Хорошко Евгений Алексеевич: другие произведения.

Dragon Age. Inquisition. Воля Создателя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.13*29  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На всё воля Создателя.

    Порою мне кажется, что не будь этой мантры - и оставшиеся без ответов вопросы, таки заставят меня расстаться со здравым рассудком. Волей Создателя удобно объяснить и весь творящийся вокруг хаос и разор, и моё появление в самом его центре - в самый его разгар. Весь этот абсурд - начиная от того, кем я здесь стал - маг, или дух; и заканчивая тем, откуда я пришел. Допустим, Создатель, допустим - на Волю твою мы спишем весь этот абсурд, но уж что мне с ним делать - это позволь решить самому.

    P.S. Обновление 29.04.2018г.

    1 мая эпизод с Великолесской усадьбой признан ненужным и удален.


Пролог

Шёл сорок первый год. Многозначительно, правда?

Нет, я не попал в Великую Отечественную, как вы бы могли подумать... хотя лучше бы попал. Уж там, обладатель магических сил мог бы развернуться так, что мама не горюй - здесь же возникает такое чувство, будто эта магия сейчас целиком прорвется через Завесу, отделяющую её от реального мира, и затопит его, как морская вода идущую ко дну шхуну.

Сорок первый год здесь отсчитывали не с начала двадцатого века, как на матушке Земле, а со Знамения - которым для Тедаса стало явление давно вымерших драконов. Соответственно, этот век звался Веком Дракона, и по предсказаниям матерей Церкви, должен был отметиться неисчислимыми бедствиями, войнами и катаклизмами. Стоит заметить, старушки смотрели в будущее с завидным оптимизмом - лично мой вариант названия не стоило произносить вслух при детях.

И пусть сначала было почти тихо - королевство Ферелден завершило, без малого, восьмидесятилетнюю войну за независимость от Орлея, положив на втором году Века Дракона неисчислимое множество своих и чужих солдат в решающей битве. Мирного договора не было после этого ещё двадцать лет, но и после него все увлеченно пускали при случае друг другу юшку. Уже в тридцатом году из Глубинных троп под землей поперли порождения тьмы - это внезапно жахнул пятый по счёту Мор, тут всё и заверте... кхм.

Первый Мор едва не истребил на Тедасе всё живое, а вот пятый кончился на удивление позорно - какой-то маг из ордена Серых стражей добрался до Архидемона в первый же год, и за время Мора никто серьезно не пострадал. Ну, почти: Ферелден был разорен до самой своей столицы - Денерима; ферелденский Круг магов едва выстоял после вторжения демонов. Если бы вашего покорного слугу незадолго до этого не перевели в Круг магов Камберленда, то... даже не знаю.

Наверное, я бы в таком случае обживал другое тело. Это было бы крайне досадно - за последнюю пару дней я уже успел основательно в нем освоиться, и не променял бы его ни на какое другое.

Знакомьтесь и трепещите - Браэн Ланерал, маг из Круга магов Камберленда, эльф. Ну, то есть, это был он... пока не пришел на Конклав договариваться о перемирии между магами и их бывшими надзирателями - храмовниками. Мда.

Стоило кончиться Мору, как старые противоречия вспыхнули с новой силой. Я бы рассказал больше, но попытки извлечь что-то из памяти мага занимают много времени. Знаю только, что вспыхнувшая между магами и храмовниками война длилась четыре года, прежде чем глава Церкви не решилась собрать их всех на Конклаве, чтобы добиться примирения. Браэн Ланерал явился на Конклав в числе множества и множества других магов и храмовников. Что вызвало дальнейшую катастрофу, даже мне неизвестно.

Я родился в пламени Большого взрыва, перемешавшего закрытую завесой Тень, и реальность Тедаса. Самосознание такого существа, как я, не могло принадлежать существу этого мира - я помнил, что родился не здесь. Мои память и знания не могли возникнуть в средневековом магическом мире, и принадлежали бесконечно далекой от него Земле.

Что это было - отблеск чужого мира, отразившийся в сознании безымянного обитателя глубокой Тени, и давший ему самосознание? Или же это я - настоящий, реально существующий человек, переместившийся в Тедас волей Божьей?

Боюсь, мне никогда не узнать ответа на этот вопрос. И в том и другом случае - я чужак здесь, вынужденный играть на помостах тедасского театра навязанную кем-то роль. Пожалуй, единственная неоспоримая реальность, которую я готов безоговорочно принять - это реальность смерти.

О да - я не хочу умереть, и мне плевать, сон это вокруг, или нет. Я сумел осознать себя в этом мире, я сумел пережить Конклав - и не вижу смысла уступать в дальнейшем. Я не планирую спасать мир или менять его по своему разумению, но это не делает меня пешкой на шахматной доске. Так что готовься, Тедас.

Ветер с Морозных гор подул особенно зло, отрезая меня от внешнего мира завесой острых, как бритва, снежинок. Я поднял вверх незащищенную перчаткой ладонь, чтобы глубже натянуть на себя шерстяной капюшон. В чём плюс гор - можно двигаться в любую сторону, и рано или поздно, ты спустишься в теплые низины.

Невидимая сила подхватила, и сорвала меня с каменного уступа. В сотнях метров под ногами стремительно проносились острия заснеженных морозных скал, но на горизонте уже виднелся край темно-зеленого хвойного леса. Далеко за спиной оставались закрытые темными тучами облака, и Брешь в небесах, что была дорогой в Тень.

Мне было там не место. Тонкая ткань Завесы слегка потрескивала уже от одного моего присутствия. Если я не хотел провалиться в Тень там же, где я стоял - мне следовало держаться подальше от мест, где ткань Завесы слаба. Для этого предстояло проделать немалый путь вниз с гор головою вниз - не страшная перспектива для того, кто умеет летать.

Глава 1.

-Леди Кассандра, - эльф неопределенного возраста, в простом сером жилете, учтиво поклонился женщине с короткими черными волосами, - Вынужден обратить ваше внимание на то, что сбежавший от ваших доблестных воинов маг... был одет в мантию Круга, - эльф сделал ударение на последнем слове, - Так одевались члены любого Круга магов... по крайней мере, до мятежа. В то время как моя подопечная, как вы и сами видели, - пожал плечами эльф, - Облачена в одежду долийских разведчиков. Хотя я не буду отрицать, что она тоже маг.

-Отступник, ты хочешь сказать? - холодно откликнулась женщина. Обернувшись, она нашла взглядом невозмутимые глаза эльфа, и жестко прищурилась. На бледных, обветренных скулах вспухли желваки от сдерживаемого гнева, - Думаешь, я не понимаю, к чему ты ведешь, Солас? Ты хочешь всех убедить в том, что эта эльфийка никак с ним не связана, не так ли? Они - единственные из всех, пережили взрыв на Конклаве!

- Солас именно этим и занимается с самого момента побега отступника. Похвальная настойчивость... если не сказать больше, - неопределенно заметила вторая женщина, стоявшая возле окна. Она зябко поежилась, кутаясь в светло-синий плащ с капюшоном.

Сейчас ставни были закрыты, поэтому ледяной ветер проникал в помещения каменной башни лишь в виде легкого сквозняка. О тонкое оконное стекло то и дело ударяли несомые ветром снежинки, да и само оно слабо защищало от холода. В любом случае, если бы в камине не потрескивал сейчас огонь, в комнате давно уже было бы не теплее, чем снаружи.

-Я никого не пытаюсь ни в чем убедить, - спокойно возразил Солас, скрестив руки на груди, - Я лишь указываю на очевидные нестыковки в ваших предположениях, леди Кассандра, на основе которых вы стремитесь делать выводы... идущие ой как далеко.

Кассандра бросила на него очередной рассерженный взгляд, в очередной раз, против собственной воли отметив в добровольно вышедшем к ним отступнике множество несвойственных обычному эльфу черт. Начиная тем, что голова Соласа была гладко выбрита, что было для эльфа просто дико, и заканчивая манерой речи. Специально обученная Церковью вести расследования и допрос, женщина вновь отметила, что не может определить происхождение эльфа по его поведению. Солас не был магом любого из Кругов - списки всех поднадзорных Церкви магов до сих пор имелись в её распоряжении, и она была уверена, что маг, подобный Соласу, давно попал бы в её поле зрения. Не был он и долийцем - более того, он с непонятным презрением отверг все предположения о своём долийском происхождении немногим ранее. Это было, чуть ли, ни единственным эпизодом, когда он проявил на людях хоть какую-то эмоциональность.

Его лицо было неподвижным, как лицо застывшего в камне хасиндского идола, и редко выражало какие-либо эмоции, если только сам эльф для этого специально не старался. В том, что Солас способен при разговоре очень точно отмерять долю сарказма, балансируя на самой грани вежливости и издевки, Кассандра уже убедилась на своём опыте, ни разу не найдя повода для жесткой отповеди.

-Это вообще, для неё типично, - вмешался в разговор еще один участник, до этого невозмутимо перемешивавший угольки в камине. Взгляд на него со стороны вызывал странное ощущение: на вид он был очень невысокого роста - не более полутора метра. Однако же, сидя на полу, он казался крепко сбитым, если не сказать, что весьма крупным, мужчиной. Гномы вообще отличались некоторым отсутствием симметрии: обладая несоразмерно короткими ногами по отношению к туловищу, они были очень широки в кости, и зачастую значительно превосходили в силе простого человека. Их всегда привечали в качестве наёмников, и ценили в качестве отменных воинов, хотя регулярную армию гномов свет поверхности видел, если раз в тысячу лет, и то хорошо. Запрет покидать Глубинные тропы столь суров, что увидевший свет солнца гном до конца своих дней становится изгоем: для остальных из своего народа он вычеркивается из списков живых - словно его никогда и не существовало. Королевство гномов, Орзаммар, что логично, не признавало и тех гномов, что родились уже на поверхности, а те отвечали ему взаимностью, становясь крайними индивидуалистами, презиравшими всякие традиции и законы, равно писаные и неписаные.

Тому, что этот гном был гладко выбрит, удивляться в такой ситуации вообще не стоило. Собственно, как и длинному хвосту русых волос, что он отрастил по последнему писку моды в городе Киркволл, Вольной марки.

-Она всегда делает далеко идущие выводы, и я готов поручиться, что предугадать зигзаги её измышлений заранее, разумному человеку просто не под силу, - продолжил гном.

-Варрик, - произнесла Кассандра, скривившись при виде плутоватой усмешки гнома, - Если у тебя нет разумных предположений, то держи свои мысли при себе. Особенно, когда тебя никто не спрашивает.

-Ладно-ладно, - буркнул Варрик, - Если честно, то я этому даже рад. В наше время излишние расспросы опасны для здоровья.

Продолжать он не стал, и даже не повернулся, хотя было ясно, что он прислушивается к разговору очень внимательно. Кассандра уже выяснила, что цепкая память гнома позволит воспроизвести весь разговор дословно, хоть даже через неделю. Оставалось лишь сожалеть о том, что вредность Варрика не позволяла толком поставить его таланты на службу, не опасаясь удара в спину чуть позднее.

-Если ты позволишь, Кассандра, - вмешалась в разговор вторая женщина, - Я бы, всё-таки, прислушалась к словам Соласа, - кивнув в сторону эльфа, она продолжила, - Канцлер Родрик настаивает на немедленном сожжении нашей узницы. Оставляя за скобками вопрос необходимости казни, нам в любом случае нужно её сначала допросить. Казнить всегда успеется.

-Как это вдохновляет, когда звучит из ваших уст, леди Лелиана, - саркастически отметил со своего места гном, - Надеюсь, вы не будете поднимать вопрос моей казни столь же буднично, коли вам вдруг взбредет в голову такая мысль?

-У нас... действительно, очень много к ней вопросов, - тяжело вздохнула леди Кассандра, опуская локти на подоконник. Реплику гнома она просто проигнорировала, обращаясь вместо этого к Лелиане.

-Не может не быть, - кивнула Лелиана, - Она - одна из двух выживших на Конклаве, и единственная из них в нашем распоряжении. Она... вышла из Тени в своём физическом теле, что многие маги считают невозможным, - тут взгляд женщины мельком скользнул по фигуре Соласа, - За её спиной стоял сияющий силуэт женщины, в которой многим мерещился дух Верховной жрицы Джустинии, погибшей на Конклаве. Наконец, на её ладони находится магическая метка, которая пульсирует в такт гигантской Бреши в Завесе над храмом, где проходил Конклав. Естественно, у нас есть вопросы!

- Допросить её действительно необходимо, тут мне нечего возразить, - вздохнула Кассандра, - Я бы даже не обсуждала предложение канцлера, но после того отступника я опасаюсь, что Родрик может быть в чем-то прав. Что, если из-за неё всё станет ещё хуже?!

-Я сомневаюсь, что моя подопечная будет представлять какую-то угрозу даже после того, как очнется, - заметил Солас, - Во всяком случае, побеседовать с ней вы сможете раньше, чем она сможет причинить хоть какой-то вред.

Леди Лелиана неопределенно пожала плечами в ответ на реплику эльфа. Судя по её нахмуренным рыжеватым бровям, думала в тот момент она о чем-то стороннем.

-Если честно, то у меня есть сомнения, что угроза со стороны отступницы является истинной причиной, по которой канцлер Родрик требует её смерти, - произнесла женщина, продолжая хмуро созерцать бушующую за окном метель.

- Да и для нас, получение возможных сведений является не единственной причиной, по которой я предпочла бы пока оставить отступницу в живых, - продолжила она.

-Вот те раз, - удивленно буркнул со стороны камина гном, ради такого повода даже повернувшийся к женщине лицом, - Только не напоминай, что Андрасте завещала проявлять милосердие. Что за интригу вы затеяли на этот раз?

-Родрик хочет, чтобы мы немедленно вернулись в Вал Руайо, - заметила Кассандра, - Не потому ли он поднял такой шум, что лежащая пластом эльфийка мешает скорейшему отбытию? Ходить по дорогам малой группой нынче опасно, и без нашего сопровождения можно никуда и не дойти.

На лице женщины появился оскал, как у почуявшего след хищника. В её карих глазах было сложно прочитать, какие именно мысли у неё возникли по этому поводу, но никто из присутствующих не сомневался, что они не сулят канцлеру ничего хорошего.

-Это именно так и есть, - сказал Лелиана, - Если сообщить ему, что отступница переживет дорогу до Вал Руайо, и мы можем отбыть хоть сейчас, то он тут же согласится отложить вопрос казни до прибытия в столицу Орлея. Для него, это не принципиальный вопрос.

-Согласен, - произнес Солас, наклонив голову.

-Важно понимать, - заметила Лелиана, начав медленно ходить по комнате, скрестив руки за спиной, - Что со смертью Верховной жрицы Джустинии, смертью множества договороспособных магов и храмовников на Конклаве, Церковь оказалась не просто обезглавлена - она оказалась на грани полной потери субъектности. Из её рядов исчезли практически все значимые фигуры, представляющие хоть что-то сами по себе.

-За исключением вас двоих, леди Кассандра, леди Лелиана, насколько мне известно, - кивнул Солас, - Канцлер Родрик не может этого не понимать... и сдаётся мне, в чем-то он понимает это даже лучше вас.

-Он канцлер, - как о чем-то само собой разумеющемся произнес Варрик, - "Я решаю, кто получит аудиенцию у её Святейшества, а кто нет; я передаю её слова в Тедас, служу советником во всех важных вопросах". Его слова.

-Сейчас нужно организовать выборы новой Верховной Жрицы, и заниматься этим должен именно кацлер, - заметила Лелиана, - Его спешка может быть связана с множеством причин. За время его отсутствия, в Церкви может начаться брожение. Сторонние игроки могут узнать о смерти Джустинии, и успеть перехватить нити управления Церковью. Наконец, у него могут быть и свои амбиции. Ни на секунду не допущу, что их нет...

-Если я замечу, как ты сталкиваешь канцлера с обрыва, Кассандра, то я никому не расскажу, - быстро произнес Варрик, заметив напрягшиеся при словах Лелианы плечи женщины.

-Я не собиралась... - рявкнула на него Кассандра, но осеклась. По её нахмуренным бровям было очевидно, что слова гнома, угодили если и не в самую точку, то близко. Зарычав, женщина с ненавистью сжала облаченные в перчатки кулаки.

-Я нисколько не сомневаюсь в том, что у канцлера есть огромные амбиции. У меня куда больше сомнений в том, что его умственные способности соответствуют его возможному влиянию в Церкви. Я не упоминаю уже о том, насколько это дешевая, мелкая, злопамятная... - Кассандра вновь осеклась, удержав на устах продолжение нелицеприятной характеристики канцлеру.

-Хе-хе, - рассмеялся Варрик, - Формально он теперь - первое лицо в Церкви, а выжившие после Конклава солдаты - либо агенты леди Лелианы, либо цепные псы леди Кассандры. Так ему должно казаться, наверное, раз его приказы никто не выполняет без вашего разрешения.

-Канцлер не имеет права распоряжаться солдатами поверх наших голов, - сказала Лелиана, - Эти люди будут слушаться авторитетных представителей военного крыла Церкви...

-То есть, вас, - подытожил Варрик, - Или людей, на которых вы имеете влияние. Будьте уверены, что Родрик вам этого не простит. Не исключено, что после избрания новой Верховной жрицы леди Кассандре придется вернуться в Неварру, а леди Лелиане - зарабатывать на жизнь игрой на лютне в денеримских харчевнях.

-Наша первоочередная забота - это Брешь в Завесе над храмом, где проходил Конклав, - вмешался в разговор, молчавший доселе эльф, - Если не разобраться с ней, то не будет ни Неварры, ни Денерима. Демонов будет становиться всё больше и больше, а с ними - всё меньше смысла в мелких дрязгах.

-Я сознаю это, Солас, - тихо произнесла Кассандра. Она подошла к Лелиане, и вместе с ней посмотрела в окно, пытаясь разглядеть какую-то подсказку в танце снежинок на стекле.

Внезапно зеленый отблеск пробился сквозь бушующую пургу, осветив странным оттенком лица женщин, напоминая о том, что им больше всего на свете хотелось забыть. Разрыв в небесах, похожий на гигантскую рану в теле реальности, запульсировал. Затянутое тучами небо разверзлось, изрыгая из себя несущийся на землю огненный дождь. Завеса ослабла настолько, что больше не была барьером для обитателей Тени. Многие из тех, кто выжил на Конклаве, встретили смерть уже от их рук.

-Я постараюсь разузнать, что замыслил канцлер, - холодно произнесла Лелиана, - Мы, в любом случае, тоже не можем долго сидеть на месте, сложа руки. Надо либо как можно скорее выяснить, как закрыть эту Брешь, либо убывать в Вал Руайо.

-Я считаю, что ключом к Бреши может быть магическая метка на ладони моей подопечной, - сказал Солас, - Она имеет схожую природу, и может быть использована, чтобы закрыть её. Конечно же, для этого желательно, - с нажимом отметил эльф, - добровольное содействие обладательницы метки... учтите это, когда она начнет приходить в себя.

-Завербуйте её, - предложил Варрик, - Разыграйте классическую эту вашу сценку: добренькая Лелиана, и злая, жаждущая крови отступницы Кассандра. Тебе, Леди Искательница, даже играть не придется. Только не перестарайся. Если эльфийка - живое создание из плоти и крови, а не демон во плоти, как тот отступник, то она согласится вам помочь так же, как согласился вам помочь я сам. Хорошие отношения с рукоприкладства не начинаются.

***

Деревня была окружена высоким частоколом, а с башен по всему периметру на меня напряженно смотрели глаза деревенских лучников.

Вопрос, зачем деревне такой частокол, если у него нет ворот, не давал мне покоя всё время, пока я проходил сквозь огромный проём там, где они предположительно должны были находиться. К счастью, мучиться неведением мне пришлось недолго, ведь ответ лежал на поверхности - и в прямом, и переносном смысле.

-Видимо, именно поэтому лучники не решились стрелять в меня первыми, - буркнул я себе под нос, разглядывая лежащие прямо посреди деревенской площади останки ворот, буквально вывороченные из петель неведомой силой. То, что этой силой могла быть только магия, напрашивалось само собой. Выходило, что я, как минимум, не первый обладатель магической мантии, навестивший это поселение.

Множество магов и храмовников погибло на Конклаве, однако многие просто находились поблизости, ожидая результатов переговоров. Теперь они должны были разойтись по окрестностям. Очевидно, путь одного из магов пролегал именно тут.

Кто бы это ни был, он не стал жечь всё кругом, хотя и встретил здесь недружественный приём, раз дело дошло до демонстрации силы. Попавшиеся на глаза люди, хотя и смотрели на меня крайне недружелюбно, не проявляли никакого желания нападать первыми. Большая удача, что с приведением их во вменяемое состояние справился кто-то еще до меня.

Я мысленно возблагодарил неведомого предшественника. Также я порадовался за то, что не стал избавляться от атрибутов члена Круга магов, из которых осталась одна лишь изрядно подпорченная мантия. Мысль выкинуть её преследовала меня довольно давно, и остановило меня лишь то, что без неё я бы замерз в этих проклятых горах насмерть, и за это следовало быть, как минимум, благодарным. Грязная сиреневая ткань, как оказалось, обшивала находящийся внутри материал, похожий на войлок или фетр, или на какой-то иной материал из свалявшейся шерсти, только не жесткий, а вовсе даже мягкий и гибкий. Это примирило меня даже с тем фактом, что в моём мире из похожего материала изготавливали домашние тапочки.

Помимо того, что в мантии было тепло, её полы не путались в ногах, и в целом, не мешали движению. В конечном итоге, я не нашел ничего лучше, чем прямо в нем заявиться в первое попавшееся на пути поселение, наплевав даже на то, что маги сейчас находятся вне закона.

Впрочем, заикаться в этих местах о каком-то законе теперь мог бы только умалишенный. С выходом из под контроля войны магов и храмовником окружающие земли быстро погружались в хаос. Увесистая дубинка быстро заменила молоточек судьи на месте символа законности. Так что, не буду лукавить, меня не удивило отсутствие паники при моем приближении к поселению. Крестьяне не побежали жаловаться на бродячего мага храмовникам - их надзиратели теперь и сами были вне закона. Не побежали они жаловаться и ярлу, банну, или ещё кому - с такими дорогами безоружному крестьянину было опасно нос высовывать за околицу, не то, что идти куда-то.

Так что, сдается мне - заявить на всю округу о том, что ты маг будет безопаснее, чем прогуляться по деревенской улице. Прохожего можно и ограбить, а вот маг в ответ может и молнией испепелить. И, что самое характерное, ему за это ничего не будет. Храмовников-то нету.

-Приветствую, - хмуро бросил мне единственный представитель встречающей делегации - коренастый, примерно одного роста со мной мужик лет сорока со светло-русыми усами, коротко остриженными волосами горшком, и недлинной черной щетиной на месте бороды. Серые, или серо-зеленые, глаза яркими огоньками выделялись на фоне загоревшей дотемна кожи лица, и смотрели на меня, настороженно ожидая подвоха.

-Я старший. Чем могу помочь? - продолжил он, скрестив на груди руки.

-Как у вас с припасами?- откашлявшись, выдавил я после небольшой паузы. Каюсь, это была моя первая попытка произнести какое-то слово на языке местных жителей, и я ощутил острую нехватку воздуха в тот момент, когда попытался осознать живой местный диалект собственным сознанием, а не инстинктами тела, которое волей судьбы занимал, - И во имя Андр...Андрасте, - слегка запнувшись, произнес я, - Куда все подевались? Где все люди?

Я демонстративно огляделся вокруг в поисках жителей поселка. Внутри частокола находилось одно крупное, длинное трехэтажное строение из дерева, а также множество пристроек. Вместе с теми людьми, что находились на башнях, я насчитал всего шесть человек - в таком поселении должно было быть гораздо больше народа! Иначе выходило, что на шесть человек приходится вдвое больше коров, столько же лошадей, и огромное посевное поле за околицей. Я ни за что не поверил бы, что с таким хозяйством справится менее трех десятков человек.

-С припасами - туго, - развел руками житель, слегка расслабившись, - А остальные, сам понимаешь - попрятались. Кто его знает, чего теперь ожидать? Тем более, с воротами у нас, сам понимаешь, что.

-Не думаю, что они вам сильно в прошлый раз помогли, - заметил я, - Небось, первыми начали?

-Не помогли, - скривился староста, - Твой предшественник еще выстроил всех. Проповеди читал, как нерадивым щенкам, чтоб его! Хорошо хоть, не пожег ничего. И никого...

-Вот видишь, - заметил я, - Всегда выгоднее договариваться мирно. Тем более, с теми, кто может и за себя постоять, и за припасы заплатить...

-Неужели ты еще и платить собираешься? - не на шутку удивился житель, словно я произнес нечто из ряда вон выходящее.

-Что тебя так удивляет? - спросил я, - Ну, собираюсь я за товар заплатить, что здесь странного?

-Чужого добра нам не надо, - замотал головой человек, глядя, как я потянулся к сумке, - Твой предшественник тоже предлагал золотые, серебряные медальоны, кольца, пряжки... всё с церковными отметками, словно казарму храмовников обнес. Не надо нам такие вещи, за которые ярловы дружинники вешать начнут, как всё на круги своя станет.

-Интересно, - присвистнул я, отдергивая руку от заплечной сумки. Неведомый маг импонировал мне всё больше и больше. Признаться, я собирался поступить тем же самым способом, что и он, ибо в сумке у меня находились... да-да, они самые, храмовничьи безделушки. Что я могу сказать, каждому своё. Еще вчера ты гарцевал в сияющих доспехах и при параде, а сегодня все твои цацки лежат у меня в сумке, и от них воротят нос вшивые крестьяне. Так низко пасть!

Взбунтовавшиеся против церковных иерархов, и оставшиеся в итоге без надзора, как Церкви, так и своих командоров, храмовники сильно опустились, и с точки зрения организации, если и отличались от разжиревшей разбойничьей ватаги, то не сильно.

Подобно обычным разбойникам, они обживали казавшиеся им надежными схроны и укрытия в лесах и ущельях, облагали окрестные селения данью, нападали на проходящие караваны, и высылали патрули, рыскавшие по округе в поисках "магов", еретиков, и им сочувствующих. Вместе с тем, от их внимания как-то ускользало, что все надежные отнорки были прекрасно известны местным охотникам и дружинникам ярлов соседних владений, и игры в прятки имели предсказуемый финал в долгосрочной перспективе.

Помимо этого, храмовники не владели элементарными навыками маскировки на местности... и вовсю жгли демаскирующие их костры. Если даже я (!) после спуска с гор безошибочно набрел на схрон храмовников, ориентируясь в поисках людей на дым костров, то, что уж говорить про опытных следопытов? Храмовников до сих пор не перевешали лишь по той причине, что крупным игрокам сейчас было не до них - не после того, что было на Конклаве.

В любом случае, мятежных солдат Церкви пока было несколько больше, чем обычных разбойников, да и вооружением и выучкой они превосходили простых воинов на голову. Опять же, мятежные маги внесли свою лепту - если храмовники и владели приёмами против них, то этого нельзя было сказать про остальных.

Немногочисленные местные дружинники и ополченцы были сначала сметены магами, а затем уже магов загнали по разным норам храмовники - по моему мнению, всё обстояло именно так. Основной же причиной хаоса, помимо открывавшихся повсюду разрывов Завесы, я считал бардак в Редклиффе. Ярл либо куда-то пропал, со всей своей дружиной, либо у него были какие-то свои проблемы. Местным оставалось лишь ждать прихода дружин соседних ярлов, либо войска короля, а до тех пор - пригибать ниже голову перед каждым встречным - магом, храмовником.

-Ладно, - сдался я перед нехитрым крестьянским упрямством, - Деньги-то, надеюсь, тебе не пахнут? Серебро, монеты - примешь в качестве платы?

-Приму, - согласился староста, повеселев.

Я раскрыл сумку, и неуверенно зашуршал её содержимым. Предыдущий обладатель этого тела всю жизнь прожил в Круге магов, и в денежных вопросах был, что дитё малое. Такой неосведомленностью в некоторых жизненных аспектах мог обладать лишь обитатель мира без телевизора и интернета, с жесткой цензурой на допустимые к прочтению книги, и запертый в четырех стенах, как цепной пес, к тому же.

Надо срочно разбираться с местными расценками - понял я. Протянув барским жестом горсть серебряных монет без счета, я уже по изумленному выражению на лице старосты понял, что переплатил весьма значительно. Однако, во сколько именно раз, оставалось только гадать. Мошна моя была не столь обширной, и после расчета ощутимо похудела, наводя на печальные мысли о том, что такими темпами никаких храмовников в окрестностях на пропитание не хватит... даже если включить в "рацион" и магов-отступников.

Ухудшению настроения немало поспособствовал и тот факт, что даже такой кучи монет не хватило на то, чтобы убедить пустить меня переночевать. Прощупав почву, я выяснил, что вопрос был не в деньгах, как таковых, а в опасении, что за время моего пребывания в селение явятся храмовники. Оказаться между молотом и наковальней селяне не хотели, поэтому мне пришлось смириться с тем, что очередная ночь придется там, где придется...

Какой-то я ненормальный маг, всё-таки. Издержки жизни в цивилизованном обществе, примерное воспитание... Нет, чтобы всех сразу к ногтю прижать?

***

-Леди Лелиана, - вошедший в башню человек был облачен в теплый шерстяной тулуп серого цвета, с капюшоном, скрывавший под собой стеганый доспех. Из-за этого он казался, как минимум, вдвое массивнее, чем был на самом деле, - У нас есть некоторые вести по поводу отступника... и важный свидетель.

Леди Лелиана вопросительно приподняла бровь, рассматривая человека.

Опомнившись, тот хлопнул себя по голове перчаткой. Укутавшись в теплую зимнюю одежду, он сравнялся шириной плеч с кунари, и загородил своим телом весь проход. Лишь отойдя в сторону, он пропустил следом за собой миниатюрную рыжеволосую эльфийку, небрежно набросившую шерстяной плащ поверх мантии Круга магов.

-Меня зовут Минэйв, леди Лелиана, - представилась девушка, почтительно поклонившись, - Я прибыла на Конклав вместе с другими представителями Круга Магов. Уверяю вас, что я не вижу альтернативы мирному решению- страстно зачастила она, - Я знаю, что вы - сторонник прекращения этой междоусобицы между магами и Церковью, и готова поддерживать вас в этом всеми силами.

-Спасибо на добром слове, - слегка кивнула Лелиана, - Я слышала о тебе раньше, Минэйв. Уверена, мы сможем пригодиться друг другу. Ты что-то хотела сообщить?

Слегка кашлянув, спутник Минэйв вмешался в разговор, привлекая к себе внимание женщин.

-Миледи Минэйв может подтвердить, что сбежавший после катастрофы на Конклаве отступник ранее принадлежал Кругу Магов, и явился на Конклав в числе его представителей, - слегка поклонившись, человек протянул леди Лелиане пергамент, исписанный мелким почерком, - Мы опознали его под именем Браэн Ланерал.

-Я так понимаю, - произнесла Лелиана, - Вы составили на него подробное досье? Это интересно.

-Еще, - откашлялся агент, - Господин Варрик был так любезен, что... нарисовал со слов леди Минэйв довольно умелый портрет отступника.

-Варрик полон самых неожиданных талантов, - пробормотала себе под нос Лелиана, рассматривая переданный ей кусок холста, - О! Похоже, хорошие карикатуры у Варрика выходят даже лучше портретов?

-Определенное, кхм... сходство прослеживается, леди Лелиана, - взглянув на рисунок, сказала рыжеволосая эльфийка, - Как вы правильно заметили, это скорее карикатура, чем настоящий портрет, но общее впечатление передано довольно верно. Подбородок вытянут на карикатуре так сильно, что на него можно повесить пальто, но у Браэна он действительно островат, и выдается немного вперед. Этакую козлиную бородку черного цвета он чаще всего не допускал... возможно, он перестал следить за собой после мятежа магов, и Варрик увидел его уже в столь неухоженном виде.

-Господин Варрик, - пояснил агент, - Имел короткую размолвку с означенным отступником во время его прибытия на Конклав.

-Значит, он мог его неплохо запомнить, - ответила леди Лелиана, - У него точно черный цвет волос? Неужели нельзя было выдать Варрику что-нибудь лучше простого карандаша?

-Виноват, - повинился агент, - Будь мы в Орлее, я бы достал всё, что угодно, но в Морозных горах есть только то, что мы захватили с собой.

-У Браэна черная борода, - рассказала Минэйв, - А волосы - темно-русые. Но я никогда не видела его с таким коротким ежиком волос, стоящих торчком. Наверное, именно поэтому он всегда предпочитал длинные... забавно.

-Судя по всему, ты его неплохо знала? - взглянув на мелькнувшую на губах Лелианы улыбку, только глупец не догадался бы о смысле намека.

-Нет, - отчаянно покраснев, замотала головой волшебница, - Я с ним часто пересекалась в башне ферелденского Круга магов, пока его не перевели в Неварру, в Круг магов Камберленда, но более этого - ничего. Характер у него был не в меру склочным. Магом он был сильным, хотя и не слишком искусным. Думаю, его прихватили на Конклав в качестве дополнительной ударной силы.

-Ты думаешь, он был способен на те фокусы, которые продемонстрировал нашим солдатам? - спросила Лелиана.

-Совершенно точно - нет, - покачала головой рыжеволосая эльфийка, - Чем бы он ни стал после Конклава, это уже точно не прежний Браэн.

- Отступник, - вмешался мужчина, - произносил заклинания на каком-то странном языке. "Na-te su ka" - это было последним, что слышали наши солдаты перед тем, как их едва не отправили в мир иной всплеском грубых, неструктурированных чар... по словам побывавших на месте инцидента магов.

-Ясно, - вздохнула Лелиана, - Звучит похоже на что-то из диалектов Тевинтерской империи, еще из тех времен, когда она грозилась поработить весь мир, а её магистры грезили троном Златого града. Я подумаю по этому поводу после того, как подробнее ознакомлюсь с докладом. Большое спасибо вам, Минэйв, Кардо.

-Вам спасибо, леди Лелиана, - поклонилась волшебница, после чего оставила женщину наедине с агентом.

Дружелюбное, приветливое выражение покинуло лицо леди Соловей с той же стремительностью, с какой сбрасываются привычным движением с рук надетые перчатки. Агент сестры Джустинии - теперь уже бывшая, вновь примерила на лице неподвижную, сосредоточенную маску внимания.

-Отличная работа, Кардо, - произнесла Лелиана спокойно, - Мы извлечем из этого много полезного.

-Рад служить, леди Лелиана, - поклонился ей мужчина.

-Прикажи, - сказала она, - Приготовить уютную камеру и антимагические наручники. Солас утверждает, что отступница очень скоро начнет приходить в сознание. Нужно приготовиться.

-Да, леди Лелиана, - кивнул мужчина.

***

Опытные следователи говорят, что преступник всегда возвращается на место преступления. Не знаю, насколько можно считать преступлением то, что я совершил на месте стоянки храмовников - в конце концов, я только защищался, да и у самих храмовников рыльце было в пушку. Достал меч - будь готов принимать на него молнию: одну, две, три - я до сих пор не разобрался в своих странных взаимоотношениях с Тенью, откуда маги Тедаса черпали свои силы, и призывал в реальность совершенно нереальные вещи каким-то инстинктивным умением. Схватка с отрицающими магию воинами отдаленно напоминала поединок воли, причем сила определенно была за мной - но лишь тогда, когда я прилагал осознанные усилия, чтобы преодолеть явственно ощущаемое сопротивление.

Лишь во время боя с храмовниками я немного приблизился к пониманию этой магии. Это было похоже на то, как будто я усилиями воли заставляю истончиться некую завесу, по одну сторону которой находится реальный мир, а по другую - нечто постоянно текущее, меняющее свою форму и образ в ответ на едва сознаваемые мысли, эмоции, и желания. Зависнув посредине этих двух миров, я мог заставлять их перетекать один в другой, создавая стабильную и четкую форму в одном, и перенося её в другой, чтобы обрушить на неприятеля. Это было столь непохоже на всё, что творил предыдущий обитатель этого тела, что казалось совершенно новой формой магии. Похоже, именно так должны были творить волшебство призванные в Тедас демоны, и это меня восхищало и пугало одновременно.

Действия храмовников укрепляли Завесу, в ответ на что я заставлял её истончиться еще сильнее. Я опасался, что такие действия могут иметь после себя трудно устранимые последствия, привести к проникновению законов Тени в реальность на определенной территории, привлечь к себе внимание опасных её обитателей, или вовсе выбросить меня в Тень вместе с куском реальности. Прямо во плоти, как я сейчас стою.

Я сознавал за собой странное свойство принадлежности в равной мере обоим мирам - что по ту сторону Завесы, что по другую. Я был - словно некий сплав из плоти смертного мага, выброшенного в Тень, и прирожденного духа самой Тени. Даже если меня выбросит в Тень, я смогу продержаться там в целости довольно долго. Основной вопрос состоял в другом: как я буду оттуда выбираться? В Тени можно быть уверенным только в одном - что ты заблудился, едва ступил в неё ногой.

Чтобы пробиться в реальный мир, требовался якорь в виде пребывавшего в нем тела, что мне не грозило - либо такой же якорь в виде магического предмета. Я видел один такой - некую сферу, физически находящуюся в реальном мире, но сияние которой пробивалось сквозь все духовные миры. Один раз она уже вывела меня в реальный мир, но во второй раз она может оказаться слишком далеко, чтобы как-то помочь. Следует быть осторожным, и поменьше заигрывать с силами, которые пока не понимаешь.

Ткань реальности в том месте, где произошла моя схватка с храмовниками, изрядно истончилась. Осмотревшись вокруг, я не увидел тел своих жертв, хотя и встретил их следы по всему лагерю. Даже не будучи следопытом, я мог примерно догадаться, что происходило после моего ухода, и это мне решительно не нравилось.

На первый взгляд создавалось такое впечатление, будто сброшенные мною в яму тела храмовников... в какой-то момент решили самостоятельно подняться, и уйти на своих двоих. В прежней жизни я бы презрительно отмахнулся от такой гипотезы, но здесь действительно могло произойти всё, что угодно.

Я стряхнул пробежавшие по спине мурашки. Никогда не понимал моду на некромантов, охватившую в какой-то момент почти всех в прежней жизни. Насмотревшись изрядное количество ужасов, и покрошив неисчислимое множество зомби в компьютерных игрушках, я не горел желанием занять тем же самым прямо сейчас, вживую.

-Брр, мерзость, - прошипел я, пытаясь избавиться от охватившего меня всего напряжения.

Как бы то ни было, распорядок дня не подчинялся моей воле - скоро должна была вступить в свои права ночь. О том, что она будет темной, как на обратной стороне луны - догадаться по затянувшим небосвод тучам было несложно. Всё это оставляло меня перед нехитрой дилеммой: трястись от страха в храмовничьей ночлежке всю ночь, или отправиться на поиски беглых мертвецов самому. Решать следовало быстро: следы ходячих трупов в сумерках разглядеть будет очень сложно, а ночью и вовсе невозможно.

Выругавшись еще раз, я принял очевидное для себя решение, и двинулся на охоту, дав зарок в следующий раз своих противников просто испепелять.

Через несколько минут поисков я был вынужден признаться себе, что следопыт из меня оказался действительно аховый: я не только упустил след, но и не смог впоследствии найти то место, где он потерялся. Догадаться о том, что я банально заблудился, было несложно.

Между тем, ночь брала своё, и о дальнейших поисках в скором времени можно было забыть. Следовало попытаться найти, хотя бы, ориентиры, по которым можно было бы вернуться обратно. Схватка с ходячими мертвецами, или бессонная ночь в убежище - оба варианта были куда как лучше той же самой бессонной ночи - только уже в глубокой лесной чащобе, стоя на ногах.

Некоторое время я промучился, пытаясь вызвать светлячок, чтобы осветить себе путь. Вместо миниатюрного фонарика сквозь Тень упорно пыталось пролезть нечто, даже по виду крайне взрывоопасное, отдаленно похожее на сгусток огня нестабильной формы, где-то в глубине пульсирующий ослепительно-белыми прожилками света. Даже в бою, полученный пульсар не вызвал бы ничего, кроме желания поскорее отбросить его от себя как можно дальше. Идея освещать себе дорогу этим, могла прийти в голову только конченному самоубийце. Следовало раз и навсегда определиться для себя, что наибольшие шансы угробить меня принадлежат мне самому, и с этим следовало считаться.

Ничто не прочищает мозги так, как взведенная бомба прямо под носом - я даже отвлекся от мыслей о том, что где-то рядом бродят ходячие мертвецы. Когда я, наконец, решил вопрос с безопасным освещением, их присутствие поблизости уже не казалось таким уж страшным. Я находился в довольно широком круге света, который давал висящий над головой светлячок, и заметил бы врага достаточно быстро, чтобы успеть среагировать.

-Может быть, свет даже привлечет ко мне врагов, - с нескрываемой надеждой в голосе произнес я, - И за этими сволочами не придется бегать?

Вот уж не думал, как говорится, не гадал, что в какой-то момент начну чувствовать себя глубоководным хищником из тех, что приманивают доверчивую добычу светлячком, за которым скрывается плотный частокол зубов.

Тем временем, за моей возней, в свои права полностью вступила ночь, оказавшаяся столь же темной и безлунной, как я и предполагал. Ходячие мертвецы упорно не желали пойти на огонек, и непрерывное ожидание на месте уже не казалось мне столь приятным времяпрепровождением.

-Почему, когда их ждешь, то они никогда не приходят? - вздохнул я.

Как бы то ни было, долго переживать по поводу отсутствия приключений мне не пришлось. В попытке определить своё местоположение, я забрался на верхушку ближайшего холма неподалеку, и огляделся вокруг с высоты.

Практически сразу же в поле моего зрения оказались подозрительные зеленоватые отблески вдали. Насколько они были связаны с ходячими мертвецами, я не имел ни малейшего понятия. Они могли появиться благодаря такому огромному перечню причин, начиная с пришествия демонов, и заканчивая шабашом мятежных магов, что я бы даже не пытаться загадывать.

