Хорошко Евгений Алексеевич: другие произведения.

Обновление от 7.04

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Муза, наконец, разжала свою суровую хватку, и у меня есть что-то, что можно выложить. Итак, что же вы видите? Это - прода от 23.03 под Проклятием Второй Редакции. Многое убрал. Многое добавил. Все, как вы любите - эльфы-мутанты, элементаль и интрига. Начало именно там, где начинается все новое, хотя вам периодически будут встречаться смутно знакомые куски текста. Так будет, пока не начнется прода от 7 апреля. Громите. Dixi

  Глава 14
  -В Каз-Модане неспокойно, - глубокий голос разрезал тишину места, нарушаемую до этого лишь редкими завываниями ветра за каменными стенами.
  -Точнее, в Стальгорне, - раздался ответ. В полутемном зале показались очертания фигуры. Давший ответ, повернулся к собеседнику. Массивные черные рога отбросили позади себя зловещую тень, когда бледное, бескровное лицо оказалось в круге света.
  -Значит, ты уже почувствовал возмущения в магическом поле, - уверенно сказал все тот же голос, что говорил первым.
  -В Стальгорне многое пошло не так, как мы планировали, - задумчиво сказал натрезим по имени Гимразор. - И возмущения в магическом поле - не самое удивительное, ты не находишь, Зарелзар?
  -Думаю, больше всех удивился Рамгаррот, - заметил Зарелзар.
  -Он скоро вернется, - заверил его Гимразор, - Я даже отсюда чувствую его ненависть. Как нить, она тянется в Стальгорн. Он вернется, и не нужно гадать о том, что он сделает первым делом.
  -Давно он уже не оказывался в таком... неловком положении, - с легким сожалением в голосе сказал Зарелзар, и усмехнулся, на мгновение, блеснув острыми клыками.
  -Как я понимаю его сейчас, - горячо посочувствовал Гимразор, - Должно быть, сейчас он жаждет лично разорвать на куски того, кто умудрился нарушить его великолепные планы.
  -Да, - подтвердил Зарелзар, - На его месте я бы чувствовал то же самое. Я желаю ему успеха... от всего сердца.
  -Я тоже, - ответил Гимразор, - Кстати, магические возмущения в Стальгорне иногда достигают такой силы, что вполне позволяют случайно прорваться туда паре-тройке демонов.
  -Или даже не паре-тройке, а чуть больше, - сказал Зарелзар, задумчиво потерев подбородок - Как бы они не увели у несчастного Рамгаррота его жертву, - вдруг опомнился натрезим. Или сделал вид, что опомнился. Его собеседник укоризненно покачал головой.
  -Я тоже думаю, что возмущения в магическом фоне, и невезение Рамгаррота как-то связаны. Но, если бы пара мелких демонов, - Гимразор презрительной интонацией выделил последние слова, - смогла одолеть того, кого сам Рамгаррот посчитал достойным противником, то это было бы...
  -Неловко, - вкрадчиво сказал Зарелзар.
  -О да, - ответил Гимразор, - Неловко. Всем нам было бы неловко... за Рамгаррота.
  -Но, это была бы случайность, верно? - ехидно спросил Зарелзар
  -Само собой, брат. Мы же не думам, что так и правда получится, верно?
  -Да даже если и произойдет такое досадное недоразумение, то Рамгаррот всегда сможет услышать от нас самые искренние соболезнования, - заверил его Гимразор, и раскатисто расхохотался. Вскоре к нему присоединился и его собрат.
  ***
  Нетерпение меня просто сжигало, и лишь титаническим усилием воли я удерживал себя от того, чтобы не проверять каждые пять минут, могу ли я снова пропускать через себя магию. В первую очередь меня останавливало то, что если тревожить рану слишком часто, то она никогда не заживет.
  Заново открыть канал у меня получилось где-то через день, когда я более-менее сносно мог переносить прикосновение к магической энергии. К слову, потом мне даже удалось его закрыть, до того, как я получил какой-то серьезный вред.
  Но главным для меня было даже не это, а скорее то, что я начал, наконец, подбираться к тому, чтобы получить хоть какую-то пользу с открытия канала.
  Как оказалось, я сохранял некоторый контроль над магией, пропущенной мною в этот мир, и мог усилием воли её постепенно раскачивать, таким образом, направляя её поток, пока поддерживал канал, или пока она не рассеивалась, что происходило довольно медленно. К сожалению, мне не удавалось обратить силу в форму какого-нибудь плетения - на такое моя власть над ней не распространялась. Я мог лишь задавать ей направление, и пытаться заставить её воплотить мою волю в реальность... как бы далеко не лежали эти слова от классической магии с её плетениями, выверенными за тысячи лет магическими правилами, и принципами использования силы.
  В моей власти было направить эту силу так, чтобы её волны переплетались и нахлестывались друг на друга, становясь видимыми даже для невооруженного глаза. Выглядело все очень зрелищно: воздух вокруг меня начинал искриться, колебаться от высоких энергий, а - свет преломляться, проходя сквозь насыщенное маной пространство, порождая тем самым удивительные оптические эффекты.
  Пространство словно искажалось, а воздух - подергивался рябью от движения волн магической энергии. Переплетения её светились мистическим, синим светом.
  Попытки обуздать эту силу, и создать из неё плетение всегда оказывались неудачными, но позволяли до некоторой степени ей управлять. Так, плетение молнии заставляло эту энергию устремиться вперед пылающим синевой лучом, что мог жечь не хуже настоящего огня. Нечто подобное, но неизмеримо более сильное, я использовал в бою с натрезимом, пробив насквозь его защиту, и едва не отправив его на перерождение. Повторить такое мне не удавалось, что заставило меня предположить, что того эффекта мне помог добиться магический резонанс от бури, поднявшейся в том бою. Хотя, и без этого я был доволен, так как мне удалось достичь некоторого прогресса с другими плетениями.
  Известное мне плетение огненных стрел позволило мне швыряться многочисленными сгустками энергии, пылающими синим светом. Взамен стихийных щитов я создавал вокруг себя сферу, попадая в которую, большинство плетений наверняка бы рассыпалось, обратив против меня лишь голую силу, рассеянную, и потому - неопасную.
  Мои эксперименты продолжались практически каждый день, пока я не понял, что с этой силой я опасно работать в Стальгорне. До сих пор от моих действий страдали лишь каменные стены, опаляемые сгустками и лучами энергии, но по мере того, как мне в голову приходили все новые и новые идеи для экспериментов, опасность моих опытов лишь повышалась.
  Это стало кристально ясно через несколько дней после моего первого открытия канала. Уединившись в безопасном месте - безопасном, прежде всего, от меня самого, я направлял потоки силы, формируя из них причудливые завихрения. Я чувствовал поразительное чувство эйфории, счастья, и удовлетворенности, любуясь энергией, за искажением пространства от которой, сторонний наблюдатель не сразу заметил бы фигуру высокого эльфа, вставшего в полный рост.
  Тогда мне в голову пришла идея - собрать всю энергию, что была вокруг, в как можно более плотный комок. Сказано - сделано. Потоки энергии не желали замирать на месте, поэтому мне постоянно приходилось их направлять в нужную сторону. Так или иначе, я узнал, что произойдет, если собрать энергию в комок, и плотно его сжимать, хотя и не узнал, почему.
  Произойдет большой взрыв - вот что. Нет, не тот, с которого родилась Вселенная, но тоже приличный. По крайней мере, вспышка от него меня ослепила, а ударная волна отбросила, как тряпичную куклу. Особых повреждений в итоге у меня не оказалось, хотя я с удивлением констатировал тот факт, что вспышка заставила разрушиться на мне плетение щита, хотя резерв у меня был почти полон.
  Вероятно, чистая энергия, с которой мне так нравится баловаться, разрушает плетения почти моментально. Это и было еще одним моим открытием в тот день, помимо того, что эксперименты с большой вероятностью сведут меня в могилу, если я их продолжу.
  Скрепя сердце, мне пришлось закончить эксперименты в Стальгорне. Однако же, потребность в манипуляции энергией пустоты никуда не делась. Простые, проверенные, и безопасные методы использования магии мне быстро наскучивали, и исследовательский зуд заставил меня срочно искать другое место для опытов.
  И вот я здесь, в предгорьях Стальгорна.
  ***
  Под моими шагами тихо шелестел белый снег, со всех сторон отражая в мои глаза солнечный свет, что изливался на окрестные горные вершины. Слегка прищурившись, я огляделся.
  Уже в начале весны, заснеженные шапки горных вершин начинали подтаивать у оснований, но многочисленные провалы и трещины в камне до сих пор были слегка припорошены снегом, превращаясь в коварную ловушку для одинокого путника. Ловушку, тем более опасную тем, что зачастую даже её существование не представлялось возможным определить, не говоря уже о том, чтобы суметь выбраться из неё без посторонней помощи. Это, если еще предполагать, что неосторожному путнику еще во время падения повезло не свернуть себе шею.
  Человеческая половина моего сознания содержала в памяти случай, когда я просто замечательно оступился во время похода в горы. Просто замечательно - это значит, что рядом были добрые люди, которые не оставили меня ползти до города с переломом. И теперь, весь её опыт нашептывал мне, что для того, чтобы отправиться на прогулку по незнакомой горной области в одиночку, нужно быть сильно стукнутым по голове, и никак иначе. Правде, у меня были некоторые оправдания.
  Безрассудно было, конечно, идти в горы одному, но еще более безрассудным я считал проводить в Стальгорне магические опыты с энергией пустоты, до сих пор полной для меня секретов. Да и потом - я не собирался отходить далеко. Отсутствие нежелательных свидетелей и любопытствующих - вот тот критерий, по которому я выбирал место.
  Снежный склон, полный многочисленных островков скальной породы, слегка выровнялся. На некотором расстоянии от меня начинался хвойный лес - верный признак того, что снежные лавины нечасто угрожают здешним местам. Это слегка успокаивало. Основными опасностями похода в горы я считал, в первую очередь - возможность куда-нибудь провалиться, попасть под лавину, или банально замерзнуть. К счастью, так близко к Стальгорну мне не угрожало ни первое, ни второе.
  Что же касается третьего, то этим утром погода меня порадовала. Хотя даже сильные холода не были страшны большинству магов, способному согреть воздух заклинанием, я предпочел бы не тратить на это силы.
  Забавным было то, что я потратил бы на согревание столько энергии, что её хватило бы на несколько ударов плетью молнии. Как ни крути, нестандартные методы использования заклинаний - не всегда плюс. Далеко не каждое мое заклинание соответствовало моему небольшому резерву маны.
  Кстати, о заклинаниях - даже сейчас, когда я открывал канал, меня скрывала невидимость. Вкупе с тем, что снежная равнина отлично просматривалась вдаль, это почти гарантировало, что никто не сможет ко мне подкрастьс...
  -Рррр, - свирепый рык заставил меня содрогнуться. Сработавшее чувство опасности бросило меня в сторону раньше, чем я успел что-либо осознать. Вспышка боли, вспыхнувшая, когда чьи-то когти пропороли мне плечо, парализовала меня, и я просто рухнул спиной на снег, зажимая кровоточащую рану. В момент удара меня поразил леденящий холод, который и сейчас продолжал распространяться по всему телу. Я попытался приподняться, откатиться в сторону, но онемение не позволило мне это сделать вовремя. Уже через секунду мне в грудь рухнуло чудовище, выбив из меня дух. Я успел заметить лишь несколько рядов острых зубов в его пасти чудовища, прочную красную чешую, которой было покрыто его тело, и ощутить смертельный холод, который охватывал меня при прикосновении к нему. Я еще успел удивиться, что от ран меня не спас даже верный щит маны, когда увидел метнувшиеся вперед удлиненные отростки с шипами, которые вонзились мне в шею.
  В тот же миг я почувствовал, как жизнь стремительно покидает меня. Это странное чувство, похожее на магическое истощение, но стократ сильнее. Словно нечто выворачивает каждую клетку тела, высасывает последние крохи маны вместе с душой, поглощая их в своем неутолимом голоде. Этот голод был несравним с тем, что испытывал я, когда остался без капли маны. Сейчас я ощущал его всеми фибрами своей души, и боль от него была стократ сильнее обычного. Если бы я мог кричать, я бы кричал, но сил у меня хватило лишь на полузадушенный хрип.
