Хорь Андрей Анатольевич: другие произведения.

Арабская сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первый мой опыт автостопа. Трасса для новичков - Египет, Иордания, Сирия и мельком Турция.

  Арабская сказка
  (Египет-Иордания-Сирия-Турция)
  19 декабря 2007 года - 11 января 2008 года
  
  Название для очередного отчета об очередном путешествии я выбрал, возможно, чересчур романтичное. Это с одной стороны. С другой же, несмотря на все трудности и лишения, впечатляющее столкновение с чуждой реальностью и вполне приземленные финансовые задачки, наш трип выглядит сегодня легким и забавным, словно сказочное приключение. Не знаю, что тому причиной. Уж никак не заслуга планирования. Четкого плана путешествия составить было невозможно: мы решили сделать ставку на автостоп, как способ экономии и наиболее краткий путь к арабской душе, а потому обозначали лишь страны и веские точки на пути следования. Получилась такая цепочка: Хургада-Каир-Шарм-эль-Шейх-гора Моисея-Акаба-Петра-Мертвое море-Амман-Джараш-Дамаск-Пальмира-Ал Хосн-Алеппо-Антакья-Трабзон-Сочи. По сути, путь, проторенный многими бэкпакерами. Заброска в Египет посредством дешевого чартера и возвращение домой через Иорданию, Сирию и Турцию. Плюсы очевидны: легкость в получении виз, дешевизна и климат, благоприятствующий организации похода на новогодние праздники. Единственный минус: как успеть на работу?!
  Несмотря на то, что сказка арабская, главные действующие лица исключительно российские. Ваш покорный слуга - молодой человек, легкий на подъем, но так же легко подверженный чужому влиянию. Минуты достаточно для того, чтобы решиться на авантюру. Но большая часть безумных прожектов так и остается нереализованной, отчасти в силу скепсиса близких людей, отчасти - в силу того, что капля хохляцкой крови привносит лень во всю кровеносную систему. Найдя объявление об организации подобного путешествия в Инете, сразу же загорелся идеей объехать разом несколько стран, от которых шарахается каждое "уважающее себя" бюро путешествий. Но поскольку это объявление я прочел аж за три месяца до планируемого старта, то времени на отказ было предостаточно. Я побеждал лень и опасения поочередно то идеей Пути, как решения всех проблем посредством открытия чакр, то желанием увидеть "настоящий Египет" (о чем я говорю в данном случае, поймете чуть позже), то праведным гневом об отсутствии приключений в заканчивающемся году. Однако тот факт, что поездка все же удалась, так и не стал исключительно моей заслугой.
  Моя милая подруга - Прекрасная Елена - определенно внесла элемент неожиданности в наше отчаянное мероприятие. Являясь для меня главным рассадником скепсиса, Лена вместе с тем имеет завидную черту - если уж вляпалась в историю, то выкрутится из нее самым элегантным образом. При всем при этом, чтобы вовлечь ее в данную историю, потребовалось сделать три вещи: назвать путешествие Новогодним подарком; до последнего момента скрывать направление и прочие подробности; купить новый купальный костюм. Уже после возвращения некоторые мои знакомые выдвигали версию о том, что вынести все лишения пути Лене помогло то, что это была ее первая поездка за границу. Возможно, в этом есть доля истины. Но списывать все на одну эту причину я бы не стал.
  Дмитрий - организатор. Хотя главная его заслуга заключалась не только в том, что ему удалось заразить всех нас идеей арабского путешествия. Если бы не его рассказы о волнующихся родителях, свято верящих в существование туристической группы, я бы отказался от поездки. Несколько раз я уже собирался это сделать, но... к моей совести взывал, похоже, не один мой внутренний голос.
  О четвертом участнике я не знал ничего. Да и сам Дмитрий, как оказалось, узнал о Павле Бобруйском в самый последний момент. "Один из участников ждет нас уже в Египте" - сообщил он мне смс-кой. В этот момент я уже ехал в поезде в Москву. В меня это сообщение по какой-то причине вселило некоторый оптимизм. Как оказалось позже, Павел случайно набрел на послание в Сети и... тут же купил путевку и раньше нас укатил в Египет. Где я там писал "легкий на подъем"?! Вот куда нужно поставить это словосочетание! Снимаю шляпу.
  
  Часть первая
  Хургада
  (19-21 декабря)
  Что продают в магазине "Палки Епки"? Что общего между парфюмером и барменом? Почему арабы знают такие русские слова как "подарок" и "халява", но не знают такие слова как "ипотека" или "турбулентность"? Если арабы всех русских женщин называют Наташами, то как нам называть всех арабских женщин? И кстати - а где все арабские женщины?
  
  Первоначально мы подумывали купить билеты в Шарм. Прилететь и сразу же рвануть в Иорданию. Дмитрия Египет пугал, а меня - оставлял равнодушным. И потому мы хотели оставить его за спиной. Что до моего равнодушия, то оно не врожденное, а приобретенное. Дело в том, что в 2002 году я уже бывал здесь. Тогда я предвкушал встречу с обителью древнейшей цивилизации, о которой прочел столько занятных книжек, а в итоге увидел лишь охамевших торговцев, спекулирующих на именах древних фараонов. Если б последних не вытащили из пирамид и не поместили под пуленепробиваемые саркофаги музеев мира, они бы так и вертелись там у себя, в своих древнеегипетских гробиках. Нужно было в самолете прочитать, что "большинство современных жителей Египта считаются по происхождению восточными хамитами, племена бедуинов имеют арабское происхождение, а предками третьей по численности расовой группы считаются нубийцы с юга". Египтянами в Египте давно не пахнет. Те изящные, утонченные гуманоиды похожи теперь на призрачных инопланетян, которые возделывали здесь свои межгалактические сотки.
  Так что пирамиды я видел и галочку напротив слова "Египет" уже мысленно поставил. Но судьба распорядилась иначе. И за это ей большое спасибо.
  Стоимость чартера оказалась катастрофической. Перелет грозил вылиться в предположительный бюджет всей поездки. Мы рассматривали стоимость поездки на человека в пределах $500. Благо, удалось найти турпутевку в Хургаду по смешной цене. 7 дней за 6 тысяч рублей. После этого мы по наитию вписали в свои "цепочки" Каир. Да и я не мог не показать пирамиды Елене. "Была в Египет и не видела...?!"
  Кроме того, пробуждающаяся жажда путешествий и открытий заставила меня вписать в свой план-график еще и Александрию. Стоимость экскурсии из Хургады в Каир и Александрию на двоих составляла на тот момент $290. Оттого безумно хотелось сэкономить.
  Перелет и извечно неорганизованное прохождение проверки документов в аэропорту Хургады можно опустить без вреда для общего рассказа. Размещение в отеле - мы жили в Reemyvera - тут же показала всю любовь обслуживающего персонала к туристам. За ключи в "хорошем номере" с нас тут же стали требовать "подарок". Мы долго делали вид, что слова такого в русском языке нет, а после все же пообещали привезти этот самый подарок на днях. Номер, правда, оказался действительно неплохим.
  Разбросав вещи, мы тут же сели за обсуждение наших планов. Дмитрий был сильно смущен нашим желанием погреться на солнце не меньше трех дней. И вообще его все больше стало угнетать совместное путешествие. Все дело в том, что по сути своей он, безусловно, одиночка. Желание организовать групповую вылазку в далекие страны было продиктовано исключительно вопросами безопасности. Согласен, вместе не так боязно. Меня тоже это успокаивало. Если бы мы с Леной изначально приехали вдвоем, не известно еще, решился бы я продолжить движение по маршруту. В первый и второй дни, когда все вокруг еще кажется чуждым и пугающим, в голову упорно лезут мысли типа "А, может, не париться?! Остаться в отеле, греть бока на солнышке и в виде приключения изредка наезжать в центр Хургады..."
  Так что, несмотря на внешнее наше бездействие, напряжение в небольшом коллективе нарастало. Дмитрий поглядывал на Елену как на буржуйку. Да и меня вскоре начал винить в пассивности. Наши с Леной прогулки на пляж он расценивал не иначе, как саботаж. Согласен, мы в тот момент вовсе не были похожи на примерных бэкпакеров. И, что уж лукавить, мысли о предстоящей поездке автостопом пугали. Но я такой человек - раз уж пообещал, раз уж сказал, что могу... Короче, Дима, я знал, что все закончится хорошо!
  Но в тот момент, чтобы не мотать нервы друг другу, мы оставляли Дмитрия одного, чем он пользовался для прогулок по городу и сбора информации.
  В любом случае сложившееся напряжение должно было закончиться выяснением отношений. И такой момент настал. Мы втроем выехали в старый город, где встретились с временно вышедшим из запоя Павлом. Пашка оказался безумно компанейским парнем. Веселился и балагурил напропалую. Услышав первые признания в том, что "путешествие группой - дело весьма специфическое и требует особых душевных и психологических затрат", он тут же по доброте душевной попытался разрядить обстановку и рассказать несколько веселых историй из своего отдыха. Историй оказалось немало. Но всем было необходимо выговориться. В результате в кофейне недалеко от отеля Roma, где проживал наш бобруйский друг, и состоялся знаковый разговор. Выяснилось, что участники группы преследуют различные цели. Если для Дмитрия наш трип виделся упорной работой, то для нас с Леной - исключительно отдыхом. Павел оправдывал свою легкость на подъем, соглашаясь то с нами, то с Дмитрием. Главным итогом разговора стало то, что все признались в своих ожиданиях от путешествия. И - что было важнее прочего - нам удалось найти нечто общее, что нам впоследствии и объединило - жажду получить настоящее ПРИКЛЮЧЕНИЕ, которого не предложат ни в одной турфирме. И при этом сэкономить. В этом мы были созвучны. Так что разговор завершился на мажорной ноте. Мы заказали еще пива Stella (9 LE за 0,5) и шишу (кальян). Следом Лена отмела все обвинения в пристрастии к комфорту, и мы выпили "мировую".
  Расслабившись, мы разговорились с официантом из кофейни, который поведал о своей разлуке с отчизной. Он больше года не был в Алексе - самом красивом городе на свете. Мы успокоили его, сообщив, что собираемся посетить Алекс и, пообещав передать привет всем его бабушкам и дедушкам. Вконец довольные жизнью, мы поймали такси и рванули в поисках местного деликатеса - фаршированного голубя. Паша нас поддержать не смог, поскольку ему требовался отдых. Мы же втроем продолжили куролесить.
  С трудом нам удалось выяснить, что по-арабски он называется "бат". Таксист дюже удивлялся и отчаянно предлагал нам чикен. Но мы вынудили его отвезти нас в какой-то ресторан, который специализировался на батах. Пойманный там официант развел руками: "Хоть убейте, ребята, но голубя вам сейчас попробовать не удастся - шеф-повар ушел домой!" На вопрос о бате он ответил, что это блюдо в Египте готовится лишь утром, так что в вечернее время заказать его не удастся нигде. Отчего бат готовят лишь утром, мы так и не смогли выяснить. Видимо, все дело в технологии. Либо технологии отлова голубей, либо в технологии приготовления. Либо с утра кто-то лопает всех приготовленных голубей. Встреченные на улице русские туристки посоветовали нам хороший рыбный ресторанчик. Но и тот оказался закрыт. Мы с Дмитрием требовали продолжения банкета, так что не могли покинуть Даунтаун без приключений. Следуя "куда глаза глядят", набрели на какую-то забегаловку для местных. Нам удивились в столь поздний час. Мы потребовали у двух египтян бат. Они предложили нам меню на английском, в котором мы нашли разве что чикен. Голод давал знать о себе, и мы махнули рукой. К чикену мы взяли какой-то местный суп. Вообще, с супами в арабских странах тяжело. Вам предложат либо американский фаст-фуд, либо фаст-фуд арабский - всевозможные вариации шаурмы. И хоть арабы любят бобовые, но горохового супа со шкварками вам здесь никто не предложит.
  Суп в забегаловке поразил нас не тем, что был жидким, а своим составом. Я принял содержимое за какую-то крупу. Но это оказались такие мелкие макаронные изделия. Представьте себе макароны в виде риса! На вкус очень интересно. Чикен - мы взяли по куриной ляжке - оказался "с кровью". Мне понравилось. Или я был очень голоден после пива и шишы. В любом случае наша жажда приключений на сегодня была удовлетворена, животы набиты едой, так что мы вышли на улицу в ожидании такси.
  
  Совет:
  Первый совет актуален, во-первых, для Египта, а во-вторых, для туристических городов и зон. Скидывайте цену вдвое. У нас несколько раз выходило, что, ощутимо сбивая цену, мы потом находили аналогичный товар за ту же низкую цену в другом магазинчике. Наценка идет на все. От такси и сувенирных лавок до ювелирных магазинов и городского транспорта. Причем, заметьте, продавец будет ориентироваться на вашу цену. Когда вы торгуетесь и потом, разворачиваетесь, показывая, что сейчас уйдете, он соглашается на цену, названную вами в самом начале (если вы, конечно, не загибаете нечто халявное). Так что если есть время поторговаться и вы видите, что продавцу тоже заняться особо нечем, можете сбрасывать цену сразу более чем вдвое. Забегая вперед, скажу, что в Каире наценка и вовсе обалденная. Не умеющим торговаться америкосам таксисты называли сумму в $15, тогда как мы легко сбрасывали до $2.
  
  Таксисты налетели, как в голодный год. Пользуясь случаем, мы отчаянно сбивали цену. Третий (или четвертый) согласился. После обиженные коллеги по цеху обгоняли нас и что-то кричали водителю. Наверное, сильно он скинул.
  К слову о ценах на транспорт в Хургаде. Минибасы (нечто вроде наших "Газелей") - самый дешевый транспорт. Мы сговаривались на $1 за троих, тогда как шоферы называли цифру от $3 до $5. В любом случае, и эта сумма куда выше реальной стоимости. Местные жители совали водителю что-то вроде 25 или 50 пиастров. Вот и сравните! $1 = 5 LE (египетским фунтам), а 1 фунт равен 100 пиастрам. Получается геометрическая прогрессия, не иначе. Такси из Даунтауна до Reemyvera обходилось нам в 2$.
  Массированная вылазка в город была для нас с Леной как нельзя кстати. Как говорится, страшно до тех пор, пока сам не попробуешь. Стоило окунуться в ночную жизнь египетской глубинки, и мы почувствовали себя на порядок увереннее в чужой стране. Еще пара сеансов такой терапии, и мы будем готовы выступать.
  Примечательно, что на следующее утро Дмитрий примиряющее отметил, что готов провести в Хургаде еще день, сверх намеченного им плана. Мы же с Леной отправились в ближайший дайвинг-центр. Накануне Павел называл стоимость такого удовольствия - $25. Однако с нас тут же захотели срубить $50. С каждого. Обескураженные, мы вышли на пляж и встретили прочих участников заплыва. Они также назвали нам $25. Мы вернулись, требуя объяснений. Но это не помогло. Наверное, рожей не вышли, вот и весь ответ. Отчаявшись насладиться подводным плаванием, мы вернулись в отель, взяли полотенца и втроем отправились на пляж. Водичка в декабре освежающая, но купаться можно. Постоянно подходящие к нам арабы предлагали экскурсии. Мы таки купились на одно из предложений и забронировали места на катере, который на следующий день отправлялся на кораллы.
  Когда мы в конец устали валяться на пляже, отправились варганить простой ужин из картошки и виски. И далее - в город. Неподалеку от отеля Seagul мы обнаружили билетную кассу. Около получаса мы объяснялись с арабами, которые знали английский еще хуже меня. Замечено, что наиболее активная фаза разговора - первые 15 минут. Далее человек устает объяснять, и разговор идет по кругу, поскольку исчерпаны все знакомые английские слова. Существенная загвоздка состояла в том, что арабы понимают под словосочетанием bus station не автобусную станцию, как конечную остановку различных маршрутов и их же отправную точку, а любую остановку. Но язык жестов, купленная за 15 фунтов карта Хургады и несколько английских слов сделали свое дело. Мы выяснили расписание автобусов на Каир и узнали цену. Удобный для нас автобус уходил около полуночи и один билет стоил 80 фунтов (400 рублей). К слову, в Египте есть такая удобная для бэкпакеров штука как ночные автобусы. Экономия на проживании и грамотное расходование времени - кому захочется тратить целый день на дорогу?! Вечером отправляешься из Хургады и утром прибываешь в Каир.
  Сделав дело, мы отправились тратить деньги. В ювелирном магазине решили опробовать модель общения - "я называю свою цену". Как только мы сказали "сори" и направились к выходу, наша цена была принята. 30% сбрасывались легко. Остальное - со скрипом. В парфюмерной лавочке набрели на экстравагантного субъекта, которого я сразу же окрестил "Парфюмером". Он с улыбкой достал из столика книжку Зюскинда на немецком. По нашей просьбе он смешал "персональные" духи (хотя, думаю, наши "Жаркая ночь" и "Эхнатон" проходят по египетской ведомости). Получилось симпатично. Видя нашу оживленную беседу с Парфюмером, в лавке появился хозяин. Он не раз бывал в России и мечтает открыть магазин либо в Москве, либо в Питере. Признался он и что бывал в Самаре. Правда вот пива нашего не пил. Хотя, если ему верить, то, как законопослушный мусульманин, он вообще не пьет.
  А недалеко от нашего отеля наведались в лавку Helana Bazar. Ее хозяин Омар, приехавший в Хургаду на заработки откуда-то с верховий Нила, оказался очень радушным человеком. Угостил ароматной шишей, показал, что набатрачили египетские умельцы. Звал на каркаде, но нас ждала поездка на коралловые рифы и Райский остров.
  В отеле встретились с Дмитрием. Отправив Лену спать, допоздна сидели на балконе, курили сигару и пили виски. Рассуждения касались в основном двух вещей: скорого нашего отрыва и арабской души. Если с планом на завтра все было ясно, то вот с душой дела обстояли куда сложнее. Будет прямолинейным обвинять всех арабов в желании нагреть руки на бедных тружениках из России. И здесь люди разные. Не спорю, сложно сразу понять, действует человек из корысти или по доброте душевной. Например, когда я курил шишу в Helana Bazar, я был готов к тому, что мне сейчас предъявят счет. Такая рулетка несколько напрягает. И пусть напрягает. Главное - не расслабляться. Подвох может быть всегда. Перед тем, как что-то позволить другому человеку в Египте, спросите: "Это бесплатно?" Или лучше скажите, что у вас нет денег.
  С другой стороны, в крови каждого араба живет торгаш. Мы замечали, что они на автомате поднимают цену и активно торгуются. Думаю, не лишено смысла мнение, что они любят торговаться. А что еще взять с жителей страны, в которой даже при выплате штрафа местным гаишникам можно торговаться?! Интересно, можно ли торговаться, когда оплачиваешь свет или прочие коммунальные расходы?
  Поездка на Райский остров запомнилась в силу по-настоящему зимней египетской погоды. Все участники плавания кутались в куртки и полотенца, а на самом острове прятались от колючего ветра за немногочисленными постройками. Обещанная рыбалка превратилась в какую-то глупую шутку, а один из островов и вовсе был вычеркнут из программы. Но самое главное - то, ради чего я и согласился раскошелиться в Египте по-буржуйски, - а именно коралловые рифы, присутствовали. Признаться, я готов наблюдать за жизнью морских гадов бесконечно. Если бы я не родился еще при жизни Жака Ива Кусто, то поверил бы, что в моем теле он получил очередную реинкарнацию. Наблюдая за красотами подводного царства, я теряю ощущение времени. В 2002 году из-за этой своей особенности я чуть не угодил под какой-то катер. А потому на сей раз я чаще поднимал голову над водой, проверяя - не стемнело ли.
  По возвращении в отель мы принялись за сборы. Решили не рисоваться на ресепшене: отдельно отдать ключ, а с рюкзаками выйти через черный ход. Мало ли. Может у этих хур-гадских арабов все по списку: принял туристов - сдал туристов. Оставив отель Reemyvera без подарков, мы без проблем покинули его территорию. Тут же на углу, неподалеку от автобусной остановки, остановилось первое такси. Местные, совершающие вечерний променад, тут же начали проявлять нездоровый интерес к людям с рюкзаками. Видя Димку с Леной, они пораженно качали головами. А вот меня (с двух сторон рюкзака я присобачил кариматы сигнального цвета) они принимали за человека-ракету и опасливо расступались. Чтобы отстать от надоедливых вопросов на арабском языке, мы прошли несколько метров в сторону города. Наконец, согласились с ценой очередного - пятого по счету - таксиста и помчались в отель Roma. Пашка, увидев наши сосредоточенные лица, расхохотался. Он веселился всю дорогу до bus station, приставал к таксисту, задавая тому неприличные с религиозной точки зрения вопросы, и вообще был очень перевозбужден. То ли мы прежде не видели его трезвым, то ли долгожданное отправление так Пашку обрадовало. Когда уже Дмитрия стало трясти от жизнерадостности нашего бобруйского друга, последний признался, что всему виною... новогодние тантрические барабаны. Видимо, египетские арабы таким образом кодируют всех российских туристов.
  А если честно, всем в этот момент было не по себе. Мы даже не представляли, что нас ждет. Да и не могли представить. Так что все в тот час ожидания были не в своей тарелке. Дима излишне сердился, Паша - излишне веселился, я - столь же излишне волновался про себя, то и дело выбегая на улицу подышать ночным даунтауновским воздухом. Лена старалась направить нашу позитивную и негативную энергии в нужное русло, но в итоге получался какой-то энергетический хаос.
  Легче стало лишь когда мы сели в автобус. Среди арабов, которые также решили переночевать в автобусе, мы с удивлением обнаружили четверку соотечественников. Появление Дмитрия, который впоследствии оказался менеджером одной из московских туристических фирм, иначе как подарком судьбы никак и не назовешь. Вместе со своей очаровательной спутницей Мариной они стали нашими гидами на предстоящие два дня. Дмитрий, которого мы вскоре прозвали Сфинксом (исключительно, чтобы не путать с нашим Димой), вез в Каир своих знакомых - Александра и Машу из Липецка, - чтобы приобщить их к прекрасному. Получилось, что мы упали на хвост, однако Сфинкс не сильно по этому поводу переживал и с честью вышел из ситуации, предложив и нам присоединиться к будущей экскурсии.
  Истосковавшись по общению, мы около часа пытали новых знакомых. Что посмотреть в Каире? Можно ли переночевать на пирамидах? Сколько стоит проживание вблизи с Египетским музеем? И прочее, прочее, прочее. Наконец, довольные и уставшие от необычных впечатлений, мы заснули.
  
  Для справки
  Мы ехали на автобусе El Gouna Transport Co. Отправление с El Gouna bus station, которая находится практически в районе Dahar - на улице El Nasr, не доезжая Hurgada Stadium. Как правило, таксисты знают, где это. Помимо El Gouna перевозками в Хургаде занимаются такие конторы, как SuperJet и Upper Egypt. Их стоянки располагаются непосредственно в Дахаре. Не знаю, правда, везут ли эти конторы в Каир. Что же касается El Gouna Transport, то ее автобусы отправляются в 10:30, 14:00, 17:30, 19:30 и 01:00. Нам был выгоден последний вариант. Время прибытия в Каир - 7:00 утра. Стоимость билета - 80 LE.
  
  Ночка в автобусе выдалась неспокойной. С непривычки я долго не мог заснуть. Тело героически пыталось приспособиться к отдыху в неестественном положении, но получилось это у него лишь ближе к рассвету. Да и то только на пару часов. Рассвет выдался необычным. За окном кто-то разлил молоко: туман был таким плотным, что несколько часов мы двигались со скоростью не больше 20 км/ч. На утренней дороге - о, чудо! - мы увидели аварию. Вам сложно понять мое удивление, если вы не были в Египте. Здесь большой редкостью является увидеть ДТП и арабов, которые дожидаются ГИБДД. Просто здесь таким мелочам не придают особого внимания. Ну, задел, ну, помял машину! Ерунда-то какая! Мы сами были свидетелями тому, как один шофер, давая задний ход, поцеловал столб. И ничего! Махнул рукой и поехал дальше. Оттого в Египте практически все машины похожи на участниц "Гонок на выживание".
  Между тем туман начинал рассеиваться. Пассажиры нашего автобуса принялись тереть заспанные раскрасневшиеся глаза. На наших щеках заалели отпечатки жестких кресел. А вскоре серые кубы зданий, словно голодные стервятники, окончательно разорвали ватное небо, и мы въехали в столицу Египта.
  
  Часть вторая
  Каир
  (22-23 декабря)
  Почему нельзя сидеть на сфинксе? Бережет ли меня "моя милиция", если я выезжаю в Египет? В каком году в Каире собираются строить кольцевую линию метро? Можно ли прикоснуться к прекрасному и не обжечься? Получится ли выдать себя за воскресшего фараона, если вас застукают у пирамид после окончания банкета? Бывают ли арабы геями? И все-таки - ПОЧЕМУ нельзя сидеть на сфинксе?
  
  Если верить Хорхе Луису Борхесу, который в этом вопросе ссылается на некоего Эдварда Уильяма Лейна, то мусульман Каира едва видно из-за ангелов, реальный мир, в котором они живут, почти поглощен ангельским миром, поскольку каждый последователь пророка получает двух ангелов-хранителей, или пять, или шестьдесят, или сто шестьдесят. Надо полагать, что этот самый Лейн говорил образно, поскольку ислам чрезмерно монотеистичен, и ангелами там и не пахнет.
  Но действительно, несмотря на всю свою перенаселенность, грязь и нищету, Каир обладает неповторимой аурой. Конечно, дело здесь не в ангелах вовсе, а в великолепной архитектуре. Колониальные кварталы в самом сердце города, появившиеся благодаря намерению хедива Исмаила переплюнуть красоты Парижа; тяжеловесные, словно восточные благовония, жилые дома спальных районов; аскетичная гармоника исламского Каира... Каждый балкон каждого здания, где царит легкий налет благородного упадка, готов стать сценой для бессмертного представления. "Это как корпускулярно-волновая теория света!" Короче, все равно не поймете, пока сами не почувствуете!
  А вот в том, что вы ощутите нечто аналогичное, я вам гарантии не даю. Как я понял, никто из нашей четверки, за исключением меня, не мечтает более вернуться в этот Город ангелов. Он шумный, грязный, вонючий, все здесь норовят поживиться вашими сбережениями... Одним словом, скорее прочь!
  Но в тот момент, как только мы прибыли в столицу, для нас этот город только-только открывал свои объятия. Сфинкс тут же предложил нам всем вместе поселиться в дешевом хостеле Kings Palace Hotel. Он находится буквально в двух шагах от Египетского музея, близ площади Talaat Harb. Ну, это я говорю образно, минут десять идти вам придется. В районе Talaat Harb располагается множество дешевых хостелов, так что искать конкретно Kings Palace Hotel, думаю, смысла нет. Просто мы остановились там, и в этом хостеле нам очень понравилась атмосфера и гостеприимные хозяева-арабы. Номер на четверых нам предлагали здесь за 125 LE ($25). Номер со всеми удобствами стоил 150 LE ($30). Но нам понравился за 125 LE. Возможно, нас впечатлила своеобразная двухъярусная кровать. Туалет и душ находились за дверью напротив.
  Тут же в нашей четверке разгорелся нешуточный спор. Дима во что бы то ни стало хотел провести ночь у пирамид, чем напугал как Сфинкса, так и хостеловских арабов. Они пробовали пугать нашего идеолога бэкпака и полицией, и зверскими бедуинами, и ночным холодом, но решительности его они, похоже, не поколебали ни на йоту. А вот Паша, послушав доводы Сфинкса и арабов, идею о ночевке отмел. Меня же пирамиды интересовали постольку поскольку, и я больше всего горел идеей увидеть Исламский Каир с его мечетями и Цитаделью.
  В результате раздосадованный Дима взял рюкзак и уехал на пирамиды. Мы же втроем сняли дешевый номер и вместе со Сфинксом и его липецкими знакомыми отправились на краткую экскурсию по столице. Точнее сказать, наш новый знакомый намеревался проводить нас в Египетский музей и там оставить, однако главный музей Египта открывается в 9:00. Понимая, что до этого времени от нас никак не избавиться, Сфинкс решил показать нам ближайшие окрестности. Минуя ограду Египетского музея, мы вышли на набережную - бульвар Корниш эль-Нил (Corniche El-Nil), вдоль которого выстроились лодки. Мы повернули налево, в сторону моста Ат-Тахрир (Kubri At-Tahrir). В зыбкой дымке маячил шпиль Каирской телебашни. Тут же на бульваре к нам подошла группа скучающих полицейских. Они объяснили, что очень обеспокоены нашей безопасностью и поинтересовались, куда это мы следуем в столь ранний час. Услышав про закрытый Египетский музей, они быстро успокоились и отстали. По мосту со львами мы перешли на остров Гезира. Тут же на площади Saad Zaghloul мы свернули направо и по Saray Al-Gezira двинулись к соседнему мосту 6 Октября (Kubri 6 October). В ходе этой прогулки нам удалось найти неплохое местечко для фотографии с телебашней, которая и находится на Гезире, пособирать опавшие каштаны и настроиться на серьезный лад, который был просто необходим для посещения музея. Сфинкс довел нас до Египетского музея, у входа в который уже выстроилась неимоверная толпища. И мы бросились в пекло...
  
  Для справки
  Вход в Египетский музей стоит 50 LE ($10), для студентов - 25 LE. Можете предъявлять даже обычные студенческие билеты, а не только ISIC. Внутри музея несложно отыскать экскурсионную группу с гидом, говорящим на вашем языке. Только вот в залах музея стоит такой шум, что половину из сказанного вы вряд ли услышите.
  
  Экономия прежде всего, решили мы, узнав цены на билеты. И нам удалось на один студенческий Паши купить сразу несколько билетов по 25 LE. Однако возникла одна проблема - проверка билетов на входе в сам музей. Если Паше и Лене удалось пройти без проблем, то меня вдруг решили проверить на наличие студенческого билета. Вообще я располагал всех арабов к общению, так что они приставали ко мне по случаю и без, чем доставляли массу хлопот. Все наши объяснения про "группу, ушедшую вперед", и про "студенческий, который мы по ошибке сдали в камеру хранения", не нашли отклик в душе араба-контроллера. Пашка всунул мне в руку свой студенческий, и я отправился... ко второму контроллеру, который стоял в пяти метрах от первого. Каково же было мое разочарование, когда и этот араб спросил мой студенческий. Я обреченно достал Пашкин билет. "Окей!" - кивнул контроллер, сравнив мое лицо с Пашкиной фотографией. Наверное, для арабов мы так же похожи друг на друга, как для нас китайцы. Общего у нас с Пашкой, на мой взгляд, было лишь то, что он, как и я, имел два глаза, один нос и волосы на голове.
  Так, на волне оптимизма мы ворвались в музей. Тут его сразу значительно поубавилось. Никакой путеводитель не сможет вам толково рассказать об экспонатах, здесь собранных. Да и это невозможно в силу их многочисленности. Некоторое время я полагался на свой скудный английский и путеводитель в руках, но вскоре мы решили отыскать русскую группу. Нашли ее мы уже в соседнем зале.
  Мне показалось, что мы были самыми любознательными и внимательными слушателями. Мы пролезали к самому гиду (жаль, но он говорил на ломаном русском, и часть сказанного все же ускользала от понимания), и слушали с открытыми ртами, так что вскоре он стал отыскивать нас глазами, если мы чуть отставали. Соотечественники удивленно поглядывали на нас некоторое время, но после перестали обращать внимание. С группой от TEZ tour мы прошагали часть музея, после чего гид дал туристам время на самостоятельную прогулку по бесконечным залам. Тут уж мы принялись плутать по музею, пытаясь объять необъятное.
  
