Хорхой Ольга: другие произведения.

Зверь в тебе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    О том, могут ли люди жить по-человечески, выжить в условиях кризисов и как именно.

Зверь в тебе

  
  
  

Содержание:

  
Часть I. Зверь в тебе. Давить или игнорировать, что именно и как?
Часть II. Так что же мы хотим и что можем получить от "зверя"?
Часть III. А для чего это нам вообще-то надо? Зверь в тебе - эволюция.
Библиография
  
  
  

Часть I. Зверь в тебе. Давить или игнорировать, что именно и как?

  
   Все живые существа являются информационными системами (естественно, обратное утверждение ложно), то есть они усваивают, перерабатывают и реагируют на поступающую информацию. Какие принципиально отличающиеся друг от друга способы реагирования на входящую информацию вообще существуют? Случайный и закономерный, третьего нет. О случайностях и их месте поговорим в следующий раз, сейчас пройдемся по закономерным, то есть, механизмам обработки информации.
  
   Их можно разделить на механизмы с обратной связью и механизмы без нее. Тут надо быть внимательным: часто те механизмы, что кажутся нам неизменными и не корректируемыми реальностью, обладают легко фиксируемой обратной связью, только проявляется она не в масштабах жизни одной особи, а в масштабе от нескольких поколений аж до целого геологического периода.
  
   Не имеющих обратной связи принципов переработки информации у живых информационных систем мало, но на них стоит все остальное. Например, принцип копирования (реплицирования) информации. Или сам принцип (не механизмы, их-то много) поддержания гомеостаза. Есть еще пяток, от силы, но о них пока говорить не будем, тема другая. Без них просто не было бы жизни. А вот механизмы всего этого на протяжении долгой эволюции биосферы создавались, совершенствовались, менялись, утрачивались, и не по одному разу. За счет обратной связи: если механизм неподходящий, его носители вскоре исчезнут, оставив по себе разве что окаменелости (обратное утверждение неверно, вид вполне мог погибнуть из-за своей энедемичности и случайного разрушения климатическими или геологическими катастрофами места обитания), а если позволяет жить - значит, хороший, годный. Его величество случай поддерживает разнообразие в группах отбора.
  
   Поэтому называть все поведенческие механизмы у того же человека "вредным атавизмом" - это некорректно. В конце концов, мышление - тоже механизм, причем, схожий у всех представителей нашего вида. У человека есть только одна логика, базирующаяся на причинно-следственной связи, принципиально другую логику мы еще выдумать в состоянии, а вот успешно использовать в реальности - нет: не работает. Другой вопрос, что логику человек использует не всегда. Построение аналогий, кстати, тоже происходит на основе причинно-следственного допущения: если объекты похожи в одном - то и в другом схожи. Но абстрактное мышление, как самый молодой адаптационный механизм, не является приоритетным для человеческой особи. Для любой. Даже для ученого с мировым именем. Даже для гения.
  
   Потому что сам процесс познания запускается инстинктивно. Наибольший интеллектуальный потенциал демонстрируют не ученые, а дети до трех лет. Потом он снижается, мышление уступает по частоте применения другим, более простым способам обработки информации. Иногда, очень редко, на всем протяжении человеческой жизни интеллектуальный потенциал остается почти на уровне трехлетнего ребенка. Это уровень гения, мыслителя, первооткрывателя. Таких людей крайне мало, и в обыденной жизни с ними непросто. Еще сложнее, чем с ребенком - ни заткнуть, ни надавить авторитетом, ни отделаться враньем вам не удастся. Впрочем, и от детей вы тоже не думайте, что отбоярились. Они могут промолчать и стерпеть вашу ложь и отговорку, но потом припомнят. Не вам, так другим. Кроме того, упущенное в раннем детстве не наверстать никогда. Например, почти невозможно научить ребенка ходить, говорить и мыслить абстрактно после трех лет, что нам и показывают примеры современных маугли, не только из джунглей, но и, банально, из домов ребенка. Невостребованный вовремя, познавательный инстинкт угасает, а абстрактное мышление при этом не формируется вообще.
  
   Любой инстинкт, помимо своих естественных "включателей" (значимых раздражителей), усиливается от того внимания, которое вы ему уделяете. Само качество внимания значения не имеет - если вы старательно подавляете собственнический или половой инстинкт, вскоре он станет постоянной доминантой в вашем сознании. А вот длительное игнорирование, лишение внимания снижает давление почти любого инстинкта. Не ликвидирует, снижает, в разной мере, в зависимости от инстинкта, но заметно. Только вот у тех, кто мастерски управляет своим вниманием, проблема обуздания инстинктов - уже пройденный этап, а кто этого не умеет, тот и не способен равнодушно наблюдать за собственными хотелками. Спасает только то, что два инстинкта одновременно доминировать не могут. Если усиливается один - ослабляется другой. Самые агрессивные самцы крыс имеют высокий уровень тестостерона, но при этом не спариваются с самками или спариваются крайне редко - "весь гудок ушел" в войнушку. Аналогично - прекрасно работает формула хипи "Make love, not war": регулярный и полноценный секс и, особенно, длительные привязанности снижают агрессивность даже альфа-самцов. Во втором случае работает чудесный гормон окситоцин, который является не только гормоном любви, но и у самок совместно с пролактином запускает материнский инстинкт (у самцов совместно с вазопрессином запускает отцовский), а у всех поголовно - цементирует связи внутри малых групп, и, как приятный довесок, снижает тревогу и дает ощущение покоя и счастья.
  
   Есть и еще одна его особенность: он повышает доверие между "своими" - друзьями или сородичами, запуская группу горизонтальных социальных инстинктов. Человечество выжило и стало тем, чем оно является, только благодаря им. При исключительно вертикальной консолидации конкурентные отношения внутри стаи пожирают почти все свободные ресурсы индивидов, особенно хомо сапиенс, у которых тормозов в отношении убийства себе подобных генетически не запрограммировано. Не остается сил ни на любовь, ни на общение, ни на удовлетворение исследовательского инстинкта, ни на то, чтобы изобрести нечто новенькое. Посмотрите на отношения в павианьей стае - вот он, конкурентный мир с союзничеством, но без дружбы и взаимного альтруизма. Не успел отвернуться - тебе уже вставили, и хорошо, если только это.
  
   Горизонтальные отношения взаимного (реципрокного) альтруизма и доверия дают экономию времени и сил, которые можно объединить и направить вовне - на добывание новых ресурсов, борьбу с пищевыми конкурентами и исследовательскую деятельность. Взаимность контролируется в малых коллективах исключительно просто - все у всех на виду, а жульничество наказывается ликвидацией нарушителя (или смертью, или изгнанием, что в условиях каменного века - примерно то же самое). "Гуртом и батьку бить сподручнее", в результате авторитетность альфа-самца в стае с сильными горизонтальными связями определяется уже не по тому, насколько крепко тот может побить конкурента из собственной стаи, а тем, насколько эффективны принимаемые им решения для всей стаи, а то вручат "черную метку" топором по темени, и не успеешь отмахнуться, потому что насядут всей честной компанией. То есть, вертикальная структура становится эффективным способом организации стаи только в условиях сильных горизонтальных связей, объединяющих всех ее членов. В противном случае верхушка структуры будет заботиться исключительно о себе. А что, в павианьей стае все именно так, геронтократия по типу позднего ЦК КПСС.
  
   Благодаря тому, что у человека нет инстинкта, запрещающего убийство представителя своего вида, столкновения стай пралюдей заканчивались гибелью более слабых соседей и привели к естественному отбору на уровне групп особей, связанных кровным родством. Те, кто был способен к горизонтальной консолидации, оказывались более организованными, в лучшей физической форме (тратили ресурсы не на внутристайную конкуренцию, а на добычу пищи), в результате побеждали. Кроме того, у них было лучшее оружие - у тех, кто был способен изобретать, оставалось на это и время, и силы, а самые ловкие мастера, скорее всего, были освобождены от многих обязательных дел рядовых членов племени. Найденные "мастерские" каменного века скорее подтверждают, чем отрицают такое предположение ("почерк мастера"). Еще одна выгода взаимного альтруизма.
  
   С разрастанием человеческих сообществ, объединением родов в племена, а племен - в племенные союзы возникла необходимость в законодательном закреплении правил взаимного альтруизма по отношению к неродному по крови соседу. Кровная месть в качестве сдерживающего фактора оказалась гораздо менее эффективна, чем закон, подкрепленный авторитетом божества. При этом божество выступало или как некий сверх-вождь, супер-альфа, или как первопредок, "дух-советчик": в первом случае сдерживал страх физического наказания, во втором - авторитет знающего неизмеримо больше тебя и способного повлиять на твою судьбу-удачу.
  
   Вот тут-то мы и видим начало разделения религий на карающие и направляющие. Вчистую сейчас таких видов не существует, даже буддизм грозит: "Великое несчастье ждет тех, кто поверит в явь этой неяви, в ощутимость этой неощутимости, в суть этого несуществования" или "Там ты будешь страдать веками от страшных всплесков жара и холода. Не ходи туда!". Но это ни в какое сравнение не идет с обещанием жутких кар за ничтожные проступки в христианстве (и легким прощением действительного предательства интересов рода человеческого).
  
