Холодная Елена Юрьевна: другие произведения.

Глава 1. Рискованная работа.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я - Палачка. Существо без страха и жалости. Я - универсальное оружие в руках сильных мира сего. Но такой я становлюсь лишь с наступлением сумерек, а днем я обычная девчонка со своими проблемами и заморочками. Ну, по крайней мере мне так кажется...

  На город опускался вечер. Деревья - днём такие светлые и дружелюбные сейчас казались очередной засадой. Я зевнула. Сколько же может длиться эта паранойя? "это не паранойя, а инстинкт самосохранения",- прошептал голос внутри, но я лишь отмахнулась от него. Тоже мне инстинкт самосохранения. У таких чокнутых, какой была я, он пропадает быстро. И как я ещё не пью? И не курю? В наушниках играла "sexbomb" Джонса, унося подальше с собой такие противоречивые чувства. Внезапно мелодия сменилась звоном. Я достала из кармана мобильный и нажала на вызов. В наушниках раздался голос Сергея:
  - Аня, где ты?
  - Иду домой из магазина. Чего надо?
  - Я о вызове.
  - Серёг, ты что совсем рехнулся. Я двое суток не спала. Я не знаю что говорить матушке. Я не могу сказать моему парню, куда я пропадаю из его постели, а теперь ещё ты с вызовом. Звони Иринке.
  Я с раздражением нажала на сброс звонка, пока Серёга не начал что-то говорить. Он прекрасно знал, что две ночи я провела на постоянных вызовах, что моя рука так и не зажила с последнего ранения и что я сейчас почти без сил плетусь домой из магазина.
  Прошло уже больше полугода с тех пор, как я вступила в это треклятое братство. И чего я попёрлась в парк одной лунной бессонной ночью? Ведь были более хорошие методы от бессонницы - например - снотворное. Всё что я помню из нападения это рык, удар, сильная боль, а потом испуганное лицо Иринки, из ролевого клуба, куда я не так давно, по тогдашним меркам, записалась:
  - Ты как? Не ушиблась? - бледное лицо Иринки выражало озабоченность.
  - Что ты здесь делаешь? - просипела я, пытаясь совладать с дрожью в голосе.
  - Испугалась, - тут же я увидела лицо Аджеллуинна, или Аджа. Он не спросил, а просто сказал факт.
  - Ребят, на самом деле, а что это было? - ещё раз просипела я, голос так и не хотел слушаться хозяйки.
  - Оборотень. Один из прислужников Ракшасов, - пояснил чей-то голос. Ребята быстро отошли от меня и склонились в почтительном поклоне. И тогда, как же я ненавижу всеми фибрами души этот миг, я увидела Сергея. Плотно сложенный, высокий, черноволосый с карими глазами. Потрясающе сексуальный и обаятельный.Он манил и отталкивал одновременно. Что поделаешь - вампир, хоть и Светлейший.
  - Сергей, - представился он.
  - Анна, - пролепетала я.
  Он подал мне руку и поставил меня на ноги одним рывком.
  - Нельзя ходить в полнолуние по парку. Особенно таким хрупким девушкам, - серьёзно сказал Сергей, отряхивая меня свободной рукой (вторая так и придерживала моё тело, готовоё в следующий миг опять рухнуть на асфальт). - Многое может случиться.
  Я была не в состоянии что-либо ещё спрашивать, поэтому в тот момент просто бухнулась ему на руки, потеряв сознание. Последнее, что я слышала лишь хмык Аджа.
  Мобильный затренькал ещё раз. Потерев глаза кулаком я уставилась на мигающий экранчик.
  -Да, Ир?
  - Ань, ты совсем что ли? Меня сейчас Светлейший чуть не сгрыз!
  - Кто не сгрыз?
  - Светлейший, - ещё раз повторила Ира, не вполне видимо врубаясь в моё состояние.
  - За что?
  - За то, что ты ему дала отворот поворот.