  Для справки
  В залах Египетского музея выставлено 120 тысяч экспонатов, в цокольном этаже хранится еще как минимум 150 тысяч. В музее два этажа. На первом этаже экспонаты расположены в хронологическом порядке по часовой стрелке от входа, а на втором - коллекция разбита по темам. Гордость коллекции - предметы из гробницы Тутанхамона. И это лишь малая толика того, что было создано египетской цивилизацией. Большую часть растащили охотники за сокровищами и музеи из других стран мира. Поражаясь коллекции предметов из гробницы Тутанхамона, мало кто задумывается о том, что Тутанхамон был самым незначительным с точки зрения истории фараоном Древнего Египта. А сегодня богатство его сокровищ поражает. Если уж у такого скромного фараона, как Тутанхамон, было столько сокровищ, то сколько же их было в разграбленных гробницах великих Рамзесов?!
  
  После двух с лишним часов блужданий по залам Египетского музея, мы совсем выбились из сил. По программе, которую мы сами себе поставили, на сегодня значилось еще посещение пирамид. Встретившись у сфинкса перед самым входом - это там, где располагается небольшой бассейн с лотосами, - мы отправились к ближайшей стоянке автобусов. Она находится неподалеку от музея, под мостом. Подойдя к первому встречному, мы спросили, как добраться до пирамид. Чем мне нравятся арабы, так это своей непосредственностью и гостеприимством. Правда, эти замечательные черты очень часто объясняются желанием заработать. Но все же в таких странах, как Египет, Иордания и Сирия, вы можете легко подходить к первому попавшемуся местному жителю, и тот вам поможет. В Египте своя особенность - вокруг вас быстро собирается толпа арабов, и каждый пытается помочь, чем может. В Иордании и Сирии народ более сдержанный, зато не видит в вас денежного мешка.
  Так вот. На автобусной станции нас тут же облепила толпа. Пузатый араб поманил пальцем и отвел к забитой под завязку маршрутке. "Гиза!" - сказал он. Мы пытались возмутиться, поскольку мест свободных здесь не было. Тут же из маршрутки как ошпаренные выскочили несколько человек, освобождая нам места. Немного посмущавшись своему расовому превосходству, весьма относительному, мы заняли предложенные места.
  Как правило, иностранцев сажают на передние сиденья - те, что у водителя за спиной. Не знаю уж с чем это связано. Может быть тем, что за местом водителя всегда есть место для рюкзака, или тем, что за нашей спиной легко говорить всякие гадости или отвешивать скабрезные шутки. Проезд стоил для нас 1 LE. Деньги небольшие, но думается, реальная стоимость несколько отличалась. У меня за спиной тут же обнаружился приятный попутчик, который неплохо говорил по-английски. Чтобы сделать ему приятное, я похвалил Египет в целом и Каир в частности. Услышав, что мы только что из Египетского музея, он буквально ликовал, а все вокруг с улыбкой твердили: "Welcome to Egypt".
  
  Для справки
  Это фишка у них у всех такая. В Египте каждый встречный твердит по поводу и без: "Welcome to Egypt". В Алекс - Welcome to Alex. В Иордании - Welcome to Jordan. В Сирии - Welcome to Syria. Разве что турки никогда не рады тому, что вы приехали к ним в страну. Здесь на вас будут смотреть, как на оккупантов и вы никогда - я вам гарантирую! - не услышите "Welcome to Turkey!" Ну, разве что в туристической зоне Анталии, Мармариса и прочих Фетхие. Но ведь это не считается! Хотя, фразочка Welcome to Turkey звучит как-то непрезентабельно. Это как призыв "Карл и Франция" против "Гиз и Лотарингия". И все же, смех смехом, а как-то неприятно становится в Турции, и уже не хватает тебе этих вроде бы ничего не значащих, но милых слов - Welcome to...
  
  Мой приятный знакомец проявлял все больше активности и, наконец, вытащил из маршрутки на какой-то улице. Мы купились на то, что он твердил без остановки про Гизу, к которой мы ехали. Оказалось, что до пирамид мы еще не добрались. А приехали в какую-то лавку папирусов. Черт! Пришлось смотреть на многочисленные папирусы. Больше всего мне понравилась демонстрация процесса изготовления папируса. Демонстрация оказалась бесплатной, а вот сами папирусы стали предлагать по жутким ценам - от 150 LE. Нам 50 LE в музей-то жалко было отдавать - хотя оно того, безусловно, стоило! - а тут... Согласен, на папирусы из банановой кожуры и из настоящего папируса цены разные. Только вот если вы хотите привезти папирус, к примеру, в подарок симпатичной однокурснице, чтобы тут же воспользоваться ее впечатлительностью в своих корыстных целях, то раскошеливаться на настоящий папирус смысла особого нет. Кто в России отличит, папирус это или банан?! На таких фабриках есть смысл покупать разве что для себя. Мы так и сделали. Сбили цену со 150 до 30 LE, и еще потребовали, чтобы на картуше написали наши с Леной имена. Пашка тоже прикупил какую-то сценку из древнеегипетской жизни.
  К слову, тот самый мужичок, что привел нас сюда, все время сидел на диване неподалеку. Узнав, что мы купили такие несерьезные безделушки, он заметно сник. И на улице, когда он вышел за нами следом, он уже не фонтанировал прежней безудержной доброжелательностью. Предложил нам что-то еще для приличия, и, услышав отрицательный ответ, тут же испарился. Видно, понял, что денег у нас немного. Или уже срубил немного на молоко.
  Выведенные из равновесия такой неожиданной историей, мы вновь сели на маршрутку. Отсюда путь до Гизы стоил уже 25 пиастров. Очередные добрые люди подсказали нам, когда выходить. По захламленной улочке мы протискивались между постоянно сигналящими авто, прилавками с мандаринами, бедными детьми и осликами, чьи наездники постоянно предлагали нам свои услуги.
  Через пару минут мы добрались до высокой изгороди. За ней высились пирамиды. Туристы, которых сюда привозят на туристических автобусах, этого не видят. Их завозят внутрь с другой стороны. А здесь кипит жизнь! Толпы арабов что-то кричат, облепив решетку. Молодежь тусуется, пожирая шаурму и бобы. Не знаю, по какой причине, но внутрь пускают лишь немногих и небольшими порциями. Этакий египетский фэйс-контроль. Завидев нас, арабы стали проталкивать нас ко входу. Несколько глоток закричало что-то типа: "Пустите их! Они же ж не такие бесправные арабы, как мы, а самые что ни на есть белокожие толстожопые буржуи!" Полицейские, завидев нас, тут же распахнули калитку и запустили внутрь.
  Вообще, будучи в Египте очень часто ощущаешь градацию на полноправных гостей-бледнолицых и бесправных арабов. Частенько это смущает. Но в такие моменты вспоминаешь, как правило, сколько с тебя уже стрясли денег обманом и вымогательством, и тебя отпускает.
  Перед нами возникла касса. Вход на пирамиды стоит также 50 LE, по студенческому билету - 20 LE. Мы уверенно протянули наш единственный билет. Однако кассирша повертела его в руках и поморщилась. Нет, говорит она, давайте ISIC или на худой конец справку за подписью вашего декана, Петра Ивановича Передолбоперинского. Мы расстроились. С одной стороны, нам хотелось сэкономить после неприятной истории с фабрикой папирусов. С другой - не забывайте, что мы большими сбережениями не отличались, а впереди еще был весь маршрут с тремя неизвестными странами. Мы стали перебирать варианты. Обойти контроль было невозможно. По крайней мере, с нашей стороны. Добрая арабка не покупалась на наши заверения в том, что мы - бедные студенты. Наконец, нам удалось найти местного жителя, который отирался у кассы и был хорошо знаком с охраной, который согласился провести нас троих за $15 (75 LE). В обход поста он провел нас через ближайшее кафе, отмахнувшись на окрики полицейских.
  Ну, далее все ясно. Мы бродили по пескам Египта, озираясь на величественные гробницы, напоминающие советские пирамидки из-под молока. Зрелище потрясающее! Если не считать бедуинов с верблюдами и полицейских. И те и другие просят бакшиш. Да-да, и полицейские тоже. Нам в Египте попадалось двое полицейских, которые просили бакшиш. Это нас сильно поразило! Хотя ведь в России гаишники берут бакшиш...
  Неподалеку от пирамид цариц (это такие маленькие, рядом с пирамидой Микерина) мы увидели нашего четвертого путешественника - Дмитрия. Он рассказал, что уверенности в нем не убавилось, хоть он и не нашел пока место для ночевки. На всякий случай поинтересовался у Павла - не передумал ли? Тот вежливо отклонил предложение. Понятное дело - настрой уже был не тот. Хочется отдать должное Диме, он в одиночку остался на пирамидах. Другое дело, что он все ж таки не нашел укромного места, а ночевать внутри засранных бедуинами могил не решился. Многие бы позавидовали такой решительности.
  Мы же дошли до обзорной площадки, куда привозят туристов на автобусах, чтобы они сделали презентабельную фотку. После краткой фотосессии двинулись обратно. Уже вернувшись в город мы решили отправиться в Цитадель. Встретили двух парней на улице. Они оказались студентами (или как там это у них называется) религиозного университета Эль-Азхар - к слову, самого уважаемого центра образования среди суннитов. По-английски нам все никак не получалось пообщаться: одних слов не знал я, других - студенты. Но было заметно, что ребята изо всех сил хотят помочь. В итоге с горем пополам нам удалось узнать, что Цитадель в настоящий момент уже закрыта. Согласно путеводителю, в летний период она открыта для посещений с 8:00 до 18:00, а в зимнее - с 8:00 до 17:00. Однако парни настаивали на том, что в Цитадель после 14:00 уже не попасть. Не знаю, насколько это точная информация, но проверять ее в тот день мы не решились. Нужно было вернуться домой, и мы попросили ребят помочь с выбором транспорта. Они вместе с нами сели в маршрутку, хотя, как я понял, им нужно было ехать совсем в другую сторону, и довезли до ближайшей станции метро. Причем когда у меня не нашлось мелочи на проезд, парень заплатил сам. Меня это впечатлило. Не часто в Египте встретишь людей, которые готовы заплатить за тебя. Нам в Каире довелось встретить двух таких людей. Один из них и был студент религиозного университета Эль-Азхар.
  Проезд в каирском метро стоит 1 LE. В целом метро как метро, правда, большая его часть, насколько мы успели заметить, пролегает над землей. Но вот что нас поразило здесь, так это люди, которые спокойно перепрыгивали через турникеты. Никто их не останавливал. Я даже не заметил, присутствуют ли в метро какие-нибудь служащие вроде персонала метрополитена или полицейских. Мы, конечно же, купили билеты, как люди законопослушные. Доехали до станции Sadat, что неподалеку от Египетского музея. Не успели выйти из метро, как оказались в толпе студентов Каирского университета. "На танцы?" - спрашиваю. "Ага!" - кивает один из них. "Девчонки и пиво?" - скорее не спрашиваю, а уточняю. "Пиво? Нет! - отмахивается другой студент. - Только девушки!" И вот тут мне стало как-то не по себе. И зачем я про это пиво заговорил?!
  Улочка Каср эль-Нил в этот час оказалась запружена народом. Кто-то затаривался подарками перед Новым годом, а кто-то просто выполз на эту улицу-витрину для вечернего променада. Неудивительно, что мы с Леной потеряли Пашку. Или Пашка нас потерял. Не важно. Факт в том, что, дойдя до площади Talaat Harb и увидев знакомого мужика на постаменте, мы зря успокоились. Вскоре оказалось, что без провожатого отыскать Kings Palace Hotel весьма непросто. В ближайшие полчаса мы нашли с дюжину хостелов, которые ютились в многочисленных улочках, отходящих от Каср эль-Нил. Несколько раз мы возвращались к площади Talaat Harb, и даже сомневались в том, что это та самая площадь. К слову, все мужики на постаментах в Египте очень похожи. Например, уважаемые деятели на площадях Talaat Harb и Saad Zaghloul либо были братьями, либо это один и тот же человек. Но окончательно потеряться у нас не получилось. После получаса блужданий мы, наконец, увидели родную вывеску. Уставшие, но довольные, поднялись на свой этаж. Оказалось, что Павел уже уехал на шоу дервишей.
  
  Для справки
  Дервиши принадлежат к суфизму, мистическому течению ислама. Они верят, что их кружащийся танец ведет к единению с Аллахом.
  
  Мы узнали у хостеловского араба Мухаммеда, как туда добраться, и помчались ловить такси. Мы опаздывали, и потому времени на торг особо не было: уже третьему таксисту, который твердил про $2, мы сказали: "Окей". Прибыв на место, мы обнаружили, что шоу дервишей отменено по "причинческим технинам". Ни Пашки, ни наших знакомых поблизости нам найти не удалось. Сразу возвращаться в хостел желания не было. Перейдя улицу, мы оказались на каком-то импровизированном базарчике, где торговали коврами, кальянами и китайской одеждой. На ближайшем перекрестке мы обнаружили несколько кафешек. Сели в одну из них, и заказали колу, воду, две шаурмы и кальян. Некоторое время нас смущали малолетки за соседним столиком, которые постоянно косились и о чем-то перешептывались. Мы огляделись - в кафе курили только мужчины. Я пододвинул кальян к себе и принялся пускать облачка ароматного дыма. Лена от зависти кусала губы. Однако вскоре все разрешилось. Малолетки подошли к нам с просьбой сфотографироваться вместе, а соседний столик заняла шумная семейка, в которой две особы слабого пола запросто закурили кальян.
  Сказать что-то особенное про местную шаурму не могу. Во-первых, от нашей она отличается весьма несущественно. Во-вторых, в разных местах ее делают по-разному, так что единого стандарта здесь нет. Бывало, нам попадалась такая хрень, что мы с самыми теплыми чувствами вспоминали нашу российскую шаурму.
  Ну а мы неплохо провели время. Когда за соседний столик присел какой-то музыкант с местным вариантом банджо и запел что-то про жизнь, мы окончательно расслабились. Что касается стоимости нашей посиделки, то заплатили мы порядка 34 LE (около 170 рублей). Кальян стоил 10 LE (50 рублей).
  Обратно отправились также на такси. Приметив в окне знакомого мужика на постаменте, мы закричали водителю, мол, мы ту выйдем, прогуляемся. Он с сомнением посмотрел на нас и ответил, что мы еще не доехали. "Нормально! - отмахнулся я и показал на памятник. - Я вон того мужика знаю!" Таксист пожал плечами. Какого же было наше удивление, когда мы обнаружили, что это... не тот памятник. Я уже писал про памятники-близнецы. Так что, в конечном счете, мы не сильно поразились нашему открытию. К тому же в тот день мы уже терялись в Каире, а потому отнеслись к повторному курьезу с необходимой долей иронии. В итоге все закончилось хорошо.
  Перед сном все мы собрались в холле хостела, чтобы поделиться впечатлениями о проведенном дне. Сфинкс много рассказывал про Египет в целом и Каир в частности, а после признался, что уже 13 раз здесь. Услышав о нашем плане пересечь Иорданию, Сирию и Турцию, он заметил, что Египет - самая дешевая страна по нашему маршруту. Чуть дороже будет Сирия, а вот Иордания - очень дорогая страна. Про Турцию он ничего конкретного сказать не мог, поскольку там ни разу не был. Мы стали расспрашивать про достопримечательности, гостиницы и стоимость билетов. Сфинкс рассказал много интересного и полезного, пусть мы и не успели воспользоваться большей частью этой информации. Звал нас в поездку по белой и черной пустыням. От Димы новостей больше не было, и нам оставалось лишь надеяться на то, что ночевка на пирамидах сложится как нельзя лучше.
  С утра хостеловские арабы сварганили легкий завтрак. Булочки, вареные яйца, масло, джем, сыр и чай. Собрав рюкзаки и попрощавшись со Сфинксом, Мариной, Сашей и Машей, мы втроем отправились к Цитадели. Вестей от Димы по-прежнему не было. С нашей проверенной остановки - та, что под мостом - мы отправились на маршрутке. 50 пиастров с человека. На одном из перекрестков водителя остановил полицейский, заметивший нас в салоне, и стал расспрашивать, куда и зачем мы едем. Мы сказали, что надеемся увидеть Цитадель. Полицейский кивнул, мол, валяйте.
  Как только мы вышли из маршрутки, сразу же нас потрясли монументальные мечети - султана Хасана и Рифайи. Вдали на холме, за стенами Цитадели виднелись острые, как заточенные карандаши, минареты мечети Мухаммеда Али - правителя-реформатора, основателя современного Египта. Несмотря на то, что мечети султана Хасана и Рифайи весьма соразмерны, и может возникнуть ощущение, что они - одногодки, разница между их постройкой 450 лет. Строительство мечети султана Хасана было завершено в 1363 году. Много дурного с ней связано. Ее строительство оплачивалось имуществом людей, погибших в эпидемии чумы, которая дошла до Каира в 1348 году. В 1361 году рухнул один из ее минаретов, и под его руинами погибли сотни человек. В том же году был убит и сам основатель мечети - султан Хасан.
  Строительство соседней мечети Рифайи началось в 1819 году, а завершилось лишь в 1912 году. Здание построено в псевдо-мамлюкском стиле, и действительно схоже с соседней мечетью султан Хасана. Мы решили начать знакомство с нее. Обычный билет стоит 20 LE. Для того чтобы посетить обе мечети, нужно выложить 40 LE. Мечеть строилась на деньги принцессы Хушьяр, матери хедива Исмаила. Принцесса хотела, чтобы мечеть стала семейной усыпальницей. И здесь вы найдете как гробницу самого хедива Исмаила, так и гробницы трех его жен (одна из которых, по словам местного гида-пацаненка, была француженкой), последнего короля Египта Фарука, а также последнего шаха Ирана, бежавшего в Египет после иранской революции Хомейни в 1979 году. Внутреннее помещение мечети поражает размерами. Из декоративных решений мне особенно запомнился минбар (кафедра) с маковкой в духе храма Василия Блаженного.
  Думаю, не стоит напоминать, что при входе в мечеть нужно снимать обувь. Ее можно либо взять с собой, либо оставить у входа. Денег за это не возьмут, а вот при уходе, когда будут возвращать ее, могут поклянчить бакшиш. Его же могут поклянчить и гиды-самоучки, что обитают в небольших залах с гробницами. Скажут вам пару слов про то, что тут, мол, похоронена жена того-то, а тут - теща другого, после чего чешут пальцы. Нам повезло: вместе с нечистым на руку стариком нам попался и бескорыстный парень, который буквально отогнал от нас ловца халявы.
  Блуждание по мечети несколько затянулось, и времени на посещение мечети султана Хасана у нас не осталось. Мы бросились в Цитадель. Однако первый попавшийся нам араб сказал, что Цитадель... сегодня не работает. Мы, конечно, не поверили. Да и вообще, я так и не понял, в чем была выгода для этого мужчины. Может быть, это был местный блаженный?! Как бы то ни было, но мы потеряли массу времени. Сначала мы пошли не в ту сторону, затем все же решили вернуться и поискать вход с другой стороны. Встреченные нами полицейские сказали, что вход нужно искать именно там. Мы вернулись на исходную позицию и решили не сдаваться до тех пор, пока не обойдем Цитадель по периметру. И вот, потратив уйму времени сил (мы несли на спинах рюкзаки, то есть были в полном вооружении), мы все же отыскали вход на территорию.
  Тут нас ждала серьезная охрана, которая скептически осмотрела наши рюкзаки. Когда осматривали рюкзак Павла, арабский полицейский спокойно положил свой автомат прямо перед нашим белорусом. Искушал, наверное. Но Павел не поддался. Пройдя проверку, мы влились в толпу желающих увидеть Цитадель изнутри. Среди них выделялась группа нездоровой молодежи. Они о чем-то лепетали, приставали с вопросами на арабском и смеялись. Нам это, ясно дело, не понравилось. А когда один из парней недвусмысленно взял под руку Павла, мы и вовсе не знали, что и думать. "Ты гей?" - спокойно спросил Паша. Арабчонок кивнул. Далее последовала краткая фраза на английском, после которой голубая молодежь растворилась в толпе. Больше мы ее представителей не встречали. Дойдя до Баб эль-Гебель, цилиндрической башни, где располагался непосредственно вход внутрь комплекса. Здесь продают билеты - стоимость входа 40 LE, для студентов 20 LE. Мы автоматически взяли три студенческих билета. Тут же наши рюкзаки пропустили через "бегущую дорожку" наподобие тех, что стоят обычно в аэропортах. Причем мой рюкзак-ракета чуть было не застрял внутри этой хреновины. Когда я все ж таки извлек свой рюкзак наружу, мы столкнулись с новой проблемой - печальная женщина на вахте требовала предъявить студенческий. Я указал на свой рюкзак. "Это где-то там!" - веско заявил я. Ее это не впечатлило. Пришел какой-то мужчина. Я снова показал на свой огромный рюкзак и спросил: "Вы хотите, чтобы я стал все оттуда доставать?" "Нет! - покачал он в ужасе головой. - Идите!"
  Знаете, нас потом укоряли наши случайные знакомые-москвичи, мол, разве можно посещать исторические места и не платить за это денег. Да, вопрос щекотливый. Согласен - некрасиво. Но... Учтите, что во время своего путешествия мы оплачивали вход на территорию всех достопримечательностей. Другое дело, что мы старались хоть как-то сократить эти расходы. Вам может показаться, что стоимость входных билетов в Египте невысока. Какие-то 250 рублей за пирамиды, к примеру. Но вы учтите, что и жизнь в Египте куда дешевле нашей, российской. Это в Сочи за 400 рублей можно снять на ночь лишь балкон на улице Роз. А вот в Египте за 150-200 рублей можно снять номер в неплохом хостеле. Вот сами и посудите! С этих позиций расходы на билеты перекрывают ежедневные траты на проживание и питание. Ужас! По крайней мере, для вольного путешественника...
  Но я что-то отвлекся!
  Итак. Мы попали в Цитадель. Для любителей истории напомню, что Каирская цитадель (Эль-Калаа) была резиденцией правителей Египта на протяжении 700 лет. Она была основана в 1176 году знаменитым военачальником Салах-ад-Дином. План его был амбициозным: на склонах горы Мукаттам он возвел Цитадель, а от нее к Нилу, охватывая город с двух сторон, планировал возвести мощные стены. План этот не был осуществлен, но крепость все равно получилась внушительная. Следуя контурам возвышенности, неправильный многоугольник крепостных стен Цитадели охватывал площадь около 18 гектаров. Строил крепость архитектор Каракуш, использовавший остатки так называемой "стены Иосифа", которая существовала здесь раньше. Он приказал отрыть ее и включил в архитектурный ансамбль всего сооружения. Арабские писатели утверждали, что при сооружении Цитадели использовались также каменные глыбы из пирамид Гизы. Салах-ад-Дин видел в Цитадели не только крепость, но и резиденцию для себя и своих наследников. Поэтому, кроме армии, офицеров и главных должностных лиц государства, в Цитадели размещался и дворец султана. Во дворце был прекрасный зал, который поддерживали 32 колонны из розового гранита, взятые из римских и греческих памятников и переделанные в арабском вкусе. В XVI веке Цитадель захватили турки, и в ней разместилась резиденция османского паши. Средневековье кончилось в Египте египетской экспедицией Наполеона, мечтавшего присоединить к своей империи плодородную долину Нила. После битвы при Эмбабе в 1798 году французские войска вступили в Каир, но уже через три года под давлением Англии и Турции они вынуждены были покинуть страну. В возникшей сумятице и столкновении разнородных сил власть захватил Мухаммед Али - предприимчивый и энергичный офицер албанского отряда, основавший последнюю королевскую династию Египта. При нем Египет, формально оставаясь владением Османской империи, фактически стал самостоятельным государством.
  К слову, Мухаммед Али был весьма решительным человеком. Налево и направо рубил гордиевы узлы. Например, в 1811 году он задумал отделаться от надоедливых и весьма сильных мамелюков. Он пригласил в Цитадель 430 человек из числа главных действующих мамелюкских лиц. Когда все предводители мамелюков въехали на внутренний двор Цитадели, он приказал своим албанским воинам закрыть ворота и перестрелять их всех. И в первый день марта 1811 года все они были расстреляны, кроме одного: Амин-бею удалось избежать ужасного избиения почти чудом. Через пролом в стене с высоты 40 метров он бросился в крепостной ров и таким образом спасся, но впоследствии все равно был пойман и казнен. Так Мухаммед Али полностью покончил с властью мамелюков и освободил место своей династии.
  Второй пример также не менее нагляден: чтобы расчистить место для мечети Мухаммеда Али, т.е. имени себя, он просто взорвал возведенный Салах-ад-Дином дворец. Это случилось в 1824 году. Строительство мечети было завершено уже после смерти основателя - в царствование Сеида. Возведением ее руководил грек Юсуф Башна из Константинополя с помощниками - тоже греками. Здание строилось в формах османской архитектуры, и нетрудно заметить, что прототипом его являлись мечети Стамбула. Мечеть Мухаммеда Али окружают легкие фонтаны и тонкие грациозные минареты, поднимающиеся в высоту на 82 метра. Говорят, что особенно красива она в часы заката, когда белые минареты сверкают, как стрелы, ясно выделяясь на темном фоне горы Мукаттам.
  Помимо восхитительной мечети Мухаммеда Али есть еще нечто, заслуживающее особо пристального внимания. Это вид на Каир. С парапета Цитадели египетская столица видна как на ладони. На переднем плане высятся грандиозные мечети султана Хасана и Рифайи, вокруг них кишат серые дома, из месива которых то тут, то там вырываются словно скалы многоэтажки. А далеко на горизонте, в жаркой дымке колышутся призраки пирамид Гизы...
  Завороженные этим зрелищем, мы совсем забыли про время. Жевали лаваши с мандаринами и запивали эту бесхитростную еду водой. Из состояния миросозерцания нас вывела СМС-ка Димы. Оказалось, что он уже ехал в Александрию. Черт! Мы забросили рюкзаки за плечи и бегом помчались на вокзал. Вырвавшись из Цитадели, мы так долго ловили такси, спорили с местными и торговались по поводу воды и хлеба, что я точно не помню, откуда мы отправились в Алекс. Вроде бы с вокзала Рамзеса. Уставшие, взмыленные от бега, мы чуть не ошалели, столкнувшись со словоохотливыми шоферами на вокзале. Каждый из них что-то кричал, в чем-то убеждал. Когда столь массированная атака продолжается около 10 минут, ты понимаешь, что это новая китайская пытка. Мозги плавятся, и ты готов согласиться на все. Хорошо, что нас было трое, и когда один уставал, его поддерживали другие, включаясь в спор-торг. Обычно, когда на нас набрасывались водители, мы старались отойти в сторону и перевести дух. Тут нас окружили со всех сторон, не давая обдумать стратегию разговора и прикинуть цену. И все же мы выдержали атаку каирцев и сторговались до $10 за троих. Заняли свои места за спиной водителя и еще полчаса ждали отправления.
  По пути нам показывали забавный фильм студии "Египетнаучфильм". Главный герой фильма приехал в Киев (!!!), где попал в некую переделку. Русская мафия, нищие дети на улицах, арабская община на выезде... Короче, интересно было смотреть даже на арабском. После просмотра этого фильма я уже не удивлялся, когда арабы, услышав, что мы из России, тут же кивали: "Ага, знаем! Мафия!" Мы разводили руками: "Ну, глаз-алмаз! Сразу угадали! И ведь точно, из мафии мы!"
  Уже подъезжая к Алексу, меня потревожил парень, сидевший за спиной. На вполне приличном английском он спросил: "Откуда вы узнали, что по Египту можно путешествовать на автобусе?" Я протянул ему свой путеводитель. Он повертел его в руках, показал соседям, которые отвесили парочку шуток относительно размера кегля и вычурной верстки. Парня звали Ахмед.
  
  Часть третья
  Александрия
  (23-24 декабря)
  Курила ли Клеопатра одноименные сигареты? Нужны ли людям со слабым зрением очки для того, чтобы видеть сны? Почему камней Александрийского маяка хватило лишь на один Кайтбей? $4 за номер: кто меньше? Почему в Северной столице так тепло зимой? Откуда в Алексе бразильский кофе?
  
  Первый человек из Алекса оказался очень гостеприимным. Мы с опаской ждали его вопрос о бакшише, но ничего подобного не произошло. Ахмед, который оказался рядовым египетским программистом, объяснил нам, где ближайшее Интернет-кафе, как добраться до Кайтбея и прочую дребедень. Наша маршрутка прибыла на станцию Сидигабер. Здесь же мы нашли большую карту города, и Ахмед наглядно показал нам, во что мы вляпались. Напоследок он оставил нам свое мыло. А вдруг заблудимся!
  Мы отбились от не особо приставучих таксистов и дошли до ближайшего Интернет-кафе Pink Pantera - это на Ahmed Esmaeil, совсем неподалеку от Сидигабера. За 1,5 LE мы посидели около 10 минут в сети. Оказалось, что Дмитрий уже поселился в некий Rouda hotel. Сотрудники Pink Pantera затруднились сказать, где же находится этот отель. Единственное, что нам удалось выяснить, этот отель находится где-то в Даунтауне. Поймали такси, договорились доехать до Rouda hotel за 10 LE. Таксист оказался весьма разговорчивым, хотя и имел лишь достаточно ограниченный запас английских слов. Но это не мешало нам весело общаться. Водителя звали Мухаммед. Когда он услышал, что мы впервые в Алексе и не видели восстановленную Александрийскую библиотеку, он тут же свернул с дороги. "Куда? - закричали мы, наученные горьким опытом Каира. - У нас нет денег! Ноу мани! Фирштейн?" "Маджарана, - улыбался Мухаммед. - Ноу мани! Гоу ту ноу мани..." Ладно, мы сломались. В любом случае, мы предупредили таксиста, что денег нет. Теперь уже это была проблема таксиста. Тем временем, пока мы обдумывали свою стратегию на случай, если с нас будут требовать дополнительные деньги, Мухаммед привез нас к Александрийской библиотеке.
  