-Что-то слишком много всего происходит вокруг моей ночлежки, - проворчал я. Складывалась странная ситуация, при которой в огромном лесу было настолько не протолкнуться от храмовников, ходячих мертвецов, и прочих аномалий, что я не находил себе место преклонить голову. Это наводило на размышления о том, что куда проще было перебраться на другое место, нежели зачищать уже существующее. Проблема была только в том, что добираться до него следовало днем, а не посреди ночи.

Появление на горизонте подозрительной иллюминации вносило ощутимые коррективы на вечер. Если с ходячими мертвецами я еще мог, скрепя сердце, смириться, предварительно заминировав все подходы к лежаку, то зеленые отблески казались мне проблемой куда более масштабной. И, что немаловажно, они были пока еще неизвестным злом. Я не знал, чего от них ожидать, и поэтому ожидал худшего.

Обладание серьезными (по местным меркам) магическими способностями давало мне, как я считал, неплохие перспективы унести ноги в случае, если разведка боем заведет не туда.

Я тяжело вздохнул. В кого я превращаюсь в этом мире? Раньше мне всегда казалось, что безрассудные герои не по мне, и вот те раз - стоило самому кой-чему научиться, как тут же начал совать нос всюду, где разве что транспарант не стоит: "не влезай - убьет!". С подобными авантюрами следовало заканчивать - это я признавал сейчас так четко, как никогда.

Вместе с тем, я размышлял сейчас о том, что границы собственных сил, да и природа их до сих пор были для меня практически неизвестны. Как я мог познать их без того, чтобы их не испытывать в такого рода ситуациях?

Наконец, я отметил с некоторым странноватым чувством, что мне самому не хочется сворачивать. Напрашивалось нелицеприятное сравнение с подслеповатым носорогом, или его местным аналогом в виде бронто. Тот тоже не признавал препятствия, как класс, и принуждал приспосабливаться к своим повадкам других, вместо того, чтобы приспосабливаться самому, но я-то знал, что на самом деле корень проблемы лежит немного в другой области.

Обретя силы, которые на старушке-Земле казались бы совершенно сверхъестественными, практически божественными и безграничными, я обрел и практически безграничную свободу - или её иллюзию. Кто меня остановит - кто?! - с таким ощущением в груди я входил в напряженно застывшее деревенское поселение. Пьянящий воздух вседозволенности, который еще не привел к негативным последствиям - вот что это было такое. С таким ощущением расставаться очень неприятно, и именно поэтому подсознание упорно толкало меня бросаться во все тяжкие. Признал для себя риск - значит, слабак?

-Вот же ж, - произнес я в ночной тишине, добавил еще несколько смачных ругательств, опробовав и местные тедасские варианты, и двинулся вперед.

Со всеми своими размышлениями, я до сих пор не мог для себя определить, где храбрость граничит с безрассудством, и где трусость граничит со здоровой осторожностью. Я действительно не ведал пока своих границ, и желание их очертить раз и навсегда стало решающим мотивом, побудившим меня принять решение разворошить осиное гнездо, неизбежно находящееся в стороне зеленых всполохов. По крайней мере, я надеялся на то, что поступаю хоть отчасти разумно, а не иду на поводу у взыгравших комплексов подростка.

Чувство осторожности, впрочем, у меня отказало не до конца, заставив по мере приближения к зеленым отблескам погасить демаскирующий меня светлячок, и пригнуться ближе к земле. Неизвестно, насколько это спасет от вероятных врагов, которые вполне могут видеть в темноте лучше, чем на свету, или даже обладать чувством живого, но это было лучше, чем ничего. Глаза мои более-менее притерпелись уже к темноте, и я надеялся, что успею заметить подошедшего вплотную противника, хотя, в основном, я рассчитывал на магический барьер. Я уже убедился на печальном опыте в том, что даже слабый барьер надежно отклоняет стрелы, и погружает набравшие размах мечи храмовников в тягучий кисель, довольно быстро теряя, впрочем, стабильность. Поддержание его в такие моменты требовало постоянного внимания. Я не исключал, что опытный противник сможет переиграть меня, искусно манипулируя интенсивностью и частотой атак, сначала заставив меня полностью сосредоточиться на защите, а потом, заставив пропустить роковой удар.

Как ни странно, моё приближение никого не встревожило, позволив подобраться практически вплотную к зеленому мареву, в свете которого я и обнаружил пропавших мертвецов.

Вот вы где, сволочи, - злобно подумал я, -Долго же пришлось вас искать!

Приспособившись к освещению, я мог со своего места очень хорошо видеть множество человеческих фигур, неподвижно вперивших взгляд в зеленое светящееся марево, похожее на натянутое в воздухе полотно. Создавалось такое впечатление, будто марево привлекало мертвецов к себе - если оно само по себе не было причиной их самопроизвольного поднятия. Я насчитал не менее десятка стоящих под маревом фигур, и это означало, что не менее половины этих мертвецов отправил на тот свет кто-то другой - но не я.

Как бы то ни было, фигуры стояли очень плотно, и это не давало мне покоя. Руки буквально чесались запустить по этому скоплению чем-нибудь наиболее убойным из моего арсенала. Возможно, я мог бы продолжить наблюдение еще некоторое время, но тут фигуры пришли в движение, и я начал действовать.

На сложенных чашей ладонях появился ярко пылавший сгусток огня, внутри которого хаотически перемешивались какие-то белые нити света. Он подрагивал и пульсировал на ладонях, ежесекундно грозя потерять всякую стабильность. Опасаясь, что я не сумею его удержать, я набрал в легкие воздух, и изо всех сил на него дунул. Символический жест, как я уже убеждался ранее, имел глубокое влияние на моё собственное подсознание, а через него - на проявляемую мною магию.

Дуновение воздуха из моих легких, соприкоснувшись с огненным сгустком, заставило его взорваться гроздями более мелких огненных шариков, немедленно унесшихся в сторону врагов, оставляя в воздухе пылающий шлейф. Больше всего это было похоже на то, как реагирует на стороннее прикосновение бешеный огурец - выбрасывая в ответ горсти семян, в моём исполнении превратившихся в горсти зерен огненного взрыва.

Канонада оглушительных взрывов заставила меня прикрыть ладонями уши. Всполох ярчайшего света едва не ослепил меня даже сквозь плотно зажмуренные веки. Полностью дезориентированный собственной магией, я лихорадочно пытался проморгаться, чтобы прогнать из глаз отпечатавшееся на сетчатке изображение маленького рукотворного солнца.

Если я хоть что-то понимал в силе взрыва, то останки мертвецов после этого не получится собрать даже в спичечный коробок. Волна жара дотянулась даже до меня, находящегося на немалом удалении, взъерошив волосы. Я до последнего момента надеялся, что разобрался со всеми проблемами одним ударом, но реальность внесла очередные коррективы.

Едва проморгавшись, я увидел, что зеленое марево после моего удара не пострадало, и даже напротив - оно, словно бы, начало пульсировать изнутри, в чем-то уподобившись моему собственному огненному шару, в любую секунду готовому взорваться.

Непрошенные ассоциации невольно заставили меня насторожиться, но даже так, я ни на секунду не был готов к тому, что пульсирующее марево внезапно ослепит меня вспышкой зеленого света, одновременно увеличиваясь в площади раза в полтора.

-Вот же, блядь, - выругался я, пытаясь разобраться в обстановке сквозь мелькавшие в глазах черные точки. Басовитое гудение, доносящееся со стороны зеленого марева, вызывало у меня нешуточное беспокойство. Впервые за всё время пребывания в этом мире, интуиция подала сигнал об опасности. Я и сам - собственным магическим чутьём ощущал чей-то враждебный взгляд с изнанки этого зеленого марева - которое оказалось ничем иным, как разрывом Завесы, ограждающей Тедас от Тени. По спине пробежались мурашки.

Мигом забросив в дальний угол все настроения, с которыми я немногим ранее спешил в бой, я приготовился встречать опасность во всеоружии, или даже бежать со всей возможной скоростью, но даже это не подготовило меня к тому, что последовало спустя секунду.

Очередная пульсация зеленого марева вновь ослепила меня, а когда я проморгался, то глаза мои непроизвольно расширились, созерцая выросшее прямо передо мной чудовище, будто сотканное из пылающей лавы. Словно какой-то лилипут, я медленно поднимал голову, в попытке оценить его полную высоту. В тот момент, когда я встретился взглядом с чистыми, белыми, пылающими невероятной, нечеловеческой яростью глазами демона, у меня пересохло в горле. Единственное, что я успел - это понять, что сейчас последует атака, и укрепить барьеры до предела перед попыткой демона вколотить меня ногами в землю, как гвоздь в доску.

Мне показалось, что в момент соприкосновения с пылающим телом демона, меня ударило электрическим током. Я на краткий миг ощутил, из чего он состоит, и это едва не выбросило меня из сознания. Квинтэссенция гнева - так бы я описал демона, и даже простые отголоски его ярости грозили сумасшествием тому, кто сумел их вживую ощутить.

Полностью вернулся в сознание я, уже лежа на грязной земле в нескольких десятках метров от зеленых всполохов. Удар демона выбил из меня дух, и отправил в довольно долгий полет по склону холма, полного торчащих из земли булыжников, корней и стволов деревьев. Растеряв концентрацию, я невольно ослабил барьер до минимума, и на собственной шкуре ощутил, каково это - пропахать головой десяток метров земли. Даже многократно ослабленные, удары лишь каким-то чудом не свернули мне шею, и не отправили в беспамятство полностью.

Пытаясь подняться на ноги, как придавленный тапком таракан, я с трудом сфокусировал зрение, чтобы найти подевавшегося куда-то демона, и отправил в него волну магических импульсов, облик которых принял мой собственный гнев, поднимавшийся откуда-то с глубины души. Сиреневые сгустки, похожие на веер магических стрел, накрыли пылающую лавой фигуру плотным ковром.

Сотканный из огня силуэт лишь слегка прижался к земле и уменьшился в размерах, когда в него врезался рой магических снарядов. Моя магия, разве что, замедляла демона, в остальном оказавшись для него не опаснее комариного укуса. Чтобы одолеть эту тварь, ежесекундно получавшую подпитку от Тени, требовалось либо вложиться в удар полностью, либо как-то закрыть разрыв Завесы. Последнее было не в моих силах, так что оставалось только собраться с духом.

-Получай! - ослепленный яростью, крикнул я. Из моей ладони вырвался непрекращающийся поток ярко-синих слепящих молний, практически полностью поглотивший демона огня. Испытав мстительную радость, я еще больше усилил напор, и почувствовал каким-то нутряным чутьём, что демон полностью замер на месте, не в силах подобраться ко мне ближе. Он слабел с каждой секундой, а я с каждой секундой напротив - еще больше накапливал сосредоточение, еще больше истончал Завесу, призывая в реальный мир всё больше послушной мне энергии.

То, что происходит что-то не то, я понял сразу, едва в мой барьер стали понемногу вгрызаться всё глубже и глубже чьи-то укусы, похожие на возню мошкары. На краткий миг, ослабив напор и концентрацию, я огляделся вокруг, и обнаружил, что вокруг меня образовался хоровод мелких духов тени, похожих на испускающие зеленоватое свечение силуэты погибших людей. От их количества мне уже заранее становилось не по себе, но барьер пока держался, а демон огня казался мне куда более опасным противником.

Серьезные проблемы начались лишь с того момента, когда к хороводу призраков присоединились новые участники - похожие на черные кляксы, облаченные в темные лохмотья призрачные скелеты. Мысли стремительно начали путаться. Я почувствовал подбирающееся к сердцу изнутри ледяное отчаяние, и далеко не сразу осознал его наведенный извне характер. Между тем, постоянный пресс, позволил демону гнева несколько восстановить свои силы под моими ослабевшими ударами, и начать неотвратимо приближаться на расстояние ближнего удара.

-Твари! - прорычал я, ударив магическим импульсом во все стороны. Одновременно десятки малых призраков вспыхнули, как перегоревшие лампочки, и погасли. Остальные приостановили свой напор, и даже духи отчаяния замерли на миг. Короткой передышки мне хватило на то, чтобы приготовить сокрушительный магический удар, но её хватило и демону гнева, чтобы в считанные секунды преодолеть разделявшие нас метры, и занести надо мной свою пылающую длань.

Наш удар произошел одномоментно. Мне даже показалось, что на какой-то миг моя собственная ладонь погрузилась вглубь состоящего из лавы тела демона, раздирая его на куски. Магический импульс с моей стороны оказался достаточно силен, чтобы демона гнева отбросило на несколько метров, но недостаточно, чтобы окончательно его развоплотить. Накопленная им для удара сила нивелировала большую часть моей мощи, как я теперь понимал. Даже теперь, демон грозился спустя несколько секунд прийти в себя, чтобы начать всё сначала. Тем временем, остальные порождения разрыва не дремали, вновь начиная свой смертельный хоровод.

Изрыгнув ругательство, я призвал магию, и тотчас же мои ноги оторвались от земли. Испробованный в Морозных Горах приём в этот раз должен был спасти мне шкуру, и её целостность сейчас зависела лишь от того, насколько хорошо я его освоил.

Подобно ракете, я в считанные секунды оказался высоко над землей, хотя это не означало, что я оказался в безопасности. Взлетавшие с земли с частотой пулеметной очереди огненные стрелы говорили о том, что демон гнева, в принципе, плевать хотел, где я нахожусь, в воздухе или на земле. Шансы достать меня у него были неплохие, учитывая, что уже несколько раз его огненные стрелы попробовали на прочность барьер. Наконец, остальные духи тоже не были прикованы к земле, и сейчас медленно поднимались в моём направлении.

-Сволочи! - выругался я, и в тот момент, когда я начал готовить очередной столь же мощный, сколь и бесполезный против демона удар, часть меня, словно проникла сквозь истончившуюся Завесу. Протянув невидимую руку, я интуитивно нащупал некие нити, приковывавшие демона гнева к реальному миру, и перерезал их, в ту же секунду ощутив странную слабость.

Огненный град немедленно иссяк, показывая лучше всего прочего, что мне удалось-таки достать демона, но и мне это дорого стоило. Мысли путались, и скорость полета вскоре сравнялась со скоростью планирования подстреленной утки. Я чувствовал, что снижаюсь, и из последних сил мог лишь направлять - и замедлять падение. Больше всего на свете сейчас я хотел оказаться подальше от раскинувшегося на десяток метров пространственного разрыва. Опыт показывал, что я мало что смогу с ним сделать, учитывая тот факт, что он продолжал плодить демонов тем быстрее, чем упорнее я пытался с ними разделаться.

Несмотря на моё плачевное состояние, поравнявшиеся со мной мелкие духи тени мало что могли мне противопоставить. Массовые магические импульсы уничтожали их десятками, а новые не успевали до меня добраться. Последнего из поравнявшихся со мной демонов я во вспышке ярости схватил рукой, словно простого человека. Мои пальцы беспрепятственно прошли сквозь его грудь, схватились за то место, где у человека расположено сердце, и без особого смысла сжались, взбивая ворох зеленых искр.

-Сдохни! - прошипел я, магическим импульсом отправляя призрак обратно в Тень, и отправляя очередные гостинцы новым участникам свалки. Постепенно напор нападавших слабел. Демоны, как мне показалось, не горели желанием удаляться далеко от разрыва, и через некоторое время схватка внезапно для меня закончилась за отсутствием противника.

Я стоял ногами на твердой земле на какой-то равнине возле леса, и лихорадочно вращался вокруг своей оси в поисках врагов, которые всё не приходили, и не приходили. Сердце продолжало отбивать чечетку, а легкие не могли набрать достаточно воздуха, чтобы нормально дышать, но бой уже закончился.

Я упал на том самом месте, где стоял, и открыл глаза лишь после того, как в них пробился свет занимавшегося рассвета. Летний день начинается рано, а заканчивается наоборот - очень поздно. Приподнявшись на подрагивающих ногах, я огляделся вокруг. Следовало найти место, где можно отлежаться и спокойно зализать раны после всего пережитого - и в голову приходило немного вариантов. Единственная загвоздка была в том, что расплачиваться мне теперь было нечем. Сумку с припасами и вещами я, всё равно, потерял, и был сейчас гол, как сокол.

Похоже, в этот раз селянам придется батрачить бесплатно - подумал я.

***

-Рад, что вы добрались, - невозмутимо произнес Солас, оборачиваясь к Кассандре.

Останки демонов, сражение с которыми произошло на крепостной стене, медленно истаивали в воздухе. Казавшиеся столь материальными секунду назад, сейчас они рассеивались подобно обрывкам истлевшей бумаги под порывами ветра.

Многих солдат таковое событие застало врасплох, и сейчас они продолжали озираться по сторонам в поисках неожиданно пропавших врагов. Взгляды то и дело обращались в сторону невысокой эльфийки, творившей чары неизвестной природы прямо перед тем, как был уничтожен разрыв в Завесе.

Многие догадывались, что это была та самая отступница, которую большинство подозревало в причастности к катастрофе на Конклаве. Иначе было не объяснить, как она осталась единственной выжившей на Конклаве. Как нельзя было объяснить и то, откуда на её левой ладони возникла магическая метка, пульсирующая зеленым светом в такт пульсации Бреши в Завесе над храмом, где проходил Конклав.

Оставалось только ломать голову над тем, по какой причине леди Кассандра решила позволить той принимать участие в схватке.

-Да уж, - согласился Варрик, опуская на каменные плиты пола монструозное устройство ростом с самого гнома, более всего напоминавшее гигантский многозарядный арбалет, - Я уже думал, леди Искатель, по своему обыкновению, заставит нас мерзнуть, а я еще даже не разогрелся.

Кассандра даже не повернулась в его сторону, и против обыкновения, даже не фыркнула в ответ. Гном и сам произносил свои слова без особого огонька, словно всё его внимание было приковано к чему-то другому, и он лишь пытался заполнить паузу.

Неподвижно застывшая подле Соласа фигурка эльфийки внезапно зашевелилась.

Словно вздрогнув, она оторвала взгляд от зеленоватого сияния, постепенно истаивающего внутри её ладони, и подняла голову. На загорелом, но осунувшемся лице очень четко выделялись близко посаженные миндалевидные глаза темно-зеленого цвета, сейчас полные настороженного внимания. Кончики остроконечных ушей едва заметно пробивались сквозь недлинные, взъерошенные каштановые волосы, сейчас небрежно отброшенные набок. Валасселин - ритуальные татуировки долийских эльфов, покрывали искусным растительным орнаментом скулы и подбородок волшебницы, въевшись глубоко под кожу, хотя следовало отдать неведомым художникам должное - татуировки не уродовали довольно правильных черт лица эльфийки.

Настороженный взгляд волшебницы обратился в сторону Соласа.

-Что ты только что сделал? - неуверенно произнесла она с отчетливым долийским акцентом, словно не знала на каком языке обращаться к, хоть и сородичу, но явно не соплеменнику, судя по отсутствию татуировок.

Кассандра едва слышно вздохнула, внутренне порадовавшись тому, что рядом появился хоть кто-то, с кем всё ясно и понятно.

Буквально всё в отступнице кричало о долийском происхождении - начиная с нелюбви к твердым согласным, и заканчивая некоторыми нюансами поведения, которых Кассандра приметила за время короткой совместной прогулки невероятное множество. Леди Искатель пока не задавала этот вопрос напрямую, но уже знала на него ответ: эльфийка принадлежала к долийским хранителям, и явно была пока лишь в числе возможных наследников главного хранителя клана, раз риск отправлять волшебницу в такую даль сочли допустимым риском. Зачем - другой вопрос, но, с другой стороны, Конклав должен был стать эпохальным событием, за которым могли бы пытаться проследить и хранители эльфов, в том числе.

Солас в ответ на вопрос лишь усмехнулся.

-Я - ничего, - ответил он на общепринятом в Ферелдене людском диалекте, - Это ты сделала, дален.

На краткий миг в глазах эльфийки вспыхнули огоньки едва сдерживаемого гнева. Она вновь бросила на лицо сородича изучающий взгляд в поисках одной ей известных признаков, но не стала отвечать на реплику.

-Значит, я действительно могу закрывать разрывы, - скорее для себя, подытожила эльфийка, вновь посмотрев на свою ладонь.

-Я предположил, что магия твоей метки имеет сродство с магией Бреши, и, следовательно, может быть использована, чтобы её закрыть, - произнес Солас, - Я рад, что не ошибся.

-Хоть какие-то хорошие новости, - буркнул Варрик, - Я уже думал, что демоны нас в этих горах живьем закопают.

-Ты чувствуешь при этом что-нибудь особенное? - спросил Солас, - Возможно, жжение? Некоторый дискомфорт?

-Не давай ему себя заговорить, - посоветовал эльфийке Варрик, - Иначе мы будем слушать его до вечера.

-Неплохой тут у тебя арбалет, - изучающий взгляд волшебницы с нескрываемым интересом скользил по изгибам оружия гнома - скорее произведения искусства, нежели просто стрелкового оружия.

-Её зовут Бьянка, - ухмыльнувшись, Варрик погладил дерево рукояти, с нескрываемым удовольствием наблюдая за округлившимися от удивления глазами собеседницы.

-Ты назвал свой арбалет женским именем? - воскликнула эльфийка, отчего-то рассмеявшись.

-Ты бы хотела, чтобы я назвал его мужским именем? - прищурившись, спросил гном, - Оружию нужна забота, - почти нежно произнес он, в очередной раз, погладив рукоять оружия, - Как ты представляешь, чтобы я назвал арбалет мужским именем, да еще и гладил бы его после этого?! Кстати, меня зовут Варрик Тетрас. Очень приятно познакомиться.

-Взаимно, - улыбнулась волшебница, - Меня зовут Манвэ Лавеллан.

-Возможно, ты еще пересмотришь своё мнение, когда тебе начнут надоедать плоские шутки, - заметил Солас.

-Если это произойдет, - посоветовал гном, - Манвэ, можешь обращаться к этому эльфу. Каждая его шутка, без исключения, исполнена остроумия, поверь мне на слово. По крайней мере, он пытается всех в этом убедить. Кстати, его зовут Солас... если он вообще нуждается в представлении.

-Я следил за твоим здоровьем, пока ты была без сознания, - поклонился волшебник.

-Он имеет в виду... - кашлянув, осторожно заметил Варрик, - Что пока ты была без сознания, он целыми сутками следил, чтобы метка тебя не убила.

Эльфийка повернулась к Соласу лицом, и после долгого изучающего взгляда с признательностью кивнула.

-Мне кажется, или ты знаешь о том, что тут вообще происходит довольно много, - заметила она.

-Как и ты, - вмешалась Кассандра, - Солас - отступник.

-Меня всегда... забавляла, - усмехнулся волшебник, - Склонность Церкви сходу вешать такого рода ярлыки, вопреки всяким законам логики, и элементарному здравому смыслу. Каким образом я вообще мог стать отступником, леди Кассандра, если я никогда никуда не вступал? Как и сама леди Лавеллан, кстати - которая училась магии у долийцев, что очевидно для любого, кто не слепой.

-Я не слышала о ком-то вроде тебя среди других кланов, - заметила Манвэ, - И, тем не менее, ты явно хорошо разбираешься в магии.

-Я хорошо понимаю Тень, - произнес Солас так, словно как-то отделял это понятие от самой сущности магии, - В отличие от магов Круга, которые посещают её один раз - во время ритуала Истязания, я исходил её вдоль и поперек, и хорошо представляю себе опасность Бреши. Если её не закрыть, то мы все погибнем - рано, или поздно. Вам нужна вся помощь, которую вы можете получить. Именно поэтому я добровольно присоединился к леди Кассандре - даже, несмотря на то, что она упоминала термин "отступник" в отношении меня далеко не один раз, а я не глупец - и отлично представляю возможные перспективы обладателя такого титула.

Солас бросил короткий невыразительный взгляд в сторону леди Кассандры, на скулах которой вспухли желваки от едва сдерживаемого гнева, и тут же повернулся в сторону собеседницы.

-Что же ты будешь делать потом? - осторожно спросила Манвэ, - Когда это закончится? Мне кажется, кое-кто тоже до сих пор считает тебя законным пленником, несмотря на всю помощь, что ты оказываешь.

Не следовало иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, в отношении кого был направлен упрек, и леди Кассандра вновь нахмурилась. Разговор клонился куда-то не туда, и леди Искатель почувствовала разгоравшиеся внутри искорки раздраженного удивления. Солас - перед этим прямо советовавший Кассандре "завербовать" отступницу, сейчас, очевидно, занимался именно этим, только уже в собственных интересах!

-Надеюсь, - промолвил Солас, - Власть имущие вспомнят о том, кому, и чем они обязаны после того, как всё закончится. Однако, в любом случае, это дела грядущих дней. Сейчас нам нужно закрыть Брешь.

-Ты ошибаешься, считая, будто мы не можем быть благодарными, - сухо промолвила Кассандра, - Но сейчас, действительно, первоочередная наша цель - закрыть Брешь. Что грядет далее - ведомо одному Создателю.

Долийская хранительница бросила еще один взгляд на пульсирующий провал в небесах, с которого то и дело срывались пылающие метеоры на землю, и утвердительно кивнула.

-Если я могу помочь, то я попытаюсь, - сказала она настороженно, - В конце концов, эта штука - угроза для всех нас.

-Верно, - включилась в разговор Кассандра, - Нам нужно выдвигаться к основной группе. Мы не сможем пробиться к Храму без Лелианы, и её людей.

-Мне кажется, - заметил Варрик, - Или Кассандре следовало сначала раздобыть для тебя какое-нибудь оружие, или я не прав?

-Мне не нужно оружие, чтобы за себя постоять, - ответила эльфийка, кивнув в сторону Соласа, который также не носил никакого оружия на виду.

-Маги, - недовольно сплюнул гном, поднимая с земли Бьянку. Самым неудобным в своём оружии Варрик считал его переноску. Наплечные ремни, конечно, помогали, но их еще требовалось правильно закрепить на спине, что в одиночку превращалось в ту еще работенку. О том, что они натирали кожу даже сквозь куртку, можно было и не упоминать.

Глава 2.

В давешнем селении при моём появлении тревогу уже никто не поднимал, а жители продолжили заниматься своими делами вместо того, чтобы прятаться по погребам. Постоянное ожидание угрозы плохо действовало на нервы, и моё появление банально проморгали? Или я уже перешел для них в категорию известных угроз, потому и нестрашных? Впрочем, маг, который ведет с тобой обстоятельную беседу, вместо того, чтобы испепелить на месте, сегодня может даже в представлении пуганых Церковью крестьян быстро проделать путь от исчадия ада в добрые и милостивые господари. Как оказалось, для этого необходимо соблюдение лишь двух условий: Церковь и ярлова дружина должны быть далеко, а маг напротив - очень даже близко.

Давешний староста понял всё без слов, когда я добрел до околицы, и раскрыл рот, оглядываясь вокруг в его поисках. Практически сразу же вокруг меня забегала толпа народа, создавая больше возни, чем какого-то толка. Кто-то, видимо, рассчитывал принимать у меня отсутствующую у меня поклажу, или болтался поблизости, ожидая дальнейших указаний. Кто-то кричал друг другу, что надо кого-то звать, или срочно куда-то бежать. Кто-то просто и бесхитростно расталкивал других локтями, чтобы поглазеть на причину всего беспорядка.

-Заходите, господин маг! - через весь внутренний зал огромного дома крикнул мне староста, быстрыми шагами приближаясь, чтобы встретить меня у порога.

Зайдя внутрь и загородив проход спиной, я разом отсек весь гвалт и ропот оставшейся снаружи толпы. К счастью, никто не изъявил желание ломиться следом за мной, и я смог хоть немного выдохнуть.

Повернув голову в сторону и опустив её вниз, я увидел маленькую девочку-эльфийку в простом деревенском платье. Встретившись со мной взглядом, она побледнела. Раскрывшиеся во всю ширь глаза были похожи на озерца, полные суеверного ужаса.

-А ну брысь! - гаркнул староста, прогнав ненужного наблюдателя, - Нечего всяким мелким эльфам шастать... не в обиду уважаемому магу будет сказано, - быстро поправил он свою оплошность.

-А я никакой и не эльф вовсе, - без всякой задней мысли брякнул я, небрежно махнув рукой на беспокойство старосты.

-Да, - понятливо кивнул он мне, интерпретировав это как-то по-своему, - Вы в первую очередь - маг. Я понимаю.

Спустя несколько минут вмешательство старосты принесло, наконец, долгожданную организованность в царивший вокруг хаос. Мне выделили сменную одежду, а старую мантию взяли в стирку, клятвенно обещав в скорейшем времени вернуть в восстановленном виде. Наконец, я впервые за последние дни смог умыться, взглянуть на себя в зеркало, и ужаснуться собственному виду - именно в таком порядке.

Сквозь зеркало на меня неотрывно пялился очумевшими темно-зелеными глазами какой-то неприятный тип с всклокоченными, торчащими в разные стороны темно-русыми волосами и короткой черной бородкой. Слегка погладив выдающийся подбородок, я признал, что напрашивающееся внешнее сходство с тем самым Иваном, который Грозный - меня изрядно выбивало из равновесия. Вместе с тем, это было главным, что примиряло меня с новой внешностью. Я был, как минимум, достаточно колоритным, чтобы меня сразу же запоминали по внешним приметам. О красоте речи не шло, ну да плевать. Не всем же щеголять аккуратным прямым носом. Достаточно и того, что благодаря эльфийской природе кожа лица была чистой и ровной, без изъянов.

Печально, но в остальном похвастаться чем-то еще я не мог. Природа изрядно отыгралась на мне, одарив средним по эльфийским меркам ростом, что было ниже подавляющего большинства человеческих мужчин, и даже женщин. В прежней жизни, такой рост у меня был лет этак в четырнадцать, и такое понижение физических кондиций стало для меня неприятной неожиданностью. Если тут дело в особой кухне магов Круга, основным блюдом которой считалось "мясо только по праздникам", то я не знаю, что сделаю со следующим храмовником, которого встречу! Надеюсь, что я не выгляжу комически, когда кому-то угрожаю? Мне ещё не раз придется искать общий язык с недоверчивыми крестьянами, а с таким сложением могут и на смех поднять. Тьфу.

Закончив с гигиеной, я присоединился к старосте за огромным деревянным столом посреди дома. Как ни странно, второго и третьего этажа у здания не было, несмотря на его довольно приличную высоту. По обе стороны от центрального прохода шли два ряда длинных, обложенных камнями очага с пылающими в них углями, между которых стояла длинная дубовая столешница с одного конца дома в другой. Создавалось такое впечатление, будто дом строили, рассчитывая в нем пировать, либо же в качестве огромного трактира, способного вместить не менее полусотни человек.

-Так и есть, - отозвался мужчина, когда я задал ему этот вопрос, - Дому уже лет сто, не меньше, и строили его под себя еще хасинды. После того, как их выбили в Топи, здание перешло моим прадедам, и приобрело новое название: трактир "Семь сосен".

Я недоуменно приподнял бровь, пытаясь придумать, как же задать вертевшийся на языке вопрос.

-Ну, - сдался трактирщик, - Тех семи сосен давно уж нет - срубили под посевную, как и большую часть окрестного леса. Ты не смотри, что он здесь реденький, и перемежается ровными полями. Когда-то здесь были непролазные чащобы, а теперь это - земля под паром.

-Понятно, - кивнул я, - Только не похоже, чтобы у тебя было много посетителей.

-После того, как из-за чумы на юге с Бурой Трясины бежали последние колонисты, мы оказались в стороне от потока людей, - признался мужик, - Но не могу сказать, правда, радует меня это сейчас, или печалит. Многие еще с тех пор решились у нас задержаться. Обзавелись хозяйством, живут здесь потихоньку. Иногда заезжаем в Редклиф, продаем выделанные шкуры и мех, покупаем инструменты и всякую всячину.

-И ты, получается, - предположил я, - Глава поселка?

-Да, - кивнул мне мужчина, - Зовут Гораци. Просто Гораци - не приучен я к фамилиям. Есть, разве что, родовое имя, да его не принято чужакам раскрывать. Обычай такой, - пояснил он мне, - Еще хасиндский. Матушка моя из них была - из хасиндов.

-Меня зовут... Андрей, - помедлив, представился и я, - Но впредь я предпочел бы, чтобы ты называл меня Браэн Ланерал. Скажем так, пару дней назад я взял себе новое имя.

-Необычное. Ни разу не встречал такое у ферелденцев, - ответил староста, - Не хочу ни в чем упрекнуть господина мага, но среди хасиндов считается, что поменять имя равносильно тому, чтобы поменять свою душу с другим человеком.

-У меня были веские причины так поступить, - кривовато усмехнулся я. Староста умудрился совершенно случайно попасть в яблочко, но я не собирался рассказывать о таких вещах первому встречному.

-Ладно, - пожав плечами, глава поселка оглядел пустой стол, и громогласно рявкнул на весь дом, - Скоро уже еда?! Мы весь день ждать будем!?

Ждать нам пришлось, впрочем, недолго, и уже вскоре передо мной поставили плошку с дымящейся похлебкой, в которой плавал кусок одуряюще пахнущего мяса. Ощутив, как желудок жалобно застонал, я жадно вцепился зубами в краюху хлеба, и отхлебнул из плошки, не дожидаясь появления столовых приборов. Вытерев губы рукавом рубахи, я выдохнул. Даже не думал, что от голода может так сильно свести живот. Некоторое время я не мог думать ни о чем, кроме пищи, и вернул трезвость рассудка лишь после того, как насытился.

Сыто откинувшись на стуле, я устало посмотрел в сторону старосты.

-Денег у меня, как ты понимаешь, сейчас нет, - развел я руками, - Но в долгу не останусь - это я могу тебе обещать совершенно точно.

Староста задумчиво теребил жидкую бородку, размышляя о чем-то своём.

-Ночью мы видели зарево, - начал он.

-Это был я, - сразу же признался я, - Попытался посмотреть на эти зеленые отблески вблизи. Они гораздо опаснее, чем это может показаться, предупреждаю сразу. Лучше держитесь от них подальше. Я пока не знаю, как их закрывать.

-Будем иметь в виду, - кивнул староста. Некоторое время он размышлял, отведя голову в сторону.

-Господин маг, - наконец, начал он, - Я понимаю, как это звучит, но иного шанса просить о такой услуге у меня может не оказаться, - откашлявшись, он продолжил, - Не будет ли в ваших силах что-нибудь сделать с храмовниками?

-Хмм, - нахмурившись, я прислонился к спинке стула. Сама ситуация казалась мне предельно абсурдной, и я не преминул об этом заметить.

-Кажется, мир перевернулся вверх дном, - сказал я, - Крестьяне просят мага разобраться с храмовниками... вот умора.

На лице старосты появилась кривая ухмылка. Ручаюсь, он думал в тот момент о том же, о чем и я.

-Мы, - сказал он, потеребив пышные светло-русые усы, - Можем обеспечить вам постоянный кров, стол и ночлег до тех самых пор, пока всё не начнет возвращаться на круги своя. Сами понимаете, я не могу заткнуть рот всем - рано или поздно власти обязательно заявятся по душу мятежного мага, но до тех пор - вы всегда будете желанным гостем.

-Все маги сейчас мятежные, - хмуро заметил я.

-Как и храмовники, - пожал плечами Гораци, - Но платить за еду пытались до сих пор только вы. Помогите нам, господин маг. Однажды, - произнес он, - раскол в Церкви закончится. Маги и храмовники начнут возвращаться к миру, и тогда ваша роль защитника не будет забыта - если на белом свете есть такая вещь, как справедливость.

-Ты говоришь о том, за что не отвечаешь, - хмыкнул я, откинувшись на спинку стула, - В твоих интересах обещать многое, но мы же оба понимаем, что ты не многое решаешь.

-Я могу направить вас к преподобной матери Жизель, - произнес Гораци, - Она - влиятельная представительница Церкви Андрасте из Орлея, и организовала в окрестностях Редклиффа лагерь для беженцев от войны. Я имел с ней короткую беседу, когда она только прибыла, и немедленно понял, что она настоящая - святая. Она тебе поможет, я верю в это, - Гораци наклонился вперед в мою сторону, и заговорил приглушенным шепотом. В его глазах разгорелся странный огонек - отдаленно похожий на смесь глубокой веры и страстного преклонения.

-Я бы предпочел, - крепко сжав зубы, я отодвинулся от него, - Держаться подальше от церковных дел.

-И, тем не менее, - настойчиво произнес Гораци, - Магия должна служить человеку, а не человек - магии. А значит, примирение магов и простых людей не за горами, ибо на то - воля Создателя.

-Я уже говорил, что я - не эльф, - огрызнулся я машинально, - Не надо приводить мне аргументы, связанные с такой штукой, как вера. Мы не на проповеди, и я - не прихожанин.

-Тогда, ладно, - тяжело вздохнул староста, опустив на столешницу загорелые, натруженные руки, которыми только что размахивал в приливе вдохновения.

-С матерью Жизель тебе всё равно, стоит поговорить, - произнес он, - Вреда от неё не жди. Она крайне нетерпима к насилию, и будет призывать к примирению с магами в любом случае. Я даже уверен, во имя Андрасте, что среди её паствы в лагере беженцев могут обретаться тайные маги!

-Ладно, - вздохнул я, - Коль случится так, что её лагерь будет мне по пути, то я не буду его обходить стороной. Если она не враждебна, то в этом нет смысла.

-В её лагерь беженцев стекается множество людей, - заметил староста, - Если ты хочешь узнать последние новости - то тебе прямая дорога туда. Думаю, ты даже сможешь выяснить там, где находится ставка храмовников.

-Я пока не согласился с ними воевать, - начал я, но Гораци меня перебил.

-Это я так... к слову. Я ни на чем не настаиваю. Твоя воля, в конце концов, помогать нам, или нет, - сказал он.

-Ладно, - произнес я, замявшись, - Я бы хотел передохнуть у тебя до завтра, если не затруднит. После этого я, возможно, навещу эту твою мать Жизель. Наверное, знакомство с ней не лишено смысла.

Произнося эти слова, я не был до конца уверен в том, что вообще захочу идти к какой-то преподобной матери. Общаться ещё с ней потом - а мне это не сильно нужно, даже если она не настроена враждебна. Однако следовало отдать должное - Гораци согласился меня приютить на некоторое время, не требуя платы. Было бы неудобно обижать его категоричным отказом.

-Хорошо, - кивнул староста, - Только, если вдруг заявятся храмовники, то...

На моём лице сама собой возникла хищная улыбка, увидев которую, староста осекся на полуслове.

-Если сюда заявятся храмовники, - я не смог сдержать смеха, - То их тебе и хоронить не придется, даю слово.

***

Глава 3.

Манвэ двинулась вперед, огибая разбросанные повсюду каменные осколки - взрыв был немилосерден к Храму священного праха, где проходил окончившийся катаклизмом Конклав. Даже в лучшие свои годы, храм на вершине пика Морозных гор был негостеприимен. Сейчас же, внутренние переходы были завалены снегом и покрыты льдом. Части обрушившегося купола соседствовали с упавшими колоннами, на некоторых из которых до сих пор сохранились искусно вырезанные барельефы. И повсюду - гарь, гарь, гарь.

Следовало ступать осторожно - чтобы не споткнуться не только о каменные осколки, но и об обгорелые останки тел, буквально вмороженные в лед. Сначала жар взрыва оплавил металл, а затем морозная стихия взяла своё. Храм был построен не только, и не столько на вершинах Морозных гор - сколь вырезан в глубине их пещер. Обрушившиеся кирпичные стены обнажили грубый, неотшлифованный камень голых скал.

Манвэ чувствовала, что они уже близко. Она не могла понять, говорят ли в ней потерявшиеся воспоминания о событиях в Храме, или женская интуиция. Верно было одно - спустя несколько поворотов, они должны были оказаться у той площадки в самом центре Храма, прямо над которой находилась Брешь в Завесе. Эльфийка шагнула за очередной поворот, и отпрянула от неожиданности. Ей показалось, что глаза обманывают её - прямо из каменной скалы вырастало кристаллическое формирование кроваво-красного цвета. Это было больше всего похоже на бегущую вдоль скалы лириумную жилу. Вот только обычный лириум был синего цвета, а этот был похож на поросль кровавых кристаллов, выросших на скалах подобно пещерному мху. От него исходило сияние - как сквозь ладонь поверх масляного светильника, можно было увидеть перед собой кроваво-красные лучи света.

-Ты ведь знаешь, что это - красный лириум, Искательница? - меланхолично обратился к Кассандре Варрик Тетрас, рассматривая то же, что и Манвэ.

Это было больше всего похоже на лириумную жилу, бегущую вдоль стен пещеры. Обычный лириум был чрезвычайно ценным и опасным магическим минералом, единственным неживым предметом во всем Тедасе, содержащим эссенцию магии. Необработанный лириум был опасен - не всякий маг рискнул бы к нему приблизиться, опасаясь потерять контроль над своей магией, что было чревато прорывом Завесы. Вместе с тем, обработанный лириум пользовался немалым спросом у магов. Империя Тевинтер от него и вовсе зависела - лишь благодаря лириуму можно было поддерживать работу многочисленных артефактов, обеспечивающих комфортную жизнь и процветание магократического строя.

-Да, я знаю, - отозвалась леди Кассандра, стараясь проходить как можно дальше от кровавых наростов, - Но откуда он здесь?

-Не знаю, - вздохнул Варрик, - Но не вздумайте к нему прикасаться. Это - зло.

-Возможно, магия Бреши вытянула лириумную жилу из под земли, и осквернила её, - предположил Солас.

Манвэ осторожно следовала за группой, но взгляд то и дело, стремился зацепиться за налет странного минерала на стенах. Ей казалось, что он живой - такое странное впечатление оставлял его живой, как у плоти и крови цвет. Он притягивал взгляд. Пристальное наблюдение оставило у Манвэ впечатление, будто она что-то слышит краем уха. Какой-то шепот.

-Что бы ты ни делала - не вздумай к нему прикасаться, - внезапно очнувшись, эльфийская волшебница обнаружила, что Варрик крепко держит её за рукав, не давая двинуться.