  Этот голод тянулся, проникая в мою душу все глубже, дальше, поглощая меня целиком... как, внезапно, все изменилось, когда он дотянулся до нити, что соединила меня с энергиями Искаженной Пустоты, и потревожил её. Сила, сравнения которой с чем-либо я не мог подобрать до сих пор, заполнила меня изнутри, принеся с собой боль и, одновременно, облегчение. Магия пробежала по всему моему телу обжигающим ледяным потоком, потекла по моим венам. Боль от неё показалась мне почти божественным наслаждением после того, что я испытывал до сих пор. Онемение отпустило меня, и сознанием стало кристально чистым, ясным. Я сумел собраться, и сбросить с себя неожиданно легкую тушу чудовища.
  Призвав кинжал из пространственного кармана, я бросился вперед. Подняв кинжал, я закричал, вонзив его на всю глубину в покрытый чешуей бок зверя. В этом крике до сих пор были отголоски той боли, что я испытывал секунды назад. До конца её не смыл ни поток магии, проходящий по моему телу, ни выброс адреналина, что смешался с моей кровью в равных пропорциях. Вонзая судорожными движениями острое лезвие в тело извивающегося чудовища еще, и еще, я только распалялся.
  В бешенстве я начал кромсать шкуру чудовища кинжалом. Туша подо мной содрогалась в конвульсиях, извиваясь в разные стороны. Плоть вспучивалась отвратительными, огромными буграми, зарастала за считанные мгновения после каждого удара моего кинжала, что заставило меня усмирить ярость. Приподнявшись, я увидел, что чудовище словно пытается распасться надвое. Второе, точно такое же чудовище, уже было готово отпочковаться от первого, сейчас извиваясь где-то внутри. Мерзкое, отвратительное зрелище.
  Сдержав тошноту, я поднял голову. Где-то в десяти шагах от меня вспыхнул яркой вспышкой портал, из которого появилось еще одно чудовище, сразу же устремившееся на меня. Адская гончая - узнал я монстра, посмотрев на него. Совершенные охотники на магов, малоуязвимые к магии, так как способны её впитывать. При поглощении магии растут, увеличиваясь в размерах до тех пор, пока не смогут поделиться надвое. Могущественные заклинания, способные косить целые армии, зачастую лишь усиливают противостоящих магу адских гончих. Поблизости от меня открылось еще несколько порталов, из которых появлялись все новые и новые гончие.
  Я не удивился, когда откуда-то сбоку на меня рухнула огромная туша монстра. Перед моим лицом оказалась пасть, полная острых клыков, но гончая, вопреки моим ожиданиям, не стремилась откусить мне голову. Вместо этого, мою кожу проткнула острая костяная иголка, которой заканчивались щупальца у морды адской гончей, и та стала поглощать мою ману, почти мгновенно восполняемую через канал в Искривленную Пустоту. В считанные секунды возникла куча - мала из набросившихся на меня со всех сторон гончих. Они не стремились разорвать меня на куски, вовсе нет - ведь магия в моем теле была для них лучшим десертом. Я не ощущал боли от то и дело вонзавшихся в меня, несмотря на щит маны, острых игл. Я не чувствовал, как трещат у меня кости под огромным весом тварей, навалившихся на меня. Сейчас все мои чувства были сконцентрированы на магии, проходящей сквозь меня, и выбрасываемой вовне.
  Магия струилась по моим венам свободно, как никогда. Канал проводил огромное количество маны, и в этот раз я его не сдерживал. То и дело раздавались вокруг хлопки порталов, и появлялись все новые гончие. Они поглощали ману одним своим присутствием, но даже так, над нами сформировалось огромное облако энергии. По пространству, занятому облаком, постоянно ходила легкая рябь, пробегали незаметные искорки.
  Я с кристальной четкостью осознал, что жить мне осталось ровно столько, сколько продержится канал. Магия все так же продолжала выбрасываться в окружающую среду, и я стал постепенно направлять магические потоки, собирая их в одну точку. Магическая энергия начала словно пульсировать, когда магические потоки сталкивались вместе, и отталкивались друг от друга. Главное - собрать их все вместе, и ударить в одну и ту же точку одновременно - подумал я, и максимально сжал потоки.
  Когда раздался огромной силы взрыв, я на мгновение потерял сознание. Как сквозь вату я чувствовал, что проваливаюсь куда-то. Очнулся я, когда уже скатывался вниз по заснеженному склону. Весь мир словно пришел в движение, небо и покрытые снегом скалы завертелись, как в карусели. Наконец, я рухнул на колени, и мое падение остановилось. Застонав от звона в ушах, я обхватил их ладонями. Перед глазами все расплывалось. Когда я смог подняться, меня повело вперед, и я упал, еще немного прокатившись вниз по склону.
  Нужно уходить отсюда, хоть ползком, но уходить, - думал я. Позади я слышал завывания, какой-то странный треск, видимо, от порталов, но оглянуться не мог, опасаясь снова потерять равновесие из-за головокружения. Едва не запнувшись об останки одной из гончих, я продолжил шагать, медленно передвигая ноги, хоть на сантиметр, но вперед.
  Сделав еще один шаг, я остановился, чтобы вызвать водяного элементаля, и отдохнуть еще хоть секунду. Я не обернулся, чтобы поглядеть на элементаля, появившегося позади меня. Нет времени. Надеюсь, он сможет выиграть мне его хоть немного...
  Раздалось ворчание элементаля, похожее на плеск воды. Сделав последний вздох перед решительным шагом вперед, я внезапно почувствовал, как магический фон вокруг резко понижается. Канал был до сих пор открыт, да и после взрыва магические потоки лишь рассеялись, но никуда не пропали. Сейчас же я их почти не чувствовал. Ворчание элементаля становится намного громче, напоминая теперь рев низвергающейся с водопада воды.
  Раздалось эхо мощнейшего удара об землю. По крайней мере, склон от него явственно задрожал. Я рефлекторно сделал шаг вперед. Что еще, черт возьми, творится?
  Именно в этот момент я почувствовал, как закрылся канал в Искривленную Пустоту. Смертельный холод отхлынул, а взамен ему пришла невыносимая боль в многочисленных ранах, что я получил пару минут назад. Как бы там ни было, если я не окажу себе первую помощь, то рухну прямо на этом самом месте, уже через полминуты.
  Скривившись, я схватился за плечо, по которому шла окровавленная борозда от когтей. Бросив на него взгляд, я на мгновение растерялся, заметив, как из раны идет какой-то голубоватый отсвет, просвечивая прямо сквозь пальцы. Убрав ладонь, я успел лишь заметить, как он затухает.
  Кровь обильно закапала, залив куртку. Спешно применив несколько целительных заклинаний, я попытался двинуться дальше, отстранившись от боли. Сквозь звон в ушах я услышал приближающийся гул, от которого по коже шли мурашки.
  Неожиданно я почувствовал сильный удар в спину, сбивший меня с ног. Когда земля начала стремительно приближаться, я еще успел удивиться, что ничего не видно из-за снега.
  ***
  По бронзовому диску, испещренному затейливой вязью символов, пошла сеть трещин. Стоявший неподалеку, натрезим грязно выругался, и повернулся к собрату. Тот уже и сам почуял неладное, и прекратил открывать порталы для многочисленных демонов, столпившихся поблизости. Пинком копыта убрав с дороги гончую, натрезим пошел к постаменту, на котором стоял диск.
  Подойдя поближе, Гимразор, а это был именно он, зеркально скопировал позу и мрачное выражение лица своего собрата, в свою очередь, мрачно уставившись на покрытый трещинами артефакт.
  -И как это понимать? - спросил он.
  -Мне тоже хотелось бы знать, как это понимать, - огрызнулся в ответ Зарелзар, - Последним, что я засек, был мощный всплеск магии.
  -И все? - недоверчиво спросил Гимразор.
  -Он был не только мощным, но и резким, - сказал Зарелзар, - Артефакт не выдержал нагрузки. Теперь, если мы продолжим отправлять гончих через разрыв в завесе, они окажутся не в паре шагов от источника возмущения, а хорошо, если в паре километров.
  -Это понятно, - ответил Гимразор, - Без этого диска вся наша затея теряет смысл. У тебя, случайно, еще один, такой же, не найдется?
  -Смеешься? - спросил его собеседник, - Уже сто лет прошло с тех пор, как я выменял этот диск у одного эфириала. Лучше просто поверь мне на слово - второго такого нам не достать. И, предупреждая твои возможные вопросы - починить я тоже ничего не смогу.
  -Ну, и что мы имеем в итоге? - мрачно спросил Гимразор.
  -А что мы можем иметь в итоге? - ответил вопросом на вопрос Зарелзар, - Затея не окупилась. Я даже скажу, что мне плевать, выжил тот смертный, или нет. Все равно, артефакт не стоил его жизни.
  -Думаю, ты прав, - ответил Гимразор, - Что теперь, оставим смертного Рамгарроту?
  -Верно, - фыркнул натрезим в ответ, - Пусть сам с ним разбирается. Тем более, у нас полно дел, не обязательно даже на Азероте.
   ***
  Первым, что я увидел, придя в себя, был потолок в доме Варрина. Выздоравливать дома именно у него, кажется, становится какой-то своеобразной традицией. Сколько времени я сверлил взглядом этот самый потолок, после боя с натрезимом - не счесть. Думаю, по этой причине я удивился скорее тому, что вообще очнулся, нежели тому, что очнулся я именно здесь.
  Итак, я живой. Хотя, нет, не так - я живой! Более того, чувствовал я себя на удивление неплохо. Видимо, мне помогли целительные заклинания, или мои раны были не слишком опасны для жизни. Я попытался встать с кровати.
  -Тихо, не крутись, - появился рядом со мной Варрин. - Лежи спокойно. Попал под лавину, да и раны у тебя пока не зажили. Как тебя так угораздило, я просто не представляю.
  -Я попал под лавину? - удивился я. Дворф кивнул.
  -Конечно. Странно, что ты не знаешь, - удивился Варрин, - Тем более, что лавина - твоя же работа, или я что-то не понял?
  -Даже не знаю, - искренне удивился я, уставившись на дворфа. Хотя... если подумать, то тот сильный гул, который я слышал за спиной, подозрительно смахивал на звук приближающейся лавины. Настолько подозрительно, что, скорее всего, это лавина и была. Правда, с чего это Варрин решил, что это я вызвал лавину? Уж скорее, здесь пошалил элемен... стоп!
  -Я тебя так скажу, Мэвниар - не бывает таких лавин в природе, - веско сказал дворф. - Я их видел знаешь сколько, и эта не была похожа ни на что. Сама по себе ни одна лавина до того места, где ты стоял, не дошла бы. А тут такое чувство возникает, будто снег как сошел, так до тебя и катился. И, что самое странное - тебя даже почти не засыпало. Как будто, ты не под лавину попал, а уже после неё пришел, и сам в снег зарылся. В голову сразу же приходит только одна мысль - магия, - развел руками Варрин, - Что еще сказать? Повезло тебе, что вообще жив остался.
  -Да, повезло мне, - задумчиво сказал я. Здесь поработал элементаль, совершенно однозначно. Больше просто некому. Вот же катаклизм ходячий. Как его ни вызову - постоянно получается, что сразу можно отойти в сторонку, все равно, после него ничего живого не остается. Обязательно надо разобраться, что же он вообще такое. Знать бы вот только - как?
  -Не то слово, - ответил Варрин, - Ну, да черт с ней, с лавиной. На самом деле, я не удивлюсь, если у тебя все случайно вышло. Магия-шмагия, одним словом. Ты ведь, наверняка, догадываешься, кого мы под лавиной нашли, кроме тебя?
  -Конечно, - ответил я. - Демонов, кого же еще вы могли найти?
  -Скорее, расплющенные в лепешку останки демонов, - буркнул Варрин, поморщившись, - Я же тебе говорил, что ненормальная это была лавина, черт её дери. Такое ощущение, будто на этих демонов свалилась груда скал, а не просто куча снега.
  -Ясно, - сказал я. Впрочем, я особо не удивлен. Давно заметил, что мой элементаль может управлять плотностью своего тела. Правда, до сих пор я не замечал, чтобы он мог управлять плотностью даже не снега, а воды вокруг него, иначе в деревне мурлоков пострадали бы не только здания. Получается, он теперь и это может? Ведь, иначе получится бред - как будто, он каждую гончую по отдельности кулаками в землю вбивал.
  -И, да, кстати, - продолжил Варрин, - Пока ты не сказал, что это были демоны, я об этом даже не подозревал. По останкам сразу-то и не скажешь. Хотя, погоди-ка, - помрачнел дворф, - Если это были демоны, то получается вполне логичная картина. На тебя, друг Мэвниар, эти демоны охотились с самого уничтожения в Стальгорне натрезима, и стоило тебе выйти за ворота, как на тебя напали. Дальше все понятно: ты от них отбивался, и что-то там намудрил с заклинаниями. Кончилось это, правда, не так плохо, раз ты жив, а демоны - нет.
