Хотеев Ярослав Игоревич: другие произведения.

Жизнь после смерти.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
   О боже мой, боже мой! Боже, останови мои слезы. Зачем они льются...
   Я не хочу больше плакать... Но слезы... слезы льются.
   Соленая вода размывает все вокруг. Нежная ткань платка впитала слезы. Наконец сумела открыть глаза.
   Рамка... Рамка из стекла. О боже дай сил не заплакать. Дай увидеть его лицо сухими глазами.
   Прекрасен. Как всегда прекрасен. Гордо вздернутый подбородок, черные грозны брови. Как не довольно он их смыкал, когда я плакала... Я бы все отдала чтоб увидеть, как он еще раз нахмурится. А эти темно-карие глаза... теплый уютный цвет. Короткий носик... Густые каштановые волосы до самых плеч... Да он именно прекрасен. А рядом я. Счастливая до безумия...
   Я хочу вернуть те дни. Я не хочу его терять...
   Слезы опять полились. Бесполезно их останавливать, пускай, с ними уходит и мое горе.
   Мама сказала, что лучше выбросить все вещи, которые напоминают о нем... Если бы я осмелюсь, то в комнате останутся только стены. Но я не смогу. Не сейчас и никогда. Как я могу выбросить свою жизнь? Как я могу выкинуть его свитер? Как-то раз он забыл его у меня, а потом никак не мог забрать.
   Сейчас, о боже, этот свитер все еще пахнет им.
   Нежно взяла свитер и прижала к лицу. Да этот самый запах. Легкий аромат одеколона, но он ничто с его запахом.
  Постояв в нерешительности, я все же надела свитер поверх прогулочного платья.
   Нет, мама... я буду хранить его до конца жизни.
  - Анита! - раздался голос мамы. - Тебя хотят видеть.
  Я вышла из комнаты. В гостиной сидел человек в форме. О да, я узнала его.
  - Чем обязана? - холодно поинтересовалась я.
  - Мадмуазель Анита, я пришел выразить свои соболезнования вашему горю, - с этими словами человек в форме коротко поклонился.
  Мама понимающе кивала.
  - Оставьте их при себе, - спокойно попросила я.
  - Что? - не понял военный.
  - Свои соболезнования... оставьте их при себе.
  - Анита! - гневно возмутилась Мама.
  Холодно посмотрела на мать.
  - Мама неужели вы не узнаете его? Именно этот военный вручил Ричарду конверт с призывом на войну, с которой он не вернулся! - самообладание чуть было не покинуло меня. Мать не увидит слез.
  - Анита! Сейчас же извинись! - приказала мама.
  - Не нужно мадам, - остановил ее военный. - Мадмуазель Анита, вы вините в смерти Ричарда меня? Неужели вы думаете, что я по собственной прихоти вручил ему конверт? Вы думаете, я виноват в его смерти?
  Я молчала. Он продолжал.
  - Я его не убивал. И передал конверт по приказу. Не смотря на ваше горе, я все же скажу. Нужно быть чертовски неуклюжим, чтоб умереть при первом же наступлении противника, на хорошо охраняемую крепость.
  Холод пронзил меня с головы до ног.
  - Я сказал это только для того, мадмуазель Анита, чтобы поставить вас на место, - объяснял военный. - Горе случается со всеми. Но никому не дано право винить всех и вся в его совершении.
   На миг, меня охватило желание выцарапать наглецу глаза.
  - Я не знаю тех, кто призвал мое возлюбленного, я не знаю того, кто его убил. Но я знаю вас. И вы единственный, кого я могу обвинить в его смерти. А теперь прошу покинуть мой дом.
  Военный поднялся с дивана. Застегнул верхнюю пуговицу на мундире и молча направился к двери.
  - И Ричард умер как герой, - произнесла вдогонку я.
  Военный ухмыльнулся.
  - Вы там были?
  - Нет.
  - Тогда откуда вам знать это? - торжествующая улыбка играла на лице.
  - Я знаю, что герои умираю первыми. Вы же, как я вижу, все еще живы...
  Дверь закрылась с такой силой, что зашатались окна.
  Мама обескуражено проводила меня взглядом. Абсолютно невозмутимой я поднялась в комнату.
  Спрятав руки в широких рукавах свитера, села на кровать и обхватила колени. Плотина не выдержала и поток слез залил щеки.
  - Боже, останови мои слезы.
  
