Хорхой Ольга: другие произведения.

Мелочь пузатая, текущая прода

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возвращаюсь к писанине. Редактировать буду позже.

  Глава VII. Готовимся к экспедиции.
  
  Обедали мы в хозяйской гостинной, все вместе, даже Темина пришла, печальная и задумчивая. Что-то, видать, в работе не клеится.
  Спрашиваю:
  - Проблемы технологические? Если так, то не молчи, вместе решим быстрее.
  Мотает головой.
  - И вообще, что я тут зря торчу, озадачь меня чем-нибудь - вместо оплаты за комнату.
  - Да не за что тебе платить, это я тебе должна, а отдавать нечем. В течение трех лет вся прибыль по решению совета совладельцев вкладывается в расширение производства, а свое жалованье... я родителям оставляю, чтобы хоть какой-то задел был, когда я уеду.
  - Далеко? - чувствую, не обеденный разговор, но то, что Темина решила бросить только что налаженное дело... неожиданно и поэтому требует выяснения.
  - В Энстору. Нашу Нелу осенью приняли, на целительский факультет, а теперь я поеду. Вэль Льйихин сказал, что знает того, кто согласен взять великовозрастную ученицу. Из Академии, но под личное обучение. Там сейчас такие вещи творятся... Настоящий прорыв в искусстве целительства, на стыке с артефакторикой.
  - Все еще искусстве?
  - Ну, да... - Темина не понимает, что мне в этом не нравится, а меня будто кто-то подзуживает озвучивать свои смутные домыслы.
  - Это когда наверчено много, а сработает ли и как - большой вопрос? - все, понесло, дальше остается только высказать все, что накопилось за полгода.
  - Э... а с чего такое отношение? - ложка остановилась у рта, а потом вернулась в тарелку. - Ты же сама там училась.
  - Не поэтому. Учат там хорошо, и теория, и практика на высоком уровне. Но методология мне не нравится, точнее, перестала нравиться в последнее время. Почему? Ребята не лезут вглубь, не пытаются понять причины определенного срабатывания глифов и руноскриптов. Что сказывается, хотя бы, на том, что невозможно в точности спрогнозировать работу связок глифов и объединения скриптов, поэтому большинство ограничивается известными комбинациями. В результате артефакты часто перегружены лишними и откровенно вредными деталями конструктов.
  - И ты точно знаешь, что они лишние?
  - Какие из них - лишние, я не знаю. С теми знаниями, что у нас есть, а, точнее, без тех, что нету, почти всегда требуются натурные испытания. А знаешь, чем это чревато... Вот, почему Клийд Саргийский - почти что архимаг по Огню, а других таких нет?
  - Боятся?
  - Не только. Кто не боится - тот помер. Огневик-экспериментатор рискует сгореть на работе, в прямом смысле. Такие до старших курсов не доживают. Поэтому средний магистр огня, хоть и обладает характером живым и холерическим, но в своем деле - строгий традиционалист, не отступающий от стандартных плетений ни на волос. Клийд же исключительно, невероятно удачлив: даже при особо разрушительных результатах его задевает совсем чуть-чуть, так, что даже шрамы убирать не приходится. И уже давно работает без подмастерьев, только с големами - после того, как у него двое подряд, в один год, погибли.
  - Да... - Темина отставила тарелку и сплела пальцы. - И что же ты будешь делать?
  - Ну, уже начала, - ох, как же не вовремя разговор затеяла, даже предъявить нечего. - Изучать структуры. Как говорил мэтр Лангскег, и киркой надо знать, куда ударить. А еще почтенный дварф показал, как видеть металл и камень - так, как делает их народ. Я это тогда усвоила, но применяла редко, поскольку рецептуры и технологии сплавов отлажены, а мы только составляли и резали руноскрипты. Позже, когда я тяжело работала и сильно устала, а потом пошла мыться, то увидела всю мыльню заполненной цветными течениями и вихрями, причем, с хорошей детализацией картинку увидела. Это были течения эфира, которые овевают все сущее постоянно, только вот, когда мы смотрим тонким зрением, наше сознание не воспринимает их, как не слышит шум крови в ушах, но улавливает шорох подкрадывающихся шагов, которые гораздо тише. Состояние, в котором они стали видны, я запомнила. Дальше был опыт создания искусственной пищи с помощью тонкого копирования настоящей.
  - Ты добыла свиток Щичхасса?
  - Нет, информация пришла ко мне иначе, и не готовая к употреблению, зато это способ научиться делать любую еду, понимаешь - любую. И не еду - тоже. Достаточно одного небольшого образца. Но технология еще не отлажена, все, что я пока одолела - это мясная кашица. Главное в другом: как именно пропускать астральный поток через материю, чтобы получить матрицу вещества. Потом она служит затравкой для конденсации эфира в плотную материю.
  - Ух! - Темина подалась вперед и стала ужасно похожа на белую змейку, учуявшую мышь. - Это же можно, по идее, синтезировать и живые ткани! Конечно, регенерация технически проще, но насколько затратнее по силе, времени и концентрации... да и для организма тяжелее.
  - Не факт. Теоретически - да, а практически - проблем будет немало. Так что это, скорее, тема для разработки, и не на год, а на десятилетия. Зато искусственная пища уже сейчас вполне реальна. Но это не все. Когда я возвратилась на материк, то встретила трех кузнецов из одного рода. К счастью, они теперь вообще в одной деревне живут, близь Мшаны, так им легче будет отбиться, ежели что. Так вот, примерно в то время, когда на Кугро был прорыв тварей, эти трое получили инициацию от родового источника. Сила у них необычная, связанная с металлами. Они знают очень мало стандартных глифов и связок - бытовые, в основном, а я обучила их двум вещам: видеть и менять структуру металлов и технике безопасности при этом. Да, еще несколько руноскриптов дала, но это связано с другим делом. Дальше они - только сами, тем более, что официально признанное "магическое искусство" недолюбливают. Если их твари не заедят, да еще кое-кому не попадутся под горячую руку - будет у нас новое направление уже не "искусства", а прикладной науки магии.
  - Хм, а чем оно лучше?
  - А тем, что понятнее. Одно дело - копировать стандартные схемы и объединять их через несколько переходных глифов, которые жрут больше силы, чем рабочие части, другое - конструировать глиф наугад и смотреть, что получится, рискуя здоровьем и жизнью. И третье - знать, как и почему оно работает, и создавать максимально эффективные плетения без риска для жизни.
  - И в результате? - Темина подняла брови в иронической гримаске.
  - И в результате... - я, наконец, поняла, что ей показать. - Смотри, только тонким зрением.
  