  -Точно сказано, - подтвердил я, - Лучше тебя я бы и сам все объяснить не смог. Скажу сразу, что я вообще даже не ожидал, что такое может произойти. Стоило выйти из Стальгорна, как сразу же напали толпой. И, главное, появились как из ниоткуда, да и сквозь невидимость меня видели.
  -Мда, - сказал дворф, - Попал ты в переплет. Но, ничего, пока ты в Стальгорне, ты в безопасности. Да и, будем надеяться, после неудачи, демоны прекратят на тебя охоту. Ты, пока что, отдыхай. Скоро придет Дагрин. Тогда ты и расскажешь нам все в подробностях.
  ***
  -Хм, - вытерев пот со лба, с сомнением произнес Дагрин, когда я подошел к нему. Оглядев меня с ног до головы, он еще раз задумался над моим предложением.
  В этой части дворца был зал, занятый огромной толпой дворфов. Длиннобородые подгорные воители увлеченно выбивали пыль друг из друга, и из десятков тренировочных манекенов, стоящих в зале. Всего я увидел где-то около пяти десятков тренирующихся. Их, лоснящиеся от пота тела, изрядно нагрели воздух в зале, что я сразу же почувствовал, войдя в него. Где-то среди них я заметил Дагрина, и направился к нему.
  Последние события изрядно подорвали мою веру в магию. Фактически, мало какой маг может что-то противопоставить адской гончей. Лишь оружие, и честная сталь - вот самый оптимальный вариант против такого противника.
  А с этим у меня не сказать, чтобы плачевно, но я привык решать проблемы по-другому. Как выяснилось, не всегда это правильно.
  Что, если демоны еще раз нападут, когда я в очередной раз открою канал? Я уже открывал его в пределах Стальгорна после того случая... но кто может гарантировать, что я всегда буду в безопасности?
  А так - я буду чувствовать себя чуть увереннее.
  -Ты уверен, что тебе это нужно? У тебя же и с магией все хорошо выходит, - спросил Дагрин.
  -Дагрин, ты же знаешь, что не с каждым противником сподручно драться магией, - ответил я, - К тому же, умение махать клинком мне может помочь и в другой ситуации, - решив, что небольшая демонстрация способна лучше расставить все по своим местам, я применил невидимость, заставив вылупиться от неожиданности не одну пару глаз. Дагрин, нахмурившийся в первый момент, мгновенно выбросил руку вперед, попытавшись ухватить меня за одежду. Я отпрянул, и он лишь скользнул по мне кончиками пальцев. Усмехнувшись, я развеял невидимость.
  -Ха, все с тобой понятно, - пробасил Дагрин, когда я появился в воздухе рядом с ним, - Полезное умение, поможет незаметно подобраться, хоть среди бела дня.
  -Ну да, - согласился я, - Подобраться-то я сумею, но не всегда имеет смысл лупить врага после этого заклинаниями. Иногда нужно разобраться по-тихому.
  -Кхм, - прокашлялся дворф, - Правильно говоришь, Мэвниар. Эх... вот бы мне так уметь, уж я бы - ух, - Дагрин сомкнул вместе огромные кулачищи в угрожающем жесте.
  -Так что, ты согласен? Поможешь мне? - спросил я. Дворф кивнул.
  -Конечно помогу, - ответил он, - Да только вот, - развел дворф руками, - Насчет невидимости ты, все-таки, немного не по адресу обратился. Мы, дворфы, редко такими вещами занимаемся. Уж больно много мы весим, чтобы к кому-то там подкрадываться. Сам я не умею, и тебя научить не смогу.
  -Это я беру на себя, - ответил я, усмехнувшись, - Как-никак, для того заклинание и учил. Меня никто не увидит, и не услышит, уж поверь.
  -Ну, тогда с остальным проблем не будет, - сказал Дагрин, - Буду тебя клинками махать учить, раз такое дело. Мечами, кинжалами, ножами там... думаю, тебе именно такими железками сподручнее будет. Ты как? Со мной в паре сейчас постоять не против? Посмотрю, что ты уже умеешь.
  -Не против, - самоуверенно ответил я. Кое-какую военную подготовку Мэвниар проходил еще в Кель-Таласе, и, как и все стражники, регулярно тренировался несколько раз в неделю.
  Взяв деревянные мечи, мы начали спарринг.
  -Гм, все нормально, - задумчиво сказал Дагрин уже через полминуты, помогая мне подняться с земли.
  Ну, что сказать? Пять секунд - ровно столько времени потребовалось Дагрину, чтобы меня условно убить. Из них - четыре секунды он на меня просто смотрел, изредка помахивая клинком, чтобы посмотреть на мою реакцию. На пятой он резко сблизился, отведя в сторону мой меч, и мощным ударом под бедро буквально выбил землю у меня из под ног. Еще через мгновение его меч уперся мне в грудь, обозначая смертельный удар. Да уж, жестким оказался дворф, не ожидал такого.
  Думаю, таких, как я, в честном бою он может пачками есть на завтрак, обед, и ужин. С учетом того, что в настоящем бою дворф наверняка будет увешан защитными амулетами, как новогодняя елка - игрушками, против него у меня есть только один надежный прием - скастовать невидимость, и не отсвечивать. Щит маны тут мне особо не поможет. Сбить с ног, как сейчас, и пудовым молотом по голове. Железная схема. Я испытываю смутные сомнения в том, что я это переживу.
  Вообще, все это еще раз намекает на нежелательность игры на чужом поле. Смысл драться с магом магией, а с воином - мечом? И, тем более, устраивать с ними поединки? Конечно, чувство собственного превосходства будет приятно согревать меня после схватки... если я выиграю. Больше плюсов я для себя не вижу.
  -Ладно, - сказал, наконец, Дагрин, - Давай теперь поотрабатываем некоторые приемы. Покажу тебе, как меня атаковать. Сначала я буду защищаться, а потом ты.
  -Хорошо, - ответил я, отряхнувшись.
  -Позанимаемся немного, а потом пойдем в арсенал, - продолжил Дагрин, - Возьмем тебе боевое оружие по руке, и для тренировки кое-что. Завтра приходи в то же время. Будем тренироваться на манекенах. Покажу тебе пару приемчиков специально для тебя.
  -Спасибо, Дагрин, ты настоящий друг, - ответил я.
  -Для хорошего эльфа не жалко, - хохотнул дворф.
  Глава 15
  Я не ослышался? Варрин сказал слово "культ"?
  Мы, то есть, я, Варрин, и Бейли, занимались сугубо мужским делом - обсуждали вечные вопросы за распитием пива. То есть, распивали пиво, в-основном, дворфы, а я больше разглагольствовал, вальяжно раскинувшись в кресле. Пока в их кружках пенилось пиво, дворфы не имели ничего против. Я же, встретив благодарных слушателей, был только рад поделиться своими мыслями. Когда разговор только начался, мы обменялись последними сплетнями и новостями, и Варрин неожиданно упомянул о некоем культе, последователи которого встречались по всему Азероту. Я насторожился, едва об этом услышал. Если верить моему знанию канона, примерно в это время Кел-Тузед должен был уже услышать зов Нер"Зула, и отправиться в Нортренд в его поисках. Король-Лич же, встретив Кел"Тузеда, отправит его обратно в Лордерон, чтобы тот создал Культ Проклятых, тайную религиозную организацию, целью которой является подготовка Лордерона к вторжению Плети.
  В такой ситуации слово "культ" вызывало не самые приятные ассоциации, и заставляло навострить уши. Правда, насторожившись в первый момент, вскоре я понял, что Варрин говорил о каком-то другом культе. Назывался он, в противоположность культу Проклятых - культом Всеблагих. Забавно, но оба предлагали своим последователям одно и то же: вечную жизнь после смерти. Я послушал краткое изложение идей культа из уст Варрина некоторое время, а потом расслабился. Скорее всего, между культами нет ничего общего.
  -Они набирают в свои ряды самых разных людей, но в основном - разных нищих, бездомных, безработных, всяческих неудачников, - говорил Варрин. - Этот культ, кажется, пока не стремится заниматься чем-то еще, кроме как вербовкой новых членов.
  -Так ведь, основная задача любого культа - увеличение своей численности, - заметил я. - Регулярно пополняющие ряды культа неофиты жертвуют деньги, и сами работают, чтобы привлечь еще больше людей. Причем, заметь, совершенно бесплатно. Это как колесо, которое на ходу, только пока катится вперед, - продолжил я рассуждать, - Каждый человек, присоединившийся к какой-либо секте, является частью этого круга, пока у него есть силы и деньги. Со временем он из него выпадает, попутно расставшись со здоровьем, а то и с жизнью. Ну и, само собой разумеется, со всеми деньгами или доходами, которые он получал в те годы, когда служил своим религиозным лидерам. Взамен же одного выбывшего придет еще двое.
  -Странно,- удивился Бейли, - Раз все так, то откуда вообще берутся дураки, которые на это готовы повестись? - Эх, Бейли, счастливый ты дворф. Люди в том мире, откуда пришла моя человеческая половина сознания, жили... конечно, не более сложной жизнью, чем здесь, на Азероте. Но, несколько миллиардов человек населения на одной планете - вполне достаточная численность, чтобы для любого мыслимого и немыслимого явления можно было найти тысячу примеров, и сделать из них свои выводы.
  -Этих дураков сколько угодно, Бейли, сколько угодно. Основная задача основателей культа - найти их, убедить вступить в организацию, и занять их работой так, чтобы они лишний раз мозгами пошевелить не могли. Они для этого выдумывают разнообразные лозунги, привлекающие всех тех людей, неудавшихся, разочарованных в жизни, заставляют их повторять эти лозунги другим, чтобы так привлечь еще больше паствы.
  Под эти лозунги подводится соответствующая база, сочиняются какие-нибудь "священные тексты", цель которых двояка. Во-первых, они помогают неофитам как следует проникнуться идеями культа, дабы, уверовав глубже, быть способными заразить своей верой других. Вторая же задача этих текстов заключается в том, чтобы заставить последователей неустанно трудиться - чтобы меньше думали. А уж как руководство культа подведет своих членов к необходимости трудиться, это уж от них зависит. Вот и трудится паства, во имя светлого будущего, спасения, или еще чего-нибудь. Главное, чтобы цель достигнуть было невозможно.
  -Ты рисуешь какую-то, совершенно ужасную картину, - нахмурился Варрин, - Получается, основатели культа - великие обманщики, измыслившие невероятную в своем размахе ложь?
  -Именно так, - подтвердил я. - Причем, великие обманщики они настолько, что обманули самих себя. Чтобы заставить поверить в свою ложь остальных, им приходится и самих себя заставить в неё верить. В этом-то и кроется одно из самых замечательных противоречий таких сект: все они живут, лишь пока набирают новых членов. Вся их жизнь должна быть посвящена именно этому - колесо не падает, лишь пока крутится. Восприняв же свой бред всерьез, они начинают устраивать дискуссии с такими же безумцами, все более усложняя картину, пока колесо не остановит свой ход, и не упадет. Таков закономерный конец всех сект.
  Лишь те, кому удается избежать этой ловушки, двигаются дальше, и я думаю, что чем сильнее секта, чем быстрее она набирает новых членов, тем легче в ней обнаруживается примитивизм провозглашаемых идей, даже не способный хоть немного замаскировать истинные цели секты - собрать больше паствы. Больше, как можно больше.
  -Судя по всему, этой ловушки организаторы культа сумели избежать, - заметил Варрин, - У них есть последователи по всему Азероту: в Каз-Модане, в Штормграде. Особенно много их в Лордероне.
  -Это значит, что руководители культа четко понимают, чем они занимаются, - ответил я. - Но это тоже ничего не меняет. Культ может двигаться вперед, только пока у него есть возможность увеличить количество прихожан. Этими прихожанами может стать лишь небольшая часть населения, и рано или поздно все они окажутся частью культа. Ему некуда будет расширяться, и он рассыплется, едва выдавит из прихожан все, что только можно. Даже у людей, поколения сменяются недостаточно быстро, чтобы предотвратить этот кризис. Свободной паствы уже не будет, и многочисленные члены культа будут вариться в собственном соку, пока вся организация не сгниет. Уж поверь мне на слово - если в организацию набирают всяких неудачников, то ничего хорошего из неё не выйдет. Они принципиально не способны создать нечто долговечное.
