Hope: другие произведения.

Ненависть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.61*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А вы знаете, что ненавидеть можно с детства? Что такое ненависть? Как она меняет нашу жизнь? И легко ли бывает ненавидеть?

  Есть один человек, которого я ненавижу всеми фибрами своей души. Самое же страшное заключается в том, что этот человек, которого я вроде как должна любит. Просто потому, что у нас одинаковая фамилия.
  Сложно рассказать, то что бурлит в моей душе. Тот кто этого не испытал не поймет. Я росла в обеспеченной семье. В благополучной, как любят говорить в школе. Кстати я и в школу ходила - хорошую, престижную. Иногда, мне кажется, что если бы я пошла в обычную школу, то все было бы намного проще и лучше.
  Мой враг, мое проклятье, старше меня на три года. Ему пророчат хорошую карьеру в будущем, ведь он золото - а не ребенок. Так о нем всегда говорят. Он всегда и во всем лучший. Во всем. В учебе, в спорте, в общении, в дружбе, в рисований. Даже сорняки он лучше пропалывает. Я его ненавижу. Возможно если бы меня всю жизнь с ним не сравнивали, то я бы не относилась так к нему. Но проблема, как раз таки в том, что меня с ним сравнивают постоянно. А как иначе. У нас с ним одна фамилия....
  Я всегда любила рисовать и мне казалось, что в этом-то я ему не уступлю, а наконец-то выиграю. Я рисовала свой натюрморт, около трех месяцев, я выверяла, анализировала, не спала кучу ночей, я творила, вкладывала душу.... Все закончилось, когда мою работу выставили на всеобщее обозрение. Две картины, повесили рядом. И какой идиот додумался вешать их по алфавиту? Естественно что две одинаковые фамилии оказались на одной стене. Сколько было разговоров.
  - А цветы, мне нравятся больше, - важно изрекла пигалица лет шести, сравнивая наши работы. Все так считали. Всем больше понравились чертовы маргаритки, чем мой натюрморт. Могу поспорит, он рисовал их не задумываясь. Просто кто-то из учителей попросил нарисовать картину на выставку и он ее нарисовал. Просто потому, что было надо. Он не вкладывал в нее душу, не не спал ночами. Скорей всего он нарисовал ее за пару дней, не прикладывая никаких усилий.
   Я ненавижу этого человека. Родители любят его больше чем меня. Всегда любили больше чем меня, но даже с этим я смирилась. Большим ударом стало для меня предательство друзей, приходя ко мне домой они больше ждали встречи с ним. Великим и потрясающим. Зачем им была нужна жалкая я? Когда можно было встретится с НИМ?
  Он красивее, умнее, общительнее, спортивнее и талантливее. ОН. Он надежда моего отца, он его будущий приемник. Он - гордость моей матери, потому как красив, умен и очень вежлив. Он безумно нравиться ее подругам и все как одна жалеют, что у них нет такого сына как у моей матери.
   Они сравнивают меня с ним постоянно. Я не так аккуратна, как он. Я не столь расторопна и не так вежлива. Я совершенно не помогаю маме с домом, в то время как он умудряется все успевать, хотя занят и на учебе и в многочисленных кружках.
   Я - балласт. Балласт для всей семьи.
  Но знаете что? Есть человек, который ни разу не попрекнул меня в том, что я хуже. И этот человек - он. За это я ненавижу его еще больше.
  - Эй. Ты опять дома? Смотри какая погода хорошая, сходила бы погулять, - это он за костюмом приехал. Собирается на тренировку.
  - Не хочу, - отводя глаз, отзываюсь я, - Сам иди.
  - Не, мне на тренировку, а потом домой, надо курсовик доделать. Завтра - сдача.
  - Вот видишь? У человека даже нет времени погулять, в такую хорошую погоду, потому что он ЗАНЯТ, а не просто НЕ ХОЧЕТ, - мама, буквально выплюнула это, возмущенно глядя на меня.
  - Да, ладно. Она наверно устала и просто хочет отдохнуть, - он всегда вступается за меня и это я тоже ненавижу.
  - Устала? От чего? Она же только в школу и домой шляется.
  - У нее же последний, выпускной класс. Она наверно волнуется, - он еще и подмигивает, своим отвратительно красивым глазом.
  - Не смей ее выгораживать! У тебя тоже был выпускной, но ты умудрялся ходить на тренировки и на курсы. Ты помогал мне дома и готовился к тому, что будешь вести выпускной концерт! А она просто ходит в школу и более ничем не занимается!
  - Ну это же выпускной класс. Это нервы. Сильное давление со всех сторон. Пусть отдыхает, ведь потом вступительные и все прочее, - примирительно отзывается мистер благородство.
  - И почему ты ее всегда защищаешь? Она - лентяйка! - зло отзывается, мама, но все же уходит. Как всегда защита проведена безупречно. Как же я его ненавижу.
  -Эй. Ты что? - и все-то эта мистер внимательность замечает, только одного не видит, то как сильно я его ненавижу.
  - Все нормально. Иди, а то опоздаешь, а я - виновата буду, - отворачиваюсь я.
  - Ты только не кисни.... Может с уроками помочь? Ты чего-то не понимаешь? - руки сжимаются в кулаки, и за это его участие я его тоже ненавижу.
  - У. МЕНЯ. ВСЕ. ХОРОШО, - чеканю я.
  - Ладно, - успокоительно кивает он, ласково глядя на меня, - Но если что, обращайся в любое время, - и знаете, что самое отвратительное? Чем бы он не был занят, даже если это очень важно, будь то сдача экзамена или встреча с подружкой, он отменит все и придет мне на помощь. Сдержит свое слово. Он всегда держит свое слово, особенно для меня. И за это я его ненавижу. Ненавижу его, за то что он такой совершенный.
  Зачем я родилась? Зачем я нужна этой семье? У них есть ОН, а у него есть ОНИ. Зачем тут Я?
  Помню, как к нам домой пришла его девушка. Родителей не было. Она была очень хорошенькой и явно не тупой. На Него она смотрела с обожанием, но в меру. Прекрасная пара. Он обращался с ней ласково и нежно. Но она оказалась слишком разговорчивой.