  - Ах, за это, - я потёрла свободной рукой с целофановым пакетом лоб и зевнула.До моего подъезда оставалось всего ничего - каких-то пара метров, но я готова была упасть тут, лишь бы отделаться от всех рабочих проблем.- Ир, ты сама прекрасно понимаешь - я уже третьи сутки не сплю. Могу я взять выходной?
  - В другое время да, но не сейчас! - моя подруга была явно взволнована.
  - А чем отличается сейчас, от другого времени?
  - Кто-то из людей хотел вызвать Астарота и Белиала, - выпалила Ирка на одном дыхании.
   Я только что хотела нажать кнопочку вызова на домофоне, как впала в ступор. Вызов демонов Светлейшего и Темнейшего кругов это тебе не хухры мухры. Единственные кто могли общаться с ними на равных это я, Сергей и Димитрий. И то, если говорить обо мне, то лишь при помощи сильных амулетов, единственного что сдерживало стихийную магию созданий, похожую на ураган Катрина.
  - Надеюсь они не вызвались? - поинтересовалась я.
  - В том то и дело, что почти, Сергей сорвал обряд своим воздействием, - я отошла от домофона и села на скамеечку около подъезда. ТО что вмешался Сергей,а не простой Страж Ордена, это что-то новенькое. Как говорит Ира, без поллитра не обойтись...
  - В это же время хотели вызвать Берита и Бифронса.
  - Может опять сатанисты? - спросила я и тут же сама ответила. - Хотя нет эти только в рясы обрядяться, да несчастное животное в жертву принесут, а нам потом спасай кошек, собак, голубей и тому подобную живность... Погоди Ир, скины? Хотя нет этим только кавказцы нравятся, да ещё какие-нибудь иностранцы. Маги - недоучки? Насколько я знаю в Академии ещё никого не выгоняли за историю её существования.
  - Может ты дослушаешь до конца? - прервала поток моих размышлений Ира.
  - Угу. Что там ещё?
  - Ещё в одной точке пытались вызвать - Корселла и Декарабию.
  - Так в одной точке - светлый дух плюс тёмный дух, во второй два тёмных, в третьей - два светлых. Чего-то я вообще не понимаю. Первая точка - явно свидетельствует о том что кто-то попытался сначала вызвать Астарота, посмотреть в будущее, увиденное его не устроило, поэтому он обратился к Ночному кругу и попытался вызвать Белиала, чтобы исправить ситуацию и превратить врагов в союзников или наоборот. Хотя, погоди, ты же сказала что Серёжка сорвал вызов?
  - Ну, да, - утвердительно пролепетала трубка.
  - Тогда я вообще не понимаю. У кого может быть столько силы, или глупости, скорее всего второе, чтобы удерживать воронки открытыми такое долгое время, чтобы всё сделать, при этом использовать запасы на поддержание магического щита вокруг обоих, демоны двух кругов не могут терпеть друг друга. А если и подружатся, то обрушат свой гнев на обидчика. Это же самоубийство. Мда, мало народу верёвок с мылом, теперь вот садо-мазо увлеклись на последок...
  - И не говори, - тихо прошелестел иринкин голос. - Зря мы наверное таких самоубийц из веревок вытаскиваем.
   В голове после таких напряжённых раздумий наконец-то совершился престолонаследный переворот и разум засел тихо хихикать в кустики.
  - Всё Ир, я спать, иначе у меня просто голова от этих мыслей вскипит. Кто потом мозги мои бедненькие собирать будет?
  - Светлейший, - гаденько так, но с благоговением прохихикала подружка и положила трубку. В телефоне раздались гудки.
  - От него дождёшься, - вздохнула я, вставая со скамейки и идя к подъездной двери с полным намерением набрать злосчастный вызов на домофоне. - Интересно а как бы это выглядело?
   Я усмехнулась и нажала кнопку.
  Беги! Беги! Аня Беги! - голос Сергея срывался, он все ещё не мог выпутаться из сковывающего заклятия.
   А я стояла на месте и не могла пошевелиться. Люцифер надвигался на меня всей громадой.
  - Люций! - я словно завороженная протянула руку чудовищу. - Люций не надо.