-Эта штука опасна, - напомнил ей гном, - Нужно двигаться дальше.

Встряхнувшись, она кивнула, глядя прямо в карие глаза гнома. Варрик не отпустил её рукав до тех самых пор, пока она не двинулась дальше, всё сильнее приближаясь к источнику всего этого.

Манвэ подняла голову, и заслонила глаза ладонью от ядовито-зеленого блеска, испускаемого разрывом Завесы. Купол Храма пал, и теперь Брешь можно было увидеть, не сходя с места. Как гигантская воронка в небесах прямо под Храмом, она будто засасывала в себя саму ткань реальности. Метка на левой ладони Манвэ пульсировала в едином ритме с Брешью, пробиваясь своим сиянием сквозь тонкую ткань перчатки. Вся их надежда была на то, что эта метка сможет закрыть колоссальный разрыв Завесы точно так же, как Манвэ закрывала предыдущие .

С каждым шагом, однако, Манвэ охватывали всё большие сомнения. Брешь была высоко над землей. Чтобы хотя бы, дотянуться до неё, следовало встать прямо под нею. И она была гигантской - много больше, чем эльфийке доводилось видеть.

Завеса в этом месте была тонкой, как растянутое покрывало. Долийской волшебнице казалось, будто магию можно было зачерпнуть из Тени, просто протянув руку. Но и для обитателей Тени прогулка в реальный мир должны была быть не сложнее. Тень считалась кривым отражением мыслей и чувств живых существ; она была тем местом, куда сознанием путешествуют спящие - и она же была прибежищем для кошмаров, которых никто бы не пожелал увидеть в реальном мире.

Манвэ едва не подскочила на месте, когда раздавшийся, будто отовсюду, голос с металлическими обертонами принялся говорить.

-Крепче держите жертву! - донеслось до группы звучание его голоса, как эхо, отражающееся от стен.

-Что мы слышим?! - воскликнула леди Кассандра. Оглядываясь по сторонам, подобравшись подобно хищной кошке, она обнажила лезвие меча наголо в поисках врага.

-Рискну предположить - того, кто открыл Брешь, - произнес Солас.

-Крепче держите жертву! - вновь донесся до них голос с той же интонацией, как и в прошлый раз. Словно повтор уже произнесенного, словно запись на холсте - ни один театр Орлея не смог бы повторить сказанное с той же точностью.

-Скорее всего, это отражение того, что произошло в Храме, - предположил Солас, с прищуром рассматривая раскрытую Брешь, - Сильные эмоции могут оставить следы в Тени, позволяя искусным магам увидеть былое. Завеса здесь достаточно тонкая, чтобы сквозь неё могли просачиваться отголоски.

Группа двинулась дальше. Против ожиданий, в самом эпицентре бури они не встретили ни единого демона, хотя вне Храма их было настолько много, что пришлось сквозь них прорываться с боем. Уже ближе к самой Бреши, сквозь Завесу прорвалось отражение и других событий.

-Помогите! - донесся до них отчаянный женский голос.

-Это голос матери Джустинии! - объявила леди Кассандра, оглядываясь на остальных. В следующую секунду Манвэ едва не осела на пол, услышав сквозь Завесу... собственный голос.

-Что здесь происходит!? - раздалось, будто бы, отовсюду.

-Это был твой голос! - воскликнула Кассандра, схватив эльфийку за плечи. Манвэ практически не отреагировала на движение - исходящее сквозь левую руку сияние, и пульсации уже было сложно игнорировать. Метка резонировала с магией Бреши, а та была к ним уже очень близко.

Сквозь Завесу проходил уже не только голос, сколько туманные видения, нарисованные прямо в воздухе посреди развалин Храма.

Парящая в воздухе фигура какой-то старой женщины, облаченной в бело-красные церемониальные одеяния Церкви. Каменный пол и стены, сквозь которые проступали их же обломки в реальном мире.

-Помогите! - воскликнула женщина. В полупрозрачном коридоре внезапно возникла иная фигура, в которой Манвэ с искренним удивлением узнала саму себя. Как была, в одеждах долийского разведчика, эльфийка пробежалась по коридору, и уставилась на фигуру матери Джустинии.

-Что здесь происходит!? - воскликнула полупрозрачная копия Манвэ.

-Беги, пока можешь! - обратилась к ней мать Джустиния, - Предупреди их!

-У нас непрошенный гость! - пронизывающий холодом голос раздался из ниоткуда, но оглядывающаяся вокруг эльфийка так и не заметила его источник, - Убить его!

Фигуры пропали бесследно, как и звуки их голоса. Навсегда, или чтобы вернуться после, неизвестно.

-Ты была там! - произнесла Кассандра, напряженно вглядываясь в лицо эльфийки, - Верховная жрица...что там произошло, во имя Создателя!?

-Я не помню, - в очередной раз, преодолев вспышку головной боли, ответила Манвэ. Приложив ладони к вискам, она замерла, силясь не застонать. Пульсации зеленого сияния, исходящего из её левой ладони, ярко осветили бледное, но загорелое лицо. Долийская волшебница убрала с покрытого испариной лба спутавшиеся пряди темно-русых волос, и тяжело вздохнула.

-Я не помню, - повторила она, и Кассандра осторожно убрала руки с её плеч.

Между тем, эльфийский маг с бритой головой без всякого страха стал прямо под Брешью, вглядываясь в её глубины.

-Я думаю, что с помощью метки получится закрыть этот разрыв, - сообщил он, - Но по ту сторону это заметят.

-Это означает, что скоро здесь будут демоны, - озвучила очевидное Кассандра, - Приготовились! Лучники - займите позиции по периметру! Остальные - оружие наготове!

Манвэ двинулась вперед, но в этом движении храбрости было не больше, чем страха. Пульсацию метки становилось всё сложнее терпеть. Кассандра была права - вместе с Брешью росла и метка. Если Брешь не удастся закрыть, то метка убьет её так же верно, как лезвие острого клинка у горла. Потянувшись с помощью метки в сторону разрыва Завесы, она попыталась закрыть его своей силой.

На краткий миг ей показалось, что она движется к успеху. Как раскрытые створки крепостных ворот постепенно закрывались от прикладываемых усилий, так и Брешь со временем сжималась в размерах. Так продолжалось - пока с той стороны не потянулись невидимые руки, и не ухватились за створки.

-С той стороны... кто-то есть, - обливаясь потом, произнесла долийка. Сжав зубы, она резко умножила усилия, пока с той стороны до неё не донесся пробирающий до дрожи вопль.

Резкая вспышка сияния Бреши заставила её отпрянуть назад, закрыв глаза руками.

-Демон! - предупредила её Кассандра, и Манвэ обернулась, отступая от титанической фигуры фиолетово-черного существа, не похожего ни на что виденное. Восьмиметровой колосс стоял прямо на двух ногах, покрытых угольно-черной чешуёй. Его увитые мышцами руки оканчивались внушительными когтями. Искрящиеся фиолетовым костяные наросты прямо на теле, казались причудливыми доспехами. Конусообразная, вытянутая вперед голова существа вырастала прямо из плеч, ощетинившись рядом иглообразных зубов в пасти. Многочисленные глаза на голове существа пылали белым огнем, и не отрывались от рассредоточившихся по Храму смертных.

-Элхар соласан, - отчетливо произнес Солас, и в следующую секунду демон пришел в движение. На вытянутой вперед лапе заискрилась ярко-синяя сфера, из которой ударила слепяще-белая молния в то место, где мгновение назад стояла Манвэ. Лучники на сохранившихся парапетах и возвышенностях из каменных обломков выпустили десятки стрел, едва ли одна из которых причинила демону вред. Глядя на то, как в полупрозрачной завесе от демона исчезают протуберанцы её же собственных огненных стрел, эльфийская волшебница признала, что дело плохо.

Демон поднял гигантскую пасть в небо, и издал продирающий до глубины души хохот. Взмахнув рукой, он ударил веером электрических разрядов в сторону лучников, разом убив не успевших укрыться.

-Он призывает других демонов! - предупредила леди Кассандра. Невесть как, оказавшись поблизости, она резким ударом снесла руку по запястье ходячему трупу, покрытому пеплом с ног до головы. Ударив сзади по голени, она сбила его с ног, и с размаху опустила на его пасть шипованную подошву сапог. У Манвэ не было времени, чтобы поблагодарить - в это время она меняла уже второе по счету укрытие от демона, избравшего её главной целью. Остальных он бил походя, словно развлекаясь, и это внушило бы эльфийке некоторую надежду уцелеть, если бы их атаки имели хоть какой-то результат.

Похоже, подпитка сквозь Завесу была слишком сильна, чтобы демон мог быть побежден простым оружием или магией. Приняв на магический барьер электрический разряд от пронесшейся неподалеку молнии, Манвэ вновь спряталась за каменными обломками. Краем глаза заметив, как демон пригибается, словно перед гигантским прыжком, эльфийка вновь бросилась в сторону. Вовремя - колоссальная туша чудовища опустилась всем весом на её укрытие, разметывая его по всей площадке.

Манвэ вновь сформировала полупрозрачный магический барьер вокруг тела. Тонкая преграда Завесы имела, помимо очевидных опасностей, и свои плюсы. Возможность легко пополнить магические силы, покорность магических потоков, увеличение их силы. Это не компенсировало мощь демона, но давало надежду продержаться хоть немного дольше.

-Элхар алас, - выругалась эльфийка. Разрушенный храм на вершине Морозных гор был не лучшим местом для того, чтобы она приняла схватку. При всем богатстве укрытий, благодаря каменным обломкам, природа этого места была мертва, или скована льдом. Чтобы заставить её прийти на помощь, её следовало для начала создать - сложнейший приём, но не там, где Завеса между реальностью и миром Тени столь тонка. Задержав демона, можно было бы подумать и о том, чтобы отсечь его от подпитки.

Сосредоточившись, Манвэ проникла сознанием вглубь земли. Её ладони испускали мягкий зеленый свет, уходивший прямо под каменный пол Храма. Ей пришлось сменить укрытие ещё дважды. Когда же сквозь трещинки в поле стали пробиваться зеленые ростки, похожие на сетку мельчайших капилляров в каменном теле, на её покрытом гарью и пеплом лице впервые за время схватки появилась хищная улыбка.

***

-Во имя Андрасте! - громогласно объявил тяжеловооруженный воин, с эмблемой пылающего меча, выгравированной на кирасе, - У нас есть сведения, что вы укрываете в своих рядах отступников. Вы немедленно нас пропустите, или пожалеете!

Я присвистнул, оглядывая диспозицию. Храмовники явно не дружили с головой, ежели заявились в лагерь беженцев, всего лишь, втроем.

Многочисленные палатки, времянки и сооруженные на скорую руку хижины были заметны еще издали. По самым приблизительным подсчетам, в лагере беженцев находится сейчас не менее нескольких сотен человек. Даже если предположить, что в лагере не имелось вооруженной охраны, то соваться туда, всего лишь, втроем было идиотизмом чистой воды. Я не говорю уже о том, что искать таким числом среди них отступников равносильно попытке поймать голыми руками бурого медведя.

Тот факт, что они не оставили никого на стреме, и я стоял сейчас практически у них за спиной, лишь подтверждал гипотезу об их умственных способностях.

Суть претензии самозваных "воинов Андрасте" к ополченцам была ясна без лишних слов. Вооруженные, всего лишь, дрекольем, луками и колунами вчерашние крестьяне отказывались пропускать их высоковажность в лагерь. Диспут продолжался, судя по всему, уже достаточно долго, чтобы обстановка начала накаляться. То и дело то один из участников, то другой - начинали хвататься за оружие, или проверять наличие стрел в колчане. Нельзя было не отметить, что вчерашним крестьянам было страшновато дерзить представителям иного сословия, но их толпа постоянно пополнялась новыми защитниками из похватавших подручное оружие крестьян, и это мотивировало стоять на своём.

-Мать Жизель, - высказался один из ополченцов, - Имеет куда больше прав говорить от имени Андрасте, чем ваше отребье. Вы отреклись от Церкви!

-Что ты сказал?! - яростно зарычал основной заводила из тройки, хватая ополченца за грудки жесткими кожаными перчатками, - Это Церковь от нас отреклась, а не мы от неё! Она сама от себя отреклась, когда дала магам волю!

Возможно, именно с этого бойцам и следовало начинать - подумал я, глядя на то, как струхнул от фанатичного напора храмовника ополченец. У вчерашних крестьян было число, но не было решимости их противников. Мне в голову закрались неприятные подозрения, что при таком раскладе трех храмовников, действительно, может хватить на весь лагерь с запасом. Будут ходить по всему лагерю, раздавать затрещины, хватать кого ни попадя, и никто так и не решится им ничего сделать.

-Или ты думаешь, мы допустили бы такой хаос, будь маги закованы в цепи? - задал риторический вопрос воин, - Мы живота своего не щадим, во имя борьбы с проклятыми отступниками, а ты готов лизать им пятки!? - бросил храмовник в лицо крестьянину.

-Негодяй! - подвел итоги своей речи воин, обрушив на оппонента пощечину. Казалось бы, непохожий на нападение удар, но нанесенный жесткой перчаткой с резкостью опытного бойца, он мигом заставил человека поплыть.

-Веди нас к матери Жизель! - зычно требовал луженой глоткой храмовник, тряся за грудки находящегося в полубессознательном состоянии ополченца, - Или я за себя не отвечаю! Всех вас разгоню плетями, как свору собак! Смерды!

Верю! Верю! - сказал бы Паниковский.

Ополченцы роптали, но попытки как-то противостоять напору доспешных бойцов не делал никто. Именно этот момент я выбрал, чтобы вмешаться.

-Магия должна служить человеку, а не человек - магии, - громко объявил я на весь лагерь, и приготовился продолжать, но обнаружив, что обращаюсь в пустоту, подавился заготовленной речью.

Меня никто даже не заметил! Лишь несколько мимолетных взглядов скользнуло по моей фигуре, в целом не сочтя меня представляющим хоть какого-либо интереса. Возможно, будь на мне сейчас мантия мага Круга, всё было бы по-другому... но, проклятье! Неужели всем вот настолько наплевать?

Рассердившись, я приблизился к храмовникам на расстояние практически вытянутой руки, и оглушительно заорал, перекрикивая ропот толпы.

-А ну все заткнулись, и слушаем сюда! - гвалт прекратился на несколько коротких мгновений, в течение на меня был направлен недоуменный взгляд почти всех присутствующих. Люди оценили мой внешний вид... и тут же отвернулись, вновь вернувшись к своим разборкам! Мне оставалось только кипеть от клокочущей внутри ярости, и гадать, почему все относятся ко мне, как к какой-то мебели. Раскрывая и закрывая от возмущения рот, как выброшенная на берег рыба, я не сразу допер, что обличьем сейчас мало отличаюсь от эльфа-слуги. А какая разница, что говорит какой-то там эльф?

Руки у меня так не тряслись от гнева даже после того, как я чудом унес ноги от демонов Завесы. В голове крутились тысяча и один способ жестокой мести, один кровожаднее другого. На лицо сам собой наполз оскал ярости, а между пальцами пробежали искры.

Оглушительный гром среди ясного неба заглушил на краткий миг даже гвалт толпы. Стоящие в первых рядах были вынуждены прикрыть глаза от ослепительно яркого света, а когда они их открыли, то в их уши вонзился отчаянный крик сгоравшего заживо человека.

Возникшая, будто бы, с яркого неба молния убила одного из храмовников на месте, и задела еще одного, заставив того начать спекаться в начавших буквально на глазах плавиться доспехах. Он пытался сорвать их с себя, но от болевого шока мог лишь кататься по земле, лишь усугубляя свои мучения. Ударивший следом ему в грудь пучок ярко-синих молний прервал его муки.

-Отступн... - едва последний из оставшихся в живых храмовников очнулся от ошеломления, как на него обрушился следующий удар. Непокрытая голова стала легкой мишенью для очередного удара молнией, и вскоре он разделил судьбу собратьев, не успевших даже вынуть мечи из ножен.

-Это был бывший слепой, самозванец, и гусекрад! - громогласно заявил я испуганным селянам. Кхм.

О Боже, что я несу?! Нужно срочно уняться. Адреналин до сих пор хлещется в крови, заставляя творить дикости. Вряд ли здесь оценят перлы Остапа Бендера.

Толпа, между тем, с напряженным вниманием ловила каждый мой жест и каждое слово. Следовало заканчивать спектакль. Вся эта затея с речью с самого начала имела оттенок какой-то придури. Я никогда не был оратором - ни в том мире, ни в этом. С моими навыками работы с толпой не исключено, что скоро придется отбиваться даже от тех, кто первоначально нападать не собирался. Особенно, если я ещё что-нибудь отчебучу.

-Нападать первым ни на кого я не буду! - сообщил я толпе, - Сообщите матери Жизель, что я пришел с миром! Ну, чего ждете!?

Краткость - сестра таланта. Возможно, кто-то из ополченцев и имел, что возразить, но я произвел достаточное впечатление. Сразу несколько человек немедленно бросились куда-то вглубь лагеря. Я не сомневался, что преподобной матери скоро донесут о моём появлении, а дальше уже всё зависело от неё самой. Захочет поговорить - так и пригласит, и заставит ополченцев меня пропустить. Не захочет - тогда и говорить нам заранее не о чем.

Отойдя в сторону, я примостился возле разлапистой ели на обочине тракта, и прислонился к ней спиной. Достаточное удаление, чтобы не нервировать людей - и вполне приемлемое, чтобы не потеряться из виду. В принципе, я настраивался на достаточно долгое ожидание, в течение которого буду вынужден мучиться от скуки...

-Я не помешала? - едва я нашел удобное положение, чтобы полежать, как уже буквально через несколько минут рядом со мной раздался женский голос.

Повернув голову, я начал изучающим взглядом рассматривать подошедшую ко мне женщину эльфийской расы. На вид, я дал бы ей чуть больше тридцати лет - в уголках миндалевидных голубых глаз уже собирались морщинки, а въевшийся в кожу загар говорил о долгих годах, в течение которых её подставляли всем солнечным лучам и ветрам. Светлые волосы были собраны в пучок на затылке. Одежда была скрыта объемистым коричневым плащом из ткани, под которым можно было спрятать целый арсенал средств для убийства... я искренне надеялся, что это была только моя паранойя, и ничего подобного у эльфийки не было. Просто, мне сильно не нравилось выражение её глаз... не в том плане, что я ощущал какую-то угрозу. Но, как бы объяснить?

Если подумать на минуту, то чтобы чувствовать себя совершенно спокойно, подходя к неизвестному, но опасному магу, нужно быть личностью в чем-то, незаурядной.

-Помешала делать - что? - искоса посмотрел я на неё, всем своим видом изображая нежелание шевелиться.

-Не знаю, - со смешком откликнулась эльфийка, - Спать?

-Я, - приподнимаясь на локтях, я пристально посмотрел ей в глаза, - Никогда не ложусь спать в незнакомом месте, не обложившись с четырех сторон минами.

-Буду знать, - кивнула мне женщина, - Но отчего такая паранойя? В конце концов, на твои мины может наткнуться не только враг.

-Последнее время в окрестных лесах я встретил мало друзей, - откликнулся я, скрестив ладони на животе, - Зато опасной живности, храмовников, отступников, ходячих мертвецов и демонов - без счета. По мне, так в окрестностях сейчас можно лупить молниями во всё, что шевелится, а потом уже разбираться, с кем имеешь дело. Простые люди в такие времена сидят дома, и не высовываются.

-Интересный подход, - кивнула эльфийка, - Но ты сказал - живые мертвецы? - насторожилась она, - Где ты их видел?

-Там же, где я сделал их мертвыми, - прикрыл я один глаз, - Живыми мертвецами они стали уже после, и как мне кажется, это произошло из-за всех этих зеленых отблесков... провалов, откуда прут толпами демоны.

Некоторое время собеседница молчала, задумчиво изучая меня.

-Ты - очень необычный маг, - наконец, произнесла эльфийка, - Даже очень... необычный.

-Чем именно? - спросил я, приподняв бровь.

-Даже не знаю, как сказать, - вздохнула женщина, - Я не ослышалась, и ты действительно назвал других магов отступниками? А ты выходит теперь - не отступник?

-Не стану скрывать, - я выпрямился на локтях, и повернулся к собеседнице лицом. Эльфийка разглядывала меня внимательными голубыми глазами, спокойно дожидаясь ответа, - Я - маг Круга, и не из слабых. Я могу взять, и вот этими руками, - указал я на свои ладони, - Свести с небес молнию, способную сварить храмовника прямо в доспехах, несмотря на все его способности. Однако я не начинал войну между магами и храмовниками, и я не желаю иметь с ней что-то общее. Я живу своей жизнью, и стараюсь не мешать жить другим.

-И, тем не менее, ты убил тех храмовников, - заметила собеседница, - Как это сочетается с последним утверждением?

-Думай, как хочешь, - устало откинулся я назад, опершись спиной о ствол дерева, - Если бы тот храмовник не распускал руки, то ты о моём существовании даже бы не догадывалась. Можешь осуждать - если тебе так понравилось их обращение.

-Ладно, думаю, я понимаю, - сказала эльфийка, - Но зачем-то ты пришел в лагерь, верно? Чего ты хочешь?

-Ничего, - пожал я плечами, - Мною двигало больше любопытство, нежели далеко идущие цели. Один человек по имени Гораци утверждал, что в вашем лагере заправляет некая преподобная мать Жизель, и она якобы "святая". Хотел бы я взглянуть на неё.

Против моих ожиданий, эльфийка рассмеялась, словно я сказал нечто очень смешное.

-"Заправляет", ну надо же, - выдавила она сквозь слезы, - Словно мы какая-то банда, честное слово, а она - местный атаман. Как тебя зовут-то? Не представишься?

-Меня зовут Браэн, - ответил я, вставая с насиженного места, и отряхиваясь. К моему крайнему неудовольствию, эльфийка умудрилась оказаться немного выше меня ростом. Немного, но всё-таки. Вот же, незадача.

-Браэн Ланерал, - повторил я. Да, Браэн. Браэн Ланерал. Бонд. Джеймс Бонд.

-Приятно познакомиться. Меня зовут Шартр, - просто представилась эльфийка, - Я из городских эльфов. Лишних фамилий не имею.

-Я не из долийцев, - намекнул я на своё магическое происхождение, - Значит, мать Жизель у вас вовсе и не заправляет? Может, она и не святая тоже?

-Все мы тут не святые, - буркнула Шартр, поворошив носком сапог пожухлую траву, - Но если ты ещё хочешь поговорить с матерью Жизель, то я мог тебя провести. Только сделай одну вещь.

-Какую это?- спросил я, удивленный таким поворотом.

-Глядя мне в глаза, - произнесла эльфийка,- дай честное слово, что не будешь причинять ей вред.

-Чего? - поперхнулся я, - Шартр? Это что - какая-то шутка? Всевозможные клятвы нарушают все, кому ни лень, и ты просишь её от меня? Сколько тебе лет, прости за нескромность?!

-Это очень просто, - не согласилась Шартр, пожав плечами, - У тебя получится, Браэн. Давай, повернись ко мне, смотри в глаза...

К тому моменту, когда я исполнил всё в точности, как хотела странная эльфийка, я был уже готов взорваться от возмущения. Мало того, что меня смущала сама необходимость давать, на секунду, какое-то "честное слово", так Шартр ещё и требовала смотреть ей в глаза! От накатывающей неловкости хотелось провалиться под землю.

-Всё хорошо, - этой фразой ознаменовался конец моих мучений. Довольная эльфийка с нескрываемым удовольствием наблюдала за раздраженным выражением на моём лице, - Теперь я полностью уверена в безопасности матери Жизель.

-Ладно, - вздохнул я, - Зачем было нужно это представление? Только, кхм... честно, - проклятье, это слово уже на языке оскомину набило!

-Браэн, - устало отозвалась Шартр, - Я знакома с реалиями этого мира, спасибо за беспокойство. Я разбираюсь в людях очень неплохо, но у меня свои методы. Честное слово нужно для того, чтобы понять, как ты к нему относишься - не более того.

-И как результаты? - пыхтя от возмущения, осведомился я.

-Думаю, ты из тех, кому неприятно нарушать обещания, - призналась Шартр, - Пойдем уже, Браэн?

Устало кивнув, я двинулся вслед за эльфийкой. Как и ожидалось, нас пропустили. Не ожидал я лишь того, что охранники расступятся без лишних слов и переговоров с Шартр.

-Я что, - спросил я у женщины, - Прошел какую-то проверку, раз меня теперь пропускают?

-Нет, - покачала головой эльфийка, - Люди видят, что ты в моём сопровождении - значит, им нечего волноваться.

-И их даже не беспокоит то, что я - волшебник? - спросил я, петляя следом за спутницей по извилистым грязным дорожкам меж хаотично расставленных палаток.

-Ты - не первый волшебник, который решил к нам присоединиться, - обернувшись ко мне лицом, серьезно сообщила мне Шартр, - Только об этом - никому ни слова! Ты понимаешь?

-По секрету - всему свету, - буркнул я вполголоса, но тут же поправился, - Конечно. Не дурак. Правда, я не вполне понимаю чего магу делать в толпе людей? Не думаю, что он смог бы долго скрывать свои способности.

-Разные люди ищут разные способы защиты, - ответила Шартр, - Некоторые стремятся найти друзей. Чем больше - тем лучше.

- Ты, случаем, не из таких? - спросил я, шагая за ней следом.

-А ты? - хитро улыбнулась Шартр, оглядев меня с ног до головы, - Ты сам не ищешь друзей?

-Кхм, - прочистил я горло, - Я могу сам за себя постоять, и в защите не нуждаюсь. Я никого не ищу - но и не бегу ни от кого. Ты задавала этот вопрос с какой-то целью, не так ли?

На некоторое время Шартр призадумалась, разглядывая меня.

-Скажем так, - вздохнула она, - Кое-какие мои друзья точно захотели бы с тобой пообщаться. Если я правильно понимаю, это будет предложение, от которого ты не сможешь отказаться.

-Да ну? - совершенно искренне рассмеялся я, - К слову, ты только что выдала свою принадлежность какой-то шпионской организации, Шартр. Но я никому тебя не выдам, - со смешком прервал я вскинувшуюся, было, эльфийку, - Меня просто сильно позабавила твоя последняя фраза. Звучит, как из дешевого шпионского, э-э-э, романа.

-Ты думаешь? - улыбнулась Шартр, - Ты их, наверное, много прочитал? Я - только один, но зато множество раз. Не знаю, наверное, это тоже считается?

-Может быть. Ты ловко свернула с темы, впрочем, мне без разницы, - хмыкнул я, - Если вернуться к книгам, то редкий роман достоин прочтения дважды. Какой именно?

-"Трудная жизнь в Верхнем городе" - отозвалась эльфийка, - Не слышал о таком? Автор - Варрик Тетрас.

-Нет, - помотал я головой, тяжко вздохнув про себя. Возможно, есть смысл раздобыть где-нибудь копию? Не думаю, конечно, что беллетристика средневекового магического мира придется мне по вкусу, но вдруг найдется что-то, от чего я не захочу потом плеваться? Скука порой убивала меня настолько, что я чувствовал себя готовым проглотить любое чтиво, сколь угодно безвкусное. Судя по названию, написано без изюминки.

-Я дам тебе почитать, - пообещала эльфийка, - В своё время я не смогла от неё отвертеться. Сколько ни воротила нос - всё равно, заставили прочитать. Теперь вот не могу завязать. Всё время жду новую серию.

-Писатель живет в наше время? - удивился я.

-По счастью, да, - откликнулась Шартр, - Только, что-то от него давно не было продолжений. Ох, порой мне так и хочется заявиться к нему с дубинкой, чтобы выбить новую главу! Да так, чтобы надолго хватило!

-Понятно, - улыбнулся я, - Шартр, мы точно идем к матери Жизель? У меня такое чувство, что это какой-то лабиринт, а не лагерь. Сколько здесь, вообще, человек? Тысяча, что ли!?

-Много, - отмахнулась эльфийка, - Мы почти пришли. Это моя палатка.

-Шартр, - засмеялся я, - Ты не шутишь? Я не думал, что ты приглашала меня в гости? Не слишком ли скоро? Как-никак, мы только что познакомились.

-Можешь заходить в гости в любое время, но в палатке поместится только один эльф, и это не ты, - хихикнула Шартр.

Эльфийка выудила откуда-то из под матраса огромный ворох скрепленных тесьмой пергаментов, и торжественно вручила их мне.

-Вот! - объявила она, - Это подарок. Надеюсь, тебе понравится.

-Уф, - пробормотал я, растерявшись, - Спасибо... наверное.

-Да пока не за что, - отмахнулась Шартр, - Не благодари, пока не прочтешь! Вдруг, тебе не понравится?

-Ладно, - вздохнул я, с помощью эльфийки аккуратно сложив стопки пергаментов в наплечную сумку, - Я попробую почитать. В любом случае, спасибо.

-Не за что, - повторила эльфийка, - Теперь пойдем к матери Жизель. Я и так много у тебя заняла времени. Она, на самом деле, просила меня убедиться, что ты не агрессивен - и тут же возвращаться назад. Извини еще раз.

-Всё в порядке, - кивнул я.

***

Манвэ тревожно зашевелилась во сне, разворошив постель. Теплое шерстяное одеяло, натянутое по самый нос, свалилось на пол, лишь самым кончиком оставшись в руках эльфийки. Вскоре легкий сквозняк, приносивший в хижину холодный воздух с самых верхушек Морозных Гор, заставил её окончательно окоченеть. В неосознанной попытке сохранить тепло, она свернулась калачиком, обернувшись вокруг сохранившегося в её руках куска одеяла. В тот же самый момент, что-то увиденное во сне заставило её, испуганно охнув, резко раскрыть глаза.

Первая наследница Хранителя клана Лавеллан - таково было полное звучание её титула, когда она покинула свой дом. Некоторое время она неподвижно лежала на кровати, пытаясь понять, видит она окружающее наяву, или всё еще во сне.

В своём кошмаре она вновь пыталась спастись бегством от своры паукообразных тварей, стремившихся её настигнуть. Вновь она проклинала остроту своего зрения, позволявшего видеть всё в мельчайших подробностях, начиная от голодно щелкавших паучьих жвал, и заканчивая жирными ворсинками на белесых брюшках. Многочисленные глаза-бусинки не отрывали от её тела вожделенного взора. Пощелкивающие жвала со стекающим с них ядом стремились впиться в теплое мясо.

Манвэ передернулась от отвращения всем телом, с головы до щиколоток. Хранительница говорила ей, что эльф узнает что-то новое столько, сколько живет. Сейчас её ученицу больше заботило, как бы забыть что-то старое. Эльфийка смутно подозревала, что твари до конца её дней будут являться в кошмарах.

Наследница долийского хранителя могла повторить все сказания своего народа слово в слово, будучи разбуженной, посреди ночи. Память прекрасно сохранила образы демонов, однако Манвэ так и не смогла вспомнить тот момент, когда она прибыла на Конклав. Она помнила указания Хранительницы по этому поводу, но каким конкретно образом она столкнулась с Верховной жрицей?

Если, конечно, считать правдивыми те видения, что были явлены сводному отряду, вошедшему в Храм Священного Праха, чтобы закрыть Брешь...

-Беги! - кричала Верховная Жрица, обращаясь в видении к Манвэ Лавеллан. Чей-то пугающий голос твердил о наступившем триумфе, и называл сестру Джустинию своей жертвой... частью чудовищного ритуала, включавшего в себя... жертвоприношение - если эльфийка правильно понимала.

Дальнейшее содержание видений было совершенно непостижимо - как и причина, по которой некто решил их явить. Леди Кассандра отчего-то считала, что их показывала им сестра Джустиния, каким-то образом дотянувшись до них из самой Тени. Солас предполагал, что увиденное ими являлось не более чем следами реальных событий, отпечатавшихся в Тени. Манвэ пыталась восстановить утерянные воспоминания, но чем больше она это делала, тем сильнее болела голова, а внутри разливалось чувство набиравшего силу ужаса.

Манвэ оставила попытки ворошить воспоминания достаточно быстро, опасаясь скорее свести себя с ума, чем вспомнить что-нибудь полезное. В конце концов, как правильно заметил Варрик, они пришли в Храм для того, чтобы закрыть Брешь, и не более того.

Дальнейшее события сливались в единый поток, не оставлявший ни малейшей возможности для размышлений. Сражение с явившимся из Тени демоном запомнилось Манвэ, как самый невероятный кошмар из всех, что она видела. Она столько раз оказывалась на волоске от смерти, что, казалось, исчерпала резерв удачи на всю свою оставшуюся жизнь. Короткую - если и все остальные её противники в дальнейшем будут такими же грозными.

Сводный отряд из нескольких десятков человек, лучников, магов, храмовников - когда они входили в Храм, Манвэ казалось, что они могут выступить против всей королевской рати Ферелдена... спустя несколько минут они прятались по уголкам главного зала Храма, чтобы укрыться от демона Завесы.

Стрелы проходили сквозь него насквозь, а самые сильные чары бессильно отскакивали от толстой шкуры. Постоянная подпитка сквозь Брешь делала тварь настолько сильной, что она казалась непобедимой. Впечатление оказалось обманчивым, но тварь действительно удалось одолеть лишь после того, как Манвэ повредила канал, связывавший её с Тенью, откуда она явилась.

Внезапно скрипнувшая дверь заставила эльфийку испуганно охнуть, натягивая одеяло по самые ноздри, словно ткань могла её хоть как-то защитить. Небольшая фигура вошедшей могла принадлежать лишь девушке-подростку той же расы, что и Манвэ, и волшебница расслабленно выдохнула. Укутавшись одеялом, она села на кровати, готовясь засыпать, очевидно, эльфийку-служку множеством вопросов.

Служанка держала в руках какой-то неудобный сверток, который мешал ей захлопнуть дверь на улицу, из-за чего она некоторое время возилась, так и не поняв, что Манвэ уже пробудилась. Лишь после того, как она обернулась, её глаза встретились с сосредоточенным взглядом ученицы Хранительницы, и испуганно расширились.

Ошеломленно охнув, служанка всплеснула руками, и содержимое свертка разлетелось по всей комнате, оказавшись предметами одежды, очевидно, под саму Манвэ.

-О, нет! - воскликнула служанка, дернувшись в погоне за одеждой, но немедленно замерев при взгляде на хозяйку комнаты, - Я не знала, что вы не спите!

Словно в попытке как-то загладить свою вину, она под ошеломленным взглядом Манвэ рухнула на колени, коснувшись лбом деревянного пола хижины.

-Молю о прощении, и благословлении, госпожа, - умоляющим голосом произнесла она, заставляя глаза волшебницы еще сильнее расшириться от удивления.

-Почему ты так говоришь со мной, словно я... - пробормотала Манвэ.

-Говорят, вы спасли нас, - прошептала служанка, - Вы усмирили Брешь, и теперь она не растет... как и ваша метка.

Первая наследница хранительницы опустила взгляд на левую ладонь, и вскоре её лицо осветили зеленоватые лучи яркой вспыхнувшей метки. На первый взгляд, ничего не изменилось, но эльфийка чувствовала, что въевшаяся в ладонь магия стала более спокойной. Больше не было ощущения, словно от вонзавшихся в руку тысяч раскаленных игл. Если не обращать внимания, то метка вообще теперь почти не ощущалась.

-Если мы преуспели, то, что теперь? - хрипло спросила Манвэ, помедлив - Суд?

-Мне об этом неизвестно, - ответила служанка растерянно. К этому времени она набралась достаточно храбрости, чтобы выпрямиться.

-Я точно уверена, что леди Кассандра хотела бы знать, когда вы очнетесь, - произнесла она, пятясь в сторону двери, не решаясь повернуться спиной к Манвэ, - Она сказала, что хочет узнать об этом сразу же! Простите! - выпалив это, девушка выскользнула из хижины, оставив ученицу Хранительницы пребывать в недоумении.

Что происходит? - спросила она себя. Донесшийся до неё отчаянно ломающийся девичий голос снаружи яснее ясного сообщил ей, что теперь о том, что она проснулась, известно всем и каждому, где бы она сейчас не находилась.

Подскочив с кровати, Манвэ бросилась подбирать с пола одежду, прежде чем кто-то еще вошел в незапертую дверь. Проклиная многочисленные неудобные застежки и шнуровки, ученица Хранительницы принялась облачаться в то, чем заменили её удобное снаряжение долийского разведчика.

-Меня всё-таки одели в мантию, - пробормотала она, - Как городского эльфа... то есть, мага.

Непривычность некоторых элементов гардероба едва не заставила её надеть рубаху поверх мантии, а безрукавку - наоборот, под неё. Лишь очевидная несуразность внешнего вида позволила догадаться о том, что же она делает не так. Проще всего было разобраться со штанами - Манвэ стоило лишь развернуть сверток, чтобы догадаться, что это - всё-таки штаны, а не что-то другое. Наконец, эльфийка надела отполированные до нестерпимого блеска черные сапоги, и приготовилась выйти наружу.

Узрев выстроившуюся перед её хижиной толпу, Манвэ на краткий миг испытала желание закрыть дверь, а затем снова её открыть - в надежде на то, что после этого видение рассосется. Увы, протирать глаза было бесполезно - толпа людей, очевидно, только её и ждала. Промеж толпы тут же пробежал громкий шепоток, вместе сливавшийся в монотонный гул. У долийской эльфийки от такого количества людей быстро зарябило в глазах, и она потерялась, не зная, что делать.

-Госпожа Вестница, - услышала она почтительное обращение со стороны, невесть как, выросшего перед ней воина в металлической кирасе поверх теплой куртки, - Прошу вас пройти со мной. Леди Кассандра уже ждет вас в Церкви.

Манвэ испытала противоречивые чувства. С одной стороны, произнесенное сильно напоминало приглашение на суд, итогом которого могло быть только сожжение на костре. С другой стороны, уважительный голос стража, поведение толпы, прижатый к сердцу кулак в церемониальном жесте почтения - люди не стали бы с ней так обращаться, будь она в статусе пленницы.

-Тогда веди, - кивнула она.

Вид почтительно расступающейся перед ними толпы произвёл на неё неизгладимое впечатление. Вооруженные люди - и даже к шоку эльфийки, храмовники - выполняли при их появлении воинское приветствие. Не зная, как отвечать, Манвэ изображала каменное лицо, и к тому моменту, как она вошла в Церковь, с неё сошло семь потов. Массивные дубовые ворота с жутким грохотом отсекли её от внешнего мира, и только после этого она решилась выдохнуть.

Первая ученица долийского хранителя ни разу не была в людской церкви ранее, и теперь с любопытством озиралась. Помещение было довольно длинным, и могло вместить в себя немало людей. Вдоль каменных стен стояли многочисленные двери - возможно, что в кельи монахов, или куда-то вглубь подземных казематов, где пытали пленных отступников - Манвэ не знала, как это место используется теперь. Вдоль помещения стояли высокие, не менее четырех метров в высоту, колонны, упиравшиеся в потолок. Многочисленные светильники делали помещение достаточно освещенным, несмотря даже на то, что в него не проникало ни единого солнечного луча.

Доносящиеся из двери прямо по коридору разговоры на повышенных тонах подсказали Манвэ, куда идти.

-Вы что, совсем с ума сошли!? - донесся до её ушей голос верховного канцлера, - Её нужно немедля же арестовать, и отправить в Вал Руайо - в цепях!

Нахмурившись, Манвэ решительно толкнула дверь, и вошла внутрь, сразу же став напротив широкого дубового стола, заваленного горой карт, свитков и книг. Вокруг него собралась большая толпа людей, которые при появлении эльфийки вздрогнули, оторвавшись от дел. Даже верховный канцлер Родрик при её появлении на краткий миг изменился в лице - быстро, впрочем, вернув самообладание.

-А, - казалось, он скоро начнет потирать руки от удовольствия, - Она уже явилась.

-Меня что, - спросила эльфийка, - До сих пор подозревают в том, что случилось на Конклаве? Даже после того, что мы сделали?

-Именно так, - с нажимом на каждый слог, произнес канцлер Родрик.

-Нет, - твердо возразила со своего места леди Кассандра, подняв голову, - Мы тебя ни в чем больше не подозреваем.

-Это не тебе решать, Искатель, - жестко отозвался канцлер Родрик, скрестив руки на груди.

-Тот, кто устроил катастрофу на Конклаве, - вмешалась в разговор леди Лелиана, - Может быть еще жив, и продолжает строить козни. Я не исключаю, что он мертв, но у него, почти наверняка, остались еще живые сторонники.

Внезапно канцлер Родрик резко изменился в лице.

- Я что, с вашего позволения - тоже подозреваемый? - с выражением презрения и отвращения произнес он, повернувшись к леди Лелиане.

-Именно так, - со схожей интонацией, произнесла леди Лелиана. На краткий миг на её тонких губах появилась тень улыбки. Манвэ первый раз в своей жизни видела, как улыбка одновременно может не отражать никаких чувств - и смертельно угрожать.

-Но не она!? - канцлер обвинительно ткнул пальцем в сторону Манвэ, - Даже, несмотря на метку на её ладони?!

-Брешь всё еще является угрозой для всего Тедаса, - произнесла Кассандра, - И единственным известным для нас способом борьбы с ней является метка на ладони леди Лавеллан. Я считаю, что это Андрасте послала её нам в час нужды.

-Андрасте, что?! - брызнув слюной, канцлер изумленно уставился на леди Кассандру. Казалось, еще немного, и он бросится на неё с кулаками, - Андрасте бы никогда не послала долийского эльфа - к тому же, мага! Как будто, первого еще недостаточно!

-Все твои возможные аргументы "против", мне прекрасно известны, - равнодушно произнесла Кассандра, - Однако, остается неоспоримым, что лишь она способна закрывать разрывы. Её столь своевременное появление, это не случайность - это Провидение. Она - Вестница Андрасте, посланная нам в час нужды. У нас нет иного выбора, кроме как этим воспользоваться.

-Я всё понимаю, - решила вставить слово Манвэ, - Но... Вестница Андрасте? Я!?