  -Мда, - выразил свои мысли Варрин. - Не слишком-то ты хорошего мнения об этом культе. Но, погоди, - вдруг сказал дворф, - А что, если в культ не набирать, как ты говоришь, "всяких неудачников"?
  -Принципиального отличия не будет, - предположил я, - Более-менее богатых людей культ будет доить помаленьку, и все. Пожертвования на благие цели, и тому подобное. Как у Церкви Света.
  -Церковь Света? Ты чего, Мэвниар? - поразился Варрин, - С неё-то вон сколько пользы! Без этой церкви не было бы силы Света у паладинов и священников, а знаешь, как они бы подсобить могли с тем натрезимом?
  -У меня иногда возникает вопрос, - задумчиво произнес я, - А нужна ли эта церковь, чтобы иметь возможность использовать силы Света?
  -Э-э? - сказал Бейли, подавившись пивом.
  -Я подозреваю, что те, кто основал эту Церковь Света, просто наткнулись на силы, древние, как сам космос. Об этой силе Света им не ведомо почти ничего, но это не мешает им использовать даруемые ей возможности в своих целях. Способы развития и углубления этой силы в себе, совершенствование качеств, которые способствуют установлению более глубокой связи с ней, больше напоминают некий активный поиск, нежели какое-то глупое поклонение. Это заставляет меня заподозрить, что сила Света имеет совершенно незначительную связь с провозглашаемыми Церковью Света идеями, всяческими призывами к молитвам, пожертвованиям, и тому подобной чепухе. Учитывая же такой маленький нюанс, что еще никто не обрел силу Света даже искренними молитвами, тайные методы инициации этой силой все больше и больше усугубляют у меня подозрения в том, что эта сила была просто закреплена во владении определенного сословия, а именно - жречества. Без силы Света, существование этого сословия держалось бы на тех же ниточках, как и у тех культов, о которых я говорил раньше. Некоторым культам, кстати, везет - правители понимают, что культы с помощью своих идей способны скреплять людей воедино, что делают их более управляемыми. К добру, или к худу - другой вопрос.
  -Черт, Мэвниар, - выдохнул Варрин, - Я уже привык, что ты горазд на всякие кощунственные речи, но это для меня уже слишком. Не надо больше об этом говорить, а то чем дальше, тем страшнее становится. Ты, главное, не сболтни ничего такого перед жрецами и паладинами, мы-то с Бейли, еще ладно, а вот они живо тебя на костер отправят.
  -Да, на меня, бывает, накатывает, - согласился я - Но, насчет культа: пусть кто-нибудь о нем узнает побольше. Такие культы часто могут являться прикрытием для чего-то еще, будь то контрабанда магических артефактов или занятие черной магией. Пусть понаблюдают, чем занимаются члены культа, выяснят, кто основатель культа, и откуда у него бурутся на все это деньги. Однозначно наткнетесь на что-нибудь нелицеприятное.
  -Понятно, - сказал Варрин, а затем задумался, - Так ты говоришь, что этот культ может быть прикрытием занятий черной магией? Король Магни, вообще-то, очень внимательно готов выслушать любые мысли о черной магии, о демонах, и прочем. Да и Лига следы таких вещей очень активно ищет.
  -Хм, - я задумался. Мне в голову пришла интересная мысль, а именно - узнать, как там поживает в Даларане Кел-Тузед. Нет, воистину - лень человеческая неистребима! Я - уже эльф, и все равно, почти целый год я занимался всяческой рутиной, вместо того, чтобы ненавязчиво порекомендовать Лиге Исследователей присмотреть за некоторыми ключевыми игроками. Повод наверняка я смог бы найти, как и скрыть свое труднообъяснимое знание будущих событий.
  -Знаешь, Варрин, если короля Магни так интересует черная магия, причем, именно серьезная черная магия, то пусть его дворфы узнают в Даларане, не изгоняли ли они недавно кого-то из своих рядов за какие-то неэтичные опыты, или что-то вроде того. Вообще, узнайте, кто из магов был изгнан, и почему. Узнайте, с кем они поддерживают связь до сих пор, с кем дружат или дружили. Нужно уметь прослеживать нить. Если хотите найти черную магию, ищите черных магов, а черных магов ищите там, где самих магов больше всего - вот мое мнение. Надеюсь, ты донесешь мои слова, куда нужно.
  -Обязательно, - серьезно кивнул головой Варрин, - Думаю, ты предложил правильное решение, спасибо.
  -Обращайся, - ответил я, вставая из-за стола, и прощаясь с дворфами.
  ***
  -Флоин, давай, ты сможешь! - подбадривали дворфа, замершего на палубе судна, его товарищи. Флоин смерил взглядом покачивающийся на волнах трап, выброшенный на пристань с корабля. Слегка отсыревшие и подгнившие доски почему-то не внушали ему никакого доверия. И не важно, что буквально только что по ним прошлись матросы, и двое его сородичей. Доски эти - все равно, что труха. Да и уж больно они тонкие на вид, вдруг переломятся прямо у него под ногами? А ведь здесь глубоко...
   Флоин посмотрел вглубь темных волн под трапом, и содрогнулся: дна было совсем не видать. Поскользнешься самую малость, и поминай, как звали. Дворфы, они ведь тяжелые - сразу камнем ко дну идут.
  Именно в этот момент судна достигла особенно сильная волна, и его ощутимо качнуло. Испуганно охнув, Флоин ухватился, что было мочи, за борт корабля, чтобы ни в коем случае, не упасть. Внезапно отовсюду послышались ругательства.
  -Дворфы! - заорал какой-то матрос на корабле, - Как вы достали уже! Сколько можно занимать трап, вашу мать!? Вас ждем!
  -Флоин, ну давай, чего ты? - заорал с причала Форин, давний товарищ Флоина. Хорошо им - подумал Флоин. С самого утра они уже изрядно распробовали дрянного пива, что было на корабле, и благополучно перенесли переход по трапу, будучи слегка захмелевшими, по меркам дворфов. Несмотря на сильный запах перегара из глоток, координация их движений не сильно пострадала, а вот храбрости у них уже было хоть отбавляй.
  Флоину же было не так просто. И чего я привередничал, дурень? - подумал дворф. Тоскливо завыв, он побежал, закрыв глаза от страха. Предки, я иду к вам!
  -Молодец, Флоин! - радостно обнял его Кили, третий дворф, когда Флоин оказался на берегу через несколько секунд после рывка. Матросы поддержали подвиг дворфа радостным улюлюканьем. Толпа зевак, наблюдавших за бесплатным представлением, стала постепенно рассасываться.
  -Ух, после такого мне надо бы промочить горло, - буркнул Флоин, постепенно успокаиваясь под дружескими похлопываниями сородичей по спине.
  -Я - только за, - пробасил Форин, слегка обдав собрата перегаром. Поправив на спинах заплечные мешки, дворфы решительно выступили вперед. Прохожие уже издали чувствовали крепкий запах национального напитка дворфов, и торопливо расступались перед бородатыми коротышками, не стесняющимися раздвигать толпу своими широкими плечами.
  -Погодите, братья, - сказал Кили, догнав дворфов, и ухватив их за рукава одежды, - Давайте, хоть, пройдемся по берегу, что ли? Ни разу ведь еще по порту не ходили? - дворфы переглянулись. Форин глубоко вдохнул воздух, пахнущий морем. В голове на мгновение стало чуточку яснее. И в самом деле, быть может, прогуляться?
  -Давайте, заодно и аппетит нагуляем, - согласился он.
  Порт кипел жизнью. На пристани стояло множество кораблей. То тут, то там, сновали рабочие, сноровисто обходя подгорных дворфов, с любопытством оглядывающихся по сторонам.
  Немного погуляв, дворфы остановились, привалившись спинами к стене дома у пристани, и стали разглядывать подходящие к порту корабли, и проходящих мимо людей. Внезапно Флоин насторожился. Что-то показалось ему знакомым в одном из людей, сошедших на берег с судна, прибывшего в Штормград.
  -Эй, посмотрите на того урода, - толкнул он товарищей. Те перевели взгляд на человека.
  -Слушай, так это тот же самый тип... - удивился Кили. Человек был облачен в поношенную одежду с капюшоном, и слегка сутулился. Но не это насторожило дворфов: у этого человека была характерная примета - на верхней губе у него была хорошо заметная расщелина, через которую можно было даже увидеть зубы. Заячья губа - так называлось это уродство. В человеческих королевствах таких людей очень не любили: считалось, что такое уродство является признаком дикости, животности в душе человека. По счастью, от такой болезни легко могли избавить священники и целители, если к ним обратиться в первые месяцы жизни младенца. Наличие же такого уродства в зрелом возрасте считалось знаком какой-то греховности человека или его родителей, которые либо не захотели обращаться к Церкви Света, либо были лишены её благосклонности, как всяческие тати, разбойники, и проходимцы. В любом случае, человека ждало в жизни не слишком хорошее отношение окружающих, настороженность, и всеобщая подозрительность.
  Заячья губа была редкой, запоминающейся чертой внешности, поэтому дворфы сразу же выделили человека из толпы. Приглядевшись немного пристальнее, они же вспомнили, что именно этот человек был членом Культа Всеблагих - странной организации, провозглашавшей равенство всех людей, и бедных, и богатых, и знатных, и безродных, и обещавшей всех их уравнять в вечной жизни, после окончания ими земного пути.
  У этого же культа была странная особенность, которую однажды заприметили эти же трое дворфов: все его члены рано или поздно иногда пропадали без вести, и никто не мог сказать, куда. Хотя, до троицы дворфов никто и не задавался этим вопросом: многих своих членов культ набирал среди нищих и убогих, а кто считает, сколько их, и кто смотрит, куда они пропадают?
  Человек, наконец, сошел с трапа, и пошел в сторону переулков, не оглядываясь ни назад, ни по сторонам. Переглянувшись, дворфы подскочили, и последовали за ним. Троица бородатых коротышек не отличалась способностью вести слежку, как и умением передвигаться, не привлекая к себе внимание всех прохожих. Поэтому, лишь чудом, или крайней степенью погруженности человека в свои мысли можно было объяснить то, что за ним успели проследить до практически безлюдных трущоб.
  Но, наконец, то, что давно должно было произойти, произошло - Форин не вполне вписался в поворот, уронив бочку с дождевой водой, стоявшую у стены. С громким плеском вода разлилась, а бочка покатилась по темной аллее. Насторожившись, человек обернулся. Надо сказать, что к этому моменту дворфы уже успели извлечь оружие, а выражения их лиц могли бы любого заставить сделать то, что сделал тот человек - а именно, ринуться наутек. Громко выругавшись, Форин ринулся вслед за человеком. Его сородичи последовали за ним, воинственно размахивая кинжалами, и ругаясь, на чем свет стоит.
  Беглец не смог скрыться далеко - уже вскоре он забежал в тупик, где и остался стоять, поджидая троицу преследователей.
  -Попался, уродец, - выдохнул Форин, переводя дыхание после бега. Почти мгновенно тупичок был полностью перекрыт широкими спинами дворфов, окруживших человека. Форин немного удивленно разглядывал лицо человека: с того момента, как дворф последний раз его видел, оно, и ранее не блиставшее красотой, стало еще уродливее. Лицо молодого еще человека, казалось, постарело лет на десять, покрывшись многочисленными морщинами. Бледная, нездоровая кожа еще больше усугубляла и так отталкивающее впечатление, производимое внешностью человека. Глаза его слегка слезились на свету, как будто тот отвык выходить на свежий воздух, но имели опасный, безумный блеск, который сразу же заставил дворфов насторожиться. Немного дерганые, порывистые движения, бегающий взгляд его глаз заставили дворфов внезапно осознать тот факт, что у человека явно не все в порядке с рассудком. Слова, которые они собирались произнести еще секунду назад, куда-то пропали, ибо, о чем говорить с умалишенным, причем, судя по всему, с опасным умалишенным?
  -Ничтожные глупцы, тупые коротышки... - выплюнул он оскорбительные слова, с безумной улыбкой, и начал раскачивать голову из стороны в сторону без всякого смысла. Форин скривился от отвращения. Подойдя поближе, он слегка ткнул его кулаком в печень. Безумец почти мгновенно замер от боли, и упал на колени, не в силах двинуться. Еще долгие полминуты прошло, прежде чем он пошевелился, и внезапно рассмеялся мерзким, злорадным смехом, от которого у дворфов пошли мурашки по коже.
