Холодная Елена Юрьевна: другие произведения.

Сила любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он ушел и я потеряла все, что было. Силу, любовь и даже жизнь. Я просила о смерти всех богов, дабы быть с ним снова вместе. Но почему же они все понимают все так извращенно?


Сила любви.

Посвящается Олегу.

Мой родной,

я так долго ждала тебя,

я так мечтала о тебе,

что теперь не верю,

что ты существуешь...

  
   Падал серый снег, куда я брела, почему? Это уже давно уже не имело значения. Древний как мамонт инстинкт вел меня в самые жуткие закоулки города. Туда куда даже милиция не рискует сунуться. Я не искала приключений, я искала смерть. Вернее того, кто принесет мне избавление от этой грешной жизни. Жить так больше не могла, зачем вообще существовать, в чем смысл, если его рядом нет? Если тот, кто был всем - ушел. Куда мне идти? Конечно, вслед за ним. Слез уже не было, казалось, я все их выплакала на холодной могиле. Я не чувствовала мороза, хотя была в легкой куртке и бриджах. Я вообще ничего не чувствовала, я умерла вместе с моим Егором. В тот миг, когда его душа ушла в иной мир, моя устремилась за ним. Но оковы тела не пустили её. Поэтому я сейчас искала способ избавиться от него. Своими руками не получилось, так можно и чужими. Я не могла больше выносить той страшной боли и тех кошмаров, которые преследовали меня раз за разом на яву, вновь и вновь перед глазами вставала одна и та же картина: дикий визг тормозов, крик "Нет", падение и глухой удар тела о капот.
   - Нет, пожалуйста, не уходи, - я рыдала на асфальте, держа еще теплую руку мужа в своих руках.
   - Ты жива, - Егор улыбнулся мне краешками губ и сразу же закашлялся, кровавая пена выступила на губах и последние слова я не разобрала.
   - Помогите, пожалуйста, помогите, - шептала я.
   - Отойдите, я врач, - совсем молоденький паренек протолкался сквозь толпу зевак и тоже склонился над Егором. Он что-то смотрел, слушал, а я просто в последний раз ласкала взглядом мужа. Где-то в душе тонкая нить, связывавшая нас, вдруг тихо тренькнула и лопнула. Он ушел. А я осталась.
   И вот теперь я брела в сумерках по этим жутким улицам, совсем не испытывая страха. Я совсем не ожидала, что кто-то вынырнет из ближайшей подворотни, и спасительная темнота, от удара по голове, накрыла меня, освобождая томившуюся душу.
   ____________
  