  - Ой, а вы совершенно не похожи, - изумилась она глядя на наш семейный альбом, - Ну ни одной общей черты! А давай посмотрим на кого из родителей ты больше похож?! - восторженно защебетала она весело переворачивая страницы.
  - Хватит! - мой голос звенел от гнева.
  - Что? - красивые глаза смотрели на меня с недоумением.
  - Я сказала хватит. Поставь альбом на место.
  - Да, что случилось? Я ведь просто смотрю! - ее недоумению можно было лишь посочувствовать, объяснять почему я запрещаю сравнивать нас всех, я не собиралась.
  - Хватит. Поставь, - спокойно и твердо сказал ОН.
  - Да что в этом такого? - поспешно ставя альбом на место и вопросительно глядя на Него спрашивала подружка, - Я возможно была нетактична..., но знаешь она тоже была груба, - резонно и справедливо. Вот только извиняться я не собиралась.
  - Я вообще по жизни такая. И ты мне не нравишься, - она мне действительно не нравится и не понравится любая другая, которая будет любить ЕГО, - Она мне не нравиться, - это уже в ЕГО сторону.
  - Пойдем, - встает он с дивана, - и подавая руку.
  - Что? И ты на это ничего не скажешь? Да, она просто эгоистичная девчонка, без какого-либо понятия о правилах приличия, - и в этом она права.
  - Хватит, - спокойно просит он.
  - Что? Да, я же ничего не сделала. Это она - хамка и грубиянка.
  - Прекрати, - голос становиться обманчиво мягким.
  - Нельзя просто закрывать на такое глаза! Ей надо хотя бы раз преподать урок! Эй, ты невежа..., - а дальше, его рука резко хватает ее за предплечье и рывком выдирает с дивана.
  - Ты можешь, так разговаривать со мной, но не с НЕЙ, - резко, но не громко. Меня никто не смеет оскорблять. Никогда. Это тоже ЕГО отличительная черта. Он никогда не читает мне нотации, никогда не повышает на меня голос. Он готов на все чтобы поднять мне настроение. Он участлив и всегда готов выслушать.
  Однажды я чуть было не убила его. У меня действительно было такое желание. Всего лишь подтолкнуть. Толкнуть прямо под мчащийся поезд. Всего лишь.... Моя рука остановилась в паре сантиметров. Но знаете что самое страшное. ОН увидел это движение. У него всегда были хорошие рефлексы и потрясающая интуиция. Он предчувствовал, что-то такое. И он увидел, увидел мою руку, которая была готова его толкнуть. И ОН НИЧЕГО не сказал. НИЧЕГО. ОН просто смотрел. У одного автора я когда-то читала "Его глаза были полны отчаянья, он падал в бездну одиночества. Мир его был разрушен", теперь я знала, как выглядит взгляд такого человека. БОЛЬ. Вот что было в этом взгляде. Боль и отчаянье. И ни капли ненависти....
  После того случая - я ушла из дома. Оказывается пропасть - не сложно. Не даром так много стариков и детей пропадают бесследно. Просто в нашей стране очень просто потеряться. Особенно если разыграть амнезию и прихватить из дома некую сумму денег. Оставить родной город и создать себе новую жизнь. С тех пор я живу очень просто. У меня другое имя. Другая жизнь и другое окружение. Я едва свожу концы с концами, но такая жизнь нравиться мне больше. Я все таки поступила, правда отнюдь не в престижный вуз и даже окончила его. Было сложно, ведь надо было еще работать. Но я справилась. Без помощи родителей. Без ЕГО помощи. САМА. Шесть лет. Шесть лет без своей семьи. Иногда мне очень одиноко. Но наверно это нормально. Уж лучше так, чем ненавидеть все в своей жизни. Одно НО. Я так боюсь возненавидеть опять, что мало с кем схожусь. Я - одиночка. Всегда.
  - Сашка! - это не мое имя, но на него я впервые "откликнулась" врачам. Просто не смогла сдержать нервной дрожи на это имя. Они же приняли ее за дрожь узнавания, решив, что это мое имя. Я не стала спорить. Теперь меня так и зовут. И Вера тоже. Хороший человек, все еще не теряет попыток стать моей подругой. И чем я ей так приглянулась? Вроде не слишком общительна, юмором не блещу и пользы от меня никакой.... Хорошая, очень добрая. Теперь вот сосватать меня решила. В ее понятии "пристроить" в хорошие руки. Заботливая. И Миша этот, тоже парень хороший, вместе с нами в вузе учился, все пытался "подкатить". Теперь под предлогом встречи выпускников меня и сватают. Я ненадолго отходила в дамскую комнату, пока ребята рассаживались за столом. Не очень хорошо я себя чувствую. И ночь почти не спала, плюс дни эти начались.... - Ну, ты идешь? - Верка давно хотела прийти в этот ресторанчик. Он в этом городе недавно открылся. Таких роскошных заведении этот захудалый городишка и не видел никогда. Городишка не видел - видела я. И было в этом ресторанчике что-то неуловимо знакомое.... Хотя возможно, все престижные ресторанчики так и выглядят?
  - Иду я иду, - что-то голова кружится. Давненько у меня такого не бывало.
  - Саша с тобой все в порядке? - выбранный Веркой ухажер обеспокоено шагнул ко мне. Миша действительно хороший парень. Заботливый, внимательный и верный. Так долго ждать.... Может хватить морочить парню голову и наконец попробовать начать встречаться? Я через силу улыбнулась, хотела сказать чтоб не волновались, что все сейчас пройдет....
  - Марго?! Марго..., - я испуганно обернулась, словно затравленный зверек. Не хотя, не веря, что могу услышать здесь этот голос. Этот голос, который так знакомо зовет меня по имени. Так знакомо. Глаза. Мне всегда казалось, что я их не помню. Нет, они всегда передо мной. Как в тот день у платформы. Глаза, которые всегда смотрят на меня с невыразимой нежностью....