  -Вам тоже сполна достанется его милости, вам всем достанется, - пробормотал он, - Но мне - первому! - неожиданно заорав, человек подскочил, но, вопреки ожиданиям, не бросился на дворфов. Вместо этого, он с дикими, захлебывающимися воплями стал бросаться на стены, изо всех сил ударяя в них головой.
  -Сделайте что-нибудь! - крикнул Флоин, но тоже не двинулся с места, потрясенный жуткой картиной человеческого безумия. Когда дворфы собрались с духом, и сделали шаг вперед, человек, с залитой кровью головой, бросился на стену в последний раз, после чего затих, рухнув на землю.
  -Мертвее некуда, - мрачно заметил Кили, проверив артерию на шее. Дворфы переглянулись.
  -Что это такое было, демон его дери!? - прорычал Форин, пнув труп ногой. Его сородичи промолчали, мрачно разглядывая мертвое тело человека, и его кровь, обильно оросившую все вокруг.
  -Нам не надо об этом думать, и особенно тебе, Форин, - высказался Кили. Но, прежде чем дворф успел вспыхнуть от возмущения, Кили продолжил свою мысль.
  -Пусть над этим думают в Лиге Исследователей. Они хотели услышать о чем-нибудь странном, необычном - они и услышат.
  -Да уж, - согласился Флоин, - Необычного здесь хоть жопой ешь.
  -Знаете, братцы, как-то мне уже не хочется после такого пиво пить, - заметил Кили, - Давайте-ка, побыстрее пойдем в квартал Дворфов - и в Стальногорн.
  Согласно кивнув друг другу, подгорные жители развернулись, и вышли из залитого кровью тупичка, оставив позади остывающий труп, с искореженным безумной радостью, уродливым лицом.
  ***
  Подумать только - пойманный культист убился головой об стенку! В жизни бы не поверил, скажи мне об этом не Варрин, а кто-то другой. Но, выражение лица дворфа было совершенно серьезно, когда он рассказывал мне об инциденте в Штормраде, что намекало на отсутствие какого-то розыгрыша с его стороны.
  В Лиге Исследователей в это время шли бурные обсуждения. Сейчас я, конечно, говорю не о простых исследователях, но о верхушке организации дворфов. Содержание моего разговора с королем Магни после боя с натрезимом достигло ушей рядовых членов Лиги в сильно урезанном и отредактированном варианте.
  Справедливо подозревая, что информация, которая покинет пределы дворца, имеет большие шансы достичь ненужных ушей, король Магни не слишком распространялся о причинах, побудивших его отправить большую часть членов Лиги собирать слухи.
  Кто-то занимался сбором информации, слухов, а кто-то, вроде меня и Варрина - просеивал их, пытаясь выловить нечто, способное представлять интерес. Происшествие в Штормграде, соответственно, вызвало совершенно различную реакцию у разных кругов дворфов.
  Большинство дворфов не увидело ничего, из-за чего стоило бы поднимать панику.
  Ну, наткнулись сородичи на какого-то безумца, а тот, ни с того, ни с сего - решил разбить себе голову о стену. Мало ли на свете сумасшедших? - говорили те, кто вообще что-то слышал.
  Те же, кто знал чуть больше, среагировали совсем по-другому.
  Чем может быть вызвано такое поведение члена культа? - задали они себе вопрос. В голову им пришло только два варианта - сумасшествие того конкретного культиста... и ментальная магия, в которой, как известно, не найти никого лучше натрезимов.
  Тому натрезиму лучше было бы и вовсе не появляться в Стальгорне - подумал я. Своими действиями он подложил делу Пылающего Легиона в Азероте огромную свинью, иначе и не скажешь.
  Мой рассказ о Повелителях Ужаса невольно заставил короля Магни представлять их себе в качестве неких кукловодов, которые то и дело дергают за ниточки, направляя историю в то русло, которое им нужно. Совершенно справедливо не испытывая ни малейшего доверия к их целям, король начал работать над тем, чтобы им помешать. Государственная машина закрутилась.
  Дворфы собирали слухи, а мы с Варрином, и еще несколькими дворфами - искали ниточки, способные привести к натрезимам. Мы не собирались выслеживать этих демонов - вовсе нет, нашей задачей было всего лишь определять, в каких событиях, возможно, проявляется их влияние, а в каких - нет. Все это, по идее короля Магни, позволило бы расстроить их планы, недобрые уже по определению.
  На самом деле, со стороны иногда все это выглядит довольно забавно: король Магни, как и положено королю, оказался чуть более хитрым, чем любой другой дворф, и довольно потирал ладони, случись ему разгадать чью-то интригу. Кажется, он испытывал явное удовольствие от возможности копаться в хитросплетениях любых тайных замыслов.
  В любом случае, все понимали, что проверять подозрительные шевеления различных культов следует в первую очередь. На Земле двадцать первого века, международные общественные организации являлись замечательным инструментом реализации внешней политики для многих и многих стран. Дворфы Стальгорна были далеко не глупы, и отсутствие примеров из личного опыта нисколько не помешало им сообразить, что и культ может быть таким же орудием в руках натрезимов.
  В таких условиях, информация о, скажем так, необычном поведении одного из культистов, заставила градус подозрительности дворфов приблизиться к верхней отметке. Если говорить более конкретно - заставила заподозрить, что из этого дела могут торчать чьи-то длинные уши. И - нет, сейчас я вовсе не об эльфах толкую.
  В итоге, над Культом Всеблагих стали сгущаться тучи. Или, быть может, мне стоило бы назвать его Культом Проклятых?
  Пока что, чтобы все прояснить, требовалось начать слежку за культом. Она позволила бы определить, действительно ли исчезают его члены в неизвестном направлении с определенной периодичностью, или же нет. Еще, у культа наверняка были тайные базы, где его членам основательно промывали мозги. Было бы неплохо их найти.
  Не следовало также исключать возможность того, что у дворфов просто разыгралась паранойя, и та троица исследователей имела дело всего лишь с одиноким психом. Хотя, должен сказать, что после разговора с Дагрином лично у меня осталось такое впечатление, что такой вариант уже почти не рассматривают.
  Да и сам я для себя уже провел параллель между Культом Всеблагих с Культом Проклятых. В первый момент, я еще испытывал сомнения, но постепенно стал склоняться к мысли, что готовиться надо к тому, что культ окажется именно тем, чего я опасаюсь.
  И, все равно, я с некоторым удивлением задавал себе вопрос. Неужели мне, совершенно случайно, удалось нащупать нить к Культу Проклятых, да еще и на самой заре его возникновения?
  О самом культе мне было известно прискорбно мало. В событиях игры он выскочил, как черт из табакерки, со всей своей нежитью и некромантами, и вот такое - возможно только в игре, но не в реальности. Мне ли не знать, сколько времени занимает подготовка мага-специалиста? А ведь, у Плети некромантов было очень много.
  Где-то я слышал, что Культ Проклятых был создан за три года, но что-то мне в это слабо верится.
  Когда Кел-Тузеда изгнали из Даларана, он только и умел, что крыс из мертвых поднимать. Но вот проходит совсем немного времени, и мы уже имеем магическую чуму, способную заткнуть за пояс самое совершенное бактериологическое оружие. У Плети есть в наличии летающие некрополи, армия послушников и некромантов, которые способны поднимать во множестве такую нежить, с которой жалкие поделки оркских колдунов времен Второй Войны и рядом не стояли. Я уже не говорю о разветвленной, и законспирированной сети агентов и шпионов по всему Азероту.
  И кто-то после этого будет пытаться мне доказать, что все это умудрился проделать за три года один-единственный человек?
  Совершенно очевидно, что культ куда старше, чем может показаться. Я не буду удивлен, если окажется, что натрезимы начали создавать Культ Проклятых задолго до того, как Кел-Тузед услышал призыв из Нортренда.
  Во-вторых, ясно, что Кел-Тузед не один работал. Масштаб проведенной работы порождает у меня догадку о том, что у Культа Проклятых должна где-то быть тайная база, где безвылазно сидит толпа магов-ученых, разрабатывая магическую чуму, и совершенствуя технологию поднятия нежити, пока Кел-Тузед занимается вербовкой все большего числа сторонников.
  Если же примерно прикинуть время на разработку магической чумы, то вполне может оказаться, что эта база существует уже сейчас. Чуму разрабатывали не один год, это уж точно, если учесть, что ничего подобного ей Плети не удалось создать за все время Третьей Войны, когда можно было уже не скрываться, да и ресурсов было не в пример больше.
  И все это поднимает один вопрос: а где Кел-Тузед мог заполучить себе таких помощников? Помощников, которые достаточно хорошо разбираются в магии, чтобы проделать такой объем работы?
  Я был настроен несколько скептически к Культу Всеблагих именно по той причине, что сектанты пригодились бы для исследований почти исключительно, в роли подопытных кроликов, но никак не в роли самих исследователей.
  С другой стороны, черную работу тоже кто-то должен выполнять, поэтому у меня появилась догадка о том, что в Культе Проклятых было два уровня.
  Первым уровнем вполне может являться Культ Всеблагих, поставляя черную рабочую силу. И - да, думаю, сектантов в качестве материала для экспериментов тоже используют.
  Второй уровень - это опытные маги, которые и осуществляли исследования. И вопрос, где Кел-Тузед мог их столько набрать, на самом деле, лежит на поверхности.
  Даларан - это, в некотором роде, город-государство, формой правления в котором является магократия, и любой мало-мальски значимый пост занимает именно маг.
  Архимагами называют тех магов, которые руководят каким-то направлением. Так, например, архимаг может ведать всей системой порталов в городе. Архимаг - это не столько показатель магической силы, сколько знак положения в иерархии. Само собой разумеется, что в непосредственном подчинении у каждого архимага будут десятки магов рангом ниже.
  Самые авторитетные архимаги избираются в совет Кирин-Тора, который и является в Даларане верховной властью. Будущий советник Артаса как раз являлся одно время членом совета Кирин-Тора, а значит - связей у него всегда хватало.
  Где еще Кел-Тузеду вербовать сторонников, как не в Даларане? Не в Кель-Таласе же?
  В этот момент я был готов себя похвалить за то, что уже просил Варрина узнать о пропавших, или изгнанных из Даларана магах, намекая при этом на Кел-Тузеда. Опальный член совета - известная личность, его изгнание в свое время наделало в Даларане много шума. Дворфы оставить такое без внимания просто не смогут.
  Мне остается только позаботиться о том, чтобы они взяли на заметку тех, кто работал с будущим советником Артаса теснее всего. Если, по какому-то странному совпадению, эти люди недавно куда-то пропали, или покинули Даларан, начав заниматься собственными, "независимыми" исследованиями, то это уже повод заподозрить их в том, что они вступили в ряды Культа Проклятых.
  Вот и нашлась еще одна ниточка, помимо сектантов, которая, рано или поздно, приведет нас к тайным базам Культа Проклятых
  Думаю, если на одну из таких баз неожиданно нагрянет отряд вооруженных до зубов подгорных воителей, то некромантам мало не покажется. До Третьей Войны еще ох, как далеко, и вряд ли там будет слишком сильная охрана. Культ не может позволить себе содержать большое количество нежити, опасаясь привлечь к себе внимание.
  Нам же лучше.
  Глава 16
  Полуденное солнце нещадно пекло, прогревая деревянную палубу на утлом суденышке, с тихим скрипом покачивавшемся на волнах. Жаркий воздух обжигал ноздри, проникая в них вместе с запахом смолы.
  Окатив палубу водой из реки, матрос Йонс думал, что ему хочется даже не помыть её, а просто охладить, чтобы хоть некоторое время по ней можно было не бояться передвигаться босиком. Да и самому охладиться бы сейчас не помешало...
  -Дворфы на корабле - не к добру, - заметил один матрос другому. Пристроившись в тенечке, матросы с радостью принялись мусолить до сих пор не набившую оскомину тему. Все равно, делать сейчас было особо нечего, а возможность посидеть под навесом, укрывавшим от солнца, сама собой приводила в благодушное настроение. В такой денек даже капитан косо ни на кого не посмотрит. Сам, вон - стоит, отдувается. Кажется, вообще скоро пойдет, еще раз башку свою в воду окунать.
   -А эти дворфы-то, ничего, - ответил другой, - По-моему, они даже воды не боятся. Брешут, наверное, все, что дворфы по воде не ходят никогда.
  -Интересно, а плавать они умеют? - задал вопрос еще один. В ответ все весело рассмеялись, как над хорошей шуткой. Всем ведь отлично известно, что дворфы плавать не умеют в принципе. А если какой-то дворф и умеет, то, если хорошенько порасспросить его матушку, то в роду у него наверняка окажется кто угодно, но уж точно не дворф. Тяжеловаты будут подгорные коротышки, чтобы плавать.