-Я понимаю, как это может звучать для тебя, - кивнула Кассандра, - Но я уже всё обдумала, и считаю, что тебе необязательно знать волю Андрасте, или даже верить в Создателя, чтобы быть проводником его воли.

-Это... - канцлер Родрик вытер обильно выступивший на лбу пот, - Похоже на какой-то цирк. Я бы решил, что я сплю, если бы не был точно уверен в обратном. Леди Искатель, это уже переходит всякие рамки, и должно закончиться. Немедленно.

Выпрямившись, он прямо посмотрел в глаза леди Кассандре.

-Как верховный канцлер, и временный глава Церкви Андрасте до момента выбора новой верховной жрицы, я приказываю приготовить преступницу к суду в Вал Руайо. Заковать её в цепи!

Наступившая после слов канцлера тишина была такой плотной, что в ней могла бы завязнуть муха. Казалось, на краткий миг все находящиеся в комнате замерли, не решаясь выдохнуть.

Некоторое время леди Кассандра молча сверлила взглядом канцелера, а затем резко выпрямилась. Взгляд её приобрел холодную властность, от одного отражения которой Манвэ почувствовала, как по коже пробегают мурашки. Искатель нашла взглядом двух храмовников, стоящих в охранении на входе в комнату.

-Отставить, - приказала она, - Покиньте помещение.

Без лишних слов, храмовники синхронно прижали крепко сжатые кулаки к сердцу, и удалились.

Канцлер Родрик резко побледнел. Казалось, он постарел на несколько лет после того, как обвел взглядом зал для совещаний, и нашел лишь сторонников Кассандры.

Искательница, тем временем, демонстративным жестом опустила на стол некий предмет, похожий на толстый том. Казалось, он был обит со всех сторон металлом, и на лицевой стороне его был оттиск сломанной печати, похожей на церковную.

-Ты знаешь, что это, Родрик, - Кассандра не спрашивала - она утверждала. Она и не ждала ответа. На миг Манвэ ощутила пробежавшийся по спине холодок: если бы канцлер в тот момент решился перечить Кассандре, то рискнул бы жизнью.

-Это последнее предписание Джустинии, должное быть вскрытым в случае её смерти. Её эдикт, дающий нам право действовать! - голос Кассандры приобрел стальные нотки, и набрал силу, - Поскольку Конклав не увенчался успехом, перед лицом смерти верховной жрицы, войны храмовников и магов, и угрожающей всему Тедасу Бреши, мы объявляем о воссоздании Инквизиции!

-Это... какое-то помешательство? - пробормотал канцлер в суеверном ужасе.

-Это не помешательство, - Кассандра даже не повернулась к нему лицом, смотря куда-то вдаль, - Это Священный Поход. Отныне святой долг каждого - присоединиться к нему, дабы спасти Тедас!

***

-Шартр считает, что у тебя доброе сердце, - вместо приветствия произнесла мать Жизель, когда я вошел небольшую деревянную часовню, возведенную внутри лагеря.

Это было небольшое помещение, с одного конца которого в другой можно было сделать не более пяти шагов, освещенное, по большей части, многочисленными свечами на полу прямо напротив входа. Когда я зашел внутрь, то мой взгляд был направлен на изображение белокожей женщины, облаченной в наряд невесты, на фоне облаков. По обеим сторонам от неё стояли две фигуры в белом - лицо одной из них было закрыто устрашающей черной маской-шлемом, а вторая была облачена в наряд служителя культа. Света свечей, и проникавших сквозь дверной проход солнечных лучей хватило лишь на то, чтобы осветить ноги и туловище женщины - детали её лица ускользали от взгляда, теряясь на фоне золотистого нимба вокруг головы.

Мать Жизель казалась совсем незаметной, скромно пристроившись на деревянной скамейке по правую сторону, в противоположном от входа углу. Её фигура, облаченная в золотисто-желтую мантию служителя культы, терялась на фоне картины. Создавалось такое впечатление, будто я стою сейчас не напротив матери Жизель, но напротив изображения Андрасте, невесты Создателя.

Черты лица преподобной матери было достаточно сложно прочитать в таком полумраке, но мне она показалась очень небольшой, худощавой женщиной лет пятидесяти, с нетипичным для жителя Ферелдена темным загаром. Я вспомнил, что мне говорили о том, что она прибыла из Орлея, но цели её присутствия в столь небезопасном месте пока от меня ускользали.

-Шартр, - помедлил я, прикидывая, стоит мне обижаться на маленький шпионаж эльфийки в пользу духовенства, или же нет, - Слишком быстро судит о людях. Она знакома со мной менее часа.

-Иногда за куда меньший срок можно узнать о человеке всё, - промолвила мать Жизель, - А иногда и целой жизни не хватит, чтобы понять одно - самое важное.

-Я так понимаю, вы подразумеваете, возможность повернуться к человеку спиной? - предположил я, - Думаю, ставки в таких вопросах слишком велики, чтобы вообще хоть когда-либо это делать?

- И, тем не менее, - возразила мне мать Жизель, - Общество целиком построено на том, что один его член всегда в чем-то зависит от другого. Дети полагаются на родителей в юности, а родители на детей - в старости. Жена полагается на мужа, а муж на жену - в браке.

-Думаю, если продолжить эту фразу, - спросил я, - Вы бы сказали, что маги полагаются на храмовников, а храмовники - на магов, но я просто не вижу в этом смысла. Эти отношения слишком напоминают мне отношения между господами и рабами - они даже в лучшие времена были слишком неравны, чтобы в них можно было найти какую-то гармонию. Я уже не упоминаю о том, как обстоят дела между нами сейчас.

-Отношения между детьми и родителями, равно как и отношения между мужем и женой, тоже порою больше напоминают отношения между господами и рабами, - заметила преподобная мать, - Однако это вовсе не означает, что такие отношения сами по себе являются злом. Я всегда стояла на том, что корень проблемы необходимо искать не в форме отношений между людьми, а в сути людей, в целом. Достойный человек будет относиться к другим так, как он бы хотел, чтобы относились к нему другие. Всегда.

-Пустые мечтания, - помедлив, возразил я, - Как бы ни хотел я с вами согласиться... но не соглашусь. Человеческая природа такова, что она ищет зло. Чем больше барьеров вы перед ним ставите, тем более извилистые дорожки оно находит.

-Случалось ли тебе видеть, как добро тоже находит себе дорогу там, где оно, казалось бы, не может и возникнуть? - спросила преподобная мать, - Многие до тебя пытались определить человеческую природу, как изначально злую, но почему тогда часто случается так, что все эти аргументы разбиваются в пух и прах самой жизнью? Об этом не трубят на перекрестках, об этом не слагают баллады - но сама возможность существования зла порой обусловлена существованием добра. Если бы не было тех, кто даёт, не беря ничего взамен, то не было бы и тех, кто стремится лишь пожрать других. Одни бы не выжили, другие бы - не родились вовсе.

-На всякого злодея найдется столько же праведников, - произнес я, - А между ними всегда будет болтаться толпа тех, кто ведом сиюминутными интересами, и может, как создавать, так и уничтожать в равной мере. Действия одних компенсируются другими, и всё снова возвращается со временем на круги своя. Человечество находится в тупике, мать Жизель. Я не знаю, что ты пытаешься изменить. Если, конечно, столь одухотворенные мотивы беспокоят тебя настолько сильно, что ты даже не пытаешься обсуждать более приземленные вещи.

-Ты тоже чувствуешь это, - помедлив, прошептала мать Жизель, - Мы - все люди по отдельности, и общество в целом - находимся в тупике, не в силах двинуться вперед. Мы начинаем войны - в том числе и внутренние, лишь по той причине, что мы пытаемся изменить форму, забывая о сути. И ты прав - пока действия во имя созидания уравновешиваются действиями разрушения - мы в тупике.

-Я не ожидал, что ты так спокойно признаешь это, - заметил я.

-Лишь оглядевшись вокруг, ты можешь понять, куда двигаться дальше, - ответила мне мать Жизель, - Видишь ли, Браэн, каждый день ко мне приходят люди - совершенно разные, из разных сословий, и с разным опытом. Однако, всякий раз, когда я начинаю с ними разговаривать, я ищу только одно, и еще ни разу не было случая, когда бы мне не удавалось это найти.

-И что же это? - вздохнул я.

-Это - добро, - шепнула преподобная мать, - Его ростки живут в каждом. У кого-то они укоренились и пустили плоды, а у кого-то еще не проклюнулись, или покрыты толстым налетом. Но оно есть в каждом, без исключения. Это даёт надежду. В моих силах немногое, но я знаю, что уйду в свет Андрасте с верой в лучшее. Когда-нибудь мы достигнем спасения. Пока мы живы - надежда всегда остается.

Наступила долгая пауза. Преподобная мать не спешила продолжать речь. Я же почувствовал, что после такой беседы было бы неуместно лезть с делами земными. В принципе, я уже узнал, что хотел, и сделал кое-какие выводы.

-Что ж, - помедлив, произнес я, - Я никогда не думал, что буду вести беседу на такую тему... - "в этом мире", хотелось мне сказать, но я остановил себя на полуслове, оставив фразу без продолжения, - Большое спасибо тебе, мать Жизель.

-Эта тема - самая важная из тех, что вообще стоит обсуждать, - не согласилась со мной преподобная мать, - Но, в любом случае, прости, что отняла у тебя время на разговоры об абстрактных материях. Думаю, тебя привели ко мне, всё-таки, вопросы о более приземленных вещах, - на краешках её губ обозначилась легкая улыбка, - Ты вполне можешь обсудить их и с Шартр. Я ей полностью доверяю в таких вопросах.

-Вот так вот, просто? - спросил я, поднимаясь с деревянной скамейки, - Неужели тебя даже не интересует то, что я буду с ней обсуждать?

-Самое главное я уже сделала, - улыбнулась мать Жизель, - Остальное - в твоих руках, Браэн.

-Хорошо, - вздохнув, я кивнул, и двинулся в сторону выхода, - Тогда не смею тебя больше задерживать.

Когда я вышел из часовни, воздух снаружи показался мне необыкновенно свободным и чистым, даже, несмотря на то, что здание находилось в центре наполненного людьми лагеря - со всеми вытекающими из этого последствиями вроде запахов нечистот, и готовящейся на кострах пищи.

Услышав приглушенный смешок, я обернулся. Шартр наблюдала за мной, прислонившись к перилам у входа в часовню, скрестив руки на груди.

-Довольно многие выскакивают из этой часовни с похожим выражением лица уже через полминуты разговора, - сделав большие глаза, сказала эльфийка, - Но очень редко беседа продолжается так долго. И это, к добру, наверное, - рассудительно заметила она, - Нужно как-то сохранять трезвый рассудок, а разговоры с матерью Жизель этому не способствуют.

-Всё хорошо в меру, - откликнулся я, задумчиво рассматривая женщину. Чем дальше, тем сильнее мне казалось, будто она представляет собой нечто большее, чем кажется. Как минимум, у неё было довольно существенное влияние в лагере беженцев, но на чем оно основывалось, оставалось пока только гадать.

Мой взгляд внезапно зацепился за огромного ворона, сидящего на крыльце церкви, нисколько не опасаясь эльфийку всего в двух шагах от себя. Создавалось такое впечатление, будто Шартр прикормила его, и тот больше её не опасался, либо он был и вовсе, ручной. Впрочем, зачем Шартр мог понадобиться столь огромный ворон, я не представлял. Не для того же, чтобы доставлять её "друзьям" письма? Почтовый голубь справился бы не хуже - разве что, немного медленнее.

- Побеседовав с матерью Жизель, - произнес я, отвлекшись от ворона, - Я, кажется, забыл, зачем вообще к ней приходил. Но на душе, действительно, стало как-то по-другому. Легче, наверное.

-Понимаю, - кивнула эльфийка, задумчиво изучая носки ботинок, - Что ты планируешь делать дальше? Вернуться туда, откуда ты пришел? Раз с матерью Жизель ты уже поговорил?

-Не знаю, - тихо произнес я, избегая смотреть на неё. От неловкости меня спас неожиданно раздавшийся со стороны ворот гвалт толпы. Сидящий на крыльце ворон оглушительно каркнул, и взмыл в воздух, тотчас же улетев.

-Пойду, проверю, что там, - хмуро бросил я Шартр, поймав на себе настороженный взгляд.

Пробиваясь сквозь толпы забеспокоившихся, тревожно озиравшихся кругом беженцев, я впервые после встречи с демоном гнева испытал нехорошее предчувствие. Оно было мало похоже на ощущение зависшего надо мной меча - так, словно опасность, хотя и существовала, не грозила мне напрямую.

Уже вскоре я вышел из ворот лагеря, и встал в первых рядах, напротив троих человек в мантиях Круга магов, стоящих в нескольких десятках метров от толпы. Вокруг них образовалось пустое пространство - никто не решался выходить или заходить в лагерь, оказываясь тем самым в поле их зрения. Чем-то группа магов напоминала мне прайд львов, решивших сходить на водопой в поле зрения стада антилоп.

Пока они не предпринимали каких-либо враждебных действий, лишь старший из них поигрывал массивным дубовым посохом, вращая его между ладоней, вокруг своей оси. Ребячество - подумалось мне. В последнюю очередь я ожидал таких действий от старшего по возрасту мага - пусть даже я не видел касания посоха руками, и это можно было считать некоей демонстрацией способностей.

Сопровождавшие его двое молодых магов были безоружны - насколько это слово вообще применимо к магам. Какие-то нечеткие, подсознательные ощущения позволяли мне ощущать в них некоторое сродство мне самому. Думаю, что я сразу опознал бы в них магов, даже если бы они были облачены в крестьянские рубахи, как сейчас я сам.

Видимо, что-то подобное работало и в обратном направлении, раз при моём появлении взгляд старшего мага приобрел некую подозрительность. Каким-то образом он быстро выхватил меня из толпы, и больше не отрывался. Младшие маги не показали, что заметили что-либо, продолжая осматриваться по сторонам, но я уже понял, кто решает всё в этой группе, и их поведение стало для меня неважно.

Выступив вперед, я расслабленно двинулся в сторону троицы магов, тем самым мгновенно приковав к себе внимание. Интенсивность ощущаемой мною магии сразу же выросла. Каким-то образом я подсознательно ощущал, что вокруг магов появился прозрачный кокон. Подобно тому, как это делал я, они уплотнили, или создали вокруг себя духовный щит.

Я сделал шаг, другой, и внезапно в голову пришла запоздалая мысль о том, что теперь проблему магов не получится решить ударом единственной цепной молнии. Барьер вокруг них уплотнялся всё сильнее, пока его мощность не достигла, очевидно, своего пика. Это совпало с тем моментом, когда я счел дистанцию между нами приемлемой для ведения беседы, и остановился.

-Что привело сюда магов? - спросил я, скрестив руки на груди.

-Ты - тоже маг, - обвиняющим жестом ткнул в меня старший. Теперь я видел его вблизи, и мог опознать в нем эльфа - пожилого, лет сорока пяти-пятидесяти, но не более. Остроконечные уши были скрыты от глаз прядями длинных, по самые плечи, серых волос. Выдавало его лишь более хрупкое сложение, схожий со мною рост, и некоторые особенности черт лица, свойственных только эльфам. Меня нисколько не удивило, что старший из магов оказался моим сородичем - эльфы с некоторых пор жили не дольше людей, но их магические способности оставались куда более выраженными. Даже учитывая подавляющее превосходство людей в общей численности, не менее трети всех успешно прошедших Истязание магов Круга - принадлежало эльфийской расе.

-Ты уже ведаешь, что ты свободен? - спросил эльф, - Ты волен находиться там, где пожелаешь, не испрашивая при этом чьего-либо дозволения... ни храмовников, ни посланников Церкви, ни королей, ни баннов. Мы пришли в очередной раз показать, как делали это уже много раз, что теперь мы вольны творить всё, на что будет теперь наша воля - сжечь дотла этот лагерь, или одарить его своей милостью. Отныне, это сугубо наш произвол! А ежели, кому придет в голову помешать - что ж! - выдохнул маг, - Честный бой поставит каждого на то место, которого он заслуживает. Кому-то суждено стать прахом и пеплом, а кому-то - новыми земными богами, - уже тише закончил он. Последняя фраза прозвучала без всякого пафоса, словно он всерьез обдумывал такую мысль, и давно нашел её правильной.

-Нечасто я слышал такие речи от других магов, - заметил я слегка ошарашено, - Многие из тех, кого я знаю, искали возможности примирения даже после мятежа.

Присмотревшись еще лучше к лицу мага, я погрузился в воспоминания предыдущего владельца этого тела, истинного Браэна ЛаНерал, мага из Круга магов Камберленда. На краткий миг мне показалось, будто мир перед глазами погрузился в легкий туман, а когда я моргнул - во мне появилось некоторое подсознательное понимание происходящего.

-Не принадлежала ли ваша группа когда-то к Братству Либертарианцев? - предположил я.

-Угадал, - пожал плечами эльф, - Единства во взглядах между нами, магами, никогда не существовало. Мы всегда говорили, что свобода - есть высшая ценность сама по себе. А ты, часом, не "лоялист"? Всё ещё считаешь, что в рабстве магам даже местами приятно, когда не натирает?

-Какая ирония, - необъяснимый порыв заставил меня рассмеяться, - Ваша братия сотни лет добивалась свободы, а в итоге так вышло, что свободу магам отдали в руки их же поработители...храмовники.

На лице эльфа появилась печальная усмешка.

-Я тоже об этом иногда размышлял, - произнес он, - Парадокс, но ты прав. Разрыв Неварранского соглашения лордом Ламбертом ван Ривзом был равносилен получению Права уничтожения против каждого Круга магов. Храмовники сами, добровольно, - маг издал нервный смешок, -Добровольно, ты слышишь!? Отказались считать себя нашими хозяевами, и попробовали примерить на себя роль наших убийц...

Старший из магов покачал головой, смотря при этом в землю. Усмешка, так и не исчезнувшая с лица, превратила его в кровожадный оскал.

-Но не вышло, - вновь издал маг смешок, - Вместо этого, всё стало на свои места. С момента мятежа немало храмовников отправилось на тот свет, и то ли еще будет... Сейчас они гибнут, нападая на караваны, как жалкие разбойники, и собираются в двух-трех крепостях на весь Тедас. Рано или поздно разгневанная чернь сама их уничтожит, и тогда маги займут своё законное место среди людей... не спрашивая при этом ничьего дозволения.

-Магистр Таэль!? - потеряв терпение, к эльфу внезапно обратился один из молодых магов, - Почему мы вообще разговариваем с ним?! Не следовало ли нам...

-Тихо! - прорычал сквозь зубы старший маг, словно едва сдерживал вспышку ярости, - Говорим здесь мы - по праву Силы!

-Я смотрю, вы и в будущем планируете определять место человека по праву силы? - скрестив руки на груди, я хмуро оглядел троицу магов.

-А ты порядочный лицемер, брат, - рассмеялся эльф, - Если тебе, и впрямь, так сильно нравится изображать из себя "хорошего" мага перед этими смердами, то ступай в Редклифф. Под предводительством Фионы там собралось столько лицемеров и трусов вроде тебя, что впору объявить там новый Круг магов. Только храмовников не хватает... пока что.

-В Редклифф? - переспросил я.

-Да... - лениво отмахнулся, как от мухи, магистр Таэль, - Король Алистер тайком от всех разрешил им там укрываться, но мы-то знаем...- эльф хихикнул, - Старый король Мерик спал с этой, так называемой, "верховной чародейкой" чаще, чем с собственной женой, и еще неизвестно, сколько она прижила с ним бастардов. Возможно, король Алистер испытывает к ней схожие чувства, хоть даже она ему в матери годится. Эльфийки сохраняют красоту довольно долго.

Сплюнув на землю, волшебник отвернулся, очевидно, намереваясь удалиться.

-Если же вдруг, - уже пройдя несколько шагов, он обернулся, - Решишь занять то место, что уготовано тебе судьбой - то ступай в лес, который местные жители зовут Ведьминым. Следуй за знаками, - объяснил маг, - За магическими ориентирами, чтобы добраться до нашего тайного убежища. Там, и только там - ты будешь среди братьев. А теперь прощай - и надеюсь никогда не увидеть тебя среди врагов!

Произнеся это, магистр Таэль свернул с дороги вместе с сопровождавшими его молодыми магами, и вскоре исчез в чаще леса. Я же остался стоять на прежнем месте, погруженный в размышления. Лишь через несколько минут я нашел в себе силы обернуться, чтобы встретиться взглядом с уже поджидавшей меня за воротами Шартр.

Я вздохнул. Эльфийка ходила настолько неслышно, что могла безбоязненно потянуть бодрствующего тигра за хвост - тот бы не сразу поверил, что сзади к нему кто-то подкрался.

-У меня начинает появляться такое чувство, будто ты за мной следишь, - произнес я.

-За тобой сейчас следил каждый, кому не лень, - возразила эльфийка, - О чем вы говорили?

-Мы обсуждали использование сушеной лягушачьей печени для ритуала призыва демона похоти, - сказал я, - Видишь ли, я всегда считал её ключевым компонентом, а уважаемый мастер уверил меня, что и без лягушачьей печенки результат ритуала будет столь же предсказуем.

-Буээ, - Шартр скривилась, как от проглоченного целиком лимона, - Ну и гадость! Ты меня дурачишь. Такой пакости на свете быть не может, хотя... с вами, магами, никогда нельзя быть в этом до конца уверенным.

-Ты боишься меня? - приблизившись, я опустил ей руки на плечи.

-Нет, - медленно произнесла эльфийка, осторожно отодвигаясь от меня. Отстранившись, она задумчиво посмотрела мне в глаза, - Мне случалось общаться с власть имущими, Браэн. Среди них хватало тех, кто мог бы при желании причинить мне вред, и я вряд ли бы что-то смогла сделать. Я считаю, что опасаться нужно не наличия меча в чужих ножнах, а намерения его против меня применить.

-Вот ты, - после паузы, спросила Шартр, - Имеешь намерение когда-нибудь применить против меня магию?

-Нет, - устало ответил я, - Совершенно точно - нет. Это мне просто не к чему.

-Это хорошо, - повеселев, откликнулась эльфийка, - Это радует. Не то, чтобы я тебя в чем-то подозревала, - быстро шепнула она, - Но это, оказывается, чертовски успокаивает, когда ты прямо говоришь, что не будешь кидаться в меня огнем, и так далее.

-Ну, вот и хорошо, - улыбнулся я. Следуя по пятам за спутницей, я добрался до скамейки где-то на краю лагеря беженцев, и расслабленно присел на неё. Постоянное перемещение с места на место в последние дни изрядно меня доконало. Остаточная усталость заставляла ноги гудеть, и я с удовольствием воспользовался представившейся возможностью расслабленно вытянуть ноги.

-Так вот... - протянула Шартр, - Возвращаясь к моему вопросу. Что же ты планируешь делать дальше?

-Ничего, - буркнул я, и поднял на неё взгляд, - Кстати, если ты не заметила - ваш лагерь беженцев привлекает к себе всех подряд. За последние несколько часов его посетил отряд храмовников, отряд магов, и я сам.

-Последнее - тоже входит в ряд испытаний? - хихикнула эльфийка вполголоса.

-Для полного комплекта, - помрачнел я, - Не хватает только налета бандитов и пролета над лагерем дракона. Я удивлен, что ваш лагерь не разогнали еще вчера. Похоже, вы еще стоите лишь милостью Андрасте, и мне есть смысл находиться неподалеку - просто на всякий случай. Не то, чтобы я подписывался охранять ваш балаган - но мне, действительно, без разницы, где находиться.

- Мать Жизель будет только приветствовать, если ты останешься, - тут же вскинулась Шартр, - Я приготовлю для тебя всё необходимое. Это можно легко устроить. Палатку, припасы, одежду и вещи - я всё раздобуду в кратчайшие сроки!

-Думаю, вам это сейчас самим нужнее, - попробовал я начать отнекиваться, но меня решительно оборвали. Эльфийка подскочила с места, и принялась носиться по всему лагерю. Мне оставалось лишь тащиться за ней хвостом и кивать в нужных местах. В остальном же, она справлялась со всем за меня, и к вечеру для меня даже разбили личную палатку.

Я отрубился, едва моя голова коснулась матраса. День испытаний, наконец-то, подошел к логическому концу.

Глава 4.

-Похоже, твой план превратить Тедас в отражение моего царства, продвигается не лучшим образом, - в кромешной темноте прошелестел потусторонний голос. Он исходил, будто бы, отовсюду, и ниоткуда одновременно. Тот, к которому он обращался, знал, что на самом деле голос звучит в его собственном сознании. Обертоны чужого голоса, отточенные тысячелетней практикой, у неподготовленного слушателя вызывали бы реакцию, схожую с действием инфразвука, но в этот раз звучали заботливо и сочувственно. Почти по-дружески - если бы нашелся безумец, способный употребить такой эпитет к голосу ожившего кошмара из самой глубокой Тени.

-Твои попытки претендовать на оригинальность меня забавляют, Кошмар. Это твоё царство - отражение Тедаса, никак не наоборот, - воздух слегка колыхнул металлический голос незримого собеседника, - Все бессчетные тысячи лет собственного существования, ты лишь повторяешь за другими их шедевры, хоть даже они и рядом не стоят с теми ужасами, что способен породить я.

-Именно поэтому, - отозвался голос существа, что отзывалось на имя Кошмар, - Ты - Корифей. Как и заведено, ты возглавишь Хор на землях Тедаса. Пусть начавшиеся по твоему замыслу бедствия не уступят тем, что питали моё царство раньше!

-Бедствия - не цель, но средство, - проигнорировал похвальбу человек... впрочем - человек ли? - С их помощью я займу то место, которое, по мнению смертных, занимает их выдуманный Создатель. Только, в отличие от него, я не буду безмолвным. Но ты начал разговор с другой темы, Кошмар. Ты видел, что в наш план вмешались, - заметил он, - Кто это сделал? Скажи мне.

-Тебя ведь не заботило раньше вмешательство в твои дела смертных, Корифей? - с тонко рассчитанной мерой наигранности, удивился демон, - Что случилось?

-Трепыхания смертных меня действительно не волнуют, Кошмар, - голос Корифея прозвучал с опаляющей яростью, - Она не альтус, не лаэтан, и даже не сопорати. Сам увидишь, как она сникнет перед подавляющей мощью, как её предки когда-то перед Тевинтером. Меня волнует нечто иное, Кошмар. Нечто... не вписывающееся в план. Неожиданность. Фактор, вмешательство которого мы не могли предсказать. Как во время последнего визита в Златой Град.

-Из глубин Тени приходит всякое, - после длительной паузы, отозвался демон, - Ты не прав, считая Тень лишь отражением Тедаса, Корифей. Моё царство существовало всегда, и все твои подвиги лишь придали его очертанию новую форму... незаконченную пока красоту. Что бы это ни было, оно чуждо моей природе. Я не исключаю, что применение Сферы взбаламутило таких обитателей Тени, с которыми даже я раньше не сталкивался - настолько наши владения не пересекаются друг с другом.

-Значит, ты считаешь, что это был всё-таки демон? - тихо произнес Корифей, - Хм. Пока что, он никак не проявил своей природы, и никак не повлиял на наш план. Думаешь, это связано с тем, что он мыслит не так, как обычный обитатель Тени?

-Время покажет, Корифей, - отозвался демон, владыка Царства кошмаров, - Время покажет.

***

-Черный ворон, черный ворон, что ж ты вьешься надо мной?

Вполголоса напевая, я задумчиво наблюдал за огромной черной птицей, водившей хороводы над лагерем. Словно подчиняясь определенному расписанию, птица строго в определенное время улетала из лагеря, и прилетала обратно. По времени появления ворона можно было засекать время - для меня теперь это был даже лучший ориентир, чем стоящее в зените солнце.

-Ты добычи не дождешься, черный ворон, я не твой! - произнес я.

Пожалуй, серьезный разговор с Шартр назрел и уже перезрел. Если она ведет через ворона какую-то переписку со своими таинственными "друзьями", то я уже давно должен был стать фигурантом отдельного письма - ни больше, ни меньше. Выступать и протестовать было несколько поздновато - однако убедиться в том, что Шартр рассказывает про меня только хорошее, было просто необходимо.

Я встал со своего места на возвышенности, и двинулся в поисках эльфийки. Последняя проверка - ворон всегда прибывает и убывает с одного и того же места. Если его отправляет действительно Шартр, то я встречу её в строго определенном месте, мимо которого ей просто не пройти... что, собственно, и произошло.

-Привет, - поздоровался я с ней, - Куда-то спешишь?

Слегка смутившись, Шартр перевела на меня взгляд, и тотчас же стало ясно - эльфийка уже знает, что я знаю.

-Привет, Браэн, - ответили мне преувеличенно ласково, - Мы уже сегодня виделись. Ты забыл?

Я тяжело вздохнул. Старая, как век, игра.

-Значит, ты не хочешь облегчить мне работу, признаваясь во всем самостоятельно? - задал я риторический вопрос.

Некоторое время эльфийка сверлила меня взглядом, что-то прикидывая.

-Пойдем, - наконец, сказала она, - Думаю, надо тебя познакомить кое с кем.

Что, вот так вот, просто? - думал я, следуя за Шартр за пределы лагеря.

Уже скоро я заметил среди деревьев едва заметный дымок от разведенного костра. Очевидно, кто-то разбил там стоянку. На всякий случай я слегка укрепил магический барьер, и поэтому когда из придорожных зарослей выскочила огромная черная тень, я был готов ко всему... кроме того, что действительно произошло.

-Фу! Барбас, фу! - закричала Шартр, пытаясь закрыться от здоровенной гладкошерстной псины, в пасти которой эльфийка могла бы поместиться целиком, - Отстань, хватит меня уже облизывать!

Огромный пес нарезал вокруг Шартр круги, попеременно врезаясь в бок эльфийки то широченной мордой, то задницей с куцым хвостом, буквально вращаясь юлой. Не потребовалось много времени, чтобы пес уронил эльфийку на землю. Изрядно на ней потоптавшись, он повернулся ко мне, высунув язык.

-Даже не думай, - предупредил я, хмуро разглядывая клыкастую морду, - Не хватало мне подхватить от тебя блох.

Пес угрожающе зарычал, припадая к земле с низко опущенными ушами. Глаза его налились кровью. Черт, это точно пес, а не карликовый медведь? - лихорадочно думал я. Будь я на Земле, такой песик точно заставил бы меня рано поседеть. Там у меня не было магии - а без неё рядом с такой тварью находиться было неуютно.

Впрочем, конкретно сейчас я боялся не столько самого пса, сколько возможности невзначай пришибить его чарами от испуга. У него наверняка есть хозяин, который не обрадуется потере питомца.

-Фу, Барбас! - раздалось из кустов, и вскоре перед нами предстал владелец пса, а точнее - его владелица.

-Нитка, уйми уже своего мабари, - возмущенно произнесла с земли Шартр, - Каждый раз, одно и то же. У меня от него скоро нервный тик начнется!

-Ну... - неуверенно отозвалась владелица пса, - Не думаю, что с этим можно что-нибудь сделать. Это мабари, - как о чем-то самоочевидном, произнесла она.

Владелица оказалась гномом, или гномкой - я не имел представления, как будет называть это правильнее, и теперь во все глаза рассматривал столь редкое явление. Если гномов-мужчин я еще встречал, то женщин - еще нет. Гномы, жившие под землей в непосредственной близости от залежей лириума, не имели способностей к магии. Соответственно, шансов встретить гнома в Башне магов не было, и они в представлении моих коллег обрастали всяческими легендами и небылицами.

Вопреки расхожему мнению, гномка со странным именем Нитка не имела бороды, и в целом, мало чем отличалась от обычной женщины человеческой расы. По крайней мере, чертами лица - но не сложением. Нитка была немного приземистой, но куда более широкой в плечах, чем это можно было ожидать от женщины. На вид, она была втрое крепче той же Шартр. В остальном же, она выглядела простой девушкой лет двадцати - с прямыми светло-русыми волосами, и усыпанным веснушками лицом. Если в глаза и бросалось что-то еще, то это была явно несколько выбивавшаяся из общей массы основательность - лицо Нитки было не в меру серьезным и сосредоточенным. Её куртка с многочисленными карманами повсеместно топорщилась, а на спине гномки висел объемистый наплечный мешок. Не было похоже, что переноска такого количества груза как-то её тяготит.

-Прошу прощения, - обратилась ко мне гномка, - Я еще не видела, чтобы Барбас так нервничал. Обычно он дружелюбен ко всем, на кого не получил команду: "фас".

-Полезно знать, - заметил я, переведя взгляд на шумно отряхивавшегося пса. Мабари, значит? Ну, понятно. Магически выведенные твари. Собака - друг человека. Только вот, собаки ферелденцев иногда использовали даже в составе войсковых соединений. Мабари - опасная боевая порода, не комнатный пудель. Интересно, как с этим зверем умудряется управляться гнома, лишь чуть выше его в холке?

-Это Браэн ЛаНерал, - представила меня Шартр, поднявшись на ноги, и отряхнувшись, - Он - маг.

-О, - глаза гномки изумленно округлились, рассматривая меня с ног до головы. Я даже почувствовал себя немного не в своей тарелке от столь пристального внимания.

-Возможно, поэтому Барбас так нервничает, - настороженно посмотрела на меня Нитка, - У него очень развито чутьё. И, прошу прощения, - смутилась она, слегка покраснев, - Я видела в последнее время много магов, но всё больше издалека. Вы - первый, кого я вижу так близко.

-Видела много магов? - приподнял я бровь, - Мятежных?

-Да, - медленно кивнула Нитка, - Они выглядели не слишком дружелюбно. Думаю, если бы они меня заметили, то попытались бы применить против меня эту свою магию.

-Хардинг, - предложила Шартр, - Ты не могла бы показать Браэну то же самое, что и мне? На карте, и так далее?

-Конечно, - оживилась гномка, - Пойдем.

Уже разворачиваясь, она внезапно хлопнула себя по лбу.

-Кстати, - опомнилась она, - Меня зовут Нитка Хардинг. "Нитка" - это так меня звала матушка. Она была белошвейкой, и думала, что я буду заниматься тем же самым. Но уж, в кого выросла - в того выросла.

-Ну, Браэн, - через некоторое время спросила Шартр, хищно склонившись над картой, - Что ты по этому поводу думаешь?

Мы сидели втроем, склонившись над разложенной на лежаке огромной картой, и выглядели, на мой неискушенный взгляд, сущими заговорщиками. Мабари носился где-то в стороне, обращая странно мало внимания на то, что было интересно всем остальным. Обычные собаки вели себя, вовсе даже, противоположным образом.

-Здесь множество отметок, - озвучил я очевидное.

-Действительно, - согласилась Нитка Хардинг, - Это мои отметки - еще столетней давности. Я обследовала здесь каждый закоулок, и могу со всей ответственностью заявить, что в окрестностях Редклиффа белых пятен для меня нет.

-Ты думаешь о том же, о чем и я? - вопросительно посмотрела на меня Шартр, - Маги и храмовники будут искать подходящие для укрытия места - и находить их... среди отмеченных на этой карте.

-Это становится интересно, - медленно кивнул я, внимательно рассматривая карту. Выходило так, что это было именно то, что мне нужно. Правда, сама ситуация порождала некоторые вопросы, которые был смысл задать немедленно, - Но я не понимаю одного: что в этом тебе, Шартр? Или в деле как-то замешаны твои "друзья"?

Эльфийка снисходительно улыбнулась.

-Верно, - кивнула она мне с той же улыбкой, - Насколько я понимаю, рано или поздно сюда прибудут их люди. Кое-какая полученная мной информация окажется для них очень полезной.

-Кто эти люди, и что им нужно? - спросил я.

-Это - движение, основанное бывшими приближенными верховной жрицы Джустинии. Их основная цель - положить конец хаосу, и закрыть Брешь, - удивила меня эльфийка, - Как ты знаешь, после катастрофы на Конклаве в небе появился огромный провал, сквозь который в наш мир рвутся демоны, а по всему Тедасу начали открываться разрывы Завесы.

Я кивнул.

-Среди этих людей есть та, которую прозвали Вестницей Андрасте. Она обладает способностью закрывать разрывы, - продолжила удивлять меня Шартр, - Лишь с её помощью, расширение Бреши удалось приостановить.

-Но не закрыть её полностью? - уточнил я.

-К сожалению, нет, - сказала Шартр, - Но то, что Брешь стала слабее - это неоспоримый факт, как и способность Вестницы закрывать меньшие разрывы.

-Это очень важная информация, - озвучил я то, о чем думал.

- У меня есть некоторый печальный опыт столкновения с этими разрывами, - с некоторой неохотой признался я, - Если эта "вестница" действительно может закрывать их, то её способности воистину уникальны. Сам я пока не представляю даже, как подступиться к этой проблеме.

-Церковь Андрасте практически сразу объявила это движение еретическим, - огорошила меня эльфийка, - Несмотря на это, в организацию потихонечку стекаются добровольцы. В их рядах есть даже маги и храмовники.

-Церковь Андрасте не слишком дружит с головой, - не слишком почтительно отозвался я, - Насколько я понимаю, у Церкви не осталось ни вооруженной, ни магической поддержки. Если они не собираются участвовать в движении, направленном на наведение порядка, то они рискуют остаться и вовсе без дееспособных сторонников.

-Мать Жизель, что, тоже выступила против этой "вестницы"? - неверяще округлив глаза, спросила Нитка Хардинг. Я быстро перевел взгляд на эльфийку, ожидая ответа на крайне интересовавший и меня вопрос.

-Нет, - опустив голову, рассмеялась Шартер, - Если бы ты лучше знала мать Жизель, ты бы даже не задавалась этим вопросом. Преподобная мать находится в оппозиции высшим чинам с тех самых пор, как "поучаствовала" в распределении помощи жителям Джейдера десять лет назад, когда там разразился голод.

-Джейдер, - пояснила Шартер, - Это орлейский пограничный город близ Орзаммара. Во время Мора он пережил наплыв ферелденских беженцев, что вкупе с неурожаем в том регионе вызвало голод среди бедняков и беженцев. Цены на привозное продовольствие поднялись тогда настолько, что зерно стало дороже золота.

-И, - спросила Нитка Хардинг, - Что она сделала?

-Добилась отправки помощи из Вал Руайо, для начала, - ответила эльфийка, - Вместе с помощью ей пришли и указания, кому, и сколько её необходимо распределить. Ожидалось, что значительная доля пойдет в руки знатных и богатых горожан, и лишь по остаточному принципу - всем остальным. У матери Жизель даже был поименный список, кому и сколько фургонов с зерном необходимо поставить. Очевидная попытка знати Вал Руайо заняться спекуляцией ценами на зерно через собственных доверенных представителей в Джейдере, - пояснила Шартер.

- Отличный план, - заметил я, - Под громкие возгласы о помощи эти типы переложили зерно из одного кармана в другой, чтобы продать подороже. Изящный план - но, видимо, что-то у них не срослось?

-Ты смотришь в самую суть, - кивнула Шартр, - Мать Жизель заручилась поддержкой некоторых влиятельных, но достаточно честных лиц в Джейдере, и в итоге зерно было под вопли протеста заинтересованных аристократов распределено поровну, среди голодавших, - сказала Шартер, - Зерно получили и беженцы, и джейдерские крестьяне, и даже эльфы из Эльфинажа.

-Да это же грабеж! - возмущенно воскликнул я, патетически вскинув руки.

-Действительно. С тех самых пор, - рассмеялась эльфийка, - Мать Жизель находится в опале, и её постоянно отправляют туда, где хуже всего. По странному совпадению, именно там мать Жизель считает себя необходимой больше всего, так что это наказание устраивает и её, и церковных иерархов.

-Мда, - хмуро произнесла Хардинг, - Вот так живешь, и не знаешь, какие же есть на свете скоты.

-Спасибо за рассказ, - поблагодарил я. После такой истории, мать Жизель раскрывалась в несколько ином свете. Против воли, в душе начало появляться некое подспудное чувство восхищения. Я сравнивал свои возможные действия с действиями матери Жизель, и сравнение выходило не в мою пользу. Возможно, на её месте я поступил бы так же, но здесь был один нюанс.

При попытке надавить на меня - а на Жизель наверняка оказывали давление очень серьезное - я неизбежно оставил бы после себя вереницу дымящихся трупов. Я четко отдавал себе отчет в том, что не отличаюсь долготерпением, и особенно сейчас. Когда в руках есть молоток, очень многие вещи вокруг начинают напоминать гвозди, не говоря о том, что мне уже случилось распробовать крови. Многие барьеры цивилизованного общества передо мной уже пали, или поддерживались твердым расчетом.

Как мать Жизель удавалось настаивать на своём, не обладая силой, чтобы противостоять оппонентам, оставалось для меня загадкой.

-В общем, - подытожила эльфийка, - Мать Жизель не стала однозначно осуждать возрожденную Инквизицию.

-Кого? - поперхнулся я при этих словах.

-Инквизицию, - слегка округлив глаза при моей нетипичной реакции, отозвалась Шартр, - В древности, это была организация, по слухам, не чуравшаяся принимать в свои ряды даже магов. Их основной целью было наведение порядка - те времена были не лучше теперешних. Впоследствии организация была распущена. Кто-то стал храмовником, кто-то ушел в Церковь. Маги, если они и правда были в Инквизиции, перешли в Круг магов - время основания первых Кругов относится как раз ко времени упразднения Инквизиции.

-Ну, ладно, - выдохнул я, - Будем надеяться, что это не то, о чем я подумал, и эта Инквизиция не имеет побочной цели жечь магов на костре.

-Хорошо, - кивнула Шартр, задумавшись над моей странной реакцией. И вскоре огорошила меня еще больше, - Так сама Вестница - тоже маг. Как тебе теперь такой расклад?

-Я всё понял, - буркнул я, - Похоже, "простые люди" собираются загребать жар руками магов - у самих-то ничего не выходит. А как всё закончится - загонят всех обратно в Круг, и поставят надсмотрщиков. Спорим?