   Не потому ли, что с определенного момента религии стали защищать не интересы всего сообщества, а его верхушки, более не сменяемой в отсутствии социальных лифтов "мiром" или конкуренцией, вырождающейся от имбридинга и ни хрена не мотивированной способствовать росту силы и благосостояния управляемого ими сообщества. Не верите - прикиньте, сколько абзацев "боговдохновенных книг" посвящено смирению, сколько - "верности" данному божеству и детальному исполнению бессмысленных и откровенно вредных обрядов, а сколько - помощи ближним.
  
   То есть, как минимум, христианская религия переносит внимание в область инстинктов вертикальной социализации, стараясь усилить "гаммость" и "омеговость" паствы. А тот инстинкт, которому мы уделяем наибольшее внимание, становится доминантой, вытесняя на периферию остальные. Если традиционное христианство в лице православия с его запугиванием карами небесными, с унижением и самоуничижением паствы выращивает стадо опущенных омег, то протестантизм с его критерием успешности как мерой божественной любви отращивает в пастве "бетовость" и усиливает конкуренцию в "стае". Но оба они создают доминанту инстинктов вертикальной социализации, вытесняя социализацию горизонтальную. То есть, низводят людей до павианов.
  
   Это ты считаешь "задавливанием зверя в себе"?
  
  

Часть II. Так что же мы хотим и что можем получить от "зверя"?

  
  
   []
   Таблица 1. Нейромедиаторы и нейрогормоны - их роль и влияние на физиологию и психологию человека. Для увеличения кликните по картинке.
  
  
   Если разделить людей по признаку предпочитаемого вида социализации, то можно выделить три варианта:
  
   1. Несоциализированные: дурачки (умственно отсталые) и интеллектуалы. И у тех, и у других не включился или не до конца включился комплекс стадных инстинктов, только у первых по причине общей недоразвитости, а у вторых - потому что познавательно-творческая группа инстинктов стала доминантом раньше, чем включились социальные. По этому признаку и те, и другие находятся на уровне трехлетнего ребенка. Им неинтересны статусные игры, они мало интересуются коллективной деятельностью, если она не удовлетворяет другие их интересы, но и той предпочли бы заниматься в одиночку, если только такое возможно. Плохие помощники и сами не попросят помощи, если смогут обойтись без нее.
  
   С дурачками все более-менее ясно, поговорим об интеллектуалах. Общество их активно не понимает и не принимает. Особенно занятое статусными играми, зацикленное на работе локтями. Тот, кого они считают омегой и кто должен у всех сосать, внезапно плюет на них с высокой колокольни. "Лишу премии!" - "Ага. Только закрой дверь с той стороны". Все, занавес. Это культурно. А некультурно лезть к такому человеку вообще не советую, даже если он неказисто выглядит. При выяснении отношений в статусных драках он что в детстве, что во взрослом возрасте бьет, как убивает. Ему не нужно стать "царем горы", ему нужно, чтобы от него отстали. Как можно скорее. Желательно, навсегда. Если не может добиться этого простым и быстрым способом, придумает хитроумную приспособу, чтобы гарантированно отвадить любителей самоутвердиться за счет "бирюка".
  
   Иногда таким людям перепадает высокое место или большое количество денег. В этот момент на них жалко смотреть - такая награда для них серьезная неожиданность и часто - тот еще гемор. Деньги, обычно, тут же уходят в любимую работу, а высокое место, в лучшем случае, интель занимает чисто номинально: он не руководитель. Совсем. Творец и управленец от веку имеют противоположные цели. Другое дело, что для умного начальника такой кадр на нужном месте дороже горы золота: он вытянет любую проблему по своему профилю, и много чего помимо. И шеф, если не дурак, будет с ним носиться, как с великовозрастным дитем или пероксидом ацетона. Ибо несоциализированный интель может рвануть в любой момент, то есть выкинуть исключительно по наивности то, о чем ты сейчас и подумать не можешь.
  
   За ум у нас отвечают, помимо прочих, два гормона-нейромедиатора: серотонин и дофамин. Сладкая парочка! Оба вырабатываются мозгом (не только им, но остальные производители нас пока не интересуют), оба способны снести крышу напрочь, и оба необходимы не только для процесса мышления, но и вообще для того, чтобы жить и шевелить конечностями. Дофамин при передозировке (исключительно эндогенного производства, через гемато-энцефалический барьер не проходит) вызывает нервные и психические расстройства, но при его нехватке невозможно связное мышление, запоминание и обучение, мотивация и удовольствие от работы и вообще достижение какой бы то ни было цели. Воля угасает, наступает безразличие и абулия, да еще начинается слабость и подрагивание конечностей. Кроме того, дофамин - предшественник норадреналина. Поэтому к человеку, увлеченному своим делом, лучше не лезть - зашибет ненароком. Зато сам результат работы для такого дофаминового маньяка - лучший кайф и награда. Кроме того, дофамин - антагонист серотонина, пролактина и некоторых других гормонов. Сильно мотивированные своей работой мамочки не квохчут над детьми.
  
   Серотонин - второе интересное нам вещество, играющее роль и нейромедиатора, и гормона. Но вообще он может наделать бед. Например, когда его слишком много - вызвать галлюцинации, судороги, тахикардию и даже убить. А может, синтезированный организмом в количестве чуть большем, чем обычно (для каждого человека необходимое для этого превышение различно) одарить всплеском вдохновения и "расширенного сознания", то есть способности воспринимать и обрабатывать в разы больше информации, чем в "тоскливые, серые будни" с его недостатком. Ну, и давать особый род счастья, отличный от дофаминового достигаторства. Тихую гармонию с окружающим миром, оно неудивительно, учитывая, что объем восприятия и скорость обработки сигналов от него возрастает.
  
   И для всего этого не требуется какая-то хитровывернутая стимуляция или препараты. Просто ешьте триптофаносодержащие (тот же сыр или индюшатина вполне пойдут) продукты и почаще бывайте на солнышке, и серотониновое вдохновение - ваше. У здорового человека он сам образуется. Другое дело, что люди с разным интеллектом и ценностными установками этим вдохновением по-разному смогут воспользоваться.
  
   Пить или колоть синтетические аналоги бесполезно (не проходит через гемато-энцефалический барьер), пить препараты-агонисты и препараты, повышающие каким-либо способом его содержание - палка о двух концах, вторым бьет по тому же месту, от нарушения циркадных ритмов до привыкания. Лучше уж сыр и пляж! Или вообще яркое освещение рабочего места лампами со спектром, близким к солнечному. Потому что когда серотонина не хватает, даже физически очень плохо. Сразу начинает болеть все подряд, особенно голова (мигрени), наступает депрессия, бессонница и эмоциональное отупение. И не только эмоциональное. Лучше уж с ним, чем без него.
  
   Только учтите, что серотонин - антагонист окситоцина, серотониновые добрячки ровно относятся ко всем окружающим, не выделяя своих и чужих, словно хиппи. "Серотонинщики" вообще очень похожи на "детей цветов". Хватательная психология у них отсутствует в принципе, и мотивировать на труд нужно как-то иначе. Зато вдохновения и нетривиальных идей хватит на десятерых. Правда, чтобы они сами начали их воплощать, им должно быть интересно. А то получится, как в анекдоте про раввина и чужих кур: "Жаль, что все передохли - у меня еще столько идей!".
  
   Часто "дофаминщики" на работе становятся "серотонинщиками" при дружеском общении в неформальной обстановке, но еще чаще встречается смешанный тип. Тот самый, с преобладанием исследовательско-творческой группы инстинктов. Слабо социализируемый, плохо управляемый, но умный, и если работа и интерес совпадают - ценный работник. Одна из тех букашек, что двигают прогресс.
  
   О других нейромедиаторах я не сказала лишь потому, что они, не смотря на то, что играют важную роль в формировании и функционировании интеллекта, не настолько сильно влияют на социализацию человека и преобладающие в его мотивации инстинкты.
  
   2. Социализированные по общинному, "первобытному" типу. Статусные игры знают, но не любят, предпочитают в них не играть. Защищают слабых, подкармливают голодных и всегда - это их метка, их неотъемлемое свойство - ратуют за справедливость, которая часто в их представлении оказывается первобытно-общинным равенством. Часто (далеко не всегда) все это - только для своих. "Мой класс, мой двор, мой отдел, моя лаборатория"... А для остальных - хоть трава не расти. Окситоцинщики. Возраст, в котором формируются эта доминанта - от младшего дошкольного до подросткового. Возраст правдолюбства и тотальной справедливости.
  
