Хорь Андрей Анатольевич: другие произведения.

Секты Сангара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Участник мастер-класса А.Громова на Росконе-2005

  Западные пустыни на планете Сангар, те, что находятся за Говорящими болотами, лишь на первый взгляд выглядят безжизненными. Если приглядеться, то среди красной пыли можно различить и хороводы зеленых рытвиниц, чьи громоздкие челюсти притягивают их тела к земле, и желтых плотоядных бабочек, которые залетают сюда с болот, и дрантилл, растения, которые умеют ходить, но из-за жары предпочитают это делать лишь ночью. Изредка проносится по песку пустыни волосатый колорот, - странник, не знающий покоя, - и уходит далеко прочь, оставляя в горячем сухом воздухе медленно оседающий шлейф мелких красных песчинок.
  В тот день в полдень по пустыне пронеслось три колорота, подгоняемых горячим ветром. Затем два часа подряд пустыня лежала безмолвно, словно мертвое тело. Лишь яркая звезда Иэ сделала несколько шагов по небу, приближая конец очередного дня. Однако неожиданно на поверхности появился целый взвод рытвиниц - они беспокойно забегали, закрывая входы в свои норы. Вскоре невидимая сила подняла в воздух легкую завесу пыли, затем скорость водоворота стала резко расти, и вскоре уже настоящая буря закружилась, завертелась вокруг некоего центра, подняв в воздух сотни тонн красного песка. Смерч заполонил все небо, вырвал с корнем незадачливых дрантилл, разрушил колонию рытвиниц, даже прихватил где-то заспанную шиллу, чей длинный хвост теперь мелькал в водовороте.
  Послышался грохот. Сквозь поднявшуюся бурю было сложно что-либо разглядеть. Еще удар, еще... Земля сотрясалась под ударами неизвестного великана. Пять, шесть ударов. Такой грохот, словно кто-то сбрасывает с неба ненужное барахло. Затем все прекратилось. Следом отовсюду стал доноситься металлический скрежет. Он продолжался порядка получаса, после чего все стихло. Тишина. И лишь шорох оседающей пыли.
  Когда большая часть красной пыли осела, на месте прежде голой пустыни возник целый городок. С неказистыми стенами, из которых торчали куски оплавленного металла. С черными боевыми башнями, которые словно головки сыра были насажены на высокие колонны. За стеной стояли вполне приличные особняки, зеленели лужайки с персиковыми деревьями, отражала лучи звезды Иэ голубая вода в десятках фонтанов и небольших бассейнов. Лишь посреди только что родившегося в пустыне города чем-то чужеродным выглядела гигантская сфера. Вся черная, с сотнями бойниц по всему периметру.
  Через час после бури по городу пронесся лихой клич и трижды протрубил горн. Лишь после этого бойницы сферы закрылись, вся она разломилась на десятки огромных долей, как очищенный апельсин, и в центре города возник белоснежный дворец. На флагштоке поднялось полотнище с контуром некой горной гряды. На балкончик вышел невысокого роста горнист и звонко вывел незамысловатый мотив.
  Приземление комплекса "Даккра-56" прошло нормально.
  
  
  К вечеру со стороны Говорящих болот появилась небольшая процессия. Во главе ее полз большой морской пузырь, раздувшийся до предела. Из своих ноздрей, которые располагались по всему телу, он разбрызгивал скупые струйки влаги, которая не позволяла подняться в воздух красной пыли. На спине пузыря громоздилась походная кабина императора Сангара. Следом ползли несколько пузырей помельче - на них восседали телохранители, чью бледную кожу от лучей звезды Иэ скрывали кожаные тенты.
  Вокруг процессии бурлила жизнь: сотни прежде неприметных обитателей пустыни бросались к морским пузырям, чтобы впитать редкую влагу. Рытвиницы и шиллы то и дело оказывались отброшенными прочь длинными копьями телохранителей. Даже своенравные дрантиллы безо всякого стеснения подходили к процессии и старались присосаться к мокрым бокам пузырей. Те недовольно выли, а стражники исключительно с помощью тесаков обрубали сочные ветви ходячих растений.
  На сторожевых башнях города появились люди. Кто-то протрубил два коротких сигнала. Послышался лязг металла, треск цепей и огромные ворота крепости раскрылись перед гостями.
  
  
  Человек в длинной хламиде и шестеро его телохранителей прошли длинными коридорами, поднялись по нескольким лестницам и остановились перед мощными дверьми, обитыми блестящим металлом и украшенными двумя схематичными изображениями все той же горной гряды, что красовалась на флаге города. Двери незамедлительно распахнулись. Сделав несколько шагов, гости комплекса "Даккра-56" оказались посреди просторного зала. В широкие окна струился свет звезды Иэ. Ее лучи играли на стальных барельефах, которые были вделаны в стены по всему периметру зала. На этих барельефах толпы героев рубили мечами бесформенные растения с хищными жалами.
  Посреди зала стояло одинокое кресло, в котором сидел уставший бледный человек. Он держал на коленях банку с сухими бабочками и то и дело клал одно за другим лакомство на язык. Рядом находился молодой человек. Хотя сложно было с уверенностью назвать его юношей или девушкой. Он был лыс, имел мягкие черты лица, тонкие кисти рук. Его кожа была желтой, словно золото.
  - Сбрось свой капюшон! Это говорю тебе я - мэр города-странника Виктор Котт, - не повышая голоса, приказал сидящий в кресле.