  Я вижу как, человек перепрыгивает через столы и несется ко мне. Со всех ног. Будто вся жизнь зависит от этого рывка. Краем глаза вижу, как недоуменно смотрят на это все присутствующие в ресторане. Как Миша пытается заслонить меня, от мужчины который мчится ко мне. Он всегда хорошо бегал. Был лучшим в спорте. А он.... Повзрослел? Кажется будто выше стал.... Он отбросил Мишку от меня в одно касание. Я увидела знакомые глаза и с изумлением увидела седину на висках. Седину? "Ему всего двадцать семь". Это была последняя мысль, дальше провалилась в глубокий обморок. Давненько со мной такого не случалось.
  - Она нас не помнить? - удивленный шепот матери, слышный через хлипкую дверь палаты, в которой я лежу.
  - - В истории болезни сказано, что у нее амнезия. Она не помнит, кто она и откуда, - его голос сух и спокоен. Странно, обычно таким голосом он зачитывал речи. Правда сейчас он говорит тихо.
  - Бред, какой-то, - шепчет отец.
  - Здесь ее зовут Александра.
  - Александра? - удивленно переспрашивает мама.
  - Да.
  - но почему? - растерянность, звучит в этом хрипловатом голосе. Я уже и забыла, что у нее такой голос, с едва заметной хрипотцой.
  - Потому, что она не помнит своего имени? - предполагает отец.
  - Да, мне именно так и сказали, но..., - ну, давай, блесни интеллектом. Ты же самый умный в нашей семье.
  - Что? - настораживается мама.
  - Она.... Я позвал ее По-имени прежде чем побежать к ней....
  - И что?
  - Она обернулась....
  - То есть она что-то помнит?
  - Возможно.
  Я очнулась в больничной палате пару минут назад и теперь слушаю этот разговор и пытаюсь понять что мне делать дальше?
  Почему этот человек все время появляется в моей жизни столь неожиданно и ломает все. Всю мою жизнь? Почему он вновь сломал ее. Я так долго строила ее. Целых шесть лет. Шесть лет без него. Шесть лет без безнадежных попыток прыгнуть выше своей головы. Шесть лет без борьбы и соперничества. Шесть лет. Неужели все это перечеркнеться из-за него?
  - Саша, я тебя умоляю. Поспи. Ты же здесь уже восемь часов. Я посижу с ней и разбужу тебя как только она проснется.
  - Я не хочу спать, - спокойно отвечает ненавистный голос.
  - Саша, пожалуйста. Ты же уже сутки не спал. Перелет, работа и....
  - НЕ НАДО, - резко оборвал он мать. Я знала что она хотела сказать. Перелет, работа и Марго. Я всегда была для нее чем-то вроде досадной ошибки. А он всегда меня защищал, - Я останусь здесь, - твердость граничащая с гранитной глыбой.
  - Саша....
  - Ты что не понимаешь? - его голос звенит от возмущения, - Действительно не понимаешь?! А вдруг она опять пропадет?!
  - Саша, ну куда она может деться из больницы? Мы на третьем этаже и стоим у единственного входа и выхода из палаты. Ничего страшного не произойдет, если ты чуть-чуть поспишь.
   - ХВАТИТ! - рев. Я никогда не слышала у него такого голоса. Он никогда его не повышал. Всегда мягкий и спокойный. Это выводила меня из себя. Всегда. Это раздражало его врагов и подружек. Он всегда был мягок и отстранен. Мистер ледяная глыба. С тихим, спокойны голосом настоящего джентльмена.
  - Александр! - в кое-то веки в голосе отца проскальзывают командирские нотки. Отец всегда занят бизнесом и дома бывает редко. Мы всегда были предоставлены себе и нянькам.... Ах да еще матери. Правда она редко вникала в нашу жизнь. Но ОН стал слишком сильно выделяться, благодаря своим незаурядным успехам в учебе и спорте. ОН стал слишком заметным для нее. Он стал тем, кем можно хвастаться подружкам за ленчем. Играть в мамочку стало интересно.
  ОН стал интересоваться семейным бизнесом с шестнадцати лет, чем заслужил благосклонное внимание отца. Приемник, то слово, что стало прорисовываться в очередном отцовском бизнесвложении. ОН всегда слушался мать и отца. Идеальный ребенок. Точнее он не слушался он предвосхищал их ожидания. Играл на их поле и подыгрывал им. НЕНАВИЖУ.
  - Что? Что Александр? Зачем ВЫ здесь, если вам на нее ПЛЕВАТЬ?! - правда, выплюнутая прямо в лицо. Не ожидала. А впрочем.... Он тот кто всегда на моей стороне. За это я его еще больше ненавижу. Будь он таким же как они, я бы просто могла его ненавидеть, но он не такой. Он никогда не давал мне повода его ненавидеть и тем не менее он тот из-за кого я всегда "за бортом". Он причина моего одиночества. Он вечный укор. Он чертов, недостижимый идеал. Идеал, который не возможно повторить. Таким нужно родиться. Таким нужно жить. Я ненавижу его за то, что в этой своей жизни он ни разу не притворялся, ни разу не играл. Он просто жил. Иногда мне приходилось притворяться, идти на пролом, даже лгать. А у него все получалось само собой, просто потому, что за ним правда. В этом гребаном мире, где каждый исполняет свою роль, он не играет, он живет по своим правилам и убеждениям. И видимо Бог любит его очень сильно, раз не уничтожил того, кто живет столь благородно в этом гниющем мире лжи и ненависти.
  - Что ты такое говоришь? - шокировано шепчет мама, - она же наша дочь! - вспомнила наконец. Кажется она перепутала роли. В этой пьесе амнезия у меня.