   Не у всех, конечно, кое у кого окситоцина просто не хватает, чтобы его запустить, у кого-то - окружение сразу формирует конкурентную, павианью социализацию. Детсад аж с 70-х годов прошлого века - вне конкуренции по производству из людей маленьких павианчиков. Обилие таких соревновательных игр, в которых тренируется не чувство локтя, а умение работать локтями пришло в дошкольное воспитание не сегодня, сегодня оно дополнилось дебилизацией "развивающих" занятий. Что сегодня творится в младшей школе - вообще громко промолчу, такое впечатление, что там готовят к олимпиаде для умственно неполноценных. "Заучивать, не думать!" "Шаг вправо, шаг влево... а уж если вперед!.." Авторитарность и безмысленность быстро меняет человеческие приоритеты на обезьяньи.
  
   Кроме того, там, где скучно - начинаются манипуляции соседом и единственно возможные в "пустой комнате" статусные игры. Везде, где нет дела, мобилизующего все возможности человека - торжествует безделье и "павианы". Собственно, любая скука в коллективе вытаскивает наружу этого хвостатого жителя Африки. В другой, менее благоприятной обстановке обществу гамадрилов не выжить. Именно это мы видим в многочисленных примерах "плота "Медузы"", где не предпринимается попыток добыть пищу, или добытая пища отбирается "альфой" с несколькими прихвостнями, после чего самого добытчика могут прибить и схавать под шумок. Умный добытчик - это для альфы опаснее, чем призрак голодной смерти. В общем, все умерли. Или почти все, разница не критична. То есть, в жестоких условиях выживания "павианья стая" обречена.
  
   Но дети-то растут более-менее сытыми и защищенными! И если они не заняты общим, захватывающим их внимание делом, требующим коллективного труда, то "дикаря" сменит "павиан" и будет устанавливать свои правила, а "дикари" с их справедливостью и "умники" с их интеллектом станут гаммами и омегами. "Скотом". Выводы делайте сами.
  
   Окситоцинщики хороши и для выживания в суровых природных условиях, и для достижения нужной всему обществу цели - они целеустремлены, организованны, не тратят время и силы впустую, но, как только заходит вопрос о дифференцированной оплате - пиши пропало, у половины чувство справедливости потребует уравниловки (остальные учтут вклад в общее дело). Также, если у "умников" стартер внутри, и они сами находят себе точку приложения сил, то "дикарям", частенько, задачу нужно поставить, иногда и работу сорганизовать. Не всегда, среди "дикарей" вырастают мудрые управленцы, но "каждый сам себе начальник" - явно не про них. Кстати, "дикарь" в данном контексте - уж никак не оскорбление, человек каменного века выжил там, где нам, современным - только сдохнуть без тех знаний-умений, что наработаны за тысячелетия нашими предками.
  
   Уважайте первобытного предка! Именно благодаря его нелегкой жизни мы имеем сейчас само понятие справедливости, а не тотальное "право сильного". Оно формировалось не одно и не два тысячелетия, оно неизмеримо старше любой ныне существующей общественной формации и религии, и та идеология, которая его игнорирует, никогда не наберет достаточно последователей. Вот обмануть требование справедливости - это да, могут и делают, а проигнорировать - фигушки.
  
   Об антагонистах окситоцина я уже сказала - это серотонин и производные дофамина (норадреналин и адреналин). Они мешают образованию привязанностей, но серотонин не провоцирует статусных игр, а производные дофамина у "умников" редко присутствуют в достаточном для этого количестве. Так что "умники" прекрасно живут в среде "дикарей" и работают на общее дело в той мере, в которой оно совпадает с их целями, спокойно принимают и следуют принципу взаимного альтруизма, а также способны на самопожертвование - но скорее ради собственных идей, чем ради общества.
  
   Впрочем, тут возможны варианты. "Умник" в определенных жизненных ситуациях вполне может стать "окситоцинщиком", но очень редко - "павианом". В ситуации неизбежности павианьих разборок он действует, исходя из собственных целей, не являющихся павианьими, и способен на более хитрые, жестокие и просчитанные ходы, чем поглощенные статусными разборками "обезьянки".
  
   Это мы поговорили о лучших представителях рода человеческого, лучших в том смысле, что если и можно надеяться на будущее человечества - то только такое, где горизонтально консолидированные особи составляют подавляющее большинство населения, а остальные (в самом мягком случае) принуждаются ко "взаимному альтруизму". Не стоит думать, что это "военный коммунизм" или нечто подобное. Между прочим, любой обмен и любое разделение труда возникли именно благодаря реципрокному альтруизму. Почему так? Потому что при его отсутствии, при строго вертикальной консолидации выменивать (покупать) у тебя никто ничего не будет: тот, кто сильнее, отберет у того, кто слабее, необходимую ему вещь. Ничего не давая взамен, кроме, разве что, тумаков и затрещин. Строго вертикальные сообщества - в тюрьме, армии мирного времени, где допускают и даже поощряют дедовщину, или в самостоятельно сорганизовавшихся детских коллективах - так и строятся: альфа бьет и обирает бет, беты бьют и обирают гамм, а на омегах вообще оттягивается каждый, кому не лень.
  
   При этом альфа - вовсе не самый умный, часто даже не самый сильный, но обладающий эпилептоидным характером крайне эгоистичный индивид. То есть "настоящий буйный", потому и вожак. Правда, если у него нет определенной, большой доли хитрости, то наверху долго не удержится.
  
   Среднестатистический альфа хитер, в опасные драки не ввязывается, натравливая шестерок, а при настоящей опасности первым удирает, бросая свою стаю на произвол судьбы. А вы, если умные, держитесь за лидером, пугая врага голыми жопами! У павианов они характерного ярко-красного цвета, особенно яркие задницы у альф, для того, чтобы оповестить сородичей, когда им пора линять со всех четырех лап. Стаю при необходимости защищают лопухи-гаммы, потому что нервы у них на пределе, адреналин зашкаливает, и страх в определенный момент перерастает в ярость загнанного в угол зверя. Тем более что убегают они последними. И первыми гибнут. Для стаи павианов оно не потеря, потому что самок оплодотворяют, в основном, альфы, иногда - беты, и почти никогда - лохи-защитнички.
  
   Почему же регулярно в течение миллионов лет появляется этот фенотип? Откуда наследственность? А она почти такая же, как и у лидера, только пожиже и похилее. Та же злость, трусость и желание поживиться за счет сородича. Только силенок на это не хватает. Дофамин у "вертикалов" (а что, подходящее название, павианы любят поковыряться у сородича в заднице и побросать в прохожих собственные какашки)очень быстро перерабатывается в норадреналин, а тот - в адреналин. Фаза норадреналинового гнева у альфы длится, в среднем, дольше, чем у беты, а у гаммы вообще проскакивает мгновенно и незаметно.
  
   Вертикальная консолидация стаи помогает им выживать в достаточно благоприятных условиях тропиков, но уже субтропики ставят их на грань голодной смерти зимой. Ну, не северные они жители, это лысая обезьяна под названием человек с кого хочешь шкуру сдерет и где угодно выживет. Потому что умная (мозг крупнее и организован лучше, дофамин и другие нейромедиаторы на всякую дрянь переработаться не спешат), а к сородичам относится трепетно: доверяет и проверяет. Ябедничество, между прочим, присуще не только людям, но и, например, шимпанзе, у которых некоторые признаки горизонтальной консолидации найти можно. Если очень постараться. Увидев еду, шимпанзе инстинктивно кричит, подзывая сородичей, но кто из них сильнее - тот всю кучу вкусняшек и хапнет, если в руках уместится, конечно. А остальные будут прыгать вокруг и пускать слюни.
  
   Среди приматов, пожалуй, только первобытный человек настолько обгоризонталился, что делил добычу на всех сородичей. По релевантности, конечно, но уж совсем голодными не оставались даже немощные. Поэтому он и выжил, без клыков, когтей и густой шерсти, в условиях ледникового периода, поэтому расселился по всем климатическим зонам вплоть до заполярья. Но у остальных-то приматов почему такое полезное приспособление не прижилось?
  
   А им не надо. Они, практически, все - высокоспециализированные виды, прекрасно приспособленные к тем условиям, в которых живут. Это далекие предки человека разумного были неконкурентоспособными для богатых ресурсами ниш обезьянами, которые жили, где придется, и собирали, что плохо лежит. Зато они были универсальным, всеядным и сообразительным видом. Поэтому не вымерли, когда теплые и сырые леса начали высыхать, отступать и превращаться в холодные степи, а, наоборот, приспособились и заняли освободившиеся из-за климатической катастрофы ниши.
  
   Сперва освоили рацион падальщика, а потом начали охотиться, пользуясь вместо отсутствующих клыков и когтей палками и камнями. Видов прачеловека было много, а сейчас живет только человек разумный, и среди антропологов не утихают споры, кто из этих пра- был нашим предком, а кто просто вымер. Вроде, где-то еще встречали реликтового гоминида йети, но, даже если это так, то ареал его обитания узок, а численность невелика. Хотя, вроде, высокий рост, мощная мускулатура, густая шерсть и клыки должны были предоставить ему изрядную фору, но эти же приспособления не помогли против экспансии хилых, но сообразительных и вооруженных плешивцев. Победителей в конкурентной гонке на самое приспособленное ко всему на свете сообщество. Конкурировали-то, по большей части, не особи, а стаи, и "наши победили". Это произошло благодаря двум вещам: изобретательному уму и горизонтальной консолидации.
  