-Браэн? - вопросительно нахмурилась Шартр, - Насколько я понимаю, единства насчет того, что делать с магами, даже сейчас не существует. Даже тогда не все одобряли ваше подчиненное положение, и уж точно - крайне неприязненно относились к перегибам храмовников. В конце концов, именно верховная жрица Джустиния стала той, кто санкционировал собрание магов в Белом Шпиле, на котором они планировали проголосовать об автономии.

-К чему это привело, нам всем известно, - хмуро бросил я, - С такой постановкой вопроса не согласились храмовники, начав рубить головы всем скопом. Церковь вскармливала себе цепного пса, да настолько вскормила, что тот начал сам устанавливать порядки. После этого независимость магов стала вопросом решенным, и неважно, устраивало это кого-то, или нет.

- Жуть какая-то, - произнесла Нитка Хардинг. Судя по округлившимся глазам гномки, суть протекавших среди магов процессов до сих пор была неизвестна широкому кругу людей. Что возвращает нас к еще одному вопросу, кстати...

-Впрочем, неважно, - произнес я, - Мне известно об этих вещах, потому что я - маг. Вопрос такой: откуда обо всем этом знаешь ты?

-Я - агент Инквизиции, - как-то буднично призналась Шартр, - Впрочем, я стала им явочным порядком, поскольку и до её основания немножко подвизалась на разных работах для леди Лелианы - известной также, как левая рука Джустинии.

-Мда, - буркнул я, - Что за день такой? Я не планировал узнавать столько тайн за раз, когда просыпался утром.

-Если не планировал - то почему спрашивал? - спросила Шартр недовольно, - Браэн, хватит вилять из стороны в сторону. Ты с нами, или как?

-Это означает: "с нами, или против нас?", или что-то иное? - не преминул спросить я, заёрзав на месте.

- Инквизиция хочет навести порядок в Тедасе, а не вылавливать бродячих магов, - буркнула эльфийка, - Ты мог бы поучаствовать в чем-то важном, вместо того, чтобы ходить с надутыми щеками по лагерю.

-Мне, хотя бы, будет положена зарплата? - спросил я, скорее, из вредности.

- Думаю, поднятого с добычи тебе хватит за глаза, - недовольно пробормотала Шартр, - Никто не будет претендовать на твои трофеи - а их я тебе обещаю множество. Этого тебе достаточно?

Я некоторое время помолчал. Потом рассмеялся.

-То есть, - спросил я, - Вы так представляете себе нашу работу: вы тыкаете пальцем в карту, и говорите мне зачистить там всё, что движется. В награду - трофеи?

-Ты представляешь себе всё слишком приземлено - в конце концов, солдаты Инквизиции борются за идею, а не за золото. Кое в чем, конечно, ты прав, - призналась эльфийка, - Но не забывай о том, что...

-Ладно, - оборвал я её, - Я пока не согласился, но давайте так: что вы бы хотели, чтобы я сделал?

Нитка и Шартр переглянулись, и вскоре склонились над картой.

-Если честно, - глаза Шартр загорелись энтузиазмом, - Просто глаза разбегаются от количества возможных вариантов.

-Если идти от лагеря по Западной дороге, не доходя до моста, - вмешалась Нитка, - То на севере можно будет увидеть форт Бреннан, который сейчас целиком занят храмовниками.

-Насколько большой форт? - заинтересовался я. Даже если я по каким-то причинам откажусь - информация никогда не бывает лишней.

-Форт - не слишком большой, - призналась Хардинг, - Хотя он и может похвастаться высокими каменными стенами и башнями, внутренние помещения представлены одной лишь открытой площадкой в центре - то есть, он даже не приспособлен для того, чтобы там постоянно проживали люди. Я была там год назад - даже караул там могут нести не более двух десятков человек за раз.

-И вы что - предлагаете мне пойти, и в одиночку разметать два десятка храмовников? - переспросил я, - Мне лестно, конечно, что меня держат здесь вместо штурмового отряда, но брать форты сподручнее армией, а не силами одинокого мага. Позовёте меня, когда надо будет вынести ворота без осадных машин.

-Мы и не планировали штурмовать форт до прибытия основных сил Инквизиции, - заметила Шартр, - Чем ты действительно мог бы нам помочь - так это... небольшой прогулкой по северо-восточной дороге.

-Ты меня заинтриговала. Что там? - спросил я.

-Бандиты там, - неприязненно произнесла Хардинг, - Нападают на всех, кто проходит по дороге, и теперь она полностью блокирована. Думаю, мы недосчитались, как минимум, нескольких обозов с припасами по их вине. Кроме того, у многих беженцев есть родственники, семьи в селениях на востоке Редклиффа - из-за разбойников они не могут уйти, и это создает лишнее напряжение в лагере.

-Я так понимаю, там нет ни магов, ни храмовников? - предположил я, - Если так, то разогнать их - плевое дело.

-Никого из магов или храмовников местные жители среди разбойников не видели, - подтвердила Шартр, - Ну, так как? Ты согласен?

-На что? - спросил я, - Записаться в инквизиторы?

-С пергаментом сейчас туговато, - проникновенно заглянула мне в глаза Шартр, - Настолько, что сообщения Лелиане приходится писать на обороте её собственных писем. Добудешь немного, поделишься?

Глава 5.

Ужасный маг крови, или того хуже - демон Тени в обличье смертного? Лелиана, ты вообще уверена, что мы говорим об одном и том же человеке?

Да, он маг. Да, он отзывается на то же имя, и выглядит точь-в-точь, как на вашем пасквиле. Однако тот Браэн Ланерал, которого я знаю, прямо сейчас храпит у себя в палатке. Ещё он уже сидит у Хардинг в печенках со своими плоскими шутками. Я не знаю, как это сочетается со всем тем, что ты мне описала в предыдущем письме. Могу только подозревать, что его кто-то сильно разозлил, и лишь посоветую твоим друзьям не повторять такой ошибки.

Мать Жизель ему доверяет безоговорочно, и я категорически не советую предпринимать каких-либо действий, не посоветовавшись с ней. В противном случае за успех вашей миссии я не дам и ломаного гроша.

И нет - усиливать слежку за ним я не буду, даже не проси. Куда дальше-то усиливать? Я не гулящая девка, и не бард из Орлея. Без обид, Лелиана (многократно зачеркнуто).

Как там Шмоплз? Ещё живой? Когда последний раз его видела, он совсем уже старый был.

***

-Произносите одно Слово! Пойте одну Песнь! И войдете вы в Златой град!

Утренняя проповедь всегда собирала огромное количество прихожан. Ещё она была едва ли, не единственным временем, когда Манвэ могла спокойно прогуляться по лагерю. Происходящее требовалось осмыслить и уложить в голове - а в моменты задумчивости ноги эльфийки сами несли её на прогулку.

Пользуясь возможностью, наследница долийского хранителя шагала по лагерю, рассматривая произошедшие буквально за день изменения. Новая Инквизиция нуждалась в знаках различия, чтобы заявить о собственном существовании. Деревянные ворота в лагерь, разросшийся вокруг одинокой каменной часовни, обзавелись висящим на столбе знаменем. Всевидящее око посередине опущенного лезвием вниз меча - вечная бдительность, и готовность без жалости карать зло.

-Почему зло? - спросила как-то она у Варрика, который и растолковал значение герба.

-Видишь ли, - развел руками гном, - Меч - это оружие благородных, а все их жертвы по определению - преступники, дерзнувшие покуситься на их интересы. Будь на месте меча мясницкий топор, всё было бы уже не столь однозначно, не так ли?

-Ты ведь это прямо сейчас выдумал, верно, Варрик? - услышавшая разговор краем уха леди Кассандра встрепенулась, и поравнялась с гномом, возмущенно раздувая ноздри.

-Не удивлюсь, если создатели герба о чём-то таком про себя размышляли, - отозвался гном с добродушной усмешкой, - И даже если я что-то выдумал? Это что, чем-то отличается от работы сотен геральдиков, что обретаются в том же королевстве Неварры?

-Меч - символ милосердия, - мрачно произнесла Кассандра, - Так верят последователи Андрасте, потому что именно мечом Гессариан Прощенный пронзил её сердце, чтобы прервать мучения на костре. Придворные геральдики об этом знают - а ты нет. Вот и отличие.

Варрик обменялся с леди Кассандрой совершенно нечитаемым взглядом. Устало помассировав виски, он был вынужден окончить диспут.

-Впервые вы, леди Кассандра, уели меня словом, а не делом, - произнес он с тяжелым вздохом, - Если так пойдет и дальше, то вы станете первоосновой для персонажа одной из моих следующих книг. Персонажа-архизлодея - только он мог бы запутать значение герба настолько, что впору звать на помощь неварранских геральдиков. Меч - символ милосердия, ну надо же!

Снующие по лагерю люди щеголяли стеганой желто-коричневой броней с нашивками Инквизиции, и казались настоящими воинами и по выправке, и по духу. Мгновенная метаморфоза вчерашних беженцев и крестьян просто не укладывалась у Манвэ в голове. Возможно, именно отсюда росли корни утверждения о том, что одежда меняет человека. Эльфийка раньше слышала эти слова, но вплотную столкнулась с этим впервые.

Удивительно, сколь много внимания люди уделяют формальностям и внешним знакам. Когда Манвэ была моложе, как-то ей в руки попала книга, озаглавленная "Кодекс торговых сношений на территории империи Орлей, и за её пределами, с обитающими там варварами". Жадная до любого написанного слова, эльфийка не была готова к тому испытанию, что уготовало ей чтение того труда. О торговых сношениях между купцами она точно узнала меньше, чем о сношениях между книгами и умом читателя - порою, противоестественных. Ещё меньше ей удалось понять.

Она тогда даже выясняла у Хранителя, что означает непонятное слово "контракт". Та использовала этот вопрос, в том числе, чтобы объяснить, почему людям верить на слово не стоит - по их мнению, лишь ритуальная подпись на бумаге придавала договору скрепляющую силу. Как это сочеталось с тем, что подписанные договоры нарушались едва ли не чаще, чем устные, Хранитель не объяснила. Это можно было считать очередным парадоксом.

В паре десятков метров напротив ворот горел костер, возле которого Варрик развел непонятную суету. Его лачуга, а точнее - наскоро сбитая из дерева времянка стояла там же. Привилегия иметь возведенный настоящими строителями дом выпала далеко не каждому даже из первых лиц Инквизиции. Лелиана, впрочем, изначально забраковала все предложенные ей варианты, и разместилась прямо в шатре напротив часовни.

Варрик увидел эльфийку у ворот, и приветственно помахал рукой, подзывая к себе.

-Что это ты делаешь? - спросила Манвэ, когда поравнялась с гномом.

-Гхм, - кашлянул Варрик. Гном, одетый на морозе в одну рубаху с открытым воротником, энергично размахивал тонкой дощечкой над выложенной камнями жаровней, - Питаться только из общего котла плохо для желудка, моя эльфийская подруга. Ты никогда не пробовала жареного на угле нага, нанизанного на шампур?

-Наги - это такие подземные животные? - уточнила Манвэ, только сейчас уловив аромат жареного мяса. Желудок протестующе заскрипел, словно уже забыл о недавнем завтраке.

-Вроде того, - довольно кивнул гном, - Жрут всё на свете, но мясо хорошо пахнет, только если им дают нормальный корм. Лелиана как-то даже имела домашнего нага - тот каким-то чудом избежал вертела, и помер своей смертью. Какая жалость, скажу я тебе! Какая жалость - ты не представляешь, сколько в нем было живого веса!

-Это мясо нага? - с любопытством спросила эльфийка, посматривая через могучее плечо гнома на готовку.

-Вообще-то, нет. Но на вкус всё равно будет почти, как наг, - помедлив, признался гном. Спустя секунду он замолк, и принялся переворачивать мясо другой стороной. После чего, начал вновь обмахивать мясо дощечкой, нагоняя воздух.

-Самый главный секрет готовки на морозе, - с удовольствием втянул воздух Варрик, - Это сухие, хрустящие дрова. Нельзя пустить на уголь валежник, и рассчитывать хорошо прожарить мясо, - возмущенно заметил он, - Ещё нужно много масла, и самое главное - жар. Нужен жар - но ни в коем случае, не пламя! Кстати, мясо почти готово. Ешь быстрее, пока не остыло.

Наследница Хранителя поспешила последовать совету, горячо поблагодарив гнома. Некоторое время они вдумчиво ели, то и дело, обжигая пальцы о румяные кусочки мяса. Жареное мясо стыло на морозе очень быстро, и к концу трапезы стало едва теплым. Манвэ через силу заставила себя проглотить потерявший весь вкус кусок, и расслабилась, мышцами всего тела, буквально растекаясь по скамейке.

-Ну, - добродушно заметил Варрик, - Пока Кассандры поблизости нет, расскажи - как тебе всё это? Ещё вчера тебя были готовы отправить на костер, а сегодня поднимают, как знамя. Не буквально, конечно, - кашлянул гном, - Но, в любом случае, у нормальных людей такие перемены не за день случаются.

-Я рада, что хоть в живых осталась, - честно призналась эльфийка.

-Понимаю, - кивнул гном, - За минувшие дни мы насмотрелись на всякое. Брешь, демоны, и ещё черт знает что. Я сам удивлен, что мы до сих пор живы после того, что произошло на Конклаве.

-Кассандра говорила, что больше тебя здесь не держит, - заметила Манвэ, - Почему ты остался?

-Брешь - не такая штука, от которой можно просто взять и отвернуться, - ответил Варрик, - Опасность пока не миновала.

-Я согласна с Кассандрой, что Брешь должна быть закрыта полностью, - сказала наследница Хранителя, - Надеюсь, моя метка может с этим помочь.

-Тут нужна не метка, а чудо, - рассмеялся гном, серьезно взглянув в темно-зеленые глаза собеседницы, - Ты уж поосторожней там, детка - всё наше предприятие плохо пахнет. Я написал немало трагедий, так что сразу чую, куда ветер дует.

-У Кассандры и Лелианы есть какой-то план, - сказала Манвэ, - Я должна зайти к ним сразу же после утренней проповеди.

-Надеюсь, он сработает, - хмыкнул гном, - Точнее, он должен сработать - потому как, иначе нам крышка.

***

-Не болит? - осведомилась Кассандра, глядя на то, как сквозь тканевую перчатку на руке эльфийки проступило зеленоватое сияние. Метка, оставленная на ладони Манвэ неведомым чародейством, резонировала с магией Завесы. Такие "всплески" порой случались, но не как в то время, когда Брешь грозилась поглотить весь Тедас.

-Больше нет, - сказала Манвэ, крепко сжав кулак, - Жаль, что я не смогла закрыть Брешь полностью.

-Ты сделала всё, что от тебя требовалось, - спокойно возразила Кассандра, покачав головой, - Важно то, что Брешь больше не растет, как и твоя метка. Ты выиграла для нас время. Солас предполагает, что вторая попытка принесет больше удачи, если направить в метку больше силы.

Зеленоватое сияние на ладони эльфийки вспыхнуло, как отблеск ослепительного пожара. Миндалевидные глаза темно-зеленого цвета смотрели вперед отстраненно, словно их обладательница мысленно решала какую-то задачу.

-Да, - наконец, выдохнула волшебница, - Я понимаю, как можно направить в эту метку силу. Но сколько её понадобится?

-Столько же, сколько было вложено в создание Бреши, - произнесла леди Кассандра без особой уверенности, - То есть, довольно много. Это будет нелегко.

-У тебя уже есть идея, как это сделать? - спросила Манвэ.

нас есть, - ответила Искатель, - Пойдем со мной.

Внутри того же помещения, где впервые было провозглашено о создании Инквизиции, вокруг карты Тедаса на огромном столе, стояли трое. В одном из них Манвэ ожидаемо узнала леди Лелиану - уважающий себя тайный канцлер не мог не явиться на Совет. Двух других она, впрочем, видела впервые.

Смуглокожая женщина среднего роста, с длинными черными волосами, стояла, уткнувшись в свиток. Её шелковое платье блестело так, словно было отлито из чистого золота. При взгляде на него, Манвэ задавалась вопросом - кто же захочет выделяться из толпы так, как выделяется в деревенском курятнике сегеронский павлин? Впрочем, у людей свои обычаи. Мода - как говорила Хранительница.

Третий человек был облачен в металлический доспех, спрятанный под расстегнутую меховую шубу. На месте нагрудника уже красовалась знакомая эльфийке гербовая нашивка в виде опущенного лезвием вниз меча и всевидящим оком посредине - знак Инквизиции. Скрытые под одеждой доспехи делали мужчину ещё массивнее, чем он был на самом деле. Воин был довольно высок даже для человека - а значит, эльфийка едва достала бы ему до груди. Он был коротковолосым, и белокурым. Серьёзное, сосредоточенное лицо украшало несколько шрамов, идущих от подбородка к виску, и вдоль щеки. Это не делало его вид пугающим - хотя Манвэ внезапно заподозрила, что дело тут в маске терпения и вдумчивости, что застыла на лице этого человека будто вторая кожа. Он первым заметил идущих к ним Манвэ и леди Кассандру, и довольно проворно развернулся лицом к ним, опустив правую руку по швам. Левая рука, казалось, застыла на рукояти клинка на поясе - способного своей длиной померяться с половиной роста самой Манвэ.

Леди Кассандра была вынуждена начать представлять незнакомцев именно с него.

-Командир Каллен, военачальник Инквизиции, - произнесла Искатель.

-Громко сказано, - отозвался мужчина, немного отстраненно оглядев их, - В долине мы потеряли много бойцов. А скольких мы ещё потеряем...

Словно пытаясь избавиться от непроизвольно охватившего её неприятного чувства, леди Кассандра повернулась в сторону смуглокожей женщины, что почтительно поклонилась, перехватив на себе чужой взгляд.

-Леди Жозефина Монтилье. Она будет отвечать за внешние связи Инквизиции, будучи нашим главным дипломатом.

-Андоран Атишан, - любезно обратилась женщина к эльфийке.

-Вы говорите по-эльфийски? - изумилась Манвэ.

-Боюсь, вы только что услышали всё, что сохранилось в моём словаре эльфийских слов, - покаянно улыбнулась леди Монтилье, - Но я, в любом случае, рада с вами познакомиться. Наслышана о вас.

-Ну и, конечно же, сестра Лелиана, - вздохнула Кассандра, когда Манвэ встретилась с внимательным взглядом голубых глаз леди Соловей, - Тайный канцлер. Глава наших шпионов, одним словом.

-Да, - улыбнулась Лелиана, опустив руки за спину, - Спасибо за представление.

-Рада познакомиться, - кивнула Манвэ, переступив с ноги на ногу.

-Я уже сказала леди Лавеллан, что для закрытия Бреши с помощью метки нужно направить в неё больше силы, - рассказала Кассандра.

-Что предполагает помощь мятежных магов, - заметила Лелиана.

-На самом деле, - повернулся к ней военачальник Инквизиции, - Храмовники могут справиться с этим не хуже. Я изначально не одобрял привлечение к этой затее магов.

-Если направить в метку достаточно силы, - начала Кассандра.

-Это может вообще всех уничтожить, - отрезал Каллен, - А вот храмовники могут подавить Брешь своими способностями - ослабить её.

-Это лишь предположение, - возразила Лелиана.

-Не в большей степени, чем ваш вариант, - сказал военачальник, - Я сам был храмовником. Я знаю, как это работает.

-Сожалею, но ни храмовники, ни маги с нами пока говорить не желают,- заметила леди Монтилье, - Отмечу также, что и Церковь весьма решительно высказалась против нас. И против вас, в частности, - женщина указала кончиком пера на саму Манвэ, привлекая к ней взгляды всех присутствующих.

-Они всё ещё хотят отправить меня на костер за то, что я даже не совершала? - возмущенно вспыхнула эльфийка.

-Да не только за это, - вздохнула дипломат, - Вас, леди Лавеллан, некоторые объявили Вестницей Андрасте. Сами понимаете, что после такого значительная часть Церкви считает нас еретиками.

-Канцлер Родрик, - кулаки леди Кассандры судорожно сжались, словно она хотела дотянуться ими до его горла.

-Нам сложно заставить храмовников или магов прислушаться к себе, - сказала леди Монтилье, - Когда наше влияние подрывает единая позиция Церкви.

-Давайте уже сразу определимся с тем, что я - не Вестница Андрасте, - вздохнула Манвэ, - Ненавижу казаться тем, кем я не являюсь. Это поможет?

-Люди связали тебя с тем, что Брешь перестала расти, - заметила Кассандра, - Не говоря уже о том, сколько людей видело призрак женщины у тебя за спиной в тот момент, когда ты закрывала разрыв Завесы.

-Они решили, что это была Андрасте, - сказала Лелиана.

-В чем мы их разубеждать не будем, - хмуро заметила леди Кассандра, - люди и так отчаялись. Они ищут надежды. Ты - знак, или символ.

-Надежды для одних, - заметила Жозефина, - И знак того, что всё пошло наперекосяк - для других.

- Церковь на нас что - нападет? - спросила Манвэ.

В ответ военачальник Инквизиции лишь рассмеялся.

-Чем? - спросил он, - Добрым словом и кадилом? Без магов и храмовников, их слово колышет, разве что, воздух.

-И, тем не менее, - заметила леди Лелиана, - Они мешают нам вести вербовку и доносят на наших агентов страже, - О какой-либо деятельности в таких условиях не может быть и речи. Впрочем, - поправилась она, - С позицией Церкви есть возможность сладить.

-Каким образом? - спросила Манвэ.

-Преподобная мать Жизель просила у меня возможности встретиться с тобой, - сказала Лелиана, - У неё огромное количество последователей и союзников по всему Тедасу. Если мы сумеем заручиться её поддержкой, то это откроет Инквизиции многие двери.

-Я встречусь с ней, - пообещала эльфийка, - Где она?

-Во внутренних землях Редклиффа, - ответила Лелиана, - Стоит лишь спуститься с гор, и ты практически там.

-Попутно можно было бы поискать возможности укрепить влияние Инквизиции в Редклиффе, - заметил Каллен, - Закрывайте разрывы Завесы, леди Лавеллан, и люди к нам потянутся несмотря ни на какие слова Церкви. Брешь - это угроза для всех нас.

-По возможности, склоняйте встречных к помощи Инквизиции, - посоветовала Жозефина, - На месте это получится у вас гораздо лучше, чем у других.

-Насчет последнего, - вздохнула леди Лелиана, - Я бы хотела чуть позже поговорить с леди Лавеллан очень подробно. Похоже, внутренние земли Редклиффа стали на острие интересов очень... многих сущностей. Мне нужно убедиться в том, что ты хорошо представляешь, что там происходит.

-Хорошо, - настороженно согласилась эльфийка.

***

Бредя по северо-восточному тракту, я думал о нескольких вещах.

Во-первых, ловля разбойников на живца напоминала мне глупую игру. Я подозревал, что с моим новым крестьянским обликом, разбойники могут пожалеть потратить на меня даже стрелу. Поведение храмовников, до разума которых я пытался достучаться еще перед лагерем, не оставляло сомнений: я выгляжу представительным только в мантии мага Круга, а в мирской одежке взгляд других скользит мимо меня, как будто я пустое место. Виной тому эльфийское происхождение или малый рост, или все вместе - не знаю. Я мог лишь надеяться на то, что хоть кто-то из разбойников решит выказать себя, и желательно - побыстрее. Желание еще сильнее натереть ноги у меня было небольшое.

В голове вертелись шаловливые мысли о том, что я еще обязательно верну Шартр должок в следующий раз, если мы будем ловить кого-то на живца в каком-нибудь городе. В этот раз приманкой будет именно эльфийка - наряженная по моему вкусу, разумеется. Или же разряженная, без всякого вкуса - это уже как совесть подскажет.

Тренькнувшая на самом пределе моего эльфийского слуха тетива прозвучала музыкой для моих ушей. Я уже заждался того момента, когда это произойдет!

Невидимый барьер вокруг меня слегка уплотнился, заставляя стрелу уйти в сторону, скользнув вдоль моего тела. Я сжал правую ладонь в кулак, и сосредоточился. Мир замер и потускнел перед глазами. На краткий миг я перестал отличать реальный мир от того, что существовал где-то в иной области моего сознания, соприкасаясь напрямую с Тенью - там моё воображение и воля рисовали всепоглощающий пожар, который должен был вскоре прорваться в реальность.

Мой кулак исчез в языках охватившего его огня, и вскоре взмах моей руки отправил в сторону выстрела широкий веер огненных брызг, стремительно разгонявшихся до скорости арбалетных болтов. Одновременно с ними, я резко повернулся, и сорвался с места в карьер, почти сравнявшись в скорости бега с волной собственной магии.

Плотный рой огненных искр прожигал тонкие деревья насквозь, как пулеметная очередь. В моих ушах стоял треск раскалывавшихся стволов деревьев, и шипение занявшейся огнем коры. Набрав разбег, я перепрыгнул через небольшую огненную преграду на земле, вспаханной моими чарами, и ударил второй такой же волной в сторону, где заметил бросок какой-то подозрительной тени.

В уши ударили разноголосые возгласы боли, быстро оборвавшиеся. Я сделал шаг вперед, и едва уклонился от рухнувшего в полуметре от меня ствола дерева.

-Твою мать! - выругался я. Поснесенные мной деревья выбрали именно этот момент, чтобы начать падать после моих чар. Вскоре мне пришлось, пригнув голову, спрятаться под стволом упавшего дерева. Место падения остальных деревьев пришлось совсем рядом со мной, словно они каким-то образом чувствовали, кто послужил причиной их гибели. Почти сразу же, зеленая листва и ветви деревьев полностью закрыли мне обзор, и я лишь приблизительно представлял, что происходит вокруг. Вот разбойникам раздолье - напавший на них маг запутался в собственных чарах!

Яростно отплевываясь, и отталкивая гибкие ветви от лица, я выполз из под зеленого кургана, и огляделся вокруг, готовый повторить атаку еще раз - и сколько угодно еще раз, если противник еще жив.

Напрягая чуткий слух до предела, я услышал лишь потрескивание сухой коры - она уже не горела после моих чар, но лишь слегка тлела в местах попадания огненных брызг. Лесного пожара не случится - и, слава Богу, подумал я. Каких-либо признаков выживших я уже не находил, и, пожав плечами, принялся исследовать разворошенную моими чарами чащобу.

Тела разбойников нашлись, погребенные обрушившимися на землю деревьями. Веер огненных брызг оказался крайне эффективен, накрыв большую группу вооруженных луками людей с первого же попадания. Фактически, удар попал настолько удачно, что я даже не заметил поначалу его результата. Еще тройку людей я обнаружил в месте второго удара. Очевидно, они стояли на подстраховке, но впустую. Засада была разгромлена подчистую в первые же секунды.

Я огляделся вокруг, и присвистнул. Мои чары, словно огромной косой, срубили изрядный кусок леса - то-то я удивлялся, почему так резко вдруг стало светло.

Бывший клочок леса превратился в поляну, накрытую густым ковром листьев, и обрушившихся на землю деревьев. Обломанные у основания стволы тонких деревьев - а других здесь не было - одинокими копьями уныло грозили голубому небу, словно понимая никчемность своих жалоб. Ноздри щекотал неприятный запах подпаленной листвы, смешанный с запахом свежесрубленного дерева. Как только я не чувствую запаха опаленной плоти? Они же должны были сильно пострадать от огня?

Внезапно замеченная боковым зрением черная тень едва не заставила меня подпрыгнуть от неожиданности. Тотчас же, на меня навалилась страшная тяжесть, и придавила к земле, несмотря на всю силу магического барьера. Влажный, шершавый язык облизал мне лицо, и я услышал довольный рык мабари.

-Тьфу, - сплюнул я, не зная, куда деться от отвращения, - Ты меня всего обслюнявил, барбос блохастый! Слезь с меня!

Чертов мабари вертелся вокруг меня юлой, то и дело, оглашая пространство оглушительным лаем. Порой он вспоминал обо мне, и грубой собачьей лаской заставлял меня вновь растянуться на земле. Возможности как-то утихомирить сто килограммов буйства не было совершенно. Спасла меня владелица.

-Барбас, фу! - скомандовала Нитка Хардинг, и вскоре принялась строго отчитывать припавшего перед ней на передние лапы пса, даже в таком виде высотой оставшегося гномке по грудь. Жалобно скуля, мабари яростно вертел куцым хвостом, и утвердительно лаял в ответ на каждое обвинение. Вскоре Хардинг сменила гнев на милость, и мабари спокойно улегся, всем своим видом изображая из себя послушную собаку. К счастью, полученной форы мне хватило, чтобы стать на ноги.

-Значит... - подошедшая ко мне гномка с непонятным выражением на лице рассматривала меня, - Это и есть твоя магия? Мне кажется, или тебя злить даже опаснее, чем я думала?

-Объясни это мабари, - кивнул я на пса. Хардинг пожала плечами.

-Я пока не ловила его за пониманием человеческой речи, - заметила она, - Хотя, с него станется. Впрочем, я бы на твоем месте не беспокоилась: он как-то чувствует опасность. Думаю, он не будет переходить с тобой определенные рамки.

-Это меня не слишком успокаивает, - буркнул я, - Похоже, возня по траве в его рамки прекрасно вписывается.

-Может быть, - пожала плечами Хардинг, - Пошли, исследуем твою добычу... если после тебя от них что-то осталось.

-Я был почти нежен, - уверил я гномку.

-Хм, - совершенно серьезно посмотрела она на меня, выразительно оглядев воцарившийся вокруг хаос с поваленными деревьями. Я медленно стер с лица ухмылку. Похоже, у гномов чувство юмора устроено как-то иначе, раз в некоторых случаях оно дает осечку. Знать бы еще, в каких, именно?

Тщательно исследовав и осмотрев останки разбойников самолично, Хардинг нахмурилась.

- Если это обычные разбойники, то я белошвейка, - вынесла она решительный вердикт, - Доспехи схожего фасона и кроя, словно делались у одного и того же мастера. Комплекты единообразного оружия - кинжалы и луки. Даже стрелы в колчане - лишь стальные с одинаковым оперением. Эти ребята вооружаются из одного арсенала. Больше похоже на чью-то личную дружину, или на высокооплачиваемый отряд наёмников.

-Зачем таким людям может понадобиться выходить на большую дорогу? - спросил я, в целом, согласившись с выкладками гномы.

-Это мне тоже хотелось бы выяснить, - произнесла Хардинг, продолжая исследовать тела, - Карманы у всех совершенно пусты, хм. Ничего лишнего. Похоже, они шли на разбой, как на... работу.

-Что ты имеешь в виду? - спросил я.

-Разбой - не их образ жизни, а работа, - коротко ответила гномка, - Если ты видел настоящих грабителей с большой дороги, то ты сразу поймешь, в чем разница. Если же нет - просто поверь мне на слово: это отряд воинов, которых направили изображать разбойников.

-Разбоем они здесь занимались вполне себе настоящим, - не согласился я.

-Я и не говорю, что они не занимались разбоем, - буркнула Хардинг, - Я говорю, что это было для них не образом жизни.

-И, что теперь? - спросил я.

-Будем надеяться, я смогу найти какие-нибудь следы, - предположила гномка, - Это будет довольно сложно сделать после тебя, но выбора у нас всё равно, нет. Барбас! Ко мне!

Я подавил порыв последовать за гномой, чтобы посмотреть, как она будет находить след. Находиться поблизости от её мабари желания не возникало, и я отправился искать относительно удобное место для того, чтобы прилечь.

К тому времени, когда Хардинг вернулась ко мне со свежими вестями, я отлежал себя все бока - сквозь, казалось бы, мягкий ковер листвы пробивались острые ветки, безжалостно впивавшиеся в спину. Я посчитал за благословение, что мы прекращаем сидеть на месте, и отправляемся дальше.

-Не могу похвастать, что нашла что-то конкретное, - развела руками Нитка, - Но по зрелому размышлению, я могу сделать вывод о том, что они стали лагерем где-то неподалеку, раз не брали с собой никаких припасов. В таком случае, они встали именно там, где я думаю.

-Тогда веди, - пожал я плечами.

-Чтобы подобраться к ним незамеченными, - заметила Хардинг, - Нам придется пойти немного в обход. Это немного. Километров пять или шесть.

-Ух, ё, - простонал я.

-Это еще ерунда, - меланхолично сообщила мне гнома, - Мы собираемся забраться в гору, а потом спуститься обратно. План заключается в том, чтобы посмотреть на возможный лагерь бандитов с утеса. К сожалению, оттуда к разбойникам только один путь - головой вниз.

-Справимся, - произнес я, злорадно подумав о том, что гномка не знает о том, что я умею левитировать. На моей улице тоже скоро наступит праздник.

***

Когда Хардинг резко вскинула лук и выстрелила, я и ухом повести не успел. Гномка уже держала в руке боевую стрелу, и натягивала лук единым слитным движением, вместе с наложением стрелы на тетиву и прицеливанием. Будь я проклят, если выстрелить из лука из расслабленной позы для Хардинг заняло дольше полсекунды. Стрела с громким щелчком уже вонзилась в свою цель, а я только-только начинал понимать, что что-то происходит.

-Что? - только и выдохнул я, когда гномка шикнула на меня, заставив пригнуться.

-Тихо! - громким шепотом скомандовала она мне, - Я его сняла из лука. Надо убедиться, что он был один.

Сумрачно кивнув, я ползком перебрался через каменистый гребень, и скатился с другой его стороны, стараясь не сбрасывать камни с утеса, на котором я, очевидно, и находился. Здесь же лежал упавший навзничь часовой - стрела Хардинг попала ему в горло. Больше никого вокруг я не заметил.

- Ты управляешься со стрелами, как белошвейка с иглой, - похвалил я гному, заставив её скривиться.

- Не надо таких сравнений, - буркнула она, всё еще шепотом, - Работа белошвейкой вызывает у меня желание схватиться за нож.

- Похоже, твоему будущему мужу придется штопать носки самому, - хихикнул я, уткнувшись головой в пыль.

Хардинг посмотрела на меня, как на слабоумного, и я недовольно замолк. Ничто так не убивало желания шутить, как выражение искреннего сочувствия, будто к какому-то кретину, на лице гномы.

Выразительно помолчав, она указала мне на стоящий неподалеку тент, очевидно, служивший укрытием дозорному.

-Скорее всего, - сказала она, - Наёмникам тоже не понравился этот утес, с которого их лагерь виден, как на ладони. У нас мало времени - кто знает, когда они пришлют смену караула?

-Пока что, я ничего не вижу, - возразил я.

-Так подползи ближе к уступу, - посоветовала гнома, - Только осторожно: не упади, и не выдай нас какой-нибудь очередной глупостью, во имя Андрасте!

Пожав плечами, я подполз ближе к обрыву, и заглянул за край.

-Ну и ну, - присвистнул я, - Похоже, наёмники неплохо устроились.

С утеса открывался вид на лесную поляну, затерянную в густых зарослях деревьев. Насыпь в центре поляны, окруженная воткнутыми в неё кольями, превращала её в своеобразный острог. Размещенные внутри люди могли укрываться за насыпью от стрел и наступающих врагов, вместе с тем, сохраняя возможность бить стрелами и копьями из импровизированных бойниц. Места в центре защищенной частоколом площадки было вполне достаточно, чтобы там разместились несколько шатров, между которых порой прогулочным шагом перемещались фигурки людей. Костров никто не жег.

-Знатно они окопались, - заметила Нитка, - Даже не ожидала, что увижу здесь такую картину. Что ты думаешь по этому поводу?

-Ясно что, - буркнул я, - В окрестностях Редклиффа засел отряд чьих-то диверсантов. У ярла нет могущественных врагов? Они больше похожи на передовой отряд армии вторжения, чем на разбойников.

-Армии вторжения - в Редклиффе? - покрутила у виска Хардинг, - Какой дурак будет тащить её сюда через пол-Ферелдена? Соседние ярлы тоже не могут предъявлять притязаний на эти земли, даже если их войска займут крепость - это незаконно, да и просто бессмысленно. С короля Алистера станется в таком случае пойти отбивать замок со всей королевской армией. Он здесь вырос!

-Короче, их задачи для нас совершенно неясны, - подытожил я, - О, гляди!

Стоявший в центре острога человек держал в прямо вытянутых руках два факела, стоя при этом лицом к утесу, словно ожидая чего-то. Что-то это мне напоминало...

Прошло полминуты, прежде чем в голове не забрезжила догадка, и я не выпрямился во весь рост под протестующий писк Хардинг.

Человек в остроге при моём появлении в поле зрения опустил зажатый в левой руке факел вниз, в то время как факел в правой руке описал полный круг по часовой стрелке. Как-то отличить меня на таком расстоянии от часового было сложно, поэтому я предположил, что мне сейчас подают сообщение с помощью неизвестной системы сигналов.

-Проклятье, он нас заметил! - яростно прошипела Хардинг, прижимаясь к земле.

-Они бы и так поняли, что остались без часового, - заметил я меланхолично, - Это какая-то система сигналов огнем. Думаю, теперь ожидается, что я как-то отвечу.

-Конечно! - буркнула гнома, - Только мы этой системы, всё равно, не знаем. Теперь нужно уносить ноги, и как можно быстрее, чтобы по пути домой не нарваться на весь этот отряд! Они же поймут, что мы их раскрыли, и постараются убрать свидетелей!

-Ну да, - меланхолично кивнул я, - Пусть попробуют. Нитка, ты не забыла, зачем мы сюда пришли? Ожидалось, что мы их зачистим.

-Их же много, - панически шепнула Хардинг.

-Я могу накрыть их отсюда одним залпом, - заметил я, пожав плечами.

-Тогда, пожалуй, не стоит, - немного успокоившись, рассудительно произнесла гнома, - Если лагерь сгорит, то мы так никогда и не узнаем их целей. Есть ли какой-нибудь другой способ разобраться с ними?

-Разве что, гоняться за каждым по отдельности, - с неудовольствием произнес я, - Причем после первых трупов они разбегутся большей частью. Ищи потом их по окрестным лесам.

-Это еще хуже, - заметила Хардинг, - Уж лучше не знать, что замышлял мертвый враг, чем знать, что замышляет еще живой.

- Тебе не угодишь, - вздохнул я.

-Так что же мы будем делать? - спросила гнома.

- Можно попытаться частично совместить оба подхода, - произнес я, пожав плечами. Дистанция до лагеря была слишком велика для лука Хардинг, но для моей магии была не такой уж и помехой.

С моих ладоней сорвалась ослепительно белая вспышка молнии, сразив наповал подававшего мне сигналы наёмника.

-Во имя Андрасте! - воскликнула Хардинг, всплеснув руками, - Предупреждай, когда тебе в следующий раз взбредет что-то такое в голову!

-Что-то не так? - спросил я, - Вон, смотри, как они забегали.

-Только не говори мне, - возмутилась Хардинг, - Что ты всё это затеял ради забавы!

-Вовсе нет, - меланхолично ответил я, отправляя несколько ударов молний в очередную цель, - Хардинг, они всё равно ничего не могут нам сделать! Надо воспользоваться возможностью слегка проредить их ряды. Какая разница, если ноги унесет даже больше половины наёмников? Они не смогут забрать возможные улики под обстрелом. Мы их заберем себе - и я сожгу лагерь к чертям, вместе со всеми их припасами. Они же тогда сами уйдут, Хардинг - и нам не придется гоняться за каждым разбойником по лесам.

Гнома, закатив глаза, наблюдала за представлением. На её лице сменяли друг друга противоречивые выражения - от отвращения, до тщательно сдерживаемого любопытства. Между тем, с моих рук, одна за другой, срывались сияющие разряды молний. Узкие ворота, обнесенные частоколом, едва не сделали лагерь братской могилой для наёмников. Не имея возможности преследовать каждого бандита, я сосредоточил огонь на тех местах, куда они обязательно должны были пойти, и не прогадал. Сколько бы ни было в лагере наёмников - половина полегла именно на входе.

-Что теперь? - спросила Хардинг, когда признаки движения в лагере пропали, - Мы собираемся идти туда пешком? За это время они успеют вернуться, и забрать всё ценное! Или устроят засаду!

-Нет, если я попробую туда слетать, - сказал я буднично.

-Сле-слетать? - пролепетала гнома.

-Нитка,- спросил я, - Меня некоторое время не будет рядом. У тебя получится добраться домой, не наткнувшись на разбежавшихся наёмников?

-Легко, - задумалась Хардинг, - Я могу избежать ненужных встреч, а если не повезет - мабари окажется для них неприятным сюрпризом.

-Ладно, - кивнул я, бросая взгляд вниз, в пропасть перед утесом, - Тогда я посмотрю, что там есть интересного, и вернусь. Встретимся в лагере!

Мои ноги сделали шаг с обрыва, и я стал стремительно приближаться к земле - но, всё же, не настолько стремительно, чтобы это мне как-то угрожало. Хардинг посмотрела с утеса вслед мне, а потом исчезла.

Уже вскоре я беспрепятственно зашел в лагерь, оставленный его обитателями. Пора было приступать к самому сладкому - сбору трофеев. Я искренне надеялся, что они окупят возню. Иначе вышло бы, что проще было сжечь лагерь издалека. Заглянув в одну из палаток, я присвистнул.

Мои губы сами собой изогнулись в улыбке. Кое-кто будет доволен...

***

-Неужели ты, - недоуменно переспросила Шартр, - Даже не попытался прочесть, что написано на пергаментах? Спасибо, конечно, Браэн, но это же... э-э-э. Ты ждешь, что я буду использовать важные улики в качестве писчих принадлежностей?

-Почему нет, - пожал я плечами, - Там, всё равно какая-то ахинея...

-Я не спорю - по корреспонденции всей картины понять не получится, - ответила эльфийка, бегло просматривая тексты, - Но ты мог посмотреть, хотя бы, сюда - в этом письме даются прямые указания на то, что требуется сопроводить кого-то с грузом, и даже указывается маршрут! Готова спорить на что угодно, что это - контрабандисты! Не слишком типичные, но всё же.

-Хм, - заинтересованно произнес я, - А можно конкретнее, на какие именно вещи ты готова спорить? Так, на будущее - мало ли?

-Нет, нельзя, - на краткий миг, опешив, Шартр лихорадочно замотала головой, - Если ты ставишь вопрос таким образом, то спорить я уже передумала. Просто поверь на слово, что это контрабандисты? Ты у них не видел, к примеру, лириум?