   -Настя, вставай пора собираться в школу, - пропел знакомый голос над ухом.
   - Мам, погоди, здесь Егор, - во сне мы снова были вместе, и эти мгновения я старалась продлить как можно больше. Так можно поверить, что он рядом, что он не ушел. Но откуда тут мама? Мы живем отдельно, матушка же на другом конце города в квартире вместе с двумя кошками и собакой. Она приезжала только на похороны и вчера уехала, когда я от безысходности начала крушить дом. Опять приехала? Зачем?
   - Настасья, время поджимает, если ты не встанешь, то опоздаешь в школу.
   - Школу? Какую школу? - вскочила я. - Мам, ты чего курила? Какая школа? У Сашки две недели как каникулы.
   - Какого Сашки? - мама отошла от старенького компьютера и протерла рядом полочки. Как какого Сашки? Племянника нашего с Егором. Сына его сестры Ники. Недавно ему исполнилось восемь, и он с большой радостью пошел на каникулы. Жесткие лицейские правила совсем не вдохновляли маленького разбойника.
   Я вновь открыла глаза и закрыла. Снова открыла. Не почудилось!Компьютер? Полочки? Да они уже давно на свалке! Куда, черт возьми, я попала? Огляделась, обои с мишками, букетик засушенных астр в вазочке, разрисованной рыбками. Моя детская комната.
   - Ма, - я затаила дыхание, боясь задать самый главный вопрос. - А какое сейчас число?
   - 12 декабря. Дочка, ты случайно не заболела? - она легко коснулась моего лба рукой, проверяя температуру.
   - Мама, а год? Какой сейчас год? - я дернулась, вскочила с кровати и стала натягивать валяющиеся на стуле джинсы.
   - Девяносто восьмой. Мариша, а колготки?
   - К черту колготки! - грубо ответила я. - К черту все! Он жив! Егор жив!
   Эта мысль билась словно маяк. Мой любимый жив. Я встречу его. Я снова встречу его. Наспех надев свитер, накинув куртку, я вывернулась из рук матери и сбежала по лестнице вниз, вылетев из подъезда, словно стрела. Где-то в подъезде кричала мама. Но мне было не до её испуга. Ноги сами несли меня по знакомому адресу.
   - Стоп! Что я творю? - остановилась я на полпути. По подсчетам выходило, что моему мужу было сейчас восемнадцать и жил он наверняка у родителей. Свекры! Я соеринтировалась, и поняла, что от их дома меня отделяют всего несколько проулков. Двенадцатое декабря, девяносто восьмой. Господи! Я должна не допустить этого! Именно тогда, из-за глупой шутки, он потерял кисть. Егор признавался мне, что долго комплексовал по этому и жалел об утраченном. Небо вдруг разразилось настоящей метелью, и тонкая куртка не спасала от пронизывающего ветра и колких снежинок. Я еле-еле доплелась до высокого двухэтажного дома из белого кирпича. На ум почему-то сразу пришел наш первый вечер.
   "- У нас гости, - я жутко комплексовала, когда первый раз войдя в этот дом, встала на пороге, и Егор крикнул эту фразу на весь дом. - Наталья Ивановна, Лев Бронеславович, Мика и Ника. Родичи, это Анастасия, моя невеста. Мы подали сегодня заявление.
   Егор как-то очень по-хозяйски обнял меня за талию и прижал к себе, улыбаясь во все тридцать два зуба. Потом, видимо отойдя от первого шока, улыбнулась свекровь:
   - Егор, отпусти её, раздавишь, не обидит же её здесь никто."
   Не обидят. Примут. Я так привыкла к этому. Я замерла, разглядывая окна дома. Наша первая ночь, когда родителей не было, наш первый поцелуй, первое "люблю", первое "прости", первое "забудь". Эти стены видели все - счастье, горе, наслаждение, печаль, пощечины и бурные примирение. Но пока они не знают об этом. И он не знает меня. Тот за кем я готова была отправиться на тот свет, как Орфей, сейчас незнакомец. Помимо моей воли по щекам заструились слезы. Сердце замерло, разрываясь на части. Стоило ли так исполнять мое желание? Не проще ли было убить меня? Почему пропасть разделившая нас после смерти любимого стала вдруг еще шире? Ну ладно на четырнадцать лет назад! Но почему в тело ребенка? Я добилась бы его своим прежним видом, а кто я теперь? Слабая восьмилетняя девочка? Дитя с сознанием взрослой женщины, познавшей мужские ласки, любовь, разлуку. Дитя, которое уже давно улетело из родительского дома. Как теперь мне жить? Егор...
   - Егор, помоги мне! Я запуталась! - громко прошептала я.
   - Малышка, ты замерзла? Ты совсем мокрая, - меня пронзило током, родной голос, родные руки. Господи, помоги мне выдержать это.
   "- Малышка, ты замерзла? Ты совсем мокрая. Зачем снова выбежала меня встречать? Дождь ведь! Простудишься! - Егор вылез из серой "Ауди" и накинул на меня улыбающуюся от уха до уха свою куртку, погрозил пальцем и мы побежали под козырек. Около подъезда он щелкнул брелком сигнализации и распахнул передо мною двери. - Какой же ты еще ребенок у меня".
   "- Малыш ты замерзла! Вся дрожишь! Погоди, я сейчас - Егор вышел, а я стала разглядывать схемы на ноутбуке, валяясь на тахте, приобретенной нами не более недели назад. Подушки и одеяло к ней мы пока так и не купили, как и белье. Зато тут стоял большой трехстворчатый шкаф с зеркалом, который мы три часа собирали, в шутку переругиваясь и целуясь, и в нем лежали две пары носков - мои и его, висел мой халат, два полотенца и моя косметичка. Я не стала оборачиваться, когда скрипнула дверь и напрасно. Меня тут же укутали в большое пуховое одеяло и взяли, словно ребенка на руки. Я так и заснула, на его коленях, придерживаемая Егором".