   Но почему же вертикальная консолидация у людей не только сохранилась, но и лезет изо всех щелей сразу, как только давление внешних условий становится ниже критического, и для выживания группы уже не обязательны взаимопомощь и взаимоподдержка? А почему у человека сохранился копчик, на него же так неудобно падать? А что уж говорить о глазном дне: и расположено оно шиворот-навыворот, да еще и слепое пятно смотреть мешает!
  
   Что ж поделаешь... так шла эволюция. Это нам просто, имея готовую информацию о том, что дано и что нужно получить, имея сформированное эволюцией мышление, сконструировать годный механизм без лишних и кое-как приспособленных, не предназначенных для этой функции деталей, а у жизни было только три метода "конструирования": случайность, комбинация, отбор. Только с их помощью можно создавать информацию "почти из ничего". Но и цена высока: куча отбракованного, почти столько же нефункционального и даже умеренно вредного в функционирующих организмах и экосистемах, а уж сколько времени это заняло! Жуть.
  
   Если смотреть на другие социальные инстинкты, то ближе всего к инстинктам вертикальной и горизонтальной консолидации - механизм конформности. Его зачатки появились задолго до возникновения нервной системы, а уж на множестве видов насекомых, рыб, птиц и зверей он развернулся вовсю. Его смысл прост: "делай, как я, делай, как все". Пока рыбки плавают в строгой последовательности, не позволяющей разогнаться хищнику, тот не может выхватить ни одной. Как только строй нарушается - бросок - и кого-то схарчили. У насекомых механизм, обеспечивающий коллективное поведение, гораздо сложнее, а ведь кто бы подумал - сколько там у них ганглий... Впрочем, даже в коллективном поведении насекомых присутствует некая тупость и механистичность: часть муравьев, сосредоточившаяся на одной стороне гусеницы, тащит ее быстрее и эффективнее, чем вдвое большее количество, но расположенное по разные стороны ноши (они в противоположные стороны тянут). Мало того, конформизм совершенно негибок, даже у зверей. Если, загоняя овец в хлев, вы подставите палку, баран через нее перепрыгнет, перепрыгнет и следующая овца. Уберите палку. Другие овцы, понаблюдавшие за прыгунами, тоже будут заскакивать в овчарню в прыжке, словно вы палку не убирали.
  
   "Сделай как другие, и все будет хорошо". "А вдруг они знают что-то, чего я не знаю?" Это - обычные человеческие отговорки, оправдывающие конформизм. Ему-то самому оправданий не надо, это инстинкт и от разума почти не зависит. Несмотря на все его недостатки, конформное поведение - гораздо более выгодная стратегия многих животных, чем одиночное или соседствующее существование. Сбившиеся в стада олени представляют не самую удобную мишень для охотящихся хищников, а схваченная или напуганная особь оповещает криком всех остальных членов стада. Но для человека этого мало, как и для большинства приматов.
  
   Именно конформный инстинкт сбивает приматов в стаи или толпы (если мы говорим о людях), но руководит ими уже вожак. Как он появляется в свежесформированной группе обезьян, например, в зоопарке или в виварии - я своими глазами не видела, а вот как он выделяется из детсадовской группы, школьного класса или дворовой компании - наблюдала неоднократно. Начинается с задирания товарищей, мелких драк и гадостей за спиной, продолжается кучкованием, "против кого дружим?", не успеешь оглянуться - а рядом с тобой уже не маленькие люди, а стая гиенышей или обезьянок, обращаться к которым нужно с позиции силы, насмешки, принуждения и наказания. В первый момент хватает точечного воздействия на свеженького альфу, потом будет поздно. Унизить и осмеять его в глазах других детей, обратив внимание именно на значимые для них недостатки - и альфа сдуется надолго. Но дальше начнутся странности. Те, кого этот альфа гнобил, начнут действовать так же, как он, задирая и подначивая не только своих приятелей, но и вас.
  
   Причина этого в том, что, унизив и "сдув" альфу, вы неявно заявили претензии на лидерство, и вас начали "проверять на соответствие". Фактически, в этом случае вы и дальше будете вынуждены обижать и унижать всех его "подданных" чисто в профилактических целях, для подтверждения статуса. Не хотите? Единственная альтернатива такой "школы обезьян" в том, чтобы включить весь класс в реальное дело, требующее кооперации усилий и занимающее почти все свободное от учебы время. Осмысленный коллективный труд быстро возвращает маленьким "оборотням" человеческий вид и формирует горизонтальные связи взаимопомощи. Труд, не требующий кооперации, для этого недостаточен. Развлечения - тем более. Бессмысленный труд - откровенно вреден. Спорт - только командные виды формируют взаимовыручку, и то не все. В общем, пришкольный сад и, в особенности, огород - самый оптимальный вариант для воспитания людей. Сельскохозяйственный труд требует и регулярности, и кооперации, и разделения функций, и трезвого ума, а, главное, приносит реальный результат. Школьные мастерские, где занимаются не выжиганием или выпиливанием из фанерок, а изготовлением и ремонтом нужных вещей - второй вариант очеловечивающих занятий. Третий вариант - кружки, в которых делается нечто реальное, а не высокохудожественная лепнина из соплей, но он останется вспомогательным средством, поскольку формирует группки по нескольку человек, а не объединяет весь класс.
  
   Бывший альфа в этом случае либо включается в процесс на равных с остальными (такое возможно только в детстве, не упустите!), либо переходит в разряд "подозрительных маргиналов", с которыми дети, занятые делом, общаются редко и по необходимости. Второе встречается чаще, у взрослых - в 100% случаев, импринтинг модели поведения возможен только в детстве. А взрослый вожак иерархической стаи - совсем не та личность, которой можно доверить управление даже кофемолкой. Потрясающая узость и заштампованность мышления сочетается с инстинктивным ощущением уместности того или иного воздействия на остальных членов группы. Можно сказать, что альфа - специалист, только очень узкий. Мастер подчинения сородичей. И "переквалифицироваться" он не сможет: не позволит самооценка ("западло"), а, главное, специфическое мышление. Наиболее упертые альфы уверены, что закономерности реального мира прогнутся, если достаточно сильно на них надавить.
  
   Горизонтальную консолидацию в детском коллективе, импринтинг этой модели в их сознание нужно осуществлять сразу, как только дети начинают социализироваться, это возраст 3-7 лет. Что-то еще можно исправить в начальной школе, а потом любые результаты будут кратковременными: пока их принуждают к сотрудничеству исключительно тяжелые условия среды, да и то, альфа с прихвостнями постарается занять позицию надсмотрщика. А как только закончится период ПП (полного песца), иерархичность вернется на круги своя. И это - совсем не то, что способствует продуктивному труду и прогрессу. Доминанта вертикальной консолидации проявляется у альфы высокой степенью личного эгоизма, постоянным вниманием вовне, на членов группы, с целью контроля и подавления их самостоятельности, а также отъема ресурсов. Для поддержания реноме используется регулярное устрашение бет и гамм, а еще коллективное мучительство самых низкоранговых: и чтобы разрядить обстановку, и как пример того, "а так мы будем бить несогласных". Иногда с низкоранговыми можно поделиться излишками, но чаще эта дележка неосознанная, так богатые "делятся" с нищими, выкидывая на помойку неношеные вещи. А гаммы и, тем более, омеги не в состоянии сорганизоваться для того, чтобы вломить альфе по полной программе - по причине страха: "как бы не стало хуже". И продолжают умиротворять его подношениями и позой подставления.
  
   Думать на посторонние темы альфе некогда, а планирование у подавляющего большинства членов иерархической группы крайне краткосрочное, даже у людей, не говоря уж об остальных приматах. В одной из любимейших песен уголовников очень характерные слова: "Есть только миг, за него и держись. Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь". Неудивительно, что любые дела с долгосрочной перспективой чисто иерархические группы с треском проваливают, предпочитая "копейку сегодня, чем рубль завтра". Исключения есть, но они связаны со слабо вписанными в иерархию субъектами, которые романтизируются российскими авторами криминальных боевиков. С теми, кто втемную использует, разрушает, а иной раз и уничтожает физически ту криминальную группу, из которой вылез. В реальности вероятность такого события крайне мала, и выглядит как почти что подвиг. Ну, понятно, к уголовникам читатель боевика относится однозначно, их не жалко, следовательно, их убийца - герой, но вот как относиться к тем индивидуям, которые рушат не криминальные структуры, а, например, экономику страны в угоду своим сиюминутным целям? Механизм-то одинаковый!
  