  - И когда вы об этом вспомнили? Сегодня? Сейчас? - голос полный ненависти. Нет. Он не может принадлежать ЕМУ. ОН бы никогда ТАК не говорил с родителями. ОН идеальный ребенок, который НИКОГДА не будет так общаться с теми кто подарил ему жизнь. Я не знаю, нового ЕГО, не знаю того человека, что стоит за пределами этой палаты, - А может тогда, когда она не вернулась домой? Сколько вы ее тогда искали? Пару жалким месяцев? - постепенно голос понижается, переходит на шипение, а потом он вдруг закричал, - ШЕСТЬ ЛЕТ! МАТЬ ВАШУ! ШЕСТЬ ЛЕТ! Ты хоть думала, что с ней могло случиться? Пару месяце переживании и рыдании на плечах своих подружек? А потом спокойное возвращение к прежней жизни? - сколько яда в этом чужом голосе, который когда-то был родным, - А у тебя? Пара сочувственных разговоров за деловым обедом с бизнес-партнерами? Так ты обозначил пропажу своего ребенка? Неудачное капиталовложение?
  - САША! Да, подумай же ты своей головой. ОНА сама ушла, прихватила денежки и ушла! - да уж, от мамы бы не крылась пропажа пары драгоценностей и деньги. Она всегда была жадной. Для всех, но не для себя.
  - Деньги? У тебя ребенок пропал. А ты про деньги?
  - Почему ты обвиняешь меня? Я же тогда ничего не сказала. Если бы я сказала что пропали деньги ее может и искать бы не стали. Но я хотела ее найти.
  - Хотела? Хотела - это когда не спишь ночами. Это когда поднимаешь на уши всех родных и знакомых. Это когда бросаешься в ноги, всем сильным мира сего и молишь найти. Это когда каждый час молишься, что бы с ней ничего не случилось. Что бы она была жива, здорова и сыта. Это когда не можешь есть, потому что не знаешь, ела ли она. Это когда веришь и не сдаешься и ищешь. Всегда. До того момента как найдешь. Сказать тебе что такое искать?! Это когда нанимаешь частных детективов. Это когда рассылаешь объявления в газете и пускаешь кличь в Интернете. Это когда обращаешься на телевиденье и молишь о помощи! - орал человек за дверью. Захлебываясь эмоциями. Пытаясь донести хоть толику чувств тем, кто их уже давно утратил, впрочем он всегда пытался....
  - Да, - вдруг устало согласился отец, - ты все это делал за нас. Даже когда я лишил тебя финансирования..... Ты стал безумен и мы просто хотели спасти хотя бы тебя. Ведь кроме тебя у нас на тот момент никого не оставалось.
  - Саша, но ведь в этом есть и положительная черта? Это подтолкнуло тебя раскрыть свои истинный потенциал. Кто знал, что ты так талантлив? Из-за чего ты злишься, ведь теперь все еще лучше чем было. Ведь Марго - здесь, жива и почти здорова. Ты теперь самостоятельный, состоятельный человек с собственным бизнесом. Весь ужас тех шести лет остался позади.
  - Позади? Ты так легко это сказала.... Знаешь, если она не вспомнит всех нас.... Нет не так. Я буду молиться, чтобы воспоминания о ее прошлой жизни, никогда не вернулись к ней. Как я понял - в этой новой жизни она - счастлива. Счастлива, в сто раз больше чем могла бы быть с нами. Я молюсь, чтобы память к ней никогда не вернулась.
   Слезы. Отвратительные соленые ручейки, бегущие по щекам и затекающие за уши. Противные и мерзкие, как и та тяжесть что в моей груди. Я опять плачу. Опять. А я так надеялась, что за эти шесть лет забуду об этом. Забуду о боли. Забуду о них и о НЕМ. Забуду. И больше никогда не буду плакать лежа в кровати. Одна. Всегда одна.
  -И что бы она никогда не вспомнила ни меня и ни вас, - как же благородно. Как человечно. Он всегда защищает меня. Всегда.
  - Я хочу, что бы она была счастлива, - ненавижу. Ненавижу. НЕНАВИЖУ ЕГО.
  
  
  - Марго. Ты действительно меня не помнишь? - искреннее недоумение на мамином лице. Действительно, разве можно забыть такую женщину? Роковую. Я на нее совсем не похожа.
  - Простите, - спокойно отвечаю я, равнодушно смотря на нее. Это не сложно. Для меня они давно не семья. Чужие люди не более. Я думала будет сложнее. Сложным оказалось не реагировать на НЕГО. Когда в моей груди столько эмоции. Само его присутствие заставляет нервничать. Его запах. Его неотрывный взгляд. Его настороженное ожидание. Надеяться что узнаю? Или боится что узнаю? Родители рядом с моей кроватью. ОН позади ближе к двери. В разговор не встревает, лишь слушает. Ловит каждое слово. Он похож на верного пса стерегущего хозяина. Пса готового сорваться по приказу. Пса, укус которого смертелен.
  - Я тебя даже сразу не узнала. Ты так изменилась! - еще бы. Это первое что я сделала. Раньше я всегда красила волосы в немыслимые цвета. Всего лишь попытка выделиться. Немой крик родителям, чтобы меня заметили. Мама замечала и говорила, что я похожа на клоуна, или просто презрительно кривила губы. Поэтому, когда я "пропала", я остригла волосы, почти под мальчика и перестала красить волосы. Косметика. Когда-то я пользовалась ей особо усердно. Все по тем же причинам. Что бы заметили. Теперь лишь немного туши и блеск для губ. Я была слегка пухленькой. Всегда заедала свои проблемы. Ревела у себя в комнате и ела мороженное целыми упаковками. Я ненавидела себя. Именно поэтому первое что я сделала это подстриглась и перестала красится. Я знала, что меня будут искать, так требуют правила приличия. А значит в ориентировки на меня будет мое описание и я очень постаралась, чтобы отойти от того образа. Я сильно похудела, всего то отказалась от сладкого, а такие перемены. Я та и я нынешняя разные люди. Совершенно. Я бы и сама себя не узнала. Но ОН узнал. Как только смог?
  - Раньше у тебя были сини волосы! - на это замечание я растерянно улыбаюсь. Так и должен себя вести человек, который о себе ничего не помнит.
  - Синий? - искренне удивляюсь я, - я и забыла, что они были синими.
  - Ну да. Ты всегда была.... Оригинальным ребенком, - проблемным, ты хотела сказать - проблемным.
  - Вот как, - спокойно киваю я.