  Гость безропотно откинул капюшон с головы. Молодой человек с золотой кожей вскрикнул.
  - Да, мой милый принц Ому, - кивнул мэр, разжевывая очередную бабочку. - Он похож на вас, как две капли воды.
  В зал вбежал маленький мальчик лет шести. Он уставился на гостя и раскрыл рот. Рядом тут же оказались две женщины с молочной кожей. Одна из них поклонилась мэру:
  - Извините, господин мэр, мы возвращаемся из замка в наш дом. Ведь уже можно? Опасности никакой нет?
  Мужчина кивнул.
  - Принц Ирабу, пойдемте! - позвала служанка ребенка. - Здесь серьезные дяди, ничего интересного.
  Но мальчик своенравно топнул ногой. Он продолжал стоять и смотреть на гостя. Вопросительно посмотрел на принца Ому. Молодой желтокожий человек улыбнулся, подбежал к ребенку и присел рядом.
  - Ну, ты что, сынок?
  Тот молча указал на незнакомца, который продолжал стоять, не шевелясь, словно бы ничего и не заметил. Или уснул стоя. С открытыми глазами.
  - Ничего, - молодой человек погладил его по лысой голове. - Иди!
  Мальчик развернулся и нехотя направился к выходу. Рядом с ним засуетились женщины. Когда ребенок ушел, Виктор Котт перешел к делу:
  - Познакомьтесь, принц Ому, это Ваш двойник, причем бывший и совсем не материальный.
  По лицу незнакомца пробежала рябь.
  - Это голограмма очень хорошего качества, - пояснил Виктор Котт. - Дело в том, что мы не могли рисковать последним представителем императорского рода планеты Сангар. Ведь к тому времени, как мы прибыли сюда на сигнал бедствия, повстанцы уже практически захватили императорский дворец в Наго. Были убиты практически все члены императорской семьи. А это ни много ни мало целых тридцать поколений. Ведь каждый из вас может иметь лишь одного ребенка, и биологическая устойчивость рода достигается лишь путем стремительного роста - быстрого созревания и относительно долгой жизнью. Здесь, на Сангаре, ваши дети растут значительно быстрее. Мы вывезли Вас на Землю и там ждали долгих семь лет, прежде чем Вы сможете продолжить свой род. На Сангаре Вам хватило бы и месяца. Но Вы же понимаете, мы не могли рисковать. Поэтому я оставил в Наго Вашего двойника, которого невозможно убить.
  Майор Босков подошел к мэру и передал ему пульт.
  - Теперь же, принц Ому, - Виктор Котт с трудом поднялся из мягкого кресла, подошел к желтокожему гермафродиту и пожал ему руку. - Жители Сангара будут склоняться перед Вами, восхваляя императора.
  Ому посмотрел в улыбающиеся глаза мэра, затем перевел взгляд на своего предшественника - тот вздрогнул и растворился в воздухе. Видимо, мэр отключил голограмму.
  - Думаю, что в первое время не лишним будет оставить Вашего сына здесь, - продолжил мэр. - Мало ли. Ну а с Вами по-прежнему останутся телохранители во главе с майором Босковым. Более того, я увеличу на первый год число телохранителей. Выходим императорский род, уверен, что выходим, - мэр подбадривающее похлопал нового императора по плечу. - А Вы там пока посмотрите что к чему...
  
  
  В боевой императорской кабине было тесно и ужасно душно. За все то время, пока кабина провела на солнце, она впитала большое количество тепла, которое сейчас отдавало неохотно. Император Ому подробно изучил внутреннее строение кабины, но чем бы он смог облегчить свою участь, так и не нашел. Конечно, одно дело голограмма, а совсем другое - настоящий сангариец.
  - Думаю, на обратном пути нам вряд ли что-то будет угрожать, - послышался голос Боскова. "Словно мысли читает", подумал Ому и одобрительно кивнул.
  Начальник отряда телохранителей императора подошел к вожаку процессии, пнул пузырь в бок и крикнул:
  - Эйла!
  Неожиданно стены кабины развалились, поползли в разные стороны и легли на влажную спину животного. Ому чуть было не вскрикнул. Боевая кабина императора оказалась не чем иным, как рудиментарными крыльями пузыря.
  - Если захотите пить, - сказал Босков, протягивая императору небольшой кувшинчик с острым жалом на дне. - То вонзите его пузырю поглубже. Кувшин сам заполнится, - заметив удивленный взгляд, майор пояснил. - Этих тварей для того и берут в пустыню, поскольку они могут впитать кучу влаги. Не обращайте внимания, он ужасно живуч этот пузырь. Бывали случаи, когда заблудившийся в пустыне путник приходил в Наго, неся пузыря за спиной, поскольку вся влага была уже истрачена и некогда огромный пузырь превратился в скромный бурдюк.
  Император Ому промолчал. Когда караван тронулся в обратный путь в Наго, он подумал, сколько же еще нового ему придется узнать на своей прародине.
  В пустыне императора и его телохранителей поджидало настоящее приключение: целые колонии рытвиниц, обнаглевшие дрантиллы и вечно голодные шиллы принялись атаковать караван. После нескольких минут схватки с мясистыми ветвями Босков, который ехал следом за императором, крикнул одному из подчиненных:
  - Дзерьх! Давай дзерьх!
  Затем обратился к императору:
  - Ваше Величество, оденьте, пожалуйста, наушники.