   Среди животных иерархические группы с почти отсутствующей горизонтальной составляющей встречаются часто. Они живут собирательством и охотой, это позволяет концентрироваться только на сиюминутных целях, выстраивая краткосрочную стратегию поведения. "Дают - бери, бьют - беги". А вот современные люди без долгосрочного планирования и взаимопомощи, а также сложной и разветвленной сети обмена и отсроченных обязательств не выживут. А обмен (и торговля, как его разновидность) не мог бы существовать без взаимности обязательств, который невозможен в чисто иерархической структуре (там направление движения ресурсов одностороннее).
  
   Кроме того, теперешний человек без продуктов промышленного и сельскохозяйственного производства - не жилец, а для того, чтобы создать такую промышленность и сельское хозяйство, потребовался не один век познания природы и истинно творческого труда, которые требуют времени, сил и самостоятельности мышления, а в иерархии такое мало того, что не поощряется - у ее членов не остается ни минуты, чтобы полностью отключиться от внутренних разборок или их ожидания. Животные хоть не зацикливаются на этом из-за неумения прогнозировать дальние последствия, а люди, озабоченные карьерой, частенько ни о чем другом думать вообще не могут. Какое там дело, какое производство, какая наука, какое искусство! Добравшиеся до высоких мест в любой иерархии ни о чем, кроме междусобойной возни, думать не могут - давно отвыкли.
  
   Если бы не было горизонтальной консолидации, вертикальные структуры из людей погибли бы вместе со всеми своими членами. Еще в каменном веке. Можно сказать, в человеческом обществе вертикальные структуры паразитируют на горизонтальных, но они настолько сильно сплетены между собой, что часто мы не видим границы между ними. Но хоть что-то положительное в иерархиях есть (ну хоть капелька!)? Как ни странно, есть! Вертикальная консолидация - не совсем атавизм, кое в чем иерархические структуры будет необходимы до тех пор, пока мы не найдем, чем их заменить.
  
   Быстрота реагирования, делегирование задач и полномочий и контроль результатов. Если честно, в иерархии это осуществляется дурно, но осуществляется. А нам нужно, чтобы осуществлялось хорошо. Мы же - не "слепой часовщик", у нас есть условия задачи и средства ее решения, а, главное, мы умеем думать. Ну, кто-как, но, в большинстве своем, умеем.
  
   Разделение труда и распределение его результатов (с большей или меньшей справедливостью) - это следствие горизонтальной консолидации. Иерархическое разделение иное: одни работают, другие - едят. Управление, по сути, тоже не означает обязательного иерархического ограбления (хотя часто с ним сочетается), и может осуществляться без постоянного насилия и его угрозы (хотя к нарушителям принятых в группе правил поведения должны осуществляться санкции, исключающие повторение).
  
   Принципы такой организации сформулировал Юрий Мухин в концепции делократии. Основа делократии, фактически - горизонтальная консолидация на принципах взаимного альтруизма (т.е. отсроченной платы) и справедливого (пропорционально вкладу) распределения результатов. Способ - делегирование задач и контроль конечного результата. Она хороша на малых предприятиях - сама нечто похожее внедряла, и успешно. Восемь лет процветания... и быстрый развал в результате откровенно жульнических действий неподконтрольного мне человека - брата директора. До этого мы вовремя выявили и обезвредили (выгнали, не дожидаясь убытков) только трех жуликов и отсеяли кучу неподходящего народа уже на этапе собеседования: легче не допустить "заболевания", чем потом "лечить".
  
   То есть, первое и главное - кадры. Ну, конечно, они решают далеко не все, но взрослых вертикалов не переделаешь, а работать с ними невозможно, чуть занялся делом - а за спиной уже какие-то малопонятные интриги. Да, теоретически я этих ребят понимаю, если очень нужно - могу устроить и армагеддец мартышкам, но жить и работать в их обезьяннике не способна - ни сил, ни желания, ни нервов не хватит. Так что говно полировать мы не будем. Будем осуществлять отбор на этапе трудоустройства. А на перспективу - нужно самим выращивать себе кадры, благо, с трех до шестнадцати лет вполне реально простимулировать как инстинкты горизонтальной консолидации (не путать с конформной!), так и познавательно-творческие, и "впечатать" нужную модель поведения (горизонтальной консолидации). Сами методики просты, но без реального дела не работают.
  
   Кто там с задних рядов бубнит, что "это бесчеловечно"? Вам сколько веков впечатывали обезьянью модель поведения, хоть с "боженькой-суперальфой" и "царем-батюшкой", хоть с "обществом равных возможностей стать омегой"? А уж методы были самые зверские. Погуглите "дети в средневековье" и "дети в викторианской Англии", "домострой" и "образование в дореволюционной России". Картинка будет впечатляющей, гарантирую! А окучивать картошку и полоть грядки на каникулах - это нормально, физическому и психическому здоровью только на пользу, как и ковыряние в потрохах древнего жипуленка и не менее древних холодильников после уроков. Главное - чтобы человек от этого результат чувствовал, чтоб он картошку-капусту эту потом ел, и чтобы "восстановленный" холодильник мог бабушке подарить.
  
   Второе - организация. Необходимо, как вы понимаете, для разделения работы на подзадачи, делегирования их "вниз" и контроля только результата на выходе. Вопрос объемный, описывать его тут не стоит, ничего нового я не скажу, ищите по сети сами. Вариантов много, в каждом конкретном случае своя специфика, захотите разобраться - поймете и воспользуетесь нужным, да еще и сами подкорректируете.
Но!
Все представленные схемы годятся для малых предприятий, для большого схему стоит сделать фрактальной, как - подумаете и поймете сами. Главное - все это возможно, и не как одиночный феномен, а как обыденность. При условии соблюдения первого пункта - подходящих кадров. С павианами делократия не работает от слова "совсем".
  
   Третье - внешние условия для сплочения. Как ни странно, здоровая враждебность и жесткость окружения сплачивает коллектив. Особенно когда это "враждебность" природы, а не людей. Люди, привыкшие к горизонтальным связям, часто не понимают неумное и нелогичное (краткосрочное!), с их точки зрения, поведение "вертикалов". Рассчитывают на то, что "свой брат, человек - завсегда лучше медведя". А он уже не "свой брат". При том фенотипическом (и наследственном) разбросе, который сейчас существует среди людей, следовало бы говорить уже, как минимум, о подвидах, если бы они были минимально изолированы друг от друга. И это не вопрос расы или национальности, они тут вообще не при делах, это вопрос биохимии мозга и доминирующих инстинктов социализации. Чем более схожи подвиды по внешнему облику, чем более близкие экологические ниши (в предельном случае - одну и ту же) они занимают, тем сильнее конкуренция между ними (в предельном случае - война). Вертикалы объединяются скорее и действуют оперативнее горизонталов, но последние имеют преимущество в долгосрочном планировании и способности к длительному движению к поставленной цели.
  
   Ключ на старт. Время пошло.
  
  

Часть III. А для чего это нам вообще-то надо? Зверь в тебе - эволюция.

  
   Действительно, прежде чем преследовать цель, надо ее обозначить. Желательно - итоговую, а не промежуточную. Иначе получится, что мы просто копаем землю, а не роем колодец. А копать можно в каком угодно направлении... с каким угодно результатом, только не с тем, что нам нужен.
  
   Итоговая цель определяются потребностью. Для того чтобы приложить волю, преодолеть сопротивление среды, подавляющего большинства своих инстинктов, поведенческих программ, часто - шаблонов восприятия и мышления, нужно, чтобы эта цель была тебе необходима, чтобы без нее ты жил плохо и недолго, либо, может, и долго - но субъективно просто отвратительно.
  
   Как отличить итоговую цель от промежуточной? Если на вопрос "А зачем тебе это?" ты не сможешь ответить иначе, кроме как "Хочу, и все тут!", а еще лучше - "Не могу без этого" - она итоговая. Впрочем, это сработает только при том условии, что ты честен с собой. А помешают этой твоей честности шаблоны, которые ты усвоил в детстве и юности. Причем, мешать они будут с двух сторон: итоговую цель будут оправдывать требованиями общества или абстрактной нравственности, причем, сама логическая цепочка окажется настолько кривой, что самому смешно, или промежуточная цель будет названа итоговой - из-за ленности ума или страха перед тем, что обнаруженная потребность не впишется в твое представление о должном.
  
   Можно отсортировать итоговые цели иначе: если они выражают потребности твоего организма, или их требуют твои инстинкты, или они продиктованы требованиями мышления (тоже информационная система в составе человеческой личности) - они "те самые".
  
   Самый элементарный пример: ты покупаешь выпивку. Какова цель (ближайшая)? Выпить ее. А итоговые цели могут быть разные. Утолить жажду? Снять стресс? Расхрабриться и набить морду Ваське, тем самым повысив свой "ранг" на раёне? Если выпивка безболезненно заменяется соком или простой водой - причина в жажде. Если каким-нибудь антидепрессантом, или задушевной беседой с другом, или даже пробежкой на пару километров - причина в стрессе. Если в том, чтобы "себя показать" крутым и бесстрашным - причина в рангах. Причем, вторую цель ты еще можешь признать, а вот третью, да еще в ранней юности - ни за что.
  
