -- И за барьер не выбросит... -- вздохнул Андрон. -- Слава богу, соображения хватило заранее позаботиться об односторонней пропускной способности.
   "Господин! Силовые поля не выдержат"!
   Суйка, которой надоело играть в "мячик" главной цитаделью подлого демона, схватила замок обеими ладонями и принялась тискать его, как игрушку.
   -- Андро-о-он! Выходи! Я же знаю, что ты там!
   "Похоже, выбора нет. Придется сражаться. Ну... у меня осталось меньше получаса. Все едино смерть".
   "Пожертвуйте мною, господин"! -- подал вдруг голос Гарольд. -- "Сил "Хранителя" хватит даже на слабого бога! Я... толку от меня теперь все равно не много"!
   "Не говори так. Если бы не твоя магия... шансов бы у нас не было вовсе"!
   "Не будем терять время, господин. Когда я коснусь ангела Тьмы, убейте меня".
   "Это будет больно".
   "Я знаю".
  
   Суйка уже замахнулась, собираясь швырнуть замок об землю, когда, вылетев из пролома в крыше, Андрон спикировал к ее лицу и поднял переднюю лапу в приветственном жесте.
   -- Эй, красавица! Ты что, сердишься?
   -- А чего ты не выходишь? -- раскатами грома пророкотал голос исполинской они, подпирающей рогами облака. -- Я зову, зову...
   -- Не обижайся! Я тут одну замечательную штуку тебе хотел подарить! Искал вот, где припрятал...
   -- Подарок? -- мгновение, и исполин обратился в облака бесплотного тумана. Перед Анроном возникла рогатая девчонка ростом метра полтора. -- А что за подарок? Еще нектар?
   -- Не совсем. Вот, смотри! -- Андрон вынул руку у себя из-за спины и показал Суйке бриллиантового геккона, которого держал за шиворот, словно котенка. -- Нравится?
   -- Ух ты! -- не долго думая, Суйка живо сцапала конструкта и подняла на вытянутых руках. -- Какой милый! Это мне? А что он умеет?
   "Господин, сейчас"!
   Адрон ударил, вонзив сразу четыре кривых, обломанных когтя в спину Гарольда. Когти, пылающие белым огнем пожирателя душ, настроенного на уничтожение...
   Гарольд изогнулся в руках удивленной девчонки-они и заскрежетал зубами...
  
   -- О, у серого "Хранитель" есть! -- Чен указала пальчиком на пошедший помехами экран. -- Ран-сама, совсем как у нас на тренировочном полигоне!
   -- Слишком сильный артефакт для простого шикигами. -- Ран с подозрением сощурила глаза, вглядываясь в буйство энергий и пытаясь уловить следы присутствия чужих ангелов. -- Неужели достался от хозяина? Враг, владеющий такими силами может быть опасен.
  

* * *

Вселенная Хаторами, под протекцией Четырнадцатого Пламенного Сегмента.

Безымянная звездная система.

Девятнадцать лет и одиннадцать месяцев до активации клейма.

   Приняв решение отречься от своих хозяев и оставить собственный след в истории сферы миров, Андрон не намерен был размениваться по мелочам. Его выбросили, как мусор, но мятежный ангел желал дорого спросить с богов за свою жизнь.
   По искажению света звезд было видно, как пространство вдруг расплескалось волнами, словно вода. Полыхнула вспышка ярчайшего света и, окутанная сияющим силовым полем, в пространство Хаторами влетела... планета.
   Когда происходит смена хозяина вселенной, путем захвата, дарения, или наследования, смертные расы чаще всего просто переходят под власть нового владельца. Принимают эмиссаров и получают информацию, какие души предпочтет получать от данного мира новый владыка. Меняются ритмы и образ жизни. С небольшими изменениями, а то и вовсе без них, цивилизация сохраняется.
   Но это был не тот случай.
   Если новому хозяину не по душе живущие в данной вселенной расы, происходит тотальное истребление. Зачистка проводилась бесчисленным множеством вариантов: чудовищными тварями, эпидемиями, всеобщим безумием...
   Новые пространственные искажения и новые вспышки следовали одна за другой. Восемь. Восемь планет, пылающих, объятых паникой, устремились к местному солнцу. Направляемые гравитационными лучами, они летели, чтобы занять заранее просчитанные орбиты.
   Но силы, влекущие их, были слишком медлительны. Только силовые поля спасли жителей планет от ударной волны, возникшей, когда в пространство Хаторами ворвались двое монстров, сцепившихся насмерть.
   Вернее, вцепился в своего врага и неумолимо сжимал челюсти только один из монстров. Фигура в бело-золотом балахоне отчаянно пыталась блокировать щитами челюсти исполинского червя, вознамерившегося перекусить своею жертву пополам. Борьба длилась долю мгновения. Щиты сломались и отчаянный смертник, осмелившийся выдернуть несколько планет из-под ударов безумствующего бога Тьмы, был перекушен пополам. Парализованный жуткой болью, самопровозглашенный паладин-неудачник изогнулся и замер. Глаза его, источающие алый туман, мгновенно погасли.
   Червь, до безумия взбешенный вмешательством чужака в его дела, однако не стал рвать тело врага в клочья. Темный бог метнулся обратно в пространственное искажение, надеясь успеть покинуть Хаторами до того, как защитники этой вселенной успеют среагировать.
   Уступая владельцу Хаторами на десять рангов, он не успел. Мелкий наглец, которого бог Тьмы перекусил пополам, все рассчитал точно. Неспособный ни победить, ни защититься, он сделал единственное, что было в его силах - насторожил ловушку и сыграл роль приманки для агрессивной, чудовищно сильной, но не особенно умной твари.
   Червь завизжал, раскалывая этим визгом ткань реальности и порождая вихри хаоса вокруг себя. Туша его уродливо раздулась и лопнула, мгновенно покрываясь корками льда. Так же, как воин в бело-золотом балахоне ничего не мог противопоставить червеобразному богу Тьмы, так и бог Тьмы ничего не мог противопоставить огненной птице, что возникла буквально из небытия у самого искажения пространства. Бог Света и не подумал о переговорах с мерзостной тварью, ворвавшейся в его владения. Он даже не придал значения тому, что червь был пойман в ловушку и оказался здесь не по собственному умыслу. Факт присутствия налицо. Древний договор нарушен.
   -- Подлец, подлец. -- не обращая больше внимания на корчащиеся останки червя, пламенный бог взглянул на перекушенную пополам фигуру в бело-золотом, что, парализованная и погибающая, плавала в пространстве среди ошметьев червя. -- Ничтожнейший среди малых, бесчестной ловушкой ты свершил месть. Все будет так, как ты хотел. Война объявлена и дни Взывающей Луны сочтены. Давно мы ждали повода, чтобы уничтожить этот орден и, вот, один из них появился на запретной территории. Теперь, вся мощь нашего альянса обрушится на паршивую гнусь, возомнившую себя высшей силой. Хоть ты и бесчестный подлец, но я должен тебя отблагодарить.
   Информационные потоки среагировали на волю бога. Возле плавающих в пространстве останков служителя буквально из небытия возник сгусток биомассы, протянувший щупальца и окрутивший оба куска в бело-золотом тряпье. Доля мгновения ушла на анализ, а затем в сгустке биомассы возникло сердце, синтезатор и обогатитель крови. Сосуды, возникшие в сгустке, соединились к системе кровообращения раненного монстра. Спасительные питательные вещества поступили к мозгу. В сгустке образовались кости и нервные волокна. Щупальца подтянули две части тела и, оплетя их, соединили в единое целое. Дрогнули руки и ноги. Воин в бело-золотом открыл глаза, лишившиеся пугающего багрового свечения.
   -- Ранение "Льдом", господин. -- около тысячи малых огоньков загорелись в пространстве вокруг головы пламенной птицы. -- Этот ведомый не сможет выйти на контакт с великой сетью еще месяцев пять.
   -- Остаться в живых - уже больше, чем он надеялся. Разрыв контакта с великой сетью он компенисирует артефактами. Пусть продолжает свою лютую месть, пока у него еще есть время. Чувствую, этот маленький серый птенец наворотит немало великих дел и немало орденов погибнет от ударной волны причин и следствия, что он поднимает.
   -- В том числе, и его собственный?
   -- Да, весьма вероятно. Орден Олимпа нам не союзник и не друг, поэтому карать его отступников мы не будем. Но родная планета этого ведомого... если она еще будет жива к тому времени, как Олимп рухнет окончательно, я уделю внимание ее судьбе. Пусть тоже считает это своей победой.
   -- А что с планетами, которые падший вытащил из зачищаемой вселенной?
   -- Примем их под свое крыло, как родных птенцов. Люди... люди весьма интересны. Они не раз доказывали свою полезность и эффективность на полях сражений, а тот большой процент паршивых душ, который рождают их миры, легко поглотит ненасытная утроба Адской Бездны.
   Рядом с первой огненной птицей возникла вторая.
   -- Предлагаю уничтожить чужака, брат. -- сказала она. -- Люди, одержимые жаждой мести, часто впадают во зло. Этот как раз из той категории, что легко вершит жуткие дела, прикрываясь великими идеалами.
   -- Он ослеплен своей жаждой мщения и не остановится, пока жив, но... ему недолго осталось. Даже, если его не убьют высшие, разгневанные вмешательством чужака в их дела, этот сумасшедший бродяга по своей воле обязательно залезет в пасть какого-нибудь чудовища. В любом случае, упасть до уровня монстра сам, он не успеет.
   -- Не говори так уверенно, брат. Люди... их применяют как хранителей, но я своим дыханием сжигал целые сонмы ведомых, служащих кровожадным, диким богам. Дикие берсеркеры, приносящие в жертву своим хозяевам кровь детей захваченных миров - это тоже люди. Червь Муол уничтожал людей не потому, что они недостаточно злобны и кровожадны по его мнению, а потому, что боги Взывающей Луны считают людей слабыми. Люди действительно весьма слабы. И им не нужно много времени, чтобы впасть во зло.
   -- Предлагаю проследить за чужаком. Думаю, он покажет, на что способны представители его расы. Может быть, ты, брат, еще изменишь свое мнение о человечестве.
   -- У меня много забот и без него. И у тебя тоже, брат.
   -- Да, действительно. Нерационально распылять силы. Но от своих слов я не отказываюсь. Пусть этот маленький птенец делает, что хочет. Я верю в него и в людей, поэтому оставлю жить.
   Обе птицы и их свита бесследно исчезли, оставив фигуру в белом балахоне озираться по сторонам. Присутствия высших, этот грозный воитель в зародышевой стадии, физически не мог почувствовать.
   Восемь планет. Из двадцати тысяч. Его предел. Он спас всего восемь миров, оставив остальные гореть в пламени Муола. Если бы ранг серой ящерицы был выше... хоть немного выше... сколько в великой сфере родилось бы ангелов, хранящих память о том, что в минуту смертной угрозы, помощь пришла от постороннего, совершенно чужого... но не равнодушного человека?
   Ангелов величественных, сильных и храбрых. Таких, каким ничтожной серой ящерице не стать никогда.
   -- Господин! -- двое конструктов, рыцари в золотых и серебристых доспехах, примчались из глубин космического пространства и, в полупоклоне, замерли перед своим создателем. -- Около планет замечены ангелы местных хозяев! Они занялись балансировкой системы.
   Значит, беженцы приняты. Хоть кого-то удалось спасти. Кого-то спасти и... кое-кого убить.
   Андрон крепко стиснул кулаки. Клочья тела Муола плавали в безвоздушном пространстве вокруг него. Где он теперь, этот гордый, высокомерный ублюдок? Лишен значения. Полностью уничтожен. Боги смертны!
   Магические потоки свились в клубок, и перед Андроном возникла вдруг мощнейшая информационная структура. Артефакт. Артефакт, отданный падшему ангелу, чтобы в следующий раз тот смог лучше выполнить очередную безумную затею и... спасти больше миров.
   "Хранитель". Мощнейшая силовая структура, созданная богом тридцать шестого ранга. Сила этого артефакта была такова, что собственная сила Андрона терялась в ослепляющем блеске бешенных энергий. Артефакт, с которым невозможное становилось возможным.
  
   Хватит ли сил этого артефакта, чтобы противостоять шинтарху? Конечно нет, но с ангелом пятого ранга "Хранитель" расправится без особого напряжения.
  

* * *

Вселенная Мита, под протекцией шинтарха Юкари.

Мир Илу.

Двадцать шесть минут до активации клейма.

   Пространство всколыхнулось, раздался скрежет и треск. Ангел Тьмы и крепко вцепившийся в нее геккон с размаху плюхнулись в грязь.
   -- Это еще что за шутки? -- возмутилась Суйка, с трудом поднимаясь и резкими взмахами отряхивая руки от грязи. -- За подарок спасибо, этот, как тебя... серый... но в грязь-то зачем? Мой народ живет под землей, а не в грязи. Надо будет ему потом сказать, что мне такое не нравится.
   Жизнь конструкту спас "Хранитель", выбросив погибающего конструкта в другой мир, прочь от опасности, Гарольд совладал с чудовищной болью, попытался зарыться в грязь и удрать, но Суйка, в великолепном прыжке взвилась высоко вверх и плюхнулась в болото, сцапав извивающееся и брыкающееся каменное существо.
   -- Куда это ты собрался? Мне же тебя подарили! Стой! Стой, говорю, а то сейчас в клетку посажу! Понял? То-то. От меня не сбежишь, сам, наверно, понимаешь. Ящерица, сидеть!
   Гарольд, сдался, теряя последнюю надежду. Сел, принял человеческий облик, и виновато поник.
   -- Так-то лучше. А теперь, сразу расскажешь, что вы там творили, или сначала выпьем по чашечке?
   Грязь вокруг Суйки и Гарольда обратилась сухой землей и покрылась цветами. Так для они было комфортнее. Материализовались и упали на землю две большие чашки для саке, Суйка хотела уже откупорить свою бутыль и наполнить их, но вдруг лес вокруг двух чужаков наполнился движением и не меньше сотни змееподобных рыб выползли из-под остатков гниющей растительности. Некоторые из них сжимали в чешуйчатых, вполне гуманоидных руках примитивное оружие, но воины держались позади. К Суйке и Гарольду подползли две молодые рыбы, судя по яркой расцветке чешуи - самки. В руках они держали большие округлые бутыли из зеленого стекла, в которых плескалась прозрачная жидкость.
   Что это была за жидкость, Гарольд понял сразу, как только та полилась в чашки. Запах чистого спирта, основного товара мира болотных рыб, поплыл над поляной.
   Суйка поклонилась рыбам, благодаря их за угощение и протянула одну чашку Гарольду.
   -- Вот, выпей. Я изменю твою природу, чтобы спирт подействовал. Пей и рассказывай, что вы там задумали. А то я что-то не совсем поняла, почему мне нельзя участвовать в игре.
   -- Это не игра, леди Суйка. Лорд Андрон действительно хочет уничтожить ваш мир.
   Суйка, мгновенно посуровев, вдруг потянулась вперед, схватила Гарольда за подбородок и заглянула ему в глаза. Мгновенное чтение памяти. При угрозах миру - не до сантиментов.
   -- Вы что, психи? -- изумилась они, узнав намерения гостей из другого мира. -- Леди Юкари любого в порошок сотрет за попытку коснуться "Каменного Сердца"!
   -- Нам нечего терять. Господину... отцу... нашему отцу осталось жить девятнадцать минут.
  

* * *

Вселенная Лазурной Чешуи, под протекцией Вольного Единства.

Поселение беженцев из иных миров, Генсокье.

Двадцать шесть минут до активации клейма.

   Андрон отвернулся от сомкнувшегося искажения, швырнувшего защитника Генсокье и раненного конструкта прочь из этой вселенной.
   -- Зигфрид! Поднимай замок! Идем к барьеру! Сломаем границы и предоставим драконам довершить начатое нами!
   Ран, увидев эту сцену на экране услышала его слова так, словно стояла от серого чудовища в паре шагов. Девятихвостая лиса гневно зарычала и в ярости обнажила клыки.
   -- Это серое чучело явно не понимает, кому пытается плюнуть в лицо! Чен, присмотри за "Сердцем". Прежде чем Серый тронет барьер, я вышибу душу из хозяина летающего булыжника и притащу ее на суд леди Юкари!
  
   Ксерфакс в торжестве вскинул руку и крепко сжал кулак.
   -- Он добился своего! -- вскричал бог тьмы. -- Теперь, маленький бродяга, действуй!
   "Господин, страж камня исчез"!
   "Она здесь, берегитесь"!
   Распоров пространство ударом когтей, Ран вынырнула из созданного искажения и, не теряя ни мгновения, плюнула огнем в сторону серой ящерицы. Андрон взмахнул рукой, отбивая пламенный шар ударом ладони и...
   Взрыв швырнул его к крепости. Андрон, спасаясь от новых сгустков огня шикигами, нырнул за защитный барьер и, приземлившись на крышу одной из башен, вцепился в нее когтями. На месте его правой руки осталась обугленная культя, но он избежал самого страшного, заставив магическое пламя детонировать раньше касания его плеча или головы.
   -- Думаешь, спрятался, чужак? -- засмеялась Чен, глядя на экран дальновизора. -- Все барьеры твоей крепости, как мыльный пузырь для Ран-сама!
   "Зигфрид, щиты на деструктор! Не жалей сил"!
   Девять хвостов Ран озарилась золотым сиянием и она, выставив вверх указательные пальцы, взмахнула руками.
   Широкие разрубы расчертили землю Генсокье, словно шрамы от исполинского плуга. "Хранитель" выдал тревожное мерцание, а рассеченный на четыре части замок Андрона озарился вспышками взрывов, задымил и начал рассыпаться.
   "Беатрис, держи куски каменюки"! -- Андрон совершил прыжок и, выбив одно из окон в главном здании, кубарем покатился по полу, пугая и без того впавших в панику фей. -- "Сильвия, барьер! Зигфрид, внешнюю защиту! Эльза, ко мне"!
   -- Теперь понял, с кем был невежлив? -- Ран скопила еще немного энергии на ладони и швырнула огненный шарик в сторону крепости. -- Я тебя, вместе с твоим деструктором и прихвостнями... в пепел!
   Шестигранные сегменты, пробивая обрушающиеся стены, вылетели из покосившегося, объятого пожарами, здания и, сложившись в громадный щит, приняли удар огненного шара на себя. Взрывом замок швырнуло вниз и шарахнуло об землю так, что сфера-двигатель вылетела из креплений. Стены и башни обрушились. В огненных водопадах, стекающих по плоскости добела раскаленного, но не прожженного щита, громадное строение развалилось грудой щебня.
   -- Вкусно? -- осведомилась Ран. -- У меня есть еще немного!
   На ладони ее начал скапливаться новый заряд магии, а над руинами замка поднялась исполинская фигура стального ангела. Щит лег ему на левую руку, а на ладони правой полыхнуло пламя магических энергий.
   "Мы придержим ее здесь, господин. Будьте спокойны".
   -- Сожалею, что приходится сражаться с вами, прекрасная леди Ран. -- пророкотал над Генсокье голос Зигфрида. Стальной ангел надеялся разговором отвлечь ту, что была многократно сильнее него. -- Тем более, что произошедшего сегодня легко можно было избежать.
   -- Много болтаешь! -- рявкнула Ран и запустила во врага огненным шаром. Зигфрид принял удар на щит и ответил массированным огнем из правой ладони, но Ран даже не двинулась с места, а шквал магических пуль волшебным образом миновал ее, не причинив ни малейшего вреда. -- Хочешь еще? Получи!
   Шквал огненных шаров, возникающих буквально из небытия, налетел на Зигфрида. Стальной ангел, как мог, укрепил свою защиту, но силы противостоящих друг другу конструктов были несравнимы. Раздираемый мощнейшими взрывами, пронзаемый магией врага насквозь, сильнейший из конструктов серого ящера повалился на спину.
   Сильвия вынырнула слева, на лету обращаясь громадным драконом и разевая пасть, намереваясь обрушить из своей глотки на врага шквал кристального крошева, но Ран обернулась и швырнула большой огненный шар точно в пасть гиганта. Дракон, так и не нанеся удар, изогнулся и грузно рухнул на бок, вновь заставив при этом содрогнуться землю по всему Генсокье.
   "Сильвия, держи барьер против Черного Ветра! Мы с Беатрис"...
   Собрав всю мертвую древесину с ближайших окрестностей, покинувший свой пост Бернард громадным деревянным чудовищем взмыл в небеса, намереваясь обрушиться на Ран сверху, а Беатрис, каменным исполином, атаковала из-под земли.
   Дрогнули воздух и земля. Ран двумя разнонаправленными импульсами швырнула обоих монстров прочь от себя. Беатрис вбило в землю, словно крошечную каменную статуэтку паровым молотом, а Бернарда швырнуло высоко вверх и он, со всего маху, впечатался в великий барьер. Тело его состояло из материи Генсокье и, потому барьер отреагировал на явную попытку пробития крайне агрессивно.
   В блеске молний, вспышках взрывов, в дыму и огне, деревянный гигант разлетелся в мелкие щепки.
   Четыре сильнейших конструкта Андрона были повержены меньше, чем за минуту.
   -- Вы мне не интересны! -- выкрикнула Ран и начала спускаться к руинам крепости Андрона. -- Мне нужен ваш хозяин! Эй, ящерица! Надеюсь, тебя не раздавило каменными блоками? Это было бы так позорно!
   -- Позорно? -- прозвучал ей в ответ бойкий, задиристый голосок. -- Хочешь сказать, что я и мои подруги опозорились, когда погибли под обрушающимися стенами нашего последнего убежища? Какая же ты дура! Когда что-то тяжелое рушится на голову, умереть совсем не удивительно! Ты - глупейшая в Генсокье, если не знаешь таких простых вещей!
   Феи вновь обретали материальную форму повсюду над грудами битого камня. Маленькие, слабые духи природы. Сотни тысяч маленьких, слабых духов природы. От взмахов крыльев фей гудел воздух.
   Сильвия из последних сил держала защитный барьер, не защищающий место крушения летающего острова ни от чего, кроме Черного Ветра.
   -- А, вы? Я уже и забыла про вас. -- ответила Ран на заявление возмущенной Чирно. -- Брысь с дороги.
   -- А ну, стой! Не только глупая, но еще и высокомерная? Разрушила наше последнее убежище, обзываешься, кидаешься огнем, и теперь думаешь, что тебе вот так все просто сойдет с рук?! Бей ее, девчонки!!!
   С отчаянным боевым визгом, бесстрашное воинство фей обрушило на шикигами ураган своей магии.
  