-Нет, - пожал я плечами, - Впрочем, понятно, что раз контрабандисты - то перевозят они лириум. Остальное стольких хлопот стоить не будет. Так что за маршрут указывается в письмах?

-Как раз это-то и интересно, - заметила эльфийка, - Похоже, наёмники окопались в Великолесской усадьбе чуть в стороне от Западного тракта. По крайней мере, вышли они именно оттуда.

-Что за Великолесская усадьба? - спросил я.

-Бывшая летняя резиденция ярла Редклиффа, - ответила Шартр, - После Мора она уже десять лет стоит заброшенная. Лишь изредка туда наведывались воины дружины, чтобы проследить, чтобы там не обосновались бродяги.

-Похоже, что сейчас там завелся кто-то похуже простых бродяг, - заметил я, - Вообще, мне всё больше кажется, что в окрестных землях полно неплохих мест, где могли бы укрыться беженцы. Почему вы встали именно тут - считай, что в чистом поле?

Некоторое время эльфийка задумчиво постукивала кончиком пера по столешнице.

-Большая часть беженцев, изначально, шла в Редклифф - произнесла она, наконец, - Но дорога туда оказалась закрыта разрывом Завесы. Если в деревню или крепость кто-то и пройдет - то, лишь обойдя разрыв стороной, ежеминутно рискуя столкнуться нос к носу с каким-нибудь демоном. Это - не маршрут для простых людей и телег с их поклажей, уж точно.

-Хм, - задумался я, - Полезная информация. Что-нибудь еще?

-Есть Башня Зимней Вахты - добавила эльфийка, - Но прямо внутри неё тоже открылся небольшой разрыв Завесы. Сейчас там обосновались кое-какие беженцы... и они, по слухам, начали ему поклоняться под руководством бывшей церковной проповедницы. Удивительно, правда?

-Мда, - удивленно произнес я, - Впрочем, я удивлен не столько тому, что они начали ему поклоняться, столько тому, что они еще живы.

-Разрыв находится в одной части Башни, а беженцы - в другой, - ответила Шартр, - Похоже, пока они наблюдают друг за другом на расстоянии.

-И правильно делают, - кивнул я, - Потом расскажешь мне, где находится эта Башня - чтобы я держался от неё десятой дороги. Не имею ни малейшего желания связываться, ни с фанатиками, ни с разрывами Завесы.

-Еще, - сказала Шартр, - В окрестностях Редклиффа есть многочисленные фермы в угодьях - только дорогу в их сторону перегораживает форт Бреннан и патрули храмовников - с одной стороны, и Ведьмин лес с другой. А в лесу с какого-то момента начали пропадать люди.

-И опять ты напоминаешь мне об этом форте Бреннан, - с явным неудовольствием заметил я, - Наверное, я таки наведаюсь к храмовникам - просто, чтобы прощупать оборону. Кстати, в Ведьмином лесу засели мятежные маги, - проинформировал я её, - Может быть, не стоило звать лес "ведьминым"? Глядишь, и маги бы туда не лезли?

-Спасибо за информацию, - кивнула эльфийка, о чем-то задумавшись, - Через пару дней сюда прибудут гости.

-Инквизиция? - переспросил я, - Может быть, попросить Нитку пошить мне новый наряд?

-Можешь попробовать, - согласилась Шартр, - Если тебе жизнь не дорога.

-Посмотрим, - пожал я плечами, - Так что мне делать? Сидеть и ждать их, или пойти, поискать приключений?

-Думаю, есть смысл обозначить присутствие Инквизиции, - задумчиво произнесла эльфийка, разглядывая меня, словно какого-то диковинного зверька, - Если ты хочешь метнуть огненный шар в ворота форта Бреннан - сделай это. Только не забудь как-нибудь обозначить это, как послание Инквизиции. Новой организации жизненно важно набрать влияние.

-Ищете, чем впечатлить местных? - спросил я.

-Вроде того, - кивнула Шартр, - Церковь взимала со всех двадцатую часть дохода, помимо общецерковной десятины - на дополнительное содержание Кругов магов и ордена храмовников. Когда сюда придет Инквизиция, она начнет собирать эти деньги уже для своих нужд. Помимо этого, будет проведена мобилизация на работы и призыв на военную службу способных добровольцев. Нам же нужно будет подкрепить наши претензии чем-то, ты не находишь? Что с тобой, Браэн? - встревожилась эльфийка, - Я что-то не так сказала?

-Нет, - хихикнул я, поднимая голову, - Просто теперь затея Инквизиции начинает казаться мне намного более основательной. Я всегда больше доверял вещам, которые имеют какое-то экономическое обоснование.

-Многим магам свойственно такое отношение к деньгам, словно их не существует вовсе, - заметила Шартр, - Многие же люди, напротив, считают так, будто именно деньги правят миром.

-А ты как считаешь? - с любопытством спросил я.

-Миром правят идеи, - задумчиво произнесла эльфийка, - Если идея хороша, то и средства для её исполнения найдутся.

-Любопытное мнение, - помолчав, через некоторое время отозвался я, - Но если идея настолько хороша, что под её исполнение реально выбить не только деньги, но и заставить на себя работать - то почему бы и нет? И меня даже радует, что эту идею Инквизиция готова подкрепить демонстрацией силы - добро должно быть с кулаками. Иначе, какое это добро?

-Мне кажется, или ты выворачиваешь наизнанку всё, что я говорю? - вздохнула женщина, - А по виду и не скажешь, что ты способен столь цинично мыслить. Если бы я разговаривала с тобой в первый раз, то могла бы и обидеться.

-На самом деле, я не слишком-то и материалист, - усмехнулся я, - В происходящем мне больше всего нравится сам процесс.

-Хорошо, когда можешь походя метать молнии и плевать на чужие мечи, - задумчиво обронила Шартр, - На такие вещи вряд ли способны больше двух-трех магов на Круг, иначе храмовников бы смяли давным-давно, а в Орлее сидел бы Император-маг.

- Если бы нас было больше - никакого Орлея не было бы вовсе, - возразил я, - Ты и сама видишь, как быстро исчезли всякие признаки порядка здесь - в окрестностях Редклиффа. Что-то похожее творилось бы повсюду, и некому было бы принести порядок извне - как это делаем мы. Гражданская война затянулась бы на десятилетия.

-Вряд ли, - мрачновато бросила эльфийка, - Тевинтер не дремлет. Они бы пришли навести порядок - в своём представлении, разумеется. Или пришли бы кунари со своим Кун... неизвестно еще, что хуже.

-Думаю, - заметил я, - Вам стоит благодарить Андрасте за то, что она не обделила своим вниманием никого. Не будь Тевинтер и кунари заняты Завесой и сами, они были бы уже тут как тут. Никто не стал бы дожидаться, пока вы призовете магов и храмовников к порядку. Я уже не говорю о том, что императрица Орлея до сих пор не разобралась с другими претендентами на трон. Время для вторжения лучше не подобрать.

-Ты и правда думаешь, что всё так печально? - спросила Шартр.

-Конечно, - развел я руками, - Я могу гарантировать, что даже после наведения относительного порядка обстановка взорвется - и не раз: в зависимости от того, как порядок был наведен. Можете загнать магов в Круг силой, и они потом опять восстанут. Можете дать им свободу, и прижать храмовников - тогда вам нечем будет обороняться от тевинтерских магистров, и некем наводить порядок, когда маги захотят не только свободы... но и господства. То же самое случится, если вы перережете магов, как предлагают некоторые - только тогда храмовников в бараний рог согнут уже кунари. Рогатые воины своим магам надевают намордники - и воюют те соответствующе, однако войско кунари много опаснее того, что смогут выставить королевства.

-По-твоему, и маги, и храмовники - все по-своему полезны? - спросила эльфийка.

- А ты думаешь, церковь и храмовники столько возились со столь беспокойной публикой, как мы, исключительно по причине человеколюбия? - задал я риторический вопрос, - Вовсе нет. Это было не более чем, формой общественного договора, который позволял сохранять некую стабильность как внутри системы, так и её стабильность перед лицом внешних угроз. Иначе говоря, с магами мирились, потому что иметь нас в Круге было, в целом, полезнее, чем не иметь вовсе.

-А как же "магия должна служить человеку, а не человек - магии"? - спросила эльфийка.

-А, - неопределенно махнул я рукой, - Спроси у Андрасте. Мать Жизель давеча сказала, что мол, та "ответила на её молитвы" - не знаю, правда, по какому поводу. Попробуй, авось и у тебя получится. Суть дела такова, что любая идея однажды вырождается в свою полную противоположность, и нам ничего не остается иного, кроме как расхлебывать последствия.

Глава 6

***

-Мы следуем прямиком в пасть зверя, - мрачно произнесла Кассандра.

-Не хочешь идти - не иди, леди Искатель, - буркнул Варрик, поправляя висящий на перевязи арбалет. Почесав начавшую отрастать черную щетину, гном потешно сморщился и застонал, словно легкая небритость вызывала у него ужасные муки. Наблюдавшая за ним Манвэ улыбнулась, хотя и подозревала, что гном устраивает шоу с бородой только потому, что нашел для своих представлений зрителя - в её же, единственном лице. Вызвать улыбку на лице у Соласа было не проще, чем растопить лед трением на морозе, а Кассандра и Лелиана вызывали у Варрика непрекращающиеся приступы раздражения. Долийская эльфийка же могла отреагировать на попытки рассмешить, хотя бы, из вежливости.

-Я бы не стал так драматизировать ситуацию, леди Кассандра, - заметил бритоголовый эльфийский маг, - Судя по отзывам, в лице этого создания мы можем найти союзника, или даже друга. Не вижу этому особых преград, даже если наш визави действительно окажется духом из Тени.

-Демоном, ты хочешь сказать, - проворчала леди Кассандра, - К тому же, демоном занявшим чужое тело. Меня десятилетиями учили тому, что такой тип демонов - самый опасный, - горячо выдохнула она, - А Лелиана мне предлагает его не провоцировать!

-Самый опасный - лишь в представлении невежд, не ведающих, с чем сталкиваются, - возразил Солас, - Простой огонь способен жечь плоть не хуже демона гнева, но мы не боимся его, поскольку знаем, чего от него ждать. Также и с духами. Изучив их характер, ты легко сможешь найти с ними общий язык - в отличие от людей, - с холодком в голосе заметил он.

-Вот уж точно, - кивнул Варрик с усмешкой, - Сколько их не изучай - всё одно ходишь, как по вулкану. Даже если им лично ничего плохого не сделал.

-Целиком присоединяюсь к уважаемому гному, - слегка поклонился в сторону Кассандры эльф.

Искатель едва сдержалась, чтобы не зарычать. В её представлении, цепи с эльфа-отступника и гнома давно были сняты, и они были вправе идти на все четыре стороны. Посему какие-либо претензии с их стороны не имели смысла. Но нет же - оба вели себя так, словно им лишь слегка увеличили длину цепей, да перестали наказывать за насмешки над тюремщиком. Чем они и пользовались при случае. Причем если гном откровенно напрашивался на трепку, то эльф как-то ухитрялся доводить её до белого каления даже предельно обтекаемыми формулировками.

-Хватит! - резко произнесла женщина, - Я не столь глупа, чтобы игнорировать совет Лелианы, коль скоро она настаивает. Однако это не означает, что я одобряю её идею, и вам не советую. Нужно быть начеку: от демона ждать можно чего угодно... даже если он окажется, всего лишь, простым магом.

-Я всегда начеку, леди Кассандра, - едва заметно усмехнулся гном, прикоснувшись к перевязи, на которой висело множество склянок с неизвестными алхимическими составами, - И с демонами мы дрались уже не раз. Советую вам, для разнообразия, начать не с драки, а с разговора. Это просто. Представьте, что вы уже подняли его на дыбу, и склонили к сотрудничеству.

-Почему вы постоянно ссоритесь друг с другом? - возмутилась долийская эльфийка, решив впервые за долгое время вмешаться в постоянные перебранки гнома и леди Искателя.

-Происходящее сложно назвать ссорой, - заметил в ответ Варрик, - Это ты просто настоящих ссор не видела, Вестница.

***

-Это и есть тот сюрприз, который обещала мне Шартр? - спросил я у Нитки Хардинг. Гномка недоуменно посмотрела на меня, словно не понимала самой сути вопроса.

-Ну, - раздраженно нахмурился я, немного утомленный серьезностью следопыта, - Вы хотели меня поразить тем, скольких вчерашних крестьян ваша Инквизиция может призвать в свои ряды? - я вытянул руку вперед, и обвел ею обнесенный частоколом лагерь, внутри которого мы сейчас находились. Вокруг сновали люди, вооруженные короткими мечами и щитами. На выходах из лагеря несли вахту часовые, внимательно оглядывая окрестности.

-Должен признать - я поражен в самое сердце, Нитка, - воскликнул я достаточно громко, чтобы гнома испугалась чужого внимания, - Вы даже сумели вооружить их нормальным оружием и броней, а также разработали особые знаки и символику. Мне кажется, или тот глаз в центре знамени смотрит прямо мне душу?

-Хватит уже кривляться, Браэн, - неодобрительно отозвалась гнома, попытавшись встать чуть поодаль от меня, - Ты, прямо, как дитё малое. Не видишь, на нас уже пялятся?

-Я не всерьёз, Хардинг, - усмехнулся я, - На самом деле, я даже рад, что ваша Инквизиция смогла выставить столь многочисленный отряд. Сколько здесь воинов - сорок, пятьдесят? Думаю, такими силами вы сможете обеспечивать безопасность лагеря беженцев и без меня.

-О чём это ты, Браэн? - гнома повернула в моём направлении веснушчатое лицо, серьезные голубые глаза оглядели меня с ног до головы, - Ты же не собрался никуда уходить, верно?

-Нет, - вздохнул я, - Просто я вдруг понял, что больше не являюсь незаменимым, Нитка.

-Меня. Зовут. Хардинг, - успокоившись, гнома в очередной раз напомнила мне, как сильно ей не нравится отзываться на собственное имя.

-Да знаю я, - пожал я плечами, - Кстати, смотри, кто идет! Ты тоже видишь среди тех ребят гнома, Хардинг? Ты только посмотри, какой большой у него, гхм, арбалет, - заметил я, многозначительно посмотрев на собеседницу.

-Браэн, я однажды убью тебя, - обреченно зажмурившись, выдавила гнома, - Заткнись, во имя Создателя. Просто... заткнись.

Группа предводителей уже приблизилась к нам на достаточное расстояние, чтобы видеть нас. Заставить гному выдавить что-то лишнее стало решительно невозможно, и поэтому я принялся рассматривать встречающую делегацию в лицах.

Я сразу отметил эльфийку в стеганой куртке красно-коричневого цвета, с недлинными каштановыми волосами. За отсутствием иных вариантов, это была так называемая "вестница".

Других эльфийских магов женского пола среди присутствующих не было, хотя Инквизиция и сейчас меня поразила - второй маг среди присутствующих тоже был эльфом, но с бритой наголо макушкой. Навскидку, он был выше меня примерно на полголовы, что было уже достаточно для того, чтобы я его невзлюбил.

Плутоватого вида гном с длинным хвостом русых волос за спиной тоже не вызывал сильного доверия, но он, хотя бы был забавным. Меня не на шутку заботило, где он умудрился раздобыть настолько монструозный арбалет. Готов проставить любые деньги на то, что он - многозарядный. Подозреваю, во всем Тедасе такая штука существует в единственном экземпляре, причем вот он - передо мной.

Последняя женщина с короткими черными волосами, в гибких доспехах со знаком Инквизиции на нагруднике, явно была храмовником. С какого-то момента я стал такие вещи чувствовать издалека - это была сродни обонянию. Причем, если любой маг оставлял за собой шлейф запахов, то храмовники были, своего рода, безвоздушным пространством. И она тут была не одна такая - я почуял, что были и ещё храмовники, пусть я и не видел среди бойцов солдат в характерных полных доспехах ордена.

-Во имя Андрасте, - буркнул я, - Надеюсь, в Инквизиции не принято обривать наголо поступивших на службу магов? Я на такое не подписывался, Нитка.

-Браэн, молчи! - прошипела Хардинг, - Говорить буду я!

-Разведчик Инквизиции, Хардинг, - представилась гнома, выступив вперед, - Мы о вас много слышали, Вестница Андрасте. Все только и говорят про то, как вы закрыли Брешь. Большая честь вас встретить, - Хардинг поклонилась, с любопытством разглядывая Вестницу, ответившую на приветствие встречным поклоном.

-Рада с вами познакомиться, - ответила эльфийка, - Как ваше положение? Я слышала, что отступившие после Конклава маги и храмовники обосновались в вашей области.

-Это правда, - ответила Хардинг, - Сражения между ними заставили множество людей покинуть дом. Из-за храмовников форта Бреннан оказалась перекрыта дорога к окрестным фермам. Из-за разрыва Завесы у самых ворот Редклиффа, было потеряно сообщение и с замком, и с деревней вокруг него. Мы остались и без ферм, и без речного порта, чтобы подвозить припасы. Если бы нам не удалось своими силами отогнать разбойников с северо-восточной дороги, то к вашему прибытию у людей кончилось бы продовольствие.

Гнома скосила на меня глаза, что не осталось незамеченным присутствующими. Я даже почувствовал себя немного не в своей тарелке, и кашлянул.

-Как мать Жизель? - спросила Вестница, - На вас не нападают?

- Мать Жизель в полном порядке. В это время она утешает больных и раненых, - ответила Хардинг, - Что же касается нападений, то до сих пор нам удавалось отвадить от лагеря храмовников и магов. Во многом, благодаря помощи нашего друга, мага из Круга, Браэна Ланерал, - гнома представила меня всем присутствующим.

-Благодарю вас, - с признательностью кивнула мне Вестница, нарушив напряженную паузу, воцарившуюся после слов Хардинг. Я уже печенками чувствовал, что присутствующие имели ко мне ряд неудобных вопросов. Учитывая, что основатели Инквизиции были приближенными Верховной жрицы, я подозревал, что вопросы будут связаны именно с печальными событиями на Конклаве.

-Здравствуй, Браэн, - с хитроватой ухмылкой в карих глазах, обратился ко мне гном, - Помнишь меня?

-А должен? - с сомнением разглядывая гнома, спросил я. Лихорадочно перебирая воспоминания своего тела, я так и не смог найти ничего важного, - Возможно, я действительно тебя видел где-то, но не смог запомнить.

-Ну, как же, - усмехнулся гном, - Перед Конклавом мы с тобой пересекались.

-А-а-а, - "вспомнил" я, продолжая безуспешно ворошить воспоминания, - Так это ты!? Хм, если бы ты не напомнил, то я бы тебя так и не вспомнил. Всё же, встреча была короткой, да и потом всё завертелось.

-Это верно, - медленно кивнул гном, - Взрыв на Конклаве кому угодно бы отшиб память.

-Как ты выжил? - требовательно спросила у меня женщина короткими черными волосами, - Кроме Вестницы Андрасте, ты единственный известный нам выживший. Ты знаешь, что происходило на Конклаве?

-Тебе лучше ответить, - посоветовал мне гном, - Или, хотя бы, выдумать что-нибудь. Кассандра же теперь от тебя не отстанет, серьезно тебе говорю.

-Большой взрыв, - хмуро произнес я, разглядывая собеседников. Насколько это было возможно, я постарался восстановить те события в памяти ещё давно, - Пока высокие договаривающиеся стороны препирались между собой за закрытыми кабинетами, члены их свиты просто прохлаждались в главном зале Храма. Я не видел никого, кто пытался покинуть помещение, так что виновного в катастрофе нужно искать в другом месте. Это был либо кто-то из лидеров, либо кто-то со стороны, как-то пробравшийся в закрытую часть Храма.

Женщина переглянулась с Вестницей, и остальными.

-Нам удалось прочитать следы, оставленные в Тени происходящим на Конклаве, - заметил бритоголовый эльфийский чародей, - Там действительно был кто-то со стороны. Но явно не леди Лавеллан, - кивнул он в сторону Вестницы.

-А что ты помнишь? - спросил я у волшебницы, внимательно разглядывая её.

После падения Долов большинство эльфов согласилось принять веру в Создателя, и переселиться в закрытые трущобы в поселениях людей, называемые Эльфинажи. Однако были и другие - взяв себе название старой родины, они теперь кочевали по всему Тедасу маленькими закрытыми кланами, тщась сохранить культуру и традиции древних эльфов. Достаточно очевидно, Вестница была из них.

На это намекала вязь растительных узоров темно-синего цвета, покрывавших её скулы и подбородок. При взгляде на симметричные, тонкие черты лица эльфийки, узор показывался лишь мимолетно, но был в наличии. Валасселин - ритуальная татуировка, происхождение и значение которой терялось в веках, всегда был отличительным признаком долийцев.

Браэн навидался эльфийских волшебниц ещё в башне Круга магов. При прочих равных, они были красивее людских женщин, и уж точно - стройней. Долийка, впрочем, мало походила на бледный цветок, в которого превращались волшебницы от длительного пребывания взаперти. Загорелое лицо сверкало здоровым румянцем, темно-зеленые глаза живо смотрели вперед, не пытаясь поминутно опустить взгляд долу. Недлинные каштановые волосы были отброшены набок и перевязаны веревкой, чтобы не попадать в лицо при движении. Я был вынужден признать, что долийское происхождение лучше сказывается на здоровье, чем воспитание в Круге магов. Кормили её уж точно, лучше, чем волшебниц Круга.

Впрочем, её внешность вызывала любопытство куда меньшее, чем то, что находилось внутри её левой ладони. Странные магические эманации, исходящие от неё, вызывали у меня смутное чувство узнавания. Я ведь далеко не сразу выбрался из Тени в реальный мир. Чтобы это сделать, мне нужен был маяк... якорь. Когда я скользил сквозь складки эфемерного пространства, то я даже мельком видел эту эльфийку. Помню, как сильно я удивился при виде стабильной, материальной субстанции в духовном мире. Ха!

На моём лице на мгновение появилась усмешка, и тут же пропала. Повезло же Вестнице родиться женщиной, иначе я сейчас находился бы в её теле. Но я не настолько сильно хотел воплотиться, чтобы немедля броситься захватывать чужое тело - тем более, противоположного мне пола.

-Я помню, - медленно произнесла эльфийка, - Как находилась в странном пространстве, где посреди пустоты висели острова из камня... или того, что казалось мне камнем? У меня не было возможности сориентироваться - практически отовсюду ко мне бежали пауки. Они были гигантскими, просто настоящими чудовищами, - содрогнулась волшебница, сглотнув от вновь пережитого ужаса, - И тогда меня позвал голос. Это была какая-то женщина, словно сотканная из лучей света. Я побежала... и в какой-то момент женщина схватила меня за руку, и швырнула в разрыв Завесы. Очнулась я уже на развалинах Храма, в руках Инквизиции.

-Манвэ Лавеллан вышла из Тени, и за её спиной люди видели женщину, похожую на Верховную жрицу... или на саму Андрасте. Тут показания свидетелей разнятся, - заметила Кассандра.

-Хм, - задумчиво почесал я подбородок. То, что гналось за волшебницей, не имело с пауками ничего общего. Но стоит ли приоткрывать завесу тайны прямо на первой встрече? Не думаю.

-Как бы то ни было, - заметил я, наконец, - Мы можем обсудить все возможные вопросы в лагере, позже. Вам же нужно сначала повидаться с матерью Жизель, не так ли?

-Верно, - кивнула Вестница, - Нам нужен её совет, как убедить Церковь если не помогать нам, то хотя бы не ставить палки в колеса.

-За остальных сестер Церкви я не в ответе, - хмыкнул я, - Но мать Жизель будет готова рассмотреть аргументы Инквизиции, если вы возьмете лагерь беженцев под свою защиту. Мне слегка надоело уже отваживать от него храмовников и мятежных магов, - я демонстративно хрустнул костяшками под демонстративно неодобрительным взглядом Хардинг.

-Если вы готовы идти, - произнесла гнома, - То пойдемте. Тут недалеко.

Глава 7

-Мать Жизель, на горизонте - зарево! - беседу резко прервало появление перед часовней босого человека в серой тканой рубахе. Увидев перед преподобной матерью множество вооруженных солдат Инквизиции, беженец растерялся, и рухнул на колени прямо в пыль, не решаясь поднять взгляд.

Услышав возглас беженца, я поднялся со скамейки, и бросил взгляд по сторонам. Возвышенность, на которой стояла часовня, позволяла глядеть немного дальше, и вскоре я действительно заметил в стороне от лагеря зарево занимавшегося пожара.

-Что это может быть?! - требовательно спросила женщина с короткими черными волосами, леди Кассандра. Подойдя к беженцу, она неожиданно резкой хваткой поставила его на ноги, и встряхнула. Уф, я не завидую будущему мужу этой дамы. Даже я бы на мгновение растерялся от такого напора.

-Леди Кассандра, зарево в той стороне! - громко обратилась к ней Хардинг, показывая рукой на тонкую полоску дыма на горизонте, - Там расположен форт Бреннан, в котором укрепились храмовники.

-Что там может гореть?! - Вестница поднялась по деревянной лестнице в часовню, и теперь всматривалась вдаль, прищурив темно-зеленые глаза.

-Деревушка вокруг форта, разве что, - ответила Хардинг, присоединившись в эльфийке.

-Там ещё остались жители? - леди Кассандра поравнялась с гномой, и тоже принялась разглядывать горизонт.

-Нет, - задумчиво ответила Хардинг, прикрывая глаза от лучей солнца, - Немногие выжившие давно бросили свои дома, забрав из них всё ценное. Я, если честно, даже не думала, что там ещё что-то осталось, способное гореть.

-Кто-то же должен был вызвать там пожар? - уточнила леди Кассандра, - Кто это мог быть?

-Храмовники, или маги - кто же ещё? - произнесла гнома, скрестив руки на груди, - До вашего прибытия у нас было немного возможностей за ними следить. Хорошо хоть, ни те, ни другие, не появлялись близко от лагеря последнее время.

Взгляд Хардинг был красноречиво направлен на меня. На краткий миг я даже смутился от мимолетного взгляда всех присутствующих, скользнувшего по мне. Однако по очевидным причинам моя персона их не сильно сейчас заботила. Хоть на этом спасибо.

-Междоусобица между магами и храмовниками - самая большая беда этой земли, - тихо произнесла мать Жизель, поравнявшись с Вестницей, - После разрывов Завесы, именно это заставляет людей страдать.

Долийская волшебница коротко переглянулась с леди Кассандрой, словно советуясь с ней по поводу дальнейших действий.

-Инквизиция прибыла сюда, чтобы восстановить порядок, - заметила она, - Мы придумаем, что сделать с магами или храмовниками, если они будут кому-то угрожать.

-Хорошо, - медленно кивнула преподобная мать, слегка поклонившись, - Вы даёте этим людям надежду. Надеюсь, вы сумеете их защитить. Я буду молить Андрасте за ваш успех.

-Сделаем всё возможное, - вздохнув, повторила Вестница, и взглянула на гному, - Нам нужно спланировать дальнейшие действия, Хардинг. Присоединяйся к нам через пару минут у ворот - тем временем, я соберу всех там.

Хардинг кивнула вслед стремительно повернувшейся на каблуках эльфийке. Вскоре все находящиеся поблизости воины Инквизиции покинули пространство перед часовней. Мать Жизель скрылась внутри неё, а мы с гномой остались одни.

-У меня возникает странное чувство, - пробормотала гнома, найдя меня взглядом. Я пожал плечами.

-Какое именно? - спросил я, - Ты не веришь в то, что тебе удалось пообщаться "с самой Вестницей Андрасте?"

-И это тоже, - призналась Хардинг, глянув в ту сторону, где скрылась долийка, - Но, всё же, я вот что хочу тебе сказать, Браэн. Вот оно - началось!

-Началось что? - скрестил я руки на груди, хотя отлично понял смысл слов Хардинг, - Ты сейчас намекаешь на то, что спокойные деньки закончились?

-Если это можно было назвать спокойными деньками, - с сомнением протянула разведчица, - То да. Чует моё сердце, сейчас мы будем планировать штурм. Ты с нами?

-Похоже, мне придется составить вам компанию, - хмуро заметил я, оглядываясь по сторонам, - И по такому случаю у меня есть большая просьба к тебе, Шартр, и всем остальным.

-Какая именно? - серьезно уточнила гнома, оглядывая меня с ног до головы, словно подозревая какой-то подвох.

-Когда начнется переполох, - сказал я, - Держите от меня дистанцию. Магия не разбирает своих и чужих.

Хардинг с легкой опаской в глазах посмотрела на меня, но кивнула.

-Я пойду к воротам, - сказала она, - Думаю, скоро будем выходить.

***

Стоящий возле долийки Варрик отпрыгнул, уходя из того места, куда спустя секунду вонзилась стрела. Отступившие в форт храмовники достаточно неплохо скрывались от ударявших в бойницы стрел, и периодически огрызались. Без осадных машин такая возня вокруг толстых каменных стен могла продолжаться довольно долго. Высота крепости была самой надежной защитой для укрепившихся в ней воинов. Достать издалека доспешных, но весьма ловких бойцов было непросто, ни для, не слишком профессиональных лучников Инквизиции, ни для её магов.

Я впервые увидел воочию, как это происходит - запущенную кем-то из магов огненную стрелу храмовник остановил, просто выставив на её пути латную перчатку. Не сильно безопасное занятие в случае, если огненная стрела была в полной силе. Однако чтобы отразить ворох искр, в которые она превратилась при контакте с храмовником, большего и не требовалось. Я был вынужден признать, что местные маги проигрывали соревнование в голой силе.

До сих пор я не слишком активно участвовал в битве. Так, слегка обозначил своё присутствие для бродящих неподалеку от крепости мятежных магов. Веер брошенных с трехсот метров взрывных стрел слегка охладил их желание присоединиться к свалке. Если они и планировали вмешиваться, то вид расцветающих на земле двухметровых огненных цветков заставил их ретироваться.

Внезапно я заметил краем глаза нечто необычное, и резко развернулся.

Гудящий воздух рассек стремительно мчащийся каменный снаряд в форме исполинского кулака. Секунду спустя он врезался в стену, за которой укрывалось несколько храмовников, и начисто снес их вместе с острыми иглами бойниц. Крепостные стены содрогнулись, и покрылись сеткой мелких трещин в месте удара. Если бы только рука была вдвое больше, ей можно было бы просто обрушить в любом месте стену. Но даже так, если бритоголовый эльфийский маг сможет её повторить против крепостных ворот, то осада не затянется.

-Смотри, дален, - произнес эльф маг, повернувшись к Вестнице, - Сила храмовников отрицает магию, но не то, что было создано с её помощью. Даже если мы не имеем возможности одолеть что-то грубой силой - всегда есть возможность обойти такие ограничения с помощью большей искусности.

-Я вижу, - заметила долийка, - Ты можешь повторить нечто подобное, чтобы снести ворота, Солас? Я не хочу затягивать осаду. У нас мало людей. С каждой минутой растет риск, что кого-то ранят, или убьют.

-Разумное предложение, - вмешалась в разговор леди Кассандра, поравнявшись с Вестницей, - Солас?

-Мне нужно некоторое время, чтобы подготовиться, - невозмутимо произнес бритоголовый эльф, искоса наблюдая за мной, - Возможно, другой умелый маг в нашей компании мог бы придумать другой метод ускорить осаду?

Я хмыкнул. Вот и гадай теперь, солгал ли этот тип насчет своих возможностей, или это изначально было фокусом, специально чтобы сделать мне проверку? Я периодически чувствовал на себе пристальный взгляд эльфа, что был чрезмерно себе на уме, по моему мнению. Долийцем он не являлся, магом Круга, кстати, тоже. Сплошная загадка - и весьма склонная к интригам.

Впрочем, возможно, это моя паранойя - подумал я. Знать бы ещё, что лучше - скрыть свои способности, или продемонстрировать их во всей красе? Так и так, "Солас" неизбежно оказывается в выигрыше, узнавая что-то обо мне, в то время как я не узнаю о нем ровным счетом ничего.

-Я могу вырастить из земли плотную лозу, по которой наши солдаты смогут забраться наверх, - заметила долийская волшебница, - И даже смогу прикрыть их от стрел на некоторое время. Есть и другие варианты, но для их исполнения мне нужно стоять вплотную. Группа готовых к бою храмовников - не слишком удобный враг.

-Это лишний риск, - твердо заметил Солас, и повернулся уже ко мне, - Браэн, у тебя есть какие-нибудь идеи?

-У меня море разных идей, - я испустил вздох, - И я уже буквально горю желанием выплеснуть их на эту крепость!

-Мне было бы очень интересно на это посмотреть, - вежливо заметил эльф.

-Не сомневаюсь, - усмехнулся я, поворачиваясь в сторону крепости. Ладно, если я буду и в дальнейшем торчать подле Инквизиции, то некоторое представление о моих способностях они получат в любом случае. Конечно, мне нет смысла сейчас надрывать пупок, но кое-что я им покажу.

Мои ноги оторвались от земли, и я стремительно понесся вперед, вскоре опустившись на верхушку одной из боковых башен. Отсюда у меня был обзор на всех храмовников сразу по трем углам крепости. Я легко избежал обстрела, резким маневром во время полета, и теперь у меня была пара секунд форы, пока я стоял неподвижно. Ну, храмовники, готовьте щиты - сейчас будем проверять их на огнеупорность.

На моей ладони появился увеличивающийся в размерах пламенный шар, вращающийся подобно волчку, и разбрасывающий повсюду огненные протуберанцы. Обычный огненный шар, на самом деле, без особых изысков. Мой вариант отличался лишь большим радиусом взрывной волны, да большим количеством вбухнутой в него силы. Самое то, чтобы преодолеть эффект отрицания магии.

Взмахнув рукой, я отправил его в скопление храмовников на одной из стен, а сам, тем временем, перелетел на башню в другом углу крепости. Моих пяток ещё в полете коснулась волна сухого жара. Когда поток пламени схлынул, крепостная стена в месте удара оказалась покрыта толстым слоем черной гари. На ней было довольно сложно разглядеть фигуры прикипевших к стене храмовников. По всей южной стороне крепости выжившие храмовники прятались за всевозможными укрытиями - хлипкими деревянными бочками и выступами в стене. Большая часть защитилась от волны пламени за башенными щитами. Их можно было считать счастливчиками, хотя даже это не защитило их от подпалин на неметаллических фрагментах доспехов.

Тем временем, я формировал уже второй огненный шар. Кто-то ещё собирался эту крепость осаждать? - мельком удивился я. Выходило так, что находящихся здесь храмовников было недостаточно, даже чтобы справиться со мной одним. Да и что они могли противопоставить летающему противнику?

В следующую секунду, мне таки показали, что.

Это было похоже на внезапное попадание самолета в вакуум. Лопасти крутятся, но не могут зачерпнуть воздух, чтобы от него оттолкнуться. Магия не пропала - однако мне стало довольно сложно концентрироваться на множестве магических манипуляций, что я выполнял в тот самый момент. Черепица башни была слишком отвесной, чтобы я стоял на ней без поддержки левитации. Барьер был достаточно силен, чтобы обезопасить решительно от всего, что храмовники могли в меня запустить с земли, включая выстрел из крепостной баллисты.

Между левитацией и барьером я мог выбрать только одно - и я выбрал барьер.

Неловко дернувшись в ответ на проносящийся мимо арбалетный болт, я оступился на крыше, и покатился вниз головой. Принимая удары о черепицу нечувствительными сквозь барьер ребрами, я мог лишь молиться не растерять концентрацию. Укрепляя всеми силами барьер, я даже закрыл глаза, чтобы не отвлекаться.

Опора подо мной резко пропала. Мне было даже неинтересно, сколько именно каменных выступов башни я сосчитал своим телом, прежде чем проломил спиной крышу какого-то сарая. Поддерживать барьер такой силы можно было лишь за счёт полной концентрации. К счастью, по итогам полета пострадала только моя гордость. Теперь, когда меня ссадили на землю, настало время ответной любезности.

Отплевываясь и отряхиваясь от вороха соломы, я попытался встать, тут же поймав грудью арбалетный болт с украшенным лириумными узорами наконечником.

А вот это уже несерьезно - выругался я, заставляя себя вновь подняться на ноги.

На моей груди осталась только царапина, но следовало признать - любой другой маг на моём месте давно отправился бы к праотцам. Да и я бы отправился - будь наконечник смазан ядом, к примеру.

Ворвавшийся в сарай секунду спустя храмовник в сияющих серебристых доспехах наставил на меня свой меч. Лезвие описало круг, едва не задев поврежденный потолок сарая, и резко опустилось на выставленную в защитном жесте ладонь.

Мои пальцы крепко сомкнулись на острейшем лезвии, блокируя движение меча с помощью барьера. Я не видел глаз храмовника сквозь забрало шлема-горшка, был уверен, что в них светится удивление той же силы, что и гнев. Я испытывал гнев и раздражение, и не меньшее.

В движение левой руки вперед я вложил всю свою злость, подкрепив её волной послушной мне магии. Ударившая практически в упор ярко-синяя молния ослепила даже меня, но зато уже спустя секунду я переступал через тело сварившегося в доспехах храмовника. Брезгливо бросив меч на землю, я нашел глазами арбалетчика, который и выпустил в меня тот злосчастный болт. Формирующиеся на моих ладонях электрические сферы не обещали ему ничего хорошего.

Отправив их в полет, я ударил ярко-синей молнией уже в другого врага, попавшегося мне на глаза. Обведя крепость по кругу рукой, я хлестнул широкой плетью молний по всему внутреннему пространству крепости. Электрические разряды разбежались повсюду, сами находя цели. Если тут и остался кто, то лишь спрятавшись в глухом углу. Шли уже секунды, как я не находил противника. В меня никто не стрелял, никто громогласно не объявлял меня отступником и не тыкал в грудь мечом. Полная тишина.

К тому моменту я дошел уже до центра внутреннего дворика крепости, и сильно удивился, ощутив стопами дрожь земли.

-А это что ещё, черт подери?! - выругался я, - Только не говорите мне, что кто-то прется из-под земли!

Ощетинившись всеми возможными боевыми и защитными чарами, я едва не проморгал тот момент, когда каменный пол в центре крепости взорвался изнутри, выбрасывая в пространство сотни килограмм земли и глины, перемешанных с камнями и сорной травой. Из облака пыли вырвался ворох зеленых лиан, сначала показавшихся мне исполинским спрутом. Они опустились на землю, словно распускающийся бутон диковинного цветка, внутри которого стояла долийская эльфийка. Ни пятнышка грязи - с каким-то удивлением подметил я. Возникало такое чувство, что волшебница каким-то образом подкопалась под крепость внутри плотного зеленого кокона, избежав таких проблем.

-Уж кого я не ждал тут увидеть! - не сдержавшись, воскликнул я, - Так это тебя, да ещё и таким образом!

-Всё в порядке? - осведомилась эльфийка, тревожно оглядываясь вокруг в поисках противника. Изнутри провала, из которого она выбралась, поднимались дополнительные зеленые отростки. Едва распрямившись, они обвивались сверху волшебницы подобно защитному куполу.

Я присвистнул. Вот это была настоящая магия. То, что творил я, больше напоминало подергивания бронто сквозь сон в посудной лавке. Результат налицо, конечно - но искусства в этом было, ни на йоту.

Внезапно вспыхнувший на левой руке зеленый огонь заставил эльфийку отвлечься. Это было похоже на какие-то пульсации, которые испускала метка на её ладони. Уже примерно представляя, что это может означать, я пожал плечами в ответ на вопрос в темно-зеленых миндалевидных глазах.

-Завеса здесь порядочно истончилась, - буркнул я, пнув ногами разбросанный по полу грунт, - Ты бы лучше не рисковала так. Это храмовники - у них профессия находить на магов управу, знаешь ли.

-Тут кто-нибудь остался? - вновь уточнила Манвэ, отвлекшись на обстановку, - Я никого не вижу.

-Я тоже никого не вижу, - вздохнул я, - Но это не значит, что их тут нет. Давай выбираться отсюда. Пусть твои головорезы прочесывают каждый угол - это уже не наша заб... - внезапно раздавшийся оглушительный грохот не дал мне закончить фразу.

Крепостные ворота взорвались бесформенной волной - вперемешку обломки дерева ворот, и куски кирпичей, в облаке каменной пыли несомые вперед. Град каменных осколков застучал по зеленому куполу над головой эльфийки. Предусмотрительно встав между ней и воротами, я принял на нечувствительную сквозь барьер спину дробь из обломков кирпичей и останков ворот. Действия Вестницы, впрочем, были даже более предусмотрительны.

Не полагаясь ни на меня, ни на барьер, она целиком скрылась внутри зеленого кокона, и высунулась лишь тогда, когда град стих. Громко хмыкнув при взгляде на то, как я вытаскиваю ботинки из груды камней, она выбралась наружу целиком. Со стороны ворот к нам уже двигалась встречающая делегация - впереди шел Солас с выставленными в защитном жесте руками. Из облака пыли следом за ним выбрался плотный строй бойцов Инквизиции со щитами в руках.

-Явились, не запылились, - буркнул я, посмотрев на Вестницу, - Так и думал, что Солас мог сломать эти ворота с самого начала.

-Ты думаешь? - с сомнением в голосе спросила собеседница.

Между тем, бритоголовый эльфийский маг успел поравняться с нами, и убедиться в том, что все целы. Взгляд серо-зеленых глаз задумчиво скользил по многочисленным подпалинам по всему пространству крепости. Остановился на сожженных до пепла телах храмовников, и лужицы расплавленного металла рядом с ними.

-Рад, что все целы, - задумчиво произнес он, - Я не ожидал такой впечатляющей эффективности. Хотя и не вполне одобряю риск.

-Пока мы не разошлись по делам, - вздохнул я, - Хочу поблагодарить Вестницу Андрасте за весьма спешное прибытие. Если бы мне что-то угрожало, ты бы оказалась весьма кстати, - я благодарно кивнул, выражая признательность. Эльфийка задумчиво кивнула в ответ, и приподняла тонкую бровь в удивлении.