   Я тогда не верила, что мой парень, мой Алёшка, с таким соблазнительным ником, мог являться таким чудовищем, тринадцатым духом Истинного Ада. Он надвигался на меня всей громадой: спутанные клоки шерсти, кроваво-красные глаза, лапы с огромными чёрными когтями и такие милые, родные кубики пресса.
  - Лёш, не надо! - попыталась прокричать я, пытаясь затормозить зверя. Но он поднял лапу и меня ударила волна огня. Жуткая боль пронзила обожённый бок, вырубив меня на пару секунд. А Люцифер всё приближался. И тогда я сделала последнее, что могла. Я подползла к Сергею, рванула невидимые путы, и сказала:
  - Силой истинной любви, заклинаю! Силой истинной любви, изгоняю!
  Я сорвала с пояса маленький чёрный перочиный ножик с серебрянным теснением на рукоятке и поранила ладонь у себя, а следом и у Сергея. В его взгляде читался страх.
  -Аня, оно не подействует... Если только...
  - Верь мне, - тихо прошептала я и прижала раненую ладошку к его загорелой руке.- Силой истинной любви, призываю духов Светлейшего круга. Силой истинной любви, изгоняю в Преисподнюю недруга. Силой истинной любви, заклинаю! Силой истинной любви, изгоняю! - прокричала я в небо.
  Нас закружил вихрь. Где-то там, за окраиной донёсся истошный вопль зверя, в лицо бросило горсть песка, а когда я протёрла глаза, то увидела...
  - Аня! Аня! Проснись же, наконец! - я открыла глаза и взглянула на перепуганную маму. Её лицо было белее снега. Позади стоял такой же белый Сергей.
  - Что случилось? - я зевнула и посмотрела в окно. За ним был сонный город, укутанный вуалью ночи.- Почему он здесь?
  Я оперлась на локти и приподнялась на подушке. В комнате горел свет и глаза ещё не привыкли к нему, потому приходилось щуриться.
  - Ты кричала во сне, - перепугано прошептала мама.
  - Мам, я кричу во сне уже больше полгода.Ты должна уже привыкнуть. У меня работа такая нервная, - отмахнулась я, зевая.
  - Когда ты кричала в прошлый раз, ты хотя бы просыпалась с первого раза, а я тебя уже час пытаюсь разбудить. Вот пришлось Серёжу позвать.
  - А обязательно было его звать? - глаза привыкли к свету и я рассмотрела наряд Светлейшего: черные кожаные штаны и белая футболка, подчёркивающая все его мускулы. Было похоже, что он собирался в спешке: разные носки (один фиолетовый, а другой оранжевый), немного помятая футболка. Видимо, на этот раз было всё намного хуже. Я опять переживала из раза в раз тот момент, когда мой парень и хороший друг, на тот момент, Алёшка Свиридов, он же эльф по кличке Люций, оказался смертным хранилищем тринадцатого духа Первоначального, или Истинного, духа Ада - Люцифера, и напал на нас в парке.
  - Кира Валерьевна, нам надо с Аней поговорить, - тихо сказал Сергей, обратившись к маме.
  Она взглянула на меня, я кивнула головой.
  - Ты опять видела? Не отрицай, - Светлейший присел на краешек кровати.
  - Да. Серёж, мне страшно, - я поплотней закуталась в одеяло и взглянула на него, на глаза навернулись слёзы.- Я боюсь. Понимаешь, боюсь, как маленький ребёнок.
  - Ты и есть маленький ребёнок. Сколько раз я предлагал... зачем ты отвергаешь меня? - в его глазах сквозила мольба. - Зачем пытаешься перекроить судьбу?
  - Я незнаю, - прошептала я.- Слишком всё запутано.
  Он положил свою руку на мои согнутые колени. Другой дотронулся до другой руки и перевернул ладонью вверх - белая полоска на серединке засияла, как всегда сияла, когда он был рядом.
  - Зачем ты отрицаешь это? Зачем? Сила истинной любви. Тогда ты была откровенна, почему же сегодня, сейчас отказываешься от своих слов? - он провёл пальцем по сверкающему шраму и внутри меня раздался взрыв эмоций. Словно фейверк, тело заполнило желание. По коже пробежала дрожь, что не укрылось от него.- Ты ведь знаешь... знаешь что причиняешь мне боль... знаешь что та Единственная - ты. Почему ты не доверяешь своему сердцу?