   -- Ох, Ран-сама рассердилась! -- Чен, держа в одной руке рамку дальновизора, второй шарила в холодильнике, выискивая пакет молока. От долгого сидения перед видеосистемой у нее разыгрался аппетит и, не отвлекаясь от созерцания действия на экране, маленькая кошка намеревалась немного подкрепиться. -- Сейчас она вас всех разом прихлопнет!
   Увлеченная зрелищем на экране, она до последнего не замечала костлявой когтистой лапы, что вытянулась из беззвучно приоткрывшегося портала у нее за спиной. Андрон сделал рывок и вцепился в котенка, опрокидывая испуганно мяукнувшую Чен на пол.
   -- Эльза, действуй!
   Золотая лиса перескочила через своего господина, опрокинула попутно кухонный стол, потянулась золотыми когтистыми лапами к развернувшемуся в воздухе свитку и принялась перебирать пальцами множество магических символов, в которых непосвященный не увидел бы ни малейшего смысла. Но Эльза не была непосвященной. Родной мир Эльзы и лисоподобные существа, его населявшие, когда-то очень давно были творением Юкари. Магия этого свитка была магией мира Эльзы и система воспринимала золотого конструкта за ту давно погибшую шикигами, из фрагментов души которой серый ящер сотворил свою помощницу.
   Чен, опомнившись от первого потрясения, начала сопротивляться. Всплески ее магии рубанули во все стороны, вспарывая пол, стены и потолок. Хлынула вода их рассеченного водопровода, из разрубленных ящиков с грохотом посыпалась посуда.
   -- Тихо ты! -- Андрон пытался скрутить отчаянно брыкающуюся, кусающуюся и царапающуюся кошку и ловко перехватывал все магические всплески, служащие сигналами тревоги для защитной системы и для Ран, главной хранительницы "Каменного сердца". -- Не дергайся, хуже будет! А, хотя... дергайся. За поражение без сопротивления тебе потом крепко всыплют хозяева!
   Ломая мебель, серый ящер и хранительница камня катались от стены к стене. От воплей Чен и грохота падающих предметов весь дом должен был бы встать на уши, но все оставалось спокойно. Виною тому был даже не глубокий сон леди Юкари. Устройство домов богов было иным, чем в домах людей.
   -- Есть! -- торжествующе воскликнула Эльза и коснулась последнего символа.
   Разгромленная кухня вдруг словно отпрянула во все стороны и растворилась бесплотным призраком.
   Андрон, уже чувствующий, как предупреждающе горит в его груди готовое активироваться рабское клеймо, в восхищении замер на долю мгновения.
   Зал барьера был огромен. Плавные очертания стен из черного камня, по которым было раскидано бесчисленное множество глаз, которые казались нарисованными, но явно жили своей жизнью. Двигались и смотрели с ярко выраженной угрозой. Однако, угроза в их взглядах поугасла, едва они взглянули на Эльзу. Свои.
   -- Скорее! -- выкрикнул Андрон. -- У нас десять минут!
   Десять минут на изъятие камня, две на установку его в деструктор и еще две до синхронизации, за которой последует немедленный выстрел. Неужели Андрон все же увидит своими глазами этот мир, сгорающий в зеленом пламени? Еще есть время.
   "Когда ты с насмешками вышвырнула меня прочь из своего погибающего мира, Юкари, я поклялся, что утру тебе нос, и до момента триумфа подать рукой! Готов чем угодно поклясться, что в момент активации деструктора, ты проснешься и в твоих глазах, впервые за неисчислимые годы, зажжется удивление"!
  
   Барьер с треском рухнул и, выбив кусок массивной двери ударом ноги, Ремилия вбежала в библиотеку.
   -- Пачули! Пачули, где ты?!
   Библиотека была устроена внутри большого пространственного искажения. Снаружи выглядевшее как не слишком большая комната, книгохранилище было истинно необъятно. Стеллажи с книгами поднимались под самый потолок и по обе стороны от прохода уходили во тьму так, что окончаний их не было видно.
   Пачули на крики Ремилии не отзывалась, но вампирша быстро отыскала теплящийся во тьме огонек масляной лампы. Волшебница сидела за легким переносным столиком, который удобно было таскать по библиотеке. Как обычно, столик и его хозяйка были чуть ли не похоронены под горами книг, но сегодня эти книги, судя по их новизне, явно были не из тех, что сотни и тысячи лет хранились в библиотеке Алого замка.
   -- Пачули! -- Ремилия бросилась к волшебнице, что сидела за столиком, упершись локтями в страницы раскрытой книги и, обняв голову руками, из последних сил пыталась читать. -- Пачули, ты слышишь меня? Очнись!
   Волшебница с трудом бросила на хозяйку разрушенного замка мутный взгляд. Глаза Пачули были красны от сильнейшего недостатка сна.
   -- Конечно, все я слышу. -- с недовольством заявила она. -- Но у меня так болит голова, что я едва нахожу в себе силы сидеть, а говорить и двигаться для меня вообще сейчас смертельно опасно. Что случилось, Ремилия? Завтрак готов? А почему так поздно? И почему ты сама пришла за мной, а не Сакуя или Коакума, как обычно?
   -- Потому что Сакуя и Коакума мертвы!
   -- Мертвы? Пали в бою? У нас были гости? А я и не слышала. Опять та жрица? Или черно-белая ведьма из людской деревни?
   -- Когда я говорю, что Сакуя и Коакума мертвы, значит они не истощили свои силы в бою и не лежат в беспамятсве, а... а... -- слезы снова хлынули из глаз Ремилии. -- Пачули! Их убили! По-настоящему, понимаешь? Когда кто-то проиграет бой, раненых ведь никогда не добивают! А он убил... мою сестру, Коакуму и Сакую... и Мейлин... и даже всю прислугу в замке... остались только ты и я...
   Смущенная видом плачущей вампирши, Пачули собралась с силами, сотворила заклинание левитации и поплыла к выходу.
   Погибшие обитательницы особняка по-прежнему лежали на ковре перед входом в библиотеку, а обессилевшая жрица храма Хакурей сидела рядом с ними. Пачули в крайнем удивлении посмотрела на залитые кровью тела, обвела взглядом руины, взглянула на серо-черные, затянутые дымом небеса. Потрясенная волшебница нахмурилась и вдруг... устало вздохнула.
   -- Рейму, что вы здесь натворили? Это явно выходит за рамки ваших обычных игр и потасовок.
   Мико, опустошенная и полностью истощившая свои силы на удержание в себе титанической мощи творца миров, едва стояла на ногах, но слабость не помешала ей вкратце обрисовать ситуацию и объяснить волшебнице что к чему.
   -- Пачули, враг боится тебя! -- не дала договорить ей Ремилия. -- Он такой барьер поставил, что... но мы пробились... а теперь, пожалуйста... нет, я приказываю тебе! -- Ремилия вскинула руку и направила палец на волшебницу. -- Поверни время вспять!
   -- Повернуть время? Время - не лента, которую можно дергать туда-сюда. Заставить все атомы вселенной начать обратное движение и принудить всю энергию перетекать в исходное состояние очень сложно. Тот кто наплел вам про "откат", наверное, сам не верил в те глупости, что говорил.
   -- Но... но как же... почему же... -- Ремилия, дрожа, готова была снова расплакаться.
   -- Тише, пожалуйста. -- Пачули опустилась на ковер перед тремя телами и склонилась к Фландре, коснувшись ее руки. -- Хм... "откат", значит? Сразу видно, что в убийствах, манипулировании и запугивании ты непрофессионал. Зато кое в чем другом хорош.
   Волшебница вынула из потайного кармана круглую зеленую таблетку и проглотила ее.
   -- Что это ты там съела? -- Ремилия кружила вокруг Пачули, словно назойливый комар. -- Стимулятор? Он увеличит твою магию? Дай мне тоже! Мне я сама убью проклятую ящерицу, а там посмотрим, будет откат или нет!
   -- Это было простое болеутоляющее. -- ответила Пачули. -- У торговцев из другого мира купила, вместе с книгами. Чувствую, в ближайшее время выспаться у меня не получится вот и пришлось химию применить. Сейчас, Ремилия, Рейму... будьте осторожны! Лучше, отойдите подальше. Это действительно будет опасно...
   Волшебница выпрямилась, начертала в воздухе сияющий магический символ.
  
   Феи нападали, как умели. Бесстрашно, отчаянно и самоубийственно. Они атаковали так всегда и всегда получали от своих врагов на орехи. Довольно просто сбить фею, что с диким визгом бросается на врага из засады, едва завидев и даже не дождавшись пока тот приблизится. Причем атакуя по прямой и буквально напрашиваясь на встречную зуботычину.
   -- Бей злодейку! -- рой фей ринулся на девятихвостую лису со всех сторон и Ран ухмыльнулась при мысли об их интеллекте.
   Все как всегда.
   Пламя полыхнуло вокруг служительницы Юкари и хлестнуло навстречу феям, окутывая их и развоплощая тысячами. Одним ударом, все облако сразу...
   Магическая пуля больно ужалила Ран в плечо. Девятихвостая в ярости отмахнулась огнем от возникающих вокруг нее фей и снова те развоплотились, но лишь на какое-то мгновение. Не чувствуя боли, они обретали материальную форму едва ли не быстрее, чем лишались ее под ударами огненных штормов. Феи, похоже, даже не замечали, что их раз за разом сметает огненный ураган. Вот только слабенькие сгустки магических сил, которыми кидались духи природы, развеивались бесследно. Кроме первой, заставившей расслабившуюся Ран снова вспомнить о защите, ни одна из "пуль" сквозь огненный шторм не прошла.
   -- Думаешь, защитилась от магии, и это все?! -- Чирно первой врезалась лбом в магические щиты, которые спешно подняла для своей защиты девятихвостая лиса. Щит разорвал фею в клочья и отбросил облако магических сил, в которые она обратилась. Доля мгновения, и отброшенная фея обрела материальную форму, даже не поняв того, что только что была разнесена в пыль. -- Пинай ее, девчонки! Покажем нашу истинную силу!
   -- Она уже испугалась! -- феи, окружив Ран, принялись таранить и лупить кулаками силовые поля, коконом окружающие разъяренную и удивленную лису. Защита Ран огрызалась всплесками магии, разрывая атакующих, но это нисколько не впечатляло бесстрашных крылатых воительниц.
   -- Спряталась, как последняя трусиха!
   -- Если боялась, зачем напала?
   -- Просто глупая! Думала, мы убежим!
   -- Дура! Дура!
   -- Жалкая дура!!!
   -- Вы меня взбесить хотите?! -- Ран обрушивала на рой фей всю мощь своей магии, но та проходила сквозь рой, не нанося феям никакого урона. -- Несчастная мелюзга! Да кем вы себя возомнили?!
   Под титаническими ударами магии земля взлетала до небес. Горела, текла лавой, спекалась в стеклянистую форму. Леди Юкари, прекрасно понимая, что Ран способна на необдуманные поступки, не даровала ей сил, способных действительно убить фею.
   -- Кто бы мог подумать... -- Зигфрид, призвав на помощь всю мощь "Хранителя", прикрывал стальными щитами Сильвию, которая держала над полем боя силовое поле, отражающее Черный Ветер и блокирующее болевые ощущения фей. -- Кто бы мог подумать, что те, кого мы старались спасти... примут на себя удар страшнейшего нашего врага?
   Щиты содрогнулись от очередного сокрушительного удара. Ран неистовствовала в самом центре несокрушимого облака жужжащей крыльями мелюзги.
   -- Еще двое. -- Бернард, с риском для жизни пробежавшийся под ливнем магии с небес, бросил на вершину холма пару безжизненных тел. -- Всех собрали. Теперь будет полегче.
   Холм, за несколько секунд выросший позади лежащего на земле раненного кристального дракона, состоял из тел миллионов йокай. Окровавленных, покрытых копотью, инеем и грязью, в рваной, обугленной одежде.
   Зигфрид перебросил часть энергии "Хранителя" и повысил прочность своих щитов еще на несколько уровней. Это не было лишним. Ран, в исступлении вкладывала в свои удары все больше сил.
   -- Да, нехило. -- Беатрис собирала себя по частям, сидя на вершине холма тел павших в бою воинов Генсокье. -- Еще немного и девятихвостая сама на атомы разнесет мир, который, теоретически, должна была бы защищать. Не пришлось бы нам в ближайшее время собирать тела тех, кто успел убраться от места стычки...
   Она резко осеклась, когда сложенный веер ткнулся ей в затылок. Три конструкта, дракон, волк и пантера, медленно обернулись и хмуро уставились на гостей. Принцесса мира мертвых и властительница Чистилища, в сопровождении лорда Тенмы, парили у самой вершины холма тел.
   -- Мы отвели призраков и воинов Чистилища обратно в наши владения. -- сказала леди Ююко. -- Можете забрать энергию "Хранителя" и с них тоже. До Хакугекуро и подземного царства магия Ран точно не долетит. Надеюсь, это не будет расценено как помощь вам. Не беспокойтесь. Если что не так, мы готовы принять наказание.
   -- Вижу, вы уже знаете наши истинные намерения. -- сказала Беатрис. -- Теперь это уже не важно. Мы сделали все, что могли. Андрон проник к "Сердцу" и ни помешать, ни помочь нам в чем-либо, вы уже не можете.
   -- Скажите мне, это правда? -- горячо вскричал Тенма. -- То, что мне рассказали леди Ююко и Сатори, это действительно правда?
   -- Да. Они не ошиблись. Можете проверит сами, для полной уверенности. -- ониксовая пантера широким жестом руки указала на холм тел йокай.
   -- Слава богам... -- Тенма поник и по щекам его скользнули слезы. -- Слава богам...
   -- У вас осталась всего одна богиня. -- сказала ему Беатрис. -- Та, кого предали и покинули даже ближайшие соратники. Потерявшая слишком много близких душ и видевшая крах всего, что она создавала бесчисленные миллиарды лет. Утратившая интерес к жизни и спящая в грезах о былом. Мы хотим... разбудить ее.
   -- Разбудить Юкари? -- Ююко развернула прожженный в нескольких местах веер и в смущении прикрыла им нижнюю часть своего лица, пряча печальную улыбку. -- Это невозможно. Даже драконы не в силах сотворить подобное чудо. Я пыталась, множество раз, но Юкари по-прежнему спит.
   -- Да. И тревожить ее... крайне опасно. Самое подходящее занятие для смертника, которому осталось жить всего пятнадцать минут.
  