  Для справки
  Идею основания библиотеки подсказал правителю Египта греческий философ Деметрий Фалерский, который был хорошо знаком с устройством библиотеки в Афинах. Строительство завершилось в начале третьего века до нашей эры. Подлинную славу библиотека в Александрии обрела при Птоломее II Филадельфе (285-246 гг. до н.э.), который, не торгуясь, купил книги из собрания Аристотеля и, добавив к ним редкие свитки, приобретенные в Афинах и на острове Родос, доставил их в свою столицу. Дальше библиотека постепенно пополнялась оригиналами древних рукописей. Согласно легенде, Птоломей III Эвергет одолжил в Афинах государственный экземпляр произведений Эсхила, Софокла, Еврипида под огромный залог и... предпочел утратить деньги, вернув назад лишь копии. Собранная таким образом коллекция библиотеки в разное время насчитывала от двухсот до семисот манускриптов. Кто и когда уничтожил Александрийскую библиотеку, точно неизвестно. В период пребывания в Египте Гая Юлия Цезаря здесь бушевал пожар. В 273 году были большие пожары, учиненные войсками императора Аврелиана. Существует даже версия, что в VII веке библиотека была разрушена арабами: будто бы они употребили александрийскую коллекцию для растопки бань. Но единого мнения ученых нет, в каком же огне сгорели уникальные труды великих философов и писателей. Лишь в 2002 году в Александрии вновь начала действовать огромная библиотека, построенная совместно ЮНЕСКО, правительствами Египта и еще большого ряда европейских и арабских стран в качестве прямой наследницы легендарного книгохранилища и научного центра античности. Гигантское здание из стекла и бетона новой Александрийской библиотеки спроектировали норвежские архитекторы. Его высота - более 30 метров. В библиотеке 11 этажей. Читальный зал рассчитан на две тысячи посетителей.
  
  Скажу честно, ночью библиотека имеет просто фантастический вид. Гигантская сфера с голубыми кольцами рухнула на набережную Алекса с небес! Мухаммед дал нам время пофоткаться на фоне этого невообразимого зрелища. Услышав от нас охи и ахи, и увидев наши восхищенные лица, арабский таксист был явно польщен. Он тут же предложил отвезти нас на Кайтбей, но мы настояли, что нам нужно срочно добраться до гостиницы и встретиться с другом. Таксист кивнул. Немного поплутав по улочкам, мы таки нашли Rouda hotel. Мухаммед отрицательно замотал головой, увидев купюру. "Ну вот, начинается!" - раздраженно подумали мы. Однако оказалось, что таксист решил нас удивить. "Ноу мани! - сказал он - Тумороу ай шоу ю Алекс!" "Чего ему нужно?" - отозвался Паша, сжимая кулаки. Так как по-английски из нас понимал только я, то о сути происходящего все пытались узнать у меня. "Все нормально! - пояснил я. - Даже лучше, чем можно было бы ожидать!" "Да что такое?!" "Мухаммед не хочет брать денег за доставку в отель, а завтра приглашает нас на индивидуальную экскурсию по городу". Тут уж все окаменели.
  За время пребывания в Алексе мы встретили двух людей, и оба... не стрясли с нас денег. "Мне нравится этот город!" - улыбался Паша, когда мы уже простились с таксистом. Мы договорились с Мухаммедом на 9 утра, он оставил нам свой телефон и показал место, где завтра будет стоять.
  Rouda hotel оказался весьма приличным местом. Номер здесь стоит $8 (200 рублей). Через ресепшн вызвали Дмитрия. Тот очень обрадовался, увидев нас, но тут же начал сетовать, что снял такой буржуйский отель. "Что ты предлагаешь?" - поинтересовались мы. Оказалось, Дима присмотрел поблизости дешевый отельчик. Тут же решили сходить на разведку. Мы с Димой прошли метров двадцать вглубь квартала и увидели вывеску Magdy hotel. На втором или третьем этаже - уже не помню! - обнаружили двух арабов, сидящих на доисторическом диване. Общее запустение и начавшийся пару лет назад атомный распад этого места обнадежил нас. "Номера здесь точно дешевле!" - кивнул Дима. Оказалось, что здесь койко-место стоит $4. Молодой араб показал нам комнату с тремя кроватями. "Нас четверо", - сказал я. "Окей! - кивнул он. - По 20 LE с человека". "Лена вряд ли согласится здесь остаться", - скептически заметил Дима. "Опять начинаются ущемления?!" - покачал я головой. Дима промолчал. Мы прошли в комнату. Со стен осыпались остатки штукатурки, на потолке желтели угрожающие разводы, а постели пугали своим ветхим бельем. "Хорошо, что у нас есть спальники", - заметил Дима. "Точно! - согласился я. - Что хочешь поставлю на то, что здесь водятся вши".
  "А здесь есть туалет и душ?" - спросили мы.
  "Конечно!" - улыбнулся араб. Он провел нас в соседнюю комнатку. Где-то за стеной кашлял старик. Кашлял он очень плохо. Я тут же подумал, что нам очень повезет, если он умрет после нашего отъезда.
  Ванная комната напомнила мне фильмы ужасов. Ну, знаете, что-то этакое из "Пилы" или "Сайлент Хилла". Да, "Пила" даже больше! Грязь была столь осязаема, что, даже не дотрагиваясь, хотелось выйти и вымыть руки с мылом. Унитаз был фантастическим образом совмещен с беде: направленный вверх кранчик использовался для смыва. Главное - сильно не включать воду, иначе... "Йоп вашу!" - я едва увернулся от тугой струи, выстрелившей из крана.
  За стенкой находился альтернативный туалет. Он был узок, в ширину унитаза. Веревка для смыва манила повеситься.
  "Отлично!" - сказали мы с вызовом, даже, пожалуй, сами испугавшись собственного лихачества. Араб безучастно кивнул.
  Мы вернулись в Rouda hotel. Описав новое наше прибежище, мы выяснили, что все готовы сэкономить. Оставалась самая мелочь - уговорить интеллигентного мужчину на ресепшене вернуть нам хотя бы часть денег Димы. На скорую руку я сочинил историю про срочный отъезд в Каир. Тот сразу уловил суть дела и согласно кивнул. Правда, вернул он, конечно, не все деньги, а лишь $6. С учетом потерянных здесь $2 Диме не было особо смысла съезжать из Rouda hotel, но тут уже работал принцип - быть вместе несмотря ни на что!
  Для Димы у нас было две новости. Одна хорошая, а другая, соответственно, плохая. Хорошая заключалась в том, что нас позвали на экскурсию по городу. Плохая - в том, что Паша забыл свой паспорт в Kings Palace Hotel в Каире. Нужно было кровь из носа возвращаться в столицу. С другой стороны, по словам Сфинкса, добраться до Синайского полуострова напрямую из Алексы было весьма и весьма проблематично. Разве что сесть на хвост паломникам. Но на это особой надежды у нас не было. В любом случае нам нужно было возвращаться в Каир.
  Побросав вещи в отеле, мы решили прогуляться по ночному Алексу и что-нибудь перекусить. Около получаса мы блуждали по узким улочкам, пока не вышли на широкий бульвар. Мы оказались чуть севернее от знаменитой площади Тахрир (площадь Свободы), на бульваре, который является продолжением улицы Elsaba Banat и завершается площадью Ораби. Здесь, на приморской улице стоит памятник Неизвестному солдату (Unknown Soldier), построенный в 1937 году по проекту итальянского архитектора Веруччи в стиле неоклассицизма. В тот момент нам было по барабану до Веруччи и площади Тахрир - нам жутко хотелось есть! Нам повезло! Наконец, мы увидели уличного торговца, который продавал местный фаст-фуд - макароны с рисом и луком, обильно политые жгучими приправами. Во рту все горит! А глаза завидущие! Стоит тарелка такого животонабивательства всего-то 1,5 LE. Паша осилил две тарелки, я - одну. Набив животы, мы направились к набережной Корниш, чтобы полюбоваться на прекрасный вид ночного Алекса. А вид действительно оказался шикарным! Бухта огибает зрителя с обеих сторон. Находишься словно в партере огромного театра, главный актер в котором - Средиземное море. И даже гигант-Кайтбей отсюда выглядит милой игрушкой в ожерелье сияющих огней.
  Зашли в первое попавшееся заведение. Заказали кальян и чай. К слову, если вы заказываете чай, вам, как правило, приносят не только чай, но и стаканы с водой и листики мяты. Мяту можно бросить в чай, а водой разбавить его же, если слишком горячо. За 4 чая и кальян мы отдали 6 LE. Признаюсь, кальян с горячим чаем дает несколько иной эффект, нежели курить его с пивом или еще как. Видимо, все дело в горячем питье. Не даром же арабы в многочисленных шишницах только и делают, что заказывают чай. Выйдя из заведения, мы взяли еще по мороженому (1,5 LE) и направились в отель. И тут оказалось, что мы слабо себе представляем, где он находится. Мы принялись восстанавливать пошагово наше продвижение по старым кварталам Алекса. Благо, Паша на этом собаку съел. В большей степени благодаря ему мы таки отыскали нашу улицу, а следом и Magdy hotel.
  Вечер прошел в стирке и подзарядке многочисленных батарей. На балконе повисла мрачная гирлянда из сырых носков. Все ночевали в спальниках. Мне всю ночь снилось, что блохи, огромные как собаки, танцуют на мне ламбаду.
  На утро мы отправились на встречу с нашим таксистом-волшебником. Дима тоже решил прокатиться. Первым делом Мухаммед отвез нас к Кайтбею. Если ночью она показалась нам игрушечной, то теперь, вблизи, ее истинные размеры впечатляли. Крепость построена в 1480-х гг. султаном Каитбеем на месте Фаросского маяка, развалины которого и стали материалом для строительства. Стоимость билета - 20 LE, для студентов - 10 LE. Внутри мы натолкнулись на русскую группу, которую гид-араб развлекал рассказами о защитниках крепости, которые плевали вниз, со стен, в осаждающих. С крепости открывается отличный вид на Алекс. Следом Мухаммед отвез нас на Stanley Beach. Именно здесь располагается шикарный мост в итальянском стиле, о котором я не нашел информацию ни в одном путеводителе.
  Алекс не избалован туристами. Мы пришли к выводу, что именно этот факт спасает души здешних жителей. Все, с кем нам доводилось здесь общаться, оказались очень радушными, приветливыми и, главное, бескорыстными людьми. У Алекса такая положительная аура, что сюда захочет вернуться каждый. А уж потоки желтых "шестерок", "семерок" и "копеек" так и вовсе создают атмосферу родного дома...
  Нашей мечтой было помочить ноги в Средиземном море, однако ни у Кайтбея, ни на Stanley Beach нам не удалось этого сделать. У Кайтбея нет удобного подхода к воде, а на Stanley Beach с вас будут просить денег за вход. Там вроде как городской платный пляж. Что-то около 10 LE. Прогулявшись по набережной у моста, мы вернулись к Александрийской библиотеке, которую смотрели ночью накануне. Днем она выглядела не менее эффектно в силу своих впечатляющих размеров. Мухаммед принялся зазывать нас в кафе, и мы согласились, что пора и перекусить. Однако когда он привез нас в большой супермаркет, в котором целый этаж был отведен под вредную еду, в нашей компании произошел раскол. Одни из нас тащили обратно в отель, другие - предлагали перекусить. Одним словом, наш разношерстный коллектив снова стал трещать по швам. Тяжело это - путешествовать вместе. Мухаммед немного осерчал на нас, однако я как мог объяснил ему ситуацию, попросил прощения и мы расстались на мажорной ноте. Александрийский таксист оставил свой телефон и просил, если приедем снова в гости, чтобы звонили сразу ему, а уж он бесплатно предоставит ночлег в своем доме.
  По дороге домой мы успели немного рассориться. В итоге Дима ушел в одну сторону, а мы втроем побрели по какой-то улице в поисках карты города. Вскоре я отыскал такую в книжном магазине. Не успели мы выйти из магазина, как наши носы уловили дразнящий аромат кофе. Аромат был ого-го! Мы закрутили головами. Вон в чем дело! Неподалеку располагалась кофейня. На стене большая карта Бразилии, у входа - фантастическая жаровня, наполненная ароматными зернами. Мы взяли по чашечке. Такого вкусного кофе я не пил давно! Ради одного этого стоило бы вернуться в Алекс.
  Вернулись мы в Magdy hotel примерно в начале первого. Здесь же обнаружили Диму. Согласен, расчетный час прошляпили. Однако мы были рассержены, когда за этот час арабы на импровизированном ресепшене принялись трясти с нас деньги еще за сутки. Мы принялись громко возмущаться, и от нас отстали.
  Отправляться решили с проверенной станции - Сидигабер. Возможно, было местечко и поближе, но мы решили не рисковать. В Каир можно было уехать как на поезде, так и на автобусе. Поезд вышел дороже. Нам очень хотелось покататься на здешних поездах, но экономия прежде всего. Тут же у входа в Сидигабер поймали человека, который зазывал на автобус. Он отвел нас в ближайшую подворотню, где стояла маршрутка, наполовину заполненная пассажирами. Немного подождали, пока займут все места, и тронулись в путь.
  Жалко было прощаться с этим милым городком. Слишком мало времени мы здесь были. По сути, увидели лишь три знаковых места. А здесь этих мест... Так и не прогулялись по Тахрир, не съездили в катакомбы и парк Монтаза, а уж то, что мы не побывали в Греко-римском музее, так это и вовсе обидно... Но времени было в обрез. Приближался Новый год, а мы еще не добрались даже до Синая.
  
  Часть четвертая
  Снова Каир
  (24 декабря)
  
  Сами ли фараоны стирают свои бинты? Почем опиум для египетского народа? Есть ли у египтян другие мужские имена кроме Ахмеда и Мухаммеда?
  
  Отыскать наш любимый Kings Palace Hotel не составило труда. Хостеловский Мухаммед с улыбкой протянул нам Пашкин паспорт. "Кстати, к нам недавно въехала туристка из России, - подмигнул он. - Просила разбудить, если вдруг приедут русские". "Так будите!" - кивнули мы. Однако туристка, видимо, так устала с дороги, что дверь не открыла. С этой задачей решил справиться Паша, вот только он ошибся дверью и вломился в номер к кореянке. Пришел расстроенный - не любит он кореянок!
  Спросили у Мухаммеда, откуда лучше тронуться в сторону Синая. Он предложил станцию Торгомен (El Torgoman). Потом позвонил Сфинксу - наши московско-липецкие знакомые уже уехали обратно в Хургаду - и тот о чем-то долго разговаривал с Пашей. Мы вторично попрощались с Мухаммедом и отправились на станцию. У Египетского музея мы встретили священника из Fagallah Church. "Ортодоксы" - признались мы, и мужчина просиял. Он пытался посадить нас на такси, но мы с чего-то решили, что этот самый Торгомен очень близко. Исаак - ах да, мужчину звали не Ахмед и не Мухаммед! - дал свой номер мобильного на случай, если мы потеряемся в Каире. Мы поблагодарили его за помощь и за то, что он не стал трясти с нас бакшиш, и бросились сломя голову в сторону Торгомена.
  По пути, делая очередной привал, обнаружили лавку, где торговали орехами. "Впереди голодные времена!" - решили мы и стали запасаться орехами. Каждый взял по килограмму арахиса. Килограмм стоил что-то около 12 LE. Тут же рядом продавали сок, свежевыжатый. Когда мы обнаружили, что кружку гранатового сока стоит 1,5 LE, мы набросились на продавца. Сок был свежий и вовсе не походил на тот, к которому мы привыкли по бутылкам из Азербайджана. Совсем иной вкус. Потрясающий!!! Мы выпили по две кружки. Выпили бы и больше, но уже не лезло.
  Торгомен оказался внушительного размера вокзалом. Это бросалось в глаза, поскольку в этот час он пустовал. В огромном фойе мы были чуть ли не единственными посетителями. Здесь же, у расписания автобусов, решили разделиться: Дима хотел заехать в Шарм к знакомому дайверу, а нам не хотелось терять времени и мы решили сразу рвануть в Дахаб. Билет до Шарма стоил 70 LE, до Дахаба - 80 LE. Взяли билеты и пока дожидались своих автобусов, решили сесть в кафе на втором этаже. Достали пакеты с орехами и стали методично их опустошать.
  Между делом я приметил двух парней и девушку за соседним столиком. Соорудив пару фраз, приличествующих ночному знакомству, я подошел к ним. Услышав мой акцент, один из ребят спросил: "Русские?" "Угадал", говорю. "Так мы и по-русски можем", - улыбнулись они. "Ну, в таком случае тем более милости просим к нашему шалашу!" - говорю я. Им было немного лениво, но они не отказались.
  Оказалось, что это американцы, которые работают учителями английского языка в Молдавии. Работают за гроши, что-то вроде $150 в месяц. Это у них считается вроде как волонтерством. "А когда мы вернемся домой, - резюмировал рассказ о себе один из наших новых знакомых, - то станем получать уже около $5000 в месяц". Оказалось, что наши маршруты частично совпадают. Американцы ехали на гору Моисея, после чего собирались заскочить в Иорданию, в Петру.
  Пообщавшись с нами около часа, волонтеры сказались уставшими и ретировались. Я не особо расстроился. К тому же услышав от одного из парней резкую критику "хохляцкого языка", я и вовсе потерял аппетит к общению. Мы быстро забыли про американцев: подошел наш автобус. Щелкнувшись на память ровно в полночь - и отметив таким образом католическое Рождество, - мы попрощались с Димой. Его автобус в Шарм уходил на 45 минут позже.
  За окнами утопал в ночи мрачный Каир. Теперь ощущение того, что мы прощаемся окончательно, привязывалось к каждой мысли. Было грустно. Шумный, многолюдный, жадный... Да, это он! Но также и богатый, сверх богатый! Сокровищница архитектуры! Лена с Пашей моей печали не разделяли: они ожидали увидеть в Дахабе очередной красноморский курорт. Лена проверила, далеко ли лежит купальник. Паша поинтересовался, возможно ли провезти через границу коралл. Я же смотрел в окно и пытался уловить последние наброски ускользающего города.
  
  
  Часть пятая
  Дахаб - монастырь Св.Катерины - гора Моисея
  (25-26 декабря)
  
  На каких деревьях растут гробы? Что можно выменять у бедуина за презерватив "Дружок"? Как решить жилищную проблему, имея две руки, много времени и кучу камней? Положен ли великим путешественникам бесплатный проезд? Почему спускаться с горы Моисея легче, чем поднимается в нее? И не связано ли это со сброшенным балластом грехов? Возможно ли сосчитать ступени, ведущие на вершину горы, не возвращаясь и не начиная сначала?
  
  Переезд из Каира в Дахаб запомнился немногим. Во-первых, неприятным открытием стало то, что маршрут сей пролегает через... Шарм. Я-то надеялся, что автобусы ходят неким альтернативным путем напрямик, через полуостров. Но не тут-то было! Именно потому стоимость билетов в Дахаб и Шарм различается не в пользу первого (80 и 70). Во-вторых, - и это уже из раздела "положительные эмоции" - по мере восхода солнца за окном открываются фантастические виды. Кроваво-красные горы Синая. Если бы не мелькающие изредка хозяйственные постройки, то вполне можно было вообразить себя первым человеком на Марсе.
  Мы немного запаздывали. Лишь в 7:30 утра мы увидели вывеску, приглашающую в Шарм. Автобус как неуклюжая каравелла развернулся влево и поплыл прочь, в сторону Дахаба. Продавец билетов в Торгомене обещал, что в 8:00 мы уже будем потирать глаза на автостанции в пункте назначения. Прикинув по карте, я понял, что за полчаса мы никак не доберемся до Дахаба. Остальные пассажиры спали. Я попытался снова уснуть, но потом решил не тратить время так понапрасну. За окнами был просто неповторимый ландшафт. Прилип к окну и так и просидел всю дорогу.
  В Дахаб прибыли в 10:00. Сонные, уставшие от сна и безделья (и бездвиженья) мы неожиданно очутились в самом эпицентре атомного взрыва. Его нам устроили местные таксисты и менеджеры отелей. Что уж тут поделать, Дахаб - городишко небольшой, нераскрученный. Клиентов тут по пальцам пересчитать можно. Обойти Дахаб пешком не займет много времени. Битва за наши души была столь отчаянной, что мне показалось, я начинаю сходить с ума. Когда несколько человек кричит свою цену, обещает золотые горы, расталкивает остальных арабов и бегает за тобой, не давая сосредоточиться. С нами это сыграло злую шутку - мы не успели перевести дух. Сначала стали требовать, чтобы нас вечером отвезли к монастырю, но после смутились крайне низкой цене. Было очевидно, что сейчас нам пообещают что угодно и за любые деньги. Хоть бесплатно. Чтобы сбросить это наваждение, мы рванули по дороге прочь от вокзала. Еще минут пятнадцать нас преследовали несколько машин с менеджерами, расписывающими прелести своих великолепных гостиниц. Но мы оторвались.
  Сверившись в направлении с очередным таксистом, мы зашагали к морю. Солнце тем временем раскочегаривалось и мы вдруг ощутили, что одеты почти что по-зимнему. Дойдя до бухты, мы разделись и утрамбовали куртки в рюкзаки. Неподалеку от нас молодые люди вытащили из домика кальян и бутылку мартини. Ну кто еще может пить мартини и курить кальян одновременно?!
  Подошли, поздоровались. Соотечественники попались нелюдимые. Испуганно смотрели на нас, словно мы намеревались их выселить из дома. Нехотя признались, что аренда такого как у них домика стоит $200 в месяц. "Но вы такого уже не снимете! - поспешили они предостеречь нас. - Все уже заняты!"
  Мы поняли, что толку от этих русских не будет никакого. Снова вышли на импровизированную набережную. Это я так пишу "набережную". На самом деле это был каменный парапет в полметра высотой. С одной его стороны - дом с колючими соотечественниками, с другой - железная решетка отеля Coralia. А перед нами бухта. Неожиданно откуда ни возьмись появился мужчина. Не то немец, не то скандинав. По-английски он говорил очень прилично. Указал на косу, объяснил, что где расположено, и сколько минут пешком до центра старого города. Мы поблагодарили случайного благодетеля и направились в море. Решили срезать угол и по мели выйти на косу. Войдя в воду, - которая оказалась весьма прохладной, - и, пройдя метров сто от берега, мы разинули рты. По правую руку раскинулся сказочный вид бухты с курсирующими туда-сюда виндсерферами. Лазурная вода манила, и не верилось до последнего, что в ней холодно. Серферы сбивали с толку. Но они-то в специальных костюмах. Черт! За блюдцем бухты белели кубики отелей, а дальше - розовые, как поросята, горы. Чем дальше мы продвигались к песчаной косе, тем сильнее крепчал ветер. Мы начали замерзать. Это было неприятно: солнце - печет, ветер - морозит. На косе мы нашли уютное местечко за валунами, щели заткнули рюкзаками и прижались к земле. Так можно было получить удовольствие! Пашка получил двойное удовольствие - он нашел большой, дурно пахнущий куст коралла. Это словно увядший цветок, правда, на вид и не скажешь, что началось разложение. Но запах!
  Получив порцию живительного тепла и отдыха, мы все же должны были продолжать движение. Хотелось есть. Хотелось пить. От вездесущих орехов в желудке сформировался камень. Я уж и не говорю, что в последние дни мне хотелось пива, с которым в мусульманских странах напряг.
  Мы прошли на сей раз по самой косе и вышли к зданию Национального банка Египта. Мы решили разменять доллары, но тот оказался закрыт. Вокруг голая земля, заросшая сорняком. То там, то тут вывески с лаконичным For Sale. Продается земля. Да, скоро она будет стоить куда дороже. Дахаб, безусловно, стоит на очереди после раскрутки таких проектов, как Хургада и Шарм. Ну, разве что его еще сможет обогнать суперпроект "Египетская Ривьера", т.е. Таба. Но пока что Дахаб - лишь египетская деревня и, если верить некоторым путеводителям, "рай для бэкпакеров".
  Наконец, мы доковыляли до центральной улочки. Она началась весьма неожиданно, так же неожиданно началась и цивилизация. Туристы жались к единственному поблизости магазину с сувенирами, будто бы держась за эту самую цивилизацию, которую они с таким трудом здесь обнаружили. Мы прошли мимо в поисках дешевого кафе. Вскоре я обнаружил алкогольный магазинчик, до верха забитый пивом, виски и прочей дребеденью. Решил показать себя гурманом и купил только одну бутылку пива. Животы уже сводило от голода. В конце концов мы сели в первую попавшуюся забегаловку. Забегаловка оказалась рестораном. Вообще на Ближнем Востоке вывеска "restaurant" вовсе не означает, что перед вами заведение с высоким уровнем комфорта и обслуживания. Ресторан может иметь два потертых столика и одни лишь гамбургеры в меню. Наш ресторан назывался Gado. Столиков здесь было достаточно, правда, на одном из них с нахальным видом сидел местный кот. Ассортимент не порадовал: сплошной фаст-фуд. Ни знакомых нам куриц, ни незнакомых батов! Мы взяли местную шаурму (9 LE), аналог курника (8,50 LE) и некую штуку за 2 LE, в названии которой я узрел слово alexandria. Эта самая штука оказалась ужасно острая. Я выпил залпом чуть ли не целую бутылку воды. Хорошо, что хоть пиво продегустировал раньше.
  Получили смс-ку от Димы. Он подъезжал к Дахабу. Добираться обратно до вокзала представлялось сомнительным удовольствием. К тому же нам хотелось израсходовать время с максимальной пользой и доесть таки свой заказ. Вскоре появился Дима. Встреча была радостной. Да и вообще, чем дальше мы удалялись от начального пункта, тем острее начинали ощущать, что мы одни на краю света с непобедимым оптимизмом в задницах. По случаю встречи мы с Димой сбегали за пивом и наш дальнейший план уже обсуждали по накатанной. План был прост: в ближайшее время стартовать на гору Моисея. Я переговорил с хозяином нашего ресторанчика, и тот пообещал договориться со своим знакомым водителем за 180 LE. Немного шокированные такой ценой, мы допили пиво, и Дима рассказал вкратце о своем визите в Шарм. Кроме прочего он поведал о некоем соке, чем-то напоминающем пережженный сахар. Я тут же вспомнил, что видел нечто подобное в магазине. Сбегал и принес бутылку этого напитка. На этикетке надпись "garob". Официант в ресторане произносил это вообще по типу "гроба". А вот из чего сделан этот жуткий сок, он объяснить так и не смог. Нарисовал странные ягоды черного цвета. На этом мы и застопорились. А сок был весьма примечательный, хотя, конечно, на любителя. Примерно таким я представляю себе на вкус напиток из сахарного тростника.
  Неожиданно в ресторане появились американцы. В смысле, наши знакомые из Каира. Не знаю уж, были ли они обрадованы нашей новой случайной встречей, но вот нам стало смешно. К тому же увидеть пусть и такие "знакомые" лица в этой дыре, нам было приятно. Появлялось ощущение, словно бы мы являемся частью большого плана, этакого глобального "Париж-Дакар". Будто бы не мы одни шли по нашей трассе.
  Американцы звали ехать с собой на автобусе. Я сразу и не понял, в чем подвох. Мне идея с автобусом понравилась. К тому же это было дешевле, существенно дешевле. Но Дима был против. Оказалось, что ехать они собрались утром. Это все меняло. Мы же собирались провести на горе ночь. Так что с американцами нам было не по пути. Они с нами ночевать не захотели, так что мы пошли трясти хозяина ресторана относительно машины. Он активно закивал, мол, если цена нравится, то сейчас я его позову. Мы чисто интуитивно вышли следом за арабом. Какого же было наше удивление и разочарование, когда мы увидели, как наш араб ловит первую встречную машину и начинает уламывать водителя отвезти четырех русских на гору Моисея. Да еще и цену называет с учетом своего будущего барыша! Нам такой бизнес-подход не понравился, и мы тут же, на глазах у араба, принялись сами останавливать машины и спрашивать относительно цены. Наш знакомый приметил наши попытки, подбежал, начал что-то недовольно нам объяснять. А после обиженно отмахнулся, мол, если хотите сами, то я вам не помощник. Мы с легкостью отказались от услуг этого "доброго человека". К тому же он так и не смог никого уговорить на эту авантюру.
  В том, что это самая настоящая авантюра, мы узнали очень скоро. Водители джипов либо называли цену от 200 LE, либо вообще заявляли, что они не собираются на ночь тащиться в такую даль. Оказывается, и у жадности есть свой предел. Никому неохота было ехать в ночь под Рождество черт знает куда!
  Наконец таки мы плюнули на гордость и вернулись в ресторан. Но араб скривил обиженную физиономию и сказал, что теперь уже за 180 LE он нам никого предлагать не будет. Посмотрели на часы - пора! За окнами ночь уже мягко опустилась на Дахаб. Паша поймал первого подвернувшегося араба. Мы согласились на 200 LE. Нас усадили в кузов пикапа. В кабине было два места, но мы захотели прокатиться с ветерком. Над головой звездное небо, из горла так и рвутся песни, а камера танцует в руках так, что "приветы" кажутся видео-открытками с того света. Однако мы так и не успели почувствовать праздника: водитель принялся петлять по городу, то и дело возвращаясь на одни и те же места. Ни разу не бывав в Дахабе, мы уже начали к нему привыкать. На вопрос: "А в чем собственно дело?" водитель вкрадчиво ответил: "Все окей!" Но нас-то не проведешь! Оказалось, что сердобольный араб взялся отвезти нас на гору Моисея, но сам туда ехать не особо хотел. Вот она жадность к чему приводит! Схватился за работу, а сделать ее не может! Хотел было на нас заработать, да вот никто из его знакомых не захотел везти нас. Просто так отказаться от туристов он по каким-то причинам не мог. И когда мы уже начали шуметь и канючить, что хотим поскорее отпустить свои грехи, иначе мочи нашей никакой уже не осталось, он схватился за сотовый. Параллельно Паша стал уверять водителя в том, что с ним в противном случае может случиться многое, "несчастный случай, например..." Нам же все равно грехи отпускать - одним больше, одним меньше! Сегодня можно и оторваться на дорожку! Водитель проникся нашей идеей встретить Рождество в горах, и все ж таки отыскал желающего. Приехал серьезный мужчина и неожиданно назвал сумму в два раза большую. Мы опешили. Стали ссылаться на первого водителя, а потом и вовсе требовать, чтобы он, наконец, исполнил свое слово и отвез нас в горы сам. Араб перепугался и стал уговаривать знакомого на 200 LE. Драма по-египетски! Знакомый явно сдерживал себя от ругательств. Он согласился, но напоследок бросил непутевому арабу: "В следующий раз ко мне не обращайся!"
  Между тем еще двое арабов, которые взялись и вовсе неизвестно откуда, с интересом разглядывали нас и наши рюкзаки. Один из них между прочим предложил купить камеру. Я равнодушно отмахнулся. Но тут араб приметил мой вязаный свитер. В его глазах загорелись огоньки. Здесь стоит учесть, что вечером в Дахабе было весьма прохладно, и мы оделись по-осеннему - в джинсы и свитера. Мой свитер - пенсионер. Кажется, со мной родился. А позже прошел несколько стран. И даже такая ветхость, которая, как я полагал, дорога лишь одному мне, оказалась весьма востребована в Египте. Не помню уже сколько точно мне за него предлагали, но он в действительности стоил куда меньше. Отсюда мы сделали вывод, что в Египте ценятся теплые вещи. Помнится, в первую свою поездку сюда служащий в обменном пункте пытался купить у меня фотокамеру Canon. Еще удивлялся тому, что я русский, а продавать не хочу.
  Наконец нас пригласили в микроавтобус. Жаль было покидать кузов пикапа, но делать было нечего. Дахаб уже был опоясан яркими шлейфами фонарей, с другой стороны стояла непроглядная тьма. Но в нас в ту минуту было столько оптимизма, что мы ничего не опасались. Чуть более часа провели в дороге. Успели даже немного задремать. Неожиданно водитель остановил автобус и указал на одинокий домик. Со стороны дороги в его стене было сделано окошко, над которым висел прайс. Посещение культурной зоны "Катерина" стоит $3 на человека. Это единый билет. С ним, как я понял, можно попасть и на гору, и в монастырь. Цена небольшая, но мы были неприятно удивлены наличием платы за вход и от неожиданности принялись уговаривать пропустить нас бесплатно. Дима предъявил бумагу, в которой говорилось, что он является великим русским путешественником. Полусонному арабу было пофигу. Он бросил взгляд на бумагу, и когда понял, что силы в ней никакой нет, принялся талдычить: "Онли мани! Ноу! Ноу! Онли мани!"
  Водитель недовольно бурчал что-то себе под нос и то и дело нервно сигналил. Ему хотелось как можно быстрее от нас отвязаться и свалить. Мы поняли, что сэкономить здесь не удастся. Купили билеты и продолжили путь. Вскоре микроавтобус подъехал к небольшому закутку. Проход между скалами перекрывали витрины магазинов и кафе, на небольшой площадке перед ними, освещенной одним единственным фонарем, стояли сложенные по системе "лего" пластиковые стулья. Казалось, что здесь никого нет. Однако вскоре показался какой-то парень и стал выяснять, хотим ли мы что-нибудь купить. Он не особо настаивал. Понятное дело, неохота снова открывать свой магазинчик. Слева от шеренги магазинов, где располагались ворота и пропускной пункт, проснулись полицейские. Они выползли из своей будки на улицу, окинули нас безразличными взглядами и вернулись к себе.
  Мы же тем временем расположились рядом с одним из столиков кафе. Растормошили рюкзаки и принялись одеваться. Полная экипировка. Я одел три майки, двое штанов, свитер, который произвел фурор среди дахабских арабов. На голову - зимнюю шапку, на руки - перчатки. Рюкзаки, лишившись самой объемной части багажа, съежились как сухофрукты.
  На пропускном пункте проверили наши билеты и попросили предъявить рюкзаки для осмотра. Паша грыз ногти: на дне его рюкзака лежала гниющая краса Красного моря. Полицейские быстро проверили рюкзак Димы и взялись за Пашин с пугающей основательностью. Думаю, особо искать и не нужно было. Коралл так вонял, что от нас разбегались все местные собаки, а кошек тошнило. Между тем Паша стал трясти меня за рукав, требуя, чтобы я что-нибудь сделал. Я спросил у полицейских, сохраняя на лице невинную улыбку: "А что вы ищете?" Те неправильно меня поняли: они подумали, что я не хочу показывать своих вещей. Поэтому когда дело дошло до меня, а я шел последним, один из служителей здешнего закона добродушно похлопал по моему шкафу, мол, окей, не надо, верим. К слову, Пашин коралл остался ненайденным. Мы спросили: "А там кто-нибудь уже есть?" Полицейские кивнули, мол, есть, но немного. И добавили, что основная часть будет позже. Потом они показали нам дорогу, и мы попрощались "до завтра".
  Как только мы удалились от огней, нас окутала ночь и тишина. По правую руку виднелись серые домики, по левую камни ссыпались в небольшую ложбину, с виду не опасную, но было понятно, что лезть туда не стоит. Себе дороже. С обеих сторон возвышались темные скалы. Огонь фонаря за спиной таял, словно бы за нами закрывали дверь. Вскоре приметили гостиницу для паломников, а там дальше и сам монастырь Св.Екатерины. Вход в него, ясно дело, был закрыт. Высокие серые стены молчали. Казалось, что эту безмолвную крепость давно оставили отшельники. Горы так и не было видно. Мы вертели головами, пытаясь понять, на какую вершину мы полезем. Каменный мешок смущал нас обилием перспектив.
  Не успели мы отойти от монастыря, как ночь ожила. Прямо перед нами возник костер. Мы по доброте душевной крикнули слова приветствия. Неожиданно тишина ощетинилась десятками хлестких голосов. У костра зашевелились черные тени. Голоса стали окружать нас. Заскрипели какие-то веревки, захрустели камни, где-то поблизости надсадно заверещал верблюд. Мы напряглись. Каменная долина задвигалась. Из ночи к нам устремились какие-то личности, причем весьма сомнительные. То тут, то там замелькали огоньки. Появилось неприятное холодящее затылок ощущение, что мы забрели в самый центр какого-то неизвестного поселения. В груди натянулась тетива, мышцы напряглись. Из ночи появились первые бедуины.
  Оборвыш сказал: "Хэлоу! Вот ис ё нэйм?" На подмогу оборвышу спешил кто-то большой. Черный силуэт сложно было разгадать. Оказалось, что это наездник на верблюде. Он стал предлагать нас подвезти. Несмотря на стандартность предложения, было жутко. Нам казалось, что ночь на руку этой бездомной нищете, и самые жадные до денег могут воспользоваться нашей малочисленностью. Мы ускорили шаг. Нервничали все. Не спасали даже шутки.
  Лишь отойдя подальше от костров бедуинов, нам удалось расслабиться и насладиться невиданным зрелищем. На меня увиденное произвело ни с чем не сравнимое впечатление! Горы, залитые светом полной луны, принимали самые причудливые очертания. Они оживали на глазах, являя то там, то тут грозные лики богов и богинь. Первый час восхождения окончательно стер все представления о реальности. Я ощутил себя древним греком, который накануне битвы сделал вылазку к лагерю неприятеля. Огни полицейского поста легко превращались в моем воображении в лагерь врага. Находясь там, при полной луне, легко понять, отчего фантазия наших далеких предков населяла горы, да и мир в целом, сверхъестественными существами. Я чуть отстал от остальных. То и дело я останавливался и в полнейшей тишине поднимал глаза к вершинам. Я был потрясен!!! Отчасти я был настолько потрясен и в силу того, что никак не ожидал ничего подобного от Синая. А когда открытие не запланировано, оно и становится самым приятным и самым незабываемым открытием.
  