  Ому огляделся и нашел их привязанными к седлу. Надел и посмотрел на Боскова. Тот кивнул, сам нацепил наушники и что-то крикнул. Император не слышал ни того, что крикнул майор, ни того звука, который раздался следом, он лишь заметил небольшое кольцо в руке одного из своих телохранителей и, когда перевел взгляд на пустыню, удивился, с какой скоростью разбежались их недавние паразиты.
  Под звуки загадочного дзерьха караван дошел до каменного плато. Судя по тому, как спокойно продолжали движение пузыри, становилось очевидным, что на них звуки этого самого дзерьха никакого воздействия не оказывают. Когда достигли плато, которое образовывала единая, скользкая, каменная плита, тянувшаяся метров на двести вперед, телохранитель спрятал свое звуковое оружие в карман. Здесь уже не было ни дрантилл, ни рытвиниц. Сплошной камень, черный, как слюда. Сняли наушники. Босков сказал:
  - Мы провели здесь порядка семи лет, пока дожидались Вашего возвращения. Но до сих пор мир планеты Сангар во многом остается для нас загадкой. Мэр "Даккры-56" надеется, что Ваше присутствие многое прояснит...
  Эта реплика пришлась Ому не по душе, несмотря на то, что он, конечно, понимал - Виктор Котт не зря вызвался помочь императорской семье из Наго и спас последнего представителя этой династии. Скорее всего, интерес землян представляли некие ископаемые планеты Сангар. Возможно людские ресурсы. А вероятно и то и другое.
  - Чем же богата моя планета? - спросил как можно небрежнее император.
  Босков задумался.
  - Пожалуй, лишь богатой флорой и фауной, - отозвался, наконец, он. - Когда-нибудь Вы откроете здесь для землян грандиозный ботанический сад или зоопарк. Если, конечно, пожелаете, - поспешил он добавить.
  "Хитрят, - подумал император. - Определенно хитрят".
  Караван продолжал свой путь. Вокруг лежала зеленая растительная масса, словно заброшенная сеть, свитая из лиан. Под брюхами пузырей шуршали камешки на широких плитах. По словам майора Боскова, это были плиты дороги, которая тысячи лет назад была проложена местными жителями в краю Говорящих болот. С одного края эта дорога упиралась в каменное плато, а с другой подходила к самому Наго.
  - Стоп! - крикнул один из телохранителей - эхолокационный наводчик. Караван замер. Даже безмозглые пузыри почувствовали тревогу и тяжело засопели.
  Трое землян спрыгнули со своих пузырей и подбежали к императору.
  - Северо-восток, - сказал им Босков.
  Телохранители повернулись в нужном направлении лицом к болоту, склонились к земле и выставили перед собой длинные пики, генерирующие электрический разряд.
  - Приблизительно две особи, - крикнул им наводчик. - Не крупные. Идут на минимальном расстоянии друг от друга. Северо-северо-восток.
  Пики слегка сдвинулись влево.
  - Идеальная мишень! - шепнул чей-то голос.
  Послышался шум. Перед телохранителями заколыхались ветви, затрещали лианы.
  В следующий момент император Ому увидел двух странных животных с вытянутыми мордами. Шерсть покрывала их тела за исключением хищных морд и лап - хрупких, очень похожих на человеческие. Два зверя не успели появиться на каменной дороге, как тут же нырнули обратно в заросли, вынудив землян чуть податься вперед.
  Вдруг наводчик вскрикнул. Самый массивный пузырь, на котором восседал император, взвыл и моментально захлопнул створки своих некогда могучих крыльев. Ому вновь оказался в узком, но безопасном укрытии. О крыло что-то ударило. Пузырь дернулся, но продолжал лежать на месте.
  Какой-то нестройный гул послышался из-за спины. Четкие команды майора Боскова. Выкрики наводчика: "Запад! Запад!" Неприятный треск разрядов. Очень неприятный, от которого волоски на теле встают дыбом. Чьи-то вопли. Шорох болотной сельвы.
  Все продолжалось минут пять. Император ничего не видел, окруженный со всех сторон крыльями пузыря.
  Когда убежище Ому затрещало и распалось, он увидел стоящих на земле телохранителей, раздающего поручения майора и тело убитого зверя.
  Босков подошел к императору и махнул в сторону зарослей:
  - Хотели нас отвлечь теми двумя тварями, а сами напали с обратной стороны. Но им ничего не удалось. Только потеряли одного из своих.
  - А что это? - спросил озадаченно Ому.
  На холодном камне лежала туша животного. Оскаленная пасть, ввалившиеся глазницы и практически человеческие лапы.
  - Должен сказать, что эти животные появились на планете сравнительно недавно.
  - После восстания? - спросил император.
  Майор кивнул.
  - У нас есть на этот счет некоторые догадки, - шепнул Босков. - Подробнее я расскажу Вам о них в императорском дворце.
  
  
  В Наго въезжали уже в сумерках.
  Столица Сангарийской империи показалась Ому россыпью гигантских муравейников: четыре холма, на которых стоял город, были буквально вдоль и поперек изрыты некими подобиями нор. А может это и были самые настоящие норы. Ому не мог точно определить, ведь он ровным счетом ничего не знал ни о быте сангарийцев, ни об их культуре. "Вот тебе и император! - сокрушенно думал Ому. - С чего же я начну, раз ничего не знаю? Наверное, у них есть подобие земных библиотек".