-Я сделала то, что любой из клана Лавеллан сделал бы для соплеменника, - заметила она спокойно.

-Мы не долийцы, дален, - тяжело вздохнул Солас, - Ты видишь на наших лицах валасселин? Уважаемый Браэн, и вовсе, вырос в Круге магов. Надеюсь, не будет большой грубостью предположить, что он даже эльфийский язык не помнит?

-Андоран атишан, - поднял я ладонь вверх, с улыбкой посмотрев на долийку.

-Сейчас ты скажешь, - усмехнулась она в ответ, - Что это весь твой эльфийский словарь?

-Почему же, - возмутился я, погружаясь глубже в воспоминания своего тела, - Анэф ара, ма фалон! Маар лас!

Солас кашлянул в кулак, скрывая смех. Долийская эльфийка спрятала горящее красным лицо между ладоней.

-Ты же не знаешь, что ты только что произнес? - выдохнул сквозь смех бритоголовый эльф.

-Почему же, - хмыкнул я, глядя на попытки Вестницы куда-то деться, - "Здравствуй, подруга! Я люблю тебя!"

-Вроде того, - был вынужден задумчиво признать Солас, - По смыслу весьма близко. В любом случае, в этой фразе нет негативной коннотации.

Манвэ тяжело вздохнула, раздраженно переступая с ноги на ногу. Тем временем, к нам подошла леди Кассандра. Деловито осмотрев эльфийку и меня самого, она слегка успокоилась.

-Все целы? - спросила она, и тут же громким голосом отдала приказы, - Прочесать всю крепость! Проверить каждый угол. Никто не должен уйти!

-Манвэ, - обратилась она к эльфийке, - Мы здесь разберемся. Нам нужно проследить, чтобы маги не ударили в спину, пока мы здесь. Как только мы закончим, нужно будет обсудить планы с Хардинг. Она стала неподалеку от крепости вместе с разведчиками.

-Тогда я пойду наружу, - согласилась Вестница.

Мы остались с Соласом вдвоем, в относительном одиночестве. Бритоголовый эльф вновь оглядел последствия боя, и задумчиво приподнял бровь.

-Результативно и мощно, - подытожил он, - Но без воображения. Такое я видел последний раз, когда сквозь Завесу прорвался Демон гордыни. Они тоже не жалеют мощи - и также легко преодолевают сопротивление храмовников.

-Надеюсь, вам удалось отправить его обратно? - приподнял я бровь, - С демонами шутки плохи. А уж с Демоном гордыни - тем более.

Ну, вот - подумал я, размяв шею. Намечается серьезный разговор между двумя магами, каждый из которых понимает, что с другим не всё чисто. И пусть мне пока не удалось различить в собеседнике ничего, кроме склонности к интриге, уже сам его интерес ко мне о чём-то говорит.

-Интересно, каким образом ты выжил на Конклаве, учитывая, что все прочие его участники оказались мертвы, - заметил эльф, - Вестницу видели, выходящей из Тени; логично предположить, что в самый момент взрыва она находилась именно там, почему и выжила. С тобой же определенности нет.

-Ты предполагаешь, что в момент взрыва я тоже находился в Тени? - приподнял я бровь.

-Случай леди Лавеллан уникален, - серьезно произнес эльф, - Ни один маг не может войти в Тень физически, а не сознанием. Если только... это и не маг, вовсе.

-Демон? - предположил я.

-Или дух, в своём истинном обличьи, - развел руками Солас, - Не одни лишь демоны обитают в Тени. Многим из обитателей Тени просто нет дела до смертных, почему о них и не слышно. У них много имен: доблесть, сострадание, мудрость, гнев, гордыня... зависть.

-Ущипни меня, - посоветовал я, - Моё тело столь же живое, как и твоё. По моим венам течет кровь, а легкие вдыхают воздух. Если бы я был духом, то мне пришлось бы вселяться в истлевший остов плоти после взрыва на Конклаве. Как бы я тогда предстал перед вами?

-Это аргумент, - согласился Солас, - Хотя способность сильных духов изменять в известных пределах занимаемое тело не является секретом. Их основная проблема - то, что они зачастую попросту не понимают разницу между живым и неживым.

-Любопытно, - я задумчиво почесал подбородок. Меня и самого заботил тот вопрос, каким образом я оказался в здоровом теле уже после того, как прогремел взрыв на Конклаве. До сих пор я убеждал себя в том, что я пробудился в момент взрыва, а занял чужое тело за миг до того, как до Браэна докатилась волна - после чего я каким-то образом выжил. Суть же была такова, что я не помнил события, последовавшие после шага через Завесу, и мог о них только гадать.

-Однако едва ли сильный дух смог бы вести себя, как человек, - вздохнул я, - Куда уж ему, раз даже разница между живым и неживым от него ускользает?

-Есть духи, способные и на это, - ответил Солас, - Очень редкие. Они копируют повадки жертвы, и даже их образ мысли. Отмечают всё: привычки и слабости, манеры. Их стремление к совершенству настолько велико, что отличить их от жертвы в какой-то момент становится практически невозможно.

-Но дух Зависти всегда знает, что он - не есть тот, кого он копирует, - медленно произнес я, - Чего я не могу сказать про себя.

-Я не говорил, что это дух Зависти, - заметил эльф.

-Верно, - кивнул я, - Потому что о таких духах я знаю и без тебя. Абы кого-нибудь не приглашают на Конклав, Солас. Так что, не нужно подозревать меня в том, что я демон, проникший в ваши ряды. В конце концов, я же не навязываюсь. Не хотите пользоваться моими услугами - не пользуйтесь! Вопрос доверия, знаешь ли.

-Всё так и есть, - задумчиво кивнул Солас, разглядывая меня, - Прошу прощения, если вызвал у тебя обиду. Это не было моей целью.

-Ладно, - махнул я рукой, - Я, пожалуй, пойду. Надеюсь, разговор окончен?

Я повернулся к эльфу спиной, и пошел в направлении выхода из крепости.

-Браэн! - внезапно обратился ко мне Солас с расстояния нескольких шагов, - А ты веришь в то, что дух мог бы настолько воспринять чужой образ мысли, чтобы не столько копировать повадки другого человека, сколько стать им на самом деле? Стать настолько, что даже сам не может отличить?

-Это пустые домыслы, - отозвался я, пожав плечами, - Хотя, отдаю должное полету фантазии - для этого требуется больше воображения, чем у меня есть. Так что, извини.

***

-Леди Кассандра... - влетевший в помещение солдат замер на пороге, едва не споткнувшись от неожиданности. Комната, ранее служившая кабинетом коменданта форта Бреннан, погрузилась в полный хаос. Искательница, и эльфийка средних лет с длинной гривой светлых волос, собранных в пучок на голове, обыскивали кабинет вместе с двумя помощниками. Массивные дубовые шкафы были сдвинуты ближе к центру комнаты. Кирпич за одним из них был безжалостно выбит, открывая скрытый в стене тайник. Стопки толстых книг в кожаном переплете были выставлены уже в коридоре. Свитки и письма были разложены на широком письменном столе, связаны веревками и опечатаны. На роскошном красном ковре, расстеленном по всему пространству комнаты, четко отпечатались отметины солдатских сапог. Замок на сундуке в углу был аккуратно вскрыт и снят. Внутри зияла пустота.

-Леди Кассандра! - уже громче, повторил солдат, - Вам нужно что-то сделать! Мы не можем его урезонить!

-Что опять не так? - раздраженно проворчала Кассандра, поднимая голову вверх от свитка. В её карих глазах пылал лихорадочный огонь, но даже это не могло скрыть усталое выражение её лица.

-Варрик Тетрас... он в подвале крепости, - объяснил солдат, - Наши люди нашли там лириумную жилу странного красного цвета. Мы попытались взять образцы, но Варрик потребовал, чтобы мы убрались прочь. Сейчас он заперся там, и что-то крушит!

-Час от часу не легче, - проворчала Искатель, и повернулась к эльфийке, - Шартр, как только проверишь всё, что мы узнали, немедленно сообщи мне. С храмовниками во Внутренних землях нужно разобраться окончательно. Без этого о наведении порядка не может быть и речи.

Как и говорил боец, Варрик заперся в подвале. Чтобы отпереть дверь, потребовалось позвать нескольких дюжих ребят из недавних рекрутов Инквизиции. Хлипкая дверь грозила развалиться от могучих ударов импровизированного тарана даже раньше, чем удастся сломать засов. Просунув руку сквозь зияющие дыры, бойцы отодвинули засов, и вошли внутрь, готовые скрутить гнома, если потребуется.

-Варрик!? - удивленно воскликнула Кассандра. Она ожидала чего угодно: безудержной пьянки, оргии с местными беженками, магического ритуала на магии крови - но не этого.

Засучив рукава, гном орудовал тяжелым молотом в его собственный рост, молодецкими ударами вбивая в пыль выросты красного лириума, выходящие прямо из крепостной стены. Подтянув повыше кожаные верхонки на руках, Варрик утер локтем пот на лбу, и продолжил работу.

-Можете идти, - обратилась Искатель к рекрутам. Приложив кулаки к сердцу, те удалились.

-Ты бы лучше не подходила близко, леди Искатель, - предупредил гном, - Эта штука опасна даже для гномов, а люди Инквизиции этот лириум чуть ли, не обнюхивали. Если бы я не оттащил их за шкирку, кто знает? В наших рядах уже мог бы затесаться опасный безумец.

-Я понимаю, Варрик, - кивнула Кассандра, - Красный лириум принес множество бед Киркволлу.

-Да не одному Киркволлу, - бросил Варрик, - Если бы мы с Хоуком не нашли тот идол из красного лириума, кто знает, как бы всё повернулось. Командор храмовников Мередит, может, даже и не свихнулась бы. Война магов и храмовников началась, не в последнюю очередь, из-за её действий. Так что, - гном поудобнее ухватился за рукоятку молота, - Я предпочту привести этот лириум, по возможности, в нетоварный вид. Потом закопаю где-нибудь. Предупреди своих людей, чтобы держались от этой штуки подальше. И лучше всего - найди гномов. Только они могут ему сопротивляться.

-Хорошо, - согласилась Кассандра, - я сделаю всё, что смогу. Ты тоже... побереги себя.

-Да уж, постараюсь, - отмахнулся Варрик, - Было бы обидно отправиться к предкам от какого-то лириума. Кассандра, уйди уже. Я не для того запер дверь, чтобы ты им облучалась.

Медленно кивнув, женщина повернулась к гному спиной, и вышла из подвала. Лишь выбравшись наружу, она ощутила облегчение. Странно, пока она находилась в подвале, она не чувствовала, как сильно её гнетет присутствие лириума. Определенно, следовало ограничить к нему доступ, насколько это возможно.

И следовало выяснить, какое отношение к красному лириуму имеют храмовники. О том, что те принимают обычный лириум, чтобы научиться сопротивляться магии, знали очень многие. Но какой безумец стал бы принимать вместо обычного лириума красный?

***

-Браэн, - обратилась ко мне леди Кассандра, - Есть ли у тебя какие-нибудь ещё сведения об окрестных магах, кроме того, что нам уже известно?

-О магах? - переспросил я, - К сожалению, я не заглядываю к ним в гости, леди Кассандра. Я уже сообщил Хардинг, что мятежные маги засели в Ведьмином лесу. Кроме того, множество мирных магов под предводительством Фионы сейчас находится в Редклиффе. Почему бы вам не переговорить с ними?

Я с явным удовольствием потянулся спиной в кресле. Шедеврам тедасских ремесленников было бесконечно далеко до удобства фабричных изделий матушки Земли, однако после походных условий лагеря беженцев, интерьер форта казался мне сказочно роскошным. Форт Бреннан стал ещё одним из оплотов Инквизиции во Внутренних землях Редклиффа. Помещения были очищены от вещей храмовников, и переоборудованы в казармы для солдат Инквизиции. Восстановление ворот из подручных материалов должно было затянуться, но и без них временные баррикады служили неплохой защитой, от чего бы то ни было в окрестностях. Комната коменданта, за неимением лучшего, была облюбована Кассандрой в качестве рабочего кабинета.

-Мы не можем связаться с магами, - сказала Искатель, - Хотя дорога в Редклифф сейчас более-менее безопасна, само поселение окружено барьером неизвестной природы. Никто не может ни войти, ни выйти.

-Разве наша Вестница не может что-нибудь с этим сделать? - удивился я, предполагая в роли барьера обыкновенный разрыв в Завесе.

О да, Вестница умела их закрывать. Это пришлось весьма кстати, поскольку разрывы имели поганое свойство возникать в местах с большой проходимостью. Один из них появился даже на Королевском тракте к юго-востоку от лагеря. Если бы кто рискнул двинуться с южных частей Ферелдена в Редклифф, то поход для него мог бы кончиться плачевно.

Мне доставило искреннее удовольствие втаптывать демонов в грязь, не боясь их последующего возвращения с подкреплениями через Брешь. Первый опыт взаимодействия с разрывами Завесы был ещё свеж в памяти, так что я отдавал должное метке Вестницы - именно она послужила причиной столь легкой победы. И пусть после этого солдаты Инквизиции ещё полдня выслеживали разбредшихся по округе одержимых демонами живых мертвецов - появления новых в этом районе не ждали. Это было главное.

-Наши разведчики не смогли определить, где находится разрыв Завесы, - досадливо произнесла Кассандра, - Чтобы с этим что-то сделать, уйдет не один день. Мы не можем столько ждать. Вестнице нужно немедленно отбывать в Вал Руайо. Нельзя позволить укорениться слухам, распускаемым Церковью.

-Мать Жизель что-нибудь посоветовала? - осведомился я, задумчиво почесав подбородок.

-Да, - кивнула Кассандра, - Собственно, это было её предложение Вестнице прибыть в Вал Руайо собственной персоной. Кроме того, она уведомила всех матерей Церкви о том, что присоединяется к Инквизиции.

-Храбрый шаг, - отметил я, слегка удивившись, - Но единственно верный, учитывая, что конструктивный подход к делу есть только у Инквизиции.

- После заявления матери Жизель Церковь разделилась, - заметила Кассандра, - Далеко не все готовы назвать еретичкой и её тоже. Так что, статус Инквизиции изменился. Он всё ещё подвешен в воздухе, но нам уже можно рассчитывать на то, что Вестницу не арестуют в Вал Руайо.

-Есть и такой риск? - приподнял я бровь.

-Был, - не стала лукавить женщина, - Теперь нам надо заручиться голосами хотя бы, нескольких сестер. Или их нейтралитетом, на худой конец. Мать Жизель считает, что для этого достаточно просто поговорить с несколькими из них. И у нас будут развязаны руки для того, чтобы заняться магами всерьез, или вынудить храмовников пойти на переговоры.

-Среди них ещё остались здравомыслящие? - поразился я.

-В оплоте Тиринфаль сосредоточены значительные силы храмовников, - заметила Кассандра, - Они враждебны, но у советницы Жозефины де Монтилье есть план по их умиротворению. К сожалению, для этого придется задействовать все её связи среди знати Орлея, так что подготовка займет много времени. Если за время визита Вестницы в Вал Руайо ситуация с Редклиффом не изменится, мы остановимся на её варианте.

-У меня плохо получается ладить с храмовниками, - честно признался я, - Но если другого варианта не останется, то буду работать и с ними. Была ли какая-то особая причина, по которой вы меня спрашивали насчет магов?

-Мы отбываем в Вал Руайо уже сегодня, - предупредила Кассандра, - Здесь остается лишь пара храмовников, и четыре десятка бойцов Инквизиции, из которых половина - недавние рекруты из беженцев. Связной с Лелианой остается, как и была, Шартр. Твоя задача остается прежней, Браэн - защищать лагерь беженцев.

-Есть подвох? - уточнил я.

-Да, - кивнула Кассандра, - Мятежные маги сегодня утром пытались напасть на охранение форта Бреннан. Мы считаем, что это была разведка боем. Так что не исключено, что они ударят, едва завидят отбытие значительных сил Инквизиции из лагеря.

-Час от часу не легче, - я размял мышцы шеи, - Похоже, не в интересах Инквизиции оставлять за спиной такую занозу.

-Что делать с магами - мы оставляем на ваше с Шартр усмотрение, - строго посмотрела на меня Кассандра, - Можете даже не трогать их до возвращения леди Лавеллан из Вал Руайо. Главное, чтобы лагерь беженцев остался в целости. Маги - не единственная для него угроза.

-Что-то ещё? - спросил я.

-Да, - кивнула женщина, - Что-то неладное происходит возле Великолесской усадьбы.

-Что именно? - всполошился я.

-Никто точно не знает, - замялась Кассандра, - Вчера там был какой-то бой, и не похоже, что наёмники проиграли. Однако недавно нам пришла весть от разведчиков, что наёмники грузят на телеги всё имеющееся. Похоже, они решили переехать, прихватив награбленные ценности с собой.

-Я же говорил, что ставить лагерь беженцев на перекрестке Королевского тракта - дурацкая идея! - я досадливо почесал подбородок, - Если эти наёмники что-то везут - то они уже завтра упрутся либо в форт Бреннан, либо в лагерь беженцев. Телеги по оврагам особо не повозишь.

-Именно поэтому мы вынуждены полагаться на тебя в защите лагеря, Браэн, - поколебавшись, сказала Кассандра, - Мы вернемся со значительными силами через три дня, не раньше. Мы бы задержались, но задачи Инквизици в Вал Руайо нельзя откладывать дальше.

-Ладно, - встал я из-за стола, - Я вас понял, леди Кассандра. Думаю, что мне стоит немедленно поговорить с Шартр, и выдвигаться со следопытами в Ведьмин лес.

-У тебя есть какой-то план? - осведомилась Искатель.

-Нет, но он есть у наёмников и магов, - пожал я плечами, - Они нападут неизвестно, когда, и неизвестно, куда. Я не могу быть в десяти местах разом, так что нам придется либо оставить форт Бреннан без боя, либо ударить по кому-то первыми. Я выбираю последнее. Сначала разберусь с магами, а потом - с наёмниками. Посмотрим, как они повоюют со мной на открытой местности.

-Будь осторожен. Желаю тебе удачи, - помедлив, пожелала мне леди Кассандра, и протянула руку для рукопожатия.

-Она мне не понадобится, - усмехнулся я, - Но всё равно, спасибо.

***

Лес, прозванный Ведьминым. Не потому ли он заслужил такое название, что густые хвойные деревья и бесконечные овраги погрузили его в вечный полумрак? Торчащие повсюду коряги задевали ботинки, то и дело, пытаясь заставить меня растянуться во весь рост в чавкающей грязи. Я едва поспевал за быстро перебиравшими ногами охотниками Инквизиции, которые и обнаружили лежбище магов пару дней назад. Им не требовалось "следовать за знаками", когда они могли читать следы, оставленные всюду ботинками мятежных магов. И без этого, Хардинг указала Инквизиции на наличие в этих местах сети пещер, а дальше дело было за малым. Впрочем, кому как.

-Мастер Ланерал! - обратился ко мне высокий, на три головы выше меня охотник Инквизиции, - Мы на месте. Я уже вижу вход в их логово!

-Так уж и видишь? - усомнился я, - Если только на нём не написано "мятежные маги - здесь!", я не знаю, как ты бы мог отличить его от обычной пещеры.

-Смотрите сами, мастер Ланерал, - ткнул пальцем в заросли деревьев разведчик, и только теперь я понял, о чём он говорил.

-Мда, - только и оставалось мне выдавить.

Вход в пещеру преграждала завеса искрящихся молний, что грозили отвадить любого незваного гостя мощным электрическим разрядом. Дешево и сердито - признал я. Практически никакая защита против мага - но такая польза против тех, кто не владеет магией! Только и нужно, чтобы кто-то подзаряжал стену. Такая штука теряет заряд со временем - или когда отражает магию. Сейчас проверим, сколько он выдержит на деле.

-Дальше я пойду один, - сообщил я разведчикам, - За мной не следуйте - я сам вас позову, когда магов можно будет не опасаться.

-Будет исполнено, - кивнули они мне, отступая в засаду. Я расправил плечи, и двинулся в пещеру.

***

-Стой! - громогласно объявил один из мятежных магов, став между мной и остальными, - Зачем ты здесь?

-Стою, - помедлив, я скрестил руки на груди. Несмотря на слабое освещение внутри пещеры, я быстро узнал давешнего "магистра" - мятежного мага по имени Таэль. Пожилой эльф не сильно изменился: всё те же длинные, серые волосы до плеч, изрядно поношенная красно-черная мантия. Мне показалось, или его лицо несколько похудело за последнее время? Похоже, жизнь изгоя плохо сказывается на здоровье - и находящиеся за его спиной младшие маги тому подтверждение.

Всего в десятках метров от нас, на чисто выметенном полу пещеры лежал залитый кровью матрац. Сидящий на нем бледный маг обессилено привалился спиной к стене пещеры, и едва слышно стонал. Выставив правую ногу вперед, он пытался не закричать, когда другая волшебница извлекала из бедра стальной наконечник стрелы, ковыряясь в ране металлическим инструментом. Целительница лишь на миг оторвалась от дела, чтобы взглянуть на меня. Я увидел бледное, изможденное лицо черноволосой девушки лет двадцати, после чего она тут же вернулась к прежнему занятию. Восемь других магов стали за спиной Таэля, настороженно наблюдая за нами из разных углов пещеры.

И это мятежные маги, пытающиеся напасть на Инквизицию? Вскинув бровь, я перевел взгляд на магистра, от которого не ускользнули мои действия.

-Я узнал тебя, - помедлив, произнес Таэль, - Хоть ты и не представился в нашу прошлую встречу. Ты - Браэн Ланерал, из Круга магов Камберленда. Отвечай: ты с нами, или с Инквизицией?!

Я хмуро посмотрел на указательный палец, которым "магистр" обвинительно ткнул в мою сторону, и перевел взгляд ему в глаза.

-Вопросы здесь задаю я, - после некоторых колебаний, я решил заговорить с позиции силы. Если я хоть сколько-то разобрался в характере собеседника за время последней встречи, говорить с ним иначе не было смысла, - Вы планируете нападение на лагерь беженцев. Да или нет?

-На людей нам плевать, - маг искренне рассмеялся, - Но Инквизиция - это сила, которая стремится вернуть старые порядки, а для нас лучше умереть, чем снова вернуться в Круг. Мы уничтожим ваши силы, или погибнем. Всё равно, другой дороги у нас нет.

Я почувствовал, как стоящие за его спиной маги напряглись, готовясь атаковать. Медлить их заставлял лишь магистр, всё так же стоящий передо мной. Я и сам был уже готов начать - уничтожив всех одним милосердным ударом. Я испытывал странную смесь жалости и гнева на их глупость, но начинать эту схватку первым не хотел.

-Ну, а ты, - раздосадовано воскликнул магистр, - Что ты будешь делать, когда Инквизиция вновь учредит Круги, и погонит в них магов?! Или ты надеешься на должность Верховного чародея, как я понимаю? Да, - с кривой ухмылкой покачал эльф головой, - Власть многим может вскружить голову. По силе ты мог бы претендовать на это - я чувствую.

Стоящие за ним волшебники переглянулись. Кто-то слегка отступил, кто-то крепче сжал посох. Лишь целительница продолжала возиться с раненым, не обращая внимания на нашу возню. Я почувствовал витавшее в воздухе напряжение и страх, и встряхнулся.

-Ещё ничего не решено, - заметил я с усталым вздохом, - Церковь потеряла власть. Если Инквизиция преуспеет, то со временем сможет вертеть ею, вплоть до выбора кандидатур на должность Верховной жрицы. Если, - добавил я, - Под нашим началом окажутся маги или храмовники, что были раньше ресурсом Церкви, она вообще ничего решать не будет.

-Это интересно... - прошептал Таэль, замерев на месте, - Значит, судьба магов может оказаться в руках Инквизиции, а не Церкви. Хотя бы на время...но, - резким движением потерев подбородок, опомнился маг, - Ты ведь не можешь гарантировать, что Инквизиция...

-Магистр Таэль, - внезапно вмешался в разговор один из магов, - Вы же не собираетесь согл...

-Молчать! - едва не захлебнувшись собственным бешенством, эльф обернулся к говорившему, и швырнул в него разряд слепящей синей молнии. Пробив барьер, разряд обрушился всей своей мощью на мага, и отбросил его к стене пещеры. После того, как гудящие электрические искры убежали с тела волшебника в землю, было сложно определить, жив тот или мертв, - Я же предупреждал! Не сметь встревать в разговоры!

Я хмуро посмотрел на испуганно отступивших младших магов, чувствуя, что тоже начинаю выходить из себя.

-Это что? - тихо спросил я, постепенно свирепея, - Бей своих, чтобы чужие боялись?

-Это дисциплина, - не согласившись со мной, покачал головой эльф. Из его глаз постепенно исчезала ярость, сменяясь усталостью, - Если мы снова не хотим оказаться под пятой храмовников, нам нужно придерживаться единоначалия.

-Единоначалия? - я зло посмотрел на собеседника, - Как я вижу, вы уже загнали себя под новую пяту, едва уйдя из под храмовников!? Всегда ведь найдется более сильный маг, чем ты сам, не так ли? Ваша борьба за свободу - пшик. Даже дворовый пес, мне кажется, свободнее будет!

-Критиковать всякий мастер, о верный слуга Инквизиции, - издал смешок эльф, - А ты изволь сделать своё предложение, и посмотрим на тебя. Ты ведь никакой иной альтернативы не предложил пока, кроме смерти, рабства, или ритуала усмирения. Ты чем лучше?

-Инквизиция пока не имеет единого мнения по поводу Кругов, - тяжело вздохнул я, - Её первостепенная задача - закрыть Брешь.

Внезапно целительница зашевелилась, привлекая моё внимание своими странными действиями. Наконечник стрелы к тому времени был уже извлечен, но девушка по какой-то причине не приступала к перевязке. Вместо этого... она закатала рукава на собственной рубахе, и приложила к предплечью нож. Острое лезвие вспороло плоть, заставив меня вздрогнуть от изумления.

-Это... - поперхнулся я, отвернувшись от эльфа.

Кровь после такой раны должна была литься рекой, но этого не происходило. Вместо этого, она... воспаряла вверх, словно была невесомой воздушной взвесью. Как дымок, она потянулась в сторону раны на бедре волшебника, на глазах закрывая её. В следующую секунду взвесь опала, обратившись рядом кровавых капель на каменном полу пещеры. Переведя взгляд на предплечье волшебницы, я не заметил распоротой ножом плоти - лишь гладкую белую кожу, покрытую тонкой сеткой многочисленных шрамов.

-Магия крови, - повернулся я к хмуро наблюдавшему за мной отступнику.

Он ударил, едва мы встретились взглядом. Яркая синяя молния сорвалась с его ладони даже быстрее, чем я успел подумать. Когда я открыл рефлекторно зажмурившиеся глаза, электрические разряды стекали ручьём с магического барьера, не нанося мне никакого вреда. Вытянув ладонь вперед, я стряхнул враждебную энергию, словно это были капли дождя.

-Меня этим не проймешь, - покачал я головой.

-Верно, - прозвучавшее из уст эльфийского мага слово заставило пробежать по спине мурашки. Оно просто не могло выйти из груди смертного.

Теперь голос мага звучал так, словно был чем-то большим - хором, целостным во множестве. Эхо его многократно отражалось от стен; кожу буквально пощипывало от присутствия агрессивной магии. Ткань Завесы истончилась настолько, что я почувствовал себя одной ногой в Тени. Чужеродные смыслы обрушились на мой мозг градом огненных стрел. Я видел их - равно безумных, и наделенных разумом обитателей Тени. Они слетались ко мне, как стервятники на поживу. Мне показалось, что одним глазом я вижу Тедас, залитую чужой кровью пещеру, погруженную в вечный полумрак; другим же я видел Царство отражений. Воображаемые страхи и чаяния всех живых поблизости наполнили Тень смутными видениями, что отразились в моём сознании.

Плоть эльфа сползала, как бутафорская одежда с актера орлейского театра. Вместо мага Круга внутрь пещеры шагнуло нечто огромное, сотканное из черноты. Разом заполнив собой всё пространство, оно перетекло вперед, окутывая меня душным облаком. Я ощутил, как нечто пытается слизать с меня магический барьер, будто гигантским языком. Магические силы потекли изнутри меня, как вода через решето. Завеса ещё больше истончилась, и я замер на самой грани, ощутив липкий страх.

Ещё больше силы - и я провалюсь внутрь Тени, расставшись сознанием с телом. Поединок продолжится уже за пределами Недремлющего мира - и я при любом раскладе окажусь проигравшим. Ибо когда я найду дорогу назад - это тело наверняка будет мертво.

-Как там говорил твой знакомый: если что-то нельзя одолеть грубой силой, то поможет искусство? - задал мне вопрос шепчущий голос. Я не видел его источник. Я вообще не видел ничего, кроме окружившей меня темноты. Давление слегка ослабло, и я почувствовал себя способным заговорить - не более того.

-Кто ты? - спросил я.

-Ты видел меня на краю Тени, но забыл об этом, - услышал я шепот у самых своих ушей, - Этот эльф просил силу, способную тебя одолеть - как ты видишь, сделка исполнена.

Говорящий, похоже, не нуждался в моём ответе. Вскоре я вновь услышал пронизывающий ледяной шепот.

-Но для тебя у меня будет нечто иное... Андрей, - произнес демон, заставив всё внутри перевернуться от страха. Лишь спустя некоторое время, я заставил себя вернуть присутствие духа. Эта тварь свободно копалась в моих мыслях, читала в моём разуме, как в открытой книге. Похоже, даже моё происхождение не было для неё секретом, хотя вряд ли это что-то меняло.

-Выбор, - продолжил шепот, - Он за тобой; ты не из тех, кто колеблется. Особенно сейчас - когда истекающее время может сделать выбор за тебя.

-Что за выбор?

-Продолжить сопротивляться, - шепнул голос, - Храбро, но глупо. Здравомыслящие люди выбирают отложить битву на потом.

-Зачем ты меня тогда ещё держишь? - спросил я.

-Обещание, - мне показалось, или голос издал пугающий своей неестественностью смешок, - Ты обещаешь мне... не позволить Инквизиции возродить Круги магов, - И я отпускаю тебя вовсе. Всё просто.

-Что? - затопившее меня удивление даже заставило меня на миг забыть о том, где я находился, - Зачем тебе это может быть нужно?

-После некоторых решений люди снова и снова оказываются на перепутье, - прошептал мне в ухо голос, - Сложный выбор для меня, что хлеб. Я порождаю его, и лишаю смертных сомнений, едва их выбор совершен.

-Если я соглашусь, что помешает мне нарушить обещание? - всё же, спросил я.

Этот демон был чем-то особым. Память Браэна Ланерал не говорила о возможности существования такой редкой разновидности духов Тени. Если кто с ними и сталкивался до сих пор, ни один из таких случаев не был задокументирован в хрониках магических Кругов. Пока что, я даже не понимал, на какой области этот демон паразитирует. Не Гнев, не Голод, не Уныние, и не Гордыня. Близко к Желанию, но не совсем. Что же он такое?

-Я сделаю так, что ложь плохо скажется на тебе, - прошептал мне дух, - Соглашайся, время не ждет.

Я и сам это чувствовал. Барьер доживал последние секунды своего существования. Поддержать его могла лишь мощная подпитка магией, но это окончательно прорвало бы Завесу. Что было бы со мной дальше, я не знаю.

-Ты же и сам этого хочешь, - голосом искусителя продолжил демон, - Соглашайся.

Я был готов уже согласиться, когда демон решил слегка увеличить давление. Дышавший на ладан магический барьер стал сминаться, как тонкий газетный лист. Смешно - невольно подумалось мне - Демон, столь много говоривший о выборе между двумя вариантами, поставил меня перед третьим - оказаться в его руках тепленьким, расставшись с барьером. Ну, нет - подумал я, распаляясь. Ещё поборемся!

Наплевав на все возможные последствия, я зачерпнул всю силу, какую был способен. К тому моменту я уже едва чувствовал собственное тело, стоя одной ногой на истончившейся ткани Завесы, а другой, пребывая в меняющемся пространстве Тени. Своей волей я потянулся вперед, чтобы окружить врага, и смять его, но ухватывал лишь пустоту. Противник исчез.

Между тем, темнота медленно рассеивалась перед глазами, и я с некоторым удивлением обнаружил себя на пыльном, каменном полу пещеры. До сих пор мне почему-то казалось, что я уже провалился сквозь Завесу, но ощущения тела, лежащего на полу, поражали своей неподдельностью. Я едва не запаниковал - мне на миг показалось, что лёгким нечем дышать, когда грудь сделала резкий вдох.

-Лиандра, отойди от него, - услышал я полный скрытой паники молодой мужской голос, - Он же сейчас очнется! Дай мне убить его, пока не поздно!

Так! - зло подумал я, создавая вокруг своего тела барьер. Похоже, пока я витал сознанием в каких-то неведомых эмпиреях, меня могли просто-напросто прирезать.

-Не смей! - откликнулся женский голос, и я с легким изумлением наблюдал со своего места, как давешняя маг крови стала между моим распростертым на камнях телом, и группой младших магов. Их ладони уже искрились от сдерживаемой мощи, которую они были готовы обрушить на меня.

-Он очнулся! Бей! - воскликнул кто-то, и о воздвигнутый магом крови магический барьер ударили многочисленные электрические разряды. Ни на секунду нельзя было предположить, что он выдержит всё это - он и не выдержал. Когда я вскочил на ноги, тело ведьмы уже отбросили к стене плети электрических разрядов. Так и не поняв, выжила она после этого, или нет, я принял весь предназначавшийся мне шквал магических снарядов грудью.

Мне мгновенно стало жарко, словно я сунулся всем телом в духовку. По телу пробежалась постепенно стихающая волна боли. Пик обрушившейся на меня атакующей магии быстро прошел, но я не собирался дожидаться, пока враги вновь нанесут скоординированный удар. Вытянув ладонь, я ударил вперед широкой плетью молний. Практически сразу же напор вражеской магии ослаб.

Я открыл глаза, и тут же получил в грудь очередной магический снаряд. Плеть молний убила, едва ли, двоих магов, но изрядно пощекотала нервы всем остальным. Что же, - зло подумал я. Можно и повторить. Второй, третий, четвертый раз! - к пятому разу от всей группы младших магов в живых остался только один, и я добил его сфокусированным ударом чистой энергии.

-Неужели, всё? - выдохнул я, и повернулся в сторону волшебницы. Осторожно приблизившись, я встретился взглядом с внимательно наблюдавшими за мной голубыми глазами, и замер в нерешительности.

Маг крови оказалась жива, и это сулило мне большие проблемы с совестью, поскольку я собственными глазами видел, как эта... сумасшедшая пыталась закрывать меня своим телом.

-Зачем? - именно это я и спросил, первым делом. Черноволосая волшебница на мгновение устало отвела взгляд в сторону, словно от давно набившего оскомину вопроса.

-Потому что я против причинения зла кому бы то ни было, - ответила она мне со вздохом, будто понимая всю несуразность собственного утверждения.

-Интересно, как это сочетается с магией крови, - сказать, что я что-то понял, было большим преувеличением, - И с нахождением в компании мятежных магов?

-В Круге магов, я занималась созданием филактерий, - просто сказала волшебница, - Кто-то же должен был этим заниматься. Кто-то один.

С неудовольствием, я был вынужден признать, что она может быть права. Вопрос филактерий с кровью магов, по которым храмовники выслеживали беглецов, всегда стыдливо обходили стороной. От этого за версту тянуло магией крови, но вот польза... похоже, Церковь и храмовники ради неё были готовы закрыть глаза и на большее. Не то, чтобы я об этом не подозревал, но когда все дружно стремятся что-то не замечать, такой магии поддастся кто угодно.

-И что же мне теперь с тобой делать? - с тяжелым вздохом посмотрел я на волшебницу. Сейчас "малефикар", по терминологии храмовников, больше напоминала побитую собачонку. За всё время она ни разу не попыталась сменить положение тела, и я на миг испугался, что удар о стену мог повредить ей позвоночник.

-Убить? - с просительной интонацией предположила волшебница, - В Инквизиции, меня рано или поздно отправят в Круг магов; одна я тоже не выживу. Лучше убей. Закончи это. Только быстро.

-Гхм, - со всей силы сжав кулаки от досады, я сердито огляделся вокруг, словно мог найти среди обстановки какой-то ответ. Мой глаз зацепился за какую-то странность, но я пока этого не осознавал. Скорее механически, я ответил на предложение волшебницы.

-Инквизиция пока ничего не решила по поводу Кругов, - буркнул я, - Сколько можно объяснять, что до этого ещё надо дожить? И я не буду тебя убивать - если пообещаешь держать в тайне магию крови.

Раздавшийся неподалеку перестук башмаков заставил меня опасливо придержать язык.

-Мастер Ланерал?! - воскликнул один из разведчиков, быстро осматривая пещеру через перекрестье зажатого в руках арбалета, - Слава Создателю!

Внезапно я ощутил, как мою руку крепко стиснула чья-то ладошка. Опустив взгляд, я увидел, как отступница смотрит на меня молящими глазами.

-В Круге меня усмирят, как мага крови, - прошептала она, - Лишат души. Прошу, убей меня, скорей! Или обещай, что Инквизиция никогда не возродит Круги!

-Обещай... - эхом произнес я, ощутив, как внутри меня прокатилась дрожь. Не этого ли хотел от меня Демон?

Взгляд заметался по пещере, и вновь зацепился за нечто странное. Матрац!?

Когда я заходил в пещеру, эта волшебница обрабатывала рану лежащему на матраце отступнику. Сейчас же, ни того, ни другого не было. Либо они куда-то потерялись в суматохе, либо... их тут и не было. Теперь мой взгляд видел ещё больше неточностей, и явных шероховатостей во всем окружении. Пропавшие матрац с раненым магом были самыми вопиющими, но далеко не единственными деталями. Опять же, внутри меня всё с самого начала кричало, что я нахожусь за пределами реального мира. Как я мог повестись на это представление!?

-Где у тебя грязь на ботинках, боец? - устало обратился я солдатам Инквизиции.

-Грязь? Какая грязь? - удивленно спросил разведчик, не отрывая от меня изумленного взгляда. Любой обычный человек взглядом бы выдал, что за моей спиной происходит какое-то движение, но в последний момент я это понял и сам. Но опоздал.

Мою спину ожгло ослепительной болью. Лишь звериный инстинкт позволил на несколько миллиметров разминуться с длинными кровавыми когтями, выросшими из ладони отступницы. Созданный впопыхах барьер не справился, и через правое плечо и спину прошел ряд длинных разрезов. С непроизвольным вскриком от боли, я шарахнулся в сторону, и уже у самого сердца перехватил ладонь отступницы, оканчивающуюся рядом ярко-алых лезвий.

-Ты - иллюзия! Исчезни! - прошипел я, в бешенстве смотря прямо в бессмысленные голубые глаза. Барьер ещё только восстанавливался, и я едва успел убрать голову от летящего прямо в неё арбалетного болта. Мои ладони взорвались искрами электрических разрядов, и "отступница" растворилась прямо в воздухе, конвульсивно подергивая конечностями. Вырвавшиеся из рук плети молний прошлись по всей пещере, сжигая всё на своём пути.

-Чёрт бы вас всех побрал! - я не успокоился прежде, чем "разведчики Инквизиции", и "трупы младших магов" не растворились без следа. Лишь тогда, я устало опустился на пол, ежесекундно ожидая новых неожиданностей.

Итак, я всё-таки в Тени, - мне больше всего хотелось сейчас рассмеяться, но саднящая боль в спине не способствовала веселью. Как назло, я не владел целительными заклинаниями - эксперименты же могли отправить меня на тот свет ещё быстрее, чем сами раны. Только и оставалось, что терпеть, и надеяться на то, что в реальности на моём теле таких ран нет. Всё здесь - бутафория. Нельзя забывать об этом и на секунду.

-Покажись, трус! - воскликнул я, озираясь кругом. Проклятый демон играл со мной, как хотел. Единственное, что меня несколько примиряло с положением, так это его нежелание связываться со мной лицом к лицу. Кажущееся нежелание, как оказалось.

Когда стены пещеры опали, открывая проход в невесть откуда, взявшийся бальный зал, я почти не удивился. В Тени было возможно и не такое. Стабильность форм была скорее редкостью, чем обычным состоянием вещей. Правильнее было даже сказать, что у вещей не было состояния вещей вовсе - всё было так, как решал разум наблюдателя. За пределами Недремлющего мира не разделяли понятия объективного и субъективного.

-Проходи же, мой добрый друг! - гостеприимно воскликнул высокорослый человек в белом парике, сидящий во главе заваленного яствами стола, - Побеседуем, как и полагается вежливым людям! Повоевать всегда успеем.

-Среди нас нет ни одного человека, - осторожно заметил я, спускаясь по короткой лестнице из белого мрамора. Поравнявшись с хозяином этого измерения, я умостился на удобный деревянный стул, и хмуро посмотрел вперед.

-Действительно, нет. И даже больше, чем тебе может показаться, - серьёзно произнес Демон, глядя мне в глаза. Сейчас он ничем не напоминал "демона", как такового. Добропорядочный дядюшка, всегда готовый поделиться добрым советом. Он слегка улыбнулся в черную с проседью бороду. В его карих глаза, при взгляде на меня мелькали искры иронии. Демон наслаждался представлением?

-Чего ты хочешь? - спросил я, положив локти на стол, и хмуро уставившись вперед.

-А чего хочешь ты? - вопросом на вопрос ответил собеседник, - Я, конечно, не Демон желаний, но дай-ка загадаю.

-Трон Орлея? - со смешком предположил демон, когда я тяжело вздохнул в ответ на откровенную насмешку, - Нет? Быть может, ты метишь выше, и хочешь ключи от самого Златого града?

-Ты издеваешься? - проворчал я, глядя на то, как сквозь непрозрачные окна с одной из сторон зала проявляются далекие силуэты башен, и циклопических зданий города, видного с любого конца Тени.

-Вовсе нет, - уверил меня демон, - Погляди - до Златого града отсюда всего-то навсего, бесконечность. Считай, рукой подать по нашим меркам.