  -Дворфы - и плавают, ха-ха-ха! - выдавил один из матросов, вместе с остальными покатившись со смеху.
  -Но, все равно ведь - воды они не боятся, - заметил Йонс - Даже если плавать не умеют. Вы их рожи видели? Ничем не проймешь! Ко дну пойдут - не дрогнут.
  -Наверное, - ответил ему собеседник напротив.
  -Эй, капитан! Корабль! Вон там! - заорал с правого борта матрос, тыкая пальцем в идущее наперерез судно. Капитал удивленно поднял голову, и, прищурившись, стал разглядывать корабль на горизонте.
  -Что-то не нравится он мне, - заметил капитан Барлен, - Какого гоблина он к нам-то прет? - матросы столпились вокруг, забыв о делах, во все глаза разглядывая корабль, немного похожий на их собственный, только бывший немного больше размерами, и, кажется, значительно более быстроходный. Корабль Барлена же сильно просел, будучи хорошо загружен тяжелым грузом...
  При мысли о дворфах капитан поморщился. Пассажиры надоели за время похода хуже горькой редьки. Ведут себя на судне, как хозяева! Грубые, как напьются, начинают горланить песни, дерутся, пугают матросов выстрелами из огнестрельного оружия... капитан мог бы перечислять список их прегрешений довольно долго. Главное - перечить коротышкам было страшновато. Хоть платят они хорошо - со вздохом подумал он. Да и сегодня, как ни крути, была такая жара, что ни один дворф на палубу и носа не казал. И то прок.
  -Пираты! - панически закричали матросы через некоторое время, когда личности и намерения команды другого судна стали более очевидны. Потрясая оружием, и улюлюкая так, что их голоса доносились до ушей капитана, пираты стремились заранее запугать жертв, чтобы те сдались без боя.
  Подскочив, капитан раздал указания матросам, чтобы хоть как-то занять их делом, и бросился в трюм. Как всегда, внутри царил страшный бардак. В тесноте, да не в обиде, дворфы, числом в полтора десятка, коротали время поездки.
  Забежав вовнутрь, капитан раскрыл рот, собираясь во всеуслышание объявить новости... но неожиданно вдохнул сизый дым, витавший внутри. Прослезившись, капитан закашлялся, схватившись за горло.
  -О, здорово, кэп, давай к нам, - вдруг оказавшись неподалеку, добродушно буркнул какой-то дворф. Из-за деревянной курительной трубки, зажатой в зубах, его слова прозвучали немного невнятно. Как бы стараясь по-иному продемонстрировать свое дружелюбие, он похлопал капитана по спине.
  -Гилин, не пришиби там хозяина, - крикнул Бранн. Оставив компанию сородичей, он приблизился к капитану Барлену.
  -Пираты, - прохрипел, отдышавшись, Барлен. Дворф мгновенно посерьезнел.
  -Так, а ну-ка пошли, посмотрим, - сказал он, и, ухватив бинокль, поднялся с капитаном на палубу.
  Спокойно посмотрев на пиратский корабль, Бранн огладил длинную русую бороду, и поднял бинокль. За ужимками пиратов он наблюдал несколько минут, не меняя при этом выражения лица. Все это время стоявший рядом капитан боялся даже вздохнуть.
  -Вот что, Барлен, - наконец, сказал дворф, - Я пойду, предупрежу парней. А ты пока - сбавляй ход.
  -Мы будем драться? - испуганно выдохнул капитан.
  -Да не переживай ты так, - успокоил его Бранн, - Твоя задача, вместе с командой - как можно громче кричать, что вы сдаетесь, и только. Когда они будут здесь, мы подтянемся. Все понял?
  -Да-да - закивал капитан. Дворф развернулся, и пошел обратно, весело насвистывая что-то себе под нос.
  -Ребята, намечается небольшая драка! - жизнерадостно объявил Бранн, ввалившись в трюм. Дворфы поднялись, на их лицах стал загораться боевой задор. Кто-то уже начал тянуться к мешкам, к оружию.
  -Десяток пиратов берет нас на абордаж! - засмеялся Бранн, - Так что, смотрите, не обмочите от страха порох, он нам еще понадобится, - в ответ дворфы захохотали.
  -Ур-ра! - заорал Гилин, подскочив со стула, и метнулся к секире, по пути нечаянно уронив со стола полупустую кружку с пивом. Сородичи дружелюбно ткнули молодого дворфа в бок, похлопали по плечам.
  -Да, смотри, в воду не кувыркнись со своей секирой! - захохотал Бранн, - Я еще скажу, когда всех рубить!
  -Урраа-а! - поддержали его дворфы громким кличем.
  ***
  Когда корабли столкнулись бортами, пираты дружной гурьбой ринулись на абордаж. Они были почти счастливы. Мирное торговое судно, доверху нагруженное товарами, решило сдаться без боя! После такого удачного похода можно было бы кутить в прибрежных трактирах, не просыхая, целыми неделями.
  Предвкушающие выражения их физиономий даже не сразу успели измениться, когда, откуда не возьмись, перед ними, спешившими перебраться на другой борт, вырос ряд вооруженных до зубов бородатых коротышек. Суровые выражения их лиц четко и ясно говорили, что пиратов не ждет теплый прием.
  Почти полтора десятка ружей уставилось дулами прямо на пиратов. Один из неудавшихся грабителей замер в нелепой позе, не успев перенести вторую ногу через борт. Испуганно сглотнув, он бросил затравленный взгляд на дворфа, грозного и непоколебимого, как скала.
  -Сдаемся, сдаемся! - заполошно и вразнобой завопили пираты, бросая оружие, где попало.
  -Ха-ха-ха! - гулко захохотал дворф, стоявший прямо перед почти перебравшимся на другой борт пиратом, - Я, почему-то, сразу так и подумал, когда увидел ваши рожи!
  -Не бейте, добрые дворфы! - крикнул кто-то из морских разбойников, щуплый, но почти почерневший от загара, - Мы никого убивать бы не стали!
  -Да! - дружно поддержали его остальные, - Мы - мирные контрабандисты, Сандерс только - дезертир, а Прэтт - вор, - добавил еще один пират, без задней мысли сдав подельников.
  -Сейчас мы присоединимся к вашей славной компании, - пошутил Бранн, - Так что, чтобы все лежали мордами в палубу! Можете, конечно, посопротивляться, но не рассчитывайте потом на нежное обращение, - напоследок предупредил дворф.
  Так пираты и дворфы поменялись местами. Последние ринулись на борт пиратского судна, раздавая всем вокруг пинки и зуботычины. Пленные испуганно подвывали, пытаясь разжалобить дворфов.
  Матросы, во главе с капитаном, вздохнули с облегчением. Напряжение последних минут постепенно стало спадать.
  -Ну и денек, - сплюнул Барлен.
  ***
  Я вошел в зал, с любопытством оглядываясь. По периметру стояли многочисленные светильники, дававшие яркий, но теплый свет. Роскошные ковры висели на каменных стенах, делая помещение еще уютней, а камин, в котором потрескивали дрова, давал приятное тепло.
  -Приветствую вас, Ваше Величество, - поклонился я, - Дагрин, рад тебя видеть, - дворф, потягивая из деревянной кружки пиво, поднял руку в приветствии. С Варрином я уже сегодня здоровался, так что просто кивнул ему.
  Кроме короля Магни, Варрина, и Дагрина, за столом расположился еще один, незнакомый мне дворф. В нем практически сразу можно было опознать профессионального воина. Хоть он и носил типичную одежку дворфов-исследователей - коричневый камзол с капюшоном, выправку и телосложение под ним не скроешь.
  Суровое выражение лица сильно напомнило мне Дагрина, в тот момент, когда тот обрушивал на тренировочный манекен удары топора. Присаживаясь, я определил, что в объемистом рукаве камзола он держал ножны для скрытого ношения кинжала. Такой способ ношения оружия мне в свое время показал еще Дагрин.
  Интересный тип. Чует мое сердце, сегодня будет обсуждаться что-то важное.
  -Ну, раз уж все здесь, то начнем, - объявил король Магни. - Позвольте представить вам Карадина. Он - посланник от моего брата, Бранна, которому неожиданно удалось найти кое-то интересное. Карадин, давай, расскажи нам все в подробностях.
  -Кхм, - прочистил горло Карадин, - В общем, Бранн побывал в Даларане, и затеял с нами поиск черных магов... и их следов. К его удивлению, тех, кого можно было бы заподозрить в черной магии, оказались десятки, включая даже самого бывшего члена совета Кирин-Тора, Кел-Тузеда! - я внимательно слушал дворфа вместе с остальными. Пока что, все шло именно так, как я предполагал, разве что, за дело решил взяться сам Бранн Бронзобород, что не может не радовать.
  Глава Лиги Исследователей оказался поразительно непоседливой личностью, и еще ни разу не появился в Стальгорне за все время моего пребывания здесь. Облазив весь Азерот, побывав везде, где только можно было, Бранн пользовался наибольшим уважением со стороны прочих исследователей.
  -К сожалению, следы самого Кел-Тузеда найти не удалось. Он словно растворился без следа, - продолжил Карадин, - Зато, как стало известно, многие маги в последнее время стали покидать Даларан, уходя заниматься собственными исследованиями. Уже их путь оказалось определить для Бранна несложно. Как он понял, маги двигались в Каэр Дроу.
  -На сам остров, или в графство? - деловито спросил Варрин.
  -Вряд ли на остров, - покачал головой Карадин, - Там, конечно, полно руин после Второй Войны, но их сейчас восстанавливают какие-то аристократы. Сам Бранн предполагал, что маги собирались пройти через селения графства куда-то еще.
  -И что же получилось в итоге? - спросил король Магни.
  -А получилось, что нам с Бранном внезапно улыбнулась удача, - ответил Карадин, - Мы предприняли путешествие по реке с южного побережья Лордерона, и на нас наткнулись пираты.
  -Не вы наткнулись, а на вас наткнулись? - уточнил Варрин.
  -Именно так. Когда пираты поняли, что выбрали цель не по зубам, то предпочли сдаться, - с усмешкой объяснил дворф, - И вот здесь-то начинается самое интересное.
  -Как выяснилось, те пираты довольно давно орудовали на территории графства, но их основным занятием было не пиратство, а перевозка по реке разных подозрительных личностей и доставка грузов.
  -Хм, кажется, мне уже понятно, кого именно они доставляли по реке, - заметил Дагрин.
  -Совершенно верно, - согласился Карадин, - Основными пассажирами оказались разные маги-ренегаты. В заранее установленных местах их забирали, и высаживали где-то в восточной части графства.
  -Повезло Бранну, - сказал король Магни, - Впрочем, как всегда. Но, продолжай, Карадин.
  -Ну, так, - сказал дворф, - Оказалось даже, что этим ремеслом занимались не только они. Фактически, если не пираты, то река, по которой они ходят, полностью принадлежит Синдикату, и их люди очень часто выполняют разную работу для неизвестных, но щедрых нанимателей...
  -Синдикат? - удивился я. Дворфы поспешили ввести меня в курс дела.
  -Это бывшие представители королевского рода и аристократии Альтерака, - сказал король Магни, - За то, что они в свое время продались оркам, земли у них отобрали, а людей с них - согнали. Сейчас народ Альтерака ведет непрекращающуюся партизанскую войну в лесах Лордерона.
  -Разбойники в Лордероне иногда устраивают настолько продуманные засады, что просто диву даешься, - добавил Карадин, - Сразу чувствуется, что всем за этим стоит хорошая организация. Стукачи есть чуть ли не в каждом городе, а разбойные отряды точно координируют и учат люди с военным опытом...
  -И когда ты выходишь из города, они заранее знают, что ты собой представляешь, и сколько у тебя монет в кармане, - продолжил Дагрин.
  -Ничего себе, - ответил я. У меня возникло четкое ощущение, что с Синдикатом я уже сталкивался, пока бродил по Лордерону.
  Эй, а ведь, Среброкинс точно как-то был с этим связан. Жаль, что его теперь не получится хорошенько порасспросить.
  -Хотя, черт с ними, с разбойниками, - отмахнулся Карадин, - Синдикат сейчас чем только не занимается. Он, например, замешан в заказных убийствах и работе воровских гильдий. Про пиратство я, правда, раньше не слышал, но не вижу ничего странного в том, что Синдикат решил получать доход и с пиратства.