  Вышла из-за стола, выпустила пару струек собственной силы сверху и снизу, пару - по бокам, слегка "раздвинула" эфир над собой и "уплотнила" под собой. Совсем чуть-чуть.
  И всплыла к потолку. Потом ввела левую струйку в поток - и закрутилась вправо. Убрала ее, остановилась и постепенно уравняла плотности. Опустилась плавно, как пуховое перышко.
  - Глифы видела?
  - Нет.
  - Вихри были?
  - Чуть-чуть, когда началось вращение.
  - Это соответствует твоим знаниям о левитации?
  Молчит.
  - И все-таки?
  - Ты мне глаза отвела?
  Да опять двадцать пять за рыбу деньги.
  - Поставь защиту разума, а я повторю.
  - Да, в общем, не надо... Ты говорила, что еду синтезируешь. Покажи.
  - Дай железную кружку.
  Через четверть часа у нас была кружка мясного паштета.
  - Но это ты стандартный глиф поставила.
  - Ты его знаешь?
  - Я многого не знаю.
  - Дай немного каши и еще одну кружку.
  - Черпак подойдет?
  - Вполне.
  
  С кашей я провозилась дольше, часа полтора, так что хозяева доели сладкое и потихоньку ушли. Но все равно получилось быстрее, чем в тот, первый раз - глиф синтетического мяса. Конечно, вместо каши, в которой явственно чувствовались зерна, в черпаке была размазня, напоминающая густой кисель, но по химическому составу смесь каше соответствовала.
  Темина сперва ее проверила на наличие ядов, потом попробовала на язык, потом потащила в лабораторию. А Топа, который молча следил за нашим спором и катал со скуки хлебные шарики, ухмыльнулся.
  - Теть Хю, давай поспорим!
  - О чем?
  - Я думал, ты спросишь - "на что?".
  - Одно другому не мешает.
  - Я думаю, она отправится с нами.
  - Да ну, Темина не настолько авантюристка. К тому же, ей предложили обучение у энсторских целителей, а они там не зря хлеб едят.
  - Да ладно, какие там целители...
  - Ну, уж не знаю, какие, но я видела твою физиономию, когда сказала, что через полгода тебя там ждут.
  - А Темина сразу поняла, как использовать твой синтез!
  - Понять механизм и довести идею до... хотя бы, опытных образцов - не на один год задачка.
  - И что с того? Ты же сама сказала, там ее напичкают готовыми методиками, которые, может быть, ей и не совсем подходят, и она станет вроде... ну, разумного артефакта. То есть, много чего умеет, но ничего нового не придумает.
  - Так она может выбирать, чему учиться, а чему - нет.
  - До-до-до, - пробасил Топа. - Ты Илгу не слышала, как ее учитель натаскивает. Как охранную волчарку, чтобы все до автоматизма.
  - Для целителя это неплохо.
  - Так надо же понимать, что делаешь! А он то объяснит, то забудет.
  - Думаю, оттого, что устает - на нем же заводская больница, а он еще частной практикой подрабатывает.
  - Тогда учениц незачем брать, - припечатал Топа, оттолкнулся от скамьи и пролевитировал к двери.
  - И впрямь, пошли. Я одну штуку покажу... Тебе понравится.
  