  Императорский дворец возвышался на одном из холмов. Два его своеобразных минарета были главной доминантой всего Наго. Со стороны дворец походил на упавший сюда с неба огромный метеорит.
  У парадного входа, по обе стороны от которого светились неоновые шары, императора встретил весь штат дворцовой прислуги. Когда Ому помогли слезть с пузыря, он подошел вплотную к своим землякам - сейчас он впервые видел настоящих сангарийцев так близко. Завидев своего императора, те упали к его ногам и что-то запричитали. Послышались крики и восклицания. Сколько не предлагал им Ому подняться на ноги, они так и не послушали.
  - Невероятно, - восхищенно зашептал из-за плеча Босков. - Прежнего императора они почитали, но... Они... они признали Вас.
  Польщенный и в то же время смущенный таким приемом, император прошел в свои покои. Здесь он потревожил двух сангарийцев, которые делали последние приготовления. У обоих из них лица и тела были покрыты замысловатыми татуировками, причем лица буквально обезображены глубокими шрамами и неограниченным использованием различных красителей.
  Как только двое зазевавшихся сангарийцев увидели императора, они с криками, - не то восторга, не то испуга! - бросились на пол. Поднять их на ноги, также оказалось делом безнадежным.
  Майор Босков отдал своим заместителям необходимые указания: увеличенный мэром "Даккры-56" контингент телохранителей мог контролировать исключительно все подходы ко дворцу. Помимо видеонаблюдения за всеми помещениями и сопредельными территориями, Босков расставил в эту ночь своих людей в основных артериях дворца. Трое телохранителей были специально выделены для охраны самих покоев императора. Рядом с комнатой, в которой располагалось ложе Ому, находилась скромная коморка, которую занял сам майор Босков.
  - Ты хотел мне что-то сказать, - напомнил Ому начальнику землян, расстроенный тем, что так и не смог в первый день пребывания на родине пообщаться ни с одним сангарийцем.
  - Ваше Величество, Вы, наверное, устали с дороги... - казалось, майор еще находится под впечатлением встречи императора слугами.
  - Ладно, не тяни! - отмахнулся император. - Выкладывай!
  - Придется пройтись, - понизил голос Босков. Увидев удивленный взгляд Ому, добавил. - Здесь недалеко. В подземелье.
  У входа на лестницу, которая вела в подземелье, также дежурил один из телохранителей императора. В подземелье царила ужасная сырость. Кроме того, невыносимо воняло каким-то странным едким запахом. Начальник охраны и император вошли в небольшое помещение. Здесь, по всей видимости, и располагался источник этого неприятного запаха.
  - Это протек замораживатель, - пояснил Босков. - Сегодня же ночью все поправим.
  У дальней стены, в свете неоновых шаров стояли два аквариума, высоких, метра по два высотой каждый. Внутри них висело два тела. Золотая кожа, лысые черепа, тонкие руки и кисти. Ому подошел к ним вплотную и некоторое время не мог понять, что же его так смущает в этих замороженных экспонатах подземелья.
  Понимание пришло быстро.
  Обожгло, всколыхнуло...
  "Что за фокусы!"
  Оба сангарийца были точными копиями императора.
  - Этих двух мы убили во время облета дальних поселений Вашей империи, - сказал майор. - Ни с чем подобным мы ранее не сталкивались. Правда, мы не видели Вашу императорскую семью семь лет назад. Тогда мы прибыли на сигнал бедствия и нашли лишь Вас вместе с горсткой слуг. Но мы даже не рассматриваем той возможности, что отпрыски императорского рода каким-то чудом объявились на периферии империи. Согласитесь, это маловероятно. К тому же точные двойники!
  Ому не мог оторвать взгляда от замороженных юношей.
  - Более правдоподобной нам кажется версия заговора, - продолжил Босков. - Возможно, в Вашей империи объявилась некая сила, которая намерена заменить Вас на альтернативного императора. Вероятно, идея двойников как-то увязана с мировоззрением сангарийцев. Они считают императора живым Богом. Возможно, они знают, каким он должен быть, и чем он должен отличаться от остальных людей.
  - Одни догадки! - покачал головой Ому. - Отчего же вы за семь долгих лет не выяснили этого?
  - Слишком сильны родственные связи, - отозвался майор. - Ни малейших шансов для шпионажа. Наших же шпионов они каким-то образом чуют за версту. Даже голографических. Ну а их норы... Это сущий ад! Попасть туда без проводника и что-либо найти, просто нереально.
  
  
  Перед сном в императорские покои вошел слуга. Пытаясь согнуться как можно ниже, он принес небольшого пузыря, красного и вялого, и несколько сушеных листьев неизвестного растения. Ому побоялся вставать с постели и пугать своего слугу; вдруг еще упадет на колени и поднос грохнет об пол. Прибежит охрана, кутерьма начнется. Ну его!
  Однако желание заговорить, расспросить сангарийца о его жизни, нестерпимо жгло. Ому сел в постели, принял поднос и спросил:
  - Что волнует мой народ, слуга?
  Сангариец тут же грохнулся на пол и запричитал, что народ Сангарийской империи волнует единственно одно - благоденствование их светила, их живого Бога, их императора.
  - Что за напасть! - буркнул себе под нос Ому. - Ступай!
  Слуга чуть ли не до самой двери полз на четвереньках, затем быстро поднялся на ноги и выскочил вон.