  Совет:
  При подъеме на гору Моисея следует правильно распределить силы. Это актуально для тех, кто тащит за спиной рюкзак. Ни в коем случае нельзя надолго останавливаться, поскольку с каждой остановкой в голову начнут лезть всякие нехорошие мысли. Оставляйте силы на потом - начало пути вас обманет своей кажущейся легкостью.
  
  Пологий подъем, который нас несколько расслабил в начале, все более сменялся вертикальными участками. Ударно прошедшие начало пути, мы начали сдавать. Вскоре дорога пошла резко вверх. По пути встречались одинокие домишки. Некоторые были брошены, в некоторых за закрытыми дверьми и окнами угадывались проблески огня. Пройдя несколько поворотов, и выйдя через широкую расселину к очередному повороту, мы вдруг потеряли дорогу. Поблизости стояла хижина. Я прислушался - внутри разговаривали мужчина и женщина. После недолгих колебаний мы постучали. Сухощавый бедуин указал нам направление, поначалу даже забыв предложить чай. Уже потом опомнился, принялся шепелявить: "Ща, ща!" Но мы отказались. Впереди нас ждало самое сложное. Последний час восхождения был самым тяжелым. Ступени напоминали искривленные лестничные марши в каком-нибудь рушащемся небоскребе. От усталости и внушительного веса за плечами шатало из стороны в сторону, и казалось, что вот-вот и ты полетишь в пропасть. А пропасть была вокруг. Мертвая, окаменевшая, молчаливая. Если в самом начале поражали камни, залитые лунным молоком, и похожие на руины древних храмов и крепостей, то здесь, на высоте, поражала сама высота. Поражала пропасть, которая все дальше уходила вниз, становилась все больше и ненасытнее. Ноги гудели. Внутри было полное отупение - не то от голода, не то от усталости.
  Вскоре нас нагнал араб. Он был легко одет, на его ногах я приметил простые сандалии. Он резво обогнал нас и побежал наверх. Долго еще, крикнули мы вслед. Минут пять, отозвался он. Однако эти чертовы пять минут растянулись еще на полчаса. За каждой вершиной мы ждали окончания пути. Однако за каждой вершиной возникала очередная вершина, а за ней следующая и так далее. Под конец это взбесило, и я побежал вперед, обгоняя остальных. Когда мы поднялись на обзорную площадку горы Моисея, окончание пути стало таким неожиданным, что мы сразу и не ощутили облегчения. Лишь когда мы по инерции обошли ее, посмотрели во все стороны на каменную долину, а потом сели на камни, лишь тогда из груди вырвался вздох облегчения. Мы пришли! Посмотрели на часы - восхождение заняло у нас 3,5 часа.
  До рассвета еще было далеко, так что мы поставили палатку. Две ставить было лень, да и особого смысла мы не видели. Выбор пал на палатку Димы, поскольку она имела дно. Поместиться удалось всем, правда лежали боком. Чтобы не оставлять рюкзаки на улице, набросали их на себя. Стало еще теплее, так что убили сразу двух зайцев.
  Всю ночь - я проспал от силы пару часов - мне казалось, что бедуины хотят нас убить. Я лежал с краю. Я упирался спиной в ткань палатки, и мое тело легко было угадать снаружи. Сквозь сон я слышал шаркающие шаги. Мне казалось, что убийцы примеряются для удара по моей голове. Я то и дело втягивал ее в плечи, опасаясь, что на нее обрушится камень. Мне снилось, что нас должны сбросить в пропасть.
  
  Для справки
  Гора Синай (2285 метров) - это библейская гора Хориву, на которой Моисей получил скрижали веры и десять заповедей. По разным подсчетам на пути к вершине придется преодолеть от 3300 до 3600 ступеней.
  
  Проснулся я от голосов. Было тихо, но при этом я ощущал, что за палаткой есть люди. Вскоре проснулись остальные. Когда мы выбрались наружу, нас поразили толпы туристов. У краев площадки было некуда встать - все облепили итальянцы, малазийцы, американцы, русские и прочие, прочие, прочие. Все кутались в одеяла. На хлипких парапетах, которые висели над пропастью, беззаботно болтали ногами старушки-немки. Когда стало светлее, мне высота представилась еще более пугающей, так что я старался не провоцировать свою бурную фантазию.
  Рассвет на горе Моисея - это известная фишка Египта. На прочности традиции самым положительным образом сказалась очень простая замануха. Дело в том, что поднявшимся на гору Моисея гарантируется отпущение всех грехов. Отчего бы не залезть в таком случае?! Не думаю, что на вершине было бы столь же многолюдно, если бы речь шла просто о встрече рассвета.
  А вот рассвет здесь действительно хорош! Горизонт, прожигаемый раскаленной лавой солнца, долгое время не желает выпускать светило на поверхность. Но когда это все же происходит, солнечный свет растекается по Синаю как золотое варево. Оно дрожит, колеблется - теплый воздух, поднимающийся от земли, превращает тонкую полоску неба в марево бесчисленных пожарищ. Скрежет фотозатворов, выстрелы мыльниц, бурчание кинооператоров... Самые отчаянные фотографы вскакивали на парапет, от чего у некоторых особо чувствительных людей вырывались вздохи ужаса.
  На вершине мы вновь встретили американцев. Не буду рассказывать неприятной истории с бананами, дабы не разжигать межнациональной розни, которой и без того достаточно. Когда все туристы бросились вниз, мы начали собирать вещи, складывать палатку. После прохладной ночи мы слегка запарились в нашем обмундировании. Рассвет принес в горы долгожданное тепло. За нашими сборами с интересом наблюдали бедуины. Их главный источник пропитания здесь - сдача в аренду одеял и продажа сувениров. Сначала они захотели купить нашу палатку. Действительно, палатка смотрелась куда выигрышнее, нежели все их хижинки. Мы, ясно дело, отказались. Затем выбор пал на спальники. Не обошли вниманием и мой свитер. Вскоре бедуины поняли, что с нами каши не сваришь, и стали забавляться тем, что в шутку хотели сбросить одного из продавцов сувениров в пропасть. Тот хохотал до слез. Я бы уже давно потерял сознание.
  Неожиданно к Диме пришла мысль, что это самое клевое место для обмена сувенирами. Идея хорошая! Бедуины ее тоже оценили. Диме удалось обменять российский значок на яйцо из какого-то здешнего минерала. Пашка тоже решил воспользоваться случаем: он обменял презерватив "Дружок" на такое же яйцо. Бедуин вопросительно смотрел на советское изделие, но радостно закивал, услышав: "Рашн лав!"
  Спуск оказался куда легче и быстрее. Часа за полтора мы дошли до монастыря Екатерины. Днем горы стали из белых розовыми и потеряли свою душу. Они окаменели. И даже не верилось, что вчера в них жили боги. По дороге столкнулись с малазийцами. Мы заметили, что дюже хочется посетить их страну. Те показали на горы вокруг и ответили, что в Малайзии все совсем иначе: "у нас там кругом джунгли!"
  У монастыря толпы туристов. Арабы, напугавшие нас вчера, мирно продают книги о здешних достопримечательностях. Мы не стали даже пытаться попасть внутрь. На это бы ушло полдня, а нас ждала Нувейба и паром в Иорданию - план мероприятий в Египте подошел к концу. Димка с Пашей отправились на поиски водителя, который бы отвез нас в Нувейбу. Автобусы с туристами туда не шли, а таксисты заворачивали огромную сумму. Пока мы стояли в сторонке, к нам подошел русский турист. Мужчина с интересом осмотрел наши рюкзаки и спросил: "И куда же это с таким снаряжением здесь можно ходить?" Да разве ж ты поймешь, простой деревенский парень?! Видя как наши соотечественники не торгуясь покупают туристические проспекты по цене недельного проживания в Каире, мы приходим к мысли, что этим людям лучше не рассказывать про наш поход с палатками. Лишь посмотрят как на идиотов, лишающих себя комфорта.
  Наконец хорошая новость. Найдена машина. С каждого по 45 LE. Не успели выехать на трассу, как ловим еще одну девчонку. Паша кивает на нашу новую спутницу и скорее утвердительно, нежели вопросительно говорит: "Теперь по 40 LE!" Водитель соглашается.
  Девушка оказалась полячкой. Родом из Познани. Ее английский был примерно на моем уровне, так что два часа, что мы ехали в Нувейбу, пролетели незаметно. Первое время девушка немного опасливо поглядывала на хмурые физиономии Димы и Паши, но после успокоилась и рассказала много интересного как про милую моему сердцу Польшу, так и про Иорданию, куда она также собиралась заскочить. Самое главное ее сообщение было встречено без энтузиазма - стоимость билета в Петру подскочила в 2 раза. Теперь он стоил 21 динар. Если учесть, что динар стоит в пределах евро, то стоимость посещения главной достопримечательности Иордании превышала 730 рублей.
  Мило поболтав о курортах Польши и симпатичном драконе, изрыгающем пламя в Кракове, мы уморились и часть пути дремали. Водитель разбудил нас, когда мы подъехали к портовым кассам. Попрощались с полячкой. Черт, забыл записать ее "мыло"! Ну да ладно! А вот то, что я в такси оставил свою кепку, это конечно "минус"!
  
  Часть шестая
  Нувейба - Акаба
  (26 декабря)
  
  Для чего на медленном пароме проходят испытания химического оружия? Почему границу вне очереди могут проходить только иностранцы и шейхи? Куда ехать молдавским гастарбайтерам?
  
  Из Нувейбы уходили два парома - быстрый и медленный. Мы взяли билеты на медленный. Насколько помню цены, медленный - $60, на быстрый - $70. Быстрый уходил в 15:00, медленный двумя часами позже, или что-то около того. В кассу требуется сдать паспорта, которые проходят проверку в течение минут 15-20-ти. Получив обратно паспорта и билеты, мы отправились на перекус. Через дорогу располагалось небольшое кафе. Дима между тем отправился в неизвестном направлении. Договорились встретиться в этом самом кафе. Мы взяли по тарелке риса (3 LE) и традиционные лепешки с печенью (1,5 LE), которыми мы частенько спасались в дороге от голода. На вкус не очень, но голод утоляет. Пока поглощали наш скромный обед, пришла смс-ка от Димы - оказалось, что он уже сел на быстрый паром и отчаливает. Оказалось, что на посадке погранцы смотрят сквозь пальцы и не заметили, что на руках у нашего друга был билет на более дешевый паром. У нас на руках тоже были билеты по $60, но на скорый мы уже не успевали. Чертыхаясь, мы бросились в порт.
  По дороге столкнулись с местным трансвеститом, поэтому все внимание полицейских было приковано не к нам. Это и к лучшему - на нас не обращали особого внимания. Даже вещи толком не проверили. В зале порта толпы арабов. Не успели мы занять места в конце очереди, как местные стали коситься, затем затараторили что-то, стали указывать на будку погранца. Пришлось нам пройти без очереди. Протиснулись вдоль стенки. За нами без очереди прошел разве что трансвестит, который вызывал у местных повышенный интерес, и шейх с тремя женами. Около получаса наши паспорта проверяли здешние пограничники, таская туда и сюда. Нас попросили подождать в сторонке. Наконец, вернули документы и проводили к автобусу. Мы по традиции заняли места за водителем. Вскоре в автобус набилось несчитанное число арабов. Тронулись. Проехали метров двести - остановились. Спрашиваем, можно выходить? Нет. Видим неподалеку паром. Каких-то иностранцев привезли на автобусе, погрузили на паром. Мы ждем. Сидим минут десять. Ничего не меняется. В автобусе духота. Сидеть невозможно. Мы снова к водителю с вопросом, можно идти или нет? Чего ждем-то? Пожимает плечами. Мы говорим, супостат, отпусти ты нас на волю. Ладно, кивает тот. Открывает двери. Мы втроем вылезли из битком набитого автобуса и направились к парому.
  Там уже видимо-невидимо арабов. Все немногочисленные сидячие места давно заняты. Люди спят на полах, так что приходится смотреть под ноги и переступать спящих. Жара и духота невозможная. На нас смотрят как на инопланетян. Мы отыскали другой зал, в котором все пространство занято креслами, как в самолете. Здесь мест полно, только вот сидеть не очень-то удобно. Усаживаемся у самой стенки, чтобы можно было ноги вытянуть. То и дело к стене подходят арабы, становятся на колени и молятся. Я снимаю кроссовки и носки, чтобы остудить ноги. Резкого запаха дальних странствий здесь не замечают - вонь стоит основательная! Мы съедаем остатки лепешек с печенью, заедаем мандарином и засыпаем.
  Просыпаемся ближе к девяти. Паром еще в пути. Оказалось, что он тронулся только около семи часов. Дышать уже просто нечем. Под ногами лежат спящие арабы. Паша решает отправиться на поиск места получше. Вскоре возвращается и тянет нас за собой. Проводит через зал с потными телами. Пол под ногами ходит ходуном. Через пару минут мы входим в прохладную комнату, где на диванчиках вольготно разлеглись иностранцы. Паша рассказывает душераздирающую историю. Он забрел в служебный туалет, где его поймали местные. Они дюже удивились, встретив на своей палубе иностранца. Говорят, потерялся ты, наверное. И отвели его к другим иностранцам. Оказалось, что мы свернули не в ту сторону, а прочие пассажиры хоть и смотрели на нас, как на инопланетян, но никто не сказал про специальный зал для иностранцев.
  Здесь мы вдохнули свежего воздуха. Так сказать, путешествие первым классом. Даже успели чуть подремать.
  Прибыли в Акабу (Иордания) примерно в 23:00. Вышли вместе с прочими иностранцами. Однако те сели в экскурсионный автобус, ждавший группу в порту. Мы же прошли в зал ожиданий. Стойка с надписью "Для иностранцев" приятно пустовала. Основная часть прибывших - гастарбайтеры из Египта. Вообще, Иордания для своих соседей словно медом намазана: здесь не только цены высокие, но и уровень зарплат куда выше, чем в Сирии, и уж тем более чем в Египте.
  Между тем наши паспорта, забранные на борту парома, погранцы обещались передать иорданцам. Мы тщетно прождали около часа. Затем стали трясти здешних, мол, где наши паспорта, когда нас отпустят. Паша вернулся на паром, отыскал погранца, который забрал у нас паспорта еще на борту, и поторопил его. Наконец появился иорданец, который проводили нас на второй этаж. Здесь за окошком нам быстро поставили штампы и прилепили марки. При въезде визового сбора в Иордании нет. Здесь своя фишка - если вы в течение суток не покидаете страну, при выезде придется оплатить $5 визового сбора. Рядом окошко exchange. Курс 1 динар = $1,4. Да, про то, что Иордания - страна дорогая, нам многие говорили. И Сфинкс, и полячка.
  На улице к нам тут же подлетели местные таксисты. Мы поинтересовались ценами - неудивительно, что они нас не устроили. Притом таксисты предлагали лишь вывезти нас в город и показать недорогую гостиницу. Нам хотелось сэкономить: местные цены нас впечатлили. Вышли на трассу, но кроме таксистов здесь никого не было. Мы спросили у самого надоедливого, в какой стороне город, а в какой - Саудовская Аравия. Свернули направо, в сторону Аравии. Здесь по правую руку тянулся пляж. Вот только доступ на него преграждала высокая изгородь. Мы надеялись отыскать дыру в решетке, но таковой нам на глаза не попало. Бросили взгляд налево - там возвышались серые скучные холмы. Дождавшись когда дорога опустеет, мы перебежали на другую сторону и взобрались на холм. Здесь мы нашли груду камней, напоминавшую Стоунхедж в миниатюре. Отправились с Пашей на разведку, но ничего интересного не нашли. Кругом каменистые холмы. Ноль растительности, ноль живности. Только камень. И следы от какой-то строительной техники. За ближайшими холмами рассеянный свет с блокпоста на иорданско-аравийской границе. В итоге, обойдя окрестную территорию, решили далеко не отходить от нашего Стоунхеджа, а наоборот спрятаться за камнями от сильного ветра. Отсюда был отлично виден порт Акабы, который сиял как первоклассный пожар. Наш лагерь с дороги прикрывали камни, так что мы чувствовали себя практически в недосягаемости.
  Поставили нашу палатку без дна. Благо пригодились хорошие кариматы, а те же камни, лежащие вокруг, помогли закрепить палатку от ветра. Для верности мы еще привязали к палатке свои рюкзаки. Заснули чуть встревоженные и напряженные. Мы готовились к тому, что завтрашний день также станет очередным, теперь уже настоящим испытанием.
  
  Часть седьмая
  Иордания
  Акаба - Петра
  (27-28 декабря)
  
  Почему в Иордании бизнесмены любят автостопщиков? Как проще всего объяснить, что у вас нет денег? Кстати, а почему у вас нет денег? Какие чудеса творят в Иордании полицейские на пенсии? В связи с чем здесь используют вместо белого флага белые канистры из-под бензина?
  
  Как ни странно, выспались мы основательно. От Димы вестей не было. Мы решили, что он еще вчера вечером успел рвануть в Петру, и, скорее всего, там и переночевал. Собрав палатку и упаковав вещи, мы выползли на трассу. Не прошли мы и сотни метров, как мне удалось застопить джип. За рулем приличного вида мужчина. За его спиной вешалка с деловым костюмом.
  
  Совет:
  Тут самое время дать небольшой совет для начинающих стопщиков. После многократных экспериментов с обращением к водителям, у меня сформировалась универсальная фраза: "We go to (далее - место назначения), but we have no money!" Более этого распространяться сразу о себе и цели пути не стоит. Это сбивает с мысли и отвлекает. Главный упор на пункте назначения и отсутствии денег. Все!
  
  Мужчина с улыбкой кивнул. Оказалось, что он работает в Дубаях, а живет в Аммане. Весьма неожиданный пример. Видимо, очень богатый мужик, раз имеет бизнес в ОАЭ. Правда, ехал он на встречу с кем-то в Акабу, так что добросил лишь до города. Хотел сначала довезти нас до автостанции, но мы настояли на трассе на Петру. Ок. Высадил на дороге близ какого-то супермаркета. Угостил печеньем.
  Далее нам пришлось долго идти пешком. Останавливались такси. Все пытались нам помочь, и долго не верили, что у нас нет денег. Уже на самом выходе из города около нас остановилось очередное такси, и из него выскочил... Димка. Это была неожиданная и, несмотря на унылое настроение, приятная встреча! Оказалось, что и он ночевал где-то рядом с портом. Буквально рядом с нами.
  На этом месте мы решили разделиться: мы с Леной; Дима с Пашей. Забегая вперед, скажу, что в дальнейшем мы уже так и не встретились. Лишь обменивались смс-ками, да переписывались на форуме.
  Мы с Леной шли еще около получаса. Димка с Пашей чуть отстали, чтобы не мешать. Наконец, нам удалось застопить дальнобойщика. Он ехал в Амман и согласился довезти нас до поворота на Петру. По-английски он не разговаривал. Показывал нам фотку своего ребенка на мобильнике и долго переспрашивал: "Раша? Раша?"
  Через час мы заехали на станцию для фур. К нашей машине сбежались почти все здешние обитатели. Один из мужчин залез в кабину и стал расспрашивать о жизни. Набор вопросов небольшой: откуда прибыли и куда направляетесь. Причем он более-менее болтал по-английски. Наш водитель пожал плечами: "Раша!" Мол, черт знает, откуда прикатили. Ему перевели: "Руссийя!" У мужчины, который нас вез вот уже час, глаза на лоб полезли. Он с такой гордостью залезал в кабину, что нам даже не по себе стало.
  Остаток пути проехали без разговоров. Мы дремали, а водитель обзванивал знакомых. "Дорогая, ты не поверишь, что со мной сегодня произошло! Нет! Нет, я не напился, и у меня не отобрали права! Нет, я не сменил пол. Я везу русских! Да! Да не п...придумал я! Вот они, тута сидят! Ага! У них, как и у нас, по два глаза, по две руки..." При этом он нам с улыбкой подмигивал.
  Когда мы вылезли на повороте, я уверенно зашагал вперед. "Может, попробуем поймать кого-нибудь?" - заметила Лена. Да тут вроде как недалеко. Слава Богу, я ее послушал. Махнул рукой первому же джипу. Тот проехал метров двадцать и затормозил. Две гречанки ехали в Петру с гидом неизвестной национальности. На грека он мало походил. Может, грек, который давно живет в Акабе?
  Я решил сразу же расположить гречанок к нам и сказал: "Я читал Гомера... дважды!" Тетки переглянулись. По их лицам было видно, что до Петры нас довезут без вопросов. "Садитесь!" - кивнул мужчина.
  Дорога оказалась длинной. Еще около часа мы неслись по склонам гор, которые становились все более обрывистыми. Вскоре мы въехали в Вади Мусса. Дальше пришлось спрашивать местных, поскольку гид и сам здесь заплутал. Наконец, выбрались, обогнули горную расселину по краю и подъехали к отелю сети Movenpick. Вместе с греками направились за билетами, однако здесь отказались брать наши баксы. Пришлось идти к ближайшей лавке с сувенирами. Курс был чуть хуже, чем на таможне. Но делать было нечего.
  Стоимость входа в Петру достигала 21 jd (динара) на один день, 26 jd на два дня. На входе проверили наши билеты и с сомнением покосились на рюкзаки. Нет, говорят, с такими баулами мы вас в Петру не пустим, говорят. С одной стороны, хорошо - не нужно таскать с собой эти гири за спиной. С другой, у нас был шанс переночевать внутри памятника культуры и древней архитектуры. Но нашим планам не удалось сбыться. Полицейские на входе забрали наши рюкзаки и с улыбками проводили внутрь.
  Петра - уникальное место. Не буду распрягаться про культовое место набатеев и связь мира живых с миром мертвых. Представьте себе, что вы идете по дну русла горной реки. Река древняя, русло узкое и глубокое. Если наложить в памяти пару кадров из фильма "Послезавтра", к примеру, то вы легко представите, как на вас надвигается стена воды. Бежать некуда! Вы следуете по узкому руслу. По правую и по левую руку от вас стеной встают скалы. Картинка просто великолепная. Здесь ощущаешь кожей силу природы. Такое же чувство у меня было, когда я шел по Новоафонской пещере, в которой много миллионов лет назад пролегало русло подземной реки.
  Мимо мелькают наездники на лошадях и верблюдах, а также коляски с жирными немцами, русскими и японцами. Казна - многие помнят ее по фильму про Индиану Джонса - появляется неожиданно. Рядом сидят туристы и глазеют на это сооружение, вырубленное в розовом камне. Тут же уставшие верблюды, и козы, гуляющие по отвесным скалам. А дальше начинается целая долина гробниц, вырубленных в скалах. Все стенки каменного желудка несут на себе рубцы от скальпелей древних умельцев. Мы взошли на гору - не помню названия - дюже сложное, похожее на чихание древних людей. По мере подъема на этот самый Апчхи поражают ступени. Словно бы расплавленные, они так и цепляются за подошвы ваших ног. Сверху можно окинуть взглядом всю долину города мертвых.
  У подножия горы множество торговцев. У одного из них мы обменяли монеты. У него целая россыпь монет. Собрал целую коллекцию. Если есть возможность, помогите ему ее расширить.
  Петра открыта до 16:00. Мы прибыли примерно в 14:00, так что останавливаться на достигнутом не собирались. А потому после спуска с горы Апчхи мы направились дальше по Петре, осмотрев руины храмов и дойдя до ресторана. Далее вход туристам запрещен. В любом случае нам нужно было возвращаться - ночь накатывала, как камень с горы. Мы отмахивались от надоедливых бедуинов, которые не унимались и предлагали нам довезти до выхода на верблюде или ослике.
  В узком проходе ночь ощущалась куда явственнее. Сюда солнце уже не попадало. Становилось жутковато. Я вспомнил ночные горы Синая. Вообще, ночью горы куда загадочнее, куда красивее. Эх, если бы мы смогли переночевать в Петре!
  Но наши рюкзаки ждали нас... Ах, черт! Нужно было бежать к выходу. Мало ли! Может быть, у полицейских нормированный рабочий день. Мы ускорили шаг. Успокаивало то, что мы обгоняли множество туристов, которые также, как и мы, задержались внутри города мертвых. К слову, встреченные нами русские, рассказали, что в Петре организуют вечернюю экскурсию, во время которой узкий проход подсвечивается свечами. Никаких свечей мы не заметили, когда возвращались ночью из Петры, - ведь пора бы уже было их устанавливать, чтобы успеть к приходу туристов! - а потому подумали, что это очередная шутка юмора. Правда, после, по каналу "Культура" мы таки увидели это шоу - зрелище неописуемое! Стоит вроде как недорого - в пределах 12 jd. Для наших случайных знакомых, которых мы встретили, это были вовсе не деньги - они умудрились снять комнату в каком-то отеле в Вади Мусса за 100 баксов. Кошмар!
  Добежали до выхода, забрали вещи. Ожидали, что арабы начнут загибать что-нибудь про бакшиш. Нет! После Египта это крайне необычно. Сразу хочется отметить, что в Иордании и Сирии люди пока не столь наглые, даже наоборот - они очень даже душевные и подчас просто бескорыстные. Пока мы двигались по Иордании и Сирии, ни разу не слышали слова "бакшиш". Также здесь не принято торговаться, как в Египте. Если уж назвали цену, то если будешь предлагать свою, пожмут плечами и скажут, мол, ну, не хочешь, так не бери!
  Вышли из Петры дюже голодные. Конечно, гуляли по городу мертвых больше 4-х часов. Рядом с выходом из Петры цены ужасно дорогие. Каждое следующее кафе снижает цены примерно на 0,5 jd на каждое блюдо. Правда, мы решили более чем сэкономить - дошли до супермаркета и взяли там поесть: сосиски в жестяной банке (бумага сплошная!) по 0,9 jd за банку, лаваши - 0,15 jd за лепешку, мандарины - 0,8 jd за кг, воду - 0,7 jd за 1,5 литра.
  