  
  "Локана" его впечатлила. Состояние небытийного зеркала давало почти полную невидимость от всех, кроме опытных менталистов, а те замечали замаскированного лишь по мысленному фону. Даже если ни о чем не думать, и мозг, и разум дают нехилые всплески в своих диапазонах, только длинные волны, излучаемые мозгом, можно раздербанить рябью эфира, а ментальный фон не поддается подобной "затирке", и ментальные щиты устроены намного хитрей. Но то - от менталистов, а остальные живые и немертвые, хоть маги, хоть простецы, а также духи мертвых и стихийные вошедшего в "локану" не чуют. И твари - тоже. Научила бы Топу этой штуке вовремя - остался бы цел, но уж лучше поздно, чем никогда.
  
  Самое интересное, что даже иллюи, местный аналог видеорегистратора, не показывал того, кто вошел в состояние небытийного зеркала, словно лучи света огибали его. Это, конечно, не соответствовало реальности, скорее, маг в "локане" просто "сливался с пейзажем". Но Топу впечатли-и-и-и-ило! Мы с ним не меньше четверти часа болтались у ворот и задней калитки, потом полетали по двору, поторчали у крыльца и около черного хода, и под конец постучались в дворницкую. Открыл прежний немой уборщик, улыбнулся и кивнул мне, когда я попросила взглянуть на последние записи. Тут Топа и завис. Потом, когда я поблагодарила дворника и мы вышли, воодушевленно произнес:
  - А теперь пошли грабить банк!
  - Зачем? - спросила я.
  - Ну... нам же деньги нужны?
  - Некоторое количество - да. Предлагаю наделать "кастрюлек выживанца": комплект из трех контейнеров с глифами синтеза мясного паштета, каши и воды.
  - Ага, и еще маску с регенератором воздуха - и можно замуровываться на годы.
  - На годы - не получится. Эта пища не содержит многих необходимых веществ - как биоактивных, так и балласта. Три-четыре декады можно прожить и на этом, потом без нормальной еды начнутся проблемы. Но мы же предназначаем эти наборы для тех, кто попал в безвыходное положение, например, застрял в пещерах или на необитаемом острове. Или пойман в какую-то пространственную ловушку. Или прячется от кого-то, - я подмигнула. - Незачем грабить банк, если можно вытянуть деньги из грабителя, причем, совершенно легально. Позже и для себя сделаем такие наборы, более совершенные, во всяком случае, вкус надо исправить и состав доработать, а на этих потренируемся. Что же до регенерации воздуха и утилизации испражнений... это еще два плетения на двух носителях. Значит, так...
  
  К вечеру мы все досконально расписали и рассчитали, вплоть до продажной цены и того, кому толкнем наши наборы. С местным криминалитетом лучше не связываться - воровской пахан знает меня как глупышку, и постарается забрать товар даром, после чего профилактически стукнет в Контору. Перенесусь туда, где Хюльду знали еще до ее смерти и моего вселения в тело. В Серый буфер, в Нардел. Как ни хорохорься, а названная сестра умнее меня, и мало кто из тамошних знакомых попытается обжулить ТАКУЮ магичку.
  