  Так или иначе, получилось, что, допросив тех пиратов, Бранн выяснил, где они высаживали пассажиров, и решил провести там разведку.
  -И что? - с неподдельным интересом спросил Варрин.
  -Ну, сами мы поостереглись совать туда голову, - признался Карадин, - Поэтому Бранн связался с нашими друзьями из Гномерегана, и те провели разведку с воздуха...
  -С воздуха? - округлил я глаза. Вот это ничего себе, эпоха Средних Веков, называется.
  -Ага, - подтвердил Карадин, - Бранн целую неделю летал над лесами графства на вертолете, но нашел-таки то, что искал, - дворф на некоторое время замолк, после чего отхлебнул из кружки, и продолжил.
  -В общем, кто-то ухитрился построить самую настоящую крепость в тамошних местах. Совершенно непролазная чащоба, и если не искать крепость с воздуха специально, то нипочем её не найдешь.
  -Известно, сколько там людей? - деловито спросил Дагрин.
  -Нет, - развел руками Карадин, - Но крепость, судя по всему, рассчитана человек на сто. Единственное, что точно известно - это её местоположение. Бранн даже нарисовал карту.
  -Мы их прижмем, друзья, - объявил король Магни, решительно встав из-за стола. Дворфы оживились.
  -Давно пора, надоело на одном месте сидеть, - пробасил Дагрин.
  -Если можно, я бы тоже хотел поучаствовать, - поспешил я высказаться. Меня охватило приятное возбуждение. Сейчас я был с Дагрином полностью согласен. Да и, уверен, моя помощь дворфам еще сгодится.
  -Дагрин, собирай отряд, - приказал король, - Числом... воинов в пятьдесят. Назначь опытного командира, поскольку ты мне еще нужен здесь. Карадин будет вам проводником.
  -Маги понадобятся, да и защита от магии, - добавил Варрин.
  -Это уже детали, - сказал король, - Я даю вам неделю, чтобы все это учесть. Туда ведь еще добираться придется, так что, спешите, если хотите оказаться там еще до первого снега.
  Маршрут у вас какой будет, морской, наверное?
  -Скорее всего, - согласился Карадин, - Отсюда отправимся в Штормград, потом доберемся морем до южного побережья Лордерона. А потом повторим маршрут тех магов.
  -Значит, на том и порешим, - сказал король Магни, - Мэвниар, если хочешь, можешь присоединиться. Маги, как всегда, нужны до зарезу. Ты точно лишним не будешь.
  Глава 17
  -Мы жаждем победы... над естественным ходом времени, - вещал человек, облаченный, как и все присутствующие на проповеди, в неброское одеяние с капюшоном. Его голос проникал всюду, отражаясь от стен, и разносясь эхом по всему залу.
  Смирив клокотавшую в груди жажду крови, я отвел взгляд от проповедника. Если бы у меня была возможность, то я бы сплюнул. Хотя... нет, даже не так - имей я возможность, я бы его тут и удушил, желательно, вместе со всеми.
  Уже почти целый час этот культист терзал своими проповедями мои несчастные уши. Когда все только началось, меня лишь слегка коробило от безграничного пафоса его речей, и от поразительного, фанатичного единодушия, проявляемого "паствой". Но потом я огляделся...
  Будь собравшиеся здесь обычными безобидными психами, я бы даже ухом не повел. Но на лицах этих людей был совершенно особый отпечаток, который я, наверное, не забуду теперь до конца своих дней. Как будто, каждый из них был готов наброситься, и рвать кого угодно хоть голыми руками, в полном безразличии к собственной жизни. "Моя жизнь за Нер-Зула" - часто говорили культисты, и не в игре, а в реальности это звучало пугающе. Пугающе, в первую очередь, своей совершенной правдивостью.
  Десятки людей, мерно кивающие в такт словам оратора. Мрачная, источавшая угрозу зловещая аура, витавшая вокруг каждого из них. Бледные, но исполненные самого искреннего благоговения лица... черт, просто мурашки по коже с них идут.
  Толпа этих людей казалась мне одним огромным, диким зверем, нерассуждающим, безжалостным, как стихия. И столь же безмозглым.
  Но как же происходящее давит на психику!
  -Устами Повелителя с нами говорит сама Великая Тьма, - скрипучий голос оратора так и норовил ввинтиться в уши.
  -Когда же вы все отсюда свалите? - раздраженно думал я, затаившись в темном углу под заклинанием невидимости. Идиотская ситуация, если честно.
  Я расхаживал по крепости Культа Проклятых, скрытый от посторонних глаз, как у себя дома, и тут, черт меня дернул завернуть в один проход...
  Как оказалось, он вел в зал, который уже вскоре стал наполняться толпой. Толпой, которая, как можно было легко догадаться, загородила мне выход. В итоге, все кончилось тем, что я уперся в стенку, почти ощущая затхлый запах от немытого тела человека, стоявшего рядом со мной.
  И, как назло, я не мог бабахнуть в зале чем-нибудь убойным. Почему? Да потому, что два десятка вчерашних крестьян не стоят поднятой тревоги. Я еще не знал, успели подойти к крепости дворфы, или еще нет. Если я заставлю всех поднять тревогу, то сделаю тем самым только хуже. По всей крепости полно культистов, да не чета этим - магам недоучкам. Пусть пока спят спокойно...сволочи.
  Есть и еще кое-что, но об этом, пожалуй, чуть позже. Давайте, все же, начнем сначала.
  Кстати, интересно, как там дворфы?
  ***
  Тем временем...
  -Заряжай! - перекрывая шум вокруг, заорал седобородый дворф. Орудийные расчеты навели дула пушек на ворота, - Пли! - с оглушительным грохотом раздались выстрелы. В считанные секунды ворота сначала повисли на петлях, а затем рухнули, подняв облако пыли.
  -Нежить! - предупредили товарищей те, кто имел зоркий глаз, и успел заметить врагов, появившихся в том проеме, где еще секунду назад были ворота.
  -И еще разок! - крикнул дворф, наводя литое дуло пушки на цель. Раздался еще один выстрел, разбросавший по крепостному двору останки мертвецов.
  -Иди к папе, - пробормотал дворф-стрелок, на упреждение, выстрелив из ружья по упырю, бежавшему по крепостной стене. Меткий выстрел в голову остановил того не хуже, чем простого смертного, что сразу же воодушевило дворфа.
  Позади отряда было оставлено множество порубленных в капусту врагов того же типа, что и только что подстреленный на стене. Живые мертвецы не чувствовали боли и не ведали страха, и были почти идеальным противником против любой армии смертных, но дворфы... они не то, чтобы об этом не знали - им было на это плевать. Острые секиры разваливали обратившихся против дворфов противников надвое, а молодецкие удары молотами превращали тела мертвецов в месиво из крови и костей с тем же успехом, что и всех остальных.
  Сейчас дворфы успели занять удобную позицию, и имели возможность полностью использовать преимущества огнестрельного оружия, расстреливая нежить, оставаясь вне её досягаемости.
  Дворф-стрелок подумал, что тут, конечно, тоже есть своя специфика, но с нежитью драться намного проще, чем, например, с орками. Здоровым зеленым засранцам-оркам, помогали мелкие - гоблины, что, как известно, горазды на всякие пакости. Почти каждый поход против них всегда был на таки-их нервах.
  -Легкая прогулка, - буркнул дворф, взяв на мушку очередного врага. Кстати, о гоблинах - мелкие зеленые засранцы, помнится, любили все минировать.
  Если бы и нам дали время все тут заминировать, то можно было бы такую потеху устроить! - думал стрелок, нажимая на спусковой крючок.
  Этот спусковой крючок, который дворф нежно называл "мой быстрый", имел собственноручно сделанное дворфом устройство для ускорения спуска. Спусковой крючок всегда срабатывал от малейшего нажатия, позволяя вести очень точную стрельбу даже по неожиданно появившемуся в поле зрения врагу. По мнению дворфа, это того стоило, хоть и требовало немалой выдержки, и слегка нервировало соратников, когда он брал в руки ружье.
  Дворфы наступали.
  ***
  Итак, пробираясь через лес вокруг лагеря, я проходил прямо под носом у многочисленных часовых, пользуясь тем, что невооруженным взглядом заметить меня было проблематично. До чего же полезная это штука - невидимость!
  Ах, да, совсем забыл - часовые были весьма... необычными.
  Я то и дело натыкался на обезображенные трупы, висящие в кронах деревьев, или в других укромных местах. Если приглядеться, то можно было заметить, что трупы подавали признаки жизни, время от времени поворачивая головы, или меняя положение тела. Брр.
  Пробирался в лагерь я ночью, поэтому быстро на своей шкуре ощутил чувства героев второсортных ужастиков. Чтобы спокойно стерпеть картину такого рода, потребовались бы поистине железные нервы.
  Меня бы тоже все это нервировало... но перед героями фильмов ужасов у меня было неоспоримое преимущество - меня точно никто не видел. Единственное настоящее неудобство вызывал лишь тошнотворный запах тлена.
  Через некоторое время мне в голову пришла мысль, которая сначала меня сильно взволновала, но потом - успокоила.
  Очевидно, все эти трупы являлись своеобразной сигнализацией, но смысл так изощряться был бы лишь в том случае, если у Культа Проклятых не было Теней. На всякий случай - я говорю сейчас не о той безобидной темноте, которая появится, если загородить солнце, а о вполне себе реальном виде нежити.
  Культ Проклятых обещал своим членам вечную жизнь после смерти - как и большинство религий. Правда, в отличие от них, он свое обещание всегда мог сдержать... очень наглядно, и своеобразно, как ни крути.
  Во время Третьей Войны Плеть везде имела глаза и уши - наиболее отличившихся культистов умерщвляли, и превращали в теней - невидимых духов. Эти тени были крайне опасны, особенно для меня, пусть даже они и не были способны никому навредить напрямую. Все дело в том, что, будучи совершенными лазутчиками и шпионами, они могли определить врага, даже скрытого заклинанием невидимости.
  В общем, зная, что меня запросто могут засечь, сначала я собирался всего лишь разведать подступы к логову культистов, и сразу же возвращаться. Я опасался попасть в засаду или выдать свое присутствие культу, но встреченные мне на пути часовые-мертвяки заставили меня немного пересмотреть свои планы.
  Никому бы и в голову не пришло ставить такие "секреты", имейся в наличии тени.
  Мимо же таких часовых я запросто могу ходить кругами, и все равно, меня не заметят.
  В итоге, я двинулся дальше чуть ли не прогулочным шагом, и проник в крепость культа, как и сказал ранее, как к себе домой. В крепость можно было проникнуть через ворота еще открытые, что я и сделал.
  Как невидимая тень, я скользил по полупустым коридорам темного замка, и чувствовал себя неуязвимым вершителем чужих судеб.
  А дальше, гхм, дальше - я заблудился.
  Нет, я вовсе не страдаю топографическим кретинизмом. Я могу блуждать по лесу целый час, и безошибочно вернуться именно в то место, откуда начал идти. Таким образом, этот вопрос можно считать закрытым.
  Может быть, я немного иронизирую, но никто из культистов не соизволил повесить на стенах таблички с надписями "Лаборатория", или даже "Самый Главный". Крепость же была очень большая. К тому же, там было темно...
  В общем, блуждал я довольно долго, пока решил не присоединиться к небольшой процессии, двигавшейся по коридору.
  А еще через несколько минут произошло то, что потрясло меня до самой глубины души.
  Известно, что культисты носили практически одинаковые, черные плащи с капюшонами, скрывавшими лица. Почти у всех они были истерты в хлам. К собственному удивлению, на одном из поворотов я заметил весьма необычного культиста.
  Выше всех на две головы, худой, как щепка, он также скрывал свое лицо капюшоном, но его мантия была на удивление чистой и даже на вид дорогой. Будучи расписанной слегка светящимися рунами фиолетового цвета, она производила впечатление скорее магического артефакта, нежели предмета одежды. Да и мое чутье безошибочно указывало на наличие магии в этом предмете.
  Но не это меня поразило! Капюшон на голове культиста слегка оттопырился на месте ушей. Ну, как у меня! Вкупе с высоким ростом, можно было считать доказанным тот факт, что я только что повстречал высшего эльфа-культиста. И ведь, ничего такого же не было, я точно из игры помню!
  Но вот он - стоит прямо передо мной, и исчезать не собирается. Пока я пытался с треском уложить в голове эту мысль, эльф стал поворачиваться.
  Интуиция завопила об опасности, и я метнулся в соседний проход раньше, чем успел о чем-то подумать.