   Голографические свитки разворачивались перед Эльзой один за другим, часто повторяясь и выдавая тревожное красное мерцание. Золотая лиса была из своих, но явно совала нос туда, куда доступ ей был запрещен. На взлом охранной системы нужно было время. От фигуры конструкта к ближайшим глазам защитной системы протянулись тонкие золотые нити и... вонзились в зрачки. Магическое золотое пламя окутало фигуру металлического чудовища. В пляске языков огня сквозили черты того могущественного, веселого, добродушного и пушистого существа, которого можно было назвать старшей сестрой Ран, но все же разница между ними была слишком высока. Эльза даже не помнила, как ее звали тогда, неисчислимую пропасть веков назад.
   -- Еще немного, господин! -- волнуясь и переживая неожиданно агрессивное сопротивление защитной системы, взмолилась Эльза. -- Еще чуть-чуть!
   Кем бы ни воспринимали ее местные магические структуры, теперь она была конструктом Андрона. Падшего ангела, что яростно сражался позади нее с брыкающейся, царапающейся и кусающейся двухвостой кошкой.
   -- Все в порядке. -- Андрон безжалостно скрутил свою противницу и, материализовав буквально из небытия силовую печать на бумажном носителе, залепил ею маленькой стражнице рот. Дикий кошачий вой мгновенно сменился сдавленным мычанием. -- Работай, не спеши. Времени у нас полно. После выстрела "Деструктора" успеем даже сбежать подальше от этого мира и нормально проститься.
   Еще несколько десятков силовых печатей сплелись из потоков магии и окружили двухвостую кошку. Андрон был намерен замуровать ее в магической структуре и оставить, словно скрученную веревками. Без боли и травм, мягко, милосердно...
   Чен крепко стиснула острые маленькие клычки. Что скажет Ран-сама, когда вернется и увидит хранилище "Сердца" разграбленным, а свою помощницу связанной и лежащей на полу?! Что скажет леди Юкари? Да, Чен еще маленькая, да, она слаба, когда ее хозяйка далеко, но... но она - не игрушка, пригретая Ран из жалости! Она - помощница, которая докажет, что Ран-сама не ошиблась, доверяя ей такое важное дело, как охрана "Каменного сердца"!
   Сложно сказать, понимала ли она в глубине сознания, почему враг старательно не причиняет ей боли, но в этот момент Чен сделала то единственное, чего Андрон боялся.
   Выпустив острые коготки на правой руке, она дотянулась и, что было сил, вонзила их в кисть левой руки и рванула, нанося себе глубокие, кровавые царапины.
   -- Зараза!!! -- не своим голосом взвыл Андрон, который, в виду отсутствия у него одной руки, не сумел скрутить кошку так, чтобы она не смогла нанести себе рану.
   Серый странник легко перехватывал сигналы тревоги, которые были суть обычными магическими импульсами, но связь между шикигами и его хозяйкой заблокировать незаметно он физически не был способен.
   Ран вздрогнула, в изумлении подняла свою левую руку и посмотрела на нее.
   Чен ранена. Чен... РАНЕНА?!!
   Мощнейший удар резко расширившегося защитного силового поля расшвырял облако фей и, в яркой вспышке огня девятихвостая лиса исчезла.
   -- Ага, сбежала?! -- торжествующе вскричали феи. -- Испугалась, испугалась!
   "Господин"!!!
   Андрон не нуждался в окриках. Молниеносно выпрямившись на своих длинных костлявых ногах, он замахнулся и ударил кулаком навстречу ослепительно-яркому лучу энергии, вырвавшемуся из открывшегося пространственного искажения. Он не промахнулся. Крепко сжатый кулак демона угодил точно в лицо девятихвостой лисы и, пусть даже не нанеся ей никакого урона, пробил силовой защитный барьер.
   Реакция барьера полоснула его молниями, содрала кожу и мясо до самого плеча, но костлявая пятерня, окутанная белым магическим огнем и сияющая множеством зеленых рун, продолжала двигаться. Кулак развернулся и пять длинных, кривых пальцев костяной руки мертвой хваткой обхватили голову Ран.
   Еще миг, и стремительно движущаяся шикигами ударом своего тела вбила серое чудовище в пол. Трещины побежали во все стороны от глубокой воронки, глаза замерцали опасным красным цветом и Эльза бросила все силы на борьбу со структурами, вознамерившимися поднять тревогу.
   Не медля ни мгновения, отбросившая врага от Чен, Ран выскочила из воронки и бросилась на Эльзу, но вдруг потешно взвякнула и, перевернувшись в полете, плюхнулась спиною на пол. Андрон по-прежнему держал ее за голову и не разжимал пальцев.
   Используя руку как рычаг, он выбросил свое переломанное тело из воронки, обрушился на Ран сверху и вцепился в нее когтистыми пальцами ступней.
   -- Не отвлекайся, Эльза! -- проорал демон. -- Я тут как-нибудь... сам!
   Ран взревела в неистовстве и вонзила в во врага собственные когти. Жаркое пламя, способное во мгновение ока испарить любой камень и металл, окутало Андрона и шкура его пошла волдырями. Ран нанесла удар. Затем еще один и третий. Каждый удар магического огня прожигал демона насквозь. Резкий запах паленого плыл в воздухе, но Андрон словно не замечал переломанных костей, вываливающихся потрохов и сквозных жженых ран в собственном теле. Давясь кровью и только силой воли заставляя двигаться искалеченное тело, он продолжал сжимать противницу в объятиях, а вокруг них уже возникали бесчисленные силовые схемы.
   "Выбора нет, я запечатаю нас обоих! Деструктор в целости и настроен! Завершите дело без меня, мои дети, и простите, что не могу остаться с вами до самого последнего мгновения"!
   Запечатает.
   Ран ударила огнем во все стороны, надеясь сжечь силовые печати, но пламя было отражено и хлынуло обратно. Запечатает, сволочь!
   -- Простите, леди Ран, что поступаю так жестоко с вами, -- сказал Андрон, печально глядя девятихвостой лисе прямо в глаза. -- Но вам придется смириться с моим обществом... минут на десять.
   И в этот момент, услышав его печальный голос с оттенком глубочайшей усталости, Ран вспомнила фигуру в опаленном, покрытом кровью и грязью, сером балахоне. Несколько лет назад у них был незваный гость, которого Юкари приказала вышвырнуть прочь из подвластных ей миров. Кажется, он тогда что-то говорил про фей и про безумие...
   Эти глаза, которые Ран тогда рассмотрела в глубине капюшона и этот голос... всего лишь конструкт?
   Слуга враждебного бога, явившийся чтобы похитить "Каменное сердце"! Он не использует силу богов только потому, что боится разбудить леди Юкари!
   Все здание задрожало от титанических объемов сил, что высвобождали Ран и падший ангел для противодействия друг другу. Со скрежетом и треском ломалось пространство, взвихрялись, поднимаясь над полом, зоны абсолютного хаоса.
   -- Проклятая нечисть! -- взревела Ран. -- Как ты посмел вернуться?! Ты жизнью заплатишь за это!
   Вдруг она, вырвав когти из тела демона, направила руку в сторону и луч мощнейшей магии ударил в окружающий ее и демона силовой барьер. Миг, и пробив его, луч на всю длину пропахал огромный зал от места сражения до дальней стены. На полу осталась глубокая борозда раскаленной земли.
   Луч прошел всего в метре от лежащей на полу Чен. Чудовищный жар хлынул на маленькую кошку потоком. Бумажные печати, так неосмотрительно выбранные демоном вместо каменных или пластиковых скрижалей, вспыхнули мгновенно. Силовые схемы, теряя носитель, рухнули и юная стражница "Каменного сердца" с болезненным мявом шарахнулась прочь от кипящей борозды.
   -- Чен! -- крикнула ей хозяйка. -- Наш враг не шикигами! Ящерица - ангел! С ним могут быть другие! Буди леди Юкари! Скорее!!!
   Чен потеряла долю мгновения на растерянность и колебания, а за тем, оттолкнувшись ногами от покрытого трещинами пола, прыгнула к возникающему, словно из небытия, выходу в дом Юкари. Дерево и бумага легких перегородок, появляясь бесплотным призраком прямо посреди зала, обрели жесткость и вес. Рывком оттолкнув прочь перегородку, кошка нырнула в открывшийся перед нею коридор.
   -- Не уйдешь! -- Андрон с трудом отшвырнул от себя свою противницу и прыгнул следом за Чен, надеясь успеть ухватить ее.
   Но Ран была в разы быстрее серого ящера.
   Перевернувшись в полете, она приземлилась на ноги и, оттолкнувшись от пола, снова сшибла врага, швырнув его на пол.
   -- Это тебе за Чен! -- с полным ярости восклицанием, Ран замахнулась и отвесила ящерице сильнейший удар когтистой лапой по зубам, от которой выбитые клыки Андрона долетели до дальней стены. -- А это - за "Каменное сердце"! А это - за то, что вернулся! И за обман! И за попытку запечатать! И за мерзкую морду, сволочь!
   Переход в дом Юкари между тем уже растаял призраком и исчез.
   "Мы проиграли". -- передал Андрон своим конструктам, игнорируя то, что его самым свирепым образом метелит озверевшая лиса. -- "Запускайте деструктор и бегите! Сейчас же! Это приказ"!
   И как каждый раз, когда Андрона подводила выдержка и уверенность в успехе, право командования принял на себя Зигфрид.
   "Беатрис, восстанавливай замок! Сильвия, держи защитные поля! Бернард, собирай доспехи бога! Я займусь деструктором и внутренними энергетическими системами замка! Эльза, готовь печати нуль-поля! Скорее"!
   "Мы не успеем ничего сделать! Бросайте все и бегите"!
   "Без паники! Умрем или победим вместе".
  
   Чен, сшибая по пути перегородки и опрокидывая мебель, стрелою промчалась по дому и, взвившись по лестнице, ворвалась в спальню. Мебели тут было немного. Пара шкафов за раздвижными панелями, столик с зеркалом. Две большие корзинки с мягкими подушками для Чен и Ран, а чуть дальше, в самом центре комнаты, большая мягкая кровать. В которой, сейчас, с безмятежной улыбкой на губах, спала златовласая женщина в фиолетовой ночной рубашке.
   -- Юкари-сама! -- Чен подбежала к постели и, схватив дремлющую хозяйку своей хозяйки за плечо, принялась яростно ее трясти. -- Юкари-сама, проснитесь!
   Никакого эффекта. Даже улыбка меньше не стала. Чен растерялась, вспомнив, как Ран волоком таскала не вовремя уснувшую госпожу по всему дому, вертела ее словно куклу, переодевая и расчесывая.
   -- Юкари-сама! -- Чен снова потрясла спящую богиню за плечо. Что же делать? Укусить? Страшно, но другого выхода нет... или есть?
   Взгляд юной двухвостой кошки метнулся к стене, на которой красовалась большая красная кнопка под прозрачным колпачком. Над кнопкой была прикреплена скобами большая белая табличка с черной надписью:
   "Устройство для нарушения сна. Нажимать только в крайнем случае".
   Слово "крайнем" было выделено красным цветом и дважды подчеркнуто.
   Но разве сейчас не тот самый, крайний, случай?
   Чен прыгнула к стене, сорвала крышку и, что было сил, ударила по кнопке.
   Произошедшее мгновение спустя было так невероятно, что Чен, в ужасе шарахнувшись в угол комнаты, потрясенно выпучила глаза.
   При нажатии кнопки, в потолке над постелью Юкари открылся прямоугольный люк, из которого выпало ведро. В полутора метрах над кроватью оно повисло на веревках и перевернулось, окатив спящую богиню потоком холодной воды.
   Ран, пытавшаяся в этот момент прорваться к Эльзе и вбить конструкта в пол следом за его хозяином, почувствовала, как измордованный серый монстр, клещом вцепившийся ей в плечи когтями и уцелевшими зубами, одеревенел.
   Юкари, словно подброшенная пружинами, села на кровати и охнула, с трудом разлепляя веки.
   -- Кто-то явно нарывается на ужасающую по жестокости гибель. -- произнесла она, утерла лицо ладонями и тряхнула руками, сбрасывая с пальцев капли воды. Юкари устремила взгляд сквозь стены и пространство, безошибочно зацепив, сжавшегося в комок нервов, Андрона. Глаза богини Тьмы хищно блеснули. -- А, опять ты, болтливый паразит? Предупреждала ведь, чтобы держался от моих миров подальше. Чувство самосохранения, видимо, владыки Олимпа своим рабам не вкладывают. Теперь, маленькая ящерка, молись своим богам! Правда, это тоже бессмысленно, но... должен же ты хоть как-то попытаться спастись?
  

* * *

  

Нейтральная территория.

Безымянный мертвый мир.

Восемьсот четыре года до вторжения серого странника в Генсокье.

  
   Волны боли и отчаяния, тревожащие великую сеть, эхо массовой гибели ангелов, заставили пробудиться отдыхающего каменного голема. Битва между братьями по сфере? Масштабная стычка низкоранговых бойцов. Неужели нашли хороший артефакт и рвут друг другу глотки за право обладания? Это нельзя игнорировать.
   Намереваясь отобрать добычу у недорослей, великан подождал пока битва немного утихнет, грузно поднялся и ринулся сквозь молниеносно развернувшийся портал, первым же ударом прикончив червеобразного ангела седьмого ранга, увлекшегося пожиранием трупов. Еще пара ангелов рангом поменьше бросилась наутек при приближении гародарха, и Саргос остался один посреди мертвого города мертвой планеты.
   Один, если не считать крошечной искры у самых него ног.
   Слабая душа, неподготовленная к суровым реалиям, привыкшая к мирной жизни и почти беспомощная в жестоком мире высших существ. Саргос был удивлен, что подобную душу боги приняли для создания воина-слуги, но факт оставался фактом. Вжимающийся спиной в камни руин древнего города, человек трясся от ужаса перед каменным исполином и отчаянно пытался угрожать белым пламенем "Пожирателя душ", который не способен был даже поцарапать воина одиннадцатого ранга.
   Убить? Любой сородич Саргоса поступил бы так. Но каменный голем, глядя на жалкое, загнанное и измученное существо, почувствовал в душе такое непозволительное и опасное чувство, как жалость. Он не только оставил маленького ангела в живых, но и взял его под свою опеку. Почему? Может быть потому, что своей беспомощностью, тот напомнил ему сына. Единственного, которого послала каменному великану судьба. Сын Саргоса родился слабым и больным. Жизнеспособным, но лишенным возможности стать хорошим воином, а, значит, приговоренным к гибели. Саргос собственными руками бросил сына в реку раскаленной лавы. Таков был обычай и правило. А боль в душе и память о том, как хотелось сохранить жизнь маленькому, едва начавшему жить существу - это просто слабость, которую нужно скрывать от соплеменников и хозяев.
   -- Какое сумасшествие привело тебя в мертвые миры, маленький слуга? -- спросил голем, посадив человека себе на ладонь и с любопытством разглядывая его. -- Ты ведь первый ранг, кватарх. Верно? Я - одиннадцатый ранг, гародарх, но и мне здесь тяжело! А все, кто ниже пятого ранга, в мертвые миры могут приходить только за собственной смертью. Что за безумец тебя сюда бросил? Необученного, одиночного, безоружного...
   -- Я... раб... низкого сорта. -- запинаясь, ответил ему человек. -- Никто даже не почешется, если я... если меня убьют. Нас почти двести тысяч таких бросили в мертвые миры и... в первый же день... почти все мои собратья погибли. Несколько сотен чудовищ... нас убивали просто ради убийства. Я не знаю, остался ли хоть кто-то живой, кроме меня...
   Саргос активировал "Оракул" и отправил запрос в великую информационную сеть. Все быстро разъяснилось. В этот день погибли не двести тысяч, а бессчетные триллионы кватархов Олимпа.
   Владыки великой горы, относительно молодого и маленького ордена, отдавая перворанговым бойцам приказ заниматься поиском и сбором артефактов, не надеялись даже, что молодые ангелы притащат хоть какую-нибудь добычу. Их попросту утилизировали, партиями по две-три сотни тысяч сбросив в различные мертвые миры. Кому в мирное время интересно работать с бездарями и недотепами? Богам нужны качественные души, обладающие разнообразными важными качествами, железной волей и талантом. А мусор, который должен был стать пушечным мясом для передней линии обороны... уничтожили.
   Так же, как Саргос когда-то убил своего сына, сбросив его в огненную реку. Так же, как его самого отправили на грязную работу за подверженность опасным душевным слабостям. Избавляться от слабых и ненужных - логично.
   -- Сколько ты уже здесь? -- спросил каменный голем у человека, сидящего у него на ладони и утирающего текущие по лицу слезы черными от копоти, трясущимися ладонями.
   -- Четыре дня.
   -- Четыре дня? Ты не так слаб, как можно было бы предположить. Не дрожи. Это - позор для воина.
  

* * *

Вселенная Лазурной Чешуи, под протекцией Вольного Единства.

Поселение беженцев из иных миров, Генсокье.

Четырнадцать минут до активации клейма.

   Андрон сжался в ужасе под взглядом грозной богини, но мертвые миры научили его не стопориться в момент перед смертельным ударом. Мир при пробуждении богини не схлопнулся вокруг демона непроглядной чернотой небытия, не разорвался во вспышках боли, не угас и не растаял. Богиня медлила с нанесением удара, а демон вдруг совершил рывок и, перескочив через переполненную восторгом Ран. Пока лиса с восхищением ждала расправы над грабителем, с недоступной глазу скоростью серый ящер преодолел расстояние, отделяющее его от сияющего бешенной энергией центра огромного зала.
   "Эльза, нуль-печати"!
   На лету материализуя клинок "Пожирателя душ", демон, что было сил, вонзил его в сияющий энергией столб света. В грохоте взрыва мир содрогнулся и сияющий столб, что казался состоящим из чистой энергии, разлетелся облаком сияющих капель, что дождем обрушились на пол и стены.
   Тревожный вой сигнализации разнесся по жилищу богини, но теперь, конечно же, это уже было неважно.
   -- Юкари-сама! -- вскричала Чен, увидев на возникшем перед ней экране дальновизора, как серое чудовище бросает меч и хватает костлявой лапой "Каменное сердце". -- Юкари-сама, вор сейчас украдет ту круглую штуку!
   -- Да, утащит. -- Юкари развела руками. -- А что я сделаю? Видишь сколько нуль-печатей та золотая искра по всему хранилищу рассыпала? Где только добыли столько? Неужели, нашли в мертвых мирах? Ты когда-нибудь слышала об антимагических пятнах, Чен? Масштабные прорехи в информационном поле, войдя в которые любой узел потеряет связь с Великой Сетью. Любой ангел или бог, войдя в такое пятно, станет не сильнее обычного смертного. Равноценно ранению льдом небытия, или касанию Ада. -- разъясняя, Юкари сквозь искажение пространства притянула одну из нуль-печатей и, подхватив ее, принялась складывать фигурку. -- Смотри, Чен! -- она показала кошке результат своих трудов. -- Журавлик. В мире, откуда принесло к нам серого странника, люди верят, что желание того, кто сделает тысячу бумажных журавликов, исполнится. -- Поднятый силой магии ураган подхватил щедро разбросанные Эльзой по хранилищу нуль-печати и, втянув их в портал, засыпал зачарованной бумагой всю спальню богини. На лету печати сами собой складывались в копии того журавлика, которого свернула из первой печати Юкари. -- Вот, ровно тысяча. Что же мне теперь такое загадать? Сложная задача.
   -- Юкари-сама, а вы теперь что же, из-за этой бумаги свою силу совсем потеряли? -- спросила Чен.
   -- Конечно! Сейчас самый удобный случай для любого недоброжелателя, чтобы напасть на меня.
   -- Тогда... тогда... -- Чен вся взъерошилась от рвения. -- Тогда мы будем вас защищать! Моя сила у меня осталась и на Ран-сама, наверное, тоже магия врага не действует!
   -- Это естественно, ведь вы не ангелы, а шикигами. -- Юкари парой взмахов ладони попросила Чен подойти поближе и погладила ее по голове. -- Такая храбрая, маленькая воительница! Повезло мне с помощницей и помощницей помощницы!
   Чен ответила довольным мурчанием.
   Андрон, меж тем, времени не терял. Вцепившись в сферу "Каменного сердца", он, что было сил, рванул и выдернул ее из быстро восстанавливающегося сияющего столба.
   -- Эльза!
   Золотая лиса, на лету трансформируясь в подобие реактивного ранцевого ускорителя, прыгнула к хозяину и обхватила лапами его за плечи. В ее трансформах, как ни дико звучит, не было ни малой толики магии и потому способности Эльзы были незаменимы для работы в нуль-пятнах.
   -- Вперед! -- рявкнул Андрон и едва не был разорван ускорением. Только крепкие кости и жилы измененного тела помогли ему выдержать. Проклятие уродством в очередной раз спасло серому страннику жизнь и помогло сохранить добычу.
   -- Юкари-сама, враг убегает!
   -- Ну и хорошо. Теперь выгонять не придется.
   -- А как же "Сердце"?
   -- Зачем оно нам? Этот серый демон сейчас похож на сумасшедшего, что залез в чужой огород, выдернул ржавый гвоздь из забора и в панике бежит, думая, что хозяйка бросится за ним этот гвоздь отбирать.
   -- Но... как же... а барьер не рухнет?
   -- Нет. "Каменное сердце" - орудие для создания барьера, а не его незаменимый элемент. Оставила на всякий аварийный случай.
   -- И что, мы врага вот так просто отпустим?
   -- Прихлопнуть злую ящерицу все равно придется. За сам факт проникновения и за то, что нарушил мой сон, паразит. А что до "Ржавого гвоздя", так пусть порадуется пару минут. Лишь бы в прохожих не начал им тыкать. В руках сумасшедшего и гвоздь опасен. Ран!
   -- Да, госпожа! -- девятихвостая лиса возникла перед своей хозяйкой. -- Приказывайте, все исполню!
   -- Это хорошо. Сделай мне, пожалуйста, чашечку кофе. А лучше две. -- Юкари непринужденно вплетала в волосы Чен пару нуль-печатей, складывая их гармошкой, от чего те становились похожи на пестрые бантики. -- И платье мое принеси, переодеться надо. Не в спальной же одежде опять лететь на войну? Вечно эти сумасшедшие заявятся без предупреждения, а мне отбивайся от гостей в чем застали...
  
   -- Глазам не верю! -- вскричал Ксерфакс и все наблюдатели, следящие за происходящим в Генсокье с замиранием сердца, подались вперед. -- Невозможно, но он добыл "Сердце"!
   -- "Камень барьера" - не оружие. -- сказала дракониха. -- Для шинтарха это даже не артефакт, а что-то вроде гаечного ключа.
   -- Да. Юкари удивлена, что враг пришел только за ним, поэтому серая ящерица до сих пор жива.
   -- Но что он хочет сделать с помощью "Гаечного ключа"? -- спросила Ику, что шарфом обвилась вокруг шеи своей госпожи и наблюдала за действием вместе со всеми. -- Исправить недоработки барьера так, чтобы он начал выпускать из Генсокье "Черные ветер"?
   -- Нет. Это ему не под силу. Устройство барьера слишком сложно. Что бы он ни затевал, это должно произойти внутри барьера. Минуту терпения, сейчас все увидим. Не сомневаюсь, самое грандиозное дело он оставил на последний день своей жизни.
  