-Я теряю терпение, - сообщил я собеседнику, глядя ему в глаза, - Я пришел, чтобы разговаривать, а не выслушивать плоские шутки.

-У нас - бесконечность времени, - миролюбиво поднял ладони демон, - Сейчас твоё тело крепко спит, а в Недремлющем мире пройдет ровно столько времени, сколько я захочу. Когда мы закончим, может пройти час или год. Быть может, пройдет не больше пары секунд. Я пока не решил.

Я откинулся на спинку кресла, задумчиво изучая лицо собеседника. Не было лучшего способа обозначить шах и мат, чем так, как он это сделал сейчас. Как и блефовать - что некоторые духи тоже наловчились делать, наблюдая за людьми.

-Ладно, - проворчал демон, - К делу, как говорят смертные.

-Чего ты хочешь? - вновь спросил я, - Чтобы маги были свободны? Зачем тебе для этого я?

- В действительности, - слегка поудобнее устроился в кресле собеседник, - мне неважно, сохранит Инквизиция Круги магов, или создаст на их месте что-то новое. Для меня важно лишь количество трудных решений, которое породит тот или иной выбор впоследствии. Но я одобряю попытку вернуть разговор к вопросу наших мотивов... все мы, духи, хотим одно.

-Захватить чьё-то тело, чтобы познавать мир за пределами Завесы? - предположил я.

-Позволь начать немного издалека, - медленно покачал головой дух, - Нас, мой друг, называют первыми детьми Создателя, но мы получились с изъяном. Имея способность творить реальность, мы не имели воображения, в отличие от смертных - обитателей Недремлющего мира, что был сотворен Создателем уже после. Отражаясь через Завесу, отголоски их чувств позволили нам постичь ранее неизведанное: любовь и боль, страх и надежду. Через них, мы обрели сознание.

-Тебе ведь есть, что рассказать об этом? - дух слегка наклонился вперед, и пристально посмотрел мне в глаза, в поисках ведомой ему одному вещи, - Или ты уже даже не отражение, а нечто большее?

Я слегка поёжился под испытующим взглядом собеседника.

-Погляди на себя, - дух внезапно рассмеялся, - Ты так долго пребывал в Недремлющем мире, что твоё сознание само заставляет окружающее принимать неподвижные формы, как привычно для смертных. Или ты думаешь, - в его карих глазах загорелись искорки добродушного смеха, - Что это я создаю тот воздух, которым ты дышишь? Или эти яства, - он обвел ладонью стол, на котором я с некоторым изумлением увидел нарезанные на тарелку кусочки докторской колбасы, и вареники в масле. Будто стремясь явить мне все грани абсурда, взгляд выхватил из ряда выставленных на столе дорогих тедасских вин, прозрачную стеклянную бутыль с кириллическими буквами на этикетке. Водка, "Столичная".

-Я, - тяжело вздохнул Демон, откинувшись на спинку стула, - Лишь незаметно направляю твоё сознание в нужном направлении. Создателю ведомо, почему на тебя действуют приёмы, предназначенные для смертных. Похоже, тебя достигло нечто большее, чем отблеск чьих-то эмоций. Если это так, то я не удивлен, почему дух с чистым сознанием, как и положено обитателю края Тени, стал больше человеком, чем духом. Ну да, вернемся к нашим желаниям, - хлопнул в ладоши мой собеседник, - Меня зовут Различение, "Браэн" - если тебе нравится так себя именовать, конечно.

-Различение? - переспросил я удивленно.

-Я Дух выбора, - пояснил мне собеседник, - Познать ценность вещей можно, лишь выбирая между ними что-то одно. Или же наблюдая за тем, как это делают другие. Ты никогда не думал о том, что этот приём позволит охватить весь спектр чувств - даже противоположных по своей полярности? Я не самый сильный среди духов, - признался Различение, - Но не каждому духу хватит разумения, чтобы хотя бы представить всё, на что я способен.

-И как это связано с тем, что я здесь? - задал я самый, наверное, волнующий меня сейчас вопрос. Дух мог поведать многочисленные истины - и с такой же вероятностью он мог меня ещё больше запутать. Обитатели Тени не бывают добрыми либо злыми - чаще всего их поведение определяется той областью сознания, на которой они сосредоточены. Некоторые, вроде духов Мудрости или Справедливости, могут превзойти здравомыслием людей. От столь же разнопланового существа, как дух Выбора, можно было ожидать чего угодно. В первую очередь - провокации, раз уж он так тащится от того, что ставит людей перед вилкой решений.

-Думаю, ты заметил то же, что и я, Браэн, - криво ухмыльнулся Различение, - Мир на пороге самого большого выбора за всё время своего существования. Чую, скоро кому-то придется решать, жить Тедасу дальше, или перемешаться в единое целое с Тенью ...

-Ты преувеличиваешь, - не слишком уверенно отозвался я, - Случившееся на Конклаве вряд ли может угрожать существованию Тедаса, как такового. Тем более что Брешь больше не растет.

Вместо ответа, дух поднял голову вверх, и заливисто расхохотался, словно я выдал невесть какую глупость.

-Многие позавидовали бы твоему оптимизму, Браэн, - натуралистично вытирая непроизвольно выступившие слезы, выдохнул Различение, - Если бы только Брешь была единственной вашей проблемой - но нет! Есть много чего, о чём ты пока не подозреваешь.

-Например? - подобрался я.

-Браэн, - покачал головой Различение, - Если я всё расскажу, то испорчу всё веселье. Знание грядущего лишит смертных осознания, - медленно прошептал дух, - судьбоносности того выбора, что они совершают в каждый момент времени. Пусть выбирают, что им угодно - но я хочу наблюдать, как они это делают! Я хочу находиться рядом! Видеть! Слышать! Осязать и обонять, - мой собеседник хищно ухватил пальцами воздух, вперив в меня взгляд, показавшийся мне одержимым, - Наблюдать это в их головах!

Я слегка отодвинулся от духа Выбора, едва ли, не впервые за время разговора всерьез его испугавшись. Между тем, он успокоился, и теперь медленно оседал всем телом в кресле.

-Я хочу наблюдать за судьбоносными решениями в упор, - прошептал дух, глядя мне в глаза, - Я могу даже пообещать, не вмешиваться в ход событий - мне безразлично, какой выбор будет сделан. Важен процесс. Ты поможешь мне, Браэн?

Различение протянул ладонь вперед, в ожидании рукопожатия. Я перевел взгляд с руки на лицо духа, и обратно. Решение постепенно крепло, но оно далось мне нелегко, учитывая риски.

-Нет, - произнес я, медленно вставая из-за стола.

-Нет? - неподдельно удивился дух Выбора, - Но почему? Я не претендую на контроль тела. Ты будешь полностью свободен в своём выборе!

-Я не нуждаюсь ни в каких квартирантах или соседях, дух, - ответил я холодно, - Тело будет моим, и только моим. В любом ином случае, я найду способ вернуться и найти для себя другое вместилище.

-Этот выбор... - пристально, и без выражения глядя на меня, сообщил Различение, - Не останется без последствий.

Бутафория обеденного зала рассыпалась, и через неё проступило непостоянное пространство Тени. Фигура духа поплыла, на глазах теряя человеческое подобие. Отбрасываемая им тень позади меня удлинялась всё больше. Он поднимался надо мной, как ствол векового дуба. Чтобы встретиться взглядом с бесформенным созданием из перемешивающейся темной субстанции, требовалось задрать голову вверх.

-Я мог бы сколь угодно долго испытывать тебя видениями, - прошептал дух Выбора, - Рано или поздно, ты бы поддался на уловку. Но всему этому, я предпочел честный разговор, и предложение... которое ты отверг. Твой выбор удивил меня, - признал он, - Но не думай, что этим он меня порадовал. Мы встретимся с тобой снова.

Дух медленно пятился, постепенно растворяясь в меняющемся пространстве Тени. Меня же, почти сразу потянуло куда-то сквозь расстилавшуюся передо мной бездну. С дикой скоростью мимо меня проносились воздушные замки, созданные из чужих воспоминаний и грез. Где-то гремели вечные битвы - Духи доблести пытались ухватить исчезающий миг, когда воин идет навстречу смерти, отринув всё. Лишь Златой град остался на прежнем месте, и будто даже не двинулся - его можно было увидеть из любой области Тени, в одинаковом виде, будто нарисованном на холсте. Мгновенная вспышка боли, и моё сознание затопила тьма, словно я проходил сквозь узкий тоннель, в конце которого я видел свет.

***

-Он сейчас очнется! Лиандра, отойди от него! - напряженный, полный нескрываемой паники молодой голос оставлял стойкое ощущение дежа вю. А уже дежа вю вызывало нестерпимое желание стереть в порошок всё вокруг - если это опять бутафория. Скривившись от скрипнувшей на зубах дорожной пыли, я был вынужден признать, что всё выглядит несколько более натуралистично, чем в прошлый раз.

-Никто, - прорычал я, начав медленно подниматься на ноги,- И никуда, без моего разрешения не двинется! А ну, замерли все! Тебя тоже касается, умник. Положи посох на землю, пока от тебя не осталось, как от мастера - пара сапог на полу!

Итак, Различение блефовал - но блефовал так красиво, что я ему даже в какой-то момент поверил. Внутри всё пело. Блуждающей на губах безумной улыбкой впору было пугать привычных ко всякому храмовников - а на младших магов это оказывало, и вовсе, сногсшибающий эффект.

-Ну, признавайтесь по-хорошему, - буркнул я, - Кто из вас балуется магией крови - шаг вперед!

***

Отступление. К повествованию отношение не имеет.

Невысокий эльф задумчиво разглядывал заспанную физиономию в зеркало. Лениво хмыкнув, он открыл кран с горячей водой, и намылил щеки пеной для бритья. Затупившееся за неделю лезвие бритвы "Жиллет" прошлось по шершавому подбородку, заставив эльфа скривить рожу. Раздраженно бросив бритву, он вновь уставился в зеркало.

-Автор, - наконец, произнес он, с неприязнью разглядывая в зеркало собственное лицо. Видимо, доставшейся внешностью он был недоволен, - У эльфов Тедаса не растет борода - так какого хрена я половину книги хожу небритый?!

- И как ты теперь будешь это исправлять, а? - злорадно спросил эльф.

Внезапно руки эльфа затряслись, словно сами по себе. Отказываясь подчиняться хозяину, они начали медленно подниматься вверх. На ладонях зажглось яркое голубое пламя.

-Эй? Ты чего? - тревожно заметил эльф, попытавшись двинуться с места. К его ужасу, тело больше не подчинялось. Ладони с горящим на них пламенем приближались всё ближе. Вскоре из ванной комнаты раздался долгий, панический крик.

***

Вопреки моим ожиданиям, у кого-то среди магов действительно оказались достаточно крепкие яйца, чтобы выполнить мои указания. С черноволосой волшебницей всё было понятно. Я уже видел её магию крови, так что ей не было смысла прятаться в общем ряду. Удивительным было то, что после неё, шаг вперед сделал ещё один молодой маг. В первый момент я даже не знал, как это понимать: как вызов; готовность перевести огонь на себя, в случае чего; или просто глупость?

-Конрад, - спокойно представился мужчина лет двадцати пяти, с копной темно-русых волос на голове, неряшливо торчащих в разные стороны. Покрасневшее от солнечных лучей светлое лицо говорило, что его обладатель последнее время часто подставлял его всяким ветрам, - Из Круга магов Хоссберга, что в Андерфелсе. Присоединился к восстанию четыре года назад, когда храмовники получили Право уничтожения против моего Круга.

-Как и все мы, - задумчиво ответил я, и замолк. Я просто не ожидал, что кто-то действительно решится выйти из строя, и слегка смешался.

-После этого я некоторое время странствовал, пока не встретился с Таэлем. Магию крови я изучил ещё в Круге, - сообщил мне маг, - И впоследствии использовал её, чтобы защитить себя. Ни разу не пробовал извлекать энергию из чужой боли и жизни... хотя мог бы сделать это, например, с храмовником. Уж кого-кого, а храмовников я невиновными не считаю.

-Конрад! - воскликнул кто-то из рядов магов, будто предупреждая хватившего лишку товарища. Я не стал заострять на этом внимание. Следовало решать, что делать с ними. Как назло, первая из магов крови была женского полу, а другой импонировал мне своей храбростью.

-Я не собираюсь карать за владение магией крови, - с тяжелым вздохом принял я решение, - Но в дальнейшем вы не будете применять её ни при каких обстоятельствах. Инквизиция - не орден Храмовников, но и не Либертарианская ложа, чтобы её разрешать. Если кому есть, в каких прегрешениях признаваться, то делайте это сейчас, и при мне. Как видите, сейчас я снисходителен, как сама Андрасте, но потом не надейтесь меня разжалобить. Обманете меня в чем - и я вас просто испепелю. Всё ясно? - веско, как я надеялся, произнес я.

На некоторое время воцарилась тишина. Нарушил её только голос волшебницы крови, повернувшейся к одному из товарищей.

-Адан, шагни вперед! - внезапно сказала она.

Смертельно побледнев, стоящий в строю маг бросил на меня затравленный взгляд. Я хмыкнул. Как бы эта волшебница меня самого потом не заложила. Я ведь тоже иду на серьезную сделку с совестью, закрывая глаза на владение магией крови.

Вытянув руку вперед, я выпустил из ладони слабый электрический разряд в плечо этому... Адану, заставляя мага скорчиться на земле от боли.

-Если кто ещё не понял, - недовольно произнес я, - То повторю, что я буду снисходителен один раз - и только сейчас. В дальнейшем за подобные фокусы, попытки скрыть от меня что-то важное, или как-то мне навредить - я буду убивать. У тех, кто не согласен, есть последний шанс отказаться от чести присоединиться к Инквизиции.

-Как будто ты нас отпустишь, если мы откажемся, - буркнул кто-то из магов.

-Отнюдь, - с усмешкой развел я руками, - Я действительно вас отпущу... но при следующей встрече не ждите пощады. Я не повторяю одно и то же предложение дважды.

Вопреки моим ожиданиям, маги не воспользовались щедрым предложением унести ноги, ломанувшись на выход всей толпой. Решение уйти принял только один из них.

Напряженно оглядываясь, словно ожидая удара в спину каждую секунду, он двинулся в сторону выхода. Остальные маги замерли, ожидая моей реакции. Я лишь пожал плечами, скрестив на груди руки.

-Что нас ждет в Инквизиции? - наконец, задал вопрос Конрад.

-Много тяжелой и неблагодарной работы, я думаю, - буркнул я, - Инквизиция хочет окончательно закрыть Брешь, и навести порядок в этих землях. Что до ваших прав, то вас приравняют к храмовникам и остальным рекрутам в плане отсутствия всяких прав, вовсе. Особых привилегий в военное время не предусмотрено: койка, пайка - и так до тех пор, пока всё не устаканится.

-А потом? - слегка усмехнулся при моих словах о "правах", мятежный маг, - В Круг?

-Круги магов будет не так-то просто воссоздать после всего случившегося, - хмыкнул я, - Но если в Инквизиции наибольшим влиянием будут пользоваться именно храмовники, то так всё и кончится, я вас уверяю. Так что, решайте.

-Я согласен присоединиться к Инквизиции, - со вздохом произнес Конрад, - Не знаю, как насчет остальных, правда...

-Я согласна, - ответила Лиандра.

-Значит, - подытожил я, - Вы согласны подчиняться целям Инквизиции? Я уже предупреждал: никакой магии крови. Вы не забыли?

Молчаливый кивок был мне ответом. Вскоре все остальные маги, так или иначе, выразили согласие с моими условиями.

-Отлично, - с тяжелым вздохом произнес я, - В таком случае, объясните мне вот что: как вы умудрились застрять в этой пещере? Есть же Редклифф, в котором осталось множество магов?

-В Редклиффе мятежными магами командует Фиона, - заметил Конрад, - Она с самого начала стремилась отгородиться от всех, а потом пойти на переговоры с власть имущими. Мы бы и рады встать в Редклиффе, но... первая же встреча Таэля с её магами кончилась ссорой, и дракой. Они нам враждебны.

-Это было вполне в его духе, - кивнул я, - И что, никто не ушел от такого командира?

-От нашей группы в разное время отделялись и другие маги, - признался Конрад, - Кто поодиночке; кто - группами по двое-трое. Среди них были как простые мятежные маги, так и настоящие малефикары. За последние месяцы ушедших оказалось больше, чем нас всех сейчас, вместе взятых. Но, в любом случае, после магов Редклиффа, наша группа - самая многочисленная. Была...

-Ладно, - пожал я плечами, - Собирайте пожитки... если они у вас есть. С вашим раненым товарищем я побеседую позже, а пока - приготовьте для него носилки.

Мятежные маги, а теперь - новые рекруты Инквизиции, рассыпались по пещере. Уже вскоре, мы полной группой вышли наружу.

-Мастер Ланерал! - услышал я громкий голос разведчиков Инквизиции, выступивших из зеленых зарослей. Слегка усмехнувшись, я повернулся к мятежным магам. О разведчиках на входе в пещеру я не упомянул, так что теперь отказавшийся присоединяться к Инквизиции маг, лежал на земле бездыханным трупом. В его горле торчала единственная стрела с серым оперением, точь-в-точь, как у стрел в колчане одного из разведчиков. Возможно, каждый из побледневших волшебников сейчас примерял его судьбу на себя.

- Я и сам забыл о засаде, - буркнул я, - Ну, да, неважно. Идем в лагерь.

Глава 8

-Гляди, что за тварь... - потрясенно произнес один из солдат Инквизиции.

-Тсс, - взгляд другого воина практически умолял, чтобы тот не выдавал себя перед врагом. Но, тщетно. Сухие ветви громко хрустнули, когда на них неловко опустилась чья-то стопа.

Разворошенная земля в десятке метров от солдат Инквизиции вспухла пузырем, и взорвалась, выпуская из могильного плена существо, когда-то бывшее храмовником. Боевая волшба заставила почерневшие доспехи погибшего сплавиться в единое целое с плотью. Тонкую сталь латных рукавиц прорвали длинные черные когти, которыми оканчивались вытянувшиеся на полметра конечности существа. Сквозь открытое лицо шлема можно было увидеть открытую безгубую пасть, с торчащими из неё клыками. Алые глаза вспыхнули нечеловеческим голодом, когда тварь повернула голову прямо в направлении бойцов.

-Бежим! - крикнул солдат Инквизиции товарищу. Почти сразу же, окрестности наполнились оглушительным многоголосым воем, доносящимся с разных сторон. Земля вокруг ожившего храмовника была разрыта почти повсюду, показывая, что такая тварь стала не первой из тех, что восстала из мертвых.

-Нужно разделиться! - крикнул солдат, - Ты - в форт! Я - в лагерь! Бегом! Бегом!

Резко повернувшись, боец обогнул выросший перед ним толстый ствол дерева. Вовремя - громкий стук и безумный рев за его спиной ясно говорили о том, что враг дышит в спину. Пересвист приближался всё быстрее, и воин ускорился, на ходу бросая за спину собственный шлем. Доспех для него бы лишь приблизил смерть своим весом, никак не защищая от когтей чудовищ.

Пересвист донесся сбоку, и боец вновь повернулся, чтобы избежать встречи с демоном, мчащимся к нему наперерез. Уже чувствуя покалывание в боку, он едва успел замереть на месте, когда перед ним вырос небольшой овраг. Затравленно оглянувшись назад, разведчик ухватился за торчащую из оврага корягу, и повис на ней всем своим весом.

Воздух колыхнуло всего в паре сантиметров от его волос, когда одна из тварей попыталась достать его, прямо с ходу бросаясь в овраг. Прямо на глазах бойца, она со всей своей скоростью упала спиной на массивный валун на дне оврага. Раздался громкий треск и скрежет ломаемых сквозь стальной нагрудник костей. Чудовище конвульсивно задергалось лапами, и затихло.

-Дыхание Создателя! - выдохнул боец Инквизиции, медленно сползая по краю оврага. Стараясь огибать бездыханное тело как можно дальше, он вновь перешел на бег. Однако теперь бег стал размеренным и экономным, чтобы растраченных сил хватило до самого лагеря. Он надеялся, что товарищу повезло так же, как и ему. Большая часть храмовников восстала там же, где их и похоронили - близ форта Бреннан. Если вся их толпа ворвется в крепость сквозь наспех возведенные баррикады - подмога из лагеря беженцев уже никому не понадобится.

***

-Черт, я так и знал! - в сердцах бросил я, когда до моих ушей донеслось звучание боевого горна. Не стоило и гадать о том, что какая-то беда случится, стоит лагерю остаться без присмотра.

-Быстро в лагерь! - прошипел я магам, и разведчикам, - Я не знаю, как, но мы должны оказаться там уже через пару минут!

К счастью, лагерь беженцев действительно был уже очень рядом, так что уже вскоре мы возникли на пыльной дороге близ лагерного частокола. Едва завидев нас, вооруженные до зубов часовые Инквизиции бросились к нашей процессии . Я двинулся им наперерез, хмурясь при этом - вряд ли меня хотели порадовать хорошими вестями. Кольчугу со слоем стеганой брони ради забавы не одевают.

-Мастер Ланерал, - пытаясь восстановить дыхание, произнес часовой, - У форта Бреннан восстали из мертвых храмовники!

-Что?! - поразился я. Проклятье! Я же дал себе зарок противников испепелять, к чертям!

-Убитые в бою храмовники восстали из мертвых, - хрипло повторил боец, - Их тела были в общей могиле. Возможно, близкое захоронение красного лириума что-то сделало!?

-Красного лириума? - недоуменно переспросил я. О такой штуке, как красный лириум, я лишь немногое слышал, но уже понял, что он непредсказуемо опасен, - Кто додумался хоронить их поблизости от... Ладно, - резко махнул я рукой, - Что сейчас творится в форте? И почему вы здесь - а не там?

-Ожившие храмовники пытаются разметать баррикаду у ворот, или вскарабкаться по камням на стену, - уже спокойнее произнес солдат, - Кажется, они чудовищно сильны. У многих доспехи вплавились в плоть после вашей магии, мастер Ланерал, - добавил он, - Их сложно разрубить на куски. В лагере беженцев осталась половина бойцов, на случай, если сюда прядет больше мертвецов, чем уже было. Остальные только что двинулись на выручку - баррикада долго не продержится. Нужна ваша помощь!

-Понял, - скривился я. Час от часу не легче.

-Итак, маги! - повернулся я к пополнению, - Лиандра и раненый отправляются в лагерь. И чтобы без глупостей - ты поняла меня, Лиандра? - веско бросил я магу крови, в ответ на что, та быстро кивнула.

В лагере не было ездовых коней, а даже если бы они и были - маги, за редким исключением, не умели держаться в седле. Это был как раз тот случай, когда быстрее, и безопаснее для них было бы добираться до поля боя пешком.

-Остальные - следуют за разведчиками Инквизиции к форту Бреннан, - скомандовал я, - Не ввязывайтесь в бой со всей толпой. По возможности, непрямыми чарами уничтожайте отбившихся от группы мертвецов. И, во имя Андрасте, - опомнился я, - Не ввяжитесь в бой с остальными силами Инквизиции. Найдите способ сообщить им о том, что вы на их стороне.

-А что будете делать вы? - решился спросить один из магов.

-А я, - пожал я плечами, - Буду добираться до поля боя более быстрым способом. Нужно добраться до храмовников раньше, чем это сделают солдаты - сложно атаковать магией, когда смешались в кучу союзники и враги.

Мои ноги оторвались от земли, и я стремительно поднялся на несколько метров в высоту, уже в воздухе разворачиваясь в сторону форта Бреннан. В лицо ударил прохладный ветер, и я ускорился ещё больше, распугивая стаю пролетающих мимо птиц.

-Кыш! - проворчал я, закрывая лицо рукавом, - Разлетались мне тут.

***

Стальной наконечник копья блеснул на солнце, высекая искры о покрытый копотью металлический нагрудник. Громкий вопль, который никак не мог принадлежать человеку, вырвался из широкой безгубой пасти, покрытой могильной землей. Пилообразные зубы клацнули, обрывая едва начавшийся вопль, когда черные когти потеряли опору на каменной стене.

-Дерьмо! - выругалась Шартр, когда свободная лапа мертвяка ухватилась за древко копья уже в полете на землю. Выпустив оружие из рук, эльфийка замерла на самом краю, пытаясь не сорваться вниз след за противником. Вернувшись назад, Шартр огляделась вокруг в поисках замены копью.

-Держи! - оказавшийся поблизости воин Инквизиции вручил ей увесистую булаву, которой эльфийка могла орудовать, разве что, обеими руками.

-Спасибо, Освин, - тем не менее, поблагодарила она, - Но, думаю, меня успеют сожрать, пока я буду ей замахиваться.

-Главное - сбросить этих тварей со стены, - возразил Освин, мужчина среднего роста в стеганых доспехах, - После такого сложно не свернуть шею.

Высунувшись из бойницы, Шартр нахмурилась. Воин был прав, да не совсем - хотя высота была довольно велика, враг уцелел, упав сверху на небольшую группу оживших мертвецов прямо под стенами. Падение сбило чудовищ с ног, но не было похоже, что это нанесло кому-то серьезный урон.

Внезапно Шартр отпрянула. Ослепительная вспышка в десяти метрах от крепости заставила её закрыть глаза рукавом куртки, и броситься в укрытие. На сетчатке глаз отпечатался огненный луч, который секунду спустя с гудением вонзился в стену крепости.

Каменный пол зашатался, заставив эльфийку потерять равновесие. Когда она смогла вскарабкаться на ноги и высунуть голову из бойницы, группа уцелевших мертвецов беспорядочно каталась по земле, объятая огнем. Кто мог такое устроить, было очевидно. У Инквизиции в этой местности оставался только один маг, раздающий огненные гостинцы врагам с такой легкостью.

Заслоняясь от волны жара, дотянувшей до неё даже на такой высоте, эльфийка прислонилась к стене спиной. Это точно были не последние ожившие мертвецы, но с оставшимися они как-нибудь, справятся.

-Эй! - с внешней стороны крепостных стен до Шартр донесся знакомый голос, и она поспешно вскочила на ноги, - Тут все целы?

-Да! - воскликнула эльфийка, разглядывая мага.

Сейчас добровольный помощник Инквизиции висел в воздухе, прямо напротив бойницы. Шартр уже не удивлялась тому, что Браэн делает это на высоте десяти метров от земли.

-Отлично, - отозвался маг, поднимаясь чуть выше, чтобы видеть происходящее в крепости через стену, - Похоже, я успел даже раньше, чем остальные ваши, хм...мечники.

-Мы все делаем то, что можем, - почему-то Шартр покоробило некоторое пренебрежение мага к не владеющим даром. Эльфийка признавала, что у него были к этому основания, но менее обидным пренебрежение от этого не становилось.

-Что...? - Шартр внезапно настигло... странное ощущение. Из мира будто исчезли краски. Перед глазами всё подернулось легкой дымкой, словно она смотрела сквозь грязное стекло. Выдохнув, она подняла глаза, чтобы с изумлением увидеть, как маг с нечленораздельным ругательством на устах падает на землю с огромной высоты, словно разом разучившись летать.

-Браэн! - крикнула она, едва не вывалившись из бойницы. Рефлекторно выброшенная вперед рука захватила лишь пустоту. Эльфийка никак не могла помочь - слишком далеко стоял от неё маг.

-Шартр, они сейчас разметают баррикады! - схватил её за плечо Освин, возвращая на площадку у бойницы, - Нужно что-то делать!

-Сейчас, - выдохнула Шартр, - Я что-нибудь придумаю.

***

-Проклятье! - выругался я, лежа на слое выжженной земли под крепостной стеной. Этот приём храмовников уже начал выводить меня из себя. Такое чувство, что рано или поздно они меня доконают - либо, поймав на слишком большой высоте для моего барьера, либо совместив атаку с подавлением магии.

Но откуда здесь проклятые храмовники!? Они что, сидели всё это время в засаде, никак себя не выказывая? - удивился я. Такое поведение было им не сильно свойственно - не говоря уже о том, что прятаться им пришлось бы не только от Инквизиции, но и от ходячих мертвецов. Вряд ли те были так любезны, что встали перед моим огненным шаром все разом?

Внезапно я почувствовал, как что-то потянуло меня за лодыжку. Связки мышц резко дернуло, и я неожиданно для себя почувствовал, как мир переворачивается вверх тормашками. Изрытая земля повисла в десятке сантиметров от головы. Извернувшись, я ударил ногой обо что-то твердое. Скорее по звуку, я понял, что это был нагрудник храмовника, и даже слегка запаниковал, ежесекундно ожидая удара мечом о барьер.

-Падл... - не успел я выматериться, как небо вновь поменялось местами с землей. Я приземлился на макушку, и в тот же миг ощутил, как в бок ударило нечто массивное. Барьер справился, превратив мощный удар в нечто сродни чувствительному пинку под ребра, но инерция всё равно бросила меня в сторону. Покатившись по земле, я в какой-то момент упал навзничь, и поднял взгляд именно в тот момент, когда враг взмыл в небо, чтобы опуститься на меня всем весом.

Впервые враг оказался в поле моего зрения столь близко. Расставив в полете конечности, словно кошка в прыжке на цель, теперь он меньше всего напоминал восставшего из мертвых человека, и стал чудовищем - как оно есть. Конечности вытянулись вперед на полметра, на них появились длинные черные когти. Широко расставленная пасть блеснула рядом треугольных зубов, готовых рвать чужую плоть на куски. На безносом, почерневшем лице ярко сверкали алые глаза, не отрывавшиеся от моего горла. В последний миг я вытянул руку вперед, и ударил электрическим разрядом, так и не успев сконцентрировать в нем достаточную силу.

Магический удар лишь слегка сменил траекторию полета мертвеца, никак не сказавшись на его боеспособности. Широко расставленная когтистая пятерня взрыла землю в миллиметре от моего правого уха. Из положения лежа, я метнулся в сторону, одновременно вставая на ноги. Получив очередной увесистый удар в бок, я закувыркался по земле, теряя концентрацию.

Видимо, чудище задержало какое-то чудо, раз я каким-то образом оказался на ногах прежде, чем оно напало. Поспешно обернувшись, я увидел то же самое, что и оживший мертвец: грозди приближающихся к нам двоим огненных шаров, и стоящую в отдалении группу магов Круга.

-Ну, спасибо! - поблагодарил я подопечных, спешно окутываясь куполом укрепленного до предела барьера. В следующую секунду град огненных шаров ударил между мной и мертвяком, перемешав и взметнув в воздух сотни килограмм грунта. Ударная волна подхватила меня, и понесла, как деревянную щепку прибой. Небо несколько раз поменялось местами с землей, прежде чем моя спина впечаталась в каменную стену. Дождь из комьев травы и глины забарабанил по барьеру, вымазывая толстым слоем грязи одеяние, и меня самого с ног, до головы.

-Называется, выбивайте отбившихся от группы врагов. Всё по инструкции! - недовольно пробормотал я, пытаясь выкопаться из-под толстого слоя грязи, которой меня присыпало после совместного удара магов. Вытирая рукавом лицо, я расплевался, пытаясь избавиться от привкуса пепла на губах. Спина чуть ныла, в очередной раз, найдя крепостную стену, когда волна воздуха после взрыва подбросила меня вверх тормашками.

С новым пополнением нужно провести беседу - раздраженно подумал я. Маги были готовы без разбора бить своих и чужих. Я обладал некоторой защитой, но в дальнейшем такая манера сражения выйдет боком. Причем, не в последнюю очередь мне, как старшему за магами.

Может, стоило прикопать этих отступников, пока была возможность? - тяжко вздохнул я, с трудом поднимаясь на ноги. Впрочем, что толку жалеть о несбыточном?

Оглядываясь вокруг, я так и не нашел никаких следов мертвеца: тот либо был полностью испепелен, что вряд ли; либо оказался прикопан под слоем пепла, и оказался неразличим для взгляда невнимательного мага. У меня и без мертвяка хватало забот: на поле боя проявили себя и храмовники, и мои подопечные. Скоро они сцепятся, как спущенные с поводка собаки, и лучше бы мне оказаться в этот момент между ними. Сомневаюсь, что маги вдруг покажут класс - с них скорее, станется пустить в ход магию крови. Как минимум, двое из них владеют этим искусством, почитаемым последователями Андрасте наичернейшим из всех.

Мои ноги оторвались от земли, и я полетел вперед, стараясь держаться пониже, чтобы не оказаться замеченным храмовниками раньше времени. И чтобы не падать с большой высоты, в случае чего. Это тоже было не последней причиной лететь низко, но это вышло мне боком, когда вокруг моей лодыжки сомкнулась железная хватка чьих-то когтей.

Бросив взгляд вниз, я едва не проглотил от неожиданности язык, встретившись с пылающими алым, глазами живого мертвеца, висящего прямо на сапоге правой ноги. Издав оглушительный рев, чудовище резко задергалось, пытаясь полосовать мои ноги когтями через барьер. В какой-то момент тело потянуло вниз, но тут же мной выстрелило вверх, как пробкой из бутылки. Пытаясь вернуть равновесие, я внезапно понял, почему пяткам стало неожиданно холодно - задергавшийся мертвец оставил меня наполовину разутым, сорвавшись вниз вместе с сапогом.

-Сукин сын! - с искренней ненавистью в голосе прошипел я, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов, - Ты хоть знаешь, как сложно найти здесь сапоги моего размера!?

О нет, мятежные маги не проиграли в конкурсе за спасение моему правому сапогу - я лишь отложил этот вопрос на потом. Сейчас я хотел, в первую очередь, поквитаться с мертвяком, благо он стал, как в тире, задумчиво рассматривая зажатую в лапах добычу. Понимаю мысли захватившего это тело духа: если я только что оторвал от врага кусок его тела, то почему он не умирает? Как ни печально, но пока он не выпустит трофей из лап - я ограничен в возможной волшбе, если не хочу сжечь обувь самому себе.

-Стой, - раздраженно произнес я, пошевелив пальцами на ноге, - И положи уже сапог на землю, сволочь.

Издав гневный рык, мертвец обронил сапог на землю, и попытался добраться до меня одним молниеносным прыжком. Ударившая в него на половине пути ярко-синяя молния превратила его в дымящийся остов плоти, рассыпающийся прямо в полете. Рухнув на землю, оживший мертвец получил ещё одну молнию в грудь, и замер в неподвижности.

-Так тебе и надо, - заметил я, проходя мимо него. Вскоре сапог занял законное место, и я мог двинуться на помощь магам. Между тем, сражение уже разгоралось.

Густые заросли, внутри которых всё это время скрывался отряд из двадцати-двадцати пяти храмовников, уже обратились пеплом под магическими залпами моих подопечных. Очаги лесного пожара возникали, и опадали столь же внезапно, когда рядом с ними оказывался тесно сомкнутый строй бывших воинов Церкви.

Странно - даже на миг удивился я. Храмовники обретали способность подавлять магию благодаря приёму лириума, монополия на закупки которого принадлежала Церкви. Логичным было предположить, что без поставок лириума у мятежных храмовников эти умения должны были ослабнуть - если только те не нашли иной канал поставок лириума, или замену ему.

Между тем, сомкнутый строй храмовников с легкостью отражал все направленные против них чары. Гроздья огненных шаров обращались в бессильные искры, разбивавшиеся о натертые до блеска стальные щиты. Земля вокруг отряда храмовников полыхала, лучше всего иного, свидетельствуя о том, что маги не в игрушки играли. Зарево поднималось уже до небес, а храмовникам было, хоть бы хны. Они уже подбирались к группе магов на дистанцию прицельного броска дротика. Способный отклонить стрелу, барьер слабого мага мог и спасовать перед такой угрозой, так что мне уже следовало что-то решать.

Я вновь взлетел, набирая высоту, чтобы накрыть строй храмовников сверху чем-нибудь убойным. На моих ладонях начал формироваться огненный вихрь - я не хотел, чтобы атака обернулась пшиком, и взял время на подготовку.

Внезапно, прямо в нескольких метрах над моей головой пролетела черная тень, едва не оставив меня заикой. Массивная стрела толщиной в ствол дерева летела со скоростью камня из пращи. С громким свистом рассекая воздух, она под острым углом вонзилась в передние ряды храмовников, разметав если не четверть строя - то пятую его часть, как минимум. Сглотнув, я обернулся в ту сторону, откуда прилетел привет, и увидел на сторожевой башне форта чудом уцелевшую баллисту. Невысокая женская фигурка экспрессивно жестикулировала, с ногами забравшись на ложе орудия, и вглядываясь в сторону храмовников.

-Правее надо было бить! - почти предугадывал я слова Шартр, обращенные к бойцам Инквизиции на сторожевой башне.

Вздохнув, я вновь повернулся к строю храмовников. Хорошо, конечно, что у нас образовались осадные машины, но лучше бы мне переместиться... чуточку левее. Заклинание, всё равно, уже распалось, так что стоило убедиться в том, что я не нахожусь между баллистой и храмовниками. Чтобы перелететь на другое место, потребовалось полминуты. Как я не спешил, за это время на поле боя успела измениться обстановка.

Строй храмовников частично рассыпался. Многие из доспешных воинов разбились на небольшие группы из двух-трех человек, стоящих с сомкнутыми щитами. Изредка огрызаясь выстрелами из арбалетов, они приблизились к неподвижно стоящей группе магов ещё ближе. Я понял, что они планировали: подобраться ещё ближе, и ворваться в толпу магов с разбегу. Это могло посеять в рядах магов панику, так что я принялся спешно готовить удар, который должен был решить вопрос храмовников раз и навсегда.

Град стрел, внезапно обрушившихся на храмовников, дал мне надежду на то, что я успею - то были воины Инквизиции, для луков которых дистанция оказалась практически идеальной. С такого расстояния наконечники стрел (если они не из дрянного железа), способны пробивать в слабых местах броню, так что храмовники должны были ещё больше скучковаться.

Я потянул ещё больше энергии, чувствуя, как слабеет под моим напором Завеса. Тонкая ткань, похожая на наброшенную на Тедас паутину, затрепетала. Вращающийся вихрь магической энергии в моих руках, натянул узлы в ткани Завесы до предела, но она пока выдерживала. Мне нужен один удар - всего один удар, и всё - думал я.

Реальность внесла свои коррективы, и я почувствовал, как мне становится всё сложнее и сложнее контролировать магические потоки. От воздействия странных способностей храмовников стало трудно дышать, и я почти потерял контроль над творимой волшбой. Полет замер, земля начала приближаться, магический барьер спал с моего тела, а огненный вихрь уже нельзя было обратить вспять. Потянувшись сознанием, я вкачал в него ещё больше энергии, и швырнул вперед, чувствуя, как ткань Завесы идет от моих неловких манипуляций ходуном.

Подхватив своё тело левитацией у самой земли, я покатился по неровному склону, собирая на себе шишки. Поверх моей спины прошла волна жара, землю тряхнуло, вновь сбивая меня с ног. Едва подняв голову вверх, я тут же с криком отпрянул, зажмурившись от ослепительных зеленых лучей, бьющих мне прямо в глаза.

До ушей донесся звук, как шум перемешивающейся во время шторма воды. Я открыл глаза, и увидел в нескольких десятках метров от себя зеленоватое сияние, вырывавшееся через образовавшийся в Завесе разрыв. На другой стороне провала я чувствовал сонм бестелесных, пока что, демонов и духов, стекавшихся в Недремлющий мир через открытую дверь.

Хьюстон, у нас проблема! - подумал я.

***

-Спешка сыграла с нами злую шутку, - озвучил общие мысли Солас.

После ухода из Внутренних земель, отряд не стал сворачивать в убежище Инквизиции, и двинулся в сторону Орлея через перевал Герлена. К тому моменту, когда отряд во главе с Манвэ достиг порта Джейдер, агенты Инквизиции в городе уже получили ворох писем, из которых первые устарели уже в тот момент, когда их принес почтовый голубь.

-Возможно, нам следовало остаться, и постараться помочь? - предположила Манвэ.

-Поздно сожалеть об уже совершённом, - возразил эльфийский маг.

Отряд уже ждало быстроходное судно в порту, чтобы проследовать вдоль побережья, оставляя по правую руку Камберленд, Вал Шевен, и наконец - Вал Руайо. При удаче, они могли вернуться уже послезавтра в полдень.

-В Джейдере мы не найдем сменных лошадей до утра, - заметил Варрик, задумчиво рассматривая полумесяц луны на небосклоне, - Лелиана, как пить дать, тоже не успеет организовать нам смену коней на полпути в Редклифф, если мы сейчас развернемся. Так что, решайте: или мы плывем в Вал Руайо и возвращаемся обратно в лагерь, за трое суток; или на загнанных лошадях спешим на подмогу в форт Бреннан.

-Если лошади падут, то мы будем добираться до форта Бреннан столько же. Мы двигаемся в Вал Руайо, - решительно отрубила леди Кассандра, но бросила после этого взгляд на Вестницу, ожидая окончательного решения.

-В Вал Руайо, - с тяжелым вздохом согласилась Манвэ, - Силам Инквизиции придется на некоторое время оставить форт, но за разрывами завесы пока не замечено свойство перемещаться. Надеюсь, найдется, кому защитить лагерь беженцев до нашего возвращения?

-Браэн Ланерал успешно разобрался с одной из групп магов, и поставил часть из них на службу Инквизиции, - сообщила Искатель, читая письмо, - Также удалось отразить очередной налет храмовников, и нападение наёмников на лагерь. Единственной проблемой остаётся лишь разрыв в Завесе рядом с фортом, из которого выходят демоны.

-Да у них там весело, я смотрю, - присвистнул гном.

-Если бы у нас не было срочных задач в Вал Руайо, я бы сказала немедленно возвращаться назад, - призналась наследница хранителя, - Но, похоже, такое положение теперь в порядке вещей.

-Да уж, - хмыкнула леди Кассандра.

-Давайте уже поспешим? - напомнил о цели прибытия Варрик, - Побеседовать можно будет и на борту корабля. Он не остановит движения только из-за того, что вы остановились поговорить.

-Идем, - вздохнула Манвэ.


Оценка: 7.13*29  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"