  - Ты знаешь, что скажет мама, когда узнает, в какой организации я работаю? Когда узнает кто ты? Да меня... Тебе не понять, - пожала я плечиками.
  - Тебя волнует, что будут говорить другие? Хотя они и говорить не будут - у тебя будет самый могущественный муж в России и в мире.
  - Не за бывай в теневом мире. Не в этом. В теневом. Свадьба вампира и ведьмы. С ума сойти.
  - Зато у тебя будет каждый день новый партнёр, - усмехнулся Сергей, сжав мою руку в своей и медленно перевоплотился в Кевина Костнера, потом В Дениела Рэдклиффа, задумался и выбрал очертания Элайджы Вуда. - Ну как тебе?
  - Серёж я не могу. Правда.
  - Может мне официально посвататься к твоей маме с предложением руки,сердца и регалий? - в его глазах сквозило желание и бегали маленькие чёртики.
  - Ты не исправим.
  Было уже 2 часа дня, когда я смогла спокойно осмыслить всё. Проклятые полгода сделали из хрупкой застенчивой девушки бесстрашное, а главное смертельное, оружие. Нет, конечно, прежняя жизнь осталась. Мама, друзья,парни... Но как-то всё это отошло на второй план. Стало не важно.
  - Дерись так, как будто позади тебя стоит самое дорогое тебе существо, - пробормотала я, отпивая кофе из чашки.
  - Ты что-то сказала, доча? - тут же спросила мама, хлопочущая у плиты.
  - Нет. Ничего. Просто плохие воспоминания, - я постаралась замять тему, однако с моей мамой это было не так просто сделать.
  - Жаль, жаль Лёшеньку. Был такой хороший мальчик!Мы ведь с его мамой, Ариадной Теодоровной вас женить хотели, - матушка отвернулась от скворчащей сковородки и подложила мне ещё пюре и котлету.- Вы были прекрасной парой. Жаль, что его убили бандиты.
  "Мама, а что бы ты сказала, когда бы узнала, что это я убила его. Хладнокровно и без эмоций? Чтобы ты сделала, когда бы кто-нибудь тебе рассказал правду о том, что Лёшка был Зверем или о том, что по магическим законам я уже полгода замужем за Серёгой?" - подумалось мне. И от этих мыслей сделалось так муторно на душе. Моя матушка, чистейший человечек просто бы не пережила той грязи, в которую впуталась я.
  Как нас только не называли.. Ночные Охотники, Отряд Сумерек, Мужи Ястреба, однако всем было известно, что если кто-нибудь увидит нас за работой, то либо умрёт, либо станет одним из нас. Таков негласный закон - полуночные палачи не оставляют свидетелей. Когда-то я тоже застала их за работой и теперь вот - моя наипервейшая обязанность -честно служить моему Лорду.
  Я не знаю, почему меня оставили в живых. НЕ имею не малейшего понятия об этом, однако с того момента жизнь моя стала полна не только приключений, но и опасностей. Два года я истребляла эмоции. Говорила нет страху, брезгливости, отвращению... Веселая девчонка превратилась в безжалостного убийцу. За эти два чёртовых года!
  Господи, как же я проклинала ту злосчастную ночь!Как ненавидела клинок Ирки, так и не опустившийся на мою шею. Как страдала из-за того, что весь этот адреналин пришёлся мне по вкусу. А всё начиналось с простого. Сначала были несложные задания - замести следы, начистить клинки, простирнуть грязную одежду, приготовить покушать. Я бесилась и не находила себе места, ведь мне обещали приключения, а выходило, что надо сидеть на одном месте и выполнять функции домработницы. Как же я жалела, что не осталась на этом тёплом местечке, где нет ни тревог ни опасностей. Через неделю я вышла на первое задание. нам поручили убить выведенного оборотня, то есть того, кто заразился этой болезнью через укус. Никто не предупредил, что нашим противником будет - трехлетний малыш с большими голубыми глазами.