   Полуразбитый замок снова парил в небесах и его снова окружали возвращающиеся к полю боя воины Генсокье. Те, что благоразумно убрались подальше при появлении космического корабля, двурогой они и девятихвостой лисы. Уцелевшие.
   И, наученные горьким опытом, они шарахнулись в стороны, нутром почуяв опасность, исходящую от метеора, перечеркнувшего дымное небо. Йокай отпрянули, а метеор пробил стену замка и исчез внутри серой громады.
   -- Скорее! -- Андрон бросил "Камень барьера" Сильвии, а сам, стряхнув с плеча Эльзу, окутался белым сиянием и пустил его в пол. Замок засиял, словно солнце, а когда сияние угасло, йокай с изумлением увидели перед собой, совершенно неповрежденную, величественную цитадель серого странника. Теперь, когда богиня пробудилась, бессмысленно было скрывать свои силы и принадлежность к воинам богов. -- Эльза, Бернард, доспехи!
   -- Все еще не оценили ранг противника, господин? -- поинтересовался черный волк, притащив из хранилища броню, которую серый ящер создавал и усиливал все восемьсот лет своей бытности в рабстве у богов.
   -- Сложно сказать. -- Андрон, припав на одно колено, старался собраться с силами для последней битвы. -- Зевс боится ее, значит, Юкари больше тридцатого ранга, но ненамного, иначе Олимпа бы уже просто не существовало. Нуль-печати, похоже, сработали... значит, не выше тридцать пятого. Тридцать два - тридцать три. Сармоарх или Тарсароарх, по моим подсчетам.
   -- Шансы есть?
   -- Не знаю... я больше, чем с семнадцатым рангом никогда тесно не общался, и того, семнадцатого, вдвоем с Саргосом еле задавили. Что же... -- доспехи, ворох ремней и броневых пластин с целыми гирляндами мощных магических амулетов, взлетели на полом и сами собой начали навьючиваться на серого ящера. -- Посмотрим, что это за тридцатые ранги. Как там жертвы наших зверств?
   -- Не беспокойтесь. Даже если нас убьют через мгновение, все будет в порядке.
   -- Да. -- Андрон повесил себе на руку массивны щит и ухмыльнулся. -- Но было бы обидно умереть в четырех минутах от победы.
   -- Деструктор стыкуется с "Камнем барьера"! До синхронизации - три минуты, двенадцать секунд!
   -- Отлично, Зигфрид. Я выиграю это время. Даже ценой жизни.
   Не жалко отдать жизнь за великое свершение, и дело даже не в том, что до активации клейма осталось всего десять минут.
  
   Кофейную чашку Юкари взяла побольше. Полуторалитрового кофейника хватило ровно на две.
   -- Сахару многовато. -- сонно проворчала богиня, допивая вторую чашку.
   -- Сахар - энергия. -- парировала Ран. -- Вам сейчас нужно побольше энергии, Юкари-сама. Верно?
   -- Да! Кофеин и сахар кипят в моей крови! -- Юкари резко поднялась, опрокинув стул, на котором сидела, и ураганы неведомых сил завились вокруг ее тела, круша, терзая и поджигая мебель кухни, всего пару минут назад восстановленной. -- Пора преподать серой ящерице урок и навсегда отвадить непрошеных гостей от наших миров!
   -- Враги как раз немного расслабились! -- Ран отвернулась, взяв зонтик, который подала ей Чен и протянула его своей хозяйке.
   Юкари, безвольно повиснув в центре урагана энергий, безмятежно посапывала во сне.
   -- Юкари-сама!!! -- не было ни одной шерстинки на теле Ран, что не встала бы в этот момент дыбом от переполнивших ее чувств.
   -- Да пошутила я! -- богиня ловко выхватила из рук девятихвостой лисы зонтик и хлопнула им свою шикигами по макушке. -- Успокойся.
   Ран побагровела, видя переполненные ехидством и весельем глаза хозяйки. Юкари никогда не упускала случая поиздеваться над кем-нибудь и, в первую очередь, всегда доставалось той, что всегда под рукой. Тяжела доля шикигами.
   -- Атакуем? -- борясь с нервозностью, спросила лиса.
   -- Да, конечно. -- Юкари, погасив бурю энергии вокруг себя, подскочила на месте и плавно опустилась Ран за спину, едва не утонув в волнах пушистого меха девяти больших, мягких хвостов. -- Полетели.
   -- Полетели? А порталы?
   -- Порталами нельзя. -- Юкари, устраиваясь поудобнее на хвостах шикигами, поманила рукой и ей на ладонь порхнул один из бумажных журавликов. -- Видишь, сколько нуль-печатей вокруг рассыпано? Придется лететь.
   -- Ладно. -- сдалась лиса, хоть и была глубоко убеждена, что хозяйка просто хочет немного расслабиться и подремать у нее за спиной во время полета. -- Но я буду спешить!
   -- А мне опять оставаться дом охранять? -- жалобно спросила Чен.
   -- Что тут можно охранять? -- Юкари щелкнула пальцами и журавлик из нуль-печати порхнул прочь. -- Если кто тронет мой кофейник, или подушку из спальни стащит, огребет адских мук следом за серой ящерицей. -- богиня поманила котенка, и Чен радостно прыгнула ей на руки, тут же свернувшись в калачик и принимаясь довольно мурчать. -- Ран, кого ждем? Все в сборе, отправляемся.
   -- Да, госпожа. -- лиса поникла, взлетела над полом и стены растаяли призраками. Все трое теперь висели в безбрежном темном пространстве, из которого на них взирали живые, подвижные глаза. Похожие на те, что были расположены по всему залу хранилища, но в этих виделась мощь, несравнимо более серьезная, нежели в системе защиты "Каменного сердца". Это пространство и дух, его населяющий, были не учтены Андроном при вторжении по той простой причине, что он никак не мог почувствовать их. Как человек живет, не чувствуя пронизывающие его магнитные поля, так и демон крушил Генсокье, не замечая занесенную над ним "ладонь", готовую в любой момент прихлопнуть врага, как мелкую мошку. Великий страж, защищающий Генсокье от любого вторжения извне, хмуро смотрел на свою хозяйку, а та, держа зонтик в левой руке, погрозила ему веером, который сжимала в правой. Сказано тебе было - не вмешивайся. Пусть воюют.
   Ран, убедившись, что хозяйка расслабилась, вдруг совершила рывок и, вместе с пассажирами, канула в пространственное искажение, которые открывал для слуг Юкари "глазастый" страж. Доля мгновения, и все трое уже висели высоко в небе над летающим замком.
   -- Ран! -- Юкари не на шутку рассердилась. -- Что за самовольство? Давно взбучку не получала?
   -- Готова ко всему. -- лиса стряхнула пассажиров со своих хвостов и, с поклоном повернувшись, указала на летающий замок. -- Но мое наказание может подождать, а промедление в расправе над врагами может дорого обойтись Генсокье! Внутри этого строения растет энергообмен, они явно готовят что-то масштабное!
   -- Да, действительно, сил приложено немало. -- ответила богиня. -- И посмотрите, главный виновник беспорядков встречает нас лично!
   Замок поворачивался и на его выдвижном мосту, в сиянии белого огня, стояла величественная и грозная фигура в тяжелых доспехах. Длинный меч, украшенный множеством магических камней, висел в ножнах за спиной серого ящера, а единственной рукой раб Олимпа сжимал тяжелый башенный щит, буквально источающий магию богов.
   Юкари взглянула на гору безжизненных тел посреди изуродованного ландшафта. Образы из памяти Андрона показали ей картины похожих расправ над почти беспомощными смертными и конструктами. Совсем недавно, резню познали другие миры. Вампиры, собирающие кровавую дань с порабощенного человечества. Обезумевшие, потерявшие своих хозяев великие духи и ангелы, творящие геноцид среди смертных по велению неистовой жажды мести. Людоеды, изуверы, маньяки... кровь разномастной гнусной нечисти пропитала взбешенного паладина насквозь. Отринув служение богам, ангел без колебаний и сомнений убивал тех ненавистных ему, до кого мог дотянуться.
  

* * *

Вселенная Керра, под протекцией Бешенного Боевого Братства.

Мертвый мир Дзер.

Двадцать лет до активации клейма.

  
   Еще одна погибшая планета. Самая обыкновенная, каких в великой сфере миров бесчисленное множество. К тому же, абсолютно неинтересная даже для мусорщиков, собирающих могущественные артефакты на местах отгремевших сражений. Этот мир не был потерян в войне, не был брошен и забыт богами. Не погиб орден, который должен был защищать эту вселенную. Смешно было предполагать, что хозяева не забрали с собой все ценное, прежде чем покинуть планету, которую уничтожили сами. Здесь не осталось ни артефактов, ни раненных конструктов. Кто и зачем заявится сюда?
   Пространство всплеснулось, исказилось, развернулось и, над миром, все еще окутанном серой дымной пеленой, появился большой летающий остров, на котором возвышались башни и шпили величественного замка.
   Летающий остров еще не полностью завершил процедуру прыжка, а на поверхности планеты, в центре громадного кратера, уже возникла высокая человекодобная фигура, с ног до головы, словно прокаженный, закутанная в серые лохмотья.
   -- Нет... -- прошептал странник, увидев в центре кратера груду битого камня, даже сейчас сохранившую общую человекоподобную форму. У самых ног новоприбывшего лежала полутораметровая гранитная голова, расколотая надвое тем ударом, что швырнул каменного гиганта из заоблачной выси вниз, к поверхности планеты. -- Саргос... брат... как же так?
   Вот, к чему привели их разговоры о человеколюбии, о помощи смертным и заботе о них, словно о собственных детях. Каменный голем, послушный слуга своих хозяев, впавший в немилость за несвойственное его расе миролюбие, попытался спасти приговоренный к уничтожению мир и заслонил планету собой, умоляя хозяев остановиться. Жалкий мусорщик посмел подать голос и о чем-то просить богов...
   Он бы не сделал этого и, продолжая считать свои душевные стремления собственной ущербностью, наблюдал бы со стороны за гибелью родного мира, если бы восемьсот лет назад не познакомился со странным маленьким существом, называвшим себя "человек".
  
   Фигура в лохмотьях упала на колени и, протянув руки вперед, обняла расколотую голову каменного голема. Поверил, что доброта души, сочувствие и сострадание - не слабость? Получи.
   Тишина царила в руинах города, что всего сутки назад был полон движения и жизни. Ныне, двигались и дышали, продолжали мыслить, здесь только чужаки.
   Замок спустился с небес и плавно приземлился у края воронки. Шесть конструктов, молчаливых и мрачных, окружили своего создателя. Саргос и его конструкты, совершившие самоубийство после гибели своего хозяина, были близки не только серому ящеру. Скрежет зубов и злобное рычание тревожило покой мертвого мира.
   -- Я отомщу... -- прошептал вдруг Андрон и, выгнувшись назад, издал дикий звериный рев, какой никогда не могло бы издать человеческое горло. -- Вы слышите, гордые, высокомерные ублюдки?! Слышите меня, жалкого, ничтожного кватарха?! Я заставлю вас за это заплатить, и будьте вы прокляты, мрази!!!
   -- Господин! -- конструкты, схватив хозяина за плечи, что было сил, рванулись к замку.
   Удар, обрушившийся на силовые щиты крепости серого странника, был страшен. Ударная волна налетела на планету, сбила ее с орбиты и сорвала атмосферу, унеся пыль и дым в открытый космос.
   Защита выстояла, а кристалл транспортировочной системы дематериализовал крепость, готовя ее к переброске и делая бессмысленными новые попытки бога атаковать.
   -- Вернись и повтори, что ты там пропищал, ничтожнейший из низших! -- бог, убивший Саргоса, наставил палец на призрак крепости, готовой сбежать в другую вселенную. -- Бездомная, паршивая шавка! Вернись и взгляни, на кого ты вздумал рычать!
   -- Нам повезло, что он всего лишь восьмого ранга. -- сказала Эльза. -- Барьер сработал на пределе способностей.
   -- Простите меня. -- Андрон положил руку на плечо своей спасительницы и стиснул ее броню длинными, костлявыми пальцами. -- Простите меня, дети. Я просто... так и не научился... эмоции...
   Содрогаясь от рыданий, закутанный в лохмотья странник упал на колени, а замок его переместился во вселенную, контролируемую орденом Четвертого Крыла. На территорию непримиримых врагов Бешенного Боевого Братства. Местные властители мгновенно убили бы хозяина уничтоженных миров, если бы тот вздумал преследовать беглецов и вторгся бы в это пространство.
   Здесь, Андрон и те, кого он называл своими детьми, были в безопасности.
   -- Я отомщу. -- рычал странник сквозь переполненные злобой и ненавистью слезы. -- Саргос, клянусь, что жизнь свою положу, но отомщу этим ублюдкам! Вобью в крышки их гробов столько гвоздей, сколько позволит оставшееся у меня время! Ты оставил мне немало артефактов и я мог бы выторговать за них лет триста жизни у своих хозяев, но выслуживаться перед всякой мразью я больше не намерен! Проклинаю своих хозяев так же, как проклинаю твоих убийц, Саргос! С этого момента... я - падший!
   Восставший раб. Низший из низших, в первые же дни своего существования оставшийся в живых только благодаря чужой заботе и сочувствию. Что может он сделать творцам и разрушителям вселенных? Какое зло и ущерб может им причинить?
   Заявления серого странника были искренне смехотворны, но сквозь закрывающие его лицо слои старого тряпья сочился алый туман истекающей из глаз магической энергии. Туман, рождаемый лютой злобой и непоколебимой решимостью.
  

* * *

Вселенная Лазурной Чешуи, под протекцией Вольного Единства.

Поселение беженцев из иных миров, Генсокье.

Девять минут до активации клейма.

   Глаза в глаза.
   Юкари и Андрон взглянули друг на друга.
   "Ты выбрал не тот мир для того, чтобы умереть, странник". -- Юкари подняла палец и крошечная серебристая точка возникла на кончике ее ногтя. Только она и Андрон видели в этот момент истинную силу этой искры.
   "Во мне нет раскаяния, вечноспящая. Я понимаю ваше горе и вашу боль, я видел погибшие миры, которые когда-то принадлежали вам... но боль от потерь, - не повод бросать уцелевшие миры на верную смерть"!
   "Это все, что ты хотел мне сказать, бракованное дитя разрушителей и убийц"? -- серебряная искра на кончике ногтя Юкари, затрепетала.
   "Нет, не все"... -- Андрон заслонился щитом и до боли стиснул зубы. Две минуты, сорок три секунды...
   Йокай, штурмующие замок серого ящера, вняв двойному предупреждению от демона и богини, метнулись в стороны, стремясь уйти из зоны поражения.
  
   Едва летающий замок был восстановлен, феи, не сговариваясь, гурьбой бросились к нему и укрылись за крепкими каменными стенами своего последнего убежища.
   -- Как новенький! -- восхитилась Чирно, когда после возвращения Андрона замок утратил даже малейшие следы повреждений. -- А этот наш непонятный союзник действительно силен! Теперь, остается только подождать, пока он, как и обещал, восстановит наш мир, так же, как восстановил этот дом!
   Феи явно не понимали разницы между возрождением крошечного летающего острова и огромного, сложного мира.
   Воодушевленные восстановлением убежища, усталые и полные надежды на скорое завершение затянувшейся игры, феи расположились на отдых.
   -- Смотри, что я нашла, Чирно-чан! -- фея подснежных трав подлетела к главной заводиле крылатого воинства и протянула ей стопку из шести белых, расшитых золотом балахонов. -- Там, в большой комнате, много таких. Есть еще зеленые, синие и красные, даже черных несколько висит, но я взяла эти, они на снег похожи! Можно постелить их на пол, сидеть будет мягче.
   -- Отлично, Дай-чан! Давай устроим себе временное жилище!
   Феи великого роя, уверившись что долгая битва наконец-то закончена, летали по замку и со свойственным им любопытством всюду совали свои носы. За пару минут они успели растащить оставшиеся на складах вещи, добрались до хранилища продовольствия, перебили всю посуду на кухне, устроили несколько потасовок и переломали добрых две трети мебели. Занятые починкой жизненно важных систем, настройкой магических схем и организацией обороны, конструкты и их прибывший хозяин игнорировали эти безобразия совершенно.
   -- Смотри, Дай-чан, побежал куда-то! -- сказала Чирно, когда серый ящер промчался мимо них, громыхая пластинами тяжелых доспехов и скрежеща по полу краем громадного щита. -- Наверное, мир будет возрождать! Как думаешь, он наше дерево с гнездом восстановит?
   -- Едва ли. Люди ведь его уже давно спилили.
   -- А хижина из сухой травы на поле?
   -- У нас же почти сразу все сено жители деревни обратно отобрали.
   -- Ну а крепость на берегу озера? Сколько камней перетаскали, помнишь?
   -- Мы же ее так и не достроили! Люди ее взорвали своей магией, чтобы мы рядом с домиками рыбаков не селились. Но нашу пещерку на острове, Чирно-чан, великий дух наверняка восстановит! Там тоже довольно уютно, правда?
   -- Да, и будь уверена, что я к тому нашему дому никого близко не подпущу! Пусть люди не думают, что победили! Я им еще покажу, почему я - сильнейшая!
   "Всем, отвернуться и закрыть глаза"!
   Голос прозвучал в головах фей как их собственные мысли, но никто не понял, от чего нужно отворачиваться и девчонки только начали больше крутить головами, изумленно озираясь по сторонам, пока тяжелейший удар не сотряс крепость и не залил весь мир ослепительным сиянием, что проникало сквозь стены и беспощадно жгло. Перепуганные духи природы с криками метались среди вспыхнувших пожаров. Они не чувствовали боли, магия Сильвии по-прежнему берегла их, но никакая сила не могла уберечь от чувства, что возникает при понимании приближающейся гибели. Не развоплощения, и даже не смерти, а полного уничтожения души.
   -- Дай-чан! -- Чирно схватила и обняла подругу, чувствуя как на них обеих начинают гореть волосы и одежда.
   Фея льда попыталась магией холода бороться с жаром пламени, но мощь огня была несоразмерна с ее силами.
   Багровая тьма возникла неожиданно, окутала замок и поглотила ослепительное сияние прежде, чем оно успело нанести серьезный вред. Угас огонь и почерневший, окутанный дымом и покрывшийся трещинами, замок остановил свое падение всего в нескольких метрах от земли.
   Покрытый слоем сажи, костяк обугленного демона висел перед готовым развалиться строением. От всех его амулетов не осталось даже пыли, а зачарованная броня и оружие каплями расплавленного металла прикипела к костям. Но Андрон был жив и багровая тьма, погасив сияние срикошетившей от щита и ушедшей в небо "искры", втягивалась в пустые глазницы его черепа. Восстановиться! Восстановиться, сейчас же! Некому будет принять новый удар...
   "Искра", ударив в верхнюю часть купола великого барьера, едва не уничтожила Генсокье. От столкновения с чудовищной мощью силовое поле не выдержало и лопнуло, магические схемы по всему его протяжению выгорели до основания, а "искра", не потеряв мощности, устремилась прочь от планеты, заставив шарахнуться в стороны богов-зрителей.
   Рикошет.
   -- Хорошо поймал, мальчик. -- Юкари улыбнулась, прикрыв нижнюю часть лица развернутым веером. По эманации воли богини, силовые схемы мгновенно свернулись в исходное положение и великий барьер засиял с первозданной силой, словно и не получал мгновение назад сокрушительного удара. -- Я знала, что выдержать щелчок по носу способен любой ангел, но все-таки немного не рассчитала сил. Ты такой хилый, даже для своего уровня! Похож на фигурку из сухого, сыпучего песка, которую тронуть страшно.
   Андрон боролся, но силы оставили его. Смерть...
   Глаза Юкари сверкнули и черный от копоти скелет, облитый каплями расплавленного металла, обратился в серого чешуйчатого страхолюда, увешанного амулетами и отягощенного магической броней. Восстановился даже кусок моста, на котором демон стоял за мгновение до удара. Теперь замок, кренясь то вправо, то влево, пытался выровнять свой полет, а его хозяин стоял на металлической платформе, которая висела в воздухе сама по себе.
   "Зигфрид, как вы"?
   "Живы пока. Повреждений масса, но деструктор и "Камень барьера" удалось защитить".
   "Что с феями"?
   "Все в порядке. Младшие плачут, старшие наводят порядок".
   "Держитесь"!
   Андрон повел плечами и доспехи заскрежетали пластинами. Теперь, у него даже есть обе руки. Богиня хочет поиграть, как кошка с мышкой? Частая ошибка сильных. Мышке надо продержаться две минуты и одиннадцать секунд.
   -- Чем бы еще тебя приласкать, дорогой гость? -- задумчиво произнесла Юкари. -- Таким, чтобы и не обидеть сдержанностью, и не нанести всем вокруг фатальных повреждений... лучше всего сделать так!
   Позади Юкари, словно пасть исполинского чудовища, открылось широкое пространственное искажение, из которого на мир Генсокье смотрело множество глаз, внушающих леденящую жуть. Продолжая расширяться, искажение развернулось в половину неба и, ринувшись к Андрону, сомкнулось вокруг него, проглотив, словно муху. Богиня и падший ангел, вместе с парой шикигами, бесследно исчезли.
  