   - Да, - я обернулась, уже зная, что увижу теплые карие глаза. Две ямочки на щеках. Растрепанные черные волосы. Но лицо слишком молодое, нет усталости и отпечатка вечной заботы, нет, ни шрамов и даже рука цела. Он был в компании парней, в которой я не без труда опознала Макса и Сашку, закадычных друзей моего мужа. Они тоже были намного моложе, какими я их запомнила. Минуты на одиноком кладбище, казалось, всем прибавили лет. Друзья как-то сразу сникли и постарели, с жалостью смотря на меня, безмолвно рыдающую около могилы. А сейчас тут не было того всеобщего горя, лишь молодые, не обремененные обязанностями парни. Егор рассказывал мне про это время. Студенчество, пьянки, гулянки! Гулянки, а значит девушки! Я сжала зубы, чтобы не расплакаться снова. Я не смогу тут жить, видя, что он с другими. Хуже чем издевательство, лучше, чем смерть. Но не для меня. Травить душу, видя как он обнимает другую, и ничего не мочь сделать. Это жестоко.
   - А где твои родители? - я слушала его голос, словно музыку ангелов. Рука поднялась автоматически и погладила его ямочки, спустилась ниже, пощекотала за ухом, провела по шее, там, где его прошибало током от прикосновений. - Эй, ты чего? Тебя хоть как зовут, чудо?
   "- Это Настя, - Юлька откинулась на сиденье, кивком представив меня симпатичному парню, сидевшему за рулем. - А это Егор. Настен, он согласился нас свозить по магазинам.
   Незнакомец за рулем улыбнулся, и я сразу влюбилась в две симметрично расположенные ямочки на щеках".
   - Настя, - прошептала я, не в силах оторвать взгляда от детской ручки в мужской руке.
   - Ой, я сделал тебе больно? Слишком сильно сжал? - тут же отпустил он мою руку, а я почувствовала себя какой-то брошенной.
   "- Ты не сказала, что у тебя это в первый раз, - Егор остановился, глядя на меня ошалелыми глазами. - Ты уверена, что хочешь?
   Я замотала головой, горячо выражая свое согласие. В мозгу был туман от сжигавшей страсти. Какое хочу? Да я его жажду. Всего, целиком. Скорее бы. Тупая боль, которая первый несколько секунд даже перебила голос страсти, охладив ум, но вот новая волна и все медленно пылает внутри.
   - Я сделал тебе больно, - Егор прижался к моему плечу головой и начал целовать ключицу, стараясь загладить вину. - Прости меня.
   - Мне так хорошо, - отрешенно прошептала я, тут же вызвав улыбку у него".
   - Так, где твои родители, Настя? - спросил он. - Парни, кажется, она потерялась, плачет, не говорит почти, - он обернулся к друзьям, на лице отразилась обеспокоенность.
   - Может её к тете Наташе отвести? Она-то больше в мелких разбирается, - пожал плечами худощавый брюнет в синей куртке и светлых брюках.
   - А где ты живешь? - рядом присел накачанный блондин. - Можешь показать?
   Я замотала головой, прижимаясь к Егору, через куртку чувствуя его тепло. Хорошо-то как! Будто и не было тех безумных дней, не было боли и слез. Он тут, рядом, защитит и утешит.
   - Слушай, Егорыч, может у неё старший брат есть? Вон как к тебе прижимается. Словно к родному, - снова заговорил Макс. Как ты прав, он и есть мой родной. Мой муж, моя опора и стена.
   Егор легко поднял меня на руки и прижал к себе.
   "- Мост! Мост! Мост! - скандировали гости так же, как недавно вместе убеждали нас, что вино жутко горькое. Егор взглянул на меня таким грустным взглядом, будто его садистски пытали. Честно говоря, эта свадьба и меня не приводила в особый восторг. Я приподняла подол платья и пожала плечами, мол, ничего не попишешь тут, традиция. Егор легко поднял меня на руки и я, закрыв глаза, прижалась к нему.
   - Родной мой! - прошептали губы.
   - Любимая, - ответил он".
   - Пошли к тебе, все равно хотели хлопушки попробовать. Тебе нравятся хлопушки? - Сашка сделал мне козу, а мое сердце уже грохотало в пятках. - Так - пуфф, - он развел руками, показывая какой будет "пуфф", - и звездочки в небе.
   - Нет, - прошептала я. - Не сегодня, Егор, пожалуйста. Никогда, - я прошептала ему это почти в самое ухо, отчего любимый вздрогнул и вновь посмотрел на меня. - Не надо хлопушек. Никакой взрывчатки. Пожалуйста.
   Муж нахмурился, но ничего не сказал, лишь прижал мое лицо к себе и пошел к дому.
   - Пошлите, парни!
   Тяжко хлопнула железная дверь, потом глухо входная, еще одна, теперь раздеться. Он хотел спустить меня с рук, но я вцепилась клещом. Мне казалось, если я отпущу, то снова потеряю его.
   - Я же только разденусь, - улыбнулся Егор, и руки тут же отпустили его темно-зеленую куртку. Я всегда была безоружна перед его открытой улыбкой.
   "- Я хочу тебя! - жаркий шепот на самое ухо и меня словно током ударило.
   - Егор, а как же гости? Это твое день рождения! - попробовала возмутиться я.
   - Они поймут, - улыбнулся муж и в танце еще крепче прижал меня, вызвав такие же улыбки у рядом танцующих пар. Праздновали мы в клубе, в который медленно перебрались после лесных посиделок у костра.
   - Прямо тут? - усмехнулась я.
   - А что, можно? Кажется, я тут где-то видел подсобку! - родной заозирался по сторонам, а я умудрилась треснуть его по спине. - Ты чего дерешься? - обиженно промяукал он.
   - Хорошо, - сдалась я. - Только домой и только на такси. Я уже на ногах не стою.
   Он опять улыбнулся, и я растаяла окончательно. Эта улыбка не человека, а чеширского кота, который обещает вечные наслаждения".
   - Сможешь сама раздеться? Нет? Ладно, попробую сам, - Егор нахмурился, начиная расстегивать кнопки на куртке.
   "Молния на куртке постепенно съезжала вниз, открывая полупрозрачный топ, надетый поверх белой майки. Это раздевания меня приводила мужа в бешеный восторг. Я знаю, слышала по мужским разговорам в бане, что иногда он сравнивал это с распечатыванием подарка. Руки уже блуждали по телу, когда куртка слетела на пол, следом настала очередь сапог, потом джинсы, топ, майка. Таким образом, мы добирались до кровати, оставляя после себя дорожку из брошенных вещей"