  Мы приехали на место, когда закат заставлял краснеть листочки на березе. Это было за городом, оборотень обзавёлся логовом около леса, опушкой которому служил небольшой лужок, покрытый густой зелёной травой. В воздухе витал аромат прелой земли и полевых цветов. Оборотня мы заметили сразу же - его белая шкурка отчётливо выделялась на фоне травяного ковра. Он кактался по цветам, дрыгал лапами в воздухе и был похож на щенка среднеазиатской овчарки - такой же пушистый и неуклюжий.
  - Ир, а мы точно не ошиблись? - спросила я тогда подругу, но та лишь отрицательно мотнула головой.
  Она разогнула два пальца из кулака и показала ими влево, давая указания первой группе, чтобы мы его окружали. Чем ближе мы подходили, тем ясней слышалось счастливое повизгивание и чувствовался какой-то острый металлический запах. Подруга дотронулась пальцем до чёрной капли на траве и лизнула.
  - Кровь, - одно лишь слово, доказывающее её правоту.
  Все кто шли под деревьями, в том числе и мы с Иркой двигались сгорбившись и перебежками, сливаясь с тенями. Те, кто окружал с луга, ползли по земле.
  С каждым шагом во мне крепла уверенность, что мы идём убивать ребёнка. Эти флюиды счастья, совершенная неспособность учуять врага на расстоянии - всё это порождало небывалое чувство в моей душе. Во мне взыграл материнский инстинкт.
  - Ирка, но это же ребёнок! Мы не можем его просто так убить! Даже на войне щадили женщин и детей. Мы что, фашисты?- свистящим шёпотом высказала свои соображения я.
  - Мы - нет, он - да!
  - Но он ребёнок!
  - Он оборотень! - отрезала она.- Ребята, раз, два, три.
  Мгновение и воздух озарился криками, сверканием вытянутых мечей. Оборотень сразу перетёк в стойку, однако не вздыбил загривок, как это бывает у разозлённых собак, а поджал хвост и заскулил. Три росчерка клинка и вот белая шерсть озарилась кровью, а очертания стали расплываться. Ещё секунда и перед нами распластавшийся на земле лежал очаровательный белокурый мальчик.
  - Мама, - прошептал он перед тем, как Ирикина рука пронзила ему сердце.
  - С*ка!- закричала я и рванулась к тельцу. Я безуспешно пыталась зажать руками хлыщущую из ран кровь - все три были смертельны. Кровь смешивалась с моими слезами, стекая по белоснежной коже алыми ручейками. - Слышишь, маленький, не умирай! Пожалуйста, не сейчас... Слышишь, солнышко, я тут!
  Но мальчик лишь немного похрипел и затих. Тогда в первый раз моя злость вырвалась наружу. Я не понимала, как моё тело может выполнять такие приёмы и откуда они взялись, но горечь утраты и ненависть будто придали мне сил. Клинок ещё в ножнах, но одна нога впереди, именно с неё я начну свой смертельный танец, и она уже готова ринуться в бой, следуя за рукой. И я не хочу её сдерживать. Шаг, мгновенный набор скорости и вот я уже взлетаю в небо, чтобы нанести удар, однако клинок Ирины, отводит лезвие. Ещё выпад, и ещё, и ещё... Силы не иссякают, их наоборот будто бы становится больше. Я краем сознания замечаю, что моя одежда уже вся в крови. Моей? Её? Без разницы. Схватка пьянит не хуже коньяка, танец двух клинков, звон стали о сталь, чьи-то крики, это только лишь подзадоривает. Мы сражаемся молча - нельзя сбить дыхание,- кувырки, кульбиты, прыжки. Вот на секунду столкнулись лезвия, но опять начался новый раунд.
  Я пришла в себя, когда мой обнажённый клинок был приставлен к горлу Иры. Её катана валялась где-то переломленная напополам. Реальность снова обретала краски и чёткость, те размытые пятна, которые я видела в бою никак не походили на неё.
  - Ты победила, убей меня! - безразличный, но совершенно серьёзный тон.