  - Синими? Удивительно! - это восклицает Миша из больничного коридора. У него в руках букет. Он улыбается сразу всем и при этом смотрит на меня, - Здравствуйте. Я - Миша, Сашин друг, - двусмысленно прозвучала, как будто он мой парень, - Простите, но я так удивился услышав про сини волосы.... Сашка у нас такой консерватор. А тут оказывается была бунтаркой, - он искренне улыбается, призывая всех улыбнутся этому поразительному факту. Но никто не улыбается. Отец смотрит с раздражением, наверно ему давно пора на встречу, а приходится тратить время на меня. Мама с недоумением, ей никогда не нравилась, когда прерывали ее речь или встревали со своим мнением. ОН тоже не улыбается, но его лицо я никогда не могла "прочитать". О чем он думает всегда было для меня загадкой. Даже когда он улыбался мне, я не знала, действительно ли он рад.
  - Простите, что я так неожиданно, не знал что вы здесь, - Миша неуверенно мнется, в растерянности осматривая палату и теребит букет. Мне вдруг становится его жаль. Он так верен. Так искренен. Что он делает здесь? В окружении этих людей? Он им не чета. Он лучше. Лучик солнца в этой темени из лжи и притворства. Я протягиваю ему руку и Мишка тут же сует букет.
  - Сашка, ты чего такая грустная? У тебя же родители нашлись! Это же так здорово! - нет Миша, хорошо что я встретила таких хороших людей как вы с Веркой, а то что мои родители нашлись - это плохо. Это почти катастрофа. Слезы. Как же я их ненавижу. Постыдные слезы, свидетели моей слабости.
  - Саш..., - мишка протягивает руку в попытке меня успокоить, но прежде чем это происходит сильная рука оттаскивает его от меня.
  - ВАМ пора, - холодно говорит ОН Мишке, - она устала ей надо отдохнуть. И ОН повелительно смотрит на родителей. Повелительно? Я никогда не видела чтоб он так на них смотрел, словно отдавал приказ. Ведь это он обычно слушался каждого слова. Это он был послушным мальчиком, всегда и все делавшим великолепно. Так почему сейчас он отдает приказы. И почему ОНИ ему подчиняются? Родители действительно кивают и встают собираясь уйти.
  - Но Сашка, -неуверенно начинает Мишка.
  - Молодой человек! - голос матери сух и презрителен. Ей не важно что Мишка представился. Для нее он тот кого она никогда не назовет по имени. Он ей не ровня.. - Мою дочь зовут Марго, - чеканит она.
  - Э-ээ, но я то знаю ее под именем Саша, - растерянно отзывается Миша.
  - Молодой человек, я еще раз вам повторяю, мою дочь зовут - Марго. А вот сына, сына зовут Александр, -да все так. Сына зовут Александр. Мой ночной кошмар. Мое проклятие. Тот кто всегда на моей стороне.
  
  Меня выписали. Ложная тревога. Всего лишь недомогание. И я уже десять дней строю из себя невесть кого. Точнее я продолжаю претворятся Сашей, но никак не Марго. Я не хочу вспоминать. Мама хочет показать меня лучшим врачам, чтобы они разобрались с моей амнезией. Я же старательно сопротивляюсь отъезду из этого города. Мама навещает меня довольно часто. Иногда мы даже обедаем всей семьей в ресторане. Том самом. Оказывается это ЕГО ресторан. Он всегда был хорош в бизнесе. Отец и мать старательно напрягают свою память описывая случаи из детства. Из воспоминания так скупы. Я помню их всех много лучше чем они. Дурачить им голову легко. Сложнее всего с НИМ.
  На следующий день как я очнулась ОН пришел в больницу. Сел рядом и уставился на меня немигающим взглядом. Я не стало сдерживать страх.
  - Ты мен боишься? - я отчетливо услышала боль в этом знакомом голосе. Знакомом голосе вызывающем слезы.
  - Да.
  - почему? - боль не исчезает, его глаза следят за слезинкой катящейся по моей щеке, в них тоже боль.
  - Не знаю. Ты меня пугаешь, - правда. От начала до конца правда. Ты меня пугаешь.
  - Я никогда не причиню тебя вреда, - тихо говорит ОН протягивая руку к моему лицу. Я нервно отшатываюсь. Он поспешно убирает руку, - Прости, - почему ОН всегда жертва? Почему даже сейчас мне жаль, что я его обидела? Почему?
   Я опускаю глаза и слегка отодвигаюсь.
  - Я постараюсь как можно реже попадаться тебе на глаза. И если я опять напугаю тебя.... Не молчи. Просто скажи и.... я уйду.
  Я старательно избегаю его. Все что я могу, это старательно его игнорировать. Особенно на посиделках в ЕГО ресторане с НИМ. ОН всегда молчал. Говорила в основном мама, отец вступал в разговор редко, я и сама разговорчивостью не страдала. ОН молчал, довольно быстро вставал из-за стола и поспешно уходил. ВСЕ для моего счастья. Сказала, что видеть не хочу, вот теперь и бегает от меня.
  
  
  
  
  
  - Не понимаю, что происходит? Ты что? Избегаешь Сашу? - - не дождавшись ответа, мама продолжала, - Но почему? Послушай дорогая. Он всегда тебя любил. Господь может это понимает, а я нет. Ты всегда была угрюмым ребенком, - обвиняющее пробормотала мама, - Но он всегда был на твоей стороне. Если ты была за что-то наказана и я не брала тебя с нами в парк или еще куда, он отказывался идти. Без тебя. Он и в детстве от тебя не отлипал. Был как пришитый. Всегда тебя защищал. Даже от отца и меня, - это, мама произнесла уже с обидой.
  Я молчала, все время пока мама изливала свое негодование. Она вспоминала случаи из нашей жизни и все повторяла, то что Саша меня любит.... Я помнила все эти случаи лучше нее....
  - А когда вы были совсем маленькими ты упала с лестницы, - нет, только не это, - Ну и напугала же ты нас. Три дня без сознания пролежала! - хватит. Замолкни! - Так Сашку от тебя не отогнать было! - не надо, не продолжай! - Все плакал и ручку твою держал! Все медсестры умилялись и слезы вытирали!