  Ночь проспала хорошо и без всяких выходов во внешнее пространство, хотя в собственном ментале поработала с удовольствием - столько накопилось непереваренной информации, что еще чуть-чуть - и крыша съедет. Но это же не столько труд, сколько отдых и удовольствие, сродни тому, которое испытывает ювелир, перебирающий закупленную партию драгоценных камней или скульптор, нашедший среди дров кап с конскую голову, и теперь прикидывающий, что бы из него такое вырезать.
  Кстати, обнаружила свою ошибку при материализации веществ сложного состава. Конечно, аналоговое копирование - это самый быстрый способ получить нужное, только вот удержать в памяти астральную матрицу из нескольких тысяч элементов - для меня это уже на пределе сил, причем, предел даже для хюльдиной раскачанной в Академии "объемной памяти" достигнут. А вот если разделить объект на стандартные "кирпичики" и "связи", то память разгрузить реально. Мало того, иерархические уровни организации биоматериалов (эк я образцы жратвы обозвала!) дают возможность построения астральной матрицы поэтапно. И любых конфигураций, а не только той, что в образце. Я с этого, помнится, и начала, только получилось неудачно, поскольку я брала за основу структурные формулы нашей, земной химии, а они, как оказалось, не всегда верно отражают связи в молекулах. Поэтому молекулы буду копировать аналоговым способом, пока не разберусь, в чем ошибалась. Тонкое зрение "подкручу"... Принцип в нем тот же, что у электронного микроскопа, только носитель другой, на двадцать порядков мельче, в результате чего картинка получается четкая и с интересными деталями. Эх, мне бы десяток спокойных лет - я бы им всю алхимию переписала, на научной основе. А потом еще лет десять на рунологию и принципы построения глифов... Мечты, мечты... Кстати, рунологию в первую очередь на бумагу переводить придется - Гордею обещала.
  
  А утром мы с Топой развили бурную деятельность. Сперва я порылась на свалке и нашла несколько осколков горного хрусталя, видимо, от лопнувшего носителя воздушного экрана. Смастерила из них пару амулетов для уменьшения веса предметов. Моим фирменным перераспределением эфирных потоков, без вихрей классической левитации, так что энергии хватало и той, которую не слишком чистые осколки выкачивали из окружающей среды. Потом выпросила у Гарны старое покрывало и швейный набор. Сшила сумки со спрятанными в дне амулетами. Пошла на рынок, нашла лавку старьевщика. Спросила, сколько он даст за "облегчающие ношу" котомки. Договорились на одну позлату и материал на десять таких же. До обеда мы с Топой их доделали и продали этому жлобу за семь позлат и две медных кнайтки. Таким образом мы обошли гильдейскую регистрацию амулетного производства - сдавать бывшие в употреблении вещи старьевщику мы имеем полное право.
  
  Не заходя в гостиницу, прошли в посудные ряды и купили девять жестяных кружек и столько же держателей для энергокристаллов. Принесли домой и до вечера мастерили пищевые синтезаторы. Пару раз заглянула Темина, но не решилась мешать, такими мы были взмыленными и сердитыми. Но все успели за день, до полуночи даже опробовали все три в деле. Кристаллов, правда, не вставили, на них денег не хватило, да оно и к лучшему - есть железная отмаза, что это не готовые артефакты, а заготовки. Скомандовала Топе ложиться спать, а сама попихала "наборы выживальщика" в мешок, закинула за плечи и...
  
  Здравствуй, Нардел! Давно не видались. Мороз пощипывает лицо, ледок под ногами хрустит... прям, дежавю и ностальгия. Чего не отнять - эфиропотоки тут мастерски по улицам пропущены, любую грязь тонкого плана выметает мгновенно, а ведь город - гнездо порока, резиденция криминала и прочая, прочая, так что страсти в нем кипят нешуточные и жизнь простеца стоит дешевле позлаты. В общем-то, власти поступили единственно верно, иначе, с таким-то количеством убийств, тут бы жирная некрота и нижнеастральная дрянь расплодилась...
  
  А вот и второй признак Серого буфера - бандиты. Тепловое и аурное зрение подтверждает - пять тушек, слаженно отлипших от стен и двинувшихся за мной. По барабану болезным, что я магичка, зажимают в клещи. Не дав им приблизиться на расстояние задушевной беседы, левитирую вертикально вверх и кидаю на каждого по сдвоенной тидде. Руна замедления - штука простая и надежная, как кувалда, трое из пяти застывают неподвижно, один шевелится, еще один... уф, спасибо Уваху, защитить успел, а я вот - ушами прохлопала. Заряд из махага - не та вещь, от которой легко увернуться, тут только щиты и помогут. Не убирая двойной щит камня, отправляю в шустриков связку ис-тидда-кано-хагал. Если даже - а вдруг? их самих не убьет, то махаг и амулеты испортит невосстановимо. Кристаллы не любят, когда их то замораживают, то нагревают. Короткий вскрик, тишина. Вот теперь можно спуститься. Когда завтра найдут пару трупов, воздействие рунами однозначно укажет на дварфа, все остальные использовали бы плетения. Мой маленький рост сработает за, а вот худоба - против такого предположения, поэтому... вхожу в состояние локаны и левитирую над дорогой, чтобы по ней не взяли мой след.
  