   Я сделала два шага назад, усевшись, не глядя, на маленькую незаметную табуретку, и принялась стягивать сапоги, опять вызвав недоумение у Егора этим автоматическим жестом. Этот дом я знала, как свои пять пальцев.
   - Ой, Егор, у нас гости? - из кухни высунулась девчонка лет тринадцати, и с интересом взглянула на меня. - Привет, ребят! А тебя как зовут? Мороженое будешь?
   - Её зовут Настя. Ник, ты с нами идешь, мы купили фейерверков.
   - Ой, конечно иду, - закивала Ника. - Секундочку, только мороженое положу.
   - Нет, - заволновалась я. - Не надо. Пожалуйста, не надо.
   - Мне кажется, она боится хлопушек, - покачал головой Егор. - Мама дома?
   - Не-а, - покачала головой Ника. - В магазин ушла вместе с отцом.
   - Жалко, надо выяснить, где она живет, родители наверняка волнуются, а мне не отвечает.
   А что я должна была отвечать? Что я живу вообще-то тут? Что мой любимый муж, даже не помнит обо мне? Да что не помнит, он не знает меня!
   - Ну, чего, пошлите что ли?
   - На веранду? - спросила Ника, выбегая из кухни в синем свитере и вязаной белой юбке, эти вещи она выкинула сразу после несчастного случая и с тех пор я не видела у неё не белых, ни синих оттенков.
   - Пошли, - Егор подхватил меня на руки.
   - Странная она какая - то, - раздался тихий шепот сзади. Кажется, говорил Максим. - Ты посмотри, как идет на руки к Егорычу. Как будто знает его сотню лет.
   - А мне кажется он наблатыкивается просто, - я была готова дать гарантию, что на этой фразе Сашка пожал плечами.- Ирка вон хочет детей жутко, а он видимо решил поиграть папочку.
   Я высунулась из-за плеча Егора и так посмотрела на этих сплетников, что те как-то сразу занервничали и передернулись. Наверняка не видели еще такого фирменного Настениного взгляда. Я им даже пьяного Егора приводила в чувство. Ну, конечно, не в теле восьмилетней девочки. Чертова девчонка, никак не отстанет. Про Ирочку я слышала и жутко хотела свернуть этой стерве шею, еще будучи девушкой Егора. Однако, сейчас было не до неё, единственной мыслью, которая металась у меня в голове, была не дать загореться тому злополучному фейерверку. Я сразу увидела эту хлопушку среди ярких оберток, Егор не раз описывал её, китайские красные драконы и голубые облака на фоне белого снега. Аляписто и не очень красиво. Меня спустили с рук, и я постаралась незаметно взять её, но ящик тут же убрали подальше.
   "- Настенка, ты когда-нибудь сведешь меня с ума, - Егор хватался за голову. - Ну, зачем тебе эта коса? Ты порежешься!
   - Нет, я осторожно, - уперлась рогом я, держа в руках двухметровый сельскохозяйственный инвентарь с полуметровым длинным и острым, как бритва, лезвием. - Мне интересно.
   - А что мне потом интересно делать, когда ты до мяса обрежешься? - Егор жестко отобрал у меня косу и повесил её на специальный крюк. - Не трогай больше.
   - Хорошо, - я с тоской посмотрела на "запретное яблочко", сделав пометку таки снять её и покосить траву в отсутствие Егора".
   Меня посадили на скамейку около окна, и Ника попыталась-таки выспросить у меня кто мои родители и где я живу, но слова пролетали мимо, я не могла оторвать взгляд от Егора. К горлу постепенно подкатывал комок из слез, я старалась улыбаться, но получалось из рук вон плохо. Боль никак не хотела забываться. И в памяти медленно вставал мой Егор, задумчивый, улыбающийся, мурлычущий, как кот на солнце, сердитый, смеющийся от души. Он так разительно отличался от этого сорванца, хохочущего над очередной пошловатой шуточкой друзей. Мой был гораздо старше и мудрее, у этого же пока не было никаких проблем, кроме веселого студенчества и сессий. Этот брал юмором и молодостью, мой - опытом и теплыми карими глазами, в свет которых можно было бы закутаться как в мягкую пуховую шаль.
   - О, смотрите какая, тут уже видно, что мейд ин Чина, - рассмеялся Сашка, беря злосчастную хлопушку.
   - Чайна, - автоматически поправила я, три пары глаз уставились на меня недоуменно. - Правильно: Чайна.
   - Мда, - протянул Макс. - Поколение Икс. А что ты еще знаешь, девочка-виденье?
   Но я уже замолчала, вновь наблюдая за веселящимися парнями. Хлопушка перебрасывалась из рук в руки, и я с трепетом наблюдала за её полетами, наконец, она полетела в сторону Егора, но, ударившись об край скамейки, отскочила прямо к костру - искра, тянувшийся за хлопушкой мальчишка.
   - НЕТ!!!- я чудом всем своим весом успела сбить Егора и навалиться на него сверху, прогремел взрыв. Резкий толчок взрывной волны, словно ураган прошелся выше.
   - Твою ж мать, - выругался Макс, подбегая к нам. - Настя, Егор вы как? Откуда ты знала про неё?
   Меня осторожно сняли с мужа и положили на скамейку. Казалось, что спину порвали на тысячи кусочков.
   - Сань, срочно вызывай скорую! - прокричал Макс.
   - Откуда ты знала, что она так взорвется? Что фитиль плохой? Откуда ты вообще все тут знаешь? - Егор присел рядом, неверяще заглядывая мне в глаза. - Кто ты?
   - Неважно, - муж расплывался от слез, навернувшихся на глаза. - Главное, ты жив, Егорушка мой. Это так прекрасно. Просто замечательно, - я через силу улыбнулась.
   - Фантастика. Я не поклонник её, но почему мне сейчас кажется, что происходит что-то из ряда вон? - спросил он, почти шепотом, я знала этот тон, так он просил моей руки, так каждый раз реагировал на мои задержки. Словно боялся, что мечты рухнут.
   - Может быть, родной.
   - Ты моя ма...
   - Тшш, - я прижала палец к его губам и через силу покачала головой, сморщившись от резкой боли.
   - Осторожней, - тут же спохватился Егор. - Потерпи немного, скоро придет помощь.
   - Я твоя будущая жена, - сквозь силу прошептала я, уже теряя сознание.
   ______________________
  