  - ХВАТИТ! - я сама испугалась, как громко я закричала.
  - Марго! Ты что? - испугано уставилась на меня мама, - Я просто хотела донести до тебя, что тебе не зачем бояться Сашу. Он тебя очень любит, - я почувствовала, как задрожали губы. Нет мама. Это не любовь. Он просто ищет прощения. Это не любовь.
   С усилием взяв себя в руки я по быстрому выставила мать за дверь. Переезжать из своей квартиры я не собиралась, хотя мама уже не раз пыталась меня пересилить. По её глубокому убеждению я жила в халупе, где люди вообще жить не должны.... С каких пор для нее нормальная однокомнатная квартира - халупа? Или она забыла, как мы жили до того как разбогатели? Обычная двушка в хрущевке. А потом папа разбогател и у нас появился большой дом в три этажа и гигантская лестница. Та самая, с которой я упала....
  - Дай посмотреть! Что у тебя там? - я возмущенно воплю стоя на лестницы, а Сашка пытается отобрать у меня жестяную коробку. Свою жестяную коробку. Я буквально пять минут назад стащила ее у него из под подушки, где он ее хранил, - На что ты смотришь каждую ночь? - возможно, я бы даже не узнала о ее существовании, но три дня назад мама решила сделать ремонт в моей комнате и меня временно пересилили в Сашину комнату. Тогда я начала замечать, что каждую ночь перед сном, он достает коробку, что-то из нее достает и смотрит, а потом убирает. Наверно мне было бы все равно, что там, но каждый раз, когда он смотрел на содержимое коробки, его выражение лица менялось. Он становился очень грустным.
  - Это мое! Отдай! - он все еще пытается аккуратно ее отобрать.
  - Нет! Дай посмотреть! - но я так просто не отступаюсь и изо всех сил тяну на себя.
  
  - Это моё! Оно мне очень важно! Отдай! - он очень нервничает и начинает тянуть сильнее. Он старше и больше....
  - Нет! Это вещь плохая! - не хочу больше видеть то лицо.
  - Нет! - испуганно кричит он.
  - ДА! Ты из-за нее грустишь! А значит плохая! - у меня практически истерика, - она плохая! Потому что ты грустный, когда на нее смотришь! Не хочу! - я кричу все громче и все сильнее тяну на себя, упираясь ногами в ступеньки, - Не хочу тебя грустного! Ты же со мной! А значит должен улыбаться! - нога скользит....
  - НЕТ!!! - когда я начинаю падать, он пытается схватить меня за руку и отпускает коробочку....
  Последнее, что я помню. Как лежу на полу, рядом валяется открывшаяся после удара коробочка, в ней фото. У меня все страшно болит. ОН кричит и плачет. А еще извиняется....
  Когда я очнулась. Он сидел рядом на стульчике, вцепившись в мою руку, и испугано заглядывал в глаза.
  - Прости. Прости меня, пожалуйста, Марго, - он просительно заглядывает в глаза, - Ты только не умирай Марго. Я сделаю все, что захочешь, - у него трясется нижняя губа, а в глазах стоят слезы, которые он мужественно пытается сдержать.
  Мы, кажется, тогда плохо общались. Он мало обращал на меня внимания и был очень замкнутым. Я всегда приставала к нему и дразнила, пока не добивалась либо гнева, либо улыбки. Тогда же у нас появился сосед, мальчишка чуть старше меня, он постоянно меня задирал. Кидался шишками и червяками. Пугал и отбирал кукол. Тогда я мечтала о защитнике. Но Саша, в большинстве случаев не обращал внимания на наши с этим парнем ссоры. Он никогда не вмешивался в наши с ним дела. Всегда был в стороне.
  - Я тебя прощаю. Только теперь ты должен стать самым лучшим старшим братом! Чтобы меня никто не смел обижать. Ты всегда должен быть на моей стороне, - важно изрекла я с больничной койки.
  - Я обещаю, - тихо отозвался он отпуская мою руку. Тогда я сыграла на его чувстве вины.... Откуда шестилетняя я могла знать, что этот девятилетний ребенок на столько серьезно подойдет к выполнению своего обещания? С тех самых пор у меня появился идеальный старший брат. Забавно и то, что в тот день я первый и последний раз назвала ЕГО братом. В тот день я выписала себе путевку в свой личный ад.
  
  В последнее время меня все чаще навещает Миша. Хороший он все-таки парень.
  - Слушай! А почему твой брат тогда так перепугался? Когда ты в кафе в обморок упала? - мы с Мишкой в очередной раз сходили в кино, и теперь он меня провожал.
  - В детстве я упала с очень большой лестницы и сломала кучу костей. Так же повредила себе голову, отчего после у меня были проблемы с внутричерепным давлением. Меня долго лечили. Но головной мозг сложная штука. Так что в детстве у меня были обмороки. Проблемы с глазными нервами. Ну и прочее.... - боже как легко я забыла о том, что потеряла память....
   - Так ты вспомнила? - обрадовался Мишка. Он вообще оптимист, во всем старается видеть хорошее.
  - Не все. Кое-что из детства.... Что-то мама рассказала.... Не все. Практически ничего, - маловероятно, что он расскажет об этом кому-то, с моей семьей он не общается. Да и навряд ли бы смог, даже если бы хотел. Маме он не понравился, для нее он никто, человек не её круга.
  - Но это же уже хорошо? Да? - мне он напоминает щенка. Такой милый и радостный.... - Пойдем завтра в парк?
  - Нет. Не могу. У меня завтра День рождения, - да, мама заранее предупредила меня, что мы будем его отмечать в ресторане.
  - У тебя завтра День рождения? - удивленно вытянулась Мишкина мордашка. Ну да, в новых документах совсем другая дата....
  - Ага. Мой настоящий День Рождения, - радости мне это не приносило. Свои друзей на этот праздник я приглашать не стала. Не думаю, что они будут себя хорошо чувствовать в присутствии моей мамы. И там обязательно будет ОН.