  - Сволочь! - процедила я. - Я не знала, что такая с*ка!
  Я отбросила свой меч,взяла на руки ребёнка и пошла прочь.
  Так я похоронила не только свою первую жертву, но и свою жалость. Это было первой, самой лёгкой ступенькой на пути к тому, что представляю я из себя сейчас.
  После той битвы, когда мои потери составили лишь прядь волос да пару царапин я стараюсь больше не выпускать на волю свои эмоции, заперев переживания под милой фарфоровой маской. Через неделю, после моей первой вылазки, Ира сняла с себя полномочия командира отряда, отдав бразды правления мне, как победительнице. Странно, с тех пор мы стали лучшими подругами. Она рассказала мне, что через месяц шкура бы у оборотня приобрела бы серовато-красноватый оттенок и мы бы уже не нашли его. А он в свою очередь повадился бы убивать невинных людей.
  - Зло надо уничтожать в зародыше, - закончила тогда она свою лекцию. - Будешь медлить - оно само убьёт тебя.
   Тогда же выяснилось, что в детстве я слишком много пересмотрела аниме. Вот почему, когда я впала в боевой транс, а именно так как выяснилось называлось то состояние, я смогла одолеть Ирину. Девушку просто не обучали приёмам ведения японского боя. Моё же тело повторяло все движения в точности, а напиток силы, который я пила утром и вечером дал мне возможность использовать даже саме сложные фигуры "смретельного танца". Так ко мне прилипла кличка "Палачка", ставшая ныне моим позывным.
  - Доча, - рука инстинктивно метнулась к поясу, дабы выхватить клинок, другая сжала протянутую руку.
  Только через пять секунд я узнала замеревшую от удивления матушку. - Анют, я вот спрашиваю, вы сегодня гулять пойдёте с Сереженькой?
  - НЕ знаю, - я перебирала в памяти даты, на которые были запланированы операции, однако сегодняшнее число нигде не упоминалось. - НЕт, не пойдём.
  - Хорошо,- кивнула мама, высвобождая свою руку из моего захвата. Я заметила, что достаточно сильно сжала её запястье, оставив на коже красные пятна от пальцев. - Я просто хотела сегодня зайти к тёте Марине, да взять у неё щавель, а то они на днях в луга ездили, да в лес зашли - там вон и всяких травок набрали.
  Я задумалась, осознавая всю иронию судьбы - в моей душе, если таковая у меня была, на девяносто процентов крепла уверенность, что луга были теми самыми, где погиб мальчонка.
  - А ты стала сильной, доча. Где-то занимаешься втихую? - вывел из размышлений меня голос матушки. Она развязывала фартук и улыбалась.
  - Несколько уроков Сережи, - отмахнулась я, замечая что всё это время возила вилкой по тарелке, размазывая пюре и превращая в месиво котлету.
  - Ты сегодня задумчивая. Что-то случилось? - поинтересовалась мама.
  - НЕт-нет. Обычные трудности. Ничего существенного.
  - ТОчно?
  - Точнеее не бывает, - постаралась улыбнуться я0, правда рот растянулся скорее в ухмылке, чем в улыбке. мама вздрогнула.
  - Знаешь, Анют, иногда мне кажется, что я разговариваю не со своей дочерью. Ты очень изменилась в последнее время.
  - Это просто стресс. Мне нужен отдых и только.
  - Ну ладно. Если это стресс. Я в магазин, тебе купить чего-нибудь сладенького?
  - НЕт, спасибо. Зайди в аптеку, у нас опять пролилась перекись и куда-то делись бинты.
  Мама хмыкнула. Она привыкла, что я последние два года всё время что-то теряю. А уж о запропастившихся бинтах и разлитой перекиси и речи не шло. Они стандартно исчезали раз в два месяца.Дверь в прихожей хлопнула и я вышла на балкон.
  Во дворе играли дети. Две девочки и мальчик перебрасывали мячик через турник, который служил им наподобие сетки. Поменьше ребятишки играли в песочнице, лепя куличики, повзрослее обсуждали на скамейке очередную компьютерную новинку, делясь чит-кодами.