   Силовые схемы деструктора сомкнули линии тока энергий на "Каменном сердце" и весь замок пронзила вибрация, выдававшая несовершенство, но демонстрирующая скрытую мощь образовавшейся конструкции. Энергия в силовом ядре деструктора начала стремительно накапливаться. Артефакт, обычно служащий для уничтожения черных дыр и нейтронных звезд, уже сейчас мог бы разнести на кварки ядро какой-нибудь галактики, но этой энергии хватало лишь на треть замыслов серого странника. Обратить в атомарную пыль этот мир Андрон с помощью деструктора мог в первый же момент своего вторжения, но любой бог выше двадцатого ранга легко способен вернуть разрушенный мир в исходное состояние и даже воскресить его погибших жителей. Тратить энергию деструктора на пустое разрушение, было бы верхом идиотизма. "Каменное сердце" позволяло Андрону нечто большее. В матрице, копирующей информационное поле Генсокье, начали возникать необратимые изменения.
   -- Скорее! -- покрытая ожогами, преодолевая страшную боль, Эйрин крепко стиснула рукою лук и указала на парящий в небесах замок. -- Они готовятся к выстрелу! Мы должны уничтожить их, немедленно! Иначе последний взрыв у крепости покажется нам хлопком мыльного пузыря по сравнению с тем, что грядет!
   Никогда прежде лунианка не видела деструктора, даже издали. Она лишь читала о том, что когда-то давно драконы применили подобную энергетическую формацию, чтобы, одну за другой, разрушить несколько галактик, пораженных смертоносным излучением Ада. Знание, которое передал ей неисчерпаемый источник информации, оракул лорда Гиона, повергло переселенку с луны в шок. Зеленый огонь, заливший весь этот маленький мирок, от края до края барьера. Исчезающие в этом сиянии горы, луга и озера. Гибель всего живого, вплоть до микроорганизмов и вирусов. Что восстановят боги из облака элементарных частиц? И захотят ли восстанавливать? Не соберут ли они души погибших существ и не покинут ли это место, обосновавшись где-нибудь еще? Часто создать новое гораздо проще, чем восстановить старое.
   Не одна она почувствовала изменение в токах магии и растущую мощь внутри крепости. Напуганные, впавшие в состояние неистовства от вида массовой гибели собратьев и от потери родных, йокай не нуждались в уговорах для того чтобы пойти на последний отчаянный штурм. Уговоры и увещевания от троих влиятельнейших личностей Генсокье, Ююко, Сатори и Тенмы, они не слушали и даже отвечали яростными нападениями при попытке остановить.
   С пугающей скоростью расстояние от облака йокай до летающего замка сокращалось, а силовые поля, сбитые мощнейшим ударом "искры", не работали.
   -- Что произошло? -- феи медленно приходили в себя. -- Откуда был тот свет и огонь?
   Они не думали даже об организации обороны. Мечта Андрона на самой грани победы упокоилась бы в руинах летающей крепости, если бы не тот акт милосердия, что он совершил в первые минуты своего вторжения в Генсокье.
   Чудовище, похожее на кровожадного призрака, одержимое жаждой мести и свободы. Бессильно и бесплодно искавшее выход из ловушки, в которую попало при поднятии великого барьера.
   Куда оно исчезло?
   Девушка в синей одежде, великая фея неба с птичьими крыльями цвета облаков, почувствовав жар близкого прохождения "искры", освободилась от чар волшебного сна, навеянного Гарольдом. Мгновенно оценив ситуацию, она скользнула коридорами и взлетела над скоплением фей на главной боевой палубе летающей крепости.
   -- Враги атакуют! -- воззвала Мима к впавшим в растерянность и панику младшим сестрам. -- Соберитесь с силами! Если мы сейчас ничего не сделаем, враги разрушат наше последнее убежище!
   -- Эти подонки... -- ничто так не вызывает ярость духа льда, как атака огнем. Чирно, залечившая ожоги и рывком руки стряхнувшая копоть с восстановившегося платья, взлетела повыше и уверенно заслонила собой Миму. -- Им не удастся нас победить! Победить, изгнать нас, и снова разрушить наш дом? Это больше не повторится! За мной, сестры!
   Волна гневных восклицаний покатилась по коридорам замка и тысячи воспрянувших духом воплощений природы бросились к проломам в стенах, к бойницам и выбитым окнам. Атакующих йокай они встретили градом всевозможных магических пуль и буквально скосили первые ряды. Йокай, не ожидавшие таких сюрпризов, впали в секундное замешательство.
   -- Вперед! -- выкрикнула Эйрин и первая прошла на прорыв. -- Остановим врага! Любой ценой!
   Девушка в синем выпорхнула из замка навстречу лунианке и преградила ей дорогу цельнометаллическим посохом с навершием, изображающем лунный серп.
   -- Ты? -- по этому посоху, по изображению солнца и звезд на одежде противницы, Эйрин узнала духа зла, что несколько раз пытался нанести фатальный вред Генсокье и обрушить барьер. -- В прочем, я не удивлена. Демон-разрушитель освободил тебя и сделал подручной?
   -- На самом деле он запретил мне вмешиваться и очистил от зла. Но разговор бесполезен, ты не поверишь мне и не станешь слушать. Ворвавшись в замок с оружием, которым владеешь, ты можешь натворить глупостей. Поэтому мой единственный выход - остановить тебя силой, здесь и сейчас!
   -- Я бы выслушала, но времени нет! Прочь с дороги, прихвостень демона! Поговорим, когда ваша крепость падет!
   Йокай били в сторону замка всей силой своей магии. Крепость окуталась вспышками взрывов, но град магических пуль, косящий орды наступающих йокай, не ослабевал, а еще через несколько секунд, многократно усиливая ударную мощь крепости, со стороны замка полетели громадные каменные глыбы.
   -- Новые камни не приползают по лентам! -- пропищала маленькая фея, подлетев к Чирно, которая командовала главной орудийной палубой крепости. -- Что-то сломалось!
   -- Снарядов полно вокруг нас! -- Чирно подлетела к стене и, вцепившись в край трещины, рванула на себя. Часть каменной кладки с грохотом обрушилась. -- Смотрите, сколько! Заряжайте их! Ломайте все вокруг, наш друг, когда вернется, все починит!
   Катапульты и требушеты, управляемые высокоуровневой автоматикой, подпитываемые магией от силового ядра крепости, легко принимали и отправляли в полет все, что подтаскивали к ним расторопные феи. Камни, куски мятого железа и пластика. Кровати, обесточенное старое оборудование, пустые контейнеры из-под товаров. Мебель, кухонную электронику, сплавленные комья золотых монет и покореженные статуи.
   Трон демона был запущен из требушета в числе остального хлама, а феи забирались все глубже внутрь замка, круша и ломая перегородки, которые тотчас становились источниками снарядов.
   Очередная перегородка рухнула под ударами магии фей и пара сотен крылатых девчонок ворвались в огромный зал, в несколько ярусов уставленный всевозможной военной техникой. Атомные танки, аэрокосмические истребители, мобильные доспехи. Генераторы черных дыр, ядерные ракеты, кассетные бомбы с антивеществом. Целые батареи лучевых винтовок.
   Арсенал летающего замка.
   -- Чирно-чан, -- Дайсей в изумлении озиралась по сторонам. -- Ты знаешь, что это?
   -- Конечно, Дай-чан! -- фея льда подлетела к одной из стоящих рядом машин. -- Что тут может быть непонятного?
   Атомный танк среагировал на приближение живого существа и развернул перед Чирно гологаффическую командную панель для ввода идентификационных данных и активации системы. Пароли со всей техники были удалены еще при загрузке в хранилище, воспользоваться арсеналом теперь мог кто угодно. Приведенные в полную боевую готовность, машины ждали приказа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Действие 7. За гранью привычных пространств.

  
   Головокружение прошло.
   Когтистые лапы серого ящера были погружены в песок, легкие втягивали сухой, насыщенный кислородом, но лишенный даже признака жизни, воздух.
   Он стоял посреди бескрайней ночной пустыни, над горизонтом которой виднелись сияющие диски Земли, Луны и Солнца. Да, Солнце тоже сияло высоко над горизонтом, но здесь, в мертвой пустыне, заключенной в неведомое пространство, царила глубокая темная синева и холод ночи.
   -- Как полагаю, мы за пределами Генсокье? -- спросил Андрон, повернувшись и взглянув на кривую улыбку пространственного искажения, на которой, словно на удобном кресле, восседала богиня тьмы. -- Разве вам позволено покидать пределы великого барьера, леди Юкари?
   -- А кто и почему мне станет запрещать? Драконы Лазурной Чешуи единственные союзники, не предавшие меня и помогшие свернуть шеи шести эмидархам, объявившим очередной великий поход света против тьмы.
   Эмидархам? Убить сразу шесть богов сорок третьего ранга? Высших, силу которых сложно вообразить. Неужели Юкари тоже выше четвертого десятка?
   Служащий богине двадцать второго ранга, раб ордена, в котором сильнейший из богов достиг только двадцать девятой ступени, Андрон боялся спросить. Одно радовало, что Юкари хотя бы была в облике человека и былыми своими делами вызывала у Андрона глубокое уважение. Не так обидно принимать смерть, как от челюстей мерзостной твари вроде Муола.
   -- Видимо, я очень многое неверно себе представлял, когда вторгался в ваши пространства, прекрасная леди. -- сказал серый демон, низко поклонившись взирающей на него богине. -- Кара за мои ошибки мною более чем заслужена, но позвольте, прежде чем я буду уничтожен, попросить вас... ПРОСНИТЕСЬ, ЛЕДИ ЮКАРИ!
   -- Не лез бы ты в мои дела, бродячий пес. -- глаза богини сверкнули гневом и серый ящер взорвался фонтанами крови.
   Алые капли дождем обрушились на сухой песок. Душа Андрона покинула растерзанное тело, но сила шинтарха не позволила ей развеяться и кануть в небытие.
   -- Не так просто, малыш. -- прозвучали слова, и ящер снова осознал себя живым.
   -- Я понимаю вашу боль и ваш гнев... -- не теряя времени, выпалил падший ангел, но вдруг подавился словами и рот его зарубцевался, словно заросшая рана. Остался только длинный шрам на том месте, где были губы.
   -- Хватит болтать. -- сказала Юкари. -- Лучше смотри по сторонам, иначе рискуешь снова бесславно и быстро погибнуть!
   Громадная черная фигура воплотилась из тьмы позади ящерицы и, подняв громадную ногу, широкой подошвой латного сапога попросту наступила на серую ящерицу. Андрон попытался отпрыгнуть, но ноги его приросли к песку. Все, что сумел демон, это обернуться и заслониться щитом. Как будто это могло помочь. Тяжелая ступня черного гиганта вбила бы его в песок, но почва под ногами Андрона стала вдруг жестче и крепче железа. Со скрежетом сминаемого металла и чавкающим звуком раздавливаемой плоти, исполин раздавил мелкого врага и сделал ногой три коротких движения, растирая останки по земле.
   Еще мгновение, и гигант, являющийся воплощением фантазии шинтарха, исчез так, словно и не существовал никогда, а Андрон, переживший вторую гибель за несколько секунд, снова осознал себя живым.
   -- Да, ты, видимо, вовсе ни на что не способен. -- ехидно прокомментировала Юкари. -- Неудивительно, что до сих пор кватарх.
   Пока звучали эти слова, Андрон выхватил из заплечных креплений тяжелый двуручный меч и его лезвием полоснул себя по сросшимся губам, разрезая их. Хлынула кровь, ящер содрогнулся от боли.
   -- Я... -- но губы снова зарубцевались и, на этот раз, поверх шрама наросли костяные щитки.
   -- Отродьям зла слова не давали! -- пространство исказилось, Юкари мгновенно приблизилась к Андрону и легонько хлопнула его веером по лбу, после чего мгновенно отдалилась и, прикрывшись развернутым веером, рассмеялась. -- Но ты так стараешься, может быть все же дать тебе шанс?
   -- Юкари-сама... -- подала голос Ран и умолкла, в свою очередь получив легкий удар сложившимся веером по макушке.
   -- Во-первых, тебе нужно оружие. -- раскрылся широкий портал и из него, повисая на тонких металлических нитях, посыпался зачарованный смертоносный металл. Весьма внушительный арсенал, которым можно было бы вооружить целую армию героев и каждый из них стал бы благодаря этому оружию настоящей легендой своего мира. Арсенал принадлежал не Юкари. Среди мечей, булав и алебард висело несколько десятков костяных кос. Хозяйка Генсокье, невозмутимо и без тени стеснения, выпотрошила сокровищницу серой ящерицы. -- И это все, что у тебя есть? Я бы разочаровалась, но знаю, что дети вечно таскают с собой фантики и игрушечные макеты, воображая что владеют деньгами и оружием. -- тонкая полоска сияния замерцала в метре перед Юкари и, обращаясь массивным мечом, полетела к Андрону. -- Лови!
   Демон подозревал, что в этом может быть какая-нибудь шутка или издевка, но все же подхватил меч на лету и тотчас похолодел, почувствовав заключенную в этом оружии магическую мощь. Сильнее "хранителя". Сильнее "Камня барьера". Несоизмеримо могущественнее любого артефакта, что ангел когда-либо держал в своих руках, даже частями.
   -- Теперь ты опасен. -- улыбнулась Юкари. -- Нападай!
   "Нет. Нападать на вас, леди Юкари, никогда не было в моих планах. Не глупо ли бросаться с оружием на того, кому пытаешься помочь"?
   -- Но ты же бросался с костяной косой на йокай Генсокье. -- Юкари милостиво приняла мыслеобразы серой ящерицы. -- Или они не в счет? Ну, хорошо. Тебе нужен стимул? Как насчет того, что если ты коснешься меня этой штукой... -- Юкари указала веером на меч в руках Андрона. -- ...Я исполню одно любое твое желание! Уничтожить Олимп? Снять рабское клеймо до его активации? Вернуть тебе человеческий облик? Все станет возможным, если ты сумеешь дотянуться до меня.
   Андрон крепче сжал рукоять меча.
   "Верю, что вы не причините вреда феям, которых я обманул, леди Юкари. Вы сильно отличаетесь от воплощений зла, таких, как мои хозяева-рабовладельцы. Вы - богиня-мать и я верю, что вы не станете убивать своих детей, даже если они натворят глупостей. А раз так, то у меня осталось только одно желание. То, что я произнес тридцать две секунды назад"!
   -- Хочешь, чтобы я проснулась? Хорошо. Я постараюсь выполнить его, если ты исполнишь поставленную задачу! Атакуй!
   Андрон сорвался с места и, взрывая песок когтистыми лапами, ринулся к богине.
  
   -- Загружай!
   Не меньше полусотни фей, различными магическими способами умеющие сделать переносимую ношу легче, поставили атомный танк на снарядное ложе требушета. Канаты зачарованной машины, уже приспособившейся к нестандартному боезапасу, обвились вокруг боевого монстра, озадаченно моргающего огоньками запросов команд и идентификации. На эти листочки-привидения, не умеющие читать даже на языке Генсокье, феи внимания не обращали.
   -- Панцирем железного чудовища, -- Чирно, отдавая команду орудийному расчету, взмахнула рукой. -- Злых врагов, бей!
   Камнеметная машина от перенапряжения заиграла всполохами магического огня, но выдержала и, придавая нехилое ускорение сорокатонному "снаряду", швырнула танк во врага.
   -- Берегись! -- завопили йокай, увидев падающую на них махину.
   Передние ряды успевали расступиться перед обрушаемыми на них глыбами камня и металла, но многие из атакующих, обзор которым заслоняли мельтешащие впереди союзники, слишком поздно замечали опасность.
   Сбив по пути не меньше десятка йокай, танк с гулким грохотом рухнул на землю.
   -- Следующий, загружай! -- скомандовала восторженная Чирно. -- Отличные снаряды! Лучше любого камня!
   Феи таскали к камнеметным устройствам целые машины и их обломки.
   -- Не ложится! -- возмутилась одна из фей постарше, что командовала орудийным расчетом большой баллисты. Она и две ее подруги пытались затолкать на ложе гигантского арбалета термоядерную ракету с большими крыльями-стабилизаторами. -- Неправильная стрела!
   -- Просто надо крылья оторвать, тогда влезет. -- подсказала подружка.
   Ударила магия, затрещал металл. Не прошло и десяти секунд, как ободранная ракета, кувыркаясь и вертясь в воздушных потоках, полетела на головы рвущихся к крепости врагов.
   -- Отлично, следующую!
   Феи ломали и курочили мощную технику высокоразвитых миров, извлекая из свежесозданных бесполезных обломков максимум боевой эффективности. Конструкты Андрона, целиком занятые процессом подготовки деструктора к выстрелу, могли только радоваться, что в технику встроены предохранители, отключающие и обезвреживающие боевые заряды в случае повреждения носителя. Если бы не это, на месте крепости уже наверняка висела бы крошечная черная дыра или расцветало миниатюрное солнце всплеска аннигиляции.
   -- Жаль, что из этих железных костей и панцирей наш друг не успел сделать оружие. -- сказала Чирно, на правах лидера свысока наблюдая за работой остальных и постоянно отдавая, порой противоречивые, команды. -- Но и так пригодились. Эй вы! Маленькие кости нужно сплавить перед тем, как выстрелить!
   Младшие феи, натаскавшие из хранилища несколько ворохов лучевых винтовок, спешно закивали и принялись жечь оружие магическим огнем, спекая в большой бесформенный ком.
   Йокай самоотверженно прорывались к крепости, но на дальней дистанции им угрожали обломки камня и железа, что беспрестанным дождем сыпались с бастионов летающего замка, а на малой дистанции, когда, казалось, до бойниц врага оставался всего один рывок, заградительный шквал магических пуль сшибал или заставлял отпрянуть даже самых отчаянных.
   -- Да что ты за тварь? -- Эйрин в смятении отступила перед Мимой, что одна держала целый сектор периметра, перетягивая на себя почти треть армии врага и уже не меньше пяти тысяч противников сбила обратно на землю.
   -- Всего лишь усталая узница, которой подарили огонек надежды. -- шквалом магии Мима стегала бросающихся на нее йокай и ряды атакующих быстро редели. Увидев избиение союзников, йокай поумнее старались обогнуть самый опасный участок фронта крепостной обороны. -- Даже если мне придется сжечь свою душу дотла и выжать из себя всю магию, до капли, вам не пройти!
   Эйрин впала в смятение. Им не взять замок. С оставшимися силами...
   -- Проблемы, наставница?
   Холодный, высокомерный голосок, прозвучавший рядом, заставил лунианку вздрогнуть. С небес, на волнах магии левитации, к ней спускалась девчонка в просторном вычурном наряде. Легендарная принцесса Эйентея, в незапамятные времена изгнанная с луны за прегрешения, о которых в легендах не упоминали или перевирали, как только могли. Сложно сказать, что было правдой, но те, на чью долю выпало знакомство с Кагуей, уверяли в один голос, что ее изгнали с луны по той простой причине, что своим высокомерием и злобными издевками она замучила всех, кого только можно.
   -- Кагуя-сама, мы должны эвакуироваться, немедленно! Генсокье будет уничтожено, через... пятьдесят четыре секунды!
   -- Беги если хочешь, Эйрин. Я - бессмертна и останусь в этом мире до конца, чтобы стать его спасительницей! Взгляни, на что способна принцесса Луны!
   Небеса потемнели. Те лучи света, что пробивались сквозь серые завесы дыма, заслонили крылья и тела множества йокай.
   -- Из лагерей беженцев?
   -- Верно. Сбившиеся в стада слабаки, увечные, старики и дети. Все, кто не мог сражаться и спасался бегством от грозящей Генсокье катастрофы! Смотри же!
   Сотни тысяч йокай, не способных творить даже слабую магию, сжимая в руках простенькие левитационные печати малого срока действия, обрушились на летающий замок сверху, словно водопад. Это было чистым самоубийством, но подстегнутые страхом уничтожения своего мира, жители Генсокье не думали о собственной безопасности. Они принимали на себя шквал магических пуль и, даже теряя связь с миром, продолжали свой полет к замку врага. Горы безжизненных тел устелили двор и крыши замка, завалили бойницы, закрыли трещины и выбитые окна, из которых вели стрельбу феи.
   -- Вперед! -- с торжеством в голосе выкрикнула Кагуя. -- Вперед, по трупам! Замок наш!
   Йокай не слушали ее. Раскидывая тела собратьев, первые из них уже лезли в крепость врага и, почти не целясь, швыряли в фей магические печати, которых внизу было в избытке навалено еще со времени сражения роя со стражами горы.
   -- Множественные проникновения за периметр! -- выкрикнула Сильвия.
   -- Не отвлекайся! -- одернул ее Зигфрид. -- Феи выдержат! Энергию на деструктор!
  