  "Да уж, мои предшественники, судя по всему, перестарались", - печально усмехнулся Ому. Он вновь вернулся в мыслях к своим двойникам. Теперь стало очевидным то, что земляне опасаются повторной попытки переворота. Некая секта, необъяснимые фокусы с двойниками... Их шпионы ничего не смогли выяснить. Их император-голограмма был ни чем иным, как чужаком для сангарийцев. В такой ситуации Виктор Котт был вынужден сделать какой-то упреждающий шаг. И он вернул императора на свое законное место. "Ждет восстания? Возможно. Не зря же он усилил мне охрану. О каких-то мерах я, наверное, даже и не догадываюсь. Следующим шагом, скорее всего, будет перевод комплекса с планеты. Вряд ли эта неизвестная секта затеет переворот под носом у землян, зная, что те на стороне императорской семьи".
  Ому повертел в руках красного пузыря, который что-то бормотал. И отчего он такой красный?
  "Но они ждут. Мэр не дал приказа улетать. Значит, они ждут чего-то от меня самого. Возможно, проницательный Котт надеется, что я, истинный сангариец, решу эту задачку с двойниками и сектами быстрее и эффективнее, нежели его земляне".
  ...Пузырь оказался красным и сонным от вина, которое он хранил в своем животе, как в бутылке. Вино оказалось недурственным и помогло уснуть.
  
  
  Утром император Ому решил обследовать свой дворец в поисках библиотеки. Он надеялся найти здесь некое хранилище информации, опыта, накопленного многими поколениями сангарийцев. Однако ничего подобного в его дворце не было.
  Эта новость заставила императора вновь задуматься над целесообразностью его возвращения на престол. Он был оторван от культуры, воспитан в среде чуждых Сангару землян. Те же библиотеки. Он ищет их там, где, возможно, их не было и в помине. Он мыслит уже не как сангариец, а как землянин.
  За этими невеселыми думами его застал начальник охраны.
  - Ваше Величество, должен Вам сообщить...Наши дозорные несколько минут назад поймали необычное создание. То ли птица такая, то ли зверь...
  
  
  Пойманную тварь земляне внесли во дворец с черного хода в большой клетке. Сама клетка была накрыта материей, из-под которой доносилось булькание.
  - Несите в серый зал! - приказал император.
  Четверо телохранителей поставили клетку на пол. Ому и Босков с нетерпением махнули руками, мол, сдерните уже, наконец, эту тряпку. Один из носильщиков взялся за край толстого покрывала и дернул на себя.
  За толстыми решетками сидело уродливое создание: ноги были неестественно скрюченными, словно пропущенными через мясорубку, тело короткое, плотное, - с таким вряд ли полетаешь! - руки или вроде как крылья отличались силой, мощью, обладали рельефными мускулами. То, что представляла из себя голова, сложно было понять. Череп словно был покрыт некой чужеродной костью, словно голова этого создания влезла внутрь чьего-то черепа и поселилась там навсегда. Сейчас извлечь реального носителя наружу можно лишь одним путем - расколоть внешний череп. А если все это одна кость? Расколоть череп, который кажется на первый взгляд чужеродным, значит, в таком случае, размозжить несчастному созданию голову.
  Карлик-птица завертел головой, что-то побулькал, затем уставился на императора и истошно завопил. Прежде чем телохранители успели накинуть покрывало на клетку, создание рухнуло без чувств.
  - Да что же они меня так все боятся?! - в сердцах выкрикнул Ому.
  Все промолчали.
  Император направился к выходу.
  - Эй! - крикнул слугам.
  Но как только двое из них подбежали к дверям серого зала, тут же упали на пол.
  - Господи! Майор!
  Ому скрылся внутри зала. Босков вышел к слугам.
  - Пригласите одного из них. Через закрытую материей клетку он без труда определит, что там, - приказал император.
  Майор взял одного из слуг, подвел к клетке, по обеим сторонам которой продолжали стоять телохранители. Внутри клетки царила тишина.
  - Скажите нам, что там находится?
  Слуга внимательно посмотрел на клетку, затем на Боскова и сказал:
  - Там сангариец... Мертвый...
  - Не может быть! - вскрикнул начальник охраны. - Он что, умер? Проверьте!
  Подчиненные сорвали ткань, - карлик-птица лежал в прежней позе, - один из землян просунул руку сквозь прутья и приложил два пальца к артерии. Выразительно посмотрел на Боскова.
  - Идите! - кивнул тот сангарийцу.
  Император все это время прятался в отдаленном затемненном углу зала. Когда сангариец вышел, он вновь приблизился к майору.
  - Вы говорили, что у них повышенная чувствительность, - сказал он. - Если они ваши голограммы лузгают как семечки, значит, и в данном случае легко определяют, что перед ними за существо.
  - Если позволите...? - потер подбородок Босков.
  - Да, да! Говорите!
  - Это существо... результат секретных опытов... по созданию Бога и соответственно Вашего двойника...
  Ому задумался. Затем спросил, не глядя на землянина:
  - Вы думаете, эту догадку подтверждают и странные твари на Говорящих болотах? Это все побочные эффекты опытов на сангарийцах?
  - Думаю, да, - согласился Босков. - Эта версия кажется мне наиболее правдоподобной.
  Император подошел к клетке, затем несколько секунд разглядывал лежащее тело урода.
  - Завесьте! - вдруг приказал он. Телохранители послушались.