  Совет
  Это всем ясно - в супермаркетах цены куда ниже, чем в кафе. Просто хотел отметить одну особенность арабских стран - здесь вся вода в бутылках обычная. Местная минералка никогда не бывает с газом. Некоторым это нравится. Меня несколько раздражало. Когда вернулся в Россию, побежал в маркет и взял нормальную "Волжанку". Черт, такого вы там точно не найдете!
  
  Что делать дальше? Мы решили, что следует попытаться поставить палатку в городе и переночевать. Не тут-то было! Хоть в центре Вади Мусса и течет какая-то Гадюшка, окутанная мраком, заросшая кустами и заваленная мусором, просто так добраться туда будет слишком сложно. Нас несколько раз останавливали местные, предлагая помощь. После Египта мы ко всем предложениям относились с подозрением. Все никак не могли привыкнуть к новым условиям. Вспомните Алекс! Как мы шарахались от любвеобильного таксиста! Здесь было тоже самое.
  Наш план рухнул, когда мы уже почти достигли речки. Рядом с нами остановился джип. Водитель спросил: "Вы случайно не собираетесь здесь ночевать?" Вы что? Ребята! Мы так, пришли полюбоваться на ночной вид Вади Мусса! Иорданцы переглянулись. Помните, "Брат 2"?! "Там есть красивые дома?!" Вот и тут также.
  Правда, нам повезло - мы увидели таки здесь свое местное шоу! На селение опустилась ночь и тут один за другим начинают оживать минареты. И вот уже весь склон горы напротив, утыканный светящимися домишками, поет хвалу Аллаху. Если вы были на Грушинском фестивале хоть раз и видели поющую гору, то легко сможете представить эту картину! Только вместо "Солнышко лесное..." вам нужно представить вечернюю молитву мусульман. А так... Один в один! Красотища!!! Неземная!!! Город, поющий молитву. Пожалуй, нужно организовывать такие экскурсии.
  Нам стало не по себе, и мы вышли снова на дорогу. Сели близ какого-то дома и устроили пикник в ночи. Прохожие то и дело останавливались и с подозрением разглядывали нас. Проглотив сосиски, хлеб и мандарины, мы вышли на дорогу и принялись ловить машину. Едем в Амман, решил я.
  Услышав мое предложение, все шарахались прочь. Наконец, нашел таксиста, который готов был везти ночью в Амман, но за деньги. Я был против. Мани ноу!
  На улице подошел к нам менеджер какой-то местной гостиницы. Просил за ночь в пределах 15 jd. Мы отказались.
  На одном из поворотов нас нагнал мужик на джипе, который уже отказался везти нас. Говорю ему, с тех пор, как мы расстались, у нас денег не прибавилось. Нормально, кивает тот, бесплатно довезу до выхода из города. Довез. Бесплатно. Вообще, иорданцы куда честнее египтян, раз уж сказал, что бесплатно, так и будет. Но... Все же проверяйте, уточняйте несколько раз! Мы разок чуть не попались.
  Вот и выход из Вади Мусса. Отлично! Вдали ярко сверкает заправка, далее - пустынная местность. Мест для того, чтобы разбить лагерь - предостаточно! Мы уже стали прикидывать, как ляжем в наш спальник и сладко захрапим.
  И тут появился Мэджик.
  Явление Мэджика достойно отдельной главы. Мировой оказался мужик. Он бежал в ночи и держал в руке белую канистру. Не знаю, зачем ему нужна была канистра. Это было похоже на белый флаг. Может, боялся нас напугать в ночи?!
  Мы с Леной уже дошли до заправки и присматривались к ночным горам, как услышали крик Мэджика. Он просил нас остановиться. В чем дело?
  Пошлите ко мне, говорит он. Мы с удивлением посмотрели на него. Все будет ок, уверяет он, я - ночной продавец. Я помню фильм "Ночной продавец". Там все закончилось весьма сомнительно.
  Но Мэджик так настойчив и при этом неловок, что мы вынуждены пойти ему на встречу. Ладно, говорю, пошли. Мы возвращаемся в поселок. Его магазинчик расположен на самом выходе, если двигаться в сторону Аммана. Карты Вади Мусса у меня нет, так что сложно сказать точнее. Именно к этой лавке нас подвез последний мужчина на джипе. Заходим. На полу расставлен многочисленный товар - майки, которые мне Лена не дала купить из-за дороговизны (что-то в пределах 12 jd), кепки, игрушки, кружки и прочие-прочие сувениры. Трое мужчин собирают новую стойку для товаров. Нас усадили в самую глубь лавки, поставили перед нами газовый обогреватель, к которому мы тут же прилипли - холодно тут ночью! Ща? Конечно! Мэджик разлил из изящного чайничка чай. Говорит нам, арабик ща. Вещи просто потрясающая! Очень много сахара и мята. Бодрит! Мы тут же попросили добавки.
  Между тем работники закончили собирать стойку и разговорились о том, о сем. В гости, так сказать, на огонек заглянул какой-то общий знакомый. Он-то и спутал все карты Мэджику. Посмотрел на нас и спросил у мужиков, что, мол, это за чуды-юды? Насколько мы поняли план Мэджика, он собирался посидеть с нами в лавке. Не знаю, возможно, у него были какие-то раскладушки или что-то в этом роде. Узнать это нам было не суждено. Новопришедший недоверчиво косился на нас и что-то пытался объяснить Мэджику. Потом начал приставать и к нам с вопросами типа: "Куда вы направляетесь?" и "Почему у вас нет денег, чтобы переночевать в местном Мовенпике?" Я говорю, какой-такой Мовенпик, у нас тут свой Мовенпик есть, палатка называется! Иорданцы в ужасе покосились на мой гигантский рюкзак. Мысль о том, что мы будем ночевать под открытым небом, отчего-то внушала всем им невообразимый трепет. Видимо, тут все дело в традиции. Не принято у них так отдыхать.
  Позвали мужика из соседнего хостела. Тот пришел, посмотрел на нас и говорит - 4 jd за каждого. Я говорю, 2 jd и по рукам. Он долго мялся, оставил нам свою визитку, но снижать цену не стал. В принципе, деньги не ахти какие, 280 рублей за двоих. Но мы уже потратили остатки денег на еду. И к тому же уже были настроены разбить палатку. Но это были недостижимые мечты.
  Мужик, который начал всю эту бадягу, так напугал работников, да и Мэджика вместе с ними, что они принялись названивать всем знакомым и спрашивать, не собирается ли тот ехать в Амман. "Куда? В Амман? Ты на часы смотрел?" - слышались ответы в трубке. Да, время было уже около десяти вечера. В такое время все иорданцы уже сидят по домам. По крайней мере, в Амман даже за деньги не поедут.
  Мэджик грустно смотрел на нас и в качестве извинения все подливал и подливал чай. Один из работников развлекал нас тем, что раскручивал лопасть на своем ремне, что делало его немного похожим на модифицированного Карлсона. Мужик-паникер то и дело шептал что-то про мафию. Мы с Леной плюнули на всех и стали пить чай. Пригрелись у горелки так, что вскоре начали клевать носами. Хотелось спать. А разговоры вокруг продолжались до бесконечности. В какой-то момент, когда я находился на грани сна и яви, мне показалось, что я уже понимаю всю эту арабскую вязь. С трудом сдержался, чтобы не ответить на арабском. Вот бы удивил их!
  Наконец, когда были разбужены все знакомые, и все они отказались везти нас в Амман, Мэджик кивнул нам и позвал за собой. Все работники вышли из лавки. Мы оставили здесь мой большой рюкзак, а Ленин взяли с собой - там находились наши основные сбережения. Мэджик поймал какую-то машину и повез нас на гору. Минутах в пяти пути от лавки пикап остановился. Небольшой симпатичный домик. Мэджик пригласил внутрь. За небольшой верандой, которая выполняла роль коридора, находился странный зал. Представьте себе большую комнату, в которой по периметру разложены квадратные подушки, а в центре стоит низкий столик. Все, больше ничего! На столике ваза с искусственными цветами и большая фотография улыбающегося мужчины. Мы сели на подушки. Я подумал, что на фотографии изображен либо старший брат, либо отец Мэджика. У вас кто-то умер? - поинтересовался я. Хорошо, что спросил на русском. Мэджик кивнул на фотку и ответил: "Это я!" Мы переглянулись. На фотке красовался в меру упитанный, симпатичный мужчина, а перед нами стоял высохший старик с лицом, изрезанным морщинами. Видя, что мы не верим, Мэджик показал нам свой паспорт. В нем также красовалась фотография того мужчины.
  В прошлом Мэджик работал в полиции. В разных городах. Сначала в Аммане, после - еще где-то, вроде как в Акабе, потом был переведен в Вади Мусса, где проверял билеты на входе в Петру. Так сказать, на пенсию его сюда сослали. Говорит, я много русских пропустил без билетов. Да, качаем головами, жаль, что сейчас ты там не работаешь. В прихожке показал фотку из Мекки. Говорит, я совершал хадж. Уважаем, свой мусульманский долг выполнил.
  Мэджик принес чайник. У него тряслись руки. Возможно, все дело было в том, что в зале стоял жуткий холод. В Иордании, как и во всех странах этой широты, нет централизованного отопления. В отелях стоят котлы, а в частных домах спасаются такими вот газовыми грелками, похожими на списанные авиационные двигатели, что стоял у него в лавке. В доме ничего подобного не оказалось. Мэджик притащил много одеял. Мы поняли, что замерзнуть нам не дадут и стали благодарно кивать. С Мэджиком мы беседовали около часа. Легко давались лишь немногие темы. Про полицию, алкоголь и путешествия. Хотя все время он сбивался на выученные фразы, мол, я много путешественников встречал в Петре, и много русских пустил без билетов. Когда мы услышали про это в пятый раз, я решил, что пора бы и спать лечь. Мэджик кивнул. Мы ждали, когда он выйдет из зала, но он погрузился в свои мысли и пил чай за столиком, сидя на ковре. Мы легли и пожелали ему спокойной ночи. Он кивнул, но с места не сдвинулся. Прошло около пяти минут. В зале стояла гробовая тишина. Мы изображали спящих, хотя присутствие Мэджика согнало весь сон. Может быть, он болен? - прошептала Лена. Не обижай Мэджика! - говорю. - Видишь, как его жизнь потрепала! Мы ждали. Наконец, Мэджик вышел. Благо, выключатель был рядом со мной, на стене. Я выключил свет. Мы слышали, как Мэджик укладывается на веранде-прихожей. Боится, наверное, что убежим, подумали мы. Видимо, мужик-паникер сильно его напугал. Несмотря на все потрясения этого дня - а ведь представьте, что только утром мы проснулись втроем с Пашкой в Акабе! - мы вырубились. Такое чувство, что это было черти знает когда!
  
  Часть восьмая
  Петра - Амман - Сувейма (Мертвое море)
  (28 декабря)
  
  Почему сотовые операторы не предлагают нам православные рингтоны? Как пользоваться арабским туалетом? Где нужно лечить зубы? Как амманские дома занимаются акробатикой и почему они, черт возьми, не раскрашены в красный с белым горошком?
  
  Утром меня разбудил будильник. Это был будильник, который поставил Мэджик. Вставать не хотелось, да и Мэджик, несмотря на арабские песнопения из своего мобильного, просыпаться не думал.
  Кстати, в арабских странах сразу же в глаза бросается религиозность местных жителей. Одно дело, когда врубаются мегафоны в минаретах многочисленных мечетей, и тебя обволакивает гул протяжных песнопений. Другое, когда ты едешь в такси, и заслышав молитву, таксист открывает окошко, чтобы молитва проникла и в салон машины. Другое, когда по местному ТВ молитва идет по специальному каналу, и в магазине, где продается картошка и апельсины, продавец в определенный час переключает на этот самый канал. Другое, когда молитвы как рингтоны устанавливают в мобильных. Это совсем другое дело! Аллах действительно везде и во всем. От него не скрыться! В силу религиозности многие арабские страны входят в число самых безопасных. К слову, всеми путеводителями отмечается, что в Иордании и Сирии нет преступности.
  Так вот, мы снова заснули. Несколько раз сквозь сон я слышал, как мобильный Мэджика пел утреннюю. Наконец, хозяин проснулся. Под многочисленными одеялами мы тоже уже выспались. Теплые и довольные выползли наружу. Утренний туалет. Оказалось, что в доме Мэджика есть как традиционный арабский туалет, так и самый обыкновенный с унитазом. Только вот бумаги нет ни в одном. Вообще, в мусульманских странах это надо помнить всегда, чтобы не оказаться в некрасивом положении. Я ни разу не пробовал пользоваться их краниками для подмывания или кувшинами с водой, хотя некоторые мои знакомые уверяют будто бы это очень удобно, даже удобнее, чем подтирать задницу туалетной бумагой. Не знаю, не знаю!
  Мы поболтали с Мэджиком о всяких мелочах. Потом пришла машина, и мы втроем поехали в лавку за нашим рюкзаком. С утра Мэджик был куда спокойнее. Теперь уже ему было несколько неудобно за свою подозрительность и недоверчивость, а потому он имел извиняющийся вид. От этого и нам было не по себе, и то и дело нам хотелось его успокоить. Мол, не расстраивайся, старина, все путем! В лавке он приготовил нам кофе. Тоже жутко сладкий. Мы улыбнулись и кивнули ему: "Свит! Вери свит!" Я люблю сладкое, говорит он и тоже улыбается. Немного его отпустило.
  Потом он начал нас уговаривать остаться. Говорит, устрою вам бесплатную экскурсию в Петру, а завтра повезу в Амман, мол, мне и самому надо. Нам не хотелось огорчать Мэджика, но времени было очень мало. Мы говорим, цигиль-цигиль и так далее. Он расстроился. Конечно, можно было задержаться в Петре еще на денек, я бы с удовольствием погулял по этому городу мертвых еще раз. Но времени действительно было крайне мало. Впереди была еще вся Иордания, а до Нового года рукой подать. По плану мы хотели отметить его в Дамаске. Успеем ли? Чтобы сократить число дней в Иордании, мы даже отказались от посещения Вади Рам, хотя каждый иорданец спросит вас: "Вы были в Вади Рам?" Видимо, зрелище это достойное. Придется вернуться сюда еще раз!
  Попрощались с Мэджиком и двинулись в сторону Аммана. За заправкой действительно было много отличных мест для кэмпинга. Конечно, комфорта тут бы не было, но мы его и не искали.
  Вскоре мы поймали джип, который вез троих рабочих в Тафилу. Ребята попались неразговорчивые. Доехали до Тафилы и дальше пошли пешком. Местность менялась на глазах. Если в южной Иордании преобладает скалистая пустыня, то здесь уже появились хвойные леса. Прошли пешком какую-то деревеньку. Все с нами здороваются. Саллам алейкум! - говорю. Каждый поворачивается ко мне и кланяется - Алейкум саллам! Пару раз сделали привал, поели лаваш с мандаринами. Промочили горло водой. Время таяло. Я уже начал прикидывать, что нам делать, если не сможем за сегодня достичь Аммана. Где-то недалеко был Эль Карак и Мертвое море. Карак упоминается еще в Библии как Кир - столица моабитов. Там находится замок, построенный крестоносцами и захваченный в 1188 году армией Салах-ад-Дина. Короче, стоящее место для посещения. Только вот где все это находится? Карты страны у нас еще не было, и ориентировался я по памяти. В любом случае вокруг был приятный хвойный лес, так что с местом для ночевки тут проблем не ожидалось.
  Неожиданно остановилась машина. Мужчина кивнул, садитесь. Оказалось, что он спешит в Амман, в аэропорт. "У меня сегодня вылет в Нью-Йорк. По работе еду, кровь из носа нужно улететь сегодня". Мужчина - к сожалению, арабские имена запоминаю плохо, извините! - отлично говорил по-английски. Всю дорогу болтали о России, Иордании, зубных врачах, Нью-Йорке, преступности и ее отсутствии, женщинах, работе, заработках, Интернете... Мужчина сказал, что не только знает русскоязычные сайты по Иордании, но и лично знаком с Анхар. Короче, оказался очень приятным и образованным человеком. Расспрашивал про жизнь в России. Узнав, что мы едем в Сирию, советовал лечить там зубы. Сколько у вас в России стоит вылечить зуб? - спрашивает. О! - качаю головой. Последний мой зуб вышел в $200. Он говорит, в Сирии за $20 вам ту же работу сделают, даже еще лучше.
  До Аммана долетели с ветерком. То и дело водитель выпускал руль из рук, и пару раз просто чудо спасло нас от аварии. В одной придорожной забегаловке он остановился, напоил нас чаем и купил карту Иордании. Высадил нас где-то в районе Zahran. Пару человек, что мы пытали по поводу нашего местонахождения, плохо говорили по-английски. Мы дошли до автобусной остановке. Направление выбрали правильно.
  
  Для справки
  Амман (Amman) - один из старейших городов мира. В Библии он упоминается как Раббат-Аммон - столица аммонитов, которые воевали с иудейскими царями Соломоном и Давидом. В 3 веке его переименовали в Филадельфию в честь тогдашнего правителя. В 30 году до н.э. Филадельфию захватил римский вассал - иудейский царь Ирод. Позднее город вошел в состав созданной Римом Лиги Декаполиса. В 614 году город был захвачен персами, в 635 году - мусульманами. Арабы вернули прежнее семитское название - Аммон (позднее оно превратилось Амман).
  
  В автобусе - проезд 0,5 jd - нам подсказали, как лучше ехать, чтобы увидеть римский амфитеатр и цитадель. С одной пересадкой добрались до места. Нас снова и снова приятно радовал тот факт, что в Иордании никто не просит бакшиш. Люди просто помогают, от чистого сердца.
  
  Для справки
  Амман, как каждая уважающая себя столица, раскинулся на семи холмах. Крепостной холм (Джебель Аль-Каляа) является средоточием исторических памятников города. На его вершине возвышается древняя Цитадель, построенная на месте города Раббат-Аммон. Главное здание Цитадели - дворец Аль-Каср (8 век) построено при династии Омейядов. А в пяти минутах от этой древности, если спуститься с холма, найдете Римский театр. Он был построен на северном склоне холма, на месте древнего некрополя. Театр прекрасно сохранился и может вместить до 6 тысяч человек. К северу от театра в 190 году был создан Форум - крупнейшая площадь тогдашней Римской империи (100 на 50 метров). С трех сторон площадь окружали колонны (частично сохранились), а с четвертой - речка.
  
  Итак, римский амфитеатр. Он действительно прекрасно сохранился. За 1 jd можно попасть внутрь и побродить по ступеням. Прикоснуться, так сказать, к древности. В парке рядом с театром можно погулять и подумать о вечном. Жаль, времени на сантименты у нас не было. Мы купили рядом с театром открытки с видами городов Иордании: и тех, в которых надеялись побывать, и тех, которые в наш маршрут не вписывались. Перешли дорогу и по узким улочкам направились на вершину холма. Какой-то мужчина подскочил на дороге - Welcome to Jordan, стал что-то объяснять. Мы уж подумали, что хочет за деньги дорогу подсказать, если мы заблудились. Оказалось, что он возит туристов в небольшие туры по окрестностям Аммана. Мы отказались. Он оставил визитку и пожелал удачи.
  Поднялись выше. Отсюда открывается впечатляющий вид на серый, карабкающийся по склонам город. Холмы словно огромные серые волны. И над ними, как флаг тонущего корабля, возвышается флаг Иордании на многометровом древке. Архитектура Аммана, о которой снисходительно отзываются многие путешественники, поражает. Несмотря ни на что! Она поражает невероятной акробатикой. Дома, словно каменные жуки с отменным вестибулярным аппаратом, цепляются за отвесные склоны, жмутся на площадках в спичечную головку. Если бы все эти дома были красные в белый горошек, то можно было бы представить армию божьих коровок, которые карабкаются на самый верх, чтобы упорхнуть отсюда навсегда.
  На все это хаотическое великолепие взирают четверо друзей. Они сидят на корточках у дороги. Рядом стоит чайник с чаем. В руках чашки. Знакомимся. Они оказываются сирийцами. Обрадованные встречей, начинают задавать кучу невероятных вопросов. Про Москву, про работу в России, про снег, про наш маршрут... Угощают чаем. Из них четверых лишь один более-менее сносно владеет английским. Тот, что самый разговорчивый, ничего по-английски не понимает, зато пытаться угомонить его бесполезно. После чаепития под открытым небом нас начинают звать в гости. Все наши попытки попасть в цитадель гостеприимные сирийцы рушат на корню. Ноги гудят от долго сидения на корточках. Ладно, говорю, пошлите в гости.
  Сирийцы приехали в Амман из Алеппо. Типичные гастарбайтеры. Узнав, что мы собираемся в Алеппо, радуются как дети. В Аммане они снимают квартирку в центре за 150 jd в месяц. Зал у сирийцев радует более привычной планировкой. Диваны, кресла... Спальни и вовсе смахивают на стандартные спальни американских подростков из крюгеровских "Вязов". Сирийцы наливают чай. Арабик ти. Много сахара, только вот мяты нету. В большой жестяной коробке много печенья. Одному из работников их постоянно присылает мама.
  Предлагали покурить. Мы не курим, говорю, только шиша. Сирийцы смутились. Мы указали на два кальяна, что стояли у них в углу на полу. А! Шиша, говорят, это в Египте. А в Иордании и Сирии - аргилла. Окей, отвечаю, пусть будет аргилла. А ребята стали больных изображать, говорят, от аргиллы мы кашляем, не любим мы ее, а вот сигареты заморские - самое то!
  Нас без конца расспрашивают про Москву. Мол, работать там хотят, какие-то мифические в Москве заработки. Это даже в Сирии знают. Только вот, если верить сирийцам, рабочая виза в Россию стоит 50 тысяч Бакинских. Даже и не знаю, так ли это. Удивляемся! Да уж! Болтун выпрашивает мой телефон. Говорит, позвоню, поболтаем. Я говорю, ты ж ни по-английски, ни по-русски не бельмес. Он кивает. Это не важно. Все равно поболтаем.
  Показывают кухню и ванную комнату, которая стоит буквально на кухне. Ее просто ограждает занавес. У нас грязные головы. Решили воспользоваться возможностью, но у сирийцев нет шампуня. Зачем шампунь? - спрашивают они и притаскивают мешок с мылом. Алеппское мыло, говорят. Этим, мол, и надо мыть голову. Про алеппское мыло я слышал. Но про то, что им можно мыть голову... Ладно, решили попробовать. Голову успела помыть только Лена. Сразу же после этого мы заметили странные перемены в поведении сирийцев. Думаю, мокрые женские волосы для мусульман - это как крутое порно. Сирийцы глаз не сводили, а потому мы решили дольше не задерживаться. Перед уходом нас напоили кофе. А двое парней предложили проводить. Спустились с холма и направились по прямой до Вади Сир (Wadi Sir Bus Station). Сирийцы объяснили, как туда добраться и попрощались.
  По дороге мы встретили двух американцев. Правда, успели лишь бросить "Хэлоу!" - торопились сильно. А вот те сильно обрадовались, что увидели бледнолицых в Аммане. Вообще, столица Иордании - далеко не туристическая Мекка. Встретить здесь туристов сложно. Мы провели в Аммане день, и видели лишь итальянцев у амфитеатра, да американцев на улице. Все!
  На Вади Сир нам указали на автобус, который шел к Мертвому морю. Иорданцы косились на нас, как на диковину. Расположились по привычке сразу за водителем, к его спинке сиденья пристроили рюкзак-ракету. Насколько помню, стоимость поездки была 1,5 jd с человека.
  Больше часа ехали по живописным местам. Холмы, закатное солнце. А когда показалось море, виды и вовсе стали умопомрачительными. Когда спустились к морю, около получаса тянули сады с невзрачными палатками цыган и возможно туристов. Это радовало. Значит, в Иордании можно жить под открытым небом.
  Проехали мимо какого-то отеля, дальше начиналась стройка. Строили, конечно же, очередной отель. Водитель спросил у нас - куда вам надо? Free beach, говорю. Он кивает. Остановил рядом со стройкой, говорит - здесь фри бич. Мы поблагодарили всех пассажиров и водителя в частности, и вышли. Автобус развернулся и поехал обратно, хотя никто вместе с нами не вышел.
  На стройке рабочие играли в футбол. Заинтересованно косились на нас. Нам даже показалось, что двое особо озабоченных ребят некоторое время следовали по пятам. Через метров двести в настигающей нас ночи распускался яркий цветок следующего отеля. Что делать? Идти дальше? Или поискать место близ стройки? Между стройкой и отелем находился ничейный кусочек пляжа. Трасса располагалась на пригорке, и земля спускалась вниз широкими, метров по 5-10, карнизами. Это походило на виденный сегодня амфитеатр в Аммане, только естественный. Стройка находилась на высоком искусственном холме, а отель с другой стороны был огорожен решеткой. Повсюду росли пышные кусты, а под ногами были щедро разбросаны рукой создателя белые камни.
  Мы решили не париться и остаться здесь. Перелезли через металлическую ограду автобана и быстро спустились вниз. В глубине зарослей нашли идеальное место для палатки с видом на море. Чахлые зеленые деревца и пышные кусты закрывали нас от любопытных взглядов, как со стройки, так и со стороны отеля. В полной темноте я искал камни, чтобы закрепить палатку. Опасался быть замеченным, так что фонариком пользовался осторожно. Мало ли какие тут шутки у местных рабочих.
  Перекусили сосисками, хлебом и мандаринами. Достали банку с рыбными консервами. Бумажные сосиски заполняют желудок, и наступает чувство насыщения. Я не осилил их все, и оставил банку с недоеденной сосиской на завтра. Заначка на завтрак.
  Романтический ужин под звездами был великолепен! Звезды то и дело падали с неба, и вспыхивали сладкими пожарами на противоположном берегу. Нам не хотелось думать о том, что это просто-напросто израильские отели. Райскую идиллию нарушали разве что комары. Давненько мы с ними не встречались. Так что и в раю есть комары!
  Ночью кто-то бродил вокруг палатки. Еле уловимый, как ниндзя. Я ждал нападения и не мог уснуть большую часть ночи. Ближе к утру меня отпустило, и я отрубился. Мне снились бедуины, которые ночью подкрадываются к палатке, достают меня и бросают с горы Моисея в пропасть. И я медленно падаю, словно бы умею летать, но еще не особо, так себе умею...
  
  Часть девятая (лирическая)
  Мертвое море
  (29-30 декабря)
  
  Питалось ли Монстро на самом деле бумажными сосисками, и не перепутало ли оно людей с этим лакомством? Почему купание в маслянистой жидкости вызывает восторг? Почему молодые японки ближе нам по менталитету, чем пожилые озабоченные арабы?
  
  Проснулись поздно. Решили отоспаться. Перед входом опрокинутая банка из-под сосисок. Здесь точно кто-то был ночью!
  Мертвое море спокойное и величественное манило искупаться. Давно мечтал! Вода теплая. Вообще, в зоне Мертвого моря погода стабильно хорошая. Для Нового года просто отличная! Здесь оказалось даже теплее, чем в Египте, поскольку не было пронизывающего ветра. Конечно, когда заходит солнце, температура слегка падает, и купаться вам не захочется. Но в целом очень благоприятный климат.
  Dead Sea. Арабы говорят "Датси". Мне рассказывали про невероятную атмосферу этого места. Мол, время здесь течет иначе, медленнее. У меня все эти рассказы ассоциировались с пенсионерской мечтой о покое. Тошно становилось и скучно. Но когда увидел и ощутил все это, взял свои слова обратно. Умиротворение, которое тебя здесь окутывает, многого стоит. Это не смерть - это созерцание.
  Мы с Леной долго не решались признаться друг другу, что хотим задержаться здесь еще на денек. Вода в море маслянистая, на камнях у воды застыла корка соли, словно снег. На дне прочная корка. Прочная как камень. Купание в Датси вызывает восторг. Сначала нервничаешь, пытаешься плыть или что-то делать. Потом ложишься на спину и дрейфуешь вблизи берега как прохудившаяся автомобильная камера. Живности в Датси нет: слишком повышенное содержание солей и минералов. Единственная живность - такие же, как и я, дрейфующие тела.
  На обед решили сварить ячневую кашу. Я отправился за палатку, чтобы развести костерок и замер на месте. На меня смотрело рыжее монстро! Оно было лохматым, грязным и, по всей видимости, голодным. Вот кто мне спать не давал! А еще слопал мою последнюю сосиску! Саллам, Мурзик!
  Иорданский кот, видимо, разом ощутив на своей рыжей шкурке всю глубину своей вины, припустил по каменным карнизам прочь!
  Развел костерок. Я ходил вокруг костра и с удивлением рассматривал белую корку соли на своей коже. В кашу бахнули тушенку. Короче, обед туриста.
  Вскоре на наш дикий пляж приехал какой-то странный араб, который все звал меня искупаться, а после хотел переодеться в нашей палатке. Вокруг было так много кустов, что просьба выглядела слишком извращенной. Вон, две молоденькие японки без стеснения скинули просоленные майки и напялили крошечные бюстгальтеры! А ты что ж стесняешься?! Эх, не понять нам арабов! Слишком разные менталитеты.
  Японцев оказалось человек десять-двенадцать. Они с визгом бросались в воду. Одна мадам даже залезла в море в одежде. Мы с Леной уселись есть кашу. Объедение! Тут же устроили фотосессию, рекламируя ячневую кашу. Японцы между тем устраивали занятное водное шоу. Мы уплетали кашу и смотрели японские штучки, как новый сериал по СТС. Араб поприставал к японцам. Их он вскоре тоже начал напрягать.
  Когда араб ушел, японцы образовали на воде круг. Как семейство утят. О чем-то разговаривали, постоянно прикалывались и попискивали от радости. Когда две девушки раскрыли книжки, я хлопнул себя по лбу. Черт! Совсем забыл, что классическая фотография с Датси - лежа на воде читать газету! Я встал, взял путеводитель, постоял немного, после чего укутался в свитер и сел обратно - наступал вечер!
  Вторая ночь выдалась на редкость тихой и спокойной. Мне снилось, что вокруг меня вода, вода вокруг, везде, одна вода. Она нашептывала что-то своим тихим, вкрадчивым, маслянистым голосом...
  