   Еще пятьдесят секунд...
   Но все может закончится даже раньше! Если только удастся коснуться богини мечом
   Андрон мчался, вкладывая в бег все свои силы. Сорок девять... сорок восемь...
   От скорости демон обратился в подобие размытой тени, но расстояние между ним и Юкари не сокращалось. Пустыня словно растягивалась, и тем быстрее, чем быстрее бежал демон. Это не важно, важно то, что богиня занята, пока набирает мощность главное орудие летающей крепости.
   Яростно взревев, демон вышел за пределы возможности своих мышц, но прежде чем они начали рваться от нагрузки, из песка прямо перед демоном вынырнул... дорожный знак ограничения скорости. Восемьдесят километров в час.
   Влепившись в него со всего размаху, серый ящер кувыркнулся через голову и кубарем покатился дальше, влетев во второй выскочивший из-под песка дорожный знак. Шестьдесят километров в час. На третьем было сорок, на четвертом - двадцать. К пятому знаку, запрещающему движение, подкатились только несколько кровавых лохмотьев тела в мятом железе, оставшемся от доспехов.
   -- Я же предупреждала, что нужно смотреть по сторонам. -- Юкари воскресила Андрона вновь. -- Такого неосторожного, тебя и в пустыне поезд собьет!
   Не успел Андрон даже вздрогнуть, как поезда, вылетевшие из порталов справа и слева от него, одновременно нанесли ящеру двойной удар и прошли вплотную друг к другу, перемалывая и растирая демона, как человек растирает попавшего ему между ладоней комара. Две длинные кровавые полосы протянулись по бортам вагонов, а ворох перемолотых лошметьев плюхнулся на песок между двумя смыкающимися порталами.
   -- Ох, ну сколько тебя можно учить? -- Юкари снова воскресила измученную ящерицу. -- Осторожнее, осторожнее! Или, может быть, дело в том, что ты еще не сдался? Брось меч, и уровень опасности для тебя сразу резко понизится!
   Тридцать пять... тридцать четыре...
   Перепончатые крылья демона развернулись во всем своем жутком великолепии и, взмахнув ими, ящер взмыл в темные небеса.
   Тридцать два... тридцать один... тридцать...
   Андрон, сделав кувырок, снова ринулся в безнадежную атаку.
   Юкари улыбалась ему. Этот упрямый мальчишка действительно, когда-нибудь, мог бы стать прекрасным воином сферы. Когда несметные орды светлых орденов обрушили всю свою мощь на миры Отвергающих Зарю, Юкари очень не хватало таких вот безумно отважных бойцов, до последнего мгновения своей жизни сохраняющих в своих душах человечность и защищающих принятые сердцем идеалы. Здесь и сейчас, Андрон сражался не только за будущее Генсокье. Потеряв веру в богов, искалеченный и униженный, он бросил вызов всей грязи и гнуси Великой Сферы. Серый странник, пряча свой уродливый лик под балахоном, менял судьбы целых народов так же, как когда-то мятежный бог, Прометей, изменил судьбу и мышление человечества в родном мире этого молодого ангела.
   Даже получив прямое предупреждение, зная, что вторгается в мир враждебного и очень сильного воина Сферы, он с головой окунулся в огонь, потому что не мог пройти мимо, почувствовав боль и страх тысяч детей, что медленно, но неотвратимо превращались в монстров.
   Сраженная, опустошенная и сломленная, Юкари спала, а великая сфера продолжала рождать такие вот удивительные в своей наивности и силе, души. Души, отвергающие зарю.
   То, что произошло с людьми и йокай, станет для них уроком. Наказанием за равнодушие к чужой беде, нежелание замечать проблему и за агрессию против тех, кому так сильно нужна была помощь.
  
   Не подозревая, какие страсти кипят совсем рядом и не обращая внимания на отдаленный грохот яростного сражения, Пачули творила волшебство.
   Послышался треск и, вдруг, воздух затрепетал от разлившихся по нему колдовских сил. Множественные рунические знаки вспыхнули на земле и в воздухе.
   -- Это магия чужого мира. -- сказала волшебница, фигуру которой окутывало набирающее яркость сияние. -- "Хранитель". О нем я прочла в книгах, которые продали мне торговцы. Удивительная, могущественная магия...
   -- Способная воскрешать умерших? -- восхитилась с новой надеждой Ремилия.
   -- Нет. Такие силы не во власти составителей книг. -- Пачули взмахом руки заставила несколько рун, горящих на теле Фландре взлететь и ударом ладони разрушила их, подхватывая и кроша в мелкую пыль обломки. -- А теперь, спрячьтесь за камнями и поставьте защитные барьеры. Мало ли что?
   Пачули и сама приняла все меры предосторожности, но отойти от тел ей было нельзя, и потому удар она приняла на себя. То, что произошло когда волшебница разрушила последний рунический знак, повергло ее в шок, но Рейму и Ремилия вовсе остолбенели, в изумлении открыв рты и выпучив глаза.
   Фландре, лежавшая на земле без движения, вдруг, чересчур прытко для мертвеца, вскочила на ноги и, увидев отпрянувшую Пачули, с радостным взвизгом прыгнула, сбив волшебницу на землю.
   -- Не убивай меня, Фландре! -- не своим голосом закричала чародейка. -- Это я, Пачули! Осторожно! Слышишь?! Это же я!!!
   -- Вижу! Что ты кричишь, Па-чан? Ремилия же сказала, что рассердится, если я тебя сломаю. Ты что, до сих пор меня боишься? -- Фландре обижено надула губы.
   -- Извини, Флан. -- волшебница смахнула ладонью со своего лба холодный пот. -- Просто я подумала, что ты не сразу очнешься после битвы и продолжишь атаку, под которую попаду я, или... еще кто-нибудь.
   -- Нет, я же знаю, что битва давно закончена! Серый странник, когда подарил мне красивый сон, все объяснил и я на него больше не сержусь!
   -- Что произошло? -- Ремилия вынырнула из-за камней и сразу оказалась в объятиях сестры, что бросилась ей на шею и начала что-то сбивчиво рассказывать про то, что бояться больше никого не надо и про прекрасный сад, который скоро у них будет. -- Пачули, ты... воскресила ее?
   -- Я же говорила, что сил воскрешать умерших ни у меня, ни у серого странника нет. -- сердито ответила Пачули, поднимаясь и принимаясь отряхивать одежду. -- И не нужны здесь такие силы. Фландре не была мертва.
   -- Да, да! Я просто спала и видела сон про прекрасный сад с цветами, распускающимися под светом луны! Совсем такой же, как тогда, давно, когда мы были совсем маленькими, Реми! Было одиноко гулять в волшебном саду без тебя, но серый странник обещал что этот сад скоро станет реальностью и просил меня немного подождать! Он сказал, что когда я проснусь...
   -- Фландре спала?! -- Рейму подлетела ближе к Пачули. -- Но я своими глазами видела, как ее пронзили клинками, а потом костяной монстр вытянул из нее душу! Это что, был обман зрения?
   -- Может быть и обман, но не зрения. Тебя всю, целиком обманули. Посмотри на Фландре. Пронзили клинками? Дыры в одежде я вижу, кровь вижу, но раны на теле что-то не наблюдаются. А у Коакумы смотри какая прореха в районе живота. При такой ране все потроха должны вываливаться. Я вам удивляюсь, Рейму! Этот странник, о котором вы твердите, симулировал смерть Фландре, Коакумы и Мейлин, надеясь именно на вашу невнимательность. Как грубо и ненадежно!
   -- Невнимательность? Хочешь сказать... хочешь сказать... что все, кого поубивал в масштабной резне тот серый ящер... живы?!
   -- Да. На всех, кого я здесь вижу, метки "Хранителя". Это артефакт колоссальной силы, очевидно настроенный кем-то, кто хорошо разбирается в магии творения сна. Ловушки, которые понавешал владелец на "Хранителя" я обезвредила, поэтому нас самих не вырубило, когда мы узнали правду. Других, кто замечал, что раны на телах не настоящие, видимо, тоже сшибало в сон.
   -- Но огонь... и лед... удары оружием... раздавленные тела... утонувшие...
   -- "Хранитель" может вспышку сверхновой выдержать и поддерживать жизнь живого организма внутри черной дыры. Думаете, для него станет проблемой какой-то меч, огонек или камушек? Думаю все, кто пострадал в боях, просто спят. А кровь, гарь и прочее... -- Пачули склонилась, мазнула пальцем по кровавому пятну на одежде Коакумы и растерла каплю пальцами. -- Явная бутафория.
   -- Но... но... зачем?!
   -- Странник создавал иллюзию войны, -- восторженным голосом объяснила Фландре. -- Надеясь, что мы позовем на помощь стражей нашего мира! Что те вмешаются в побоище и отвлекутся от охраны могущественного артефакта, который был нужен чужакам. И стражи отвлеклись, чужаки артефакт утащили! А почему наш мир еще не уничтожен, Реми? Я надеялась, что когда проснусь, то уже смогу увидеть тот волшебный сад, который Странник мне обещал!
   И в этот момент где-то далеко, у самого горизонта, полыхнула первая ярко-зеленая вспышка.
  
   Взмыв высоко в небо, Андрон кувыркнулся на месте и, крепче сжав рукоять меча, ринулся вниз. Он ожидал в любое мгновение врезаться в каменную или металлическую стену, что могла без всякого предупреждения материализоваться у него на пути, но Юкари не ограничилась такими простыми фантазиями.
   Андрон вдруг осознал, что летит не к своей цели, а удаляется от нее.
   -- Ты куда, маленькая серая ящерка? Пытаешься сбежать? -- насмешничала богиня.
   Серый демон по широкой дуге развернулся и снова ринулся на богиню. Засечь всплеск энергии, хоть какую-то реакцию информационного поля...
   Доля мгновения и демон снова удаляется от своей противницы, а не приближается к ней. Никаких следов применения магии, просто поменялись данные о положении тела и направлении движения. Зараза!
   Единственный шанс прорваться есть, если ленивая богиня установила автоматическую систему, срабатывающую при попытке проникновения.
   -- Получай! -- демон, крутанувшись, что было сил, швырнул меч в сторону богини.
   Оружие, сотворенное шинтархом, на многое способно. Меч развил сверхсветовое ускорение, но даже этой скорости ему не хватило, чтобы преодолеть зону защиты. Миг, и его развернуло обратно к демону, который...
   Используя магию своего нового оружия, кватарх тоже развил сверхсветовое ускорение и ворвался в зону защиты следом за мечом. На одну долю мгновения позже. Поле среагировало на его вторжение и крутануло участок пространства.
   "Есть"!
   Андрон полетел прочь от богини, а меч, повернутый дважды, вновь устремился к цели.
   "Пить и... спать"! -- выдала простенький каламбур Юкари и в третий раз развернула меч, которому придала удвоенное ускорение.
   Оружие настигло своего хозяина, ударило серому ящеру в грудь и пробило бы его навылет, если бы Юкари не приказала железяке застрять в ране.
   Андрон, глухо завывая, окутался жутким багровым пламенем и... испарился, вместе со своими доспехами и зачарованным, крепчайшим скелетом. Только тончайший серый пепел, кружа, плыл над землей и сыпался на упавший в песок невероятно могущественный меч.
   Длинные, костлявые пальцы сжались на рукояти меча. Андрон, вновь возрожденный по воле своей противницы, поднял оружие. Ящер содрогался, вспоминая пережитые смерти и связанную с ними боль, но решимости в нем не убавилось.
   Четырнадцать... тринадцать... двенадцать...
   Пусть ему даже никогда не коснуться богини этим проклятым мечом, главное желание будет исполнено в момент активации деструктора.
   Андрон вонзил когти в песок и ринулся к богине, снова стремительно наращивая ускорение. Отчего-то он знал, что на его пути не возникнет пространственных искажений или выскакивающих из песка препятствий. Повторяться слишком скучно. Пусть богиня изобретает новые издевательства. Выдержать их не сложно, не через такое в мертвых мирах проходили. Андрон был готов пройти сквозь Ад ради того, чтобы будущее Генсокье, которое он видел в видениях оракула, так навсегда и остались бесплотным кошмаром. Уничтожить мир, катящийся в пропасть...
   Воздух густел вокруг Андрона, обращаясь в подобие тяжелой клейкой массы. Сначала словно сквозь воду, а затем сквозь густую патоку, серый ящер прорывался к своей цели. Бежать он уже не мог и, теряя скорость, из последних сил делал один шаг за другим. Рывок! Еще рывок!
   Словно насекомое в застывающей смоле, Андрон отвоевывал у меняющего свойства воздуха сантиметр за сантиметром.
   Восемь... семь...
   Богиня улыбалась Андрону, обжигая окончательно увязшего и остановившегося демона насмешливым взглядом.
   -- Юкари-сама! -- Ран, стоявшая позади своей хозяйки, не выдержала. -- Оружие врага...
   Пять... четыре... три...
   -- ...Готово к выстрелу!
   Богиня такого уровня может остановить деструктор в любой момент.
   Андрон до предела напряг силы, безумной попыткой вырваться, пытаясь отвлечь внимание богини на себя.
   Два... один...
   -- Я знаю, Ран.
   Ноль. Минус один... минус два... минус три...
   Все нутро Андрона ухнуло в ледяную пустоту. Вот и все. Катастрофа. У них не было ни единого шанса с того момента, как присутствие чужаков заметила хозяйка мира.
   Минус четыре... минус пять...
  
   Девять секунд.
   Андрон ошибся в расчетах на девять секунд.
   Ворвавшиеся в крепость йокай почти дотянулись до сердца крепости. Еще бы пара рывков и они вломились бы в камеру деструктора, но феи удержали разрушителей в изрешеченных, иссеченных и окутанных дымом коридорах. Обе стороны сражались в глубокой убежденности, что защищают от гибели свой мир, но отчаянная решимость йокай разбилась о непоколебимую храбрость маленьких крылатых детей природы.
   Эйрин подняла лук, намереваясь сквозь стены пустить стрелу в центр переплетения титанических сил, но настигшая ее Мима наотмашь долбанула серповидным навершием посоха по голове лунянки и заставила ее кувырком отлететь к стене коридора. Только магия "Хранителя" спасла Эйрин от потери верхней половины головы. Мима, обезумев от страха поражения и продолжения заточения в Генсокье, свирепствовала с истинной яростью злого духа.
   -- Я собью! -- принцесса Кагуя, следовавшая за своей наставницей, увернулась от нового удара феи неба и совместила руки, накапливая заряд магического огня между ладонями. -- Сейчас!
   Левая рука принцессы луны вдруг покрылась льдом, а еще через мгновение, с пронзительным боевым кличем бросившаяся на врага фея льда влепила Кагуе в лицо сразу обеими подошвами своих сандалий.
   Издав болезненный вскрик, принцесса опрокинулась, но не упала на пол.
   Пол, стены и потолок коридора исчезли во вспышке мягкого зеленого света. Замок рассеялся, обращаясь в облако хаотично мечущихся атомов.
   -- Началось! -- просияв безумным счастьем, Мима взмахнула руками. -- Мы победили! Свобода! Свобода!!!
   Фея ликовала, а пульсирующий зеленым сиянием столб энергии вонзился в земную твердь Генсокье и начал стремительно расширяться, развеивая на атомы любую материю, которой касалась его бешеная энергия. Сияющая стена сметала холмы и леса, испаряла и развеивала озера.
  
   -- Юкари-сама! -- вне себя от ярости, вскричала девятихвостая лиса. -- Оружие врага нанесло удар!
   -- Ран, я тебя умоляю. Это же очевидно!
  
   -- Берегись! -- Рейму поставила магическую защиту, когда волна энергии деструктора хлынула на остров, но словно не замечая барьера, зеленое сияние прошло сквозь него и плавно обтекло жрицу, продолжая движение дальше. -- Ч-что это?!
   -- Деструктуризация. -- донесся из густейшей пыльной пелены голос Пачули. -- "Возврат к истокам". Генсокье уничтожено.
   -- Что, совсем?
   -- От Чистилища, до Небесной страны. Судя по вспышке, энергии было на две-три звездные системы.
   -- И... что дальше? Ты, похоже, сталкивалась с подобным, Пачули. -- Рейму не пыталась подлететь ближе к волшебнице и даже радовалась, что пелена пыли так густа. Не касаясь живых тел, энергия деструктора, меж тем, не пощадила мертвую материю и, в том числе, одежду. Жрица стыдливо прикрывалась руками и была уверена, что то же самое делают сейчас обе вампирши и добровольная узница библиотеки Алого особняка. Даже если этот на всю голову отбитый серый ящер действительно не враг Генсокье и в самом деле никого не убил... своей смертью он не умрет и гибель его будет ужасной!
   -- Нет, при моей жизни подобное никогда не происходило, -- Пачули тоже идти на сближение с собеседницей не спешила. -- Но я прочитала книги, в которых было подробное описание "Хранителя" и "Деструктора". Прошлым вечером торговцы из другого мира сами мне эти книги подсунули. Интереснейшая магия...
   -- Не отвлекайся! Что будет дальше?!
   Пачули ответить не успела. Пыль вдруг отхлынула от волшебниц и солнечный свет ударил им в глаза.
   -- Ой-ой-ой! -- заметались обе вампирши, но "Хранитель" по-прежнему работал и особо дискомфорта дочерям ночи солнечный свет не доставлял.
   Новая волна энергии деструктора прокатилась по заключенному в барьер пространству и...
   Произошедшее было настолько невероятно, что казалось удивительным видением сна. Генсокье возникал из облака пыли, воплощаясь во всем своем, так хорошо знакомом его жителям, великолепии.
   Рейму, забыв обо всем на свете, любовалась солнечными бликами на глади бескрайнего озера, песчаной полосой берега и летней зеленью листвы, блещущей на ветвях аккуратно остриженных кустов, цветущих вокруг стен громадного особняка из алого кирпича.
   -- Копирование по матрице. -- произнесла Пачули. -- Молекулы и атомы возвращаются в то положение, что занимали в момент, когда было произведено создание матрицы. Разумеется, с поправками, иначе наша одежда восстановилась бы далеко отсюда.
   Рейму, дрогнув, обхватила себя руками и с облегчением вздохнула, почувствовав ткань своего обычного наряда. Лишившегося дыр и подпалин, избавившегося от крови и грязи.
   -- Скорее всего, это вчерашний полдень. -- продолжала Пачули. -- Так и есть. Смотрите, у меня все платье в крошках. -- волшебница отстраненно отряхнулась. -- Это я печенье вчера после обеда ела.
   Тем временем неведомая сила, мягко, но бескомпромиссно увлекая "уцелевших", переместила всех четверых на берег острова и поставила ногами на песок. Сюда же были перемещены Мейлин и Коакума, из волн озера вынырнули воздушные пузыри, несущие в себе тела Сакуи и других обитателей особняка, получивших в бою с демоном якобы смертельные удары.
   -- Сакуя! -- Ремилия, заливаясь слезами счастья, бросилась в объятия очнувшейся личной служанки.
   Освобождаясь от магического сна, люди и йокай поднимались на ноги. Фландре уже, взвизгивая от восторгов, ловила благоразумно удирающую от нее девчонку-суккуба. Коакума прекрасно понимала, что Фландре просто хочет на радостях пообниматься с ней, но уж очень не хотелось потом лечить переломанные кости.
   Зазвучал, рождаясь в сознании живых существ, спокойный, мягкий голос серого ящера.
   "Если вы слышите эту запись, значит все закончилось"... -- теперь-то Андрон мог все объяснить.
  
   Кое-кому не нужны были какие-либо объяснения.
   -- Генсокье возродилось!!!
   Феи, взвизгивая, кувыркаясь и хохоча, посыпались из восстановленного летающего замка, словно семечки из перевернутого стакана.
   -- Домой, домой! -- веселились они, разлетаясь во все стороны. -- Мы победили! Черного Ветра больше нет! Можно жить счастливо!
   -- Полетели, Дай-чан! -- Чирно, держа подружку за руку, выпорхнула из-за каменных стен навстречу солнечному свету.
   Но улетели они недалеко. Силовой барьер крепости преградил им дорогу.
   -- Эй, что за шутки?! -- зазвучали недовольные голоса. -- Выпустите нас! Великий дух! Ты слышишь?!
   "Сегодня, то Генсокье, каким оно было раньше, навсегда будет уничтожено. Без фей... эта земля потеряет свое очарование. Это будет еще один обычный, обыденный мир".
   -- Выпустите нас! -- начиная волноваться, чувствуя неясный страх, феи молотили в пружинящий под их ударами силовой барьер. -- Война же закончена! Генсокье возродилось! Мы хотим домой!
   Юкари с укором смотрела на скорчившегося у ее ног уродливого серого монстра. Андрон с отрешенностью ждал расправы.
   -- Да, не ожидали они такой подлости. -- сказала богиня. -- Я-то тебя насквозь вижу, а они же маленькие совсем и не знают, как опасно доверять незнакомцам. Редкая ты все-таки сволочь, серый бродяга. Ты ведь не только фей у Генсокье крадешь, но и Генсокье у фей.
  