  Ому отошел на два шага назад и застыл перед клеткой. Молчание продолжалось почти минуту. Затем он повернулся к Боскову:
  - Я начинаю ощущать. Но слабо, отрывочно. Мне еще не вернулись мои способности, которыми обладает каждый сангариец. Оторванность от моей планеты замедлила мой рост, снизила проницательность. И мало ли какие еще функции моего организма она блокировала, - спустя несколько секунд добавил. - Я смогу помочь вам, но позже, когда ко мне вернется большая часть моих способностей.
  
  
  В ближайшие несколько дней Ому бродил по своему дворцу. Частенько поднимался по узкой крученой лестнице на башенку минарета и смотрел оттуда на город, в котором испокон веков жили его предки. Здесь он провожал очередной день и спешил встретить новый.
  Ому мог по несколько часов наблюдать за жизнью, кишащей на узких улочках Наго. Как только выглядывала звезда Иэ, миллионы нор в холмах раскрывались, выпуская наружу своих обитателей. В последние два дня сутолока на улочках Наго заметно усилилась. Отсюда, с высоты минарета, сангарийцы казались Ому какими-то причудливыми, настырными насекомыми, спешащими по своим делам.
  Забытые воспоминания возвращались медленно, с некоторым трудом. Но с каждым днем император словно бы приходил в себя от долгой спячки. Иерархия... Секты... Ислоты... Ожары... Новые понятия возвращались откуда-то из закромов памяти. А, возможно, приходили извне, из некоего общего сосуда знаний, который питает всех сангарийцев. "Еще немного, - думал он. - И все станет мне ясным и понятным".
  ...В тот день он стоял на крохотной площадке минарета, ловил золотой кожей ласковые лучи звезды Иэ. И вдруг он понял, что скоро за ним придут, совсем скоро. И нужно торопиться.
  Словно вспомнил о забытой договоренности. Неожиданно, даже сам присвистнул.
  Сбежал вниз. В своих покоях оделся для выхода в город. Затем направился к выходу из дворца.
  - Куда Вы, Ваше Величество? - засуетился майор Босков.
  - Меня ждут, - ответил Ому.
  - Без нашей охраны Вам никуда нельзя...
  Император молча подошел к широким воротам, приказал слугам их открыть. Когда Ому увидел за воротами небольшую процессию, он улыбнулся про себя: "Я начинаю возрождаться".
  Босков бросил свирепый взгляд на одного из телохранителей.
  - Они только что прибыли. Мы даже и сообщить не успели, - ответил тот.
  Майор посмотрел на императора. Черты его лица смягчились, он еле заметно кивнул.
  - Ваше Величество, к Вам возвращаются способности.
  - Да, я это чувствую, - ответил Ому. - Если вы хотите, чтобы я вам помог, то не сопровождайте меня. Со мной ничего не случится.
  
  
  Улицы Наго опустели. Граждане Сангарийской империи почитали своего императора как живого Бога, но и боялись его не меньше, чем реального обитателя небес.
  Процессия состояла из десяти-двенадцати пузырей. Сам император Ому ехал в центре, на самом крупном пузыре. Рядом с ним находились охранники - сангарийцы, чьи грудь и ноги были покрыты металлическими платинами. В остальной свите были совершенно разные граждане империи, в необычных одеяниях, с пугающими обезображенными лицами. За время пути Ому смог выделить три вида сангарийцев: одни были покрыты татуировкой, другие - также лысые, но с деформировавшейся кожей, растекшейся по всему лицу, словно плавленый сыр, третьи - с копнами густых волос, из под которых выглядывала обуглившаяся кожа.
  Ислоты... Ожары... Секты... Прощание... День Прощания...
  Император вздрогнул. Что еще за День Прощания? Воспоминания приходили, но не сразу все и очень хаотические.
  Процессия неожиданно нырнула в один из туннелей. Теперь дорога пролегала под землей, в чреве одного из холмов Наго. По обе стороны мелькали повороты, закутки. То там, то тут вспыхивали маленькие огоньки. И тут же гасли.
  Под землей пузыри двигались значительно быстрее. Ому вовсе не ожидал от них такой прыти. А сейчас легкий ветерок даже обдувал его неприкрытую голову. Видимо, это была родная стихия пузатых созданий.
  Вскоре, после приблизительно получаса езды, процессия замедлила ход, вынырнула в большом сводчатом зале и остановилась.
  Зал... Секты... Совещания... Законы...
  Император спустился на каменный пол по спинам слуг. Огляделся. Большой, просторный зал с высоким, неразличимым во мраке куполом. В центре небольшая площадка. Вокруг своего рода амфитеатр, высеченный из камня, древний, почти первобытный.
  Сейчас весь он был занят сангарийцами. Это сооружения не имели ничего вроде трибун, так, чтобы император мог видеть, как его почитают граждане Сангара, прижавшиеся лбами к земле. Покрытый татуировкой человек, видимо знатный, в широких одеждах, согнулся перед Ому в три погибели. Император вдруг понял, что это секретарь сектаната. Через мгновение он услышал его голос:
  - Сектанат Сангара присягает тебе на верность, наш император. Мы молились небу и звезде Иэ о Вашем скорейшем возвращении. И наши молитвы были услышаны. С Вашим возращением прекратилась эпоха царствования чужеродных.
  Все согласно зашумели.
  - Сектанат имеет несколько позиций, которые требуют Вашего решения...
  Вдруг Ому осознал, что уже знает эти позиции, эти проблемы. Начинать ли войну против пришельцев? Распространить ли привилегии атуиров на две прочие секты - ислотов и ожаров? Разрешить ли заселение пятого холма Наго? Брать ли налог с продавцов сушеных бабочек? Как возмещать ущерб сангарийцу, чей дом съел пузырь - молоком, которое пузырь после этого дал или золотом хозяина существа?