  Часть десятая
  Мертвое море - Амман - Джараш - Ирбид - Дамаск
  (30 декабря)
  
  Чего больше в Джараше - звезд на небе или римских колонн? Чем отличается египетская эстрада и иорданская? Есть ли в Иордании слово "сейф"? О чем пишут журналисты из газеты "Обосрение"?
  
  Если честно, мы были морально готовы задержаться на Датси до самого Нового года. Теперь, когда мы всецело ощутили на себе эту умиротворяющую тишину, когда мы насладились незабываемыми видами "мертвых" закатов и огнями израильских отелей на противоположном берегу, мы были готовы продлить этот райский отдых. Однако был один весьма веский аргумент, который не позволял нам оставаться здесь дольше двух дней - у нас стремительно заканчивалась вода и еда. Идти в отель было лень. Да и что мы там могли найти? Воду - да, а еду... Разве что чипсы или орехи под пиво. К тому же, что это за Новый год без пива?!
  Все, этот рай нужно было покидать!
  Не без особого трепета мы посидели на соленых камнях и посмотрели на море. Затем собрали палатку, вещи и вышли на трассу. На часах 9:00 утра. Припозднились, блин! При ближайшем отеле - в который нам лень было подниматься, - нашли воду за 0,5 jd за 1,5 литра. Спросили, в какой стороне Амман. Вообще-то мы планировали ехать в Джараш, но мне отчего-то показалось, что надо действовать поэтапно. Перешли дорогу. Здесь же увидели, как легко служители отеля избавляются от мусора, выбрасывая его в придорожную канаву. В пустынных странах, где низкая влажность не дает распространяться всяким гадостям и инфекциям, к мусору весьма легкомысленное отношение. Если бы в том же Египте сделать влажность на наш манер, думаю, по стране прокатилась бы настоящая чума.
  От этих мыслей нас отвлек дальнобойщик. Лена улыбнулась - вспомнился ей наш первый водитель в Иордании. Вообще, дальнобойщики - народ сговорчивый. И пусть мало кто из них болтает по-английски и не может толком утолить свою любознательность, подвозят они чаще прочих. Мужчина ехал в Амман. По горному серпантину мы шли на редкость медленно. Машина буквально надрывалась. Двигатель перегрелся. В одном из горных поселков, в котором дальнобойщики заправлялись водой и перекусывали в кафешках, водитель залил мотор холодненькой. Предложил напоить чаем, но мы вежливо отказались. Нас мучила мысль - успеем ли мы за сегодня осуществить все свои планы при такой стартовой скорости? По всему выходило, что нет. Наше сомнение уловил и араб. Он оказался воспитанным малым, и не успели мы озвучить свою просьбу остановить машину, как указал на автобусную остановку. Оттуда автобусы идут в Амман. Мы поблагодарили водителя и со вздохом вышли.
  Ясное дело, автобуса ждать пришлось бы долго. Минут через десять мы поймали пикап. Веселый малый слушал залихватскую арабскую музыку и кивал головой в такт. Он также ехал в Амман. Мы рассказали ему про Джараш, и он ответил, что доставит нас до автостанции на Джараш. Я спросил, "арабик мьюзик"? Малый подмигнул - иорданская. Потом переключил радиостанцию и сказал: "А это - египетская музыка!" Честное слово, я разницу не уловил. Это достаточно сложно сделать, имея наши представления о музыке. Потом парень сообщил мне, что любит иорданскую музыку. О, - отвечаю - я египетскую слушать не могу, а вот иорданскую... Палкой не отгонишь! - кивнул я. Он засмеялся. Вскоре показалась столица. Мы "медленно-медленно спустились с гор" и оказались на развилке. Краем глаза я уловил надпись: "Джараш". Но тут мы тронулись и поехали дальше. Минуту-другую я колебался, стоит ли здесь выходить. А ведь стоило! Дальше указателей не попадалось, и мы окончательно въехали в гущу Аммана.
  Все автостопщики отмечают то, что из больших городов сложно выбраться. Это так и есть! Черт меня сдержал от того, чтобы выйти на той развилке! Малый привез на автостанцию. Шеф назвал очень милую сумму - 0,9 jd. Мы расцвели. Вот это цены! Даже кайф автостопа не так заметен с такими-то ценами!
  Между тем животы наши урчали. С утра мы проглотили разве что по мандарину и выдули полбутылки воды. На 1 jd купил мандаринов и взял лепешек по 0,1 jd за штуку. Ехали мы на автобусе по типу совкового пазика. Я еще думал - ну, надо же, на такой развалюхе мы потащимся в Джараш! А ведь это не ближний свет! Проехали полгорода и тут мои опасения оправдались. Мы прибыли на другую, более крупную автостанцию. Водитель говорит - выходите, приехали. А как же Джараш? - спрашиваю. А вон автобус, он и едет в Джараш. Рядом стоит иорданский Икарус. Теперь все ясно!
  Билеты до Джараша, правда, тоже оказались не очень-то дорогими. За один билет 2 jd. Это, конечно, было буржуйством, как сказал бы Дима, да и Паша тоже, но терять время на то, чтобы выбраться из города, мы не могли.
  
  Для справки
  Джараш (Jarash) - крупнейший и лучше всего сохранившийся римский город за пределами Италии. Его расцвет начался со времен Александра Македонского. Тогда здесь жили племенами арабов и семитов. Они назвали свой город Гарсу. Во 2 веке до н.э. он оказался под властью династии Селевкидов, а в 63 году до н.э. его захватил римский император Помпей, переименовал в Герасу и включил в состав провинции Сирия. В 112-114 гг. через Герасу прошла дорога "Виа Нова Траяна", связавшая Сирию с заливом Акаба. В этот период шло активное строительство. Наивысшего расцвета город достиг в начале 3 века, когда получил статус самостоятельной римской колонии. Тогда здесь жило около 20 тысяч человек. С началом развития торгового флота в Герасу стало приходить все меньше караванов. Вторжение в 614 году персов, в 636 году арабов и землетрясение 747 года привели к сокращению городского населения до 4 тысяч человек. В 12 веке крестоносцы застали город уже необитаемым.
  
  С комфортом за 1,5 часа доехали до Джараша. Остановка оказалась в самом центре, неподалеку от развалин. Спросили у местных - где здесь вход? О, ловите такси, очень далеко идти. 2 часа идти. Да? Угу. А на такси за 5 минут доедете. Странная арифметика! Мы решили пойти таки пешком. И за десять минут добрались до бокового входа на руины Джараша. Где вход? - спрашиваем у местных. Вы почти пришли - говорят, - идите в ту сторону, там кассы, а это уже и есть руины. Мы поднялись по ступеням и увидели отреставрированный ипподром (244х50 метров). Он окружен амфитеатром трибун, рассчитанных в свое время на 15 тысяч зрителей. Рядом пасутся смуглые легионеры, ожидая начала представления. Зазывала расписывает предстоящее шоу.
  Неожиданно слышим русскую речь. О, вы из России? Да. Пара в возрасте бродит по руинам в сопровождении гида-араба. А где здесь вход и кассы? "Кассы? - оживляется вдруг их гид. - А вы что же, не покупали билетов? Как вы сюда прошли?" Русская женщина хитро нам подмигивает: "Идите себе без билетов! Зачем они вам?" И правда! Мы киваем и улыбаемся. Женщина успокаивает гида словами - тикет окей!
  Но пройдя ипподром, мы натыкаемся на второй кордон. "Ваши билеты!" - ждет араб. Черт, придется таки возвращаться! Мы идем обратно, проходим через Триумфальную арку императора Адриана. Ту самую, что построили к его визиту в 129 году. Ну, мы же не могли уехать из Джараша, не увидев этой арки с лицевой стороны, говорю я Лене. Действительно! Арка к слову очень впечатляет. Она неплохо сохранилась. Вообще весь старый Джараш, а точнее Гераса хорошо сохранилась в силу того, что была долгие годы погребена под слоем песка. Европейцы открыли ее лишь в 1806 году. Она была законсервирована.
  Покупаем билеты. Стоимость 8 jd. Просим полицейских по старой традиции подержать у себя вещи. Те звонят начальству, но им запрещают. Говорят, на территории Герасы есть visitor office, где можно оставить вещи. Мы идем туда. Он находится прямо перед вторым кордоном, напротив ресторана, откуда выползают сытые туристы. Кругом полно итальянцев. Ну дык, приехали посмотреть самый большой римский город за территорией Италии. В visitor office есть ящики для вещей, но нет ключей от них. Нормально - кивает найденный неподалеку служащий, - куда ваши вещи могут исчезнуть?! Да, в стране, где нет преступности, об этом даже не задумываются!
  Мы проходим кордон и оказываемся на том самом знаменитом Форуме. 90х80 метров овал, 56 колонн по периметру. Отлично сохранился! Далее идет центральная улица колонн. Вообще в Джараше колонн бесконечное множество. Как звезд на небе! По развалинам бродят говорливые и шумные итальянцы, целеустремленные японцы и подозрительные как раненые зверьки русские. Причем русские очень не любят, когда их узнают и потому в вашем обществе, если раскусили вас раньше, стараются молчать или ограничиваются возгласами: "О!" Мы этой традиции следовать не хотим, а потому скачем по лежащим колоннам и не сдерживаем своих чувств. "Вот это лепота!" - киваю я. Раненые зверьки испуганно отползают в сторону. Их нервирует, что мы не соблюдаем международных хамелеонских правил. Ну и пусть!
  Следуя улицей Колонн, вы выходите к главному храму Герасы. Нет, это не храм Зевса, который здесь кстати тоже имеется. Это храм Артемиды! Величественное сооружение (170 год), с площадок которого открывается вид на окружающий Герасу современный Джараш. От былого величия осталось всего 11 колонн. В 12 веке превращенный арабами в крепость храм был разрушен крестоносцами. При храме арабчонок разливает кофе и чай. Гид итальянцев вставляет вилку между блоками одной из колонн и легонько ее дергает - колонна угрожающе двигается. Ого! - итальянцы в шоке.
  Гераса по площади куда меньше Петры. За 1-1,5 часа ее можно обойти всю. Далее на север, за храмом Артемиды находится пустырь. Из песка виднеются верхушки колонн. Еще множество храмов и сооружений ждет лопатки археолога. Эти верхушки колонн поражают меня ничуть не меньше, чем уже откопанный храм Артемиды. Сколько тайн еще содержит земля!
  К югу и западу от храма Артемиды раскинулись руины византийских церквей. Итальянцев ведут туда, чтобы показать сохранившиеся значительные фрагменты мозаики. Следом тропинка ведет к Южному театру. Тут уже стоят арабы из какого-то музыкального коллектива. Играют отчего-то на волынках. Какую-то западную мелодию. Что-то знакомое, но не итальянский гимн. Южный театр (81-96 гг.) с 32 рядами на 5000 мест неплохо сохранился. Отсюда открывается отличный вид на овальный Форум.
  Лене Гераса не понравилась. Возможно, причина в столпотворении колонн. Такое чувство, словно бы вы попадаете за кулисы, в гримерку великой культуры. Здесь все навалено в кучу и ждет своего часа. Ощущение, что ты попадаешь не в древний город, а на толкучку, где этот самый древний город распродают.
  Ощущения действительно сумбурные. Но увидеть это, безусловно, необходимо. Ради храма Артемиды, ради Форума и Южного театра, ради мозаик западных бань и верхушек колонн, которые еще предстоит откопать!
  В visitor office забираем вещи. Они тут как тут. Никому не нужны оказались! На улице пытаемся поймать машину до Сирии. Нам нужно срочно в Дамаск. Оставаться в Джараше смысла нет. К тому же следует наверстывать тот день, что мы провели на Dead Sea. Никто не останавливается. Мы идем на станцию, куда пришел наш автобус. По пути спрашиваем местных, которые ремонтируют машину в гараже, как добраться до Дамаска. Они долго не понимают, что такое "Дамаск". Потом понимают, что речь идет о другой стране. Прибегают все родственники тех двух мужиков, чинивших машину. Ремонт пикапа отложен до тех пор, пока мы не уедем в Дамаск. Нам объясняют, что из Джараша в Дамаск автобусы не ходят. Нужно ехать в Ирбид. Там город большой, там с этим проблем не будет.
  Тут же ловят нам машину. Говорят, что за 1 доллар нас довезут до Ирбида. Мы садимся. Внутри кроме водителя еще трое арабов. Водитель высаживает ребят уже метров через сто. Один из парней наклоняется ко мне и что-то шепчет. Что-то про опасность и про деньги. Я не сразу понимаю, в чем дело, и переспрашиваю. Парень ловит взгляд водителя и тут же кивает: "Счастливого пути!" Мы трогаемся, а Лена толкает меня в бок. Тот парень нас предупреждал! Надо узнать, какова цена истинная на наш вояж. Ок, через сто метров спрашиваю - сколько до Ирбида? Водитель смеется и всеми силами уходит от ответа. Сколько? - настаиваем мы. 20 jd. Ого! Мы машем руками, мол, высаживай, дальше не поедем. Водитель идет на уступки, мол, довезу до Рамтхи - это почти у самой сирийской границы. Нам туда не нать! Нам надо в Ирбид и потом в Дамаск. Только 20 jd, говорит, меньше не могу.
  Вы вылезаем и начинаем стопить. А между тем вечереет. Вечер в этом поясе падает, как старый железный таз. Сразу и наглухо. Мы начинаем нервничать. Прикидываю по ходу дела, где можно переночевать. Жалко терять день! Неожиданно останавливается пазик, летевший у самой земли. В нем лишь двое арабов. Куда? В Ирбид. Отлично! Бакс. Даю один. Он показывает на Лену. Окей, на тебе еще бакс.
  Водитель явно состоит в родстве с Шумахером. Несемся как угорелые. Природа за окнами начинает напоминать Кавказ. Горы, лес, травка зеленеет... После чахлого юга и сдержанной центральной Иордании север страны кажется раем земным. Мы ощущаем всеми фибрами души, что потихоньку приближаемся к родине.
  Ребята привозят нас на вокзал. Где автобус? На нас набрасываются таксисты. Цена перевозки в Дамаск - 30 jd. Мы отмахиваемся от таксистов и идем к автобусам. Где здесь автобус на Дамаск? Нет такого автобуса! Как нет? Так, нет. Таксисты бегут по пятам, какой-то парень хватает за руки. Я отдергиваю руку. Для арабов это неслыханная фамильярность. Я взбешен. Посылаю этого малого куда подальше. Он исчезает. Мы бродим среди автобусов, но все они идут то в Джараш, то в Амман. Черт возьми! Вечер уже упал на голову. Я смотрю на небо и вижу первую звезду. Неужели придется ночевать в Ирбиде. Ну, да, второй город по величине в Иордании. Но что тут делать?
  Парень, что хватал меня за руку, осторожно подходит и предлагает новый план. Сколько? - спрашиваю я. Есть один джентльмен, который везет своего отца в Дамаск. Он возьмет с вас 20 jd. Мы соглашаемся.
  Мужчина просит наши паспорта и деньги. Сажает нас в машину и уходит. На месте рядом с водителем сидит пожилой мужчина - больной отец. Минут через пять возвращается наш джентльмен и возвращает паспорта. Все нормально, говорит. И мы трогаемся. На душе легчает. Все ж таки мы доберемся сегодня до Дамаска.
  Наш провожатый объясняет, что у его отца больные ноги. Спрашивает, откуда мы. Отец, слыша, что мы говорим по-английски, начинает читать стишок, который он выучил на уроке английского. Мы ничего не понимаем, но речь вроде бы идет про маму, которая мыла раму. Мы аплодируем. Старик спрашивает сына, а почему они мне не помогали читать стишок. Так они же ж не американцы какие, а русские. А! Ну, русских стихов я не знаю, расстраивается старик и замолкает.
  Проходить любую границу утомительно. Иорданцы берут с нас departure tax - 5 jd. Дело в том, что транзит в течение суток выходит бесплатно, а вот если дольше передвигаться по Иордании, то нужно выплачивать эту самую departure tax. Наш водитель всячески нам помогает, объясняет, к кому подходить, где и что писать. Видно, что ему хочется пройти границу побыстрее. Отец с больными ногами сидит в машине.
  Доходит дело до сирийцев. У них уже висят портреты своего президента, так что не ошибешься. Это сирийцы! - говорит водитель. Сирийцы похожи на русских куда больше, чем иорданцы. И уж конечно больше, чем египтяне, которые на русских вовсе ничем не похожи. Если мужиков на границе одеть в нашу форму, то и вовсе не отличишь.
  Кем работаете? У меня вырывается, что я - журналист. Блин, совсем забыл! Мне же говорили, что в Ливан не пускают танцовщиц, а в Сирию - журналистов! Но дело уже сделано. Сирийцы оживляются. Подходит еще один мужик. Говорит, где ваше удостоверение? Нету, говорю, я отдыхать к вам еду. Наш водитель смекнул, в чем пироги, и сует мне в руку рекламный проспект Пальмиры. Он - классный чувак, объясняет водитель сирийцам, мечтает с детства увидеть Пальмиру. Я показываю проспект и прижимаю его к сердцу. Сирийцы не верят. Дают какую-то бумажку и просят написать название издания. Наверное, ждут, что я напишу Shpigel или Washington Post. Увидев сложное название, пытаются его прочесть. "Обосрение?" Я киваю: "Обосрение, обосрение!" Думают, что это за дьявольщина - ОБОСРЕНИЕ! Наш водитель пытается умаслить сирийцев по-свойски, рассказывая какие-то прибаутки. Между тем мы видим еще двух людей, которые переходят границу. Один из них в хиджабе. Так-так, паломник. Он видит нас, подходит и спрашивает на неплохом русском: "Вы - русские?" Мы киваем, улыбаемся. А вы откуда? А я из Голландии. Ого! Откуда же так хорошо русский знаете? Я изучаю славянскую культуру, говорит. Вот это красавчик! Мы бы еще с ним поболтали, но уж больно у него вид был сатанинский. Зрачки узкие, как у кошки. Желтые. Я толкаю Лену в бок - парень под кайфом совершает хадж!
  Наконец, сирийцы смилостивились. Говорят, "Обосрение" - газета неплохая, хотя мы про нее впервые слышим. И вся эта вертихвость несмотря на то, что в наших паспортах уже стоят визы в Сирию, которые я сделал еще в Москве.
  Садимся в машину и едем. Это уже Сирия, говорит водитель. За окном ночь, какие-то дома-развалюхи, джипы с красными огнями стоп-фар и россыпи звезд на горизонте - спальные районы. Это Деръа - говорит водитель. Через часок будем в Дамаске.
  Мы - счастливые и расслабленные - начинаем засыпать под размеренный гул мотора. На въезде в Дамаск водитель спрашивает - вы выйдете здесь и поймаете такси или доверите мне поиск гостиницы? За окном промозглая ночь. Конечно, вам! Он кивает - есть одна гостиница, Green Hotel, там вроде чистенько и недорого, могу туда отвезти. Хорошо! - соглашаемся мы.
  Рядом с гостиницей прощаемся. Говорим слова благодарности, прощаемся с отцом водителя. Green Hotel оказывается неплохим таким отельчиком, правда, цены тут столичные - 30 бакинских за номер. Но уже темно куда-то тащиться и искать дешевле. К тому же, отель находится в центре, в двух шагах от Цитадели. Погодка за окном осенняя, а в номере - горячая батарея, горячая вода, холодильник с напитками и ТВ с кучей программ. К слову, попадаются песенки просто фантастические. На арабском МузТВ тоже есть что послушать!
  Так. Мы вспоминаем, что почти ничего не ели весь день. Некогда было. Я снаряжаюсь в поход за едой. Дохожу до первого перекрестка - там лавка. Продают вроде бы курицу. Прошу что-нибудь поесть с собой. По-английски не понимают, что-то спрашивают и потом уже начинают на свой вкус готовить. Мне - пока готовится - предлагают выпить чаю. Чай вкусный. Минут через десять протягивают два мешка. Стоит это пиршество 800 сирийских лир. Ах да, курс 1 usd = 46,5 сирийских лир (SP). Короче, мы для простоты делили сумму на два и получали цену в рублях.
  Притащил я сумки в отель. Около восьми тарелок с разными блюдами. Печень, курица, говядина, картофель фри, салаты и куча овощей. Облопались с непривычки и упали замертво.
  
  
  Часть одиннадцатая
  Дамаск
  (31 декабря - 1 января)
  
  Когда в Библии речь шла о Мане небесной, не имел ли в виду автор украинский борщ? Что делают космические корабли в Раю? Как правильно сказать - кладбище металлолома или Мекка раритетных автомобилей? Каждый ли музыкальный клип на арабском МТВ является блокбастером? В какое время суток можно увидеть настоящий Дамаск?
  
  На утро пытаемся понять, где находимся. Я завтракаю печенкой с курицей и запиваю все это буржуйское безобразие "Спрайтом" из холодильника. Итак. На руках визитка. Ее дал мне парень на ресепшене, рядом с которым стоял бахрейнец, расхваливавший отель за чистоту и все-такое-прочее. Отель на самом деле средненький. Но для нас, после жизни в палатке, это просто царские хоромы. Претенциозный холл с мраморной стойкой и позолоченным полотном на стене. На этажах видно, что под евроремонтом скрывается дикая, первобытная Азия. Ну да ладно, номер уютный, теплый, в ванной есть горячая вода.
  Green Hotel (Damascus, Behind Justice Palace, tel. 00963-11-2458895, 2459314, 2459315)
  Пытаемся сориентироваться по мини-карте в "Полиглоте". На всякий случай уточняем у первого встречного на улице, в какой стороне Старый город. Пройдя пару кварталов, видим через дорогу позеленевший от дождей 7-метровый памятник Салах-ад-Дину. Султан запечатлен во время знаменитой битвы при Хиттине (1187) - на коне, в полном боевом снаряжении и в окружении своих воинов. Две сидящие сзади фигуры изображают крестоносцев Рено де Шатильонского и иерусалимского короля Ги де Лузиньяна. И рельефные стены Цитадели. И ворота Баб ан-Наср. Да мы в самом центре одного или может быть самого древнего города на свете!
  
  Для справки
  Столица Сирии считается старейшим обитаемым городом земли. Средневековый арабский историк Ибн Асакир (XII век) утверждал, что первой стеной, возведенной после Всемирного потопа, была Дамасская стена, и относил возникновение города к 4 веку до н.э. Существует еще версия, что он был основан раньше - Адамом и Евой. Не зря же в старину говорили: "Если Аллах хочет наградить человека, он дарит ему путешествие в Дамаск". А пророк Мухаммед посмотрел на город со стороны, но не стал входить: "В рай можно попасть только однажды". Арабское имя Дамаска - Димашк, как полагают, произошло от древнееврейского "даннаш" (проливший кровь), как напоминание о том, что именно здесь Каин убил Авеля. Город находился и под властью египетских фараонов, и входил в состав Ассирии, Нововавилонского царства, Персии и империи Александра Македонского. В 85 году до н.э. Дамаск захватили набатейцы, в 64 году до н.э. римский император Гней Помпей присоединил его к Римской империи. В 395 году город вошел в состав Византийской империи. С 661 года стал столицей халифата династии Омейядов. Крестоносцы так и не смогли захватить Дамаск, и в 1154 году его оккупировала армия арабского полководца Салах-ад-Дина. В 1260 году власть в Дамаске захватили египетские мамлюки. Именно к периоду их правления относится слава дамасской стали и дамасского стекла. А вот после расцвета, как и полагается, наступила черная полоса. В 1300 году пришли монголы и устроили мощную резню. В 1400 году сюда пришел Тамерлан, который разрушил город до основания. Да так, что когда в 1516 году сюда пришли турки, он так и лежал в руинах. После этого Дамаск стал транзитным пунктом для паломников, отправлявшихся на хадж в Мекку.
  
  Перейдя улицу, мы оказались на знаменитом крытом рынке Хамидия. Вспомнился крытый рынок в Кракове - Сукеницы, - только здесь сразу несколько улиц накрыто колпаком. На дворе раннее утро - нам не терпелось познакомиться с этим великим городом. Лавки только открываются. Мы заглядываем в какую-то кафешку. На многочисленных подносах нечто вроде манной каши в пиалах. Спрашиваем - что это? Пудинг - отвечает хозяин. Берем на пробу. Сириец отказывается брать деньги, мол, за счет заведения. Пробуем. Похоже на заварное. Забавно, но много не съешь, так что от добавки отказываемся.
  Идем дальше. Продавец разливает какой-то морс из черной смородины. Или нечто подобного. Интуитивно двигаемся к скоплению народа. Несколько шагов, и мы в гуще ожидающих. Перед нами почерневшие камни знаменитой мечети Омейядов. Тут же к нам подходит женщина в черном платке. Русские? Киваем. А вы откуда? А мы паломники из Дагестана. Совершали хадж, теперь вот возвращаемся домой. Обсуждаем особенности жизни в восточной стране. Восток, одним словом, дело тонкое. Женщина грустно отмечает, что давно не ела супа. Борща бы сейчас, тарелочку! - умоляюще просит она Аллаха. Мы соглашаемся - да, с первым у мусульман случилась промашка. Разве ж так можно долго прожить?!
  Подходят другие дагестанцы. Приятные ребята. Обсуждаем жизнь в пути, часы работы мечети и маршрут следования. До открытия мечети еще двадцать минут. Решаем, что лучше дождаться. Между тем на небольшую площадку перед входом идут и идут люди. Вокруг нас пожилые и молодые. Молодежь, приметив в моей руке камеру, просит их запечатлеть. Танцуют, машут руками, лезут в объектив. Потом начинают требовать, чтобы я им показал, что получилось. Серьезные лица наших новых дагестанских друзей утихомиривают их пыл в два счета.
  Наконец тяжелые ворота открываются. Мы с ужасом представляем, сколько будем пробиваться вперед, через это море людей. Паломники манят за собой. Куда? Здесь есть другой вход, специально для паломников. Обходим мечеть справа, снимаем обувь, женщины дают Лене платок на голову. И вот мы уже внутри.
  
  Для справки
  Три тысячи лет назад на этом месте было святилище арамейского бога Хаада. В III веке римляне построили на его месте храм Юпитеру Дамасскому. Потом византийцы построили базилику Св.Захарии. позднее ее переименовали в честь Святого Иоанна Крестителя. А потом пришли мусульмане и превратили церковь в мечеть. Примечательно, что внутри мечети сохранена гробница Иоанна Крестителя. Так что сюда устремлены не только мусульмане, но и христиане.
  