  - Читеры, - усмехнулась я.
  - НЕ любишь, когда обманывают? - мягкий баритон пробрал меня до костей.
  - Можно было просто позвонить...
  - Мы не ищем простых путей, - пожал плечами Светлейший.
  - По тебе видно.
  - Ты что-то бледная. Тебе нехорошо?
  - Будет тут хорошо, когда две ночи не спишь, а на третью снятся кошмары, - фыркнула я, доставая из тумбочки на балконе сигареты.
  Я никогда не любила курить, как-то раз пробовала, но и этого мне хватило. Жуткий кашель, начавшийся у меня после первой затяжки отбил любую охоту. Но сигареты успокаивали меня. Я любила срывать с них бумагу, рассыпая табак на ладошках, переспать из одной в ладони в другую. Это приводило меня в чувство, однако сейчас даже эти казалось уже автоматические действия не могли выветрить из моей памяти картины двух страшных убийств.
  - Думаешь о нём, - утверждение, сказанное шёпотом и с каким-то отчаяньем.
  Я прижалась к нему, стремясь найти ту опору, о которой мечтает каждая девушка,и он не оттолкнул, обнял руками, давая ощутить твёрдость мышц, ощутить его запах. Одна рука его скользила от моей макушке, вниз по спине и до талии, ни на миллиметр не переходя ту линию, дальше которой начинается уже интимное возбуждение.
  - Я просто не могу понять, - шептала я его груди, - почему я не могу быть счастливой? Почему все вокруг меня кого-то ищут и самое главное находят, а я топчусь на месте и смотрю только в прошлое. Почему каждый раз, когда я ухожу на задание на моём столе остаётся предсмертная записка. Почему я не могу просто тусоваться с друзьями в клубе? Почему у меня не обычные проблемы студентов? Почему, Серёж, а?
  - Может потому, что ты особенная, осмелюсь предположить, - он прижал посильней мою голову, дабы я легла ему на грудь.
  - А в чём заключается моя особенность? В том что я могу без сожаления убить? Или то, что моё тело неосознанно запоминает любые приёмы, даже если эти фишки были показаны по телевидению или нарисованы в мультиках? А может быть в том, что мой разум и моё тело единственно живое смертоносное оружие в этом мире? Или в том, что я владею большинством техник ведения как рукопашного боя, так и боя с холодным оружием? Серёж, а ты не думаешь, что мне хочется иногда побыть не ниндзя на задании, а обычной хрупкой девушкой? Сходить в кино? Побывать в театре? А ты знаешь я в театре лет пять не была.Сначала учёба, а потом вот это.
  - Ну тебе же нравится этот адреналин. Погоня, звук сталкивающихся клинков, ощущение победы...
  - Да, мне конечно нравится, что мы истребляем всякое зло, но сам понимаешь за те два года что я с вами, я чувствую себя, как сапёр на минном поле - одна ошибка и получится большой бум! Я никому не могу это сказать, ни с кем поделиться страхами, сомнениями. Я даже не могу рассказать маме, что мне снится Лёшка. У меня связаны руки.
  - А тебе не кажется, - задумчиво произнёс Светлейший, - что ты сама их себе связала?
  - Сама себе? - вздохнула я, оттталкивая его и опираясь снова на перильце балкона. - Мне что, по твоему надо рассказать всё подругам и матери? Да первые лишь посмеются, а вторая не поверит, что её дочь может обидеть муху. НЕ смеши мои носки!
  - Я не про это, дурочка, - он положил мне руки на плечи, - может быть всё намного проще? Тебе не казалось, что стоит только выйти за меня замуж официально и все проблемы будут решены?
  - НЕ казалось, - жёстко ответила я.
  - Ладно, - пожал плечами Серега, - как знаешь... Около него заклубился сероватый дым и спустя мгновение Серёга исчез. Я осталась одна стоять на балконе. Начинался дождь и я подставила холодным каплям свои руки, не веря что божьи слёзы смогут хоть каким-то образом смыть кровь с них. Если бы я только знала, что пройдёт неделя и всё изменится.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"