  С неожиданной легкостью император вынес свой вердикт по всем этим позициям. Он словно бы знал уже эти проблемы и некогда думал об их решении. Или думала некая сила, которая вкладывает сейчас ответы в голову Ому? Император не знал. Он итак был ошарашен всем происходящим.
  - И Вы, Ваше Величество, должны назначить дату Дня Прощания с Богом, - сказал секретарь сектаната.
  Вот он! День Прощания. День Прощания с Богом. Что же это такое?
  - Послезавтра, - сказал Ому, сам от себя такой прыти не ожидая. Взял и решил. Не совсем поняв даже, что же это за День такой...
  
  
  - Это опасно, Ваше Величество! - Босков был встревожен. Он уже несколько раз просил сделать запрос на "Даккру-56", но император сомневался, возможно, не был готов к разговору с мэром. - Безрассудство, Ваше Величество. Что может означать этот ритуал? "Прощание с Богом?" Может, они собрались с Вами прощаться?! Принести Вас в жертву?! Кто его знает!
  - Чушь! - отозвался Ому.
  Они стояли на площадке минарета и смотрели на засыпающий город.
  - За один визит в сектанат я многое узнал о своем народе, - сказал сангариец. - Теперь я точно знаю, что здесь существует три секты - атуиры, ислоты и ожары. Самая крупная и могущественная - атуиры. Они, кстати, служат и у меня во дворце. Их легко отличить по телам, покрытым татуировкой. Другие сангарийцы весьма своеобразны и не столь привлекательны.
  - Давайте все же запросим совета на "Даккре-56", - в который раз предложил Босков.
  Императору было неприятно столь тесное попечительство.
  - Вы лишь помогаете мне решать проблемы. Таков был уговор, - сказал он резко.
  Майор замолчал.
  - Я во что бы то ни стало должен узнать, что же такое День Прощания с Богом. Я уверен, что это ключ к пониманию всей культуры планеты Сангар, - бросил взгляд на землянина. - Этот день даст ответы на все вопросы.
  Босков продолжал молчать. Император ободряюще похлопал его по плечу:
  - Ну ладно, майор. Давайте свяжемся с Виктором. Интересно, что он об этом думает.
  Землянин оживился, быстро вызвал наводчика, который организовал им связь с городом-странником.
  Виктор Котт выглядел уставшим и грустным. Его что-то тяготило, и это легко читалось на лице.
  - Поддержка с воздуха может обеспечить некоторую безопасность... - тараторил Босков.
  - Остановитесь, майор, - прервал его мэр. - Императору необходимо узнать свой народ. Каким бы он ни был.
  Босков чуть было язык не проглотил. Так, широко раскрытыми глазами и уставился на голограмму мэра.
  - Я не возражаю, - сказал тихо Котт. - Император сам вправе решать этот вопрос.
  Ому испытал двоякое чувство после запроса. С одной стороны, он был удовлетворен тем, что земляне не вторгаются в решение внутренних вопросов Сангара. С другой, его пугало безразличие к его судьбе, к судьбе продолжателя рода. Возможно, Ому на самом деле шел на смерть, а Виктор Котт лишь потирал руки и следил за тем, кто ухватит наживку, с кем потом бороться, на кого насылать боевые патрули с шаровыми пушками. "Неужели земляне видят во мне лишь приманку для этой самой "некой силы"? - думал император. - У них есть мой сын, который в случае чего продолжит род. А я... Я помогу им найти и уничтожить лагерь повстанцев, которые мечтают создать своего Бога. Вот вам и все решение".
  Но теперь уже отказаться от своего слова Ому не мог. После одобрения мэром отказ императора мог расцениваться не иначе, как трусость. Он сам настоял. Значит, теперь ему и расхлебывать.
  
  
  На этот раз процессия пузырей была куда представительнее. Все пространство перед императорским дворцом было заполнено всадниками. Множество охранников с металлическими пластинами, какие-то атуиры в высоких колпаках из сушеной кожи шилл, ожары нацепили на сей раз разноцветные парики, скрывающие их уродство, ислоты раскрасили расплывчатые лица какими-то красками и обернули вокруг шей синие меха каких-то неизвестных Ому животных.
  Процессия двинулась по тому же пути, по которому императора отвозили несколько дней назад в сектанат. Возможно, этот ритуал пройдет в том же помещении, что и заседание сектаната.
  Все улочки были запружены всадниками. Пузыри недовольно ворчали, что-то чавкали. То тут, то там всадники покрикивали, подгоняя, пристраиваясь к процессии.
  Ушли под землю. Скорость вновь увеличилась. Ому крутил головой. Он начинал понимать, что великолепно знает все эти ходы. Все они строились при его прадедах, прапрадедах. И теперь Ому получал все необходимые знания об этих путях. Все эти знания, наподобие воспоминаний всплывали в его мозгу, аккуратно раскладывались по полочкам. Вот и еще один пробел заполнен, и еще... Какое-то безумство, небывалое возбуждение наполняло Ому. Его познание о цивилизации Сангара бесконечно обновлялось. И он был уверен, что совсем скоро он узнает, что такое День Прощания с Богом. А узнав это, он был уверен, ему раскроется и вся суть жизни на его родине.