  Как уже, возможно, стало понятно, метнулся я именно в тот проход, который вел в зал, плотно оккупированный сейчас всей этой толпой сумасшедших. Чем дольше я здесь торчал, тем больше мне начинало казаться, что меня броситься сюда именно черт дернул, а никакая не интуиция.
  Ведь, на самом деле, тот эльф меня не заметил бы, правда же? Это были просто нервы, и нечего больше.
  Но, ничто не вечно, и эта толпа стала расходиться. Я вздохнул с облегчением. Надеюсь, дворфы еще не пошли на приступ? Мы договаривались, что если я не вернусь в течение трех часов, то они идут без меня. Чувство времени у меня, если честно, после всех этих посиделок с культистами, слегка сбоит.
  Кажется, выходя из зала, от облегчения я даже слегка прослезился.
  Надо бы навестить этого эльфа... и хорошенько ему врезать, чтобы неповадно было с Плетью якшаться. Да и, после случившегося, мне просто жизненно необходимо выпустить пар. Желательно - кого-нибудь пристукнув. Эльф для этой цели подходил почти идеально, и я пошел по четкому магическому следу, оставленному его мантией.
  ***
  Длинный, в локоть, кинжал, оказался в моей ладони, перемещенный из пространственного кармана. Я не выдал себя ни единым скрипом... и, тем не менее, что-то насторожило эльфа.
  Он мгновенно обернулся, и уставился прямо на меня. Я слегка похолодел, увидев красные зрачки, ярко вспыхнувшие, когда он скрестил свой взгляд с моим.
  Одной силой мысли он ударил в меня волной магии, что отбросила меня, и неминуемо размозжила бы о стену, если бы не заклинание левитации, вовремя примененное мной. Секунда управляемого полета стоила мне четверти резерва, но я, в связи с некоторыми обстоятельствами, не боялся его тратить. Канал в Искаженную Пустоту я открою уже через десяток секунд.
  Приземлившись на пол, я поднял руки, собираясь поразить эльфа плетью молний, как вдруг, мое тело охватило онемение. Я замер, парализованный, не в силах пошевелить и пальцем. Эльф снял капюшон.
  Обсидианово-черная кожа лица эльфа придавала ему особенно зловещее выражение, а пылавшие красным зрачки заставили бы принять его, скорее, за демона, чем за представителя народа кельдореев. Почти белые волосы сильно контрастировали с цветом его лица, но и они казались слегка безжизненными, похожими на паутину.
  -Меня зовут Ульдрэнар, - сказал он. Голос его прозвучал достаточно громко и отчетливо, но показался мне шелестящим, как шепот.
  -Не спрашиваю тебя о твоем имени, - оскалился он, - Потому что, когда я тебя подниму из мертвых, ты мне его все равно скажешь, - он выставил руку, из которой в меня ударила волна черной, непроглядной тьмы, окутавшей меня, подобно облаку.
  Большая часть запасов энергии ухнула в пустоту, когда мой щит маны столкнулся с облаком. Даже ослабленная, тьма словно погрузила меня целиком в кипяток. Я закричал, кажется, на мгновение, испытав болевой шок, но боль уже вскоре закончилась, и я неожиданно понял, что заклинание эльфа сорвало с меня паралич.
  Вместе с возвращением рассудка, я ощутил и пожиравший всю мою сущность голод. Мне не хватало маны, не хватало её, даже чтобы спокойно мыслить.
  Голод в моей душе протянул свои щупальца вглубь, все дальше и дальше, пока не нащупал канал в Искаженную Пустоту.
  Энергия мощным потоком хлынула в мое тело, обжигая меня ледяным холодом. Сознание стало кристально чистым, ясным. Зло оскалившись, я ударил эльфа лучом энергии.
  -Неплохо, - сказал он, сформировав сгусток тьмы, что приняла мой удар на себя, как щит.
  -Это еще не все, - ответил я, начав формировать из энергии пустоты сгустки синего пламени. Вскоре на моего противника обрушился шторм. Магия накатывала на него мощным потоком, как пресс, пытаясь продавить грубой силой щит из тьмы. Каждые несколько секунд я повторял удары лучом энергии, после каждого из которых, эльф отступал на пару шагов назад. По его лицу градом катился пот, но глаза горели маниакальным огнем.
  Внезапно, крепость сотряс мощный удар, отчего покачнулись даже стены, а я потерял на миг концентрацию. Что это такое было? Мои мысли прервали самым бесцеремонным образом: в зал ворвалась толпа культистов. За ними грузно опустилась огромная туша в три человеческих роста, сшитая из останков тел.
  -На нас напали! - прокричал один из людей. Эльф поморщился, выплюнув какое-то ругательство.
  -Я, вашу мать, заметил, - прошипел он. Кажется, на меня обратили внимание только сейчас. Крепость сотряс еще один удар. Сверху на всех нас посыпалась пыль.
  -Они уже здесь! - заорал тот же культист, злобно уставившись на меня. Мерзость за его спиной пришла в движение. Я зло улыбнулся, я ударил плетью молний, сотканной из обычной энергии моей же собственной души.
  Ослепительно яркие молнии заставили людей попадать с криками, конвульсивно дергаясь, но не проняли огромного мертвяка, все так же несущегося на меня. Признаться, я недооценил его прыть: секунда, и он оказался совсем рядом, подняв огромную лапу, собираясь вбить меня ею в каменный пол.
  Подпрыгнув, я применил уже пригодившееся мне один раз заклинание левитации, благо, энергию можно было не экономить еще минут пять.
  Нежить подняла огромные лапы, пытаясь дотянуться им до меня. Как бы не так - потолок был достаточно высок для того, чтобы достать меня с пола было невозможно даже для такого громилы. Я повернулся к эльфу, и почти ослеп от яркого сияния, исходящего с его стороны.
  -Спасибо, что дал мне время, - крикнул он. Сейчас его целиком закрывала от меня ледяная сфера, пылавшая холодным, голубым огнем. Диаметр её, кажется, был не меньше, чем рост среднего человека. Сейчас она медленно вращалась вокруг своей оси, зависнув неподалеку от своего создателя.
   -Лови! - крикнул эльф. И сфера пришла в движение, отправившись в полет с огромной скоростью. Я отправил ей наперерез потоки энергии пустоты, водившие вокруг меня хоровод. Поток энергии напирал на ледяную сферу, быстро замедляя её, и она почти остановилась в нескольких метрах от меня, все так же пылая, и обжигая меня жутким холодом даже на таком расстоянии.
  Я не мог остановиться: потоки энергии были непослушны, и, сталкиваясь со сферой, отталкивались от неё, в результате чего мне приходилось направлять на сферу все новые и новые волны.
  Я совершенно забыл об эльфе, но он, как оказалось, не забыл обо мне: щит маны поглотил удар мощной молнии, ударившей в меня, но меня, все равно, сотряс удар тока. Ледяная сфера, потеряв часть внимания от меня, слегка сократила расстояние.
  -Вот убл... - закончить ругательство мне не дала очередная молния, которой эльф попытался ударить в меня. В этот раз часть внимания мне удалось переключить на создание вокруг меня вихря энергии, поглотившей молнию.
  -Я так не играю! - расхохотался колдун. Он поднял руки ладонями вверх, и над ним стала с поразительной и пугающей быстротой формироваться еще одна ледяная сфера.
  Кажется, дело плохо пахнет, - панически подумал я. Не знаю, чем я руководствовался, когда додумался до такого, но теперь часть внимания я тратил на сосредоточение свободной энергии в одной точке. Как известно, энергия пустоты в таком случае создает в этой точке ослепительную вспышку, сильнейший взрыв чистой магии.
  Точка эта находилась всего на пару метров ниже меня, так что затея сильно попахивала самоубийством. Подо мной все это время стоял мертвец, безуспешно пытаясь дотянуться до меня лапами. Начавшие сталкиваться, волны энергии пустоты прожгли в туше мертвяка огромные дыры.
  -Ум-ырррр - проревела громадина подо мной, упав на пол.
  Кажется, в тот момент совпало три вещи: эльф отправил в меня очередную сферу, дворфы - обрушили, наконец, замок к чертовой матери, а я - устроил, таки, свой большой взрыв.
  Я помню вспышку, ослепившую меня, я помню, как внезапно мир завертелся вокруг меня во все стороны. Каким-то краем сознания я успел испугаться, что на меня упадут плиты с потолка, и вкладывал весь мгновенно восполняемый резерв в заклинание телекинеза, которое должно было отбрасывать от меня камни. Где верх, а где - низ, я не помнил, пока не рухнул на землю. Щит маны и в этот раз выручил меня, и я отделался лишь выбитым из груди воздухом и парой синяков.
   Внезапно вокруг стало очень шумно. Я слышал, как сквозь вату, грохот, шум пальбы, чей-то рев и брань. Открыв глаза, я увидел неподалеку от себя пытавшегося встать с земли эльфа, и не помня себя, приблизился к нему.
  Кинжал сам оказался у меня в руке, слава запасам пространственного кармана. Острое лезвие прочертило борозду на теле эльфа, с поразительной прытью уклонившегося от меня. Его кровь на кинжале была под стать его коже - черная, и тягучая.
  Когда я бросился на него во второй раз, силы, которых хватило на первый рывок, оставили меня, и просто упал на эльфа всем своим весом, промазав кинжалом по горлу.
  Обменявшись на земле парой слабых ударов, мы отползли друг от друга. Я пытался собрать последние остатки силы воли, чтобы ударить заклинанием... хоть каким. Сознание словно залипало, когда я пытался прикоснуться к магической энергии.
  -А ну-ка, посторонись, - услышал я чей-то голос. Возле меня появился седобородый дворф с секирой наперевес. Он занес её над эльфом, но не успел он её опустить, как внезапно замер. Из его ушей, рта, глаз, полилась кровь. Еще через секунду он рухнул замертво.
  Эльф выглядел ужасно - казалось, черная, тягучая кровь сочится у него самого из-под каждой поры. Алый блеск глаз померк, а обсидиановая кожа приобрела нездоровый, бледный оттенок.
  Собрав все свои силы, он гордо выпрямился, без страха глядя на приближавшихся к нему коротышек. Кто-то из них стрелял в эльфа из ружей, но пули каким-то мистическим образом огибали худую фигуру.
  А потом дворфы стали падать...
  Один за другим, они останавливались, замерев, как в недоумении. Из каждой поры их кожи начинала сочиться кровь, наконец, обильной струей она вырывалась изо рта, и воин падал замертво. Раздались предупреждающие крики. В эльфа из рядов дворфов вылетел огромный огненный шар, но на полпути остановился, и отправился обратно, усугубив своим взрывом и так начавшуюся подниматься панику.
  Я встал. Несколько мгновений отдыха позволили мне прикоснуться к магии, я чувствовал, что способен сражаться. Словно почувствовав что-то, эльф повернулся ко мне.
  Луч энергии собрался у моей ладони, и отправился в полет, завершившийся у груди эльфа. Он не сопротивлялся... казалось, что тьма вокруг него сама пыталась безуспешно остановить магический удар, даже без приказа своего владельца. Его охватил яркий синий огонь... и почти сразу потух.
  На краткий миг алые глаза ярко вспыхнули... а потом эльф пошатнулся. Я увидел, как несколько, редких теперь, выстрелов дворфов, достали его, заставив дернуться от боли. Я двинулся вперед, помогая себе передвигаться руками из последних сил.
  -Забери... меня, - услышал я шелест его голоса.
  Через мгновение, эльф поднял голову вверх, и издал страшный крик. На его месте поднялся столб непроглядной темноты, в которой он пропал, бесследно растворившись. Пугающая, словно бы одушевленная, она заглянула в душу всем и каждому, заставив содрогнуться от леденящего ощущения чьего-то взгляда. Во тьме нарастали колебания, на которые все, и я в том числе, смотрели, с ужасом ожидая развязки.
  Тьма конвульсивно дернулась, на мгновение, расширившись вдвое, а потом исчезла, схлопнувшись в мельчайшую точку. На поле боя воцарилась тишина, нарушаемая лишь потрескиванием полыхавшего где-то поблизости огня.
  Я смог подняться на подкашивавшихся ногах. Канал в Искаженную Пустоту вдруг исчез, заставив меня поморщиться от впившейся в каждую клетку тела боли.
  Камни на земле внезапно показались такими мягкими, что меня как-то самого к ним повело.
  Канал держался, как обычно, минут пять. Но, Боже, это были самые длинные пять минут в моей жизни, - успел поймать я последнюю мысль ускользающим сознанием.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"