  В "Полиглоте" указано, что на входе нужно платить 50 SP, а женщинам выдают абаи - темно-зеленые накидки с капюшоном и длинными рукавами. На нас внимания никто не обратил. Почему, мы поняли лишь на выходе. А пока задрали головы к потолку. Смесь архитектурных стилей и направлений превратила мечеть в этакий Ноев ковчег человечества. Здесь и римские колонны, и арабские арки, и византийские купола. Симбиоз культур привел и к симбиозу искусства. Пример терпимости в миниатюре.
  Вокруг женщины в черных накидках, появляются девушки в абаях, отчего в памяти всплывают кадры из "Властелина колец". Сначала мужчины и женщины следуют по коврам отдельными руслами. Лена нервничает - может быть, ей нельзя идти рядом со мной. Но ближе к гробнице Иоанна Крестителя обе реки разом сливаются в одну, вспениваются волны и тут уже никто не прячет видеокамер, фотоаппаратов, дети бегают и визжат, кто-то садится на ковер и закрывает глаза, отдаваясь среди этого хаоса молитве. Верующие разделяются на заметные группы. В них есть лидеры, которые возвышаются над собранием и вкрадчиво ведут рассказ. Некоторые занимают минбары - молельные кафедры, - чтобы их лучше видели и слышали.
  Мы проходим дальше. Обмелевшая река верующих струится дальше и неожиданно вытекает в большой внутренний двор. На камнях видны лужи. Это утреннее солнце растопило ночную наледь. Люди, переходящие дворик босиком, то и дело залезают носками или голыми ногами в эти прохладные лужи. Один человек поскальзывается и падает. Я стараюсь быть осторожнее. Но туда так и тянет. Посреди дворика возвышается восьмигранное сооружение на колоннах - сокровищница Кубат-аль-Хазна. Помимо нее еще три похожих сооружения буквально парят над отполированными плитами. Они напоминают загадочные космические корабли, которые вот-вот рванут в голубое небо. Слева вижу знаменитую большую мозаику, сделанную византийскими мастерами в солнечной манере. Это вершина мозаичного искусства. При ее изготовлении использована смальта 30 оттенков золотого. На изображении - Райский город. Думаю, обо всей этой красоте можно говорить долго. Особенно интересно о мечети Омейядов рассказывает Нана Геташвили в какой-то передаче об архитектуре. Я же не буду утомлять вас своими охами и ахами. Это просто нужно увидеть!
  Я засмотрелся и таки угодил в лужу. Ступая на пятку, хромаю дальше. Мы натыкаемся на каких-то двух служителей, которые спрашивают про наши билеты. Мы улыбаемся. Они - тоже. Понимаем, что нас, приняв с дагестанцами за паломников, пропустили бесплатно. Ну что же, так получилось! Выходим за пределы мечети и натыкаемся на гробницу Салах-ад-Дина. Вход бесплатный. Гробница скромных размеров, сам гроб великого султана - аскетичный - сочетание двух цветов - белого и синего. Этому не удивляешься, если знаешь, насколько этот человек был аскетичным в жизни. После его смерти остались лишь несколько кафтанов да сабля. Великий был человек! Человечище! Еще неизвестно, как бы повернулась история, когда бы он согласился отдать в жены своему брату сестру Ричарда Львиное Сердце! Ричард был только "за", а вот Саладин в свою очередь вежливо отказался.
  Великий полководец умер в Дамаске в 1193 году. Первый мавзолей был построен в том же году. Позднее он неоднократно реставрировался. Внутри - два саркофага - деревянный и мраморный (подарок германского императора Вильгельма II, посетившего Дамаск в 1898 году).
  Тут же рядом небольшой дворик, в котором находятся три надгробия с надписями на турецком языке. Здесь покоятся летчики, погибшие в 1914 году во время показательного перелета из Стамбула в Каир.
  Выходим на узкие улочки. Кругом лавки. Причем меня неприятно поражает то, что все товары здесь - международные. Воспитанный на сказках "Тысяча и одной ночи", я ехал в Дамаск за "дамасской сталью и восточными коврами". А кругом Nike и Adidas. Черт! Чувствую себя обманутым. Идешь по рынку и ощущаешь себя где-нибудь на Черкизовском. Товары - один в один. Разве что очень много женских платков, да на каждом углу пудинг. Архитектура Старого города удивила серостью. Я ожидал увидеть здесь некоего конкурента Каира, но увидел лишь нагромождение бараков. Страстно желая раскусить этот город, мчусь к Цитадели. Она была построена в эпоху Аюбидов в юго-западном углу городских стен римского периода. Нынешний облик крепость получила в начале XIII века, когда брат салах султан Малик Адиль, озабоченный реальной угрозой нападения крестоносцев, занимался подготовкой города к обороне. В 1260 году крепость разрушили монголы. По приказу султана Бейбарса (1260-1277) ее восстановили, но в 1400 году Тамерлан снова разобрал ее по кирпичикам. Крепость не выглядит неприступной, и с трудом тянет на звание Цитадели с большой буквы Ц. Войдя внутрь, мы остановились - кругом снуют люди с тачками, мешки с цементом, каменные блоки... Реконструкция идет полным ходом. Двое строителей подошли к нам и посоветовали не ходить по Цитадели, мол, "кирпич башка попадет, совсем мертвый будешь!" Мы никак не могли с этим согласиться, но, оглядев внутренний дворик, поняли, что нет никакого смысла обследовать крепость в нынешнем ее состоянии.
  Совершенно сбитые с толку, мы с Леной перешли через узкий ручей и сели в небольшом кафе. Заказали кофе. Нам принесли бутылку воды и какое-то печенье. Действительно, пить хотелось жутко. На солнце температура была летняя. Да и печенья пошли на ура. Мы спросили у официанта, где в Старом городе можно весело отметить Новый год. Он ответил, что мест очень много. Особенно в районе Баб Тума (Bab Touma). Это такой райончик в Старом Дамаске.
  Между тем мимо нашего столика прошел мужчина. Краем глаза я заметил, что он "притормозил" и медленно "сдает назад". Вполне ожидаемый вопрос - вы из России? Мужчина указывает на улику - путеводитель "Полиглот", лежащий на нашем столике. Ага, отвечаем. Простите, извиняется мужчина - он одет в деловой костюм и очень серьезен, - а вы уже сориентировались, где находитесь? Странный вопрос! Я показываю скромную карту в путеводителе и тычу пальцем - вот Барада, а тут мы. Ничего сложного! Мужчина сочувственно смотрит на меня и отвечает - да, вы тоже еще не совсем акклиматизировались! Желает приятно провести время и уходит.
  Я задумчиво кручу карту. Тогда я еще не знал, насколько мужчина был прав. Расплатившись по счету - воду и печенье официант внес в сумму (50 SP за кофе, 75 SP за воду и печенье), - мы отправились искать Баб Туму. Казалось, все просто. Но вскоре мы поняли, что сидели вовсе не у реки Барада. А где-то совсем в другом месте. Решили довериться местным жителям. Однако они стали махать в другую сторону. Возможно, есть какое-то иное место с таким названием, но мы уходили все дальше и дальше от Старого города. На Bagdad Street мы и вовсе забили тревогу. Одно успокаивало - времени было полно. К тому же, прогуляться по Bagdad Street оказалось весьма любопытно. Столько старых авто я давненько не видел. Такое чувство, что попал на парад ретро-авто. Глаза разбегались от этого ретро-пиршества. Просто потрясающе! Причем, как я понял, все они были на ходу. Дамаск - это вторая Гавана для автомобильных раритетов!
  Так вот. Потеряться в старых арабских городах - дело не сложное. Вспомните Каир! Когда мы там пару часов бродили в поисках дороги домой, или когда в трех соснах потеряли свой хостел. В Дамаске та же история. Поэтому лучше ловить такси. Здесь их полным полно. Стоит проезд недорого. В среднем выходит от 50 до 100 SP. Это по-нашему от 25 до 50 рублей. Приблизительно.
  По дороге мы заглянули в Интернет-кафе. Написали парням, что мы в Дамаске. Оказалось, что они решили отметить Новый год на Мертвом море. Наш первоначальный план, так сказать. Потом наткнулись на лавку сладостей. Взяли оптом - 1,5 кг - сирийских конфет за 500 SP.
  И так мы бродили несчастные, пока случайно не забрели на алкогольный магазинчик. Хозяин - армянин. Немного понимает по-русски. Цены - более чем симпатичные. Мы на всякий случай решили затариться на будущее, да и на сегодня отчасти. Мало ли - а вдруг так и не найдем в этом загадочном городе ни одного ресторана?! Взяли какое-то ливанское шампанское, текилу и упаковку пива. Все вышло в 1200 SP (из них 600 SP стоила текила).
  Наконец вышли на площадь. Это оказалась Bab Touma Square. Не успели войти в старые кварталы, как оказались среди россыпи кафе и ресторанов. Заглянули в первое попавшееся - там уже гудел банкет. Второе - официант показывает столик, меню, спрашивает, на сколько хотим заказать. Мы заказываем на 21:00. Парень дает нам визитку - Al Azariyeh Restaurant (Damascus - Bab Touma - tel. 5445173). Мы ловим такси и мчимся в гостиницу. Несколько часов отдыха нам не помешают. К тому же стоит выгрузить запасы спиртного. Полистали между делом арабские музыкальные каналы - красота! Долго смущало, что в конце каждого клипа идут титры, как после полноценного блокбастера. Под один из таких клипов-блокбастеров - было что-то про парня, который приехал в город, чтобы поступить в университет, снял комнату у бабки, а там уже снимали комнаты три красотки, и он все ломал глаза, чтобы разглядеть их красоту неземную, а хозяйка вроде как была на его стороне, а одна из девушек, та, что пострашнее, все вставляла палки в колеса, но парень... - на этом месте мы уснули!
  Проснулись! Ого! Сколько времени? Елки-палки! В телеке звезда популярной арабской сцены в арафатке пел про невыносимую легкость бытия.
  Мы быстро оделись и выскочили из номера. На ресепшене - новый парень. Кричит вслед - вы не съезжаете? "Да вы что! Мы в ресторан! С Новым годом кстати. Хэппи Нью Йеар!" Ого! - кивает тот - Хэппи! Хэппи!
  Ловим такси, показываем визитку. Таксист кивает. До Bab Touma Square долетели без проблем, а вот дальше начался форменный беспредел. Узкие улочки не предназначены для автомобилей. Два-три поворота и вот нас уже тычут в морду, жмут на клаксон, требуют, чтобы катили отсюда задним ходом. Мы и катим. Таксист старается проявить восточную выдумку в целом и сирийскую смекалку в частности. Мы вертимся как волчки, но, похоже, до нашего ресторана расстояние не сокращается. Таксист и сам запутался. Спрашивает у каких-то веселых ребят, как добраться до Al Azariyeh Restaurant. Те, завидев нас, радостно машут руками. Причем в разные стороны. Едем наугад. В очередном тупике останавливаемся. Где - спрашиваю - наш ресторан? Таксист показывает куда-то - там, дальше проехать не получится. Окей! Даю 100 SP. Тот смущенно улыбается, говорит что-то про праздник и долгую дорогу, поделанную по таким узким улочкам... Окей, окей! Даю еще 50 SP. Он кланяется. Желает всего-всего и побольше.
  Пару шагов и мы оказались таки в Al Azariyeh Restaurant. Однако здесь нас ждет новый сюрприз. Официант говорит, что очень сожалеет, но весь ресторан сняли большой компанией. Мы выпучиваем глаза. Ничего страшного - спешит успокоить нас араб, - Ахмед проводи вас в другой ресторан, который входит в нашу сеть. Со смешанным чувствами в груди следуем за Ахмедом. Тот пытается шутить. Видя, что мы несколько выведены из равновесия, успокаивает, заверяет, что мы не пожалеем. Входим в другой ресторан. Мы уже не жалеем! Он нам сразу кажется более уютным. Киваем, благодарим Ахмеда. Здесь и елка, и ТВ, и второй этаж для любителей понаблюдать за танцами внизу. Мы тут же забираемся на второй этаж, просим меню. Приносят... на-арабском. Мы по-арабски можем различать только цифры, да и то единицу то и дело путаем с шестеркой, и забываем, галочка - это семь или восемь.
  Нет, ребята, так не пойдет! Нам нужно меню на английском, которое нам показывали в Al Azariyeh Restaurant. Делать нечего. Официант уходит. Мы следим за ним. Он уходит из ресторана и вскоре возвращается с тем самым меню. Ну да, недалеко же!
  Берем два супа. На второе Лена заказывает рыбу, я - курицу. И, конечно, пиво. Ах да, и вопреки всем правилам - аргиллу. С пивом курить аргиллу - это европейское извращение. Но на Новый год можно все.
  Замечаем, что и блюда нам носят из Al Azariyeh Restaurant. Забавно!
  Кальянщик - веселый парень. Не в меру веселый. Он родом из Ирака. Все время смеется, что-то спрашивает и танцует. За соседним столиком немцы. Но за пару часов до Нового года они уходят. Мы остаемся одни на втором этаже.
  Отмечаем сразу три НГ - по самарскому времени, по московскому и по сирийскому. Ди-джей баловал нас двумя европейскими композициями - Coco Jambo, "Одинокий пастух" и "It"s My Life" Dr.Alban. Зато ставил их раза по три. При этом ди-джей посылал нам воздушные поцелуи, а кальянщик-иракец прибегал потанцевать у нашего стола. Примечательно, что вся молодежь, которая сидела внизу, пила чай и курила аргиллу. Девушки глушили соки. Лишь за одним столиком расположилась компания продвинутых сирийцев - парни курили сигареты, на столе - виски Red Label, мамзели раскрашены под хохлому. Будни ресторана "Волжский прибой".
  Похоже, мы радуемся больше всех. Кроме нас никто не смотрит на часы. Уже и сирийский НГ за плечами, а в ресторане никакого умопомешательства. Неожиданно приглушают четвертый круг Coco Jambo, и в зал вползает какая-то мистическая мелодия. Это похоже на ритуальный танец у костра. Музыка идет по кругу, несколько напоминает греческие сиртаки. Ритм все нарастает, громкость тоже. В зале образуется круг. Парни кладут друг другу руки на плечи и начинают раскручиваться. К тому моменту мы находимся в странном дурмане. Похоже, в ресторане слабое место - вытяжка. Аргиллы с нижнего этажа убивают наш мозг. Нужно было бы вовремя сползти на первый этаж, и продолжить там, но...
  Лена выползает на улицу. Ей плохо. Я спасся лишь благодаря вовремя принятому противоядию - выпито три или четыре кружки пива. На улице бродят люди. Слышны песни. Через десять метров горит вывеска соседнего ресторана.
  И вот тут меня торкает! Хочется гулять по ночному Дамаску. Лена не против - она уже не сможет сидеть в помещении. Мы расплачиваемся - 1440 SP. У нас не хватает лир, и мы оставляем 1000 SP и 10 баксов.
  Идем куда глаза глядят. Только сейчас я начинаю ощущать всю прелесть этого города. Да какую прелесть! Я просто обалдеваю. Как же я сразу не понял?! Дамаск - город из сказок. Я же сам говорил про "Тысячу и одну ночь"! И вот он! Вот эти улочки, домишки, непохожие друг на друга, тупики... Атмосфера старой сказки. Вот какой Дамаск нужно смотреть! Именно ночью сказочный город сменяет своего серого дневного двойника, и начинают возвращаться в мир чудеса!
  Я иду с разинутым ртом. Такое потрясение было у меня при восхождении на гору Моисея. Вспомните! "Горы, залитые светом полной луны, принимали самые причудливые очертания. Они оживали на глазах, являя то там, то тут грозные лики богов и богинь. Первый час восхождения окончательно стер все представления о реальности. Я ощутил себя древним греком..." Только теперь я ощутил себя действительно на Востоке. Ни слова о реальности. Только сказка!
  Лене сложно разделить со мной это потрясение - ее тошнит. Когда не помогают никакие средства, ловим такси и едем в отель. Горячий душ и активированный уголь делают свое дело. Лена падает в кровать и засыпает. Я слушаю арабскую музыку и думаю о вечности. Эти мысли столь масштабны, что я не выдерживаю их веса и тоже засыпаю.
  
  
  Часть двенадцатая
  Дамаск - Тадмор (Пальмира)
  (1 января)
  
  Почему русские не боятся холода? Когда уже в магазинах появятся линзы с "реконструктивными" чипами? В чем прелесть "ночного туризма"?
  
  С утра я нахожусь в состоянии космонавта, вышедшего в открытый космос. Возможно, это из-за вчерашнего нокдауна от ночного Дамаска. Возможно, из-за клипов-блокбастеров по арабскому ТВ. Возможно, из-за трех выпитых с утра бутылок Efes. Разложил перед собой похмельный стол. Вместо оливье и копченой колбасы - картошка фри и печенка по-сирийски. На душе хорошо. Вкрадчивое счастье наполняет душу. Открываю холодильник. Там еще три бутылки пива и куча салатов. Трепетное чувство будущего всесилия переполняет. Иду в туалет.
  Просыпается Лена. Мы в состоянии двигаться дальше. А двигаться нам нужно в темпе вальса - впереди Тадмор.
  Расплачиваемся за номер. За каждую выпитую из холодильника банку Спрайта срубают по баксу. Лена тихо скрежещет. Я дипломатично ссылаюсь на Новый год.
  Решаем двигаться прочь из города. Сделать это сложно, поскольку Дамаск - город большой. Добредаем до Orient Palace Hotel. В небольшом книжном просим карту. Находят такую. Только она на арабском. Черт! Где мы находимся? Куда идти? Спрашиваю у продавца, где большая дорога на Тадмор? Туда, говорит, на вокзал надо. Эх, малыш, не разделяешь ты политику партии!
  Лена говорит, что нам на помощь обязательно кто-нибудь придет. Если сильно хочется, небеса всегда помогают! Мы просим о помощи. Из пространства раздается вопрос - вы что, ищете карту на русском? Оборачиваемся. Стоит милая пара. Тут же знакомимся - Ольга и Сергей, москвичи. Протягивают нам карту, которую им бесплатно выдали в отеле. Сверяем маршрут. Ребята путешествуют по Сирии, причем в более комфортных условиях. Собираются в Ливан. Мы утираем слюньки - нам туда дорога заказана. Журналист и танцовщица. Только в Бейруте нас и ждали!
  Несколько кварталов следуем вместе. Жадно делимся впечатлениями, которых выше крыши. Жаль, времени поболтать больше нет. Пока! Пока! Следуем дальше. Где-то там выход из города. Безрезультатно ловим машину. В городе это маневр бесперспективный. Через кучу мостов тащим свои рюкзаки. Местные смотрят с интересом. Пару раз я даже сомневаюсь в том, что в Сирии практически нет преступности. Практически - это значит, немного да есть. Делаю лицо кирпичом. Идем дальше, не обращая внимания на деструктивные элементы из различных слоев общества.
  Выходим на большую дорогу. Через полчаса тормозит смешной автомобильчик. Будка на колесах. Везет нас, как оказывается, на вокзал. Черт, ну откуда ж вы такие добрые?! Делать нечего, время летит. Берем билеты на автобус до Тадмора. К сожалению, последние записи в своем дневнике я сделал в момент похмельного утра, так что стоимость билетов до Тадмора уже вспомнить не могу. Но точно было недорого. Время в пути летит незаметно. Прибываем в Тадмор уже под вечер.
  
  Для справки
  Первое упоминание о городе Тадмор встречается в ассирийской табличке начала II тыс. до н.э. При римском императоре Тиберии (14-37) город получил название Пальмира ("город пальм"). Римляне держали в Пальмире прокуратора, в римском войске служили пальмирские лучники, при Траяне были созданы подразделения верблюжьей кавалерии. Но самая драматическая история началась здесь в 267 году, когда был убит "император Востока" - консул Оденат. Супруга покойного - Зенобия Септимия - объявила себя регентшей и взяла власть в свои руки. После чего вторглась в Египет, где разбила римлян, а после со своим войском умудрилась дойти до Босфора. Когда римляне разобрались с готами, они отправили на усмирение "царицы песков" I Иллирийский легион во главе с императором Аврелианом (270-275). В 272 году в решающем сражении под Эмессой (ныне Хомс) войска Зенобии были разбиты и бежали в Пальмиру. Закованную в золотые цепи Зенобию провели по улицам Рима. Остаток своей жизни она провела на вилле Тиволи, где под домашним арестом вязала носки для римских легионеров. Далее Аврелиан вновь возвращался сюда, чтобы навести порядок. Чтобы не возвращаться в третий раз, он разрушил город до основания. Император Диоклетиан (284-305) наоборот отстроил его заново. Для европейцев Пальмиру вновь открыли в 1678 году английские купцы.
  
  Начинает темнеть. Несколько таксистов пытаются подвезти за деньги. Мы говорим, что денег нет. Один из них соглашается подвезти без денег. Мы удивляемся - таксист все таки. Ну да ладно! Подвозит к какому-то зданию. Оказывается, что это музей. Вдалеке виднеются колонны Пальмиры.
  Видим мужчину с женщиной. Он - араб, она - европейка. Где здесь колонны? - спрашиваем мы. Тут они вокруг, - улыбается араб. Мы рады, что у него есть чувство юмора. Но все ж таки хочется определиться, где мы проведем сегодняшнюю ночь. Женщина с опаской косится на наши рюкзаки. Спрашивает нас - а где ваша гостиница? Я показываю на кариматы. Она в шоке. "Палатка? Здесь? Но это невозможно! Очень холодно! - причитает она. - Вам нужно в отель". У мужчины тоже начинается базедова болезнь. Его глаза просто вылезают из орбит. "В палатке?!" - не верит он своим ушам. Женщина кивает. Я говорю - мадам, будьте покойны, мы привыкшие, мы же родом из России. Она меняется в лице, заметно успокаивается. "В чем дело?" - не понимает мужчина. "Все нормально! - успокаивает его подруга. - Они из России". А-а, ну тогда проблем нет, - отзывается араб. От нас отстают.
  Мы двигаемся наугад. Хотя блоки колонн, лежащие в пыли, подтверждают, что направление выбрано верное. Двигаемся дальше. Темнеет очень быстро. Мы ускоряем шаг. Через дыру в глинобитном заборе проходим в какой-то сад. Вроде как финиковый. Еще пара маневров, и мы оказываемся на территории Пальмиры. Выходим к монументальной арке, которой открывается главная улица колонн. Включается подсветка. Она работает не везде, так что лучи прожекторов вырывают из опускающегося мрака лишь отдельные фрагменты. Поворачиваем налево, к храму Бела. В ночи это сооружение выглядит угрожающим. Оно было построено при императоре Тиберии во II веке, а перестроено в оборонительное - при сельжукском правителе в XII веке. В ночи то и дело проносятся арабы на мотоциклах. Мы не обращаем на них внимания. Бродим по величественным плитам. Весь комплекс стоит на возвышении. Искусственном. В ночи легко подключить фантазию, и представить, каким же этот комплекс был в те времена. Размеры поражают. Я недоумеваю - когда уже туристам будут выдавать линзы с "реконструктивными" чипами: смотришь через них и видишь, каким величественным и цветущим все было в эпоху расцвета.
  Этак меня начитаетесь и станете думать, что я рекламирую "ночной туризм"! Да, ночью эффект усиливается, но тут больше работает фантазия, а множество архитектурных деталей различить нельзя. Я скорее за комплексный подход - такие творения нужно увидеть как днем, так и ночью. Пока еще линзы с "реконструктивными" чипами не изобрели.
  Побродив по руинам дворцового комплекса, решаем, что нужно располагаться на ночевку. Возвращаемся в сад, где в полной темноте мастерим домик в сирийской деревне. Сад располагается в низине, к тому же со всех сторон его окружают стены. В итоге здесь почти нет ветра. Чтобы лучше спалось, выпиваю банку Efes. Казалось бы, та же банка в руке! А где мы теперь?! Да! Черти знает где!
  
  
  Часть тринадцатая
  Тадмор (Пальмира) - Хомс - Ал Хосн (Крак де Шевалье)
  (2 января)
  
  Что будет, если дать в руки дальнобойщика автомат? Каков допинг для сирийских водителей? Откуда появляются и куда исчезают инопланетяне с дорог Сирии? Что сегодня на ужин?
  
  Вот писал я вчера про линзы с "реконструктивными" чипами, а сегодня набрел в Сети на анонс последнего романа Уильяма Гибсона. Что-то в духе "Страны призраков". И там идет речь про ЛР - локальную реальность. Штука очень похожая на эти самые линзы с "реконструктивными" чипами. Ну да ладно!
  Итак. Ночка в Тадморе задалась непростая. Температура упала существенно, так что под утро приходилось сжиматься в кокон и растирать бока руками. Несмотря на все стены вокруг, ветер гулял по саду. Поскольку в ночи я не нашел достаточно камней, палатку раздувало как паруса пиратского корвета. Приходилось подминать свой угол головой. Несмотря на то, что спали мы в куртках, свитерах и шапках, подмерзли основательно. Хотя для русского человека терпимо.
  Утром бодрая пробежка по финиковому саду. Поиск следов местной живности оказался безрезультатным. Перекусили мандаринами и хлебом, последнюю банку пива оставил на вечер. В темпе собрали рюкзаки, и вышли через брешь в стене на развалины Пальмиры. Не знаю, есть ли в Пальмире кассы с билетами и все такое. Наверное, есть. Но мы интуитивно нашли свою дорогу.
  Снова вышли к Триумфальной арке. На сей раз повернули направо, прямо по Главной улице колонн, к руинам дворца Зенобии - "царицы песков". Древний город произвел на нас самое неизгладимое впечатление. Смотрится он, не в обиду будет сказано ценителям, куда выгоднее, нежели Джараш. Возможно, причина здесь в том, что Пальмира стоит обособленно, в стороне от небольшого поселения. Еще один момент - если в Джараше поистине творится археологический хаос, то в Пальмире можно с легкостью не только понять планировку древнего города, но и приблизительно представить себя пальмирцем. Джараш с его огромной массой материальных ценностей похож на музей под открытым небом. Пальмира же - действительно руины древнего города, который вы открываете для себя с замирающим сердцем.
  В Пальмире вполне прилично сохранились Театр и здание Агоры. На меня же сильное впечатление произвел вид на пересохшее русло реки и погребальные башни Долины гробниц. Самые древние погребальные башни были построены над подземными гробницами - гипогеями.
  Дойдя до руин дворца Зенобии и лагеря Диоклетиана, мы отыскали множество гробниц. Скалистые холмы перекапывал какой-то очень упорный крот. Множество входов в гробницы завалено камнями, видимо, во избежание обрушения этих конструкций на любопытных туристов.
  Отсюда хорошо видна арабская крепость аль-Маани XVII века. Она еще вчера вечером загадочно светилась на вершине холма. К крепости ведет асфальтированная дорога, по которой привозят туристов. Но для того, чтобы нам на нее выйти, нужно было обойти весь холм по периметру. Мы же не хотели терять времени и двинулись напрямик. Восхождение заняло порядка 15 минут. Вскоре перед нами открылся великолепный вид на древний город. Жаль только, что крепость была закрыта. Нам оставалось лишь обойти ее вокруг и пощелкаться на фоне опасных обрывов.
  Спустившись по асфальтированной дороге, мы вышли на трассу, ведущую в Хомс. Тут же указатели на Ирак и в Дейр-эз-Зор. Минут через десять остановился "Мерседес". Двое парней поинтересовались, куда мы едем. Я сразу назвал конечный пункт - Ал Хосн. Минут пять выясняли, где это и что это такое. В конце концов, остановились на Хомсе. "100 долларов?" - скорее вопросительно сказал водитель. "Ноу мани - говорю, - вы что?! Откуда у студентов деньги?!" Парень, видимо, ждал, что мы будем торговаться, и на сей раз действительно с подчеркнутым вопросом повторил свою гипнотизирующую фразу: "100 долларов". Нет уж, спасибочки!
  Отпустили "мерс" и стали стопить дальше. Не прошло и десяти минут, как мимо нас пронесся грузовик. Неожиданно затормозил, дал задний ход. Водитель оказался приветливым и веселым, хотя и не понимал по-английски. Тут же высадил из кабины трех мальчишек, которые забрались в кузов. Говорит, я - в Хомс, туда и довезу. Отлично! Спросил - откуда мы? О, Раша! Потом показал автомат и сказал, что америкосов дюже не любит. Они захватили соседний Ирак. Я бы, говорит, их всех перестрелял. А вот русские, говорит, ребята что надо! Русские, мол, америкосов тоже не любят. Я киваю - кто ж американцев-то любит. Ясен перец!
  С ветерком летим по пустыне. Дорога достаточно узкая, а навстречу то и дело пролетают грузовики с какими-то бетонными трубами. Дух так и замирает, когда наш водитель на полном ходу в каких-то сантиметрах от них проносится.
  Но ничего, хороший водитель оказался. За окном пустыня. Если ночью прохладно, то днем здесь вполне даже тепло. На одинокой заправке, что стоит посреди пустыни, нам покупают горьковатый арабский кофе. Оставшуюся часть пути дремлем.
  Примерно через два часа мы въезжаем в Хомс. Водитель останавливает прямо на въезде, показывает трассу, что ведет в сторону Ал Хосна. Благодарим его за все и отправляемся дальше. Движение здесь на редкость интенсивное. И при этом никто не хочет подвозить. Бредем уже час, а толку нет. Неожиданно встречаем русского стопщика. Вроде как из какого-то питерского клуба. Весь в желтом, с отражателями, выглядит здесь как инопланетянин. Или герой фильма "Эволюция". Мы пытаемся расспросить о том, о сем, уточнить направление, спрашиваем, куда едет. Парень оказывается на редкость неконтактным. Буквально бежит прочь, сказав лишь, что также едет в Крак де Шевалье. Ну ладно, не хочешь поболтать - не надо. Мы идем дальше, обгоняем питерца и через пять минут замечем, что он стопит внушительную фуру. Ну и хорошо, что уехал. Спокойно идем дальше, то и дело пытаясь стопить то дальнобойщиков, то пикапщиков. Время текло, и мы уже стали прикидывать, а можем ли мы дойти до Ал Хосна пешком? В принципе, расстояние был небольшим.
  И все ж таки нам повезло. Остановился пикап. Забросили рюкзаки в кузов и утрамбовались в кабине. Водитель как обычно спросил - откуда, куда, как вам Сирия? Мы рассказали, что едем из Пальмиры. Он многозначительно кивнул. После того, как удовлетворил свое любопытство, сириец хитро подмигнул, указывая на небольшую бутылочку йогурта с трубочкой. Хм, водитель с бутылочкой йогурта! Ну, что ж тут такого?! Водитель снова улыбнулся, показал на меня, мол, понюхай. Ладно. Понюхал. Запах очень приятный. Пытаюсь вспомнить, откуда я его знаю, и могут ли так пахнуть йогурты. Говорю - необычный запах, наверное, местная разновидность йогуртов. Водитель укоризненно качает головой. Берет бутылочку, отпивает, протягивает мне. Пробуй, мол. Я делаю глоток. Странный вкус. Ядреный какой-то йогурт. Киваю. Вкусно! Сириец вздыхает. Ну вы и тупые, говорит. Ладно, сейчас все поймете! Одной рукой держась за руль, другой лезет куда-то за сиденье, из-под мешков выуживает сначала два апельсина, а затем и бутылку арака. Только тут я понимаю, в чем собственно дело. У сирийца в бутылочке из-под йогурта налит арак!
  Не может быть! А ваше ГИБДД сирийское, говорю ему, права же отнимут! Все нормально, отвечает, уже лет двадцать так езжу и ничего. Я же аккуратный водитель. И в аварии никогда не попадали? Неа.
  Ну, тогда давайте выпьем за ваш опыт нетрезвого вождения! Он улыбается. Чокаемся - он бутылочкой из-под йогурта, я - бутылкой арака. Пью из горлышка. Вкуснотища неописуемая, но, конечно, градусов много. Это ощущается, хотя и пьется очень легко. И вот так, в приятной компании, за бутылкой арака мы и провели последние 10 км до Ал Хосна. На прощание водитель вручил нам апельсины и бутылку арака. Мы решили далеко с ней не уходить, а выпить тут же, у поворота на Ал Хосн, любуясь на серый сгусток в далекой вышине - крепость Крак де Шевалье.
  Подъехал таксист. Крак? Не видишь, мы кушаем?! Уехал. Мы разобрались с араком и апельсинами, на душе захорошело. Двинулись в сторону поселения. К сожалению, располагается оно в стороне от трассы, так что пилить до него прилично. Понимаем, что так и до вчера не доберемся. Ловим местный микроавтобус. Стоимость проезда в пределах 1,5 SP. Местные жители не скрывают удивления. Туристы, видимо, предпочитают такси. Но нам хочется быть ближе к народу. Народ тоже тянется. Дорога тянется и тянется - сначала по прямой, а потом мы начинаем по спирали подниматься в гору. Домишки, прилипшие к горе, нравятся нам все больше. Вспоминается словацкая Банска-Штявница с ее сумасшедшей пересеченной местностью. Пассажиры постепенно выходят, рядом с водителем остается один парень. Он внимательно и как-то мечтательно смотрит на нас. Мы спрашиваем - далеко ли еще до Крака? Парень что-то говорит водителю. Тот останавливается. Выходите - говорит парень. Уже? Ага. Выходим. Я приглашаю вас в гости - говорит он. О, в гости! С удовольствием! Но, может, сначала Крак, а потом... Нет, сначала - в гости!
  Чтобы не обидеть местное население, соглашаемся. Да и самим охота посмотреть на быт сирийцев. Сравнить его с бытом гастарбайтеров из Сирии, живущих в Аммане. Приводит в дом. Нас встречает младший брат и мама семейства. Дом уютный, проводят в зал. Он немного напоминает зал в доме Мэджика - также по периметру расставлены мягкие пуфики. Но здесь куда более уютно, есть мебель, стол с компьютером. Посреди комнаты печка-буржуйка. Очень симпатичная! А за окошком-то прохладно, это вам не Мертвое море! Так что мы садимся к печке поближе, греемся. Накрывают стол. Посреди стола миска с простоквашей. Вокруг нее тарелки с рисом, вареным щавелем, картошкой, баклажанами. После арака мы проголодались. Пробуем - ммм, вкуснятина! Наконец-то, нормальная еда, причем вполне славянская - картошечка, щавель, простокваша... Вот только баклажаны смущают. Что это такое? О, это баклажаны острые, - говорит сириец, - моя сестра их любит, а меня от них тошнит. Понятно, спасибо за емкий ответ. Самое сложное в трапезе сирийцев - научиться управляться пальцами одной руки с лавашом, в который нужно завернуть еду. Видя, как мы мучаемся, приносят вилки. Мы героически стараемся соблюдать ритуал. Берешь лаваш, набрасываешь его, как сеть, на еду, сворачиваешь в кулечек и в рот. Простоквашу, слава богу, ели ложками.
  По-английски в семье практически не говорили. Приходилось общаться жестами. Мы рассказали про свое путешествие. Сириец рассказ про свою семью, братьев, отца, которому и принадлежит компьютер, про свою любовь, которая живет в Ливане. Мое сердце там - то и дело повторял он.
  После трапезы принесли чай. Сириец стал показывать местные приколы на своем сотовом, затем ставить песенки, которые мы с трудом отличали одну от другой. Следом пришла соседка, затем - друг сирийца. Насколько мы могли понять, парни хотели позвать нас на какую-то тусовку, но что-то не срослось. Мы заверили, что ничего страшного в этом нет, поблагодарили за гостеприимство и попросили отвезти нас в ближайшую гостиницу. Когда вышли на улицу, оказалось, что уже стемнело. Мы говорим - чип отель. Окей, отвечают сирийцы, - чип.
  Привозят нас в Baibers hotel (telfax 031 7341201, mobil 0933\217553, e-mail: akrmbibars@mail.sy). Насколько я понял потом, это чуть ли не единственная гостиница в деревне Ал Хосн. Зато какой вид! Но... мы об этом еще не знали. На ресепшене встречает мужчина, объясняет, что номера стоят 30 бакинских за сутки. Что делать?! Соглашаемся. Номер очень чистенький, приятный, по ТВ даже ловит один украинский канал. Под "Один дома" на русском языке открываем бутылку ливанского шампанского, купленного в Дамаске. Брют. На любителя.
  