  Пронеслись мимо амфитеатра сектаната. "День Прощания не проводится в сектанате", - мелькнуло в голове. Ому улыбнулся своим новым мыслям, приходящим извне.
  Процессия летела и летела, набирая скорость. Мелькали переходы, тоннели, неверные огоньки... Они скоро будут на месте, совсем скоро...
  В какой-то момент императора охватила паника. Он вспомнил предостережения Боскова. И в самом деле, агнец на заклание. Сам отправился на свою смерть. В любом случае, остался его сын - Ирабу продолжит императорский род. А если и с ним что-либо случится, то, видимо, такова судьба, таков путь развития цивилизации Сангара, и тут уж землянам со всей их техникой и мощным вооружением ничего не поделать. При мысли о бессилии землян императору отчего-то стало весело. На смерть - значит на смерть!
  Наконец вся огромная процессия влилась в сеть подземных пещер, из которых попала в гигантскую нишу. Этот грот, по всей видимости, был естественного происхождения. Он значительно превосходил по размерам зал для заседаний сектаната.
  Большая его часть была погружена во мрак, и лишь яркий круг света главенствовал в центре грота. Многочисленные участники действа ворочались в темноте, стараясь встать поплотнее. Кругом ворчали пузыри. Императора подвезли к яркому кругу, залитому светом звезды Иэ. Ее свет падал из отверстия в своде грота. Удивительным было, как этот луч остается настолько плотным. Возможно, используются некие кристаллы?
  Но вскоре это перестало занимать императора. Он уселся на каменный трон - ужасно неудобный, хоть и покрытый шкурами каких-то животных для мягкости. В воздухе распространился ярко выраженный травяной аромат. Какие-то голоса запели - заунывно, циклично повторяя одни и те же непереводимые слова молитвы. "Сейчас начнется, - думал Ому. - Сейчас... И я все пойму..."
  На мгновение песня прервалась. И когда в круге света звезды Иэ показалось несколько десятков двойников императора, он все понял...
  
  
  Мэр Виктор Котт все также сидел в своем глубоком кресле, задумчиво обсасывал крылья сушеных бабочек и не сводил глаз со своего гостя. Император Ому был подавлен. Его глаза воспалились, веки опухли от бессонной ночи. Чуть позади сангарийца стоял майор Босков, уставившись в пол перед собой.
  - Не было никаких заговоров, - тихо говорил Ому. - Не было той силы, которая намерена совершить повторный переворот. И никаких опытов никто не ставил. Какое безумство! И самое ужасное, что я не могу этого принять. Я не могу принять культуры своего народа...
  - Но ведь все это - дело рук самой императорской семьи, если я не ошибаюсь, - заметил мэр. Ому кивнул. - Значит, и обратный ход закону может дать императорская семья. Конечно, не сразу, не разом все перечеркнуть. Но...
  - Да, думаю, со временем эта традиция уйдет в прошлое, - согласился император. - Но ведь она появилась не на пустом месте. Если все сангарийцы - гермафродиты и похожи друг на друга, как две капли воды, то кому же из них быть Богом? Кому править? Более того, моя цивилизация не имеет письменности, не имеет никаких носителей информации. Есть прародина всех сангарийцев - планета Сангар. Именно сама планета является носителем информации и передает ее своим детям. То есть, на Сангаре нет более опытных людей, нет более мудрых. Все равны, имея единый мозговой ресурс, к помощи которого можно прибегнуть в любой момент. Как же из них выбрать одного императора, достойного? И избежать несогласий и волнений?
  Виктор Котт был спокоен. Он лишь задумчиво сказал:
  - Планета-мать. А сангарийцы - ее дети. Да вы самые настоящие братья! И кто лучший из братьев вам никто не скажет. Тем более мать...
  - День Прощания с Богом виделся императорской семье единственным выходом из тупика. Лишь семья императора могла иметь чистое лицо, быть Богами. Остальные же, чтобы не претендовать на власть, должны были уродовать себя. Так и появились атуиры, которые полосовали себя шрамами и татуировками. И ислоты, которые для того, чтобы перестать быть копиями Бога, обливали себя кислотой. И ожары, которые попросту сжигали свои лица огнем. После провалившегося восстания появились так называемые радикалы, которые ушли из городов и пытались кардинально изменить свою внешность, чтобы перестать быть детьми Сангара. Они сажали младенцев в ящики, одевали на их детские головки черепа умерших животных. Так и появились странные карлики-птицы, человекоподобные волки и прочая мерзость. Причем, большая часть этих несчастных людей так и осталась неудавшимся экспериментом, не способным получать силу от праматери-планеты, и оттого диким и безмозглым.
  - Задачка не из легких, - кивнул мэр. - Но Вам, Ваше величество, рано или поздно все равно пришлось бы взяться за ее решение... - он немного помолчал, затем продолжил. - Именно поэтому я и согласился на Вашу поездку на этот самый День Прощания. Вы, наверное, приняли меня за настоящего рыбака, закидывающего наживку. Вовсе нет. Дело в том, что я уже начинал догадываться о некой тайне планеты Сангар, тайне ее детей. Вы, по сути, подтвердили мою догадку.
  Император Ому и Босков с удивлением посмотрели на мэра города-странника.
  - Войдите, принц Ирабу! - повысил голос Котт.
  В комнату вошел молодой юноша. Золотая кожа, лысый череп, сам - изящный и хрупкий. Со стороны он был точной копией отца, императора планеты Сангар.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"