  Скупщики ночью спят, они нормальные, а в Нарделе и уважаемые люди... и другие разумные существа, но я знаю того, кого точно бессоница мучит. Не потому, что совесть нечиста (у него она отсутствует напрочь, как и левая нога до бедра), а потому что альвы вообще мало спят, и, живя в человеческом обществе, частенько страдают из-за этого. От скуки. Наэлад, правда, не столько скупщик, сколько охотник за довоенными артефактами, но после того, как покалечился, сам в вылазках не участвует, только скупает у других черных копателей. Выяснять обычным путем, где он сейчас обретается, мне не с руки, самое простое - переместиться к нему тем же способом, каким только что перешла в Нардел. И почему я лишь сейчас до этого додумалась? Поправила мешок на плече, взлетела на крышу, присела в тень от трубы. Убрала локану, сосредоточилась, представляя его худое лицо с колючим взглядом льдисто-серых глаз и брюзгливым ртом.
  
  Твою ж мать... Это что - городская тюрьма? Или нет, похоже на то, что чье-то частное подземелье. Уж больно дорогие подавители магии на парнях поназдеваны. Посмотрела вокруг, оставаясь в астральном теле - стоит ли переходить? Пока осматривалась, ко мне какая-то сторожевая сущь сунулась и я ее автоматически оператором смеха приголубила. Нижнеастральная, значит, ибо пропала мгновенно, стихийников таким быстро не проймешь, они "крепче телом". Встретилась глазами с альвом. Теоретически, он меня сейчас не видит - как маг Наэлад слова доброго не стоит, и уж ни разу не шаман. Так нет же - заметил что-то, уперся взгядом.
  - Дан, мне уже духи чудятся, - слишком равнодушным голосом, чтобы поверить его спокойствию. - Давай, пошевеливайся.
  - Не могу! - отвечает второй. - Антимагия. А ногтями, сам понимаешь...
  - Зубами грызи!
  - Может, сам погрызешь, а?
  - Кусок придурка! Кто из нас в свою тушу полтораста золотых вбухал?
  - Так я же амулеты вшил, а они...
  - Мышцы модифицировать надо! И кости, - скривился. - Не смотри на меня, дураком был...
  
  - Парни, не спорьте, - я все-таки полностью перешла. - Что вы тут делаете?
  - Не видишь? Кутим, развлекаемся, девок портим! - у, какой злой взгляд, так бы и разорвал на клочки, кабы руки свободными были.
  - Наэ, - поставила мешок на пол, растерла ладони. - Не надо ругаться, ты лучше скажи - браслеты со сторожками? Если я с вас их сниму - прибежит кто?
  - Да кто тут прибежит-то? - Дан громыхнул цепями, разворачиваясь ко мне. Ух ты, какой качок! полтора центнера чистых мышц. - Пещеры дикие, из живности только жуки и мокрицы. Сюда одни гилиды заглядывают, да и то в верхнюю часть, логово у них там, со щенками.
  - Помолчи, живность, - Наэлад успокоился и даже воодушевился. - Хюльда, ты ведь нам поможешь? Ты же для этого сюда пришла?
  - Конечно, помогу! Хотя не ожидала увидеть тебя в таком месте и таком положении... - покачала головой. - Я ж хочу тебе артефакты толкнуть, специальные, для таких вот копателей, а помрешь - некому будет. Значит, так, ребятки... Вы сейчас быстренько клянетесь мне своей плотью, кровью и костями, что не будете покушаться на мою жизнь, имущество, здоровье и свободу, а я вас раскую, вооружу и помогу выжить. А не хотите клясться - уйду, мне это быстро.
  - Наэ, она в самом деле все это сделает? - Дан заворочался, пытаясь придвинуться поближе.
  - Это Хю, она может, - альв задушевно улыбнулся. - Она по камешку разнесла древнее святилище в Логе, перебила сотню гильдюков в Керемнице, а Кугро вообще взорвала на куйн.
  - Клянись уже, льстец.
  - Клянусь... - Наэлад неловко встал на одно колено, опираясь плечом о сталагмит, протез с него похитители сняли или он его вообще прицепить не успел - из одежды на альве была только нижняя рубашка, так что, не исключено, вытащили его из постели. - Дан, дерьмо ктахи, ты жить хочешь?
  - С тобой, что ли, пенек с погорелой рощи?
  - Ох, и дошутишься, мяско... - альв сощурил глаза. - Клянись, или сам тебя освежую.
  