  - Ричард... ты поедешь? - мой неверящий голос переходит на крик.
  - Анита, это моя обязанность. Я должен, - ровный голос успокаивает.
  - Я знаю. Я понимаю. Но не хочу тебя отпускать...
  - Тебе придется...
  - Я знаю...
  - Ты сможешь ...
  - Знаю...
  - Все будет хорошо...
  - Знаю... боже Ричард, ты успокаиваешь меня так, будто это я еду на войну...
  Ричард обнял меня. Я прижалась к его плечу. Из глаз побежали слезы.
  - Почему ты плачешь? - удивился он.
  - Почему? Ты еще спрашиваешь?
  - Да! Почему ты плачешь? Ты что уже хоронишь меня? Я все лишь ухожу воевать...
  Я улыбнулась. Спешно вытерла слезы.
  - Извини Ричард... - прошептала я ему на ухо. - Я буду ждать тебя, мой герой...
  
  Ричард, мне плохо без тебя... зачем я одна? Зачем бог разлучил нас? Зачем... Я хочу к тебе... я хочу ... умереть...
  
  - Да пустите вы!
  Два крыла преградили путь неизвестному. Чьи-то руки обвили руками спину.
  - Нельзя. Еще слишком рано. Ты не можешь... - раздался голос с верху.
  - Вы что не понимаете? - незнакомец изо всех сил дернулся. - Она хочет покончить с собой! Как же вы можете спокойно смотреть! А ну пустите... демоны.
  Руки на спине разжались. Незнакомец споткнулся о чье-то крыло и упал. Что-то тяжелое уселось сверху. Ловко скрутили руки за спиной. На ногах затянули веревку.
  - Мы не можем тебя отпустить...
  - Демоны! - еще раз ругнулся незнакомец.
  
  Как-кап. Капает кровушка. Кап-кап. Уходит жизнь. Кап-кап... любимый я иду.
  Руки расслабленно лежат вдоль тела. Кровь заливает белоснежную простынь. На бледно лице счастливая улыбка.
  - Остановись! - голос настолько знакомый, и настолько яростный, что невольно вздрагиваю.
  Рядом со мной, на кровать присаживается Ричард. Густые черные брови недовольно сошлись на переносице.
  - Любимый...- шепчу я.
  Тяну к нему окровавленные руки.
  - Ты что придумала Анита? - возмущается Ричард. - Посмотри на свитер...
  Свитер испачкан в крови. В моих глазах появляется ужас. Его свитер... как я могла запачкать... дура!
  - Извини милый, я отстираю... не сердись... Ричард, слава богу, это и правда ты!
  Ричард встает с постели. Только сейчас я замечаю, что он одет в белые штаны и рубаху.
  - Анита, ты что вытворяешь? Зачем ведешь себя как глупенькая девочка?
  - Ричард... ты все же ... мертв... - последние слова чуть не вызвали слезы.
  - Да.
  - Значит это...
  - Это твой сон. Ты уже во сне грезишь покончить с собой. Не сомневаюсь, что, проснувшись, ты бы так и сделала!
  - Но мне плохо без тебя! Я просто не могу жить...
  - Можешь - прерывает он. - Должна.
  Я плачу. Он склоняется надо мной.
  - Анита, поверь. Есть жизнь после смерти.
  - Есть? Это что? Рай? Ад? Что после смерти?
  Ричард смеется.
  - Ты не поняла любимая. Есть жизнь после смерти. Я умер, но ты должна жить. Есть жизнь после моей смерти...
  - Ты шутишь?
  - Нет! Черт возьми, нет! Я умер, но ты продолжаешь жить. Так живи!
  - Но жить без тебя... я не смогу...
  - Должна смочь. Иначе... иначе потом... после... мы точно не сможем быть вместе. Самоубийство грех... И тогда не смогу уже и я...
  Раны на руках затягиваются.
  - Ты хочешь сказать...
  - Да. Именно. Мы обязательно встретимся.
  - А как я тебя узнаю... там?
  Ричард улыбается.
  - Когда ты будешь готова, я надену его, - с этими словами он берет свитер.
  - Я счастлива Ричард...
  - И я тоже Анита, а теперь просыпайся...
  Я оглядываюсь, словно ищу взглядом часы.
  - Нет, милый, еще нет.
  Мои губы касаются его губ. Сладкий поцелуй длился всего секунду.
   Со счастливой улыбкой я просыпаюсь. Свитер, сложенный на стул исчез...
  
  - Ричард! Ты знаешь, что тебе грозит? Чертов герой! Теперь тебя могут осудить на адские страдания.
  - Нет, сэр, не герой. Я всего лишь пытался избежать страданий, гораздо сильнее адских.
  
  
  Человек, сознательно лишивший себя жизни, обречен на вечные муки в аду, ибо бог дал жизнь, чтобы жить.
  


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"