   А выяснять такое необходимо. Чтобы не надрываться попусту - раз, поскольку промежуточные цели часто бывают ошибочными. И чтобы вообще достичь того, что тебе нужно, это два. Обычный обман навязанных представлений - купи статусную безделушку - и добьешься уважения, сексуального интереса противоположного пола или принятия в высокоранговый междусобойчик. То есть, вроде как, приблизишься к альфам. Покупают. Пыжатся, раздуваются... но так и остаются гаммой в прикиде с чужого плеча.
  
   Вообще, статусные гонки - весьма энергозатратное, времяпожирающее и однообразное занятие. Приходится все время бежать, чтобы только остаться на месте. И это сейчас, когда смертоубийственные способы личного самоутверждения почти исключены, а выкинутому на обочину жизни цивилизованного общества зачастую не грозит даже смерть от голода, если он, конечно, более-менее здоров и имеет навыки самообеспечения. В статусных схватках времен расслоения и распада общины все было гораздо жестче. Не на пустом месте и "архетипах сознания" (посмотреть еще, откуда эти архетипы выросли) возникли регулярно повторяющиеся в древнейших легендах мотивы отцеубийства, братоубийства, а также полного геноцида собственных потомков (второе и третье - прямо противоречит человеческим инстинктам). Именно из того переломного момента, когда рушилась первобытная община и шел первый передел власти. Не удивительно, что статусные разборки становились для многих единственным смыслом жизни. Но досадно!
  
   Настолько, что хитрые альфы с не менее хитрыми бетами однажды кардинально решили вопрос власти и проблему собственного прокорма за счет остальных членов сообщества. Сделав власть наследственной и несменяемой, а заодно и закрепив остальные ранги традицией. Кастовая система - одна из древнейших, старше нее только родовая и соседская община. Она лишила общество социальных лифтов, привела к физическому вырождению слишком мелкие касты, но во многом решила проблему обезьяньей возни. К вящему удовольствию альф и некоторых бет.
  
   Внимание: такое резкое расслоение происходило, в основном, в "благодатных краях", то есть, в условиях слабого давления внешней среды. Чем жестче условия выживания сообщества - тем сильнее в нем горизонтальные связи и слабее примативность отдельных особей. Чем меньше земля дает на единицу вложенного труда - тем меньше можно отнять у трудящегося на ней, тем суровей будут трудяги и тем жестче будут правила совместного выживания. Иначе сообщество гибнет, вместе со всеми альфами, бетами и гаммами. Такой вот естественный отбор. А при уменьшении давления среды будут сохраняться и общества со слабыми горизонтальными связями и даже чисто иерархические. Есть исключения, что в одну, что в другую сторону, но они редки. Мало того, какие бы вертикальные отношения ни складывались на протяжении всей человеческой истории, они всегда стремятся к виду, схожему с кастовой системой, ибо он устраивает властную вертикаль, не уничтожая кормящей ее горизонтали (далеко не всегда достигают, но это уже второй вопрос).
  
   Сословность европейского средневековья, современный нам капитализм с едва ли десятком банкирских семей, поздний социализм в СССР - все они, по сути, приближались к кастовой системе. И все это происходило в условиях относительного изобилия, хотя средневековое "изобилие" мы бы могли оценить по сравнению с теперешним средним уровнем жизни, как крайнюю степень нищеты.
  
   Дальше в первом варианте я давала развернутую историческую справку, но потом решила, что в рамках этой статьи она - лишнее, так же, как и изложение принципов деЛократии в предыдущей части. Уведет обсуждение в сторону, добавит политики и закончится демосрачем. Если вам интересно - скажите, выкладки запощу отдельно, там и потрындим.
  
   Кастовость снимает только одну проблему вертикальной социализации - конкурентную борьбу внутри сообщества, которая отвлекает огромное количество сил и средств. А остальные проблемы усиливаются. Это: однонаправленное движение и нерациональное расходование ресурсов, исключительно краткосрочное прогнозирование и планирование, некомпетентное и откровенно безграмотное руководство (альфа изначально не может быть умным, а наследственной власти еще и свойственно вырождение), крайний конформизм и сохранение отживших идей и технологий, а также манипулятивное управление людьми и старательное оглупление их для удобства управленцев.
  
   Грамотность дохристианской и только что принявшей христианство "варварской" Руси 9-12 веков хоть и не была тотальной, но только берестяных "записок" тех времен в Новгороде, Смоленске и Пскове обнаружено более тысячи, и смысл расшифрованных посланий не позволяет считать их авторами духовенство или знать. А в 16 веке уже далеко не каждый монастырь мог похвалиться грамотным настоятелем, о простом люде и речи нет. Вот так, внезапно.
  
   Единственное, что заставляет вертикаль если не вкладываться, так хотя бы допускать развитие и прогресс технологий - это война и угроза войны. Последняя, крайняя степень конкуренции между государствами. Нет, время от времени появляются и во властной вертикали умные и заинтересованные в прогрессе личности, но, чаще всего, ими двигают вертикальные же, соревновательные инстинкты. При этом сам подвластный народ рассматривается в качестве крайне дешевого и легко возобновляемого ресурса. По смерти такой властитель обычно оставляет "великую страну с поредевшим населением", причем в живых остается, как правило, всякая мразь и хитренькая бездарность.
  
   В результате имеем отрицательный отбор (вымаривание) здорового, умного и горизонтально консолидированного населения внутри сообществ (оно первым кладется на алтарь очередных прихотей, честолюбивых идей, реформ, строек века, экспедиций "в никуда", а также погибает в войнах) и положительный по тем же признакам - между сообществами. В целом, они более-менее уравновешиваются, даже улучшение человеческой породы временами видать.
  
   Но в момент всеобщей интеграции и образования единой мировой вертикали власти положительный отбор сильных, технически вооруженных и сплоченных сообществ исчезает. А внутренний отрицательный отбор "умников" и "окситоцинщиков" усиливается пропорционально заинтересованности правящей вертикали в тупом, разобщенном и слабом народе. Со всеми вытекающими. Начинается массированное оглупление населения с последующим его ограблением. При этом каждая страта считает, что если грабят, опускают, а то и вовсе ликвидируют соседнюю - то ее-то уж точно не тронут. Мало того, частенько еще и прыгает вокруг очередной жертвы и кидает в нее какашками, надеясь этим заверить власть в своей лояльности. И попадает под раздачу следующей. Фубля.
  
   И что делать?
  
   А чего вы хотите? И что можете? Первично, все-таки, первое, потому что ваши способности без вашего желания и решимости достичь желаемой цели не имеют значения. А желания могут быть самыми разными, есть же, например, движение за вымирание человечества или массовые религии, с нетерпением ждущие конца света, т.е. гибели всех людей и даже полного уничтожения биосферы Земли. Так вот: эти цели меня не устраивают. В этом смысле я - совершенно нормальная биологическая единица вида. Также не вдохновляет меня замороженное на миллионы лет однообразное существование филогенетических реликтов, вроде гаттерии или старины четверонога, тем более что оно мгновенно прекращается, как только изменяются условия в его узко ограниченном ареале. Кроме того, я наслаждаюсь своей неофилией и жажду новых знаний. А еще я от рождения лишена соревновательного духа, да и прогибаться под кого-то у меня чисто физически не получается. Мне комфортно, когда в отношениях нет второго и третьего подтекста, когда под каждым ковром не грызутся то ли крысы, то ли бульдожки, когда фразы не приходится перетолковывать в прямо противоположную сторону, и когда дружба - это дружба, а не временное союзничество против кого-то. Ну, оригиналка, чо.
  
   Радует только, что не одна я такая. Иначе бы в конце девяностых мы не смогли набрать в сжатые сроки около сотни квалифицированных рабочих и десяток ведущих на заказы, не считая конструктора, шоферов, снаба, буха и ахо. Кстати сказать, мастера своего дела (любые, от столяра до конструктора) в большинстве своем ориентированы на нормальную рабочую обстановку, без интрижек и нездоровой соревновательности. А офисные работники часто уже на собеседовании начинают статусные игры, то надувая щеки, то прогибаясь, то жульничая, то устраивая "проверку", как трудный подросток преподавателю. Вот среди них отсев был очень большой. Я неделю домой возвращалась поблевывая, а уж дирика было искренне жаль.
  
   Оно себя оправдало. Особенно когда хозрасчет ввели, жесткий, с полной прозрачностью расчета зарплат. Всех, главбуха и дирика - тоже. Бывали случаи, когда столяр-краснодеревщик получал вдвое больше главбуха, редко, но были. А однажды тот же столяр запорол материалы, из собственного кармана оплатил новые и остался в нулях (хотя, кажется, даже в небольшой минус ушел). И не возмущался, потому что для всех правила были одинаковы, пусть даже их и нельзя было вписать в официальный трудовой договор. Ну, это самый яркий пример, но ясно же, что подобное возможно только в коллективе без иерархических заморочек и с предельно возможной честностью. Зато и наехать на нас было трудно (пробовали не раз, но безрезультатно). Коллектив предприятия действовал, как живой и разумный субъект. Ну, и продержалось оно восемь лет - для малого предприятия в не самые благоприятные времена это много (развалилось из-за вертикала, которого нельзя было выгнать).
  