   - Настен, Настен, проснись! Ты чего, любимая? Все хорошо, это просто плохой сон, - я ощутила родные руки через пуховое одеяло.
   - Егор? - спросила я, не размыкая век, боясь поверить в чудо.
   - Я, я! Ты так кричала! Что тебе приснилось? - я открыла глаза, окунувшись в бархат карих глаз. Егор склонился совсем низко, рассматривая моё лицо.
   - Родной, - я прижалась к нему, слушая его дыхание и биение сердца. Он погладил меня по волосам, я схватила его руку, начав целовать и обомлела. - Твои пальцы...
   - Что там с моими пальцами? Любимая, ты о чем? - он с недоумением посмотрел на меня, наклонив голову.
   - Они на месте.
   - Конечно на месте, - он пошевелил кистью. - Раз, два, три, четыре, пять - пальцы вышли погулять.
   - Не может быть, - выдохнула я, выбравшись из одеяла и побежав к зеркалу. Как и ожидала, вся спина была покрыта сеткой мелких шрамов. Это следы ожогов, когда взрывной волной угли разлетелись во все стороны. - Егор? - я обернулась, боясь поверить. А муж откинулся на спинку дивана, удобно расположив ноги на шкуре, лежавшей на полу около камина, и улыбнулся. Отсветы пламени играли на его светлом пуловере и синих джинсах, и делали безмятежную улыбку какой-то потусторонней. Было или не было? Сон или явь? Какая разница, главное, что благодаря какой-то силе мы опять вместе. Благодаря Силе Любви.

30.05.2011

  

Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"