   Это еще был не финал.
   Близ великой горы йокай, располагалась пустынная местность, называемая Безымянным холмом. Место, редко посещаемое людьми и йокай, пустынное и пропитанное темной энергией. Здесь, по стечению обстоятельств, состоялись последние акты штурма замка и именно здесь был эпицентр удара деструктора. Здесь же и началось то, ради чего серый странник затеял вторжение. "Камень барьера", "Каменное сердце", мощнейшее устройство для преобразования миров, позволило внести масштабное изменение в исходную матрице Генсокье.
   В сиянии зеленого огня, в нескольких метрах над поверхностью склона холма начал образовываться пространственный карман. Устойчивое, сбалансированное образование, диаметром в пятьдесят световых минут. В этом пространственном пузыре начался масштабный синтез материи и, по наложенной матрице, снятой с одного из посещенных Андроном миров, начали образовываться летающие острова. Миллиарды летающих островов, которые окутало мягкое сияние солнца, что лилось буквально отовсюду. Солнечные лучи множились, касаясь границ пространственного искажения и яркий день царил даже в самых дальних уголках рождающегося мира.
   Измененные физические законы, разработанные и сбалансированные богами других миров, создали устойчивую систему, пригодную для привычных человеку форм жизни. Магия Генсокье начала наполнять пространственное искажение и на плодородных почвах летающих островов проклюнулись семена растений, которые мешками были заготовлены в недрах летающего замка специально для мира, которому предстояло родиться.
   Мир обрел жизнеспособность, а в центре колоссального скопления островов обрела материальную форму титаническая по размерам и мощности система. Генсокье не могло вместить в себя это устройство, диаметром в три световые минуты, и потому Андрон был вынужден создать пространственный карман. Исполинская машина по переработке отрицательного излучения биополей в... электричество. Несколько таких же установок Бешенное Боевое Братство использовало в мирах, где постоянно бушевали войны и массовое безумие от передозировки отрицательными энергиями истребляло под корень уязвимые расы. Матрица не была секретной и хранилась в базе оракула Саргоса, на всякий случай.
   Первую дозу отрицательных энергий, порожденных войной в Генсокье, установка живо втянула в себя и уничтожила без остатка в течении нескольких секунд.
   Здесь, Черный Ветер не был властен над феями. Жаль только, что область действия установки ограничивались пределами пространственного пузыря, но теперь у духов природы было убежище. Мир бескрайнего неба и летающих островов...
   Запись с рассказом об этом мире включилась, когда замок начал движение ко входу в пространственное искажение.
   -- Вот и еще одна нестыковка в твоих планах, серая ящерица. -- посмеиваясь, заявила Юкари, издали наблюдая за происходящим. -- В твоих расчетах одни дыры. Легко понять, почему ты мусорщик, а не стратег.
   -- Острова, небо... -- прошептала Чирно, мрачнея на глазах. -- А как же наше озеро, Дай-чан? И луг с цветами... и замок, возле которого мы в прятки играли... и йокай, с которыми так весело играть в войну... и даже люди, которые не всегда ведь злые, правда, Дай-чан? И зачем нам нужные какие-то там жалкие летающие острова?! Генсокье наш дом! Выпусти нас, серый! Слышишь? Или... или мы все тебе здесь сейчас переломаем!!!
   "Мы успеем"! -- упрямо заявил Бернард. -- "Пока они найдут, как отключить силовое поле"...
   Сверкнул луч магической энергии и двигатель летающего замка с глухим грохотом выбросил облака дыма. Остров, теряя высоту и скорость, начал заваливаться на бок.
   -- Зачем ты это сделала?! -- вынырнув из центрального здания, Беатрис скользнула к фее неба, которая еще дважды ударила магическими лучами в основание острова, окончательно разрушая двигательную систему. -- Разве ты не хочешь увидеть мир бескрайних просторов?
   -- Для меня уход через портал означает освобождение от тесных рамок Генсокье, -- ответила Мима и угрожающе наставила свой посох на ониксовую пантеру. -- Но для других духов природы созданный вами мир станет тюрьмой! Я познала на себе всю радость заточения, когда сильные личности поступили по своим желаниям, ничего не спросив у тех, чьи судьбы меняли! Я не позволю превратить новый мир в тюрьму и не позволю лишать свободы моих сестер!
   -- Они хотят утащить нас из Генсокье! -- в ярости закричала Чирно. -- Они нас обманули! Серый нам не друг! Бей негодяев, сестры!
   Замок рухнул на землю, а неистово жужжащий крыльями рой фей скрылся в его недрах и начался грандиозный погром.
   -- Да что вы мелете?! -- выкрикивали конструкты Андрона, пытаясь образумить разозленных девчонок. -- Портал останется открытым! Мы хотим, чтобы вы просто взглянули на новый мир, а кто захочет вернуться в Генсокье, в любой момент сможет снова пройти через портал!
   -- А-а-а, ну ладно, если так. -- улыбнувшись, Мима опустила посох.
   Остальные феи, не слушая никого, продолжали погром.
   -- Надо было сразу их предупредить. -- Юкари, сердясь, отвесила Андрону крепкий подзатыльник зонтиком. -- Болван!
  
   "Уж простите, какой есть". -- ответил Андрон мыслеобразом. -- "Пусть даже феи вырвались сейчас, разве это важно? Мне жаль, но я ничего не могу сделать для того, чтобы Генсокье не изменилось. Болван и бездарь. Вы правы, называя меня этими словами, но правда есть еще и в том, что пока у сильных и умных не поднимаются руки, действовать приходится бездарям и болванам".
   Пройдет немного времени и духи природы, почувствовав растущую в Генсокье силу Черного Ветра, снова начнут искать пути спасения. Они будут вынуждены переселиться в пространственное искажение. Генсокье лишится фей, изменится и превратится в обыденный мир.
   Юкари смотрела на серую ящерицу, что скорчилась на песке у ее ног и ждало... расправы? Нет. У Андрона заканчивалось время. Еще четыре минуты, и не только материальное воплощение, но и душа его обратится в прах. Клеймо раба уничтожит непокорного, без остатка, без возможности воскрешения.
   Он разменял свою жизнь на месть и не жалел ни о чем. Сделал все, что было в его силах, чтобы умереть со спокойной совестью и чувством выполненного долга. Андрон спасал миры. Как умел, насколько хватало его сил. Не требуя наград, не устраивая спасенным нравоучений и не навязывая никому свою волю, он уходил, оставляя смертным одно лишь знание, что когда их мир был на грани, появился серый странник и не проявил равнодушия. Помог там, где мог помочь. Это была его месть. Тихая, неожиданная и на удивление сильная месть не только Олимпу и Бешенному Боевому Братству, а всем, кто был подобен им. Андрон был слаб для воина, недостаточно добр для учителя и не блистал умом, таким важным для творцов. Но в мирах, что он спас, родятся могучие воины, добрые учителя и разумные творцы, которые, вспоминая серого странника, не останутся равнодушны к бедам чужих миров. Будут ненавидеть тех же ублюдков, что ненавидел он. Будут противодействовать им с силой которой так не хватало серой ящерице. Странник умирает, но остаются миллиарды тех, кто будет помнить Андрона, так же как люди его мира помнили мятежного бога, Прометея.
   Воспитанные на светлых легендах о великом воине, родившиеся из смертных душ ангелы отправят запросы в великую сеть и узнают правду о том, что произошло. Они возненавидят. Равнодушие богов, что бросают "инкубаторы" на произвол судьбы. Злобу, с которой боги клеймят ангелов рабскими знаками и выжигают несовершенные миры. Возненавидят, и начнут сражаться с той гнусью, что заставила серого странника отдать жизнь за право называться человеком.
   Придет ли дальнее эхо сегодняшних свершений к Юкари? Например, могущественный бог, что встанет во главе нового альянса, похожего на Отвергающих Зарю.
   Нет. Месть Андрона не направлена против нее. Для Андрона она была... кем?
   Юкари вздрогнула от глубокой обиды и возмущения, увидев в мыслеобразах Андрона дрейфующие в пространствах мертвых миров колоссальные по силе, но неподвижные, холодные и покрытые пылью сущности. Неимоверно старые боги и ангелы, потерявшие интерес к жизни, просыпающиеся только в момент вторжения иносферцев или сил Ада. Живые трупы, утонувшие в грезах и окруженные обломками некогда прекрасных, цветущих цивилизаций, утративших смысл существования и угасших, глядя на равнодушие и отстраненность своих наставников.
   Поэтому Андрон пришел в Генсокье. Праздность Юкари убедила его, что богиня этого мира такая же, как те древние монстры. Серый ящер не верил в богов и потому оракул показывал ему жуткие, мрачные картины будущего.
   "Паршивец"! -- Юкари не удержалась и снова от души заехала ящерице зонтиком по затылку. -- "Ох уж эта молодежь! На пару миллионов лет приляжешь отдохнуть, и сразу в бездельницы запишут"!
   -- Смею успокоить тебя, грозный мститель, -- сказала богиня распластавшемуся на земле, оглушенному ящеру. -- Что твое мнение насчет будущего созданного мною мира снова ошибочно. Смотри.
   Андрон вскинул голову и, взглянув на маленький мир сквозь многие тысячи километров пространства, увидел, как земля у четырех окраин и в центре Генсокье раздается в стороны и над землей показываются острые вершины полупрозрачных кристаллов.
   -- Это - передатчики, которые будут отправлять отрицательные энергии прямиком в пространственное искажение, к твоей громоздкой, собранной на коленке, машине. Что скажешь теперь?
   Серый демон, закрыв глаза, склонил голову, давясь грозящими вырваться, слезами радости.
   "Что я могу сказать? Только поблагодарить"...
   -- Благодаришь? -- Юкари сделала пару шагов прочь от стоящего на коленях странника, повернулась и села на возникший из небытия каменный трон. -- После того, как ты сделал почти всю работу, это я должна тебя благодарить.
   Вокруг, сменяя пустыню, раскинулись бескрайние руины древнего города. Призрачные синие огни горели на покрытых трещинами колоннах, а на обломках стен и кусках разбитых статуй сидели большие черные птицы. Несколько сотен, или даже тысяч, воронов.
   -- Я не звала тебя, ни о чем не просила. -- сказала Юкари. -- Ты - порождение моих вечных врагов, но... энтузиазм твой похвален и рвение заслуживает уважение. У меня есть для тебя небольшой подарок. Скажи мне, бездомный бродяга, ты хочешь жить?
   Нервная дрожь пронзила Андрона от макушки до кончика хвоста. Да, он хотел жить. Безумно и страстно. Все эти годы он не позволял себе отвлекаться на мысли об утекающих сквозь пальцы минутах. Сражался, творил, чинил и переделывал, с головой погружался в работу, лишь бы не думать о том, что срок уже близко и небытие тянется к его душе.
   На свет призрачных огней шагнули двое воинов. Рослые полулюди-полуптицы в черном оперении и серебристой броне, они вели пленницу. Скованная цепями, златокудрая девушка не поднимала взгляда ни на Юкари, ни на Андрона. Она не издала ни звука, даже когда один из воинов-птиц ударом копья по ногам заставил ее упасть на колени. Только кандалы зазвенели в тишине ночного сумрака.
   -- Подарок действительно небольшой. Всего лишь двадцать второй ранг, эльтамарх. Твоя хозяйка, серый странник. Великая, златовласая краса гордого ордена Олимп. Та, что заклеймила тебя! Та, что навесила на тебя ярлык души десятого сорта и бросила, как мусор, в мертвые миры! Та, что раз за разом, требовала у тебя покупать годы жизни и стращала жгущим душу клеймом! Ее власть над тобой абсолютна, разве нет? Даже не получая прямого приказа, ты должен действовать в ее интересах, ведь если что не так... клеймо сожжет тебя. Быть рабами, или умереть - вот вся свобода выбора, что дана тебе и твоим собратьям. Никто, даже я, не могу освободить тебя от клейма. Есть, правда, одна незначительная мелочь. Смерть создателя клейма лишит сил и развеет метку! Но... разве ангел может причинить вред своему создателю? Своему владельцу, хозяину, собственнику?
   Андрон поднялся с колен и, не отводя взгляд от Афродиты, медленно повернулся к ней.
   Две минуты до активации клейма. Он и не представлял себе, что в последние мгновения его жизни кто-то из хозяев будет рядом. Однако, какими-то судьбами, пересеклись.
   Сила начала наполнять тело и душу серого ящера. Ранг его стремительно повышался. Пятый, тимарх. Десятый, каномарх. Четырнадцатый, алоарх. Восемнадцатый, иршиларх.
   Андрон чувствовала в себе силу, достаточную чтобы сотворить или разрушить галактику, а ранг его продолжал стремительно расти.
   Двадцать первый, ксиромарх. Двадцать четвертый, ириарх. Двадцать восьмой, энодарх.
   Когда Андрон достиг тридцатого ранга, силы, что удерживали его физическое воплощение в образе серой ящерицы, не выдержали и чешуя посыпалась к ногам чудовища. Втягивались клыки и когти, костлявый торс и лапы обрастали мышцами. Над плечами поднялись крылья. Пестрые, словно крылья перепела или коростеля.
   Богиня не смотрела на своего раба, но видела его так же, как всегда, когда он входил в зоны, подконтрольные Олимпу.
   Афродита помнила, как этот мальчишка потешно прыгал с тренировочным мечом вокруг воина-фантома, пытаясь опробовать те боевые навыки, что были вложены в его память при преобразовании в воина богов. Как потешно юный ангел махал крыльями во время своего первого полета, пытаясь выровняться и успеть за летящими впереди собратьями. Он был очень похож на ребенка. Нет, он и был ребенком. Жизненных сил в человеке заложено на три сотни лет. Считалось, что за это время душа вызревает и формируется окончательно, но из-за тяжелой нехватки воинов, сроки жизни в смертной форме у детей Олимпа были сильно сокращены. Люди в мире Андрона старились с четырехкратной скоростью и жили по шестьдесят-восемьдесят лет, а очень многие умирали и еще раньше. Андрон погиб в возрасте тридцати лет, не успев даже осознать по-настоящему, что такое жизнь.
   Детская душа, брошенная на убой в яму с голодными хищниками. Он ринулся тогда в битву, стремясь помочь гибнущим товарищам и не думал даже, что ни малейшего шанса на победу у его отряда нет. Командование ведь не может предать своих солдат? Не может бросить в битву только для того, чтобы все новобранцы бесполезно и бессмысленно погибли?
   Богиня не подала тогда голоса в защиту приговоренных, лишь покорно склонила голову перед Зевсом и отдала худших из плохих. Олимпу некогда было играть в добрых родителей.
   Андрон, обретший свой истинный облик, стоял перед склонившей голову богиней.
   Крылатый человек, закованный в тяжелую руническую броню. Таким он стал после первых трех сотен лет беспрестанной войны в мертвых мирах и эпизодических кратких передышек на нижних ярусах сада Олимпийцев. Уже не ребенок. Расправились плечи, обрел стальной оттенок взгляд. Гордый и храбрый молодой мужчина, настоящий воин. По виду никак не скажешь, что мусорщик-кватарх.
   Не удивительно, что к нему подошла одна из нимф, бегающих на нижние ярусы поглазеть на молодых ангелов. Не удивительно что ангел, не избалованный женским вниманием, ответил на ее интерес. Оба они не подумали вовремя о том, что владык Олимпа может разозлить романтическое знакомство служанки высших властителей и грязного мусорщика. Нимфе стерли память, а пестрокрылому ободрали кожу и мясо до самых костей. Но даже этого было мало разгневанной царице Олимпа. Мертвые не испытывают мучений и только поэтому ангел не погиб под пытками. Гера хотела, чтобы мучения его были долгими, чтобы он всею душой познал собственную ничтожность и глубину ошибки. Он был запечатан в новом теле. Превращен в чудовище, от одного вида которого многие могли бы покрыться преждевременной сединой.
   "Не могу же я испортить тебе воина, моя дорогая". -- сказала тогда Гера Афродите. -- "Посмотри, он даже стал намного совершеннее"!
   И хозяйка изуродованного раба снова смолчала. Ее слуга принял всю тяжесть и боль ошибок на свои плечи. Он выдержал, хотя его улыбка навсегда обратилась в ехидный оскал, а глаза начали источать багровую тьму. Или, может быть, не навсегда, просто на Олимпе его никогда больше не видели иным? С того момента Андрон ведь ни разу не задержался на территориях Олимпа дольше, чем было необходимо, чтобы сдать артефакт. От него, источающего ненависть и злобу, шарахались все, даже собратья старших рангов. Невозможно было представить, что эта жуткая тварь служит богине, во множестве миров почитаемой, как воплощение любви.
   Минута до активации клейма.
   -- Благодарю вас за данный мне шанс, леди Юкари. -- Андрон не потянулся за мечом. -- Но я не стану убивать свою хозяйку. Если же я сделал хоть что-то, за что вы действительно хотите отблагодарить меня, то прошу... отпустите ее без вреда. Не то, чтобы я сохранял верность или, более того, любил или уважал... просто представьте, кто станет хозяином ее миров, если Афродита погибнет. Посейдон? Гера? Аполлон? Во что новые боги превратят ее миры? Как я могу, счастливый от того, что спас несколько тысяч планет, обречь на мучения и издевательства миллиарды, так называемых, инкубаторов? Я не преклоняюсь перед своей хозяйкой, но разве можно обвинять слабую девушку в том, что она не пошла против отца, который никогда не щадил даже близких родственников? Что она не может встать одна против толпы? А кто может, вы скажите мне? Не богом против толпы смертных, а равному против равных. Поэтому нет у меня к ней ни презрения, ни любви. Это обычная посторонняя мне душа, которая, в меру сил, заботится о тех, о ком может. Насколько я знаю, в Олимпе и такие редкость. Она хотя бы не равнодушна. Не творите зла, леди Юкари, прошу вас. Отпустите ее.
   -- Ты готов сгореть от клейма? Отдаешь свою жизнь за ее жизнь?
   -- Да.
   Юкари рассмеялась.
   -- Отпустите ее. Пусть уходит. Ох уж эти мне паладины! Всегда одно и то же. Без всякого оракула просчитать вас, как два и два сложить. Хоть бы раз порвали шаблон!
   Андрон развел руками в жесте обреченности. С него осыпались, разрушаясь и истлевая, рунические доспехи. Скрежетали, отрастая, когти и клыки. Силы, которыми одарила его Юкари, уходили, и силовая схема Геры снова захватывала ангела под свою власть, превращая его в серого чешуйчатого монстра.
  
   Серия мощных внутренних взрывов сотрясла замок. Рушились стены и башни, из недр технических отсеков валил сизый дым. Силовое поле замерцало всполохами радужного света и исчезло. Рой фей с визгами и смехом взмыл над рассыпающимися руинами.
   -- Получили, да? Будете знать, как пытаться нас похитить! -- Чирно кувыркнулась через голову и, сияя улыбкой, протянула руку своей подруге. -- Полетели, Дай-чан? Теперь-то точно никто нам не помешает вернуться домой. Я ужас как устала!
   Повсюду виднелись группы йокай магического леса и стражей горы, что были заняты поиском своих близких и друзей, которых всего несколько минут назад не надеялись когда-нибудь увидеть живыми. Ярко сияло полуденное солнце в синих небесах. Чувствуя всеобщее счастье, феи веселились, кувыркаясь в сладких им воздушных потоках, лишенных малейшей тени присутствия "Черного Ветра".
   Даже дымящиеся руины замка не портили картины великой всеобщей победы. Разбитая, сокрушенная цитадель великого зла. Или не совсем зла, но... все же... символ окончания войны.
  