   А в иерархии все с точностью наоборот. Кто не работает - тот ест. Кто предупреждает об ошибке или неизбежном провале - того в нем и обвинят. На своем рабочем месте приходится отращивать глаза на затылке и скрывать даже нейтральную информацию о себе. Всегда нужно сваливать свою вину на подчиненного или соседа (если подчиненных нет), потому что твой начальник свалит свою вину на тебя, и куда денешься? Не обращая внимания на результат, действовать строго по инструкции: победителей, если они не начальники, не судят - их увольняют. Нельзя предлагать нетривиальных идей. Опасно, ибо сперва обгадят тебя самого вместе с идеей, а потом, если вдруг примут ее в качестве последней таблетки от безнадежности, имя под ней будет стоять не твое, и деньги получишь не ты, а от тебя избавятся, чтоб поскорее забыть, как оно на самом деле было. Ясно, что всему сообществу это совсем не на пользу. Зато для отдельной личности оптимально. Той, которая оказалась сверху.
  
   Именно такое поведение грозит стать всеобщим правилом в ближайшие десятилетия. И именно такая стратегия гасит любой прогресс, а потом и откатывает общество до того предела, где де-факто появляется настоящее кастовое деление. И дальше - очередной "период стагнации", радует только, что недолгий: нефти надолго не хватит. Еще немного под аппетиты нынешней цивилизации можно выжать из углей и сланцев... И все! Те самые 70-100 лет - предел. Для населения, не входящего в золотой миллиард, период более-менее стабильной и спокойной жизни закончится гораздо раньше, часто вместе с самой жизнью: вместо сокращения потребления выгоднее сокращать потребителей ресурсов. Других способов у вертикалов, склонных к краткосрочному планированию, нет.
  
   Переход на другие источники энергии связан не с откатом к ветряным мельницам, каждая из которых в современном исполнении - дорогостоящий и быстроизнашивающийся генератор, у которого выход не дотягивает до киловатта при попутном ветре, а время эффективной работы - не более 15-20% в году. Прорыв в технологиях всегда органически связан с прорывом в знаниях, который в иерархическом обществе невозможен. Помните опыт с обучением альфы и гаммы из одной стаи шимпанзе? Быстро обучившаяся гамма таскала из ящика бананы... а сородичи ее за это били и вкусняшки отбирали, но сами учиться у нее не хотели. Тогда ученые взяли альфу и с большим трудом научили его. Он вальяжно подошел к ящику, продемонстрировал всем свое умение... и все начали ему подражать. Проблема у людей только в одном: наших альф учить некому. А сами они не то, что изобретать, воспользоваться изобретенным не всегда способны. Эпилептоиды, аднака! Гамме же изобретать не дадут (не по чину!). А горизонтальные связи иерархией старательно замещаются конформным инстинктом, который внешне похож, а по содержанию противоположен окситоциновой консолидации. Выхода нет?
  
   Но мы же не шимпанзе и не павианы! Мы, прежде всего, гораздо более разнообразны по генотипу и фенотипу, из-за чего разброс по интеллекту, доминирующим инстинктам, и, как следствие, предпочитаемой консолидации столь велик. Кроме того, мы способны организовывать группы не только по родственному или территориальному принципу, но и по принципу общности целей и жизненных установок. Стихийно такое возникает редко, а для той же горизонтальной консолидации важно гарантированное отсутствие или быстрое изгнание (а то и ликвидация) упорных вертикалов и жуликов. Это значит, что создать и поддержать горизонталь гораздо сложнее, чем вертикаль. Но это возможно. Особенно, имея возможность узнать, что за человек, заранее. Иначе подобная группа или превратится в обезьянью стаю, или выдерет из себя вертикалов с кровью. Вполне реальной и большой.
  
   Семь тысяч лет назад в человеческой истории появилось серьезное исключение из "обезьяньего правила" и просуществовало почти три тысячи лет. Раскопки в Чатал-Гююке раскрывают интересную предысторию этого горизонтально консолидированного неолитического общества. Не смотря на то, что следы поселений охотников и собирателей прослеживаются и в более ранних слоях, самым древней постройкой на территории городища является некий "храм", который несет следы жертвоприношений, возможно, человеческих (укладка из почти сотни человеческих черепов, кости от более четырех сотен человеческих скелетов, при том, что захоронения обычно производились под жилыми домами). Рядом расположены три помещения, в которых было собрано много ценных вещей, в том числе обсидиан, горный хрусталь и кремень в блоках весом до пяти килограммов (сырье для тогдашних орудий труда и оружия), а также украшения. И все это несет следы сильного пожара и обрушившейся кровли. Причем, если площадь вокруг храмового комплекса потом регулярно убирали, аж тысячелетия подряд, то в сам комплекс ни разу и не заглянули после пожара - так все там и заметалось песком и минеральной пылью. Создается впечатление, что жрецов и прочих людоедов однажды собрали там, подперли дверки камушками, да и сожгли всех к ***ням, а на их место никого приглашать не стали, сами разобрались. И жили долго и счастливо. Оно не значит, что жили без управления, раскопки указали только на то, что имущественного расслоения не было. Хотя неолитическая революция их не минула - находки указывают, что жили они земледелием и скотоводством, а не охотой и собирательством. Мало того, видны следы мудрого управления - "квартал трущоб", современный храмовому комплексу, вскоре заброшен, и поодаль выстроены намного более удобные и просторные дома, причем, по четкому плану. Впоследствии этот "новый город" рос, достраивался и расширялся, но конструктивно дома оставались не просто схожими, а почти идентичными, менялась лишь площадь и число подсобных помещений, а само устройство было для того климата и имеющихся технологий оптимальным. Также интересно то, что и средняя продолжительность жизни в Чатал-Гююке была ощутимо выше, чем у их соседей, а детская смертность - ниже. К тому же, они намного раньше остальных освоили выплавку меди. Также археологи усмотрели одну интересную особенность почти всех взрослых скелетов (вот как умудрились, а?) - следы не только тяжелого физического труда, но и регулярных танцев. Вот откуда у них силы брались? И на то, чтобы разрисовывать стены жилищ, и чтобы украшать горшки и одежду. А культовых сооружений больше не строили, ни одного. Если и был у них культ (на что указывают схожие погребения), то отправлялся он не привилегированным бездельником, а таким же трудягой, как и остальные жители Чатал-Гююка.
  
   Я долго и упорно рыскала по сети в поисках указаний на то, что раскопки в Чатал-Гююк - лажа и подделка, но так и не нашла. Так что всем сомневающимся рекомендую посмотреть материалы по этому интересному городу, я упомянула от силы десятую часть его особенностей. А раскопки там велись долго, аж с 60-х годов прошлого века чуть не до нулевых этого, и материалов нарыли дохренищи.
  
   Так что ничего нереального в эгалитарном обществе с горизонтальной консолидацией нет - оно возможно, при этом управляемо, и никак не ухудшает результаты труда своих членов, наоборот - способствует технологическому прогрессу. Вопрос лишь в одном - люди разные, и не все способны в таком жить. Ну, и это уже доказано - смотри вторую часть, три типа социализации человеческих особей. Осталось только связать это с видообразованием. Чтоб не вымереть, как мамонты.
  
   Не стоит думать, что вымирание видов, родов или даже классов - редкое "наказание" за неприспособленность.
Во-первых, оно не редкое. Подавляющее большинство известных нам сейчас видов многоклеточных организмов вымерло, причем, задолго до появления человека. От разнообразных эдикарских вендобиотов, населявших океаны более 600 млн. лет назад до большинства плейстоценовых млекопитающих, некоторые из которых добиты и доедены нашими дикими предками.
Во-вторых, чаще всего вымирают именно хорошо приспособленные виды (специалисты), но приспособленные к узкой и специфической эконише, что дает им при неизменных условиях огромную фору перед видами универсальными (генералистами), но не способными конкурировать с узкоспециализированными в их исконных нишах. А вымирают "узкие специалисты" в результате изменения климата или других биосферных катастроф. Изменения эти обычно происходят крайне резко: на протяжении сотен, а то и десятков лет (энергетический кризис, ау!). Ясно, что для "узких специалистов" это непереносимая быстрота: слишком у каждого специализированного вида выровненный генотип, отбирать-то почти не из чего!
  