  Я приняла их клятву, сняла антимагические оковы (долго ли умеючи?), нарезала эфирным лезвием полтора десятка каменных ножей (ну, не совсем ножей - треугольных, острых, как бритва, пластин с подобием ручки) из подходящего булыгана, а напоследок дала один из наборов - больше им все равно не задействовать, у Наэлада резерв маловат. С голоду не помрут, и ладно.
  - Как сможешь - заплатишь, - говорю. - А я пока поищу на оставшиеся покупателя.
  Альв вскинулся:
  - Не продавай еще пару... нет, пять дней, ладно? И еще сделай... ну, штук десять. Я все куплю. Позарез надо!
  - Тот зарез, под который вас сюда в колодках засунули?
  - Именно. Дело стоящее.
  - Деньги при сдаче товара! - говорю. - А то знаю я вас, копателей, долгов наберете - и сгинете.
  - Да заплачу я, заплачу, только сделай.
  На том и порешили. Оставила их в пещере - большие мальчики, сами выберутся, и вернулась в гостиничный номер.
  
  Слышу - музыка снизу доносится, знакомая такая. Думаю - что за концерт посреди ночи? Спускаюсь в залу...
  А там все, кроме дворника, вокруг стола собрались, а на столе сидит призрак мальчишки и на дудке играет. Топа сияет, как медный таз, Гарна платком глаза промакивает, Темина застыла, словно восковая кукла, а ее родители старательно смотрят в сторону. Увидели меня - оживились. Дух тоже заметил, но доиграл. Сильно переделанную "Серенаду для струнного оркестра", у меня из памяти спер, что ли? Ну, молодец, я же не осуждаю, я удивляюсь и радуюсь - ага, заулыбался, паршивец... А Темина встала и порывисто шагнула ко мне.
  - Хюльда, вы уже нашли целителя в вашу экспедицию?
  - Нет, а что?
  - Хочу к вам попроситься.
  - Вэль Хюльда, хоть вы скажите! - ее отец встал из-за стола, и я заметила, как рука у него мелко подрагивает, а по голосу и не скажешь, что волнуется. - Ее в столицу на учебу пригласили, у нее там жених, через декаду помолвка, а она в какую-то экспедицию собралась!
  - Темина! - кивнула ее отцу, дескать, пусть успокоится. - Тебя можно поздравить? И кто счастливый избранник?
  - Не имеет значения, Хю. Я все решила. Если он меня любит - дождется.
  - А если не дождется?
  - Значит, и не любил, - поджала губы, чуть не слезы в глазах. - Пусть так... но я никогда себе не прощу, что могла быть там, где творят будущее... а сама, как наседка - гнездо, муж, цыплята...
  - Дети, доченька! - вмешалась мать. - Муж и дети - это и есть будущее, а всякие открытия... от них одни неприятности.
  - Вот, мама, поэтому-то я и не остатнусь дома, даже если Хюльда откажет.
  - Я не откажу. Но, все-таки, дело опасное, из Рифеев еще ни один маг живым не вернулся.
  - Все когда-то бывает в первый раз, правда? - Темина просияла. - По рукам?
  - По рукам!
  
  По рукам-то - хорошо, да как бы мне их не оборвали духи рифейские. Если не договорюсь с ними, конечно. Утром озадачила Топу "комплектами выживанца", благо, Темина заказала на складах целый ящик жестяных кружек, и его доставили за полчаса, а нам оставалось лишь докупить держатели для энергокристаллов. Оставила я ученика в куче жестянок и клочьев мха, которыми они были переложены, а сама пошла говорить с шаманами.
  
  Сперва собиралась перейти в Кериру, это название местности и крепости у южной границы Ламейны, в доимперские времена - грозное пристанище Медвежьего князя, во время недавнего мора - проклятое место, где жили солдаты, отсреливающие беженцев из зараженного края, а теперь - старая и никому не нужная развалина с четырьмя инвалидами-хранителями. В саму крепость не буду соваться, да я ее внутренностей и не знаю. Мы с матерью только стены издалека видели, когда она возила меня показывать орочьей родне. Не меня, конечно, ту Хюльду, чье тело я теперь занимаю, но родня оценивала не личность бойкой шестилетки, а ее способности к магии, и по этому поводу стойбище гуляло три дня. С тех дней мне вспоминается разве что сморщенная физиономия шаманки да мерзкий вкус травяного отвара, которым меня напоили прежде, чем отпустить одну в лес. Как я, то есть, настоящая Хюльда, осталась тогда в живых - не знаю, на месте этого куска памяти - гулкая пустота. Но, раз уж это произошло, то пусть отвечают по своим обязательствам - "помогать родной крови тем больше, чем более в ней имеется силы". Силы во мне хватает, кровь - та же, а личность мою их духи признали. Родственничкам не отвертеться.
  