  Но его не оказалось. Вытерпев три часа с родителями, я поспешила улизнуть домой. А вечером курьер привез мне подарок. В записке было одно слово: "Тебе". Это оказалась картина. На ней были изображены маргаритки.... Те самые маргаритки..... В правом нижнем углу было подписано: "Маргаритки для Маргариты". И подпись. Подпись с датой. Когда эта картина висела на выставке..., тогда этот ее край закрывала рамка..... Я снова плакала.
  А потом взяла себя в руки, схватила картину, вызвала такси и поехала расставлять точки над и....
  - Он улетел, - спокойно сообщила мне мама, когда не найдя Его в съемной квартире, я позвонила ей.
  - Улетел? - недоуменно переспросила я.
  - Да. Здесь он бизнес уладил и улетел..., -мама явно была недовольна, - Девочка моя, может и нам пора? Полетели домой? Я устала от этого городка. Здесь всего два нормальных ресторана и больше ничего! - для мамы целая катастрофа заключается в том, что ей пришлось провести здесь целый месяц. Удивительный геройский поступок. В дали от благ цивилизации, да еще столь долго. Отец тоже совершил поступок, прилетел сюда вместе с мамой, как-только меня нашли. И даже остался на наделю, а потом дела призвали его обратно. Но на мой день рождения он исправно вернулся сюда.
  - Он по прежнему живет с вами? - быстро спрашиваю я.
  - Что? Нет! Он давно переехал, как и хотел.... Марго? Ты вспомнила?! - но я уже повесила трубку. Когда он поступил в университет, то стал часто заводить разговор о переезде, но мама не хотела отпускать его, иногда мне казалось, что он был приманкой для маминых друзей. Этаким трофеем, которым она хвасталась. Но я знала куда он хотел переехать. Я - знала.
  Стоя перед дверью в его квартиру я была уже не так уверена. За время перелета, эмоции улеглись. Я была более спокойной и настроения что-то решать пропало. Захотелось обратно, к той жизни какую я создала без них. Но с другой стороны, не пора ли решить все здесь и сейчас? И наконец по настоящему стать свободной? Я нажала на звонок.
  Он долго не открывал, а потом дверь распахнулась. Взъерошенный, полуголый и босой. Он был явно ошарашен моим приходом.
  -Марго? - удивленно спросил он, пахнуло алкоголем, что было странно. Состоящий в куче спортивных секции, он практически не пил.
  - А что не похожа? - протискиваясь мимо, зло спрашиваю. Он отступает, смотрит на меня удивленным взглядом, затем словно очнувшись, просит:
  - -Подожди. Я сейчас, только оденусь, - не знаю почему. Я не жду, а иду следом, в спальню. Все привычно по спартански. У него никогда не было излишки в мебели. Кровать, полка с книгами, место для хранения одежды, все как всегда, все так же как в нашем доме. Все, кроме одного. Картина. Чертова, гребаная картина на стене прямо напротив кровати. Натюрморт. Мой натюрморт. Когда-то мне казалось, что эта картина вершина моего творчества. Ведь я вкладывала в нее душу. Тяжелые, грубые мазки, темные тона и кажется ни капли света. Света, которого так много в его Маргаритках. Пожалуй сегодня я готова признать. Его картина много лучше моей. Возможно потому что ее писали с другим чувством?
  - Когда я рисовала этот натюрморт я ненавидела всех, - я сама удивилась на сколько спокойным был мои голос. ОН вздрагивает у гардероба не успев застегнуть рубашку, не ожидал, что я пойду следом.
  - Я знаю, - он отворачивается и начинает застегивать рубашку.
  - А ты знаешь кого я больше всего ненавидела? - сердце тяжело бухает в груди. Пришло время открыть все карты.
  - Догадываюсь, - его губы дергаются в горькой усмешке.
  - Считаешь, что тебя? - я почти не слышу, что говорю, так сильно стучит сердце.
  - а разве нет? - он не смотрит на меня. Кто знает, может в этот момент он вспоминает, как я хотела его убить?
  - Себя. Я ненавидела себя. И до сих пор я ненавижу себя, - он резко поворачивается и смотрит на меня тяжелым пронизывающим взглядом, - Ты ведь понял, да?
  - Что?
  - Что я не теряла память, - он отводит взгляд. Мне не нужно слышать ответ. Я точно знаю - знал.
  - Сначала это была всего лишь догадка.
  - И на чем я прокололась? - мне не особо интересно. Просто я оттягиваю момент. Боюсь того, что придется признать.
  - Ты сбежала из дома.... Обычно людям потерявшим память сложно начинать все сначала. Они более потеряны и ранимы. Оторваны от общества. Но ты..... Я узнавал, ты довольно быстро покинула больницу. Довольно быстро устроилась в институт, нашла жилье. Словно давно продуманный план.... Ты меня узнала. Там в кафе, ты сразу меня узнала, - я слышу боль в его голосе. Странно обычно он никогда не показывал, что на самом деле чувствовал, - Никогда бы не подумал, что пугаю тебя до обморока, - злобная усмешка исказила губы, - Ты хорошая актриса....
  - Даже лучше чем ты думаешь, - сердце упало в пятки, - Я ненавижу то, что ты мой брат, - он дернулся как от удара.
  - Я уже догадался, - хрипло отозвался он.
  - Нет. Не догадался. Я всю жизнь жалею о том дне, когда попросила тебя им стать, - сердце стучит как бешенное.
  - Ты решила меня добить? - мука искажает его лицо.
  - Я тебе не сестра! - мой голос срывается на крик, - Я - тебе не сестра! Ты не мой БРАТ! МЫ НЕ РОДНЫЕ! - слезы градом текут по моему лицу, я задыхаюсь, но важно договорить, - Почему я должна быть тебе сестрой?! Я не хочу ей быть! Я хочу другого! - сил больше нет, ноги подгибаются, но он как всегда меня ловит. Он сдавливает меня в своих объятиях, прижимает к груди и шепчет куда-то в волосы.