  
  Часть четырнадцатая
  Ал Хосн (Крак де Шевалье) - крепость Маркаб - Банияс - Хомс - Алеппо
  (3 января)
  
  Как стать итальянцем? Почему Сирия - рай для любителей компьютерного моделирования? Как общение культур не довести до международного конфликта?
  
  Утро вдается на редкость поэтичным. Стоит только мне выйти на балкон, как я замираю пораженный увиденным. Прямо передо мной обрыв, за которым, на холме возвышается величественная твердыня крестоносцев - Крак де Шевалье. Сравниваю с путеводителем "Полиглот" - фотка один в один, даже перила нашего номера попали в кадр. Открываю банку пива и наслаждаюсь видом. Как на ладони белая кость истории, напомнившая мне "скелет" Спишского Града в Словакии.
  
  Для справки
  Крак-де-Шевалье располагается в 40 километрах к северу от Триполи, на склоне одного из отрогов Ливанских гор, и господствует над равниной, по которой пролегали пути в долину реки Оронт. Крепость является наиболее совершенной в архитектурном отношении цитаделью на франкском Востоке. Она была возведена еще до крестоносцев, и уже во время Первого крестового похода ее осаждали французские рыцари на своем пути в Сирию. Крак-де-Шевалье располагался на стратегически важной высоте, имел огромные размеры и искусные фортификационные укрепления. Но вскоре после основания графства Триполи его правители поняли, что не смогут содержать крепость в должном состоянии, и в 1144 году граф Раймунд II Триполийский передал ее Ордену Святого Иоанна Иерусалимского. Рыцари Ордена проявили особое мужество: ряд замков и крепостей в Сирии и Палестине они удерживали и тогда, когда крестоносцы были уже изгнаны с этих земель. Недостаток людей заставлял рыцарей организовывать свою оборону по европейскому образцу. Все свои усилия они направляли на строительство гигантских крепостей, чтобы отражать из них натиск мусульман. Рыцари Ордена иоаннитов не только восстановили старые стены и постройки, но и значительно расширили крепость и улучшили ее оборонительные укрепления. Даже в мирное время в крепости мог разместиться гарнизон в 2000 человек. . За тот период, когда крепостью владели рыцари-иоанниты, она выдержала более 10 осад. Кроме того, ее не могли разрушить даже многочисленные землетрясения, часто происходящие в той местности. Однако в декабре 1144 года под ударами мусульман пала Эдесса, а через год они полностью очистили от франков долину Евфрата. Вместе с тем Салах-ад-Дин действовал осторожно и целых 12 лет не касался христианской полосы Сирии, но подчинял одну за другой ее турецкие части. Лишь после выходки барона-авантюриста Рено Шатильонского султан объявил "священную войну". В июне 1147 года он взял Тивер-Диаду, нанес поражение главному войску крестоносцев на высотах Гиттина и многих из них взял в плен. Но неприступный Крак-де-Шевалье не смог взять даже этот всесильный и талантливый полководец. И только султан Бейбарс свел владения франкских баронов до нескольких укрепленных пунктов, располагавшихся вдоль побережья Средиземного моря. А 29 марта 1271 года войска султана прорвались сначала за первую, а затем и за вторую линию обороны. Немногочисленные защитники укрылись в трех самых мощных и высоких башнях. Там они могли бы продержаться очень долго, но 8 апреля предпочли сдаться в обмен на право беспрепятственно пройти в Триполи. Так пала цитадель иоаннитов Крак-де-Шевалье, считавшаяся самой главной и мощной в Сирии.
  
  Сегодня нам предстоит серьезный марш-бросок - нужно посмотреть крепости побережья (Крак-де-Шевалье, Маркаб, крепость Салах-ад-Дина) и добраться до Алеппо. Выходим в холл на завтрак. Стол накрывают здесь же, неподалеку от ресепшена. Неподалеку уже сидят американцы и тупо смотрят прямо перед собой. После легкого завтрака разглядываю сувениры, что выложены на специальном столике. Майки с изображением крепости 15 баксов, книги - от 10 и выше, карта Сирии - порядка 6 баксов. Пока ничего не берем, и отправляемся к крепости. Пешочком минут десять идти.
  По пути наталкиваемся на группу итальянцев. Они шумно что-то обсуждают, стоя перед входом в строящийся ресторан. Видимо, завтрак. Идем дальше. Чем ближе к крепости, тем более она поражает. Нас обгоняют итальянцы на автобусе, но мы срезаем дорогу и у входа оказываемся вместе.
  Вход в крепость платный. Но почем, мы не узнали - нас приняли за итальянцев и даже билеты не спросили. Войдя в роль, мы пытаемся говорить только по-итальянски. Теперь я стал Марио, а Лена - Моникой Белуччи.
  Как только попадаешь внутрь крепости, теряешься в лабиринте переходов. Это было сделано специально, чтобы противник, прорвав первую линию обороны, заплутал в замысловатых ходах. Пройдя через каменные норы Крака, оказываемся у рва с водой. Система крепостных укреплений включает два ряда исполинских стен, сложенных из пригнанных друг к другу известковых блоков, каждый из которых высотой полтора и шириной один метр. Над головами висят мощные башни, чьи закругленные формы и толщина каменной кладки в свое время позволяли выдержать стрельбу из стенобитных машин.
  Площадь крепости равна 2,5 гектара. Внутри крепости размещались резиденция магистра Ордена, жилые помещения для оруженосцев и хозяйственные постройки - амбары для зерна, конюшни, мельница, пекарня, маслобойня и т.д. Здесь же располагались открытые цистерны, в которые питьевая вода поступала по акведуку из пробитой в горах скважины. Многое в крепости сохранилось, еще больше - реконструировано. Гулять по Краку можно часами, наслаждаясь тишиной замковых стен, одевая линзы с "реконструктивными" чипами, находясь в покоях рыцарей, любуясь видом равнины, что простирается далеко внизу под мощными башнями.
  Мы провели здесь больше часа, обойдя всю крепость по периметру и облазив практически все башни. Остались бы и подольше, но нужно было торопиться. Выйдя из крепости, мы поймали на улочке минибас. Нас довезли до трассы, ведущей на Тартус. И тут началась безумная скачка из авто в авто. То нас подвозил дальнобойщик, то его знакомые, которые захотели таки содрать денег, то пикапщик, то таксист... Мы меняли транспорт порядка семи раз. А расстояние-то - тьфу! И такая неприятность бывает!
  Дальнобойщик очень хотел нам помочь. К тому же неожиданно пошел дождь, а он ехал только до Тартуса. Нам нужно было подальше, до Банияса. Он созвонился со своими друзьями, которые следовали в Банияс. Словились на трассе, мы пересели, поблагодарили водителя - молодого парня. А вот во второй фуре оказались настоящие скупердяи - водитель и помощник. Как только они поняли, что мы стопщики, тут же потеряли всякий интерес. Вскоре, не доехав даже до Тартуса, под каким-то смешным предлогом высадили нас.
  Уже на побережье, видя серое Средиземное море, мы устало брели, и я понимал, что до третьей крепости нам никак не добраться. Вдруг остановился таксист. Мы по привычке отмахнулись - денег нет! Не надо денег, - заверяет он, - поехали! Оказалось, что таксист везет египтянина в аэропорт. Поболтали про Александрию в частности и Египет вообще. Жаль, времени было очень мало. Уже минут через пятнадцать таксист остановился, указывая на поворот. Туда - Маркаб. Окей! Он достал наши рюкзаки из багажника. "У нас было два", - говорим мы и показываем на стиляжный чемодан египтянина. "Ой! - хохочет таксист, - вот бы гость из Египта удивился!"
  А от поворота до самой крепости еще идти и идти. Да все в гору! Жесть! Благо, вокруг куча теплиц с помидорами, да деревья с грейпфрутами. Нет, рвать помидоры мы, конечно, не стали. А вот грейпфруты разве что на дороге не валялись. Бери - не хочу!
  Ближе к крепости стали появляться заросли кактусов с необычными красными цветами. Часть пути нас подвез минибас, а финишный бросок удался благодаря какому-то мужчине, который ехал непосредственно в Маркаб.
  Замок находится в настоящий момент на реставрации, но внутрь пускают и даже за это денег берут. Вход - 150 SP. Но то, что вы увидите внутри, стоит того. Да, кругом разруха, самые натуральные руины. Отреставрирована лишь малая часть этой весьма немаленькой крепости. К слову, самая мощная башня крепости - трехэтажный донжон диаметром 29 метров - одна из самых больших, построенных крестоносцами в Сирии. Ах да, я вам еще по истории справочку не дал.
  
  Для справки
  Крепость Маркаб расположена между городами Банияс и Тартус на вершине горы Нсарие, сложенной из вулканических пород. Мощные стены средневекового замка господствуют над близлежащим побережьем. Такое местоположение крепости и дало ей название Маркаб, что в переводе с арабского означает "наблюдательный пункт". Первые укрепления Маркаба появились в 1062 году, но уже через полвека они были захвачены византийцами во время их военных походов по северной Сирии. Позже - в 1118 году - крепость штурмом взяли отряды Роджера Антиохийского - одного из предводителей крестоносцев. После этого она превратилась в сторожевой пост Антиохийского княжества. В 1186 году на башне крепости взвился флаг рыцарей-госпитальеров Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Они значительно перестроили и укрепили крепость, ее гарнизон достигал численности 1000 человек и мог выдержать длительную осаду. Этому способствовало и само положение Маркаба: с запада и севера - отвесный крутой обрыв, с востока - глубокая долина, и только с юга к крепости мог подойти неприятель. Но здесь ее стены были особенно мощны. Не один раз арабы пытались разрушить крепость, но каждый раз безуспешно. Даже султан Салах-ад-Дин, знаменитый победитель крестоносцев, не решился атаковать Маркаб. Наконец в 1285 году султан Каляун с огромным войском осадил крепость. Он мобилизовал всех местных князей и поставил свой лагерь на окрестных холмах, ведущих к подножию горы Нсарие. Несколько раз водил султан свое войско на штурм крепости, но ее стены, сложенные из черного базальта, были неприступны. Легенда рассказывает, что как-то после одного из неудачных штурмов полководец сидел возле костра у своей палатки. "О, Аллах, - воскликнул он, сжав в руке осколок черного базальта. - Проклятый камень не поддается никакой силе". И в ярости бросил его в огонь. Долго сидел Каляун у костра, мрачно разглядывая языки пламени, и вдруг на его глазах раскалившийся камень треснул. Обрадованный султан собрал военный совет и раскрыл свой план. И вновь арабское войско ринулось на приступ. С крепостных стен Маркаба летели сотни стрел и огромные камни, лилось кипящее масло, но под южной стеной арабские воины пробили углубление и подвели под нее деревянный запал. Жарко запылало дерево, раскаляя каменную кладку; осадные машины забрасывали на стены горящую смолу, и под напором огня сдался черный камень. Воины Каляуна бросились в пролом, захватывая бастионы крепости. Крестоносцы взмолились о пощаде: один за другим, низко опустив голову, проходили они через крепостные ворота, а сверху на них смотрел торжествующий султан Каляун. Когда последний крестоносец покинул крепость, арабские воины заложили проем и выстроили на этом месте новую башню из черного базальта. Причудливая арабская вязь на полоске из белого мрамора, опоясывающей башню, и сегодня рассказывает потомкам историю мудрого сирийского полководца Каляуна.
  
  Такая вот красивая история! А крепость поражает своей необычной палитрой - черно-белой. Черный базальт и белый раствор. Реконструированные фрагменты сегодня смотрятся просто фантастически. Здесь мне удалось сделать несколько интересных кадров, за которые меня порой обвиняют в увлечении компьютерным моделированием. Но это реальность! Думаю, если вы попадете на развалины Маркаба, подобные кадры получатся и у вас!
  В башнях Маркаба нет подсветки, так что здесь лучше гулять с фонариком. Большая же часть холма лежит в руинах - не подверните ногу! В высокой траве прячутся не только юркие ящерицы, но и древние камни и ядра от пушек крестоносцев.
  После Крака черно-белый Маркаб смотрится бедновато, и, возможно, следует начинать знакомство с крепостями побережья с севера: начать с крепости Салах-ад-Дина (говорят, у нее впечатляет лишь внешний вид), затем Маркаб и под занавес прогулки - великолепный Крак. Но что делать?! Мне Маркаб понравился. Думаю, познакомиться с ним стоит обязательно, раз уж вы попали в Сирию.
  Выйдя из крепости, обошли Маркаб по периметру, отыскивая необычные ракурсы. В восточной стороны заросли кактусов позволяют сделать невероятные снимки. Тут же поймали минибас, который доставил нас в Банияс.
  Автобусная станция располагается прямо на набережной. Взяли билеты на Алеппо. Что-то в пределах 150 SP. Вообще в Сирии стоимость билетов на автобусы очень низкая. Примерно 85 SP за час пути. Дело в том, что бензин здесь жутко дешевый. Об этом нам рассказал наш новый знакомый. Познакомились на автовокзале, он ехал до какой-то военной части, что недоезжая до Хомса. Мужчина несколько лет учился в СССР, где-то под Питером. А сегодня в Сирии военные, получившие образование в СССР, считаются специалистами ультра-класса. Им нельзя уволиться с работы. Только по выслуге лет. Наш знакомый служит на флоте, хорошо говорит по-русски. Видимо, давно ему не приходилось говорить по-русски, а потому он завалил нас вопросами, спеша насладиться общением. Показал на корабль, стоящий в бухте Банияса. Говорит, вон там ваши стоят, русские.
  Мы между делом взяли чай и вареные бобы. Слопали наш запоздалый обед прямо на парапете набережной. Неподалеку от нас те же бобы наворачивали местные. За спиной плещется море, груды камней - как такового пляжа тут нет, может, где в другом месте. Доев обед, я нахожу глазами урну и выбрасываю пустую пластиковую тарелку в нее. Не зря урна оказалась пустой - арабы ими не пользуются. Соседи с бобами легко швыряют пластиковые тарелки в море. Я в ужасе! Заглядываю за парапет - там груды не только камней, но и всякого мусора. Обидно!
  Из-за мусора нам так и не удалось помочить ноги в Средиземном море. Черт, уже второй раз не получается!
  Между тем темнеет. Банияс медленно разгорается в ночи.
  Пришел наш автобус. Военный позвал нас, показал, куда сесть, попросил кого-то из пассажиров помочь нам на пересадке в Хомсе. Дело в том, что автобус идет не на север, через Латакию, как я думал. А через Хомс в Алеппо. Небольшой крюк.
  В пути военный рассказывает нам про то, что скучает по супам и борщам. Да, в Сирии с этим большие проблемы - киваем мы.
  Незадолго до Хомса военный выходит, сокрушается, что нужно на службу, а-то бы позвал в гости, показал побережье.
  В Хомсе дождливо. Пересаживаемся в более цивильный автобус. Междугородний. За окошками ночь. По ТВ показывают фильм ужасов про схватку гигантского варана с какой-то тварью вроде крысы. Арабы с интересом ждут кульминации. Перед нами сидит какой-то дурачок в арафатке. Он то и дело пытается откинуться на кресле на максимум, отчего сжимается в тиски колени Лены. Мы пытаемся его образумить, при этом воздерживаясь от международного конфликта. Его соседи пытаются также образумить придурка. Тот повторяет свои упражнения раз пять-шесть. Найдя компромиссный угол паления, все успокаиваются. Но уже на самом въезде в Алеппо, он снова принимается за старое, хихикая, как ненормальный. Вот такое вот общение культур!
  От Хомса до Алеппо ехать часа три. В северную столицу мы попадем в двенадцатом часу ночи. Орава таксистов атакует. Выбираем одного - он обещает нам чип-отель. По пути показывает Baron hotel, в котором номер стоит 60 бакинских. Нас привозит в Al Faisal (behind Baron hotel, www.alfaisal-hotel.com, e-mail: info@alfaisal-hotel.com, tel. +963-21-2114434). Как вы уже догадались, находится он на задворках отеля "Барон". С черного хода, так сказать. На ресепшене нам тут же заряжают 30 долларов. Мы отчего-то не удивляемся - это основная сирийская цена! Но все же пытаемся торговаться. Сирийцы - не египтяне. С ними торговаться не так интересно и практически бессмысленно. Если говорят, что 30, значит, дешевле нет. Нам лишь удалось поменять первоначально предложенный номер с раздельными кроватями на другой - с единой кроватью и большой батареей у окна. Он стоил тех денег.
  Таксист стал трясти что-то поверх счетчика. Мол, привез в отель хороший. А мы что ж тебя нанимали, чтобы в плохой вез?!
  Разложили вещи, постирались, разобрались с ТВ и решили совершить вечерний променад. Нам жутко захотелось курицу-гриль. Лена уверяла, что видела ее по пути. Мы бредем по дороге, по которой только что ехали на такси. Но ничего нет. Какие-то забегаловки, транспортные компании, шиноремонтные мастерские... Находим Интернет-кафе. Наши парни еще в Дамаске. Понятно. Идем с опережением графика. С другой стороны, нам нужно поспеть к 10 января на работу. Кровь из носу! А у Димки с Пашкой есть возможность чуть задержаться.
  Лишь спустя полчаса блуждания по улочкам находим таки кур-гриль. Берем самую большую. Стоит примерно, как и у нас. Просим завернуть в лаваш. С пойманной добычей несемся в отель, где тут же лопаем эту вкуснятину!
  
  
  Часть пятнадцатая
  Алеппо
  (4 января)
  
  Пятница - тоже выходной! Заметили, что это не вопрос, а утверждение? А я ведь подозревал! Пятница... Точно! Выходной!!!
  
  Так вышло, что 4 января выпало на пятницу. А пятница, как известно, выходной день у мусульман. Мы вспомнили об этом, как только дошли до торговых рядов. Они оказались закрыты. По пути встречаем местного ортодокса. Он разводит руками - выходной есть выходной. Но не можем же мы остаться без мыла, без алеппского мыла?!
  Следуем к главному символу города - башне с часами (1898). Строение милое, так и хочется достать фотоаппарат и щелкать, щелкать, щелкать... Народ куда-то спешит, на углу продают шаурму. По вкусу - фигня! Правда, отойдя на квартал в другую сторону, можно встретить другого торговца - вот он-то мяса не жалеет! Вкуснятина! Так что, не верьте, что в Турции и Сирии - настоящая шаурма. Везде разная. Как повезет.
  Жуем кульки, движемся в сторону главной мечети города - Джами аль-Омауи, известной также как Большая мечеть. Вы сразу признаете ее по построенному в 1090 году квадратному минарету (54 метра). Сама мечеть значительно старше минарета - она построена на месте сада собора Св.Елены в 715 году. Отсюда сразу же двинулись к местной Цитадели.
  Вокруг аккуратные двухэтажные домишки. Такое чувство, что Алеппо более "причесанный" для туристов город. И Цитадель здесь хоть и отреставрирована внутри далеко не целиком, но все ж таки оставляет приятное впечатление. Да и туристов тут нам встретилось куда больше.
  
  Для справки
  Алеппо - "северная столица" Сирии. Жители уверены, что их город - древнейший из обитаемых городов мира. Впервые город упоминается в египетских текстах начала III тыс. до н.э. под именем Халпу. Забавно, что арабское название Халеб переводится как "свежее молоко". Арабы списывают это на пророка Авраама, который держал тут корову и раздавал молоко бедным. Благодаря своему выигрышному стратегическому месторасположению уже в III веке до н.э. Алеппо стал крупным торговым центром. Здесь сходились важнейшие торговые пути, связывавшие Месопотамию и Египет. Город пережил нашествия хеттов, египтян, ассирийцев, персов, греков и римлян. Отсюда родом были главные противники крестоносцев - Нур-ад-Дин и Салах-ад-Дин. Может поэтому Алеппо так и не смогли захватить полчища крестоносцев.
  
  Так вот. Цитадель. Про это чудо фортификации нам говорил еще разговорчивый гастарбайтер-сириец из Аммана. По сравнению с дамасской крепостью здешняя цитадель выглядит значительно неприступнее. Она возвышается на высоте 50 метров над городом, на вершине естественного холма. Со всех сторон Цитадель опоясывает ров, правда, не заполненный водой. На его дне видны кирпичи, какие-то строительные материалы... Восстановительные работы идут и сегодня.
  Укрепленный вход в Цитадель является классическим примером арабской фортификационной архитектуры. Над крепостным рвом 20 м глубиной и 30 м шириной возвышаются огромные башни. Предмостная башня (1542) стоит на внешней стороне рва и достигает высоты 20 м. она защищает ведущий в крепость мост (1507), опирающийся на 8 арок и образующий пологую лестницу, под которой проходил акведук. Мост подходит к громадной Надвратной башне. В ней находится единственный вход в Цитадель.
  Кругом бродят туристы, виден автобус с надписью "Дагестан". Вход в Цитадель платный, что-то вроде 180 SP. Заходим внутрь. Если снаружи крепость выглядит целой и неприступной, то внутри царит разруха. Результат землетрясения 1822 года. Мы бродим по руинам построек, осматриваемся со стен - вид отсюда на город просто сумасшедший. Начинает накрапывать дождик. Мы пережидаем его в небольшой кафешке, где можно выпить неплохого чая и покурить агриллу. Агрилла у них просто чумовая! Уж не знаю, что за табак они используют, но буквально за пять-шесть затяжек ощущаешь состояние эйфории. В кафе продают открытки, магниты, прочие сувениры. Мальчишки под руководством бармена так и носятся с дымящимися углями. Половина столиков занята. Мы пережидаем дождь и снова на осмотр. Обошли всю территорию Цитадели, облазили все стены. Из местных нам попадалось много военных, молодежи, а также одиноких сирийских студенток. Уже подходя к выходу, я вижу наших старых новых знакомых - Ольгу и Сергея.
  Взахлеб рассказываем о наших путешествиях. Спрашиваем - где остановились? В "Бароне", где жила Агата Кристи. В "Бароне"?! Да мы тоже там... Ну, почти. С черного хода.
  Тут же отправляемся гулять по улочкам Алеппо. Один, другой поворот... Тупик! Идем обратно. Забрели на Al Joubaili Soap Factory. Совершенно случайно! Заходим внутрь - кругом люди работают. Мы к ним с главным вопросом - где варится мыло? Покажите плиз! Сириец с деловым видом подводит нас к большому чану, в котором перемешивается густая зеленая масса. Помешать, правда, не дали. Говорят, у нас тут работы полно.
  Отравляемся дальше бродить по сказочным улочкам Алеппо. В конце концов, настолько теряемся, что вынуждены поймать такси и добраться до отеля.
  Ольга с Сергеем обещают отвести нас в христианский район. Выходим уже вечером. Готические здания радуют меня своими четкими, устремленными к небу шпилями. Неожиданный контраст. В Дамаске ничего подобного мы не видели. Ольга говорит, что в Дамаске такого нет. Натыкаемся на ликеро-водочный. Для меня, в прошлом бармена, дело чести попробовать местные алкогольные напитки, и обязательно привезти домой. В домашний бар, так сказать. Продавец соглашается принять доллары. Берем на 10 бакинских три литра арака. И сами дивимся здешним ценам!
  После столь удачного алко-шопинга садимся в каком-то ресторанчике. Приносят меню на французском. Нет уж, пожалуйста, принесите английскую версию. Нету, говорят, такой. Приходится ориентироваться так. Слегка помогают поверхностные познания Ольги. Мы с Леной вспоминаем, что за всю дорогу по Сирии так и не попробовали никаких местных закусок, известных нам по "Вокруг света". Ну а как же, мезе! Набираем на каждого по две, как саперы-новички тычем в названия вторых блюд. Чтобы сюрприз не был уж настолько неприятным, заказываем арака. Приносят, наполовину разбавляют водой. Ну, за встречу!
  И потом потекли разговоры. В приятной компании это ж главная забава! После ужина продолжили в баре, что находился тут же в подвальном помещении. Из стен свисали вырезанные округлости неизвестных ягодиц и бюстов. Пили пиво. За соседним столиком сидели американцы с ноутбуком, но их гид то и дело прыгал к нам, чтобы поболтать "за жизнь".
  Вечер закончился в баре отеля "Барон", где мы заказали вина. В углу горела елка, на улице шел дождик. Обычный сирийский Новый год!
  
  
  Часть шестнадцатая
  Финальный маршбросок
  (5-10 января)
  
  Если хоть кто-то дошел до этой страницы, могу обрадовать - это финиш! И самая короткая глава к тому же. Сплошные плюсы, одним словом.
  С утра мы рванули на вокзал. Цена за такси до Антакьи была примерно $15 с человека. За всю машину берут $60. С нами поехал еще один мужик, который, видимо, заплатил за двоих. В итоге он остался в дьюти-фри и в саму Антакью не поехал. Границу прошли достаточно просто. Виза наклеивается здесь же. Стоимость - $20. Приехали на вокзал. Нас тут же таксист проводил до касс. Билеты до Трабзона на двоих выходили на $120. Мы сразу не поняли, сколько это. Я пошел в обменник, и уже там ужаснулся - курс $1 = 1,5 местных тугриков. Да уж! Цены! Вообще турецкие цены были неприятными. После Сирии и Египта. Правда, мы еще не представляли, сколько нам придется ехать до Трабзона. Мы выехали в 15:00 из Антакьи и прибыли в конечный пункт лишь в 12:00 следующего дня. Утром - примерно часов в 9 - выехали на побережье. Холодные горы, пустые пляжи. Один за другим выныривали на пути маленькие курортные городки. Особенно понравился Тиреболу. Милый городок. Чего не скажешь о самих турках. Они делали вид, что нас нет, не существует. Когда обращались к ним с вопросами на английском, отворачивались и бормотали, мол, не понимаем мы. Может, приняли за америкосов? Короче, все радушие Турции сосредоточено на юге, а на востоке и севере его не заметно.
  В Трабзоне довелось пошататься несколько часов. Интересный городок, вот только люди - те же ледышки. Да еще и выходной у них был. Ни в одном заведении, ни в одной лавке не принимали баксы. Мы были в шоке. В Египте, Иордании и Сирии с таким мы не сталкивались. Наконец, нашли мужика, который сам обменял нам деньги. Курс у него был такой же, как и в Антакье, даже чуть лучше. На обмененные деньги перекусили жареной килькой, купили немного сувениров и курицу гриль на ужин.
  На паром "Виктория" мы попали вовремя. Три дня до нас на Черном море был шторм, и аром не ходил. А тут мы приехали и движение возобновилось. Повезло! А ведь дагестанцы, которых тут было более сотни, сидели в порту уже двое суток. Ждали. Плохо помню уже, но вроде как билет стоил $50. Вместе с нами турецкую таможню проходил сутенер с чирикающими девицами. Девицы в золоте. Турки на таможне смотрели на них зло, пытались придраться к чему-то. Сутенер отмазал.
  Переправа в Россию запомнилась разве что полуночными беседами мусульман, которые обсуждали Коран и спорили. Воочию убедились, насколько разные прочтения у людей. Чуть ли до драки не дошли. А еще тем, что было неудобно спать на креслах на пустующей палубе.
  Сочи встретил с подозрением. Таможенники долго сверяли паспорт Лены с ее реальной внешностью. Долго не верили, что это - она. "Похудела я немного", - улыбалась Лена. Все равно не успокаивались. В итоге помогли мои свидетельские показания. В то же время девушек, которые ездили в Турцию на заработки, никто не трогал. Наверное, частые тут гости.
  За оставшиеся двое суток добирались до Самары.
  Что же в итоге? Каждая страна запомнилась чем-нибудь особенным. Ну, разве что кроме Турции. Думаю, если поехать непосредственно сюда, то взгляд поменяется. Все-таки у нас было шапочное знакомство.
  Египет поразил дешевизной. Каир запомнился архитектурой, Алекс - радушием и бескорыстием, Дахаб - пейзажами, Синай - мистической красотой.
  Иордания, несмотря на дороговизну, оставила самые приятные воспоминания. В основном гостеприимством местных жителей и невероятным умиротворением Мертвого моря.
  Сирия - любовь надолго, если не навсегда. Чувствуется какое-то родство с нашим народом. Дамаск - настоящая сказка на ночь. Пальмира - застывшая история величия. Крак Шевалье и Маркаб - романтика в камне. Ну, а Алеппо - очаровательная северная столица, пожалуй, визитная карточка Сирии.
  Если еще выпадет возможность, хотелось бы вернуться в Каир и Алекс, на Синай, на Мертвое море и в Алеппо.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"