   Портал закрылся.
   -- Все кончено. -- Андрон медленно встал на колени и, тяжело вздохнув, склонил уродливую голову. -- Вот теперь, все действительно закончилось. Двадцать лет без сна. Еды на ходу и мыслей о следующем мире раньше, чем закончены дела в этом... даже смыть с себя кровь и сажу было некогда. Дезинтеграция - неплохая замена мытью.
   -- Теперь... я... смогу отдохнуть...
   Но видимо у мироздания был беспощадный замысел не оставить серому бродяге ни одной секунды спокойной жизни, даже на пороге смерти.
   -- Аршел! -- прозвучал отчаянный крик и, возникнув из тени, к изготовившемуся к переходу в небытие мятежному рабу метнулась девочка.
   Аршел? Так в родном мире Саргоса дети называли своих отцов. За восемь сотен лет Андрон непроизвольно перешел на язык Бешенного Боевого Братства, даже в собственных мыслях. Так же, как принял искаженное звучание своего имени, произнести которое правильно было сложно для голосовых кристаллов и глотки каменного голема.
   Аршел и квимы. Квим - дитя. Андрон начал, было, называть своих конструктов детьми, но Саргос одернул его, заявив что называть конструктов квимами запрещено законом. Во избежание создания чувств, рождающих слабость. Хозяева и слуги. Четко указанные роли.
   "Но ведь вкладывать другие эмоции в эти слова нам никто не запретит, верно? Кто мы для них и кто они для нас - определяют не слова".
   Аршел?
   Удивленный, Андрон смотрел на девочку, что без страха бросилась ему на шею. Кто она? Откуда? Ее голос... неужели?..
   Глаза и волосы девочки сияли зеленым цветом, словно впитав в себя пламя поглотителя отрицательных энергий. Одежда ее была ало-бордовой, сохранив цвет крови, пролившейся на звенья цепи, в которые падший ангел вселил частицу своей души. А сама цепь...
   Андрон тронул завитки длинной алой ленты, что была вплетена в волосы девочки и острым краем глубоко царапнул грубую шкуру своих пальцев. Металл.
   "Все в порядке, папа. Спасибо тебе. Две секунды - это целая жизнь"!
   -- Катрин! -- Андрон, задыхаясь от счастья, стиснул девочку в объятиях. -- Леди Юкари, вы... вы спасли и сохранили ее душу!
   "Значит... не так уж и глубоко вы спали, когда я вторгся в этот мир"?
   "Довольно сложно уснуть, когда посторонний, ворвавшись в твой дом, начинает бурную уборку, с грохотом двигая мебель, завывая пылесосами и истеричными воплями отдавая команды армии не менее шумных помощников! Поначалу я думала выгнать тебя, но решила посмотреть, чем же творящийся дурдом все-таки закончится".
   -- Спасибо... -- слезы душили серого ящера, мешая говорить и думать. -- Спасибо...
   -- Юкари-сама, пожалуйста, спасите его! -- взмолилась девочка, обращаясь к богине, расслабленно восседающей на каменном троне и обмахивающейся веером. -- Вы же можете все, что только способны вообразить! Вообразите спасение моего отца, умоляю!
   -- Успокойся, девочка. -- ответила ей Юкари. -- Во-первых, снять или обезвредить чужую рабскую метку я действительно не могу. А, во-вторых, вы за временем следите? Уже четырнадцать секунд, как твой отец должен быть мертв. Эй, бродяга, как тебе небытие? Не очень отличается от жизни, верно?
   Андрон был неподвижен, не выпускал из объятий юного конструкта и даже дыхание затаил. Только короткие красные рожки на его макушке мелко вздрагивали. Он был жив. Истекли двадцать лет с момента перезарядки клейма, но он все еще был жив!
   -- Это был двойной тест, для тебя и для твоей хозяйки. -- сказала богиня Тьмы. -- Если бы ты попытался убить свою госпожу, я бы назвала тебя истинным дурнеем и вышвырнула из своих владений, на растерзание мстителям из Олимпа. Ставящие свою жизнь превыше судеб миллионов миров, не заслуживают ни интереса, ни помощи. А если бы она не сняла с тебя клеймо, я уничтожила бы ее после, вместе с остальными богами твоего ордена, что погибнут в ближайшие несколько сот тысячелетий от когтей и мечей моих йокай, это я тебе обещаю. Немногие выживут из тех, чьи ордена заключили против меня альянс, но безоглядного тотального геноцида не будет. И твоя госпожа будет жить. Ее ранг никогда не поднимется выше двадцать пятого, но сильным воинам не помешает память о доброй, пусть и пасующей перед сложностями, матери.
   Мир вечной ночи, руины, трон, воплощение богини и ее воины начали обращаться в призрачные образы, что таяли, словно туман и на смену им приходил яркий солнечный свет.
   -- Кто-то скажет, что испытание было жестоко для вас обоих, -- затихая, звучали слова Юкари. -- Но души, подобные вашим, так предсказуемы...
  
   Андрон открыл глаза и огляделся. Вокруг простиралось побережье с широкой песчаной Выпуская из объятий девочку-конструкта, он хотел подняться, но вдруг сильный пинок в затылок швырнул его на песок.
   Чен, злорадно смеясь, пару раз подпрыгнула, топча поверженную ящерицу и, довольная свершенной местью, сиганула обратно в портал, что сомкнулся у нее за спиной.
   -- Аршел! -- девочка-конструкт склонилась к кряхтящей, потирающей затылок, серой страхолюдине. -- Вы в порядке?
   -- Не беспокойся, скелет-то у меня зачарованный. -- Андрон приподнялся и сел, потирая отбитые места ладонью. -- А в смертной форме получать пинки гораздо болезненнее! Но на котенка грех обижаться. Надеюсь, душу отвела и больше злиться на меня не будет.
   -- Вы в смертной форме, аршел?
   -- Да. Связь с богиней разорвана и ее силами пользоваться я больше не могу. Такая пустота внутри...
   Андрон минут десять сидел неподвижно и беззвучно, наслаждаясь ветром, солнцем и шелестом волн озера о золотистый песок пляжа.
   -- И ладно! Остаться в живых уже гораздо больше, чем я рассчитывал. Катрин...
   -- Хина.
   -- Что?
   -- Не Катрин, а Хина (птенец). Меня так леди Юкари назвала! Мне больше нравится имя, которое дала мама. Она такая... такая... удивительная!
   -- Ну да, я чуть-чуть слабее и не такой красивый. А причем здесь имя?
   -- От папы у меня внешность. А имя пусть будет от мамы! Должно же хоть что-то быть?
   -- Должно. Птенец? Учитывая, сколько у нее воронов, не удивительно, что она тебя так назвала, маленькая моя. А мамой называть себя разрешила?
   -- Я потихоньку... -- едва слышно ответила девочка и густо покраснела.
   -- Эх ты, младшенькая. -- Андрон, улыбнувшись, погладил маленького конструкта по голове и снова порезался о стальную ленту, на этот раз до крови. -- Ох, что-то фатально не везет мне сегодня. Надо тебе на края ленточек оборки помягче какие-нибудь нашить, иначе совсем без рук остаться можно.
   Из кустарника, метрах в двухстах от Андрона и Хины выползла змея метров в десять длинной, наделенная человеческими руками, носящая легкую броню и вооруженная коротким копьем. Увидев серую ящерицу и маленького конструкта, йокай на удивление шустро юркнул обратно в кусты.
   -- Ладно, потом отдохнем. -- падший ангел и с тревогой глянул по сторонам. -- Здесь небезопасно. Нужно перебраться к остальным нашим, иначе какого-нибудь монстра сюда принесет, а я теперь только звериным рыком пугануть смогу.
   Девочка-конструкт кивнула.
   -- Я не очень сильная и не хочу ни с кем сражаться. Полетели?
   -- Не могу. У меня тяжелый скелет, бутафорские крылья, а магия отсечена при разрыве связи с хозяйкой. Сможешь меня поднять?
   Хина ухватила Андрона под руки, попыталась взлететь, побагровела от натуги, но серый ящер действительно было очень тяжел.
   -- Четыреста килограмм, это не шутки. -- вздохнул демон.
   -- А если мыслеобразом остальных позвать? -- предложила девочка.
   -- То же самое, что и с полетом. Я способность потерял, а у тебя связь с ними не установлена. Так, младшенькая, слушай меня. Другого выхода нет. Где место крушения замка и портал в искажение, знаешь? Лети туда и зови старших. А я спрячусь и подожду.
   По зарослям, окружающим берег озера, пошел шелест и треск, выдающий приближение целой толпы весьма крупных существ. Змея, заметившая чужаков, вела подкрепления.
   Наивно пытаться сбежать. И воды озера не могут помочь. Большинство йокай, живущих в этой местности, прекрасно плавают. Придется принимать бой, но, сначала, нужно убрать с линии удара детей.
   -- Лети за помощью, Хина! Скорее!
   Десятка два длиннющих веревок с петлями на конце взвились над лесом и устремились к юному конструкту, ринувшемуся в небеса. Направляемые магией, петли захлестнули бы Хину, но у половины арканов не хватило длинны, еще три промахнулись, а две оставшиеся поймал, в высоком прыжке взвившийся в небо Андрон. Путаясь в пойманных веревках, серый ящер проломился сквозь кроны деревьев и приземлился в самую гущу йокай озера и побережья, примчавшихся ловить недавнего грозного врага.
   Десятка два монстров с рычанием бросились на Андрона, но боевое мастерство их было не на высоте и ящер без особого труда отвел от себя клинки и острия вражеского оружия. Кулак падшего ангела, без тени сомнений устремленный в чужую морду, сокрушил зубы самого ретивого врага.
  
   Рейму, в сопровождении Пачули, оставив остальных обитателей Алого особняка, покинула остров и направилась в селение людей, узнать последние новости. Обитательница библиотеки, заинтересованная артефактами, что могли остаться после визита чужаков и теми следами чужеродной магии, что еще витали в воздухе, решила ненадолго покинуть свое тихое убежище.
   Жрица и волшебница летели над водами великого озера, наслаждаясь солнечными бликами на глади озера, синими небесами, жаром солнца и прохладой, которой веяло от воды. Мирный, сонный полдень...
   Тишину которого совсем не хотелось нарушать грохотом очередного побоища.
   Трое йокай, что взлетели над лесом при приближении Рейму и Пачули к берегу, держали в руках оружие, но самый рослый и сильный из них, рыкнув на остальных, приветственно поднял руку, уверяя в мирных намерениях.
   -- Рад видеть вас, великая жрица Хакурей. -- с поклоном произнес крылатый водяной дракон, поклонившись жрице. -- Вы появились очень вовремя, нам требуется ваша помощь.
   -- Вот так, с ходу? Что у вас случилось? Помогать йокай, между прочим, в обязанности жриц нашего храма не входит.
   -- Но в обязанности жриц храма входит решение проблем между людьми и йокай. Поэтому, мы обратились к вам.
   Решение проблем между людьми и йокай для жриц Хакурей обычно заключалась в сражениях со всевозможными монстрами, после чего монстры уползали обратно в свои норы и проблема считалась решенной. Но не скажешь же об этом одному из монстров? В принципе, лучше начинать отнекиваться, когда узнаешь, в чем суть вопроса.
  
   Суть вопроса сидела на большом валуне в тени деревьев и дремала, окруженная целой армией жителей побережья.
   -- О великие боги! -- Рейму в изумлении уставилась на чудовище. -- Откуда он здесь взялся?
   -- Его заметили на побережье. -- ответил водяной дракон. -- Мы не знали что с ним делать, но на всякий случай взяли в плен. Он оказался довольно мирным. Раскидал первых, кто напал на него, а затем сдался и позволил заковать себя в цепи. Мы долго решали, что с ним делать и тут появились вы. Забирайте его. Он ваш.
   -- Это еще почему?
   -- Он - человек. Претензий к нему с нашей стороны нет. Все что было разрушено - восстановлено. Все живы и даже не ранены. За тех, кого он побил при пленении, мы не в обиде. Поэтому забирайте и делайте с ним что хотите. Судите по своим законам.
   -- Человек? Вы шутите? -- Рейму покосилась вслед Пачули, что, не снижая скорости, спикировала к серому ящеру и принялась кружить вокруг него, внимательно разглядывая. -- Где вы видели таких людей?
   -- От него за версту разит человеком. Запах человека, душа человека, магия человека. Внешний вид - дело десятое. Я вот на змею похож, однако не змея, а дракон! Забирайте своего сородича, или... или просто так отпустим. -- водяной дракон громко выкрикнул, обращаясь к армии йокай. -- Слышали, все! Жрица храма принимает пленника!
   -- Эй! Я еще ничего не обещала!
   Шелестя чешуей, клацая клыками и когтями, йокай начали разбредаться.
   -- Цепи хотя бы оставьте! -- возмутилась жрица, увидев, как две саламандры начинают снимать с пленника кандалы.
   -- Это наш-ш-ши цепи! -- прошипели саламандры в ответ. -- С-с-свои нос-с-сить надо!
   Еще пара минут, и армия чудовищ расползлась кто куда. Большинство скрылось под водой, малая часть исчезла за деревьями. На побережье остался только серый чешуйчатый монстр в три метра ростом, и две девушки, одна из которых, что-то бормоча о интересных рунических символах на зубах и глотке, уже сама по самые плечи залезла в пасть страхолюда.
   -- Это для того, чтобы зубы чистить не надо было, -- пояснил назначение рун серый ящер, взяв за шиворот и вытащив Пачули из пасти. -- А на глотке - чтобы опасные яды в пищевод и дыхательное горло не попадали. Я зависим от материального воплощения, вот и берегу его, как могу.
   -- Дай еще раз взглянуть! Я не все прочла!
   -- Я потом на листе бумаги набросаю. Можете пока спину мою посмотреть. В районе левой лопатки у меня там сильнейшие защитные чары...
   Рейму, ни слова не говоря, материализовала десятка два магических печатей и метнула их в Андрона, в мгновение ока сковав его по рукам и ногам.
   -- Не пытайся казаться слишком уж дружелюбным, странный серый фее-человек! -- жрица подошла и схватила монстра за рог на макушке, заставив поднять голову и смотреть ей в глаза хотя бы одним глазом. -- Из-за тебя у меня сегодня было очень много проблем! Разговор с тобой еще только начинается, и продолжим мы его в селении людей!
   -- Тащи в селение людей, в храм тащи, делай что хочешь... -- Андрон щурился и ухмылялся. -- Только не бросай меня в терновый куст!
   -- Не знаю о чем ты, но если хоть раз брыкнешься в полете, сразу полетишь в самый колючий и ядовитый кустарник, что есть в округе!
  

* * *

  

Вселенная Лазурной Чешуи, под протекцией Вольного Единства.

Поселение беженцев из иных миров, Генсокье.

Вечер трудного дня.

   Солнце клонилось к горизонту.
   Старый волшебник, оставив в прихожей островерхую шляпу и уличную обувь, прошел в коридор и скрылся в рабочем кабинете. Здесь, среди свитков, книг и колдовских зелий ему отдыхалось даже лучше, чем в кровати.
   День, переполненный событиями, подходил к концу. День, когда была изменена судьба мира.
   Волшебник потянулся к полке и снял с нее массивную тетрадь. На листах этой тетради не было живого места от мудреных расчетов и формул. Почти три сотни лет, после того, как пропали Тиль и Мия, волшебник потратил на поиски причины безумия фей и способа борьбы с Черным Ветром. Отстранившись от жизни, забыв обо всем, он искал путь спасения духов природы, но не нашел его. Спасением для Генсокье стал...
   Старик улыбнулся себе в седую бороду, вспоминая серого ящера, что смирно стоял на коленях перед толпой жителей деревни, собравшихся у статуи великого дракона. Стоял на коленях, держал руки на затылке и со спокойной ухмылкой слушал их споры о его судьбе. Позволил бы он казнить себя, если бы жители селения приговорили его? Трудно сказать, но он повелительным жестом остановил пятерых невероятно сильных чудовищ, что примчались в селение спасать своего отца. Падший ангел мог бы скрыться с их помощью, но предпочел остаться и выслушать решение людей.
   Казуки, прекрасно понимающий все, что произошло и от чего уберег Генсокье серый ящер, вступился за чужака, четко и уверенно заявив, что не допустит мести или расправы даже ценой собственной жизни. Нашлись и другие, кто поддержал старого волшебника. Вот только воевать им было не с кем.
   Споры были коротки. Против не причинившего вреда чудовища никто не держал зла и появление пьяной двурогой они, в обнимку с еще одним шикигами чужака, поставило точку в пустых сотрясениях воздуха. Суйка, плохо соображая, что вокруг происходит, бесцеремонно разорвала сковывающие Андрона заклятия и позвала всех праздновать чудесное спасение ее друга.
   После вчерашнего веселого праздника, волшебных снов, навеянных шикигами серого ящера, и светлому чувству спасения от катастрофы, в уговорах не было нужды. Чарам "призыв к празднику" рогатой пьяницы легко поддались многие, благо столы и угощения, изготовленные к празднику солнцестояния, восстановились вместе со всем остальным миром. Веселье закипело, и предоставленный сам себе, серый ящер тихо скрылся. Его шикигами подхватили под руки своего хозяина и взмыли в небеса, быстро растворившись в бескрайней лазурной синеве.
   На первый взгляд, мир совершенно не изменился. Те же небеса, то же солнце, те же зеленые пейзажи вокруг. Заметят ли жители Генсокье хоть какие-нибудь перемены? Может быть и нет. Никто до конца так и не осознает, что сегодня произошло.
   Стук в окно отвлек старика от мыслей и волшебник, подвинув книги, горой заслоняющие нижнюю часть окна, попытался выглянуть наружу. Не получилось.
   Стук в окно повторился и старик, кряхтя, поплелся к выходу. Кто там может быть?
   Пыльная полутьма старого, полузаброшенного дома, отступила перед хлынувшими с улицы лучами вечернего солнца. Волшебник, щурясь от яркого света, сделал шаг и вдруг замер, словно обратившись в каменную статую.
   Перемены, которые мало кто заметит...
   Перед стариком, трепеща легкими прозрачными крыльями, порхали две феи луговых цветов, похожие ростом и обликом на девочек лет четырех-пяти. Зареванные, лица обеих были мокры от слез и соплей.
   Тиль и Мия. Подружки далекого, невероятно далекого детства. Те, кого волшебник, неумолимо старясь, голодая, блуждая темными тропами и получая раны от йокай, искал всю свою сознательную жизнь. Те, ради кого приобщился к сложному и опасному пути волшебства.
   -- Казуки... -- Мия протянула волшебнику большой зеленый лист, на котором лежало горсти две красной луговой земляники. -- Пожалуйста... прости нас! За то, что напали и кидались в тебя магией. Мы... мы...
   Старик, потянувшись к феям, сгреб их в охапку и, что было сил, прижал к себе. Лист упал на деревянный настил веранды и ягоды рассыпались по пыльным доскам.
   -- Тиль, Мия... -- прошептал волшебник сквозь слезы. Обе феи плакали навзрыд, уткнувшись личиками в его плечи. -- Несчастные мои... я искал... где же вы так долго пропадали?!
   -- Мы прятались от тебя, Казуки. После того, как нас захватил Черный Ветер в магическом лесу... в самой его глубине, около логова какого-то сильного йокай.
   Волшебник обнял девчонок еще крепче. Все так, как он и предполагал. Тиль и Мия получили большую дозу отрицательных энергий и не смогли больше приближаться ни к кому, излучающему "Черный Ветер". А ведь он, мучаясь от того, что не может помочь подругам, излучал его с каждым годом все больше.
   -- Глупые вы, глупые. Ради игры обречь себя на такие мучения!
   -- Мы не ради игры в магический лес полетели! Мы искали там сильную магию, ведь если могла где-то быть сила, способная спасти тебя от смерти, то только там!
   -- Меня? От смерти? О чем вы?
   -- Вот, Казуки, посмотри! -- Тиль показала волшебнику небольшой синий кристалл, который сжимала обеими ладонями. -- Мы спросили великого духа, и он дал нам это.
   "Старение - не болезнь. Ее нельзя вылечить настойками из трав и цветов". -- таким был ответ Андрона на просьбу фей. Серый ящер порылся в запасниках своей разрушенной крепости и протянул заплаканным девочкам сгусток животворной энергии. -- "Чтобы спасти жизнь вашему другу, нужен вот такой камень. Дарю. Для хороших душ, не жалко".
   -- Что это? -- волшебник подставил ладонь и фея положила кристалл ему на ладонь. Мягкое сияние тотчас окутало всю фигуру человека. -- Тиль... Мия...
   Время повернуло вспять. Разглаживались морщины, обретали прежний цвет седые волосы. Возвращалось почти угасшее зрение, болезни и болячки сходили на нет.
   Камень угас и бесследно исчез.
   Молодой парень в мешковатом стариковском одеянии поднял дрожащие руки и с изумлением посмотрел на свои ладон