  - Чего ты хочешь Марго? Я сделаю все.... Чего ты хочешь? - в его голосе еще больше муки чем в моем. Даже в этом он меня переплюнул.
  - А ТЫ?! - я кричу как сумасшедшая, задыхаясь слезами, - ЧЕГО ХОЧЕШЬ ТЫ? - всегда, с того самого дня, он всегда спрашивал меня чего хочу Я. На Дни рождения и Новый год именно от него я получала самые желанные подарки, и за это ненавидела его еще сильнее.... . Ведь я никогда не могла подарить равноценный подарок. Даже когда еще пыталась это сделать. Никогда. Я никогда не знала чего хочет он.
  Тишина. Только мои судорожные всхлипы и его тихое поглаживание моей головы.
  - Пожалуйста, - мне так плохо.
  - Если я скажу, - его голос дрожит и прерывается, - то ты испугаешься меня еще больше.... Ты меня никогда не сможешь простить, - я чувствую дрожь его тела, глухие, сильные удары его сердца. Глупый. Я смогу простить ему все.
  - Пожалуйста....Прошу.... - я все выдержу. Даже если он скажет, что никогда более не хочет меня видеть. Даже если он скажет, что хочет моей смерти. Все что угодно кроме неизвестности и молчания. Нет, молчаливого ожидания. Ожидания, которого я никак не могу разгадать. Чего ты ждешь от меня? Чего ты хочешь?
  - Тебя, - шепот в ухо, вместе с теплым дыханием его губ, -Тебя я хочу больше всего, - всхлип на выдохе, тихий стон вырывается из моих губ, когда я слышу эти слова, - Только тебя, тебя одну. Мне никто больше не нужен. Если есть ты. Но когда тебя нет.... То нет и меня. Ты ушла и меня не стало. Я нашел тебя, но ты прогнала.... и меня опять нет. Прошу, позволь быть рядом. Кем угодно. Я буду кем угодно. Только рядом с тобой, - он задыхается, так же как я, - Молю не исчезай из моей жизни. Ведь ее нет БЕЗ тебя, - его голос прыгает, становиться то выше, то ниже. Сколько лет он держал это в себе? Простой вопрос. Столько же сколько и я. Я убегала от этого чувства, прячась за стену ненависти зависти, раздражения и обиды. А он? Он выбрал еще более сложный путь. Такой нестерпимо трудный. Любить вопреки. Даже если нельзя, даже если неправильно. Скрывать за другой любовью, прятать.... И всегда демонстрировать, всегда любить и всегда страдать. Стать - всем и остаться - никем.
  Тогда много лет назад. Я помню как отец привел его к нам домой. Молчаливый, угрюмый, даже озлобленный. Я помню, что в первый момент я подумала, что он красивый и улыбнулась ему, как умеют улыбаться только дети, искренне и открыто. Тем сильнее и больнее стал для меня его злой, враждебный взгляд. Тогда мы с ним впервые поругались. Потом мне долго объясняли, что на Сашу нельзя злиться, что он недавно потерял в аварии обоих родителей, сам чудом выжил, что когда его нашли спасатели он был зажат на заднем сидении в детском кресле и держал переломанную в нескольких местах, с торчащими костями руку матери и умолял ответить ему.... Я помню как подошла к нему извиняться и меня вновь встретил все тот же злой взгляд. Я опять разозлилась и ударила его.
  - У тебя теперь есть я! Хватит грустить! - после я часто ему это повторяла. Он никогда не уворачивался от моих детских ударов, ему словно бы даже нравилось, то что я не пытаюсь ему угодить. Не жалею его, а все время кричу и дерусь.
  Теперь оглядываясь назад мне даже представить сложно, что он испытал в тот день, когда я упала с лестницы, переломав руки. Что чувствовал он вновь сжимая переломанную в нескольких местах руку и умоляя ответить ему и не получая ответа? поэтому в тот день когда я открыла глаза, он был согласен на все, что бы я не попросила.
  
  - Я уже очень давно живу только ради.... тебя, - я наконец сказала это, - Я люблю тебя и хочу быть с тобой, но не с братом, а с Сашей, мужчиной, которого я люблю.
  
  Мне нравиться город в котором я все начала с начала. Наверно поэтому мне нравиться приезжать сюда. А ведь с моего тогдашнего, поспешного отъезда прошло уже пять лет. Но всякий раз когда Сашка едет сюда по работе я прошусь с ним, правда пару лет поехать не удавалось из-за Егорки, тогда он был еще мал для таких перелетов.
  - Сашка? - невольно вздрагиваю, когда понимаю, что человек обращается ко мне, но тут же улыбаюсь, ведь это Мишка, мой старый друг, которого я не видела пять лет.
  - Вот это новость! Я рад тебя видеть! Куда пропала? Ты так неожиданно исчезла, но мы все решили, что ты улетела домой к родителям, - он совсем не изменился, все так же открыто и по-доброму улыбается.
  - Дядя, мою маму зовут - Маргарита, - у моего сына очень хорошее произношение, всего четыре, но мамино имя он выговаривает хорошо, без проблем.
  - Ух ты! Богатырь! твой сын? Ну надо же! - улыбается Мишка во все сто ватт.
  - Да, мой.
  - а вот и папа! - радостно кричит Егорка, махая рукой папе. Я вижу как с губ Мишки сползает улыбка и он недоуменно смотрит на моего мужа.
  - Разве это не твой брат? - удивленно спрашивает он глядя на приближающегося Сашку.
  - Нет. Когда мне было пять, хорошие друзья моих родителей разбились в автокатастрофе и родители оформили опеку над их сыном. Мы не родственники по крови и никогда ими не были..... Он просто мужчина, которого я люблю всю свою жизнь.
  Он тот, кого Бог спас в той страшной аварии и сохранил для меня. Мой мужчина часто зовет меня "мой ангел" и утверждает, что лишь благодаря мне он не сошел с ума после той аварии. Но для меня это именно он, он - МОЙ АНГЕЛ, мой муж, отец моего ребенка. Моя любовь к нему росла вместе со мной. Мужчина, которого я люблю всю свою жизнь.
  
Оценка: 8.61*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"