  Присела на кровать, закрыла глаза, как въяве представила почерневшие от старости и пожаров камни крепости, опустила глаза к земле - трава! Я вижу лето, а сейчас зима. Непорядок. Вернулась в тело, встала, походила по спальне. Наверно, если я видела ее один раз, летом, то вспомнить зимний пейзаж с крепостью никак не могу, только вообразить. Тщательно реконструировала в воображении портрет страшной крепости, добавила снега на стенах и крыше донжона, сугробы на поле вокруг нее, голые деревья далекого леса. Легла на пол, закрыла глаза. Вот она, кре... э... опять зеленая трава и яркое солнце. Тьфу ты! Втянулась в тело. Воспроизвела в воображении зиму. Еще одна попытка... Лето! Лето, свартчокан! И никуда от него не деться.
  
  Если зимой чудится лето, значит, это кому-нибудь нужно. Вот только переходить туда физическим телом не буду, а то еще устрою какой-нибудь парадокс и попорчу наш нежный и хрупкий мир. Тщательно убрала все ощущения тела, буквально стала "вся-внимание", причувствовалась. Кому я тут нужна? О, вот оно! Детский страх. Тотальный, мощный, широкополосный выброс - такой ужас способен испытывать только ребенок: брошенный, покинутый матерью, окруженный хищниками или врагами.
  
  Да, это может быть ловушкой. Да, есть те, кто хочет моей смерти и может подстроить такую пакость. Но я от них, вроде, уже не прячусь? А если и впрямь ребенку так жутко, то тем более надо его выручать. И я иду к источнику страха, как на крик или запах. Вот оно! Девочка скорчилась между корнями сосны, а стая гилид окружила ее и уже готова кинуться и растерзать.
  Стоп!
  Кроха, нельзя их бояться - пусть испугаются сами. Хватаю ее страх и выворачиваю наизнанку. Стрелы и кольца паники, обращенные на причину, теперь расходятся веером и находят жертв в стае. Шлем ужаса накрывает поляну, гилиды заходятся визгом. Девочка разгибается, поднимает лохматую голову - ни дать, ни взять, ёжик - и нечто знакомое сквозит в ее раскосых глазах, в поджатых губах, а не по-орочьи выпуклый лоб исключает ошибку - это Хюльда, та, которой шесть лет и которая только что прошла инициацию. Благодаря мне прошла. Ледяная волна запоздалого ужаса окатывает уже меня саму - страшно подумать, что произошло бы, не решись я посетить то лето, лето далекого прошлого.
  
  Вместе с этой волной приходят воспоминания: я-ребенок бегу по лесу, а тени стелятся за мной, заходят справа, слева. Дорога качается, словно подвесной мост, листва корчит рожи. Небо опускается и готово меня раздавить, тени настигают, дорога закручивается жарким языком, кидает под корни дерева, будто кусок в глотку. Жуть смыкается над головой и доходит до оглушительно беззвучной вспышки. Вывернутый страх - это не смелость, это то, что заставляет хищника поджимать хвост и бросаться опрометью от недавней жертвы. Я-ребенок оскаливаюсь, поднимаю кулаки и ледяные кольца шлема ужаса расходятся от меня.
  
  - А!!! - орет она торжествующе. - Бойтесь меня! Свартчокан! Свартч-каррах-дриттсусра!
  Гилиды уже далеко, когда крошка Хю падает на землю без сил и замирает. Я-внимание опускаюсь к ее потной макушке, придвигаюсь вплотную - она поворачивается во сне, отмахивается рукой. Тогда я подхватывю ее голову ладонями и легонько дую в маковку, восполняя истраченный в ноль резерв. Девочка вздыхает и открывает глаза.
  
  И тут все исчезает - деревья, трава, яркое летнее солнце... Вокруг меня заснеженный лес и никаких детей. О-бал-деть! Только что я саму себя, а заодно и названную сестру спасла не только от безвременной смерти, но и от чего похуже. А еще Нардел - от участи быть раздавленным мощным заклинанием, Гнездо Виверны и его защитников во главе с капитаном Ларутом - от гибели под массой прорвавшихся тварей, кучу народа в окрестностях Тенистого Лога - от риска стать очередной жертвой в тайном святилище... хотя, пойди история иначе - может, жертв было бы меньше? Не я ли сама создаю проблемы там, где появляюсь?
  Не знаю. Может, когда-нибудь откроется мне, а пока буду думать, что я, по крайней мере, не приношу вреда тем, кто рядом. А то хоть совсем не живи, право слово.
  