   Мало того, часть биосферных кризисов создается именно узкоспециализированными видами, начисто выедающими свою кормовую базу (нефтяное лобби, ау!), а самый первый и самый долгий кризис, Гуронское оледенение, был вызван цианобактериями, резко очистившими воздух от метана (привет Гринпису!). Чистая, прозрачная кислородно-азотная атмосфера не смогла удерживать необходимое для существования жизни тепло и охладилась до стабильно минусовых температур у поверхности, океаны замерзли на большую глубину, а резко возросшее снежно-ледяное альбедо усугубило проблемы, созданные чистым воздухом. Только через триста миллионов лет льды потихоньку начали сходить и жизнь смогла стартовать по второму разу. Вот ведь проблема: некому было вонять, гнить и выделять всякую гадость, а также поедать и всячески сокращать поголовье маленьких борцов за чистое небо!
  
   После того, как вымирали узкие специалисты, универсальные "лузеры-генералисты" скорехонько занимали освободившиеся, пусть и несколько "испорченные" (а это еще смотря с чьей точки зрения судить) ниши, приспосабливались к ним и давали начало множеству новых видов (в том числе и многим узкоспециализированным). Но приходило новое время перемен... И опять в живых оставались "лузеры-подъедалы". Конечно, есть исключения, что в одну, что в другую сторону, сохранились отдельные реликты и вымерли многие универсальные виды, только вот тенденция все равно однозначна: в дальней перспективе выигрывают, чаще всего, универсалы-генералисты. Чем выше твоя, дорогой мой вид, скрытая изменчивость и явная способность приспосабливаться к меняющимся условиям, тем большую шансов у твоего потомства выжить в меняющемся мире.
  
   Человек, вообще-то, уникум. Физиологически это плохо приспособленный "узкий генералист", то есть, без орудий труда и оружия он способен быть только подъедалой и только в теплых и богатых пищей биоценозах, но, благодаря использованию орудий труда и целенаправленному изменению среды обитания человек стал хорошо приспособленным универсалом, "широким специалистом" и "преобразующим фактором". Этим и объясняется его быстрое и агрессивное расселение по всей поверхности суши. Но везде ли он представлен в тех страшных количествах, которыми нас пугают экологи? Помните - показывают Гонконг, или Нью-Йорк, или, по меньшей мере, московские пробки пятничным вечером. А теперь посмотрите на карту и скажите, чего на ней больше - перенаселенных районов или районов со средней концентрацией 1-2 человека на квадратный километр (при такой, кстати, белки в лесу перестают плодиться - просто не находят друг друга)? Люди, понятное дело, найдут, если захотят, не в этом дело. Дело в другом: в качественном отличии человея, живущего в мегаполисе любой страны или аграрном человейнике юго-восточной Азии от человека, живущего на лесной заимке или в деревне, отрезанной от всех благ цивилизации. Не путайте человека с человеем - они отличаются друг от друга не меньше, нежели лайка от бульдога и тойтерьера.
  
   Привычнее и понятнее для большинства читателей будет человей, узкий специалист, в мегаполисах часто вообще не производящий никаких благ, а осуществляющий какую-то функцию, необходимую лишь в данной разновидности специфической системы, а то и вообще чисто декоративную. Но выживабельнее будет универсальный не-специалист, умеющий делать все необходимое с необходимым ему самому качеством. Если спрос на определенную специализацию человея иссяк, ему нужно срочно переучиваться, но часто на это нет ни сил, ни средств, в результате несчастный если и не оказывается на самом дне жизни, то теряет смысл существования, а для человека универсального не станет трагедией, даже если все его невеликие умения никому в человейнике не нужны: он и без человеев проживет, привык.
  
   Причем, в формировании человека даже не дальность расстояний играет основную роль, а негарантированность связи с человейником, где можно купить и необходимое, и абсолютно бесполезное... где есть, пусть и паршивые, но врачи и больницы и где полиция поддерживает порядок, пусть дрянной, но заранее известный. Человек жаден до значимой информации, приметлив и не склонен к упорству в заблуждениях: иначе сдохнешь. Определенные суеверия касаются мелочей, но никогда не вытесняют из сознания значимых факторов, частенько даже суеверия являются констатацией определенной связи, пусть и зафиксированной между двумя следствиями неизвестной причины. Легковерностью, в отличие от человея, не страдает. Авторитет у человека заслужить очень трудно, а потерять легко. Для него основное - его собственный жизненный опыт и выстроенное на нем мировоззрение. Помимо самообслуживания себя по многим, не замечаемым в человейнике, жизненно важным необходимостям, человек вынужден продумывать свою жизнь гораздо дальше, чем человей, а еще он не станет подвергать себя неоправданному риску, но при этом будет плевать на многие предрассудки человеев. Неконкурентоспособный в качестве винтика большой системы, в мелких и средних группах он быстро находит себе дело.
  
   Есть еще очень большие подозрения, что мутации в массовом порядке запускаются условиями, когда вид поставлен на грань уничтожения, а сильнее всего проявляются они в малых и средних группах, где уже в третьем-пятом поколении возможна встреча носителей одного рецессивного гена. Это, конечно, поставляет материал для естественного отбора, но не является гарантией выживания таких групп, скорее, наоборот, большая часть их в случае изоляции выродится и вымрет. Для человека, "думающего наперед", подобная ситуация станет, скорее, одним из факторов риска, который следует всеми силами избегать.
  
   Тут важнее другое - "универсальный" человек не разучился думать. Это - его главное эволюционное оружие. Вкупе с горизонтальной социализацией оно дает человечеству шанс.
  
  

Список перелопаченной и использованной литературы:

  
Александр Марков. Эволюция человека.
В.А.Красилов "Нерешенные проблемы теории эволюции"
З.А.Зорина, И.И.Полетаева, Ж.И.Резникова ОСНОВЫ ЭТОЛОГИИ И ГЕНЕТИКИ ПОВЕДЕНИЯ
А. И. Протопопов, А.В. Вязовский Инстинкты человека (Вторая редакция)
А. Маслоу "Теория человеческих мотиваций"
И.В. Равич-Щербо, Т.М.Марютина, Е.Л.Григоренко. "Психогенетика" "Нейрохимия эмоций" учебно-методическое пособие Биологический факультет Кафедра физиологии и биохимии человека и животных
Гиноян Р.
"Современные концепции эволюционной генетики", ред.В.К. Шумный, А.Л. Маркель
Франс де Ваал "Политика у шимпанзе. Власть и секс среди обезьян".
Франс де Ваал. "Нравственное поведение животных" http://atraita.livejournal.com/155972.html
Франс де Ваал Культура приматов. Как шимпанзе стали людьми
Е. Шиков Дедовщина как часть иерархической системы
М.Л. Бутовская Агрессия, дружба и примирение детей младшего школьного возраста
И.И.Шмальгаузен "Кибернетические вопросы биологии"
Бауэр И. Почему я чувствую, что чувствуешь ты: Интуитивная коммуникация и секрет зеркальных нейронов.
С. Роуз Устройство памяти. От молекул к сознанию
Дж. Г. Николлс, А. Р. Мартин, Б. Дж. Валлас, П. А. Фукс От нейрона к мозгу
Джефф Хокинс и Сандра Блейксли Об интеллекте
Донелла Медоуз. Азбука системного мышления
Крис Фрит Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир
В.С. Фридман Альтруизм, равенство, усыновление у шимпанзе
А. Марков по статье Керна Рива (Kern Reeve) и Берта Холлдоблера (Bert H?lldobler)"Межгрупповая конкуренция способствует внутригрупповой кооперации"
С.В. Савельев Двойственность поведения приматов
В.А. Непомнящих КАК ЖИВОТНЫЕ РЕШАЮТ ПЛОХО ФОРМАЛИЗУЕМЫЕ ЗАДАЧИ ПОИСКА
Ричард Докинз Вирусы мозга
О.Ф. Севастьянов "Древнее человечества"
Мак-Фарленд Д. Поведение животных: Психобиология, этология и эволюция
Aaron P. Blaisdell, Kosuke Sawa, Kenneth J. Leising, Michael R. Waldmann. Causal Reasoning in Rats (о поведении крыс)
К. Ефремов ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ ЧЕЛОВЕКА
К. Ефремов Бегство от одиночества
М.Л. Бутовская Агрессия и примирение как проявление социальности у приматов и человека
Дж. Гудолл Шимпанзе в природе: Поведение
Ж.И. Резникова СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РАЗЛИЧНЫХ ФОРМ СОЦИАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ У ЖИВОТНЫХ
ДЕСМОНД МОРРИС Голая обезьяна
В.П. Эфроимсон Родословная альтруизма (Этика с позиций эволюционной генетики человека)
Г.В. Правоторов Альтруизм как врождённое свойство
Бернхард Брозиус СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ЭПОХУ НЕОЛИТА: ОТ ЧАЁНЮ К ЧАТАЛ-ГЮЮКУ
Мухин Юрий. Наука Управлять Людьми. Изложение Для Каждого
Майкл Талбот Мозг как голограмма.
Станислав Гроф. За пределами мозга: трансперсональные измерения психики
Статьи в периодике:
А. Марков Детские ошибки помогают понять эволюцию разума
А. Марков Найдено ключевое различие между человеческим и обезьяньим интеллектом
А. Марков Альтруизм у детей связан со стремлением к равенству


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовная фантастика) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"