  Не замечаю, что перешла полностью, не чувствую, как мерзнут нос и щеки, пока меня кто-то не встряхивает за плечо:
  - Моя твоя видеть, твоя знать?
  Оборачиваюсь - передо мной орка лет сорока-пятидесяти от роду, у шаманов точно не определишь, рядом молодой парень с рогатиной, улыбается во весь клыкастый рот. Оба на снегоступах, обтянутых шкурками гленка - такие скользят почти как лыжи, но исключительно в одну сторону, что удобно. А я вот по колено в снегу.
  - Вийда, дочь Кутхи - говорю я и склоняю голову.
  - Тнаха, дочь Бепы - представляется шаманка. - Моя вчера знать - ты сегодня прийти, моя собирать хижа, шкура, ждать, сегодня тебя видеть - идти. Духи говорить - я тебе нужный, моя ученик нужный, мы и ты в горы идти. С подгорная народ идти, а они нас не злись, и мы их не злись, а то все умирать.
  - Какие умные у тебя духи, - говорю. - А есть среди них женщина-шаман, которая детей в племя лет тридцать назад принимала?
  - Да, сильный дух. Хиспа, дочь Кикры, она меня учить, вот столько, столько и столько зим учить, - Тнаха показывает два раза по две пятерни и прибляет на третий раз четыре пальца. - А пять зим уже как уйти, - шаманка улыбается и машет рукой в небо. - За речку.
  
  Хм. Какая близкая и понятная терминология. Интересно, что за лепту внесли орочьи попаданцы в земной шаманизм? Вот была бы забойная тема для этнографического исследования. Тоже улыбаюсь.
  - Хиспа мне тридцать лет назад крупно задолжала, и неудивительно, что отплатила.
  - Она говорить, учить меня для большой дух и для горы. Мы много ходить где камни и даже летать.
  - А что за большой дух, Хиспа тебе не сказала?
  - Большой дух, как женщина в куст сиди, куст шевелись, и они как одно, не как два.
  - Понятно, - говорю. - А ученика с собой берешь?
  - Берешь, берешь, - изо всех сил кивает парень. - Тнаха Пехоя берешь, а то Пехой идти до горы сам, двумя ногами. День идти, ночь идти, зима идти, лето идти - и быть в горы.
  Тнаха смущенно улыбается:
  - Пехой хорошая ученик - умная, помнить много, и плохая ученик - придумывать много, делать сам подумать как, а дальше плакать - лечи меня, Тнаха! Но Тнаха брать Пехой в горы. А то Пехой тут вредить.
  - У меня тоже есть ученик. Надеюсь, подружитесь.
  - Шаман быть?
  - Ну, не совсем, но с одним духом он уже подружился, тот ему на свирелке играет.
  - Хорошая шаман потом быть, - кивает Тнаха. - Дружить лучше, заставлять - хуже. Хорошая шаман только дружить с духи.
  - Вещи берите, - говорю. - Да пойдем.
  
  Так в гостиницу заселилось еще два жильца, впрочем, жильцы тихие и весьма покладистые, даром, что орки. А еще через четыре дня я узнала, что власть в Нарделе поменялась. Как вы думаете, кто в этот раз встал у кормила? Наэлад, верно? Ошибаетесь, его место оказалось за спиной Данзела Пятого Сына. Чей сын, да еще пятый - знает разве он сам, если вообще что-нибудь знает, как-то меня его интеллект не впечатлил. Зато спина широкая - прятаться за ней хорошо, если что-то пойдет совсем не так, как планировалось. Так что, видимо, дело там гораздо серьезнее, чем банальный передел власти. И, кстати, эта гора мускулов очень удачно вписалась в кресло бургграфа, пока его банда вырезала сторонников прежнего правителя, и народ, притихший поначалу, на четвертый день разборок уже выполз на рынки (во всяком случае, тот рынок, на который я зашла за энергокристаллами). А когда закончилась ночь длинных ножей, новый бургграф выделил две тысячи золотых на экспедицию за Поясом Спокойствия, которую Наэ снарядил к островам Южного Океана.
  - Жаль, что не могу поехать с ребятами, - признался остроухий, дозаказывая очередную партию "выживалок". - Плевать на увечье, оно не сильно мешает, но этот придурок... Мне нужно, чтобы город дожил до того, как привезут артефакт, а без меня, сама понимаешь...
  
  Да понимаю я, в том числе и то, о чем Наэ так громко молчит - и экспедиция, и все приобретения нового бургграфа однозначно свидетельствуют, что город готовится к длительной осаде, и вовсе не гуманоидами. От гуманоидов спросил бы у меня рунные амулеты.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"